Сказочник особого назначения (fb2)


Настройки текста:



Алекс Кош Сказочник особого назначения

Утро Гморка началось непретенциозно — с завтрака. Нет, конечно, для любого нормального человека утро начинается с пробуждения, но существо, проснувшееся в кровати, одиноко стоящей посреди огромной пещеры, человеком назвать язык не поворачивается. Существо с трудом поднялось на ноги, вышло из пещеры и с громким хэканьем окунулось в близлежащее озеро. Вернувшись, оно пробормотало что-то вроде «столзавтрк», и тут же добротная дубовая кровать растворилась в воздухе, а на ее месте материализовался не менее добротный и не менее дубовый стол, заставленный всевозможными яствами.

Звучит гордо, а на деле всех яств-то было: тарелка каши, три бутерброда с сыром да целый кофейник с… ну чем может быть наполнен кофейник?

Лишь после второй чашки кофе в темно-карих глазах Гморка появился огонек осмысленности.

— Тел, новости, — вяло, нет, не приказал — попросил Гморк.

На противоположном от Гморка краю стола появился небольшой цветной телевизор марки «Соня». Щелкнул тумблер, и на экране возникла миловидная ведущая.

— Доброе утро, сказочник, — вежливо поздоровалась девушка, кокетливо поправив длинные волосы цвета воронова крыла. — С чего начнем?

— Давай-ка, Сонь, основные происшествия за ночь, — пробубнил Гморк, вовсю работая челюстями. — И… только по близлежащим землям. Что-то у меня нет сегодня тяги к дальним перелетам…

Ведущая понимающе кивнула.

— На кладбище возле Купчино замечена нездоровая активность зомби. Если так пойдет дальше, то они могут и до города добрести. Такая паника поднимется… — Ведущая хихикнула. — Хотя, может, это будет даже забавно. Они ж все равно безобидные — побродят-побродят, да и распадутся с первыми лучами солнца. В Желтом Лесу опять Соловей-разбойник буянил. Не иначе спьяну. Кого ему ночью-то среди сосен грабить? Боюсь только, скоро Леший опять на разборку отправится: уж больно много деревьев Соловушка повалил да зверье все в округе перепугал, а Леший этого ой как не любит… чай, нашему свистуну второй зуб выбьет. Ну что за нечисть такая пошла? Скоро богатырей совсем без работы оставят — сами друг друга порешат. Не дело это, надо бы разъяснительную беседу провести…

Гморк в притворном недовольстве грохнул по столу пудовым кулаком.

— Эй, не наговаривай на нечисть, большинство из них отличные ребята!

— Ой! — Ведущая кокетливо смутилась. — Прости, дорогой, я забыла, что у тебя слабость к злодеям.

— Так-то лучше, — ухмыльнулся Гморк. — Что-нибудь еще интересное за ночь произошло?

— Да, Дом с Призраками опять начал шалить. Довел до обморока двух искателей приключений на свою… ну на то место, которым обычно думают эти искатели приключений. Без разрешения довел, должна заметить.

Гморк понимающе кивнул.

«Точно, программа этого Дома уже давно вышла из-под контроля. Пора бы Домик перепрограммировать или просто снести и построить новый — пострашнее, да и попослушнее. А то что же это за дело — до обморока доводить? Теряет Дом квалификацию, теряет. Одряхлел».

Ведущая неожиданно замолчала на некоторое время, а потом расплылась в радостной улыбке.

— Только что пришел заказ на дракона. Зачитать?

Гморк подскочил на стуле и чуть не подавился последним бутербродом.

— Читай скорее!

— Заказ поступил от няньки принцессы из Тридевятого (кто бы сомневался) Царства. Все как обычно. Отец пообещал ее руку одному заморскому принцу, а принцессе этот тип совершенно не мил. Даже не просто «не мил», а воротит бедную девушку от старого пня, по странному стечению обстоятельств именуемого принцем. Няня очень переживает за бедняжку и прямо-таки требует дракона.

Как нетрудно было догадаться по названиям, помимо Тридевятого Царства в Сказмирье существовали и Тривосьмое, Триседьмое… В общем, царств здесь хватало, причем помимо них, в наличии были всевозможные халифаты, королевства, графства, герцогства и прочее, прочее. Оно и понятно, ведь принцев и принцесс, королев и королевичей, царей и царевен на всех не напасешься: эту нужно украсть, этого проклясть, того в монстра превратить… Для того чтобы сказочная жизнь кипела, нужен был действительно большой запас царских особей.

— А какие требования к кандидату? — азартно спросил Гморк.

Похищение наследниц являлось одним из его любимых занятий. Точнее, не само похищение, а создание полосы препятствий и испытаний для спасителей. Вот таким специфическим образом устраивались местные браки.

— Помимо обычных пожеланий, ну там… красивый, умный, добрый, просят еще, чтобы обязательно музыкантом был и любил животных.

Гморк разочарованно вздохнул.

«Опять банальность. Хоть бы кто-нибудь что-то особенное попросил… скучно это — пользоваться старыми наработками психологических тестов. Спаси волка из капкана, избеги общества соблазнительных русалок, разгадай загадку Бабы-яги — банальности. Но что ж делать? Работа есть работа…»

— Откуда принцессу удобнее всего украсть? — деловито спросил Гморк.

— Няня пошлет девушку сегодня в полдень в Желтый Лес на прогулку. Тетка искренне полагает, что вам ее оттуда будет очень удобно украсть.

К слову, Желтым лес назывался по самому прямому признаку — цвету. В нем круглый год стояла красивая теплая осень, иногда лили дожди, и никогда не наступала зима.

— Угу, очень удобно. Интересно, где, по мнению этой няньки, в многовековом лесу может приземлиться тридцатиметровый дракон? — проворчал сказочник. — Там же ни одной нормальной полянки нет.

— Скорее всего принцесса остановится у озера, чтобы искупаться. Все знают, насколько полезны для здоровья омовения в водоемах Желтого Леса, — предположила Соня. — Можно ее прямо из воды…

— Сомнительно, — покачал головой Гморк. — Скажу Бублику, пусть попробует девицу вместе с каретой с дороги украсть. Там достаточно места, чтобы подхватить ее на бреющем полете.

— А вы уверены, что она еще девица? — хихикнула ведущая. — В нынешние-то времена…

— Не придирайся к словам, — отмахнулся Гморк. — Что это ты такая ехидная спозаранку?

— Кому-то спозаранку, а кому-то под конец ночного дежурства, — буркнула ведущая. — Глаза закрываются, спать хочется…

— Не смеши меня. — Гморк поднялся со стула. — Виртуальные, да к тому же еще и магические существа не устают. Давай-ка прикажи седлать Бублика, а я пока оденусь.

— Сам ты виртуальное существо, — огрызнулась ведущая. — А Бублику я велела седлаться еще час назад.

Разумеется, на самом деле гордый дракон никогда в жизни не позволил бы надеть на себя седло, но шутить на эту тему Гморку никто не запрещал.

— Свободна, — поблагодарил ведущую сказочник. — Оружейная, «стандарт».

Со стола мгновенно исчезли остатки завтрака, а сверху спустился небольшой стенд. Точнее, что-то вроде стальной корзины, заполненной всевозможным оружием: пистолеты, кортики, винтовки, луки, бластеры… чего здесь только не было. В отдельном отсеке лежали зеленая кольчуга, плащ, шлем, меч и маленький арбалет.

Гморк быстро натянул кольчугу, повесил за спину меч и надел на руку многофункциональный браслет. Завершал выходной костюм черный плащ, позволявший Гморку сидеть на спине дракона и оставаться незамеченным среди многочисленных спинных наростов. Обычно каждодневный арсенал включал еще и небольшой арбалет, но в этот раз сказочник решил пойти налегке.

«Ну что может случиться в этот солнечный денек?» — логично подумал он.

Выйдя из пещеры, Гморк повернулся к скале лицом. Прямо над входом висел огромный, вычищенный добела временем и дождями череп то ли медведя, то ли снежного человека. Гморк достал из кармана маленький брелок и нажал на неприметную кнопку. В ответ на нажатие в провалах глазниц мигнули красные огоньки, а из пещеры донесся короткий звук «пик».

— Сигнализация, — весело произнес Гморк таинственные слова и, напевая незамысловатый мотивчик, поспешил куда-то вниз по склону.

Спустившись к речке, он остановился у самой кромки воды и громко свистнул.

Примерно целую минуту ничего не происходило. Гморк стоял на берегу и терпеливо ждал…

Озеро забурлило. Вода вскипела, запузырилась, и на поверхности возник странный холмик. Странный хотя бы потому, что по форме напоминал чей-то зад.

— Бублик, что за дурацкие фокусы? — поинтересовался Гморк. — Всплыл, как… поплавок какой-то. Ты же дракон! Ты все должен делать величественно… а ты что делаешь?

Холмик задергался и скрылся под водой, а на его месте возникла голова дракона. Небольшая такая… в сравнении с исчезнувшим под водой холмиком-задом.

— Я, между прочим, не водоплавающий, — с достоинством ответил дракон Бублик. — Я летающий. Сам же меня заставил в озере жить для конспирации, а теперь еще и недоволен.

— Летающий он, — передразнил Гморк. — Утки тоже летающие, а плавают получше некоторых…

— Правильно, — закатил глаза-блюдца дракон. — Ты меня теперь еще и с утками сравни. Очень приятно. То он спьяну червяком обзывается, то какой-то Нессей называет… ну никакого уважения. Улечу я от тебя… в Китай. Там драконов уважают.

— Рожей не вышел, — не согласился Гморк. — Там драконы все цветастые, как бабы. А ты вон черный, страшный… кому ты, кроме меня, такой нужен?

Дракон картинно вздохнул.

— Ладно, куда сегодня летим?

Гморк ухмыльнулся:

— За принцессой.

— Правда? — обрадовался дракон. — Вот здорово! А можно, я ее попугаю немного?

— Только если немного, — протянул Гморк. — Чтобы она заикой на всю жизнь не осталась.

— Да когда такое было?! — возмутился дракон, медленно выходя из озера. — Я профессионал!

Гморк посторонился, чтобы дракон ненароком не наступил на него своей профессиональной лапой.

— Профессионал, тоже мне. А принцессу из Салимского Халифата не помнишь? Бедную девочку до сих пор лечат лучшие маги Востока.

Дракон вышел из озера и отряхнулся словно собака, тут же окатив Гморка водой с ног до головы.

— Эту истеричку?! — возмутился уже сухой Бублик. — Да она сама меня чуть до инфаркта не довела своим «восточным темпераментом»! Кто бы меня вылечил после того, как эта психованная битый час бросалась на меня со всякими гадкими железяками!

— Ладно, ладно! — вскричал Гморк, очищая плащ от налипших на него водорослей. — Просто я тебя прошу в этот раз быть поосторожней. Все ж таки не Халифат, находящийся у черта на рогах, а Тридевятое Царство — соседи, блин.

— Я подумаю, — дипломатично согласился дракон.

Гморк открыл было рот, чтобы сообщить дракону все, что он думает о мыслительных способностях отдельно взятого черного «земляного червяка», но неожиданно передумал. А то обидится Бублик и вообще никуда не полетит…

Забравшись на спину дракона, Гморк кинул прощальный взгляд на свою скалу и сказал уже давно ставшие привычными слова:

— Попорхали?

И они попорхали.

Вообще-то полет дракона порханием мог назвать только такой оригинал, как Гморк. Судорожные взмахи огромных крыльев поднимали тушу дракона в воздух с таким грохотом, будто в небо стартовало не сказочное существо, а пресловутый «Боинг-747». Воздух стонал и завывал под тяжестью Бублика… Зато, поднявшись на высоту и поймав горячий поток воздуха, дракон парил в небе подобно обычной, пусть и очень большой, птице…

— Давай-ка высади меня в Желтом Лесу! — крикнул Гморк, стараясь перекричать вой ветра. — Экипаж с принцессой поедет в полдень по главной дороге, принцесса по лесу решила погулять и искупаться. Ты захватывай девчушку вместе с каретой, а я заскочу к Яге, выдам ценные указания, а потом тебя у жилища Кащея буду ждать.

Очень важное замечание: когда вы будете взлетать на драконе, никогда не открывайте рот. Вот Гморк открыл — и чего только ему туда не набилось: и песок, и мошки какие-то… То еще удовольствие, между прочим.

