Коракс: Кузница души (fb2)


Настройки текста:



Гэв Торп КОРАКС: КУЗНИЦА ДУШИ Победа — это месть

THE HORUS HERESY®

Это легендарная эпоха.

Галактика объята пламенем. Великий замысел Императора относительно человечества разрушен. Его любимый сын Гор отвернулся от света отца и принял Хаос.

Его армии, могучие и грозные космические десантники, втянуты в жестокую гражданскую войну. Некогда эти совершенные воители сражались плечом к плечу как братья, защищая галактику и возвращая человечество к свету Императора. Теперь же они разделились.

Некоторые из них хранят верность Императору, другие же примкнули к Магистру Войны. Среди них возвышаются командиры многотысячных Легионов — примархи. Величественные сверхчеловеческие существа, они — венец творения генетической науки Императора. Победа какой-либо из вступивших в битву друг с другом сторон не очевидна.

Планеты пылают. На Исстване V Гор нанес жестокий удар, и три лояльных Легиона оказались практически уничтожены. Началась война: противоборство, огонь которого охватит все человечество. На место чести и благородства пришли предательство и измена. В тенях крадутся убийцы. Собираются армии. Каждый должен выбрать одну из сторон или же умереть.

Гор готовит свою армаду. Целью его гнева является сама Терра. Восседая на Золотом Троне, Император ожидает возвращения сбившегося с пути сына. Однако его подлинный враг — Хаос, изначальная сила, которая желает подчинить человечество своим непредсказуемым прихотям.

Жестокому смеху Темных Богов отзываются вопли невинных и мольбы праведных. Если Император потерпит неудачу и война будет проиграна, всех ждет страдание и проклятие.

Эра знания и просвещения окончена. Наступила Эпоха Тьмы.

Первая аксиома скрытности

Будь не там, где враг рассчитывает тебя увидеть

Первая аксиома победы

Будь там, где враг не хочет тебя видеть

Первая аксиома свободы

Справедливость без силы — одна немощь, сила без справедливости — тиран[1]

Действующие лица

XIX ЛЕГИОН, ГВАРДИЯ ВОРОНА

Корвус Коракс — примарх

Агапито — командор Когтей

Соухоуноу — командор Ястребов

Бранн — командор Рапторов

Страдон Бинальт — технодесантник

Навар Хеф — сержант Рапторов

XVII ЛЕГИОН, НЕСУЩИЕ СЛОВО

Азор Натракин — библиарий-колдун

Сагита Алонс Неорталлин — кабальный навигатор

МЕХАНИКУМ КОНСТАНИКСА-2

Дельвер — архимагос, мастер Япета

Вангеллин — когносценти магокритарх Атласа

Лориарк — магос кибернетики Третьего округа

Бассили — биологис, примус когенитор, Третий округ

Фиракс — магос биологис, Третий округ

Сальва Канар — магос логистика, Третий округ

Лакриментис — когитаторис регуляр, Третий округ

Художественная часть




I

Он давно не испытывал таких чувств. За все те десятилетия, что миновали с тех пор, как он вместе с примархом освобождал родной дом от технократов-поработителей, Агапито не ощущал подобной целеустремленности. Она горела в нем, давала силы за пределами трансчеловеческой физиологии, каждый удар силового меча становился еще мощнее благодаря праведности мотива.

Справедливость.

В командоре Гвардии Ворона клокотала ненависть, которая без колебаний бросала его на рабов проклятых Несущих Слово. Последовав за Кораксом в Великом крестовом походе Императора, Агапито обрел цель и решимость, но слепая ярость, направлявшая его в битву, сейчас затмевала чувства долга и преданности.

Сама судьба послала ненавистного противника в руки Гвардии Ворона. Случайная встреча на границе системы Кассик — у Несущих Слово вышел из строя варп-двигатель, и они не сумели скрыться. Агапито сполна воспользуется представившейся возможностью.

Это было провидение, хотя какая высшая сила сыграла свою роль, Агапито не знал, да это командора и не волновало. Убийцы его братьев умрут. Предательство на Исстване будет отомщено, по одному изменнику за раз, если потребуется. Воспоминания о тысячах Гвардейцах Ворона, которых Несущие Слово перебили, словно насекомых, походили на кинжалы, вонзившиеся в грудь командора, их удары заставляли его идти все дальше.

Он заметил легионера-предателя среди членов команды, запрудивших коридоры, чтобы защитить ударный крейсер от высадившихся Гвардейцев Ворона. Вид Несущего Слово вызвал новый поток воспоминаний: орудийный и лазерный огонь, выкашивающий воинов в Ургалльской низине, с каждым залпом оставлявший десятки мертвых сынов Освобождения; вокс-сеть, заполненная криками умирающих и шоком предательства; воины, рядом с которыми он сражался много лет, погибающие от рук хладнокровных убийц.

Получеловеческие сервиторы и обезображенные прихвостни легионеров-предателей едва ли представляли опасность и легко разлетались в стороны от ударов Агапито. В закоулках ударного крейсера Гвардия Ворона не знала себе равных. Агапито сеял кровавое разрушение мечом и кулаком, прорубая и прокладывая путь сквозь давку мутировавших противников, не обращая ни малейшего внимания на клинки и булавы, которые грохотали по доспехам.

Возвышаясь над массой уродливых врагов, Агапито не сводил глаз с Несущего Слово, который понукал своих последователей бросаться на Гвардейцев Ворона. Десятки рабов гибли от ужасных ран, пока Агапито и его легионеры пробивались по коридору. Вырвавшись из толпы, командор замер и уставился на легионера в красных доспехах, который ждал в паре метров от него. Несущий Слово поднес цепной меч к решетке шлема — насмешливый салют и вызов на смертельный поединок.

Агапито был здесь не для схватки, не для обмена ударами и блоками, не для того, чтобы определить лучшего. Он был здесь, чтобы мстить, карать, убивать.

Выстрел из плазменного пистолета прожег бронированную грудь Несущего Слово, едва тот опустил клинок, и керамит с плотью превратились в оплавленный шлак. Несущий Слово повалился лицом на палубу, а Агапито ринулся дальше, врезавшись в недолюдей, которые служили легиону Лоргара. Еще пару секунд, ураган ударов и выстрелов, и вот Агапито уже стоял на груде поверженных врагов. Отделение его Когтей — как и он, выживших на Исстване — собралось вокруг командира.

— Сектор зачищен, командор, — доложил сержант Ашель. Доспехи легионера были покрыты кровью, черная краска блестела свежим багрянцем. Он посмотрел на останки врагов. Трупы мужчин и женщин были искажены и обезображены, их глаза и кожа походили на змеиные, в широких ртах сверкали острые зубы. — Мерзкие подонки.

— Не такие мерзкие как те, что возглавляют их, — прорычал Агапито.

Пару секунд он слушал вокс-сеть, принимая чередующиеся рапорты и сообщения от других сил, рассредоточенных по вражескому ударному крейсеру. Отделения Ховани и Калейна столкнулись с более упорным сопротивлением, чем остальные — больше Несущих Слово.

— Мы идем к правому борту, — сказал командор своим воинам. — За мной.

— Но реакторный зал находится в корме, командор, — ответил Ашель, не сдвинувшись с места, когда Агапито сделал шаг. — Примарх приказал…

— Враг по правому борту, — отрезал Агапито. — Как и спасательные шаттлы. Ты хочешь, чтобы они избежали наказания? Ты уже забыл Исстван?

Ашель бросил взгляд на свое отделение и покачал головой.

— За Исстван, — произнес сержант, поднимая болтер.

— За Исстван, — ответил Агапито.


В Кораксе вскипело отвращение, когда он выдернул лезвия молниевого когтя из тела члена команды. Кровь, забрызгавшая коридор, была нечеловеческой зеленоватой жидкостью, которая циркулировала по телу раба, поступая из медного цилиндра, приклепанного к спине. Вокруг примарха лежало множество других существ, измененных похожим образом. Поначалу Коракс думал, что эти создания — бездумные сервиторы, но страх и отчаяние в их глазах выдавали искру сознания, которую было невозможно увидеть в получеловеческих творениях Механикума. Это были мужчины и женщины в полном понимании слова, ставшие жертвами изменений и экспериментов их хозяев из Несущих Слово.

Но примарх чувствовал отвращение не к жалким существам, которые бросались наперерез, а к предателям, породившим их. Последователи Лоргара превратились в злобных, бесчеловечных созданий — искаженную пародию на благородных легионеров, которыми они некогда были.

Его молниевые когти сверкали в красном освещении коридора. Коракс своими руками создал их на Освобождении после победы у Идеальной цитадели, и оружие заставляло его вновь чувствовать себя цельным. Когти Ворона, как их называли его воины, были в равной степени символом легиона в его решимости сражаться дальше, невзирая на потери, так и оружием. Коракс не стал брать с собой на абордаж летный ранец, примарх чувствовал себя в сводчатых залах и извилистых коридорах так же комфортно, как и под открытым небом.

Его учили сражаться в подобных условиях: лабиринт из феррокрита и металла, где за каждым поворотом мог скрываться враг. В тюрьме, где он вырос, бесконечные переходы стали его охотничьими угодьями. Коракс не забыл уроков прошлого.

Он не направился прямиком в стратегиум, а избрал менее очевидный путь, чтобы обойти самую крепкую оборону. Планировка этого ударного крейсера ничем не отличалась от множества других — по всей длине корабля вел центральный коридор, но Коракс решил пойти через орудийные палубы, уже разрушенные залпами «Мстителя» после того, как боевая баржа приблизилась для абордажа. Кое-где в бортах зияли широкие пробоины, оставив батареи стылой пустоте. Примарх, помнивший последнее предбоевое сканирование с «Мстителя», находил обходные пути мимо уничтоженных отсеков, поднимаясь и опускаясь по палубам, чтобы защитники не сумели предугадать маршрут Гвардейцев Ворона.

С ним шла рота с «Мстителя», но сейчас легионеры лишь наблюдали, как примарх прорубал путь к стратегиуму звездолета. Похоже, Несущие Слово предпочли спустить на них орду существ-мутантов, чем лично встретиться с гневом примарха.

И они не ошиблись.

Стремительно продвигаясь дальше, Коракс столкнулся в следующей галерее еще с несколькими десятками рабов, вооруженных лишь разводными ключами, молотами и обрывками цепей. У некоторых были кибернетические имплантаты, у других — искусственные баки с ихором, которые ему уже приходилось видеть. У людей была бледная кожа, покрытая потом от крайнего истощения и усталости, глаза были покрасневшие и воспаленные. Рабы не выкрикивали воинственных кличей, пока мчались на примарха, в их взглядах читалась обреченность, может даже облегчение, когда молниевые когти разрубали их на части.

Никто из существ, которые когда-то были членами команды, так и не сумел ударить Коракса, пока тот двигался среди них, и его окутанные энергией кулаки превращали металл в обломки, а плоть — в дымящиеся куски мяса. Взглянув в окно галереи, примарх заметил «Мститель», державший курс вдоль взятого на абордаж корабля, а чуть дальше мерцание плазменных двигателей «Триумфа» и «Эругиносиса», тогда как остальная флотилия Гвардии Ворона ждала поодаль.

Если бы они прибыли двумя или тремя днями позже, Несущие Слово могли бы продолжить путь, дабы свершить свое злое дело. По удачному для Гвардии Ворона стечению обстоятельств противника выбросило из варпа в паре тысяч километров от точки сбора легиона. Еще перед бомбардировкой Гвардия Ворона заметила на корабле многочисленные признаки продолжительной битвы, и поврежденные варп-двигатели были лишь самыми явными из боевых шрамов. Что бы ни заставило ударный крейсер отправиться в путь в таком состоянии, оно наверняка было важным.

Поэтому Коракс решил захватить корабль и узнать его тайны вместо того, чтобы просто уничтожить.

Чем ближе Гвардия Ворона подходила к цели, тем упорнее становилось сопротивление. Захватывая отсеки и залы вокруг стратегиума, примарх и его воины создали участок, зачищенный от врагов. Удивительно, но в комнатах не оказалось ровным счетом никаких украшений. Еще до измены Магистра Войны Кораксу пришлось пару раз побывать на кораблях Несущих Слово, и тогда он удивлялся гравировкам и знаменам, иконам и фрескам, которые восхваляли Императора и его деяния. То, что когда-то было кают-компанией, превратилось в пустую скорлупу, лишенную прикрас и мебели, как будто все, что в прошлом возвеличивало Императора, было безжалостно уничтожено.

Вход в стратегиум — две пары громадных дверей, запертых на невероятно огромные запоры — едва ли стал серьезным препятствием; молниевые когти Коракса разрубили одну из дверей всего за пару ударов, обрушив укрепленную пласталь в охваченный сумраком зал управления.

На мгновение Коракса ошеломила тишина. Примарх ожидал, что его встретят шквалом огня, поэтому замер посреди мезонина[2] над основным ярусом мостика, так и не столкнувшись с сопротивлением.

Оглянувшись, Коракс увидел группы заключенных сервиторов, подсоединенных к светящимся пультам, их полумертвые лица и ссохшиеся конечности казались почти белыми в свечении статики, заполнявшей главный экран. В сумраке мигал красно-янтарный свет сбоящих систем, оголенные провода гудели и искрились. В зале чувствовался слабый запах гнили, исходивший от сервиторов — вонь плоти, постепенно становившейся приторной, смешанная с машинным маслом и ржавчиной.

— Где Несущие Слово? — спросил командор Соухоуноу. Ворвавшись в стратегиум следом за Кораксом, он также застыл на месте, удивленный отсутствием врагов.

— Не здесь, — только и сказал Коракс.

Взгляд привлекла фигура в окровавленной одежде, пронизанная множеством трубок и кабелей, в сердце стратегиума. Тело было настолько худым, что были видны кости скелета, невзирая на обилие вживленной техники. Коракс видел только приоткрытый рот с парой сломанных пожелтевших зубов, остальная же часть лица была скрыта фасетчатым шлемом из керамита, в который входили десятки спиралей.

Коракс спустился по ступеням в главный зал, его шаги грохотом разносились среди глухого бормотания сервиторов и гула плохо экранированных цепей. К удивлению Коракса, женщина слабо шевельнулась. Она подняла голову, словно смотрела на примарха через небольшой черный камень, встроенный в лоб шлема.

— Отпусти меня, — прошептала она. Между ее растрескавшихся губ выступила кровавая слюна, темный язык облизал кровоточащие десны. — Я не могу больше служить.

— Мы не твои тюремщики, — ответил Коракс, остановившись перед ней. Теперь, оказавшись ближе, он разглядел поблескивающие серебряные нити в изодранной одежде женщины. Рисунок был неполным, но, мысленно соединив обрывки воедино, примарх понял, что женщина была навигатором. — Я — Коракс, из Гвардии Ворона.

— Коракс… — она выдохнул имя, и ее губы скривились в страшной улыбке. — Даруй мне смерть. Ты повелитель Освобождения, а я жажду освободиться от этих страданий.

Примарх поднес окутанный энергией коготь к навигатору, но в последний миг заколебался, прежде чем исполнить ее последнее желание. Оно терзало его совесть, но более решительная частичка его сущности — частичка, которая сбросила ядерные заряды на города Киавара, чтобы убить тысячи невинных, и позволяла умиротворять миры, которые противились согласию, удержала его руку.

— Скоро, обещаю, но сначала мне нужны ответы, — произнес он. Навигатор сникла, из-за чего трубки и провода громко задребезжали, словно ниточки уродливой куклы.

Но прежде чем Коракс начал допрос, его внимание привлекла вокс-сеть, где по командному каналу разговаривали Бранн и Агапито.

— Мы не можем пробиться, — говорил Бранн. — Тебе следовало обойти силы, защищающие реактор, брат.

— Я вскоре присоединюсь к тебе, — тяжело дыша, ответил Агапито. — Один из ублюдков сбежал. Мы вот-вот настигнем его.

Коракс прекрасно знал братьев и чувствовал, что Бранн сдерживается из последних сил.

— Реактор нагревается до критической отметки, — наконец произнес командор, — и скоро взорвется, если мы не захватим его. Расправимся с Несущими Слово, когда корабль окажется у нас в руках.

— Агапито, чем вызвана задержка? — потребовал примарх, раздраженный проволочкой командора в выполнении задачи.

— Я… — голос Агапито стих. Когда секундой позже он заговорил, в его словах чувствовалось раскаяние. — Прошу прощения, лорд Коракс. Мы немедленно выдвигаемся к залу реактора.

— Тебе давно следовало это сделать, командор. Поговорим об этом позже.

— Да, лорд Коракс. Простите за то, что отвлекся.

— Если через десять минут мы еще будем живы, я подумаю над этим, — ответил Коракс. Он присел возле плененного навигатора и мягко заговорил. — Прости, но сначала мне нужно решить другие вопросы. Будь сильной.

Он поднялся и повернулся к Соухоуноу.

— Постарайся замедлить перегрузку реактора, — приказал примарх, указав на пульт управления, возле которого сервитор со слезящимися глазами бормотал доклады. — Я хочу захватить корабль целым.


В коридорах, окружающих зал плазменного ядра, горело аварийное освещение. Сопровождавшие его сирены быстро отключили из стратегиума, но красноватый сумрак напоминал Бранну, что корабль еще далеко не в их руках.

— Кавалл, Неррор, Хок, — вызвал Бранн трех ближайших сержантов. — Обход справа, палубой выше.

Их отделения направились к лестничному колодцу, а Бранн повел остальную роту за собой. Волны уродливых рабов уменьшались, без сомнения их оттянули назад для создания последнего рубежа обороны вокруг перегружающегося реактора. Бранн не понимал, было ли это последним актом ненависти Несущих Слово или же они просто не хотели, чтобы Гвардия Ворона раскрыла цель пребывания корабля в секторе. Командор знал, что лорд Коракс не отправлял сигнал об эвакуации, и через сто двадцать секунд абордажным партиям будет уже слишком поздно спасаться с обреченного корабля.

Рапторы Бранна показали себя хорошо, и на секунду командор испытал гордость, наблюдая, как они быстро и смертоносно прочесывают инженерную палубу. Рапторы прошли боевое крещение у Идеальной цитадели, а также в последующих стычках с силами Гвардии Смерти на Монеттане и в захвате нескольких военных кораблей предателей из Имперской Армии, которые были перехвачены в ходе атаки на Толингейст. С каждой битвой Рапторы накапливали ценный опыт.

Теперь они превратились из интуитивно лучших бойцов в дисциплинированных и умелых воинов. Даже те, кого обезобразили дальнейшие мутации генетического семени, сумели преодолеть свои трудности, и теперь сражались на равных с более чистыми собратьями. Бранн настолько привык к своим подопечным, что почти не обращал внимания на их уродства. Все они были просто Рапторами, хотя командор знал, что кое-кто в легионе не полностью им доверял.

Чувство гордости сменилось глубокой ответственностью. Рапторы, как те, что обладали совершенным телом, так и те, которые пережили страшные мутации, были новым поколением Гвардии Ворона: будущим легиона, как называл их лорд Коракс. Примарх явно не испытывал угрызений совести за то, чтобы использовать способности Рапторов, усиленные системами доспехов модели VI. Как и обещал Коракс, к Рапторам относились как к любым другим войскам с Освобождения, дав им возможность проявить себя в качестве легионеров.

Мощный взрыв впереди оборвал размышления Бранна. На долю секунду ему показалось, будто целостность плазменного реактора была нарушена, отделения его Рапторов силуэтами вырисовывались на фоне белого пламени, которое вырывалось из стен и потолка, создавая застывшую сцену.

Мгновение прошло, и Бранна захлестнул огонь. В ушах зазвенел сигнал, предупреждая об опасности высокой температуры, но системы доспехов отлично сдерживали пламя, закачивая охлаждающую жидкость из силовой установки доспехов во вторичные системы. Краска на броне пошла пузырями, а на коже выступил липкий пот, но серьезных повреждений удалось избежать. Пламя погасло через пару секунд, и командор оценил урон.

— Что это было? — потребовал он, направившись вперед. Рапторы, которые находились ближе всех к источнику взрыва, перенесли его не столь удачно. Изломанные останки пары его воинов лежали на вершине лестницы, где и произошел взрыв.

Уцелевшие Рапторы поднялись с палубы и отряхнулись.

— Самодельная бомба, командор, — доложил сержант Хайван. — Полагаю, снаряд для оборонительной турели.

— Атака самоубийцы, — добавил Стрекель, один из воинов Хайвана. — Бомбу нес один из рабов. Свихнувшийся ублюдок.

— А что им терять? — ответил Бранн, добравшись до лестницы. Ступени в десятке метров под ним превратились в растекшийся шлак, стены оказались забрызганы каплями расплавленной пластали. — Сохранять бдительность. Их будет еще больше. Рабов нужно уничтожать прежде, чем они взорвут себя.

По вокс-сети зазвенели сигналы подтверждения, когда Бранн заглянул в шахту. Лестничный пролет на верхнюю палубу был испепелен, из-за чего командор со своими воинами оказался ниже входа в залы главного плазменного трубопровода. Он взглянул на хронометр.

Осталось восемьдесят секунд. А от лорда Коракса по-прежнему нет вестей.

Рапторы рассредоточились по коридорам, с помощью ауспик-сканеров выискивая лестницу или лифт. На поминание мертвецов времени не теряли; каждый понимал, что разделит их участь, если они не успеют остановить перегрузку реактора.

Рапторы отличались спокойным, сдержанным фатализмом, который казался Бранну успокаивающим. Возможно, причиной послужила природа их основания, или, вероятно, на их поведение повлияло мировоззрение самого командора. Какой бы ни была причина, он считал воинов своей роты одними из самых хладнокровных в XIX легионе. Юношеский задор быстро уступил место крайней серьезности в свете галактической войны и немалой вероятности, что Рапторы могли стать последним поколением легионеров Гвардии Ворона.

Бранн знал, что его рота всегда будет наособицу от остальной Гвардии Ворона, несмотря на слова примарха и заверения других старших офицеров. Рапторы отличались не только физически, но и характером. В этом не было ничего нового. Среди воинов Коракса всегда существовали незначительные отличия. Были терране, которые сражались подле самого Императора, их наследие прослеживалось до самого начала Великого крестового похода. Однако, невзирая на славную историю, терране так и не обрели таких же уз, которые лорд Коракс разделял с теми, кто сражался за спасение Освобождения. Бывшие заключенные, и Бранн был всего одним из тысяч, принимавших участие в восстании, приняли Коракса за своего, сначала как защитники, а после в качестве последователей. Терране относились к Кораксу с трепетом и уважением, как к своему генетическому отцу, но они всегда были лишь воинами-слугами Императора и не могли считать себя ровней примарху.

А теперь к этой смеси добавились еще и Рапторы. Они делили между собой две черты: все Рапторы вступили в легион уже после того, как открылось предательство Гора, и не пострадали от резни в зоне высадки и последующих отступлениях с боем. Это отличало их и от тех, кто родился на Освобождении, и от терран. Они не были воинами Великого крестового похода; они служили более темной, но не менее важной цели. Рапторов тренировали не для умиротворения миров, которые не желали принять согласие, и не для искоренения чужаков, но ради единственной задачи — истреблять других космических десантников.

Выживших на Исстване все еще преследовали кошмары прошлого, они испытывали гнев и вину, несли бремя утраты, которое Бранн не мог с ними разделить. Возможно, по этой причине Коракс назначил Бранна командовать новыми рекрутами, надеясь, что тот почувствует единство духа с юным поколением, чего ему уже никогда не светит с выжившими после резни. Мудрый Коракс всегда видел, что творится на душе его воинов.

— Вражеские контакты, несколько сотен, — сообщил Клаверин, сержант одного из авангардных отделений. — Более десятка Несущих Слово возглавляют оборону, командор.

— Понял тебя. Уничтожить сопротивление. Доступ к плазменному залу — приоритетная цель.


Агапито зарубил очередного противника, мерцающее лезвие его силового клинка рассекло крапчатую бледно-синюю плоть, отвратительное, напоминающее собачье лицо человека разделилось ото лба до подбородка. Командор обрушил следующий удар на раба-мутанта с выпученными глазами и раздвоенным языком, вогнав меч в грудь странного существа.

— Еще сто метров! — рявкнул он и взмахнул клинком, подгоняя Гвардейцев Ворона.

Между Агапито и реакторным залом оставалась горстка Несущих Слово, но продвижение от этого не стало легче. Возможно, желая окончить свои презренные жизни, изуродованная команда хлынула в кормовую часть корабля, используя себя в качестве живого щита, чтобы не дать Гвардии Ворона добраться до реакторного зала. Это был не подлый план рабов, который заключался в том, чтобы забрать абордажные партии вместе с собой, но просчитанная жертва Несущих Слово. Плазменный реактор мог достигнуть критического состояния лишь в случае, если легионеры-предатели начали процесс сразу, как только их обнаружили.

