Шахтёр (fb2)


Настройки текста:



Хорт Игорь Анатольевич Шахтёр

Глава нулевая

«Европейской компании на работу, связанную с риском, требуются мужчины и женщины от двадцати трёх до тридцати пяти лет. Работа и проживание на контрактный период вне России. Оплата от трёх тысяч долларов в месяц. Желающие могут обратиться за дополнительной информацией по телефону: 994–3489–6987».

Егор, окончив Государственную Медицинскую Академию, получил распределение в один из многих районных центров N-ской области. Ехать в тьму-таракань не хотелось, да и не требовалось. Времена поменялись. Найдёшь работу по специальности, работай. Не можешь заработать на жизнь в городе, отправляйся в район. Врачи никому не нужны. Зарплата ниже плинтуса, на жилплощадь не рассчитывай. Перестройка…

С трудом сдав государственный экзамен, Егор неделю праздновал с друзьями, такими же докторами, это событие. Выдача синего диплома и значка о высшем медицинском образовании, обязательных атрибутов молодого врача бывшего Советского Союза пролетела в полупьяном угаре. Нельзя сказать, что Егор пошёл учиться не по призванию. Он хотел быть врачом, хотел лечить и приносить пользу людям и обществу. Перестройка резко поменяла приоритеты. Страна, бывшая когда-то единой, развалилась на глазах. Руководство теперь вместо светлого коммунистического будущего звало в не менее светлое капиталистическое. Народ, как-то сразу ставший никому не нужным, обдумывал варианты выживания…


Найдя в тарелке с бычками, стоящей на столичной газете с рекламой и объявлениями, серьёзный на его взгляд окурок, Егор расправил его, размял затвердевший за ночь в нём табак, тяжело вздохнув, закурил. Голова не работала абсолютно. Требовалось срочно принять лекарство. Возникло чувство, что лекарство есть, оно приготовлено заранее, надо просто вспомнить, куда его поставил вчера вечером Артём, сосед по комнате. Напряжение мозговых извилин результата не дало. В памяти возникали картины двух– или трёхдневной давности, вчерашний вечер отсутствовал целиком…

Утреннюю тишину в общежитии нарушили голоса в коридоре. К дверям комнаты подошли, открыли её пинком, да таким, что посыпались крошки извёстки и цемента. Дверной блок выдержал и не упал вовнутрь комнаты, хотя мог. В комнату вошли Артём с Давидом.

— Здорово, Егор, — Артём кисло усмехнулся. — Ты как? Живой?

Егор пытался кивнуть, но помешал бычок, пальцы обожгло остатком сигареты без фильтра, и вместо приветствия из глотки вылетел трёхэтажный мат. Бычок был отброшен в сторону с проклятьями и пожеланиями ему зла…

— Живой, — сам себе под нос буркнул Артём, залез в шкаф и долго там копался. — Вот! А ты боялась, даже платье не помялось. — Из шкафа показался довольный сосед по комнате с бутылкой в руке. — Полбутылки всего, правда, но нам хватит. Садись, Давид.

Грузин Давид Аркацвали, тоже закончивший в этом году институт, осторожно огляделся, ища место, куда уронить своё заднее место, вытащил из-под стола единственный целый стул и сел на него, перегородив своим внушительным телом все выходы и входы в комнату.

— Дверь закройте, — выдавил из себя Егор.

— Зачем? Сейчас Вован с кентом зайдут, — Артём разлил в три стакана остатки из бутылки. — Ты хоть помнишь, о чём мы вчера договорились?

— Туманно… — Егор убрал с табуретки на пол тарелку с окурками, снял газету с рекламой и, поставив табурет у стола, сел.

— Ну, с богом, — Егор, Артём и Давид подняли стаканы, не чокаясь, с размаху вылили содержимое в свои утробы.

Водка покатилась по пищеводу, обожгла желудок. Стакан вернулся на своё место.

— Жесть. Вот гадость. Как её люди пьют, — Артём уже копался в пустом холодильнике.

— Артём, там макароны где-то были, — скривился Егор, опохмеляться он не любил, но и терпеть и мучаться целый день, не хотелось.

— А, да, — Артём быстро налил в кастрюльку воды и поставил на плитку. — Короче, будут макароны по-флотски. Банку тушёнки обещал вчера Вован.

В подтверждение слов Артёма в коридоре общежития послышались новые голоса. Эти голоса Егору удалось опознать: Вован и его земляк Игорь, студент стоматологического факультета с соседней общаги. Зашли в комнату. Сдвинули Давида с прохода. Вернее Давид сам сместился вместе со стулом: Вован мог протопать и по Давиду. Тоже немаленький, наглый, самоуверенный и, самое главное, драчливый. Помахать кулаками, хлебом не корми. Авторитетов для Вована не существовало: борзый.

Оба были уже навеселе. В руках стоматолога заманчиво покачивалась авоська с пятью бутылками водки и бутылкой коньяка, гадости неимоверной, с пятью звёздами. Вован тоже не подкачал: булка хлеба, банка тушёнки, две банки шпротов. Утро начало набирать обороты и обещало быть приятным. Закипела вода. Последняя пачка макарон была сварена под весёлые воспоминания вчерашнего дня. Артём слил воду в какой-то таз, и, перемешав горячие макароны с тушёнкой, пытался слегка поджарить эту смесь на сковороде, но ему не дали. Ждать никто не хотел.

— Горячее сырым не бывает, — Вован уже открыл бутылку, добавив к трём стоящим на столе одиноким стаканам две кружки-подружки, булькал водку по таре. — Давай на стол харчи, со вчерашнего дня не ели, язву бы не нажить. Да и вам надо зубы поточить перед дорогой…

— Вздрогнем, — ещё полстакана палёной водки прокатилось по пищеводу Егора, настроение начало быстро ползти от отметки с названием «похмельный синдром» к границе с названием «утренняя пьянка».

— После второй правильные люди не закусывают. Нечего водку и харчи переводить, — остановил Давида Вован, тот хотел зацепить вилкой огромную макаронину в сковороде. — Подожди. Вишь, Артём наливает.

Давид что-то промычал нечленораздельное, но вилку из рук выпустил и от гигантской макаронины отстал.

— Ты смотри, каких монстров делают на нашем хлебозаводе, — макаронина привлекла теперь внимание Артёма, длиной почти двадцать сантиметров, отваренная, она в диаметре стала не меньше трёх сантиметров. — Экая вальяжная боярыня. А мука хорошая, видишь, не развалилась на части! Держит честь макаронной фабрики.

Вторая бутылка, лишившись своего содержимого, была отправлена в шкаф, а коллектив, уже изрядно повеселевший, громко стукнул стаканами. Ещё сотня грамм ядрёного напитка пошла проверить состояние желудка и внутренних органов Егора. За несколько минут сковорода с макаронами была зачищена от содержимого, а собравшиеся у стола в полном объёме почувствовали прелесть жизни.

К удивлению Егора, оставшиеся три бутылки водки были аккуратно уложены в пакет вместе с двумя банками шпротов и остатками буханки хлеба. Артём закинул в сумку раскладной нож, пару ложек и, посмотрев на Егора, поинтересовался:

— Ты собрался?

— Куда? — обалдел от вопроса Егор.

— Он не помнит! — Вован вытащил из-под кровати Егора портфель, с которым Егор ходил на учёбу, затолкал в него бутылку коньяка, проверил паспорт и документы.

— Да всё на месте, он вчера собрался, просто выбило предохранители, не помнит, — хмыкнул Артём. — Вован, газета где?

— В портфель к нему положу, — рекламная газета из столицы была аккуратно свёрнута и положена в егоров портфель. — Всё, потопали, до самолёта ещё больше часа, но надо спешить, за сорок минут регистрация, — Вован положил два стакана в пакет с водкой и шпротами.

— Мир этому дому, пойдём к другому, — Артём окинул комнату прощальным взглядом. — Присядем на дорожку.

Все сели, кто где смог и, наконец, стали выходить из комнаты.

Егор, не очень понимая, куда и зачем он едет, вопросов не задавал. По телу разливались тёплые алкогольные волны, в голове зияла полная просветлённая пустота. Портить вопросами очарование этого мгновенья не хотелось. Парни вышли из общежития, протопали к дороге и, остановив частного извозчика, коих расплодилось за последнее время очень много, сели в машину. Артём залез на переднее сиденье, как старший и знающий маршрут, Давид, Вован и Егор молча сели сзади.

— В аэропорт! — Полста рублей перекочевали к таксисту.

— Пристегнись, — водитель, уловив в воздухе винные пары, нахмурился, включил передачу. Машина влилась в городской поток и двинулась в требуемую сторону…


В местный аэропорт бывшие студенты прибыли с опозданием, но окончательно опоздать им не дал какой-то депутат, летевший в столицу, он тоже опоздал, но его ждали. Проверили билеты, паспорта и в сопровождении стюардессы, пешком отправили к самолёту. Как выяснилось, летели только Егор и Артём, Вован и Давид провожали. Давид дал телефон сестры, живущей с мужем в столице, а Вован крепко обнял, похлопал друзей по плечам и клятвенно заверил, что приедет на поезде, так как денег на билет в самолёт у него не собралось. Поднявшись по трапу в самолёт, путешественники прошли в конец полупустого салона. Народу было немного. Уговорив четверть бутылки, друзья забылись беспокойным сном. Больше полёт ничем отмечен не был. Сели без проблем, хотя Егор видел, что пилот был слегка навеселе: рыбак рыбака видит издалека. Егор посадку проспал…

Столичный аэропорт встретил студентов неприветливо, лёгкой моросью и прохладным ветром. Артём, забрав газету с объявлением, ушёл куда-то звонить, скорее всего, в дежурную комнату милиции. Егор остался сидеть в зале для ожидающих. Потом перекочевал в буфет, заказал стакан чая без сахара. Сахар остался из самолёта. Купил ещё отвратительного вида беляш, но беляш не пошёл, жирный, холодный, с выглядывающим из дырки в боку кусочком варёного фарша. Егор даже удивился, что в нём есть мясо, не ожидал. Требовалось поправить здоровье, но пить один Егор был не приучен, а Артёма не было. Минут через тридцать подкатил Артём с ментом: звонил точно из милиции. Бедный беляш был разделён на три части. К пустому стакану из-под чая добавили два стакана из общежития. Разлили. Выпили. Руки мента трястись перестали. Артём хлопнул его по плечу: «Знай, мол, наших».

Пролетело не больше часа, как появился представитель фирмы, мужчина сорока лет и объяснил, что минут через сорок совершит посадку самолёт с города Б…ск, а с ним прибудет ещё двенадцать человек. По его словам следовало дождаться этих людей и вместе с ними ехать в фирму, оформлять документы. Представителя слушали плохо. Мент мешал, оправившись, он вдруг схватил микрофон, и последние полчаса слушали только его. Про какую-то блядь, подругу его жены, про мудозвона-соседа и ещё какую-то муть. Рассказ никого не впечатлил, но просто сидеть было тоже скучно. Егор, наконец, выяснил у Артёма, куда они едут.

— На заработки, за рубеж. Три тысячи долларов в месяц. Это где-то пять тысяч рублями. Нижний предел. Можно получать больше. Смекаешь?

— Мг… — смекнул Егор.

— Вот за это тебя, Егор, и уважаю, — Артём разлил остатки из бутылки. — ХЗ куда едешь, терпишь, молчишь. Всё равно едешь, всё равно молчишь. Самое главное если что, плечо подставишь, молча и надёжно. Давай, брат, по маленькой. Скоро автобус подойдёт.

Артём пытался что-то выяснить у мужчины, но Егор все разговоры пропустил, решив сходить в туалет и умыть лицо…

Пролетел ещё час. Самолёт с Б…ска сел, люди были встречены и, наконец, их повели к автобусу. Набралось не так и мало народу, считать Егор не стал, но ЛиАЗ был забит до упора, не меньше полусотни человек. Автобус, натужно ревя двигателем, выехал из аэропорта на трассу и двинул в противоположную столице сторону. Вопросов никто задавать не стал. Несколько часов езды и их выгрузили в небольшом посёлке у ворот бывшей военной базы, потребовали документы и быстро провели медицинскую комиссию. Быстро и оперативно. Отбраковали всего пятерых по каким-то причинам. Народ в основном был здоров. Отобранных людей провели в небольшой зал, раздали анкеты и велели заполнять. Ещё через десять минут Егор почувствовал в зале лёгкий запах смеси хлороформа с каким-то неизвестным газом, а ещё через минуту потерял сознание…

Глава первая

Тяжёлый имперский крейсер «Рапир» заканчивал патрулирование дальнего рубежа Звёздной империи Атаран. Несмотря на то, что корабль шёл по классификации, как тяжёлый крейсер, команда на нём была небольшой. Командир, помощник и ещё пять человек по штатному расписанию. Состав был полностью офицерским.

Капитан Лехе, пожилой аргаид, уже обдумывал отдать приказ о переходе в следующий объём космического пространства, но раздался сигнал тревоги.

— Что там, Раями? — тревога, тем более, боевая, к концу патрулирования была совсем ни к чему.

— Корабль без опознавательных знаков. Только что вышел из прыжка. По конструкции аварский. Идём на сближение, думаю, торговец, но раз они в нашем космосе, то придётся досмотреть их. Вооружение есть, но слабое. Они сейчас резво разворачиваются, попали нам на встречном курсе. В прыжок уже им не уйти, но и в ответ на наше предложение сбросить скорость и пройти досмотр совершают манёвр разворота и разгон в сторону окраин. Хотят выпрыгнуть из нашей территории фронтира. Скорее всего, ошибка в навигации, вот и вышли у нас. Дилетанты.

— Понятно. Расстояние?

— До торговца сто шестьдесят. До расчётной точки разгона и ухода в прыжок, им не меньше трёхсот, тяжёлые. Расчётная точка пересечения курсов сто двенадцать или восемнадцать секунд. Они наши.

— Я иду в рубку, — Лехе усмехнулся. — Ты думаешь о том же, что и я?

— Да, авары. Груз, судя по их действиям, рабы или органы для трансплантации. Скорее всего, первое.

— У нас с ними мир, — капитан уже входил в рубку.

— Халява, сэр!

— Протокол ведётся? — Лехе понимающе ухмыльнулся, помощник не так давно женился, и ему нужны были деньги.

— Да. Три приказа о досмотре и остановке корабля. Игнорируют.

— Упреждающий залп из трёх ракет. Полную мощность на двигатель, сближение, электронное глушение прыжковых систем торговца, абордаж. Стандартные процедуры.

— Есть, — через полсекунды ушли три ракеты, крейсер ощутимо рванулся вперёд, сокращая дистанцию до нарушителя.

— Внимание! Торпедная атака! Ответный залп шести орудий! Поднята активная защита. Проведён противоракетный залп. Расстояние до объекта пятьдесят два и сокращается, — доклад управляющего боевого компьютера крейсера «Рапир» слегка перекрыл команды и доклады экипажа.

— Капитан, торговец сбросил вторую, третью, четвёртую и пятую модуль-секции. Его вес упал до пятнадцати процентов от первоначального. При сохранении той же мощности двигателя они выходят на уровень прыжковой скорости через четыре секунды. Разрешите применить оружие.

— Раями, мы не знаем, что в модуль-секциях, уничтожение носителя в данный момент, когда вина не доказана, нецелесообразно.

— Но, капитан…

— Нет, Раями. Пусть уходят. Мир с аварами. Что я могу им вменить в данный момент? Отказ от досмотра? Препятствия задержанию? Пять древних торпед и шесть выстрелов из таких же древних пушек? Они скажут, что подумали о нападении пиратов. Отбивались. Не стоит. У нас совместное коммерческое использование космоса с аварами. Смогли уйти, пусть уходят.

— Три секунды до сканирования модуль-секций, две на обработку информации. Они уйдут в прыжок через две, — Раями грустно улыбнулся. — Явные «чёрные доктора» или работорговцы.

— Работорговля в Аварской империи разрешена законом. Они такие же члены Содружества, как и мы, — пожал плечами капитан. — Мы стоим на страже законности нашей империи и соответственно наши действия должны быть законны. У нас нет рабовладения, как и работорговли. У них есть. Попал бы он нам на нашей территории, отдали бы под суд по нашим законам. Не попал сегодня, попадёт завтра. Какая разница. Зачем нам перегибать палку?

Вспышка ухода нарушителя в прыжок закончила разговор в капитанской рубке. Согласно штатного расписания крейсер начал выход на орбиту вокруг модуль-секций и сканирование на предмет содержимого. Опасных, наркотических и взрывоопасных предметов не обнаружено, но помощник капитана, старший лейтенант космической службы Раями, оказался прав — модуль-секции содержали в себе около шести тысяч живых существ, погружённых в состояние сна. Человекообразные, скорее всего с одной из варварских планет за пределами известного космоса. Согласно уставной процедуры крейсер известил командование пограничной службы о факте нахождения четырёх модуль-секций с шестью тысячами биологических объектов, сброшенных в космосе неустановленным судном. Получен приказ о патрулировании данного объёма пространства до подхода военно-транспортного судна «Лаатаи».


Через шестнадцать стандартных часов военный транспорт «Лаатаи» подобрал четыре модуль-секции и отбыл в направлении государственного сектора LSD-16, к планете Рондад — отцы-командиры решили сразу сбросить с себя обузу из шести тысяч рабов. Команда тяжёлого крейсера, как и положено, за решительные и активные действия по пресечению незаконных действий на территории имперского космоса, получила премии, которые были хоть и незначительны, но весьма своевременны. В личные дела капитана и помощника были внесены соответствующие изменения. На этом инцидент был исчерпан и благополучно забыт…

Глава вторая

Дальнейшая судьба шести тысяч землян, оказавшихся в четырёх модуль-секциях аварского корабля-работорговца была стандартной судьбой освобождённых рабов или беженцев из Аварской империи. Для чиновников эти два понятия были по сути одним и тем же. Модуль-секции спустили на планету Ахта, в Центр для беженцев, на площадку около плаца. Через полчаса по прибытии в модули подали кислород и газовую смесь, полностью снимающую медикаментозный сон с людей.

Проснуться на стеллаже, с железной биркой на большом пальце ноги для Егора было несколько неожиданно. Их быстро организовали и построили на плацу в колонны. Этому помогли лёгкие удары электрошока, снимающие последние остатки сна с лежебок и просто любителей понежится перед подъёмом.

Наличие интеллекта у землян было определено на глаз, по одежде, сходным словесным выражениям о какой-то матери и другим не менее образным. Местные специалисты прогнали людей через ускоренный сеанс обучающего гипноза, если это можно было так назвать. Результат был отменным. Говорить на принятом здесь «общегалактическом» языке мог каждый уже через полчаса. Также у каждого страшно болела голова. Егор смотрел на учёных как бык на красную тряпку: без хорошей вчерашней гульбы и весёлой пьянки получить синдром утреннего похмелья! Возмущениям не было предела. Из землян после процедуры не каждый мог устоять на ногах, поэтому повторная «электрошоковая терапия» охраны Центра беженцев вернула людей из полуживого состояния к абсолютно нормальному, по крайней мере, внешне. Она же сбила общее настроение народа начистить морду борзым местным учёным.

Как бы то ни было, местной администрации удалось установить контакт с людьми, и взбешённой толпе объяснили, что их освободили от рабства и теперь они свободные люди. Также было дано понять, что они находятся на территории империи Атаран, а где находится их планета, местные не знают. В связи с тем, что земляне не имеют работы и специальности, а содержать государство их не намерено, всем было предложено самим подумать о своей дальнейшей жизни и средствах для неё. Пузатый дяденька в сером костюме умело нагнал на ещё не пришедших в себя от удивления людей страх перед сложностями жизни в статусе «беженец». Все поняли, что это не то, что нужно для разумного существа, коим себя каждый считал.

После этого перед землянами выступил какой-то государственный чиновник, он себя так называл, и сообщил, что если земляне примут гражданство Великой Звёздной империи Атаран, то соответственно их будут рассматривать как граждан империи и на какие-то льготы они могут рассчитывать. В числе этих льгот было названо несколько непонятных землянам выражений, но каждый понял, что после принятия гражданства их накормят и выдадут комплект одежды. Некоторым особенно настойчивым объяснили, что у гражданина империи есть право выбора и что-то ещё.

На вопросы о возвращении домой, на планету Земля, чиновник улыбнулся и просто сказал:

— В любое удобное для вас время! Мы не знаем местонахождение вашей родины, но вы можете нанять на свои деньги любой космический корабль, и вернутся туда, или в любое другое выбранное вами место.

После этого все вопросы о путешествии на планету Земля как-то неожиданно отпали сами собой. Вслед за чиновником была произнесена присяга. В империи Атаран появилось ещё около шести тысяч граждан самой низкой градации. На этом официальная часть была к удовольствию местных чиновников завершена. Каждый из землян получил по комплекту одежды нормального качества и по пять сухих пайков, скорее всего военного образца.

Граждан разместили в шести больших казармах и начали массовую регистрацию и выдачу индивидуальных карт, в которые заносились все физические данные, в том числе и отпечатки пальцев, биохимические маркеры организма и другие, о которых большинство не имело ни малейшего представления до этого момента.

Надо отдать должное местным представителям власти. В этот день каждый заснул неголодным, а в помещениях были установлены аппараты, в которых можно было получить одноразовый стакан с горячей или холодной водой, по свободному выбору. На этом привилегии граждан империи перед обычными людьми не кончились. Началось массовое индивидуальное обследование людей на состояние здоровья, интеллекта и психики. Каждому, помимо индивидуальной идентификационной карты, была выдана вторая карта с информацией о его физическом, психическом здоровье и интеллекте.

Люди собирались ехать на работу за рубеж, поэтому здоровье большинства было нормальным. Обычным, по местным меркам. Психическое здоровье тоже не вызвало нарекай. Исследование и тесты на интеллектуальное развитие особо никого не поразили: из шести тысяч человек пять с половиной показали индекс в восемьдесят-девяносто единиц, что было оценено местными специалистами как нормальный. Пятьсот отошло в группу с индексом от девяноста до ста десяти. Эту группу сразу перевели на жительство в отдельное от всех здание.

Артёма, Егора и ещё восемь человек с индексом интеллекта выше ста десяти единиц поселили по двое в комнате и центральном здании Центра.

Дальше события развивались ещё быстрее. Чиновники времени терять не хотели и перешли к рекламным акциям по распределению на места будущих работ. Каждый должен был выбрать место работы и заключить договор. Перед людьми первыми выступили представители государственных структур. Был предложен найм в Армию, Флот и других организации, в основном военного направления. Подробно объяснили условия и заработки в этих структурах. Одной из льгот этого направления было получение после десяти лет службы права занимать государственные должности и выбирать или быть избранными в эти самые государственные органы. Получалось, что стать полноценным гражданином империи было непросто, но возможно. К той градации граждан, к которой относились земляне, автоматически зачислялись все проживающие на территории империи. Чтобы стать полноценным гражданином нужно было доказать свою лояльность различными способами, о которых им обещали рассказать позже. Служба в Армии, Флоте были как раз одним из этих способов.

После военных по очереди выступили государственные, полугосударственные и полностью коммерческие компании и корпорации. Народ требовался для работ по колонизации планет, в различные строительные, производственные и другие места. Егор и Артём признали, что выбор очень и очень разнообразный. Корпорации за свой счёт обязаны были обучить человека специальности и предоставить минимальные социальные условия. Вот с этого момента начались различия в оплате и предлагаемых контрактах. Основным и главным критерием вдруг стал именно интеллектуальный индекс. Лучшие условия получали люди с более высоким индексом.

— Это связано с тем, что для работы по определённым специальностям нужен определённый уровень интеллекта. Так же интеллект оказывает большое влияние на скорость обучения и понимание специальных знаний необходимых для будущей специальности, — объяснил специалист по найму из государственной корпорации «Реган», занимающейся колонизацией планет. — Нет смысла нанимать человека на специальность управления космическим кораблём, если по уровню интеллекта он с трудом освоит к концу жизни управление простым автомобилем. Это я конечно шучу, но в целом ситуация выглядит именно так, — развёл руками молодой парень и добавил. — Простой водитель наземного грузовика должен иметь интеллект не меньше восьмидесяти. Пилот самого простого космического грузового транспорта сто двадцать.

Такое простое объяснение было разумным и понятным. Землян, по крайней мере, оно устроило. Так как вопросов в эту тему было много, перед народом выступил специалист: мужик в белом халате, вызванный из здания, где их проверяли на интеллектуальные возможности. Из пространного и путаного доклада — мужик, как понял Егор, не имел опыта публичных выступлений — узнали, что система обучения в империи, да и вообще в Содружестве, куда входит и империя, стандартная. Человек изучает дисциплину. Самостоятельно или в учебном заведении. После этого предоставляет документы и протоколы использования знаний и навыков определённого уровня, в объёме установленным законом о присвоении квалификации. Всё просто. Причём личное участие не нужно. Можно сбросить протоколы и подтверждающие документы по общепланетной сети. На каждую дисциплину и каждый ранг существовало как минимум два варианта проверки претендующего на присвоение ранга. Первый вариант был не сложнее второго. Выход по нейросети в систему учреждения, присваивающего ранг, ответы на контрольные вопросы искина и работа на виртуальном тренажёре. Всё это под протокол. Второй вариант: это выполнение под протокол определённых действий или заданий в реальном времени или в реальной работе. Протокол отсылался в учреждение, и сразу происходило присвоение ранга.

Всем стало ясно, что владение определённым рангов в дисциплине даёт прибавку в деньгах. Считалось, что специалист пятого ранга прикрутит гайку гораздо качественнее человека с первым рангом по той же дисциплине. Земляне узнали, что для получения ранга достаточно протокола, снятого с нейросети. Возник вопрос «что такое нейросеть?» Вот тут люди Земли первый раз столкнулись с возможностями цивилизации, которая в технологическом и научном плане ушла далеко вперёд. Так как они уже стали гражданами империи Атаран, эти возможности распространялись и на них.

Обучение, как, оказалось, состоит из двух частей. Первая, это внедрение в мозг нейросети, что делалось за счёт государства или самого человека и второй части, когда на нейросеть закачивались базы данных или знаний. По желанию и за свои деньги, помимо баз знаний, гражданин мог поставить имплантанты, усиливающие те или иные способности или качества организма, но это было пока излишним, как сказал им мужик в белом халате. Таким образом, пройдя обучение, то есть, изучив базу за определённый ранг, человек владел базовыми знаниями своей профессии в объёме этого ранга, и в процессе работы совершенствовал свои навыки уже практического применения изученных знаний.

На простую, «базовую» нейросеть мог рассчитывать бесплатно любой гражданин империи. Кроме того, империя выдавала кредит человеку в зависимости от его физических, психических и интеллектуальных возможностей. Кредит возвращался в течение двух-трёх лет, было возможно повторное кредитование. Как выяснилось, имея гарантированную государством нейросеть, можно было, добавив кредитные средства, получить более дорогую и объёмную. Это давало возможность ещё двух направлений развития. Первое, сама по себе более мощная нейросеть позволяла усвоить более объёмные знания, да и работала как своеобразный имплантант, хотя, как утверждалось, им не являлась. Имелся и второй путь, когда первичную нейросеть можно было дополнить имплантантами, ответственными за разные функции. Таким образом, человек, имеющий лучшую нейросеть, получал более высокооплачиваемую работу, имел более специализированные навыки, которые, впрочем, необходимо было отрабатывать и совершенствовать в течение жизни.

Обязательность нейросети была необходима практически. Управление автомобилем или любым другим транспортным средством без нейросети было невозможно. Также она давала возможность получать информацию из разных источников, а самое главное, что обучение без неё и получение базовых знаний по профессии или работе было практически невозможно. Землянами чиновники и вообще все местные показывали выходы нейросети на кожу в области головы, шеи или других частей тела, через, которые можно подключаться к компьютерам транспортных средств или другим источникам информации. Даже простой робот-погрузчик требовал подключение и управления через нейросеть, не говоря об управлении космическим кораблём, грузовиком, работающем на планете, или бурильной установкой.

Нейросеть бесплатно можно получить было только одну — базовую, остальные замены или её усовершенствования делались за свой счёт или с помощью кредитных средств из банков или корпораций, нанимающих себе работников. Следующей особенностью были блоки информации, которые можно было закачать в нейросеть. Каждый гражданин сам определял объём и направление знаний, кроме обязательного базового набора, тоже бесплатного и устанавливающегося вместе с установкой нейросети. Эти блоки можно было приобрести в продаже или получить бесплатно у корпорации при найме на работу. Блоки информации оставались у человека на всю оставшуюся жизнь. Они имели цену и входили в контракт с корпорацией по специально оговариваемой цене или условиям в каждом случае разным. В случае военной службы или других частных случаях, когда информация была секретной, она удалялась, опять же это регламентировалось контрактом или договором.