Остаток дороги они пролетели в полном молчании. Кстати, странное имя — Гморк, не находите? Сам-то Гморк никогда и никому в Сказмирье не рассказывал о его происхождении. Нет, это не было какой-то страшной тайной, просто он не слишком любил свое старое имя… и фамилию. При рождении родители нарекли его Гошей. Простое, доброе имя. А фамилия его была Морковкин. Гоша Морковкин. Мягко говоря, это звучит несерьезно. И даже смешно. Поэтому, поступив на службу в СОС (Службу Охраны Сказок), Гоша сменил имя. Гморк — гораздо более достойное имя для сказочника (так назвали себя работники СОСа), вызывающее почтение, а где-то (например, в Салимском Халифате) даже страх.

— Подлетаем, — сообщил дракон. — Сесть в лесу я не смогу, поэтому выбирай — либо я высаживаю тебя где-нибудь на окраине, либо… ты парашют не захватил?

— Очень смешно, — проворчал Гморк. — Высаживай давай, а не болтай. И так времени мало.

— У кого как, — не согласился дракон. — У меня вот впереди еще не одна сотня лет.

— Поговори мне еще, — беззлобно пригрозил Гморк и легко спрыгнул со спины дракона, несмотря на то что до земли еще оставалось несколько десятков метров.

Плащ расправился подобно крыльям того же дракона по имени Бублик и позволил сказочнику плавно спуститься прямо на кроны деревьев. Там он схватился за верхушку сосны, погасив инерцию, и проворно запрыгал с ветки на ветку до самой земли.

Отправив дракона похищать принцессу, Гморк ходко зашагал к домику одной милой старушки, в простонародье именуемой Бабой-ягой. Веселая бабушка занималась выдачей квестов и полезных артефактов потенциальным женихам принцесс, а в свободное время подрабатывала воздушными перевозками в летающей ступе и поставкой пирожков с капустой в самое известное кафе Сказмирья «В гостях у Василисы».

Лесная тропка вывела сказочника на небольшую вытоптанную полянку, где, судя по четким следам на земле, еще совсем недавно паслась и щипала травку избушка на курьих ножках.

«Опять перекочевала на другое пастбище, — раздраженно подумал Гморк. — Надо было с Бублика получше осмотреться, ищи ее теперь…»

Он резко остановился и прислушался. Где-то совсем рядом звучало тихое мелодичное посвистывание.

«Знакомая мелодия, — подметил сказочник, осторожно пробираясь к источнику звуков. — Ах, точно, это ж Витаса песенка!»

Сделав несколько шагов, он выпрямился и дальше пошел уже в открытую. Приблизившись к раскидистому дереву, из листвы которого доносился музыкальный свист, он крикнул:

— Эй, Соловей, ты, что ли?!

Свист резко оборвался, и из листвы показалось небритое лицо с двумя знатными, на удивление симметричными фонарями под глазами.

— Гморк? Ты что тут забыл?

— Кхм… — с трудом сдержал усмешку Гморк. — Избушка мимо не пробегала?

Похоже, разъяснительную беседу с Соловьем-разбойником можно было отложить на неопределенный срок, кто-то успел позаботиться об этом еще до Гморка.

— Она сегодня на водопое, — с готовностью ответил Соловей-разбойник. — Остановилась у речки.

— Спасибо, — поблагодарил сказочник. — Слушай, а что у тебя с лицом?

Мужчина смущенно почесал в затылке.

— Да перепил вчера с Лешим настойки на мухоморах. Не помню уж, с чего все началось, но двинул он мне в глаз ощутимо. Ну а я уж в ответ как свистнул… только деревья в разные стороны и полетели.

— А второй фингал откуда?

— Досвистелся, — вздохнул разбойник.

— Холодное приложи, — заботливо посоветовал Гморк. — Ну, там, к русалкам в гости сходи.

— Еще к Снежной королеве предложи наведаться, — буркнул Соловей-разбойник. — Иди лучше, а то избушка на утреннюю пробежку отправится — ищи ее потом.

Махнув Соловью-разбойнику на прощанье, сказочник поспешил к речке, мысленно взмолившись о том, чтобы не столкнуться там с русалками. Любвеобильные хвостатые дамочки уже давно положили глаз на парня, но до сих пор он умудрялся избегать речных купаний в их сомнительной, пусть и весьма приятной компании.

Отвлекшись на мысли о русалках, Гморк немного отклонился от тропы и упустил момент, когда земля под ногами начала осыпаться. А в следующую секунду он уже провалился в образовавшуюся дыру и, несмотря на попытку сгруппироваться, все-таки приложился спиной обо что-то твердое. Едва не потеряв сознание, он справился с головокружением, открыл глаза и осторожно огляделся по сторонам. Темно — хоть глаз выколи. Воспользовавшись браслетом в качестве фонарика, он осветил окружающее пространство и убедился в том, что оказался в какой-то пещере. Причем она явно принадлежала хищному животному, поскольку все вокруг было усеяно многочисленными костями. Одно успокаивало — человеческих костей среди них на первый взгляд не было.

— Надо выбираться отсюда, — пробормотал себе под нос Гморк. — Дел невпроворот, а я тут отдыхаю в теньке.

Громко охнув и схватившись за пострадавшую поясницу, он встал на ноги и осторожно пошел вдоль одной из стен. И почти сразу заметил странные узоры на камне, словно кто-то углем рисовал простенькие рисунки: зубастые монстры, человечки, домики.

«Что-то я не припомню в русских сказках доисторические рисунки на стенах, — отвлеченно подумал Гморк. — Как и скальных пород посреди Желтого Леса, кстати».

И тут за его спиной раздался хруст.

«Ох, похоже, хозяин пещеры пожаловал, — догадался Гморк. — Что же, с моим везением это вполне логично. И меч я благополучно про… терял…»

— Аргх! — раздался громогласный рык. — Кто-о здесь?

«Оно еще и говорить умеет, — удивился сказочник. — Что ж, тогда есть шанс договориться».

Он не стал выключать свет, дав жителю пещеры возможность найти его. Хотя, по логике, раз уж существо жило в пещере, то и так отлично видело в темноте и с легкостью нашло бы Гморка.

Звуки шагов и хруст костей приближались. Не прошло и минуты, как под свет браслета вышло оно. Громадное, выше сказочника почти на метр, волосатое существо с огромными ушами.

— Ты! — рыкнуло оно.

Гморк чуть не сел от удивления, с трудом веря своим глазам.

— Ты хочешь быть моим другом?! — рыкнуло то, что когда-то было милым мохнатым другом всех детей — Чебурашкой.

«Эк его разнесло-то, — ошарашенно подумал Гморк, отступая шаг за шагом. — Видимо, раньше он на апельсиновой диете сидел, а тут на мясе откормился, подрос. Вон какие когтищи еще отрастил. Это уже не Чебурашка, а черт знает кто».

— Не очень, — честно ответил Гморк и припустил так, что только кости под ногами захрустели.

«Интересно, а кости его предыдущим „друзьям“ принадлежали? — думал Гморк на бегу. — Ох, надеюсь, я бегу в сторону выхода, а не от него. Неужели это ушастый такие подземные ходы прорыл?»

Разумеется, он мог бы вступить в бой с бедным животным, но работа сказочника состояла в чем угодно, но только не в уменьшении поголовья жителей сказочного мира. К счастью, подземный ход быстро закончился, выведя Гморка на поверхность. За спиной сказочника раздался яростный рев, но на солнечный свет зверь так и не выбежал.

«Очевидно, заматеревший Чебурашка не может переносить солнечного света, — подумал Гморк, судорожно пытаясь отдышаться. — Сколько же времени он провел в этой пещере?»

Размышляя о незавидной судьбе ушастого любимца детей и о том, как окультурить бедное животное, он продолжил поиски мигрирующего жилища. К его немалой радости, избушка действительно обнаружилась на берегу речушки, извилистой змейкой текущей через весь лес. Деревянный сруб на куриных ножках весело плескался в воде под довольные визги плавающих неподалеку русалок. Хвостатые красавицы умудрились натянуть поперек речки рыболовную сеть и теперь увлеченно играли в самый настоящий бадминтон.

«Вот только их мне и не хватало», — раздраженно подумал Гморк.

— Эй, Гморк, иди скорее к нам! — весело закричали русалки, едва завидев гостя. — Развлечемся!

— В другой раз, — поморщился сказочник, приблизившись к деревянному строению. — Яга! Ты дома?!

— Сейчас, сейчас! — послышалось из избушки кряхтение старушки. — Еще минутку!

Спустя минут пятнадцать Баба-яга все-таки соизволила вылезти из избушки.

— Прости, прости, я досматривала «Русалки тоже плачут», ох, до чего затягивают эти сериалы. И как мы раньше жили без тарелковидения?

Пожалуй, именно так ее и описывали во всех сказках — горбатой, прихрамывающей на костяную ногу старушкой с крючковатым носом. Классические старческие обноски, являвшиеся неотъемлемой частью образа, были неожиданно разбавлены красной банданой с надписью «Емеля, вперед!».

— Доброго утречка, бабушка. Я с хорошими новостями — у вас тут рядом новый сосед поселился. Ушастый и клыкастый. Особенно ушастый. Нужно начать как-то его окультуривать.

— Ушастый? — ничуть не удивилась бабушка. — Не волнуйся, мы с Лешим его уже давно подкармливаем, он практически ручной.

— Этот «ручной» меня только что чуть не сожрал, — пожаловался Гморк. — Правда, я бы, наверное, тоже был недоволен, если бы кто-нибудь пробил крышу и упал мне на голову…

— Надеюсь, ты не сделал больно бедному Чебуру?

— Чебуру?! — прыснул сказочник.

— Он так себя называет, — пояснила Яга.

— Солидное имя, — отсмеявшись, сказал Гморк. — Ладно, с ним потом разберемся. Еще одна хорошая новость — у нас на сегодня похищение принцессы наметилось.

— Отлично, — потерла сухонькие ручки бабушка. — Я тут как раз огородик думала на полянке устроить, да и избушку подкрасить… Вот эти спасатели доморощенные и помогут бабушке за подсказочку. Ты бы почаще устраивал кражи невест, глядишь, я бы и парничков парочку сделала, помидоры выращивать начала.

Гморк вновь рассмеялся:

— Ну извини. У нас нет столько принцесс, да и Кащей жалуется, что ему слишком часто голову отрубают.

— Сами отказались от иголки в яйце.

— Кащей был очень против, и, если честно, я его отлично понимаю.

Бабушка кокетливо шаркнула костяной ногой.

— Подумаешь…

Сказочник бы с радостью продолжил обсуждение столь интересной темы, но его внимание привлекло большое темное пятно в небе. Судя по траектории движения и размерам, это был не кто иной, как Бублик.

«Что-то он рано, — удивленно подумал Гморк. — Неужели принцесса раньше на прогулку выехала? Но почему тогда Бублик тащит в лапах не карету, а человека? И почему сюда, а не к Кащею?»

— Мне тут принцесса не нужна, — на всякий случай предупредила Яга. — Они не умеют ничего, капризные. Если здесь оставишь, вспомню молодость, запеку в печке…

— Не оставлю я у тебя бедную девушку, — заверил сказочник, внимательно глядя на приближающегося дракона. — Но почему она…

— Срам-то какой, — всплеснула руками старушка, глядя в небо.

Да уж, дракон в очередной раз учудил, украв бедную принцессу не до или после, а прямо во время купания. А купальников в сказочном мире еще не изобрели.

Дракон приблизился уже настолько, что Гморк мог бы рассмотреть фигурку девушки во всех подробностях, если бы Яга не закрыла ему глаза.

— Извращенец чертов! — истерично вопила девушка. — Голую над всем лесом протащил! Отпусти меня, земноводное!

Сказочника обдало воздушной волной вперемешку с песком и ветошью, затем раздался характерный глухой «бум» — дракон приземлился.

— Замолчи ты, истеричка! — рыкнул дракон.

Гморк оттолкнул руку бабушки, успев застать момент, когда дракон отпустил принцессу.

— Охальник, — ткнула его локтем в бок Баба-яга.

Бедная девушка старательно пыталась прикрыться руками, но у нее это не очень хорошо получалось. Выглядела она, кстати, как классическая принцесса — стройная блондинка с длинными волосами и высокомерно вздернутым носиком.

— Успокойтесь, принцесса, мы вам не враги, — заверил ее сказочник, поспешно скидывая плащ. — Вот, возьмите.

Девушка вырвала его из рук Гморка с такой силой, словно хотела переломать пальцы.

— Какая я тебе %#@#!& принцесса?!

Гморк и Яга переглянулись.

