Клуб любителей фантастики, 2003 (fb2)


Настройки текста:



Журнал «ТЕХНИКА-МОЛОДЕЖИ»
Сборник фантастики

2003

ТЕХНИКА МОЛОДЕЖИ 1 2003

Вячеслав Куприянов
В СЕКРЕТНОМ ЦЕНТРЕ

Я давно мечтал посетить это знаменитое на весь мир предприятие. Я не без труда получил допуск, чтобы ознакомиться с этим сугубо засекреченным Центром. Дело в том, что для этого требовалось поручительство от двух, по крайней мере, роботов, которые могут удостоверить, что я с ними хорошо знаком и, тем не менее, не распознаю их как роботов. Я обратился к некоторым знакомым, но они после этого перестали распознавать меня. Тогда мне посоветовали сочинить это краткое поручительство самому и подсунуть для подписи какому-нибудь популярному лицу якобы с просьбой дать мне автограф. Наконец, через поклонников небезызвестных талантов я за небольшую мзду получил это подтверждение, и оно было принято соответствующими службами.

Поставка роботов в народное хозяйство и, соответственно, в семейную и общественную жизнь осуществлялась очень продуманно и тонко, чтобы не задеть за живое окружающих людей, произведенных на свет пока еще естественным путем. На какое-то время этот процесс отодвинул в отдаленное будущее более сомнительную проблему клонирования плотского человека. И мне, считающему себя человеком, была интересна эта легендарная фабрика будущего.

Оказалось, что Центр находится в черте города, но население считало, что это обычное предприятие, хотя и большое, а высокий забор и суровая охрана вызывали слухи, будто делают здесь водку или портвейн.

В Центре масса лабораторий, куда меня не водили, ибо я не робот и не все увиденное мог бы выдержать физически и психически. Мне показали только самые очевидные достижения. Я отметил повсюду идеальную чистоту и хорошую акустику всех помещений. Сотрудники и сами роботы были все отлично и по моде одеты, меня даже хотели пригласить на конкурсный просмотр новых моделей для нужд рекламы, там будут в большом количестве жевать жевательную резинку, запивать ее разными сортами пива и так искусно демонстрировать нижнее белье, что никто не заметит под ним металлические детали. Я отказался, я это и так могу видеть каждый Божий день. Не пошел я и на заседание роботов-парламентариев, чтобы не расстраиваться, когда предложенные и одобренные ими хорошие законы все равно не будут выполняться безответственными людьми.

Хотелось побеседовать с каким-нибудь живым роботом. Мне сказали, что я не должен пытать его о так называемом внутреннем состоянии, о свойственной иным людям душе и тому подобных идеалистических благоглупостях. Никакой метафизики! Иначе он вывернет вам все наизнанку, и у него могут полететь дорогие микросхемы. И не спрашивать его о собственном мнении, иного робота тогда уже не остановишь. Собственных мнений у роботов много.

Ввели робота, и я сказал ему: хелло, как погодка? Какая погодка, ответил тот и уставился в потолок. Ну та погодка, которая там на улице, уточнил я. Тогда и тот уточнил на улице естественная уличная погодка, там и спрашивайте. Затем возмутился, что его отвлекли от существенных мыслей из-за пустяков, добавил, что он вовсе не расположен отвечать на извечные русские вопросы, и вышел, жутко звякнув зубами.

Я удивился находчивости этого существа. От чего зависят умственные способности робота? От величины головы, ответили мне. Величина головы человека уже ограничена его, так сказать, природным образом и подобием, здесь же мы можем достичь каких угодно величин. Но слишком большую голову не выносит шея. Делали роботов без шеи, тогда они не могли мотать головой туда-сюда, а без этого нет впечатлений, а без впечатлений нет и мыслей. Потом, большие роботы неудобны тем, что задевают за потолок и ломают помещения, поэтому мы их пока не создаем, да нет еще и таких глобальных дум, для чего бы именно они понадобились. Кроме того, нам же известно понятие коллективного сознания, поэтому уже три робота, если их заставить думать совместно, будут отнюдь не глупее робота тройной величины. Давайте лучше потолкуем о реальных вещах.

Давайте. И мне поведали о роботах-гидах. Создается поточная линия достопримечательностей, все они радиофицированы. Вы подходите к памятнику Гоголю, нажимаете кнопку и слышите: я — Гоголь, Николай Васильевич, родился в 1809 году, умер в 1852-м, являюсь выдающимся представителем классической русской словесности. Получил сюжет от самого Пушкина. Основной вклад в духовное наследие — смех сквозь слезы. И тут же комната смеха и фонтан слез. Вы туда идете, когда Гоголь выключается.

Далее вам докладывают плачущим голосом: следующая достопримечательность — казенный дом, памятник зодчества конца XX века, все подходы к нему охраняются государством. чтобы не откалывали куски на память, как от Великой китайской стены. И вот по этой линии достопримечательностей мы пускаем компанию роботов, сначала как туристов. Они самообучаются таким методом: подходит один к другому и умоляет: ты же Гоголь, Николай Васильевич, родился в 1809 году, умер в 1852-м, ты же пасечник Рудый Панько, и тебе должны шинель выдать, ты же получил что-то от Пушкина? Тот уж все точно запомнит, память действительно вечная, теперь его можно уже пускать по улицам с толпой туристов. Как только увидит Гоголя, тут же говорит: Гоголь, пасечник, от Пушкина, родоначальник магического реализма. Вся задача сейчас в оглашении, то есть в извлечении звуков, особенно таких, как «л» и «р». «Л» — влажный звук, от частого его извлечения зубы робота ржавеют, он начинает плеваться, туристы обижаются, особенно из-за рубежа, ведь они не догадываются, что их обслуживают роботы. И пока наш опытный гид начинает так: я — Гого, но это, сами понимаете, не предел. Особенно ловко извлекают роботы гундосые звуки, поэтому в слове «Гого» они ударение делают на последний слог. Иностранцы это сразу понимают: русская словесность пошла от французов. Пушкин от французов, поэтому передал Гоголю шинель, ей и сейчас сносу нет. А вот у японцев нет звука «л» вообще, и именно в этой области, то есть в области гомонящих роботов, у них выдающиеся успехи. У них робот сказал — сделал, а у нас сделал, а потом уже объясняет, почему и зачем. Наш робот находчивей.

А как робот извлекает звук «р», грассирует ли, когда сознается: я — робот? Трошки, ответили мне, трошки грассирует. Особенно если дать французского гувернера. Или если робот — японец тогда он и звук «л» грассирует.

Хорошо, очень хорошо. Вы говорите, Пушкин от французов, водят ли еще и по Пушкину? Конечно, с радостью сообщили, водят, пока, правда, только по цепи и вокруг дуба, Пушкин ведь от французов очень далеко ушел, нам дальше пока нельзя.

Почему же нельзя, странно как-то, я думал, уже и дальше можно, два века прошло, дальше тоже интересно! У нас некоторые так ждут, когда нам нового Пушкина предъявят.

Нельзя, мне говорят. Пробовали после Пушкина, но нельзя дальше, дальше — Лев Толстой. Война и мир. Два века, вы говорите, так у нас опасаются, что если дальше ко Льву Толстому, то мы снова на нас французов накличем. Это нам пока не ко двору, и не то что это нам не по силам, но такой проект мы пока запускать не решаемся. Но к 2012 году и этот проект, возможно, сдвинем с места. Проект? А может ли робот-гид сказать, по чьему проекту выполнен тот или иной памятник? Это задача, ответили мне. Дело в том, что робот сам создан по чьему-то проекту, он как бы памятник своему создателю. Поэтому слово «проект» в лексиконе его памяти вызывает сложные ассоциации. Мы уже упоминали, что не следует робота беспокоить по поводу его внутреннего состояния и его собственного мнения. Слово «проект» сдвигает мысль робота именно в эту нежелательную сторону. Он начинает заводиться и поносить именно свой проект и своего создателя. Робот принципиально не религиозен, он не верит, что его кто-то создал, поэтому у него налицо комплекс поношения несуществующего создателя. Хотя создателя быть не должно, но — недовольство собой взывает к создателю, на коего можно свалить собственные неполадки. Если я несовершенен, сокрушается робот, то зачем меня создали? А если я совершенен, то зачем мне голову ломать над поставленными глупыми (несовершенными) людьми вопросами? Мы сейчас ломаем голову над снятием этого парадокса. Хотя сами роботы говорят: покажите нам хоть одного создателя, мы с ним разберемся. И мы пока не показываем. Есть еще слова, вызывающие нежелательные сдвиги в поведении. Скажем, очень волнуются при слове «пуск».

Я тут же подумал о слове «выпуск» и спросил, готовят ли к поточному выпуску роботов-писателей. Конечно, ответили мне. Уже запущены на полную мощность роботы-читатели.

Мне показали читальный зал, где над книгами склонились роботы. Они подняли головы на нас, а кто-то сказал: т-сс. Мы тихонько вышли, а за нами вышли из зала двое и стали быстро-быстро говорить друг другу, каждый свое, но я не мог разобрать, что.

Мне шепотом сообщили, что они так обмениваются знаниями. Каждый делится сутью известной ему книги с собеседником, кстати, одномоментно, тогда как человек так не может. Человек либо говорит и ничего не слышит, либо слушает и молчит.

Действительно, подумал я, сколько времени уходит на то, чтобы вещать, ничего не получая взамен. И как часто мы вынуждены тупо внимать, когда и тебе есть что сказать, но невежливо заглушать собеседника. Получается, что вежливость — лишь дань нашей недоделанности. И тут я полюбопытствовал: когда роботы станут достаточно начитанными, начнут ли они сочинять сами — скажем, кто читал о путешествиях, будут писать о путешествиях, кто читал детективы, будут писать детективы, роботессы будут писать женские любовные романы, а читатели классики будут писать классику.

В недалеком будущем так и будет, ответили мне. Правда, роботессы, начитавшись любовных романов, тут же начинают крутить роман с первым встречным, которым чаще всего оказывается такая же роботесса. Счастливые полов не различают. Они вообще потом ничего и никого не различают, поэтому они крутят свои романы сами уже не знают с кем и потому они потеряны для творчества. А вот читатели путешествий будут путешествовать по прочитанным местам, где будут исправлять отклонения от прочитанного текста. Это будет весомый вклад в экологию геополитики.

Это меня несколько удивило. Мало ли что писали путешественники в свою эпоху. Допустим, в изложении Ключевского находим, что, согласно Адаму Олеарию, из-за ночных разбойников ночью нельзя ходить по Москве без оружия и спутников. Что же сделает робот, начитавшийся сказаний иностранцев о Московском государстве, попав в Москву? Потребует спутников? Оружия? Будет восстанавливать число разбойников до соответствующего букве ветхих описаний?

Мои спутники засмеялись. Оказывается, разбойники роботов не пугают и являются для них чисто научными объектами. Ведь во времена Адама Олеария роботов не было, вот и расплодились разбойники. А нынешние разбойники ночью даже наткнуться на роботов боятся, что с них взять-то, с роботов, поэтому орудуют разбойники только днем, когда робота от человека можно отличить по толщине бумажника. А по ночам ходить по Москве? почему не ходить, ходите! Наши ходят. А что будут делать роботы-детективы? — напомнил я.

Читателям детективов будет дана полная свобода. Нам самим любопытно, к чему они склонятся, — станут ли состоятельными уголовниками или пополнят собой плеяду малооплачиваемых сыщиков? Многие дошли своим умом, что уголовников ловят только в художественной литературе, для чего она собственно и сочиняется, поэтому не хотят заниматься пустым делом. Но есть и романтики, которые любят искать тех, кто прячется. Они не знают, что никто не прячется. А читатели классики начнут, а иные уже начали, экранизацию классики. Но это же опасно! — воскликнул я, хотя уже почти свыкся с мыслью, что здесь всему голова — чистый разум.

Ничуть не опасно, успокоили меня. Любая экранизация окупается, ведь кино увлекает сегодня все больше людей, поэтому у них все меньше охоты читать книги. Тем более что кино уже цветное, а книги все еще черно-белые. К тому же для нас это самый простой способ догнать и перегнать Америку!

Но я имел в виду вовсе не это, я полагал опасным, что роботы станут уголовниками. Ах, это, утешили меня спутники. Если иные и станут уголовниками, то большинство из них тут же поймают. Ведь ловить их будут не только роботы-сыщики. но и сыщики-люди, а также сами уголовники — люди, возмущенные самозванцами. Вы же знаете, между нами говоря — все остается людям! Тут мне подмигнули. Я снова убедился в величии чистого разума. А как дела с экранизациями? Оказывается, снимают фильм по Тургеневу, «Отцы и дети». Конфликт между роботами двух поколений. Новый русский Базаров, демократ и либерал, пилит автогеном ископаемые танки, ищет, что у них внутри. Внутри пусто, обнаруживает он, но если он сам туда залезет, тогда он сам — внутри. Это заставляет его задуматься о своем месте в мире. Потом он умирает. заразившись от танка ржавчиной, скрипит, но умереть не может, так как надежно свинчен. Тертый калач — отзывается о нем баба с электронным мозгом. Фильм жизнерадостный, показывающий, что все поколения роботов могут сосуществовать. Еще снят фильм «Нос» по сценарию Гоголя. Ново, неожиданно. Дело в том, что обонятельная система является одной из самых сложных, поэтому есть слуховые и визуальные усилители, но нет обонятельных. И нос, отдельный от робота майора Ковалева, действительно такой же, как он, по величине и даже по виду, но интимно куда сложнее и таинственнее самого майора, а то и полковника. Затем с помощью наших ученых нос становится все портативней и портативней и, наконец, занимает свое естественное место на лице майора, но уже в качестве произведения искусства.

Великолепно! — изумился я смелости замысла и исполнения. А каковы будут «Мертвые души» в изложении роботов?! Плюшкин экономичен, но маломощен, Собакевич потребляет больше энергии, но и выдает больше полезной информации, у Коробчки плохо с оперативной памятью, Ноздрев то и дело глючит, но рвется обыграть компьютер в шашки. Главный герой, бывший программист, скупает списанные модели, чтобы сбыть их иноземцам как ископаемые ценности на запчасти. Но сбытые ценности скопом бегут назад в отчизну, обогащенные опытом и валютой, и начинают гражданскую войну с новейшими моделями за сферу влияния на еще человеческие умы, а потом…

Т-сс, — засипели мои спутники, — роботы могут нас услышать и глубоко задуматься над вашими идеями, а некоторые просто обидятся. Ведь у нас, простите, так уж по проекту задумано, что, когда мы их в свет выпускаем, у них у всех эти самые, гоголевские имена. А в свете, то есть когда они настолько отлажены, что могут справить совершеннолетие, они имеют право при смене технического паспорта на гражданский выбрать себе другое имя, но пока только гоголевское. Уже пушкинские имена им не нравятся. Так что вы не путайте наши планы и не смущайте их невинные души. Т-сс!

Я вспомнил, какая здесь замечательная акустика. На этом мое посещение закончилось. Я только должен был расписаться в огромной гостевой книге, просто отчетливо вписать свое имя рядом с уже заготовленным клише — БЫЛ ЗДЕСЬ.

Заходите к нам через сто лет, — доверительно предложил на прощанье, кажется, самый главный, — будем очень рады, вы оцените наши новые успехи на поприще инженерной подготовки человеческих душ, а мы на вас посмотрим, как там в вас душа держится!

Еще один из моих молчаливых спутников наклонил ко мне свою довольно большую голову и шепнул: вы этого Чичикова не слушайте, заходите, кстати, и не так поздно, обсудим кое-какие ваши мысли. Найдите меня, меня здесь каждый знает, я — Гоголь, Николай Васильевич, родился в 1809 году от Пушкина, являюсь и по сей день выдающимся…

Ант Скаландис, Сергей Сидоров
ПИЯВКИ ОТ ДУРОСТИ

Когда именно в Мышуйске появился врач с подобающей фамилией Знахарев, теперь вряд ли кто вспомнит. Да и так ли уж это важно в наше сумасшедшее время, тем более в таком городе, где далеко не каждый способен внятно объяснить, каким образом, по какой причине и с какой целью в здешние края приехал, да и приезжал ли вообще, может, просто родился тут. Никому как-то не приходит в голову разделять жителей на местных и пришлых, и нет такого понятия — коренной мышуец. У нас главное совсем другое: прижился ли человек, освоился ли, стал ли полезен людям.

Зосипатор Евграфович Знахарев оказался очень полезен. То, что он действительно врач, ни у кого сомнений не вызывало, хотя ни дипломов, ни верительных грамот, ни других подтверждающих образование документов горожане у него отродясь не видели. Однако вот сказал человек, что он врач, — и все, нет вопросов. А он так и сказал: «Я — врач-пиявкотерапевт». Собственно, кому он это сказал, тоже неизвестно, давно было дело, очень давно. И рассказывают о Знахареве всякое. Могут вам и полную нелепицу поведать, например, что Зосипатор Евграфович и не человек вовсе, а пиявка, точнее пияв, а потому питается исключительно кровью. Но это все чьи-то смешные выдумки, истинную же правду о Знахареве знает, наверно, только один человек — Клементий Виссарионович, главврач психиатрической больницы имени Вольфа Мессинга, поскольку в его личном сейфе хранится собственноручно сочиненная З.Е. Знахаревым «Ода пиявкам» со скромным подзаголовком «История одного врача». Написана ода отнюдь не стихами, так ведь и Гоголь свою знаменитую поэму прозой изложил. А уж чье творение поэтичнее, судить читателям. У знахаревской рукописи читателей до сих пор совсем немного было, но теперь, когда Клементий Виссарионович любезно предоставил фрагменты уникального текста для публикации в «Мышуйской правде», широкая публика, наконец-то, получит возможность узнать истину об одном из самых выдающихся жителей города.

ОДА ПИЯВКАМ

У любого, даже очень умного человека, обязательно есть какая-нибудь своя дурь. Савелий Кузькин, например, всю жизнь собирает спичечные коробки, не этикетки, а именно коробки, и не редкие да экзотические, а все подряд, выпускаемые Жилохвостовским деревообрабатывающим комбинатом. Зиночка Разуваева, страдающая от рождения косоглазием, влюбляется в каждого встречного мужика не моложе тридцати и не старше шестидесяти. Дед Серафимыч в тихих заводях Мышуи ловит рыбу большим общепитовским половником. А я, если уж говорить обо мне, страшно люблю читать книги, но никому и никогда об этом не рассказываю.

Мамка с папкой долго считали, что я вообще безграмотный, и лет до десяти читали мне вслух мою любимую книгу «Золотой ключик». У меня там и персонаж любимый был — Дуремар. Скажете, несимпатичный, вредный? Ну и что? Главное, он был настоящим врачом. Я это сразу понял. А иначе зачем бы ему таскать из пруда этих маленьких скользких лекарей — пиявок? Не для еды же. Я многим тогда про Дуремара рассказывал, про его талант, про его благородную миссию, но ребята только смеялись, и в итоге меня самого прозвали Дуремаром. А я и не обижался. Я просто пиявок очень любил и все мечтал наловить их целую трехлитровую банку. В наших краях эти загадочные твари — не редкость. Ведь поселок городского типа Нетопочи расположен в болотистой низине, так что в ближайшей округе, помимо Мышуйки, еще целая прорва речушек и маленьких озер.

Короче, лет шести, а то и раньше, я увидал свою первую в жизни пиявку. Помню, соседский парнишка, года на три меня старше, вылез из воды да как завизжит — на ноге у него сидела блестящая жирная змея. Мы же не знали, как ее правильно назвать, а было в той пиявке, думаю, сантиметров двадцать. Родители заплаканного мальчишку домой увели вместе с пиявкой, так что конкретно ее судьба мне неизвестна. Но через несколько дней еще одному шалопаю впиявилась в коленку длинная черная тварь. Он ее сдуру оторвать решил — кровищи было! — ну, и пиявка сдохла, конечно. А мне почему-то не паренька, мне пиявку стало жаль. Но после того случая родители запретили малышам заходить в воду, запугивали страшными рассказами о смертельной опасности и прочей чепухой. Однако некоторые из нас, самые упрямые, все пытались изловить пиявок сачком. Тщетно.

Таковы первые воспоминания.

Потом прошло несколько лет. В школе я учился с трудом, мне было абсолютно неинтересно все, что там рассказывали. Я продолжал тайком читать книги, но почему-то свято верил: мне безразличны знания учителей, а им — мои. В общем, педагоги считали меня полным тупарем, тянули из класса в класс так, чтобы не портить показатели. А я все готовился огорошить их своей эрудицией, но вопрос — когда? Годы шли, а внутреннего сигнала «Пора!» все не было слышно.

Думаете, я книги исключительно о пиявках читал? Ничего подобного. Я рано понял, что эти совершенно особенные кольчатые черви — своего рода вершина творения, так что для понимания их сути необходимо прочесть многие тысячи разных книг. А, слава Богу, библиотека у нас дома была отличная — лучшая, наверно, библиотека в Нетопочах, а то и во всем Мышуйском районе. И конечно, главной моей мечтой оставалась встреча с живыми пиявками. Но вот беда: перестали они в наших краях водиться. Взрослые поговаривали, что всё это из-за каких-то экспериментов на Большом Полигоне неподалеку от Мышуйска. Полигон называли еще объектом 0013 и частенько поминали командира тамошней части генерала Водоплюева. Ох, как люто я его ненавидел! А потом некий чудак рассказал мне, что в озере Бездонном развелись гигантские рогатые пиявки. Ну что за чушь! Никогда я в это не верил и не поверю. Не могут пиявки быть рогатыми. Я решил это всем доказать и стал ходить купаться именно на Бездонное. От дома подальше, да и берег — так себе, вход в воду не самый удачный, но все же и там собиралась своя компания.

Короче, полез я как-то в озеро в самом таком месте, где лазить не советовали. Глубоко зашел, но вдруг стало еще глубже. Неужели и впрямь бездна? Я оступился да и ушел под воду на добрых полтора метра. Над головой — муть, солнца не видно, вокруг будто туман клубится, где верх, где низ — не понять. Пока я барахтался, пока выныривал, чуть не захлебнулся. Потом выбрался все же на берег, отдышался и, рискуя выглядеть законченным идиотом, тщательно осмотрел себя в надежде найти хоть одну пиявку. Нет, нигде ни следа, заглянул даже в трусы — но и там не было! Расстроился ужасно: опять не везет дураку. Однако тут ребятня соседская вкруг меня собралась, и, гляжу, показывают на что-то пальцами, хохочут. Я ничего понять не могу, таращусь на них в ответ и улыбаюсь, как полный урод.

А должен заметить, летом я всегда носил прическу «полубокс», так что голова была практически лысой. И мне вдруг очень захотелось ее почесать. Тронул я затылок, а под рукой шевелится что-то. Честно скажу, даже не испугался, ощупал спокойно и понял: свершилось. Вот видите, и тут у меня не как у людей. Ведь нормальным гражданам пиявки в руки-ноги в животы-ягодицы впиваются. А у меня кровососики мои голову облюбовали.

Ну, я бегом домой, к зеркалу. Успел вовремя: ни одна пиявка еще не отвалилась. Долго я любовался картиной, достойной кисти лучших мастеров. Впрочем, сюжет традиционный — этакий Медуз-Горгон получился. Потом лапочки мои черненькие накушались, отпадать начали. А я баночку трехлитровую уже подготовил, колодезной чистейшей водицы набрал. Собралось их там аж тринадцать штук. Число-то какое знаковое! И это мне тоже понравилось.

Ну, а мама испугалась, конечно, поначалу, когда я ей все рассказал, но потом пригляделась повнимательнее и успокоилась: главное, жив, а в остальном — что с дебила возьмешь? Глупее вряд ли станет. Засунула меня на всякий случай в ванну, промыла голову, затем какими-то снадобьями намазала и велела ложиться спать. И вот что интересно, перед сном показалось мне, будто в голове пусто-пусто, но не как у дурака, а как у человека, пережившего страшную болезнь, измученного ею, но теперь уже не боящегося ничего, потому что всё позади, и мир вдруг делается прозрачным и ярким, как весной, когда смотришь на улицу через только что вымытое стекло… И что все это значило? Я не успел понять — усталость навалилась, уснул. А наутро.

Едва пробудившись, я ни с того ни с сего прочитал вслух огромный кусок из поэмы «Кому на Руси жить хорошо», и не просто так, а в лицах. Пока умывался, вспомнил всю таблицу Менделеева и тут же маминой губной помадой ее на зеркале воспроизвел. Хотел даже атомные веса у каждого элемента написать, но помада уж больно жирно пишет — цифры в клеточку не помещались. В общем, уравнение Шрёдингера я уже над ванной по кафелю рисовал. А проиллюстрировать его мне почему-то захотелось эскизами раннего Микеланджело. Потом я вышел к завтраку и на хорошем старофранцузском продекламировал фрагмент из заключительной речи Жанны д’Арк на суде. Черт, подумал я, а уж не на латыни ли произносила она все эти слова в реальной истории? На французский их кто-то позже перевел. Так знала Жанна латынь или не знала? И так меня это озадачило, что я, наконец, замолчал, впадая в некий ступор.

Родители перепугались жутко. Сын-дурачок — это простая и всем понятная беда. А тут… Виданное ли дело: за одну ночь превратился не то что в вундеркинда — в ходячую энциклопедию. На время еды я сделал паузу, и родители было успокоились.

Но потом вышел во двор и с легкостью выиграл восемь партий у собравшихся там местных шахматистов, за полминуты расщелкал сложнейший кроссворд в «Мышуйской правде» и, наконец, на спор перечислил все клубы албанского чемпионата по футболу по просьбе нашей дворовой команды во главе с конопатым Витюхой Пяткиным (он, конечно, по газете проверял), за что, собственно, чуть не был избит, но вовремя изобразив несколько кат классического карате, охладил неумеренный пыл оскорбленных в лучших чувствах футбольных знатоков.

К вечеру мой запал немного иссяк. Помню, что апофеозом стал сравнительный анализ философских воззрений Герберта Маркузе и Сёрена Кьеркегора, который я безжалостно учинил за ужином. После чего на меня вновь стала наваливаться усталость, сознание помутнело. Хорошо, что мозг перед полным забытьем дал команду организму взять пиявок и высадить их на голову. Выполнив такую процедуру (тайком от родителей), я обессиленный упал на постель, а изголодавшиеся кровососы всю ночь пиршествовали.

Родители на следующий же день предприняли экстренные меры по моему «излечению», то есть приведению в прежнее тихушное состояние. Ну, спокойнее им было со мной тупым, нежели чем с эрудитом. Меж тем участковый врач, которого они вызвали, констатировал железное здоровье ребенка и свою полную несостоятельность как медика, поскольку моя мини-лекция об основных открытиях Ильи Мечникова в свете «Канона врачебной науки» Авиценны открыла ему глаза на лечебный процесс, и несчастному доктору ничего не оставалось, кроме как переквалифицироваться в ветеринары. Мне же он предрек будущее настоящего целителя, потенциально способного излечить весь мир. Собственно, я уже и сам догадался, что, имея на руках чертову дюжину своих медсестричек-пиявок, смогу избавить человечество от величайшего зла, имя которому дурость. Ведь кто же, если не они, вытянули из моей башки все дурацкие мысли, так долго мешавшие раскрываться всем талантам. Между прочим, это еще Будда утверждал, что каждый человек на Земле обладает его мудростью, мудростью пророка Гаутамы, и только груз суетных мыслей мешает людям понять истину. «Груз суетных мыслей» — во какой изящный эвфемизм придумал наследный принц царства Шакьев! Любил он красивые фразы. А я, ребята, говорю вам по-простому: дурость, только дурость мешает. Но я, Зосипатор Знахарев, нашел средство от этой дурости, и теперь никому не надо семь недель куковать под деревом бо в позе лотоса — достаточно высадить на голову моих замечательных пиявок.

Признаюсь честно, в последующие годы еще не раз и не два пытался я ловить волшебных кровососов в Бездонном озере, но все было втуне, видно, популяция прекратила свое существование. И размножаться в неволе красавицы мои отказывались. Но я уже понял почему. Эти животные следовали совету Артура Шопенгауэра, они решили не производить на свет потомство за потомством, а предпочли сами жить вечно. Пиявки оказались бессмертными. Подпитываясь человеческой дурью, эти животные полностью восстанавливали утраченные жизненные силы. Вот какой получался симбиоз. Но, конечно, одной моей крови им было недостаточно. Тогда я и начал приобщать к экспериментам друзей и знакомых, с любовью отбирая таких, которые шевелили собственными мозгами исключительно во время их сотрясения. Однако об этом чуть позже. Все вокруг на удивление быстро привыкли, что Зосик Знахарев теперь не полудурок, а наоборот, очень умный парень. Школу я закончил с золотой медалью и рекомендациями в любой университет мира. Но до того ли мне было? Я уже выбрал свой путь. Что может быть благороднее целительства? И на этом пути мне требовались не знания, которых и так уже было выше крыши, а исключительно практика, клиническая практика. Поэтому я сразу и отправился в народ. А тем более, скажу по секрету, первые опыты провел еще в школе. Об этом мало кто знал, ведь конфиденциальность лечения — мой золотой принцип. Дурость — вещь очень интимная. Не всякий о ней распространяться захочет. Поведаю вам о двух случаях.

Гошка Долбанов из соседнего подъезда был заядлым курильщиком, начал еще в пятом классе, чтобы взрослым казаться. А к девятому вредная привычка стала его тяготить, спортом мешала заниматься, однако бросить парень уже не мог. Я сразу понял, что это типичная дурь, и предложил пиявок. Гошка в успех не верил, да и боялся, конечно, но потом рискнул — и все как рукой сняло, до сих пор не то что дыма не переносит, ему на сигареты смотреть противно.

Вторая история была еще интереснее. Уже в десятом классе Маруся Уточкина страдала от неразделенной любви к хулигану, и двоечнику Фалолею Козлоухину, в то время как за ней изо всех сил ухлестывал отличник, умник, спортсмен и сын партсекретаря Онисим Ряшкин. Разум Марусин, конечно, отдавал предпочтение Ряшкину, она и дружбу водила с ним, но сердце девушки оставалось с отвратительным Фалолеем, от которого, кроме гадостей, ничего нельзя было дождаться. Оторвыш Фал просто издевался над Марусей. как только мог. Она уж и к бабкам ходила за отворотным зельем, и даже снотворные таблетки вознамерилась глотать в товарных количествах. Тут-то и появился я. Слепая любовь к человеку типа Козлоухина — это, вне всяких сомнений, дурость, так что пиявки мои высосали ее с радостью за один сеанс. Угадайте с трех раз, чем это кончилось. Уже угадали? Правильно. Избранником Маруси Уточкиной стал вовсе не Онисим Ряшкин, а я. Но… ненадолго. Долго меня ни одна женщина не выдерживала. Так и живу до сих пор холостой, но это уже совсем другая история. А я вам о пиявках рассказываю и о своей благородной миссии.

В Нетопочах, понятное дело, могучему таланту целительскому очень скоро сделалось тесно, и направил я стопы свои в райцентр, то есть в Мышуйск. К тому времени, когда я в городе частный кабинет открыл, зарегистрировавшись официально как врач-пиявкотерапевт, уже вся округа шумела о потрясающем чудодее Евграфыче, и от клиентов у меня отбоя не было. Разумеется, и денежки потекли. Однако брал я скромно, не корысти ради работал, а во имя высокой цели, малоимущим и вовсе бесплатно помогал. И так продолжалось много лет, пока амбиции мои не вышли за пределы разумного, по мнению местной администрации. Но это я опять вперед забегаю. А ведь следует рассказать еще вот о чем.

С первого раза пиявочки мои далеко не всех вылечивают. В зависимости от глубины и обширности конкретной человеческой дури определяю я норму прикладываний. Да и эффект в итоге у всех разный получается.

Был, например, почти анекдотический случай. Наведался ко мне пожарный прапорщик — адъютант начальника горпожнадзора и передал просьбу своего шефа — главного мышуйского «огнетушителя» полковника Заливайки — избавить того от мучившей постоянно мигрени. До сих пор ни один эскулап с задачей этой не справился. Ну, взял я своих милашек, да и прибыл к Заливайке. Оценил поле деятельности для пиявок, то бишь площадь плешины пожарного, и высадил семь штук, опыт подсказывал, что должно хватить. Обычно сеанс завершался часа за полтора-два, а тут что-то не так пошло. Во-первых, пиявушки мои почти сразу словно окаменели, во-вторых, даже через четыре часа ни одна из них еще не отвалилась, в-третьих, сам Заливайко никак на их присутствие не реагировал.

Короче, пришлось мне еще в течение двух часов разными ухищрениями — уговорами да приманками — снимать своих помощниц с полковничьей лысины. Уж как я переволновался, одному Парацельсу известно, но — ничего, в итоге всех семерых уберег. Вот только сильно отравились они на голове Заливайки, долго потом в себя приходили, некоторое время я даже боялся к другим головам их прикладывать. А полковник… ну, что полковник, продолжает руководить пожаротушением, правда, с меньшим энтузиазмом, даже, говорят, с некоторой ленцой. Однако мне грамоту выписал — за оказание экстренной медицинской помощи доблестной пожарной службе. На мигрень-то Заливайко больше не жалуется. Правда, подчиненные на него жалуются, потому что полковник исключительно стихами стал разговаривать, а простых солдат и офицеров это несколько утомляет. Что ж, ничего не поделаешь, моя методика вызывает некоторые побочные эффекты. А с другой стороны, все объяснимо: видать, заразная для многих мальчишек мечта стать героем-пожарным подавила в свое время в юном Заливайке поэтический дар, и была это форменная дурь.

В общем, помимо благодарных сограждан, накапливались у меня потихонечку и враги, например, те, которые о своей утраченной дурости с огромной тоскою вспоминают. Или другие, бестолковые, к кому дурь обратно возвращалась, а они больше лечиться не хотели, вместо этого распространяли слухи, мол, Евграфыч-то наш — шарлатан. А ведь у любого человека мозг имеет обыкновение периодически зашлаковываться, в том числе и у меня самого. Да, да, время от времени я выпускал пиявушек и на свою, теперь уже естественную, лысину. Без этого работать не мог.

И еще проблемка возникла. Тринадцать особей — команда неплохая, но, конечно, на весь Мышуйск маловато будет. После больших нагрузок им иногда и отдыхать требовалось по несколько дней. Отсюда тоже обиды всякие у народа пошли. А как увеличить поголовье бесценных тварей, придумать не удавалось. Надо было, конечно, изучить феномен всерьез, объединить усилия с ведущими биологами, психологами, нейрохирургами. Но где ж их взять в нашем маленьком городке?

Вот и надумал я отправиться в Москву. Гэродские власти этого шага не одобрили, в мэрии, в департаменте здравоохранения командировку выписать отказались и даже мягко так, но настойчиво посоветовали никуда не ехать. Но я уже закусил удила. Обойдусь без всякой поддержки! Зря я, что ли, деньги зарабатывал?

А поезда из нашей глуши ходили на запад нерегулярно, с самолетами в тот момент и вовсе сложности были: то ли размыло полосу в Бусыгино-1, то ли опять керосину не завезли. Короче, отправился я пешком — не привыкать. Мне бы хоть до какого города дойти, а оттуда на перекладных, на попутках — доберусь до столицы. Но получилось странно: по какой бы дороге я не выходил из Мышуйска, даже если и вовсе без дороги шагал лесом или лугами, попадал в итоге на широкое новое шоссе, построенное солдатами спецчасти Водоплюева и ведущее аккурат в тот район, где расположена у нас хорошо известная всем психбольница имени Вольфа Мессинга. Очень странно. Восемь попыток я совершил, прежде чем догадался: это — знак.

А тут еще добрый человек в белом халате, куривший на ступенях центрального входа и мигом узнавший во мне знаменитого лекаря, высказал любопытную мысль. Мол, именно здесь, у Вольфика, — небывалый простор откроется и для моих кровососущих друзей, и для научных исследований, ведь самые светлые головы Мышуйска как раз под этой крышей и собрались. В тот момент я как-то не задумался, о каких конкретно головах судачил встреченный мною врач и был ли он вообще врачом. Я загорелся новой идеей и двинулся прямиком к главному на прием, ну, то есть на переговоры.

А Клементий Виссарионович, естественно, не мог не знать о моих успехах. И он, мерзавец, вмиг сообразил, чем обернется вторжение моих пиявок в его серьезный научно-лечебный процесс. Элементарно: через год-другой некого будет наблюдать и таблетками пичкать, потому как содержать за высоким забором толпу потенциальных нобелевских лауреатов — это просто безнравственно. И вот, поднаторевший в общении с самыми разными персонажами, от эксцентричных до полностью неадекватных, главврач обставил дело так, что за каких-нибудь полчаса я из благополучно практикующего пиявкотерапевта превратился в пациента психиатрической лечебницы, а мои скользкие подружки перекочевали в собственность дальновидного эскулапа. Справедливости ради скажу, что для всех окружающих операция эта прошла незаметно. Больница подписала со мной договор о сотрудничестве, зачислив Знахарева З.Е. в штат, с предоставлением жилья и содержания. Да, собственно, меня и запирать не стали — по двум причинам сразу.

Во-первых, без своих пиявочек и их профилактического воздействия я через пару месяцев превратился бы в растение, отличающееся от лопуха и крапивы разве что неспособностью к фотосинтезу. Комплексное обследование показало, что я уже доигрался до полного привыкания по типу наркотической зависимости И куда ж мне теперь было деться?

А во-вторых, они собрали солидный консилиум и поставили мне диагноз: «Маниакально-депрессивный психоз на почве развившейся вялотекущей шизофрении. Особое примечание: склонен к несанкционированному лечению людей без гарантированного результата с использованием клинически не апробированного материала». В общем, вздумай я заартачиться, только начни права качать, и уже на вполне законных основаниях загремел бы в «палату № 6». А так эта грозная бумажка лежит в сейфе у Виссарионыча без движения вместе с рукописью, которую вы читаете и которую я имел возможность написать в свободное от работы (или лечения?) время.

Вот так, и не осуждайте меня за то, что я столь быстро и легко примирился с нынешней участью. Мне здесь и впрямь хорошо: кормят, поят, дают работать, пиявочек-подружек строго по мере надобности к голове допускают. Грех жаловаться. Да и куда? Если сам городской голова Никодим Поросеночкин раз в неделю у главврача процедуры проходит всякие, в том числе и пиявочные.

Так что, будете в Мышуйске, заходите.

Интересно, для кого я последнюю фразу написал? Давно же и всем известно, что из Мышуйска ни одна собака не выйдет, ни один голубь почтовый не улетит. Ох, не иначе мозги опять отказывают. Пора мне у Клементия Виссарионыча очередной сеансик пиявкотерапии выклянчивать.

На том разрешите откланяться. Здоровья всем и ума побольше.

Искренне ваш

Зосипатор Знахарев.




* * *

На некоторое время в кабинете главврача повисла гнетущая тишина, и сделалось слышно, как злая осенняя муха с безнадежным жужжанием бьется головой о стекло. Форточка была распахнута настежь, но муха-дура ее не видела. Корреспонденту «Мышуйской правды» отчего то стало жаль несчастное насекомое, и он чуть было не вскочил мухе на помощь. Но Клементий Виссарионович поднялся первым и нарушил молчание.

— Вот вы и познакомились с этим удивительным документом, дорогой товарищ, — проговорил он, аккуратно собирая в стопочку пожелтевшие листы рукописи Знахарева и направляясь к сейфу. — С собою дать не могу.

— Понятно, понятно, — кивнул корреспондент. — Да и к чему они мне? Вы же все от начала до конца вслух прочли, а у меня диктофончик включен.

— Очень хорошо, — главврач уселся обратно в кресло и сдвинул очки на лоб. — Вы, конечно, публикуйте у себя в газете этот материал, но только с одним необходимым дополненьицем.

— Это с каким же? — заинтересовался сотрудник «Мышуйской правды».

— Следует обязательно поместить рядом мой научный комментарий или, если угодно, votum separatum главврача.

— То есть ваше особое мнение, — проявил эрудицию газетчик.

Главврач кивнул.

— Так вот. Если вы давно в Мышуйске, то понимаете, что в моей клинике нет безнадежно больных людей. И в то же время во всем городе нет абсолютно здоровых. Все мышуйцы — мои потенциальные пациенты.

— Да, да, — согласился журналист. — Я тоже в свое время провел здесь несколько недель.

— Так вот. А что касается Знахарева, мы здесь имеем довольно тяжелый случай. Его пиявки от дурости — мощнейшее психотронное оружие. Знаете, когда я это понял? Когда, еще будучи на свободе, Зосипатор решил подлечить Прокофия Кулипина — нашего самого знаменитого изобретателя. Чем дело кончилось, знаете? Прокофий избавился от дурных снов, от пагубной привычки к алкоголю и тремора. Но вместе с тем и от своего таланта. Вот уже больше трех лет его не посещала ни одна идея. То, что Знахарев называет дуростью, — на самом деле есть творческое начало.

— А как же он сам? — удивился корреспондент. — Ведь только на пиявках вся его деятельность и держится.

— Правильно, он сам — исключение. Возможно, Знахарев элементарно вытягивает творческую энергию из других людей и впрыскивает ее себе. Представляете, как он опасен! Изолируя его в своей клинике я просто стремлюсь уберечь город от полного отупения и озверения. А возможно, и не только город. Возможно, весь мир от гибели спасаю.

— В каком смысле?

— А вспомните, как Зосипатор хотел уйти из Мышуйска и не смог. Это был первый случай подобного рода. До этого от нас уезжали и улетали все, кто хотел. Между прочим, в кругах, близких к генералу Водоплюеву, утверждают, что именно тогда и опустился на город некий энергетический колпак, проницаемый лишь в одном направлении. Само мироздание сопротивлялось знахаревской «борьбе с дуростью»!

— Жуть какая! — выдохнул журналист — Неужели это правда?

Клементий Виссарионович не успел ответить, потому что дверь кабинета внезапно распахнулась, и на пороге объявился взлохмаченный и сильно перепуганный человек в больничной пижаме.

— Что такое, Филипп Индустриевич? — заботливо поинтересовался главврач.

И тут же отрекомендовал вошедшего представителю прессы.

— Доктор физиологических наук Филипп Индустриевич Мозжечков.

— Клементий Виссарионович! — взмолился Мозжечков, чуть не плача — Этот бандит Знахарев опять бегает за мною со своими пиявками.

— Вот безобразник! Я ж ему выдал четыре особи исключительно для личного пользования в профилактических целях.

— Знаю, — тяжело дыша, отвечал Мозжечков, — так он по ускоренной методе сам отстрелялся, потом пиявок в охапку и за мной бегом, а мне же каких-нибудь два дня осталось — и все! Я завершаю величайший труд эпохи. Я, наконец, понял принцип формирования скорлупы в человеческом организме. Ради всего святого, избавьте меня от этого вредителя! И тогда уже в нынешнем году женщины смогут откладывать яйца!..

— Успокойтесь, Филипп Индустриевич, санитаров вызывали?

— Да, они держат его, но…

— Хорошо, — главврач поднялся.

— Я сейчас лично во всем разберусь. Вот видите, — повернулся он к корреспонденту уже в дверях. — Надеюсь, теперь ваша газета напишет правду о больнице имени Вольфа Мессинга? Я очень, очень рассчитываю на ваш профессионализм и объективность.


ТЕХНИКА МОЛОДЕЖИ 2 2003

Сергей Чекмаев
ОЧЕВИДЕЦ

Антон лениво щелкал мышью, морщился, поглядывая на экран монитора. Материалы вчерашнего эфира оставляли желать лучшего. ДТП на Волгоградке с пьяным водилой. Трое пострадавших, жертв нет. ДТП в Капотне: наезд на остановку, пустую, слава Богу. Пожар в заброшенной сторожке старого склада. Здесь без жертв не обошлось — двое бомжей сгорели заживо вместе со своим временным обиталищем. А может, и не бомжей, может, кто-то таким образом спрятал концы своих грязных делишек.

В кадре лениво дымилось нечто деревянное, пожарные, по трое на брандспойт, старательно заливали «возгорание» целыми океанами воды. Недалеко топтались и вездесущие зеваки, — несмотря на ранний час, их набралось порядочно: мальчишки с ближайших домов, собачники, всякие там бегуны-джоггеры, сторонники здорового образа жизни. Вон один такой стоит: высоченный, как каланча; вырядился не по погоде в темный бесформенный плащ. Бэтмен, блин!

Так, что там еще? Бытовуха. Обыденная до зубовного скрежета: познакомились, выпили, закусили, снова выпили… тут выпивка кончилась, а когда решали, кто пойдет за новой порцией — схватились за ножи. Цинизм, иначе не скажешь, а все равно — рутина. Такими материалами рейтинг не поднимешь. А значит, шеф опять будет слюной брызгать и про «о-о-очень серьезных людей» рассказывать, которые не для того деньги на канал давали. Если и сегодня не подвернется материал, из которого спец-репортажик можно раскрутить.

Может, ночная бригада что-нибудь этакое привезла?

Антон поискал глазами трубку. Оде же она?

Наконец, телефон нашелся под пачкой разношерстных бумаг, прижатых от сквозняка переполненной окурками пепельницей. Антон набрал номер, зажал трубку плечом. Глебов мобильник привычно отбарабанил: «Абонент недоступен или находится вне зоны действия сети». Олух! Опять оставил где-то! Придется в аппаратную звонить… Как же там новенькую эту зовут? Катя, что ли?

— Алло? — вопросительно пропел в трубку мелодичный голосок.

— Катюша? Привет, Антон говорит…

— Здравствуй, те.

Бедная девочка! Два месяца всего на работе — еще не поняла пока, каких начальников можно звать на «ты» и по имени, а каких — только на «вы», даже в самой неформальной обстановке. Ничего, привыкнет.

— Глеб с бригадой приехал уже?

— Полчаса назад.

— Угу. Дай его, пожалуйста…

Шуршание, звонкий перестук каблучков, какая-то невнятная скороговорка. В ответ — «бу-бу-бу» профессорским глебовым басом и в трубку:

— Слушаю.

— Привет, старик! Опять телефон профукал?

— Да не-е… Батарейка села, собака, я его в тачку снес — заряжаться. Ты насчет материала, да?

— Угадал.

— Предупреждаю сразу, ничего оригинального. Обыденка полная. Хоть стой, хоть падай.

— Блин!! Совсем ничего?

— Ну, монтаж мы пока не закончили, возни еще на полчасика, но я тебе и сейчас могу сказать: ничего.

— Ладно. Все же, как смонтируете, поднимись ко мне — о’кей? Подумаем, чего из этого в эфир можно дать. А то, чую я, шеф меня скоро без вазелина пользовать будет. Да так, что мало не покажется.

— Гуд. Договорились.

Минут через сорок в кабинет без стука ввалился Глеб. За это время Антон успел скурить до фильтра уже третью «элэмину». Места в пепельнице не было, и он тушил окурки в кадке с фикусом. Цветку было пофиг. На своем веку ему довелось попробовать кое-что и посильнее никотина.

Глеб грузно опустился на потертый кожаный диван — пружины только скрипнули, — почти не глядя, одним движением воткнул кассету в приемник.

— Смотри, начальник.

Первый сюжет ночной группы не баловал оригинальностью: трое приезжих откуда-то с южных границ попались с фальшивыми баксами. Беспристрастная камера цепко вглядывалась в ошарашенные рожи задержанных (такого поворота они точно не ожидали), деловито сканировала веером расстеленные на столе пачки зеленых купюр.

Все-таки Глеб — классный оператор! Молодец! Даже такой скучный материал ухитрился подать конфеткой. Только зритель этих конфеток за последние годы наелся вдосталь. Сколько уж раз на экране возникали такие же вот неудавшиеся аферисты, да долларовые россыпи. Поначалу цепляло, конечно. Любой человек, смотря на зеленое изобилие, подспудно думает «Вот бы мне! Уж я бы не попался!» На первый раз так думал, и на второй, и на пятый, а на десятый — зевнул и отвернулся. А теперь, завидев привычный пасьянс из долларов на казенных ментовских столах, и вовсе переключит программу. Нет, этот материал первым ставить нельзя.

— Это — в самый конец. И покороче.

— Да ежу понятно! Чего мы, маленькие, что ли?

— Ладно, не обижайся. Это я так — диктаторские замашки проявляю. Редактор я или что? Выпускающий или где? Ладно, крути дальше.

Глеб крутанул верньер. По экрану забегали менты, суетливо просеменили задержанные южане. Ага. А вот и новый сюжет. Тоже не фонтан, прямо скажем. На каком-то там километре МКАД перевернулась огромная фура с мебелью. Наверняка водила пытался увернуться от чрезмерно наглой иномарки, попал колесом на бордюр и — готово. Здоровенный трейлер завалился набок, перегородив сразу три полосы. Ехавшая следом «Волга» успела дать по тормозам, а вот «Шкоде» со второй полосы не так повезло. Телевизионщики подъехали раньше спасателей, почти одновременно с ментами. Глеб опять оказался верен себе — успел заснять, как два гаишника и санитар со скорой матом и парой гнутых монтировок пытались отжать заклинившую дверь «Шкоды». Им на помощь подбежали еще два дальнобойщика и таксист-армянин с пассажиром — высоким мужчиной в темном, изрядно помятом плаще. Из видавшей виды «Победы» вылез сухопарый ветеран с тускло блестящим орденом. Всем вместе на «раз, два, взяли!» им удалось отогнуть дверь едва на ладонь. Поплевали на руки, приготовились еще раз, но тут прибыли спасатели с гидравлическим домкратом.

Антон кивнул на экран:

— Чего там с пострадавшими? Выяснили?

— Обижаешь. Водила фуры отделался сотрясением мозга да парой ушибов, а женщина из «Шкоды»… Там не так просто. Чтоб ее достать, всю тачку пришлось на металлолом распилить. Хорошего мало, в общем. Шесть переломов, из них три — грудной клетки. В Склиф повезли.

— И?

— Через пару часов звонил — состояние тяжелое, говорят. Но — выживет.

— Ладно. Значит, в Склиф ехать не надо. Дай в конце пару секунд больничных коридоров, врачи чтоб в белых халатах посуетились… ну, короче, найдешь что-нибудь такое. И текст — состояние, мол, тяжелое, критическое… кстати, а кто она?

— Кто?

— Блин! Да пострадавшая же! Узнай! Если выяснится, что мать троих детей и счастливая домохозяйка — в самый раз. Добавь чего-нибудь такого слезоточивого. Ну, и общая мысль… Понакупили, мол, красивых тачек, права проплатили, а теперь ездить по городу нет никакой возможности.

— Понял.

— В таком вот разрезе. Сам понимаешь, если ничего посильнее не будет, этот сюжет — в начало, в крайнем случае, вторым. Еще что?

— Дальше совсем отстой, — Глеб ловко орудовал верньером, — обязаловка от наших доблестных брандмейстеров. У них там соревнования какие-то прошли, типа кто быстрее окурок в урне затушит, вот и навязали нам.

На экране трое мускулистых парней с нечеловеческой быстротой разворачивали брезентовый рукав. Несмотря на дикую жару, все они щеголяли в глухих «негорючих» комбезах, касках с воротниками и неудобными коробками дыхательных аппаратов на спине.

Антон поморщился.

— Понятно. Дальше.

— Дальше будет веселее.

Происшествие было действительно из редких. На одной из новомодных реставрационных строек, когда старого дома оставляют лишь стены, выстраивая внутри все заново, рухнул башенный кран. Погиб крановщик, да еще двоих рабочих задавило обвалившимися от удара перекрытиями. Глеб искусно дал общую панораму: ржавый каркас крана утопает в куче щебня, еще недавно бывшей домом. Спасатели нагнали кучу техники для разборки завала. Поначалу еще надеялись, что оказавшиеся под завалом люди живы, — разбирали руками. Камера крутилась рядом, выхватывая то крупный план измазанных в штукатурке рук, то озабоченные лица спасателей. Мобилизовали некоторых зевак и случайных прохожих, люди организовали цепочку. Камера проследила путь одного каменного обломка. Вот он в руках у тщедушного очкарика, вот — у мрачноватого типа в спецовке, теперь…

— Стоп! Стоп! — неожиданно закричал Антон.

Глеб послушно ткнул пальцем в клавишу «Пауза».

— В чем дело?

— Дай-ка крупный план… Нет, не этого! Предыдущего! Вот он!!

Камень оказался в руках у высоченного, под два метра, парня или мужчины — лица не видать — в темном, бесформенном, измятом плаще.

— Что, твой родственник? — спросил Глеб ехидно.

— Знаешь, — тон у Антона был такой, что Глебу сделалось немного не по себе, — я тебе пока ничего говорить не буду. Не хочу потом идиотом выглядеть. Просто отпечатай этот и несколько следующих кадров.

— Ладно, — Глеб пожал плечами, — как скажешь…

Принтер с тихим, почти ласковым шуршанием выплюнул несколько листов. «Плащеносец» вышел не очень отчетливо, но, в общем, неплохо. Антон схватил листки, стал их жадно рассматривать. Потом перебросил парочку через стол.

— Посмотри внимательно.

— Да чего такого? Мужик как мужик…

— Несомненно. А теперь верни, пожалуйста, тот сюжет с фурой. Там, где доброхоты «Шкоду» вскрывали.

Глеб хмыкнул, снова вцепился в верньер. Антон ерзал, как на иголках.

— Вот! Посмотри внимательно, ты никого здесь не узнаешь?

Камера быстро перебирала добровольных спасателей. Менты… санитар со скорой… пожилой дальнобойщик… толстый дальнобойщик… таксист-армянин… высокий мужчина в темном, мятом плаще остервенело подсовывал монтировку под заклинившую дверь.

Глеб присвистнул и снова нажал паузу. Он долго вглядывался в экран, затем перевел взгляд на распечатку, все еще зажатую в руке. Потом как-то неуверенно произнес.

— Я, конечно, всегда могу сослаться на теорию вероятностей — повезло, типа, мужику, два раза за день очевидец, так что его лицо разглядеть толком так и не удалось.

Антон смотрел материал почти неподвижно, разве что изредка перекатывал в пальцах ручку. Глеб взволнованно ходил из угла в угол, всегда первым замечал неизменный темный плащ, вскрикивал, бросался к экрану.

К концу второй кассеты он не выдержал:

— Хватит! Все ясно. Антоха, что думаешь?

Антон достал из пачки новую сигарету, сунул в рот, но прикуривать не стал. Пожевал фильтр, задумчиво потер рукой подбородок.

— Вот материальчик был бы, а?

— В смысле? А, вот что у тебя на уме! — мгновенно ухватился Глеб за замысел редактора, — спецрепортажик из него сделать! Неплохо. И название — непременно чтоб черными буквами на фоне мигалки или пылающего дома: «Профессия — Очевидец».

— Интересно, — задумчиво пробормотал Антон, — кто он такой?

— Да ясно кто! — Глеб рубанул кулаком по ладони. — Энергетический вампир. Стоит, на пострадавших любуется и всякими там отрицательными эмоциями упивается. Или этот… Ну, как его?.. Черный интрасенс.

— Кто-о?

— Интрасенс, причем черный, — продолжал Глеб, игнорируя насмешку в голосе Антона. — Экстрасенсы кто такие, знаешь? Ну вот. А этот — интрасенс, который свои способности наружу проецирует. А черный интрасенс — это такой злой парень с мощной черной аурой, от который народ кругом мрет, как мухи. Говорят, один такой у Чернобыля жил, на Припяти. Тридцать лет жил — представляешь, какая там аура накопилась! Вот и этот наш… ну, в плаще., куда ни посмотрит, все горит, рушится и умирает.

Антон только хмыкнул. В свое время Глеб начинал журналистскую карьеру в одной «желтой» газетенке. Из тех, что пишут про конец света в ближайшую субботу, нашествие инопланетян в Подмосковье, кошек-зомби на Арбате и всякую прочую дребедень. Жаргон с того времени он успел сменить, а вот идеи, похоже, еще не все повыветрились из его головы. Прийти с такого рода материалом к шефу… гм… нет, лучше уж сразу ржавой лопатой себе вены повскрывать.

А Глеб продолжал сыпать версиями:

— Чего скалишься? Не веришь? Ну, хорошо. Я знаю, ты фантастику любишь. Как тебе такая версия он — наблюдатель от недружественной цивилизации. Подстраивает аварии и катастрофы с теми людьми, которые в будущем смогут им сопротивление оказать. Как Шварценеггер в «Терминаторе». Откуда ты знаешь, может, та женщина из «Шкоды» — мать будущего суперборца за независимость?

— Так она же выжила!

— Блин! Промахнулся парень в тот раз, ошибочка вышла…

— Глебушка, — проникновенно сказал Антон, — хватит болтать ерунду! Я знаю: ты в своем «Гласе Универсума» многого понахватался от всяких психов. С тех пор — каша в голове капитальная.

— Ладно, ладно… Каша! А ты-то сам что думаешь?

— А это важно? Есть у меня одна версия, не хуже твоих, только, по-моему, туфта это все. Ничего мы так не узнаем. Надо этого парня проследить и поговорить с ним. Мне кажется, ему есть чего нам рассказать.

— Ага, — Глеб не унимался, — пригласим его в студию, побеседуем, снимем репортажик, да? А потом коллеги из «Дорожного патруля» будут про пожар в седьмой студии рассказывать. Или про то, как в Останкино оборвался лифт и… — он притворно всхлипнул, — в цвете лет погибли два молодых…

— Все! Расслабься. Отставить фантазию. Скажи лучше вот что: ты завтра в ночной бригаде или дневной?

— Завтра я — пас. Заслуженный отдых.

— В баню твой отдых!! Прикроют программу, вот тогда все наотдыхаемся! В ток-шоу пойдем, массовки инструктировать!

— Да ладно, Антох, чего ты завелся? Ну, поработаю, если надо…

— Иди в дневную. Шансов больше. Да-да… пока ты тут по кабинету бегал, я считал. Сколько случаев мы насчитали?

— Сорок семь.

— Угу. Из них ночью — только девять. И больше всего, двадцать один — это ДТП. На втором месте — пожары. Пятнадцать случаев. Расклад ясен?

— Не тупой, однако. Как только объявляют по спецсвязи вызов пожарным или гаишникам, мы туда рвем изо всех сил. И начинаем аккуратненько камерами по сторонам водить. Как только замечаем нашего друга, подходим к нему аккуратненько, берем за пуговицу и ла-а-ас-ково так спрашиваем…

— Ёпрст! Не дай Бог! НЕ, — Антон сделал ударение на этом слове, — «подходим» и НЕ «спрашиваем». Смотрим издалека, стараемся заснять лицо, приметы, если есть тачка — номера. И, ради всего святого, не играй в детектива, ладно? Не пытайся проследить нашего друга. А то и взаправду придется на тебя некролог писать.

Глеб вытянулся в струнку, изображая старательного солдата.

— Есть, сэр! Разрешите идти, сэр?

— Иди, иди с глаз моих…

Глеб прошагал к двери, четко печатая шаг. Но прежде чем до конца прикрыть дверь, всунул голову и спросил:

— А правда, Антох, какая у тебя была версия?

— Бли-иин! За что мне такое наказание?!

— Ну, скажи…

— Вот привязался! Фильм такой есть, «Тысячелетие», не видел? Зря. Там ребята из будущего вывозили из нашего времени людей для колонизации прошлого и сохранения цивилизации. У них там, видишь ли, народу совсем мало осталось, да и с рождаемостью проблемы возникли из-за ядерной войны и каких-то там еще ужасов. Но чтоб со временем чего не случилось, они отсюда тягали только жертв катастроф. Изымали из нашего мира за несколько секунд до смерти.

— И ты думаешь.

— Ничего я не думаю! Просто версия хорошая. А теперь сгинь, Бога ради, пока я в тебя пепельницей не запустил. Казенное имущество жалко.

На следующий день Глеб, столкнувшись с Антоном в коридорах студии, лишь покачал головой. Ночная смена тоже не привезла ничего похожего. В четверг Антон ездил на переговоры с рекламщиками и не успел вовремя вернуться в студию. Утром в пятницу он пришел пораньше и, дожидаясь возвращения ночной бригады, выпил, наверное, литра три омерзительного растворимого кофе, а еще довел до белого каления охрану на воротах:

— Белая «киа» не проезжала? Извините.

Наконец Глеб объявился. Он с порога метнул кассету на диван, хитро улыбнулся и подмигнул.

— Ну?

— Вот тебе и ну! Чего б ты без меня делал…

Антон медленно досчитал до десяти, аккуратно смял пустую пачку «ЭлЭм» в маленький комочек и осторожно положил его на край стола. Глеб изобразил испуг.

— Это я буду, да? Понял, понял. Чего кота за хвост тянуть — нашелся наш парень. Вчера и нарисовался, на третий выезд. Все, как ты говорил, — ДТП на Дмитровке, «мерин» с «девяткой» перекресток не поделили. Два трупа, из «девятки» которые, еще трое — в Склиф с переломами. Ну, и этот там стоял в сторонке. Наблюдал. Я случайно его приметил, камерой панораму брал, смотрю: на остановке — он не он? Народу много, не видно толком. Отснял я его хорошо, минуты две в кадре, на кассете посмотришь. А тачки у него нет, мы с полчаса еще на этом ДТП крутились, так он сел в автобус и укатил. Следить я не стал, как приказано.

— Молодец, Глеб.

— Подожди, это еще цветочки все, ягодки впереди. Я ж его второй раз видел.

— Да ну!!

— Точно так, вечером, у нас уж смена кончалась. Правда, не ДТП, не пожар, банкира одного вместе с тачкой полетать отправили, прямо у собственного подъезда. Мы мчались, как угорелые, ели успели. Приезжаем, смотрю: обугленный каркас «бэхи» дымится, рядом менты суетятся. Пока взрывники приехали да начали там все лентой своей огораживать, наснимать порядком успели. А потом собрались уже уезжать, глядь: у самого дальнего угла оцепления он переминается. Шлангом прикинулся — замаскировался в подъезде и смотрит.

— Просто смотрит?

— Ну да. Стоит, не шелохнется. А потом чего-то не понравилось ему — нырк в подъезд! Я обрадовался: вдруг, думаю, живет он там. Мальца этого, стажера послал проверить, а подъезд проходной оказался.

— А он тебя не вычислил?..

— Черт его знает! Да нет, наверное. Я же не пялился, как баран на новые ворота, на него одного. Давай лучше материал посмотрим, — может, чего углядим в спокой-ной-то обстановке.

Пиликнула трубка Антон раздраженно буркнул в микрофон.

— Да?

— Антон Вадимыч, это Ливитин говорит. Охрана. Тут человек пришел без пропуска, к вам вроде…

Ливитин — из вохровцев старой закалки: без ксивы и президента не пропустит, костьми ляжет.

— Что за человек?

— Говорит, со вчерашнего ДТП, свидетель.

— Свидетель?

— А-а… — быстро-быстро закивал головой Глеб, — я на том ДТП с «мерином» кое-кого из очевидцев, тех, что на остановке стояли, попросил прийти в студию, наобещал с три короба в ток-шоу, мол, будете участвовать. Подумал: вреда не будет, а пользы… Польза может быть. Мало ли чего. Может, нашего парня знает кто, каждый день на автобусе с ним на работу ездит или в одном подъезде живет.

Антон показал Глебу большой палец. Голос Ливитина в трубке все еще что-то объяснял.

— Пропустите. Да-да, под мою ответственность. Выпишите пропуск на час. Пусть поднимется на этаж, студия семь, дверь с надписью «редактор». Спасибо. Глеб! Распечатай-ка мне пару фоток нашего друга. Где лицо видно получше. Похоже, все-таки придется поиграть в детективов.




В дверь осторожно постучали.

— Входите. — Антон развернулся вместе со стулом к посетителю… да так и застыл на месте. Попытался сказать нечто приветственное но не смог, лишь открывал и закрывал рот, словно пойманная рыба.

На пороге кабинета стоял высокий, нескладный человек в измятом плаще. Мрачноватое лицо, высокий лоб с залысинами, немного запавшие глаза… Просто усталый, забитый жизнью мужчина, вероятно, холостяк. Ничего неземного или сверхъестественного.

И все же Антон молчал. Глеб, занятый пультом, обернулся, вскочил, попятился назад, вжался спиной в стеллаж.

— Так, — сказал посетитель. Голос у него оказался глухой, невыразительный. — Похоже, я пришел правильно. Разрешите присесть?

Антон смог только кивнуть.

— Спасибо. Итак, господа, скажите мне: на чем я прокололся?

— Прежде всего, — Антону, наконец, удалось взять себя в руки — кто вы такой?

— В смысле? — переспросил посетитель несколько агрессивно. — Мое имя? Фамилия? Род занятий? Краткую биографию рассказывать?

— Для начала хватит и имени.

— Станислав, коротко — Стас.

— Гм… Я — Антон, выпускающий редактор программы «Тревожный вызов», это вот — Глеб, оператор программы.

Стас кивнул.

— Это я знаю, два раза сегодня видел вашу машину. По ней и определил, куда идти. Программу вашу мне часто ПРИХОДИТСЯ, — он произнес это слово с некоторым нажимом, — смотреть. Только это не объясняет, зачем ваш… э-э… оператор со своей камерой вчера весь день охотился за мной.

— Да ничего я не охотился! Скажи ему, Антоха! Он на всех происшествиях тут как тут, а я, значит, охочусь…

— Подожди, Глеб. Расслабься. — Антон нервно покрутил в пальцах ручку. — Стас, давайте не будем юлить. Тем более что своей первой фразой, помните: «на чем я прокололся?» вы выдали себя с головой. Стоп, стоп, стоп… — заметив, что Стас хочет все яростно отрицать, Антон жестом остановил его. — Подождите. Сначала я скажу вам кое-что. Вы, Стас, умудрились с конца осени сорок семь раз попасть в кадр на съемках наших сюжетов. Согласитесь, это выходит за рамки любых вероятностей. Даже самых, — он усмехнулся, — невероятных. Мы не собираемся раздувать из этого скандал или уголовное дело, например. Ничего противозаконного вы вроде не совершаете…

— Вроде… — эхом отозвался Стас и как-то поник головой.

— Но мы — тележурналисты, охотники за горячими фактами. Пускай в контексте нашей программы они и окрашены в мрачные тона. Неважно. Однако, сорок семь раз, Стас — это тенденция. Мы готовы вас выслушать.

— Хорошо, — сказал Стас медленно, — я расскажу. Пока он говорил, Антону и Глебу стало жалко своих красивых фантазий. Инопланетяне, люди из будущего, черная аура и энергетические вампиры горели синим пламенем.

— …я почти всегда точно вижу место и время. Иногда, если место знакомое — просто кусок улицы или дом, где должно произойти несчастье, иногда как бы с высоты. Чаще всего аварии, пожары, редко теракт; крупные катастрофы — пару раз. В аэропорту, например. Что еще сказать? За сколько времени? За пять-десять часов, обычно ночью, во сне, но иногда накатывает прямо посреди улицы хоть волком вой! Простите, у вас нет воды?

Глеб вытащил из сумки бутылку «спрайта», протянул Стасу. Тот дрожащей рукой отвинтил пробку, тоник вспенился, едва не пролился на пол.

— Спасибо… Территориально мой дар почему-то ограничивается областью, точнее — ближним Подмосковьем: Домодедово, Мытищи, Химки, Зеленоград… Вы мне верите? — вдруг как-то настороженно спросил он.

— Когда у вас это началось? — вопросом на вопрос ответил Антон.

— Наверное, в детстве. Только я тогда не понимал, что это, просто картинки какие-то снились. Уразумел, что к чему, только недавно, года четыре назад, когда появились программы вроде вашей. Сначала не верил, все пытался совпадениями объяснить, но потом…

Антон скептически протянул:

— Да-а-а…

— Вы мне не верите? Впрочем, можно не спрашивать. Я бы точно не поверил. Ну, у меня есть чем разрушить ваш скептицизм.

— Нет-нет, что вы, Стас, мы вам верим, но…

— Вот именно — «но». У вас есть машина? — неожиданно спросил он.

Глеб с Антоном переглянулись.

— Зачем?

— Вот зачем. — Стас посмотрел на часы. — Через два часа сорок семь минут на тридцать пятом километре Минского шоссе «КамАЗ»-бетономешалка столкнется с рейсовой пригородной маршруткой. Если машина у вас есть, то мы еще можем успеть.

Дневная бригада уже уехала в рейд, поэтому пришлось заводить непослушную антонову «шестерку». Глеб усадил Стаса на заднее сидение, сам плюхнулся рядом с Антоном. Машина ощутимо просела. «Шаха» взревела разболтанным глушителем, рванулась вниз по улице Королева.