Эти известия поразили землян, но наличие у каждого из местных жителей нейросети убедило в необходимости её установки, тем более, что в обычной жизни разъёмы нейросети были абсолютно не видны, а дополнительных возможностей она давала немало. Скорость обработки информации, скорость движения и сила мышц возрастали, внутренний телефон, часы, возможность обращаться к базам знаний и справочникам мысленным усилием. Нейросеть по умолчанию следила за здоровьем и имела ещё большое количество плюсов, таких как протоколирование договорённостей и событий, заключение договора на расстоянии через планетарную сеть, личный номер и идентификация. Как сказали землянам, после установки нейросети, идентификационная карта будет не нужна, останется только карта физического, психического и интеллектуального состояния, туда же будут вноситься профессиональные достижения и ранги специальностей. Она нужна для устройства на работу и подтверждения своей квалификации и здоровья.

Все эти сведения земляне выслушали с изумлением, но не это стало главным аргументом постановки нейросети. Оказалось, что нейросеть, выявляя на ранней стадии несоответствия и изменения в организме, позволяет бороться с различными болезнями, перегрузками и стрессами современной жизни жителей Содружества. Как итог, продолжительность жизни владельца нейросети увеличивалась. Желающих получить «кавказское долголетие» на халяву среди землян нашлось немало. Возгласы непримиримых скептиков про «сыр в мышеловке» потонули в потоке общего одобрения. Егор лишь вспомнил слова одного своего преподавателя из института, тот к концу своей трудовой жизни советского врача, пришёл к выводу, что все болезни имеют лишь две причины: первая, это нервы, вторая — половые отношения. Причём вторая причина, а именно французский «шерше ля фам», как называл её пенсионер, преподающий на кафедре кожных болезней и венерологии, была причиной многокомпонентного действия, поражая нервы стрессами, снижая иммунитет, а органы язвами.

Вспомнив слова преподавателя, Егор с интересом огляделся. Женщин, среди оправившихся за границу на заработки, было не так и мало, но и не особенно много. Внимание привлекли две довольно симпатичные, одетые легко и броско девушки: явно они ехали на работу в тяжёлых климатических условиях, качать нефть ручным насосом из-под земли. Об этом говорили их боевые раскраски на лицах, выполненных с помощью дешёвой, скорее всего китайской косметики, дежурные улыбки и выпирающие из-под одежды округлости, показанные мужской половине пока только дозировано, мозаично. Вариант «догадайся сам» в вульгарном исполнении. Одна даже успела подмигнуть мужику в белом халате, объяснявшему им про нейросеть, чем окончательно укрепила мнение Егора о своих намерениях. Артём, перехвативший направление взгляда Егора, лишь хмыкнул, но говорить ничего не стал. На «Интердевочку» они ходили вместе, но казалось, что подобная жизнь далеко, в столице. Были и другие представители прекрасной половины человечества, но внимание Егора привлекли к себе выступающие перед ними чиновники и поиски «второй причины» всех болезней ушли на второй план.

После официальных приглашений различных корпораций и государственных структур каждому были выданы рекламные проспекты и дано время на обдумывание. В центре начало работать несколько постоянных специалистов из разных областей, которых можно было посетить и узнать ту или иную информацию. За сутки народ обработали настолько быстро и качественно, что каждый знал свои примерные возможности, варианты для индивидуального развития личности и профессиональных навыков. Егор первый раз увидел массово-индивидуальный подход. При этом в землянах никто особо заинтересован не был, делалось это, видимо, не первый раз, так как рабы или беженцы из других империй или государств были хоть и нечасто, но встречались.

Сами местные жители, в частности граждане империи Атаран, являлись такими же людьми, как и земляне. По крайней мере, внешне. Как выяснилось, империя Атаран входила в Звёздное Содружество Независимых Государств. Треть Содружества было заселено человекоподобной расой, обычными или необычными людьми. Вторая треть территории была заселена совместимыми с человеком существами, которые могли иметь с Человеком потомство, их называли аграфами. Третья часть населения Содружества могла иметь потомство с аграфами, и его имело, образуя многообразие рас, как и потомки аграфов с человеком. Само Содружество существовало уже больше трёх тысяч лет и постоянно развивалось, как территориально, так и в научном и культурном плане.

Одним из главных достижений Сообщества была унификация кораблей и оружия, а также методы и стандарты их производства, разработанные цивилизацией, как понял Егор, на основе технологии межзвёздного двигателя. Это послужило основным толчком и главной особенностью объединяющей расы. Возможность торговли между собой единым стандартом ресурсов, топлива, кораблей и оружия дало возможность объединения. Зачем воевать между собой, если можно договорится и торговать?

Межзвёздный двигатель был разработан на основе теории и находок в разрушенных городах и покинутых планетах Древней расы, когда-то в древности заселяющей эту часть космоса. Технология межзвёздного двигателя положила основу общей унификации межзвёздных кораблей, топлива к нему, производства и ресурсов. Следом прошла унификация оружия и его классификация.

По легендам современные расы были потомками Древней расы, распространившимися по межзвёздному пространству, мутировавшие в пределах различных условий их повседневной жизни на разных планетах с разными условиями до современного вида. Содружество официально придерживалось этой идеологии, тем более что генетически все расы Содружества были совместимы, какой бы фенотип они не имели.

Единые стандарты ресурсов, топлива, кораблей и оружия привели к единой в Содружестве денежной единице, хотя каждая из рас, империй или государств имела свои внутренние, местные деньги. Единый кредит Содружества, так называлась единая денежная единица, имел хождение везде и имел различные курсы обмена к разным местным денежным единицам, но в шестидесяти семи самых экономически развитых системах эта была единственная валюта, используемая в расчётах между торговцами и корпорациями. Зона кредита Содружества, как денежной единицы, из года в год расширялась.

При всём этом отдельные народы и представители рас постоянно между собой воевали в силу различных причин и исторических предпосылок, но войны имели локальный характер и редко перерастали во что-то более серьёзное. Основная масса Содружества хотела жить в мире и спокойствии. Разрешены были также торговые войны между корпорациями и промышленными гигантами. В этих локальных военных конфликтах оттачивалось военное мастерство, и проверялись новые виды оружия. Войны велись в присутствии Арбитров, назначаемых от Объединённого Совета Содружества, поэтому были запрещены массовые и особо бесчеловечные методы ведения войн и виды оружия. Военные действия считались необходимостью, ведущей к прогрессу науки и техники.

Несмотря на огромные территории, принадлежащие Содружеству, реально было заселено около двухсот систем, ещё около шести тысяч пятисот систем были открыты или о них было что-то известно. Из двухсот систем, считаемых заселёнными, активному заселению подверглись не более сорока. Это значило, что в них имеется военный флот, принадлежащий Содружеству и эти системы можно считать достаточно безопасными. В случае нападения на корабль к нему придут на помощь и помогут. Содружество не ставило себе полицейских задач, оно было выше этого, выполняя скорее функции независимого суда и арбитра, но основные центры цивилизации и торговые перекрёстки были под охраной. Огромный космос невозможно было ни охватить, ни завоевать.

Следующими по значению и уровню безопасности были системы расовых торговых центров и цивилизаций. К этой территории относился и космос, принадлежащий империи Атаран, гражданами которого стали освобождённые земляне. Здесь помимо редких кораблей Содружества основная функция обеспечения безопасности торговых маршрутов ложилась на плечи самой империи. Достаточно безопасный космос, но уже здесь можно было встретить различные пиратские или другие корабли, занимающиеся различной незаконной деятельностью. Несмотря на довольно плотный контроль над объёмами космического пространства, здесь уже могли ограбить или совершить другое преступление, но это было достаточно редко: силы имперского флота держали ситуацию под контролем.

Далее располагались более мелкие империи и государства, или сообщества государств. Этот космос хотя и постоянно патрулировался флотом этих государств, но имел ещё более низкий уровень безопасности. Здесь пираты чувствовали себя уже более уверенно, но не так свободно как в последней считаемой безопасной зоне космоса, называемой приграничным космосом или фронтиром. Во фронтире могли ещё присутствовать вооружённые силы, каких-либо государств или империй, но в основном на важных торговых трассах и перекрёстках. Фронтир периодически зачищался от различных пиратских и других враждебных кораблей. В некоторых системах фронтира было безопасно, в некоторых нет, в зависимости от обстоятельств или условий.

За фронтиром располагался частично известный космос, частично абсолютно неисследованный. Земля и Солнечная система располагалась за пределом заселённого космоса, по крайней мере, Содружество о ней ничего не знало. Там тоже существовали государства и возможно империи, но этот космос считался вне зоны влияния Содружества, и туда юрисдикция Содружества не распространялась. Все полёты там совершались на свой страх и риск. Кроме того, в самом Содружестве существовали достаточно неисследованные и необжитые объёмы космического пространства. Космос огромен и необъятен. Цивилизация Звёздного Содружества Независимых Государств удерживала за собой более двухсот систем, и могла в этих системах поддерживать более или менее стандартные условия жизни разумных существ, хотя культурные, исторические корни и менталитет разумных существ был более чем различен…

Глава третья

— Что решил, Егор? — Артём копался в портфеле, с которым Егор прилетел в столицу, сегодня удалось его забрать со склада, куда передали всё имущество работорговца, в том числе и модуль-секции. — Я уже определился. Пойду в военные пилоты, нас набирается одиннадцать человек. Ты с нами? — Артём вдруг расплылся в счастливой улыбке. — Ты смотри, а? Целые.

— Что?

Из портфеля показалось горлышко бутылки с коньяком, следом пакет со шпротами и половиной бутылки водки, аккуратно закрытой пробкой.

— Блин!!! — Егор не верил своим глазам: оба стакана из общежития были целы. — Артём, стаканы!!!

История этих двух гранёных была несколько необычной. Поступив в медицинский институт, Егор и Артём как-то быстро сошлись и решили жить вместе, в одной комнате. Само собой разумеется, что, получив комнату в общежитии, два абитуриента стали, как могли, обустраивать свой быт. Возник вопрос посуды. Он был легко и просто решён. Питались они тогда в институтской столовой и вместо окна сдачи посуды, она (посуда) перекочевала в комнату будущих докторов. Были в числе экспроприированной из столовой и эти два стакана. За шесть лет обучения эти два стеклянных друга были в различных переделках, но с честью выдержали все испытания и вот теперь стояли в далёком космическом мире и радовали глаз. Егор в душе вдруг начал оттаивать, события последних двух дней изрядно напрягали и два «граника» напомнили о радостных и счастливых днях студенческой жизни, простой и понятной.

После проверки на физическое, психическое и интеллектуальные возможности парни жили в небольшой комнатушке. Пятьсот человек со средними данными жили в кубриках по четверо. Обычные люди жили в небольших мини-казармах на двадцать человек. Отличия затрагивали не только условия проживания. Самой важной была возможность получения кредита у государственного банка. Существовала достаточно сложная система расчёта суммы, которую можно было получить, но, в общем, всё было просто. Простой человек мог получить порядка семи-десяти тысяч кредитов, конкретная сумма зависела от реальных показателей. Средний — пятнадцать тысяч, а люди из группы Егора и Артёма не меньше тридцати. Соответственно и предложения работы и найма в эти группы было различным по условиям оплаты. Они прожили в Центре для беженцев уже четыре дня и в основном определились в своём выборе. Буксовал только Егор. Он так и не пришёл к определённым выводам, и всё ещё стоял на перепутье.

— Такс, мы с тобой самые богатые люди в этом центре, — усмехнулся Артём. — Пить такое богатство нельзя в одиночку. Маловато, конечно, но стоит пригласить пару будущих соратников. Не возражаешь?

— Я схожу за Гамом, — со стариком, начальником склада Центра приёма беженцев империи у Егора как-то сразу сложились хорошие отношения. Старик почему-то из всех землян выделял только Егора и со снисхождением относился к нему. Что или кого напоминал Егор Гаму, было неизвестно, но в положении Егора выбирать особо не приходилось, поэтому со стариком он был вежлив и даже помогал тому в его работе по мелочи.

— Я за Жанной и Алексеем, — Артём, вместе с Жанной и Алексеем решили вербоваться на военную службу, там платили неплохо, нейросеть ставили сразу достаточно крутую и самое главное, бесплатно. Государственное обеспечение, льготы. Из десятка егоровой группы семеро шли именно к военным.

Вообще все шесть тысяч землян распределились достаточно своеобразно. Половина пошла на военную службу. Вторая половина выбрала себе гражданские специальности, из которых восемьдесят процентов пришлось на корпорации, разрабатывающие планеты. Фактические одна из колоний на планете Фохт в соседней системе составлялась на девяносто процентов из землян. Корпорация «Колониальный мир», в которую пошли работать эти люди, была на сто процентов государственной.

Неожиданно для всех весёлым вечер не получился. Даже водка не помогла. Жанна и Алексей обдумывали установку нейросети, она должна была устанавливаться им завтра.

Артём тоже почему-то скис и желания выпить не проявлял. Три сотни грамм, разлитые на пятерых, как-то нехотя были выпиты, и на этом распитие спиртных напитков было решено завершить. Старик Гам, начальник склада, выпив свою долю водки, воспринял напиток более чем благосклонно. Весь скривился, даже чуть не задохнулся и поперхнулся сначала, но потом минут через двадцать возмущения и обвинений неожиданно расплылся в умиротворённой улыбке. Лёгкое опьянение русского алкогольного продукта неожиданно понравилось, и он зачирикал на своём, на гамейском. Никто ничего не понял, но реакция гамейца[1], была растолкована правильно. Землянам же водка пошла неожиданно тяжело. Не было лёгкого опьянения и веселья, были тяжёлые мысли и неожиданная грусть. Решили, что не тот момент. Вяло поболтали о том, о сём, и через полчаса разошлись.

— Егор, наша группа послезавтра уезжает, — сообщил Артём, когда Жанна и Алексей ушли к себе, они жили в одной комнате. — Ты должен всё-таки определиться. Я улечу, и буду переживать. Ты попал сюда по моей вине.

— Да брось, — Егор открыл бутылку дагестанского коньяка, налил в стаканы по двадцать грамм и сунул в руку старика Гама его долю. — Я ведь, Артём, уже всё решил, но как всегда у меня денег не хватает. Что меня ждало дома? Полунищее существование, жизнь до сорока лет по общагам или малосемейкам, потом, может быть, выделят крохотную квартирку. Я ведь был бы настоящим Советским врачом. Может, тут найду себя и стану Человеком. Тоже шанс.

Парни выцедили коньяк, Артём хмуро завалился на свою кровать:

— Не, всё, я эту гадость не буду.

— А мне налей, — вдруг разродился на понятном общегалактическом Гам.

— Что, понравилось?

— Это лучше, чем первое, — Гам задумчиво смотрел на Егора, потом перевёл взгляд на Артёма. — Могу тебе дать совет, Егор. Артём уже определился, ему советы не нужны.

— Давай, — Егор плеснул коньяка местному и снял у того с ремня тонкую квадратную фляжку. Остатки коньяка перелил во фляжку и вернул владельцу. Пить сам это дерьмо он не хотел, а раз старикану понравилось…

— Спасибо, уважил, — закивал согласно Гам. Реально местному уже хватало, пить дальше ему не стоило, с непривычки мог уйти в аут. — Я что тебе посоветую, Егор. Завтра утром комиссии скажи, что выбрал профессию шахтёр. Понял?

— Почему это? — встрял в разговор Артём.

— Время выходит. Если ещё пару дней не определится, спрашивать уже не будут. Забреют в Армию или Флот. Не можешь сам решить, решат за тебя другие, — старик по-земному поднял указательный палец вверх и деловито спросил. — Сколько у тебя кредит?

— Ну, тридцать два кита[2], — пожал плечами Егор. — Я вообще брать не хочу.

— Мало. Тридцать две тысячи это только нейросеть. Даже с учётом бесплатной базовой.

— Сколько надо? — опять Артём.

— Если идти правильным путём, шестьдесят тебе надо, Егор, это минимум, — старик неожиданно улыбнулся. — Я не могу. У меня внучка через три месяца получит право на нейросеть. Восемнадцать исполняется. Мы с ней живём одни. Помочь некому. Свои деньги я отдаю ей.

— Я иду на гособеспечение. Мне сеть ставят бесплатно. Двадцать восемь тысяч я завтра тебе дам. Возьму положенный мне кредит. Так что свои шестьдесят китов у тебя будут. Выплаты в месяц по восемьсот кредитов на три года. Платить мне обещают по полторы-две. Семьсот или чуть больше мне хватит, восемьсот банку. Контракт у меня на пять лет, так что насчёт денег можешь не думать, думай о том, куда их правильно вложить, — решил Артём.

— Куда деньги нужны? — вопрос к Гаму.

— Первое. Тебе нужна нормальная нейросеть. Ты будешь шахтёром, значит как минимум «Шахтёр-3М», — старикан решительно настаивал на специальности шахтёра для Егора. — Это минимум. Двадцать две тысячи доплаты к базовой бесплатной нейросети.

— В чём смысл?

— Считай, базовая даёт плюс к интеллекту десять процентов. У тебя какой показатель?

— Сто шестьдесят один. Судя по карте.

— «Шахтёр-3» пятнадцать, «Шахтёр-3М» восемнадцать. Ещё очень хорош «Шахтёр-4М» это сорок три тысячи доплаты и двадцать три процента к интеллекту, — обдумывал свои слова Гам. — Это по сути военный «Сканер-4» модернизированный, минус два поколения от «Сканера-7», стоящего сейчас на вооружении в военном флоте. Предел для гражданского, но есть особенность, его ставят только шахтёрам. Поэтому и важна эта специальность, нужно себя тебе туда заявить. Понял?

— Ну, получу я эту нейросеть, и что? — Егор решил, что шахтёр ничем не лучше любой другой специальности, но и не хуже. Выслушать старика стоило.

— Сам считай. Плюс двадцать три процента, это сто девяносто восемь интеллекта. Две сотни это инженерный минимум. Сечёшь?

— Не особо, — нахмурился Егор.

— Ты получаешь в начале без двух двести единиц интеллекта, через полгода, может раньше, когда сеть устоится, реально получишь ещё десять процентов, это адаптация сети и выход на полную рабочую мощность. Двести семнадцать-двести двадцать единиц. Это не шутка, — усмехнулся старик. — То есть по интеллекту ты сможешь управлять четвёртым классом инженерной техники. Нужна, конечно, база и знания, они стоят денег, но это далёкое будущее, а сегодня ты, имея почти две сотни баллов, можешь обучиться двум вещам. «Сканер», причём весьма и весьма хороший, базу знаний дают по умолчанию, ведь нейросеть имеет туда направленность. «Технологии добычи руд» дают пакет баз низкого уровня при заключении договора на добычу руд на территории корпорации. «Управление малым космическим кораблём» и шахтёрским в частности, возьмёшь сам, они есть в продаже. Это начало. Старт. Дальше будет всё зависеть только от тебя.

— Понятно.

— Придётся очень плотно поработать, но если правильно распределить свои ресурсы, через полгода вернёшь Артёму его двадцать восемь тысяч и проценты. Погасишь свой кредит перед Имперским банком. Уже немало, учитывая нейросеть, базы знаний и самое главное, навыки, которые ты будешь полгода вырабатывать. Вся система работы в империи, да и в Содружестве, построена на баллах, премиях, процентах и бонусах. Учитывается всё. Любое действие. Любой навык. Растёт общий бал, растут заработки. Пока тебе не всё ясно, но со временем станет понятно, — закончил Гам. — Я помогу тебе на старте. Выбор оборудования, ценники. Мои связи.

— А твои выгоды какие? — поинтересовался Артём, Егор бы задать такой вопрос не осмелился.

— Простые, — Гам построжал. — Через три-четыре месяца или чуть раньше внучка будет ставить свою первую нейросеть. Специальность: шахтёр. Сейчас два племяша шахтёры. Работают в маленькой корпорации. Через год у меня пенсия. Мне исполнится шестьдесят. Держать меня не будут, уволят с почётом и средней пенсией. Куда податься старому Гаму?

— Понятно, своё дело хочешь?

— Почему нет? — кивнул Гам. — Сам посуди. У меня останется нейросеть «Начальник военного склада». В гражданской модификации «Управленец-2М». Интеллект двести двенадцать единиц. Расти не будет, но уже достаточно, не забудь, опыт практической работы у меня немаленький. Вот так.

— Что дальше?

— Дальше? Дальше видно будет по обстоятельствам, — нахмурился старик. — Я не обижусь, если Егор найдёт свой путь. В любом случае пока он будет эти полгода шахтёром, я тоже заработаю. Во-первых, он получит от меня шахтёрский чип, полторы тысячи кредов, во-вторых, будет договор о взаимном сотрудничестве. Двадцать пять процентов от повышенной премии, которую он получит с помощью меня, его не задавят. Обычная практика. Всё законно, — Гам нахмурился. — Сам он дров немало наломает, а с помощью опытного наставника избежит многих проблем и неожиданностей.

— Да ладно. Я в принципе согласен, — согласился Егор. — Опыт, он тоже денег стоит. Всё в принципе разумно. Когда начнём?

— Завтра идёшь в комиссию и пишешь заявление на специальность шахтёр. Это откроет тебе кредит. Сразу ставишь нейросеть, как договорились, «Шахтёр-4М», — Гам посмотрел на Артёма и спросил. — Не передумаешь?

— Деньги дам. Егор мой друг, — Артём тоже был человеком слова.

— Тогда кредитуйся по пределу. Всё, что получишь, отдай Егору. Условия «стандарт». Банк тебя кредитует, но перевод денег на счёт Егора без договора не одобрит, так что сделаете договор на заём «стандарт», — объяснил Гам. — Ставишь нейросеть, — Гам повернулся к Егору и продолжил объяснение. — Сразу двигаешь в центр города. Ставить блоки информации и знаний. Найдёшь в «Гаудане», это компания, торгующая блоками информации, господина Ратмана. Скажешь, от меня. Заплатишь, сколько скажет. Он тебе даст калькуляцию и справку о стоимости каждого блока информации и внесёт их названия на твою личную карту. Это всё. Завтра вечером получишь дальнейшие инструкции. Сейчас составлю список того, что тебе надо обязательно, — Гам и вправду начал писать на листе названия баз и через пять минут список оказался в кармане Егора.

— Жёстко.

— Послезавтра орбитальным лифтом на станцию государственной корпорации «Неоген». Станция называется «Нагана», — кивнул согласно Гам. — Там тебя встретит Загги, это мой племянник. Поможет с приобретением твоего первого корабля и необходимого оборудования. День на сборку. Парни помогут. Вечером сядешь на виртуальный тренажёр. Пять часов обязательного тренажа, галочка в карте и разрешение на самостоятельный вылет. С этой минуты ты полноправный шахтёр. Контракт с Неогеном на добычу в его астероидных поясах. Дальше работа…

— Быстро, — удивился Егор.

— На тебе будут висеть два кредита, — Гам улыбнулся. — Раньше начнёшь, быстрее рассчитаешься. Артёму, хоть он и на государственном обеспечении, будут нужны деньги через пять месяцев. Я знаю. Поверь. Для тебя это шанс, поэтому нужно спешить и рассчитаться с Артёмом чем быстрее, тем лучше.

— Куда это мне понадобятся деньги? — удивился Артём.

— Не знаю, но обычно требуются. Как правило, на пятом или шестом месяце. Нейросети у военных отличные, думаю, ставят имплантанты за свой счёт, но не уверен. Допуск не тот, — пожал плечами Гам. — На этом всё. Пойду отдыхать. За коньяк ещё раз спасибо, — старик поднялся.

— Тебе спасибо, — поблагодарил Гама Егор.

— Пока ещё не за что, а когда поймёшь, отблагодаришь, — старик усмехнулся и вышел из комнаты.

— Ты ему веришь? — вяло поинтересовался Артём у Егора.

— Ну, кому-то верить всё равно надо. Старик нормальный. Дело говорит, — у Егора создалось стойкое впечатление, что с Гамом можно иметь дело. В старике было что-то цельное, крепкое, надёжное, даже несмотря на то, что он доброго или хорошего слова в присутствии Егора не сказал никому, всё ругань и откровенно выраженное недовольство, что местными, что землянами. Все в его глазах были балаболами, не умеющими ничего и соответственно «пустоцветом». Что имел в виду под этим понятием гамеец, Егор не очень хорошо понял, но спорить или тем более навлекать на себя гнев старика не хотел.

— Может всё-таки с нами?

— Не, Артём. Я срочную ещё на земле отмотал. Мне хватит, — отказался в очередной раз Егор. — Пойду на вольные хлеба. Не получится, всегда можно завербоваться в одну из добывающих корпораций. — Егор прочитал на листке, что дал ему старик, список баз и знаний, и задумался.

— Что он там написал? — поинтересовался Артём.

— Смотри, что он предлагает, если смотреть в корень вопроса, — вышел из задумчивости Егор. — Базы: «пилот малых кораблей», «шахтёр», «техник», «сканер», «ракетные системы», «лазер», «пушка», «электромагнитное оружие», «промышленник». Понял? Лицензия пилота будет, навык работы шахтёра тоже. Техник по обслуживанию шахтёрского оборудования, техник обслуживания малых кораблей. Разрешение на пользование малыми видами вооружения: шахтёр обязан защитить себя в условиях космоса. Оператор сканера, ещё целая куча смежных специальностей. Универсал. Может, это ты передумаешь и махнёшь со мной? — спросил Егор.

— Я уже решил. Завтра подписываю контракт. Тоже ставлю нейросеть, и послезавтра улетаю, — как-то грустно улыбнулся Артём. — Расстаёмся. Жаль, Егор.

— У тебя пять лет по контракту, — кивнул Егор. — Буду ждать. Потом решим, что делать дальше. Пять лет уйдут на вхождение в этот мир, пока для нас чужой.

— Ну, где наша не пропадала, — Артём закрыл глаза и выключил в комнате свет. — Давай спать. Утро вечера мудренее…

Глава четвёртая

Утро следующего дня Егор провёл довольно интенсивно. Посещение комиссии прошло не без проблем. Председатель комиссии вдруг взялся убеждать Егора, что шахтёрская специальность для Егора совсем не то, что требуется молодому землянину. Егор понял, что уход человека с интеллектом в сто шестьдесят одну единицу в частный сектор не был запланирован местными деятелями. Комиссия долго и нудно пыталась убедить Егора в том, что его выбор неудачен, но заявление, написанное землянином, было подписано: официальных способов отказать у комиссии не было. Досада на лице председателя комиссии сказала Егору, что он на правильном пути.

Закончив с определением специальности и будущего статуса. Егор с Артёмом посетили банк. Кредиты им выдали на удивление легко. Личная подпись, данные двух карт, договор займа «стандарт» между друзьями, и Егор стал обладателем тридцати двух китов[3] своего кредита и сорока четырёх китов Артёма, военным давали больше, чем гражданским. На этом друзья расстались. Артёма ждала установка нейросети в его ведомстве, а Егор отправился в местный Центр государственной корпорации «Нейросеть».

Здание государственной корпорации «Нейросеть», расположенное в двух километрах от банка и Центра беженцев, где временно проживали земляне, подавляло своей мощью. Современное огромнейшее здание из стекла и бетона, уносящееся в небесную высь, само за себя говорило о современных технологиях и серьёзности данного заведения. Нейросеть была одной из самых богатых и успешных корпораций империи Атаран. Войдя в здание, Егор попал в руки менеджера по продажам, чем-то напомнившего Егору знакомого из областного комитета ВЛКСМ, такой же деловитый, с мягкими очень ухоженными руками и неизменной улыбочкой на лице. Это повернуло мысли Егора в определённом направлении.

— Я обдумываю приобретение нейросети, и сразу думаю её установить, — начал разговор Егор.

— В данное время что у вас стоит?

— Ничего, я имею право на бесплатную базовую нейросеть, — пояснил Егор и подал карточку, полученную утром в комиссии.

— Вы будете ставить её? — скис менеджер, с базовой нейросети ему не светило ничего.

— Если вы предложите что-то более удобное, то, возможно, я поставлю другую, более продвинутую нейросеть, но пока я в раздумьях, да и мне, как шахтёру, будет достаточно и базовой, — хмыкнул Егор.

Менеджер всё понял правильно:

— Прошу, пройдёмте в мой кабинет и обсудим варианты, которые мы могли бы вам предложить, — лицо менеджера стало более заинтересованным. — Могу я узнать, в каком разделе или хотя бы, что примерно вы хотели приобрести?

