Огнем и мечом. Россия между «польским орлом» и «шведским львом». 1512-1634 гг. (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Александр Путятин ОГНЕМ И МЕЧОМ РОССИЯ МЕЖДУ «ПОЛЬСКИМ ОРЛОМ»И «ШВЕДСКИМ ЛЬВОМ». 1512-1634 гг.

ВВЕДЕНИЕ

Нам трудно себе это представить, но Наполеон Бонапарт никогда не слышал о Столетней войне 1337—1453 годов. В то время, когда он жил, о ней не знали даже профессиональные историки. Это кажется странным только на первый взгляд. Правило «лицом к лицу — лица не увидать…» действует всякий раз, когда люди сталкиваются с по-настоящему масштабными вещами, фактами или действиями. А потому важнейшие исторические явления, как правило, проходят мимо их современников. Даже потомкам требуются целые столетия, чтобы осознать истинное значение некоторых военных и политических событий. Людям нужно время, чтобы вылезти из груды мелких фактов и, поднявшись над ними, увидеть переломные участки исторического ландшафта, подобно тому как горную гряду нам бывает легче рассмотреть из окна самолета, чем с любой из точек на ее поверхности.

До публикации в 1955 году «Истории Франции» Анри Мартена вековой англо-французский конфликт изучался по обе стороны Ламанша как серия из четырех отдельных войн. Первая из них датировалась 1337—1360 годами и носила название Эдвардианской. Вторая охватывала период с 1369 по 1389 год и именовалась Каролингской. Третья, Ланкастерская война, длилась с 1415 по 1428 год и была отмечена максимальными успехами английского оружия. Дальше шел Освободительный поход 1429—1453 годов. За это время французы отвоевали у англичан все спорные территории, кроме порта Кале[1].

Если строго подходить к терминологии, то Эдвардианскую войну и боевые действия, которые шли между Англией и Францией после 1369 года, нельзя считать единым военным конфликтом. В 1360—1369 годах между странами действовал мирный договор, подписанный в Бретиньи английским королем Эдуардом III и дофином Франции[2]. Объективности ради нужно заметить, что и 1453 год не был юридической датой окончания боевых действий. Ведь, прекратив сражаться, стороны в тот момент не смогли договориться о мире. Тридцать девять лет короткие вспышки военной активности сменялись длительными перемириями. И лишь 3 ноября 1492 года представители Англии и Франции подписали, наконец, Этапльский договор.

Так почему же во второй половине XIX века большинство европейских историков согласилось с тем, чтобы свести воедино несколько этапов многовекового англо-французского противостояния? И в чем причина выбора именно этих (1337—1453 годы) временных рамок Столетней войны? С давних пор жизнь племен, населявших территории современных Англии и Франции, текла по единому галло-римскому руслу. А после завоевания в 1066 году Английского королевства норманнским герцогом Вильгельмом эти страны сблизились еще больше. Таким образом, в период между 1066 и 1337 годами скорее можно говорить о единой англо-французской истории, чем об истории двух различных стран. К 1337 году на территории этого политического конгломерата образовалась пара королевских доменов, в каждом из которых установилось прямое монархическое правление. В Англии и Иль-де-Франс рыцари приносили присягу не только вышестоящему феодалу, но и верховному сюзерену — королю. И в первую очередь они обязались хранить верность государю, а уже потом — синьору. В остальных же графствах и герцогствах продолжало действовать старое феодальное правило: «Вассал моего вассала — не мой вассал».

А поскольку эта «спорная» территория формально принадлежала французскому королю, то начавшаяся централизация поставила его английского соперника перед выбором: уступить коллеге все свои континентальные владения или предъявить претензии на французскую корону. Но первый вариант означал потерю громадных пространств, приносящих в казну больше половины доходов. Естественно, идти на такие жертвы властители Англии не хотели. В то же время сюзерены Франции не имели возможности подчинить своей власти земли полусамостоятельных графов и герцогов до тех пор, пока на территории страны существовал «второй центр притяжения» — владения, тяготеющие к английской короне.

Именно такое положение, при котором оба правящих дома претендуют на один и тот же титул и титул этот не является для них пустым звуком, а означает право контроля над огромными территориями, привело к столь длительному и напряженному конфликту. Подобная политическая ситуация препятствовала заключению сколько-нибудь прочного мира до тех пор, пока спорная корона ни будет фактически закреплена за одним из правящих домов. Таким образом, в течение всего периода 1337—1453 годов юридические претензии английских королей на французский трон, а равно и французские посягательства на владение Аквитанией и прочими землями, управляемыми из Лондона, делали невозможным достижение компромисса.

Британские власти раньше французских начали переход от феодального ополчения к профессиональной армии. Английские полководцы лучше своих континентальных коллег умели использовать сильные стороны войск «нового строя» и современных систем вооружения в условиях непрерывно идущей войны. Неудивительно, что они долгое время побеждали армии противника и занимали одно графство за другим.

И только когда французы почувствовали в англичанах ненавистных чужаков, а война превратилась из феодальной в национально-освободительную, счастье отвернулось от Британии… Народная армия под руководством Жанны д'Арк начала отвоевывать захваченные оккупантами графства. В 1429 году ее войска сняли осаду Орлеана. После этого французские полководцы отбивали у врага город за городом, провинцию за провинцией, пока в 1453 году ни капитулировал последний из крупных английских отрядов — гарнизон крепости Бордо. С этого момента усилия французской короны сосредоточились на борьбе с герцогами Бургундскими и другими «суверенными принцами» страны. Именно поэтому боевые действия после 1453 года английские и французские историки исключают из состава Столетней войны.

Итак, подведем итоги…

Принятие в 1337 году английским монархом Эдуардом III титула короля Франции ознаменовало кардинальную перемену в отношениях между двумя странами. Исчезли условия для политических компромиссов. Плантагенеты не оставили выбора династии Валуа. Теперь у Филиппа VI и его наследников имелись лишь два достойных выхода: добиться, чтобы британская сторона отказалась от присвоенного титула, либо захватить все принадлежащие Англии французские земли. Отнять континентальные владения Плантагенетов удалось лишь Карлу VII после тяжелой 116-летней войны. К 1453 году от обширных прежде французских территорий у английской короны остался лишь порт Кале. Столетняя война на этом завершилась. Титул же «короля Франции» британские монархи продолжали носить вплоть до Амьенского мирного договора 1802 года.

Как и все жители СССР, историю Столетней войны 1337— 1453 годов я «проходил» в школе и запомнил из нее только Жакерию да подвиги Жанны д'Арк. Когда же в зрелом возрасте взялся за подробное изучение этого англо-французского конфликта, голову постоянно буровила мысль: «Где-то мне уже встречалось что-то похожее!»

Через некоторое время необходимость копаться в зарубежной истории отпала, и я вновь переключился на отечественную. Но неясное предчувствие нет-нет да напоминало о себе, не оставляло в покое… И вот однажды в книге Костомарова, там, где речь шла о Поляновском мире, взгляд наткнулся на интересную фразу: «Этот мир был в свое время событием чрезвычайно важным, потому что собственно мира у Москвы с Польшей не было со времени Ивана III…»{1}

Беглая проверка показала, что один из величайших отечественных историков чуть-чуть неточен в деталях — в годы правления Василия III был четырехлетний период «вечного мира» с Литвой (договор, заключенный 8 октября 1508 года, действовал до самой осени 1512 года). Ас Польшей при Иване III и Василии III у России вообще не было контактов. Ни военных, ни политических. До самого образования Речи Посполитой Московское государство воевало лишь с Великим княжеством Литовским, с ним же и вело переговоры. Однако в главном Костомаров не ошибся — все московские правители от Василия III и до Михаила Романова с 1512 по 1634 год участвовали в непрерывной 122-летней войне вначале с Литвой, а затем и с объединенной Речью Посполитой. В этом было нетрудно убедиться, проследив историю боев и перемирий XVI—XVII веков.

Естественно, я сразу принялся искать в русско-литовском вековом конфликте те же признаки, что заставили французских и английских историков второй половины XIX века объединить четыре следующих друг за другом войны в единую — Столетнюю. И вскоре выяснилось, что все они характерны для восточноевропейского противостояния 1512—1634 годов в той же степени, что и для англо-французской войны 1337—1453 годов.

Подобно галло-римскому котлу, длительное время «сплавлявшему» в единый культурно-политический конгломерат территории современных Англии и Франции, на востоке Европы многие столетия работал его славянский аналог. Народы Московского государства, Великого княжества Литовского и Польского королевства по языку, обычаям и культуре были даже ближе друг к другу, чем жители английских и французских графств.

Подобно западноевропейскому, русско-литовский конфликт начался как феодально-династический. И если новый титул Ивана III, впервые назвавшего себя «государем всея Руси», литовская сторона худо-бедно терпела, то при Василии III Сигизмунду I стало ясно, что Москва всерьез претендует на земли древней Киевской державы. Перед королем Польским и великим князем Литовским встала задача, очень похожая на ту, что подвигла английских монархов на бескомпромиссную борьбу против их французских коллег. Ведь, согласившись признать за Василием III титул «государя всея Руси», польский король тем самым косвенно подтверждал законность московских посягательств на «киевское наследство».

Подобно британцам, польские власти раньше русских начали переход от феодального ополчения к профессиональной армии. У королевских полководцев долгое время лучше получалось использовать в боях войска «нового строя» и современные системы вооружения. Россия же, подобно Франции XIV—XV веков, на втором и третьем этапах борьбы по части военно-технического прогресса выступала в роли догоняющей стороны. Армии Речи Посполитой одерживали в «поле» одну победу за другой до тех пор, пока Скопин и Пожарский не освоили новые принципы ведения боя.

Справедливости ради следует заметить, что между двумя вековыми войнами имеются и некоторые различия. Так, из ключевой пары вопросов — спорные территории и спорный титул — Франция за время войны решила первый, а Россия второй. По Поляновскому миру 1634 года Речь Посполитая сохранила за собой ту часть Киевской державы, которая входила перед войной в состав Литвы. Однако Россия выдержала многолетний западный натиск, сохранила государственную самостоятельность и закрепила за своим монархом право называться «государем всея Руси».

Просматриваются между двумя войнами некоторые несовпадения и по продолжительности боевых действий. В англо-французской войне 1337—1453 годов стороны находились в состоянии мира или перемирия меньше 36 лет, а свыше 80 лет вели боевые действия. Участники же русско-литовского противостояния формально воевали меньше 45 лет, а все остальное время между ними действовали договоры о перемирии. Однако не следует забывать, что как Великое княжество Литовское, так и его правопреемник, Речь Посполитая, были государствами децентрализованными. В этих странах магнаты, а позже и отдельные группы шляхтичей по закону имели право вести собственные военные кампании против зарубежных соседей. В борьбе с Россией противник активно использовал эти возможности.

Из «магнатских» войн наиболее известны три: борьба Мнишека, Ружинского и прочих против московского правительства на стороне двух первых Лжедмитриев в 1604—1611 годах, боевые действия гетмана Сапеги против Ивана Грозного в 1577—1578 годах в Ливонии и конфликт Адама Вишневецкого с Борисом Годуновым на Северской Украине в начале XVII века — его точная датировка затруднительна, поскольку князь Адам много раз объявлял о прекращении войны, а потом снова выяснялось, что «воровские» малороссийские казаки действуют не сами по себе, а находятся у него на жалованье. Во всех трех случаях против России выступали частные армии численностью от нескольких тысяч до двух-трех десятков тысяч ратников. И бои с ними московские войска вынуждены были вести в годы межгосударственных перемирий. Рейды же более мелких отрядов шляхты в русские земли стали настолько привычным делом для «перемирных» лет, что о них историки упоминают лишь вскользь, когда речь заходит об уровне боевой подготовки дворян из пограничных с Литвой и Польшей уездов.

И при этом во многие из «военных» лет англо-французского конфликта противостояние между вражескими армиями носило характер «боев местного значения». К примеру, одним из крупнейших сражений 1351 года принято считать «битву тридцати». 26 марта отряд из тридцати английских рыцарей и сквайров одержал победу над тридцатью французскими рыцарями и оруженосцами. Понятно, что такое «великое сражение», случись оно где-нибудь под Смоленском или Новгородом-Северским даже во время самого спокойного из перемирий, никогда не попало бы на страницы учебника.

К числу наиболее значимых совпадений двух межгосударственных столкновений относится тот факт, что Франция и Россия дошли до критической точки примерно в одно и то же время, если считать от даты окончания каждой из войн: в 1428 году, за 25 лет до капитуляции Бордо, англичане осадили Орлеан; в 1610 году, за 24 года до заключения Поляновского мира, армия Жолкевского вошла в Москву.

В самый тяжелый для России и Франции момент народы наших стран выдвинули из своей среды «смешанные» пары вождей, аристократа и простолюдина. Они создали и возглавили освободительные армии, переломившие ход каждой из войн. Во Франции это были крестьянская девушка Жанна д'Арк и барон Жиль де Рэ, в России — посадский житель Кузьма Минин и князь Дмитрий Пожарский. Интересно и то, что вывели свои страны из кризиса они практически синхронно: 1429 году, за 24 года до конца англо-французского противостояния, войска Жанны д'Арк прорвали блокаду Орлеана, и в 1612 году, за 22 года до завершения русско-литовского конфликта, армия Пожарского освободила от поляков Москву.

Коронация Карла прошла в Реймсе в 1429 году, за 24 года до окончания Столетней войны. Михаил Романов вступил на трон в 1613 году, за 21 год до заключения Поляновского мира. Зато освобождения своей столицы французам пришлось ждать дольше нашего — Париж перешел под их контроль лишь в 1435 году, за 18 лет до конца конфликта, у нас же Москва освободилась от поляков за 22 года до наступления мира.

Таким образом, ключевые события, оказавшие максимальное влияние на исход двух вековых столкновений, уложились в обоих случаях в семилетний промежуток: 18—25 лет до окончания каждой из войн. Все это вместе со схожей периодизацией и совпадениями в наиболее важных деталях позволяет утверждать, что в англо-французском конфликте и его восточноевропейском аналоге просматривается намного больше общих черт, чем различий. И наверное, будет справедливо, если описываемую в этой книге русско-литовскую войну мы тоже станем называть «столетней».


Глава 1. СМОЛЕНСКИЕ ПОХОДЫ ВАСИЛИЯ III

Война началась осенью 1512 года. Польский король и великий князь Литовский Сигизмунд I получил «грамоты разметные» от своего восточного соседа. В них Василий III упрекал литовского порубежника в стараниях поднять против Москвы крымскую орду Менгли-Гирея, в результате чего в мае 1512 года «двое сыновей Менгли Гиреевых с многочисленными толпами напали на украйну, на Белев, Одоев, Воротынск, Алексин, повоевали, взяли пленных»{2}. Таким образом, заключенный в 1508 году «вечный мир» между двумя государствами — претендентами на «наследство» Киевской Руси — продержался всего четыре года.

Осенью войну русские начали не случайно. Воеводы планировали завершить литовскую кампанию за одну зиму, чтобы исключить возможность нападения на южные рубежи крымских татар. Главной целью для московских полков стал находившийся в руках Сигизмунда город Смоленск. Передовые русские войска выступили в поход 14 ноября. Из Вязьмы в литовские земли двинулся отряд князя Репня-Оболенского и конюшего Челяднина. Из Великих Лук вышли полки князей Одоевского и Курбского, одновременно с ними в поход отправились новгородские и псковские пищальники князя Василия Шуйского.

Передовые отряды должны были очистить от противника окрестности Смоленска, а потом прикрыть с запада главные силы русской армии от возможного встречного удара короля Сигизмунда. 19 декабря следом за ними из Москвы двинулись великокняжеские полки во главе с самим Василием III. Оперативное руководство боевыми действиями осуществлял опытный воевода Даниил Васильевич Щеня.

28 декабря главная русская армия прибыла в Можайск, где к ней присоединились рати из Дмитрова, Волоколамска и Городца. В начале января 1513 года московские войска взяли Смоленск в кольцо. Одновременно передовые русские полки совершили рейды в районы Орши, Друцка и Борисова. Отдельные легкоконные отряды доходили даже до Минска и Витебска. В это же время северские полки во главе с князем Василием Шемякичем совершили отвлекающий набег на Киев, где пограбили и сожгли городские посады.

Дальние рейды призваны были оттянуть литовские войска от основной цели похода и дать возможность главным русским силам сосредоточиться на взятии Смоленска. Однако предпринятый Щеней ночной штурм города закончился неудачей. Пищальники из Пскова, Новгорода и других городов бились почти сутки, много их полегло от огня городского наряда (пушек Смоленского гарнизона), и все без толку. Взять первоклассную крепость с наскока русской рати не удалось. Спустя шесть недель Василий III повелел снять осаду Смоленска. В начале марта основная часть войска возвратилась в Москву. В Вязьме, на литовской границе, остался лишь «большой полк» во главе с Даниилом Щеней.

Первый поход на Смоленск ясно показал Василию III, что для успеха предприятия нужно усилить осадную артиллерию. Военные действия лучше перенести на летнее время (когда легче находить корм многочисленным лошадям), а для того предварительно оградить южные рубежи от вторжения крымских татар. Решение о втором походе на Смоленск приняли на заседании Думы сразу после возвращения в столицу.

В соответствии с этим планом 14 июня 1513 года Василий III повел свою армию в Боровск. Но наступление пришлось отложить. С юга поступили сведения, что отряды крымских войск под командованием царевича Мухаммад-Гирея прощупывают оборону русских границ. Начались столкновения со степняками под Брянском, Путивлем и Стародубом. Татар с трудом удалось отогнать. Но еще весь июль на «крымской украйне» продолжались небольшие стычки… Пять русских полков дежурили до осени в районе Тулы, и столько же на реке Угре. «Посошные люди» и «дети боярские» охраняли броды и «перелазы» через Оку. В землях Стародубского княжества, еще одного из возможных направлений ордынской атаки, тоже были сосредоточены крупные силы. Лишь в начале сентября степняки ушли восвояси…

И сразу же русские войска ворвались в Литовскую землю. Великокняжеская армия в основном придерживалась прошлогоднего сценария. Легкоконные полки сожгли смоленские посады и двинулись дальше, а следом за ними 5 сентября вышли из Боровска главные русские силы. Под Смоленск Василий III прибыл 22 сентября с 80-тысячным войском. От трети до половины этой огромной армии составляли «посошные люди», призванные вести земляные работы и обслуживать артиллерийский парк. Русские воеводы учли уроки первого похода — для штурма города в войске имелось около двух тысяч «больших пищалей». По тогдашнему времени — весьма солидный «артиллерийский кулак». Таким можно было «постучать» в стены любой цитадели…

Однако и задача пушкарям предстояла нелегкая: Смоленск заслуженно считался первоклассной крепостью и гарнизон имел немаленький. А между тем время поджимало. Русские ядра пробивали стены, артиллерийским огнем была разбита одна из башен — Крыношевская. Но то, что разрушалось при свете дня, смоляне успевали восстановить ночью. Больше месяца русские войска безрезультатно пытались взять крепость. Приближалась зима. Снова, как и в прошлом году, начались проблемы с фуражом. А тут еще пришла весть, что для деблокады Смоленска король собрал 30-тысячную армию.

Василию III пришлось отступить. 21 ноября он вернулся в Москву. Но уже в феврале следующего года Дума приняла решение о третьем походе. Русское правительство учло уроки двух первых кампаний. Теперь было решено: не ждать окончания лета, а сразу, как высохнет весенняя грязь, идти с главной армией к Смоленску. Против крымцев планировали выставить сильный заслон под Тулой. Большую надежду Василий III возлагал на заключенный недавно договор со Священной Римской империей. Московский князь рассчитывал, что под влиянием империи Турция, союзник и покровитель Крыма, перенацелит Менгли-Гирея на польско-литовские «украйны».

Король Сигизмунд I попытался замириться с Москвой на условиях статус-кво, но Василий III отказался. 30 мая 1514 года он выдвинул передовые полки к Дорогобужу. Основные же русские силы во главе с самим великим князем выступили из Москвы 8 июня. Практически одновременно с этим к Орше направились новгородские войска. Таким образом, уже в начале лета под Смоленском собрались примерно те же русские силы, что и прошлой осенью. Только времени для обстрелов и штурмов у них теперь было вдоволь. 29 июня заговорили «пушки великие». Первый же выстрел попал в цель, уничтожив одно из мощнейших крепостных орудий. При взрыве пороха погибли все, кто находился в башне.

Дальнейший обстрел показал, что первый успех не случаен. Новый московский «наряд» (по разным данным, от 140 до 300 пушек) сокрушал стены и башни. Часть орудий стреляла «ядрами мелкими, окованными свинцом» (скорее всего, речь идет о картечи). Уже через несколько часов после начала обстрела над воротной башней города появился белый флаг: смоленский наместник Юрий Сологуб и епископ Варсонофий попросили московского князя об однодневном перемирии. В ответ Василий III потребовал немедленно сдать город, а получив отказ, тут же возобновил бомбардировку. Под давлением «черных людей» Смоленска, не желавших больше сражаться с русскими, власти города согласились на капитуляцию.

Московский князь проявил великодушие: условия сдачи были очень мягкими. Новый хозяин города обязался управлять им «по старине», «не вступаться» в вотчины бояр и монастырей. Великий князь запрещал своей властью принимать в «закладчики» мещан и «черных людей». Со смолян не дозволялось взимать подводы под великокняжеских гонцов[3]. Кроме того, Василий III обязался принять на русскую службу всех желающих и выдать каждому по два рубля и по куску английского сукна. Он обязался платить государево жалованье всем, кто останется служить в Смоленске, и при этом сохранить за ними поместья и вотчины; обещал выдать деньги «на подъем» тем ратникам, кто пожелает перебраться в Москву; гарантировал свободный выезд в Литву любому, кто не хочет оставаться в России.

Такая щедрость имела свои резоны. Василию III важно было добиться капитуляции Смоленска до подхода главных литовских сил. Учитывал он и опасность, исходящую от крымского ханства. Кроме того, московский князь хотел, чтобы Смоленск послужил примером для всех жителей Литвы, кто подумывает о переходе в русское подданство. А потому, вдобавок к прочим милостям, Василий III освободил смолян от некоторых «старых» налогов. Известие об этом городские послы приняли с благодарностью.

На следующий день, 30 июля, московские дьяки переписали горожан, а воевода Щеня привел их к присяге. 1 августа 1514 года Василий III в сопровождении епископа Варсонофия торжественно вступил в Смоленск. Народ, прослышавший о «московских милостях», встречал его радостными криками. Наместником Смоленска великий князь назначил боярина Василия Шуйского. Юрий Сологуб, пожелавший вернуться к королю, был отпущен на все четыре стороны. Однако Сигизмунд I не оценил его преданности: за сдачу Смоленска Сологуба обвинили в измене и отрубили голову.

Впрочем, совсем уж без предательства в этом походе не обошлось. Князь Михаил Львович Глинский обиделся, что наместником Смоленска назначили не его. Бывший литовский «перелет» задумал вернуться и вступил для этого в переговоры с Сигизмундом I. Тот переслал князю охранную грамоту, которую Глинский должен был показывать литовским отрядам по дороге в Оршу. Однако оставлять перебежчиков «без догляда» было, как видно, не в московских обычаях. Один из слуг Глинского доложил князю Михаилу Голице о бегстве господина и даже указал дорогу, по которой он двинулся в Литву. В ту же ночь Глинского догнали и схватили. А изъятая у него Сигизмундова грамота из охранного документа превратилась в неопровержимую улику.

Но поймавшие Глинского воеводы, князь Михаил Голица и боярин Иван Челядин, обладали, похоже, только сыскными талантами. Получив под свою команду большую армию, они проиграли генеральное сражение при Орше. 8 сентября 1514 года у слияния реки Крапивна с Днепром 30-тысячное литовское войско под командованием князя Константина Острожского разгромило их наголову. После этого на сторону Сигизмунда переметнулись города Дубровны, Мстиславль и Каючев. Правда, русских гарнизонов там не было. Местные феодалы, недавно перебежавшие на сторону «московитов», вернулись к королю, как только удача снова повернулась к нему лицом.

В Смоленске сторонники Сигизмунда устроили заговор, во главе которого встал, как ни странно, епископ Варсонофий. Он отправил к королю племянника с переметным письмом. Однако московский сыск и здесь сработал на «отлично». Кто-то из смолян донес на заговорщиков Василию Шуйскому. Наместник велел схватить изменников и доложил о них великому князю. Судя по тому, что Сигизмунд смог послать к хорошо укрепленному Смоленску лишь шеститысячный отряд, оршанская победа досталась литовцам недешево. Руководившего этим рейдом Острожского город встретил запертыми воротами и свежими трупами, «украсившими» крепостные стены. По свидетельству летописца, Шуйский велел повесить заговорщиков[4] так, что «…который из них получил от великого князя шубу, тот был повешен в самой шубе; который получил ковш серебряный или чару, тому на шею привязали эти подарки…»{3}.

Тщетно Острожский посылал смолянам «прелестные» грамоты, королевских сторонников среди них больше не осталось. Предпринятый вскоре штурм показал, что остальные жители Смоленска не только хранят верность присяге, но и бьются крепко. А когда Острожский снял осаду, смоляне и московские ратники преследовали его отряд, отбив в дороге почти весь литовский обоз. Таким образом, Оршанская победа мало что дала Сигизмунду. Смоленск остался за «московитами». Не последнюю роль здесь сыграло то, что православные шляхтичи, как русского, так и литовского происхождения, не обнаруживали большого желания воевать против Василия III. Имеются много свидетельств, что в те годы они массово уклонялись от «господарской службы». Особенно это касается южных районов, страдающих от татарских набегов.

Надо сказать, что «южный фактор» на протяжении всех 122 лет войны имел важнейшее значение: тот, кому удавалось перетянуть на свою сторону крымского хана, получал большое преимущество. А потому сразу же началось то, что историки позже назовут «бахчисарайским аукционом»: московские и литовские послы наперебой стали предлагать владыке Крыма подарки и условия союза один другого лучше… Хан же, периодически «меняя фронт», старался в одинаковой степени ослабить обе стороны.

Так летом 1517 года, заметив, что чаша весов начала клониться на сторону Василия III, Мухаммад-Гирей отправил под Тулу 20-тысячную армию. Однако отвечавшие за этот участок «засечной черты» воеводы Василий Семенович Одоевский и Иван Михайлович Воротынский успели хорошо подготовиться к обороне. Их пешие рати встретили татар пищальным и орудийным огнем в засеках, измотали боями… А затем русская конница догнала в степи отступающих ордынцев. Обратно в Крым возвратились немногие.

В сентябре 1517 года Сигизмунд, предварительно уладив отношения с императором Максимилианом, отправил в Москву послов с мирными предложениями. Одновременно с этим армия гетмана Острожского двинулась к псковскому пригороду Опочке. Похоже, король решил навязать «московитам» мир с позиции силы. Этой цели должна была послужить очередная, после Орши, блестящая победа. Однако предпринятый 6 октября штурм провалился. Литовские войска понесли большие потерями. Острожский не стал упорствовать. Оставив часть сил у Опочки, он распустил отряды для нападения на Воронач, Вилье и Красный. Очевидно, это был не самый удачный ход… Вскоре прибывшие к Опочке московские полки разбили литовцев по частям. А чуть позже воевода Иван Ляцкий наголову разгромил отряд, присланный Сигизмундом на помощь Острожскому, и захватил при этом все пушки и пищали.

24 октября в Москве получили известие об этой победе, а уже 29-го числа Василий III в присутствии имперского представителя Сигизмунда Герберштейна принимал во дворце литовских послов Щита и Богуша. Ход этих переговоров стоит расписать подробно, так как в них отразились все те внутренние и внешние факторы, благодаря которым война эта, то разгораясь жарким пламенем, то чуть пригасая, длилась более столетия…

Московские бояре потребовали от Литвы возвращения всех русских земель: Киева, Полоцка, Витебска и других. С их точки зрения, эти территории, исконно входившие в состав Древнерусского государства, по праву принадлежали «государю всея Руси», титул которого принял еще Иван III. Такая позиция «московитов», впервые открыто прозвучавшая на этих переговорах с Литвой, будет воспроизводиться затем многократно. Как писал по этому поводу С.М.Соловьев, «…в Москве считали необходимым всякий раз наперед предъявлять права великого князя или царя, потомка св. Владимира, на все русские земли, принадлежавшие последнему, опасаясь умолчанием об этих правах дать повод думать, что московский государь позабыл о них, отказывается от них»{4}.

Однако права Сигизмунда I, признанного Европой «короля польского, великого князя Литовского и Русского», на эти земли были с точки зрения феодального общества ничуть не меньшими. На что не замедлили указать московским боярам королевские послы. И тут же потребовали от Василия III возвратить Смоленск. Герберштейн поддержал литовцев, сославшись на то, что его государь в схожей ситуации отдал венецианцам Верону. Ответ Василия III был категоричен: «Говорил ты, что брат наш Максимилиан Верону город венецианцам отдал: брат наш сам знает, каким обычаем он венецианцам Верону отдал, а мы того в обычае не имеем и вперед иметь не хотим, чтобы нам свои отчины отдавать»{5}. Таким образом, миссия Герберштейна закончилась безрезультатно. Но она тоже была типичной для всего дальнейшего хода войны: европейские союзники Москвы, как правило, не считали необходимым держать слово, данное «проклятым схизматикам», и легко шли на сепаратные соглашения с общим польско-литовским врагом.

Итак, империя вышла из войны. Тевтонский орден, как показали новые переговоры с его представителями в марте 1518 года, к новой кампании оказался не готов. Однако, получив от Москвы субсидию для найма лишней тысячи солдат, великий магистр Альбрехт летом все-таки начал боевые действия. Тем не менее Василию III пришлось полагаться в основном на собственные силы. Князья Василий и Иван Шуйские с псковскими и новгородскими полками выступили в поход к Полоцку. Подойдя к городу, войска поставили туры и принялись обстреливать стены из пушек. Вскоре к ним присоединился московский отряд под командованием Михаила Кислицы. Однако гарнизон Полоцка отбил русские атаки. Подошедшие к нему на помощь литовские отряды активно препятствовали фуражировке. В русском лагере начался голод. Шуйскому пришлось снять осаду.

Ситуация улучшилась лишь в 1519 году. Весной крымское посольство привезло Василию III долгожданную грамоту Мухаммад-Гирея о союзе против Сигизмунда I и «Ахматовых детей». Даже слабый намек на возрождение в нижнем Поволжье Большой Орды оказался для Крыма серьезным фактором беспокойства. И хан сразу же вспомнил, что в борьбе с этим врагом ему способна помочь только Москва. Лето 1519 года стало для короля Сигизмунда сплошным кошмаром. 40-тысячная крымская орда Богатыр-Салтана напала на Волынь, опустошила Люблянский и Львовский районы. 2 августа под Соколом, у реки Буг, татары наголову разбили 20-тысячное польское войско.

Одновременно с этим в литовские земли вторглись русские отряды. Князь Михаил Кислица с новгородцами и псковичами совершил рейд от Смоленска к Молодечно, отряды князей Василия Шуйского, Михаила Горбатого и Семена Курбского ходили к Орше, Могилеву и Минску. Другие московские воеводы — к Вильно, Витебску и Полоцку. Взяв большой полон, русские в сентябре вернулись в Вязьму. Ободренный успехами Москвы и Крыма, в ноябре 1519 года в войну с Польшей вступил Тевтонский орден.

В этот трудный для короля момент Василий III предложил возобновить переговоры. Он ждал, и не без оснований, резкого ухудшения дел на востоке и спешил замириться с западным соседом. Сигизмунд I ответил согласием. Король понимал, что не сможет долго воевать на три фронта: с Россией, Крымом и Орденом. В этом раунде обе стороны выступили с тех же принципиальных позиций, что и три года назад, но объективно и Литве, и России нужна была передышка. Переговоры шли долго и трудно. Стороны ждали, чем закончатся бои, идущие на севере между Польшей и Орденом. Лишь 2 сентября 1520 года, когда стало ясно, что чаша весов там склонилась на сторону Сигизмунда, Россия и Литва заключили перемирие на условиях статус-кво и договорились продолжить переговоры в феврале 1521 года.

Как показали дальнейшие события, Василий III беспокоился не зря. Весной 1521 года казанская знать прогнала с престола ставленника России Шигалея. За три года, прошедшие после смерти отца, Мухаммад-Эмина, Шигалей показал себя бездарным и злобным правителем. Но Василия III он вполне устраивал: Шигалей происходил из династии Ордухидов[5], а эта семья традиционно враждовала с правителями Крыма. Сменивший Шигалея Сагиб-Гирей Василию III, естественно, не нравился. И в первую очередь своей крымско-турецкой ориентацией. Упускать из рук «прирученную» при Иване III Казань московский князь не собирался.

У Мухаммад-Гирея тоже накопились претензии к Москве. Во-первых, хан был крайне недоволен тем, что Василий III без согласования с ним заключил перемирие с Литвой. Во-вторых, крымский правитель узнал, что московские дипломаты пытаются через его голову напрямую договориться о союзе с турецким султаном. Однако публично озвучивать свое возмущение политикой Москвы правитель Крыма не стал. Вместо этого 20 июня 1521 года его армия форсировала Оку. Мухаммад- Гирей выступил в поход не один: крымские отряды пополнились «всей Ордой Заволжскою» и «ногаями». Есть сведения, что в набеге участвовали казанские татары. Общую численность наступавших войск историки оценивают в 100 тысяч человек — сила по тем временам огромная.

Несмотря на большие размеры и разнородность армии, Мухаммад-Гирею удалось обеспечить внезапность нападения. Когда татары форсировали Оку, главные силы Василия III находились еще в районе Серпухова и Каширы. Заставы на засеках не смогли сдержать натиск превосходящих сил врага и были практически полностью истреблены. Из воевод тяжелораненым попал в плен Лопата-Оболенский, а все прочие погибли. Прорыв орды в глубь России сопровождался страшными погромами и пожарами. Среди населения началась паника. Многие жители сел и деревень бежали в Москву. Василий III с братьями Юрием и Андреем укрылся от татар в Волоколамске. Две недели столица находилась на осадном положении. Только 12 августа, узнав, что с севера подходят новгородские и псковские полки, Мухаммад-Гирей отступил от стен Москвы. Крымцы уходили в степь с большим полоном. На обратном пути ханские войска пытались штурмовать Рязань. Горожане во главе с Иваном Хабаром оборонялись стойко и умело. Однако часть рязанского золота степняки все-таки увезли: князь Хабар выкупил у них еле живого Лопату-Оболенского.

Быстрое отступление хана от Москвы объяснялось просто. Его мобильные отряды идеально подходили для лихих рейдов, но в сражениях проигрывали русским войскам. Впрочем, вред и так был немалый. Мухаммад-Гирей опустошил окрестности Коломны, Каширы, Боровска и Владимира. Серьезно пострадали столичные пригороды. Были сожжены и обезлюдели многие села и деревни. 24 августа Василий III вернулся в Москву. Теперь уже он, а не Сигизмунд I нуждался в скорейшем урегулировании русско-литовских отношений. С опасностью, которую представляли Крым и Казань, спаянные крепким союзом, московскому князю приходилось считаться всерьез. Еще большую тревогу вызвала у него угроза объединения под властью Гиреев бывших земель Большой Орды. Но теперь уже королевские послы принялись выжимать из ситуации максимум. Переговоры затягивались. Наконец, 14 сентября 1522 года Россия и Литва подписали перемирие на пять лет.

Во многих вопросах Василию III пришлось пойти на уступки, но Смоленск он удержал за собой. В договорной грамоте этот город был включен в число земель, на которые распространялась власть России. 1 марта 1523 года Сигизмунд I ратифицировал соглашение. В состав Русского государства вошла территория в 23 тысячи квадратных километров с населением около 100 тысяч человек.

Следующая встреча между Василием III и представителями Сигизмунда I состоялась в октябре 1526 года в Можайске. На этот раз в переговорах участвовали папские и имперские послы. Как непременное условие «вечного мира» литовская делегация выдвинула требование о возврате Смоленска. Русская сторона отвергла эти притязания, и поэтому переговоры закончились заключением еще одного временного соглашения. 28 февраля 1527 года король Сигизмунд ратифицировал новый договор о перемирии[6], и он вступил в силу. С одной стороны, результаты можайского соглашения можно считать победой русской дипломатии, так как Смоленск снова остался за Москвой. С другой — действия папских и имперских послов в очередной раз показали, что любое европейское посредничество, даже если посредник этот формально считается союзником России, лишь усиливает позицию Литвы.

Прошло еще пять лет. 17 марта 1532 года в Московском Кремле начались новые переговоры. И снова стороны, как ни старались, не смогли договориться о мире. Даже условия перемирия каждый видел по-своему. Сигизмунд соглашался продлить договор на пять лет лишь в том случае, если ему уступят Чернигов и Гомель. Василий III категорически отверг литовские притязания. В конце концов, перемирие продлили на год — до 25 декабря 1533 года. Обе стороны возлагали надежды на следующий раунд переговоров. Но ему не суждено было состояться…

В конце сентября 1533 года Василий III тяжело заболел. Было ему в это время уже 54 года, по тем меркам — возраст преклонный. Через два месяца, в ночь с 3 на 4 декабря, великий князь умер, оставив трон трехлетнему сыну Ивану.


Глава 2. ДЕТСКИЕ ГОДЫ ИВАНА IV. ВОЙНА ЕЛЕНЫ ГЛИНСКОЙ. БОЯРСКОЕ ПРАВЛЕНИЕ

Чтобы понять, какие страсти разгорелись в кремлевских палатах в конце 1533 — начале 1534 годов, придется вернуться на несколько лет назад. История второго брака Василия III необходима для понимания того, в какой опасной ситуации оказались после его смерти вдова Елена и наследник Иван, получивший к концу жизни прозвище Грозного.

В 1525 году Василию III исполнилось 46 лет, а детей у него все еще не было. И сам государь московский, и его жена Соломония Сабурова сильно переживали по этому поводу. Дошло до того, что отчаявшаяся женщина обратилась за помощью к знахарям и ворожеям. Бояре с митрополитом давно пытались убедить Василия III в необходимости развода и повторной женитьбы. Естественно, они настояли на «розыске о колдовстве» великой княгини. Вскоре Василию III представили доказательства достаточные, чтобы предать Соломонию церковному суду как ведьму. В просвещенной Европе ее могли бы отправить на костер, но «дикие московиты» в таких делах старались обходиться без крайностей.

29 ноября великий князь приказал увезти жену в девичий Рождественский монастырь на Трубе, где прошел обряд пострижения. Чуть позже новую инокиню Софью выслали из столицы в Покровский монастырь Суздаля. А тем временем бояре уже подыскали великому князю невесту — Елену Глинскую. Ходили слухи, что в этом выборе решающее слово сказали советники Василия III: Захарьины и Шуйские. Резонов для того, чтобы предпочесть Елену, у бояр было сразу несколько. Во-первых, эта невеста никак не угрожала их положению великокняжеских любимцев — юная девушка, отец в могиле, дядя в тюрьме, братья еще слишком малы для дворцовых интриг. Во-вторых, род Глинских был очень популярен и влиятелен в Литве. Ее дядя Михаил бежал в Россию после того, как проиграл Сигизмунду I борьбу за литовскую корону. К тому же род Глинских напрямую происходил от одного из ханов Большой Орды, родственника династии Ордухидов. Так что будущий сын «нищей сироты» мог при удобном случае претендовать еще и на казанский престол.

Таким образом, 21 января 1526 года, через два месяца после пострижения Соломонии, Василий III вступил в брак с племянницей Михаила Глинского, на тот момент еще сидевшего в тюрьме. Юная красавица оказалась далеко не так проста, как думали Захарьины и Шуйские. Она быстро очаровала 47-летнего мужа… По желанию жены Василий III отступил от дедовских обычаев и (первым из московских правителей) сбрил бороду. Стремясь угодить Елене, советники стали засыпать государя просьбами: освободить из тюрьмы великокняжеского тестя под их поручительство. В случае побега Михаила Глинского Горбатые, Захарьины и Шуйские обязались внести в казну пять тысяч рублей, огромную по тем временам сумму. Василий III, естественно, согласился.

Но после свадьбы прошел год, за ним — второй… А детей у Елены все не было. И даже признаков беременности не наблюдалось. Великокняжеская чета горячо молилась о наследнике, делала богатые вклады в монастыри. Не помогало. По Москве меж тем ползли слухи, будто прежняя жена Василия, Соломония, родила в Суздале сына Георгия. Там он якобы вскоре и упокоился в тайной усыпальнице Покровского монастыря. А потому, когда 25 августа 1530 года Глинская наконец-то подарила мужу наследника Ивана, далеко не все восприняли это как результат помощи свыше, ниспосланной в ответ на «благочестивые» усилия. По городу пошли разговоры о слишком уж близком знакомстве государыни с Иваном Федоровичем Овчиной-Телепневым-Оболенским. Если верить этим слухам, с отчаявшейся забеременеть Еленой его свела сестра молодого воеводы, Аграфена Челяднина.

Трудно сказать, сколько правды в этой истории, но не прошло и сорока дней после смерти Василия III, как вся Москва заговорила о фаворите вдовой государыни. Некоторых историков до сих пор интересует вопрос: был ли Иван Грозный законным сыном великого князя? Думаю, точного ответа мы не узнаем никогда. Однако трудно представить, чтобы скованная этикетом молодая женщина могла обмануть московский сыск. Ведь он без труда раскрывал заговоры таких мудрых и изворотливых политиков, как Михаил Глинский и епископ Варсонофий. И в то же время легко понять, как сильно старались раздуть эти слухи младшие братья Василия, с каким усердием повторяли сплетню все, кто считал себя обойденным в наградах и назначениях. А недовольные властью были и в те времена.

Завещание Василия III в архивах не сохранилось. Если судить по дошедшим до нас документам, суть его состояла в следующем: наследником престола становился трехлетний Иван, его ближайшими советниками назначались Дмитрий Вельский и Михаил Глинский, великая княгиня Елена Васильевна объявлялась опекуншей сына до его возмужания. Младший брат наследника, Юрий, получал в удел Углич, а младший брат Василия III, Андрей Старицкий, — в качестве «прибавки» — Волоколамск.

Нетрудно заметить, что в числе ближайших друзей и родственников, получивших назначения и «дачи», отсутствует старший из братьев Василия III, Юрий Дмитровский. Для него это было фактическим объявлением опалы. Надо признать, Юрий Иванович вполне ее заслужил. В свое время он демонстративно проигнорировал церемонию крещения наследника Ивана. Очевидно, рождение старшего племянника стало сильным ударом для честолюбивых планов Юрия. Неудивительно, что его заключили под стражу уже через восемь дней после смерти Василия III. Детали ареста ясно указывали, что из тюрьмы Юрию Дмитровскому уже не выйти. Во-первых, его демонстративно поместили в «ту самую палату», где закончил свои дни внук Ивана III, Дмитрий Иванович. А во-вторых, вместе с Юрием арестовали всех его бояр. В те времена это было вернейшим признаком серьезных намерений правительства. Так же решительно Елена действовала и дальше: очень скоро в тюрьме оказался Михаил Глинский. Правительница обвинила дядю в попытке захватить престол, повелела заковать в кандалы и ослепить. Меньше чем через год он умер.

Следом за Глинским в темницу отправились князья Иван Вельский и Андрей Шуйский. Таким образом, из тех, кому Василий III доверил опеку наследника, у трона осталась лишь сама Елена. Зато резко пошел в гору фаворит вдовой государыни Иван Овчина. Уже в 1534 году он получил чин боярина, а вслед за этим и московские полки под начало. Из тех, кто мог оспорить права Елены на регентство, дольше всех продержался на воле слабохарактерный Андрей Старицкий. Вел он себя «тише воды, ниже травы», практически не выезжал из своего удела, в дела управления страной не лез. Впрочем, до 1537 года Елену от младшего деверя отвлекали бои на западных границах России…

* * *

В тот момент, когда умер Василий III, у России действовало кратковременное перемирие с Литвой. Причем срок договора истекал уже через 22 дня. Для обсуждения вопросов войны и мира Сигизмунд I отправил в Москву своего посланника Клиновского, но тот уже не застал Василия III в живых. Некоторое время дерущимся за власть боярам было не до переговоров. Король относился к этому с пониманием. Но месяц шел за месяцем, и уже через полгода положение «ни мира, ни войны» литовскую сторону устраивать перестало.

Летом 1534 года гетман Юрий Радзивилл с помощью союзных татарских войск опустошил окрестности Чернигова и Брянска. Затем осенью в Северскую землю вторглись литовские отряды Андрея Немировича и Василия Чижа. Они взяли и сожгли Радогощ, но потерпели поражение под Стародубом и Черниговом. Армия Александра Вишневецкого, посланная королем к Смоленску, вернулась в Литву несолоно хлебавши. В то время как гарнизоны русских городов отбивали атаки врага, главные московские силы недвижимо стояли под Серпуховом. Во-первых, сбору войск сильно мешали внутренние распри и смуты. А во-вторых, неспокойно было на южной границе. И набегов из Крыма воеводы в это время боялись больше, чем ударов со стороны Литвы.

Сигизмунд поначалу старался действовать малыми силами, чтобы не мешать «русским усобицам». До него доходили слухи, будто московские бояре так сильно конфликтуют друг с другом, что временами у них доходит до поножовщины. Следом за этими новостями в Литву явились и первые беглецы — князья Семен Вельский и Иван Ляцкий. Король их щедро наградил. Он ждал массового исхода из Москвы аристократов и детей боярских[7]. Однако эти надежды не оправдались. И вместо новых перебежчиков к концу октября 1534 года в Литву двинулась вся московская рать. Передовым полком командовал фаворит государыни Иван Овчина. Большой полк вели князья Михаил Горбатый и Никита Оболенский. С севера на соединение с главными силами шли новгородские отряды во главе с князем Борисом Горбатым. Но если летом «в поле» не было московских войск, то теперь от генерального сражения уклонился Сигизмунд I. Русские полки опустошили литовские области чуть ли не до самого Вильно. Так и не встретив за все это время королевскую армию, воеводы с богатой добычей ушли восвояси.

На следующий год русские снова попытались вызвать противника на «прямой» бой. Заблаговременно узнав о подготовке королевских отрядов к походу, навстречу им отправилась главная московская рать. Большой полк на сей раз вел в бой князь Василий Шуйский. А передовой снова возглавил Иван Овчина. Этой армии поручили взять Мстиславль, в то время как псковские и новгородские ратники должны были построить город на литовской территории у озера Себеж.

Однако королевкие воеводы, как и в 1534 году, рисковать не стали. Пройдя южнее Мстиславля, армия Сигизмунда I нанесла удар в район Гомеля, Почепа и Стародуба. Гомель сдался без боя, а гарнизон Стародуба во главе с князем Федором Овчиной сопротивлялся отчаянно. Однако немецким инженерам удалось незаметно подвести подкопы. Когда взорвались фугасы, в стене образовался широкий пролом. Ворвавшись в город, литовские отряды перебили не только ратников, но и многих мирных жителей. Из военных в плен взяли одного воеводу, понадеявшись на богатый выкуп. Городок Почеп, не надеясь его удержать, русские покинули и сожгли до прихода литовцев. Осмотрев пепелище, королевское войско повернуло назад.

А в это время главная русская армия безуспешно пыталась взять Мстиславль. Посад захватили быстро, но цитадель последовательно отбивала атаки. Через несколько недель, опустошив окрестности, московская рать ушла восвояси. К этому времени новгородцы и псковичи под руководством дворецкого Бутурлина успели построить укрепленный город, получивший то же название, что и озеро, на берегу которого его возвели, — Себеж.

Сигизмунду I, естественно, не понравилось появление на его землях русской крепости. И уже в феврале 1536 года к себежским стенам подошли отряды воеводы Андрея Немировича. По зимнему пути литовцы легко подвезли осадную артиллерию. Однако их пушки не смогли разрушить крепостные укрепления. Немирович приказал увеличить пороховые заряды, но это привело лишь к разрыву нескольких орудийных стволов. А вскоре русский гарнизон сам перешел в атаку. Литовцы бежали через озеро. Лед под ними провалился, и вода поглотила часть отступающих в беспорядке воинов.

Весной и летом того же года последовал ответный удар. Московская армия вторглась в литовские земли. Русские воеводы разорили множество сел и деревень, разграбили и сожгли посады Витебска и окрестности Любеча. Домой они вернулись с богатой добычей. В то же самое время вторая русская рать, вдохновленная прошлогодним успехом под Себежем, построила в литовских пределах еще две крепости: Велиж в Торопецком уезде и Заволочье в Ржевском. Кроме того, были восстановлены покинутые литовцами Почеп и Стародуб.

Успехи русских полков ясно показали Сигизмунду I, что московские неурядицы подошли к концу. А значит, с надеждой на легкую победу пора прощаться. И пусть воеводам Ивана IV не удалось навязать королю генерального сражения, чаша весов с каждым месяцем все явственней клонилась в сторону России.

В июле 1536 года с мирными предложениями в Москву прибыл кревский наместник Никодим Техановский. Переговоры шли долго и непросто. Только 18 февраля 1537 года сторонам удалось прийти к соглашению. Договор об очередном перемирии подписали на пять лет, начиная с 25 марта 1537 года. По нему Гомель остался за Сигизмундом I, зато русские получили контроль над спорными городами по левой стороне Днепра: Кричевом, Рославлем, Мстиславлем и Черниговом. Новопостроенные крепости Себеж и Заволочье тоже остались в руках Москвы.

Устранив угрозу со стороны Литвы, Елена вернулась к вопросам внутренней политики. Когда 26 августа 1536 года умер в заточении Юрий Дмитровский, последним живым дядей шестилетнего Ивана IV остался Андрей Старицкий. Вел он себя достаточно тихо, но как-то неопределенно: то смиренно бил челом Елене и просил прибавки к уделу, то публично оплакивал судьбу брата Юрия и неосторожно хулил правительницу.

Конец этим метаниям наступил в начале 1537 года, когда Елена пригласила деверя приехать в Москву на совет. Андрей Иванович, естественно, заподозрил недоброе и принялся отговариваться болезнью. Поступивший следом категорический приказ — ехать немедля — лишь усилил подозрения удельного князя. Прихватив жену и сына, он двинулся из Старицы в Новгород. По дороге Андрей рассылал «мятежные грамоты» к горожанам и детям боярским. «Великий князь — младенец! — писал он. — Вы служите всего лишь боярам! Идите ко мне — я буду вас жаловать!» Адресаты вели себя по-разному. Кто-то согласился помочь Андрею Старицкому в борьбе за престол. Но многие просто переслали его грамоты в Москву.

Правительство Елены действовало быстро и решительно. Иван Овчина с московской ратью настиг мятежников около Старой Руссы. Андрей Иванович вел себя как обычно: трусливо, бесхребетно и глупо. Сначала он согласился на переговоры, потом поверил клятве Овчины, что если они вместе поедут в Москву, то там ни один волос не упадет с головы Старицкого-князя. Очевидно, Елена очень любила своего фаворита, потому что она не допустила нарушения клятвы. Более того, выполнила ее условия буквально: когда князя Андрея заковали в цепи, на голову ему надели «тяжелую шляпу железную», предшественницу знаменитой «железной маски» времен Людовика XIV. Через полгода Андрей Иванович умер в темнице, так и не уронив на каменный пол не единого волоса со своей мятежной головы. В отношении его бояр, советников и слуг Иван Овчина обещаний не давал, а потому их пытали и казнили без церемоний. К примеру, тех детей боярских, что явились на зов Андрея Старицкого, повесили как изменников на Новгородской дороге.

Рассказывая о том времени, Н.М.Карамзин писал: «Таким образом в четыре года Еленина правления именем юного Великого Князя умертвили двух единоутробных братьев его отца и дядю матери… Елена предавалась в одно время и нежностям беззаконной любви, и свирепству кровожадной злобы!»{6} Расправы матери-регентши с ближней родней Ивана IV не устранили угрозы ее власти. Просто кандидатов на престол сменили претенденты на регентство. На авансцену беспринципной борьбы выдвинулись ведущие кланы московских бояр, в первую очередь — князья Шуйские и Вельские.

3 апреля 1538 года Елена Глинская внезапно умерла. Немецкий барон Герберштейн, живший в те годы в Москве, утверждал в своих записках, что ее отравили. Версия эта кажется вполне обоснованной: мать Ивана IV была еще довольно молодой женщиной и никогда не жаловалась на здоровье. Зато своими непродуманными действиями она разрушила сложившуюся при Иване III систему взаимного сдерживания боярских родов. Результаты не замедлили последовать — ее семилетний сын Иван IV не только остался круглым сиротой, но и попал в самую гущу ожесточенной борьбы за власть. В жизни мальчика отныне не было материнской любви и ласки, заботливых сюсюканий нянюшек и воспитательниц. Зато в нее пришел ад дворцовых интриг, где все враждовали со всеми, где ежедневно и ежечасно предавали и подличали, где не было ничего постоянного, кроме звериной злобы, распрей, предательств, пыток и смерти.

Первыми власть над государством захватили Шуйские, старшие из потомков суздальско-нижегородских князей, возглавлявшие «клан потомков Рюрика». Уже на седьмой день после смерти Елены по приказу Василия Шуйского арестовали двух самых близких ей людей: Ивана Овчину и Аграфену Челяднину. Бывшего фаворита заковали в «железо» и уморили голодом в темнице, а Челяднину отвезли на постриг в Каргопольский монастырь. Одновременно отправился в тюрьму и князь Иван Вельский, возглавлявший боярский «клан потомков Гедимина». Реальных конкурентов у нового регента не осталось…

Однако торжество Шуйских оказалось хоть и полным, но кратковременным. После смерти Василия на роль правителя заступил его младший брат Иван. Он не обладал ни умом, ни прозорливостью старшего. А главное, не умел строить отношения с помощниками и союзниками. Довольно быстро Иван Шуйский рассорился с думскими боярами и митрополитом. Конечно, бояр он приструнил, а митрополита Даниила отрешил от власти, поставив на его место троицкого игумена Иоасафа. Однако добился этим лишь того, что недовольные перешли от громкого ропота к тихим заговорам. Иоасаф вскоре покинул лагерь Шуйского и поддержал его врагов. В результате в 1540 году власть захватил вышедший из тюрьмы Иван Вельский. Шуйский вынужден был уехать во Владимир. Спустя два года он вернулся в Москву с вооруженным отрядом верных людей. Иван Вельский отправился в заточение на Белоозеро, где вскоре был задушен. Его сторонников разогнали по ссылкам. Иоасаф лишился сана, а на метрополию Шуйские возвели новгородского владыку Макария.

Вся эта ожесточенная борьба за власть протекала на глазах у малолетнего Ивана IV. Историки расходятся в оценках: насколько сильно повлияла она на формирование характера первого русского царя. Кто-то считает, что большинство переворотов никак не задевало детскую душу, поскольку мальчик не мог понимать, что именно вокруг него происходит. Однако многие сходятся на том, что ни одна из безобразных историй не прошла даром для психики юного государя. И с этим трудно не согласиться. Если кровавых сцен времен «восцарения» Елены юный Иван мог и не видеть, то после смерти Глинской он лишился мамки-воспитательницы, Аграфены Челядниной, с которой до того практически не разлучался. Из дворца исчезло все окружение правительницы Елены, и восьмилетний ребенок не мог этого не заметить…

Как большинство одаренных детей, Иван IV был очень впечатлительным. По свидетельству современников, он легко переходил от радости к гневу, от веселья к глухой тоске и все принимал близко к сердцу. За таким ребенком нужно было смотреть заботливо и внимательно, вовремя сдерживая его горячий и крутой нрав. Но захватившие власть бояре заботились лишь о сиюминутных выгодах для себя и своих родов. Ворвавшись во дворец, очередная группа заговорщиков хватала, избивала, а иногда даже убивала людей, близких юному государю, несмотря на его просьбы пощадить того или иного боярина. В присутствии Ивана временщики оскорбляли память его покойных родителей, присваивали себе вещи великокняжеской семьи. Все это порождало в сердце ребенка досаду, гнев, скрытую злобу, вызывало стремление уединиться от бояр, уйти от этой мерзкой жизни в иной, более совершенный мир. Иван рано начал читать, и вскоре книги стали для него настоящей страстью… Неуемная жажда знаний в сочетании с выдающимися природными способностями позже сделали государя Ивана Васильевича одним из самых образованных правителей своего века…

А тем временем наступила пора новых переговоров с Литвой. Срок пятилетнего перемирия, заключенного в 1537 году, подходил к концу. Обе стороны все это время строго его соблюдали. Россия была занята внутренними проблемами, а кроме того, ее часто беспокоили дела соседней Казани. Литва и Польша сильно страдали от крымских набегов, к тому же Сигизмунд I был стар и болен. Он устал от походов и боев. Паны повоевать были не прочь, но собирать деньги на армию категорически отказывались.

В итоге ровно день в день по истечении срока договора, 25 марта 1542 года, королевские послы подписали в Москве соглашение о продлении перемирия на семь лет. Ивану IV в то время шел уже двенадцатый год. И он, естественно, присутствовал на официальных церемониях. Наблюдательный подросток не мог не заметить, как преображаются в это время ненавистные временщики. Их публичная покорность наводила Ивана IV на мысль, что власть по праву принадлежит ему, а не боярам, что они незаконно присвоили себе право распоряжаться ею, воспользовавшись юным возрастом великого князя.

К этому времени он уже успел привыкнуть к сценам насилия и произвола. Мстительность и злоба окружающих больше не пугали Ивана, как раньше. Выросший в гуще интриг юноша стал равнодушен к чужой боли. Сначала он мучил кошек и собак. Чуть позже начал развлекаться тем, что давил конем встречных прохожих, забавляясь их страхом и криками. Недалекие и корыстные воспитатели не удерживали юношу от подобных «забав». Наоборот, восхваляли его за «храбрость» и «мужество». Очень похоже, что бояре специально «натаскивали» своего юного государя, разжигали в нем низменные инстинкты. Детскую жестокость Ивана они хотели использовать как оружие против своих личных врагов.

Результаты «воспитания» не замедлили сказаться. Свой первый в жизни смертный приговор Иван IV вынес, когда ему только-только исполнилось 13 лет. Увлеченные борьбой с «кланом потомков Гедимина» Шуйские совсем забыли о притихших на время Глинских. А те спокойно ждали своего часа. И дождались! В конце 1543 года по наущению родственников матери Иван IV приказал схватить Андрея Шуйского и отдать на растерзание псарям. Временщик, если уж быть честным, вполне заслужил такую участь: еще не прошло и полугода, как он со своими сторонниками (прямо в Думе и на глазах у великого князя) точно так же пытался расправиться с боярином Воронцовым{7}. Но не стоит думать, что после этого убийства закончилось боярское правление. Совсем нет. Просто Шуйских у руля государства сменили Глинские.

В результате стало только хуже. При дворе еще больше расцвели раболепие и беззаконие. Злоупотребления властью достигли невиданных размеров. В народе тем временем росло недовольство боярскими интригами и распрями. Крестьяне и горожане все чаще спасались от произвола бегством на окраины. В центре и на местах резко выросло число «татебных» и «разбойных» дел. В управлении страной царили бестолковщина и некомпетентность. Особенно ярко они проявились в последние дни правления Глинских, во время пожара Москвы 1547 года, самого разрушительного за всю историю ее существования.

Что же касается Ивана IV, то после убийства Шуйского он выехал на богомолье в Калязин монастырь. А вслед за этим четырнадцатилетний монарх отправился в большое путешествие по наиболее почитаемым обителям страны: вначале в Троице-Сергиев монастырь, а оттуда через Ростов и Ярославль — в Кирилло-Белозерский, Феропонтов, Корьильев-Комельский и Павлов-Обнорский монастыри. Путешествие продолжалось несколько месяцев.

Можно ли утверждать, что Иваном двигало только желание замолить невольный (а даже самые ярые недоброжелатели признавали, что приказ убить Шуйского подросток отдал «по боярскому наущению») грех? В какой-то мере это бесспорно так — люди XVI века были очень религиозны. Но имелись у дальнего выезда и другие причины. В дороге юный монарх мог отдохнуть от дворцовых интриг и опостылевших церемоний. Переезжая от одного монастыря к другому, он тешился медвежьей охотой и ловлей зверя.

Надо заметить, что монахи, принимавшие у себя государя, не особо чинились со знатными гостями. Так, в Кириллов монастырь Иван и его свита прибыли к ночи. К этому времени иноки уже закончили трапезу, а припасы снесли в погреб. «Государя боюся, а Бога надобе больше того боятися!» — нравоучительно заявил подкеларник и отказал в ужине московским гостям, сославшись на строгость монастырского устава.


Глава 3. ЮНОСТЬ ГОСУДАРЯ. ПАДЕНИЕ ГЛИНСКИХ. ПОЯВЛЕНИЕ ИЗБРАННОЙ РАДЫ

В XVI веке совершеннолетие наступало к 15 годам. В это время дети боярские поступали «новиками» на военную службу, а представители знатных родов получали низшие придворные должности. По замыслу Василия III опекуны должны были к 15 годам подготовить Ивана IV к управлению страной. Но назначенные отцом-государем люди давно уже сошли с политической сцены. А временщикам было не до воспитания…

Вот так и получилось, что начиная с лета 1545 года в отношениях Ивана с Думой возникли серьезные разногласия. Молодой монарх хотел избавиться от боярской опеки и править самостоятельно. Дума энергично сопротивлялась. Кто-то боролся с государем из корысти, но большинство просто понимало, что Ивану — такому, как он есть сейчас, — в одиночку власть не удержать.

Осенью 1545 года конфликт достиг апогея. Когда государь «за невежливые слова» велел урезать язык Афанасию Бутурлину, Дума выразила свое коллективное неудовольствие. Иван IV ответил массовыми опалами. В немилости одновременно оказались князья Кубенский, Шуйский, Воронцов, Горбатый и Палецкий. Иван Кубенский в то время был дворецким и фактически возглавлял Думу. Остальные четверо занимали в ней видное положение. Таким образом, великий князь наложил опалу на все думское руководство. Ситуация разрешилась лишь благодаря митрополиту Макарию. Он постепенно уладил конфликт, и в декабре опалы с бояр были сняты.

А молодой государь меж тем продолжал чудить. В 1546 году Иван IV лично возглавил поход на южную границу. Прибыв со своим полком в Коломну, он расположился лагерем под Голутвиным монастырем. Поскольку враг не появлялся, скучающий юноша развлекался как мог — «пашню пахал вешнюю и з бояры сеял гречиху и инны потехи, на ходулях ходил и в саван наряжался». Пока игры носили невинный характер, придворные безропотно в них участвовали. Но потеха с саваном, т.е. с мнимыми похоронами, была по сути своей богохульным развлечением. Одного из участников — если верить летописцу, им был сам Иван IV — обряжали в саван и укладывали в гроб. Как принято на настоящих похоронах, гроб ставили посреди избы. Заупокойную молитву «на церемонии» заменяла отборная брань. А под конец согнанных в избу девок заставляли целовать «покойника» в уста.

Надругательств над религиозными таинствами не было в обычаях православной Руси. Скорее всего, юношу подучили и раззадорили литовские родственники. Расчет строился на том, что московские бояре не стерпят, начнут протестовать. И тогда Глинские, с помощью новых казней и опал, еще сильнее укрепят свои позиции при дворе. Так все и получилось. Князь Иван Кубенский, на правах старшего родственника[8], попытался урезонить государя. Похоже, лидер Думы действовал не в одиночку, потому что Иван IV приказал схватить не только Кубенского, но и его ближайших сторонников: Федора и Ивана Воронцовых. Всем троим государь повелел отсечь головы «у своего стану перед своими шатры». В тот же день был арестован и конюший Иван Федоров-Челяднин. Но он, в отличие от прочих, «против государя встречь не говорил, а во всем ся виноват чинил» и потому отделался ссылкой.

Вскоре Глинские руками юного государя нанесли еще один удар по давним врагам. Вернувшись в Москву, Иван IV приказал казнить двух своих сверстников: Федора Овчину и Ивана Дорогобужского. Первого из них посадили на кол, второго — обезглавили. Федор был сыном того самого Ивана Овчины, которого клан Глинских винил во всех своих бедах. Дорогобужский приходился покойному Овчине племянником.

Череда убийств не столько укрепила влияние Глинских, сколько сплотила их врагов. Прежде в Московском княжестве никогда не казнили бояр без сыска и суда. Иван, с подачи родственников матери, нарушил эту традицию. Начав самостоятельное правление с репрессий, государь подорвал репутацию власти в глазах общества. Глинские поняли, что нужно отвлечь внимание от казней и упрочить авторитет монарха. Этим целям должны были послужить коронация Ивана IV и его женитьба.

Оба события планировали на начало 1547 года. Летописи представляют дело так, будто решения исходили от самого государя. Он-де изъявил свою державную волю, а митрополит с боярами поддержали. Такой вариант маловероятен. Юный Иван весь 1546 год продолжал путать управление государством с детскими забавами, и он по-прежнему был игрушкой в руках приближенных. К примеру, явившись в декабре 1546 года в Псков, великий князь «все гонял на ямских», от чего псковичам было «много протор и волокит», а в результате так и «не управил в своей вотчине ничего». Жители города надеялись, что государь рассмотрит их жалобы на воеводу Ивана Турунтая Пронского. Но Иван IV уехал в Москву, так и не приняв челобитчиков. Очень скоро он поймет, что народное недовольство нельзя игнорировать. А пока молодой государь спешил на пышную коронацию.

Московские правители давно уже именовали себя «великими князьями всея Руси». Однако лишь Иван III смог сбросить ордынское иго и стать по-настоящему самостоятельным властителем. Когда он короновал шапкой Мономаха внука Дмитрия и даровал сыну Василию титул великого князя Новгородского, в Москве появилось сразу три великих князя. Старшинство Ивана III подчеркивалось добавлением слова «самодержец», что было простым переводом титула «автократор», который носил старший из византийских императоров. В последние годы Иван III начал именовать себя «царем всея Руси», но он воздержался от официального принятия нового титула, понимая, что соседние государства его не признают. Тем не менее Иван III иногда использовал царское звание в международной переписке — например, в сношениях с Ливонским орденом и некоторыми князьями Священной Римской империи.

Внук, решивший пойти в этом вопросе дальше деда, не спешил извещать о новшестве иностранные государства. Польские послы, к примеру, только через два года узнали, что Иван IV венчался именно на царство, а не на великое княжение. Выслушав это важное заявление, они немедленно потребовали письменных доказательств. Московские бояре отказали. Очевидно, чтобы не давать лишних поводов к оспариванию прав Ивана IV на новый титул.

Церемония прошла 16 января 1547 года в главном московском соборе — храме Успения Богородицы в Кремле. Митрополит Макарий торжественно возложил на голову великого князя шапку Мономаха и провозгласил Ивана Васильевича первым в русской истории «боговенчанным царем». Как писал позже по этому поводу Н.М. Карамзин, «с сего времени Российские Монархи начали уже не только в сношениях с иными Державами, но и внутри Государства, во всех делах и бумагах именоваться Царями, сохраняя и титул Великих Князей, освященный древностью… Достойно примечания, что Константинопольский Патриарх Иосаф, в знак своего усердия к Венценосцу России, в 1561 году Соборною грамотою утвердил его в сане Царском… Сия грамота подписана тридцатью шестью Митрополитами и Епископами Греческими»{8}.

Надо сказать, что люди XVI века представляли политическую систему в виде строгой иерархии. Со времен Киевской Руси центром вселенной считалась Византийская империя, воспринявшая наследие Древнего Рима. И долгое время только ее правителей русские именовали царями. После установления власти Золотой Орды Владимирская Русь вошла в состав Монгольской империи, владевшей на тот момент половиной мира. И князья, получавшие «ярлык» от ордынских ханов, стали называть «царями» своих татарских владык.