— Девица-то явно не девица, а сапожник в юбке, — проскрипела бабушка. — Ошибся драконушка в очередной раз. Со зрением, может быть, у соколика проблемы?

— С головой у него проблемы, — раздраженно ответил Гморк и в сердцах пнул дракона в бок. — Бублик, ты кого притащил?!

— Сам сказал тащить бабу из озера, я и притащил! — обиженно ответил дракон.

— Не из озера, а по пути к озеру!

Сказочник вновь перевел взгляд на укутавшуюся в плащ девушку.

— Простите, а вы кто вообще?

— Морковкин! — взвизгнула девушка. — Дрессировать свое домашнее животное лучше надо!

Бублик выдохнул из носа небольшой огонек.

— Домашнее животное?! Гморк, можно, я ее поджарю?

Сказочник же застыл словно статуя, мигом поняв, что перед ним действительно не принцесса — никто в этом мире не знал его настоящей фамилии.

— Откуда ты меня знаешь? — осторожно спросил он.

— А сам-то как думаешь?! — зло выдохнула девушка. — Я прибыла из Родительского мира!

— Так ты сказочница?! — удивился Гморк.

— Сам ты сказочница! — еще сильнее разозлилась девушка. — Кто же склоняет названия профессий?! А инженера женского пола ты бы инженеркой назвал?!

Гморк тут же стушевался под напором девушки.

— Ну прости. А почему тогда дракон притащил тебя вместо принцессы? Да еще и в таком виде…

— Я откуда знаю? Меня перенесло в местный лес и зашвырнуло прямо в речку. Сам знаешь, как нестабильны бывают эти межмировые порталы. Я выбралась на берег, развесила одежду, чтобы просушилась, и пошла купаться. Неожиданно к речке подъехала карета с сопровождением, и, прежде, чем я успела выскочить на берег и накинуть одежду, налетел этот чешуйчатый гаденыш и схватил меня.

— Он-то тебя за принцессу принял, — попытался оправдать друга сказочник.

— То есть протаскивать принцессу голышом над всем лесом это для вас обычное дело?!

— Ну нет, конечно…

— Никогда не понимал вас, людей, — влез в разговор дракон. — Я вот и без одежды отлично обхожусь. Проблем-то…

Сказочница зыркнула на дракона так, словно хотела испепелить на месте.

— Тебя вообще не спрашивали, лягушка-переросток!

— Я не лягушка-переросток, а самый настоящий Змей Горыныч!

— Змей Горыныч?! — вперила горящий взор в дракона девушка. — А где еще две головы?!

— Ну у меня с ними как-то не срослось, — пошутил Бублик, но под взглядом девушки еще сильнее втянул шею. — Гморк, она меня пугает…

У чувствительного дракона еще не прошла психологическая травма после встречи с неадекватной принцессой из Салимского Халифата.

— Так, Бублик, иди попасись где-нибудь, — коротко скомандовал он. — Бабушка, вы тоже пока можете пойти чайку попить, нам вдвоем тут поговорить надо.

Бублик демонстративно фыркнул и отвернулся, а Баба-яга тихо сказала Гморку:

— Я на всякий случай печку растоплю, не нравится она мне. Ну и чаек заодно поставлю, если вдруг решим ее пощадить.

Гморк дождался, пока они с девушкой остались наедине, и тут же набросился на нее с расспросами:

— Теперь скажи, что ты тут делаешь вообще?

— Меня зовут Пенелопа, я сказочник особого назначения. В Центр Контроля стали поступать странные сигналы из этого мира, и я прибыла, чтобы провести полную инспекцию.

— И для этого в мир русских народных сказок прислали девушку с самым обычным русским именем Пенелопа? — не удержался от подколки сказочник.

— Моя бабушка была русской, — неохотно ответила девушка. — Так что у меня русские корни, не говоря уже о степени по литературе и сертификате об окончании недельных курсов по русскому фольклору. Я отлично разбираюсь в предметной области.

Гморк озадаченно посмотрел на сказочницу.

— Предметной области? — Он обвел рукой окружавший их лес. — Это не предметная область, а реальный мир, живущий по своим законам! Удивительный, постоянно меняющийся и эволюционирующий мир…

— Вот! — выразительно погрозила ему пальцем девушка. — Это-то и беспокоит Центр Контроля. Слишком уж эти ваши сказки быстро меняются.

— Статичны бывают только картины, — улыбнулся Гморк. — Это целый мир, живущий по своим законам, но отнюдь не стоящий на месте. Я не стану оправдываться, но ты прекрасно знаешь, что до сих пор нет однозначного мнения, влияет наш мир на мир сказок или наоборот. Поэтому давай-ка ты не будешь делать поспешные и ничем не обоснованные выводы. Да, я кое о чем рассказываю местным жителям, но нельзя расценивать это влияние как однозначно отрицательное. К тому же мир развивается и без моего участия, он же не может просто застыть в своем развитии.

— И ты совсем не оправдываешься, — фыркнула девушка. — Не знаю уж, может он застыть в развитии или нет, но до нашего здесь появления он точно повторял старые русские сказки. А теперь?

— А что теперь? — прикинулся дурачком Гморк.

Девушка выразительно посмотрела на русалок, играющих в бадминтон.

— Ты думаешь, это нормально?

— Меняются люди — меняются и сказки, — пожал плечами Гморк. — Это ли не доказательство взаимосвязи событий в обоих мирах? Ты мне лучше вот что скажи: Сказмирье изменяется уже давно, но тебя прислали только сейчас. Какова настоящая причина твоего прибытия?

Девушка на какое-то время задумалась.

— Вообще-то мне было приказано на месте решить, рассказывать тебе о задании или нет.

— Так решай и рассказывай скорее!

— Ну хорошо, — вздохнула Пенелопа. — Кто-то пытался открыть межмировой портал из Сказмирья. Мы не успели засечь, куда он вел, потому что портал был слишком нестабилен и быстро схлопнулся. Но, судя по всему, они попытаются еще раз.

Гморк опешил.

— Да ладно?! Серьезно? Но кто мог создать межмировой портал, это же сказочный мир, здесь просто нет таких технологий…

— Это-то я и должна выяснить.

— Отлично. А ты в курсе, что Сказмирье занимает достаточно обширные территории и постоянно расширяется?

— Поучи меня еще, — фыркнула девушка. — Наши специалисты точно вычислили, что портал пробивали где-то здесь, в радиусе десятка километров от Желтого Леса.

Гморк даже задумываться не стал.

— Кащей наверняка опять свои опыты проводит.

— Опыты? Кащей? — удивилась девушка. — Я думала, это злодей такой костлявый со смертью в…

— Давай без интимных подробностей, — перебил ее Гморк. — Сказки это все. Кащей нормальный мужик, только немного помешан на науке, даже внешне чем-то Эйнштейна из нашего мира напоминает.

— Значит, нужно отправиться к нему и устроить допрос с пристрастием, — твердо сказала Пенелопа.

— Легко, — согласился сказочник. — Только допросов не надо, мы все тут живем душа в душу, даже Кащей вовсе не тот злодей из сказок, а лишь играет эту роль, периодически выступая «похитителем» принцесс. Пойдем, подыщем тебе что-нибудь у Яги, не в плаще же разгуливать…

Хотя, будь воля Гморка, он бы с удовольствием и дальше любовался изящными формами, угадывающимися под плащом. При ближайшем рассмотрении девушка оказалась не просто мила, а сногсшибательно красива.

Несмотря на показное недовольство, Баба-яга не только подобрала Пенелопе наиболее приемлемую одежду из своего гардероба, но и практически насильно напоила их чаем. Покинув избушку спустя полчаса, Пенелопа выглядела словно молодая версия Бабы-яги. Других-то одеяний у бабушки не водилось.

— Тебе идет, — вновь не удержался от подколки Гморк.

Странно, но каждый раз, глядя на гостью из Родительского мира, он хотел сказать какую-нибудь глупость.

— Сам урод, — огрызнулась девушка.

«Да, одеяние ей явно подходит, — ехидно подметил Гморк про себя. — Яга наверняка в молодости такой же язвой была».

— Эй, Бублик!

— Ты зачем это ящерицу зовешь? — вцепилась в его плечо девушка.

— Дракон — самое быстрое средство передвижения по Сказмирью. На нем мы живо доберемся до Кащея.

— Сам ты средство, — обиделся Бублик. — Между прочим, такими высказываниями ты наносишь вред моему хрупкому внутреннему миру.

Сказочница слегка сбледнула.

— Я не хочу летать на этом… хрупком внутреннем мире.

— Не волнуйся, он аккуратно летает, — заверил Пенелопу сказочник, видя одолевающие ее сомнения.

Впрочем, то, что он принял за сомнения, оказалось самым настоящим…

— Я высоты боюсь, — пересохшими губами произнесла грозная сказочница.

Гморк и дракон синхронно хлопнули глазами.

— О как.

— Хорошо, — пожал плечами Гморк, быстро придя в себя. — Тогда мы пойдем другим путем. Бабушка, сегодня же гонки проводятся, правильно?

Присевшая на крылечке Яга кивнула.

— Гонки на чем? — с интересом спросила Пенелопа.

— Как это на чем? На печках конечно же.

Девушка фыркнула.

— Ну да, действительно, чего это я глупые вопросы задаю. А чемпион у вас Емеля, наверное?

— Как догадалась? — подозрительно прищурилась бабушка.

— Интуиция.

— Бублик, взлетай и направляй нас к трассе, — велел Гморк. — Перехватим кого-нибудь из гонщиков и конфискуем транспорт во временное пользование. До Кащея всего-то часа полтора езды на печке…

Пока дракон выходил на взлет, набирал высоту и осматривался в поисках мчащихся на всех парах печек, Гморк и Пенелопа успели перекинуться парой слов с русалками. Хвостатые девушки все уговаривали сыграть с ними в бадминтон, заверяя, что даже сам водяной не прочь иногда попинать воланчик.

— Вон, твоя ящерица крыльями машет, внимание привлекает, — сообщила Пенелопа, глядя в небо.

— Сама ты… — беззлобно буркнул сказочник. — Ладно, пойдем…

Оставив за спиной Бабу-ягу и избушку, Гморк повел свою новую знакомую к гоночной трассе, проходящей через Желтый Лес и несколько близлежащих королевств. Гонки на печах проводились каждый месяц, и по счастливой случайности именно сейчас проходил один из этапов кубка Сказмирья. Всю дорогу до трассы Гморк старательно делал вид, будто сильно занят высматриванием парящего в небе дракона, хотя не увидеть его мог только слепой. Вскоре меж деревьев стала видна поднимающаяся в воздух дымовая завеса от пыхтящих на пределе возможностей ездовых печек.

— Будь осторожнее, — предупредил сказочник. — Они лишь кажутся неповоротливыми, а на деле могут не хуже «Формулы-1» гонять. Если слишком приблизишься, то может даже потоком воздуха сбить.

— Разберусь, — отмахнулась Пенелопа, выходя на опушку.

Гморк запоздало подумал, что забыл упомянуть о непривычной жителю техногенного мира бесшумности передвижения печек. Магическое средство передвижения парило над землей, и единственным воспроизводимым им звуком было легкое потрескивание поленьев в топке.

Выскочив прямо на трассу, девушка не сразу поняла, где очутилась, и слишком поздно увидела мчащиеся на всех парах печки. К слову, это уже не были печки в привычном старорусском понимании — из кирпича и глины, подобные конструкции вряд ли выдержали бы серьезную гонку. Участники совершенствовали свои средства передвижения кто во что горазд: изменяли форму печей, обивали стальными пластинами, пробовали разные виды дров. Поэтому вид мчащихся печек самых разных форм, цветов и размеров ввел девушку на какое-то время в ступор.

Лишь каким-то чудом Гморк успел схватить Пенелопу и буквально вытащить из-под мчащегося стального монстра, отдаленно напоминающего немецкий танк «Тигр» с огромной трубой вместо башни.

— Что это было?! — вскричала девушка, поднимаясь с земли и отряхиваясь от пыли.

Где-то наверху был слышен издевательских смех дракона, явно оценившего их прыжок.

— Печки, — пояснил Гморк, вскочив одним гибким движением.

— Какие печки?! Это же монстры — настоящие бронемашины!

— Ну да, в последнее время пошла мода на тюнинг… — Гморк толкнул Пенелопу локтем. — Пени, смотри, а вон любитель классики едет.

— Попрошу без панибратства, для тебя я Пенелопа, — оттолкнула его девушка и застыла, глядя на приближающееся к ним средство передвижения.