Агапито слышал по вокс-сети доклады других отделений, которые двигались на соединение с Бранном и его Рапторами, пытаясь создать единую линию посреди массы защитников, чтобы атаковать залы трубопроводов и машинные отделения.

Мыслей об отступлении не было, как и указаний покинуть корабль. Разведка играла ключевую роль в войне, которую вела Гвардия Ворона — знание того, где враг слабее всего, а где силен, было основой стратегии Коракса. Корабль был слишком ценен, чтобы его потерять, и Агапито сражался, словно берсерк из XII легиона, дабы искупить проступок.

В конце концов Гвардия Ворона проложила путь сквозь толпу защитников, коридор наполнился расчлененными телами к тому времени, как легионеры достигли перехода, ведущего к главному реакторному хранилищу. Агапито отправил два отделения в арьергард, а сам повел остальных, около семидесяти воинов, прямо к пункту управления реактором.

Путь в дальнем конце коридора им преградили аварийные противовзрывные двери, но три мелта-бомбы Когтей пробили в них дыру, достаточно большую, чтобы бронированные легионеры проникли в сердце инженерных палуб.

Сержант Ховани вошел первым, опередив Агапито.

— Не стрелять! — рявкнул сержант, опуская болтер.

Впереди находилось отделение Рапторов — не обычных воинов в боевой броне, но уродливых, несчастных созданий, которые перенесли последнюю имплантацию генетического семени от примарха. Некоторые, слишком крупные даже для силовых доспехов, были просто закутаны в одежду. Другие могли носить комплекты брони, хотя и со значительными доработками.

Агапито невольно сравнил последнее поколение Рапторов с рабами-мутантами, которых он убивал. Чешуйчатая кожа, нечеловеческие глаза, когтистые руки, жесткие волосы, а также костяные и хрящевые наросты обезображивали воинов Гвардии Ворона. Их сержант выглядел горбатым — он еще мог носить доспехи, но удлиненные уши и торчавшую изо лба кость невозможно было скрыть под шлемом. Кожа всех воинов, которых видел Агапито, будь она покрытой мехом или гладкой, змеиной или усеянной шипами, была почти белой. У всех были черные как смоль волосы, и на ум сразу приходило сравнение с выбеленной плотью и черными глазами лорда Коракса.

Несмотря на физическую схожесть с корабельными рабами, Рапторы в своем самообладании и поведении не могли не отличаться от них сильнее. Они охраняли лестничный колодец, внимательные и готовые ко всему, стараясь держаться настолько прямо, насколько позволяли искаженные тела. Никакие уродства не могли скрыть чувство собственного достоинства и выправку легионеров, но их внешний вид все равно тревожил Агапито, особенно в сравнении с чудовищами, которых породили Несущие Слово. Мысли об этом ничуть не помогали принять факт существования изуродованных Рапторов.

— Командор Агапито, — сказал сержант, склонив голову в почтительном приветствии. Его губы были тонкими, обнажавшие во время разговора темные десны и язык, но голос воина оставался тихим и спокойным, почти юношеским. — Командор Бранн захватывает реакторный зал.

— А ты кто? — спросил Агапито.

— Сержант Хеф, командор. Навар Хеф.

— Присоединяйтесь к моим Когтями, Навар, — сказал Агапито, ткнув пальцем за спину на ожидавших у двери воинов. — Полагаю, враг разбит, но их еще может оказаться достаточно, чтобы попытаться провести контратаку.

— Технодесантники сейчас берут под контроль плазменную камеру, командор, — добавил Хеф. — Командор Бранн просил передать, что встретит вас в главном зале.

«Кто бы сомневался», — подумал Агапито, но вслух сказал: — Очень хорошо, сержант. Продолжать в том же духе.

Агапито обратил внимание на тройку сержантов, которые присоединились к нему, ожидая приказаний.

— Заблокировать сектор и соединиться с другими Рапторами, — произнес он. — Никто не должен пройти участок.

Командор уже оборачивался, мысленно вернувшись к Бранну, когда сержанты подтвердили получение приказа и направились к отделениям. Чтобы попасть к главному реактору, Агапито потребовалось подняться палубой выше, миновать еще два отделения Рапторов, охранявших лестничные колодцы, и пройти по короткому коридору. Зал находился в глубине периметра, и командор, приближаясь к реактору, вложил меч в ножны, а пистолет спрятал в кобуру.

Бранн встретил его у дверей, шагнув в коридор одновременно с Агапито, без сомнения проинформированный о приближении другого командора. Поначалу Бранн ничего не сказал, а лишь прошел мимо, чтобы обратиться к отделению Гвардии Ворона в другом конце перехода.

— Сектор в безопасности, продвигайтесь на три палубы ниже, — приказал Бранн. На двух командоров бросили несколько мимолетных взглядов — было ясно, что их отправляют не по каким-то стратегическим соображениям — но легионеры отбыли без лишних вопросов. Постепенно грохот их ботинок стих вдали.

— Брат, я хотел из…

Бранн схватил брата за край нагрудника и приложил Агапито о стену.

— Одних извинений недостаточно! — хотя Агапито не видел лица брата за личиной шлема, поза и голос Бранна выдавали ярость так же отчетливо, как рычание или грозное выражение лица. — Нам дали простой приказ. Что с тобой случилось?

— Я убивал Несущих Слово, брат, — ответил Агапито, пытаясь оставаться спокойным перед гневом Бранна. — Вот, что мы делаем. Мы убиваем предателей.

Агапито попытался вывернуться из хватки Бранна, но брат отпихнул его назад к стене с такой силой, что от удара растрескалась штукатурка.

— Одна минута, — прохрипел Бранн. — Еще одна минута, и нам пришел бы конец.

— Ты настолько ценишь свою жизнь? — спросил Агапито, ударив словами, словно плетью, уязвленный тем, что Бранн высокомерно решил, будто вправе судить его. — Может, тебе следовало лучше сражаться.

Бранн занес кулак, его рука дрожала, но удар так и не последовал.

— На этом корабле Коракс, брат. Ты думал о нем, сводя личные счеты с Несущими Слово?

На этот раз Агапито не пытался сдержать гнев. Он оттолкнул руку Бранна и отбросил его от себя, едва не повалив на палубу.

— Личные счеты? На Исстване-5 погибло семьдесят тысяч наших братьев. Думаешь, только я хочу отомстить? Как насчет других легионов? Саламандр и Железных Рук? Феррус Манус повержен, лорд Вулкан, вероятно, тоже. Лорд Коракс? Я видел, как те ублюдки, Лоргар и Керз, пытались убить его, пока ты сидел на другом конце галактики, поэтому не рассказывай, что из-за меня примарх оказался в опасности.

Бранн отшагнул назад, качая головой.

— Ты ослушался приказа. Прямого приказа примарха. Вот, что с тобой стало, — злость в голосе командора переросла в грусть. — Ты не в силах изменить то, что случилось на Исстване. Наши мертвые братья не поблагодарили бы тебя за то, что ради их памяти ты поставил задание под угрозу срыва.

— Что ты знаешь об этом? — отрезал Агапито. Он постучал пальцем по шлему. — Ты не помнишь того же, что я, тебя там не было, брат.

— Судьба, о которой ты не устаешь мне напоминать, брат, — со вздохом ответил Бранн. Он указал на серую метку, едва заметную на черном левом наплечнике Агапито. — Символ почести за Исстванскую кампанию, который твои Когти носят в знак уважения к павшим, а не как символ стыда. Многие погибли там. Ты — нет. Радуйся этому. Тебе не за что искупать вину.

— Я не пытаюсь искупить вину, — сказал Агапито. Он не мог подобрать слов, чтобы передать всю гамму чувств, которые охватывали его всякий раз, когда он вспоминал о резне в зоне высадки. Наконец он сдался и отвернулся от брата. — Я не виню тебя за то, что тебя там не было, брат, но тебе никогда не понять.


Навигатор повернула изуродованное лицо к Кораксу, когда тот осторожно положил руку ей на плечо.

— Констаникс, — прошептала она. — Вот система, которую ты ищешь. А теперь, пожалуйста, избавь меня от оков.

Порывшись в энциклопедической памяти, Коракс выяснил, что Констаникс-2 был миром-кузницей, находившимся менее чем в пятидесяти световых годах от их текущего местоположения. На чью сторону встала планета в охватившей Империум гражданской войне, оставалось неизвестным, но тот факт, что на ней находились Несущие Слово или по крайней мере направлялись туда, не сулил ничего хорошего.

— Что же там нужно предателям? — мягко спросил он.

— Не знаю. Они дважды наведывались в систему с тех пор, как мы покинули Калт и выбрались из Гибельного шторма.

— Гибельный шторм? — Кораксу прежде не приходилось слышать этот термин.

— Волнение в варпе, — просипела навигатор. — Его создали приспешники Лоргара. Они сделали это со мной, заразили меня… превратили разум в сосуд для одного из их нечеловеческих союзников, чтобы направлять…

— Лорд Коракс, корабль в наших руках, — объявил Соухоуноу. Командор снял шлем, и пот на его темной коже заблестел в багровом освещении реакторных дисплеев. Он с явным облегчением провел рукой по коротким курчавым волосам. От улыбки воина изогнулись белые шрамы — племенные татуировки, которые выдавали в нем бывшего певца-славослова Сахелианской лиги с Терры. — Плазма в хранилище стабилизирована. Командоры Бранн и Агапито отправились в стратегиум для доклада.

Коракс кивнул, но не ответил, вернув внимание обратно к сломленному навигатору.

— Существо, которое они поместили в тебя — оно еще там?

— Нет, сбежало, — навигатор вздрогнула и прерывисто задышала, пронзавшие ее плоть кабели и трубки задребезжали и закачались — от одной лишь мысли о существе женщину бросило в дрожь. Все еще ничего не видя из-за маски, она тем не менее посмотрела на Коракса и стиснула челюсть. — Я знаю, что вы хотите от меня.

— В этом нет необходимости, — ответил Коракс. Он шевельнул рукой так, чтобы кончик одного из когтей оказался в считанных миллиметрах от ее горла, прямо под подбородком. — Наши навигаторы смогут доставить нас к Констаниксу.

— Силы, с которыми Несущие Слово заключили союз, следят за системой. Они заблокируют вас еще на подступах. Они знают «Камиэль», этот корабль, а я смогу провести вас мимо их защиты, — она глубоко, прерывисто вздохнула. — Я потерплю еще немного, чтобы увидеть крушение планов своих мучителей — вы отплатите им за содеянное со мною. Император не ждет меньшего.

— Мои апотекарии осмотрят тебя, как только смогут.

— Телесные раны — самое меньшее, что я перенесла. Они не могут сравниться с муками душевными. Только смерть в силах очистить меня от скверны, — навигатор выпрямилась еще больше, на мгновение показав осанку и грациозность, которой, должно быть, она когда-то обладала, до того как ее по жестокой прихоти извратили изменники. — Я — Сагита Алонс Неорталлин, и последним деянием я послужу лорду Гвардии Ворона.

Коракс отвел молниевый коготь и поднялся. Отступив назад, он склонил голову, признавая жертву Сагиты.

— Именно таким духом и отвагой Гор будет побежден. Тебя не забудут.

Внимание Коракса привлек грохот ботинок наверху, и, повернувшись, он заметил Бранна и Агапито у поручня балкона. Уже поднимаясь по ступеням, примарх жестом приказал Соухоуноу сопроводить его. Гвардейцы Ворона, охранявшие вход в стратегиум, без лишних слов отошли, чтобы дать командирам поговорить.

— Несущие Слово как-то связаны с миром-кузницей Констаникс Два, — сказал Коракс. — Пока мы можем только догадываться, какие зверства они там учинили.

— Возникает дилемма, — сказал Соухоуноу. Он взглянул на Бранна и Агапито, молчание которых выдавало напряжение между ними. — Флот готов атаковать предателей на Эуезе, но кампания не обещает быть быстрой. Что бы Несущие Слово ни готовили на Констаниксе, мы пока ведем войну с последователями Фулгрима.

— Командор Алони и тэрионцы ждут, что мы усилим их наступление на Эуезе, и мы не можем бросить их без поддержки, — добавил Бранн. — На этом мире-кузнице может поджидать все что угодно.

— Очевидно, более важная победа ждет нас на Эуезе, — подытожил Коракс, — если мы сумеем избавить этот мир от влияния предателей, вероятно, весь Вандрегганский Предел останется верным Императору. Но мне не по душе махинации Несущих Слово. Констаникс не имеет стратегической важности, он всего лишь небольшой мир-кузница. Будь планета более значительной, тогда замысел предателей стал бы яснее, но захват Констаникса вряд ли принесет Гору ощутимую военную пользу. Я не люблю загадки.

— Любая миссия, в которой можно убить предателей, достойна, — заметил Агапито. — Лорд Коракс, на Эуезе нам не потребуются все силы легиона. Позвольте мне с несколькими Когтями отправиться на Констаникс, и мы наверняка нарушим планы Несущих Слово.

— Наш легион достаточно мал, — возразил Бранн, покачав головой. — Разделение ослабит нас еще больше.

— Значит, ты хочешь, чтобы Несущие Слово и дальше сеяли разрушение? — отрезал Агапито. Он совладал с гневом и повернулся к Кораксу, его голос стал почти молящим. — Лорд, с предателями следует бороться при любой возможности, а урон, который Несущие Слово могут нанести Империуму, может оказаться значительным, если не уделить им внимания. Они ненавидят Терру так же, как когда-то заявляли о своей преданности ей. Констаникс не станет последним миром, который они совратят, если мы упустим их.

— Я не собираюсь игнорировать Несущих Слово, — ответил примарх.

— Но атака на Эуезу…

Поднятая рука Коракса оборвала возражения Бранна.

— Соухоуноу, твоя оценка?

— Простите, лорд Коракс, но я уверен, что вы уже и так приняли решение, — сказал Соухоуноу, пожав плечами. — Не думаю, что мой совет изменит его.

— У тебя нет мнения?

— Полагаю, вы хотите, чтобы мы карали мятежников везде, где только можно, лорд. Мы должны атаковать противника как на Эуезе, так и на Констаниксе. Или по крайней мере действия Несущих Слово следует изучить и проанализировать.

— Хотя у Агапито может быть иная мотивация для преследования Несущих Слово, я одобряю эту стратегию, — сказал примарх. Коракс отвернулся от командоров и оглядел стратегиум. Воины обступили его, безмолвно ожидая приказов. — Враг на Эуезе хорошо изучен и предсказуем. Бранн, Соухоуноу, вы более чем способны возглавить кампанию вместе с Алони. Я полностью уверен, что вы одержите очередную победу для легиона.

— Вы не отправитесь с нами? — Бранна ошеломило подобное заявление.

— Мое присутствие больше понадобится рядом с Агапито на Констаниксе. Мы возьмем с собой лишь триста воинов. Судя по численности Несущих Слово на корабле, на планете можно не ждать значительного контингента.

— А если Констаникс уже пал? — спросил Соухоуноу. — Пусть этот мир-кузница и незначительный, его все равно защищают тысячи солдат Механикум и военных машин.

— Если сопротивление окажется слишком сильным, мы будем делать то, что и всегда.

— Атаковать, отступать и снова атаковать, — хором произнесли командоры после секундной паузы.

— Именно, — с улыбкой согласился Коракс. Он замер, припоминая все, что знал о мире-кузнице. — Я возьму этот корабль, наберу новую команду с кораблей флота, чтобы наше прибытие осталось незамеченным. Агапито, отбери двести легионеров в сопровождение. Соухоуноу, мне понадобится сотня со штурмовым вооружением для вспомогательных транспортных экипажей. Констаникс покрыт в основном кислотными океанами с несколькими массивами суши. Существует восемь основных воздушных городов, которые поддерживаются с помощью антигравитационной технологии, поэтому нам придется действовать с воздуха. Мне требуются легионеры, обученные обращаться с летными и прыжковыми ранцами, а еще «Громовые» и «Теневые ястребы», «Грозовые птицы», «Огненные хищники», а также любые атакующие корабли подходящих размеров, которые сможет выделить флот. И команда из арсенала. Варп-двигатели «Камиэля» и другие основные системы нуждаются в немедленном ремонте, если мы хотим нанести выверенный удар. Если мы победим Несущих Слово с такими силами, тогда хорошо. Если нет… Что ж, у легиона будет следующая цель.

Командоры кивнули и согласились. Жестом Коракс отправил их выполнять поручения, но окликнул, едва они дошли до выхода.

— И, Агапито, дорога до Констаникса займет минимум неделю. У нас будет предостаточно времени обсудить твои сегодняшние действия.

Командор Когтей словно поник в доспехах.

— Да, лорд Коракс, — ответил Агапито.

II

«Теневой ястреб» бесшумно скользил в ночи, его корпус казался почти незаметным на фоне густых облаков, которые поглощали свет лун и звезд. Гасящие тепловое излучение лопасти выступали из граненой угольно-черной кабины, из-за чего десантный корабль выглядел точь-в-точь как громадный ширококрылый жук-рогач. Всего в нескольких десятках метров под ним по кислотным океанам Констаникса прокатывались волны, освещаемые биолюминесценцией местных бактерий. Вдалеке, в нескольких километрах от плавно снижающегося «Теневого ястреба», сверкали и стробировались навигационные огни мультикорпусных траулеров — красные и зеленые сполохи терялись за завесой ливня, который молотил по корпусу десантного корабля. За деловито снующими туда-сюда судами вихрились яркие следы, пока те усиленными килевыми ковшами вылавливали тысячи тонн богатого органического вещества для перерабатывающих заводов и биологических лабораторий Механикум.

В двух километрах впереди, в полукилометре над океаном сквозь дождь дрейфовал город-баржа Атлас, оставляя за собой багрянистый след от валящего из поддоменников дыма и пара. Красное зарево над десятками мануфакторий и плавилен освещало центр громадины шириною в семнадцать километров. Из причалов, опоясывающих Атлас, тянулись подъемные краны и стрелы с янтарными огнями, которые походили не более чем на крошечные точечки во мгле.

Между светом над доками и пламенеющей аурой городского центра густел сумрак из смога и тьмы. Именно туда и направлялся «Теневой ястреб», лишь свист бриза на краях его крыльев выдавал присутствие корабля. Пилот плавно поднимал машину, а затем стремительно снизился, минуя яркие набережные, чтобы найти укрытие среди темных улиц города.

Тихий гул антигравитационных моторов чуть усилился, когда корабль-невидимка направился в сторону свалки, раскинувшейся между горами шлака и исполосованных кислотой остовов древних машин. «Теневой ястреб», скрывшись за лениво клубящимся смогом, аккуратно приземлился между огромной кучей выброшенных деталей машин и усеянным мусором склоном выработанной породы.

В кормовой части десантного корабля легко опустилась рампа, тут же растворившись во тьме. Из отсека не лился свет, а появившиеся черные фигуры не издавали ни единого звука. Морфические подошвы их ботинок приглушали звуки шагов, когда десять легионеров Гвардии Ворона рассредоточились по периметру вокруг корабля. Следом за ними в проем нырнул Коракс в доспехах цвета воронова крыла, белую кожу его лица скрывал слой темной камуфляжной краски. В молодости он обмазывался сажей из ликейских топок, но теперь для этой цели лучше всего подходила хитрая смесь, которую он создал вместе с киаварскими механикум.

Примарх произнес несколько слов, едва слышимых слогов. Даже если бы неподалеку оказался случайный наблюдатель, из сказанного он ровным счетом ничего не понял бы. Примарх общался с помощью шепотков и тихих вздохов, почти неотличимых от завываний ветра в пустоши — разведарго легиона, на котором можно было в полнейшей секретности отдавать основные команды.

Разбившись на двойки, Гвардия Ворона расширила периметр патрулирования, в то время как Коракс направился к ближайшим постройкам. Пустошь площадью около десяти гектаров с трех сторон окружали высотки. Дома эти были огромными и усилены пласталевыми колоннами, но все равно напоминали рабочие жилища Киавара. Впрочем, ограждения с колючей проволокой и зарешеченные окна вызывали у примарха ассоциации скорее с тюремными комплексами Ликея, и от воспоминания в нем пробудился гнев. Из некоторых окон-амбразур на верхних этажах лился слабый желтый свет, но Гвардия Ворона выбрала для высадки самую темную часть ночи, между полуночью и рассветом, когда уставшие рабочие спали крепким сном — и действительно, Коракс не слышал каких-либо звуков.

Четвертая сторона свалки переходила в феррокритовую площадку, прилегающую к крупному пустующему заводу. Похоже, из него вывезли все мало-мальски полезное, оставив только стены зданий. Не составляло труда догадаться, что из-за Гибельного шторма и других превратностей гражданской войны, бушующей в галактике, Констаникс находился в изоляции и не мог завозить ресурсы, необходимые для работы мануфакторий. Правители Механикум начали обирать своих же подчиненных, хотя Коракс пока не знал, ради какой цели. Но примарх был полон решимости узнать правду.

Приказав воинам охранять место высадки и по возможности не причинять смертельного вреда незваным гостям, Коракс в одиночестве шел к покинутому заводу. За серыми стенами он видел центральный городской храм жречества Механикум — трехсотметровое строение, вздымавшееся из самого сердца города. Дополнительные турели и бастионы нарушали строгие очертания, на ярусах громоздились арки и подъемные механизмы. На вершине храма горело белое пламя, окруженное меньшими огнями, массивными домнами, которые издали походили на церемониальные жаровни.

Покинув свалку, Коракс двинулся прямиком через заброшенный мануфакторум. В выбитых окнах и среди полуобвалившихся мезонин заунывно выл ветер. Тьма примарху нисколько не мешала, он без труда ориентировался в пустующих помещениях, которые когда-то были сборочными цехами. Даже двери в кабинеты бригадиров сняли, из-за чего здание походило на одну огромную пещеру. Растрескавшиеся феррокритовые стены, тут и там покрытые лишайником и чахлой порослью, разделяли рабочие помещения.

Коракс понял, что дождь, в котором летел «Теневой ястреб» с тех самых пор, как проник под облачный покров, не падал на город. Подняв глаза на низкие тучи, примарх разглядел тусклое, размытое пятно погодного щита, который защищал Атлас от буйства стихии. Вероятно, города-баржи имели не только энергетическую защиту. Впрочем, воздух все равно был очень сырым, кислотный привкус напоминал воздух в ледоперерабатывающем заводе.

Комплекс раскинулся на километр, который примарх быстро преодолел своим широким шагом. Выйдя с другой стороны здания, Коракс обнаружил широкую дорогу, пролегающую вдоль внутреннего периметра завода. Судя по выбоинам и широким рубцам на ее поверхности, был заброшен не только мануфакторум. Уличное освещение здесь отсутствовало, за исключением тусклого света из окон близлежащих многоквартирных домов, которые вздымались по обе стороны, будто стены ущелья.

Тишина была нехарактерной для миров-кузниц, на которых Кораксу приходилось бывать. Обычно производственные линии механикум работали круглосуточно, бесконечные смены рабочих и техножрецов трудились во славу Машинного Бога. В Атласе же, голодающем без руд и других материалов, царила почти полная тишина, нарушаемая лишь жужжанием генераторов, питающих рабочие жилища.

Коракс прибыл сюда для сбора информации, но на секунду он задумался над тем, где лучше всего раздобыть искомые сведения. Скрытное проникновение «Теневого ястреба» не позволило им провести близкое сканирование, поскольку его могла обнаружить местная сенсорная сеть, поэтому приоритетной задачей для примарха было разведать планировку и стратегически важные объекты города. Еще ему требовалось узнать, состоит ли правящая элита Механикум в союзе с Несущими Слово или мир-кузница просто был атакован «Камиэлем».

Первая цель была простой — полностью исследовать город. Гениальный разум Коракса мог каталогизировать все увиденное в мельчайших подробностях, запоминая обходные пути, возвышенности, огневые точки, уязвимые места и все остальное, что могло бы пригодиться в дальнейшем. Вторая же казалась сложнее, и потребует личного наблюдения или общения с кем-либо из местных жителей. Оба задания Кораксу предстояло выполнить в сжатые сроки. Он не знал, когда начинается утренняя рабочая смена, но определенно в пределах нескольких ближайших часов.

Коракс вышел на дорогу, но остановился. Кто-то наблюдал за ним.

Он оглядел возвышающиеся блоки и заметил силуэт в одном из освещенных окон. Это была женщина, но она стояла спиной к нему и держала на руках плачущего ребенка, нежно похлопывая его по спинке, пока тот широко раскрытыми глазами смотрел на громадного воина.

