Передовик маньячного труда (fb2)


Настройки текста:





Владимир Поселягин Передовик маньячного труда

Ровный гул моторов за иллюминатором заметно убаюкивал, да и устал я, хоть и больше морально, от той нервотрепки, что была после моего согласий участвовать в этой операции и о примерных сроках выловить маньяка.

Вчера, изучив материалы и после небольших раздумий, я твердо назвал срок в пять дней, что потребуются для выявления и задержания французского маньяка.

Домой собраться меня естественно не отпустили, отвели уже к другим людям что отвечали за эту операцию и, дав на подпись кучу бумаг о неразглашении и о том что меня временно вернули на службу (я ведь в запасе), отвели к портному где я примерил форму младшего следователя Генпрокуратуры, сфотографировали в этой форме, пока портной подгонял две формы. Парадную и повседневную, что я брал с собой, а спецы приготавливали удостоверения и другие документы. Как стало понятно, я отправлялся в составе следственной группы. Причем самое забавное, что настоящий следователь из шести человек, которых мне должны представить перед вылетом, был всего один. Это был старший группы государственный советник юстиции 3 класса.

Ночевал я в нашей ведомственной гостинице на территории Лубянки, до глубокой ночи изучая личные дела тех, кто со мной летит. Ведь по легенде я с ними работаю-стажируюсь уже больше года как закончил институт и хорошо знаю их повадки. По легенде причина моего включения в следственную группу, что отбывает во Францию, была довольно проста. Она заключалась в том, что я работаю с 'опытными следователями' и в том, что в совершенстве владею французским языком. Одним словом я был переводчиком, что было очень удобно и актуально для нас. Так я мог подсказывать 'старшему следователю' как нужно вести себя в той или иной ситуации. Ну и под конец оговоренного мной срока, после совместного изучения уголовных дел предоставленных французскими жандармами я подсказываю своим 'коллегам' как провести следственные мероприятия. Тут все будет на мне, для парней с которыми я буду работать, главное делать важный вид и работать под опытных сыскарей. А потом я сообщаю имя маньяка или где его предположительно можно найти. Все. На этом наша работа заканчивается. Мы почиваем на лаврах пару недель и усыпанные цветами и украшенные помадой от восторженных парижанок отправляемся обратно в Союз.

Следующим утром, мне дали выспаться, разбудив полдесятого, я позавтракав и надев новенькую парадную форму, чтобы привыкнуть к ней и она обмялась, получил на руки документы, чемодан с личными вещами и, проверив все, следом за сопровождающими отбыл в сторону здания Генеральной прокуратуры СССР.

В фойе уже ожидали остальные члены следственной группы с тревожными чемоданчиками у ног. Приветливо со всеми поздоровавшись, я поставил чемодан и присел на свободное место. Буквально через двадцать минут отдыха к нам спустились немолодой мужчина в форме прокурора и невысокий живчик, говорившись с заметным акцентом. При их приближении мы встали и оправили форму.

– Товарищи офицеры, – обратился к нам неизвестный. – Вы выбраны мной как лучшие следователи для особо важного задания за пределами территорий Союза. Как вы уже знаете, вам поручается расследование и поиск на территории Франции убийцу и насильника. Не подведите меня. Это французский посол Оливье Вормсер, он и будет лично сопровождать вас во Францию. Машины уже у входа, поэтому прошу пройти за сотрудниками французского посольства.

Надо отдать должное послу, он подошел к каждому и поздоровался за руку (ой теперь руку мыть не буду, такая звезда), и подхватив под локоть старшего группы пошел с ним к выходу о чем-то беседуя. О чем я не слышал, так как выходил последним. Не забыв подхватить не только свой чемодан, но и старшего группы.

Блин, зря я наверное согласился на должность самого младшего сотрудника группы, этакого принеси подай иди на… Ну и тд.

Водитель забрал у меня чемоданы и погрузил в багажник посольского лимузина, куда мы все влезли, он действительно был большим. Поле этого мы поехали в международный аэропорт и после недолгой процедуры, благо все документы был в норме, попали на борт самолета, принадлежавшей французской компании Эйр Франс.

Франце, что обслуживала посольства и вылетели во Францию.

Откинувшись на спинку кресла, я отстегнул ремни и китель, после чего еще раз зевнув и поглядев на пушистые облака внизу, надвинул фуражку на глаза и задремал.

Особо я не беспокоился и не нервничал, не было у меня таких привычек без повода.

А что? Рядовая, хотя и не типичная можно сказать операция. Все инструкции я получил, выучил и что делать знал. Через неделю другую вернемся обратно, и я займусь своими делами. Чего нервничать-то?

Проснулся я от похлопывания по плечу. Подняв фуражку за козырек (я ее не убрал на багажную полку), я с недоумением посмотрел на сидевшего рядом коллегу.