Самая что ни наесть классическая деревенская печь, с самым обычным деревенским парнем на водительской завалинке. Белая рубаха, светлые волосы и открытое веснушчатое лицо без намека на интеллект.

— О, похоже, нам повезло! — обрадовался Гморк, разглядев водителя печки. — Ваня!

Парень приветливо махнул рукой и направил пыхтящую чудо-машину к стоящей на краю гоночной трассы парочке.

— Любой другой мог бы заартачиться, а этот точно поможет, — пояснил Гморк девушке.

— Дурак? — уточнила Пенелопа.

— Просто добрый человек, — пожал плечами сказочник и шагнул навстречу парню. — Привет, Ваня. Чего это ты в хвосте тащишься?

— Да лопухнулся, — отмахнулся Иван. — С горючим намудрил. А кто эта прекрасная девушка? Неужели ты наконец-то зазнобу нашел?

Гморк и Пенелопа одновременно замахали руками.

— Нет!

— Мы просто коллеги, — поспешно сказала девушка. — Меня зовут Пенелопа, кстати.

Парень коротко поклонился.

— Иван Дурак.

— Все-таки Дурак? — выразительно покосилась на Гморка девушка. — Э-э… простите, это фамилия такая или диагноз?

— Фамилия, — ничуть не смутился парень. — И философия.

— Сама скоро поймешь, — заверил Гморк. — Ваня, нам срочно нужно попасть к Кащею.

Парень озадаченно посмотрел на парящего в небе дракона.

— А Бублик на что?

— У них с «зазнобой» не сложилось, — поморщился Гморк. — А к Кащею нужно срочно. Выручай, Вань.

— Я все равно последним иду, — почесал в затылке парень, — так что призовые места не светят. Забирайтесь.

Гморк в порыве джентльменства попытался подсадить девушку, но тут же получил по рукам и самолюбию. Мысленно ругнувшись и зарекшись на будущее, сказочник сноровисто запрыгнул на печку и подмигнул другу.

— Гони!

— Не гонится чего-то, — хмыкнул парень, трогая с места. — Кстати, как раз с Кащеем на эту тему поговорю, этот умелец наверняка сможет сделать так, что моя печка не ездить — летать будет.

Печка скользила над землей, удаляясь от гоночной трассы в сопровождении парящего над ней дракона. Гморк демонстративно отвернулся от спутницы, предоставив Ивану возможность развлечь девушку милым разговором.

— Так откуда вы к нам? — спросил Иван, с интересом глядя на Пенелопу. — И почему так странно одеты… знавал я одну даму, любящую подобные наряды…

— Да, это Яга ей ссудила, — подтвердил Гморк ехидно. — Увидела родственную душонку.

— Полагаю, родственником твоей душонки можно считать мельтешащую над нами крылатую лягушку? — фыркнула девушка, даже не взглянув на Гморка. — Иван, так что вы там говорили о какой-то своей философии?

Иван рассмеялся:

— А философия простая — доверять людям и поступать с ними так, как хочешь, чтобы поступали с тобой.

— Действительно, глуповато, — согласилась девушка. — С другой стороны, это же мир сказок…

— Между прочим, для нас сказочным выглядит ваш мир, — заметил Иван. — Слышала о теории относительности?

— Я-то слышала. — Сказочница в очередной раз выразительно посмотрела на Гморка. — А вот ты откуда о ней узнал? Как и о нашем мире, кстати.

— Из учебника, — открыто улыбнулся парень. — У жены их знаешь сколько…

— А жена у нас кто?

— Василиса Премудрая, — ответил за друга Гморк. — И между прочим, они отличная пара, живут душа в душу, никогда не ссорятся.

— Еще бы, умная женщина и с дураком уживется, — выдала очередную порцию яда девушка. — А с тобой, Гморк, мы еще поговорим по поводу соблюдения закона об ограничении распространения информации между мирами. Видела я у Яги некое подобие телевизора, а тут еще выясняется, что ты местных жителей запрещенной литературой снабжаешь…

— А ведь я мог бы оглушить ее и бесчувственную погрузить на дракона… — буркнул себе под нос Гморк. — И добрались бы быстрее, и мозг целее остался.

— Хамло, — процедила сквозь зубы Пенелопа.

— Высокомерная дура, — не остался в долгу Гморк.

— Такое ощущение, будто вы знакомы уже очень давно, — заметил Иван Дурак. — И даже женаты.

— Вот еще, — хором ответили они.

К счастью для всех, поездка закончилась прежде, чем дошло до рукоприкладства, хотя, несмотря на всю свою сдержанность, Гморк уже был близок к тому, чтобы задушить Пенелопу или сбросить с едущей на полной скорости печки. Едва впереди замаячил замок Кащея, девушка мигом забыла о всяких препираниях и во все глаза уставилась на удивительное строение. И посмотреть было на что: невысокий в масштабах привычных техногенному миру многоэтажек замок смотрелся инородно посреди выжженного до черноты поля. А все потому, что он практически полностью состоял из горного хрусталя, причем не каких-то необработанных горных пород, а невероятных по форме деталей — шестеренок самых разных размеров и форм. По сути, замок был невероятным механизмом, в котором башни, стены, ворота и все здания неторопливо двигались по совершенно непредсказуемым траекториям.

— Что это? — зачарованно прошептала Пенелопа.

Гморк покосился на нее и нехотя ответил:

— Замок Кащея.

— А кто его построил?

— Кащей. Его же замок, — не без ехидства ответил Гморк. — Он у нас тот еще затейник.

Печка въехала на территорию замка, минуя ворота в виде огромной шестеренки, отъехавшей в сторону по аккуратной колее. Во дворе Пенелопу ждала еще одна неожиданность — встретили гостей не обычные люди, да и не люди вообще. Сказочница была подсознательно готова увидеть каких-нибудь сказочных монстров, но действительность превзошла любые, даже самые смелые фантазии. Кащей уже давно перешел на неодушевленных слуг — големов. Возможно, в этом не было бы ничего необычного, если бы они не напоминали внешним видом белых штурмовиков из известного фантастического фильма о далекой-далекой галактике. Вот только вооружены они были не лазерами, а классическими стальными мечами: Кащей ненавидел оружие и принципиально не применял свои знания для создания чего-то сложнее арбалета.

— Это что?! — в который раз за время знакомства с миром русских народных сказок спросила девушка.

— Големы, — осторожно пояснил Гморк.

— А почему они так похожи на… этих, как их…

— Ну я как-то Кащею показал фильм, ему понравилось…

Из замка в сопровождении двух штурмовиков появился плотно сбитый мужчина в простой рабочей одежде, очках и с прической, действительно напоминающей ту, с которой так любят изображать Эйнштейна. Вот только выражение лица у этого дядечки было куда более осмысленным, и он уж точно никоим образом не походил на сказочного злодея.

— Добрый день, Гморк, — вежливо поздоровался Кащей. — Мне передали, что ты привезешь принцессу.

— Это не принцесса, — поморщился Гморк.

— Да по ней видно, — кивнул Кащей.

— Это что еще значит?! — обиделась Пенелопа. — Да что ты можешь в этом понимать, старый хрыч!

Иван и Гморк обменялись насмешливыми взглядами. Лучше бы Кащей молчал.

— Я за свои века столько принцесс перекрал, что вполне могу считаться неплохим специалистом — статистики набралось о-го-го, — поправил очки Кащей.

— Щас как разобью кому-то очки, — погрозила ему кулаком сказочница.

Кащей спокойно сделал шаг назад, и перед ним тут же сомкнулись двое штурмовиков.

— И манер никаких, — невозмутимо констатировал он. — Гморк, держи ее от меня подальше, пожалуйста.

— Извини, — искренне покаялся сказочник картинным шепотом. — Это Пени, она тоже сказочни… — Он покосился на девушку и довольно закончил: —…ца. Увы, девушка выше меня рангом, и мы сможем от нее избавиться только после того, как разберемся с одним делом.

Кащей бросил недовольный взгляд на шипящую, как кошка, девушку и на всякий случай вызвал еще двух штурмовиков.

— Какое же у вас ко мне дело?

— Дело в том, что из Сказмирья недавно пытались пробить межмировой портал…

— И ты тут же подумал на старого Кащея, — понимающе вздохнул мужчина. — Конечно, такой знатный злодей…

— Дело не в злодействе, — замахал руками Гморк. — Но кто кроме тебя может обладать достаточными знаниями для этого?

— Сам знаешь, я очень осторожно обращаюсь с наукой и магией и никогда не стану создавать оружие или что-то способное причинить вред живым существам, — поморщился Кащей.

— Ага, а принцесс ты крадешь тоже из научного интереса? — не преминула высказаться Пенелопа. — Вместо белых мышей на опыты?

Сказочница заслужила еще один недовольный взгляд Кащея и короткое пояснение:

— Это просто работа на благо Сказмирья. Без злодеев жизнь здесь станет скучной и неинтересной. Именно поэтому мы с Гморком сконструировали Дом с Привидениями и другие опасные места и договорились со многими известными личностями: Соловьем-разбойником, Бабой-ягой. Лихом Одноглазым, Водяным и прочими. — Он перевел взгляд на Гморка. — Поверь мне, я даже не представляю, какие технологии могут позволить пробить этот ваш межмировой портал.

— Я тебе верю, — медленно произнес Гморк. — Хотя мне совершенно непонятно, кто еще мог это сделать…

— И ты так просто ему поверил! — поразилась Пенелопа. — Да у него на лице написано, что он вор и рецидивист со стажем!

Разумеется, на интеллигентном лице Кащея ничего подобного написано не было, но переубеждать сказочницу Гморк даже не стал пытаться.

— Может, это какая-то случайность или ошибка? — предположил Гморк. — Кто-нибудь играл с магией и создал портал…

Пенелопа одарила Гморка уничижительным взглядом.

— Какова вероятность того, что кто-то случайно создаст ядерный реактор?

— Что такое ядерный реактор? — тут же заинтересовался Кащей.

— Не твое дело, — раздраженно ответила девушка. — Иди, почахни над своим златом.

— Над златом чахнет, — передразнил девушку Кащей, впервые проявив хоть какие-то эмоции. — Почему все так буквально понимают сказки? В данном случае имелось в виду золото знаний. Думаешь, я от природы Бессмертный? Такие способности не даются просто так, это результат серьезных научных исследований.

— Тоже мне, профессор, — фыркнула девушка. — Скажи тогда, кто, кроме тебя, мог создать этот портал?

— Не представляю, кому могло хватить знаний для этого, — невозмутимо ответил Кащей.

— Ну если говорить о знаниях… — подал голос Иван Дурак. — То как насчет кота?

Пенелопа вопросительно посмотрела на Гморка.

— При чем тут кот?

— Ну ты забыла, как там у Пушкина было? — потер переносицу сказочник. — И днем и ночью кот ученый…

— По цепи ходит? — припомнила девушка.

— Насчет цепи не знаю, а в сети котяра шарит о-го-го, — смущенно сказал сказочник. — Я ему дал гостевой доступ к своему компьютеру, так он теперь сутками фильмы качает.

Судя по выражению лица девушки, подобные признания становились опасны для жизни.

— Телевизор, книги, доступ к сети… ты рехнулся?!

— Я лишь делаю их жизни интереснее, — пожал плечами Гморк. — Ты думаешь, жителей Сказмирья устраивала та однотипная старая жизнь, продолжавшаяся сотни и сотни лет?

Пенелопа сжала губы в тонкую недовольную линию.

— Это не имеет значения. Я хоть сейчас могу отправить тебя в Родительский мир на суд, и его приговор будет очень суров. Одним увольнением ты уже не отделаешься.

— Прямо сейчас? — насмешливо переспросил Гморк. — Ты умеешь открывать межмировые порталы силой мысли?

— Кхм… кстати, нужно кого-то отправить за моими вещами, — ничуть не смутилась сказочница. — Там мое оружие и портативный прибор для создания порталов.

— Почему ты позволяешь ей разговаривать с собой в таком тоне? — с интересом спросил Кащей, и, повинуясь его воле, все големы синхронно шагнули вперед. — Может, отправим ее в темницу на денек-другой? Принцессы после такого как шелковые становятся.

— Спокойно, — торопливо сказал Гморк, придерживая штурмовиков. — Это наши внутренние проблемы, я сам разберусь.

— Как скажешь, — не стал спорить Кащей, отпустив всех големов. — У меня вопрос: дракон так и будет кружить над замком или все-таки слетает за принцессой? Я уже и башню приготовил, и големов вон создал для встречи кандидатов.