«Меня здесь нет», — подумал Коракс, воспользовавшись внутренней силой, чтобы скрыть свое присутствие от восприятия остальных. Как и в прошлые времена, когда она действовала на тюремных стражей и предателей, врожденная способность вычленила примарха из сознания ребенка, который удивленно мотнул головой, а затем, успокоившись, приник щекой к материнскому плечу.

Какой бы мощной ни была его способность, она все же имела пределы. Лучше найти менее открытый путь в город. Коракс, все еще окутанный дезориентирующей аурой, активировал летный ранец. С мягким жужжанием выдвинулись крылья, покрытые металлическими перьями. Примарх сделал два шага и прыгнул, летный ранец поднял его в густой смог, окутавший крыши зданий.

Приземлившись на ближайшее строение, Коракс побежал, попутно бросая взгляды направо и налево, чтобы запомнить план города. Добравшись до края крыши, примарх прыгнул через дорогу и бесшумно полетел сквозь тьму, словно летучая мышь.

Он несся с одного здания на другое, пересекал плотно застроенные рабочие блоки, пробираясь в сердце Атласа. В миазмах, скрывающих трущобы, примарх заметил блик света. На искусственных крыльях он направился к его источнику. Коракс прыгнул между жилыми блоками и приземлился на металлический переход, с которого открывался вид на город.

Внизу находился приземистый храм Механикум, куда меньше главного зиккурата. Формой он напоминал усеченную пирамиду высотой в три этажа, с желтоватым светом, льющимся из арочных окон, которые отбрасывали в сумрак тени черепов-шестеренок Машинного Бога. Вдоль стен выстроились решетчатые железные колонны, переходящие над вершиной храма в сводчатые подмостки. С них на тяжелых цепях свисали медные и серебряные иконы, блестящие в свечении кузничного огня, который выбрасывал языки пламени из световых люков в крыше, полускрытой дымом, валящим из десятков труб.

До примарха донеслось бормотание голосов, приглушенных толстыми стенами, и со своего наблюдательного пункта он заметил укутанные в мантии фигуры, проходящие мимо окон на верхнем этаже. Коракс оставил насест и миновал клубы смога, целясь в железную арку над одним из больших окон. Ухватившись за покрытый вмятинами металл, он сложил крылья и подался вперед.

Верхний этаж состоял из единственного зала, в центре которого горела домна с распахнутыми настежь створками, выдыхая тепло и свет на собравшихся техножрецов. Коракс насчитал пятерых, сбившихся в небольшую группу справа от него. Туда-сюда к скату с топливом ходили сервиторы с руками-лопатами, подпитывая священный огонь Омниссии белыми топливными кубами.

Коракс поискал взглядом пути входа и выхода, анализируя тактическую ситуацию. Недалеко от окна были расположены двигатели и клетка лифта, в дальнем конце зала вилась спиральная лестница, уводящая к крыше храма и вниз, на нижние уровни. Пятерка техножрецов была одной группой-целью, а поскольку лифт стоял на этом же этаже, дополнительную опасность могли представлять только сервиторы у топки — а они определились как однозадачные, неспособные на любые другие действия.

Красноватые стены комнаты были инкрустированы драгоценными камнями в виде алхимических символов и формул, длинные уравнения отобразили словно священные тексты. Плитчатый пол, сходившийся к домне в центре комнаты, был вымощен из похожего на обсидиан камня в форме большой шестеренки, в черный камень каждого из двенадцати зубцов были вправлены бриллианты, ограненные под черепа.

Большую часть комнаты заполняли стенды и алтарные столы с медными инструментами. Астролябии и квадранты покоились на бархатных подкладках, рядом с торкветумами и сложными моделями планетных систем. Искусно высеченные теодолиты выстроились перед полками с перегонными кубами и спектрографами, барометрами и микроскопами, магнитографами и осциллографами, лазерными кронциркулями и нанозахватами. Некоторые явно были копиями гораздо более древних технологий, другие казались вполне рабочими. Похоже, в коллекции отсутствовал какой-либо порядок — случайное скопление бесполезных для техножрецов артефактов, которые хранились в музее только из почтения к инструментам Машинного Бога.

Капюшоны скрывали лица жрецов в тени, но стекло было не настолько толстым, чтобы слова не достигли ушей примарха. Их низкие голоса заставляли поверхность окна вибрировать достаточно, чтобы его острый слух смог разобрать каждое слово.

— Этот последний приказ насчет наших ресурсов нельзя игнорировать, — произнес один из техножрецов. Из его левого рукава торчала кибернетическая рука с когтями, поблескивая в льющемся из домны свете. — Вангеллин недвусмысленно дал понять, что если мы ликвидируем Третий округ, он всех нас сместит и отправит в сервитут.

— Неужели он и впрямь задействует скитариев против своих же? — спросил другой. Коракс опознал владельца голоса — высокий человек с широкой грудью и похожими на сапфиры линзами, поблескивающими в тени капюшона.

— Не просто скитариев… если слухам из Япета… можно верить, — добавил третий. У него было натужное дыхание, передняя часть одежды открывала гудящую насосную машину на груди. Каждый раз, когда он говорил, в искусственном легком щелкали поршни. — Приказ может исходить от Вангеллина, но мы знаем… что он принадлежит… архимагосу Дельверу. Его поддерживают… когносценти… и мы должны подчиниться.

— Дельвер также говорит чужие слова, — четвертый голос был искусственным — прерывистым и металлическим. — За приказ ответственен Несущий Слово Натракин. Ему нельзя верить.

— Доверие — ничто, — произнес второй техножрец. — Сила побеждает всякие аргументы.

— Когносценти ни о чем таком не заявляли, — сказал пятый член группы. Он был низкорослым, не более полутора метров ростом, с сильно сгорбленной спиной, что еще больше усиливалось множеством трубок, ведущим от спины к бакам на поясе. — Скитарии верны, но они не будут слепо действовать против воли своих повелителей.

— Глупо рассчитывать на вооруженное сопротивление, — заметил первый техножрец. — Что мы потеряем, согласившись? Несущие Слово доставили заверения с Марса. Дельвер действует по воле генерала-фабрикатора.

— Подобные заверения… легко… подделать. Несущие Слово желают… опорочить Омниссию. Их творения… уродливы. Мы не можем поддержать это в здравом… уме.

— Ты не похож на себя, Фиракс, так легко отказываясь от познания, — сказал первый голос. — Лорд Натракин дал нам возможность исследовать то, что прежде считалось невозможным. Неужели его творения более уродливы, чем наши поля Геллера и варп-двигатели?

— Азор Натракин — лжец, — произнес металлический голос. — Чистые познания таятся не в альтернативной вселенной, но в реальности, которую мы населяем. Он извратил мышление архимагоса Дельвера.

— Я не стану принимать участие в этом мятеже, — сказал первый техножрец, разворачиваясь.

— Лакриментис… постой, — позвал Фиракс, когда непокорный техножрец двинулся к лифту.

— Восстание против повстанцев, — сказал низкорослый. — Очевидное противоречие. Парадокс.

Примарх заметил взгляд жреца-отступника, когда тот открыл дверь лифта. Он увидел в его взгляде убежденность и непокорность, и в тот же миг понял, что он намеревается предать своих товарищей. Коракс видел подобный взгляд и у других предателей.

Он начал действовать мгновенно — выбив окно в храм, которое осколками просыпалось на пол, примарх ворвался в зал. Прежде чем техножрецы успели среагировать, он оказался рядом с уходящим адептом. Примарх взмахнул рукой, выверив силу так, чтобы удар всего лишь отбросил полумеханического человека на землю, а не размозжил тело.

— Ни с места! — рявкнул Коракс, властность в его голосе вмиг подавила их инстинкт закричать. Он продолжил, пока шок от его появления не прошел. — Я — Коракс из Гвардии Ворона, примарх Императора. У нас с вами единая цель относительно Несущих Слово.

Сервиторы продолжали бродить, пока примарх и техножрецы неподвижно смотрели друг на друга. В этот момент Коракс просчитал каждое следующее движение на случай, если жрецы все же попытаются напасть на него — полдесятка шагов, а затем четыре удара когтями обезглавят их всех за две секунды.

— Освободитель… Киавара, — просипел Фиракс, примирительно подняв старческую руку. — На Констаниксе… ни меньше.

— Он мертв? — спросил жрец с сапфировыми глазами, указав на неподвижного Лакриментиса.

— Пока нет, — выпрямившись во весь рост, ответил Коракс. — Он знает больше, чем вам сказал.

— Любопытно, — сказал техножрец с искусственным голосом. — Что привело на нашу планету повелителя Освобождения?

— Мое появление привлечет чужое внимание, — произнес Коракс, не обращая внимания на вопрос, и бросил быстрый взгляд на разбитое окно, а затем на лифт. — Здесь безопасно?

— Тут нет… других, — сказал сипящий техножрец. — Только мы и… бездумные сервиторы. Я — Фиракс, магос… биологис Третьего… округа. Наши владения… пришли в запустение и… адепты ушли.

— Лориарк, — представился техножрец с металлическим голосом. — Кибернетика. Магос сеньорис этого храма.

— Я — магос логистика Сальва Канар, — сказал горбун примарху и поднял капюшон, явив уродливое, покрытое бородавками лицо. Он указал на лежащего техножреца. — Это Лакриментис, наш когитаторис регуляр. Я всегда считал его прихлебателем Дельвера, он никогда мне не нравился.

Коракс вернул внимание адепту с сапфировыми линзами, связывавшему бессознательного жреца. Адепт отметил воцарившееся молчание и посмотрел на Коракса. Веки быстро прикрыли его синие глазные линзы.

— Бассили, примус когенитор из биологис, — внезапно произнес он. Техножрец посмотрел на лежащего человека, удивленно покачивая головой, и его голос опустился до благоговейного шепота. — Лакриментис был обильно аугментирован, и все же вы повалили его, будто младенца.

— Я — примарх, — просто ответил Коракс. — Он — просто человек. Вы командуете какими-либо значимыми силами?

— Некоторые командиры скитариев еще могут слушаться меня, — сказал Лориарк.

— Еще больше могут прислушаться к… голосу… примарха, — добавил Фиракс. — Вы — эссенция… Омниссии, обретшая плоть. Возможно… даже Дельвер… услышит ваши слова, в то время как наши протесты… попадут в не слушающие… уши.

— Если ваш архимагос заодно с Несущими Слово, мне не о чем с ним говорить, — сказал Коракс, подняв молниевый коготь. — Он познает мой гнев.

— Тогда зачем вам наши воины, когда целый легион Гвардии Ворона ждет вашего приказа? — спросил Лориарк.

Вопрос удивил Коракса, заставив на секунду призадуматься. Он увидел ожидание на лицах техножрецов — тех, чьи лица могли выказывать эмоции. У Лориарка была лишь стальная маска с респираторной решеткой и глазницами, из-за которой на примарха глядели бесстрастные черные сферы.

— Для задания у меня достаточно легионеров, — произнес Коракс. — Остальная часть легиона ведет войну с Гором в других мирах.

— И как вы собираетесь добраться до Дельвера? — непримиримым тоном спросил Лориарк, и хотя его монотонный голос раздражал Коракса, справедливость вопроса злила еще сильнее. — Ваш флот уничтожит Япет с орбиты?

— Нет, — яростно возразил Коракс. И не важно, что у него не было флота. — Я не приговорю так просто тысячи безвинных. Мы сражаемся с архимагосом и Несущими Слово, а не жителями Констаникса. Подобная жестокость — оружие наших врагов, но не Гвардии Ворона.

— Вы не проявили подобного милосердия по отношению к киаварцам, — заметил горбатый Канар.

— Необходимое зло, чтобы предотвратить новые жертвы, — тихо ответил Коракс, покачав головой. — Угроза еще больших разрушений закончила войну. Не думаю, что Дельвера и его командира из Несущих Слово остановят такие меры.

— Возможно, вы ночью проникнете в Япет и самолично возьмете штурмом великий храм? — предположил Лориарк. Из-за металлического голоса техножреца Коракс не знал, была ли в словах того издевка.

— Я обдумаю эту возможность, — ответил примарх. — Возможно, лучше сначала взять под контроль Атлас. Если под нашим началом будет мощь целого города-баржи, мы сможем выступить против Дельвера на равных условиях.

В последовавшем молчании примарх и его потенциальные союзники долго глядели друг на друга. Коракс задавался вопросом, может ли доверять этим людям — точнее, полулюдям. Из своего опыта общения с механикум, которые прибыли на Киавар, он знал, что их мотивы и намерения отличались от людей из обычной плоти и крови. Как группа, они выступали против архимагоса, но Коракс не знал, чего они стоят по отдельности и можно ли им доверять.

Теперь, раскрыв карты, у него оставалось лишь два выхода: заключить союз со жрецами этого округа или убить их. Ниро Терман, одна из приемных матерей Коракса на Ликее, научила примарха ценить святость жизни. Коракс ненавидел бесцельное убийство, но сейчас на чашах весов находилось куда больше, чем жизни пятерых техножрецов.

Канар, похоже, пришел к тому же выводу, его аугментированный мозг обрабатывал данные почти с такой же скоростью, как и у примарха.

— Мы можем лишь заверить об общей цели, — сказал магос, его лицо сморщилось в гримасе. — Кроме наших жизней, нам нечего предоставить вам в знак искренних намерений.

— Нам нечего терять, — прохрипел Лориарк. — Кое в чем Лакриментис был прав: или мы покоримся архимагосу, или нас сочтут за врагов и уничтожат. Но мы не одни. Города Паллас и Криус направились к южным течениям, подальше от Япета, а их магокритархи вышли из совета когносценти. Могу предположить, что остальные города в сговоре с архимагосом.

— Сколько городов?

— Пять, включая столицу. Дельвер считает Атлас союзником. Магокритарх Вангеллин находится в Темплум Эфирика, как и архимагос. Сейчас Атлас движется по основному течению в сторону Япета.

Коракс поглощал информацию, сравнивая услышанное с тем, что знал о других сообществах Механикум. Власти в мирах-кузницах разительно отличались друг от друга, а специфичность вольных городов Констаникса усилила рост сепаратистских настроений, которыми можно было воспользоваться. Архимагос явно представлял главную власть, но лишь в согласии с когносценти, судя по всему, правившими городами-баржами. Если только под влиянием Несущих Слово структура Механикум не претерпела изменения — маловероятно, учитывая, что они пробыли здесь недолго, а техножрецы отличались консервативностью в отношении любого вмешательства извне — Коракс смог бы восстановить контроль над миром, просто устранив Дельвера и Несущих Слово.

— Вангеллин, ваш магокритарх, полагаете, его можно заставить объединиться против архимагоса? — поинтересовался Коракс.

Техножрецы сомнительно переглянулись.

— Разумно надавив… его можно обратить против Дельвера, — просипел Фиракс.

— А остальные когносценти, насколько они будут едины? — спросил примарх. — Появится ли у архимагоса естественный преемник, верный нашей цели?

— Подобные вопросы крайне сложны, — ответил Лориарк. — Это решать не плоти, а только божественной воле Машинного Бога.

«Конечно же», — подумал Коракс, заинтригованный, как могли гениальные Механикум до сих пор цепляться за примитивную технотеологию. Даже техногильдии Киавара, невзирая на все их преступления, не считали, будто служат сверхъестественной силе. То, что Императору приходилось мириться с этим суеверным культом, доказывало важность Марса для Империума; важность, с которой Кораксу приходилось сейчас считаться.

— Влияние достигается сочетанием обещаний и угроз, — громко сказал он, цитируя очередного тюремного наставника. — Что пообещал ему Дельвер?

— На этот вопрос сможет ответить только он, — ответил Канар, указав на все еще находящегося без сознания Лакриментиса.

— Сможешь разбудить его? — спросил Коракс.

— Легко, — сказал Канар. Уродливый магос пересек комнату и встал над лежавшим коллегой. Он поднес руку к капюшону человека и провел пальцами за шеей. Лакриментис тут же скорчился в судорогах, достаточно сильных, чтобы его спина выгнулась дугой. Он продолжал слабо подрагивать, пальцы и ноги пару секунд дергались. Металлический коготь заскреб по плитчатому полу, оставив три неровных следа.

— Церебральная перезагрузка, — объяснил Канар. — Я сам ее установил.

Лакриментис открыл окровавленные глаза, которые какое-то время бездумно смотрели в потолок. Наконец в него вернулась жизнь, и он сел, где-то внутри тела зажужжали приводы. Коракс занял атакующую стойку, отведя руку назад, когда взор техножреца пересекся с примархом.

— Убедитесь, чтобы он ни с кем не связался, — сказал Коракс другим, не сводя убийственный взгляд с Лакриментиса.

— Его связь с храмовым интерфейсом отключена, — сказал Лориарк. — Он не поднимет тревогу.

— Плоть не важна, — произнес Лакриментис, буря Коракса взглядом. — Угроза физических мук несущественна. Мои болевые рецепторы настроены на минимальную восприимчивость.

— Применение силы к нервному дампу ядра не требуется, — сказал Канар. — Обнажение корневых функций откроет доступ к интерфейсу хранилища памяти. Таким образом, в содействии с твоей стороны нет нужды.

— Доступ к корневой памяти повлечет кровоизлияние в жизненно важные органы, — возразил Лакриментис, стиснув металлическую руку. — Последует необратимая утрата личности. Моя верность архимагосу и магокритарху не может сделать меня объектом полного личностного уничтожения. Я действую во благо Третьего округа.

— И таким образом… действовал против… предопределенного порядка… повиновения, установленного… твоим старшим магосом, — сказал Фиракс. Он указал на Коракса. — Перспективы… дальнейшего развития и процветания… Третьего округа… изменились.

— Я также способен изменить восприятие ситуации, — заявил Лакриментис. — Похоже, храму вредно отрицать волю высшей силы, но присутствие примарха сильно меняет исходные параметры.

— К несчастью для тебя, — сказал Канар. — Если логика подскажет, что твое повышение до старшего магоса в интересах Третьего округа, ты без колебаний снова объединишься с Дельвером. Смена верности доказывает, что в дальнейшем можно ожидать того же.

— Я бы предпочел не убивать его, если этого можно избежать, — вставил Коракс, едва понимая жалобы Лакриментиса. Если техножрец решил бросить своих товарищей и согласиться с требованиями архимагоса для того, чтобы его не заменили кем-то, готовым выполнить желания Дельвера, то в этом был смысл. Кораксу не хотелось наказывать слишком сурово за неведение.

Примарху и прежде приходилось идти на сделки с совестью. Во время ликейских восстаний он нуждался в каждом человеке, способном держать оружие, но не все заключенные на луне сидели по политическим статьям. Некоторые были справедливо осужденными убийцами, насильниками, ворами и первостатейными подонками. Свергнуть ненавистный режим означало пожертвовать наказанием — и справедливостью во имя жертв — но такова была необходимость. В свою очередь после поражения технокультов выжившие уголовники за свои действия во время войны получили прощение, которое вынужден был пообещать Коракс.

Что касается агентов Механикум, борьба между войсками Гора и Императора могла стать морально двойственной проблемой. Прежде чем раскрылось предательство, Гор неплохо постарался, переманив на свою сторону генерала-фабрикатора Марса, и теперь невозможно было сказать, какой из миров-кузниц мог стать потенциальным союзником или врагом для Гвардии Ворона.

— Благодаря полной ассимиляции личности с храмом намеренное запутывание и обман будут исключены, — заявил Лориарк. Он махнул Канару и Бассили поднять Лакриментиса. — Мы получим все требуемые данные.

Скрытые под тяжелыми одеждами плечи Лакриментиса поникли, видимо, он смирился с уготованной ему судьбой.

— Его инфоядро раскроет все секреты в течение пары часов, примарх, — сказал Канар. — Если мы поторопим процесс, это может привести к повреждению данных.

— Ты сомневаешься в нашей приверженности альянсу, но откуда нам знать, что вы хотите потом сделать с нашим миром? — сказал Лориарк, вернув внимание обратно Кораксу. — Прежде чем мы пожертвуем одним из своих, пообещаете ли вы, что нас не постигнет та же участь, что и Киавар?

Переговоры зашли в тупик, обе стороны сошлись вместе ради общей цели, но оказались не в силах подтвердить обязательства, необходимые для превращения планов в жизнь. Коракс не любил пользоваться дарованными Императором способностями, чтобы подчинять других своей воле — подобное воздействие никогда не длилось долго — но сейчас он выпрямился во весь рост так, что его голова едва не коснулась потолка, и позволил проявиться всей сущности величия примарха. Бледная плоть засияла сквозь темную камуфляжную красу, явив призрачно-белое лицо, глаза Коракса стали кромешно черными. Он вытянул когти, и по ментальной команде по ним затрещали белые энергетические дуги.

— Стоило мне захотеть, я мог бы убить вас всех и уйти. Я мог причинить немалый урон врагам, затем вернуться с легионом, опустошить планету и искоренить всякую угрозу. Ни один мир не вправе выйти из-под юрисдикции Императора и его представителей. Семь легионов были отправлены на Исстван, чтобы убить меня, но я выжил. Даже не думайте, что этот мир способен меня уничтожить. Любой такой помысел против Девятнадцатого, и, так же истинно, как железо ржавеет, а плоть гниет, клянусь, что убью здесь всех. Я необходим вам сильнее, чем вы мне — не упустите свой шанс.

Эффект сказался на техножрецах незамедлительно. Ошеломленные великолепием и неистовством существа перед ними, они попятились, склоняя головы.

Аура Коракса угасла, скрыв величественность его природы за стенами дисциплины и сдержанности. Фасад, возводимый им все те годы, пока он прятался среди заключенных Ликея, казался ему обыденностью, а не узилищем для могущества. Примарх предпочитал вдохновлять последователей деяниями и словами, а не силой, которая вызывала покорность через принуждение. Его глаза потускнели, когда он посмотрел на склонившихся магов.

— Такова угроза, — тихим голосом закончил Коракс. Он протянул руку, предлагая уверенность и дружбу. — Обещаю освободить Констаникс от грядущей тирании Дельвера и Несущих Слово. Знайте, союз с ними обречет вашу планету на рабство и разрушение. Сделайте правильный выбор.

ПОВЕЛИТЕЛИ ТЕНЕЙ

События рассказа происходят параллельно с третьей главой новеллы Коракс: Кузница души


Тьма несла уют.

Пламя, бушевавшее в разных районах Атласа, озаряло небеса, но улицы между высящимися жилыми зданиями и громадными мануфакториями все равно оставались сокрытыми тенью. Хамелл был рожден в сумерках тюремных шахт Ликея, он вырос в тусклом свете люмополос и провел свое отрочество в затемненных камерах и коридорах. В бытность одним из туннельных бегунов Коракса он научился ориентироваться в узких шахтах доступа и служебных ходах по одному только звуку и запаху.

Тьма была домом.

Когда появилось Освобождение, он думал, что тьме настал конец. С приходом Императора, с наступлением Просвещения, Хамелл гордился тем, что подле остальных борцов за свободу стоял в величественном сиянии такого события.

А теперь он снова сражался во тьме, чтобы не дать предателям погасить тот свет, которого он был лишен в детстве. Измена Гора грозила тиранией и смертью всем тем, кого избавили от ужасов Древней Ночи.

С Хамеллом было еще трое — Фасур, Сендерват и Корин. Все они были рождены на Ликее, и все обладали особым даром. Номинально Хамелл считался сержантом, а остальные — боевыми братьями, но для четырех Гвардейцев Ворона, перебегающих из одного участка сумрака в другой, существовало и другое название.

Мор Дейтан. Повелители Теней.

«Будь там, где враг не хочет тебя видеть». Так гласила Первая аксиома победы. Мор Дейтан постигли ее лучше других.

Хамелл и его бойцы использовали свои способности, чтобы оставаться незамеченными. Они проходили мимо внешних пикетов скитариев, иногда настолько близко, что в случае необходимости могли мгновенно перебить всех врагов. Но подобного не требовалось — караульные и патрули ничего не замечали. Их внимание было сосредоточено на кое-чем другом. Остальная Гвардия Ворона и союзные лорду Кораксу силы Механикум дали знать о своем присутствии техножрецам-отступникам, отвлекая их от угрозы прямо под носом.

Повелители Теней миновали линию фронта. Они перебирались из одной тени в другую, почти на расстоянии выстрела от величественного храма Механикум в сердце парящего города. Они уже побывали в трубопроводе очистительного завода и установили там взрывчатку с часовым механизмом. Теперь они ждали взрывов, которые ознаменуют следующую фазу атаки.