Однако во второй половине XV века эта стройная система рухнула. Сначала в 1453 году погибла Византийская империя, а затем в 1480 году исчезла власть Золотой Орды. Ситуация в Восточной Европе изменилась. Вместо слабых и раздробленных обломков Киевской Руси появилось мощное Московское государство. Русское политическое сознание еще при Василии III откликнулось на это новой идеологической доктриной «Москва — Третий Рим». Теперь же правящая верхушка перешла от слов к делу. И как верно отметили А.А. 3имин и А.Л. Хорошкевич, «дополнение короткого слова «царь» в и без того уже пышном титуле великого князя… Делало его носителя равным по чину императору “Священной Римской империи”, ставило выше европейских королей — датского, английского, французского и многих иных, в том числе и ближайших соседей и соперников — польского и шведского, уравнивало с восточными соседями — казанским, астраханским ханами — наследниками Золотой Орды, недавними повелителями Руси… Столица государства, Москва, отныне украсилась новым титулом — она стала “царствующим градом”, а русская земля — Российским царством»{9}.

Если провозглашенный царем Иван IV предстал перед подданными в роли преемника римских кесарей и помазанника Божьего на земле, то его жадная родня обрела ощутимые материальные выгоды. Бабке Анне Глинской и ее потомству государь даровал обширные земельные владения на правах удельного княжества.

Князь Михаил Глинский получил в день коронации чин конюшего, его брат Юрий стал боярином.

Не остался внакладе и владыка Макарий. К чести митрополита нужно заметить, что выгод он искал не для себя, а для всей Русской церкви. Расчеты эти полностью оправдались. Получение царем короны из рук митрополита подчеркнуло особую роль православия в государстве. Церковь выступила в роли «духовной матери» царской власти и стала, таким образом, ее гарантом. Государство в ответ приняло на себя заботу о сохранении прав и привилегий церкви. После церемонии довольные друг другом царь и митрополит занялись каждый своим делом. Иван IV принялся готовиться к свадьбе, а Макарий — к давно назревшей церковной реформе.

Первоначально планировалось охватить поисками невесты все государство. По городам и уездам страны отправились бояре и окольничие, чтобы организовать осмотры на местах. Каждому дворянину, имевшему дочерей 12 лет и старше, велено было без промедления везти их к наместнику. Понятно, что при русском бездорожье процедура грозила затянуться на много месяцев. Между тем ближние бояре, не дожидаясь съезда провинциальных невест, свезли во дворец своих дочерей и племянниц. На этих узкокелейных смотринах Иван выбрал в жены красавицу Анастасию, дочь покойного окольничего Романа Юрьевича Захарьина-Кошкина. Глинские одобрили кандидатуру. Худородную родню невесты, Захарьиных, они не опасались, а зря. Уже через полгода многие из временщиков потеряют не только должности, но и жизнь. Пока же на царской свадьбе 3 февраля Глинские играли самые видные, после молодоженов, роли.

Ситуацию в Кремле кардинально изменили московские пожары 1547 года, ставшие для жителей столицы истинным бедствием. «Летописи Москвы часто говорили о пожарах, называя их великими, — писал об этом событии Н.М. Карамзин, — но никогда огонь не свирепствовал в ней так ужасно, как в 1547 году. 12 апреля сгорели лавки в Китае с богатыми товарами, гостиные казенные дворы, обитель Богоявленская и множество домов от Ильинских ворот до Кремля и Москвы-реки. Высокая башня, где лежал порох, влетела на воздух с частью городской стены, пала в реку и запрудила оную кирпичами. 20 апреля обратились в пепел за Яузой все улицы, где жили гончары и кожевники; а 24 июня, около полудня, в страшную бурю, начался пожар на Неглинной, на Арбатской улице, в церкви Воздвижения; огонь лился рекой и вскоре вспыхнул Кремль, Китай, Большой посад. Вся Москва представляла зрелище огромного пылающего костра под тучами густого дыма»{10}. Из описания хорошо видно, что речь идет о двух отдельных пожарах, между которыми был достаточно большой перерыв.

Рассмотрим события хронологически. Когда в апреле произошел первый московский пожар, государь никак на него не отреагировал. Глинские остались у власти. Иван IV выехал на отдых в село Остров в Подмосковье. Там его посетила депутация жителей Пскова, тех самых, что пытались в декабре прошлого года пожаловаться на своего наместника — князя Пронского, ставленника Глинских. Почему такая представительная делегация (70 человек) не обратилась с этим к царю во время свадебных торжеств, когда он раздавал пожалования и милости, а тянула дело до июня, не очень понятно. Теперь же жалобщики явилась некстати. Государь был не в настроении их слушать. Иван «…опалился на псковичь, сих бесчинствовал, обливаючи вином горячим, палил бороды и свечою зажигал и повеле их покласти нагих на землю»{11}. Спасло несчастных лишь известие о новом пожаре в Москве. Царь срочно умчался в столицу.

А там дела уже шли хуже некуда. Выгорел Кремль. Огонь уничтожил множество домов и церквей в центре и на окраинах. Обрушилась часть городских укреплений. В пламени пожара погибло более 1700 человек. Митрополит чудом спасся из горящего Кремля, но получил сильные ушибы, когда его на веревках спускали с крепостной стены. Иван IV поспешил навестить Макария. Царя в поездке сопровождали боярин Иван Федоров, вернувшийся из ссылки, и князь Федор Скопин-Шуйский. В присутствии митрополита Федоров сообщил о том, что московский люд на площадях толкует о чьем-то намеренном поджоге («яко волхованием… вся Москва погоре»). О том, что молва винит в пожаре Глинских, боярин умолчал. На данном этапе ему важно было получить царский приказ на начало розыска.

За четыре дня, пока шло расследование, волнения в столице продолжали усиливаться. И это неудивительно. Глинских к тому времени возненавидели все. Твердо надеясь на приязнь к ним Ивана, временщики шли к своим целям напролом и не гнушались никакими средствами. Их сторонники и слуги вели себя в русской столице как в завоеванном городе. Теперь наступил час расплаты…

Оставшиеся без крова люди под звон уцелевших колоколов вышли на улицы и площади столицы. Начался мятеж. Для объяснения к бунтовщикам из Кремля отправились бояре Федоров и Скопин. С ними на площадь выехали Юрий Темкин и Григорий Романов. «Они “начаша выпрашати: кто зажигал Москву?” — пишет об этом эпизоде Р. Скрынников. — Вопрос был рискованным, но бояре вовсе не собирались щадить своих недругов. Они знали, о чем толковала толпа, и, надо полагать, сами способствовали распространению зловещих слухов»{12}. Естественно, в ответ тут же прозвучали имена «волховы» Анны Глинской и ее детей, которые, по мнению посадских жителей, «попалили колдовством Москву».

Позже Иван IV в приписках на полях официальной летописи прямо указывал, что бояре этими вопросами спровоцировали народ на расправу с временщиками. С царем трудно не согласиться. Вооруженная толпа, состоящая явно не из одних москвичей, быстро разгромила дворы временщиков и перебила их воинских слуг. Дядю царя Юрия Глинского силой выволокли из Успенского собора и забили камнями насмерть. Бабке царя Анне и ее второму сыну Михайлу в тот момент удалось скрыться. Но вскоре они окончательно потеряли влияние при дворе: Михаил Глинский после неудачной попытки бежать в Литву лишился звания конюшего.

Таким образом, при ближайшем рассмотрении поход псковских челобитчиков и серия московских пожаров 1547 года в совокупности своей очень похожи на согласованные действия некоей закулисной группы, которая вознамерилась сменить Глинских у руля государственной власти. Сначала они попытались в Пскове жаловаться на временщиков Ивану IV. Тот челобитчиков не принял. Затем в Москве произошел апрельский пожар — Глинские остались у власти. Тогда следует еще один тур жалоб — государь снова принимает сторону родственников. Он бьет и пытает ходоков. Возникает опасность, что псковичи не выдержат, назовут соучастников и организаторов… И тут в Москве начинается второй пожар, еще более страшный и разрушительный, чем первый! Однако Иван IV продолжает держаться за Глинских, не удаляет их от себя. В ход идет последний козырь — бунт горожан-погорельцев. Восставшие безжалостно расправляются с временщиками и их слугами. Иван IV при всем желании не может защитить Глинских от народного гнева.

Налицо прекрасно организованный государственный переворот! Но тогда возникает вопрос: кто были эти заговорщики и чего они добивались? Первое подозрение естественным образом падает на тех, кто пришел на смену правительству Глинских. Князь Курбский в письме к Ивану Грозному позже назовет их на польский манер Избранной радой. Однако не все так просто! Признанным лидером нового правительства стал митрополит Макарий, который чудом спасся во время июньского пожара. В случае его гибели у «радовцев» не было ни единого шанса закрепиться у власти. Да что власть?! Организуй они подобный огненный ужас, без митрополита даже голову от плахи никому уберечь не удалось бы…

Скорее на роль заговорщиков подходят те, кого Глинские упорно и настойчиво отодвигали от государственной кормушки, — старинные боярские кланы Рюриковичей и Гедиминовичей. Свергая временщиков, лидеры Думы рассчитывали восстановить власть высшей аристократии. Но Иван IV, опираясь на, помощь митрополита, сформировал правительство без их участия. В России наступил период бурного расцвета: эпоха дворянских публицистов и представительных сословных совещаний (Земских соборов), время военных побед, преобразовательных идей и смелых реформ.

Собственно, самая первая из них — церковная — стартовала еще зимой. За два дня до царской свадьбы, 1 февраля 1547 года в Москве собрался Священный собор, рассмотревший вопрос о канонизации русских подвижников. В период феодальной раздробленности церкви отдельных княжеств развивались самостоятельно. Каждая земля имела своих собственных, почитаемых только в ее пределах чудотворцев. Централизованному государству нужен был единый список русских святых.

Инициатор реформы Макарий много лет провел на севере страны и свыкся с местным пантеоном. Поэтому среди канонизированных общерусских чудотворцев преобладали новгородские подвижники. Влияние Ивана IV на решения Собора было минимальным. Это видно по тому, что церковные иерархи не причислили к лику святых ни одного из московских князей — предков царя. Зато этой чести удостоился их злейший враг — Михаил Тверской, — убитый в Орде по наущению Юрия Московского. В список не попал Дмитрий Донской, защитивший страну и веру на поле Куликовом, зато был канонизирован новгородский князь Всеволод Мстиславич, почитавшийся святым в Пскове.

Сейчас проведенная Макарием реформа может показаться незначительным новшеством. Однако для своего времени она была явлением революционным. На Соборе 1547 года Русская церковь обрела больше святых, чем за пять предыдущих веков. По замыслу митрополита это должно было показать, что «солнце благочестия», померкшее в Риме и Царьграде, готово с прежней силой воссиять в новом центре православия — Москве. К бесспорным достоинствам реформы можно отнести и тот факт, что она не породила оппозиций или расколов ни в церковных кругах, ни в обществе, как это случилось позднее с реформой патриарха Никона. Здесь сказался бесспорный дипломатический талант Макария, его умение всегда и во всем найти взаимовыгодное решение, пусть и не идеальное, но приемлемое для всех участвующих в его выработке сторон.

Еще одним важным качеством духовного лидера нового правительства было умение делиться властью и влиянием. Понятно, что распространялось эта политическая щедрость лишь на тех, кого Макарий считал людьми честными, знающими и достойными. К их числу относились три самых влиятельных деятеля Избранной рады: дьяк посольского приказа Иван Висковатый, представитель провинциального дворянства Алексей Адашев и священник Благовещенского собора Сильвестр.

Состав Избранной рады не был ни постоянным, ни официально оформленным. Наряду с лицами незнатного происхождения в нее входили князья и бояре: Курбский, Курлятев, Воротынский, Одоевский, Серебряный, Горбатый-Шуйский и Шереметев. Лидеры Рады вовсе не были теми всесильными временщиками, какими они предстают в письмах Курбского. Одновременно в государстве действовал еще один близкий к царю орган, в отличие от Рады официально оформленный, — так называемая Ближняя дума. В ней ведущие посты занимали Захарьины и Старицкие, родственники царя и царицы. Лидеры Рады нередко конфликтовали как с руководством Ближней думы, так и друг с другом. Зачастую — публично. В этом случае споры разрешал сам Иван IV.

К примеру, на знаменитом Стоглавом церковном соборе 1551 года митрополит Макарий по большинству вопросов поддерживал иосифлян, а любимец царя Сильвестр — нестяжателей. В 1553 году в присутствии царя глава Посольского приказа Висковатый обвинил Сильвестра в пособничестве еретикам. Но тут за священника вступился Макарий, взявший Сильвестра под защиту. Так что влияние Избранной рады держались не на сплоченности рядов и узурпации власти, а на эффективной работе. На той пользе, которую их действия приносили стране и государю. Образно говоря, Рада была «широкой обоймой» проверенных в деле эффективных управленцев, которых царь Иван IV направлял на самые ответственные участки работы.

А важных и секретных поручений у царя в то время было много. Москва завершила объединение русских земель в конце XV — начале XVI века. Управлять обширным государством с помощью архаичных учреждений, сложившихся в мелких княжествах в период феодальной раздробленности, с каждым годом становилось все труднее. Требовалась коренная перестройка государственных институтов. Нужно было упорядочить законы и структуры управления, расширить источники поступления доходов в казну. При этом интересы наиболее активных слоев населения — боярства, дворянства, купечества и духовенства — зачастую противоречили друг другу, а значит, нужно было лавировать, идти на компромиссы, находить оригинальные решения встающих перед страной задач…

Но сначала комплекс проблем попытались разрешить старым дедовским способом: с помощью быстрой и победоносной войны. В последние годы правления Ивана III Казанское ханство на какое-то время перешло под протекторат Москвы, однако дальше оно стало лавировать между Россией и Крымом — в зависимости от того, кто из претендентов занимал ханский престол. В 1546 году к власти в Казани пришел союзный Крыму Сафа-Гирей. И набеги на русские земли тут же возобновились. Подвижные отряды казанцев разоряли пограничные уезды, доходили до Владимира, Костромы и даже Вологды.

Конфликт на востоке пришелся кстати. Среди малоземельных дворян планы завоевания «подрайской» Казанской земли были очень популярны. Дети боярские надеялись, что война принесет им богатую добычу и обширные поместья. Церковные иерархи приветствовали священную борьбу с неверными «агарянами». Все знали, что Казанское ханство сильно ослаблено многолетними смутами, а покоренные татарами народы Поволжья: чуваши, мордва, мари, удмурты, башкиры — ждут только случая, чтобы избавиться от ханского диктата.

20 декабря 1547 года царь лично повел армию на восток. Однако легкой победы не получилось. Ранняя оттепель помешала перевезти через Волгу артиллерию. На переправе много пушек и пищалей ушло под лед. И хотя полевую армию хана разгромил у стен Казани передовой полк, дальше татары отошли в крепость, штурмовать которую без «наряда» — нечего было и думать. После семидневной осады русская рать отступила. Иван вернулся в Москву 7 марта 1548 года. Неудача первого в его жизни настоящего похода сильно огорчила царя. Особенно обидно было сознавать, что о возобновлении казанской войны придется надолго забыть. Меньше чем через год заканчивалось перемирие с Литвой. А воевать на два фронта страна не могла.


Глава 4. РЕФОРМЫ ИВАНА IV. ПОКОРЕНИЕ КАЗАНИ И АСТРАХАНИ

В 1548 году Сигизмунда I Старого сменил на польском и литовском престоле его сын Сигизмунд II Август. Королевские послы Станислав Кошка и Ян Камаевский знали о казанской неудаче и ждали от Ивана IV возвращения Смоленска. Московские дьяки выдвигали встречные требования: они настаивали, чтобы Литва отдала России не только недавно захваченный Гомель, но и Полоцк с Витебском. На такие огромные уступки царь, конечно же, не рассчитывал. «За королем наша вотчина извечная, — объяснял он свою позицию боярам. — Киев, Волынская земля, Полоцк, Витебск и многие другие города русские, а Гомель отец его взял у нас во время нашего малолетства: так пригоже ли с королем теперь вечный мир заключать? Если теперь заключить мир вечный, то вперед уже через крестное целование своих вотчин искать нельзя, потому что крестного целования никак нигде нарушать не хочу»{13}.

В конце концов стороны договорились продлить действующее перемирие. Но тут возникло затруднение с титулом Ивана IV, который в составленной дьяками грамоте был указан царем. Сигизмундовы послы отказались брать подписанную российской стороной бумагу, заявив, что «прежде такого не бывало»… Московские бояре ответили: да, не бывало, но лишь потому, что государь тогда еще не короновался. Теперь же Иван Васильевич «царем и венчался по примеру прародителя своего Мономаха и то имя он не чужое взял»{14}.

Но королевских послов эти слова не убедили. Они наотрез отказались подписывать договор в таком виде и пригрозили покинуть Москву. Царю Ивану новую грамоту, без царского титула, составлять не хотелось. Бояре убеждали его, что при угрозе с востока и юга[9] про новый титул можно на время забыть. После долгих совещаний русская сторона приняла соломоново решение: «Написать полный титул в своей грамоте, потому что эта грамота будет у короля за его печатью. А в другой грамоте, которая будет писаться от имени короля и останется у государя в Москве, написать титул по старине, без царского имени. Надобно так сделать потому, что теперь крымский царь в большой недружбе и казанский также: если с королем разорвать из-за одного слова в титуле, то против троих недругов стоять будет истомно, и если кровь христианская прольется за одно имя, а не за землю, то не было бы греха перед богом. А начнет бог миловать, с крымским дело поделается и с Казанью государь переведется, то вперед за царский титул крепко стоять и без него с королем дела никакого не делать»{15}.

От литовских послов это решение держали в секрете до последнего. Те уже распрощались с московскими переговорщиками, собрались в дорогу, сели в сани… И лишь тогда русские бояре их вернули и позволили написать королевскую грамоту без царского титула. 13 февраля 1549 года все бумаги были составлены и подписаны. Но Иван на этом не успокоился. Выехавший с послами в Литву боярин Михаил Морозов попытался добиться признания за Иваном IV царского титула непосредственно от Сигизмунда II. Король ответить, что «…прежде ни Иван, ни отец его, ни дед этого титула не употребляли, а что касается Владимира Мономаха, то, во-первых, это дела давние, а во-вторых, киевский престол сейчас находится в руках короля, и тогда уж король, а не великий князь московский имеет право называться царем киевским. Но так как титул этот ни славы, ни выгоды королю не обещает, то он его и не употребляет, тем более что все христианские государи называют царем только римско-германского императора. Если же король и великий князь московский называют царями крымского хана и других татарских и поганых господарей, то это ведется из старины, давно их на славянских языках стали так называть, а сами они себя так не величают»{16}.

Первые неудачи не обескуражили Ивана IV. Энергия в нем продолжала бить через край. А поскольку с наступлением на Казань нужно было ждать до следующей зимы, восемнадцатилетний царь с головой окунулся в реформаторскую деятельность. 27 февраля 1549 года Иван Васильевич выступил с «программной» речью на первом в истории страны Земском соборе. Впрочем, Земским собором его тогда еще не называли, в ходу были другие обозначения этого представительного сословного совещания: «великая земская дума» и «собор примирения». На мероприятии присутствовали члены Боярской думы в полном составе, весь Освященный собор во главе с митрополитом Макарием, высшее военное и административное руководство страны: дворецкие, казначеи и воеводы, а также выборные представители от детей боярских, дворян и жителей посада.

Все они на Лобном месте слушали речь царя «о примирении», в которой тот подвел итоги боярского правления времен своего малолетства. Иван IV резко осудил в ней бояр-кормленщиков, притеснявших детей боярских и «христиан», обижавших посадских и служивых людей. О нестроениях и бунтах предшествующего периода царь сказал так: «… нельзя исправить минувшего зла; могу только спасти вас от подобных притеснений и грабительств. Забудьте, чего уже нет и не будет! Оставьте ненависть, вражду; соединимся все любовию христианскою. Отныне я судья ваш и защитник»{17}.

Эти слова не были пустой риторикой. Собор принял важные решения по расширению прав дворянства и ограничению полномочий наместников. В их ведении остался суд над детьми боярскими только по таким важнейшим уголовным преступлениям, как убийство, кража и разбой с поличным. Все остальные судебные дела в отношении служилых людей перешли в ведение царской администрации. А для того чтобы государевы чиновники не злоупотребляли несовершенством законов, Собор принял решение в кратчайшие сроки исправить действующий Судебник. Приказы тут же приступили к работе, и уже к июлю следующего года она была закончена. Судебник 1550 года упорядочил принятие новых законов, ограничил действие устаревших средневековых норм, урезал власть и полномочия бояр. В наместническом суде теперь предусматривалось непременное участие представителей выборной власти — земских старост из местного служилого люда, а также «целовальников»[10] из числа крестьян и жителей посада.

Очень важными пунктами нового Судебника были: отмена торговых привилегии феодалов и передача права на сбор тамги[11] от наместников в руки царской администрации. Это облегчало и упорядочивало нагрузку на купцов и ремесленников, одновременно увеличивая доходы государства. Той же фискальной цели служила и отмена податных льгот монастырям. Положение крестьян практически не изменилось: норма о Юрьевом дне осталась в том же виде, что и в Судебнике 1497 года.

«Собор примирения» стал первым в истории современной России сословно-представительным учреждением, чем-то наподобие французских Генеральных штатов. Разница лишь в том, что Земские соборы не ограничивали власть монарха, их деятельность носила, как правило, совещательный характер. Однако со своей основной функцией — помогать верховной власти лавировать между интересами боярской аристократии, церковных иерархов, верхушки городского посада и служилого дворянства — Соборы справлялись ничуть не хуже западноевропейских аналогов.

В 1550 году началась военная реформа, призванная укрепить вооруженные силы страны. Ее проводили сразу по нескольким направлениям. Во-первых, на время военных действий сильно ограничивалось местничество (споры при назначениях руководителей воинских соединений и подразделений). Во-вторых, для создания в непосредственной близости от столицы постоянного кадрового резерва было решено «испоместить» в Московском уезде «избранную тысячу», т.е. из лучших представителей дворянства создать ядро мобильной армии, способное по первому зову царя исполнить любые срочные распоряжения. В-третьих, для служилого люда устанавливались две формы, два порядка прохождения воинской службы: «по отечеству» и «по прибору».

Службу «по отечеству» проходили дворяне и дети боярские. Начиналась она с 15 лет, когда из «недоросля» юноша становился «новиком», продолжалась до самой смерти и переходила по наследству. Эта категория служилых людей составляла основную ударную часть вооруженных сил — конное ополчение. Воинских слуг «по отечеству» обеспечивали жалованьем (от 4 до 7 рублей в год) и землей — «поместными дачами» (от 150 до 450 десятин земли в трех полях). Зачастую эти оклады значились только на бумаге: фактически у государства не хватало то денег, то земель, а то и обоих видов обеспечения сразу…

Службу «по прибору» в основном проходили стрельцы. Созданные в 1550 году стрелецкие войска имели на вооружении огнестрельное (пищали) и холодное (бердыши за спиной и сабли на боку) оружие. Организационно они были сведены в «приказы» по 500 человек. Первоначально все три тысячи стрельцов составляли личную охрану царя. Но к концу XVI века в стрелецких войсках было уже более 25 тысяч человек, и служили они не только в Москве, но и во всех крупных городах страны.

На службу «по прибору» мог поступить любой свободный человек. Казаки, пушкари, воротники, казенные кузнецы и другие государственные ремесленники «военных специальностей» также приравнивались к «приборным людям». Неся службу по разным городам и на границах государства, «приборные люди» селились особыми слободами. Государство обеспечивало их (по возможности) коллективными земельными «дачами». Из этих общих «дач» затем нарезались участки для личного пользования. Безземельные «приборные люди» получали хлебное и денежное жалованье. Но поступало оно нерегулярно, а потому им разрешалось подрабатывать ремеслом и торговлей. Естественно, это отвлекало «приборных людей» от службы и снижало боеспособность войск.

В военное время служилые землевладельцы приводили в войско «сборных и посошных людей», которые выставлялись с тяглых дворов города и деревни. Вливались в войско также вольные казаки, жившие на Дону. Благодаря проведенной реформе, общая численность российской армии во второй половине XVI века превысила 100 тысяч человек.

В декабре 1549 года возобновилась война с Казанью. И здесь погода снова подвела царя Ивана: ранняя распутица не позволила русским войскам продвинуться дальше устья Свияги. Опять, как и в случае со Смоленском, Россия уперлась в «сезонную» проблему: для гарантированного успеха предприятия нужно было перенести военные действия на лето, но тогда требовалось решить сложную проблему с доставкой под стены Казани тяжелой артиллерии. А еще нужно было как-то нейтрализовать на это время южную угрозу…

Задачу с концентрацией артиллерийского кулака решили просто и оригинально: весной 1551 года царские плотники срубили под Угличем, а потом разобрали и сплавили вниз по Волге полноразмерную деревянную крепость. Второй раз ее собрали на правом берегу Волги, в 20 верстах от Казани. Так Россия получила опорный пункт для организации военных действий против неприятельской столицы. Артиллерию и припасы можно было теперь заранее подвезти водным путем и хранить в непосредственной близости от театра военных действий. А вскоре был окончательно решен и вопрос с коммуникациями — все перевозы по Волге, Каме и Вятке оказались под контролем царских войск, так как «горные черемисы»[12] добровольно перешли в российское подданство.

Активные подготовительные действия вблизи Казани вызвали ожидаемую реакцию Крымского ханства. Даулат-Гирей нанес удар с юга. 22 июня его армия подошла к Туле и начала штурм города. Однако русские воеводы предвидели такое развитие событий. Основные силы они расположили в районе Каширы и Коломны. Уже через два дня эти войска подошли к месту сражения. Ввязываться в бой с «большими полками» не входило в планы крымского хана. Сняв осаду крепости, он ушел восвояси.

Да и какой смысл был Даулат-Гирею упорствовать? Ведь до этого борьба за Казань между Москвой и Крымом велась только в «династической» плоскости: победитель усаживал на престол «своего» хана и на этом успокаивался. Вот и сейчас казанские мурзы привычно согласились впустить в город российского ставленника Шигалея. В августе 1551 года новый хан въехал в Казанский кремль в сопровождении боярина Ивана Хабарова и дьяка Ивана Выродкова. С ними прибыла русская охрана из 200 стрельцов. Вот только на этот раз московское правительство не собиралось ограничиваться призрачным контролем…

Получая престол из рук царя, Шигалей обязался «лихих людей побити, а иных казанцев вывести, а пушки и пищали перепортити, и зелие не оставити»{18}. Иными словами, подручный казанский хан призван был исполнить незавидную роль «троянского коня»: подготовить все для будущего захвата своей столицы русскими войсками. Естественно, он нуждался в контроле и наставлениях опытных мастеров «тайной войны». Основным «московским куратором» Шигалея был Алексей Адашев, дважды посещавший Казань с важными и тайными миссиями. В короткий срок эти двое перетянули на сторону Москвы большинство татарских вельмож.

Осечка произошла в тот момент, когда Шигалей уже передавал власть московскому воеводе князю Семену Микулинскому, которого Иван IV назначил наместником Казани. Жители татарской столицы, выпустив из кремля хана Шигалея со стрелецкой охраной, перебили оставшихся в крепости детей боярских, а воеводу с его людьми в город не впустили.

Судя по тому, как быстро после этого под стенами Казани появилась более чем 100-тысячная русская армия со 150 осадными орудиями и всеми необходимыми для штурма припасами, такое развитие событий не застало врасплох Ивана IV. Но и казанцы, даже в этой трудной ситуации, вовсе не выглядели «мальчиками для битья». Возглавивший восстание Ядигер-Мухаммад действовал быстро и решительно: за считаные дни гарнизон столицы был доведен до 30 тысяч татарских ратников и трех тысяч союзных ногаев. Фактически в строй встал каждый горожанин, способный носить оружие. Еще не меньше 30 тысяч опытных воинов составляла полевая армия ханства — орда. В любой момент к ней на помощь могли подойти из степей союзные сибирские, ногайские или крымские отряды.

Однако согласовать свои действия гарнизон и орда не смогли. К тому времени, как городские ратники пошли на вылазку, полевая армия уже ничем не могла им помочь. Несколькими днями ранее князь Александр Горбатый разгромил ее в битве на Арском поле. Возведя осадные укрепления, русские войска 29 августа 1552 года начали планомерный обстрел Казани. Особенно убийственным был огонь орудий с 13-метровой трехъярусной башни, установленной прямо напротив главных, Царевых, ворот города. С ее высоты вся Казань была у русских пушкарей, как на ладони.

Царские розмыслы[13] успешно вели минные подкопы. Сначала они прорыли подземный ход к тайному источнику, из которого осажденные брали питьевую воду, и взорвали в нем 11 бочек пороха. Казанцам остался только небольшой смрадный проток. Вода в нем была гнилая, многие жители города от нее болели и умирали.

Осадные работы затянулись больше чем на месяц. Только 30 сентября большой полк начал штурм внешней стены. Захватив Арскую башню, передовые отряды ворвались на городские улицы. Воевода Михаил Воротынский посылал гонцов в ставку царя, прося подкреплений и настаивая на общем штурме. Однако остальные полки оказались не готовы к тому, чтобы развить успех. Казанцы быстро перебросили подкрепления с неатакованных участков, и ратникам Воротынского пришлось отступить из города. Но Арскую башню они удержали за собой.

Следующий штурм должен был стать последним и решающим. Наступать собирались сразу со всех сторон, чтобы гарнизон не мог, как 30 сентября, маневрировать силами. Под крепостные стены заранее подвели несколько тайных ходов. Правда, не все их удалось закончить. В ночь с 1 на 2 октября 1552 года разведчики доложили Воротынскому, что казанцы узнали о подкопах. Воевода понял: это грозит провалом всего плана. Он потребовал начать атаку немедленно. За два часа до рассвета русские полки со всех сторон двинулись к крепости.

Оглушительные взрывы раскололи рассветную тишину. Это в нескольких подкопах сразу взорвались 48 бочек пороху. Обрушился участок стены недалеко от Арской башни. Одновременно с этим огненный смерч разметал в щепу Ногайские ворота. Русские войска через проломы прорвались в город. Начался решительный штурм. Гарнизон сражался до последнего, каждый дом давался с боем. Особенно упорно оборонялись отряды в ханском дворце и соборной мечети. Но удержать город было невозможно. После ожесточенного уличного сражения Казань пала. Хана Ядигера-Мухаммада взяли в плен. Примерно шесть тысяч человек, пытаясь вырваться из окружения, спустились с городской стены к речке Казанке, но русские ратники встретили их пушечным огнем с противоположного берега. Уцелевших татар вскоре окружили и обезоружили.

Так закончилась история Казанского ханства, но борьба с остатками орды продолжалась еще пять лет. Налеты отдельных отрядов, нашедших приют у астраханских ханов и ногайцев, тревожили русские гарнизоны. Эти быстрые рейды часто сопровождались восстаниями горожан и жителей сельских округов. Зато крестьяне и посадский люд восточных и северо-восточных областей России могли вздохнуть свободно. Набеги на эти земли прекратились. А когда в 1556 году московские воеводы взяли Астрахань, ситуация на востоке окончательно прояснилась. Почти сразу после этого в состав России добровольно вошли Удмуртия и Башкирия. В 1557 году русскому государю присягнул на верность правитель Большой Ногайской Орды мурза Исмаил. Таким образом, река Волга оказалось в полном распоряжении русских купцов. Международный торговый путь «из варяг в персы» превратился во внутрироссийский. «Каспийские ворота»[14] оказались закрыты для крымско-турецкой экспансии. Это резко изменило расстановку сил не только в Восточной Европе, но и на всем Евразийском континенте.

И в первую очередь превратило крымского хана Даулат-Гирея, до того времени лавировавшего между Польско-литовским союзом и Москвой, в непримиримого врага России. Если во времена Ивана III Москва с Крымом выступали единым фронтом против союза хана Ахмата (и его наследников) с Литвой и Польшей, то после падения Казани в Восточной Европе остались лишь два претендента на «Батыево наследство»: Россия и Крым.

А что же происходило в это время на западной русской границе? Несколько лет после заключения перемирия в 1549 году Иван IV и Сигизмунд II продолжали препираться по поводу титулов. Польский и литовский правитель не признавал Ивана царем, а тот в свою очередь перестал именовать Сигизмунда королем, мотивируя это изменение тем, что общается лишь с великим князем Литовским, а с Польским королевством у России никаких дел нет.

Затем, вдоволь наигравшись во взаимное непризнание, 12 сентября 1552 года стороны продлили на два года действующее между ними перемирие (со вступлением нового договора в силу с 25 марта 1554 года). После этого 7 февраля 1556 года правители России и Литвы подписали очередное соглашение, по которому перемирие устанавливалось еще на семь лет (до 25 марта 1563 года). При этом вопрос о царском титуле Ивана IV они так и не решили. Русским дипломатам не помогли ни ссылки на (естественно, липового) «прародителя» русского царя — римского императора Августа, ни доводы Ивана Васильевича о том, что «Казанского и Астраханского государства титулы царские бог на нас положил»{19}.

Что интересно, именно в 1556 году у русской стороны появилась возможность в вопросах о землях и титуле очень многого добиться от Сигизмунда. Дело в том, что к этому времени власть короля ослабела настолько, что во многих вопросах превратилась в призрак. Южные районы страны, постоянно страдающие от крымских набегов, с надеждой и симпатией смотрели в сторону усиливающейся России.

В марте 1556 года Иван IV, не дожидаясь очередного вторжения крымских татар, послал отряд дьяка Ржевского в дальний рейд на юг. Русские ратники на чайках[15] спустились по реке Псел и вышли в Днепр. Здесь к ним присоединились 300 черкасских[16] казаков под командованием атаманов Млынского и Есковича. Черкас в помощь «московитам» прислал каневский староста[17] Дмитрий Вишневецкий. Отряд доплыл до турецкой крепости Очаков в устье Днепра и штурмом овладел ею. На обратном пути Ржевскому пришлось выдержать шестидневный бой с нагнавшими его у порогов конными отрядами татар. С боем пройдя пороги, русские ратники вернулись в Москву.

Летом 1556 года Вишневецкий построил мощную крепость на острове Хортица, там, где позже будет располагаться Запорожская Сечь. А в сентябре отправил в Москву атамана Михаила Есковича с грамотой, в которой «бьет челом» и просит, чтобы «его Государь пожаловал и велел себе служить»{20}. Нужно заметить, что к этому времени под контролем у Вишневецкого, потомка участвовавшего в битве на Куликовом поле северского князя Дмитрия Корнбута, была вся польская «украйна» от Киева до Дикой степи. Под его знаменами в походы против Крыма поднимались тысячи казаков.

К тому же Вишневецкий был потомком великого князя Литовского Ольгерда, а следовательно, по представлениям польских и литовских панов, имел право «отъехать» к другому государю вместе со своими землями. Чем выгодно отличался от безродного шляхтича Хмельницкого. Да и территорию предлагал присоединить большую, чем Переяславская рада в 1654 году. Конечно, согласие с предложением Вишневецкого означало для Ивана IV войну с Польшей. А вполне возможно, что и с Крымом. Но это столкновение проходило бы в несколько иных условиях, чем печально знаменитая Ливонская война. На юге русские полки, даже сражаясь на два фронта, имели бы преимущество коротких внутренних коммуникаций. В глазах Европы они бы предстали в роли основного противника Турции и Крыма, лишив этого имиджа польско-литовский альянс.

Однако Иван IV не оценил всех выгод предложения князя Дмитрия. Договарившись о мире с Крымом, Иван Васильевич приказал Вишневецкому сдать Канев, Черкассы и все прочие контролируемые им города и территории польскому королю, а самому ехать в Москву. Там Вишневецкий получил 10 тысяч рублей «на подъем», а также город Белев и несколько сел под Москвой «в кормление».

Логика русского царя проста и понятна. Назревает кризис в Прибалтике, скоро там начнется Ливонская война. Крымское ханство, с которым Иван планировал замириться на то время, пока его войска будут заняты на севере, жило не за счет сельского хозяйства, промышленности и торговли, как большинство прочих стран. Львиную долю доходов татарские мурзы получали от ежегодных набегов на земли соседей. На этом строилась вся экономика Крыма. Степные феодалы просто физически не могли обходиться без грабежа.

Переманив на свою сторону Вишневецкого и его ратных людей, русский царь не только серьезно усилил оборону собственных рубежей, но и сделал более привлекательными для крымчаков польские «украйны», лишившиеся главного защитника. Иван IV считал, что этими действиями обеспечил себе лояльность крымского хана. Однако будущее показало, что царь заблуждался. Даулат-Гирей не простил Москве захвата Казани и не собирался мириться с тем, что Волга стала «русской рекой» до самого Каспия. Крымский хан мечтал о реванше и ждал только благоприятной возможности для сокрушительного удара…

* * *

Чтобы закончить с периодом, предшествующим Ливонской войне, нужно отметить, что начатые перед Казанскими походами прогрессивные преобразования успешно продолжались и в последующие годы. Так, к 1556 году в рамках военной реформы было подготовлено Уложение о службе. В нем определялись все тонкости прохождения дворянами и детьми боярским службы «по отечеству», регламентировалось количество боевых холопов, которое каждый из них должен вести с собой в поход, в зависимости от количества четвертей поместной земли. Вотчинники теперь получали право на поместья наряду с прочими служилыми людьми, вследствие чего принцип обязательности службы был распространен на все категории землевладельцев. Таким образом, поместная система нового Уложения уровняла все феодальное сословие России в отношении службы.

Особого внимания удостоились в этом документе лица, сравнительно недавно появившиеся в военной системе государства, — боевые холопы. Еще со времен Древней Руси удельные князья и богатые бояре содержали собственные дружины. К началу XVI века эти вооруженные отряды стали комплектоваться уже не только из вольных бойцов (отроков), но и из несвободных людей — боевых холопов. В отличие от страдников (пашенных холопов), которые работали в поле, боевые холопы несли вместе с землевладельцем военную службу. От господина своего они получали перед походом все необходимое на войне: боевого коня, вооружение и запас продовольствия. При этом слуга, поступавший на службу впервые, давал долговую расписку (кабалу) на сумму, в которую оценивалось стоимость предоставленного ему имущества. Такие холопы назывались «кабальными». В случае же, если снаряжаемый хозяином воин еще и до этого был несвободен, он считался «старинным», или «полным», холопом.

К середине XVI века ускорился процесс разорения мелкопоместного дворянства. И богатые землевладельцы были не прочь включить этих опытных воинов в свою вооруженную свиту. Правительство оказалось перед выбором между интересами служилой мелкоты и крупных собственников. Причем второй вариант явно выглядел привлекательнее. Ведь чтобы вернуть оскудевшего дворянина на цареву службу, казне надо было затратить большие средства: обеспечить его поместьем, вооружить, экипировать в поход. Во втором же случае, когда обедневшего ратника ссужал всем необходимым богатый сосед-землевладелец, государство получало то же количество воинов, но без дополнительных затрат.

Поддержание боеспособности дворянского ополчения было в глазах правительства первоочередной задачей, а потому интересами служилой мелкоты решили пренебречь. Завершивший реформу указ 1558 года подтвердил законность всех служилых кабал на дворян (детей боярских) старше 15 лет, не находящихся на царской службе. Таким образом, военная реформа, проводимая при активном участии Адашева, в краткосрочной перспективе существенно упрочила русскую армию. Однако узаконенный ею процесс «охолопливания» мелкого дворянства постепенно подготавливал почву для гражданской войны (называемой обычно Смутным временем), которая захлестнула Россию в начале XVII века.


ГЛАВА 5. НАЧАЛО ЛИВОНСКОЙ ВОЙНЫ. ПАДЕНИЕ ПРАВИТЕЛЬСТВА ИЗБРАННОЙ РАДЫ

Историки до сих пор не пришли к единому мнению по поводу Ливонской войны. Большинство считает ее политической ошибкой. К примеру, Н.И. Костомаров усматривал в этой кампании только излишнее стремление Ивана IV к завоеваниям и ничего больше.

В то время как И.А. Заичкин и И.Н. Почкаев уверены: первый русский царь вынужден был начать ту самую борьбу за «окно в Европу», которую завершил Петр I. Строго говоря, обе позиции небезупречны. Выход к Балтийскому морю у России в середине XVI века был, его потеряли позже. Причем во многом благодаря поражению в Ливонской войне.

В июле 1557 года[18] дьяк Иван Выродков построил в устье реки Наровы «…город для бусного (корабельного) приходу заморским людем»{21}. После этого царь Иван IV запретил своим купцам ездить в ливонские порты Нарву и Ревель. Новгородцы и псковичи должны были ждать иностранцев на своей территории. Однако царский указ не изменил торговых маршрутов. Иноземные негоцианты по-прежнему швартовались в Ливонии. Естественно, это раздражало царя.

Строить развитое портовое хозяйства и мощные морские укрепления в устье Невы было долго и дорого. Дешевле и проще казалось взять готовое у соседей. Тем более что обжитые гавани на балтийском побережье были совсем не чужие. Эти земли недавно отняли у Псковского и Новгородского княжеств Литва, Ливонский орден и Швеция. Удачно выбрал царь и направление для удара: из троицы обидчиков Ливония имела наиболее обустроенные порты и была самым слабым военным противником. Повод тоже нашли подходящий: орденская казна задолжала России «юрьевскую дань» за много лет. В 1554 году послы магистра пообещали уплатить неустойку через три года, но денег Ливония так и не прислала. Вместо этого ее новый магистр Вельгельм фон Фюрстенберг заключил с Сигизмундом II тайный союз против России.

В общем, к концу 1557 года причин для войны набралось более чем достаточно. И Иван IV решил нанести удар. В январе 1558 года 40-тысячная русская армия перешла ливонскую границу недалеко от Пскова. События развивались строго по намеченному плану. Орден терпел одно поражение за другим. Царские войска взяли Нарву и Дерпт. Ливония, в которой еще до войны были сильны центробежные настроения, начала разваливаться на части. Пройдя всю страну, русские отряды весной 1559 года вышли к побережью Балтики, появились на границах Восточной Пруссии и Литвы. Царь ликовал. В Кремлевском дворце, в Большой палате, он устроил грандиозный пир. В разгар праздника Иван IV лично выпил кубок привезенной гонцами морской воды, и то же самое по его требованию сделали ближайшие советники — Сильвестр с Адашевым.

Но вскоре ситуация на фронтах резко изменилась. Причин называют много. Тут и недооценка опасности со стороны Крымского ханства, и завышенные требования Ивана IV к проигравшей борьбу Ливонии, и длительная пауза в военных действиях на севере летом 1559 года. Вот если бы русский царь продолжал слушаться Избранную раду, пишут один за другим в своих книгах историки, если бы не разогнал правительство Сильвестра—Адашева…

На самом деле все не так просто. Реформированная Адашевым русская армия была прекрасным инструментом войны. По соотношению цена/эффективность в Восточной Европе она не знала себе равных. Но на свете нет ничего идеального — имелись у царских войск и слабые места. Так, длительный мир этой армии был категорически противопоказан. Когда рядом с 25—30 тысячами бояр и дворян в той же тяжелой коннице скачут 25 тысяч боевых холопов, прекращение войны лишает половину ратников перспектив на возврат к свободе, богатству и знатности. Иными словами, превращает этих храбрых и опытных воинов из лояльных слуг режима в потенциальных бунтовщиков. Но это еще не все: боярско-дворянская половина конного ополчения, несущая расходы по собственному содержанию и экипировке боевых холопов, заинтересована только в быстрых и победоносных кампаниях. Длительные войны на своей территории, где нельзя разжиться трофеями, грозят ей разорением.

Пока правительству удавалось сохранять оптимальный темп боевых действий, устраивающий обе половины поместной конницы, военный механизм царской России работал идеально. Но первые же нарушения ритма могли сказаться на его боеспособности не лучшим образом. Вот почему советники Ивана IV еще в начале Ливонской войны пытались притушить его воинский пыл. Царь же, уверовавший после Казани в свои стратегические таланты, пытался достичь всего и сразу.

Так, получив весной сведения о том, что летом 1559 года крымский хан готовит поход на Москву, Иван IV не только заключил полугодовое перемирие с Орденом и направил основную часть армии на юг для защиты «украйн». Он послал в дальние речные рейды два больших русских отряда: восьмитысячный окольничего Данилы Адашева и пятитысячный князя Дмитрия Вишневецкого. Адашев захватил в устье Днепра два турецких корабля, а затем высадился в западном Крыму, близ современной Евпатории. Его воины разорили несколько татарских улусов, освободили сотни русских рабов и вернулись по Днепру домой. Вишневецкий разбил на Дону крымский отряд, идущий к Астрахани, а затем осадил турецкую крепость Азов. Гарнизон спасло лишь появление султанского флота адмирала Али Рейса. Нетрудно заметить, что оба дальних рейда существенно задели интересы Блистательной Порты. Стоит ли после этого удивляться, что очень скоро в рядах крымских войск на южных границах России появились турецкие пушкари с «нарядом» и отряды янычар?

Огромной политической неудачей обернулись вскоре и победы в Ливонии. После разгрома орденской армии новый магистр Готхард Кетлер обратился за помощью к Сигизмунду II. 31 августа 1559 года Польша и Орден заключили союзническое соглашение в Вильно. Согласно этому договору король обязался защищать владения магистра от притязаний России. В награду за помощь ливонские власти отдавали Сигизмунду под залог девять волостей. Орден сохранял право их выкупить за 700 тысяч польских гульденов.

С известием о договоре в Москву отправился посол короля Мартин Володков. В январе 1560 года он передал дьякам грамоту, сообщавшую Ивану IV, что Ливония отдалась под королевское покровительство. Посла принял Алексей Адашев, выразивший от имени царя протест по этому поводу. Некоторое время между царем и королем велась оживленная дипломатическая переписка, в которой стороны старались доказать друг другу свои права на Ливонию. Затем монархи попытались совместить прибалтийские дела с «марьяжными»: женить овдовевшего в августе 1560 года Ивана IV на сестре Сигизмунда II Екатерине. Свадьба эта в условиях, когда у короля не было прямых наследников, открывала перед царем светлые династические перспективы. Сестра последнего из Ягеллонов приносила в Москву права сразу на две короны: польскую и литовскую.

Король на этот брак вроде бы согласился. Однако через некоторое время его посол в Москве Шимкович от имени своего монарха заявил, что до начала сватовства нужно прежде заключить мир. Естественно, на выгодных для Литвы условиях. Надо заметить, что к этому времени в борьбу за Ливонию вступили Швеция, аннексировавшая Ревель и Северную Эстонию, и Дания, установившая контроль над островом Эзель. Перед Россией вместо одного разбитого противника стояли три новых, намного более мощных. А с юга усиливал давление крымский хан. Не дождавшийся уступок от Москвы, Сигизмунд посчитал, что в этой ситуации два-три решительных удара вынудят Ивана IV к заключению выгодного для Литвы мира. Войска гетмана Радзивилла нарушили перемирие с Россией и в сентябре 1561 года взяли штурмом Тарвест. Однако затем Радзивилл потерпел от русских воевод поражение под Пернау, и вскоре ситуация вернулась к прежней точке.

Весь 1562 год прошел в опустошительных набегах с обеих сторон. Чтобы выйти из политического тупика, Иван IV решил на время забыть о претензиях к прочим участникам конфликта. Со шведами он в августе 1561 года подписал очередное перемирие на 20 лет, а с датчанами заключил союзный договор. Это позволило России сосредоточить все силы против Сигизмунда. В качестве объекта для решительной атаки Иван IV выбрал старинный город Полоцк — ключевую пограничную крепость, падение которой открывало царской армии путь на Вильно.

В наступлении, по данным Скрынникова, участвовало свыше 50 тысяч бойцов, в том числе 18105 дворян (которых сопровождали примерно 20 тысяч боевых холопов), 7210 стрельцов и более шести тысяч служилых татар{22}. Войско двинулось из Великих Лук в первых числах 1563 года. Неширокая полоцкая дорога с трудом вмещала такую массу людей (с пушкарями и обозными мужиками общая численность их приближалась к 80 тысячам человек), лошадей (в общей сложности не менее 70 тысяч) и артиллерийских орудий (свыше 200 штук). Среди пушек были и уникальные для своего времени экземпляры. Летописи упоминают о том, что в обстреле Полоцка участвовало стенобитное орудие, метавшее 20-пудовые ядра.

Движение армии постоянно стопорилось. Царь с приближенными метался вдоль дороги, самолично «разбирая» людей в заторах. Только 31 января русское войско подошло к Полоцку и занялось осадными работами. Город был построен на высотах в углу, образованном слиянием реки Полоты с Западной Двиной. Укрепления состояли из Большого города (замка) и Острога. Сомкнутая крепостная ограда Острога имела две стены: внешнюю и внутреннюю.

Придвинув артиллерию к стенам полоцкого Острога, воеводы начали интенсивную бомбардировку. 7 февраля через пробоины в стенах русские войска ворвались в Острог. К этому времени были выжжены все предместья, расположенные за рекой Полотой. В руках защитников оставался только замок, в котором уже ощущался недостаток продовольствия. Литовский комендант крепости Станислав Давойны выслал из города всех мирных жителей, примерно 20 тысяч человек. Одновременно в русском лагере появились сведения, что на выручку Полоцка идет 40-тысячная армия Радзивилла с большим количеством пушек.

Однако Иван IV не испугался. Выдвинув против литовского гетмана (все «великое войско» которого на самом деле состояло из 3500 всадников и 20 орудий) отряд князя Репнина, царь с территории захваченного Острога начал бомбардировку Большого города. Ночью, во время вылазки, гарнизон попытался захватить русские батареи, но с передовой полк под руководством боярина Шереметева и князя Кашина отбил атаку. Через двое суток в Полоцком замке начались пожары. А на рассвете 15 февраля, когда сгорели уже 650 метров деревянной стены Большого города, его гарнизон капитулировал.

18 февраля, после того как были потушены все пожары, царь Иван торжественно въехал в ворота, принял титул князя Полоцкого и выслушал обедню в Софийском соборе. Затем он написал последнему из Избранной рады, кого еще мог считать своим искренним другом, митрополиту Макарию: «Исполнилось пророчество русского угодника, чудотворца Петра митрополита, о городе Москве, что взыдут руки его на плещи врагов: бог несказанную свою милость излиял на нас недостойных, вотчину нашу, город Полоцк, нам в руки дал»{23}.

* * *

Царь очень гордился победой, славу которой ему ни с кем не пришлось делить. К 1563 году вокруг Иван IV не было друзей и соратников, остались только слуги. Первый кризис в отношениях с Избранной радой случился еще в 1553 году, когда после возвращения из Казани Ивана Васильевича уложила в постель тяжелая болезнь. Сознавая, что он вот-вот может умереть, царь составил завещание в пользу только что родившегося сына Дмитрия. Иван IV понимал, что положение «царя-пеленочника» будет весьма шатким. Поэтому он потребовал от всех приближенных принести присягу наследнику. В Ближней думе преобладали родственники царицы Захарьины, которым в случае смерти царя «светило» коллективное регентство. 11 марта 1553 года они охотно принесли присягу. Но когда на следующий день в Переднюю избу из государевых покоев вышли с крестом для клятвы князь Владимир Воротынский и дьяк Иван Висковатый, произошла неприятная заминка. Старший боярин Думы князь Иван Шуйский отказался от присяги под тем предлогом, что «…им (боярам. — Лет.) не перед государем целовати (крест. — Р.С.) не мочно; перед кем им целовати, коли государя тут нет?»{24}

Подошедший к кресту вторым окольничий Федор Адашев высказался еще яснее: «Ведает бог да ты, государь: тебе, государю, и сыну твоему царевичу Дмитрию крест целуем, а Захарьиным нам Данилу з братией не служивати; сын твой, государь наш, еще в пеленках, а владети нами Захарьиным Данилу з братиею; а мы уже от бояр до твоего возрасту беды видели многие». Позже в этом демарше Федора Адашева Иван IV обвинит его сына, Алексея, который в составе Ближней думы без оговорок целовал крест Дмитрию в первый день присяги. На Сильвестра же царь обиделся якобы из-за того, что тот вступился за Владимира Андреевича Старицкого, когда бояре перестали допускать его к больному царю.

Однако была ли окончательная размолвка 1559 года между Избранной радой и Иваном IV вызвана поведением Сильвестра и Адашева в дни династического кризиса? Ведь от этого времени до первых отставок прошло больше шести лет! Огромный срок для нетерпеливого и взрывного Ивана Васильевича. Еще интереснее проследить, как сказалось поведение ключевых участников кризиса 1553 года на их карьере в ближайшие два-три года. Верноподданнейшие Захарьины вскоре утратили большую часть влияния при дворе: Данилу Романова в 1554 году царь отстранил от руководства Большим дворцом, Василий Юрьев-Захарьин утратил место Тверского дворецкого. Под откос покатились и их сторонники: Иван Головин, родственник Захарьиных, потерял высокую должность в Казенном приказе, с постом печатника расстался ставленник Данилы Романова Фуников. Чуть раньше этого, в ноябре 1553 года, Алексей Адашев стал окольничим, а не желавший служить Захарьиным Федор Адашев получил чин боярина, в общественном мнении не положенный ему по «худородству». Не осталось внакладе и среднее звено Избранной рады: так, в 1554 году в бояре был пожалован князь Андрей Курбский. Но и это еще не все! Благодаря лидерам Избранной рады в 1553 году избежали наказания удельный князь Владимир Старицкий и его мать Евфросинья. А ведь они не только отказывались целовать крест царскому наследнику Дмитрию! Старицкие вызвали в это время в Москву свои войска и демонстративно раздавали ратникам жалованье.

Все факты указывают на то, что именно в 1553—1559 годах влияние Сильвестра и Адашева при дворе достигло максимума. Их споры и «встречи» с царем носили рабочий характер и вполне укладывались в стиль тогдашнего руководства. Первая серьезная размолвка произошла в 1559 году, за месяц до окончания перемирия с Ливонией. Орденские отряды внезапно напали тогда на русские войска под Юрьевом и нанесли им поражение. Царь послал на выручку армию Курбского и Мстиславского. Но из-за начавшейся распутицы русская рать застряла в грязи по дороге в Новгород. А следом в столицу пришли вести о появлении на южной границе больших отрядов татар.

Царская чета в этот момент находилась в Можайске, на богомолье по случаю болезни Анастасии. Военные осложнения, возникшие сразу на севере и на юге, вызвали растерянность в Думе. Сильвестр и Адашев настояли на срочном возвращении царя в Москву. Иван IV двигался к столице со всей возможной скоростью. Понятно, что утомительный переезд по раскисшим от грязи дорогам не лучшим образом сказался на здоровье тяжелобольной царицы.

Когда супруги прибыли в Москву, оказалось, что причин для спешки уже нет: гарнизон Юрьева благополучно отбил атаки ливонцев, а татары отступили в степь без боя. Если кому-то трудно понять, в какую ярость пришел царь Иван, пусть мысленно поставит себя на его место. Почувствует боль заботливого мужа и отца, на руках у которого умирает горячо любимая женщина. Сюда же надо добавить шесть лет постоянных конфликтов между деятелями Рады и Анастасией (из-за ее братьев Захарьиных). Следует вспомнить и о том, что царица постоянно, изо дня в день, твердила Ивану IV: Сильвестр с Адашевым ее ненавидят и стараются извести. Понятно, что советники не оставались в долгу. Тот же Сильвестр в разговорах с Иваном IV часто сравнивал Анастасию с нечестивой императрицей Евдоксией, гонительницей Иоанна Златоуста.

«Оргвыводы» последовали незамедлительно. После возвращения царя из Можайска один из лидеров Думы и лучший друг Сильвестра князь Дмитрий Курляев отправился на воеводство в Юрьев-Польский. Это было равносильно почетной отставке. Лучший царский полководец князь Александр Горбатый-Суздальский после 1559 года перестал получать военные назначения. Зато в действующую армию отправился Алексей Адашев. Сильвестр пытался уговорить Ивана IV снять опалы с соратников. Но не преуспел в этом. Тогда в конце 1559 года он объявил царю, что намерен уйти на покой. Иван Васильевич не стал удерживать старого наставника и, благословив, отпустил его в Кириллов монастырь. Возможно, на этом опалы бы и закончились, но в 7 августа 1560 года Анастасия умерла.

Иван IV был безутешен. Царь вырос бесприютным сиротой, и любимая жена стала в его жизни первым по-настоящему родным человеком. Ее смерть не только потрясла, но и кардинально изменила Ивана Васильевича. В считаные месяцы из порывистого, но отходчивого правителя он превратился в беспощадного и мстительного деспота. Стал тем Иваном Грозным, которого мы знаем по учебникам истории. Свою роль сыграло, конечно, и новое окружение, но главным было огромное и безутешное горе, потеря той единственной женщины, которую он действительно любил.

Братья умершей царицы, Захарьины, решили использовать эту ситуацию. По Москве с их подачи поползли слухи, что Анастасию «счаровали»[19] Сильвестр с Адашевым. В непосредственном исполнении колдовских обрядов заподозрили польку Марию Магдалыню, одну из приживалок в доме Адашева. А надо заметить, что лидер Избранной рады к комфорту и богатству никогда не стремился, зато не забывал заботиться о душе. И потому его личные покой обилием в них больных (в основном «прокаженных»), юродивых и калик перехожих больше напоминали монастырскую богадельню, чем дворец правителя государства. Из всего тамошнего «контингента» Мария лучше остальных подходила на роль злодейки-колдуньи: во-первых, она явно неспроста носила прозвище Магдалыни; во-вторых, в Россию пришла из враждебной Польши; и в-третьих, из католичества в православную веру ее перекрестили по прямому ходатайству Алексея Адашева. Вскоре несчастная женщина, вся вина которой состояла лишь в желании пожить за чужой счет, заплатила за это не только собственной головой. Вместе с «чаровницей и Алексеевой согласницей»{25} казнили пятерых ее сыновей.

Адашев входил в состав Ближней думы, был фактическим правителем страны. Лишить такого человека чина и вотчин царь мог только после боярского суда. По свидетельству Курбского, судьба бывшего фаворита обсуждалась Думой в присутствии высшего духовенства. Митрополит Макарий просил допустить в столицу обвиняемого, чтобы дать ему возможность оправдаться. Но Захарьины настояли на заочном разбирательстве. Обвинительный акт, составленный с участием Ивана IV, Дума утвердила немедля. Адашева взяли под стражу. В 1561 году он умер в темнице от нервной горячки. Точно так же заочно, без возможности оправдаться, церковный собор осудил Сильвестра на заточение в Соловки.

Как только покончили с лидерами Рады, начались массовые казни, отставки и опалы всех, кто был к ним близок. Сторонники Сильвестра, ближние и дальние родственники Адашева, многие князья и бояре, а также их семьи, включая детей-подростков, были либо физически истреблены, либо отправлены в заточение, несмотря на их заслуги в недалеком прошлом. Н.М. Карамзин писал об этом времени: «Москва цепенела в страхе. Кровь лилась в темницах, в монастырях стенали жертвы!»{26} На каждого казненного или отправленного в тюрьму приходилось по десятку и более тех, кто попал в опалу: многие были отосланы в дальние города с понижением либо вовсе отставлены от службы. Так, к примеру, уехал с посольством в Данию «канцлер» Висковатый. Лишь нескольким бывшим «радовцам» удалось избежать преследований. От них потребовали заново присягнуть государю и его детям. Эти могли считать себя счастливчиками.

Покончив с ненавистными людьми, Иван IV взялся за обычаи. Все, что считалось хорошим тоном при Сильвестре и Адашеве, подвергалось теперь осмеянию. На смену многочасовым молитвам и унылому постничеству в царские палаты пришли каждодневные пиры и потехи. Иван Васильевич приглашал во дворец бояр и принуждал их пить «чаши великие». Если же кто-то из гостей упирался и отказывался осушить очередной кубок, его начинали корить тем, что сохраняет «дух и обычаи» государевых «недоброхотов» Сильвестра и Адашева. Таким образом, довольно скоро все царские гости упивались до «обумертвия».

Понятно, что даже избежавшие опал и казней бояре старались отмежеваться от этой буйной компании. Вокруг царя сформировался новый круг любимцев. Среди них выделялись будущие герои опричнины: боярин Алексей Басманов, его сын кравчий Федор Басманов, князь Афанасий Вяземский, боярин Василий Грязной и дворянин Григорий Лукьянович Малюта Скуратов-Вельский. Пока эта компания наливается вином на царских обедах, но недалек тот день, когда они зальют кровью всю Россию.

Итак, проверенных людей от управления страной и армией Иван IV отстранил, новых набрал. Теперь требовалось испытать их в деле. Первым важным предприятием эпохи «новой политики» оказался Полоцкий поход. За все годы Ливонской войны он получился самым успешным. Эта громкая победа по времени совпала с приходом из Константинополя грамоты патриарха Иосафа о соборном утверждении русского государя в царском звании. Иван IV воспринял двойной успех однозначно: не иначе как сам Бог выбрал его среди прочих монархов для великих свершений, а теперь поддерживает своего избранника и направляет его действия!

Отныне царь уже не старается сдерживать эмоции. Все свои действия он считает заранее одобренными на небесах. Любое сопротивление собственной особе Иван IV воспринимает как оскорбление Всевышнего. А неудачи приписывает козням дьявола и его слуг. Что жалкие людишки?! Даже монархов-соседей Иван Васильевич больше не признает за ровню…

Раздраженный тем, что шведы захватили замок Пайда на границе «русской части» Ливонии, царь обращается к королю Эрику XIV с грубым выговором, пишет «…многие бранчливые и подсмеятельные слова на укоризну его безумию»{27}. Послание это в других обстоятельствах могло бы обернуться для России многими бедами, но дела у шведского короля в тот момент шли из рук вон плохо, и потому он молча проглотил оскорбления. Это еще больше укрепило Ивана в уверенности, что отныне ему позволено все. Через некоторое время, будучи недоволен действиями датчан, русский царь написал грубое письмо и их королю, причем использовал в нем настолько сочные обороты речи, что датский посол так и не решился передать послание Ивана Васильевича по назначению.

Эти письма соседям-монархам, равно как и первые массовые репрессии, стали новой вехой в истории правления Ивана IV. Отныне во внутренней и внешней политике он больше не опирался на трезвый расчет. Русским царем руководило лишь его собственное нетерпение и высокомерие.


Глава 6. ПОЯВЛЕНИЕ ОПРИЧНИНЫ. ОБРАЗОВАНИЕ РЕЧИ ПОСПОЛИТОЙ

Узнав, что русские взяли Полоцк, Сигизмунд II отправил в Москву послов с предложением о перемирии. Иван IV согласился прервать боевые действия на девять месяцев, до 6 декабря 1563 года. К концу года стороны собирались выработать приемлемые условия мира. А пока царь занялся восстановлением захваченного города.

Для этого в Полоцке остались воеводами Петр Шуйский и два брата Серебряных-Оболенских, Василий и Петр. Все трое получили строгий приказ: «…укреплять город наспех, не мешкая, чтобы было бесстрашно. Где будет нужно, рвы старые вычистить и новые покопать, чтобы были рвы глубокие и крутые. И в остроге, которое место выгорело, велеть заделать накрепко, стены в три или четыре. Литовских людей в город[20], приезжих и тутошних детей боярских, землян и черных людей ни под каким видом не пускать, а в какой-нибудь день торжественный, в великий праздник, попросятся в Софийский собор литовские люди, бурмистры и земские люди, то пустить их в город понемногу, учинивши в это время береженье большое, прибавя во все места голов. И ни под каким видом, без боярского ведома и без приставов, ни один человек, ни шляхтич, ни посадский, в город не входил, в городе должны жить одни попы у церквей с своими семьями, а лишние люди у попов не жили бы»{28}.

Государев наказ воеводы выполнили в точности: город восстановили. Укрепления острога, в соответствии с указаниями Ивана IV, дополнили третьей стеной. А к этому времени подошел срок переговоров. В декабре 1563 года от Сигизмунда в Москву прибыли послы Ходкевич и Волович. Царь снова потребовал от короля признания своего нового титула, а значит, и законности притязаний на земли Киевской Руси. Московские бояре в разговоре с литовскими послами опять ссылались на непонятно откуда взявшуюся родословную, производящую Рюрика от римского императора Октавиана Августа.

Юмор ситуации заключался в том, что Август был первым римлянином, официально прибавившим к своему имени слово «божественный». В годы его правления особое значение получил культ Венеры-прародительницы, от которой, согласно легенде, происходил род Юлиев. Конечно, Октавиан (в отличие от его приемного отца Цезаря) был потомком Юлиев только по материнской линии, но зато римляне еще при жизни провозгласили богом самого Августа. В восточных провинциях (Египте, Малой Азии) для молитв ему были построены многочисленные храмы. А в Италии к концу жизни первого императора повсеместно распространился культ Гения Августа, за отправление которого отвечали сакральные коллегии жрецов-августалов. То есть, с какой стороны ни посмотри, мифический прародитель Ивана IV получается языческим богом высокого уровня. А их христианская церковь давно уже объявила бесами.

Сигизмундовы послы, будь они получше образованны (а европейская элита уже не только изучает в университетах римскую историю, но и увлекается древними мифами, знакомится с языческим пантеоном богов), вполне могли повернуть это «родословное оружие» в сторону России, призвать своих европейских соседей к крестовому походу против «потомка дьявола». Однако Ходкевич и Волович увидели в заявлениях московских бояр только то, что лежало на поверхности, — притязания на львиную долю литовских земель. Переговоры закончились безрезультатно.

Как только послы отправились восвояси, Иван IV возобновил военные действия. В январе 1564 года на запад двинулись сразу две русские рати. Князь Петр Серебряный вышел с полками из Вязьмы. А из Полоцка выступило войско Петра Шуйского. Встретились эти армии в районе Орши. И дальше должны были совместно идти через Минск на Вильно. По непонятной причине двигаться русские воеводы решили порознь, на расстоянии нескольких верст друг от друга. В походе между ними отсутствовала оперативная связь. Впрочем, если согласиться с предположением историков о том, что между Шуйским и Серебряным возник местнический спор, то ненавидеть друг друга после этого они должны были люто. Логичным тогда выглядит и странная в других обстоятельствах беспечность Шуйского: он не высылал передовых дозоров, позволил воинам двигаться налегке, оставив на возах панцири, пищали и прочее вооружение. Похоже, князь так увлекся ссорой с соседом, что и думать забыл о существовании вражеских полков.

Расплата за беспечность не заставила себя ждать. Вечером 23 января на реке Уле возле деревни Иванск армию Шуйского атаковали конники литовского гетмана Николая Радзивилла. Русские были разбиты наголову. Сам Шуйский и два князя Палецких погибли на месте. Двух других воевод, Плещеева и Охлябина, литовцы взяли в плен. Обоз из трех тысяч возов и артиллерия стали добычей победителя.

Однако все еще могло измениться — к месту сражения приближалось многотысячное войско князя Серебряного. Судя по всему, армия Радзивилла была значительно слабее. Но гетман пошел на хитрость. Он послал местному старосте письмо, где в красках описал новое оршанское поражение русских и сообщил, что собирается теперь зайти в тыл второй армии, чтобы отрезать ей дорогу к отступлению. Реальный князь Серебряный оказался не так хорош, как его однофамилец из романа А. Толстого. Он проглотил нехитрую уловку и скорым маршем отошел к Смоленску. Однако сил для развития успеха у Радзивилла не было. Когда он осадил Полоцк, гарнизон во главе с князем Петром Щенятьевым отбил штурм. Литовцы, сняв осаду, отошли к Витебску.

Иван IV, получив сообщение о гибели армии Шуйского, впал в неистовство. Неизвестно почему, но царь заподозрил, что его планы выдали литовцам изменники-бояре. Не утруждаясь проверкой подозрений, Иван Васильевич отдал приказ о немедленной казни князей Репнина и Кашина. Оба была опытными воеводами, оба отличились при взятии Полоцка. Репнина посланцы Ивана арестовали в церкви во время всенощной и убили, едва выведя на улицу. Кашина лишили жизни прямо на утренней молитве. Бессудные казни ничего хорошего принести не могли. Но объяснить это Ивану IV было уже некому… Последний, кто мог заступиться за опальных, постараться утишить царский гнев, — митрополит Макарий — умер 31 декабря 1563 года. Его преемником стал монах кремлевского Чудового монастыря Афанасий, исполнявший до того роль царского духовника. Новый митрополит беспрекословно выполнял все пожелания царя и ни в чем ему не противоречил.