Завуалированный вопрос о его финансовых возможностях Егору не понравился, но он не подал виду. Они прошли в кабинет менеджера, Егор устроился в кресле и начал листать проспекты. Потом перешёл к журналу с ценниками. «Шахтёр-4М» он нашёл в середине журнала, цена стояла сорок восемь китов. Гам ему не раз говорил о том, что его можно взять за сорок четыре. Егор прикинул в уме: старик рассчитывал, что у него будет шестьдесят тысяч. Пятнадцать на корабль и оборудование. Сорок пять на нейросеть. Теперь же у Егора было семьдесят шесть китов. Шестьдесят можно было потратить здесь.

— Скажите, пожалуйста, — обратился землянин к тоскливо сидящему менеджеру, часовая беседа ни о чём и вопросы Егора, вернули менеджера с небес на землю. Он уже понимал, что продать Егору что-либо будет трудно.

— Да? — кисло кивнул местный.

— Скидки на нейросети у вас есть?

— Обычная скидка десять процентов, бонус при приобретении нейросетей, имплантантов и чипов даём базами знаний из такого же расчёта, — пояснил мужчина.

— В принципе я определился с желаемой нейросетью, — улыбнулся Егор. — Есть сомнения в выборе конкретной модификации, сомнения в цене. Так что мне нужен ваш совет.

— Что вы выбрали?

— «Шахтёр-4М». Думаю, она мне подойдёт, — менеджер вдруг ожил, стоимость нейросети, превышающая сорок тысяч, серьёзная заявка и соответственно бонус ему будет тоже неплохим. Мысли менеджера так и пролетели в глазах Егора, в душе он усмехнулся, но виду не подал. — Вопрос у меня такой. Что вы можете мне предложить? Может быть, у вас есть что-то более свежее?

— Позвольте вашу карту, — менеджер уже понял, что Егор реально будет покупать. — Понимаете, данную нейросеть разрешено продавать только людям с определённым общественным статусом, интеллектуальный уровень тоже является критерием для установки «Шахтёра», тем более такой версии. Четыре М, это достаточно серьёзная вещь.

— Ну, профессия у меня шахтёр, так что на подобные вещи я право имею. Деньги тоже есть. Вопрос в том, что вы можете мне предложить из более свежих продуктов? — карту менеджеру Егор не дал, а сделал вид, что не заметил жеста и слов.

— Получить что-то более свежее в этом направлении достаточно сложно. Это уже предельный, пороговый уровень для гражданских.

— Давайте говорить прямо. «Шахтёр-4М». Двадцать три процента к интеллекту, — доброжелательно улыбнулся Егор. — Для меня это нормально, но недостаточно.

— Ограничение по интеллекту для этого модуля сто тридцать пять единиц, ниже этого уровня его ставить нет смысла, — сообщил менеджер.

— Но мне его недостаточно, — хмуро обронил Егор и сделал вид, что задумался. — Пожалуй, я не буду у вас ничего приобретать, раз у вас такой скромный выбор, — Егор поднялся с кресла.

— Подождите, — мужчина улыбнулся. — Вы можете точно сказать, что вас не устраивает в этой нейросети?

— Да. У меня сто шестьдесят один в интеллекте. Устанавливая «Шахтёр-4», я получаю в итоге сто девяносто восемь единиц. Мне не хватает всего две единицы до двухсот. Инженерный минимум. Понимаете? При этом я буду работать шахтёром, навыки сканера очень важны, пилот, шахтёр, желательно знать производственные цепочки. «Шахтёр» идеальная нейросеть для меня, но проблема в том, что я не добираю с помощью её нужные мне два пункта до инженерного минимума.

— Так, — теперь задумался менеджер. — Но ведь можно сразу добить пункты имплантантом?

Егор прочитал имя менеджера на его визитке, висящей на грудном кармане костюма.

— А то я не знаю, Лар, — добродушно улыбнулся Егор. — Вы же специалист, одно дело качественная нейросеть, другое имплантанты. Я бы и рад приобрести у вас «Шахтёра», но только сейчас понял, что его мне чуть-чуть не хватает. Система бонусов может работать и между людьми, — само простодушие и наивность в голосе Егора и огорчение на лице при последних словах. — Ладно, извините меня, Лар, что отнял у Вас время, но мне надо подумать, как выйти из этого положения, и может быть остановить свой выбор на другой нейросети.

— Не спешите, — Лар понял всё правильно про «систему бонусов между людьми», он уже разговаривал с кем-то через коммуникатор. — Пару минут. Думаю, мы сможем вам помочь. — Слов слышно не было, абонент подключался через нейросеть к общей сети, подобной интернету, и общался с нужным человеком, мысленно проговаривая слова или создавая образы. Методик было много, но удобство самого наличия нейросети было понятно любому.

Егор понуро сел в кресло. В эти минуты решался один из важных вопросов. Мешать своей судьбе не следовало. Наконец Лар закончил разговор со своим абонентом и обратился к Егору:

— Для вас есть в принципе достойный вариант, господин…

— Зовите просто Егор, — кивнул землянин.

— Да, господин Егор. Есть вариант, — Лар улыбнулся и продолжил. — «Шахтёр-4М», базовая комплектация за обычные сорок четыре тысячи. Сколько вы готовы заплатить людям, которые поставят вам, скажем «Шахтёра-5МРЕ»? Базовая комплектация стоит семьдесят четыре тысячи. Вы меня понимаете?

— В моей карте будет стоять «Шахтёр-4М», — согласно кивнул Егор. — Что тут непонятного? Вопрос в том, что я не уверен, что получу именно то, что хотелось бы.

— У вас в карте будет стоять, как мы и говорим, но вы поучите двадцать девять процентов к интеллекту, сама нейросеть будет мощнее на двенадцать процентов. Это и есть… — тут клерк снизил голос до шёпота. — Это и есть «Шахтёр-5», но уже со второй модернизацией, в нём не двадцать восемь процентов повышения интеллекта, как в «Шахтёре-5МЕ», а двадцать девять, этот лучше.

— Окей. Если я получу то, что вы мне обещаете, то готов к сорока четырём китам добавить ещё пять, — начал торг Егор, было понятно, что кто-то имеет возможность продать и установить «левый» «Шахтёр-5МРЕ», причём явно незаконный.

— Нет. Пятнадцать. Нам ещё надо выправить ваши начальные данные. Придётся писать акт о том, что у вас неправильно определён интеллект, проводить исследование заново. Это подписи ещё двоих людей, — объяснил менеджер.

— Лар, не надо считать меня за дурака, — нахмурился землянин. — Ваш пятый через полгода явно разрешат продавать гражданским. Вы ничем не рискуете. Вот если бы я получил шестого, — забросил удочку Егор. — Вот тогда пятнадцать это вполне реальная цена.

— Окей, — вдруг согласился Лар. — Пять МРЕ твой.

— Пакет?

— «Базовый», — Лар по лицу Егора определил, что понятие «базовый» ему незнакомо, и объяснил. — Стандартный пакет. В нём «юрист» второго уровня, граждане обязаны знать законы империи, в которой живут. «Общие сведения об империи и Содружестве» первого общеобразовательного уровня. Сборный пакет из разных областей — помощь в быстрой адаптации к империи и Содружеству, — менеджер улыбнулся. — Последнее обозначено в вашей карте из Центра беженцев, как обязательное.

— Мало, — Егор решил отжать клерка по максимуму. — Я дам вам пятнадцать, как вы просите, но нужно залить мне нормальные базы. Как вы считаете бонусы при личных обменах премиями за понимание?

— Обычно один к трём, но всё зависит от клиента, — проболтался Лар, потом понял свою оплошность и быстро спросил. — А что надо?

Егор не менее быстро понял суть оговорки. Получалось, за десять китов ему смело можно требовать базы на тридцать китов как минимум, и это не предел. Сразу стало понятно, что ему не откажут, ведь он покупает на сорок четыре, при этом пятнадцать отдаёт заинтересованным людям. Лар уже обо всём договорился, деньги скорее всего уже ждут, и не позволят ему из-за «недоразумений» отказаться от сделки. Он мысленно прикинул расклад и решил не наглеть, но и не мямлить. Такие люди ему могли пригодиться.

— Да не много, но согласись Лар, что бонус мне по-любому положен. Сорок четыре тысячи это покупка. Пятнадцать китов ещё оговорено. Десять процентов, это четыре с половиной кита, премии за понимание плюсом. Немало, — Егор сунул в руки Лара список. — Это обязательное.

Лар просмотрел список, нахмурился.

— Ладно. Посмотрим. Не обещаю, но попробую помочь. Нужна ведь ещё отметка.

— Ну, бонусами оформите. Желательно, не базовые комплектации, а серьёзные, — Егор был предельно серьёзен.

— Да это само собой, — кивнул Лар. — Я не обещаю, но скажу о твоих пожеланиях. Знаешь, почему решили тебе помочь? — вдруг спросил клерк.

— Почему?

— Выше ста шестидесяти интеллект это натуральная редкость. Обычно предел в сто пятьдесят в «группе интеллектуалов». У тебя прекрасный результат. Давай свои карты, переводи деньги за нейросеть. Пятнадцать переведёшь по окончании, когда убедишься, что всё сделано, как ты просил. Устраивает?

— Да, — Егор перегнал сорок четыре тысячи на указанный Ларом счёт, отдал карты.

— Так. Вот жетон, едешь на лифте на тридцать шестой этаж, — объяснил Егору клерк. — Тебя встретят. Поставишь нейросеть и базы, это примерно сорок минут на нейросеть и тридцать-сорок на базы, вернёшься в этот кабинет.

— Хорошо, — Лар проводил Егора до лифта.

На выходе из лифта Егора встретила молодая женщина, явно не врач, скорее всего медсестра. Отвела его в один из кабинетов. Забрала одежду, завела в камеру и закрыла за ним дверь. Больше Егор ничего не увидел и не узнал, в камеру запустили газ, Егор просто заснул.


Ещё через два часа его разбудили, он лежал уже на кушетке. Особых изменений в себе не обнаружил.

— Нейросеть я тебе уже установил, — улыбнулся мужчина в белой униформе.

Егор вопросительно поднял брови.

— Она войдёт в рабочее состояние через час, — пояснил доктор. — Сейчас быстро оттестируем твои физические, психические и интеллектуальные показатели. Мне надо внести реальные тебе на карту и в базу данных империи.

Егор согласно кивнул.

— Ну, если всё понятно, то тебе туда, — мужчина показал Егору на камеру в углу кабинета.

Следующие десять минут пришлось просто простоять в пустой камере, кожу слегка покалывало от воздействия неизвестной энергии. Потом ему вручили карты и листочек с параметрами. Интеллект был двести тринадцать.

— У тебя действительно был неправильно определён интеллект, — усмехнулся доктор. — Реальный был сто шестьдесят пять единиц. Я тебе поставил сто семьдесят три начального. Плюс двадцать три процента от «Шахтёра-4М», это и будет двести тринадцать. Вот так. Теперь по поводу бонуса, — доктор стал серьёзным и обдумывал что-то. — По твоему списку понятно, что тебе нужны базы третьего уровня или ранга. Навигация, промышленность, сканеры боевые и шахтёрские, кибернетика, управление малыми космическими кораблями, системы вооружения опять же малые, электроника корабельных систем и шахтёрских кораблей в частности. Ты, я так понял, будешь шахтёром. Выбор программ в принципе обычный. Я его установил, но уровень поставил не третий, а четвёртый, даже в базовом тебе поднял «юриста» до четвёртого. Так что, думаю, ты не в обиде.

— Спасибо, — Егор был доволен.

— Есть к тебе предложение, но сначала надо завершить расчёты, — улыбнулся доктор.

Пятнадцать китов перешли со счёта Егора на счёт, который указал доктор. Когда расчёт был завершён, доктор продолжил разговор.

— Понимаешь, интеллект в двести тринадцать единиц сейчас и дополнительные десять — двенадцать процентов при выходе нейросети на полную мощность и адаптации к ней, это примерно двести тридцать пять единиц через три месяца как минимум и полгода как максимум, — объяснил Егору мужчина. — Нейросеть у тебя уже мощнее «Шахтёра-4М» на двенадцать процентов. То есть объём свободный есть. К тому же изучение баз знаний пойдёт не простой линейкой, как пишется в общедоступной информации.

— Поясните? — Егор заинтересовался.

— В общедоступной информации говорится, что есть коэффициент расчёта времени для изучения навыка или базы знаний в зависимости от уровня интеллекта. Это верно, но при интеллекте выше ста восьмидесяти этот общепринятый коэффициент не работает. Это не оглашается, но и не скрывается, — доктор задумался и наморщил лоб, помолчал. — Опытным путём установлено, что после ста восьмидесяти интеллекта прирост скорости освоения баз возрастает уже кратно. Каждые двадцать или двадцать пять единиц дают прирост на две десятых в абсолютных параметрах системы Кретинга.

— Извините, — Егор смутился, но всё-таки решил переспросить. — Я не совсем понимаю то, что вы говорите. Можно, если вас не затруднит, своими словами?

— Не вопрос, — доктор уважительно взглянул на Егора. — Рад, что вам интересны подробности моей работы, и вы так страстно тянетесь к знаниям. Суть данного положения проста. Простой человек, имеющий интеллект скажем в сто единиц, выучит простейшую базу, скажем «навигацию» первого ранга за два часа непрерывного изучения без отвлечения на постороннее. Человек, имеющий интеллект в сто пятьдесят единиц этот же объём знаний освоит за полтора часа. Тут всё идёт правильно. Казалось бы, человек с интеллектом в двести единиц должен освоить её за час, но это не так. Реально тут всё меняется, идёт корректировка на две десятые от единицы. То есть человек выучит уже не за час или шестьдесят минут, а за сорок восемь. Двенадцать минут уйдёт на корректировочные две десятых в каждой минуте времени. Понимаете?

— Пока ничего сложного.

— Это на уровне сто восемьдесят единиц, до двухсот пяти. Дальше идёт прирост скорости на одну десятую единицы, но этот параметр неустойчив, и у разных людей по-разному. Всё это не имеет свойства закона, но такая зависимость есть. Группа «интеллектуалы» более обучаема, и скорость усвоения знаний у них выше. Все эти корреляции и зависимости есть и у простых, обычных людей, но они менее заметны. Человек с интеллектом в девяносто и человек в девяносто восемь выучат знания за разные промежутки времени, но разница будет не только в том, что один из них имеет на восемь единиц интеллекта выше, но и в том, что работает и данная система. Будет прирост скорости за счёт этих восьми единиц, но будет и прирост от данной зависимости, но он мал и в учёт не берётся. На высоких же параметрах интеллекта эта зависимость уже видна и может приниматься в расчётах.

— Понятно, — Егор уже понял, что доктор сел на своего любимого конька и относится к разряду «увлечённых» своей работой, создалось впечатление, что он может говорить на эту тему очень долго. Егор решил его слегка притормозить. — В чём суть предложения?

— Есть серьёзные базы. Стоимость одной от пятнадцати в среднем тысяч, но цена не выше половины, а то и трети общей стоимости. В продаже таких баз нет. Как у тебя с деньгами? — перешёл к делу доктор.

— По нулям.

— Тогда и разговаривать пока не о чем.

— Что за базы?

— Я тебе одну поставил. Уровень её или ранг, как теперь принято говорить, первый, на пробу, так сказать. Она у тебя уже активирована и изучена. Захочешь больше, свяжешься с Ларом, — доктор улыбнулся.

— Спасибо, — до Егора дошёл смысл последних слов, и он переспросил. — Активирована и изучена? Вы можете оказать помощь в быстром изучении баз?

— Да. Мы подбираем индивидуальные курсы препаратов, ускоряющих обучение, ведём клиента, но всё это касается, как правило, действительно больших и объёмных баз.

— А мне что вы установили на пробу? Какую базу вы мне активировали и помогли освоить?

— Первого уровня, очень маленькую, но полноценную базу. Пусть это будет тебе небольшим сюрпризом, не переживай, она тебя не разочарует, — улыбнулся доктор.

— Я о ней узнаю?

— Конечно, как и обо всём, что я тебе залил. Как только активируется сеть, так всё, что ты получил, можно будет использовать и изучать.

— Спасибо.

— На этом тогда пока всё, — завершил разговор мужчина. — Тебе стоит зайти к Лару.

— Ещё раз спасибо и до свидания, — Егор оделся в свою одежду, его отвели к лифту.


— Ну, как? Доволен? — встретил его менеджер.

— Да.

— Тогда вот тебе чип для начинающего пользователя нейросети. Там всё есть, — Лар улыбнулся. — Будут проблемы, звони. Будет желание что-то приобрести: чипы, имплантанты, базы. Телефон у тебя есть.

— Спасибо.

— Ну, если всё, то удачи. Сегодня лучше нейросеть в полную силу не используй. Можно, конечно, но начни лучше с завтрашнего дня, — Лар усмехнулся. — Имей в виду, что как правило мы не делаем подобных вещей, но у тебя правильное отношение и взгляд на мир, это не чёрный рынок имплантантов, просто мы немного увеличиваем себе бонус, частным так сказать порядком. Сразу хочу тебе сказать, что обращение к свободному и стихийному рынку имплантантов, где могут тебя обмануть, я не рекомендую. Мы берём дороже, но у нас качественные базы и только проверенные имплантанты. То есть риска нет. Также мы поддерживаем имидж компании о неразглашении сведений о клиентах. Так что всё серьёзно и правильно. Этого не даст тебе ни один «вольный» поставщик имплантантов и нейросетей.

— Спасибо, Лар, я понял.

— Это я говорю к тому, что лучше обратиться к нам, и мы найдём приемлемый и устраивающий всех вариант, как по имплантантам, так и по базам, но частным порядком, в зоне гарантий компании, — менеджер был настроен к Егору дружелюбно, Егор решил, что Лар уже получил свой «кусочек пирога» и был им доволен. — Так что будут проблемы у тебя или твоих друзей, звони. Но только для друзей и тебя, — ещё раз повторил Лар Егору, землянин понял и кивнул, соглашаясь. У него появился «выход» на людей, втихаря промышляющих на ниве государственной компании «Нейросеть» в свой карман. Вспомнилась Россия, но Егор отбросил посторонние мысли из головы, не желая пока расслабляться.

В холле компании попрощались, и Егор вышел из Нейросети. Покупать базы в «Гаудане» уже не требовалось, тем более искать господина Ратмана, как велел Гам. Появилось свободное время, Егор не стал особо зацикливаться, и отправился в Центр беженцев, где проживал.

Артём ещё не вернулся. Егор пошёл пообедал в бесплатной столовой, их теперь кормили, как граждан империи, попавших в чрезвычайные обстоятельства, и завернул на склад к Гаму.

— Нейросеть поставил? — встретил вопросом Егора старик.

— Да, но она ещё не активировалась, сказали к вечеру, — кивнул Егор.

— Понятно. Базы?

— Стоят, но я их приобрёл не у вашего знакомого. Тоже пока их не видел, нейросеть ещё не активирована, но на карточке отмечено, что есть.

— Хорошо, — Гам взял и быстро просмотрел список. — Да, всё есть.

— Ранги глянь, — равнодушно подсказал Егор.

— Очень и очень неплохо, — согласно закивал Гам. — Четвёртый уровень по всему, что я велел. Почему?

— Не знаю, но это ещё не всё, Гам. В Нейросети при установке «Шахтёра-4М» выявили ошибку при определении моих возможностей. Вместо моих ста семидесяти трёх интеллекта, тут поставили всего сто шестьдесят один.

— Ну, ничего необычного, — пожал плечами начальник склада. — Они там, в Нейросети очень грамотные спецы, а у нас тут простой доктор. Мог и ошибиться, бывает. Денег сколько осталось?

— Семнадцать неполных китов. Были скидки, бонусы. Всё, как ты и предупреждал.

— Отлично. Одного сразу загоняй в Имфосеть, — старик был доволен. — Это связь, информация, новости, телефон, общая глобальная сеть, выходы на местную биржу и тому подобное. В настройках сразу всё ограничь по максимуму, а то забьют рекламой и прочими отходами цивилизации.

Егор перегнал тысячу кредитов на счёт корпорации «Инфосеть», у Гама был номер счёта. Код и пароль нужно было установить при первом пользовании, но в очередной раз Егор вспомнил, что нейросеть у него пока не работает.

— Мне рекомендовали сегодня не пользоваться нейросетью.

— Правильно, — согласился старик. — Завтра начнёшь.

— Что ещё сегодня можно сделать? Пока время есть.

— Сейчас пойдём в одно место. Я не знал, что ты так рано закончишь, но этот вопрос всё равно лучше решить, и чем быстрее, тем лучше.

— Что?

— Всё оборудование ты сможешь купить на станции «Нагана», я уже связался с племянниками, оборудование они присмотрели, — Гам спокойно объяснял ситуацию. — Можно там купить и управляющий искин[4], но лучше это сделать тут.

— Почему?

— Во-первых, тут дешевле, — старик был серьёзен. — Во-вторых, искин тебе нужен как можно современней и мощнее. В-третьих, опять же базы данных тут дешевле, чем в космосе. Мы его купим сегодня, сразу сдадим на оптимизацию и загрузку программного обеспечения. Утром будет готов. А так бы пришлось ждать до завтрашнего обеда, и только потом отправляться на Нагану.

— Хорошо.

— Есть небольшие изменения в «общем» плане движения, — улыбнулся Гам и сразу пояснил. — Я хотел тебя пристроить в одну корпорацию с племянниками, но у них мест нет. Так что будешь пока в свободном полёте.

— Твой план?

— Я помогу тебе, как обещал. Поставлю чип. За полторы тысячи кредитов. Племяши уже договорились насчёт имущества. Завтра, как будешь на станции, сразу посмотришь и оплатишь его. Цена будет за корабль и оборудование девять восемьсот. Пять это искин и программы к нему. Пятьсот завтрашний лифт на станцию, — улыбнулся Гам. — Денег у тебя в обрез. Так что мне полтора кита будешь должен. Идёт?

— А договор?

— Не нужен, вот если бы я тебя к племяшам в корпорацию устроил, то да, а так не имею морального права, я ведь не мошенник.

— Ну что ж. В любом случае спасибо, — согласился Егор и спросил. — Что за чип-то?

— Тактика и ведение дел новичком-шахтёром. Составлял я с моим братом. Наши ошибки молодости и советы, как их избежать. Я обновляю периодически, оборудование появляется новее, да и так по мелочи, можешь не сомневаться, вещь стоящая…

Искин для Егора они купили, по словам Гама, очень и очень мощный. Пять тысяч кредитов за сам искин и ещё шесть сотен за программное обеспечение. Гам сумел договориться таким образом, что продавец искина отправляет его космическим лифтом на Нагану за свой счёт. Апгрейдить его не стали, он был совсем новым. Гам решил, что это пока не нужно. Скорости и мощности хватало с лихвой.

— Первый корабль у тебя будет простой «Шахтёр». Большего пока тебе и не надо, — объяснял Егору Гам, когда они возвращались в Центр. — На Нагане возьмёшь сразу в аренду грузовую секцию, они там недорого. Будет типа личного склада. Грузовая секция позволяет туда загонять по рельсам с пристани корабль. В ней же пока будешь жить и хранить всё своё имущество.

— Понятно, — кивнул Егор.

— Первым делом, как прилетишь, заключи контракт с корпорацией «Неоген». Он стандартный, другой тебе пока и не положен. Сразу оговори в нём грузовую секцию, пока маленькую. Потом покупка корабля, следом оборудование. Парни уже ждут, так что это много времени не займёт. Далее искин и установка его на корабль. С этим не тяни. Установил, можешь отдохнуть. Сборка корабля займёт весь завтрашний день. Делать всё будешь сам, каждую гайку проверишь, — продолжал инструктировать старик. — Останется только пятичасовой виртуальный тренаж. Сразу выпишут разрешение на вылет. Послезавтра первый реальный вылет, но сначала просидишь и прослушаешь мой чип, за который остаёшься мне должным. Он будет залит в искин. Пользуйся и благодари.

— Спасибо.

— Я провожать тебя не пойду, — предупредил Гам. — Завтра у тебя первый самостоятельный день, очень важный день. Его нужно прожить самому. Для тебя это новый мир и новая жизнь. Так что удачи, — закончил разговор Гам, когда они пришли в Центр.

Старик тепло попрощался с Егором, и они разошлись. В комнате его ждал Артём.

— Ну как дела?

— Нейросеть установил, — начал рассказ Егор. — Базы тоже, старик доволен. Пока её не пробовал. Активация прошла примерно час назад, но я её не разворачиваю, сказали лучше начать завтра утром.

— У меня такая же ситуация, — согласно кивнул Артём.

— Завтра утром орбитальным лифтом отправляюсь на Нагану, — продолжил Егор. — Покупаю корабль, старик говорит, всё для меня подобрали его племянники, ждут меня. Послезавтра по плану первый вылет.

— Я тоже завтра уезжаю, — сообщил Артём.

— Вот и всё. Завтра начинается другая жизнь, — Егор разделся и лёг в свою кровать. — Давай спать. У меня будет один из труднейших дней, как говорит Гам.

Артём выключил свет, он и сам очень устал, но сообщать Егору о том, чем он был занят весь день, он не стал: контракт предполагал соблюдение военной тайны. Последние два часа он имел неприятную беседу с офицером Службы Безопасности. Огромная масса вопросов. Особенного ничего, конечно, не случилось, но у Артёма остался неприятный осадок на душе, гадкое ощущение, что его душу вывернули, просмотрели через увеличительное стекло и вернули на место…

Глава пятая

Утром встали очень рано. Позавтракали вместе с Артёмом. Собрали свои вещи, сдали комнату коменданту корпуса, и после недолгого прощания Артём уехал в свою часть. Ему тоже предстояло подняться орбитальным лифтом в космос, но на свою уже, военную станцию. Артём спешил, оба не любили прощаться, обнялись, похлопали друг друга по плечам.

— Вот так-то, Егор, ездить на заработки в другие страны, — Артём остановил местное такси. — Если что, не поминай лихом, брат. Я позвоню тебе, как устроюсь и буду на месте. — Артём сказал адрес водителю, ещё раз подмигнул Егору, подмигивал он почему-то сразу двумя глазами, а не одним, и укатил, оставив друга у дороги.


Егор тоже сел в такси и через час стоял у здания корпорации «Неоген». Здесь с ним заключили стандартный договор, выдали жетон, проводили к орбитальному лифту. Все вопросы по обустройству и условиям жизни на станции «Нагана» Егор должен был решить по прибытии у коменданта. Дальше тоже особенных сложностей не возникло. Орбитальный лифт, тем более пассажирский, это полчаса сидения в кабине без окон. Выходишь из него уже на станции, в двенадцати тысячах километров над планетой. Егора тут ждали. Племянник Гама, Загги, оказался чуть старше Егора. Познакомились.

— Ты меня извини, Егор, — сразу приступил к делу Заг, — я через час должен уйти в космос. Обстоятельства немного поменялись. Давай сразу к старине Ранту. Он согласен продать своего «Шахтёра». Состояние, сразу говорю, отличное. Проверять ничего не надо.

— Идём, — согласился Егор.

— Чтобы не париться, — продолжил Заг, — я сразу с ним переговорил насчёт малой грузовой секции. «Шахтёр» у него стоит в ней. Он не возражает, за пару сотен кредитов уступит тебе её. Место удобное. Суперудобное.

— Посмотрим.

— Ага.

— Тебе прямо сейчас скину на твой адрес файл. Код «Заг». Кому писать?

— На Гарри. Мой ник в системе Имфосети, — утром Егор вошёл первый раз в Имфосеть, выбрал логин и сгенерировал пароль. По умолчанию у него сразу открылась электронная почта. — Ящик пока простой.

— Не вопрос, — кивнул Заг. — В файле телефоны и контакты, люди мои личные друзья или знакомые. Учти это. Там же, у кого что есть, и цена, которую просят за оборудование. Разберёшься сам. Я бы и рад помочь, но ограничен во времени.

— Не вопрос, — Егор особо и не рассчитывал, что с ним будут возиться как с малышом.

— Тогда вперёд, — Заг сел в небольшую машину, — к удивлению Егора по станции можно было ездить на машине, — и через десять минут они стояли у ворот огромного бокса. — Мы на месте. Пошли.

Заг подошёл к небольшой двери в огромных дверях ангара и пару раз стукнул, ему ответили, дверь открылась, они вошли внутрь.

— Привет, Рант, — поздоровался Заг с невысоким пожилым человеком лет шестидесяти на вид. — Это Егор. Как и договаривались с тобой, ему нужен «Шахтёр». Я ему твою цену назвал, девять китов. Желает посмотреть. Его слово, его деньги. Я всё, у меня через час вылет.

— Ладно, удачи, Заг.

— Тоже не болейте, — Заг удалился.