Хамелл так гордился, когда его избрали в воины Легионес Астартес. Сам примарх отобрал его среди тысяч тех, кто помогал свергнуть киаварских деспотов, и он тренировался вместе с другими, пока его тело изменялось до неузнаваемости благодаря имплантатам и курсу терапии апотекариев Гвардии Ворона.

А затем, за шаг до становления полноправным боевым братом, они пришли за ним. Как иногда библиарии забирали одного из посвященных, который обладал латентными психическими способностями, так и Мор Дейтан забрали Хамелла. Они увидели в нем то, чего не разглядели другие — они увидели тайный дар примарха. Теневую поступь.

Заряды взорвались, над Атласом поднялся огненный шар, и Хамелл с братьями двинулись дальше, их черные доспехи полностью сливались с окружающей чернотой. Воины стали настоящими тенями.

Направленный электромагнитный импульс из модифицированной перчатки Корина перегрузил дуговой пилон в конце улицы, и на дорогу опустилась тьма. Четверо воинов торопливо установили пригоршню небольших, но мощных плазменных мин, словно крестьяне, сеющие семена будущей погибели — вокруг с избытком хватало обломков и мусора, чтобы спрятать заряды.

Тишину расколол отдаленный вой сирен. За ним последовало рычание двигателей и грохот тяжелых бронированных ног по рокриту. Из храма в паре сотен метров от них выплеснулись вражеские воины, чтобы найти виновников атаки на трубопровод.

Не прошло много времени, прежде чем колонна приблизилась к позиции Хамелла. Сержант поднял глаза и заметил знакомые черные силуэты, почти бесшумно перепрыгивающие с одной крыши на другую.

Он прошептал пару слогов на разведарго, готовя отделение к бою. Фасур и Корин подняли облегченные плазменные винтовки. Они обладали огневой мощью немодифицированного оружия, но ради небольших размеров пришлось пожертвовать скоростью перезарядки. Оружие вполне могло остановить бронированного врага, но не предназначалось для длительного боя. Ракетные установки Хамелла и Сендервата обладали схожей компактной конструкцией. Малое количество выстрелов едва ли было недостатком — Мор Дейтан не сражались подолгу.

Мимо Повелителей Теней с рычанием прошли полугусеничные транспорты и бронированные шагоходы. С помощью специализированного обучения, которое Хамелл прошел много лет назад, он стал совершенно неподвижным, слился с тенями воедино. Стрелки в башенках слепо смотрели сквозь него, лишь поводя оружием, чтобы прикрыть другие направления.

По словам апотекариев, это была особенность генетического семени. В каждом поколении Гвардейцев Ворона, рожденных на Ликее, было несколько человек, которые несли в себе больше, нежели просто стандартный генетический код XIX легиона. Подобное объяснение едва ли устраивало Хамелла и остальных Повелителей Теней, ведь наверняка столь гениальный ум, как у Коракса, сумел бы обнаружить крошечную мутацию, особенность, выделявшую одаренных, и выделить ее для дальнейшего использования?

В их рядах существовали свои теории на этот счет. Может, внутри каждого из них был осколок души Коракса? И хотя никто больше не пользовался словами вроде «душа», то, что примарх умел полностью исчезать из чужого восприятия, было общеизвестным секретом в Гвардии Ворона. Как и существование Мор Дейтан. Но посторонним об этом не распространялись.

«Особая отражающая технология», — говорили они остальным. Уменьшенная. Крайне нестабильная.

Правда же была намного проще: тьма была для них домом, а во тьме Повелителей Теней невозможно было увидеть.

Величайшая ирония — ирония, поведанная самим Кораксом — заключалась в том, что ради того, чтобы просвещать других, им следовало объять тьму. Не тьму духа, ведь в душе Хамелл никогда не отворачивался от света, тепла солнца, которого в детстве так и не узнал.

Нет, это была тьма, порожденная другими. Дабы сокрушить тьму, им следовало принять ее, познать ее и уничтожить изнутри. Это было прекрасно известно Гвардии Ворона, и уж тем более Мор Дейтан. Все лавры и слава доставались тем, кто гордо шел на войну в величественном блеске своего легиона, пока Повелителей Теней крались и прятались. С каждой победой они делали свет чуточку ярче, и этого было им достаточно.

Точь-в-точь как сегодня. Атлас горел, а в дыму и копоти Повелители Теней терпеливо ждали подходящего момента, чтобы нанести удар.

Когда несколько полугусеничных машин и шагоходов прошли мимо, Хамелл подал сигнал. Вдоль улицы взорвались плазменные мины, захлестнув первые машины колонны, с треском разрывая пластины из керамита и обжигая металл и плоть. В полукилометре от них Агапито начал атаку, его воины обрушили на врага ярость болтерного огня и лавину гранат.

А Повелители Теней продолжали ждать, пока скитарии-предатели пытались выстроиться в подобие боевых порядков, даже не подозревая о близости противника. Хамелл наблюдал за тем, как воины Агапито приблизились к колонне с тыла. Они поочередно уничтожали шагоходы, убивая и круша все, что вставало у них на пути.

В ответ враг выслал из храма подкрепления, чтобы помочь товарищам в беде. Агапито и его воины начали отступать, и пришло время действовать.

Открыв огонь из плазменных винтовок и ракетных установок, Мор Дейтан нанесли удар сзади, вклинившись в только что подошедших скитариев. Воины техножрецов оказались между отступающей Гвардией Ворона и новым врагом в своих рядах, и умирали теперь десятками. Многотурельные шагоходы и транспорты взрывались один за другим, ракеты засыпали пехоту шквалом осколков.

Столь же внезапно, как атаковали, Повелители Теней исчезли.

Улицу усеивали горящие обломки и тела. Ширящийся пожар разгонял тьму, и враг собирался с новыми силами. Пришло время вспомнить Первую аксиому скрытности: «Будь не там, где враг рассчитывает тебя увидеть».

Отступая, Хамелл и его спутники нашли тени и вновь исчезли в их темных объятиях.

III

Тройка гладких, обтекаемых «Шепторезов» мчалась над Атласом, десятиместные корабли казались невидимыми в последние минуты ночи. «Шепторезы» были не многим более чем крылатыми антигравитационными двигателями, Гвардейцам Ворона приходилось цепляться за борта, беззащитные перед буйством стихий, пока корабли проносились над крышами заводов и рабочих жилищ. Лендеры были сброшены на большой высоте из-под фюзеляжа «Грозовой птицы», и их было практически невозможно обнаружить.

— Влево, — предупредил Станз, сместив свой вес.

Агапито крепче взялся за поручень, когда пилот в направляющем куполе перед командором резко повернул «Шепторез», удаляясь от центра города. Два других корабля направились к своим целям, обозначенным Агапито во время инструктажа перед вылетом из «Камиэля».

В Атласе кипела деятельность. Прожекторы в авангардах колонн скитариев двигались по главному авеню в сторону Третьего округа, где бушевал огонь — пожар в безлюдных руинах, которые выбрал Коракс, чтобы привлечь внимание и при этом не подвергать население лишней опасности. Возле домов и мануфакторий, расположенных недалеко от пожаров, эхом разносился треск оружейного огня. С нескольких крыш мелькали лазерные лучи, которые прицельно били в одну из заброшенных построек.

Отделения солдат перебегали с улицы на улицу, из переулка в переулок, из дома в дом. Большинство было обычными, лишенными аугментики людьми, выращенными под надзором механикум и посвятившими себя культу Машинного Бога. Командиры отделений и офицеры были усилены либо кибернетикой и аугметикой, либо же с помощью генной терапии и биологических улучшений в зависимости от храма и магоса, которому они хранили верность.

Во главе поисков неуловимых нападающих двигалась небольшая группа преторианцев. Они были излюбленными воинами Механикум, некоторые из них обладали почти полностью искусственными телами. Каждый солдат был уникальным, отличаясь проворностью и быстротой или громоздкостью и обилием оружейных систем, вооруженных энергетическими клинками или многочисленными ракетными установками. Преторианцы под командованием младших техножрецов Атласа были в равной степени бойцами и посвящением Машинному Богу.

Пристально изучая город, Агапито радовался тому, что в Атласе — как и на всем Констаниксе, о чем свидетельствовали разведанные, — не было геракли. Громадные монстры с тяжелым вооружением, которые помогали в бою с техногильдейскими повстанцами во время последнего мятежа на Киаваре, стали бы грозными противниками. Впрочем, враг с лихвой окупал их отсутствие танками, шагоходами и транспортами, хотя несколько пехотных рот остались верны магам, которые заключили союз с лордом Кораксом. Именно их рассредоточенные силы сейчас сдерживали основной удар магокритарха Вангеллина, нацеленный на Третий округ.

Рабочие были вынуждены покинуть свои дома перед началом смены, улицы запрудили ошеломленные, усталые толпы, которые мешали обеим сторонам. К своей чести, скитарии Вангеллина, как и воины Лориарка и его компаньонов, не желали ставить под угрозу жизни мирных обитателей города-баржи.

— Какая Первая аксиома победы? — спросил Агапито лейтенанта Кадерила, который держался за борт «Шептореза» позади командора. Ветеран-терранин Кадерил на сегодняшний день мог уже командовать ротой, если бы не опустошительные потери легиона во время резни в зоне высадки. Воины говорили по вокс-сети — на такой высоте из-за ветра им пришлось бы кричать через внешние коммуникаторы.

— Быть там, где враг не хочет тебя видеть, — ответил Кадерил.

Агапито перевел внимание на другого почетного стража, которого он сам избрал для задания.

— Харне, какая Первая аксиома скрытности?

— Быть не там, где враг рассчитывает тебя увидеть, — прозвучал резкий ответ легионера.

— Так что нам делать, чтобы победить с помощью скрытности? — продолжил командор.

— Атаковать там, где враг не хочет нас видеть, притворяясь, будто мы в другом месте, — ответил Кадерил. Он указал на центр парящего города. — Наша цель — главный храм, но он слишком хорошо защищен от прямого нападения. Нам нужно отвлечь вражеские силы, чтобы храм стал уязвимым для контратаки.

— Как с Идеальной цитаделью, — добавил Харне.

— И с Копатией, и с Ригусом Три, и множеством иных мест, — заметил Агапито. — У нас нет численного и огневого преимущества для открытых действий. Вангеллин и его техножрецы не станут ослаблять оборону, если только у них не останется иного выхода, поэтому наша атака — отвлекающая диверсия. Нам нужно заставить врага считать, что у нас куда больше сил, чем на самом деле.

— Лорд примарх нанесет смертельный удар, — кивнув, сказал Харне. — Понимаю.

— Похоже, чего-то ты все же не понимаешь, Харне.

— Если Несущие Слово на Япете, почему мы захватываем Атлас?

— Кадерил, как объяснишь? — вместо ответа спросил Агапито.

— Простое задание по ликвидации командного состава вряд ли увенчается успехом без элемента неожиданности, а поскольку против нас вся оборона столицы, нам не хватит времени для подготовки наступления. Атлас — доступная цель только благодаря Лориарку и его диссидентам. Нет гарантий, что мы получим такую же поддержку в Япете. Без скитариев нам попросту не хватит людей. Когда мы захватим Атлас, у нас появится плацдарм для дальнейших операций, а также мощь города-баржи.

— И всякий скитарий, который уцелеет, скорее всего переметнется к победителям, и неважно, кто ими командует, — добавил Шорин с другой стороны узкого фюзеляжа «Шептореза».

— Хорошее наблюдение, — сказал Агапито.

— Четыреста метров до точки выброски, — предупредил Станз. «Шепторез» пошел на снижение.

— Разогревайте двигатели, — приказал Агапито. Лендер задрожал от воя прыжковых ранцев, когда их турбины начали оживать.

«Шепторез» резко нырнул между двух извергающих дым труб, спускаясь в сияние внешних сборочных линий. Кабины экскаваторов крепились к шасси, бесконечные ряды сервиторов-рабочих со сварочными аппаратами и с вживленными респираторам озаряли землю искрами и стекающими струйками раскаленного добела металла. Прокравшись над ними, легионеры остались незамеченными.

«Шепторез» поравнялся с дорогой за заводом и снизился до пятидесяти метров. В линзах шлема Агапито высветилась прицельная сетка, сфокусировавшись на перекрестке впереди. Рядом с ней стремительно уменьшалось количество метров.

— Прыгаем! — крикнул он, когда счетчик достиг нулевой отметки.

Как один Гвардейцы Ворона отпустили поручни. Станз активировал управление машинного духа, прежде чем прыгнуть. «Шепторез» быстро стал подниматься во тьму, а затем направился к морю, где приземлится на воду.

Десять космических десантников падали на дорогу, но включили прыжковые ранцы всего в паре метров от земли, чтобы замедлить снижение. Впрочем, посадка все равно оказалась жесткой, феррокрит растрескался от удара их ботинок.

— Кадерил, вверх и влево, — Агапито сразу начал отдавать приказы, указав половине отделения вместе со своим заместителем на подвесную железнодорожную станцию в северо-восточной части перекрестка. Сам командор вместе с четырьмя оставшимися воинами направился вправо, под тень огромного бункера. Быстрый взгляд на дисплей шлема, на котором отображалась карта местности, подтвердил, что они находились в километре от главного храма, за границей приоритетной защиты.

— За мной, — бросил он отделению и, включив прыжковый ранец, направился к своей цели.


Стратегическая сеть Механикум оказалась довольно эффективной в плане ведения военных действий, решил Коракс. Он отдал новые приказания лексмеханикам и логистам, собравшимся вокруг него на нижнем уровне храма. Аугментированные машинные сектанты без колебаний перевели и донесли данные до субкомандиров, которые сражались по всему городу. Неврально соединенные с командными каналами командиры взводов стремительно выходили из боев, в которых, вероятнее всего, их бы смяли, и перемещались туда, где враг был слаб.

В отличие от святилища на вершине храма, командный зал служил сугубо функциональным целям.

Связные и мониторные сервиторы передавали информацию лексмеханикам, в свою очередь анализирующим поток данных в поисках важных сведений, которые затем переводились логистам, обновляющим боевой дисплей. Системы, которые обычно использовались для учета сырья, топлива, живой силы и продукции, отлично подходили для подсчета солдат и техники.

— Ваш стратегический интерфейс напомнил мне одну из многочисленных боевых симуляций, разработанных моим братом Жиллиманом, — сказал примарх Сальва Канару, который приглядывал за работой помощников.

Отделения и бойцы техногвардии по-прежнему действовали по воле Коракса, перемещаясь по позициям, пока примарх изучал трехмерное гололитическое изображение Атласа, сфокусированное на Третьем округе. Данные обновлялись своевременно и точно, куда лучше, чем это было возможно с союзниками из когорты Тэриона.

— Я слышал, что примарх Ультрадесанта во время Великого крестового похода постоянно проверял свои военные теории в искусственных сооружениях с метрикулярными устройствами, а также с живыми воинами, — ответил магос.

— Самая сложная симуляция не сравнится с настоящей войной, — заметил примарх. — Жиллиман стремился досконально изучить опыт братьев после встречи с ними. Я постоянно раздражал его упреками относительно того, что он уделял слишком большое значение военным подразделениям, не принимая во внимание мирных жителей. Для него существовала разница между комбатантами и гражданскими, которой не видел я. До нашей первой встречи Жиллиман считал, что ослабевшие вследствие потерь боевые части списывались как недееспособные, поскольку он привык управлять целыми батальонами и орденами, но не горсткой воинов. Пару раз я доказал ошибочность его мнения, организовав эффективное сопротивление, используя ограниченные ресурсы, которые Робаут уже считал несущественными.

— Уверен, вы гордитесь этим, — спокойно произнес Канар.

— Клич «Не отступать» для Гвардии Ворона пустой звук, — объяснил Коракс, — высокомерная похвальба, а не разумная тактическая доктрина. До третьего боя Жиллиман так этого и не понял.

— Одолеть одного из величайших стратегов в Империуме — незаурядное достижение. Какая удача, что вы с нами.

— В этом нет ничего великого, — с кривой усмешкой заметил Коракс. — Во время четвертой симуляции он использовал мои приемы, и я не сумел одолеть его. Мой брат быстро учится и куда более дальновиден, чем я. Пока я спасал один мир от рабства, он строил империю из сотни. Я выигрывал отдельные битвы против него, но войну — ни разу.

Коракс погрузился в раздумья. Он не получал вестей от Робаута Жиллимана с момента измены на Исстване, но предполагал, что Ультрадесантники сражаются против Гора, учитывая полнейшее повиновение их примарха приказам Императора в прошлом. Они действовали далеко на востоке, в районе необъятного Ультрамарского царства, вдали от бойни, которую за минувшие месяцы учинили силы Гора. Изолированный неукротимыми варп-бурями — Гибельным штормом, как называла их Сагита, — Ультрамар с тем же успехом мог находиться в другой галактике.

Впрочем, заключенный на борту «Камиэля» навигатор смогла пролить свет на судьбу XIII легиона. Несущие Слово попытались уничтожить Жиллимана и его войска во время сбора на Калте, и хотя Ультрадесант не прекратил свое существование, воины Жиллимана попали в окружение на многих мирах своих владений.

Вряд ли война на галактическом востоке закончится быстрой победой, поэтому решимость Коракса замедлять и противостоять Гору оправдывалась с каждым миром, вырванным из его хватки, с каждым потенциальным союзником, поднявшимся против примархов-изменников.

Именно это придавало такую значимость битве на Констаниксе-2. Ресурсы одного мира, пусть даже мира-кузницы, ничего не значили для Империума, состоящего более чем из миллиона планет, но каждая система, которая переходила в руки Гора, могла поколебать чаши весов в пользу Магистра Войны.

К несчастью, силы, верные магокритарху Вангеллину, использовали те же стратегические преимущества, что и Коракс, но им недоставало гениальности примарха, чтобы столь же умело руководить действом. Не прошло и двух минут, как Кораксу вновь пришлось внести коррективы в свой план.

— Прибыл ваш адепт, — раздался металлический голос Лориарка из дверей за спиной Коракса.

— Адепт? — оборачиваясь, переспросил примарх.

С магосом шел Страдон Бинальт, главный технодесантник небольшого войска Коракса. Его шлем висел на поясе, на лице явственно читалось раздражение.

— Прошу прощения, лорд Коракс, но вы сказали, что маги дали разрешение на работу, — сказал технодесантник.

— Меня заверили в полном содействии, — ответил Коракс, переведя взгляд на Лориарка. — Какие-то проблемы, магос?

— Методы работы адепта Бинальта крайне неортодоксальны, примарх, — произнес техножрец, покачивая головой. — Он обращается со сложными механизмами без требуемых ритуалов. Хотя ваш план полон достоинств, игнорирование необходимых процедур может привести к выходу из строя нашей величайшей машины войны.

— У нас нет времени на бормотание и махание кадилом, лорд примарх, — возразил Бинальт. — Мы уже не раз делали это на своих кораблях.

— Согласен, — произнес Коракс. — Магос Лориарк, будьте добры, проследите, чтобы мои люди смогли вносить модификации без стороннего вмешательства.

Лориарк склонил голову, но поникшие плечи магоса выдавали его недовольство.

Коракс повернулся к Страдону.

— Все в порядке. Возвращайся в оружейный отсек и заверши работу в срок. По моим подсчетам, командор Агапито начнет действовать менее чем через четыре минуты. Даю тебе двадцать, чтобы все подготовить.

— Будет сделано, — сказал технодесантник и быстрым шагом направился к выходу.

В позе Лориарка чувствовалась тревога, и хотя у Коракса не было времени разбираться с суевериями Механикум, ему не хотелось делать ничего, что могло без необходимости прогневить союзников.

— Когда мы одержим победу, вы сможете провести любые обряды и проверки, которые сочтете нужными, — сказал он магосу.

Удовлетворившись такой уступкой, Лориарк поклонился и вышел. Коракс вернулся к гололиту. Силы Вангеллина продвигались к Третьему округу с востока и севера, как и рассчитывал Коракс. Он быстро отдал пару приказов, чтобы оттянуть врагов еще дальше от главного храмового комплекса и расширить брешь для Агапито. Канар, стоявший подле примарха, задумчиво посмотрел на красные руны противника, которые от их храма отделяло лишь два километра.

— Успокойся, — сказал ему Коракс, спокойным голосом ослабив тревоги техножреца. — Всего через пару минут мы узнаем, сработал ли наш план.

— А если нет? — спросил Канар.

— Нам хватит времени придумать новый, — Коракс осторожно положил руку на плечо магоса. — Ты мне доверяешь?

Канар посмотрел в лицо примарху и, несмотря на опасения последнего, увидел в нем лишь самые искренние намерения.

— Да, лорд примарх, да, доверяю.

— Тогда посылай сигнал, — тихо сказал Коракс, герметизируя доспехи и готовясь выдвигаться. — Открывай дорогу к храму. Вангеллин не сможет проигнорировать такое приглашение.

Он передал командование Канару и его товарищам. Если они планировали предать его, сейчас представится наилучшая возможность. Но у Коракса с его небольшим отрядом просто не было другого выхода.


Взрыв в нескольких километрах, в самом сердце Атласа, озарил видневшийся на горизонте Первый округ. Агапито знал, что заряды, уничтожившие трубопровод перерабатывающего завода в дальнем конце главного храмового комплекса, установила группа сержанта Хамелла. Он наблюдал за поднимавшимся в небеса огненным шаром без увеличения, его броня работала на минимальной мощности, пока он с двумя отделениями выжидал на крыше пустующего транзитного терминала в полукилометре от главных ворот.

Гвардейцы Ворона походили на гигантские черные статуи во тьме, в их доспехах оставались включенными лишь основные системы жизнеобеспечения. Лишившись дисплейного хронометра, Агапито в уме отсчитывал секунды, прошедшие после взрыва, чтобы Вангеллин успел отреагировать и отправить войска в контратаку. Прошло сорок три секунды, прежде чем сквозь огни храма пронеслась стайка антигравитационных скиммеров и направилась на юг, в сторону недавно прогремевшего взрыва. По пустым улицам эхом разнеслись предупредительные сирены, когда из открывающихся ворот появилась колонна красно-коричневых четвероногих машин — тип «Сирботус», как назвал их Коракс, — за которыми следовали десятки пехотинцев.

Командор Гвардии Ворона терпеливо ждал, пока машины не свернут в переулок, направляясь к месту нападения Хамелла. Пехота в красных доспехах не отставала, лазганы блестели в свете пожара на перерабатывающем заводе. Хвост колонны почти вышел из ворот, когда Агапито приказал своим отделениям выдвигаться. Краем глаза он заметил отделение сержанта Хамелла, которое приближалось слева, тогда как боевое отделение Кадерила подходило с правого фланга.

Они идеально подобрали время.

Системы доспехов заполнились энергией, и Агапито, активировав прыжковый ранец, перепрыгнул через дорогу на другую крышу, воины последовали за ним. Тактический дисплей замерцал, прицельные сетки расцветали везде, куда бы командор ни бросил взгляд. Приземлившись, он сделал три быстрых шага и прыгнул снова, метя в подкрановые пути над следующей дорогой.

Они преодолели первые триста метров за пятнадцать секунд и снова собрались на вершине угловой башни похожего на крепость аванпоста, из которого целились орудия ворот. Здания справа от них, за пределами видимости, содрогнулись от новых взрывов — замаскированные плазменные мины Хамелла уничтожили головные шагоходы. Благодаря улучшенному слуху и многочастотному сканеру Агапито услышал панические крики и неразборчивые комм-переговоры шокированных скитариев.

Гвардейцы Ворона без лишних слов двинулись за командором — они и так знали, что делать.

Двадцать легионеров обрушились на замыкающие отделения колонны, объявив о прибытии шквалом осколочных гранат, и приземлились на дорогу с раскаленными прыжковыми ранцами и ревущими болтерами.

Агапито упал на солдата с бионической рукой, раздавив его под собственным весом. Воин ударил мечом, разрубив напополам еще одного. Пока Гвардия Ворона без труда уничтожала тылы скитариев, башенные орудия по периметру храма оставались безмолвными, огонь им не позволяли открыть автоматические системы распознавания врага. Агапито живо представил, как отчаявшиеся техноадепты в оборонительных башнях лихорадочно пытаются отменить протоколы безопасности.

За пару секунду расправившись более чем с пятьюдесятью противниками, Агапито приказал отделениям поменять дислокацию и запрыгнул назад на укрепление за пару мгновений до того, как орудия на храмовой стене наконец открыли огонь, уничтожив десяток своих же бойцов. Кому-то явно удалось выключить протоколы.

Несколько тяжелых шагоходов двинулись к месту нападения на колонну, на ходу направляя пушки в сторону Агапито.