— Вот было бы здорово, если он не врет! — прошептал Глеб. — Взяли б его в команду. Житуха бы началась! На сюжеты за полчаса до ментов приезжали бы. А то и вообще, глядишь, какую катастрофу вживую удалось бы снять. А Антоха? Шеф бы кипятком писал от радости!

Антон, занятый дорогой, лишь молча кивал. Идея, конечно, неплохая. Только кадры «вживую» в эфир лучше не давать — потом вопросов не оберешься. Еще в умысле каком обвинят.

Он мазнул взглядом по зеркалу заднего вида и столкнулся с потухшим, загнанным взглядом Стаса. Тот, похоже, все слышал.

На Кутузовском чадила бензиновым перегаром огромная пробка. Машины двигались еле-еле, от жары плавился асфальт, лакированные борта и хромированные бамперы слепили глаза. Несколько тачек не первой свежести стояли, окутанные паром, с поднятым капотом.

— Влипли, — Глеб посмотрел на Антона. — Может, в объезд, дворами?

— Поздно. Глянь назад — подперли уже.

В пробке они проторчали почти час Машина дергалась, проезжала метров пять и снова утыкалась в бампер идущей впереди «восьмерки». Все это время они молчали, Стас то и дело посматривал на часы.

Ближе к Кольцевой пробка стала рассасываться. Озверевший от духоты и бесцельно потерянного времени Антон остервенело давил на газ. В приоткрытое окно со свистом врывался встречный ветер.

На выезде из города «шаху» тормознул патруль. Молоденький лейтенант вяло, словно бы с отвращением, козырнул, невнятно представился:

— …нант…аев. Документы, пожалуйста.

Машина у Антона была отцовская, он водил по доверенности. Гаишник долго и придирчиво изучал права, вчитывался в текст доверенности, проверил техосмотр. Ему хотелось денег. Но внешне придраться было не к чему, и тогда он приказал открыть багажник.

- Слушай, лейтенант, — Антон начал заводиться. — Чего тебе еще показать? Огнетушитель? Аптечку? Аспирин и презервативы? Может, хватит, а? — Он достал из верхнего кармана красный бейдж с надписью «Пресса ПраймТВ» и прилепил на лацкан. — Видишь? Мы с телевидения, программа «Тревожный вызов», знаешь? Выехали на сюжет. И если ты не хочешь чтобы завтра я вернулся и начал снимать материал о коррупции в низовых подразделениях этого вашего гаи-гибэдэдэ, ты перестанешь нас мурыжить и найдешь себе «мерина» какого-нибудь. Я понятно объясняю?

Лейтенант покраснел от гнева, но, видно, рыльце у него было в пуху, и осторожность взяла вверх над мстительностью.

— Ладно, проезжайте.

Антон кивнул, почти вырвал из руки гаишника документы, яростно хлопнул дверью. «Шестерка» рванула с места, как заправский гоночный болид. Еще километра с два Антон никак не мог успокоиться.

— Вот же, гад! Проходу нет от них… Оператор машинного доения! Ему самое место — на Таймыре перекресток регулировать, а он — тут. Рожу отъел, собака.

— Покажите мне такого водилу, который не ругал бы гаишников, — хмыкнул Глеб. — Ладно, успокойся. Его уже не видно, а ты все кипишь, как чайник.

Антон бросил машину в левый ряд, утопил педаль газа. «Шаха» понеслась, как выпущенная из лука стрела. После того, как спидометр переполз отметку «120», Глеб решил больше на него не смотреть, старательно отворачивался. Изредка он косился через плечо на Стаса, но тот будто окаменел — сидел без движения, как манекен. «Шестерка» дребезжала, подпрыгивая на трещинах и выбоинах асфальта, время от времени утыкалась в бампер какой-нибудь зализанной иномарки, и тогда Антон начинал нетерпеливо мигать фарами. Обалдевшие от такой наглости крутые «Саабы» и «Ауди» пропускали потрепанные «Жигули» беспрекословно.

Приглушенный хлопок был почти не слышен за шумом мотора, но машину неожиданно резко повело вправо. Взвизгнули тормоза. Антон, матерясь, судорожно выворачивал руль, а сзади возмущенно орал клаксон только что обойденного «Паджеро». Наконец «шаха», ткнувшись колесами в бордюр остановилась.

Антон, весь в холодном поту, сидел не двигаясь, вцепившись руками в баранку.

— Что… что это было? — дрожащим голосом спросил Глеб.

— Колесо…

Стас с заднего сидения что-то пробормотал, по тону похоже — выругался. Глеб повернулся к нему.

— Стас, вы в порядке?

Вместо ответа Стас показал на часы.

— Еще сорок две минуты осталось. Успеем.

Антон помотал головой. Хрипло, старательно сглатывая слюну, произнес:

— Даже если запаску быстро поставим… все равно. Водитель из меня сейчас, того… хреновый. Вот что. Я здесь останусь, в себя приду маленько, а то что-то ноги дрожат. А вы — ловите тачку и дуйте к тридцать пятому километру. Я потихоньку отойду, колесо поменяю и за вами следом двинусь. Там и встретимся.

И уже вдогонку вылезающему из машины Глебу крикнул:

— Камеру в багажнике не забудь!


Водила попался пожилой и несговорчивый.

— А денег-то сколько заплатите? — все допытывался он.


— Отец, — проникновенно сказал Глеб, доставая свой пропуск в Останкино — смотри: видишь, написано «Пресса»? Мы сюжет едем снимать, опаздываем. Тебе ж все равно прямо, вот и подбрось до тридцать пятого, а там — договоримся, время поджимает! Давай на месте поторгуемся!


Всю дорогу водитель жаловался на нелегкую свою долю. Был он инженером на каком-то военном заводе, зарплату там теперь платят — полрубля в год. Только дачный огород и спасает. Зимой приходится выезжать на промысел — бомбить. Иначе не проживешь.

— Слушай, отец, — в конце концов, не выдержал Глеб, — а кому сейчас легко? Ты б лучше на дорогу смотрел…

Водитель обиженно засопел, хотел, видно, тоже сказать что-то язвительное, но в этот момент шедший справа «МАЗ» неожиданно пошел на обгон, перекрыв дорогу старому «Москвичу». Противно завизжали тормоза, древняя колымага метров двадцать пролетела юзом, потом судорожно дернулась несколько раз, подпрыгнула и замерла.

— …твою мать! — в сердцах выругался Глеб. — Да что за невезение!

Он выглянул в окно, посмотрел назад.

— Черт! Еще и в колею попали! Вот хрень собачья! Давай, отец, рули, а мы подтолкнем.

Они со Стасом дружно уперлись ладонями в багажник, шелушащийся отслаивающейся краской.

— Раз, два… еще раз! Ну!

Несчастный «Москвич» чадил, кашлял форсируемым мотором, но все же минут через десять отчаянных усилий выполз таки на дорогу.

Глеб хотел уже сесть в машину, но Стас неожиданно остановил его. Показал на часы:

— Все, не успели.

Оператор вопросительно поднял бровь, потом понял, чертыхнулся.

— Екараный бабай! Да мне Антон теперь голову скрутит!

Он выудил из верхнего кармана джинсовой жилетки телефон, набрал номер.

— Антоха! — заорал в трубку, — Тут такое случилось! Короче, мы опоздали. Что делать? Где? Километрах в пяти. Угу. Угу. Понял. Едем.

Глеб спрятал мобильник, пожал плечами:

— Говорит, все равно надо ехать.



Место аварии не заметить было трудно. «Камаз» почти разорвал микроавтобус пополам. Куски «Газели», искореженные, скрученные, словно жеваная бумага, валялись в радиусе метров двадцати. По асфальту растеклась огромная кровавая лужа, резко пахло пролитым бензином. Около останков маршрутки суетились врачи, рядом лежало несколько бесформенных тел, накрытых белыми простынями. На ткани алыми кляксами проступали пятна крови. Водила «КамАЗа», всклокоченный, небритый тип в драных кроссовках, в шоке привалился спиной к колесу, обхватил голову руками. Он был невменяем. Капитан с побелевшим лицом пытался чего-то от него добиться.

Глеб вылез из машины, потянул за собой камеру. Тут же подлетел седоусый старшина:

— Проезжайте! Проезжайте!

— Спокойно, шеф, — Глеб ткнул ему в лицо пропуском «Пресса». — Мне можно.

Гаишник яростно смерил оператора взглядом:

— Прилетели, стервятники… Как узнали-то, а, как узнали? Еще и двадцати минут не прошло…

Он плюнул себе под ноги.

Тихий голос Стаса Глеб, наверное, не услышал бы. Но он так старался не упустить ни слова из того, что бормотал про себя удаляющийся гаишник, так напрягал слух, что не расслышать сказанного Стасом было невозможно.

— Опять…

Глеб резко обернулся:

— В смысле?

— Опять не успел. Как всегда. Я много раз пытался. Выезжал заранее, за много часов, даже за сутки. Но все время что-то мешало. То люди, то поломки и неудачи. Один раз, когда я решил всю ночь просидеть в кустах — метров за полтораста от места будущей аварии, чтобы успеть заранее тормознуть одну из машин, — меня повязали доблестные оперативники МУРа. Потом уж выяснилось, что меня приняли за давно и безуспешно разыскиваемого маньяка-убийцу. Кто-то разглядел меня в кустах, сообщил в милицию, там сработали быстро, да только взяли не того. Пока выясняли личность, пока допрашивали… В общем, сам понимаешь. Извинились, конечно, отпустили. Да поздно уж было.

Глеб изумленно смотрел на него, не в силах вымолвить ни слова. Стас продолжал.

— Каждый раз так. И я ничего не могу поделать, ничего… Все уже перепробовал. Пытался предупредить по телефону. В милицию, ФСБ звонил, в МЧС даже… либо не соединяет телефон, либо мне не верят, либо вдруг звонят с телефонной станции и сообщают об отключении телефона за неуплату.

— Но вы все равно каждый раз приезжаете?!

— Да, конечно. Бывает, что спасателям требуются добровольные помощники… А если нет, — тогда я просто стою, смотрю и заставляю себя не отворачиваться.

В его голосе и глазах сквозила неподдельная тоска от собственной исключительности и беспомощности.

— Господи, но зачем?! — воскликнул Глеб. На них уже начали оборачиваться, но ему было наплевать.

— Должен же я делать хоть что-то! — выкрикнул Стас. — А вы бы на моем месте как поступили? Заперлись бы в четырех стенах, не включали телевизор и не выписывали газет? Так?

Еще какое-то время Стас в упор смотрел на оцепеневшего Глеба, потом вдруг взгляд его угас, и он глухо произнес:

— Мне пора, простите, — и, отвечая на немой вопрос, пояснил: — Да. Пожар на Солянке. Еще есть три часа. Вдруг успею…

Сергей Чекмаев
ДОТЛА

— Девушка, ну сколько можно!.. — устало воскликнула стоящая передо мной пожилая дама с огромной, туго набитой сумкой.

Молоденькая медсестра, острой мордашкой чем-то неуловимо похожая на колли, не обращая внимания, звонко процокала каблучками вдоль по коридору Очередь проводила ее осуждающим взглядом.

Был бы я нормальным больным, самое время начинать возмущаться: действительно, сколько можно! Получить медкарту в регистратуре — целый подвиг. Пока регистратор, неторопливая старушка — божий одуванчик, отыщет хотя бы одну, уже полдня пройдет. А приставленная к ней помощница то и дело бегает курить и крутить задом в рентгеновский кабинет. А очередь, конечно, знает все. Удивительно, с какой скоростью распространяется бесполезная информация! Кто, когда и зачем сказал вот этой спортивного вида молодой мамаше с низким грудным голосом, что в рентгене устанавливают новый аппарат для флюорографии, что понаехало аж пятеро молодых мастеров-наладчиков, а коллектив в поликлинике сплошь женский, даже хирург и гинеколог, так что сами понимаете..

Только я не простой пациент.

Впрочем, пусть хоть весь персонал соберется вокруг флюорографистов, пусть пьют там чай с тортом и домашней выпечкой — предметом негласного соревнования тех медичек, которые могут похвастать и черными чулочками, и высокими каблуками, и максимально короткими полами форменного белого халатика, только не перед кем. А тут выпал шанс.

— Как, вы сказали, ваша фамилия?.. — дребезжит старческий голос из-за перегородки.

Солидный дядя с багровой шеей вымученно вытирает платком потную лысину, сипит:

— Короткопалое.

Старушка снова подслеповато щурится на монитор, неумело тыкает сухоньким пальчиком в клавиши.

Мне-то все равно, даже скорее на руку, а людей жалко. Жара страшная, врагу не пожелаешь париться в очередях. Конечно, так проще работать, всего три-четыре ключевых объекта: окошечко регистратуры, набитые взвинченными от духоты и бесполезного ожидания людьми гулкие холлы перед кабинетами участковых врачей, ряды одинаковых стульев у кардиологии, заполненных такими же одинаковыми, похожими, как родные сестры, старушками. И разговоры у них одинаковые:

— А я вот вчера проснулась, пошла в булошную, и на обратном пути у меня в пояснице ка-ак вступило-о…

— Что вы говорите!

— Да-а. Вот, к Татьяне Аркадьевне за рецептом пришла. Но сосед мой новую какую-то мазь рекомендовал, говорит.

Просто сегодня моя смена. До семи. Потом проверюсь на резерв — и спать, провалиться в сон и ни о чем не думать. Ведь завтра мой выходной, а всё те же холлы, кабинеты и стулья будет обхаживать Рик. А послезавтра — снова я… Потом опять Рик… Я… Рик… Работа такая, и ни он, ни я не можем отказаться, плюнуть, разорвать контракт. Мы не произносим высоких слов о совести, о чувстве долга. Любой из наших вам скажет просто: куда же я уйду? А люди? Нет, наше место здесь. Пока не иссякнет резерв, и не снимут с Проекта. Тогда уж всё: солнце, море, теплый прибрежный песок и пожизненная пенсия от государства. Санаторий, или как его чаще называют у нас, — Отстойник для хилеров.

Странное слово — хилер, да? Когда-то в среде нашей вечно мятущейся интеллигенции модно было блеснуть эрудицией: есть, мол, такие филиппинские врачи, так они делают полостные операции без скальпеля и разрезов, а аппендицит — вообще мизинцем выковыривают. Сейчас смешно слушать, конечно, а тогда многие верили. Некоторые всерьез, даже других пытались обратить в свою веру с пеной у рта. Другие отвечали уклончиво: ну, да, да, слышали, конечно, филиппинские хилеры то, филиппинские хилеры сё, но нам все-таки кажется, что они шарлатаны.

Однако в глубине души верили и они.

А слово запомнилось.

Поэтому когда запустили Проект, имечко к нам привязалось само — хилеры. Как-то приросло. Поначалу много вариантов было, помню, знахарями называли, волхвами и даже ведунами. Потом перестали.

Насчет физиологии всего этого дела вы лучше с науч-никами переговорите. Они такими терминами засыплют, что в глазах темно станет! Паранормальная гипербиоэнергетическая активность — самый простой из них…

Но суть-то не в названии.

Факт остается, мы лечим. Вроде, ничего не делаем — не заряжаем воду, не водим руками и не вещаем угрожающим голосом с телеэкрана. Просто — стоим рядом и лечим. Всех. Радиус действия разнится, у меня вот, например, семь метров, у Рика — пять. В Питере, говорят, есть девчонка, из новеньких, так она аж на пятнадцать работает.

— Девушка! — возмущенно пытается осадить возвращающуюся курильщицу кто-то из хвоста очереди. — Мы уже сорок минут здесь стоим!!

Голос мужской, но бесцветный. Хлюпик. Наверное, какой-нибудь младший менеджер в захудалой фирмочке, да и дома, точно, сидит у своей половины под каблуком… Сейчас он получит…

— Кто же виноват, что вам всем после пяти приспичило? Мы же не можем разорваться, врачи — тоже люди! Утром бы приходили — народу почти нет!

— Утром я на работе!

— Я тоже! И не мешайте мне ее делать!

Протиснулась за перегородку, демонстративно клацнула задвижкой. Впрочем, чего я на нее взъелся? Тоже, небось, жизнь не сахар. Переться после работы через всю Москву в душной подземке, полчаса ждать автобуса, а потом еще час трястись в нем, полном полупьяных приставучих хамов. Зато дома она наверняка преображается. Любит какого-нибудь беспородного лопоухого щенка, всегда помогает подругам, если что. Да еще весь подъезд ходит к ней померить давление, укольчик сделать — что, я не знаю, как это бывает? И судачат старушки на скамеечке у подъезда:

— А наша-то Танечка — человек добрый, душевный… Вчера делала мне укол, так я даже и не почувствовала, не то что этот коновал из районной!

Интересно, что бы они про нас сказали?

Мы, конечно, не делаем из диабетиков и гипертоников тотальных здоровяков, больше всего похожих на космонавтов перед последним медосмотром. Не умеем потому что. Да и не надо это, а то бы обязательно нашелся какой-нибудь умник, заглянул в статистику, сложил бы два и два, умножил на гонорар, и… Не успеешь глазом моргнуть — разворот в «Мегаполис-Экспрессе», заголовок аршинными буквищами: «Эпидемия выздоровлений! Врачи не верят фактам», снизу меленько: «Наш спецкор в зоне абсолютного здоровья».

Такая реклама нам не нужна. Проект еще только-только вышел из пеленок, пока всего двадцать шесть хилеров зарегистрировано, и семеро из них уже исчерпали резерв, так что… А если тайна вскроется? На всех — нас просто не хватит. Не всесильные же, не боги. А как людям объяснишь?

Вот и дежурим по поликлиникам. Полегонечку подлечиваем кому-то сердце, кому почки, печень, ноги, спину… Сегодня в Братеево, завтра на Дмитровке, через неделю — вообще где-нибудь в Капотне.

Почему в поликлинике, спросите? Да более подходящее место для нашей работы даже и искать бесполезно! Все так идеально складывается. Никаких тайн, никаких аномальных явлений. А если и случилось чудесное выздоровление, есть на что списать. Смотрите. Походил пациент в поликлинику, поторчал в очередях, вырвал с боем карту, пробился к врачу, выскреб зубами рецепт — и, пожалуйста! Лучше чувствовать себя стал, боли прошли, не кашляет. За счет чего, спрашивается? Правильно, помогло лечение, процедуры, наконец, хорошие лекарства, купленные за бешеные деньги.

— Какая разница, найду я вам карту или нет?! Без пяти семь уже! На часы посмотрите! Ни один врач вас не примет. Всё!! Мы закрываемся.

Сухим щелчком хлопнули створки жалюзи на окошке регистратуры. Распаленная очередь еще продолжала воевать, однако люди из хвоста уже обреченно потянулись к выходу.

Ну, вот и все — можно домой. Только заскочу резерв проверить. Да и цветы Ирке надо купить — три года знакомства завтра, попышнее бы обставить, а то опять обидится.

Резерв — штука такая, с ней лучше не шутить, а то сам в одночасье ноги протянешь. За подробностями — опять же к паучникам, а я постараюсь по-простому объяснить. Возможности хилера не безграничны. Даже наоборот, очень даже и конечны, вон уже семеро наших в Отстойнике навсегда замариновались. Хилер… как бы человек с очень большим запасом здоровья. Хилера почти невозможно убить — разве что расчленить на куски и раскидать в разные стороны. Или взорвать, например. Одного нашего, говорят, у пожарных нашли, он весь медалями обвешан был — человек тридцать на пожаре спас. И все удивлялись — как это так: парень в огне минут по пять пропадает, а возвращается — ни следа ожогов?

Мы никогда не болеем, почти не устаем, в нашей крови дохнет вся болезнетворная пакость, любая рана заживает в секунды. Ирка, помнится, до смерти перепугалась, когда я руку на пикнике порезал. Собралась меня чуть ли не в реанимацию везти, еле отговорил. Зато после того, как на ее глазах затянулась рана, многое объяснять пришлось. Главного только я ей не сказал. Правильно, думаю. Ну, были проблемы с печенью, ну, прошли сами собой — с кем не бывает! Молодой, здоровый организм справился с болезнью. Пусть так и дальше думает…

Ведь хилер не просто сам здоров как бык. Он еще всем этим и с другими поделиться может, если обучен, конечно. И главное тут — не переборщить. Не отдать слишком много, а то и самому не останется, и, как спидозник, скопытишься в момент от первого же сквозняка или пореза. Телеграф слухов доносит, что были уже такие случаи, вроде как во Владике и еще на Севере где-то, в Мурманске, что ли… Там аппаратура похуже, чем в столице, вот и не уследили ребята — вокруг столько больных людей, они просто помочь хотели, всем…

Так что за резервом следить надо, неровен час — исчерпаешь, тогда всё, прямая дорога на пенсию.

Стеклянная крестовина вынесла меня на улицу. Сразу навалилась безысходная жара, придавила к земле. Душный, наполненный пылью воздух, казалось, стоял неподвижно люди с безумными глазами рассекали его, будто осязаемую преграду. Ладно, метро здесь недалеко. Площадь пересеку — и в переход.

Внизу стоял гулкий неумолчный шум. Десяток веселых студентов шумно покупали пиво. Продавец пиратских видеокассет, пряча глаза, втолковывал какому-то лоху, что «вот это самый последний хит». Стайка девчонок с роликами через плечо, над чем-то громко смеясь, не преминули смерить меня оценивающим взглядом. Крепкий парень в металлистическом прикиде обиженно гудел в трубку: «Я тебя уже полчаса жду!». Рядом с ним лихорадочно рылся в потрепанной телефонной книжке щупловатый подросток, пытаясь одновременно воткнуть в приемное гнездо карточку. Получалось плохо. С другой стороны тянулся ряд аляповатых палаток. В них продавали всё, в основном — плохое, дешевое и китайское. Ага. Вот и цветочный…

Я начал проталкиваться к заставленному жестяными вазочками прилавку. Одуревшая от жары продавщица пшикала из пульверизатора на букеты и на себя.

— О-о! Пардон…

Неудачно получилось: на витрину отвлекся — Ирка хризантемы любит, а их здесь я чего-то не вижу. Извини, парень.

Чернявый кавказский красавец сверкнул белоснежными зубами из курчавой бородищи.

— Ничего.

Забавный у парня пакет, огромный, весь белый, лишь в верхнем углу, почти у ручек, изображение двух скалящихся шахматных коней. Веселые такие лошадки, черные, с огненно-красными глазами…


Когда из перехода гуськом потянулись перемазанные в саже спасатели с носилками журналисты, растолкав немногочисленный омоновский заслон, рванулись к ним с микрофонами.

— Сколько жертв?

— Убитые есть? Сколько раненых в критическом? Довезете?..

Эмчаэсовцы в грязно-оранжевых робах хмуро и устало смотрели из-под потных челок и почерневших от копоти касок, молчали. Журналисты настаивали, напирали, тыкали объективами камер прямо в носилки, крупным планом выдавая в эфир перепуганные лица жертв. Кто-то из известных телекомментаторов уже нудно бубнил в микрофон о разгуле террора и призывал президента выполнить, наконец, свою обещанную угрозу.

Вдруг журналистская братия хищно метнулась в сторону появился пресс-секретарь мэрии. Этот уж молчать не будет. И точно, мягким баритоном зарокотал хорошо поставленный голос уверенного в себе и в «озвучиваемых» текстах человека:

— …семнадцать легкораненых, трое от госпитализации отказались, двое с ожогами средней тяжести и один в тяжелом, почти критическом состоянии. Жертв нет. Террористы рассчитывали запугать население нашего города.

Никто и не замечал, как с величайшими предосторожностями по залитым углекислотной пеной ступенькам осторожно передают с рук на руки страшный предмет. Спасателям пришлось взрезать оплывший восковыми каплями пластик прилавка. Бесформенный кусок когда-то красивой цветочной палатки, отдаленно напоминающий контуры человеческого тела, спешно грузили в реанимацию, когда кто-то из медиков расслышал сдавленный шепот.

— Тихо! — крикнул он. — Тихо. Он хочет что-то сказать.

Запекшиеся, почерневшие губы бессильно кривились, но из горла наружу рвался все тот же вопрос:

— Сколько погибших?

Пожилой медик потемнел лицом, едва не уронил носилки от неожиданности.

— Успокойтесь. Всё в порядке. Все живы. И вас сейчас в Ожоговый привезем. Там вас починят, не волнуйтесь…

— Хоро… шо, — неслышно шептал раненый, — что… хватило… на всех… у меня… всего… семь метров… Жал… ко… только… резерв… ис… черпан… в Отстойник… теперь.

— Да какой Отстойник! — спасатель подал носилки в нутро машины, на секунду наклонился к раненому, кивнул ему. — Бросьте вы эти мысли. Подлечим — будете как новенький! И не таких вытаскивали… Поехали, ребята!


ТЕХНИКА МОЛОДЕЖИ 3 2003

Ирина Белояр
ДЕНЬ САЛАМАНДРЫ

Чудны дела твои, Господи!

…Рыжее откатилось — зализывать раны. Вот так, собака. Я любил тебя. Кто там есть, наверху, — не даст соврать: я тебя любил.

Мои шли шеренгой — огромные железные жуки, неуклюжее воинство, уродливые ангелы мести — рычали, шипели, плевались ядом рыжее извивалось, рыжее выло.

Я тебя любил. Мать хотела видеть меня мучеником науки, но я любил тебя. От меня ушли две жены — потому что я любил тебя.

Мои росли, раздувались — уже не яд из шлангов, а гигантский водяной смерч вертелся на границе между им и мной, отрывая от него по куску… вот так, собака. Мне тридцать лет, меня знают (знали) во всех больницах родного города, и в больницах других городов меня тоже знают (знали), на мне нет ни одного необожженного места — но я все равно тебя любил.

А ты — озверело и решило угробить мой мир.

Пеняй на себя. Бешеная собака, пусть тебе будет хуже.

Рыжее сжалось в комок, рыжее плакало…

…рыжее Я извивалось под ударами ядовитых плетей, я изнемогал, мне было больно мне было очень больно, мне было страшно, огромные жуки шеренгой наползали на мое искалеченное тело, уродливое воинство, тяжеловесные демоны смерти, рычали, шипели, выдирали по куску моей плоти… за что, зачем ты это делаешь? я же не враг, ты ничего, ничего не понял…


Звонок. Тим подскочил на кровати. Бог ты мой, что ж так жарко-то. Завалился спать намедни в чем был, епишкина богадельня. Кому это приспичило, и который сейчас вообще час?

— Да? — прохрипел Тим, одной рукой удерживая юркую трубку, другой стягивая водолазку — отжимать можно.

— Тим?

— Привет, папа.

— Ты в порядке?

— В полном.

— Почему не зашел в медпункт?

— Я в порядке.

— Ожоги?

— Уже заживают.

Кстати, ожоги, вот еще почему паршиво.

— Поздравляю нас с тобой, сынок.

— С чем?

— С новыми звездочками.

— Как ребята?

— Особая признательность муниципалитета.

— Ребята как?

— Двоих госпитализировали.

— Кого?

— Воробьева и Мишку.

— Серьезно?

— Температура высокая, хотя, вроде, сильных ожогов нет.

— Как мама?

— Я должен сделать тебе официальное замечание насчет превышения полномочий.

— Сделал.

— Черт с ними, с чиновниками, им давно пора быть под землей. Мы не можем рисковать людьми и машинами.

— У нас очень хорошие веера.

— Я знаю. Вы ушли в сектор на сотню метров глубже допустимого.

— Как мама?

— Светланка звонила.

— Откуда?

— С берега. Их задействовали для эвакуации с побережья.

— Как у них?

— Ничего не успевают. Вчера не успевали. Сегодня, по прогнозам, прилив должен остановиться.

— Как она сама?

— Обжилась. Нравится. Если бы не аврал.

— Что произошло нового за мою смену?

— Ничего. Активная эвакуация под землю, менее активная — под воду, трансплантанты не справляются, дельфины и касатки продолжают атаковать города на шельфе. Связь по-прежнему только в европейской части, сигналы со спутников возобновились, но ничего не разобрать из-за помех. Всем жителям нижних двадцати этажей городские власти настоятельно рекомендуют переселиться выше, освободилось много квартир.

— Вы переселились?

— Да… Тим, это личная просьба. Не рискуй так больше.

— Как мама?

— Сынок, это не съемки, это… настоящая война.

— Как мама?

— Я не стал тебя дергать перед сменой. Маму забрали в клинику. Все-таки — да.

* * *

Три дня, как начался Армагеддон.

Несколько городов в тектонически активных зонах единомоментно провалились под землю. Всколыхнулась Атлантика, и не только она, надо полагать, вот только с того, другого, краю уже три дня ничего не слышно. Подземные и подводные города стонут от немыслимого наплыва беженцев. Стена пожара с востока отрезала наземное сообщение, после нескольких крупных аварий города, один за другим, отказались от воздушного. В приземистых двадцатиэтажках прошлого и на нижних этажах современных домов стало невозможно жить из-за удушливого дыма… И — деревянная чума.

«А куда я, собственно? — спросил Тим. — Гулять, — ответил Тим. — Вчера догулялся до беспамятства, — укоризненно заметил собеседник — А сегодня, тем более, выходной, — огрызнулся Тим. — Респиратор забыл. — Ничего, не сдохну. — Были случаи. — Я — не случаи. — Черт тебя несет вниз, почему не по верхней трассе? — Голова кружится. — Эх, ты, герой народный… — Пошел ты!..»

С первого раза нужное направление взять не удалось: через три минуты дорогу преградила стена противоположного дома. Со второго — тоже не получилось: Тим продержался пять минут и воткнулся в ту же стену, что и в первый раз. Присел на корточки, облокотившись о прохладный камень. Тело полыхало, как в давешнем сне… Медленно протянул руку вперед, в который раз наблюдая, как та по локоть ушла в стену вязкого дыма. Поболтал оставшейся культей. «Чего-то мне не хватает… ах, да, сигареты». Могущественная штука — власть стереотипа. Вокруг может быть озеро, но так — нельзя, стаканчик нужен, вот со стаканчиком — все в ажуре, все нормально, и вроде как ничего и не случилось… мама.

К черту сигареты. Нужно надраться.

Пятнадцать минут до центра города превратились в пятьдесят. Меньше, чем вчера.

* * *

— Ты плохо выглядишь, Тим. Температуру мерил?

— Мерил.

— И?

— Градусник лопнул.

— А серьезно?

— Сегодня — твоя очередь наливать. Не заговаривай мне зубы.

— А люди говорят, что с тебя причитается.

— Еще чего. Я каждый день герой, так никаких денег не хватит.

— Но повышают тебя не каждый день.

— Ага, — Тим хмыкнул. — Абсурд: старую добрую АТС спасли — ни одна собака не заметила. А вот здание налогового комитета… кого нынче фачит налоговый комитет?

— Да ты что? Ребенок ты, Тимка. Сейчас под землей — брожение власти, каждая собака за свой кусок держится, а уж бюрократы — и подавно. Этим-то всегда найдется кого фачить. А АТС — это проблема нашего тонущего корабля. Подземная кабельная оч-чень хорошо спрятана от катаклизьмы.

— Ясно. Мой старик, как всегда, прав.

— А что говорит твой старик?

— А, неважно. Наливай.

— «Резины» тебе отрезать?

— Сам жуй свою «резину».

— Обижаешь. Кормильца обижаешь! Ладно, пес с тобой. Давай, за твоего старика и его мудрость, да пребудет она с ним ныне, и присно, и вовеки веков.

— Аминь. М-м-м, ты чего пьешь-то, настойка на ящерицах, что ли?

— Ага. Представь себе, у них тут ее — залежи.

— Так ясное дело, кому нужно это дерьмо, это только ты со своей страстью к экзотике.

— Эту экзотику, может быть, потом никогда не получится достать.

— А если серная кислота будет под угрозой вымирания, ее тоже срочно пробовать будешь?

— Да ну тебя, Тимка, ты не гурман.

— Прямо скажем. — Тим огляделся. — Из наших сегодня не заходил никто?

— Все дома. Раны зализывают, я так думаю. Только ты бродишь, как медведь-шатун.

— Привычка осталась. С женатых времен.

Алексей деликатно помолчал.

— Мать-то как?

— Так, — отвернувшись, буркнул Тим.

Алексей поднял бутылку, и фальшиво-бодрым голосом произнес:

— Тогда — за здоровье твоей мамы и иже с нею. Надежда умирает последней, Тим.

— Поехали.

«Резина» — она резина и есть. Не прожуешь. Зато калорийная, зараза.

— Ты-то под землю не собрался еще?

— У меня клаустрофобия, — поморщился Алексей и добавил:

— Если я уйду, кто вас, оглоедов, кормить будет?

Святая правда. Единственное, чего в городе с избытком — «резины», синтетического мяса. Ну, и водки, как всегда. На все остальное цены подскочили в среднем в пять раз, это — пока.

— Семья — там, позавчера отправил. Теперь мне спокойно до безобразия.

— А заразишься? Чем-нибудь.

— He-а. Я — заговоренный. Вчера уж было подумал — пришла она, деревянная: встал с утра — руки не гнутся. А к обеду разработались. Потом вспомнил — намедни с работягами контейнер ворочал, а годы-то уже не те, и привычки нет…

— Разжирел на чужих костях, буржуй.

— Не говори. Засыпаю в слезах, гложет что-то, опять она, злодейка, совесть коммунистическая! — засмеялся Леша.

— Ты еще красный или уже вышел?

— Красный, а как же. Только наши тоже уже все под землей.

— А ты, значит, здесь. На передовой, с народом. Как там у вас: это есть наш последний…

— Последний, — кивнул Алексей Кстати последний день здесь гуляем. Завтра они эвакуируются.

— Тогда сейчас еще пойдем играть.

— Разбогател, что ли?

— Тетя из Америки приехала.

— Я так и подумал.

Заведение располагалось на тридцатом этаже. «Завтра они уедут, — подумал Тим, — а послезавтра сюда переселится кто-нибудь… может, даже наши диспетчера. Тогда и пойдем в отрыв, наверняка эти все не увезут… а можно даже вывеску не снимать: «Пироман» — звучит подходяще».

На панно, раскинувшемся по всем трем стенам зала, резвились толстощекие саламандры, многоглавые драконы с пышными сигарами в зубах, веселенькие неоновые язычки пламени…

Варанчик в бутылке увял и свернулся клубком на дне.

— Иди, покупай.

— Наглец. А твое повышение?

— Ладно, не жмись.

— Тогда я не буду пить за твое повышение. Из принципа.

— Ну и черт с ним. Не в этом счастье.

— А в чем счастье, Тим?

— Нет счастья, Лешка. Пойдем хоть истину поищем.

* * *

— Привет, Тим, — кивнул бармен.

— Привет, коль не шутишь.

— Ты знаком с Николаем?

— Еще бы. Это мой лучший друг. Я ему одолжил свою жену под огромные проценты.

— Тим, слушай, друг, будь мужиком. Умей проигрывать, — поморщился Николай.

— Я еще не играл. Вот щас напьюсь и пойду. Играть.

— Сам подумай, она — баба, страшно ей здесь, а ты же уходить вниз не хочешь.

— А вот этой куколке, что с тобой пришла, не страшно?

— Меня Оксана зовут.

— Очень приятно. Меня — Тимофей.

— Я поняла.

— А что это вы мне улыбаетесь? Вы Николаше улыбайтесь. Он — крутой, он всех женщин, которым страшно, отправляет под землю.

— Я работаю наверху.

— Охотно верю. Оксана, спасите меня.

— От чего?

— Не знаю… да что вы улыбаетесь всё?

— Вы очень быстро пьете.

— Так и задумано.

— Мне придется вас провожать.

— Меня?!

— Вас.

— Хм… до дома?

— Видимо, да.

— Согласен.

— Тим, не выпендривайся, будь мужиком, умей проигрывать.

— Тим, да прости ты ее, тебе сразу станет легче, — вмешался Лешка.

— А пошли вы все. Я ее никогда не любил, ясно? Любить и ненавидеть можно только того, кого понимаешь.

— Ты никогда ее не понимал.

— Никогда. А сейчас не понимаю совсем. Вот! Оксана, рассудите нас. Как женщина. — Тим начал стягивать рубашку, путаясь в рукавах и обрывая пуговицы, — вот, смотрите, это — я. Вот, пощупайте, да нет, вы не стесняйтесь, ничего личного.

— Ну, началось, — пробормотал Леша. — Тимка, пошли отсюда, а?

— А вот смотрите — это он. Николаша. Его вы уже щупали? Нет? Не обязательно, и так же видно. Эт чего, это — мужик? Эта гора сала — мужик?

— Совсем сдурел?

— Совсем. — Тим сполз вниз по стойке бара. — Я вчера чуть не сгорел. Я вчера чуть ребят не сжег. У меня мать в больнице с деревянной чумой, ясно? — проскулил он, вытирая пятерней слезы и сопли.

— Держи себя в руках, не одному тебе плохо, — отчеканил Николай.

— Аааааа! — Тим хищно прищурился. — И тебе? Жлобяра, твои родные уже несколько лет в подземке, ты мне будешь мозги… иметь, что тебе — плохо, ты!!

— Какой отсюда вывод? — усмехнулся Николай. — Значит, что-то во мне есть. А ты со своим героизмом — в заднице.

— Только не в твоей. Ты не настолько сексуален, дружище. Оксана, Николаша — сексуален?

— Заткнись, придурок!

— Я с тобой не разговариваю. Оксана, что скажете? Да что вы мне улыбаетесь все время, как дурочка, мне плохо, а вы улыбаетесь… сексуален он или нет?

— Вы — эффектнее.

— От. Это — женщина. А то — не женщина. То — землеройка. Такая же прожорливая. Пусть живет под землей. С кротом вот этим. Пусть. Она — землеройка. Прожорливая такая же. Ей всегда не хватало. Всего.

— Чего ей не хватало?

— Ну, денег не хватало.

— А еще чего?

— ЧЕГО ВЫ УЛЫБАЕТЕСЬ? Со всем остальным все нормально! Не верите? Я же пожарник! У меня шланг, знаете, какой? Не знаете? Щас я покажу.

— Тим, придурок, пошли домой, друг, сейчас пошли! — Алексей потянул приятеля за локоть.

— УБЕРИ РУКИ! Я сказал, убери. Вот! — Тим взгромоздился на стойку бара, — я щас покажу…

— Оксана, пойдемте отсюда.

— Не пойду, мне интересно.

— ЧТО вам интересно? Вы что, пьяного голого мужика никогда не видели?

— Мне интересно, чем это все закончится.

— Ну, знаете!

— Тим, дружище, слезь со стойки, а то мне сейчас придется охрану вызвать. Слезь по-хорошему, я тебя прошу, Тим, малыш, пожалуйста, слезь и оденься.

— Правильно, Тим. Вы еще не забыли, что я обещала проводить вас домой?

— Рад за вас, Оксана, — процедил Николай и, отходя от стойки, бросил через плечо:

— Вы сделали замечательный выбор.

— Ну и чего ты добился? Устроил скандал, поссорил девчонку с серьезным человеком. Она из-за тебя, может быть, теперь вниз не попадет!

— Мне не нужно вниз, я тут работаю.

— Она работает тут. Спасателем. Вы — правда, спасатель?

— А вы — правда, пожарник?

— Вообще-то я каскадер. Пожарником стал… ну, потом. Там леса горели. А я из больницы вышел, и работы не было.

— А я — циркачка. Тоже в прошлом.

— Почему в прошлом.

— Сейчас все — в прошлом. И везде цирк.

— Это правда. А ты по канату ходила?

— Нет. По воздуху летала.

— Здорово!

— Здорово.

— Проводи меня домой. Я боюсь высоты. А с тобой мне не страшно.

— А со мной? — вздохнул Алексей.

— Ладно, хватит тебе уже… контейнеры ворочать. Поберечь надо. Кормильца.

* * *

— Тим, аккуратнее. Я спасатель, но я же не тяжелоатлет.

— Как тебя в спасатели взяли, такую хрупкую.

— Сейчас всех берут. На верхних стройках очень много несчастных случаев.

— Что они там делают?

— Прокладывают новые трассы, главным образом. Неизвестно, как высоко поднимется дым.

— Не поднимется. Огонь скоро остановится.

— Откуда ты знаешь?

— Оттуда. Я про него все знаю.

— Осторожнее, Тим!

— Да не бойся ты, я упаду раньше, чем… дошатаюсь до края. О чем мы говорили?

— Ты все знаешь про огонь.

— Да. Ему больно, когда его бьют.

— Даже так?

— Так. Так получилось. Это мы во всем виноваты. Что все восстало против нас — земля, огонь, вода… у меня сестра на шельфе живет.

— Трансплант?

— Нет. Она работает там. Но не трансплант.

— Там сейчас опаснее, чем здесь.

— Да. Опаснее. Дельфины и касатки нападают на транс-плантов. Выводят из строя шлюзы городов. А людей свободных нет.

— Тим!!

— Ты чего? Я не падаю. Это мы уже пришли.

* * *

…рыжее. Я извивалось под ударами ядовитых плетей, я изнемогал, мне было больно, мне было очень больно, мне было страшно, огромные жуки шеренгой наползали на мое искалеченное тело, уродливое воинство, тяжеловесные демоны смерти, рычали, шипели, выдирали по куску моей плоти… за что, зачем ты это делаешь? я же не враг, ты ничего, ничего не понял…

Ты не герой, ты — самоубийца, ты не ведаешь, что творишь, ты ненавидишь тех, кого любишь, я не враг тебе, я не враг твоему миру, вы сами себе враги, зачем вы это делаете, зачем, зачем, зачем?..


«ЖАААРКО! В душ, ползком, как-нибудь, там вода, она холодная…

…черт! тут не вода, тут кислота какая-то льется, до чего же больно о господи! Сплю все еще, что ли? Нет, уже не сплю… сейчас, сейчас. Не надо было так надираться, сам виноват…»

Тим взял градусник — тот лопнул в руках. Во, до чего. Как в воду глядел вчера… в воду??

Мысль о воде скрутила внутренности в клубок. «Так, дышим глубже… вот так…»

…Отвратительное жжение отступало, Тим потихоньку приходил в себя. Звонок.

— Тим?

— Юрка?

— Ты мог бы подняться ко мне? Если не боишься заразиться.

— Я приду. Совсем плохо?

— Совсем. Ключ не потерял?

— Сейчас посмотрю… сейчас… вот, есть ключ. Почему ты не вызываешь госпитальную команду?

— Я не хочу туда… пока не случится. Мне… очень нужно поговорить.

— Я сейчас иду.

В комнате на столе лежала записка:

«Слов нет! Это… это…!!??!!

Мой огненный принц, я — ваша по первому требованию!!!»

«Надо же, — подумал Тим. — Чего ж я такого с тобой давеча творил?»

* * *

Предпоследний, пятьдесят девятый этаж старенького шестидесятиэтажного дома. «Как он там? Юрка, Юрка… У меня ж, кроме тебя, друзей-то не осталось, иных уж нет, а те далече…»

— Неплохо выглядишь.

— Да уж… ты, кстати, тоже не слишком хорош. Температуры нет?

— Градусника нет.

— Тим, это Апокалипсис.



— Да. Только с точностью до наоборот «Земля, забери своих живых, море, забери своих живых.»

— Четыре всадника, Тим. Черный — земля, землетрясения. Рыжий — огонь. Белый — вода, наверное. И бледный — деревянная чума, смерть. «Иди и смотри».

— Между прочим, все одеревеневшие пребывают в клинике в добром здравии.

— Если кому считать добрым здравием.

— Но это не смерть. Ни одного умершего пока нет.

— Всего три дня с начала эпидемии.

— Надежда умирает последней.

— Я слышал про твою маму.

Пауза.

— И про жену слышал.

— Подумаешь.

— Тим, прости ее — и тебе станет легче.

— Я это уже второй раз слышу за текущие сутки. Черт, мне уже легче! никто денег не требует.

— Не поминай этого, пожалуйста. Ну, этого, которого ты только что помянул.

— Юрка, да прекрати ты помирать, все обойдется, вот увидишь.

— Тим, а ведь я все-таки проскочил тогда через огненный сектор.

— Что?!

— Я вменяем, не смотри на меня так. Все ребята повернули, когда давить начало, а я решил: будь что будет. Думал, помру. Выжил. И проскочил туда.

— Что там?

— Там — рай.

— То есть?

— Там — зеленые, нетронутые леса. Птицы. Озеро. Я низко висел, даже зверей видел. Только людей нет. Ни людей, ни домов, ни полей засеянных… Эдем.

— Ты не садился?

— Хотел сесть. Меня не пустили.

— Кто? Отец?

— Да нет, ну что ты. Связь оборвалась сра. зу, как исчезло давление. Просто не смог сесть. Такое чувство, что кор…пус в тину уходит, чем глубже — тем гуще тина, пока совсем не… встал. А вверх — как поплавок вы…скочил. Мог лететь дальше. Вернулся.

— Почему?

— Страшно стало., нет, не то слово. Не страшно. Стыдно — так… точнее.

— Стыдно?

— Да. Знаешь, Тим, Апокалипсис сли…шком мягко написан. Пощадил Иоанн наше человеческое самолюбие. Мы — не грешники и пра…ведники. Мы — глисты в ее теле. Она… лечится, Тим.

— Обратно-то как летел?

— Идеально. Никакого да…вления, как будто что-то сзади под…талкивало.

— Тебе тяжело говорить.

— Снача…ла ничего. Те., перь устал.

— Тебе плохо?

— Мне… лучше.

— Юрка, не смей, не умирай!!!

Юра открыл глаза, вдохнул:

— Это — не смерть. Ты… сам сказал. Мне действи…тельно хорошо.

Тим прикоснулся к жесткому деревянному плечу пилота.

— Тим! Горя…чо, — вздрогнул Юра.

— Извини. Юрка, держись!

— Вызови машину… когда… все.

— Нет, Юрка, нет, а я как же… да что же вы все!

Человек — нет, мумия человека — молчала. Тим плакал.

Слезы шипели и испарялись на щеках, оставляя белые полоски соли, которые очень быстро становились бурыми…

* * *

Команда приехала через двадцать минут.

— Я тоже поеду. С вами. В клинику.

— Нельзя, заразитесь.

— Я был в контакте с ним, а до этого — с матерью, она тоже болеет. Я надену комбез, как у вас, и намордник. Пожалуйста.

— Неважно выглядите. У вас температуры нет?

— У меня градусника нет.

— Поехали.

Звонок.

— Тим? Наконец-то я тебя нашла!

— Светик? Как ты?

— Опять на берегу.

— Вы едете или нет? — поинтересовался санитар.

— Сейчас, минуточку! — пробормотал Тим, прикрывая трубку ладонью. — Пожалуйста, сестренка звонит, она — с шельфа, я, может быть, слышу ее последний раз!

— Давайте быстро.

— Светик, родная, как ты?

— Уже нормально, у нас лучше. Юрке привет!

— Передам… как вы размещаетесь там?

— Как придется. В моем номере пять человек живут, и еще подселять будут! Ничего, зато вода остановилась!

— Слава Богу. Тебя хорошо слышно.

— Еще бы! Одна из лучших линий в Европе Все рухнет, а она останется. Тим, как мама?

— Ей лучше. Диагноз не подтвердился.

— Отец?

— Заработал еще звездочек, и я — тоже.

— Все геройствуешь?

— А то!

— Мальчишка. Тим, а у нас, похоже, война кончилась.

— Да ну?

— То есть, пока. Они больше не нападают, они ведут себя как раньше, как было до городов на шельфе, вылавливают утопающих, провожают суда. Очень своевременно, спутниковой навигации-то нет, всё по старинке.

— Чего это они?

— Да кто ж их знает… может, мы когда-нибудь поймем друг друга. Транспланты уже, кажется, начинают их понимать… Тим!

— Да?

— Самое главное: мне разрешили трансплантацию.

— Ух ты. А медкомиссия?

— Они разработали новый курс адаптации, более долгий, зато — щадящий. Трансплантов не хватает, население разрослось, а кормить некому, — Светланка засмеялась. — И возрастной ценз, кстати, подняли до тридцати пяти лет. Может, ты?

— Что? Да ну, что ты. — При мысли о воде Тиму стало нехорошо. — А кто ж тут гасить все будет?

— Маньяк ты, Тимка.

— Ну… так получилось. Я рад за тебя, сестренка. У тебя все будет хорошо, обязательно!

— Я знаю. Вот только вас не хватает.

— Увидимся еще, Светка!

— У меня связь кончается, Тимка, всем привет! Папе, маме, Юрке…

— Обязательно. Будь счастлива!..

Отбой.

— Идем? — спросил санитар.

— Идем. Спасибо.

«Юрка, Юрка, ты слышишь? Вода совсем не белая, она синяя, вода, она сине-зеленая, слышишь, Юрка? Все будет хорошо…»

* * *

Клиника находилась в процессе эвакуации с двадцатого этажа на тридцать восьмой. Новых пациентов распределяли медленно; на эстакаде, на подъезде к больничным воротам, скопилось не меньше сотни машин.

— Дохтур, дурацкий вопрос, только не бейте: покурить у вас тут можно?

Санитар глянул на Тима каменными глазами безликого (из-за повязки) идола.

— Здесь — нет. Пробирайтесь к краю эстакады. Полчаса уж точно простоим.

…Сердце привычно ухнуло куда-то, Тим отступил от края и уселся на прохладный асфальт. Слева от него, облокотившись на поручни, негромко разговаривали двое ребят в медицинских комбинезонах.

— Представь себе, с первого дня пролежал, а соседи только что нашли. И никакой тебе поддержки, ни капельницы, ничего. Живой!

— Ага. Я уже слышал сегодня похожий случай.

— Да чего слышал, когда у меня этот случай в машине лежит! И наверняка он такой не единственный. Сегодня объявили рейд по нижним этажам, скольких еще притащат!

— Не говорят у вас ничего, умершие есть?

— Пока нет. Вот только — сколько это продолжаться может? Если полгорода впадет в кому, а остальная половина эвакуируется, то кто останется следить за этими?

— Мы, кто же еще.

— А может, я тоже эвакуироваться хочу.

— Хрен тебе. Подземка объявила нас карантинной зоной. Сегодня с двенадцати ни одной машины вниз не попало.

— А городские власти?

— Ты чё, с луны свалился? Они давно уже там. Здесь только военные власти остались. Так что, того и гляди, начнется.

— Чего у нас еще может начаться, все уже началось…

Тим представил себе, как холеный Николай со своей роскошной капсулой, похожей на раковину ископаемого моллюска, торчит на кордоне нижнего города, перед фильтрующим шлюзом, брызжет ядовитой слюной, кроет бюрократов подземки последними словами, потрясает кулаками и бумажником. Тиму стало смешно, противно и грустно. «Ты сама этого хотела, — подумал он и презрительно добавил: Землеройка!»

— Тим! Эй! Тим! Я здесь, третья машина от тебя!

— Принцесса?

— Ты что здесь делаешь, Тим?

— А ты?

— Я первая спросила!

— Не ори на меня!

— Я не ору, ни черта не слышно же!

— Ты как сюда попала?

— А ты?

— Друг у меня заболел, сопровождаю.

— Ясно. А я… а я — тоже. Мне было очень хорошо с тобой, Тим!

— Мне тоже, принцесса. А почему в прошедшем времени?

— Тебе — тоже? А ты что-нибудь помнишь?

— Ничего, — честно признался Тим. — Но у меня очень богатое воображение!

— Я заметила, — улыбнулась Оксана.

— Я хочу тебя видеть. Сегодня. У меня завтра смена.

— Так вот, видишь.

— Я не так хочу тебя видеть!

— Не получится, Тим. Как-нибудь потом. Все образуется, принц.

— Что значит — не получится?

— Тим, ты поймешь. Сегодня по моей вине чуть не погиб человек. У меня одеревенели руки, согнуть не смогла.

— Принцесса… Боже. Да что же вы все делаете, мать вашу!

— Я думаю, это пройдет, Тим. Не переживай. Я люблю тебя, принц.

— Все будет хорошо.

— Будет. Надежда умирает последней, правда ведь?

— Правда. — Тим почувствовал, как внутри еще что-то оборвалось. Еще одна тоненькая ниточка, на которой висела радость…

— Тим!

— Да?

— Ты чего такой красный, у тебя температуры нет?

— Ох, как же вы меня достали. Да есть у меня температура, есть. У всякого теплокровного есть какая-нибудь температура!

— Тим, освободишься — сходи к врачу обязательно, слышишь? Поправлюсь — проверю, смотри у меня, если не сходишь!

— Обязательно схожу, принцесса. Только поправляйся.

Колонна зашуршала и медленно подалась вперед.

— Будь счастлив, принц!

Чертыхаясь, Тим проталкивался между гудящими машинами и ругачими водителями. Еще пара белых корпусов отделяла его от своей бригады. Рядом прорывался парень, что рассказывал у парапета про чумного, пролежавшего три дня без капельницы. И его, и Тима заклинило между двумя машинами. Санитар, матерясь, пытался открыть дверцу своей. Наконец удалось.

— Полезай сюда, — предложил парень. — Все едино, все там будем.

Тим забрался в салон. Трехдневный стоик, похожий на мумию фараона, лежал на носилках. От него веяло покоем, но не покойником… Тим зачарованно смотрел на удивительное мертвое живое тело.

— Вы мне не нравитесь, — сообщил санитар.

— Я никому не нравлюсь, за исключением красивых женщин, и им тоже не всегда. Только, пожалуйста, про температуру не надо спрашивать.

— Дело ваше, — парень пожал плечами.

— Вы лучше на него посмотрите. Я буду не я, но ведь он дышит?

— У вас кто-то из близких болен?

— А что?

— Ничего. Это очень горько, но лучше, чем иллюзии. Не может он дышать. Пульс есть — я сам проверял. Но это — все, что отличает его от трупа.

— Думаете, я офигел от горя? Или все дело в моей температуре? А сами присмотреться не хотите?

Но парень уже смотрел как зачарованный — туда же, куда и Тим. Мумия… нет, не дышала, но явно что-то делала, причем не в ритм хода машины. Движения становились все быстрее, резче… и тут деревянная оболочка лопнула. Человек, освободившийся от коросты, сел на носилках и оглядел пространство мутным взглядом. Как бы прислушался к чему-то внутри себя… глаза его стали совершенно растерянными, такие Тим видел у Светкиных друзей-трансплантов, когда те очухивались после операции. Человек потянулся — и за спиной у него развернулись кожистые, кривые, как у нетопыря, крылья.

— Бог ты мой… — прошептал санитар.

— Дверцу… откройте, — попросил человек непослушными губами.

Пальцами — тоже непослушными — Тим кое-как открыл дверцу.

…Забавно смотреть, когда птицы поднимают на крыло своих подростков. Но жалкое зрелище, когда подросток пытается подняться на крыло сам, без чужой помощи. Человек заваливался, его крутило через голову. Приземляясь на капот, автоматически твердил одно и то же, видимо, самое любимое, ругательство.

А поблизости еще несколько машин выпустили наружу таких же крылатых людей…

— Принцесса! — истошно заорал пробудившийся от оцепенения Тим, — Принцесса, ты слышишь?

Ни черта она, конечно же, не слышала. Но наверняка видела…

— Увидимся, принцесса! Я тебя тоже очень люблю!

«Мама, Юрка, нет никаких всадников! Есть земля, вода, воздух — и…»

* * *

…Огонь не жег — он ласкал, мягко прикасаясь к телу. Тим уходил все дальше и дальше в пылающий сектор, глаза его, наверно, были безумно-растерянные, а на плечах, ладонях, волосах плясали игривые язычки пламени…

Эльвира Вашкевич
КОШКА

«Я мыслю, следовательно, я существую», — сказал когда-то Рене Декарт. Вот я и думала, подтверждая мыслительным процессом факт своего существования. Получалось плохо. Может, что-то не так было со мной, а может, подводила окружающая среда. Я прошлась по квартире, споткнулась о брошенный посреди комнаты пылесос, выключила свет и села на ковер. Закрыв глаза, попыталась расслабиться, но и это не получалось. Маленькие молоточки выбивали серебряную дробь, вспыхивающую под веками радужными пятнами. Я старалась. Вдох — пауза — выдох… И опять, и еще… Молоточки не успокаивались, а пятна начали сливаться в какие-то совершенно невозможные своим неприличием картины. Я была слишком взволнованна.

Собственно говоря, а кто не был бы взволнован на моем месте? Мне сделали предложение. Да-да, то самое, руки, сердца и земного шара в придачу. К тому же это предложение сделал мой любимый, единственный и ненаглядный Алеша. Любой нормальный человек сказал бы, что я должна быть на седьмом небе от счастья. Ну, я там и была. Но все дело в том, что я никак не могла решиться — то ли выходить замуж, то ли подождать еще. Понимаете, уж как-то все развивалось слишком быстро и слишком гладко. Мы вроде бы идеально подходили друг другу, работали в одном институте, вкусы у нас совершенно схожие, даже такая мелочь: мы оба любим жареного цыпленка, но Алеша любит ножки, а я — крылышки, так что и тут — абсолютная гармония. Да. Но меня мучили сомнения: не слишком ли все гладко? Обычно не бывает такой безоблачной любви. Вон у Ирки из лаборатории привиденческих аномалий каждую неделю скандал. То она хочет идти в ресторан, а ее Мишка взял билеты в театр, то Ирка мечтает попасть на симфонический концерт, а он заказал столик в ночном клубе. И каждый раз ругаются навсегда. И через полчаса после скандала уже идут под ручку с совершенно сияющими глазами. Куда? Ну, разумеется, в кино. Это у них такой нейтральный запасной вариант. Ирка говорит, что эти ссоры являются залогом прочной семейной жизни. А мы-то с Алешей ни разу даже не поспорили. Все время соглашаемся друг с другом.

Ох, не к добру это. К тому же на днях лаборантка из группы целителей рассказала, что Светка перевелась в исторический отдел. Та самая Светка, которая все время вокруг Алеши крутилась, пока он со мной не познакомился. Теперь она работает с ним вместе, подает ему кофе и строит глазки. Не нравится мне это. Вот и сижу, думаю. То ли начинать завтра составлять список гостей на свадьбу, то ли подождать немного. Может, если я скажу, что не собираюсь выходить за него замуж, получится тот самый вожделенный скандал, который покажет, насколько прочной будет наша семья.

Я продолжала завязывать мозги бантиком, когда скрипнула входная дверь. Легкие шаги прошелестели по прихожей.

— Алеша, включи свет, — сказала я.

Мне никто не ответил. Я не боялась. Ну, кто может ко мне зайти? Только Алеша, у него есть ключ.

— Алеша! — еще раз позвала я. — Что за дурацкие шутки?

Кто-то сопел в двух шагах от меня, пытаясь сдержать дыхание. И тут я поняла, что в квартире чужой. Мой визг можно было бы использовать в качестве пожарной сирены. Когда в ушах перестало звенеть, я прислушалась. Чужой все еще был в квартире.

— Ну, ладно, не знаю, кто ты, но сам нарвался!

Я протянула руку, раскрывая ладонь, и вверх поднялся небольшой светящийся шарик. Ну, да, я могу делать такие штучки. Не зря же у меня диплом ведьмы.

Прислонившись к дверному косяку, стояла Светка. Я удивилась.

— Привет, — сказала я. — Ты что тут делаешь?

— Говорят, ты замуж собираешься, — в ее глазах проскользнула зеленоватая искра.

— Тебе-то что? — я уже готовила заклятие «Ведро с водой», следом должно было пойти заклинание тайфуна, ну а в результате такого комплекса Светка оказалась бы за дверью, не успев даже сосчитать до одного.

— Понимаешь ли, я вот как-то против, — сообщила она лениво, словно не видя, что в моих ладонях уже отсвечивают серебром капли воды.

— А мне что за дело до этого?

Она засмеялась. Да-да, совершенно наглым смехом. Я дунула на воду, начав произносить ритуальную фразу заклинания, призывая духов водной стихии.

— Не торопись, — она резко выбросила руки вперед, и я поперхнулась словами.

В глазах засверкали зеленые молнии, а тело скрутило болью. Я выла и каталась по ковру, не в силах ничего сделать. Руки не слушались, пальцы сжимались и разжимались совершенно беспорядочно, я пыталась вытолкнуть из себя заклятие грома, но получился только жалобный вопль. Мой светящийся шар дрогнул под потолком и рассыпался быстро гаснущими искрами.

Светка прищелкнула пальцами, и все закончилось так же неожиданно, как и началось. Я лежала на полу, свернувшись в клубок, и жалобно всхлипывала.

— Ну, сейчас все должно быть хорошо, — сказала она, включая свет. И тут же расхохоталась. — Да, действительно, хорошо.

Комната вздрагивала и плавала перед глазами, я никак не могла сконцентрироваться. И почему-то все было черно-белым. Куда-то пропали краски. Я попыталась встать на ноги, но не смогла. Лапы разъезжались в стороны и подгибались. Лапы?! Мама моя родная! Я закричала, но результатом моих усилий было только дикое мяуканье. Я была кошкой.

Светка улыбнулась мне, подмигнув длинным зеленым глазом.

— Тебе понравится, дорогая…

И как я могла забыть, что она — ведьма-трансформер!

Я зашипела. Кошка я или кто там еще, но с этим можно разобраться и позже. Я мяукнула, мысленно произнося формулы заклинаний, и это подействовало! На Светку выплеснулась смола, и пара подушек тут же изобразили ритуальное харакири над ее головой.

— За это ты будешь в кошачьем теле вечно! — взвизгнула Светка, увертываясь от летящих перьев. Мне было плевать на все ее угрозы.

Она выскочила за дверь, замок щелкнул, и я вытянулась на ковре, чувствуя, что уходят последние силы. Я попробовала дыхание Экрана, но кошачья физиология не приспособлена для таких действий. Тогда я просто заползла на диванную подушку и уснула. Да будет благословен тот, кто придумал сон!

Проснулась я оттого, что свалилась с подушки. Прекрасное продолжение замечательного вечера! Конечно же, я так и осталась кошкой. Светка — настоящий профи в том, что касается трансформаций. Хорошо еще, что память осталась моя собственная. Правда, толку от этого — фиг и еще хвостик. Потому что воспользоваться ею все равно не могу. Магические действия для меня недоступны — это я проверила в первую очередь. Похоже, фокус со смолой и перьями получился только потому, что я успела запасти энергию до собственного превращения. А вот теперь — никак, мозг кошки слишком мал для таких усилий. Эх… Кроме того, очень хотелось есть. И пить. Открыть кран у меня не получилось, а лакать воду из унитаза — увольте, я еще до этого не дошла. Хотя не исключено, что придется.

Где-то полчаса я гипнотизировала дверцу холодильника и скребла ее когтями, оставляя безобразные царапины на белой поверхности. Я представляла пакет с мясом, смирно лежащий на верхней полке, и мечтала о том, что он переместится ко мне. Конечно же, ничего не произошло. Я и в человеческом облике с трудом могла телепортировать предметы, а уж в кошачьем — и говорить нечего.

И тут зазвонил телефон. Я рванулась в комнату, заплетаясь в собственных лапах. И только добежав до аппарата, сообразила, что не смогу разговаривать. Ну, действительно, что я могла сказать, кроме банального «мяу!» Конечно, это мяуканье могло быть исполнено в разных тональностях, с разнообразной продолжительностью, но толку-то — ноль. И, тем не менее, я сбросила трубку на пол и заорала в нее во всю силу кошачьих легких. Между прочим, такого вопля я не смогла бы издать, будучи человеком. А ведь человеческие легкие гораздо больше. Вот они, причуды физиологии.

В ответ я услышала короткие гудки. Справедливости не существует, знаете ли.

Через полчаса я уже была убеждена, что мое утверждение по поводу существования справедливости как минимум спорно. Приехал Алеша. Он обшарил всю квартиру, словно проводил обыск, не забыл даже заглянуть в мусорное ведро, правда, совершенно непонятно, зачем. Он искал меня. Я же в это время ходила за ним следом, иногда трогая лапой за ногу и взмявкивая. Я пыталась объяснить ему, что произошло. Увы, он меня не понимал. Конечно, будь он магом, то увидел бы, что я только внешне кошка. Но, к сожалению, он был историком, и его паранормальных способностей хватало только на то, чтобы определять дату изготовления каких-то вазочек, мозаик, настенных росписей, не пользуясь никакими приборами, кроме собственных пальцев. Но я так надеялась… Говорят — сердце подскажет. Так вот, его сердце ничего ему не подсказало. Он рассеянно чесал меня за ушами, но думал явно о чем-то другом.

— А откуда ты тут вообще взялась, Чернушка? — обратился он ко мне. В это время я сидела на его коленях, пытаясь трением о руку как-то допроситься воды. Ну и что я могла ответить на подобный вопрос? Только тихо мяукнуть, что я и проделала со всей доступной мне кошачьей грацией.

— Ладно, пошли отсюда, Чернушка, — заявил он и сунул меня за пазуху. — Что-то тут нечисто, нюхом чую.

Я даже обрадовалась. Похоже, он действительно что-то чуял, судя по тому, как поводил носом, морщил его особым образом, присущим только профессиональным охотникам на ведьм. Правда, следопыт из него никакой.

Можно сказать, что я все же вышла замуж за Алешу. Я жила в его квартире, дожидалась его с работы, сидела у него на коленях, смотрела вместе с ним телевизор и ела то, что он клал в мою миску. Но, как понимаете, все это было не то. Я научилась умываться, как кошка, пользоваться коробкой с песком, лакать воду и есть сырое мясо. Но я так и не научилась думать, как кошка. Рассматривая в зеркале свое отражение, я видела всего лишь длинношерстную черную киску, и это изображение никак не ассоциировалось со мной. Я ломала голову над тем, как выбраться из этой идиотской ситуации, а Алеша с каждым днем все худел, бледнел и явно тосковал. Наверное, он скучал по мне.

А однажды заявилась Светка. Она так мурлыкала над Алешей, так ворковала, как целая кошачья стая плюс пара десятков голубок. Я сидела, забившись за кресло, и скребла ковер когтями. А Светка танцевала вокруг Алеши, наивно моргая глазками и делая вид, что совершенно не замечает собственной юбки, задирающейся гораздо выше колен.

— Ах, Лешенька, — пела эта стерва. — Я думаю, что Мариночка куда-то уехала. Она что-то такое говорила. Кажется, у нее были личные проблемы. Ты не в курсе разве?

Убила бы наглую тварь! И метод какой изобрела, гадина… Она же ни слова не сказала, что я плохая, или еще что-то в этом роде. Нет, для таких плоских нападок Светка слишком умна. Она всего лишь подставляла свое плечо в качестве жилетки, в которую можно выплакаться. Она искренне сочувствовала моему жениху и была готова говорить с ним о пропавшей невесте с утра до ночи. А особенно — с ночи до утра. Классический вариант: сначала такие дамочки говорят: «Конечно, я понимаю, ты ее любишь. Давай останемся друзьями. Я буду тебе как сестра». В конце концов такой подход дает совершенно конкретные плоды в виде обручального кольца на безымянном пальчике «сестрицы».

Светка нежно гладила Алешу по плечу и устраивала свою рыжую голову у него на груди. Я грызла ковер, стараясь не замяукать во весь голос от бешенства. Но когда эта дрянь попыталась его поцеловать, я не выдержала. Я вылетела из-за кресла, как мохнатый символ мщения, и вцепилась в Светкино платье. Ну и, разумеется, в кожу под платьем. Я вопила, кусалась и царапалась. Светка аккомпанировала мне весьма удачно. Собственно, тут любой бы заорал. Когда кошка царапается, это весьма болезненно. А если кошка еще и не случайно царапается, но атакует, то это не просто болезненно, тут можно лишиться значительной части кожи и некоторого количества мяса.

В конце концов, Алеша смог меня отодрать от Светки. Я шипела, выгибала спину и выплевывала клочья платья. Когти мои покраснели от Светкиной крови, а на ее щеке художественно расположились несколько царапин, довольно глубоких.

— Она бешеная! — заявила Светка, держась за пораненную щеку. Если бы ее взгляд мог воспламенять, то моя шерсть превратилась бы в изящные искорки. — Ее нужно усыпить!

Она уже протянула руку, и я видела, как на пальце вздрагивает клочок синего тумана. Я рванулась к Светке. Погибать — так с музыкой, в крайнем случае — с кошачьей музыкой. Ну и с куском врага в зубах, разумеется.

Моя геройская смерть нагло вильнула хвостом и прошла мимо. Алеша меня удержал. И тут же ударил по Светкиной руке. Клок тумана спланировал на ковер, проел в нем дыру и растворился.

— Ни о каком усыплении речи быть не может, — твердо сказал Алеша. — Это Маринина кошка, и я буду о ней заботиться.