Убийство без суда и следствия двух героев полоцкого взятия вызвало ожидаемую реакцию. Если раньше за кордон уходили только преследуемые, то 30 апреля 1564 года из крепости Дерпт в Литву бежал воевода Андрей Курбский, один из тех, кого царь считал своим личным другом. Король Сигизмунд II щедро наградил перебежчика. Русский князь получил от нового сюзерена староство Кревское, город Ковель с замком, местечки Вижу и Миляновичи, а также 28 сел. Переход Курбского стал уже вторым подряд, после поражения на Уле, ударом по самолюбию царя. Мало того что князья и бояре из-за местнических споров проигрывают битвы более слабому противнику! Они имеют наглость переходить на сторону врага в то время, когда страна ведет войну не на жизнь, а на смерть!

Потакать подобным безобразиям нельзя, а адекватно наказать — не получается… Остается одно: заменить этих бояр на других, создать иную систему управления страной, вырастить и воспитать истинную элиту государства! Но как это сделать в военное время? Очень просто! Нужно вводить новые порядки не во всей стране сразу, а начать с относительно небольшой, избранной ее части. И затем постепенно расширить этот очищенный от крамолы кусочек до размеров остальной России. Так в царской голове зарождается идея об опричнине.

Но перед началом реформ Ивану IV требовалось отбить очередной вражеский натиск. Осенью 1564 года Сигизмунд II направил к Полоцку большую армию. Царю пришлось срочно стягивать полки к северо-западным рубежам. А тем временем в южные пределы вторглась Крымская орда. Военные заслоны на Оке не смогли сдержать мощного удара. К счастью, хан Даулат-Гирей в этот раз не решился идти на Москву, а свернул к Рязани. Зная, что гарнизон в городе небольшой и, следовательно, вылазки бояться не стоит, крымские мурзы распустили отряды за полоном и добычей. Случайно в окрестностях города оказался Алексей Басманов, один из новых царских любимцев. Наспех собрав вооруженную свиту, по пути присоединяя к ней группы добровольцев, воевода напал на татарские разъезды. Частично он перебил и разогнал степняков, частично пленил. А затем засел со своим отрядом в Рязани. Все попытки штурма закончились неудачей. Более того, каким-то образом Басманов смог убедить татар, что ждет скорого подхода главных русских сил. Орда поспешно отступила в степи.

Королевская армия, простояв немного под Полоцком, без боя ушла за Двину. Похоже, Сигизмунд изначально планировал свой поход как отвлекающий маневр. Примерно в это же время русские воеводы отбили нападение литовских войск на Чернигов и взяли у врага город Озерище. Таким образом, Россия в очередной раз устояла перед согласованным литовско-крымским наступлением. И решающую роль в успехе сыграл «новый человек», Басманов. Что еще больше укрепило царя в правильности задуманного им «опричного проекта».

В основе плана была изложенная в письме к Курбскому идея самодержавия: власть царя неограниченна, она санкционирована Богом и патриархом, все подданные при любых условиях обязаны беспрекословно подчиняться монарху. Именно на этих принципах Иван IV решил строить новое государство. А чтобы Боярская дума не помешала его планам, царь задумал невиданное ранее лицедейство — притворное отречение от престола.

В начале декабря 1564 года царская семья начала готовиться к отъезду из Москвы. Государь посещал столичные монастыри и церкви, усердно молился в них, а попутно забирал и свозил в Кремль самые почитаемые иконы и святыни. В воскресенье 3 декабря, после богослужения в Успенском соборе, он трогательно простился с митрополитом, боярами, дьяками и всем прочим людом. На площади перед Кремлем уже стояли в готовности сотни повозок. Иван IV с детьми и молодой женой Марией[21] в сопровождении вооруженной охраны и большого обоза выехал из столицы «неведомо куда бяше». Посетив по дороге село Коломенское и Троице-Сергиев монастырь, царская семья обосновалась в Александровской слободе.

Через месяц Иван IV прислал в Москву гонца Поливанова с двумя грамотами. Первая, «опальная», была адресована митрополиту Афанасию. В ней царь описал беззакония времен своего малолетства, перечислил всевозможные вины бояр, детей боярских и приказных людей, а духовных лиц обвинил в пособничестве боярам. Конечно же, эти старые «вины» были уже не актуальны, и на самом деле Ивана IV беспокоили «свежие» боярские прегрешения. Но концентрация внимания на общепризнанных «изменных делах» давала царю большое преимущество в споре: думцы не могли возражать ему по эпизодам, в которых они ранее уже признавали свою вину.

В то время как бояре и церковные иерархи слушали «гневный» список их прегрешений, дьяки собрали на площади большую толпу и объявили ей об отречении Ивана Васильевича от престола. Глашатаи зачитали горожанам вторую, «слезную», царскую грамоту, в которой Иван IV просил, «чтобы они себе никоторого сумнения не держали, гневу на них и опалы никоторые нет». Трюк сработал на отлично. Народ на дворцовой площади прибывал час от часу. Его поведение становилось все более угрожающим. Допущенные в митрополичьи покои представители купцов и горожан заявили боярам, что отречения они не признают, а будут просить у царя защиты «от рук сильных» и готовы в любой момент сами «потребить» государевых изменников.

У Думы в тот момент хватало сил для противоборства. Но бояре были разобщены на кланы, и им требовалось хоть какое-то время, чтобы согласовать интересы, договориться о разделе руководящих постов и сфер влияния. Этого-то времени царь им как раз и не оставил. Свой «опричный» проект Иван готовил втайне, и его письмо с отказом от престола стало для аристократии полной неожиданностью. Чуть поколебавшись, Дума присоединилась к мнению московского посада. В Александровскую слободу выехала представительная делегация из духовенства, бояр, дворян, приказных людей, купцов и ремесленников. Выслушав посланцев «всего народа», Иван Грозный согласился вернуться на трон, но на определенных условиях. Он потребовал для себя права «невозбранно казнить изменников опалою, смертию, лишением достояния без всякого стужения, без всяких претительных докук со стороны духовенства»{29}. Гневную речь царь завершил словами о том, что изменники его детских лет сами хотели занять царский трон, извели любимую жену, а теперь стремятся уничтожить его самого. И сейчас он обязан принять меры, чтобы предупредить надвигающееся несчастье. Бояре поняли, на что намекает царь. Тогдашние его обидчики, старшие Шуйские, давно уже сошли со сцены. Из этого клана у власти остался лишь лидер Думы князь Александр Горбатый. В малолетство Грозного он был на вторых ролях, зато возвысился при Сильвестре и Адашеве. Решив, что чрезвычайные полномочия царь запросил для борьбы с кланом Шуйских и оставшимися «радовцами», бояре не стали ему перечить.

Введенная 2 февраля 1565 года опричнина была организована по принципу удельного княжества, находящегося в личном распоряжении царя. В основных своих чертах она напоминала французский королевский домен двухвековой давности. Этой частью страны управляла особая опричная Дума. Естественно, государь постарался забрать себе наиболее богатые центры торговли, стратегически важные форпосты и крепости. Была у нового удела и опричная армия, численностью пять тысяч человек. Каждого воина в нее царь отбирал лично. Вступая в ряды этой «государевой гвардии», будущий опричник клялся больше не знаться с жителями основной части страны, а также повсеместно искоренять «крамолу». Он навсегда отрекался от родных и друзей, обещал отныне служить только царю и никому больше. Та часть России, что осталась за пределами опричнины, называлась земщиной. Текущими делами здесь по-прежнему занималась Боярская дума. Однако верховная власть над земщиной, как и над всей страной в целом, оставалась в руках царя.

4 февраля 1565 года, т.е. уже на второй день после введения опричнины, началась новая полоса жестоких расправ. Огонь террора, то чуть затухая, то вновь разгораясь, полыхал до самой отмены опричнины в 1572 году. Однако Грозный и после этого не оставил в покое идею «царского домена». Уже через три года он возродился под видом «удела», когда Грозный возвел на трон татарского князя Симеона Бекбулатовича, а сам стал «князем Иванцом Московским». Его «удельная» армия походила на упраздненную в 1572 году опричную гвардию, как брат-близнец. Симеон пробыл на московском троне около года, после чего перешел на «великое княжение» в Тверь. Но и тогда Грозный не отказался от «домена». Место упраздненного «удела» практически сразу же занял «двор».

Однако мы не будем останавливаться на эпизодах необъявленной войны, которую по воле Грозного вел с его врагами этот менявший лики «преторианский корпус». Оставим в стороне и массовые «суздальские казни», и знаменитое дело Федорова, и гибель удельного князя Владимира Старицкого, и широко известный «новгородский разгром». Заметим только, что не все заговоры против русского царя были плодом его больного воображения. По крайней мере часть из них — вполне реальна, что, впрочем, ни в коей мере не оправдывает развязанного в стране массового террора. Отныне об опричнине и ее «наследниках» будет говориться лишь в том случае, если это напрямую коснется хода военных действий русской армии против Литвы и ее союзников.

А бои с внешним врагом не прекращались и в 1565 году. Правда, велись они довольно вяло. Со стороны Литвы наиболее мощным было весеннее наступление 15-тысячной армии князя Курбского на Великие Луки. Города воевода взять не смог, ограничился разграблением окрестностей. С русской стороны в войне с Литвой в боях участвовали еще меньшие силы. Борьба на западе постепенно приобрела позиционный характер. Следующие четыре года стороны чередовали редкие пограничные уколы с долгими переговорными паузами. Иван Грозный был слишком занят внутренними врагами, чтобы всерьез сражаться с внешними.

А в это время по другую сторону фронта постаревший Сигизмунд забросил государственные дела, окончательно превратившись в «короля Завтра». Однако не его лень была главной причиной военной «вялости» Литвы и Польши. Как верно заметил С.М. Соловьев, «…жажда покоя, изнеженность, роскошь овладели высшим сословием; и эта жажда покоя, отвращение от войны оправдывались политическим расчетом — не давать посредством войны усиливаться королевскому значению…»{30}

Впрочем, политические интриги литовцы продолжали плести с неослабевающей энергией. Не добившись от Москвы в 1566 году приемлемых условий мира, они к началу 1567 года заключили с Крымским ханством союз против России. Помимо прочего, на Даулат-Гирея повлияло сообщение о том, что в конце 1566 года королевские войска внезапным ударом разбили в 70 верстах от Полоцка земскую рать Петра Серебряного.

Пока Крымская орда разоряла Северскую землю, Сигизмунд II выдвинул свою армию к белорусскому местечку Радошковичи. Активных действий он при этом не вел и к большому сражению не стремился. Военная демонстрация литовцев имела совсем другие цели. Лазутчики постоянно доносили Сигизмунду, что трон Грозного шаток, а недовольство его политикой велико. «Король Завтра» надеялся, что само присутствие его армии у русских границ подтолкнет к решительным действиям тех князей и бояр, кто не желает терпеть опричные порядки. Царь тоже не решился на генеральное сражение: он сомневался в лояльности земцев и боялся измены.

Злость русского государя из-за неудачной военной кампании привела в 1568—1570 годах к очередной волне опричных казней. Репрессиям сопутствовали неурожаи 1568—1569 годов. А в 1570 году к ним добавилась эпидемия чумы. Начал раскручиваться кризисный маховик, который историки назовут позже «великим московским разорением»: проблемы в экономике приводили к уменьшению численности населения и снижению боеспособности вооруженных сил, а это сразу же сказывалось на «проницаемости» южных границ. Растущие потери от татарских набегов, в свою очередь, еще больше ухудшали экономическую ситуацию.

В то время как Россия слабела, ее враги усиливались. В январе 1569 года в Люблине начался объединенный польско-литовский сейм. «Бездетность Сигизмунда-Августа, — писал об этом событии С.М. Соловьев, — заставляла ускорить решение вопроса о вечном соединении Литвы с Польшей, ибо до сих пор связью между ними служила только Ягеллонова династия»{31}. Дебаты шли больше полугода… Один раз литовские противники слияния с Польшей — лидер протестантов Криштов Радзивилл и православный русский князь Константин Острожский — со своими сторонниками покинули сейм. Однако поляки, поддержанные мелкой литовской шляхтой, пригрозили ушедшим конфискацией земель. После чего «диссиденты» вернулись.

В результате 1 июля 1569 года была подписана новая уния. Польское королевство и Великое княжество Литовское объединились в Речь Посполитую — государство с выборным королем, единым сеймом и сенатом. С этого момента исчезли таможенные границы между Польшей и Литвой, на их территории вводилась единая денежная система. Переговоры с иными странами велись теперь от имени единого государства. Польская шляхта получила право владеть имениями в Литве, литовская — в Польше. Литва сохранила некоторую автономию: свое право и суд, администрацию, войско, казну, официальный русский язык. Зато она передала (по акту значилось, что «вернула») в состав Польши Киевское княжество. Всем было ясно, что ведущей силой в новом государстве стал польский элемент, и потому Речь Посполитую соседи сразу начали называть Польшей, а ее жителей — поляками. Для России заключение Люблинской унии означало, что военно-политический конфликт между Москвой и Вильно стал теперь русско-польским.

Весной 1570 года в Москву прибыли первые послы Речи Посполитой Ян Кротошевский и Николай Тавлош. На переговорах они долго спорили с боярами и дьяками о полоцких и ливонских границах, да так ни к чему и не пришли. Тогда поляки попросили о разговоре с царем, утверждая, что ему будущий мир особенно выгоден. На приеме у Грозного послы заявили: «Рады государя нашего Короны Польской и Великого княжества Литовского советовались вместе о том, что у государя нашего детей нет, и если господь бог государя нашего с этого света возьмет, то обе рады не думают, что им государя себе взять от бусурманских или иных земель, а желают избрать себе государя от славянского рода, по воле, а не в неволю, и склоняются к тебе, великому государю, и к твоему потомству»{32}.

Царь ответил дипломатично: «У нас божиим милосердием и прародителей наших молитвами наше государство и без того полно, и нам вашего для чего хотеть? Но если вы нас хотите, то вам пригоже нас не раздражать, а делать так, как мы велели боярам своим с вами говорить, чтобы христианство было в покое»{33}. Таким образом, Иван Грозный не проявил интереса к «литовскому варианту» унии. Царь понимал, что объединение трех государств, в двух из которых монарх существует в виде декорации, грозит ему потерей власти и влияния даже на территории России. Однако использовать польские надежды для заключения выгодного перемирия Иван IV был совсем не прочь. Ведь к этому времени все его попытки подписать англо-русский договор провалились, краткий по времени союз со Швецией распался после низложения Эрика XIV, а на юге нарастало давление со стороны Крыма и Турции.

22 июня 1570 года в Москве Россия и Польша заключили трехлетнее перемирие на условиях статус-кво[22]. Договор был очень нужен России, поскольку «загоревшаяся» несколько лет назад граница с Крымским ханством к тому времени уже буквально «полыхала». Постоянно растущее влияние Турции на этот регион вызывало все большую озабоченность в Москве. Ведь султан Селим II был для крымских, казанских и астраханских мусульман не только правителем соседнего государства, но и халифом, духовным лидером исламского мира. А значит, под турецкими знаменами татарские мурзы легко могли забыть о многовековой взаимной вражде. Призрак объединения всех антироссийских сил Юга и Востока под властью Османской империи приобрел реальные контуры…


ГЛАВА 7. ЮЖНЫЙ НАТИСК НА РОССИЮ 1569-1572 годов. СМЕРТЬ СИГИЗМУНДА II И ВЫБОРЫ НОВОГО КОРОЛЯ РЕЧИ ПОСПОЛИТОЙ

К весне 1569 года Турция сосредоточила в Азове отборную 17-тысячную армию и 100 тяжелых пушек. Эти силы предназначались для захвата Астрахани и изгнания русских из Нижнего Поволжья. Летом, соединившись с отрядами выделенных Даулат-Гиреем крымцев, турки двинулись вверх по течению Дона. Здесь к армии присоединились восставшие ногайцы. Общая численность наступающих на Астрахань отрядов возросла до 55—57 тысяч человек.

На переволоке между Доном и Волгой движение застопорилось. Две недели турки пытались вырыть канал, чтобы провести по нему галеры с тяжелой артиллерией. Поняв, что сделать это не удается, гребная эскадра повернула обратно. Оставшаяся без артиллерии армия попыталась взять Астрахань с налета. Русские воеводы без труда отбили штурм. Турецкий паша начал осаду города, но через десять дней янычары взбунтовались. Им не хотелось зимовать в голодном Поволжье. Потерявшая управление армия отступала по безводным степям Северного Кавказа «кабардинской дорогой». Довольно долго ее «провожали». В Азов вернулись немногие. Москва праздновала победу. Но это был лишь первый раунд борьбы… Уже весной следующего года к Рязани и Кашире подступила 50-тысячная Крымская орда. С большим трудом ее удалось отогнать.

Надо заметить, что в 1550-х годах, при Адашеве, на южных рубежах России была создана довольно неплохая дозорная служба. Сторожевые заставы несли дежурство в глубинах Дикого поля, на большом расстоянии от границ. Это позволяло воеводам следить за всеми передвижениями Крымской орды. Теперь, во многом благодаря появлению опричнины, система начала давать сбои. Дозорные боялись докладывать как о появлении кочевников, так и об их уходе в Крым, потому что ценой ошибки вполне могла стать жизнь. Очередной промах произошел осенью 1570 года. Сторожа донесли о появлении у границ 30-тысячной орды. Земские воеводы немедля выступили к Оке. Вскоре к ним присоединился царь с опричниками. А дальше — то ли татары узнали о прибытии «больших полков» и отошли в степи, как считает большинство историков, то ли тревога изначально была ложной, как заподозрил Иван…

В общем, решил он сторожевую службу реорганизовать. И поручил это признанному специалисту по борьбе со степняками боярину Михаилу Воротынскому. Выбор, надо признать, оказался правильным. Разработанный Воротынским «Устав сторожевой и станичной службы» будет действовать затем более 100 лет. Но время для реформы выбрали неудачное. Когда весной 1571 года Даулат-Гирей начал очередное вторжение, оно застало Москву врасплох. То ли станичники не справились с задачей, то ли побоялись, что за ложную тревогу могут заплатить головами… В нашествии, кроме 40-тысячной крымской армии, участвовали Большая и Малая Ногайские Орды, а также отряды черкесов. Все это значительно увеличило силы степняков. Еще одной особенностью похода 1571 года было большое число проводников-перебежчиков, чего ранее не случалось. Бессудные репрессии привели к тому, что некоторым из русских ратников даже крымцы стали казаться меньшим злом по сравнению с собственным царем.

Иван IV удара с юга не ждал. Основные силы армии он направил к Ревелю. На Оке, стеречь татар, осталось меньше шести тысяч воинов. Перебежчик Кудеяр Тишенков вывел Орду к Кромам по Свиной дороге. Здесь из-за неразберихи с реорганизацией вместо прежних пяти сторожевых станиц стояла одна. Узнав от предателя, где можно встретить русские дозоры, степняки легко их обезвредили. Перейдя под Кромами реку, татары изготовились для удара во фланг опричной армии, ждущей их у Серпухова. Царь Иван, понимая, что его войску в чистом поле не выдержать удара превосходящих сил врага, спешно покинул ставку. С отрядом телохранителей он ускакал в Александровскую слободу, а оттуда в Ростов.

Легко смяв опричников, татары устремились к Москве, угрожая отрезать от нее земскую армию. Но командовавший ею князь Иван Вельский действовал быстро и решительно. Земские полки подошли к Москве на сутки раньше Даулат-Гирея. Однако в первом же бою у стен столицы Вельский получил серьезное ранение. Пост командующего перешел к Ивану Мстиславскому. А тот выбрал пассивную тактику, понадеявшись на неприступность московских стен.

Даулат-Гирей распустил по окрестностям облавы за добычей и полоном, а сам с оставшимися силами занялся русской столицей.

У татар не было ни пехоты, ни осадной артиллерии. Без них прорыв любой из трех линий обороны Москвы оставался несбыточной мечтой. Но за полвека со времен последнего нападения к стенам Земляного города прилепилось множество слободок и дворов. Ни разобрать, ни спалить их перед началом осады москвичи не успели. И теперь их ждала расплата за беспечность. Быстро сориентировавшись в ситуации, крымцы подожгли брошенные дома. Вскоре сильный ветер перенес огонь через стену, и пламя квартал за кварталом принялось захватывать город. Тревожный звон колоколов постепенно глох в диком вое огненного шторма — пожар одну за другой уничтожал звонницы.

К началу осады в Москве скопилось множество беженцев из окрестных сел. Гонимые огнем люди ринулись к северным воротам. На узких улицах по дороге к ним образовались заторы. Люди «…в три ряда шли по головам один другого, и верхние давили тех, которые были под ними»{34}. Многие, убежав от пожара, погибли в этой ужасной давке. В самый разгар бедствия сильные взрывы начали сотрясать город. Это один за другим взлетали на воздух устроенные в башнях пороховые погреба. Стены Кремля и Китай-города в нескольких местах обрушились до основания. Жителей, попавших в огненные капканы, пожарный зной загонял в воду. К тому времени, как огонь уничтожил столицу, кремлевские рвы оказались забиты трупами задохнувшихся людей. На реках образовались плотины из бездыханных тел. Засевшие в городе войска понесли огромные потери. В огне погибли раненый князь Вельский, боярин Вороной-Волынский, множество дворян и детей боярских. Уцелел лишь передовой полк Михаила Воротынского. Опытный воевода вовремя сориентировался в ситуации и отвел его на Таганский луг.

На другой день после пожара крымцы ушли. Михаил Воротынский «провожал» их до Дикого поля, нанес несколько чувствительных ударов, но сил на то, чтобы отбить полон, у воеводы не было. Весть о сожжении Москвы быстро распространилась по окрестностям. Дошла она и до Поволжья. Казанские и астраханские татары тут же подняли восстания. Ободренная успехами Крыма, разорвала договор с Москвой Большая Ногайская Орда.

Увидев, во что превратилась его столица, Иван Грозный ужаснулся. Через послов он уведомил хана, что согласен уступить ему Астрахань, если тот согласится заключить союз с Москвой. Однако Даулат-Гирей счел уступку недостаточной. Он уже мечтал о полном завоевании России. Турция направила в помощь Крыму полевую и осадную артиллерию. Южная угроза вынудила Москву искать компромисс с Польшей. Через королевского посла царь передал Сигизмунду II предложение о союзе против турок и татар. Неизвестно, действительно ли Грозный готов был забыть о «киевском наследстве» или надеялся на время связать поляков обсуждением условий будущего договора, но ответа на свое предложение царь не получил. 7 июля Сигизмунд II умер. В Польше началась «королевская избирательная кампания», затянувшаяся более чем на год.

Таким образом, русской армии предстояло решать проблему Крыма самостоятельно. В ожидании нашествия к маю 1572 года на южном направлении собралось около 12 тысяч дворян, две тысячи стрельцов и 3800 казаков. Вместе с боевыми холопами и ополчениями северных городов набралось около 24—26 тысяч ратников. С учетом поволжских восстаний и возобновившейся войны со Швецией это был предел мобилизационных возможностей России. В то же время Даулат-Гирей легко мог вывести в поле свыше 60 тысяч всадников, не считая союзных ногайцев и черкесов. Таким образом, соотношение сил однозначно складывалось в пользу Крыма. Правда, на этот раз станичная служба вовремя предупредила о вторжении. Активно действовать она начала еще осенью 1571 года. Сторожевые заставы выжгли сухую траву на огромном пространстве между Донковом, Новосилью, Орлом и Путивлем. Таким образом, в Диком поле не осталось корма для татарских коней, и хан Даулат-Гирей волей-неволей вынужден был отложить выступление до «новой травы».

В апреле начались работы по обустройству главного оборонительного рубежа на Оке, так называемого «берега». В то же время на крымскую «украйну» выдвинулись первые русские полки. «Посошные люди» и местные крестьяне помогали ратникам укрепить «берег»: рыли траншеи, насыпали земляные валы, ставили частоколы. Напротив бродов и «перелазов» с русской стороны установили пушки.

Самым опасным направлением считалась прямая дорога на Москву со стороны Рязани. Ее прикрывал большой полк главного русского воеводы Михаила Воротынского. Ратники эти заняли позиции под Коломной. В составе полка было свыше восьми тысяч человек с «нарядом» и «гуляй-городом». Так называли передвижную крепость из толстых деревянных досок, сбитых в щиты. В промежутках между щитами располагались пушки, которые вели огонь по наступающему противнику. Стрельцы поражали врага прицельными выстрелами через бойницы. «Гуляй-город» мог стать опорной позицией линейного построения, в этом случае он прикрывал от двух до десяти километров фронта. Если возникала угроза с флангов и тыла, щиты стягивали кольцом. После этого «гуляй-город» продолжал сражаться в окружении, как обычная стационарная крепость. В войнах с Крымской ордой «гуляй-города» показали себя очень эффективным оружием. Конным воинам взять их не удавалось, а пехоты у хана не было.

Вторым по степени опасности Воротынский считал «перелаз» через Угру, по которому хан прошел в прошлый раз. Чтобы прикрыть это направление, в район Калуги выдвинулся опричный воевода Дмитрий Хворостинин с передовым полком численностью в четыре с половиной тысячи человек. Для обороны реки ему была придана «судовая рать» — девять сотен вятчан в стругах. Кроме этого в Кашире расположился сторожевой полк князя Шуйского численностью 2100 человек. Под Тарусой с полком правой руки (3600 бойцов) встал князь Одоевский, на Лопасне — с полком левой руки (1700 человек) князь Репнин.

Вторжение началось 23 июня. Через три дня передовые отряды татар подошли к «берегу» в районе Сенькиного брода (чуть выше Серпухова), но были отбиты стоящей там заставой сторожевого полка. На следующий день у главных переправ появился хан со всей своей ордой. Но туда уже подоспели русские подкрепления. Перед «перелазами» через Оку напротив ханской ставки спешно установили «гуляй-город». Турецкие пушкари открыли по нему огонь со своего берега. Русские не отвечали. Воротынский не хотел спугнуть изготовившегося к атаке противника. Даулат-Гирей до самого заката усиленно делал вид, что «не спугнулся».

Глубокой ночью с 27 на 28 июля ногайская конница Теребердей-мурзы неожиданно атаковала Сенькин брод, смела отряд из охранявших его 200 дворян и захватила переправу. К утру от нее веером разошлись в разные стороны передовые отряды крымцев под командованием Дивей-мурзы. Началась переправа главных сил во главе с Даулат-Гиреем. Таким образом, оборона «берега» потеряла смысл. К тому времени, как весть об этом дошла до Воротынского, ногайские отряды Теребердей-мурзы продвинулись далеко на север.

О том, чтобы успеть к Москве раньше их, нечего было и думать. К тому же отход к столице ничего не давал русской армии — пострадавшие от пожара стены города еще не восстановили. Воротынский решил фланговыми ударами и смелыми нападениями на арьергарды задержать продвижение хана к Москве. Русский воевода понимал, что нужно навязать татарам генеральное сражение до того, как они выйдут к беззащитной столице.

Первый удар по орде нанес Хворостинин. Он подошел к Сенькиному броду в тот момент, когда главные силы Даулат-Гирея уже переправились через Оку. После короткой схватки воевода понял, что противник ему не по зубам[23], и отступил. Но смелая вылазка Хворостинина задержала хана и помогла полку правой руки во главе с Одоевским выйти к реке Наре, опередив татарскую конницу. Остановить хана не удалось и на этом рубеже. Оно и понятно: ведь у Одоевского было чуть больше трех с половиной тысяч воинов. Но битва получилась «жаркая».

Тем не менее Даулат-Гирей вышел на Серпуховскую дорогу, ведущую прямо к Москве. Учитывая активные действия обойденных русских полков, хан перегруппировал силы. Отборная крымская конница во главе с «царевичами» заняла место в арьергарде. Решение это было правильным и своевременным. Однако оно не спасло орду от следующего сильного удара.

Передовой полк Хворостинина шел за врагом, выжидая момент для броска. В районе села Молоди, в 45 верстах от Москвы, опричный воевода внезапной атакой смял крымский арьергард. «Царевичи» бежали в ханскую ставку. Они советовали отцу развернуть все силы против оставшихся в тылу русских. Даулат-Гирей принял компромиссное решение. Продолжая частью отрядов продвигаться к Москве, он направил против Хворостинина свежие силы — 12 тысяч крымских и ногайских всадников. Для того чтобы разбить утомленный боем передовой полк, их хватало с избытком. Но обстановка к тому времени изменилась. К Молодям из Коломны подошел большой полк Воротынского. Воеводы быстро разработали план сражения.

Трехкратный перевес врага над уставшими воинами передового полка привел к предсказуемому результату. Опричный воевода дал команду на отход. Однако напрасно радовались степняки. Начав преследование, они вскоре попали под массированный огонь пушек и пищалей «гуляй-города». Хворостинин искусным маневром вывел их к укрепленным позициям Воротынского. План воевод удался блестяще: залпы русских пушек, стрелявших практически в упор, внесли опустошение в ряды татарской конницы и заставили ее повернуть обратно. Когда противник отступил, русские продолжили укреплять позицию. Воротынский верил: теперь Даулат-Гирей вернется обязательно. Ведь, не разбив «повисшей на хвосте» русской армии, хан не сможет уйти в степи с добычей, сколько бы ее ни удалось награбить в Москве.

В центре построения, на холме, ратники установили «гуляй-город», за стенами которого укрылся полк Воротынского со всей артиллерией. Остальные воеводы выстроили войска рядом, прикрывая «гуляй-город» с флангов и тыла. А в это время крымская армия перешла Пахру и остановилась в 30 верстах от Москвы. Целый день прождал Даулат-Гирей русские полки. Он думал, что Воротынский кинется догонять орду… Не дождался. И приказал повернуть назад. Таким образом, интуиция не подвела царских воевод. Но это еще не гарантировало им победу. Несмотря на ощутимые потери предыдущих дней, армия Даулат-Гирея по-прежнему имела большое численное преимущество. А предыдущие бои показали, что владыка Крыма хорошо умеет разыгрывать этот козырь…

30 июля бесчисленная лавина татарской конницы обрушилась на русские полки. Но сильный пушечный и пищальный огонь одну за другой гасил атаки ордынцев. С флангов по противнику наносили удары отряды детей боярских, оставленных Воротынским «вне града». Во время одной из контратак ратник сторожевого полка Аталыкин взял в плен ханского главнокомандующего Дивей-мурзу. В этот же день погиб в бою предводитель ногайской конницы Теребердей-мурза. Сколько полегло простых татар, сказать сложно. Но судя по тому, что Даулат-Гирей прекратил атаки и два дня приводил в порядок свое расстроенное войско, потери оказались значительными.

У русских положение тоже было не блестящим. Полки поредели так сильно, что теперь уже все ратники поместились за стенами «гуляй-города». К тому же от «берега» русские войска гнались за Даулат-Гиреем налегке, бросив у переправ обозы. Запасы провизии иссякли в первый же день. Пришлось зарезать часть лошадей и питаться кониной. Казалось, еще чуть-чуть, и армия будет не в силах сражаться… Однако Даулат-Гирей не мог ждать. У московского воеводы Токмакова практически не было воинов, но зато имелись верные слуги и солдатская смекалка. С помощью этих двух вещей Токмаков сумел аккуратно доставить в татарский лагерь ложную грамоту с сообщением, будто на помощь Воротынскому «идет рать новгородская многая».

2 августа хан возобновил штурм «гуляй-города». В бой пошли все наличные силы. Руководившие атаками «царевичи» получили от Даулат-Гирея приказ: во что бы то ни стало отбить у русских Дивей-мурзу. Не считаясь с потерями, татары весь день упорно пытались опрокинуть стены «гуляй-города». К вечеру, когда натиск немного ослаб, русские предприняли смелый маневр, который решил исход боя. Воротынский с полками тайком покинул «гуляй-город». Продвигаясь по дну лощины, он вышел в тыл ханскому войску. Оставшийся с небольшим отрядом пушкарей и стрельцов Хворостинин по условленному сигналу дал залп из всех стволов, а затем «вылез» из крепости и ударил по врагу. В ту же минуту с тыла на татар обрушились полки Воротынского.

Согласованный двойной удар буквально смял растерявшегося противника. По ханскому войску разнесся слух, что это подошли «большие полки Ивана Грозного». Даулат-Гирей с приближенными немедля ускакал к Оке, и за ним побежало все ошеломленное крымское войско. Русская конница тут же начала преследование. Многие из татар погибли в боях при отступлении, еще большее число попало в плен. Среди погибших в этот день были сын хана и его внук. 3 августа на переправе через Оку русские разгромили отряд, прикрывавший бегство Даулат-Гирея. Победа была полной. Если гибель отборной турецкой армии, пытавшейся в 1569 году захватить Астрахань, всего лишь умерила аппетиты султана, то разгром Крымской орды в генеральном сражении при Молодях положил предел турецко-татарской экспансии на европейском континенте.

* * *

Но Европа этого не заметила. В тот момент у нее были дела поважнее. Как уже упоминалось выше, 7 июля 1572 года умер первый король Речи Посполитой Сигизмунд II Август. Поскольку должность его с 1569 года стала выборной, польские вельможи принялись искать себе нового монарха. От того, кто станет королем, зависела будущая ориентация Речи Посполитой. А потому каждая из стран-соседок продвигала своего кандидата, надеясь с его помощью подчинить польскую политику собственным интересам. В качестве основных претендентов выступали: шведский король Юхан III, германский принц Эрнест (сын императора Максимилиана II), трансильванский князь Стефан Баторий (его кандидатуру активно поддерживал султан) и царевич Федор (младший сын Ивана Грозного).

Это сейчас, когда мы знаем результат, кажется, что все было определено заранее. А поначалу шансы русского кандидата казались самыми радужными. Во-первых, именно его хотели видеть королем православные жители Малой и Белой Руси, т.е. примерно половина королевства. Во-вторых, на эту кандидатуру работало сходство польского и русского языков, обычаев и нравов[24]. В-третьих, важным было наличие общих врагов: немцев и шведов на северо-западе, крымских татар и турок на юге. В-четвертых, часть шляхты тяготилась всевластием магнатов. И жертвы произвола надеялись, что сын Ивана Грозного приструнит зарвавшихся вельмож. Сторонники Федора приводили в пример литовского князя Ягайло, который после избрания королем из врага католиков и язычника быстро превратился в доброго христианина и милостивого правителя. Агенты папы надеялись, что Федор через некоторое время перейдет в католичество. Паны-протестанты, при прочих равных условиях, предпочитали православного кандидата ставленнику Рима.

Но, несмотря на все эти плюсы, Федор Иоаннович довольно быстро выбыл из борьбы. Главным виновником этого стал, как ни странно, сам Иван Грозный. Вместо того чтобы плести тонкую сеть интриги, царь на первой же встрече с послами Польской и Литовской рады повел себя как слон в посудной лавке — заявил, что Федор слишком молод и «государство ему справить не мочно», после чего предложил панам собственную кандидатуру. Сразу же выяснилось, что есть множество вопросов, на которые царевич, до избрания его королем, может отвечать ничего не значащими фразами… Правящему монарху в той же ситуации приходится либо жестко отказывать, либо идти на односторонние уступки. Причем от имени всей страны. В частности, поляки вспомнили о незавершенной войне и заявили о своем желании вернуть Полоцк и Смоленск. Кроме того, они сразу же поставили перед царем вопрос о финансировании выборов. Если в избрание Федора предложившие его кандидатуру магнаты могли вложить собственные капиталы, то его отец-самовыдвиженец должен был за все платить сам, тем более что о богатстве московских государей в Европе ходили легенды. Тратить астрономические суммы без гарантий на успех Ивану Грозному, естественно, не хотелось. А гарантий паны, как известно, дать не могли.

Итак, русский претендент сошел с дистанции. Юхан III Ваза изначально находился в том неудобном положении, в которое поставил себя Иван Грозный. Поляки требовали от шведского короля огромных субсидий и территориальных уступок в Ливонии. Таким образом, фаворитом предвыборной гонки стал эрцгерцог Эрнест Габсбург, сын Максимилиана II. После этого логика борьбы против общего врага — Германской империи — заставила Турцию и Францию скоординировать политику, выдвинув единого кандидата, принца Генриха Анжуйского. Таким образом, в финальном туре за польскую корону сошлись представители двух сильнейших государств Европы: австрийские Габсбурги и французские Валуа.

В этих условиях 6 января 1573 года начался конвокационный сейм, который должен был решить вопрос о месте и времени проведения избирательного сейма. Участники конвокации договорились выбрать в короли того, кто даст обещание подтвердить под присягой не только все права, привилегии и вольности, какие уже имеются в королевстве, но и те, которые будут испрошены у него сразу после избрания. А поскольку самым важным считался вопрос о вере, участники сейма поклялись стать коллективными гарантами равных прав для всех христианских конфессий.

Так как русский царь не имел шансов на избрание, ему не сообщили о времени и месте проведения сейма. Паны опасались, что Иван IV в последний момент воспользуется «бескоролевьем» и возобновит военные действия. Поэтому, когда в апреле 1573 года на поле под Варшавой начался подсчет голосов, русских дипломатов там не было. К великой радости французов, победу одержал Генрих Анжуйский. Посол Жан Манлюк тут же принес присягу от имени принца и пообещал хранить все вольности шляхты. 10 сентября 1573 года новый король подтвердил эти слова лично. Кроме того, он пообещал не объявлять войны и не заключать мира без сената, а также обязался каждые два года созывать сейм. В случае нарушения королем любого из обещаний шляхта заранее освобождалась от клятвы верности ему и приобретала право на рокош[25].

Польские паны получили именно того сюзерена, которого желали видеть. Раздав все возможные вольности, Генрих занялся пирами, «амурами» и карточной игрой. Но вдруг 15 июня 1574 года в Краков, где находился польский двор, прискакал гонец из Франции. Королева-мать Мария Медичи сообщала Генриху о смерти его старшего брата Карла IX и требовала, чтобы сын срочно ехал в Париж. Узнав об этом, сенаторы предложили обратиться к сейму за согласием на отъезд. Что такое польский сейм и с какой скоростью он принимает решения, Генрих к тому времени уже понял. А потому 19 июня под покровом ночи он тайно бежал из Кракова.

Во многих странах борьба за престол приводила к тому, что проигравший претендент вынужденно покидал страну. Взять хоть тех же Глинских и Шемякичей. Но чтобы с королевского трона бежал победитель — это могло случиться только в Польше! Впрочем, и там сенаторы поначалу озадачились… Что делать? Ждать возвращения Генриха? Объявлять новые выборы?

А Генрих меж тем добрался до Франции. 11 февраля 1575 года он короновался в Реймском соборе, приняв тронное имя Генриха III. Борьба за польский престол возвобновилась… Но теперь соседи уже не предлагали и просили, а настаивали и требовали. Еще с прошлых выборов на сейме сложилось две коалиции: имперско-русская и турецко-франко-шведская. Глава одной из них, Селим II, сразу после бегства Генриха (и еще до объявления новых выборов) прислал сенаторам грамоту с требованием, чтобы те не приглашали на трон Габсбурга, потому что он (прозрачный намек) обязательно вовлечет Польшу в войну с Турцией. «Достойными кандидатами» султан считал садомирского воеводу Яна Костку, шведского короля Юхана III и трансильванского князя Стефана Батория.

В имперско-русском лагере с претендентами было хуже. Австрийские Габсбурги, фанатично преданные католицизму, имели много сторонников среди магнатов, но не пользовались поддержкой шляхты. Иван Грозный, ставивший себя выше окрестных королей, наотрез отказывался делать вид, что он хочет стать в Польше «первым среди равных». Единственное, в чем были согласны Россия и Империя, так это в обоюдном желании разделить Речь Посполитую, с тем чтобы Литва и Киевское княжество достались Ивану IV, а остальное — Максимилиану II. Но с такой программой на выборы не выйдешь… В конце концов Империя представила сейму кандидатуру эрцгерцога Фердинанда (брата Максимилиана II) и пообещала, что тот будет вносить в польскую казну большую часть своих доходов (150 тысяч талеров ежегодно) и еще по 50 тысяч талеров в год станет тратить на ремонт и строительство крепостей. Претендент обязался привести с собой несколько сильных полков немецкой пехоты для отражения неприятеля.

Второй избирательный сейм стал очередной победой абсурда над логикой. Руководившие собранием магнаты объявили, что в короли выбран не эрцгерцог Фердинанд, а сам Максимилиан II. В то же время большая часть шляхты продолжала настаивать на кандидатуре Батория. Вскоре они заняли столичный Краков и захватили королевские регалии. Ситуация сползала к войне, в которой шансы имперско-русской партии были выше, поскольку кандидатуру Максимилиана II поддержала еще и Пруссия. Но Баторий не стал ждать развязки. Собрав армию наемников, он без колебаний вторгся в польские пределы. 18 апреля 1576 года князь вступил в Краков, а уже 1 мая торжественно короновался.


ГЛАВА 8. ЧАСТНАЯ ВОЙНА ИВАНА ГРОЗНОГО. СТЕФАН БАТОРИЙ СОБИРАЕТ СИЛЫ И ИДЕТ НА РУСЬ

Габсбурги начали готовить войска для вторжения в Польшу. Но в октябре 1576 года Максимилиан II скоропостижно скончался. Австрии стало не до международных интриг. Все расчеты Ивана Грозного на союз с Империей пошли прахом. Положение России осложнялась тем, что еще с 1574 года она возобновила войну против Швеции. Главной задачей в этой борьбе был захват Ревеля. В апреле 1575 года отряд боярина Никиты Романова занял крепость и порт Пернов. Год спустя русские войска утвердились в Гаспале. А в январе 1577 года 50-тысячная армия под командованием Федора Мстиславского и Ивана Меньшого Шереметева, подтянув по зимнему пути тяжелую артиллерию, начала осаду Ревеля. Однако взять крепость царским войскам не удалось. Шереметев получил ранение и вскоре после этого умер. Высокородный Мстиславский воинскими талантами не блистал. В марте русская армия отступила от Ревеля.

Не добившись успехов в Северной Ливонии, царь решил нанести удар по южной ее части. Этот поход Грозный возглавил сам. Разрядный приказ собрал для государя достаточно внушительные силы: 7279 детей боярских, 7905 стрельцов и казаков, 4227 татар. С учетом боевых холопов и ополченцев общая численность армии составляла примерно 24—26 тысяч человек. Большего Россия, вынужденная в это время держать основные силы на степных границах, выделить не могла. Однако в Южной Ливонии, где у литовцев и поляков были лишь малочисленные гарнизоны, эта армия казалась огромной. 13 июля 1577 года Иван IV выступил из Пскова к Мариенхаузену. Царя сопровождала блистательная свита, в которой самыми яркими звездами стали коронованные особы: великий князь Тверской Симеон и король Ливонии Магнус.

В Мариенхаузене было в тот момент всего 25 солдат, и потому гарнизон сдался без боя. Воины соседних замков последовали его примеру. Грозному так нравилось это победное шествие, что под Динабургом он отпустил на волю и даже одарил сдавшихся ратников. Зато тех, кто пытался защищать укрепления, Иван IV не миловал. Так многих воинов из Чествина[26] царь повелел «сажать по кольям», а остальных продал в рабство татарам. Дворяне Южной Ливонии, видя, что Литва не в силах оградить их от нашествия, стали переходить к победителям. Но не к Грозному, а к Магнусу. Это разозлило царя. Вступив в город Купонос, который заняли солдаты Магнуса, Иван IV внезапно велел казнить нескольких советников «подручного» короля, а жителей обратить в рабов. Вскоре под стражу попал и сам Магнус. Правда, позже царь смилостивился и отпустил короля «в свой удел». Но Магнус, судя по всему, обиды не забыл. Уже через полгода он перейдет на сторону Батория.

10 сентября в захваченном у гетмана Полубенского замке Вольмар царь дал прощальный пир родовитым литовским пленникам. Перед отъездом на родину они получили от Ивана IV подарки: шубы, кубки и ковши. Грозный надеялся, что его успешный поход вынудит соседей — Польшу и Швецию — заключить выгодный для России мир. Однако этого не случилось. Чтобы закрепить за собой Ливонию, русским нужно было взять ее ключевые крепости: Ревель и Ригу. Но сделать этого Грозному не удалось. Окончив поход, царь с частью войск отправился на родину, а вместо себя оставил воевод Ивана Шуйского и Василия Сицкого. Практически сразу после этого бои возобновились. Легко захваченные позиции оказалось трудно удерживать. Довольно быстро пал Динабург. В декабре 1577 года литовцы внезапным ударом овладели Венденом.

В следующем, 1578 году в атаку перешли русские войска. 25 июля они взяли город Оберпаллен и осадили Венден. Но было уже поздно. Попытки царя воевать одновременно и на юге, и на севере Ливонии привели не только к распылению сил. Польша и Швеция сплотились против общего врага. В районе Пернова отряды литовского гетмана Сапеги соединились со шведским войском Бойэ. 21 октября 1578 года эта армия атаковала под Венденом царских воевод. Татарская конница бежала с поля боя, а русские отступили в осадный лагерь. Однако они понимали, что сил для обороны недостаточно. Ночью четверо воевод — Иван Голицын, Федор Шереметев, Андрей Палецкий и Андрей Щелканов — с конными отрядами вырвались из окружения, а утром противник взял лагерь штурмом. Литовцам и шведам досталось 17 тяжелых орудий. 18-тысячная русская армии потеряла больше трети убитыми.

Здесь надо заметить попутно, что все русско-литовские сражения этого периода формально не имели никакого отношения к межгосударственному конфликту между Россией и Польшей. Несмотря на то что договор о перемирии истек еще в 1574 году, ни та, ни другая стороны не заявляли о возобновлении боевых действий. Иван IV считал, что наказывает своих мятежных подданных (ливонцев), а сражающиеся с его войсками паны — формально — вели свои частные войны против русского царя. Со Стефаном Баторием Россия в январе 1578 года заключила перемирие на три года[27].

Похоже, это был тот редкий в дипломатии случай, когда ни одна из подписавших договор сторон изначально не собиралась его соблюдать. Король, закончив к весне 1578 года войну со своими мятежными подданными, жителями Данцига, сразу же начал готовиться к походу против России. Для этого он навербовал в Германии и Венгрии несколько полков пехоты и опытных пушкарей, а также закупил в Западной Европе новейшие артиллерийские орудия.

До царя доходили сведения, что польская армия нацеливается на Полоцк. Но Грозный не придал им значения. Вместо подготовки к обороне он решил наступать сам. В начале июня 1579 года Иван IV отправил из Новгорода в Курляндию армию Василия Хилкова. Этот удар был большой ошибкой. Во-первых, он возложил на Россию ответственность за срыв перемирия. Во-вторых, царские войска оказались разъединены на части именно в тот момент, когда противник нанес им «акцентированный» удар в самое уязвимое место. 11 августа 1579 года Стефан Баторий привел армию к Полоцку, который справедливо считал «ключом к Ливонии и самой Литве»{35}. По польским данным, королевские войска насчитывали 41 814 солдат. Цифра это, скорее всего, близка к реальности, поскольку численность наемного войска напрямую связана с суммами жалованья. Неизбежные надбавки из-за желания солдат получить плату за погибших товарищей уравновешиваются неучтенными слугами знати, стоящими на службе у своего родовитого нанимателя, а не у короля.

По данным Разрядного приказа, Россия смогла выставить против этой армии 10 532 кавалериста и 3119 пехотинцев. Вместе с татарами, боевыми холопами и ополчениями северных городов получилось всего 23 641 человек. Ситуация осложнялась тем, что еще в июле 1579 года шведский флот обстрелял и сжег предместья Ивангорода и Нарвы. Одновременно с этим из Ревеля к Нарве двинулась 10-тысячная армия. Ивану Грозному предстоял нелегкий выбор. В конце концов он разделил войска, отправив к Полоцку лишь отряд Бориса Шеина и Федора Шереметева. Основные русские силы во главе с Тимофеем Трубецким и Дмитрием Хилковым пошли к Нарве.

Еще в пути Шеин и Шереметев узнали, что все дороги к Полоцку перекрыты отрядами Батория, а потому свернули к расположенной неподалеку крепости Сокол. Смелыми ударами по коммуникациям противника они принялись мешать подвозу фуража и продовольствия в польский лагерь, при этом избегая столкновений с высланными против них конными полками Криштофа Радзивилла и Яна Глебовича. Таким образом, усилить гарнизон Полоцка перед началом осады Грозному не удалось. Стрельцам Петра Волынского предстояло отбиваться в одиночку.

Задача им предстояла нелегкая. Венгерская пехота Батория действовала быстро и решительно. Яростный пушечный огонь по стенам Острога и примыкающим к ним кварталам вызвал множество пожаров. Вскоре стало ясно, что погасить их не удастся. Тогда стрельцы и горожане перестали тушить пламя, а наоборот — зажгли в Остроге все, что не успело разгореться, и отступили в Большой город. Воины Батория выстроили на пепелище новые укрепления и открыли оттуда огонь из осадных орудий. Польские ядра пробивали деревянные стены, но защитники Полоцка успевали заделать дыры. Некоторое время королевские пушкари пытались поджечь город калеными ядрами. Но, к их удивлению, огонь все не разгорался. С.П. Соловьев так писал о причинах этой неудачи: «…жители, старики и женщины бросались всюду, где вспыхивал пожар, и тушили его, на веревках спускались со стен, брали воду и подавали в крепость для гашения огня. Множество при этом падало их от неприятельских выстрелов, но на место убитых сейчас же являлись новые работники»{36}.

Вскоре пошли проливные дожди, и стрельба по городу прекратилась. В осадном лагере ратники Батория не могли найти сухого места даже под шатрами, а потому вымокли до нитки. Действия отрядов Шеина и Шереметева, прочно оседлавших коммуникации, стали сказываться вовсю: от бескормицы у поляков пали обозные лошади, начали голодать солдаты. Король уже подумывал снять осаду. Но тут, как назло, погода наладилась.

29 августа, в первый же ясный день, венгерские пехотинцы ухитрились незаметно подкрасться к стенам крепости и поджечь их. После того как пожар разгорелся, Баторий передвинул основную часть армии на дорогу, ведущую к Соколу. Король имел преувеличенное представление о численности отрядов Шеина и Шереметева. Он ждал, что русские воеводы выйдут из крепости и попытаются пробиться к гибнущему гарнизону Полоцка. В ту же сторону с постепенно гаснущей надеждой смотрели и осажденные. Но стены продолжали гореть, а помощь все не шла…

Волынский выслал к Баторию парламентеров, но наемники не желали переговоров и капитуляций, они хотели взять город штурмом и «на законных основаниях» разграбить дома. Тайком от короля венгры убили переговорщиков, а затем опрокинули догорающие обломки стены и кинулись на приступ. За ними в пролом вошли польские ратники. Однако стрельцы успели отрыть земляные укрепления за теми участками, где прогорели бревна. Через рвы залпами ударили установленные за валами пушки и отогнали нападающих.

На следующий день штурм проломов возобновился. Стены меж тем продолжали гореть и рушиться. Долго сопротивляться в таких условиях гарнизон не мог, и Петр Волынский снова отправил парламентеров к королю. Русский воевода согласен был сдать город при условии свободного выхода из него всех ратных людей. Баторий принял эти требования с оговоркой, что желающих остаться и поступить к нему на службу русские неволить не станут. Однако воспользовались этим считаные единицы. Даже понимая, какой деспот ими правит и чем может закончиться возвращение на родину, стрельцы Волынского не желали переходить на службу к врагам России.

Вслед за Полоцком войска Батория овладели рядом близлежащих городов, крепостей и замков. Пали Козьян, Красный и Туровль. Дошла очередь и до Сокола. Крепость, стоящую на высоком холме при слиянии рек Нищи и Дриссы, окружили отряды наемной немецкой пехоты и польской кавалерии. Калеными ядрами пушкари подожгли стены. Понимая, что удержать крепость не удастся, конный отряд Шереметева пошел на прорыв. Несколько верст королевские ратники преследовали отступающих. Многих зарубили, включая и самого Шереметева. Меж тем пешие стрельцы под командованием Шеина отошли в замок. Немцы попытались ворваться туда «на плечах противника». Примерно пяти сотням бойцов это удалось. Однако затем стрельцы закрыли ворота и перебили попавших в ловушку ратников. Но силы были слишком неравны, и к 25 сентября королевские войска уничтожили последних защитников замка.

Когда до Грозного дошли вести о падении Полоцка и Сокола, царь послал в замок Суша письмо, где разрешил его защитникам отступить. Перед уходом ратники должны были испортить пушки и порох, а также закопать в землю иконы. Это приказ запоздал — поляки подоспели раньше. По условиям капитуляции шеститысячный гарнизон крепости отступил с ручным оружием, оставив врагу 21 большое орудие, 136 гаковниц[28], 123 длинные ручницы, 100 бочек пороху и три тысячи железных ядер.

После взятия Суши Стефан Баторий вернулся в Вильно. Еще в середине сентября он отправил Ивану IV грамоту с предложением переговоров и теперь совмещал дипломатическую игру с подготовкой следующей кампании против России. Трюк сработал блестяще. Считая, что с Польшей он не сегодня завтра заключит мир, русский царь отклонял все предложения Юхана III. А шансы договориться со шведами в тот момент были неплохие. Под Нарвой дела у их армии шли неважно. Обложив город 14 сентября, ратники Горна две недели тщетно штурмовали крепость. Из-за трудностей с подвозом провианта шведы начали голодать. Русский гарнизон меж тем отбивал один приступ за другим. Вскоре большие потери вынудили Горна отступить. Нарвскую неудачу тяжело восприняли в Швеции. Государственный совет рекомендовал королю заключить мир с Россией. Но Иван Грозный от переговоров отказался и велел готовить полки для броска на север. Приказ воеводы выполнили. Но армия в поход так и не выступила. Собранные войска были измотаны и обескровлены, они нуждались в пополнении и отдыхе. В конце концов это понял даже царь…

А меж тем Баторий сосредоточил силы для удара и прекратил игры в дипломатию. В грубой и оскорбительной форме он отверг предложения России. Иван IV оказался в сложном положении. Он до последнего верил в мирные устремления Польши и теперь был в полном неведении относительно замыслов короля. Царю пришлось распылить силы. Его полки на западе прикрывали одновременно и Новгород, и Псков, и Кокенгаузен, и Смоленск. Много русских войск оттянули другие направления: неспокойно было на южных границах, а на северо-западных шла война со шведами.

Ослабленной боями и рассредоточенной по широкому фронту царской армии предстояло сразиться с мощным противником. Родной брат короля Стефана, сменивший его на посту семиградского воеводы, прислал в Польшу конные и пешие отряды венгров. Стремясь еще больше усилить пехотные подразделения, Баторий ввел чрезвычайную воинскую повинность: по его приказу в королевских имениях забрали на службу каждого двадцатого хлебопашца. Таким образом, когда польская армия двинулась в Россию, в ней было свыше 48 тысяч бойцов, в том числе 21 тысяча пехоты. Поскольку король концентрировал силы под Часниками, на равном удалении от Смоленска и Великих Лук, русское командование не могло определить, куда направятся вражеские полки.

Стефан Баторий выбрал великолукское направление. Еще при штурме Полоцка он высоко оценил стойкость русских ратников. Король знал, что каменный Смоленск хорошо укреплен и штурмовать его будет непросто. Что же касается Великих Лук, то после присоединения к России Полоцка их значение упало. Поскольку 15 лет крепость была тыловой, средств на ее содержание практически не отпускалось. Деревянные укрепления сильно обветшали. К тому же гарнизон был невелик, а возглавлявший оборону воевода Федор Лыков не имел большого опыта — всего лишь годом ранее он командовал сотней в царском полку.

Овладев по дороге Велижем и Усвятом, 27 августа 1580 года польская армия подошла к Великим Лукам. Подавляющий перевес в силах давал королю основания надеяться на капитуляцию гарнизона. Однако вчерашний сотник оказался не из робкого десятка. В первый же день осады русские атаковали отряд гетмана Замойского и захватили королевское знамя. Разъяренный их дерзостью Баторий бросил войска на штурм, но потерпел неудачу. Тогда поляки и венгры принялись обстреливать город калеными ядрами. Через несколько дней в нем заполыхали пожары. Осажденные начали переговоры о сдаче. Однако венгры не пожелали упускать добычу. 5 сентября они ворвались в город и принялись резать всех, кто попадется под руку. Но вместо легкой поживы наемников ждала быстрая смерть — русские взорвали пороховые погреба, и Баторию достались лишь дымящиеся развалины крепости. Через две недели после этого королевские кавалеристы князя Збаражского разбили под Торопцом отряд воеводы Хилкова. Вскоре сдался подожженный калеными ядрами Невель. Озерище капитулировало, не дожидаясь бомбардировки. Защитникам крепости Заволочье удалось отбить первый приступ поляков, но затем пришлось сдаться и им…

Двухлетняя череда поражений надломила дух дворянского ополчения. Помещики стали самовольно покидали полки и гарнизоны. Учитывая это, царь разрешил воеводам избегать полевых сражений с войсками Батория, ограничиваясь налетами на обозы и заставы противника. Однако если представлялся случай, «московиты» своего не упускали. Когда девятитысячная рать Филона Кмита выдвинулась к Смоленску, у деревни Настасьино ее встретил русский отряд воеводы Ивана Бутурлина. Потерпев поражение в открытом бою, поляки укрылись в лагере за обозными телегами. Ночью королевские ратники отступили. Утром, обнаружив, что лагерь пуст, русская конница бросилась в погоню. В 40 километрах от Смоленска, на Спасских лугах, Бутурлин настиг противника. Трофеями царских войск стали 10 пушек, 50 затынных пищалей, несколько знамен и 370 пленных. Примерно в то же время отряд Дмитрия Хворостинина разгромил литовцев под Шкловом, в глубине королевских владений. Дальний рейд по тылам охладил пыл Батория. Его армия прервала наступление и вернулась в Полоцк.

Но война и не думала затухать. Польские успехи активизировали шведов и ливонцев. 5 ноября 1580 года войска Юхана III заняли пограничную крепость Корела[29], перебив ее русский гарнизон. В Эстонии отряд воеводы Чихаева тринадцать недель отбивал атаки на городок Падис. За это время русские съели всех лошадей, собак, кошек, сено, солому и даже пытались жевать кожаные ремни упряжи. Лишь в декабре 1580 года шведской армии удалось захватить Падис. Затем в начале 1581 года Делагарди осадил город Везенберг в Ливонии. В марте русский гарнизон капитулировал, получив право свободного выхода. В это же время польские войска заняли крепость Холм и сожгли Старую Руссу. Кроме того, в Ливонии войска Батория захватили замок Шмильтен, а затем совместно с ратниками Магнуса опустошили Дерптскую область до самого Нейгайзена. Царские воеводы тоже не сидели без дела. В марте 1581 года они ходили из Можайска в литовские земли: в районы Дубровны, Орши, Могилева и Шклова. За время рейда ратники не раз бились с королевскими войсками. К лету все отряды благополучно вернулись в Смоленск.

Король Стефан меж тем готовился к новой кампании. Он занял денег у германских князей: прусского герцога, саксонского и бранденбургского курфюрстов. На сейме, собранном в феврале 1581 года, делегаты согласились ввести дополнительные налоги на нужды армии. В этих условиях мирные переговоры не могли закончиться удачно. Стоило русской стороне пойти на какую-либо уступку, как Баторий выдвигал новые, еще более жесткие требования. Грозный понял, что остановить польского короля способно лишь крупное поражение. В войне явно наметился кризис, переломный момент. К этому времени у России «полыхали» уже все границы: от северо-запада, где продолжалось шведской наступление, и до юго-востока, где снова восстала Ногайская Орда. Однако самым сильным, последовательным и упорным из противников Москвы оставался Стефан Баторий. Необходимо было точно и своевременно определить направление его следующего удара. Ведь обе предыдущие кампании удавались полякам во многом из-за того, что король атаковал там, где его не ждали.

И тут случилось одно малоизвестное, но чрезвычайно важное событие. В мае 1581 года, перед самым возобновлением военных действий, в Речь Посполитую бежал царский стольник Давид Вельский. Это был не только родовитый, но и очень близкий к царю человек. Он имел обширные связи среди московской знати. Но что еще более важно, Вельского считали своим в стане «опричных выдвиженцев», поскольку он приходился родней самому Малюте Скуратову. Короче говоря, в руках Батория оказался один из самых информированных представителей Москвы.

Изменника хорошо приняли в Польше. Бывший стольник рассказал Баторию все, что знал о царе и его окружении, о состоянии русских войск и планах воевод. Кроме того, Вельский предложил королю свои услуги и рекомендовал срочно начать наступление. В этом он вел себя типично — так поступали многие русские перебежчики. Но вот детали — в них скрыто самое интересное! Для удара Вельский рекомендовал королю псковское направление. «Людей во Пскове нет и наряд вывезли, — говорил он Стефану, — сдадут тебе Псков тотчас»{37}. Следует заметить, что к этому времени среди королевского окружения еще не было единодушия в вопросе о месте главного удара. Многие советовали Баторию повернуть армию к Дерпту. Польская разведка докладывала, что из тамошних гарнизонов большую часть войск и пушек царь отправил в Псков.

Эти сведения, кстати сказать, полностью соответствовали действительности. Российское командование начало готовиться к обороне Пскова еще летом 1580 года. Именно в это время воевода Иван Шуйский получил в подчинение около семи тысяч детей боярских, стрельцов и казаков. Кроме этого в район Пскова царь направил несколько тысяч служилых татар. Они, вместе с частью детей боярских, должны были действовать против поляков вне крепости: громить идущие к королю подкрепления, нападать на заставы, затруднять доставку в осадный лагерь продовольствия и фуража.

Нацелившиеся на Псков войска Батория насчитывали, по разным данным, от 47 до 100 тысяч человек. Очевидно, первая цифра ближе к истине, если иметь в виду армию, непосредственно участвовавшую в штурме города. Вторая, скорее всего, обозначает общую численность отрядов, задействованных против России. Стоило всей этой махине сдвинуться с места, как Грозный нанес упреждающий контрудар. Отряды под командованием Дмитрия Хворостинина переправились через Днепр и принялись разорять окрестности Дубровны, Орши, Шклова и Могилева.

Баторий вынужден был принимать контрмеры. Пока польский король занимался Хворостининым, в Пскове царский наместник Шуйский заканчивал последние приготовления к обороне. По окрестным селам он разослал грамоты с приказом сжигать дома, запасы фуража и продовольствия, а самим прятаться в укрепленных городах. В результате пришедшие под Псков поляки вскоре будут вынуждены искать пропитание в 100—150 километрах от лагеря, часто попадя в лесные засады. Закончив подготовку к защите Пскова, русское командование разместило главные силы в районе Волока Ламского и Зубцова. В случае необходимости эти полки можно было использовать не только против армии Батория, но и для обороны Москвы от ударов с юго-востока.

Наместник Пскова князь Иван Шуйский не зря считался мастером обороны. Подготовительные мероприятия были выполнены идеально. Всех воевод и голов он заранее «расписал» по стенам и башням. Артиллерийские орудия и пищали установили по местам исходя из того, что главным оперативным направлением будет юго-восточное, где к городу примыкало большое поле. Именно там, на стене Большого города между реками Великой и Псковой, русские розмыслы поставили две «большие» пушки: «Барса» и «Тряскотуху». Причем настроили их так, чтобы эти орудия могли посылать ядра за версту и дальше. Для поляков подобная дальнобойность вскоре станет одним из самых неприятных сюрпризов.

Надо сказать, Псковская крепость хорошо подходила на роль цитадели, у стен которой решается судьба великой страны. Врага ждал тройной пояс мощных каменных стен: Большого, Среднего и Давмонтова города. Высота их местами доходила до девяти метров, толщина кирпичной кладки — до пяти. А в самом центре Пскова на 17 метров над уровнем реки возвышался его последний рубеж — укрепления Крома[30].

Стена Большого города, перед которой будут разворачиваться главные события псковской обороны, простиралась почти на 10 километров, имела 37 башен и 48 ворот. Русское командование заранее сосредоточило в Пскове большие запасы военного снаряжения и продовольствия. Чтобы сплотить защитников города, Иван Петрович Шуйский еще на подготовительном этапе привлек к оборонным мероприятиям всех, способных носить оружие.


ГЛАВА 9. ГЕРОИЧЕСКАЯ ОБОРОНА ПСКОВА. ЯМ-ЗАПОЛЬСКИЙ ДОГОВОР 1582 ГОДА

18 августа 1581 года в ближних окрестностях Пскова у реки Черехи появились польские отряды. Русские воеводы тут же пошли на вылазку и отогнали противника на несколько верст. Таким образом, с первого дня оборона Пскова носила активный характер. Ратники Шуйского не только защищали стены, при малейшей возможности они сами атаковали врага.

Активность обороняющихся заставила Батория отозвать к Пскову отряды, распущенные в дальние рейды. Именно тогда его конные сотни прекратили прощупывать окрестности Ржева и Старицы и вернулись к своему королю. По иронии судьбы в это время в Старице находился сам Грозный, да еще и с семьей. Отослав жену с младшим сыном прочь, царь начал спешно готовить крепость к обороне. В распоряжении Ивана IV было в тот момент не более семи сотен дворян и стрельцов. Однако королевские ратники, к счастью для малочисленного гарнизона, отступили без боя.

26 августа основные силы польской армии во главе с Баторием подошли к стенам Пскова. Король выбрал место для стана неподалеку от города, у погоста Любятова на Московской дороге. А дальше, как рассказывает летописец в «Повести о прихождении Стефана Батория на град Псков», «государевы же бояре и воеводы не велели стрелять по шатрам днем, но все орудия для этого велели днем приготовить. Когда же были поставлены многие шатры и наступила ночь, приблизительно часу в третьем, повелели ударить по ним из больших орудий. Наутро же не увидели ни одного шатра, и, как рассказывали языки, многие знатные паны были тут убиты»{38}. Надо сказать, что ночной артналет не был в те времена обычным делом. Во всяком случае, король подобного сюрприза явно не ждал. Его удивила не только точность, но и дальнобойность русских орудий, ведь шатры ставили на расстоянии, которое считалось недоступным для огня артиллерии.

Чтобы обезопасить свои войска от подобных сюрпризов, Баторий велел перенести лагерь к реке Черехе, что в пяти километрах от Пскова. 1 сентября королевские ратники приступили к земляным работам, чтобы безопасно подобраться к Пскову и установить осадные орудия. Как гласит все та же «Повесть о прихождении Стефана…», поляки «…начали копать большие траншеи от своих станов по большой Смоленской дороге к Великим воротам и к церкви Алексея, человека божия, и также от нее к городу — к Великим, Свиным и Покровским воротам. И выкопали за три дня пять больших длинных траншей. А в тех траншеях, как впоследствии подсчитали ходившие туда, выкопаны в земле большие землянки, как целые дома, и даже с печками, сто тридцать две большие избы и девятьсот четыре меньшие. В больших тех землянках расположились ротмистры и сотники, в меньших устроились жить гайдуки. И так, окопавшись землею, хитрым таким способом совсем приблизились к городу, так что между ними и городской стеной был только один городской ров. Злоумышленно и очень хитро они приблизились к городу, копая и роя землю, как кроты; из земли, которую выкапывали из траншей, они насыпали огромные горы со стороны города, чтобы с городской стены не было видно их передвижения. В насыпных земляных валах провертели бесчисленные окна, предназначенные для стрельбы во время взятия города и вылазок из города против них»{39}.

Таким образом, удачным артналетом Шуйский выиграл не только время! Необходимость вести к городу длинные траншеи поневоле сужала фронт наступления Батория. Гарнизон в этих условиях мог перебрасывать на отражение штурма силы со «спокойных» участков стены. Не стоит думать, что русские воеводы в это время бездействовали. Во-первых, по свидетельству секретаря королевской канцелярии ксендза Пиотровского, они освещали ночью места работ с помощью зажженной деревянной башни, которую воздвигали в сумерках над крепостной стеной. При помощи этой подсветки, горящей вплоть до полуночи, защитники Пскова прицельно обстреливали польские окопы ядрами и пулями, чем существенно затрудняли работы. Но главное, заметив благодаря дополнительному освещению места установки осадных батарей, русские ратники получили возможность заранее укрепить опасное направление.