— Разбиться на пятерки, секторы три и четыре, — приказал он и, активировав прыжковый ранец, ринулся к приближающимся шагоходам.

Гвардейцы Ворона разделились на боевые отделения и рассыпались веером по обе стороны колонны, используя крышу как прикрытие, чтобы сократить расстояние, когда шагоходы открыли огонь. По зданиям ударили зажигательные снаряды и плазменные ракеты, круша феррокрит и превращая пласталь в расплавленные брызги. Но в легионеров, бегущих и прыгающих к «Сирботусам», невозможно было попасть.

Каждое отделение атаковало свою цель. Выхватывая мелта-бомбы, воины приземлялись на покатые крыши машин войны. Экипажи шагоходов попытались шквальным огнем из зенитных орудий обстрелять нападавших, но слишком медленно — легионеры в считанные секунды оказались на бронированных творениях механикум.

Агапито тяжело упал на пятившуюся к нему машину, перед глазами замигали сигналы предупреждения, когда в поножах заработали компенсаторы напряжения. Крякнув от тупой боли в коленях, командор установил мелта-бомбу на люк и отшагнул назад. Секунду спустя заряд взорвался, оставив в куполе рваную дыру с пожелтевшими от жара краями. Обугленный труп человека, который собирался открыть люк, повалился набок, после чего Агапито просунул плазменный пистолет в брешь и выстрелил в водительский отсек. «Сирботус» вздрогнул, словно раненый зверь, и остановился.

Следом полетела пара осколочных гранат, чтобы удостовериться, что внутри никто не выжил и не займет место водителя. Остальные Гвардейцы Ворона вокруг командора взрывали и пробивали себе путь в остальные «Сирботусы». Лазерный огонь сопровождающей пехоты бессильно отскакивал от силовых доспехов и рикошетил в бронированные корпуса машин. Несколько легионеров обратили внимание на эскорт и открыли шквальный огонь, который изрешетил бронированные нагрудники и разорвал экипировку неаугментированной пехоты. Оставшиеся «Сирботусы» один за другим сгорели от внутренних взрывов, их экипажи погибли вместе с жизненно важным оборудованием. Издалека донеслась новая буря выстрелов, но на этот раз целью были не Гвардейцы Ворона, а их враги. Воины Хамелла открыли прикрывающий огонь из плазменных пушек и ракетных установок, чтобы Агапито и его отделения сумели отступить обратно на крыши.

Как и ожидалось, в следующие минуты из ворот храма хлынули новые войска. Транспорты с открытым верхом везли отделения тяжеловооруженных преторианцев, их сопровождали краулеры с многочисленными турелями. Машины затопили близлежащие улицы, обрушив бурю снарядов и огонь из лазерных пушек на легионеров Агапито и Хамелла, которые уже растворились в ночи.

Орудийные башни на пирамидальной громаде храма начали обстреливать город шарами плазмы и зажигательными зарядами. Техножрецы изливали свой гнев, больше не считаясь с уроном, который наносили домам. Несколько легионеров угодили под удар, их доспехи треснули от разрывов снарядов, а тела испепелило волной горящего прометия, но командору удалось вывести большую часть воинов.

Космические десантники отступали по крышам и переулкам, чтобы укрыться от мстительных сектантов машины. Защитникам-механикум казалось, что нападение Гвардии Ворона на башни ворот провалилось.

Конечно, это было далеко не так.


Коракс кружил над Атласом, мощность его летного ранца усиливалась восходящими потоками от десятков горящих зданий. Он следил за разворачивающейся внизу сценой оценивающим взглядом — отделения Гвардии Ворона стягивались к Третьему округу, а полки скитариев, преданных Лориарку и его товарищам, шли на восток, сдерживая контратаку на Второй округ.

В отступлении был фатальный просчет, брешь, которую Вангеллин наверняка увидел: из храма повстанцев, подобно алому копью, по широкому бульвару двигалась колонна танков и воинов. Горстка Гвардейцев Ворона, скрывавшихся за выбитыми дверями и разбитыми окнами, обстреливали их из плазменных пушек и ракетных установок, заставляя полумеханических преторианцев каждый раз покидать транспорты, создавая иллюзию того, будто атака не провалилась окончательно. Легионеры тут же исчезали в тенях под огнем разрывных карабинов и потрескивающих молниевых орудий, заманивая войска магокритарха еще на сотню метров дальше.

Багряное небо в дальнем конце бульвара, подсвечиваемое огнями горящего города, вдруг замерцало. Между наступающей колонной и храмом Третьего округа возникла дымка, Коракс заметил ее только потому, что знал о ней.

Из пелены дыма над Атласом шагнул титан типа «Полководец». «Кастор Терминус» отключил недавно установленные отражающие щиты и начал заряжать орудия.

Громадная махина шагнула вперед, будто колосс из легенд, ее бледно-зеленый окрас резко выделился на фоне ночного неба, стоило прожекторам ожить, а стеклу кабины в голове засветиться, подобно сияющим синим глазам. У Констаникса не было собственных титанов, но в городах планеты базировались несколько машин из Легио Нивалис, Ледяных Гигантов. Благодаря модификации пустотных щитов киаварской отражающей технологией титан сумел незаметно миновать сенсоры сил Вангеллина и пройти несколько километров от арсенала в южную часть Третьего округа.

«Кастор Терминус» дал залп из всех четырех основных орудий. Многоствольный лазерный бластер, установленный на правом плече, снес полдесятка танков, чьи двигатели и отсеки с боеприпасами взорвались под шквалом белых лучей. Макропушка на левой руке извергла огромные снаряды, уничтожив еще около десятка рвущихся в бой машин. Микроснарядные ракетные установки на зубчатом панцире титана выпустили сотни управляемых разрывных дротиков, взрывы которых прокатились по улице, будто ураган огня, захлестнув все на своем пути.

Танки и преторианцы оказались застигнуты врасплох и едва успели сделать несколько выстрелов в ответ на тридцать секунд пламени и ярости. Широкую улицу усеяли обломки техники и трупы, вторичные разрывы и горящее топливо осветили бульвар, от зданий эхом разносился треск лопающего металла и грохот снарядов.

«Кастор Терминус» исчез столь же быстро, как и появился, вновь активировав отражающие щиты. Коракс в последний раз увидел исполинскую машину войны, которая уже разворачивалась на восток, когда храмовые орудия стали обстреливать ее позицию. Без пустотных щитов внезапность была лучшей защитой титана, и, выполнив задачу, принцепсу пришлось отступить.

— Вниз! — приказал примарх. Больше они не могли терять времени — Вангеллин понял, что его контратака пошла не по плану, и отзывал войска назад для защиты храма.

Из облаков дыма, заключенных внутри погодного щита Атласа, за примархом вынырнул «Теневой ястреб», похожий на размытое пятно на фоне черного неба. Четыре пары строенных тяжелых болтеров одновременно открыли огонь, снаряды затрещали вдоль улицы, выкашивая поток пехоты, которая спешно отступала к воротам.

Бреющий полет «Теневого ястреба» стал последним маневром в длинной череде уловок. Десантный корабль пронесся над храмом, привлекая к себе трассирующий огонь зенитных турелей, вслед за ним засверкали яркие сполохи, но все мимо.

Никем не замеченный Коракс нырнул к верхним этажам храма.

Он метил в балкон на вершине зиккурата, перед высоким сводчатым окном. Примарх мрачно улыбнулся — нередко ему приходила в голову мысль, чтобы будь у него такой летный ранец во время восстания на Освобождении, он бы в одиночку захватил Шпиль Воронов и избавил заключенных от долгих недель тяжелых боев.

Чуть замедлившись, Коракс когтистыми ботинками врезался в окно, расколов кристалфекс толщиной в несколько дюймов. Примарх резко затормозил на полу, изодрав богатый ковер и разбив камень.

Перед массивным дисплеем стоял сам Вангеллин. Коракс узнал магокритарха по длинному красному одеянию, расшитому золотыми рунами Механикум. В одной руке человек сжимал посох с навершием в форме шестеренки, другая же заканчивалась загнутым когтем, который судорожно дернулся, когда правитель Атласа повернулся к неожиданному гостю.

Тройка крупных боевых сервиторов неуклюже направилась к Кораксу. Стволы орудий начали раскручиваться, цепные клинки зажужжали. Чрезмерно зарядив когти, примарх направил разряды потрескивающей энергии в двух полумеханических великанов и тут же отскочил вправо, когда третий открыл огонь. Коракс перепрыгнул шквал лазерных лучей, который вырвался из сдвоенных пушек сервитора. Еще шаг, и примарх перелетел механического противника, горизонтальным ударом разрубив того напополам.

На пол хлынула кровь вперемешку с топливом, и Коракс взглянул на троих техножрецов за пультами справа от него, которые только теперь заметили появление чужака. У примарха не осталось времени для расчета каждого действия, чтобы лишь обезвредить противников — его смертельные удары были вынужденными, но неотвратимыми.

Следующий удар снес голову ближайшему противнику — женщина-адепт потянулась к пистолету на поясе. Другой техножрец у нее за спиной стиснул подвижный металлический кулак. Бионическая конечность отлетела в другой конец комнаты, когда следующим взмахом Коракс разрубил культисту плечо и погрузил когти глубоко в пронзенную трубкой грудь. Третий, глаза которого были заменены похожими на очки рубиновыми линзами, открыл рот, чтобы выкрикнуть предупреждение, за миг до того, как коготь Коракса пробил ему челюсть и в брызгах синеватой жидкости вырвался из макушки.

Примарх выдернул оружие и повернулся к магокритарху. Он хотел взять его живым.

Вангеллин взмахнул посохом, и из его навершия вырвались лучи энергии. Союзники успели предупредить Коракса насчет оружия, и примарх увернулся от разряда, расколовшего циферблаты и измерительные приборы позади него. Прыжок и удар ногой отбросили магокритарха через весь зал, так что он врезался в дисплейную панель, из которой посыпались кобальтовые искры.

Встав над Вангеллином во весь рост, отражаемый в полированной эбонитовой пластине, заменявшей магу почти половину лица, Коракс занес коготь для последнего удара.

— Отзови своих воинов и склонись передо мной, — прорычал он.

Оставшимся глазом, в котором явственно читался страх, Вангеллин посмотрел на громадного примарха. Из пореза на лбу техножреца вытекала маслянистая кровь, скапливаясь в углублениях, которые рассекали его лицо надвое.

— Хватит, — просипел лорд Атласа. — Я сдаюсь.

IV

Зал главного храма Атласа был заполнен техноадептами, присматривающими за системами отладки повреждений и механизмами, которые управляли и следили за обороной, энергосистемой и десятком других жизненно важных функций города-баржи. Несколькими минутами ранее Агапито сопроводил к примарху Лориарка и остальных магов Третьего округа, а также представителей других районов. Впрочем, их быстро вывели, едва они начали засыпать примарха различными вопросами и требованиями. Остались лишь Лориарк, Фиракс и Агапито, а между ними, сгорбившись на стуле и держа настоящую руку на погнутом металлическом нагруднике, сидел бывший магокритарх Вангеллин. Он одарил Коракса тяжелым взглядом.

— Твоя победа будет недолгой, — в прорехах его мантии виднелась зеленоватая кожа, покрытая местами запекшейся кровью. — Думаешь, я охотно подчинился требованиям Дельвера? Он обладает силой большей, чем сам примарх.

— Силой Омниссии? — спросил Агапито, стоя подле своего лорда. — Ваш Машинный Бог спасет его от мести?

— Силой варпа, — то немногое, что уцелело от треснувших губ Вангеллина, искривилось в ухмылке. — Высвобожденного варпа.

— Ты лично это видел? — прохрипел Лориарк. — Каких существ архимагос кует в Япете?

— Что вы нашли в хранилище памяти своего товарища? — поинтересовался Коракс, не обращая внимания на бахвальство магокритарха. — Он знал, что планирует Дельвер?

— Не более того, о чем мы сами догадывались, — ответил Лориарк, покачав головой. — Дельвер давно осваивал механику и искусство варпа, а с помощью Несущего Слово Натракина создает новые творения, дабы обуздать его силу.

— Не просто обуздать его, но даровать жизнь, облечь в божественную механическую форму! — отрезал Вангеллин. — Управляемый варп — да, это то, чего он достиг. Синтез материального и нематериального. Симбиоз физического и бестелесного. Даже угрожая мне своей силой, он показал вершины величия, которого способен достичь Констаникс. Когда мы явим свою силу, то сможем соперничать с Анвилусом, Грифонном, может даже с самим Марсом.

— Более могущественный… чем священная… Красная Планета? — несмотря на одышку, в голосе Фиракса отчетливо слышалось изумление. — Если ты веришь… в такую ложь…. ты глупец. Мы правильно поступили, воспротивившись твоим заблуждениям.

Коракс отвернулся и уставился в выбитое окно. Над Атласом занималась заря, и сейчас в ее розоватом свете город казался поразительно умиротворенным. Сдавшись, Вангеллин сдержал слово и официально передал власть Лориарку в обмен на жизнь. Бой продолжался еще несколько минут, пока приказ не разлетелся по армии, и та не сложила оружие. Командная сеть так же стремительно восстановила порядок, как и разрушила его. Лориарк отправил краткое сообщение в другие округа, в котором объяснил, что Вангеллин обвиняется в техноереси и предстанет на суде перед собратьями-магами. Избавившись от угроз Вангеллина, остальные храмы округов поспешно согласились с притязаниями Лориарка, особенно после того, как с рассветом с орбиты прибыло еще больше Гвардейцев Ворона.

Команды рабочих и ремонтное оборудование сменили отделения солдат и боевых машин. Краны и гравивороты, кибер-ретикулярные рабочие бригады и бессчетное множество других людей и техники расчищали завалы, сносили поврежденные здания и гасили пожары, вспыхнувшие за три часа боев.

— Если познания Дельвера о варпе настолько глубоки, чем ему поможет легионер Несущих Слово? — спросил Агапито. Коракс оглянулся и увидел, что командор, скрестив руки на груди, стоит над Вангеллином. — Что такого Натракин может знать о варпе, что неведомо архимагосу?

— Запретные знания, — сказал Коракс, прежде чем Вангеллин успел ответить. — Помнишь тех Несущих Слово на Круциаксе? Или несчастных созданий на «Камиэле»? Ужасных тварей, которые напали на нас на Исстване Пять?

Судя по лицу Агапито, он не забыл мутировавших воинов, которые следовали за Лоргаром во время резни в зоне высадки. Коракс знал, что его воины шептались о таинственных силах, которые вступили в игру.

Он слишком сосредоточился на восстановлении легиона, а после на ответном ударе по Гору, чтобы пресечь досужие разговоры, но пришло время поведать правду, которую открыл ему сам Император; правду, хранившуюся в глубинах разума, где по сей день, словно тени на дне ущелья, таились последние воспоминания, переданные Императором Кораксу. Он доверял Агапито, еще с тех пор, как они начали сражаться вместе многие десятилетия назад. Хотя в последнее время командору недоставало самообладания, ему следовало знать о природе врагов, с которыми им пришлось столкнуться, все Гвардейцы Ворона заслуживали этого после пережитого.

— Есть существа, живущие в варпе, — начал Коракс. Агапито понимающе кивнул и уже собрался ответить, но примарх оборвал его. — Они не просто там обитают, они сами — варп. Существа, которые могут поглотить корабль, если его поля Геллера обрушатся. Существа, которых навигаторы называют хищниками эмпиреев, а Император именует демонами.

Агапито что-то с отвращением пробормотал, Вангеллин хрипло рассмеялся. Техножрецы слушали с любопытством, как будто это нисколько их не тревожило.

— Да, демоны, — продолжил Коракс. — Сущности не из плоти, но из самой материи варпа.

— Но какое отношение они имеют к Несущим Слово? — спросил Агапито.

— Я видел их силу, видел это в глазах Лоргара, когда встретился с ним. У варпа существует другое название, ведомое Императору, а теперь и мне. Хаос.

Во взгляде Агапито вспыхнуло узнавание, едва командор заслышал слово, которое шептали легионеры, но никогда не осмеливались произнести вслух. Коракс продолжил.

— Демоны Хаоса не могут существовать в нашем мире без проводника. Они состоят из варпа, и реальность высасывает из них энергию. Несущие Слово, те отвратительные воины, с которыми нам приходилось сталкиваться, сделали из себя таких проводников. Они отдали свои тела, частицы разумов, чтобы в них могли обитать эти существа.

Агапито повернулся к Вангеллину и, схватив его за горло, выдернул из кресла.

— Дельвер и Натракин заразили жителей Япета этим демоническим проклятьем? — прорычал он. — Ты знал, но все равно вступили с ними в союз?

— Все не так грубо, — просипел Вангеллин. — Плоть тленна, непостоянна. Машина… машина бессмертна и идеальна для сонмов Великих.

— Отпусти его, — тихо приказал Коракс. Агапито без лишних слов повиновался, бросив сникшего магокритарха обратно в кресло. Примарх посмотрел на Лориарка и Фиракса.

— Такое возможно? Может ли Хаос вселиться в творение из проводов и контуров, адамантия и пластали?

— Если да, то Дельвер найдет способ, — сказал Лориарк. — На мельчайшем уровне плоть — это тот же механизм, состоящий из электрических импульсов и обмена информацией. Жизнь — не более чем биологический механизм.

Коракс глубоко вдохнул и поджал губы. Он полагал, что Несущие Слово находились в отчаянии и прибыли на Констаникс, чтобы починить корабль или разжиться новым оружием и доспехами. Правда же оказалась куда мрачнее, и примарх был тем более рад, что прислушался к внутреннему голосу и прибыл на мир-кузницу. Натракин выбрал Констаникс-2 не из-за ресурсов, но по совершенно иной причине. Здесь их бы никто не нашел. А где отыскать лучшее место для проведения запретных экспериментов?

— Какой бы прорыв не совершили наши враги, их нужно остановить, — сказал он остальным. — Нам не только следует уничтожить все выкованные ими машины, знания об их создании не должны покинуть этот мир.

— А Несущие Слово? — Агапито задал вопрос будничным тоном, но под маской спокойствия Коракс услышал гнев командора.

— С ними мы разберемся, — ответил примарх, тщательно подбирая слова. — Наша задача — очистить Констаникс от их тлетворного влияния. Нарушить планы Несущих Слово — само по себе наказание для них. Сейчас не время для вендетты. Победа — это месть.

Агапито не ответил, хотя слова примарха были явно ему не по душе.

— На чашах весов куда больше, чем простая месть предателям, которые пытались уничтожить нас, — мрачно сказал Коракс, пытаясь втолковать это Агапито. — Именно такие ошибки в суждении, желание поставить личные потребности превыше долга и службы привели столь многих последователей Магистра Войны к предательству. Именно амбиции слабых и хотят использовать демоны Хаоса. Даже здесь им удалось искусно заманить архимагоса на путь скверны, исказив его погоню за знанием в нечто куда более темное.

Примарх не знал, понял ли командор всю опасность союза, созданного Гором, но Агапито согласно кивнул и шагнул к двери.

— Нужно организовать Когтей, прибывающих с «Камиэля», — сказал командор. — Я пойду, лорд примарх?

— Секунду, командор. Лориарк, когда, по-твоему, Дельвер узнает о случившемся?

— Судя по краткому изучению архива передач, во время боя связь была прерывистой, — ответил магос. — Дельвер знает о восстании, а по отсутствию связи поймет, что оно увенчалось успехом. Ничто не указывает на то, что о вашем присутствии известно.

— Хорошо, — сказал Коракс и посмотрел на Агапито. — Убедись, что все орудийные системы в Атласе готовы к бою. Скоординируйся с магами и командирами групп скитариев для организации штурмовых рот. Я проверю приготовления через два часа.

— Штурмовые роты? — просипел Фиракс. — Сначала нам… следует подготовить… оборону Атласа. Большая вероятность того… что ответом Дельвера… станет контратака.

— Мы не предоставим ему такой возможности. Инициатива у нас в руках, и мы не выпустим ее. Магокритарх Лориарк, веди Атлас курсом на столицу. Мы атакуем Япет при первой возможности.


Полуденное небо Констаникса рассекали инверсионные следы, почти теряясь среди клубящихся низких облаков. Коракс следил за их приближением из обсерваториума на вершине главного храма Атласа, всматриваясь в небеса вместе со стоящим рядом Лориарком. Мерцания двигателей поднимались из города-баржи и двигались навстречу кораблям из Япета. Со своей точки обозрения примарх видел пенящиеся серые моря, протянувшиеся до самого горизонта, над кислотными водами стояла слабая дымка.

Мощные антигравитационные отталкиватели и плазменные двигатели удерживали город в воздухе. Хотя щиты защищали Атлас от кислотных штормов, которые время от времени вырастали у него на пути, они не могли оградить жителей от холодного воздуха в пятистах метрах над уровнем моря. Кораксу холод был нипочем, но примарх прекрасно понимал, какие неудобства испытывало неаугментированное население города. В большинстве своем люди трудились на военных заводах, производя снаряды и энергетические батареи для скитариев и их техники. Коракс решил пойти на некоторые уступки, чтобы жители Атласа чувствовали себя неотъемлемой частью общих усилий, как его воины и солдаты Механикум. Рабочим было что терять в грядущем сражении, и они уже понесли немалый урон во время борьбы за Атлас.

— Думаете, разумно подпускать их так близко? — спросил техножрец.

— Это крайне важно, — ответил Коракс. Он наблюдал, как две эскадрильи сближаются друг с другом, разведывательные корабли из столицы разделились, когда шесть истребителей «Примарис молния» разбились на двойки и стали подниматься выше. — Я хочу, чтобы Дельвер увидел Атлас и счел, будто здесь только войска Механикум. Присутствие моих Гвардейцев Ворона лучше всего скроют ложные разведанные. Твоих пилотов проинструктировали должным образом?

— Они позволят одному вражескому кораблю избежать гибели и вернуться в Япет, как мы и уговаривались.

— Тогда я должен укрыться, как и остальные мои войска.

Коракс направился к широкой лестнице, ведущей на верхний этаж храма, и Лориарк последовал за ним. В центре управления города-баржи у сканеров стояли адепты, пытаясь определить текущее местоположение столицы. Им потребовалось более трех дней, чтобы преодолеть тысячу двести километров, но теперь примарх чувствовал, что до его цели, условно говоря, рукой подать. Дальность полета разведывательного корабля не превышала нескольких сот километров, но вряд ли Дельвер отступил бы перед приближающимся городом-баржей. Техножрецы точно предсказали, что Япет идет курсом сближения, чтобы наказать Атлас. Двигаясь на полной скорости, два города, вероятно, окажутся в пределах видимости друг друга в течение следующих десяти часов.

К сожалению, «Камиэлю» также приходилось скрываться от мощных сенсоров и зенитной артиллерии Япета, иначе орбитальное сканирование без труда засекло бы город-баржу. После высадки легионеров и ударных кораблей захваченному ударному крейсеру пришлось выйти в глубокий космос, чтобы избежать обнаружения орбитальными станциями и патрульными кораблями-мониторами Механикум. Те же орбитальные устройства, несомненно, отслеживали текущий путь Атласа, и Дельвер наверняка знал, где находились враги в данный момент. По этой причине Коракс допустил разведывательный полет — враг узнает лишь чуть больше, чем знает сейчас, но нельзя было упускать возможность обмануть врага, ведь это еще немного ослабит его.

Если Коракс не мог быть там, где враг не рассчитывал его увидеть, неплохим компромиссом было до последнего изображать, что у него мало войск. Как примарх излагал в боевой доктрине своего легиона: если полная скрытность не представлялась возможной, частичная маскировка была все же предпочтительнее, чем вообще ничего.

Горбатый Сальва Канар с почтительным кивком приблизился к Кораксу и магокритарху.

— Анализ радиопотока обнаружил совмещение сигналов приблизительно в трехстах километрах по курсу ноль-восемьдесят. Шпионские корабли беспилотные, и мы пытаемся засечь источник сигналов управления. Это позволит нам произвести триангуляцию вместе с остальными данными.

— Подготовить зенитные батареи, — приказал Коракс, указав Лориарку на сервиторов и адептов за орудийными метрикуляторами. — Мы спрятали десантные корабли, но все равно нельзя давать врагу слишком много времени.

Лориарк молча подчинился: похоже, он уже свыкся с властью Коракса, но примарх понимал, что это только необходимость, а не искренняя верность. Подсознательно Коракс отметил, что пятеро легионеров Гвардии Ворона, находившиеся в зале управления, были наготове и пристально следили за происходящим. Если представится такая возможность, Лориарк мог решиться пожертвовать Гвардией Ворона ради заключения мира с Дельвером. Примарх не горел желанием предоставлять магокритарху подобный шанс.