Рант помолчал с полминуты и поинтересовался у Егора:

— Новичок?

— Ага.

— Пойдём, посмотришь. Ангар я тоже отдаю, сказал коменданту, подойдёт через полчаса. Оформишь у него аренду, а с меня её снимут, — Рант перешёл к делу. — «Шахтёр» почти новый. Корпус точно новый. Ещё заводская окраска, двигун имеет износ всего два процента, реально только обкатку прошёл. Корабль брал за шестнадцать китов. Отдаю по цене корпуса. Искин, навесуха твоя даром. Хочу десять, но Заг уболтал на девять. — Рант вывел Егора из ангара назад и, пройдя вправо ещё четыре ангара, открыл перед Егором дверь. — Проходи. Ангар и «Шахтёр».

— Ладно, — Егор зашёл в дверь и впервые увидел космический корабль, и корабль, которому предстояло стать его собственностью.

Корабль был очень и очень немаленьким. Корпус был высотой метров сорок, серпообразный. В диаметре по центру серпа около двадцати метров. Стоял вертикально, Егор уже знал, что старые корабли шахтёров, как правило, были вертикальными, это давало возможность разместить их в вертикальных контейнерах при перевозке и хранить в ячейках перед запуском. Делалось это для удобства обслуживания и компактного хранения, но современные шахтёрские корабли были уже более простыми конструктивно. Обычная прямоугольная коробка, горизонтальная. Это конечно грубое сравнение, но недалёкое от истины.

— Нравится? — вернул Егора с небес на землю вопрос Ранта. — Будешь тестировать?

— Лучше вы, — смутился Егор.

— Пойдём, — Рант без раздумий поднялся по лестнице к главному люку, корабль его опознал, и они прошли в рубку.

Рант запустил тестовый режим. Минут через десять на мониторе Егор просмотрел данные по состоянию «Шахтёра». Корпус действительно был хоть и не новым, но в идеальном состоянии, двигатель всего два процента износа. Всё совпадало.

— Почему продаёшь? — осторожно спросил Егор.

— Корабль брал давно, не нужен, — уклонился от прямого ответа Рант.

— И всё-таки? Цена опять же невысокая?

— Цена да, невысокая, — Рант пожал плечами и вдруг ответил, честно глядя Егору в глаза. — Он очень старый, такой сейчас продать непросто. Он не изношен, но его брать не хотят. Выгоднее «Фарт». Я не настаиваю, можешь не брать, — Рант вдруг посмотрел на «Шахтёра» тёплым взглядом. — Хороший корабль. Я брал его для внука, но тот не захотел идти по моим стопам. Труд шахтёра не для интеллектуалов, его сразу взяли в академию. Учится, а корабль так и стоит. Давно не нужен. Я на нём летал несколько раз, мне понравилось, но секции трюма маловаты, по добыче не сравнить с «Метрой». Поэтому вынужден был от него отказаться. Я летаю на «Метре», средний шахтёрский корабль. Продать не пытался, да и особо желающих приобрести его нет. Сейчас в ходу более современные «малые» корабли для шахтёров. Распустить на металлы или концентраты руки не поднимаются. Я когда-то на таком летал, ещё когда служил во Флоте. Устарел, конечно. Трюм маловат, но в целом для начала новичку самое то. Он меня не тяготит, но всё равно платить за ангар для его хранения не вижу смысла.

Егор без разговоров рассчитался с Рантом, доверяя Гаму, да и ответ Ранта его устроил. Получил коды на искин «Шахтёра», чип с документаций. Быстро составили договор купли-продажи, поставили на него свои электронные печати. Минут через пять, как была завершена процедура регистрации сделки, подошёл комендант этого отсека станции. Рант познакомил их между собой.

— Лани, я отдаю этот бокс Егору, корабль я ему уже продал. Так что прошу любить и жаловать, — ввёл Рант коменданта в курс дела. — У меня, как ты знаешь, в этом ангаре ничего нет. Так что сразу заключи с ним договор и дай право на пользование ангаром.

— Сотня кредитов, молодой человек, — кивнул комендант. — Договор сделаю сразу. Права и всё остальное тоже.

Егор перекинул на счёт Лани деньги. Комендант сразу заполнил стандартный договор аренды ангара, снял данные с карт Егора, сделал привязку к основному договору с корпорацией и дал права на установку пароля на вход в ангар. Двадцать от силы минут на всё про всё. Рант с комендантом поздравили Егора с покупкой и арендой и минут через десять ушли по своим делам, а Егор, оставшись один, сел на тюк с какими-то вещами, и вдруг осознал, насколько он далеко от Земли и что назад дороги у него нет. Вдруг возник настоящий испуг. Казалось, что он до этого самого момента просто спал на ходу, а сейчас вдруг проснулся и с ужасом осознал, что он совершил массу непоправимых ошибок и стоит на тонкой тропинке над огромной бездной. Любой шаг, любое движение приведёт к падению в эту бездну. В душу вихрем влетело смятение. Егор так и замер на тюке, уйдя в тревожные и тяжёлые мысли.

— Дзинь-дзинь, — раздались вдруг в голове мелодичные звуки колокольчиков, вырвав Егора из состояния прострации, входящий звонок, установленный Егором по умолчанию.

— Да.

— Егор, добрый день, — звонил Егору Гам.

— Да, здравствуйте.

— Как дела? У тебя всё нормально, сынок?

— Корабль купил, ангар уже арендовал, — сообщил старику землянин.

— Скажи мне номер ангара.

— Секция С, номер сто семнадцать.

— Отлично, это рядом с пристанью. Отличное место. Дорого?

— Нет. Стандартная цена.

— Очень рад. Что с оборудованием?

— Заг дал список с телефонами и перечень, у кого что есть. Можно собрать за полчаса.

— Не расслабляйся, — Гам вернулся к своему обычному тону. — Я тебе, почему звоню, искин уже на станции, я дам номер ангара, через двадцать минут они его к тебе доставят. Так что сразу займись установкой.

— Хорошо.

— У тебя точно всё нормально, а то что-то голос твой не узнаю? — спросил Гам.

— Да.

— Ну, хорошо, — Гам отключился.

Егор посидел ещё минут пять, и решил начать действовать. Повторения приступа меланхолии, а именно так расценил он своё состояние, он не хотел. Сбросил с себя всю лишнюю одежду. Рюкзачок с личными пожитками, где лежал один «граник» с общаги — второй забрал Артём — поставил рядом с тюком. Достал из него последний сухой паёк и спокойно с ним расправился. Из фляги выпил остатки воды и решил перейти к делу.

Обдумав ситуацию, Егор первым делом поднялся в рубку корабля. Запустил повторный тест на оборудование, но в этот раз не сокращённый, а полный. Процедура была в несколько раз длиннее, но зато и более обстоятельная. На тест ушло не меньше часа. За это время Егору привезли его искин, он проверил целостность упаковки, расписался в накладной. Работник службы доставки предложил помочь водрузить искин в рубку корабля. Искин в сборе имел вес под тонну, а привезён он был на погрузчике с вертикальной стрелой. Егор согласился. Через минуту искин был в коридоре, соединяющем люк корабля с рубкой, нижние лапы с колёсиками выдвинуты. Дальше его можно было укатить на колёсиках в рубку самому. За услугу Егор отдал работнику службы доставки всего два кредита и тот отбыл.

Егор, не теряя времени, открыл крышку шахты бортового искина с правой стороны от пульта управления кораблём и проверил внешнее состояние искина. Как и ожидалось, всё было в порядке. После этого Егор открыл такой же люк с левой стороны и осмотрел такую же шахту, но уже пустую. Предстояло по завершению теста открутить восемь болтов, освободив старый корабельный искин от крепления, выкатить его из шахты и закатить в правую шахту, предназначенную для второго, запасного искина. Новый искин должен был занять место в левой шахте, как и положено по регламенту. Когда тест был завершён, Егор сохранил данные в памяти пульта управления. Выкатил старый искин из шахты и установил его в правую шахту. Ещё раз проверил правильность посадки в шахту, соответствие гнёзд и плотность контактов. Закрутил его опять на восемь крепёжных болтов.

Следующим шагом Егор распаковал новый искин. Сразу проверил его состояние. Датчик показал, что искин исправен. Егор осторожно вкатил его в предназначенную для него левую шахту, опять проверил правильность посадки в шахту, плотность контактов и, достав из ЗиПа нового искина крепёжные болты, закрепил искин в шахте намертво.

Закончив с работой, Егор закрыл обе шахты и перешёл к следующему этапу. Подав с пульта напряжение на новый искин, провёл активацию. Процедура несложная, но длительная. Ввёл вручную длиннейший код.

— Добрый день. Говорит искусственная интеллектуальная система ГРД1968.9911.8825.

— Добрый день. Говорит Егор, — Егор назвал личный код идентификации.

— Код принят. Собственность установлена. Какие будут пожелания, хозяин?

— В обычном рабочем режиме называй меня Егор. Я буду называть тебя Лада. Голос поменяй на женский. Потом подберём тональность, пока стандартную. — Начал перечислять задания Егор. — Протестируй оборудование на пригодность и состояние. Можешь запустить искин в запасной шахте. Задача проверить работоспособность. Цель: возможность использования как дополнительные вычислительные мощности или как вспомогательный модуль основного искина, то есть тебя. — Егор назвал код активации второго искина.

— Задача принята.

— Выполняй, — главное было сделано, Егор решил немного расслабится.

Как выяснилось из базы данных по управлению и обслуживанию современных кораблей, космический корабль представлял собой своеобразный конструктор. Главное было иметь корпус. Его размеры и объём являлись величиной постоянной. Далее шёл подбор основного двигателя для корабля. Определяющим фактором были финансовые возможности владельца. Подобрать можно было любую модификацию. После двигателя имел значение искин и его программное обеспечение. Далее шли стандартные рабочие модули: сканеры, радары, блоки активной защиты, блоки пассивной защиты, активная и пассивная броня, захваты, различные блоки электроники, оружейные модули, лазеры и пушки, дополнительные генераторы энергии и много ещё чего, о чём Егор пока только догадывался. Основная концепция была проста и понятна: на любой корабль можно установить любой модуль своего класса и этим поменять назначение и функциональность корабля.

В данный момент предстояло собрать именно шахтёрский корабль. Требовался по возможности как можно более мощный двигатель, объёмный грузовой отсек, хороший промышленный сканер для сканирования и оценки астероидов, достаточно мощный корабельный сканер: шахтёру необходимо как можно раньше знать о приближении опасности в виде пиратов и им подобных объектов. Обязателен хороший захват, как минимум пара промышленных лазеров. Это минимальные требования к кораблю для шахтёра. В зависимости от конкретных нужд устанавливались дополнительные блоки разного назначения.

Новый искин закончил тестирование корабля и доложил.

— Космический корабль «Шахтёр». Корпус: состояние отличное. Двигатель: состояние отличное. Износ полтора процента Мощность восемьсот сорок единиц. Возможен апгрейд программного обеспечения и более точная настройка. Даст прирост мощности в четыре процента. Сканер: марка «Стрейн». Дальность до сотни километров. Апгрейд невозможен. Захват «Цитрон» одноразовый вес возможного захвата породы до пятнадцати тонн. Два захвата «Торговый», расположены на обоих задних плоскостях серпа. Одноразовый захват породы до десяти тонн, но предназначены для захвата и удержания на плоскостях двух торговых контейнеров класса «малый» объёмом до шестидесяти кубов. Активный защитный модуль «Сфера», состояние отличное. Пассивный защитный модуль «Доспех». Состояние отличное. Два шахтёрских лазера «Малыш». Состояние удовлетворительное. Ракетная установка «Гарант», двенадцать ракет. Состояние хорошее, заряд полный. Шахтёрский сканер «Проба» состояние отличное. Топливный бак на тысячу восемьсот килограмм. Состояние отличное. Грузовой отсек. Объём триста восемьдесят кубометров. Установлен мини-комплекс частичной переработки руды…

— Стоп. Лада, дай мне дополнительные сведения по мини-комплексу.

Егор сел в кресло, и искин сбросил требуемые данные в выделенный Егором раздел памяти нейросети. Ничего особенного: корабли «Шахтёр» создавались для государственных и военных шахтёрских корпораций, в то время, когда понятия «свободный шахтёр» не было и в помине. Мини-комплекс с маркой «Дорн» ставился в него по умолчанию. Занимал внутреннего объёма трюма двадцать два кубометра и межструктурного пространства между верхним отсеком трюма, реактором, нижним отсеком и рубкой ещё около тридцати, заполняя собой все пустоты. Снять его без нарушения целостности внутренней структуры корпуса было весьма проблематично. Он был встроенным в корпус, корабль создавался единым блоком, и поэтому комплекс остался, но им никто не пользовался. К тому же, чтобы работать с комплексом, достаточно сложным оборудованием, нужны были знания и базы, причём довольно ёмкие и трудные в освоении, при этом довольно дорогие. Егор спокойно обдумал полученную от Лады информацию и пришёл к выводу, что в теле «Шахтёра» имеется порядка пятидесяти кубов оборудования перерабатывающего комплекса, по умолчанию считающегося ненужным, дополнительный лишний вес, который конструктивно удалить не получится. Так по крайней мере сообщал файл из Лады. Реальной потери объёма трюма всего двадцать два кубометра, при этом трюм триста восемьдесят кубометров, а мог бы быть четыреста. Информация его не затронула, влетев в одно ухо и вылетев в другое. Нет реальной отдачи, не стоит тратить на неё время.

— Четыре маневровых двигателя. Марка «Фурия». Заключение: корабль исправен и готов к работе. По второму искину. Достаточно современный искин. На два поколения отстаёт от меня. Программный апргрейд и оптимизация даст возможность ликвидировать отставание на одно поколение и подключить его мощности ко мне. Ожидаемое возрастание мощности на шестьдесят восемь процентов. Запрос на разрешение апгрейда и оптимизацию.

— Базу данных искина сохрани, проведи её копирование. После этого разрешаю апгрейд и оптимизацию с подключением мощностей к тебе.

— Выполняю.

— Произведём замену бортового сканера и шахтёрского сканера. На этом пока всё. Проведи апгрейд двигателя, вернее его программного обеспечения и настройку. Сколько всего времени это займёт?

— Шесть часов.

— Выполняй, — Егор решил просмотреть варианты предлагаемых сканеров, сразу созвониться и решить вопрос насчёт покупки. Остальное оборудование корабля соответствовало рекомендациям чипа Гама.

— Есть дополнительные сведения. С баз памяти прежнего владельца корабля.

— Докладывай, Лада, — Егор просматривал файл Зага.

— По описи у нас хранится два шестидесятикубовых контейнера класса «малый» в заправочном доке. Имущество закреплено за кораблём «Шахтёр». Теперь они принадлежат нам.

— Принял.

— Корпорация «Неоген», вернее его искин «Гардина» по договору с тобой готова выдать обязательные пакеты информации, бесплатные базы данных и знаний, навигационную карту разрешённых к разработке астероидных поясов, местную навигацию, — Лада смолкла и тут же продолжила. — Также готовы сбросить пакетные базы данных по геологии, геофизике, разработке астероидных месторождений. Дополнительно прилагаются особенности местного производства, закупочные цены на весь спектр продукции, руд и концентратов, цены на все услуги, программа начисления бонусов при расчётах и ещё масса разнообразной, но необходимой информации. Разрешаете принять?

— Принимай, — информация была нужна, но её следовало проработать и осмыслить. В данное время жизненно важно было приобретение сканеров, поэтому Егор приказал пока его не беспокоить и занялся ими.

Из бортовых сканеров самым лучшим по соотношению цена/качество стоял сканер марки «Юта». Три сотни километров. За него просили тоже неслабо: девять сотен. С промышленными сканерами вопросов не возникло вообще: самый лучший и надёжный сканер марки «Проба-8» стоил копейки: сто двадцать кредитов. Он был у многих, но Егор нашёл его в списке продавца «Юты». Ему Егор и позвонил первым.

— Да, кто это?

— Меня зовут Егор, насчёт меня договаривался Заг. Меня интересует сканер «Юта», если договоримся куплю и вашу «Пробу-8», — начал разговор Егор.

— Сколько вы хотите?

— Пять сотен за оба меня бы устроило, — Егор считал, что наглость города берёт, и она же второе счастье.

— Нет. Девятьсот за «Юту», «Пробу» отдам бонусом.

Торг начался и быстро кончился, и через час Егор устанавливал на корабль и «Юту», и «Пробу-8». Отдали ему оба сканера за шестьсот тридцать кредитов. Свободных денег осталось чуть меньше тысячи. Сотню предстояло потратить на обязательный пятичасовой виртуальный тренажёр. Двести стоила полная заправка корабля топливом. Закончив с установкой модулей, Егор положил два демонтированных модуля на полку в ангаре и отправился на виртуальный тренажёр.

Тренажёр прошёл за час. Дежурил там молодой парень, как выяснилось, работал он в башне управления полётами диспетчером. Задача была простой: на ручном управлении он должен был выйти в космос и пройти по маршруту, предписанном ему диспетчером. По завершению полёта нужно было войти в док и пристыковаться. Трудностей не было. Тренажёр был рассчитан на чрезвычайную ситуацию, когда действительно делалось всё вручную. В обычном же режиме всё выполнял искин. Парня звали Юджин, он, получив сотню положенных кредитов, поставил в карте Егора разрешение и объяснил на прощанье.

— Заявку на вылет подаёшь за час. Заказываешь подачу корабля в док пристани. Подаёшь корабль, заправляешь. Хранение в ангаре в заправленном виде запрещено, но на это серьёзно никто не смотрит. Дальше тебе дают разрешение на вылет и сразу же дают в электронном виде пакет с расчётом траектории. Разрешаешь искину его принять. Докладываешь о готовности. Получаешь разрешение, открывается шлюз. Вылетаешь, — улыбнулся и подбодрил. — Ничего страшного или необычного. Искин сделает всё за тебя.

— А посадка?

— То же самое. Прибыл на расстояние до сотни километров. Доложился, кто и зачем. Позывной есть?

— Есть. «Гарри».

— Хорошо. Прибыл, назвал позывной. Цель: посадка. Тебя опознали, дают пакет в электронном виде с маршрутом. Разрешаешь искину принять. Следуешь маршрутом. Входишь в док. Докладываешь. Диспетчер закрывает шлюз. В док закачивается воздух. Приходит сообщение, что можно выходить. Сразу корабль подают в твой ангар.

— А груз?

— Заказываешь рудовоз, он приходит. Разгружает корабль. Выдаёт талон о принятом объёме, весе с полным описанием. Обычно разгружаются прямо в космосе, потом докаются. Это дешевле. Диспетчер сразу спросит, что будешь делать, разгрузишь и потом докнешься или будешь докаться гружёный.

— Есть ещё какие-нибудь особенности?

— Нет.

На этом Егор и молодой диспетчер расстались. Оставалось только дождаться завершения апгрейдов искина и сходить в местный магазин заказать продукты в полёт. Можно было просто заказать и оплатить через местную сеть. Во всех заказах или работе в станционной сети по договору с корпорацией использовался логином номер контракта, следом сообщался номер идентификационной карты. Можно было поставить электронную подпись. Вариантов масса. Проблем возникнуть не могло. Егор просмотрел через станционную сеть предложения продуктов. Самыми дешёвыми оказались опять же у Неогена. Составил заказ. Продуктов, по совету чипа Гама, следовало брать не меньше полуторамесячной партии. Через час обещали подвезти. Обещание выполнили. Даже подняли на вертикальном погрузчике к люку корабля. Проверил основные запасы: кислород, простую воду, комплектующие. Состояние ЗиПов. В принципе всё было на месте и в удовлетворительном состоянии. Перетаскал упаковки продуктов в холодильный отсек, маленький, но достаточно функциональный. Больше делать собственно было нечего, и Егор, устроившись в пилотском кресле, уснул. Завершился очередной, а точнее шестой день в новом мире. Егор сегодня устал по-настоящему. Сил на осмотр станции, знакомства или посещение других публичных мест просто не осталось…

Глава шестая

Ночью, вернее, под утро Егора поднял сильный шум. Взглянув на часы в рубке, Егор смачно выругался. По планетарному времени пять часов утра. Природа звуков выяснилась быстро. Вернулся с вылета сосед. Шум издавало устройство подачи корабля в ангар. Выйдя из ангара, Егор пару минут понаблюдал за процессом. Соседский ангар был открыт. Устройство подачи, представляло собой огромного, но достаточно компактного робота, управляемого человеком в кабине на его груди. Робот двигался по рельсам и, удерживая на захватах корабль соседа, въехал в ангар. Активировались стационарные захваты в ангаре. Корабль зафиксировали. Робот подачи выехал из ангара и укатил по своим делам, а сосед подошёл к Егору и поздоровался:

— Привет. Ты новенький? — протянул Егору руку сосед, молодой парень примерно двадцати лет.

— Вчера прибыл.

— «Шахтёр» Ранта и сто семнадцатый теперь твой?

— Ну. Ангар и «Шахтёр» мои.

— Меня зовут Анвар, будем соседями.

— Егор.

— Ты когда хочешь отправляться на добычу? Первый раз?

— Сегодня, — Егор пожал плечами и согласился. — Первый.

— Мандражируешь?

— Вроде не особо.

— Я мандражировал неслабо, — улыбнулся Анвар. — Уже восьмой вылет. Привык. И ты привыкнешь.

— Да я особо не переживаю.

— И правильно. Вмажешь для смелости? — вопрос можно было истолковать однозначно.

— А что у тебя? — Егор вдруг понял, что именно «вмазать» ему не хватало последнее время.

— Планетарка, — Анвар улыбнулся в ответ на поднятые в удивлении брови Егора и пояснил. — Чистый медицинский спирт. На пятьдесят процентов с водой уже имеет название «планетарка».

— Как жестоко.

— Нормаль. Будешь?

— Пошли.

В ангаре Анвара царил такой же бардак, как и у Егора.

— Я прилетел, как и ты. Два с половиной месяца назад, — рассказал Анвар, пока они шли в корабль. — Сразу взял «Фарта», он посовременней «Шахтёра», объём грузового трюма у тебя триста восемьдесят у меня почти пятьсот. Двигуны по силе равны. Особой разницы нет, но «Фарт» уже не серповидный. Сейчас мудрить с простыми шахтёрскими кораблями никто не хочет. Прямоугольный корпус, двигатель, слоты под модули. Минимум затрат на строительство, но по расходам он такой же, как и «Шахтёр».

— Да я в курсе.

— Одно и то же, но «Шахтёров» выпускали больше двадцати лет назад, и он был принят в государственных корпорациях. Отсюда более жёсткий и усиленный корпус, подбор двигателя. Мощности у нас равны. Единственно, «Фарт» выигрывает в объёме трюма, но он пожиже. А так, для работы в империи, где космос достаточно безопасный, нормальный аппарат, — Анвар пока говорил, сотворил «планетарку», бросил в неё ломтики местного аналога лимона и сейчас стоял, взбалтывал эту смесь.

— Сколько за него отдал? — «Фарт» Егору тоже понравился, но он пока особо не разбирался в конструкциях и кораблях, поэтому мог судить только по внешнему образу корабля.

— Восемнадцать. Наверно, не стоит больше мучить «планетарку», — молодой шахтёр разлил жидкость по пластмассовым кружкам. — Давай за знакомство и соседство. Будем держаться друг друга, — предложил тост Анвар.

— Хорошо, — кивнул Егор и они выпили.

С непривычки Егору обожгло горло, но лужёная глотка не подвела: сто пятьдесят грамм уверенно пролетели по знакомому маршруту.

— Будешь ещё? — спросил новый знакомый. — Или сходим, позавтракаем?

— Позавтракаем, — планетарка пришлась по вкусу, но ожидался массированный приход, и можно было замёрзнуть или оглохнуть прямо тут, в корабле Анвара, а этого позволить себе Егор не мог: у него сегодня запланирован вылет в космос на первую добычу.

— Это тебе. На удачу и на дорожку, — Анвар закрыл пробкой пластиковую бутылку и сунул её в руки Егора. — Пошли.

Через минуту выбрались из ангара. Егор поставил бутылку у двери своего ангара, топать в бар с бутылкой самопального бухла в дешёвой пластиковой упаковке было как-то не солидно, по его мнению. Сосед уверил, что её тут никто не возьмёт, и они отправились в ближайшую забегаловку, но мозги уже работали в слегка опьянённом режиме. Возникли сомнения в сохранности.

— Анвар, — поинтересовался Егор.

— Да?

— Её точно не выпьют, а потом не нассут в бутылку-то?

На вопрос Егора Анвар не ответил, но на его лице появились круглые от удивления глаза, такие в народе называют «по семь копеек». Егору вид соседа сказал о многом. Тут о таких вариантах даже не слышали. Можно было не переживать, никто не подберёт бутылку и не выпьет. Вот что значит ушедшая далеко вперёд в научном и культурном плане цивилизация…

В местном кафе народа не было, выбрали столик. Сели. Заказали завтрак. Анвар заказал два бокала какого-то спиртного.

— Ты скажи мне, Анвар, — обратился к шахтёру Егор. — Я тут новичок, вообще не понимаю ничего. Как жизнь? Какие заработки? Перспективы?

— Особо рассказывать нечего, — принесли сначала напиток, поэтому они выпили сначала по полбокала сладкого вина, Егору оно не понравилось. Анвар подумал, и продолжил. — Цены на руду низкие. Куб — кредит. Сам смотри. Я беру четыреста девяносто семь кубов. Причём простой рексит, его не надо искать. Прилетел, просканировал, вижу, объём астероида нормальный. Подхожу вплотную, это три-четыре километра. Включаю свои два лазера. Дальше ещё проще. За сутки лазерами и захватами заполняю трюм. Пока гружусь и добываю, в трюме куски перетираются в порошок. Мельница стоит у каждого по умолчанию. Всё. Четыреста девяносто кредитов в кармане. Прыгаю на перерабатывающую станцию корпорации, сдаю. Получаю деньги и тут же заправляю бак топливом. Минус сорок кредитов в среднем, можно не заправлять. Бак у меня на двести кредитов. Пять ходок без проблем. Сутки минус. Вот считай, ухожу на месяц. Двенадцать китов. Аренда бокса, продукты, износ оборудования. Осталось восемь. Так обычно. Год отпахал сто тысяч кредитов. Вся арифметика.

— У меня ещё кредит банку.

— Минусуй, — Анвар выпил остатки вина и занялся своим завтраком. — Теперь смотри. Следующий по рангу корабль, на который стоит сесть, это «Метра». Трюм тысяча в среднем, но четыре лазера. Захват мощнее. Проще сказать это тот же «Фарт» или «Шахтёр», но всё вдвойне или ненамного больше. Считай. Хотя, что тут считать-то? — усмехнулся Анвар. — Отработал на нём год. Двести-двести пятьдесят китов в кармане, но…

— Что?

— Стоит эта «Метра» от миллиона до полутора. То есть надо на «Фарте» пахать десять-пятнадцать лет. Врубаешься? Не забудь, ещё нужны базы данных для работы на нём. Это тоже ещё полтора миллиона. Учёба, но это уже как сам хочешь. То есть тридцать лет, ну, может, двадцать при везении и экономности.

— Рассказывай, — перед Егором возникла голая правда его перспектив.

— Взял ты, наконец, «Метру». Ты середняк-шатёр. Следующий уровень корабль класса «Матрона», тоже шахтёрская линейка кораблей, — Анвар восторженно улыбнулся, Егор понял, что это предел мечтаний шахтёра, в частности Анвара. Тот продолжил. — Пять тысяч кубов трюм. Двадцать лазеров. Это десять твоих «Шахтёров». Годовой доход восемьсот тысяч — миллион кредитов. Аппарат стоит пять — шесть миллионов. Двадцать лет работы на «Метре». Базы стоят в среднем три миллиона. Ты шахтёр-крупняк.

— Неплохо, — простодушно сказал Егор.

— Конечно! — Саркастически покивал головой Анвар. — Не забывай, что ты пятнадцать лет отработал на своём древнем «Шахтёре», двадцать лет своей жизни отдал «Метре». Тебе пятьдесят или шестьдесят лет. Всё, что ты заработал, в этом корабле. Ты работаешь ещё десять лет. Зарабатываешь ещё на одну «Матрону». Тебе семьдесят. Ты напрочь выработанный старик, хотя продолжительность жизни за сотню лет, это норма. Развалина. Жизнь ты не видел, потому что ты всю жизнь прожил в поле астероидов. Ты специалист. У тебя есть деньги. Ты отдал в аренду один или оба своих корабля. Спустился на планету. Купил домик, землю, рассказываешь внукам сказки на ночь. Ты всего добился, жизнь твоя завершается. Это самый лучший расклад, но так бывает, к сожалению редко, но бывает. Обычно не так…

— А как?

