Убийство в сахаре (fb2)


Настройки текста:



Джоанна Флюк Убийство в сахаре

Хэйли, Рэйчел и Маделайн

Благодарности

Спасибо Руэлу, моему «домашнему» редактору. И еще нашим детям, которые предлагают «испечь печенье, чтобы по вкусу было как «Шоколадный торт по-немецки». (Оно у меня уже почти получилось, рецепт будет в следующей книге про Ханну!)

Я благодарна нашим друзьям и соседям: Мел и Курту, Лин и Биллу, Джине и ее детям, Джею, Бобу М., Аманде, Джону Б., доктору Бобу и Сью Хэгэмен — и всем, кто приходил попробовать рецепты для Кулинарной книги, когда я об этом просила.

Спасибо моему талантливому редактору, Джону Сконьямильо, за неизменную поддержку. Лучшего редактора не найти.

И спасибо замечательным сотрудникам издательства «Кенсингтон», которые позволяли Ханне расследовать убийства и печь печенье, сколько душе угодно.

Спасибо Хиро Кимуре, художнику, который рисует обложки для моих книг, за его потрясающие работы.

Крепко обнимаю Терри Соммерс и ее семью за критику моих рецептов и за то, что разрешили воспользоваться их семейным рецептом («Утренние маффины тети Грейс»). С днем рожденья, Терри!

Спасибо Джейми Уоллесу за поддержку моего сайта MurderSheBaked.com

Спасибо Лауре Левин (она пишет истории про Джейни Остин), Хелен Кауффман и Шарлин Тиммс за предложенные варианты названий. Они все были отличные. Не унывайте, вы еще увидите их на обложках.

Спасибо Мерле и Трейси за сведения о болезни Альцгеймера и Дорис Хэннон — за то, что узнавала про «Горячую штучку» и «Серебряного лиса».

Огромный привет всем моим друзьям по переписке, электронной и обычной. Спасибо за вашу любовь и рецепты.

Таблица перевода мер объема и веса

Объем

1 жидкая унция — 29,57 мл

1/2 чайной ложки — 2,2 мл

1 чайная ложка — 4, 4 мл

1 столовая ложка (≈1/2 унции) — 14,2 мл

1/4 чашки — 50 мл

1/3 чашки — 75 мл

1/2 чашки — 113,5 мл

3/4 чашки — 175 мл

1 чашка — 227 мл


Вес

1 унция — 28,35 г

1 фунт — 453,59 г


Ханна использует для выпечки противни размером 9×13 дюймов, то есть примерно 22,5×32,5 см.

Глава 1

Это была тефтелька, самая настоящая тефтелька, только очень большая. Она выкатилась из кладовой и остановилась в паре футов от кровати. Тут Ханна заметила, что у тефтельки есть глаза и эти глаза смотрят на нее с тоской и укором. Две крупные слезы выкатились на мясистые щеки и поползли вниз. Вид у тефтельки был такой жалкий, что Ханне даже захотелось взять ее на руки и побаюкать.

— Ты про меня забыла, — сказала тефтелька. — А ведь я должна была быть среди рецептов основных блюд. Которые, между прочим, далеко не такие вкусные, как я.

— Очень даже вкусные. Например…

— Ладно, это оскорбление я так и быть тебе прощаю, — перебила ее тефтелька. — Все равно я вкуснее Мяса в Горшочке По-Гавайски. Чего я никак не могу понять, так это как можно было забыть про меня и при этом впихнуть в книгу сразу четыре желе твоей сестры Андреа. Вывалить банку консервированных фруктов в форму для желе может всякий, даже полный идиот. Прежде чем вносить ее в список авторов рецептов, надо было сначала научить сестру готовить.

Что эта тефтеля несет? Ни одному смертному не под силу научить Андреа готовить! Ее сестра обречена влачить жизнь человека кулинарно неполноценного. Ханна рывком села на постели и уже открыла рот, чтобы высказать этому куску фарша по-шведски все, что она о нем думает. Но никакой вкусно пахнущей грибами и жареным мясом румяной тефтельки перед ней уже не было. Если не считать Мойше, который, свернувшись калачиком, мирно посапывал в ногах, она была в спальне одна.

Ханна моргнула раз, другой, и тут до нее дошло. Все это ей приснилось. Но хотя разговорчивая тефтеля исчезла, причина ее появления осталась: Ханна села в большую лужу. Она забыла отдать рецепт Не Совсем Шведских Тефтелей Эдны Фергюсон, а значит, к сегодняшнему рождественскому потлаку их не приготовят.

— Ох-хо-хо, — застонала Ханна, нашаривая возле кровати тапочки. Наконец ее ноги нащупали подкладку из искусственного меха и нырнули внутрь. Ханна похлопала по матрасу, чтобы разбудить большого белого с рыжим кота, уже полтора года делившего с ней кров. — Мойше, подъем. Пора вставать и уплетать кошачий корм.

Мойше нехотя приоткрыл мрачный желтый глаз. Но потом до него, видимо, дошел смысл слов «кошачий корм», потому что кот одним грациозным прыжком (Ханна о таком могла только мечтать) очутился на полу и потрусил рядом с ней на кухню.

Налив Мойше воды и насыпав корма, Ханна плеснула себе в чашку крепкого кофе, присела за кухонный столик (еще пара лет, и он превратится в настоящий антиквариат) и задумалась над тем, что делать с тефтелями Эдны Фергюсон. Раз уж про них забыли по ее вине, значит, она сама и должна найти время, чтобы их приготовить. Одно ясно как день: если Эдна не найдет в книге свой рецепт, пощады от нее не жди.

Ханна заглянула в кружку. Пусто. Она даже не заметила, как выпила весь кофе. Сейчас, пока она еще не совсем проснулась, самое время принять душ и одеться. Будут подгонять мысли о второй чашке кофе.

Когда Ханна вернулась в кухню, секундная стрелка кухонных часов в форме яблока успела обежать циферблат всего двенадцать раз. Вместо ночной рубашки на ней были джинсы, темно-зеленый свитер и тяжелые ботинки на лосином меху — в таких мороз первой по-настоящему холодной недели декабря нипочем. Подсушенные полотенцем волосы рассыпались копной рыжих кудряшек.

— Кофе, — блаженно прошептала Ханна, втянув носом ароматный пар и сделав долгожданный глоток, — почти так же прекрасен, как…

Но подобрать сравнение она не успела — зазвонил телефон.

— Мама! — пробормотала Ханна таким тоном, точно занозила палец, и потянулась снять трубку. Автоответчиком здесь не отделаешься — только отсрочишь неизбежное. Делорес Свенсен была неутомимой женщиной. Если она хочет поговорить со своей старшей дочерью прямо сейчас, то не уймется, пока та не снимет трубку.

— С добрым утром, мама, — с натужной бодростью сказала Ханна. Потом села на стул. Все знали, что разговор с Делорес длится не меньше часа.

— С добрым утром, дорогая. Судя по голосу, ты сегодня встала с нужной ноги. — Делорес заметила тон Ханны и поспешила нацепить на нее ярлык. — Я знаю, ты сейчас по горло занята этим рождественским ужином, вот я и подумала: позвоню, спрошу, чем могу тебе помочь.

Ханна насторожилась. Если Делорес предлагала свою помощь, значит, ею двигали корыстные мотивы.

— Спасибо, мама, только все уже сделано.

— Как же иначе! Милая, ты такая организованная. Я тебе не рассказывала, что Луэнна достала антикварную серебряную лопатку для торта эпохи Регентства[1]?

— Нет, — ответила Ханна. Она отошла к столу, чтобы налить себе еще кофе, немилосердно растянув при этом телефонный шнур. Луэнна Хэнкс была помощницей Делорес и Кэрри в «Бабушкином чердаке» — магазине антиквариата, который две дамы открыли по соседству с кафе Ханны. Никто лучше Луэнны не умел скупать антиквариат на аукционах.

— Я подумала, что эта лопатка могла бы тебе сегодня пригодиться. У нее рукоятка в виде чудной старомодной рождественской елочки.

— Ты же говорила, она эпохи Регентства.

— Ну да, дорогая.

— Вот не думала, что в эпоху Регентства в Англии наряжали елку.

— Конечно, не наряжали. Но не забывай, что регентствующая королева была немкой. И так как эту лопатку сделали для придворного сервиза, ее украшает прелестная немецкая рождественская елочка.

— Мило, — сказала Ханна. — Она бы в самом деле пригодилась.

— Я знала, дорогая. Когда я ее вчера показала Уинтропу, он сразу сказал, что такой лопаткой нужно разрезать торт по рецепту той эпохи.

При упоминании «друга сердца» матери Ханна поморщилась. Хотя доказательств у нее не было, ее не оставляло смутное подозрение, что «Винни», как его называла ее племянница Трейси, на самом деле был просто жуликом. Она попросила Нормана Роудса (сына Кэрри, с которым Ханна изредка ходила на свидания) узнать о нем что-нибудь через Интернет. Норман ничего подозрительного про английского лорда, смеху ради заехавшего в Лейк-Иден, не нашел.

Ханна решила сосредоточиться на насущных проблемах.

— Конечно, лопатка для торта — это здорово, но ведь никто не собирался печь торт эпохи Регентства.

— Собирался, дорогая. Ты забыла про Шоколадное Сияние леди Гермионы.

— Леди Гермионы?! — выпалила Ханна на такой высокой ноте, что руководителю хора школы Джордан Хай, определившему ее в альты, стало бы стыдно. — Какой еще леди Гермионы? Этот торт придумала я, и ты это отлично знаешь!

— Знаю, знаю. Видишь ли, в чем дело… Милая, эта лопатка стоит кучу денег, и кому попало я ее не доверю. Поэтому пришлось немного схитрить.

— Немного — это насколько?

— Я сказала, что рецепту Шоколадного Сияния леди Гермионы уже несколько веков. Если это развлечет Уинтропа, какая разница, как давно нашей семье известен рецепт торта?

Ханна вздохнула. Она очень не любила врать, даже если это шло на пользу, а уж на веселье Уинтропа ей и подавно было начхать.

— Мама, твоя хитрость здесь не поможет. Для моего торта нужен охлажденный концентрат апельсинового сока. Откуда ему было взяться в эпоху Регентства?

— Это неважно. Уинтроп даже не заметит. А если заметит, я скажу, что поначалу торт пекли с апельсиновым джемом, — Делорес вздохнула. — Ты не сердишься? — дрогнувшим голосом спросила она.

Пару секунд Ханна колебалась, но потом решила сдаться. Эти дрожащие нотки в голосе матери…

— Ладно, мама. Если Уинтроп спросит меня в лоб, я врать не стану, но пока не спросит — буду молчать как рыба.

— Спасибо, моя дорогая! Мне пора бежать. Через десять минут приедет Кэрри, а мне еще надо успеть накраситься.

Ханна попрощалась и повесила трубку, но в ту же секунду телефон зазвонил снова.

— Мама, — пробормотала Ханна. Делорес часто перезванивала сразу после разговора, если забывала рассказать что-нибудь, с ее точки зрения, очень важное. — Ну что еще, мама, — спросила Ханна, решая обойтись без приветствия. Если она не хочет опоздать на работу, пора выходить из дома.

— Какая я тебе мама, — мужским голосом сказала трубка, слегка хмыкнув. — Это Майк.

Ханна с размаху опустилась на стул. Стоило ей услышать голос Майка Кингстона, как колени у нее подкашивались, а сердце начинало выпрыгивать из груди. Вдохнув поглубже, Ханна решила не обращать на это внимания.

— Я хотел узнать, кто будет сегодня готовить мой паштет.

Ханна еще раз глубоко вдохнула и с трудом удержалась, чтобы все ему не выложить. Высокий, мускулистый, красивый настолько, насколько это прилично мужчине. Как такому отказать?

— Это секрет. Ты же знаешь правила. Имена поваров должны сохраняться в тайне, чтобы никого не обидеть.

— Но мне правда нужно. Я, кажется, забыл кое-что указать в рецепте.

— Что? — спросила Ханна. Рецепт Майка нетрудно было запомнить — в нем было всего два ингредиента.

— Я не помню, как там написал: «соус с хреном» или просто «хрен». Если положить просто хрен, то паштет получится слишком острый.

— Не переживай, Майк, — ответила Ханна. — Там написано «соус с хреном».

— А как ты узна… значит, ты сама его готовишь!

Ханна мысленно себя обругала. Майк был лучшим детективом полицейского управления округа Уиннетка и в два счета ее раскусил.

— Э… я имею право на этот вопрос не отвечать. До приезда моего адвоката.

— Конечно, имеешь. Спасибо, что сняла с души камень, а то бы я весь извелся из-за этого соуса. Как насчет сегодняшнего вечера? Хочешь, я за тобой заеду?

— Давай лучше встретимся в досуговом центре. Я закончу в три, потом съезжу домой переодеться и заодно захвачу то, что приготовила. Хочу приехать в центр пораньше, чтобы помочь Эдне на кухне.

— Ладно. Увидимся в центре.

Ей показалось или Майк правда вздохнул с облегчением?

— Ты как будто рад, что не придется меня подвозить.

— Не в этом дело. Если тебе нужно, я за тобой обязательно заеду. Просто Шона Ли просила меня подбросить ее на ужин.

Ханна закрыла глаза и сосчитала до десяти. Шона Ли Куинн была секретаршей Майка в Миннеаполисе, а потом он уговорил ее перейти вслед за ним на работу в Лейк-Иден. В полицейском управлении для нее нашлась должность, а в том же доме, где жил Майк, — квартира. По утверждению Майка, они с Шоной Ли были просто друзьями. Ханна изо всех сил старалась не ревновать, но чудище с зелеными глазами[2] приручаться не желало, тем более что знойная красотка (в прошлом — Мисс Атланта) звонила Майку каждый раз, когда у нее не заводилась машина.

— Ханна? Что с тобой?

Ханна глубоко вздохнула и постаралась взять себя в руки.

— Скажи, я ошибаюсь, или у нас сегодня должно было быть свидание?

— Конечно. Просто я заодно подвезу Шону Ли. Она там с кем-то встречается и домой доберется сама.

— А. Понятно. Ну… ладно, — сказала Ханна, надеясь, что тот, с кем Шона Ли встречается, в самом деле придет и им вдвоем не придется развлекать ее весь вечер.

— Ханна, ты просто замечательная.

— С чего это ты решил? — буркнула Ханна и тут же об этом пожалела. Только что она нарушила одно из фундаментальных правил матери: «Если мужчина делает тебе комплимент, не надо с ним спорить. Лучше улыбнись и поблагодари».

— Шона Ли сказала, ты взяла у нее рецепт шоколадных кексов для книги.

— Ну да. Тому, кто их готовил, они понравились.

— Все равно: у тебя было право вето, но ты им не воспользовалась.

Ханна мысленно пожелала, чтобы Майк никогда не узнал, как она чуть не вычеркнула рецепт Шоны Ли из списка. Поскольку Ханна была «автором» «Кулинарной книги Лейк-Иден» и ее главным редактором, она могла принимать и отклонять рецепты по своему усмотрению. Но из опасения, что правда о том, как она обошлась с рецептом Шоны Ли, выйдет наружу и все обвинят ее в мелочности, Ханна рецепт оставила.

— Ну да. Зачем мне исключать из книги отличный рецепт?

Майк хмыкнул. Сердце у Ханны ушло в пятки. Это был тихий смешок, предназначавшийся тому, кто стоял рядом, а вовсе не тому, кто на другом конце провода.

— Ты уже пробовала эти кексы?

— Не успела, — ответила Ханна, начав было хмуриться, но вовремя остановившись. Листая в супермаркете один журнал, она вычитала, что если женщина старше тридцати часто хмурится, у нее на лбу быстро образуются морщины. Пару месяцев назад Ханне как раз перевалило за тридцать.

— Я в жизни не пробовал таких вкусных кексов, как у Шоны Ли. А я кексов за свою жизнь съел немало, можешь мне поверить. Я даже посоветовал ей назвать их Горячие Кексы.

— Горячие?

— Ага. «Горячие» не в смысле «сразу из духовки», а в смысле «супер». Понимаешь меня?

— Вроде.

— Словом, эти кексы — пальчики оближешь. Кстати, если мне удастся уговорить Шону Ли, она разрешит включить кексы в твое меню. Главное, указать там, что это шоколадные кексы от Шоны Ли. Как тебе идея?

— Впечатляет, — ответила Ханна, мысленно представляя, как здорово было бы врезать Майку по голове чем-нибудь тяжелым. Чтобы в ее кафе продавались кексы от Шоны Ли? Да ни за что на свете!

Пять минут спустя Ханна все еще сидела за кухонным столом, уставившись в полупустую кружку остывшего кофе. Горячие Кексы. В жизни не пробовал таких вкусных кексов. В душе кипело возмущение. Что ж, если Майк из тех, кто любит погорячее, она ему это устроит. Ее кексы будут горячими не в смысле «прямо из духовки». И не в смысле «супер». Огненные кексы с красным перцем от Ханны: посмотрим, какое у Майка будет лицо, когда он их попробует!

Глава 2

В «Корзине печенья» хлопнула задняя дверь.

— Привет, Ханна! — крикнула, входя, Лайза. — Ну и снегопад сегодня. У меня на крыльце намело целый сугроб, и пришлось… это еще что такое?

Ханна посмотрела на свою юную помощницу и расхохоталась. На ее лице застыл неподдельный ужас: Ханна высыпала в миску готовую смесь для шоколадных кексов.

— Это смесь для шоколадных кексов.

— Это я вижу. Но тебе-то она зачем?

— Сегодня утром мне позвонил Майк и полчаса расхваливал шоколадные кексы Шоны Ли. Предложил назвать их «Кексы для тех, кто любит погорячее». В смысле «супер». Вот я и решила угостить его по-настоящему «горячими» кексами.

— Так. Это я понимаю. Но зачем тебе… — увидев, как Ханна открыла банку консервированного красного перца и вывалила ее содержимое в миску с тестом, Лайза потеряла дар речи и захлопала глазами. Потом рассмеялась. — Понятно. От таких кексов станет жарко.

— Еще как! А зачем тратить время, чтобы смешивать тесто для кексов, которые Майк выбросит сразу же после того, как попробует?

Лайза взяла пустую банку из-под перца, понюхала и тотчас схватилась за полотенце, чтобы вытереть выступившие слезы.

— Ну и перчик. Я только понюхала, а уже слезы текут.

— Самый жгучий, какой нашелся у Флоренс, — ответила Ханна. Флоренс была хозяйкой «Рыжего филина» — местного магазина. — Она как-то добавила его в рагу, так никто даже ложки не смог съесть.

Лайза повесила пальто на вешалку, переобулась и прошла к раковине помыть руки.

— А как Майк попробует твои кексы? Позвонишь ему и позовешь сюда?

— Ни за что! А если он меня пристрелит? Лучше я съезжу к ним в участок и оставлю для него пакет.

— Без подписи?

— Ну да. Майк ведь профессионал, пусть сам догадается, кто ему прислал эти кексы. Оставлю их у него на столе и сразу вернусь сюда.

— Ловко придумано, — согласилась Лайза, повязывая фартук — при этом ей пришлось чуть не дважды в него завернуться. Лайза была миниатюрным созданием, а фартуки в «Корзине печенья» были скроены на Ханну. — Какие будут распоряжения?

— Можешь заглянуть в холодильник, посмотреть, как там дела с тортом. Малиновое желе уже должно было застыть.

— Какое еще малиновое желе?

Ханна взглянула на свою помощницу. По выражению ее лица было понятно, что ни о каком торте она не знает.

— Андреа принесла рецепт торта с двухслойным желе. Хоть она и опоздала, я обещала ей приготовить торт, чтобы мы все его сегодня попробовали.

— Хочешь добавить его в книгу?

Ханна тяжело вздохнула.

— Если он вкусный, то придется. Родственники, сама понимаешь.

— Еще как понимаю. Ты не представляешь, сколько сил мне стоило отговорить папу не предлагать тебе изобретенный дедушкой рецепт наживки для сома.

— Вот и напрасно. Я бы его взяла.

У Лайзы отвалилась челюсть.

— Взяла?!

— А почему нет? Любой книге не повредит немного юмора.

— Даже кулинарной?

— Кулинарной — особенно. Из-за того, что все рецепты такие точные. Я иногда скучаю по тем временам, когда готовили на глазок — щепотка соли, чуть-чуть перца, пригоршня муки… До того, как Фанни Фармер[3] ввела стандартные меры в кулинарии.

— Я и не знала, что это сделала Фанни Фармер! — удивилась Лайза. — А ведь она родилась в Миннесоте! Как и Бетти Крокер.

— На самом деле Бетти Крокер родилась в «Пилсбери»[4], это просто название их первого сборника рецептов[5]. Хотя сама компания находилась в Миннесоте — так что, грубо говоря, они обе наши землячки.

— Здорово. Мне нравятся все знаменитости, родившиеся в Миннесоте. Кроме, конечно, Синклера Льюиса[6].

Ханна недоуменно захлопала глазами. Что сегодня у Лайзы с логикой?

— Чем тебе так насолил Синклер Льюис?

— Особенно ничем. Я понимаю, он великий писатель, но все его книги такие мрачные. А у меня и так жизнь трудная. Мама умерла, у папы болезнь Альцгеймера, а теперь еще и свадьба отменяется.

— Спокойно! — Ханна усадила Лайзу на табурет возле кухонного стола и в два прыжка оказалась на другом конце кухни, где стоял кофейник. Надо было срочно вытаскивать Лайзу из депрессии. — А в чем дело? Ты что, поссорилась с Хербом?

— Нет, конечно. Мы с Хербом очень любим друг друга. Дело не в этом.

— А в чем? — Ханна налила две кружки кофе, поставила одну перед Лайзой и присела напротив.

— Во времени. Мы вчера весь вечер с Хербом это обсуждали и решили, что свадьбы не будет.

— Совсем? То есть это, конечно, личное, если не хочешь, можешь мне…

— Личное тут ни при чем, — перебила ее Лайза. — Да, мы оба так решили. Мы не поженимся, пока все не определится с папой.

— Ему хуже? — сердце у Ханны сжалось. Она знала, как сильно Лайза любит своего отца. Она даже бросила учебу в колледже, чтобы заботиться о нем.

— С папой все в порядке. Мардж нашла для него нового врача, очень хорошего специалиста-невропатолога, и тот назначил ему новые лекарства. Вроде коктейля из трех разных препаратов, все вместе они должны увеличить выработку в мозге важного химического вещества, улучшающего память. Папа очень загорелся этой идеей. Но дело в том, что лечение должно начаться в следующий понедельник и закончится только через два месяца. Мы с Хербом решили, что устраивать в это время свадьбу будет некрасиво, тем более что мы собираемся переезжать, и все такое.

— Звучит разумно, — облегченно выдохнула Ханна. Лайза и Херб созданы друг для друга, это каждому ясно. А мать Херба, Мардж Бисмен, согласилась взять на себя все заботы по уходу за отцом Лайзы, когда та выйдет замуж. В качестве свадебного подарка она хотела уступить им свой дом, а сама переехать к Джеку Герману, чтобы стать его сиделкой. И хотя они оба овдовели, а в школе были влюблены друг в друга, никому в голову не пришло бы распускать о них слухи. — Так когда же все-таки свадьба?

Лайза посмотрела на подаренное Хербом в знак помолвки колечко и улыбнулась.

— Мы решили, что не раньше середины февраля. Как раз когда закончится папино лечение. Но мы не собираемся устраивать пышный прием. Просто отправимся в суд, распишемся, и все.

— Так нечестно! — воскликнула Ханна, вставая, чтобы убрать кастрюлю с мясными тефтелями в холодильник. Главное — не забыть отвезти их в середине дня в досуговый центр и приготовить.

— Почему нечестно?

— Твой папа сам рассказывал мне, как он мечтал провести тебя за руку к алтарю. А Трейси мечтает нести тебе букет. Мало того, все будущие подружки невесты уже заказали себе платья.

— Да, я знаю, — взволнованно сказала Лайза. — Про это мы с Хербом тоже говорили и решили, что вернем всем потраченные деньги. Так будет правильно.

— Нет, неправильно.

— Почему?

Ханна покачала головой.

— Во-первых, никто ваших денег не возьмет, но дело даже не в этом. Все хотят посмотреть, как вы с Хербом поженитесь. Почему бы вам просто не перенести свадьбу на середину февраля?

— Я всегда мечтала выйти замуж в День святого Валентина, — мечтательно сказала Лайза. — Но это все равно невозможно, Ханна. Пока папа будет в больнице, я хочу быть с ним. Когда же я успею все приготовить к свадьбе?

— Подумаешь, проблема. Попроси Андреа, она обожает устраивать свадьбы.

— Но ведь ей придется сидеть с маленьким.

— Не придется. Она уже договорилась с бабушкой Маккен, что та будет приходить к ней на неделе, как это было с Трейси. А Эл дал ей три месяца отпуска. Так что времени у нее будет полно. Да ты ей этим одолжение сделаешь! Чтобы она не умерла от безделья.

— Правда? — просияла Лайза.

— Конечно.

— Вот было бы здорово, если бы нам с Хербом нужно было только появиться на церемонии. По-моему, на идеальных свадьбах все так и должно быть. Но… ты уверена, что Андреа согласится? Это же столько хлопот…

— Считай, что все уже готово, — сказала Ханна. — Я ей позвоню, как только мы освободимся.

— Андреа придет сегодня на вечеринку?

— Надеюсь. У нее сегодня утром встреча с доктором Найтом, и она хочет уговорить его снять с нее домашний арест.

— Буду держать за нее кулаки. Наверное, так и с ума сойти недолго, если целыми днями лежать дома, подложив под ноги подушки. Нет, я лично в роддом отправлюсь прямо с рабочего места.

Ханна повернулась и пристально посмотрела на Лайзу.

— Ты на что-то намекаешь?

— Еще чего! Мы же с Хербом еще не поженились.

— Ну, чтобы завести детей, замуж выходить необязательно.

— Может, для кого-то и так. Но не для меня, — отрезала Лайза. — Пойду посмотрю, как там торт с желе.

Она пошла к холодильнику, а Ханна мысленно дала себе хорошего пинка. Только что она явно зашла слишком далеко — Лайза дала ей понять, что есть вещи, которые она ни с кем обсуждать не намерена.

— Желе готово, — объявила Лайза, доставая торт. — Хочешь, я его доделаю?

— Давай. Рецепт на столе.

Лайза присела к столу и взглянула на рецепт.

— Здорово.

— Да, Андреа всегда готовит этот торт на день рождения Трейси. Единственный день в году, когда она включает духовку.

— Наверное, странно, когда родная сестра не умеет готовить.

— Да нет, ничего особенного, — пожала плечами Ханна. Она уже привыкла к тому, что в своей семье она главный кулинар. Делорес не любила «возиться», как она выражалась, с десертом, а Андреа вообще не подходила к духовке, как будто боялась от нее чем-нибудь заразиться. Единственным человеком, которому тоже, кажется, достались по наследству кулинарные способности бабушки Ингрид, была младшая сестра Ханны, Мишель. Она то и дело просила Ханну дать ей какой-нибудь новый рецепт, чтобы опробовать его на своих друзьях по колледжу.

Лайза поставила воду кипятиться и открыла пачку лимонного желе.

— Когда доделаю торт, начну печь печенье на сегодня. А ты тогда сможешь заняться рецептами, которые мы еще не пробовали.

Ханна благодарно улыбнулась. Хотя Лайзе всего девятнадцать, ответственности в ней было на все тридцать восемь, а может, и больше. С тех пор как чуть меньше года назад Ханна предложила Лайзе стать ее помощницей в «Корзине печенья», она еще ни разу не пожалела о своем решении.

Печенье на сегодня было готово, кексы поджидали Майка на рабочем столе — а значит, Ханна с Лайзой могли спокойно присесть за стол и выпить по кружке свежесваренного кофе.

— А что сказал Майк, когда ты отдала ему кексы? — спросила Лайза.

— Его не было на месте. Я написала ему записку, оставила их на столе и сразу вернулась сюда.

— Я думаю, не пора ли нам уже паковать вещи для побега?

Ханна засмеялась.

— Нет, до двенадцати мы можем жить спокойно. Барбара сказала, Майк сегодня все утро занят в другом месте. И потом, даже если он вернется раньше и примчится сюда, ему так понравится, как ты украсила зал, что он про все забудет.

— Здорово получилось, да?

— Даже лучше, чем в прошлом году. Мне бы в голову не пришло, что можно рисовать на окнах смесью сухой темперы и специальным воском для чистки окон.

— Я об этом прочитала в журнале. Когда начинаешь смывать рисунок, заодно моешь окно.

— Мы здесь как в волшебном королевстве, — Ханна подняла голову и посмотрела на серебряную и золотую мишуру, свисавшую с потолка. Работали вентиляторы, легкий ветерок теребил гирлянды. Выключатели Лайза украсила омелой — эту деталь Ханна заметила только сейчас. — Хорошо, что здесь нет Мойше.

— Почему?

— Потому что плоды омелы — это настоящий яд для кошек. И листья пуансеттии тоже.

— Да ты что!

— Почти никто этого не знает. Рождество для кошек вообще опасная штука, особенно если хозяева не принимают меры предосторожности. Сью мне рассказала, что на прошлое Рождество доктору Бобу привезли трех кошек, которые чуть не умерли оттого, что наелись мишуры. Она сбивается у них в желудке в комок, это очень опасно.

Лайза покачала головой.

— Тогда хорошо, что мой жених собирается завести щенка.

— Ничего хорошего. Собака тоже запросто может отравиться пуансеттией и омелой. Не говоря уже о стеклянных игрушках, которые вешают на елку.

— Собака может укусить их и расколоть?

— Да, и проглотить стеклянные осколки. Или наесться шоколада. Часто на журнальном столике оставляют шоколадные конфеты для гостей — эти столики как раз по росту собаки. А объевшись шоколада, собака может умереть.

— Вот ужас! — искренне воскликнула Лайза. — По крайнем мере, нам шоколад на пользу — только энергии прибавляется. Кстати, надо бы сегодня приналечь на шоколад — вечером будет на что посмотреть.

— А что такое?

— Мартин Дубински женился в Лас-Вегасе и сегодня придет с женой.

— О-о! — простонала Ханна. — Ширли передала для книги рецепт своего макового торта, сегодня его как раз будут пробовать.

— Я об этом и говорю. Бывшая жена и новая жена. Просто мыльная опера какая-то, тем более что Ширли хочет вернуть Мартина.

— Да ты что? — удивилась Ханна.

— Вроде бы. По крайней мере, мне так сказали.

— Жаль, я раньше не знала. Тогда не стала бы с ним встречаться.

— Ты встречалась с Мартином? — глаза Лайзы полезли на лоб. — Зачем?

— Это все мама. Но у нас было только одно свидание. А что за новая жена?

— Ну… — Лайза отпила большой глоток кофе. — Ее зовут Брэнди Вин, и она танцовщица из Лас-Вегаса. Представляешь?

— Бренди с вином. Представляю. И как они с Мартином познакомились?

— Я точно не знаю, но вроде бы они поженились через пять часов после того, как Мартин приземлился в Лас-Вегасе. Он ездил туда на конференцию.

— Хорошенькое начало. А дальше?

— Прежде чем сесть на самолет в Миннесоту, они зашли в магазин, и Мартин купил ей шубу за двадцать тысяч долларов. Чтобы она здесь не замерзла.

Ханна издала неопределенный звук. Ей живо представилось старенькое пальто, которое Ширли носила уже третий год, потому что новое купить было не на что.

— Как думаешь, может, заранее вызвать на вечер бригаду спасателей?

— Можно. Тем более что в этой истории есть еще одна женщина.

— Еще одна? — изумилась Ханна. Она с трудом представляла, что может найти в Мартине хотя бы одна женщина, а тут сразу три! Вообще-то, Мартин хороший человек, но чудовищный зануда. Ханна вспомнила про их свидание и поморщилась. И с чего он решил, что ей будет интересно послушать про изменения в налоговой системе Соединенных Штатов?

— Я сегодня подвозила папу в Центр для пенсионеров, — продолжала Лайза, — и заглянула в «Детский уголок», повидаться с Дженис Кокс. Она училась в колледже вместе с Лаурой Йоргенсен, секретаршей Мартина. Дженис точно не знает, потому что они не такие уж близкие подруги, но ей показалось, что Лаура влюблена в Мартина.

— Мама родная! — вырвалось у Ханны. Эх, и зачем только она бросила университет? Защитила бы диссертацию и читала бы лекции кротким студентам далеко-далеко отсюда. А теперь разнимать Лауру, Ширли, Брэнди и Мартина. — Слава богу, что у Лауры сегодня урок бухгалтерии в колледже.

— А вот и нет. Его отменили. И Лаура обязательно придет в досуговый центр — хочет удостовериться, что ее Цыпленка в Пеленке приготовили как надо. Это Дженис мне сказала.

Ханна покачала головой. Сегодня они станут свидетелями грандиозной катастрофы. Почти как гибель «Титаника», ну, может, чуть-чуть поменьше.

— Ладно, пока никто не начал бить посуду, давай-ка сделаем вот что… — Ханна поднялась со стула и направилась к телефону. — Позвоню Андреа, спрошу насчет твоей свадьбы.

— Скажи ей, что может делать все, что хочет. Я ей доверяю.

— Ну, — улыбнулась Ханна, — теперь она уж точно согласится.

— Привет, Ханна, — послышался в трубке жизнерадостный голос Андреа.

— Откуда ты знаешь, что это я?

— У меня новый мобильный с определителем. Без такой штуки агент по недвижимости как без рук.

— Понятно, — чуть улыбнулась Ханна. Андреа обожала всякие технические новинки и каждый раз объясняла, что агент по недвижимости без них как без рук. — У меня для тебя печальная новость. Лайза и Херб решили отложить свадьбу до Дня святого Валентина.

— Кошмар. Ой, подожди, пожалуйста…

В трубке повисла тишина. Через пару минут вновь послышался голос Андреа:

— Как грустно. А почему они ее откладывают?

— У Джека Германа болезнь Альцгеймера. Врачи предложили ему какое-то новое лекарство, и Лайза с Хербом хотят подождать, пока закончится курс лечения.

— А, понятно. А мне ты зачем звонишь?

— Лайзе придется все свободное время ухаживать за отцом, так что времени на подготовку к свадьбе у нее не будет. И она подумала, может, найдется кто-нибудь, кто помог бы ей все организовать, а я тут же вспомнила про тебя… подожди минутку, — Ханна оторвалась от трубки и махнула Лайзе рукой. — Кажется, кто-то постучал в заднюю дверь. Ты не посмотришь?

— Конечно.

— Прости, Андреа, — Ханна снова прижала трубку к уху. — Там кто-то пришел. Может, мама или Керри.

— Не угадала.

— Почему?

— Потому что это я пришла.

— Что-что? — удивилась Ханна. К голосу Андреа в трубке вдруг прибавилось странное эхо.

— Оглянись, Ханна. Лайза меня только что впустила. Я у тебя за спиной.

Глава 3

Ханна обернулась и чуть не врезалась в громадный живот своей беременной сестры. Улыбаясь, Андреа все еще прижимала к уху сотовый телефон. Даже на последнем месяце, непомерно раздавшись в талии, сестра умудрялась выглядеть привлекательно. Блестящие светлые волосы Андреа уложены в замысловатую прическу, макияж безупречен, оливковый кашемировый шарф элегантно наброшен на пальто цвета палой листвы. Казалось, Андреа сошла с обложки глянцевого журнала для будущих мам.

— Можешь повесить трубку, — сказала Андреа.

— Уже поняла, — Ханна положила телефонную трубку, поспешила к Андреа и подхватила ее под локоть. — Давай я тебе помогу. Садись. Сейчас принесу еще один стул, чтобы тебе было куда положить ноги.

— Это мне больше не нужно. Доктор Найт отменил все свои указания, так что теперь я могу двигаться, сколько хочу и как хочу.

Ханна с Лайзой переглянулись.

— Но ведь он же сам велел тебе не вставать с кровати до самых родов.

— Говорил… раньше. А теперь совсем другое дело. Сегодня утром он посмотрел мои анализы и сказал, что я опаздываю.

— Куда? — изумилась Ханна.

— Опаздываю с родами. Я должна была родить еще на прошлой неделе или даже на позапрошлой. Док говорит, я слишком раздулась, и это не очень хорошо для ребенка.

Андреа сняла пальто, передала его Ханне и выставила вперед живот:

— Видишь?

Глаза Ханны расширились. Они не виделись всего пару дней, и за это время ее миниатюрная сестра стала выглядеть так, будто проглотила огромный надувной мяч.

— Он дал мне срок до следующей пятницы, — продолжала Андреа. — Если я не рожу, он положит меня в больницу и возьмется за дело сам.

— Как это — сам? — спросила Лайза.

— Лучше не вдумываться. Я лично не хотела услышать подробности и не стала его расспрашивать. Буду двигаться побольше: вдруг ребенок поймет, что ему пора вылезать.

— Может, тебе прокатиться верхом? — предложила Лайза.

— Что? — Ханна вытаращила глаза.

— Это способ моей мамы. Она рассказывала, что, когда ей случалось переносить ребенка, она ехала на родительскую ферму и каталась там на лошади. И всегда помогало.

— Спасибо за совет, — рассмеялась Ханна и покачала головой. — Думаю, сейчас не самый подходящий момент, чтобы становиться жокеем.

— Да, Билл как-то пытался научить меня ездить верхом, но я в седле и минуты не продержалась. Лучше погоняю на машине по городу. Но сначала я должна выпить кофе. Я уже забыла, когда в последний раз пила настоящий кофе! И съесть что-нибудь шоколадное, чтобы сил прибавилось. А потом дайте мне какое-нибудь задание.

— Какое, например? — спросила Лайза, пока Ханна наливала кофе и доставала печенье.

— Ну… не знаю, вам виднее. Дома мне абсолютно нечего делать. Когда я уходила, пришла бабушка Маккен. Хочет прибраться и подготовить детскую.

— А украсить дом к Рождеству? — предложила Ханна. — Когда у тебя родится маленький, будет не до этого.

— Уже украсили. Я пригласила к себе Люси Дануайт и еще нескольких мам с детишками. Напоила их чаем, а потом они украсили мне весь дом. А я лежала на диване и всем руководила.

— Здорово, — Ханна поставила перед сестрой кружку с кофе и положила салфетку с двумя Шоколадными Радостями.

— И теперь мне совершенно нечем заняться. Я подумала: сегодня ведь рождественский потлак, может, у тебя остался какой-нибудь рецепт, который ты не успела приготовить? Мне нужно чем-то себя занять.

— Спасибо, Андреа, но мы все уже сделали, — Ханна выразительно посмотрела на Лайзу: природа жестоко обделила сестру кулинарными способностями.

Но Лайза не поняла намека.

— Ханна права, — улыбнулась она. — Здесь мы все успели. Но я сегодня заезжала к Эдне, и ей, кажется, нужна помощь.

— Правда? — Андреа отпила большой глоток кофе и даже зажмурилась от удовольствия. — И почему твой кофе всегда вкуснее моего?

Ханна только пожала плечами. Натуральный, только что сваренный кофе (особенно из свежемолотых зерен) по определению лучше растворимого из микроволновки.

— А что за помощь? — повернулась к Лайзе Андреа. — Я на все согласна. Правда, я не очень хорошо готовлю, но ведь впереди еще целый день — успею научиться.

Ханна помрачнела. На ее памяти ничего съедобного Андреа ни разу приготовить не удалось.

— Нет, готовить ничего не нужно, — сказала Лайза. — Эдна говорит, что гости вечно забывают принести ложки с вилками, и я обещала ей найти кого-нибудь, кто бы их собрал и привез.

— Запросто. Лучшего дела для меня не придумаешь. Буду ездить от дома к дому и заодно раздавать всем календари Эла. В этом году календарь просто отличный — фотографии двенадцати лучших домов, проданных через «Лейк-Иден Риэлти», по одному на каждый месяц. Между прочим, десять из этих домов продала я!

— Странно, что не все двенадцать, — Ханна заметно повеселела. Никто лучше Андреа не умел внушать людям, как тратить деньги. Если бы она захотела, то сумела бы всучить бедуинам наполнитель для кошачьего туалета. — Ну а свадьба Лайзы? Ты ей займешься?

— А разве кто-то сомневался? — Андреа со смехом повернулась к Лайзе. — Главное, дай мне список гостей и скажи, какой у тебя любимый цвет. И про цветы не забудь. Остальное я беру на себя.

— Спасибо, Андреа. Ты настоящий друг, — Лайза допила кофе и встала. — Пойду украшать сахарное печенье к сегодняшнему вечеру. Крикни мне, когда будет пора открывать кафе.

Стоило Лайзе скрыться за дверью, Андреа наклонилась к сестре.

— Если угостишь меня еще кофе с печеньем, я тебе такое расскажу!

Ханна пошла за кофейником. Андреа не любила сплетничать задаром.

— Про новую жену Мартина Дубински я все знаю. От Лайзы.

— Про это все знают, — фыркнула Андреа. — Если бы ты была агентом по недвижимости вроде меня, то еще вчера бы все знала.

— Да? И про шубу за двадцать тысяч?

— За двадцать две тысячи, — поправила Андреа. — По крайней мере, мне так сказали. Нет, у меня для тебя настоящие новости. Лучше присядь.

— Ну. И в чем дело?

— Дело в Шоне Ли Куинн!

— Что такое? — Ханна затаила дыхание. А вдруг Шона Ли с Майком давно помолвлены?

— Она уезжает из Лейк-Иден. Сегодня.

— Не может быть!

— Разве я стану про такое врать? Билл звонил мне с работы и все рассказал. У Шоны Ли умер кто-то из родственников, и поэтому она едет домой в Джорджию.

Ханна с трудом удержалась, чтобы не вскочить и не завопить от радости. Все-таки надо соблюсти приличия.

— Вот несчастье. А кто умер?

— Муж Ванессы. Шона Ли сказала, что это была внезапная смерть.

— А кто такая Ванесса?

— Ее младшая сестра. У них меньше года разницы, они очень близки. Представь себе, мужу Ванессы было под восемьдесят.

Брови Ханны поползли вверх. Шоне Ли чуть больше двадцати. С чего вдруг ее младшей сестре выходить замуж за человека, который старше ее почти на шестьдесят лет?

— Неужели восемьдесят?

— Именно. По словам Шоны Ли, они поженились чуть больше года назад.

Что тут прибавишь? Ханна промолчала. Может, конечно, они и обожали друг друга, но в ее голове почему-то настойчиво вертелась фраза «охотница за наследством». Пока старшая из сестер Свенсен соображала, как бы поделикатнее сформулировать вопрос, Андреа кивнула:

— Я знаю, о чем ты думаешь. Ты совершенно права. Богатый старикан. Владелец сети магазинов товаров для дома. Все перешло Ванессе — Билл говорит, это целая куча денег!

— И надолго Шона Ли уезжает?

— Я точно не знаю. Но Билл у нее спросил, пока она писала заявление.

— И? — Ханна затаила дыхание. Она давно мечтала о том, как Шона Ли навсегда исчезнет из Лейк-Иден.

— Она сказала, что точно не знает. Что соскучилась по сестре и семье. Что мечтает провести Рождество дома, пусть и при столь грустных обстоятельствах. Обещала позвонить Биллу через пару недель и сказать, когда вернется на работу… если вообще вернется.

— Ты хочешь сказать, она может уехать насовсем? — не веря своим ушам, сказала Ханна.

— Похоже на то. Биллу пришлось отпустить ее на целый месяц. Так написано в правилах. Но когда месяц закончится, шериф может уволить сотрудника по своему усмотрению.

— И Билл ее уволит?

— Еще как уволит. Я не люблю Шону Ли так же, как ты. А ее сестренка, кажется, еще похлеще будет. То есть… Конечно, нехорошо так говорить о человеке, которого даже не видела. Но ты вспомни себя в двадцать три.

— Попробую, — Ханна сосредоточилась. В двадцать лет она была студенткой, снимала квартирку в обветшалом панельном доме в шести кварталах от университета. Она сама обклеила ее дешевыми обоями и переставила мебель. И хотя ей редко удавалось провести под душем больше трех минут (горячая вода вечно заканчивалась), жизнь была прекрасна.

— В двадцать лет тебе казалось, что весь мир у твоих ног, правда?

— Да.

— И ты встречалась с парнями твоего же возраста или чуть постарше.

Ханна пожала плечами:

— Наверное, если бы они меня приглашали на свидания.

— Отлично. А теперь представь себе: вокруг тебя толпа молодых и красивых парней. Неужели ты влюбишься в восьмидесятилетнюю развалину в инвалидной коляске?

Ханна изо всех сил старалась представить такое развитие событий. Но ничего не получалось.

— Вот и я думаю, что нет, — вмешалась Андреа. — Ванесса вышла за него ради денег. Это единственное разумное объяснение. Будем надеяться, что она поделится своими деньгами с Шоной Ли, и они останутся проматывать их в Джорджии!

Глава 4

Про Майка и кексы, которые она ему испекла, Ханна вспомнила только в половине двенадцатого — в это время в кафе наступало затишье. При этом она так громко ахнула, что встревоженная Лайза со всех ног прибежала к ней.

— Все нормально, — поспешно сказала Ханна. — Просто я вспомнила про огненные кексы для Майка. Пожалуй, я ему позвоню и предупрежу, чтобы он их не пробовал.

— Это потому, что Шона Ли уезжает и теперь тебе не нужно с ней соперничать?

— Ну да. Чудище с зелеными глазами втянуло меня в дурацкую кексовую войну, и теперь мне стыдно.

Лайза пожала плечами.

— А за что? Майк это заслужил. Так ему и надо. Нечего было навязывать твоей «Корзине печенья» кексы Шоны Ли!

— Это верно. Но, с другой стороны, я хочу, чтобы мое свидание все-таки состоялось. Так что ссориться мне с Майком ни к чему.

— Вот так всегда, — улыбнулась Лайза. — Ладно, раз уж ты купила к сегодняшнему вечеру новое платье… Позвони Барбаре, пока она не ушла обедать. Пусть заберет пакет с кексами со стола Майка и выбросит. Он ни о чем даже не узнает.

— Гениально! — Ханна бросилась к телефону. Через несколько секунд на другом конце послышался голос Барбары Доннели, старшего секретаря окружного полицейского управления.

— Привет, Ханна, — кажется, Барбара была рада поболтать. — Как идет подготовка к сегодняшнему вечеру?

— Все отлично. Ты не забыла, что сегодня будем пробовать твоего Зверюгу По-Ирландски? Волнуешься?

— Не спрашивай. Весь день как на иголках. Ты знаешь про Шону Ли?

— Знаю. Билл рассказал Андреа, а Андреа — мне.

— Кажется, многие вздохнут с облегчением. По крайней мере, теперь флиртовать с твоим женихом некому.

— Каким женихом?

— Хороший вопрос! — рассмеялась Барбара. — Я и забыла, что их у тебя двое.

— А мне так кажется, что ни одного. Вообще-то, я хотела поговорить с Майком.

— Его здесь нет. Он вернулся около часа назад, но даже куртки не успел снять, как его опять вызвали.

Ханна набрала побольше воздуха и задала свой главный вопрос:

— Сегодня утром я положила ему на стол пакет. Ты не видела, он все еще там?

— Подожди, я проверю.

В трубке послышался щелчок, и диктор простуженным голосом принялся зачитывать «Зимние советы автолюбителю». Про пустую жестянку из-под кофе, спички и свечу в бардачке на случай, если машина застрянет в пургу, Ханна уже знала. С помощью этих нехитрых вещей она сможет обогреть салон машины и растопить снег, когда захочется пить. Дальше последовал увлеченный рассказ о том, насколько важно для лучшего сцепления с дорогой всегда иметь с собой в багажнике тяжелый мешок с наполнителем для кошачьего туалета, но тут вернулась Барбара.

— Ханна, на столе ничего нет. Наверное, Майк увез его с собой.

Ханна едва не застонала. Она представила себе последствия своей глупой выходки. Одно дело, если Майк попробует съесть кекс на виду у всего отдела (хотя этого Майк не заслужил), и совсем другое — если это случится, когда он будет вести свою патрульную машину по обледенелому шоссе. Так и в аварию можно попасть.

— Ты не знаешь, когда он должен вернуться?

— Здесь он вряд ли появится. По крайней мере, не сегодня. Он весь день мотается по совещаниям: нужно скоординировать работу нескольких отделов. Так что, когда все закончится, он, скорее всего, поедет сразу домой. Передать ему что-нибудь, если он позвонит?

— Нет, не стоит. Все равно я его сегодня увижу. Спасибо, Барбара.

Всю дорогу в досуговый центр Ханна уговаривала себя, что ничего плохого не случится. Передав Эдне ее тефтели, она вернулась в «Корзину печенья» как раз к полудню. Обычно в это время кафе было набито битком: люди приходили выпить послеобеденную чашку кофе и съесть печенье на десерт. Ханна села за кассу и заодно отпускала заказы тем, кто хотел взять печенье с собой, а Лайза обслуживала столики. Эту стратегию они выработали, как только начали работать вместе. Когда клиенты уже начали расходиться, Ханна увидела в дверях знакомое лицо. Это был Норман. В руках он держал фирменный пакет из «Бабушкиного чердака».

— Привет, Норман! — радостно улыбнулась ему Ханна. Хотя Норман и не был голливудским красавцем — брюшко потихоньку росло, а волосы редели, — для Ханны он был одним из самых привлекательных мужчин, которых она когда-либо встречала. Норман был очень открытым и добрым человеком, и, что самое главное, у них было общее чувство юмора. Как говорили Делорес с Кэрри (возвращаясь домой с очередного собрания Клуба поклонниц эпохи Регентства): «Эти два голубка созданы друг для друга».

Норман повесил куртку на вешалку у входной двери и подсел к стойке.

— Кофе? — предложила Ханна.

— Конечно. Здесь готовят самый вкусный кофе в городе. И печенье на твой выбор. Сегодня мне хочется рисковать.

— Рисковать? — Ханна обернулась и оглядела стоявшие за ее спиной корзинки с печеньем. — Вишневая Бомба подойдет?

— А что это?

— Печенье по рецепту бабушки Ингрид. Новинка нашего меню.

— Отлично. Буду твоей морской свинкой, — заявил Норман, сморщил нос и закрутил им туда-сюда, нюхая воздух.

— Ты сейчас вылитая морская свинка из «Детского уголка»! — улыбнулась Ханна.

— Мы с ней, кстати, недавно встречались. В среду звонила Дженис Кокс — у мисс Шерстки между зубов застряла семечка.

— Она вызвала тебя прямо в «Детский уголок»? — спросила Ханна. Она вдруг вспомнила, что они с Норманом не созванивались несколько дней.

— Конечно. Сейчас у мисс Шерстки все в порядке. Семечку я удалил.

— Как тебе это удалось?

— Главное — действовать осторожно. И быстро, — Норман посмотрел на печенье, которое Ханна положила перед ним. — Похоже на маленькие белые бомбы. Даже бикфордов шнур есть.

— Это торчит вишневый хвостик. На самом деле это запеченные в тесте вишни. А белые они потому, что покрыты сахарной пудрой. Берешь вишню за хвостик и ешь.

— Понял, — Норман отправил печенье в рот и принялся жевать. — Вкусно! Вишня как будто взрывается, когда ее раскусываешь. Настоящая вишневая бомба!

Съев второе печенье (по словам Нормана, оно оказалось таким же вкусным, как и первое), он поставил на стойку пакет из «Бабушкиного чердака».

— Это прислала твоя мама.

— Что это?

— Антикварная лопатка-нож для торта. Она сказала, что может доверить доставку только мне.

Ханна достала из пакета деревянную шкатулку, украшенную искусной резьбой.

— Ты ее уже видел?

— Да. Очень красивая. Посмотри сама.

Ханна полюбовалась изысканной резьбой, а затем открыла шкатулку и ахнула.

— Потрясающе! И совсем не то, что я ожидала.

— То есть?

— Она уже, чем обычная лопатка. И, кажется, гораздо острее.

— Твоя мама сказала, что ее сделал специально для придворных торжеств один знаменитый оружейник того периода.

— Теперь понятно, почему она такая острая. Ручка в форме елки просто прелесть. И камушки на ней очень красивые.

— Эти камушки на самом деле сапфиры, рубины и изумруды. А звезда на верхушке — настоящий бриллиант. Так что лучше тебе спрятать эту лопатку в надежное место.

— Уже прячу, — осторожно закрывая шкатулку, сказала Ханна. — Наверно, она стоит кучу денег?

Норман оглянулся по сторонам, но никто из посетителей не обращал на них внимания.

— Да, если это не подделка. А все в «Бабушкином чердаке», включая Луэнну, считают, что она подлинная.

— Спасибо за предупреждение, — Ханна убрала шкатулку обратно в пакет и спрятала под прилавок. — Лучше не доставать ее, пока не придет время резать торт, а то кто-нибудь может принять ее за нож для разделывания индейки.

— Даже если примет, она ему не понадобится. Индейку по рецепту Роуз готовлю я, и Роуз клялась, что мясо будет само отставать от костей.

— У Роуз индейка — пальчики оближешь, — согласилась Ханна и посмотрела в окно. Прищурившись, она сказала со вздохом: — Ну вот, так и знала! Снег пошел. Хорошо, что нас, миннесотцев, вьюгой не испугаешь. К ужину и танцам все соберутся — если, конечно, не начнется настоящая снежная буря.

— Конечно, соберутся. Кто же захочет пропустить рождественский ужин?

Пока Ханна наливала Норману вторую чашку кофе, зазвонил телефон. Она сняла трубку:

— «Корзина печенья». Ханна слушает.

— Здравствуй, Ханна. Это Курт Хоув.

— Привет, Курт, — поздоровалась Ханна. Неужели что-то случилось? Курт был редактором «Снеди-пресс». Когда он звонил Ханне в прошлый раз, то попросил сдать все рецепты на несколько месяцев раньше срока, указанного в контракте. — Надеюсь, ты не собираешься снова изменить срок сдачи?

В трубке послышался смешок.

— Не волнуйся. Я только хотел спросить про один рецепт из твоей книги.

— Какой?

— Кексы в Помадно-Сливочной Глазури. Ты уверена, что там нужна сода?

— Сода? — наморщила лоб Ханна.

— Так написано в рецепте.

— Подожди минуту, — Ханна махнула рукой Лайзе и попросила ее сбегать на кухню за списком рецептов. — Сейчас Лайза проверит. Кажется, там должна быть не сода, а разрыхлитель. Иначе кексы слишком сильно поднимутся в духовке, а потом опадут.

— Мы тоже так подумали, поэтому я и решил у тебя уточнить.

Ханна заглянула в принесенную Лайзой папку с рецептами.

— Да, Курт, разрыхлитель. Полторы чайные ложки.

— Значит, мы правильно догадались.

— Прости, мне очень неловко, — сказала Ханна, чувствуя, как ее щеки заливает краска. — Я отредактировала все рецепты, прежде чем их тебе отослать, но этой ошибки не заметила.

— Ничего, такое бывает, особенно когда заранее знаешь, что должно быть написано. Но я звоню не только из-за этого. Я собираюсь приехать к вам на ужин.

— Отлично! Сможешь сам все попробовать!

— Уже роняю слюнки. Я только что разговаривал по телефону с фотографом — уговаривал его ехать со мной, снимать праздничный стол и гостей.

— Здорово. Знаешь, мы тут собираемся разрезать торт антикварным ножом — получится настоящее фото для обложки.

— Могло бы получиться фото для обложки. Но не получится. Фотограф не сможет приехать. Так что, видимо, придется готовить кое-какие блюда еще раз.

— Не обязательно, — сказала Ханна, взглянув на Нормана. — Я хорошо знаю одного местного фотографа. Подожди, я с ним поговорю, может, он согласится щелкнуть для тебя пару кадров.

Норман кивнул:

— Я согласен. Только я никогда не фотографировал еду. Вроде бы для этого надо специально учиться.

— Я все слышал, — донеслось из трубки. — Скажи ему, пусть снимает, как умеет. Главное, чтобы были фотографии. Я сегодня пораньше уйду с работы. Если не попаду в пробку, доберусь до Лейк-Иден к половине шестого. Где тебя искать?

— В досуговом центре. Мы закрываемся в три, и я еду помогать Эдне готовить стол.

— Предупреди, что здесь сильный снегопад, — подсказал Норман.

— Слышу, слышу, — сказал Курт, прежде чем Ханна успела раскрыть рот. — Тогда я, пожалуй, отправлюсь раньше, чем собирался, — на всякий случай. До скорого, Ханна.

Улыбаясь, Ханна повесила трубку и повернулась к Норману:

— Скажи, у тебя есть время, чтобы забежать в «Бабушкин чердак», или уже пора возвращаться в клинику?

— Конечно, есть. А зачем?

— Хочу обрадовать всех тех, кто дал мне для книги свои рецепты. Пусть знают, что на ужин приедет наш редактор. Но у меня нет времени всех обзванивать.

— Хочешь, чтобы за это взялись наши мамы?