Отчетливый гул заставил храм чуть задрожать, когда по силовым проводам потекла энергия и орудийные системы Атласа пришли в боевую готовность. Похоже, лишь Коракс заметил это, отметив не только очень слабую вибрацию, но также незначительное изменение в электромагнитном поле, которое окутывало город-баржу. Любая цель более чем в километре от Атласа находилась за пределом действия энергетического щита, и наведение на разведывательные самолеты требовало очень тщательной калибровки между орудийными батареями и частотностью поля.

— Готовы открыть огонь, лорд примарх, — сообщил Лориарк.

— Огонь, — кивнув, ответил Коракс.

Энергетическое поле на пару микросекунд отключилось, этого времени хватило, чтобы зенитные турели выпустили залп лучей в сторону вражеских самолетов, круживших над городом.

— Мимо, — доложил один из адептов.

— Вражеские корабли покидают ближнее пространство, — подтвердил еще один человек за сенсорным устройством.

— Командиры звена «Молний» запрашивают разрешение на погоню, — объявил третий адепт.

— Не дальше двадцати километров, — приказал Коракс. — Пусть очистят воздух над Атласом, а затем возвращаются для прикрытия.

— Слушаюсь, лорд примарх.

Он терпеливо следил, как по стратегическим дисплеям скользят яркие руны — истребители гнали вражеских разведчиков на юго-восток. Коракс отметил, что отступающие шпионские корабли двигались в сторону ранее замеченной радио аномалии — Япет находился почти на пути у Атласа.

— Магокритарх, собираем предбоевой совет через час. Пусть все войска будут в состоянии повышенной боевой готовности. Враг близко. Отправь приказ всем станциям, эскадрильям и ротным командирам — пусть готовятся к сражению.

Получив подтверждение от Лориарка, Коракс покинул командный уровень и направился к центральной лестнице храма — примарх считал недостойным горбатиться в лифтах, которые перевозили по этажам куда меньших техножрецов.

— Агапито, — сообщил он по вокс-сети. — Встретимся у главных храмовых ворот. Нужно обсудить кое-какие детали.

— Да, лорд Коракс, — раздался ответ командора. — Я наблюдаю за сбором первой штурмовой колонны. Буду у храма через семь минут, когда вы выйдете.

— Отлично. Тогда сначала разберись с насущными делами, командор. Я сам к тебе подойду.

Коракс не обращал внимания на взгляды многочисленных техножрецов, пока спускался на нижний уровень. Примарх не терял бдительности, понимая, что кто-нибудь из культистов Механикум еще мог хранить верность Дельверу. Он не боялся атаки — даже несколько людей-машин не представляли для него угрозы — но выискивал любые признаки измены. Если Дельвер и его союзники получат предупреждение, что им придется встретиться с примархом, все стратегия Коракса окажется под угрозой.

Прочитать эмоции техножрецов было не так просто, как у обычных людей. У многих лица скрывали маски, либо их черты были сильно модифицированы бионикой и аугметикой. Некоторые техножрецы и вовсе были неспособны на проявление эмоций, поскольку их сознание перенесли в неорганические когитаторы, которые превратили их в существ, подчиненных чистой логике. Именно эти метрикулятии тревожили Коракса сильнее всего. Большинство техножрецов сдерживала боязнь возмездия, но если обстоятельства изменятся настолько, что логическим ходом действий станет предательство Гвардии Ворона, среди культа Атласа найдутся те, кто поступит так в ту же наносекунду. Примарх намеревался устроить все так, чтобы его курс действий оказался самым разумным, тем самым ликвидировав всякую вероятность измены.

С такими мыслями, сохраняя бдительность, Коракс вышел из главного храма во двор. Подняв глаза, он увидел, как ветер быстро рассеивает следы воздушной схватки.

— Я показал вам то, что вы хотели увидеть, — прошептал он. — Теперь идите и возьмите нас.


Стук клепальных молотков, вой паяльных ламп по керамиту и шипение сварочных аппаратов разносились по похожему на ангар арсеналу Четвертого округа. Под наблюдением техноадептов в красных мантиях между тремя рядами танков, штурмовых орудий и транспортеров, дополнительно усиленных фронтальными бронеплитами, суетились группы рабочих. Агапито прохаживался между бронетранспортерами и левиафанами с турелями, наблюдая за проведением работ.

Все шло слаженно и по расписанию. Рабочие трудились с молчаливой решимостью, пока капитаны групп и командиры отделений с неподдельным интересом проверяли модификации своих машин, ведь на них они ринутся на вражескую оборону, и от импровизированных улучшений будут зависеть их жизни.

За колоннами бронетранспортеров выстроились батареи полевых орудий и самоходных артиллерийских установок. Лазерные пушки, роторные орудия и снарядометы стояли возле куда более экзотических молниеметов и термоядерных лучеметов, звуковых деструкторов и конверсионных излучателей. Многие из образцов были знакомы командору Гвардии Ворона, но за годы служения легиону он так и не привык к диковинной технике Механикум. Пусть они и были разрушительными, но необходимость в тщательном уходе и постоянном присмотре делали их непрактичными для гибкого и самодостаточного кодекса примарха. Куда сильнее Агапито доверял обученному легионеру с ракетной установкой, чем любой странной технике, высящейся перед ним.

Сержант Калдор сообщил о прибытии Коракса, и Агапито покинул главную мастерскую, чтобы встретить примарха в одной из наблюдательных галерей над мануфакторией. Он заметил Коракса у подножья лестницы, и примарх махнул ему следовать за ним на верхний ярус.

— Как движется работа? — спросил примарх по комм-сети. Коракс настоял на том, что на Атласе следовало придерживаться строгих мер безопасности, а командный канал был самым защищенным из доступных вокс-частот. Шифры менялись ежечасно и привязывались к отдельным транспондерам в доспехе каждого Гвардейца Ворона. Механикум будет практически невозможно подслушать их.

— Еще два часа, и все будет готово согласно вашим распоряжениям, лорд Коракс, — доложил по форме Агапито, ведь он не понимал, зачем примарх решил наведаться к нему. Командор задавался вопросом, попал ли он под пристальное наблюдение за свои недавние действия, и хотел показаться дисциплинированным и достойным доверия.

— Что скажешь о силах и средствах наших союзников? — они поднялись на верхний ярус, и Агапито повел Коракса на решетчатый балкон, с которого открывался вид на зал. — Думаешь, они послужат нашим целям?

— Их техника хорошо вооружена, а после усиления фронтальной брони сможет выдержать большой урон, лорд. — Но медленная, — добавил Агапито. А из-за дополнительного веса даже еще более медленная, чем обычно. Наступление вряд ли выйдет молниеносным.

— Нет, — тихо ответил Коракс. Примарх помолчал секунду, явно о чем-то задумавшись. — Возможно, слишком медленная. Я пересмотрел план сражения и внес некоторые коррективы. Сначала хочу уведомить тебя. В положенное время я проинформирую магокритарха и остальных.

— Какие коррективы, лорд Коракс? Я собрал четыре штурмовые колонны в носовом округе Атласа для подготовки наступления-трезубца, а также организовал мобильный резерв, как вы и запрашивали. Потребуется время для их передислокации.

— Силы Механикум выдвинутся, как и запланировано. На этом этапе необходимости в реорганизации нет. Я изменил роль твоих воинов.

— Вы не хотите, чтобы мы действовали в качестве поддержки штурмовых колонн? В бою один на один Атласу не сравниться с защитниками Япета. Нам следует задействовать Гвардию Ворона в роли мобильного резерва для создания точек прорыва.

— Да, и поэтому у меня появилась новая задача для тебя и легионеров, Агапито, — Коракс успокаивающе положил руку на плечо командора и оглядел бронетехнику. — Я планирую захватить Япет так же, как мы взяли Атлас. Мы отвлечем силы Дельвера, а затем нанесем обезглавливающий удар по главному храму.

— Вы отправитесь за Дельвером и Натракином один? — Агапито никогда бы стал оспаривать решения примарха, как и недооценивать его мастерство в бою, но атака в одиночку казалась просто самоубийственной.

— Я возьму с собой два отделения в «Теневых ястребах». Армия Атласа слишком медленная, чтобы одержать требуемую победу, — примарх скрестил руки и уставился на зону вооружения. Его взгляд казался несколько отстраненным, как будто он изучал свою цель. — Если Дельвер почувствует, что проигрывает, он может попытаться сбежать. Архимагос переберется на другой город-баржу или вообще покинет Констаникс. Знания, полученные от Несущих Слово, не должны покинуть планету. Нужно захватить храмовый комплекс и окружить предателей так быстро, как только возможно, желательно до того, как Дельвер поймет, что может проиграть войну.

— Так как будут сражаться Когти, лорд Коракс? — Агапито взял себя в руки, приняв аргументы примарха. — Вероятно, столицу будут защищать Несущие Слово и солдаты Механикум, а мы понятия не имеем, сколько прибыло отбросов Лоргара.

— Несущих Слово не может быть много, — заметил Коракс. — Похоже, «Камиэль» выходил на контакт только с Констаниксом, а даже при полной нагрузке он может перевозить не более пятисот легионеров. Судя по словам навигатора, Несущие Слово собраны из нескольких уцелевших отрядов с Калта, которые объединились под командованием Натракина. И если у него действительно окажется крупный контингент, в его же интересах рассредоточить его по городам-баржам для установления полного контроля, вместо того чтобы концентрировать войска в одном месте. Последователь Лоргара без раздумий станет расширять свое влияние и излагать постулаты своей веры, дай лишь возможность. Нет, я считаю, что Несущие Слово не превосходят нас числом. Скорее даже наоборот.

— Но мы не можем игнорировать их как военную угрозу, лорд, — сказал Агапито. — С той же численностью мы сумели взять Атлас. Если мы станем открыто сражаться с ними, то сведем на нет преимущество от нашего присутствия.

— Именно поэтому мы не атакуем Несущих Слово открыто, но оставим их скитариям. Мы должны сосредоточить усилия на главной цели — храме Дельвера.

— Я не могу приказать Когтям игнорировать Несущих Слово, лорд, — возразил Агапито, хотя аргумент касался скорее его чувств, чем легионеров. — Нашим воинам нужно свести счеты.

— Легионеры поступят так, как им приказано, — прорычал примарх, вперив в Агапито темный взгляд, тем самым дав понять, что замечание относилось и к Агапито. Командор вздрогнул, как от удара. — Мы многие годы сражались плечом к плечу, Агапито, но не испытывай нашу дружбу. Я — твой примарх и командир легиона, и ты не ослушаешься меня. Когти подчиняются тебе. Ты подашь им правильный пример.

— Да, лорд Коракс, — Агапито опустил глаза, пристыженный словами Коракса. — Будет так, как вы скажете.

— Хорошо, — гнев примарха прошел так же быстро, как появился. — Дельвер и Натракин будут ожидать атаки техногвардии. На самом деле, я думаю, они нападут первым, вынудив Атлас перейти к обороне. Мы не можем позволить этому произойти. Для максимизации эффекта неожиданности Гвардия Ворона пойдет в первой волне атаки. Каждый «Теневой ястреб», «Шепторез» и другие корабли, которые будут находиться под твоим командованием, доставят единую ударную группировку в сердце вражеского города. Твои Когти должны стать магнитом, притягивающим противника к себе, заставляющим их оставить периметр, чтобы отразить атаку изнутри.

— Тяжелая битва, — сказал Агапито. — Лучшего места для нас не сыскать. Полагаю, эвакуации ждать не придется?

— Только если вам будет грозить истребление. Это не задание в один конец. Командор, я жду, что ты одержишь победу с минимальными потерями. Маневр, атака и скорость.

— Атаковать, отступить, снова атаковать, — кивнув, произнес Агапито. — Это не первый мой бой, лорд Коракс.

Примарх улыбнулся и покачал головой.

— Нет, конечно. Чем дольше ты будешь сражаться, тем больше сил оттянешь на себя, и тем большую ось успеет создать армия Лориарка для моей атаки. Храм расположен в правом квадранте города, и я рассчитаю оптимальные пути и углы атаки, чтобы отвлечь внимание врага на округа по левому борту, а затем атакую и получу приз.

— Я понимаю, лорд, — сказал Агапито. Он ударил кулаком по груди и склонил голову. — Можете положиться на Когти.

— Не дай себя окружить, командор, — с мрачным лицом сказал Коракс. — Резерва для прорыва не будет. Атакуй врага и отвлекай от храма. Это твоя единственная задача.

Агапито снова кивнул, неуверенный, была ли настойчивость примарха признаком сомнения или просто желанием убедиться, что командору все понятно. Иных заверений он более не мог дать своему лорду. Если десятилетий доблести и преданной службы было недостаточно, чтобы убедить Коракса в чистоте его намерений, слов явно будет мало.

Коракс кивнул на прощание и ушел, оставив Агапито со смешанными чувствами. Командор понимал, что если бы у примарха были серьезные сомнения, он без колебаний сменил бы Агапито — Кадерил и другие были готовы принять командование. С другой стороны, Агапито не знал, может ли доверять самому себе. Примарх недвусмысленно приказал, что Когти не должны идти за Несущими Слово, но если предатели придут к ним, он может и не суметь отказаться от шанса отомстить.


Смог, валящий из десятков труб и топок Япета, марал горизонт, хотя сама столица до сих пор была не видна. Атлас неспешно приближался к черному пятну, паря в пятистах метрах над уровнем моря. В небесах над двумя городами кружили самолеты, подобно падальщикам, заприметившим труп. Угасающий вой сирен эхом разносился по опустевшим улицам Атласа, заставляя незадачливых путников искать подвалы и бункеры в основании города.

Сквозь постоянный стон антигравитационных двигателей доносился рокот моторов и топот сапог, которые сопровождались ревом бионически усиленных воинов. Колонны скитариев собирались в полукилометре от носовых причалов. Экипажи в последний раз проверяли технику. Командиры отделений проводили предбоевую перекличку. Коракс в зале управления отслеживал относительные позиции двух городов-барж, которых разделяло теперь не больше пятидесяти километров. Еще два с половиной часа, если Атлас продолжит движение с прежней скоростью. Япет лег в дрейф, пока Дельвер решил выждать следующий ход мятежников.

— Расширить заслон истребителей на тридцать километров, — приказал примарх. — Новых разведывательных полетов не допускать.

Лексмеханик глухим монотонным голосом передал команду, и сервитор выдал поток слов на жаргоне техножрецов — лингва технис — бессмысленным нагромождением резких слогов и хриплого ворчания.

Пока примарх терпеливо ждал, Лориарк ходил взад и вперед у него за спиной, спрятав ладони в рукавах и сжимая пояс. Коракс не позволял себе отвлекаться на поведение магокритарха — каждый человек справлялся с нервной дрожью перед боем по-своему, и заставив Лориарка прекратить, он только сильнее встревожит техножреца.

Скрестив руки на груди, Коракс всматривался в дисплеи и панели сканеров, внимательно выискивая любой знак, который выдал бы намерения Дельвера. Судя по всему, архимагосу не приходилось участвовать в войнах, но если Дельвера наставлял Несущий Слово, его не стоило недооценивать.

Если примарх и вынес какой-то урок с Исствана-5, так это то, что никогда не следует заранее считать себя победителем, и даже бросая взгляды на мерцающие дисплеи, он отмечал настроение стоявших за ними техножрецов. Пока они, учитывая обстоятельства, казались довольно собранными, но в грядущей битве не будет места колебаниям или ошибкам.

Способ ведения войны Коракса был совершенным, своевременность идеальной, а маневры крайне точны. Будущий штурм Гвардии Ворона и скитариев, скрытый обманчиво простым маневром — фланговым обходом, отсекающим большую часть вражеских сил от главного храма Япета, — был скоординированным процессом, разработанным после долгих часов изучения макета Япета и того, что было известно или можно было предположить о силах под командованием Дельвера.

— Я изучил ваши архивы в поисках прецедентов подобного сражения, — невзначай произнес Коракс, пытаясь втянуть Лориарка в разговор и отвлечь его от апокалипсических сценариев, которые тот определенно воображал, при этом примарх не сводил глаз с мониторов. — Во время Долгой Ночи на Констаниксе бушевала гражданская война, но о ней почти не осталось сведений.

— Это так, — у искусственно модулированного голоса Лориарка была лишь одна громкость и тональность, из-за чего примарх не мог определить настроение магоса. — Тысяча двести шестьдесят восемь лет прошло с тех пор, как Годы Угрозы уничтожили многое, что было известно нам тогда. Маги, верные истинной вере в Машинного Бога, одержали победу, но дорогой ценой. Мы утратили знания, которые никогда не будут восстановлены. Огромный шаг назад для всех нас.

— Вы изучали старые записи и логи?

— Я провел за ними большую часть жизни, лорд примарх, — ответил Лориарк. Хотя Коракс не знал наверняка, но судя по позе и резким жестам магоса, тот испытывал недовольство, а может даже неприятие того, что примарх считал, будто он не знает историю собственного мира. — Я знаком со сказаниями о битве между городами. Она кажется мне разрушительной и необоснованной тратой ресурсов. Собрание когносценти — куда лучшая форма разрешения конфликтов.

— Согласен.

— И все же вы воин и генерал, лорд примарх. В вашей природе вести войну.

Коракс задумался, прежде чем ответить, убеждая себя, что техножрец не хотел оскорбить его, а лишь высказал наблюдение. Примарх тщательно подбирал слова, пытаясь вместить философию всей своей жизни в пару предложений.

— Война — данность мира. Некоторые мои братья — творцы войны, чистые и однозначные, но не я. Некоторые, вроде Рогала Дорна, архитекторы, как крепостей, так и миров. Империя Жиллимана — венец его таланта как государственного деятеля, так и военного лидера. Император создал нас совершенными воинами и командирами, но примархи — нечто куда большее, чем обычные полководцы.

— И что вы создаете, лорд примарх? — темные глаза бурили Коракса пристальным взглядом. — Если бы Гор не предал, каким бы было ваше наследие, кроме покоренных миров и множества вдов и сирот?

— Я создаю надежду в сердцах людей. Показываю им, что после Долгой Ночи мы в силах обрести просвещение. Я никогда не притеснял побежденных и никогда не отказывался принимать искреннюю капитуляцию. Я проливал кровь правых и виновных, уничтожал цивилизации во имя Императора, но никогда не разрушал понапрасну. Каждая смерть была жертвой ради лучшего будущего — жизни без угнетения и тирании.

— А разве тиран не сказал бы то же самое? Никто не считает, будто делает что-то неправильное.

— Ни один тиран не сложил бы добровольно с себя полномочия, когда все враги были бы побеждены. А я считал это неизбежным.

— Я говорю не о вас, а об Императоре. Почему его видение галактики лучше, нежели у Гора, или у вас, или у Механикум? Пускай вы оружие, которое Император использует против врагов, заполонивших галактику, но именно его сила сотворила вас, спускает ваши легионы против тех, кто противостоит ему.

И вновь Коракс на мгновение задумался, формулируя ответ так, чтобы клубок из инстинктов и простых знаний превратился в нечто более осмысленное.

— Император воплощает собою то, кем он желает быть. Он был тираничным и сострадательным, безжалостным и милосердным. Но я видел его насквозь и соприкасался разумами так, как это не дано никому другому. И в его сущности я видел смирение, мудрость и знания. Он — человек, которого направляет рациональность. Тиран стремится к власти, но Император несет свою силу как бремя, ответственность за все человечество тяжким грузом лежит на его плечах. Он — то, кем должен быть, не по прихоти, но из долга и необходимости.

Лориарк не ответил, и кто знает, поверил ли он Кораксу или нет. После разговоров об Императоре Коракс всегда чувствовал благодарность и благоговение.

Благодарность за то, что генетический отец сотворил его.

Благоговение перед силой владыки, который направлял его.

Восстание Магистра Войны и примархов, которые встали на его сторону, отчетливо показало все соблазны и опасности, появлявшиеся вместе с почти безграничным могуществом. Жажда славы, неуемные амбиции, отрицание и ненависть одолели самые грозные творения Императора. Какое усилие воли понадобилось Повелителю человечества, чтобы не поддаться тому же самому? Что за нечеловеческий разум мог тысячелетиями наблюдать, как рушится галактика, но не отказаться от видения иного, лучшего будущего? Коракс прошел нелегкие испытания, от пробуждения в ледяной пещере на Ликее и до этой самой секунды, но так и не приблизился к ответу на вопрос, насколько тяжелые решения лежали на плечах повелителя Империума.

Погрузившись в раздумья, он с сожалением посмотрел на мониторы. Многим суждено погибнуть сегодня, как солдатам, так и мирным жителям. Он не мог сосчитать количество погибших от его действий за долгие годы кровопролития. Наверняка миллиарды. Но Император без жалоб нес свою ношу, а значит, понесет ее и Коракс.

И когда настоящий мир все же наступит, он без сожалений оглянется на свою кровавую жизнь, зная, что его цель всегда оставалась праведной.


Агапито барабанил пальцами по бедренной пластине, сидя в отсеке «Теневого ястреба». Он заставил себя остановиться, поняв, что это можно счесть за нервность, и, возможно, раздражает других Гвардейцев Ворона, хотя никто из них не стал бы жаловаться.

До Япета осталось два часа.

Два часа, которые пронесутся так, что и глазом не успеешь моргнуть. В голову лезли разные мысли: о его гибели и смерти его товарищей, о победе или поражении, о мести или неудаче. Агапито попытался отвлечься, подумать о ритуалах боя и планировке города, об их цели. Он в уме повторил доктрины Коракса, но они перестали быть успокаивающей мантрой, как прежде.

Еще два часа, но не страха, а ожидания. Он барабанил пальцами не из-за ужаса, но в предвкушении.

Еще два часа до нового боя. Два часа до того, как он станет нести справедливость, звон войны заглушит преследующие его крики мертвых братьев.

Сам того не осознавая, Агапито вновь забарабанил пальцами.

V

За долгие десятилетия Годов Угрозы города-баржи Констаникса пережили кровавый процесс гонки вооружений и оборонительных средств, атаки и защиты, поэтому они стали практически неприступными для нападений других городов. Из-за сложившейся патовой ситуации правители технохрамов были вынуждены прийти к согласию, и с тех пор не вели между собой войн. Впрочем, опробованная тактика ведения войны между городами никуда не исчезла, и Коракс тщательно ее изучил, пытаясь найти способ обойти догмы, сформированные за множество веков.

Благодаря энергетическим щитам Атласа и Япета атака с дальнего расстояния превращалась в пустую трату энергии и снарядов. Для максимальной эффективности бомбардировки и перегрузки обороны противника, городу-барже пришлось бы вначале ослабить свои же щиты, чтобы орудия могли вести огонь, став тем самым уязвимым для стремительной контратаки.

Но вместо артиллерийских ударов приближение Атласа к Япету ознаменовалось сражением в воздухе.

Энергетические щиты не были преградой для самолетов, которые вились друг вокруг друга, пытаясь сбросить на город бетонобойные бомбы. Если одной из сторон удастся одержать верх, она уничтожит вражеские генераторы силового поля, нейтрализовав оборону, тем самым сделав противника уязвимым для сокрушительных залпов артиллерии и опустошительного обстрела орудий «Вулкан». Второй вариант заключался в разрушении двигателей и гравитационных матриц, которые удерживали чужой город в воздухе, но Коракс не хотел сбрасывать Япет в морские пучины. Дело не только в человеческих потерях, которые станут невероятными, просто не было гарантии, что Дельвер и его союзники не попытаются сбежать из гибнущей столицы на боевом корабле или другом судне.

Самолеты вели воздушную дуэль, десятки ударных кораблей обменивались ракетным, болтерным и пушечным огнем, пытаясь преодолеть кордон и расчистить путь для более тяжелых бомбардировщиков и наземных сил. На фоне темных туч расцветали взрывы, в бушующий океан падали горящие остовы и обломки истребителей.

— Почему мы замедляемся? — спросил Коракс, заметив небольшое снижение скорости. — Я не отдавал такого приказа.

— Пока мы не ослабим энергетическое поле Япета, мы должны оставаться на месте, — пояснил Лориарк. — Энергию переводят на зенитные турели на случай прорыва. Воздушные силы Дельвера превосходят наши, и нам следует принять меры предосторожности.

— Продолжать двигаться с прежней скоростью, — рявкнул Коракс сборищу техножрецов, управлявших двигателями города. Примарх повернулся обратно к Лориарку. — Я не собираюсь ждать, пока мы проиграем воздушную битву.

— Двигаясь текущим курсом, мы врежемся в Япет, — сказал магокритарх, хотя Коракс не понял, было ли это возражением или же просто наблюдением.

