Шут и Иов (fb2)




И.А.Лебедев. ШУТ И ИОВ © И. А. Лебедев, 2011[1]

В небывало знойное лето в небольшом городе N томился от безделья известный столичный психиатр — светило отечественной науки. Он уже сотни раз проклял себя за согласие приехать к своей двоюродной сестре, которая звала его сюда уже несколько лет. И хотя еще больше он клялся, что в своей отпуск не будет заниматься вопросами, связанными со своей работой, он не выдержал. Появление светила в местной небольшой псих- лечебнице произвело впечатление начала атомной войны. Придя в себя, сдерживая волнение и гордость перед подчиненными от такого визитера, главврач сразу решил заинтриговать жителя столицы с профессиональной стороны: «Я думаю, что Вас заинтересует один наш пациент. Интересный случай графомании. Все время пишет, написанное не уничтожает. Замкнут, но спокоен. Ни имени, ни фамилии не называет». «Навязчивые идеи, фобии», — без интереса, больше для поддержания разговора, спросил человек из столицы. «Не замечен», — живо ответил главврач. Разговор какое-то время шел на уровне научных терминов. «Ну, и что же он пишет?» — спросил, уже собираясь уходить, светило. «Фантастическое расследование — „Иов и Шут“. Может быть, хотите ознакомиться», — с надеждой все же заинтересовать столичного психиатра предложил главврач. Тот хотел было отказаться, но вдруг подумал о бесцельных, долгих вечерах. «Ладно, с нескольких страниц будет видно…». И с папкой вышел в душную ночь…

ВСТУПЛЕНИЕ

«О вы, разумные, взгляните сами,

И всякий наставленья да поймет,

Сокрытое под странными стихами»

А. Данте

«…Все там до единого есть история его самого».

Н. В. Гоголь

«Пиковая Дама»


Еще Ахматова писала, что «Дубровский», в противоположность «Пиковой Даме», — вещь без тайны; «А он не мог без тайны, она его одна влекла неудержимо». Вся «Пиковая Дама» концентрируется во фразе-выдыхании — «Откройте мне вашу тайну».

А Пушкин ее знал. Лернер, комментируя известную запись А. С. — «при дворе находят сходство между старой графиней и княгиней Н. Н. и, кажется, не сердятся» — метко заметил: «Значит, было у него опасение, что рассердятся». Почему?

Притом одевая «Даму» в поведенческие манеры Загряжской (на что ему указал Нащокин, и А. С. согласился), что «Пиковая Дама» — это именно княгиня Н. Н. Голицына. Даже имя Дарьи Петровны — это имя родной сестры княгини Н. Голицыной, графини Салтыковой (которая уже умерла и «Дамы» не знала).

Положение Голицыной в «свете» было особенным. День ее именин в свете и при дворе считался нерядовым днем. При этом присутствовала вся царская семья. Княгиня принимала всех (и царскую семью!) сидя, кроме царя. Быть принятым у нее значило располагать высшим патентом на благородство.

Еще при Александре I она, будучи вдовой, была пожалована в статс-дамы вопреки существовавшему обычаю — не за заслуги мужа. Высокое положение при дворе она занимала не по имени и званию мужа, а по крови.

Петр Великий женил своего денщика Чернышева на 17-летней бесприданнице Ев. Ив. Ржевской, дал за нее 4 000 дворцовых крестьян; произвел Гр. Ив. Чернышева в генерал-аншефы и всячески помогал детям этой пары. Родившийся у них первенец, сын Петра, Петр Григорьевич — в 1742 г. получил от императрицы Елизаветы графство. Что Пушкин подчеркивает относительно Голицыной факт, что она — внучка Петра, видно хотя бы из того, что в «Пиковой Даме» ее называют то графиней, то княгиней (которой она стала по мужу).

Лернер так и говорит, подчеркивая особенность Голицыной — «к этому типу принадлежала и М. А. Румянцева, мать известного фельдмаршала». Известно и то, что Петр внезапно запретил жениться на богатой и красивой невесте капитану Румянцеву (заманившего царевича Алексея в Россию), и выдал за него знатнейшую и богатейшую свою любовницу Матвееву; за три месяца до рождения первенца мужа отослали послом в Турцию и Персию, и ребенка он увидел лишь через пять лет.

Тема «царской крови» является как бы костяком повествования — тема, олицетворенная в старой княгине, вокруг которой вращаются главные действующие лица, Германн и Елизавета. Известно, что первоначально автор хотел вести рассуждения от своего имени, на что указывают передаваемые Пушкиным подробности той обстановки, в которой не раз случалось находиться ему самому. Но при этом первоначальные наброски никак не подводят к окончательной редакции «Пиковой Дамы».

Впервые вскользь заинтересовался темой «тайна рождения Германна» Антокольский.

«Между посетителями поднялся глухой ропот, а худощавый камергер, близкий родственник покойницы, шепнул на ухо стоящему подле него англичанину, что молодой офицер ее побочный сын, на что англичанин