Потом, как пишет автор «Повести…», поляки «…месяца сентября в 4 день ночью прикатили и поставили туры. Первые — у церкви человека божия Алексея, на расстоянии около полупоприща[31] от града Пскова, тут решено было съезжать двору; также и другой двор турами защитили, рядом с первым, но ближе к Великой реке; да туры боевые поставили: один против Свиных ворот, вторые — против Покровской угловой башни, третьи туры боевые — за Великою рекою против того же Покровского угла. Все пять тур засыпали в ту же ночь землею. В пятый день сентября приволокли и поставили в три боевые туры орудия…»

Из этого рассказа видно, что Стефан Баторий планировал провести штурм хорошо укрепленного города на узком участке — чуть больше версты. Для опытного воеводы, считавшегося одним из лучших полководцев Европы, — не самое удачное решение. Однако так поступить его вынудили обстоятельства: активные действия гарнизона и сокрушительный огонь со стен убедили короля в том, что без траншей и тур к городу лучше не соваться, а проводить осадные работы вокруг всей стены было слишком тяжело и долго. Меж тем до зимних холодов времени оставалось немного.

Еще одни сутки у королевских пушкарей ушли на подготовку. А затем «…месяца сентября в 7 день, в четверг, в первом часу дня, начали бить из орудий по городу — из трех тур, из двадцати пищалей; и били по городу беспрестанно весь день до ночи. Так же и утром пять часов по граду били из орудий и разбили двадцать четыре сажени городской стены до земли, и Покровскую башню всю до земли сбили, и у Угловой башни разрушили весь охаб[32] — до земли, и половину Свиной башни сбили до земли, и стены городские разбили местами на шестьдесят девять саженей. Все это разбили и городскую стену во многих местах проломили»{40}.

Таким образом, пушкари Батория показали себя с самой лучшей стороны. Эффективность их огня оказалась небывало высокой. Но как видно из дальнейших событий, она не стала сюрпризом для русских воевод. Еще в то время, когда ратники Батория рыли траншеи, по другую сторону каменной стены русские ставили частоколы, копали рвы, насыпали валы. А пока королевская артиллерия крушила стены и башни Большого города между реками Великой и Псковой, царские воины и жители посада устанавливали на новой линии обороны снятые с этих стен пушки и пищали.

В общем, когда 8 сентября войска Батория пошли на приступ, их ждала не только жаркая, но и хорошо продуманная встреча. В первой атаке полякам удалось захватить две башни: разрушенную Покровскую и наполовину целую Свиную. Со второй они тут же открыли огонь по городу. Однако длился он недолго. Сначала с Похвального раската плюнул огнем знаменитый «Барс», а затем русские розмыслы взорвали заложенный под башню порох. Раздался страшный грохот, и бесформенная груда камней стала могилой для захвативших Свиную поляков. А потом из поднятой взрывом пыли на ошеломленного врага обрушились русские ратники.

В первых рядах шли с иконами монахи: Арсений — келарь Печерского монастыря, Иона Наумов — казначей Снетогорского монастыря и игумен Мартирий. Все трое «в миру» были детьми боярскими, а потому их участие в вылазке вряд ли можно считать импровизацией. С увеличением точности стрельбы огонь врага все чаще концентрировался на командирах наступающих колонн. Потеря же управления в условиях такого численного перевеса, что был у поляков, грозила защитникам крепости катастрофой. Поэтому Шуйский подстраховался, снабдив атакующие отряды «кадровым резервом». Святые отцы, кстати, показали себя в рукопашной схватке с самой лучшей (в военном отношении) стороны…

Вскоре русские ратники не только вытеснили поляков из пролома, но и ворвались во вражеские траншеи. Удержать их, конечно же, было невозможно, а на то, чтобы быстро завершить разгром, сил у воинов недоставало. В этот момент, рассказывает нам «Повесть…», на помощь мужчинам пришли храбрые горожанки: «Тогда все бывшие в Пскове женщины, по домам сидевшие, хоть немного радости с печали узнали, получив благую весть, и забыв о слабости женской, и мужской силы исполнившись, все быстро взяли оружие, какое было в доме и какое им было по силам. Молодые и средних лет женщины, крепкие телом, несли оружие, чтобы добить оставшихся после приступа литовцев; старые же женщины, немощные телом, несли в своих руках короткие веревки, собираясь ими литовские орудия в город ввезти. И все бежали к пролому, и каждая женщина стремилась опередить другую. Множество женщин сбежалось к проломному месту, и там великую помощь и облегчение принесли они христианским воинам. Одни из них, как уже сказал, сильные женщины, мужской храбрости исполнившись, с литвою бились и одолевали литву; другие приносили воинам камни, и те камнями били литовцев со стен города и за нею; третьи уставшим воинам, изнемогшим от жажды, приносили воду и горячие их сердца утоляли водою…»{41}

Упорное сражение длилось больше шести часов. Дольше всего не удавалось сбить противника с наскоро укрепленных им развалин Покровской башни. Тогда, как рассказывает «Повесть…», «государевы же бояре и воеводы вновь бога на помощь призвали и христианский бросили клич, и в едином порыве все, мужчины и женщины, бросились на оставшихся в Покровской башне литовцев, вооружившись кто чем, как бог надоумил: одни из ручниц стреляли, другие камнями литву побивали; одни поливали их кипятком, другие зажигали факелы и метали их в литовцев, и по-разному их уничтожали. Под Покровскую башню подложили порох и подожгли его, и так с божьей помощью всех оставшихся в Покровской башне литовцев уничтожили, и по благодати Христовой вновь очистилась каменная псковская стена от поправших ее поганых литовцев»{42}. Вряд ли слова автора стоит понимать дословно. Скорее всего, во время последней атаки был взорван заранее оставленный под Покровской минный заряд, аналогичный тому, что в середине боя обрушил ее соседку — Свиную башню.

Таким образом, первый штурм города провалился. По русским данным, войска Батория только убитыми потеряли свыше пяти тысяч человек. Сравнить эту цифру не с чем. По польским источникам, об убитых в этот день было «не велено говорить». Что касается обороняющейся стороны, то из защитников Пскова погибло 863 человека и 1626 получили ранения.

Неудача врага не расхолодила Шуйского, оборона по-прежнему была очень активной. Практически ежедневно псковские ратники ходили на вылазки. «Языков» доставляли в город, где каждого допрашивали о состоянии дел в лагере противника. 17 сентября во время одной из стычек у Варлаамских ворот русские захватили пленника, который рассказал на допросе, что под стены Пскова ведется сразу десять подкопов. Однако точного их расположения он указать не мог. Воевода Иван Шуйский немедленно распорядился рыть «слухи» — встречные подземные галереи.

Вскоре русское командование смогло получить более точные сведения о польских подкопах. 20 сентября из королевского лагеря явился перебежчик, бывший полоцкий стрелец Игнаш. Он смог не только рассказать, откуда поляки роют подкопы, но и показал со стен, к каким местам их собираются вывести. Контрминные работы тут же были ускорены. А через трое суток, как пишется в «Повести…», «…сентября в 23 день, божьей милостью, наши русские слуховые сошлись с литовскими подкопами между Покровских и Свиных ворот, и злодейский их умысел с помощью Христовой расстроился. Так же и другой подкоп, под Покровскую башню, перехватили, а остальные литовские подкопы за городом сами обрушились. И так, божьей милостью, и этот литовский план окончательно расстроился»{43}.

Минная война успеха полякам не принесла. Между тем их армия ежедневно несла потери от вылазок псковского гарнизона, а отправленные за фуражом и продовольствием отряды регулярно попадали в лесные засады. Уйти домой после стольких неудач было немыслимо, и Стефан Баторий решился на новый штурм. Теперь его воины поставили батареи на левом берегу реки Великой. Тяжелые орудия, стрелявшие с другого берега, разрушили часть каменной стены, но это не принесло ожидаемого результата. Оказалось, что во время бомбардировки за этой стеной выросла еще одна, деревянная с земляной засыпкой.

Исчерпав обычные способы взять город, Стефан Баторий перешел к новаторским. Вот как рассказывает об этом «Повесть…»: «28 октября со стороны реки Великой под городскую стену пробрались литовские гайдуки, градоемцы и каменотесы и, закрывшись специально сделанными щитами, начали подсекать кирками и всякими орудиями для разбивания камня каменную стену от Покровской угловой башни и до водяных Покровских ворот, чтобы вся стена, подсеченная, упала в реку Великую. А деревянную стену, что построена для укрепления рядом с каменной, хотели зажечь. В то же время из-за реки Великой по народу, стоящему у городской стены, решили стрелять из орудий, и так надеялись окончательно взять город»{44}. Таким образом, начав штурм с артиллерийской подготовки, королевские пушкари не прекратили обстрела после того, как пехота подошла к каменным стенам, а перенесли его на вторую линию обороны — насыпную. Судя по всему, то был один из первых в военной истории случаев перехода от предварительной артподготовки к артиллерийскому сопровождению действий наступающей пехоты.

В ответ на это русские воеводы «…повелевают зажженное смоляное тряпье на литву и на щиты их метать, чтобы от огня щиты их загорелись, а сами они от удушливого дыма из-под стены выбегали или же там сгорали. Литовские же воины, понуждаемые силой, все это терпели и стояли, упорно и настойчиво подсекая стену»{45}. Судя по дальнейшему описанию, против ведущих подкоп королевских ратников защитники города использовали весь возможный арсенал: стрельбу через бойницы, импровизированные ручные гранаты (кувшины с порохом), горячую смолу, деготь и кипящую воду. А значит, они быстро поняли, что огонь вражеских батарей большого урона не наносит. Оно и понятно: точность стрельбы не позволяла в то время вести эффективное артиллерийское сопровождение — король, вероятно, больше рассчитывал на психологический эффект.

И хотя эффект этот вскоре перестал действовать, к тому времени «…некоторые литовские градоемцы так глубоко продолбили стену, что уже могли и без щита ее подсекать, и ни горячей водой, ни огнем пылающим их нельзя было выжить, но и против этих, особенно смелых, благомудрые государевы бояре и воеводы с мудрыми христианскими первосоветниками придумали для спасения города следующее: повелели навязать на шесты длинные кнуты, к их концам привязать железные палки с острыми крюками. И этими кнутами, спустив их с города за стену, стегали литовских каменотесов и теми палками и острыми крюками извлекали литву, как ястребы клювами утят из кустов на заводи…»{46} Выдернутые из-под стены поляки попадали под огонь русских пищалей и ручниц. В конце концов почти все, кто участвовал в приступе, оказались перебиты.

Меж тем наступили холода. Понимая, что вскоре можно будет использовать для атаки застывшую речную поверхность, король приказал оборудовать на левом берегу позиции для осадных батарей. Пять дней тяжелые пушки били по укреплениям Пскова. 2 ноября, как только рухнула часть стены, королевские войска по льду пошли на приступ. Однако русские заранее подтащили пушки к пролому. Орудия эти не вели контрбатарейной борьбы, а стояли в укрытиях, хорошо замаскированные. И лишь когда ратники Батория добежали до развалин стены, псковские пушкари и стрельцы встретили их убийственным огнем в упор. По свидетельству автора «Повести…», уцелевшие поляки бросились назад, «оставив на льду реки мост из трупов». Последняя попытка штурма провалилась.

В три часа ночи 6 ноября польские войска начали тихо вытаскивать из тур и траншей осадные орудия. От плотной осады Стефан Баторий перешел к блокирующим действиям. Король был вынужден это сделать, поскольку его армия оказалась не готова к зимней кампании. Вывод войск из траншей в лагерь и упавшая дисциплина не замедлили сказаться на положении дел. Вскоре королевские часовые «проспали» стрелецкий полк Федора Мясоедова, который прошел мимо их лагеря в крепость и провез в Псков огромный обоз с продовольствием и воинскими припасами. Поляки заметили стрельцов лишь в тот момент, когда за их арьергардом уже закрывались городские ворота.

С этого дня блокада потеряла смысл: осаждающие терпели большие лишения от зимней стужи и недостатка продовольствия, в то время как защитники получили все необходимое для успешной обороны. Из польской армии началось массовое дезертирство. 1 декабря король Стефан сдал командование гетману Яну Замойскому и уехал в Литву. Следом за ним лагерь покинул большой отряд немецких наемников, не получивших вовремя жалованья.

Русские воеводы продолжали придерживаться плана активной обороны. Они регулярно предпринимали вылазки, нанося при этом значительные потери противнику. Так, к примеру, 4 января 1582 года несколько тысяч конных и пеших воинов напали недалеко от лагеря на польских жолнеров и гайдуков, многих перебили или взяли в плен и при этом захватили богатую добычу.

Вскоре последовал ответный удар. 9 января из польского лагеря в город прибыл бывший пленный стрелец. На вьючной лошади он привез большой ларь, по размеру скорее смахивающий на сундук. Перебежчик заявил, что ларец и грамоту ему велели вручить воеводе Шуйскому лично. В письме, если верить автору «Повести…», от имени одного из служивших раньше в России немцев было написано: «Первому государеву боярину и воеводе, князю Ивану Петровичу, Гансумеллер челом бьет. Бывал я у вашего государя с немцем Юрием Франбренеком, и нынче вспомнил государя вашего хлеб-соль, и не хочу против него стоять, а хочу выехать на его государево имя. А вперед себя послал с вашим пленным свою казну в том ларце, который он тебе принесет. И ты бы, князь Иван Петрович, тот мой ларец у того пленного взял и казну мою в том ларце один осмотрел, и иным не давал бы смотреть. А я буду в Пскове в скором времени».

На что рассчитывал Ян Замойский, даже в этом послании не потрудившийся выписать Ивану IV хотя бы краткий царский титул, понять сложно — разве что на слепую удачу. Но его наивная уловка не сработала. Шуйский сразу заявил, что ларец «с обманом», и велел найти «мастеров, которые ларцы отпирают». Псковский умелец вскрывал адскую машинку вдали от воеводской избы. В ларце он нашел «двадцать четыре самопала, занаряженных на все четыре стороны, наверх же взсыпано с пуд зелья». Замки пистолетов были взведены и соединялись ремешками с запором ларца. Стоило только приоткрыть крышку, как спускались курки. Одновременно с пистолетным залпом срабатывал механизм, поджигающий порох.

Этот террористический акт поляки пытались провести формально уже в невоенное время, потому что еще 6 января 1582 года в деревне Киверова Гора между Россией и Речью Посполитой был заключен очередной договор о перемирии сроком на десять лет. В историю он вошел как Ям-Запольский, по названию расположенной на дороге из Новгорода в Великие Луки деревни Запольный Ям, у которой 13 декабря 1581 года съехались русские и польские послы, чтобы начать переговоры. Польшу на этой встрече представляли воевода Януш Шбаражский, гетман Криштоф Радзивилл и секретарь Михаил Гарабурда. С русской стороны были князь Дмитрий Елецкий и печатник Роман Олферьев-Безнин. В качестве посредника присутствовал посол папы Григория XII при дворе русского царя Антонио Поссевино.

Приехав на встречу, послы увидели, что Запольный Ям сожжен во время боевых действий. И все дальнейшие переговоры проходили в 15 километрах от него, в Киверовой Горе. Обсуждение шло настолько бурно, что о переносе места заседаний в русских документах упомянуть забыли, а потому в историю этот договор вошел под именем сгоревшей деревни, где произошла первая встреча. Причем деревня, с легкой руки историка С.М. Соловьева, была еще и переименована из Запольного Яма в Ям-Запольский.

По условиям перемирия Россия отказывалась в пользу Речи Посполитой от всех недавних приобретений в Прибалтике, а также от владений своих тамошних вассалов и союзников: от Курляндии, от 40 городов в Ливонии. Польша получала также Полоцк с уездом и Вележ с округой. Зато она возвращала царю многие русские города, захваченные королем в последние три года войны: Опочку, Порохов, Великие Луки, Невель, Холм, Себеж и другие.

В русском экземпляре договора за Иваном Грозным сохранялся титул царя, в польском — его не было. В царском варианте Иван IV именовался также «властитель Ливонские и Смоленский», в королевском — «Ливонским» значился Баторий, а титул «Смоленский» не упоминался вовсе. «В первый раз мы заключили мир столь безвыгодный, едва не бесчестный с Ливонией, — писал об этом событии Н.М. Карамзин, — и если удерживались еще в своих древних пределах, не отдали и более, то честь принадлежит Пскову: он, как твердый оплот, сокрушил непобедимость Стефанову; взяв его, Баторий не удовольствовался бы Ливонией… Псков или Шуйский спас Россию от величайшей опасности, и память сей важной заслуги не изгладится в нашей Истории, доколе мы не утратим любви к отечеству и своего имени{47}».

При всем своем уважении к Карамзину не могу согласиться с этими утверждением. Псковская победа, как мне кажется, в первую очередь является заслугой руководства страны. Именно оно, еще на предварительном этапе, смогло сконцентрировать в городе и вокруг него нужные для обороны силы. Затем с помощью «перебежчика» Вельского армию Батория искусно «вывели» именно к тому пункту русской обороны, где ее на заранее подготовленных позициях поджидали царские войска. В самый последний момент, когда направление главного удара окончательно определилось, дальний рейд Хворостинина заставил короля приостановить наступление до тех пор, пока Шуйский завершит подготовку к достойной встрече вражеской армии. В решающий момент осады, когда в городе стало трудно с припасами и военным снаряжением, русское командование организовало проход в Псков большого обоза под охраной стрелецкого полка. Все это — несомненные заслуги Ивана IV и его ближайших советников.

Многие историки делят правление первого русского царя на два больших этапа: эпоху блестящих успехов во внешней и внутренней политике (когда страной правила Избранная рада) и «период сумасбродств» (времена опричнины и ее аналогов).

Оригинальную мысль на эту тему высказал Р.Ю. Виппер: «Если бы Иван IV умер в 1566 году, в момент своих величайших успехов на западном фронте, своего приготовления к окончательному завоеванию Ливонии, историческая память присвоила бы ему имя великого завоевателя, создателя крупнейшей в мире державы, подобного Александру Македонскому. Вина утраты покоренного им Прибалтийского края пала бы тогда на его преемников: ведь и Александра только преждевременная смерть избавила от прямой встречи с распадением созданной им империи. В случае такого раннего конца, на 36-м году жизни, Иван IV остался бы в исторической традиции окруженный славой замечательного реформатора, организатора военно-служилого класса, основателя административной централизации Московской державы. Его пороки, его казни были бы ему прощены так же, как потомство простило Александру Македонскому его развращенность и злодеяния{48}».

Детальное изучение того, что и как делал Грозный в последние четыре года жизни, дает, на мой взгляд, основание для еще более смелого предположения: доведись Ивану IV прожить лет на десять— пятнадцать подольше, не исключено, что и «опричный террор», и «ливонскую катастрофу» мы воспринимали бы лишь как небольшой провал между двумя пиками его во всех отношениях «блестящего» царствования. Но об этом подробнее — в следующей главе…


ГЛАВА 10. МОСКОВСКИЙ ДИСПУТ ПАПСКОГО ЛЕГАТА. ОКОНЧАНИЕ ЛИВОНСКОЙ ВОЙНЫ. СМЕРТЬ ИВАНА ГРОЗНОГО

После подписания Ям-Запольского договора Ливонская война не закончилась. Во-первых, боевые действия под Псковом продолжались еще почти месяц. Лишь 4 февраля, когда королевский лагерь покинули последние польские отряды, жители города смогли наконец открыть ворота и отпраздновать победу. Во-вторых, даже после этого на севере страны продолжались бои с войсками Юхана III. Еще летом 1581 года армия Понтуса Делагарди осадила Нарву. 9 сентября, после ожесточенной бомбардировки, шведские войска взяли крепость штурмом. Ивангородские воеводы пытались помочь ее гибнущему гарнизону, но посланный ими отряд был разгромлен на Нарвском мосту.

Утрата богатого балтийского порта имела далекоидущие политические, экономические и военные последствия. Все время, пока держалась Нарва, старые русские крепости — Ивангород, Ям и Копорье — рассматривались командованием как тыловые. Они не были готовы к длительной обороне и не могли оказать серьезного сопротивления врагу. Взяв их, армия Делагарди начала угрожать Новгороду и Пскову.

Но в это время серьезно обострились польско-шведские противоречия. Стефан Баторий принялся добиваться от Юхана III передачи ему Нарвы и других крепостей, напирая на то, что польская армия внесла наибольший вклад в победу над Россией. Возникшие разногласия быстро расшатали, а затем и разрушили шведско-польский союз.

Для Москвы нарвский порт значил больше, чем все прочие ливонские земли. Поэтому Иван Грозный без колебаний отказался от них в пользу Польши и сосредоточил все силы против Швеции. Интересы русской торговли требовали вернуть Нарву любой ценой. Надо признать, что эти решения принимал уже совсем не тот самоуверенный деспот, каким русский царь был еще сравнительно недавно. Тяжелые удары судьбы, непрерывно сыпавшиеся на его голову в последние три года, научили Грозного соизмерять цели и задачи текущей политики с возможностями армии и страны. И теперь этот новый, наученный горьким опытом царь Иван в терпении и хитрости мог поспорить даже с вышедшей на охоту куницей.

Перемена в характере русского самодержца хорошо видна из истории его взаимоотношений с папским легатом Антонио Поссевино, который выступал посредником на Ям-Запольских переговорах. Представитель Рима целиком и полностью встал тогда на сторону Москвы, искренне веря, что в награду за поддержку русский царь признает власть римского первосвященника. Эта мысль, как легко догадаться, появилась у Поссевино не случайно. Ее долго и настойчиво внушал папскому послу Иван Грозный, ставший к тому времени Иваном Мудрым и Изворотливым.

Тактика «обработки» итальянского легата настолько ярко освещает изменения в характере русского царя, что есть смысл рассмотреть ее подробно — от начала и до конца. В августе 1580 года, после неудачи очередных русско-польских переговоров, из Москвы в Рим выехал царский гонец Истома Шевригин. Он вез послание к Григорию XIII, в котором русский царь, напомнив о давнем своем желании соединиться с германским императором для войны против Турции, утверждал, что готов «…впредь с тобой, папой Римским, и с братом нашим Руделфом с цесарем, быти во единачестве и в докончанье и против всех бессерменских государей»{49}. Дальше Иван IV сетовал, что его намерению мешает лишь война с Польшей, которую Баторий ведет по наущению султана и прочих врагов Рима.

В письме этом фразы перетекали одна в другую настолько хитро и витиевато, чтобы можно было все намеки на «единачество» и «докончание» принять за горячее, хотя и не высказанное по дипломатическим соображениям желание русского царя признать Флорентийскую унию. Естественно, что в этой ситуации папе сразу же захотелось помирить двух христианских монархов. Для своей миссии Григорий XIII выбрал опытного дипломата, иезуита Антонио Поссевино. 28 марта 1581 года, получив полномочия папского легата, посол Ватикана пустился в дальний путь.

К тому моменту, как он прибыл в Вильно, Стефану Баторию царские гонцы уже доставили письмо от Грозного с рассуждениями о возможном объединении двух ветвей церкви, выдержанное в весьма нехарактерных для «московита» примирительных тонах. В послании содержались утверждения, что «…у папы и всех римлян и латын то и слово, что одна вера греческая и латинская». Мнение свое Грозный обосновывал ссылками на то, что так решил в присутствии папы Евгения IV и императора Иоанна VIII Палеолога собор во Флоренции, «где из Руси был тогды Исидор митрополит».

Баторий не стал критиковать лицемерные рассуждения царя об отсутствии причин для вражды между католиками и православными. Не вспомнил король ни о казнях в Полоцке монахов-доминиканцев, ни о сожженном в этом городе костеле. Ведь смиренные слова Ивана — «…которые в нашей земле держать латинскую веру, и мы их силой от латинской веры не отводим и держим их в своем жаловании з своими людми ровно, хто какой чести достоин, по их отечеству и службе, а веру держать, какову захотят» — были в первую очередь его, королевской, заслугой! Это он, Стефан Баторий, силой оружия смирил гордого «московита» и заставил согнуть шею перед католическим Римом. А потому любое сомнение в искренности слов царского послания било в первую очередь по авторитету самого польского короля. На что, собственно, и рассчитывал Грозный.

Естественно, такой опытный человек, как Поссевино, не мог положиться только на одно мнение, пусть и августейшее. Будучи в Вильно, он беседовал и с русскими перебежчиками, чтобы не ошибиться в толковании нюансов царского письма. Ведь носители языка лучше профессиональных переводчиков понимают скрытые от иностранцев смыслы фраз и возможности их двойного толкования. С кем конкретно и когда говорил Антонио Поссевино, доподлинно неизвестно, но из Вильно папский посол отбыл в твердой уверенности: в письме к Баторию царь официально признал, что Россия со времен Флорентийского собора объединена с католической церковью одной религией. Что с недавних пор царь разрешает и впредь будет разрешать католикам в Московии свободно совершать богослужения по их обрядам.

Непонятно, консультировал легата в этих вопросах кто-то вроде Давида Вельского или сработал общий враждебный настрой московских эмигрантов к их польским хозяевам, но никто не указал Антонио Поссевино на тот хорошо известный факт, что подобные вопросы в России решаются на Священном соборе, а не в частной переписке, пусть даже и царской. Такая позиция вчерашних перебежчиков легко объяснима. Русские князья, привыкшие у себя на родине к суровому служению на благо страны, быстро уставали от «панской вольницы» Речи Посполитой и очень скоро начинали тосковать по родине. Что говорить о других, если даже злейший враг Грозного Курбский, много раз водивший в Россию королевские полки, презрительно писал о поляках: «…пьяные они очень храбры: берут и Москву, и Константинополь, и если бы даже на небо забился турок, то и оттуда готовы его снять. А когда лягут на постели между толстыми перинами, то едва к полудню проспятся, встанут чуть живы, с головной болью. Вельможи и княжата так робки и истомлены своими женами, что, послышав варварское нахождение, забьются в претвердые города и, вооружившись, надев доспехи, сядут за стол, за кубки и болтают с своими пьяными бабами, из ворот же городских ни на шаг. А если выступят в поход, то идут издалека за врагом и, походивши дня два или три, возвращаются домой и, что бедные жители успели спасти от татар в лесах, какое-нибудь имение или скот, все поедят и последнее разграбят»{50}.

Так что в Вильно Поссевино получил именно ту информацию, которую хотел внушить ему царь… Папский посол легко поверил тому, что страстно желал услышать: Россия наконец-то официально признала решения Флорентийского собора и готова широко раскрыть двери перед католическими миссионерами. Ну а поляки? Почему никто из них не указал Поссевино на явную ошибку? Неужели ясновельможные паны не догадывались, что высокопоставленного римского чиновника[33] так элементарно дурят? Догадывались, конечно. Но большинство из них успело привыкнуть к веротерпимости, укоренившейся за последние годы в Речи Посполитой. Как разумные люди, они понимали, что свобода веры держится там во многом из-за «пограничного» положения страны. И если власть папы распространится на Россию, польская церковь сразу «завинтит гайки».

К тому же вопрос не имел для панов практического смысла. В то время, когда Поссевино выезжал из Вильно, поход на Псков еще только планировался. Поляки не сомневались, что их ждет легкая победа, а потому смотрели сквозь пальцы на чудачества папского легата. Его глупая вера во внезапное «обращение» московского царя не имела, с их точки зрения, никакого значения. Она могла стать важной только в том случае, если Польша проиграет военную кампанию. Но в подобный исход никто из панов не верил. О том, что королевская армия идет в хорошо организованную ловушку, знал только Иван IV. Знал и заранее готовил дипломатическую базу для того, чтобы вывести Польшу из Ливонской войны, уступив Баторию только необходимый минимум.

Итак, покинув гостеприимный Вильно, Антонио Поссевино двинулся в загадочную Московию. Иван IV заблаговременно принял меры, чтобы личные наблюдения от самой границы подтверждали надежды и мечты папского посланника. Так, в частности, смоленский архиепископ Сильвестр получил от царя указ допустить Поссевино на богослужение в кафедральном соборе. «И ты бы в те поры, — писал Сильвестру царь, — в Пречистой Богородице сам служил со всеми соборы нарядно»{51}.

18 августа 1581 года папский легат прибыл в Старицу, а уже через два дня встретился с Иваном IV. Поссевино преподнес ему в качестве дара от Григория XIII частицу креста, на котором был распят Иисус Христос, и вручил свод установлений Флорентийского собора на греческом языке. К своду прилагалась грамота, в которой папа писал русскому царю: «Посылаю твоему величеству книгу о Флорентийском соборе печатную; прошу, чтобы ты ее сам читал и своим докторам приказал читать: великую от того божию милость и мудрость, и разум получишь. А я от тебя только одного хочу, чтобы святая и апостольская церковь с тобою в одной вере была, а все прочее твоему величеству от нас и от всех христианских государей будет готово»{52}.

На официальной аудиенции русский царь лишь горячо поблагодарил посла за мудрые речи и щедрые дары. Затем, как писал иезуит, всех пригласили к столу. И уже там, на пиру в честь высокого гостя, Иван Грозный «…произнес очень важную речь о союзе и дружбе своих предков с папой Римским и заявил, что папа является главным пастырем христианского мира, наместником Христа и поэтому его подданные хотели бы подчиниться его власти и вере»{53}. Усыпленный ласковым приемом царя, посол не обратил внимания, что эти речи Грозный произносит не в думной палате, а за пиршественным столом, где, по московским обычаям, допустимыми считались шутки и розыгрыши. К тому же Поссевино не владел русским языком и не мог уловить понятных прочим гостям смысловых оттенков речи. Окружающим итальянца боярам было ясно, что царь просто разыгрывает гостя, и потому они спокойно слушали ни к чему не обязывающие любезные речи Грозного об унии.

А папский легат сравнивал отношение «московитов» к своей особе с известиями о том, что совсем недавно Грозный разгромил в Москве лютеранские храмы «немецкой» слободы, и душа его наполнялась радостными надеждами. Не стоит к тому же забывать, что Поссевино на пиру потчевали «от души», причем не только яствами, но и «питием». Вероятно, это «гостеприимство» тоже сыграло свою роль в посольском самообмане.

После пира легат прожил в Старице целый месяц и за это время не раз старался возобновить разговор о воссоединении церквей. Но Грозный избрал весьма оригинальный способ «заморозить» вопрос об унии. По свидетельству самого папского посла, русский царь «запрещал переводчикам даже переводить все то, что имеет отношение к религии»{54}. Опытный иезуит намек понял правильно: Иван IV полагает, что сделал достаточно много предварительных уступок, и теперь он не продвинется ни на шаг в интересующем Рим вопросе, пока легат ни обеспечит ему выгодный мир или хотя бы перемирие с Польшей.

На переговорах в Киверовой Горе Поссевино старался как мог. Короля Стефана и его послов он убеждал, что, немного уступив Грозному, поляки выполнят великую миссию — добьются воссоединения Восточной и Западной церквей. После очередной беседы с Поссевино гетман Ян Замойский отметил в своих записях, что папский посол «…готов присягнуть, что великий князь[34] к нему расположен и в угоду ему примет латинскую веру, и я уверен, что эти переговоры кончатся тем, что князь ударит его костылем и прогонит прочь»{55}. Однако мнение мнением, а после псковской неудачи позицию Рима поляки игнорировать не могли.

14 февраля 1582 года, через месяц после подписания Ям-Запольского перемирия, Антонио Поссевино прибыл в Москву для переговоров об унии. Он был полон радужных надежд. Однако посол не смог добиться от Ивана IV разговора наедине. Царь согласился лишь на официальные прения о вере — в присутствии Боярской думы и «двора». 21 февраля в Кремле прошел первый диспут. Помимо бояр и служилых князей Иван IV оставил в палате только «сверстных» дворян, а стольникам и всем, кто рангом ниже их, повелел удалиться. Затем Грозный попросил посла изложить свои религиозные взгляды, предупредив в то же время, что сам он (хоть и царь) духовного сана не имеет, а потому так же свободно говорить о вере не дерзнет. Подобная скромность в речах Грозного была ловким дипломатическим ходом. Вынуждая католика полностью раскрыть карты, Иван IV оставлял свободу рук и себе — он ведь предупредил, что не будет отвечать за всю Русскую церковь, — и православным иерархам, которые могли без спешки подготовить ответ к следующей встрече с папским легатом.

Грозный начал разговор миролюбиво, он намеренно не касался темы различий между вероучениями католиков и православных. Посол же, следуя традициям европейских диспутов, сразу свернул на принципиальные вопросы. Поссевино не сообразил, что вокруг него не церковно-католическая аудитория, а люди светские, да к тому же воспитанные совсем в другой религиозной традиции. Зато про родную аудиторию ни на секунду не забывал царь Иван. Поотнекивавшись для начала малым знанием церковных премудростей, что было в его исполнении явным лукавством, русский самодержец принялся задавать Поссевино мелкие, но ехидные вопросы. Пристойно ли то, что у римского папы крест на туфле? Почему папа сечет бороду? Зачем у него крест висит ниже пояса и почему самого папу носят на носилках во время торжественных шествий? «И папа не Христос, — обосновывал свои претензии к римскому первосвященнику Иван, — а престол, на чем папу носят, не облак, а которые носят его — те не ангелы; папе Григорию не подобает Христу подобиться и сопрестольником ему быть!»{56}

Иезуит не остался в долгу. В прениях об апостолах и происхождении церквей он обвинил православных в том, что те не чтят римских первосвященников. На это Грозный возразил, что русская церковь признает авторитет первых пап, чье поведение считает безупречным, а все последующие папы, ведя жизнь дурную и неправедную, сами утратили право на уважение: «…который папа не по Христову ученью и не по апостольскому преданью почнет жити, — громко закончил свою речь Иван, — и тот папа волк есть, а не пастырь!»

Русский царь приоткрыл люк перед ногами римского посла, и тот, увлеченный спором, не замедлил в него свалиться. Парируя выпад против пап, Поссевино допустил прозрачный намек на небезупречную жизнь самого Грозного. «Это какие-то деревенские люди на рынке, — закричал в притворной ярости царь, — научили тебя разговаривать со мной как с равным и как с деревенщиной!» Поссевино ответил на это гневным отказом продолжать разговор с теми, кто сравнивает папу с волком. Присутствующие ждали, что Иван IV накажет дерзкого итальянца, а стоящие подле трона придворные грозили иезуиту, что сами утопят его в реке.

Но Грозный к тому времени перестал разыгрывать гнев. Ведь он уже добился всех поставленных целей. Заканчивая аудиенцию, царь в знак милости даже погладил рукой папского посла. Через два дня Поссевино вторично пригласили во дворец, где он получил публичные извинения от Ивана IV за то, что тот в пылу ссоры назвал папу волком и хищником. А бояре попросили римского легата письменно изложить его видение расхождений между православной и католической верой.

Эти тезисы Поссевино 1 марта 1582 года зачитали на импровизированном Священном соборе, где присутствовали митрополит Дионисий и шесть епископов. Из них самым приближенным к царю считался епископ Ростовский и Ярославский Давид. Он занял кафедру, когда Ростов уже был неофициальной «столицей двора»[35]. Поэтому никого не удивило, что именно Давид вызвался отвечать папскому послу. По утверждению Поссевино, епископ «все одобрил» в его бумаге. Этим словам папского легата трудно поверить безоговорочно. Скорее всего, Давид постарался, насколько мог, сгладить и затушевать противоречия. Однако, по контрасту с предыдущим диспутом в Кремле, его речь должна была показаться послу именно тем, чем показалась. Чтобы еще больше усилить впечатление от слов Давида, все остальные, включая самого царя, «скромно» промолчали.

Затем, после отъезда Поссевино, епископа Давида обвинили в ереси и по решению Священного собора сослали в монастырь. Неизвестно, обманул Грозный верного слугу или тот сам вызвался пострадать за интересы страны и церкви. Думаю, второе ближе к истине. Важнее другое: если внимательно посмотреть на ситуацию, становится ясно, что Грозный здесь не потерял ничего. Его послание папе, письмо к Баторию и старицкие речи на пиру не получили, да и не могли получить, широкой огласки. В диспутах с католиком царь оказался единственным, кто горячо возражал папскому легату, отстаивая идеи православия. При этом русский самодержец проявил не только похвальное рвение в защите веры, но и редкое миролюбие: сначала простил послу гнусные намеки по своему адресу, а потом публично попросил извинения за собственные критические высказывания о папской персоне. В глазах подданных царь поднял свой престиж, усилив репутацию ревностного защитника церкви и горячего поборника православия. Но при этом и папскому легату не за что было упрекнуть Грозного. Формально тот выполнил все данные Поссевино обещания.

Пока папский посол спорил в Москве о преимуществах католической веры, царское командование начало наступление против шведов. В феврале 1582 года воеводы Михаил Катырев и Дмитрий Хворостинин повели армию к захваченным Делагарди русским крепостям. На пути к Яму, близ деревни Лямицы, передовой полк Хворостинина встретился с неприятельскими войсками. Вскоре на помощь ему подошел и большой полк Катырева. Совместными усилиями воеводы одолели шведов. Однако воспользоваться победой им не удалось: Баторий потребовал у Ивана IV отозвать полки из-под Нарвы. В противном случае король угрожал разорвать Ям-Запольский договор. Грозному пришлось приостановить боевые действия на севере. Вскоре большую часть войск он перебросил на южную границу.

Юхан III решил воспользоваться ситуацией. В Финляндии он собрал большую армию под командованием Делагарди. Кроме шведов в нее вошли отряды наемников из Германии, Франции и Италии. Ближайшей целью вторжения были Орешек и Ладога. После их падения Юхан III собирался заняться Новгородом и Псковом. Таким образом, шведский король стремился не только отрезать Россию от Балтики, но и прихватить громадный кусок ее континентальной территории.

8 сентября 1582 года войска Делагарди осадили Орешек. После длительной бомбардировки 8 октября они предприняли общий штурм. Но древняя крепость, расположенная на острове посреди Невы, отразила атаку врага. Вскоре в Орешек прорвалась русская судовая рать с подкреплениями. После этого второй шведский штурм тоже закончился безуспешно. За два месяца боев Делагарди потерял столько ратников, что сил на третью попытку у него не осталось. В ноябре шведы отступили от Орешка. Юхану III стало ясно, что в одиночку ему Россию не одолеть. Однако и Иван IV не мог воспользоваться неудачей противника. С одной стороны, его связывали угрозы Батория по поводу Нарвы, а с другой — в это время снова обострилась ситуация на юге и востоке России. Нападение Большой Ногайской Орды вызвало мощное восстание народов Поволжья. Возобновились набеги и со стороны Сибирского ханства.

В этих условиях Россия и Швеция начали мирные переговоры на реке Плюссе. Юхан III пытался добиться от Ивана IV уступки всего побережья Финского залива, но царь за последние километры берега держался твердо. В результате в августе 1583 года стороны подписали трехлетнее перемирие. По его условиям шведы удержали захваченные русские города Корелу, Ивангород, Ям и Копорье с уездами. Москва сохранила лишь маленький кусок побережья с устьем Невы. Так закончился очередной этап борьбы, в результате которого Иван Грозный не только уступил захваченную ранее Ливонию, но и утратил большую часть российского побережья Балтики.

Однако царь не смирился с поражением. Он понимал, что отказ Москвы от прибалтийских земель должен вызвать ссору между ее врагами: Польшей и Швецией. Чтобы к моменту их столкновения иметь возможность вступить в борьбу на севере, Грозный спешил решить юго-восточную проблему. Одновременно с этим он вел интенсивные переговоры об экономическом и военном союзе с Англией.

Особые отношения с Туманным Альбионом у России установились еще в 1554 году, после того как в устье Северной Двины прибыло экспедиционное торговое судно под командованием Ричарда Ченслора. Английский капитан прошел в Россию северным морским путем вокруг Норвегии. Маршрут был нелегким и опасным: из трех вышедших в плавание кораблей два потерялись в пути. Иван IV пожаловал прибывших с Ченслором купцов грамотой, согласно которой им предоставлялось право беспошлинной торговли в России, даровалось «пристанище корабельное» на Северной Двине и двор в Москве. В Лондоне для торговли с Россией была образована Московская компания. После этого в Архангельский порт ежегодно приходило по три-четыре английских судна, а начиная с 1560-х годов — по 10—14 больших кораблей. Беломорские «ворота на Запад» использовались для вывоза из России пушнины, льна, конопли, сала, ворвани, поташа и воска. Ввозились в страну в основном сукна, медь, олово, свинец. По мере роста привилегий, даруемым в России английским купцам, Елизавета I все чаще шла навстречу пожеланиям Ивана IV по части ввоза военных грузов: пушек, снарядов, прочего оружия. В Москву и другие русские города из Англии с разрешения королевы приезжали корабельных дел мастера, архитекторы, доктора, аптекари и другие высокообразованные специалисты.

Пока на западных рубежах России грохотали пушки, льготы англичан непрерывно росли. В 1555 году Иван Грозный разрешил им свободно и беспошлинно торговать лишь в Москве, Холмогорах и Вологде, а из русских служащих купцы Московской компании могли нанимать только приказчиков, причем не более одного в каждом из трех торговых дворов. А льготная грамота 1567 года позволила англичанам строить в русских городах уже не только дворы, но и фабрики. Для своих предприятий купцы Московской компании могли теперь нанимать русских работников в любых количествах. К примеру, в Вологде, тогдашнем центре российского льноводства, царь разрешил англичанам построить канатную фабрику, а в окрестностях города — искать и добывать железную руду. Кроме этого, по условиям новой грамоты в Москве, Новгороде и Пскове разрешалось хождение английской монеты, которую руководители компании могли чеканить на российском монетном дворе. Британские купцы получили право отправлять вооруженные «комиссии» для охраны своих товаров от разбойников и пользоваться для поездок по стране ямскими лошадьми.

Ни один корабль (даже английский), не принадлежащий Московской компании, не мог теперь заходить в Печору, Обь, Колу, Мезень, Печенгу, Холмогоры или на Соловецкий остров. Ни один иностранец (даже англичанин, не входящий в компанию) не имел право следовать через Россию в Китай, Персию, Бухару или Индию. Московская компания получила право самостоятельно, без участия и согласия местных властей, ловить всех (неугодных ей) европейских путешественников и конфисковывать их имущество. Понятно, что привилегии эти давались не «за красивые глаза». Так, в 1581 году, в самый разгар наступления Батория на Псков, в Северную Двину прибыла внушительная торговая эскадра из 13 английских судов, доверху груженных свинцом, порохом и медью.

Однако сразу же после окончания Ливонской войны Грозный принялся отнимать у Московской компании одну льготу за другой. И начал с самого лакомого куска — с монополии. Вскоре уже все иностранцы, а не только англичане, получили разрешение торговать на российском Севере. Правительство Елизаветы, естественно, захотело вернуть своим купцам исключительное право на беломорскую торговлю. Иван Грозный ответил, что он совсем даже не против. Однако при этом прозрачно намекнул, что выгоду от нового договора должны получить не только подданные королевы.

В августе 1582 года в Лондон прибыл русский посол Федор Писемский, предложивший англичанам заключить с Россией военный союз, чтобы «на всякого недруга стояти заодно»{57}. Соглашение по обычаям того времени предлагалось скрепить браком между царем Иваном и племянницей королевы Мэри Гастингс. Вначале Елизавета I притворно удивилась — ведь русский царь женат. Однако Писемский ответил на это, что нынешняя царица (Мария Нагая) не ровня государю, а потому он с ней разведется сразу же, как только закончится сватовство. Русский посол настойчиво добивался свидания с принцессой, чтобы доложить царю о ее внешности и манерах. В конце концов, летом 1583 года во время прогулки в саду ему показали королевскую племянницу. Писемский тут же отправил Ивану Васильевичу грамоту о том, что Мэри Гастингс «…высока, лицом бела, нос прямой, глаза серые, волосы русые, пальцы долгие{58}». Описание понравилось Грозному.

Переговоры, начавшиеся в Лондоне, продолжились в 1583— 1584 годах в Москве. Со стороны Елизаветы I их вел английский посол Джером Боус, интересы царя Ивана IV представляли три человека: от земцев боярин Никита Романов и дьяк Андрей Щелканов, а от «двора» Богдан Вельский. Русские настаивали, чтобы в текст союзного договора был включен пункт о совместных военных действиях против Стефана Батория. Чуть позже они озвучили имя еще одного царского недруга — Юхана III. По замыслу Ивана Грозного Англия должна была помочь России отвоевать у Польши и Швеции все то, что наша страна потеряла за последние годы.

Боус предложил провести переговоры с Баторием, прежде чем начинать боевые действия. Однако русские послы отвергли этот вариант. «Толко обсылатца с недругом, — ответили они, — и недруг в те поры изготовица»{59}. Ответ выдавал истинные намерения царя — его не устраивало дипломатическое давление Англии на Польшу и Швецию. Грозный собирался скрытно подготовиться к боевым действиям, а затем разгромить противника внезапным сокрушительным ударом. В обмен на помощь войсками и снаряжением русский царь был готов возвратить английским купцам право монопольной торговли через северные порты и даже ввести запрет на их посещение для судов других европейских стран.

По результатам московского тура переговоров посол Елизаветы I получил от Ивана IV проект договора, в котором русский самодержец соглашался на все ее условия, а английская сторона была обязана совместно с царскими войсками вести войну против его недругов, чтобы «доставати Лифляндские земли»{60}. Таким образом, «марьяжные дела» Грозного постепенно приближались к развязке. В окружении королевы принцессу Мэри уже называли «московской царицей». Английские модницы принялись щеголять в русских сарафанах и сапожках. Для окончательного оформления союза из Лондона в Москву отправился все тот же Джером Боус. Но, к сожалению, он опоздал. Вечером 18 марта 1584 года во время шахматной партии Иван IV скончался. Он прожил 53 года, из которых целых полвека провел на троне. За это время первый русский царь сделал много плохого и хорошего. Уйдя в мир иной, он оставил потомкам богатый материал для споров и пересудов, смелых гипотез и противоречивых предположений.


ГЛАВА 11. БОРЬБА ЗА ВЛАСТЬ ПОСЛЕ СМЕРТИ ИВАНА IV. СИГИЗМУНД III — НОВЫЙ КОРОЛЬ РЕЧИ ПОСПОЛИТОЙ. УСПЕХИ ГОДУНОВА ВО ВНУТРЕННЕЙ И ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ

Трудно сказать, к чему мог привести договор между Иваном IV и Елизаветой I и какая из стран осталась бы от него в большем выигрыше. Ясно одно: смерть царя похоронила планы англо-русского союза. Прибывший в Москву посланник королевы Джером Боус был встречен там с оскорбительной для его высокого звания безучастностью.

Многие годы Грозный жил в страхе перед боярской крамолой. Согласие между княжескими группировками было его кошмаром, и чтобы не допустить этого ужаса, царь то обрушивал репрессии на сановников, то стравливал боярские кланы между собой. Однако после смерти в ноябре 1581 года любимого сына и наследника Ивана Ивановича[36], когда стало ясно, что трон суждено унаследовать слабому и больному Федору, Иван IV изменил внутреннюю политику. Обладая огромным политическим опытом, Грозный хорошо понимал, что только при поддержке думы его неспособный к управлению сын может удержать на голове корону.

Поэтому к концу жизни Иван IV постарался добиться согласия между уцелевшими боярскими кланами. Особую надежду Грозный возлагал на «двор», последний в истории его царствования аналог «королевского домена». По замыслу Ивана IV эта группа преданных слуг должна была окружить престол монолитной стеной, обеспечивая личную безопасность его сына. В то время как управлять Россией станут более опытные в этих делах земские бояре. А для того же, чтобы военная сила «двора» уравновешивалась гражданским влиянием земских, большинство в опекунском совете Иван IV оставил за последними.

Руководителем боярского правительства стал Иван Мстиславский, 13 лет возглавлявший Земскую думу. Кроме него в состав руководящей четверки вошли Богдан Вельский, Иван Шуйский и Никита Романов. Таким образом, из тройки лидеров «двора» в число опекунов попал только Вельский. Еще двое — Афанасий Нагой и Борис Годунов — остались за пределами узкого правящего круга. У Грозного были веские причины для того, чтобы не включать их в регентский совет. Он понимал, что Нагие спят и видят, как бы заменить Федора юным Дмитрием[37]. С Годуновым же Иван IV поссорился, когда пытался развести наследника с его женой[38], обвиняя невестку в бесплодии. Борис, все влияние которого держалось в тот момент лишь на родстве с будущей царицей, противился этой идее Грозного как мог.

Таким образом, вместо мира и согласия в узком кругу правителей царили ненависть и подозрительность. Сотрудничество между боярами продлилось считаные недели. И первыми в борьбу за передел власти вступили «дворовые люди». Опираясь на верную ему кремлевскую стражу, Богдан Вельский неожиданно для всех арестовал Афанасия Нагого и выслал его из столицы. Явная размолвка внутри «двора» тут же подтолкнула земцев к решительным действиям — не прошло и нескольких дней, как Петр Головин затеял неслыханную доселе дерзость — начал местническую тяжбу с всесильным Вельским.

Всего пару месяце назад, при Иване IV, такое невозможно было представить! Да и теперь, при еще не вступившем на трон сыне Грозного, Головин сильно рисковал. Но за спиной князя Петра стояли могущественные силы. Им удалось сплотить вокруг себя все земство. За Вельского, кроме дьяка Андрея Щелканова, вступились лишь немногочисленные «дворовые» чины — Трубецкие и Годуновы. Понимая, что тяжбу в таких условия не выиграть, Богдан Вельский пошел на крайние меры: вызвал в Кремль подкрепления из верных ему стрельцов и принялся уговаривать Федора своей царской властью усилить влияние «двора». Над страной повеяло новой опричниной.

Но земцы сдаваться не собирались. Регенты Мстиславский и Романов решительно воспротивились планам Вельского: верные им и Шуйскому дворяне при поддержке посадских жителей осадили Кремль, между восставшим народом и стрельцами Вельского началась перестрелка. Вскоре пролилась первая кровь. В бою у Фроловских ворот погибло больше 20 человек и свыше 100 получили ранения.

Восставшие развернули в сторону Кремля большую пушку, стоявшую на Лобном месте. Угрожая обстрелом ворот, они потребовали на расправу уже не только Вельского, но и Годунова. Такой поворот событий не входил в планы земских вождей. Мстиславский и Романов хорошо понимали, что Федор Иоаннович, до самозабвения любящий жену, не согласится выдать шурина обезумевшей толпе. Бояре быстро уладили кризис: Вельский ушел в отставку, Годунов сохранил место в Думе, а Федор Иоаннович 31 мая 1584 года торжественно короновался.

Так первый кризис нового царствования едва не увлек в пропасть будущего правителя России. Борису пришлось испытать страх и унижение. Однако он уцелел и сделал огромный шаг в карьере: в дни коронации Федор возвел 32-летнего шурина в чин конюшего. Наивно объяснять этот успех лишь родством с царской семьей — в первую очередь Борису помогла политическая изворотливость: поняв, что дело Вельского проиграно, он сразу же переметнулся к победителям. Никита Романов пошел на союз с Годуновыми тоже не из личных симпатий. Обе эти семьи возвысились благодаря их родству с правящей династией: в глазах Рюриковичей Шуйских и Гедиминовичей Мстиславских они выглядели «худородными выскочками». Аристократическая реакция грозила смести с «боярского Олимпа» не только Годуновых, но и Романовых. Родственникам царя Федора поневоле пришлось сплотиться вокруг престола перед лицом этой опасности. Вскоре к ним присоединился влиятельный дьяк Андрей Щелканов.

Попытка Вельского возродить опричный террор закончилась плачевно. Новые правители учли ошибку и двинулись в противоположном направлении: по случаю коронации Федора Иоанновича они объявили общую амнистию. Никита Романов знал, что делает. В годы правления Ивана IV боярин был одним из немногих, кто постоянно «печаловался» за опальных. И теперь выходящие из тюрем аристократы пополняли ряды его сторонников. В это время Годунов и Щелканов занялись реформой государственного управления: верные им чиновники сменили тех судей, воевод и наместников, что успели прославиться «лихоимствами». Чтобы предотвратить будущие злоупотребления, новым боярам и дьякам, занявшим эти места, выделили дополнительные поместья и повысили жалованье. Стремясь привлечь на свою сторону дворян, Щелканов, Романов и Годунов 20 июня 1584 года издали от имени царя Федора закон о ликвидации тарханов — податных льгот бояр и князей церкви. Влияние правящей троицы продолжало расти. Однако вскоре их признанный лидер — Никита Романов — серьезно заболел, и тяжесть управления страной легла на плечи менее опытного Годунова.

В Думе и стране к этому времени наступило относительное равновесие: сторонники Шуйских и Мстиславских были еще достаточно сильны, чтобы давить на правительство, но уже не могли диктовать ему свои условия. На некоторое время решающим стало слово Федора Иоанновича, и потому обе боярские группировки стремились перетянуть его на свою сторону. Царь не отличался крепким здоровьем. Малейшее дуновение ветра могло надолго уложить его в постель. В начале 1585 года от каждодневных забот и волнений Федор тяжело заболел. Казалось, часы его на исходе. В панике Годунов направил тайных послов к императору. Он предлагал обсудить возможность брака между своей сестрой Ириной и австрийским принцем, с тем чтобы эта пара унаследовала царский трон. Надежда на успех интриги была минимальной, но иных способов удержать власть Борис не видел.

Затеянное им сватовство закончилось скандалом: планы царского шурина получили огласку. Против Годуновых тут же встала вся Дума. «Изменнические» переговоры о браке царицы при живом царе осудил и митрополит Дионисий. Жители московского посада негодовали. Положение Бориса ухудшилось настолько, что он стал готовиться к бегству в Англию. Годунова спас счастливый случай: Федор Иоаннович неожиданно пошел на поправку, а царица Ирина объявила мужу о своей беременности. Эти два события переключили внимание бояр на царскую семью. Страсти вокруг правителя чуть поутихли, и он не замедлил этим воспользоваться.

Первый удар Борис нанес по самому слабому месту Думы: государственным финансам. Основной трудностью, мешавшей развитию страны, было хроническое отсутствие денег. Царской казной обычно ведали два представителя враждующих боярских группировок. Предполагалось, что они будут ревностно следить друг за другом и не допустят злоупотреблений. Но после отстранения Вельского от власти Петр Головин с помощью Шуйских добился, чтобы вторым казначеем стал его родственник, Владимир Головин. Инициировав проверку казны, Годунов бил наверняка. В условиях хронического безденежья отказать ему Дума не могла. И вскоре вскрылись такие крупные хищения, что боярскому суду ничего не оставалось, как приговорить Петра Головина к смерти.

Второй удар обрушился на главу Думы — князя Мстиславского. Боярское правительство беспокоилось о судьбе династии. Думцы неоднократно обсуждали между собой план: развести Федора с бездетной Ириной и подыскать ему новую жену. Первой в раду потенциальных невест стояла, естественно, боярышня Мстиславская. Вот только в условиях объявленной беременности царицы все эти разговоры выглядели как государственная измена. Уличенный Годуновым Мстиславский перечить царю не стал, а добровольно ушел в отставку, уступив место главы Думы своему сыну Федору. Но тот, в отличие от отца, не входил в число царских опекунов.

Пока Борис продвигался к вершинам власти, обстановка на границах начала накаляться. В 1585 году татары напали на Рязанщину. Воевода Дмитрий Хворостинин успел вовремя выдвинуть войска к Шацку и вынудил крымцев к отступлению. Информация о возобновлении крымских набегов на Россию и скандал с «австрийским сватовством» активизировали Батория. Если после смерти Ивана IV он просто затягивал с подтверждением Ям-Запольского договора, то теперь официально отказался от его условий и взял курс на продолжение войны. В России тоже готовились к боям против Речи Посполитои. Разрядный приказ составил роспись полков для похода. В Можайске начали собираться войска. Но вскоре в Москву пришла весть о том, что 12 декабря 1586 года Стефан Баторий скончался.

Как и на прежних выборах, русский претендент не вошел в число лидеров. Основными конкурентами в борьбе за польский трон стали сын шведского короля Юхана III Сигизмунд и австрийский эрцгерцог Максимилиан. Пока шло обсуждение кандидатур, в пограничные пределы России вторглось 40-тысячная Крымская орда. Царская армия под командованием Дмитрия Хворостинина быстрым маршем вышла в район Тулы. Однако противник снова не решился на «прямой бой» и отступил в свои пределы. Неспокойно было на шведской границе. Дважды, в 1586 и в 1587 годах, дело чуть было не дошло до большой войны, но оба раза в последний момент сторонам удавалось договориться.

А тем временем в Речи Посполитои подошли к концу «выборные мероприятия». 19 августа 1587 года группа сторонников Яна Замойского провозгласила победителем принца Сигизмунда. Конкурирующий клан Зборовских в то же самое время объявил королем эрцгерцога Максимилиана. Оба «новоизбранных монарха» поспешили подкрепить свои права на престол с помощью военной силы. Максимилиан с австрийскими войсками подошел к Кракову первым, но горожане отбили штурм. Между тем с севера со шведским войском к польской столице уже спешил Сигизмунд. 27 декабря он вступил в город и тут же короновался. Чуть позже Ян Замойский со своими сторонниками разбил отступившую в Силезию армию Максимилиана, при этом сам эрцгерцог попал в плен. В 1590 году Сигизмунд вернул императору брата, предварительно взяв клятву с обоих, что Максимилиан больше не станет претендовать на польский престол.

Казалось, для России наступили черные времена. Рассыпавшийся в последние годы шведско-польский союз восстановился на новом, династическом уровне. В условиях, когда империя вышла из войны, а на южных окраинах России продолжалось противостояние с Крымом, страна физически не могла выдержать согласованный шведско-польский натиск. Юхан III приступил к делу незамедлительно. В Ревеле его флот высадил на берег 10-тысячную армию. Вдвоем с сыном, польским королем Сигизмундом III, они собирались отторгнуть от России Новгород, Псков и Смоленск. Кроме того, Польша хотела получить еще и Северскую землю. Союзники надеялись, что достичь этого удастся без большой войны. Желая предъявить ультиматум, Юхан III потребовал, чтобы русское правительство направило к реке Нарве «великое посольство».

Годунову в этих условиях оставалось только тянуть время и надеяться на чудо. Благо науку мелких интриг и дипломатических проволочек русский правитель к тому моменту освоил в совершенстве. Совсем недавно, в январе 1589 года, с их помощью он вынудил своего гостя, константинопольского патриарха Иеремию, учредить в Москве новую патриархию и возвести на ее престол верного Годуновым Иова.

И снова Борису повезло: за то время, что шел обмен грамотами, а стороны договаривались, где и когда встретятся посольства, ситуация успела измениться. Продемонстрировав желание вторгнуться в пределы России, Крымская орда неожиданно для Сигизмунда III всей мощью обрушилась на Речь Посполитую. Татары буквально растерзали южные районы королевства. Естественно, желание воевать с Россией у панов сразу же испарилось. И король Юхан остался в одиночестве. Теперь он уже ничего не хотел от Москвы. Зато, ободренные благоприятным поворотом событий, свои встречные требования выдвинули русские послы. Практически дословно повторяя фразы шведского ультиматума, они предложили Юхану III добровольно вернуть России Нарву, Ивангород, Ям и Копорье. Королевские представители прервали переговоры.

Русское командование не сомневалось в победе. Оно задумало использовать войну для подъема царского престижа. Федор Иоаннович лично повел армию в поход. Его сопровождали царица Ирина и правитель Борис Годунов. Главные военные посты получили «по породе» князья Мстиславский и Трубецкой. Опытный и талантливый, но неродовитый Хворостинин был назначен воеводой передового полка. Однако в условиях, когда противник не имел сил для наступления, этот скромный пост позволил Хворостинину сыграть важную роль в начавшейся войне.

6 января 1590 года на разведку двинулись русские разъезды. Передовые отряды дворянской конницы принялись тревожить дальними рейдами окрестности вражеских крепостей. 18 января из Новгорода выступили главные силы. От них вскоре отделились отряды, отправленные к Яму и Копорью. Они должны были обеспечивать фланг наступающего к Нарве войска Гарнизон осажденного Яма продержался недолго: после двухдневного обстрела он капитулировал. Сразу после этого другой русский отряд надежно блокировал Копорье. Устранив фланговую угрозу, царские полки направились к основным целям кампании — Ивангороду и Нарве. Первым у стен этой сдвоенной крепости оказался передовой полк Дмитрия Хворостинина. Не дожидаясь подхода главных сил, он атаковал прикрывавший подходы к Ивангороду шведский корпус. Упорная битва продолжалась до самого вечера. Потерпев поражение, шведы отступили за Нарову[39], а вскоре большая их часть отошла к Раковору.

Главные русские силы подошли к крепостным стенам 2 февраля. Начались приготовления к осаде и штурму обоих городов. С 6 по 18 февраля шел интенсивный обстрел стен из пушек «большого наряда». В западной и северной стенах Нарвы образовались большие проломы. 19 февраля русские ратники пошли на штурм. И тут сказался просчет руководившего их действиями Годунова. Царский шурин увлекся главной задачей — пробить проемы в стенах — и запретил своим пушкарям вести огонь по башням. В результате крепостная артиллерия осталась неподавленной, и теперь шведские пушки буквально выкашивали идущие на штурм колонны.

В остальном русские войска действовали безупречно. Чтобы противник не имел возможности перебрасывать подкрепления с неатакованных участков, наступление велось сразу с нескольких сторон. Но при этом на направлении главного удара были сосредоточены достаточно большие силы: в проломы у Русских ворот наступали свыше пяти тысяч воинов. Это при том, что весь шведский гарнизон Нарвы не превышал 1600 человек. Несмотря на большие потери от артогня, русским ратникам в нескольких местах удалось ворваться в проломы, забраться по лестницам на стены. Но удержать захваченные позиции они не смогли.

Чувствуя, что положение в Нарве критическое, перешли в наступление шведские войска, отогнанные к Раковору. Однако это направление прикрывал полк Хворостинина, и опытный воевода еще раз подтвердил свою высокую репутацию. Помощь к Нарве пробиться не смогла, и командовавший обороной Горн предложил Годунову перемирие.

Правитель потребовал, чтобы шведы передали России города Ивангород, Ругодив, Копорье и Корелу. Горн же соглашался только на перерыв в военных действиях, с тем чтобы Россия могла обсудить возможные уступки непосредственно с королем. Ответом на попытку тянуть время стал огонь русских пушек. Очевидно, он помог Горну настроиться на конструктивный лад. Теперь шведы были согласны еще до начала переговоров передать России Ивангород. Этот вариант Годунова не устроил, и он приказал возобновить обстрел. Во время следующей передышки Горн согласился добавить к Ивангороду Копорье. Дни шли за днями. Грохот канонады перемежался раундами переговоров. Шведы стояли на своем. Горн понимал, что время работает на него. У русских начались проблемы с продовольствием. Неуклонно приближалась весна, время крымских набегов.

Наконец 25 февраля стороны заключили перемирие сроком на год. По его условиям шведы передали русским Ивангород и Копорье, а также морское побережье между реками Нева и Нарва. Однако основная цель похода — восстановление балтийского мореплавания — не была достигнута. Осторожность, так помогавшая Годунову в интригах, не оправдала себя на поле боя. Повторный штурм полуразрушенной Нарвы мог сделать его триумфатором, но Борис на него не решился. Впрочем, надо признать, у Годунова были причины для осторожности. Он помнил, что Крымская орда чередует удары по Польше с набегами на Россию. А значит, мобильные войска надо было сохранить и весной перебросить на южную границу.

Подписав перемирие с Москвой, король Юхан III попытался возобновить союз с Польшей. Но той было не до шведов: в 1590 году, сразу после татарского набега, турецкий султан потребовал от Сигизмунда III ежегодной дани, и вопрос о войне с «Московией» польские послы не соглашались теперь даже обсуждать. В начале 1591 года Речь Посполитая заключила очередное перемирие с Россией, на этот раз — сроком на 12 лет. Однако на союз против Москвы с удовольствием пошел Крым. Обрадованный Юхан III провел крупнейшую со времен Ливонской войны мобилизацию. К началу новой кампании он сосредоточил у русских границ 18-тысячную армию под командованием Флеминга. Эти войска ждали только известий о начале татарского наступления.

Казы-Гирей не стал с ним тянуть. В июне 1591 года степняки бросили в бой все наличные силы. Помимо собственной армии и Малой Ногайской Орды с ханом шли ратники из турецких крепостей Очаков и Белгород, присланные султаном янычары и артиллерия. Историки оценивают силы Казы-Гирея в 100 тысяч человек. Это похоже на правду, потому что русские воеводы даже не попытались остановить крымскую армию у переправ и бродов «берега», а сразу же отошли к Москве. В районе Котлов 1 июля 1591 года отступившие от Оки русские рати соединились с собранными в столице подкреплениями. 3 июля к Москве вышли войска Казы-Гирея. Татары оттеснили дворянскую конницу Мстиславского к Данилову монастырю, где поставили «гуляй-город» ратники Годунова. Ожесточенные стычки между русскими и татарами продолжались до самого вечера.

То, что произошло после этого, историки описывают по-разному. Одна, благоприятная правителю, версия гласит, что ночью Борис Годунов велел вывести из «гуляй-поля» полки и часть артиллерии, а потом эта группировка скрытно подошла к ханскому стану. Из ночной темноты на татарские шатры обрушился шквальный ружейно-пушечный огонь, а затем русская конница налетела на смешавшихся крымских ратников. Не выдержав внезапного удара, воины Казы-Гирея бежали к переправам.

Другие источники утверждают, что виновата случайность. Просто посреди ночи в «гуляй-поле» неожиданно поднялся переполох. Спавшие у орудий пушкари, не разобравшись в ситуации, принялись палить сначала из легких, а потом и из тяжелых орудий. Вслед за ними открыли огонь пушки, установленные на стенах Москвы. Татары перепугались этой непонятной канонады. Когда же со стороны «гуляй-поля» к ханскому лагерю приблизились несколько конных сотен, посланных с чисто разведывательными целями, орда обратилась в паническое бегство.

При всем моем скептическом отношении к воинским талантам Годунова, второй вариант выглядит еще невероятнее первого. Ведь армия Казы-Гирея состояла не из необстрелянных юнцов, которых могут испугать звуки далекой канонады. Пару лет назад она сожгла и разграбила большую часть соседней Польши. Даже молодые воины участвовали уже не в одном сражении, а руководители — от сотника и выше — были все как один закаленными в боях ветеранами. Чтобы опрокинуть их и погнать к переправам, требовалось нечто большее, чем несколько громких хлопков…

Другое дело, что идея внезапного ночного удара не могла прийти в голову расчетливому интригану Борису. Придумать это был способен человек смелый, опытный в военном деле, нестандартно мыслящий, знающий все слабые и сильные стороны противника. Такой, как покойный победитель Даулат-Гирея Михаил Воротынский или его правая рука в сражении при Молодях Дмитрий Хворостинин. Кстати, второй в это время был еще жив[40], находился на военной службе и совсем недавно на глазах у Годунова отличился очередными победами в войне с Юханом III.

Так или иначе, а поражение татар под Москвой обрекло на неудачу шведское наступление. Армия Флеминга осадила небольшую крепость Гдов, находящуюся в окрестностях Пскова, но не смогла ее взять. Отдельные отряды шведов вышли к Новгороду, кое-где разграбили порубежные районы, на этом все и закончилось. Еще в течение года на границе продолжались бои, после чего стороны приступили к переговорам. В мае 1595 года русские и шведские послы подписали в Тявзине договор о «вечном мире». По его условиям в состав России вернулась крепость Корела, последняя территория, захваченная шведами за время Ливонской войны. Однако флот Юхана III сохранил господство на Балтике, а в договоре стороны зафиксировали его право на морскую блокаду русского побережья. В таких условиях о возрождении балтийского мореплавания не могло быть и речи.

Вряд ли можно считать это ошибкой Годунова. Еще во время Ливонской войны канцлер Речи Посполитой Ян Замойский заявлял на сейме в Варшаве, что нельзя оставлять русским ни одной из важных ливонских гаваней. Он считал, что главная задача войны — отодвинуть Россию как можно дальше от моря, из-за которого она может получать военное снаряжение и ремесленников. Политику изоляции нашей страны от Европы Швеция и Польша проводили сознательно и согласованно. Можно сказать, что их правительства были первыми, кто еще в XVI веке пытался установить на границах России «железный занавес».