— Этого я и хочу, — ответил Коракс. — Мы пойдем на абордаж. Вероятно, самый большой, что приходилось видеть галактике. Атлас протаранит Япет, а затем мы высадим наземные войска.

— Протараним? — казалось, магоса поразило простое слово. — Логичнее было бы разрушить защитную сеть Япета, а затем пришвартоваться на более низкой скорости, чтобы начать штурм.

— Война не всегда логична, Лориарк, — спокойно заметил Коракс.

— Но если вражеское энергетическое поле еще действует, нам придется ослабить свою защиту, чтобы избежать опустошительных последствий от их соприкосновения.

— Насколько опустошительных?

Лориарк повернулся к техножрецам, и у них завязался краткая потрескивающая беседа на лингва технис. Покачав головой, Лориарк перевел внимание обратно на Коракса.

— Мы неуверенны. Вероятно, катастрофических масштабов. Предсказать крайне сложно.

— Война — это череда умышленных катастроф, магокритарх, — сурово произнес Коракс. — Двигайтесь с прежней скоростью, держать курс на Япет.

Возражений не последовало, хотя, исполняя приказ, техножрецы о чем-то переговаривались между собой. Проверив главный экран, Коракс отчетливо увидел Япет всего в трех километрах. Серое беспокойное море, отделявшее два города-баржи, уменьшалось со стеклянной медлительностью, хотя на самом деле Атлас приближался на скорости почти в двадцать километров в час. Даже если слияние энергетических щитов не приведет к огромным разрушениям, с задачей отлично справится сила столкновения.

В зале управления завыли сигналы тревоги, освещение полыхнуло красным.

Лексмеханик предупредил об опасном сближении.

— Двести метров до соприкосновения силовых полей.

По всему городу протяжно заревели сирены, комм-сеть загудела от предупреждений для наземных войск готовиться к столкновению и искать укрытия.

Когда осталось сто метров, ионизированный воздух между двумя энергетическими щитами затрещал, море взбурлило, выбрасывая на сотни метров фонтаны кислотного пара. На пятидесяти метрах в суживающемся пространстве замелькали многоцветные молнии, между городами вскипел миниатюрный шторм, треща и громыхая, словно артиллерийский налет.

Когда внешние границы полей соприкоснулись в километре от носовой части Атласа, молнии высветили массивные купола над каждым из городов. В небе зашипела энергия, а на коже Коракса заплясали искры. Несколько техноадептов пошатнулись и упали, двое закричали, когда электромагнитный разряд перегрузил части их кибернетических тел.

Голосовой проектор Лориарка издал пронзительный вой, и из бионической руки вырвались электрические дуги, заставив магокритарха пошатнуться. Коракс схватил его за мантию, чтобы не дать упасть, и ощутил, как по телу прошел ток. Под бледной кожей примарха вздулись темные вены.

Храм оказался в эпицентре электрической бури, над его вершиной кружили энергетические миазмы. Двойной шторм охватил главный сектор Япета, и города-баржи содрогнулись, когда генераторы в их фундаментах накалились до предела.

В конечном итоге они не выдержали столь титанического напряжения.

Первым отказал генератор по правому борту Атласа, уничтожив взрывом два пустых жилых блока и покинутый мануфакторум, подняв обломки в радиусе полукилометра и засыпав пылью вперемешку с мусором два соседних округа. Второй взрыв прогремел в Седьмом округе, в корме города-баржи, ударная волна пронеслась над океаном, обрушив в воду километровый участок доков и причалов. Схожие взрывы сотрясали и Япет, уничтожая здания и вздымая гигантские языки пламени в терзаемый воздух над столицей.

Слившиеся щиты лопнули с оглушительным грохотом, послав по океану волны высотою с титан. Сражавшиеся над городами самолеты разметало взрывом во все стороны.

— Всем батареям, огонь! — крикнул Коракс, пока техножрецы только поднимались на ноги. — Целиться по орудиям врага и периметру города. Я хочу, чтобы наше сближение прикрыла огневая завеса.

Из орудийных башен на вершине главного храма и по всему городу разом открыли огонь макро-лазеры и орудия «Вулкан». Снаряды размером с танк обрушились на Япет, между городами замерцали рубиновые лучи. Пусковые установки извергли десятки маневренных ракет, которые понеслись к обозначенным целям.

Вихрь взрывов озарил ближние секторы столицы, лазерные лучи вспороли бронированные башни и амбразуры. Пушечные снаряды разрушили здания в припортовых округах. Секунду спустя долетели и ракеты, их боеголовки пробили фундамент Япета, а затем взорвались, создав громадные воронки, похожие на пулевые ранения. Осколочные и зажигательные снаряды залили раненый город напалмом, вызвав пожары на газопроводах, заставив детонировать цистерны с топливом и взорваться орудийные склады.

Дельвер и его сторонники реагировали медленно — Атлас успел дать четыре залпа, когда уцелевшие столичные орудия открыли ответный огонь. Атлас вздрогнул от ударов, завибрировав под тоннами обрушившихся на улицы и дома снарядов. Коракс стиснул зубы, когда ракеты попали в бронированную обшивку храма, и порадовался тому, что первым делом приказал закрыть вычурные, но уязвимые окна.

Прочные керамитовые и феррокритовые плиты выдержали удар, хотя храм задрожал от попаданий, из-за которых несколько сервиторов и адептов Механикум растянулись на полу.

Штормовой артобстрел не стихал все время, пока Атлас сближался со столицей, постепенно слабея от контрбатарейного огня, уничтожавшего орудия и укрепления другого города. Обстрел длился более пяти минут, и в конечном итоге от городов-барж остались лишь разрушенные пустоши, покрытые выжженными, похожими на сломанные зубы, остовами зданий, а также уничтоженными электростанциями и заводами, из которых валил густой дым.

Коракс знал, что погибло множество людей, но детали были ему ни к чему. Они достигли точки невозвращения в тот момент, когда направились к Япету, и теперь все, что оставалось, лишь терпеть боль и идти к победе. Погибшие будут оплаканы позже, а сейчас все помыслы и воля примарха были нацелены на уничтожение врагов.


Агапито поднялся в кабину пилота, чтобы посмотреть на первые разрывы снарядов. За свою боевую жизнь он повидал немало зрелищ, как прекрасных, так и горьких, но то, как два города рвут друг друга на части, затмевало их все. Наверное, лишь полномасштабная бомбардировка с орбиты могла сравниться с подобной огневой мощью.

В поле зрения возникли искореженные, погнутые останки доков Япета. Столица пыталась набрать высоту, чтобы избежать столкновения, но Атлас также поднимался, двигаясь курсом прямо на удерживаемый врагами город. Всего несколько сотен метров отделяли два громадных корабля, и командор вернулся обратно в главный отсек и опустился в удерживающую подвеску.

— Приготовиться к выброске. Пилот, я хочу оказаться в воздухе до того, как эти два ублюдка протаранят друг друга.

— Так точно, командор, — ответил Станз.

— Агапито — всем группам, приготовиться к штурму.

Череда подтверждений эхом разнеслась по воксу, едва командор разжал пальцы, заставив себя расслабиться. Он достал силовой меч со стойки над головой и положил его на колени, пальцами отбивая дребезжащий ритм по эбонитовым ножнам.

Ожидание почти закончилось.

Агапито ощутил, как «Теневой ястреб» покидает бронированный бункер, который служил ему укрытием, и через пару секунд корабль поднялся в воздух. Командор повернул голову и посмотрел в похожую на щелку амбразуру рядом с собой. Почти все скрывала пелена огня и дыма, но там, где ветер разгонял облака, Агапито увидел, как Атлас неуклонно надвигается на Япет.

Разрушенный залпами нос города-баржи врезался в разбомбленные верфи столицы. Штыри и обломки погрузочных кранов смялись, словно трава на ветру, бронированные плиты врезались друг в друга, разбрасывая осколки метровой длины. Когда города под ним начали уменьшаться, Агапито увидел, как вдоль дорог разверзаются пропасти, разделяя выпотрошенные останки зданий.

При столкновении поднялось огромное пылевое облако, скрыв «Теневой ястреб» и заставив его уйти влево, пока по его корпусу барабанили обломки.

— Теряю уклон. Нам придется несладко, — предупредил Станз.

Мгновение спустя корабль тряхнуло вправо. Удерживающие подвески затрещали, Гвардейцы Ворона вполголоса выругались под стон напряженного, вибрирующего металла.

Пока Станз пытался вернуть корабль на прежний курс, Агапито посмотрел в щель. Высокие здания по обе стороны от места столкновения с медлительной величественностью валились друг на друга. Командор знал, что население Атласа было в безопасности, глубоко в основании города, но проявил ли Дельвер такую же заботу о своих горожанах? Вряд ли. Скорее всего, сейчас там погибали тысячи.

Тревога вскоре сменилась другим чувством. Агапито взялся за рукоять меча и улыбнулся от праведной ненависти, которая охватила его. Небо над Япетом затянуло дымом, но его разрезали инверсионные следы десятков кораблей, направляющихся к центру города. «Теневые ястребы» и «Шепторезы» почти незаметно скользили сквозь густую пелену, но все же это было не скрытное продвижение. Корабли выплевывали очереди тяжелых снарядов, проносясь над крышами и разрушенными улицами, неся смерть вражеским скитариям. Из «Грозовой птицы» сыпались плазменные бомбы, а два похожих на дротики истребителя обстреливали шоссе противотанковыми ракетами и огнем автопушек.

Агапито хотел, чтобы враги знали, где он.

Ревя двигателями, «Теневые ястребы» приземлились на центральную площадь, над которой возвышались искореженные обломки громадных абстрактных скульптур, некогда изваянных во славу мастеров Машинного Бога. Казалось, не уцелело ни одно здание, мусор усеивал тротуары и дороги, которые временами перекрывались разрушенными до основания постройками. Десантные корабли зависли в нескольких метрах над неровной поверхностью, и из них выплеснулась волна воинов в черных доспехах и с пылающими прыжковыми ранцами. Пилотируемые машинными духами, немного выше бесшумно кружили «Шепторезы», которые передавали визуальную и аудиоинформацию, а также данные сканирования в стратегическую сеть командиров Гвардии Ворона.

Штурмовые войска рассредоточились с отлаженной четкостью, направившись в здания под прикрытием засевших среди руин отделений тяжелой огневой поддержки, отгоняющих рассеянных и дезорганизованных защитников.

Гвардия Ворона стремительно и безостановочно двигалась дальше, разрывы гранат и сполохи огнеметов свидетельствовали о продвижении легионеров, пока они зачищали одно помещение за другим.

Среди обломков лежали изувеченные тела, но Агапито не обращал на них внимания, ведя первое отделение в следующую группу развалин — искореженные останки завода по изготовлению проводки. Из груд разбитой кладки и погнутой пласталевой арматуры торчали роботизированные ленточные конвейеры и подъемные устройства. Над всем этим стоял тяжелобронированный сервитор-часовой, который тут же открыл огонь, едва командор миновал дверь. Вряд ли он самостоятельно взобрался на возвышение, и чудом сумел уцелеть, когда все остальное строение обрушилось.

Из руин вокруг Агапито зарокотали выстрелы, и командор резко ушел вправо, отвлекая на себя огонь бездумного получеловека. Гвардеец Ворона активировал прыжковый ранец и взлетел на следующий этаж, а ответный огонь отделения на первом ярусе сосредоточился на сторожевой машине. Белый луч лазерной пушки прожег гусеницы сервитора, разметав звенья и сплавившиеся обломки широких зубчатых колес и разрезав машину от пояса до шеи.

Двигаясь дальше, Агапито обнаружил наблюдательную точку, с которой открывался вид на город. Поднявшись по разрушенным ступеням, командор увидел Атлас и столицу вплоть до самого гигантского строения главного храма.

Молниеносное наступление Гвардии Ворона застало защитников Япета врасплох, но теперь они начали отвечать. Тройка легковооруженных шагоходов миновала перекресток в трехстах метрах дальше по улице. На них были установлены луковичные сенсорные линзы, похожие на сверкающие паучьи глаза, а также тарелки и антенны связи.

— Разведшагоходы, — предупредил командор остальную роту. — Пускай они увидят нас, а затем уничтожим их.

Сержант Варсио повел отделение на улицу, с помощью прыжковых ранцев перепархивая с одной груды мусора на другую, прямо перед шпионскими машинами противника. Разведывательные шагоходы одновременно обернулись, ложные глаза заблестели, сфокусировавшись на движущихся фигурах. Прошло с полминуты, прежде чем Варсио и его воины исчезли среди руин разрушенного жилого блока напротив — достаточно времени, чтобы разведчики отправили сигнал о своей находке.

С верхних уровней ближайшей посадочной площадки для шаттлов вырвались ракеты и плазма, с легкостью пробившие тонкую броню шагоходов и в считанные мгновения превратившие их в три дымящиеся груды обломков.

— Хорошо. Кодовое обозначение главного храма — точка ноль. Точка атаки — сектор один. Рота, передислоцироваться в секторы четыре и шесть. Каннат, Гарса и Хасул, идите вправо и наведайтесь в ту башню связи в конце шоссе.

Временная рота выдвинулась согласно приказу, формируя неровный периметр, охвативший около квадратного километра города с главной площадью в центре.

Вскоре подоспели скитарии, передовые отряды ехали в гусеничных транспортах с открытым верхом. Машины стали легкими целями для отделений огневой поддержки, которые выдвинулись на позиции, чтобы поприветствовать гостей. Полукибернетические воины выскочили из горящих обломков двух головных машин, пока остальные транспорты пытались развернуться, но тем самым угодили под перекрестный обстрел плазменными гранатами и болтерным огнем пары отделений Гвардии Ворона, которые обошли их с тыла через разрушенный жилой комплекс.

Следующие враги приближались уже более осторожно. Агапито переходил с одной позиции на другую, проверяя, чтобы у каждого отделения было максимальное поле обзора, по возможности организовывая огневые мешки, а также нарочно оставляя некоторые пути свободными, чтобы войска противника двигались дальше, считая себя в безопасности. Командор пользовался опытом, приобретенным у Коракса, и проверял диспозицию сил с той же тщательностью, с которой техножрец ухаживал за когитатором.

На ходу Агапито оценивал врага. Около пятисот пехотинцев шли впереди десятка танков и трех орудий поддержки. Командиры машин слишком хорошо понимали опасность продвижения среди развалин и гор обломков, и поэтому отправили пехотную бригаду расчистить путь.

Агапито взял с собой три отделения и спрыгнул на нижний уровень. Воины собрались в тени покосившейся опоры железнодорожного моста; остальная его часть обрушилась, перекрыв дорогу позади них. Уверенно шагающие по обломкам легионеры свернули влево, обходя приближающуюся пехоту. Укрывшись под завесой дыма и активировав тепловидение, чтобы отслеживать продвижение противника, Гвардейцы Ворона стали ждать.

Минутой позже легионеры, расположившиеся по обе стороны направления движения врага, открыли огонь из болтеров, разрывая пехотинцев в клочья. От первого же залпа полегло несколько десятков человек. Не желая дальше оставаться на открытой местности, солдаты Механикум нарушили строй и бросились в разрушенные здания, и именно тогда Агапито сделал следующий ход. Разделив свои силы, командор ринулся в атаку, стиснув в одной руке силовой меч, а в другой держа плазменный пистолет.

Благодаря клепаным пласталевым набедренникам и бионическим конечностям скитарии были сильнее неаугментированных солдат Имперской Армии, но они не могли сравниться с тридцать одним воином Легионес Астартес. Агапито пока не использовал пистолет, но в первые же несколько секунд боя сразил несколько противников. Перед командором взорвались осколочные гранаты, когда еще одно отделение налетело на врагов, шрапнель вперемешку с разбитой кладкой превратилась в смертоносный огненный шторм.

В шквале болтерных снарядов, взмахов цепных мечей и яростных ударов Гвардейцы Ворона безостановочно прокладывали путь сквозь вражеские ряды. Те скитарии, которые решили бежать, попадали под огонь легионеров, еще ждавших позади, и за считанные секунды почти все либо погибли, либо умирали. Среди павших лежали и несколько легионеров в черных доспехах, погибших от метких выстрелов или силового оружия отчаявшихся командиров скитариев, но Агапито быстро рассчитал, что потери могут считаться приемлемыми при соотношении семьдесят к одному или выше.

Лишившись поддержки пехоты, танки отступили назад под прикрытием основных орудий и шквала лазерного огня из вспомогательных пушек, подняв тем самым еще больше пыли и мусора, хотя и не причинив вреда самой Гвардии Ворона.

Когда рычание двигателей стихло вдали, Агапито услышал глухой рокот тяжелых орудий — основное наступление войск Атласа. Пятисот пехотинцев и трех разведывательных шагоходов и близко не хватило бы, чтобы остановить атаку аколитов Механикум. Командору требовалось приложить еще больше усилий, чтобы заставить врага атаковать его всеми доступными силами.

Агапито активировал командную связь с патрулирующими «Шепторезами», и половина его визуального дисплея начала переключаться с одного изображения на другое, чтобы оценить войска, которые окружали Гвардию Ворона. Примерно в километре, прямо от центрального храма в направлении один-семьдесят, постепенно приближаясь, двигалась крупная смешанная колонна.

Пока насчет нее можно было не волноваться.

Куда больший интерес представлял сейчас титан типа «Гончая войны», который прокладывал путь через заваленную обломками улицу в двух километрах слева от их позиций, с направления два-шесть-пять. Рядом с ним двигались штурмовые орудия и по меньшей мере тысяча солдат, многие из которых были преторианцами, при поддержке гусеничных лазерных уничтожителей «Рапира», мобильных ракетных установок и иной тяжелой техники.

— Перегруппироваться в секторе семь, — приказал командор, переходя на закрытый канал. — Команде «Теневого ястреба», упредительный удар по титану, идущему через сектор четыре-шесть. Штурмовая группа, следовать за ним, вектор атаки восемь, два-два, два-три. Скрытное продвижение. Пусть почувствуют наше присутствие.


— Продвижение слишком медленное, — прорычал Коракс, бросив раздраженный взгляд на Лориарка. — Твоим скитариям следует быстрее занимать территорию и отбрасывать врага на левом фланге.

— Я передам распоряжение, лорд примарх, но они столкнулись с упорным сопротивлением.

— Чем дольше вы будете возиться, тем сильнее оно будет становиться. Двигайтесь быстро, и у защитников не останется времени, чтобы закрепиться.

Лориарк молча склонил голову и вернулся к совещанию со своими техножрецами.

Коракс уставился на главный дисплей. Большая часть войск Атласа увязла в боях, им удалось продвинуться вглубь Япета не более чем на четыре километра. Для двухчасового сражения результат был не самым лучшим, и примарх ожидал большего.

Он сосредоточился на рунах, обозначающих местоположение Гвардии Ворона, и испытал радость. Агапито и его Когти превратили себя в приманку для сил Дельвера, неуклонно продвигаясь к храму архимагоса, попутно стягивая на себя все больше вражеских скитариев. Но вечно так длиться не могло — рано или поздно солдатам Лориарка придется прорываться к Агапито, или в конечном итоге Гвардию Ворона окружат и уничтожат.

Коракс не сводил глаз с экрана, как будто одно это могло изменить ход боя.


Агапито потерял пятую часть легионеров, но теперь враг воспринимал угрозу Гвардии Ворона всерьез. Все больше пехотинцев стекалось по улицам, словно желая одним лишь количеством захлестнуть космических десантников. Судя по данным двух «Шепторезов», еще остававшихся в воздухе, на правом фланге готовилось массированное наступление, которое отбросит Гвардию Ворона к разрушенным верфям на краю города.

Осознавая опасность, Агапито приказал штурмовым войскам стягиваться к его позиции, чтобы создать единый, мобильный отряд, который сможет мгновенно отвечать на любую угрозу. Зверь, которым представлялись силы Дельвера, решился наконец атаковать всей мощью, а Гвардии Ворона нисколько не улыбалось оказаться на невыгодных позициях, когда их настигнет удар.

Перепрыгивая через разбитые крыши с помощью прыжкового ранца, Агапито соединился со своими воинами, которые собирались в зданиях, окружавших гигантскую, наполненную обломками, воронку. Над головой пронеслись «Теневые ястребы», остававшиеся скрытыми до тех пор, пока им не нужно было наносить удар. По подсчетам командора, атаку по всем фронтам вот-вот начнут около шести тысяч солдат и по меньшей мере сотня боевых машин. Гвардия Ворона в ответ отступит и вернется в сектор один, что на площади, заманивая противника к передовой группе войск Атласа и подальше от храма архимагоса.

Чтобы убедиться в обоснованности своего плана, он еще раз посмотрел через искусственные глаза «Шепторезов», пытаясь найти детали, которые мог упустить из виду. Впрочем, командор не увидел ничего неожиданного, и уже собирался отключить канал, когда его взгляд привлекло цветное пятно — темно-красное на фоне темной пелены смога. Агапито отправил сигнал бронированному кораблю, чтобы тот сделал небольшой круг и подлетел с другой стороны.

Командор увидел фигуры в красных доспехах, продвигающиеся через разбитые здания в километре от них, чуть поодаль от основных сил защитников. Переключившись на тепловое видение, Агапито насчитал более пятидесяти сигналов — отличительные тепловые следы быстро бегущих легионеров.

Несущие Слово пришли расправиться с Гвардией Ворона.

Они хотели обойти их с фланга. В Агапито начала закипать ярость, она походила на тепло, которое растекалось по всему телу, разум командора охватила жажда мести. Как и на «Камиэле», судьба подарила ему шанс отомстить за павших на Исстване братьев. На дисплее «Шептореза» взвилось знамя, изодранное и грязное, но покрытое безошибочно узнаваемым золотым текстом, окружающим ярко-красный венец на белом фоне.

Агапито видел это знамя у прихвостней Лоргара в зоне высадки на Исстване, оно гордо реяло на ветру, когда Несущие Слово обратили оружие против своих кузенов из Гвардии Ворона. В течение нескольких недель, последовавших после резни, беспощадный командир ордена XVII легиона по имени Элексис упорно преследовал выживших Гвардейцев Ворона. Несмотря на заверения, данные Агапито примарху, каждый шанс нанести удар и ускользнуть… Но теперь Элексис сам прибыл на Констаникс. На командора нахлынули воспоминания, список разрушений и смертей взывал к отмщению. Крики братьев все громче звенели в ушах, запах крови и жженого керамита становился невыносимо острым.

Он крепче стиснул рукоять силового меча, дыхание стало коротким и прерывистым. Ему дали второй шанс: Агапито убьет знаменосца и затопчет знамя; Элексис будет сокрушен так же, как когда-то раздавили его легион.

— Командор, — по воксу раздался встревоженный голос лейтенанта Кадерила. — Командор, враг в пределах зоны поражения.

Каждый фибр души Агапито призывал его отдать приказ к атаке, и командор знал, что Когти с радостью подчинятся, едва лишь увидят цель. Его сердца гулко колотились, быстрее разгоняя кровь по телу, захлестывая командора яростью.

Взрыв встряхнул здание на противоположном конце улицы, когда первые машины скитариев с лязгом въехали в радиус стрельбы, засыпав дорогу лавиной битой каменной кладки.

Агапито едва обратил внимание на взрыв.

Он был здесь, чтобы мстить, карать, убивать.

И все же в пламенеющем сердце его гнева таилось холодное ядро чистой ненависти. Оно не питало ярость, но усмирило ее, даровав командору ясное видение, рассеяло пелену гнева, который затуманивал мысли.

— Победа — это месть, — пробормотал командор.

— Пожалуйста, командор, повторите ваш приказ.

— Победа — это месть, — громче и увереннее повторил Агапито. Теперь он видел предателей своими глазами, в нескольких сотнях метров, пробирающихся через разбомбленный храм округа. За ними командор заметил крупные очертания за завесой дыма — подкрепления Механикум. Если Гвардия Ворона атакует, их наверняка окружат, пусть даже они успеют уничтожить Несущих Слово.

Холодная, расчетливая ненависть взяла верх над слепой яростью.

— Отступаем в сектор один, — как будто нехотя, процедил Агапито.

— Слушаюсь, командор, — с явным облегчением ответил Кадерил. Гвардия Ворона ринулась во тьму, оставив Агапито в одиночестве смотреть на далеких Несущих Слово, идущих с гордо поднятым знаменем.

— Завтра, Элексис. Ты — бесхребетный трус. Завтра ты узнаешь, как сражается Гвардия Ворона, когда не стоит к тебе спиной. Завтра я окажу тебе такое же милосердие, какое вы проявили на Исстване.