— Им достаточно сделать всего один звонок. Не забывай, в Лейк-Иден существует отличное «сарафанное радио». Ты звонишь одному человеку, а он — еще парочке, а они еще кому-нибудь. И не успеешь ты из дома выйти, а все уже все знают. Так что достаточно рассказать про приезд Курта маме и Кэрри, и самое позднее через час весь Лейк-Иден будет в курсе.

Глава 5

— Как я выгляжу? — Ханна покружилась перед развалившимся на диване Мойше. Судя по выражению на его морде, коту не было абсолютно никакого дела до ее наряда.

Он на секунду оглянулся на нее и снова уткнулся в телевизор: недавно Ханна настроила антенну на канал с передачами из жизни животных. Время от времени по нему показывали документальные фильмы про птиц и грызунов. Мойше внимательно смотрел их от начала до конца, и Ханна не могла его в этом винить: давал о себе знать основной инстинкт. Неважно, что фазана, разгуливающего по экрану, было не поймать. Главное — его можно было выслеживать.

В выборе наряда для сегодняшнего вечера Ханна тоже руководствовалась своим основным инстинктом: вязаное платье цвета морской волны было самым соблазнительным нарядом в ее гардеробе. Его длинная юбка клеш подчеркивала достоинства (точнее, одно-единственное достоинство) фигуры Ханны и скрывала целых четыре недостатка. Кроме того, под длинными рукавами совершенно не было заметно, какие Ханна успела накачать бицепсы, таская мешки по пятьдесят фунтов с мукой и сахаром. Это платье, как и все предыдущие, ей выбрала Клэр Роджерс из «Мод Бомонда». Поддавшись на ее настойчивые уговоры, Ханна согласилась его примерить, а увидев себя в зеркале, немедленно решила купить. Даже не спросив о цене — хотя в магазине Клэр рассчитывать на дружескую скидку не приходилось.

— Рада, что тебе нравится, — сказала Ханна. Глупо было требовать от кота совета в вопросах стиля и моды. Впрочем, глупо вообще задавать ему любые вопросы, кроме «Кушать хочешь?» или «Еще добавки?».

— Еду я тебе оставила, витамины ты сегодня принял, так что, если тебе больше ничего от меня не нужно, я пойду, — продолжила Ханна, надевая свое черное пальто (бело-рыжая кошачья шерсть так к нему и липла).

Потом взяла крошечную сумочку, купленную по настоянию Клэр к платью, перчатки и мешок с паштетом Майка. Потом положила на диван рядом с Мойше несколько кусочков сухого корма. Маленькие плоские рыбки одуряюще пахли лососем. Кот не обратил на угощение никакого внимания: на экране плясали фазаны.

— Я, наверное, буду поздно. Не жди меня.

Проверив, захлопнулась ли дверь, Ханна стала спускаться с крыльца и тут же горячо пожалела, что не надела вязаной горнолыжной маски с прорезями для глаз и рта или хотя бы шапки. Мороз разошелся не на шутку — а ближе к ночи станет еще холоднее. Хорошо хоть, что над крыльцом есть козырек и снег не падает на голову. Пройдя по обледеневшей дорожке, она сбежала по бетонным ступенькам в подземный гараж и налетела на Фила Плотника, своего соседа снизу. Он помог ей удержаться на ногах.

— Извини, Фил, — сказала Ханна. — Это я виновата. Надо было смотреть.

— Ничего. Я как раз собирался зайти к тебе. Ты забыла выдернуть из розетки свой грузовик.

— Спасибо, Фил. Я всегда забываю про предпусковой обогреватель, когда тороплюсь. За этот месяц сожгла уже два.

— Смотри, как бы к ним третий не прибавился, — Фил проводил Ханну к грузовичку. — Какой у тебя рекорд?

— В смысле, сколько перегоревших обогревателей за зиму?

— Да.

В стену были вделаны несколько розеток специально для того, чтобы включать обогреватели, без которых зимой в Миннесоте не обойтись. Из одной торчал удлинитель Ханны. Фил подошел и выдернул его.

— Семь. Это было в год, когда я только купила грузовик. Как оказалось, воспитать в себе привычку выдергивать шнур из розетки — для меня непосильная задача. Ты придешь сегодня на вечеринку?

— Конечно. Сью хочет сфотографировать Кевина на фоне елки. Мы и в прошлом году хотели его снять, но он был слишком маленький, чтобы встречать Рождество со всеми. Жена мечтает отправить фотографии родственникам.

— Уверена, они будут в восторге. Спасибо за помощь, Фил. Увидимся на вечеринке!

Все еще улыбаясь, Ханна забралась в свой ярко-красный, как леденец, грузовик. Вместо номеров у него была табличка «ПЕЧЕНЬЕ», а на кузове с обеих сторон красовались надписи «Корзина печенья» золотыми буквами. Ее налоговый инспектор заявил, что эта реклама поможет избежать лишних налогов.

Ханна выехала из гаража на узкую дорогу, огибающую дом. В некоторых окнах уже зажгли свет. Хотя было только четыре часа дня, тени от сосен на снегу стали из лиловых темно-синими. Еще немного — и совсем стемнеет. Ханна включила фары. Рано утром и в сумерки видимость была очень плохая, и, даже не превышая минимальную скорость, на которой разрешалось выезжать из двора, можно было запросто помять чью-нибудь машину не на одну сотню долларов.

Пока Ханна выруливала на дорогу, совсем стемнело. Она свернула налево, на Олд-Лейк-роуд, включила «дворники» — пусть повоюют со снежными хлопьями, атакующими лобовое стекло, — и повернула ручку приемника, настроенного на ее любимую радиостанцию. Только что закончился выпуск новостей, метеоролог Рейн Филипс зачитывал прогноз погоды.

— …вечеру возможен небольшой снег. Сейчас небо чистое, температура в округе Уиннетка семь-десять градусов ниже нуля. Друзья, сегодня красивейший вечер. Бросайте все и выходите на улицу — оно того стоит.

— Ну и кретин же ты, Рейн. Выгляни в окно, там за снегом ничего не видно! — проворчала Ханна и увеличила скорость отчаянно боровшихся со снегом «дворников».

— Ты что здесь делаешь в такую рань? Я думала, ты приедешь только в пять, — изумилась Эдна Фергюсон, когда Ханна появилась на пороге кухни досугового центра.

— Решила вам помочь, — Ханна открыла холодильник, чтобы положить в него паштет Майка, и заметила на полке торт-желе по рецепту Андреа. — Лайза заезжала?

— Да, на минутку. Сказала, поедет домой переодеться. Она оставила пакет с Рождественским Печеньем — до чего красивое!

— Когда Лайза родилась, у нее в руках был кондитерский мешочек. Кстати, Андреа привезла тебе ложки?

— Да. Не могу понять, как ей удается с таким животом водить машину? Твоя сестра — это что-то.

— Это вы из-за ложек ей льстите?

Эдна так решительно тряхнула головой, что ее седые кудряшки запрыгали.

— И из-за ложек тоже, но главное — из-за елки и зала. Когда она приехала, мы как раз здесь все украшали, и Андреа, добрая девочка, вызвалась помогать. Были только сестры Холленберг, потому что у Бернис Мацей разболелась поясница. Сначала они не хотели, чтобы Андреа участвовала — ведь она в положении. Но твоя сестра вызвала сюда пару своих подруг — лазить по стремянкам. Тогда сестры, конечно, согласились. Ну а когда молодежь приехала, тут такое началось! За два часа украсили весь зал и даже елку, а ведь в ней восемнадцать футов!

— С Андреа всегда так. Пара звонков — и все готово.

— Но это еще не все. Когда я увидела, как она своими руками цепляет на верхушку елки рождественского ангела — стоит на стремянке, представь! — у меня чуть челюсть не выпала.

Ханна обрадовалась, что при этом не присутствовала. Кажется, доктор Найт не подозревал, к каким последствиям приведет его совет Андреа «вернуться к активной жизни».

— Иди, включи свет и сама увидишь, как здорово получилось, — Эдна махнула в сторону двери. — Такая красота!

Ханна прошла в банкетный зал. Горело лишь несколько светильников, и с лестницы ничего разобрать было нельзя. Но когда Ханна зажгла верхний свет, она остолбенела. Оказывается, ее сестра волшебница!

Каждый из четырех столов посреди комнаты был накрыт скатертью своего цвета. Столы украшали букеты из пуансеттии, сосновых веток и золотых шариков. Из каждого букета торчал флажок на карамельной палочке — на нем было написано, для чего предназначен стол. Красный — для закусок. Золотой — для горячих блюд и гарниров, серебряный — для десертов, а зеленый — для салатов, супов и домашнего хлеба. Был еще стол, покрытый красно-зеленой шотландкой. На нем были расставлены кофейные и чайные принадлежности и переносной холодильник для молока, газировки и соков.

Вдоль стен располагались длинные столы, покрытые скатертями с рождественским рисунком: снеговики на лыжах, Санта-Клаусы, елки, ветки падуба, снежинки. На каждом из них на равном расстоянии друг от друга стояло по три букета — уменьшенные копии с четырех главных столов.

Потолок украшали, сложным образом переплетаясь, длинные ленты красной, зеленой, золотой и серебряной гофрированной бумаги. Все вокруг напоминало о грядущем Рождестве; рождественская елка — используя лексикон Клуба поклонниц эпохи Регентства — «совершенная бель фам»[7] — вспыхнула тысячами радужных огней, стоило Ханне повернуть выключатель.

— Сногсшибательно, — объявила комнате Ханна, когда к ней вернулся дар речи. Пытаясь «вернуться к активной жизни», Андреа сегодня превзошла сама себя. В детстве они с сестрой не были лучшими подружками; их сблизило совместное расследование убийства — после чего муж Андреа, Билл, получил, между прочим, значок детектива. Работая вместе, они научились ценить друг друга, по крайней мере когда перед ними стояла общая задача.

Ханна скрестила пальцы — детская привычка — и загадала, чтобы рождественский ужин сегодня прошел удачно. А потом вернулась в кухню — помогать Эдне до приезда остальных.

Через сорок минут Ханна стояла у подножия лестницы. Помощницы Эдны выгнали ее из кухни и отправили встречать гостей. До их прихода оставалось всего ничего. Из динамиков доносилась негромкая рождественская музыка, подозрительно напоминавшая композиции с диска, который продавался через телемагазин. Только у нас вы сможете купить этот диск по суперцене девятнадцать долларов девяносто пять центов плюс семь девяносто пять за доставку. Тем, кто позвонит в течение ближайших пяти минут, второй диск бесплатно.

— Здравствуй, Ханна, — поздоровался с ней первый гость. Это был Керби Уэллс, преподаватель музыки в школе Джордан Хай. Он уже спустился по лестнице. За ним в полном составе (всего десять человек) шел джазовый ансамбль Джордан Хай. На мальчиках были красные атласные пиджаки и черные брюки, а на девочках — зеленые атласные платья.

— Выглядите на все сто! — сделала им комплимент Ханна. Эти костюмы школьный оркестр купил специально к выступлению на рождественском ужине. Ребята должны были играть на танцах, которые начинались сразу после ужина, и во время десерта. — Керби, тебе что-нибудь нужно? Давай, я помогу.

— У меня все готово, — сверкнул белоснежными зубами Керби — интересно, они от природы у него такие или это Норман их ему отбелил? Мускулистому холостяку Керби было лет двадцать шесть. О свидании с ним мечтала половина старшеклассниц Джордан Хай. — Я специально заезжал сюда утром. Нам нужно только расставить стулья — все остальное у нас с собой в грузовике.

Ханна показала Керби, где найти дополнительные столы и стулья, и поспешила обратно к лестнице. Торопилась она не напрасно — в прихожей снимал пальто Курт Хоув.

— Привет, Курт! — крикнула Ханна, едва он начал спускаться по лестнице. — Рада, что ты смог выбраться.

Курт быстро сбежал вниз.

— Я бы приехал еще раньше, но возле Элк-Ривер попал в снегопад — пришлось сбавить скорость. Чем это здесь так вкусно пахнет?

— Наверное, едой, — улыбнулась Ханна, беря его под руку. — Все в курсе, что ты должен приехать, так что давай лучше я тебя представлю Эдне и остальным, пока они сами на нас не набросились. А потом найду тебе местечко, чтобы ты смог подождать Нормана. Он будет с минуты на минуту. Объяснишь ему, какие именно снимки тебе от него нужны.


Познакомив Курта с дамами, хлопотавшими на кухне, Ханна усадила его за стол и поставила перед ним типичную для Миннесоты закуску: в небольшую миску насыпался колотый лед, а сверху выкладывались нарезанные соломкой сельдерей, морковь, редис и маринованные огурчики. В другой миске была маринованная стручковая фасоль, грибы, свекла и маленькие луковички.

Пока Ханна объясняла Курту, что все эти овощи собственноручно вырастили и замариновали жители Лейк-Иден, на лестнице появился Норман. На плече у него висел фотоаппарат, а в руках он нес коробку, обернутую подарочной бумагой. В коричневом замшевом пиджаке, черном свитере с высоким воротом и черных брюках он показался Ханне элегантным и привлекательным как никогда. Свою отороченную мехом зимнюю куртку Норман перекинул через локоть.

Подойдя к Ханне, он задержал ее в объятиях на пару секунд дольше, чем следовало по представлениям отдельных пожилых консерваторов Лейк-Иден. Затем протянул ей коробку:

— Это тебе. Предрождественский подарок. Клэр сказала, ты, может быть, захочешь надеть его на ужин.

— Спасибо, Норман, — поблагодарила Ханна и тут же развернула подарок. В коробке лежал свитер с рождественской аппликацией. Он так подходил к ее платью! — Какая красота. Спасибо! — Ханна мгновенно надела свитер и покружилась, чтобы Норман мог разглядеть ее со всех сторон.

— Он идет тебе даже больше, чем думала Клэр, — Норман еще раз обнял ее и повернулся к Курту. — Привет, Курт. Рад снова тебя видеть.

— Взаимно, — Курт похлопал по соседнему стулу. — Садись, угощайся. Закуски просто отличные.

— Сейчас, только повешу куртку.

— Давай мне, я повешу, — не успел Норман и шага сделать, Ханна взяла у него из рук куртку. — Заодно посмотрю в зеркало на себя в новом свитере. А вы пока обсудите, какие Курту нужны фотографии.

Оставив куртку Нормана в гардеробной и покрутившись перед зеркалом, Ханна вернулась на свой пост у лестницы. Теперь гости шли потоком. Она здоровалась и объясняла, куда отнести кастрюльки, миски и блюда. Когда Ханна собралась улизнуть на кухню, чтобы подкрепиться кофе, приехал Майк с Шоной Ли.

— Ханна, привет! — Шона Ли грациозно спустилась по ступенькам, ловко балансируя на высоченных каблуках (Ханна мрачно подумала, что ей даже и пытаться не стоит повторить этот трюк). В руках у Шоны Ли было большое блюдо. — Надеюсь, оно получилось. Я старалась во всем следовать рецепту.

— Наверняка получилось, — откликнулась Ханна, надеясь, что так оно и есть. Она поручила неотразимой блондинке один из самых легких рецептов — Рулеты со Шпинатом от Сьюзан Зильбер. Единственное, что нужно было сделать, — это отварить и отжать шпинат.

— Надеюсь, рецепт войдет в книгу? Знаешь, я решила нарезать их по-своему — наискосок. Так они гораздо лучше смотрятся.

Ханна посмотрела на блюдо в руках Шоны Ли. Накрытые пленкой куски рулета выглядели вполне аппетитно.

— Очень красиво.

— Я тоже так думаю. К тому же они еще и очень вкусные. Я съела пару кусочков, когда выкладывала рулеты на блюдо.

— Для этого и становятся поварами, — пошутила Ханна и улыбнулась Шоне Ли. Теперь, когда соперница уезжала из города, можно позволить себе дружелюбие. — Отнеси их на кухню и отдай Эдне. Она проследит, чтобы рулеты попали на нужный стол, когда придет их очередь. И скажи ей, что сделать с твоим блюдом, когда его вымоют.

— Ой, а пусть Майк завезет его ко мне домой. У него и ключ как раз есть, и где тарелки стоят, он тоже знает.

Кровь бросилась Ханне в лицо, и вся ее доброжелательность испарилась в мгновение ока. Только человек, который часто бывает в гостях у Шоны Ли, мог знать, где она хранит свои тарелки. Перед глазами Ханны понеслись, сменяя одна другую, сцены романтических ужинов при свечах и уютных завтраков в постели, ужинов, завтраков, ужинов, завтраков… Ладно, эти двое у нее попляшут!

— Мне до того жаль, что я не смогу остаться со всеми на ужин, — голосок Шоны Ли помешал Ханне составить план двойного убийства. — Здесь, наверное, будет так мило! Но мой самолет улетает в десять, а в аэропорт надо приехать за два часа. Меня Майк подвезет. Да, Майк? До чего он милый, правда?

— Правда, — выдавила из себя Ханна, зловеще улыбнувшись. Только абсолютно незнакомого с ней и к тому же безнадежно близорукого человека эта улыбка могла бы ввести в заблуждение.

— Ты не приготовишь кофе, пока будешь на кухне? — Майк легонько подтолкнул Шону Ли. — Я бы выпил чашечку перед отъездом.

— Сливки и две ложки сахара, да? А по утрам ты пьешь кофе без сливок.

— Но сейчас ведь не утро, — возразил Майк и, как только Шона Ли ушла, повернулся к Ханне. — Слушай, я хотел тебе сказать насчет тех шоколадных кексов…

Ханна поперхнулась. Хорошо, что она здесь не одна. На случай, если дело закончится мордобоем, у нее будет куча свидетелей.

— Прости, я…

— Я не успел их попробовать. Времени не было, — перебил ее Майк. — Но спасибо хочу сказать заранее: мне было очень приятно. Конечно, надо было сразу съесть парочку, но день был совершенно сумасшедший. Я сунул их в ящик, чтобы ребята не растащили, а вернуться на работу уже не успел.

Ханна послушно кивала головой, как китайский болванчик, не слушая объяснений Майка. Она поняла только первую фразу.

— Значит, ты так и не попробовал мои кексы?

— Еще нет. Они так и остались лежать в столе на работе. Может, их нужно было в холодильник положить, или еще что-нибудь? С ними до завтра ничего не случится?

— Абсолютно ничего. Будь уверен, — Ханна невинно (как она надеялась) улыбнулась Майку, лихорадочно при этом соображая, как выкрасть кексы, прежде чем Майк успеет их попробовать. — Жаль, что ты пропустишь ужин.

Майк приобнял ее одной рукой за плечи.

— Ни в коем случае. Займи мне место. Я только отвезу Шону Ли в аэропорт и сразу же вернусь обратно. Может, самое вкусное я попробовать и не успею — зато встречу мое первое Рождество в Лейк-Иден вместе с тобой.

Глава 6

Когда Майк и Шона Ли вышли, унося с собой по большому Рождественскому Печенью, Ханна вернулась к своим обязанностям. Каждый раз, когда распахивалась входная дверь, впуская новую партию голодных гостей, с улицы доносился вой зимнего ветра. Дети визжали от восторга, разглядывая выставленную в холле миниатюрную рождественскую деревушку. Три года назад ее сделали на уроке труда школьники Джордан Хай — в подарок жителям Лейк-Иден. С тех пор они постепенно совершенствовали и дорабатывали макет. В прошлом году ученики Джорджа Бэкстера провели в фанерные домики электричество, и теперь крошечные окошки светились как настоящие. А в этом году старшеклассники изготовили три церкви: витражи в них были в точности как в церквях Лейк-Иден. Жена Джорджа, Пэм Бэкстер, преподававшая домоводство, тоже решила поучаствовать. Ее ученицы сделали крошечные рождественские венки на каждую дверь и украсили витрины магазинов.

— Тетя Ханна! Привет! — услышала Ханна знакомый голосок.

— Трейси! — Ханна широко улыбнулась навстречу спускавшейся по лестнице племяннице. Дочка Андреа и Билла была одета в кружевную блузку и темно-зеленый бархатный джемпер; светлые кудряшки делали ее похожей на рождественского ангела. — А где мама?

— Она в холле, разговаривает с миссис Бисмен и мистером Германом. Там еще тетя Лайза и дядя Херб.

— А ты сразу побежала сюда?

Трейси тряхнула головой.

— У них какие-то глупые разговоры. Про шубы, бриллианты и какое-то вино.

— Вино? — Ханна была озадачена. Какая может быть связь между шубами, бриллиантами и вином? Хотя… — Они говорили про бренди?

— Ну да! Мама сама отправила меня сюда. Велела потусить здесь, пока она не спустится.

— Твоя мама отправила тебя сюда потусить? — вытаращила глаза Ханна.

— Нет, она сказала, чтобы я здесь погуляла и поболтала с разными знакомыми. Но ведь это и есть «потусить»?

— Д-да, — согласилась Ханна. Она никак не могла привыкнуть к новым словечкам племянницы. — Норман где-то здесь, фотографирует. Иди, поздоровайся с ним.

— Ага. Дядя Норман классный. А где дядя Майк?

— Он приедет попозже. Он повез Шону Ли Куинн в аэропорт.

— На своем новом желтом «хаммере»?

— Да.

— Дядя Майк нас с папой на нем катал. В нем прилично трясет, хотя ты это сама знаешь, раз вы встречаетесь. А чья машина тебе больше нравится? Дяди Майка или дяди Нормана?

— Это смотря как далеко на ней заехать, — усмехнулась Ханна.

Трейси побежала искать Нормана, а на лестнице появилась Андреа, крепко, к большому облегчению Ханны, держась за перила. Новый брючный костюм из лилового бархата очень шел ей.

— Привет, Ханна. Как дела?

— Никак. Мартин с женой еще не появлялись.

— Может, они и не приедут. Лучше Ширли с ней не встречаться. Хотя лично я умираю — так хочу посмотреть на новую миссис Дубински. Как думаешь, она будет в золотом трико и вся в блестках?

— Вряд ли. Вдруг она окажется милой, приятной женщиной?

— С таким имечком?

Это сестра верно подметила. Ханна улыбнулась.

— Очко в твою пользу. А Билл тоже здесь?

— Пока нет. Если он опоздает, надо будет отложить для него кусочек торта-желе. Это его самый любимый из тех, что я пеку.

— Точнее, это единственный торт, который ты печешь.

— Н-ну… можно и так сказать. Ладно, я пойду поищу Трейси. Наверняка она уже успела пробраться на кухню и теперь пристает к Эдне, чтобы та разрешила ей помочь.

— Что ж, она не самая плохая помощница из тех, что знавала Эдна, — Ханна с улыбкой проводила сестру взглядом. До чего все-таки беременные женщины похожи на парусные суда при попутном ветре. Сверху вновь послышались голоса.

С каждой минутой искренне улыбаться Ханне становилось все сложнее: полчаса беспрерывных приветствий давали о себе знать. Но появившаяся на лестнице пара заставила ее просиять, как стоваттная лампочка.

Поздоровавшись с мэром и его супругой, Ханна не удержалась и хихикнула. Праздничный галстук мэра Баскомба был неподражаем: по-старомодному широкий, он был расшит красными блестками, а посередине, мигая огоньками гирлянды, красовалась зеленая елка из фетра.

— Потрясающий галстук, мистер мэр.

— Это Стеффи его для меня купила. В елочке спрятана маленькая батарейка, как в часах, — мэр Баскомб взял жену под руку. — Она у нас самая лучшая покупательница в мире, верно, дорогая?

Стефани Баскомб улыбнулась, но глаза ее, заметила Ханна, оставались печальными. И руку свою она незаметно высвободила. В первом семействе что-то неладно, решила Ханна. Для толпы избирателей, что собрались на праздник, Баскомбы старательно разыгрывали из себя безмятежно счастливую пару.

— Изумительное платье, миссис Баскомб, — сделала комплимент Ханна. Вырез и подол белого шерстяного платья были отделаны вышитыми белыми же снежинками. Заметив сверкавшие в ушах Стефани бриллиантовые серьги в форме снежинок, Ханна поняла, что дело плохо. Каждый раз, когда мэр изменял жене, Стефани утешала себя покупкой дорогого украшения.

— Спасибо, Ханна, — поблагодарила Стефани, снимая пальто и передавая его мужу. — Отнеси его в гардероб, Ричард. Я пойду на кухню, посмотрю, не нужна ли помощь.

Мэр послушно отправился вешать пальто, а Ханна только покачала головой. Она отлично знала, что сейчас произойдет в кухне. Стефани спросит, не нужно ли помочь. Спасибо, но Эдна никак не может допустить, чтобы миссис Баскомб испачкала свое красивое платье. После этого обмена любезностями Стефани уйдет: жене мэра важно предложить свою помощь, а Эдне важно от нее отказаться. Тогда Стефани на кухне не будет и кумушки Лейк-Иден смогут свободно перемыть кости бабнику мэру.

Через несколько минут Эдна командировала Барбару Доннелли сменить Ханну на ее нелегком посту. Ханна решила подойти к Курту и Норману, по-прежнему горячо обсуждавшим будущие фотографии для кулинарной книги, узнать результаты их спора. Но на полпути она заметила среди гостей одну из участниц сегодняшнего предполагаемого сражения, Ширли Дубински. Она сидела за столом рядом с бывшей свекровью, Бэбс. Пока Ширли и Мартин не развелись, свекровь и невестка не очень ладили друг с другом. После развода, к всеобщему изумлению, они неожиданно сблизились. Лица у Бэбс и Ширли были совершенно непроницаемые.

— Привет, Бэбс, — поздоровалась Ханна. Подумать только, а ведь это именно Бэбс уговорила Делорес устроить Мартину и Ханне свидание. — Симпатичная брошка.

— Спасибо. Это Ширли мне подарила на Рождество два года назад. Чудесная вещица, — Бэбс дотронулась кончиками пальцев до золотой брошки в форме рождественского венка, приколотой под воротом бордовой шелковой блузки. — Ты уже слышала новости?

— Да, сегодня утром, — Ханна решила не вдаваться в детали и повернулась к Ширли: — Отлично выглядишь, Ширли. Костюм тебе очень идет и новая стрижка тоже.

Ширли просияла.

— Надо же, ты заметила. Я подстриглась на прошлой неделе, в Чикаго. Ты же знаешь, меня повысили. Дел и Бентон Вудли решили, что «ДелРэй» пора участвовать в крупных торговых ярмарках и что представлять компанию буду я.

— Здорово.

— Еще бы. Оказывается, я хороший агент по продажам. Они так обрадовались, когда я привезла из Чикаго два новых контракта, что дали мне премию. Представляешь? А Бэбс согласилась присмотреть за мальчиками, пока я в отъезде, так что теперь не о чем беспокоиться.

— А они тоже здесь? — спросила Ханна. Сыновей Мартина и Ширли нигде не было видно.

— Нет, я оставила их у мамы. Мы с Бэбс решили, что так будет лучше, тем более что Мартин, — голос Ширли дрогнул, — собирается приехать с ней.

— Ну да. Так, конечно, лучше. Вдруг мальчики поймут… — Ханна замолчала на полуслове, потому что в дверях зала появились Мартин Дубински со своей новой женой. Для молодожена вид у Мартина был на удивление понурый. «Интересно, почему?» — мелькнуло в голове у Ханны. Но стоило ей взглянуть на эту женщину, как все вопросы вылетели у нее из головы.

— Мама родная! — пробормотала Ханна, а гости в один голос ахнули.

Брэнди Вин Дубински как никто заслуживала восторженных охов и ахов. Она была великолепна. Сногсшибательна. Безупречная кожа, сияющие глаза цвета морской волны, длинные ресницы, пышные каштановые волосы и роскошная фигура — было от чего потерять дар речи. В зале досугового центра воцарилась мертвая тишина. Ростом жена Мартина тоже не была обижена — и, судя по серебристым узким сапожкам на высоких каблуках, ничуть этого не стеснялась.

— Ого, — выдохнула Ханна, часто моргая. Не женщина, а дива. Серебристое атласное платье с глубоким декольте тесно облегало Брэнди, подчеркивая выпуклости ее стройной фигуры. Улыбнувшись, жена Мартина продемонстрировала онемевшим гостям идеально ровные ослепительно белые зубы. Казалось, сюда она явилась прямо с подиума. Со дня своего основания Лейк-Иден не видел ничего подобного.

Ханна украдкой взглянула на Ширли. Бывшая жена Мартина, разинув рот и не мигая, смотрела на Брэнди. Бэбс толкнула ее локтем и прошептала что-то на ухо. Ширли немедленно закрыла рот, выпрямилась и сделала вид, что любуется стоявшей посреди комнаты елкой, а до новой миссис Мартин Дубински ей нет никакого дела.

— Ой-ей-ей, — прошептала Ханна, мучительно соображая, как разрядить обстановку. Ситуация усугублялась еще и тем, что Мартин, заметив в толпе гостей свою мать, пробирался вместе с Брэнди к ее столу. Но по пути он заметил возле нее Ширли и остановился. Получилось очень неловко: Мартин и Брэнди настороженно разглядывали Бэбс и Ширли; мать и бывшая жена сидели за столом, а бывший муж и его новая жена стояли всего в паре футов от них.

Напряжение возрастало с каждой секундой, и Ханна поняла, что надо действовать. Она отыскала взглядом Андреа и махнула рукой в сторону Мартина и Брэнди. Андреа мгновенно все поняла (с тех пор, как Билл победил на окружных выборах в шерифы, в ней проснулась Первая леди) и стала протискиваться к молодоженам, чтобы поздороваться и найти им место как можно дальше от Ширли с Бэбс.

— Ой, а вот и мама пришла, — сказала Ханна, заметив на лестнице Делорес. — Ладно, не скучайте тут. Я пойду поздороваюсь.

Ханна поспешила навстречу Делорес. Поздоровавшись, она выжидательно уставилась на мать.

— А где же Уинтроп?

— Ставит машину на стоянку. Он подвез меня к самому входу. Он всегда такой заботливый, — Делорес танцующей походкой спустилась по лестнице и окинула зал взглядом особы королевских кровей. — Ты не возьмешь мое пальто, дорогая? Местечко вон за тем столом просто создано для нас. Ты же знаешь, Уинтроп gauche[8].

— Gauche?

— В прямом смысле.

— То есть… он левша?

— Да. Поэтому ему нужно сидеть с самого краю, слева от меня. Люди даже не задумываются, насколько трудно быть левшой. Практически все в мире создано для правшей.

— Еще бы, — поддакнула Ханна, забирая у матери ее новый «парадный мундир».

— Пожалуйста, не задерживайся. Уинтроп вот-вот придет. Он о тебе спрашивал. И не забудь, апельсиновый концентрат появился в старинном рецепте Шоколадного Сияния нашей дорогой леди Гермионы совсем недавно.

Встретив еще несколько гостей, Ханна заметила на лестнице аккуратненького джентльмена. Это мог быть только Уинтроп. Он прошел к столу Делорес, улыбаясь ей навстречу. Ханна проводила его недоверчивым взглядом.

Заметив, что Ханна смотрит в их сторону, Делорес помахала ей рукой: жест обязывал Ханну немедленно подойти. Не решаясь ослушаться приказа, Ханна развернулась на каблуках, сдержала желание отдать честь и подошла к матери.

— А это, должно быть, Ханна, — Уинтроп проворно вскочил со стула. — Очень, очень рад. Делорес говорила, что вы в семье первая красавица.

Ханна прикусила язык: не хотелось вот так сразу называть Уинтропа бессовестным льстецом. Вместо этого она вежливо рассмеялась.

— Наверное, мама перепутала нас с сестрой. Ничего страшного. Главное, мы с вами наконец встретились. Мама столько о вас рассказывала.

— Надеюсь, только хорошее? — спросил Уинтроп. По его лицу было видно, что никакого другого ответа, кроме утвердительного, он не ожидает.

— Конечно, — улыбнулась Ханна, с первого взгляда раскусив «друга сердца». Уинтроп Харрингтон II идеально совпадал с образом героя-любовника романов эпохи Регентства — то есть, в представлении ее матери, идеального мужчины. Он был в меру привлекателен, учтив — этакий искушенный кавалер и, судя по идеально сидящему костюму, шил свою одежду на заказ. Он был воплощением роскоши; на охотника за наследством он не походил. Не было в нем также ничего, говоря на языке поклонниц эпохи Регентства, вульгарного. И все-таки подозрения Ханны насчет чистоты намерений Уинтропа не развеялись до конца, и она продолжала наблюдать за ним — так мудрый кролик не доверяет дружелюбному удаву.

— Дорогая, наша старинная лопатка уже здесь? — решила вмешаться Делорес. Молчание дочери слишком затянулось. Что, если она собирается устроить Уинтропу оскорбительный допрос с пристрастием?

— Да, лежит на столе с десертами возле торта. Мы уже выставили самые красивые торты и печенье, чтобы Норман мог их сфотографировать. Курт Хоув чуть дар речи не потерял, когда увидел твою лопатку. Просил тебе передать, что она великолепна.

— Это верно. Луэнна — гений. Я уже говорила, у нее настоящий дар распознавать среди обычного аукционного хлама подлинные сокровища. Луэнна мне говорила, что когда она услышала про «старую серебряную лопатку для торта», ее вдруг охватило какое-то предчувствие. Она рассказала про лопатку мне, а я отправила Луэнну на аукцион. Дальнейшее — молчанье[9]. В смысле, вы уже знаете.

— До чего увлекательная история, дорогая, — проворковал Уинтроп, гладя Делорес по руке. Ханна поняла, что самое время ретироваться, пока она не сказала что-то, о чем потом сильно пожалеет.

К счастью, Делорес все поняла и быстро сказала:

— Ненавижу торопить уходящих гостей, но я знаю, как сильно ты занята, моя дорогая. Я просто хотела познакомить тебя с Уинтропом. Во время рождественской недели у вас будет время узнать друг друга поближе.

— Конечно, — отозвалась Ханна, стараясь не скрежетать зубами. Уинтроп, оказывается, проведет рождественскую неделю вместе с ними. Мило, ничего не скажешь. — До встречи, мама. Уинтроп. Держу пари, я вас очаровала.

Моя дочь такая шутница, представила Ханна следующую реплику матери. Хорошо бы сейчас вернуться и как следует расспросить Уинтропа о его подлинных намерениях. Усилием воли Ханна сдержалась и вместо этого решила отыскать сестру. Андреа сидела возле Мартина и Брэнди. На лице у нее было самое приятное выражение, какое может изобразить отчаянно скучающая чересчур беременная женщина. Ханна махнула ей рукой: жест означал, что вскоре она сменит Андреа на посту, а потом они смогут обменяться впечатлениями о Уинтропе. Андреа согласно кивнула. Сестры всегда понимали друг друга без слов. Этим они были обязаны своей матери, которая всегда оставляла последнее слово за собой.

Ханна взглянула на дверь кухни: Эдна отчаянно махала ей рукой. Пора было накрывать столы. Она поспешила на кухню, и через считаные секунды, получив указания от Эдны, уже тащила в зал огромное блюдо. Когда накрыли стол с закусками и Норман его сфотографировал, мэр Баскомб объявил начало ужина. Стол окружила толпа: послышались восторженные охи и ахи гостей, дегустирующих Рулетики со Шпинатом, Поспешный Паштет, Закуску к Фиесте и Пирог с Икрой. Стол ломился от десятков закусок. Чего здесь только не было! Запеченный Бри, Грибы-Нелегалы Билла Джессапа, Закуска из Сельди от миссис Кнудсон и Морская Закуска, рецепт которой принадлежал Кэрри Роудз.

Ханна положила на тарелку кусочек своего Киша[10] со Шпинатом (основных блюд и так было много, поэтому Эдна разрезала его на множество тонких кусков и подала на блюде как закуску) и отправилась выручать сестру. Андреа пробовала закуски вместе с Мартином и Брэнди.

После знакомства и поздравления новобрачных Ханна предприняла решительную попытку завести светскую беседу с Брэнди:

— У вас красивое платье.

— Знаю. Мартин сказал, я могу выбрать все, что захочу. Кажется, трех ноликов в счете он не ожидал.

Ханна усилием воли изобразила на лице вежливую улыбку. Три нуля — это как минимум тысяча долларов. Небольшой бизнес Мартина приносил скромные доходы, а ему еще нужно было заботиться о двух детях.

— Наверное, после Лас-Вегаса Лейк-Иден кажется непривычным.

— И не говорите.

Ханне захотелось немедленно повторить свое замечание. По крайней мере, это было бы хоть какое-то продолжение разговора. На самом деле ей не терпелось узнать, почему Брэнди вышла за Мартина, но о таком спрашивать не принято.

— Ну а вы замужем? — спросила Брэнди, разглядывая руки Ханны. Колец на них видно не было.

— Нет, — ответила Ханна. Повисло молчание. Ханне вдруг захотелось понести какую угодно околесицу, лишь бы нарушить эту тишину. — Наверное, я еще не нашла своего мужчину.

— Бросьте, какие здесь могут быть мужчины. Для незамужней, особенно в вашем возрасте, жить в таком городишке — все равно что хоронить себя заживо. Только не обижайтесь. Вы симпатичная, и потом, некоторым мужчинам нравится, когда женщина выглядит так… естественно. Если хотите, могу познакомить вас в Вегасе с настоящим мужчиной.

Ханна нахмурилась. При мысли о том, с каким мужчиной ее может свести Брэнди, ей стало нехорошо, и она быстро сменила тему:

— А со своими сыновьями Мартин вас уже познакомил?

— Нет. Я, вообще-то, к детям равнодушна. Еще повезло, что у него мальчики. С мальчиками мне как-то проще ладить.

Могу поспорить, подумала Ханна, но вслух ничего не сказала. Разговаривать с Брэнди было все равно что тащить из болота бегемота. Только продвинешься вперед на пару дюймов — и снова плюхаешься в грязную жижу.

— А это кто? — Брэнди указала на соседний столик.

— Кто именно?

— Вон тот парень в безвкусном рождественском галстуке. У него какое-то знакомое лицо.

— Это наш мэр, Ричард Баскомб.

— Такое чувство, что я его где-то встречала. Но имя незнакомое.

Ханна кивнула. Мысли ее понеслись галопом: пару месяцев назад мэр как раз летал в Лас-Вегас на конференцию. Если у него там завязался романчик с Брэнди, вряд ли он представился своим настоящим именем.

— Вы меня извините? Мне нужно кое-что сказать Марти.

Брэнди повернулась к Мартину, и Ханна облегченно вздохнула. Теперь она могла наконец-то поговорить с Андреа.

— Билл наконец пришел? Я думала, он успеет к началу ужина.

— Он мне только что звонил. Межокружной встрече шерифов конца-краю не видно, так что его еще долго не будет.

Брэнди похлопала Андреа по руке.

— Мартин мне сказал, что ваш муж — местный шериф. Вообще-то, я не хотела спрашивать, но вы не знаете, как здесь с преступностью?

— Никакой преступности, — уверенно сказала Андреа, и Ханна чуть не подавилась пирогом. А как же все те убийства, которые они помогали расследовать Майку и Биллу?!

— Чудненько! Тогда оставлю свою шубу в гардеробе, — Брэнди потрепала рукав небрежно наброшенной на плечи шубы. — Она стоит такую кучу денег, что я не хотела бы оставлять ее без присмотра. Марти, правда, уверен, что беспокоиться не о чем. Надеюсь, хоть в этом он прав…

Ханна ничего не ответила. Кажется, над новобрачным раем сгущались тучи — а ведь со дня свадьбы еще недели не прошло.

— Можете не сомневаться, — улыбнулась Андреа. — Здесь, в Лейк-Иден, никогда не было преступлений. Некоторые даже не запирают входную дверь, когда уходят из дома. Вы заметили рядом с шоколадным тортом серебряную лопатку для торта?

— Да, когда стояла в очереди за закусками. Очень милая. Особенно разноцветные стеклышки на елочке.

— Это драгоценные камни. Тот большой на верхушке — бриллиант, а те, что поменьше, — сапфиры, рубины и изумруды. Лопатка антикварная и стоит не одну тысячу долларов.

— И… она так запросто лежит здесь на столе? На нее никто даже внимания не обращает.

— Ну да, — Андреа метнула взгляд на лопатку, чтобы убедиться в своей правоте. — А уж за шубу тем более незачем беспокоиться. В Лейк-Иден живут самые честные люди на свете.

Когда Брэнди снова отвернулась к Мартину, Ханна похлопала Андреа по плечу.

— Если Билл задержится, вас с Трейси может отвезти домой Майк.

— В своем «хаммере»? — просияла Андреа. — Здорово! Трейси сказала, что в нем сильно трясет. Вдруг это мне поможет, как маме Лайзы помогала прогулка верхом?

Глава 7

Ханна увидела, как Эдна снова машет ей из кухни, и поднялась со своего места. Пора было пробовать салаты, супы и хлеб.

— Рада была с вами познакомиться, Брэнди. Простите, что не могу остаться, но я должна помочь на кухне. Андреа?

— Да?

— Ты ведь хотела посмотреть, как там твой салат-желе.

— Салат-желе… — Андреа захлопала глазами, но потом сообразила. — Как я могла забыть про салат-желе! — Она повернулась к Мартину и Брэнди. — Приятно было поболтать с вами, Брэнди. Еще раз поздравляю, Мартин. Желаю вам всего наилучшего.

Ханна услышала, как сестра облегченно вздохнула, отойдя на пару шагов. Она героически развлекала новобрачных целых тридцать минут. Ханна уже хотела поблагодарить ее, но при виде лица Андреа слова застряли у нее в горле.

— Что такое?

— Горячая Штучка. А вот и Серебряный Лис.

— Что? — Ханна схватила ее под локоть. Может, беременные несут чепуху, когда начинаются роды? Эх, зря она не читала те брошюры про беременность, что ей давала Андреа.

— Горячая Штучка, — Андреа указала на пожилую пару за одним из столов, — это псевдоним Веры в Интернете. Ты что, забыла про письмо, на которое она отвечала, когда мы обыскивали ее чердак?

— Точно, — сердце Ханны вернулось из пяток на свое обычное место. Андреа в своем уме, и роды еще не начались. Она говорит о романтической переписке по Интернету Веры Ольсен и мужчины, называвшим себя Серебряный Лис.

— Вера шикарно выглядит. Похудела, сделала мелирование и, кажется, подтяжку лица.

Ханна посмотрела на Веру. Андреа всегда очень внимательно относилась к чужой внешности, и ее орлиный взгляд замечал новую прическу или пластическую операцию за километр.

— Ты права. Вера выглядит гораздо моложе.

— Как ты думаешь, это Серебряный Лис?

— Думаю, он, — Ханна попыталась вспомнить фото. Если память ей не изменяет, этот мужчина очень похож на Серебряного Лиса, стоящего у руля своей лодки.

— А он хорошо одет. Жилетка из кашемира, костюм от Армани. Хорошая стрижка. И отличный маникюр.

— Маникюр у Серебряного Лиса? — прищурилась Ханна. Но ее зрение не могло соперничать с орлиной зоркостью сестры.

— К твоему сведению, маникюр создан не только для женщин. Например, к большим шишкам, вроде директоров компаний, маникюрши приходят прямо в офис. Спорим, что он один из них.

— В смысле, он — маникюрша? — Ханна знала, что сестра имеет в виду другое, но не могла удержаться, чтобы ее немного не поддразнить.

— Какая еще маникюрша! Он должен быть серьезным исполнительным ди… — Андреа замолчала и издала странный утробный звук.

Ханна вцепилась ей в руку.

— Что-нибудь не так? Может, присядешь? Это ребенок?

— Глупости. И отпусти мою руку, а то у меня будут синяки.

— Прости, — Ханна отпустила сестру, но на всякий случай решила быть наготове. — Тогда от чего ты так замычала?

— Посмотри на руку Веры и сама замычишь.

Ханна посмотрела и издала точно такой же утробный звук: на безымянном пальце левой руки Веры сверкало кольцо с бриллиантом. Заметить его было проще простого: Вера приветливо махала всем своим знакомым именно левой рукой.

— Неужели Вера помолвлена?

— Наверное. Пойду попробую выяснить.

Сестры разделились: Андреа направилась в ту часть зала, где сидела Вера и, предположительно, Серебряный Лис, а Ханна пошла на кухню к Эдне. Та стояла у кухонного стола, изучая блюда, миски и целую армию тиховарок[11], ждущих своего часа.

— Эдна, куда мы поставим супы? На край стола?

— Хорошая мысль. Я их достану, а ты можешь относить.

— А половников у нас достаточно?

— Да, скажи спасибо Андреа. Давай начнем с гаспаччо Веры — ее друг специально прилетел сюда на праздники. Вера рассказала, что потратила кучу денег на тепличные помидоры. И все для того, чтобы он попробовал ее гаспаччо.

— Выглядит он приятно, — как бы между прочим заметила Ханна, надеясь выудить из Эдны что-нибудь еще. Она взяла большую супницу, в которой Вера принесла гаспаччо, и направилась вместе с Эдной к столу.

— Приятно, ничего не скажешь. Но ведь про мужчину нельзя ничего знать наверняка, пока не узнаешь его поближе… если только ты не повстречала его в церкви.

Ханна едва удержалась от смеха. Она могла бы назвать Эдне пару заметных исключений из ее правила, но вместо этого пошла на кухню за Супом из Редиса от Салли, фирменным блюдом гостиницы «Лейк-Иден Инн». У этого супа был нежно-розовый цвет и неожиданно насыщенный вкус. Пока Эдна украшала суп тонкими кружками редиса, Ханна уже несла Быстрый Чили По-Ирландски от Бриджет Мерфи.

— Я захватила украшения для чили, — сказала ей вдогонку Эдна. Она несла блюдо с рубленым луком, сметаной, нарезанными маслинами и чуть припущенными кусочками сельдерея. — Ты возьми Кукурузную Похлебку, а я принесу свой Грибной Живоглот.

Поставив рядом с супами глубокие тарелки и стопку маленьких мисок (для тех, кто хотел попробовать все четыре супа), они вернулись на кухню.

— Я пока приготовлю желе, — сказала Эдна и широким жестом обвела множество наполненных кусками хлеба тарелок, корзинок и разделочных досок. — А ты отнеси им хлеб, а потом вернешься за желе.

На то, чтобы подать весь хлеб, у Ханны ушло несколько минут. Почти у всех хозяек Лейк-Иден был свой любимый рецепт выпечки хлеба. Сегодня гости могли попробовать Банановый Хлеб Регины Тодд, Клубничный Хлеб Джины, Маффины с Клюквой и Маффины к Завтраку от тети Грейс. Расставив рядом с супом это богатство, Ханна вернулась за Буханками из Банки Черил Кумбс (Эдна разрезала их на куски и выложила на тарелку) и Содовым Хлебом от Бриджет Мерфи (нарезанным клиньями). Была еще корзинка с Острыми Кукурузными Маффинами с Сыром и большая плетеная хлебница с устричными хлебцами, без которых мэр Баскомб категорически отказался пробовать суп.

Когда Ханна в очередной раз вернулась на кухню, Эдна уже подготовила два желе.

— Сначала неси Кучерявый Кочанчик, — начала инструктаж Эдна, — а потом Салат Уолдорф. Знаешь, Ханна, я что-то сомневаюсь насчет желе Имбирный Эль.

— Оно не застыло?

— Нет, все в порядке, очень аппетитное желе. Но ведь в нем есть фрукты, так что я хочу поставить его на стол к десертам.

Ханна задумалась на секунду и пожала плечами.

— Как хочешь. Хотя у нас и так полно десертов.

— Тогда решено. Это салат. Можешь нести. Знаешь, никак не могу вынуть из формы Праздничное Желе твоей сестры.

Когда Ханна вернулась, Эдна все еще возилась с желе. Она решила достать его методом «обмакивания»: наполовину заполнила большую миску горячей водой и опустила в нее форму с желе, так что вода на дюйм не доходила до края.

— Это должно сработать, — сказала она, вынимая форму из воды и подсушивая кухонным полотенцем. — Ханна, пожалуйста, передай мне блюдо.

Взяв у Ханны блюдо, Эдна накрыла им форму с желе, прижала поплотней, а затем резко перевернула.

— Как в аптеке, — улыбнулась Ханна, когда желе вывалилось точно на середину блюда. — Ты не забыла про еще один салат?

— Осталась только большая миска с зеленью, политой Французской Заправкой Клэр. Я хочу выложить сверху несколько Луковых Колечек Элли, а оставшиеся подать в миске: вдруг кто-нибудь захочет попробовать их отдельно.

— А как же Салат-Маринад преподобного Кнудсона?

Эдна хлопнула себя по лбу ладонью.

— Благослови тебя бог, Ханна. Преподобный человек вежливый, он бы промолчал. Но ведь там целая толпа прихожан. Представляю, какой бы начался шум, забудь я угостить их этим салатом!

— Норман, можешь начинать, — махнула ему рукой Ханна, разместив на столе последнее блюдо.

— Ханна, выглядит все сногсшибательно. Курт спрашивал, когда ты сама будешь пробовать эти вкусности.

— Надеюсь, что скоро, — Ханна посмотрела туда, где сидел Курт: на его тарелке была навалена целая гора еды. — Я смотрю, он что-то пробует.

— По-моему, он еще ни одного блюда не пропустил, — откликнулся Норман, выбирая удачный ракурс, чтобы сфотографировать желе Андреа. — Подожди, я только сделаю пару общих снимков, и можешь звать мэра Баскомба.

Когда Норман отошел от стола, Ханна позвала мэра, и тот поспешил к новому столу, приглашая остальных последовать его примеру. Вокруг стола образовалась толпа: все наполняли свои тарелки. Ханна увидела, что Норман фотографирует выстроившуюся к супам Очередь. Затем он обошел столы и снял несколько портретов под общим названием «Жители Лейк-Иден наслаждаются супом».

Когда Норман подошел к Мартину и Брэнди, Ханна затаила дыхание. Главное, чтобы Норману хватило пленки: любой фотограф был бы просто счастлив запечатлеть такую красавицу, как Брэнди. В сущности, любой мужчина, фотограф он или нет, мечтал бы провести рядом с такой женщиной всю оставшуюся жизнь.

Но, к ее изумлению, Норман истратил на Брэнди только один кадр и отправился дальше. Ханна даже закашлялась.

— С тобой все в порядке?

— В полном, — услышав знакомый голос, Ханна обернулась. — Мишель!

Расплывшись в улыбке, Ханна стиснула малышку сестру в объятиях. Вообще-то Мишель, студентка второго курса Макалестер-колледжа, малышкой уже не была, но она по-прежнему оставалась самой младшей сестрой Ханны.

— Как ты здесь оказалась?

— Приехала наесться до отвала, — сострила Мишель, дружески хлопнув Ханну по спине. — Не волнуйся, суровая старшая сестра, никаких занятий я не прогуливаю. Я доехала на автобусе до магазина «По-быстрому», а оттуда меня подвез Лонни.

Ханна огляделась и увидела Лонни Мерфи: он сидел через несколько столиков от них и разговаривал с братом и его женой. Несмотря на оживленную беседу, самый молодой помощник шерифа умудрялся ни на миг не спускать с Мишель глаз.

— Это он? — спросила Мишель.

— Кто — он! — переспросила Ханна.

— Уинтроп Харрингтон II. Вон там, рядом с мамой.

— Он самый.

— Такой живчик. Не скажешь, что ему шестьдесят.

— Ему еще пятидесяти нет. Он моложе мамы.

— Да? Она об этом не говорила, — нахмурилась Мишель. Новость ее не обрадовала. — Ты с ним уже знакома?

— Да, только сегодня познакомилась. Когда освободишься, подойди к ним и представься. Я хочу узнать твое мнение.

— Обязательно. Как я могу не познакомиться с человеком, из-за которого мама надела такие туфли.

— Туфли?

— Посмотри сама. Сексапильные босоножки с тонкими ремешками и на шпильке — в них только ноги ломать. Без повода ни одна женщина такие не наденет. Для этого она должна быть на охоте.

— На охоте? — чувствуя себя туповатым волнистым попугайчиком, повторила за ней Ханна.

— Ну… она должна хотеть очаровать мужчину. А мама пытается очаровать Уинтропа, это и ребенку ясно. И, похоже, у нее получается.

Пока Ханна пыталась разглядеть туфли матери, Мишель огляделась и помахала кому-то из знакомых. Увидев новоиспеченную миссис Мартин Дубински, Мишель толкнула Ханну локтем:

— Это еще кто?

— Брэнди Вин Дубински. Танцовщица из Лас-Вегаса. Они с Мартином поженились пару дней назад.

— Мартин женился на стриптизерше?

— Мишель! Что за вопросы!

Мишель хихикнула.

— Ладно, она не стриптизерша. Спорим, когда ты услышала, как ее зовут, подумала то же самое?

— Я? Еще чего. С какой стати я… — Ханна не договорила и рассмеялась. — Ну, хорошо. Сознаюсь. Я тоже так подумала. Но ведь Брэнди может быть просто танцовщицей из шоу.

— Все может быть. Ее родители, видно, большие шутники, раз назвали ее таким жутким именем. Пойду взгляну на Уинтропа, а потом хочу поговорить с Мартином и Брэнди.

— Хочешь выяснить, откуда у нее такое имя?

— Нет, если только она сама не скажет. Мы в колледже ставим пьесу к весеннему семестру, и я пробуюсь на роль танцовщицы из Лас-Вегаса. Так что хочу узнать кое-какие подробности из первых рук. И потом, меня давно мучает вопрос: они правда приклеивают топы без бретелек к груди жвачкой, чтобы не съезжали?

И Мишель убежала, оставив Ханну хихикать. У ее младшей сестры с чувством юмора всегда было в порядке. Пока Мишель трясла руку Уинтропа, Ханне удалось разглядеть туфли Делорес.

— Ну и ну! — выдохнула Ханна, качая головой. На Делорес были те самые сексапильные туфли, купленные в прошлом году на распродаже, которые она все время грозилась выкинуть. Она не раз говорила, что это не туфли, а пыточные колодки. Если Мишель права и неудобные, но красивые туфли носят исключительно «охотницы», значит, мама в самом деле пытается заполучить Уинтропа в свой ягдташ.

Увлеченная новой теорией, Ханна огляделась в поисках бывшей жены Мартина. Ширли как раз возвращалась к столу, и Ханне была хорошо видна ее обувь. Для практичного, далекого от пускания пыли в глаза человека, каким была Ширли, ее выбор сегодня был более чем странен. На ногах Ширли красовались отороченные мехом короткие сапожки из кремовой замши на шпильках. Зимой в Миннесоте такие сапоги были совершенно ни к чему. Значит, единственной причиной, по которой она могла их сегодня надеть, была, согласно теории Мишель, охота на мужчину. Вероятно, на Мартина.

— Ну и дела, — вздохнула Ханна, разглядывая гостей в зале. У стола с закусками она увидела Лауру Йоргенсен. На ногах у нее были красные туфли без пятки и на шпильках, а на лице — мученическое выражение. Даже издалека было видно, как устали у нее ноги. Она, очевидно, тоже вышла поохотиться… и тоже на Мартина?

Теперь Ханна просто обязана была проверить еще одну пару обуви. Это сделать было просто: Мишель сидела спиной к Ханне, закинув ногу на ногу. Она была одета в ничем не примечательные коричневые брюки и красный свитер, а на ногах у нее были видавшие виды коричневые ботинки на плоской резиновой подошве.

Ханна облегченно вздохнула. Автор теории о соотношении высоты каблука с сексуальными аппетитами сегодня ни на кого не охотилась. Как и сама Ханна, чему доказательством были ее тяжелые ботинки. Их обладатель заботился о комфорте, а не о внешней привлекательности. Ханна специально надела их на ужин, потому что знала: весь вечер им с Эдной придется бегать туда-сюда, разносить еду.

«А зачем же ты тогда захватила сюда свои нарядные туфли? Которые оставила в гардеробной? — не вытерпела совесть Ханны. — Кажется, ты собиралась их надеть, как только начнутся танцы? Или не так?»

Как ни тяжело признаваться, но совесть была права. Ханна действительно собиралась переобуться в итальянские босоножки (высокий каблук, длинные ремешки, обвивающие лодыжки), как только Эдне уже не нужна будет ее помощь. И все потому, что ее ноги в этих босоножках выглядели в сто раз привлекательнее, чем в ботинках.

Прежде чем Ханна успела изучить еще одну пару обуви и ее обладательницу или придумать какую-нибудь отговорку для своей совести, она заметила, что Эдна машет ей из кухни. Пора было угощать гостей (а они уже поговаривали, что это самый лучший рождественский ужин за всю историю Лейк-Иден) горячим и гарнирами.

Глава 8

Нахмурившись, Ханна разглядывала стол с горячими блюдами. Она уже принесла и расставила на нем: Не Совсем Шведские Тефтели Эдны, Мясо в Горшочке По-Гавайски и Лазанью E-Z по рецепту своей матери, Ресторанную Индейку от Роуз, Праздничный Сэндвич Луэнны, Цыпленка в Пеленке Лауры, Куриный Паприкаш, Охотничье Рагу, Мясной Рулет от Эстер и Зверюгу По-Ирландски. Кроме того, на столе были Немецкий Картофельный Салат Труди с Сардельками, Ветчинная Запеканка, Sauerbraten, Запеченная Рыба, а самое главное (без этого блюда нельзя представить себе настоящего рождественского ужина в Лейк-Иден) — Горячее По-Миннесотски. Горшок с Красной Капустой По-Скандинавски, который Ханна держала в руках, с каждой секундой становился все тяжелее и тяжелее. На столе уже не было ни дюйма свободного места. И куда прикажете ставить гарниры?