— У Марины не было кошки, — собственно говоря, Светка была права. У меня не водилось никакой живности.

— Я нашел эту кошку в ее квартире и теперь отдам ее только в руки хозяйке, — Алеша явно не собирался отдавать меня на растерзание озверевшей ведьме.

Светка посмотрела на меня внимательнее. Я демонстративно отвернулась и начала вылизывать лапу. От ее взгляда чесался позвоночник, и я потерлась о колено Алеши.

— Да, конечно, ты прав, дорогой, — вот за это «дорогой» мне захотелось еще раз попробовать ее кожу на вкус. Но дергаться смысла не имело. Теперь она меня узнала, и уже не стала бы отбиваться от атаки, а просто превратила бы меня в какой-нибудь экзотический цветочек еще до того, как я смогла бы дотянуться когтями до ее физиономии. А потом предложила бы Алеше ухаживать за этим цветочком.

— Знаешь, мне кажется, она кота хочет, — задумчиво сказала Светка, и зеленый огонек проскочил в ее глазах. — Наверное, поэтому так и бросилась.

Алеша смерил меня взглядом, который мне очень не понравился. Я замерла, задрав заднюю лапу выше головы и нервно шевеля хвостом.

— Мо-ожет быть, — протянул мой ненаглядный. — Я как-то об этом и не думал.

В тот же вечер он упаковал меня в сумку и куда-то потащил. Я не сопротивлялась, изо всех сил изображая смирное домашнее животное, любящее своего хозяина. Если бы я знала, что он задумал, то сбежала бы сразу же.

Алеша принес меня в чужую квартиру, да там еще и неприятно пахло. Нужно сказать, что обоняние мое стало весьма чувствительным к разным запахам, а в этой квартире просто воняло! Через минуту я поняла, что являлось источником вони. Прямо ко мне шел кот. Здоровенный наглый кот. Мама! Это я, конечно, только попыталась позвать маму, вместо этого получился жалобный мяв, и я мгновенно начала карабкаться по Алешиной ноге.

— Она у тебя девочка, что ли? — поинтересовался здоровый мужик с сигаретой, очень похожий на этого кота. Вот правду говорят, что животные похожи на своих хозяев.

— Да… — смущенно протянул Алеша и погладил меня успокаивающе. Если бы я всю жизнь была кошкой, может, я бы и успокоилась. Но сейчас намерения моего дорогого «хозяина» были слишком прозрачны. Я замяукала и забралась к нему на плечо.

— Ну, ничего, — сказал мужик, затягиваясь отвратительно пахнущим дымом. — Мой Максик и не таких девочек ублажал. Котята будут — будь здоров.

Ох, как мне не понравился этот Максик. Глаза у него были коричневые, а шерсть — тигрово-полосатая. И походочка та еще — отойдите все. я шествую. Тьфу, мерзость какая. Самовлюбленный осел. Хотя нет, кот ослом быть не может. Но самовлюбленный — это уж точно.

Мой ненаглядный наивный Алеша вручил хозяину Мексика несколько разноцветных бумажек, как я поняла — в качестве платы за предполагаемый мой кайф, и ушел, бросив меня в этой мерзкой квартире. Я забилась в щель между холодильником и стеной и не проявляла ни малейшего намерения выбраться оттуда. Максик некоторое время постоял, призывно взмявкивая, потом развернулся и гордо удалился, помахивая полосатым хвостом.

— Что, не достал девку? — услышала я голос котиного хозяина. — Ничего, у тебя вся ночь впереди.



В щели было неудобно и тесно. Кроме того, там было просто грязно. У меня чесалась кожа, и я просто чувствовала, как шерсть скатывается неопрятными комками. А в двух шагах от холодильника стояла миска с мясом. И оно пахло. Единственный приятный запах в этой квартире.

Я осторожно выбралась из своего убежища и потянулась к мясу.

Один ароматный кусочек уже был подцеплен на коготь, когда рядом раздался тягучий голос:

— Питаешься?

Я уронила мясо и бросилась к холодильнику. И уткнулась прямо в полосатую шерсть. Максик перекрывал мне путь к отступлению. Бежать было некуда, тем более что его хозяин предусмотрительно закрыл кухонную дверь.

— Да не суетись, — посоветовал кот. — Я же не собираюсь на тебя бросаться. Что я, зверь какой? Не хочешь — не надо.

Я покосилась на него и на всякий случай вспрыгнула на стол.

— А вот по столу не ходи, Витьку это не нравится, — он кивнул на дверь, и я поняла, что Витек — это хозяин. Пришлось со стола убраться. Еще мне не хватало, чтоб какой-то Витек меня наказывал.

— Что-то не то с тобой, — заметил Максик.

Он подошел поближе, и я продемонстрировала ему когтистую лапку. Кот сделал вид, что в упор не видит угрозы, и аккуратно меня обнюхал. Стыдно признаться, но мне это понравилось. И он мне даже показался симпатичным. Как кот, разумеется. Я представила, как приятно было бы держать такого теплого, флегматичного и пушистого зверя на коленях, и одобрительно муркнула. И этот гад тут же воспользовался моим доверием. Он прижал меня к полу всем своим весом, кстати сказать, весьма немалым, и вцепился зубами в загривок. Я орала как заведенная, на одной противной ноте, но Максик не обращал внимания на эти вопли, только удовлетворенно урчал. За дверью был слышен смех Витька и его одобрительные возгласы:

— Давай, Максик, давай! Отработай для папочки денежку!

Мне все же удалось вывернуться, проехав когтями по кошачьему боку. Я даже вырвала часть полосатой шерсти, чем горжусь до сих пор. Кот опять кинулся ко мне, уже не скрывая своих намерений. Усы его топорщились, а глаза светились, как лампочки. И я прыгнула в форточку. А куда еще мне было деваться?

Между прочим, там был пятый этаж. И дождь.

Как я добралась до Алеши — лучше и не вспоминать. Хромая на четыре лапы разом, с мокрой шерстью, повисшей сосульками, с грязным расцарапанным носом, которым пропахала клумбу под окном Витька, я села на коврик под дверью и жалко запела кошачью песню. За дверью завозились. Алеша явно был не один. Я унюхала Светкины духи, и жалкая песня сменилась кличем атакующих индейцев. Мне и в голову не приходило, что Алеша может не пустить меня в квартиру, услышав такие завывания. И правильно, что не приходило, потому что он открыл дверь.

Увидев, на что я похожа, он тут же подхватил меня на руки и закутал в собственную рубашку. Я сверкала глазами, высматривая Светку, но она не показывалась. Наверное, сидела в засаде в комнате. Я просто чувствовала, что стоит только мне войти в комнату, как эта дрянь наложит на меня очередное заклятье, по сравнению с которым кошачья жизнь покажется райским садом.

— Света, ты пока чаю попей, — крикнул Алеша и понес меня в ванную.

Ну что ж, я получила отсрочку приговора, как говорится, но гильотинный нож все равно болтался где-то в опасной близости от шеи. К тому же у Светки было время на подготовку, и она могла удружить долгоиграющим заклинанием. Что-нибудь такое, последствия чего проявятся не сразу, а Алеша даже и не поймет, что это работа рыжеволосой красотки.

Он мыл меня собственным шампунем, а я думала, что же делать. Оставалось одно — сразу после мытья спрятаться где-нибудь. Хоть под ванной, в конце концов. Правда, и это могло не спасти. Ведь заклинание можно навесить и просто на квартиру. Так что, куда ни кинь, везде меня ожидали неприятности.

И тут Алеша ахнул, а я почувствовала, что все четыре лапы болят. И чешутся. А по воде поплыли клочья черной длинной шерсти. Он смывал с меня шерсть! И не только шерсть. Все тело заболело, кости хрустнули, и кошачья личина начала исчезать в облаках пены.

— Ти-и-хо, — выдавила я, борясь с очередным приступом мяуканья.

Алеша часто закивал головой и окатил меня холодной водой. Наверное, от изумления. Или это он таким образом хотел смыть с меня последствия заклинания. Говорят, есть такой старинный метод. Наверное, в своих исторических книжках вычитал. С тем же успехом он мог сунуть меня в холодильник или подогреть на сковородке. Ну ладно, намерения у него были самыми добрыми.

Из ванны я вышла уже человеком. Правда, изрядно потрепанная и в синяках. Ладно, до Максика я еще доберусь…

Алеша смотрел на меня странными глазами и нервно сглатывал слюну. Я сразу даже не поняла, почему его лицо так напомнило мне образину проклятого котяры. А потом дошло — я ведь была совершенно голая. Моя одежда, судя по всему, была трансформирована в шерсть, а эта самая шерсть благополучно уплывала в слив ванны. Ну что ж, после кошачьего облика на такие мелочи становится как-то наплевать. Я набросила Алешину рубашку и вышла из ванной. Обернулась: мой ненаглядный шел следом, не сводя глаз с моих ягодиц, ненадежно прикрытых рубашкой. Да уж, а я его считала этаким невинным ангелочком. Судя по взгляду, такое зрелище не было для него в новинку.

Светка сидела в кресле перед телевизором, спиною к двери, и нас не видела. Так, бывало, сиживала в этом кресле я. Она вытянула ноги, расслабившись, а одета была примерно так же, как и я. Не считая того, что ее рубашка была чуть покороче. Так-с…

Я смерила Алешу взглядом профессиональной ведьмы. Он тихо вжался в стену, стараясь слиться с обоями. И правильно, я бы никому не посоветовала встрять в разборку двух ведьм.

Светка меня не почувствовала — видимо, холодная вода, смывшая с меня заклятие, все еще служила мне защитой. Ну что ж, я, конечно, не трансформер, но… Тема моей диссертации на степень Магистра была: «Изучение методов трансмутации в русских народных сказках». Так что, сами понимаете, что сон сей означает.

Я насладилась зрелищем Светки в кресле и тихонько щелкнула пальцами. Она обернулась, придавая своей наглой физиономии выражение детской невинности. Она даже глазками хлопала, как выпускница ясельной группы. Правда, это выражение удержалось недолго, и Светку перекосило. Я нежно улыбнулась и хлопнула в ладоши. Кресло опустело.

— Э-э-э… — растерянно сказал Алеша за моей спиной.

И тут я с наслаждением влепила ему пощечину. Потом еще одну. Мы устроили самый грандиозный скандал, который я только могла вообразить. Я вспомнила все: и как он смотрел на эту стерву, и как он ее чуть не поцеловал, и как отдал меня коту-садисту с идиотом-хозяином, и тот вид, в котором его дожидалась Светка. Я бы вспомнила еще что-нибудь, но Алеша исхитрился заткнуть мне рот поцелуем. Чтоб вы знали — это был самый сладкий поцелуй! Ирка из лаборатории привиденческих аномалий была совершенно права. Скандалы необходимы в разумной дозе — дабы поддерживать интерес друг к другу и придавать определенную пикантность совместному времяпрепровождению.

— Ква, — сказала лягушка, сидящая перед телевизором, увидев, как мы целуемся.

…С тех пор прошел год. Я вышла замуж за Алешу, и мы живем мирно и счастливо. Когда же наша жизнь становится уж слишком мирной я пережариваю котлеты, или он вламывается в комнату в грязных ботинках, и мы имеем требуемый для крепости семьи скандал. В аквариуме у нас живет лягушка. Бурая. Прудовая. Вполне симпатичная, с зеленоватой искрой в глазах. Мы зовем ее Светкой и регулярно кормим мухами. Что-то мне не верится, что кто-то из наших гостей в нее влюбится до такой степени, чтобы поцеловать.



ТЕХНИКА МОЛОДЕЖИ 4 2003

Александр Тарасов
ЛОВД ВАЛЛЕРЙИН

Апрель — месяц веселый. Начинается проказливым Днем смеха, продолжается радостной для всех датой — Днем космонавтики, навечно озаренным неподражаемой улыбкой Юрия Гагарина, а заканчивается праздничным приходом действительной, а не календарной весны в наши северные широты. Вот мы и решили немного посмеяться в апрельском номере. А помогут нам в этом остроумцы-фантасты — авторы иронических рассказов и просто пародий на произведения своих коллег.


Лорд Валлертайн готовился ко сну. Он вставил чадящий смоляной факел в гнездо на стене, заложил дверь тяжелым засовом и проверил, крепка ли решетка на окне. Затем зажег от факела свечу и тщательно осмотрел стены, пол и особенно углы. Не обнаружив ничего подозрительного, он, однако, не успокоился, а простучал рукояткой меча стены в поисках потайных дверей и ходов. Но не нашел.

Тогда он скинул камзол и прямо в сапогах рухнул на кровать. Расчистив мечом щель в полу, он вонзил острие между плитами точно на расстоянии вытянутой руки от себя — так, чтобы в случае опасности можно было одним движением вскочить на кровати уже с мечом в руке. Свечу он поставил в изголовье, чтобы не было совсем темно. Набрав в свои богатырские легкие побольше воздуха, Лорд Валлертайн мощным выдохом задул факел и провалился в сон.


Он проснулся и обнаружил себя стоящим на кровати в боевой позе с мечом в руке. За окном было темно. Свеча не сгорела и наполовину, значит, стояла глубокая ночь. Лорд Валлертайн ощутил дрожание стен дворца и затихающий вдали грохот. Потом из-за двери послышались крики и стоны.

Сама дверь выглядела так словно ее пытались выбить и только крепкий засов воспрепятствовал этому.

Валлертайн прыгнул к двери и ударом ноги выбил засов. Дверь распахнулась.

В лицо ему дохнуло смрадом и гарью. Лорд Валлертайн осторожно выглянул за дверь.

Его комната выходила в главный коридор, тянувшийся вдоль всего королевского дворца. Сейчас этот коридор представлял собой жуткое зрелище. Догорали развешанные по стенам ковры и гобелены, кое-где горели и крепкие дубовые двери. В неровном свете пламени было видно, что коридор усеян телами обожженных и изувеченных людей. Раненые стонали всё сильнее. Из комнат и боковых проходов выбегали слуги. Шум нарастал.

Лорд Валлертайн шагнул вперед и споткнулся о какую-то кучу у себя под дверью. Быстро отпрыгнув назад в комнату, он зажег от свечи факел и осветил им коридор.

У входа вповалку лежали трупы пятерых его лучших слуг. Видимо, они пытались защитить дверь своего хозяина. Верные слуги! Лорд Валлертайн прослезился.

С мечом в одной руке и с факелом в другой он прошел главный коридор до поворота в крыло принцессы Мелисанды. По дороге он насчитал более сотни трупов. Среди убитых оказались и все сорок пять его слуг, с которыми он прибыл во дворец. Валлертайн кипел от злости.

У входа в покои принцессы царила невероятная суета. Ярко пылала заменявшая дверь портьера. Горящие картины и гобелены падали со стен, Навстречу им поднимались языки пламени от брошенных на пол ковров и шкур. Бестолково метались слуги, пытаясь погасить пламя — и только раздувая его своей суетой.

«Огнетушитель бы сюда, — подумал Лорд Валлертайн хмуро. — Да откуда у них огнетушитель…»

Он переступил через обгорелый труп королевского пажа Зимо и одним ударом перерубил горящую портьеру. Портьера рухнула. Валлертайн сунул факел в руки кому-то из челяди и грозно рыкнул:

— Стой и свети!

Затоптав портьеру, Валлертайн вооружился ею и стал сбивать пламя со стен. Где надо он помогал себе мечом.

Вскоре горящие гобелены уже были на полу. Валлертайн накрыл их портьерой и затоптал огонь.

— Вот так надо! — грозно сказал он ошеломленной прислуге и прошел внутрь.

«Инструктора бы им, — мрачно подумал он. — Противопожарной безопасности. Да откуда у них инструктор…»

Принцесса Мелисанда, бледная, без кровинки в лице, стояла, гордо выпрямившись, в глубине своих покоев. Растерянные служанки спешно оправляли на ней платье.

— Лорд Валлертайн! — воскликнула она. — Как я рада, что вы пришли. У меня нет более преданного слуги, чем вы.

Лорд Валлертайн поклонился.

— И вы нужны мне, Лорд.

Мелисанда сурово посмотрела на служанок, и те исчезли.

— Мне страшно. Лорд, — сказала принцесса. — Мне так страшно, как никогда не было с того дня, как умер мой отец, король Мельхиседек Что это было, Лорд? Что посетило мой дворец этой ночью? Что убило моих преданных слуг и, может быть, даже угрожало мне? Или кто?

— Я не знаю, принцесса, — сказал Лорд Валлертайн, скрипнув зубами. — Пока не знаю. Но узнаю.


К вечеру следующего дня он уже знал всё. Он допросил кучу свидетелей — в том числе раненых и умирающих. Конечно, большая часть из них несла с перепугу всякую околесицу, а некоторые просто потеряли рассудок. Но все же собранных показаний хватило для того, чтобы сложилась достаточно ясная картина.

Итак, королевский дворец посетил огнедышащий дракон. Само по себе это не было удивительным. Мало ли драконов забредало в обитаемые земли из диких лесов и гор? Редкий рыцарский род не мог похвастаться парой-тройкой убитых драконов. Отец Лорда Валлертайна тоже убил дракона, наводившего ужас на Пеннелон. А дед — так тот вообще умертвил трех. Не далее как в позапрошлом году ужасный крылатый дракон обрушился на Альенор, и лишь знаменитый рыцарь и чернокнижник Лорд Дигерирон, вызванный королевой Гениеврой, одолел его…

Но в том описании дракона, которое складывалось из рассказов свидетелей и пострадавших, было что-то глубоко неправильное. Если верить им, огромная дышащая пламенем рептилия с сияющими глазами и источающим нестерпимый свет телом материализовалась сразу за окном второго этажа королевского замка, затем, проломив окно и разрушив стену вокруг него, пронеслась с нестерпимым визгом и грохотом по главному коридору, сея смерть и разрушения, и, пробив окно и стену на противоположном конце здания, исчезла так же внезапно, как и появилась.

Все здесь было неправильно. Дракон — это не змея и не червяк. Дракон должен иметь ноги. Мощные когтистые лапы, сотрясающие твердь, когда дракон приближается.

Некоторые драконы умеют летать — те, у кого есть крылья. Они так и называются: Крылатые Драконы. Но никто не видел бескрылого дракона, который мог бы влететь в окно высокого второго этажа королевского замка Вериллингов. И вообще коридор замка слишком узок для того, чтобы по нему мог пройти дракон. Драконы подвержены греху чревоугодия. У них тяжелое, свисающее, волочащееся по земле брюхо.

Драконы не визжат. Драконы шипят и рычат. Драконы, если на то пошло, умеют говорить — разумеется, на своем, драконьем, языке. Но драконий язык может выучить и человек. Элрик, король далекого Мелнибоне, по преданию, повелевал драконами и любил подолгу разговаривать с ними. Знаменитый маг Гед с острова Гонт тоже владел языком драконов и даже, говорят, любил беседовать с одним из них на философские темы. Потомки Анкалагона (один из родов Крылатых Драконов) отличались способностями к языкам и охотно беседовали с людьми и даже с более мелкими созданиями.

Да и вообще драконы были одичавшими и опустившимися потомками некогда благородного королевского рода Глаурунг — и многие королевские человеческие династии вели от них свое происхождение. Великий король Утер Ужасный, прозванный за жестокость Василевсоном, был сыном дракона. Король Восточных Пределов Влад, прозванный за свирепость Цепешем — сажателем на кол», также, как рассказывал знаменитый рыцарь Клижес, был потомком дракона — и, как и все драконовичи, любил вкус человеческой крови…

И драконы не носились просто так по королевским дворцам. Драконы появлялись как знамение великих событий или в наказание за лень и другие грехи властителей. Притом драконы всегда знали, что им нужно. Драконы питали пристрастие к драгоценностям. Они их собирали — и драгоценностями можно было от них откупиться. Драконы любили кушать молоденьких девушек. Это тоже могло быть формой выкупа. Наконец, драконы имели слабость к принцессам. Принцесс они любили брать в заложницы. («Или в наложницы? — подумал с тревогой Лорд Валлертайн. — Черт! Уже не помню!») Невинные принцессы обладали над драконами некой мистической властью. Они могли успокаивать драконов, смирять их нрав и все такое прочее. У драконов, в свою очередь, был врожденный нюх на этих принцесс. В непорочности Мелисанды Лорд Валлертайн не сомневался. Однако странный дракон не остановился перед ее покоями, а пронесся мимо.

Что-то тут не так.

Вообще, по описанию этот дракон более всего напоминал Великого Морского Змея. Но Великий Морской Змей не умеет летать. Великий Морской Змей почти не выходит на берег — и уж, во всяком случае, не удаляется от побережья. Эльсинор, конечно, морское королевство, но от Бериллиона до побережья — три дня конного пути…

Что же всё это значит? Свидетели врут? Что, все сразу? Зачем? Почему?

«Детектор бы лжи сюда, — подумал с тоской Лорд Валлертайн. — Да откуда тут у них детектор лжи…»

А может, это наваждение? Массовый гипноз?

Лорд Валлертайн сел в кресло малого тронного зала, где он проводил допросы, и глубоко задумался. Затем потребовал бочонок пенистого эльсинорского вина. Пенистое всегда способствовало работе мысли.

«Так-так-так, — подумал Валлертайн, швыряя кубок в голову недостаточно низко поклонившегося слуги, — драконы, как известно, владеют гипнозом. Но их гипноз очень простой: они заставляют свои жертвы застывать на месте дабы иметь возможность не торопясь подползти и скушать их…»

— Нет, это не то! — раздраженно пробормотал он, рассеянно наблюдая, как охрана уносит тело слуги с раскроенным черепом.

— Еще пенистого! — крикнул он. — Пенистого тинтагильского!

Тинтагильское вино было редкостным и дорогим заморским товаром, а пенистое тинтагильское славилось исключительным качеством. От пенистого тинтагильского голова Валлертайна работала так, словно он был самим Мифрандиром, легендарным предком королевского рода Бериллингов.

И вино помогло. Лорд Валлертайн понял.

«Это чары! — воскликнул он мысленно. — Как же я сразу не догадался! Это наваждение. Это злые чары. Каргада ли наслала их из диких лесов, Гортаур ли — от Пустынных Пределов, Мерлин ли из-за моря, Коб ли из Нижних Пределов, Храймр ли от Снежных Пределов, Зандор из Иных Миров — безразлично. Главное, что это не мое дело. Это не дело Лорда. Это не дело рыцаря. Здесь нужен маг. И очень сильный маг. Блехериз, пожалуй, подойдет. Но ему придется щедро заплатить. После такой платы Эльсинор станет самым бедным из всех Срединных Королевств…»

С этим Лорд Валлертайн и отправился к Мелисанде.


Лицо принцессы горело. Прекрасные глаза ее метали молнии.

— Мой самый верный вассал обрекает меня на нищенство! — вскричала принцесса. — Это всё выдумки! Страх, страх — вот что движет твоими устами, рыцарь!.. Нет, ты не Лорд Валлертайн!

Валлертайн отшатнулся, как от пощечины.

— То есть как это не Лорд Валлертайн?! — взревел он. — Я и только я есмь Лорд Валлертайн, хранитель Священных Трех Дубрав, владетель Замка Веселой Стражи, повелитель Ревелина и Монтревеля, сеньор Раздола и Мумми-Дола! Я — законный наследник и старший сын Лорда Валлертайна, визиря и великого кормчего короля Мельхиседека. Отец мой был Лордом Валлертайном, и его отец, дед мой, был Лордом Валлертайном, и его отец, мой прадед, и прадед моего прадеда. Все мы Лорды Валлертайны. Исстари. С каменноугольного периода…

— Что-что? — оторопело переспросила Мелисанда.

«Да, это я, пожалуй, погорячился», — подумал Валлертайн.

— Я хочу сказать, — вздернув подбородок, гордо ответил он, — что никогда еще род Валлертайнов не получал такого оскорбления от рода Бериллингов. Никогда еще потомок Мифрандира не отказывал в законном происхождении потомку Олорина…

— Ах, — сказала, побледнев, Мелисанда и села прямо на псалтерион. Струны хрупкого инструмента издали жалобный стон. Но так легка, стройна и невесома была дочь Мельхиседека, что ни одна струна не порвалась и коробка псалтериона не треснула.

Краска медленно заливала лицо принцессы. Она вспомнила, что династия Бериллингов и род Валлертайнов равны по знатности и древности и связаны кровными узами: Мифрандир, Олорин и Гандольф были родными братьями, по преданию, призванными некогда из-за моря в Эльсинор, заморские имена их были Хрэрекр, Трорвардр и Синеус. И вот сейчас принцесса из дома Хрэрекра прилюдно дала понять главе дома Трорвардра, что он — бастард…

Закусив губу, поднялась принцесса Мелисанда — и вновь жалобно застонал псалтерион. Застыли неподвижно придворные и слуги. Установилась такая тишина, что Валлертайн услышал, как журчит ручей у западной стены дворца.

— Храбрейший рыцарь Эльсинора, — дрожащим от волнения голосом произнесла принцесса Мелисанда, — равный нам древностью потомок Олорина, единокровного брата нашего предка Мифрандира, Лорд Валлертайн, хранитель Священных Трех Дубрав, владетель Замка Веселой Стражи, повелитель Ревелина и Монтревеля, сеньор Раздола и Мумми-Дола! Сегодня сюзерен ваш нанес вам тяжкое и незаслуженное оскорбление. Вы вправе требовать искупления — равного оскорблению. И я сообщаю всем присутствующим, каково оно. Все вы знаете, что по правилам Эльсинора принцесса не может стать королевой и занять трон, пока не выйдет замуж. Поэтому я осуществляю регентскую власть. Многие короли и принцы Срединных Королевств и даже от Восточных Пределов приезжали в Бериллион и сватались ко мне. Но не нашла я такого, кому могла бы вручить свою честь и кто должен был, в случае моей кончины, унаследовать трон Эльсинора. И вот я, принцесса Мелисанда, дочь короля Мельхиседека, сына короля Мельфалора, сына короля Михельспахера, потомка конунга Хрэрекра, торжественно провозглашаю: в случае, если верный вассал мой Лорд Валлертайн, сын Лорда Валлертайна, сына Лорда Валлертайна, потомка коннунга Трорвардра, выйдет на бой с обрушившимся на наше королевство драконом и победит его, я, Мелисанда Эльсинорская, принцесса династии Бериллингов, отдам ему свою честь и право на трон Эльсинора после моей смерти, а если Лорд Валлертайн уйдет из жизни раньше меня — трон Эльсинора, по законам Эльсинора, унаследует наш старший сын. Если же я умру бездетной, Лорд Валлертайн, по законам страны Эльсинор, вправе будет взять себе другую жену, и династия Валлертайнов сменит династию Бериллингов на троне Эльсинора…

Шепот прошел по залу.

— Я не все сказала! — громко прозвенел голос Мелисанды, и все затихли. — Но я возглашаю также всем присутствующим, что оскорбление, полученное сегодня Лордом Валлертайном от своего сюзерена, так тяжко, что Лорд Валлертайн вправе, если он захочет, сложить с себя клятву вассала, — и сюзерен Лорда Валлертайна вернет ему его клятву…

Зал ахнул. Если Лорд Валлертайн сложит сейчас с себя обязанности вассала, он будет вправе не исполнять волю Мелисанды и не сражаться с драконом. Это значит, что он отклонит и предложение руки и сердца, сделанное принцессой. Тогда принцесса будет опозорена, публично обесчещена.

Гнетущая тишина повисла в зале.

Лорд Валлертайн медленно поднял глаза на принцессу. Ни кровинки не было в лице Мелисанды, изящные ручки ее были стиснуты в не менее изящные кулачки. Казалось, она вот-вот упадет.

— С тех пор, как первый Валлертайн дал клятву верности первому Бериллингу, только смерть может освободить Валлертайна от этой клятвы, — твердо сказал Лорд Валлертайн, поклонился принцессе и, повернувшись, вышел.

Вздох облегчения пронесся по залу…


Лорд Валлертайн спал днем и бодрствовал по ночам. Он отметил для себя, что загадочный змей, не в пример настоящим драконам, появился ночью, — и был уверен, что если гад явится вновь, то это снова произойдет посреди ночи. Единственное, в чем Лорд Валлертайн не был уверен, так это в том, что он останется жив после встречи с драконом. В отличие от принцессы и прочих обитателей страны Эльсинор, Лорд Валлертайн знал, что чудовище не могло быть драконом.

Он, однако, оделся в чистые белые одежды — и все решили, что он посвятил себя Мелисанде: белый цвет был цветом невесты, а также и цветом лилии — цветом флага Эльсинора. И лишь Лорд Валлертайн знал о другом обычае — надевать чистую белую рубаху, готовясь к смерти. Он нашил на камзол изображение саламандры — и вновь все решили, что он посвятил себя Мелисанде, ибо саламандра была фамильным гербом Бериллингов, а белый цвет был цветом саламандры. И опять лишь один Лорд Валлертайн во всем Эльсиноре знал о том, что саламандра не горит в огне — и защищает от огня того, кто носит ее…

Он был готов к появлению дракона — и все же тот застал Лорда Валлертайна врасплох. Валлертайн как раз удалился в малую трапезную залу — чтобы подкрепиться кубком пенистого, когда жуткий визг и скрежет потрясли все здание дворца.

Вырывая на ходу из ножен меч, Лорд Валлертайн кинулся к главному коридору.

Уже на подходе его на миг ослепил невыносимый свет, вырывающийся из глаз чудовища, — и затем дракон повернул, следуя изгибу главного коридора. Лорд Валлертайн кинулся вперед — и оторопел. Мимо него со свистом и скрежетом проносилось ослепительно сверкающее тело, состоящее из сегментов…

«Червь! — подумал Валлертайн в ужасе. — Гигантский червь!» И тут он осознал, что сейчас монстр промчится мимо и он, Лорд Валлертайн, упустит свою схватку.

С яростным криком прыгнул он на червя и… провалился внутрь…


Он упал на что-то мягкое. Дикий визг стоял у него в ушах:

— Таин! Это что такое! Это что за безобразие, Таин! Что ты себе позволяешь!

Он открыл глаза и обомлел. Он находился в салоне поезда метро — в почти пустом вагоне, куда он провалился, видимо, сквозь окно, снаружи.

А визжала Анна Тимофеевна, математичка, она же и завуч, на которую он упал, влетая через не застекленное почему-то окно в вагон.

Вылезая из-под него и поправляя одежду, завуч вопила, брызжа слюной:

— Обнаглел! Хам! Сейчас же домой за родителями! На педсовет! Исключу из школы!

«Господи!» — подумал он в ужасе, пытаясь вытереть выступивший на лбу пот и обнаруживая, что все еще сжимает в руке меч.

Завуч тоже обратила внимание на меч и — шарахнулась в сторону. Глаза у нее вылезли из орбит, и она зашлась в визге…


«Валера! Валера!»

Он открыл глаза.

— Ты чего кричишь? Приснилось что? — участливо спрашивала бабушка.

Валерка Таин лежал и тупо смотрел в потолок над кроватью. Внутри у него все дрожало.

— Вставай, вставай! — громко заговорила бабушка. — В школу опоздаешь!

В гробу он видел эту школу. Нечего там делать. Но встать, похоже, придется. В школу сегодня, действительно, надо бы сходить. Дело есть. Сашка Орлов из параллельного класса обещал принести новую книжку из серии «Мечи против колдовства»…

Аллан Беркли
ОТЧЕТ

Автор выражает благодарность и свое искренне уважение тем писателям, кто своими произведениями помог ему в создании этого рассказа: Александру Громову, Сергею Лукьяненко, Тиму Пауэрсу, Роберту Асприну и Майклу Коуни.


«…крысохвостые —…многочисленные свирепые пришельцы из закатных краев, вызывающие омерзение своей привычкой украшать одежду и даже боевые щиты бахромой из крысиных хвостиков…»

А. Громов. «Запретный мир»

— Да что ж это такое?! Он, что, черт возьми, принимает меня за полного идиота?!

Кит Карсон с силой хлопнул по клавише стереовизора, лежавшего перед ним на столе красного дерева, а именно венерианской секвойи. Стол украшали лихие завитки из добытого на рудниках Ганимеда сверхпроводящего серебра и перламутровые блямбы, вырезанные из раковин юпитерианских моллюсков. Сейчас это считалось дурным вкусом, но директор Отдела Службы Времени при Особом департаменте Российско-Американских Штатов был старомоден. Например, он до сих пор не привык к телепатическим кассетам и предпочитал сенсорную технику, вроде лежавшей на столе плоской пластинки с так рассердившим его стереодокладом. Объемное изображение сотрудника, который с увлечением что-то показывал на висевших прямо в воздухе схемах, мгновенно пропало. Вместо исчезнувшего фантома бирюзовым светом загорелось: «26 июля 2116 года».

— Сюзанна! — в гневе проревел Кит в витую раковину делофона, так, что его секретарша вздрогнула и на короткий миг даже оторвалась от бесконечной полировки ярко-желтых ногтей. — Немедленно ко мне Малькольма Мура!

— Одну секундочку, мистер Карсон.

Несколько минут спустя в приемную директора влетел взмокший мистер Мур.

— Привет, Сюз, ты как всегда неотразима! — сходу бросил он комплимент едва переводя дыхание.

Юная секретарша действительно производила неизгладимое впечатление. А для многих, увидевших ее в первый раз, это впечатление было прямо-таки сногсшибательным. Справа ее волосы торчали во все стороны длинными зелеными иглами, на кончиках которых озорно подмигивали огни Святого Эльма, другая сторона головы была выбрита, и на совершенно гладкой, голой коже дергалась подвижная татуировка, изображавшая забавного проказливого чертика, который, к тому же, постоянно менял свой цвет. В аккуратной дырочке, проделанной в правой ноздре ее вздернутого веснушчатого носика, непрерывно крутилось набранное из оранжевых искусственных жемчужин — такие прежде выменивали у лоринов из звездной системы Ново-Китежа на фляги с водой — маленькое колечко, опровергавшее все запреты на вечный двигатель.

— Как там босс? — вытирая пот со лба, с опаской покосился Малькольм на массивную резную дверь кабинета. На ней переливалась алмазным блеском выложенная из привезенных с Сириуса бриллиантов эмблема Службы Времени, напоминавшая древние песочные часы. Конечно, этот знак можно было сделать из дешевой платины, но шеф всегда очень большое значение придавал символике.

— О, Мальк, — Сюзанна закатила свои огромные темно-фиолетовые глаза с оранжево-желтыми зрачками — последний писк моды. — Что ты с ним сделал? Вот уже несколько лет я не видела, чтобы он так сердился.

Мур, взявшийся было за литую ручку в форме двуликого Януса, в испуге окаменел.

— Ну, ну, Мальк, не волнуйся же так, мальчик! Наш босс просто душка и только с виду грозен. Он и мухи не обидит. Самое страшное, что он может сделать — это послать особенно разозлившего его сотрудника поработать каких-нибудь пару лет гладиатором на арене римского Колизея. Правда, мило? Обожаю античность!

«Ободренный» очаровательной секретаршей, Малькольм как можно незаметнее прошмыгнул в кабинет грозного владыки. Но старый разведчик был всегда начеку.

— А, наконец-то явился! — зарычал Кит Карсон, заставив бедного Малькольма донельзя ясно представить себя на арене римского цирка в обществе тигров. — Что за липовый доклад ты мне подсунул?! Рассчитывал, что я не стану его читать?! — Тигриное рычание уже переросло в грохот небольшой лавины, сопровождавшийся гулом грозы и ревом довольно приличного водопада.

Буря бушевала еще несколько минут. Наконец ее напор стал ослабевать и директор обессилено рухнул в рыхлое антигравитационное кресло, жалобно скрипнувшее под немалым весом бывшего лучшего разведчика Времени.

— Шеф, — робко начал Мур. — Я сам сначала был изумлен своими же выводами и еще раз проверил данные. Все сходится.

— Что? Ты действительно уверен, что прав? Ладно, давай еще раз.

— Итак… — Малькольм заметно ободрился: похоже, шеф начал успокаиваться, и с тиграми Мур если и повидается, то разве что в зоопарке марковиан. — Из всех отчетов совершенно ясно, что в 8561 году до так называемой новой эры на всей планете проживало всего-навсего пятнадцать племен кроманьонского человека — остальные к этому времени или пали в борьбе с другими гоминидами, прежде всего неандертальцами, хотя и от гигантопитеков Homo sapiens тоже досталось, или просто погибли от холода, голода и болезней.

— Так, прекрасно. Продолжай дальше.

— Восемь из них — группы наблюдения разных разведок Времени. Племя Волков — это Хронобюро Южной Империи Антарктиды. Под видом людей Куницы орудуют агенты из Независимого Альянса Пояса Астероидов. Члены Рыси — на самом деле сотрудники организации «Вечность» из Федерации Республик Океании. Разведчики Темпорального комитета Свободной Марсианской Унии маскируются под племя Росомахи. Названием «Лососи» прикрывается патруль Службы Времени Соединенных Королевств Венеры. Отряд IV Отдела Месоамериканскои Лиги выдает себя за людей Выдры. Племя Белок — оперативники Временного отдела Южно-Африканского Союза. Ну и, наконец, наши Медведи.

— Все это мне хорошо известно.

— Но, как мне удалось установить, остальные племена тоже представляют собой пришельцев из будущего! Племя Людей Земли — это группа отдыха Треста строителей, и сам легендарный вождь Фить Т’Юнн по прозвищу Железная Дубина — не исключение. Бобры — студенческий практикум Института прикладной археологии. Под видом Беркутов развлекаются гравипланеристы из Москвы. Ролевики-еськовцы Перумо-Толкиновской Унии — люди Вепря и Соболя, а Лосями называют себя спортсмены-роллетболлисты с Титана под руководством их же тренера — вождя Страшная Лошадь. Итого, все пятнадцать племен.

— Значит, по-твоему, выходит, что в девятом тысячелетии до нашей эры вообще нет ни одного настоящего кроманьонца?

— Невероятно, но это так.

Карсон глубоко задумался.

— Этого просто не может быть, — тихо пробормотал директор. — От кого-то же мы должны были все-таки произойти…

Но тут его помрачневшее лицо просветлело.

— Малькольм, ты, в самом деле, хорошо потрудился и подготовил действительно стоящий доклад, но тебе не все известно. Последний отчет Брендана Дойля только поступил ко мне, и ты еще не успел ознакомиться с ним Так вот, он сообщает, что открыл неизвестных ранее кроманьонцев — племя Крысохвостых. Они обитают в районе Урала, где через несколько тысяч лет будет построен город Аркаим.

— Ну, слава Богу, шеф, — обрадовался Малькольм. — А то я прямо не знал, что и подумать.

— Иди, сынок, я даю тебе пару дней отдыха. Можешь даже слетать на курорты Харона. Ты славно потрудился и подготовил образцовый отчет. Молодец! Только не пугай меня больше так, — Карсон дружески потрепал Малькольма по плечу и проводил до дверей своего кабинета.

* * *

Ми-Ки М’Аусс, носивший гордое прозвище Медный Крыс, осторожно пробирался по лесу. В руках он сжимал копье с массивным наконечником, через плечо был перекинут лук из китового уса, по бедру хлопал колчан с бамбуковыми стрелами, а за спиной висел сплетенный из лиан щит, украшенный, по традиции племени, крысиными хвостиками. Сквозь густую листву пальм припекало летнее солнце в жарком воздухе стоял густой смолянистый запах огромных мохнатых секвой, где-то в березовой роще хрипло кричали длиннохвостые попугаи.

Переправившись через звонко бегущий по камням ручеек, Мик-Ки вышел на поляну. Перед ним поднималась крутая скала, усеянная черными дырами пещер. Тщательно убедившись, что нигде поблизости нет вражеских лазутчиков, Медный Крыс юркнул в пасть одного из входов. Скоро он появился обратно, бережно неся что-то завернутое в обрывок довольно уже облезлой шкуры мамонта. Мик-Ки осторожно развернул свою ношу. Это была какая-то странная металлическая штуковина, увенчанная причудливо изогнутой решеткой. М’Аусс снял со спины щит, аккуратно положил его на землю, отошел в сторонку и, выпрямившись во весь рост, замер, словно внезапно превратился в каменное изваяние.

Крысиные хвостики зашевелились, отцепившись от щита, проворно поползли друг к другу и быстро сплелись в длинный толстый жгут.

Жгутообразный Мр’Ырсс сначала переключил застывшего биоробота в режим подзарядки, а потом послал передатчику мысленную команду. Антенна дрогнула и стала искать созвездие Змееносца, откуда и прибыли хрухруг'рыг'ры.

Крысиные хвостики! Ха! Примитивные коренные жители этой планеты, которую они называют Землей, никак не могли понять, почему Крысохвостые предпочитают только это, не очень-то эстетичное, украшение. А все очень просто: именно такой вид имеют отдельные элементы кремнийорганических разумных существ с газового гиганта Хруг — одиннадцатой планеты звездной системы Ыр. Местные астрономы спустя несколько тысячелетий назовут эту звезду Йед Постериор — Е созвездия Змееносца. Было очень удобно замаскироваться под такую вот бахрому. Ведь ее могут совершенно открыто повсюду таскать биотранспортеры, а уж они-то специально устроены так, что ни одному человеку этой примитивной эпохи никогда не удастся отличить их от настоящих людей. Вот если бы они попали в земную лабораторию будущего! То-то была бы сенсация. А подвешенные к щитам хрухруг'рыг'ры даже в бою не подвергаются ни малейшей опасности. Попробовал бы кто-нибудь из аборигенов перерубить хоть один такой «хвостик» своими жалкими боевыми инструментами! Да туземцы и прикоснуться к ним брезгуют! Ну и отлично, меньше подозрений.

Наконец воздух над антенной замерцал, и появилось изображение точно такого же жгута, но только он важно высовывался из обмотавшей все его тело тонкой золотой фольги, усыпанной целой россыпью рубинов и изумрудов.

— Шеф! — взволнованно затараторил Мр’Ырсс. — Я ничего не понимаю! Восемь так называемых племен здешних аборигенов — агенты местных разведок Времени, прибывших из будущего этой планеты, а семь других…

Пересказал с галактического
Игорь ПИНК

Василий Купцов
ДЕДУШКА ДОМОВОЙ

Вот и уборка закончена, хоть нет еще и четырех часов дня. Двор очищен от снега, в доме ни пылинки, подготовлена пища для быстрого разогрева на случай прихода хозяев. Теперь, когда все сделано, можно и побаловать мой искусственный разум, почитать книжку. Виртуально, конечно, ведь настоящих книг на Станциях не держат…

Со стороны окон послышался яростный лай. Ага, вот и внутренняя система запиликала: «Alarm! Alarm!», замигала красная лампочка для полного комплекта тревоги. А хозяев нет. Вывод: надо выйти посмотреть самому.

Возле запертой калитки трется пара детей, а со стороны двора заливаются лаем два наших черных кибер-пса. Откуда такая злость? Ну да, последнее слово техники, сняты все ограничительные блоки в программе, а искусственный интеллект — в зачаточном состоянии. Сторожа…

Маленькие люди из другого мира, не умею определять возраст, может — лет пяти оба? Одежда грязная, прорехи. Рваная обувка, обмотана какими-то тряпками. Лица посинели от холода, ручки дрожат, как на вибростенде, но дети не уходят, стоят, устремив на меня глазенки. Что они делают здесь, зимой, посреди глухого леса?

— Дядечка, дай покушать, Христа ради!

— Дядечка, мы сироты, замерзли, пусти согреться!

Наперебой заголосили малютки. Понятно, они никогда не видели роботов и приняли меня за человека.

— Я не дядечка, а домовой робот.

— Ой, Дедушка Домовой, пусти нас, замерзли совсем…

Я растерялся. С одной стороны, имеются инструкции, запрещающие посторонним вход на Станцию. С другой: Второй Принцип взаимоотношения людей и роботов! Ведь если детей сейчас не согреть, они могут не дойти до другого жилья, замерзнуть в этом лесу. И я открыл калитку, приказав киберпсам сидеть смирно. Дети прошли по вычищенному от снега двору, я завел их в прихожую, усадил в кресла. Согреть? Ничего нет проще, для этого здесь пара тепловентиляторов, я направил их прямо на детей. Через пару минут у каждого ребенка оказалось в руках по бутерброду да по кружке горячего молока с какао.

— Как вас звать, дети?

— Я — Сенька, а она — Дашка, — ответил мальчик, не отрываясь от бутерброда, — мы брат и сестра, сироты…

— И как же вас занесло в этот лес зимой?

Ответа я не услышал — включился сигнализатор в соседней комнате, пришлось пойти. Увы, дверь за мной не закрылась автоматически, как положено. Может, надо было смазать где… Да, я угадал: хозяева вернулись, по очереди материализовавшись в малых переместительных камерах.

— А это еще что такое?! — младший из хозяев, Вячеслав, указал рукой куда-то мимо меня.

Я обернулся. В дверях обозначились головки детей, глазенки так и бегают по комнате. Верно, никогда не видели ни компьютеров, ни телеэкранов. Мы же в прошлом! Своем или параллельном…

— Наш домовой привел сюда аборигенов, спасибоч-ки, — шеф, Владимир Сергеевич, сразу оценил ситуацию.

— И что теперь делать?

— Как — что? Самое время испытать стиралки памяти. А потом — выпроводишь гостей непрошеных! Пусть идут обратно домой…

У меня нет права голоса, когда принимают решение люди…

* * *

Спустя час хозяева покинули Станцию, переместительная камера переключилась в «спящий» режим. Я только этого и ждал: да, они выпроводили детишек, но ведь никто не запрещал мне оказать им помощь! А сейчас я свободен…

Легко идти по следам, если вокруг — нетронутый снег, даже инфракрасные датчики использовать не нужно. Сейчас я их догоню; в запаске, что устроена у меня на «животе», есть еще по горячему бутерброду, а также варежки, теплые носки…

Волки! Они рвут что-то, лязгая зубами, кругом — алые брызги. Неужели детей?! Несколько ударов высоким напряжением — и серые хищники бросаются наутек. А я… Что может сделать робот, если тех, кому он спешил на помощь, больше нет в живых?

* * *

Вернувшись, я застал хозяев в прихожей. Внимание людей — не повод отказаться от тщательной очистки механизма передвижения. Ведь снег проще стряхнуть здесь, у дверей, подотру позже, не оставлять же мокрые следы в гостиной!

— Ну, домовой, нашел своих аборигенов? — не выдержал младший из хозяев.

— Докладывай, СР-300! — в голосе шефа — вся строгость.

— Найдены обрывки одежды, кровь, следы крупных хищных зверей, предположительно — волков. Сильно примят снег. Ни оптический, ни инфракрасный датчик не зафиксировали следов детей, уходивших дальше…

— Вот видишь, Слава, все прекрасно разрешилось, — повеселел Владимир Сергеевич, — а то эти «стиратели памяти», техника на грани фантастики, подводят частенько, сказывали… Атак — с гарантией!

— Будь моя воля, окружил бы станцию защитным полем, — огрызнулся лейтенант.

— Ну, во-первых, это дороже, во-вторых — перебои с электропитанием могут привести к непоправимым последствиям. Птицы будут гибнуть, столкнувшись с невидимой стеной, вмешаются разные там защитники животных, привлекут к суду… Во-вторых…

Они все спорили, а я размышлял совсем о другом, если только искусственный разум способен на абстрактное мышление… Мной прочитано и проанализировано немало книг, и вот какой парадокс: превозносимые в них принципы, называемые «добром», «гуманизмом», не находили примеров в реальной жизни. Нас, роботов, когда-то запрограммировали не приносить вреда людям, если же человек окажется в опасности — немедленно придти на помощь! Но только что я совершил нечто, противоречащее книжным принципам. Хозяева как будто «услышали» мои мысли:

— А зачем оставлять нашему роботу эти древние настройки? Может, перепрограммируем его? — предложил Вячеслав.

— Охота тебе… — Владимир Сергеевич зевнул. — Да и вдруг с тобой чего случится, а он и не среагирует! Нет, пусть остается и с первым, и со вторым принципом робототехники. А вот выходить за ворота мы ему запретим. Слышал, СР-300?

— Слышал, понял.

— Значит, живых не осталось?

— Нет.

— Ну и ладно…

* * *

Но домовой робот ошибся. Мальчишка, в отличие от сестренки, успел вскарабкаться на дерево. Волки, битые разрядником СР-300, не осмелились вернуться. Сенька выждал какое-то время, да и прыг с дерева. С этого мгновения его жизнь переменилась, смерть как будто «обиделась» на мальчугана, а удача — наоборот, возлюбила Сеньку. Этой же ночью он нашел выход из леса и тотчас наткнулся на добрых людей, пожалевших сироту…

Не сработала и «стиралка» памяти. Неисправность устройства? Или память у детей построена не совсем так, как у взрослых? Или виноват выброс адреналина во время стресса? Короче, Сенька запомнил все. Но что-то подсказало малышу: о волках и погибшей сестренке рассказывать можно, но вот об избе с демонами — ни слова! Что же дальше? Немного послужил в одном доме, затем — в другом, подрос. Юный царь в тот год пополнял «потешное» войско, в него брали не только детей дворян, как при покойном Алексее Михайловиче, но и сыновей простолюдинов. Так Сенька стал солдатиком; не успел оглянуться, как попал в бой. Бесконечные сражения, Азов и Нарва, Саксония и Полтава, раны — и награды, офицерское звание, полковничий чин да жалованное дворянство… В отставку Арсений Петрович ушел бригадиром. Тут бы на покой! Но смерть все не приходила, старые раны хоть и давали о себе знать в ненастную погоду, но не мешали старику бегать, что лось, по столичному граду Санкт-Петербургу. И если иные, ослабнув умом, начинают волочиться на восьмом десятке лет за молоденькими девушками, то удалой бригадир нашел другой способ «чудить». Все началось с посещения Кунсткамеры. Не за стопкой положенной посетителям водки зашел туда бригадир, захотелось посмотреть на ту древность, что его солдаты когда-то, в окоп зарываясь, нашли. Исполнил тогда Арсений Петрович указ государя-императора, отослал чудо в Кунсткамеру. А теперь, на старости лет, можно и полюбоваться на тот огарок, что во спирту лежать будет, потомкам на удивление. С того визита все и началось. Увлекся науками дед, а поскольку учиться на восьмом десятке лет уже поздно — ограничился посещением академических собраний, лицезрением разных там чудес природных и дружбой с учеными людьми…

* * *

С улицы доносились песни да смех: Святки, веселая неделя, кому ряжеными рядиться, а нам — пьяными напиться! Холодный январский вечер, крутит метелица, но все это — снаружи. А здесь, внутри здания, тепло и уютно. За столом сидели двое — молодой штатский и старик-бригадир при полном параде. Махнули по рюмашке, Арсений Петрович аж зажмурился:

— Вот это водочка! За что уважаю ученых людей, так за химию…

— Невелика наука, — откликнулся «химик», — главное — чистый шпирт ну да и настоять…

— А на чем настоять? — допытывался ветеран. — Или секрет?

— Корица да красный перец…

Бригадир улыбнулся: вызнал-таки секрет! Принюхался к настойке — точно, корица… Молодой ученый нравился старику: только что сидел под следствием — и вот, по именному указу царицы Елисавет, — профессор! Ну, тайны нет, все академики о том шепчутся, да и сам Арсений Петрович не дурак: только представь эдакого молодца с усами — и сразу станет понятно, отчего такое благоволение… Но ведь и достоин парень: башковит, умом скор! Вот и секретов не держит. А он, старик, семьдесят лет молчит. Да ладно бы просто молчать — думал ведь, размышлял, делал выводы… Эх, рассказать, что ли?!

— Поведай мне, Михайло Васильевич, верит ли наука в домовых?

— В банников да кикимор?

Молодой профессор откинулся на спинку стула, заходясь смехом. Махнули еще по стопке.

— Ладно. Пусть так, — бригадир понимающе кивнул. — А вот как насчет махин, что на людей похожи и говорят и ходят, что человеки?

— Ну, тут есть о чем рассказать… Изготовляли таких. А потом святые их молотом разбивали, за живых принявши! Хотя… — умные глаза уперлись в старика. — Ведь тебе, Арсений Петрович, чую, есть что поведать?

— Да…

И старик сделал то, на что не решался столько лет: выложил все, как на духу! Поначалу Арсений Петрович оглядывался на слушателя: не смеется ли? Но Михайло Васильевич слушал серьезно…

— Вот я все думаю, могли ли махины, устроенные человеками по образу нашему и подобию, взять над ними власть? — задал под конец старый вояка волновавший его вопрос.

— А почему ты думаешь, что те двое не были людьми а тот карла, что вас согрел да покормил, — человек? — уточнил профессор.

— А… Ну, так те бездушные были, ясное дело — механизмы… Беднягу-уродца, добрую душу, Домовым нарекли! Раньше думал — колдуны, демоны, теперь же знаю — просто махины!

Павел Гросс
Екатерина Счастливцева
ОТТЯГАЛОВО ДЛЯ КИБОРГОВ
или
Путешествие в мир фантастической кухни

Любовь приходит и уходит,

а кушать хочется всегда!

Вы когда-нибудь пробовали оттягалово, приготовленное для киборгов? Я пока нет. Вероятно, и вы тоже. Но, как говорится, если я не видел миллиона долларов, это не значит, что его не существует… В последнее время все больше и больше говорят о писателях-фантастах, как о цеховых работниках. Пашут и пашут, стучат кнопками и стучат. Профессионалы нынче в цене, и это правильно! Лишь бы цена не падала, а остальное да обретет формы. У них, наверное, нет времени на отдых? Ночи напролет сидят перед экранами компьютеров и света белого не видят. Покушать некогда, о каком белом свете можно говорить? Давайте отступим от этого утверждения и гипотетически предс авим, что писатели не прос о кушают, но и нередко сами любят постоять у плиты. В расписанном большими красными розами фартуке, с прихваткой в одной руке и пронизанном сотней дырочек дуршлагом в другой. Вы уже догадались, о чем пойдет речь? О писателях-фантастах и… еде.


«— Как скучно так проводить время!

— Если бы вы знали Время так, как я его знаю, — заметил Шляпник, — вы бы не посмели сказать, что его провожать скучно. Оно самолюбиво.

— Я вас не понимаю, — сказала Аня.

Конечно, нет! — воскликнул Шляпник, презрительно мотнув головой. — Иначе вы бы так не расселись.

Я только села на время, — коротко ответила Аня.

То-то и есть, — продолжал Шляпник. — Время не любит, чтобы на него садились. Видите ли, если бы вы его не обижали оно делало бы с часами все, что хотите. Предположим, было бы десять часов утра, вас зовут на урок. А тут вы бы ему, Времени-то, намекнули — и мигом закружились бы стрелки: два часа, пора обедать».

(Льюис Кэролл. «Аня в стране чудес».
Пер. с англ. Владимира Набокова)

Пора обедать! А на обед у нас сегодня оттягалово для киборгов, так ведь? Но стоп, стоп. Давайте по порядку, потребление пищи не терпит суеты. Кто же из писателей-фантастов не обременяет себя уходом от описания одного из прекраснейших моментов времяпрепровождения: завтрака, обеда, полдника или ужина? П-и-щ-е-п-о-г-л-о-щ-е-н-и-я! Для начала разделим писателей на три группы. Нет, нет, мы не будем никого строить по шеренгам и колоннам. Не наше это дело. Да и кухоньки не слишком большие, чтобы проводить на их «просторах» подобные эксперименты. Разделим литераторов на:

1) «кастрюлично-сковородочных и кухонных маньяков»,

2) любителей общепита,

3) мастеров кулинарно-литературного искусства.


Класс первый.

«Кастрюлично-сковородочные и кухонные маньяки»

«Марианна Сэммерс работала на фабрике сковородок. Восемь часов вдень и пять дней в неделю она стояла у конвейера, и каждый раз, когда мимо нее проезжала сковородка Марианна приделывала к ней ручку. Стоя у этого конвейера она сама без остановки плыла по огромному конвейеру, над которым вместо ламп дневного света тянулись дни и ночи, а вместо людей вдоль него стояли месяцы…»

Узнаете строки? Правильно — нетленка Роберта Ф.Янга «Летающая сковородка. Дальнейшие строки из упомянутого произведения приведут настоящего едока в неописуемый восторг Сомнений нет, Янг был настолько влюблен в кулинарию, что не смог остановиться перед искушением посвятить ей одно из своих произведений.

«День был самый обычный — сковородки, начальство, скука и усталость в ногах…»

«В полдень Марианна вместе со всеми поела в заводском буфете сосисок с кислой капустой. Ровно в 12.30 шествие сковородок возобновилось. После обеда ее приглашали еще два раза. Как будто она единственная девушка на фабрике!»

«Борясь со страхом, Марианна осмотрела корабль повнимательнее. И почему их называют летающими тарелками, подумала она. Скорее это похоже на сковородку… летающую сковородку. Кажется, даже есть место, где должна быть приделана ручка. А днище очень похоже на крышку от сковородки…»

В различных комбинациях слова «сковорода» в этом рассказе Роберта Ф.Янга встречается, по самым скромным подсчетам, семнадцать раз. Согласитесь, это не мало для небольшого произведения. Но пример янговского рассказа не единичен…

«— Давайте немного перекусим, — сказала Филис. Она с сожалением сняла красную шляпку, разгладила на ней вуаль и положила ее на кофейный столик. Мистер Картер добавил к своему творению еще ниточку, придирчиво его осмотрел, затем положил муху на стол и пришел к ним на кухню…»

Это еще один литератор «кухонно-сковородочной» направленности — Роберт Шекли с незабываемым рассказом «Рыболовный сезон». В тексте Шекли на слово «кухня» читатель наталкивается шесть раз. Ничего удивительного, для многих кухня не только место приема пищи, но даже что-то вроде храма воспоминаний.

«На кухне я приготовил кофе, вспоминая все, что он рассказывал мне о своих прошлых приключениях — о Шизале, принцессе Варнапя, и о Хул Хаджи, ныне правителе Мендишара — жене и ближайшем друге Майкла Кэйна. Я вспомнил как его первое путешествие на Марс — древний Марс, нашего далекого прошлого — произошло случайно из-за неверной работы передатчика материи, результата лазерных исследований, проводившихся им в Чикаго; как он встретил Шизалу и сражался за нее против страшных синих гигантов и их предводительницы Хоргулы. женщины его собственной расы, имевшей тайную власть над людьми. Я вспомнил, как он искал моей помощи, и как я оказал ее — построив передатчик материи у себя в подвале…»

Об этом размышлял на кухне (!) герой рассказа «Хозяева ямы» Майкла Муркока.


Класс второй. Любители общепита

В знаменитом «Убике» Филипп Дик несколько раз упоминает ресторан «Матадор».

«Дети учатся грамоте при помощи орфографического сиропа, любые изделия, включая шедевры искусства, доступны и дешевы, в ресторане вас встречает толпа вышколенных кельпьютеров, а их специализация доходит до того, что один занимается только пирожными, другой — соками, желе, фруктами (так называемый компотер) и так далее…»

Не правда ли, великолепно это описание ресторанчика в произведении Станислава Лема «Футурологический конгресс»? А вот концовка романа Дугласа Адамса «Автостопом по Галактике»:


«Каждая цивилизация в своем развитии неминуемо проходит три четко различимые стадии: Борьбы за выживание, Любопытства и Утонченности, известные иначе как стадии Как, Почему и Где. Например, первая из них характеризуется вопросом: Как бы нам поесть?», вторая вопросом: «Зачем мы едим?» и третья: «Где бы нам лучше поужинать?»


Не успел Артур прочитать дальше, как заработала внутренняя корабельная связь.

— Эй, землянин, проголодался? — спросил Зафод. Пожалуй, я не прочь подкрепиться, — ответил Артур. Тогда держись, парень! — сказал Зафод. — Мы заморим червячка в ресторане «У конца Вселенной».

Великолепен не только слог, но и вкус… В другом романс того же Дугласа Адамса, «Ресторан «У конца вселенной»» слово «ресторан» встречается сто раз!

А «Кулинарные возможности» Алана Аркина просто находка для гурмана:


«Бонни вернулась из школы и нашла брата на кухне. Он стоял у раковины и занимался чем-то очень важным. То, что это очень важное дело, Бонни поняла потому, что брат развел на кухне страшную грязь и разговаривал сам с собой. В раковине стояли открытые бутылки из-под газировки, пакеты с пшеничной и кукурузной мукой, пачка печенья банка с патокой, пузырек «Бромо-Зельцера», жестянкас сардинами и коробка мыльных хлопьев. Пол был зашит неизвестно чем, а все кухонные шкафы были открыты настежь. Когда Бонни вошла, ее брат яростно встряхивал пластиковую соковыжималку, наполовину заполненную пенистой жидкостью зловещего вида…»


Концовка рассказа, несомненно, заставит даже не иску шейного в кулинарии читателя несколько суток не покидать кухню и резать в агонии на мелкие кусочки луковичные головки:

«—  А давай сделаем бомбу? Атомную?


Посмотрим. А мы сможем сделать ее в соковыжималке? Конечно, — ответил Боб, — только нужно будет найти пару луковиц».



Класс третий.

Мастера кулинарно-литературного искусства

Теперь самое вкусненькое! Есть ли у литераторов-фантастов еще порох в пороховницах?


«Многие считают, что утку нужно жарить с яблоками. Глупости! Наилучший гарнир — моченая брусника. Не забудьте положить внутрь утки, так сказать в ее недра, несколько зернышек душистого перца, немного укропа и лавровый лист. Это придает блюду ни с чем не сравнимый аромат.

Это был первый, пусть и маленький, но рецепт от Илы- Варшавского, который можно обнаружить в произведена «Утка в сметане».

Другой рецепт от того же литератора:


«Кстати, об утках: уверяю вас, что обычная газовая плита дает возможность приготовить утку ничуть не хуже, чем это делалось нашими предками. Просто нужно перед тем, как поставить ее в сильно нагретую духовку, обмазать всю тушку толстым слоем сметаны. Если вы при этом проявите достаточно внимания и не дадите утке перестоять, ваши труды будут вознаграждены румяной восхитительной корочкой, тающей во рту».

А вот некоторые кулинарные рекомендации от «внезапного патриарха отечественной фэнтези» Святослава Логинова.

О тесте: « Прежде всего, блины пекутся из пресного теста. Дрожжевое тесто — это для оладий; кефир, простокваша, сыворотка — для оладушек, блинчиков и блиночков. И уж конечно, никакой соды, бикарбонат натрия безнадежно изменит вкус и испортит консистенцию. В блине все должно быть натуральным. Только тогда блины можно будет есть на завтрак, обед и на ужин».

О правильном литье теста на сковороду: «Итак, льем порцию теста на край сковороды, сковороду поднимаем и делаем в воздухе плавное вращательное движение, чтобы тесто тончайшим слоем растеклось по всей поверхности, но ни в коем случае не вползло на бортик ».

О корюшковой икре: « Просто, когда потрошите корюшку, откладывайте в сторону крошечные икряные мешочки, и если икры набралось хотя бы на половину майонезной баночки, то не жарьте ее, а засолите. Несколько капель лимонного сока, немного соли, затем икру перемешать чайной ложечкой и, по возможности, выбрать пленки. Такой продукт долго не хранится, но пару дней в ожидании воскресных блинов простоит с легкостью. Да, это, конечно, не ачуевская икра, но что делать, если ачуевской икры я в жизни не видал и даже не знаю, что это такое».

О начинке к блинам: «Мясо и лук смололи, крутые яйца порубили крупноватыми кусочками, которые время от времени должны попадаться на зуб, когда жуешь блинчик. Лук, если охота, можно предварительно обжарить на постном масле. Если мясо кажется суховатым, бросьте в кастрюлю с бульоном лишнюю морковину, а когда сварится — вместе с мясом отправьте в мясорубку. Любители могут к готовому фаршу присыпать молотого мускатного ореха, чабреца, майорана, базилика, сушеного укропа, грибной муки…»

Ну и какой же перекус обходится без знатной запивки? Два рецепта великолепных напитков от Эдуарда Геворкяна:

«Странный рецепт поведал мне в очереди человек со следами былых раздумий на лице. Берется 150 г темного изюма с косточками и заливается литром водки. Настаивается один месяц. На вопрос:

— Ну и как? — человек лишь загадочно улыбался и закатывал глаза к подпотолочным видеокамерам.

Попробовать, что ли?!..»

«Долго, долго держали нас во тьме ложных истин! Соль и лайм для «Текилы» — это для лоховатых туристов придумано. Братья и сестры! Открылась мне истина, и апробирована была! Берется маринованный огурчик, разрезается вдоль и посыпается слегка сахарным (sic!) песком. После того, как рюмка 'Текилы» вонзается в пищевод, означенный огурчик схрумкать. Вот где Цветущая Сложность, вот где гармония Традиции и Прогресса!».

Судя по упомянутым рецептам, пороха в пороховницах литераторов-фантастов еще полным-полно. Что и позволяет нам, наконец-то, дать

Рецепт оттягалова для киборгов.

Вам потребуются: 1 бутылка «Джонни Уокера» (лучше «Рэд Лейбл»), 1 банка черной икры, 2–3 плода авокадо. И для полного оттягалова — 2–3 сигаретки «Captain Black» (рекомендуются сладкие).

Вынимаем косточку из плода авокадо. Чайной ложечкой в образовавшееся отверстие добавляем черную икру. Наливаем примерно 50 г «Джонни Уокера». Закуриваем «Captain Black». Потребляем продукт для настоящих киборгов.

Примечание. Если вы не киборг и у вас нет приятелей киборгов, соберите компанию ХОРОШИХ друзей… оттягалово выйдет — просто супер!


ТЕХНИКА МОЛОДЕЖИ 5 2003

Екатерина Постникова

Об авторе

Екатерина Валерьевна ПОСТНИКОВА родилась в Москве живет в г. Балашиха Московской обл. После школы служила во внутренних войсках работала в печатных изданиях. Член Союза журналистов Москвы и Союза журналистов России. Опубликовала рассказы в журналах «На боевом посту», «Юность», «Смена», «Химия и жизнь», «Если». Лауреат премии Валентина Катаева за лучшую публикацию журнала «Юность» в 2001 г., победитель конкурса «Альтернативная реальность», проведенного журналом «Если» в этом году. В «Технике — молодежи» печатается впервые.

МАВЕЛЬ

Ручаюсь: я не видел этого парня раньше. Отразившись в зеркале, которое несли двое в спецовках, он обогнал меня и бодро зашагал впереди, дымя, словно маленькая котельная. Его широкая спина на секунду закрыла особнячок в конце улицы, тот самый, возле которого в позапрошлом году я сломал на гололеде ногу. И тут голос, глуховатый, прокуренный и, в общем, довольно неприятный, буркнул:

— Его ждут, а он все ходит, ходит…

— Что? — я чуть не остановился, потому что слова, дождавшиеся меня в жарком воздухе, будто отозвались на мои мысли.

— Ты там все облазил, а смысл? Ей же не угнаться за тобой, скотина ты быстроходная.

— Ей? — я совсем растерялся.

— Ей, ей, ну не мне же! — парень замедлил шаг и обернулся, глядя неприязненно и хмуро. — Я не нанимался за тобой бегать. Ловить тебя по всему городу. А ее, между прочим, могут и забрать. Кто-нибудь половчее.

И тут я понял. Берег реки. Огромная песчаная насыпь, закрывающая солнце. На гребне этой насыпи, сунув руки в карманы, стоял кто-то, взлохмаченный и угловатый, как раз в тот день, когда я, изнемогая от жары, бродил кругами и восьмерками по остаткам асфальта.

— Это был ты? Там? — почему-то заискивающе спросил я.

— Нет, — парень пошел рядом, все еще хмурясь. — Но я в курсе. Я сам вроде тебя. Ну, так ты пойдешь, или я должен тебе еще раз объяснить? Не должен? Слава Богу!

— Погоди, — сказал я. Он уже не слушал, все ускоряя шаги и закуривая новую вонючую сигарету без фильтра. Так и не сказал, кто. Просто — она.

Вообще-то я давно догадался, что ищу нечто женского пола (или рода — зависит от того, есть ли у нее душа). Еще тогда, в январе, когда прочел слово «Мавель», неровно написанное на стене в глубине арки. Был такой холод, что каменело лицо и сводило в ботинках пальцы ног, а я нес Алине торт и думал о том, что Крещенье опоздало со своими морозами ровно на неделю. «Мавель», — сказала стена. За секунду до этого я уже знал, что прочту какое-то слово. Может быть, ответ на вопрос, давно вертевшийся у меня в голове.

Дома, отогревая руки в ожидании обеда, я сообщил:

— Там было написано имя.