VI

Молниевыми когтями, плюющимися искрами, Коракс отсек голову очередному киборгу-преторианцу и переступил через подергивающийся труп, чтобы встретиться с его товарищами. Два идущих рядом отделения легионеров открыли шквальный огонь из болтеров и тяжелых болтеров, оставляя просеки в рядах элиты скитариев.

Центральный храмовый комплекс Япета занимал больше квадратного километра, главный зиккурат окружали меньшие кузницы и дома-домны. Пока пара «Теневых ястребов» атаковала немногочисленные уцелевшие турели на приграничной стене, Коракс и его воины уничтожали культистов Механикум. Сквозь дым мелькали лазерные лучи, пули и болты, от окружающих зданий отражалась звенящая какофония боя. В небе, среди клубов дыма, поднимающегося из города, патрулировали «Огненные хищники», чтобы не дать ни одному шаттлу или боевому кораблю возможности сбежать из святилища Машинного Бога.

Среди преторианцев двигались отделения тяжеловооруженных противников: солдат, чья броня была приклепана прямо к плоти, а сами тела превращены в оружие. Болтерные снаряды бессильно высекали искры из черных панцирей, тогда как в ответ обильно аугментированные воины стреляли молниевыми дугами и зарядами плазмы. Таких солдат называли таллаксиями — скорее машины, чем люди, их нервные окончания были удалены, чтобы они могли выдерживать боль от пробивающего броню оружия, доли их мозга заменяли вычислителями, превращавших воинов в эффективных и бесчувственных убийц.

Коракс обрушился на таллаксиев, а его Гвардейцы Ворона отступили назад, потеряв четырех легионеров от опустошительного вражеского оружия. Плазменный заряд врезался в левое плечо Коракса, прожигая керамит доспехов, и руку охватила огненная боль. Он проигнорировал ее и взмыл в воздух, летный ранец полыхнул, поднимая примарха выше. Развернувшись, Коракс, словно комета, нырнул в самую гущу таллаксиев, рубя когтями налево и направо, бронированными ботинками круша усиленные экзоскелеты.

Воодушевленные действиями примарха, Гвардейцы Ворона ринулись за ним, разряжая магазины в автоматическом режиме по остановившимся воинам Механикум, все сильнее поливая огнем тех, кому удалось избежать нападения Коракса. Один за другим таллаксии были разорваны молниевыми когтями и слаженными залпами, но все воины Механикум предпочли сражаться до последнего, чем бежать.

Штурмовая группа все еще продвигалась под шквальным огнем из амбразур на вершине храма и других зданий. Коракс разделил взвод, направив одно отделение к огромному дому-кузнице справа, а остальных воинов взяв с собой, двинувшись прямо к главным храмовым воротам.

— Примарх!

Коракс повернулся на предупреждающий крик, как раз вовремя, чтобы увидеть, как из домны выходят три огромных механических зверя. Каждый размерами превосходил танк и передвигался на шести стальных конечностях, их странной формы корпуса были усеяны многочисленными пушками. Между керамитовых пластин, скользких от органической жидкости, блестело то, что походило на мышцы и сухожилия. Машины войны были вооружены гигантскими когтями, вращающимися циркулярными пилами и зазубренными, пылающими лезвиями. Но самым худшим было то, что на их доспехах были вырезаны странные знаки и отвратительные руны, которые будто лучились темной энергией. Коракс уже видел такие на боевой броне Лоргара и его легионеров, и сразу понял, для чего предназначались эти символы: сковывать силу Хаоса в смертной оболочке.

Гвардейцы Ворона заворожено смотрели на полудемонические создания, несущихся на них. Коракс вздохнул: предупреждения техножрецов едва могли описать ужас, который воплощали собою разъяренные левиафаны.

Демонические машины издали чудовищный рев и вопли, когда, размахивая лезвиями и когтями, обрушились на Гвардию Ворона. У легионеров не было ни единого шанса против похожих на пауков исполинов, их болты и клинки были бесполезными против исписанной символами брони атакующих.

Коракс сорвался на бег, готовя когти к атаке. Он подоспел слишком поздно — последний воин был отброшен пинком одной из машин и приземлился в нескольких метрах на рокритовый пол.

Взревев от незамутненной ярости, Коракс ринулся на ближайшую машину.

Их когти с лязгом скрестились. На сегментированной броне механического зверя затрещали молнии. Движимые варпом сервоприводы соревновались с генетически улучшенными мышцами, Коракс скрипнул зубами, а демоническая машина издала стон, походивший скорее на звериный, нежели на машинный.

Грубая энергия примарха одолела порождение варпа. Коракс рубанул по руке машины, и коготь с грохотом полетел на землю. Вогнав кулак в то, что могло быть грудью, примарх поднялся во весь рост, потянув машину влево. Она замахала целой рукой, шипящий синий клинок проносился в считанных сантиметрах от лица Коракса, ее ноги конвульсивно дергались, пытаясь найти опору.

Застонав, Коракс бросил существо на спину и ударил другим кулаком его в брюхо, когтями разделив плиты брони. Из раны под сипение пневматики выплеснулась пузырящаяся зеленая жидкость, напоминающая масло, и смертельно раненое создание издало пронзительный вопль.

Когда Коракс выдернул когти, кто-то сзади ухватил его за правую руку. Примарха подняло в воздух, и другая рука ухватила его за ногу. Он завис в воздухе, не в состоянии дотянуться до земли, чтобы попытаться вывернуться из хватки демонической машины. Доспехи от напряжения погнулись и затрещали, под давлением начали крошиться поножи и наруч.

Коракс извернулся и ударил свободным когтем, разрубив болтающиеся гидравлические кабели. Коготь, сжимавший его ногу, разжался, и примарх повис только на одной руке. Прежде чем он успел снова ударить, машина войны бросила его на землю, тяжело приложив о рокрит. Оглушенный, Коракс ничего не успел сделать, когда его еще дважды ударили об землю, при каждом новом взмахе демонической машины примарху казалось, что у него сейчас оторвется рука.

К нему приблизилась третья машина с вращающимися циркулярными лезвиями. Но прежде чем она успела атаковать, на спине расцвел двойной взрыв, заставивший ее содрогнуться. Болезненный крик заглушил рев плазменных двигателей, когда «Теневой ястреб» пошел на снижение, поливая машину огнем из тяжелых болтеров. Вниз понеслась еще одна ракета, которая угодила в трещину на броне демонического существа и вызвала детонацию боеприпасов, хранившихся в отсеке внутри сегментированного панциря.

Боль от раненого плеча отдалась в груди, Коракс согнул руку и обеими ногами ударил демона, который удерживал его, в фронтальную часть корпуса. Удар оставил глубокую вмятину в красном металле, но, что важнее, примарх получил необходимую опору.

Активировав летный ранец, он отпрыгнул от машины, свободным молниевым когтем отрубив державшую его конечность. Металл разделился в брызгах черных искр, из трещины выпала проводка, и потекла мерзкая жидкость. Выпустив подергивающуюся металлическую руку, Коракс поднялся выше, а затем камнем упал вниз, всем своим телом врезавшись в машину войны.

Демоническая конструкция взорвалась, словно от попадания снаряда, огненный шар разметал во все стороны куски деталей и горящее топливо. Когда пламя угасло, Коракс остался лежать на груде обломков, обгоревший, но живой, его бледная кожа почернела от машинного масла и копоти.

Зная, что Дельвер и, вероятно, Натракин, будут неподалеку от своих демонических творений, примарх направился к кузнице, из которой появились машины.


Широкие ворота здания-домны были распахнуты настежь, являя адскую картину. Красновато-пурпурный свет омывал то, что походило на чудовищную сборочную линию для громадных механических пауков. С кранов и подъемных цепей свисали конечности и изогнутые пластины брони, под которыми трудились согбенные чернорабочие и сервиторы. Те, кто был способен мыслить, бросили инструменты и сбежали, едва Коракс вошел внутрь, но бездумные дроны продолжали выполнять задачи, на которые их запрограммировали, не обращая внимания на убийцу.

Из сумрака, паля из болтеров, вырвалось отделение Несущих Слово. Коракса накрыло бурей выстрелов, но он лишь отмахнулся и бросился на легионеров-предателей, насадив первого из них на когти, а второму оторвав голову вместе с рукой. Разрубив третьего, примарх бросил взгляд над головами отступников в глубины адской кузницы.

У стен стояли клети, внутри которых сидели люди с пустыми взглядами. Их тела были покрыты грязью и кровью — кровью из глубоких рунических ран, вырезанных в плоти. Люди стенали в отчаянии, протягивая руки к прутьям узилищ, остриженные головы поблескивали в неестественном свете. Сами клетки покачивались на длинных, уходящих вглубь кузницы кабелях, которые пылали и искрились, будто собирая страдания заключенных созданий.

В дальнем конце зала высился гротескный пьедестал, сплавленный из металла, камня, костей и черепов, соединявшийся с тюремными клетями. Из нагромождения под странными углами, словно огромные шипы, торчали искусственные сталагмиты, на которых также были вырезаны проклятые руны. Воздух между ними мерцал от неестественной энергии, захлестывая зал-домну пульсирующим не-светом имматериума.

Цепной меч рубанул по бедру Коракса, и тот в ответ ударил наотмашь, отбросив Несущего Слово через весь зал так, что воин врезался в подвешенный двигательный блок. Удар ногой попал в грудь другому предателю, когтями примарх выпотрошил третьего.

Возле вихрящихся миазмов варповского разлома стояли две фигуры. Первую Коракс узнал по описаниям, которыми снабдил его Лориарк — это определенно был Дельвер. Архимагос, как его собратья, был облачен в красное, лицо скрывала тень капюшона. Из спины вилось с полдесятка неугомонных механодендритов, каждый из которых венчало какое-либо искрящееся, жужжащее устройство или кривое зазубренное лезвие.

Другая фигура могла быть только Натракином, предатель был закован в толстые терминаторские доспехи в цветах Несущих Слово, покрытые золотыми рунами и строчками клинописи. Он стоял без шлема, и его обритую голову и шею пронзали вьющиеся провода и кабели, пульсировавшие под плотью и пылавшие психической энергией. Без сомнения, бывший библиарий, ставший колдуном.

Когда от рук Коракса пал последний Несущий Слово, примарх поднял коготь в сторону людей, бросая им вызов.

— Молите о быстрой смерти, и я дарую ее вам, — примарх прошел мимо рядов механических деталей и страдающих в клетках людей.

— О снисхождении молить поздно? — крикнул в ответ Натракин.

— Нет пощады, — прорычал Коракс, срываясь на бег.

Отступники разделилась. Дельвер остался стоять на месте, бионическими руками направив непомерно большую роторную пушку в сторону несущегося на него примарха. Натракин взобрался на алтарь Хаоса и, бросив на Коракса презрительный взгляд, сунул руку в вихрь.

Первая очередь Дельвера ревом разнеслась по залу, заставив Коракса метнуться влево от промелькнувших мимо снарядов. Заключенные заорали от боли, когда их стало решетить снарядами, которые проникали в плоть и разжигали внутри темное пламя, быстро испепелявшее людей.

Сменив маршрут, Коракс прыгнул и направил летный ранец между цепями и болтающимися каркасами. Следующая очередь Дельвера попала в стропила возле крыши, разбив металлические звенья и расколов бронированные плиты.

Коракс приземлился рядом с архимагосом, и когда горящие снаряды прошили воздух у него над головой, одним ударом когтя разрубил вращающиеся стволы пушки. Механодендриты Дельвера взметнулись, подобно змеям в гнезде, осыпав грудь и плечо примарха шквалом ударов. Их мощи оказалось достаточно, чтобы заставить его отступить на несколько шагов. Примарх взмахнул молниевым когтем, отрубив половину щупалец и заставив архимагоса взреветь от боли.

Едва Дельвер отшатнулся, при этом уцелевшие механодендриты безумно задергались, Коракс нанес последний удар. Примарх ринулся вперед и, занеся левый коготь, подобно копью, вонзил его в грудь архимагоса. Стальные пальцы пробили пластины металла и механические органы, прорвались сквозь укрепленный пласталью позвоночник и вышли из спины Дельвера. Архимагос завопил на лингва-технис, когда Коракс рывком поднял его с пола.

— Кара для изменников — смерть, — прорычал примарх.

Он взмахнул другим когтем, полоснув Дельверу по трахее и срубив полголовы. Обезглавленный труп повалился на пол, и Коракс повернулся к Натракину.

Несущий Слово стоял перед пульсирующим варп-порталом, его рука мерцала пурпурным и красным огнем. Из сферы пылающей энергии тянулись щупальца неестественной энергии, которые пронзали его тело, оставляя под кожей пульсирующие следы. Лицо космодесантника превратилось в оскал черепа, глаза пылали огнем.

Пластины терминаторских доспехов начали течь и плавиться, вздуваясь, словно отслаивающаяся кожа, расширяясь и сливаясь. В Натракина хлынуло еще больше энергии варпа, и он стал увеличиваться, конечности удлинились, тело расширилось. Стальные когти вырвались из кончиков пальцев, а на лбу выросло три загнутых рога, каждый из которых венчали рунические наконечники. Спинная пластина и силовой ранец вытянулись, керамитовые и адамантиевые выступы превратились в зазубренную дугу над его головой, будто уродливый нимб.

Коракс шагнул к предателю, но замер, понимая, что не стоит приближаться к бушующим энергиям, которые изливались из варп-разлома. У ног Несущего Слово затанцевали фиолетово-зеленые тени.

Вывернув руку из шара пульсирующей энергии, Натракин сделал пару шагов к примарху. Там, где его ботинки касались сплавившихся черепов и костей, оставались озерца черного пламени. Несущий Слово поднял руки и улыбнулся, когда из запястий вытянулись четыре костяных лезвия с адамантиевыми кромками, в отвратительной пародии на когти самого Коракса.

Предатель заговорил, разнесшийся по залу глубокий голос резонировал отголосками мощи.

— Ты встретил равного, примарх, — стал насмехаться Натракин. Он опустил руки, и из его кулаков выплеснулось черное пламя. — Ничто не устоит перед мощью Бессмертного Хаоса.

— Давай проверим это, предательская мразь.

Слов более не осталось, и Коракс, вытянув когти, прыгнул на Натракина. Со скоростью, почти не уступавшей примарху, колдун отступил в сторону, взмахнув руками-лезвиями, которые оставили порез на нагруднике Коракса. Не замедлившись, примарх восстановил равновесие и развернулся, но Натракин врезался в него, и оба рухнули на нечестивый алтарь.

Коракс ударил Несущему Слово коленом в живот, отбросив Натракина от себя. Из варп-портала потекла теневая материя, которая окружила колдуна пульсирующей аурой, едва тот, согнув когти, поднялся обратно на ноги. Тонкое щупальце соединило его с разломом.

Натракин рассмеялся.

— Вот видишь? Любой смертный, даже космический десантник, уже бы погиб от такого удара. Но ты даже не оглушил меня, Коракс. Каково это, выйти на свой последний бой?

Коракс взметнулся, словно размытое пятно, обрушив град ударов по самозваному чемпиону Хаоса, когти яростно рвали и рубили поднятые руки Натракина, разрывая доспехи и проливая кровь. Под атакой примарха колдун шаг за шагом отступал от портала, но нематериальная нить продолжала связывать Несущего Слово с источником силы.

— Довольно! — рев Натракина едва не оглушил Коракса. Колдун ударил примарха точно в челюсть, отчего тот отлетел на десяток метров и врезался в подвешенную механическую ногу. Черное пламя поползло по лицу примарха, пытаясь поглотить его плоть и разъесть глаза.

— Довольно не бывает, — грозно ответил Коракс, когда огонь на лице погас. — Тебе не одолеть меня.

Они ринулись друг на друга, но в последний момент Коракс прыгнул, активировал ранец и пролетел над врагом. Приземлившись позади Натракина, Коракс вогнал когти в спину предателя. На доспехах из плоти затрещали молнии, из раны стала испаряться кровь.

Коракс взметнулся ввысь, на лету расправляя крылья, пламя ракетных двигателей поднимало их к широким переборкам, удерживающим своды зала. Кружась и вращаясь, примарх бил изменника по опорам, ударяя головой о сталь, врезаясь в балки. Чемпион Хаоса закричал, скорее от гнева, чем от боли, не в силах дотянуться когтями до врага.

Развернувшись, примарх нырнул, потащив вместе с собою Натракина к далекому полу, будто метеор. Ударная волна от их падения заставила цепи и свисающие детали задребезжать и залязгать. Выдернув когти, Коракс поднялся над предателем и наступил на него, снова и снова вбивая ботинок в спину Натракина, так что рокритовый пол под ним пошел трещинами и раскололся.

Чемпион Хаоса лежал, неподвижно, и Коракс, тяжело дыша, наконец отступил от него. Он прислушался. Двойные сердца бились едва слышно. Слабое, хриплое дыхание срывалось с губ Натракина.

Прежде чем Коракс успел нанести удар, колдун перекатился на спину, взмахнув кулаками. Из его рук вырвался эбонитового цвета огонь, захлестнувший лицо и грудь Коракса и заставивший примарха отступить назад. Поднявшись на ноги, Натракин снова расхохотался.

— Это все, что ты можешь, Коракс? Подумать только, ты едва не победил лорда Аврелиана.

Коракс посмотрел на Несущего Слово. Его доспехи погнулись и треснули, из десятка ран текла кровь. Лицо колдуна превратилось в месиво — губы треснули, зубы выбиты, нос размозжен. Один из его рогов сломался.

— Похоже, ты не понимаешь, кто побеждает в бою, — заметил примарх. — Я лишь разогревался.

Она снова ринулись друг к другу, когти высекли фонтан электрических искр и брызги варповской энергии. Коракс прижался к лицу врага, медленно направляя когти к горлу предателя.

— Посмотрим, как ты будешь болтать без головы, повстанец. Я уничтожу каждое порожденное варпом и оскверненное Хаосом существо в галактике, прежде чем умру.

Рубиновые глаза Натракина на мгновение пересеклись с взглядом Коракса и переметнулись на потрескивающие лезвия в считанных миллиметрах от своего горла.

— Тебе стоит начать охоту чуть ближе, примарх.

Колдун посмотрел в лицо Кораксу, и примарх увидел свое отражение: великан с белой кожей и глазами, похожими на остывшие угли.

Натракин рассмеялся.

— Неужели ты думал, что примархи — безупречные создания?

В этот момент Коракс вспомнил о несчастных Рапторах, которые мутировали из-за игр с его генетическим семенем, и вдруг испугался того, что именно он виноват в случившемся с ними. Мог ли их звериный облик иметь отношение к чистым генам примарха, которые он использовал?

Натракин почувствовал его мимолетнее колебание и оскалился.

— Как мог Император создать полубогов с помощью одной только науки? Воины, которые могут выдержать попадание танкового снаряда? Лидеры, каждому слову которых беспрекословно подчиняются? Существа, сила которых намного превосходит силу Громовых воинов и легионеров? Как думаешь, почему Император просто не воссоздал своих детей после пропажи? Какие уникальные темные дары он передал тебе?

Краткий миг сомнения Коракса был всем, что требовалось Натракину. С победным ревом Несущий Слово отбросил примарха, показав ожоги на горле. С его костяных лезвий капал черный огонь, когда он двинулся на примарха.

— Лоргар узрел истину! Пришло время увидеть и тебе. Прими природу Хаоса и присоединись к братьям на пути к торжеству справедливости.

Коракс услышал достаточно и взметнулся с ошеломляющей скоростью.

— Молчать!

Увлекшись насмешками, Натракин отреагировал слишком медленно. Молниевый коготь снес голову Несущего Слово с плеч, и та полетела в сумрак.

Тяжело дыша, Коракс припал на четвереньки, мотая головой. Предатель врал напропалую, пытаясь спасти свою шкуру. Император поклялся уничтожить Хаос — он сам это сказал Кораксу. В памяти вспыхнули воспоминания — образы его создателя в лаборатории, работающего над зарождающимися зиготами, которые станут его генетическими сыновьями.

— Нет, — Коракс поднялся, все его сомнения разом рассеялись. Император не лгал, он бы сразу это заметил. — Я не порождение Хаоса.

Затем он заметил, как окружающая труп Натракина аура стала сгущаться, щупальца энергии варпа, истекающей из портала, задвигались быстрее.

Тело дернулось.

Коракс ощутил холодок тревоги, услышав тихий смешок.

Изувеченный нагрудник Натракина пошевелился, живот лопнул и превратился в пасть, усеянную адамантиевыми зубами, в грудных мышцах раскрылись рубиновые глаза. Тонкий змеиный язык облизал игольчатые клыки, и чемпион Хаоса встал.

— Хаош не уништошить, — прошипели выплавившиеся из доспехов керамитовые губы. — Он — вешен.

Коракс недоверчиво покачал головой, когда Натракин поднялся на ноги. Из спины колдуна вырвался увенчанный жалом хвост, поднявшийся над плечом. Обрубок шеи оброс металлическими шипами, сформировавшими звериную пасть. Его руки опять охватило черное пламя.

— Покоришь или умри. Иного не дано.

Сделав два стремительных шага, Коракс вогнал когти в новое лицо падшего чемпиона и оторвал существо от пола. По ним обоим заструился черный огонь, Натракин заорал и ударил когтями по голове примарха, разрывая кожу, плоть и металл. Коракс, не обращая внимания на боль, шагнул к варп-разлому.

— Хаос, может, и вечен, — прорычал он, подтаскивая Несущего Слово к порталу, — но не плоть.

Взревев, Коракс забросил Натракина во вращающуюся энергетическую сферу.

Та ярко вспыхнула, и колдун словно прилип к ее поверхности. Изнутри сверкающей сферы проступили смеющиеся и скалящиеся лица демонов. Когтистые лапы схватили колдуна и потащили в глубины, пока тот не исчез в буре потрескивающей энергии.

Коракс разбил ближайший сталагмит, который подпитывал разлом. Он стал кружить вокруг чудовищного алтаря, круша отростки из металла и кости. С каждым разрушенным шипом пульсация портала становилась более нестабильной. Когда примарх разрубил последний торчащий сталагмит, разлом исчез. Шок пробрал Коракса до самого естества, словно его сердце стиснул кулак. Но затем все прошло.

— Ложь, — пробормотал он, отворачиваясь. — Император и об этом мне сказал. Ложь и обман — единственное настоящее оружие Хаоса.

Но все же в его словах звучала толика сомнений, ибо Коракс знал, что самая убедительная ложь содержит в себе зерно правды.

Раны на лице жгли, плечо болело, но примарха ждал бой. Япет еще не был захвачен во имя Императора.

Эпилог

Коракс стоял на мостике «Камиэля» наедине с Сагитой Алонс Неорталлин.

— Япет под моим контролем, а те, кто сотворил это с тобой, мертвы, — сказал он навигатору. — У Механикум есть корабль, на котором я смогу воссоединиться с легионом. Ты заслужила покой.

Примарх заколебался, вспоминая слова Натракина. Ему стало интересно, что же видела в нем навигатор? Какое существо узрела она своим варповым оком?

— Ты хороший человек, — прошептала она, словно в ответ на его невысказанный вопрос. — Хороший и преданный слуга Императора. Ни больше, ни меньше.

По покрытой шрамами щеке навигатора скатилась одинокая слеза, когда Коракс поднес коготь к ее изуродованному подбородку.

— Спасибо, — прошептала она.

Об авторе

Гэв Торп автор новеллы-бестселлера "Лев" из антологии "Примархи" по версии New York Times. Для Black Library он написал множество книг: роман "Потерянное освобождение" из серии Ересь Хоруса, аудиодраму "Полет ворона", полюбившийся фанатам Warhammer 40000 роман "Ангелы тьмы" и эпическую трилогию Раскола из серии "Время Легенд". В настоящее время он работает над новой серией о Темных Ангелах — Наследие Калибана. Гэв обитает в Ноттингеме и делит свое пристанище со злым гением Денисом, аугментированным хомяком.

Примечания

1

Цитата принадлежит Блезу Паскалю.

(обратно)

2

Мезонин — многоярусная металлическая стеллажная конструкция для максимального использования высоты помещения.

(обратно)

Оглавление

  • THE HORUS HERESY®
  • Действующие лица
  •   XIX ЛЕГИОН, ГВАРДИЯ ВОРОНА
  •   XVII ЛЕГИОН, НЕСУЩИЕ СЛОВО
  •   МЕХАНИКУМ КОНСТАНИКСА-2
  • Художественная часть
  • I
  • II
  • ПОВЕЛИТЕЛИ ТЕНЕЙ
  • III
  • IV
  • V
  • VI
  • Эпилог
  • Об авторе