— Ты собрал деньги на «Метру». Пролетело пятнадцать-двадцать лет. Тебе не повезло. Твою «Метру» заперли в астероидном поясе пираты. Нету «Метры», нет пятнадцати лет твоей жизни. Ещё нужны варианты и способы, каким образом ты потерял корабль или деньги? Поверь, их очень много.

— Верю, — согласился Егор.

— Даже если тебе повезло, и ты накопил на «Матрону», то, как правило, люди бросают шахтёрский бизнес и идут отдыхать. К этому времени человек уже стар, и ничего не хочет, — завершил рассказ Анвар.

— А почему ты тогда здесь?

— Я работал простым клерком в шахтёрской корпорации. Там ещё хуже. Зарплата, чтобы ты не отдал концы. Ну, радостного, тоже не много. Тут хотя бы есть шанс, небольшой, но есть, что ты купишь бунгало, будешь рассказывать сказки внукам. Выучишь своих детей и пристроишь на нормальные места. Там это в разы сложнее. Тут опасней. Там безопасно, но и шанса почти нет.

— Понятно.

— Знаешь, я мечтал стать шахтёром. Накопил денег на нейросеть. Поставил имплантанты. Дотянул до уровня, когда можно получить этот статус. Это было самое сложное. Данные у меня средние. Поэтому выправил показатели за счёт дорогущей нейросети. Шестьдесят девять тысяч. Имплантант на интеллект. Потом второй. Получил сто двадцать, уровень, с которого можно получить статус шахтёра. Это пилот и производственник. За импы отдал двадцать. Ещё пятнадцать за базы, у меня в среднем второй-третий ранги. Это уже неплохо. Считай сто тысяч кредитов. Двадцать корабль и модули. Отобью эти деньги за пару лет, дальше только в плюс. Мне всего двадцать четыре. Родителей нет. Погибли. Продал дом, это кредиты на нейросеть и имплантанты. Получил заём в банке. Это базы знаний и корабль. Работаю. Доволен. Надеюсь.

— Да.

— Мне ещё повезло. У меня нет ни сестёр, ни братьев. Я был одним ребёнком в семье. Обычно собирают кредиты с родни. Ставят нейросеть, вытягивают имплантантами уровень хотя бы одному ребёнку в семье. Дальше он работает. На эти деньги живёт вся родня. На планете заработать или выдвинуться почти невозможно, особенно если у тебя данные простые. Средние… — Анвар задумался и объяснил. — У меня был интеллект всего восемьдесят семь, после постановки сети прыгнул к ста четырём. Далее имплантант на двенадцать единиц, следом ещё один. Третий поставил на память. Сейчас у меня в интеллекте сто тридцать с лишним. Базы идут трудновато, но идут. У нас ведь все бонусы и техника рассчитаны на знания. Учил базы сам, если учиться в учебном заведении, то это ещё деньги, которых уже почти не было. Трудно, непривычно, тяжело, но освоил. Пока минимум, но всё равно уже не просто шахтёр.

— Можешь пояснить?

— Отчего нет, — Анвар теперь выглядел уже не таким весёлым. — Смотри. К примеру, база «Навигация», у меня второй ранг. Что получаю? Всё просто: могу сам обслужить и настроить двигатель и навигационные модули. Результат снижение расхода топлива, это в общем, если есть ещё и «управление малым кораблём» и «техобслуживание малого корабля», то вообще хорошо. С другой стороны есть и знакомые и друзья, грамотные техники, но можно попросить один раз, второй. Настроят и отладят двигатель, помогут в обслуживании корабля, но это пару раз. Дальше уже надо платить, просить уже у самого язык не повернётся. Стоит немало. Тысяча кредитов, а это два рейса на станцию переработки. Выучил потихоньку. Первый ранг навигации за три часа чистого времени, а ведь ещё работа, ушло трое суток. Потом второй за тридцать часов чистого времени. С работой ушло почти две недели. Сейчас учу третий. Это одиннадцать дней. Думаю, что через месяц закончу, получу ранг. У меня всего десяток баз, все стоят денег и чем выше ранг, тем сложнее и объемнее база, конечно, она уже гораздо дороже, есть деньги, покупаю ещё, но пока и то, что у меня есть, ещё на год учёбы, — Анвар улыбнулся. — Всё это не зря. Каждая база приносит знания, но есть и другие варианты больше экономить и больше зарабатывать. — В ответ на вопросительно поднятые брови Егора Анвар пояснил. — Шахтёры сбиваются в небольшие компании, объединяются. Несложно. Трое добывают, один вывозит. Экономия времени и сил, заработок выше. В серьёзных объединениях ещё выше специализация и заработки, но туда берут только при определённых освоенных базах.

— Понятно.

— Так что труд шахтёра не такой и лёгкий, можно заработать, но нужны серьёзные вложения по деньгам и личное желание учиться, — Анвар улыбнулся. — За годы упорной учёбы и труда можно чего-то добиться, но не так и много.

— Мне, кажется, всё честно, — пожал плечами Егор. — Ты затратил массу усилий, добился, что ты сидишь здесь и имеешь вполне приличный заработок.

— Не спорю, но мы здесь на самом дне.

— Я так понял, «дно» здесь гораздо выше, чем «дно» на планете.

— Это так, но стать кем-то выше тебе не дадут никогда, — улыбнулся Анвар. — Весь рынок руды, концентратов и соответственно полуфабрикатов и изделий в руках государственных и коммерческих корпораций. Все доходы поделены на сотни лет вперёд. Чтобы выбиться в люди, нужны титанические усилия.

— Да, это как и везде, — Егор решил, что пора заканчивать демагогию и отправляться в свой первый шахтёрский вылет. — Я сегодня хочу попробовать первый раз слетать в астероидные пояса. У меня денег только на топливо.

— Всё один в один, как было у меня восемь рейсов назад, — Анвар улыбнулся. — Что же, желаю удачи.

— Куда посоветуешь?

— Диспетчер тебе на вылете скинет сводку. Сам прикинешь. Координаты астероидных поясов, скорее всего, уже в твоём искине. Выбери что-то среднее по количеству народа.

— Ну да, — Егор встал, пожал Анвару руку на прощанье и отправился в свой ангар.

По дороге к своему ангару Егор первый раз осмотрелся. Станция представляла собой огромный поделённый на отсеки производственно-жилой комплекс. Отсек С, в котором находился Егор, был целиком отдан шахтёрам. По правую и левую руки стояли стены с дверями ангаров. Бесконечное число. По левой руке малые ангары, такого же типа, как и у него. По правую шли, как было написано на указателе, средние ангары. В таком можно было поместить корабль класса «Метра». Народу по дороге встретилось очень мало. Егор решил, что большинство находится в космосе. Искусственная гравитация создавала иллюзию, что ты находишься на планете. Других отличий от планеты Егор тоже не нашёл.

Ангар Егора считался удобным. Сто семнадцатый, недалеко от «пристани», так называлась система доков и шлюзов, откуда вёлся сброс кораблей в космос. Егор открыл ангар и, ещё раз проверив состояние корабля, решил заказать подачу своего «Шахтёра» в док. Вышел через свою нейросеть в станционную сеть и связался с диспетчерской службой.

— Да, кто это? — кого-то Егор видимо разбудил и голос был недовольным.

— Гарри это, — назвал свой позывной Егор.

— Бля!.. Ангар. Какой? — Егора не поняли.

— Сто семнадцатый. Сектор С. «Шахтёр». Подать в шлюз. Заправить. Я на вылет.

— Короче, дружок. Я тебя проведу сто семнадцатым С. Это будет твоим позывным. Усёк?

— Но…

— Никаких «но». Ты, салабон, нам порядок не нарушай. На личный позывной ещё не заработал, — диспетчер отключился.

Егор пожал плечами, он так и не понял: заявку у него приняли или нет. Брала злость.

— Входящий, — сообщил неожиданно искин.

— Давай.

— Сто семнадцать С, — женский голос. — Сейчас втолкну «Фарта», и заберу тебя. Это по дороге.

— А вы где?

— Рядом. В пятьсот одиннадцатый ставлю. Минут пять. Открывай пока ангар, чтобы время не терять.

— Хорошо, спасибо.

Егор закрыл люк, сел в пилотское кресло. Дал команду на открытие дверей ангара. Дальше события полетели со сказочной быстротой. Примчалось устройство подачи. Взяло корабль в захваты. Лада спросила разрешение на снятие стационарных захватов на полу и потолке ангара, на которых фиксировался «Шахтёр». Егор разрешение дал. Робот вытянул корабль из ангара. Лада его закрыла и сгенерировала новый код доступа.

— Какой у вас, у молодёжи в ангарах свинарник, — раздался вдруг уже знакомый голос из управляющей будки на груди подающего робота. Говорила оператор через станционную сеть с помощь своей нейросети, отличное качество звука, как будто женщина стояла всего в метре от Егора.

— Вчера только арендовал.

— В курсе. Заправку полную?

— Да.

— Потом в шлюз.

— У меня там два контейнера, зацепить бы.

— Хорошо, зацепим, — всё это на ходу. — Топливо уже подаю. Контейнеры где?

— Одиннадцатый общественный склад. Номера 983581 и 349976, — вмешался в разговор искин.

— Принято, — женщина уже говорила с кем-то другим, потом опять вернулась к Егору. — Конты уже подают. Зацепим перед шлюзом. С тебя за топливо тысяча триста сорок. Бачок у тебя модифицированный, — тут же пояснила повышенный объём топлива оператор. — Десять кредов подвес контов. Полтинник за подачу. Итого: тысяча четыреста.

— Принимай пятьсот. Остальное запиши на мой счёт в обычный кредит, — Егор сбросил деньги со своего счёта на счёт оператора.

— Девять сотен кредита Неогена на тебе.

— Принял.

Робот уже стоял перед дверями шлюза. Подъехал погрузчик с двумя контейнерами на прицепе. Оператор зацепила ещё двумя манипуляторами контейнеры и приставила к захватам. Искин мгновенно активировал захваты и четыре манипулятора намертво притянули контейнера к корпусу. Это было усовершенствование «Шахтёра». Контейнеры сидели на верхней и нижних частях серпа корабля. Между ними сопла двигателя. Над ними четыре маневровых небольших двигателя. Больше воткнуть контейнеры было практически некуда. Два контейнера по шестьдесят кубометров, давали дополнительно ещё сто двадцать кубометров объёма под груз. Всего «Шахтёр» Егора мог взять пятьсот кубов руды. В любом случае не меньше, чем «Фарт» Анвара.

Робот подачи вкатился в небольшой ангар:

— Становись на свои гравики. Я убираю лапы.

— Уже, — Лада запустила реактор двигателя и подала напряжение на два гравитона, модули, удерживающие «Шахтёра» в вертикальном состоянии в условиях гравитации.

Оператор подключила к разговору диспетчера:

— Толик, сто семнадцатый С в шлюзе. Закрывай.

— Сто семнадцатый С герметизирован. К вылету готов, — доложила сразу Лада.

— Через тридцать секунд откачаю воздух, сразу открою шлюз.

— Принято, — выход в станцию, куда укатил робот подачи, уже был закрыт, гудели насосы, откачивающие воздух.

— Открываю. Пакет выхода на точку прыжка сбросил. Протокол-сводка на последние двадцать часов тоже. На выход семь секунд.

— Принято.

Распахнулся шлюз. Перед Егором возник вид космоса. Лада уже начала выходить из шлюза на маневровых двигателях и запустила корабельную гравитацию. Через пять секунд «Шахтёр» висел в десяти метрах от станции, и начал уходить от неё по переданному диспетчером маршруту.

— Сто семнадцатый пошёл по маршруту. Все системы в норме.

— Всё. Желаю удачи, сто семнадцатый, — диспетчер отключился.

Потянулось время выхода на расстояние в двести километров от станции. Ближе этой зоны уходить в прыжок было запрещено. Диспетчер давал маршрут в сектор, откуда корабли разлетались по своим собственным маршрутам. Через минуту Егор на своём «Шахтёре» уже вошёл в сектор. Лада шла на главном двигателе.

— Егор, какие будут приказания?

— Подожди, смотрю сводку. Хотелось бы недалеко, но чтобы и народа было не много.

— Так как особых приоритетов нет, можно в девятый астероидный пояс. Этот пояс и координаты зафиксированы как наиболее частые пункты прыжков бывшего владельца корабля, — доложила Лада. — Там по сводке всего восемь кораблей шахтёров. Самое меньшее количество в секторе, который разрабатывает Неоген.

— Не возражаю, — по большому счёту Егору было всё равно, куда лететь.

— До выхода на прыжковую скорость две минуты, — доложила Лада. — В прыжковом режиме сорок минут. Через сорок две минуты будем в зоне девятого астероидного пояса.

— Принято, — Егор понял, что сорок с лишним минут делать будет особо нечего. — Я, пожалуй, освежу свои знания по навигации и добыче. Меня не отвлекать. Только в случае непредвиденных обстоятельств.

— Принято, — Лада смолкла.

Егор первый раз по-серьёзному занялся своей нейросетью, до этого как-то до неё не доходили руки. Первым делом он погрузился в транс, вернее, его подобие. Подробно изучил все сведения по управлению и настройке индивидуальной нейросети «Шахтёр-4М», под таким названием числилась у него его «Шахтёр-5МРЕ». Следовало понять, за что он отвалил такие деньги и что получил в итоге. Основное различие было только в этих двадцати девяти процентах, добавляемых к его интеллекту и двенадцати процентах к мощности нейросети, это относительно «Шахтёра-4М». Что это значило, Егор не понял. Нейросетей у него до этого не было. Сравнить было не с чем. Поэтому он занялся интерфейсом. Сначала убрал все настройки по умолчанию. Потом начал перебирать все предлагаемые вариации. «Шахтёр-5МРЕ» оказался вдруг достаточно приятным в управлении. Обычные опции: время, дата и прочее выстроились в небольшую колонку. При обращении мысленного внимания на каждую надпись приходила поясняющая мысль. Дальше — больше. Егор быстро обучился переходить между разделами. А их было пока не так и много. Это были базы знаний по конкретным предметам. Дальше шла настройка телефонной связи, защищённого выхода в сеть корпорации «Неоген», в общепланетарную сеть «Инфосеть». Более расширенными были сеть «Империя», а затем сеть «Содружество». Егор в эти все сети заходить не стал, но настройку произвёл. Далее он прошёл по сохранённым адресам торговых площадок на станции и планете. Пока эти отделы у него были пусты, но при первом же возвращении на станцию он решил по ним пройтись.

— Активирована опция «мыслесвязь». Искин Лада просит контакта, — прошло сообщение.

— Разрешаю.

— Через двадцать минут выходим из прыжка, — доложил искин.

— Хорошо. Лада, я так понимаю, мы можем общаться мысленно?

— Да, твоя нейросеть это позволяет.

— Как это делается?

— Создаются колебания в коротком диапазоне. Я их слышу через свои анализаторы состояния корабля и их систем. Возможен переход на ручное управление. Мысленное.

— Вот это да!

— Последняя фраза не несёт смысловой нагрузки.

— Забудь, — Егор теперь чётко понял, в чём отличие «Шахтёра-5».

— Что ещё возможно? — задал вопрос он сам себе и тут же сообразил. Он мог в реальном времени видеть окружающий космос с помощью сканера корабля. В пределах разрешающей возможности сканера. Мощность нейросети позволяла тут же оптимизировать электронные изображения в зрительные. Егор попробовал обратиться к промышленному сканеру. Там тоже проблем не возникло. Модули были послушны, хотя он пока не мог просканировать пространство или астероид, они находились в прыжке. Свои возможности Егор уже осознал.

Можно было, спокойно занимаясь своими делами, к примеру, читать книгу, а в это время по умолчанию сканировать окружающее пространство бортовым сканером «Ютой» и одновременно заниматься сканом астероидов «Пробой-8». Мощности нейросети это позволяли. Понятно стало, почему на эту нейросеть стоял нижний порог по интеллекту. Теперь же Егор осознал, что реально интеллект у него поднялся. Это было видно по скорости, с какой он успевал прорабатывать знания из базы по шахтёрскому делу.

— Да, теперь понятно, почему местные считают изобретение нейросети одним из главных своих достижений, — мысленно согласился Егор. — Обалденная эффективность.

— Две минуты до выхода из прыжкового состояния, — доложила Лада.

— Всё, я пока завершаю самостоятельную работу, — решил Егор. — Посмотрим что у нас тут. Лада, сбрось мне данные Неогена по разведке девятого астероидного пояса.

— У меня общий блок. Концентрация руд по поясам и подобные информационные блоки.

— Это и надо, — Егор остановился, чувство, что он может всё, улетучилось, как и охватившая его эйфория. Нейросеть стояла пока в режиме «новичок» и автоматически сработал ограничитель на приём больших объёмов информации, что-то в виде негативной эмоции, но на внутреннем мысленном уровне. — Красавица!!! — До Егора быстро дошло, что произошло, и он восхитился. — Вот это вещь!!! — Теперь Егор не жалел, что отдал очень немаленькие деньги за эту нейросеть. Покупка была крайне выгодной.

— Егор, твоя нейросеть блокирует передачу затребованного тобой пакета информации.

— Я уже в курсе. Запусти её через второй вспомогательный искин. Нужны диаграммы в привязке к местности. Запусти сканер «Юту». Маршрут установи вдоль пояса астероидов, направление противоположное нахождению восьми шахтёров из сводки диспетчера.

— Принято, выполняю.

— Постоянный скан «Пробой-8» на максимальную глубину.

— До сорока километров.

— Пока достаточно.

— Скорость?

— Четыреста восемнадцать метров в секунду. Семьдесят процентов от возможной.

— Окей. Два часа такого движения, — решил Егор.

— Это три тысячи километров вдоль края астероидного пояса.

— Подтверждаю. Данные сканера, данные промышленного сканера, всю информацию, которую соберём, сведём в карту с привязкой к астероидному поясу. Совместим свои и данные Неогена. Посмотрим, что получится.

— Принято, выполняю.

— Контроль окружающего пространства на предмет пиратов и других неизвестных кораблей.

— Принято.

— Я займусь пока своими делами. Меня не беспокой, — Егор решил продолжить изучение нейросети и обдумывание знаний, которое у него имелись по общей геологии, космической геологии и вообще по этой отрасли.

Ушёл в транс. Первым делом занялся геологией вообще и геологией астероидных поясов в частности. Увеличенный за счёт нейросети интеллект и повышенная расчётная мощность дала Егору удивительные результаты. Геология, геология астероидных полей, современное производство, теорию строения вселенной он изучил до первого ранга за два с половиной часа. В среднем на одну базу знаний первого ранга уходило по полчаса. Можно было себя поздравить. В этих дисциплинах он получил уровень новичка, первый ранг. Он уже не был обывателем в данных вопросах. Системы знаний и обучения оказалась проста. Закачивалась база в нейросеть, но это ни о чём не говорило. Главным и важным было именно осмысление и продумывание информации. Без этого база оставалась лежать пустым грузом в нейросети пользователя. Кроме того, помимо осмысления, в некоторых дисциплинах требовалось овладеть практическими навыками. Чтобы не проходить проверки, в это время в базе искина или нейросети создавался протокол действий пилота. Совершались практические действия. Разворот корабля в ручном режиме для пилота, выработка астероида для шахтёра. Этот протокол предоставлялся в виде доказательства на базу в корпорации и на основании его человек получал квалификацию.

Далее в силу вступала система бонусов. Так шахтёр получал плюс к деньгам за проданный или сданный ресурс в виде двух десятых процента за каждый изученный и подтверждённый ранг. Это стимулировало обучение. Кроме того, имелась и другая система бонусов. Каждая последующая сдача руды добавляла сотую процента к сумме за сданный груз. Далее, сдача руды давала сотую процента, а сдача рудного концентрата, уже две сотых за каждую сдачу. Имелось куча условий и оговорок, но система работала. Условия и оговорки были разные, как и системы бонусов. Имелись системы бонусов за аренду ангара, за полёты без аварий, за помощь в опасной ситуации. Проще было назвать, за что не существовало бонусов.

В целом же Егору всё было ясно и понятно. Все инструкции и акты по бонусам и прочему ему передали на искин в виде пакета информации, следовало просто это осмыслить и начать пользоваться этими знаниями в повседневной жизни.

Закончив с первым рангом по четырём дисциплинам Егор прикинул возможность осмысления информации за второй ранг. Вот тут было новое открытие. По объёму информации и знаний, каждый следующий ранг превосходил предыдущий в среднем в десять раз. Получалось, что второй ранг Егору требовалось изучать и осмысливать порядка трёхсот минут — пять часов. Третий — пятьдесят. Стала понятно, что бонусы за обучение так просто не даются, но Егора это не смутило. Торопиться пока ему было некуда. Была ещё одна особенность. Тоже связанная с объёмами баз знаний и рангами. Боевые и практические дисциплины и их ранги отличались по общему объёму с теоретическими, техническими и специализированными. Разница в объёмах баз знаний были колоссальны, тоже не меньше чем в десять раз. Егор увидел, что, к примеру, «сканер» первого ранга и «промышленность» первого ранга разнятся по объёму информации и пятнадцать с половиной раз. Это было объяснимо. Специальность «сканер», как и все практические и боевые дисциплины, работала по принципу: «нажми на кнопку — получишь результат». «Промышленность» давала знания по производствам, переработкам, современным технологиям. Тут требовалось работать головой гораздо больше, да и само понимание принципов было достаточно сложным…

— Сбор данных закончен. Произвожу анализ, — доложилась Лада.

— Продолжаем движение в указанном режиме, собираем новый пакет данных, — отдал команду Егор. — В это время перерабатывай уже собранный пакет.

— Принято.

— Сколько времени уйдёт на анализ уже собранного пакета?

— Два часа примерно.

— Отлично.

Егор, чтобы не терять время, теперь занялся ещё четырьмя базами: навигация, пилотирование малых космических кораблей, промышленные лазеры и сканирование пространства. Пролетело ещё два часа, названные дисциплины были изучены до первого ранга. В этих дисциплинах требовалось владение определёнными практическими навыками. Навигация требовала для принятия первого ранга: совершить прыжок в практическом применении на минимально возможное расстояние прыжка, двести километров, прыжок на меньшее расстояние был теоретически невозможен. Максимально это расстояние ограничивалось только двигателем и топливом. Практически навигация первого ранга засчитывалась, если пилот совершал прыжок на минимальное расстояние и выполнял максимально быстрое торможение до полной остановки. Всё это должно было быть сделано под протокол.

Егор, имея фактически два искина, ведение протокола вообще не отключал. Так что мог просто выделить необходимые куски из памяти искина и предоставить их как доказательство владения практическим навыком. Обдумав ситуацию, он так и решил поступать в будущем, поставив Ладе задачу выискивать в общем объёме информации такие куски и сохранять их. После этого он мог их сдать квалификационной комиссии и получить требуемый ему ранг.

Дальше он обдумал весьма интересный аспект, который удалось вычленить из знаний по геологии, строении современной вселенной и промышленности. Выяснилось, что вселенная состоит из девяноста восьми процентов газа и всего двух процентов различных металлов и их смесей. В промышленности использовался как раз практический аспект этого постулата. Из газов, водорода и гелия, самых распространённых во вселенной элементов, делалось топливо для кораблей. Объёмы добываемого газа были огромны. Происходило удорожание его в два раза при производстве, потом опять двойное удорожание при оптовых продажах. Ещё одна двойная наценка при рознице и при этом: тысяча четыреста кредитов за одну полную заправку Егора. Сорок кредитов в сутки при работе в полную мощь реактора двигателя его «Шахтёра». Колоссальный объём энергии за совсем небольшие деньги. Топливо производилось огромными количествами государственными корпорациями, а современный двигатель космического корабля совмещал в себе сам двигатель и реактор для выработки энергии. Это были главные аспекты и условия современных технологий Содружества.

Огромные объёмы энергии, если мысленно выбросить из цепочки очень дешёвую технологию выработки из газов топлива, получались из самых распространённых во вселенной элементов. Это и была база для производства и развития цивилизации. Имея огромные объёмы энергии, цивилизация создала на этом технологии. Егора интересовало шахтёрское дело и геология, поэтому он заострил своё внимание на этой теме. Получалась простая система. Добывалось шахтёрами и корпорациями из космоса всё, что было возможно: астероиды, обломки разрушенных планет: всё, что можно было собрать. Из этого выделялись все металлы. Соотношение было разным, но имело в среднем пропорцию девяносто восемь процентов к двум. Таким образом, из ста кубов самого распространённого астероида получалось две тонны концентрата смеси металлов используемого в промышленности. Соотношение очень низкое, так как плотность смеси выделенных металлов была в разы выше плотности астероидной породы.

Тут не обошлось без проблем. Корпорации, получив такую технологию, взялись в первую очередь разрабатывать, само собой, планеты, на которых жили. Это вызвало экологические проблемы: огромные выбросы энергии быстро превратили первые планеты, на которых это было сделано, в непригодные для жизни людей булыжники. Возникли многочисленные общественные движения и организации, выступающие против разработки планет. Победили люди. Разработка планет была запрещена повсеместно. Все производства вывели в космос.

Вторым этапом было запрещение разработки лун. Считалось, что это ведёт к нарушению гравитационных и других тонких связей между планетами и к разрушению устойчивости звёздной системы. Катаклизмы никому нужны не были, поэтому была принята «Конвенция о запрещении разработки планет и их спутников». Этот последний акт завершил все споры и разногласия. Разработка планет и их лун признавалась преступлением против человечества и цивилизации. Остались только астероидные пояса, обломки погибших планет, лун и другие небесные тела, не подпадающих под этот юридический акт.

Егор просмотрел базы по геологии и пришёл к выводу, что за несколько тысячелетий были изучены все породы и руды. Это дало классификацию астероидов, и возможность добычи из каждого астероида определённого концентрата смеси металлов[5]. Таким образом, стало возможным установить промышленные стандарты. Все понятия и определения велись на «межгалактическом» и соответствия на земном языке Егор подобрать не смог. К примеру, простая руда, добываемая путём измельчения самого распространённого по химическому составу во вселенной астероида называлась «рексит». Из ста кубов рексита на перерабатывающих станциях выделялось до двух тонн концентрата стандартной смеси металлов[6]. Эта смесь со стандартным составом и соотношением металлов назвалась «рекситин[7]», из-за особенности межгалактического языка, добавляющего к названию руды окончания, обозначающие, что это не руда, а концентрат смеси металлов.

Этот концентрат из стандартных гранул концентрата стандартной смеси металлов[8] спаивался в блоки стандартного размера весом в одну тонну. Смеси, вырабатываемые из разных пород астероидов и разных естественных космических объектов за несколько сотен лет были изучены по химическому составу и соотношению металлов в них и классифицированы. Имелось несколько тысяч разнообразных вариантов смесей металлов и их соотношения в конечном блоке из гранул металлической смеси, и столько же названий пород астероидов. Таким образом, уже на стадии исследования астероида и его сканирования было понятно, что будет добыто из него и какая смесь металлов будет получена. То есть, и сам шахтёр, правда, шахтёра это мало интересовало, если у него не было изученной и освоенной базы «Производство», и корпорация, на которую он работал, уже знали, что, добыв простой рексит в объёме ста кубометров, в конечном итоге получат две тонны стандартной смеси металлов с определённым содержанием и соотношением. То есть, к примеру, семьсот килограмм железа, триста алюминия, один килограмм ванадия, полкило свинца и триста грамм серебра в каждой тонне. Стандартная смесь «рекситин» конечно была другой, но общее направление Егор понял. Стоила руда «рексит» один кредит. Стандартная смесь КССМ «рекситин» стоила уже девяносто восемь кредов на тонну.

Далее, шахтёр при сканировании выявил другую породу, а они все были классифицированы многочисленными предыдущими поколениями учёных и шахтёров, например, тоже очень распространённый «анат». Сразу происходит классификация и определение породы. Мощностей даже самого простого искина хватало на подобные действия. Получалось, что из породы вырабатывается в конечном итоге две тонны стандартной смеси «анатина[9]» со стандартным содержанием. Для примера, в каждой тонне девятьсот килограмм меди, девяносто серебра, два платины. Эта порода продавалась, для примера, по пять кредов за тонну руды, а стандартная смесь концентрата металлов в девяносто восемь раз дороже за одну тонну, то есть четыреста девяносто кредов.