— В чем дело? — услышала она рядом голос Нормана. Он подошел фотографировать стол.

— Нам надо выставить на стол еще с десяток гарниров, а места уже нет.

— Гарниров?

— Лапшу, картошку, рис, овощи. Гарниром называют все, что кладут на тарелку в дополнение к горячему. Без них никак не обойтись, но на этот стол ни одного уже не впихнуть.

— Очень даже впихнуть, — Норман хлопнул ее по плечу. — Отправляйся на кухню и тащи еще одну скатерть. Я знаю, как сделать стол в два раза больше.

Вернувшись со скатертью, Ханна увидела, что Норман и Курт поставили блюда с закусками на стол к супам, а освободившийся стол приставили к столу с горячим. Получилась большая буква Т, ножка которой оказалась идеальным местом для гарниров: они были на одном столе с горячими блюдами и в то же время занимали отдельное место. Ханна накрыла стол свежей скатертью, и они с Эдной принялись выставлять гарниры. Теперь рядом с Красной Капустой По-Скандинавски, с которой все началось, стояли Морковки-Дурочки, Суфле из Шпината, Кукурузный Пудинг, Фасолевый Фокстрот и Лапша на Уши. Напротив них в ряд выстроились Картофельная Вечеринка, Луково-Яблочный Арлекин, Нарядный Рис, Запеканка из Сладкого Картофеля и Запасливое Картофельное Пюре.

— На вид вроде съедобно, — сказал Норман. Услышав его замечание, Эдна расхохоталась, а такого за главной руководительницей потлаков никогда не водилось. Не успела она и глазом моргнуть, как Норман ловко щелкнул фотоаппаратом и тут же поклялся никому не показывать снимок, если самой Эдне он не понравится.

Когда Норман закончил фотосъемку, мэр Баскомб пригласил гостей отведать новую порцию блюд. На этот раз Ханна не встала в очередь вместе со всеми, чтобы попробовать горячее, а, налив себе крепкого кофе, отошла к сидевшим за дальним столом Курту и Норману и устало рухнула на стул. Впереди оставалась последняя смена блюд, ничего сложного: часть десертов уже ждала на столах, потому что Курт хотел сразу их сфотографировать.

До чего приятно разглядывать довольные лица уписывающих за обе щеки гостей! Разговоров почти не было слышно: все жевали. «Тишина — спутница вкусного обеда», — вспомнила Ханна слова своей прабабушки Эльзы.

Интересно, как понравился потлак в стиле Среднего Запада новоиспеченной миссис Дубински? Ханна отыскала взглядом стол Мартина и Брэнди. Их места были пусты и в очереди за горячим и гарнирами их тоже не было. Интересно, куда они подевались? И, кстати, куда подевалась Мишель? Ханна видела, как она, поздоровавшись с матерью и Уинтропом, шла к Мартину и Брэнди. Но теперь их столик пуст.

Мартина она отыскала быстро. Он разговаривал со своей матерью. Наверное, Мишель с Брэнди пошли в дамскую комнату, а Мартин тем временем решил постараться наладить отношения с матерью и прежней женой.

— У тебя усталый вид, — сказал Курт. Он поставил на стол тарелку, пододвинул стул ближе к Ханне и сел.

— Да, есть немного. Но дело того стоит. Как еда?

— Вкуснотища. Все, что я ни пробовал, — пальчики оближешь, — Курт взял одно ребрышко, откусил кусок и блаженно застонал. — Эх, вот для чего надо было оставить в желудке побольше местечка. Вкусней ребрышек в жизни не ел.

— Это рецепт Нормана. Называется Универсальное Барбекю. Не забудь передать ему, что тебе понравилось.

— Не забуду. А ты, Ханна, почему не ешь? Ты такая тоненькая — смотри, как бы ветром не сдуло.

Ханна расхохоталась.

— Боюсь, нужно будет дождаться урагана. В крайнем случае — сильной бури. Хотя ты прав. Надо пойти положить себе кусочек моего любимого Куриного Паприкаша.

— Положи себе заодно. Запасливого Картофельного Пюре Эдны, с паприкашем очень вкусно. Я ем уже вторую порцию.

— Но у тебя же здесь тефтели, — поправила его Ханна, заглянув Курту в тарелку.

— Знаю. Я съел паприкаш, пока шел на свое место. Пришлось возвращаться. Иди, Ханна. А я пока попробую Лазанью E-Z твоей мамы: вид у нее на редкость аппетитный. Уверен, Марша будет выпрашивать рецепт.

— Как она? — спросила Ханна. Ей было известно, что родители Марши (ее отец возглавлял издательский дом, в котором Курт работал) были против брака дочери.

— Отлично. Ты знаешь, мы ждем ребенка. Уже целый месяц.

— Вот здорово! — воскликнула Ханна, удивляясь, как это некоторым может нравиться, когда мужчина так говорит. Он ведь не может забеременеть. Это женщина на самом деле ждет ребенка. То есть мужчины, конечно, несут за беременность такую же ответственность, как и женщины, но сама эта фраза «мы ждем ребенка» казалась Ханне верхом абсурда. Сопереживать беременной жене — это одно дело. А коверкать правила английского языка — совсем другое.

— Что-то случилось? — спросил Курт, удивленный внезапным молчанием Ханны.

— Пустяки, просто задумалась, — поспешила заверить его Ханна.

— А ты не захватишь мне еще один маффин с клюквой? — сказал Курт, отправляя в рот последний кусочек содового хлеба.

— Конечно. Я мигом, — Ханна направилась к столу, размышляя по дороге, не превратилась ли она ненароком в педантичную брюзгу. Андреа ее часто в этом обвиняла.


— А вот и я! — объявил Майк. Ханна как раз повернулась, чтобы вернуться к столику; в руках у нее была полная тарелка еды.

Он приобнял ее рукой за плечи, и сердце Ханны забилось быстрее. Она улыбнулась Майку.

— Быстро ты. Шона Ли добралась до аэропорта без приключений?

— Да, но когда я ехал обратно, началась снежная буря. Хорошо, что я сегодня на «хаммере».

— Хорошо, — согласилась Ханна. Майк придержал стул, чтобы Ханне удобнее было садиться. Ханна сдержала улыбку. Майк был настоящим мачо — и владельцем самого большого и мощного автомобиля в городе. Его прежний джип тоже нельзя было назвать детской игрушкой, но Майку этого показалось мало, и в прошлом месяце он сменил его на «хаммер». Хотя пассажирам в нем приходилось несладко (Шона Ли наверняка испытала это на своей холеной шкуре), зато этот автомобиль был способен преодолеть любые снежные завалы, какие зима в Миннесоте припасала для водителей.

— Спасибо, Ханна, — сказал Курт, когда Ханна отдала ему маффин. Он положил его на тарелку и повернулся к присевшему на соседний стул Майку. — Вы что-то упоминали про снежную бурю?

— Да. Снегопад такой, что почти ничего не видно.

— А по шоссе можно проехать? Мне нужно сегодня же вечером вернуться обратно в Миннеаполис.

Майк задумался.

— Если отправитесь немедленно, думаю, проедете. Буря идет с севера, так что вы успеете от нее убежать. А что у вас за машина?

— Обычный джип.

— Полноприводный?

— Да, с усиленными тормозами.

— Над дорогой высоко висит?

— Не то чтобы очень, но дорожный просвет у него большой.

— Тогда все в порядке. Я помогу расчистить выезд со стоянки. Там намело большой сугроб.

— Спасибо, но моя машина стоит прямо на улице, я ведь приехал одним из первых.

Курт извинился за то, что покидает всех так рано, и отправился к выходу. Майк на всякий случай решил его проводить: вдруг понадобится помощь. Ханна заметила, что по пути Майк задержался возле столика матери, и они с Уинтропом пожали друг другу руки. Значит, Делорес их познакомила. Не успел Майк вернуться, а в голове у Ханны уже кипели вопросы о том, какое впечатление на него произвел Уинтроп.

— Это насчет вот этого парня вы с Андреа подняли такой шум? — было первое, что сказал Майк, садясь на место Курта.

— И что ты о нем думаешь?

— Вроде бы неплохой человек. Ты с ним уже знакома?

— Да, сегодня познакомилась. Жутко вежливый. И в то же время какой-то… — Ханна замолчала, подыскивая нужное слово (заминка тем более удивительная, что в университете она собиралась получить степень по английской литературе).

— Скользкий?

— Точно! На первый взгляд, в нем нет ничего подозрительного. Я даже понимаю, почему мама так им увлеклась. Но что-то меня настораживает. В общем, я по-прежнему беспокоюсь за маму.

Майк дружески потрепал ее по плечу.

— Не переживай. Билл его сегодня утром проверил.

— Да ну? Это Андреа его попросила?

— Вряд ли. Главное, что ничего подозрительного он не нашел. Этот парень абсолютно добропорядочный гражданин: ему даже штрафа за превышение скорости ни разу не выписали. Так что, девочки, можете быть спокойны. Это не серийный убийца.

— Я и так знаю, что он не серийный убийца! И все-таки мне не по себе. Господи боже мой, да хотя бы возраст! Ведь он ее моложе! И потом, они познакомились на танцах во время какой-то не то самбы, не то румбы.

Майк помолчал и наклонился поближе к Ханне.

— А может быть, ты просто не хочешь, чтобы кто-то занял место твоего отца?

— Это здесь совершенно ни при чем! — воскликнула Ханна, но после минутного раздумья согласилась: — Может, ты и прав. Но сейчас я такое признать не готова. Лучше иди поешь, если еще что-то осталось. Я послежу, чтобы твое место никто не занял.

Когда Майк ушел накладывать себе еду, Ханна задумалась над его словами. Ее отец умер больше четырех лет назад. Может быть, Делорес в самом деле пора найти себе кого-нибудь. Сложность заключалась в том, что Ханна не могла представить рядом с матерью другого мужчину — это казалось ей неуважением к памяти отца. Она понимала, как это глупо и несправедливо, но поделать с собой ничего не могла.

Но заниматься самокопанием у Ханны не было никакого желания. Не сегодня. Поджидая Майка, она разглядывала зал. Норман фотографировал, джаз-бэнд настраивал свои инструменты (десерт должен был сопровождаться легкой музыкой), а стул Брэнди по-прежнему пустовал. Ханна посмотрела на столик Бэбс и Ширли. Их тоже не было. Семья Дубински в полном составе куда-то подевалась.

Лонни Мерфи заметил Ханну и помахал ей рукой. Помахав ему в ответ, Ханна заметила, что стул возле Лонни тоже пустует. Интересно, Мишель по-прежнему в дамской комнате с Брэнди, расспрашивает ее о буднях танцовщицы из Лас-Вегаса? А Мартин вышел поговорить с матерью? Или это Бэбс в дамской комнате выпытывает у Брэнди, какого черта той нужно от Мартина, а сам Мартин тем временем пытается объяснить Ширли, как ему удалось потратить на Брэнди столько денег? Возможных комбинаций было столько, что Ханна решила не углубляться. Единственное, что она знала наверняка, это то, что в дамской комнате Мартина точно нет. Вот крика было бы, если бы он туда зашел!

— Паштет получился в самый раз, — сказал Майк, вернувшись за столик. — Совсем как у моей сестры.

Ханна уже собиралась возразить, что в рецепте из всего-навсего двух ингредиентов сложно что-нибудь напутать, но вовремя вспомнила золотое правило своей матери.

— Спасибо, — кротко улыбнулась она. И повернулась к Делорес, чтобы проверить, насколько хорошо сработала телепатическая связь между ней и матерью. Увы, сейчас Делорес было все равно, следует дочь ее советам или нет: она была слишком занята воркотней с Уинтропом.

Интересно, можно ли рассматривать желание взрослой женщины отшлепать свою мать, как девчонку, в качестве одного из проявлений невроза? Ханна увидела, как мать поглаживает Уинтропа по руке. Что бы это значило? Проявление нежности? Или она совсем потеряла голову от комбинации сшитого в дорогом ателье костюма, титула и загородного поместья с садом, которое в три дня не объедешь?

— Ханна? — слегка подтолкнул ее Майк.

— А?

— Кажется, ты нужна Эдне. Она уже давно машет тебе из кухни.

— Спасибо, — Ханна заметила отчаянное выражение на лице Эдны. Она махнула в ответ и встала. — Постереги мое место. Я скоро вернусь.

— Только попробуй не вернуться, — шутливо прорычал Майк и бросил на нее самый пылкий взгляд из своего арсенала. — Ты не забыла, что у нас свидание?

— Значит, из-за этого все должны остаться без десерта?

Майк улыбнулся.

— Нет, такого я не говорил. Главное, не забудь, что домой мы возвращаемся вместе.

— Конечно, — Ханна улыбнулась в ответ и пошла на кухню. И тут до нее дошел смысл слов Майка. Что значит «мы возвращаемся домой вместе»? Она поедет к нему домой? Об этом они не то что не договаривались, они даже ни разу не обсуждали подобную возможность! Хотя, может, он просто имел в виду, что они вместе уйдут из досугового центра.

— Ох, мамочки, — вырвалось у Ханны. Мальчик, тащивший мимо нее футляр с тромбоном, остановился и спросил:

— Что-нибудь случилось, мисс Свенсен?

Ханна улыбнулась. Ей стало смешно.

— Ничего. Просто разговариваю сама с собой. Такое случается с людьми в возрасте.

— Ну, про вас такое ни за что не скажешь. Вы еще очень молодая.

— Спасибо, — Ханна благодарно улыбнулась. Надо будет спросить у Керби, как зовут этого белокурого стройного юношу. Мало того, что он симпатичный, так еще умеет вовремя найти нужные слова. Бриджет Мерфи назвала бы такого льстецом. Этот мальчик далеко пойдет.

На пути в кухню Ханну несколько раз останавливали. Ей пришлось ответить на кучу самых разных вопросов: от того, какое печенье испекут в ее кафе в следующую пятницу, до того, кто будет Санта-Клаусом на Рождественской елке для детей. Проходя мимо ниши, в которой разместился джаз-бэнд, она услышала, как ее зовут по имени.

— Мисс Свенсен?

Это была Бет Халворсен, которой так не хватало на параде в честь Дня независимости.

— Привет, Бет, — Ханна заметила, что девочка чем-то встревожена. — В чем дело?

— Мистер Уэллс до сих пор не пришел, а нам уже пора начинать. Вы его не видели?

— К сожалению, Бет, не видела. А почему вы не можете начать без него?

— Мистер Уэллс заменяет нашего барабанщика. Без перкуссии нам не обойтись.

Краем глаза Ханна увидела, что к ним кто-то бежит. Это был Керби Уэллс.

— Простите за опоздание, — извинился он перед оркестром. — Все готовы?

Музыканты закивали, включая галантного тромбониста. Она помахала им и отправилась на кухню. Вслед ей понеслись начальные такты «Веселого вам Рождества». Музыка была хорошо слышна, но в то же время не заглушала разговоры — то, что нужно на вечеринке. Надо будет похвалить оркестр Керби перед Кеном Первисом, директором Джордан Хай, решила Ханна.

— Долго же ты шла, — проворчала Эдна, когда Ханна добралась наконец до кухни. — У нас катастрофа.

— Что? — сердце Ханны ухнуло вниз. Так и до сердечного приступа недалеко.

— Она исчезла со стола!

— Кто исчезла?

— Лопатка для торта Делорес! — простонала Эдна, хватая ее за руку. — Она пропала, и я нигде не могу ее найти!

Глава 9

Теперь застонала уже Ханна.

— Пропала мамина лопатка для торта?

— Да.

— А на столе ты искала?

— Да!

— Спокойно. Не будем паниковать. Она просто куда-нибудь завалилась.

— Куда? Я все обыскала!

— Эдна, вдохни поглубже и медленно выдохни, — посоветовала ей Ханна и сама вдохнула и выдохнула. — Когда ты видела ее в последний раз?

Эдна тоже вдохнула и выдохнула. Это могло означать только одно: она была в отчаянии. Обычно Эдна не следовала ничьим советам.

— Когда я вынесла вторую порцию тефтелек, лопатка была на столе. Я еще подумала, как красиво переливаются камни при электрическом свете.

Ханна посмотрела на стоявший на кухонном столе резной футляр.

— Может, кто-то убрал ее обратно в футляр?

— Нет. Я уже проверила. Пусто, как в церкви, когда Джордан Хай дает воскресный бейсбольный матч.

Ханна с трудом удержалась от смешка. Меткое сравнение! В жителях Лейк-Иден страстный болельщик давно победил честного прихожанина.

— Ладно, хоть ты и проверяла… Я сама должна убедиться, — Ханна подошла к футляру и открыла крышку. Он был пуст. — Извини, Эдна.

— Ничего. Я сама в него два раза заглядывала.

Они прислонились к столу, думая, как же теперь быть. Повисла такая тишина, что Ханна отчетливо услышала, как минутная стрелка настенных часов сдвинулась с места.

— Может, кто-то решил использовать лопатку еще для чего-нибудь? — спросила Ханна, когда стрелка сдвинулась еще раз. — Представь: кому-то из гостей вдруг понадобился нож для индейки или чего-нибудь еще. Он уже собирается идти на кухню, но вдруг видит среди десертов мамину лопатку. Берет ее и режет свою индейку, а потом…

— Оставляет ее на столе с горячим! — в глазах Эдны появилась надежда.

— Правильно. Такое вполне могло случиться.

— Надо скорее обыскать все остальные столы. Я не хочу, чтобы твоя мать узнала о пропаже, пока мы не будем уверены на все сто. Ты не могла бы сделать это… м-м… ну ты понимаешь…

— Так, чтобы никто ничего не заметил? — уточнила Ханна.

— Ну да. Я так расстроена, что просто не найду нужных слов.

Серебряное доказательство благородного происхождения Делорес заметить на столе можно было бы сразу. Для уверенности Ханна посмотрела под всеми блюдами, мисками, кастрюлями и тарелками. Ее не удивило, что лопатки она так и не нашла.

— Ты ее не нашла, — сказала Эдна, заметив, с каким лицом Ханна вернулась на кухню.

— Увы, нет.

— Твоя мать меня убьет. Растерзает в клочья. Мы просто обязаны найти эту лопатку, прежде чем она спохватится.

Эдна села на стул, помолчала и спросила:

— Думаешь, ее кто-то украл?

— В Лейк-Иден?

— Верно. Здесь такое никому в голову не придет.

— Значит, ее просто переложили в другое место, и она где-то здесь. Посмотри, может, пора нести гостям добавку, а я пока проверю здесь все шкафы и ящики.

— Хорошо, — Эдна сняла крышку с большого контейнера в форме шляпной коробки. — Пока я искала эту лопатку, кто-то не утерпел и стянул несколько твоих Рождественских печений. Могу его понять — они такие красивые, гораздо лучше тех, что в журналах.

— За это надо сказать спасибо Лайзе. Она их украшала. А я просто испекла.

— Они еще и очень вкусные. Сладкие, рассыпчатые, с замечательным маслянистым привкусом.

— Ты уже попробовала? — изумилась Ханна. Если Эдна руководила потлаком, она никогда не ела, пока блюда не приносили из зала обратно на кухню. И в отличие от Ханны, которая иногда не могла удержаться, Эдна ни за что не стала бы начинать ужин с десерта.

— Только одного Санту без ноги. Не могла же я допустить, чтобы он достался какому-нибудь ребенку, и ему потом снились бы кошмары. — Эдна уже приоткрыла дверь, но обернулась и добавила: — Не нравится мне это все. Ладно, спрячу в кармане фигу, чтобы не сглазить.

Когда Эдна ушла проверять, как в зале обстоят дела с едой, Ханна принялась методично осматривать каждый ящик и кухонный шкаф. Пока она искала, Эдна несколько раз забегала на кухню, вынося добавочные порции разных вкусностей. Затем она выставила на кухонный стол оставшиеся десерты, чтобы добавить последние штрихи и подать гостям.

Пока Эдна резала пироги и торты на куски и выкладывала их на блюда, они с Ханной несколько раз переглянулись. Каждый раз брови Эдны вопросительно приподнимались, но Ханна только качала головой. Пропавшая лопатка для торта все еще не нашлась. Надежда Ханны на то, что она окажется в одном из ящиков или на полке среди посуды, таяла быстрее, чем кубик льда в чашке с горячим кофе.

Через некоторое время Ханна была твердо уверена, что в кухне досугового центра Лейк-Иден не осталось ни одного уголка, который она бы не обшарила. Лопатки здесь не было. При необходимости она готова была поклясться в этом на Библии. Ханна устало опустилась на табурет. Надо сказать Делорес правду до того, как она сама ее обнаружит. Увильнуть от этой обязанности Ханна никак не могла; теперь ей предстояло найти подходящие слова, чтобы мать не оторвала ей голову сразу же.

Умением сообщать неприятные новости Ханна никогда не отличалась. Она предпочитала вываливать все сразу, без обиняков: срывать пластырь с раны одним махом, а не отклеивать по чуть-чуть. И хотя Эдна далеко превзошла ее в способности резать правду-матку, Ханна признавала за собой некоторое отсутствие такта.

Тут Ханна заметила, что дверь в кладовую приоткрыта и внутри горит свет. В поисках лопатки она туда не заглядывала: сегодня в кладовую все равно никто не заходил. На потлак все приносили готовые блюда, которые дожидались своего часа в холодильнике или на кухонном столе.

Ханна мгновенно представила себе, как какая-нибудь жительница Лейк-Иден, приготовившая на сегодня торт, поняла, что забыла украсить его сверху сахарной пудрой. Домой ехать далеко — и незадачливая хозяйка отправляется за пудрой в кладовую досугового центра. А в руке она сжимает лопатку, которой собиралась разрезать свой торт. Ситуация хотя и маловероятная, но… возможная.

Ханна вскочила со стула и бросилась в кладовую. Быстро осмотрев полки с продуктами, она разочарованно вздохнула. Лопатки нигде не было. Она уже собиралась вернуться в кухню, но тут увидела, что дверь, ведущая на стоянку, не заперта.

Ханна приоткрыла дверь и выглянула наружу. Сквозь метель она разглядела заваленные снегом машины. Это был служебный вход — для доставки продуктов. И сбежать через него вору было бы проще простого. Если кто-то в самом деле стащил антикварную лопатку Делорес и вышел из досугового центра через кладовую, его уже не догнать.

Ветер бросил ей в лицо охапку колючего снега, и Ханна задрожала от холода. Она уже хотела вернуться на теплую кухню, как вдруг заметила между двух машин на парковке сугроб странных очертаний. Как будто там притаилось какое-то животное с густой шерстью. Но какое? Для медведя слишком маленькое, для собаки слишком большое.

Любопытство Ханны разгорелось. Теперь она не могла вернуться на кухню, не выяснив, что за зверь прячется на стоянке. Ханна торопливо направилась к подозрительному сугробу. К счастью, на ногах у нее по-прежнему были зимние ботинки на лосином меху — подумать только, а ведь в мире столько людей, которые лося и в глаза-то не видели.

Когда Ханна подобралась к сугробу на достаточное расстояние, ее свитер весь залепило снегом. Она наклонилась, чтобы разглядеть странного зверя, — и резко отпрянула. Пушистая шкура на самом деле оказалась роскошной шубой новой жены Мартина. Никаких других животных на стоянке не было, если не считать засахаренного оленя, валявшегося у ног Брэнди. Рядом лежали обломки рождественской елочки и колокольчика, покрытых красно-зеленой глазурью. Судя по всему, Брэнди взяла несколько печений и вышла сюда, чтобы отведать их на свежем воздухе. Главное: не прихватила ли она с собой заодно и лопатку для торта?

Лишь бы только Брэнди просто поскользнулась и упала! Ханна тронула ее за плечо.

— Брэнди? Тебе помочь?

Брэнди ничего не ответила. Ханна нахмурилась. Все это ей очень не нравилось.

— Брэнди? — позвала она снова, чуть сильнее тряхнув ее за плечо. Может, сбегать за доктором? Танцовщица по-прежнему не шевелилась. А вдруг она специально притворяется? Ханна отправится за помощью — а Брэнди сбежит, прихватив с собой бесценную антикварную лопатку.

Раненого человека нельзя перемещать самостоятельно — это Ханна твердо знала. Сколько жертв аварий погибло из-за того, что добрые самаритяне пытались оттащить их в другое место без носилок и шейного воротника. Но Ханна и не собиралась никуда тащить Брэнди. Просто еще в колледже она ходила на курсы медсестер и знала, где у человека на шее можно пощупать пульс.

Она потянула за мешавшийся воротник, незастегнутая шуба распахнулась — и у Ханны перехватило дыхание.

Она все-таки пощупала Брэнди пульс, хотя это и было абсолютно бесполезно. Спереди дорогой мех весь пропитался кровью. С такой раной в груди нельзя выжить. Пошатываясь, Ханна поднялась на ноги. От вида крови ее начало подташнивать.

Дверь кладовой хлопнула, и она услышала голос Эдны:

— Ханна? Ты здесь?

— Здесь.

— Ты нашла лопатку?

Ханна посмотрела на Брэнди. Между двух роскошных, явно силиконовых грудей по самую рукоятку сидела антикварная лопатка Делорес.

— Нашла.

— Слава тебе, господи! — воскликнула Эдна. — Неси ее скорее сюда, пока Делорес не хватилась.

Ханна задумалась. Больше всего ей сейчас хотелось немедленно вытащить лопатку из Брэнди и сбежать на кухню. Но долг гражданина Соединенных Штатов возобладал над эмоциями. Не могла же Брэнди сама себе воткнуть в грудь острую лопатку. Значит, здесь произошло убийство. А трогать что-либо на месте преступления строжайше запрещено законом.

— Прости, Эдна, но я… не могу.

— Почему?

— Из-за Брэнди.

Ханна повернулась и направилась в кухню объяснять смысл этих слов.

Глава 10

Рассказав Эдне о том, что произошло, и взяв с нее клятву молчать, Ханна вернулась в зал. Ей нужен был Майк.

— Привет, Ханна, — улыбнулся Майк, когда она похлопала его по плечу. — Как поживают десерты?

— С десертами все отлично. А вот с лопаткой для торта не очень. Пойдем. Мне нужно тебе кое-что показать.

— Прямо сейчас? — спросил Майк, любовно оглядывая большую порцию Sauerbraten у себя на тарелке.

— Да, — Ханна чуть не силой вытянула Майка из-за стола. — Не волнуйся, Эдна посторожит твою тарелку. И возьми куртку.

— Разве мы пойдем на улицу?

— Улыбайся. Я не хочу, чтобы остальные что-нибудь заподозрили.

— А разве что-то случилось?

— Еще как, — заверила его Ханна. Они быстро прошли на кухню. Там Ханна отдала тарелку Майка Эдне. — Прибереги ее, пожалуйста, для Майка. Можно взять твою куртку?

— Конечно, — Эдна поставила тарелку в микроволновку и махнула рукой в сторону вешалки.

— Неужели труп в кладовой? — спросил Майк, когда Ханна открыла дверь.

— Нет.

— Ну, слава богу! А то я уж было подумал, что история повторяется. Значит, на этот раз обошлось без трупа?

— Этого я не говорила. — Ханна открыла дверь на улицу и крепко взяла Майка за руку. — Труп есть, просто он на стоянке.

Оказавшись на месте преступления, Майк принялся за дело. Назначив Ханну своим курьером, он отправил ее за доктором Найтом — тот как раз доедал второй кусок пирога с мясом по рецепту Эстер.

Осмотрев тело, док взглянул на Майка:

— Все ясно.

— Время смерти? — спросил Майк, открывая свою записную книжку.

— Примерно полчаса назад, плюс-минус десять минут.

— Значит, ее убили? — спросила Ханна, подойдя поближе. Пока доктор Найт осматривал тело, она предпочла держаться на расстоянии.

Он удивленно поднял брови:

— На самоубийство не похоже.

— Почему?

— Всадить себе в грудь антикварную лопатку для торта, да еще посреди заснеженной стоянки? Для женщины способ самоубийства более чем странный.

— Плохо, что идет снег, — сказал Майк, оглядывая сугроб, который нанесло вокруг тела Брэнди. — Все следы убийцы уже замело. Хотя одно можно утверждать точно.

— Что? — спросил док Найт.

— Убийца вернулся обратно в досуговый центр.

У Ханны отвисла челюсть. Она быстро закрыла рот, клацнув при этом зубами.

— С чего ты так решил?

— На выезде с парковки намело такой сугроб, что не проедешь. А если попытаться обойти пешком — завязнешь по уши. Я почти уверен, что с тех пор, как я вернулся, на парковку никто не заезжал. И не выезжал.

— Но откуда тебе знать, была Брэнди жива, когда ты вернулся, или уже нет? — спросила Ханна. Вопрос был очень важным.

— Я искал в зале тебя и обратил на Брэнди внимание.

Ханна мрачно подумала, как она должна реагировать на подобное заявление: искал ее, а внимание обратил на Брэнди. Интересно, это ей в плюс или минус?

— Та-а-ак, — сказал доктор Найт, вытаскивая из кармана трезвонивший сотовый телефон. — Они должны были позвонить, только если случится что-то серьезное.

Ханне и Майку пришлось из вежливости прикинуться глухонемыми, хотя им, разумеется, было слышно, о чем доктор говорит по телефону. Кроме его голоса, тишину на безлюдной стоянке нарушал только свист ветра.

— Аппендэктомия, — пояснил доктор, пряча мобильный обратно в карман. — Мне нужно ехать. Прислать за телом санитаров?

— Да, — сказал Майк. — Мы проследим, чтобы до их приезда к месту преступления никто не подходил.

— Отправлю их сюда, как только доберусь до больницы. Не хочу, чтобы тело совсем окоченело до вскрытия.

Ханну передернуло, но вовсе не от холода. Хоть она и знала, что Брэнди мертва, представлять ее коченеющей было не очень-то приятно.

— Спасибо, док, — Майк хлопнул его по плечу. — Надеюсь, вы не в глубине стоянки припарковали машину?

— У самого входа. Правда, при этом почти перекрыл выезд: я подумал, что если мне придется внезапно уехать, то только по срочному вызову. Так и вышло. Штрафовать меня будешь?

— Ни в коем случае, — ответил Майк. Все-таки доктор Найт был главным медицинским экспертом округа Уиннетка. — У вас на лобовом стекле документ о неприкосновенности. С такой бумагой можно парковаться, где понадобится.

— Я нарушаю правила только в экстренных случаях. Не хочу злоупотреблять властью. Думаю, мне надо держать язык за зубами насчет того, что здесь произошло?

— Да, пока я во всем не разобрался, лучше, чтобы никто ни о чем не знал. Хотите, я провожу вас до машины? Помогу завести в случае чего? А Ханна посторожит тело.

Ханна с трудом удержала протестующий вопль. Ни за что на свете она бы не осталась один на один с трупом — но сейчас ее мнения никто не спрашивал.

— Не стоит. Мой грузовик справится, и потом, у меня с собой мобильный — если что, позвоню Эрлу Фленсбургу, он меня из какого хочешь сугроба вытянет.

Как только доктор Найт ушел, Ханна повернулась к Майку.

— Ты что, правда хотел оставить меня здесь одну с… ней? С трупом?

— Ну да, — пожал плечами Майк. — Ты же была одна, когда нашла ее.

— Да, но тогда я не знала, что Брэнди мертвая. Теперь совсем другое дело.

— Верю тебе на слово, — Майк приобнял ее за плечи. — Я иногда совсем забываю, что ты — женщина, а не полицейский.

Хорошо, когда ты с Майком. Еще лучше, когда он тебя обнимает. Но если он забывает про то, что ты женщина, — это очень плохо. Хотя… два против одного — неплохой расклад. Ханна теснее прижалась к нему.

— Я могу тебе помочь?

— Конечно. Сходи внутрь и позови сюда Рика Мерфи.

— Понятно, — Ханна спрятала руки в карманы куртки Эдны. Ветер усилился, и ее пальцы совсем замерзли. — Еще что-нибудь?

— Найди Лонни. Скажи, я назначаю его ответственным за охрану входов и выходов. У каждой двери должен стоять человек. Без моего разрешения никто не должен покидать центр.

— Есть, — Ханне вдруг захотелось отдать честь.

— Хотя… никто и так не уйдет.

— Почему?

— Ветер усиливается. Скоро начнется снежная буря. Ехать на машине станет опасно. А ведь некоторые живут далеко за городом.

— Ты прав, — сказала Ханна. Сильная вьюга заметает шоссе буквально в несколько минут, из-за густых хлопьев снега видимость становится почти нулевая, и водитель может потерять управление — а там и до кювета недалеко. — Я скажу Лонни, чтобы он никого не выпускал. Еще что?

— О смерти Брэнди должны узнать только самые надежные люди. Пусть убийца думает, что ее тело не найдено. Тогда он сможет как-нибудь выдать себя.

— То есть, ты думаешь, убийца еще здесь, как ни в чем не бывало дожидается десерта?

— Я почти уверен.

— А вдруг его машина стояла у входа в центр? Убийца легко мог вернуться, извиниться перед гостями и преспокойно выйти через центральную дверь.

— Может быть. Когда я вернулся, в холле ужинали Лайза и Херб. Если кто-то вышел, они бы заметили.

— Спросить у них?

— Да.

— Ладно. Ну а Билл? С ним связаться?

— Конечно. Я сам позвоню диспетчеру, пусть его вызовут. — Майк взял Ханну за плечо и развернул лицом к себе. — Выбирай: ты вернешься внутрь и займешься этой кучей дел или подышишь здесь свежим воздухом, а заодно посторожишь…

— Я уже ушла! — выпалила Ханна и в два прыжка, которым позавидовал бы любой олимпийский чемпион, оказалась у двери в досуговый центр.


— Лонни? — Ханна похлопала его по плечу. — Можно тебя на минутку? И тебя тоже, Рик.

Отозвав помощников шерифа в сторону, она передала им распоряжения Майка. Рик отправился на парковку, чтобы сменить начальника, а Лонни занялся охраной входов и выходов. Главный вход он решил охранять сам. Ханна пошла вместе с ним, чтобы расспросить Лайзу и Херба о том, кого они видели.

— Только двоих, — ответила Лайза. — Курт уехал, а потом вернулся Майк.

— Еще дока Найта, — напомнил ей Херб. — Он вышел минут десять назад. Ханна, что происходит? Хотя Лонни и пытается это скрыть, он явно охраняет выход.

Ханна задумалась. Майк просил сообщить о смерти Брэнди только самым надежным людям. А Лайза с Хербом именно такими и были. И потом, Херб имел отношение к властям — он был полицейским, и неважно, что он просто следил за выполнением в городе правил парковки. Сегодня он вполне мог пригодиться.

Ханна наклонилась к ним поближе, так чтобы никто больше не услышал, и прошептала:

— Здесь произошло убийство.

Через неполных десять минут все в центре было под контролем. На каждом из выходов дежурили помощники шерифа, Херб отправился к Майку узнать, не нужна ли ему еще помощь, а Лайза с Ханной помогли Эдне вынести в зал оставшиеся десерты. Норман сделал фотографии, и Ханна уже хотела просигналить мэру Баскомбу, что пора приглашать людей к столу. Но тут к мэру быстрым шагом подошел Майк.

Несколько минут они тихо переговаривались о чем-то. Затем мэр что-то шепнул Керби Уэллсу. Оркестр резко замолчал — прямо на середине «Первого Рождества». Мэр Баскомб взял в руки микрофон.

— Леди и джентльмены, — его голос звучал очень серьезно, — у меня для вас плохие новости.

Удивленная Лайза толкнула Ханну в бок.

— Ты же говорила, Майк просил никому не рассказывать.

— Может, он передумал?

Мэр обвел взглядом притихший зал и широко улыбнулся.

— Погода ухудшилась. Так что ближайшие несколько часов, не знаю точно сколько, нам всем придется провести здесь. Боюсь, придется нелегко: здесь столько вкусной еды и прекрасная музыка.

В разных концах зала послышался смех. Мэр снова заулыбался.

— Я рад, что мы застряли здесь со всеми удобствами. Поверьте мне, снаружи сейчас гораздо хуже. Синоптики обещают ближе к ночи снежную бурю — боюсь, на этот раз они правы. Я только что выходил на улицу, и ветер чуть не свалил меня с ног, а я на редкость устойчивый малый.

Гости снова засмеялись. Неудивительно, что мэра переизбирали три раза. Он знал, как говорить с людьми.

— В любом случае, здесь сейчас гораздо безопаснее, чем на дороге. Пока ветер не уляжется, лучше переждать бурю в досуговом центре. Если вам непременно нужно уехать, обратитесь к любому помощнику шерифа, которые дежурят у дверей. Мы вызовем снегоочиститель, который будет вас сопровождать. В целях безопасности я требую, чтобы центр никто не покидал. Все вы для меня одинаково дороги, а с бураном шутки плохи.

Когда он договорил, многие согласно кивнули. О том, что такое снежная буря, жители Миннесоты знали не понаслышке. Оказаться в такую ночь на дороге — этого и врагу не пожелаешь.

— А чтобы дети не скучали, Дженис Кокс решила открыть «Детский уголок». Там полно игрушек, есть игры и книги. На случай, если буря затянется, найдутся детские кроватки и одеяла. Кажется, я вижу среди нас будущих студентов?

Толпа старшеклассников Лейк-Иден, сидевшая за дальним столиком, радостно загалдела.

— Я так и думал! У вас сегодня есть шанс примерить на себя обязанности взрослых. Дженис будет рада, если вы ей поможете.

Столик мгновенно опустел — подростки наперегонки бросились к поджидавшей их на лестнице Дженис. Ничего удивительного в такой прыти не было. Большие семьи в Лейк-Иден не редкость, и старшие дети всегда нянчатся с младшими.

— Кабельное телевидение не работает, Херб Бисмен уже проверил. Но если кто-то из детей захочет посмотреть фильм, в Центре для пожилых целый шкаф забит видеокассетами. Ну а здесь мы с вами будем танцевать и… — мэр Баскомб сделал многозначительную паузу, и гости в ожидании вытянули шеи, — …пробовать десерты! К слову, Эдна просила меня зачитать список десертов. Нас с вами ждут Засахаренные Орешки, Рождественский Торт с Финиками, Маковый Торт, Шоколадно-Фруктовые Пирожные, Шоколадное Сияние леди Гермионы, Пирог Зеленый Кокос, Тыквенный Торт для Гостей на День Благодарения, Ореховый Пирог для Толпы Гостей… Продолжить?

— Хва-а-тит! — хором прокричали сразу несколько голосов, и раздался хохот.

— А то я могу. Я ведь даже до печенья еще не дошел — его здесь полдюжины сортов. А для тех, кто следит за фигурой, прямо из Калифорнии привезли целый ящик апельсинов и кумкватов. Все знают, что такое кумкват?

Отдельные «да» перекрыл дружный хор «нет». Ханна не удивилась, кумкват — экзотический фрукт и в огородах Миннесоты не попадался.

— Тогда давайте спросим у Ханны!

Не успела Ханна возразить, все уже уставились на нее, требуя ответа. Делать было нечего.

— Кумкват — это небольшой фрукт семейства цитрусовых. Его едят прямо с кожурой. Но вы можете есть, как привыкли.

Услышав объяснение Ханны, гости рассмеялись, а мэр довольно улыбнулся.

— Эдна просила передать, что стол с десертами готов. Сладкого хватит на целую армию, так что налетайте и не стесняйтесь брать добавку.

— Молодчина! — прошептала Лайза, восхищенно глядя на мэра Баскомба. — Никогда не думала, что он такой… такой…

— Дипломат?

— В каком смысле?

— Сказал людям, что они проторчат здесь всю ночь, а они его за это еще больше любят.

— Ну да, я это и хотела сказать. И как ему это удается?

— Он долго тренировался, — ответила Ханна, а про себя добавила: «обманывая свою жену». — Пойдем, Лайза. Надо сказать Майку, что пока вы с Хербом были в холле, из центра никто не выходил.

— Ханна! — услышала она голос матери. Делорес со всех ног спешила к старшей дочери.

— Привет, мама. А где же Уинтроп?

— Навещает уборную. Надеюсь, ты достаточно знакома с эпохой Регентства, чтобы меня понять.

Поскрипев мозгами, Ханна сообразила: Уинтроп в туалете.

— Я поняла.

— Ты не забыла про мою антикварную лопатку, дорогая? Разрезала ею торт?

— Конечно, не забыла, — честно ответила Ханна на первый вопрос. О том, где за сегодня успела побывать лопатка, Ханна предпочла умолчать. — Норман уже все сфотографировал. Курт хочет поместить снимок торта в книгу.

— Прекрасно! Вот Уинтроп обрадуется.

Ханна навострила уши.

— А при чем тут Уинтроп?

— Просто это старинная английская вещь, а Уинтроп влюблен в английскую старину.

— Понятно, — сказала подозрительная Ханна. Интересно, нет ли в таком случае у него пары одряхлевших английских герцогинь на примете, помимо ее матери?

— Как ты думаешь, дорогая, мы скоро сможем уехать? Я слышала, что говорил Проныра, — это прозвище Делорес придумала мэру, еще когда помогала его нянчить. — Но ведь он все немного преувеличил, не так ли?

— Боюсь, что нет.

— Значит… нам нельзя ехать домой?

Ханна покачала головой. В голове у нее крутилось: «Домой — куда? К маме? Или к Уинтропу?»

— Нельзя, мама. Если вы сейчас уедете, я буду очень волноваться.

— Правда? — спросила Делорес. Вид у нее стал жутко довольный.

— Правда, — призналась Ханна. Снежная буря тут была ни при чем. Гораздо больше она опасалась Уинтропа.

— Н-ну… что ж, придется остаться. Уинтроп хотел попробовать Шоколадное Сияние леди Гермионы. Может, Керби сыграет что-нибудь повеселее, чтобы мы смогли потанцевать.

Когда Делорес отошла, Лайза повернулась к Ханне.

— Ну что? Пойду скажу Хербу, чтобы разводил костер? Хочешь, я сама ощиплю этих голубков и узнаю правду?

— Пока рано. Искушение, конечно, есть… А вдруг он в самом деле обыкновенный английский лорд, путешествующий от нечего делать по нашей глуши?

— Но ты в этом сомневаешься.

— Нет. Просто, когда дело касается матери, я превращаюсь в курицу-наседку. И вообще, я с рождения подозрительная маньячка. Словом, Уинтроп — чист… Хотя я могу голову дать на отсечение, что это не так.

Глава 11

— Эй, Ханна, подожди!

Обернувшись, Ханна увидела, что к ней со всех ног спешит Мартин Дубински. Она хотела было ему улыбнуться, но передумала. Если Майк сообщил ему про смерть Брэнди, ее улыбка окажется бестактной. С другой стороны, Майк мог ничего и не рассказать, и тогда Ханне было важно вести себя так, чтобы Мартин ничего не заподозрил. Она постаралась придать лицу доброжелательное, но при этом совершенно бессмысленное выражение — такое же было у плюшевого мишки, с которым она не расставалась в детстве.

— Хорошо, что я тебя встретил, — сказал Мартин, ослепив Ханну улыбкой. — Я не хотел говорить при Брэнди. Я знаю, ты поместила рецепт Ширли в книгу. Спасибо тебе. Этот рецепт достался ей от матери.

— Да, вкусный торт, — ответила Ханна. Ага, Мартин весело улыбается. Значит, Майк ничего ему не сообщал. Тогда и она тоже может улыбнуться.

— Ты не видела Брэнди?

Улыбка исчезла с губ Ханны так же быстро, как появилась, — сдержаться она не смогла. Еще как видела, до сих пор мурашки по коже. Но говорить она ничего не станет — это Майк обязан сообщить безутешному мужу о его несчастье.

— Я за нее волнуюсь. Она уже целый час не возвращается из туалета. Я даже попросил Кейт Машлер зайти туда посмотреть, как у нее дела, но Брэнди там не было.

Ханна вздохнула, покоряясь судьбе. Теперь она окончательно увязла: и соврать плохо, и рассказывать правду не хочется. Остается один выход: отвести Мартина в комнату, в которой Майк устроил свой штаб, сдать на руки правосудию, а оно уж пусть само разбирается, как поступить.

— Так ты ее видела? — повторил Мартин.

— Видела. Пойдем, Мартин. Тебе нужно поговорить с Майком Кингстоном. Он точно знает, где сейчас Брэнди.

К счастью, импровизированный штаб был совсем рядом с лестницей, и пока они шли, Ханне удавалось ловко увиливать от расспросов Мартина. Отправив ягненка на заклание, Ханна решила найти Андреа. Нужно было узнать, не расстроили ли ее долгобеременную сестру отсутствие Билла и надвигающаяся снежная буря.

— Привет, Ханна! — воскликнула Андреа. Она сидела на стуле около гардеробной и уплетала кусок Шоколадно-Фруктового Пирожного. — Пирожное просто объедение. Теперь это мой любимый десерт.

— Рада слышать. У тебя все в порядке?

— В полном.

— И ты не расстраиваешься из-за Билла и бури?

— С чего бы? Во-первых, у него есть мобильный, во-вторых, телефон в машине, а в-третьих — радио. Так что эвакуатор он себе вызовет. В кювете его не оставят.

— Верно. Волноваться не о чем. Кстати, раз уж док Найт разрешил тебе вернуться к активной жизни, не хочешь заняться небольшим расследованием?

— Расследование? — глаза Андреа расширились. — А что, кого-то убили?

— Да.

— Прямо во время ужина?

— Да.

— Кого?

— Брэнди.

— Где? Как?

Хотя их диалог напомнил Ханне о глупых телевизионных викторинах, пришлось отвечать.

— На парковке. Маминой антикварной лопаткой для торта.

— Хорошо, что я заправилась шоколадом, — Андреа слегка побледнела, но это не помешало ей целиком запихнуть в рот остаток пирожного. — Кажется, сегодня мне понадобятся все силы. Мама знает?

— Нет.

— Ты ей скажешь?

— Только не сейчас. Майк просил, чтобы о смерти Брэнди знали только самые надежные люди.

— Значит, я — надежная? — просияла Андреа, когда Ханна кивнула. — Отлично, я сделаю все, что от меня потребуется.

— Пока требуется твоя салфетка.

— Что?

— Я хочу кое-что записать.

— Вот, держи.

Ханна взяла у Андреа салфетку и перевернула ее той стороной, на которой среди звезд не порхали кудрявые ангелочки. Достав из-за уха найденную в кухне ручку, Ханна приложила салфетку к стене и начала писать.

— Итак. Прежде всего, мы должны понять, кому и зачем могла понадобиться смерть Брэнди.

— Кроме Ширли? И кроме Лауры Йоргенсен — они ведь обе могли убить из ревности.

— Да, — Ханна записала оба имени.

— Так, во-первых, мать Мартина. Насколько я знаю, она не одобряла его брак с Брэнди. Хотя вряд ли это можно назвать серьезным мотивом.

— На всякий случай я ее запишу. Давай подумаем о том, что не так очевидно. Может, Брэнди убил кто-то, кто знал ее раньше, или знакомый из Лейк-Иден, о котором нам ничего не известно.

— Э-э-э… — озадаченно протянула Андреа.

— Может, кто-то из Лейк-Иден ездил в Лас-Вегас и там с ней познакомился. И ему не понравилось, что она вышла за Мартина, — продолжала Ханна, намекая на мэра Баскомба.

— Понятно. Снова ревность.

— Это серьезный мотив, — поспешила напомнить Ханна. — Все присутствующие здесь женщины готовы были убить Брэнди за то, что она такая яркая и соблазнительная. Но помимо этого должны быть еще какие-то мотивы. Ты болтала с Брэнди и Мартином целых полчаса. Узнала что-нибудь важное?

— Конечно! Ее норковая шуба была сшита не из каких-нибудь завалящих шкурок — это был свингер от «Блэкглама»[12].

— Свингер?

— Короткая расклешенная шуба. Мама их называет «распашонками». И стоит она не двадцать две тысячи, а двадцать две с половиной. Думаешь, ее могли убить из-за шубы?

— Если так, значит, убийцу что-то вспугнуло и он не успел ее снять. Когда я нашла Брэнди, шуба была на ней. Поэтому на снегу не было крови. Она впиталась в подкладку.

Андреа так побледнела, что Ханна схватила ее за плечи.

— Ты что?

— Ничего страшного. Просто стало немного дурно, когда ты сказала про кровь.

— Прости. Я не подумала, когда стала рассказывать такие подробности. Про подкладку не надо было говорить.

— Кровь тут ни при чем. Ты подумай, сколько денег потрачено зря! Мартину наверняка эта шуба была не по карману, а теперь он даже не сможет продать ее обратно меховщику. — Вдруг лицо Андреа озарилось надеждой. — А если попробовать сдать ее в хорошую химчистку? Вдруг поможет?

— Может быть. Забудь наконец про эту шубу. Когда ты разговаривала с Брэнди и Мартином, тебе удалось узнать про нее что-нибудь личное?

Андреа задумалась на мгновение и покачала головой.

— В общем, ничего. Она только и делала, что причитала о том, как оставила ради замужества свою карьеру.

— Она говорила, где работает?

— Нет. Такое я бы не пропустила. Она мне почти ничего про себя не рассказала, даже сколько ей лет. Как будто не хотела, чтобы здесь про нее что-нибудь знали.

— Интересно.

— Мне так показалось. Вела себя как свидетель под защитой. То есть она вообще ни словом не обмолвилась о своем прошлом. Зато расписала их с Мартином свадьбу: в три часа ночи в одной из часовен на Стрипе[13] их обвенчал священник, похожий на Элвиса.

— А как называлась часовня?

— Она не сказала. Просто упомянула, что у священника был чудный южный акцент и что в честь их свадьбы он спел под гитару «Люби меня нежно», совсем как настоящий Элвис.

— Лучше бы он спел им что-нибудь из «Титаника», — проворчала Ханна и тут же себя одернула. Хотя Брэнди и была наглой стриптизершей, выскочившей за Мартина ради денег, смерти она не заслужила.

— Так что я должна делать?

Вопрос Андреа вернул Ханну к реальности.

— Попробуй найти Ширли Дубински. Мне нужно с ней поговорить. Просто махни мне рукой, я сама подойду.

— Но про Брэнди ей не заикаться?

— Ни в коем случае. Майк просил держать все в секрете. Он надеется, что убийца сам выдаст себя.

Кровь отлила от щек Андреа.

— Неужели… Майк думает, что убийца находится здесь?

— Да. Вот почему нам надо держать ухо востро.

— Ладно. Пойду подточу уши, — сказала Андреа, поднимаясь со стула. — Конечно, только метасферически выражаясь.

— Метафорически.

— Какая разница. Пойду искать Ширли. Но сначала я должна съесть еще кусочек торта. Без шоколада мне сегодня не обойтись.

Отправив Андреа на поиски Ширли, Ханна решила разыскать Мишель. Младшую сестру она обнаружила за столиком Лонни.

Когда Ханна подошла, Мишель встала и шепнула ей на ухо:

— Убийство?

— Ты откуда знаешь?

— Лонни наверху сторожит центральный вход, Майк опрашивает гостей, запершись в комнате, а ты или разговариваешь с Андреа, или носишься туда-сюда, как чокнутая курица.

— С Андреа я говорила, подтверждаю. Но я не желаю, чтобы меня сравнивали с курицей, тем более чокнутой.

— Но ведь ты же бегаешь туда-сюда.

— Не бегаю… То есть да, бегаю, — сдалась Ханна. — Поможешь нам вести расследование?

— Конечно. А кого убили?

— Брэнди. Ты с ней успела пообщаться?

— Да, после того, как поздоровалась с мамой и Уинтропом. Кстати, нам надо о нем поговорить. Ну так вот, когда я подошла к их столику, Брэнди собралась в туалет.

— И ты пошла с ней?

— Ну да. Ты же знаешь, как это у нас принято в Миннесоте… само так выходит.

— Знаю, — нахмурилась Ханна. Для нее всегда оставалось загадкой, почему женщины на Среднем Западе непременно ходят в туалет парами.

— Как только мы остались одни, Брэнди сразу принялась болтать.

— И о чем она рассказывала?

— О разном. Что вышла замуж за Мартина всего через пять часов после знакомства. Что родилась недалеко отсюда.

Ханна взяла со стола чистую бумажную салфетку, развернула ее той стороной, на которой не были нарисованы красочные рождественские гирлянды, и вытащила из-за уха ручку.

— Брэнди сказала, где именно?

— Нет. Но она вспомнила, что «По-быстрому» тогда был просто баром, а торговый центр еще не построили.

— А еще?

— Еще по-настоящему ее звали Мэри.

— Мэри. А фамилия?

— Она не назвала. Сказала только, что в шестнадцать сбежала из дома, поймала грузовик, который шел прямо в Лас-Вегас, и отправилась туда. Жила там с владельцем салона татуировок. Он был гораздо старше ее. А потом стала танцовщицей.

— А еще? — спросила Ханна. Кажется, Мишель унаследовала фамильную особенность: она шутя могла разговорить камни.

— Ой, она много всего рассказала. Ты знаешь, что первый любовник Брэнди уговорил ее проколоть себе?..

— Нет, — быстро сказала Ханна. — Не знаю и знать не хочу.

— И правильно. Она так увлеклась, что даже показала мне свои татуировки. Я похвалила ее платье — может, из-за этого?

— А ты молодец, — улыбнулась Ханна сестре.

— По-моему, ей хотелось поболтать, а у меня был такой невинный вид. По ее словам, она совсем забыла, какими бывают маленькие городишки, как в них скучно и как все суют свой нос в чужие дела.

— Она права. А еще что-нибудь она рассказала?

— Она была расстроена, потому что по пути сюда они с Мартином поругались.

Ханна навострила уши, а с ними и ручку. Эта ссора может дорогого стоить.

— Из-за чего?

— Брэнди хотела надеть свое обручальное кольцо, чтобы все его увидели, а Мартин ей запретил.

Ханна принялась сосредоточенно вспоминать, как сидела за одним столиком с Мартином и Брэнди. Никакого кольца на Брэнди она не видела.

— Она показала тебе кольцо?

— Еще бы, оно такое красивое!

— А нельзя поподробнее? — спросила Ханна, строча ручкой по салфетке.

Мишель вздохнула и пожала плечами.

— Извини, Ханна. В драгоценных камнях я ничего не понимаю.

— Ладно, опиши, как сможешь.

— В центре был большой зеленый камень, а вокруг тоже камни. Наверное, бриллианты. — Мишель встретилась с Ханной взглядом. — Хочешь знать, почему Мартин просил ее не надевать кольцо?

— Конечно, хочу.

— Ну… Мартин боялся — все решат, что она хочет похвастаться. Понимаешь? Если она придет и в шубе, и с кольцом на пальце.

Ханна задумалась. Потом сложила салфетку, спрятала ее в карман свитера и засунула ручку за ухо.

— Так. Я думаю, тебе пора сходить к Майку и все это ему повторить.

— Ты что, смеешься? — изумилась Мишель. — Что с тобой, Ханна? Я-то думала, ты свое расследование держишь в секрете.

— Держу… обычно. Но сегодня все по-другому. Майк один все расхлебывает. Ему надо помочь.

— Ладно. Если ты так считаешь… — неуверенно протянула Мишель. Но покорно отправилась вслед за Ханной к дверям штаба Майка. — Мне все-все ему рассказывать?

— Да, — кивнула Ханна, восхищаясь своим великодушием. Шона Ли уехала — возможно, навсегда, — и Майк теперь полностью принадлежит ей. Если, конечно, она захочет. А она хотела. Отчасти. Так что она с удовольствием будет ему помогать. Пока он не начнет задирать нос и пытаться отстранить ее от расследования.

Глава 12

Андреа отправилась искать Ширли. А Ханна, умалчивая о смерти Брэнди, провела среди гостей опрос «Что вы думаете о новой жене Мартина?». Почти все женщины в один голос твердили, что Мартин не имел права так огорчать Ширли и приводить на вечеринку новую жену, ведь она была гораздо моложе и красивее. Почти все мужчины пожимали плечами и затруднялись ответить, но по блеску их глаз Ханна поняла, что Брэнди произвела на них сильное впечатление. Разве признаешься в этом, когда рядом стоит жена?

— Простите, мне надо бежать. Андреа зовет, — сказала Ханна, заметив возле стола с десертами сестру и Ширли. Она в это время разговаривала с Иммельдой Гиз, экономкой отца Култаса. Ревностная католичка, Иммельда была твердо уверена, что, несмотря на христианские идеалы прощения и долготерпения, Ширли имела полное право выцарапать Брэнди глаза.

К Андреа Ханна добралась немного оглушенная. Вокруг стола с десертами все еще толпились гости, и ей пришлось протискиваться сквозь них, каждый раз извиняясь. Подойдя, она улыбнулась Ширли.

— Хорошо, что Андреа тебя отыскала. Мне очень нужно с тобой поговорить.

— О чем?

— О Мартине. И Брэнди.

Ширли глубоко вздохнула. Выражение лица у нее стало примерно такое же, как у Мойше, когда он опрокидывал кошачий туалет.