Успешно отбив удары с юга и севера, Борис Годунов занялся вопросами внутренней политики. В конце 1580-х годов он поссорился с кланом Шуйских и разослал его представителей по острогам и монастырям. Теперь же, когда власть Годунова укрепилась, он вернул в Думу Василия и Дмитрия Шуйских. Милости коснулись не только суздальской знати. Наряду с Шуйскими высший правительственный орган пополнили опальные литовские аристократы — Куракины и Голицыны. Не забыл Борис и старомосковское боярство: Морозовы и Плещеевы, выбывшие из Думы при Иване Грозном «по худородству», вернулись туда в годы правления Годунова. Своих многочисленных родственников правитель тоже не обходил назначениями. В их руках оказались важнейшие думские ведомства. Так, уже с 1587 года Стрелецкий приказ возглавил боярин Иван Васильевич Годунов.

Добившись примирения со всеми кланами столичной знати, правитель вспомнил о чаяниях и нуждах провинциального дворянства. 30 мая 1596 года власти издали указ о прощении всех уклонявшихся от службы землевладельцев, так называемых «нетчиков». Дворянам и детям боярским, числящимся «в нетях» из-за трудных жизненных обстоятельств, возвращали прежние поместья или приискивали новые. Дьяки специально подчеркивали, что эта мера проводится ими «для печалования слуги… и конюшего и боярина Бориса Федоровича Годунова»{61}. Простив нерадивых, правитель не забыл и верных воинскому долгу ратников. Весной 1597 года московские власти произвели раздачу денежного жалованья дворянам и детям боярским. С казной по городам и местам стоянок разъехались доверенные люди Годунова. Окольничий Семен Сабуров отбыл в полки, стерегущие «берег»[41]. Иван Гагин выехал в Рязань. А на северный рубеж, к Новгороду и Пскову, отправились Петр Буйносов и Игнатий Татищев.

Однако безденежье было только одной из двух бед мелкого дворянина. Второй вечной его заботой еще со времен Ивана Грозного стало бегство крестьян с помещичьих земель. Периодически вводившиеся правительством заповедные лета лишь на время приглушали процесс, но не могли его остановить. Эту проблему дворянства кардинально решил Годунов. В том же 1597 году от имени царя Федора он издал первый по-настоящему крепостнический закон. Нет, пункта, навсегда упраздняющего Юрьев день, в тексте не было. Но по этому закону у землевладельцев впервые появилось право считать беглыми не только глав семей, отвечающих за уплату податей, но и всех крестьян, покинувших поместье, без учета их пола и возраста. Кроме того, в течение пяти урочных лет возврату теперь подлежали не только сами пойманные крестьяне, но и все их имущество.

Заботясь о мелком дворянстве, не забывал Годунов и о нуждах горожан. Так, еще в 1591 году он роздал деньги на возведение домов москвичам, у которых из-за пожаров погорели дворы, чем расположил к себе множество простого народа. Обширные строительные программы в Москве, Смоленске и других городах обеспечивали работой десятки тысяч посадских жителей.

Историки часто обвиняют Бориса в пассивной внешней политике. Это не совсем справедливо. Годунов старался избегать лишь тех конфликтов, которые могли вовлечь государство в кровопролитную войну, однако он не отказался от возможности укрепить позиции России в Поволжье, где возвел крепости Царицын, Саратов и Самару. На границе с Диким полем были в числе прочих построены Оскол, Кромы, Валуйки, Елец, Курск и Белгород. На Северном Кавказе в то же время появился Терский городок. Если же вспомнить о земле Сибирской, то здесь после гибели Ермака русское владычество практически рухнуло, и Борису пришлось вести двенадцатилетнюю войну за его восстановление. Результатом вооруженной борьбы стала окончательная ликвидация Сибирского ханства. В эти годы здесь возникли города Тюмень, Тобольск, Пелым, Березов, Сургут, Тара и Нарым. Русским первопроходцам открылись свободные пути в глубь азиатского материка.


Глава 12. РЕЛИГИОЗНАЯ ВОЙНА В РЕЧИ ПОСПОЛИТОЙ. СМЕРТЬ ФЕДОРА ИОАННОВИЧА И ЕЕ ПОСЛЕДСТВИЯ

В то время как Москва залечивала раны после Ливонской войны, на территории Речи Посполитой происходили события, которым было суждено сыграть важную роль в судьбе России. В отличие от прежних польских королей Сигизмунд III оказался фанатичным католиком. Едва укрепившись на троне, он начал крестовый поход против православия.

Первыми под удар попали запорожцы. На сейме 1590 года, сразу же после грандиозного набега крымцев, король потребовал ограничить число казаков шестью тысячами, да и тех подчинить коронному гетману. Кроме того, Сигизмунд III заявил, что нужно запретить простонародью Киевской земли свободно покупать порох, свинец и огнестрельное оружие. Закономерным ответом стало грандиозное восстание под руководством православного шляхтича Кристофа Косинского. 19 декабря 1591 года поднявшиеся на борьбу казаки штурмом взяли Белую Церковь. Вскоре после этого они овладели Трипольем и захватили Переяслав.

23 января 1593 года под городом Чудновом отряды Косинского встретились с верными королю войсками Константина Острожского. Бои шли целую неделю и закончились подписанием выгодного казакам мирного соглашения. Однако Сигизмунда III этот вариант не устроил. Вскоре под влиянием короля сейм принял постановление, провозгласившее казаков «врагами отечества». А летом 1593 года на мирных переговорах в городе Черкассы Косинского предательски убил слуга князя Вишневецкого. Движение казаков пошло на убыль. И Сигизмунд III нанес следующий удар. 24 июня 1594 года в Бресте король собрал православный Собор, призванный решить вопрос об унии с католической церковью. Советники Сигизмунда III, иезуиты, в своих трактатах не скрывали, что уния — лишь «переходное состояние, необходимое для упорных в своей вере русских».

Слухи о том, что на Соборе сторонники короля грубо продавливают нужное им решение, широко разошлись среди православного населения. Это вызвало новую волну народных выступлений. 5 октября 1594 года казаки Северина Наливайко перебили съехавшуюся в Брацлав шляхту. В ноябре повстанцы взяли города Бар и Винницу. Однако это не остановило короля. 2 декабря его преспешники на Соборе заявили о принятии унии. Результат не заставил себя ждать: к лету 1595 года отряды атамана Наливайко контролировали всю Малую и Белую Русь вплоть до Могилева. Верный королю гетман Криштоф Радзивилл заперся в Минске. Только после подхода подкреплений он смог перейти в наступление и выбить Наливайко из Могилева. Казаки через Рогачев и Туров ушли на Волынь.

23 марта 1596 года армия Станислава Жолкевского атаковала повстанцев у урочища Красный Камень. Бой продолжался целый день. Обе стороны понесли большие потери. Ночью казаки отступили к Триполью. У Жолкевского не было сил для преследования, и он отвел свою потрепанную армию к Белой Церкви. Оттуда гетман отправил сейму письмо с просьбой о помощи. Получив подкрепления, Жолкевский в мае осадил казачий лагерь в урочище Солоница. Казаки хорошо укрепили позицию: с трех сторон она была окружена пятью рядами возов, с четвертой примыкала к непроходимому болоту. В нескольких местах лагеря были построены срубы, заполненные землей. На них, как на крепостные башни, казаки установили 31 пушку. С внешней стороны лагерь защищали глубокий ров и высокий вал.

Жолкевский обошелся без штурма. Он отыскал предателей среди казаков, которые в ночь на 24 мая схватили Северина Наливайку и Матвея Шаулу, а затем пропустили поляков в лагерь. Королевские войска уничтожили в этот день около 10 тысяч повстанцев. Погибли все, кроме перебежчиков и арестованных казацких вождей. Наливайко и прочих атаманов после долгих пыток казнили в Варшаве. 29 мая 1596 года, получив известие о победе над казаками, король Сигизмунд III издал манифест о соединении церквей, в котором провозгласил унию свершившимся фактом. В стране резко усилились гонения на православных подданных, сохранивших пристрастие к прежней вере. Не подчинившихся приказам короля священников изгоняли, а храмы у них отбирали и передавали униатам. Протестанты во главе с Криштофом Радзивиллом и православные шляхтичи под руководством Константина Острожского пробовали бороться с нарушением прав диссидентов легальным способом — через сеймы. Однако там большинство было у католиков, которые дважды (в 1596 и 1597 годах) сырвали попытки провести решение об отмене унии.

Конфликт с польскими протестантами сильно ослабил позиции Сигизмунда III в Швеции, королем которой он стал в 1592 году после смерти Юхана III. В результате власть там окончательно перешла к его дяде, Карлу Зюндерманландскому, который официально принял титул правителя государства. В ответ разгневанный племянник начал боевые действия против Швеции. Однако в 1597 году польская армия была наголову разгромлена в битве при Стонгебру[42], и герцог Зюндерманландский стал новым шведским королем Карлом IX. Борьба продолжалась еще до 1608 года, но все дальнейшие бои шли в Эстляндии и носили ограниченный характер.

После поражения при Стонгебру война со Швецией перестала интересовать Сигизмунда III. Главными для него были сражения с внутренним врагом. И шли они не только на поле боя. Вся территория Речи Посполитой давно уже покрылась густой сетью иезуитских школ. Молодые шляхтичи подвергались жесткой идеологической обработке. В конце XVI века, когда раздавленное гонениями православное духовенство лишилось малейшей возможности для контрпропаганды, процесс ополячивания и окатоличивания русской дворянской молодежи принял массовый характер. Проявляемая властями терпимость в отношении протестантов и униатов не меняла общей тенденции. Новое поколение польских дворян вырастало в твердой уверенности, что православные жители королевства — не люди и в отношении с ними не действуют нормы человеческого общежития.

Кровавые эксцессы внутренней войны против казаков воспитывали в шляхте национальную и религиозную ненависть. И когда через несколько лет это новое поколение воинов Речи Посполитой придет в ослабленную неурядицами Россию, оно будет совсем не похоже на ратников Болеслава Храброго и дружинников Витовта. В Великой Руси шляхтичи увидят лишь территорию, а в ее православном населении — диких животных, которых следует или приручить, или уничтожить. Иными словами, повторить здесь то же самое, что они совсем недавно делали на территории Малой Руси.

А в Москве к тому времени уже вовсю шли процессы, которые обеспечат условия для прихода этих «новых крестоносцев» на русские земли. Царь Федор Иоаннович доживал последние месяцы, а его шурин, Борис Годунов, готовился к борьбе за трон. Он уже далеко продвинулся по пути к заветной цели. Сначала сошли со сцены назначенные Грозным опекуны Федора, затем постепенно выбыли из борьбы (кто в монастырь, кто в мир иной) близкие родственники царя, те, кто мог претендовать на трон после его смерти. Еще в 1586 году по приглашению правительства на родину вернулась племянница Грозного Мария Старицкая, вдова ливонского короля Магнуса. Сначала ей пожаловали большой удел и всячески обласкали. Но спустя два года земли были конфискованы, а саму королеву-вдову вынудили принять постриг и удалиться с малолетней дочерью Евдокией в Подсосенский монастырь. 18 марта 1589 года юная Евдокия скоропостижно скончалась. Двумя годами позже, 15 мая 1591 года, в Угличе при загадочных обстоятельствах погиб младший брат царя Федора Дмитрий Иванович.

Теперь наиболее вероятными претендентами на престол в случае смерти государя становились его двоюродные братья Романовы. И неизвестно, как бы это отразилось на их карьере и здоровье, но 29 мая 1592 года царица Ирина родила дочь Феодосью. Годунов тут же сделал все, чтобы общество восприняло ее как наследницу трона. Никогда еще Москва не видела столь пышных торжеств по случаю рождения ребенка в царской семье. Появление на свет Феодосьи сопровождалось актами, которые обычно сопутствуют лишь восшествию на трон нового государя. В частности, власти объявили амнистию лицам, «кои были приговорены к казни, заточены по темницам»{62}.

Ликование Бориса нетрудно понять. С рождением племянницы он становился кровным родственником царской династии! А следовательно, не только Феодосья занимала пост главной наследницы трона, но и своего дядю она вводила в узкий круг лиц, которые могут претендовать на корону, если угаснет род Калиты. Дети Никиты Романова сразу переместились в списке наследников с первой на третью строчку и перестали угрожать честолюбивым планам правителя. Следущие пять лет Годунов не предпринимал в отношении Романовых никаких враждебных действий. Ведь в случае бездетной смерти Федора[43] прав на трон у Годунова теперь было больше, чем у Романовых. Чтобы увеличить это преимущество Борис постоянно стремился упрочить свой престиж и умножить личное состояние. Согласно данным английских очевидцев событий Горсея и Флетчера, клан Годуновых получал ежегодный доход в размере от 100 до 150 тысяч рублей и мог на собственные деньги собрать армию в 100 тысяч воинов.

В 1594 году отошел от дел «канцлер» Андрей Щелканов, и все нити управления сконцентрировались в руках Годунова. Официальный титул Бориса уже к 1595 году приобрел невиданную для тех времен пышность: «царский шурин и правитель, слуга и конюший боярин и дворовый воевода и содержатель великих государств — царства Казанского и Астраханского». Из четырех составляющих титул чинов три (слуга, конюший боярин и дворовый воевода) были высшими, а четвертый (правитель) — неслыханным и доселе небывалым. В московской иерархии звание правителя отсутствовало из-за его несовместимости с официальной доктриной самодержавия. А потому смысл подобного «новшества» был понятен в России всем, без исключения.

Когда стало ясно, что царь Федор долго не проживет, Борис нанес упреждающий удар по братьям Романовым. В 1597 году старший из них, Федор Никитич, получил назначение на границу в качестве второго воеводы полка правой руки. Несмотря на то что пост был сравнительно невысок, со всех сторон посыпались местнические жалобы. На Федора Романова «били челом» люди, не обладавшие ни думными чинами, ни особыми заслугами. В присутствии Федора Иоанновича один из них, князь Федор Ноготков-Оболенский, заявил, что ему «мочно быть болыни» не только Федора Романова, но и отца его Никиты и дяди Данилы. В ответ царь возразил Ноготкову: «Данила и Никита были матери нашей братья, мне дяди; и дядь моих давно не стало, и ты чево дядь моих мертвых бесчестишь?»{63} Несмотря на возражение царя, вопрос решился в пользу Ноготкова. Назначение Федора Романова было отменено, а освободившуюся должность занял Степан Годунов. Споривший с царем Ноготков, отсидев «пять ден» в холодной, получил от правителя повышение сразу на несколько рангов.

Романовы все поняли правильно. И когда в ночь с 6 на 7 января 1598 года Федор Иоаннович скончался, о своих правах на престол даже не заикались. Зато против Годунова единым фронтом встали главные думские кланы. В своих действиях они опирались на традиции и обычаи Великой Руси. Высокородные Рюриковичи и Гедиминовичи были уверены, что никто, кроме них, не имеет прав на царский венец. Мысли о том, чтобы пропустить мимо себя к трону незнатного «выскочку», пусть и руководившего страной при прежней династии, просто не укладывались у них в голове. Там с давних времен укоренилось представление о том, что сесть на трон имеет право лишь родившийся от «царского корени».

Ситуация осложнялась тем, что Федор Иоаннович не оставил письменного завещания. Большинство источников утверждают, будто патриарх Иов часто напоминал ему о необходимости назвать преемника. В ответ царь якобы лишь ссылался на волю Божью. Зато, по словам очевидцев, Федор неоднократно просил Ирину после его смерти «принять иноческий образ» и закончить жизнь в монастыре. Похоже, будущее жены волновало царя больше, чем судьба престола. После смерти Федора его шурин продолжал управлять страной. Ему не мешали. Ведь Годунов носил чин конюшего боярина, а тот по сложившейся в России традиции выполнял функции местоблюстителя престола при пресечении правящей династии. Однако конюший должен был лишь организовать выборы, а не определять их итоги. В случае четкого следования закону, решающее слово получала Боярская дума, где худородный выскочка никогда не собрал бы большинства голосов. И Борис принялся искать обходные пути.

Первым шагом в этом направлении стала попытка править от имени сестры-царицы. Ирина привыкла во всем слушаться брата. Она созвала во дворец верхушку московского посада — сотников с пятидесятниками — и пообещала им щедрые награды, если те обеспечат Борису поддержку столичного населения. На следующий день после смерти мужа, 8 января, Ирина подписала указ о всеобщей амнистии. Верный Борису патриарх Иов направил во все епархии наказ целовать крест царице. Возможно, этот вариант и прошел бы, но Борис был слишком недоверчив. Сам он поднялся к вершинам власти на интригах, а потому подозревал всех вокруг и никому не доверял. В соответствии с текстом разосланной по стране присяги подданные должны были принести клятву: патриарху Иову и православной вере, царице Ирине, правителю Борису Годунову и его детям.

Надо сказать, что по сложившейся в России традиции цариц не короновали, их даже не допускали к участию в церемонии. Ирину хоть и называли «великой государыней», но в свое время она лишь наблюдала из окна светлицы за тем, как на голову Федора возлагают шапку Мономаха. Поскольку вдова не была коронованной особой и не обладала царской властью, она не имела права требовать от подданных передачи ее брату. Разбей Борис присягу на два этапа, фокус с получением власти через Ирину имел неплохие шансы на успех. Но в этом случае правитель на какое-то время попадал в зависимость от сестры. Борис не решился на риск и проиграл. Дума использовала его промах и нанесла ответный удар. Сорвав беззаконную присягу, бояре тут же напомнили москвичам: перед смертью Федор просил, чтобы жена приняла постриг. 15 января на площади перед царскими палатами собралось множество возмущенного народа. Ирине пришлось объявить о немедленном уходе в монастырь. «У вас есть князья и бояре, — сказала она людям, — пусть они начальствуют и правят вами»{64}. Выступивший после нее Борис вынужден был заявить о том, что отходит от дел. Обязанности местоблюстителя он передал патриарху.

Вскоре в Новодевичьем монастыре Ирина постриглась в монахини под именем Александры. Борис перебрался из кремлевских палат в келью того же монастыря и перестал ездить в думу. Однако он не считал дело проигранным. Во-первых, с уходом Годунова в управлении страной главную роль стал играть верный ему Иов. А во-вторых, оставалась надежда, что боярские кланы не сумеют выдвинуть единого кандидата на трон и перессорятся друг с другом. Так оно и случилось. Единственное, о чем договорилась Дума, — это о порядке выборов самодержца. «Соборное определение об избрании царя» было принято, как значилось в его тексте, «…по челобитию государевых бояр, князя Федора Ивановича Мстиславского, и всех государевых бояр и окольничих, и всего царского синклиту, и всех воевод, и дворян и стольников… и дьяков и детей боярских, и голов стрелецких, и сотников стрелецких… и гостей, и торговых людей и черных людей…»{65}

Иов не подвел своего друга и покровителя. Умело используя влияние армии и столичного населения, он добился того, что в состав Собора должны были войти не только бояре, но и представители дворян, горожан и купцов, а это (в случае, если умело ограничить приток провинциальных выборщиков) резко увеличивало шансы популярного среди москвичей Годунова. Чтобы настроение столичной части избирателей не изменилось, патриарх в течение месяца, с 20 января по 20 февраля организовал несколько шествий к Новодевичьему монастырю. Вначале их участники просили «царицу-инокиню Александру» отпустить на царство ее брата Бориса. Потом они спрашивали самого Годунова, когда же тот осчастливит их согласием. В ответ брат и сестра отвечали, что избрание царя должно происходить на Соборе. Как отметил в одной из своих работ С.М.Соловьев, продолжавший править страной из кельи Борис понимал, что «…только в выборе всею землей он мог видеть полное ручательство за будущую крепость свою и потомства своего на престоле»{66}.

Земский собор состоялся в Кремле 17 февраля 1598 года, как только истекло время траура по Федору Иоанновичу. На заседаниях присутствовали члены Освященного собора под руководством патриарха Иова, Боярская дума во главе с Федором Мстиславским, чины приказного аппарата, московское дворянство и те представители провинциальных «верхов», которые в то время находились в Москве. Если верить мнению А. А.3имина{67}, по понятиям и обычаям XVI века это был совершенно законный Земский собор, ничем не хуже прежних. Однако подобной точки зрения придерживаются не все. Так, Р.Г. Скрынников указывает, что в принятом Думой «Соборном определении об избрании царя» предусмотрено более широкое народное представительство. Там было решено вызвать «от каждого города по восемь—десять человек, дабы вся страна обсудила, кого возвести на трон». С учетом дальних расстояний и плачевного состояния дорог «надлежащим образом» выбранные делегаты могли собраться в Москве лишь через два-три месяца. Собор начал работу намного раньше. Есть сведения, что даже выборщиков из ближних городов задерживали на заставах верные Годунову стрельцы. Логика Бориса понятна: на предыдущих соборах роль делегатов была номинальной, они лишь одобряли решения «богоизбранного» царя. Поскольку все наместнические должности находились в руках знати, города могли прислать лишь верных боярам людей. Создавать условия, при которых эти сторонники Думы перекричат верных Годуновым москвичей, правителю было совсем невыгодно.

Попытки боярской оппозиции убедить членов Собора принести присягу на верность Думе успехом не увенчались. При активной поддержке Иова и верных ему иерархов большинство проголосовало за Бориса. Но Дума осталась в оппозиции, и Годунов вернулся в монастырь. Тогда патриарх организовал еще одно шествие к келье правителя: утром 21 февраля духовенство вынесло из храмов наиболее чтимые иконы и, собрав множество москвичей, крестным ходом двинулось к Новодевичьему монастырю. Теперь Борис согласился принять шапку Мономаха, и патриарх, не откладывая дела в долгий ящик, здесь же в монастырском соборе объявил Годунова царем. Но для окончательной победы Борису нужно было признание Думы. Однако тщетно Годунов ждал в своей келье боярской делегации. Думские лидеры продолжали упорствовать. Просидев в монастыре еще пять дней, Борис 26 февраля поехал в Кремль. Сторонники приготовили ему торжественную встречу: москвичи несли хлеб-соль, бояре и купцы — соболя и золотые кубки. Годунов принял только хлеб-соль, демонстративно отказавшись от дорогих подарков, а затем пригласил всех к царскому столу. После этого в Успенском соборе Кремля патриарх вторично благословил Бориса на царство.

Однако в Кремль думская делегация тоже не явилась, и Годунов снова вернулся в Новодевичий монастырь. Теперь уже — под предлогом поста и болезни сестры. Весь март и апрель Борис продолжал жить в келье, лишь изредка наезжая в столицу. И только 30 апреля, после того как патриарх организовал еще одно массовое шествие москвичей к монастырю, Годунов второй раз торжественно въехал в Кремль. Его переселение в царские палаты активизировало оппозицию. К этому времени боярские группировки нашли альтернативного кандидата. Им стал Симеон Бекбулатович, крещеный касимовский хан, несколько лет «сидевший» на московском престоле по прихоти Ивана Грозного. Бояре ждали, чем ответит Борис.

А тот нашел оригинальный выход из ситуации. Как только в марте с южного рубежа «поступили сведения» о желании крымского хана Казы-Гирея идти войной на Москву, Годунов «поверил» в серьезность угрозы. Вскоре пришло еще более детальное «подтверждение». 1 апреля воеводы пограничной крепости Оскол сообщили: хан идет «на государевы украйны» и, кроме собственной орды, ведет семь тысяч янычар. Информация была ложной. По договоренности с турецким султаном Казы-Гирей в это время готовил вторжение в Венгрию. Но в Москве, по понятным причинам, опасность игнорировать не стали. Борис лично возглавил армию. Разрядный приказ составил роспись полков, выступающих навстречу врагу. В начале мая, когда войска собрались, бояре оказались перед выбором: продолжать противостояние с Борисом (которое в условиях военного времени будет выглядеть уже как измена воинскому долгу) или занять воеводские посты (и подчиниться Годунову как своему главнокомандующему).

Чуть поколебавшись, вожди Думы выбрали второе. Однако в последний момент они предложили, чтобы воеводой большого полка Борис назначил Симеона. Решение это было в духе московской традиции. Чтобы избежать местнических споров, Иван Грозный часто ставил на высшие армейские посты служилых «царей». Назначения эти были, как правило, номинальными и позволяли передать реальное управление войсками людям талантливым, но неродовитым. Симеону уже доверяли высшие армейские должности в войнах с западными странами. Против соотечественников, по понятным причинам, татар старались не использовать. Борис не стал перечить Думе. Он, можно сказать, даже перевыполнил пожелания бояр. Служилые татары стали старшими воеводами трех главных полков. Но касимовский хан остался дома. Борис отговорился тем, что Симеона в Москве нет, ждать его приезда долго, а время не терпит… Вместо думского избранника большой полк возглавил астраханский царевич Арасланалей Кейбулович. Боярин Мстиславский формально был у него вторым воеводой. Во главе полка правой руки встал казанский царевич Уразмагмет, к которому в подчинение попал Василий Шуйский. Передовым полком управляли бывший сибирский воевода Маметкул и князь Дмитрий Шуйский.

В реальных войнах вторые воеводы могли «перехватить управление» у своих командиров (служилых царевичей), если те не станут слушать «советов» русских коллег. Но в задуманной Борисом «операции» роли поменялись: теперь в случае попытки заговора (а также при любых иных «недоразумениях») Годунов мог опереться на татар в противостоянии с вождями Думы. 7 мая 1598 года армия выступила к Серпухову. Там, на берегу Оки, московские архитекторы и строители воздвигли целый город из белоснежных шатров с причудливыми башнями и воротами. Два месяца простояли здесь полки в ожидании неприятеля. От первого и до последнего дня Годунов ласковыми словами, щедрыми раздачами жалованья и многочисленными пирами добивался признания провинциального дворянства. Он не прогадал. Видя энтузиазм служилой мелкоты, вожди Думы наконец прекратили упорствовать. Этому решению бояр способствовал и дипломатический успех Годунова: 28 июня в его ставку прибыли послы Казы-Гирея, а уже на следующий день Борис подписал с ними договор о мире. Теперь ему оставалось только занять пустующий трон.


ГЛАВА 13. КОРОНАЦИЯ ЦАРЯ БОРИСА. СИГИЗМУНД III ПРЕДЛАГАЕТ ЮССИИ ДРУЖБУ. ЗЕРНА СМУТЫ — ВНЕШНИЕ И ВНУТРЕННИЕ

2 июля 1598 года Годунов въехал в столицу. Москва встречала его, как триумфатора. Иов в приветственной речи назвал Бориса «великим самодержцем, Богом избранным, Богом возлюбленным»{68}. Однако еще весь июль и большую часть августа патриаршая канцелярия продолжала собирать подписи участников Земского собора под избирательной грамотой. Писцы Иова любыми, доступными монахам, способами пыталась получить недостающие голоса. Но хотя после майского Собора многое изменилось, не все из «обязательных» участников соглашались поставить на листах свои автографы. Так, к примеру, по данным Р. Г. Скрынникова, в июльской редакции грамоты (как, впрочем, и в майской) отсутствуют подписи митрополита Казанского и Астраханского Гермогена, а также его архимандритов. И это при том, что Гермоген в церковной иерархии был третьим лицом после патриарха Иова и новгородского митрополита Исидора. Причина проста: Гермоген уже тогда прославился редкой неуступчивостью в принципиальных вопросах. Ему ничего не стоило публично отказаться от подписи «задним числом» и даже разорвать подложную бумагу.

Еще меньший успех ждал писцов в боярских кругах. А потому, промаявшись с новой редакцией до конца августа, Борис с Иовом вторично оставили эту затею. Решили, что на коронации можно обойтись и без грамоты о соборном избрании. Вместо нее 1 сентября 1598 года было организовано еще одно (уже четвертое по счету) народное шествие к Новодевичьему монастырю. Годунов на этот раз ломаться не стал, а сразу согласился венчаться на царство «по древнему обычаю». Коронация состоялась через два дня. Проходила она не в Думе, как у прежних государей, а в Успенском соборе Кремля. Бояре играли там, естественно, самые почетные роли: князь Федор Мстиславский держал шапку Мономаха, князь Дмитрий Шуйский — скипетр. Однако руководили церемонией все же не они, а преданный Борису патриарх Иов.

Обычно монарх при восшествии на престол жаловал подданных чинами, льготами, подарками и деньгами. «Выборный» царь в дарах и милостях превзошел предшественников. Служилые люди получили от него единовременно трехлетнее жалованье, знатные семьи — боярские и думные чины для своих членов. Кроме того, Борис дал тайный обет: править милостиво и не проливать крови в течение пяти лет. При этом он постарался, чтобы о «секретной» царской клятве узнали даже в самых глухих углах страны. После того как вся Россия почувствовала объем царских благодеяний, в Кремле снова вспомнили о грамоте, которая должна была подтвердить законное избрание Годунова на Соборе. Этот третий вариант, носящий название «утвержденной грамоты», был составлен царской канцелярией в 1599 году. Естественно, ни о каком свободном волеизъявлении речи в нем не шло. По мнению Р. Г. Скрынникова{69}, кроме имитации выборов, у «утвержденной грамоты» было еще одно важное назначение: она стала своего рода поручной записью, четко очертив круг лиц, от которых Борис требовал доказательств лояльности. Круг этот составляли бояре, столичные и провинциальные дворяне, приказные чины, высшие церковные иерархи и верхушка городского посада.

Как только они поставили на листе свои подписи, «тайная милостивая» клятва была, естественно, забыта. Царь Борис потихоньку, исподволь, принялся утеснять и понижать в чинах (а то и подвергать прямой опале) всех, кто противился его избранию. На протяжении следующих двух-трех лет каждому из них пришлось пожалеть о своей позиции на Соборе. Вряд ли это было обычной местью. Похоже, Годунов принимал превентивные охранительные меры. Царь имел веские причины для спешки: из-за волнений «выборной кампании» его здоровье сильно пошатнулось, а сын был еще слишком юн и неопытен, чтобы удержаться на престоле в случае смерти родителя. Репрессиями Борис расчищал наследнику дорогу к трону. И потому острие их обрушилось не на Шуйских и Мстиславских, давних противников Годунова. Под удар попали конкуренты его сына в борьбе за престол, Романовы.

В конце октября 1600 года посланные царем стрельцы ночью взяли штурмом романовское подворье. Братьев Федора, Александра, Михаила и Василия обвинили в тягчайшем государственном преступлении — покушении на жизнь царя. Доказательством служили найденные у Александра «колдовские» корешки. В конце XVI — начале XVII века, когда все болезни лечили травами или молитвой, подобную «улику» можно было обнаружить в любом доме. Однако на ее основании следствие сделало вывод, что Романовы пытались «царства достати ведовством и кореньем». Вместе с братьями в тюрьмы попало множество их друзей, родственников и сторонников, что делает «колдовскую» версию совершенно неправдоподобной. Еще одна важная деталь судилища прямо уличила Годунова в подлоге: самого старшего из Романовых, Федора Никитича, не только заточили, но и постригли в монахи — мера совершенно излишняя с точки зрения якобы совершенного братьям преступления, но гарантирующая (по понятиям того века) выбывание из борьбы за трон.

Укрепив положение наследника и его шансы сохранить престол после смерти отца, царь Борис занялся международными делами. А здесь на тот момент сложилась довольно любопытная ситуация. Крымское ханство с 1594 года втянулось в длительную войну с Венгрией. В 1598 году Казы-Гирей заключил мир с Россией, и Борису больше не было нужды держать крупные силы на юге. К концу 1599 года Сигизмунд III окончательно лишился шведского престола. Польский король и его дядя Карл IX вели между собой войну в Эстляндии. Естественно, обоих монархов интересовало, как намерен реагировать на это их восточный сосед. Особенно сильно беспокоился Сигизмунд III, поскольку мира с Россией у его страны не было уже 87 лет, а срок перемирия истекал через три года.

Для прояснения ситуации в 1600 году из Вильно в Москву выехало «великое посольство» во главе с литовским канцлером Львом Сапегой. Представители Сигизмунда III предложили России союз по типу того, что действовал между Литвой и Польшей до 1569 года. По условиям договора оба государства должны были оказывать друг другу помощь в случае нападения третьей стороны. Они обязались вести переговоры и заключать соглашения с иными странами «…под общими обоих государств титулами и через общих послов»{70}. Для этого Сапега предлагал учредить при царском и королевском дворах союзнические представительства. Кроме согласованных военных действий против турок и шведов, планировалось создать совместные торговые и военные флоты на Черном и Балтийском морях. Материалы, вооружение и деньги для обеих флотилий должны были храниться на территории Польши. Для строительства морских судов Россия обязалась поставить на верфи лес, смолу, канаты и другие ценные материалы. Снаряжение флотов финансировали совместно. Но набор матросов и «людей рыцарских» Сигизмунд III «великодушно» брал на себя.

Столь же односторонне предлагалось решать в новом союзе и остальные вопросы. Так, к примеру, заботясь о распространении в России католической веры, Сигизмунд III предлагал русским властям построить в своих землях костелы и открыть при них «коллегии, чтобы люди московского народа учились латинскому языку, так как это может быть для них нужно и полезно»{71}. О том же, чтобы восстановить попранные права православного населения на территории Речи Посполитой, королевские послы говорить не желали. Предложения по династическим вопросам заключались в том, что царь Борис не должен препятствовать вольной «элекции» (выборам короля) в Речи Посполитой. Если Сигизмунд III умрет, не оставив потомства, «станы короны польской и Великого княжества Литовского не исключают для себя выбрать паном (королем) господаря Русского»{72}. В случае же бездетной смерти самого Бориса «король его милость польский… должен быть господарем Русским». Если странами-союзницами когда-нибудь станет править один государь, то из каждых трех лет два года он будет проводить в Речи Посполитой и только год в России.

Москва отвергла те пункты договора, которые давали односторонние преимущества Польше и ее королю. Но при этом Борис Годунов согласился обсуждать вопросы о мире и совместных действиях против шведов в Ливонии. Однако Сигизмунд III уже узнал все, что хотел: союза между Россией и Швецией не существует, а организовать «ползучую» экспансию католицизма с помощью «коллегий» не удастся. Переговоры о «вечном соединении» были тут же прекращены. Вместо этого в 1601 году стороны заключили перемирие сроком на 20 лет. Итак, Борис упустил выгодную возможность для нанесения удара по врагу. Через три года, когда набранные в Польше войска Лжедмитрия пересекут русскую границу, Годунов горько пожалеет о своем миролюбии. Отношения с западным соседом к тому времени давно уже перешли черту, за которой, по словам Никколо Макиавелли, «…войны нельзя избежать, можно лишь оттянуть ее — к выгоде противника»{73}.

А пока царствование Бориса всем казалось благополучным: на границах, если не считать редких стычек с отрядами Вишневецкого и других польских магнатов, наступила тишина. Внутри страны не было ни бунтов знати, ни народных возмущений. Но под внешним благополучием уже зрели зерна надвигающейся Смуты. В государстве все глубже укоренялись крепостнические порядки. Крестьяне и «черный люд» бежали на вольные окраины. Связанное войной в Венгрии Крымское ханство не могло им помешать. В глубине Дикого поля одна за другой образовывались новые казачьи общины, пополняющиеся беглыми холопами и «гулящим» людом.

Успехи стихийной колонизации обычно закрепляли царские воеводы. Их отряды двигались за казаками, возводя на новых землях города и крепости. В военное время колонисты приветствовали эти действия правительства, ведь укрепления повышали устойчивость обороны, а их гарнизоны увеличивали силы, противостоящие врагу. Но теперь-то, когда на границах воцарился мир, ситуация развернулась к казакам «другим боком»: воеводы без особых церемоний верстали вольных людей «в службу», зачастую заставляя их засеивать государеву пашню.

К началу XVII века донские казаки продвинулись до устья Северского Донца и основали там новую столицу Раздоры. Сразу после коронации Годунов послал в этом направлении крупные военные силы. Воеводы получили приказ: выстроить невдалеке от Раздоров крепость — Царев-Борисов. По замыслу Годунова, размещенный там гарнизон должен был приглядывать за казачьей вольницей. Еще одним способом воздействия на колонистов традиционно была «регулировка» снабжения. Донское войско не могло долго обходиться без боеприпасов и продовольствия из России. Годунов, как и все правители до него, использовал этот фактор, не стесняясь. В результате любое снижение хлебных поставок казаки относили на счет враждебного отношения к ним Москвы.

Надевая шапку Мономаха, Борис сулил жителям всевозможные льготы. Кое в чем он сдержал обещания. В землях сибирских вогулов, к примеру, на год отменили ясак. Со столичного посада подати сложили[44] на два года. А разоренный войной карельский уезд Годунов освободил от налогов сразу на десять лет. Однако послабления касались не всей страны, а лишь нескольких районов, и их благотворное влияние быстро исчерпало себя. Естественно, льготы чаще доставались тем местностям и категориям населения, которые поддерживали в свое время идею избрания Годунова. Завинчивание же гаек, наоборот, обычно задевало строптивых и неуступчивых. Так, проводя реформы «посадского строения», государевы люди не затронули самые многочисленные «белые[45] слободы» Москвы, очевидно помятуя об участии их жителей во всех шествиях к Новодевичьему монастырю. В большинстве городов (Ростове, Владимире, Калуге и др.) дьяки «осадили в тягло» часть «белослободочников», в основном — богатых торговцев, чьи льготы были наиболее разорительны для конкурентов из «черного посада». А на востоке страны, в Казани, монастырские слободы приписали к тяглу в полном составе. Особых выгод это казне, что интересно, не сулило. Но по странной случайности, именно казанский митрополит Гермоген и его архимандриты до последней возможности отстаивали идею честных выборов.

Если меры, направленные на увеличение числа тяглецов за счет боярских и монастырских «белослободочников», были в значительной степени оправданы, то обложение налогами жителей пограничных городов (таких как Зарайск) ничего, кроме проблем, царю не принесло. Городские пушкари и служилый люд «по прибору», составлявшие большинство населения тамошних «белых слобод», воспринимали тягло как явную несправедливость. Возможно, в иной ситуации народ смирился бы с ухудшением жизни. В конце концов, смена власти всегда начинается с радужных обещаний, а заканчивается усилением гнета. Но сразу за отменой льгот на страну обрушились стихийные бедствия.

В XVI—XVII веках каждое десятилетие на Русской равнине был хотя бы один год, когда из-за погодных условий хлеб не успевал вызревать. Еще один-два раза неурожаи захватывали большую часть страны. Как правило, эти «тощие» годы шли не подряд, а чередовались с «тучными», и Россия справлялась с ними без больших издержек. Крестьянам удавалось продержаться «до новинки» на остатках предыдущего урожая, а города жили накопленными на складах запасами. Но если посевы гибли два года подряд, голода избежать не удавалось. Именно это произошло в начале XVII века. Длительные дожди не дали вызреть зерну холодным летом 1601 года. Ранние заморозки усугубили ситуацию. Во многих местах крестьянам для сева озимых пришлось использовать незрелые семена. Естественно, они дали «квелые» всходы. Однако заморозки 1602 года погубили даже их. Весной 1603 года крестьянам было нечем засеивать поля. Наступил страшный голод. Быстро покончив с дарами леса, люди съели собак и кошек, а затем принялись за крапиву, лебеду и липовую кору. Во многих районах дошло до каннибализма и трупоедства. Смерть косила население по всей стране. В сельской местности трупы валялись на дорогах, из городов их едва успевали вывозить в поля, где наскоро закапывали в братских могилах.

Администрация Годунова не знала, что делать. Попытки ввести твердые цены на зерно, как это сделали, к примеру, власти Сольвычегодска, заканчивались исчезновением хлеба из продажи. Реквизиции приводили к тому, что собственники закапывали зерно, чтобы его не отняли. В результате становилось еще хуже. Решение Годунова продавать по твердым ценам хлеб из царских житниц тоже не спасло ситуацию. Во-первых, государственных запасов хватило ненадолго, а во-вторых, существенную их часть скупили спекулянты, ожидавшие (и не без основания) еще большего взлета цен. Они не прогадали. Видя, что большинству населения не на что покупать хлеб, власти попытались помочь народу денежными раздачами. Только в Смоленск для этой цели Годунов послал единовременно 20 тысяч рублей. Столичным жителям — понятное дело — доставались еще большие суммы. Однако толку от царской щедрости практически не было. Если весной 1602 года цены на зерно поднялись в шесть раз, то еще через год они взлетели настолько, что даже средние слои населения уже не могли покупать хлеб. Зато слухи о том, что в Москве раздают деньги, широко разошлась по стране. Народ толпами хлынул в столицу, отчего голод там лишь усилился.

Вскоре средства у правительства закончились. К тому времени беженцев в Москве собралось больше, чем коренных жителей. Люди ютились в наскоро сколоченных будках и шалашах, многие спали под открытым небом. Окончание денежных раздач обрекало их на мучительную смерть. Но если посады власть хотя бы пыталась спасти, то многомиллионное крестьянство было предоставлено его собственной судьбе. Что говорить о других местах, когда даже в дворцовых волостях, фактической вотчине Годуновых, крестьянам давали зерно в мизерных количествах. Получить эти крохи «крепкие» хлебопашцы могли лишь под кабальные расписки. А с обнищавшими и пришлыми приказчики даже не разговаривали.

Понимая, что голод превращает мелкое поместье в смертельный капкан для крестьянина, 28 ноября 1601 года Борис Годунов объявил о восстановлении Юрьева дня. В указе говорилось, что царь «…пожаловал во всем своем государстве от налога и от продажи, велел крестьянам давати выход»{74}. Это была лишь декларация. На самом деле законы 1601—1602 годов, облегчавшие крепостной гнет, распространялись не на всю страну. Крестьяне не могли покидать имения, принадлежащие членам Боярской думы, столичным дворянам, дьякам и духовенству. Юрьев день не касался Московского уезда, а также черносошных (государственных) земель.

В зависимости от сословной принадлежности люди по-разному истолковывали царские указы. Крестьяне переселялись на удобные им земли, не обращая внимания на ограничения, и при этом отказывались платить подати и оброки. Помещики препятствовали даже законным попыткам выезда из их усадеб. Словесные угрозы в адрес нарушителей никого не останавливали, поскольку и для тех и для других речь шла буквально о жизни и смерти. В результате правительство оставило попытки урегулировать ситуацию. В 1603 году никаких законодательных актов, посвященных Юрьеву дню, выпущено не было. Но к этому времени Годунова ненавидели уже не только обманувшиеся в своих надеждах крестьяне, но и противостоящие им мелкие помещики.

Да и кого еще им было винить в своих бедах? Ведь ужасы голода обрушились на страну в мирное время и не сопровождались сколько-нибудь заметными эпидемиями. И при этом масштабы народных страданий были беспрецедентны: по оценкам современников, от голода 1601—1603 годов вымерла «треть царства Московского»{75}. Цифра не кажется завышенной, если учесть, что только в трех больших «скудельницах» (на братских кладбищах) под Москвой столичные власти зарыли за это время более 120 тысяч трупов. Однако не все умирали безропотно. В 1601—1603 годах, резко возросло количество бунтов и особенно разбоев. Спасаясь от голодной смерти, беднота нападала на хоромы богачей, устраивала поджоги, чтобы легче было грабить, набрасывалась на обозы, едва те появлялись на дорогах или городских улицах.

В отличие от прежних лет разбойники этого периода не боялись вступать в бой с царскими войсками. Так, в сентябре 1603 года шайка некоего Хлопка разбила на Тверской дороге отряд воеводы Ивана Басманова. Сам воевода погиб в бою. Только получив подкрепление, правительственные войска смогли разгромить разбойников. Хлопка и других пленных привезли в столицу и там повесили.

Успехи «воровских» шаек в боях с царскими отрядами легко объяснимы. Разбойники тех лет были военными профессионалами — боевыми холопами. В условиях наступившего голода хозяева перестали их кормить, но и на волю не отпускали. Чтобы разрешить эту проблему, 16 августа 1603 года Борис Годунов издал указ о немедленном освобождении всех холопов, которых не содержат их господа. Наряду с посылкой воинских команд на дороги, эта мера помогла вытеснить разбойников на окраины страны — в Северскую и Черниговскую земли, а также в Нижнее Поволжье и на Дон. Большая часть из них ушла в вольные казаки. Трудно сказать, сколько боевых холопов пополнило тогда казачью громаду. Современник событий Авраамий Палицын оценивает их число в 20 тысяч человек. До пострижения в монахи он был военным и, скорее всего, знал, о чем говорит.

Кроме боевых холопов в дворянском ополчении имелся еще один класс недовольных. Это так называемые «дети боярские с пищалью». Особенно много их было на пограничном юге. Формально, по Уложению 1597 года со ста четвертей пашни дворяне должны были выставлять одного война полковой службы (т. е. конного) и одного пешего с пищалью. Однако, по данным Р. Г. Скрынникова{76}, в том же 1597 году охрану Засечной черты от Брянских лесов до Рязани несли 78 детей боярских полковой службы и 247 детей боярских с пищалью. И это не исключение: на смотре 1597 года в Ряжском уезде объявились 44 сына боярских полковой службы, 301 — с пищалями, а 110 — вовсе не прибыли.

Чтобы хоть как-то решить проблему дворянского оскудения, власти испомещали детей боярских на степных окраинах, в окрестностях новых крепостей Белгород и Балуйки, а также в Воронежском, Курском и Путивльском уездах. Не имея крестьян, эти степные «помещики» вынуждены были сами обрабатывать отведенную им землю. Более того, по указу Бориса Годунова, воеводы завели здесь государеву «десятинную пашню» и для ее обработки стали привлекать все местное население, не исключая и этих мелких дворян. Таким образом, выехавшие на новые земли воины сохранили лишь титул детей боярских, который не избавил их ни от нужды, ни от тяжелого крестьянского труда. Подобное положение дел ратники воспринимали как явную несправедливость. Так что когда в этих краях объявился со своей армией самозванец, принявший имя умершего в 1591 году царевича Дмитрия, количество недовольных Годуновым давно уже превысило критическую массу.

Социальной «бомбе» нужен был только подходящий «взрыватель». Откуда же взялся этот «запал»? Когда царские стрельцы в 1600 году разгромили подворье Романовых и приставы развезли по тюрьмам сторонников этого боярского клана, в числе скрывшихся от сыска был Юрий Отрепьев, вольный слуга сосланного на Белоозеро князя Черкасского. Очевидно, у Отрепьева были основания опасаться за свою жизнь, потому что он не только бежал из столицы, но и постригся в монахи. Поскитавшись по провинциальным обителям, смиренный чернец Григорий вскоре вернулся в Москву и устроился в кремлевский Чудов монастырь. Позже многие признавали, что будущий самозванец обладал редкими способностями: то, на что другие тратили полжизни, он усваивал шутя. Отрепьеву понадобился всего год, чтобы сделать блестящую карьеру. Вскоре он стал одним из служащих канцелярии патриарха Иова.

Монастырская жизнь быстро наскучила Григорию. По вымирающей от голода стране ходили слухи, что его ровесник, царевич Дмитрий, на самом деле не погиб в Угличе 15 мая 1591 года. Его спасли от смерти верные люди. И теперь этот «природный государь» бродит неузнанным по стране. Но придет время — он предъявит свои права на трон, свергнет узурпатора Годунова, и в России снова наступит благоденствие. Эти легенды указали Григорию путь к вершинам власти. По версии Р. Г. Скрынникова, опирающегося в своем исследовании на «Извет» Варлаама Яицкого[46], «Новый летописец»{77} и другие свидетельства, Отрепьев еще в Чудовом монастыре пытался «открыться братии» и «…глаголише, яко царь буду на Москве»{78}. Монахи подняли Григория на смех и на этом успокоились. Но Отрепьев понимал, что они в любой момент могут донести властям о крамольных речах собрата, и тогда беды не миновать.

В начале 1602 года Григорий вместе с двумя сторонниками и соучастниками — Варлаамом и Мисаилом — бежит за рубеж. В дальнейшем многие исследователи пытались найти в их действиях следы хитроумной боярской интриги. С.Ф. Платонов писал на эту тему: «Подготовку самозванца можно приписать тем боярским домам, во дворах которых служивал Григорий Отрепьев»{79}. Понятно, что историк имеет в виду Романовых и Черкасских. Но правомерны ли его подозрения? Ведь готовить самозванца до ареста этому клану было невыгодно. Их вождь, боярин Федор Никитич, сам претендовал на престол. А начинать интригу из тюрьмы или ссылки — дело неподъемное. Чисто теоретически самозванца мог подготовить какой-нибудь другой боярин, пострадавший от Годунова в одно время с Романовыми, но попавший не в тюрьму или ссылку, а отправленный в деревню или на воеводство в какой-нибудь небольшой город. Такой человек есть. Бывший покровитель и соратник Годунова — Богдан Вельский — как раз в эти годы пережил второй взлет в своей непростой карьере, за которым последовало довольно «болезненное» падение.

После отстранения от власти в 1584 году боярин жил в деревне, изредка выполняя для Годунова маловажные поручения. Но в 1599 году его терпение было наконец вознаграждено. Вельский отправился с военной экспедицией на Дон. Ему поручили выстроить ту самую крепость, Царев-Борисов, которая по замыслу Годунова должна была обеспечить контроль за казачьими Раздорами. Воевода возглавил трехтысячный отряд, состоящий из стрельцов, казаков и детей боярских. Всю эту армию Вельский жаловал деньгами и платьем, поил и кормил из своих запасов. Слухи о его щедрости широко разнеслись по России. И все бы ничего, но Вельский в походе неудачно пошутил. «Пусть Борис Федорович царствует на Москве, — сказал он однажды, — а я теперь царь в Цареве-Борисове»{80}. Немец-наемник донес Годунову о неосторожных речах боярина. Борис немедленно отозвал воеводу в Москву. Правда, наказывать не стал. И вскоре тот попал в новую историю.

С тех пор как Иван Грозный поджарил своего лекаря на огромном вертеле, иноземные доктора не рвались занять должность при царском дворе. Годунов долго лечился у шотландского капитана Габриэля, неплохо знавшего медицину. Осенью 1600 года из Лондона в Москву прибыл врач Кристофер Рихтингер. Некоторое время Рихтингер и Габриэль готовили лекарства для Годунова. Но потом в дело вмешался Вельский. При Грозном он заведовал Аптекарским приказом и теперь считал себя медицинским советником Годунова. Заподозрив иноземцев в сговоре, Вельский начал подменять лекарства Рихтингера своими. Когда же Габриэль попытался этому помешать, Вельский велел взять его под стражу. Однако шотландец успел донести обо всем царю. Жалоба «немца» повлекла за собой опалу Вельского. Он был подвергнут унизительной «казни»: «мятежника» привязали к позорному столбу, а Габриэль выщипал у него волосок за волоском всю бороду. Публичное унижение от иностранца боярину стерпеть было непросто…

Но даже с заменой Романовых на Вельского версия С.Ф. Платонова не выдерживает столкновения с фактами. У прибывшего в Польшу самозванца не было ни плана действий, ни правдоподобной версии «чудесного спасения». О том, что произошло в Угличе, Лжедмитрий имел поверхностное представление. Так, он неоднократно рассказывал, что избежал смерти благодаря верному человеку. Якобы воспитатель царевича, узнав о планах убийства, подменил его ночью другим мальчиком. Того зарезали в постели, в спальне угличского дворца. А мать-царица ничего не заметила потому, что лицо ребенка после убийства стало свинцовосерым. Но царевич умер во дворе, при свете дня и на глазах у десятков свидетелей. В Москве это было известно всем боярам и большому числу приказных. Комиссия Шуйского, расследовавшая Угличскую трагедию, подробно и обстоятельно докладывала Думе о результатах работы. Готовь самозванца к его роли кто-либо из бояр, он обязательно поделился бы с «царевичем» этой информацией.


Глава 14. ПОЛЬСКИЕ СКИТАНИЯ САМОЗВАНЦА. НАЧАЛО СМУТНОГО ВРЕМЕНИ. ЮГ РОССИИ ПЕРЕХОДИТ НА СТОРОНУ ЛЖЕДМИТРИЯ I

В начале 1602 года трое беглых монахов пересекли западную границу России в районе села Слободки. Везде, где удавалось прижиться, Григорий повторял один и тот же сценарий: сначала входил в доверие к хозяину, а затем на исповеди или во время «тяжелой болезни» признавался, что он «царевич Московский». Сцена эта повторялась как минимум четырежды: в Киево-Печерском монастыре, в Остроге, в Гоще и в Брачине. Первый зритель «спектакля», печерский игумен, без церемоний указал Отрепьеву на дверь. То же чуть позже сделал князь Острожский. С учетом Чудова монастыря это был уже третий случай, когда православные отвергли домогательства Григория. Естественно, он решил попытать счастья в иной среде.

После беседы с Острожским «царевич» понял, что монашеская ряса и сомнительные спутники только мешают делу. А потому в арианскую «столицу» Гощу самозванец прибыл один и в мирском наряде. Местный магнат, Гаврила Хойский, до 1600 года исповедовал православие. Затем он увлекся проповедью ариан-антитринитариев и стал их ярым сторонником. Расстриге не составило труда сыграть перед паном Хойским роль бывшего единоверца, которому открылось «истинное знание». В Гоще Отрепьева ждал первый успех. Ариане в финансовом отношении полностью зависели от щедрости Хойского. Под его влиянием они, естественно, признали «Дмитрия». Одна беда: никакого желания идти в поход, чтобы добыть «царевичу» трон, у Хойского не было. Тогда Отрепьев оставил гостеприимного пана и перебрался во владения Адама Вишневецкого. Здесь, в Брачине, самозванцу удалось добиться гораздо большего.

Князь Адам имел в Польше репутацию авантюриста, бражника и, что важнее, рьяного поборника православия. При этом он давно враждовал с Москвой и вел против Годунова свои частные войны, несмотря на межгосударственное перемирие. А еще эта княжеская семья состояла в родстве с династией Калиты (Дмитрий Вишневецкий доводился троюродным братом Ивану Грозному), что придавало особый вес их признанию Лжедмитрия. Вишневецкие были тесно связаны с Запорожской Сечью, где могли быстро набрать армию для вторжения в Россию. Имелись у князя Адама и контакты с Казы-Гиреем, возможным союзником в этой войне.

В Брачине самозванцу предоставили великолепное жилище, богатую одежду и свиту гайдуков. Вишневецкий оказывал ему всевозможные знаки внимания. Вскоре слухи о том, что в доме православного магната проживает «русский царевич», широко разлетелись по округе. Добрались они и до Москвы. Борис Годунов тут же потребовал выдать самозванца, но этим лишь усугубил ситуацию. Опасаясь, что русские войска могут напасть на Брачин и силой отбить «царевича», князь увез Отрепьева подальше от границы, в город Вишневец. Здесь Лжедмитрий познакомился с братом Адама, Константином Вишневецким. Позже к интриге присоединился тесть последнего, сандомирский воевода Юрий Мнишек, бывший по совместительству польским сенатором.

Вскоре о «царевиче» узнал и король Сигизмунд III. Естественно, он пожелал собственными глазами увидеть претендента на русский трон. Самозванец прибыл в Краков. Здесь, еще до встречи с королем, его посетил папский нунций Рангони, объяснивший «московиту», что для успеха предприятия лучше перейти в католичество. Отрепьев, естественно, тут же поклялся это сделать. Тогда к числу его сторонников присоединился кардинал Мациевский (глава польского духовенства и двоюродный брат Мнишека). Однако не все в Кракове поддержали интригу. Канцлер Ян Замойский едко высмеял историю о «чудесном» спасении самозванца. Сенаторы, в большинстве своем, открыто называли Отрепьева обманщиком.

Сторонники интриги тоже видели нестыковки в рассказах «царевича». Но каждому из них задуманное предприятие сулило быстрое решение личных проблем. Особенно сильно в самозванце был заинтересован Сигизмунд. За время, прошедшее с разгрома последнего восстания, Запорожская Сечь усилилась и окрепла. В прилегающих районах не первый год шло глухое брожение, готовое превратиться в очередную «казацкую войну». Теперь же у короля появилась возможность собрать всех потенциальных бунтовщиков и сплавить их в соседнюю Россию. Сигизмунд понимал: упустить такой благоприятный шанс будет верхом глупости. Ведь он-то получает выгоду в любом случае. Победят эти смутьяны — ненавистную «Московию» накроет хаос, и можно будет «половить рыбку в мутной воде». А проиграют — тоже не беда! Чем больше мятежных голов сложат казаки на полях сражений, тем меньше беспокойства они доставят в будущем своему королю.

Договоренности между Сигизмундом III, Юрием Мнишеком и «царевичем» получили форму королевских «кондиций». В соответствии с ними Лжедмитрий обязался передать Польше Северскую землю, из которой шесть крупнейших городов получал король, а остальное доставалось Мнишеку. Кроме этого, сандомирский воевода приобретал Смоленск с половиной его округи и другие города, городки и земли. Вторая часть Смоленской земли доставалась Сигизмунду. Самозванец обязался разрешить постройку костелов, допустить в Москву иезуитов и способствовать распространению на Руси католичества. В «кондициях» была зафиксирована договоренность о женитьбе Лжедмитрия на подданной короля. Имя невесты не называлось, но здесь Мнишеки своего не упустили. По возвращении в Самбор пан Юрий сосватал самозванцу дочь Марину. Бракосочетание решили отложить до коронации. При этом Лжедмитрий согласился уступить будущей супруге в удел Новгород и Псков со всеми уездами и пригородами, чтобы «она могла судить и рядить в них самовластно»{81}.

В религиозных вопросах Мнишеки поставили «царевичу» еще более жесткие условия, чем Сигизмунд III. Лжедмитрий поклялся им, что за год обратит в католичество все свое царство. Пан Юрий в ответ обязался собрать для будущего зятя армию добровольцев. Денег на это у воеводы не было, но с ними помог король. При его содействии Мнишек добился отсрочки по старым долгам и получил новые займы. После окончания похода все прошлые, текущие и будущие траты Мнишека обязался возместить Лжедмитрий. Всячески раздувая интригу, ее главный вдохновитель, Сигизмунд, старался сохранить видимость лояльного отношения к России. Во-первых, он издал указ о роспуске отрядов, навербованных Мнишеком для самозванца. Правда, сделано это было через полторы недели после того, как «войско» покинуло гостеприимный Львов. К тому же, по свидетельству папского нунция Рангони, королевский гонец получил инструкцию: не спешить с доставкой указа. Слуга оправдал доверие монарха. Отряды Мнишека продвигались к границе со средней скоростью две-три мили в сутки, но грозная грамота так и «не смогла их догнать».

Лжедмитрий рассчитывал, что по дороге к нему присоединятся обещавшие помощь магнаты. Однако ни Вишневецкий, ни Сапега, ни Ружинский, ни Струсь, ни Халецкий своих отрядов к самозванцу не привели. К тому же часть украинских дорог «царевичу» перекрыл киевский воевода Василий Острожский. Вряд ли его войска стремились задержать Лжедмитрия, как говорили потом в Москве королевские послы. Скорее, поляки желали убедиться, что идущие к самозванцу запорожцы и донцы повернут на Россию, а не устроят новую «казацкую войну» по рецептам 1591—1597 годов. В сентябре 1604 года армия «царевича» вышла к границе. На тот момент в ней было около 2500 человек: 580 гусар, 1420 казаков и примерно 500 пеших наемников. Здесь к войску присоединились 2000 донцов и 1500 киевско-северских ополченцев Ратомского. На левом берегу Днепра Лжедмитрий разделил армию: один отряд пошел вверх по Десне, второй двинулся в сторону Белгорода. Агитация, которую два года вели в приграничных районах посланники «царевича», оказалась на удивление эффективной. 13 октября его войска вступили в пределы России, а уже 18-го числа один из отрядов без боя вошел в Моравск.

26 октября Лжедмитрия встретили хлебом-солью жители Чернигова. Однако затем продвижение затормозилось. Так получилось, что одновременно с Отрепьевым к Чернигову шли отряды стрельцов под командованием князя Трубецкого и Петра Басманова. Не дойдя до города 15 верст, воеводы получили весть, что Чернигов уже в руках самозванца. Тогда они вернулись в Новгород-Северский. Там тоже зрел заговор в пользу «царевича», но Басманов его обнаружил и расправился с мятежниками. Затем воеводы сожгли посад и с 500 стрельцами засели в крепости. Формально войсками руководил Трубецкой, но подлинной душой обороны стал энергичный и талантливый Басманов.

К стенам крепости самозванец подошел 11 ноября. На его предложение капитулировать воеводы ответили отказом. Штурм, предпринятый Лжедмитрием, закончился неудачей. Но весь остальной юго-запад России был настроен против Бориса. 18 ноября о поддержке самозванца заявил гарнизон Путивля. Затем Лжедмитрия признала Комарицкая волость. Перед отрядами «царевича» распахнули ворота Рыльск, Борисов, Курск и другие города. С каждым днем Басманову становилось все труднее удерживать в повиновении гарнизон. Воевода вынужден был заключить с Лжедмитрием перемирие. Басманов пообещал ему незамедлительно связаться с Москвой, а через две недели, если ничего не изменится, сдать город.

К этому времени из Брянска на выручку Басманову уже выступили царские войска. Армию вел глава Думы Федор Мстиславский. Он был влиятельным политиком, но бездарным воеводой. Полки возглавили князья Телятевский, Дмитрий Шуйский, Голицын и Салтыков. 21 декабря вблизи Новгорода-Северского войска Мстиславского встретились с отрядами самозванца. Боевой состав царской армии по росписи составлял 25 336 человек. В общей сложности, с учетом боевых холопов и посошных людей при обозах, Р.Г. Скрынников (со ссылкой на данные Я. Маржарета) оценивает ее численность в 40—50 тысяч человек. Данные об армии самозванца у разных авторов колеблются в диапазоне от 15 до 38 тысяч человек. Даже если к истине ближе последняя величина, нужно учитывать, что в тылу у Лжедмитрия находилась Новгород-Северская крепость. Существенную часть сил «царевичу» пришлось оставить у ее стен, чтобы блокировать стрельцов Басманова. Получается, что у царских воевод было примерно полуторное превосходство в силах. Однако сражение началось для них неудачно. Польские гусары лихой атакой опрокинули полк правой руки и вышли в тыл большого полка. Мстиславский был сбит с коня и ранен в голову. Поляки подрубили его золотой стяг, укрепленный на нескольких возах вблизи ставки. Смелый порыв гусар никто из армии Лжедмитрия не поддержал. Как только к месту боя подоспели стрельцы, полякам пришлось ретироваться. Большинству удалось спастись бегством, остальные попали в плен.

Несмотря на потери в первой стычке, царские воеводы сохранили численный перевес. Ввод в бой свежих сил мог принести им победу. Однако ранение главнокомандующего внесло растерянность в русские ряды. Армия Годунова отошла к Стародубу. Наемники потребовали от Лжедмитрия платы за победу. Денег у самозванца не было, и 1 января 1605 года солдаты взбунтовались. Поляки разграбили обоз, сорвали с «царевича» соболью шубу, ругали и оскорбляли его. Свыше 800 человек покинули лагерь и вернулись на родину. В их числе был и Юрий Мнишек. По официальной версии, он отбыл для участия в сейме. Но, скорее всего, престарелый вельможа понял, что армию ждут тяжелые бои, и не захотел испытывать судьбу.

Однако большая часть наемников, от 1500 до двух тысяч человек, после некоторых колебаний осталась с «царевичем». Удержать их помогли проповедями и уговорами шедшие с войском иезуиты. Вскоре к поредевшим полкам Лжедмитрия присоединились свыше четырех тысяч запорожских и более 500 донских казаков. В целом же от ухода Мнишека самозванец больше выиграл, чем проиграл. Вмешательство поляков в Смуту поневоле объединяло дворян, сплачивало их вокруг династии Годунова. А с усилением роли русского, православного элемента армия Лжедмитрия становилась для них «роднее», переставала казаться «вражеской».

Сняв осаду с Новгорода-Северского, полки «царевича» двинулись в глубь России. Вскоре они пришли к Севску, центру Кома-рицкой волости. Здесь армия самозванца пополнилась местными крестьянами и посадскими. По свидетельству Якова Маржарета, под Севском Лжедмитрий «набрал доброе число крестьян, которые приучились к оружию»{82}. Восставшие жители волости с удовольствием предоставляли ратникам «царевича» теплые квартиры, продовольствие и фураж. Тем временем царь Борис отозвал Петра Басманова в Москву, а оправившемуся от ран Мстиславскому прислал подкрепление под командованием Василия Шуйского. Еще одна царская рать под руководством Федора Шереметева направилась в район Кром, где действовал крупный отряд казаков и мятежных посадских под руководством донского атамана Карелы.

Соединившись вблизи Стародуба, войска Мстиславского и Шуйского двинулись в сторону Севска. По разным оценкам, у царских воевод было от 25 до 50 тысяч человек. 20 января они разбили лагерь в комарицком селе Добрыничи, неподалеку от Чемлыжского острожка, в котором находилась ставка Лжедмитрия. По поводу численности войск «царевича» историки расходятся в цифрах еще сильнее, давая диапазон от 15 до 45 тысяч человек. Это легко объяснимо: армию повстанцев всегда труднее сосчитать. Учитывая размер полученных Лжедмитрием подкреплений, верхняя цифра ближе к истине. Таким образом, получается, что силы сторон почти сравнялись. Самозванец рвался в бой, не помышляя об обороне. С наступлением ночи комарицкие мужики тайными тропами повели его ратников к Добрыничам. Восставшие собирались поджечь село с разных сторон, вызвать панику в царских полках и нанести удар в момент наибольшей неразберихи. Однако бдительная стража сорвала попытку внезапного нападения.

Ранним утром 21 января 1605 года армии сошлись на поле боя. Запорожская конница должна была наступать в центре позиции, сковывая боем главные силы русских. Пешие казаки прикрывали пушки, стоящие позади атакующих запорожцев. Главный удар наносили польские гусары гетмана Дворжецкого. Они собирались опрокинуть конницу Шуйского, стоящую на правом фланге, а затем зайти в тыл большого полка. Иными словами, «царевич» планировал повторить здесь сценарий, который принес ему победу в предыдущем сражении.

Гусары быстро смяли правый фланг русской армии. Отступая, ратники Шуйского увлекли Дворжецкого к окраине села, где находились позиции стрельцов и стояли артиллерийские батареи. К этому времени запорожцы еще только начали движение, и гусарам не от кого было получить помощь. 40 русских пушек и 12 тысяч ружей ударили одновременно, выкашивая ряды польской кавалерии. Оставшиеся в живых всадники обратились в паническое бегство. В клубах дыма гусары столкнулись с идущими в атаку запорожцами и расстроили их ряды. Ободренные успехом русские полки перешли в общее наступление. Повстанческая армия была разгромлена. В руки победителей попали 15 знамен и штандартов. Царские войска захватили всю артиллерию самозванца, по разным данным, от 13 до 30 пушек. Людские потери мятежников тоже были велики. По отчетам воевод, на поле боя они похоронили свыше 11,5 тысячи вражеских трупов. Не будет преувеличением сказать, что самозванец потерял при Добрыничах всю свою пехоту.

Отступившую кавалерию мятежников царские войска не преследовали. Все видели, как Лжедмитрий скакал в тех рядах гусар, что попали позже под убийственный ружейно-пушечный огонь. И потому Мстиславский посчитал самозванца погибшим, а восстание — подавленным. Но перемазанный кровью «царевич» на раненом коне доехал до Севска и смог собрать там остатки разбитых войск. Ночью Лжедмитрий бежал с ними в Рыльск, а затем перебрался в Путивль. После победы ратники Годунова отделили пленных поляков и отправили их в Москву. Остальных — стрельцов, детей боярских, казаков и комаричей — по приказу Мстиславского повесили на месте. Затем царские войска карающим мечом прошлись по восставшей Брянщине. Особенно сильно они зверствовали в Комарицкой волости. Крестьян из присягнувших самозванцу деревень казнили тысячами. Автор «Иного сказания» записал, что по приказу царя Бориса дворяне и служилые татары убивали «не токмо мужей, но и жен и безлобивых младенцев, сосущих млека, и поби от человека до скота»{83}.

После поражения под Добрыничами уцелевшие польские роты бежали за рубеж. Из армии, формировавшейся под Львовом, с Лжедмитрием остались лишь несколько сот казаков и вездесущие отцы иезуиты. Польское вмешательство на время ослабло. Но мятеж на юге не затухал. По мере того как слухи о расправах над брянскими крестьянами расходились по стране, в народе крепла ненависть к Годунову, а стойкость повстанцев росла. Уход польских рот положил конец единодушию московских и провинциальных дворян, до того совместно сражавшихся против иноземного вторжения. Во внутренней войне у каждой группы была собственная политическая программа, имевшая мало общего с планами царского правительства.