Очень редко встречались породы с высоким содержанием одного металла, это тоже было классифицировано, и был понятен выход смеси. За многие годы всё было исследовано, все исключения известны и понятны. К примеру, попался «ранит», это порода, в каждом кубе которой содержались тысяча килограмм смеси железа и ещё каких-то металлов. В этом случае из ста кубов ранита вырабатывается стандартная смесь металлов ранитин[10] в объёме ста тонн смеси железа и сопутствующих металлов, согласно таблице концентраций, сделанных специально под эту породу, как исключение. Таких случаев было очень мало, как и таких руд и пород. В основном стандартные сто кубов против двух тонн стандартной смеси концентрата металлов.

Выделение металлов из смесей требовало громоздкого и сложнейшего оборудования, поэтому на этом этапе шахтёрские и добывающие корпорации свою работу заканчивали. В дело вступали уже промышленные и перерабатывающие заводы.

Промышленность работала именно на стандартных смесях металлов. Более тонкое производство выделяло металлы. Но делалось это скорее всего без особых раздумий. Подбиралась смесь, в которой больше всего компонентов было задействовано в продукте производства. Покупались стандартные смеси в виде стандартных блоков по одной тонне, металлы разделялись, изготавливался продукт. Продавался продукт. Остатки в виде отдельных металлов, уже очищенных, продавались тоже, но уже по повышенной цене (правда, в продаже очищенных металлов не было, как гласил пакет информации у Лады, хотя возможно, что они получали другое наименование концентрата стандартной смеси металлов КССМ)), а скорее всего тоже шло в производство и в виде продукта тоже продавалось. Потерь металлов при производстве, как уверяла база знаний, не было. В дело шла смесь металлов полностью. На более сложные и многокомпонентные продукты шли различные смеси металлов. То есть, к примеру, сорок блоков смеси ортина, восемнадцать блоков рекситина и один блок дорогущего гардитина. Безотходное, унифицированное и максимально стандартизированное производство. И так по всему Содружеству.

Все эти базовые знания Егор получил из баз данных и знаний. Для упрощения в местном шахтёрском и производственном жаргоне были приняты системы упрощения наименований. Так порода или руда имела название «рексит», концентрат стандартной смеси металлов из неё КССМ «рекситин». Больше ничего говорить не требовалось. Всё всем было понятно. Стандарт, классификация. При словах рекситин все понимали стандартный блок концентрата из рексита весом в тонну со стандартной смесью металлов и их соотношением.

Егору стало всё понятно. Особых трудностей для себя он не видел, стоило поподробней изучить всё это, но пока ему хватало и того, что есть.

— Егор, анализ информации завершён, — сообщила Лада. — Все данные собраны в карту обследованного астероидного пояса. Глубина, как я и говорила, всего сорок километров от края. Это наше. Данные Неогена охватывают участок пояса на триста километров вглубь.

— Вынеси всё на экран. Наложи одно на другое. Сверим.

— Достоверность информации Неогена пятьдесят восемь процентов. Они провели простое широкополосное сканирование. У нас более точные данные, но на меньшую глубину.

— Вот и важно выяснить совпадения. На основе этих совпадений предположить наличие в глубоких слоях достоверных концентрированных областей дорогих руд и пород.

— Задача принята, — искин помолчал и выдал предложение. — При сканировании первой зоны нашим сканером выявлены четыре места повышенного содержания марита, руда в четыре раза дороже рексита.

— Объём?

— С четырёх мест соберём чуть больше двухсот кубов, но это неточно, месторождения выходят из зоны обследования вглубь астероидного пояса за пределы сорока километров. Более точно можно определить при индивидуальном сканировании каждого астероида.

— Давай к самому крупному, — решил Егор.

— Выполняю.

Первое место оказалось у небольшой каверны[11] в астроидном поясе примерно ста семидесяти километров диаметром. Прошли во впадину, начали вырабатывать лазерами все астероиды, мешающие проходу корабля к месту с повышенной концентрацией марита. За полдня в трюме оказалось почти двести тонн рексита, но зато подошли к астероиду, целиком состоящего из марита. Персональное сканирование астероида дало запас руды в восемьсот девяносто восемь кубов марита и тысяча шестьсот тридцать кубометров рексита. Егор первым делом решил вырабатывать дорогой марит. На маневровых двигателях подошли на дистанцию в сорок метров, что называется, почти впритык. Стабилизировали своё положение и, переведя двигатель в режим реактора, стали бодро пилить астероид в месте, где залегал марит.

Снаружи их было не видно. Внутри астероидного поля их было тоже не найти. Да и не стал бы их тут никто искать. Их, это Егора и Ладу, Егор почему-то искина отождествлял с живым человеком. Дурость, конечно, как понимал Егор, но положение на деле существовало.

Грузовой трюм «Шахтёра» был разбит на шесть отсеков, каждый в среднем по шестьдесят с лишним тонн. Дальние отсеки от рубки корабля, находящейся в центре корпуса, были связаны с внешнем пространством. Там царил вакуум, а в два ближних от рубки, верхний и нижний, можно было загнать воздух. Егора интересовал верхний. Там был установлен мини-комплекс частичной переработки руды. На тестировании он показал, что находится во вполне работоспособном состоянии. Егор затребовал у искина всю техническую документации на него, и пришёл к выводу, что его надо срочно запускать. Переработка руды в КССМ сразу заинтересовала Егора именно из-за различий в цене и объёмах груза.

Знаний, как и ожидалось, не хватило. Нужен был как минимум третий ранг в производстве, и это только начало. В этом случае можно было составить реакцию переработки и более-менее грамотно его запустить. Чтобы пользоваться комплексом уверенно, требовалось много разных знаний: «кибернетика», комплекс был ничем иным как своеобразным роботом, работающим на внутренних циклах, «инжиниринг», «техник малых промышленных систем», «энергетик малого корабля», «энергетик промышленных систем» и много ещё всего. Следовало или изучить базы целиком или собрать из них необходимое, главным было именно наличие этих баз, а их пока у Егора не было, как и денег на их приобретение. Пять часов ушло на изучение второго ранга, ещё двадцать пять на третий. Голова гудела от передозировки информации. Егор вывалился из реальности нейросети в сон, но информацию по производству третьего ранга освоил. Отдых занял двенадцать часов непрерывного сна.

За это время Лада сумела забить все свободные объёмы рудой. Двести тонн рексита и триста марита хранились в трюме и двух подвесных контейнерах. Делать тут больше пока было нечего, вернее работы было много, но вот места под руду уже не было. За тридцать минут вышли из прохода, ещё пять минут выползали из каверны на маневровых двигателях. Двадцать минут разгона и прыжок к ближайшему пункту приёма руды корпорации «Неоген».

— Станция переработки руды «Дина», говорит сто семнадцатый С, — вышли из прыжка впритык к двухсоткилометровой зоне.

— Да, сто семнадцатый, говорит диспетчер станции переработки «Дина».

— Идём на сдачу руды.

— Сколько у вас?

— Пять сотен.

— Лови пакет, сто семнадцатый.

— Есть, буду через пять минут.

— Давай, какие будут пожелания?

— Заправка.

— Много?

— Полсотни.

— Ерунда, закинем прямо на сдаче.

— Хорошо, спасибо.

Подошли к станции, та выпустила манипуляторы и через грузовые люки высосала содержимое трюма и контейнеров. Маленьким манипулятором подали топливо в бак.

— Сто семнадцатый, принято двести рексита, три сотни марита. Пакет расчёта на искине. Подпиши акт, скину деньги на твой счёт.

— Уже.

— Тысяча четыреста с копейками. Снимаю полтинник за топливо. Кредит в девять сотен Неогена гасишь? За топливо стоит?

— Да, сними сразу.

— Всё, остатки в пятьсот с копейками на твоём счету.

— Принял.

— Пакет выхода у тебя.

— Узнать можно? Вопрос есть.

— Говори.

— Что с переработкой?

— Смотри. Пакет информации уже тебе кинул, но на словах скажу: система такая, на примере рексита, одна тонна один кредит это руда, пропорция два к девяноста восьми. Переработчику идёт, как и положено, бонус семь процентов. Станция это собственность Неогена, поэтому шахтёру три с половиной процента, Неогену вторую половину. Есть только один момент. Меньше трёх тысяч кубов на переработку Неоген не берёт, так что будет аренда бокса тут под руду, руда только одного типа. Сожрёт не меньше половины прибыли, обычно больше, так что вози руду и не заморачивайся с переработкой, пока на что-то более серьёзное не сядешь. Вся эта возня с переработкой даёт бонус на каждую тонну концентрата не больше двух процентов.

— Понял, спасибо за совет.

— Рад, что понятно объяснил.

— До свидания, рад познакомиться.

— И тебе не болеть…

Егору понравилась работа персонала корпорации. Ни секунды потери времени. Всё по делу.

— «Профессионалы», — осталась мысль в голове Егора после посещения станции переработки, хотя его со станции «Нагана» тоже выпнули без задержек. Только чуть жёстче, но обиды, кстати, не было. А вот то, что Неоген не особо пускает в переработку мелких шахтёров, ему не очень-то понравилось. С другой стороны семь процентов бонуса немного, половина Неогену. Аренда бокса на станции переработки. Обдумав ситуацию, Егор решил, что ему действительно рано.

— Через полминуты уходим в прыжок.

— Принял, — Егор сразу дал Ладе распоряжение: возвращаться и прилетать на станции двойным прыжком, с обязательным изменением направления. Лана сначала сообщила об экономической неэффективности, но Егор приказ не отменил. — Сколько до прибытия в каверну?

— Сорок минут на всё.

— Сразу скан. Проверка. Если никого нет, и всё тихо, входим в каверну и в очищенный нами проход.

— Приняла.

— Давай мне данные по процессам на марит, сразу скинь рекомендации по оптимизации работы мини-комплекса. В дальнейшем будем в разговорах между собой называть его «дорн», по его названию.

— Приняла. Пакет сброшен.

Всё время полёта, проход в каверну и в сам проход к астероиду Егор просидел за расчётами эффективности реакций переработки марита. Поломав голову над проблемой, Егор затребовал у искина расчёты по мини-комплексу, которые остались от Ранта. Проблема состояла в том, что они работали с расстояния в сорок метров от астероида. Следовало увязать объём добычи и объём переработки на мини-комплексе. Егор вместо положенной часовой добычи руды в объёме двадцати кубов с расстояния в два-три километра, получал за счёт сокращения времени одного цикла работы захвата и близости работы для лазера почти тридцать кубометров руды в час. Очень серьёзный объём при одинаковых расходах топлива. Меньше требовалось энергии лазеру, меньше захвату. При этом, и тот и другой работали эффективнее.

Рант, как выяснилось, работал по следующей схеме. Он, получая в час двадцать кубов породы, ставил в комплекс реакцию не на стопроцентный стандартный концентрат, а подбирал процентовку по объёму добычи. Егор и не подозревал, что так можно делать, но законов запрещающих это, не было. Фактические он создавал полуфабрикат руды, но с повышенным в разы содержанием смеси металлов. Этим экономил объём и получал за рейс большие деньги, экономя на количестве рейсов. Как понял Егор, 50-процентный концентрат стоил половину цены стандартного 100-процентного. Рант явно имел ранг в производстве и работал с мини-комплексом, крутя концентрацией, как мог или считал выгодным. Схема могла работать с любым концентратом и с любой рудой. Идея понравилась Егору, и он просчитал концентрацию по часовой добыче лазеров. Тридцать кубов в час.

Мини-комплекс отрабатывал в стандартный концентрат с содержанием смеси сто процентов всего десять кубов. На тридцати кубах выходило тридцать три процента, но можно было удвоить количество энергии, и выйти на 66-процентный концентрат. Просчитав всю схему несколько раз, Егор добился стандартного стопроцентного концентрата, а заплатил за это почти тройным объёмом энергии, которая стоила недорого.

Это было уже егорово достижение, за счёт третьего ранга в «промышленности». Рант фактически работал на концентрациях руд и имел, скорее всего, второй ранг «промышленности». За переработку, он бонус не имел, так как хоть и повышенная концентрация смеси металлов, но всё равно это оставалось рудой, просто «концентрированной рудой». Егор же за счёт третьего ранга мутил уже не на концентрациях руд, а с энергией и расчётом реакции. Так Рант не делал. Теперь Егор мог претендовать на бонус в переработке, успевал согласовать весь цикл. В трюм «Шахтёра» должны было в итоге складироваться уже стандартные блоки стандартной смеси металлов «маритин».

Ещё час отлаживал и регулировал мини-комплекс, доводя до желанного результата уже не в теории, а на практике. Удача пришла настырному. Реакция пошла, как и было задумано. Егор, удовлетворённый собой, спустился к себе в рубку и прошил всю схему в выделенный для неё небольшой файлик в своей нейросети. Экономия была впечатляющей. В день уходило энергии на шестьдесят кредитов. Экономилась энергия из-за снижения расхода на работу лазера и захвата, но в три раза увеличивался расход на мини-завод. В баке было тысяча триста кредитов в топливе: двадцать дней как минимум. Перерасчёт дневной добычи на концентрат дал десять тонн в день. Двести десять тонн на имеющемся топливе. Получалось двадцать одна тысяча на концентрате КССМ рекситин, плюс семь процентов бонуса против пятисот тонн руды, считай кредитов, ежедневно. Расчёт относительно дешёвого рексита. Марит в четыре раза дороже. Егора затрясла нервная дрожь. Система могла принести неплохие деньги, а ведь у него нет ни одного катализатора, за счёт которых можно было ускорить реакцию или сократить энергорасходы.

Это всё в голую, на третьем уровне «промышленности». Поломка или невозможность технически грамотно обслужить комплекс Егора волновала всерьёз. Пришло решение изучить помимо четвёртого ранга «промышленности», пусть не специализированные базы, но смежные: «техник малого корабля» и «энергосистемы малых кораблей». Другого просто не было, но по мнению Егора и то, что есть, могло позволить понять принципы обслуживания и устранение неисправностей в перерабатывающем комплексе. Технически мини-комплекс был очень далёк от установленных на корабле модулей и блоков, но на безрыбье и рак рыба. Оставалось только надеяться на удачу и неизношенность оборудования. По идее, если Дорна не использовали усиленно, а этого не было, то он мог протянуть какое-то время и без ремонтов. По цене подобные комплексы стоили очень дорого и требовали к себе внимательного отношения в работе и техническом обслуживании. Егор надеялся только на качество изготовления, надёжность и простоту, которую могли себе позволить военные…

Глава седьмая

За следующие двадцать два дня Егор выработал все разведанные им четыре места с повышенной концентрацией марита. Двести десять тонн КССМ маритина, концентрата из руды марит, лежало в одном из контейнеров. Всему виной оказалось повышенная плотность. Концентрат по плотности превосходил обычную руду в три с лишним раза. В контейнер вошло бы и ещё, но у Егора заканчивалась топливо в корабле. Поэтому землянин подумывал о дополнительном баке и сокращении расхода за счёт катализатора или, наоборот, об ускоренной переработке при сохранении обычного расхода, что тоже было выходом из ситуации. Катализация в свою очередь несла уменьшение износа мини-комплекса, а Егору хотелось протянуть на нём подольше, пока он не накопит денег на покупку нужных баз.

Эти двадцать дней Егор просидел за изучением промышленности четвёртого ранга, своей последней базы по данному предмету. Учёба и осмысление дисциплины шла очень тяжело, приходилось ещё работать, следить за добычей и переработкой, но победило упорство и его двести тринадцать очков в интеллекте. Егор с содроганием представил, как простой шахтёр с его сто двадцатью в интеллекте, как у Анвара, сидит и учит промышленность четвёртого ранга. Жуткая картина, причём о двадцати днях как у Егора не могло быть и речи. Минимум в два раза больший срок чистого времени изучения, если не больше. При этом ещё прыжки на сдачу руды, работа. Срок соответственно изучения отодвигается ещё дальше, если предмет не забрасывается вообще. Нормальные люди обычно учили что-то более необходимое в практический жизни. Обычно ту же навигацию или промышленные лазеры, увеличивая добычу в сутки или час, за счёт знаний и более точных настроек, снижая расходы на топливо для лазеров и манёвры для основного и вспомогательных двигателей. Тактика «молодого шахтёра» из чипа Гама, говорила, что после «навигации» и «промышленные лазеры» следовало переходить на «техника малых кораблей», сокращая расходы на обслуживание и ремонты, далее «энергосистемы малых кораблей». Вектор движения Гамом указан был верно, Егор не спорил, но «промышленность», которую он довёл уже вместо рекомендуемого чипом, первого ранга в четвёртый, ему давала сейчас больше всего. «Промышленность» же по чипу гамейца изучалась до первого ранга, для понимания общих процессов, и забывалась на неопределённый срок.

Егору, изучение промышленности в четвёртый ранг, давало возможность работать с применением катализаторов. Изучив и поняв базу знаний четвёртого ранга, Егор мог рассчитать реакцию и возможные варианты с разными исходными данными с включением дополнительных параметров и величин, в виде катализаторов, блоков ускорителей процесса и тому подобного, помимо концентрата руды и энергии. Знания расширяли возможности понимания технологии. Понимание технологии давало в случае Егора конкретный прирост в деньгах. Расчёт вёлся по-разному, но всегда шло к увеличению. Егор вдруг очень хорошо понял, что учиться очень выгодно в условиях Содружества.

Опыт быстрого обучения и осмысления у Егора был. Шесть лет обучения в Государственной Медицинской Академии пригодились. Все шесть лет учёбы на доктора, будущего врача Советского Союза, Егор ни разу не изменил студенческому принципу «От сессии до сессии живут студенты весело». Весь семестр он с Артёмом и другими парнями выпивали, развлекались с девчонками, в общем жили простой, незатейливой жизнью советского студента. Зато в период сессии за шесть-семь дней перед экзаменом умудрялся очень плотно освоить знания по предмету и сдать экзамен, хоть не на «отлично», но на «хорошо» получалось часто. В егоровой зачётке почти не было отметок за экзамен в виде надписи «удовлетворительно».

Государственный экзамен он с трудом сдал не потому, что плохо знал предмет, а потому что последнюю сессию они, уже уверенные, что их всё равно выпнут с дипломами об окончании, просто пропили её всю. Конечно, на экзамены они с Артёмом пьяными не ходили, за это можно было огрести по полной программе, но готовиться к сессии и сдаче экзамена никто из друзей не стал. Покатило и так…

Так что учиться по полной программе Егор умел. Интеллектуальный индекс, поставленный ему местными специалистами, он реально заслужил, ещё живя на родной планете. Следовало очень серьёзно продумать ближайшую программу обучения, выявить, какие знания дадут ему какие возможности или результаты.

В последний, двадцать второй, день Егор забил всё своё свободное место в трюмах и контейнерах дешёвым рекситом, из которого в основном состояло поле астероидов, и ушёл в прыжок к станции «Нагана». Сдал весь рексит, четыреста сорок тонн, получил за него расчёт. После этого вошёл в шлюз, и через сорок минут Егора вместе с кораблём и двумя контейнерами доставили роботом подачи в его ангар. Денег не было. На счету всего тысяча сто сорок восемь кредитов. Всё состояние землянина лежало в контейнере. Двести десять тонн концентрата КССМ маритин по триста девяносто кредитов за тонну тянуло на восемьдесят тысяч. Вот только Егор решил пока с ним не светится, предчувствуя проблемы.

— О, сосед, — в ангар без стука зашёл Анвар.

— Здорово, — улыбнулся Егор.

— Ну, как твой первый вылет?

— Дерьмо, то лазер не тянет, то, блин, утечка топлива, — нахмурился Егор, говорить о своих новых мыслях с Анваром он не захотел и перевёл разговор на другую тему. — Будешь «планетарку»?

— Наливай.

Минут через пять они выпили и закусили.

— Так что, невыгодно сходил? — опять поинтересовался Анвар.

В голове Егора, уже принявшего «планетарку», вдруг возник плакат с военной кафедры института. На этом плакате строгий дядька с будённовкой на голове тыкал пальцем в смотрящего на плакат человека и строго заявлял: «Болтун — находка для шпиона». Егор чуть не захохотал, представив, что шпион, это сидящий перед ним простой шахтёр Анвар. Потом в голову полезли какие-то дурацкие мысли про будённовку и её отсутствие на голове такого же мужика и такой же плакат, но с надписью «Ты записался добровольцем?» Егор мотнул головой, пришла мысль, что ему нужно выпить срочно ещё или наоборот остановиться. В голове стояла алкогольная пелена, чесался затылок, навалилась усталость, накопленная в рейсе. Всё-таки решил тормознуть.

— На счету тысяча сто. Двадцать дней в космосе, — кисло произнёс Егор. — Хочу бак ещё один купить и поставить, чтобы не заправляться на станции «Дина», там, я так понял, дороже. Лазер бы ещё один, а места нет. Контейнер, — Егор показал на контейнер, в котором был концентрат смеси металлов «маритин», — прохудился. Надо новый. Этот пусть в ангаре торчит, под хлам приспособлю.

— Да вроде на вид целый? — удивился сосед.

— На задней стене пробоина, за метеорит зацепился. Всю руду по космосу развалил, — настоял Егор, контейнер по его указанию поставили в дальнем углу ангара. Увидеть, что на его задней стене нет пробоины, как уверял Егор, было невозможно, сам контейнер был заперт на электронный ключ, сгенерированный искином. — Ещё по дозе? — муть из головы ушла, стоило добавить.

— Не против, — кивнул Анвар.

— Вот такие дела. У тебя как?

— Вчера вернулся, — усмехнулся Анвар. — Девятнадцать дней. По пять сотен день. Девять тысяч поднял. Всё как обычно.

— Давай, — Егор разлил «планетарку» по стаканам и они выпили.

— Знаешь, Егор, — вдруг вспомнил Анвар. — У меня в ангаре валяется какой-то бак. От старого хозяина остался. Мне он не нужен. Вот только он, мне кажется, большой.

— На сколько топлива, если в кредитах?

— На две, может три тысячи. Не знаю, — пожал плечами сосед.

— Продашь?

— Так забери, он мне не нужен.

— Спасибо.

— Контейнер есть у моего знакомого. Может продать.

— Да, я так понял, они по паре сотен кредитов за штуку.

— У него он не новый, но вполне исправный. За полцены, думаю, отдаст.

— Звони, возьму, — Егор налил ещё по пятьдесят грамм.

— Подожди, — Анвар уже разговаривал с кем-то по станционной сети, потом улыбнулся Егору. — Конт через минут пять привезут, я сказал, чтобы заехали ко мне, я им заброшу бак. Нормально?

— Спасибо, Анвар. Я на такое даже не рассчитывал.

— Давай тяпнем, я схожу, заброшу им бак, потом всё сгрузим к тебе, — усмехнулся сосед. — После этого можно было бы пойти куда-нибудь и нормально посидеть.

— Это куда?

— В бар какой-нибудь? Девочек снять. Отдохнуть.

— Не с моими финансовыми возможностями, — отказался Егор.

— Могу занять, — предложил Анвар.

— Давай десятку китов по стандартному договору займа? На месяц? — сразу сориентировался Егор.

— Видимо, тебя точно придавило, — нахмурился Анвар. — Хорошо, мне пока деньги особо не нужны.

Договор оформили за десять минут. Анвар скинул десять тысяч китов на счёт Егора.

— Выручил.

— Секунду, — Анвару опять с кем-то разговаривал по сети. — Конт привезли, у ворот моего ангара стоят, — пояснил Анвар.

— Пойдём, сразу решим.

Через пять минут в ангаре Егора стоял ещё один 60-кубовый контейнер и лежал старый бак.

— Я тебе файл скинул, — начал прощаться с Егором Анвар. — Человека зовут Гури. Толковый механик. Позвони ему, он тебе бак установит. Я пойду с парнями в бар. Оттянусь. Завтра утром опять в космос.

— Спасибо, Анвар, — пожал руку Анвара Егор. — Выручил.

— Сегодня я тебя, завтра ты меня, — улыбнулся сосед. — А иначе какие же мы соседи?

— Пока.

Бак оказался на две тысячи восемьсот кредитов. Вполне исправный. Егор позвонил механику Гури из файла Анвара. Тот подъехал, и за сотню кредитов установил его в нижнем грузовом трюме. Гури вывел заправочную магистраль к клапану, через который заправлялся родной бак «Шахтёра», и подвёл систему подачи топлива к реактору. Всё сделано было очень качественно.

— Ну как?

— Отлично.

— Пятый ранг по устройству малых кораблей, — похвастал мастер-техник.

— Круто, — согласился Егор и вдруг спохватился. — Подожди. Так ты спец, можешь дать совет?

— Какой?

— Мне бы лазеров добавить? — робко поинтересовался Егор.

— Сделать можно. Но будет дорого. Смотри, что можно сделать, — Гури показал верхний конец корабля. — Ниже стопорного устройства, на котором сейчас крепится твой «Шахтёр» в ангаре. Примерно на метр-полтора ниже есть полость. Вот туда, в ту полость можно врезать не наружный, как у тебя сейчас, а внутренний лазер. Он будет выдвигаться на полметра из полости, назовём её шахтой. То есть, его надо будет выводить из шахты, потом наводить на объект. Запитать его можно от силовой линии, что сейчас идёт на фиксатор. Перегруза на линию не будет. Фиксатор работает только в боксе, лазер только в космосе.

— Замечательно, — восхитился Егор.

— Такая же полость есть внизу, — пояснил Гури.

— Сколько за всё?

— Лазер стоит три сотни, у меня они есть. Короче, если платишь два кита, я ставлю оба за четыре с половиной часа. У тебя какой искин? Главное, чтобы не дохляк. А то управление имеет тяжёлую программу, объём немаленький.

— Искин вытянет и не такое, — уверенно произнёс Егор. — По цене я согласен.

— Договорились.

— Можешь ещё что-нибудь предложить?

— А что надо?

— Ну, я бы Пробу-8 поменял. Сорок километров маловато. Хотя бы сотню. Юту бы проапгрейдить. Она на три сотни, хотелось бы больше.

— Понятно, — Гури задумался, Егор решил не мешать. Минут через пять мастер-техник предложил. — Три тысячи. Я тебе ставлю вместо Пробы сканер с шахтёрского среднего корабля «Метра». Ещё тысяча на замену Юты, вместо неё получишь Зоркий-3МК. Чтобы это всё не очень грузило твой реактор, добавляем модуль-реактор «Сивал» и меняем силовые линии к сканерам. Также нужна разводка от Сивала в центральную сеть и подвод к нему топлива. Это в деньгах ещё три за «Сивал», тысяча разводки и работа. За всё возьму с тебя восемь. Делать буду сам. Модули «Юта» и «Проба» мои. Идёт?

— Я не очень знаком с предлагаемыми модулями.

— Зоркий — это пятьсот-шестьсот километров, — пояснил Гури. — Пром-9, сканер с Метры, даёт возможность вести скан объёмов астероидного пространства на глубину до ста пятидесяти километров. Индивидуальный скан астероида узким лучом до двухсот. Врубаешься?

— Сивал?

— Его мощность равна половине мощности твоего реактора. Это всё-таки модуль, но он на пару поколений свежее твоего «старичка», а значит, расход топлива будет по нормам ниже на двадцать процентов. Плюс мой программный апгрейд. Все программы у меня есть. Достаточно свежие.

— Окей, — согласился Егор. — Можешь проапгрейдить мне реактор двигателя?

— Штука. Прирост мощности на десять процентов и снижение расхода топлива на шестнадцать, — сразу сообщил Гури.

— Давай, — кивнул Егор, денег опять почти не осталось. — Бонусом что-нибудь будет?

— Что бы хотел?

— Базу «Техник малых кораблей». Ранг, какой не жалко.

— Дам с первого по четвёртый, — пообещал Гури.

Работал Гури не один, привлёк с собой ещё двух техников помоложе, как потом выяснилось, сыновей. Проковырялись они не меньше девяти часов, но не ушли, пока полностью не закончили всю работу. Молодёжь просмотрела все модули, которые достались Егору в нагрузку вместе с ангаром от Ранта. В основном это был хлам и старьё, но техники сгрузили всё на свой транспортёр и скинули с Егора за этот мусор почти тысячу кредитов. Егор, конечно, не возражал. На счету осталось всего чуть больше трёх китов. По-любому Егор совсем не прогадал. База «Техник» с первого по четвёртый уровень стоила не меньше десяти тысяч, но спроса на них не было вообще, Гури просто откопировал свою и сбросил Егору в искин. Старая, но вполне рабочая база. Егор полагал, что за десять-пятнадцать лет в ней вряд ли многое изменилось.

— Будут проблемы, заходи, — пожал руку Егора Гури, когда Егор провёл приёмку работы и оборудования и рассчитался с мастером-техником.

— Непременно, — работой и оборудованием Егор был доволен.

— Ну, тогда всё. Удачи, — техники уехали на своём транспортёре.