Алина сердито обернулась. После ванны, в коротком махровом халате и накрученном на голову полотенце, она казалась свежее и моложе, чем была на самом деле. Вот только крем под глазами и на лоб намазала зря.

— Слушай, — терпеливо, но уже на самой грани терпения выговорила она. — Я все понимаю, конечно. Но когда-нибудь это кончится?

— Сходи и посмотри, — я пожал плечами.

— Ты же видишь — я только что из ванны.

— Тогда поверь на слово.

Она махнула рукой и отвернулась к плите. Ей настолько надоела вся эта история, что я решил больше ничего ей не рассказывать. Достаточно того, что она не контролирует мои отлучки, создает уют в нашей квартире и притворяется перед знакомыми, будто ничего не происходит.

Конечно, это нелегко. Любой нормальный, трезвый, здравомыслящий человек на ее месте реагировал бы так же.

А знаете, я даже не слишком удивился, когда вышел под вечер за молоком и увидел, что за несколько часов кто-то без следа уничтожил написанное белой краской слово. Или его и не было?..

Они играли в идиотскую игру. И ведь не дети уже, пятнадцать лет, а все равно — полкласса у них этим переболело. И ладно бы, но заразу принесла домой дочь моей Алины, бледная темноволосая девушка с огромными глазами напуганного котенка. Ни слова не говоря, она встала в воскресенье утром, побродила задумчиво по квартире, вертя на пальце любимый брелочек с цветными стекляшками, и вдруг порывисто включила радио.

«…в том числе и молодежные спортивные игры!» — проорал приемник, и моя очаровательная падчерица, сразу же заткнув ему глотку, с довольным видом зашагала к себе в комнату.

— Погодите, девушка! — позвал я из кухни, торопливо допивая кофе. Она вернулась, все еще гремя брелоком. Посмотрела на меня прозрачно, присела на стул и без всякого вопроса разъяснила:

— Пап, это игра такая. Задаешь вопрос и включаешь радио ровно на две секунды. Желательно длинные волны, там разговоров больше. Оно тебе и отвечает.

— А что ты спросила?

— Чем мне сегодня заняться, — она пожала плечами — Придется теперь ракетки искать.

— Это опять твоя школа? — я фыркнул. — Может, тебе ее бросить к черту? Нездоровое какое-то место. Игры дурацкие…

— А ты попробуй. Прикольно бывает, — она хитро заулыбалась и добавила. — Я тоже раньше думала, что это ерунда.

— Ерунда и есть, — я отпустил ее и тут же, как под гипнозом, потянулся к приемнику, проговорив мысленно не без здоровой иронии: «И чем мне сегодня заняться?»

«…недопустимо пустое времяпрепровождение. Вместо того чтобы искать проблему внутри себя, они ищут ее во внешних обстоятельствах…» — объяснила черная пластмассовая коробка. Я даже не озадачился. Мало ли что можно выцарапать из эфира, если тебе нечего больше делать.

Какая внутри меня проблема? Да, скучно. Да, лысину свою рассматриваю порой с ужасом. Ну и что? Я же не пятнадцатилетняя девчонка, чтобы верить в сказочное завтра. Так-то все хорошо. Жена красивая. Сын вроде не совсем тупой, иногда даже сам делает уроки. Работа приличная. Квартира наша, говорят, теперь дорого стоит, потому что дом старый, а потолки три тридцать. Когда гаврики подрастут, размен получится — пальчики оближешь. Никого не обидим. Зачем я вообще на это повелся?



А если вдуматься, и в ерунде что-то есть.

Я посидел, покурил, глядя в окно. Был октябрь, ветер устроил на улице метель из листьев. Дворник внизу ходил неприкаянно без метлы, руки за пояс, кепка на затылке. Облака бежали по холодному небу. Алина подстригала в ванной челку.

«А что я могу изменить?» — спросил я. И получил веселый ответ радиостанции «Юность»: «…все средства, вплоть до игры в бирюльки. Часто даже у взрослых людей…».

* * *

Я говорил вам, что не люблю выходные?

Ну, не люблю и всё. Ощущение бесцельности и скуки разрастается к вечеру воскресенья до таких размеров, что я уже мечтаю о понедельнике, досматривая последние воскресные передачи. Сладко тянусь, на рабо-оту!.. Работа затягивает и спасает. Хотя ее я не люблю тоже.

Дочь Алины убежала с зачехленной теннисной ракеткой, буркнув, что вернется вечером. Сын присосался к приставке «Денди» и гонял монстров по экрану телевизора в спальне. Рыжая метель за окнами звала поиграть в бирюльки. И я вышел.

После одного давнего скандала жена привыкла не спрашивать, куда я иду. Быть может, боялась, что однажды я не вернусь, или что-то в таком роде. Или верила мне?..

Куда идти? Ровный квадрат двора, арка на улицу, неработающий фонтан, чья-то старая «Волга», засыпанная листвой, как снегом. Дворник уселся на лавку и курил. Кивнул мне, как приятелю, с ухмылкой. Покидая двор, я еще раз посмотрел на него: он задремал.

Среди листьев, в выбоинке асфальта, попалось под ноги что-то маленькое, блеснувшее металлом, и я машинально нагнулся, протягивая руку. Игрушка. Пружина, шестеренки. Что-то вроде внутренностей старого будильника, только с крохотными ручками и ножками из латунной проволоки. Головы не было, но внутри механизма скорее ощущалось, чем слышалось слабое тиканье, урчанье, жизнь.

Подержал на ладони, поднес к уху, слушая. Забавная штучка. Чем-то подобным я развлекался в детстве, мастеря из гвоздей и проволоки человечков. Господи, как это было давно!.. Даже не верится порой, что когда-то я был щекастым мальчишкой с хохолком на макушке и неправильно устроенными мозгами. Мама у меня была. Младшая сестра, которая утонула в Серебряном Бору десять лет назад. Еще какие-то родственники. Друзья.

Звеня кроссовками по сырому асфальту, ясноглазая девочка в рыжей куртке поверх спортивного костюма догнала меня уже на улице и взмолилась, протягивая бледную ладошку:

— Отдайте, дяденька! Пожалуйста!

А я не мог. Сроднился. И не нужна мне была эта бессмысленная вещица, а никак не отдать — кулак не разжимается.

— Подари это мне, — попросил я, глядя сверху вниз. Девчушка мотнула головой и упрямо отставила ногу.

— Хорошо, тогда продай.

— За сколько? — она поковыряла асфальт.

Я порылся в кармане и извлек мятую десятирублевку.

— Нет, — сказала девочка — Она стоит дороже.

Вот что интересно — почему под взглядом этих небесно-голубых глаз я безропотно отдал пятьдесят рублей за никому не нужную поделку, да еще завязал разговор? Спросил:

— Ты сама это сделала?

Девочка уже улыбалась, пряча деньги:

— Да нет. Это там, у реки. В песке валялась. Знаете, где речной порт? Там есть заброшенный поселок.

— Впервые слышу.

— Да это недалеко. Вон туда, — она кивнула в проход между домами. — Прямо, до шоссе. Перейдете на ту сторону, и опять прямо. Дорога будет идти мимо свалки, а потом увидите автобусную остановку и пятиэтажные дома с выбитыми стеклами.

— Ты не боишься ходить в такие места? — я прикинул возраст собеседницы: лет двенадцать.

— Я не одна, — она улыбнулась. — Вы что! С пацанами. Нас много. И мы только днем ходим.

— А мой сын случайно не с вами?

Она всмотрелась в мое лицо, предположила:

— Стасик?

— Молодец, — похвалил я. — Значит, он на меня похож.

— Чуть-чуть, — согласилась она. — Только он не с нами. Боится. Провожает до шоссе и — назад.

— И не берите его никогда, — я почувствовал невольное облегчение. — Это все равно не его стихия.

— Не возьмем, — пообещала девочка. — Он стукач.

— Вот так! — я даже восхитился, но спрашивать, почему она так думает, посчитал неудобным.

— А вы — нет, — добавила она. — Правда? Вы моему отцу не скажете? Что я туда хожу?

— Я и не знаю твоего отца.

— Дворник, — она зевнула. — Ну, пойду я. Спасибо. Стасику привет.

* * *

…Поселок умер и утонул в мусоре много лет назад. Даже запах былого жилья выветрился напрочь. Я подбрасывал игрушку на ладони, разглядывая трупы домов с жалобными окнами и разрисованными стенами. «Нехорошо делать татуировки мертвым», — пронеслось в голове. Игрушка жила своей жизнью, крутились колесики, тикало.

Среди кладбища пустых квартир ульем гудело единственное здание со строгой табличкой у массивных деревянных дверей. Сновали люди в форме, буднично разворачивался на стоянке БТР. На меня глянул белобрысый мордастый майор в расстегнутом бушлате и низко сидящей фуражке:

— Собачку потеряли, уважаемый? Случайно не колли, пушистая такая? Вот — час назад бегала. В кожаном ошейнике.

— Поймали?.. — с непонятной надеждой спросил я.

— He-а. К реке побежала. Скулила очень. Вы сходите, может, она еще там.

Я двинулся, а он добавил в спину:

— Вы тут с собакой не очень гуляйте, уважаемый.

— А без собаки? — не оборачиваясь, усмехнулся я.

— Тем более.

— А дети? Им можно?

— Дети — это дети, — непонятно отозвался майор. — Насчет детей мы разберемся.

…Какие непредставимые дома — без судьбы. Иногда бывает — идешь и натыкаешься на старый дом, каждый кирпич которого рассказывает сказки о прошлом. За стеклами окон старинные часы отбивают время, картины смотрят со стен, дыхание поколений колышет мягкие занавески. А тут — просто мертвецы.

Вот, к примеру, зеленая панельная «хрущевка» Облезлая донельзя, цвет угадывается лишь на стыках плит. Внизу раньше был магазин, даже одна витрина уцелела с обрывком названия: «Прод…» Над магазином кто-то жил, любил, ел, спал, разговаривал. Целый дом. Пять этажей. И ни дуновения не осталось. Сломанные прилавки-холодильники в грязных магазинных недрах, горы мусора, побитый кафель. Окна пустые. Перекрытия обрушились, только в одном месте, на втором этаже, виднеется стена в выгоревших обоях, и на стене этой — древний календарь за Бог знает какой год.

Надо было спросить у майора, что здесь случилось. Целыми поселками не выселяют просто так.

Шел и смотрел. Потом стало тошно от вида вселенского запустения. Падчерица как-то сказала: торжество энтропии. Вот именно. Лучше бы все снесли.

Вывернул к реке. Последние дома оказались трехэтажными, и в одном из них обитало какое-то СМУ с решетками на закрашенных окнах и строгим амбарным замком на двери. Парень лет тридцати с небольшим бросил окурок в переполненную урну и сошел с крыльца прямо ко мне:

— Простите. Собаку не видели? Колли.

— Сказали, что к реке побежала, — я пожал плечами.

— Кто сказал? — удивился парень.

— Майор какой-то. Здесь военные. Вон там, за зеленым домом. Целая контора их там.

— Да? — он вздохнул — Что ж они ее не поймали? Она ведь глупая. Где теперь искать?.. Дочка с ума сойдет.

Я сочувствую каждому, у кого есть дочка. Наверно, потому, что у меня ее нет.

— Давайте помогу, — я улыбнулся парню. Тот посмотрел благодарно и вдруг протянул руку:

— Володя.

— Кирилл, — представился я.

Асфальтированная дорожка оборвалась, и шли мы теперь по грязной, втоптанной в землю щебенке. За глухим бетонным забором то оживал, то затихал отбойный молоток, и это мешало разговаривать.

— Что здесь было? — спросил я.

— А Бог его знает, — Володя пожал плечами — Мы недавно переехали. Может, с полгода. Никогда не интересовался. А Лялька, наверное, так и не привыкла… Собака, — пояснил он. — Поводок отцепился. Она и рванула, дуреха.

Справа река, мутная и темная, ползла куда-то в голых берегах. Я увидел горы песка, ржавый кран, змейку тропинки. Покинутый яблоневый сад в отдалении, остатки деревянного дома. Непонятные строения с забитыми окнами. А совсем уже далеко кто-то нарисовал на осеннем небе башенку с антенной на крыше.

— Ляля! — громко позвал Володя и пронзительно свистнул.

И тут игрушка, о которой я забыл, ворохнулась в кармане, заставив меня мгновенно облиться потом от испуга.

— Еще раз попробуйте, — почти шепотом попросил я. — Если она здесь, она должна прибежать.

Парень кивнул и свистнул снова, а я ждал, холодея спиной, вот этого неживого шевеления — и дождался. Даже сердце на секунду сбилось. Страшно было достать, вообще дотронуться, но и в кармане — немыслимо. Вдруг укусит?.. Бред какой. Но кто знает?

Осторожно вынул и положил на старую бетонную плиту у дорожки. Володя не заметил, высматривая собаку, а я обернулся только один раз — проверить. Вытер платком вспотевшие руки.

Собака выскочила неожиданно, еще раз заставив меня вздрогнуть, и, пока Володя ласково ругал ее, прилаживая поводок к ошейнику она все время ерзала и скулила, косясь на медленную реку и песок.

…Не надо было насвистывать, высматривая в переплетении ветвей позднюю антоновку. Ляля коротко залаяла, дернувшись, и тут же жухлая травка у моей ноги ожила, покатился камешек, но ничего не случилось — ни крысиного прыжка, ни цепкого карабканья по штанине. Володя весело рассказывал анекдоты про Вовочку. Вдалеке, у песчаных куч, кто-то шел, сунув руки в карманы куртки и глядя себе под ноги. По реке невыносимо медленно ползла баржа, издавая натужно-жалобные звуки. Дождь зарядил.

И мы разошлись.

* * *

Дома, вечером, падчерица пристально поглядела на меня и подошла с вопросом:

— Папа, ты сегодня где-нибудь гулял?

Она странная. И даже не то удивляет, что иногда она читает мысли, и не то, что для пятнадцати лет — не в меру серьезна. Дети — разные. Но у нее — и только у нее — всегда такой вид, словно она знает все твои секреты. Читает тебя, как книгу, глядя умным глазом в мощную лупу.

— Да, гулял, — я прислушался к шагам Алины на кухне.

— Значит, это был ты, — удовлетворенно кивнула падчерица. — А я еще подумала куртка знакомая.

— Интересно, — я внимательно посмотрел ей в глаза. — А ты…

— Только, папа, — она не дала мне договорить, — зря ты туда пошел. Один раз пошел — и еще пойдешь. Заразное место. На черта тебе это надо?.. Ладно — сопляки. Это их дело. А ты взрослый. Тебе тяжело будет. А я тебя потеряю.

— Деточка моя. — я погладил ее по щеке. — Ну, ты что? Как это?

— Так это, — она вывернулась, но тут же обняла меня и положила голову на плечо. — Не ходи больше. Затянет.

— Хочешь, вместе пойдем, — предложил я — В субботу. Давай? Ты мне расскажешь про эти места. Ты же все знаешь.

— Вот-вот, — она грустно отстранилась. — Уже затянуло. — Пошла к двери, обернулась: — Ничего я тебе не расскажу.

— Почему ты не хочешь пойти вместе? — я почти расстроился.

Ушла. Вместо нее появилась Алина, уселась в кресло с чашкой чая и посмотрела с легким вызовом.

— А я очень хорошо провела день.

— Не обижайся на меня, — попросил я. — Мне нужно было развеяться.

— Что не так, Кирилл? — она грустно приподняла брови. — Я вроде не очень нудная супруга. По карманам у тебя не шарю. В душу к тебе не лезу. Ну, может… может, я иногда бываю не права. Но если ты просто гулял… просто!., неужели ты не мог взять меня с собой?

Я присел перед ней на корточки:

— Ты не нудная. Это я, наверное, нудный. Не могу придумать, чем нам развлечься.

— Расскажи, — попросила она.

И я рассказал. Алина слушала очень внимательно, не сводя с меня глаз и забыв о своем чае. Еще никогда она не слушала меня так.

— Вот, — зачем-то добавил я, закончив.

Нервно сглотнула, провела рукой по глазам:

— Боже мой.

— Да ладно, не вникай, — я беспечно махнул рукой. — Может, показалось.

— Показалось, — повторила Алина. — А ты знаешь, Кирилл, что у нашего дворника нет никакой дочери?

— Значит, она мне просто наврала, — я поморщился. — Дети это любят, ты же знаешь…

Алина обожает торчать в ванной, и это хорошо, потому что в начале десятого вечера мне вдруг до безумия захотелось включить приемник. Вопрос сложился в голове мгновенно, и я надавил на кнопку, мысленно проговорив: «Что это было сегодня?».

Передавали какую-то радиопьесу, и женский голос, полный мольбы и отчаяния, почти крикнул из гулкого эфира: «Как ты мог! Ну, как ты мог бросить меня совершенно одну в этих жутких местах?!».

Вот так. С этого мои мучения и начались.

* * *

Я говорил вам, что не люблю свою работу?

В понедельник я высидел там только до обеда — больше не смог. Компьютер с незаконченным отчетом за октябрь вызывал такую тошноту, что я не выдержал и, зло ткнув кнопку «POWER», пошел к начальнику. Старательно строя рожи, отпросился к зубному врачу, запрыгнул в подошедший автобус и поехал. Ливень был такой, что я назвал бы его тропическим, не будь он по-осеннему холодным и тоскливым. Автобус шел полупустой, пассажиры зевали.

Я надеялся — отпустит, если прийти еще раз. Тревога, томление, зуд в душе — все пройдет. Перестанет терзать мысль, что я что-то потерял в царстве вымерших жилищ.

Сырую землю развезло в кашу, и мокрый сад стал недосягаем. Башенка скрылась в тумане, а песчаные горы потемнели и словно приблизились — рукой подать.

Надежда угасла сразу же, как только я увидел бетонную плиту. Ничего на ней не было, только листья прилипли, и дождь истязал их бесконечно. Я посвистел. Ни шороха. Только равномерный дождевой шум.

Рискуя напрочь испортить ботинки, я походил, озираясь. Пробрался к непонятному зданию, похожему на трансформаторную будку, дернул дверь. Она неожиданно подалась, и я замер перед темным дверным проемом, из которого тянуло нежилой плесенью. Снова посвистел, прислушиваясь. Войти?..

— Почему ты не отзываешься? — неожиданно для самого себя вслух спросил я. — Вот он я. Здесь. Я же тебя купил. Иди ко мне.

Сзади хрустнуло, и я повернулся так резко, что чуть не грохнулся на скользкой грязи. Никого не было. Рассмотрел каждую травинку. Снова заговорил.

— Эй! Ты слышишь меня?.. Я, наверно, выгляжу идиотом. Да? Стою и разговариваю неизвестно с кем.

Тишина.

— Иди сюда, — повторил я. — Что тебе тут делать? Погода паршивая. Скоро снег выпадет… Ты злишься на меня, чтоя вчера тебя бросил? Да я просто испугался, понимаешь?

Очень тихо, тоненько и далеко что-то пискнуло, как электронные часы. Или пейджер. Я всмотрелся, но разве увидишь в такой ливень?

— Иди, — почти умоляюще сказал я. — Домой пойдем. Иди и не бойся, я тебя сыну не дам и даже не покажу.

— Папа! — громко позвали откуда-то со стороны, и я шарахнулся от испуга прежде, чем понял, что это всего лишь дочь моей Алины. В блестящей от воды черной куртке и резиновых сапогах.

И тут же по траве унесся прочь мокрый шелест — вдаль, к яблоням.

— С кем ты разговаривал, папа? — глаза удивленные и тревожные. Кто-то сказал про мою падчерицу — «взгляд предчувствия войны». Очень точно.

— А ты всегда гуляешь тут после школы? — сердито спросил я.

— Хорошо, — она вздохнула. — Не будем друг друга допрашивать. Я, кстати, в школе сегодня вообще не была. То есть, была, утром, но кто-то позвонил в милицию, что у нас заложена бомба. И всех разогнали. Не веришь — проверь.

— Верю, — я подошел. — Идиотов кругом навалом.

— Твой сын, — равнодушно сказала она. — Я знаю.

— Да?.. — мне было не до сына. — Слушай, давай пройдемся. Поговорить надо.

Она выслушала молча. Мы стояли под козырьком нежилого подъезда, сверху текла холодная вода. Откуда-то несло мерзкой резиновой гарью.

— Что ты молчишь? — спросил я. — Думаешь, папа сошел сума?

Она смотрела в дождь.

— Да нет. Все нормально. Пойдем отсюда, пожалуйста.

— А как ты поняла, что я здесь? — я и не пытался поймать ее взгляд.

— Не дура, — отозвалась она, трогаясь к дому.

…Конечно, не дура.

Я терпел до субботы, каждую минуту чувствуя, что девчонка думает обо мне. Тревожится. Пару раз она подходила и нежно, с какой-то неуловимой ноткой тоски целовала меня в щеку.

Суббота была пыткой, но я выдержал — не пошел. Уже стемнело, фонари зажглись, а я был дома, смотрел фильм, не видя экрана. И вдруг сорвался.

— Мне нужно, нужно… — судорожно одеваясь, бормотал я испуганной Алине, застывшей на пороге комнаты. — Пойми, я ненадолго. Туда и обратно! Сейчас приду!

Она промолчала. А я почти бежал туда, понимая, что в темноте ничего не увижу и не найду. Разве что нарвусь на теплую компанию наркоманов где-нибудь в развалинах.

Дождя не было, светила холодная луна. Я был одинок. Господи, как в ту минуту я был одинок! Мне не хватало кого-то рядом, и я понимал, что теперь и не будет хватать до тех пор, пока не найду.

Добежал до странной будки, едва различимой во мраке. Над горами песка желтел огонек, и я не сразу понял, что это — та самая башенка.

Свистнул как можно громче и прислушался. Тишина сразу распалась на тихие звуки: шум реки, далекий транспорт на шоссе, скрипы, шорох сада, ветер.

— Господи, — тоскливо сказал я в пространство. — Где ж ты, а? Если не хочешь возвращаться, то хоть не мучай. Оставь меня в покое. Я о тебе думаю круглые сутки. Нельзя же так.



— Конечно, нельзя! — отозвался из темноты ясный мужской голос. Сверкнул огонек зажигалки, и в свете этой краткой оранжевой вспышки я узнал майора, стоящего шагах в пяти от меня.

— Вы что, так и не нашли собаку? — меланхолично спросил он.

— Нет.

— Теперь уж и не найдете, наверно. Времени сколько прошло… Может, кто подобрал. Объявление не пробовали дать?

— Что? — я никак не мог понять, о чем он говорит.

— Объявление, — повторил майор. — В газету. Или по столбам расклейте. Может, вернут. Кому сейчас нужна чужая взрослая собака?

— А можно спросить, товарищ майор? — я сознавал, что выгляжу глупо и странно, и дай Бог, чтобы он продолжал думать, будто я пришел всего лишь за собакой.

— Ну да, конечно, — после паузы отозвался он.

— Почему выселили поселок?

— Под снос, — майор зевнул — Всем квартиры дали. У нас два человека тоже получили. Хорошие квартиры, парк рядом. А что?

— Ничего, — я вздохнул. — Пойду, пожалуй.

— Вас как зовут?

— Кирилл.

— Кирилл? Ага. Ну, хорошо. А не ваша это дочка, темненькая такая, с короткой стрижкой? Картавит немного?

Дочка была моя, то есть, не моя, а Алины. Но я ответил:

— Да нет.

* * *

До зимы. До конца января я ждал. Самое, наверно, трудное на свете — это ждать, особенно если не знаешь — чего. Потом стена назвала мне имя — «Мавель», а радио, издевательски усмехаясь, посоветовало держаться подальше от водоемов, потому что после Нового года три недели стояла теплынь — лед и собаку не выдержит.

Падчерица привела тихого мальчика и назвала его Юрой, смущаясь перед матерью и ковыряя обои. Юра жался в угол.

— Заходи, — я улыбнулся ему ободряюще, но девчонка глянула вдруг так, что я умолк и долго потом гадал, в чем дело.

Мы отдалились, и за столом, где вся семья пила чай, она смотрела, как чужая. Слова, будто мячики, прыгали через белую скатерть, заставленную чашками и блюдцами с кусками торта. От Алины — к дочери, от дочери — к Юре, от Юры — к моему сыну Стасу, от Стаса — к Алине. Я никак не попадал в их ровную игру. Мои неловко брошенные мячи вылетали за край поля, никем не подхваченные и даже не замеченные, словно их и не было.

Возможно, это происходило не впервые. Возможно, так было всегда. Но, ложась спать, я сказал мысленно, обращаясь к пустому берегу реки: «Мавель, если я тебе нужен, дай знать. Ты не представляешь, как важно быть кому-то нужным…»

* * *

Каждая капля весила тонну, и мне казалось, что сейчас они пробьют жестяной подоконник и разрушат козырек подъезда. Я увидел ту девочку из осеннего дня, идущую по талой воде под окнами, и безжалостно рванул раму:

— Эй, погоди!

Она задрала голову, поморщилась, вспоминая, и вдруг бросилась почти бегом, разбрызгивая ботинками мокрую снежную кашу.

— Ты куда? Да погоди, это я, я купил у тебя игрушку!

Она убегала, но я оказался шустрее: выскочил в тапочках, догнал, развернул к себе и всмотрелся в чистые глаза:

— Я тебе ничего не сделаю. Я знаю, что у дворника нет детей. Он и не женат даже. Да мне все равно, честно. Я просто хочу узнать, что происходит.

— Я тут ни при чем, — девчушка вырвала плечо из моих пальцев и уставилась на грязных весенних голубей. — Вы сами виноваты. Зачем вы ее выбросили?

— Я очень испугался. Она зашевелилась.

— И что, она сожрала бы вас, такого большого? У нее и зу-бов-то нет. Мне надо было сказать, что она приходит на свист. Забыла. Да ладно. Она к вам теперь не вернется. Вы бы вернулись, если бы вас выбросили?

— Я — нет.

— А чем она хуже вас? — девочка уже уходила, сердито поджимая губы. — Тоже мне. Такой здоровый, а трус. Надо же…

— Она сейчас у тебя? — я не обиделся на ее слова, только удивился немного. — Откуда ты знаешь, что я ее выбросил?

Тапочки уже намокли. Девчушка не обернулась, буркнула:

— Я сама хороша. Продала ее за полтинник. На черта я ей нужна? Мы все, по большому счету, гады.

Словно о собаке. Или кошке. О живом. Я уже знал, что пойду искать. Ночью мне приснилось, что, счастливый, я иду по какому-то заброшенному пустому складу, а Мавель едет на моем плече и почесывает меня за ухом. Она тоже счастлива. Мы ищем место, где присесть и перекусить, сквозняк шевелит клочья грязного полиэтилена в пустых оконных рамах, а небо серое, как картон, и галки орут, словно чувствуя приближение боя.

Проснулся и ощутил себя сиротой. Алина еще спала, открыв рот и издавая странные булькающие звуки. Падчерица возилась в своей комнате, сына не было слышно. Я встал так осторожно, что тахта даже не шевельнулась, и вышел на кухню, где уже напевал включенный чайник.

Вошла падчерица, и мы одновременно потянулись к приемнику. Я уступил, но радио ответило все-таки на мой вопрос: «…при отсутствии нареканий со стороны администрации возможно условно-досрочное…».

— Фу, — дочь Алины уселась и глянула в дождливо-снежное окно. — Это не мне, папа. Явно — тебе. Ты меня перебил.

Внизу ползла машина, свет фар рассеивался в мокром тумане.

— Детка, — я погладил девушку по голове. — Ну, прости меня. За все. Почему ты такая сердитая? Что я тебе сделал?

— Мама сказала, что ты мне не отец.

— Дура! — я тихо взорвался. — Проклятая дура!. Когда она это сказала?

— Тогда. После игрушки. Я очень плакала из-за тебя. И она плакала. А потом сказала что ты мне не отец. Что, когда вы встретились, она была на седьмом месяце. А ты женился на ней, потому что пожалел.

— Слушай, — я бессильно злился. — А это вообще важно?

— Да нет. Просто теперь у меня будет одной морокой больше. Надо еще его найти. Ну, того, ты понимаешь.

— Зачем? Он тебе нужен? В глаза посмотреть хочешь? Да незачем. Скотина он.

— Ты его знаешь? — тревожные глаза чуть расширились.

— Нет. Я предполагаю. Если бы знал, морду бы расквасил, честное слово.

— Да? — она удивленно взглянула на меня.

— Он мог что-то сделать. Придумать, — добавил я. — Время было такое. Твою маму просто заклевали бы из-за этого. И давай закончим разговор.

— А ты все еще думаешь ну обо всем этом?

Я видел: вопрос важен. Она нервничает. Надо сказать нет я уже забыл. Но я не мог.

— Думаю, детка. Но что толку?

* * *

Лето рухнуло с небес, как наказание за грехи. Душное, знойное, тяжкое. Не лето, а борьба за выживание под злым солнцем, которое вдруг перестало ласкать и начало мучить. Все время хотелось пить, и я, выходя из дома, брал с собой двухлитровую бутылку холодной воды, которой хватало на час, не больше.

Я искал. Это стало привычкой, как умывание по утрам, как завтрак. Иногда мне казалось, что я схожу с ума, без цели бродя по выгоревшей траве среди ничейных яблонь и вглядываясь в песок и мусор под ногами. Я звал. Я заговаривал с ней. Она не отвечала, но один раз, когда я, заслышав шорох за спиной резко обернулся, кусты дикой полыни еще хранили отпечаток ее бегства.

Нормальные люди в отпуске отдыхают, а я вместо этого тратил дни на игру в кошки-мышки с чем-то, чего абсолютно не понимал и во что почти не верил. Оно не давалось в руки. Оно убегало. Но только во время этих дурацких поисков я чувствовал, что живу.

Пятница была. Я забрел в заваленный хламом подъезд пятиэтажки и присел на ступеньку, стараясь не замечать тяжелого запаха плесени, который не выветривался здесь никогда. В шаге от меня горой валялись истлевшие книги, школьные тетрадки, старые открытки и связки каких-то накладных. Всю эту мертвую бесформенную кучу покрывал толстый слой пыли и осыпавшейся штукатурки, от нее особенно сильно воняло плесенью, но я вдруг потянул какой-то грязный конверт и извлек на свет пожелтевшее письмо.

«Милая Нина Васильевна!

Мы все скучаем без вас, особенно мама. У нее в последнее время пошаливает сердце, и мы волнуемся, не случилось бы чего плохого. Врач говорит, это возраст, мало у кого в восемьдесят шесть лет все работает, как часы. Но мы все равно волнуемся.

А как у вас дела? Есть ли заказы на вязание?

Ваше письмо мы получили вчера утром и не совсем поняли, что это за штучки завелись у вас в подъезде и почему дядя Костя и тетя Лена вдруг подали на развод? Мы не поняли: это как-то связано между собой или нет? И почему вы целых три раза написали, что дядя Костя 5 августа весь день провел в гараже? Что тут такого?

Пожалуйста, Нина Васильевна, срочно и подробно напишите ответ! Не надо ли нам приехать? Может быть, я или Саша могли бы помочь? Если можете, даже дайте телеграмму, если надо приехать.

Мы очень беспокоимся

С любовью, Оля, Саша, девочки

18.08.90 г.»

Я перевернул конверт: улица 1-я Индустриальная, дом 2, квартира 18. Зубиной Нине Васильевне. Без обратного адреса, только штемпель: Москва.

* * *

Жэковская тетка долго рассматривала мое лицо, покрытое нездоровым кирпичным загаром, потом глянула сквозь пыльное стекло на белый двенадцатиподъездный дом и полезла со вздохом в картотеку:

— Зубина Н.В.? Она умерла в девяносто первом. Сейчас есть только Зубин Константин Алексеевич. Вон тот дом. Квартира двадцать один.

Мужчина, встретивший меня на пороге, выглядел сонным и каким-то опухшим, словно после хорошей пьянки. Приглядевшись, я с изумлением узнал в нем нашего дворника. Да-а, тесен мир.

— Вам что, в ЖЭКе не сказали, что мать умерла? — неприязненно спросил он, как только я показал письмо.

— Да я к вам. Мне необязательно — мать. Любой человек из того поселка.

— Для чего? — во взгляде его росло и ширилось подозрение.

— Поговорить надо.

— А документ у вас есть?

Я протянул паспорт, уже понимая, что никакого разговора не получится. Мужчина был настроен почти агрессивно и так сверлил меня взглядом, что я невольно съежился и попытался сбежать.

— Погодите, — он ловко поймал меня за кисть руки. — А зачем вам? Что за дело?

— По поводу «штучек», — рискнул я.

Лицо Константина Алексеевича мгновенно превратилось в непробиваемую бетонную плиту:

— В смысле?..

В этот момент немолодая женщина, спускавшаяся вниз по лестнице, притормозила возле нас и сказала с легкой укоризной:

— Опять глаза залил?

— Пошла ты!.. — мужчина сразу разъярился и пошел красными пятнами. — Тоже мне, праведница нашлась! Да я… да ты…

Женщина, не слушая, двинулась своей дорогой. Я бросился догонять, а вслед нам несся такой отборный мат, что у меня сразу заныло в висках от жгучего желания вернуться и затолкать в рот труженика метлы грязный коврик для вытирания ног.

— Пьет, — равнодушно сказала женщина, не глядя в мою сторону. — Раньше не такой был. Нормальный, добрый. Я жена его бывшая.

— Лена? — предположил я и, наткнувшись на удивленный взгляд, пояснил. — Я Нину Васильевну искал.

— A-а… Умерла она. Хорошая была женщина, царство ей небесное.

Мы вышли из подъезда, и Елена вдруг сказала:

— Если бы не эта дрянь, все было бы хорошо. Мы бы не развелись. И Костя бы не пил. Жаль, что мы в одном подъезде квартиры получили, ад теперь кромешный. Он, как напьется, все в мою дверь ломится.

— А эта дрянь? — я решил все-таки попытать счастья.

— Теперь-то неважно, — уныло сказала Елена. — Мы тогда молодые были. Мне тридцать два стукнуло, Косте тридцать четыре. Детей не было… Я не виновата, что так. У нас и без детей все хорошо шло. Жили, как люди. Двое — в двухкомнатной. Свекровь за стенкой. Всегда поможет. А потом как началось… И месяца не прошло, испортили Костю.

— Они действительно в подъезде жили?

— Да нет. Когда началось, мы подъезд весь облазили. По подвалу с фонариками шарили. Дежурства установили… Они, знаете, такие были заметные, больше красные или желтые. И вот одна прицепилась к Косте. А еще одну подобрала Люда из третьей квартиры, но Люду-то можно понять. Одна да одна все время… Но Косте чего не хватало?!.. У вас есть сигарета?

Сигарет не было, и я торопливо, в два прыжка, сбегал к киоску и вернулся с пачкой «Pall Mall». Елена стояла, заторможенно глядя на угол здания. Так же заторможенно закурила и с силой выдохнула дым:

— Мы их звали «собачками». Вообще-то нельзя об этом трепаться, но мне все равно. Что мне сделают? Не посадят же. А вы откуда Нину Васильевну знали?

— Моя жена одно время обращалась к ней насчет вязания, — вспомнив о письме, соврал я.

— A-а… Ну так вот. Я точно помню, они в июле появились. В первых числах. Сначала лежали такие маленькие. В траве. Или под скамейкой. Дети с ними играли. А вот собаки рычали на них, да еще как, аж шерсть дыбом. У нас Дик был, овчарка немецкая, так он вообще на волка становился похож. Он сбежал, когда Костя начал сидеть в гараже… — лицо Елены передернулось, словно ей сделали больно. — Сидит, сидит… Я прихожу, а он все сидит… А в руках у него — она. И попробуй, тронь!.. Я хотела ее забрать, так он ударил меня… по лицу… я чуть не упала… А глаза совершенно сумасшедшие. Он с тех пор меня и ненавидит, наверное. Я ведь ее, в конце концов, утопила.

— Утопили?

— А что было делать? — женщина громко вздохнула. — Он дома даже есть перестал. Буквально жил в гараже. С ней. Она большая выросла, больше кошки. И говорит с ним, и поет, и кино показывает. А он смеется, как ребенок, и на меня ноль внимания. Вот я ее и… Взяла в руки, когда Костя на работу ушел. Понесла к реке. А она не хочет пищит, жалуется… Когда в воду летела, завизжала, как бензопила. У меня до сих пор этот визг в ушах стоит. А Костя сразу понял… — она понурилась.

— А как ее звали? — спросил я, испытывая почему-то крайнюю неловкость.

— Костя называл ее Легги. Не знаю, сам придумал или нет. Она желтая была, как канарейка, яркая такая… Я до сих пор желтый цвет не переношу… А Люда из третьей квартиры взяла себе синенькую. Они, правда, пока маленькие, все одинаковые. И не знаешь, какая будет…

Вот странно: она толком ничего не объяснила. Кроме одного: у меня не галлюцинации. Сестричка моей Мавель разрушила эту семью. Чью семью разрушит сама Мавель?..

— А военные? — уже без особой охоты спросил я.

— А что военные?.. — Елена невесело усмехнулась. — Когда всех переселили, я сначала радовалась: вытравят эту заразу. Поселок должны были сразу снести, да только не снесли. Путч этот случился, то да се… Не до того, наверно, стало. Или денег не было на снос. Я не знаю. Они, конечно, долго там возились. И излучение какое-то пробовали, и газ, и магнитное поле. Я один раз видела: грузовик оттуда поехал. Кузов брезентом укрыт, а на углу брезент сполз, и там — цветное, как леденцы в коробке… А теперь и не делают ничего. Говорят, ни одной больше не осталось.

— Может быть, одна… — зачем-то сказал я.

Елена сразу напряглась, как перед криком, и уставилась на меня огромными измученными глазами:

— Да?.. Это плохо. А вы откуда знаете?

— Да меня черт дернул ее купить у ребятишек, — я поймал себя на том, что почти оправдываюсь.

Женщина отвернулась от меня и вдруг пошла, все набирая и набирая скорость, а потом побежала, прижимая к животу хозяйственную сумку.

* * *

После встречи с тем парнем на улице я не спал ночь. Впервые — оформилось. Приобрело имя, пол и характер. Стало почти легко. И я поднялся с кровати, стараясь не разбудить Алину, оделся и вышел из квартиры в предутренние сумерки.

Солнце еще не показалось, в подворотнях пряталась мутная синь. Небо было чистое, светлое, со штрихами перистых облаков. По улице проехала, сея свежесть, машина-поливалка, пробежал бодрый старичок в спортивном костюме. Я шел, посмеиваясь над собой, и твердо знал, что сегодня ее увижу. Никого другого я не хотел видеть до такой степени. Никогда.

Мертвый поселок спал — если это слово вообще применимо к мертвым. У военных светилось всего одно окошко в дежурке на первом этаже, немо стояли два «уазика» с буквами «ВВ» на дверцах.

Я прокрался к реке и остановился под старой яблоней, улыбаясь во весь рот, словно нашкодивший школьник. Кто-то сидел на поваленном телеграфном столбе очень далеко за развалинами и деревьями. Неподвижно. Какая разница…

Трава ожила, и я тихонько свистнул, всматриваясь.

«…она встречается она и сейчас встречается с ним она нашла его когда ты встретил меня и у них все началось снова и девочка знает она заходит к нему и называет его папа а ты дурак если думаешь что твое благородство кто-то оценил потому что кроме меня ты никому не нужен. Алина говорит, что у тебя не все дома и ходила в юридическую консультацию чтобы узнать как лучше с тобой развестись чтобы не делить квартиру, можно ли объявить тебя психически больным и оформить над тобой опеку…»

— Кто это?! — наверное, я крикнул слишком громко, потому что человек, сидящий на поваленном столбе, оглянулся, и я узнал майора.

— Вот это встреча! — он встал и пошел ко мне, улыбаясь, а голосок внутри головы вдруг захихикал: «…ну конечно как же, ты думаешь он рад тебя видеть а на самом деле он тоже думает что ты дурак кстати это он и есть познакомься с отцом своей дочери помнишь он спрашивал тебя о ней так вот пока ты тут ходишь и свистишь вместо того чтобы просто постоять и подождать меня он приходит к Алине и они вместе лежа на вашей кровати думают как бы от тебя избавиться…»

— Ну-ну, здравия желаю, — я сунул руки в карманы штанов. — Как служится, товарищ майор?

— Нормально, уважаемый. Я тут вашу дочку снова видел. По-моему, она за вами немножко следит.

— Да что вы?.. Вот как. Но только не мою дочку, а вашу, товарищ майор.

Он осекся и несколько секунд молчал. Потом ухмыльнулся:

— Ну, что вы. Зачем же так. Ну, было. Давно!

— Примерно вчера?

— Ага, вы так ставите вопрос… Это девчонка болтает? Да?..



Все-таки она — ваша. Со мной она так, постольку поскольку. А вас любит. Вы ведь вырастили ее. А Алина…

— Алину я не держу. Между нами, я ее никогда особо и не любил. Доброе дело хотел сделать, а оно вон как обернулось.

— Зря вы так. Давайте уж цивилизованно решим…

— Нет, — сказал я и ударил.

Он упал неожиданно легко, словно ватная кукла, и остался лежать, удобно устроив голову на обломке бетонной плиты, как на подушке. Все заволокло туманом, и вдруг из-за песчаных куч резануло солнце.

«…вот и умница вот и хорошо так и надо было сделать теперь по крайней мере одна проблема решена а я тебя никогда не подведу не зря же ты меня искал и я больше не сержусь что ты бросил меня одну ты раскаялся и понял что не можешь без меня жить а теперь пошли решим остальные проблемы и все мы будем свободны вот я вот вот вот…»

Она стояла в мокрой от росы траве, ярко-белая, сверкающая на утреннем солнце, нарядная, размером чуть больше телефонного аппарата, и я вдруг ощутил странную слабость и покой, словно меня качала на руках мать.

— Откуда ты? Откуда вы все? — только и спросил я. Она не ответила, потому что по саду, перепрыгивая через какие-то бетонные блоки и груды битого кирпича, неслась во весь опор дочь Алины в шортах и цветастой пижамной майке встрепанная и насмерть перепуганная. Я протянул руки, поймал дрожащее тело, прижал к себе голову, поцеловал в волосы, успокаивая:

— Ну, ты что? Ты что?

— Папа! — всхлипывая, бормотала она. — Пойдем! Пойдем отсюда! Я все знаю. Никому не скажу. Будем считать, что он просто упал. Я никому!.. Только пойдем! Ты что, не понимаешь, — целые поселки не выселяют просто так! Это смертельно опасно! Они… они… если поддашься, тебя просто не будет! Они и меня пытались обработать. Это же страшная сила, папа!

— Да ты посмотри! — я развернул ее за плечи и показал на Мавель. — Какая же это сила? Видишь, какая она маленькая? Это просто мой друг. Я ее очень давно искал…

— Конечно! — со злой обидой отозвалась моя падчерица. — Они именно друзья. Как собачки! На все для тебя готовы. А ты подумай — зачем?.. Это ты такой добрый, что готов был жениться на женщине, беременной неизвестно от кого, да которая, к тому же, тебя не любит и не уважает, а просто соседских усмешек боится! А они — не такие. У нас в школе одна завелась, так теперь хоть не ходи туда! У всех крыша поехала. Морды друг другу бьют, матерятся, злые все… В Москве, говорят, полно этих твоих «друзей», они там в домах, в метро, везде… Я думаю, они или с другой планеты…

«… нет нет нет…»

— …или здесь образовались… да это неважно, главное, что это ведь не животные, не люди, с ними нельзя по-человечески! Не верь ты этой гадости!..

Я видел, что ей страшно. Что она с трудом сдерживает этот страх, бьющий через край ее души.

— Папа! — умоляюще сказала она. — Неужели ты не понимаешь, почему жизнь стала такой скотской? Никому ничего не надо, никто никого не любит, никто никому не нужен… Сидят сотни тысяч… да миллионы зомби, уткнулись в говорящие ящики и отключили мозги… Этим же., им же не надо, чтобы мы друг друга любили, чтобы у нас душа была… им надо, чтобы мы любили только их… тогда им хорошо..

— Ерунду ты говоришь, — я ласково взял ее за плечи и чуть отстранил от себя. — Что на тебя нашло?

— Папа, — укоризненно повторила она. Мои пальцы легли на ее тонкую шею и чуть сдавили ее. Я хотел только одного: чтобы она замолчала.

— Ничего не говори — попросил я. — Просто посмотри на нее. Пока ты переваривала известие о том, что я, оказывается, тебе не отец, а твоя мама устраивала свою личную жизнь, вот эта крошка любила и ждала меня…

— Правильно. Они и выискивают таких. Одиноких, никому не нужных. Особенно часто липнут к женщинам. Живет себе такая тетка, дети у нее, хозяйство, стирка, готовка, телевизор. Пока она суетится, в ней вроде бы есть необходимость. А помрет — и не заплачет никто по ней. И она это понимает. Муж ее давно не любит, дети ею пользуются, а тут приходит вот такая крошка…

— И что же тут плохо о?

— …или вот тот же дядя Костя, к которому ты неудачно в гости сходил. Не было детей, жена пилила, мать по врачам гнала, мужики за глаза сплетничали… Или дурешка эта, которая тебе твою погибель продала. Мать у нее пьет, водит к себе кого попало, отец неизвестен, изнасиловали ее недавно… а девке быть как все хочется, вот и придумывает себе то одну семью, то другую, и в каждой обязательно папа, а у самой на мороженое не хватает и выхода никакого, только в детдом…

— Деточка!

— …или даже ты. Ты-то знал, что я не твой ребенок. И знал, что мама тебя только терпит. И сын у тебя, по-моему, все-таки идиот, ты уж извини. Судя по его выходкам..

— Ты заткнешься или нет?! — заорал я.

— Послушай, — терпеливо сказала она. — Есть масса людей, к которым они никогда не прицепятся. Ни за что. Потому что эти люди счастливы и без них. У них главное есть: они кому-то нужны. Вот я, например. Ты не знаешь, а Юра меня любит. И я его люблю. Поэтому никакие крошки с шестеренками..

Я сдавил ее горло сильнее, ощутив, как судорожно бьются под пальцами тонкие артерии. Она попыталась сглотнуть, потом выдавила через силу, краснея и ловя воздух.

— Скоты мы все-таки… друг с другом, как звери… а эту гадость любим… жалеем… Папа, нет, не надо!!!

Она вцепилась в мои руки, пытаясь оторвать их от себя, словно это были две змеи. Брызнули слезы. И вдруг обмякла — так быстро… Я подержал ее еще немного, полминуты, не больше, и уложил в прохладную сырую траву. Из кармана ее шорт что-то выкатилось, я поднял и увидел крохотную копию Мавель в детстве. Мертвую, раздавленную каблуком.

Несколько секунд я бездумно сидел у босых ног дочери, держа на ладони немую игрушку. Потом встал, взял Мавель на руки и посадил себе на плечо. Она устроилась и начала напевать мне на ухо тонким мелодичным голоском. Я успокоился.

Утро только начиналось, и мне нужно было успеть домой до того, как проснется Алина — моя проблема номер три, и сын — проблема номер четыре. Первые две уже не занимали мои мысли.

Кто-то стоял на гребне насыпи, взъерошенный, лохматый, в нескладно сидящей одежде, и тень его казалась невозможно длинной. Он смотрел на два освещенных солнцем тела, на меня, на Мавель, на мертвый поселок, и тихонько насвистывал.

Он тоже кого-то звал.

ДРУГОЙ КРАСНЫЙ ЦВЕТ

Не помню дня — помню только, что был апрель. Мой любимый месяц. В изобилии теплых лучей просыпались зародыши листьев, и земля была, как шоколад. Плыл дымок, особенный, весенний. Бледные после зимы лица боялись солнца.

Помню качели: скрип, скрип… Ржавые цепи, рассохшееся деревянное сиденье. Внизу — прозрачная лужа. Тень, как маятник, на старой кирпичной стене, изрисованной несколькими поколениями детей.

Вот твоя дочь, сказала располневшая тетка, бывшая когда-то моей любимой. У тебя пятнадцать минут, добавила она. И ушла, переваливаясь.

Ребенок как ребенок. Русая голова, лицо сердечком, глаза вроде серые. Одиннадцать лет. Куртка такая красная, что больно глазам. Красный берет с помпоном. На лице — блаженство. Вестибулярный аппарат явно крепче моего: я не смог бы так раскачиваться, рискуя свернуть шею.

— Привет, Валечка, — я подошел и поймал ее в полете. Скривилась по-матерински и заерзала в моих руках:

— Пустите!

То, что я — отец, не произвело на нее никакого впечатления. Подумаешь, отец! Этот вопрос ее ничуть не волновал. Равномерно раскачиваясь у меня перед глазами, она неохотно рассказала о себе: учусь на четверки, люблю собак, летом езжу с мамой на море.

Не помню мгновения, помню лишь шок: только что была, секунду назад мелькало алое пятно, и — нет. Голос еще звенит в ушах, но ее уже не существует. Другой алый цвет на моих руках. Вопль: Господи, девочка убилась!.. Старушка с собачкой на руках смотрит с ужасом. Какие-то люди вокруг нас. Нет, вокруг меня, потому что я уже один в их кольце.

Как я ее не поймал?..

Прибежала мать, жалкая, и вцепилась в меня, визжа, а я не мог опустить на землю тяжелое тело и стоял, тупо глядя в остановившиеся глаза, еще хранящие восторг.


Что было потом? Вспоминайте, не торопитесь. Что было после того, как она упала с качелей?..

Не могу. Не знаю… Я, кажется, шел по улице. Мимо трамвайного депо. Это старый район, дома послевоенной постройки… У меня было страшное состояние. Может быть, начались галлюцинации. Мне казалось, что я не в Москве, а где то очень далеко. Все время было ощущение какой-то неправильности происходящего. Потом увидел у себя на рукаве кровь, и мне стало плохо. Кто-то вызвал «скорую». Вот и все…

— Нет, это не все. Попробуйте вспомнить. Вы говорите: неправильность происходящего. В чем это выражалось?..


Я помню: грело солнце. Подумал еще: как в такой день вообще возможна смерть? Мне казалось, что ничего не случилось. Что все — сон. Тягостный и страшный.

Шел, с трудом переставляя вялые ноги. Не мог курить, тошнило. Все плыло. Я же не знал, что у меня инфаркт, я тогда ничего не чувствовал, кроме слабости и отчаяния. Это бывает так: только что случилось, минуты назад, но уже ничего не поправить, и это самое страшное. Проснуться хочется, и в который раз с ужасом спохватываешься, что вовсе не спишь.

Не могу ручаться, что действительно видел что-то там, на набережной. Могло показаться. Шок все-таки…

Они стояли, наклонившись над водой, и, кажется, курили. Их голоса и смех звучали так ясно, словно нас не разделяло полсотни метров. Я слышал каждое слово, вылетающее в солнечный воздух. Так, невинная болтовня, треп, анекдоты. Парень и девушка. В зеленом. Военная форма. Оба в кепках, у девушки — две светлые косички. Парень с усами, высокий и поджарый. Веселые ребятишки.

Я бы их не заметил, но что-то с ними было не так, и, только приблизившись, я понял, что именно: в то время военные носили совершенно другую форму. А эти были в какой-то необычной, пятнистой, из гладкой, мокро отливающей ткани. Не знаю, почему мне это запомнилось.

А потом девушка вдруг оглянулась, и я увидел ее лицо. Это была она — Валентина. Живая. Лет двадцати трех. И я клянусь: в течение тех нескольких секунд, что я смотрел на нее, меня не покидало ощущение, что с ней-то как раз все нормально, она находится там, где должна находиться, а вот со мной что-то не так…




Хорошо. Вот видите, а вы говорите — все. А почему она была в военной форме, как вы считаете?

Я никак не считаю, доктор. Этого не было. Мне показалось. Вы не представляете, в каком я был состоянии.

Отчего же? Вы были не только в отчаянии из-за гибели своего ребенка. Вам казалось, что именно вы в этом виноваты. Скажите честно: у вас не было мысли, что, если бы можно было вернуть то мгновение…

—  Я понял. Да, было. Именно об этом я и думал. Если бы можно было вернуть то мгновение! Да я бы жизнь за это отдал. Лишь бы больше не мучиться…


Почти все пошло наперекосяк. В больнице у меня было достаточно времени, чтобы подумать, и я бесконечно прокручивал в уме ситуацию — чуть не свихнулся от этого. Мне казалось: теперь — все. Трещина на стекле, и заделать ее никак нельзя. Жизнь распалась на ДО и ПОСЛЕ.

В мое окно стучалась ветка, тонкая, юная, вся в нежной листве. Ветер приносил новые ароматы. По утрам я видел полосы молочного тумана. Не было еще на моей памяти настолько красивой весны, но она опоздала: ужас перечеркнул мою память. День «X» удалялся во времени, превращался в негатив, все более размытый, но ощущение трещины никак не хотело исчезать, и я вновь и вновь возвращался — вместо того, чтобы вылечиться от этого.

Вот же она — пролетает в сантиметре от моей руки. Сзади — стена. Крошечные ручонки срываются с цепей — как это вышло? Удар, звонче которого я не слышал никогда. И — больше нет.

Валя, Валя, Валя. Вернуться и поймать ее на лету. Отвратить тот удар о старые кирпичи. Затылком. Валя! Это я виновен. Если бы ты не отвлекалась на меня, ты бы не упала. Если бы я тебя поймал, ты была бы жива. Если бы я вообще тогда не пришел, ты бегала бы в школу по чистой весенней улице среди просыпающейся жизни. Ты существовала бы сейчас, если бы не было с тобой меня.

Вернуться и поймать ее на лету.

Ежедневно ко мне приезжала Оксана, жена. Понимала ли она, почему я не выздоравливаю? Сидя на краю моей койки, она спрашивала: ну, сегодня хоть немного, хоть капельку тебе лучше?..

Я вглядывался в ее молодое чистое лицо, в ясные испуганные глаза и врал: да, милая, сегодня, несомненно, уже гораздо лучше!

Она делала вид, что верит в мою ложь. А я смотрел на нее, как в первый раз, и не мог отделаться от мысли, что и эта прелестная женщина живет на свете, быть может, лишь благодаря чьему-то непоявлению. Все мы живы только потому, что кто-то в свое время нам не помешал…

Вот до чего я дошел. Прощаясь, я умолял ее: Оксана, будь осторожнее! Сразу домой! Никуда не ходи! Ты единственный человек, который у меня остался, не покидай меня, пожалуйста…

Она пугалась этих слов, хватала меня за руку, просила не говорить так, убеждала, что у меня стресс. Я это понимал и без нее.

А потом мне вдруг действительно стало легче. Помню, как впервые поднялся с кровати и дошел до окна. Внизу были качели, и все внутри меня так и охнуло при виде их.

Почему я говорю, что почти все пошло наперекосяк?

Летним днем я ехал с кладбища в совершенно пустом автобусе. Девушка, сидевшая чуть впереди меня, мимолетно оглянулась, и я узнал ее.

— Юля!

Она вздрогнула от моего голоса и втянула голову в плечи. Два года, в течение которых мы не виделись, не оставили на ней следа. Все такая же, немного испуганная, с глазами котенка. Подвинулась, разрешая сесть рядом. Помнишь, Юленька, мы расстались в четверг. Осенью, в слякоть. Ты уходила, не замечая луж а я даже не стал провожать тебя взглядом — настолько был уверен тогда, что ты мне не подходишь. Мы не поссорились, просто я тебя не любил. И сказал тебе это, словно ударил. Не люблю, нет чувств, мы — разные. И ты ушла. О том, что было два года назад, говорить теперь бессмысленно. Ты ни за что не поверишь, насколько я изменился.

— Ну, как дела?

Посмотрела хитро.

— Кстати, хорошо.

— Правда, хорошо?..

Она могла не отвечать, я все видел сам. Так притворяться невозможно, у нее действительно все наладилось — без моего участия. Я помню, КАК в свое время она ко мне относилась, как ловила каждое слово, сколько нежности было в этих глазах, теперь равнодушных.

— А я по тебе скучал. Знаешь, ты мне даже снилась. Что ты скажешь на это?

— Ничего не скажу, — она сидела, храня безмятежное выражение лица. — Иногда мы не представляем, чем обернутся в будущем наши поступки. Я в курсе, что ты меня искал, — мне сказали. Женщины не умеют хранить тайны. Ты позвонил моей подруге, а она — мне. Но это ничего не меняет.

— У тебя уже кто-то есть? — почему-то с надеждой спросил я.

— Нет. Просто я тебя больше не люблю, и мне легко.

— Значит, и не любила.

— Мне все равно, как ты это назовешь.


А вам была очень дорога эта женщина?

Понимаете, доктор, дело даже не в этом. Просто в то время, когда мы общались, я не понимал, как это ценно — когда тебя любят, понимают и не предают. Я ни у кого потом не встречал подобного отношения, даже у Оксаны жены. Отношения, при котором другой человек для тебя важнее, чем ты сам, — вот что было в той девушке. Притом ее вовсе не любовь сделала такой. Она сама по себе была такая. А я ее потерял. Она не захотела даже дать мне телефон сказала, что нам не о чем говорить потому что ей со мной неинтересно.

— Вы были этим расстроены?

— Очень.


Долгое время я не мог смотреть на детей, особенно на девочек возраста моей дочери. Боль была почти физическая. От взгляда, от голоса. Оксана понимала, сочувствовала, предлагала родить мне ребенка, но я не мог об этом слышать. Одного своего ребенка я уже убил, казалось мне. Я не имел права взять на себя ответственность еще за одну жизнь.

Пришла осень, потом мир остыл, и посыпался снег. Резко потемнели вечера задули ветры, все обезлюдело, и наступила эпоха синих фонарей, твердой земли, снежных призраков и какого-то задумчивого одиночества.

Одиночество стало частью моей души. Жена уже не говорила о ребенке, почти не утешала меня, у нее странно переменился взгляд, и, стоило мне сказать хоть слово на «заданную тему», она вставала и уходила в другую комнату. Быть может, ей стало страшно или скучно со мной, а может, и то, и другое сразу. Если бы рядом была Юля, у нее хватило бы терпения и любви, чтобы помочь мне переболеть. Но я, как выяснялось теперь, выбрал не того человека. И еще одно мгновение, которое нельзя вернуть, поселилось в моей памяти. Тот день, когда, ничего не видя от слез, от меня уходило мое счастье.

С Оксаной мы расстались в феврале. Она просто сказала, что хочет уехать к родителям, и я не стал возражать. Наверное, это действительно было нужно, не знаю.

Самое странное — я по ней почти не скучал. Даже думал редко. Словно ее и не существовало никогда. Вот уж не предполагал, что так бывает…


А что это за история с пожарной машиной? Вы упоминали пожарную машину и водителя, который предложил подбросить вас…


Да, конечно, машина была. Старая, облезлая пожарная машина. А водителю уже за сорок. Он сказал: можно вернуться до развилки. Я ничего не понял, и он уехал. Это было давно, почти сразу после ухода моей жены.

Потом я задумывался об этом. Времени было — вагон, вот я и начал вспоминать его лицо, жесты, его слова, и мне стало казаться, что имел он в виду не просто развилки дорог, а развилки судьбы. Понимаете? Бред, конечно. Но это меня держало.

Я помню, где его встретил: почти там, где погибла моя дочь. На набережной. И я стал там гулять…


То есть вы целенаправленно искали новой с ним встречи? Надеялись, что он приедет еще раз? А почему вам так казалось?


Понимаете, у меня была одна мысль. Спасительная, я бы сказал. Я думал: а вдруг он понял, что до меня просто не дошел смысл его слов? Ведь так бывает.

И я его дождался.

Был совсем такой же апрель, только попрохладнее. Даже дождь вроде сеялся, когда я увидел пожарную машину и замахал руками.

Он высунулся из кабины:

— Ну, поедем? Куда тебе?

И вот тут, рискуя показаться сумасшедшим, я выдал:

— Не помню числа. Четверг. Осень. Восемнадцать ноль три. Проходная АЗЛК. Там я бросил Юлю.

— Садись, — спокойно сказал он.

Не знаю, почему я назвал именно эту дату. Надо было совсем не туда, а в другой, солнечно-шоколадный апрель, в тот день, когда я потерял дочь. Но он уже тронулся…

— …да ты понимаешь, я просто тебя… — я поймал себя на этой фразе, обращенной к испуганным Юлиным глазам, и внутри меня взорвалась бомба. Вот он, момент!

— …иногда не понимаю, — закончил я. Помню: была какая-то вспышка, далеко в небе, над кварталами новостроек. — Но я тебя люблю.

— Я тоже… — пробормотала она с облегчением, почти со слезами, и обняла меня.

Вы не поверите доктор. И я бы не поверил. И может статься, что вся моя непутевая и несчастная жизнь ПОСЛЕ привиделась мне именно в то мгновение. Не было ее и быть не могло.

Однако в ТОМ САМОМ апреле я, уже будучи мужем Юли и отцом маленького Сережки, стоял в том самом дворе и смотрел на свою дочь. Крепко вцепившись крошечными ручонками в ржавые цепи она храбро раскачивалась, не замечая моего взгляда. Светлое дитя в красном. ЭТОТ красный цвет я буду помнить всю жизнь, моля Бога о том, чтобы никогда не увидеть ДРУГОЙ красный цвет.

Я подошел. Она глянула на меня почти равнодушно, кивнула. И тут я, прервав ее полет, остановил качели и прижал к себе худенькое тело в шуршащем нейлоне. Зарылся носом в волосы, поцеловал запрокинутое вверх недовольное лицо:

— Валечка. Понимаешь. Я твой отец. Я люблю тебя. Ты понимаешь? Ты вырастешь, станешь служить в армии, будешь ходить в красивой форме, все у тебя будет прекрасно… Только, пожалуйста никогда больше не подходи к этим качелям. Пожалуйста! Я точно знаю, что ты разобьешься, упадешь с них и погибнешь. Ты этого не хочешь? Я серьезно с тобой говорю, Валя, ты веришь мне?..

Она покивала, осторожно выкарабкалась из моих объятий и встала прямо.

А потом мы прогулялись по набережной, и ее забрала мать, буркнув, что давала мне пятнадцать минут, а не полтора часа.


— Вот видите, все закончилось хорошо…


Не совсем, доктор.

Знаете, бывают такие прозрачные летние дни. После дождя. Свежие, прохладные, резко-солнечные, а в воздухе — только озон и аромат листвы…

Они стояли на набережной и курили. Я не решился позвать, но Валентина оглянулась сама и протянула изумленно-весело:

— Па-а!…

Подбежала, шлепая по лужицам, ткнулась загорелым лицом в грудь:

— Папа, а что ж ты не заходил столько? Почему? А я тебя узнала. Видишь? Слушай, а хорошо, что ты меня отвадил от тех качелей. Правда! Я к ним больше не подходила, а на следующий день там разбилась другая девочка! Насмерть! Если бы не ты… ой, папа, ты же спас меня! Ты зайдешь? Я сейчас домой, мать в санатории. Пойдем? А это муж мой, Славка. Сейчас я вас познакомлю!..

Она весело тараторила еще что-то, а у меня вертелась в голове только одна фраза: «…на следующий день там разбилась другая девочка! Насмерть! Если бы не ты…». Нет, моя дочь не укоряла меня этим, она просто радовалась счастливому стечению обстоятельств.

А я вот не радовался больше никогда. Что-то такое, что выше нас… не природа, нет… не терпит пустоты, взамен одного оно берет другое, и вмешиваться в этот процесс недопустимо никому. А я вмешался.

И покоя мне теперь нет.


ТЕХНИКА МОЛОДЕЖИ 6 2003

Лора Андронова
СТРАЖ ЙЕГУ-ИНН

Почти всю ночь на Изгибе бушевал шторм, и теперь широкая терраса, выходившая на залив, была завалена ветками, листьями и обломками досок. Добела отмытые мраморные плиты нестерпимо поблескивали маленькими лужами, забившиеся в углы клубки водорослей сохли под лучами солнца, источая крепкий соленый запах.

— Боги немилостивы к нам. Случись эта буря на два дня раньше — от флота лонтанов остались бы одни щепки, — сказал Рагхет Харр, имир о-Цигны.

Он сидел на перилах и смотрел вниз, на спокойные, ленивые волны, шелестевшие у подножия скалы. Могучий, как рийгу, статный, с редкими серебряными штрихами на висках, правитель едва разменял седьмой десяток.

— Что молчишь, жрец? Думаешь, как бы половчее защитить своих небесных господ?

Зегерро покачал головой, и тонкие хрустальные палочки, вплетенные в его волосы, холодно зазвенели.

— Буря не решила бы наших проблем. В лучшем случае, она лишь продлила бы агонию.

Имир бросил на него быстрый взгляд и снова отвернулся. Спорить было не о чем. Битву, которую страна вела пятнадцатый год, можно считать проигранной. Враг занял весь материк, вытеснил о-цигнов с обжитых земель, заставляя искать убежище далеко на западе, на небольшом округлом полуострове, отделенном от чужой уже территории узкой длинной косой.

Иегу-Инн, Голова Лебедя — так называлось это место. Каменистый, бесплодный клочок, изрезанный ледяными горными ручьями. Скудная почва почти не давала урожаев, позволяя прокормить лишь малое число жителей. Осенние ветры сворачивали валуны, уносили постройки, ломали кирпичные укрепления. Здесь не было животных, только быстрые яркие птицы краснохолки прилетали весной на гнездовья.

Угрюмое место. Угрюмое и мрачное.

Священное для каждого о-цигна. Место, где уставшие от темноты предки впервые вышли на поверхность.

— Нам нужно лишь восстановить силы, — устало сказал он — Вырастить ящеров, заново создать армию.

— И подготовить ее, — кивнул жрец.

— Но нас осталось так мало.

— Надо вернуться в скрытые пещеры. Мать-земля поможет своим детям быстрее встать на ноги, подарит новые стаи чешуйчатых братьев. Мы возродимся и сметем пришельцев.

— Когда это будет? Через тридцать лет? Через сорок? Даже у самого ядра мы не сможем восстанавливаться быстрее, — Рагхет провел рукой по лицу. — А кто в это время прикроет нас, кто оборонит Ход? Как долго выстоят мои войска против объединенных армий лонтанов?

— Мы останемся наверху и будем биться до последнего, — спокойно ответил Зегерро. — Поклоняющиеся Сойлу не смогут жить в вечном сумраке.

— Но даже вы одни не справитесь, вам понадобятся бойцы, а их осталось так мало, так мало.

Жрец молчал, глядя на солнце.

«Зачем нужен этот разговор? — думал он. — Ведь мы обсуждали все десятки раз. Другого выхода нет и быть не может. Счастье, что боги даровали нам хотя бы такой путь».

По лицу имира пробежала судорога.

— Я знаю, я все знаю, — прошептал он.

На террасе установилась тишина, нарушаемая лишь шумом океана. Рагхет смотрел на уходившую вдаль береговую линию, на полоску рыжего пляжа, на стремившиеся в небо горы.

Зегерро терпеливо ждал, повторяя про себя слова дневной молитвы. В его косах играли солнечные блики, делая ярко-желтые волосы еще более яркими, огненными.

— Пойдем, — сказал имир, стряхивая с себя оцепенение. — Пойдем к детям.

Они прошли полутемным коридором, миновали полную людей трапезную и спустились по лестнице в комнату с затененным стеклянным потолком, в которой рядком стояли колыбели. Едва завидев входящего правителя, хлопотавшая в спальне няня склонилась в поклоне и поспешно юркнула за дверь.

— Эйрин, Герос, Рейно, Ирре, Норрис, — называя имена. Рагхет легонько касался губ каждого младенца.

— Пятеро. Пять здоровых мальчишек. Пять сильных пальцев, сжимающихся в кулак. Я дам им особую мощь, и они смогут защитить нас.

— Ты уверен, что все получится?

Жрец усмехнулся.

— Все твои жены родили одновременно. Это ли не знак?

— Я обрекаю собственных сынов на одиночество, — сказал имир.

— О них будут сложены легенды. Тысячи юношей позавидуют их мощи и долголетию.

Лиловые глаза правителя потемнели.

— Пойми, я ведь никогда не видел, как ты творишь чудеса. И никто не видел.

— Я не творю чудеса. Мне лишь позволено смотреть на лик Сойла, черпая силу. Сам по себе я никто, посланник, проводник высшей воли.

— Мы просто не можем поступить иначе, — Рагхет словно не слышал жреца. — Не можем. Начинай.

Зегерро чуть поклонился и отошел к стене. Нащупав в нише резной рычаг, он потянул его вниз, и потолок бесшумно раскрылся. В образовавшийся проем потоком хлынул свет стоявшего в зените солнца.