— Где ты была за последний час?

— Тебе правда нужно это знать?

— Очень, — Ханна придала лицу свое самое строгое выражение — с таким она внушала Мойше «никогда больше так не делать». Правда, на кота ее тон никак не действовал. Вдруг Ширли окажется понятливей?

— Ладно… — Ширли глубоко вздохнула. — Наверно, мне лучше признаться.

Андреа ахнула. Ханна бросила на нее предупреждающий взгляд.

— Признаться в чем?

— В том, что мы с Мартином по-прежнему любим друг друга. И этот час мы провели вместе. Когда Брэнди ушла в туалет, он подошел к нашему столику, поболтал с Бэбс несколько минут, а потом сказал, что хочет поговорить со мной наедине. И мы пошли под лестницу — туда, где хранят столы и стулья.

— И что вы там делали? — спросила Ханна, надеясь, что ничего неприличного она не услышит.

— Мартин сказал, что совершил ошибку. Что сам себе испортил жизнь.

— Это он про брак с Брэнди? — спросила Андреа.

— Да. Сказал, что раньше не понимал, как сильно он меня любит. А потом добавил: ему нужно только избавиться от Брэнди, и мы снова поженимся.

— Так и сказал: «избавиться от Брэнди»? — повторила Ханна. Во фразе Мартина сквозила явная угроза.

— Да. И еще добавил, что постарается сделать это как можно скорее. Я, конечно, ответила, что во всем ему помогу.

— Ну и дела! — вздохнула Ханна, выразительно глядя на сестру. На Андреа лица не было. — Кто-нибудь еще знает про твой разговор с Мартином?

— Конечно, нет. Это наше с Мартином личное дело. И потом, если бы я все рассказала, то поставила бы Брэнди в неловкое положение. Девочки, мы с вами сто лет друг друга знаем. Не в моих правилах устраивать скандалы на публике.

— Вообще-то… Брэнди тебе смутить все равно не удастся, — решительно сказала Ханна. Пора уже было посвятить Ширли в суть дела.

— Почему?

— Потому что она мертва. Ее нашли на стоянке.

— Что? — вскрикнула Ширли, покачнувшись. Новость совершенно ее оглушила. Она долго молча смотрела на Ханну, а потом спросила: — Это был несчастный случай?

Андреа взяла ее под руку: вторая плохая новость (или хорошая, все зависит от точки зрения) могла окончательно свалить Ширли с ног.

— Нет. Брэнди убили.

— Какой… какой ужас! А я вам еще говорила, что Мартин хотел от нее избавиться! Что вы могли подумать! Ведь речь шла просто о разводе.

— Мы так и поняли, — заверила ее Андреа.

— Убили, — дрожащим голосом повторила Ширли, взглянув на Ханну. — Когда это случилось?

— Примерно час назад.

— Тогда никому не придет в голову обвинить в этом Мартина! Все это время с ним была я. Мы расстались минут двадцать назад.

— Значит, у вас обоих есть алиби, — сказала Андреа. — И тебя тоже никто не станет обвинять.

— Слава богу! Мартин уже знает?

— Думаю, да, — сказала Ханна. — Десять минут назад я отвела его в комнату к Майку, и с тех пор он оттуда не выходил. Майк устроил себе временный кабинет в зале для собраний возле библиотеки. Хорошо бы тебе зайти к нему, чтобы подтвердить алиби Мартина.

— Пойду прямо сейчас.

— Правильно. Только не говори никому. Майк просил пока держать все в секрете.

— Конечно, можешь не беспокоиться.

Ширли пробиралась сквозь толпу. Ханна смотрела ей вслед. Она действительно ни с кем не остановилась поболтать.

— Ее можно вычеркнуть, — сказала Андреа. — И Мартина тоже. Кто там еще остался?

Ханна вытащила из кармана помятые салфетки — сегодня они заменяли ей привычный блокнот.

— Бэбс и Лаура Йоргенсен. Начнем с Бэбс.

Найти Бэбс Дубински оказалось проще простого. Она сидела за своим столиком и пила кофе с тортом-желе Андреа.

— Привет, девочки. Рекомендую торт. Сочный и красивый.

— Спасибо. Это мой рецепт, — улыбнулась Андреа. Она была страшно довольна похвалой. — Ты уже попробовала Рождественское Печенье Ханны и Лайзы? Это мое самое любимое.

Бэбс показала на тарелку: на ней остались только крошки.

— Мне досталась звезда. Пальчики оближешь.

— Я хотела с тобой поговорить кое о чем, — вмешалась Ханна. Обсуждение рецептов грозило затянуться.

— Тон у тебя серьезный. Что-нибудь случилось?

— К сожалению, случилось. Скажи, что ты делала в течение последнего часа?

— Я? В основном сидела за этим столиком. Потом к нам подошел Мартин, и мы немного поговорили. Затем они с Ширли ушли, а я решила положить себе еще кусочек пирога с лососем. Пока возвращалась к столику, поболтала с гостями. Когда мэр Баскомб сделал объявление, встала в очередь за десертами. Да, чуть не забыла: ходила в туалет. Потом… обязательно так подробно?

— Это очень важно, — Ханна глубоко вздохнула, собралась с духом и сказала: — Брэнди нашли мертвой на стоянке.

— Жену Мартина? — потрясенно спросила Бэбс. — А Мартин был с ней? Он не ранен?

— Нет, с Мартином все в порядке. Он сейчас наверху, говорит с Майком. С ним Ширли. С Брэнди он не был.

— Слава богу! Как это случилось?

— Кто-то зарезал ее лопаткой для торта, которую принесла мама.

— Святые угодники! — Бэбс схватила салфетку и принялась ею обмахиваться. — Значит, ее убили?

— Скорее всего. До результатов экспертизы дока Найта Майк расследует это дело как убийство.

Салфетка Бэбс замелькала еще быстрее.

— Надеюсь, никому не придет в голову обвинить в этом Мартина!

— Его никто не обвиняет. В это время Мартин разговаривал с Ширли, так что у них обоих есть алиби.

Бэбс облегченно выдохнула, но тут же снова выпрямилась.

— Вот почему вы меня обо всем спрашиваете! Думаете, это я ее убила!

— Да, мы это допускаем, — вмешалась Андреа, очаровательно улыбаясь. — Конечно, на самом деле мы не верим, что убийца — это ты. Но ведь нельзя, чтобы наше расположение к тебе мешало следствию.

Ханна похвалила про себя сестру. Молодец, Андреа. Вот бы мне так научиться. Тактичности на меня явно не хватило. Я бы с Бэбс миндальничать не стала.

— Ничего, я понимаю, почему вы меня подозреваете, — сказала Бэбс. — Всем известно, как меня расстроил второй брак Мартина.

— Еще бы не расстроил! — Андреа выразительно взглянула на Ханну, давая понять, что теперь за расспросы возьмется она. — Ведь это такой удар! Я знаю, как горячо ты любишь Ширли. Наверное, ты надеялась, что они забудут про разногласия и снова начнут жить вместе. Хотя бы ради детей.

— Да, именно так я и думала, — согласилась Бэбс.

— Представляю, как ты огорчилась, когда Мартин вернулся из Лас-Вегаса и объявил, что женился.

— Конечно. Он ведь меня ни о чем даже не предупредил. Просто явился с Брэнди и заявил, что это его новая жена.

— Что ты о ней подумала?

— Точнее, что я постаралась о ней не подумать, — резко сказала Бэбс. — Я старалась держаться вежливо, но меня все время мучила мысль о том, какую глупую ошибку совершил Мартин, женившись на ней. К сожалению, свадьба уже состоялась. Так что мне оставалось только стиснуть зубы и улыбаться.

Андреа покачала головой:

— Будь я на твоем месте, я бы ей такое устроила! Значит, ты приняла Брэнди в семью?

— Нет, это было бы для меня слишком. Но я люблю своего сына и не хотела его отталкивать. Так что я решила по крайней мере не ссориться с Брэнди.

Андреа вопросительно взглянула на Ханну. Та кивнула. Больше Бэбс спрашивать не о чем. Андреа выразила соболезнования по поводу внезапного вдовства Мартина и распрощалась. Ханна попросила Бэбс никому не говорить о смерти Брэнди. После разговора с Бэбс сестры разделились. Андреа пошла взглянуть, как дела у Трейси в «Детском уголке», а Ханна решила сказать пару комплиментов джазовому оркестру школы Джордан Хай. Они их сегодня заслужили.

— Здорово играете, — сказала Ханна Керби Уэллсу. Тот повернулся, чтобы спуститься с небольшого помоста, служившего оркестру сценой.

— Спасибо, Ханна. У нас перерыв на десерт. Эдна обещала ребятам отложить по куску от каждого торта.

— Отлично. Было бы нечестно, если бы они ничего не попробовали. Я просто хотела сделать твоему ансамблю комплимент и напомнить, что танцы обещают затянуться.

— Я слышал. Снежная буря. Не переживай. У нас большой репертуар.

— Тогда удачи.

И тут Ханна задумалась, входит ли Керби в число тех самых надежных людей, которым можно рассказать про убийство. Она взошла на помост, взяла Керби под руку и отвела в глубь сцены.

— Керби, у меня к тебе дело.

— Может потом, Ханна? У меня у самого важное дело.

— Да, но мое важнее. Только держи язык за зубами. Мы не можем разъехаться по домам не только из-за бури. Новую жену Мартина Дубински убили на стоянке, и Майк думает, что убийца находится здесь.

Керби побледнел и схватился за пюпитр, чтобы не упасть.

— Неужели… Брэнди?

— Да, — Ханна увидела, как у Керби задрожали руки. И что она будет делать, если учитель музыки грохнется в обморок посреди сцены? — С тобой все в порядке?

— Просто… это… неожиданно, — Керби с трудом шевельнул побелевшими губами.

— Тебе лучше присесть. Ну-ка, — Ханна подвела Керби к стулу, усадила и сама села рядом. Или он в самом деле такой чувствительный, что теряет сознание при одном упоминании об убийстве, или здесь личные причины.

— Прости, что так все выложила, — извинилась Ханна. И решила взять быка за рога: — Я не знала, что вы с Брэнди знакомы.

Керби захлопал глазами. Щеки его порозовели.

— Знакомы? Не совсем… То есть Мартин нас сегодня познакомил. Как… — Керби прочистил горло, — как она умерла?

— Ее зарезали антикварной лопаткой для торта, которую принесла моя мама.

Керби застонал, как будто от сильной боли, и подозрения Ханны мгновенно расцвели пышным цветом. Для человека, который познакомился с Брэнди чуть больше часа назад, его реакция была слишком бурной. Ханна решила двинуться напролом, а не начинать издалека, как сделали ли бы Андреа и Делорес.

— Вот что, — сказала она, взглянув на Керби в упор. — Тебе не кажется, что ты слишком близко к сердцу принимаешь смерть человека, с которым познакомился всего час назад?

Керби смущенно кивнул:

— Да, знаю. Но ведь убийство — это так ужасно. Тем более совершенное с такой жестокостью. Всего несколько минут назад она была жива! Я вдруг осознал хрупкость человеческой жизни, и… это меня так потрясло.

— Понятно, — сказала Ханна, не поверив ни единому слову. Конечно, когда человека, с которым только что познакомился, внезапно убивают, поневоле занервничаешь. Некоторых это даже всерьез заставит задуматься о жизни и смерти. Но если бы она не подставила Керби стул, он бы точно рухнул на пол. А ведь он просто услышал о смерти женщины, с которой едва был знаком. С чего вдруг такая чувствительность?

— Керби? — Ханна решила сменить тему, чтобы отвлечь Керби. Настоящую причину его подозрительной реакции можно будет выведать потом.

— Да?

— Твой оркестр сможет поиграть еще пару часов? Майку необходимо, чтобы люди развлекались, пока он ведет расследование.

— Не вопрос, — стоило Ханне дать Керби задание, и он немного оживился. — Они собираются сообщить всем о… ты понимаешь?

— Нет. Об этом знают только избранные. Так что ни в коем случае никому не рассказывай и играй, пока не упадешь. Нужно, чтобы люди думали, что все, кроме погоды, в полном порядке.

— Понял, — Керби энергично закивал. — Не волнуйся за нас. На всякий случай я захватил кучу нот. Если понадобится, мы будем играть до утра.

Глава 13

Ханна уже собиралась отправиться на поиски сестры, но Андреа сама нашла ее. В руках она держала тарелку с ореховым пирогом.

— До чего вкусный у тебя пирог! Помнишь, как я волновалась, что на День благодарения буду рожать и не смогу его попробовать?

— Помню.

— А в итоге попробовала. И сейчас снова пробую. А ребенка до сих пор не родила!

— Всему свой срок. С природой не поспоришь, — изрекла Ханна, чувствуя, как напыщенно это прозвучало. К сожалению, сказанного не воротишь.

— Ничего подобного. Если бы здесь была лошадь, я бы гоняла ее кругами по комнате, пока роды не начались.

— В таком случае, я бы помогла тебе забраться в седло, — сказала Ханна, и они с Андреа захохотали, представив себе эту сцену. Хотя сестры и были очень разными людьми, они часто понимали друг друга без слов.

Отсмеявшись, Ханна сказала:

— Пока лошадь еще не привели, у меня к тебе дело. Мне нужно разузнать про обручальное кольцо Брэнди. Его видела Мишель. Описать она его толком не может, но, по ее словам, выглядело оно очень дорого. Ты не обратила на него внимание?

— Конечно, обратила! Роскошное кольцо, по виду старинное. И очень ценное.

Ханна взяла у Андреа салфетку, перевернула ее той стороной, на которой не было Санты в оленьей упряжке, и достала ручку.

— Ладно. Опиши его.

— Большой квадратный изумруд — не меньше двух карат, а вокруг бриллианты с огранкой в стиле Тиффани.

Ханна присвистнула. Хотя в драгоценностях она разбиралась плохо, такое кольцо должно быть очень дорогим.

— Бриллианты голубоватого оттенка, очень изысканного, и в каждом не меньше половины карата. А само кольцо из платины. Она дороже золота и серебра.

— Ясно, — Ханна дописала строчку. — Сколько примерно оно может стоить?

— Точно не знаю, но гораздо дороже шубы. Они с Мартином из-за него поссорились.

— Поссорились? — Ханна подалась вперед.

— Брэнди его надела, а он велел ей его снять. С минуту они молчали и сверлили друг друга взглядом, а потом Брэнди сняла кольцо и убрала в сумочку. Ты все узнала, что хотела? Я должна еще попробовать засахаренные орешки, а их уже почти не осталось.

— Подожди, сладкоежка, — улыбнулась сестре Ханна. — Мобильный телефон у тебя с собой?

— Конечно! Я же агент по недвижимости.

— Пожалуйста, обзвони все часовни Лас-Вегаса и найди ту, в которой Мартин и Брэнди поженились. Мне нужно кое-что выяснить.

— Конечно. Запросто. Тем более я знаю, что их священник был копией Элвиса. А что мне спросить, когда я найду эту часовню?

— Постарайся выяснить, какие имена написаны в их свидетельстве о браке. Мишель узнала, что настоящее имя Брэнди — Мэри и что она родилась неподалеку отсюда.

— Я так и знала, что это сценический псевдоним, — фыркнула Андреа. — Слишком складно: Брэнди Вин. Тоже мне! Поднимусь наверх, в холл. Там телефон лучше принимает.

— Хорошо, только держись поближе к Лонни. Не забудь, убийца по-прежнему здесь.

— Не забуду, — посерьезнела Андреа и направилась к лестнице.

Подойдя к столу с десертами, Ханна заметила, что пекановые орешки в сахаре почти закончились. Раз сестра выполняет задание Ханны и не может попробовать тот десерт, который хочет, надо о ней позаботиться. Ханна встала в очередь и насыпала полный бумажный стаканчик орехов.

— Эй, Ханна?

Обернувшись, Ханна увидела Эрла Фленсбурга в ботинках и рабочей куртке: он занимался эвакуацией машин в округе.

— Привет, Эрл. Попробуй что-нибудь, раз зашел.

— Эдна мне сказала то же самое. Навалила целую тарелку. Но сначала я должен найти Майка.

— Он наверху, в комнате для совещаний рядом с библиотекой. Это его временный офис.

— О'кей. Он должен подписать бумагу. Я расчистил выезд со стоянки, чтобы санитары могли проехать на своем грузовике и забрать… кхм, то, за чем приехали. Ты понимаешь, — Эрл запнулся и шумно прочистил горло. — Ну и денек сегодня, да, Ханна? Короче, они не могут уехать, пока Майк не подпишет бумаги.

— Понимаю, — Ханна дружески похлопала Эрла по плечу. Удивительно, до чего чувствительными становятся суровые парни, хвастающиеся тем, что настреляли больше дичи, чем все охотники округа вместе взятые, когда дело касается человеческой смерти.

Только Эрл поднялся по лестнице, как вернулась Андреа. Она широко улыбалась — наверное, звонок в Лас-Вегас был удачным.

— Быстро же ты! — сказала Ханна, встречая ее у подножия лестницы.

— Все было очень просто. Я позвонила в какое-то казино, поговорила с девушкой-администратором, и она дала мне список всех часовен, где священники изображают из себя Элвисов.

— А ты узнала у священника настоящее имя Брэнди?

Андреа самодовольно усмехнулась:

— Конечно, узнала. Но пока ты не дашь мне пекановых орешков, я тебе ничего не скажу.

— Держи. Я увидела, что они кончаются, и отсыпала для тебя немного.

— Спасибо. Теперь мне нужна чашка горячего кофе и пара твоих новых печений.

— Каких именно? Лайзиных Плюшек или Божественного Печенья к Чаю?

— Я и не знала, что вы привезли два новых сорта, — удивилась Андреа. — Это меняет дело.

— Тебе принести и того и другого?

— Да. Ханна, и нельзя ли побыстрее? Мои орехи почти закончились. Наверное, он из-за ребенка.

— Кто?

— Мой аппетит. Я весь вечер объедаюсь конфетами и тортами и все-таки хочу еще.

Ханна сбегала за кофе и печеньем.

— Угощайся, — сказала она, поставив перед Андреа тарелку.

— Это Лайзины Плюшки? — уточнила Андреа, готовясь откусить от одного из печений.

— Да. Ты обещала мне все рассказать. Я жду.

— Мы-э-ы-э-ы-а-эй.

— Что?

— Мы-э-ы-э-ы-а-эй, — Андреа с усилием проглотила печенье, отпила большой глоток кофе и сказала: — Прости. Печенье оказалось слишком вкусным. Настоящее имя Брэнди — Мэри Кей Хинкельмейер.

Ханна записала имя на салфетке со снежинками и показала сестре:

— Пишется так?

— Да. Ей двадцать шесть, и она родилась…

— Где? — спросила Ханна. Андреа замолчала и хитро улыбнулась. — Андреа, не тяни! Если ты хочешь, чтобы я весь вечер бегала взад-вперед тебе за печеньем, я нажалуюсь Майку, и он арестует тебя за вымогательство.

Андреа засмеялась.

— Ладно, я и так скажу. Просто хотелось, чтобы это был настоящий сюрприз. Мэри Кей Хинкельмейер родилась в Брауэрвиле, Миннесота!

— Брауэрвиле? — переспросила Ханна, не веря своим ушам. — Дело сдвинулось! Здесь наверняка найдется кто-то из Брауэрвиля. Может быть, у кого-нибудь там родственники. Этот человек мог знать саму Мэри Кей, когда она была маленькой, или знать ее родителей.

— А вот и я! — объявила Мишель, подлетая к их столику. — Я была у Майка и рассказала все, что знаю про Брэнди!

— Молодец. Это для него важно.

Мишель пожала плечами:

— Не знаю. Я как раз собиралась сказать про кольцо, но у него зазвонил телефон, и Майк отправил меня сюда. Мол, поговорит со мной потом.

Ханна задумалась. Хотя телефонный звонок мог быть очень важным, Майка, кажется, не заинтересовал рассказ Мишель. Может быть, он просто не успевает справиться с потоком информации. Надо ему помочь. Например, она могла бы пойти к нему и рассказать, что Мартин и Брэнди ссорились из-за кольца. Это ведь очень существенно. И еще она могла бы (спасибо Андреа) описать кольцо.

— Готова к бою? — спросила Ханна, заметив, что Андреа доела печенье.

— Да, — сестра одним глотком допила кофе. — Печенье к Чаю просто тает во рту. Что мы должны делать?

— Погуляйте среди гостей и узнайте, не был ли кто-нибудь знаком с Брэнди, когда она жила в Брауэрвиле.

— Брауэрвиль? — брови Мишель поползли вверх. — Я знаю пару ребят оттуда. Могу их расспросить. Нам известно ее полное имя?

— Да, благодаря Андреа. Мэри Кей Хинкельмейер. Просто найди тех, кто знает эту семью. Мы их попозже опросим.

— Будет сделано, — сказала Андреа, поднимаясь на ноги. — А ты чем займешься?

— Пойду загляну в пасть льву. Должен же он понять, насколько важно для следствия кольцо Брэнди.


Ханна постучалась в дверь комнаты для совещаний.

— Да? — сказали за дверью.

Голос Майка звучал так резко и неприветливо, что Ханна даже отшатнулась.

— Прости, что отрываю тебя от работы. Но у меня важное дело. —

— Входи.

Не слишком приветливо. Пожав плечами, Ханна открыла дверь.

— Я хотела спросить про обручальное кольцо Брэнди. Его нашли на теле?

— Это тебя не касается.

— Ладно. Тогда тебя не касается, как оно выглядело и сколько стоило. И еще тебя не касается, что Мартин с Брэнди из-за него поссорились.

— О'кей. Хорошо, — Майк жестом пригласил Ханну сесть. — Я был груб. Прими мои извинения.

— Принимаю. Я знаю, тебе сейчас не до любезностей, — Ханна села напротив Майка. — С чего начать?

— Опиши кольцо. Мне нужно все записать.

Ханна вытащила из кармана пригоршню мятых салфеток и отыскала среди них нужную.

— В центре изумруд в два карата, а может, и больше. Вокруг бриллианты огранки в стиле Тиффани, каждый в полкарата. Само кольцо из платины. Очень дорогое.

— Какова примерная цена? — спросил Майк, подняв глаза на Ханну.

— Ну… — Ханна глубоко вздохнула и попыталась унять бурное сердцебиение. Майк такой усталый, вымотанный — и желанный как никогда. — Кольцо видела Андреа. Говорит, оно должно стоить тысяч пятьдесят, не меньше. Думаешь, Брэнди убили из-за него?

— Возможно.

— Значит, на пальце его не было?

— Этого я не говорил.

— Я сама догадалась, — улыбнулась ему Ханна. Нехорошо подтрунивать над уставшим человеком. Но Ханне всегда нравилось одерживать над Майком верх. — Если я еще что-то узнаю, обязательно тебе сообщу. А если я вдруг тебе понадоблюсь, просто отправь за мной кого-нибудь.

— Ты всегда мне нужна, — Майк встал из-за стола и прикоснулся губами к ее губам. — Не сомневайся. А теперь можешь идти и веселиться. Мне нужно работать.

Ханна встала и вышла из комнаты, не зная, радоваться ей или сердиться. С одной стороны, было приятно услышать, что она всегда нужна Майку. Но с другой стороны, когда тебя выпроваживают веселиться в одиночестве, потому что ему надо работать… Это испортило все удовольствие от комплимента. Или просто они теперь квиты?

Размышляя над их с Майком личным счетом, Ханна вернулась в банкетный зал. У подножия лестницы ее поджидала Мишель.

— Наконец-то. Я кое-что узнала. Не совсем то, что ты хотела, но очень важно.

— Что именно? — спросила Ханна, отходя с Мишель в свободный уголок.

— Я спросила у Бетти Штрауб про семью Хинкельмейер, но она таких не знает. Я уже хотела уходить, но вдруг она рассказала одну местную сплетню. Оказывается, миссис Баскомб подозревает мэра в том, что он связался с Брэнди во время поездки в Лас-Вегас. Бетти слышала, как они ссорились. Ханна, мне кажется, это правда. Они сидят так далеко друг от друга, как только можно сидеть за одним столиком.

— Ты с ними поговорила?

— Нет, я решила сначала дождаться тебя.

— Умничка, — похвалила ее Ханна. — Но поскольку должного такта у меня нет, лучше пусть за меня это сделает мама.

— Мама? — вытаращила глаза Мишель.

— Да, мама. Она присматривала за мэром Баскомбом, когда он был маленьким, и сможет вытрясти из него всю правду.

Мишель просияла.

— Значит, напустим на него маму. Какая же ты умная, Ханна. Пусть теперь мэр попляшет!

Глава 14

Сделав над собой усилие, Ханна подошла к столику Делорес. Лишний раз встречаться с Уинтропом ей совершенно не хотелось. Может, удастся отозвать мать в сторону и поговорить с глазу на глаз?

— Смотри, кто к нам пришел! — воскликнула Делорес, увидев Ханну. — Можешь себе представить, Уинтроп никогда раньше не видел снежной бури, — и она нежно взяла Уинтропа за руку.

— Совершенно верно, кошечка моя, — Уинтроп пожал в ответ руку Делорес, а потом осторожно высвободил свою. Наверное, он прочел неодобрение в глазах Ханны. Или он один из тех, кто считает, что держаться за руки в общественных местах неприлично.

Ханна едва не ляпнула, что увидеть снежную бурю можно, только выйдя на улицу и прогулявшись пару кварталов, но сдержалась и повернулась к матери:

— Мама, можно тебя на минутку?

— Конечно. Присаживайся, дорогая.

— Нет, я имела в виду… мне нужно поговорить с тобой наедине.

Делорес слегка нахмурилась.

— Можешь говорить совершенно свободно. У нас с Уинтропом нет друг от друга секретов.

— Может, у тебя и нет от него секретов. Но у меня есть.

— Никаких проблем. Я все понимаю, — сказал Уинтроп, повернувшись к Делорес. — Иди, рыбка, потаимничай немного с дочкой. Я тебя подожду.

— Потаимничай? — повторила Ханна, когда они с матерью отошли к украшенной Андреа рождественской елке. Гостей в этой части зала не было.

— Ну да. То есть поболтать с глазу на глаз. Так говорили в эпоху Регентства, и в наши дни это выражение более чем уместно. Господи, какой ужас!

Ханна посмотрела в ту сторону, куда уставилась Делорес, и изо всех сил сжала губы, чтобы не улыбнуться. Уинтропа окружили сразу три дамы. Стул справа от английского лорда заняла Кэрри Роудз, стул слева — Бетти Штрауб, а место напротив — Флоренс Эванс.

— Слетелись, гарпии, — процедила Делорес. Услышав сдавленный смешок дочери, она нахмурилась. — Ищут, чем поживиться.

— Ладно, пусть так, — Ханна увидела, как Кэрри нежно улыбается Уинтропу. Потом взяла мать под локоть и отвела подальше за елку, чтобы не отвлекаться.

— И что ты хотела мне сказать? — раздраженно спросила Делорес.

— Мама, здесь произошло убийство.

— Убийство? — Делорес бросила попытки разглядеть сквозь ветви, что творится за ее столиком, и взглянула на дочь. — Здесь?

— Да.

Делорес закатила глаза и уставилась на ангелочка, висевшего у самой верхушки.

— Только не говори мне, что это ты нашла тело!

— Тихо! — зашипела Ханна, прикладывая палец к губам. — Майк не хочет, чтобы кто-нибудь знал.

— Господи, Ханна, и почему ты везде находишь одни трупы! Что о тебе подумает Уинтроп?

— Пусть что хочет, то и думает, — брякнула Ханна, решив не прибавлять пару выражений, чтобы Делорес не сбежала.

— И кого убили?

— Новую жену Мартина Дубински. Ее зарезали на стоянке, — наученная разговором с Андреа, Ханна поняла, что описание подробностей убийства до добра не доводит. Лучше Делорес не знать, что орудием убийства служила ее антикварная лопатка для торта.

— Боже мой! Уже известно, кто это сделал?

— Нет. Поэтому никого не выпускают.

Делорес всегда соображала быстро. Прищурившись, она наклонилась поближе к Ханне:

— Ты хочешь сказать… убийца находится здесь?

— Так думает Майк. И мне нужна твоя помощь. Бетти слышала, как мэр с женой ссорились. Миссис Баскомб обвиняла мэра в том, что он знает Брэнди с тех пор, как съездил в Лас-Вегас.

— Знает? Ты имеешь в виду… в библейском смысле?

— Да. Может, из-за этого она так расстроена.

— Бедная Стефани, — вздохнула Делорес. — Учитывая его послужной список, она, скорее всего, права. Ты хочешь, чтобы я выяснила, правда это или нет?

— Да. Ты же сидела с ним, когда он был еще ребенком; он, кажется, тебя до сих пор побаивается.

— О! Да, я ему намяла бока ежовыми рукавицами! По-другому заставить этого сорванца вести себя прилично было невозможно. Я поговорю с ним один на один. Так он скорее расколется. Жди здесь и не спускай глаз с Уинтропа. Если у него будет слишком подавленный вид, немедленно бросайся на выручку.

Как же, подавленный вид, подумала Ханна, взглянув на Уинтропа сквозь еловые ветки. Английский лорд по-прежнему сидел в окружении трех щебечущих дам, счастливый, как барашек на лужайке.

— Хорошо. Удачи, мама.

— Удача здесь ни при чем. Устрашение — это целое искусство. Не забывай об этом!

Ханна уже всерьез задумалась, не пора ли выйти и окатить Кэрри кофе. В отсутствие Делорес та разошлась не на шутку: еще чуть-чуть — и усядется Уинтропу на колени. Услышав шаги за спиной, Ханна обернулась и увидела Делорес. Мать довольно улыбалась.

— Ты все узнала? — догадалась Ханна.

— А кто-то в этом сомневался? Я его сразу взяла за жабры. В прошлом октябре во время поездки в Лас-Вегас Проныра договорился с Брэнди о свидании, но в тот вечер слишком много выпил и проспал.

— Свидание? С каких пор это называется «свиданием»?

— Я ему так и сказала. Еще я спросила, заплатил он ей вперед или нет.

— Мама!

— Это же самое интересное.

— Ладно. Ну? Заплатил?

— Только половину. Вторую половину должен был отдать потом.

— Думаешь, он говорит правду?

Делорес кивнула:

— Почти уверена. Легче признаться в том, что он с ней переспал, чем в том, что заплатил ей.

— Верно. Молодец, мама. Значит, миссис Баскомб нечего беспокоиться насчет Брэнди. А она не знает. Жаль.

— Я бы ей рассказала, но хочется, чтобы Проныре как следует досталось за его шуры-муры.

— Хорошо сказано.

— Я тоже так думаю. Кстати! Лучше мне вернуться за свой столик. Прежде чем моя партнерша по бизнесу (и, надеюсь, твоя будущая свекровь) не сделала чего-нибудь непоправимого.

В поисках тихого места, где можно было бы собраться с мыслями и как следует все обдумать, Ханна забрела на кухню. Эрл Фленсбург, очевидно, уже покушал и уехал — в полукруглом закутке, задуманном как место отдыха для поваров, никого не было. Ханна отнесла тарелку Эрла в раковину, сполоснула и положила в горячую мыльную воду: по заведенному Эдной порядку в ней посуда ждала, когда ее отправят в посудомоечную машину. Налив себе кофе, Ханна присела к столу и вытащила из кармана ворох мятых салфеток.

Разложив их на столе, Ханна перечитала свои записи. Двух подозреваемых, Мартина и Ширли, можно было вычеркнуть. Не было алиби у Бэбс, но зато у нее слишком слабый мотив для преступления. Бэбс решила не ссориться с Брэнди ради спокойствия сына. Конечно, она рассчитывала, что Брэнди бросит Мартина, но убивать невестку не стала бы.

Следующим за Бэбс шел мэр Баскомб. Ханна внесла его имя в список подозреваемых, когда Мишель рассказала ей про ссору четы Баскомб из-за Брэнди. Но Делорес узнала, что между мэром и невестой-стриптизершей ничего не было. Ханна взяла ручку и вычеркнула имя Баскомба. Раз ничего не было, значит, и убивать ее мэру было незачем.

Ниже было вписано имя, неизменно появлявшееся во всех списках подозреваемых, которые приходилось составлять Ханне: Некто Неизвестный. Убил по Неизвестной Причине. Чтобы установить личность Неизвестного, Ханна должна была побольше узнать о жизни Брэнди.

Конечно, в Лас-Вегасе она бы нашла, с кем поговорить. Но она была здесь, на рождественском ужине в досуговом центре Лейк-Иден, в разгар снежной бури. Может, про недавнее прошлое Брэнди узнать ей ничего не удастся, но зато о школьных годах в Брауэрвиле можно попытаться что-то выяснить.

Ханна живо встала, запихнула салфетки обратно в карман и отправилась на поиски Мардж Бисмен. В «Лейк-Иден Джорнал» писали, что в библиотеке досугового центра решено организовать архив школьных документов трех округов. А Мардж была заведующей библиотекой.

Ханна нашла ее за одним столиком с Лайзой и ее отцом. Поздоровавшись, Ханна обратилась к Лайзе:

— Где Херб?

— Болтает с Майком, — ответила Лайза, потом наклонилась к Ханне и чуть слышно прибавила: — Они не знают.

Ханна повернулась к Мардж:

— Я слышала, в библиотеке откроют школьный архив. Поздравляю с повышением.

— Спасибо. Бумажной работы прибавилось, но зато мы получим доплату за ведение архива.

— Отлично. Кстати, а среди этих документов случайно нет старых школьных ежегодников?

— Сколько угодно! Я только вчера их расставила.

Ханна улыбнулась. Удача сама шла к ней в руки.

— А это будет большой наглостью, если я попрошу вас открыть библиотеку? Я бы хотела на них взглянуть.

— Разумеется, нет. Я сама как раз собиралась похвастаться перед Лайзой и Джеком новыми стеллажами для журналов, которые мне сделали в Джордан Хай.

Ханна, Лайза, Мардж и Джек поднялись по лестнице и прошли по коридору к библиотеке. Мардж отперла двери и зажгла свет.

— Ежегодники стоят у дальней стены. Если нужно будет заглянуть на верхние полки, там есть лестница. Ханна, а зачем они тебе понадобились?

— Так… ни за чем. Просто хотела взглянуть, как сильно мои знакомые изменились со школы.

Ханна поманила Лайзу с собой. Когда они нашли нужный стеллаж, Лайза спросила:

— А на самом деле мы что ищем?

— Фото Мэри Кей Хинкельмейер в журнале школы Брауэрвиль Хай. Раз она сбежала из дома в шестнадцать, нам нужен ежегодник примерно десятилетней давности.

— Мэри Кей Хинкельмейер — это настоящее имя Брэнди?

— Да.

— Она из Брауэрвиля?

— Да.

Лайза сняла с полки журнал и перелистала.

— Это просто. В них есть список учащихся и фотографии.

Они вдвоем принялись листать журналы и почти сразу нашли фотографию Мэри Кей Хинкельмейер. Капитана команды поддержки баскетбольной сборной Брауэрвиль Хай сфотографировали во время выступления на одном из матчей — руки-ноги разбросаны в экспрессивном прыжке. Лайза долго смотрела на фото, потом отдала его Ханне.

— Ты уверена, что это Брэнди? — спросила Лайза.

— Вроде бы да.

— Я бы ни за что не поверила. С тех пор она сильно изменилась.

— Это точно, — согласилась Ханна. Удивительно, на какие чудеса способны современная пластическая хирургия и косметология. — Давай просмотрим весь ежегодник. Вдруг еще кого-нибудь узнаем?

Некоторое время они молча листали журнал. На одной странице обнаружилась фотография еще каких-то соревнований: Брэнди и группа поддержки на фоне школьного оркестра.

— Как думаешь, это он? — спросила Лайза, указав на мальчика в очках и с трубой.

— Керби Уэллс? — узнала Ханна. Она быстро вернулась назад, к списку. — Вот его имя. Я не знала, что он ходил в Брауэрвиль Хай.

— Я тоже.

Лайза снова принялась листать журнал, надеясь увидеть и другие знакомые лица. Ханна почти не смотрела на страницы. В ее памяти всплыл разговор с Керби. Он ей солгал. Он знал Брэнди, еще когда она была Мэри Кей Хинкельмейер и училась в Брауэрвиль Хай. Теперь понятно, почему он был так расстроен, услышав о ее смерти.

— Спасибо за помощь, Лайза, — сказала Ханна, поднимаясь со стула.

— Не за что. Пойдешь искать Керби?

— Да, — ответила Ханна, быстрым шагом направляясь к выходу из библиотеки. Лживый ответ Керби Уэллса только что сделал его ее главным подозреваемым.

Глава 15

Пока Ханна была наверху, в зале все переменилось. Ребята из спортивной секции Джордан Хай переставили столы и стулья. Все столы, за исключением двух больших возле кухни, сложили и убрали под лестницу. Их место заняли множество небольших столиков на четырех человек. Они образовали широкое кольцо, оставляя вокруг рождественской елки достаточно свободного пространства для танцев.

Свет приглушили, кофейники заново наполнили. Возле чаши с одуряюще пахнувшим Английским Эг-Ногом Рода Меткалфа образовалась небольшая давка. Для тех, кто не хотел (или не дорос) употреблять спиртное, рядом стояла кастрюля с безалкогольным вариантом эг-нога.

Покончив с рождественским репертуаром, Керби Уэллс и его оркестр теперь играли попурри из джазовых мелодий. Несколько пар танцевали под «Путников в ночи». Некоторое время Ханна равнодушно за ними следила. Вдруг она заметила Лауру Йоргенсен в объятиях высокого темноволосого мужчины. Пара повернулась, и Ханна узнала в нем Дрю Вавру, с которым училась в выпускном классе Джордан Хай. Потом он поступил в Миннесотский университет. В этом году Дрю предложили занять место Бойда Уотсона, и теперь в Джордан Хай появился новый учитель истории, по совместительству главный тренер «Лейк-Иден Галлз».

Ханна посмотрела на ноги Лауры. Дрю был отличным парнем, спокойным и надежным, да и симпатичным. Может, Лаура надела свои эффектные босоножки для него? Они с Дрю так тесно прижались друг к другу в танце, что Ханна при всем желании не смогла бы втиснуть между ними меню «Корзины печенья». Слепому было ясно — это не просто случайная пара.

Музыка стихла, и Ханна направилась прямиком к Дрю и Лауре, они даже дойти до столика не успели. Поздоровавшись, она задумалась над тем, как увести Лауру в укромное местечко и расспросить, где она была, когда убили Брэнди. Но Лаура сделала все за нее.

— Дрю, ты не угостишь меня чашечкой того восхитительного эг-нога? — попросила она. Дождавшись, когда Дрю отойдет к столу с напитками, она повернулась к Ханне: — Я хочу, чтобы ты узнала первой: ведь вы с Дрю учились в одном классе. Он мне рассказывал, что если бы не ты, он ни за что бы не сдал алгебру. В общем, поздравь нас: мы только что обручились!

— Поздравляю! — воскликнула Ханна, обнимая Лауру. — Скажи Дрю, что я ни о чем не догадывалась. Вы просто молодцы. Кстати, если Дрю вдруг понадобится решить квадратное уравнение, он знает, где я живу.

Лаура расхохоталась. Такой счастливой Ханна ее еще никогда не видела.

— Мы встречались всего три недели, но почти каждую минуту были вместе. Представляешь, он надел мне кольцо на палец, когда мы танцевали. Я глазам своим не поверила. А потом спросил, выйду ли я за него замуж.

— До чего романтично, — вздохнула Ханна, оставив свою обычную иронию. — Красивое кольцо.

— Мне очень нравится. Подумать только, ведь целых два года я бегала за Мартином! Понять не могу, что я в нем нашла; встреча с Дрю перевернула всю мою жизнь.

— Значит, все к лучшему! — сказала Ханна, глядя на сцену. Оркестр устроил себе перерыв: часть школьников отправилась на кухню перекусить, другая — к переносным холодильникам с газировкой. — Пожалуйста, передай Дрю, как я за вас рада. Я бы осталась и поздравила его сама, но мне надо найти Керби, пока он отдыхает.

Ханна прошла к импровизированной сцене, мысленно вычеркивая Лауру из списка подозреваемых. Зачем ей было убивать Брэнди из ревности, когда она по уши влюблена в Дрю.

— Керби, — Ханна подошла к нему, когда он спустился с помоста. — Нам нужно поговорить.

— Давай попозже, мне…

— Нет, сейчас, — Ханна крепко взяла его за руку. — Почему ты не рассказал мне, что вы с Брэнди учились в одной школе и что ее настоящее имя Мэри Кей Хинкельмейер?

— Я… она не велела мне об этом говорить. Я знал ее, когда мы были совсем детьми, до ее побега.

— Что она была за человек?

— Ну… немного буйная. Она изумительно танцевала, я был ее партнером на соревнованиях по бальным танцам. Мы всегда занимали первые места и… мы… иногда встречались.

— Я правильно понимаю слово «встречались»?

Керби густо покраснел.

— Да.

— А когда Мартин тебя представил, ты рассказал ему, что вы с Брэнди уже знакомы?

— Нет. Я хотел, но Мэри Кей взглядом попросила молчать. Я уверен, Мартин не знал точно, откуда она родом.

Ханна решила ковать железо, пока горячо.

— До того, как Брэнди убили, ты говорил с ней наедине?

— Ну… я… в общем… — Керби слегка побледнел. — Говорил. Она подошла ко мне и попросила встретиться с ней в гардеробной.

— И ты встретился?

— Да, но между нами ничего такого не было. Мы просто вспоминали прошлое, школьных товарищей, кто чем теперь занимается.

Что-то в словах Керби настораживало Ханну, но она никак не могла понять, что именно. Он чего-то недоговаривал, все время прятал глаза, и вид у него был чрезвычайно подавленный. Пора брать его за жабры.

— А что ты думаешь о браке Брэнди и Мартина? — спросила Ханна, пристально глядя на Керби.

— Что это большая глупость. Мэри Кей, между прочим, тоже так думала. Мартин оказался ужасным занудой, и… она собиралась бросить его. А потом… — Керби запнулся и посмотрел на Ханну страдальческими глазами. — Тебе правда нужно все знать?

— Да. Если хочешь помочь мне найти убийцу Брэнди, выкладывай все.

— Ладно. Только, пожалуйста, зови ее Мэри Кей. Я хочу запомнить ее под этим именем. Она… она предложила сбежать из Лейк-Иден вместе.

Ханна вытаращила глаза:

— Она что, собиралась бросить Мартина ради тебя?

— Нет! Совсем не так, Ханна. Мэри Кей все равно бы его бросила. Она не собиралась встречаться со мной или выходить замуж. Просто она не любила быть одна и попросила меня составить ей компанию.

— Понятно, — протянула Ханна. — И… кхм… Мэри Кей сказала, когда она уезжает?

— Сегодня вечером. Она хотела дождаться, пока Мартина заболтают друзья, сесть в его машину и добраться до аэропорта в Миннеаполисе.

— Чтобы вернуться в Вегас?

— Нет. Она летела на Багамы. Предложила купить мне билет, если я соглашусь лететь вместе с ней. Сказала, что за шубу и кольцо, которые ей подарил Мартин, она выручит не меньше пятидесяти тысяч и еще несколько за антикварный нож. Мы бы могли здорово повеселиться на Багамах.

— И что ты ей ответил?

— Что не могу уехать. Что люблю свою работу в Лейк-Иден. Сначала она приняла это за шутку, но когда поняла, что я серьезно, обозвала меня… — Керби замолчал. Видно было, как ему неловко. — Это тебе тоже нужно знать?

— Нет, это совершенно не обязательно. А тот антикварный нож, который Мэри Кей упомянула, — она тебе его показывала?

— Нет. Мне и в голову не пришло, что она хочет украсть лопатку для торта твоей матери. Я все понял, только когда ты рассказала мне про орудие убийства.

Ханна задумалась над рассказом Керби. Скорее всего, все так и было.

— Тогда почему ты сразу мне все не рассказал?

— Как? Если бы вы узнали про наши с ней свидания, вы бы сразу объявили меня убийцей!

— Значит, это ты ее убил?

Керби потрясенно уставился на Ханну.

— Нет, конечно! Я любил Мэри Кей. Она была моей первой настоящей подружкой. Пока я дирижировал, все время думал о старых временах и как нам было весело вместе. Помнишь, ты подошла ко мне, когда я торопился? Я еще сказал, что у меня важное дело?

— Помню. И что это было за дело?

— Я хотел найти Мэри Кей и улететь с ней на Багамы!

Ханна нашла Андреа за одним столиком с Клэр, преподобным Кнудсоном и его бабушкой Присциллой. Немного поболтав со всеми, она сказала Андреа:

— Встречаемся в холле через пять минут.

— Хорошо, — ответила Андреа, уже изнывая от любопытства.

— Мне еще надо найти Мишель и рассказать ей, где будет совещание, — добавила Ханна, равнодушная к мукам сестры, распрощалась с Клэр и Кнудсонами и ушла.

Младшая сестра Ханны сидела вместе с Луэнной Хэнкс и Даниэлой Уотсон.

— Привет, — сказала Ханна, подсаживаясь к ним за столик. — Как дела в танцевальной студии?

— Кипят. Я как раз спрашивала у Луэнны, не знает ли она кого-нибудь, кто мог бы помочь мне вести занятия в одной из групп для пожилых. У меня теперь их три, а на очереди столько народа, что вполне можно было бы открыть и четвертую.

— Ого! Здорово, — Ханна искренне обрадовалась успехам подруги. Когда Даниэла только приехала в Лейк-Иден, она была робкой женщиной, терпевшей рукоприкладство мужа. Теперь же перед Ханной сидела уверенная в себе бизнес-леди. — Надеюсь, ты не собираешься подбить на это Луэнну?

Даниэла покачала головой.

— Ты что, смеешься? Твоя мать и Кэрри меня со свету сживут, если я попытаюсь переманить у них Луэнну.

— Да уж, с ними шутки плохи, — засмеялась Луэнна. — К тому же начиная со следующей недели моя ценность как работника сильно возрастет.

— А что случится на следующей неделе? — спросила Ханна.

— Мама, Сюзи и я переезжаем к Нетти на второй этаж. Значит, зимой мне не нужно будет подстраивать свой рабочий день под график снегоуборочных машин.

— Наконец вздохнешь спокойно, — улыбнулась Ханна. Раз ее подруга переезжает в город, ей уже не придется добираться в глушь, на свою Олд-Бейли-роуд. Еще лучше то, что у Сюзи появится еще одна бабушка, а у Нетти Грант — внучка. После всех несчастий, что выпали на долю вдовы шерифа за последние три года, общение с малышкой Сюзи должно вернуть ей бодрость духа.

— Мишель? — повернулась Ханна к сестре. — Мы встречаемся в холле через пять минут.

Мишель кивнула, и глаза у нее загорелись точь-в-точь как у Андреа. Теперь сразу две сестры Свенсен умирали от любопытства.

— Пока, девочки. Мишель, мы с тобой еще увидимся, — и Ханна пошла наверх в холл. Помахав дежурившему у дверей Лонни, она остановилась возле миниатюрной рождественской деревни. Над макетом висело большое зеркало в позолоченной оправе. Увидев в нем свое отражение, Ханна нахмурилась. Ее тугие рыжие кудряшки растрепались от снежного ветра на стоянке и выглядели так, будто Ханна месяцами не прикасалась к расческе. Она энергично пригладила волосы руками и залюбовалась свитером — подарком Нормана. Он элегантно облегал фигуру и был как раз той длины, чтобы прикрыть «проблемные» части фигуры.

— Красота, — сказала она, покрутившись туда-сюда, чтобы широкая юбка встала колоколом. Ой, а это что еще за бугры? Как будто она бурундук-мутант с парой щек до пояса.

Ханна полезла в карманы и достала оттуда кипу бумажных салфеток. Хотя она и складывала их аккуратно, карманы раздулись от всех этих бумажных санта-клаусов, оленей, рождественских елок, ангелов и снеговиков. Выход был один: срочно найти блокнот.

Через минуту Ханна уже была в «Детском уголке» и выпрашивала у Дженис письменные принадлежности. Малыши расселись под елкой и слушали сказку, которую им читала одна из старшеклассниц; дети постарше ушли в библиотеку смотреть диснеевские мультики под руководством остальных старшеклассников.

— Этот подойдет? — спросила Дженис, вытаскивая из ящика стола кислотно-розовый блокнот. — Я знаю, ты любишь зеленые, но таких сейчас нет. А вот и ручка. Видишь, она крепится к блокноту липучкой.

— Спасибо. То, что нужно, — поблагодарила Ханна. Конечно, она бы предпочла что-нибудь поскромнее, но тут выбирать не приходится. Так ее учила Делорес: дареному коню в зубы не смотрят.

— Хорошо, что зашла, Ханна. Я хотела тебе кое-что показать, — Дженис открыла ящик и достала пачку писем. — Те дети, что умеют писать, должны были сочинить письмо Санте с помощью старших девочек. Так вот, ко мне подошла Линда Нельсон и сказала, что Трейси для ее письма понадобились очень странные слова.

— Например?

— Например, «непогода». Сначала Линда не удивилась, в конце концов, мы задержались здесь именно из-за снежной бури. Но потом Трейси спросила, как пишется «следователь». А потом — можно ли вместо «мертвец» писать «мертвяк», или это не одно и то же.

— Ого.

— Я прочитала ее письмо и решила, что ты обязательно должна его увидеть. Я знаю, Трейси смышленая не по годам, но как бы это ее до беды не довело!

Ханна взяла у Дженис письмо и опустилась на один из маленьких стульчиков возле доски. Сидеть было неудобно: колени почти упирались в подбородок, но, поглощенная чтением, она этого даже не заметила.


Здравствуй, дорогой Санта!

Как дела? У меня все хорошо. На Рождество тебе пишет очень много детей, но я надеюсь, ты меня помнишь. Меня зовут Трейси Тодд, я живу в Лейк-Иден, Миннесота. Мой папа шериф округа Уиннетка, а моя мама суперагент по недвижимости. В прошлом году ты подарил мне домик для кукол, который я у тебя просила. Ты такой милый.

Пожалуйста, помоги моей тете Ханне. Ты ее тоже, наверно, помнишь. Это она испекла то печенье, которое мы оставили для тебя под елкой. Мы пришли в досуговый центр на большой рождественский ужин. Еда была очень вкусная, но мы все до сих пор торчим здесь, потому что не можем уехать домой. Все думают, из-за снежной бури, но это неправда. Когда Эдна Фергюсон разрезала торты, тетя Ханна вернулась со стоянки, и у нее было та-а-кое лицо! Она схватила дядю Майка (это самый главный следователь моего папы), и они стали о чем-то разговаривать. Виду них был очень встревоженный, так что я думаю, тетя Ханна снова нашла мертвяка. С ней это часто случается. В общем, всех детей согнали сюда, чтобы мы тут писали тебе письма, смотрели мультики и ни о чем не догадались.

Теперь про то, что мне нужно на Рождество, чтобы ты не ломал себе голову.

Во-первых, пусть у мамы родится ребенок. Она стала ужасно огромная, так что, пожалуйста, поторопись. Папа за нее очень волнуется, а если ребенок родится, они сразу успокоятся. Мама говорит, у нее будет мальчик Билли. Это хорошо, но только, пожалуйста, нельзя ли, чтобы это была девочка? Мне бы больше хотелось маленькую сестренку.

Еще я хочу, чтобы Роуз из кафе «У Роуз и Хэла» отдала моей тете Ханне рецепт своего знаменитого кокосового торта. Бедная тетя Ханна сто раз ее об этом просила, но Роуз не хочет. Ты сможешь достать рецепт? Сегодня последний день, когда все пробуют рецепты, но у тети Ханны очень добрый редактор. Он ей обязательно разрешит вставить его в книгу.

Теперь самое главное. Я знаю, сейчас ты очень занят, но, если найдется время, пожалуйста, поговори с дядей Майком. Скажи ему, что из тети Ханны выйдет идеальная жена. Пусть сделает ей предложение. Л ещё поговори с дядей Норманом. Пусть он тоже сделает ей предложение. Тогда тетя Ханна сможет решить, кто из них ей большей нравится, а я побываю еще на одной свадьбе. Я пойду на свадьбу Лайзы и Херба. Они собирались пожениться на Новый год, но не успели все подготовить. Теперь этим занимается моя мама, ее Лайза попросила. Они поженятся на День святого Валентина. Мама обещала, что я буду в красном бархатном платье, очень красивом, а в руках букет роз. С них перед этим срежут шипы, чтобы не кололись.

Санта, еще мама с тетей Ханной очень волнуются за бабушку и Уинтропа. Они думают, что он жулик. Если он в самом деле жулик, пусть оставит бабушку в покое. А если нет — пусть живут вместе, я не возражаю, хотя он мне и не очень нравится.

Для себя мне ничего особенного не нужно. Может быть, только щеночка. Хотя он у меня все равно когда-нибудь будет, я только не знаю когда.

До свиданья,

Трейси.


P.S. Если это не секрет, скажи, а как на прошлое Рождество ты втащил ко мне в комнату кукольный домик? В трубу он не пролезает. Я померила.

Глава 16

— Извините за опоздание, — сказала Ханна, торопливо подходя к сестрам. — Я была в «Детском уголке», выпрашивала себе блокнот.

— Ты видела Трейси? — спросила Андреа.

— Нет, она в библиотеке, смотрит мультфильмы вместе другими детьми. — Ханна хотела рассказать про письмо Трейси, но вовремя прикусила язык. Если Андреа узнает, что ее дочь догадалась об убийстве, она начнет волноваться, а это ей сейчас ни к чему. — Вы нашли кого-нибудь, кто знал Мэри Кей Хинкельмейер?

— Никого, — мрачно сказала Андреа. — Разве только Джо Дитц. В армии он служил вместе с парнем по имени Сэм Хинкельмейер, но тот был из Айдахо.

— А я вообще никого не нашла, — прибавила Мишель.

— Ладно. Раз ничего нового у нас нет, — Ханна запустила руки в карманы и достала кипу салфеток, — перепишем пока все записи в блокнот, который мне подарила Дженис.

Андреа взяла одну салфетку и попыталась прочесть, что на ней написано.

— Это чернильное пятно или соус?

— Понятия не имею. Давай, я буду читать, а ты пиши, — предложила Ханна, передавая сестре блокнот. — А ты, Мишель, слушай внимательно, вдруг я что-то упустила.

— Хорошо, — Мишель пошла за стоявшей у входной двери корзиной для мусора. Так как Лонни по-прежнему дежурил у выхода, она заодно нежно пожала ему руку, а потом вернулась к сестрам. — Держи, Ханна. Когда прочитаешь салфетку, бросай ее сюда.

Ханна взяла первую салфетку, вгляделась в записи и заморгала. Андреа была права: чернила потекли, и теперь угол салфетки, где они смешались с жирным пятном, был похож на одну из карточек Роршаха — не то ваза, не то чей-то отразившийся в зеркале профиль.

— Похоже на… — начала было Ханна, но вовремя приструнила фантазию и сосредоточилась на проглядывающих строчках. — Это про Керби Уэллса. Насколько нам известно, он был последним человеком, который говорил с Брэнди. По его словам, они с Брэнди встретились в гардеробе сразу после половины восьмого.

— То есть сразу после нашего с ней разговора в женском туалете, — добавила Мишель. — Это лучше тоже записать.

Андреа недовольно заерзала на стуле.

— Записала. И даже два раза — на этом листе я буду вести хронику вечера. Во сколько вы с Брэнди пошли в туалет?

— В семь пятнадцать. Я посмотрела на часы.

— Хорошо, значит, Брэнди была за одним столом с Мартином до пятнадцати минут восьмого. Потом вместе с Мишель она отправилась в туалет. И вы болтали до половины восьмого?

— Да, — ответила Мишель. — Я расспрашивала ее о жизни в Лас-Вегасе.

— И как ей там жилось?

— Подождите! — воскликнула Ханна. — Я потеряла солдатика.

— Кого? — хором спросили сестры.

— Игрушечного солдатика. Он был нарисован на той салфетке, где я записала рассказ Мишель. Вот он! — Ханна схватила салфетку и радостно помахала ей в воздухе, как флагом.

— Осторожнее, развалится, — подметила Андреа.

— И один угол измазан в глазури, — прибавила Мишель.

— Ну и что, читать-то можно, — возразила Ханна. Она развернула салфетку с осторожностью хирурга, удаляющего аппендицит Дюймовочке. — Здесь написано: «Кольцо, с зеленым камнем, вокруг бриллианты, М. не хотел вместе с шубой».

— Ты видела кольцо, значит, сможешь лучше его описать, — сказала Мишель Андреа. — «М.» — это Мартин, он не хотел, чтобы Брэнди пришла на вечер сразу и в шубе, и с дорогим кольцом. Думал, что это слишком. Другим было бы обидно.

— Например, Ширли, — уточнила Ханна. — Она призналась, что согласилась помочь Мартину избавиться от Брэнди, чтобы он мог снова жениться на ней.

— Это же мотив! — воскликнула Мишель.

— У них есть алиби, — возразила Ханна. — Когда Брэнди убили, Ширли разговаривала с Мартином в комнатке под лестницей. Они оба были там, значит, оба невиновны.