— В принципе, почему бы и нет, — согласился Гморк. — Сейчас велю Бублику исправить ошибку и доставить принцессу. — Он подмигнул Пенелопе. — Заодно и твои вещи подберет. А с котом мы справимся и без него.

Пока Гморк уговаривал дракона вернуться в Желтый Лес за принцессой и вещами сказочницы, Пенелопа расхаживала по замку, заглядывая буквально в каждый уголок.

— Что она вынюхивает? — подозрительно спросил Кащей Гморка, когда тот закончил с драконом.

— Отчет готовит, наверное, — невозмутимо ответил он. — Слушай, одолжи мне меч какой-нибудь на всякий случай, а то я свой потерял.

— Да запросто. — Кащей подозвал одного из штурмовиков и забрал его оружие. — Слушай, а тебе ничего не грозит из-за этих ее отчетов?

— Ничего страшного, потом разберемся, — как всегда, легкомысленно ответил сказочник, пристраивая за спиной меч. — О, вот и она.

— Хватит болтовни, нам может быть дорога каждая минута! — скороговоркой произнесла выскочившая из замка Пенелопа. — Поехали к этому вашему коту!

— Да, мой генерал, — встал в струнку Гморк. — Не соблаговолите ли проследовать к карете?

Увы, девушка никак не отреагировала на ехидство, продефилировав с гордо поднятым носиком к печке, возле которой их уже давно поджидал Иван Дурак.

— А ты все остаешься верен классике, — проговорил Кащей, обойдя вокруг печки. — Полагаю, гонки проходят не слишком успешно?

— Никак топливо не подберу, — грустно вздохнул Иван Дурак. — Но мы еще всем покажем…

Кащей забрался на печку и понюхал идущий из трубы дымок.

— Березовые?

— Ага, — согласился Иван. — Но что-то не пошли…

— Пойти-то они, может, и пошли, но сейчас уже не то время. Давай-ка я тебе дам кое-что из своих запасов, недавно разработал новое топливо для Емели.

Гморк понимающе усмехнулся. Все знали, что единственной причиной постоянных побед Емели было сотрудничество с самым острым умом Сказмирья. Кащей постоянно тюнинговал печку местного чемпиона, всегда оставляя его противников позади. Сложно сказать, на каких принципах работали печки, и если это была чистая магия, то непонятно, с чего Кащей, старавшийся совместить местную магию с наукой, вообще занялся этим? Впрочем, сейчас Гморку было явно не до подобных вопросов…

— Если хочешь что-то делать, делай это быстрее, — попросил его Гморк. — Как уже говорила Пени, у нас мало времени.

Кащей что-то скомандовал своим штурмовикам, и те быстро сбегали за связкой поленьев странного синего цвета.

— Это последняя разработка, — гордо сказал Кащей. — Смотри, осторожнее, не больше одного полена за раз. Очень мощная штука.

— Мы не взорвемся? — на всякий случай уточнил Гморк.

— Не должны, — уклончиво ответил Кащей.

— Ох, прокачу с ветерком! — обрадовался Иван Дурак, запрыгивая на печку. — Спасибо, Кащей!

— Да не за что. Удачи вам.

Ворота замка отъехали в сторону, и печка сорвалась с места, словно пуля, не дав Гморку даже толком попрощаться с Кащеем.

— Куда едем-то? — недовольно поинтересовалась Пенелопа.

— На неведомые дорожки, разумеется, — спокойно ответил Гморк, уже начиная привыкать к тому, что девушка может быть недовольной без всяких причин.

— Это там, где следы неведомых зверей?

— Следы? Да, и следы тоже, — хмыкнул Гморк. — Главное, смотреть под ноги, чтобы не вляпаться.

Он похлопал «водителя» по плечу.

— Давай в Лукоморье правь, к Прадереву.

Иван молча кивнул, наслаждаясь сумасшедшей скоростью, а Пенелопа решила воспользоваться свободным временем и заняться разъяснительной работой среди Гморка.

— Сказочникам же строго-настрого запрещено давать подопечным доступ к технологиям нашего мира, — яростно зашипела на него девушка. — А ты что творишь? Я такого у Кащея в замке насмотрелась: электричество, паровые машины, телестудия… да тебя на всю жизнь в тюрьму упекут за такое!

— Да ладно тебе, — легкомысленно отмахнулся Гморк. — Что плохого в технологиях? Им ведь действительно стало веселее жить. Вот кот, например, он же ученый, ему скучно туда-сюда по цепи ходить, да и петь он, если честно, не очень-то мастак. Одно время они с Кащеем вместе что-то конструировали-выдумывали, да потом рассорились в пух и прах на почве научных диспутов — котяра нашему Кулибину даже нос расцарапал в порыве злости.

— Да, у котяры в последнее время аффективное расстройство, — поддакнул Иван. — Жаловался тут недавно, мол, никто его не понимает… В общем, типичная меланхолическая депрессия.

— Книги по психологии? — обреченно спросила Пенелопа.

— Они, — открыто улыбнулся парень. — Ни в одной сказке меня Иваном тупым не называли. Почитать я люблю, да и жена постоянно придумывает развлечения: то шахматы, то викторины тематические. Приходится соответствовать.

Печка ехала с такой скоростью, что, по логике, всех троих должно было сдуть встречным ветром, но вопреки законам физики они спокойно сидели и болтали о своем.

— Ты действительно думаешь, что какой-то, — Пенелопа поморщилась, — хорошо, пусть даже и очень умный кот смог открыть портал?

— Какой-то? — хмыкнул Гморк. — Однажды Котофей сделал адронный коллайдер из того, что нашел у Яги на кухне. Правда, должен признать, чего только у нее там не найдешь…

— То есть кот сделал магический адронный коллайдер?

— Э нет, помнишь, я говорил о научном диспуте между Котофеем и Кащеем? Так вот, Кащей всеми силами старается объединить магию и науку, а вот кот…

— Ярый противник магии, — догадалась Пенелопа.

— Ага, — вступил в разговор Иван. — Что, кстати, выглядит несколько глупо, если учесть, что Котофей сам по себе является сугубо магическим существом.

Еще на подъезде к знаменитому дереву, возвышающемуся над лесом огромным зеленым многовековым монстром, Гморк почуял неладное.

— Ваня, там странное свечение над Прадеревом.

— Котофей грозился новый электрический генератор запустить, чтобы на все Лукоморье электричества хватило. Может, что-то пошло не так, как планировалось? — предположил Иван.

— Скорее, наоборот! — удивленно вскричал Гморк, когда они миновали очередной поворот. — Смотрите!

И посмотреть действительно было на что: посреди поляны стояла огромная стальная конструкция, отдаленно напоминающая миниатюрную, высотой метров в десять, Эйфелеву башню. Точнее, даже две таких конструкции. А прямо между ними висел в воздухе самый настоящий межмировой портал — светящееся всеми цветами радуги квадратное окно, видимое лишь в одной плоскости. Все пространство вокруг «башен» буквально тонуло в проводах всевозможных расцветок и толщины, сходящихся где-то у подножия гигантского дуба, повязанного золотой якорной цепью.

— Иван, протарань одну из вышек, пока никто не полез в портал с той стороны! — скомандовал Гморк. — А мы пока займемся котом…

— Но печь же может пострадать, — жалобно запротестовал парень.

Сказочник грозно посмотрел на него.

— Если портал продолжит работать, то может пострадать все Сказмирье! — Он добавил в голос немного патетики: — Вся надежда только на тебя.

Спрыгнув с печки, Гморк и Пенелопа побежали прямиком к огромному дереву, а Иван Дурак скрепя сердце направил печку на ближайшую «башню».

— Ох, сейчас я выбью дурь из одного излишне любопытного комка шерсти, — зловеще прорычал Гморк на бегу.

К счастью, как бы ни был умен Котофей, подобрать достойных помощников, и уж тем более охранников, он явно не удосужился. Да и кто станет помогать… коту? В общем, на пути к пушистому источнику проблем сказочники не встретили никаких преград. Как, кстати, и Иван Дурак, врезавшийся на печке прямо в середину огромной башни. Увы, конструкция слегка накренилась, но портал все равно не исчез.

Серый полосатый кот сидел за огромным пультом. Пушистые лапки мелькали над кнопками с такой скоростью, что уследить за ними было попросту невозможно. Аккуратные очки и карандаш в зубах придавали несколько всклокоченному зверю совсем уж сказочный вид.

— Что тут забыл этот дурак на печке?! — бормотал себе под нос кот. — Так же и повредить что-нибудь можно…

Он настолько увлекся своим занятием, что даже не заметил появления нежданных гостей. Гморк подскочил к ученому коту, схватил его за загривок и вытащил из-за пульта.

— Ах ты комок шерсти, что ж ты творишь?!

— Не вздумай бить котика! — раздался из-за спины голос Пенелопы.

«Ну хоть к кому-то она доброту проявляет», — обрадовался Гморк, еще раз встряхнув кота.

— Котофей, ты что здесь устроил?

— Гморк? — удивился кот, подхватывая лапкой падающие очки. — Ты что здесь делаешь?

— Тебя останавливаю! Кто тебе разрешал открывать межмировые порталы?!

— А кто запрещал? — озадаченно спросил кот.

Гморк обернулся к Пенелопе:

— Слушай, а ведь он прав, в Сказмирье никогда не вводились запреты на создание порталов.

— Конечно. Потому что никто и подумать не мог, что развитие технологии этого мира позволит создать нечто подобное!

— Э-э… — Гморк возвел глаза к небу. — Возможно… я немного перестарался с внедрением технологий… Ладно, речь сейчас не об этом. — Он еще раз встряхнул кота. — Котофей, выключи портал!

— Я бы, может, его и выключил, но дурак на печке повредил управляющий контур. И когда я говорю «дурак», то имею в виду вовсе не фамилию.

Пенелопа ткнула Гморка локтем в бок.

— Ну что, Рэмбо, доигрался?

— А если я сейчас порублю этот твой пульт на мелкие кусочки? — зловеще спросил Гморк, вытаскивая из-за спины меч.

— То портал может вообще никогда не закрыться, идиот! — рявкнула на него Пенелопа. — Тебя что, не обучали основным принципам построения порталов? Весь механизм создан для того, чтобы открывать и закрывать портал, окно в другой мир не нуждается в поддержке и может просуществовать до нескольких суток. Я бы могла закрыть его с помощью своего портативного прибора, но он остался на берегу озера, откуда меня утащил твой дурацкий дракон!

— Тогда что же нам делать, пока он сам не закроется?! — озадаченно спросил сказочник.

— Мрряу, встречать гостей! — мяукнул кот, извернулся и вырвался из руки Гморка.

— А ну стой!

Но Котофей уже со всех лап бежал к порталу, в котором начали мелькать пока еще неразличимые тени. Рядом с окном в другой мир безуспешно возился с застрявшей в конструкциях башни печкой Иван Дурак.

— Куда хоть направлен этот портал?! — крикнул Гморк вдогонку коту.

— Туда, где по-настоящему ценят кошек!

— В Китай?

— В Египет!

Разумеется, вряд ли речь шла просто о современной стране, скорее о ее древнем, а то и вовсе сказочном варианте.

— Да ладно? — удивилась Пенелопа. — Откуда это комок шерсти знает о Египте?!

— Ну… в моей локальной сети было некое подобие Википедии… — смутился Гморк. — О, смотри, а вот и гости!

Неопределенные тени наконец-то сформировались в человеческие фигуры, и на землю Сказмирья ступил первый гость. В принципе, именно так Гморк себе и представлял египтян — смуглыми черноволосыми ребятами в кожаных набедренных повязках. Их было трое. И все бы смотрелось логично, если бы не строгие ошейники на их шеях и пристегнутые к ним поводки, ведущие куда-то в портал.

— Котэ! — умильно улыбнулся один из египтян, едва завидев Котофея.

— Ох уж этот египетский язык, такой он родной, — хмыкнул Гморк. — Котэ, он и в Египте котэ.

— Не котэ, а Котофей Ученый, — поправил египтянина кот. — Приветствую вас в нашем мире.

Египтяне озадаченно переглянулись, явно не поняв старый добрый русский.

— Котэ, — неуверенно повторил египтянин.

Прежде чем кот успел наладить с египтянами контакт, из портала появился новый гость — высоченный мускулистый мужчина… с головой шакала. Рыкнув что-то неопределенное, он пнул одного египтянина и схватил за шкирку второго. Далее пошла совершенно непереводимая игра звуков, отдаленно напоминающая человеческую речь в самом рычащем ее варианте. Котофей интуитивно почувствовал, что шакалы вряд ли будут дружелюбно настроены к коту, и постарался ретироваться к Ивану Дураку за печку. Недолго думая Гморк и Пенелопа последовали примеру Котофея, решив понаблюдать за гостями из безопасного укрытия.