* * *

Жбан подпрыгнул на полке, завертелся, закачался, с грохотом упал вниз и покатился по ступенькам, оставляя за собой тонкий крупяной след. Между шкафчиков проскочила хрупкая, скрюченная фигурка, кто-то противно хихикнул, и за жбаном последовала медная миска с фасолью.

— Проклятье, — прошипел Рейно, пытаясь удержать на месте остальную посуду. — Ненавижу домовых.

— Что случилось? — Эйрин остановился на пороге, чтобы собрать рассыпавшееся просо. — Опять он?

— Он, он, он, — заухало на антресолях. — Он!

— Я ведь ему поставил плошку с кашей, на обычное место! — Рейно был вне себя от ярости.

— С ка-а-ашей!

— Заткнись, безмозглая животина!

— Ну-ну, — Эйрин успокоительно положил руку брату на плечо. — Не злись ты так.

— Не злиться?! Да ты только посмотри, что этот поганец натворил!

Рейно снял крышку с кастрюли, и по кухне пополз мерзкий сладковатый запах.

— О-о! — сказал Эйрин, зажимая нос.

— Огого! — радостно взревели антресоли.

— Что это такое?

— Не знаю, но очень похоже на помет. Наш милый домовенок испражнился прямо в суп.

— Ну и дела.

— Я так старался, — Рейно обиженно сдвинул брови. — Хорошая ведь была похлебка, наваристая, с улитками и овощами.

Братья хором вздохнули.

— Придется обойтись лепешками.

— Да уж. И чего это он так разбушевался? Вроде, тихо себя вел в последнее время.

— Блоха укусила бешеная.

Выложив на поднос дюжину свежих хлебцев, листья салата и баночку икры, они пошли по лестнице вниз.

Крепость была совсем небольшой — три этажа, сторожевые вышки, подвалы для хранения запасов. Перед уходом в скрытые пещеры о-цигны с особым тщанием позаботились о том, чтобы сделать ее неприступной. Стены, сложенные из «земляной кости» — особого, необычайно прочного камня, добываемого в глубоких океанских расщелинах, — в толщину превышали рост человека. Нигде в комнатах не было ни окон, ни бойниц, только забранные металлом отдушины. Строение напоминало прижавшуюся к земле плоскотелую улитку с торчащими рожками башен.

— Я часто думаю, — понизив голос, сказал Эйрин. — Увидим ли мы их когда-нибудь?

Они проходили по мосткам, под которыми вздымалась и опадала первая мембрана Хода, оберегавшая полости закукливания.

Рейно передернул плечами. Это место с детства и пугало, и притягивало его.

— Увидим, — твердо ответил он. — Разве может быть иначе?

— А как это будет? Представляешь, пленка лопается, и сюда входят, въезжают на повозках, влетают на ящерах сотни, тысячи наших сородичей.

— Рано пока об этом говорить.

— Сколько мы уже тут лет? Скоро тридцатый юбилей отпразднуем.

— Не так уж и долго, — возразил Рейно. — Полагаю, ждать нам еще два раза по столько.

Эйрин пригладил непослушный вихор на затылке.

— Грустно.

— Ничего, брат, дождемся.

Ирре и Герос уже сидели в трапезной, нетерпеливо постукивая ложками о столешницу. Оба были невысоки ростом и темноволосы, с широкоскулыми плоскими лицами, разительно отличаясь и от веснущатого рыжего Рейно, и от белокурого Эйрина.

— У-у, — протянул Ирре. — Опять кое-кто халтурит. А обещал-то, обещал.

— Он не виноват, — вступился Эйрин. — Это снова карлик. Наделал в суп, разгромил полки.

— Не пора ли его, наконец, отловить?

— Боязно. Домовые приносят счастье, — ответил Герос.

— Лучше бы он нам щи принес. Или корнеплодов печеных. Пока, насколько я могу судить, он него сплошные неприятности.

— Да как его поймаешь? Эта крыса в любую щель пролезет, куда ты и носа не сунешь, — рука Рейно зависла над тарелкой, выбирая хлебец поподжаристее. — Когда Норрис сменяется? Надо бы и ему поесть отнести.

Ирре посмотрел на стоявшие под лампой песочные часы.

— Скоро. Совсем скоро.

— Пора мне собираться, — сказал Эйрин. — Как там погода?

— Чудесно. Еле заметный ветер с берега, полный штиль, дышать нечем, камни плавятся. В общем, подходящие условия для дежурства.

Воровато оглянувшись, Рейно лизнул оранжевую, влажно поблескивающую горку икринок и зажмурился от наслаждения.

— Ну и чем, хотел бы я знать, ты лучше непотребного карлика? — ворчливо произнес Герос, хмуро косясь на брата.

Словно в ответ на его слова, в дверях мелькнула тень. Дробно топоча, домовой вскарабкался по стене и устроился на балке.

— Карр-каррлика! — передразнил он.

— Лови его, — шепнул Рейно.



Домовой поерзал. Не отрывая от него взгляда, Ирре расстегнул пуговицы, снял рубашку и попытался набросить ее на незваного гостя. Тот ловко увернулся и рубашка повисла на торчащем из балки гвозде.

— Мазила, — прокомментировал Рейно. — Удивительно, как ты по краснохолкам еще вчера попадал.

— Сам бы попробовал, — огрызнулся Ирре. — Краснохолка — птица нервная, но не слишком быстрая. А эта бестия скачет, как блоха.

— Гу-гу.

Бочком подобравшись к рубашке, карлик достал из кармашка на животе ножницы, старательно вырезал в ней квадратную дыру и повязал получившийся лоскут себе на шею.

— Гу, — повторил он, чрезвычайно довольный собой.

Рейно и Герос одновременно потянулись к стопке посуды.

— Ах ты, полуног облезлый! Вещи портить вздумал!

— Ну-ка, брысь отсюда! — ревел Ирре, пытаясь достать домового канделябром.

Со свистом пронеслись сразу две тарелки, одна гулко плюхнулась на кушетку, другая разбилась о стену. С печальным всхлипом разлетелся кувшин, оставив на ковре сладкое ягодное пятно.

Карлик, громко ухая, скакал под потолком. Время от времени он останавливался, чтобы отрезать от несчастной рубашки очередной кусок, связать в жгутик и бросить его в нападавших.

— Может, шваброй его?

— Браброй! — радостно отозвался домовой. — Буброй. Хваброй!

— Не думаю, — сказал Герос. — Предлагаю попробовать по-хорошему.

Ирре скривился.

— Слишком много чести.

Эйрин завернул в лист салата кусок лепешки с икрой и позвал домового:

— Карлушечка! Лапушка! Иди, покушай.

— Отведай хлебца, золотце.

Золотце заинтересованно принюхалось, но с места не сдвинулось.

— Брезгует, коротышка, — сказал Ирре. — Да и бог с ним.

Он снова сел за стол и принялся было за обед, как вдруг замер.

— Мне кажется…

В следующую секунду грозно зазвонил колокол.

— На стену, на стену, лонтаны на подходе! — гремел по крепости голос Норриса.

Побросав ложки, братья бросились к выходу из трапезной, взлетели по лестнице наверх, к сторожевой башне.

— Лонтаны, лонтаны, лонтаны, — гудело все вокруг. Казалось, даже камни предупреждают об опасности.

Небо было ясным, без единого белого перышка, только горизонт тонул в розоватом, волнующемся мареве. От жары кружилась голова, одежда прилипала к телу, раскаленные плиты жгли ноги сквозь тонкую кожу сапог.

Корабли шли клином — быстро, неотвратимо, словно не на веслах, а под попутным ветром. Бесполезные паруса были аккуратно подобраны, серо-красные вымпелы безвольно висели на мачтах.

— Пора? — одними губами спросил Эйрин.

Братья придвинулись друг к другу, встали в круг, плечом к плечу.

— Нас пятеро, — начал Рейно.

— Пять сильных пальцев, сжимающихся в кулак, — подхватили остальные.

— Мы опора нашего народа.

— Мы щит и последний оплот.

— Мы — пламя, которое спалит врагов.

Обнявшись, они подошли к широкому проему в стене, под которым чернели мокрые скалы, и прыгнули вниз. На миг их окутала огненная пелена, а когда она рассеялась, о-цигнов уже не было. Над океаном парил огромный пятиглавый дракон.

Он описал круг над крепостью, едва не касаясь крыши кончиками крыльев, нырнул под воду и снова взмыл вверх, отряхиваясь и набирая высоту. Галеры лонтанов вытянулись в дугу, на палубах появились баллисты, замелькали золотые шлемы лучников-дальнобойщиков.

Дракон рыкнул, выпуская через ноздри струи сиреневатого дыма, рубанул воздух уродливым шишковатым хвостом и устремился навстречу эскадре.


По воде бежала рябь, дробя отражение горящих кораблей на сотни осколков. «Светлый», «Искристый», «Рассветный»… Обугленные палубы, черные сломанные мачты, пробоины, следы гигантских когтей и зубов. На месте шести затонувших судов остались только щепки, обломки бочек, серые от пепла лохмотья и обрывки.

Сделав последний бесполезный залп из бортовых пушек, флагман «Летящий» отступал, подбирая раненых. Стоящая на мостике Иванна-Ор-Кильме, Верховодящая северных лонтанов, опустила подзорную трубу и повернулась к своим военачальникам. На ее груди переливались свитые в косы разноцветные металлические цепочки.

— Не понимаю, — сказала она. — Не понимаю, откуда здесь взялся дракон.

Капитан флагмана, широкий, приземистый мужчина с бугристым, как кожура лимона, лицом, только развел руками:

— Он вылетел из крепости. Наверное, он там прячется — в ней или за ней. Может, устроил себе логово на крыше?

Иванна нахмурилась, отчего ее строгое лицо стало совсем старым.

— Чушь, Врин. Я внимательно наблюдала — дракон возник над берегом. Не выпорхнул из-за угла, не свалился с небес, а именно возник, внезапно появился перед нами.

Она оглядела подчиненных, ожидая возражений.

— Кроме того, крепость Йегу-Инн слишком мала для того, чтобы в ней могло спрятаться существо столь чудовищных размеров. Он бы просто раздавил ее.

Мимо прошла группа матросов, послышались крики, всплески, скрип трущейся о дерево веревки — на борт корабля поднимались уцелевшие с искалеченных драконом «Искристого» и «Светлого».

— Нас предупреждали об этом, — подал голос Ахельм-Ур — младший сын Верховодящей, последний в семье Кильме.

— Южане, — с презрением выплюнул Врин. — Трусы и врали.

— Как видно, кое в чем они оказались правы.

Капитан бросил косой взгляд на мальчишку, но промолчал. Спорить со щенком старухи Иванны ему не хотелось.

— Тем не менее теперь совершенно ясно, почему смугляки отступили с полуострова, — заметил он.

— Было бы наивно думать, что они просто так отдали нам этот лакомый кусочек.

Предводительница зло стукнула кулаком по перилам.

— Вы оба говорите полную ерунду. Никто ничего никому не уступал. Просто Царствующей надоело ждать, пока южане возьмут эту крепость. Слыханное ли дело — тридцать лет в осаде! Я убедила государыню, что северяне справятся с поручением лучше и мы должны, — она повысила голос, — мы должны оправдать доверие. Второго шанса нам никто не даст.

Юный Ахельм-Ур восхищенно смотрел на мать.

— Почести… — начал было он, но Иванна перебила его:

— Не о почестях надо думать, а о благе своего народа. О-цигны ушли от нас далеко вперед, и мы многому можем у них научиться. Их познания поражают воображение.

— Удивительно, и как только нам удалось их победить? — ехидно проговорил Врин. — Случайность?

— Не обольщайся, мы просто задавили их числом, пустили в ход многократно превосходящие силы. — Верховодящая резко повернулась, и разноцветные цепи на ее шее тихо звякнули. — Я знаю, ты слышал совершенно иное, но правда в том, что мы одолели о-цигнов только потому, что нас в сотни раз больше. И все-таки жаль, что нам тогда не удалось решить дело полюбовно.

Она замолчала, припоминая стаи шипокрылых ящеров, окутанных изумрудными ядовитыми облаками, невиданно мощные катапульты, молчаливых, словно выкованных из бронзы солдат. Она вспоминала, как облаченные в тоги жрецы разрушали целые поселения одним движением жезла. Снова перед глазами вставали вытоптанные, пропитанные кровью поля, ряды виселиц и дыб вдоль дорог. И белое, мраморное лицо старшей дочери с единственной, едва заметной ранкой на левом виске.

— Очень жаль, — повторила Иванна.

Капитан смущенно кашлянул.

— Что же делать теперь?

— Вернемся в Боук-р-Кат и будем думать. Я не собираюсь второй раз бросаться на дракона с голыми руками.

— Но нам нечем его взять, матушка! — щеки Ахельм-Ура порозовели. — Стрелы он вообще не замечает, копья для него — что булавочные уколы, баллисты…

— Именно потому я и говорю, что надо подумать.

Верховодящая снова раскрыла подзорную трубу и всмотрелась в крепость на горизонте. Дракон медленно кружил над ней, и все пять голов были повернуты в сторону эскадры лонтанов.

— Может, смазать копья каким-то сильнодействующим ядом? — осмелился предложить капитан.

— Возможно. Хотя шкура у него наверняка роговая. Да и не верю я, что южане не испробовали этот способ.

Ахельм-Ур тоже глянул в сторону Йегу-Инн и придвинулся поближе к матери.

— А если и вовсе не пытаться его убить? Не ломиться в закрытые ворота, а попытаться найти расшатанную доску в заборе? — юноша незаметно отер вспотевшие ладони о штаны. — Обмануть его, поймать на приманку, увести в сторону, и в это время атаковать незащищенный полуостров?

По лицу Иванны лучиком скользнула улыбка — одновременно и насмешливая и одобрительная.

— Эту идею тоже стоит хорошенько продумать.

Накинув на плечи тонкую шерстяную шаль, она присела на палубу и вытянула обутые в сандалии ноги. Врин и Ахельм опустились рядом.

— Холодно, — пожаловалась Верховодящая. — И спина болит. Не те уже мои года чтобы по волнам скакать.

— Что вы, матушка! Любая девица может только мечтать о вашей грациозности!

Капитан ухмыльнулся, но не сказал ни слова.

— Я хочу, чтобы ты установил тайную слежку за Йегу-Инн, — обратилась к нему Иванна. — Кораблей и людей получишь столько, сколько понадобится. Мне надо знать все, что здесь происходит.

— Здесь ничего не происходит. Полуостров пуст.

— Ты это точно знаешь? Ты там был? Осматривал крепость? То, что одного дракона более чем достаточно для охраны, еще не значит, что, кроме него, там никого нет.

— Но проклятый ящер близко нас не подпустит!

— Понимаю. Задание не из легких. Придется запастись терпением и подзорными трубами. Свою могу подарить тебе, в знак поощрения.

«Летящий» качнуло, на палубу полетели ледяные горькие брызги. Верховодящая поморщилась, потирая ноющую поясницу.

— Ахельм-Ур, приведи Горейна.

Юноша кивнул и скрылся в каюте. Мгновение спустя он появился в сопровождении маленького круглого человечка с вкрадчивыми движениями и глазами голодной лисицы. Человечек встал перед Иванной на колени и коснулся губами уголка ее шали.

— Приказывайте, госпожа.

— Сколько пленных о-цигнов содержится в наших темницах?

— Около сотни, госпожа.

— И большая их часть взята как раз здесь, на Изгибе? — спросила она.

— Да, около тридцати лет назад, — ответил Горейн.

— Похоже, тогда у них еще не было пятиглавого дракона. Ты уверен, что пленники до сих пор живы?

— О, да, госпожа. Эти змееложцы так быстро не дохнут.

Иванна довольно хлопнула в ладоши.

— Отлично! Хотя никогда бы не подумала, что буду так радоваться их крепости и долголетию. Приведи их всех. Лично ко мне.

— Слушаюсь, госпожа.

— Для допроса, матушка? — затаив дыхание, спросил Ахельм-Ур.

— Для допроса. — Верховодящая кивнула капитану, давая сигнал к отходу. — Иегу-Инн должен пасть.


В трапезной было тихо, только чуть поскрипывало перо в руке Норриса. Низко склонившись над журналом, он записывал произошедшие за день события — сбор урожая в подземной оранжерее, кормление пещерных улиток, охоту на краснохолок, подметание полов. Остальные братья, кроме стоявшего на страже Рейно, расположились на диванчике и читали девяносто третий том «Великой Имперской истории».

— Эх, — мечтательно сказал Эйрин, переворачивая страницу. — Вот нам бы в то время жить. Представляете, что бы было?

— Пятиглавый Ингрэ на службе у владыки о-цигнов?

— А хотя бы! Лонтаны так бы и остались на своем полюсе, и льды основательно проутюжили бы и их города, и их башни, и их самих, — воскликнул Ирре.

— Это было бы справедливо — кивнул Эйрин.



— Справедливо и прекрасно.

Оба вздохнули.

— Жаль, что это невозможно.

— Жаль. Даже если бы мы и жили в то время…

— …мы ничего не смогли бы сделать, — закончил за брата Ирре. — Ингрэ — не меч, а всего лишь щит, он существует только здесь, на священном Йегу-Инн и только тогда, когда крепость в опасности.

Герос зачарованно рассматривал портрет императрицы Миры. Знаменитая красавица была изображена в пышном придворном платье, украшенном сотнями крошечных изумрудов.

— Очень хороша, правда? — спросил он.

— Да. Только не забывай, что она — наша прабабка, — засмеялся Норрис откладывая перо и разминая пальцы.

— Я и не забываю, — насупился Герос.

Он захлопнул фолиант и принялся расхаживать по комнате, заложив руки за спину. Эйрин наблюдал за ним со сдержанной улыбкой.

— Чего, дружок, маешься?

— Скучно что-то. Лонтаны затаились, носа не кажут. Подраться не с кем, душу отвести.

— Пойди к Рейно на крышу, поупражняйся.

— Да ливень там.

— Тогда на кухню — лепешек приготовь.

Герос насупился еще больше.

— Вообще-то твоя очередь.

— Моя, моя, кто же спорит, — сказал Эирин. — Я надеялся, что ты мне компанию составишь.

— Может, и составлю. Запеканку сделаем — как раз птичек сегодня набили изрядно, да и клубни свежие подоспели. А на десерт — блинчики.

Не сговариваясь, они вышли из комнаты, и каблуки их сапог гулко застучали по ступенькам. Ирре проводил братьев взглядом, раскрыл книгу и вернулся к чтению. Рука Норриса снова заскользила по страницам журнала.

— А ты знаешь, что с последнего нападения лонтанов минуло ровно три месяца? — спросил он вдруг.

— Так много? — удивился Ирре. — А кажется, что совсем недавно…

— Чувствуется, основательно мы их тогда отделали — боятся лезть.

Ирре покачал головой.

— Не думаю.

— Мы потопили пять или шесть кораблей! — заметил Норрис. — И сильно повредили еще три. Эскадре нанесен очень серьезный урон.

— Подумаешь — утопили парочку лоханок! Флагман-то ушел!

Зеленые глаза Норриса насмешливо сверкнули. Он отодвинулся от стола и закинул ногу на ногу.

— И что? Один флагман много не навоюет, знаешь ли.

— Да не в самом флагмане дело! — возмутился Ирре — Как ты не понимаешь!

— Чего я не понимаю?

— Флагман — всего лишь набор досок, веревок и гвоздей. Но на нем находился командир, который руководил боем, который наблюдал за нами и делал выводы!

— И что? — повторил Норрис.

— А то, что он сумел уйти и теперь наверняка планирует возвращение.

— Как страшно! Пускай поскорее возвращается, а то Герос, вон, тоскует, места себе не находит.

Ирре скривился. На его лицо тенью набежало раздражение.

— Твоя легкомысленность меня просто умиляет! Мы здесь не для того, чтобы развлекаться. За нашими спинами — целый народ, наш народ.

— И ты думаешь, я этого не понимаю? — со злостью спросил Норрис.

— Я вижу, что ты не понимаешь, — отрезал Ирре. — Как мальчик маленький — шесть кораблей утопили, шесть кораблей утопили! Не видишь очевидных вещей.

— Так вот, значит?

— Именно так.

Они обменялись неприязненными взглядами.

— Тебе стоит подумать над моими словами, — сказал Ирре и уставился в книгу.

Не успел Норрис раскрыть рот для ответа, как снизу донесся полный ярости крик. Потом кто-то пискляво, с повизгиванием, запел. В коридоре забухали шаги, дверь распахнулась, и в трапезную влетело белое привидение. Прижимая к груди фаянсовую миску, приведение вскочило на шкаф и отряхнулось. На пол посыпалась мука, и перед братьями предстал еще более растрепанный, чем обычно домовой.

— Лови уродца, — заорал с порога Герос.

Увернувшись от летящего в него тома «Имперской истории», карлик прыгнул на соседний шкаф, потом на буфет, зацепился ногами за люстру и повис головой вниз. Повисев так секунду, он с нарочитой неторопливостью отпустил миску, и та с грохотом разбилась об угол стола, залив журнал тестом для капустных блинчиков.

— Клянусь пеплом предков, — только и сумел вымолвить ошарашенный Норрис.


Иванна-Ор-Кильме сидела в застеленной коврами каюте «Летящего» и внимательно изучала потрепанные коричневатые свитки, исписанные убористыми угловатыми символами.

— Семь лет растили они дракона, нареченного именем Ингрэ, отчаянно отбиваясь от атак лонтатов. Когда дракон впервые поднялся в небо, оставшиеся в живых о-цигны ушли под землю, чтобы присоединиться к возрождающемуся из праха народу, — прочитала она.

Ахельм-Ур заглянул ей через плечо.

— Это хроники? — спросил он.

Верховодящая кивнула.

— Как всегда, нелепое изложение, куча ненужных подробностей, где этого не требуется, и лишь туманные намеки о событиях, которые нас интересуют.

— Тем не менее кое-что прояснилось, — сказал юноша.

— То, что дракона создали о-цигны? Мы и раньше об этом догадывались. Вот если бы его создателей найти — совсем другое дело.

Положив свиток поверх кучи других бумаг, она откинулась на подушках.

— Все это очень увлекательно, но не дает нам никакого представления о том, где проклятый дракон прячется.

— Матушка, а может, это и не дракон вовсе, а мираж? — робко предположил Ахельм-Ур.

— Хорош мираж — половину моей флотилии затопил!

— Да и мы сами едва унесли ноги, — заметил Врин.

Он вошел в каюту без стука и теперь нерешительно переминался на пороге, сжимая в руках капитанский берет.

— Что-то случилось? — спросила Иванна.

— К вам пожаловал Горейн — лицо Врина выражало крайнее недовольство. — Я бы все-таки попросил вас Верховодящая, указать ему что пленных следует хоть иногда мыть. Вид всей этой змеючной швали и так оказывает на мою команду плохое воздействие.

Иванна вспомнила толпу донельзя грязных, покрытых язвами и синяками оборванцев и не могла не согласиться.

— Я прикажу ему, — пообещала она, — хотя не думаю, что он еще кого-то приведет. Похоже, мы переговорили уже со всеми.

— Тем не менее он нашел одного.

— Нашел? — переспросила Верховодящая. — Что ж, будем надеяться, что хоть от него мы чего-то добьемся.

Капитан странно посмотрел на нее и склонил голову.

— Уверен, что добьемся.

Он отвесил поклон и скрылся за дверью. Не успела Иванна усесться поудобнее, как деревянная ручка снова скрипнула и в комнату вошел Горейн. За ним, скованный по рукам и ногам, шел истощенный человек в хитро сделанном бронзовом шлеме. Забрало шлема было опущено, не позволяя видеть лица незнакомца, и только спутанные желтые волосы, в которых кое-где еще мелькали хрусталики, говорили о том, кто он такой.

— Жрец! — воскликнула Иванна, невольно хватаясь за сердце. — Поклоняющийся Сойлу.



Перед ее глазами встало залитое солнцем поле, выстроившиеся в шеренгу войска и человек, простирающий руки к сияющим небесам. Она не помнила, что произошло потом, но шрам, уродливый шрам от ожога, остался у нее на груди на всю жизнь.

Худые, покрытые лохмотьями плечи чуть дрогнули.

— Тепло, — пробормотал человек — Очень тепло.

Верховодящая выпрямилась. Прошлое осталось далеко позади, и глупо цепляться за былые страхи.

— Итак, это свершилось. Могущественный жрец схвачен, обуздан и превращен в беспомощного червяка.

Ахельм-Ур подошел поближе, чтобы лучше рассмотреть пленника.

— Это Зегерро, госпожа. Приближенный самого Рагхе-та Харра, имира, — сказал Горейн.

— Чудесно. Лучше и не бывает. Удивительно только, что южане не откопали его прежде нас.

— Госпожа, этого солнцепоклонника так усиленно прятали, что, в конце концов, советники Царствующей сами забыли о его существовании. В ходе выполнения моей миссии я наткнулся на старого полубезумного тюремщика и потратил час на беседу с ним. Кто бы мог подумать, что в Крирке действительно есть подземный ход с тайными камерами? Но странно не это, — он обвел глазами присутствующих, — а то, как стоящий перед нами о-цигн смог прожить там почти десять лет, питаясь только крысами?

Внимательно слушавший рассказ Горейна Ахельм-Ур удивленно моргнул.

— Зачем же его прятали?

— Не зачем, а от кого — ответила Иванна. — Полагаю, от нас. От Южных. От Кочующих. Государыня опасалась что сила этого человека может быть повернута против нее.

Проведя рукой по затылку пленника, Горейн щелкнул замочком, и нижняя часть шлема раскрылась.

— Не больно-то он грозен, — выразил общее мнение сын Верховодящей — Трясется, бормочет что-то под нос.

Стоявший посреди каюты жрец и в самом деле представлял жалкое зрелище. Он все время вздрагивал, втягивал голову в плечи и зябко потирал руки. Губы Зегерро непрерывно шевелились, но разобрать, что он говорит, было невозможно — слишком тих и слаб был его голос.

— По-моему, он спятил, — сказал Ахельм-Ур. — Впрочем, меня это не особенно удивляет — столько лет провести в темнице, наедине с крысами…

— Да. Он не в себе. Но крысы тут совершенно не при чем, — проговорила Иванна.

Горейн согласно наклонил голову.

— Госпожа хорошо знает о-цигнов.

— Жрец связан с Сойлом, — пояснила она сыну. — Вся его жизнь заключена в общении со светилом. В этом и сила его, и слабость. Потеряв возможность смотреть на солнце, он постепенно сходит с ума, его личность разрушается.

— Значит, теперь от него никакого толка? — спросил юноша.

— А вот это мы сейчас узнаем.

Легко поднявшись с подушек, Иванна подошла к Зегерро, взяла его за руку, погладила по щеке. Растрескавшиеся, изъязвленные губы жреца дрогнули, сложившись в неуверенную улыбку.

— Тепло, — хрипло прошептал он. — Горячо. Горячо, как кровь. Как огонь. Как драконий огонь.

Лонтаны переглянулись. Лисьи глазки Горейна блеснули.

— Что ты знаешь о драконе? — тоже шепотом спросила Верховодящая.

— Дракон — это страж, — медленно ответил пленник. — Страж Йегу-Инн.

— Ты видел его? До того, как тебя схватили?

Жрец гортанно засмеялся.

— Откуда он? Ты призвал его? — настаивала Иванна.

— Сойл. Только милостью Сойла.

Едва сдерживая волнение, Ахельм-Ур подался вперед.

— Как его убить? — воскликнул он.

— Убить? — Зегерро обхватил себя за плечи. — Нельзя убить, нет-нет. Плохо для о-цигнов.

Метнув на сына грозный взгляд, Иванна обняла жреца и успокаивающе потрепала по волосам.

— Хочешь выйти на солнышко? Погреться под его лучами? Сейчас утро, и небо чистое-чистое.

Тот лихорадочно стиснул ее ладонь.

— Да, мне туда надо, надо!

— Мы пойдем. Мы снимем с твоих глаз маску, и ты станешь таким, как прежде. Если поможешь нам.

От этих слов Зегерро сжался как пружина, и по его телу пробежала судорога. Звякнули цепи на руках и ногах.

— Дракона убить нельзя, — сказал он неожиданно ясным голосом. — Людей — можно.


Ирре, Эйрин и Норрис сидели на кухне, уныло созерцая устроенный домовым погром. На полу валялись черепки, скорлупа и обрывки капустных листов. Полки были густо присыпаны мукой вперемешку с просом. Возле печи лежала гора перемазанных глиной полотенец.

— И журнал испортил зачем-то, — никак не мог успокоиться Норрис. — Что за вредное существо!

— По-моему, пришла пора для решительных действий, — сказал Ирре. — Так больше продолжаться не может.

— Все это закончится тем, что уродик обвалит потолок на лестнице, и мы не поспеем на башню в нужный момент.

Эйрин вздохнул. Раньше ему было жаль карлика, но теперь он не мог не признать, что братья правы.

— Надо его приструнить, а то совсем разбаловался. Не ценит хорошего к себе отношения.

— Перед нами опять все тот же вопрос: как его поймать, — изрек Ирре. — С одной стороны, у домового масса преимуществ — он мал, верток, знает тайные норы в стенах. Однако нас больше, и мы малость поумнее.

Эйрин закинул ногу на ногу и потянулся.

— Предлагаю его перехитрить. Поставить ловушку с аппетитной приманкой и ждать, пока он клюнет.

— А если не клюнет? — сумрачно спросил Ирре.

— Тогда будем думать дальше.

Братья погрузились в недолгое молчание. Норрис ковырял носком сапога засохший на полу комок теста, горестно вспоминая о загубленном журнале наблюдений. Шелковистые каштановые пряди падали ему на лицо, щекотали нос и щеки.

— Скорей бы уж Герос пришел с краснохолками, — сказал он. — А то кушать очень хочется.

— Может, поднимемся к нему наверх? — вяло предложил Эйрин.

Ирре кивнул и поднялся с табуретки.

— Надо было сразу всем вместе идти. Быстрее бы дело пошло.

— А кто же будет все это убирать? — всполошился Норрис.

— Уберем уберем. Но ведь не на голодный желудок.

По дороге в башню они опять принялись строить планы поимки домового:

— Вот, кстати, пожарим мяска — чем тебе не наживка?

— Отличная наживка! Горячее будет благоухать на всю крепость!

— Попробовать, пожалуй, стоит.

Ливень почти прошел, и с затянутого тучами неба срывались только отдельные крупные капли. Было прохладно, дул сильный восточный ветер, но краснохолки словно не замечали этого. Яркими пятнышками птицы метались над берегом, то опускаясь совсем низко к воде, то поднимаясь ввысь.

Герос стоял в напряженной позе, сжимая в руках заряженную кельру. Дождавшись, когда стая окажется точно над башней, он прицелился и трижды выстрелил. Раздалось тревожное курлыканье, хлопанье крыльев, и на мраморные плиты упали две краснохолки.

— Какие-то странные они сегодня, — сказал Ирре. — Дерганые.

— Точно, — согласился сидевший на наблюдательной вышке Рейно. — Весь день беснуются.

— С чего бы это, интересно? — удивился Норрис.

Опустившись на колени, он изучал добычу.

— Пухленькие такие. С жирком.

— Сковорода по ним плачет.

— Что ж, не будем заставлять ее ждать, — улыбнулся Эйрин.

Он подхватил обеих птиц и направился к выходу. Герос, Ирре и Норрис последовали за ним, шумно обсуждая различные способы приготовления мяса.

— Эй, — окликнул их Рейно, не отрывая взгляда от океана. — Будьте в любую минуту готовы. На горизонте маячит какая-то флотилия, пока не приближается, но чует мое сердце, что так просто лонтаны не уйдут.

Эйрин махнул рукой.

— Пускай себе. Ведь нас пятеро!

— Пять сильных пальцев, сжимающихся в кулак.

— Мы опора нашего народа.

— Мы щит и последний оплот.

— Мы — пламя, которое спалит врагов, — бодро закончил Рейно. — Ладно, идите уж скорее, а то у меня живот подводит.

Герос открыл дверь на лестницу и тут же отскочил в сторону, пропуская несущегося во всю прыть домового. Оказавшись на крыше, тот оглянулся, принюхался и одним прыжком очутился на спине у Эирина, вцепился ему в волосы.

— А вот и наш дорогой друг! Сам в руки лезет! — заорал Ирре, пытаясь связать отчаянно лягающегося карлика своим поясом.

Не тратя времени на разговоры, Норрис ухватил домового за загривок и рванул на себя. Домовой зашипел и выпустил когти. Вскрикнув от боли, Эйрин отступил на шаг назад, потерял равновесие, и все трое рухнули на пол. Первым из образовавшейся кучи выскочил юркий карлик, сжимая в мохнатых ручках подстреленных птиц.

— Держите его, он наш ужин уносит!

Ирре крутанулся на месте и бросился за ним. Уже возле самого порога ему удалось настичь беглеца. Но тот, немыслимо изогнувшись, снова вырвался и нырнул в коридор. За дверью послышались звуки борьбы, и на крышу вышел Герос, крепко удерживая домового.

— А вот и попался.

— Ну, вы даете, — сказал Рейно.

— Тащи его сюда, — хрипло проговорил Ирре, потирая ссадину на локте.

— А птиц — на кухню, — добавил Эйрин.

Обведя братьев полубезумным взглядом, карлик снова рванулся, залопотал что-то нечленораздельное и вдруг впился зубами в шею краснохолки. По его подбородку потекла кровь, он закашлялся и сплюнул перья, не прекращая жевать жесткое сырое мясо.

— Вы только посмотрите… — начал было Герос, но тут домовой дернулся, забился, на побелевшем лбу выступили капли пота.

— A-а, — мучительно простонал он и замер.

Выскользнув из его пальцев, обе птицы тяжело шлепнулись на пол.

— Яд, — еле слышно прошептал Норрис.

Братья переглянулись.

— Вниз быстро, — первым спохватился Эйрин, — надо попробовать ему помочь.

Герос нес домового бережно, прижимая к себе, как уснувшего ребенка. Произошедшее не укладывалось в голове — никчемный коротышка, хулиган и недотепа спас их всех ценой собственной жизни.

Дойдя до трапезной, он уложил карлика на кресло, накрыл одеялом. Ирре рылся в шкафу, разыскивая подходящие снадобья, Норрис топтался рядом.

— Что за яд такой — птиц не убил, но отравил их мясо?

— Я когда-то читал о таком — это сок полярного цирянника. Кажется, подобным образом был убит один полководец времен последней воины.

— И как карлик… — Эйрин запнулся. — И как малыш узнал, что краснохолки опасны? Почувствовал запах?

— Или правильно понял их поведение? — предположил Герос.

— Проклятье, где же это лекарство?

— Вон там, выше, видишь? Коричневая бутылочка?

Ирре потянулся к полке, и в этот момент крепость содрогнулась от тревожного колокольного звона.

— Лонтаны на подходе, — гремел голос Рейно. — Лонтаны, лонтаны! На стены! На стены!

— Проклятье! — снова выругался Ирре.

Он подскочил к домовому и влил ему в рот несколько капель снадобья.

— Наверное, уже поздно.

— Скорее! Ему мы больше ничем не поможем, — сказал Норрис, подталкивая остальных.

Дверь захлопнулась, и карлик остался один.

— Лонтаны, лонтаны, лонтаны, — гремело отовсюду.

Флагман «Летящий» полным ходом двигался вдоль Изгиба к вырастающей на горизонте крепости Йегу-Инн. Эскадра шла следом, сияя снежной белизной парусов, серо-красные флаги и вымпелы трепетали на ветру.

— Через час будем, — сказал капитан Врин.

Иванна-Ор-Кильме сдержанно кивнула. Вцепившись в поручни, она жадно смотрела вперед. За ее спиной стояли Ахельм-Ур и Горейн, чуть поодаль, по-прежнему в цепях и закрывавшем лицо шлеме, сидел Зегерро.

— Вы обещали мне солнце, — шептал он.

— Да. И ты посмотришь на него. После боя, — отмахнулась Верховодящая.

— Но ведь мы все можем погибнуть? — в голосе жреца зазвучали нотки мальчишеской обиды.

— Не можем. Если твой план сработает.

— Я буду молиться, — сказал он, опуская голову.

Иванна пожала плечами и поднесла к глазам подзорную трубу. Крепость приближалась.

* * *

Он спал, и ему снилось раннее, давным-давно позабытое детство — овальная комната, игра лучиков света на потолке, ласковые руки няни.

— Лежите, маленькие, тихонько лежите, к вам папа пришел.

Быстрые шаги, уверенные голоса над головой:

— Эйрин, Герос, Рейно, Ирре, Норрис…

— Пятеро… Пять сильных пальцев, сжимающихся в кулак…

— Ты уверен, что все получится?

— Мы просто не можем поступить иначе… Не можем. Начинай.

Потолок раскрылся, и поток солнечного света хлынул в спальню. Из воздуха соткались призрачные мерцающие нити, протянулись между колыбелями.

— Погоди, — имир коснулся плеча Зегерро. — Здесь же Онир. Наверное, кормилица забыла его унести.

— Нет. Он нам тоже нужен.

— Но почему?! Их ведь уже пятеро! Зачем тебе нужен несчастный больной ребенок, калека?

Брови жреца приподнялись.

— Что такое пальцы без ладони?

Рагхет молча смотрел на него, и Зегерро продолжил:

— Мы не знаем, как братья уживутся вместе, когда вырастут. Мы не сможем за ними присматривать и мирить в случае надобности, а ведь от их дружбы, от их взаимной любви зависит слишком многое, — он коснулся безобразно большой, покрытой жестким пухом головы Онира. — Этот мальчик отвлечет их. Маленькое, неуловимое чудовище, отвратительное и проказливое. Вызывающее на себя все вспышки дурного настроения, всю усталость, всю злость. Он будет обладать необычайной чуткостью, способностью распознать опасность, подстерегающую Ингрэ… изнутри.

— Ладонь…

Голоса отдалялись, их заглушал резкий, бьющий по ушам грохот, требовательный, настойчивый, неотвязный. Онир открыл глаза и застонал — все его тело мучительно горело, острая, режущая боль разрывала желудок, сердце тяжело колотилось.

— Лонтаны, лонтаны, лонтаны, — доносилось отовсюду.

Онир приподнялся на локтях и всхлипнул. Надо идти. Надо идти к братьям на башню. Он соскользнул с кресла на пол и мучительно медленно пополз к выходу из комнаты. Стул, скамеечка, ножки стола. Возле порога он перевел дух, подобрался и подпрыгнул, повис на дверной ручке. Дверь отворилась, и он оказался на лестнице.

— Лонтаны, лонтаны, — продолжали скандировать стены, но теперь к звону колокола прибавились другие звуки — влажные щелчки, шелест и гудение, доносившиеся откуда-то снизу.

Отдышавшись, Онир попытался дотянуться до перил, но подступившая тошнота скрючила его, и он упал, сжавшись в комочек. Несколько минут пролежал, собираясь с силами и невольно прислушиваясь к доносившемуся с нижних этажей шуму. Щелчки раздавались все чаще, сливаясь в монотонную мелодию. Потом на мгновение все стихло, чтобы разорваться оглушительным взрывом. Коридоры заполнились шепотками, деловитым перестукиванием, мимо Онира, царапая когтями каменную кладку, проскакал отряд рабочих ящеров. Словно из ниоткуда выпорхнула стая крупных насекомых-разведчиков.

— Вернулись, — прошептал он. — О-цигны вернулись… Мы спасены.

Он устало опустил пылающую болью голову на грудь, но тут же вздрогнул, как от удара.

— Нас пятеро! — раздался где-то вверху звонкий голос Эйрин.

— Пять сильных пальцев, сжимающихся в кулак, — подхватил Рейно.

«Они не знают о возвращении и все-таки прыгнут, — отчетливо понял Онир. — Они прыгнут с башни, чтобы стать драконом Ингрэ, но меня с ними не будет».

Беззвучно заплакав, Онир встал на колени и пополз вверх.

«Я не буду незаметно стоять рядом. Я не полечу со скалы вместе с ними».

— Мы опора нашего народа.

— Мы щит и последний оплот.

Подтянувшись на руках, он забрался еще чуть выше.

«Без меня им не стать Ингрэ. Без меня они просто упадут на землю и разобьются».

— Мы — пламя, которое спалит врагов, — почти пропел Ирре.

Онир снова подтянулся, перевалил на бок непослушное тело и отчаянно посмотрел на далекий, очерченный светом прямоугольник двери.

«Не успел», — подумал он, чувствуя, как разрывается, рассыпается в пыль его сердце.

— Не успел, — повторил он вслух, продолжая подниматься.

Разве эти ступеньки всегда были такими высокими?

Такими высокими…

Михаил Кликин
СТАРЫЙ ХРАНИТЕЛЬ МИРА

Он твердо знал, что весь мир существует лишь в его воображении.

Мир — это субъективная реальность, данная ему в ощущениях.

Это так тяжело — чувствовать, что мир существует лишь благодаря тебе одному. И он, как мог, старался сделать мир лучше. Он берег себя.

Он давно заметил — стоило ему заболеть, как тут же происходило что-то нехорошее: Карибский кризис, воина во Вьетнаме, путч в Кремле. Он чихал — где-то падал самолет. Сморкался — тонул танкер. Если слезились глаза — на другом конце планеты реки выходили из берегов. Когда саднило горло — значит, где-то началась засуха. Вскочивший прыщ предвещал извержение вулкана, мурашки — землетрясение.

Он был осторожен во всем, даже в общении. Его уже трижды отправляли в психушку. И каждый раз, когда его пытались лечить, мир сходил с ума.

Он часто размышлял, а не бог ли он? И сам смеялся над такой возможностью.

Ему было уже много лет, и последнее время он постоянно думал о своей кончине. Он знал, что перед смертью надо найти преемника. Надо каким-то образом передать весь мир другому человеку.

Как это сделать, он точно не знал. Но думал, что сразу поймет, едва только встретит нужного человека.

Разумеется, он не бог, и даже не часть Творца. Но, быть может, Господу наскучило свое творение, и он перепоручил заботу о мире единственному человеку — ему?

Какая непосильная ноша!..

Он сильно сутулился. Шаркал ногами. Старался не смотреть по сторонам.

Его мало кто замечал.

Жил он в двухкомнатной квартирке, один. На улицу без повода старался не выходить. Слушал радио и смотрел телевизор выписывал много газет. Если вдруг заболевал, лежал в кровати под одеялом в полной тишине. Слушать новости было слишком тяжело.

Да, он сильно сдал. Старость. Ничего не поделаешь. И мир тоже постарел. Постоянно где-то что-то падало, взрывалось. Он чувствовал себя виноватым. Но что он мог сделать? Возраст..

Последние две недели он стал чаще выходить на улицу. Бродил по городу. Осторожно заглядывал прохожим в лица. Искал преемника.

Вот и сегодня. Вышел из квартиры, запер дверь спустился по лестнице и побрел по тротуару — сутулясь, шаркая ногами.

Кругом суета.

От мельтешения лиц у него начинала болеть голова. Значит, где-то снова творится что-то нехорошее.

И он уходил в парк, садился на скамеечку и отдыхал. Слушал щебет птиц и шелест листвы. Подставлял лицо солнцу. Гладил ладонями подобранную ветку шиповника или березы.

Становилось легче…

Холодная тень легла ему на лицо. Он открыл глаза. Перед ним, закрыв солнце, стоял растрепанный, небрежно одетый парень и озирался по сторонам.

— Слышь, дед, — глухо процедил он сквозь зубы и надвинулся, загородив собой полмира. — Деньги давай.

— Что? — он не расслышал.

— Деньги Деньги! — парень требовательно протянул руку. В другой руке у него был нож. И старик испугался. Не за себя — за весь мир.

— У меня нет.

— Врешь! Снимай плащ!

Старик посмотрел парню в лицо и вдруг понял, что нашел то, что так долго искал. Эти глаза. Эта протянутая рука. Этот парень. Тот самый человек. Вот он — прямо перед ним. Теперь надо лишь взять его ладонь, сжать покрепче, и все… Весь мир перейдет к новому хозяину. Из рук в руки. И умирать станет не так страшно.

Но старик медлил.

— Снимай! Ботинки снимай! Если денег нет, давай одежду! — Парня трясло. Его лицо сводил тик, глаза бегали.

Наркоман?

— Нет! — сказал старик и стал подниматься. — Нет! Только не ты!

Парень толкнул его в грудь, уронил на скамейку, крепко прижал, зашипел в самое лицо:

— Давай скорей, дед!

Прихватило сердце. Кровь застучала в висках. И словно эхо прогремел над головой гром. Посреди чистого неба.

— Нет, не надо! Ты не понимаешь! Я — весь мир! Оставь! Оставь меня! — старик задыхался. А парень рвал плащ у него на груди и лез свободной рукой в карманы.

Никого не было вокруг.

И тогда старик, собрав все силы, приподнялся и толкнул парня в грудь.

— Убирайся! Ничего тебе не дам!

Перед глазами сверкнул нож словно молния. В груди вдруг сделалось горячо. Потом кольнуло в шею. Старик захрипел, стал заваливаться набок. Руки он стиснул в кулаки, прижал к телу, чтобы нечаянно не выпустить из них мир. Не отдать его этому убийце и грабителю.

Он увидел страх в глазах парня. И равнодушно отвернулся.

Он слушал, как все тише щебечут пичуги. Как слабеет шелест листвы.

Небо темнело. Медленно угасало солнце.

Холодало.

На некрашеной лавочке вместе со стариком тихо кончался целый мир.



Галина Божко
ЛОГИКА ОТРАЖЕНИЯ

Прочла статью «Вековая загадка зеркал» («ТМ», Ns 1 за 2003 г.). Мне эта тема интересна. Захотелось познакомить вас со своим рассказом…


— Мне кажется, там какое-то другое пространство. И там живет Она. Кто из нас чье отражение?..

— Ты говоришь глупости. Там нет ничего, кроме прозрачной кристаллической материи между амальгамой и поверхностью стекла. Перестань, наконец, торчать у этого чертового зеркала! Меня просто бесит твое поведение!


Женщина уменьшилась в размерах, удаляясь в пространство. Я тоже отвернулась от нее. Какое это притягательное слово — пространство! Что-то протяженное не только в одной плоскости, но и раздвинутое во все стороны, вокруг, везде. Какие абстрактные понятия! Но я ведь материальна? Я думаю, чувствую, существую. Да, я не могу увидеть себя, но я вижу свое отражение за поверхностью. Я слышу вибрацию звука, я понимаю, о чем они говорят там, за стеклом.

Женщина обернулась, и я снова могу рассматривать ее мир отраженным взглядом. Впрочем, это мой мир, скопированный другим пространством. Мой мужчина слился с контуром кресла, он выглядит обиженным. Так не должно быть! Он всегда был приветлив и весел, но последнее время… Неужели это из-за того, что я сказала ему недавно? Нет, он ведь так радовался! Как же нельзя не радоваться новой жизни?! Мне уже не будет так одиноко в пустой комнате, когда он скрывается за дверью, а я жду, жду, жду. Мне все равно, где он находится в это время. Может быть он даже временно не существует. Но он всегда возвращается. Всегда. И я, наверное, счастлива…


— Если хочешь, кури здесь. Я принесу пепельницу.

— Я сам могу позаботиться о себе! Сядь. Нам надо поговорить.

— Я слушаю.

— Вот только не надо этой напускной скромности и покорности! Не надо! Мы оба знаем твой настоящий нрав.

— Я не хочу, чтобы ты сердился. Только и всего.

— Я спокоен. Ты преувеличиваешь, как всегда!

— Ты несправедлив…

— Прекрати! Не стоит изображать святую невинность!

— Господи! Что ты хочешь от меня?!

— С тобой невозможно разговаривать! Ты все превращаешь в истерику или драму!

— Любимый, я хочу…

— Нет, это невыносимо!


Мужчина скрылся за дверью, оставив после себя вибрацию злого звука удара. Мой мир пронизывала обида. В чем дело?! Может быть, он обращается со мной так оттого, что я не имею на него никаких прав? Но мы уже обсуждали это, давно, когда еще только сблизились. Я знаю, что у него семья, ребенок… Где? Мне все равно. Если я чего-то не видела, возможно ли, что этого не существует в реальности? Кстати, разве это было когда-нибудь помехой нашему счастью? Напротив, свобода, именно свобода наших отношений привлекала его. Он сам так говорил…

Я не заметила, как очутилась на плоскости кровати и изменила свои контуры. Здесь мне спокойнее. Замкнутый мирок в замкнутом мире…


— Приезжай скорее! Кажется, у меня схватки… Я умоляю тебя! Да, я вызвала доктора. Ой! Я смогу открыть дверь. Почему? Ты занят? Да, справлюсь… Я сильная… Нет, не надо. Мне уже лучше. Да, конечно, ты всегда прав.

Господи, как больно!


Трубка телефона, подпрыгивая, скользила черной переменчивой кляксой по поверхности письменного стола, пересекая его контуры. Я видела измученное лицо женщины, она будто искала поддержки в моих глазах. А я могла лишь сопереживать и повторять за ней каждое движение терпеть боль и надеяться на чудо. Мы соприкоснулись холодными ладонями и горячими лбами, но не смогли остановить скольжение вниз.


— Скажи мне, кто это был.

— Разве теперь не все равно?

— Нет. Кто это был?

— Мальчик… Но все прошло, верно? Мы заживем по-прежнему. Увидишь, мы будем очень счастливы…

— Зачем?


Почему иногда все вокруг кажется таким неестественным и белым, будто иней проник внутрь теплой комнаты и оклеил предметы, людей, стены… Мое отражение тоже стало белым и некрасивым. Неужели я выгляжу так же? Впрочем, это такие пустяки… Одиночество — то, чего я всегда боялась, все больше сковывает меня, перехватывает дыхание, отнимает сам воздух убивает желания и надежды.



Неприятным черным пятном перемещается мужчина от кровати к двери и обратно. Как он некстати в хрупком белом мире. Зачем он здесь? Разве нас что-то связывает? Я не помню…


— Зачем ты занавешиваешь зеркало? Оно тебе мешает?

— Не знаю…

— Ты — моя женщина, моя красавица! Сядь ко мне на колени. Тебе лучше? Помнишь, как мы ездили в Париж? Ты была на высоте! Накрахмаленные парижанки просто зеленели от зависти. Хочешь, я куплю тебе новое платье? Ты хотела то, с бархатными розами. Идем, накупим всякого барахла, посидим в ресторане, выпьем. Нам давно пора выйти в свет!

— Не помню…

— У тебя с головой в порядке? Что ты опять уставилась в зеркало?! Ты слышишь меня?!

— Не понимаю…


Сегодня я почувствовала, что больше не могу так жить. Холод стекла сковывает и бесит меня. Пока молодость не грозила незаметно перейти в старость, я еще могла на что-то надеяться. Мне мечталось, что откуда-то извне, из неизведанного пространства появится Он, разобьет привычные границы моего мира, и я последую за ним радостно и бесстрашно. Мы будем счастливы, как никто на свете!

Но счастье отмеряно на всех и малой горстью. Я слишком долго смиренно стояла в очереди, надеясь на справедливость судьбы, но в результате мне ничего не досталось. Мир пустеет и теряет всякий смысл…

Интересно, если я ударю со всей силой в стекло, может, мне удастся вырваться из прозрачного плена? Сжать покрепче пальцы, отвести руку и ударить! Стать объемной, ощутить красоту полета, насладиться свободой! Помоги мне, отражение! Вместе! Да!! А-а-а!

Мир взвихрился, взлетел и… рухнул.


— Зачем ты разбила зеркало?! Я тебя спрашиваю! Что ты молчишь?! Я больше не собираюсь терпеть твои выходки, с меня хватит! Дура! — он отшвырнул женщину к кровати. — И не думай, что я прощу тебя и на этот раз! Изливай свои истерики на кого хочешь, но меня — уволь! Не смей беспокоить мою семью, иначе пожалеешь! Ты меня слышишь?! Ну и черт с тобой!

Двери затряслись, деревянные шаги уверенно прозвучали по ступеням. Человек ушел. Навсегда. Так и должно быть. Все — навсегда.

Женщина встала на колени перед разбитыми кусочками зеркала. Кровь с ладони падала неуверенно, мелкими красными каплями. Крови может быть намного больше. Намного… Она наклонилась к прозрачным жесткогранным лужицам ближе. В каждом кусочке разбитого пространства темнели глаза, переполненные отчаяньем…


ТЕХНИКА МОЛОДЕЖИ 7 2003

Сергей Захаров
НАЙТИ ДРУГИХ ЛЮДЕЙ

1. Пятое правило отменяется

Старик был мертв.

Еще вчера вечером старик сказал, что не доживет до утра, и он не дожил. Старик и раньше никогда не обманывал. Вик долго смотрел в открытые светло-голубые, под цвет утреннего неба, глаза, потом отвернулся и пошел к джипу. Он не стал хоронить старика — в его племени мертвых не хоронили.

Это была седьмая смерть, которую Вик видел в своей жизни. Это была не самая худшая из тех смертей, которые видел Вик, — старик просто умер во сне. Его не разорвали руканы, как Сима и Катю, он не утонул, как Борг, не умер от болезни, как Ник и Ната, и его не съела лучевая болезнь, как Джейн. Старик умер хорошо, но теперь Вик остался один.

Вик осмотрел джип. Машина была исправна, но бензина оставалось совсем мало, не более чем километров на двадцать. Вик подумал, что это плохо, что с таким количеством бензина ему не добраться на джипе до большого города на западе, а значит, ночевать придется вне укрытия, где-нибудь в поле или в лесу. Старик умер, и теперь некому дежурить по ночам, так что ночь будет очень опасной. Руканы нападали чаще всего ночью. Они нападали и днем, когда могли, но Вик и старик были очень осторожны и не давали врагу шанса приблизиться незаметно. Теперь ситуация изменилась — Вик остался один. Он сел за руль, положил калаш рядом с собой и двинулся вперед по старинной, но все еще неплохой дороге. Вик подумал, что сейчас все дороги — старинные.

Вик плохо знал историю, точнее, совсем ее не знал. Ему было двадцать четыре года, и почти всю жизнь он учился. Он разбирался в математике, физике, астрономии, в других естественных науках, а вот историю или, скажем, литературу не знал.

Их племя из восьми человек перебиралось с одного места на другое в поисках других людей. Это и была цель жизни племени — найти других людей. Они заходили в разрушенные города и искали там. Они искали работающие передатчики или приемники, чтобы попытаться услышать кого-нибудь, кроме них. Они искали просто свежие следы. Они знали, что племя погибнет, если не найдет других людей… племя не нашло людей и погибло. Вик остался один.

Вчера вечером, чувствуя смерть, старик еще раз повторил Вику основные правила.

Первое правило гласило: «никогда не поднимай оружие на человека». Вик понимал это правило и понимал, почему нельзя наносить вред человеку. Он не знал историю не потому, что не имел возможности ее изучить, а потому, что ему было противно. Вик умел читать на десятке языков, и он прочитал в одной книге, что раньше люди воевали друг с другом, для чего собирались в огромные армии с целью убить и покалечить как можно больше людей других армий. Вику стало противно, и он перестал изучать историю.

Вторым правилом было: «не замечай больших серых крыс». Вик часто видел огромных, размером с собаку, крыс. Эти крысы иногда наблюдали за людьми, но не вмешивались в их жизнь. Вик знал, что если нанести вред одной такой твари, то придут другие крысы и отомстят обидчику. «Не замечай больших серых крыс» означало «никогда не мешай большим серым крысам», и Вик понимал и одобрял это правило.

Третье правило предупреждало: «остерегайся руканов». Старик говорил, что раньше руканов не было вовсе. Старик еще говорил, что раньше, до того, как люди почти исчезли, и крысы были другими — не больше кошки. Впрочем, это уже не имело значения, были руканы раньше или нет, имело значение то, что они были сейчас. Рукан похож на человека, только тело его покрыто длинной рыжей шерстью. Руканы не умеют разговаривать, а только рычат, но вот из калаша стреляют, пусть не так хорошо, как люди, но стреляют. И самое главное — руканы испытывают необъяснимую ненависть к людям и не упускают шанса убить человека. Вик был согласен с этим правилом.

Четвертое правило было: «найди других людей». Старик говорил, что много лет назад что-то произошло, что-то, из-за чего людей почти совсем не осталось, зато появились руканы и большие серые крысы. Многие города, в которых раньше жили люди, — Вик видел только семь человек в своей жизни, не считая себя самого, и не мог представить, чтобы людей было больше — так вот, многие города погибли от атомных взрывов. Может быть, большие крысы и руканы были результатами мутаций, вызванных радиацией. Нет, войны не было, случилось что-то другое, не война, но что-то столь же плохое, и людей не стало. Старик говорил, что кто-то создал смертельный вирус и выпустил его на волю. Этот вирус и убил людей. Вик соглашался с этим правилом: людей надо было найти. А какой еще смысл может иметь жизнь человека, кроме как найти другого человека?

Пятое правило было: «уничтожай компьютеры». Старик объяснял, что именно с компьютерами, которые и сейчас, через десятки лет после катастрофы, работают где-то, связано большое зло и что зло это все еще живет там, в живых компьютерных сетях. Вик не понимал этого правила — ведь если зло еще живо, то следует найти его, понять, что оно такое, и побороть. Уничтожение компьютеров не давало эффекта, ведь уничтожить надо было все компьютеры, а один Вик этого сделать не мог. Вик никогда не скрывал своих сомнений на сей счет, и старик о том знал. Вчера вечером старик произнес это правило и долго молчал. Затем, когда Вик уже начал думать, что старик больше ничего не скажет, тот произнес:

— Пятое правило отменяется. Тебе не следует уничтожать компьютеры — возможно, ты вообще последний человек на Земле. Тебе надо разобраться с тем, что произошло… Впрочем, это не главное… Главное — найди других людей. Ты должен их найти: если ты их не найдешь, никто их не найдет и нас не будет.

Больше старик ничего не говорил и к утру умер.

2. Другие люди

Бензин кончился, когда до леса оставалось совсем немного, не больше двух километров. Лес чернел впереди, и Вик знал, что за лесом — город, старый, как и все остальное, что сделали люди. В городе можно было найти убежище, и там руканы его бы не достали. Но в лесу было очень опасно, там можно попасть в засаду, и тогда калаш не поможет. К тому же и у руканов были калаши.

Вик решил сначала перекусить и только потом ломать голову, что делать дальше. Он достал бинокль и огляделся. Ничего подозрительного он не увидел, ничто не шевелилось, и, главное, не было заметно руканов. Вокруг лежала равнина, весеннее предполуденное солнце играло на зеленой траве. В воздухе носились птицы, ветра не было, пахло весной, и мир был прекрасен — но Вик не знал, что такое красота. Его не учили этому.

Вик подкрепился вяленой олениной, попил воды и принялся размышлять. Он должен был пересечь лес, но время приближалось к полудню, и он мог не успеть войти в город до темноты. Ночь застала Симу и Катю в лесу, и руканы убили их. Было бы разумно переночевать здесь, на открытом месте, и с восходом идти в лес. Но солнце светило ярко, а завтра могло быть пасмурно, ведь весной погода такая неустойчивая. Мог пойти дождь, и поход в лес делался снова опасным. К тому же и на открытом месте руканы могут напасть внезапно — Вик остался один, и дежурить, когда он уснет, некому. Он решил идти сейчас.

Из джипа Вик взял только самое необходимое: несколько рожков к калашу, нож, воду и небольшой запас воды и пищи — Вик умел охотиться и мог подолгу не есть. Голод не грозил ему: в лесу и в заброшенном городе всегда можно найти еду и воду. Еще он взял два небольших дозиметра — однажды дозиметр Джейн испортился, и она зашла туда, куда заходить не следовало. Потом девушка долго умирала от лучевой болезни. Она умирала в одиночестве — к ней нельзя было подойти.

Джейн была единственной девушкой Вика. После ее смерти он плакал — первый раз в жизни. Это случилось два года назад. С тех пор он больше никогда не плакал.

Еще Вик взял клей, нитки и иголки — одежду надо было иметь исправной. Кроме этого, он захватил несколько небольших аккумуляторов. Они были разряжены, но в городе все еще оставались источники энергии, и Вик надеялся эти аккумуляторы зарядить.

Перед уходом Вик упаковал и зарыл оставшееся оружие Руканы вряд ли теперь сумеют до него добраться, а Вику оно может пригодиться позже. Поставив рюкзак на землю, Вик присел на подножку джипа. В их племени было принято немного посидеть перед дорогой — Вик не знал, зачем это нужно делать, но так было принято, и он немного посидел.

Вик никогда не брился, а только подстригал бороду и, прежде чем встать, потрогал ее. Так всегда делал старик, и Вик тоже сделал так. Затем он закинул рюкзак за спину, повесил калаш на грудь и зашагал к лесу.

До леса Вик добрался довольно скоро. Редкий подлесок не мешал ходьбе, и Вик шел быстро. Он думал, что если лес и дальше такой же, без подлеска, то он сумеет прийти в город засветло, и будет легко найти надежное убежище, и ночь пройдет спокойно.

Он знал, что руканы где-то рядом: на ветках часто попадались клочки их рыжей шерсти и свежий помет. Но сейчас руканы не пугали Вика — они не умеют передвигаться тихо, ходят всегда группами, и потому днем, при свете, их легко заметить издали. Ночью все было иначе — руканы лучше видели в темноте и могли устроить засаду.

Вик шел, не останавливаясь, несколько часов. Внезапно он услышал шум, которого не слышал много лет, — это были отзвуки разговора. Вик замер.

Говор слышался как раз с той стороны, куда двигался Вик. Слов разобрать было невозможно. Вик побежал на звук голосов, не думая ни о чем.

Вскоре он выскочил на полянку и увидел много людей — для него много Он давно не видел стольких сразу — их было пятеро.

3. Маугли!

Люди, одетые в пятнистую форму, окружали небольшой аппарат. Вик видел такие аппараты и знал, что это был вертолет. Только Вик видел старые, неисправные вертолеты, этот же выглядел совсем новым. Правда, винты машины не крутились, но все равно Вик был уверен, что вертолет новый.

Сердце Вика готово было выпрыгнуть из груди, он стоял в десяти шагах от людей — ДРУГИХ ЛЮДЕЙ! — и хватал ртом воздух. Некоторое время люди его не замечали и продолжали беседу. Их речь была понятна Вику, хотя многие слова звучали странно. Оказывается, энергоустановка вертолета вышла из строя, вся техника лишилась питания, и эти люди не могли связаться с теми, кто оставался на основной базе. Люди не знали, что делать, и именно об этом говорили.

Наконец Вик отдышался и крикнул:

— Эй!

Другие люди прекратили разговор и уставились на Вика.

Они видели перед собой бородатого, вооруженного автоматом молодого человека в грязной, неопределенного цвета и формы, одежде, с большим и столь же грязным рюкзаком за спиной. Этот человек стоял, широко расставив руки, как будто хотел обнять весь мир, и широко улыбался ослепительно-белозубой, совершенно счастливой улыбкой.

Вик же видел перед собой пятерых человек — трех парней и двух девушек. Они как будто вышли из старых книжек — молодые, не тронутые загаром, с гладкими, необветренными лицами. Люди были одеты в пятнистую форму, на груди каждого висело оружие — небольшие, неизвестной конструкции и какого-то несерьезного вида винтовки. Их стволы тотчас уставились на Вика, чему он сильно удивился. Первой опомнилась одна из девушек — стройная, небольшого роста, черноволосая, с быстрым взглядом карих глаз Она опустила оружие, улыбнулась и сказала:

— Привет!

Почти одновременно другой человек выглядевший немного старше других, воскликнул:

— Вот те на! Маугли!

Вик не знал, кто такой Маугли, но подумал, что его приняли за другого. Он произнес, все так же широко улыбаясь:

— Я не Маугли, я Вик!

Другие люди опустили винтовки и заулыбались. Они начали знакомиться Вик никогда еще ни с кем не знакомился, но старик учил его, как это делать.

— Лава! — представилась та, кареглазая.

— Вик, — сказал Вик.

— Петр, — сказал старший.

— Вик, — повторил Вик. Вторую девушку, высокую, светловолосую и голубоглазую, звали Лей. Крупный парень назвался Майклом. Последний, худой, черноволосый и самый неулыбчивый, представился как Марк.

Процедура знакомства показалась Вику самым увлекательным, интересным и веселым занятием, которое только можно себе представить. Он никогда не был так счастлив. Он не думал, что можно радоваться так, как он радовался сейчас, увидев других людей.



— Мы думали, здесь никого не осталось, — сказал Петр, — то есть здесь, на Земле.

— А я и не знаю есть ли здесь еще люди, — ответил Вик — Старик умер вчера. Он сказал, что я, может быть, последний человек на Земле. И тут — вы.

— Но мы сами только недавно приземлились! Мы вообще-то на Луне живем, — пояснила Лава.

— Да? Но там же нет воздуха!

— В куполах есть…

— Давайте поговорим позднее, еще будет время, — прервал их Петр. — У нас сломался вертолет, и мы не можем вернуться на базу — туда, где остался основной контингент. И связи нет, и даже компьютер не работает. Кое-кто забыл зарядить аккумуляторы, — Петр посмотрел на Марка, и тот стал еще мрачнее.

— У меня есть джип, но без бензина. И до города осталось немного, а там мы — в безопасности. Мы сможем там переночевать. То есть можно идти к джипу или в город.

— А что за опасность здесь?

— Руканы.

— Кто?

Вик объяснил. Люди задумались, затем Петр произнес:

— Мы видели их с вертолета. А куда ближе — до города или до джипа?

— Примерно одинаково.

— Тогда пойдем к джипу. Возьмем керосин с вертолета… Твои джип поедет на керосине?

— Он на всем ездит, даже на сырой нефти.

— Хорошо. Тогда выходим немедленно! Берем только самое необходимое, вертолет запрем… Руканы не заберутся внутрь?

— Вряд ли…

— Ну, вот и отлично! Тогда выходим и в пути поговорим. Думаю, нам надо многое рассказать друг другу…

И они отправились назад, туда, откуда пришел Вик.

По дороге Вик поведал о своей жизни — о старике, о руканах, о серых крысах. О Джейн Вик рассказывать не стал.

Довольно долго отряд шел молча, потом Петр заговорил о людях с Луны.

4. Люди с Луны


Вик понял не все из того, о чем говорил Петр. Вик знал физику и математику, умел водить джип и стрелять из калаша, но в остальном он был дикарь. Петр рассказывал о войнах, которые бушевали на Земле, а Вик не понимал. Он не понимал, как можно заставить большое число людей взять в руки оружие и идти убивать других людей, рискуя при этом быть убитыми самим. Люди с оружием в руках были сыты, одеты, имели удобные жилища, но все равно шли и убивали, и гибли сами, и разрушали то, что было создано до них. Вик не мог этого понять. Он стал жалеть, что не изучал историю, — он думал, что то да бы ему было легче понять то, что рассказывал Петр.

Ну а тот говорил, что люди вели себя так странно потому, что многие из них не находили себе настоящего места. То есть, говорил Петр, человек не знал, к какому делу он приспособлен лучше всего, и оттого многие из них были несчастны. Особенно те, кто имел власть.

Вик не понимал, что такое «власть». Он привык слушаться старика — но того все слушались. Как же было не слушаться, ведь старик жил дольше и знал больше других. Оказывается, раньше дело обстояло иначе. Были те, кому остальные должны были подчиняться, хотели они того или нет. Люди получали власть разными способами — и в наследство, и силой, и по выбору других людей, но ни один способ не давал нужного эффекта, ведь нередко люди, приходившие к власти, или вовсе не умели управлять, или были недостойны того, чтобы их слушались. Войны продолжались, социальное неравенство росло. Вик не знал, что такое социальное неравенство», а Петр так и не сумел ему это объяснить. Вик понял только, что если это самое неравенство слишком возрастает, то одна часть людей начинает ненавидеть другую и даже иногда силой пытается исправить положение. Конечно, ничего исправить не удавалось, становилось только хуже.

Наконец появился человек, который, похоже, понял, что нужно сделать, чтобы у власти оказывались люди способные и достойные управлять. Этого человека звали Дан Алькар. По его мнению, многое решала генетическая предрасположенность индивида. Чтобы стать поэтом или живописцем, нужен талант. Особый врожденный дар необходим и управленцу, организатору производства, руководителю города или страны. Генетический анализ помог бы, по мысли Алькара отбирать наиболее приспособленных для этого людей, чтобы затем обучать их искусству управления. Как только все человечество стало бы жить по этим новым законам, войны и вражда прекратились бы, ведь каждый знал бы свое предназначение, а не скитался по жизни в погоне за миражами, вольно или невольно разрушая то, что построили другие.