— Записано, — сказала Андреа, откладывая ручку и разминая пальцы. — Давайте вернемся к хронике вечера. Ты знаешь, когда точно Брэнди была убита?

— Я нашла ее в восемь пятнадцать. Доктор Найт сказал, она умерла не больше получаса назад. Значит, смерть наступила между семью сорока пятью и четвертью девятого.

— Семь сорок пять — восемь пятнадцать, — повторила Андреа, быстро записывая в блокнот. Его листы были того же безумного розового цвета, что и обложка. — Теперь уже проще. А что с Керби? Зачем он пошел разговаривать с Брэнди в гардеробную?

— Она его попросила с ней встретиться.

— Так вот почему она все время смотрела на часы! — осенило Мишель. «Если бы мы были персонажами мультфильма, — подумала Ханна, — у сестры над головой сейчас обязательно появилось бы облачко, а в нем зажглась бы электрическая лампочка.» — Я-то решила, она торопится к Мартину, а на самом деле ей нужно было к Керби.

— Логично, — сказала Ханна.

— О чем они говорили? — спросила Андреа, приготовившись записывать.

— Вспоминали прошлое, школьных друзей…

— Керби учился вместе с Брэнди? — Андреа чуть ручку не выронила.

— Да, с Мэри Кей Хинкельмейер. Она была его первой подружкой.

— Ничего себе! — выдохнула Мишель. — Неужели Керби убил ее за то, что Брэнди вышла замуж не за него, а за Мартина?

Ханна покачала головой:

— Чушь. Во-первых, я на девяносто девять процентов уверена, что оркестр играл все время, а без Керби они бы этого не смогли. А во-вторых, Керби не было смысла ревновать.

— Откуда ты знаешь? — спросила Андреа.

— Он сам мне сказал. Понимаешь, Брэнди собиралась бросить Мартина, о чем и сообщила Керби. Она хотела забрать машину Мартина, доехать до аэропорта в Миннеаполисе, а оттуда отправиться на Багамы. И предложила Керби лететь вместе.

— Как… романтично, — прошептала Мишель.

— А еще подло, незаконно и безнравственно, — быстро сказала Ханна. — Брэнди пообещала ему, что они будут жить как короли. На деньги, вырученные от продажи кольца и норковой шубы. И… антикварного ножа.

— Какого антиква… — вмешалась Андреа, но не договорила. Теперь облачко с лампочкой появилось бы над ее головой. — Ты про мамину лопатку для торта?

— Про нее самую.

— Значит, это Брэнди ее украла? — нахмурилась Мишель.

— Скорее всего.

— А убийца отнял лопатку и зарезал ею Брэнди? — побледнев, спросила Андреа.

— Это тоже возможно. Подождите, я найду поющих пингвинов. На этой салфетке у меня список подозреваемых.

Ханна попутно принялась зачитывать для Андреа все салфетки подряд: разговор с Ширли, с Мартином, показания мэра Баскомба, напуганного Делорес:

— …он заметил Брэнди на стриптиз-шоу, договорился о «встрече» и не пришел, потому что был слишком пьян.

— А я-то приняла ее за настоящую танцовщицу, — вздохнула Мишель. — И задавала ей дурацкие вопросы.

Ханна приобняла сестру за плечи.

— Не расстраивайся, Мишель. Подумаешь.

— Нет, просто, если бы она сразу призналась, что она стриптизерша, которая подрабатывает проституцией, я бы спросила у нее совсем про другое. И могла бы сыграть другую роль!

Через десять минут расследование зашло в тупик. Поющие пингвины нашлись, но все подозреваемые, за исключением Неизвестного, из списка были вычеркнуты.

— Что теперь? — спросила Ханна. Может, сестры подскажут.

— Не знаю, — покачала головой Мишель. — Для меня это слишком сложно.

— И для меня. Жаль, у нас нет никаких записей. Тогда мы могли бы уточнить хронику.

— Нет записей? — удивилась Ханна.

— На видео. Помнишь, когда мы расследовали убийство Бойда Уотсона, мы просмотрели все записи, сделанные камерами видеонаблюдения «Хартландской пекарни»?

— И ничего не нашли, — напомнила Ханна.

— Но ведь могли. Я так жалею, что сегодняшний вечер никто не снимал на видео. Вдруг попалось бы что-нибудь интересное?

— Минуточку, — просияла Мишель. — Ведь Норман все время кого-то фотографировал. Что, если он успел снять убийцу, когда тот идет за Брэнди к выходу?

Андреа покачала головой:

— Если бы Норман такое заметил, он бы поднял тревогу.

— А вдруг он сфотографировал что-то, но об этом даже не подозревает? Представь: он фотографирует гостя, накладывающего себе добавку, а в это время неподалеку Брэнди крадет лопатку. И хотя на фото на первом плане окажется гость, стол с десертами тоже попадет в кадр, а с ним Брэнди. Норман может и не знать о том, насколько важный снимок он сделал.

— Очень может быть, — Ханне передался энтузиазм сестры. — Надо скорее найти Нормана и попросить его напечатать пленку. На это уйдет часа два, не меньше, так что пусть немедленно отправляется домой.

— Не волнуйся так, Ханна. Все гораздо проще.

— Почему?

— Я видела фотоаппарат Нормана. Он цифровой.

Найти Нормана оказалось непросто. Наконец Ханна догадалась заглянуть на кухню, где Норман расправлялся с огромным блюдом. Еды на нем хватило бы, чтобы досыта накормить всю футбольную команду Лейк-Иден. Это Эдна наложила ему, что осталось от ужина, всего понемножку.

— Привет, Норман, — сказала Ханна, подходя к столу.

— Привет, Ханна. Все в один голос твердят, что такого потрясающего рождественского ужина никогда еще не было. Ты молодчина.

— Спасибо, — ответила Ханна. И как только она могла до сих пор не рассказать Норману про убийство Брэнди? Она бы, конечно, сразу разыскала его, но нужно было столько всего сделать… Ханна набрала побольше воздуха и решила начать издалека, чтобы не слишком шокировать Нормана.

— Норман, ты мне нужен.

— Я уже понял.

Ханна смешалась.

— Нет… То есть, ты же не знаешь, зачем ты мне нужен.

— А какая разница?

— Действительно, — ответила Ханна после минутной задумчивости. — Это не самое главное.

— Главное, что ты это понимаешь. Ты на кого думаешь?

— Что?

— Кто, по-твоему, убил Брэнди? Майк мне все рассказал. Полиция уже знает.

— Так ты знаешь про убийство?

— Конечно. Полицейский фотограф не смог сюда добраться, и Майк попросил меня снять место преступления. Это целая наука. Без помощи Майка у меня бы точно ничего не вышло.

Слушая Нормана, Ханна вдруг беспокойно подумала, что Майк мог сам давным-давно просмотреть все фотографии Нормана. На этой цифровой пленке, то есть диске, или как там его называют, вообще может не оказаться ничего важного. Кстати, почему она до сих пор не спросила его, каким именно фотоаппаратом он сегодня снимает?

— Ты сегодня взял цифровой фотоаппарат?

— Да. Потрясающая штука. И фотографии ничуть не хуже, чем на пленочном. Да здравствуют передовые технологии!

— То есть снимок можно посмотреть сразу?

— Ну да. Щелкнул — и он уже на экранчике. Можешь его сохранить или стереть — достаточно нажать на кнопку. И стоит недорого, если учитывать деньги, которые приходится тратить на проявку и печать.

Ханна поняла, что болтать хватит, пора действовать.

— Отлично. Пойдем наверх. Ты и та штука, куда ты спрятал все сегодняшние фотографии, срочно нужны мне, Мишель и Андреа.

— Спокойно, — сказал Норман, протянув ей чашку. — Сначала выпей кофе. И съешь эту грушу в шоколаде. Головку беречь надо — откажет, что будешь делать?

— Что? — рявкнула Ханна. И сразу ей стало смешно — таким скандально-скрипучим голосом это у нее вышло.

— Так-то лучше, — улыбнулся Норман, когда она сделала глоток кофе и откусила грушу. — Возьму с собой шоколад, наверняка твоим сестрам не помешает подкрепиться.

— Спасибо, — мягко сказала она, ничуть не притворяясь. Теперь Ханна чувствовала себя гораздо бодрее. Непонятно только было из-за чего: шоколада или Нормана. — Кажется, ночка предстоит длинная.

Глава 17

— Ну как, получилось? — крикнула Андреа. Она была единственной, кто не смог протиснуться между стеной и большим телевизором, чтобы помочь Норману подсоединить фотоаппарат, и теперь одиноко сидела в первом ряду демонстрационной комнаты.

— Получилось! — Мишель вынырнула из-за телевизора, широко улыбаясь. — Надо было просто отключить один провод и вставить вместо него провод от фотоаппарата.

Ханна тоже вылезла из-за телевизора и сердито отряхнулась.

— Кажется, там лет сто никто не убирался.

— А кому там убираться? — Андреа протянула Ханне одну из салфеток, которые Норман захватил наверх вместе с блюдом фруктов в шоколаде. — Этот телевизор поставил здесь мэр Баскомб. Билл мне рассказывал, что он приезжает сюда смотреть каждый матч «Викингов», а потом устраивает «пикник в багажнике»[14].

— В багажнике? На парковке, что ли? — заинтересовалась Мишель.

— Нет, прямо здесь. То есть это вроде пикника, но совсем не в багажнике. Просто мэр с друзьями приезжают сюда посмотреть матч, а заодно выпить и закусить. Когда играют за Суперкубок, мэр даже рассылает приглашения. Билл тоже такое получит, раз он теперь шериф.

— Ты пойдешь? — спросила Ханна. Андреа была самым равнодушным к командному спорту человеком в Лейк-Иден. Правда, она специально записывала названия команд и кто с каким счетом победил, чтобы при случае расположить к себе клиента. Но обычно ограничивалась старым добрым «Ну дают «Викинги»». — Не могу. Это мальчишник, жен туда не пускают. Чтобы не шокировать.

— Представляю, что здесь творится, — согласилась Ханна. Интересно, а не жен сюда пускают? Вряд ли. Случись такое, Стефани Баскомб и ее подруги давно узнали бы обо всем по сарафанному радио Лейк-Иден и вечеринки по случаю финала быстро прекратили бы свое существование.

— Эй, включите его, пожалуйста, — донеслось из-за телевизора, и Ханна поспешила нажать на кнопку. На экране появилась Эдна на фоне рождественской елки.

— Готово, — сказала Ханна Норману, подходя к телевизору. Экран был настолько большой, что Эдна получилась на нем почти такого же роста, как в жизни.

— Я уже думал, у нас ничего не выйдет, — Норман выбрался из-за телевизора и облегченно вздохнул, — пока не заметил, что перепутал гнезда входа и выхода.

Ханна из его слов ничего не поняла, поэтому решила не уточнять.

— Норман, фотография отличная. Жалко только, мы не сможем определить, когда именно…

— Подожди секунду, я включу дату и время, — вмешался Норман.

— Отлично, — Ханна уселась на стул рядом с Андреа. В нижней части экрана появились цифры. — Пролистай, пожалуйста, вперед, на ту страницу, где сфотографирована лопатка.

— Сейчас. Только это не страница.

— Какая разница. Ты же меня понял, — не отрывая глаз, Ханна смотрела на мелькавшие фото.

— Восемнадцать двадцать! — воскликнула Мишель, когда в телевизоре показался первый снимок лопатки. За ним последовали другие. На одном из них стояла Ханна, сжимая в руке лопатку. Затем Норман отправился на кухню снять Эдну и ее помощниц за работой.

— Теперь мы знаем, что в восемнадцать двадцать три нож все еще лежал на столе, — Андреа открыла блокнот, записала время и повернулась к Ханне. — Что нам теперь нужно?

— Любые снимки, сделанные после встречи Брэнди с Керби Уэллсом. То есть после половины восьмого, правильно?

Андреа сверилась со своими записями.

— Правильно.

— Нам нужны все снимки, где есть стол с десертами или Брэнди, которая идет на кухню. Если повезет, увидим, кто пошел за ней следом.

— Убийцу, — взволнованно прошептала Мишель.

— Да, убийцу.

Норман вывел на экран фото, сделанное в девятнадцать двадцать девять.

— Так… смотрите внимательнее.

Три пары глаз уставились на экран, изучая каждый миллиметр снимка. Наконец Ханна сказала:

— А вот и стол. Только он так далеко, что лопатки не разглядеть.

— Подожди, я увеличу фрагмент, — сказал Норман.

Когда снимок принялся расти, Ханна чуть не онемела от изумления.

— Я даже не знала, что так можно!

— Преимущество передовых технологий.

На секунду в комнате повисла тишина, а потом сестры в один голос ахнули.

— Смотрите! — дар речи первым вернулся к Мишель. — Рука держит нож!

— Это рука Брэнди? — спросила Ханна у Андреа. — Ты помнишь, какой у нее был маникюр или еще что-нибудь?

— Кажется, да, — неуверенно сказала Андреа. — Этот лак похож на «Румяную жемчужину». У Брэнди был именно такой. Но ведь он сейчас в моде. И потом, здесь рука повернута от экрана, так что не видно, есть на ней кольцо или нет.

— Мишель? — повернулась Ханна к младшей сестре.

— Вроде бы ее, но на все сто я не уверена.

Ханна вздохнула.

— К сожалению, этот снимок нам не поможет. Теперь мы точно знаем только то, что лопатку держала в руках женщина с «Румяной жемчужиной» на ногтях.

— А если она положила лопатку обратно? — спросила Андреа.

— Не исключено. Может, она просто хотела ее рассмотреть. Норман, покажи следующий снимок. Вдруг мы увидим еще что-то.

Норман вывел на экран еще одно фото. Оно было почти такое же, как первое, только снято на две секунды позже. Норман увеличил кадр и удивленно присвистнул:

— Лопатка исчезла, и рядом со столом никого нет. Кто бы эта женщина ни была, она ушла и прихватила с собой лопатку.

— Что это? — Ханна привстала со стула и ткнула пальцем в угол экрана. — Ее нога?

— Точно.

— На Брэнди были серебристые сапожки, — вспомнила Ханна. — Норман, а нельзя посмотреть на ее лодыжку?

— Увы. Ниже ногу загораживает вон то растение. Я могу еще немного приблизить, если хотите.

— У нее на ноге пятно, — заявила Андреа, пристально вглядываясь в увеличенное на весь экран бедро Брэнди.

— Подождите, я еще попробую увеличить, — сказал Норман, нажимая какие-то кнопки на фотоаппарате. — Вот так пойдет?

— Это Брэнди, точно! — воскликнула Мишель и запрыгала на стуле от радости.

— Откуда ты знаешь? — спросила Ханна. — Мишель, здесь нельзя ошибиться.

— Я не ошибаюсь. Помнишь, я тебе рассказывала, как Брэнди показывала мне свои татуировки? Вот это самая первая, которую она себе сделала. Она в виде крохотного бокала для бренди.

— Мишель права. Нам на свадьбу подарили набор для бренди, там стаканы точь-в-точь такие, — вмешалась, повернувшись к Ханне, Андреа. — Мне записать, что в девятнадцать сорок две Брэнди украла лопатку и ушла?

— Записывай. Норман, покажи следующие снимки. Все протрите глаза и смотрите внимательно. Вдруг мы увидим, как Брэнди идет на кухню.

— Кажется, ты права, — сказал Норман, выводя на экран следующий снимок. — Здесь Эдна с помощницами на фоне елки, но на заднем плане видна дверь в кухню, и в нее кто-то входит.

Затаив дыхание, Ханна смотрела на все увеличивающийся фрагмент снимка.

— Это Брэнди! — воскликнула она. — Теперь нам нужен только снимок того, кто пошел за ней.

Но на следующих фотографиях ничего нового они не увидели. Только на снимке, сделанном через три минуты, видно было, что дверь в кухню приоткрыта.

— Подождите, я сейчас увеличу, — сказал Норман. — Видна женщина, но она слишком далеко. Единственное, что можно сказать точно: она в черной юбке, — вздохнул он.

Андреа возбужденно вскрикнула:

— А больше ничего и не нужно! Ханна, мы раскрыли еще одно преступление! Теперь осталось только найти женщину в черной юбке, и мы поймаем убийцу Брэнди!

— Не обязательно. Женщина в черной юбке могла зайти на кухню по своим делам. Зашла, помыла руки и вернулась в зал.

— Это зависит от того, как долго ее не было, — задумчиво сказала Мишель. — Сколько требуется времени на убийство?

Ханна пожала плечами:

— Она должна была пройти через кухню, затем через кладовую, открыть дверь и догнать Брэнди возле машины Мартина. На все это могло уйти минуты две. И еще около двух минут на то, чтобы ее зарезать. Время приблизительное. Но если она не выходила из кухни в течение пяти минут, ее можно считать главным подозреваемым.

— Значит, у нас точно есть главный подозреваемый, — сказал Норман. Сестры Свенсен как по команде повернулись к нему. — Пока вы рассуждали, я просмотрел те снимки, что сделал в течение этих пяти минут. На экране фотоаппарата это гораздо быстрее. Она не выходила из кухни. К сожалению, позднее этого времени у меня ничего нет.

— Почему? — спросила Ханна.

— Я пошел фотографировать джазовый оркестр. Снял супругов Плотник на фоне елки. А потом поднялся наверх сфотографировать макет рождественской деревни. Прости, Ханна. В ту часть зала я вернулся уже после того, как ты нашла тело Брэнди.

— Не огорчайся. У нас ничего не было, а ты дал нам в руки такие улики, — улыбнулась ему Ханна. — Норман, ты прирожденный фотограф.

— Спасибо. И что нам теперь делать?

— Давайте рассуждать логически. Либо женщина в черной юбке убийца, либо она важный свидетель. Если она и не убила Брэнди сама, она может знать, кто это сделал, потому что убийца должен был пройти мимо нее. Значит, мы должны ее найти. Только будьте осторожны, мы ведь не знаем точно, убийца она или нет.

— Конечно, — кивнула Мишель. — Куда нам идти?

— Пока просто наблюдайте. Нам нужно обойти центр и найти всех женщин в черных юбках или платьях.

— Если мы разделимся, получится быстрее, — сказал Норман, вытащив из сумки блокнот. — У меня есть несколько запасных ручек, если кому-то нужно. Подарки «Роудз Дентал Клиник» на прошлое Рождество.

— Можно мне одну, — протянула руку Мишель. — Соседка по комнате купила у меня твою ручку за пять долларов. Сказала, что никогда в жизни не видела ручку в форме зубной щетки.

— Значит, пора забросить стоматологию и податься в производители ручек, — сострил Норман. — Ханна, на какой участок фронта ты меня определишь?

— Начни с южного угла зала и двигайся к центру. Мишель начнет с северного, и вы встретитесь на полпути.

Андреа нахмурилась.

— А как же я? Или ты не хочешь, чтобы я тебе помогала?

— Конечно, хочу. Проверь каждую комнату на втором этаже — заодно посмотришь, как дела у Трейси. Не забудь про старшеклассниц, они смотрят кино в библиотеке. Только пока не задавайте никому никаких вопросов. Встречаемся в холле через двадцать минут, чтобы обменяться информацией.

— А ты что будешь делать? — спросила Ханну Мишель.

— Я проверю кухню, туалет, гардероб и танцплощадку. Но сначала схожу к Майку и расскажу про женщину в черной юбке. Иначе будет нечестно. Оправдаюсь тем, что мы просто занимаемся черной работой, а расследование ведет он.

— И ты думаешь, что он тебе поверит? — Норман старался придать голосу суровые нотки, но у него не очень получилось.

— Конечно, поверит. Это ведь чистая правда. Я так и сказала Мишель и Андреа. Сегодня все по-другому. Майк не может везде успеть, так что ему надо помочь.

Перед дверью временной резиденции Майка Ханна остановилась и нахмурилась. Мешать ему она ни в коем случае не хотела. Но ведь то, что она намеревалась сообщить, могло помочь разыскать убийцу. Если даже Майк рассердится за вторжение, то потом все равно скажет ей спасибо.

Ханна улыбнулась поприветливей и постучала в дверь. Может, Майк ее сейчас не ждет, тогда он тем более обрадуется тому, что она ему расскажет. Переминаясь с ноги на ногу, Ханна ожидала услышать щелчок открывающегося замка, но дверь оставалась закрытой.

— Открывай же, Майк, — буркнула Ханна и постучала громче. Она подождала еще, по-прежнему улыбаясь. За дверью была тишина.

Может быть, Майк вышел? И сейчас в другом конце досугового центра что-нибудь проверяет? А если попробовать открыть дверь самой? Раз Майка здесь нет, она оставит ему записку, и он сам ее найдет.

Ханна повернула ручку и толкнула дверь. Майк был в кабинете и с кем-то разговаривал. Если судить по гримасе, появившейся на его лице, когда он заметил Ханну, она пришла не вовремя.

— Ханна, я занят, — сказал Майк и махнул рукой, чтобы она закрыла дверь.

— Я знаю. Прости, что отвлекаю, но мне очень нужно с тобой поговорить. Это всего на пару секунд. Выйди, пожалуйста.

— Нет.

— Нет — в смысле это не на пару секунд или в смысле ты не выйдешь?

— И то и другое. Я занят, Ханна. Я допрашиваю свидетеля. Потом поговорим.

— Ты не понял. Я хочу тебе помочь. Майк, это очень важно!

— Ханна, я же сказал: потом поговорим. Не мешай мне, пожалуйста. Я веду официальное расследование, и у меня совершенно нет времени на пустую болтовню. Закрой дверь, чтобы я мог вернуться к работе.

Ханна хлопнула дверью — чуть сильнее, чем требовалось. Она дала ему шанс, она была мягкой и пушистой. Теперь пусть Майк пеняет на себя: она первая поймает убийцу Брэнди. И ей его ни капельки не жаль.

Глава 18

Спускаясь по лестнице, Ханна продолжала кипеть от возмущения. Как это всегда бывало с ней в минуты огорчений, она устремилась на кухню. Во-первых, эта часть досугового центра нравилась ей больше всего, во-вторых, она заодно собиралась проверить, во что одеты помощницы Эдны.

Дамы, чья очередь была помогать Эдне после ужина, убирались на кухне: мыли посуду, упаковывали остатки пирогов, запеканок и прочего для отправки на благотворительную кухню преподобного Страндберга (она размещалась в подвале Библейской церкви) и в лейк-иденский «Дом для выздоравливающих». В черном среди них никого не было.

Следующей в списке была танцплощадка. Ханна нашла в уголке незанятый столик и присела, чтобы удобнее было наблюдать за танцующими. Свет был приглушен — из-за этого несколько ужасных секунд она считала убийцей Черил Кумб. Ханна уже начала гадать, с какой стати той понадобилось убивать новую жену Мартина, но тут партнер Черил повел ее прямо на Ханну, и платье оказалось не черным, а темно-зеленым.

Теперь предстояло осмотреть гардероб. Зайдя в длинное тесное помещение, Ханна включила свет и услышала испуганный вздох — смущенная парочка старшеклассников. Густо покрасневшая девушка приглаживала волосы, а парень бормотал:

— Простите, мисс Свенсен. Мы здесь… это…

— Все в порядке. Я ничего не видела, — сказала Ханна. Зачем заставлять человека врать, что это никакое не романтическое свидание и они просто заглянули сюда пересчитать куртки. — Вам разве не хочется потанцевать?

— Очень хочется. До свиданья, мисс Свенсен, — выпалила девушка, схватила за руку своего друга и вытащила прочь из комнаты, чтобы не пришлось еще что-нибудь объяснять.

Они умчались с такой бешеной скоростью, что Ханна улыбнулась. Девушка была в голубом платье, а больше здесь никого не было. Она уже собралась уходить, как вдруг заметила на полу возле одного из пакетов, в каких носят зимой сменные туфли, небольшую лужицу.

Заинтересовавшись, Ханна подошла и заглянула в пакет. Там лежала пара обычных лодочек на невысоком каблуке фасона, что называется, «на каждый день». Туфли были совершенно обыкновенные, ничем не примечательные, за исключением одной детали: они насквозь промокли. Ханна пощупала ботинки, стоявшие под пальто на соседней вешалке. Сухо. Охваченная подозрением, она проверила еще одни ботинки. Тоже сухие. Значит, обладательница этих туфель недавно бегала в них по снегу. Но зачем выходить на улицу в туфлях, если есть ботинки? Ответ мог быть только один: эта женщина слишком спешила, чтобы переобуться.

Новая улика очень помогла Ханне — теперь надо было искать женщину в черной юбке или черном платье и ботинках, а таких среди гостей должно было быть не так много.

Прежде чем приняться за дело, Ханна решила сходить в туалет; можно будет сделать вид, что пришла попудрить нос, а самой тем временем проверить, кто во что одет. К сожалению, ее расческа была в сумочке, которая лежала в ящике кухонного стола, так что волосы пришлось укладывать пальцами. С макияжем дело обстояло еще хуже — во-первых, подкрашены у Ханны были только губы, а во-вторых, ее помада (купленная у Луэнны, еще когда та не устроилась на работу в «Бабушкином чердаке») осталась дома на зеркале.

К счастью, народу в туалете собралось немного. Поздоровавшись с Шарлоттой Роску (в красном), Салли Лафлин (в голубом) и вошедшей Кэрри (в снежно-белом), Ханна повернулась, чтобы уйти. Но заметила в одной из кабинок пару ног. В ботинках.

— Кстати, Кэрри, у меня для тебя хорошая новость, — со светской улыбкой начала Ханна, проклиная свое неумение вести беседы о погоде. — У Нормана прирожденный талант к фотографии.

— А как же иначе? У Нормана ко всему талант, за что ни возьмется.

— Еще бы, — подхватила Ханна. — Я это сказала к тому, что если «Снедь-пресс» действительно поместит его фотографии в книгу, у Нормана уже будет свое портфолио.

— Вот он обрадуется, — сказала Кэрри, отводя Ханну в угол. — А теперь скажи мне, почему ты все время пялишься на ту кабинку.

Ханна вздохнула. Все-таки интриги — не ее стихия.

— Хочу узнать, кто там сидит.

— Зачем?

— Мой знакомый попросил передать записку одной девушке. Я в лицо ее не знаю и должна опознать по черной юбке.

— Делорес права. Врать ты не умеешь.

— Что?

— Ханна, говори правду. Ты сама выдумала эту дикую историю с записками?

— Видишь ли…

— Ладно, не мучайся. Раз тебе надо это знать, значит, это важно. Подожди минуту, я сейчас выясню.

Ханна ждала. А что еще оставалось делать? Через минуту Кэрри вернулась.

— У нее юбка в серебристо-голубую полоску, — прошипела Кэрри прямо в ухо Ханне. — Больше тебе ничего не нужно узнать?

— Нет. Спасибо, Кэрри, — Ханна пошла к двери.

— Подожди. Я хотела тебя кое о чем спросить.

Ханна сразу приготовилась наврать с три короба, если понадобится.

— О чем?

— Что ты думаешь о Уинтропе?

— Э-э-э… Ну… Я его видела мельком, — протянула Ханна, пытаясь выразиться помягче. — Но этого было достаточно, чтобы оценить все его достоинства.

Больше у Кэрри вопросов не было, и Ханна вышла. Вернувшись в банкетный зал, она взглянула на часы. До встречи с сестрами и Норманом в холле оставалось пять минут. Она успеет выпить кофе.

По пути в кухню Ханна обратила внимание на Бэбс Дубински. Бэбс сидела одна, лицо у нее было мрачное. Ничего удивительного — неделя у нее выдалась не из легких. Сначала неожиданная женитьба Мартина, да не на ком-нибудь, а на стриптизерше из Лас-Вегаса. Потом деньги, которые вместо своих детей Мартин спустил на Брэнди. А теперь еще и смерть Брэнди — тоже удар, хотя Бэбс ее и не любила.

Проходя мимо столика Бэбс, Ханна махнула ей рукой.

— Привет, Бэбс. Я собиралась выпить кофе. Хочешь, заодно и тебе налью чашечку?

— С удовольствием. — Бэбс протянула Ханне пустую чашку: — Вот возьми. Незачем пачкать еще одну.

Ханна взяла чашку — и вдруг заметила, что к своей темно-красной шелковой блузке Бэбс сегодня надела черную юбку. От неожиданности Ханна чуть не выронила чашку. Отличная идея!

— Ой, — вскрикнула она, как бы нечаянно роняя чашку. — Хорошо, что пустая. Подожди. Я соберу осколки и принесу тебе другую.

Ханна наклонилась за чашкой, надеясь, что Бэбс не разгадает ее маневра. Фарфором пришлось пожертвовать, чтобы взглянуть на обувь Бэбс. Увидев на ногах экс-свекрови Брэнди ботинки, Ханна чуть не завопила. Вот она — женщина в черной юбке и уличных ботинках.

Если вы увидите кого-то в черной юбке, просто запишите имя и не задавайте никаких вопросов, вспомнила Ханна собственный наказ. Будьте осторожны. Помните, мы не знаем точно, кто это — убийца или важный свидетель.

Выпрямившись, Ханна с минуту смотрела на Бэбс, а потом решительно села рядом, забыв про благоразумные советы. Представить Бэбс убийцей не получалось, но на это указывали все улики. Разве могла Ханна развернуться и пойти к сестрам и Норману? Железо надо ковать, пока горячо.

— Что случилось, Ханна? — встревожилась Бэбс.

— Бэбс, это очень серьезно. Пожалуйста, расскажи мне, что случилось с Брэнди на стоянке.

— С Брэнди? С какой стати… — Бэбс на полуслове оборвала себя и вздохнула. — Все. Не могу больше с этим жить. Я убила Брэнди, но это был несчастный случай. Ханна, поверь мне!

Ханна схватила чистую салфетку — на ней была нарисована ветка пуансеттии. Андреа потом разберет ее каракули.

— Расскажи правду, Бэбс, и я тебе поверю.

— Брэнди не нравилась мне во многом из-за того, что я ей не доверяла. В первый же день, когда Мартин мне ее представил, она украла у меня часы.

— Украла? Ты в этом уверена?

— Я была не настолько уверена, чтобы прямо ее в этом обвинить. Ремешок был слишком тугой, поэтому я надевала их, только когда выходила из дома. Обычно я держала часы возле своего кресла в гостиной на туалетном столике или на подоконнике в кухне. Так вот, после того, как Мартин с Брэнди ушли, я часы не нашла. Я все в доме перевернула. Но я не помнила точно, может быть, сама положила их в другое место.

— Понимаю.

— Поэтому сегодня я за Брэнди следила. Я не могла допустить, чтобы она что-нибудь стянула и ославила Мартина на весь город.

— Разве она что-нибудь украла? — спросила Ханна, хотя уже знала ответ.

— Лопатку для торта, которую принесла твоя мать. Ханна, я сама видела, как она ее взяла. Перекинула шубу через локоть и как ни в чем не бывало пошла к столу. Потом притворилась, что выбирает Рождественское Печенье, которое вы с Лайзой испекли, взяла пару штук — я с нее глаз не спускала! — и подошла к торту. Все произошло так быстро. Она схватила лопатку, спрятала ее в шубе и побежала на кухню.

— А ты пошла за ней?

Бэбс кивнула.

— Но сначала я попробовала найти Мартина. В конце концов, это была его жена, он и должен был с ней разбираться. Но ни Мартина, ни Ширли нигде не было. Поэтому я сама пошла на кухню, чтобы остановить Брэнди. Я хотела отобрать у нее лопатку.

— Ты догнала ее в кухне?

— Нет, там было пусто. Но в кладовке горел свет. Когда я заглянула внутрь, то обратила внимание, что дверь на стоянку приоткрыта. Я высунулась на улицу и сразу увидела Брэнди. Она шла через стоянку.

— И ты пошла за ней.

— Да. Сначала я хотела сбегать за пальто и ботинками, но побоялась, что она успеет спрятать лопатку. Я была всего в паре ярдов, когда услышала, как хлопнула дверца машины и заработал двигатель. Брэнди села в машину Мартина, чтобы сбежать — по-другому и быть не могло. Я должна была ей помешать.

Ханна погладила Бэбс по руке. Видно было, как она подавлена.

— И что дальше?

— Я побежала прямо через сугробы и успела, прежде чем она поехала к выходу. Наверное, она не заметила, что я слежу за ней, потому что не заперлась. Я распахнула дверцу. Она ждала, пока прогреется двигатель, и грызла твое печенье. Я выдернула из зажигания ключ, схватила Брэнди за руку и попыталась вытащить из машины. Она упиралась, но я оказалась сильнее.

— А потом?

— А потом я заметила на ее руке кольцо моей прабабушки, изумруд в оправе из бриллиантов, мой свадебный подарок Мартину и Ширли. Я взбесилась и принялась стаскивать кольцо у нее с пальца.

— А Брэнди вырывалась?

— Как тигрица. Она ударила меня, и я упала прямо в снег. Пока я поднималась на ноги, она схватила лежавшую на сиденье машины лопатку и бросилась на меня.

— Она тебя поранила?

— Нет, промахнулась. Мне удалось схватить ее за запястье. Мы стали бороться, я пыталась отвести ее руку, Брэнди поскользнулась и упала, и я тоже поскользнулась и упала прямо на нее.

— А оказавшись сверху, ты выхватила у Брэнди лопатку и воткнула ей в грудь?

— Нет! Я все время держала ее за руку, до лопатки даже не дотронулась. Я думала, она просто потеряла сознание. Я встала, сняла у нее с пальца кольцо и хотела найти лопатку, чтобы вернуть ее на стол. Поискала в снегу и только тут заметила, что она торчит у Брэнди из груди.

— И что ты сделала?

— Попыталась нащупать пульс, но его не было.

— И ты не вызвала «Скорую»? Вернулась сюда и никому не сказала?

Бэбс покачала головой:

— Мне так стыдно, что я промолчала. Но я очень замерзла и испугалась. Я стряхнула снег и вернулась на кухню.

— Тебя никто не видел?

— На кухне никого не было. Я напустила в раковину горячей воды и отогрела руки. Крови нигде не было, я проверила. Потом пошла в гардеробную и переобулась: мои туфли насквозь промокли.

Ханна сложила салфетку и убрала ее в карман свитера.

— Бэбс, ты сама хорошо знаешь, как тебе нужно поступить.

— Знаю. Я поднимусь наверх и все расскажу Майку. Только, пожалуйста, разреши мне самой сообщить детям. Я хочу, Чтобы Мартин узнал обо всем от меня.

Ханна задумалась. Это было против всяких правил — в особенности полицейских. Но теперь Ханна больше не работала с Майком, она могла себе позволить нарушить его правила.

— Хорошо, — согласилась она. — Давай найдем Мартина и Ширли.

Встретив Мартина и Ширли, они отошли в безлюдный уголок, где Бэбс еще раз повторила всю историю. Когда она замолчала, Мартин с трудом выговорил:

— Ты убила Брэнди?

— Она не убивала Брэнди, — вмешалась Ширли. — Это был несчастный случай. Бэбс пошла за ней только для того, чтобы вернуть украденную лопатку.

Бэбс кивнула:

— Ширли права. То, что произошло, ужасно, но это была случайность. Она бросилась на меня с лопаткой в руке, мы поскользнулись и упали. Надеюсь, Майк мне поверит. Я должна все ему рассказать.

— Ни за что! — Мартин схватил мать за руку. — Мама, не говори ему ничего. Он же арестует тебя за убийство!

— Не арестует. Это действительно был несчастный случай. Не забывай, это Брэнди была вооружена, а не я.

— Да, но он этого и слушать не станет. Никто не видел, как Брэнди украла лопатку. А какой-нибудь ловкач-адвокат в два счета докажет, что это ты с холодным оружием в руках угрожала Брэнди, чтобы вернуть кольцо. Мама, тебе предъявят обвинение. Тебя даже могут отправить в тюрьму!

— Спокойно, Мартин, — сказала Ханна. — Норман сфотографировал Брэнди в тот момент, когда она воровала лопатку.

— Да? Вот… молодчина! Значит, все будет в порядке?

— Будет. Я так думаю. Тем более что на рукоятке лопатки нет отпечатков пальцев Бэбс. Скорее всего, ей придется провести несколько часов в полицейском управлении — необходимо, чтобы экспертиза дока Найта подтвердила ее показания. Но потом с нее снимут все подозрения. Я в этом уверена.

— Мы пойдем с тобой, мама, — сказал Мартин, беря ее за руку.

Ширли тоже сжала руку Бэбс.

— Конечно. А когда этот кошмар закончится, мы с Мартином сообщим тебе одну очень радостную новость.

— Правда? — в первый раз за весь вечер Бэбс улыбнулась. — Кажется, я уже знаю, что это за новость. Как я за вас рада!

Проводив Бэбс, Мартина и Ширли в кабинет Майка на втором этаже, Ханна помчалась в холл, чтобы рассказать обо всем сестрам и Норману.

— Значит, ты сама нарушила свой собственный приказ? — спросил Норман. Он был так удивлен, что даже не рассердился.

— Так получилось.

— Представляю, как бы ты рвала и метала, если бы кто-нибудь из нас рискнул сделать такое, — сощурилась Андреа.

— Это точно.

— Ладно, девочки, — Норман выступил в роли миротворца. — Давайте поищем, не осталось ли на кухне шоколадного печенья. Я что-то подустал, а буря еще не скоро уляжется.

Спускаясь вместе со всеми по лестнице в зал, Ханна взглянула в окно. Норман прав: буря в самом разгаре. Ветер еще усилился, и вести машину было по-прежнему опасно. Вдруг среди снежных вихрей, на которые зима в Миннесоте никогда не скупилась, показалась фигура. По дорожке, ведущей к досуговому центру, шел человек.

— Там кто-то есть, — сказала Ханна, вглядываясь в снежную темноту. — По-моему, Билл.

— Где? — спросила Андреа, мигом оказавшись рядом с Ханной.

— Там, у обочины. Скажу Лонни, чтобы он вышел и помог ему. Догони Мишель, пусть приготовит ему кофе.

Лонни упрашивать не пришлось. Он выскочил на улицу и помог Биллу добраться до входа. Андреа сняла с мужа куртку, а Ханна повесила ее на вешалку у входа. Билл сильно замерз, поэтому кружка горячего кофе, с которой подоспела Мишель, оказалась очень кстати.

— Ну и холодина на улице. Мой обогреватель сдох на полпути сюда.

— Бедный мой, — Андреа прижалась к мужу, чтобы он поскорее согрелся. — Не надо было так рисковать собой и приезжать. Все равно дело уже раскрыто.

— Что раскрыто?

— Дело, — пояснила Мишель. — Пятнадцать минут назад мы все выяснили. Выпей еще кофе, он поможет согреться. А потом мы проводим тебя в кабинет к Майку. Он там всех допрашивал.

— Кого допрашивал? Почему? Что у вас здесь происходит?

— А разве тебе ни о чем не доложили? — удивилась Ханна и слегка нахмурилась. — Майк говорил, что пытался тебе дозвониться сразу после того, как я обнаружила труп.

— Какой еще труп?! — Билл растерянно посмотрел на Андреа, на Мишель, потом на Ханну и снова на Андреа.

— Новой жены Мартина, Брэнди Вин Дубински. Ее нашли мертвой на стоянке. Мы тебе все расскажем, как только ты согреешься, — пообещала Андреа. — Теперь самое главное — убедить Майка поскорее вернуть лопатку для торта. Пока мама ничего не знает.

— Чего не знает?

— Что ее лопаткой воспользовались как орудием убийства… хотя на самом деле это было не убийство, — объяснила Ханна, привстав на цыпочки: Норман с шоколадным печеньем куда-то запропастился. Биллу срочно надо бы съесть кусочек шоколада — иначе он до утра ничего не поймет.

Глава 19

— А ты хорошо танцуешь, — сказала Мишель, когда они с Норманом возвращались к столику.

— Я специально брал уроки. Боялся, иначе Ханна откажет, когда я приглашу ее на вальс.

Ханна засмеялась. К ней вернулось хорошее настроение. Никто из жителей Лейк-Иден не был убийцей, и теперь она могла расслабиться и повеселиться.

— Норман, я же не балерина. Все знают, что мама неспроста передумала окрестить меня Грацией.

— Это мы проверим, когда я потанцую с еще одной твоей сестрой. — Норман протянул руку Андреа: — Мадам, вы танцуете?

Андреа улыбнулась.

— Обожаю танцевать, но… не сегодня. Я для этого слишком большая и неуклюжая. И потом я съела не меньше двадцати десертов.

— Не меньше ста двадцати, — пробормотала Ханна. Только в ее присутствии Андреа уговорила около шести кусков разных тортов. Можно было себе представить, сколько было съедено, пока Ханна ее не видела. — Тебе нездоровится?

— Нет, все в порядке. Я только немного устала, да и ноги отекли. Я лучше посижу здесь и посмотрю на вас, а ноги положу на стул.

— Давай, я подложу свой пиджак, чтобы ногам было мягче, — предложила Мишель. — Так тебе будет удобнее.

Норман протянул Ханне руку. Она подала ему свою, но, прежде чем уйти, уточнила:

— С тобой ничего не случится, пока нас не будет?

— Кажется, случится, — сказала Андреа и расхохоталась, увидев, как вытянулось у Ханны лицо. — Не бойся. Просто мне очень хочется посмотреть, как ты танцуешь с Норманом.

Когда Ханна и Норман вышли на площадку, оркестр Керби Уэллса заиграл «Лунную реку»[15]. Ханна прижалась к Норману, и они закружились в танце. Впервые ей не захотелось вести — дурацкая привычка осталась с тех времен, когда она учила Андреа танцевать. Сестра боялась перепутать женскую и мужскую партии, и поэтому Ханне приходилось всегда быть «за мальчика».

Норман был такой спокойный, уверенный — идеальный партнер для медленного танца. Они танцевали, что называется, «щека к щеке» — правда, в их случае это означало подбородком к плечу, а еще грудью Нормана к…

— Извините, — низкий, до боли знакомый голос прервал опасные размышления Ханны. Норман развернул ее в танце, и она оказалась нос к носу с Майком. Точнее — своим носом к его подбородку, потому что Майк был выше ростом.

— Хочешь отнять у меня партнершу? — спросил Норман, и в его голосе Ханне послышались нотки ревности.

— Нет, — сказал Майк, улыбаясь Ханне. — То есть я бы с удовольствием, но служба прежде всего. Я подошел сказать, что мы с Биллом везем Бэбс Дубински в управление.

— Неужели ты собираешься предъявить ей обвинение в убийстве?

— Нет. Просто обычная дача показаний. Если результаты экспертизы доктора Найта подтвердят ее версию произошедшего, обвинение ей предъявлено не будет.

— Хорошие новости, — сказал Норман, сжимая Ханне руку. — Спасибо, что сообщил, Майк.

— Не за что. Ведь вы, ребята, были на подхвате. Спасибо.

Ханна прикусила язык, чтобы ненароком не брякнуть лишнего. Как это Майк выразился? «Были на подхвате»? Да они ему преступление раскрыли от начала до конца!

— Кстати, Ширли и Мартин тоже поедут с нами на машине Ширли. Эрл Фленсбург расчистит нам дорогу.

— Ты оставишь здесь свой «хаммер»? — удивилась Ханна.

— Да. Моя крошка проедет где угодно, так что я оставляю ее на случай, если кому-нибудь понадобится срочно уехать.

Ханна улыбнулась.

— Придавать неодушевленным предметам антропоморфные черты опасно.

— Чего?

— Я про твой «хаммер». Он этого не поймет.

Пока Майк хлопал глазами, Норман оценил шутку и захихикал, но вовремя сдержался. Обеими руками он при этом по-прежнему обнимал Ханну, так что она как будто пережила маленькое землетрясение.

— Неважно, — проговорил наконец Майк. — Главное, что Эрл вернется только через час, а ты сможешь воспользоваться моей машиной в экстренном случае.

Ханна не поверила своим ушам. Майк трясся над своим «хаммером», как над грудным младенцем. Свою машину он мог поручить только человеку, которому доверяет. Значит, Ханне он доверяет.

— Держи, — Майк протянул ей ключи. — Теперь она в твоих руках. Если кому-нибудь понадобится уехать, найди водителя поопытней.

Кровь бросилась Ханне в лицо. Ах, значит, это не ей доверяют «хаммер», а водителю поопытней? Она проводила Майка таким свирепым взглядом, что почти прожгла в его пиджаке две дырки. Майк был высоким, симпатичным, невероятно обаятельным… неблагодарным женоненавистником.

— Что с тобой? — спросил Норман, заметив выражение ее лица. — Майк поступил благородно. Все знают, он в своем «хаммере» души не чает.

— Конечно. Он сама доброта. Не сомневаюсь, опытный водитель, которому я поручу «хаммер», выжмет из него все, что можно!

— Ого, — только и сказал Норман. Но Ханна знала, что он ее понял. — Давай потанцуем еще. Люблю танцевать с тобой.

— А я — с тобой, — улыбнулась Ханна. Норман прижал ее к себе, и они заскользили по залу. Не успела Ханна снова замечтаться, как ее похлопали по плечу.

Обернувшись, Ханна увидела Андреа.

— Привет, Андреа. Ты что, все-таки решила потанцевать?

— Нет. Танцуйте сами. Мне пора.

Пару секунд Ханна недоверчиво смотрела на сестру.

— Я тебя правильно понимаю?

— Правильнее некуда. И, по-моему, нам лучше поторопиться.

Глава 20

Минуту спустя, забрав куртки и ботинки, они бежали по лестнице: Норман поддерживал Андреа с одной стороны, Ханна — с другой. К счастью, Делорес в это время танцевала с Уинтропом и не заметила исчезновения своей беременной дочери, ее сестры и своего стоматолога.

Мишель болтала с Лонни — он по-прежнему охранял дверь, чтобы кому-нибудь не вздумалось помериться силами со снежной бурей. Когда они с Андреа поднялись на верхнюю ступеньку, Ханна окликнула Мишель.

Увидев Андреа, Мишель побледнела.

— Неужели нача…

— Да, — ответила Ханна. — Мы с Норманом отвезем Андреа в больницу на «хаммере» Майка. А ты оставайся здесь, нужно кое-что сделать.

— Конечно. Что?

— Надо нейтрализовать маму. Когда она заметит, что мы уехали, сразу все поймет. Ты должна ее убедить остаться здесь и не пытаться прорваться в больницу.

— Мама поведет машину в такую погоду?

— Еще как поведет, — улыбнулась Андреа. — Она хочет первой увидеть свою новорожденную тезку.

Мишель захлопала глазами.

— Как… ты хочешь назвать ребенка Делорес?

— Я ей так пообещала, если родится девочка. Только родится мальчик.

— Мальчик? Откуда ты знаешь?

— Я делала УЗИ. А раз мальчик — я могу обещать все, что угодно.

— Здорово, — сказала Мишель. — Не волнуйтесь. Я прослежу, чтобы мама не подходила к машине ближе, чем на пятьдесят футов.

— И еще. Если она так разволнуется, что забудет про Трейси, присмотришь за ней, хорошо?

— Конечно! — Мишель обняла Андреа. — Как здорово. Я снова буду тетей!

Ханна повернулась к Лонни:

— Ты поможешь Андреа забраться в «хаммер»? Он довольно высокий. Возможно, ее придется подсадить. Мишель подежурит у дверей, пока ты не вернешься.

С помощью Лонни Андреа в два счета оказалась на заднем сиденье «хаммера». Когда Лонни побежал обратно в досуговый центр, Ханна протянула Норману ключи:

— Хочешь сесть за руль?

— Садись лучше ты. А я поеду с Андреа на заднем сиденье.

— Неужели ты не хочешь повести «хаммер»?

— Очень хочу. Но еще больше мне хочется увидеть выражение лица Майка, когда он узнает, что за рулем его машины была ты.

Ханна завела двигатель и вырулила на дорогу, покрытую толстым слоем снега. Вдруг сзади послышалось частое ритмичное дыхание.

— Эй, что у вас там происходит?

— Это дыхательное упражнение. Оно облегчает схватки. Норман, хорошо, что ты здесь.

— Почему?

— Стоматологи ведь тоже врачи. Я как раз хотела спросить… ты умеешь принимать роды?

Некоторое время Норман молчал, потом рассмеялся.

— Думаю, да. Это не сложнее, чем прочистить и запломбировать канал.

Проехав несколько кварталов, Ханна поняла, что «хаммер» создан специально для поездок в снежную бурю. Он с легкостью преодолевал сугробы, в которых застрял бы любой грузовик, и не терял управление на обледеневших поворотах. В другое время Ханна бы не упустила возможности выжать из любимицы Майка все, на что та способна. Но сейчас она везла слишком ценный груз, чтобы рисковать.

По городу они проехали сравнительно легко, но когда пришлось свернуть на Олд-Лейк-роуд, дела пошли хуже. Местность здесь была открытая, без построек, которые защищали бы от ветра. Дальше двух футов уже ничего нельзя было рассмотреть, ледяная дорога сливалась с тротуаром. Ханна крепче стиснула руль и постаралась убедить себя, что они на правильном пути. Из-за кипевших в лучах фар хлопьев снега дорогу было не разглядеть. Ханна совсем перестала понимать, в каком направлении они едут — направо ли, налево, вверх или вниз?

Каким-то фантастическим образом ей удалось свернуть на дорогу, ведущую к больнице Лейк-Иден. Она без приключений проехала по подъездной дорожке, остановилась в паре дюймов от входа в приемное отделение и со всей силы нажала на гудок.

— Мы здесь! — крикнули снаружи, и в машину заглянул рослый медбрат. — Лонни Мерфи звонил. Он предупредил, что вы едете.

— Ханна?

— Да, Андреа, — повернувшись, Ханна увидела, как медбрат помогает Андреа перебраться на каталку.

— Я не пеку коржи.

— Какие коржи?

— Для торта-желе. Я тебе соврала. Я покупаю готовые коржи в «Рыжем филине». Теперь ты знаешь. Я не хотела отправиться в родильную палату с нечистой совестью.

Когда Андреа увезли, Норман и Ханна целую минуту сидели в машине молча: она на месте водителя, он на заднем сиденье. Наконец Норман сказал:

— Хочешь кофе?

— Да.

— Пойдем туда?

— Да. Ты волновался?

— Конечно. Я же стоматолог, а не акушер.

Они еще помолчали, затем вышли из машины и, по-прежнему не говоря ни слова, вошли в холл приемного отделения, где стоял автомат с кофе.

— Держи, — Норман протянул Ханне пригоршню мелочи. — Купи кофе, а я узнаю, куда они повезли Андреа.

Не успела сладковатая бурда из кофейного автомата остыть, Норман вернулся.

— Андреа в родильном отделении. Это на первом этаже южного крыла. Медсестра сказала, мы можем подождать в комнате для будущих пап.

— Хорошо, — согласилась Ханна, протянув Норману бумажный стаканчик с кофе. Они пошли по коридору. — Наверное, нужно позвонить Биллу.

— Я уже позвонил. Теперь нам остается только ждать.

— Ненавижу ждать, — сказала Ханна, оглядываясь вокруг. В углу стояла небольшая елочка, потолок был украшен красными и зелеными бумажными гирляндами. — Мило. Здесь тоже встречают Рождество. Интересно, сколько нужно времени, чтобы родить ребенка?

Норман пожал плечами.

— Я спросил у медсестры, она сказала «по-разному». Пообещала, что доктор Найт сообщит нам, как только ребенок родится.

Следующие десять минут они с деланым интересом перелистывали старые журналы. Еще пять минут разглядывали елку. Комната ожидания была оборудована на редкость удобными креслами, в углу стоял телевизор, по которому можно было посмотреть два коротких фильма: «Купаем малыша» и «Когда малыш срыгивает», но ни у Ханны, ни у Нормана они интереса не вызвали.

— Волнуешься? — спросил Норман, взглянув на Ханну.

— Да. Давай пройдемся.

Коридор был длинный и широкий. Может, специально, чтобы взволнованным будущим отцам было где размять ноги. При ходьбе не так нервничаешь. Ханна взяла Нормана за руку, и они пошли по коридору. Его тоже украсили к Рождеству: на стенах красовались Санты, олени, рождественские венки, снеговики и елочки. Ханна принялась считать, сколько раз они прошли мимо снеговика в красном шарфе. Когда она почти добралась до сотни, дверь распахнулась и в коридоре показался Майк.

— Как дела? — спросил он.

— Мы не знаем, — ответила Ханна. — Норман спрашивал у медсестры — она обещала, что док Найт выйдет к нам, как только ребенок родится. Билл здесь?

— Еще нет. Он допрашивает Бэбс. Приедет, как только освободится. Хорошо, что я оставил тебе ключи от «хаммера». — Майк повернулся к Норману: — Согласись, у нее потрясающая управляемость?

— Потрясающая. Ханна ни разу не съехала с дороги.

Майк так картинно разинул рот, что Ханне даже захотелось поаплодировать. Норман умел преподносить новости. Она незаметно подмигнула Норману и взяла Майка за руку.

— Давай, прогуляйся с нами. Больше заняться нечем.

То ли из-за того, что теперь они ходили по коридору втроем, то ли из-за разговора — время побежало быстрее. Когда Майк рассказывал им, как машина Билла застряла всего в паре футов от въезда в полицейское управление, в коридор ворвался Эрл Фленсбург.

— Слава богу, вы добрались! — сказал он, схватив Ханну за руку. — Я вернулся в досуговый центр, и твоя младшая сестричка объяснила мне, куда вы поехали. Я глотнул кофе и помчался вас догонять — на случай, если вы угодите в канаву. Чтобы вас вытащить.

— Пару раз я чуть не перевернулась, — сказала Ханна, быстро взглянув на Майка. Он помрачнел, но спрашивать, поврежден ли «хаммер», не стал. Скорее всего, знал, что с машиной все в порядке. Она стояла у входа, и Майк мог ее осмотреть.

— Это вам от Эдны, — сказал Эрл, доставая из глубокого внутреннего кармана своей служебной куртки огромный металлический термос. — Она сказала: больничным кофе только желудок портить.

— Я принесу чашки, — Норман бросился в комнату для будущих отцов и вернулся с четырьмя пластиковыми стаканчиками.

Когда в них задымился настоящий кофе, Норман поднял свой стаканчик повыше:

— За Эдну. За нашу спасительницу!

— Как дела у твоей сестры? — спросил Эрл, когда они расправились с кофе.

— Наверное, хорошо. Иначе нам бы сообщили. Медсестра обещала, что док выйдет к нам, как только ребенок родится.

Стоило Ханне это сказать, как она опять разволновалась и принялась шагать по коридору, чтобы успокоиться. Майк взял ее за одну руку, Норман — за другую. Эрл посмотрел на них и присоединился к прогулке.

Хорошо, что коридор здесь был такой широкий: дверь распахнулась, и вошла Лайза. Она бросилась к Ханне и спросила:

— Ну что? Родила?

— Нет еще. Как ты сюда попала?

— Херб одолжил ключи от самого большого грузовика, какой был на стоянке, и привез нас. Он сейчас придет.

— Как дела у Андреа? — крикнул Херб. Он подошел и взял Лайзу за руку.

— Мы не знаем, — сказала Ханна. Может, одолжить в детском отделении цветных карандашей и нарисовать плакат, чтобы не повторять одно и то же? — Наверное, все хорошо, иначе нам бы сообщили. Доктор Найт обещал прийти, как только ребенок родится.

Лайза и Херб с минуту посмотрели на гуляющую по коридору процессию, а потом присоединились.

Когда Ханна в триста четырнадцатый раз прошла мимо снеговика в красном шарфе, в конце коридора показался Билл. Он мчался к ним со всех ног.

— А вот и Билл!

— Как Андреа? — спросил Билл, задыхаясь от бега.

Ханна улыбнулась, чтобы ободрить будущего отца, и пожалела, что поленилась нарисовать плакат.

— Наверное, все хорошо, или нам бы сообщили. Доктор Найт обещал прийти, как только ребенок родится.

— Отлично. А что вы делаете?

— Ходим. Мы больше ничего не смогли придумать.

— Отличная мысль, — Билл взял Лайзу под руку и присоединился к процессии. — Почему бы и не погулять немного. Я что-то начинаю волноваться.

Им бы только музыку, и можно было бы плясать канкан. Или летку-енку. Труппа имени супругов Билла и Андреа Тодд успела пройти по коридору сорок два раза и уже развернулась, чтобы пройти в сорок третий, но тут в дверях появился доктор Найт.

— Хватит вытаптывать мой линолеум, — сказал он, улыбаясь. — Родилась девочка! Мать и новорожденная чувствуют себя отлично!

— Девочка! — просиял Билл. — Вот счастье-то!

— Девочка? — переспросила Ханна. Мог док Найт так заработаться, что перепутал только что родившегося у Андреа сына с родившейся сегодня у кого-нибудь девочкой?

Все столпились вокруг Билла, поздравляя и нещадно хлопая его по спине. Ханна бросилась к доктору, пока он не ушел туда, куда идут врачи после того, как примут ребенка.

— Что такое, Ханна? — обернулся док Найт, когда она схватила его за руку.

— Вы сказали, у Андреа родилась девочка. Это не ошибка?