Остаток дня Егор провёл в станционной сети. Первым делом заказал через сеть покупку баз «Экономика-1» и «Экономика-2». Получил регистрации на торговой площадке станции «Нагана» торговой биржи «Неоген», прошёл регистрацию на самой бирже корпорации и занялся сбором информации о ведении дел на этих торговых площадках.

Через пять часов сбора и анализа информации стала ясна ситуация.

Государственная добывающая корпорация «Неоген» была согласно официальной версии создана двадцатью пятью производственными государственными компаниями планеты. Как дела обстояли на деле, было не очень понятно, но к своему неудовольствию Егор узнал, что торговая площадка станции «Нагана», да и сама торговая биржа корпорации «Неоген» были закрытыми для постороннего посетителя. Фактически торги и продажи ресурсов, добываемых Неогеном шли между этими двадцатью пятью компаниями-учредителями.

На торговой площадке, к удивлению Егора, свою добычу сбрасывали мелкие шахтёрские корпорации, организованные на станции. Простые объединения от трёх до двадцати шахтёров, работающих бригадой. Главное правило гласило: «Ты добываешь всё на территории Неогена, значит, должен всё, что добываешь, продавать Неогену». Было разрешено выставлять руду и концентраты только на закрытых торговых площадках, где основную закупку вёл сам Неоген или компании-учредители самого Неогена. При продажах или покупках с продавца взимался один процент от суммы продажи.

Егор пока решил не продавать свой концентрат. Опасался. Скачал к себе в искин все результаты продаж за последний месяц, а также отчёты по работе станционной торговой площадки «Нагана» и торговой биржи «Неоген». После этого просмотрел правила и регламентацию постановки товара на торг. Ничего сложного в этом не было. Груз в опечатанном контейнере ставился на хранение в общественный склад станции, где до этого хранились его два торговых контейнера. Делалась спецификация на контейнер с подписью государственного оценщика, это давало гарантии покупателю на соответствие товара по объёму и качеству. После этого лот принимался к торгам. Покупатели покупали, деньги выплачивались напрямую продавцу с взиманием одного процента торговой площадкой, контейнер забирался со склада. Всё максимально удобно и просто.

Работая через торговые площадки, объединения и мелкие шахтёрские корпорации получали в среднем к обычной цене приёмки руды и концентратов не больше трёх — пяти процентов. Выгода Неогена была в том, что шахтёры брали на себя проблемы по упаковке и доставке. Корпорация ничего не теряла, зарабатывая на аренде ангаров, продаже контейнеров, взимала комиссионные. Всех всё устраивало. Шахтёры закупали расходники на складах Неогена с наценкой. Шахтёрские объединения на торговых площадках, но уже с меньшей накидкой, так как можно было купить у компании-производителя с планеты. Понятно, что этот производитель был учредителем Неогена, торговая площадка и биржа закрытые. Сам же Неоген в этом случае получал процент и деньги за доставку и аренду, так как купленное шахтёрам надо было где-то хранить.

Ситуация для Егора стала ясна и понятна. По станционной сети он просмотрел цены на катализаторы для своего мини-комплекса. В продаже их не оказалось. Слишком древним был «Шахтёр», а так как их не выпускали, то с расходниками были проблемы. Пришлось пройти и просмотреть станционные объявления о продаже. Фильтр на слова «катализатор», «корабль „Шахтёр“», «мини-комплекс» принёс всего десяток объявлений. Егор сбросил файл себе в нейросеть и вышел из станционной сети.

Прозвонив по половине телефонов из файла, Егор выяснил, что все объявления довольно старые и катализаторов в наличии ни у кого нет, но землянин не отчаивался. На очередной звонок ему в очередной раз сообщили, что катализаторов нет, и вряд ли он их найдёт.

— Жалко.

— Вам что, очень сильно надо? — поинтересовалась девушка на той стороне линии.

— Я хотел просто узнать цену, и если они мне доступны, то приобрёл бы.

— Знаете, я сейчас просматриваю информацию по этому мини-комплексу, — произнесла через минуту девушка. — Думаю, я смогла бы вам помочь.

— Был бы очень рад.

— Вас устроит по пятьдесят кредитов за один кристалл?

— Так у вас они есть?

— Я по профессии инженер-химик. Работаю на станции переработки. Мы изготавливаем кристаллы-катализаторы для своего перерабатывающего комплекса. Не вижу проблем сделать ваши катализаторы. Вам много надо?

— На пару тысяч, — подумав, решил Егор.

— Я прямо сейчас поставлю реакции. Через пару часов ваши сорок кристаллов будут готовы.

— Счёт куда?

— На Неоген тысячу восемьсот и двести мне. Меня зовут Карина Виллит, — Егор перекинул деньги.

— Большое спасибо, Карина, — поблагодарил девушку Егор. — Меня, кстати, зовут Егор. Я шахтёр.

— Куда отправить заказ?

— Секция С, ангар сто семнадцать.

— Принято.

Егор уже просматривал ответ по запросу в станционной сети на имя девушки. Файл был получен. С фото на Егора смотрела вполне симпатичная молодая женщина.

— Карина, может быть, встретимся? Я новичок на станции, могли бы куда-нибудь вместе сходить, — забросил Егор идею.

— Пока не могу. У меня недельная смена. Я сейчас на работе, на станции «Дина», но через неделю была бы не против.

— Жаль, — Егор решил, что не судьба, — я завтра тоже ухожу в космос. Ладно, нет так нет. Увидимся.

— Пока. Буду рада поболтать. Если нужны будут кристаллы, звони, — девушка отключилась.

Кристаллы-катализаторы доставили только через пять часов. Егор в это время уже спал. Искин «Шахтёра» открыл дверь посыльному, объяснил, куда поставить посылку и, поставив электронную печать Егора, выпроводил того из ангара. Узнав о таком самовольном действии Лады, Егор сначала удивился, потом разозлился, но в конце концов согласился, что действия искина были правильными и эффективными…

Глава восьмая

Утром, позавтракав, Егор хотел заказать подачу своего «Шахтёра» на вылет, но неожиданно к нему в ангар ввалился Анвар. Весь в какой-то грязи и с разбитым в кровь лицом. Отдых у того, судя по виду, прошёл не слишком удачно.

— Что случилось? Что с тобой, Анвар?

— Суки… — сосед рухнул на колени и зарыдал, размазывая сопли и кровь по лицу, отчего стал ещё больше не похож на обычного весёлого, удачливого и говорливого Анвара.

— Планетарку будешь? — решился предложить Егор, не зная пока, что предпринять.

— Нет… — проревел местный и стал, видимо, успокаиваться, во всяком случае, скулить стал заметно меньше.

Егор не раздумывая, поднял соседа за шиворот, поставил на ноги, и они пошли к соседу в ангар. Там недолго думая, Егор затолкал соседа под холодный душ в корабле, а сам нашёл у него секцию с продуктами и, сделав сначала планетарку, занялся приготовлением завтрака для Анвара. Сам он по своему опыту знал, что сначала надо опохмелится, причём очень плотно, потом покушать, и все беды, приобретённые по пьяному делу, будут видны уже под другим, не настолько критическим углом зрения. Подумать только, мужик под метр девяносто ростом, жилистый, воет как баба, потерявшая в пьяной резне мужика. Правда, что всё станет совсем хорошо, надежды не было. Егор понимал, что соседа не просто двинули по морде по пьяному делу, а конкретно избивали, причём, скорее всего, ногами и лежащего на земле. Тело того, когда он вышел из душа и надевал трусы и майку, было во множественных подкожных кровоизлияниях, будущих синяках.

Сосед что-то достал из аптечки, вкатил себе укол, потом вкруговую обмазался какой-то вонючей мазью и присел к столу.

— Ну, и где ты так круто оттянулся? — осторожно поинтересовался Егор.

— Это «Голос Шахтёра», — Анвар сбросил Егору на нейросеть файл с изображением троих бугаёв под стать Анвару и вдруг заплакал. Егору стало неудобно смотреть на взрослого мужика, плачущего как ребёнок, и он строгим голосом спросил:

— Да подожди ты реветь белугой. Объясни в чём дело, — что такое «реветь белугой», сосед не знал, но интуитивно понял, и перестал выть.

— Да, тут такое дело, — начал рассказ Анвар, проглотив слёзы под строгим взглядом Егора и, наконец, влив в себя подряд две дозы планетарки, свою и Егора, что нисколько не обидело землянина, он спокойно налил себе и хлопнул следом. — На каждой станции есть различные общественные движения.

— Что за «Голос Шахтёра»?

— Да, говорю же, общественная организация. Шахтёрская.

— Ну, и?

— Я, Гавз и Докс зашли выпить в «Звезду», это бар, а Гавз и Докс, это те парни, что привезли тебе вчера контейнер, — пояснил Анвар. — В «Звезде» прилично выпили, сняли девчонок, всё чин-чинарём. Посидели, девчонки захотели попрыгать, а в «Звезде» танцевальной площадки нет. Решили пойти в «Гавань», дошли, сели, выпили, я остался сидеть, девчонки и парни ушли танцевать. Я, чтоб не скучать, вышел на крыльцо покурить. Уже плотно вкинутый. Подвалили трое. Эти из «Голоса Шахтёра», спросили, не Анвар ли я. Меня, значит, искали. На крыльцо вышли Гавз и Докс. Я спросил: «Чё надо?», — Анвар остановил рассказ, они с Егором влили по очередной дозе планетарки, закусили. — Старший из них мне в лоб зарядил плюху без всякого разговора. Я с копыт. Меня оттащили в сторону, взяли с ходу в оборот Гавза и Докса.

— А те что, стояли и ждали?

— Нет, просто растерялись. Старший из этих сообщил мне, что я задолжал «Голосу Шахтёра» членские взносы за половину года, сообщил, что можно поправить дело пятью китами кредитов. Добровольно. Гавз, как понял, что будут бить и бить серьёзно, сразу добровольно внёс пять тысяч, после нескольких пинков в лицо раскололи и Докса, — Анвар горестно вздохнул. — Ну, сам видел, в каком я состоянии, тоже внёс взнос. Добровольно, под протокол. Сказали, что мне, как тупорылому и несообразительному, теперь вместо трёхсот кредитов нужно платить пять сотен в месяц.

— Ты что, состоишь в «Голосе Шахтёра»?

— Нет, я и на станции всего ничего, ну никак не полгода, — усмехнулся Анвар. — Да это и неважно.

— Так в чём дело? Обратись к властям, налицо вымогаловка и рэкет.

— Ты точно не в себе, — удивлённо поднял брови Анвар. — Смотри. Что им сделают за пять тысяч кредов? Даже статьи такой нет, слишком уж урон маленький. Даже и не почешутся. Бесполезно, да и всем известно, что они кому-то дают на лапу в администрации, их не трогают, да и без «мохнатой» лапы им ничего не будет. Мне проще пойти в «Трекс», ребята там серьёзные, авторитетные, окоротят этих, да и вывод там на серьёзные шахтёрские корпорации. Можно через них в нормальную шахтёрскую корпорацию попасть.

— А что, в этом «Трексе» членских взносов нет?

— Есть, надо же на что-то объединению шахтёров жить, — возмутился Анвар. — Те же три сотни в месяц, но там люди посолидней, все бывшие шахтёры, свои, так сказать. Помочь всегда могут, у них около пятисот членов на станции, а у «Голоса Шахтёра» всего полторы сотни. — Анвар был очень убедителен и серьёзен, Егор, чтобы не сбивать того с настроя, налил и протянул тому кружку с планетаркой и кусок жареного мяса. Сосед кивнул, выпили, закусили, Анвар затараторил дальше. — Главное, что я свои пять китов верну, в «Трексе» всегда есть пара-тройка парней, готовых пощипать этих из «Голоса», поймаем, выбьем. Не этих, так других.

— Так это что, выбивать друг из друга деньги нормально? — поинтересовался Егор.

— Ну, деньги небольшие, статьи в положении о наказаниях нет. Администрации неинтересны личные дела шахтёров. Вполне, — сосед удивлённо посмотрел на Егора и неожиданно спросил. — Скажи мне, ты какой ранг имеешь в базе знаний «Юрист», «Империя Атаран» и «Содружество»?

— Даже не читал пока, — вопрос Егора удивил. — А что?

— Ты откуда, сосед?

— Ну, из центра беженцев. Попал сюда случайно.

— Всё с тобой понятно, — Анвар налил по кружкам спиртное и, когда собутыльники выпили, пояснил свой интерес. — Я и вижу, что вопросы задаёшь странные. Ты думаешь, на каком основании ведутся торговые войны между корпорациями? Достаточно просто недовольства одной из сторон. Это называется поиск консенсуса и взаимно приемлемого решения. Агрессия это один из самых важных стимулов для прогресса и развития. Причём, он гораздо действеннее, чем любой другой. Вкупе с денежными вопросами это вообще один из самых мощных аргументов. Сметаются корпорации-противники, топчутся старые приоритеты, воздвигаются новые. Общество растёт и развивается.

— Я и не знал, что ты у нас философ, — задумчиво протянул Егор, хмель уже приятно кружил голову.

— Так в чём отличие простого шахтёра от корпорации? — спросил вдруг сосед и сам себе ответил. — Да нет его, этого различия. Понял? Тебя могут избить и отобрать у тебя что-то и на станции, и в зоне отдыха, а тем более в космосе. Только так как станция это чья-то собственность, то на ней установлены законы. Владельцем. Не нравится — выметайся, это закон номер один. Закон номер два. На Нагане вход в зону отдыха с оружием запрещён. Закон номер три: это правило «десятки», оно действует везде, в государственных корпорациях точно. Можно имея десятикратное преимущество нападать и обороняться, но не в жилой зоне. Это значит, что тебя могут вдесятером отметелить, но и ты можешь достать ствол и уложить пару человек или весь десяток, — сосед остановился и, передохнув, продолжил. — Это же правило гласит, что, имея десятикратное преимущество, ты можешь напасть на своего оппонента в космосе. Выразить, так сказать, своё мнение о его недостойном поведении. Это не всё. Над всем этим стоит одно простое и самое главное правило, оно основа всего Содружества: человеческая и разумная жизнь уникальна и бесценна. Никто не имеет права забрать её у тебя. — Анвар вдруг улыбнулся и пояснил. — Избил своего противника, вызови медицинскую службу. Выбросил противника в космосе, взяв на абордаж его корабль и решив его себе оставить, сообщи на станцию его координаты, а если не сообщил, молись богу о том, чтобы об этом никто не узнал. Найдут труп, снимут с него данные, выяснится, что ты его оставил без помощи, выбросив из его корабля, беги из Содружества, ты вне закона. Поймали тебя, не погиб при задержании или погоне, вечный колонист планеты-тюрьмы. — Пока Анвар рассказывал, Егор параллельно изучал первые ранги баз «Юрист», «Империя Атаран» и «Содружество». Оказывалось, что сосед прав, Егор и не подозревал, что он может в любое время подвергнуться нападению.

— Так это же узаконенное пиратство.

— Нет. Пиратство это доказанное превышение нападающим рубежа десятикратного преимущества. Это нападение на гражданина Содружества на корабле без опознавательных знаков. Для нас с тобой это превышение десятимиллионного рубежа ущерба. Для нанесения такого ущерба надо официально подать заявку о нанесении такого ущерба или зарегистрировать объявление вооружённого конфликта с противоположной стороной. Там в законе о конфликтах всё расписано очень подробно и толково. Эти законы вырабатывались не один год и проверены на практике. Ущемления прав какой-либо из сторон в них нет. Вот так.

— Значит, узаконенный рэкет, грабёж и беспредел?

— Наоборот, — спокойно объяснил Анвар. — У людей есть оружие, оно нужно для полётов в космосе и собственной безопасности. Оно большое и маленькое. Но у него есть одно очень важное свойство. Ты не будешь оскорблять человека, если видишь его у него в руках или кобуре. Даже если ты его убьёшь, а ты не раз подумаешь, стоит ли это делать, ты же понимаешь, что у этого человека есть родственники, братья и сёстры. Это не учитывая Содружества, в котором ты автоматически станешь изгоем. Основа всего порядка в Содружестве в простом правиле: нельзя убивать разумное существо. Это одно из важнейших достижений нашей цивилизации, — важно произнёс порядком выпивший сосед. — Об этом знает каждый ребёнок. Есть ещё несколько правил, следующих из этого положения, но они все второстепенные и не так важны.

Егор после последних слов Анвара вдруг по-новому увидел этот мир. Он теперь не казался ему таким безопасным. Следовало быть в нём очень осторожным. Получалось, что могли в космосе взять его корабль на абордаж и выбить из него отказ от корабля в пользу напавшего. Фактически узаконенное пиратство, если никто не узнает, его могли продать в рабство. Да и мало ли что могли с ним сделать, о чём он даже не догадывается.

— У меня есть к тебе вопрос, — Егор налил в кружки согревающий душу раствор.

— Да?

— А рабство, как может оно существовать в Содружестве?

— Оно не нарушает главного принципа, почему оно не может существовать?

— Но ведь это угнетение одним разумным существом другого.

— Знаешь, Егор, я не претендую на то, что знаю всё. Я слышал, есть расы, представители которых не чувствуют себя комфортно, не имея хозяина. Как я могу судить о том, каким путём пришёл этот народ или раса в Содружество. Кто я такой, чтобы их осуждать или одобрять. Я точно знаю, есть раса на одной из планет. Они разумные. В этой расе женщина съедает мужчину для того, чтобы получить потомство. Сырым, но я не уверен, что знаю все подробности. Для них это единственный путь. Мужчина сам решает закончить свой жизненный путь, и идёт на этот великий акт самопожертвования. Я не знаю, в чём там дело, может минеральный состав планеты, может ещё какие-то причины, но без этого получение потомства у этой расы невозможно. Учёные и медики, несмотря на поразительные успехи в медицине и науке, ничем не смогли помочь этим людям. Они входят в состав Содружества.

— Но ведь это убийство и каннибализм.

— В том-то и дело, но мужчины этого народа говорят совсем другое. Для них это акт самопожертвования, сознательное прекращение жизненного цикла. Знаешь, что говорят эти люди?

— Что?

— «Это великое счастье концом своей жизни положить начало жизням других. Я живу в долг, мне жизнь дал в долг мой отец, ему дед и так далее, я, умирая, возвращаю им долг, подарив жизнь своим детям», — Анвар усмехнулся, помолчал. — Вот так вот бывает, а ведь есть ещё немало рас и народов, которые отличны от нас, каждый пришёл к пониманию этого постулата своим путём.

— Понятно. Но всё равно в чём-то вы, может, и обогнали нас, землян, но в чём-то вы, мне кажется, отстаёте.

— Или вы пока ещё не доросли до понимания наших истин, — Анвар вдруг нахмурился и Егор почувствовал, что тот злится. — Знаешь, я простой шахтёр, так получилось, что я немного больше знаю в этой области, но если тебе нужны более точные и объёмные сведения и ответы на все твои вопросы, ты можешь изучить базы по истории, ксенологии, развитию отдельных рас Содружества. Я думаю, ты придёшь к пониманию того, как каждый из народов пришёл к тому, что он имеет. Я уверен, что ты одобришь именно такое законодательство и порядок решения конфликтов. У нас в империи это решается так, где-то в другом месте по-другому. Разум он сам по себе конфликтен, а человек к другому человеку находится на расстоянии вытянутой руки. Сколько существуют люди, столько существует конфликт.

— Всё-таки ты философ, — улыбнулся Егор.

— Есть маленько, мои родители были непростыми людьми, но это в прошлом, — Анвар вдруг закрылся от Егора и задумался о чём-то своём, нахохлившись, как воробей.

— О чём задумался?

— Да, — отмахнулся сосед, — ерунда. Я вот думаю, вчера, как человек потратил вечер на жилую зону, ну выпил, послушал музыку, но ведь всё это я мог сделать и здесь. Потерянный вечер.

— Не понял.

— Да вспомнилась девчонка, с которой договорился и если бы не эти уроды, то этой ночью она бы была моей, — лицо соседа было разочарованным. Егор, пользуясь моментом, разлил остатки планетарки по кружкам, получилось неплохо, чуть выше половины. — Мож, сходим? Найдём пару подруг на следующие вечер и ночь? — Анвар, видимо, уже забыл о «Голосе Шахтёра» и прилично опьянев, хотел приключений.

У Егора была одна непонятная ему особенность. Егор о ней знал, но каждый раз встретив её на своём пути, удивлялся. Вид у него был простой, но окружающие люди чувствовали в нём какую-то тонкую интеллигентность и душевную мягкость, умение выслушать и понять. Сам он был из небольшого посёлка, говорить, что в его семье были интеллигенты, было затруднительно, Егор знал только деда, и то живущего в деревне. По матери, возможно, и были, но там за годы Советской власти было столько намешано, что сам чёрт ногу сломит. Мать и бабка с её стороны всё знали, но на вопросы о родне отвечали неохотно. Эта особенность привлекала к нему людей. Человек чувствовал к нему доверие и в трудную жизненную минуту почему-то спешил к нему и выговаривался, как бы исповедовался. В общежитии к нему тянулись разные «слабые» на взгляд Артёма личности, Егор их выслушивал, человеку легчало на душе, и он уходил, терялся. То, что к нему пришёл со своими проблемами местный шахтёр Анвар, его в очередной раз удивило.

— Подожди, — Егор решил спросить соседа. — Скажи мне, ты почему ко мне зашёл, я ведь уже чуть не улетел.

— Просто поболтать, да и эти из «Голоса Шахтёра» говорили, чтобы передал тебе, что им нужны члены в их организации, новичков, мол, берём всех, — отболтался сосед, но Егор понял, что тот и сам не понял, почему зашёл. Пришедший в себя мужчина уже не хотел и не мог признаться, даже себе, в том, что просто пришёл «поплакаться в жилетку», ему стало неудобно, и он перевёл разговор на другую тему. — Ну, так что, сходим? Посмотришь.

— Ты же хотел рассказать про особые условия на Нагане, — Егору отчаянно не хотелось двигаться, мутный алкогольный туман мерно покачивался, на душе успокоение.

— Да что там рассказывать, — Анвар начал подниматься со своего кресла. — Всё просто. Как и везде в безопасных зонах выбор оружия для решения конфликтов ограничен. Зона в тысячу километров от станции нейтральная, все конфликты и их решения запрещены, это в отношении кораблей. Руками и мелким можешь орудовать и там, в вакууме, — сосед громко рассмеялся своей шутке, наклонился над Егором и, ухватив его за руку, потянул на себя, заставляя шевелиться и выйти из алкогольной нирваны. — Пошли лучше девок снимем и повеселимся. В жилой зоне сдадим оружие, там оно запрещено, сядем в бар, девочки…

— Что за девочки? — Егор вышел из раздумий и понял, что стоит уже на ногах.

— Да обычные, заплатил пару сотен кредитов, и пользуйся.

Отношение у Егора к девицам лёгкого поведения было неоформленным в ясное и понятное. В то время, когда в городе появились первые фирмы подобных услуг, Егор и Артём сдавали сессию, потом тоже так и не удалось попробовать этих услуг, сказалось обилие женского пола в общежитии, где они жили. Дальше как-то любопытство само рассеялось, и парни пришли к выводу, что лучше потратить деньги на пару стволов водки, чем на то, что и так бродит вокруг них косяками на дискотеках и танцульках.

— Ты знаешь, Анвар, я ведь ни разу не пробовал покупных, — промычал Егор, идя за широкой спиной соседа. — Как-то это знаешь, не очень. Как бы это сказать…

— Не надо ничего говорить, у меня тоже с ними не очень было в первый раз. Не хочешь, найдём и познакомимся с нормальными, тоже, как и мы, пришедшими снять мужика, расслабится и отдохнуть. Таких там тоже хватает.

— Ладно, пошли.

— Да мы уже идём, я и не думал, что ты откажешься, — засмеялся шахтёр. — Вон уже и до выхода из ангара всего метров десять осталось.

Не доходя пары шагов до дверей, сосед вдруг замер на пару мгновений. Егор уткнулся ему в спину, остановился, осмотрелся, перехватил направление взгляда Анвара, но на двери не было даже намёка, на чём мог задержаться взгляд. Дошло, что тот говорит по нейросети. Сосед, тормознувшись на эти мгновенья, спокойно продолжил идти. Егор так не мог, при входящем звонке он замирал как минимум на десять секунд, ориентировался, отвечал, потом опять параллельно ориентировался в окружающем пространстве и только после этого мог идти, разговаривая с собеседником по сети. Навык нарабатывался, но как-то не очень быстро.

— Везёт тебе, — Анвар вышел из ангара и закрыл за ними дверь. — Сейчас мне звонил Нерп. Он сидит в «Пустыне», бар в жилой зоне, не самый худший, скорее средний. С ним его подруга, у них всё серьёзно. За той увязалась её сестра и подруга, в общем, просит помощи.

— А в чём везение?

— Две девушки его ждут, а он ещё спрашивает?

— Пошли, — сразу согласился Егор, теперь под винные пары ему вдруг очень сильно захотелось общения с прекрасной половиной человечества, причём общения активного. Энергия требовала освобождения.

— Да, стой ты, — сосед остановил такси и затолкал в него Егора и сел сам. — Поедем лучше, быстрее и удобней. Нечего ноги мозолить…

Глава девятая

Из такси они вышли в знакомом Егору месте, у орбитального лифта. Анвар сразу потащил Егора в противоположную сторону, прошли входной терминал. Анвар сдал свой заряженный нейропаралитическими зарядами ствол, и их пропустили. «Пустыня» оказалась всего в сотне метров от входа, и они, благополучно её достигнув, вошли в помещение. Их уже ждал такой же, как Анвар, высокий парень. Познакомились, оказалось это и есть Нерп, которому надо помочь. Поднялись за ним на второй этаж в зал, где их ждали обещанные девушки.

— Рута, — представил свою подругу Нерп, на взгляд Егора довольно симпатичная девушка, но не в его вкусе.

— Это Лиита, — представила уже Рута двух других. — Моя подруга и младшая сестрёнка Лисида. Лисида прошла практику и остаётся работать на станции в Неогене, так что она станет тут быстро своей. Неоген уже заключила с ней стандартный контракт.

— Нам сообщили, что вам скучно, — завалился сразу в кресло Анвар и позвал робота-официанта, сделать заказ. — Потанцевать не с кем, я знаю Нерпа давно, он такой. Наверно, о чём-то шепчутся с Рутой, а вам скучно… — чувствовалось, что сосед здесь в своей тарелке и уже взял всё под свой контроль.

— Егор, — представился землянин и тоже уронил своё тело в кресло на манер соседа, но пока его девушки не привлекали. Обстановка вокруг было интереснее.

Первое, что его удивило в этом баре, это то, что их попросили снять обувь и носки. К столу они пробирались по натуральному жёлтому песку, причём босиком. Ощущение Егору понравилось. Пока прошли к столу, небо, вернее его изображение, быстро стемнело, и когда они сели в кресла, над пустыней стоял прохладный вечер. Сидели они в оазисе. Довольно экзотично и необычно, по крайней мере, для Егора. Вокруг них уже развернулась воздушная ширма, и создалось впечатление, что они в зале одни. Егор пока шёл к столу, не сомневался, что в зале есть ещё люди, но он их не видел, они шли по песку втроём. Скорее всего, сидящие в зале не видели и их и того, что день в пустыне перешёл в вечер.

Входящее сообщение.

От Анвара.

«Что сидишь как замороженный? Бар абсолютно безопасный. Администрация не позволит никаких проблем и неудобств для своих клиентов. Так что чувствуй себя как дома. Я уже решил вопрос с номером. На заднем дворе бара гостиница. Попозже перейдём туда, как устанем тут сидеть. В комнате бассейн, накроют стол. Всё будет как надо. В номере из главной комнаты с бассейном можно перейти в любую из трёх комнат, примыкающих к ней, и там уединиться со своей девушкой. Всё предусмотрено. Всё как надо. Отдыхай. И не молчи, на тебя уже давно поглядывает Лисид, а ты как варёный».