— Что-то не выглядит он дружелюбным, — вполголоса произнесла Пенелопа. — Не знаю, из какого они мира, я с такими никогда не сталкивалась.

К слову, в реестр было внесено несколько сотен тысяч миров, в которых порой обитали невероятно опасные существа. Именно поэтому любое несанкционированное открытие межмировых порталов приравнивалось к самым тяжелым преступлениям — вылезти оттуда могло что угодно.

Тем временем из портала показалось еще несколько существ с шакальими и крокодильими головами. Каждое существо вело на поводках от одного до трех людей, периодически одаривая их пинками и ударами хлыстов.

— Не знаю, как насчет кошек, но людей они явно недолюбливают.

Подтверждением слов Гморка стал свист хлыста, ударившего одного из египтян по спине. Немногочисленные гости разошлись вокруг портала, по-хозяйски изучая новый для себя мир.

— Как бы нам их обратно в портал загнать? Ладно, для начала попробую наладить контакт, вдруг они все-таки мирные ребята.

Гморк передал Пенелопе меч, чтобы выглядеть дружелюбнее, и вышел навстречу гостям, демонстративно выставив перед собой пустые руки.

— Приветствую вас.

Все шакалы синхронно повернулись в его сторону и глухо зарычали.

— Мир, дружба, — как можно приветливее улыбнулся Гморк.

— Не показывай им зубы, — зашипела за спиной Пенелопа. — Животные могут посчитать это проявлением агрессии.

Сложно сказать, что именно вывело шакалоголовых из себя — показ зубов, само появление Гморка, или причиной было просто плохое настроение. Ближайший к нему гость рявкнул что-то на своем рычащем языке, выхватил из-за пояса небольшой золотой жезл и без предупреждения атаковал сказочника. С навершия жезла сорвался красный луч и устремился к Гморку. К счастью, сказочник успел среагировать на начало движения и отскочить в сторону. На том месте, где он находился секунду назад, образовалась приличных размеров воронка, но сказочник этого уже не видел. Успев заметить краем глаза, что остальные шакалоголовые схватились за такие же жезлы, Гморк запрыгал, словно заяц, не давая им нормально прицелиться.

«Эх, знал бы заранее, что мне сегодня предстоит, взял бы не меч, а лазер. И Бублика бы не отпускал, — думал Гморк, проявляя чудеса ловкости и акробатики. — Как же нам их теперь обратно в портал загнать?»

— Лови меч! — крикнула Пенелопа, действительно кидая ему эту бесполезную железку.

— Да на кой он мне?! — раздраженно вскричал сказочник, уворачиваясь от меча. — У тебя базуки не найдется?

Красный луч прошел в миллиметре от носа Гморка, вынудив того удвоить усилия. Тем временем Пенелопа воспользовалась тем, что шакалоголовые отвлеклись на сказочника, и подкралась к одному из них со спины. Несмотря на хрупкое телосложение, девушка прошла полноценную подготовку сказочника и владела боевыми искусствами не хуже, а то и получше Гморка. Поэтому ей не составило труда сбить противника с ног и завладеть его оружием. Но вот воспользоваться жезлом девушка не успела, поскольку трое египтян на поводках бросились на защиту хозяина, и завязалась короткая драка. Помощь пришла с неожиданной стороны — на одного из египтян с боевым визгом прыгнул кот.

— Котэ?! — успел взвизгнуть египтянин, прежде чем Котофей разодрал ему в кровь все лицо.

— Я думала, ты ждал этих гостей, — фыркнула Пенелопа, без особых сложностей отправив в нокаут остальных египтян.

— Ошибся, с кем не бывает, — сверкнул желтыми глазами кот. — Знаешь, как коту с ай-кью за двести трудно в мире сказок? Я хотел найти хоть немного уважения…

— И поклонения, — усмехнулась девушка. — Ладно, давай поможем Гморку.

Красный луч из жезла быстро расправился со всеми шакалоголовыми прежде, чем они успели понять, что происходит. К сожалению, к этому времени из портала выпито еще несколько десятков существ с головами шакалов, правда, уже без людей на поводках. Красные лучи разрезали воздух рядом с Пенелопой, а один даже достиг цели, лишь чудом попав не в нее, а в трофейный жезл. Девушка вскрикнула, выпустила из рук мгновенно разогревшееся оружие и бросилась в укрытие, случайно наступив на хвост коту.

— Бежим отсюда! — яростно взмявкнул Котофей.

Пенелопа и кот побежали со всех ног и лап навстречу Ивану Дураку, наконец-то справившемуся с печкой и выруливающему из-за башни.

— Нет, нам их явно не остановить, — выдохнул Гморк, догоняя Пенелопу и кота. — Нужно искать помощь.

Сказочники и Котофей запрыгнули на подъехавшую печь, и она тут же сорвалась с места.

— Богатыри какие-нибудь? — предположила Пенелопа, нервно оглядываясь на остающийся позади портал.

— Их слишком долго искать — вольные птицы. У Кащея полно големов, думаю, с их помощью мы справимся.

— Смотрите! — вскричал кот.

Позади раздались грозный рев и топот копыт, и на дорогу вырвались огромные быки с шакалоголовыми наездниками.

— Ого, — удивился Гморк. — Быстро они освоились. Что-то я не видел, чтобы через портал проходило нечто подобное.

— Может, создали с помощью магии, — презрительно сказал кот. — Я-то думал, это будут высокоразвитые интеллектуальные существа…

Несмотря на особое топливо от Кащея, быки на удивление легко поддерживали скорость печки, а вскоре даже начали ее нагонять.

— Чем они кормят этих тварей? — поразился Иван Дурак.

Всадники на быках оказались вооружены уже знакомыми сказочникам жезлами, и вскоре воздух над их головами прорезали красные полосы лазеров.

— Надо что-то делать, иначе они нас догонят и расстреляют, — обеспокоенно произнесла Пенелопа.

Иван Дурак вилял по лесу как мог, старательно уходя от смертельных лучей. К сожалению, им даже швырнуть в ответ было толком нечего.

— Ваня, у тебя же осталось еще много дров от Кащея?

— Я их кидать не буду, — уперся Иван Дурак. — Это мой билет на пьедестал!

— Да не надо ничего кидать, просто добавь парочку суперполеньев в топку!

— Но это опасно, — напомнила Пенелопа.

— А у нас есть другой выбор?

В отличие от классических печек топка на гоночной печке располагалась таким образом, чтобы ее было удобно заполнять дровами прямо на ходу. Поэтому Ивану Дураку не составило никакого труда добавить туда еще одно Кащеево полено.

— Кидай еще, — велел Гморк.

— Надеюсь, мы не взорвемся, — перекрестился Иван и кинул в топку еще два полена.

Сказать, что печь ускорилась, — это не сказать ничего. Преследователи мигом остались далеко позади, и, если бы не подозрительный треск по всему корпусу печки, можно было бы считать, что побег удался. К сожалению, никто не мог предсказать, в какой момент печку и всех ее пассажиров попросту разнесет в клочья.

— Не волнуйтесь, я чувствую любимую печку как часть своего тела и смогу предупредить вас, когда напряжение достигнет критической точки, — заверил Иван, словно угадав опасения Гморка. — Ну, почти наверняка смогу…

— Почти?! — хором переспросили Гморк и Пенелопа.

Как бы то ни было, прежде чем печь взорвалась, они смогли преодолеть большую часть пути до замка Кащея. Иван предупредил друзей в самый последний момент, и все успели спрыгнуть за несколько секунд до взрыва.

— Прощай, родная, — грустно вздохнул Иван, поднимаясь на ноги после падения.

— Сочувствую, друг, — похлопал его по плечу Гморк, — но сейчас некогда горевать. Отправляйся, предупреди всех в окрестностях о появлении опасных гостей и труби общий сбор. Портал-то мы авось закроем, а вот с гостями все равно придется разбираться.

— Я могу пойти с ним! — тут же вызвался кот.

— Стоять! — рявкнул на него сказочник.

— Хорошо, — вытянулся в струнку Котофей.

— Пойдешь с нами, — твердо сказал Гморк. — Не знаю зачем, просто на всякий случай.

Троица устремилась быстрым шагом в сторону замка, а Иван исчез в лесу, направившись на поиски Лешего и прочих сказочных созданий.

— Пенелопа, а ты здорово дерешься, — заметил Гморк. — Как легко ты разобралась с шакалоголовым.

— Не могу сказать того же о тебе, — фыркнула девушка. — Такое ощущение, что ты меч для красоты носишь.

— Ну… вообще-то ты права, насилие это не совсем мой конек, — смущенно признался сказочник.

— Ага, твой конек — это нарушение запретов на распространение информации, — процедила сквозь зубы девушка. — Ты хоть понимаешь, что если бы не ты, то ничего этого бы не произошло?

«Ох, вот и делай ей после этого комплименты, — удивленно подумал Гморк. — И здесь нахамить умудрилась».

— Мне очень стыдно, — ответил ей с беспечной усмешкой сказочник. — Но если бы кот не создал этот портал, я бы никогда не познакомился с такой милой и доброй девушкой, как ты.

Уж чем-чем, а ехидством Гморк всегда владел гораздо лучше, нежели мечом.

«Хотя в каждой шутке есть только доля шутки, — напомнил сам себе сказочник. — А Пени действительно молодец, не зря ее сказочником особого назначения сделали. Да и фигурка…»

— Мрряу, там опять появились эти собаки на быках!

Гморк и Пенелопа одновременно обернулись, чтобы увидеть, как из-за поворота выезжают быки с зубастыми всадниками. А до замка Кащея все еще было достаточно далеко.

— Кажется, у нас проблемы, — почесал затылок Гморк. — Ты хорошо бегаешь, Пенелопа? Э-э… Пенелопа?

А девушки и кота уже и след простыл.

— Подождите меня! — было дернулся Гморк, но неожиданно передумал. — Хотя… нам все равно не убежать… — Он развернулся лицом к приближающимся всадникам и засучил рукава. — В конце концов, какая же сказка без героизма?

Их было пятеро — шакалоголовых всадников на гигантских быках. Не слишком много, будь у Гморка не то что бластер, а хотя бы привычный арбалет. Уже в который раз за этот треклятый день он пожалел, что не вооружился должным образом.

К счастью, помимо благополучно потерянного меча (уже второго за этот день), в арсенале Гморка был еще и универсальный браслет. Правда, единственным по-настоящему полезным его свойством был банальный фонарик, но при должном умении…

Шакалы не стали использовать жезлы, очевидно решив взять Гморка и остальных живьем. Собственно, на это Гморк и рассчитывал. Когда всадники приблизились на достаточное расстояние и обступили его, сказочник воспользовался браслетом, чтобы сделать вспышку, ослепившую разом всех всадников. Единственное, чего он не учел, так это реакции быков: магические они там или нет, но испугались ничуть не меньше обычных. Всадники вылетели из седел и попадали под копыта быков, а Гморку осталось лишь постараться сделать все возможное, чтобы не оказаться там же.

Когда пыль развеялась, на ногах стояли лишь Гморк да двое шакалоголовых. Ну и оставшиеся невредимыми быки. Именно быками в качестве укрытия от смертельных лучей сказочник и воспользовался. Шакалоголовые сделали несколько выстрелов, тут же глупо убив двух животных, которыми благополучно прикрылся Гморк. К несчастью для них, хоть Гморк и не ахти как управлялся с мечом, ловкости ему было не занимать. Кувыркнувшись под ноги одного из быков, он подхватил упавший жезл и… замер, пытаясь разобраться, как задействовать этот артефакт.

«Но Пени же как-то разобралась, — удивленно думал он, вертя в руках жезл. — Странно, никаких кнопок, на мысли он тоже не реагирует…»

Сказочник мгновенно пожалел о своей неосмотрительности, лишь чудом увернувшись от едва не угодившего в глаз смертоносного луча. Висок обожгло болью, а от удара копыта того самого «чуда» Гморк отлетел метров на десять. Кольчуга выдержала удар, а у сказочника после короткой потери сознания в полете появилась возможность атаковать ближайшего к нему противника. Так и не разобравшись с работой жезла, он весьма успешно использовал его в качестве метательного снаряда, угодив точно в лоб одному из шакалоголовых и сбив ему прицел. В итоге луч ушел в сторону и попал в грудь второму шакалу. Пока египтянин ругался на своем рычащем языке, Гморк успел приблизиться на достаточное расстояние для ловкого удара ногой в причинное место. В итоге все пятеро противников оказались повержены, и если не считать случайный удар копытом и скользнувший по виску красный луч, то сказочник справился с ними без всяких потерь. В любом случае теперь в его распоряжении были отличные трофеи — три огромных быка. Оседлав одну из животин и взяв под уздцы остальных, он поспешил к остановившимся поодаль Пенелопе и коту.