— Какая может быть ошибка? Я столько принял детей, что уже со счета сбился; по-твоему, я не сумею мальчика от девочки отличить?

— Ну да. Вы правы. Просто… ну… Андреа делала УЗИ и на девяносто девять процентов была уверена, что у нее мальчик.

— А про один процент забыла. У твоей сестры родилась девочка весом семь фунтов три унции. Не грусти. Теперь уже ничего не поделаешь.

— Нет, я не грущу, — постаралась объяснить Ханна. — Просто Андреа обещала маме и Регине Тодд назвать девочку в их честь. Но только потому, что была уверена: у нее родится мальчик. А родилась девочка, значит…

— …Андреа попалась, — закончил док Найт. — Теперь понятно, почему она разрыдалась, когда я сказал, что родилась девочка.

— Разрыдалась? — спросила Ханна, чувствуя, как у нее тоже защипало глаза.

— Ненадолго. Стоило ей взглянуть на крошку, и слезы высохли сами собой. Что ж, сестрички, пока счастливый отец с друзьями будет праздновать рождение дочери, постарайтесь придумать имя, которое устроит обеих бабушек.

— Как дела? — спросила Ханна, заходя в палату к Андреа, как только Билл вышел.

— Со мной все отлично. Зато представляю, что теперь будет с мамой и Региной. Ни за что на свете я не соглашусь называть мою милую дочурку Делорес Региной или Региной Делорес!

— Понимаю, — вздохнула Ханна.

— И что мне теперь делать? Ханна, ты должна мне помочь!

Глаза Андреа наполнились слезами. Ханна обняла сестру за плечи.

— Я что-нибудь придумаю. Подожди. Скажи, ты обещала назвать девочку непременно их первым именем?

— Нет.

— Уже лучше. Значит, в нашем распоряжении есть еще два имени. Второе имя мамы Элизабет. Ты знаешь второе имя Регины?

— Анатолия, — быстро сказала Андреа. — Бабушка Билла считала, что Тодд — слишком распространенная фамилия, и решила дать детям необычные имена. Регина Анатолия — итальянка. Тетя Билла, Мартиник Рене, француженка. Есть еще младшая сестра, Дона Эсмеральда, она…

— Все, родословной семейства Тодд с меня на сегодня достаточно, — сказала Ханна, поднимая руку в жесте, означающем «стоп» на любом языке. — Кажется, я кое-что придумала. Надеюсь, это всем понравится и тебе в том числе.

— Ну? — спросила Андреа, с надеждой глядя на Ханну.

— Бетани.

— Это же мое самое любимое имя! Но… какая связь между Бетани и Региной Анатолией и Делорес Элизабет?

Ханна торжествующе улыбнулась. В чем-чем, а в сообразительности ей не откажешь.

— Бет — сокращенно от Элизабет. Анни — от Анатолии. Если сложить вместе, получится Бет-Анни, то есть Бетани.

— Гениально, — Андреа крепко обняла Ханну обеими руками. — У тебя получилось, Ханна. Теперь все будут довольны: и мама, и свекровь. Ты молодчина. А если сможешь раздобыть мне в этой больнице немного шоколада, я поверю, что ты волшебница.

Глава 21

По счастливому совпадению, в кармане куртки у Ханны лежал ее НЗ, состоявший из пакета с тремя Шоколадными Хрустиками. Ни минуты не раздумывая, она отдала его сестре. А сама побежала в палату для новорожденных, чтобы взглянуть на Бетани. Она уже хотела уходить — надо было вернуть Майку ключи от его «хаммера», — но Майк сам нашел ее возле большого окна палаты.

— Это она?

Майк сказал это с таким почтением в голосе, что Ханна улыбнулась.

— Ее зовут Бетани. Андреа только что придумала ей имя.

— Хорошее. В нашем списке имен оно было первым…

Майк замолчал. Ханна взяла его руку и сжала. Она знала, что жену Майка убила шальная пуля, когда она была беременна их первым ребенком.

— Как думаешь, она хорошенькая?

— Красавица. Лучше всех в этой палате, — улыбнулся Майк. — Хотя, кроме нее, здесь больше никого нет. Но это неважно.

Майк обнял ее за плечи, и Ханне пришлось собрать всю свою волю, чтобы не забыть, зачем она искала Майка. В одном деле надо было поставить точку. Шона Ли благополучно приземлилась в Джорджии, значит, кексовую войну можно считать оконченной. Надо было выманить у Майка пакет с Огненными Кексами, пока он их не попробовал.

— Помнишь, я оставила для тебя в управлении пакет с кексами, — решительно начала Ханна. — Надеюсь, ты их еще не попробовал. Кажется, они вышли не совсем по рецепту. Будь добр, верни мне их обратно, а тебе я испеку новые.

— Еще чего! — нахмурился Майк.

— Не вернешь? Почему?

— Я их уже попробовал. Сногсшибательные кексы. Они с красным перцем?

— Д-да… — выдавила Ханна, судорожно сглотнув. Вид у Майка был мирный, но кто его знает? От человека, который привык скрывать свои эмоции на допросах, всякого можно ожидать.

— Это же гениально. Кроме тебя, до такого никто бы не додумался. Красный перец — и шоколадные кексы. Язык, конечно, припекает, но если запивать их молоком — это просто фантастика. Завтра куплю ванильного мороженого, так они должны быть еще вкуснее.

Ханна только глазами захлопала. У тети и новорожденной племянницы выражения лиц сейчас были почти одинаковыми.

— Ты… э-э-э… они тебе понравились?

— Красный перец с шоколадом — это что-то. А я-то дурак восхищался кексами Шоны Ли. Да по сравнению с твоими они просто сухари обгрызенные!

Ханна пристально посмотрела на Майка. Он говорил совершенно серьезно. Ему понравились кексы с красным перцем. Может, признаться, что она испекла их от злости, ревности и чувства мести?

Обязательно. Когда коровы зимой на юг полетят. Ханна кротко (а это ей давалось нелегко) улыбнулась Майку и чуть сильнее обняла его.

— Спасибо за комплимент, — сказала она, следуя золотому правилу Делорес. — Я рада, что тебе понравились кексы.

ЗАКУСКИ

Запеченный Бри

Заранее разогрейте духовку до 190 °C, противень в среднем положении.


Этот рецепт дала Лайза Герман. По ее словам, это самая простая в приготовлении закуска, которая есть на свете.


круг (диаметром 6 дюймов) недавно созревшего сыра Бри (5-дюймовый тоже подойдет)

круглая буханка хлеба от 10 до 12 дюймов в диаметре

1/4 чашки мелко порезанного зеленого лука (не забудьте сначала вымыть и почистить, в дело пойдет примерно два дюйма стеблей)

1/4 чашки мелко порезанного лука-шалота

1/4 чайной ложки белого перца

2 столовые ложки белого вина (или 1 столовая ложка воды и 1 столовая ложка уксуса)

1/2 чайной ложки Суперсоли миссис Кнудсон (см. рецепт Присциллы Кнудсон на стр. 313)


Срежьте с буханки верхушку и сохраните — она вам еще понадобится. Выньте мякиш, оставив примерно 3/4 дюйма по бокам и 1 дюйм на донышке.

Срежьте корку с верхушки сыра Бри (если почаще обмакивать нож в воду, сыр будет меньше прилипать). Остальную корку не трогайте.

В небольшой миске смешайте зеленый лук, лук-шалот, белый перец, белое вино и Суперсоль.

Намажьте этой смесью верхушку сыра, поместите внутрь буханки, накройте срезанной верхушкой и заверните буханку в фольгу.

Выпекайте при 190 °C 30 минут.

Подавайте с нарезанным кубиками хлебом или крекерами.

Поспешный Паштет

Рецепт Майка Кингстона (на самом деле его сестры, но она не против, чтобы Майк им воспользовался)


8 унций брауншвейгской колбасы (это ливерная колбаса — я брала сорт «Фермер Джон»)

1/4 чашки соуса с хреном (4 столовые ложки — я пользовалась соусом «Хайнц»)[16].


Нарежьте ливерную колбасу кружочками, положите в миску и поставьте в микроволновую печь (пользуйтесь специальной посудой для микроволновой печи). Подогревайте на МАКСИМУМЕ 45 секунд. Перемешайте. Если колбаса недостаточно нагрелась, подогревайте еще 10–15 секунд или до тех пор, пока ее можно будет размять вилкой.

Разомните брауншвейгскую колбасу вилкой, добавьте соус с хреном и перемешайте до однородности.

Переложите теплый паштет в миску, накройте пленкой и поставьте в холодильник. Паштет должен охлаждаться не меньше трех часов.

За полчаса до подачи на стол выньте паштет из холодильника, чтобы он слегка согрелся и его легко можно было мазать на хлеб.

Подавайте с разными видами крекеров.

Пирог с Икрой

Кэрри Роудз узнала этот рецепт, когда ездила в отпуск в Лос-Анджелес и по пути заглянула на распродажу имущества. Одна дама по имени Джун Пирс отговорила Кэрри покупать дорогую серебряную вазу (которая оказалась вовсе и не серебряной) и поделилась с ней этим рецептом.


1 банка (не менее 8 унций) икры пинагора[17] (можно использовать красную икру)

1 1/2 чайной ложки хорошего оливкового масла

4 мелко нарубленных яйца вкрутую

1/3 чашки мелко нарубленного сладкого лука (или зеленого лука)

1/2 или 1 чашка сметаны

2 столовые ложки майонеза

1 чайная ложка соли


Переложите икру в небольшую миску. Добавьте оливковое масло, перемешайте и поставьте пока в холодильник.

Отварите яйца. Охладите, очистите и мелко порубите. (Если у вас есть кухонный комбайн, используйте насадку со стальным лезвием, если комбайна нет — обычный острый нож.)

Выложите яйца на стеклянную тарелку для пирогов диаметром 9 дюймов или на плоское стеклянное блюдо. Примните металлической лопаткой.

Мелко порубите лук, выложите поверх яиц и примните.

Смешайте сметану, майонез и соль. Выложите на блюдо и осторожно распределите ровным и достаточно толстым слоем.

Выложите чайной ложкой икру поверх сметанного крема и аккуратно разровняйте. Накройте блюдо пленкой и поставьте в холодильник на 4–6 часов.

Подавайте с хлебными палочками или крекерами. Это очень изысканная закуска.

Чертовы Яйца

Клэр Роджерс получила этот рецепт от своей лучшей подруги Джейни Бэйли, которая, до того как переехать в Калифорнию, учила в Лейк-Иден второклассников. Когда Клэр стала встречаться с преподобным Кнудсоном, ей было неловко готовить в доме приходского священника блюдо с таким названием. Преподобный Кнудсон сказал, что ему совершенно все равно, как это называется, потому что вкус божественный.

Джейни также рассказала Клэр, как идеально сварить яйца вкрутую. Накануне вечером она обвязывала упаковки с яйцами резинками и ставила их на бок в холодильник — тогда желток оказывался в центре яйца. После того как яйца сварятся, Джейни охлаждала их, складывала в миску, накрывала крышкой и оставляла в холодильнике еще на 24 часа, а потом чистила.


На шесть яиц:

Сварите вкрутую шесть яиц так, как вы это обычно делаете, и почистите их. Разрежьте вдоль пополам. Выньте желтки и сложите в миску.

Разомните желтки вилкой до однородной массы. Затем добавьте:

1/4 чашки майонеза

1/2 чайной ложки мелко рубленного лука

1/2 чайной ложки сушеной петрушки

1/4 чайной ложки сельдерейной соли

1/4 чайной ложки сухой горчицы (в ПОРОШКЕ)


Все хорошо перемешайте и выложите в углубление для желтка так, чтобы получилась небольшая горка. Выложите на небольшое блюдо. Если хотите украсить яйца, посыпьте их щепоткой паприки или петрушкой. Можно добавить маслину или фаршированную оливку.

Закуска к Фиесте

Салли Лафлин подает это блюдо постояльцам «Лейк-Иден Инн», когда они собираются в баре посмотреть по телевизору футбол.

1 банка (16 унций) толченой фасоли в остром соусе (я использовала «Rosarita Spicy»)

3 больших спелых авокадо (из них надо сделать пюре)

1/3 чашки соуса «Сальса Ранчеро» (я брала острый «La Victoria Salsa Ranchero»)

1 мелко порезанная луковица

1 чашка сметаны

1 банка (4 1/4 унции) подсушенных мелко нарезанных маслин

1 чашка натертого на мелкой терке сыра чеддер

1 чашка мелко нарезанного салата латук

1 чашка мелко нарезанных помидоров


Для закуски подойдет стеклянная форма для выпечки 9x13 дюймов или круглое блюдо.

Выложите на блюдо фасоль.

Почистите и разомните авокадо. Выложите острый «Сальса Ранчеро» поверх фасоли.

Слой с авокадо посыпьте мелко рубленным луком.

Смешайте нарезанные маслины со сметаной и выложите поверх лука.

Посыпьте тертым сыром чеддер.

Поверх сыра посыпьте мелко нарезанным салатом латук.

А поверх салата — помидорами.

Примните металлической лопаткой, плотно заверните в пленку и поставьте в холодильник самое меньшее на четыре часа, чтобы блюдо «созрело».

Подавайте с тортильей[18]. Ваши гости смогут обмакивать лепешки в соус.

Селедочная Закуска

ЭТО БЛЮДО СЛЕДУЕТ ГОТОВИТЬ ЗА ТРИ ДНЯ ДО ПРАЗДНИКА


Присцилла Кнудсон, бабушка преподобного Кнудсона, приносит эту закуску на каждый потлак. Когда однажды она принесла что-то другое, двадцать шесть человек, включая ее собственного сына, заставили ее поклясться, что она больше никогда так не сделает.


Литровая стеклянная емкость


2 банки (каждая весом в 12 унций) филе сельди в маринаде

3/4 чашки нарезанной рифлеными кружочками моркови (можно взять замороженную)

2 маленькие красные луковицы

2 чайные ложки душистого ямайского перца горошком

2 чайные ложки цельных семян желтой горчицы

6—9 веточек свежего укропа


Маринад:

3/4 чашки белого уксуса

1/2 чашки воды

1/2 чашки сахарного песка


Вскипятите в кастрюле уксус, воду и сахар, помешивая, пока сахар полностью не растворится. Снимите кастрюлю с огня и дайте остыть до комнатной температуры.

Откройте банки с сельдью и слейте жидкость через дуршлаг. Достаньте филе, промойте в холодной воде. Банки выбросьте.

Замороженную морковь приготовьте согласно инструкции на упаковке, но следите, чтобы она оставалась твердой.

Почистите луковицы и нарежьте тонкими кольцами.

Тонким слоем выложите четвертую часть лука на дно стеклянной емкости. Сверху выложите третью часть филе сельди. Поверх сельди выложите третью часть моркови. Поверх моркови положите 2–3 веточки укропа. Посыпьте третью ямайского перца и третью горчичных семян. Продолжайте выкладывать в том же порядке, пока не используете все продукты. Завершите слоем лука.

Влейте в емкость остывший маринад. Он должен слегка покрывать содержимое. Если маринада не хватает, добавьте прямо в емкость немного белого уксуса.

Закройте емкость крышкой, если есть. Если нет — накройте емкость двойным слоем целлофана и закрепите прочной резинкой.

Поставьте на три дня в холодильник.

Количество: Получается примерно четыре чашки, как раз для праздничного ужина с гостями. Обычная порция — 1/3 чашки, так что селедку смогут попробовать 12 человек (ну или в два раза меньше, если они скандинавы).

Миссис Кнудсон просила вам передать, что отличную стеклянную банку с крышкой, как раз для ее закуски, она купила на распродаже всего за десять центов. Еще она просит вам передать, что для потлака она всегда делает три партии селедки.

Грибы-Нелегалы

Заранее разогрейте духовку до 165 °C, противень в среднем положении.


Этот рецепт принес Билл Джесап, двоюродный брат того Чарльза Джесапа, который работает в Лос-Анджелесе детективом. По словам Чарли, Билл назвал эту закуску «Грибами-Нелегалами» потому, что она так хороша, что ее следовало бы запретить.


2 фунта свиных сарделек

3 мелко рубленных зубчика чеснока

1 упаковка (8 унций) сливочного сыра

2 столовые ложки молотого шалфея

1 столовая ложка петрушки

1 унция вина «Марсала» (по желанию)

1 фунт средних или крупных шампиньонов

Сыр пармезан (чтобы посыпать сверху готовую закуску)


В большую сковороду с антипригарным покрытием положите сардельки и чеснок. Обжаривайте на масле, пока сардельки не подрумянятся, а чеснок не станет почти прозрачным. Слейте из сковороды жир и добавьте сливочный сыр кубиками, шалфей и петрушку. Тушите в вине (если вы его добавили) 10 минут, постоянно помешивая, потом снимите с огня и накройте крышкой.

Вымойте шампиньоны. Отделите ножки от шляпок, шляпки пока отложите. Ножки нарежьте очень мелко и добавьте к сарделькам и сыру. Обмажьте шляпки растопленным маслом и выложите на лист для выпечки. (Билл советует чуть-чуть срезать у шляпок верхушки, тогда они будут стоять ровнее.) С верхом наполните каждую шляпку теплой сырно-сарделечной смесью и посыпьте пармезаном. Запекайте в духовке при 165 °C 15 минут.

Количество: Получается закуска на 15–20 человек (если на ужине нет Чарли, который весь вечер только и ест, что эти грибы.)

Морская Закуска

Заранее разогрейте духовку до 150 °C, противень в среднем положении.


Рецепт Кэрри Роудз. Она обожает готовить закуски.


32 унции сливочного сыра

1/2 фунта нарезанного кусочками крабового мяса и/или креветок

4 вымытых, очищенных и нарезанных стебля зеленого лука (вместе с луковицами)

1 чайная ложка чесночной соли

1 чайная ложка черного перца

1/4 чашки сушеного рубленого лука

1/3 чашки майонеза

2 чайные ложки лимонного сока

Круглая буханка хлеба (неразрезанная на куски), 10–12 дюймов в диаметре (я использовала индейский хлеб)

1 взбитое яйцо


Выньте сливочный сыр из упаковки, положите в большую миску для СВЧ и разогревайте в микроволновой печи в течение 40 секунд на МАКСИМУМЕ. Поверните миску и продолжайте нагревать сливочный сыр по 20 секунд, чтобы он расплавился и его можно было перемешать.

Добавьте остальные ингредиенты и перемешайте.

Срежьте с буханки верхушку и отложите. Выберите ложкой хлебный мякиш, оставив полдюйма на дне и по бокам. Смажьте буханку изнутри взбитым яйцом и поставьте в духовку на 5—10 минут, пока яйцо не запечется. Наполните буханку морской смесью и накройте верхушкой.

Плотно заверните буханку (не переворачивая) в два слоя фольги. Выложите на противень и запекайте 2 часа при 150 °C. (Если гости опаздывают, это блюдо можно оставить в горячей духовке еще на час.)

Перед подачей на стол снимите верхушку, чтобы ваши гости могли окунать в начинку кусочки хлеба, крекеры или ломтики овощей.

Киш со Шпинатом

Заранее разогрейте духовку до 190 °C, противень в среднем положении.


Этот рецепт — мой. Если порезать киш на кусочки и выложить их на блюдо, его можно подавать как закуску. Если оставить целым — как основное блюдо.


1 корзиночка из сырого теста (диаметром 9 дюймов)

1 взбитый желток (белок сохраните в небольшой миске)

1 упаковка (10 унций) замороженного нарезанного шпината

1/2 чайной ложки соли

1/2 чайной ложки перца (лучше свежемолотый)

3 столовые ложки соуса с хреном

2 унции нарезанного тонкими ломтиками сыра «Ярлсберг» (или любого качественного швейцарского сыра)

4 яйца

1 1/2 чашки нежирных сливок

1/8 чайной ложки соли

1/8 чайной ложки кайенского перца

1/8 чайной ложки мускатного ореха (лучше свежемолотого)


Взбейте желток вилкой в стакане. Обмажьте корзиночку из теста изнутри желтком. Отложите, чтобы подсохло.

Приготовьте шпинат и слейте воду. Отожмите и промокните бумажным полотенцем.

В миске смешайте шпинат с солью, перцем и соусом из хрена. Выложите в корзиночку из теста.

Посыпьте тертым сыром.

Взбейте 4 яйца с оставшимся белком. Добавьте сливки, соль и кайенский перец. Хорошо перемешайте и вылейте поверх сыра.

Сверху посыпьте мускатным орехом.

Запекайте при 190 °C около 40 минут или пока нож, если его воткнуть в пирог, не останется чистым.

Слегка остудите, порежьте на куски и подавайте.

Киш можно подавать теплым или холодным. Можно даже сразу из холодильника. Особенно хорошо он подходит для оригинального полдника или неторопливого воскресного завтрака.

Количество: получается закуска на 12–18 человек. Если подавать как основное блюдо, выйдет по одному куску на шесть человек.

Рулетики со Шпинатом

Рецепт принадлежит моей подруге Сьюзан Зильбер. Она переехала в Нью-Йорк, но рулеты от этого готовить не перестала, могу поспорить.


5—8 лепешек тортилья (размером как для большого буррито)

1 пачка (16 унций) замороженного нарезанного шпината

1/4 чашки майонеза

1/2 чашки размягченного сливочного сыра

1/4 чашки сметаны

1/8 чашки сушеного, мелко нарезанного лука

1/4 чашки сушеного, мелко нарезанного бекона

1 столовая ложка соуса «Табаско»


Отварите шпинат и хорошенько отожмите его. (Для этого можно использовать сито, выстлав его марлей.) Смешайте все ингредиенты, кроме лепешек тортилья.

Намажьте лепешку небольшим количеством шпинатной смеси. Сверните и положите в пакет для замораживания. Намазывайте лепешки смесью, пока она не закончится.

Наполните пакет для замораживания рулетами и закройте его поплотнее, так чтобы рулеты не развернулись. Положите в холодильник как минимум на 4 часа. (А лучше на всю ночь.) Затем достаньте рулеты, нарежьте острым ножом, выложите на тарелку и подавайте как закуску.

Сьюзан просила передать вам, что как-то раз, когда она готовила рулеты, у нее не оказалось сметаны. Вместо нее она положила побольше сливочного сыра, и рулеты вышли что надо.

Фантазия Ханны на тему Рулетиков Сьюзан

5—8 лепешек тортилья (размером как для большого буррито)

6 унций мелко нарезанного копченого лосося

1 чашка (8 унций) размягченного сливочного сыра

1/4 чашки сушеного, мелко нарезанного лука

1 чайная ложка свежемолотого черного перца

1 чайная ложка укропа (чем свежее, тем лучше)


Смешайте в миске все ингредиенты, кроме лепешек тортилья.

Намажьте лепешку небольшим количеством смеси с лососем. Сверните и положите в пакет для замораживания. Намазывайте лепешки смесью, пока она не закончится.

Наполните пакет для замораживания рулетами и закройте его поплотнее, так чтобы рулеты не развернулись. Положите в холодильник как минимум на четыре часа. (А лучше на всю ночь.) Затем достаньте рулеты, нарежьте острым ножом, выложите на тарелку и подавайте как закуску.

Рулетики Сьюзан я тоже приготовила, порезала и выложила на блюдо кругами: сначала один вид рулета, потом второй и т. д. Выглядело все это сногсшибательно.

СУПЫ

Кукурузная Похлебка

Этот рецепт мне дала Марджори Хэнкс. Раньше она готовила это блюдо в кастрюле на плите, но потом Луэнна подарила ей тиховарку, и теперь она готовит похлебку в ней.


1/2 чашки нарезанной кубиками вареной ветчины (или шесть ломтиков мелко нарезанного вареного бекона)

2 чашки очищенного, нарезанного кубиками картофеля

1/2 чашки мелко нарезанного лука

2 пачки (весом 10 унций) замороженных зерен кукурузы

1 банка (16 унций) кукурузного пюре

1 столовая ложка коричневого сахара

1 чайная ложка соуса «Табаско»

1 чайная ложка Суперсоли миссис Кнудсон (см. стр. 313)

1/2 чайной ложки черного перца

1 чашка куриного бульона


Обработайте тиховарку объемом примерно 4 литра антипригарным спреем. Поместите в нее все ингредиенты и как следует перемешайте.

Закройте крышкой и готовьте на МИНИМУМЕ 6–7 часов.

Количество: хватает на 4 щедрых порции.

Грибной Живоглот

Один из рецептов Эдны Фергюсон. Название тоже принадлежит ей.


2 чашки куриного бульона

1 пачка (весом 8 унций) нарезанных шампиньонов (грибы должны быть свежие), 12 самых красивых кусочков надо отложить для украшения

1 банка (10 3/4 унции) концентрата куриного супа-пюре (водой не разводить)

2 банки (каждая по 10 3/4 унции) концентрата грибного супа (водой не разводить)

1 чашка густых сливок

8 унций тертого «Грюйера» (или любого другого хорошего швейцарского сыра, обыкновенный «Монтерей Джек» тоже подойдет)

1/2 чайной ложки свежемолотого черного перца


В блендере смешайте грибы с куриным бульоном (не забудьте оставить 12 самых лучших кусочков для украшения).

Добавьте в блендер концентрат куриного супа и снова смешайте.

Обработайте тиховарку объемом в 4 литра антипригарным спреем.

Выложите в тиховарку грибную смесь из блендера.

Добавьте концентрат грибного супа. Перемешайте. Добавьте густые сливки, тертый сыр и молотый перец. Еще раз перемешайте.

Готовьте на МИНИМУМЕ 4–5 часов.

Разлейте по тарелкам. Посыпьте петрушкой и сверху положите несколько ломтиков шампиньонов.

Рецепт опробовала Ирма Йорк. Она не смогла точно определить, сколько порций получается из этих продуктов. Оказалось, что ее муж тайком съел несколько тарелок этого супа.

Быстрый Чили По-Ирландски

Этот рецепт принесла Бриджет Мерфи. Она узнала его от своей сестры Пэтси, которая узнала его от своей двоюродной сестры, которая узнала его от своего соседа по имени Джон Брэди.


2 фунта фарша из говядины (постное лучше не брать — мясо должно быть с жирком)

2 измельченных зубчика чеснока (или 1 столовая ложка консервированного рубленого чеснока)

1 большая луковица, мелко нарубленная

1 банка (8 унций) томатного соуса

3 больших помидора без кожицы (их надо сварить и крупно порезать или взять консервированные)

1 бутылка пива «Гиннесс»[19]

3 чайные ложки порошка чили

3/4 чайной ложки молотого красного перца (кайенского)

2 чайные ложки молотого тмина

2 чайные ложки зеленого перца горошком

1 чайная ложка соли

1 столовая ложка коричневого сахара


Обжарьте мясо в большой сковороде. Добавьте чеснок и лук. Помешивайте, пока лук не станет прозрачным.

Добавьте томатный соус и помидоры. Хорошо перемешайте.

Добавьте все оставшиеся ингредиенты. Обжарьте на среднем огне, накройте крышкой, убавьте огонь и тушите на маленьком огне еще 20 минут.


Блюдо можно украсить:

припущенным в масле сельдереем (должен хрустеть)

мелко нарубленным зеленым луком

тертым сыром

мелко порезанными маслинами

сметаной

горошинками чили (хотя их найти будет нелегко — настоящий перец чили не бывает горошком)


Разложите чили по тарелкам и украсьте, чем вам больше понравилось.

Чили отлично сочетается с Содовым Хлебом Бриджет (см. рецепт на стр. 238).

Бриджет просила вам передать: если ваши родные не большие любители острых блюд, красного перца нужно взять поменьше. Полная ложка сметаны, добавленная в тарелку, поможет «нейтрализовать» перец.

Чили отлично готовится в тиховарке. Лучше всего есть его во время перерыва в футбольном матче — заранее приготовьте чили и поставьте в холодильник прямо в тиховарке. За 4–5 часов до подачи блюда на стол достаньте его из холодильника и включите тиховарку на МИНИМУМ.

Суп из Редиса от Салли

Если мне случается заглянуть в гостиницу «Лейк-Иден Инн», я обязательно заказываю этот суп. Салли говорит, что для приготовления этого супа необходим блендер. Еще она просила передать: если у вас нет своего блендера, одолжите у соседей.


4 пучка красного редиса (примерно по 12 штук в каждом)

2 луковицы средней величины, крупно нарезанные

5 1/2 чашки куриного бульона

6 столовых ложек сливочного масла

6 столовых ложек муки

4 чашки нежирных сливок

6 столовых ложек вустерского соуса

1 чайная ложка соли

1/2 чайной ложки белого перца

3 чайные ложки соуса с хреном (я использовала соус «Хайнц»)*


*Если вы не смогли достать соус с хреном, смешайте 1 столовую ложку тертого хрена с майонезом.


Почистите редис (вымойте и срежьте ботву и хвостики) и положите в большую кастрюлю. Добавьте лук. Залейте куриным бульоном и тушите 35 минут.

Слегка остудите содержимое кастрюли и блендером взбейте в пюре. (Лучше делать это в несколько порций, все сразу измельчить тяжело). Переложите пюре в большую миску и накройте, чтобы оно не остыло.

Кастрюлю поставьте обратно на плиту. Растопите масло на медленном огне и всыпьте муку. Помешивайте до появления пузырей. Держите на огне, помешивая, еще 1 минуту. Добавьте сливки и готовьте, часто помешивая, до загустения. На это потребуется около 5 минут.

Добавьте вустерский соус, соль, белый перец и соус с хреном. Затем добавьте пюре из редиса и как следует перемешайте. Снова поставьте на огонь и проварите.

Если хотите, можете порезать тонкими ломтиками несколько редисок и посыпать сверху суп. Для цвета можно также прибавить свежую измельченную петрушку.

У Салли есть для вас подсказка. Если захотите принести этот суп на ужин в складчину, не ставьте кастрюлю на огонь, после того как добавили специи. Вместо этого перелейте суп в тиховарку, предварительно сбрызнув ее антипригарным спреем. Когда придете на ужин, включите тиховарку, а сами идите веселиться. По словам Салли, на МИНИМУМЕ этот суп может греться 3 часа, а может, и дольше.

Летний Гаспаччо

Рецепт Веры Ольсен. Гаспаччо называется «летним», потому что она готовит его, только когда наступает сезон помидоров.


1 огурец, очищенный от семян и кожицы

1 сладкая среднего размера луковица, порезанная кубиками

6 помидоров среднего размера, очищенные от семян и кожуры

1/2 чашки душистого оливкового масла

3/4 чайной ложки чили-порошка

1 чайная ложка чесночного порошка

3 столовые ложки винного или вишневого уксуса

1 чайная ложка кошерной (грубого помола) соли

2 банки (всего 23 унции) сока «Острый V-8»*


* Если у вас нет этого сока, то, по словам Веры, можно использовать смесь для «Кровавой Мэри»[20] или просто добавить в томатный сок немного острого соуса.


Нарежьте огурец и луковицу кубиками и положите в блендер.

Очистите помидоры от кожицы. Для этого положите их в кипяток на несколько секунд, чтобы кожица треснула, а потом в миску с ледяной водой. Кожица сойдет сама собой.

Удалите из помидоров семена. Для этого разрежьте помидоры на четыре части и выньте семена пальцами. Порежьте томаты кубиками и положите в блендер к огурцу и луковице.

Измельчите все в блендере на самой маленькой скорости, постепенно добавляя оливковое масло, молотый чили, чесночный порошок, уксус и кошерную соль. Перелейте смесь в большой кувшин и добавьте сок «V-8». Как следует перемешайте и оставьте в холодильнике не менее чем на 6 часов. (Лучше на ночь.)

Перед подачей на стол еще раз перемешайте гаспаччо и попробуйте, достаточно ли в нем специй. Если потребуется, добавьте еще Суперсоли. Разлейте гаспаччо по небольшим мискам. Сверху положите по полной ложке сметаны и посыпьте шнит-луком.

САЛАТЫ

Луковые Колечки

Рецепт Элли Куэн. Как-то она попробовала подавать их вместе с колбасной пиццей в «Пиццерии Бертранелли» — получилось очень здорово!


1 большая не очень острая или сладкая луковица (лучше красная — красивее)

1/3 чашки белого сахарного песка

2 чайные ложки соли

1 чайная ложка молодого укропа (можно заменить сушеным укропом, но вкус, конечно, будет другой)

1/2 чашки белого уксуса

1/4 чашки воды

4 больших спелых помидора в качестве гарнира (не обязательно)


Порежьте луковицу тонкими кольцами. Кольца аккуратно отделите друг от друга и сложите в миску.

Смешайте сахар, соль, укроп, белый уксус и воду.

Полейте этой смесью кольца лука.

Накройте миску и поставьте в холодильник самое меньшее на 5 часов. Перемешивайте примерно каждый час.

Перед подачей на стол нарежьте ломтиками большие помидоры и выложите на блюдо. Выньте кольца лука из маринада и выложите поверх помидоров. Можно украсить свежими листьями петрушки.

Луковыми колечками можно украшать блюда из моркови, зеленой фасоли — и даже картофельное пюре. Также они отлично подойдут для салата из свежих овощей.

Если перемешивать луковые колечки пару раз в день, а миску закрывать поплотнее, они могут храниться в холодильнике неделю и даже больше.

Французская Заправка

Этот рецепт принесла Клэр Роджерс. Она узнала его от одной из подруг своей матери по имени Мэйбл Дрэгер.


1 банка (10 3/4 унции) концентрированного томатного супа (Клэр использовала «Классический томатный от Кэмпбелла»)

1/3 чашки винного уксуса

3/4 чашки оливкового масла

2 столовые ложки соуса «Worcestershire»

1 чайная ложка паприки

1 чайная ложка соли

1/2 чайной ложки чесночного порошка

1/2 чашки коричневого сахара


Сложите все ингредиенты в литровую банку. Закройте крышкой и энергично потрясите. Поставьте в холодильник.

Используйте как заправку для салата из свежих овощей. Кстати, салат можно украсить Луковыми Колечками.

Желе Имбирный Эль

Рецепт моей сестры Андреа, повелительницы желе. Этот рецепт ей дала Иммельда Гриз, экономка отца Култаса. В ее рецепте был консервированный зеленый виноград, но в «Рыжем филине» такого не достать, поэтому Андреа пришлось купить несколько банок «Фруктового коктейля» и выковырять из них по одной все виноградины. На второй раз ее не хватило, и она решила заменить виноград грушами — Иммельде так даже больше понравилось.


1 большая пачка (6 унций) смеси для лимонного или персикового желе

1 1/2 чашки кипятка

1/4 чайной ложки соли

1/2 чайной ложки паприки

2 чашки холодного имбирного эля (Андреа использует эль от Вернона)

2 чашки консервированных груш дольками (без сиропа)

2 банки (по 8 унций) консервированных ананасов кусочками (без сиропа)

2/3 чашки миндаля, нарезанного «лепестками»


Растворите смесь для желе в кипятке. Добавьте соль и паприку. Остудите до комнатной температуры.

Добавьте холодный имбирный эль. Охладите, пока желе не «схватится» немного. (По словам Андреа, «должно быть похоже на горячий тост с желе».)

Добавьте ломтики груши, ананас и миндаль. Залейте в форму объемом 2 литра и поставьте на ночь в холодильник.


Соус:

1 чашка майонеза

1/4 чашки густых сливок

1 столовая ложка меда


Смешайте майонез, сливки и мед. Переложите в небольшую миску и поставьте на стол рядом с желе.

Перед подачей на стол желе нужно выложить из формы. Едят желе, отрезая кусочек и намазывая соусом.

Праздничное Желе

И снова рецепт Андреа. Она коллекционирует рецепты желе.


1 большая пачка (6 унций) смеси для желе из лайма

1 чашка кипятка

3/4 чашки холодной воды

Помешивая, растворите смесь для желе в кипятке. Добавьте холодной воды и подождите, пока остынет.

1 чайная ложка соли

2 столовые ложки свежевыжатого лимонного сока

2 спелых авокадо среднего размера (из них нужно сделать пюре)

1/3 чашки сметаны

2—3 капли зеленого пищевого красителя


Смешайте соль, лимонный сок, пюре из авокадо и сметану. Добавьте пищевой краситель и как следует перемешайте.

Побрызгайте форму для выпечки с отверстием посередине или любую другую форму для желе (объемом в 2 кварты) специальным спреем, чтобы желе не прилипло. Отложите форму.

Смешайте остывшее желе из лайма со смесью из авокадо и выложите в форму. Поставьте застывать в холодильник. (На это уйдет 2–4 часа, можно оставить на ночь.)


1 1/3 чашки кипятка

1 большая пачка (6 унций) смеси для клюквенного или малинового желе

1 банка (8 1/2 унций) консервированного ананаса в кусочках, вместе с сиропом

2 банки (по 16 унций) клюквенного соуса с цельными ягодами (2 1/4 чашки)

1 столовая ложка хрена


Растворите смесь для желе в кипятке. Добавьте ананас, клюквенный соус и хрен. Тщательно перемешайте. Поставьте в холодильник, пока не загустеет (примерно на 1 час).

Осторожно выложите клюквенную смесь поверх смеси из авокадо. Поставьте застывать в холодильник (не меньше чем на 4 часа — можно на ночь).

Перед подачей на стол выложите на красивое блюдо.

Андреа жалуется, что этот рецепт для нее слишком сложный. Если поваляться у нее в ногах, она соглашается приготовить его на День благодарения: желе отлично сочетается с индейкой: Слой из лаймового желе она готовит накануне вечером, а клюквенное желе — утром в День благодарения.

Кучерявый Кочанчик

Это блюдо Андреа называет «Зеленое желе». Она готовит его только в торжественных случаях.

2 большие пачки (по 6 унций) смеси для желе из лайма (с лимонным тоже вкусно)

4 чашки кипятка

2 чашки майонеза

1 чайная ложка соли

1/2 чашки уксуса (Андреа использует малиновый)

2 чашки холодной воды

4 чашки тонко нашинкованной капусты (Андреа покупает уже нашинкованную)

2 чашки мелко нарезанного сельдерея

1/4 чашки мелко нарезанного лука


В большую миску влейте кипяток и растворите в нем смесь для желе. Дайте слегка остыть. Добавьте майонез, соль и уксус. Тщательно перемешайте, пока масса не станет однородной. Влейте холодную воду и поставьте в холодильник, пока смесь слегка не загустеет. (На это потребуется час-полтора.)

Побрызгайте формы для желе специальным спреем, чтобы желе не прилипло. (Андреа пользуется формой для выпечки с отверстием посередине, в которую входит 8 чашек, и еще одной маленькой формой для желе на 2 чашки.)

Взбейте загустевшую массу, чтобы она стала воздушной. Затем добавьте нашинкованную капусту, нарезанные сельдерей и луковицу.

Выложите смесь в формы и поставьте в холодильник на 2 часа. Затем закройте пленкой и снова поставьте в холодильник не меньше чем на 4 часа.

Чтобы вынуть желе из формы, есть два способа. План А: Андреа ставит форму с желе на заднее сиденье своего «вольво» и минут десять гоняет по городу, чтобы растрясти желе. Этот способ хорош, если вы везете желе на потлак в досуговый центр Лейк-Иден или к кому-нибудь на ужин. Если же ехать вы никуда не собираетесь, есть второй способ.

Я отделяю желе от стенок формы (если вы пользуетесь формой для выпечки с отверстием посередине, не забудьте отделить желе от стенок центрального отверстия), нежно потягивая его за края кончиками идеально чистых пальцев. Если желе недостаточно освободилось, я перехожу к плану Б: на несколько секунд опускаю форму с желе до середины в теплую воду, вынимаю и вытираю. Затем накрываю блюдом и быстро переворачиваю (над раковиной — если вдруг потечет).

Салат-Маринад

Это рецепт преподобного Кнудсона. Он просил передать, что замаринованные с утра овощи вечером уже можно будет подать к ужину. Еще он сказал, что на следующий день они станут еще вкуснее, хотя вряд ли протянут так долго.


2 банки (по 17 унций) нарезанной ломтиками консервированной свеклы

1 огурец, очищенный от кожуры и семян и нарезанный ломтиками

1 небольшая тонко нарезанная луковица

2 чайные ложки специй для маринада*

2/3 чашки белого уксуса

2/3 чашки сахарного песка

2/3 чашки свекольного сока (из банок со свеклой)


* Специи для маринада — это смесь корицы, душистого ямайского перца, семян горчицы, кориандра, имбиря, чили, гвоздики, черного перца, мускатного ореха, кардамона и лаврового листа. По словам преподобного Кнудсона, если вы не любите какую-либо из этих специй, можете ее не добавлять или даже приготовить смесь по собственному рецепту.


Слейте жидкость от консервированной свеклы, оставив 2/3 чашки. Поставьте на плиту большую кастрюлю и смешайте в ней свеклу и порезанные огурец с луковицей. Осторожно перемешайте деревянной лопаткой.

Заверните смесь специй в марлю и положите на овощи.

Отмерьте 2/3 чашки уксуса и вылейте в кастрюлю.

Затем отмерьте сахар и высыпьте в кастрюлю.

Добавьте свекольный сок. Все хорошо перемешайте.

Подогревайте на среднем огне, часто помешивая, пока жидкость не закипит. Сразу же снимите с огня, переложите в стеклянную или керамическую посуду, плотно закройте крышкой или пленкой и поставьте в холодильник не менее чем на 6 часов.

Перед подачей на стол выньте мешочек со специями.

Преподобный Кнудсон также просил вам передать, что этот маринад можно готовить в СВЧ (он сам так делает). Просто смешайте все в специальной посуде для микроволновки, подогревайте на МАКСИМУМЕ в течение примерно 12 минут или пока не закипит. Каждые 4 минуты выключайте СВЧ, чтобы перемешать овощи. Когда будет готово, накройте крышкой или пленкой и поставьте в холодильник — точно так же, как если бы приготовили все на плите.

Желе Уолдорфский Салат

Еще один рецепт моей сестры Андреа. Это последний рецепт желе и, на мой вкус, самый лучший.


1 большая пачка (6 унций) лимонной смеси для желе (или любой другой светлой смеси)

2 чашки кипятка

1 чашка майонеза

1 чашка холодной воды

2 чашки мелко нарезанных яблок (можно с кожурой)

1 чашка мелко нарезанного сельдерея

1/2 чашки крупно нарубленных грецких орехов


В большую миску влейте 2 чашки кипятка и растворите в нем смесь для желе. Добавьте майонез и мешайте, пока смесь не станет однородной. Затем добавьте чашку холодной воды, перемешайте и поставьте в холодильник на 45 минут или пока желе слегка не схватится.

Взбейте желе венчиком, чтобы оно стало воздушным. (Можно взбивать ложкой, но на это потребуется больше усилий.)

Добавьте нарезанные яблоки, нарезанный сельдерей и нарубленные орехи. Побрызгайте форму для желе (объемом 2 литра) специальным спреем, чтобы желе не прилипло, и заполните форму смесью.

Перед подачей на стол поставьте в холодильник не меньше чем на 4 часа. (А лучше на ночь.)

Подавайте на листьях красного или кудрявого салата-латука. А можно просто выложить на блюдо, и пусть каждый накладывает себе сам.

Количество: примерно 7 чашек потрясающе вкусного желе.

ХЛЕБ

Маффины к Завтраку от Тети Грейс

Заранее разогрейте духовку до 200 °C, противень в среднем положении.

Этот рецепт передала мне моя подруга Терри Соммерс (с Бекки Саммерс у них просто фамилии похожи). Ее маффины — это что-то. Когда мы попробовали их на рождественском ужине, то чуть не поместили в разряд десертов.


1 1/2 чашки муки

2 чайные ложки разрыхлителя

1/2 чайной ложки соли

1/2 чайной ложки мускатного ореха (лучше всего использовать свежемолотый)

1/2 чашки сахарного песка

1/3 чашки растопленного сливочного масла

1 взбитое яйцо

1/2 чашки молока

1 1/2 чашки очищенных от кожуры и сердцевины, натертых на терке яблок (отмеряйте уже натертые яблоки)


Смешайте муку, разрыхлитель, соль и мускатный орех. Отложите смесь в сторону.

В другой миске смешайте сахар и размягченное масло. Дайте остыть до комнатной температуры.

В масляно-сахарную смесь добавьте яйцо, молоко и тертые яблоки. Как следует перемешайте. Затем смешайте с мукой.

Густо смажьте формочки для маффинов маслом и на 2/3 заполните их тестом. Выпекайте при 200 °C 20–25 минут. Дайте маффинам слегка остыть (минут 10) и выньте из формочек.

Глазурь:

1/4 чашки размягченного сливочного масла*

1/2 чашки сахарного Песка

1 чайная ложка корицы


* Можете взять 1/2 чашки — гулять так гулять! Маслом маффин не испортишь!


Растопите масло и вылейте его в неглубокую миску. В другой миске смешайте сахар и корицу. Сначала обмакните маффин в масло, а потом в сахарную смесь.

Количество: 12 маффинов

Согласно рецепту тети Грейс, маффины надо подавать теплыми. Скажу по секрету: они хороши в любом виде, не только комнатной температуры, но даже только что из холодильника! Перефразируя известный рекламный лозунг: Все любят маффины тети Грейс. И Сережа тоже!

Буханка из Банки

Не нужно заранее разогревать духовку — тесто будет подниматься несколько часов.

Рецепт этого хлеба принесла Черил Кумбс. Она утверждает, что он ОЧЕНЬ простой, годится даже для тех, у кого нет абсолютно никакого опыта в выпечке хлеба.


1/2 чашки сливочного масла

2 чашки кипятка

1 чайная ложка соли

1/2 чашки коричневого сахара

1 чашка овсяных хлопьев (Я использовала овсянку «Quaker Oats Quick», которая готовится 1 минуту)

2 пакетика (каждый 1/4 унции) сухих дрожжей (любых)

2 яйца

4 1/2 чашки муки (примерное количество)


В кастрюле распустите масло в кипятке. Перелейте в миску. Добавьте соль, коричневый сахар и овсяные хлопья. Перемешайте.

Быстро, пока смесь не остыла, Добавьте дрожжи.

Разбейте в стакан яйца и взбейте их вилкой. Добавьте к тесту и как следует перемешайте.

Постепенно, по 1 чашке, всыпьте муку, пока тесто не дойдет до нужной консистенции. (Должно быть нечто среднее между тестом для маффинов и тестом для печенья.)

Посыпьте мукой стол и выложите на него тесто из миски. Дайте тесту «отдохнуть» пару минут. (Этот отдых нужен скорее не тесту, а вам.)

Вымесите тесто, постепенно добавляя муку, если оно слишком прилипает. (Вымесить тесто — это значить мять, жать, сплющивать и переворачивать его в течение некоторого времени. Вам понравится — получите отличную эмоциональную разрядку). Месить нужно примерно 5 минут… пока тесто не перестанет липнуть к пальцам, как суперклей.

Вымойте руки, вымойте и вытрите полотенцем миску и побрызгайте ее изнутри специальным спреем, чтобы тесто не прилипло. Положите тесто в миску и накройте влажным полотенцем. Поставьте в теплое (но не жаркое) место, чтобы тесто поднялось и в два раза увеличилось в объеме. (На это уйдет 1–2 часа.)

ВАЖНО: Если вы не собираетесь печь хлеб в тот же день, ставить тесто подниматься не нужно. Закройте миску с тестом пленкой и поставьте в холодильник. Оно может храниться примерно 12 часов. Утром его надо вынуть, снять пленку, накрыть влажным полотенцем и поставить в теплое место, чтобы поднялось.

Когда тесто поднимется, снова выложите его на посыпанную мукой поверхность и примните. Слепите из теста буханки, лепешки, рогалики, зверюшек, косички — короче, все, что захотите, и выложите на смазанный жиром противень. Буханки выложите в смазанные жиром формы. В качестве форм можно использовать смазанные жиром железные банки из-под кофе — пусть друзья удивятся, когда вы угостите их круглыми бутербродами.

Снова накройте свои творения влажным полотенцем и дайте им подняться в течение примерно 45 минут.

Разогрейте духовку до 175 °C, противень в нижнем (если вы использовали в качестве форм банки из-под кофе) или среднем положении (для всего остального).

Если хотите, чтобы буханки получились еще красивее, перед тем, как ставить в духовку, намажьте верхушки смесью желтка с небольшим количеством воды.

Буханки большого размера (и те, что в банках из-под кофе) будут выпекаться примерно 60 минут, поменьше — 45. На рогалики уйдет примерно 30 минут.

Оставьте в формах (или на противне) на 15 минут (чтобы остыли), затем выньте из форм и переложите на решетку.

Острые Кукурузные Маффины с Сыром

Это рецепт Даниэлы Уотсон. Она извинилась передо мной и Лайзой за то, что это не совсем настоящий рецепт: в нем используется полуфабрикат. Мы ей сказали, что это совершенно неважно.


1 пачка смеси для кукурузных маффинов (из нее должно получиться 12 штук)

4 унции консервированного зеленого чили кусочками (жидкость из банки надо слить; Даниэла использует чили компании «Ортега»)

1/2 чашки тертого острого сыра чеддер (или «Монтерей Джек»)


Разогрейте духовку согласно инструкции на пачке вашей смеси.

Приготовьте смесь для маффинов также согласно инструкции. Добавьте зеленый чили и тертый сыр. Хорошо перемешайте.

В формочки для маффинов вложите по два бумажных стаканчика для выпечки и обработайте их изнутри антипригарным спреем.

Выложите тесто в формы.

Выпекайте согласно инструкциям на упаковке.

Если вдруг вы хотите угостить этими маффинами родственников, которые недолюбливают острый перец, то, по словам Даниэлы, половину его можно заменить консервированной кукурузой (жидкость предварительно слить).

Количество: маффинов получается на пару штук больше, чем указано на пачке.

Маффины с Клюквой

Заранее разогрейте духовку до 190 °C, противень в среднем положении.

Рецепт Бекки Саммерс. Идеально подходит для ужина на День благодарения.


3/4 чашки сливочного масла

1 чашка сахарного песка

2 взбитых яйца (просто взбейте вилкой)

2 чайные ложки разрыхлителя

1/2 чайной ложки соли

1 чашка сушеной клюквы

2 1/4 чашки муки (просеивать не нужно)

1/2 чашки молока

1/2 чашки клюквенного соуса (с цельными ягодами, а не желе)

Глазурь:

1/2 чашки сахарного песка

1/3 чашки муки

1/4 чашки размягченного сливочного масла


Смажьте жиром дно формы на 12 маффинов (или вложите в формы бумажные стаканчики для выпечки — как это делаю я в «Корзине печенья»). В миске растопите масло вместе с клюквой и отставьте в сторону, чтобы смесь немного остыла, а клюква разбухла. В другую миску насыпьте сахар, добавьте взбитые яйца, разрыхлитель и соль. Тщательно перемешайте.

Добавьте масло с клюквой, половину муки и половину молока и перемешайте. Затем — оставшуюся муку и молоко и снова перемешайте. Добавьте 1/2 чашки клюквенного соуса и перемешайте.

Заполните формочки для маффинов на 3/4 и отложите в сторону. Если у вас осталось тесто, можно выложить его в небольшую форму для кекса.

Приготовьте глазурь: в небольшой миске смешайте сахар и муку, добавьте размягченное масло и порубите смесь ножом, пока она не станет комковатой. (Это может сделать за вас кухонный комбайн; используйте холодное масло и насадку со стальным лезвием.)

Выложите глазурь в формочки для маффинов поверх теста, заполняя их доверху. Выпекайте при 190 °C 25–30 минут. (Тесто в форме для кекса должно выпекаться на 10 минут больше.)

Пока пекутся маффины, оставшийся клюквенный соус можно поделить на порции по полчашки и заморозить. Я разливаю соус в бумажные стаканчики и ставлю в морозилку. Тогда в следующий раз, когда я соберусь испечь маффины, мне достаточно будет достать стаканчик из морозилки.

Когда маффины будут готовы, поставьте форму на решетку и дайте остыть в течение примерно 30 минут. (Остывшие маффины гораздо легче вынуть из формы.) Достаньте маффины из формочек. Приятного аппетита.

Лучше всего есть их теплыми. Но если маффины постоят ночь в закрытой посуде, то клюквенный аромат станет сильнее.

Клубничный Хлеб Джины

Предварительно разогрейте духовку до 175 °C, противень в среднем положении.


Это рецепт Джины, двоюродной сестры отца Култаса. Когда она приезжает погостить в Лейк-Иден, то всегда привозит с собой этот хлеб. Она просила передать вам, что если хранить его в контейнере с плотно закрывающейся крышкой, на следующий день он будет еще вкуснее. Этот хлеб очень вкусно есть поджаренным, намазав его маслом.


1/2 чашки сливочного масла

1 чашка сахарного песка

1/2 чайной ложки клубничного ароматизатора (или ванильного, или миндального)

2 яйца (белки и желтки отдельно) 1 чайная ложка разрыхлителя

1 чайная ложка соды

1 чайная ложка соли

2 чашки муки (просеивать не нужно)

1 чашка свежей клубники, порезанной на кусочки или мятой (или пачка замороженной клубники: ее нужно оттаять, слить сок и порезать)


Растопите масло. Смешайте с сахаром и ароматизатором. Дайте остыть.

Отделите желтки от белков (они понадобятся позже). Когда масляная смесь остынет настолько, что ее можно трогать пальцем, добавьте в нее желтки, по одному, каждый раз тщательно перемешивая.

Добавьте разрыхлитель, соду и соль, тщательно размешайте.

Помешивая, добавьте в тесто половину клубники и половину муки. Затем вторую половину клубники и муки.

Взбейте белки, чтобы они слегка увеличились в объеме, и добавьте в тесто.

Обработайте форму (9x5 дюймов) изнутри антипригарным спреем, выстелите бумагой для выпечки и еще раз обработайте спреем.

Выложите тесто в форму и разгладьте поверхность лопаткой.

Выпекайте при 175 °C в течение примерно 50–60 минут. Проверить готовность можно так: воткнуть спичку в пирог, вытащить, и если на ней будет тесто, то продолжать печь.

Пусть хлеб постоит в форме еще минут пятнадцать, затем достаньте его из формы и переложите остывать на решетку. Еще через десять минут можно будет снять бумагу.

Банановый Хлеб Салли

Предварительно разогрейте духовку до 175 °C, противень в среднем положении.

Регина Тодд узнала этот рецепт от своей племянницы Салли Хайес, которая узнала его от соседки своего брата, Конни. Одно время Регина пыталась научить Андреа печь этот хлеб, но у нее ничего не вышло.


3/4 чашки размягченного масла

1 1/2 чашки сахарного песка

2 взбитых яйца (просто взбейте вилкой)

1 1/2 чашки бананового пюре (3–4 очень спелых банана — чтобы вся кожица была в коричневых пятнышках)

2 чашки муки (просеивать не нужно)

1 чайная ложка соды

1 чайная ложка соли

1/2 чашки кефира

1/2 чашки грецких или пекановых орехов, мелко нарубленных (если есть)


Разотрите масло с сахарным песком до однородной массы. Добавьте взбитые яйца и перемешайте.

Бананы очистите от кожуры и разотрите в пюре. (Из очень спелых бананов пюре можно сделать вилкой.) Отмерьте 1 1/2 чашки, добавьте в миску и тщательно перемешайте.

В другой миске смешайте муку, соду и соль.

Половину этой смеси добавьте в масляную смесь и хорошо перемешайте. Добавьте половину кефира (отмеряйте на глазок, точность здесь не важна). Тщательно перемешайте.

Если вы решили делать хлеб с орехами, пора их добавить.

Обработайте форму для выпечки изнутри антипригарным спреем. Выложите в нее тесто и выпекайте при 175 °C около 1 часа. Хлеб готов, если вы воткнете в центр длинную деревянную щепочку и она останется сухой.

Из этого количества теста можно испечь три небольшие буханки, если взять форму поменьше и наполнить ее наполовину. Их нужно выпекать примерно 45 минут.

Достаньте из духовки, дайте постоять 20 минут, затем отделите от краев формы и положите на решетку.

Когда Билл навещает родителей, Регина всегда дает этот хлеб ему с собой. (Она уже смирилась с мыслью, что Андреа не способна ничего испечь, и хоть таким способом балует сына домашней выпечкой.) Андреа любит отрезать кусочек, поджарить его и намазать маслом.

Содовый Хлеб

Предварительно разогрейте духовку до 175 °C, противень в среднем положении.

Этот рецепт Бриджет Мерфи. Каждый год она печет его на День святого Патрика и еще раз двадцать в обычные дни.


1/4 чашки масла комнатной температуры

1 чашка муки

В большой миске смешайте вилкой масло и муку.

Затем добавьте в миску следующие ингредиенты:

еще 3 чашки муки

1 чайную ложку соли

3 чайные ложки разрыхлителя

1 чайную ложку соды

1/4 чашки сахарного песка

1/2 чайной ложки кардамона (или кориандра)

В другой миске смешайте:

1 3/4 чашки концентрированного молока (или кефира)

2 взбитых яйца

2 чашки светлого изюма (если есть)


Добавьте молоко, яйца (и изюм, если есть) к муке. Хорошо перемешайте. Выложите тесто на посыпанную мукой поверхность.