Однако придумать, как обустроить общество, не так уж сложно, куда сложнее заставить всех жить по этой придумке. Когда Дан попытался изменить существующее положение вещей, произошла трагедия. Петр не говорил о подробностях случившегося — возможно, он их не знал и сам. На свободу вырвался страшный вирус. Начались массовые беспорядки, рухнула мировая экономика. Вирус быстро выкашивал обезумевшее население Земли. Все же нашлись люди, предложившие план спасения тех, кого еще можно было спасти. Началась эвакуация людей на Луну, на поверхности которой спешно строились жилища под куполами. Спаслись десятки тысяч, погибли миллиарды.

С тех пор люди жили на Луне, и жили они по законам Дана. А на Земле оставались потомки тех, кто не смог выбраться и у кого оказался иммунитет к вирусу, убившему человечество. Этих людей было очень мало, и они вымирали — именно потому, что их было слишком мало. Может быть, Вик и впрямь был последним человеком на Земле…

С тех страшных событий прошло более ста лет. Люди с Луны ждали, ко да Земля станет вновь пригодной для обитания. Вирус, убивший земное человечество, не мог существовать без людей. Колонисты с Луны запускали корабли с приборами, способными найти и опознать вирус, — ив течение более чем десяти лет эти приборы уже не обнаруживали его следов. Тогда на Землю послали экспедицию для более подробной разведки. Пятеро молодых людей, которых встретил Вик, и были частью этой экспедиции.

— Значит, вы вернетесь? — спросил Вик. Он не очень понял историю, рассказанную Петром, и поэтому она не произвела на него особого впечатления. Он был счастлив, что больше не один, и именно эта мысль занимала все его сознание. Неожиданно пришел страх — что люди сейчас исчезнут, сядут на свой корабль и пропадут в начинающем темнеть вечернем весеннем небе, а он, Вик, снова останется один. Вику стало страшно, так страшно, как никогда в жизни. Наверное, он не сумел скрыть свои страх — правда, у них в племени никто и не скрывал своих эмоций, в этом просто не было необходимости.

— Не так быстро, как хотелось бы, Вик! — ответил Петр. Он не понимал состояния Вика и думал, что тот спрашивает про все человечество, жившее сейчас на Луне. — Переселить несколько сотен тысяч человек непросто, есть очень много проблем. Например, там меньше сила тяжести, и нас долго тренировали…

— Петр, он спрашивает только про нас! Так, Вик? — Лава почувствовала, что именно хочет узнать Вик.

— Да… И вообще… Мне не хотелось бы оставаться опять одному…

— Ну, конечно! Решать не мне, но, я думаю, командир найдет еще одно место на корабле! И потом, мы ведь хотим оставить здесь постоянную базу. — Петр улыбнулся. — В общем, один ты не останешься.

Вику стало легко и весело, и он тоже улыбнулся.

Несмотря на разговор, Вик не переставал следить за лесом. Это была многолетняя привычка человека, жившего с чувством постоянной опасности. Уже темнело, приближались сумерки, в воздухе чувствовалась влага наступающей ночи. Отряд шел легко и быстро, лес все больше редел и сходил на нет — они приближались к полю, на котором Вик бросил свой джип.

Чувство, которому Вик не знал названия, говорило ему, что рядом — опасность. То ли было слишком тихо, то ли, наоборот, мешал какой-то неясный шорох, которого не должно было быть в безветренном вечереющем лесу, то ли беспокоили странные запахи — но Вик чувствовал, что опасность — рядом.

Вик и Петр шли первыми, когда перед отрядом открылась большая поляна. Вик остановился и поднял руку — остальные тоже остановились. Вик произнес:

— На поляну не пойдем — слишком удобное место для засады. И прошу всех быть осторожнее — я чувствую, что руканы где-то рядом.

— Хорошо, ты лучше знаешь, что к чему. Мы, конечно, вооружены, но на самом деле никто не думал, что на Земле может быть слишком опасно. Мы совсем не готовились к войне. Веди дальше ты! — сказал Петр.

Вик не успел ответить — из-за деревьев, совсем рядом, ударили автоматы.

5. Снова один

Вик сразу повалился на землю: его так учили с детства — при выстрелах сразу падать и только потом разбираться в обстановке. Это так просто — падать при первом резком звуке. Наверное, это первое, чему Вик научился в жизни Вик часто попадал под обстрел, и ни разу руканы не смогли причинить ему вреда. Они плохо стреляли и, если встречали сопротивление, быстро отступали. Вик привычным движением вскинул калаш… и тут вспомнил, что он не один.

Люди с Луны не готовились к войне — они не знали, что на Земле может остаться война. Они думали, что на Земле больше нет людей, а значит, и войны не должно быть. Но оказалось не так. Оказалось, что война могла жить и без людей, одна, сама по себе. И она жила, и она ждала людей, и она их дождалась.

Люди с Луны умели стрелять — их этому учили. Они допускали, что на Земле могут остаться крупные хищники, и каждый из пятерых был вооружен винтовкой. Но они не готовились к бою с вооруженным противником. Никто не учил людей с Луны падать на землю при внезапном обстреле. Вик тоже их не предупредил — ему и в голову не приходило, что люди могут не знать, что делать при внезапном обстреле.

— Ложись! — крикнул Вик, и тут наступила тишина. Он понял, что прошли четыре секунды.

Рожок калаша выпускается за четыре секунды. Руканы при нападении всегда действовали одинаково — они непрерывной очередью опустошали магазины калашей, вставляли новые и, переведя огонь на одиночные, не спеша подбирались к тем, кого атаковали. В этот раз они подошли совсем близко, шагов на тридцать. Было еще довольно светло, и с такого расстояния даже плохие стрелки не промахивались — они и не промахнулись. Все пятеро новых знакомых Вика были поражены автоматным огнем. Все они упали в весеннюю траву вечереющего леса, так и не поняв, что произошло.

Вик заставил себя забыть о людях. Это было несложно — его с детства учили, что когда рядом руканы, думать следует только о них. И даже не о них, а о том, как их уничтожить. Обычно, потеряв двоих-троих, руканы отступали и не показывались несколько дней.

Вик перекатился в сторону, чуть приподнял ствол, а затем голову. Между двух сросшихся деревьев он увидел поляну, на которую так не хотел выходить, и уродливых рыжих существ, похожих на окарикатуренных людей. Впрочем, Вик не знал, что такое карикатура.

Он видел, как с десяток рыжих тварей семенят в его сторону, неуклюже держа калаши в лапах. Вик ударил одиночными, свалив троих — тех, что были ближе. Остальные, как это и случалось всегда заверещали тонкими, противными голосами и пустились обратно к лесу. Вик не стал их преследовать или стрелять им в спину — в этом не было необходимости, а что такое месть, он не знал. Ему надо было устранить опасность, и он ее устранил, затратив минимум сил и патронов. Он дождался, пока руканы скроются в лесу, затем встал и начал осматривать людей с Луны. Руканов было не менее двух десятков, подошли они близко и буквально изрешетили людей с Луны из своих калашей.

Петр лежал на спине, раскинув руки и широко раскрыв мертвые удивленные глаза. Неподалеку лежала, по-детски закрыв лицо ладонями, Лей, ее светлые волосы были перепачканы в крови и в спускающихся сумерках казались темно-серыми, а не красными. Марк упал на Лей, как будто хотел ее закрыть собой. Большой Майкл полусидел, привалившись к дереву и склонив голову набок. Радом с ним лежала канистра с керосином. Майкл нес ее за спиной, будто рюкзак. Когда напали руканы, он как раз снял ее, чтобы поправить ремни. Еще одна канистра топорщилась за спиной мертвого Марка.

«Хорошие канистры, не взорвались, — подумал Вик. — И керосина не много вытекло. Старик говорил о таких, они сами затягиваются, если их прострелить». Он осмотрел каждого и убедился, что они мертвы. Он старался не думать о них, о том, что его неожиданное счастье так быстро закончилось.

«Руканы не вернутся — они никогда не возвращаются в таких случаях. Они странные существа, эти руканы. Впрочем, люди еще более странные. Взять хотя бы ту историю, которую рассказал Петр. Или вообще историю людей. Ну и правильно, что я не стал ее изучать — одно расстройство. Надо взять канистру и идти к джипу».

Вик наклонился за канистрой, что лежала возле Майкла, и неожиданно для себя повалился на землю. Наружу вырвались стоны — Вик зарыдал.

Это был плач самого одинокого существа на Земле, плач человека, который обрел счастье и тут же его потерял. Вик кричал, но слезы не давали ему кричать, он кашлял и снова кричал. «Почему я их не предупредил, — кричал Вик, и ему становилось все хуже от сознания того, что он мог что-то сделать и не сделал. — Ну кто все это придумал? Кто придумал людей, и Землю, и Луну, и меня? Ведь это так жестоко, чтобы жизнь была такой! Почему так? Почему так плохо? Разве я виноват в чем-нибудь? Почему же тогда я так мучаюсь?!». Его слова были бессвязными и бессильными, но плач сохранил его разум, и скоро Вик успокоился. Он лежал на канистре с керосином и больше не плакал.

«Все, надо идти! — сказал себе Вик. — Я сейчас в таком же положении, как утром, когда умер старик. Даже сейчас лучше — у меня есть керосин, и я смогу доехать до города. Все, хватит плакать!». Вик встал и поднял канистру. Он больше не плакал, но ясно слышал чьи-то всхлипывания. Вик раньше не слышал, как плачут раненые руканы. Он огляделся — сумерки еще не полностью опустились на лес, и четверо убитых людей с Луны лежали там, где застала их смерть.

«Осел! ЧЕТВЕРО! Их же было пятеро! Какой осел!» — надежда вспыхнула в Вике, надежда и страх, что она не сбудется. Вик выронил канистру и бросился на плач.

За большим деревом на спине лежала Лава. Ее левая рука была неестественно откинута в сторону, и Вик понял, что она сломана. Другой рукой, ладошкой наружу, девушка закрывала глаза, как будто от яркого света. Лава плакала, как ребенок. Она была в крови, ее рука была сломана, но девушка была жива.

Вик опустился рядом с ней на землю и тихо засмеялся.

6. Еще один человек

Прошла ночь, потом прошел день и наступил следующий вечер.

Вик сидел возле джипа и смотрел на спящую Лаву.

Он наложил лубок на сломанную руку, остановил кровотечение и использовал те лекарства, которые нашел у людей с Луны, — Лава сама сказала ему, что надо сделать, пока еще была в сознании. Она получила два сквозных пулевых ранения, сломала при падении руку, но лекарство должно было помочь. По крайней мере, Вик на это надеялся.

Девушка сказала, что после приема средства надолго уснет — так это средство действовало. И в самом деле, Лава почти сразу уснула и не просыпалась до сих пор. Сон ее был спокойным, а иногда она даже улыбалась во сне. Вик подумал, что воспоминания о нападении не терзают ее, и ему стало спокойно.

Он сделал волокушу из веток и тонких стволов деревьев и погрузил на нее девушку. Еще он взял обе канистры с керосином, кое-что из снаряжения людей с Луны, полные автоматные рожки убитых им руканов и, конечно, свой калаш. Вик оглядел еще раз людей — все они были мертвы. Потом он присел, как всегда делал перед дорогой, погладил бороду и пошел к джипу.

Девушка была очень легкой, и дорога не показалась ему тяжелой. Он не боялся повторного нападения, потому что знал повадки руканов. По дороге мысли не посещали его — он просто шел и шел, и тащил волокушу, и иногда оглядывался на девушку — когда он глядел на Лаву, то улыбался…

И вот Вик сидел возле джипа и смотрел на спящую Лаву. Он смотрел на ее маленький, немного курносый носик, на короткие черные волосы, на закрытые глаза — он помнил, что они были карие, — и ему было спокойно. Ему казалось, что его место в этом мире — здесь, рядом со спящей девушкой, и что больше ему нечего искать, он уже нашел то, что должен был наити.

Лава вздохнула во сне, и Вик очнулся. Наступило время решать, что делать дальше. То есть надо было искать базу людей с Луны, но как это сделать, Вик не знал. Он не нашел никакой карты у людей с Луны. Можно было дождаться пробуждения Лавы, но ждать было опасно. Во-первых, руканы скоро придут в себя и могут повторить нападение. Во-вторых, девушке могла понадобиться медицинская помощь, а его возможности были ограничены. И, наконец, девушка могла просто не знать, где база находится.

Вик беспомощно огляделся. Взгляд его упал на черный ящичек переносного компьютера, который Вик зачем-то захватил среди прочих вещей людей с Луны. Вик понял, что должен делать.

Он открыл крышку и увидел никогда не виданное им устройство — компьютер. Пятое правило гласило: «уничтожайте компьютеры», и племя Вика следовало этому правилу. Сам Вик еще ни разу не видел компьютер, но читал о том, что это за устройство. Старик отменил пятое правило — пришло время этим устройством воспользоваться.

Вик завел двигатель джипа и подключил компьютер к генератору — внутри коробочки оказался подходящий кабель. Еще внутри, на откинутой крышке, находились плоская черная панель и изображение ладони. Больше никаких органов управления компьютер не имел, или Вик их не нашел.

Некоторое время ничего не происходило, и тогда Вик, оглянувшись на спящую Лаву, с опаской положил свою ладонь на изображение. Он тут же почувствовал, как его рука провалилась, будто попав в капкан. Он испугался, хотел отдернуть руку, но справился со страхом.

Между лицом Вика и черной панелью компьютера вспыхнуло объемное изображение головы человека. Мужчина средних лет, худощавый, черноволосый, чуть смуглый, с острым взглядом, удивленно посмотрел на Вика, затем спросил:

— Ты кто? Где Петр, где остальные?

— Я — Вик. Остальные… На нас напали руканы, осталась только Лава. Остальные умерли…

Вик коротко рассказал о том, что произошло и кто он такой.

— Теперь нам надо найти базу. Ты ведь с базы?

Собеседник долго молчал, хмуро глядя в одну точку, затем произнес:

— Нет, я не с базы. Базы тоже больше нет. Рыжие твари убили всех… Как я их проглядел?

— Так ты — с Луны?

— Нет, я не с Луны.

— Значит, ты здесь, значит, есть еще люди на Земле! Как мне тебя найти?

— Отвечаю по порядку. Скорее всего, на Земле больше нет людей, потому что я — давно не человек. И ты меня уже нашел!

7. Рассказ не-человека

— Я не буду говорить долго — следует экономить энергию, ведь у вас только две канистры. Я расскажу тебе вкратце немного из нашей истории. Слушай и не перебивай, вопросы будешь задавать потом.

Это было давно. Тогда я был человеком и меня звали Дан Алькар. Впрочем, люди с Луны и сейчас меня так зовут.

Давно, более ста лет назад, я изобрел способ, как скопировать личность человека в память компьютера — не одного компьютера, а многих, соединенных между собой. И еще я понял, как создать бесконфликтное общество — общество, в котором не будет места войнам, революциям, насилию вообще. В таком обществе каждый, с рождения, уже знает, к чему он пригоден лучше всего.

Люди всегда думали о том, есть ли у них свобода воли или нет, то есть предопределена ли судьба каждого человека изначально, с его рождения, или человек все решает сам. Спор шел веками, одни люди умирали, другие рождались, а спор продолжался. Я думаю, за тысячелетия своей истории человечество не ответило ни на один серьезный вопрос, в том числе и на этот. Я ответил на него.

Правы и те, и другие. Гены человека с рождения указывают ему путь, тот единственный путь, добровольно выбрав который человек может быть счастлив и не причинит вреда другим людям. Но не каждый знал свой путь, люди занимали не свои места в обществе, страдали сами и заставляли страдать других. Я придумал, как этого избежать, я построил новую модель общества, свободного от произвола и насилия.

Кроме этого, я придумал смертельный вирус. Его я изобрел случайно — и вдруг понял, как совместить три моих изобретения. Новую модель общества можно было построить за очень большой период времени — много больший, чем жизнь одного человека. Поэтому я поместил свой разум, копию своей личности, во всемирную компьютерную сеть, полагая, что эта сеть проживет значительно дольше, чем моя бренная оболочка. Я не подозревал, что эта сеть проживет дольше, чем все земное человечество…

Я понимал, что те люди, которые удерживают власть сейчас, не отдадут ее добровольно, поэтому решил действовать силой, точнее, угрозой силы — я объявил, что если мои идеи не будут воплощены в жизнь, то вирус выйдет на волю и все человечество будет уничтожено.

Мы все ошибались — и я, и те, кто мне противостоял. Мы все исходили из благих намерений, а в результате… В результате мое тело было уничтожено, а вирус вырвался на свободу и убил человечество. Только небольшая часть людей, несколько десятков тысяч счастливчиков сумели покинуть Землю и построить на Луне города под куполами. Остальные почти все погибли — кроме нескольких сотен, имевших иммунитет к вирусу. Ты — потомок тех, кто остался. Она — потомок тех, кто улетел.

Сейчас на Земле, скорее всего, больше нет людей.

Люди на Луне стали жить по тем законам, которые им дал я. Могу сказать откровенно: эти люди живут гораздо более честно и правильно, чем жили мы. Они искренне радуются и искренне печалятся, они почти не скрывают свих эмоций. Они в чем-то похожи на детей, потому что их не гнетут комплексы, у них нет мании величия и зависти. Впрочем, ты, наверное, не знаешь, что такое комплексы, мания величия и зависть.

Я все время поддерживал с ними связь, и сейчас поддерживаю. Я существую в тысячах самовосстанавливающихся компьютеров, которые до сих пор работают на Земле. Правда, с каждым годом их становится все меньше.

Люди с Луны всегда хотели вернуться на Землю, но вирус все не умирал. Последний раз приборы, посылаемые с Луны, обнаружили его более десяти лет назад. Теперь пришла пора возвращаться, и первая партия разведчиков прибыла на Землю. И почти все они погибли…

Оказалось, что Земля не свободна, что здесь есть кто-то, кто не хочет возвращения людей. Чтобы вернуться, нужно все завоевать обратно. Но на Луне уже много лет не рождаются люди с генами человека-завоевателя. Я не знаю, почему так происходит, но никто из тех, кто живет на Луне, не способен быть ни Писсаро, ни Ермаком. Хотя ты, наверное, не знаешь, кто они такие.

Я прожил здесь очень долго. Если это можно назвать жизнью… Но я почти ничего не знал о том, что здесь происходит, ведь мои компьютеры не снабжены датчиками, способными видеть. Я пользовался только теми аппаратами, которые присылали люди с Луны, но эти аппараты были предназначены, в основном, для поиска вируса. Я ничего не знал ни об этих тварях, которых ты называешь руканами, ни о больших серых крысах, ни о твоем племени. Я думал, что людей здесь больше нет.

Сейчас, пока мы с тобой говорим, я взял у тебя стандартную «пробу предназначения» и проанализировал результат — ты тот человек, без которого Землю не завоевать. Никто из живущих, кроме тебя, не способен стать завоевателем. Все люди, рожденные на Луне, выросли в бесконфликтном обществе, но ты родился здесь. Наверное, гены не сами по себе складываются в свои комбинации. Может быть, в нужный момент истории появляется кто-то, кто повторяет гены древних героев.

А новая экспедиция на Землю уже формируется. Ты же должен построить крепость, чтобы принять этих людей. Их будет много, человек пятьдесят, и никто из них не выживет на Земле без тебя. И не переживай за девушку — это лекарство поднимет ее обязательно, это испытанное средство.

Я все сказал! Советую тебе не задавать вопросов сейчас — лучше хорошо подумай, и задашь свои вопросы утром. Выключи двигатель, ведь у тебя всего две канистры с керосином. Завтра я расскажу тебе, как проехать к бывшим армейским складам. Там вы найдете много полезных вещей. Там много горючего и есть подключение к источнику энергии, от которого питаются мои компьютеры. Этой энергии хватит еще лет на сто. И там же ты можешь строить свою крепость.

До завтра! Не хмурься, ведь у вас на двоих — целая планета. Если верить одной очень древней книге, такое в истории человечества уже было — но лишь однажды. Что ж, похоже, история повторяется… А теперь — отдыхай. Утро вечера мудренее…

8. Планета на двоих

Вик выключил компьютер и двигатель джипа. Последней фразы Дана он не понял. Не понял он также и многое другое из того, что рассказал его бестелесный собеседник. Вик не пытался осудить или оправдать Дана, уничтожившего человечество в попытке сделать его счастливым. Все услышанное просто не умещалось в его сознании, но он понял главное — у него есть дело, которое он должен делать. И еще он понял, что теперь не один.

Ночь давно опустилась на поле. Лес, откуда пришел Вик, терялся вдали, несмотря на ярко светившую Луну. Пахло весной и ночной свежестью.

Вик придвинул волокушу с Лавой к самому радиатору джипа, чтобы девушке стало теплее. Тыльной стороной ладони Вик потрогал ее нос — так его учили определять, холодно ли человеку без сознания. Нос был теплый, а девушка фыркнула во сне. Вик заулыбался, и словно бы в ответ ему улыбнулась Лава.

Вику было светло, весело и спокойно. Он не знал, что такое «завоеватель», кто такие Писсаро и Ермак — он ведь не изучал историю. Но ему казалось, что он справится со своим делом, потому что он подходит лучше всего именно для этого дела. Тем более что никто другой не сможет с этим делом справиться.

К тому же он выполнил завет старика и тех, кто был до старика, — он нашел других людей. Один из этих других людей сейчас лежал на волокуше возле радиатора джипа и спал.

И если бы кто-нибудь сейчас спросил Вика, кого он выберет — эту черноволосую, кареглазую девушку со вздернутым носиком или все остальное человечество, то услышал бы вполне однозначный ответ.

Только некому было спросить, потому что на Земле сейчас оставалось всего два человека ютившихся возле старого джипа с остывающим радиатором — на поле, невдалеке от невидимого в ночи леса. Один человек спал, а другой охранял его покой.

И других людей на Земле не было.

Олег Овчинников
ПОГОДА В ДОМЕ

— Все, все, хватит, не видишь — я уже встал!

Да и как тут не встать, когда изножье кровати опускается к самому полу, изголовье, наоборот, задирается вверх, и ты скатываешься по гладкой простыне, как по склону ледяной горки. Хорошо еще, съехал прямо в тапочки…

— Окно, — пробормотал Сашка, наблюдая, как и без того смятое одеяло сминается окончательно и исчезает в стене.

— Что окно? — поинтересовался Зануда.

— Открой, — поморщившись так, словно разжевал целый лимон, уточнил Сашка.

Похожий на большой рот постелеприемник сосредоточенно доел одеяло, махом заглотил подушку и на десерт закусил простыней. Ее скомканный конец некоторое время еще торчал наружу болтаясь из стороны в сторону, как огромная шелковая макаронина.

Мальчик отвернулся: он терпеть не мог макароны. Особенно по-флотски.

— Насколько широко? — не унимался Зануда.

Сашка поморщился сильнее, как будто обнаружил внутри разжеванного лимона останки червяка.

— На сорок девять с половиной процентов, — холодно процедил он.

— Давно бы так! — Створка окна послушно отъехала в сторону точно на указанную ширину. Или неточно: разве на глаз проверишь? — И не надо считать меня занудой. Договориться со мной легко, нужно просто четко, исчерпывающе и недвусмысленно формулировать команды. Запомнить такое положение окна как стандартное?

— Да.

Кровать, сложившись в гармошку последовала за постельным бельем Сашка проводил ее печальным взглядом. И все-таки странно немножко, как все это появляется вечером обратно, выглаженное и стерилизованное? Приходится признать, что при всей своей мелкой придирчивости Зануда иногда способен приносить кое-какую пользу.

Тем временем набившая оскомину побудочная мелодия «Встань пораньше» в распределенных по периметру потолка динамиках сменилась новым призывом: «На зарядку становись».

Часть стенки стала шведской, из укромной ниши выполз на середину комнаты велотренажер, а прикроватный коврик вдруг зашевелился под ногами мальчика, превращаясь в беговую дорожку. Сашка поспешно сошел с нее. Бежать — он знал это наверняка — было некуда. Все равно ближайшие двадцать минут дверь в детскую заблокирована, и без зарядки — ну, или хотя бы ее видимости — ему отсюда не выйти. «Куда ты денешься с подводной лодки!» — было любимой присказкой отца.

Мама с папой почему-то считают, что спорт по утрам укрепляет здоровье. А исполнительный (когда не надо) Зануда потакает им во всем.

Сашка посмотрел на свесившиеся с потолка гимнастические кольца обреченным взглядом приговоренного к виселице. Качнул их, чтобы стукнулись, и шагнул к окну, подставляя лицо утренней прохладе.

Прохлады не было. Ни единого дуновения — Сашка проверил это, по локоть высунув руку на улицу. Высовываться дальше было небезопасно: сработавший фотоэлемент включал спасательный режим. «Кукушонок» Сашка выяснил это однажды, когда попытался улизнуть из дому через окно.

— Какой сегодня ветер? — спросил он, деловито водя из стороны в сторону послюнявленным пальцем.

Раздался тихий щелчок подключения к сети. Ответ пришел через полминуты.

— Северо-западный, если верить погодному сайту.

— Сайту… А флюгер на что?

— После вчерашнего футбола? — удивился Зануда. — Ни на что.

Сашка вздохнул, вспомнив вчерашний матч. И тот мяч, что летел, казалось, точно в девятку, а в итоге не попал даже в чистое небо. Помешал флюгер в виде поднявшего паруса фрегата, которым Сашин папа, отставной моряк-подводник, собственноручно украсил крышу. Сам фрегат уцелел, лишь немного испачкались паруса при падении в цветочную клумбу, но сломалась держащая ось.

Надо же, какое невезение! Лучше бы пострадали резные перила крыльца, или разбилось окно, наконец, но только не флюгер — единственный элемент декора, который дом не в состоянии отремонтировать самостоятельно. Сейчас он лежал со спущенными парусами на нижней полке книжного стеллажа. Во втором ряду, загороженный огромным «Атласом мира» — вдруг не заметят! О разговоре с отцом на эту тему думать пока не хотелось.

— Так я и знал! — удовлетворенно кивнул Сашка. — В таком случае, избушка, избушка, возьми-ка ты курс на норд-вест.

— Не могу, — признался Зануда. — И не потому что не знаю, что такое норд-вест. Просто Сергей Владимирович просил, чтобы в ближайшие полчаса окна взрослой спальни выходили на несолнечную сторону.

«Спя-ат! — со смесью обиды и зависти подумал Сашка. — Подняли ребенка ни свет ни заря, а сами дрыхнут без задних ног! И где тут справедливость? Или спорт по утрам полезен только в девятилетием возрасте?»

Однако с отцовским приказом не поспоришь. Не хватит этого… — Сашка с трудом вспомнил мудреное слово, — «приоритета». Как всякий член семьи он, конечно, имел право голоса, но его право сильно уступало маминому, а отменить распоряжение отца они с мамой могли только совместными усилиями.

— Если хочешь, я могу включить искусственное проветривание, — предложил Зануда.

— Угу, а искусственный снегопад не организуешь?

Зануда не отреагировал. Встроенный в него блок распознавания речи позволял по интонации отличить подлинную команду от простого издевательства.

— Кстати о снегопаде, — как ни в чем не бывало продолжил он. — Тот же погодный сайт предупреждает..

— Замолкни! — четко, исчерпывающе и недвусмысленно скомандовал Сашка. Он подумал недолго, затем вкрадчиво продолжил: — Слушай, а нельзя ли как-нибудь, не отменяя папиного приказа, сделать так, чтобы окна моей комнаты тоже выходили на запад?

Компьютер покладисто молчал. Даже без слов он умудрялся оставаться поразительным занудой.

— Ладно уж, отмолкни, — отменил Сашка предыдущую команду. — А теперь отвечай.

— Ты хочешь, чтобы окна выходили в ванную?

— Нет, конечно! На улицу.

Зануда обдумывал ответ целую секунду.

— Можно, — сказал он наконец. — Но потребуется серьезная перепланировка. К тому же в ее результате доступ из взрослой спальни наружу будет временно затруднен. Я не могу пойти на это, не спросив разрешения у твоих родителей.

— Будить из-за такой ерунды старого морского волка? — с сарказмом спросил Сашка. — То-то он обрадуется! Хорошо, если сразу не загрызет.

«Вот здорово! — ликовал он про себя. — Временно затруднено» — это как раз то, что надо! Пусть потолкаются перед закрытой дверью, почувствуют, каково это — быть запертым в собственной комнате. Подводная лодка — она для всех подводная лодка!».

После недолгих пререканий Зануда сдался.

— Хорошо, — сказал он, — только держись за что-нибудь. Может немного трясти.

И обманул: не трясло ни капельки. Вся комната вместе с хозяином чуть качнулась и плавно двинулась куда-то в сторону.

Облокотившись о подоконник, Сашка с интересом следил, как сменяется пейзаж за окном. Как уезжают в сторону врытые в землю качели, заходит за угол дома Солнце, и как перекашивается от изумления лицо соседа Матвея Ильича, вышедшего с утра пораньше поковыряться в грядке на манер весеннего грача…

Приятный освежающий ветерок подул в окно, затрепетал в занавеске. Солнце осталось на востоке, и Сашка пришел к мысли, что было бы неплохо еще полчасика поспать. Или хотя бы подремать. Только вот на чем? Кровать-то до вечера на стоянке в теплом доке… Ох уж эта мебель: появляется, когда нужна, и исчезает, когда особенно нужна! Впрочем…

Он подавил зевок и сказал как можно безразличнее:

— Стол!

— Что стол?

Ну не зануда ли?

— Накрой! — огрызнулся Сашка. — Что непонятного? Я хочу мой письменный стол!

— Зачем? — спросил ставший вдруг подозрительным Зануда.

— Уроки повторить! — буркнул Сашка. И добавил для убедительности: — Математику.

— А что задали?

— Тебе-то какая разница? Простые числа.

— Простые? Это какие же?

— Ну, один, два, три.

— И четыре?

— Нет. Четыре не простое, потому что делится пополам. В смысле, на двоих.

— А семь?

— Семь? — Сашка задумался. — Не делится.

— А сто тринадцать — простое число?

— Нет, конечно, — уверенно ответил Сашка, — сложное.

— Почему?

— Потому что… Потому… — Две минуты спустя Сашка пришел к выводу, что сто тринадцать — тоже простое число. Но это еще не все. Он также понял, что коварный механизм снова бессовестно обманул его и вместо того, чтобы дать подремать в уютном кресле за столом, заставил повторять домашнее задание.

— Ах так!..

Он запрыгнул на велотренажер и закрутил педали с таким отчаянием, словно собирался умчаться на нем прочь из этого дома… или из этого детства. Но у тренажера нет колес, а из детства, насколько нам известно, вообще нельзя умчаться, из него можно только уйти, медленно и безвозвратно.

Обида вытеснила остатки сна. «Как же он меня провел? — спрашивал себя мальчик, и сам отвечал: — Как… как мальчишку!»

Хотя, если вдуматься, кто это «он»? Дом? Или компьютер, контролирующий в нем каждую мелочь? Или программа-воспитатель? Тогда уж не «он», а «она».

Вот и к маме компьютер обращается тонюсеньким женским голоском; она зовет его Подружкой. А с папой разговаривает хриплым просоленным басом корабельного боцмана. Правда, с папой не больно-то поговоришь…

Когда семья собирается вместе, например, в столовой, и компьютер начинает заливаться на три голоса, создается впечатление, что под потолком комнаты обитает еще одна семья — из трех привидений.

Как только на спидометре тренажера прибавилось три километра, компьютер плавно снизил нагрузку на педали, так что крутить их стало легко, но скучно. Сашка выбрался из седла и побрел принимать водные процедуры. Спортивные формальности были соблюдены, и дверь детской легко распахнулась перед ним.

Сашка сделал шаг наружу и остановился в задумчивости.

Ванная была на месте. Со всеми полагающимися удобствами, с парой полотенец — сухим и разогретым на пару, которые вылезли из специального лотка как раз к его приходу, с большим круглым зеркалом над раковиной. Все такое будничное, что Сашка машинально скомандовал:

— Восьмой канал выведи на зеркало.

И услышал в ответ:

— Через минуту. Как только закончится реклама.

Угу, кивнул мальчик, реклама, по мнению мамы, вредна детям. Это правильно. Но что же здесь не так?.. И только тут заметил, наконец, некую несообразность в привычном интерьере, настолько вопиющую, что она, точно слон из поговорки, не сразу бросалась в глаза.

У ванной комнаты не хватало одной стены. Как раз той, что связывала ее с родительской спальней. Сейчас на месте четвертой стены были улица, вид на соседа, застывшего на манер огородного пугала, и слепящий свет невысоко взлетевшего над горизонтом Солнца.

Загородившись от его лучей ладошкой, Сашка осторожно подошел к месту разрыва, автоматически кивнул Матвею Ильичу и высунул голову наружу, чтобы оценить обстановку.

Оценка вышла на три с минусом. Дом, до этого похожий на гигантский пасхальный кулич, теперь напоминал тоже кулич, но только разрезанный на две равные половинки; они стояли рядышком, всеми окнами на запад, неприкрытым интерьером на восток. Стена взрослой спальни никуда не делась она оказалась на положенной высоте, правда, повернутая на сто восемьдесят градусов, и дверь ее, против обыкновения, выходила в никуда.

Вот что, оказывается, имел в виду Зануда, говоря про «затрудненный доступ наружу». Ничего себе наружу: со второго этажа прямо в подземный гараж! Точно в…

Не успел Сашка додумать, как дверь родительской спальни отъехала в сторону и оттуда показался бодрый, подтянутый, а главное — ни о чем не подозревающий отец. Он успел сделать широкий шаг навстречу солнцу, поймал ногами пустоту и с легким недоумением на лице рухнул вниз.



Точно в «девятку» — закончил мысль мальчик, зачарованно уставившись на крышу отцовских «Жигулей», которую старательный Боцман каждое утро надраивает до зеркального блеска. Такую гладенькую, сверкающую на солнце, без единой вмятинки. Тут, как назло, поток рекламных роликов на восьмом канале иссяк, и включившийся посреди круглой зеркальной рамы телевизор затянул на всю улицу лиричным хриплым голосом: «А когда ты упал со скал, он стонал, но дер-р-ржал…».


Режим «Кукушонок», конечно же, сработал. Хотя, строго говоря, и не был предназначен для отлова взрослых мужчин, выпадающих из дверей. Но смотреть, как капитан запаса выпутывается из тонкой эластичной сетки с покрасневшим, будто у заживо отваренного краба, лицом., а в особенности слушать… Сашка вдруг отчетливо понял, что зря не согласился на искусственное проветривание.

В довершение всех утренних неприятностей на завтрак были макароны. Отгадайте, какие? Воспользовавшись тем, что родители увлечены беседой — отец рубил воздух ладонью и часто повторял про дисциплину на корабле, мама украдкой косилась на сына и однообразно отвечала: «Сережа, спокойней!» или «Сережа, он же маленький!» — Сашка меланхоличным жестом опустил тарелку с макаронами под стол, там опорожнил и, подперев подбородок рукой, быстро шепнул в кулак: «Уборка».

Зануда отличался отличным слухом, но, к сожалению, не только им. Иначе зачем бы Сашке выдумывать ему такое имя? Вот и сейчас, вместо того, чтобы включить автоматическую очистку полов или по выражению отца, «отдраить палубу», компьютер тщательно протер окна, смел микроскопическую пыль с подоконника и даже сменил воду в вазоне с озерной кувшинкой. Однако до чистки полов так и не снизошел.

Обнаружив посреди кухонного ковра аппетитную макаронную кучку, мама мгновенно позабыла собственный довод про «он же маленький» и безоговорочно перешла на сторону отца.

«Обычный пес, — угрюмо размышлял Сашка, — совсем не породистый, даже наоборот, справился бы с этим лучше всяких самоочищающихся полов».

Необходимость отправляться в школу он воспринял если не с радостью, то с явным облегчением. Сашка вывел из гаража свой — нормальный, с двумя колесами — велосипед выехал через предусмотрительно распахнувшуюся калитку на дорогу и, круто развернувшись, окинул мрачным взглядом родной дом.

После устранения последствий сегодняшней перепланировки дом снова походил на огромный кулич, только с глазами. Глаза — это из-за папы, который вместо обычных окон оборудовал свою спальню привычными ему иллюминаторами. Порой Сашке казалось, что куда бы он ни уехал, как бы далеко от дома ни находился, эти глаза все равно следят за ним, внимательные и ничего не упускающие.

А вот фигушки вам без масла!

К сенсорному экранчику калитки, распознающему отпечатки пальцев хозяев, Сашка приложил кукиш. А в ответ на загоревшуюся надпись: «Ошибка идентификации. Пожалуйста, повторите ввод!» — показал язык.

«Живут же люди! — с завистью думал он, проносясь мимо обычных коттеджей и дачных домиков, в которых летом невыносимо душно, а зимой холодно, где, чтобы передвинуть мебель, нужно нанять бригаду грузчиков, а для перепланировки комнат использовать кувалду. — Живут и даже не понимают собственного счастья!»

Дорога к школе почти на всем своем протяжении шла в горку, к тому же после зарядки чуть-чуть побаливали мышцы ног, поэтому Сашка успел уже довольно прилично умаяться, когда в ранце за его спиной запищал телефон. Пришлось тормозить и останавливаться, спустив одну ногу с педали на землю.

— Сашуль, ты где сейчас? — спросил из трубки встревоженный мамин голос.

— Где-то в районе пятьдесят седьмого столба, — честно признался Сашка.

Он давно привык считать столбы у дороги, мимо которых проезжал. По пути до школы их встречалось ровно сто тринадцать. Только что он миновал пятьдесят шестой, то есть находился приблизительно на половине пути — хотя сто тринадцать, как он выяснил всего час назад, пополам и не делится.

— Возвращайся, сына, — попросила мама. — И, пожалуйста, побыстрей.

— А что случилось? — насторожился Сашка.

— Только что по радио передали штормовое предупреждение. Вернее, передали час назад, но мы из-за этой катавасии все пропустили. Приезжай, слышишь?

Первым чувством Сашка испытал облегчение. Подумаешь, предупреждение! Он-то сперва испугался, что это папа обнаружил сломанный флюгер, и даже успел удивиться, зачем кому-то в восемь утра понадобился «Атлас мира». Вот где был бы шторм, баллов на семь — судя по числу дней, на которые Сашку оставят без телевизора, Интернета и прочих развлечений.

Затем пришло сомнение. Сашка взглянул на светлое, почти безоблачное небо, которое, как пишут в книжках, ничего не предвещало, поискал послюнявленным пальцем ветерок, прислушался к спокойному щебету птиц и начал жалобно:

— Мам, да мне тут до школы…

— Немедленно домой! — раздался вдруг прямо в ухе специальный, военно-морской, голос отца, и Сашка моментально, почти что на одном колесе развернул велосипед в сторону дома.

Уже через пару минут погода резко стала портиться. Первыми смолкли птицы, на глазах окреп ветерок, усилился, погнал по асфальту песок и мелкие ветки — только успевай зажмуривать глаза. Ладно был бы попутный, так нет — все время в лицо, и Сашке, хоть несся он теперь под горку, приходилось так накручивать педали, как будто велик его взбирался по крутому склону на Эверест. Дождя с градом пока не было, но, судя по отдаленным раскатам, это был вопрос нескольких минут.

Еще дважды начинал пищать телефон в ранце, но Сашка был слишком занят, чтобы реагировать.

Калитку дома он нашел распахнутой настежь, видимо, за его приездом следили изнутри, въехал во двор одновременно с первыми струями дождя и, прежде чем гаражная дверь захлопнулась за ним, успел получить по макушке парой увесистых градин.

Поднявшись на лифте на первый этаж, Сашка застал там картину, чем-то напоминающую Ноев ковчег за минуту до отплытия. Так людно и шумно в доме не было даже на новоселье, когда поздравить папу пришел весь его экипаж. Здесь собрались те соседи, которых Сашка знал хорошо, те, кого видел только мельком, — короче, по-видимому, все, до кого успели дозвониться родители. Почти все были с детьми, многие — с домашними животными. Соседка Сидорова приволокла на собачьем поводке козу Глафиру, и та ошалело крутила головой посреди гостиной, временами пытаясь забодать диван, который всякий раз испуганно вздрагивал и отползал на полметра в сторону.

Сашка тоже в первый момент слегка опешил. Потом нашел глазами маму. Она решительно прокладывала себе путь в гомонящей толпе, наконец пробилась, сильно прижала его к груди. О чем-то спросила, но в общем гомоне Сашка не расслышал.

Отец обнаружился на винтовой лестнице в противоположном углу комнаты.

— Все на местах? — спросил он, не особенно напрягая голос, однако все услышали. И сам себя перебил: — Отставить! Как же я… Там ведь флюгер!

Он заспешил на второй этаж, и Сашке пришлось изо всех сил крикнуть ему в спину:

— Стой, пап! Его там нет!

— Как это? — Отец удивился так, что все гости на мгновение притихли.

— А я его снял вчера, — в наступившей тишине признался Сашка. — За… это, ну… благовременно.

— Так держать, юнга! — Во взгляде отца мальчик впервые за сегодняшнее утро различил явное одобрение. А папа обратился ко всем: — Тогда попрошу внимания. Пожалуйста, дорогие гости, приготовьтесь. Боцман, режим погружения!

Задраились люки — стальные ставни на окнах, включилось аварийное — внутреннее, от автономного генератора — освещение, печально заблеяла Глафира — и дом начал медленно и даже несколько торжественно опускаться под землю. Все погружение заняло две минуты, до тех пор, пока крыша дома, теперь — абсолютно плоская, не опустилась до уровня земли, оставив над поверхностью лишь прибор визуального наблюдения, который отец зовет «перископом».

Через него Сашке было хорошо видно, как разошедшийся ветер вздымает к небесам целые озера воды и песка, закручивая их грязновато-серыми смерчиками, как летят по небу вырванные с корнем деревья и путаются в оборванных проводах куски штакетника.

— Не ругайтесь, пожалуйста, — попросил он оказавшегося рядом Матвея Ильича. — Здесь дети.

— Так ведь… оно ж… — с усилием вымолвил сосед, глядя, как с недавно отремонтированной крыши на манер роящихся коричневых бабочек отлетает черепица.

«А вот у нас сухо, безопасно и даже уютно, — удовлетворенно отметил Сашка. — Хотя и тесновато немножко. Приходится признать, что при всех своих недостатках Зануда иногда способен приносить… Впрочем, об этом я, кажется, уже сегодня думал».


— Что такое? — Сергей Владимирович с недоверием вглядывался в окно, за которым уже вовсю светило солнце, согревая насквозь промокшую землю и молчаливых нахохленных птиц, рассевшихся рядком на провисшем куске электрического кабеля. Но смотрел он при этом не на улицу, а на само стекло. — Я сказал: сушить иллюминаторы! — повторил он.

Прорезиненная черная полоска послушно проползла сверху вниз по внешней поверхности стекла, оставляя его сухим и безупречно прозрачным.

Но уже через минуту на стекле снова возникли непонятно откуда и медленно растеклись по накатанным дорожкам мелкие капельки влаги.

— Наверное, что-то с климатизатором, — решил отец. — Нуда ничего, починим, — бодро продолжил он и, как по дружескому плечу, постучал ладонью по стене дома. — Ему и так сегодня прилично досталось.

А Сашка внимательно изучал макароны в своей тарелке и помалкивал. Все равно — он знал это наверняка — капитан-подводник, даже в отставке, никогда не поверит в то, что дом тоже может плакать. Да к тому же от радости. Оттого, что смог оправдать доверие своих хозяев — всех, без исключения.


ТЕХНИКА МОЛОДЕЖИ 8 2003

Виталий Романов
ВИРТУАЛЬНАЯ КРОВЬ

Самолет противника уходил от меня по крутой дуге. Инверсионный шлейф красиво вспарывал синеву неба, но мне было не до прелестей окружающего пейзажа. Я словно бы видел пилота, что сидел в кабине и пытался резким маневром сбить меня с прицела. В такие мгновения я всегда чувствую врага, почти как самого себя, чувствую его волю, слитую воедино с могучей боевой машиной. Я знал, что пройдет лишь несколько мгновений, и мой палец, лежащий на кнопке «Fire», замкнет цепь стрельбы. Этот пилот, конечно, крут, но от моей ракеты ему не уйти. Вот сейчас, еще миг…

Я неуловимым движением изменил вектор тяги основного двигателя, одновременно задавая «птице» вертикальное ускорение. Так удобнее, сверху — коршуном — обрушить удар прямо на центральный процессор вражеского самолета, чтобы поверженную машину уже точно нельзя было восстановить.

И в этот миг сигнал «Danger» кровавым сполохом разрезал видевшуюся мне картину агонии врага. Я не успел толком понять, что произошло, — самым краешком сознания засек только, как из облаков, со стороны солнца, вывалилась еще одна тарелка, раскрашенная в ненавистные мне боевые цвета. Почему мой радар не обнаружил ее ранее? Этот вопрос я задал себе уже тогда, когда перед глазами появилась стена огня. Яростный шквал захлестнул меня, ослепляя. В такие секунды чувствуешь острую боль — будто бы умираешь вместе со своим самолетом. Через миг угасающие экраны связи пересекла быстрая тень, совершившая переворот в воздухе, — это был фирменный знак. Такую метку я сегодня уже видел. Она объяснила мне все. Даже если бы на брюхе машины-убийцы не светился силуэт дракона, я все равно узнал бы его по этому легкому обороту хищной птицы вокруг своей оси. И тут экраны окончательно почернели.

«Утеря контроля! Ваш корабль уничтожен!» — загорелась надпись на экране, а потом механический голос продублировал ее.

— Заткнись баран, — процедил я. — Сам вижу.

— Вас не понял, — бесстрастно произнес компьютер центра управления боевыми вылетами. Компьютер, отвечающий за меня, капитана Попова, за мой третий разбитый сегодня самолет, за падающую вниз поверженную птицу с эмблемой скорпиона на брюхе.

— Пошел в зад! — устало огрызнулся я, скидывая с плеч ремни. «Думай, капитан, думай! Сегодня этот гад дважды уложил тебя. Причем только что он сделал это за мгновение до того, как ты сам был готов нанести решающий удар. Ты пропустил детскую плюху, капитан…»

— Капитан Попов, — промурлыкали наушники, — вас вызывает полковник Грудин. Немедленно явиться в блок один, оперативный центр управления третьим сектором боевых действий!

Я схватил брошенный шлемофон:

— Есть!

«Ну вот, капитан. Ты ошибся. Сейчас получишь пару огненных стрел под хвост…» Еще никому на этой войне не удавалось уложить меня дважды, в течение одного дня. А «Дракон» — уложил! Играючи, как на тренажере, два раза подряд! Меня, капитана Попова, одного из лучших асов нашей армии. Какой позор! Думай, капитан, думай!

Широкие коридоры боевого центра. Иду по длинному проходу в сторону оперативного командного пункта, минуя закрытые двери. Тихо. Обманчивое спокойствие… Вот еще одна дверь. Еще. За каждой из них — пилот, летчики ведут тяжелый бой. Нашей армии сейчас так трудно, как, пожалуй, никогда еще не было. Каждый человек на счету, каждая машина. Я мысленно видел, как они там, в голубом небе, закладывают виражи, начинается привычное мерцание сознания, как пот застилает глаза, все ради того, чтобы упредить на миг врага, первым нанести молниеносный удар. И только я, как последний новобранец… Я почти пинком распахнул дверь оперпункта.

— Капитан Попов по вашему приказанию прибыл! — четко, хотя, быть может, излишне громко и зло доложил я.

— Здравствуй, капитан! — полковник Грудин первым шагнул навстречу и протянул широкую ладонь. Я ответил быстрым рукопожатием, однако он задержал мою руку, пристально глядя в глаза.

— Зол? — спросил он. И сам же себе ответил: — Зол, вижу. Это хорошо, что ты зол, капитан. Значит, не все потеряно…

— А как еще могло быть? — не удержался я.

— Если бы ты был подавлен…

— И что бы это значило?

— Что значило бы? Что у тебя нет шансов против него.

Я напрягся. Значит, Грудин тоже заметил, что оба мои поражения — от одного противника. Впрочем, этого следовало ожидать. Грудин налетал столько, что нам всем и не снилось. Как опытный картежник враз, по рубашке, запоминает всю колоду, так Грудин, по почерку, определит в небе любого нашего пилота. Выходит, их летунов он срисовывает столь же легко…

— Что скажешь про этого парня? — он правильно оценил мое молчание, сделал тактическую паузу, давая мне время еще раз прокрутить в голове болезненное поражение.

— Силен, — коротко бросил я. — Очень силен, гад. Дважды меня завалил.

— И еще раз помог, кстати, — тут же уточнил Грудин, из-под полуприкрытых век наблюдая за мной.

— ?!

— Ты просто в тот, первый бой, не успел толком ничего сообразить. На тебя навалились три самолета, первого ты снял, но второй и третий предельно точно смоделировали твою траекторию ухода и дали упреждающий залп, помнишь? Тебя «поймали» на выходе из петли…

Еще бы я не помнил. Этот маневр несколько раз помогал мне выйти живым из очень сложных заварушек. А сегодня — не помог. Я выполнил свою фигуру (а ее, кстати, так и называют — «фигура Попова»), чтобы выйти с траектории огня, однако в самой верхней точке нарвался на две ракеты, что разнесли мое блюдце на куски. Я чувствовал себя идиотом — так четко и профессионально меня сняли. А он спрашивает, помню ли я!

— Ну, раз помнишь, так сразу к делу и перейдем. Тройку пилотов наводил четвертый, он был в стороне от боя, моделировал 3D-картину и прикрывал сектор. Когда твое корыто развалилось на куски, он впервые показал нам свое «драконье» брюхо.

Я скрипнул зубами. Так меня в эту войну еще никто не унижал.

Полковник понимающе посмотрел в мои глаза и дружески похлопал по плечу.

— Расслабься, капитан, твой сегодняшний счет: восемь — три. Это нормально.

Я и сам знаю, что нормально. Не мы затеяли эту войну. Надо было быть идиотами, чтобы развязать войну с противником, имеющим почти трехкратное превосходство в боевых силах воздушных соединений и примерно двукратное — в наземных войсках. Нас втравили в эту неравную схватку. И теперь, чтобы выжить, я, Владислав Попов, капитан ВВС, третий боевой сектор, обязан сбивать по два или по три самолета противника и только потом могу потерять одну свою машину. «Могу»? Нет! «Имею право» потерять одну машину! Иначе наши резервы истощатся раньше, чем у противника. Отличные летчики — это достояние армии, но на что сгодятся отличные пилоты, если им не на чем будет летать?! Сегодня я выполнил норму. Это знаю я, это знает Грудин. Но он успокаивает меня, он сам понимает, что дела наши плохи. На фронте появился новый ас, и, если не придумать, как с ним быть, завтра потери резко увеличатся…

— Очень крутой пилот, — мрачно произнес я.

— Не то слово! Пока ты шел сюда, завалил еще двоих. Мы были вынуждены устроить прорыв наземной ударной группы в глубину их фронта. Выпросили из резерва главного штаба…

— Зачем? — не сразу понял я.



— Помехи, капитан, помехи, — устало ответил Грудин. И тогда у меня в мозгу что-то щелкнуло. Ну да, теперь все ясно. Мы не можем справиться с ним в небе, но можем попытаться установить заслон из помех, чтобы не дать летчику управлять своим самолетом. При этом мы получаем временную передышку в небе, зато на земле теряем всю мобильную группу. Хорошо, что там нет людей, только техника… Дорогая техника.

— Мать его за ногу! — выругался я и хотел сплюнуть. Вовремя вспомнил, где нахожусь…

— Спокойно, капитан! — Грудин на миг подобрался, перестав улыбаться, и сразу напомнил мне хищную птицу. (Когда он учил меня летать, я всегда с интересом рассматривал его боевую машину — с силуэтом когтистого ястреба на брюхе. Тогда я лишь мечтал о том, что когда-нибудь получу свой знак. А сейчас многие молодые пилоты смотрят с завистью на моего скорпиона.)

— Значит, так! — продолжил он. — На сегодня — все! Давай домой, думай, что делать. Завтра с утра у «Скорпиона» должен быть смертельный яд для этого крылатого дракона. Свободен!

Отдать честь, четкий разворот, снова длинные коридоры. Голубое небо, не испещренное инверсионными следами. Да, бои идут не здесь, чуть дальше, в стороне от нашего центра управления. В стороне от наших городов. Но, если не появится противоядие, если не приготовить смертельный напиток для врага — через несколько дней инверсионные следы будут прямо над нашими головами. Инверсионные шлейфы цвета крови. Курить…

* * *

— Папка, папка! Ты сегодня так рано вернулся! — сын с разбегу бросается мне на руки, я на миг забываю обо всех проблемах и улыбаюсь. Когда-то и я был таким, а синее небо над головой было просто синим небом.

— Здравствуй, дорогой! — легкий поцелуй, тревожный взгляд внимательных красивых глаз. Быстрый взгляд, почти незаметный. Мария волнуется… Ну да, это Дэн пока еще маленький, для него самое важное, что папка рано пришел домой, а значит, можно будет поиграть в самолетики… От жены же ничего не утаишь, она меня видит насквозь. Вторым легким поцелуем закрываю глаза Марии. Не надо таксмотреть. Сама знаешь, почему я рано…

— Папка, мы с мамой весь день слушали новости и смотрели головизор. Там говорят, что вчера началась настоящая война, это правда, пап? Ух ты! Ты тоже воюешь?

Я не успеваю отвечать на все вопросы, что сыплются на меня с сумасшедшей скоростью. Что такое настоящая война глазами пятилетнего пацана? Много бух-бух-бух, и, конечно, наша победа… Эх, Дэн, если бы все было так просто.

— Папка, ты герой? Ну, скажи, ты герой, да?! Я уже всем нашим рассказал, что ты воюешь, что летаешь и сражаешься с врагом.

— Я не летаю, сынок, — тихо отвечаю ему. — Летают самолеты, я всего лишь управляю ими с земли.

— Ты сбил всех врагов?

— Нет, — грустно шучу в ответ, — оставил немного на завтра.

— Здорово! Я тоже, когда вырасту, стану летчиком! Правда, ты меня научишь?

Научишь… Что-то, ушедшее, казалось бы, навсегда, неожиданно всколыхнулось в памяти. Как смешно и просто начиналось этомного лет назад!

— Да, сынок, — комок в горле, он тут, никуда не делся. Он всегда тут. Мешает произнести простые слова. Но я справляюсь с собой. — Да, сынок. Ты будешь пилотом. Я научу тебя летать…

— Дэн, — рядом неслышно появилась Мария, и тут же на лице сына обиженное выражение. Похоже, он заранее знает, что сейчас скажет мать — Дэн, тебе надо собрать игрушки, а потом, думаю, следует ложиться спать.

— Ну мама! — в глазах слезы.

— Я помогу тебе, сынок. Маму надо обязательно слушаться.

Мы вместе идем в детскую комнату, я улыбаюсь, глядя на то, что у парня разбросано по полу. Все пацаны играют в войну, это у нас в крови. Но мой всегда летает над полем боя. Вот и сейчас поверженные танки и орудия разбросаны по толстому ковру с термоподогревом, а маленькая серебристая машина — обычная крылатая птица из прошлого века — совершила посадку на диване. Пилот вернулся из боя и привел самолет на аэродром.

— Давай убирать все это, Дэн! — говорю ему. — Завтра еще поиграешь, хорошо?

— Пап, а ты завтра тоже вернешься пораньше?

— Еще не знаю, сынок…

Я знаю, что завтра вернусь. На взлетном поле еще осталось несколько машин с эмблемой скорпиона на брюхе. Я не вернусь тогда, когда все эти машины будут уничтожены. Тогда придет очередь для последнего боя..

* * *

— Влад, ты сегодня не похож сам на себя, — она не спрашивает, даже не ставит знак вопроса в конце предложения. Это ответ. Мария всегда такая — она четко и безошибочно угадывает мое настроение. Для того и уложила сына спать пораньше, чтобы осталось время поговорить…

— Сегодня я встретил врага, который сильнее меня.

— И?

— Он дважды сбил меня.

— Что сказал Грудин?

— Он сказал, что завтра у «Скорпиона» должен быть готов яд, чтобы уничтожить этого…

Она молчит. У меня не просто жена, у меня жена-умница. Она точно знает, что есть минуты, когда лучше не давать ненужных советов, все равно я и только я должен придумать, как с этим быть. Мы молчим долго-долго, сидя на пороге нашего небольшого дома и глядя, как солнце медленно тонет в тучах. Красная краска заливает небо у горизонта, а над нами все чернеет.

— Ты сделаешь это ради нас с Дэном, — наконец говорит она, и я молча киваю в ответ. — Ты сможешь. — Снова киваю. Мне не хочется ее расстраивать.

Мы идем в дом, она — чтобы погреть мне что-нибудь на ужин, я — прочитать свежие экспресс-сводки штаба о ходе сегодняшних боев, посмотреть наши потери и примерный ущерб у противника.

На ленте новостей мое внимание привлекает короткий текст независимого информационного агентства. Посылаю команду электронному мозгу, и новость распахивается в полном объеме на панели домашнего головизора. Мария неслышно входит, скидывает туфли. Босиком приближается ко мне, легкой тенью замирает за спиной.

«В ходе сегодняшних боев осталась непонятной цель локальной операции Равии, пожертвовавшей одной из лучших машин радиоэлектронной борьбы. Машина в сопровождении бронегруппы прикрытия совершила прорыв периметра обороны противника и осуществила глубокий рейд на территорию Фобии. Бронегруппа заняла позиции в квадрате 12–48 и несколько часов вела активное подавление каналов связи, противодействуя передаче команд 3D-штаба фобиан. Через несколько часов сопротивление десанта было подавлено, машина РЭБ самоликвидировалась при попытке захвата. Официальные представители командования Равии умалчивают о том, чем была вызвана необходимость этой жертвы. Пресс-центр Фобии также отказался от комментариев».

Черт бы их подрал!

* * *

Никак не уснуть. Такое со мной всегда после боя. В голове, перед глазами, продолжают мелькать самолеты, я словно заново переживаю все прошедшие схватки, ищу свои ошибки, стараюсь придумать, что можно изменить. Грудин говорил, что это пустое. Самоедство. Мнительность. Во сне надо всегда побеждать. Но я не могу не думать о сбитых машинах. Необходимо найти противоядие. Мари давно уже спит, уткнувшись носом в мое плечо, почему-то ей нравится засыпать именно так. Иногда это мешает мне, но жену просто мучает бессонница, если пытаться отодвинуть ее чуть в сторону. Лежу с открытыми глазами в полной темноте. Пока ничего не могу изобрести. Глубокая ночь…

Жена переворачивается на другой бок, затем неожиданно приподнимается и смотрит на меня. Закрываю глаза, притворяюсь образцово-правильным поленом.

— Не спишь, — говорит она. И опять не ставит знак вопроса в конце.

— Сплю. А ты крутишься, как пропеллер, — вяло лгу в ответ. Все равно не поверит.

— Влад… а что будет, если ты ничего не придумаешь… против этого?

— Что будет, что будет, — зло отвечаю я. — Вместе его завалим.

— Один раз?

— Да хоть десять. И вообще, кроме меня, есть другие сильные пилоты — Волкодав, Кобра, Молния. Справимся.

— Последний бой? — прерывает она меня, и голос ее срывается. Я чувствую, как вздрагивает ее тело. Прижимаю жену к себе, крепко-крепко.

— Ну какой последний бой, дурочка? — говорю ласково и убедительно, стараясь сделать все возможное, чтобы она поверила. — Ну какой последний бой? Я ведь не смогу поднять в небо самолет, ты же знаешь…

— Ты обманываешь меня, Влад. Мне страшно… Страшно. Не делай этого, ладно?

Ну конечно, я обманываю тебя, Мари. Потому что, угробив последнюю машину с виртуальным приводом, я, быть может, подниму в небо настоящий самолет. У меня не останется другого выхода, ведь не смогу же я просто так, безропотно, смотреть снизу, как онисотрут с лица земли двух самых близких мне людей. Я подниму в воздух боевую машину, не те дистанционно управляемые блюдца, а обычный самолет, подниму, чтобы встретить их в бою. Если повезет — они останутся на земле вместе со мной. Но я не могу сказать этого вслух.

Я не знаю, Мари, как я поступлю. Сидеть, сложа руки, и наблюдать, как умирает наш мир, привычный мир, я вряд ли смогу…

— Мне страшно, Влад.

Прижимаю ее к себе еще крепче. Она послушно замирает в моих объятиях… Что такое безумная страсть? Думаете, это возможность обладать красивой любящей женщиной? Нет, мы вместе уже больше пяти лет. Безумная страсть — это когда красивая любящая женщина послушным воском тает у тебя в руках, отвечая стоном на каждую твою ласку, а ты знаешь, что завтра можешь потерять эту женщину навсегда.

* * *

Наши боевые машины не похожи на самолеты прошлого века. С тех пор, как пилоты «осели» на земле, в командных центрах, самолеты здорово изменились. Металлическая конструкция выносит куда большие нагрузки, нежели живой организм. Уже не нужен хвост, стабилизирующий полет, отпала необходимость в крыльях — самолеты все меньше и меньше напоминают птиц. И, кстати, все больше походят на те летающие тарелки пришельцев, что мучили землян своим обликом и загадочными появлениями в прошлом веке. Мы и называем эти хреновины «тарелками».

Двигатель с переменным вектором тяги укреплен на внешнем радиусе корпуса, причем вся установка с соплом может легко скользить на своих креплениях по наружной кромке самолета, что позволяет достичь совершенно фантастической маневренности, выписывать кренделя, которые и не снились обычным «птичкам». Переместив двигатель вбок, на девяносто градусов, можно дать тягу, а железное корыто будет вынуждено очень резко сменить вектор движения с продольного на боковой, поперечный. Ничего подобного не смог бы выдержать самолет прошлого — у него отвалились бы крылья. Но, впрочем, еще раньше по кабине размазало бы пилота.

Я люблю двухдвигательные модели летающих кораблей, это позволяет выполнять немыслимые фигуры в воздухе. Каждый двигатель перемещается по своему полозу, расположенному на внешней кромке блюдца, каждый двигатель имеет свою регулируемую тягу. С помощью двух таких движков я могу выписывать в небе совершенно неожиданные пируэты. Ну и, конечно же, нельзя сбрасывать со счетов двигатель вертикальной тяги, расположенный прямо под брюхом, рядом с рисунком скорпиона… Современная машина привела бы в ужас летчика прошлого. Поэтому нет ничего удивительного в том, что чудом техники быстрее всех овладели дети компьютерного века — те, кто привык ко всяким невозможным конструкциям еще в молодости, забавляясь игрушками. До того, как виртуальная реальность — VR — стала основой современного боя.

Самолеты научились выполнять такие фигуры, что запросто могли бы размазать пилота-человека по кабине. Теперь мы все уравнены в возможностях — те, кто способен выносить перегрузки, и те, кто неспособен. Самое главное ныне — умение и опыт. Иногда новички спрашивают: почему же самолетами управляют люди, а не компьютеры? Когда-то я тоже не мог понять этого. Ведь компьютеры всегда обсчитывают ситуацию быстрее человека. Однако ответ пришел ко мне легко и просто, когда я вспомнил игры в компьютерном клубе. Любой мальчишка знает, что, когда играешь не против живого противника, а против машины, можно задать самый высокий уровень сложности компьютерной программе, но однажды ты научишься обыгрывать железную лоханку. И вот с того дня, когда ты научишься обыгрывать машину у нее больше не будет никаких шансов справиться с тобой.

Мы не такие, как пилоты двадцатого века. Мы пьем утренний кофе в кругу семьи и не кормим вшей на передовой, мы воюем по часам, по распорядку, мы не знаем врага в лицо и редко оплакиваем погибших, так как редко умираем сами. Мы живем в своем, придуманном инженерами и программистами мире, виртуальном мире 3D. Но мы по-прежнему проливаем настоящую кровь…

Я шел по летному полю, вдоль длинного ряда раскрашенных в боевые цвета машин. Сегодня я должен найти противоядие. Очень сильный враг уже ждет меня. Я чувствую это. Вчера мы принесли жертву, чтобы удержать призрачное равновесие. Но то был лишь временный выход. Сегодня все решится.

Судьба нашей страны поставлена на карту. Кто будет господствовать в небе, тот победит в схватке. Таков старый закон войн. Правда, сейчас он приобрел немного другой вид. Но, тем не менее, наземные войска противоборствующих сторон ждут, чем закончится наша мясорубка в воздухе. Если терять машины с такой скоростью как вчера, моя война закончится через два дня… Потом в бой пойдут моторизованные наземные корпуса. Я представил себе управляемые танки, бронемашины, ждущие своего часа. Механических солдат — стальных, не знающих пощады роботов, ожидающих лишь команды «вперед!». И людей, что замерли у своих боевых пультов, в таких же центрах управления как наш. Только те центры, в отличие от нашего, называются «центры управления войсками». В этом вся разница.



Я вошел в ЦУП третьего сектора.

— Капитан Попов!.. — Какой все-таки обольстительный голос у нашей девушки-информатора! — Капитан Попов! Вас срочно вызывает полковник Грудин. Немедленно явитесь к полковнику Грудину…

Почему я до сих пор не видел ее лица? Интересно было бы посмотреть. Занятно, что нужно полковнику от меня, уже с утра?

— Капитан Попов прибыл по вашему приказанию! — Руку вниз, все четко, по уставу. У командования не должно быть ни малейших сомнений в том, что капитан Попов знает выход…

— Капитан, мы тщательно проанализировали ваши вчерашние дуэли. Результат неприятен для нас. На машине «дракона» установлен бортовой компьютер нового поколения. Их ученые сделали шаг вперед, они опередили инженеров Равии. Поэтому элмозг «дракона» всегда будет находить решение быстрее любого нашего компьютера.

Это приятная новость. Со знаком минус. Впрочем, в любой новости есть две стороны — хорошая и плохая. Плохая заключается в том, что мой враг вооружен гораздо лучше меня. Стоит ли из-за этого расстраиваться? Наша страна никогда не была державой с самым мощным экономическим потенциалом в мире, она не могла позволить себе тратить сумасшедшие деньги на разработки вооружений, как это могут позволить себе другие страны. Мы никогда не имели огромных армий какие есть у богатых соседей. Но у нас было нечто иное — мы, как никто другой, умели драться до последнего человека, до последней капли крови, настоящей крови, не виртуальной. И разве важно, что мой враг вооружен лучше меня? Так ведь было всегда, из поколения в поколение, однако мои предки сражались. Им и в голову не приходило сдаваться.

Поэтому для меня важнее вторая, хорошая составляющая в этой новости: я неплохой пилот. Противник победил меня вчера не хитростью, не мастерством — силой. Я найду ключ к нему, как находил тысячи раз ключи к любой сложной компьютерной игрушке!

Воздух! Он может быть легким и невесомым, таким он бывает почти всегда. А может быть плотным и тягучим, как сегодня. Я ощущаю его сопротивление при каждом биении сердца, при каждом вдохе. Сегодня не мой день, что ли? Но я должен, должен сделать этохотя бы раз. Просто для того, чтобы знать, что я могу.

Зона боевых действий напоминает вулкан. Как это просто ныне — бросить машину в пекло боя, зная, что ты не рискуешь своей жизнью. Это создает иллюзию собственной неуязвимости. Но, как говорят старики, лишь тот пилот может стать летчиком экстра-класса, кто умирает с машиной каждый раз. Сколько раз мне предстоит умереть сегодня?

— Я «Скорпион», вхожу в зону боя.

— Принято. — Сегодня оперативный боевой пост четок, собран. Даже дежурный на пульте чувствует, что этот день решает все.

Что творится вокруг! Надо же, устроить такую кутерьму! Все это не в нашу пользу. Чем больше в небе машин, тем труднее и медленнее компьютеры обсчитывают ситуацию. Значит, наше отставание в технике проявляется сильнее. Или я не прав? Быть может, все наоборот? В такой кутерьме компьютеры просто не успевают сделать расчет, а значит, на первый план выходит опыт пилота, его интуиция. Знать бы ответ.

Нет, но это уже пижонство! Так заходить в лоб, на «Скорпиона»… Я совершил неожиданный кульбит, быстро развернул оба двигателя горизонтальной тяги на правый борт и включил форсаж. Если бы в этот миг я был в кабине пилота — меня бы размазало по стене. Ныряем вниз. Опа! Следом за мной ныряет «драконобрюхий». Он тут откуда взялся?! Впрочем, это его стиль — подставить живца и атаковать пилота противника в миг, когда тот раскрылся.