— Ну вот, а вы боялись, — довольно улыбнулся он. — Теперь и быками разжились.

— Хоть какой-то от тебя толк, — «похвалила» его Пенелопа, ловко запрыгивая на одного из быков.

Гморк так и подавился остальными самодовольными словами. Все-таки подвиг не был его коньком, этими глупостями обычно занимались специально обученные или случайно поврежденные мозгом люди.

«Раз в жизни делаешь что-то героическое, и вот на тебе — никакой благодарности», — обиженно подумал сказочник.

— Мрряу, смотрите!

Вдалеке появлялись все новые и новые всадники. Навскидку их было никак не меньше трех десятков.

— Слушай, ты достал уже! — двинула кота по ушам Пенелопа. — Как пасть ни откроешь, все плохие новости.

— Зато теперь у нас есть быки и боевые жезлы, — напомнил Гморк о своем подвиге, все еще обижаясь на девушку.

Пришпорив быков, они поспешили к замку Кащея. Правда, спустя какое-то время, когда впереди наконец-то замаячили знакомые стены, расстояние между беглецами и преследователями существенно сократилось.

— Слушай, какие-то у нас бракованные быки, — недовольно заметила Пенелопа. — Не слишком-то быстро едут.

Данное высказывание с ее стороны звучало не особо правдоподобно, поскольку скачка на огромных быках оказалась серьезным испытанием для всех — седла на них отсутствовали в принципе, а скакали твари так, словно специально пытались отбить всадникам мягкие места.

К счастью, беглецы уже выехали из леса на открытое пространство перед замком Кащея, и им осталось преодолеть совсем небольшое расстояние. Дозорные с башен тут же заметили приближение врагов, и замок быстро начал принимать защитную формацию: закрылись все двери-шестеренки и окна, поднялись дополнительные башни. На стены высыпали десятки штурмовиков с арбалетами наперевес.

Увы, как ни гнали быков сказочники, расстояние между ними и преследователями стремительно сокращалось. Когда они наконец достигли стен замка, шакалоголовые отставали всего метров на пятьдесят. Големы уже во всю стреляли в преследователей из арбалетов, но болты не могли нанести огромным тварям по-настоящему серьезный урон — шакалоголовые падали с быков, только получив с десяток попаданий и превратившись в своеобразную подушечку для булавок.

— Ворота закрыты! — вскричала Пенелопа. — Мы не успеем попасть в замок прежде, чем нас схватят!

— Все в порядке, — заверил ее Гморк. — Прорвемся.

Гморк, кот и Пенелопа спрыгнули с быков и подбежали к воротам, оторвавшись от преследователей всего на пару десятков шагов.

— Обними меня! — скомандовал Гморк таким тоном, что девушка впервые не стала препираться, а молча выполнила приказ. Ну а коту приглашения и не требовалось.

Сказочник схватился за огромный зубец шестеренки-ворот и закричал что есть мочи:

— Крути!

И шестеренка закрутилась, на этот раз не отъезжая в сторону, а оставаясь на месте. Под визг девушки парочка взлетела на стену, в последний момент избежав лап преследователей.

— Обошлось, — облегченно вздохнул Гморк и насмешливо посмотрел на все еще держащуюся за него девушку. — Можно уже открыть глаза и перестать меня обнимать.

Пенелопа осторожно открыла один глаз, затем другой и, убедившись в том, что находится в безопасности, оттолкнула от себя сказочника.

— Хам.

— Теперь-то за что?! — возмутился Гморк, но в ответ получил лишь очередной пренебрежительный взгляд.

На стене тем временем появился Кащей в боевом облачении, ввергнувшем сказочницу в легкий шок. Как нетрудно догадаться, костюм его являлся точной копией костюма Дарта Вейдера. Даже говорил он соответствующим хриплым голосом, не забывая имитировать шипящую одышку.

— Фф-шш… Кто это, Гморк?

— Пришельцы из другого мира.

Над стеной периодически сверкали росчерки красных лучей — это шакалоголовые обменивались с големами «любезностями» в тщетной попытке попасть в замок.

— Не слишком они дружелюбны, как я погляжу, — заметил Кащей, поглядывая со стены вниз на огрызающихся красными лучами шакалоголовых всадников. — Фф-шш… Давайте-ка спустимся со стены подобру-поздорову, а то мало ли что.

К счастью, замок Кащея, сделанный из особого вида горного хрусталя, с легкостью выдерживал удары смертоносных лучей.

— Что, Котофей, доигрался? — погрозил пальцем Кащей. — А я говорил, что ничего хорошего в бездумном использовании науки нет.

Кот в ответ демонстративно разлегся и начал себя вылизывать.

— Где Бублик? — спросил сказочник, озадаченно оглядываясь по сторонам. — Он забрал вещи Пенелопы?

— Забрал, забрал. Вещи лежат в гостиной, а дракон отправился на ближайшее пастбище обедать, скоро вернется.

— Как же не вовремя он пожрать решил, — поморщился Гморк. — Нам нужно как можно скорее вернуться к порталу и закрыть его, чтобы прекратить приток пришельцев. Попроси кого-нибудь принести вещи Пенелопы, они нам просто необходимы. Я отправил Ивана за помощью, нам придется разобраться с гостями из другого мира после закрытия врат. Надеюсь, получится обойтись малой кровью, а еще лучше все-таки как-то найти с ними общий язык и решить дело миром.

Один из штурмовиков прибежал с небольшой сумкой и свертком одежды.

— Дайте мне посмотреть ваш прибор для открытия порталов! — тут же оживился кот.

— Не тяни свои мохнатые лапки, — осадила его сказочница.

— Кстати о Котофее, — щелкнул пальцами сказочник. — Кащей, запри-ка его на денек-другой для профилактики. И никакого тарелковидения.

— Мрряу! Я не виновен! Это произвол!

Упирающегося кота унесли штурмовики, Пенелопа радостно убежала переодеваться в свою одежду, а Гморк остался на стене с Кащеем.

— Слушай, а как с принцессой все прошло?

— Отлично, заточена вон в той башне, — махнул рукой Кащей.

Красный луч, словно по закону подлости, ударил в указанную башню и подрезал ее ровно посередине. Как оказалось, замок Кащея состоял из горного хрусталя не целиком, несколько башен, то ли для красоты, то ли по иной причине, были сделаны из цветного стекла. С громким скрежетом башня съехала вбок и рухнула за пределами замка.

— П-п-принцесса, — начал заикаться Гморк. — Она…

— А, нет, — поморщился Кащей. — Ошибся. Вон в той.

— Да снимите вы ее оттуда! — вскричал сказочник. — Эти шакалы тебе скоро все башни порушат.

— Новые построю, — ничуть не расстроился Кащей, отдав големам соответствующие распоряжения. — Но с этими гадами надо что-то делать. Придется открыть оружейную комнату второго уровня.

— Второго уровня? — вопросительно поднял бровь Гморк.

— Огнестрельное оружие, — пояснил Кащей.

— Э-э… давай после нашего отлета, — обеспокоенно попросил сказочник. — Не будем его светить перед Пени, она и так вся на нервах.

— Как скажешь. А сейчас извини, мне нужно координировать действия штурмовиков.

Пока Кащей занимался обороной замка, а Пенелопа меняла гардероб, Гморк решил заняться своими ранами. На спине обнаружился огромный след от копыта, пробившего даже зачарованную кольчугу, а на виске — ожог от лазера. В результате сказочнику даже пришлось воспользоваться карманной аптечкой и принять парочку взбадривающих таблеток.

Вернувшись, Пенелопа застала Гморка прохаживающимся по стене и наблюдающим за вялотекущим боем. Шакалоголовых оказалось не так уж и много, в то время как замок буквально кишел големами. Пусть они и были значительно хуже вооружены, но зато брали числом и бесстрашием. Возможно, именно поэтому примерно полсотни шакалоголовых топтались под стенами замка, никак не решаясь на серьезный штурм.

— Как успехи?

— Пока никак, но, думаю, Кащей с ними справится, — уверенно ответил Гморк. — А если и нет, то вскоре сюда прибудут наши друзья из Желтого Леса: Соловей-разбойник, Леший, Лихо — в общем, серьезные ребята.

— Так вот они какие — три богатыря, — фыркнула Пенелопа, поправляя аккуратную кольчужку.

Переодевшись в свою одежду, девушка стала выглядеть как завзятая героиня классического фэнтези — грозная воительница в юбке выше колен, кольчуге и удобных кожаных сапожках. За спиной сказочницы виднелся маленький кокетливый рюкзачок, а вместо полагавшегося воительнице меча на поясе висел небольшой бластер.

— Зря смеешься, — с трудом вернулся к теме разговора Гморк. — С этими положительными героями очень трудно общаться, так и норовят в праведном гневе нанести физический вред окружающим. Твердолобые ребята. С нечистью гораздо проще договориться: она живет дольше, успевает ума набраться, вон, как наш Кащей. Тысячи лет куролесил, потом успокоился, начал смысл жизни искать, увлекся наукой. Черти по всему Сказмирью казино открыли, Водяной химией увлекся, Леший селекцией и скрещиванием растений занимается, Соловей-разбойник такие арии высвистывает, что весь лес на его концерты собирается.

— Тебя послушать — прямо идиллия, — рассмеялась сказочница, но тут же вновь взяла себя в руки. — Ох, да где же эта твоя летающая лягушка шляется? Нужно как можно скорее закрыть портал, пока эти твари все Сказмирье не заполонили.

Гморк так залюбовался улыбкой девушки, что далеко не сразу понял, о чем идет речь.

— И не говори. — Он поднял руку, прикрывая глаза от солнечного света. — О, кажись, летит голубчик.

Бублик приземлился во дворе замка и сыто рыгнул в знак приветствия.

— Ух, я и наелся. Надеюсь, у нас будет время как следует отдохнуть… И что это за странные собачки под стенами замка?

— Некогда объяснять! — крикнул Гморк, подбежав к дракону. — Нам нужно срочно лететь в Лукоморье.

— Я как бы слишком сыт…

— Не волнует! — рявкнул сказочник, заставив дракона обиженно засопеть. — Пени, на каком расстоянии работает твой прибор?

— Нужно всего лишь приблизиться на дистанцию порядка пятидесяти метров и нажать вот эту кнопку, — ответила сказочница, впервые не обратив внимания на столь панибратское обращение.

— Хорошо, — легко согласился Гморк. — Давай прибор, мы с Бубликом слетаем закроем портал.

— Я полечу с вами, — уперлась девушка. — Тебе меч-то доверить нельзя, что уж о таком серьезном приборе говорить.

— Ты же боишься высоты, — насмешливо напомнил сказочник.

Пенелопа заметно побледнела, но сжала зубы и процедила:

— Переживу.

— Как хочешь, — пожал плечами Гморк. — Но учти, что Бублик знает о том, что ты боишься высоты, и у него очень специфическое чувство юмора.

Если кто-то считал, что драконы не умеют улыбаться, то это не так. Мигом забывший о всякой обиде Бублик довольно лыбился во все свои три сотни зубов.

— Ух, полета-аем.

Поскольку дорога была каждая минута, сказочники сразу же полезли на дракона, решив не прощаться с занимавшимся обороной замка Кащеем. Сказочница заняла место между наростами перед Гморком, судорожно вцепившись в спину дракона всеми конечностями и зажмурив глаза. Когда Бублик начал махать крыльями для взлета, девушка судорожно ойкнула, но больше не проронила ни звука, вызвав у Гморка невольное уважение. Он-то помнил, как первый раз оседлал дракона и орал как сумасшедший от невероятной болтанки на взлете. Впрочем, когда они набрали высоту, девушка все же огласила окрестности душераздирающим визгом, бросив всего один взгляд вниз.

— Все нормально! — прокричал ей Гморк. — Самое опасное это взлет! Теперь все будет хорошо.