Узнав, что самозванец бежал в Рыльск, армия Мстиславского осадила город. Но было уже поздно. Во-первых, за день до того Отрепьев перебрался в хорошо укрепленный Путивль. А во-вторых, даже Рыльск царские войска взять не смогли. У мятежного воеводы Долгорукова имелось всего несколько казачьих и стрелецких сотен, но он сумел привлечь к обороне все население города. Жители были наслышаны о зверствах в Комарицкой волости и сражались с мужеством отчаяния. Две недели армия Мстиславского вела стрельбу из орудий, пытаясь поджечь деревянные стены. Безуспешно. Зато очень эффективен был огонь рыльских пушкарей. Выстрелы с городских стен мешали придвинуть войска вплотную к крепости. Вскоре начали сказываться трудности снабжения. Встав лагерем у Рыльска, армия оказалась в полукольце крепостей, занятых неприятелем. Сторонники Лжедмитрия удерживали на севере Кромы, на юге Путивль, на западе Чернигов. Их отряды отбивали обозы с воинскими припасами, препятствовали заготовке продовольствия и фуража.

Попытка штурма успехом не увенчалась. Тогда Мстиславский снял осаду и отступил к Севску. Однако стоило царским полкам отойти от Рыльска, как его жители произвели вылазку и разгромили оставленный в лагере арьергард. Известия об этом привели Годунова в ярость. Он направил в полки окольничего Петра Шереметева и главного дьяка Власьева. Им было велено «…пенять и распрашивать, для чего от Рыльска отошли». Ссылки на усталость ратников царя не убедили. Борис не хотел даже слышать о роспуске войск до весны.

Ограниченные в своих действиях, с одной стороны, требованием начальства, с другой — ропотом утомленных войной дворян, воеводы приняли логичное в той обстановке решение. Они сосредоточили войска под стенами крепости Кромы. Восставший гарнизон во главе Григорием Акинфиевым еще осенью 1604 года превратил ее в передовой форпост армии самозванца. После предпринятой Акинфиевым попытки взять Орел Годунов направил против Кром войска Шереметева. Гарнизону Кром пришлось туго, и он запросил у «царевича» подмоги. Мольба о помощи не осталась без ответа. К концу декабря 1604 года в крепость прорвались около 500 донских казаков атамана Корелы.

Правительственные войска тоже получили подкрепление. В январе 1605 года к Шереметеву из Мценска подошел отряд воеводы Щербатого. Прибыла осадная артиллерия: две большие мортиры и пушка. В феврале под Кромами появился отряд стольника Бутурлина. Однако взять крепость все никак не получалось. И тогда царь направил к ней всю армию Мстиславского. Это решение, вопреки мнению большинства историков, не было ни случайным, ни глупым. К 4 марта 1605 года, когда войска Мстиславского стали лагерем у Кром, восстание охватило большинство городов и крепостей юга России. В начале марта в Путивль, где находился самозванец, доставили пленных воевод из Оскола, Валуек, Воронежа, Царева-Борисова и Белгорода. Вскоре на сторону восставших перешли гарнизоны крепостей Елец и Ливны. Таким образом, район Кром превратился для царской армии в удобный плацдарм, позволяющий одновременно угрожать войскам самозванца, расположенным на юге и юго-западе. Отсюда Мстиславский, в случае необходимости, мог одинаково успешно действовать на обоих оперативных направлениях. И в то же время хорошая дорога через Орел и Тулу надежно связывала царскую армию с Москвой, откуда она могла беспрепятственно получать снабжение.

Вскоре отряд князя Барятинского доставил из Карачева собранную там осадную артиллерию, и главное сражение кампании вступило в решающую фазу. Кромы были относительно небольшой крепостью с дубовыми стенами, выстроенными за десять лет до начала осады. Главным ее преимуществом было исключительно выгодное расположение на местности. Крепость стояла на вершине холма возле реки. Через окружающие болота и камыши к Кромам вела единственная узкая дорожка. По мере того как весна вступала в свои права, возможностей двигаться вне этой тропинки становилось все меньше. Первый штурм царские воеводы провели еще до прибытия тяжелой артиллерии. Ночью пехотинцы боярина Салтыкова подобрались к стенам города и подожгли их. Руководивший обороной Карела принужден был отвести казаков в острог. Царские ратники подступили к его стенам, но тут выяснилось, что весь посад простреливается из цитадели. Штурмующие несли огромные потери от меткого огня донцов. Чтобы спасти своих людей от истребления, Салтыкову пришлось отступить в лагерь.

Вскоре топи вокруг Кром стали непроходимыми. Понимая, что повторный штурм приведет к новым бессмысленным потерям, царские воеводы устроили батареи и стали бомбардировать Кромы, не жалея пороха. Вскоре в цитадели сгорело все, что могло гореть. На месте, где проходила стена, осталась лишь земляная осыпь. Но казаки углубили рвы и вырыли целые лабиринты окопов, траншей и лазов, через которые могли не только скрытно передвигаться по крепости, но и производить ночные вылазки. Свои жилища — «норы земляные» — донцы устроили под внутренним обводом крепостного вала. Во время обстрелов они сидели там, а затем проворно бежали по траншеям в окопы, чтобы встретить атакующих градом пуль.

Эта тактика постепенно изматывала войска Мстиславского. Дисциплина в них падала. У осажденных тоже не все шло гладко. Потери были не так велики, как в царской армии, но гибель каждого бойца ощущалась тяжелее. Истекали запасы продовольствия и снаряжения. Вскоре атаман Карела отправил к Лжедмитрию гонца с сообщением, что, если не придут подкрепления, крепость придется сдать. Самозванец понимал значение Кром и потому направил на выручку к казакам все силы, которые смог собрать. Путивль в тот момент остался почти без воинов. Командовать идущим на прорыв отрядом «царевич» назначил сотника Юрия Беззубцева.

Лагерь Мстиславского раскинулся на широком болотистом пространстве. В нем недавно началась эпидемия дизентерии. Невзирая на запреты, дворяне покидали полки и уезжали лечиться. Чтобы компенсировать убыль в частях, власти направляли в район Кром подкрепления. Через заставы в обоих направлениях часто шли обозы и воинские команды. Так что казаки Беззубцева легко сошли за своих. Отряд из 500 свежих бойцов без единого выстрела провел в Кромы 100 возов с хлебом и воинскими припасами. Вскоре после этого боевые действия затихли. Атаман Карела, инициатор смелых предприятий, получил в одном из боев серьезное ранение, и осажденные на время прекратили вылазки. Со своей стороны царские воеводы больше не пытались штурмовать или обстреливать город. В военных действиях наступила пауза.

Укрепившись в южных пределах России и добившись к весне 1605 года равновесия на фронтах, Лжедмитрий стал активно подыскивать союзников за пределами страны, чтобы использовать их в борьбе против династии Годуновых. Так, узнав о том, что семитысячная армия Ивана Бутурлина была уничтожена на Северном Кавказе черкесами, татарами и турками, самозванец в апреле 1605 года отправил послов с дарами в Крым. Еще раньше его гонцы уехали в Большую Ногайскую Орду. Всех степных кочевников «царевич» приглашал в совместный поход на Москву. Одновременно Лжедмитрий пытался расшевелить главного союзника — Речь Посполитую. Он послал к Сигизмунду III Сулеша Булгакова с письмом, в котором призывал короля принять под свое покровительство Северскую землю.

Однако на сейме, открывшемся в январе 1605 года, сенаторы высказались за сохранение перемирия с Россией. Польский канцлер Ян Замойский осыпал сторонников Лжедмитрия язвительными насмешками: «…тот, кто выдает себя за сына царя Ивана, говорит, что вместо него погубили кого-то другого. Помилуй Бог, это комедия Плавта или Теренция, что ли? Вероятное ли дело, велеть кого-то убить, а потом не посмотреть, тот ли убит… Если так, то можно было подготовить для этого козла или барана»{84}. Таким образом, Сигизмунд III не мог оказать самозванцу прямую военную помощь. Однако благодаря покровительству короля эмиссары Лжедмитрия продолжали набирать наемников в его армию. С весны 1605 года вербовка шла под видом подготовки к свадьбе. Соглашавшиеся служить Лжедмитрию жолкнеры и гайдуки заносились секретарями в списки «приятелей», то есть дружек[47], невесты.

А в это время царь Борис, прежде деятельный и энергичный, все чаще устранялся от дел. Силы его стремительно угасали. Некогда Годунов снискал симпатии России, положив конец опрично-дворовой политике. Теперь, в обстановке гражданской войны, он вынужден был возродить репрессивный режим. В наиболее жестоких формах террор применялся в отношении сочувствующих Лжедмитрию низов. Но и прочим доставалось не слабо. С каждым днем все большее влияние приобретал глава Тайного совета Семен Никитич Годунов. Он руководил сыскным ведомством и слыл крайне жестоким человеком. Ходили слухи, будто Семен добивался от царя права казнить без суда, по одному лишь подозрению в измене, даже членов Думы.

Под влиянием неудач и болезни Борис все чаще впадал в апатию. Сын его был слишком юн и неопытен, чтобы удержаться на троне. Советники казались чересчур лукавыми и вероломными. Многочисленные родственники, занимавшие ключевые посты в государстве, — глупыми и бездарными. В последние дни жизни царь часто обращался за помощью к предсказателям, колдунам и гадалкам. Похоже, он не был уверен в будущем и очень боялся за судьбу династии…


Глава 15. СМЕРТЬ ЦАРЯ БОРИСА. КРУШЕНИЕ ДИНАСТИИ ГОДУНОВЫХ

13 апреля 1605 года царь почувствовал себя плохо — после обеда у него пошла носом кровь, а вскоре за этим отнялся язык. Вызванные во дворец медики уже не застали Годунова в живых. Сразу возникло много разных версий. Одни шептались, что царя отравили, другие — что он покончил с собой, приняв яд. Но вероятнее всего, ближе к истине лежит версия Н.М. Карамзина, считавшего, что «удар, а не яд прекратил бурные дни Борисовы, к истинной скорби отечества»{85}. Апоплексическим ударом в карамзинские времена называли инсульт, клиническая картина которого хорошо видна из описания внезапной болезни Бориса. Что же касается второй части цитаты, где Россия жалеет о смерти царя — я в этом совсем не уверен.

В стране все хорошо помнили, что семь лет назад Годунов не захотел проводить честные выборы, а буквально «вымучил» у Собора царский венец. Люди XVI—XVII веков были очень суеверны. Страшный голод 1601—1603 годов, поразивший их в мирное время, многие считали карой небес. И связывали это «божье наказание» с тем, что государством правит узурпатор, а не «природный самодержец». К концу царствования у Бориса Годунова было много недоброжелателей. Сначала бунты и разбои, а затем и появление самозванца привели к тому, что в 1603—1605 годах размах репрессий превысил все мыслимые пределы. В последние годы жизни Иван Грозный законодательно запретил холопские доносы на господ. Борис закончил царствование тем, что стал жаловать наушников поместьями. О широком распространении этой практики говорит тот факт, что пришедший за ним Лжедмитрий вынужден был издать особый указ о конфискации земель, розданных доносчикам при Годунове.

Некоторые современники видели в холопских кляузах главный источник наступившей вскоре Смуты. Вряд ли это справедливо. Основной причиной был глубокий кризис, охвативший русское дворянство и общество в целом. А рост наушничества стал лишь одним из индикаторов неблагополучия. Пересуды о бессилии правительства, сплетни о злодейских отравлениях и тайных казнях врагов Бориса, слухи о чудесном спасении «царевича Дмитрия» распространялись по стране подобно поветрию. Затем, когда самозванец вторгся в пределы России, их дополнила агитация в пользу «доброго царя». Многие вспомнили, что Годунова избрали с множеством нарушений, что он фактически узурпировал власть.

Царю Борису нечего было ответить. Попытки контрпропаганды проваливались одна за другой. На какое-то время помогли обнародованные признания тех, кто знал истинную историю самозванца, его настоящее имя и биографию. Однако Лжедмитрий быстро придумал, как нейтрализовать эту информацию. 26 февраля 1605 года в его лагерь привели «схваченного верными слугами» Лжерасстригу и продемонстрировали народу. Людям был предъявлен мужчина лет тридцати пяти—тридцати восьми, признавший, что он и есть настоящий Юшка Отрепьев, известный на Москве чародей. Чтобы пресечь возможность разоблачения, Лжедмитрий «возмутился» и упрятал «вора» в тюрьму. Молва об этом разнеслась по стране со скоростью молнии, заставив замолчать официальную пропаганду. Никого уже не интересовало, что в год рождения Лжегришки его «отцу» Богдану Отрепьеву было не более восьми лет. В борьбе за умы и чувства людей самозванец одержал победу над царем. Тот ответил усилением террора.

Взбунтовавшиеся холопы, посадские люди и крестьяне не могли рассчитывать на снисхождение. Дворян и детей боярских, целовавших крест Лжедмитрию под угрозой смерти, Годунов тоже не миловал. Жестокими казнями он старался оградить себя от разрастающегося мятежа. В царствование Бориса власть держала в тайне все, происходящее на Пыточном дворе. Политика умолчаний привела к тому, что по стране ползли жуткие слухи о жестокости Годуновых. Многие были уверены: в Москве и шагу не ступишь без того, чтобы за тобой ни присматривали два-три соглядатая. Говорили, что царские слуги хватают любого, кто хотя бы упоминает имя Дмитрия, и предают его ужасной смерти. Якобы в сыскном ведомстве Степаном Годуновым и его людьми «тайно множество людей были подвергнуты пытке, отправлены в ссылку, отравлены в дороге и бесконечное число утоплены»{86}.

В последние годы жизни царь Борис практически не расставался с сыном, «при каждом случае хотел иметь его у себя перед глазами и крайне неохотно отказывался от его присутствия»{87}. Придворные из числа ученых иноземцев пытались убедить Годунова, что царевичу надо предоставить некоторую свободу в занятиях. Однако монарх отклонял эти советы. В результате к моменту смерти Бориса шестнадцатилетний Федор был совершенно несамостоятелен. Понимая это, отец решил окружить его верными и знающими советниками. Осталось определиться, кого выбрать на эти роли. К концу царствования Бориса в среде московской знати было пять основных боярских кланов. Небольшую, но очень богатую группировку составило поднявшееся за последние двадцать лет семейство Годуновых. Однако царские родственники талантами не блистали. Они годились лишь на то, чтобы обеспечить наследнику большинство в Думе. Рассчитывать на верность двух наиболее влиятельных кланов — Рюриковичей и Гедиминовичей — Борису представлялось верхом легкомыслия. Суздальская и литовская знать считала Годуновых выскочками, недостойными того, чтобы даже думать о престоле. С представителями четвертой группы — старомосковским служилым боярством — царь Борис поссорился, когда под надуманным предлогом расправился с их лидерами, Романовыми.

Таким образом, оставались лишь бывшие опричники. Этот вариант казался Борису удачным. Он сам вышел из их среды и прекрасно понимал, что выдвиженцев Грозного ненавидят все прочие слои боярства. В последние недели Годунов приблизил к трону Петра Басманова, сделав его основным советником наследника Федора. Царь надеялся, что этот опричный выскочка будет до последнего биться с врагами династии. Ведь при любом другом правителе он в лучшем случае лишится власти. Одного не предусмотрел Борис — того, что в борьбе за престол самозванец тоже может сделать ставку на опричников. Впрочем, первые дни правления Федора Годунова прошли гладко. Еще при жизни Борис назначил сына соправителем и обдумал процедуру его восшествия на трон. Сразу после смерти царя патриарх Иов начал действовать по этому плану. Он сообщил москвичам, что Борис, умирая, завещал престол сыну. Затем Освященный собор благословил наследника, а члены Думы, дворяне, дети боярские, приказные чины и выборные от посада принесли присягу на верность Федору Борисовичу.

Но уже в тексте клятвы внимательный человек мог разглядеть все признаки надвигающегося краха. Принимая присягу, подданные обязались «к вору, который называется князем Дмитрием Углиц-ким, не приставать и с ним и его советниками ни с кем ни ссылатися ни на какое лихо и не изменити и не отъехати…»{88}. Откуда появился этот беспомощный лепет, в общем-то понятно… Совсем недавно «царевич» поймал трех чудовских монахов, посланных Годуновым разоблачить расстригу, а если повезет — организовать его убийство. Вместо того чтобы казнить шпионов, Лжедмитрий перевербовал их. По приказу самозванца монахи отправили из Путивля письмо царю Борису и патриарху Иову, в котором сообщали, что «Дмитрий есть настоящий наследник и московский князь и поэтому Борис пусть перестанет восставать против правды и справедливости»{89}.

Их грамота пришла в Москву сразу после известий о появлении в Путивле Лжерасстриги, и власти на какое-то время растерялись. По иронии судьбы именно в этот день дьяки составляли текст присяги. После проклятий, которыми они несколько месяцев осыпали «расстригу, еретика и безбожника Гришку Отрепьева», слова о «князе Дмитрии Углицком» прозвучали как официальное признание его прав на российский престол. Еще одну ошибку правительство совершило, когда положилось на симпатии москвичей, в прежние времена поддержавших Годунова. Царь Борис отправил в действующую армию всех, кто был предан династии: стольников, жильцов (дворцовую охрану), царских конюхов, псарей. И в нужный момент в Москве не оказалось воинской силы, способной удержать ситуацию под контролем. Если бы самые первые волнения удалось погасить без губительных для режима уступок, все могло еще кончиться хорошо.

Следуя традиции, вступивший на трон Федор объявил подданным об амнистии. Однако, вопреки обычаям, он простил не всех преступников. Поскольку Смута была в разгаре, царская милость обошла политических противников Годуновых. Столичному люду не понравилось нарушение традиций. У стен Кремля стали собираться толпы, выкрикивающие имена знатных бояр, бывших в немилости при Борисе. Властям пришлось уступить. Они вернули Вельского, отбывавшего ссылку в деревне, сняли опалу с удельного князя Воротынского, простили многих других знатных врагов династии. С этого момента правительство попало в положение непрерывного цугцванга[48], когда каждое его действие было вынужденным и, при всей кажущейся логичности, лишь ухудшало ситуацию.

Для того чтобы прекратить в Москве беспорядки, из армии срочно отозвали лидеров Думы. Вернувшись в столицу, Мстиславский и братья Шуйские стали горячо агитировать за юного Годунова, невзирая на собственные разногласия с его родней и правительством. Когда толпа в очередной раз заполнила площадь перед Кремлевским дворцом, на крыльцо вышел князь Василий Шуйский. Он убеждал народ, что требуемые перемены приведут лишь к распаду царства и ниспровержению православия. Боярин дал самые страшные клятвы, что царевича Дмитрия давно уже нет на свете, что он — Шуйский — своими руками положил младенца в гроб в Угличе, а засевший в Путивле «вор» — беглый монах, еретик и расстрига Гришка Отрепьев, подученный дьяволом и посланный в наказание за грехи…

Волнения в столице начали затухать. Бояре усилили заставы на дорогах и приказали стражникам: вешать гонцов «вора» без промедления. Царь Федор в свою очередь раздал огромные суммы на помин души умершего Бориса. Щедрая милостыня помогла успокоить народ. Однако агитаторы самозванца продолжали проникать в город. Их «прелестные» листы расходились по улицам, площадям и кварталам, вызывая новые волнения среди москвичей. А между тем под Кромы прибыли воеводы, призванные заменить отозванных в Москву вождей Думы. Новым главнокомандующим стал Михаил Петрович Катырев-Ростовский, его помощником — боярин Петр Федорович Басманов. Князь Катырев не блистал талантами, он получил пост по местническим соображениям. Басманов — благодаря той роли, которую сыграл в обороне Новгорода-Северского. Сразу после снятия блокады города царь пожаловал воеводе боярский чин, земли, две тысячи рублей и множество подарков. Именно Басманову Борис планировал поручить борьбу с мятежниками. На него же в первую очередь рассчитывал и юный Федор.

Однако у главы сыскного ведомства Семена Годунова были свои планы. Он покровительствовал другому опричному выдвиженцу, князю Андрею Телятевскому, который ранее выполнял при Федоре Мстиславском ту же роль «ока государева», что отводилась теперь Басманову. Сразу после отъезда Катырева в армию Семен Годунов провел через Разрядный приказ назначение Телятевского главным воеводой сторожевого полка, что давало тому большие местнические преимущества перед Басмановым. Вмешательство главы сыска вызвало неразбериху в полках. Получилось так, что вновь назначенный командующий привез под Кромы утвержденную царем роспись, а через три дня в лагерь прибыл гонец с новым Разрядом, не согласованным ни с Катыревым, ни с Басмановым. Если бы рукой Семена Годунова водил сам Лжедмитрий, он не смог бы придумать ничего лучшего. Прибывшая с гонцом роспись не только поставила под сомнение полномочия Катырева, но и перессорила именно тех воевод, на которых юный царь мог опереться в борьбе с мятежниками.

Руководство армии погрузилось в омут безобразной местнической склоки. Воевода полка левой руки Сабуров отказался подчиниться новому Разряду и отослал Катыреву полковые списки «для того, не хотечи быти менши князя Ондрея Телятевского»{90}. Его тут же поддержал Петр Басманов, заявивший, что Семен Годунов «выдал его в “холопи” своему зятю Андрею Телятевскому, но он, Басманов, предпочитает смерть такому позору»{91}. У князя Телятевского тоже нашлись «местнические» союзники: второй воевода полка правой руки Кашин-Оболенский «бил челом на Петра Басманова в отечестве, и на съезд не ездил, и списков не взял»{92}. А в полках тем временем зрел заговор в пользу самозванца…

Душою интриги стали братья Голицыны. Свое происхождение они вели от великих князей Литовских. Глава заговора, князь Василий Голицын, считал себя знатнее руководившего Думой Мстиславского, потомка младшей ветви литовской династии. Однако местническое положение рода к концу XVI века не соответствовало его высоким амбициям. Попытки Голицыных тягаться с Трубецкими и Шуйскими неизменно заканчивались неудачей. Неудивительно, что в критический момент это «обиженное местами семейство» первым из бояр оставило лагерь Годуновых. Большую помощь Голицыным оказали Прокопий Ляпунов и его многочисленная родня. Братьев Ляпуновых всегда отличали смелость, решительность, неукротимый нрав и неизменная склонность к авантюрам. Их отношения с Годуновыми были далеки от идиллии. Сразу после смерти Грозного Ляпуновы участвовали в организации московских беспорядков, едва не закончившихся смертью Бориса. А за год до войны с самозванцем царь велел выпороть Захара Ляпунова кнутом за посылку на Дон заповедных товаров.

Связь с лагерем самозванца заговорщики поддерживали через Артемия Измайлова, друга и родственника Прокопия Ляпунова. Измайлов был захвачен казаками Лжедмитрия во время восстания в одном из южных городов. За считаные дни самозванец превратил Артемия из пленника в дворецкого, думного дворянина, своего ближайшего советника. И было за что! Измайлов в кратчайшие сроки навел мосты между лагерем самозванца и теми силами в царской армии, которые согласились подумать над заманчивыми предложениями «царевича». По сообщениям Петра Арсудия[49], заговорщики согласились помочь «истинному Дмитрию» получить престол, но потребовали от него гарантий сохранения православной веры. Кроме этого, «Дмитрий» обещал не жаловать высшие чины чужеземцам и не назначать их в Думу. Зато он мог принимать иностранцев на службу ко двору, им позволялось заводить собственность в России (в том числе приобретать землю). Поступившие на службу к государю иноверцы получали право построить на русской земле костелы. Во всем остальном традиции оставались нерушимы. Самодержавие сохранялось в полном объеме: «сын» должен был получить те же права, что имелись у его «отца», Ивана IV.

К началу мая положение в лагере под Кромами стало критическим. Когда Петр Басманов прибыл в армию, он был готов верой и правдой служить Федору Годунову. Надо отдать боярину должное: в отличие от прочих воевод он даже в пылу местнических споров не забывал о своих обязанностях. Каждый день Басманов рассылал «по всему лагерю людей, которые подслушивали, что там говорили, и доносили обо всем ему»{93}. Естественно, вскоре воевода узнал о заговоре, а затем вышел и на главных зачинщиков — Голицыных. И тут перед ним встал вопрос: а стоит ли хранить верность юному царю? Судя по привезенной гонцом росписи, верх во дворце одержали недоброжелатели Басманова: вдова-царица Мария (урожденная Скуратова) и руководитель сыскного ведомства Семен Годунов.

Помогая им сохранить власть над армией, Петр Басманов должен был пролить реки крови. Причем далеко не чужой! Голицыны доводились ему братьями по матери. Как знатная родня, имеющая большие связи, они в тяжелые времена помогали Петру Басманову с карьерой. В то время как отец царицы-вдовы, печально знаменитый Малюта Скуратов, был главным виновником гибели отца и деда воеводы — Алексея и Федора Басмановых. Примкнув к заговорщикам, молодой боярин получал возможность поквитаться с потомками своего кровного врага, Скуратова-Бельского: его дочерью Марией и царственным внуком Федором. Голицыны, со своей стороны, не жалели сил, чтобы втянуть Басманова в заговор. Получив предложение от родственников, тот колебался недолго. А перейдя на сторону самозванца, быстро привел дело к решительной развязке.

Под Кромами дворяне открыто осуждали приказ царя, запретившего распустить ратников на отдых. Они не понимали, зачем нужно держать 50-тысячную армию под стенами крохотной крепости, для осады которой хватило бы вдесятеро меньшего отряда. Многие опасались, что без хозяйского догляда дела дома придут в расстройство. С наступлением весны бегство из армии усилилось. Смерть Бориса стала удобным предлогом для отъезда помещиков «на царское погребение». В то время как дворянские ряды таяли, число «даточных» мужиков росло. Под Кромы прибыл огромный орудийный парк, были завезены большие запасы пороха и ядер. Лагерь оказался наводнен «посошными людьми», занятыми перевозкой пушек, подвозом и подносом боеприпасов. Кроме того, «даточных» требовалось кормить. Рядом с воинским станом появилось торжище, на которое местные крестьяне каждый день везли продукты питания. Вместе с продавцами на торг проникали лазутчики из Путивля с «воровскими» листами. И чем сермяжнее и лапотнее становился лагерь под Кромами, тем успешнее в нем шла агитация в пользу «истинного царя Дмитрия».

В начале мая к мятежу все было готово, и самозванец со своей армией выступил из Путивля. С ним шли не более 800 польских наемников под руководством Ратомского и около 9000 русских повстанцев. Перед основной армией двигался авангард Яна Запорского в составе 300 «ляхов» и примерно двух тысяч «московитян». Засланные в Кромы «шпики» Лжедмитрия сообщили царским воеводам, что с «царевичем» идут 20 тысяч копейщиков и 20 тысяч казаков с тремя сотнями пушек. В первых числах мая Запорский разбил под Кромами сторожевой отряд татар и взял 150 пленных. Известие об этой стычке стало сигналом к началу восстания. Утром 7 мая 1605 года ратники Прокопия Ляпунова напали с тыла на отряд, защищавший наплавной мост в Кромы. Одновременно с другой стороны его атаковали казаки Карелы. Как только они прорвались в лагерь, мятежники во всех полках стали провозглашать здравицы «государю Дмитрию». Эти крики тут же подхватили «посоха», «даточные» и часть стрельцов. Чтобы усилить неразбериху, заговорщики подожгли в нескольких местах лагерные постройки. Многие ратники отказались поддержать мятеж, но они были разобщены, дезориентированы и не знали, что делать.

Мощной силой в руках командующего могли стать артиллерийский корпус Сукина и сторожевой полк Телятевского, в полном составе сохранившие верность Годуновым. Тысяча немцев-наемников под командованием капитана Вальтера фон Розенау, входящая в состав большого полка, вначале тоже поддержала Катырева. И только позже Басманову удалось перетянуть их на сторону мятежников. В полку правой руки, которым командовал Василий Голицын, врагов у самозванца оказалось так много, что глава заговорщиков велел слугам связать его, чтобы потом оправдаться перед царем Федором. Однако другие лидеры мятежа действовали смело и энергично. Как только появился очаг организованного сопротивления, ратники Карелы «напали на тех воинских людей, у которых была артиллерия и которые размещались по левую сторону от крепости»{94}. По совету заговорщиков казаки не использовали оружие, а били верных Годуновым дворян нагайками. Воевода Михаил Салтыков попал в плен к мятежникам. Катырев, Телятевский, Морозов, Кашин и Сукин бежали из лагеря. Три дня шли через Москву деморализованные ратники. Они отказались поддержать мятеж, но и воевать за Годуновых больше не хотели.

Руководители заговора постарались закрепить успех. Сначала они убедили Михаила Салтыкова присоединиться к мятежу. Затем Голицыны выехали к Шереметеву, возглавлявшему отряд, стоящий в Орле, и к князю Куракину, служившему воеводой в Туле. Оба города вскоре перешли на сторону Лжедмитрия. Таким образом, вожди переворота не спешили на поклон к самозванцу. Располагая многотысячной армией, Голицыны и Ляпуновы считали себя хозяевами положения. Фигуру Лжедмитрия они рассматривали как промежуточную, нужную лишь для того, чтобы свергнуть ненавистных Годуновых. Однако Отрепьев не зря держал при себе иезуитов. Примитивные боярские хитрости они видели насквозь.

Пять ненастных месяцев простояла армия в степях и болотах. Бесполезные осады крепостей — сначала Рыльска, а затем и Кром — надоели ратникам хуже горькой редьки. Дворяне, стрельцы и посошные люди ни о чем, кроме отдыха, не хотели думать. Бежавшие из-под Кром дворяне замосковских городов прошли через столицу, не останавливаясь. Их не смогли удержать ни уговоры бояр, ни приказы воевод. Такое же настроение царило и среди оставшихся в лагере мятежников. От «Дмитрия» они ждали милости: роспуска по домам. Это отвечало интересам самозванца. Вскоре из Путивля под Кромы прибыл князь Лыков, который вначале привел полки к присяге, а затем объявил милостивый указ «государя»: отпустить на отдых всех дворян и детей боярских, у кого имеются земли «по эту сторону от Москвы». Иными словами, самозванец отправил по поместьям ратников из заокских городов — Рязани, Тулы, Алексина, Каширы и прочих, — которые были главной опорой заговорщиков. Одновременно он отпустил по домам большую часть стрельцов. В скором будущем многие из них примут участие в мятежах, помогая «доставить царство милостивому государю».

Таким образом, самозванец переиграл мятежных бояр. Но и после этого он не терял бдительности. К Москве «Дмитрий» двигался в окружении польских наемников, ночью останавливался отдельным станом не менее чем за полмили от ближайших соотечественников и выставлял караулы по 100 человек и больше. Вскоре все русские отряды его армии получили свои отдельные задачи и шли собственными маршрутами. С «царевичем» осталась лишь тысяча конных поляков и столько же донских казаков. Конечно, государь не может обходиться без свиты, а потому рядом с ним ехали «воровские аристократы»: «окольничий» Туренин, «бояре» Татев, Мосальский и Лыков, а также «думные дворяне» Измайлов и Микулин. Под Кромами к ним присоединились перебежчики: Петр Басманов и Михаил Салтыков. В районе Орла свиту пополнили воевода Федор Шереметев и склонивший его на сторону самозванца боярин Василий Голицын.

В трудах историков часто можно встретить утверждения, что после двух-трех первых недель влияние польского элемента на русскую Смуту сошло на нет. Мол, иностранцы помогли Лжедмитрию I лишь проникнуть в страну. А дальше малочисленные наемники растворились в море русских сил. Потому, мол, и ушел Мнишек, что не видел толку от своего участия в событиях. Однако ход двух первых битв Лжедмитрия показывает, что итог в них предопределили действия поляков: лихая атака гусар добыла «царевичу» победу у Новгорода-Северского, а неудача иноземной конницы под Добрыничами привела к разгрому армии самозванца.

После ухода Мнишека и его жолкнеров уменьшилась лишь видимость польского влияния, поскольку главным агентом Сигизмунда III изначально был не сандомирский воевода, а сам Лжедмитрий I. Главные советники «царевича», иезуиты, быстро заметили, как болезненно русские реагируют на польских соратников самозванца. После этого жолкнеров в ударных отрядах сменили столь же верные, но не раздражающие патриотов казаки. Зато иноземцы сохранили функции «государевых охранников» и тайных советников. Опора на донцов стала вынужденным, но оптимальным в тех условиях решением. Стойкость войск, перешедших под Кромами на сторону самозванца, оставляла желать лучшего. А казаки были храбры, инициативны, хорошо ориентировались в быстро меняющейся обстановке, могли самостоятельно определять круг главных задач и перестраивать оперативные планы на ходу. Наиболее ярко эти черты донцов проявились в важнейшем сражении 1605 года — битве за Москву.

Если верить летописям и рассказам очевидцев, столица перешла в руки самозванца сама собой. Просто в одно прекрасное летнее утро, 1 июня, в город въехали два «царевичевых» гонца, Гаврила Пушкин и Наум Плещеев. Они собрали на площади народ и огласили грамоту Лжедмитрия, после чего толпа пала ниц и признала самозванца своим царем. Правда, в этом случае непонятно: как двум дворянам удалось добраться до площади? Ведь Москва находилась на военном положении: у застав дежурили усиленные караулы, на крепостных стенах стояли пушки, улицы патрулировали конные отряды дворян. Предыдущие гонцы Лжедмитрия неизменно попадали в тюрьму или на виселицу. Но нестыковки исчезают, если вспомнить, что Пушкин с Плещеевым въехали в столицу не с юга, а с северо-востока. Они двигались по ярославской дороге, которую днем ранее, 31 мая, перекрыл посланный Лжедмитрием отряд атамана Карелы{95}. Включив в расчет донцов, легко объяснить, почему жители Красного Села, не желавшие слушать прежних послов самозванца, вдруг так прониклись речами Пушкина и Плещеева, что пошли с ними в столицу. Слова гонца звучат куда убедительнее, если за его спиной стоят сотни вооруженных ратников.

Надо сказать, что сторожевая служба Москвы оперативно отреагировала на угрозу. К тому времени, как закончилась сходка в Красном Селе, столичные власти уже знали, что «мужики изменили и хотяху быти в городе»{96}. На подавление бунта отправился отряд дворян. Однако вскоре они «испужався, назад воротишася». Трудно поверить, что закаленных воинов прогнали вооруженные вилами селяне. Однако если допустить, что дворян встретило войско Карелы, силу и мужество которого они уже оценили в прежних боях, отступление царских войск вполне объяснимо. Похоже, в Москве Карела применил ту же тактику, что и в лагере под Кромами. Там, наступая «на плечах» противника, донцы разогнали верных царю дворян нагайками. Вот и в столицу казаки вошли, прикрываясь красносельскими мужиками, а позже — сторонниками из числа москвичей. Донцы доставили послов самозванца на Красную площадь, разогнав стражу у крепостных ворот и опрокинув выставленные на улицах дворянские заслоны.

Столь же умно действовал Карела и дальше. Обеспечив безопасность послам Лжедмитрия, атаман отправил часть казаков для нападения на тюрьмы и остроги. Таким образом, сразу после эмоциональной речи Пушкина, обличавшего кровавые преступления Годуновых, на Красной площади появились жертвы этих зверств — сотни освобожденных узников. Их измученный вид подействовал подобно факелу, брошенному в пороховой погреб. Москвичи взбунтовались, захватили Кремль, разорили и разграбили дворы Годуновых. Царевич Федор и вдова-царица Мария были низложены и взяты под стражу. Через два дня, когда ситуация в столице немного успокоилась, Дума направила послов к самозванцу.

В это время армия Лжедмитрия безуспешно пыталась пробиться к Серпухову. Верные Годуновым войска, ядро которых составляли несколько тысяч дворовых стрельцов, успешно обороняли переправы через Оку. 28 мая 1605 года они отбили очередную атаку ратников самозванца. Однако московское восстание уже убедило бояр, что время их противостояния с «вором, именующим себя Дмитрием Угличским», закончилось. Наступила пора договариваться с новым царем.


ГЛАВА 16. САМОЗВАНЕЦ НА РУССКОМ ТРОНЕ. СВАДЬБА И СМЕРТЬ ЛЖЕДМИТРИЯ I

В ставку самозванца отправилось посольство во главе с боярином Воротынским, недавно вернувшимся из ссылки. Руководители Думы Федор Мстиславский и братья Шуйские решили пока не искушать судьбу… Зато в состав делегации включили Андрея Телятевского, явного недруга Лжедмитрия. Кроме того, к миссии добровольно присоединились Сабуровы и Вельяминовы[50], желающие вымолить прощение у «природного царя». Родню Годуновых к самозванцу не пропустили. Петр Басманов арестовал их и отправил в тюрьму. По дороге казаки ограбили несчастных. После жестоких избиений попал в застенок и князь Телятевский. Доверие и милость самозванца Басманов приобретал тем же способом, что при Годуновых. Он повсюду выискивал «измену» и беспощадно карал «царевых крамольников».

Прибывшего в Тулу Воротынского Лжедмитрий принял невежливо: приложиться к «царской руке» первыми допустили послов с Дона, а московскую делегацию заставили ждать. Проходя мимо, казаки ругали и позорили бояр. Самозванец разговаривал с донцами ласково, а с подошедшими следом боярами — «наказываше и лаяше, яко же прямой царский сын»{97}. Но думцы были опытными политиками и умели за словами видеть действия. Во-первых, Воротынский вернулся из Тулы живым. А во-вторых, он привез сообщение, что «царевич» движется к Серпухову и вызывает туда московских бояр. Теперь на встречу с самозванцем отправились руководители Думы: князья Федор Мстиславский и Дмитрий Шуйский. С ними выехала большая делегация: стольники, стряпчие, дворяне, дьяки, столичные купцы. Бояре захватили с собой великолепные шатры, в которых Борис Годунов потчевал участников серпуховского похода. К месту встречи заблаговременно прибыли служители Сытенного и Кормового дворов, многочисленные повара и прислуга. Атмосфера пира и праздника облегчила переговоры между Лжедмитрием и думцами.

Самозванец собирался въехать в Москву лишь после того, как верные люди уберут все «препятствия» с его пути. Способный ученик иезуитов понимал, что зверства лучше оставлять подручным, чтобы творились они, по возможности в отсутствие монарха. Зато награждать следует публично и из собственных рук. Посланная Лжедмитрием боярская комиссия во главе с князем Василием Голицыным официально была призвана обеспечить въезд «природного государя» в столицу. «Обеспечение» она начала с тайной казни низложенного царя Федора и его матери Марии. Непосредственно на месте убийством руководили бывшие опричники Молчанов и Шерефединов. На подворье Годуновых, где содержалась арестованная царская семья, они явились с отрядом верных стрельцов. После казни боярин Голицын объявил собравшемуся у крыльца народу, что Федор и его мать «со страстей испиша зелья и помроша»{98}. Но боярину, естественно, никто не поверил. Тысячи людей, проходя мимо выставленных на обозрение гробов, видели следы от веревок, которыми были задушены Годуновы. Трупы позже закопали в ограде Варсонофьева женского монастыря вместе с останками выброшенного из Архангельского собора царя Бориса.

Иов до последнего сохранял верность Годуновым, а потому вторым действием комиссии стало низложение патриарха. Со старика публично содрали святительское платье, нацепили на него черную монашескую одежду и отправили в старицкий Успенский монастырь. Разгром годуновской династии, начатый Голицыным, довершили Вельский и Басманов. Все имущество царских родственников отобрали в казну. Бывшего главу Сыскного приказа Семена Годунова тайно умертвили, остальных выслали в Сибирь. Дальнюю родню — Сабуровых и Вельяминовых — вместе с женами и детьми отправили в Казанский и Астраханский края.

Пока в столице шла «чистка верхов», Лжедмитрий завершал подготовку к торжественному въезду в город. Еще в Серпухов ему доставили царские экипажи и 200 лошадей с Конюшенного двора. Теперь в Коломенское бояре привезли самозванцу «весь царский чин»: драгоценные регалии и пышные одеяния, сшитые по мерке в кремлевских мастерских. Приготовления закончились, и 20 июня 1605 года «Дмитрий» торжественно въехал в Москву. Впереди и позади «царского поезда» следовали польские роты в боевом порядке. В общей сложности с самозванцем было несколько тысяч жолкнеров и казаков. Знатнейшим из бояр Лжедмитрий велел ехать подле себя, но без вооруженных свит. Дворянские сотни и стрельцы попали в самый хвост колонны. Во время движения гонцы поминутно обгоняли царский кортеж, а затем возвращались с донесениями. Охрана внимательно осматривала путь, опасаясь засад и покушений.

Узкие улицы были забиты народом. Чтобы лучше разглядеть процессию, люди забирались на заборы и крыши домов. Колокольный звон и приветственные крики волной катились по Москве вместе с царской каретой. На Красной площади Лжедмитрия встретило высшее духовенство. Архиереи отслужили молебен и благословили самозванца иконой. По традиции Лжедмитрий посетил важнейшие кремлевские соборы: Архангельский и Успенский. Подданных немного смутило, что он привел «во церковь многих ляхов». Но по-другому поступить «царевич» не мог. Гарнизон Кремля еще не очистили от приверженцев Годунова. А потому расставаться с телохранителями, пусть даже и в храме, было неразумно. Из Успенского собора Лжедмитрий отправился в Тронный зал, где торжественно воссел на престол. Польские роты стояли под окнами дворца в боевом строю с развернутыми знаменами. Они чувствовали себя хозяевами положения.

Казалось, поляки не обманулись в своих ожиданиях. Первые действия Лжедмитрия хорошо укладывались в разработанный королем сценарий. Кремлевскую стражу самозванец заменил иностранными наемниками. Повстанческая армия, состоящая из вольных казаков, ратников Северской земли, холопов и крестьян, взяла под контроль ключевые пункты столицы. Обеспечив личную безопасность, «царевич» занялся перетасовками в высшем руководстве. 23 июня 1605 года новым патриархом стал верный Лжедмитрию грек Игнатий. Освященный собор не посмел противоречить монарху в этом вопросе.

Поставив во главе церкви нужного человека, Лжедмитрий взялся за Боярскую думу. Наибольшим влиянием там пользовался клан Рюриковичей во главе с Шуйскими. На их головы и обрушился удар. Повод для расправы нашелся быстро. Василий Шуйский в 1591 году расследовал обстоятельства смерти царевича Дмитрия. Поэтому при Годуновых именно он обычно выступал с разоблачениями «еретика Гришки Отрепьева». Понятно, что даже после восшествия самозванца на трон князь Василий в кругу друзей продолжал хулить Лжедмитрия. Разговоры эти иной раз слышали посторонние и докладывали кому следует.

Конечно, не эта ругань стала главной причиной преследований. Во всех слоях общества люди судачили о «Дмитрии», частенько отпуская по его адресу такие словечки, по сравнению с которыми речи Василия Васильевича можно считать верноподданническими. Скорее, Лжедмитрий посчитал Шуйских наиболее вероятными «искателями престола». Но проводившие розыск бояре проявили чрезмерное рвение. Опираясь на преданные «царевичу» казачьи и польские отряды, Басманов, Салтыков и Вельский арестовали множество людей из разных слоев общества. Однако надежных доказательств заговора получить не удалось. Некоторые из арестованных, не выдержав пыток, признавались в преступных намерениях, прочие же все отрицали. В итоге к суду привлекли лишь нескольких второстепенных лиц. Самыми значимыми из них были дворянин Петр Тургенев и купец Федор Калачник. Обоим отсекли головы на Пожаре[51].

Суд над Шуйскими начался сразу после этой казни. Самозванец облек его процедуру в форму своеобразного соборного приговора. Очевидно, серпуховские договоренности предусматривали, что бояр царь может судить лишь в присутствии Думы. Лжедмитрий выполнил это условие. Однако чтобы нейтрализовать сторонников Шуйского, к думцам царь добавил Освященный собор во главе с верным Игнатием и представителей столичного населения. Предосторожности оказались излишними. Под впечатлением от арестов, пыток и казней даже близкие к Шуйским члены Думы не посмели выступить в защиту обвиняемых. Инициатива полностью перешла в руки «угодников» Лжедмитрия — патриарха Игнатия, бояр Вельского, Басманова и Салтыкова, а также «путивльских аристократов».

Василий Шуйский был опытным царедворцем. Однажды он уже попадал в опалу при Годунове. Вот и сейчас боярин отлично понял, что от него требуется. Он повинился во всех преступлениях, которые перечислил Лжедмитрий в обвинительной речи, и попросил «царя» о снисхождении. Собор осудил Василия на смерть, а его братьев на заключение в тюрьму и ссылку. Самозванец назначил казнь на следующий день. С утра несколько тысяч стрельцов оцепили всю площадь полукругом. Преданные Лжедмитрию казачьи сотни и польские роты с копьями и саблями наголо заняли Кремль и все ключевые точки города. Выехав на середину Пожара, распоряжавшийся казнью Басманов прочел приговор Думы и Собора о преступлениях Шуйского. Палач сорвал с осужденного одежду и подвел его к плахе, в которую уже был воткнут топор. Князь Василий с плачем молил о пощаде: «От глупости выступил против пресветлейшего великого князя, истинного наследника и прирожденного государя своего…»{99} Приближалась решительная минута… Но тут из Кремля прискакал телохранитель Лжедмитрия с повелением остановить казнь. А следом явился дьяк, зачитавший указ о помиловании.

Дело Шуйских стало переломной точкой в политике самозванца. После него Лжедмитрий окончательно помирился с Думой, распустил по домам польские роты и казачьи отряды. Многие ищут причину перемен в ссоре с Сигизмундом III или в слишком высоких окладах, которые приходилось платить наемникам. Конечно, эти факторы тоже сыграли роль. Однако мне кажется, главная причина «оттепели» крылась в другом: арестованные по делу Шуйского молчали на пытках, хотя большинству из них явно было о чем рассказать. Приговоренные к смерти Тургенев и Калачник, стоя возле палача и плахи, продолжали обвинять Лжедмитрия в вероотступничестве. Так, по преданию, Федор Калачник во все горло кричал народу, что новый царь — антихрист и все, кто поклоняется посланцу сатаны, «от него же погибнут»{100}.

Видя все это, Лжедмитрий понял, почувствовал, что ему не переупрямить свой народ, не заставить русских людей сменить веру. А следовательно, тайные договоренности с Сигизмундом III и отцами иезуитами выполнить не удастся. Значит, как ни изворачивайся, а в скором будущем польский король снова станет злейшим врагом русского царя. И в борьбе с ним придется опираться на те самые патриотические силы, что объединились сейчас вокруг Шуйских. Поэтому самозванец в последний момент отменил «грандиозный политический процесс» и отпустил по домам почти всех арестованных. Главный сторонник возрождения репрессивного режима, Богдан Вельский отправился в почетную ссылку в Великий Новгород. Тайные дела из ведения отцов иезуитов постепенно перешли к секретарям личной царской канцелярии, протестантам Бучинским. Это был своеобразный компромисс между утратившими доверие католиками и не успевшими его заслужить православными.

Коронация состоялась 21 июля 1605 года, через три дня после встречи самозванца с «матерью», Марией Нагой. Лжедмитрий всячески старался подчеркнуть, что его венчание на царство означает возврат древней династии, и поэтому приказал провести обряд дважды. Вначале в Успенском соборе патриарх Игнатий возложил на голову самозванца царскую корону Бориса Годунова, а бояре поднесли скипетр и державу. Затем в Архангельском соборе рядом с могилами «отца» Ивана и «брата» Федора — на этот раз шапкой Мономаха — его еще раз короновал архиепископ Арсений. Церемонии прошли при полном содействии Думы. Бояре давно стремились вернуться к традиционным методам правления. Этого же с недавних пор хотел и Лжедмитрий. В ответ на уступки боярам он получил возможность пополнить Думу своими людьми. Соглашение устроило обе стороны.

Таким образом, уже через полгода после въезда в Москву самозванец полностью сменил окружение. Польские роты получили расчет и отправились на родину. Отряды казаков в большинстве своем были распущены и разосланы по станицам. Уехали в свои гарнизоны ратники из Путивля и других пограничных городов. В общем, от тех сил, что привели Лжедмитрия к власти, остались лишь иноземные отряды личной царской гвардии, что-то около 300 человек. И еще казаки из станицы Карелы, вынесшие все тяготы осады Кром. Им, как и их прославленному атаману, Лжедмитрий нашел службу в Москве. Но сделать из вольного казака придворного не получилось. В столичных кабаках Карела чувствовал себя лучше, чем в царских палатах. Вскоре он спился и умер.

При Борисе Годунове в Думе было 40 человек. Лжедмитрий увеличил это число вдвое. При нем в Думу вернулись ссыльные и опальные, к которым добавились «путивльские аристократы». Однако часть думцев служили воеводами в городах или находились на полковой службе. Даже из тех, кто жил в Москве постоянно, на заседания приглашали не всех. При Грозном численность Думы не превышала 30 человек. Ограничивая рабочий состав примерно тем же количеством, Лжедмитрий демонстрировал приверженность традиции. Естественно, на ключевые посты он назначил своих людей. Должность конюшего боярина получил Михаил Нагой, дворецким стал Василий Рубец-Мосальский, а введенный по польскому образцу чин «мечника великого» достался юному Михаилу Скопину[52]. Если смотреть на клановую структуру, то больше других продвинулись при новом царе бывшие опричники. Так, пост главы Стрелецкого приказа получил Петр Басманов. Боярином и великим оружничим стал Богдан Вельский. Вверх пошли Татищевы, Пушкины, Зюзины, Воейковы, Хворостинины и прочие.

Но Лжедмитрий старался привлечь на свою сторону и «старые» думские фамилии. В свое время Борис Годунов запретил князю Федору Мстиславскому жениться, рассчитывая после смерти боярина забрать в казну его обширный удел. Лжедмитрий не только отменил запрет, но и подарил знатнейшему из своих подданных старый двор Годуновых в Кремле, а заодно и огромную вотчину в Веневе. Вернувшемуся из ссылки князю Ивану Воротынскому самозванец пожаловал боярство. С Мстиславским Воротынского роднило то, что его предки тоже выехали из Литвы. Похоже, самозванец в этот период сделал ставку на Гедиминовичей. Кроме Мстиславского и Воротынского думские чины в большом количестве получили другие литовские аристократы: Патрикеевы, Голицыны, Куракины и Трубецкие. Зато существенно снизилась роль суздальской знати и старомосковских боярских родов.

Перетасовав Думу, самозванец принялся осваивать роль кроткого и милосердного монарха. По его замыслу амнистия должна была покончить с воспоминаниями об эксцессах переходного периода. Сабуровы и Вельяминовы, ранее отправленные в изгнание, снова возвратились на службу. Михаила Сабурова Лжедмитрий за доблесть[53] даже пожаловал в бояре. Оставшиеся в живых Годуновы получили «монаршее» прощение и воеводские должности в Тюмени, Устюге и Свияжске.

Первое время Лжедмитрий старался выполнять обещания, данные королю в Кракове. В частности, он приказал готовить поход против шведов. Но Дума не желала нарушать «вечный мир» с Карлом IX. Самозванцу пришлось уступить. Однако героические мысли не оставляли его в покое. В 1605 году донские казаки одержали крупную победу над азовскими татарами, с которыми несколько лет вели пограничную войну. Окрыленный этим успехом, Лжедмитрий решил нанести удар по Крыму и Турции. Как тайный католик, он обратился с предложением к римскому папе: создать коалицию против султана. В ее состав по замыслу самозванца должны были войти: Испания, Германская империя, Россия и Речь Посполитая.

Задуманный союз вызвал у Лжедмитрия очередной всплеск интереса к иезуитам. Он снова подолгу беседовал с ними, советовался, искал понимания и сочувствия. Однако Рим вел свою игру, в которой самозванец был второстепенной фигурой… «Пускай царь первым выступит на арену, — ответил папа, — пусть он увлечет за собой Европу и покроет себя бессмертной славой»{101}. Сигизмунд III тоже подталкивал Лжедмитрия к войне с Турцией, но при этом не желал связывать себя союзом. Король прекрасно знал, что Габсбурги готовы заключить мир с Османской империей и проект антитурецкой лиги их может заинтересовать лишь как фактор, усиливающий позиции империи на переговорах с султаном.

Таким образом, вторая из задуманных войн сорвалась по тем же причинам, что и первая. Она не имела перспектив на быстрое и успешное завершение. А без этого уговорить Думу было нереально. Но Лжедмитрий не унывал. Бояре не дают ему воевать? Не беда! Плести интриги царю никто запретить не может… Еще во время подготовки похода на Москву самозванец нашел поддержку не только у короля, но и у магнатов, недовольных его правлением. К их числу принадлежали будущие вожди мятежа 1606 года — краковский воевода Николай Зебжидовский и родственники Мнишека Стадницкие. Оказав помощь Лжедмитрию против Годуновых, они надеялись теперь использовать его поддержку для свержения Сигизмунда III. Самозванцу будущие рокошане сулили за это польскую корону.

Лжедмитрий охотно верил в блестящие перспективы заговора. Тем более что его с энтузиазмом поддержал Юрий Мнишек. Финансовые дела сандомирского воеводы к этому времени запутались окончательно. Он задолжал казне огромные суммы. Предъяви Сигизмунд III счета к оплате, все староства и имения Мнишеков сразу ушли бы в оплату долга. Зато передача королевского трона зятю в один миг избавляла магната от финансовых трудностей. Лжедмитрий не учел, что Сигизмунд III никогда и никого не оставляет без соглядатаев. Шпионы сразу доложили ему о планах самозванца. Король пришел в бешенство. План личной унии России и Польши был его любимым детищем, нежно растимым свыше десяти лет. И вдруг один из инструментов этого плана посмел выйти из-под контроля. Жалкий самозванец, которому полагалось быть бездумной марионеткой в руках кукловода, попытался перехватить нити управления интригой! Перед монархом Речи Посполитой замаячила перспектива потери трона.

А интрига меж тем продолжала ветвиться. В рамках примирения с Думой Лжедмитрий вернул из ссылки Шуйских, и те тут же принялись плести новые заговоры. Самозванец вскоре понял, что для сохранения трона ему снова нужны иностранные наемники, и вспомнил об обещании жениться на Марине Мнишек. В качестве «дружек» с невестой и ее отцом прибыли роты польских жолкнеров, участников похода к Новгороду-Северскому. Сигизмунд III не только выпустил Мнишека с его армией из Польши, но и поручился за воеводу перед кредиторами. Король знал, что среди магнатов зреет заговор, и старался удалить из страны потенциальных рокошан в надежде, что они уже никогда не вернутся в Польшу.

В Москве послы Сигизмунда вновь перестали признавать за российским государем царский титул. Этим они давали знак боярской верхушке: дружба короля с Лжедмитрием закончилась. Встречный сигнал не заставил себя ждать. Когда в Краков с дипломатической миссией прибыл Иван Безобразов, кроме грамот Лжедмитрия он привез секретное послание от бояр. Те писали о своем намерении избавиться от самозванца, а на трон пригласить сына Сигизмунда, королевича Владислава. Таким образом, клубок интриг запутался окончательно. Паны надеялись использовать помощь царя, чтобы лишить трона Сигизмунда III, а бояре искали соглашения с королем, чтобы избавиться от Лжедмитрия I. Одновременно в России полным ходом шла подготовка к царской свадьбе.

После нее самозванец собирался идти с армией к Азову. Цель была достаточно скромной. С помощью казаков Лжедмитрий планировал изгнать турок из устья Дона. Опорной базой на время подготовки стал Елец. Крепость предварительно укрепили и расширили. В городе устроили склады военного снаряжения и продовольствия. На реке Вороне у ее впадения в Дон начали строить суда. Весной 1606 года подготовка к походу вступила в решающую фазу. С разных концов страны к местам сбора шли отряды ратников. Главные силы концентрировались в Москве и ее окрестностях. В числе прочих в столицу прибыли отряды новгородских дворян. Несмотря на сравнительно малую численность, не более двух тысяч человек, они сыграли важную роль в последующих событиях. Ратниками Новгорода несколько поколений командовали князья Шуйские. И там у них было много преданных сторонников. С приходом в Москву новгородцев у заговорщиков появилась пусть небольшая, но верная предводителям военная сила.

Бояре не были уверены в поддержке Москвы. При малейшей возможности отыграть назад, они, вероятно, так бы и сделали. Но слишком уж красноречиво самозванец стягивал верные силы к столице, а не в Елец. Кроме нескольких тысяч московских стрельцов в Кремле снова появились ратники из Северской земли. В район Серпухова прибыли отряды детей боярских из Путивля и Рязани. По столичным улицам гарцевали жолкнеры, приведенные Юрием Мнишеком. Кроме того, к Москве шли четыре тысячи терских казаков во главе с новым самозванцем, «царевичем Петром». Он провозгласил себя сыном Федора Иоанновича и Ирины Годуновой, то есть племянником «царя Дмитрия». С одной стороны, казаки были — вроде как — мятежными и в столицу двигались по своей инициативе, а с другой — бояре подозревали, что Лжедмитрий переписывается с «Петром», имея на того какие-то тайные виды. Не исключено, что «вора Петрушку» и его соратников Лжедмитрий собирался использовать для расправы с Думой. На казаков потом можно было свалить всю ответственность за кровопролитие. Шуйский и его сторонники понимали, что времени у них немного.

Помолвка Лжедмитрия с Мариной Мнишек вызвала грандиозный скандал. Митрополит Гермоген в разговорах с самозванцем неоднократно требовал крещения невесты по православному обряду. Накануне свадьбы, видя, что приватные уговоры не помогают, казанский архипастырь публично выступил против брака государя с католичкой. Разъяренный этой «встречей» самозванец приказал лишить Гермогена сана и отправить в тюрьму. По одним данным, этот приказ был немедленно выполнен. По другим — митрополита лишь выслали в Казань, а до заточения дело не дошло. Характерно, что бояре не заступились за опального. Наоборот, заговорщики довольно потирали руки. Ведь Гермоген был широко известен в стране как ревностный служитель православия, и его опала бросала тень на репутацию самозванца.

Первоначально торжество намечалось на 4 мая 1606 года, но из-за возникших процедурных сложностей его перенесли на 8 мая. Самозванец после венчания собирался короновать супругу. Обе церемонии включали в себя миропомазание. Патриарх Игнатий согласился считать, что миропомазание заменит акт обращения Марины в православие. Поскольку в обряде было много нового и непривычного, церемония затянулась, и самозванец перенес свадебный пир с четверга на пятницу, которая пришлась на Николин день. Таким образом, в один из самых важных православных праздников царская чета так и не появилась в церкви. В результате уже с 12 мая по столице поползли слухи, что царь — поганый, некрещеный иноземец, ест нечистую пищу и оскверняет московские святыни.

Первые волнения произошли 14 мая. В этот день гайдук князя Вишневецкого, избив одного из посадских, скрылся за воротами дома, в котором жил его господин. Москвичи осадили двор и потребовали выдать виновного. К вечеру возле ворот собралось около четырех тысяч человек. Всю ночь улицы города заполняли возмущенные толпы. Утром столкновения с иноземными солдатами продолжились. Стороны подавали друг на друга бесчисленное количество жалоб, но власти их игнорировали. Народ был сильно зол на наемников, однако попытки агитировать против Лжедмитрия заканчивались плачевно. Несмотря на все толки и пересуды, самозванец не утратил популярности у простого люда. Тогда заговорщики решили выступить под маской спасителей царя от поляков, подтолкнув народ к расправе с ненавистными иноземцами.

На рассвете 17 мая 1606 года Василий Шуйский собрал у себя на подворье участников заговора и двинулся с ними через Красную площадь к Кремлю. Когда у Фроловских ворот появились Голицын и братья Шуйские, стрельцы спокойно их впустили. За боярами в Кремль ворвались около 300 вооруженных дворян. Стража в панике бежала, а вожди заговорщиков велели бить в колокола. Это был сигнал для противников самозванца. Чтобы на помощь Лжедмитрию не смогли прийти польские роты, с площади во все стороны поскакали глашатаи, кричащие: «Братья, поляки хотят убить царя и бояр, не пускайте их в Кремль!»{102} Москвичей долго уговаривать не пришлось. Улицы моментально покрылись рогатками и баррикадами. Наемники Мнишека оказались блокированы в своих домах. Тем временем ведомая заговорщиками толпа ворвалась во дворец и обезоружила царских гвардейцев. Петр Басманов, оказавший сопротивление мятежникам, был убит на месте.

Самозванец пытался бежать. Выпрыгнув из дворцового окна, он вывихнул ногу и потерял сознание. Нашедшие Лжедмитрия северские стрельцы отнесли его в палаты, но спасти не смогли. Мятежники обнаружили убежище, разоружили стрельцов, а самозванца убили. Обнаженный труп выбросили на площадь, туда, где годом раньше палач собирался обезглавить Василия Шуйского. Рядом положили в грязь убитого Басманова. Скоро во дворце обнаружили тайник, в котором Лжедмитрий хранил секретные договоры с Сигизмундом III и Мнишеком, переписку с римским папой и иезуитами. Бояре тотчас объявили о находке. Это помогло им оправдаться перед москвичами за расправу над «добрым царем Дмитрием».


ГЛАВА 17. КОРОНАЦИЯ ВАСИЛИЯ ШУЙСКОГО. АРМИЯ БОЛОТНИКОВА ИДЕТ НА СТОЛИЦУ. ПОЯВЛЕНИЕ ЛЖЕДМИТРИЯ II

После убийства самозванца бояре заседали в Кремле до рассвета. При жизни Лжедмитрия они обещали царский трон королевичу Владиславу. Однако вряд ли ночью в Думе вспоминали эту кандидатуру. Кроме Василия Шуйского на царский венец претендовали Мстиславский, Голицыны и Романовы. Три дня прошли в бесплодных спорах. После этого Василий Шуйский собрал на своем подворье братьев, племянника Михаила Скопина, а также сторонников из числа бояр, дворян и купцов: Крюка Колычева, Головина, Татищева, Мыльниковых и прочих. От духовенства был Крутицкий митрополит Пафнутий. Приверженцы Шуйских составили грамоту об избрании на царство князя Василия и вышли с ней на Лобное место. Чуть меньше года назад приговоренные к смерти Тургенев и Калачник ругали здесь самозванца, называя его антихристом, разрушителем истинной веры. И теперь осужденный по тому же делу Шуйский предстал перед Москвой в образе страдальца за православие. На вопрос, достоин ли он трона, толпа ответила одобрительными возгласами.

Таким образом, князь Василий объявил себя царем в инициативном порядке. Он понимал, что главные роли на честных выборах сыграют Освященный собор и Дума. В верхах общества у Шуйского было много врагов, и он боялся проиграть. Самую многочисленную из группировок, старомосковское боярство, князю Василию на время удалось нейтрализовать. Ее лидеру Филарету Шуйский пообещал пост патриарха. Но уверенности в том, что взамен Романовы поддержат его кандидатуру на Земском соборе, у Василия не было. Зато, апеллируя к толпе на площади, глава заговорщиков быстро получил нужное ему решение. Шуйский забыл о том, как легко в России отказываются от узурпаторов, навязавших себя стране. Судьба Годуновых ничему его не научила.

По приказу нового царя труп Лжедмитрия привязали к лошади, оттащили в поле и закопали у дороги. Но вскоре столицу захлестнули слухи о знамениях над его могилой. Якобы кто-то видел там голубые огни. Повсюду толковали, что над телом чернокнижника каждую ночь пляшут бесы, а он из-под земли «напускает свои наваждения на христиан»{103}. По совету монахов Шуйский велел выкопать труп и отвезти его в село Котлы к югу от Москвы. Там тело сожгли, а пепел развеяли по ветру. Однако на этом дело не кончилось. Как ни старались власти скомпрометировать Лжедмитрия сообщениями о его связях с католиками, каким бы посмертным унижениям ни подвергали бездыханное тело, симпатии простых людей были на стороне самозванца. В дальних городах России народ продолжал сомневаться в смерти «прирожденного государя». Толки о том, что он еще раз спасся от «лихих» бояр, не прекращались ни на день. Уже через неделю после переворота на улицах столицы появились подметные письма, якобы составленные самим «Дмитрием». В них «царь» объявлял подданным, что «ушел от убийства и сам Бог его от изменников спас»{104}.

Р. Г. Скрынников сообщает, что в распространении этих писем Шуйский заподозрил Филарета Романова, недавно посланного в Углич за мощами царевича Дмитрия. Якобы именно из-за этих подозрений Филарета вскоре свели с патриаршего подворья, вернув на прежнюю должность ростовского митрополита. В истории с заочным низложением только что назначенного патриарха очень много странного и непонятного. Во-первых, зачем могло понадобиться Романову распространять подобные письма? Перед этим он долгое время прожил в ссылке, в Москву вернулся сравнительно недавно и просто физически не успевал за такое короткое время организовать заговор против Шуйских.

Но все легко объясняется, если внимательно приглядеться к истории с «мощами невинно убиенного царевича Дмитрия». После смерти самозванца в Углич отправилась представительная боярская комиссия. В нее вошли: от Думы — бояре Иван Воротынский, Петр Шереметев и двое Нагих, от Освященного собора — только что провозглашенный патриархом Филарет и астраханский митрополит Феодосии. И тут мы сталкиваемся с первой странностью. Согласно данным С.Ф. Платонова и Р.Г. Скрынникова, угличане не смогли указать комиссии точное место захоронения царевича. Могилу «долго не обрели и молебны пели и по молебны само появилось тело: кабы дымок со стороны рва копанова показался благовонен, тут скоро обрели»{105}. Но как такое могло случиться? Ведь любой горожанин знал, что Дмитрия похоронили в Преображенском соборе. Значит, могила оказалась разорена? В свое время ходили слухи, что самозванец собирался извлечь прах «того, кого зарезали в Угличе», и показать его московской публике. Чтобы всем стало ясно: в могиле лежит не настоящий царевич. Если верить толкам, этот проект похоронили протесты «царицы-матери» Марии Нагой.

Похоже, Лжедмитрий уступил ей только для виду. Отказавшись от публичной инсценировки, он тайком от всех осуществил первую часть проекта. Верные слуги выбросили тело из собора и закопали во рву, не поставив даже простого креста. Теперь задумаемся на миг: а могла ли в этом случае комиссия так быстро найти захороненные втайне кости? Думаю, вряд ли. Скорее можно предположить, что царские посланцы извлекли из рва другой, более или менее подходящий труп. Но в этом случае в комиссии обязательно появился бы кто-то несогласный. И тогда Василий Шуйский должен был его нейтрализовать… Например, обвинить в заговоре.

Добавив в дело о подметных письмах «угличский фактор», мы легко поймем, почему подозрения пали именно на Романова, в то время как в Москве еще находились Мнишеки, кровно заинтересованные в появлении подобных листов. Если вспомнить, что многие из «прелестных» грамот оказались прибиты к воротам боярских дворов, сам собой напрашивается вопрос: а не сами ли Шуйские их писали? Потому что царь Василий выиграл от появления «воровских» листов трижды: убрал с должности ставшего неугодным Филарета, получил моральное право короноваться без участия «изменника-патриарха» и отвлек внимание народа от разговоров на тему: «Зачем злые бояре убили доброго царя?» Кстати сказать, эти толки уже однажды, 25 мая, вылились в крупные волнения.

Предположения о причинах отставки Филарета косвенно подтверждаются дальнейшими событиями. 1 июня 1606 года, еще до того, как комиссия вернулась из Углича, Василий Шуйский венчался на царство. Обряд совершал новгородский митрополит Исидор. В иерархии Русской церкви он был вторым по значению лицом после патриарха. Приветственная речь митрополита звучала вполне обычно: «Ныне тобой, богоизбранный государь, благочестие обновляется, и православная христианская вера просвещается, и святые божий церкви от еретических соблазн освобождаются. И великий царский престол приемлет тобою украшение благочестия»{106}. Однако в числе тех, кто на следующий день встречал вместе с Шуйским «мощи истинного Дмитрия», Исидор не упоминается. Пост патриарха, кстати, он тоже не получил.