Бриджет просит передать, чтобы вы не пугались: ничего страшного в том, чтобы выложить тесто на стол и вымесить его, нет. Это любому под силу. Просто застелите кухонный стол пергаментной бумагой и посыпьте ее мукой.

Месите тесто 2–3 минуты (мните его, раскатывайте, сплющивайте, как будто вам 3 года и вы играете с глиной). Затем обработайте нож специальным спреем, чтобы не прилипал, и разрежьте тесто на две части. Придайте каждой части более-менее округлую форму.

Обработайте изнутри две плоские формы для выпечки (диаметром 9 дюймов) антипригарным спреем. Выложите тесто в формы, примните и острым ножом прочертите на поверхности теста крест глубиной примерно полдюйма. (Бриджет советует перед этим еще раз обработать лезвие ножа спреем, чтобы тесто не прилипало.)

Выпекайте при 175 °C около 40 минут. Дайте остыть до комнатной температуры, переложите из формы на разделочную доску, порежьте на куски и подавайте.

Этот хлеб отлично сочетается с Быстрым Чили По-Ирландски от Джона Брэди или Жареным Зверюгой По-Ирландски.

ОСНОВНЫЕ БЛЮДА

Запеченная Рыба

Предварительно разогрейте духовку до 175 °C, противень в среднем положении.

Этот рецепт принесла Джеральдина Гетц. Ее муж и Джек Герман, отец Лайзы, вместе ходят на рыбалку.


9—12 кусков рыбного филе (филе любой рыбы с белым плотным мясом)

сок 1 лимона

2 чайные ложки Суперсоли миссис Кнудсон (см. стр. 313)

2 чайные ложки перца (лучше свежемолотого)

2 зубчика чеснока (нарезанного мелкими кусочками или пропущенного через пресс; можно использовать консервированный чеснок)

1/2 чашки сухого белого вина

2 столовые ложки нарезанной петрушки

2 столовые ложки нарезанного зеленого лука

2 столовые ложки сухариков

4 столовые ложки (1/4 чашки) растопленного масла


Филе обмойте и подсушите бумажным полотенцем. Натрите лимонным соком и посыпьте солью и перцем.

Натрите дно формы для выпечки жиром и чесноком. (Размеры формы — примерно 9x13 дюймов.)

Выложите филе в форму и полейте сверху вином. Посыпьте петрушкой, луком и сухариками. Растопите масло и вылейте сверху.

Неплотно закройте форму фольгой.

Запекайте при 175 °C около 50 минут. Затем снимите фольгу и запекайте еще 15 минут.

Перед подачей на стол слейте сок. Это блюдо хорошо подавать с хрустящими хлебцами и зеленым салатом с цитрусовой заправкой.

Универсальное Барбекю

Предварительно разогрейте духовку до 200 °C, противень в среднем положении.

По словам Нормана Роудса, о таком простом способе приготовления барбекю можно только мечтать. Я пробовала его барбекю из ребрышек — пальчики оближешь.


4—5 фунтов ребрышек, разрезанных на порции по два ребрышка

Соус для барбекю:

1/2 чашки кетчупа (Норман использует кетчуп «Хайнц»)

2 столовые ложки коричневого сахара

1/4 чашки соуса к мясу (Норман использует «Хайнц 57»)

1/4 чашки горчицы (Норман использует медовую)

2 столовые ложки (1/8 чашки) винного уксуса (или яблочного сидра, или обычного уксуса)

1/2 чайной ложки Суперсоли миссис Кнудсон (см. стр. 313)

1/2 чайной ложки «Копченого масла»

1/2 нарезанной луковицы (если Норман торопится, он берет готовый сушеный лук)


Выложите ребрышки на сковороду или на решетку и запекайте их до румяной корочки при 200 °C в течение 15 минут. Переверните и запекайте еще 15 минут. Дайте стечь жиру.

Обработайте изнутри поверхность тиховарки (объемом 5–6 литров) антипригарным спреем. В большой миске смешайте все ингредиенты для соуса. Переложите ребрышки в тиховарку и залейте соусом. Накройте крышкой и готовьте на МИНИМУМЕ 6–8 часов.

Ребрышки можно также готовить в тиховарке с самого начала, не обжаривая на сковороде. Если вы хотите приготовить их на гриле, предварительно потомите их в тиховарке 5 часов, заморозьте, а потом доведите до готовности на гриле на свежем воздухе.

Норман просил передать, что его соус отлично подойдет к курице или сосискам, приготовленным на гриле. Если хотите приготовить барбекю из курицы, соус к мясу можно не добавлять, а горчицы положить 1/2 чашки.

Еще Норман сказал, что если у вас нет времени, можно взять вместо его соуса любой качественный готовый соус для барбекю. Главное — приготовить мясо в тиховарке, тогда оно получится очень нежным и вкусным.

Куриный Паприкаш

Можно готовить в тиховарке объемом 5 литров или в духовке при 165 °C.

Это рецепт Дженис Кокс. Элеанор и Отис утверждают, что благодаря ему у них скоро появится зять.


12 куриных грудок без костей и кожи*

2 банки (по 10 3/4 унции) концентрированного супа-пюре из шампиньонов (водой не разводить)

1 банка (10 3/4 унции) концентрированного куриного супа (водой не разводить)

1 чашка сметаны

2 столовые ложки паприки

1/4 чайной ложки молотого красного перца (кайенского)

1/2 чайной ложки лукового порошка

соль по вкусу

1 фунт широкой яичной лапши (вареной)


* Можно взять бедрышки или любое куриное филе.


Обработайте изнутри поверхность пятилитровой тиховарки или большого сотейника антипригарным спреем. Влейте оба супа, сметану, специи и перемешайте до однородности. Положите курицу — смесь должна ее покрывать.

Для тиховарки: готовьте на МИНИМУМЕ 5–6 часов. Если вы торопитесь, готовьте на МАКСИМУМЕ 4–5 часов.

Для духовки: готовьте в сотейнике с плотно закрытой крышкой 4 часа при 165 °C. Затем снимите крышку и запекайте еще примерно 30 минут.

Подавайте с яичной лапшой.

Количество: сможете досыта накормить восьмерых, если только они не вкалывали весь день в поле.

Ветчинная Запеканка

Предварительно разогрейте духовку до 165 °C, противень в среднем положении.

Это рецепт Лоретты Ричардсон. Ее дочь Карли готовит это блюдо всякий раз, как у нее собираются старые школьные друзья.


4 куска хлеба, нарезанные кубиками

1 фунт завалявшейся в холодильнике ветчины, нарезанной маленькими кусочками (или очень тоненькими ломтиками)

24 листа шпината, крупно нарезанные

12 яиц (это не опечатка!)

1 чашка сметаны (или 1/2 чашки сметаны плюс 1/2 чашки сливочного сыра)

1 чашка нежирных сливок

1 чайная ложка молотого перца

1/2 чайной ложки лукового порошка

1/2 чайной ложки чесночного порошка

1/2 чашки мелко нарезанного зеленого лука

1 чашка тертого швейцарского сыра (или чеддера, или «Монтерей Джек»)


Смажьте жиром форму 13x19 дюймов. Насыпьте в нее хлеб кубиками, затем добавьте ветчину, затем — листья шпината.

В большой миске взбейте вместе яйца, сметану, сливки, перец, луковый и чесночный порошок. Отставьте в сторону.

В форму добавьте зеленый лук, посыпьте тертым сыром и полейте сметанной смесью. Накройте форму фольгой и на 20 минут поставьте в холодильник.

Снимите фольгу и запекайте (без крышки) при 165 °C около часа или пока нож, если его воткнуть в середину запеканки, не останется сухим.

Перед подачей на стол дайте постоять 10 минут.

Количество: накормит 6–8 друзей, собравшихся на неспешный воскресный завтрак.

Лазанья E-Z

Мама просила вам передать, что она никогда не стеснялась хвалить то, что по-настоящему заслуживает похвалы. Этот рецепт она получила от своей подруги Лоис Мейстер.


1 пачка (8 унций) лапши для лазаньи (сухой!)

1 банка (32 унции) обычного соуса для спагетти (примерно 3 1/2 чашки; мама использует «Рагу»)

1 чашка молока

1 фунт говяжьего фарша

2 столовые ложки сушеного лука (или 1 маленькая мелко нарезанная луковица)

1 чайная ложка соли

1/2 чайной ложки перца

6 унций сыра моцарелла, нарезанного ломтиками

2 чашки творога

1/2 чашки тертого сыра пармезан

2 взбитых яйца

1 чайная ложка чесночного порошка

2 чайные ложки свежемолотого розмарина (или орегано, если у вас нет розмарина)


Обжарьте фарш и дайте стечь соку. (Если вместо сушеного лука вы используете свежую луковицу, ее можно обжарить вместе с фаршем.)

Выложите фарш в большую миску. Добавьте лук, соус для спагетти, молоко, соль и перец. Все смешайте.

Смажьте жиром форму 13x19 дюймов. На дно положите половину сухой лапши. Поверх выложите половину мясной смеси. Затем выложите половину моцареллы.

В отдельной миске смешайте творог, тертый пармезан, яйца, чесночный порошок и розмарин. Розмарин лучше брать свежий, но если такого у вас не достать — берите сушеный.

Выложите творожную смесь поверх моцареллы, накройте оставшейся лапшой, сверху положите оставшийся фарш с соусом и, наконец, оставшиеся ломтики моцареллы.

Запекайте без крышки при 175 °C около часа.

Иногда мама заранее делает заготовку для лазаньи. Она просто закрывает ее крышкой и ставит в холодильник на 6–8 часов. Если вы решили последовать ее примеру, держите лазанью в духовке дольше на 20–30 минут.

Праздничный Сэндвич

Луэнна приготовила эти сэндвичи на последний ужин вскладчину, и мы все влюбились в них с первого укуса. Они прямо созданы для «пикников в багажнике», которые устраивает мэр Баскомб.


10—12 ломтиков холодного мяса (окорока, индейки, ростбифа, копченой говядины — чего хотите)

3 упаковки (по 8—10 ломтиков) сыра (чеддер, моцарелла, швейцарский или какой найдется в холодильнике)

2 чашки свежего шпината (листья надо вымыть, обсушить и в чашку укладывать свободно)

2 чайные ложки горчицы (дижонской грубого помола, или медовой, или любой другой)

1/2 чашки сушеного лука

1 пачка замороженного теста (если хотите, можете замесить свое)

круглая форма диаметром 8 дюймов со стенками высотой 3 дюйма (2 дюйма тоже подойдет, но я ни за что не ручаюсь)

стеклянное блюдо для пирога диаметром 9 дюймов

лист для выпечки с бортиками (можно взять одноразовый)


Выложите замороженное тесто в смазанную жиром миску и дайте подняться согласно инструкциям на упаковке.

Когда тесто увеличится в размере вдвое, выньте его из миски, выложите на посыпанную мукой поверхность и раскатайте, как тесто для пирога. Обработайте изнутри поверхность формы антипригарным спреем, поставьте на лист для выпечки и сверху на форму положите тесто так, чтобы его края свисали наружу.

Посыпьте дно сэндвича тертым сыром, сверху выложите сушеный лук (он впитает мясной сок). Поверх лука выложите мясо и слегка помажьте его горчицей. Сверху выложите слой свежего шпината. Продолжайте выкладывать слои в том же порядке, пока они не сравняются по высоте с формой. Желательно, чтобы последний слой оказался сыром, тогда верхушка получится округлой.

Накройте середину сэндвича свисающим с краев тестом, осторожно его растянув. Закрывайте сэндвич с противоположных краев, слепляя края теста вместе, чтобы оно не сползало назад. Это очень просто. Представьте себе часы: возьмите за краешки теста на 12 и на 6 и слепите их друг с другом, потом проделайте то же самое с 2 и 8 и, наконец, с 4 и 10. Не огорчайтесь, если тесто слегка разошлось и появились дыры. В духовке оно слегка поднимется, и никто ничего не заметит.

Обработайте стеклянное блюдо антипригарным спреем, переверните и накройте им, как шляпой, форму для выпечки. Это не даст тесту разойтись, а пирогу слишком сильно подняться, чтобы не образовался пузырь. Пусть сэндвич постоит, а вы тем временем прогрейте духовку.

Установите решетку в среднее положение и прогрейте духовку до 175 °C. Выпекайте сэндвич 50 минут, затем снимите с пирога стеклянную «шляпу» и запекайте еще 15 минут или пока он не подрумянится.

Перед подачей на стол сэндвич должен постоять в форме 45 минут (или час) — чтобы сыр слегка остыл и не растекался. Чтобы вынуть сэндвич из формы, надо придержать его раскрытой ладонью, а потом перевернуть форму. Выложите сэндвич на блюдо или разделочную доску. Чтобы гости поняли, как такой сэндвич есть, отрежьте кусок, как у обычного пирога, а потом пусть они сами решают, какой толщины куски себе отрезать. Сэндвич можно подавать: с кетчупом, соусом с хреном, соленьями, капустным или картофельным салатом.

Сэндвич очень вкусен как в холодном, так и в горячем виде, а для пикников просто незаменим. Просто оставьте его в форме, пока не соберетесь подавать. Тем, кто захочет съесть его горячим, можно подогреть кусок в микроволновке. Сделать это блюдо совсем не так сложно, как кажется, а получится очень вкусно.

Мясо в Горшочке По-Гавайски

Обработайте тиховарку (объемом 4 литра) антипригарным спреем

или

разогрейте духовку до 165 °C, противень в среднем положении.


1/3 чашки кукурузного крахмала

2 чашки плотно упакованного коричневого сахара

1/2 чайной ложки молотого имбиря (или 2 чайные ложки нарезанного небольшими кубиками свежего имбиря)

1/2 чашки красного винного уксуса

1 банка (объемом 20 унций) консервированного ананаса кубиками (сок оставьте, он вам еще пригодится)

1/3 чашки соевого соуса

2 чашки мелко нарубленного сладкого перца (или пачка замороженного красного, желтого и зеленого сладкого перца весом в 16 унций) 1/3 чашки сушеного лука

4—5 фунтов говядины без костей

1 банка (4 унции) консервированных грибов (уже нарезанных; или возьмите 1 чашку свежих грибов и нарежьте сами)

1—2 пакета (по 0.88 унции) смеси для мясной подливки (мама использует «Коричневую подливку» от «Lawry»)


Смешайте в миске кукурузный крахмал, коричневый сахар и имбирь.

Помешивая, добавьте жидкость от ананасов. Добавьте уксус и соевый соус. Размешайте, чтобы смесь стала однородной. Добавьте ломтики ананаса и нарезанный небольшими кубиками свежий сладкий перец. (Если вы решили использовать замороженную смесь трех разных видов перца, просто откройте пакет и, не размораживая, высыпьте его содержимое в миску).

Выложите на дно обработанной антипригарным спреем тиховарки немного смеси с ананасами, а поверх нее — мясо. Сверху добавьте остальную смесь, накройте крышкой, включите на МИНИМУМ и готовьте 8—10 часов.

За час до подачи на стол добавьте грибы.

(Мама включает тиховарку перед уходом на работу, так что мясо успевает приготовиться как раз к ее возвращению).

Если у вас мало времени, можно подержать мясо первые два часа на МАКСИМУМЕ, а уже потом на МИНИМУМЕ. Тогда мясо приготовится примерно за шесть часов.

Если вы готовите мясо в духовке, смажьте жиром форму для запекания, выложите в нее мясо и смесь, как указано выше, а сверху плотно закройте несколькими слоями фольги.

Запекайте при 165 °C 5–6 часов, пока мясо не будет легко протыкаться вилкой. (Передержать это блюдо невозможно, даже если мясо совсем разварится, оно будет вкусным.) Затем удалите фольгу и запекайте еще 45 минут или час.

Когда мясо будет готово, выньте его из формы и дайте постоять минут пятнадцать.

Разведите водой подливку и мешайте, пока не загустеет. Если подливка недостаточно густая, добавьте еще порцию. Подогрейте соус в тиховарке или духовке.

Нарежьте ломтиками мясо, выложите в глубокое блюдо, «эстетично» (выражение мамы, не мое) полейте сверху соусом и подавайте.

Немецкий Картофельный Салат с Сардельками

Рецепт Труди Шуманн. Она просила передать, что салат подается горячим, а любители острых ощущений могут взять для этого блюда сардельки поострей.


4 большие картофелины (или 6 средних)

6 ломтиков бекона (нарезать кубиками)

1/4 чашки муки

2 столовые ложки коричневого сахара

2 чайные ложки соли

2 чайные ложки горчичного порошка

2 чайные ложки черного перца

2/3 чашки уксуса (белого, красного винного; бальзамический тоже подойдет)

2/3 чашки воды

2 чайные ложки семян сельдерея

2 чайные ложки лукового порошка

2 чайные ложки чесночного порошка

1 большая луковица, нарезанная

6—10 больших сарделек (или сосисок, или польских колбасок — что найдется в холодильнике)


Смажьте жиром (или обработайте антипригарным спреем) внутреннюю поверхность тиховарки объемом 4 литра.

Вымойте картофель, наколите ножом и готовьте в СВЧ-печи 15 минут на МАКСИМУМЕ. Готовый картофель должен легко протыкаться вилкой, но середина должна оставаться сыроватой. (Картофель можно приготовить накануне и поставить на ночь в холодильник.)

Остудите картофель, очистите от кожуры и нарежьте ломтиками. Выложите на дно смазанной жиром тиховарки.

Нарежьте кубиками бекон и в течение 3 минут готовьте в СВЧ-печи на МАКСИМУМЕ (не забудьте — миска должна быть специально для СВЧ). Бекон надо будет один раз перемешать (примерно минуты через полторы). Выньте из миски шумовкой и выложите поверх картофеля. Вылейте туда же примерно 2 столовые ложки вытопившегося из бекона жира.

В этой же миске смешайте оставшийся жир, муку, коричневый сахар, соль, горчичный порошок, черный перец, уксус, воду, семена сельдерея, луковый порошок и чесночный порошок. Как следует перемешайте и поставьте в СВЧ-печь на МАКСИМУМ на одну минуту. Добавьте нарезанную луковицу, перемешайте и готовьте в СВЧ-печи еще одну минуту.

Добавьте смесь к картошке в тиховарке. Готовьте 1 час на МИНИМУМЕ.

Теплый картофельный салат размешайте, выложите сверху сардельки (только сначала проколите их вилкой, чтобы не взорвались) и накройте крышкой.

Включите тиховарку на МАКСИМУМ и готовьте еще час или два или пока салат и сардельки не станут горячими.

Охотничье Рагу

Смажьте жиром или сбрызните антипригарным спреем пятилитровую тиховарку.

Рецепт принесла Винни Хендерсон. Она сказала, что ее второй муж любил поохотиться, и она часто готовила ему это блюдо.


2 фунта говядины, нарезанной кубиками примерно в 1 дюйм толщиной

1 фунт другого мяса, нарезанного такими же кубиками (оленины, свинины, индейки, курятины или той же говядины; подойдет даже колбаса, главное, чтобы нежирная)

2 средние луковицы, крупно нарезанные

4 стебля сельдерея, нарезанных кусочками в 1/2 дюйма

2 чашки маленьких морковок (или обычная морковь, нарезанная кусочками в 1 дюйм)

1 чайная ложка чесночного порошка

1 чайная ложка лукового порошка

1 чайная ложка паприки

1 чайная ложка перца (лучше всего свежемолотый)

1/4 чашки коричневого сахара (это 4 столовые ложки)

1 банка (14 унций) помидоров в собственном соку (с перцем, с чесноком или обычные — подойдут любые)

3 банки (по 7 унций) консервированных грибов, нарезанных на куски (жидкость не сливать)

2 средние картофелины, очищенные и нарезанные кубиками в 1 дюйм

2 пакетика (по 0.88 унции) смеси для мясной подливки (я брала «Коричневую подливку» от «Lawry»)


Выложите на дно тиховарки нарезанный лук. Поверх лука выложите кусочки мяса. (Если вместо мяса вы используете колбасу, ее добавлять сразу не надо — лучше сделать это примерно за час до подачи на стол.)

Поверх мяса выложите морковь и сельдерей и поставьте готовиться на МАКСИМУМ на 5 часов.

Добавьте чесночный и луковый порошок, паприку и молотый перец. Затем добавьте коричневый сахар, помидоры и грибы вместе с жидкостью. Хорошо перемешайте и добавьте картошку.

Влейте воду так, чтобы едва покрывала мясо с овощами. Затем всыпьте один пакетик подливки и еще раз перемешайте. (Второй пакетик вам понадобится для собственно подливки.)

Закройте крышкой и поставьте на МИНИМУМ еще на 6–7 часов. Если у вас нет в запасе необходимых 10 часов, можно с самого начала включить на МАКСИМУМ, тогда блюдо будет готово за 8–9 часов.

Если рагу получилось слишком жидким, добавьте еще один пакетик подливки и мешайте, пока не загустеет.

Подавайте с хрустящим хлебом в глубоких пиалах. Лучше всего это блюдо есть в морозный зимний вечер. (Если в качестве второго вида мяса вы решили взять оленину, постарайтесь, чтобы об этом не узнала Андреа. Кто в своей жизни съел хоть малюсенький кусочек Бемби, навсегда станет ее заклятым врагом.)

Зверюга По-Ирландски

Можно готовить в тиховарке объемом 4 литра (предварительно обработанной антипригарным спреем) или в духовке при 165 °C, противень в среднем положении.

Это рецепт Барбары Доннели, она получила его от своей мамы.


1 банка (16 унций) клюквенного соуса (с цельными ягодами)

1 банка (16 унций) томатного соуса

1 бутылка (12 унций) крепкого темного пива (Барбара использует «Guinness Stout»)

2 чайные ложки молотого розмарина (лучше всего свежемолотый!)

1 чайная ложка тимьяна

1 чайная ложка шалфея

1 чайная ложка душистого базилика

1 чайная ложка орегано

1 чайная ложка молотого черного перца (опять-таки лучше всего свежемолотый)

1 чайная ложка соли

4—5 фунтов вырезки, костреца на ростбиф (или любой бескостной говядины)

1 пакет (0.88 унции) смеси для мясной подливки


В миске смешайте все ингредиенты, кроме мяса и подливки. Вылейте в смазанную жиром тиховарку половину смеси, затем мясо, а сверху — остаток смеси.

Готовьте на МИНИМУМЕ 8—10 часов. (Если этого времени у вас нет, мясо можно готовить на МАКСИМУМЕ. Тогда это займет 6–7 часов.)

Когда мясо легко протыкается вилкой (Барбара считает, что оно вкуснее всего, когда практически разварилось), его нужно достать из соуса, порезать на куски и выложить на блюдо. Блюдо закройте фольгой, чтобы мясо не остыло.

Включите тиховарку на МАКСИМУМ и всыпьте пакет подливки. Помешивайте, пока не загустеет. Перед подачей на стол полейте мясо подливкой. Оставшуюся подливку перелейте в соусник и подайте к столу.

Если вы готовите мясо в духовке, смажьте жиром форму для запекания, выложите в нее мясо, как указано выше, а сверху плотно закройте фольгой.

Запекайте при 165 °C 5–6 часов, пока мясо не будет легко протыкаться вилкой. Затем удалите фольгу и запекайте еще 45 минут, чтобы подрумянилось. Когда будете готовить подливку, переложите мясо на блюдо, а сок слейте в кастрюльку и поставьте на средний огонь. Разведите в соусе подливку и помешивайте, пока не загустеет.

Пирог с Мясом

Предварительно разогрейте духовку до 175 °C, противень в среднем положении.

Это рецепт Эстер Гибсон, жены Диггера Гибсона.


2/3 чашки раскрошенных крекеров (или мацы)

1 чашка концентрированного молока (или нежирных сливок)

2 взбитых яйца (просто взбейте вилкой)

1 чайная ложка соли

1/2 чайной ложки чесночного порошка

1/2 чайной ложки лукового порошка

1/2 чайной ложки паприки

1/2 чайной ложки перца

1/2 чайной ложки шалфея

1/2 чайной ложки молотого орегано

1 средняя мелко нарезанная луковица

1 1/2 фунта говяжьего фарша (или 1 фунт говядины и 1/2 фунта свиного фарша)


Смажьте жиром форму для выпечки хлеба или обработайте ее антипригарным спреем. (Эстер печет пирог в металлической форме размером 4x8 дюймов.)

В большой миске смешайте крекер, концентрированное молоко, взбитые яйца и приправы. Добавьте нарезанный лук и хорошо перемешайте. Теперь приготовьтесь слегка запачкаться…

Добавьте в миску мясной фарш и перемешайте все идеально чистыми руками. (Да-да, руками. Просто помните все вместе — результат того стоит, можете мне поверить.)

Руками переложите массу в подготовленную форму так, чтобы оставалось примерно 3/4 дюйма до края. В центре сформируйте небольшую выпуклость — какие бывают у буханок хлеба. Если все мясное «тесто» в форму не поместилось, поделите его на части, каждую заверните в вощеную бумагу и положите в морозилку. Потом из него можно будет приготовить отличные гамбургеры.

Пикантный соус для Пирога с Мясом.

Эстер как-то призналась, что ее домашние любят этот пирог за то, что он подается с этим соусом. Он очень вкусный!


3 столовые ложки коричневого сахара

1/4 чайной ложки мускатного ореха (лучше свежемолотого)

1 чайная ложка сухой горчицы

1/4 чашки кетчупа


В небольшой миске смешайте коричневый сахар, мускатный орех и горчицу. (Эстер говорит, это удобнее делать вилкой.) Добавьте кетчуп, перемешайте и намажьте пирог соусом.

Поставьте форму с пирогом в плоскую сковороду (Эстер ставит пирог на старый противень с высокими краями) и выпекайте при 175 °C 1 1/2 часа.

Дайте пирогу немного остыть прямо в форме. Через 5 минут выньте из формы и переложите на доску. Еще через пять минут порежьте на куски.

Каждый знает, что никто не умеет готовить пирог с мясом лучше Эстер!

Горячее По-Миннесотски

Руэл приехал в Миннесоту из Калифорнии, чтобы преподавать в местном колледже. Он говорит, в Миннесоте горячих блюд больше, чем комаров на пикнике. К горячим блюдам надо подходить творчески и не жалеть на них времени. Так что, если захотите, можете вносить в рецепт свои изменения — пожалуйста. В других, более «светских» штатах такое блюдо предпочитают называть «кассуле».


2 большие мелко нарезанные луковицы

1 фунт говяжьего фарша (или свиного, или того и другого вместе)

1/2 чашки сливочного масла

1 фунт любого готового мяса (говядины или свинины, можно взять ветчину, курицу или колбасу)

1/3 чашки меда

1/2 чашки соевого соуса

1 чайная ложка чесночного порошка

1 чайная ложка Суперсоли миссис Кнудсон (см. стр. 313)

1 чайная ложка молотого черного перца (лучше всего свежемолотый)

острый соус (по вкусу)

2 фунта готовых очищенных креветок (среднего размера)

2 пачки (по 1 фунту) смеси из замороженных овощей (можете взять свою любимую)

8 унций консервированных грибов кусочками (жидкость предварительно слить)

6 чашек готового риса (белого, бурого или смеси)


В самой большой сковороде или форме для духовки обжарьте фарш вместе с луком. Мясо должно как следует подрумяниться, а лук стать прозрачным. Слейте жир.

Добавьте масло и перемешивайте, пока не растопится. Нарежьте мясо кубиками и выложите на сковороду. Затем добавьте креветки, мед и соевый соус. Тушите в течение 10 минут, чтобы у блюда появился свой аромат. Смесь должна быть влажной. Если она суховата, добавьте чуть больше соевого соуса или вашего любимого ароматизированного уксуса. (Мне нравится малиновый.)

Посолите (Суперсолью миссис Кнудсон), поперчите, добавьте чесночный порошок и острый соус (если вы любительница остренького).

Овощную смесь отварите, приготовьте на пару или в СВЧ-печи. Жидкость слейте, а овощи вместе с грибами добавьте к мясу.

Добавьте рис. Если в сковороде уже не хватает места, мясную смесь можно смешать с рисом в отдельной большой форме для выпечки, только обработайте ее предварительно антипригарным спреем. Все как следует перемешайте.

Если вы пока не хотите подавать блюдо, оно может подождать в духовке при 165 °C часа полтора (крышкой накрывать не нужно).

Количество: на десятерых голодных гостей (а может, и больше).

Не Совсем Шведские Тефтели

Раньше Эдна Фергюсон готовила свои тефтели вручную от начала до конца. Но как-то раз она рискнула ограничиться своим замечательным грибным соусом — и разницы никто не заметил. Обычно она делает тефтели в тиховарке — тогда они долго не остывают и их легко привезти с собой на ужин в складчину.


1 упаковка (весом в 5 фунтов) готовых замороженных тефтелей (примерно 120 штук)

1 большая упаковка (50 унций) концентрированного грибного супа (водой не разводить)

1 чашка цельного молока, нежирных или обычных сливок (в зависимости от того, насколько жирным вы хотите сделать свое блюдо)

1/3 чашки сушеного лука (или одна большая мелко нарезанная луковица)

1 чайная ложка перца с приправами (или просто свежемолотого черного перца)

1 чайная ложка чесночного порошка

1 чайная ложка лукового порошка

1 пакетик мясной подливки (вдруг понадобится)


Готовые макароны, феттучини[21], картофельное пюре или рис

Обработайте антипригарным спреем пятилитровую тиховарку или большую форму для выпечки и смешайте в ней все ингредиенты, кроме замороженных тефтелей. Затем добавьте тефтели — соус должен их покрывать.

Готовьте в тиховарке на МИНИМУМЕ 6–7 часов или в плотно закрытой форме при 175 °C 5–6 часов.

Примерно в середине процесса проверьте, как идут дела. Если соус слишком жидкий, добавьте подливку и как следует перемешайте. Если, наоборот, соуса слишком мало, влейте еще молока или сливок. Попробуйте, достаточно ли соус соленый, и если потребуется, посолите еще.

Когда тефтели будут готовы, подавайте их с яичной лапшой, феттучини, картофельным пюре или рисом.

Если часть соуса слить, тефтели можно подавать как закуску. Подавайте на стол прямо в тиховарке или в форме для выпечки. Не забудьте поставить на стол маленькие тарелочки и вилки.

Ресторанная Индейка от Роуз

Заранее разогрейте духовку до 135 °C, противень в нижнем положении.

Роуз использует приготовленную таким образом индейку для горячих сэндвичей с индейкой, картофельным пюре и подливкой и для салата с индейкой. Все эти вкусности можно попробовать в ее кафе.

Одна неприготовленная (или сырая — кому как больше нравится) индейка (ее нужно разморозить, вымыть и обсушить).

Жаровня такого размера, чтобы в нее поместилась индейка.

Решетка для запекания мяса такого размера, чтобы влезла в жаровню и чтобы на нее поместилась индейка.

Если хотите запечь желудок, печень или шейку, посолите их и поперчите и вложите внутрь индейки.

Побрызгайте решетку и жаровню антипригарным спреем.

Сбрызните спреем индейку. Натрите индейку снаружи перцем и солью. Положите индейку грудкой вниз на решетку. (Не удивляйтесь, Роуз знает, что обычно индейку кладут грудкой вверх; просто сделайте, как сказано.)

Запекайте индейку при 135 °C из расчета по 23 минуты на каждый фунт. Накрывать индейку не нужно.

Достаньте индейку из духовки. Неплотно заверните в фольгу и дайте постоять хотя бы 30 минут.

Разделайте индейку на кухне*.


* По словам Роуз, ее индейка совсем не похожа на ту внушительного вида золотистую индейку, которую жена торжественно вносит в столовую и ставит в центр стола, чтобы муж ее разрезал. Поэтому ее индейку лучше разделывать на кухне. Во-первых, вы сразу увидите, что мясо легко отделяется от костей, а во-вторых, убедитесь, что приготовленная таким образом индейка гораздо сочнее и вкуснее, чем ее роскошная золотистая товарка.

Пирог с Лососем

Заранее разогрейте духовку до 190 °C, противень в среднем положении.

Этот рецепт от Китти, сестры Стэна Крамера. (Когда они были маленькими, Стэн постоянно дразнил Китти — говорил, что она обязательно выйдет замуж за мужчину по фамилии Кац.) Китти просила вам передать, что этот пирог можно начинять розовым и красным лососем. Но с розовым пирог получается сероватым. Так что, если вы готовите пирог для праздничного стола, лучше не пожалеть денег и купить красного лосося.


2 банки (по 14.75 унции) красного лосося

1 чашка панировочных сухарей (или молотых галет, или мацы)

1 чашка концентрированного молока (или нежирных сливок)

2 взбитых яйца (просто взбейте вилкой)

1 чайная ложка соли

1/2 чайной ложки перца

1/2 чайной ложки лукового порошка

1/2 чайной ложки шалфея

1/2 чайной ложки молотого орегано

1/4 чашки растопленного сливочного масла

1/4 чашки сушеного нарезанного лука (или 1/2 мелко нарезанной маленькой луковицы)

1 пакет (8 унций) быстрозамороженного зеленого горошка


Обработайте антипригарным спреем форму для пирога. (Китти печет пирог в стеклянной форме размером 4х8 дюймов.)

Выложите лосося на сито и дайте стечь жидкости. Удалите кости и снимите серебристую кожицу. Оставьте в сите — пусть стекает оставшаяся жидкость, а вы пока приготовьте тесто.

В большой миске смешайте панировочные сухари, концентрированное молоко, взбитые яйца и специи. Добавьте растопленное масло, нарезанный лук и хорошо перемешайте.

Добавьте лосося, быстрозамороженный горошек и перемешайте все большой деревянной ложкой. (Можно мешать руками — чтобы уж точно хорошо перемешалось.)

Переложите смесь в подготовленную форму, заполнив ее так, чтобы до края оставалось примерно полдюйма. Если у вас осталась часть смеси, разделите ее на части, заверните каждую в вощеную бумагу, сложите в пакет и уберите в морозилку. Потом сможете приготовить отличные рыбные котлеты — достаточно будет разморозить и обжарить в масле.

Выпекайте при 190 °C примерно 1–1 1/2 часа. Если верхушка начала подгорать, накройте пирог фольгой.

Дайте пирогу охладиться минут десять, разрежьте на куски и подавайте. Особенно вкусно есть такой пирог с соусом из укропа.

Укропный соус:

Его нужно готовить не меньше чем за 4 часа до подачи на стол (а лучше — накануне вечером).


2 столовые ложки жирных сливок

1/2 чашки майонеза

1 чайная ложка свежего зеленого укропа, мелко нарезанного (можно взять 1/2 чайной ложки сушеного, но получится не так вкусно)


Смешайте сливки и майонез до однородной массы, добавьте укроп и перемешайте. Выложите соус в небольшую миску, накройте пленкой и поставьте в холодильник самое меньшее на 4 часа.

Совет от Молли, жены Стэна: Если вы хотите особенно похвастаться своим пирогом, приготовьте теста в два раза больше, раскатайте половину в овальный пласт, выложите смесь с лососем в центр (руками придав ей желаемую форму), отступив от края 2 дюйма. Раскатайте второю половину теста в такой же пласт, накройте им лососевую смесь, а края загните. Острым ножом слегка надрежьте сверху пирог в нескольких местах, а в центре проделайте отверстие (чтобы выходил воздух). Смажьте пирог яичным желтком, взбитым с небольшим количеством воды. Запекайте как обычно. Торжественно внесите пирог в столовую к гостям.

Sauerbraten

ЭТО БЛЮДО ГОТОВИТСЯ ЗА 3 ДНЯ ДО ПРАЗДНИКА!


Маргерит и Клара Холленбек обязательно приносят это блюдо на каждый потлак. Гости заранее выстраиваются в очередь, чтобы попробовать кусочек.


3 1/2 — 4 фунта говяжьей вырезки (лучше кострец или филейная часть)

Маринад:

1 чашка воды

1 чашка уксуса

2 лайма, нарезанные ломтиками вместе с кожурой (или 1 лимон)

1 чайная ложка молотой гвоздики

10 целых стручков зеленого перца

2 столовые ложки соли

2 столовые ложки сахара

2 столовые ложки патоки

1 чайная ложка молотого имбиря

2 чайные ложки молотого мексиканского орегано

Кроме того:

1 чашка нарезанного лука

4 банки (по 4 унции) консервированных грибов вместе с жидкостью

1 пакетик (0.88 унции) смеси для мясной подливки (чтобы хватило на одну чашку подливки)

12 имбирных печений (их нужно раскрошить)

1 пачка (16 унций) широкой яичной лапши


Выложите мясной фарш в большую стеклянную или керамическую миску так, чтобы вошло все мясо и до краев оставалось еще 2 дюйма.

В большой кастрюле смешайте ингредиенты для маринада. Доведите до кипения.

Полейте мясо маринадом, плотно закройте пленкой и поставьте в холодильник на 24–36 часов. Примерно каждые 6 часов мясо надо переворачивать. (Не волнуйтесь, с будильником за вами ходить никто не будет, так что определяйте время на глазок.) Или можете приготовить маринада в два раза больше (этакая вам подсказка от Клары), чтобы он полностью покрывал мясо, тогда переворачивать его вообще не нужно.

Когда мясо промаринуется, переложите его в смазанную жиром тиховарку. Оставшийся в миске маринад перемешайте и отлейте в чашку (смотрите, чтобы не попали кусочки лайма). Полейте мясо маринадом из чашки.

Закройте крышкой и готовьте на МИНИМУМЕ примерно 6 часов.

Выньте мясо из тиховарки, вылейте маринад. Добавьте к мясу 1 чашку нарезанного лука и 4 банки консервированных грибов вместе с жидкостью. (Если найдете, можно взять одну большую банку (1 фунт) грибов или 2 банки концентрированного грибного супа-пюре, разведенного чашкой воды.)

Добавьте половину пачки мясной подливки и перемешайте (оставшуюся подливку пока отложите). Переложите мясо обратно в тиховарку, влейте еще воды — чтобы жидкость покрывала мясо целиком, и готовьте на МИНИМУМЕ еще 2 часа.

Переложите мясо на разделочную доску. Перемешайте оставшийся в тиховарке сок. Измельчите имбирное печенье, добавьте в сок, перемешайте, накройте и готовьте «подливку» на МАКСИМУМЕ 10–15 минут. (Если она недостаточно густая, добавьте в нее оставшуюся смесь для подливки, энергично взбейте и готовьте еще минуту.)

Пока готовится подливка, вскипятите подсоленную воду и сварите яичную лапшу, как указано на упаковке. Слейте воду, добавьте в лапшу масла и подавайте к мясу.

Разрежьте мясо на куски (если это требуется; оно может так развариться, что само будет разваливаться на куски), выложите на блюдо и полейте небольшим количеством подливки. Можно посыпать свежей петрушкой. Оставшуюся подливку подавайте в соуснике или миске.

По опыту знаю, что вкуснее всего положить на тарелку лапшу, сверху выложить мясо и полить подливкой.

Цыпленок в Пеленке

Этот замечательный рецепт Лауре Йоргенсен дала ее подруга Ди Эплтон, которая живет в Техасе.


1 упаковка филе куриных грудок (я купила четырехфунтовую упаковку, в ней было 7 больших грудок без костей и кожи)

1/2 чашки муки

1 чайная ложка Суперсоли миссис Кнудсон (см. стр. 313)

1 чайная ложка молотого черного перца

1 чайная ложка паприки

1/2 чайной ложки молотого орегано

1/2 чайной ложки молотого тимьяна

1/2 чайной ложки чесночного порошка

1/2 чашки сливочного масла

1/2 чашки сушеного лука

1 столовая ложка сушеной петрушки

1 чайная ложка сладкого базилика (необязательно, но с ним гораздо вкуснее)

1 чайная ложка кервеля[22] (необязательно, но с ним гораздо вкуснее)

1 чашка сухого белого вина (или воды со столовой ложкой красного винного уксуса)


Возьмите свою самую большую сковороду и на среднем огне растопите в ней масло. В миске смешайте муку, соль, перец, паприку, орегано, тимьян и чесночный порошок. Обваляйте в этой смеси куриное филе и обжарьте в масле. (Если в миске останется мука, посыпьте ею цыпленка сверху.) Начинайте обжаривать с широкой части грудки, тогда, после того как вы обжарите боковые части, грудки будут лежать на сковороде так, как надо, и вам не придется их лишний раз переворачивать. (На каждую сторону уйдет примерно 5 минут.) Когда грудки подрумянятся, посыпьте их сверху сушеным луком, петрушкой, сладким базиликом и кервелем. Полейте вином, убавьте огонь до минимума и накройте крышкой. Тушите еще 45 минут или пока куриные грудки не будут готовы.

Лаура подает их с лапшой и соусом. Соус готовится так: переложив готовые грудки в глубокую тарелку, она подливает в сковороду еще немного вина или воды и держит на огне 2–3 минуты, пока смесь не загустеет. Соус она подает отдельно, чтобы гости поливали им лапшу и курицу.

ГАРНИРЫ

Луково-Яблочный Арлекин

Тетя Лайзы, Ида, говорит, что если это положить внутрь индейки — получится начинка. Если вокруг — получится гарнир. Этот рецепт она придумала сама.


1 чашка мелко нарезанного репчатого лука

1 чашка мелко нарезанного яблока с кожурой, но без сердцевины

1 бульонный кубик, растворенный в 1/4 чашки горячей воды (или 1/4 чашки куриного бульона)

1/2 чайной ложки шалфея

1/2 чайной ложки молотого мексиканского орегано

1/2 чайной ложки тимьяна

1/2 чайной ложки молотого черного перца

2 взбитых яйца (взбейте вилкой)

1 пачка (6 унций) панировочных сухарей со специями

1/2 чашки сливочного масла


Смажьте жиром или обработайте антипригарным спреем тиховарку объемом 4 литра.

В большой миске смешайте нарезанные луковицу и яблоко.

В маленькой миске смешайте куриный бульон, шалфей, орегано, тимьян и черный перец. Все как следует смешайте и добавьте в большую миску к луку и яблокам. Снова перемешайте.

Добавьте яйца и панировочные сухари. Все тщательно вымесите до однородности.

Разделите смесь на 8 частей, придайте им форму шариков и переложите в тиховарку. Растопите масло и полейте им шарики.

Закройте крышкой и готовьте на МИНИМУМЕ 3–4 часа.

Перед подачей на стол посыпьте паприкой или мелко нарезанной петрушкой.

Таким способом в тиховарке можно приготовить любой гарнир. Надо только смазать тиховарку жиром, включить на МИНИМУМ, посыпать гарнир петрушкой или паприкой, положить кусочки масла — и через 3–4 часа все будет готово.

Если ваши гости опаздывают (как это всегда случается с внуками тети Иды), блюдо подождет их в тиховарке еще целый час.

Кукурузный Пудинг

Смажьте жиром или сбрызните антипригарным спреем тиховарку на 4 литра.

Этот рецепт я узнала от Кэти Первис. Она говорит, в ее семье этот пудинг едят на День благодарения с незапамятных времен. Поэтому, вероятно, должен быть способ приготовить его в духовке — но его никто не помнит.


1 пачка (8 1/2 унции) смеси для кукурузных маффинов или кукурузных лепешек

2 взбитых яйца (взбейте в стакане вилкой)

1/3 чашки коричневого сахара

1 пачка (8 унций) сливочного сыра (обычного, не взбитого)

1 банка (16 унций) консервированного пюре из кукурузы (14.5 унции тоже пойдет)

2 1/3 чашки быстрозамороженной сладкой кукурузы

1 чашка быстрозамороженного, нарезанного кусочками сладкого перца (красного, желтого и зеленого)

1 чашка цельного молока (или концентрированного, или нежирных сливок)

1/4 чашки растопленного сливочного масла

1 чайная ложка Суперсоли миссис Кнудсон (см. стр. 313)

1 чайная ложка перца (лучше всего свежемолотый)

1/2 чайной ложки мускатного ореха (лучше всего свеженатертый)


Положите сыр в миску и размягчайте в СВЧ-печи в течение 30 секунд (не забудьте использовать специальную посуду для СВЧ). Перемешайте ложкой. Дайте слегка остыть — чтобы до сыра можно было дотронуться.

Добавьте взбитые яйца и коричневый сахар. Тщательно перемешайте.

Добавьте смесь для кукурузных маффинов или лепешек. Мешайте, пока масса не станет однородной.

Добавьте консервированное пюре из кукурузы, замороженную кукурузу в зернах и разноцветный перец.

Все перемешайте и добавьте молоко и растопленное масло. Приправьте перцем и Суперсолью и перемешайте.

Обработайте антипригарным спреем тиховарку объемом 4 литра. Выложите в нее пудинг. Сверху посыпьте тертым мускатным орехом.

Закройте крышкой, включите на МАКСИМУМ и готовьте 3–4 часа.

Количество: гарнир на 10–12 человек.

Фасолевый Фокстрот

Заранее разогрейте духовку до 165 °C, противень в среднем положении.

Это блюдо — фантазия Элеанор Кокс на тему традиционной фасолевой запеканки. На наши потлаки она всегда готовит сразу две запеканки, и они съедаются почти мгновенно.


1 пачка (16 унций) быстрозамороженной зеленой фасоли кусочками

1 пачка (16 унций) быстрозамороженной желтой фасоли

1 банка (10 3/4 унции) грибного супа-пюре

1 банка (10 3/4 унции) куриного супа-пюре

1 чашка тертого сыра (чеддера или «Монтерей Джек»)

1/4 чашки сушеного лука

1/2 чайной ложки чесночного порошка

1 банка (6 унций) жареного лука по-французски (я использовала лук от «French's»)

соль и перец по вкусу (я добавляю 1 столовую ложку соли и 2 чайные ложки перца)


Обработайте антипригарным спреем одноразовую форму для запекания. Поставьте ее на противень, чтобы не провисло дно.

Разморозьте фасоль в СВЧ, но не варите ее. Выложите в форму. Добавьте оба супа, сыр, сушеный лук и чесночный порошок. Посолите, поперчите и добавьте половину жареного лука. Все смешайте прямо в форме.

Плотно закройте форму двумя слоями фольги и запекайте при 165 °C 1 час. (Если гости опаздывают, можно не вынимать запеканку из духовки еще целых полчаса.)

Удалите фольгу и выложите сверху оставшийся лук. Запекайте еще полчаса, пока лук не зарумянится и не станет хрустящим.

Нарядный Рис

Предварительно разогрейте духовку до 175 °C, противень в среднем положении.

Этот рецепт от Пэм Бэкстер — в школе Джордан Хай она ведет занятия по домоводству. Каждый ее ученик обязан выучить этот рецепт наизусть.


2 1/3 чашки рисовой смеси*

3 1/3 чашки кипящего куриного бульона (или мясного)

1 пачка (1 унция) быстрорастворимого лукового супа (я использовала суп «Lipton's»)

1/3 чашки сушеного лука

1 пачка (16 унций) быстрозамороженного сладкого перца (красного, желтого и зеленого) (или такая же пачка смеси перца с кукурузой, или 1 чашка нарезанного кусочками свежего сладкого перца)

2 чайные ложки молотого черного перца

1/2 чашки сливочного масла


* Пэм обычно использует пачку (1 фунт) «Калифорнийского рисового трио» от «Trader Joe». Если у вас такого в продаже нет, смешайте 1 чашку бурого длиннозерного риса, 1 чашку дикого риса и 2/3 чашки бурого риса басмати. (Или придумайте свою смесь, главное, чтобы получилось 2 1/3 чашки.)


В сите промойте рис и дайте стечь воде. В большой миске смешайте все ингредиенты, кроме масла. Выложите в смазанную жиром форму для запекания. Разрежьте масло на 8 кусков и разложите на рисе. Если у формы нет крышки, поплотнее накройте ее фольгой. Запекайте при 175 °C 2 часа. Удалите фольгу и запекайте еще 20–30 минут.

Запасливое Картофельное Пюре

Рецепт для тиховарки, но можно готовить и в духовке.

Это рецепт Эдны Фергюсон. Она убеждена, что его нужно вручать каждой невесте одновременно с обручальным кольцом.


8 фунтов (примерно) очищенного картофеля

3 пачки (каждая по 8 унций) сливочного сыра

1/2 чашки густых жирных сливок

1 чашка сушеного лука

1/2 чашки холодного сливочного масла

петрушка и/или паприка (для украшения)

1 пачка быстрорастворимого картофельного пюре (на всякий случай)

сливки или молоко (на всякий случай)

соль и перец по вкусу


Отварите картофель в кипящей воде — он готов, если легко протыкается вилкой. Слейте воду. В микроволновой печи размягчите сливочный сыр. Сделайте пюре из картофеля, сливочного сыра и сливок. (Это можно сделать с помощью обыкновенной толкушки — по словам Эдны, когда в пюре встречаются небольшие комочки, гости сразу понимают, что оно из натуральной картошки.)

Посолите и поперчите по вкусу. Добавьте любую пряность по вкусу (чесночный порошок, луковый порошок и т. д.). Добавьте чашку сушеного лука и перемешайте.

Обработайте изнутри поверхность тиховарки (объемом 5 литров) антипригарным спреем. Выложите в нее картофельное пюре. Посыпьте петрушкой или паприкой. Сливочное масло разделите на 8 частей и каждую слегка вдавите в пюре. Закройте тиховарку крышкой. Ну вот вы и справились.

Готовьте на МИНИМУМЕ от 4 до 5–6 часов. Примерно за полчаса до подачи на стол проверьте, как идут дела, — если пюре слишком жидкое, добавьте в него сухого быстрорастворимого картофельного пюре и размешайте. Если пюре слишком сухое — добавьте сливок и размешайте. Когда пюре будет готово, можете, по желанию, подбавить в него холестерина — украсить сверху кусочками сливочного масла. Но даже без такого украшения пюре будет очень вкусным. (Я обычно начинаю готовить его в полдень и подаю к ужину.)

Совет Эдны: если у вас нет сильно облегчающей жизнь любой хозяйки тиховарки и вы не можете позволить себе ее купить, пюре можно приготовить в духовке. Смажьте кастрюлю жиром, положите в нее пюре, плотно накройте двойным слоем фольги и поставьте в разогретую до 150° духовку на 3 часа. Если гости опаздывают, пюре можно не вынимать из духовки еще целый час.

Лапша на Уши

Предварительно разогрейте духовку до 175 °C, противень в среднем положении.

Это рецепт Гейл Хенсен. Он очень вкусный!


1 пачка (12 унций) широкой яичной лапши

8 яиц

1/2 чайной ложки соли

1/2 чашки сахарного песка

1 чашка сметаны

1/2 чашки взбитых сливок

3 чашки цельного молока

1 чайная ложка ванили

1 чашка кукурузных хлопьев

1/2 чашки растопленного сливочного масла


(Когда я готовила эту лапшу на День благодарения, то добавила в нее сушеной клюквы — всем очень понравилось.)

Обработайте изнутри поверхность формы для пирога 9x13 дюймов антипригарным спреем. В большой миске взбейте яйца с солью и сахаром так, чтобы получилась однородная смесь желтого цвета. Добавьте сметану, взбитые сливки, молоко, ваниль и все взбейте.

Высыпьте лапшу в форму и полейте сливочно-яичной смесью. Если она не покрыла всю лапшу целиком, добавьте еще молока.

Измельчите кукурузные хлопья — просто высыпьте в пакет и разомните руками. (По объему измельченных хлопьев должно получиться примерно 1/2 чашки.) Равномерно посыпьте хлопьями лапшу.

Растопите масло в СВЧ-печи и полейте им лапшу.

Запекайте (без крышки) при 175 °C примерно 1 1/2 часа или пока верх запеканки не подрумянится.

Картофельный Пирог или Картофельная Вечеринка

Предварительно разогрейте духовку до 175 °C, противень в среднем положении.

Еще один рецепт Веры Ольсен (Горячая Штучка), которая обручена с Эндрю Уэсткоттом (Серебряный Лис).


1/3 чашки муки

1/2 чайной ложки разрыхлителя

2 чайные ложки соли

1 чайная ложка перца

1/2 чайной ложки чесночного порошка

1/2 чайной ложки лукового порошка

1/2 чайной ложки паприки

4 яйца

1 большая тертая луковица

1/2 чашки растопленного сливочного масла

5 чашек готовой быстрозамороженной жареной картошки во фритюре или быстрозамороженного картофеля от «O'Brien»

2 чашки тертого сыра (любого)


Обработайте изнутри поверхность формы для пирога 9x13 дюймов антипригарным спреем.

Возьмите вилку и в большой миске смешайте муку, разрыхлитель, соль, перец и приправы. Добавьте яйца и взбейте. Каждый раз перемешивая, добавьте лук, растопленное масло, тертый сыр и картофель.

Выложите смесь в форму, накройте фольгой и запекайте при 175 °C в течение часа. Снимите фольгу, включите духовку на 205 °C и запекайте еще 15–30 минут или пока верх запеканки не подрумянится до хрустящей корочки.

Если хотите превратить эту запеканку в то, что Вера Ольсен называет «Картофельной вечеринкой», достаньте ее из духовки и дайте постоять 10 минут (чтобы схватились сыр и яйца), затем нарежьте на куски (из одной формы получается примерно 12 штук), переложите на блюдо и украсьте каждый полной ложкой сметаны и чуть-чуть икрой (или мелко нарезанным беконом, если вы не любите икру).

Красная Капуста По-Скандинавски

Рецепт Минни Хольцмейер. По ее мнению, он настолько простой, что получится у кого угодно: (Напрасно она недооценивает Андреа!)


6 ломтиков нарезанного на кусочки бекона

1/4 чашки коричневого сахара

1/8 чашки муки (2 столовые ложки)

2 чайные ложки соли

1 чайная ложка перца

3/4 чашки сухого красного вина

1/4 чашки растопленного сливочного масла

1 головка (6–8 чашек) краснокочанной капусты (крупно нашинкованной)

1 нарезанная луковица


Положите бекон в небольшую миску для микроволновой печи и поставьте в СВЧ на МАКСИМУМ на 2 минуты. Перемешайте и слейте жир.

Обработайте изнутри поверхность тиховарки объемом 4 литра антипригарным спреем.

Смешайте в ней бекон, коричневый сахар, муку, соль, перец, красное вино и сливочное масло.

Добавьте капусту и лук и перемешайте. Закройте крышкой и готовьте на МИНИМУМЕ 3–4 часа.

Перед подачей на стол можно слить лишнюю жидкость и превратить ее в соус, добавив немного муки с водой, или просто раскладывать капусту шумовкой.

Морковки-Дурочки

Этот рецепт принесла Ирма Йорк. Она узнала его от своей подруги, Джинни Редалье.


2 фунта моркови (очищенной, отваренной и нарезанной ломтиками) *

10 банок (по 3/4 унции) концентрированного томатного соуса (Ирма использует «Campbell's»)

3/4 чашки сахарного песка

3/4 чашки белого винного уксуса

1/4 чашки оливкового масла

2 чайных ложки горчицы (Ирма использует дижонскую)

2 чашки нарезанного сельдерея

1 чайная ложка соли

1/2 чайной ложки перца


* или две пачки (по 16 унций) быстрозамороженной моркови ломтиками, приготовленной, как указано на пакете.


Сложите все ингредиенты, кроме моркови, в кастрюлю и перемешайте. Доведите до кипения. Затем убавьте огонь и тушите еще 10 минут. Полейте этой смесью готовую морковь.

Подавайте в горячем, холодном или очень холодном виде (на ужин). В последнем случае морковь надо приготовить с утра и весь день продержать в холодильнике.

Суфле из Шпината

Если собираетесь готовить прямо сейчас, разогрейте духовку до 175 °C, противень в среднем положении.

Этот рецепт придумала Мишель. Он очень хороший — до чего приятно, когда у тебя такая талантливая сестра!


1/2 чашки сливочного масла

2 столовые ложки тертой луковицы (можно использовать сушеный лук и добавить его вместе со шпинатом)

2/3 чашки муки (просеивать не нужно)

2 чашки нежирных сливок (или молока, или обычных сливок)

2 чашки тертого сыра чеддер

2 чашки нарезанного шпината (его надо заранее приготовить, а жидкость слить)

2 чайные ложки Суперсоли миссис Кнудсон (см. стр. 313)

1/4 чайной ложки белого перца

6 яиц (желтки от белков надо отделить)


Распустите масло в большой кастрюле. Добавьте лук и обжарьте. Добавьте муку и жарьте, помешивая, в течение двух минут. (Говорят, мука должна пузыриться, но у меня еще ни разу так не получалось.) Добавьте нежирные сливки и помешивайте, пока не получится густой соус. Снимите с огня.

В соус добавьте шпинат (и сушеный лук, если вы используете его вместо свежего), сыр, соль, перец и взбитые (можно вилкой) яичные желтки.

Получившуюся смесь можно переложить в миску и поставить в холодильник, чтобы приготовить позже — например, завтра с утра. Яичные белки тоже нужно поставить в холодильник в отдельной миске, накрыв их чем-нибудь.

Утром, пока ваш «полуфабрикат» и белки нагреваются до комнатной температуры, разогрейте духовку до 175 °C. Взбейте белки в не очень крепкую пену, добавьте в шпинатную смесь и выложите все в смазанную жиром форму для запекания.

Запекайте при 175 °C около 1 часа (у меня выходит на 15 минут дольше), чтобы подрумянился верх. Это суфле не опадает после того, как его вынули из духовки, поэтому смело можете брать его с собой на потлак.