Сказочница лишь еще сильнее вцепилась в нарост перед собой и пробормотала себе под нос что-то не слишком лицеприятное об отдельно взятых сказочниках и летающих лягушках, которые вообще-то рождены максимум что передвигаться по земле коротенькими прыжочками и уж никак не парить эдакой тушей в бескрайних воздушных просторах.

До Лукоморья они добрались в рекордные сроки: дракон старался как мог. Приблизившись к Прадереву, сказочники наконец смогли оценить все масштабы вторжения — шакалоголовые гости заполонили практически весь лес.

— Могло быть и хуже! — крикнул Гморк.

— Куда уж хуже?! — удивилась Пенелопа.

— Ну они могли сюда всем миром переселиться, а тут всего лишь пара тысяч существ. Они словно специально всей толпой стояли и ждали, когда же портал в другой мир откроется. Набежали, как муравьи. Осторожнее!

Бублик неожиданно сделал кульбит в воздухе, уходя от расчертившего небо красного луча, и Пенелопа едва не свалилась с его спины. Это шакалоголовые принялись обстреливать дракона из жезлов, едва тот оказался в прямой видимости. Бублик с легкостью избегал красных лучей, совершая сложные маневры, но долго продолжаться это явно не могло.

— Прибору нужно время, чтобы настроиться на портал, — с трудом проговорила белая как мел Пенелопа сквозь плотно сжатые зубы. — Для этого нужно продержать его в неподвижном состоянии хотя бы несколько секунд.

— Проблемка, — сказал Гморк, сочувственно глядя на сказочницу. — Бублик, нам придется высаживаться в лесу. С воздуха закрыть портал не получится. Ищи ближайшую полянку.

К счастью для сказочников, подходящее место для посадки нашлось недалеко от Прадерева, иначе им бы пришлось еще долго добираться до портала пешком. Осталась лишь одна проблема — это толпы гуляющих по лесу шакалоголовых пришельцев.

— Я вас прикрою! — крикнул дракон, взлетая и выдыхая пламя на выскочивших на поляну врагов.

Гморк и Пени, пригнувшись, побежали под укрытие деревьев.

— Осталось приблизиться к порталу на достаточное расстояние, — выдохнула сказочница, выхватывая лазер и делая несколько выстрелов в сторону врагов.

— Спасибо, кэп, — хмыкнул Гморк.

— Что?

— Не-не, ничего. — Он придержал ее за руку. — Давай-ка осторожнее теперь, этих тварей тут толпы.

— Ничего, как пришли, так и уйдут, — раздался рядом скрипящий голос.

Гморк подпрыгнул от неожиданности, а Пенелопа проявила неожиданную ловкость, тут же направив на противника бластер.

— Спокойно, свои, — скрипнул невысокий дедок с туловищем, донельзя напоминающим еловую шишку.

Если быть точным, его туловище и представляло собой огромную шишку. Густая зеленая борода и черные, откровенно ехидные глазенки дополняли образ Лешего, а огромный синяк под глазом даже придавал ему некий шарм.

— Это что? — подозрительно спросила Пенелопа, медленно опуская бластер.

— Не что, а кто, — укоризненно поправил Гморк. — Леший. Давно ты здесь?

— Отправился, как только Иван Дурак вбежал в Желтый Лес с воплями: «На помощь, убивают!» Там еще Чебур недалеко прячется, и Яга с Соловьем на подходе.

— Что за Чебур? — заинтересовалась Пенелопа. — Не помню такого персонажа…

— Увидишь — закачаешься, — хихикнул Гморк. — Леший, есть идеи, что с ними делать? Нам нужно приблизиться вон к тем башням, чтобы закрыть дверь, через которую эти твари сюда попадают.

— А тех, кто уже сюда прошел, куда девать? — озадачился Леший.

— Ну поселим куда-нибудь, не убивать же, — пожал плечами сказочник. — Потом разберемся, сперва эту проблему решить надо.

— Нет уж, не нужны мне в лесу толпы этих гадов, — неожиданно резко сказал хозяин леса. — Не нашенские они, чужие.

— Вряд ли у нас получится их обратно в портал загнать, — с сомнением покачал головой Гморк.

— Не недооценивай жителей Сказмирья, — загадочно ухмыльнулся в бороду Леший. — От вас требуется только закрыть за ними дверь, остальное мы сделаем. Да, и вставьте в уши вот эти затычки.

И прежде, чем сказочник успел что-либо сказать, Леший растворился в ближайшем дереве.

— Что делать-то будем? — после короткой паузы спросила Пенелопа.

Гморк молча протянул ей затычки для ушей.

— Лучше сделать, как он велит. Леший мужик серьезный, зря говорить не станет.

Вставив в уши затычки, Пенелопа хлопнула Гморка по плечу, привлекая его внимание, и указала пальцем в небо. Над лесом неторопливо летела ступа с Бабой-ягой и Соловьем-разбойником на борту. Сказочный летающий аппарат спустился к самым кронам деревьев, а затем по лесу разнесся громкий свист, который сказочники услышали даже сквозь затычки в ушах. Он постепенно менял тональность до тех пор, пока не достиг совсем уж невероятных частот. И тогда все шакалоголовые гиганты начали терять сознание и опадать на землю. Спустя несколько минут рядом с ними вновь возник Леший, известив о том, что можно избавляться от затычек.

— Ну все, сейчас отправим всех обратно, и дело сделано, — деловито сказал старичок. — Пойдемте.

Пока сказочники шли в сопровождении Лешего к порталу, мимо них периодически пробегали деревянные многоногие пни с грузом из многочисленных тел.

— Как у вас все просто, — удивленно произнесла Пенелопа.

— Сам в шоке, — честно признался Гморк. — О, смотри, а вот и Чебур.

Рядом с межмировым порталом действительно стоял огромный медведеподобный Чебурашка и не позволял пройти новым гостям. Выглядело это довольно просто: из портала появлялся очередной шакалоголовый гигант, получал лапой в лоб и по инерции отправлялся обратно. Отдельным штрихом к образу чудища были модные солнечные очки, без которых боящееся света существо явно не стало бы покидать свою пещеру. Непонятно только, где он их вообще достал?

Завидев Гморка и Пенелопу, монстр показал в улыбке все свои клыки и прорычал:

— Друз-зья?

— Друзья, друзья, — заверил его Леший.

— Это… друг всех детей Чебурашка?! — поразилась сказочница.

— Ого, — уважительно протянул Гморк. — Ты смотрела советские мультфильмы?

— Подумаешь, обычное дело, — буркнула девушка. — Бабушка всегда говорила, что русские мультики самые добрые.

— Точно, — гордо подтвердил Гморк. — Вон, даже одичавший Чебур все равно добряком остался.

Подтверждая слова сказочника, зверь с громким хэканьем двинул в лоб очередного шакалоголового.

Гморк, Пенелопа и Леший стояли и смотрели, как пеньки сгружали в портал тела незваных гостей. Вскоре к ним присоединился и Соловей-разбойник. Зардевшись от смущения, он поцеловал ручку Пенелопе и отрекомендовался:

— Соловей.

— Пенелопа, — представилась сказочница, с интересом разглядывая колоритного персонажа с двумя синяками под глазами. — А что с лицом?

— Боевая рана, — невозмутимо соврал разбойник.

Спустя всего пару часов остатки шакалоголовых были благополучно отправлены обратно в свой мир. Бублик слетал к замку Кащея и вернулся с хорошими новостями: нападение отбито, все шакалоголовые захвачены и скоро прибудут под конвоем к порталу.

— Мы молодцы, — заключил Гморк.

Они с Пенелопой удобно расположились на поваленном дереве и поедали гостинцы от Яги — пирожки с капустой и с мясом.

— Извини, но мне придется составить полный отчет обо всех событиях в Сказмирье, — без всякого раскаяния в голосе сообщила Пенелопа. — Все же в произошедшем виноват именно ты.

— Да ничего страшного, — отмахнулся Гморк. — Пиши что хочешь.

Девушка непонимающе посмотрела на него.

— Но тебя же тогда сместят с должности.

— Не сместят, — рассмеялся сказочник. — Мой отец глава Межмирового Совета. Он сделает все, лишь бы я был доволен жизнью и держался подальше от столицы.

Пенелопа сначала раскрыла рот от удивления, а потом понимающе кивнула:

— Да, это многое объясняет. Иначе как еще такому раздолбаю могли доверить целый мир.

— Надо было все-таки ее сбросить, — тихо прорычал откуда-то сверху дракон.

— Я все слышу, — угрожающе протянула Пенелопа.

— На то и расчет, — получила она ехидный ответ.

Вскоре появился и Кащей в сопровождении донельзя довольного Ивана Дурака и нескольких десятков штурмовиков, ведущих на веревках шакалоголовых.

— Фф-шш… Это последние, — прошипел Кащей, выругался и стащил с головы шлем. — Тьфу, ну и неудобная штука. Вы уж извините, но жезлы я на всякий случай оставлю себе, мало ли для чего еще пригодятся.

— Главное, против спасателей принцесс их не используй, — хмыкнул Гморк.

— Обижаешь, — улыбнулся уголками губ Кащей. — Изучу и спрячу в оружейную номер восемь.

Сказочник невольно заинтересовался, какое же оружие находится в оружейных с номера третьего по седьмой, если во второй уже было огнестрельное оружие? Вот тебе и пацифист.

— Гморк, представляешь, Кащей пообещал мне новую печку сделать! — вместо приветствия заявил Иван Дурак. — Здорово, да?!

— Здорово, — хором сказали Гморк с Пенелопой. — Теперь победа у тебя в кармане.

После отправки последнего гостя Пенелопа использовала свой прибор, чтобы закрыть портал, и все наконец-то вздохнули с облегчением.

— Ну, я тоже пойду, — неожиданно сказала Пенелопа.

— Так сразу? — искренне удивился Гморк.

— Да, — присоединился к нему Иван Дурак. — А как же пир на весь мир и все такое? Я тебя с Василисой познакомлю, вы наверняка общий язык найдете.

— Задание выполнено, — пожала плечами девушка. — Оставаться здесь дольше я не имею права.

— Да ладно тебе, один день ничего не решит, — неуверенно сказал Гморк.

— Нет, надо отправляться, — твердо сказала девушка и протянула руку Гморку. — Приятно было… поработать с тобой.

— И мне, — честно ответил сказочник, аккуратно пожав ей руку. — Так мной еще никто не командовал.

— Тобой покомандуешь, как же, — хмыкнула Пенелопа.

Набрав на приборе координаты и код к порталу в своем мире, девушка создала перед собой портал перехода.

— Возможно, еще увидимся.

Девушка махнула на прощанье рукой и шагнула в портал.

— Ох и тяжелый денек выдался, — вздохнул сказочник, закинув руки за голову и потянувшись. — Да, ребята? — Он подозрительно посмотрел на притихших друзей. — Почему вы так напряжены? Все же уже закончилось.

— Может, я и Иван-дурак, но явно поумнее тебя буду. Такую девушку отпустить, это надо быть полным идиотом.

— И ты туда же? — поморщился Гморк. — Да зачем я ей сдался-то? Что-то я не заметил с ее стороны особого желания продолжить общение. Убежала при первой же возможности.

— Кому нужно ее желание? — рыкнул сверху Бублик. — Если она тебе нравится, иди и возьми ее!

— Угу, стукни по голове дубиной и утащи в пещеру, — фыркнул сказочник, нервно теребя один из многочисленных трофейных жезлов. — Хотя кому я это говорю? Это же именно драконы ввели моду на кражу принцесс.

— Это было давно и носило сугубо кулинарный характер…

— Фу, — скривился Иван Дурак, видимо представив незавидную участь бедных принцесс. — А тебе, Гморк, должно быть стыдно. Что за глупая попытка спрятаться от реальности за утрированием и нелепыми шутками?

Гморк сердито засопел и демонстративно отвернулся. Как это ни прискорбно, друзья были правы на все сто, но природная нерешительность в общении с девушками не позволяла поступить Гморку так, как требовало сердце. Уйдя в свои мысли, он даже не заметил, как дракон и Иван Дурак переглянулись, подмигнули друг другу и вплотную приблизились к сказочнику. Прежде чем он успел что-либо понять, друзья схватили его за руки и за ноги и буквально зашвырнули в портал.

— Нерешительный он, — рыкнул дракон. — Ничего, там разберется. И с чувствами своими, и с нерешительностью.

Тем временем портал беззвучно закрылся.

— Слушай, а как он вернется? — запоздало спросил Иван Дурак.

— Хороший вопрос, — признал Кащей.

— Полагаю, к ужину его можно не ждать, — резюмировал Бублик.