Таким образом, признанные лидеры церкви не играли никакой роли при обретении нового святого. Встречать за городом «мощи истинного сына Грозного» отправился сам царь Василий с боярами и внушительной толпой москвичей. Мария Нагая, увидев то, что доставили из Углича, лишилась дара речи. Тогда Шуйский сам возгласил, что привезенное тело и есть мощи истинного Дмитрия. Это не спасло положение. Молчанию матери люди поверили больше, чем восторженным крикам царя. После того как носилки с трупом закрыли, процессия проследовала на Красную площадь. Шуйский надеялся заглушить слухи о самозванце чудесами нового великомученика. Некогда князь Василий клялся, что Дмитрий зарезал себя нечаянно, играя ножичком. Но даже невольный самоубийца не может быть святым, и царь выдвинул новую версию. Когда останки выставили в Архангельском соборе, на трупе лежали свежие орешки, испачканные кровью. Все должны были видеть, что будущий мученик перед смертью играл ими, а не ножичком.

Верные Шуйскому летописцы с восторгом принялись фиксировать чудеса, творившиеся у гроба. В первый день исцеление получили тринадцать больных, во второй — двенадцать. При каждом новом чуде по всему городу били в колокола. Огромные толпы теснились у дверей Архангельского собора. Что характерно, грамоту с описанием чудес Дмитрия Угличского составляла не патриаршая, а царская канцелярия. Однако обретение святого недолго шло по задуманному плану. То ли враги Шуйского озаботились испортить ему игру, то ли друзья недоглядели за входящими… Но через несколько дней один из пришедших за исцелением больных умер прямо у гроба Дмитрия. Толпа в ужасе бежала от дверей собора. Начались толки об обмане, и власти закрыли доступ к гробу царевича. Колокола смолкли.

Таким образом, решить проблему Лжедмитрия «через Углич» Шуйскому не удалось. В стране начались мятежи сторонников погибшего самозванца. Поляки в Москве упорно распространяли слух, что «убитый не царь Дмитрий». Горожане, видевшие мертвое тело, им не поверили. Зато на помещиков Юга России агитация подействовала предсказуемо: «…а черниговцы, и путимцы, и кромичи, и комарици, и вси рязанские городы за царя Василия креста не целовали и с Москвы всем войском пошли на Рязань: у нас де царевич Дмитрий Иванович жив»{107}. Однако первую волну кризиса Шуйскому погасить удалось. Поляков во главе с Мнишеками он сослал в Ярославль. Жители мятежного Юга замирились после клятвенных заверений царя, будто самозванец перед смертью объявил «всем людем вслух, что он прямой вор Гришка Отрепьев»{108}.

Казалось, ситуация начала успокаиваться. Но это было лишь затишье перед бурей. Вскоре русские города снова захлестнула волна «прелестных» грамот от самозванца. И что самое страшное: на каждом листе стояла подлинная печать «царя Дмитрия Ивановича». А писаны грамоты были тем же почерком, что и поступавшие до переворота царские указы. Вскоре пришли вести, что в Самборе, в доме у жены Юрия Мнишека, появился человек, выдававший себя за «Дмитрия». Скорее всего, пани Мнишек действовала с согласия мужа и дочери. Юрий и Марина не были стеснены в передвижениях по Ярославлю и могли тайно переписываться с родней.

По версии Р.Г. Скрынникова, в Самборе укрылись два давних сторонника Лжедмитрия, Михаил Молчанов и Богдан Ступов.

В день переворота они бежали из Москвы, истребовав лошадей в царских конюшнях. А для того чтобы не нарваться на отказ, находчивые беглецы распоряжались там «от имени императора Дмитрия»{109}. Молчанов был по описанию немного похож на убитого самозванца, а Ступов при Лжедмитрии исполнял роль секретаря и печатника, иными словами, он еще с Путивля писал за своего господина грамоты, а в Москве еще и ставил на них малую царскую печать, которую носил «на вороту». Вдвоем они успешно играли роль «чудесно спасшегося Дмитрия». Молчанова, одетого в пышные царские одежды, пани Мнишек демонстрировала специально отобранной публике. А Ступов занимался давно привычным делом: сочинял царские грамоты и ставил на них печати. Так начался второй этап русской Смуты, который многие историки называют «самозванщиной без самозванца».

В Польше к этому времени назрел рокош. Собравшись на съезд, противники короля ждали, что «Дмитрий» приедет из Самбора, чтобы возглавить армию. Вождь мятежников Зебжидовский был родственником Мнишека, а среди рокошан имелось много ветеранов московского похода. Естественно, самборская интрига не могла пройти мимо внимания Сигизмунда III. Но вот что странно: король даже не пытался разоблачить мошенников. Более того, его послы в это время настойчиво требовали отпустить из плена Мнишеков, угрожая Шуйскому войной. Похоже, у короля была четкая договоренность с исполнителями интриги. А образ «Дмитрия» они использовали одновременно в двух направлениях: на благо Сигизмунду III и во вред его московским соседям.

Мятежная шляхта не дождалась «царя» и отложила рокош до следующего года. А в это время наряженный «Дмитрием» Молчанов инструктировал в Самборе «большого воеводу» Ивана Болотникова. Выбор инициаторов интриги легко объясним. Последние несколько лет атаман Болотников провел в турецком плену. Лжедмитрия I он в глаза не видел, а потому легко поверил Молчанову. «Царь» снабдил «воеводу» письмом к служившему в Путивле князю Григорию Шаховскому. «Дмитрий» заверил Болотникова, что у Шаховского он получит и деньги на войну, и армию под начало. Так и вышло. Стоило атаману появиться в России, как «…князь Григорей Шеховской измени царю Василью со всем Путимлем и сказа путимцем, что царь Дмитрей жив есть, а живет в прикрыте…»{110} Мятежная армия возродилась в считаные дни. Но и Шуйскому не пришлось долго собирать войска. Под Москвой стояли полки для войны против турок. О численности войск точные сведения найти трудно. По данным историков, у Шуйского было от 30 до 50 тысяч человек. Мятежников сосчитать еще сложнее. Известно, что Болотников получил в Путивле от Шаховского отряд в 12 тысяч человек, но к нему еще приходили пополнения. Второе войско повстанцев возглавил Истома Пашков. Основу его армии составили полки, собранные до переворота в окрестностях Ельца. Первые бои закончились в пользу Шуйского. Сначала его главный воевода князь Иван Воротынский разбил под стенами Ельца войска Пашкова, а затем Михаил Нагой нанес поражение у Кром полкам Болотникова. Однако закрепить победу царской армии не удалось. Дворянская конница легко выигрывала полевые сражения, но взять «воровские крепости» не могла.

Армия Годуновых полностью разложилась после двухмесячной осады Кром. Ее судьбу во многом повторили войска Юрия Трубецкого и стоявшие под Ельцом полки Ивана Воротынского. Сформировав новую армию, Болотников повел наступление на Кромы. Вскоре его войскам удалось пробиться в крепость. Трубецкой снял осаду и спешно отвел полки к Орлу. Теснимый Пашковым Воротынский отступил из-под Ельца в Тулу. Однако гарнизоны обеих крепостей уже перешли на сторону «Дмитрия». Падение Орла и Тулы открыло мятежникам путь на Москву.

Их продвижение к столице не было легкой прогулкой. 23 сентября на переправе через реку Угру Болотников потерпел поражение от Ивана Шуйского. Однако воспользоваться победой царскому брату не удалось. В ближнем тылу восстали жители Калуги, и войскам Шуйского пришлось отступить. Следующий удар по мятежникам нанес Михаил Скопин. На реке Пахре в районе Серпухова он разбил армию Пашкова. На какое-то время это остановило повстанцев, но вскоре они получили подкрепления. В начале октября к Пашкову под Коломну прибыл рязанский отряд Прокопия Ляпунова. Царские войска встретили мятежную армию у села Троицкое-Лобаново в 40 верстах от стен Москвы. Повстанцами в этом бою командовал Ляпунов, один из самых талантливых военачальников Смутного времени. Царские войска были разгромлены наголову. После битвы Ляпунов и Пашков распустили пленных ратников по домам. Лишь нескольких знатных дворян они отправили в Путивль.

28 октября 1606 года полки Ляпунова и Пашкова заняли село Коломенское и стали готовиться к осаде столицы. Вскоре к ним присоединились войска Болотникова. Историки по-разному оценивают численность мятежной армии, в их трудах встречаются величины от 20 до 100 тысяч человек. Однако в Москве к тому времени было меньше 10 тысяч воинов. И если болотниковцам не хватило сил, чтобы обложить столицу со всех сторон, значит, их число не превышало 35—40 тысяч человек.

У царя было очень мало по-настоящему верных войск. В борьбе с мятежниками он мог опереться лишь на отряды Государева двора: 200 стольников, несколько сот «больших» московских дворян, жильцов и стряпчих. В общей сложности — меньше тысячи человек. Гарнизон Кремля царю доверия не внушал. Слишком уж часто в последние месяцы переходили на сторону мятежников стрелецкие сотни. Положение казалось безнадежным.

Однако к этому времени на ситуацию начал влиять еще один важный фактор. В первых числах июля, через месяц с лишним после коронации Шуйского, у России появился новый патриарх, избранный по всем правилам на Священном соборе. Какие соображения заставили царя согласиться с кандидатурой казанского митрополита Гермогена — навсегда останется загадкой для историков. Упрямство и несговорчивость старика были широко известны во всех слоях общества. Из трех царей, при которых он правил митрополией, как минимум двое побаивались крутого казанского архипастыря. Возможно, решающее влияние оказал преклонный возраст: к моменту избрания патриарху было уже 76 лет. Шуйский вполне мог рассматривать Гермогена как временную фигуру на этом посту. Определенное влияние оказало и то, что казанский митрополит рассорился с Лжедмитрием I и даже пострадал от него.

В свое время Михаил Булгаков одной хлесткой фразой[54] определил суть любой русской смуты: «Разруха не в клозетах, а в головах!» Похоже, великий писатель был не первым, кто пришел к подобному выводу. Во всяком случае, анализ действий нового патриарха показывает, что он сразу же взялся за искоренение «разрухи в головах россиян». С первого же дня Гермоген занял четкую и недвусмысленную позицию: человек, убитый 17 мая в Кремле, — вор и расстрига Гришка Отрепьев, и все, кто его поддерживает — мятежники. Таким образом, вопрос о «добром царе, снова сумевшем уйти от злых бояр», патриарх с паствой даже не обсуждал. Ему было все равно, спасся Лжедмитрий или погиб. Грамоты с обличением самозванца расходились по стране, укрепляя дух сторонников Шуйского и смущая тех, кто готов был поддержать Болотникова. Но патриарх на этом не остановился. Гермоген много лет проработал в иноверческом Казанском крае и хорошо понимал, что успешной может быть только позитивная пропаганда, сопровождаемая наглядной агитацией. В конце сентября 1606 года в Москве по его инициативе произошло публичное перезахоронение Бориса Годунова и членов его семьи, убитых по велению самозванца.

Тела вырыли из ямы в ограде Варсонофьева монастыря и торжественно переложили в гробы. Бояре и монахи на руках пронесли останки Годуновых по улицам столицы. Множество священников провожали процессию с надгробным пением. За ними в закрытых санях ехала дочь Годунова Ксения, специально вызванная в Москву из монастыря, куда ее заточил Лжедмитрий. Народ слышал громкий плач и проклятия убийцам. «Горько мне, безродной сироте! — причитала Ксения. — Злодей вор, что назывался ложно Дмитрием, погубил моего батюшку, мою сердечную матушку, моего милаго братца, — весь род мой заел! И сам пропал, и при животе своем и по смерти наделал беды всей земле нашей Русской! Господи, осуди его судом праведным!»{111} Нетрудно понять, как воспринимали эти слова простые люди. Раньше посадские стыдились, что Москва нарушила присягу и подняла руку на доброго государя. Теперь же оказывалось, что расправились-то они с извергом и узурпатором, приказавшим убить царевича Федора Годунова и его мать, царицу Марию! Эти народные чувства решили все. У Василия Шуйского не было к тому времени ни армии, ни хлеба, ни казны. Обострились его отношения с Боярской думой. В Москву постоянно проникали лазутчики с «прелестными» письмами «Дмитрия». Но спровоцировать москвичей на бунт им не удалось.

12 октября, после падения Коломны, протопоп Благовещенского собора Терентий с разрешения царя и патриарха огласил повесть о пророческом видении. Священник пространно живописал, как во сне ему явились Богородица и Христос. Первая просила помиловать москвичей, а второй обличал их неправедные дела. После чтения повести патриарх с царем в окружении больших толп народа пять дней постились и ходили по церквям. Публичная голодовка вождей обороны успокоила бедноту, страдавшую от дороговизны хлеба. Несчастные и обездоленные своими глазами увидели, что светские и духовные властители готовы добровольно разделить их беды.

У Шуйского не хватало воинских сил, чтобы пресечь контакты москвичей с «воровским» лагерем. Даже отбить приступ, если он случится, царь мог лишь с помощью посадских жителей. Решение вооружить все столичное население в условиях гражданской войны было неслыханным. Однако волей-неволей Шуйскому пришлось положиться на подданных. Перед боем москвичи «всем миром» снарядили в лагерь Болотникова делегацию для переговоров. В свое время городской люд три дня лицезрел труп «Дмитрия». И теперь рассказ о его «чудесном спасении» вызвал сомнения у депутатов. Они попросили устроить личную встречу с «Дмитрием», якобы для того, чтобы принести ему повинную. Болотников поклялся, что говорил с «государем» в Польше. «Нет, это, должно быть, другой, — ответили ему послы, — Дмитрия мы убили»{112}.

Ездившие в Коломенское москвичи оказали Шуйскому неоценимую услугу. Они посеяли сомнения в лагере восставших, особенно среди рязанских дворян. И когда после срыва переговоров Болотников попытался ворваться в Замоскворечье, Ляпунов со своими людьми перешел на сторону Шуйского. Конечно, свою роль здесь сыграла и недавняя речь патриарха, извещавшего паству, что «воры», засевшие в Коломенском, «…пишут к Москве проклятые свои листы, и велят боярским холопем побивати своих бояр и жены их, и вотчины, и поместья им сулят, и шпыням и безъимянным вором велят гостей и всех торговых людей побивати и животы их грабити». Гордый и властный Ляпунов не желали служить «галерному»[55] воеводе, который призывает холопов к истреблению господ и обещает в награду за это поместья и жен убитых.

Решающее сражение между царскими войсками и армией мятежников произошло 2 декабря у деревни Заборье, расположенной неподалеку от Серпуховских ворот. Воевода Скопин атаковал выстроенный казаками острожек. На помощь осажденным повстанцам подошли главные силы во главе с Пашковым и Болотниковым. Здесь «главного воеводу царя Дмитрия» ждал очередной неприятный сюрприз. В разгар сражения отряд Истомы Пашкова перешел на сторону Шуйского. Болотников поспешно отступил от Заборья. Оставленные в острожке казаки трое суток отбивали атаки. Затем им пришлось капитулировать. С пленными поступили мягко. Не было ни опал, ни казней. Всех определили на царскую службу.

Переход на сторону Шуйского двух вождей восстания был далеко не случайным. Дни, проведенные в одном лагере с Болотниковым, отрезвили мятежных дворян. Его призывы к истреблению верхов общества пришлись не по вкусу Пашкову и Ляпунову. Царь Василий им по-прежнему не нравился, но он, по крайней мере, был предсказуем. Не стоит забывать к тому же, что государь-батюшка был для дворянина того времени источником всех жизненных благ. Без выданной им ввозной грамоты никто не имел права вступить во владение поместьем. Болотников мог лишь обещать будущие милости «царя Дмитрия», а Василий Шуйский уже сейчас давал надбавки к поместному окладу и жаловал деньгами за каждую полученную в бою рану, за доставку языка, за доблесть в сражении.

Эту разницу понимали и в лагере мятежников. Оттуда регулярно шли грамоты в Польшу с просьбами к «Дмитрию»: ехать побыстрее. Чтобы с повстанцами был хоть один представитель «царского корени», Григорий Шаховской обратился за помощью к «царевичу Петру», который после смерти Лжедмитрия I увел своих казаков в Монастыревский городок под Азовом. Шаховской писал «Петру», что «царь Дмитрий» жив и скоро будет с большим войском в Путивле. Армия «Петра» прибыла в город к концу ноября. Правда, попытки мятежников зазвать в поход на Москву Войско Донское закончились неудачей. Зато в начале 1607 года к «царевичу» присоединились многочисленные отряды запорожцев. Казак Илейка Коровин, принявший имя «Петра», никогда не существовавшего сына Федора Иоанновича и Ирины Годуновой, происходил из небогатых посадских людей. В отличие от Лжедмитрия I двор он не видел даже издали. Язык и манеры «царевича» безошибочно указывали всем, кто бывал в Кремле, что они присутствуют на грубом маскараде. При таких условиях привлечь в ряды мятежной армии широкие массы провинциального дворянства — нечего было и думать. А потому отряды «Петра Федоровича» по своему составу до самого конца оставались почти исключительно казацкими.

Итак, появление «царевича» не дало нужного эффекта. Тогда Болотников обратился в Самбор к родне «царицы» Марины с просьбой, чтобы кто-нибудь из верных людей принял имя Дмитрия и немедленно выехал в Россию. В декабре 1606 года на поиски «дядюшки» в район Орши и Могилева по просьбе «главного воеводы» направился «царевич Петр». В окрестных городах и селах начались поиски кандидата в Лжедмитрии. Однако во второй половине декабря до Орши дошли слухи о поражении мятежников под Москвой. «Царевич Петр» тут же вернулся в Путивль. Его армия скорым маршем двинулась на выручку «главному воеводе». А в это время Болотников подновлял обветшавшие укрепления Калуги и готовился к обороне. Благодаря героизму оставленных у Заборья казаков, ему удалось сохранить ядро мятежной армии. Подошедшие к Калуге царские полки попытались поджечь деревянные стены города. К одному из участков они притащили целую гору дров, заготовленных в соседних лесах. Однако болотниковцы сделали подкоп и взорвали «намет». Воеводы оставили свою затею и перешли к планомерной осаде крепости.

А в Москве с начала февраля 1607 года патриарх Гермоген тщательно готовил невиданное доселе религиозное действие. Он планировал разрешить русский народ от клятвопреступлений перед царем Борисом и его сыном Федором. А заодно хотел освободить людей от всех ложных клятв самозванцам. Затея позволяла достичь сразу двух важных целей. Во-первых, прощение таких серьезных грехов снимало тяжесть с души верующих, в людях возрождалось чувство нравственной чистоты, восстанавливалось уважение и доверие друг к другу. А во-вторых, после разрешения от старых грехов Гермоген получал возможность канонично отлучить от церкви будущих нарушителей присяги. Главную роль в церемонии должен был сыграть первый русский патриарх Иов, прибывший в Москву по просьбе Гермогена. 20 февраля москвичи от имени «всенародного множества» стали молить Иова освободить их души от прегрешений. В ответных речах оба патриарха простили народу его клятвопреступления. Затем Гермоген призвал всех русских людей «воспрянуть аки от сна» и прекратить гражданскую войну. Церемония получилась очень волнующей, искренней и трогательной. Никого из присутствующих она не оставила равнодушным.

Обстановка под Калугой меж тем начала меняться. В мае к городу с большим отрядом мятежников прорвался князь Андрей Телятевский. Пытавшиеся его задержать войска Бориса Татева были разбиты. В осадном лагере началась паника. Когда Болотников пошел на вылазку, полки Шуйского бежали из-под Калуги. Мятежникам досталась вся осадная артиллерия. Несколько отрядов царской армии, включая большую группу немцев-наемников, перешли на сторону повстанцев. Потери могли быть и больше, но отходящий последним полк Скопина отбил атаки болотниковцев и предотвратил катастрофу.

Мятежники продолжали наращивать удар. В районе Тулы к Болотникову подошли отряды «царевича Петра». Вскоре их объединенная армия двинулась на Москву. Стремясь переломить обстановку, прекратить панику и сплотить общество, патриарх проклял Болотникова и его главных соумышленников. Светские власти начал отписывать земли у дворян-перебежчиков. Суровые меры применялись и к нетчикам, уклоняющимся от государевой службы. Объявив сбор нового дворянского ополчения, Дума поставила Шуйского перед выбором: или он лично ведет армию в бой, или отрекается, чтобы бояре могли выбрать более решительного царя.

21 мая новые войска выступили из Москвы к Серпухову. Здесь Шуйский соединился с отрядами, отступившими из-под Калуги. Часть правительственных сил расположилась в Брянске и Кашире. Пользуясь пассивностью Шуйского, армия Болотникова атаковала под Каширой отряд Андрея Голицына. На рассвете 5 июня 1607 года казаки переправились через разделявшую противников речку Восму и закрепились в глубоком овраге. Голицын направил против них рязанских дворян. Те несколько раз атаковали врага, но вынуждены были отходить под градом пуль. А тем временем ратники Голицына с трудом отбивали натиск главных сил Болотникова. Воеводам приходилось несладко, «начати воры московских людей осиливати»{113}. В решающий момент боя Прокопий Ляпунов самовольно снялся с позиций и всеми силами обрушился на теснивших Голицына мятежников. Те не выдержали внезапного удара тяжелой конницы и обратились в бегство. Тридцать верст гнали неприятеля царские войска. А затем они вернулись и добили укрепившихся в овраге казаков.

После победы на Восме полки Голицына и Скопина перешли в наступление на Тулу. Болотников попробовал их задержать на реке Вороньей. Его войска потерпели поражение и укрылись в крепости. 12 июня 1607 года Скопин подступил к стенам города. Сюда же, взяв по дороге Алексин, 30 июня подошли полки Василия Шуйского. Началась осада Тулы. 35—40 тысячам обложивших город ратников противостояло от 15 до 20 тысяч засевших в крепости повстанцев. Взять ее было непросто. Тула с давних пор считалась ключевым пунктом обороны южных границ. Помимо мощного каменного кремля ее окружал внешний пояс укреплений — дубовый острог. Город был хорошо подготовлен к обороне.

Однако вожди мятежа понимали, что кардинально изменить ситуацию может только деблокирующий удар. Когда вокруг Тулы замкнулось кольцо царских войск, они отправили в Стародуб атамана Ивана Заруцкого. Там еще с 12 июня проживал кандидат в самозванцы, приехавший из Литвы под именем Андрея Нагого. Считается, что это был шкловский учитель, в котором паны Меховецкий и Зенович «узнали» спасшегося царя.

Сейчас Маховецкий появился в Стародубе практически одновременно с Заруцким и привел из Литвы отряд в 700 шляхтичей. Эти двое хорошо знали друг друга по первому московскому походу. Довольно быстро они столковались с предводителем местных повстанцев Гаврилой Веревкиным. И вскоре эта троица организовала для горожан трогательный спектакль под названием «Возвращение царя народу».

Якобы власти Путивля, наслышанные от «провозвестников» о том, что «Дмитрий» недавно прибыл в Стародуб, прислали туда посольство из нескольких дворян и детей боярских. Те, явившись в город, узнали от жителей, что здесь о «царе» никто не слышал. Тогда они решили допросить одного из «провозвестников», Алешку Рукина, который стал отнекиваться и упираться. Однако когда его поволокли к пытке, Рукин указал на Лженагова и завопил, что это и есть «государь». Народ, естественно, тут же признал «Дмитрия», повалился царю в ноги, и по всему городу ударили в колокола. Новый самозванец не обладал ни мужеством, ни волей, ни практическим опытом, чтобы самостоятельно вести дело. С первого и до последнего дня он старался как можно реже появляться на людях. Письма к «подданным» от имени «царя» составляли помощники. Насколько можно судить по его поведению, Лжедмитрий II не имел четких политических взглядов. Он был только знаменем повстанцев, и от прочих казацких «царевичей» этого периода отличался лишь энергичными соратниками да польской подмогой.


ГЛАВА 18. ВОЙСКА ЛЖЕДМИТРИЯ II ОСАЖДАЮТ МОСКВУ. ДОЖДАВШИСЬ МАКСИМАЛЬНОГО ОСЛАБЛЕНИЯ РОССИИ. В ВОЙНУ ВСТУПАЕТ СИГИЗМУНД III

При всех выдающихся качествах Тульской крепости был у нее один существенный изъян. Город стоял в низине, и при определенных условиях его можно было затопить, перекрыв реку. Работами по созданию искусственного озера руководили дьяки Разрядного приказа, согнавшие на строительство свыше 60 тысяч «посошных» мужиков. Сначала на правом — пологом и болотистом — берегу Упы соорудили дамбу длиной в полверсты, чтобы перегородить ею всю речную пойму, затем перекрыли плотиной саму Упу и стали ждать осеннего паводка. Осажденные пытались мешать работам: «С Тулы вылазки были на все стороны на всякий день по трижды и по четырежды, а все выходили пешие люди с вогненным боем и многих московских людей ранили и побивали»{114}. Однако Шуйскому удалось завершить строительство до конца лета. И теперь оставалось только ждать, что случится раньше: осенний паводок принудит гарнизон к капитуляции или объявившийся в Стародубе «Дмитрий» приведет под Тулу новую армию.

Самозванец перебрался через границу еще в мае 1607 года, но объявился в Стародубе лишь к середине июля. К этому времени Сигизмунд III нанес сокрушительное поражение рокошанам. В Речи Посполитой появилось много «свободных» ратников, готовых продать свои услуги любому, согласному за них платить. Но даже в этих условиях сбор войск шел медленно. Местные дворяне под знамена мятежников вставать не спешили. Многие покидали усадьбы и поодиночке тайно пробирались в Москву. Понять их нетрудно. После того как Ляпунов и Пашков покинули лагерь Болотникова, казачьи отряды «царевича Петра» устроили на Северщине настоящую «охоту на дворян». Казни в Путивле шли непрерывно. Те, кого сразу тащили к плахе с топором, могли считать, что легко отделались… Князей и дворян резали по суставам, травили голодными медведями, сбрасывали с крепостных стен. Людей заживо сжигали на кострах, обваривали крутым кипятком, сажали на кол.

Окружение стародубского «вора» постаралось ускорить мобилизацию. Приглашая наемников из Речи Посполитой, Лжедмитрий II обещал платить вдвое и втрое больше европейских окладов. Принуждая северских дворян к службе, «вор» угрожал нетчикам лишением поместий. Так, по свидетельству Конрада Буссова, «Димитрий приказал объявить повсюду, где были владения князей и бояр, перешедших к Шуйскому, чтобы холопы перешли к нему, присягнули и получили от него поместья своих господ, а если там остались господские дочки, то пусть холопы возьмут их себе в жены и служат ему»{115}. Этими призывами он пытался не только решить проблему набора в свою армию. Вбивая клин между помещиками и их вооруженной холопской свитой, Лжедмитрий II хотел развалить дворянское ополчение Шуйского.

10 сентября, собрав чуть больше тысячи наемников и несколько тысяч русских, в основном «гулящего люда», самозванец двинулся из Стародуба в Почеп. Население встречало его с той же радостью, что и Лжедмитрия I. Люди толпами выходили к дороге, приветствуя «истинного царя». Но и затруднения у Лжедмитрия II были точь-в-точь такими же, что и у предшественника: в казне вечно недоставало денег для оплаты наемников. Уже 26 сентября поляки взбунтовались и, забрав свое оружие, ночью ушли прочь. К утру самозванец догнал их и долго уговаривал вернуться. Наконец наемники согласились продолжить поход. К этому времени осажденные в Туле повстанцы дошли до последней крайности. Затопление города привело к тому, что запасы соли смыло водой, а зерно на складах подмокло и испортилось. От голода люди с трудом держались на ногах. «Царевичу Петру» и «воеводе» Болотникову пришлось вступить в переговоры с Шуйским. Они соглашались капитулировать при условии, что победители сохранят жизнь всем участникам мятежа. Вожди восстания не знали, что Лжедмитрий II в это время уже подходит к Козельску.

Сведения об успехах самозванца вызвали брожение в царских войсках. Царь Василий вынужден был поклясться на кресте, обещая «ворам всем дать выход, кто куда захочет, а воеводам их, вору Ивашке и иным, ничего не будет»{116}. 10 октября 1607 года Тула капитулировала. Большинству повстанцев Шуйский сохранил жизнь и свободу. Однако вожди мятежа не вошли в число амнистированных. «Воеводу» Ивана Болотникова сослали в Каргополь. «Боярин» Григорий Шаховской отправился в монастырь «на Каменное». Атаман Федор Нагиба и другие уехали под конвоем в «Поморские города». Несколько позже, когда Лжедмитрий II подошел к Москве, Болотникова и других вождей мятежа тайно умертвили. Но хуже всего пришлось «царевичу Петру». Приставы повезли его в столицу, на пыточный двор. В январе 1608 года измученного палачами «вора Петрушку» публично повесили у Серпуховской заставы. О клятве Шуйского было известно многим, и циничное нарушение царского слова, подтвержденного крестным целованием, произвело плохое впечатление на жителей страны.

Но это случилось позже, а э октябре 1607 года известие о сдаче Тулы вызвало панику в армии Лжедмитрия II. Оставив недавно занятый Козельск, она спешно отступила к Карачеву. Тут самозванца покинул отряд запорожских казаков. Наемники разделили взятую в Козельске добычу и заявили, что уходят домой. Армия рассыпалась на глазах. Лжедмитрий с верными людьми бежал в Комарицкую волость. Здесь его нашли прибывшие из Польши подкрепления: несколько сотен жолкнеров пана Тышкевича. В ноябре подошел трехтысячный отряд донцов под командованием еще одного самозваного царевича, «Федора Федоровича». Вскоре прибыли казаки атамана Юрия Беззубцева, сдавшиеся в плен при падении Тулы. Свои частные армии в лагерь самозванца привели из Польши пан Лисовский, князь Адам Вишневецкий и другие.

Между тем Шуйский после Тулы посчитал войну законченной. Он распустил армию и вернулся в Москву. Гневу Гермогена не было предела. Однако царь Василий решил, что власть его отныне незыблема, а значит, пришла пора поставить на место «вздорного старика». Вместо активизации боевых действий, на чем настаивал патриарх, Шуйский проявил совсем иную активность. В целях продолжения царского рода 56-летний монарх решил жениться на молодой княжне Марии Буйносовой. «Новый летописец» отмечает, что «патриарх его молил от сочетания браком». Вскоре выяснилось, что Гермоген не зря бил тревогу. Передышка дала мятежникам собраться с силами. К началу декабря под знаменами Лжедмитрия II было уже больше 10 тысяч ратников. Повстанцы попытались осадить Брянск, но в город вовремя прорвались отряды князей Куракина и Литвина-Мосальского. Они доставили обоз с продовольствием и воинскими припасами. Шансы на удачный штурм сразу опустились до нуля. Самозванец не стал упорствовать и отступил на зимовку в Орел. Сюда в апреле 1608 года привел четырехтысячную армию князь Роман Ружинский. Вскоре наемники провели новое «коло». Должность гетмана перешла на нем от Маховецкого к Ружинскому.

С этого времени казаки-болотниковцы все больше и больше уступали власть польским наемникам. Ружинский был очень энергичным человеком. С его прибытием в мятежном лагере все активизировалось. Одно за другим полетели письма: к Мнишеку с просьбой воздействовать на короля, к агентам в Польшу, чтобы те ускорили сбор и отправку подкреплений, к русским боярам — бывшим любимцам первого самозванца — с убеждениями в истинности «спасшегося царя». Вскоре под руководством нового гетмана армия двинулась в поход на Москву. В районе города Волхова ее встретили полки Дмитрия Шуйского и Василия Голицына. В распоряжении воевод было около 35 тысяч человек, на несколько тысяч больше, чем у самозванца. 30 апреля конные польские роты с ходу атаковали русские позиции. Весь день сражение шло с переменным успехом. Ночью Дмитрий Шуйский решил отвести армию к Волхову и занять оборону по засечной черте. Ружинский тоже не стремился возобновить сражение. Вчера он начал бой «с марша», удобное место для стоянки нашел только утром 1 мая. Пользуясь затишьем на фронте, гетман решил перевести войсковые обозы через реку — на поляну, выбранную для обустройства лагеря.

Русские ратники к этому время сняли пушки с позиций и отвели их в тыл. Тронувшись с места, польские повозки подняли за спиной у жолкнеров тучи пыли. Царские воеводы приняли это движение обоза за концентрацию сил для удара по оголенному флангу. В полках началась паника. С известием об этом к Ружинскому явилось несколько перебежчиков. Они подсказали полякам, куда лучше нанести удар. Гетман бросил в наступление все наличные силы. Царские войска в беспорядке бежали с поля боя. Армия самозванца захватила много пушек и большой обоз с продовольствием.

Вина за это поражение лежит не только на бездарном царском брате. В гражданской войне огромное значение имеет моральный фактор. А на пропагандистском фронте царь к этому времени разрушил все, чего с таким трудом удалось добиться патриарху. Наступление Лжедмитрия II началось сразу после того, как по стране разнеслась весть о циничном нарушении Шуйским крестного целования. В стремительном продвижении мятежников русские ратники видели «кару Господню». По армии ползли слухи о том, что каждому, оставшемуся в лагере Шуйского, придется отвечать перед Богом за клятвопреступление своего царя. Число перебежчиков стремительно росло.

После Волхова движение армии Лжедмитрия напоминало триумфальное шествие. Козельск, Калуга, Можайск и Звенигород встречали его хлебом-солью и колокольным звоном. Простые люди искренне радовались возвращению «доброго царя». Они не знали, что на одной из стоянок Ружинский добился от самозванца коренного пересмотра условий «найма». Под давлением алчных панов Лжедмитрий II согласился разделить между ними царскую сокровищницу, которая ждет его в Москве. Таким образом, новые отношения Ружинского с «Дмитрием» даже отдаленно перестали походить на договоренность между монархом и его гетманом. Подобные «соглашения» Фернандо Кортес и Франсиско Писарро заключали с Монтесумой и Атауальпой — правителями ацтеков и инков.

Лжедмитрий II подошел к Москве 1 июня 1608 года. Через несколько дней его ратники разбили лагерь в селе Тушино. Видя, сколько иноземных войск пришло с мятежниками, царь Василий поспешил заключить соглашение с Польшей. По его условиям в обмен на освобождение наемников, захваченных в Москве во время переворота, Сигизмунд III обязался немедленно отозвать из России все свои силы, сражавшиеся на стороне Лжедмитрия II. Договор этот выполнила только русская сторона. Поляки на «пустую бумажку» не обратили внимания. Все ратники Ружинского остались в Тушине. А в день, когда послы Сигизмунда ставили подпись под соглашением, в Россию вторглось войско Яна Сапеги. Мнишеки в Польшу не поехали. По дороге они отделились от посольского каравана и отправились в Тушино, где 6 сентября 1608 года Марина встретилась с «супругом». Они с Лжедмитрием II принялись изображать перед народом счастливую пару, воссоединившуюся после долгой разлуки. Понятно, что никого из посвященных дешевый маскарад обмануть не мог, но простой народ принимал все за чистую монету.

Сапега привел в тушинский лагерь свыше 1700 жолкнеров. Вскоре им удалось договориться о равенстве своих прав на добычу с теми, кто начинал поход. После этого подкрепления из-за границы хлынули рекой. К осени 1608 года в лагере Лжедмитрия II, по свидетельству самих наемников, собралось «18 000 польской конницы и 2000 хорошей пехоты»{117}. Кроме этого самозванцу служили многие тысячи запорожских и донских казаков. По разным данным, общая численность казачьих войск в армии Лжедмитрия II составляла от 35 до 65 тысяч человек. Очевидно, как и в случае с поляками, речь идет обо всех отрядах, действовавших от имени самозванца. В лагере одномоментно находилось не более половины от этого числа.

Как только самозванец укрепился в Тушине, это село превратилось в столицу мятежной России. Вскоре власть Лжедмитрия II признали Псков и Астрахань, Переславль-Залесский и Ярославль, Кострома и Вологда. Под контроль Тушинского вора перешла добрая половина страны. Со всех концов России в Тушино под конвоем везли князей и воевод, захваченных в плен восставшим народом. Из тех, кто соглашался ему служить, Лжедмитрий II формировал свою «воровскую» Думу. Со временем в нее вошли Иван Годунов, Дмитрий Черкасский, Алексей Сицкий, Дмитрий Трубецкой и прочие. Но ключевыми фигурами там были боярин Михаил Салтыков и атаман Иван Заруцкий. Влияние этой парочки держалось на том, что они беспрекословно выполняли все распоряжения Ружинского.

Был в Тушине и свой «освященный собор» из захваченных «ворами» иерархов. Лжедмитрий II «восстановил» в должности патриарха «разжалованного» Шуйским Филарета Романова. Будучи ростовским митрополитом, тот активно участвовал в обороне города от отрядов Яна Сапеги. 11 октября 1608 года тушинцы штурмом взяли Ростов, и Филарета вместе с городским воеводой привезли в лагерь самозванца. Воеводу Лжедмитрий II казнил, а Романову предложил стать «воровским» патриархом. У митрополита практически не было выбора. Со строптивцами в Тушине не церемонились, а умирать «за царя-батюшку Василия Шуйского» обиженный им Романов не желал.

Историки часто спорят, чье влияние преобладало в «воровской» Думе того периода: Салтыкова, Трубецкого или Филарета. Рассуждения эти лишены смысла, поскольку сама Дума была «опереточной». Ни с ней, ни с «царем» иностранные наемники не считались. Главной властью в Тушине стал их глава — гетман Ружинский. Второй по значению силой в лагере самозванца были казаки. При этом запорожцы по численности намного превосходили донцов. Глава Казачьего приказа «боярин» Иван Заруцкий ежедневно расставлял стражу на валах и воротах и высылал сторожевые разъезды на дороги. Он был очень полезен Ружинскому тем, что сумел обуздать казачью вольницу и заставил ее служить интересам оккупантов.

Осада Москвы, начатая летом 1608 года, продолжалась свыше полутора лет. Все это время рос долг «царя» перед наемниками. После очередной ссоры из-за денег поляки на войсковом «коло» избрали специальную комиссию из десяти представителей — «децемвиров» — для контроля над доходами и расходами самозванца. «Самодержца» они фактически взяли под домашний арест. Произвол «децемвиров» свел на нет и прежде небольшие полномочия «воровской» Думы, приказов и уездных тушинских воевод. Эти структуры окончательно превратились в декорации, маскирующие кровавую власть иноземных завоевателей.

Не имея возможности расплатиться с долгами, самозванец раздавал полякам грамоты на кормление и сбор налогов. Гетман Ружинский и его ротмистры распоряжались во «владениях» Лжедмитрия, как в завоеванной стране. Они забирали у крестьян скот, подчистую выгребали из амбаров зерно и фураж. Произвол, насилия и убийства носили повсеместный характер. Народ на опыте убеждался, что поляки и их прислужники, тушинские воеводы, несут ему большие утеснения, чем старая власть. Не находя у «царя» управы на оккупантов, жители сами начали браться за оружие. Восставшие очистили от тушинцев Вологду, Галич и Кострому. Вскоре владычество «вора» рухнуло в Двине и Поморье.

К весне городские ополчения освободили от оккупантов Поволжье, а в апреле—мае 1609 года отбросили от Ярославля отряды пана Лисовского.

В осажденной «ворами» Москве жизнь народа тоже была не сладкой. Тушинские отряды препятствовали подвозу продовольствия. Цены на продукты росли. Популярность правительства падала. В феврале 1609 года группа дворян во главе с князем Романом Гагариным ворвалась в Думу, требуя отрешить Шуйского от власти. Не получив поддержки у бояр, заговорщики отправились к Успенскому собору. ОнзахватилиГермогена и вывели его на Лобное место, где сообщники собрали к этому времени большую толпу москвичей. Здесь князь Гагарин принародно объявил патриарху: они восстали против Шуйского потому, что тот готовит тайные казни своих противников. К тому же подданные имеют право его свергнуть. Ведь это «неправильный царь», выбранный без участия «Всей Земли».

Патриарх принялся возражать мятежникам. Вначале ему удалось убедить народ, что царь Василий не собирается никого казнить. В споре же о законности избрания Шуйского Гермоген умело сыграл на московском патриотизме посадских жителей. Он заявил Гагарину, что царем Василия выбрала столица, которую всегда «государства Русской земли слушали». Эти лестные слова патриарха успокоили москвичей. Когда на площадь прибыли войска, Шуйский тоже вышел к народу и объявил, что скоро наступит конец бедствиям. На выручку столице спешат полки Скопина и Шереметева — они снимут блокаду и приведут обозы с хлебом. Толпа успокоилась и разошлась.

Для тех, кто знаком со взглядами Гермогена, его поведение на площади в момент мятежа выглядит довольно странным. Ведь если у патриарха и были какие-то иллюзии насчет Шуйского, то после «тульских событий» они наверняка исчезли. Политическая программа Гагарина была по сути своей изложением взглядов патриарха: если уж выбирать царя, то «Всей Землей». За эту идею Гермоген «получил на орехи» еще от Бориса Годунова. Так в чем же дело? Думаю, тут могли сыграть роль сразу три важных обстоятельства. Во-первых, Гермоген — человек слова. Царь, которому он присягал, оказался клятвопреступником, бездарностью, мелким и трусливым интриганом. Но это не отменяло самого факта присяги и не давало права на предательство. Во-вторых, патриарх понимал, что провести нормальные выборы в осажденной врагами крепости все равно не получится: и депутатов от городов не созовешь, и дебатов нормальных не устроишь. В-третьих, как мне кажется, на тот момент у Гермогена еще не было подходящей кандидатуры в цари. И несмотря на всю значимость двух первых обстоятельств, решающим практически наверняка стал именно этот фактор.

Показательна дальнейшая судьба Гагарина: сразу после событий на площади князь со своими сторонниками бежал в Тушино, но вскоре они вернулись в Москву с повинной. И во время следующих волнений, 5 мая 1609 года, Гагарин уже агитировал горожан не поддаваться на «дьявольскую прелесть» и держать оборону против «вора». Бывший мятежник разъяснял москвичам, что за спиной Лжедмитрия стоит главный виновник всех российских бед, Сигизмунд III. А его целью является захват страны и уничтожение в ней православия. Таким образом, не все «тушинские перелеты» были беспринципными мерзавцами. Встречались среди них те, кто мучительно искал правду, но не находил ее ни у Шуйского, ни в лагере «вора».

Разорвать кольцо блокады изнутри царская армия не могла. Чтобы организовать деблокирующий удар извне, в Новгород еще в 1608 году выехали наиболее энергичные и талантливые сторонники Василия Шуйского: воевода Татищев и царский племянник Скопин. Всем было известно, что они недолюбливают друг друга. Очевидно, царь рассчитывал использовать это обстоятельство, чтобы держать в узде обоих. Однако Шуйский недооценил племянника — в хитрости и коварстве он не уступал дяде. Когда к Новгороду подступили тушинские отряды, Татищев вызвался возглавить борьбу против них. До этого воевода энергично боролся с агитаторами «воров» внутри Новгорода, а потому успел навлечь на себя ненависть городских низов. И тут Скопину донесли, будто Татищев «идет для того, что хочет царю Василию изменить»{118}.

Князь Михаил тут же использовал этот предлог для расправы над «предателем». Не обременяя себя судом и следствием, он выдал коллегу на расправу толпе. Посадские растерзали Татищева, а труп бросили в Волхов.

Известие о казни произвело неприятное впечатление в Кремле. Ближайшие советники Шуйского не верили, что царский племянник действовал по собственной инициативе. В новгородском убийстве бояре увидели сигнал: в следующий раз жертвой может стать любой из них. Ждать такого развития событий царедворцы не хотели. Во главе заговора встал дворецкий Иван Крюк Колычев. Два десятка лет он был самым верным сторонником Шуйского. Переворот запланировали на Вербное воскресенье — 9 апреля 1609 года. В этот день царь должен был вести «ослять» под въезжающим в Кремль патриархом. Колычев рассчитывал, что в сутолоке его люди смогут оттеснить стражу и убить Шуйского. Но сохранить замысел в тайне не удалось — чашник Василий Батурлин донес на дворецкого. Заговорщиков арестовали. Шуйский не пожалел прежнего любимца. Колычева казнили на Пожаре. Польские агенты Сигизмунда III докладывали королю, что главным сообщником дворецкого был Василий Голицын, которого заговорщики планировали возвести на престол. По-видимому, шпионы короля не ошиблись. Ведь, если верить Р. Г. Скрынникову, во время бунта Гагарина Василий Голицын тоже был на площади, в толпе зрителей.

Пока столицу лихорадили заговоры, на севере Скопин завершил переговоры с Карлом IX. 23 февраля в Выборге стороны подписали соглашение, в соответствии с которым Швеция присылала в помощь Москве наемное войско — три тысячи пехоты и две тысячи конницы. Стоила эта услуга недешево, более 100 тысяч рублей ежемесячно. Кроме того, Шуйский отказывался в пользу Швеции от всех претензий на Ливонию и обещал уступить Карлу IX город Корелу с уездом. 10 мая 1609 года совместная русско-шведская армия под командованием Михаила Скопина и Якоба Делагарди выступила в поход на Москву. Она состояла из трех тысяч русских ратников и пятитысячного шведского корпуса. По дороге к армии приставали отряды ополченцев. Совместно со шведами они одержали под Тверью победу над десятитысячным польско-тушинским войском пана Зборовского. Опираясь на стойкую оборону шведской пехоты, Скопин и Делагарди измотали и в середине второго дня разгромили противника. По мере продвижения к Москве число русских бойцов в армии возрастало. Еще в Торжке к союзному войску присоединилась трехтысячная смоленская рать. Подошли отряды из Ярославля, Костромы и поморских городов. Общая численность армии увеличилась до 15 тысяч человек. Ее полки заняли Переславль-Залесский, вошли в Муром, штурмом овладели Касимовом.

Но вскоре ситуация изменилась. В 130 верстах от Москвы шведские наемники отказались идти вперед. Солдаты требовали уплаты обещанного жалованья, а Делагарди упирал на то, что по договору русские уже должны были вывести войска из Корелы. Не добившись уступок, шведский корпус снялся с лагеря и двинулся к границе. Василия Шуйский отправил в Новгород приказ: передать Карлу IX Корелу. Местные власти его не выполнили. Но положительную роль это письмо сыграло. Узнав об уступке Шуйского, отряд Делагарди остановился в Валдае и перекрыл полякам дорогу на Новгород. Соблюдая собственные интересы, шведы фактически помогали Скопину. А он, лишенный стойких иноземных полков, был вынужден отступить в Калязин, чтобы прикрыться Волгой от возможных ударов Зборовского. Перед тем как возобновить наступление, русскому воеводе требовалось «обустроить» свою армию. Из наемников с царскими войсками остался только отряд во главе с Христиером Зомме, примерно около тысячи человек. С ними Скопин заключил особое соглашение, по которому шведы обязались не только воевать, но и обучать «иноземным премудростям» русских ополченцев.

Уход Делагарди стал лишь началом череды неприятностей… Перед самым свержением Лжедмитрий I успел объявить войну Крыму. После вступления на престол Василий Шуйский направил к хану послов, чтобы возобновить мирные отношения. Но мятежники перехватили их и казнили в Путивле. Прождав год известий из России, правитель Крыма решил, что пришла пора действовать.

В июне 1609 года многотысячная орда царевича Джанибека вторглась в русские пределы. Татары продвигались к Москве не спеша. По дороге они грабили и сжигали села, брали штурмом города, забирали в полон население. Разгромив Тарусу, крымская армия перешла Оку. Отряды татар появились у Серпухова, Коломны и Боровска.

Таким образом, к концу лета ситуация под Москвой осложнилась до предела. Ружинский с Лжедмитрием II стояли на ее западных окраинах, Ян Сапега удерживал позиции на севере, ведя осаду Троице-Сергиева монастыря. А с юга наступали крымские татары. Скопин-Шуйский ничем не мог помочь столице. Используя укрепления заранее выстроенного острога, его армия в двухдневном сражении 18—19 августа отбила наступление 20-тысячной польско-тушинской рати на Калязин. Но к полевым сражениям с панцирной кавалерией русская пехота была еще не готова, а Делагарди по-прежнему стоял у Валдая. В этой ситуации Сигизмунд III решил выйти из тени. Тем более что повод для разрыва перемирия долго искать не пришлось: договор Василия Шуйского с Карлом IX затрагивал интересы не только Речи Посполитои, но и ее монарха, претендовавшего на шведскую корону.

19 сентября 1609 года отряды литовского канцлера Льва Сапеги подошли к стенам Смоленска. Через несколько дней к ним присоединился польский король. Гарнизон русской крепости был невелик. По разным сведениям, он составлял от 1400 до двух тысяч человек. Большую часть смоленских ратников воевода Михаил Шеин еще весной отправил к Скопину. Королевская же армия насчитывала свыше 12 тысяч бойцов. Кроме нее в осаде участвовало более 10 тысяч малороссийских казаков и литовских татар. Еще от границы король прислал жителям Смоленска универсал, где сообщал, что он идет по просьбе самих же русских — навести порядок в их государстве. Сигизмунд III рассчитывал на легкую прогулку. К осаде первоклассной крепости он свои войска не готовил. В армии было намного больше кавалерии, чем пехоты. А артиллерийский парк состоял всего из полутора десятков орудий.

Смоленск недаром считался ключевым пунктом русской обороны на западе. Его каменные стены, возведенные в 1597—1602 годах Федором Конем, местами достигали высоты 14 метров, а толщиной были до 5,1 метра. Протяженность каменных укреплений, включающих в себя 38 башен, составляла шесть верст. Крепостная артиллерия насчитывала около 300 пушек и размещалась в башнях в три яруса. Возглавлявший гарнизон Михаил Шеин был смел, решителен и считался в военных кругах большим мастером обороны. С началом боевых действий он призвал к оружию посадских жителей, доведя численность своих войск до пяти тысяч человек. В городе имелись большие запасы продовольствия и воинских припасов.

Подойдя к Смоленску, Сигизмунд III потребовал от гарнизона сложить оружие. Жители ответили, что скорее погибнут, чем покорятся врагу. 12 октября начался первый штурм города. Королевские инженеры взорвали мину у Авраамиевских ворот. Польские колонны ворвались в пролом. Но дальше продвинуться не удалось. Смелой контратакой русские ликвидировали прорыв. Поняв, что с наскока город взять не удастся, король перешел к планомерной осаде. Его тяжелая артиллерия осталась в Риге. С учетом состояния дорог подвезти пушки должны были только через несколько месяцев. Ожидая осадные орудия, поляки рыли многочисленные тоннели. Они пытались заложить мины под стены и башни. С помощью слуховых ходов и встречных подкопов смоляне всякий раз ликвидировали угрозу. Русские ратники постоянно ходили на вылазки. В одном из налетов отряду смельчаков удалось захватить даже королевское знамя.

Вторжение Сигизмунда III увеличило раздоры в лагере самозванца. Если Ружинский и его соратники поклялись друг другу держаться прежней линии, то осаждавший Троице-Сергиев монастырь Петр Сапега не хотел ссориться с родичем, канцлером Яном Сапегой, и потому занял нейтральную позицию. Еще одним следствием осады Смоленска стало укрепление союза России и Швеции. Карлу IX было выгоднее вести войну с Сигизмундом под Москвой и на русские деньги, чем одному и в Эстляндии.

Получив приказ короля, Яков Делагарди со своими людьми 26 сентября прибыл в Калязин. Скопин встретил их с радостью и тут же выдал наемникам жалованье. Устранив недоразумения, объединенная армия двинулась вперед и уже 6 октября вступила в Переславль. Через три дня ее передовые отряды закрепились в Александровской слободе, куда вскоре прибыли и основные силы. Следом с востока подошли воевавшие в Поволжье и под Владимиром войска Шереметева. Теперь у Скопина собралось свыше 25 тысяч ратников. С такой армией можно было дать противнику генеральное сражение. Однако русские войска не могли еще на равных биться с интервентами. Тактика Скопина в течение всей кампании заключалась в том, что его пехота занимала укрепленные позиции, которые вынуждена была раз за разом атаковать польская конница. И только после того, как она из-за высоких потерь лишалась наступательных возможностей, завершающий удар по врагу наносила свежая и отдохнувшая русская кавалерия.

Чтобы сохранить этот рисунок боя, Скопин высылал впереди армии сильный отряд, который подбирал позицию и строил укрепления, позволявшие отбить внезапную атаку врага. Только после этого отряд догоняли главные силы. Так было и в Александровской слободе. Первыми 9 октября к крепости подошли части Семена Головина и Григория Валуева, а также шведский отряд полковника Иоганна Мира. Оставленные гетманом Сапегой польские роты потерпели поражение и бежали с поля боя. Передовые русские части сразу же принялись подновлять крепостные стены, ставить «острог», возводить полевые укрепления: рогатки, надолбы, засеки. И лишь когда они закончили работы, позиции заняли полки Скопина.

После этого ситуация изменилась кардинально. Из Александровской слободы армия Скопина угрожала и лагерю под Троицей, и «воровской столице» в Тушине. Даже понимая, что их заманивают в ловушку, поляки вынуждены были атаковать русско-шведские укрепления. 28 октября конница Сапеги опрокинула передовые заслоны и прорвалась к позициям пехоты. Перед надолбами она остановилась и сразу попала под убийственный огонь стрельцов. Вслед отходящим полякам бросились конные дворяне, вырубили отставших и вновь укрылись за надолбами. Весь день бой шел по этому сценарию. Ночью Сапега отступил к Троице-Сергиеву монастырю, а Ружинский увел полки в Тушино. Москва ликовала. Там были уверены, что блокада рухнет в считаные дни.


ГЛАВА 19. РАСПАД ТУШИНСКОГО ЛАГЕРЯ. СМЕРТЬ МИХАИЛА СКОПИНА. ПОРАЖЕНИЕ ПОД КЛУШИНОМ

Из высшего руководства страны только Скопину успех не вскружил голову. Он прекрасно видел, что польская кавалерия в последнем сражении не исчерпала своих возможностей. Отступление носило тактический характер. Ружинский и Сапега решили выманить русские полки с укрепленных позиций. На Москву идти было нельзя, но и бездействовать — тоже. Тогда Скопин перешел к тактике малой войны. Основные его силы продолжали удерживать позиции в Александровской слободе, но одновременно с этим во все стороны пошли отряды дворянской конницы, лыжники и пешие дружины. Они выбивали тушинцев и поляков из городов и деревень, строили острожки, закрепляя освобожденные от оккупантов земли.

Еще 16 октября в Троице-Сергиев монастырь прорвался посланный Скопиным отряд из 300 всадников. В начале ноября русские воины закрепились в селах Константинове, Заболотье, Низиново, Сарапово и Болотово. Как только они построили укрепления, за передовыми частями на позиции выдвинулись «большие полки». Болотово находилось недалеко от Троице-Сергиева монастыря. Его заняла рать Семена Головина, насчитывавшая несколько тысяч человек. Сапега был вынужден выставить перед селом сильные сторожевые заставы. Жолкнерам быстро надоело мерзнуть в поле, и они потребовали решительных действий. Гетман вынужден был уступить, хотя и понимал, что наступать придется в крайне невыгодных условиях. 15 ноября конные полки Рожинского, Микулинского и Стравинского атаковали русские позиции. Попытка выбить из острожков русскую пехоту закончилась плачевно. Поляков отбросили от деревни с большими для них потерями. 20 ноября к Сапеге пришло подкрепление, полк пана Загорского. Однако повторная атака привела лишь к новым жертвам.

Тогда гетман сменил тактику. В тылу армии Скопина тушинские отряды продолжали удерживать важные опорные пункты: Суздаль, Юрьев-Польский, Ипатьевский монастырь под Костромой, Ростов, Старицу, Ржев, Белую и многие другие. Сапега принялся посылать конные рати, чтобы расширить оккупированные территории. Поляки больше не прикрывались тушинским «цариком» и сказками о наведении порядка в России. Бесчинства разъяренной неудачами солдатни достигли пика. Вот как описывает это историк А. Петрушевский: «Не было в них ни милости, ни жалости: пленных они топили, расстреливали; на глазах родителей жгли детей, головы их носили на копьях, грудных младенцев разбивали о каменья»{119}.

Естественно, Скопину пришлось принимать срочные меры для защиты мирного населения. Воевода Давид Желябов, занимавший передовые позиции под Александровской слободой, получил приказ устраивать частые вылазки, чтобы сковать ими армию Сапеги. Одновременно с этим рати князей Хованского и Барятинского направились в районы Кашина и Ростова. Воевода Корнила Чеглоков совершил кавалерийский рейд на север, в район Бежецкого Верха. Здесь, в сражении у Задубровской слободы, он разбил большой отряд поляков и тушинцев. К январю 1610 года Хованскому удалось выбить интервентов из Ржева и Старицы, но гарнизон Белой оказал ожесточенное сопротивление. Шведские наемники, устрашенные большими потерями, отказались продолжать штурм. Хованскому пришлось отступить.

В то время как Скопин очищал от оккупантов северные территории, царь послал на Коломенскую дорогу рать князя Мосальского.

Польско-тушинские отряды разбили ее у села Борщева, а затем внезапной ночной атакой попытались прорвать внешний пояс московских укреплений. И хотя штурм удалось отбить, авторитет Шуйского продолжал падать. Однако его «сопернику» в Тушине приходилось еще хуже. Поляки обращались с самозванцем как с ненужным хламом. 10 декабря 1609 года, когда послы Сигизмунда не удостоили Лжедмитрия даже визитом вежливости, он попытался покинуть лагерь. Поляки догнали сопровождавший «царя» отряд донцов и принудили к возвращению. После этого «Дмитрию» запретили прогулки и перестали давать лошадей. Но 27 декабря «самодержец» все-таки бежал из лагеря, спрятавшись на дне груженой телеги.

После исчезновения «царя» между поляками начались стычки. Группа шляхтичей обвинила Ружинского во всех бедах «воинства». Отряд пана Тышкевича открыл огонь по палаткам гетмана. Вскоре зазвучали ответные выстрелы. Часть наемников в поисках Лжедмитрия бросилась обыскивать посольские повозки, кто-то под шумок попытался захватить войсковой обоз… В конце концов все поняли, что теперь у них нет иного выхода, кроме соглашения с королем. Русским тушинцам пришлось подчиниться мнению жолкнеров. А что им оставалось делать? Двинуться следом за «цариком» — поляки не пустят. Да и шансов на успех у самозванца в тот момент не просматривалось. Бежать к Шуйскому? В прежние времена, когда «Дмитрий» был в силе, в Москве охотно принимали «тушинских перелетов». Но мало кто сомневался, что в новых условиях мстительный царь Василий начнет казнить перебежчиков. А потому на всеобщем «коло», куда поляки пригласили тушинских вождей, те дружно согласились признать власть Сигизмунда III и отдаться под его покровительство.

Однако это не означало, что тушинская «Дума» решила перейти в польское подданство. Во-первых, «воровской патриарх» Филарет и «бояре» Лжедмитрия заявили королевским послам, что они не вправе призвать на трон Сигизмунда или кого-либо из его потомства. Это может сделать лишь «Совет Всей Земли». Во-вторых, они напомнили королю, что Россия признает лишь православного царя. Вскоре тушинцы отправили Сигизмунду проект соглашения об избрании на русский трон королевича Владислава. Тот должен был креститься в православную веру, клятвенно обещать, что станет править в согласии с Боярской думой и Освященным собором. По самым важным вопросам царь должен будет советоваться со «Всей Землей». Таким образом, в проект заложили возможность укрепления института Земских соборов. Сигизмунд согласился с основными статьями договора, но ни слова не сказал о гарантиях его выполнения. Польский король старался использовать Смоленское соглашение, чтобы облегчить себе завоевание России. Таким образом, ситуация в стране запуталась окончательно. Рядом с двумя царями — Шуйским в Москве и Лжедмитрием в Калуге — появился еще и третий — Владислав Сигизмундович. Король тут же принялся рассылать от имени сына грамоты и жаловать тушинцам земли, ему не принадлежащие.

Меж тем Михаил Скопин продолжал наращивать наступление. Ночью 9 января 1610 года в Троице-Сергиев монастырь прорвался отряд из 500 бойцов под командой Григория Валуева. Наутро совместно с руководившим обороной Давидом Жеребцовым они устроили вылазку. Русские ратники перебили польские заставы и ворвались в лагерь противника. Бои на Клементьевом поле, у Келарева пруда, в районах гор Волокуша и Красная продолжались несколько часов. Сражение не принесло успеха ни одной из сторон. Вечером гетман увел свои войска в лагерь, а защитники Троицы укрылись за монастырскими стенами. Однако эти бои нельзя считать безрезультатным. Когда 12 января разведка сообщила Сапеге о выступлении русских полков из Александровской слободы, он поспешно отошел к Дмитрову. Блокада Москвы закончилась. В столицу двинулись многочисленные обозы с военными припасами и продовольствием.

Меж тем бежавший из Тушина «царек» обосновался в Калуге. Здесь он пожаловался на измену Ружинского и на то, что наемники переметнулись к Сигизмунду. «Вор» клялся, что не отдаст полякам ни пяди Русской земли, но вместе со всем народом умрет за православную веру. Сторонники Лжедмитрия II, брошенные им в Тушине, попытались уйти к «царю» в Калугу. Две тысячи донцов и пять сотен служилых татар с развернутыми знаменами покинули лагерь. Заруцкий попытался их задержать. Но донцы не стали его слушать. Тогда атаман сообщил обо всем Ружинскому. В чистом поле тяжелая конница догнала пеших казаков. Дорога от Тушина до Калуги была усеяна трупами. Особенно отличились в этой бойне жолкнеры пана Млоцкого. Но то была лишь первая битва между бывшими соратниками по «воровскому» лагерю. Несколько дней спустя казаки атамана Юрия Беззубцева уничтожили в Серпухове отряд Млоцкого. Вслед за этим на сторону Лжедмитрия II перешли еще несколько подконтрольных Ружинскому городов. Почувствовав поддержку населения, самозванец попытался «воссоединить семью». Однако посланный за Мариной отряд из трех тысяч казаков поляки встретили в поле и разбили наголову.

Когда же 13 февраля «царице» удалось бежать от Ружинского, направилась она не в Калугу к «мужу», а в Дмитров к Сапеге. Гетмана к этому времени с трех сторон обложили летучие отряды лыжников. Снежной зимой по бездорожью они передвигались быстрее, чем конница оккупантов. Все попытки поляков навязать противнику большое сражение неизменно заканчивались неудачей. Русские отступали в леса, не переставая осыпать врага градом пуль. С запада подходы к городу ратники Скопина демонстративно не блокировали. Так они давали знать полякам, что беспрепятственно пропустят их к границе.

Однако Сапега намеков не понял. Тогда на помощь лыжникам подошли пищальники Григория Валуева, воины сторожевого полка князя Лыкова и роты иноземных наемников. Общее число царских ратников под Дмитровом достигло 12 тысяч человек. У Сапеги войск был не меньше, однако в городе, за крепостными стенами, он разместил лишь польские роты. Казаки, составлявшие больше половины армии, расположились в выстроенном неподалеку остроге. Вскоре гетману пришлось пожалеть об этом решении. 20 февраля неожиданным ударом русские войска прорвали укрепления острога. Бросив пушки и обоз, казаки в панике бежали к городским стенам. По дороге они смешали и расстроили ряды вышедшей из ворот польской конницы. Потери сапежцев были ужасны. В один день гетман лишился большей части армии. Оставшиеся еще могли оборонять городские стены, но для активных боевых действий не годились.

Скопин не стал добивать противника. Выделив для трехсторонней блокады Дмитрова несколько сотен лыжников и конных дворян, он занялся другими проблемами. Русские ратники окружили в районе Суздаля отряды пана Лисовского, выбили поляков из Можайска. 27 февраля Сапега сжег Дмитров и отступил к Смоленску. Ушли к границе польско-казацкие отряды, грабившие уезды на Верхней Волге. 6 марта армия Ружинского уничтожила тушинский лагерь и отошла к Волоколамску. Часть русских «воров» бежала в Калугу к «царику». Многие «тушинские бояре» поехали к царю Василию, каяться. Другие же, во главе с «патриархом» Филаретом, двинулись с Ружинским к Сигизмунду III.

12 марта 1610 года полки Михаила Скопина-Шуйского торжественно вступили в столицу. Простой народ встречал юного победителя с энтузиазмом. Совсем иное отношение к нему было в высших кругах. Успехи царского племянника в боярской среде вызывали зависть и будили ненависть. Сам Скопин тоже не горел желанием встречаться с царедворцами. Если верить Р.Г. Скрынникову{120}, воевода хотел из Александровской слободы скорым маршем идти к Смоленску. И лишь категорический приказ Шуйского вынудил Скопина привести полки в Москву.

Впрочем, внешне все выглядело пристойно. Вожди Думы наперебой давали торжественные пиры в честь победителя, царь всячески демонстрировал ему свою благодарность и любовь. Из всех «больших бояр» только недалекий и завистливый Дмитрий Шуйский проявлял истинные чувства к племяннику. Неудивительно, что именно царского брата молва обвинила в отравлении Скопина, когда после одного из пиров тот внезапно разболелся и умер. Был ли князь Михаил на самом деле отравлен? Вероятнее всего, да. Опоила ли его ядовитым вином жена Дмитрия Шуйского Екатерина, дочь известного опричника Малюты Скуратова? Вполне возможно. Семья Вельских[56] знала толк в лекарствах и ядах.

Но нельзя исключать и другие варианты…

Когда армия Скопина стояла в Александровской слободе, к нему приезжали посланники от Прокопия Ляпунова. Вождь рязанских дворян предлагал князю Михаилу принять участие в заговоре против Шуйского. Многие историки трактуют это как попытку добиться добровольной передачи власти от дяди к племяннику. Они забывают, что братья Ляпуновы почти всегда действовали заодно с другим претендентом на трон, Василием Васильевичем Голицыным. Не исключено, что и на сей раз старые друзья были в одной политической «упряжке». Сторонники этой группировки всеми силами пытались «выбить» трон из-под суздальской династии. Им шла на пользу любая рознь в клане Шуйских. Однако идеальным вариантам для Голицыных была такая смерть популярного и талантливого Скопина, в которой молва обвинила бы царя Василия и его семью. Но это, подчеркну, лишь один из возможных вариантов. В том змеином гнезде, каким стал Кремлевский дворец при Шуйском, «ужалить» удачливого соперника мог практически любой вельможа.

Из крупных группировок вне подозрений, пожалуй, только старомосковское боярство. Их лидер, Филарет Романов, в это время сидел с поляками в Волоколамске. Весенняя распутица надолго заперла их в Иосифовом монастыре. От безделья паны быстро перессорились. Во время потасовки Ружинский неудачно упал раненым боком на каменные ступени. 4 апреля он скончался. После смерти гетмана большая часть армии во главе со Зборовским ушла к Смоленску, а отряды Руцкого и Мархоцкого остались на месте. 21 мая 1610 года монастырь взяли штурмом войска Валуева. Из полутора тысяч поляков и «русских воров» в живых остолось меньше трехсот, в том числе Филарет Романов. В Москву «тушинский патриарх» попал уже в июне. И отправился он не в тюрьму или на дыбу, как ожидали многие, а в родовые хоромы Китай-города.

Неизвестно, что собирался делать с одним из «главных лиходеев» царь Василий, но за Романова горячо вступился Гермоген. Он публично объявил Филарета жертвой «зловредного вора» и вернул ему сан ростовского митрополита.

Заметим два важных момента в поступке Гермогена. Это было первое значимое действие патриарха с января 1608 года. Тогда, после женитьбы Василия Шуйского на Марии Буйносовой, Гермоген словно воды в рот набрал. Но что еще более важно, подобное благодушие к вчерашнему врагу для него совершенно нетипично. По мнению большинства современников, Гермоген был «нравом груб», «прикрут в словесех и воззрениях{121}». Еще интереснее, что вскоре, по мнению Р.Г. Скрынникова, ростовский митрополит завладел «большой властью над патриархом»{122}. Странности в поведении Гермогена можно объяснить той позицией, которую занял Филарет в момент распада тушинского лагеря. Предложенные Романовым статьи Смоленского договора, где от Владислава требовался обязательный переход в православие, а политика его ставилась в зависимость от «Всей Земли», произвели благоприятное впечатление на Гермогена. Он почувствовал в Филарете единомышленника, который точно так же болеет за судьбу России. Переход на службу к врагам Шуйского патриарх уже не мог ставить кому-либо в вину. Царь Василий неоднократно предавал всех и вся, цинично нарушал священные клятвы, а потому не заслуживал верности подданных. Однако, понимая и прощая других, для себя Гермоген считал невозможным нарушить единожды данную присягу. Филарет был более гибок в политическом плане. Когда ситуация изменилась, он быстро нашел общий язык с теми, кто готовил свержение Шуйского.