Разворот! Оба двигателя назад, и форсаж! Движок вертикальной тяги захлебывается на максимальных оборотах. Мой самолет стремительно лезет вверх, оставляя белый шлейф. Я методично перебрасываю тягу с правого борта на левый, чтобы при подъеме корабль не был легкой мишенью. При этом приходится постоянно отстреливать тепловые ракеты по сторонам — за мной упорно лезут два самолета противника. Один из них меня почти не интересует, а второго нужно сбить любой ценой.

Помехи, капитан, прмехи! Не забывать! Комплекс радиоэлектронной борьбы работает на полную катушку; если только он заткнется хоть на миг, их ракеты тут же возьмут меня в конус прицела. А мой КРЭБ не выдержит длительной работы в таком режиме.

Мать вашу!! Боевой разворот, максимальную тягу в обратную сторону. Что тут сделаешь? Моя «тарелка» стремительно несется на два самолета, которые только что упорно ползли вслед за мной, огромная сила инерции моего истребителя соединяется с мощью движков, работающих с предельной нагрузкой, на форсаже. На мгновение машины противника замирают, потом их пилоты — два пилота, совершенно разного класса, — принимают одинаковое решение. Они выпускают ракеты в меня и начинают «разваливаться» по сторонам.

Правильный маневр. Поразить врага и оставить ему коридор для вертикального падения вниз. Хорошо задумано, ребята. Если б только вы не тратили время на прицел. Если б начали движение по сторонам сразу… Тогда был бы шанс. Мы быстро сближаемся. Неуловимое изменение вектора тяги. Таран! Многотонная машина врезается в желтобрюхого «дракона», и в этот миг я нажимаю «Fire». Огромный гриб и яркая вспышка, на миг затмевающая солнце.

«Контроль над самолетом утерян». И тут же в шлемофон врывается насмешливый голос Волкодава:

— Ну, это нечто новое в тактике воздушного боя. Куда стрелял наш славный сокол?

— Молчи, несчастный, — цежу в ответ. — Скажи лучше, я положил обоих?

— Обоих обоих, гер-рой! Чуть было и меня не порешил, но тебе повезло…

— И то ладно. — Я поднимаю в воздух следующую «тарелку».

«Дракон» принял мой вызов. Теперь он ищет в поле лишь меня, я вижу его машину, он старательно уклоняется от поединков с другими летчиками, чтобы подойти ко мне с полным боекомплектом. Это хорошо, джигит. Это уже то, что нам обоим нужно.

Мы сходимся на огромной высоте, плетем хитрую вязь немыслимых маневров, выпускаем несколько ракет — безрезультатно — и ждем, оба ждем того мига, когда один из нас допустит роковую ошибку. Его машина стремительно уплывает из рамки компьютерного прицела, я чувствую, как пот течет по спине, но все мои силы уходят лишь на то, чтобы сдержать его атаки и не допустить даже самой незначительной ошибки, которая позволила бы ему воткнуть ракету мне в борт.

А вот и мой миг! Быть может, единственный. Когда-то давно я играл в шахматы. Помню, как появились первые компьютерные программы, которые легко обыгрывали человека в простых миттельшпилях. Как обижались гроссмейстеры, посвятившие годы тому, чтобы овладеть искусством этой древней игры. Все вековое знание казалось напрасным перед мощью компьютера, перед его способностью перебрать умопомрачительное число комбинаций в единицу времени. И что придумал человек? Риск! Электронный мозг не в состоянии оценить партию, в которой один из игроков разменивает материальное равновесие на преимущество в темпе, принося в жертву фигуру. Машина теряется, и все ее счетные способности оказываются бесполезными.

Что может выручить меня в борьбе с этим монстром? Все тот же риск. Он заставит компьютер чужого самолета утратить контроль над ситуацией, вынудит человека принять управление на себя. И тут мы уже посмотрим, кто лучше летает… Мой истребитель резко сваливается в штопор.

Блюдце тоже может крутиться в штопоре, только вывести его из этого состояния много труднее, чем обычный самолет. «Дракон» устремляется вслед, но не решается повторить опасный прием, он просто пикирует за мной, умело регулируя тягу двигателя. Я падаю вниз с сумасшедшей скоростью, земля крутится перед глазами, самое трудное сейчас — грамотно рассчитать траекторию и расстояние до поверхности земли. Враг тут, он рядом, он знает, что, пока я кручусь, попасть трудно, а в миг выхода из штопора моя машина будет уязвима. Он нанесет удар не сейчас, а чуть позже, когда будет точно уверен, что не промахнется. Пилот уже выбирает мгновение для нанесения укола. Я вижу его в кабине самолета — виртуальной, разумеется… Вот сейчас он снимает блокировку и перехватывает управление на себя — компьютер не позволил бы ему продолжать снижение с прежней скоростью: риск! Он летит вертикально, и теперь, чтобы вывести машину из падения, ему, как и мне, придется превысить ускорение, которое способна выдержать конструкция аппарата. Вот сейчас… Я уверен, компьютер отключен.

Пора! Не обмочись, капитан! Разворачиваю падающую машину боком и выпускаю одну за другой три ракеты в сторону «дракона». Первые две — с тепловым наведением, третья захватывает цель по работе радара.

И все. Полуоборот назад, стремительный рывок машины, я скольжу вдоль земли на предельно малой высоте и ухожу под мост. Черт! Волосы встают дыбом на спине. Никогда еще не летал так низко, тем более — в пролете арки.

Ага! Все именно так, как я и ожидал. Падая за мной, он временно перехватил управление, ведь компьютер не дал бы самолету пикировать с такой скоростью. А три мои ракеты пришлись как нельзя более кстати: человек не машина, ему не так просто отвести за считанные секунды угрозы столь разных по типу захвата цели «жал». Надо было отстрелить несколько тепловых ловушек и тут же блокировать захват третьей ракеты, отведя ее в сторону ложным лучом электромагнитных волн. Со всем этим пилот справился, однако в порыве азарта, он понесся за мной… Столько задач сразу не смог бы решить даже самый опытный летчик. Я видел, как его машина чудом избежала столкновения с опорой моста, однако зацепила провода и столбы на его бетонной полосе. Оборванные струны взметнулись вверх. Есть контакт!

Ну, как ты, парень?! Еще не потерял желание сразиться? Самолет «дракона» выровнялся, но слишком уж неуверенно стал набирать высоту. Я поманил его за собой, увеличивая скорость, а потом легко описал дугу и зашел в хвост. Нет, это уже не дуэль. Это танец маленьких вурдалаков…

Я потратил лишь две ракеты, чтобы отправить его в преисподнюю. Точнее, в утиль. Вот и славно. Мне нужна передышка.

— Земля, я возвращаюсь на базу. «Скорпион».

Нет ответа. Думаете, так просто его завалить?! С меня течет так, будто я обмочился в воздухе…

Перекурить… Водички б немного… Надо снова туда, бой-то еще не закончен. Однако как высоко уже уползло солнце! Только сейчас заметил… Почему никто не ищет меня, не пытается вправить мозги, не отправляет в бой? Что за новости?!

Я поднял машину в воздух и устремился вперед, в зону. Молча. Они не разговаривают со мной, вот и я не буду докладывать ни о чем. Ведь даже идиоту понятно, что требуется делать.

Звуки боя ворвались мне в уши. Я слышал голоса своих и чужих, кто-то громко матерился, кто-то вопил: «Прикрой!», кто-то орал так, словно прямо сейчас горел в кабине своего истребителя. Я настолько привык к этой какофонии, что не обращал на нее внимания, вылавливая из хаоса звуков лишь нужную мне информацию.

«Дракон» снова ждал меня. Мы сцепились с ним тут же, с ходу, без раздумий и сантиментов. Я подумал о том, что для него результат боя уже не имеет особого значения — ему нужно докопаться до меня. Впрочем, тут мы с ним кое в чем похожи. Я ненавижу его не меньше, чем он меня. И буду рад валить его, чтобы желтое драконье брюхо снова и снова горело на земле.

Мы крутились, как в бешеной карусели, и я сразу понял, что теперь он сам ведет машину. Что ж, это уже похоже на дуэль девятнадцатого века, поединок по правилам. Только вместо шпаг мы вооружены более страшным оружием.

Ну что, солдат? Ты готов к смерти? Попляшем на этом костре… У меня не только спина мокрая, у меня одни штаны сухие, а все остальное — хоть выжимай: что майка под комбинезоном, что волосы под шлемом. Пот щиплет глаза, еще немного — и я не смогу контролировать технические параметры полета. Но снять очки я также не могу — утрачу контроль над «тарелкой». Как бы мне половчее завалить «Дракона»?!

Интересно, что было на дуэлях в прошлые века, когда встречались два равных противника? Они так и бились на шпагах, до изнеможения? Я чувствую, что сил моих надолго не хватит. Это же проще бревна на лесоповале таскать, чем так бороться. А он там как?

— «Скорпион», внимание! — прорвался сквозь гвалт голосов зов оперативного дежурного. Я как раз завершал очередную полубочку.

Ну что вам еще, отцы-командиры? Видите, я очень занят, у меня свидание. Вдруг что-то произошло с самолетом противника. Наушники снова ожили, дежурный настойчиво орал что-то в ухо, но его слова не достигали моего сознания. Я видел борт вражеской машины, все ближе и ближе. И какая там разница, да пусть там хоть землетрясение — залп! И лишь когда я увидел, как «дракон» раскололся напополам, а потом взорвался, до меня, наконец, дошел смысл команд офицера: наши программисты вскрыли канал связи между их оперативным центром и самолетами.

Вот почему так долго молчал наш штаб. Это перелом, коренной перелом! Ну и отлично, парни, теперь мне будет легче… Словно груз свалился с плеч. Вы станете Героями Родины и получите по медали. А мне срочно нужно вниз, на землю…



Самолет неуклюже ткнулся в посадочную полосу, я чертыхнулся: надо же, чуть не угробил «тарелку» на земле. Подогнал ее к самому ангару, и только потом разорвал пуповину VR-связи кабины и самолета. Хватит! На сегодня с меня довольно. Я стал инвалидом.

В мою боевую рубку вошел Грудин. К тому времени я уже вылез из-под фонаря истребителя, но не смог отдать честь. Руки тряслись. Я попытался сказать ему об этом, но вместо этого вдруг родил:

— Три один за сегодня, — и опустился на пол. — Ноги не держат.

— Счет четыре один, расслабься, капитан. Покури.

— Щенок не в счет.

— Тебе не в счет, а нам — все в счет. Отдыхай, капитан. Сегодня поработают наши программеры.

Сигарета. Славно. Теперь, может, получится встать на ноги… Как вышел из здания — не помню. Хорошо, что электроцикл всегда стоит неподалеку от входа…

Ветер бодро обдувал воспаленное лицо и почти ослепшие от напряжения глаза. Я понемногу приходил в себя. Здорово, что у нас есть ученые. Они выручают таких, как мы, дуболомов, в момент, когда силы уже оставляют нас. Выпьем за науку, мать ее!

* * *

А вот и дом. Глушу мотор своего «ишака» и сползаю с сиденья. Разминаю уставшие от напряжения суставы. Как хорошо!

Она стоит на пороге дома и тревожно вглядывается в мое лицо. Я не выдерживаю и идиотски улыбаюсь. Мария тут же срывается с места и бросается мне на шею.

— Ты победил его, победил! Я знала — ты у меня самый лучший… Ее пальцы нежно скользят по моим волосам. Мои руки — по ее талии, по упругим бедрам. Я начинаю оживать, оживать на глазах. Бесстыдные руки, бесцеремонные руки. Как я люблю, когда она надевает такие короткие платья, облегающие ее стройную фигуру. Это не женщина, это музыка. Как все было просто до рождения нашего сына, когда не надо было ждать, пока ребенок уснет…

Она резко отводит мою голову назад и читает все нескромные мысли у меня в глазах. Чертовка! Она специально соблазняет меня, зная, что я ничего не смогу с ней сделать сейчас. Гибкое тело легко ускользает из моих объятий, дразня кажущейся доступностью. Серебристый смех. Я догоняю ее уже в доме… Она резко отталкивает меня обеими руками. Потом быстро прижимается ко мне животом, и, чувствуя мое желание, горячо шепчет прямо в ухо: «Мой победитель!»

Серебристый смех тает в соседней комнате. Ах, когда же уснет сын?! Жизнь дала нам еще одну, последнюю ночь. Или не последнюю?

Ответить на этот вопрос я не успеваю. Сверху, со второго этажа, перепрыгивая через ступеньки, с радостным криком бежит Дэн. Он с размаху бросается мне на шею и говорит, говорит:

— Пап, а мы с мамой сегодня весь день смотрели новости. Я в садик не ходил. Мама сначала очень волновалась, очень-очень, особенно когда рассказывали про воздушные бои. А потом там начали говорить про… как это… ск… скр… пиона, который сумел уничтожить четырех противников, так мама даже подпрыгнула от радости и хлопала в ладоши. Ты представляешь? Она у нас как ребенок…

И смех и грех. Прижимаю его к себе, и приятное тепло разливается внутри. Разве что-то еще нужно для счастья? По-моему этого более чем достаточно — знать, что тебя любят и ждут, знать, что за тебя так переживают. Нет! Еще для счастья надо, чтобы это было навсегда.

— Папа, — шепчет на ухо сын. — Я знаю страшную тайну. Мама не говорит мне, думает, что я маленький, что не догадаюсь. Но ты скажи мне, а? Я ведь уже большой! Скажи! Скорпион — это ты?

У меня не хватает сил, чтобы ответить. Просто молча киваю. В дверях гостиной, прислонившись к косяку, стоит Мария. Но Дэн не видит матери, он говорит все громче и громче:

— Папа, так ты герой? Герой, да?!

Грустно качаю головой.

— Нет, малыш! Мне просто повезло сегодня.

— А завтра тебе тоже повезет?

— А что будет завтра, не знает пока никто.

— Папа, а почему у тебя на самолете нарисован этот… скр-пион.

— Скорпион.

— Ну да, скрпион.

Смотрю на Марию. Она тоже ждет ответа, хотя знает, что я могу сказать… Надо ли это пятилетнему пацану? Смотрю в ее глаза. Мария ждет моего решения. Надо!

— Понимаешь Дэн, есть такое поверье. Скорпион никогда не проигрывает схваток. Последним ударом он убивает себя. У него острое жало, которое скорпион вонзает себе в спину а потом пускает смертельный яд.

Долгое молчание, испуг в детских глазах. Потом он бросается мне на шею, все так же молча, и крепко-крепко обнимает меня руками.

Вот так вот, малыш. Я бы и рад рассказывать тебе только детские сказки, но, к сожалению, не мы придумали этот мир. Мы можем лишь приспособиться к нему, чтобы выжить… Расти мужчиной, малыш.

* * *

Перелом стал отчетливо виден уже на следующее утро. Мы еще только взлетели, вошли в зону боевых действий, и тут же, даже без 3D-аналитики заметили, что противник испытывает огромные проблемы в управлении своими самолетами. Временами смертоносные птицы замирали на месте или начинали выписывать непонятные кренделя, временами просто не выпускали ракеты в тот момент, когда атаковать было удобнее всего. Это даже не напоминало дуэль или обычный бой, а скорее, походило на избиение беззащитного стада.

Да, Равия никогда не отличалась мощной промышленностью. Мы не смогли построить столько самолетов и танков, сколько наш противник. Если рассуждать логически, то мы должны были проиграть эту войну. Но наша страна всегда отличалась тем, что в ней было полно непризнанных гениев, ученых-одиночек. И теперь я точно знаю, почему современные войны не выигрывает авиация. Их выигрывают не танки, не механические солдаты-убийцы, против которых не устоит ни один спецназовец прошлого. Нет. Современные войны выигрывают головы. Мозги. Уж чем наша страна всегда была богата, так это мозгами.

Я не знаю, кто и как сумел проникнуть в ихсеть обмена информацией и что там сделали наши умельцы — то ли заразили управляющую систему вирусами, то ли просто замкнули потоки данных не на те контуры, но я видел результат: самолеты противника начинали метаться из стороны в сторону, подставляясь под удар, будто ими управляли зеленые курсанты. Временами «тарелки» врага сбрасывали весь оружейный запас одним залпом. Это выглядело как красивый фейерверк — залп современного ударного самолета из всех видов бортового оружия. Красиво, немного напоминает новогоднюю елку. Надо только не подставиться под удар. И все. Все!

Я даже не считал, сколько самолетов завалил за то утро. Любая информационная система может быть восстановлена, это я твердо знал. Нужно лишь время. И пока враг восстанавливает средства связи, я должен уничтожить как можно больше техники, извести их материальный ресурс.

Я не ведаю, сколько у меня еще есть времени. Час? Два? Сутки? Как быстро они смогут наладить системы обмена данными, как скоро их оперштаб восстановит полный контроль над ситуацией. А пока — взмокшая спина, пот на лбу, течет по глазам. Вираж, еще вираж. Залп! Новый разворот. Залп! Зайти сверху контроль, залп! Еще одна тарелка уходит вниз по крутой траектории. Сколько у них там осталось? Успеть бы…

Перекурить некогда. Залп. Кажется, теперь я понимаю, что должен чувствовать летчик, выполняющий по десять боевых вылетов в день. Из кабины на землю — размяться, отлить, попить воды, погрызть галету — не лезет в горло — черт с ней, в кабину. Заправка, новый боекомплект… Мотор!

Мне бы отлить тоже. Да некогда. Залп. Сколько это будет продолжаться? Это не день, а какая-то Варфоломеевская ночь. Тотальное бедствие. Хорошо, что не для нас. Еще залп! А черт, вот и моя машина повреждена, как обидно! Нельзя было стрелять с такой дистанции, осколками повредило тяги управления, клинит движок. Обидно! Не удалось закончить день с сухим счетом.

«Потеря контроля! Ваша машина уничтожена!»

— Пошел вон, баран, сам знаю.

Перекурить добежать до гальюна, не говоря уж о том, чтобы пожрать, — некогда. Снова туда, наверх. Старт!

Я не помню, сколько самолетов потеряла авиация противника в тот день. Ничего не помню. К вечеру остались лишь красные круги перед глазами, круги, из-за которых уже не видно было неба. Небо стало красным. Разве небо бывает красным? Такой бывает кровь. И еще — огонь. Сегодня мы сотворили преисподнюю…

Все! Руки сами свалились со штурвала. Пить…

— Капитан Попов, вас вызывает полковник Грудин, — мелодично пропел коммуникатор.

Какой у нее красивый голос…

Хочу послать ее куда подальше, но пересохшее горло не слушается. Попить бы, да вода в бортовой фляге давно кончилась. Надо попытаться сказать главное:

— Не вылесс-ти… с капины..

Помню, техники вынимали меня из кокпита. Помню, поставили на ноги. Дальше ничего не помню. Очнулся ночью, в полной темноте. Рядом сразу увидел две яркие звезды — глаза Марии.

— Привет! — прохрипел я и попытался улыбнуться — Как дела?

— Лежи, орел! — она тут же закрыла мне ладонью рот. — Молчи. Тебе надо лежать и восстанавливать силы. Так сказал врач.

Я тихонько куснул ее ладонь, и она, ойкнув, отдернула руку.

— А немного секса с молодой красивой девушкой доктор мне не прописал?

— Прописал, прописал, — горько вздохнув, отвечает она. — Через полгодика.

— А что так? Можно бы и раньше…

— Да где ж ты ее возьмешь, молодую и красивую?

— Дык и вы, милочка, сгодитесь на такой случай.

— Я замужем, пилотик, — лукавый взгляд из-под длинных ресниц. Мария откидывает пушистые волосы в сторону. Замирает, выгнувшись. Она любит такие игры. И точно знает, что надо сделать, чтобы свести меня с ума.

— И что, никогда не изменяли мужу, девушка? — я еще держусь.

— Никогда!

— Да вы сама невинность! И как же это вам удается?

— Так было б с кем! — возмущение выглядит живым и естественным.

— Ну, со мной, например.

— Вот с этим бесчувственным телом?! Что уже несколько часов валяется возле меня в постели, как полено?

— Ах ты… — делаю резкое движение, чтобы поймать ее. Мария, смеясь, ускользает из моих рук. В глазах красные круги. Сознание уплывает.

Пожалуй, кое в чем доктор был прав. Не через полгодика пораньше, но явно не сейчас. Провал. Темное бездонное небо, и я стремительно несусь по нему навстречу одинокой палящей звезде. Яркий факел на стремительно чернеющем фоне… Я — самолет, мои руки выросли, отвердели и превратились в крылья. Неужто это и есть счастье? Глаза слезятся от сумасшедшей скорости. Я уже не вижу звезду, я только чувствую ее безумный огонь где-то впереди. Человек не может быть самолетом. За все надо платить… Яркий факел звезды превращается в черноту бесконечности огонь, черный холодный огонь затягивает меня в огромную воронку…

И только тут я успеваю вспомнить, что не спросил Марию, как дела на фронте. Чем закончился день?

* * *

Следующее утро выдалось тихим и солнечным. Это был знак. Как ни странно, но очень часто именно такие вот тихие, безветренные дни, становятся последними в тяжелых, изнуряющих поединках. Словно бы природа говорит воинам — конец. И одни, понимая, что подводится черта, читают последнюю молитву перед боем, а другие радостно, с детским нетерпением, ожидают возвращения к привычной жизни.

В это утро я чувствовал, что война скоро закончится. Сам не знаю почему. Ленты новостей пестрели огромными потерями врага, еще не все было окончательно решено, но у меня гора спала с плеч, ко да я жадно глотал цифры, предварительные цифры вчерашних сводок. Теперь все было в наших руках. Непонятно лишь, почему вчера наши сухопутные войска не перешли в решающее наступление. Быть может, генералы решили не рисковать? Армию врага деморализовала временная потеря управления, это был отличный момент для нанесения решающего удара. Впрочем, я не стратег, им виднее. Факт остается фактом: вчера наши сухопутные войска не выдвигались из точек постоянного базирования, а воздушные силы уничтожили примерно половину вражеского флота. Что это значит?

Это означает лишь то, что в воздухе у нас теперь примерно равновесие. И их мощная, хваленая промышленность уже не поможет им. Просто не успеет. Теперь все зависит от искусства их пилотов. И от нашего, разумеется. А ну-ка, ребята, сыграем без тузов в рукаве…

Мой электроцикл стоял около дома. Как он тут оказался? Точно знаю, что вчера я вернулся домой не на нем. Скорее всего, меня привезли, как бездыханное полено. Вероятно, кто-то подогнал мою тачку сюда потом, позднее. Ненавижу электромобили! Быть может, потому же, почему не могу летать: быстро укачивает в них. А электроцикл — это как раз мой транспорт для передвижения. Мощный, компактный, мобильный. В считанные минуты способен доставить меня в центр управления полетами. Вот только зимой на нем больно холодно, и приходится менять его на обычный «мобиль».

Машина послушно докатила меня до базы флота, я успел выкурить по пути лишь одну сигарету. Дал электроциклу команду раскрыть панели подзарядки аккумуляторов — пусть копит энергию, сегодня солнце с утра — и быстро нырнул в недра огромного здания.

— Привет, Влад! — дежурный поднял руку, здороваясь со мной.

— Привет! Что новенького? — Узнавать новости у охранника на входе было нарушением инструкции, но я не удержался.

— Фобиане восстановили систему управления, — дежурный выругался, но я уже исчезал в глубине коридора. Итак, противник снова контролирует свою компьютерную сеть. Это самая главная новость. Все остальные я видел в утренней сводке.

Нельзя быть слишком жадными. Мы вчера и так получили прекрасный подарок судьбы, нет, подарок из рук наших ученых, которые сделали все, что от них зависело. Не скоро оправятся фобиане от материального урона, который мы вчера нанесли им.

— Попов! Тебя искал полковник Грудин. — Кобра, один из наших лучших пилотов, перехватил меня за руку.

— Привет! — я был искренне рад его видеть. — Как там у нас? Для меня кто-то еще остался или всех отправили пахать землю?

— Иди ты! — удивился Кобра. — Ну, ты сказал! Что, ничего не помнишь?

По тупому выражению моего лица он понял, что ситуация со мной еще хуже. Много хуже.

— Ты вчера сам навалил столько, что за твою голову фобиане назначили огромное вознаграждение. Вроде бы даже подготовили две мобильные группы, чтобы уничтожить тебя на земле…

Ну и дела… Выходит, я все делал на автопилоте? Неужели такое возможно? Вот не думал, что это может произойти со мной.

— Шагай к Грудину, он просил отправить тебя к нему, как только явишься. Адью!

Кобра махнул рукой и исчез за дверью. Ну да, хорошо ему, уже в небо. А мне опять на доклад к начальству…

— Капитан Попов по вашему приказанию прибыл!

— Здравствуй, майор! — Грудин крепко пожал мне руку, с веселой улыбкой глядя на то, как вытягивается мое лицо. — Что удивляешься? Я не оговорился. Обмыть бы звание надо, да вот беда, не до того пока. Вечерком, может…

— Как там… у нас… — просипел я, балдея от свалившейся на меня нечаянной радости.

— Неплохо, очень неплохо, — бодро ответил он. Но уж слишком явно проступила в его голосе фальшивая нотка. Что-то здесь не так. Я выжидающе замер.

— Понимаешь, — замялся он, отводя взгляд. — Врачи рекомендовали отстранить тебя от полетов на несколько дней. Истощение организма…

Наступила тишина. Смысл его слов не сразу стал понятен… Потом накатила ярость. Выдумаете, что хорошо меня знаете? Нет, вы меня совсем не знаете! Ну, щас, перцы, я пропишу вам позу лотоса!

— Я летчик воюющей армии! — голос звенел четко. В рубке установилась тишина, даже опердежурный прижал трубку к плечу, умолкая. — Я один из лучших боевых пилотов воздушного флота. Идет война, и сейчас не время для бабских соплей!



Теперь все. Я подумал то, что должен был подумать. И сказал то что должен был сказать. Если вы считаете, что на войне надо быть политиком, который ловко лавирует между событиями и ловит каждое дуновение ветра, веющего от начальства, то вы правы. Но у меня есть Мария и Дэн, и плевать я хотел на все звания. Семья превыше карьеры. Так что давай, полковник, я готов к наказанию. Ну, поставь меня в удобную позу.

— Майор Попов!

Я бежал по коридору, матерясь и скалясь от всей души. Ну, каков фрукт этот Грудин? Мы сработаемся с тобой, полковник!

Активация системы. Прогрев… Тест бортового элмозга. Пробный пуск двигателя. Штурвал дрожит в руках. Спасибо тому умнику, что придумал эту обратную связь! Так приятно чувствовать мощь машины в руках. Старт!

Аппарат резко взмывает в небо, вспарывая синеву. Романтика? Никакой романтики! У меня на борту хватит оружия, чтобы стереть с лица Земли небольшой город. Представляете, сколько людей я могу вмиг сделать несчастными? Тех, кто выживет в этом аду. Ну а те, кто умрет сразу, могут считать себя счастливчиками.

— База, здесь «Скорпион», вышел на рабочий режим, вхожу в зону боевых действий.

Молчание в ответ. Уснули, что ли? Или просто установка такая, игнорировать меня сегодня?

— База, ядрит вашу…! Здесь «Скорпион».

— Скорпион, — отзывается динамик голосом Грудина. — Режим работы — свободный. До связи.

— До связи.

Набираю высоту подключаюсь к информационному спутнику, что контролирует наш сектор. Теперь лишь несколько секунд ожидания, пока умная машина скачает диспозицию и выстроит зЬ-картину текущего боя…

Все стало по-другому. Враг уже не столько атакует, сколько пытается организовать грамотную линию обороны. Как это непохоже на первый день, когда нас просто сносили тупой, упрямой массой! A-а, вот работка и для меня!

Разворот, выход на траекторию удара. Включаю обсчет поражения. Противник резко уходит из сектора боя… Ну и дела! Вижу такое впервые. Самолет фобиан бежит с поля битвы. Да, капитально их приперло, если пилоты до такого докатились. Сейчас мы с тобой изучим этикет, на раз-два.

Что-то сегодня неприятно рябит в глазах… Может, врачи были правы? Из облаков, со стороны Солнца, вываливается еще одна машина. Где-то я такое уже видел. Ах, ну да, мне сотни раз снилась эта сцена после первого дня боев. Эта машина с драконом на брюхе стала моим ночным кошмаром. Я не вижу ее плоского днища, но точно знаю, что там нарисован дракон. Ну что, шакал, три дня «танцев» тебя ничему не научили? Ты все так же пытаешься купить меня на старую уловку? Сейчас я сниму с тебя шкуру, рептилия.

Резкая свеча. Переворот в воздухе и обратный ход. Боковая петля, наклонное скольжение и реверс двигателя. Что, впервые видишь такой прием? Я заготовил его специально для тебя, умник. Думаешь, крутой? Нет, это компьютер у тебя крутой, а ты пробовал, щенок, что такое умирать на центрифуге, слышал когда-нибудь слова: «Ты никогда не будешь пилотом?!». Красные круги в глазах. Больше десятка «g» — недетская перегрузка. Почему я чувствую ее вместе с самолетом? Белый инверсионный след, чей он? Сбросить пелену дурмана… Ага, я зашел ему в хвост. Точнее, это пилоты прошлого века сказали бы: «я зашел ему в хвост», а у современного самолета нет хвоста. Машина XXI века может в любую минуту полететь вбок или вверх. Так не дай ему сделать это, майор! Залп! Еще залп! Еще!

Ты нервничаешь, майор. У тебя вспотели руки. Зачем три залпа по одному самолету? Ты утратил привычную уверенность в себе?

Кто это спросил меня? Грудин? А может, Мария? Ребята, я не знаю, почему три залпа. Так надо. Так надо, ребята.

Первая пара ракет взорвалась вблизи серебристой кабины, где были расположены радары и главный бортовой компьютер. Самолет на миг замер, словно бы оглохнув. Я знаю, почему: мощный электромагнитный импульс разрубил пуповину информ-канала, по которому шел обмен данными между оперцентром и посудиной. Этой недолгой паузы как раз хватило, чтобы вторая пара ракет воткнулась в блюдце. Вот так!

Бить посуду — это к несчастью. Или к счастью? Черт, я ничего не соображаю. Адреналин в крови, пульс — двести, а давление таково, что в самый раз получить пособие по инвалидности. Что на экране? Третья группа ракет при взрыве рассеяла обломки бывшего «дракона» в пространстве. Вот и славно.

— Попов, отличная работа! — Кто там орет в эфире без кода?

Выполняю свечу. Ну, кому тут еще хочется потягаться со «Скорпионом»? Бой все больше разваливается на отдельные схватки, все чаще на экране радара отметки «свой» и все реже «чужой», при анализе визуальной информации со спутника все чаще видны наши, родные, сине-белые цвета. И то хлеб.

Неожиданно я замечаю серебристую каплю вдали. Сердце замирает в тревожном волнении. Даю на экран максимальное увеличение. Самолет! Обычный самолет — с крыльями, с хвостом, старинная модель, пилотируемый аппарат! А ну-ка, еще добавить увеличение!

Система моделирования работает в запредельном режиме, стараясь по моей команде увеличить изображение цели. Маловат он еще, самолетик, в пикселах чтобы толком его разглядеть… Размыто. Но все же я распознал то, что и хотел увидеть — дракона на фюзеляже.

Вот и все, ребята. Я на миг выпустил штурвал, включив автопилот. Вытер пот со лба и, оттянув очки VR-обзора, плеснул водой на лицо. Вот и все. Мы «съели» их матчасть. Их лучший ас поднял в воздух обычный самолет. Последний бой…

Последний бой. Когда тебе уже нечем стартовать со своего взлетного поля, когда ты понимаешь, что проиграл. Когда приказы твоего командира уже не имеют никакого значения. Всегда, во все времена, настоящие офицеры в безвыходных ситуациях пускали себе пулю в висок. Вот и сейчас он делает то же самое.

А что ему остается? Хотя бы попытаться забрать меня с собой. Разве я поступил бы по-другому? Как поступил бы я? Сотни раз я думал об этом, но по сей день не знаю точного ответа… Быть может, его тоже ждут за кромкой взлетного поля жена и сын. Или дочь. А может, он совсем одинок, и все лучшее ждало его впереди…

Но разве я придумал эту войну, солдат? Разве я начал эту бойню? Нет, солдат, это был кто-то другой. Я знаю, что это был не ты. Мы с тобой одной крови, оба созданы для того, чтобы выполнять приказы. Мы оба с тобой были романтиками и мечтали только об одном — летать. Но мы — и ты, и я — знаем, что война — это не то место, где живут витающие в облаках. Романтики здесь только умирают. А солдаты выполняют приказы. Мы и выполняли их. Кто же виноват в том, что в этот раз мне повезло больше?

Я уважаю тебя, солдат. Уважаю за то, что ты поднял машину в небо. Ты сам знаешь, что у тебя нет никаких шансов против меня. Я тебя уважаю, и даже, знаешь, выпил бы с тобой, потому что теперь вижу — ты мужик. Кто же виноват в том, что мы оказались по разные стороны этой бойни? Не дрейфь, солдат, я сделаю все быстро и четко, чтобы тебе не было больно.

Моя машина резкой свечой ушла вверх, мгновенно ломая траекторию. Сумасшедший! Он попытался повторить этот маневр за мной! Как только у его самолета выдержали крылья?.. Я на миг представил, каково ему сейчас там, в кабине… Человек не создан для того, чтобы выдерживать такие перегрузки. Я знаю, что его легкие лопнули, как кровавый пузырь, и жить ему осталось совсем немного. Прости, солдат. Ты тоже тянул на себя штурвал, закусив губу до крови, да? Вот видишь, мы с тобой похожи даже больше, чем я думал.

Серебристая капля сорвалась с крутой траектории и раненой птицей устремилась к земле. Нам не дано преодолеть тяготение нашей планеты. Я сам когда-то верил, что получится. Нет, солдат. Романтик умер во мне давно. А в тебе?

Но ты настоящий мужик. Ты летчик, летчик от Бога. Я не случайно сказал, что мы с тобой одной крови. Такие, как мы, должны умирать только в воздухе. Только в воздухе! В этом наше счастье! Залп!

Две ракеты разорвали серебристую птицу в крошево. Облако взрыва скрыло от моих глаз окружающую картину, а когда я снова разглядел то, что происходи вокруг, лишь спокойная, чистая синева окружала меня.

Прости, солдат! Вечная тебе память! Или вечное небо…

* * *

Я посадил свою машину так, как и должен сажать самолет летчик моего класса, — аккуратно и ровно притер на три точки, как раз возле ангара.

Вот и все. Я устало выбрался из кокпита, доставая сигарету из кармана. Теперь от меня зависит очень мало. Мы получили то, к чему стремились, — господство в воздухе. А значит, у Равии преимущество в этой войне. Теперь все зависит от наших генералов — захотят они остановиться на этом и потребуют капитуляции от проигравшей стороны или продолжат войну наземными силами, до полной победы. Будь я на их месте, я бы уничтожил всю систему управления войсками противника, чтобы новая угроза пришла к нам как можно позже. Но этот сценарий приведет к новым потокам крови, а кровь — эта такая вещь, которую уже не сотрешь простым нажатием клавиши «Enter» или «Backspace». Кругом компьютеры, эпоха virtual reality, и все подвластно машинам, но вот только железные болванки ничего не понимают в жизни и смерти, в человеческой боли и крови…

Я знаю: теперь наши части механической черепахой двинутся вперед. Самолеты с воздуха помогут им пробить бреши в обороне противника. Да, как и много раз в течение тысячелетий, сработает старинная формула: «Кто с мечом к нам придет…». Но я знаю также, что когда ударные бронегруппы прорвут оборону таких же бездушных железных кукол и изведут на нет наземные части противника, на последнем рубеже обороны встанут живые люди, обычные мужики, с оружием в руках. У них не будет никаких шансов против наших бездушных железяк, ведомых из наземного центра управления. У них не будет шансов, но у них ведь не будет и другого выбора. Ведь я точно также встал бы с ружьем в руках, даже с топором, против любого, кто посягнул бы на мою семью, на мой дом.

И в этот миг виртуальная игра снова превратится в настоящий кошмар. Потому что прольется кровь живых людей, и она будет литься до тех пор, пока хотя бы один враг держит в руках оружие.

Но ведь не я придумал этот мир, не я изобрел те правила, по которым мы все играем, правда? Я всего лишь могу приспособиться к этим правилам, чтобы сохранить себя и свою семью.

Я вышел из командного центра, яркий свет ударил по глазам, ослепляя. Хорошо, тепло сегодня. Черт возьми, теперь можно думать о том, что на дворе — лето… Снова можно быть человеком. Не я придумал эту игру, я всего лишь научился хорошо в нее играть.

Я выплюнул сигарету и пошел в сторону автостоянки, где меня ждал электроцикл. Пора. Он отвезет к жене и сыну. Я скажу им только одно слово: «Лето». И они все поймут. Завтра я снова буду капитаном Владиславом Поповым. Точнее, теперь уже майором. Чуть не забыл. Но это будет завтра. А сегодня нужно крепко напиться.

Мне будут сниться ужасные сны, и красивая серебристая птица с драконом на фюзеляже еще не один раз прилетит ко мне ночным кошмаром. Я стану разносить ее на куски и кричать от боли, сгорая в кабине вместе с пилотом… Буду проживать заново все те бои, и в моих снах потекут потоки крови. Разумеется, виртуальной. Но я точно знаю, что временами кровь становится реальной. Хорошо, что на этот раз она стала настоящей не здесь, не у нас.


ТЕХНИКА МОЛОДЕЖИ 9 2003

Вячеслав Куприянов
ИЗ УЧЕНЫХ ЗАПИСОК АКАДЕМИИ РАЗВЛЕЧЕНИЯ МАСС

Известно, что на пути к богатству массы все меньше читают и все больше пляшут и поют. Пение более органично для масс, чем чтение и писанина. Если подумать хорошенько. то как могут водить одним пером дюжины, сотни и тысячи, не говоря уже о миллионах. Это какое же бревно надо сообща нести на плечах, обмакивая его в чернильницу, похожую на колодец. А музыка масс возникает как бы сама собой, давая выход не унылой жалобе, а всеобщему ликованию.

Вначале кто-то начинает пыхтеть, сипеть, повизгивать, хрюкать, жужжать, лепетать, квакать, улюлюкать, крякать, квохтать, кукарекать, выть, ухать, мяукать, причмокивать, урчать, гундосить, фыркать, ржать, блеять, тявкать, шипеть, каркать, икать, гоготать, рявкать — и тому подобное, и все это вызывает безусловное неодобрение окружающих. Но если огромное скопище окружающих само подхватит это великолепное начинание и тоже будет всем скопом хохотать, свистеть, стенать, кашлять, картавить, цокать языком, скрежетать зубами, щебетать и при этом считать — до двух, до трех, еще лучше до двух и трех тысяч, а потом в обратную сторону, считая при этом, что каждое выкрикнутое число является иррациональным, — экстаз будет полным.

Чтобы все это действо упорядочить, надо подключить электричество, упаковав его в микрофон. Один из народа берет этот микрофон в свои руки и подносит его к своему рту, усиливая свои звуки настолько, что все остальные воспринимают их как свои. И тут к звуку подключают свет, который высвечивает обладателя микрофона дает ему вид, блеск, мерцание, сияние, и это еще усиливает его (или ее) слияние с массой, помогая ей хлопать в ладоши и топать ногами. Таким образом пение соединяется с танцем, состоящим из двух па: ерзания и подскакивания, так как танцевать чаще всего приходится, сидя всей массой на стульях. Любой из таких исполнителей дает слушателям чувство уверенности в том, что и он — исполнитель. Но кроме исполнителей, многочисленных в массовом искусстве, существовали и выдающиеся сочинители в этой новой для забывчивых области.

Первым здесь был, конечно, известный поэт, любимец публики Померещенский, который свои личные жалобы называл любовной лирикой, он давно закрыл эту тему своим нашумевшим сборником «Вызываю любовь на себя». Другой нашумевший сборник — «Моя любовь обрушилась на всех» — это уже гражданская лирика. Затем поэт углубился в поиски нового жанра, который бы обладал достоинствами как поэзии, так и прозы. Свои опыты он начал с исполинских стихов, его «Гигантские шаги в незнаемое» продавались в спортивных магазинах, были они в двух томах, и первый том был приспособлен для левой, а второй для правой руки — специальный был переплет с захватом, книги эти охотно брали борцы и тяжелоатлеты. В первом томе поэт признавал себя фанатичным продолжателем футуризма, во втором он неистово отрекался от футуризма. А исполинскими стихи эти были еще и потому, что каждое слово занимало в них отдельную строчку:

В
левой
руке
том,
в
правой
руке
том,
левой
ногой —
топ
правой ногой —
топ!
И
дело
все
в
том,
чтить
стихи
мои
чтоб!
— И т. д.

Поэт гордился, что его книгами размахивают сильнейшие люди планеты. Но узкая строчка не долго тешила поэта, он перешел к сверхдлинной, тогда его книги стали издавать в форме вымпелов, если их насадить на флагшток, то как левые, так и правые могли идти с ними на манифестацию.

Все эти опыты вызвали к жизни исследования, в корне изменившие поэтику.

Стали считать, что если ширина текста почти не отличается от его высоты на отдельно взятой странице, то это проза, а если ширина во много раз меньше высоты, то это поэзия. Если ширина больше высоты, то это сверхпроза, например, такой текст: ПРИБЫЛ СКОРЫМ ПОЕЗДОМ ВСТРЕЧАЙ САМОЛЕТОМ ОБЯЗАТЕЛЬНО ЦЕЛУЮ ПОДРОБНОСТИ ЗАКАЗНЫМ ПИСЬМОМ ЖЕЛАТЕЛЬНО НА ДЕРЕВНЮ В ГОРОД и т. п. Исследователи Кронштейн и Шпиндель в своей монографии «Штрихи к истории введения в определение предмета» доказали, что именно Померещенский первый использовал в качестве стихотворной строки сверхпрозу. Померещенский же был одним из первых, кто согласился с этим доказательством. Но надо было идти дальше, и поэт стал писать, исходя из сверхпрозы, но не столь по-исполински, как прежде, а все короче и короче, после чего появились не только критики, но и читатели, которые смогли все это дочитать до конца.

Исследователи в новой монографии доказали, что, таким образом, была обнаружена так называемая тихая глубина, тихий омут, он сам окрестил свое новое направление омутизмом, что и пришло на смену жалобизму, то есть массовой работы над заполнением Книги жалоб.

В музыкальной среде поэт был давно известен как потрясатель основ. Когда тот писал свою сверхпрозу, многие известные композиторы говаривали, что, будь кто-то из них Вагнером, они бы обязательно к его сверхпрозе написали музыку, это было бы большой честью для них и обещало бы немалую выгоду, ведь поэт выступал в основном на стадионах, за рубеж его приглашали читать в римский Колизей, в древние цирки Малой Азии, читал он и с пирамиды Хеопса, откуда его не было слышно, зато видно — показывали по телевидению через спутник, при этом комментатор утверждал, что читает он стихи, написанные им по-коптски, отчего нет смысла озвучивать передачу. Готовился он читать и на аэродромах, для чего уже переоборудовали Орли под Парижем, — Пикассо готовил эскизы специально для этого, а американцы перенесли в аэропорт Кеннеди Статую Свободы, сделав в ее рту отверстие для головы поэта который должен олицетворять свободу в прямом и переносном смысле — давать ей лицо. Статуя мешала взлету и посадке самолетов, и ее вернули назад на Гудзон, не дождавшись лично Померещенского, — не дают поэту свободы в России, прошел слух.

А он тем временем сидел в Байконуре в ожидании запуска в космос, но тут новое мышление привело к распаду имперского сознания, поэта от запуска в космос временно отстранили, ибо стало неясно, какую часть суши он представляет.

Но музыка, как и прежде, не знала границ, поэт от сверхпрозы шагнул к сверхпоэзии, за которую сразу и ухватились композиторы. Большинство из них шло простейшим путем: поэт — потрясатель, поэтому класть его надо прежде всего на ударные инструменты. Скажем, берем литавры: как только в сверхпоэтическом тексте появлялся ударный слог, так тут же удар в литавры чвяк! И раз за разом: чвяк! чвяк! чвяк!

А там, где кончается сверхстрока и появляется что-то вроде рифмы, там ударник: бум! Очень это нравилось молодежи и охраняющей ее конной милиции. Услышав имена композиторов, обратившихся к его творчеству, и не найдя среди них себе известных, поэт обвинил композиторов в сальеризме. Сумбур вместо музыки, заявил он. Но потом он оттаял, когда после музыки пошли банкеты, и на одном из них открыто высказал свое отношение к благозвучию.

Прежде всего, он позавидовал музыкантам. Вот он, поэт, не может своими словами переписать ни Ивана Баркова, ни Демьяна Бедного. А тут любой композитор может положить и Шекспира и Микеланджело на свою — на свою! — музыку. Вот вам, пожалуйста: я и Шекспир я и Микеланджело! На Пушкина до сих пор кладут! Когда же композиторы устыдились, поэт воскликнул: и это хорошо! Композиторы воспрянули, а поэт продолжил — но вот что плохо… И стал объяснять, как неудачно положили на музыку именно его. Никакой Вагнер не мог оркестром так заглушить слова, как заглушили его слово, между прочим, известное всему передовому человечеству наизусть.

— А как? — а как? — закричали композиторы. А так, продолжал поэт. Перво-наперво было слово. Мое слово. А что такое музыка? Музыка — это сочетание приятных звуков с не менее приятной тишиной. Так вот эту тишину надо сделать достаточной для того, чтобы в нее влезло мое слово. А если музыкальную тишину еще чуть-чуть продлить, то это слово не только можно произнести, но и пропеть. А уже в промежутках между словами — пожалуйте, инструмент, барабан или гобой. Кто успеет, подсказал кто-то.

Э, нет, поднял Померещенский свой указательный палец, не кто успеет, а кому по партитуре положено. Какой тут шум произошел, аплодисменты и топот: все композиторы побежали по домам, к своим нотным тетрадкам. Книги поэта, конечно, были у каждого в домашней библиотеке. Некоторые работали на глаз и на слух, некоторые тщательно измеряли длину каждого слова линейкой, прежде чем втиснуть его в музыкальную фразу.

Так начиналась массовая омутизация тишины. Однако вся эта музыка была только сопровождением для массового театра будущего, здесь Померещенский считал себя продолжателем дела Хлебникова и Крученых, режиссером Солнечной системы и драматургом туманностей, едва видимых с Земного шара. Новый театр выходит на площади, увлекая за собой зрителей и сметая с пути зевак. Переходя все границы, он становится театром военных действий. Выходит из моды пословица: когда говорят пушки. музы молчат,ибо муза массовых зрелищ охотно делится с народом пушечным мясом, особенно в периоды затруднений с обычной едой. При этом уходят в прошлое великие сражения — как дорогостоящие, сегодня мы не увидим ни Куликовской битвы, ни Бородинского сражения, ни Ватерлоо, ни Курской дуги. В прежних баталиях зрителей было гораздо меньше, чем непосредственных участников, потому их и не пускали из-за громоздкости на телеэкран. Современный театр военных действий более локален, более обозрим, само количество зрителей на много порядков превосходит число действующих лиц конфликта.

А чтобы так называемый зритель не вмешивался в конфликт, подобно взбесившемуся болельщику на стадионе, телевизор как бы арестовал массы и рассадил их по одиночным камерам собственных квартир.

Таким образом очень хорошо театрализуются массовые игры, например, бег наперегонки по земному шару. Россия бросается догонять Америку, которая ведет себя при этом как самоуверенная черепаха, презирающая бегущего за ней Ахиллеса.

Америка отмахивается от русских своими фильмами ужасов, тут-то и замирают на бегу изумленные русские. Опомнившись, русские запускают в обратную сторону ленту истории, тут же оказывается, что еще при княгине Ольге русские были впереди американцев, которых тогда еще просто не было.

Только при князе московском Иване III некие испанцы в погоне за Индией наткнулись на эту Америку, тогда как Москва уже догнала Ярославль, Новгород, Тверь, Вятку и Пермь.

Заглядывая в последующие дырки истории, мы можем увидеть, что. прежде чем догонять нынешнюю Америку, русским, если не часто оглядываться, следует еще, обогнув Африку, догонять Индию.

Не менее увлекательна игра в прятки.

Для этого строятся бункера, мавзолеи, лабиринты, где проворные власти могут долго скрываться как от чужого, так и от своего народа. А для достойных представителей народа лучший способ спрятаться от правительства — это пробраться в само правительство и играть в нем роль государственной деятельности.

Когда народ хочет прямо высказать свое мнение о власти, он начинает громить средства массовой передачи мнений. Иногда народ начинает сознавать себя народом, когда ему удается надежно спрятаться от другого народа. Россия прячется за Союз Советских Социалистических Республик. Европа прячется за Россию от Азии. Иван Грозный прорубает окно в Азию, затем Петр Первый прорубает окно в Европу, рубят, конечно, с плеча, щепки от постройки окон летят в разные стороны. Если оба окна открыты, Россию продувает то Германия дует в Японию, то Япония дует в Голландию. Потому России часто не везет с урожаем пшеницы: даже если урожай неплох, на сквозняке между западом и востоком его выдувает.

И все смешивается: все смешалось в доме Романовых, все смешалось в Белом доме, как в том, так и в другом.

Святое место масс так или иначе занимает вездесущая толпа. Прежде всего, надо определить, что такое толпа, чем она отличается от стада. Толпа — это не просто активная часть массы. Толпа — это такое скопление, где каждый может схватить своего соседа. В стаде не так там расстояние между существами больше, и у этих существ, как правило, нет рук, поэтому нет и возможности хватать друг друга. Значит, только обезьяна и человек могут составлять толпу.

Толпа возводит физическую культуру в ранг высокого искусства. Соревнования толп придумал только человек, обезьяны здесь уже не принимали участия. Обезьян все меньше благодаря людям, и перед ними не встают чисто человеческие проблемы связанные со сплочением.

То, что раньше человек делал в одиночку, теперь он может совершать только сообща, потому и возникли новые соответствующие виды спорта и соответствующая физическая культура, к рассмотрению которой мы и переходим.

Прежде всего, бег. Казалось, что бег на месте наиболее удобен для больших скоплений народа, но это не так, соседи начинают теснить друг друга, наступая на ноги, так что возникает стремление убежать; бег вперед и явился одним из выходов в подобном положении.

Результатом такого забега должно быть объявление победителя. Можно подумать, что в толпе победителем окажется тот, кто был в первом ряду с самого начала. Когда только начали бегать, так оно и было, но скоро это обстоятельство обнаружилось задними рядами, их ропот дошел до середины, а затем и до первых рядов, заставив их бегать еще быстрее. Так были установлены новые рекорды. Продолжалось это недолго, ибо задние ряды стали хватать бегущих впереди и оттягивать назад, отчего уменьшилась рядная и персональная скорость, но увеличилась средняя скорость всего образования, а это способствовало делу дальнейшего сплочения этого образования.

Тем временем задние начали испробовать различные пути проникновения вперед. Труднее всего было пробиваться сквозь толщу бегущих тел, расталкивая их локтями. Достигнуть при этом скорости передних, пусть даже хватаемых сзади, было маловероятно. Пробовали некоторые бежать по головам, но их быстро ставили на свое место. Отчаяние приводило к возникновению моментов застоя, когда задние вовсе не старались бежать, а цеплялись за передних; в конце концов, останавливались все.

Иногда уставали и передовые, но их неудержимо гнали вперед последующие. Конфликтные ситуации подобного рода приводили к расколу общей среды, вот тут по линии раскола и устремлялись коварные задние вперед. Но это было использованием случайных колебаний. Надо было изобрести более надежный способ продвижения к успеху. Так возникли опоясывающие, или хороводные, потоки. Задние, а вернее, крайние хватали друг друга за руки, образуя плотный круг, который начинал вращаться относительно центра всей толпы. В этом движении было нечто космическое, ибо так же вращаются галактики. Круг вращался по краю бегущего вперед конгломерата, и задние постепенно вырывались вперед, передние же увлекались назад. При таком вращательно-поступательном движении победитель должен был точно рассчитать число кругов, чтобы оказаться впереди именно к финишу. Это удавалось исключительным личностям, научившимся творчески мыслить в условиях нового бегового режима.

Следует сказать и об одном из важных стимулов бега. Прибывший первым тут же дает автографы всем остальным, прибывающим далее. Каждый бегущий берет с собой авторучку. В ранце каждого солдата — маршальский жезл, говорили прежде. Наряду с авторучкой каждый берет и тетрадку для будущего автографа — он заранее готов и к триумфу, и к признанию триумфатора. Поначалу любовь к автографам дисциплинировала бегунов, со временем же это привело к появлению среди них большого числа писателей. Вместо того чтобы бежать с авторучкой за автографом или вырываться в дающие автографы, эти люди, обычно бултыхающиеся в центре всего этого движения. начинали что-то кропать на бегу в своих тетрадках.

Считая себя в центре событий, они увлекались настолько, что увлекали и ближайших соседей, которым было удобнее взять автограф у них, нежели у забежавших далеко вперед. Так возникла литература как часть физической культуры.

Литература как часть высокой физической культуры вырабатывала импульсы и призывы для интенсивного бега, эти импульсы отбрасывались центробежной силой на окраины движения, общая картина которого принимала все более космические размеры.

Так было с бегом и некоторыми механизированными видами передвижения, а также с плаванием. Плавание, добавляя третью координату в глубину позволяло некоторым задним выбиться вперед путем подныривания. Подныривание развивало легкие, и когда удачливые ныряльщики занимали места в первых рядах, они не только плыли, но и пели от избытка воздуха в легких, компенсируя свое предыдущее подводное молчание. От этого плыть становилось веселее, плохо то, что вынырнувшие вперед и поющие становились слабы зрением от ныряний и порой заводили свой коллектив в сторону. Требовалось время, чтобы направить их в верное русло, — ведь при плавании трудно хватать руками соседей даже с целью их исправления, к тому же поющие не слышали других голосов, которые кричали сзади, что мы плывем не туда. Но налаживалось и это.

Хороши также и комбинированные кроссы с пересечением морей, островов материков и океанов.

Бег переходит в плавание, плавание — снова в бег, и следующим серьезным состязанием становится борьба. Борьба в корне меняет внутреннее состояние толпы. Если бегут охотно, чтобы вырваться вперед, то угроза борьбы заставляет многих поворачивать назад, и в схватку вынуждены вступать замешкавшиеся вторые и третьи ряды. Вот тут и возрастает роль задних — тыла. Задние не пускают передних на свои места, так что завязывается борьба с двух сторон — своих с чужими и своих со своими. Прежде чем одолеть чужих, свои должны справиться со своими. Силы были бы неравными, если бы в среде противника не происходило то же самое. В процессе борьбы вырабатываются более хитрые конфигурации толп, чем при беге. Возможны разные способы дробления противника, отрывы и разрывы, обходы. Можно вклиниваться в противника (удар «свиньей»), разбивая его надвое. Противник при этом должен идти на охват. Активное действие происходит только на полосе соприкосновения, которая предполагает одинаковое количество соперников с каждой стороны. Это количество стремится к минимуму, который равен одному человеку. Толпы закономерно принимают опять-таки форму круга, круги соприкасаются в одной точке. В эту точку направляют с двух сторон по сопернику, каждого из которых держат двое с боков, а также сзади, в результате чего возникает впечатление. что богатырь рвется в бой, а его горячность сдерживают благоразумные соратники. На самом деле это толкают вперед на схватку наиболее слабого. Из двух противников побеждает обычно именно слабейший, потому что его держат крепче и подталкивают мощнее. Такова парадоксальная сила коллектива.

Схватка проходит при сочувствии остальных, которые становятся одновременно и участниками ее, и болельщиками. Особенно сильно болеют те, кто уверен, что их не вытолкнут на схватку. В момент борьбы сплочение коллектива достигает своего апогея, преобладает центростремительное движение. При беге — наоборот.

Борьба изменила многое в стиле бега. Стали бегать не только вперед, но и назад, назад даже быстрее — было от чего, поэтому бежать от чего-то стало предпочтительнее, чем к чему-то. Тогда и возникли механизация и моторизация, ибо поняли, что спасаться только при помощи подручных средств, каковыми были ноги, трудно. Изобрели пароходы и паровозы. Ими не сразу овладели; по инерции, погружаясь на пароход или в поезд, продолжали двигаться внутри, но с парохода падали в воду, а в поезде упирались в паровоз, и давка напоминала всем ненавистную борьбу, особенно если садились в вагон с разных сторон, — тогда это была борьба противоположностей. Эти неприятности были постепенно устранены, а напоминает о них до сих пор только необыкновенная спешка и толкучка при посадке.

Всякого рода метания и толкания не привились. Пробовали метать бревна, но они летели недалеко и часто падали на головы стоящих спереди, глядя на которых оставшиеся позади отказывались от повторных попыток. Не получалось и с прыжками, так как свободно можно было прыгать только вниз, при этом верхние давили нижних, и те быстро сообразили, что при очередном прыжке уже они окажутся внизу.

Продуктивными оказались различные акробатические этюды, которые заключались в построении разной высоты и конфигурации пирамид.

Сразу надо оговориться, что все попытки изобразить шар провалились в буквальном смысле слова. Пирамиды же выстраивались так. После короткой борьбы победитель взбирался на побежденного и хватался за соседнего победителя на заслуженном пьедестале, пьедестал же, то есть предыдущий побежденный, делал то же самое на своем нижнем ярусе. Затем нижние сплачивались настолько, чтобы верхние обрели опору, достаточную для проведения новых схваток, в результате чего наращивался третий ярус, и длилось это наращивание до тех пор, пока наверху не оказывался один, которому уже не с кем было соперничать. Ему уже не за кого было держаться, и он размахивал руками, балансируя, а казалось, будто он руководит. Тем временем сплоченные нижние, чувствуя гнет, начинали двигаться в одном направлении, не всегда в том, куда указывал балансирующий на самом верху. Пройдя или даже пробежав небольшое расстояние, они резко останавливались, и верхние начинали по инерции осыпаться, вот тут и начиналось все сначала. Упавшие сверху испытывали такое потрясение, что уже вряд ли поднимались выше первого яруса. Все это повторялось до тех пор, пока низы уже не могли стремиться наверх, а верхи, испытав крушение, не хотели.

Но самыми любимыми упражнениями являются деление и объединение. Деление чаще всего происходит при беге. Действительно, как только выясняется, что уже не догнать ведущего и его приближенных, некоторые увлекают за собой отставшую группу в другую сторону, становясь лидерами в сообществах, бегущих в различные стороны. Разъединившиеся сообщества могут принять участие уже только в борьбе, а чтобы ее избежать, начинают спешно объединяться. Это удается довольно просто, недаром борьба — это те же объятия. Конечно, не обходится без того, чтобы при объединении кого-нибудь не опрокинули и не помяли. Это является закономерной издержкой любого массового действия.

Физическая культура в зоне отдыха уступает место живописи.

Меняются декорации, тон в искусстве задают вечные передвижники. Переход Суворова через Ледовитый океан. Перелет Чкалова через Альпы. Бурлаки на Волге пишут письмо американскому президенту. Иван Сусанин на сером волке. Парад планет на Красной площади в Москве. Глядя на человека массы, Земля что-то в себе постоянно прячет, как сумчатое существо. Возможно, прячет от этого человека какую-то новорожденную Землю. Так чуткая Земля сама становится редким животным, которое до сих пор водится только в Австралии.

А пока мы еще мирно любуемся ландшафтами, которые сохранились только потому, что удобны для возможных сражений; еще текут реки, пока незримые войска решают, на каком из берегов построить оборону. Еще шелестят дубравы, где может спрятаться засадная конница. Величаво вздымаются горы, где за каждым камнем может укрыться снайпер. Гармонично переливается под солнцем бесконечный океан, таинственный суп из подводных лодок. В этих мировых декорациях разыгрывается внушительная пантомима. Да здравствует стрельба из пушек без пушек! Возводятся неприступные воздушные замки, ставятся потемкинские деревни для поднятия сельского хозяйства, строятся города Солнца, чтобы затмить солнце разума, солнце еще нужно только для того, чтобы остановить его на время битвы. Корабли с грузом еще не затонувших сокровищ плывут в грядущее, ориентируясь по звездам мирового экрана. Еще не всплывшие материки репетируют встречу с трудолюбивыми колонизаторами. В ожидании этого всплытия годами кружат над акваторией самолеты с терпеливыми десантниками.



А у себя дома в самом дорогом городе мира — Москве, или в Санкт-Петербурге, сопернике Москвы, или в Оклахоме, куда его как бледнолицего брата пригласили вожди краснокожих, или у себя на даче в Переделкине, полученной за удачно сказанные и вовремя слова, или в континентальном отделе дружественного к нему евразийского государства сидит и пишет обо всем этом, или читает, пытаясь все это понять, когда-то простой человек, когда-то бунтующий непризнанный одиночка, когда-то студенческий лидер, выгнанный из кулинарного училища за неуспеваемость по военному делу, потом профессор литературного института, который так увлекся преподаванием, что даже сам решил закончить означенный институт, короче, сидит и пишет сам Померещенский, пишет в газету, вот он и газетчик, пишет для журнала, вот он и журналист, вот он служит народу, а вот он его учит…

ЗОЛОТОЙ МОТЫЛЕК

Я только что с удовольствием прочитал в газете «Литературная правда», что маститый мастер научной фантастики и ненаучной поэзии, действительный член многих иностранных и четырех отечественных академий, профессор Померещенский стал лауреатом премии Золотого Мотылька, и весь вчерашний день в стране прошел под знаком этого события.

О Золотом Мотыльке сообщалось, что изготовлен он из сибирского золота, добытого в Бодайбо, где еще в позапрошлом веке трудился пращур нынешнего лауреата. Пыльцу для крылышек выделали из якутской алмазной пыли, известно, что бабушка лауреата выросла в Якутии, когда там ничего, кроме обычной пыли, еще не видели. Там бабушке, когда она еще сама было внучкой, в облаке обычной пыли явилось видение ее внука, который мановением гусиного пера обращал обычную пыль в книжную. Тогда бабушка и решила срочно учиться грамоте, чтобы было кому поднимать грядущего внука до сияющих высот мировой литературы.

Мотылек был размером с обычного олеандрового бражника, и тут же объявили конкурс для умельцев, которые будут готовы попытаться подковать Мотылька. В утренней передаче «ДВАЖДЫ ГЕРОЙ ДНЯ» вы можете увидеть лауреата в беседе либо с телеведущим 1-й программы, либо с комментатором 13-й, которые, к сожалению, пройдут в одно и то же время, так что вы вольны выбрать себе одну из этих бесед по вашему вкусу! Я посмотрел на часы и поспешно включил телевизор, первую попавшуюся программу, и сразу же попал на Померещенского, на нем был затейливый пиджак, состоящий как бы из множества карманов, из которых высовывались многочисленные носовые платки. Ведущий, некто Митя, заявил, что все его поколение, как на дрожжах, взошло на лирике лауреата, можно сказать, вышло из его модного пиджака, к которому он тут же обратился:

— От Марка?

— От Кардена, — важно ответил лауреат.

— А правду ли говорят, что когда-то все эти карманы были внутренние, когда вам еще было что скрывать?

— Я никогда ничего не скрывал, тем более в карманах. Но правда то, что некогда эти карманы были внутренние. Я еще на Сицилии бывал в этом пиджаке, да и в прочих влажных местах, потому я сильно потел, вот и пришлось пиджак перелицевать, зато английское сукно выглядит как новое, и опять-таки с модой совпадает. Это еще навело меня на мысль перелицовывать старинные сюжеты, так, чтобы они приходились впору охочему до новизны читателю…

— Но у вас же есть еще и другие пиджаки, — наседал Митя.

— Есть, но этот мне особенно дорог. Однажды в Белом доме я ожидал встречи с президентом Рейганом, я волновался, ведь мы оба еще и артисты, и все никак не мог прикинуть, какую он роль сыграет, и кого бы сыграть мне. И тут выходит Рейган, и в точно таком же пиджаке! Скованности как не бывало, наши пиджаки распахнулись навстречу друг другу и обнялись. Сразу нашлась общая тема для разговора. И в знак дружбы между нашими народами мы обменялись пиджаками.

— Так значит, это вы сейчас находитесь внутри бывшего пиджака американского президента! — восторженно подпрыгнул Митя, почему-то вцепившись в лацканы собственного, морковного цвета пиджака.

— Не совсем, — тут же огорчил Митю обладатель настоящего пиджака. — Однажды я по рассеянности забрел в метро, и в мой вагон набилось столько моих почитателей, что я вышел из него без единой пуговицы, вот и пришлось пуговицы заменить, видите, антикварные теперь, с двуглавым орлом…

— Дорогие телезрители! — перебил его ведущий. — Если вы, если кто-то из вас нашел в московском метро пуговицу от пиджака, скажем так, сразу двух великих людей, просьба позвонить нам, мы обязательно пригласим вас в нашу студию, чтобы показать и вас, и пуговицу нашим телезрителям!

В это мгновение раздался оглушительный взрыв, словно взорвался телевизор, на экране которого разваливался самолет, во все стороны летели обломки, наконец, рассеивался дым, и на земле из-под кучи трупов выкарабкивался, блистая зубным протезом, сам Померещенский и произносил своим лирически-поставленным голосом: «Летайте только боевыми самолетами!»Когда-то я очень пугался при появлении этой рекламы, безусловно, не я один, но потом была проведена успешная разъяснительная работа, всех удалось убедить, что хорошая реклама вовсе не должна действовать на кору головного мозга, а только на подкорку, потому она и достигает своего, несмотря на первичное отвращение неопытного обывателя. Не уверен, успел ли я переключиться с подкорки на кору, но я опять увидел сияющего Померещенского и Митю с телефонной трубкой в руке. «У нас звонок! — сообщил Митя. — Алло, говорите, вы в эфире!» — Я в эфире? У меня вопрос: что было раньше отснято, реклама воздухоплавания или ваше интервью, то есть, я бы хотел узнать, действительно ли жив Померещенский? — Жив, жив, мы сейчас его спросим, и он даже заговорит — вот вы, — он обратился к живому, — вот вы во всех областях искусства, даже бессловесных, сказали свое слово. Что такое для вас постсовременное искусство?

— Постсовременное искусство? Вообще говоря, постсовременное искусство так же отличается от современного, как жизнь после жизни отличается от жизни. Ближе всего к этому видеоклип, ну, например: двое поют, вернее, за них поют, а они ездят вдвоем на велосипеде-тандеме, крутят педали в разные стороны, но едут все-таки в одну по этакой клетчатой спирали, вроде развертки шахматной доски, протянутой в облака над Гималаями, а вокруг шахматные фигуры, уступая место поющему велосипеду, разбегаются в разные стороны и выскакивают друг из друга как матрешки, танцуют и в то же время навязывают друг дружке кровавые восточные единоборства, на них падает белый снег сверху, а снизу их хватают за уже отсутствующие ноги, изрыгая огонь и пепел, морские чудовища, всплывающие вместе с океаном, пока все вместе не проваливаются в квадрат Е4, и песня, в которой были, разумеется, всякие слова, проваливается тоже.

— Я тащусь, — откликнулся Митя, — а то все фигню нам продают за клипы, да и пипл тащится, я думаю!

— Кто? Куда тащится? Какой пипл? — выдал в себе человека старой закваски представитель посткультуры.

— Какой пипл? — отреагировал Митя. — Да наш, построссийский. Я бы попытался определить вашими словами: пипл — это до предела демократизированный народ, сплоченный вокруг видеоклипа, который нас тащит в светлое настоящее. Главное, не задумываться о померкшем прошлом! А вот что у нас будет после видеоклипа, что-нибудь его переплюнет, а? — вопрос на засыпку.

— Что будет? — Померещенский не моргнул глазом. — Будет видеоклимакс!

Я зажмурился и зажал уши, по моим впечатанным в подкорку расчетам должен был сотрясти эфир очередной рекламный взрыв, но я, видимо, просчитался. Митя изображал полный экстаз, но тут снова звякнул телефон.

— Говорите! — скомандовал Митя, и голос из трубки попросил, не может ли лауреат исполнить свой знаменитый шлягер — Волга, Волга, мать родная… —Ах, так это вы написали, — возник Митя. — Так вы нам споете?