Запеканка из Сладкого Картофеля

Предварительно разогрейте духовку до 175 °C, противень в среднем положении.

Этот рецепт принесла Люсиль Ран. Она узнала его от своей подружки Мэрил, которая живет в Нью-Йорке, а та — от своей подружки Хейзел. Люсиль пыталась узнать, кто дал его Хейзел, но та не помнит.


3 чашки пюре из сладкого картофеля или ямса*

2/3 чашки сахарного песка

1/4 чашки растопленного сливочного масла

1 чайная ложка экстракта ванили

1/2 чашки взбитых сливок

2 взбитых яйца

1 чашка плотного коричневого сахара

1 чашка нарубленных пекановых орешков

1/2 чашки муки

1/2 чашки размягченного сливочного масла


* Лучше всего брать свежий сладкий картофель или ямс, но можно использовать также и консервированный. Чтобы приготовить три чашки пюре, вам понадобится одна банка в 29 унций и одна в 15 унций. Из двух банок по 29 унций получится четыре чашки, но и это вполне сойдет.


Обработайте изнутри поверхность формы для пирога 9x13 дюймов антипригарным спреем.

В большой миске смешайте сладкий картофель, сахар, растопленное сливочное масло, ваниль и сливки. Добавьте взбитые яйца и все как следует перемешайте. Выложите смесь в заранее подготовленную форму для запекания.

Миску, в который вы все смешивали, вымойте и вытрите полотенцем. С помощью вилки смешайте в ней коричневый сахар, нарубленные пекановые орешки и муку. Добавьте размягченное масло и мешайте вилкой, пока смесь не станет рассыпчатой.

(Это может сделать за вас кухонный комбайн: используйте насадку со стальным лезвием, а масло охладите и разрежьте на 8 кусков. В этом случае пекановые орешки надо смешать со смесью вручную в самом конце.)

Посыпьте запеканку сахарной смесью. Запекайте без крышки 30–45 минут. Если остальные блюда к ужину еще не готовы, накройте форму с запеканкой фольгой, выключите духовку и оставьте запеканку внутри. Когда придут гости, достаньте запеканку из духовки и подавайте.

ДЕСЕРТЫ: ТОРТЫ

Примечание Ханны: листая эту главу, вы можете задаться вопросом: «А где же рецепт тех самых шоколадных кексов от Шоны Ли?» Тем более что редакция «Кулинарной книги Лейк-Иден», как вы уже знаете, включила их в список рецептов.

Вкратце, произошло следующее: как-то раз Лайза нашла в принадлежавшем ее матери «Празднике кулинарии» восхитительный рецепт шоколадных кексов. Она решила попробовать их приготовить и в процессе поняла, что в этом рецепте все В ТОЧНОСТИ совпадает с рецептом Шоны Ли — и ингредиенты, и как их смешивать — словом, все. Редакция, естественно, решила, что необходимо упомянуть источник рецепта, «Праздник кулинарии», но Шоне Ли эта идея не понравилась, и она попросила убрать свой рецепт из нашей книги.

Рождественский Торт с Финиками

Предварительно разогрейте духовку до 165 °C, противень в среднем положении.

Это рецепт моей бабушки Ингрид. Она всегда пекла его к Рождеству.


2 чашки фиников без косточек, нарезанных кусочками (можно купить уже нарезанные финики или измельчить целые финики без косточек в кухонном комбайне с небольшим количеством муки)

3 чашки кипятка

2 чайные ложки соды


Полейте финики кипятком, добавьте соду (она должна немного вспениться) и поставьте остывать. Тем временем в большой миске смешайте:


1 чашку растопленного или размягченного сливочного масла

2 чашки сахарного песка

4 яйца

1/2 чайной ложки соли

3 чашки муки (не просеивать)


Все как следует перемешайте, добавьте финики и еще раз перемешайте.

Прямоугольную форму для пирога 9x13 дюймов смажьте сливочным маслом и присыпьте мукой. (Этот торт поднимается примерно на 1 1/2 дюйма, так что форма должна быть с высокими краями.) Выложите тесто в форму. Затем, ДО ТОГО, как поставите торт в духовку, посыпьте его сверху в указанной последовательности:


12 унциями шоколадных хлопьев (2 чашки)

1 чашкой сахарного песка

1 чашкой нарубленных орешков (берите любые — мне больше всего нравятся грецкие или пекановые)


Выпекайте при 165 °C 80 минут. Торт готов, если вы воткнете деревянную зубочистку в торт в дюйме от центра, и она останется сухой. (Если вы случайно проткнули зубочисткой кусочек шоколада, просто сотрите его и проткните торт снова, чтобы добраться до теста.)

Выньте из духовки и дайте остыть в форме или на решетке. Его можно подавать теплым, комнатной температуры или слегка охлажденным.

Шоколадно-Фруктовые Пирожные

Предварительно разогрейте духовку до 150 °C, противень в среднем положении.

Эти пирожные навсегда оставят след в вашем сердце — особенно если съедите несколько штук.

Если вы хотите дарить их к Рождеству, испеките их за три недели, примерно сразу после Дня благодарения.


1 1/2 чашки растопленного сливочного масла

4 чашки сахарного песка

8 взбитых яиц (просто взбейте вилкой)

2 чайных ложки разрыхлителя

1 чайная ложка соды

1 чайная ложка соли

1 чайная ложка молотого мускатного ореха

1/2 чайной ложки кардамона (или 1 чайная ложка корицы, но лучше — кардамона)

1/2 чашки какао без сахара

1/2 чашки патоки

1 чашка молока (или нежирных сливок)

4 1/2 чашки муки (просеивать не нужно)

1 чашка бренди или рома* (для оберточной ткани понадобится еще пара чашек)

1 чашка нарезанной на кусочки кураги (или любые сухофрукты, нарезанные на кусочки)

2 1/2 чашки рубленых орехов (любых)

1 чашка шоколадных хлопьев

1 1/2 чашки кокосовых хлопьев

специальная тонкая ткань, чтобы заворачивать пирожные


* Если вы не хотите добавлять алкоголь, бренди можно заменить чашкой фруктового сока; в этом случае не заворачивайте кексы в ткань, а дарите прямо на следующий день или плотно заверните в фольгу, сложите в пакет и храните в холодильнике.

Побрызгайте 8 небольших форм для кексов антипригарным спреем (у моих форм дно размером 5 3/4x3x2 1/8 дюйма). Выстелите формы вощеной бумагой: вырежьте полоски и положите их в форму по всей ширине так, чтобы концы свисали наружу. Если бумага не прикрыла какую-то часть формы — не переживайте, ничего страшного не случится.

Еще раз обработайте формы антипригарным спреем и слегка присыпьте мукой (лучше делать это над раковиной или мусорным ведром). Вся внутренняя поверхность формы должна быть покрыта мукой. Лишнюю муку стряхните.

Растопите масло в микроволновой печи. В большой миске смешайте растопленное масло и сахар. Добавьте сахар и перемешайте. В другой миске взбейте яйца и добавьте к маслу и сахару.

Постепенно добавляйте разрыхлитель, соду, соль, мускатный орех, кардамон, какао — каждый раз перемешивая. Затем добавьте патоку и молоко.

Помешивая, добавьте муку — по 1 чашке. Добавьте чашку бренди и перемешайте. Затем добавьте курагу, орехи, шоколадные хлопья и кокос и тщательно все перемешайте.

Выложите тесто в формы, заполнив их на 3/4. Из этого количества теста должно получиться 8–9 небольших пирожных.

Выпекайте при 150 °C 1 час. Достаньте из духовки и остудите в течение 10 минут на решетке. Осторожно потяните за концы вощеной бумаги, вытащите кексы из форм на решетку, и пусть остывают еще 10 минут. Удалите бумагу и дайте остыть.

Откройте в кухне окно. Понимаю, совет неожиданный — но он вам очень пригодится: следующий шаг сопровождается в прямом смысле сногсшибательными ароматами.

В миску вылейте чашку бренди. Сложите ткань для обертывания вдвое и разрежьте ее на куски такой длины, чтобы можно было завернуть в нее кекс. Обмакните каждый кусок в бренди, по одному за раз. Разложите ткань на разделочной доске или на столе на вощеной бумаге, заверните в нее каждый кекс и сложите их в пакеты для замораживания объемом 1 галлон (у меня в каждый пакет умещается по 2 пирожных). Пакеты закройте и положите в холодильник на нижнюю полку самое меньшее на 3 недели. Каждую неделю доставайте кексы и заново смачивайте ткань в бренди. (Я беру для этого маленькую спринцовку, чтобы не разворачивать кексы каждый раз.)

Если решили подарить эти кексы к Рождеству, достаньте их из холодильника и заверните в пленку, не снимая с них пропитанной бренди ткани. Затем еще раз заверните в фольгу и украсьте сверху бантом. Попробуйте их вприкуску с мороженым. Очень вкусно!

ПРИМЕЧАНИЕ: специальная ткань для обертывания в последнее время сильно подорожала. Если вы не смогли ее достать, замените небеленым муслином. Выстирайте муслин в горячей воде БЕЗ МЫЛА и высушите. ПОСЛЕ стирки (так как эта ткань садится) разрежьте его на куски — его почти не отличишь от ткани для обертывания.

Торт к Кофе

Предварительно разогрейте духовку до 175 °C, противень в среднем положении.

Примечание: некоторые торты иначе как сладким хлебом и не назовешь. Торт от Регины Тодд — совсем другое дело, поэтому он и помещен в этом разделе.


1 чашка размягченного сливочного масла

1 3/4 чашки сахарного песка

1 чайная ложка соли

2 чайные ложки ванили

1 1/2 чайной ложки разрыхлителя

6 яиц

3 чашки муки (просеивать не нужно)

Начинка:

3 чашки нарезанных на кусочки фруктов (или мятых ягод; фрукты можно использовать свежие, быстрозамороженные или консервированные*)

1/3 чашки сахарного песка

1/3 чашки муки

Глазурь:

1/2 чашки плотного коричневого сахара

1/3 чашки муки

1/4 чашки размягченного сливочного масла


* Если вы используете консервированные фрукты, берите те, что в собственном соку или сиропе, и слейте жидкость.


Обработайте изнутри поверхность прямоугольной формы для пирога 9x13 дюймов антипригарным спреем или смажьте жиром.

Разотрите размягченное масло с сахаром до однородной легкой массы. Добавьте соль, ваниль и разрыхлитель. Как следует перемешайте.

По одному добавьте яйца, каждый раз размешивая.

Добавьте муку по 1 чашке, каждый раз тщательно размешивая.

Положите половину теста в форму и пригладьте его резиновой лопаточкой. Оставшееся тесто пока отложите.

Начинка: В другой миске смешайте фрукты, сахар и муку. (Если вы выбрали нарезанные кусочками яблоки, персики или груши, добавьте в смесь 1/2 чайной ложки корицы.) Выложите фруктовую смесь в форму поверх масла.

Оставшееся тесто ложкой выложите на фрукты и равномерно распределите резиновой лопаткой. (Не обязательно, чтобы ВСЕ фрукты были покрыты тестом — в духовке тесто само разойдется; остальное скроет глазурь.)

Глазурь: В небольшой миске смешайте коричневый сахар и муку. Добавьте размягченное масло и порубите ножом, пока смесь не станет рассыпчатой. (Это за вас может сделать кухонный комбайн — если использовать насадку со стальным лезвием и охлажденное масло.)

Как можно равномернее распределите глазурь по поверхности теста.

Выпекайте при 175 °C 45–60 минут. Выньте торт из духовки и дайте ему остыть на решетке.

Андреа, Билл и отец Билла любят есть этот торт теплым, только что из формы. Регине он больше нравится холодным.

Регина рассказала мне, что как-то она собралась печь торт и не нашла в доме ничего подходящего, кроме банки вишневой начинки для пирога. Она заменила ею свою обычную начинку — и получилось очень вкусно.

Торт-Желе

Предварительно разогрейте духовку до указанной на пачке смеси для торта температуры.

Рецепт Андреа. Она готовит этот торт на день рождения Трейси. Его все обожают: подружки Трейси за то, что он разноцветный, а Андреа — за то, что его очень просто готовить. Андреа — настоящая Повелительница желе из Лейк-Иден.


1 пачка (1 фунт 2.25 унции) смеси для бисквита

Все указанные на пачке смеси ингредиенты

2 пачки (по 3 унции) смеси для желе разных цветов

1 баллончик взбитых сливок


Разогрейте духовку. Смажьте жиром и присыпьте мукой прямоугольную форму для выпечки 9x13 дюймов.

Смешайте тесто для бисквита, как это указано на упаковке. Выпекайте согласно инструкции. Дайте остыть до комнатной температуры.

Когда корж остынет, вылейте в миску чашку кипятка и растворите в нем пачку желе. Мешайте до полного растворения (примерно минуту).

Вилкой проделайте примерно 30 отверстий в корже, протыкая его насквозь.

Вылейте желейную смесь сверху на корж. Подождите минуту, чтобы смесь успела просочиться в проделанные вами отверстия.

Поставьте в холодильник на 1 час.

Приготовьте вторую пачку желе так же, как первую.

Проделайте очередную серию отверстий в вашем торте — чтобы на поверхности получились крестики. Вылейте сверху второе желе. Дайте ему пару минут, чтобы просочиться в отверстия. Накройте торт пленкой или фольгой. Поставьте в холодильник минимум на 4 часа — а лучше на ночь.

Андреа просила передать, что поверхность торта получается довольно неказистой, поэтому ее лучше спрятать под взбитыми сливками.

Перед подачей на стол украсьте торт сверху красивыми «сугробами» из взбитых сливок и разрежьте на квадратные куски.

Чтобы сделать торт из нескольких слоев.

Если вы хотите похвастаться перед гостями, разделите тесто для бисквита на две части и испеките два круглых коржа (в форме диаметром 8 дюймов). Желе тоже разделите на две части и полейте им коржи.

Выньте коржи из формы, промажьте сверху один корж взбитыми сливками, накройте вторым коржом, а затем обмажьте торт взбитыми сливками сверху и с боков. Представляете, как ахнут ваши гости, когда вы разрежете торт?

Вечером накануне Рождественского потлака Андреа мне во всем призналась. Оказывается, она никогда не пекла сама корж для торта. Она всегда покупала готовый корж в «Рыжем филине», поливала желе и украшала сливками. Я тут подумала и решила, что идея-то, в общем, не так уж плоха.

Торт Шоколадное Сияние леди Гермионы (то есть Ханны)

Предварительно разогрейте духовку до 165 °C, противень в среднем положении.


4 унции горького шоколада

1 чашка замороженного концентрата апельсинового сока (разморозьте и доведите до комнатной температуры)

1/2 чашки размягченного сливочного масла

2 1/2 чашки сахарного песка

2 чайные ложки разрыхлителя

1/2 чайной ложки соли

1/2 чайной ложки апельсинового экстракта (или 1/2 чайной ложки ванили)

2 яйца

2 чашки муки (просеивать не нужно)

1/2 чашки молока

1 чашка рубленых пекановых орешков (или грецких)


Смажьте жиром (или растительным маслом, или сбрызните антипригарным спреем) круглую форму для выпекания с отверстием посередине. Присыпьте мукой или какао, излишки стряхните.

Разогрейте в специальной посуде шоколад и концентрат апельсинового сока в СВЧ: на МАКСИМУМЕ 1 минуту. Мешайте, пока шоколад не растворится. Отставьте миску в сторону.

На этой стадии приготовления вам очень понадобится электрический миксер. Разотрите сливочное масло с сахаром до однородной, легкой массы. Добавьте разрыхлитель, соль, апельсиновый экстракт и смешайте. Добавляйте яйца по одному, каждый раз размешивая.

Добавьте половину муки. Тщательно перемешайте. Добавьте молоко, перемешайте и добавьте оставшуюся муку.

Когда шоколадно-апельсиновая смесь остынет настолько, что ее можно будет потрогать, добавьте ее в миску к остальным ингредиентам. Тщательно перемешайте. Соскребите прилипшее тесто с краев миски резиновой лопаточкой, добавьте орехи и еще раз — последний — перемешайте.

Дайте тесту отдохнуть пару минут и переложите его в форму.

Выпекайте при 165 °C 60–70 минут, или пока деревянная зубочистка, если ее воткнуть в торт, не останется сухой и чистой.

Пусть торт постоит на решетке, остывая, 20–25 минут. Острым ножом аккуратно отделите края торта от формы (и вокруг центрального отверстия тоже) и переложите на решетку.

Дайте торту остыть и покройте глазурью (а если вам лень делать глазурь — просто посыпьте сахарной пудрой).


Шоколадная глазурь:


1 чашка шоколадных хлопьев

1/4 чашки сливок

1 чайная ложка ванили


Смешайте все в специальной миске для СВЧ. (Я использую стеклянный мерный стакан объемом 1 литр.) Поставьте в СВЧ на МАКСИМУМ на 1 минуту. Мешайте, пока шоколад не растает. Если глазурь получилась слишком густой, добавьте сливок. Если слишком жидкая — еще шоколада.

Налейте глазурь на верхушку торта — по бокам она сама растечется.

Маковый Торт

Предварительно разогрейте духовку до 175 °C, противень в среднем положении

Этот рецепт принесла Ширли Дубински.


1 пачка (1 фунт 2.25 унции) лимонной смеси для бисквита

1 пачка (4.3 унции) лимонного пудинга или лимонного крема (с сахаром)*

4 столовые ложки мака

1/2 чашки лимонного сока

1/2 чашки воды

1/2 чашки растительного масла

4 яйца


*Если вы не смогли найти пудинг, его можно заменить пачкой (3.4 унции) лимонного быстрорастворимого желе.


Круглую форму с отверстием посередине смажьте жиром и присыпьте мукой.

В большой миске смешайте смесь для лимонного бисквита. Добавьте порошок для лимонного пудинга или лимонного крема. Добавьте мак, сок лимона, соду и растительное масло. Мешайте, пока масса не станет однородной.

По одному добавьте яйца, каждый раз тщательно размешивая.

Взбивайте 2 минуты электрическим миксером (на средней скорости) или вручную 3 минуты.

Выложите тесто в форму.

Выпекайте при 175 °C 45–50 минут или пока деревянная зубочистка, если ее воткнуть в торт, не останется сухой и чистой.

Дайте остыть на решетке в течение 15 минут. Острым ножом аккуратно отделите края торта от формы (и вокруг центрального отверстия тоже), переложите на решетку и подождите, пока торт совсем не остынет.

Остывший торт можно украсить ванильной глазурью — сверху и по краям. (Если вам лень делать глазурь, посыпьте торт сахарной пудрой, когда он совсем остынет.)

Ванильная глазурь

1 чашка сахарной пудры

1 чайная ложка ванили

6 столовых ложек сливок


В небольшой миске смешайте сахар, ваниль и сливки. Тщательно перемешивайте, пока масса не станет однородной. Если глазурь слишком густая, добавьте еще сливок. Если слишком жидкая — еще сахарной пудры. Когда добьетесь нужной консистенции, полейте глазурью торт сверху и дайте свободно стечь по бокам.

До подачи на стол поставьте торт в холодильник.

Знаменитый Кокосовый Торт Роуз

Предварительно разогрейте духовку до 165 °C, противень в среднем положении.

Примечание Ханны: Роуз Макдермот согласилась дать мне этот рецепт за день до того, как книгу нужно было отправлять в редакцию. Думаю, здесь не обошлось без старика в красном на санях. В письме к Санте Трейси написала шесть желаний. Три из них уже сбылись. Если ей подарят долгожданного щеночка, я стану настоящей сантопоклонницей.


1 1/2 чашки размягченного сливочного масла

2 чашки сахарного песка

4 яйца

1 чашка сметаны* (или йогурта, если хотите сделать торт не таким калорийным)

1/2 чайной ложки разрыхлителя

1 чайная ложка кокосового экстракта (если не найдете — замените ванилью)

1 3/4 чашки муки (просеивать не нужно)

2 чашки кокосовой стружки (когда будете отмерять, примните стружку поплотнее — чем больше ее будет, тем лучше)


* Отмерять сметану так неудобно! Просто возьмите целую пачку.


Густо смажьте жиром (или сбрызните антипригарным спреем) круглую форму для выпечки с отверстием посередине. Слегка посыпьте мукой, остатки муки стряхните. Положите в миску размягченное сливочное масло с сахаром и взбейте миксером. (Тесто для этого торта вполне можно смешать и вручную — хорошо тренирует мышцы.) По одному добавьте яйца и все взбейте — смесь должна быть пышной. Затем добавьте сметану, разрыхлитель и экстракт кокоса.

В кухонном комбайне смешайте муку и кокосовую стружку. Используйте насадку со стальным лезвием. (Если у вас нет кухонного комбайна, можно ничего не смешивать, но, вообще-то, так получается вкуснее.)

Добавьте половину муки с кокосом в миску. Тщательно перемешайте. Добавьте остальную муку с кокосом и мешайте, пока тесто не станет однородным.

Дайте тесту постоять минут пять. Затем выложите его в форму и разровняйте поверхность резиновой лопаточкой.

Выпекайте при 165 °C 60–70 минут. Торт должен как следует подрумяниться, а деревянная зубочистка, если ее воткнуть в середину торта, должна остаться сухой и чистой.

Дайте торту остыть на решетке (25 минут). Острым ножом аккуратно отделите края торта от формы (и вокруг центрального отверстия тоже), переложите на блюдо и подождите, пока торт полностью остынет.

Остывший торт покройте кокосовой глазурью.

Кокосовая глазурь:

1 чашка сахарной пудры

1/4 чашки густых жирных сливок

1 чайная ложка кокосового экстракта (или 1/2 чайной ложки кокосового и 1/2 чайной ложки ванильного экстракта)

1/4 чашки кокосовой стружки

Если в сахарной пудре есть крупные комки, просейте ее. Если нет — просеивать не нужно. В небольшой миске смешайте сливки, сахарную пудру и кокосовый экстракт. Перемешивайте, пока масса не станет однородной. (Если она никак не желает становиться однородной, можно подогреть ее в СВЧ на МАКСИМУМЕ в течение 30 секунд и снова перемешать.)

Если глазурь слишком густая, добавьте еще сливок. Если слишком жидкая — еще сахарной пудры.

Полейте торт сверху глазурью и дайте ей свободно стечь по бокам. Торт с еще не застывшей глазурью посыпьте кокосовой стружкой.

Мама несколько лет уговаривала Роуз покрывать свой торт моей шоколадной глазурью (см. Торт Шоколадное Сияние леди Гермионы) вместо ее кокосовой. Она даже умудрилась всучить Роуз рецепт. Роуз глазурь очень понравилась, и теперь она подает два торта: один с кокосовой глазурью, другой — с шоколадной.

ДЕСЕРТЫ: ПИРОГИ

Пирог Зеленый Кокос

Предварительно разогрейте духовку до 175 °C, противень в среднем положении.

Бриджет Мерфи печет этот пирог каждый год на День святого Патрика. Если ярко-зеленый цвет отбивает у вас аппетит, пирог можно густо украсить взбитыми сливками… или есть с закрытыми глазами.

Для этого пирога вам понадобится блендер.

В блендере смешайте:


1 1/2 чашки воды

1 банку (14 унций) сгущенного молока

1/2 чашки смеси для бисквита

3 яйца

1/4 чашки растопленного сливочного Масла

2 чайные ложки ванили

3—4 капли зеленого пищевого красителя


Смешивайте на МЕДЛЕННОЙ скорости 3 минуты.

Побрызгайте форму для пирога диаметром 10 дюймов антипригарным спреем. Выложите смесь из блендера в форму и дайте ей постоять (без крышки) 5 минут при комнатной температуре. (Смесь для бисквита должна разойтись по дну, чтобы получился корж.)

Посыпьте пирог кокосовой стружкой (вам понадобится 1 чашка стружки).

Осторожно поставьте пирог в духовку, разогретую до 175 °C. (Здесь нужна твердая рука; я ставлю свой пирог на противень, а уже потом все вместе в духовку — это на случай, если часть теста выплеснется из формы.) Выпекайте 40–45 минут или пока нож, если его воткнуть в торт, не останется сухим и чистым.

Выложите остывать на блюдо.

Пирог можно подавать теплым, комнатной температуры или охлажденным. Бриджет просила вам передать, что этот пирог отлично сочетается с чашечкой крепкого кофе по-ирландски. Не забудьте убрать остатки пирога в холодильник.

Пожалуйста, не говорите Бриджет, но мне кажется, этот пирог отлично получается и без зеленого красителя.

Ореховый Пирог для Толпы Гостей

Предварительно разогрейте духовку до 175 °C, противень в среднем положении.


Для первой части:

2 чашки муки (просеивать не нужно)

1 чашка размягченного сливочного масла

3/4 чашки коричневого сахара

Для второй части:

5 взбитых яиц (просто взбейте вилкой)

1 чашка коричневого сахара

1/2 чашки растопленного сливочного масла

1 1/2 чашки светлого кукурузного сиропа (я использовала «Karo»)

3/4 чайной ложки соли

1 1/2 чашки крупно нарубленных орешков пекан

1/8 чашки муки (это 2 столовые ложки)


Часть первая. Разотрите размягченное сливочное масло с коричневым сахаром и добавьте муку. Хорошо перемешайте. Выложите 3 чашки этой смеси в смазанную жиром форму для выпечки размером 9x13 дюймов и распределите по форме руками. Остатки теста пойдут на украшение. (Если вы хотите смешать тесто в кухонном комбайне, используйте стальную насадку и охлажденное масло. Масло разделите на 8 частей.)

Выпекайте корж при 175 °C 15 минут. Достаньте из духовки. ДУХОВКУ НЕ ВЫКЛЮЧАЙТЕ!

Часть вторая. Смешайте взбитые яйца с коричневым сахаром. Добавьте растопленное масло и все смешайте. Добавьте светлый кукурузный сироп, соль и нарубленные пекановые орешки. Добавьте муку и как следует перемешайте.

Выложите эту смесь на готовый корж. Оставшееся тесто из части первой разделите на маленькие кусочки и украсьте ими пирог. (Если хотите сделать его еще красивее, можете посыпать половинками орехов. Но я не трачу время на украшение — зачем? Этот пирог и без них хорош.)

Выпекайте при 175 °C еще 30–35 минут. Выньте из духовки и дайте остыть на решетке. Как только до формы можно будет дотронуться рукой, поставьте в холодильник и выньте перед подачей на стол.

Разрежьте пирог на 16 кусков. Если хотите, украсьте их взбитыми сливками — но можно отлично обойтись и без этого.

Билл любит есть этот торт холодным, сразу из холодильника. Андреа предпочитает комнатной температуры. Кэрри нравится, когда он еще теплый, только что из духовки — она кладет себе на кусок немного ванильного мороженого. Мама тоже ест этот пирог с мороженым, только с шоколадным. А я ем его любым в любое время суток.

Тыквенный Торт для Гостей на День Благодарения

Предварительно разогрейте духовку до 175 °C, противень в среднем положении.


1 1/2 чашки муки (просеивать не нужно)

3/4 чашки охлажденного сливочного масла

1/2 чашки сахарной пудры (если в ней встречаются большие комки — просейте)

4 яйца

1 1/2 чашки сахара

1 чайная ложка соли

1/2 чайной ложки мускатного ореха (лучше всего свежемолотый)

1/2 чайной ложки кардамона (или 1 чайная ложка корицы, но лучше — кардамона)

3 1/2 чашки консервированной тыквы без специй

2 банки (по 12 унций) концентрированного молока (или 3 чашки нежирных сливок)


Разрежьте охлажденное масло на 12 частей. Сложите вместе с мукой и сахарной пудрой в кухонный комбайн. Смешивайте, пока смесь по виду не будет напоминать кукурузную муку. (Это можно сделать и вручную — надо порубить острым ножом масло с мукой и сахаром.)

Обработайте форму для пирога 9x13 дюймов антипригарным спреем. Выложите туда масляную смесь, встряхните форму, чтобы тесто равномерно по ней распределилось, и слегка прижмите металлической лопаткой.

Выпекайте при 175 °C 15 минут. Дайте коржу немного остыть, пока вы готовите тыквенную начинку, но ДУХОВКУ НЕ ВЫКЛЮЧАЙТЕ!

В большой миске взбейте яйца (можно миксером). Добавьте, перемешивая, сахар, соль, мускатный орех и кардамон. Добавьте тыкву и перемешайте. Добавьте концентрированное молоко и тщательно перемешайте.

Выложите начинку поверх коржа. Поставьте пирог обратно в духовку и выпекайте еще 60–70 минут или пока нож, если его воткнуть в пирог, не останется сухим и чистым.

Поставьте на ночь в холодильник, разрежьте на 16 квадратов и подавайте, украсив каждый кусочек сладкими взбитыми сливками.

ДЕСЕРТЫ: ПЕЧЕНЬЕ

Вишневая Бомба

Предварительно разогрейте духовку до 175 °C, противень в среднем положении.

Это рецепт моей бабушки Ингрид. Она пекла это печенье по особым случаям.


3 чашки муки (просеивать не нужно)

1/2 чайной ложки разрыхлителя

1/2 чайной ложки соды

1/4 чайной ложки соли

1 чашка размягченного сливочного масла

2 взбитых яйца

1 чашка сахарного песка

2 банки (по 16 унций) вишен в ликере «Мараскин» С ХВОСТИКАМИ (примерно 65 вишен)

небольшая миска с сахарной пудрой (чтобы обмакивать в нее вишни)


Вишни выложите в сито и дайте соку стечь. Не вынимайте из сита, пока готовите тесто.

В миске смешайте муку, разрыхлитель, соду и соль. Тщательно перемешайте вилкой, пока смесь не станет однородной. Добавьте сливочное масло и разотрите с помощью двух вилок, пока смесь не станет похожа на кукурузную муку грубого помола. (Это может сделать за вас кухонный комбайн — масло предварительно охладите и порежьте на кусочки размером 1/2 дюйма, используйте насадку со стальным лезвием.)

В миске среднего размера взбейте яйца вместе с сахаром.

Добавьте яйца с сахаром к масляно-мучной смеси и все как следует перемешайте.

Пальцами возьмите небольшой кусочек теста и заверните в него вишню, оставив хвостик торчать снаружи. Слегка прижав, чтобы не падали, «поставьте» вишни в тесте на смазанный жиром противень. (Четырех рядов по четыре вишни в каждом будет вполне достаточно.)

Выпекайте при 175 °C 10 минут. (Печенье должно быть белым. Если оно начнет подгорать, вынимайте.) Дайте печенью остыть прямо на противне. Затем обваляйте в сахарной пудре все печенье, кроме хвостика.

Количество: 5–6 дюжин.

Это печенье очень нравится детям, может быть, оттого, что его можно брать за стебелек и отправлять прямо в рот.

На Рождество я пеку половину печений с красными вишнями «мараскин», а половину — с зелеными. Если выложить их на блюдо, покрытое нарядной бумажной салфеткой, получается очень мило.

Рождественское Печенье

Не разогревайте духовку заранее — это тесто должно выстояться в холодильнике.

Рецепт печенья придумала я, а глазурь — Лайза.


1 1/2 чашки растопленного сливочного масла

2 чашки сахарного песка

4 взбитых яйца

2 чайные ложки разрыхлителя

1 1/2 чайной ложки соли

1 чайная ложка ароматизатора (лимонного, миндального, ванильного, апельсинового, ромового — любого)

5 чашек муки (просеивать не нужно)


Смешайте растопленное масло с сахаром. Дайте остыть. Добавьте яйца, разрыхлитель, соль и ароматизатор.

По одной чашке добавьте муку.

Поставьте тесто в холодильник минимум на 2 часа (можно на ночь).

Когда соберетесь печь печенье, разогрейте духовку до 190 °C, противень в среднем положении.

Разделите тесто на 4 части, чтобы проще было раскатывать. Посыпьте мукой разделочную доску и раскатайте тесто в пласт толщиной примерно 1/8 дюйма.

Обмакните формы для печенья в муку и вырежьте из теста фигурки, сколько получится. (Если у вас вдруг не оказалось специальных форм, можно вырезать фигурки острым ножом.) Металлической лопаткой переложите вырезанное печенье на НЕ смазанный жиром противень. Расстояние между печеньями должно быть не меньше полутора дюймов.

Если вы хотите украсить печенье разноцветным сахаром или другими кондитерскими украшениями, то делать это нужно сейчас. Если хотите полить печенье глазурью — испеките его и подождите, когда оно остынет.

Выпекайте при 190 °C 8—10 минут или пока печенье слегка не подрумянится. Подождите пару минут, переложите печенье на решетку и дайте остыть.


Глазурь

2 чашки просеянной сахарной пудры щепотка соли

1/2 чайной ложки ванили (или другого ароматизатора)

1/4 чашки сливок


Смешайте все ингредиенты. Если глазурь получилась слишком жидкой, добавьте еще сахарной пудры, если слишком густой — еще сливок.

Если вы хотите, чтобы печенье было разноцветным, разделите глазурь на несколько маленьких мисок и в каждую добавьте пищевой краситель.

Осторожно наносите глазурь специальным ножом или кистью.

Божественное Печенье

Не включайте духовку заранее — тесто должно постоять в холодильнике.


1 1/2 чашки растопленного сливочного масла

2 чашки плотного коричневого сахара

2 взбитых яйца

2 чайные ложки разрыхлителя

1 чайная ложка ванили (или другого ароматизатора — я использовала лимонный экстракт)

1 1/2 чашки смеси сухофруктов, порубленных с 2 столовыми ложками муки

3 чашки муки


Положите сливочное масло в миску (пригодную для использования в СВЧ) и растопите в СВЧ на МАКСИМУМЕ в течение двух минут. Добавьте коричневый сахар и перемешайте. Дайте постоять несколько минут. Когда смесь остынет настолько, что ее можно будет потрогать пальцем, добавьте взбитые яйца, разрыхлитель и ваниль.

Порежьте смесь сухофруктов на кусочки. Это может за вас сделать кухонный комбайн, если использовать насадку со стальным лезвием. Засыпьте сухофрукты (я брала персики, яблоки, груши и курагу) и добавьте 2 столовые ложки муки, а затем измельчите. Если смесь получится слишком липкой, добавьте еще муки. Отмерьте полторы чашки измельченных сухофруктов.

Добавьте сухофрукты в масляную смесь и перемешайте. Затем добавьте муку, порциями по одной чашке, каждый раз размешивая.

Поставьте тесто в холодильник на 20 минут, чтобы оно застыло. Затем разделите его на 4 части. Через пергаментную бумагу раскатайте каждую часть в батончик толщиной около двух дюймов. (Если тесто слишком липнет, поставьте его в холодильник еще на 10 минут.) Заверните батончики в чистую пергаментную бумагу, сложите в пакет и положите в холодильник еще минимум на 4 часа. (Можно на ночь — это тесто может храниться в холодильнике целую неделю.)

Когда соберетесь печь печенье, предварительно разогрейте духовку до 190 °C, противень в среднем положении.

Выньте один батончик (чтобы другие не успели растаять: это тесто проще резать охлажденным), разверните. Если помялся, пока лежал в холодильнике, придайте округлую форму. Острым ножом разрежьте на кусочки толщиной 1/4 дюйма и выложите их на смазанный жиром противень, примерно двенадцать штук на противень стандартного размера. Оставшееся тесто уберите в холодильник. Выпекайте при 190 °C 10 минут или пока печенье как следует не подрумянится.

Дайте остыть на противне пару минут, а затем переложите на решетку.

Примечание: Если печенье покажется вам не очень сладким, перед подачей на стол можете посыпать его сахарной пудрой.

Лайзины Плюшки

Предварительно разогрейте духовку до 175 °C, противень в среднем положении.


1 чашка шоколадных хлопьев (обычных, не горьких и не молочных)

1 чашка растопленного сливочного масла

1/4 чашки крепкого кофе

1 чашка нарезанных кусочками фиников без косточек (можно купить уже нарезанные финики или присыпать финики без косточек мукой и измельчить их в кухонном комбайне)

1 1/2 чашки сахарного песка

2 взбитых яйца (просто взбейте вилкой)

1 чайная ложка ванили

1 чайная ложка соды

1 чайная ложка соли

1 чашка мелко нарубленных грецких орехов или орехов пекан (сначала порубите, а потом отмерьте)

1 чашка хлопьев молочного шоколада

3 1/2 чашки муки (просеивать не нужно)


В специальную миску для СВЧ положите шоколад, сливочное масло и кофе. Растопите в СВЧ-печи. (Если включите печь на МАКСИМУМ, на это уйдет примерно 2 минуты.) Шоколадные кусочки могут сохранить свою форму, поэтому смесь надо тщательно перемешать. Добавьте нарезанные кусочками финики и перемешайте.

В другой миске разотрите сахар со взбитыми яйцами. Добавьте ваниль, соду и соль. Тщательно перемешайте.

Смешайте с шоколадной смесью. Добавьте нарубленные орехи и кусочки молочного шоколада. Затем порциями по 1/2 чашки добавляйте муку, каждый раз перемешивая.

Дайте тесту постоять минут 10. Затем чайной ложкой выложите на смазанный жиром противень. На противне стандартного размера умещается примерно 12 печений. Слегка прижмите печенья идеально чистой ладонью. (Если тесто слишком липкое, поставьте на несколько минут в холодильник.)

Выпекайте при 175 °C 10–12 минут. Дайте постоять пару минут на противне, а потом переложите на решетку.

Количество: приблизительно 8 дюжин, в зависимости от размера печенья.

Песочное Печенье с Черникой

Предварительно разогрейте духовку до 175 °C, противень в среднем положении.

Это рецепт Бетти Джексон. Она говорит, это печенье смело могут есть даже те, кто сидит на диете, потому что в нем всего 3/4 чашки сахарной пудры. (Правда, при этом она забывает, сколько сахара содержится в консервированной начинке.)


3 чашки муки (просеивать не нужно)

1 1/2 чашки размягченного сливочного масла

3/4 чашки сахарной пудры (просеивать не нужно, если только в ней нет больших комков)

1 банка (21 унция) черничной начинки для пирога (или любой другой, кроме лимонной)


Шаг первый. Разотрите сливочное масло с сахарной пудрой. Добавьте муку и перемешайте.

(Это за вас может сделать кухонный комбайн. Используйте насадку со стальным лезвием, а масло порежьте на кусочки.)

Выложите ПОЛОВИНУ этой смеси (примерно 3 1/2 чашки) в смазанную жиром форму размером 9x13 дюймов (это стандартная прямоугольная форма).

Выпекайте при 175 °C в течение 15 минут. Достаньте форму из духовки. НЕ ВЫКЛЮЧАЙТЕ ДУХОВКУ!

Дайте коржу слегка остынуть (5 минут вполне достаточно).

Шаг второй. Выложите на корж начинку. Сверху выложите оставшуюся половину теста и слегка прижмите металлической лопаткой.

Выпекайте еще 30–35 минут или пока верх не зарумянится. Выньте форму из духовки.

Слегка остудите и нарежьте небольшими квадратами. Если хотите, можете посыпать их сверху сахарной пудрой.

Огненные Кексы от Ханны

Предварительно разогрейте духовку до указанной на пачке смеси для торта температуры, противень в среднем положении.

Мне очень стыдно за этот рецепт. Обычно я не использую готовые смеси для своей выпечки, но от одной мысли о том, что придется сыпать красный перец в мои лучшие шоколадные кексы, меня чуть не стошнило. Кроме того, кекс из готовой смеси вполне годится, чтобы служить оружием в кулинарной войне. Я бы ни за что не стала помещать рецепт в кулинарную книгу, но поддалась мольбам Майка, Билла и еще семерых полицейских.


1 пачка смеси для шоколадных кексов (все равно какая)

1 банка (4 унции) консервированного острого красного перца (порезанного на кусочки)


Приготовьте форму и тесто для кексов согласно инструкции на упаковке смеси.

Откройте перец и слейте жидкость. (Заодно как следует прочихаетесь.)

Добавьте перец в тесто и перемешайте.

Выложите тесто в форму и выпекайте согласно инструкции на упаковке.

Майк любит есть эти кексы с молоком. Билл — с щедрой порцией ванильного мороженого. Лонни предпочитает черный кофе (и это внушает мне надежду, что они с Мишель как нельзя лучше подходят друг другу).

Пирожные с Ревенем

Предварительно разогрейте духовку до 175 °C, противень в среднем положении.

Примечание Ханны: Больше десятка жительниц Лейк-Иден принесли мне такой же или почти такой же вариант ревеневых пирожных. Кроме того, были рецепты пирога с ревенем, ревеневого хлеба, печенья с ревенем, варенья из ревеня, тарталеток с ревенем, торта с ревенем и ревеневого соуса. На срочном заседании нашей редакции мы решили включить в книгу только один рецепт — этот. Ведь эта книга будет продаваться по всей стране, а ревень, хотите верьте, хотите нет, растет не везде! Эти пирожные мы выбрали потому, что они нравятся многим жительницам Лейк-Иден.


1 чашка муки (просеивать не нужно)

1/2 чашки сахара

1 чайная ложка разрыхлителя

1/2 чайной ложки соли

1/2 чашки размягченного сливочного масла

1 взбитое яйцо (просто взбейте в стакане)

1 столовая ложка молока

2 чашки очищенного ревеня, нарезанного мелкими кусочками

1 пачка (3 унции) клубничного желе (с сахаром)

1 чашка сахарного песка

1/2 чашки муки (просеивать не нужно)

1/2 чайной ложки корицы

1/4 чашки размягченного сливочного масла


В небольшой миске смешайте муку, сахар, соль и разрыхлитель. Затем порубите со сливочным маслом (масло нужно добавлять небольшими кусочками и разминать вилкой), пока смесь не станет рассыпчатой. Яйцо взбейте в стакане молока и смешайте с масляной смесью до однородности. (Все это за вас может сделать кухонный комбайн — используйте охлажденное сливочное масло, нарезанное на кусочки, и насадку со стальным лезвием.)

Побрызгайте форму размером 9x9 дюймов антипригарным спреем. (Можно взять форму 8x8, но получится впритык.)

Выложите тесто в форму и слегка прижмите к дну лопаткой или руками.

Сверху выложите нарезанный кусочками ревень. Посыпьте сухой смесью для желе.

В миске смешайте сахар, полчашки муки и корицу. Смешайте с 1/4 чашки размягченного сливочного масла (масло добавляйте небольшими кусочками и разминайте вилкой), пока смесь не станет рассыпчатой. (Все это за вас может сделать кухонный комбайн — используйте охлажденное сливочное масло, нарезанное на кусочки, и насадку со стальным лезвием.)

Выложите эту смесь в форму поверх ревеня.

Выпекайте при 175 °C 45 минут, или пока ревень не станет совсем мягким, а верхушка не подрумянится.

Дайте остыть в форме. Когда совсем остынет, разрежьте на небольшие куски.

Можно подавать теплым, комнатной температуры или охлажденным.

ДЕСЕРТЫ: ДРУГИЕ СЛАДОСТИ

Засахаренные Пекановые Орешки от Лоис

Предварительно разогрейте духовку до 165 °C, противень в среднем положении.

Франсин, мама Салли Лафлин, узнала об этом рецепте от своей подруги, Лоис Мелин.


2 фунта половинок пекановых орехов

2 яичных белка

щепотка соли

1 чашка сахарного песка

1/2 чашки растопленного сливочного масла


Побрызгайте две формы для выпечки размером 9x13 дюймов антипригарным спреем. Разделите пекановые орешки на две кучки и разложите в две формы. Поставьте в духовку и прокалите при 165 °C в течение 15 минут. Взбейте два белка с щепоткой соли в пышную (но не очень крепкую) пену. Добавьте сахар, а затем — обжаренные орехи.

Разделите масло на две части и вылейте в формы для выпечки. Разделите ореховую смесь на две части и выложите каждую часть в свою форму. Деревянной ложкой или лопаткой смешайте ореховую смесь с маслом.

Выпекайте при 165 °C в течение 30 минут. Крышкой формы закрывать не нужно. Каждые 10 минут перемешивайте орехи.

Достаньте формы из духовки, выньте орехи и разложите на пергаментной бумаге. Дайте слегка остыть, а затем разделите орешки. Охладите полностью.

Салли раскладывает такие орехи в жестяные баночки и дарит их на Рождество. Они такие вкусные, что язык можно проглотить.

Фрукты в Шоколаде

Это рецепт Бонни Сурма. Она говорит, это самый вкусный (и простой) из всех десертов, которые она знает.


2 чашки шоколадных хлопьев (обычных или молочных)

сухофрукты (лучше всего — курага, персики, финики, инжир и груши)


Помешивая, растопите шоколад на водяной бане.

Противень выстелите пергаментной бумагой и разложите на нем фрукты.

До половины обмакните каждый кусок в шоколад и выложите на противень. (У груш обмакивайте нижнюю часть, так они лучше смотрятся.)

Когда закончите, поставьте противень в холодильник. Его надо будет достать за 30 минут до подачи на стол. (Шоколад вкуснее, когда он не очень холодный.) Выложите фрукты на блюдо и подавайте как изысканный десерт к крепкому кофе.

По словам Бонни, точно так же можно приготовить клубнику в шоколаде. Если возьмете ягоды с хвостиками, можно обмакивать их в шоколад целиком. Если нет — наколите клубнику на зубочистку и обмакните нижнюю половину.

Мама рассказывала, что на одно собрание Клуба поклонниц эпохи Регентства Бонни приготовила фрукты в горьком, молочном и белом шоколаде.

НАПИТКИ

Английский Эг-Ног

Этим рецептом нас одарил Уинторп Харрингтон II. Хотя он и не живет в Лейк-Иден, но зато здесь живет моя мама, так что рецепт пришлось включить.


12 яиц

1/4 чашки сахарного песка

1 литр цельного молока

1 пинта нежирных сливок

1 пинта взбитых сливок

2 чашки бренди (или рома, или виски — на ваш вкус) *


* Чтобы приготовить безалкогольный вариант, добавьте еще 2 чашки молока и 2 чайные ложки ромового или ванильного экстракта.


Отделите желтки от белков. Белки взбейте в пышную пену.

Взбейте сливки и смешайте с белками.

Взбейте желтки до светлой воздушной смеси. Добавьте сахар, молоко, нежирные сливки и бренди. Смешайте со взбитыми сливками и белками.

Если вы решили приготовить эг-ног заранее, его можно перелить в кувшин с плотной крышкой и убрать в холодильник. Он может храниться 12 часов.

Перед подачей на стол хорошо взболтайте, разлейте по бокалам (если они у вас есть) и посыпьте свежемолотым мускатным орехом или корицей.

Это эг-ног по-английски, он не такой сладкий, как американский. Прежде чем подавать напиток, попробуйте его. Если нужно, добавьте еще сахара.

Лукавая Герцогиня

Это рецепт Бетти Штрауб. Она подает этот коктейль, когда ее лучшие посетительницы допоздна засиживаются в «Стрижке Кудряшке», чтобы перемыть косточки знакомым. Мама мне по секрету призналась: говорят (но на все сто она не уверена), в том, что теперь у Донны Лемпки ярко-апельсиновые волосы, виноваты сразу несколько Лукавых Герцогинь подряд.


Для приготовления этого коктейля вам понадобится блендер. На каждую порцию вам потребуется:


2 столовые ложки ликера амаретто.

1/2 чашки клубничного мороженого


Положите в блендер мороженое, налейте амаретто и взбейте. Подавайте в фужерах.


Бетти хотела вас предупредить: тем, кто познакомился за один вечер больше чем с двумя Лукавыми Герцогинями, садиться за руль нельзя. Пусть вас отвезет домой тот, кто с «герцогинями» не знаком вообще.

РАЗНОЕ

Суперсоль Миссис Кнудсон

Присцилла Кнудсон сказала нам, что ей надоело тратить деньги на специальную соль с приправами, которая продается в «Рыжем филине», вот она и решила приготовить свою. По ее словам, она такая же вкусная, как и покупная, а может, и вкуснее — ведь все специи для нее у вас уже есть, так что соль вы получаете задаром.


1/2 чашки столовой соли

1 столовая ложка сельдерейной соли

1 столовая ложка чесночной соли

1 столовая ложка паприки

1 чайная ложка сухой горчицы

1 чайная ложка лукового порошка

1/2 чайной ложки кукурузного крахмала

1/2 чайной ложки молотого орегано


Высыпьте все ингредиенты в блендер и смешивайте в течение нескольких секунд. Храните в банке с плотно завинчивающейся крышкой (например, из-под соли, которую вы покупали за свои кровные).

Эту соль можно приготовить и без блендера, так что, если у вас его нет, бежать в магазин и тратить деньги на покупку не стоит. Миссис Кнудсон просто засыпает все ингредиенты в жестянку, плотно закрывает и катает туда-сюда по кухонному столу.

Количество: 3/4 чашки Суперсоли.

Наживка для Сома от Вернера Германа

НЕ ПРИГОДНО ДЛЯ УПОТРЕБЛЕНИЯ В ПИЩУ ЧЕЛОВЕКОМ


Этот рецепт принес Джек Герман, сын Вернера. Лайза предупреждает, чтобы вы сами не готовили и другим ни за что не позволяли готовить ЭТО у себя на кухне. Лучше делать это на свежем воздухе в миске, которую потом не жалко будет выбросить. И, главное, никогда — слышите — никогда не храните наживку в доме! Ни за что не поддавайтесь на уговоры убрать ее в ваш холодильник!


1 фунт рубленой свежей печени (любой, а не той, что вы берете для закусок)

1 маленькая банка кошачьего корма с очень сильным запахом

1 маленькая пачка желе (Джек говорит, рыбы любят любое желе, кроме виноградного; Лайза говорит, что Джек просто сам его не любит)

обжаренный жир от 6 кусков бекона (мясо можете съесть сами)

2 чашки растопленного сыра «Вельвита» (с сильным запахом)


Печень нарежьте кусочками, посыпьте смесью для желе, смешайте с кошачьим кормом и жиром от бекона. Посыпьте растопленным сыром и тщательно перемешайте.

Маринуйте (Лайза, правда, называет этот процесс по-другому) неделю в прохладном месте. (НЕ в холодильнике на кухне; поставьте банку в переносной холодильник или отнесите на улицу подальше от дома.)

Количество: этой наживки хватает, чтобы наловить сомов на всех гостей клуба «Лев», пришедших отпраздновать ежегодный День рыболова.

Примечания

1

Период истории Великобритании с 1811 по 1820 г., когда страной вместо своего душевнобольного отца Георга III правил принц Уэльский (будущий король Георг IV), называвшийся тогда принцем-регентом.

(обратно)

2

Шекспир, «Отелло», акт III, сцена 3. Перев. М. Лозинского.

(обратно)

3

Фанни Меррит Фармер (1857–1915) — известная специалистка в области кулинарии. Директор ряда школ, в том числе собственной Кулинарной школы мисс Фармер в Бостоне (1902). Автор классической «Поваренной книги Фанни Фармер».

(обратно)

4

«Пилсбери» — крупная мукомольная компания, выпускающая кондитерские полуфабрикаты.

(обратно)

5

Хотя Бетти Крокер — действительно вымышленная фигура, родилась она в компании «Washburn Crosby» в 1921 как мифическая специалистка по кулинарии, чтобы отвечать на вопросы слушателей. Фамилия Крокер была взята у недавно ушедшего на пенсию директора компании, а имя Бетти выбрали за то, что оно приятно звучит. Она вела первое радиошоу страны «Школа Бетти Крокер в эфире» (причем поначалу трансляция шла с местной станции в Миннеаполисе, Миннесота, а уже потом по радиосети NBC) и разработала собственную серию продуктов, начавшуюся со знаменитой смеси для кексов Бетти Крокер. Под ее именем выпускаются разнообразные сборники рецептов.

(обратно)

6

Синклер Льюис (1885–1951) — американский прозаик, лауреат Нобелевской премии по литературе (1930). Родился в Сок-Сентре, Миннесота.

(обратно)

7

Красавица (фр.).

(обратно)

8

Левый (фр.).

(обратно)

9

Шекспир. «Гамлет», акт V, сцена 2. Перев. Б. Пастернака.

(обратно)

10

Французское блюдо, открытый несладкий пирог.

(обратно)

11

Синтез тефлоновой кастрюльки и электроплитки. Кастрюлька включается в сеть, и блюдо может не спеша готовиться в ней по 6–8 часов, пока вы занимаетесь своими делами.

(обратно)

12

«Блэкглама» — крупная меховая компания, единственный узнаваемый по имени меховой брэнд. Норка «Блэкглама» считается самой престижной (и дорогой) черной норкой в мире.

(обратно)

13

Так называют центральную улицу Лас-Вегаса (бульвар Лас-Вегас), на которой расположено большинство казино и отелей.

(обратно)

14

Пикник, на который отправляются на машине. Еда и напитки в этом случае сервируются прямо в багажнике. Изобретено и практикуется в США.

(обратно)

15

«Moon River», мелодия из кинофильма «Завтрак у Тиффани» (1958).

(обратно)

16

Если у вас нет соуса с хреном, просто смешайте 1 столовую ложку хрена с 3 столовыми ложками майонеза.

(обратно)

17

Морской воробей, рыба семейства круглоперов.

(обратно)

18

Тонкая лепешка из кукурузной муки.

(обратно)

19

Марка крепкого темного пива.

(обратно)

20

Коктейль из водки с томатным соком.

(обратно)

21

Тонкая лапша.

(обратно)

22

Приправа.

(обратно)

Оглавление

  • Благодарности
  • Таблица перевода мер объема и веса
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • ЗАКУСКИ
  •   Запеченный Бри
  •   Поспешный Паштет
  •   Пирог с Икрой
  •   Чертовы Яйца
  •   Закуска к Фиесте
  •   Селедочная Закуска
  •   Грибы-Нелегалы
  •   Морская Закуска
  •   Киш со Шпинатом
  •   Рулетики со Шпинатом
  •   Фантазия Ханны на тему Рулетиков Сьюзан
  • СУПЫ
  •   Кукурузная Похлебка
  •   Грибной Живоглот
  •   Быстрый Чили По-Ирландски
  •   Суп из Редиса от Салли
  •   Летний Гаспаччо
  • САЛАТЫ
  •   Луковые Колечки
  •   Французская Заправка
  •   Желе Имбирный Эль
  •   Праздничное Желе
  •   Кучерявый Кочанчик
  •   Салат-Маринад
  •   Желе Уолдорфский Салат
  • ХЛЕБ
  •   Маффины к Завтраку от Тети Грейс
  •   Буханка из Банки
  •   Острые Кукурузные Маффины с Сыром
  •   Маффины с Клюквой
  •   Клубничный Хлеб Джины
  •   Банановый Хлеб Салли
  •   Содовый Хлеб
  • ОСНОВНЫЕ БЛЮДА
  •   Запеченная Рыба
  •   Универсальное Барбекю
  •   Куриный Паприкаш
  •   Ветчинная Запеканка
  •   Лазанья E-Z
  •   Праздничный Сэндвич
  •   Мясо в Горшочке По-Гавайски
  •   Немецкий Картофельный Салат с Сардельками
  •   Охотничье Рагу
  •   Зверюга По-Ирландски
  •   Пирог с Мясом
  •   Горячее По-Миннесотски
  •   Не Совсем Шведские Тефтели
  •   Ресторанная Индейка от Роуз
  •   Пирог с Лососем
  •   Sauerbraten
  •   Цыпленок в Пеленке
  • ГАРНИРЫ
  •   Луково-Яблочный Арлекин
  •   Кукурузный Пудинг
  •   Фасолевый Фокстрот
  •   Нарядный Рис
  •   Запасливое Картофельное Пюре
  •   Лапша на Уши
  •   Картофельный Пирог или Картофельная Вечеринка
  •   Красная Капуста По-Скандинавски
  •   Морковки-Дурочки
  •   Суфле из Шпината
  •   Запеканка из Сладкого Картофеля
  • ДЕСЕРТЫ: ТОРТЫ
  •   Рождественский Торт с Финиками
  •   Шоколадно-Фруктовые Пирожные
  •   Торт к Кофе
  •   Торт-Желе
  •   Торт Шоколадное Сияние леди Гермионы (то есть Ханны)
  •   Маковый Торт
  •   Знаменитый Кокосовый Торт Роуз
  • ДЕСЕРТЫ: ПИРОГИ
  •   Пирог Зеленый Кокос
  •   Ореховый Пирог для Толпы Гостей
  •   Тыквенный Торт для Гостей на День Благодарения
  • ДЕСЕРТЫ: ПЕЧЕНЬЕ
  •   Вишневая Бомба
  •   Рождественское Печенье
  •   Божественное Печенье
  •   Лайзины Плюшки
  •   Песочное Печенье с Черникой
  •   Огненные Кексы от Ханны
  •   Пирожные с Ревенем
  • ДЕСЕРТЫ: ДРУГИЕ СЛАДОСТИ
  •   Засахаренные Пекановые Орешки от Лоис
  •   Фрукты в Шоколаде
  • НАПИТКИ
  •   Английский Эг-Ног
  •   Лукавая Герцогиня
  • РАЗНОЕ
  •   Суперсоль Миссис Кнудсон
  •   Наживка для Сома от Вернера Германа