А перемены уже буквально стучались в дверь. Вместо умершего Скопина царь назначил командующим своего брата Дмитрия. При первой же встрече с польскими войсками тот нарушил все принципы ведения боя, которых держался его победоносный предшественник. Начал Дмитрий Шуйский с того, что разделил войска.

Далеко впереди от основной армии действовал пятитысячный авангард Григория Валуева. 14 июня в районе Царева Займища к его укрепленным позициям подошли полки коронного гетмана Жол-кевкого. В их составе было не менее двух тысяч жолкнеров, чуть больше тысячи польских пехотинцев и около трех тысяч казаков.

Штурмовать острог Валуева Жолкевский не стал. Лучший полководец Сигизмунда III никогда не действовал по шаблону. На счету 63-летнего ветерана числилось к этому времени немало громких побед: и над шведами в Лифляндии, и над казаками Наливайко, и над войсками польских рокошан. Валуев еще 14 июня послал к Дмитрию Шуйскому гонца с сообщением о встрече с противником, но царский брат медлил… А тем временем к врагу подошли подкрепления во главе с паном Зборовским. Присоединились к Жолкевскому и тушинские казаки Заруцкого. Таким образом, численность королевского войска перед битвой возросла почти вдвое. Однако гетман и теперь не пошел на штурм позиций Валуева. Вместо этого Жолкевский разбил вокруг острожка лагерь и, оставив в нем отряд из 700 пехотинцев, с главными силами в ночь с 23 на 24 июня вышел навстречу Шуйскому.

В русско-шведской армии было, по разным данным, от 16 до 30 тысяч бойцов. Это как минимум в полтора раза больше, чем у Жолкевского. Но гетман знал, с кем имеет дело, и рассчитывал на фактор внезапности. Интуиция не обманула поляка. Полки Дмитрия Шуйского остановились на краю большого поля близ деревни Клушино, в 20 километрах севернее Гжатска. В принципе, место для ночевки они выбрали неплохое. С трех сторон лагерь окружали леса. Достаточно было прикрыть четвертую крепкой деревоземляной стеной, и это укрепление остановило бы польскую кавалерию. Но царский брат ограничился плетнем из хвороста, к которому не выставил ночью даже сторожевые заставы. Сам лагерь вместо рва и вала он окружил лишь кольцом из обозных телег.

На рассвете 24 июня 1610 года королевская армия развернулась для атаки. В первой линии стояли лучшие конные полки Зборовского и Струся, во второй — остальная кавалерия и пешие роты. За левым флангом, напротив палаток Делагарди, спрятались в кустах несколько казацких сотен. Передовые отряды пехотинцев скрытно подошли к неохраняемому плетню и начали рубить в нем проходы для конницы. Стук топоров разбудил русских стрельцов и мушкетеров Делагарди. Они успели добежать до остатков плетня и открыли огонь до того, как гусарские хоругви начали атаку. Пока шел огневой бой, союзные полки построились для битвы. Но если Делагарди впереди расположил пехотный строй, а кавалерию поставил сзади, то Василий Шуйский сделал все наоборот.

Жолкевский не замедлил воспользоваться ошибкой русского командующего. Пятитысячная лавина панцирной конницы, выставив вперед длинные пики, обрушилась на «детей боярских» и опрокинула их ряды. Отступая, кавалеристы смяли и расстроили собственную пехоту. Вскоре беспорядочные толпы русских ратников побежали к лагерю, чтобы укрыться за повозками. Поляки их не преследовали. Они развернули ряды и обрушили тот же конный вал на пехоту Делагарди. Раз за разом армия Жолкевского атаковала плотную шведскую фалангу. Безуспешно. В это время Шуйский имел сказочную возможность для удара во фланг наступающим полякам. При всех потерях у царского брата оставалось не менее пяти тысяч ратников. В обозе имелось 18 пушек, которые также можно было пустить в дело.

Однако Шуйский лишь безучастно наблюдал за тем, как на помощь гусарам подходит королевская пехота. Под ее ударами начали разбегаться наименее стойкие отряды наемников. Однако Делагарди избежал разгрома. Более трех тысяч его солдат заняли удобную позицию на опушке леса, за лагерем, и приготовились к дальнейшей битве. Возможно, даже сейчас у Шуйского еще был шанс победить. На какое-то время польские ратники увлеклись грабежом шведского лагеря, и внезапный удар с тыла мог застать их врасплох. Делагарди наверняка поддержал бы русскую атаку. Однако царский брат упустил и эту возможность переломить ход битвы.

Жолкевского всегда отличали хорошая разведка и умение пользоваться ее плодами. Он знал, что наемники еще в Москве требовали выплаты задержанного жалованья. Царь частично погасил долг, а остальное обещал отдать в ближайшее время. Накануне сражения иностранцы напомнили об этом своим командирам. Деньги в войсковой казне были и немалые. Но Дмитрий Шуйский придержал их в надежде, что после битвы придется платить меньше. Когда в сражении возникла пауза, гетман послал к наемникам своего племянника. От имени короля тот предложил солдатам перейти на сторону победителей, пообещав хорошую награду «за труды». Отряды шотландцев, французов и немцев тут же «передались» полякам. После этого Делагарди и полутора тысячам оставшихся шведов пришлось принять предложенное Жолкевским сепаратное перемирие.

Покончив с правым флангом союзной армии, поляки начали готовиться к штурму русского лагеря. К этому времени Дмитрий Шуйский уже отдал приказ об отходе, который под ударами противника превратился в паническое бегство. От полного истребления русских спасли лишь густые леса. Победителям достались армейский обоз, артиллерия и даже войсковая казна, которую прижимистый «полководец» вынужден был бросить, чтобы спасти жизнь. Из-под Клушина Жолкевский возвратился в Царево Займище и сообщил Валуеву о своей победе. Тот не поверил гетману. Ведь Дмитрий Шуйский в начале сражения не сообразил послать гонца к авангарду. А не забудь царский брат это сделать, Валуев легко мог сбить оставленные Жолкевским заслоны. В этом случае шеститысячная русская рать успевала подойти к Клушину раньше, чем рухнула оборона наемной пехоты.

Чтобы доказать правоту своих слов, гетман продемонстрировал Валуеву трофеи и знатных пленников. Объяснив таким образом, что помощи ждать неоткуда, гетман стал убеждать осажденных в том, что Сигизмунд уже не ведет войну против России. Ведь бояре согласились избрать на трон королевича Владислава. А он, Жолкевский, движется к Москве как воевода нового царя. И цель польской армии — помочь русским в борьбе против Тушинского вора. Неизвестно, поверил ли Валуев гетману, но он заставил Жолкевского поклясться, что Владислав будет чтить православную веру, а король очистит Смоленскую землю от своих войск. Лишь на этих условиях русские ратники целовали крест новому царю и присоединились к армии Жолкевского. Вскоре примеру Валуева последовали гарнизоны Можайска, Борисова, Боровска, Иосифова монастыря под Волоколамском, Ржева и Погорелого Городища. Таким образом, после Клушина гетман удвоил свою армию, присоединив к ней большую часть наемников Делагарди и почти 10 тысяч русских бойцов. Вскоре Жолкевскому удалось занять Вязьму.

В это время неожиданную поддержку получил Тушинский вор. К его трехтысячной армии присоединились войска Петра Сапеги. Перед этим они вели долгие переговоры с Жолкевским и Сигизмундом. Большинство историков считает, что король отказал «сапежцам» в жалованье, а «царек», наоборот, прельстил высокими окладами. Возможно, это и так. Но не исключен вариант, что Сапега ушел к Лжедмитрию II по договоренности с Жолкевским. Два польских гетмана решили взять русскую столицу в своеобразную политическую «вилку». Жолкевский в этой «связке» играл роль доброго защитника Москвы от «воров». А Сапега должен был обеспечить этим «ворам» ударную силу. Вскоре с помощью жолкнеров Лжедмитрий II овладел Боровским Пафнутьевым монастырем. После этого на сторону самозванца перешли Серпухов, Кашира и Коломна. Сторонники «вора» пытались овладеть Зарайском, но воевода Дмитрий Пожарский отстоял город. Вскоре он выбил отряды самозванца из Коломны. Однако это был лишь локальный успех. Армия Лжедмитрия II приближалась к Москве с юга. Главную силу в ней составляли польские кавалеристы Петра Сапеги.

Василий Шуйский совершил очередную ошибку. Его ратники не хотели сражаться за «несчастливую» династию. И когда с юга к Туле подошла десятитысячная крымская орда мурзы Кантемира, царь обратился за помощью к татарам. Кантемир взял деньги, но всерьез воевать за интересы Шуйского не стал. После нескольких стычек с войсками Лжедмитрия II татары разграбили окрестности и двинулись в обратный путь с богатой добычей. Противостоявшие самозванцу отряды Воротынского и Лыкова после ухода крымских «союзников» отступили к Москве. Там уже назревал взрыв. Полгода назад Скопин освободил столицу от «воровской» блокады. А теперь все снова катилось в тартарары. Москвичи требовали объяснений. Они были возмущены действиями царя и его бездарного брата. Сторонники Голицыных решили, что настало время действовать. Впрочем, сам князь Василий Васильевич, как обычно, постарался остаться в тени. Зато активную роль в событиях играл его давний союзник, Захар Ляпунов. Вторым заводилой мятежа стал бывший «глава воровской Думы», а ныне активный проводник интересов Владислава, Михаил Глебович Салтыков.

Смоленский договор с Сигизмундом, рожденный в недрах «тушинской Думы», с каждый днем приобретал вся больше сторонников в Москве. Кандидатура Владислава многим казалась привлекательной. Вскоре приверженцев королевича возглавил руководитель Думы Федор Милославский. Впрочем, во всем, что касалось свержения Шуйского, оппозиционные силы договорились без труда. Разногласия ждали их на следующем этапе. Однако каждая из партий надеялась, что сможет после отречения Шуйского перетянуть на свою сторону Москву и армию. Вскоре заговорщики получили еще один толчок извне. «Бояре» Лжедмитрия II предложили им «нулевой» вариант: москвичи свергают Шуйского, а «тушинская Дума» во главе с Трубецким устраняет самозванца. После этого они совместно организуют выборы нового царя.

Не стоит думать, что Трубецкой действовал самостоятельно. В лагере Лжедмитрия II все решали поляки. Еще 10 июля 1610 года наемное войско Сапеги добилось от самозванца, чтобы тот официально признал над собой власть Сигизмунда III{123}. По поводу будущих выборов предложенные наемниками «артикулы» предусматривали два варианта. Коли Москва призовет на трон короля, «царика» в награду за «труды» ждет удел в Речи Посполитой. Если же русские изберут «Дмитрия», тот признает верховную власть Сигизмунда III и станет его вассалом. Из чего можно сделать вывод, что если Сапега и не состоял в сговоре с Жолкевским, то действовали они оба в пользу одного и того же лица. Таким образом, железная рука интервентов все сильнее сжимала горло России. Казалось, хуже уже не может быть. Однако через несколько месяцев действительность опровергла это предположение.


ГЛАВА 20. СВЕРЖЕНИЕ ВАСИЛИЯ ШУЙСКОГО. ПЕРЕХОД ВЛАСТИ К СЕМИБОЯРЩИНЕ. ГИБЕЛЬ ЛЖЕДМИТРИЯ II

16 июля 1610 года войска Лжедмитрия II подступили к стенам столицы. На следующий день в Москве начались волнения. Шуйский еще сидел в своем Кремлевском дворце, но народ толпами собирался под его окнами и кричал: «Ты нам больше не царь!» Трудно сказать, что стало главной причиной возмущения: приход самозванца в Коломенское, наступление Жолкевского или пересылка польскими агентами в Москву договорной записи между гетманом и Валуевым. Однако заговорщики во главе с Захаром Ляпуновым четко уловили настроение посада и своего шанса не упустили. Понимая, что не стоит вести безоружных людей на штурм царского дворца, мятежники ворвались на патриарший двор и захватили Гермогена. Затем вместе с патриархом они двинулись к Серпуховским воротам, где стояли полки, оборонявшие Москву от Лжедмитрия II.

Заговорщики надеялись, что обозленные неудачами ратники поддержат их призыв к низложению Шуйского. Так и случилось. Возглавлявшие войско бояре сразу же приняли сторону Ляпунова, а если какая-то часть дворян была против, то их голоса утонули в общем одобрительном хоре. Вскоре, несмотря на протесты Гермогена, толпа постановила, что Шуйского надо лишить трона, поскольку он «не по правде, не по выбору всей земли русской сел на престол и был несчастен на царстве»{124}. Позднее многие историки представляли дело так, будто Шуйского низложил «правильный» Земский собор. Это утверждение сомнительно. Сборище мятежников у Серпуховской заставы, после того как к нему присоединилась большая часть армии, стало единственной организованной силой в столице. Здесь собрались люди разных чинов. Было много бояр и дворян, жителей посада и церковных иерархов. Однако делегатами их никто не выбирал. А бессвязные выкрики возбужденной толпы мало напоминали дискуссию на Земском соборе.

Тем не менее глава Думы Федор Мстиславский утвердил приговор «собрания». Бояре решили «послати от себя из обозу из-за Москвы-реки к царю Василью Ивановичу всеа Русии боярина князя Ивана Михайловича Воротынского, чтобы он, государь царь Василей Иванович всеа Русии… государьство Московское отказал и посох царьский отдал для [из-за] пролития междуусобные крови христианской»{125}. В ответ на добровольный уход от власти мятежники обещали оставить ему в удел Нижний Новгород. Шуйский переехал на свое старое боярское подворье. Однако он продолжал плести интриги: собирал приверженцев, вел переговоры с неустойчивыми, пытался подкупить стрельцов. Это заставило заговорщиков пойти на крайние меры. 19 июля Захар Ляпунов со своими сторонниками явился к бывшему царю в сопровождении чудовских монахов. Василия и Марию Шуйских насильно заставили принять постриг. Затем обоих развезли по кельям: «инок Варлаам» отправился в Чудов монастырь Кремля, а его бывшую жену определили в Ивановскую обитель. Чтобы окончательно устранить возможность реставрации, Дума вскоре передала братьев Шуйских в руки Жолкевского. Гетман отослал их под Смоленск к Сигизмунду III.

Гермоген до конца боролся за нелюбимого царя, которому присягал. Патриарх долго не признавал законности пострижения Василия, объявляя иноком князя Тюфякина, который 19 июля произносил за бывшего самодержца монашеские обеты. Протестовал против решения Думы выдать братьев Шуйских Сигизмунду III. Настаивал, чтобы свергнутого царя направили вместо этого в один из российских монастырей: на Соловки или в Кирилло-Белозерский. Гермоген понимал, что его попытки помочь бывшему самодержцу заведомо обречены на провал. Что поддержка свергнутого Василия может повредить самому заступнику. Однако по-другому поступить патриарх не мог. Вскоре эти качества — упорство в принципиальных вопросах и верность однажды данному слову — сделают Гермогена признанным лидером нации и последней надеждой российских патриотов.

А пока боярам главным казался опустевший трон. Оспаривать право на высшую власть стали многие знатные лица. Первыми заговорили о своем кандидате сторонники Василия Голицына. Этот хитрый интриган давно уже тянул руки к московской короне. В свое время князь Василий Васильевич играл ведущие роли в расправах над Федором Годуновым и Лжедмитрием I. Одну попытку свергнуть Шуйского Голицыну сорвал Гермоген, зато вторая удалась на славу. Правда, дальше дело застопорилось… Еще в первый день переворота, 17 июля, Захар Ляпунов и его сторонники стали «в голос говорить, чтобы князя Василия Голицына на государстве поставить»{126}. Но агитация не имела успеха. В Думе были и другие Гедиминовичи, претендовавшие на престол. Глава ее, Федор Мстиславский, не соглашался уступить корону Голицыным. Сходной позиции придерживался и князь Воротынский. Чтобы не подпустить к трону никого из конкурентов, эти двое готовы были призвать на царство Владислава. Вскоре в борьбу с Голицыным вступил еще один претендент. Филарет Романов, будучи духовным лицом, не мог рассчитывать на корону, но он выдвинул кандидатом сына Михаила. В глазах многих людей юный Романов имел наибольшие права на трон. Как-никак, а двоюродный племянник Федора Иоанновича, последнего законного царя из династии Калиты.

Таким образом, лидеры определились быстро. Самым перспективным из них сразу же стал Владислав. За интересы юного Сигизмундовича готова была сражаться подходившая к Москве армия Жолкевского. Королевичу присягнули ратники Валуева. Его кандидатуру поддержали лидеры Боярской думы: Мстиславский и Воротынский. Второе-третье место разделили Гедиминович Василий Голицын и сын лидера старомосковского боярства Михаил Романов. Суздальская знать после свержения Шуйских не смогла выдвинуть достойного кандидата, а представители опричных родов дискредитировали себя службой у самозванца.

Избирательная кампания продолжалась недолго. Главной претензией к предыдущему монарху была келейность его избрания. А потому бояре вскоре пришли к выводу, что голосовать за нового царя следует «всем заодин всею землею, сослався со всеми городы»{127}. Вряд ли это стало действительной причиной, по которой Дума отложила выборы. В верхах общества не было единства. Боярские лидеры Мстиславский и Воротынский держали сторону Владислава, в то время как глава Освященного собора Гермоген агитировал за русских кандидатов: Голицына и Романова. В результате сошлись на том, что до проведения «правильных» выборов Дума создаст особую комиссию по управлению страной. Во главе ее встал боярин Федор Мстиславский. Кроме руководителя Думы туда вошли Иван Воротынский, Василий Голицын, Иван Романов, Федор Шереметев, Андрей Трубецкой и Борис Лыков. Так появилась печально знаменитая Семибоярщина, вскоре запятнавшая себя предательством интересов народа.

Активная позиция в начале выборной кампании стала первым по-настоящему самостоятельным политическим актом Гермогена. А потому имеет смысл подробно остановиться на анализе действий патриарха. Зачем он выдвинул сразу двух кандидатов? Кого Гермоген хотел видеть на троне на самом деле? И был ли такой претендент в тройке лидеров? Чтобы ответить на эти вопросы, нам придется внимательно присмотреться к московскому патриарху, ознакомиться с историей его жизни, попытаться понять уровень знаний и систему мотивировок, составить впечатление о деловых и душевных качествах этого незаурядного человека.

О ранних годах жизни Гермогена известно немного. Даже дату рождения мы знаем приблизительно — 1530 год. Поляки считали, что священник Ермолай (так звали его до пострижения в монахи) происходил из донских казаков, русские историки то выводили Гермогена из городского духовенства, то причисляли к роду Шуйских или Голицыных. Такое обилие гипотез ясно показывает, что о первых 48 годах жизни одного из виднейших деятелей русской истории мы не знаем практически ничего, кроме его мирского имени. Первое значимое событие в жизни будущего патриарха произошло лишь в 1579 году в Казани. Приходской священник церкви Святого Николая в Гостином дворе участвовал в обретении одной из величайших православных святынь — иконы Казанской Божьей Матери. Если верить легендам, именно будущий патриарх написал тогда же краткий вариант «Сказания о явлении иконы и чудесах ее», отправленный духовенством Ивану Грозному. Многие историки считают, что и сам Ермолай в это время переехал в Москву, где в 1587 году, уже после смерти супруги, принял постриг в Чудовом монастыре. Как это часто бывало с талантливыми приходскими священниками, переход к иноческой жизни привел к резкому взлету карьеры Гермогена. В 1588 году он стал игуменом, а затем архимандритом Спасо-Преображенского монастыря. Но это было лишь началом стремительного возвышения скромного монаха. 13 мая 1589 года патриарх Иов возвел Гермогена в сан епископа и практически сразу же поставил его руководить новоучрежденной Казанской митрополией.

Не побоюсь сказать, что работа, доставшаяся Гермогену, была на тот момент самой сложной и ответственной в Русской церкви. Фактически его назначили на передовой рубеж, где предстояла тяжелая борьба за обращение в христианство множества разноверных племен: мордвы, мари, чувашей, татар и других. Причем русскому митрополиту приходилось решать более сложные задачи, чем его католическим и протестантским собратьям в Америке и Африке. Ведь на востоке России существенно иным был характер взаимодействия христиан с местным населением. Европейцы фактически не признавали «дикарей» людьми и хладнокровно истребляли всех, кто посмел перечить «белым господам». Русские, в отличие от них, считали аборигенов равными себе. А потому даже в мыслях не держали возможности беспощадного уничтожения соседей.

Свою роль сыграло и то, что во многих отношениях уровень развития Казанской и Астраханской земель не уступал московскому. Конечно, их жителям было чему поучиться у русских. Новые методы хозяйствования помогали поднимать экономику края. Но и переселенцы обнаруживали у местного населения массу полезных навыков, ремесленных приемов и обычаев, которые не грех было перенять. Такой же взаимный характер носило и религиозное общение. Паства нового митрополита оказалась вкраплена отдельными островками в гущу иноверного служилого и податного населения. Многие новокрещенцы, быстро осознав, что переход в православие не дает им никаких привилегий, принялись отклоняться к прежним обычаям и верованиям.

Не лучше обстояли дела и в русских общинах. Это только в летописях дело представляется так, будто переселенцы больше заботились о душе, чем о бренном теле. Якобы, придя на новое место, они начинали дело со строительства и освящения храма. На практике же буйные казачьи ватаги в своих скитаниях чаще полагались на сабли и пищали, чем на святой крест. Даже мирные земледельцы, уходя с насиженных мест в леса и степи Поволжья, в Приуралье и за Урал, грузили на телеги серпы и сохи, мешки с домашним скарбом и семенами, но не церковную утварь. В этих условиях митрополиту пришлось начинать работу не с пламенной агитации в иноверческой среде, а с действий охранительных и оборонительных. Понимая, что многие прихожане от старой веры уже отстали, а в новой еще не утвердились, Гермоген на первом этапе сосредоточил основные усилия на поучениях, терпеливо внушая им правила жизни в христианской общине. При этом он действовал исключительно позитивными методами, как бы и не замечая наличия вокруг христиан целого моря иноверцев.

Следующим важным шагом в работе митрополита стало «освящение» новой земли. Гермоген хорошо понимал душу народа, знал, что вера становится сильна только в том случае, если ее подпитывают и незримо поддерживают местные, свои, родные, понятные людям святые заступники. И освоение земли не может быть полным без освящения ее подвигами новых чудотворцев, без обретения собственных икон. По его инициативе были прославлены не только воины, отличившиеся в боях под Казанью, но и трое мучеников, пострадавших в этом городе за веру. Одновременно будущий патриарх утвердил вечную память казанским просветителям: архиепископам Герману и Гурию. «Жития» обоих святых, написанные емким лаконичным слогом Гермогена в 1596— 1597 годах, ярко характеризуют начитанность и литературный талант казанского митрополита. Всячески заботясь о духовной составляющей православия, Гермоген не забывал и о поддерживающих его земных материях. Ускоренными темпами шло при нем строительство храмов и монастырей. Многие признают, что первый казанский митрополит потрудился над обустройством и освящением вверенной ему епархии больше, чем любой из его многочисленных преемников.

Вынужденно сосредоточившись на современных задачах, не забывал Гермоген и об истории. Так, к примеру, он стал одним из горячих сторонников легенды об Андрее Первозванном. Сохранились предания, что тот крестил жителей Великой Скифии за много веков до Владимира Святого. Признание этого события сразу же ставило Русскую землю в число первых, кто принял христианство. Древняя легенда не только льстила формирующемуся национальному самосознанию. Она укрепляла веру русского народа в его особое предназначение, помогала людям пережить беды Смутного времени.

Все это позволяет утверждать, что Гермоген был умен, начитан, деятелен, способен к самостоятельному решению сложных и неоднозначных задач. Многие историки (в частности, Н.И. Костомаров) считали его истовым ревнителем старины и ненавистником всего иноземного. Так ли это? Большую часть своей жизни Гермоген решал задачи, связанные с иноверцами. Это и колонизация новых земель на востоке, и противодействие польско-литовскому вторжению с запада. Но считал ли он другие народы врагами России? Призывал ли к борьбе в первую очередь с ними, а не с внутренними проблемами страны? Ответ на эти вопросы легко найти, сравнивая речи Иова и Гермогена на торжественном молебне у Успенского собора Кремля 20 февраля 1607 года. Там старый и новый патриархи совместно с москвичами просили высшие силы о разрешении народа от клятвопреступлений, совершенных им за времена прежних царствований. Хорошо заметно, что в речи Гермогена упор сделан на призывах прекратить братоубийственную войну, которая представлена делом внутренним, российским. Иов же острие обвинений направляет не только на самого Лжедмитрия I, но и на его иноземное воинство. Конечно же, дело не в том, что Гермоген пренебрегал опасностью польско-литовского вторжения. Просто он понимал, что бороться с иностранными захватчиками лучше мерами позитивными, укрепляющими единство русского народа. А основной причиной неудач считал внутреннюю слабость своей отчизны, рознь между ее православными жителями.

Показательно и поведение Гермогена в июне 1610 года, когда в Москву привели плененного в Волоколамске Филарета. Не забудем, что на тот момент это — «воровской патриарх»! Враг и соперник Гермогена, контролировавший из Тушина половину российского духовенства. Кто-то увидел бы в этом лишь сказочную возможность для расправы. Нет человека — нет проблемы! Но Гермоген поступил по-другому. Он сумел найти политическую конструкцию, в которой вчерашний враг стал его преданным и верным союзником. Легко догадаться, что основой соглашения не могло стать выдвижение Михаила Романова запасным претендентом на трон. Ведь в вопросе о царском венце Филарета могло устроить лишь первое место! А что, если… Давайте предположим, что два патриарха не только ликвидировали раскол церкви, но и договорились о совместном выдвижении кандидата в цари. Имело ли смысл в таком случае заявлять о его притязаниях на трон в осажденной врагами Москве? В условиях, когда организовать честные выборы практически невозможно?! Да, бесспорно! Претендент должен обсуждаться в народе, быть на слуху. Без публичности выборы не выиграть! Но нужно ли в этих условиях показывать все, стоящие за его спиной, силы и ресурсы?.. Ни в коем случае! Пусть лучше плетется в хвосте — так безопаснее.

Уже потом, когда ничего нельзя было сделать, поляки обвиняли Филарета, что он тайно сговорился с Гермогеном не пускать Владислава на российский трон. Мол, задачей старшего Романова было сорвать подписание договора с Сигизмундом, а Гермоген «имался всех людей к тому приводить, чтобы сына его Михаила на царство посадити»{128}. В доказательство королевские прознатчики приводили свидетельство некоего Федора Погожего, который в расспросе на Москве «весь злой завод и совет Филарета выписал»{129}. Может, это обычная клевета? Желание огульно обвинить старшего Романова? Вряд ли… Скорее можно поверить, что договоренность между патриархами была на самом деле. И что «объединенная церковная партия» не только выдвинула своим кандидатом юного Михаила, но и разработала план по продвижению его в цари. Вероятнее всего, Гермоген с Филаретом обменялись при этом всеми возможными клятвами и гарантиями. Именно тогда старший Романов, основной автор и сторонник «тушинской» идеи о призвании на трон Владислава, вдруг превратился в главного противника Сигизмунда на переговорах. Находясь в лагере врага, Филарет понимал, что недаром рискует жизнью, и верил — Гермоген не подведет.

Конечно, прямых и явных доказательств «сговора двух патриархов» найти, скорее всего, не удастся. Но в русло этой теории хорошо укладываются многие странности следующих трех лет российской истории. Впрочем, возмущаться закулисной игрой церковных иерархов может лишь тот, кому неизвестно, как вели себя лидеры Семибоярщины. В рядах этого думского правительства преобладала знать литовского происхождения. Бояре, имевшие родственников в Речи Посполитой, невольно сравнивали свое положение с роскошной и беззаботной жизнью, которую вели польские сенаторы. И в глубине души эти русские аристократы были совсем не против подчинения страны Сигизмунду.

Формально Семибоярщина должна была лишь обеспечить честные выборы царя. Распоряжаться троном ей никто не уполномачивал. Однако думскую комиссию это не остановило. Когда 22 июня в предместьях Москвы появились войска Жолкевского, Мстиславский выехал на переговоры с гетманом. Одновременно бояре вели диалог с Сапегой, убеждая его оставить «вора» и возвращаться на родину. «Сапежцам» показали грамоты, в которых Жолкевский утверждал, будто его солдаты пришли защищать Москву от Лжедмитрия II. Однако «воры» не испугались. 2 августа отряды Сапеги начали штурм Серпуховских ворот. Жолкевский сразу объявил о нейтралитете. Приступы шли один за другим. Во время третьей атаки воевода Валуев, наплевав на приказы Жолкевского, атаковал с фланга рвущихся в город поляков. «Сапежцы», не ожидавшие удара, обратились в бегство. После этого переговоры возобновились. 16 августа 1610 года Семибоярщина согласовала с Жолкевским условия избрания Владислава на российский престол. Гермоген в последний момент настоял, чтобы в договор вставили пункт о предварительном крещении королевича в православие.

По требованию патриарха были существенно скорректированы и другие важные условия соглашения. В первоначальном проекте Жолкевского все обещания поляков давались сначала от имени короля, а потом уже от Владислава. Решение спорных вопросов и вовсе откладывалось до той поры, когда Сигизмунд сам «будет на Москве». Вычистив из текста все оговорки об участии короля, Гермоген позаботился о том, чтобы возможность занять московский трон осталась лишь за Владиславом и только после его перехода в православие. Таким образом, в случае соблюдения сторонами договора полностью снималась опасность поглощения России Речью Посполитой. Католик Сигизмунд не мог занять русский трон, а православный Владислав — претендовать на польскую корону.

Таким образом, этот раунд дипломатического поединка остался за Гермогеном. Однако мало вставить в договор выгодные для России условия, гораздо труднее было добиться их утверждения Сигизмундом. Учитывая «шаткость» русской знати, патриарх не без оснований подозревал, что отправленные под Смоленск послы легко могут променять интересы страны на свои личные выгоды. Собственно, на такой вариант указывали все действия Семибоярщины. Не дожидаясь письменного согласия Сигизмунда, не имея никаких гарантий от Жолкевского, боярские правители организовали присягу королевичу. В этих условиях некоторые из верных Москве городов стали тайно ссылаться с Лжедмитрием II, желая перейти на его сторону. Самозванец их жителям по-прежнему не нравился, но, когда речь зашла о вере, люди предпочли православного «царька» католику Владиславу.

Если раньше армия Лжедмитрия II была нужна Жолкевскому как дополнительная угроза русской столице, то после присяги москвичей королевичу ситуация изменилась. К тому же гетману привезли новые инструкции от Сигизмунда III. Король недвусмысленно требовал, чтобы Россия подчинялась ему, а не сыну. Жолкевский попал в трудное положение. Объявить русским об изменении условий — нечего и думать! Такая весть легко могла объединить московских патриотов с казаками Лжедмитрия. К тому же король не прислал денег для наемников, которые из-за задержек жалованья уже начинали волноваться. Средства на оплату «войска» могла дать только Москва. А потому ссориться с боярским правительством гетман не стал. Вместо этого он решил «задушить Россию в дружеских объятиях».

27 августа войска Жолкевского и Мстиславского окружили стан самозванца. «Сапежцы» перешли на сторону короля, а Лжедмитрий II с Мариной бежали к Калуге в сопровождении атамана Заруцкого и донских казаков. Устранив угрозу столице, гетман стал настаивать на быстрейшей отправке дипломатической миссии к королю. Жолкевский добился, чтобы главным послом Семибоярщина назначила Василия Голицына. Высшим духовным лицом, представляющим интересы церкви, по просьбе гетмана и с согласия Гермогена стал Филарет Романов. Всего в составе посольства выехало пять членов Думы, 42 дворянина из 34 городов, много купцов, священников и других московских «чинов». Жолкевский постарался отправить под Смоленск самых активных российских политиков. Поскольку от новых, еще неизвестных русским требований Сигизмунд отступать не собирался, эти люди должны были стать заложниками, обеспечивающими лояльность оставшихся в Москве родственников.

Не все послы изъявляли готовность спорить с королем за интересы страны. Даже глава миссии, князь Василий Голицын, однажды прилюдно заявил Гермогену: он и другие бояре станут, конечно же, просить, чтобы Владислав крестился в православную веру, «но если его величество королевич и не согласится на это… волен Бог да государь: если мы ему уже крест целовали, то ему нами и править»{130}. Однако своеволие дипломатов не было в России чем-то исключительным. И от него в Москве давно уже придумали «противоядие»: подробный наказ, где заранее оговаривались все обсуждаемые вопросы и пределы возможных уступок. Такую инструкцию от имени патриарха, бояр и всех чинов Российского государства получили послы и на этот раз. В первой же статье наказа было написано, что Владислав должен креститься еще под Смоленском, во второй — чтобы королевич там же порвал отношения с римским папой, в третьей — чтобы россияне, пожелавшие перейти из православия в католицизм, казнились смертью. Кроме этого Владислав обязался прийти в Москву с малой свитой, писаться русским царским титулом, жениться на православной девице и так далее…

Характерно, что «спорить о вере» на переговорах послам запрещалось. Столь же категорично звучал и пункт о территориальных изменениях — говорить на эту тему наказ не дозволял. По остальным вопросам уступки были невелики: к примеру, жениться Владиславу разрешались и на иностранке, если удастся согласовать ее кандидатуру с патриархом и Думой. Жолкевский понимал, конечно, что столь жесткие инструкции чреваты серьезным конфликтом в будущем. Но он надеялся, что к тому времени, как возникнет проблема, Кремль уже займут польские войска. И тогда, используя грубую силу, можно будет заставить бояр изменить посольский наказ.

Большинство Семибоярщины во главе с Мстиславским сочувствовало планам Жолкевского. Однако первую попытку захвата Кремля сорвал патриарх. Когда полковник Гонсевский осматривал места расквартирования, по Москве ударили в набат. Гермоген при поддержке двух членов Семибоярщины, Андрея Голицына и Ивана Воротынского, собрал у себя на подворье большую толпу. В числе прочих туда пришли и съехавшиеся в Москву члены Земского собора, который по первоначальному плану должен был выбирать царя. После того как людей собралось достаточно много, патриарх вызвал к себе Мстиславского с Жолкевским. Те попытались отговориться занятостью и предложили обсудить все вопросы в Думе. Гермоген пригрозил, что явится туда не один, а с народом…

Лишь после этого Мстиславский с Жолкевским прибыли на импровизированное заседание Земского собора. Патриарх и его сторонники обвиняли Семибоярщину и гетмана в нарушении договоренностей. Жолкевский обещал истребить армию Лжедмитрия, говорили они, а вместо этого готовится к оккупации Кремля. Конечно, Гермоген понимал, что отогнанные к Калуге отряды «царика» большой опасности не представляют. Но ему важно было услать подальше как можно больше польских войск. В этом случае у патриарха появлялся шанс перехватить политическую инициативу и добиться перехода власти к Земскому собору.

Настроение толпы сложно контролировать… Вскоре на патриаршее подворье прибыл вызванный гетманом Гонсевский. Полковник заявил собранию, что он не собирается вводить войска в Москву, а, наоборот, готовит польские хоругви к походу на Калугу. Дворяне и купцы, составлявшие большинство собрания, поверили этим лживым словам и перестали возмущаться. Мстиславский, воспользовавшись паузой, объявил об окончании прений. В заключение он сказал, что патриарху следует смотреть за церковью и не вмешиваться в мирские дела, «ибо никогда такого не бывало, чтобы попы правили государством». Голицын и Воротынский вскоре отступились от Гермогена. За несколько дней Семибоярщина сломила сопротивление союзников патриарха. Одних уговорили, других запугали, третьих заключили под стражу… В ночь с 20 на 21 сентября польские роты вошли в Москву. Часть их вместе с Жолкевским разместилась в Кремле, остальные заняли Китай-город, Белый город и Новодевичий монастырь. Теперь с Мстиславским и его коллегами гетман мог больше не считаться.

Русские послы меж тем медленно двигались к Смоленску. Осенняя распутица не позволяла ехать быстрее. Лишь 7 октября миссия во главе с Голицыным и Романовым прибыла в королевский лагерь. Первая встреча с польскими дипломатами прошла 10 октября. Послы официально попросили, чтобы Сигизмунд отпустил сына на царство. Поляки от имени короля заявили, что он-де желает спокойствия в Московском государстве, а потому подумает над предложением и назначит время для аудиенции. Предметный разговор начался лишь 15 октября. Там радные паны сказали, что королевич еще очень молод[57] и потому король хочет вначале навести в России порядок. Послы на это возразили, что покой в стране наступит быстрее, если королевская армия прекратит осаду Смоленска и уйдет восвояси. А для борьбы с «вором» достаточно и тех войск, что пришли к Москве.

Споры продолжались полмесяца. 30 октября в лагерь прибыл гетман Жолкевский. От него послы узнали и о вводе польских войск в Москву, и о том, что главой Стрелецкого приказа стал полковник Гонсевский. Сигизмунд ясно показал, что желает сам править Россией. Указами, в которых его подпись стояла выше подписи сына, король начал жаловать земли и титулы. Федор Мстиславский за содействие в захвате Москвы получил чин царского слуги и конюшего. Ранее этот титул носил лишь Борис Годунов. Михаилу Салтыкову «за услуги» Сигизмунд отдал Важскую землю. Михаил Молчанов, который под видом «царя Дмитрия» отправлял из Самбора атамана Болотникова, стал окольничим. Царским казначеем Сигизмунд назначил проворовавшегося при Шуйском купца Федора Андронова.

В Москве росло возмущение произволом короля. Для расправы с оппозицией Гонсевский использовал услуги Салтыкова и его людей. Предатели организовали ложные доносы на Гермогена и двух поддержавших его членов Семибоярщины: Андрея Голицына и Ивана Воротынского. Авторами показаний стали некий пленный казак из войска Лжедмитрия, поп Харитон и один из холопов Федора Мстиславского. Доносчики утверждали, что патриарх и два боярина задумали 19 октября совершить государственный переворот. Для этого они якобы вступили в сговор с серпуховским воеводой Федором Плещеевым, державшим сторону самозванца. В доносах говорилось, что заговорщики собирались проникнуть в Кремль через тайный подземный ход, захватить Водяные ворота, а затем впустить через них в город «воровские» отряды. Плещеев с казаками должен был ждать сигнала на Пахре. Мятеж планировали начать под звуки набата. Всех «лучших» людей, по утверждению доносчиков, бунтовщики собирались перебить, а их жен и имущество отдать холопам и казакам.

Судилище шло с многочисленными скандалами. Поп Харитон, на пытке подписавший все, что хотел от него Гонсевский, в суде прилюдно заявил, что обвиняемые не виноваты, а он оклеветал их со страху. Гермогена страна знала как самого решительного противника Лжедмитрия II. Всем было ясно, что показания «свидетелей» о том, будто патриарх состоял в переписке с «вором», шиты белыми нитками. Но это не имело значения для суда. Приговор содержал постановление о роспуске служителей патриаршего подворья. Не поздоровилось и Андрею Голицыну. Его фактически изгнали из Думы и до конца дней держали под домашним арестом. Иван Воротынский оказался единственным, кто проявил уступчивость и «покаялся». За это его вскоре «простили» и вернули в Думу.

Разгромив оппозицию, Гонсевский взялся за «реформу» гарнизона. В караулы Кремля и Китай-города вместо русских назначались немцы-наемники. Большинство московских стрельцов разъехалось по стране. Формально — для борьбы с «ворами». Фактически — чтобы ослабить русские силы в столице. Если в сентябре против семи тысяч поляков у Семибоярщины было 15 тысяч ратников, то теперь соотношение изменилось. Свою роль сыграло и приближение зимы. На это время дворяне привычно разъехались по усадьбам. Таким образом, к концу ноября все возможности для вооруженной борьбы с оккупантами внутри Москвы были утрачены. Поляки Гонсевского стали полновластными хозяевами русской столицы.

Сигизмунду III оставалось убрать с пути последнее препятствие — Смоленск. Сначала король попытался использовать дипломатию. По тайной договоренности с Жолкевским бояре еще в начале сентября прислали в Смоленск приказ о капитуляции. Однако Шеин отказался его выполнять. Вместо этого он направил в королевский лагерь делегацию, включавшую представителей всех сословий. За две недели переговоров смоляне убедились, что имеют дело с циничным и безжалостным завоевателем. «Жители города, — заявили им королевские дипломаты, — с давних пор принадлежали к владениям короны; они были и останутся подданными короля, поэтому им следует просить о помиловании»{131}. Получив отказ, Сигизмунд попытался надавить на Шеина с помощью московских послов. Однако Голицын и Романов на уступки не пошли. Оба ссылались на полученный в Москве наказ и требовали дословного соблюдения заключенного с Жолкевским договора.

Король обратился к Гонсевскому. Тот без труда получил от Мстиславского новые инструкции послам. Однако преодолеть сопротивления Гермогена у поляков не получилось. Ни уговоры, ни угрозы расправы на патриарха не действовали. А новый наказ, подписанный одними боярами, русские послы признать отказались. «Отправлены мы от патриарха, всего Священного собора, от бояр, от всех чинов и Всей Земли, — сказал полякам Филарет, — а эти грамоты писаны без согласия патриарха и без ведома Всей Земли: как же нам их слушать?»{132} Тогда Сигизмунд прервал переговоры, а его войска начали штурм Смоленска.

На рассвете 21 ноября в лагере услышали оглушительный грохот. Это взорвалась мина под одной из крепостных башен. В стене образовался 20-метровый пролом. Трижды врывались через него в Смоленск королевские роты, и каждый раз их выбивали оттуда русские ратники. Штурм закончился неудачей. Но осада продолжалась. Тяжелые орудия, доставленные летом из-под Риги, вели круглосуточный обстрел крепости.

Гром пушек разъяснил сомневающимся, что Сигизмунд не собирается выполнять условия договора. Поскольку Семибоярщина действовала по указке оккупантов, симпатии провинции снова качнулись в сторону Лжедмитрия II. Ему присягнули не только Казань с Вяткой, но и прежде верная Москве Пермь. Перед сторонниками короля встала задача борьбы с «калужским царьком». Роль ударной силы в этой войне отводилась отрядам его прежнего союзника Яна Сапеги. Однако план наступления с треском провалился. Войска Заруцкого упредили оккупантов. В конце ноября они сами напали на «сапежцев» и нанесли им несколько чувствительных поражений. Усилить Сапегу королю было нечем. Его армия прочно увязла под Смоленском. Полки Гонсевского с трудом удерживали под контролем бурлящую Москву. И тогда Сигизмунд решился на крайние меры. В те времена, когда Лжедмитрий II впервые появился в Подмосковье, на его сторону перешел служилый касимовский хан Ураз-Мухамед. После развала тушинского лагеря он переметнулся к Сигизмунду III. Но часть татар продолжала служить у «вора». Зачем пытался встретиться с ними Ураз-Мухамед, осталось неизвестным. Но разрешение на поездку он испрашивал у самого короля. В лагере самозванца хану не повезло. Его опознали и схватили. Предводитель отряда «царских» телохранителей Петр Урусов попытался добиться освобождения Ураз-Мухамеда. Это не помогло. После недолгого розыска самозванец казнил хана, а Урусова велел отстегать плетью и бросить в тюрьму. Вскоре «царь» простил телохранителя. Но Урусов оказался не из тех, кто терпит побои. 11 декабря во время «царской» охоты на зайцев отряд татар окружил сани Лжедмитрия. Ратники Урусова оттеснили верных самозванцу дворян и зарубили Тушинского вора.


ГЛАВА 21. ПЕРВОЕ ЗЕМСКОЕ ОПОЛЧЕНИЕ. СОЖЖЕНИЕ МОСКВЫ. ПОЯВЛЕНИЕ ЛЖЕДМИТРИЯ III

Смерть Лжедмитрия II кардинально изменила политическую ситуацию в стране. Теперь единственным претендентом на русский трон остался королевич Владислав. Лишившись самозванца, казаки и жители Калуги встретились с послом Семибоярщины Юрием Трубецким. Выслушав его мирные предложения, калужане отправили в Москву депутацию выборных людей, чтобы ознакомиться с ситуацией в столице. Большинство бывшего тушинского руководства явно склонялось к признанию царем Владислава. Семибоярщина ликовала. Но ее радость оказалась преждевременной.

Вернувшись в Калугу, депутаты поведали «миру», что все грамоты и указы от Владислава приходят из-под Смоленска за подписью короля. В Москве они увидели негодующий народ, готовый в любую минуту броситься на предателей-бояр. Рассказали выборные и об иноземных войсках, распоряжавшихся в Кремле как у себя дома. Эти вести вызвали взрыв негодования среди простого люда. Собрание твердо решило: не признавать Владислава, пока он не прибудет в Москву, а польские войска не уйдут из России. Так борьба тушинских казаков с «лихими» боярами естественным образом переросла в войну против интервентов и их пособников. Это делало бывших воинов Лжедмитрия естественными союзниками земских отрядов, которые к тому времени уже формировались по всей стране.

Начало освободительному движению положило письмо Прокопия Ляпунова. Узнав о штурме Смоленска, вождь рязанских дворян обратился с посланием к Семибоярщине, где обвинил короля в нарушении договора и призвал всех патриотов к войне против иноземных захватчиков. Боярское правительство отреагировало оперативно. Из Москвы в Рязанскую землю отправилась рать во главе с воеводой Григорием Самбуловым. Вскоре верные Владиславу войска осадили в Пронске отряд Ляпунова. Деревянная крепость была достаточно прочной и надежной, в погребах хранилось много всевозможных припасов, но сил для обороны не хватало. Земских ратников было всего 200 человек. Однако Самбулову не удалось воспользоваться благоприятной возможностью. На выручку Ляпунову поспешил воевода Дмитрий Пожарский. Кроме гарнизона Зарайской крепости он привел с собой отряды из Коломны и Рязани. Самбулов отступил без боя. Вместо того чтобы сражаться с земской армией, он решил захватить оставшийся без гарнизона Зарайск. Однако Пожарский успел вернуться вовремя. На улицах посада перед крепостью завязалась жестокая битва.

Войско Самбулова было разгромлено и бежало из города. Вскоре к Ляпунову присоединились Казань, Муром, Нижний Новгород и другие города. Постепенно создавались условия для похода земских ополченцев на Москву.

А в русской столице к этому времени неизвестные патриоты составили и распространили обширное воззвание, озаглавленное как «Новая повесть о славном Российском царстве, о страданиях святейшего Гермогена и новых изменниках». В ней авторы обещали патриаршее благословение всем, кто поднимется на защиту родины. Однако, призывая народ к оружию, они предупреждали единомышленников, что не следует ожидать от находящегося в Москве первосвященника открытой поддержки восстания. «Что стали, что оплошали? — звучал со страниц повести их гневный вопрос. — Али того ждете, чтобы Вам сам великий тот столп (Гермоген. — Р.С.) своими устами повелел дерзнуть на врагов? Сами ведаете, его ли то дело повелевать на кровь дерзнути»{133}.

Повесть эта широко разошлась по стране. А следом за ней хлынули во все концы страстные письма и грамоты, в которых от имени патриарха патриоты призывали народ к восстанию против оккупантов и их пособников. Многие понимали, что Гермоген не мог лично составить все эти воззвания, ведь к тому времени Семибоярщина лишила его собственной канцелярии. Но ни у кого не возникало сомнений, что московский первосвященник всецело разделяет идеи авторов. Таким образом, октябрьское решение суда о роспуске служителей патриаршего подворья играло теперь против самих оккупантов. У них не было ни единой улики против признанного лидера патриотов. Чтобы исправить ситуацию Гонсевский и Мстиславский окружили Гермогена целой толпой соглядатаев. Они понимали, что хотя бы одну из грамот патриарх должен будет написать сам. И тогда он окажется наконец в их власти…

Вскоре ловушка сработала. Послание к нижегородцам Гермоген составлял в глубокой тайне. В нем он твердо и безоговорочно объявил всем русским людям, что освобождает их от присяги католику

Владиславу. «Латинский царь, — написал в этой грамоте Гермоген, — навязан нам силой, он несет гибель стране, надо избрать себе царя свободно от рода русского!»{134} Патриарх заклинает жителей Нижнего Новгорода не жалеть ничего и даже самой жизни для изгнания врагов и защиты веры. Своевременно получив донос, поляки устроили засады на дорогах и перехватили гонца с письмом Гермогена. Гонсевский потребовал от Думы самых суровых мер против «бунтовщиков», включая и их идейного вдохновителя — патриарха. В качестве доказательства были предъявлены листы с призывами к мятежу против Владислава.

Очевидно, полковник всю жизнь имел дело с ловкими интриганами. Принципиальных людей, готовых умереть за свои убеждения, ему в противниках иметь не доводилось. Гонсевский ждал, что Гермоген станет юлить, угодничать и отпираться, спасая жизнь. Но патриарх избрал совершенно иную тактику. Он и не подумал отрицать подлинности предъявленных грамот. Вместо этого Гермоген твердо заявил, что не поддерживает связей с инициаторами восстания против бояр и Владислава. Опровергнуть это утверждение Гонсевский не смог. Ни одной патриаршей грамоты в Рязань к Ляпунову или в Калугу к Заруцкому польские агенты не перехватили. Попытка же объявить изменой освобождение от присяги Владиславу, который и сам грубо нарушил условия Смоленского договора, немедленно натолкнулась на сопротивление думского большинства. Мстиславский и его подельники хорошо понимали, что расправа над патриархом при наличии столь слабых улик окончательно скомпрометирует их в глазах народа. В результате план Гонсевского с треском провалился: бояре приняли решение удовлетвориться объяснениями Гермогена и сохранить за ним пост главы церкви.

На какое-то время все вернулось на круги своя. Из Москвы снова потоком шли «патриаршие» воззвания. Часть их перехватывалась поляками, но привязать эти письма к Гермогену, чья подпись на листах отсутствовала, Гонсевский не мог. Между тем территория, которую контролировали сторонники земского движения, продолжала расширяться. На огромном пространстве от Северщины на юге до Вологды на севере и Казани на востоке русские города заявляли о желании участвовать в освободительном походе. Ляпунов координировал их действия и готовил силы для наступления на Москву. В начале февраля 1611 года калужские и рязанские воеводы согласовали планы общего похода на столицу. Вскоре их войска заняли Коломну и Серпухов.

К концу месяца отряды земского ополчения вышли на ближние подступы к Москве. Однако силы эти были очень разнородны. Слишком много времени уходило у них на всевозможные согласования. Действовать быстро и оперативно в таких условиях земские ратники не могли. Замысел Ляпунова был достаточно прост и логичен. После подхода к Москве главных сил он собирался призвать горожан к восстанию, а затем одновременными ударами снаружи и изнутри захватить крепостные укрепления.

Боярское правительство знало о планах земских воевод. Мстиславский издал указ об изъятии у горожан оружия. Солдаты Гонсевского забирали у москвичей не только пищали и сабли, но даже ножи и топоры. На городских заставах стражники тщательно обыскивали обозы. Это не помогало. Посадские жители деятельно готовились к боям с оккупантами. В город тайными путями доставлялись оружие и боеприпасы, мелкими группами просачивались воинские люди. Среди прочих к середине марта в Москву перебрался и князь Дмитрий Пожарский. Р.Г. Скрынников считает, что Ляпунов поручил ему возглавить выступление посадских жителей. «Если бы атака ополчения была поддержана восстанием внутри города, — пишет историк, — судьба боярского правительства была бы решена»{135}. К сожалению, это понимали и поляки. Их командиры сделали все, чтобы спровоцировать жителей на преждевременное выступление…

19 марта солдаты Гонсевского начали втаскивать пушки на стены Кремля и Китай-города. Один из ротмистров, руководивший установкой орудий возле Водяных ворот, распорядился привлечь к работам извозчиков, наблюдавших за поляками со стороны. Русские отказались. Возникшая стихийно стычка быстро переросла в общее побоище. Роты наемников в боевом порядке атаковали безоружную толпу. Множество горожан было убито на месте. Но горы трупов не остановили оккупантов. Наступая от центра к окраинам, поляки продолжали беспощадно истреблять мирных жителей. Однако вскоре ситуация стала меняться. Колокольный звон поднял москвичей на борьбу с завоевателями…

На Сретенке главным очагом сопротивления стала Стрелецкая слобода. Здесь патриотов возглавил Дмитрий Пожарский. Он быстро организовал доставку с Пушкарского двора к Сретенским воротам артиллерийских орудий. Наступающих наемников горожане встретили плотным ружейно-пушечным огнем. Ратники Пожарского у Введенской церкви не только остановили наступление врага. Смелой контратакой они отбросили поляков на исходные позиции. Один за другим возникали очаги сопротивления. В районе Ильинских ворот вооруженных горожан возглавил Иван Батурлин. Его отряд встретил наемников на Кулишках и не пропустил к Яузским воротам. Твердо держались баррикады на Тверской улице. Отряд Ивана Колотовского преградил полякам путь в Замоскворечье. После отражения атаки его ратники установили пушки у наплавного моста и принялись обстреливать Кремль.

Таким образом, первая попытка подавить восстание закончилась неудачей. Польские войска вынуждены были оставить Белый город и Замоскворечье. Тогда Гонсевский приказал наемникам поджечь Москву и продвигаться следом за огнем. Над посадами во многих местах поднялись дымовые столбы. Вскоре пожар охватил целые кварталы. Ветер послушно гнал пламя в глубь Белого города. А следом за огненным валом продвигались вперед вражеские солдаты. Лишь на Лубянке полякам не удалось осуществить свой замысел. Князь Пожарский быстро разобрался в ситуации. Его ратники, не мешкая, атаковали факельщиков Гонсевского и «втоптали» их обратно в Китай-город. Еще один отряд стрельцов, примерно около тысячи человек, укрепился под самыми стенами Кремля, у Чертольских ворот. Всю ночь в городе гудели колокола. Огонь уничтожал одну улицу за другой. Но были и хорошие новости. Посланные 19 марта гонцы ночью вернулись с подмогой. Еще до рассвета передовые сотни ополчения вступили в Замоскворечье. Однако сразу же после них к городу из Можайска подошли польские войска. Теперь у Гонсевского появилась возможность одновременными ударами извне и снаружи прорвать кольцо восставших предместий.

Утром 20 марта из Китай-города к засевшему на баррикадах народу выехали члены Семибоярщины. Приблизившись к завалам, Федор Мстиславский и Иван Романов принялись упрашивать москвичей сложить оружие и покориться Владиславу. Народ отверг эти призывы. Впрочем, Гонсевский ни на что другое и не рассчитывал. Бояре по его замыслу должны были лишь отвлечь внимание москвичей. За то время, пока они вели переговоры, отряды наемников по льду Москвы-реки зашли в тыл стрельцам, укрепившимся в Чертолье, и подожгли кварталы, примыкавшие к баррикадам. Теснимые стеной огня, стрельцы отступили…

Ликвидировав угрозу у стен Кремля, Гонсевский получил возможность сконцентрировать усилия на Замоскворечье. Здесь наступавший извне полк Струся был остановлен у стен Деревянного города. И вновь поляки призвали на помощь пожар. День выдался ветреным, и это облегчило работу факельщиков. Отступая перед огненным валом, отряды ополченцев вместе с населением покинули Замоскворечье. Теперь, когда силы поляков соединились, а угроза с юга исчезла, Гонсевский смог сосредоточить войска против Белого города. Здесь его полки имели подавляющий перевес в людях. Но противостоящий им отряд Пожарского успел выстроить на Сретенке укрепленный острожек. Целый день отбивались стрельцы от превосходящих сил противника. Наконец наемники прорвали русскую оборону. Большинство защитников погибло в сражении. Тяжелораненого Пожарского москвичи вынесли с поля боя и переправили в Троице-Сергиев монастырь.

Пожар в Москве бушевал еще несколько дней. Гонсевский стремился окружить Китай-город и Кремль выжженной пустыней, чтобы подходящему с юго-востока земскому ополчению негде было закрепиться. Русские не могли ему помешать. Рязанские отряды Ляпунова прибыли к Москве лишь 23 марта. Заруцкий и Трубецкой с казаками подошли еще позже. 27 марта Гонсевский вывел свои войска из Яузских ворот и попытался навязать русским полевое сражение в районе Симонова монастыря. Польское наступление не имело успеха. Более того, вскоре ополченцы заняли всю территорию Белого города и приступили к осаде Москвы.

В военных действиях наступила длительная пауза. Ляпунов и его сподвижники не имели многочисленного войска, чтобы блокировать город со всех сторон. Не было у них и тяжелой артиллерии, способной разрушить его стены. Весь замысел наступления изначально строился с расчетом на восстание московских жителей. Сожжение столицы разрушило эти планы. Поляки и их прихвостни удержали Москву в своих руках. Однако оккупанты потеряли при этом больше, чем приобрели. После «огненного наступления» наемников на восставшие кварталы народ окончательно отвернулся от «латинского царя» Владислава и верной ему Семибоярщины.

Отбив натиск земских войск, Гонсевский решил, что пришло время покончить с остатками оппозиции внутри города. Его люди жестоко расправились с Андреем Голицыным. Боярин физически не мог участвовать в восстании, все это время он находился под домашним арестом, но такая мелочь не остановила поляков. Патриарха оккупанты арестовали и бросили в темницу. Его не лишили сана, поскольку по закону сделать это мог лишь соборный суд. А как умеет защищаться «хитроречивый» московский первосвященник, всем было хорошо известно. Поэтому Гонсевский поневоле ограничился заключением Гермогена под стражу. Управление же делами церкви перешло в руки верного Семибоярщине архиепископа Арсения.

Земская власть в воинском лагере под Москвой постепенно набирала силу. В апреле воеводы провели присягу в полках. Русские ратники поклялись стоять всем заодно против короля, королевича и всех, кто с ними столковался. Они выразили готовность очистить Московское государство от польских войск, а потом служить государю, который будет избран «Всей Землей». До проведения царских выборов «Совет Всей Земли» сосредоточил власть в руках трех высших воевод: князя Дмитрия Трубецкого, дворянина Прокопия Ляпунова и атамана Ивана Заруцкого.

Когда города снаряжали ополченцев в поход, считалось само собой разумеющимся, что шапку Мономаха следует отдать одному из русских православных кандидатов. Однако за время осады многие из ратников засомневались в правильности такого варианта. Все «великие бояре», среди которых по понятиям того времени только и можно было найти кандидата в цари, сидели в Кремле с Гонсевским и даже не думали переходить на сторону осаждающих. В головы патриотов невольно закрадывалась мысль: да неужели же мы рискуем жизнью ради того, чтобы посадить на трон одного из пособников жестокого врага?

Стоило только «Совету Всей Земли» начать обсуждение конкретных кандидатур, как среди депутатов-дворян вспыхивали яростные разногласия. Чтобы их преодолеть, «Совет» под давлением Ляпунова вынес постановление о возможности избрания на трон шведского королевича. Это успокоило дворянскую часть ополчения, но вызвало бурю негодования среди казаков и московского «черного» люда. Не успели мы избавиться от одного иноверца, говорили они, а дворяне уже готовы навязать нам другого! Многие казаки, служившие под знаменами самозванца, вспомнили о крещенном по православному обряду «царевиче Иване». Вместе со своей матерью, Мариной Мнишек, он проживал в это время в Коломне. Заруцкий негласно поддерживал эту идею. Будучи любовником вдовой «царицы», он не без основания рассчитывал на пост правителя при малолетнем «воренке». Кроме этого в таборах начали циркулировать слухи, что в Псковской земле появился вот уже трижды спасшийся «царь Дмитрий Иванович». Вскоре этот человек станет известен стране как Лжедмитрий III.

В то время как русский лагерь под Москвой все больше раздирали противоречия, обстановка под Смоленском продолжала ухудшаться. Поняв, что ни на какие уступки русские послы не пойдут, Сигизмунд 12 апреля велел их арестовать и отправить в Польшу. В Смоленске меж тем уже свирепствовала цинга. Силы гарнизона таяли. Обстрелы города из осадных орудий не прекращались ни на день. На рассвете 3 июня 1611 года раздалось несколько мощных взрывов. Рухнула часть стены подле Крышолевской башни. Польские роты вошли в пролом. Начались бои на улицах города. Большинство защитников Смоленска погибло в сражении. Воевода Шеин попал в плен. По приказу короля его пытали, а затем отправили в Литву в железных оковах. Часть жителей заперлась в Богородицкой церкви в центре Смоленска. Когда поляки взломали двери и ворвались в собор, горожане взорвали сложенный в подвале порох. Под обломками каменного здания погибло много польских ратников.

Падение Смоленска стало шоком для всех патриотических сил. В лагере Ляпунова с ужасом ждали, что Сигизмунд III двинет освободившуюся армию к Москве. Однако король вместо этого вернулся в Польшу. У него не было денег, чтобы платить наемникам жалованье. Известие об этом недолго радовало ополченцев. Не прошло и полутора месяцев после падения Смоленска, как его судьбу повторил Великий Новгород. 16 июля 1611 года ратники Карла IX ворвались в город и устроили там кровавую резню. Русские воины отступили в кремль, но тот не был подготовлен к обороне. В подвалах отсутствовали запасы продовольствия и боеприпасов. Волей-неволей пришлось воеводам капитулировать.

По соглашению между городскими верхами и шведским командованием этот захват был оформлен как призвание на «Новгородское государство» шведского принца. Главный пункт договора гласил: «Митрополит Исидор и Священный собор, боярин князь Одоевский, воеводы, князья, бояре, купцы, крестьяне избрали шведского принца в цари и великие князья над Новгородским княжеством, а также над Владимирским и Московским, если последние пожелают присоединиться к Новгородскому княжеству»{136}.

Действия шведов, союз с которыми так долго пропагандировал Ляпунов, возмутили казачество. Не меньшее раздражение вызывали у атаманов попытки воевод наладить в войске дисциплину и прекратить беззаконие. Дело в том, что централизованное снабжение в земском лагере работало плохо и некоторая часть казаков вынуждена была заниматься реквизициями — а попросту говоря, грабить население, — чтобы не умереть с голоду. Находились среди них и такие, кто в жестокости своей не уступал оккупантам. Воевода Матвей Плещеев поймал за грабежами и убийствами 28 «воровских» казаков и велел их утопить. Подоспевшие товарищи отбили осужденных. Атаманы собрали круг и опротестовали действия Плещеева. В конце концов Ивану Заруцкому удалось замять конфликт. Однако вскоре после этого в лагерь попала поддельная грамота Прокопия Ляпунова. В ней властям земских городов предписывалось пойманных за грабежами «воровских» казаков казнить на месте или отсылать на суд в подмосковный лагерь.

Когда 22 июля атаманы публично зачитали текст письма, в таборах поднялась волна возмущения. Казаки спешно собрали круг и потребовали Ляпунова к ответу. Посланцы поручились, что войско не причинит воеводе вреда. Поверив им, Ляпунов явился на круг. Однако казаки не сдержали слова. Они зарубили не только самого земского воеводу, но и дворянина Ивана Ржевского, который пытался защитить Ляпунова от бессудной расправы. Трубецкой и Заруцкий никак не отреагировали на убийство своего коллеги по триумвирату. Вскоре из-под Москвы началось массовое бегство дворян и других служилых людей. Лагерь Первого ополчения все больше становился похожим на табор «воровских» казаков. Эта вольница еще могла блокировать в Китай-городе малочисленный гарнизон Гонсевского, но к полевым сражениям с регулярной армией была абсолютно непригодна.

Таким образом, к началу августа положение России ухудшилось до крайности. Оборона западных и северных рубежей рухнула. Земская армия под Москвой фактически развалилась. Казалось, гибель Русского государства стала неизбежной, и остановить его распад не в силах никто… Но к счастью, так думали не все. 5 августа 1611 года патриарх Гермоген отправил в Нижний Новгород письмо с призывом начать сбор новой земской рати. Через 20 дней эта грамота дошла до адресата. Существует много рассказов о том, кто и как доставлял патриаршее послание. В нескольких источниках приводятся разные имена и фамилии гонцов. Р.Г. Скрынников, к примеру, в одних своих работах называет его Мосеевым{137}, а в других Моисеевым{138}. Однако все сходятся в одном: посланец нижегородцев лично проник к Гермогену, а значит, мог привезти от патриарха не только письма, но и устные распоряжения. Это важно, поскольку Нижний Новгород традиционно не имел собственного епископа, а находился в прямом подчинении у московского первосвященника. Гермоген же, всегда глубоко вникавший в дела, скорее всего, знал, кому из горожан можно доверить общественную казну. А поскольку взявшийся за сбор средств на ополчение Кузьма Минин был избран земским старостой на том же сходе 1 сентября 1611 года, где зачитывалось письмо патриарха, можно с большой долей вероятности предположить, что его кандидатуру «миру» рекомендовал именно Гермоген. Этим во многом объясняется то влияние, которое быстро приобрел Минин среди сторонников нового земского движения.

Многие историки с некоторым скепсисом воспринимают сведения о встрече Мосеева и Гермогена. Ведь патриарх с апреля 1611 года находился под арестом. Его келью в монастыре охраняли верные Семибоярщине стрельцы и польские приставы. Чтобы развеять эти сомнения, достаточно вспомнить, что 4 августа 1611 года к Москве подошло с большим обозом воинство Петра Сапеги. Прорываясь в Кремль, поляки атаковали казачьи острожки за Яузой. Одновременно с этим навстречу им ударили ратники Гонсевского. Казакам в обоих случаях удалось отбить натиск. На следующий день Сапега повторил попытку прорыва. Только атака шла на этот раз не на Яузские ворота, а на Арбатские и Никитские. И снова Гонсевский ударил навстречу. Поскольку проход в Кремль телег с продовольствием был для оккупантов делом жизни и смерти, в атаку на Белый город они бросили все наличные силы… Надзор за Гермогеном существенно ослаб, чем и воспользовался Мосеев.

Обоз с провиантом 5 августа благополучно прошел в Москву. Воины Сапеги существенно усилили польский гарнизон русской столицы. Но в то же самое время через одну из тайных калиток Кремль покинул никем не замеченный путник. Очень скоро грамотка, полученная им от патриарха, приведет к уничтожению власти оккупантов и верной Владиславу Семибоярщины.

Однако дело, за которое взялись нижегородцы по просьбе Гермогена, было очень непростым. Минин оказался прекрасным организатором, но земской армии нужен был полководец. О том, как избирали и уговаривали Дмитрия Пожарского послы нижегородского посада, написано во всех книгах, посвященных Смутному времени. И при этом практически нигде не акцентируется внимание на трех важнейших обстоятельствах…

Первое: в числе тех, кто предлагал Пожарскому пост главнокомандующего, отсутствуют местные воеводы! Хотя до этого они играли важную роль в жизни города: Репнин водил нижегородскую рать под Москву в составе Первого ополчения, а Алябьев вместе с посадскими людьми рассылал по окрестностям списки с грамот Гермогена. Второе: приняв предложение, Пожарский появился в Нижнем только 28 октября, причем городские воеводы не посмели оспаривать его первенство. Конечно, князь Дмитрий прибыл туда не один, а в сопровождении нескольких сотен смоленских, дорогобужских и вяземских дворян, но обычно местническим спорам подобные мелочи не мешали. И наконец, третье: в дальнейшем схожие ситуации — когда к войску присоединялись отряды во главе с более знатными воеводами, имевшими местнические преимущества перед «худородным» Пожарским, — повторялись неоднократно, но никто из бояр и окольничих даже не попытался поспорить со скромным стольником за власть над земской армией!

Случай, доселе небывалый в истории Московской Руси…

Готовность, с которой гражданские и особенно военные власти признавали полномочия Минина и Пожарского, можно объяснить, предположив, что их обоих рекомендовал на высокие посты Гермоген. Авторитет патриарха, духовного лидера российских патриотов, к тому времени поднялся на недосягаемую высоту. О том, что московский первосвященник должен был хорошо знать Кузьму Минина, я уже писал выше. Пожарский тоже был прекрасно известен Гермогену. В отличие от рядовых нижегородцев патриарх знал все подробности о блестящих победах князя Дмитрия: сначала над большим отрядом атамана Салькова на Владимирской дороге, а затем над армией Самбулова под Зарайском. Ну а сретенские подвиги возглавляемого Пожарским отряда стрельцов и посадских жителей Гермоген мог видеть собственными