— Я мог бы и спеть, но не хочу, не настроен. К тому же, если честно говорить, не все народные песни написаны мною. Хотя и посвящена эта песня предку моему Стеньке Разину…

— О-о-о! — почти запел Митя. — Вы же пра-пра-кто-то знаменитому русскому народному разбойнику. В этой связи, — что вы думаете о нашем криминальном мире? Может ли внук сегодняшнего российского мафиозо стать большим русским поэтом?

— Молодой человек! — осадил его большой поэт. — Во-первых, Разин, в отличие от всякого сброда, был интеллигентным человеком. Да-да! Он говорил чуть ли не на десяти языках, и по-персидски, а с матерью, турчанкой — по-турецки, он и на Соловки к святым старцам ездил. Значит, и их язык понимал. И разбой как истинно народный промысел, — это во-вторых — еще ждет своего Разина. А то наш сегодняшний разбой как-то далек от интересов народа. Что же касается российских мафиози, то это больше по вашей части, вы же интервьюируете нынешних знаменитостей…

Митя поспешил сменить тему разговора:

— Я понимаю, это у вас наследственное, болеть за Россию. Что бы сказали вы о России, об ее истории болезни? — Митя незаметно покосился на часы.

— Россия — это опиум для народа, — ошарашил зрителей потомок разбойника, — можно даже сказать, опиум для разных народов. Но теперь у каждого народа свой собственный опиум. И все себя считают здоровее других.

— Как вы так можете говорить о свободе! — возмутился Митя и постучал пальчиком по циферблату часов. — Вы так нам опиумную войну накличете!

— Причем здесь свобода? Свобода — это простое желание, содержащее в себе возможность исполнения. А опиумная война, она и так идет, причем в так называемых лучших умах, война симметричных структур вроде Восток — Запад, только увеличивающих хаос своим затянувшимся противостоянием, а уж как велик вклад поэтов и мыслителей в это противостояние!.. — вития витийствовал, не обращая внимания на Митю, постукивающего по часам: — Россия — это необходимый оптимум хаоса, который уравновешивает Запад с его порядком, скажем так, положительным, и Восток, с его порядком, скажем так, отрицательным. А неблагодарная Европа никак не возьмет этого в толк. И мы хотели надеть эту Европу себе на голову, как наполеоновскую треуголку, думая, что от этого станем европейски образованными. А Европа всегда была готова сесть на нас, как на ночной горшок, не рассчитывая на такое будущее, когда и ей придется примерять нас на свою голову!

Митя постучал уже не по часам, а по своей голове, отчего вития речь свою остановил, дав Мите возможность успеть задать еще вопрос:

— Вот вы говорите, как поете, а ведь вы же утверждали, что с развитием очевидного, то есть визуального языка, речь постепенно утратит свое значение?

— Нуда, я же писал об этом: Я последний поэт электронной деревни!Мы и видим сегодня, как язык все больше отстает от искусства, от культуры вообще, а потом надобность в нем отпадет — зачем он, когда можно будет общаться молча, рассматривая совместно один и тот же видеоклип…

— Я согласен, — согласился поспешно Митя, — пусть даже прогресс лишит меня моей работы, но, как говорится, из песни слова не выкинешь, как же совсем без слов?

— Да просто слова будут не те и не так применяться! Ну, мои-то слова все равно останутся. Ведь известно, что все есть текст, надо только во всем найти такое разложение, чтобы получились буквы этого текста, потом эти буквы можно будет так складывать, чтобы получался опять-таки новый текст, его надо складывать в уме так, чтобы ум был доволен, а чтобы этот процесс совпадал с очевидностью, то есть с визуальностью, то будут уже не говорить, а только петь, мы на пути к этому! И еще как петь! Ведь когда все поют, то никому в отдельности не будет стыдно за то, что он не умеет петь, и это отнюдь не пение хором, а каждый при этом держится за свою идентичность и поддерживает свой имидж. К тому же исчезновение стыда разовьет нам еще недоступные глубины подсознательного!

И тут Митя, хватившись, пожалел, что лауреат так и не спел ничего, поблагодарил за содержательную беседу, пообещав в следующий раз интервью с человеком, который согласился быть снежным, если интервью будет эксклюзивное, а лауреат поймал со стола огромной пятерней Золотого Мотылька и исчез с экрана.

Я снова обратился к «Литературной правде», где вычитал, что еще до телевизионной беседы лауреат общался с японским радио (почему бы не чайная церемония?), где его пытали о влиянии дзен-буддизма на новейшую российскую прозу, поэзию и экономику. Померещенский доложил, что дзен пустил в России глубокие корни еще в незапамятные времена, о чем говорит старинная поговорка: слышал дзён, да не знает, где он! К сожалению, последующие поколения заменили дзен на звон, хотя почему? — к сожалению, возможно, российский звон и есть дзён. Беда в том, что стали понимать не скрытый, мистический смысл, а действительно звон, отчего в России произошли необратимые неприятности, когда колокола переливали на пушки, ибо глухая публика переставала слушать волшебный звон. При сем поэт попросил тишины, после чего заслышался легкий звон, и поэт объяснил, что он пощелкивает пальцем по Золотому Мотыльку. И тут он поведал о своем паломничестве на священную гору Фудзияма, ибо был ему знак, что между ямой Фудзи и кратером Этны должно быть глубинное сообщение. Ему одному было явлено, как это установить, и он получил-таки возможность удостовериться в этом: на вершине Фудзи он обнаружил второй башмак Эмпедокла! Как же выглядят башмаки Эмпедокла, заинтересовалась японская сторона. Померещенский засмеялся, посетовал, что башмаки нельзя передать по радио, и посоветовал обратить внимание на известную картину Ван Гога, где изображены похожие башмаки.

Где находится эта Этна, заинтересовалась японская сторона. Померещенский объяснил, что в Сицилии, тут испугались японцы, но потом поняли, что Сицилия все же часть Италии, и они заинтересовались, нельзя ли через это подземное сообщение наладить доставку уже не реликтовой, а модной итальянской обуви в Японию, японцы же взамен могли бы протянуть в Италию свою фотопленку, она бы не засвечивалась в темноте, так что ее можно было бы свертывать и упаковывать уже в Италии, это взаимовыгодное предложение. Померещенский обещал подумать об этом, выяснить, не будет ли это подземное сообщение горячей линией, слишком горячей для фотопленки, но он обязательно проверит все это во время своего грядущего паломничества на Этну. Японцы в знак вежливости сообщили Померещенскому об ожидающем его сюрпризе: скоро он получит груз из Японии, это будут его фотографии, сделанные разными японцами-туристами в разное время в разных точках планеты, когда они внезапно натыкались на великого человека. К сожалению, груз столь велик, что не мог быть отправлен воздухом, вот и придется ждать, пока он будет доставлен морем, а затем сушей через Сибирь, и если груз запоздает, то лишь по вине поклонников великого человека, которые рассматривают его как передвижную выставку. Померещенский очень обрадовался и сообщил японцам, что он как раз торопится к художникам по поводу обсуждения его облика.

В центральном Доме живописцев, куда он успел именно к обсуждению вопроса, согласится ли он дать добро на изображение его неуловимого облика на новых денежных купюрах, его поначалу не узнали, чему несказанно обрадовались.

Ведь именно эта неуловимость его облика, лица необщее выражение, схваченное удачно коллективом богомазов нового поколения, сделает практически невозможной подделку казначейских билетов. В то же время широкие массы, не очень довольные предстоящей денежной реформой, смягчатся, увидев на новых деньгах любимое лицо. Чтобы не ломать голову, кем еще украшать твердую, наконец, валюту, решили остановиться только на Померещенском: на мелких монетах — лицо, на купюрах — лицо, но уже в шапке, это на десятке, на полтиннике — поясной портрет, а на сотенной — уже в полный рост и в башмаках.

Правда, кто-то из развязных молодых авангардистов предложил воспользоваться единственно башмаками, чтобы купюры были соответственно достоинством в один, два, три и более башмака, тогда и народ путаться не будет, и обсчитывать будет труднее, а сам символ башмака будет закреплять идею успешного бега денег от инфляции.

Наконец в клубе Соборной лиги литераторов Померещенский посетил экстренное заседание цвета литературы. Заявление сделал поэт Гурьбов:

— Мы все теперь не просто литераторы, мы теперь сами себе литературные агенты. Теперь сложилась такая литературная практика, иной писатель хотел бы выехать за рубеж, но не может. Иного писателя и в условиях свободы многие хотели бы попросту выслать за пределы нашей многострадальной родины, но уже не могут. В результате страдают и бывшие братские литературы, и вообще мировая литература: нет привычной затечки мозгов. В результате мировое сообщество способно пойти на крайние меры: будет выкрадывать наших ведущих писателей…

Тут все повернулись, конечно, в сторону Померещенско-го. Гурьбов тоже с грустью посмотрел в его сторону, но продолжил:

— Да, судари мои, будут выкрадывать, и не только ведущих, — Гурьбов приосанился и посмотрел куда-то поверх голов ведущих писателей, — чтобы влить свежую кровь в застойный очаг так называемой свободной литературы открытых западных обществ. Надо сказать, что в навязанных нам условиях мы бессильны, посмотрите, в бывшем нашем кабаке на каждого официанта по два охранника, а мы не можем себе позволить и половины того. Выход один: максимум внимания друг к другу. Что греха таить, раньше за каждым из нас присматривали компетентные органы, а теперь мы полностью предоставлены сами себе. Повторяю: мы сами себе и литературные агенты, и органы…

В зале зашумели, некоторые нестройно захлопали. Гурьбов поднял руку и торжественно завершил, не опуская руки:

— В сложившейся обстановке мы должны брать пример с народа, с тех, кто не выходит из-под земли, тех, кто не хочет подниматься в воздух. Мы должны оказать давление на правительство категорическим образом: перестать писать! Или нас возьмут под защиту, поддержат, или пусть подыхают, извините за прямоту, от духовной жажды!

Прозвучали бурные аплодисменты.

— Отныне каждый наш шаг должен стать демонстрацией протеста. Мы должны появляться на улице в количестве не менее трех писателей, исключая жен. Это будет одновременно самозащитой от внешних врагов и вызовом нашим врагам внутренним! И учтите, народ нас поддержит, ибо в условиях забастовок и голодовок у него останется единственная возможность: читать! И еще раз — читать!

Гурьбов опустил руку. Все опять посмотрели в сторону Померещенского, ожидая, что он, несомненно, возьмет слово, и Гурьбов последовал за ожиданием зала, призвал: «Надеюсь, товарищ Померещенский, вы не пройдете мимо трибуны, не сказав своего веского слова, как нам выживать в условиях постсовременности?»

Померещенский не стал ломаться и не обиделся на товарища, взошел на трибуну.

— Как выживать в постсовременности? Прежде всего, каждый должен оставаться на своем посту. Если, конечно имел свой пост. Остальным я бы сказал: не следует зауживать понятие современности до постной постсовременности! Есть еще в нашем распоряжении квазисовременность, гипо- и гиперсовременность, гомосовременность, ну и для избранных — архисовременность…

— Ну не все же нетленку гонят, — раздалось из зала.

— Нечего меня гнать я сам уйду, — пошутил Померещенский и на прощание еще предложил следовать заветам апостола Павла (не сообразуйтесь веку сему)и старца Григория Сковороды (век ловил меня но не поймал).И последними словами его были: — Но мы пойдем другим путем! — И вышел.

Поздние апокрифы утверждали, что не сам вышел, а вывели, при этом ловили его всем миром, но некоторые коллеги сознательно мешали этой ловле, ведь ловили-то его не сами писатели, а люди уже из другого ведомства, и это немудрено, так как предстояла нашему герою встреча уже не с кем-нибудь, а с агентом тайного приказа, на такую встречу добровольно не ходят.

Правдивая заметка об этой встрече была набрана мелким шрифтом, но с броским заголовком: РАНДЕВУ ДВОЙНИКОВ-КОРИФЕЕВ — о встрече Померещенского со своим двойником, который под личиной овеянного славой деятеля мировой культуры вел опасную двойную игру, то есть разведывательную деятельность, как в интересах нашего государства (до развала и после него), так и в интересах некоторых других великих держав, да и не только великих (это, скорее всего, уже после развала). Журналисты на эту встречу допущены не были, никто даже не дознался, где она происходила. Было только замечено, как из высоких дверей выходила закутанная в плащ от Хуго Босса фигура, размерами напоминающая нашего свежего лауреата. На все вопросы по поводу двойника лауреат отвечал замысловато и уклончиво, некоторые журналисты даже предположили, что перед ними как раз двойник, блистающий навыками государственного красноречия, а не сам поэт, привыкший рубить правду-матку с плеча, пусть даже и с чужого.

Померещенского допекли вопросом, не смущает ли его, что его двойник оказался двойным агентом и что в последнее время он действует именно на нашей территории.

— Если эта деятельность на благо открытого общества, а она, несомненно, на благо, то почему бы не перенести эту деятельность и на нашу территорию, на которой и так уже успешно действуют различные секты, клубы и службы, — отмахнулся Померещенский и задумчиво добавил, — ведь не будь этого, мы бы могли и не встретиться.

Как выглядит двойник, действительно ли похож? Тут наш лауреат оживлялся:

— Поразительно, как похож, я даже удивился, что я могу, то есть мог бы так хорошо выглядеть! Я привык одеваться ярко, так что мое лицо часто как-то скрадывается модным платьем, а при наличии защитной формы одежды лицо моего типа, оказывается, выглядит гораздо более весело. На нем может быть написано гораздо больше выражений, чем я себе обычно могу позволить. К сожалению, я не мог насладиться зрелищем подобного мне лица, так сказать, до отвала, ибо секретный мой двойник сообразно роду его деятельности находился постоянно в движении, он во время нашей короткой беседы под разными углами рассекал пространство, отведенное нам для встречи, не то чтобы как на параде, но как-то боком, он шел вперед именно боком, и лицо тоже несколько боком, я хотел узнать, почему, и он боком же, не изменяя походки, ответил, что если идешь фронтом, то являешь собою более широкую мишень, нежели если сплющиваешь себя до менее уязвимых для пуль боковых размеров. Еще меня поразило, что, передвигаясь таким образом, он так ловко маскировал направление, что трудно было сразу определить, идет ли он все еще вперед или уже назад. В этом тоже некоторая со мной общность — то я иду в авангарде, то уже сам для себя незаметно — классик! Правда, я тут впервые понял, что есть судьбы гораздо завиднее, чем моя судьба.

— И все-таки, все-таки, — настаивали репортеры — раскрыл ли великий засекреченный какую-нибудь сенсационную тайну касательно нашего вселенски-открытого, всемирно-отзывчивого лауреата?

Все-таки раскрыл кое-что.

Что?

А вот что. Ведь засекреченному приходилось не только внешне играть роль души нараспашку изображать этакого рубаху-парня то с Арбата, то с Невского, то с Красного проспекта, но порой он был вынужден даже не просто импровизировать, продолжая традицию пушкинского итальянца — по-итальянски и труда-то не стоит, но и всерьез сочинять свежие вещи самого Померещенского! Положение обязывало, и начальство требовало.

Так раскрылась тайна двух, теперь можно сказать, незаконнорожденных поэм Померещенского, обнаружив которые в одном из своих сборников, автор сначала пришел в замешательство, долго пытался вспомнить, когда и как он их написал, потом что-то сам себе приблизительно представил, пока не привык к этим поэмам, даже забыл о них.

Одна из поэм, написанная неравностопным дольником, как следовало из комментария якобы авторского, была сочинена по-голландски на острове Цейлон, откуда голландцы, вытеснившие португальцев, ушли под натиском англичан еще в конце XVIII века. Потому голландский язык уже не вызывал раздражения у местных жителей, но и вряд ли мог быть прочитан местным переводчиком, который принимал этот язык за русский, но осложненный современной поэтикой и неповторимым стилем. В поэме воспевался крепкий чай и горные водопады, причем водопады образовывались от пота и слез угнетенных сборщиц чая — за много веков, — это придавало особый терпкий аромат цейлонскому чаю, а водопадам — суровую тяжесть наряду с легкой прозрачностью. Сам чай в поэме, якобы самим автором переведенной с голландского на родной, при помощи рифмы переливался в русское вводное словечко «чай», придавая национальный колорит всему тексту. При переводе, естественно, исчезло зашифрованное в голландском оригинале секретное донесение, согласно которому… но это уже не для прессы. В XX веке из великих писателей на Цейлоне бывали Чехов и Бунин, поэтому никого не удивило, что именно двойник Померещенского, в свою очередь, был отправлен в этот райский уголок. Сам же Померещенский побывал там позже, уже во время перестройки, когда агентурная деятельность переживала соответствующий кризис и только сегодня Померещенский понял, почему его встречали там, как родного, да и не только там.

Другая незаконнорожденная поэма называлась «Бушлат Эмпедокла» и посвящалась высадке союзных войск в июле 1943 года на Сицилию, от первого лица в ней выступал британский капитан Гулливер, который в поисках тени великого естествоиспытателя Эмпедокла штурмовал Этну, где окопалась немецкая дивизия «Герман Геринг». После трехнедельной битвы союзники одолели фашистов, и Гулливер взошел на Этну и обнаружил у края кратера полуистлевший бушлат из добротного английского сукна, эта находка говорила в пользу гипотезы, согласно которой Эмпедокл был по происхождению ирландцем. Гулливер подновил бушлат и стал в нем писать свои воспоминания. Поэма отличалась лихорадочным синтаксисом, что объяснялось малярией, которой страдал Гулливер. Этим же объясняются кошмарные видения автора: ему чудится, что в чреве вулкана, в его древних лабиринтах, находится конец немецкой классической философии.

Излагая этот сюжет, великий философ и путешественник не смог уклониться от раскрытия еще одной тайны. Эту поэму он сразу принял за свою, сочиненную на Сицилии, куда его пригласили как артиста на съемки детективного сериала под названием «Каракатица». Там Померещенскому предлагалась роль русского мафиозо, который переправляет родные радиоактивные отходы в подземные лабиринты средиземноморских островов. Вначале отходы предполагалось переправлять с Новой Земли, но тут путь съемочной группе преградили активисты из экологической организации Гринпис, поэтому Северный Ледовитый океан отпал. К тому же мэр Санкт-Петербурга не позволил использовать крейсер «Аврора» для перевозки столь зловещего груза, ибо это могло бы только ускорить продвижение НАТО на восток.

Тогда решили доставлять зловещий груз с Чукотки якобы с атомной станции в Билибино, а для этого поднять со дна Японского моря крейсер «Варяг». Но воспротивились этому морскому кощунству японцы, чтобы лишний раз не будить в русских память о поражении при Цусиме. Так идея «Каракатицы», то есть зловещей перевозки морем, отпала, а с ней и необходимость в русской атомной мафии. Продюсеры решили, что зловещий транспорт пойдет все-таки с древней славянской территории, но ныне земли Нижняя Саксония, пойдет, подгоняемый немецкими «зелеными» из соснового тихого курорта Горлебен.

Итак, русскую мафию заменили чопорные немецкие правительственные чиновники, и Померещенский наотрез отказался играть немца (хотя он и сам немец!), процитировав мнение Гельдерлина о соотечественниках: « Даже то, что у дикарей очень часто сохраняет свою божественную чистоту, эти сверхрасчетливые варвары превращают в ремесленничество; да они и не могут иначе, потому что раз уж человеческое существо соответствующим образом вышколено, оно служит только своим целям, оно ищет только выгоды»,и так далее… Чтобы успокоить русского бессребреника и патриота, сицилийцы устроили в честь его прощальный банкет, где пили много вина из винограда, взращенного на склонах Этны, а потому таящего в себе кровь горделивого мудреца.

Очнулся Померещенскии уже в самолете и, как ему показалось, написал эту поэму вчерне, а уже в Москве передал черновик своему редактору, который ее и опубликовал, не разобрав кое-где витиеватый почерк, так появилась поэма «Башлык Эмпедокла», действие происходило уже в горах Кавказа, где Эмпедокл, не найдя ни одного кратера, спустился с гор и принял участие в освободительной борьбе горцев против царского сатрапа генерала Ермолова.

Но тут литератор призвал представителей не спешить уходить от славного вымысла в мрачные дебри действительности. В действительности Померещенский признал эту вещицу своей, отнес ее к своему кавказскому, так называемому лермонтовскому циклу, но и признал, что написана она во хмелю стихами, а потому следует ее, по обыкновению, переложить трезвой прозой.

— Я перечитал кое-что о моем предшественнике Эмпедокле, особенно меня поразило, что Эмпедокл оказался едва ли не первым в истории плюралистом, во всяком случае, так о нем писал поэт Арсений Прохожий, который под другим именем хорошо разбирается в дофилософских временах. Перечитал я и друга Гегеля с Шеллингом, безумца Гельдерлина, и пришел в исторический ужас: немецкий поэт, высочайший духом, тянулся чутким сердцем к высочайшему вулкану Европы, который так и дышит стихийным материализмом, а вот дошла до Этны из средневековой Германии — простите, я имею в виду середину нашего века — дошла строевым шагом дивизия «Герман Геринг». А ведь и я пишу о драгоценнейших местах нашей планеты, и я стремлюсь каждым своим туда прибытием слиться с ними своим русским духом, а ведь если не дойду, если не сольюсь? Какие дивизии проследуют путем моих возвышенных грез? Я даже решил впредь таким местам давать вымышленные имена, или хотя бы запутывать, менять местами: вместо Сицилии, например, Санторин, вместо Санторина — Сахалин, вместо России — Атлантида, или Антарктида…

Тут репортеры не выдержали и перебили героя дня: как же так, вы же рыцарь пера, незаменимый и неповторимый, а тут, оказывается, рыцарь плаща и кинжала не по вдохновению, а по долгу службы сочиняет нечто, что вы готовы принять за свое?

Рыцарь пера терпеливо объяснил, что писано было все это матерым агентом-полиглотом на более архаичных языках, где давным-давно издержалась рифма и стерлись все ритмы, так что любое произведение, выданное автором за поэтическое, считается таковым. Вот и принимали в цивилизованных странах все, что ни выдавал матерый агент за художество, именно за художество самого высокого пошиба. Даже премии за это давали, о которых я лишь случайно узнавал, и то, разумеется, не всегда. Никто и заподозрить не смел, что все это вовсе не новаторский поэтический язык, а некое агентурное донесение. А у нас, так сказать, в Центре, в тайном приказе, шифровальщики расшифровывали донесение, а в другом, не менее секретном отделе, поэты-переводчики переводили его на русский, рифмовали, а затем все это тайными путями просачивалось уже в нашу печать. А меня потом подвергали гонениям за якобы крамольные мысли и политические намеки, видите, вот так устраивали мне провокации. Но я все равно стоял на своем, отнюдь не отказываясь от грехов, которые мне казались не совсем моими.

Кстати, именно необходимость выдавать донесения моего двойника за современную поэзию тормозила развитие русского свободного стиха, верлибра. Ведь если бы русским поэтам было позволено писать без рифмы, то этим бы воспользовались и многочисленные агенты, работавшие на нашей территории, ибо это бы только облегчило им составление собственных шпионских донесений. Правда, шифровать было бы труднее. Так что верлибр мне удалось ввести гораздо позже. Когда я сам устал от моей рифмы, да и сами движения мои с возрастом стали менее ритмичны…

А не случалось ли так, что нашего рыцаря пера ни с того ни с сего вдруг принимали за шпиона?

Тут Померещенский вразумил журналистскую братию, что, где бы он ни был, его сперва принимают именно за Померещенского, а уже потом за поэта или за кого угодно. Немного подумав, он поделился следующим переживанием:

— Мне иногда казалось на встречах с моей публикой, что кто-то из публики как бы готов меня непосредственно схватить с помощью созерцания. Я, по обыкновению моему, относил это на счет моего обаяния, но после встречи с двойником моим, который, кстати, тоже не без обаяния, я готов предположить, что за мной велась постоянная слежка. Это было несложно сделать, ибо публики я имел всюду предостаточно, в ее среде можно было удобно затеряться. К тому же в некоторых дорогих гостиницах у меня вдруг пропадала обувь, которую я выставлял за дверь, чтобы ее почистили. Я себя утешал, что это мои фанаты, а в худшем случае мои враги, которые готовы подбросить мою обувь у кратера какого-нибудь вулкана, чтобы пустить слух о моей безвременной гибели. Теперь я не исключаю возможности, что подобное хищение было необходимым для того, чтобы служебная собака могла взять мой след, каким бы путем я не шел…

Я оторвался от газеты и пожалел, что у меня нет собаки. Кто же он такой? Агент на пенсии, ставший писателем? Шпионы, возможно, как и летчики, могут рано увольняться на пенсию. Получается, пожалуй, что и агентов больше, чем один, и Померещенских тоже. Недаром писал еще Эмпедокл: « Появилось много существ с двойными лицами и двойной грудью, рожденных быком с головой человека и наоборот…»

С газетной полосы на меня смотрело знакомое и в то же время чужое лицо. Почти гоголевский нос, пушкинские бакенбарды, чеховское пенсне, дикий взгляд и шевелюра, как у Козьмы Пруткова, ну, это, скорее всего парик, а может быть, и легендарная шапка, ведь качество фотоснимка явно никуда не годилось. А я же видел его некогда интимно-лысым, похожим на немецкого литератора Виланда в описании русского путешественника Карамзина. Поверх рубахи-толстовки — галстук-бабочка, или это и есть Золотой Мотылек?

Надпись под снимком гласила: Бессменный постовой, останавливающий прекрасные мгновенья.


ТЕХНИКА МОЛОДЕЖИ 10 2003

Александра Сашнева, Дмитрий Янковский
ЗАВЕТ ДОВЕРИЯ

Почти никто из людей Ковчега не представлял себе жизни вне корабля, но когда мы приблизились к этой прекрасной планете, всех охватило плохо скрываемое волнение. Люди прильнули к мониторам и часами глядели, как огромная тень Ковчега несется стремглав по бескрайнему океану. Около штурманской рубки выстроилась очередь, там можно было посмотреть на неизвестную землю сквозь иллюминатор. Для родившихся в космосе и привыкших к вечной темноте вид гигантской бирюзово-золотистой чаши океана был зрелищем фантастическим.

Ковчег долго кружил по орбите, вглядываясь в незнакомый мир. Прежде чем принять решение о посадке, мы должны были убедиться, что это место никем не занято. Через неделю дистанционных исследований Совет Капитанов решил, что стоит рискнуть.

Мы попрощались с родными, стараясь выглядеть мужественными и спокойными. Несмотря на тренировки, наши сердца заколотились быстрее, и предвкушение неведомого заставляло глаза гореть особенным ярким блеском. Мы готовились к этому дню долго — чуть ли не с младенчества. В команду десанта выбирали из детей, родившихся в Ковчеге, по многим параметрам — физическим, моральным, интеллектуальным. Потом были трудные, изматывающие тренировки, смысл которых зачастую заключался в том, чтобы научить каждого из нас принимать неожиданные решения в чрезвычайных ситуациях. Зачем? Затем, что Ковчег нес авангардную часть человечества через космос в надежде найти подходящую планету на тот далекий черный день, когда начнет остывать солнце. Много поколений сменилось до того, как на пути Ковчега повстречалась эта планета с райскими островами, но из каждого поколения выбирали сорок восемь самых крепких, смекалистых и решительных — четыре экипажа по двенадцать человек. Немногим из них повезло выполнить ту работу, к которой они готовились всю жизнь. До нас — только единожды.

И вот двенадцать катеров стартовали из люков Ковчега, словно огромные блестящие семена. Несколько витков — и мы оказались на берегу намеченного для первой базы острова. Открыты колпаки, выброшены на песок трапы, сняты гермошлемы.

В первое мгновение — шок. В моих жилах — буря. Я еще не понимаю, что происходит, но сдерживаюсь, чтобы доку не пришло в голову комиссовать меня в первый же день. Я оглядываюсь на остальных — все взъерошены, перепуганы и очарованы одновременно. И все, как и я, пытаются скрыть растерянность. Это успокоило меня, и я позволила себе улыбнуться.

— Совсем как в Оранжерее! — первым воскликнул Павел. — Надо же! Совсем как в Оранжерее!

— Какая Оранжерея! — вздохнул док, хотя было видно, что и он немного не в себе. — Как бы не пришлось лечить вас потом!

— Лечить?! — удивилась я. — Но ведь тут так прекрасно! Я никогда не чувствовала такой легкости и свободы!

— Вот-вот! — проворчал док. — Гиперэмоции истощают нервную систему. Хотя вы прошли серьезные тренировки, я все-таки опасаюсь, что некоторые, из тех, кто высадился с этим десантом, не выдержат такого натиска Стихий.

В устах дока это слово так и прозвучало — с большой буквы.

— Что за Стихии? — спросила я.

В это слово док вкладывал какой-то одному ему ведомый смысл. Для него оно не было простым звуком. Поговаривали, что док участвовал в том, первом, десанте, и вернулся из экспедиции один. Остальные погибли. В учебниках говорилось об агрессивных аборигенах-гуманоидах, а док никогда ничего не рассказывал. Он всем нам годился в деды, хотя на его голове не было ни одного седого волоса. Но во взгляде дока сквозило что-то особенное, чего не замечалось в глазах других жителей Ковчега. Он был немного чужим всем нам, потому что только у него был опыт, которого не было у других поселенцев Ковчега.

— Стихии? — вздохнул док. — Видите ли, друзья мои. Люди Ковчега вынужденно отрезаны от мира, броня крейсера надежно скрывает нас от влияний внешней среды. Это хорошо, потому что благодаря этому мы благополучно совершаем грандиозный перелет во времени и пространстве. Но здесь все будет иначе.

— Иначе? — переспросил Анастас. — Что ты подразумеваешь под стихиями, док?

— Это не объяснишь тому, кто не увидит сам, — вздохнул доки добавил: — Ну, ладно. Может быть, все будет хорошо. Осмотритесь, через час сбор на этом месте.

Он медленным шагом побрел вдоль прибоя.

— Надо же, как старый разволновался! — хмыкнул Анастас.

Через час двенадцать десантников снова собрались на месте высадки, и на лицах друзей я заметила первые следы, оставленные планетой. Ультрафиолет, в обилии посылаемый термоядерной топкой местного солнца, уже позолотил кожу, ветер сделал выразительнее губы и глаза. Мне понравилось то, что планета сотворила с нами в первый же час. Но док окинул первопроходцев острым блестящим взглядом и велел надеть шлемы. Пашка этим не ограничился, а принял еще таблетки от солнечной радиации из штатной аптечки. Мы с Анастасом, не сговариваясь, посмеялись над ним и выполнили приказ последними.

Это был первый вечер, проведенный бригадой на одном из островов Кораллового Ожерелья. Док загрузил нас работой так, что мы не могли ни вздохнуть, ни толком оглядеться, поэтому свалились спать как подкошенные. Утром док поднял нас ни свет ни заря, и пока народ ничего не успел сообразить, снова навалил работы по самые уши. В этот день нам было разрешено оставаться раздетыми уже полтора часа. Каждый день док прибавлял по полчаса, и все, кроме Пашки, были рады. Он же выдавливал на себя по полтюбика защитного крема и продолжал глотать пилюли. По ночам мы долго не могли уснуть, несмотря на тяжелые нагрузки, — незнакомые звуки пугали нас.

Док не разрешал выходить за периметр базы, но климат планеты все равно действовал на всех, кроме Пашки, плохо. И уже через трое суток случилось первое происшествие.

Вечером после отбоя Анастас подкрался к моей койке и шепнул:

— Собирайся. Только тихо! И выползай на улицу.

— Ага, — кивнула я и нырнула в комбез.

Я заклеила липучки и вздрогнула, в лицо ударило вспышкой света. Фонарик!

— Куда это вы? — услышала я голос Пашки и последовавший за этим короткий шум.

— Давай скотч! — громким шепотом позвал меня Анастас, сидя верхом на бдительном товарище.

Мы заклеили этому уроду пасть и привязали его к койке. Он дергался и мычал. Но док спал в другой комнате, он не проснулся, а других стукачей в нашем отряде не было.

В ту ночь базу без разрешения покинули четверо. Я, Анастас и еще двое — парень и девушка. Мы не стали включать освещение, собираясь отойти на изрядное расстояние, а уж там посмотреть — то ли одеть инфракрасные очки, то ли включить фонари. Подталкивая друг друга и тихонько посмеиваясь, мы пробежали несколько метров, вступив в прохладу леса. Мне показалось, что во тьме промелькнула тень, но, честно говоря, я ничего не успела понять, потому что те двое, что шли впереди, заорали так, будто на них напало чудовище.

Док вылетел из домика и первым делом зажег свет по всему периметру. Ребята рванули назад и чуть не сбили нас с ног. Мы с Анастасом переглянулись и решили обойти базу лесом, чтобы вернуться втихаря с другой стороны, пока тут идут разборки, и освободить нашего пленника. Так мы и сделали. Мы достаточно углубились в лес, и мне тоже мерещилось, что ожившие деревья крадутся за нами по пятам, что трава специально протягивает стебли и хватает нас за ноги, что ветер — не поток воздуха, а тонкое невидимое существо, способное передвигаться прямо в воздухе. Даже почва под ногами напоминала спину огромного зверя. Но я знала, что на это не стоит обращать внимания, — еще в Ковчеге я научилась отделять зерна от плевел, хотя там такого не случалось. Железо было железом, оранжерея — оранжереей, компот — компотом.

Когда я родилась, было уже известно, что Ковчег приближается к планете, которая по всем параметрам годится для высадки, и моя мама очень хотела, чтобы я попала в число первых, кто ступит на эту землю. Не знаю, подсказала ли ей интуиция, или имелись у нее на сей счет какие-то сведения, но она стала рассказывать мне страшные сказки — про Циклопа, про Сциллу и Харибду, про Кощея. Хотя уж где-где, а на Ковчеге никаких чудовищ не водилось точно. И не было даже книг про монстров — земляне, что отправляли Ковчег в путь, решили избавить посланцев от всего негативного, поэтому ни одной книжки, ни одного фильма, где встретился бы намек на иррациональное зло, в Ковчеге не было. Мама рассказывала мне сказки по памяти. Потом я заболела, и в бреду ко мне пришло чудовище, чтобы съесть меня. Но я уже знала, что оно только кажется мне, и не испугалась.

Лишь когда высадился первый десант и бесславно погиб, Совет Капитанов решил, что негативные модели поведения должны отрабатываться десантниками, чтобы встреча с неведомым не застала врасплох. На занятиях нам одевали шлемы, и мы вволю сражались с виртуальными чудищами. Но мне было легко, потому что один раз я уже победила монстра. Анастас старался не уступать мне. Он был вечным моим соперником. А вот за Пашкой, за деревянным чистюлей Пашкой никто угнаться не мог. Потому что для Пашки не существовало вообще ничего, кроме оценок и правил.

Мы успели вернуться назад и освободить нашего коллегу раньше, чем док вошел в комнату. Скотч скомкали, и Пашка успел сунуть его в утилизатор. Утилизатор — прекрасная вещь. В нем невозможно найти никаких следов преступления. Только молекулярным анализом. Так что хотя Пашка и орал, убеждая отправить нас на Ковчег в порядке отстранения от экспедиции, док это дело замял и убедительно попросил всех замолчать и дать ему поспать до утра.

Утром мы ждали разборок, но дождались марш-броска, после которого нам уже ничего не хотелось. Лишь Пашка и тут не поленился — сходил в душ, тщательно отмылся и принял все положенные пилюли.

— Ты все еще глотаешь их?! — удивилась я.

— А ты разве нет?! — округлил в ответ глаза Пашка.

— Да-да! Конечно! — отмахнулась я.

К вечеру с половиной из наших товарищей приключилась странная болезнь. Те двое, что участвовали с нами в побеге, и еще три человека пожаловались доку на приступы необъяснимого страха и на горячку. После дозы снотворного они уснули, но всю ночь в темноте кто-то вскрикивал, всхлипывал и ворочался в постели. Док запретил им выходить наружу и взял все анализы, какие только можно представить. Пашка ночь просидел за приборным столиком, но ни вирусов, ни чужеродных бактерий в крови пострадавших не обнаружил.

Через неделю из двенадцати десантников на ногах остались четверо: я, Анастас, Павел и док.

— Что это с ними, док? — спросила я старика, когда он стоял один на берегу и смотрел на бескрайнюю гладь океана.

— Перегрузка эмоциями, — вздохнул док. — Открытое пространство, звездное небо ночью, отсутствие защитной брони. Не все выдержат такое. Человек — косное существо. Странно, что вас со Стасом пока не прихватило.

— Да… — согласилась я, почему-то посмотрела на свои руки и спрятала их за спину. Мы с Анастасом часами не вылезали из океана, и кожа у нас начала выбеливаться от соли.

— А вы ведь той ночью тоже выходили в лес? Правда? — спросил док.

— Ну… ходили.

— И точно не видели чудовищ?

Я отрицательно помотала головой. Не могла я признаться, что просто не боюсь их. Что они манят меня к себе своей таинственной властью.

— Ладно, пойдем, — сказал док и подтолкнул меня тихонько в спину. — Спать пора.

Еще через неделю произошла вторая неприятность. Двое парней вдруг ни с того ни с сего подрались. Причем они не понимали, зачем это сделали. Они были уверены, что это болезнь — в Ковчеге никому не приходило в голову драться. В гимназиях проводили занятия по борьбе и кулачному бою, но все это было напрочь лишено агрессии. Оба парня сами попросили дока разрешения вернуться, и тот решил, что не стоит доводить экспедицию до кризиса.

Док принял решение. И Совет его поддержал. Все заболевшие отправятся назад на Ковчег, Совет будет думать, что делать дальше, и, возможно, направит второй десант.

— А мы? — осторожно спросил Анастас. — Мы-то не пострадали.

— Поэтому остаетесь здесь. Павел — за старшего. Только без глупостей. Счастливо! Я на вас рассчитываю.

— Без вопросов, — отозвался Пашка.

Мы помахали вслед улетевшим и переглянулись. И я поняла, у Анастаса внутри тоже запела тайная струна. Пашка первым двинул на Базу.

— Свобода!! — заорала я и побежала по берегу.

Только теперь я поняла, что значит это слово.

Надо было довести до конца хозяйственные работы и разобраться в ворохе собранных образцов. Отсутствие шумного общества располагает к задумчивости и уборке. Анастас остался на улице и продолжал обустраивать площадку.

— Ты думаешь, это понадобится? — спросил Пашка.

— Понадобится, — упрямо сказал Анастас и врубил отбойник.

— Хотелось бы, — вздохнул Пашка. — Мне тоже здесь нравится, но надо придумать, как победить эту болезнь. Пойду грызть гранит науки.

И он опять засел за анализы.

Я включила проектор, но работа не шла. Планета с самого утра была неспокойной, будто задумала что-то. Короче, я не просидела перед экраном и пяти минут. Выйдя из домика, я остановилась на пороге, ошеломленная. Мне показалось, что я вижу воочию, как струи света мельчайшими корпускулами осыпают растения и как стрелы травы поглощают их и растут. Будто само время остановилось, или же мой мозг стал работать с нечеловеческой скоростью.



Налетел ветер. Словно разыгравшийся щенок, он начинал игриво шелестеть ветвями пальм, хватать за края одежды. Словно озорной любовник, внезапно ворошил волосы и ласкал теплым дыханием тело. Океан, постепенно возбуждаясь, начинал вздыхать и ворочаться в своем огромном логове. Чернильные драконы туч, тысячехвостые и тысячеглавые, хищно клубились, заслоняя небесный свет. Мгновение — и хлынул дождь. Видения чужой жизни вдруг отчетливо вспыхнули в моем мозгу, побуждая к бегу и диким прыжкам. Я, как дурная, начала бегать внутри периметра и выкрикивать нечто нечленораздельное. Мне казалось, что еще немного — и я угадаю имя планеты. Это имя клокотало в моем горле. Я не хотела стать зверем, я им была. И чувствовала себя счастливой.

— Ты, наверное, сошла с ума, — осуждающе крикнул Анастас. — Такое чувство, что тобой овладел инстинкт продолжения рода.

— Да! Это похоже! — крикнула я в ответ. — Но это не то. Или если то, то я хочу продолжить род, соединившись с этим ветром, океаном и дождем!

Анастас сорвал с себя рубашку и побежал за мной, а Пашка остался со своими железками. Деревья низко клонились к земле, вздрагивая гибкими жилистыми стволами под натиском бури. Косые теплые струи хлестали прямо в лицо. Океан становился все ближе и ближе, а волны все шире распахивали темные мокрые пасти. Я остановилась: как бы не хотелось мне кинуться в прибой, вряд ли я выдержала бы его ласки. Небо натужилось и треснуло пополам огромной огненной молнией. В мою кожу вонзились мириады мельчайших иголочек. Прокатился гром — он и напугал меня, и раззадорил.

Я оглянулась на Анастаса. Он стоял рядом, со сжатыми кулаками и побелевшими от напряжения губами.

— Побежим к мысу! — дернула я его за руку.

— Да! — кивнул он, и мы снова припустили.

Никогда ни на одной тренировке в Ковчеге мы не доводили себя до такого исступления. Я поняла, что наши товарищи не заболели, просто они не выдержали безумного ритма этой планеты. А для нас с Анастасом он был родным, этот ритм, он соответствовал ритму биения наших сердец. Пашка же защитил себя от планеты режимом, осторожностью и лекарствами. Мы бежали, пока сердце не начало разрываться в клетке ребер, и только тогда свалились с ног. Теперь и слева, и справа, и впереди была только бушующая вода. Я закрыла глаза и прижалась к мокрому песку щекой.

Драконы в небе стали бледнеть, уступая тихой умытой синеве. И вскоре все закончилось. На успокаивающейся воде медленно качались обрывки листьев, полые трубочки каких-то плодов, ветки деревьев и белые клочья пены. Постепенно перепуганный лес ожил. Снова запели птицы, запрыгали по веткам мохнатые грызуны, похожие на земных крыс, закружились бирюзовые бабочки. Небо расчистилось окончательно, и теплые лучи солнца согрели наши усталые тела. Но и потом, когда пришла прохлада, где-то в глубине тела, в самом позвоночнике, оставался тлеть теплый огонь.

Вечером Анастас угнездился за компом, и из него нельзя было вытянуть ни слова. Пашка выполнил весь свой вечерний ритуал и первым лег спать, а я засела за свою работу. Мне не спалось. Видимо, от беготни под ливнем я простудилась, и меня начало немного знобить. На связь вышел док и нудно расспрашивал о том, как мы пережили шторм. Я не стала делиться с ним впечатлениями — это было мое личное достояние, и я хотела разобраться в себе сама. Постепенно стемнело, наступила ночь. Я прихватила одеяло и пошла на кухню попить чайку. Стас был уже там. Он держал в руках кружку с дымящимся кипятком и задумчиво смотрел в никуда.

— Знаешь, что я подумала? — сказала я, наполняя полулитровую бадейку.

— Ну?

— В тот первый день, когда мы ушли ночью, мне казалось, что почва подо мной живая, как спина большого зверя.

Он что-то неразборчиво буркнул и громко отхлебнул из кружки.

— И?

— Она — живая. Мне это не показалось, так и есть.

— Думаешь, такое возможно? — усмехнулся Анастас. — Ты просто немного простыла. Выпей аспиринчику. Как говорит док, избыток эмоций.

И он закашлялся.

— А ты уже выпил? — съязвила я.

— Пока нет. Но я пью чай. Уже третью кружку. Чай помогает от простуды.

В спальне закашлял Пашка. Мы с Анастасом переглянулись и ничего не сказали. Я молча пошла к аптечке, достала аспирин и бросила себе в кружку две таблетки. На всякий случай.

— Если и Пашка свалится, — вздохнул Анастас, — то планету закроют. Жаль.

— Жаль, — эхом повторила я и поплелась в постель.

Для пущего эффекта я укуталась в два одеяла — благо их было много на пустых койках наших товарищей — и сразу же начала обливаться потом.

Мне снилось, что я поднимаюсь по лестнице, расположенной нигде, в черной пустоте космоса, среди привычных нам по Ковчегу звездных пейзажей. Я иду почему-то совсем одна, хотя знаю, что внизу осталась моя мама. Она стоит и смотрит, как я преодолеваю ступеньку за ступенькой. Я останавливаюсь, оборачиваюсь и зову ее за собой, но она кричит мне: «Берегись!», — и я едва успеваю отскочить от метеорита. Я опять зову ее с собой, но она опять отрицательно качает головой. Я сержусь на нее… и оказываюсь на бортике бассейна в Ковчеге, в тот день, когда в отряде праздновали день Нептуна. В подготовке будущих десантников это был очень важный день. Нас выстраивали шеренгой, и по свистку специальный механизм сталкивал детей вниз, хотя никто из нас до этого не учился плавать. Но таков был принцип Школы. Сначала нас бросали в воду, смотрели, кто как себя поведет, а в тот критический момент, когда у самого неуклюжего кончился бы воздух, со дна поднималась сетка, и вся неумелая мелочь оказывалась на воздухе. Конечно, это было издевательство. Жесткая выбраковка. Тех, кто пытался не утонуть за счет товарищей, выгоняли сразу. Все знали это, но инстинкт — сильнее знания. Я тоже не умела плавать, и тоже боялась, что поведу себя недостойно. Тем более что моя мама, как и матери остальных детей, стояла за турникетным ограждением и смотрела на меня особым взглядом. Она всегда смотрела на меня так, когда я должна была совершить подвиг. И я совершила его. Я прыгнула в воду и начала плескаться, а прямо передо мной оказалось перекошенное лицо другой девочки, она уже несколько раз глотнула воды и, вытягивая изо всех сил шею, то всплывала, то уходила под воду. У меня было все не так плохо, и я подумала, что если я толкну ее к бортику, то она схватится за поручень и протянет мне руку, и мы окажемся обе огурцы-молодцы! Я так и сделала, и девчонка дотянулась до поручня, но руки мне не подала, потому что с перепуга завыла в голос и вцепилась в поручень обеими руками. А я начала хватать ртом воздух, но мне в легкие почему-то попадала вода. Я закашлялась и… проснулась.

Парни тоже грохотали на своих койках.

Я встала и, шатаясь, направилась в санчасть за следующей дозой. На этот раз я решила применить более жестокое средство. Оно разгоняло иммунную систему до такой степени, что какая бы болезнь ни приключилась, она отступала. Побочный эффект — почечная недостаточность по выздоровлении. Но это лечилось следующим лекарством, так что я особо не опасалась.

Я размешала эмульсию и поднесла стакан к губам. И меня тут же внезапно вывернуло. Я включила уборщика, чтобы он прибрал за мной, и, покрывшись испариной, села на стул. Мне пришла в голову странная идея. Я вспомнила тепло в позвоночнике, озноб при ударе молнии, и мне стало страшно.

«Может быть, я беременна?! — подумала я. — Может, на этой планете в океане плавают свободные молекулы, подобные молекулам ДНК в человеческих хромосомах? И, купаясь здесь, я подхватила нужный наборчик. И теперь стану матерью чудовища, похожего на местную водяную змею или рыбу. И мой ребенок будет покрыт чешуей».

Меня окатило ледяной волной ужаса. Кто я? Жертва, предатель человечества, самонадеянная разгильдяйка? Я не знала, кто я, но точно знала, что совершила преступление, за которое должна понести наказание. Это меня окончательно лишило сил. Я схватила пакет с водой и принялась хлестать ее со звериной жадностью.

С трудом я доплелась до кровати и под аккомпанемент кашля и храпа моих товарищей погрузилась в полубред-полусон, в котором меня казнили. Я не знала смысла этого слова, но его звук устрашал, и весь ужас казни пронзал мое тело, сводя мышцы горячечными судорогами. Однако к утру усталость победила воспаленный мозг и я забылась.

Проснувшись утром, я окончательно убедилась в том, что беременна. Дико хотелось есть. Но едва я заглянула в холодильник, желудок опять опасно сжался. Я плюнула и вышла из блока. На сердце было тяжко, но я боялась облегчить эту тяжесть до возвращения доктора. Стиснув зубы и опустив глаза, я направилась к океану. Не знаю, что побудило меня так поступить. Может быть, подсознательно я хотела посмотреть ему в глаза и каким-то образом утвердиться в своих опасениях или, наоборот, разувериться в них.

Я остановилась у воды, не решаясь перешагнуть белую полоску, вычерченную на розовом песке прибоем. Однако вода сумела дотянуться до кончиков пальцев, и показалось, что океан коснулся меня теплой нежной рукой. Но я таки не поняла, что он хотел этим сказать. Было ли это признание вины или дружеская поддержка? Боже мой, Ковчег! Отчего на мои плечи выпало это испытание? Отчего именно на мои?

У меня закружилась голова, и, чтобы не упасть, я послушно опустилась на песок и протянула океану руку. Он подбрасывал мне бисер прозрачных камушков, мелкие стеклянные раковинки и светящиеся чешуйки, потерянные сонными полупрозрачными рыбами.

— О чем грустишь? — услышала я за спиной хриплый голос Анастаса.

— Так… — ушлая от ответа, боясь, что не выдержу и расскажу о своих опасениях.

Анастас сел рядом. Анастас… Странное для парня имя.

— Почему тебя так зовут? — спросила я.

— Родители хотели девочку и заранее подобрали имя — Анастасия. А потом решили не напрягаться. Убрали окончание, и все.

— Анастасия, анестезия, обезболивание, — пробормотала я и нарисовала на песке рыбу.

— Тебе хочется рыбы? — спросил Анастас. — Хочешь, я поймаю для тебя!

— Хочу, — призналась я.

Я чуть не стонала от муки. Теперь я была уверена: это ребенок океана хочет пищи. Я поднялась на ноги и, повернувшись к океану спиной, побрела на Базу. Я хотела убить этот плод. И собиралась засесть за комп и изучить всю информацию об убийствах зародышей в пренатальный период. Я хотела осуществить это до возвращения дока, даже если это кончилось бы моей собственной смертью. Я — не предательница.

Я вздрогнула и резко повернулась. Анастас с ружьем для подводной охоты уже стоял по колено в воде.

— Анастас! — крикнула я. — Стой!

— Что случилось?

— Вернись!

— Почему?

— Вернись сейчас же! — завизжала я, как резаная.

— Глупости! — ответил мой коллега и собрался нырнуть.

— Если ты не остановишься, я разрежу себе руку! — крикнула я и подняла с земли осколок раковины.

— Глупости! — повторил Анастас, раздражаясь.

Я полоснула осколком по предплечью, и из вены потекла темная густая кровь. Мой напарник выругался и подбежал ко мне.

— Может быть, объяснишь?

— Он убьет тебя.

— Кто — он?

— Океан.

— С чего ты взяла?

— Мне приснилось, — солгала я и, зажав рану рукой, тяжело зашагала вверх по склону. — Возьми катер.

— Хорошо, — сказал Анастас, сдерживая раздражение.

Когда я вернулась на базу, Пашка сидел в стерилизаторе.

Я обработала и заклеила рану, подошла к стеклянному цилиндру и съязвила.

— Там тебя не душит кашель?

— Да. Так значительно лучше, — сказали динамики Пашкиным голосом.

— Нашел микроба?

— Нет, — покачал головой наш чистюля. — Пока нет.

— И не найдешь! — пообещала я и потащилась по лестнице наверх, волоча за собой шезлонг.

Я устроилась на крыше блока в раскладном кресле так, чтобы видеть, как мой друг будет добывать нам пищу. Лиловое солнце прожаривало меня насквозь, но мне было плевать. Теперь мне было плевать на все. Катер с тонким свистом взмыл и стремительно понесся к горизонту. Я задремала.

Разбудил меня грохот ног. Я открыла глаза и увидела, как тяжелая светящаяся рыба плюхается на пол, и холодные алмазные брызги медленно разлетаются с ее плавников. Несколько таких капель обожгли меня и прогнали сон окончательно. Не ведая, что творю, я сползла на пол и, став на четвереньки, вцепилась в рыбу рукой. Откуда-то взявшаяся сила сжала мои мышцы так, что прохладная рыбья плоть расступилась под отвердевшими ногтями, и как бы со стороны я увидела: мой рот приближается к извивающейся в предсмертной судороге морской красавице, и мои зубы вонзаются в ее нежный светящийся бок. Я ела эту рыбу и чувствовала в себе ее боль, но не могла остановиться. И только кашель Анастаса заставил меня взглянуть на него. Я протянула ему оставшуюся половину.

— Ну, ты… зверь! — сказал он, и с ним случилось то же, что и со мной.

Спокойная тяжесть разлилась в моем теле. Судороги прошли, ушел озноб. И мне стало неважно, что происходит в моем чреве. Я поймала себя на мысли, что теперь мне хочется подождать и посмотреть, что будет дальше.

Анастас отбросил шестигранный голубой хрящ — все, что осталось от рыбы, — и опустился на пол у моих ног.

— Спасибо, — прошептала я и прикоснулась к его мокрым волосам. — Я обожаю эту планету! Я буду здесь жить! Мне здесь нравится! Вернется док, и он нам поможет. И все будет хорошо.

— Да, — согласился Стас, уронил голову мне на колени и спросил: — Зачем ты разрезала руку?

И я решила отчасти облегчить душу.

— Я боялась, что океан убьет тебя. Из ревности. Мне кажется, что он неравнодушен ко мне. Он ведь тоже мужчина.

— Дура! — с обидой рассмеялся Анастас. — Океан — женщина.

Потом мы убрали следы преступления и решили заняться нашими человеческими делами. Анастас оседлал минибульдозер, а я, захватив бадейку с водой, вернулась к своим картинкам и картам. Я не стала искать архив по гинекологическим проблемам.

Пашка жил в стеклянной банке. Он взял туда комп и переворачивал виртуальные пласты справочников по всем видам инфекционных и психических заболеваний.

Но время покоя прошло быстро. Вечером мой подельник незаметно улизнул к океану. Видимо, боясь повторения утренней сцены, он улетел на другие острова, чтобы поплавать там в свое удовольствие. Я разволновалась и хотела лететь вслед, но он успел вернуться раньше, чем я запустила свою машину.

— Ты — непослушный, своенравный мальчишка, — сказала я, когда мой друг выпрыгнул из кабины.

Странно. Раньше мы никогда не были так близки, как теперь. Мне казалось, я не только понимаю, что чувствует и думает Анастас, но каким-то образом ощущаю состояние его тела. И вдруг я заметила, что в темноте наша кожа слегка светится. Я протянула руку и взяла Анастаса за пальцы. И мне показалось, что самые кончики их стали чуть-чуть прозрачнее.

— Наверное, мы не должны были есть эту рыбу, — сказала я.

— Может быть, — задумчиво согласился Стас. — Но теперь это уже не поправить.

Вернувшись в блок, мы оторопели: Пашка вылез из своего добровольного заточения и мыл руки. Конечно, он и раньше мыл руки, но сейчас в его действиях отчетливо проглядывало сумасшествие — он тер губкой и без того красные ладони. Все тер и тер.

— Ты нормальный? — спросила я.

— Да, — кивнул Пашка. — Я убирал ружье Анастаса и взялся за гарпун, а он — в каком-то клейком дерьме. Наверное, я уже отмыл его, но запах… — он поднес руку к лицу и скривился. — Запах не проходит.

Он снова сунул руки под струю и, внезапно сложившись пополам, нахарчевал полную раковину.

— О! Брата-ан! — протянул Анастас и неторопливо включил уборщика.

Пашка, покрасневший и дрожащий, ополоснул лицо и, ни на кого не глядя, поспешил в медблок. Там он долго грохотал дверцами и коробками, вышел назад с ожесточенным лицом и в перчатках, тут же скрылся за стеклянной дверцей стерилизатора и уже оттуда обратился к нам чужим голосом:

— Сообщите доку, что у нас катастрофа. У меня слабость, жар и галлюцинации. Я на грани нервного срыва.

— Хорошо, — сказал Анастас и потянулся к связи.

Я затерялась в сомнениях. Стас-то не купался и не мог забеременеть — по той простой причине, что не был женщиной. Но его тоже тошнило. В чем же дело?

— Док! — сказал Анастас в микрофон. — Когда вы назад?

— Хотел завтра, — раздался ровный голос дока. — Беда у вас?

— У нас — нет. У Пашки. Его тошнит. Таблетками отравился. Я так думаю. Но все равно. В любом случае, ему — худо.

— Понял, — ответил док. — До завтра дотянете?

— Да. До завтра — нормально, — согласился Анастас.

— Спи, чистюля! — сказала я Пашке, непонятно почему раздражаясь. Ведь док и мне нужен был не меньше. Тем более что рыбу мы точно ели зря. Теперь я это почувствовала окончательно. Все предметы в моих глазах стали иными. Нет, не так. Их форма осталась прежней, но что-то непоправимо изменилось. Теперь я была уверена: мы отравились. Возможно, мы скоро умрем. Может быть, сегодня.

Я подняла глаза на Анастаса. По его лицу тоже пробежала тень, и я поняла, что права. Но, слава Богу, одна проблема отпала: я не беременна. Я с облегчением вздохнула и с нарочито равнодушным видом отравилась в санузел, прихватив по дороге литровочку с водой. Там я ее опустошила и сунула два пальца в рот…

Дернув смыв, я вытерла салфеткой вспотевшее лицо и вернулась на кухню. Анастас пил воду. Я не знаю, сколько он выпил до того, как я вошла, но при мне он выпил еще пол-литра. Я не стала напрягать его и ушла спать.

Страх выступил на меня из темноты. Выступил странной ясностью, с которой я видела теперь все окружающие предметы. Я закрыла глаза и поняла, что мне они больше не нужны, чтобы знать, где находится та или иная вещь.

«Наверное, это начался бред», — подумала я и накрылась одеялом с головой. Ночью со мной произошло что-то страшное. Меня трясло от жара, но я не могла шевельнуть ни рукой, ни ногой. Стонать я стыдилась, а потому грызла зубами угол подушки, пока меня не выгнуло дугой и золотистая вспышка не ослепила мой мозг. На исходе сознания я успела подумать, что умираю…


Утром ни свет ни заря явился док, и я сразу услышала его разъяренный рык:

— Где Анастас?

— Анастас? — удивилась я. — А разве его нет?

— Нет! — отрезал док.

Выходит, мой приятель успел умотать до прибытия дока. Зараза! Хотел, чтобы старик сорвал раздражение на мне, а потом явится уже к потухшему вулкану. Вот такие они, боевые товарищи! Черт бы их побрал!

— А катер? — спросила я.

— Катер здесь, — мрачно ответил синий дрожащий Пашка.

— Ух ты! — жалостливо сказала я, окинув его взглядом. Я-то чувствовала себя хоть куда.

— Ты как? — спросил меня док, успокаиваясь.

— Нормально. Вчера мы немного перегрелись, и меня знобило, но теперь все просто супер. Док! Это все ерунда! Обычная акклиматизация!

Я выпалила все это небрежным тоном и приподнялась на кровати.

— Не болтай чего не знаешь! — грубо оборвал меня док, и я начала злиться, но ничего не сказала.

— Идем, — скомандовал док. — Надо найти его.

— К чему такая спешка? Он вернется сам. Наверняка, он…

— Заткнись! — оборвал меня док. — Ковчег уходит от планеты.

— Почему? — заорала я на него. — Все же хорошо! Все просто отлично! Надо только немного потерпеть! Чуть-чуть! Просто привыкнуть к ней! Разве это так трудно, чуть-чуть подождать?

— Это решение Совета! — жестко сказал док, и в его глазах я увидела страх, смешанный с жестокостью.

И меня осенило. Нет. Я не могу сказать, что я подумала. Потому что я не подумала, а просто мгновенно увидела весь сумбур в голове дока. И все его мысли про ту, старую экспедицию, в которой он был, когда нас еще не было. Из которой он вернулся один. Господи, о Ковчеге! Но почему же эта доля досталась мне?

И Анастасу.

— Идем, — спокойнее ответил док. — Пойдем на одном катере.

— Хорошо, — сказала я.

Я уже поняла, чего он боится, но мне было все равно. Сейчас меня волновал один человек. Тот, кого док хотел найти больше всего. Док взял парализатор.

— Зачем? — спросила я.

Он не ответил.

Сегодня был ветер, и грозовые драконы опять кружились над океаном. Я вела себя смирно, и док немного успокоился. Мы облетели всю сушу. Немного ее было на этой планете — пять небольших островов. И только. Лес лишь на двух, а другие — каменистые вершины подводных скал. Голые гнездовья летучих морских крыс.

— Почему мы уходим, док? — спросила я с нажимом, когда он включил сканер, чтобы засечь Анастаса под водой.

— Нерентабельно и опасно, — устало ответил старый. — Мы не сможем построить здесь столько заводов, чтобы иметь будущее. Планета нас не прокормит.

— А… а может быть, все изменится для нас, если мы тут останемся? — предположила я.

— О чем ты?

— Ну, это ведь сейчас все — так. А потом пройдет время, и все изменится. Мы ведь смотрим сейчас на эту планету глазами чужих, и она не может нам открыть все свои возможности. Вдруг мы и не знаем о том, что нам могут предложить? Ведь Земля, на которой появились наши предки, дала нам все, что было нужно! Она растила людей миллионы лет, терпеливо превращая их в то, чем они стали теперь. Она заменила звериную силу и ярость наших диких предков на ум, воображение и трудолюбие. Она бывала жестока, когда мы не годились под ее замыслы. И когда пришла пора построить Ковчег, у нас было все, что для этого нужно. Понимаете? Земля любила нас, потому что мы любили ее!

— Прекрати, — устало сказал док и вытер пот.

По его сжавшейся руке я догадалась, что он увидел на экране Анастаса. Док спланировал вниз, посадил катер на воду и занял упор с парализатором.

— Док, — тихо сказала я. — Не надо этого делать.

Он не ответил, взвел курок и поднял прибор к плечу.

— Док, — спросила я, — зачем ты хочешь это сделать?

— Я не могу ждать, когда он вылезет сам, — сказал он.

— Док, но у него нет баллона. Он сейчас вынырнет, и мы скажем ему, что пора улетать!

Но старик не слышал меня, и по движению его мышц я поняла, что сейчас прогремит выстрел. И я сделала то, чего так боялся док. Вскочив с криком: «Я позову Стаса сама!», я подпрыгнула и, выбив босыми ногами из рук дока оружие, медленно, без единого всплеска вонзилась в теплую приветливую воду. Мимо моего лица погружалось бессильное и бесполезное ружье. Я без труда догоняла беглеца, и до меня не сразу дошло, что он уже очень долго дрейфует на глубине. А когда подумала об этом, то страх кольнул меня в сердце и вытолкнул из легких большую часть воздуха. Я испугалась, что захлебнусь, и… вдохнула. Легкие резануло красной сияющей болью, и Анастас наконец оглянулся. Он улыбнулся и протянул мне свою охваченную жемчужным свечением руку, почти незаметную в золотистой воде океана. Я схватилась за нее и забыла о том, что надо дышать. И огонь, таившийся все эти дни в моем позвоночнике, выплеснулся сквозь мою кожу нежным теплом доверия.

Пауль Госсен Виктория Дегтярева
КОРОЛЬ-ОЛЕНЬ-2

Поговорим о верности. Попробуем доказать, что верность действительно существует. Хотя бы в сказке.

В одном маленьком королевстве, что уютно расположилось на берегу теплого моря, жил король Роберто XXXVIII Тирренский. Народ, впрочем, с трудом выговаривал его полное имя, и все звали Роберто также, как и его многочисленных предков, — Король-Олень. Дело в том, что каждый из тирренских королей раз в год в Ночь Превращения (в иных странах известную как ночь на Ивана Купала) становился оленем и, высоко подняв большие ветвистые рога, скакал по лесам своего королевства, демонстрируя мощь династии и вызывая неизменную зависть у соседей.

В старинной легенде говорилось о том, что много веков назад один из предков короля Роберто XXXVIII в совсем еще юном возрасте был похищен разбойниками с целью выкупа. Он сбежал от похитителей, долго скитался по лесам, чуть не умер от голода, но его спасла Мать-Олениха — пожалела мальчика и вскормила своим молоком. С тех пор все тирренские короли отличались невероятной силой тела и духа, прославились в войнах и походах, пользовались успехом у женщин, проще говоря — были героями и бабниками. Тронный зал в королевском дворце был увешан старинными картинами, рассказывающими о их подвигах: «Роберто VI покоряет сердце морской девы», «Роберто XIII полонит королеву амазонок» и даже «Роберто XXII соблазняет гарем стамбульского паши».

Подвиги самого Роберто XXXVIII также были запечатлены придворными художниками: на картинах его изображали в объятиях полуобнаженных красавиц — то крестьянок-служанок, то графинь-герцогинь, однако — увы! — это были иллюстрации к несуществующим победам. Да, да, как ни печально в этом признаваться, у Роберто XXXVIII наблюдался небольшой, но весьма существенный для мужчины изъян… Попросту говоря, бедняга Роберто был обделен мужской прытью. Беда случилась с ним во младенчестве — нерадивая и рассеянная нянька однажды перепутала бутылочки, и будущему королю довелось отведать молока мула, которое самым плачевным образом влияет на мужскую силу… Говорят, что молока мула не существует, а вот в Тиррене нашлось — им поят беспородных котят и щенят, чтобы те, выросши, не плодились в диких количествах.

За исключением королевы-матери Паприки Гордой, никто не знал о беде Роберто. А та, будучи натурой властной и проницательной, понимала, что у короля все должно быть на высоте, поэтому не жалела медных монет для подкупа миловидных девиц. И красотки рассказывали на каждом углу, как стали жертвами рокового соблазнителя Короля-Оленя, как хорош и неутомим он в любовных играх, да подкидывали младенцев к парадным дверям дворца, иногда даже с записочкой — мол, незаконнорожденный наследник. Королева-мать ухмылялась и отправляла лже-наследников на воспитание в монастырь. Кроме того, она уже давно подыскивала для Роберто принцессу, страдающую бесплодием, — хотела свалить весь позор на нее.

Выполняя указания королевы-матери, ее тайный агент кардинал Макарони объездил много стран и наконец-то в далеком холодном море, на забытом остальным миром острове, нашел принцессу, которая в свои семнадцать лет ухитрилась сменить два десятка любовников и — без последствий. Прослышав про это, довольный Макарони даже не взглянул на нее, а поспешил к местному королю. Тот, страшно обрадовавшись возможности породниться с Королем-Оленем, дал согласие на замужество своей дочери. Но вот незадача — непутевая принцесса как раз влюбилась в бродячего музыканта и поутру улизнула с ним из дворца. Желая избежать скандала, король вместо старшей дочери отправил Королю-Оленю младшую — принцессу Ингфрид. А у той со здоровьем все было в порядке.

Король Роберто и принцесса Ингфрид влюбились друг в друга с первого взгляда — так бывает, и не только в сказках. За день до очередной Ночи Превращения сыграли они воистину королевскую свадьбу — бургундское лилось рекой, макароны поглощались горами, а тирренские девушки неистово отплясывали новомодные венские танцы. Со старинных картин с одобрением взирали предки Короля-Оленя — судя по всему, им понравилась принцесса… нет, теперь уже королева Ингфрид! Ну а когда стемнело, королевская чета уединилась в спальне, и там… Увы, за ночь у юной королевы не осталось никаких сомнений в бессилии своего мужа. Впрочем, Ингфрид была хорошо воспитана и сделала вид, что все в порядке.

Прошел день — настала Ночь Превращения. Как водится, король Роберто XXXVIII, гордо подняв рога, поскакал по лесам и полям, а Ингфрид, проводив многочисленных гостей, заперлась во дворце. Королева-мать попыталась подглядеть за ней в замочную скважину, да так ничего и не увидела. Кардинал Макарони хотел проникнуть во дворец через форточку, но застрял. Что делала Ингфрид, оставшись одна, так никто и не узнал. А наутро повела себя молодая королева странно, если не сказать вызывающе, — села в парке под кипарисом и принялась вязать распашонки.

Через девять месяцев родился у нее сын, и назвали его Роберто. Подданные веселились неделю, а король Роберто XXXVIII был в печали — очень он переживал неверность жены, которую любил всем сердцем. Паприка и вовсе разгневалась: родившийся наследник— не их рода-племени, да и за сына обидно — раньше носил Король-Олень рога раз в год, а теперь — постоянно. Злилась она, впрочем, втихомолку— наследник, как назло, был вылитый Роберто XXXVIII в детстве, так что ничего не докажешь. Да и королева Ингфрид вела себя так, будто ничего не произошло, — растила сына, была добра с мужем и предупредительно вежлива с королевой-матерью. Только постоянно подчеркивала сходство наследника с Королем-Оленем.

— А глаза-то у тебя папины, — говорила она малышу, протягивая погремушку. — И родинка на щеч