Егор кивнул Анвару, мол, сообщение принял и осмотрел диспозицию за столом. Всё было ясно. Пока он разглядывал местные красоты, сосед и Лиита уже нашли друг друга, и Анвар уже пересел к ней. Нерп и Рута, выпадали однозначно, у них действительно были какие-то чувства, это было видно. Осталась сестра Руты Лисид, молодая, красивая, с длинными стройными ногами, высокой грудью девушка. Чёрные внимательные глаза, под длинными натуральными ресницами и тонкими вразлёт чёрными бровями взглянули на Егора с интересом. Пара-тройка слов ни о чём и ситуация перед Егором развернулась во всей её красе. Анвар выбрал Лииту не просто так, хотя, когда сели за стол, пялился на Лисид. Девушка была не просто красива, а очень и очень хороша. С такой не стыдно заглянуть и во дворец на приём короля. Грациозная, симпатичная, уверенная в себе. Егору она понравилась, но тут ловить было нечего. Они с Анваром пришли сюда с определённой целью. Сосед сориентировался, и быстро пересел к Лиите, пока Егор рассматривал местные достопримечательности, оставив красавицу Егору. У него шли быстрыми темпами дела на лад. Егору же достался один из самых неудачных раскладов. Красавица хоть и заинтересовалась Егором, но рассчитывать на ночь с ней не приходилось. Девушка явно не имела опыта общения между двух полов и совсем не собиралась его заводить, а Егору не нужны были серенады под балконом и рассуждения о счастливой совместной жизни.

Дело за столом спорилось, парни разливали вино, сыпались шутки, и Егор, несмотря на огорчение, почувствовал себя в родной общаге на одной из весёлых гулянок среди студентов. Пересел к Лисид, делу это, конечно, не помогло, но упростило общую ситуацию, позволив всем чувствовать себя как надо. Выпили не один раз, сходили, потанцевали на песке в центре зала, послушали концертную программу. Дело шло к переселению в номер гостиницы, Егор чувствовал, что пора выходить из этой ситуации и после рассказа пары анекдотов — земной юмор тут понимали — объявил, что ему, мол, завтра рано вставать на вылет и пора отправляться в свой ангар.

Парни всё поняли правильно, но и их подруги не подкачали. Рута, подруга Нерпа, а следом и Лиита попросили Егора проводить Лисид домой, хотя та пока никуда не собиралось. Ей дали понять, что все собираются перемещаться в номер с бассейном. Этот аргумент привёл девушку в смущение, и она сразу согласилась, что ей пора идти домой, хотя, мол, она не так спешит и готова посидеть в баре ещё. Выругавшись в душе на ушлых парней и их не менее ушлых подруг, Егор через пару минут согласился проводить младшую сестрёнку Руты и отказался сидеть в баре, размышляя о превратностях судьбы, чем вызвал упрёк во взгляде этой самой младшей сестрёнки. Скрепя сердце — взгляд упрёка так и застрял в душе — Егор выбрался из бара на улицу со спешащей следом Лисид.

— Ты где живёшь? — спросил Егор девушку, когда они прошли терминал выхода из зоны отдыха, и Лисид получила свой пистолетик с нейропаралитическими зарядами.

— Недалеко, можно не брать такси и пройтись пешком.

— Пошли, — топать пешком Егору явно не хотелось, он планировал забросить девчонку до её дома на такси и уехать к себе в ангар, но похоже, что именно сегодня боги прогневались на Егора не на шутку. — Я так и не понял, Лисид, ты вроде будешь работать на станции, а по какой специальности? — вопрос выпал нехотя, не молчать же с ней всю дорогу.

— Да, как и ты, шахтёр, — ответ поразил Егора.

— Я так понял, прошла исследование на интеллект, получила хорошие параметры и возможность взять в государственном банке кредит. Часть ушла в корабль и оборудование, остальное в нейросеть и базы?

— Почти так, но не так, — улыбнулась девушка. — Нейросеть поставила базовую, будут деньги заменю. Часть денег ушла действительно в корабль и оборудование, остальное заплатила за обучение в училище. Это выгоднее.

— Чем?

— Можно было купить базы на эти деньги, получается так же, но в училище, помимо свободного доступа к базам, имеются ещё преподаватели, техническая база, комната на одного студента и трёхразовое питание. — Лисид была серьёзна и, похоже, знала, о чём говорила. — Все торопятся сесть на корабль и начать зарабатывать деньги. Это понятно, но я, проучившись в училище положенных полгода, освоила весь шахтёрский минимум до четвёртого уровня. Скажи, было бы у меня время, чтобы достичь того же результата, работая? Я выиграла больше за то же время, к тому же практические занятия нам преподавали живые ветераны, а опыт ни за какие деньги не купишь. — Девушка была умна, это интриговало Егора ещё больше.

— В чём-то ты права, согласен, но я, правда, не знаю, что входит в этот шахтёрский минимум.

— Ничего особенного, скинуть тебе файл программы училища? — поинтересовалась Лисид у Егора, тот кивнул и получил по станционной сети файл буквально через минуту. — Посмотришь сам. Мы уже почти пришли. Я живу в этом малом ангаре. — Девушка показала на дверь с номером девятьсот восемьдесят три, тоже секция С.

— У меня сто семнадцать, секция С, — Егор улыбнулся и решил, что пора расставаться, но со спины раздались возгласы, пришлось туда повернуться, и опять Егор чертыхнулся в душе, ему определённо сегодня не везло.

— Какая встреча, — к нему шли три бугая с изображения в файле Анвара. Троица из «Голоса Шахтёра», избившая соседа. — Сосед нашего большого друга Анвара и молодая практикантка, заключившая договор с Неогеном и ставшая полноправным членом нашего профессионального братства.

— Какая осведомлённость.

— Ага, но ведь должен же брат знать всё о своём брате, — главарь уже стоял рядом с Егором и обращался к нему. — Что надумал? Мы берём всех.

Второй из громил попытался схватить Лисид за руку, но девушка мгновенно переместилась за спину Егора. В чём, в чём, а в быстроте соображения ей отказать было нельзя.

— Какая шустрая! — Удивился стоявший слева от Егора здоровяк.

— Руд, попозже, — главарь навис над Егором и спросил, брызжа тому слюной в лицо. — Вноси взнос и считай себя членом нашего братства «Голос Шахтёра». Мы помогаем всем!

— Сколько?

— Всего лишь пять китов, и ты наш брат, — над невысоким Егором, всего лишь метр семьдесят ростом, нависала настоящая почти двухметровая горилла. Напарники главаря этой тройки были не меньше.

— Нет, — чётко и ясно сказал Егор.

— Что там пропела эта мелкая сопля? — удивлённо поинтересовался старший у стоящего слева по имени Руд, начиная широкий замах для удара.

Позади Егора на половое покрытие станции со звоном упал пистолетик Лисид, та его, видимо от испуга перед замахом главаря, выронила, и он покатился под ноги стоящему справа бугаю.

Нервное напряжение резко возросло, время для Егора начало замедлять свой ход.

— Ах ты, соплячка! — Правый сразу начал движение за спину Егора с намерением схватить девушку и наказать.

Стоящий слева от старшего, помощник, сочтя вопрос главаря шуткой, заржал в полный голос. Левый уже заступил за спину Егора, пытаясь схватить за руку Лисид. Девушка испуганно закричала. Егор двумя руками ухватился за нависшую над ним голову главаря и мгновенно совершил одновременно два движения: одно, с силой потянул голову на себя обеими руками, а второе и того незамысловатее, ударил головой главаря в лицо. Хруст и разлетевшиеся вокруг ошмётки показали землянину, что удар достиг желаемого результата. За спиной повторно закричала девушка, но Егор уже поднырнул под левой рукой заваливающегося на него главаря и, заступив правой ногой чуть правее, с разворота нанёс правой рукой удар в солнечное сплетение Руда. Боковой с разворота, усиленный резким разворотом туловища, как серпом срезал стоящего с правой стороны помощника. Руд сложился вдвое, но закончить движение ему не дал удар коленом в лицо, отправив в обратное движение на разгиб, предполагающее, что помощник рухнет навзничь. Так оно и случилось, но Егор этого уже не видел. С разворота засандалил правой ногой в тяжёлом пилотском ботинке держащему за руку девушку здоровяку под мышку правой руки, отчего кисть того разжалась и выпустила руку девушки, а тело развернуло винтом под прямой правой руки в область лица, а точнее скулы. Конкретный перелом челюсти третьему был гарантирован, как и быстрый переход сначала в нокдаун с итоговым длительным нокаутом. Ситуация исчерпала себя за какие-то полторы секунды. Больше никто не требовал и ничего не хотел от Егора. Тишь и благодать разлилась по округе. Напряжение ситуации мгновенно исчезло.

Свой «коронный» удар головой Егор увидел в детстве, он и сам не помнил где, то ли в кино, то ли на странице книги или журнала. Почему-то это запомнилось мальчугану. Первый раз применил в седьмом классе в школе на разъярённом старшекласснике, трясущем с пацанов мелочь, которую им давали на завтрак в школе родители. Эффект превзошёл все ожидания. Девятиклассника увезли зашивать лицо в поселковую больницу в бессознательном состоянии. Директриса долго читала Егору нотацию, а отец, разобравшись в чём дело, вместо наказания показал Егору пару простейших приёмов из самбо. Бросок через бедро и бросок через плечо.

Ничего особенного из единоборств Егор не умел, год отзанимался в секции по боксу в десятом классе и уехал поступать в институт. Там времени на спорт не было вообще, но навыки пригодились для жизни в общаге. Егор не был ни драчуном, ни задирой, но за себя всегда мог постоять. Окончив один год учёбы, попал в армию, отслужил, вернулся. Опять учёба. Если не считать того, что первый год их призыв из Сибири одолел старшие призывы из других южных мест России, уехавшие потом домой в рваных шинелях и обношенных в ноль кителях, то армия ничем не обогатила боевого опыта Егора. Своих дедов, как и остальные старшие призывы, многочисленный сибирский призыв привёл в чувство к окончанию первого полугода службы, а к концу этого же года сам определял, кто из дедов и дембелей достоин уважения. Служили в Монголии, пили местную архи и продавали доверчивым монголам кирпичи, пропитанные соляркой, как дрова, по два тугра за штуку. В общем было нескучно, и воспоминания остались приятные.

— С тобой всё в порядке? — Егор склонился над Лисидой, сидевшей на покрытии у ангара и плачущей навзрыд. Ответа не было, и Егор осторожно повернул лицо девушки к себе и спросил, глядя прямо в глаза. — Он тебе что-то сломал? Сделал больно? — уточнил, и чуть не провалился в эти чёрные огромные омуты. Глаза затягивали Егора в себя, но землянин спокойно отвёл взгляд, услышав тихий вздох-ответ:

— Нет.

Девушка изменилась. Не было гордой, уверенной в себе и своих силах красавицы, была перепуганная насмерть девчонка. Что-то в ней надломилось и изменилось, но пока Егор не понял, что. Убедившись, что с девушкой всё в порядке, Егор осознал, что на груди нет тонкой золотой цепочки, подаренной ему его бабушкой перед поступлением в институт. Терять подарок дорогого ему человека Егор не хотел и начал шарить вокруг в темноте по покрытию пола.

— Вот она, — девушка перестала плакать и подавала Егору подаренную ему тонкую змейку пятьсот восемьдесят третьей пробы, как помнил Егор.

Егор удивился, но, сдержав свой интерес, спросил:

— Ангар открыть можешь?

— Да.

Егор подхватил девушку под руки и помог прижать жетон ангара к замку. Подхватил девчонку на руки и быстро занёс внутрь. Стоял в нём «Фарт», но Егор, увидев старый диван у стены, в корабль не пошёл, а положил Лисид на диван. Сам, быстро оглядевшись, взял из угла один из стоявших там обрезков труб и вынырнул из ангара наружу. Тройка была на месте, но начала приходить в себя со стонами и оханьем. Быстрый обыск непришедших в себя на наличие оружия: нашёл три ствола, пару ножей, цепь. Всё вместе с кобурами и ножнами полетело к дверям ангара. Троица стала приходить в себя.

— Так, мои дорогие друзья, — привлёк к себе внимание Егор. — Сколько, вы говорите, был первый взнос в вашу богадельню?

— Пять китов, — промычало разбитое лицо.

— Надо помочь новичку, испуганному до смерти хулиганами, — жёстким голосом произнёс Егор. — Добровольно, конечно, и под протокол. — Егор выразительно покачал перед остатками носа у разбитой морды обрезком трубы. — Быстро каждый по пять китов на мой счёт.

— Дзинь. Дзинь. Дзинь, — пропела нейросеть, извещая о пополнении счёта.

Егор ощутил на своей спине взгляд, и непроизвольно оглянулся, там стояла Лисид и смотрела на него, открыв дверь.

— Лиси, жди меня внутри, я сейчас. — Мягко проговорил Егор и, дождавшись когда девушка закроет за собой дверь изнутри, обратился с удивлённым вопросом к лежащей на покрытии станции троице, с тревогой смотрящей в его сторону:

— А ей? Её ведь тоже обидели хулиганы!

По взглядам понял, что ребята из «Голоса Шахтёра» оказались покладистыми, и денег молодой испуганной шахтерше подкинули.

— Молодцы, настоящие братья по профессии, — произнёс Егор, связываясь по нейросети с Анваром.

Сосед не отвечал с полминуты.

— Егор, ты что, совсем сдурел? — первый вопрос.

— Да нет.

— Что звонишь? Случилось что? — уже обеспокоенный голос.

— Тут это. У ангара Лисид разлеглись, как у себя дома, твои друзья из «Голоса Шахтёра». Они тебе нужны?

— Чё они там делают? — спросил, сначала не поняв, Анвар потом до него дошло. — Жди, я сейчас.

Через пару минут примчался Анвар, но не один, а с Нерпом. Вылезли из машины, для приличия пару раз пнули бугаёв, связали и забросили в машину.

— Ты это, Егор, — замялся сосед.

— Что?

— Спасибо тебе, короче, не забыл о моих проблемах, — Анвар посмотрел за спину землянина и, подумав, произнёс. — Ты бы это, слышь, Лисид? Перекочевала бы в ангар Егора. Мы с ним рядом живём, мало ли что. У нас безопаснее. Хотя бы пока всё не утрясётся с этими, — показал на стоящую машину. — Мало ли что. Рядом с нами оно как-то получше.

— Не знаю, — донёсся робкий голос из-за спины.

— А кто знает? Я, что ли? Если Егор не пустит, можешь в мой, но у меня места меньше, у меня «Фарт», а их два в ангар влезет с трудом, — Анвар строго посмотрел на Егора. — Так что придётся тебе её пока приютить.

— Посмотрим, — буркнул Егор. — Куда вы их?

— Потом, — Анвар сел в машину и они с Нерпом уехали.

Егор повернулся к приоткрытым дверям ангара, откуда робко выглядывала Лисид. Долго смотрел ей в глаза, так они и замерли на доли секунды, как две статуи. Потом землянин отвёл глаза и кивнул своим мыслям, будто подтверждая своё решение.

— Заказывай перевозку твоего «Фарта» в мой ангар. Номер сто семнадцать. С.

— Я знаю.

— Поживёшь пока у меня. Я завтра на вылет, так что права на ангар тебе дам. Вернусь, там посмотрим, — Егор потопал к своему ангару, далековато, но ехать на такси не хотелось.

— Спасибо, — прошелестело чуть слышно ему вслед…

Глава десятая

Лисида, Лиита, подруга её названной сестры, и сама сестра Рута, сидели в баре «Пустыня» с Нерпом, женихом Руты. Было скучновато, но Нерп обещал, что через пару минут подойдут двое парней, его знакомых. Тоже шахтёры, как Нерп и Лисид, только что получившая свидетельство об окончании профессионального шахтёрского училища, и прибывшая на Нагану для работы. Направление на Нагану она взяла сама, как могла взять его в любую из государственных корпораций или станций. Училище было на хорошем счету, но шли в него неохотно. Проще было купить базы знаний и выучить их самому, уже работая шахтёром и зарабатывая деньги. В основном так и делали, поэтому в училище было очень мало студентов. Училище грозились закрыть, но почему-то не закрывали, и оно работало так уже немало лет, с постоянным недобором студентов.

Лисид была довольна, начиналась, наконец, её самостоятельная жизнь. Родителей у неё не было, она вообще не помнила ничего до своих шестнадцати лет. Её подобрал летящей в аварийной капсуле гражданский корабль, совершающий рейс из системы «Негода» Объединённого Королевства Ани в одну из систем империи Аратан. Девочке повезло. Корабль остановился, и её подобрали.

Корабельный врач, пожилая женщина, вывела девочку из состояния анабиоза, накачала питательными и лекарственными веществами. Девочка на третий день полёта в «прыжке» встала. Сразу провели гипносеанс изучения галактическому языку, девушка не говорила, несмотря на отсутствие повреждений и пороков развития речевого аппарата. Сеанс ничего не дал, девочка молчала. Ментоскопирование показало, что в памяти девушки ничего нет с момента пробуждения. Она и сама не знала о себе ничего. Обычное исследование на физическое, психическое и интеллектуальное состояние выявило, что у девушки интеллект равен ста пятидесяти трём единицам. Психическое состояние нормальное, а вот физическое ниже среднего. Это было видно и невооружённым взглядом. Девушка отощала в капсуле до предела.

На первой же планете маршрута Лисид передали в Цент беженцев. Планета называлась Ахта. Врач Центра, не зная, что писать в карте о состоянии здоровья, а в частности речевого аппарата, написал, что девочка попала под разрыв психотропного снаряда и утратила возможность говорить. Отсюда и начались странствия девушки и испытание её судьбы на прочность. Лисид, как и все дети, найденные или оставшиеся без родителей автоматически становилась гражданкой империи Аратан. Так как она не говорила, а возраст её был установлен на глаз, её отправили в приют для несовершеннолетних. Тут Лисид осознала, что может говорить, но говорить ей почему-то не хотелось, что-то внутри неё запрещало ей это делать, и она продолжила хранить молчание.

В приюте молчаливая худоба не прижилась. Сверстники её шпыняли, но она отбивалась, как могла, с упорством загнанного зверька. Пару раз ей устроили тёмную, но у девочки проснулся дар, она чувствовала приближение опасности и избегала мест и времени, когда ей что-то грозило. Взбешённые приютовцы, не обнаружив её спящей на кровати второй раз подряд, нашли её прячущейся в туалете. Избиение было долгим и не без крови. Отлежалась в приютской больнице, оправилась, даже слегка отъелась, и тут ей не повезло второй раз. Её усыновили родители Руты. В этом не было ничего особенного, имперские власти считали, что каждый ребёнок должен иметь семью и взявшим на воспитание детей из приюта полагались премии, бонусы и самое главное, деньги на содержание и воспитание ребёнка.

Мать Руты оказалась действительно доброй женщиной, названная сестра тоже неплохой, они приняли девочку как свою. Сложности у Лисид возникли с приёмным отцом Руты. Ему вдруг приглянулась молчаливая невысокая худая девочка, и в одну из ночей Лисид обнаружила его в своей кровати, пьяного и шарящего у неё между ног. Испуг был настолько силён, что её непроизвольно вырвало на отчима, но закричать она не смогла. Маты пьяного мужчины и избиение Лисиды разбудили весь дом. Стало понятно, что дальше она в нём находиться не может. Мужчина на утро повинился перед женой, его простили. Жить одной матери Руты не хотелось. Стал вопрос, что делать с приёмной дочерью.

Выход из положения предложила сама Лисида. Она неожиданно для всех заговорила, и сообщила, что ей уже семнадцать лет, а через месяц исполняется восемнадцать. Реально девочке исполнилось всего шестнадцать чуть больше полугода назад, но это было выходом для всех. Приёмные родители написали, что ей уже неполные восемнадцать лет и разрешили ей официальную установку базовой нейросети. Интеллект в сто пятьдесят три единицы открывал ей хорошие перспективы, но Лисид во снах грезила космосом. Единственным вариантом стать пилотом было заявить себя шахтёром, на всё остальное нужны были связи или деньги. После тщательного продумывания девушка заявила себя как шахтёра, взяла в банке весь положенный ей кредит, поставила базовую нейросеть и оплатила обучение в профессиональном училище.

Народу в нём было мало, что позволило ей жить в комнате одной и упорно заниматься. Их кормили, причём очень хорошо. Люди, заплатившие за своё обучение деньги, действительно учились, поэтому на неё никто не обращал внимания. Это были самые счастливые полгода в её жизни. Питание и занятие обязательной физкультурой выразились в стройной и подтянутой фигурке девушки. Успехи в учёбе, а это было нетрудно при её ставшем равным ста шестьдесят восьми единицам интеллекте, и постоянные похвалы преподавателей дали ей веру в себя. Девушка неожиданно расцвела, превратившись из гадкого утёнка в умную, красивую и уверенную в себе женщину, правда невысокую и даже несколько миниатюрную. Местные жители-мужчины были в среднем под метр девяносто, женщины на десять сантиметров ниже. Лисид со своими метр пятьдесят восемь невольно считалась среди местных очень маленькой. Помогали высокие каблуки.

Много ли надо человеку для счастья… Спокойная жизнь и уверенность в завтрашнем дне были для Лисид бальзамом на раны. Она начала забывать и приют, и приёмного отца. Лисида с отличием закончила шахтёрское училище, прошла практику и заключила договор с Неогеном на работу в его астероидных поясах.

Именно станция «Нагана» привлекла внимание девушки. Для этого было две причины. Первая, там работала её старшая названная сестра. Хотя душевного родства она с этой семьёй так и не почувствовала, но с названной сестрой формальные отношения они поддерживали. Вторая, Неоген, будучи государственной корпорацией и хозяином станции, нуждался в простой руде рексит. Это сделало для него возможным установку в трёх астероидных поясах с рекситом пушек и других стационарных модулей. Корпорация запретила в этих полях разборки и конфликты между шахтёрами. Получалось, что можно было абсолютно безопасно летать от астероидного пояса с рекситом к станциям сдачи руды, вокруг которых конфликты были запрещены по умолчанию. Для Лисид это было самым лучшим вариантом. Она могла спокойно наработать на этой работе опыт полётов в космосе и уже потом перейти на что-то другое.

Прибыв на станцию, она подписала договор с корпорацией, арендовала ангар и купила вполне приличный шахтёрский корабль «Фарт». Денег уже оставалось немного, но она была уверена в завтрашнем дне. Всё складывалось для неё благополучно, и они с сестрой, её женихом Нерпом и подругой сестры Лиитой отправились в бар «Пустыня» отпраздновать подписание Лисид договора с Неогеном и вступление Лисид во взрослую жизнь. Девушке реально было всего чуть больше семнадцати лет, но она уже имела свой корабль, стандартный пакет шахтёрских баз. Очень неплохой старт, по мнению окружающих и самой Лисид. Кредит, выданный государственным банком, девушку не смущал нисколько. Проценты были невысокими, отработать его можно было за полгода или меньше, дальше девушку ждала уже работа на себя, покупка новой, уже дорогой нейросети и все прелести уверенной в своём будущем женщины.

Помимо всего, у Лисид была одна небольшая личная тайна. После установки простой базовой нейросети, полгода назад, у неё вдруг резко развился дар. Раньше он позволял избегать неприятностей, например, в том же приюте, гоня её ночью из постели в туалет, где её меньше всего могли найти. Теперь же поднявшийся резко вверх интеллект обострил интуицию, и как следствие дар организовался в необычную чувствительность девушки. Она стала хоть и слабым, но природным интуитом-интровертом. Это позволяло ей, хоть и не слышать мысли других людей, но видеть их в цветном спектре. Положительные мысли окрашивались в светлые цвета и их тона, а отрицательные в тёмные. Девушка старалась не пользоваться этими способностями, да и они ей не очень то и подчинялись, не хватало опыта и элементарной теоретической базы знаний, но иногда они сами проявляли себя.

Двое парней, как и обещал Нерп, пришли через минут пять, Нерп получив по нейросети сигнал, даже сходил и их встретил. Парни Лисид понравились, но выбор одного сразу переместился с неё на подругу старшей сестры, он даже быстро пересел к ней ближе. Звали его Анвар. Лисид поняла, что она его по каким-то ему одному понятным причинам не устраивает. Мелкая победа Лииты над ней ущипнула самолюбие девушки, но она не обратила на это особого внимания. Второй парень был несколько необычным. Невысокий, гораздо ниже Нерпа и Анвара, с умным выразительным лицом, довольно симпатичный с тёмными карими печальными глазами. Лисид мгновенно поняла, что она ему понравилась. Звали парня Егор. Парень был изрядно пьян, но впечатление производил на неё благоприятное. Это удивило Лисид, ей абсолютно не нравились пьяные мужчины, и она прислушалась к себе. Внезапно активировалось её внутреннее чувство-дар. Окружающее обрело дополнительные цвета и краски. Мир изменился в её внутреннем взгляде. Парень вдруг засиял необычным объединением голубого и светло-зелёного, направленного на неё. Оказалось, он спрашивает у Лисид, нравится ли ей в этом баре. Девушка даже растерялась, но взяла себя в руки и положительно покивала головой. Несколько фраз, у парня интерес к ней мгновенно пропал, он закрылся в себе и видимо что-то обдумывал. С усмешкой посмотрел на Анвара и сам чему-то улыбнулся.

Дальше пошло всё по уже знакомому сценарию, и это крайне удивило девушку. Она поняла, что хоть и понравилась парню, но не очень ему интересна и он бы хотел уйти, но он неожиданно пересел к ней поближе и начал развлекать компанию собравшихся за столом. Над столом и так парил дух веселья и непринуждённого общения, но Егор влил в него свою свежую струю. Вино лилось рекой, сестра и Лиита быстро опьянели, да и сама Лисид была уже изрядно навеселе. Девушки предложили пойти потанцевать, Анвар и Нерп согласились, а Егор, девушка его называла уже так, отказался. Сослался на то, что не умеет, и предпочитает просто подождать их за столом. Лисид пошла танцевать со всеми, но неожиданно увидела, как сидящий в одиночестве Егор закрыл глаза и расслабился. Он по-настоящему отдыхал и думал о чём-то своём, неизвестном и непонятном. Душа или сущность его, девушка не могла это даже назвать, вдруг сжалась в небольшой шар и загорелась ровным мягким тёплым светом. Вообще этот вечер Лисид прожила именно на внутреннем зрении и активном состоянии дара. Она, конечно, слышала слова, понимала их, но они проходили мимо неё, не затрагивая, зато волны чувств и эмоций она впитывала как губка. Своеобразное купание в положительных эмоциях. Местные, сестра с подругой, Анвар и Нерп, представлялись ей какими-то не до конца заполненными. С ними всё было нормально, но что-то в них было по-другому. Егор и она были явно другими, заполненными ещё чем-то в отличие от других. Это удивляло.

Лисид не спеша вернулась к столу и села рядом с Егором. Тот, даже не открывая глаз, взял её мягким движением своей руки за руку и что-то сказал на неизвестном языке, но потом вдруг как будто проснулся, но без резкого перехода, открыл глаза и встретился взглядом с Лисид. Пришли с танцплощадки остальные. Опять выпивали, что-то рассказывали. Было весело, но вдруг Егор засобирался. Сказал, что завтра ему нужно рано вылетать в космос. Хотел бы перед полётом вздремнуть. Особо никто не возражал, но к удивлению Лисид, парни и сестра с Лиитой стали уговаривать Егора проводить её, Лисид, домой, хотя она пока никуда не собиралась. Лисид, как будто проснулась, почувствовала, что Анвар с Нерпом и её сестра с Лиит хотят уйти, но куда-то недалеко, а Егор уже откровенно скучает, и хотел бы уйти домой. Удивительным оказалось то, что она поняла, что грелась в лучах тепла Егора, и поэтому мир ей казался немного другим.

«Он такой же, как и я. У него есть дар», — решила для себя девушка, и поинтересовалась у Егора, не хочет ли он посидеть с ней вдвоём, когда все остальные уйдут в гостиницу. Мысль о том, что там будет происходить, её смущала и причиняла неудобство, хотя она понимала, что там будет всё пристойно, непристойно будет потом, когда друзья разойдутся по парам по своим комнатам спать. Если сестра вызывала у Лисид нормальные чувства: она скоро выйдет замуж за Нерпа, то Лиит и Анвар вызывали у неё чувство недоумения: первый вечер знакомы и уже хотят отправится вместе спать.

Егор наотрез отказался посидеть с ней в баре, но проводить до дома, вернее, до её ангара согласился. Она, хоть и была недовольно его отказом, всё же вздохнула с облегчением, парень её заинтересовал не на шутку, и она хотела побыть с ним рядом. Именно поэтому она отказалась от совместной поездки к её ангару на такси, хотя и видела, что у Егора нет оружия вообще, и понимала, что пешая прогулка небезопасна, но ничего не могла с собой поделать.

До дороге они немного поговорили, Лисид поняла, что сумела заинтересовать парня уже не как девушка, а как личность, цвет волн его интереса, направленного на неё, сменился со смешанного светло-зелёного с голубым на чистый голубой. Она даже решила разрешить ему поцеловать себя на прощанье, от этой мысли у Лисид неожиданно стало тепло внизу живота, набухли соски на груди и вдруг намокли трусики между ног. Волна желания прокатилась по телу. Она поняла, что отчаянно хочет этого парня, но вдруг сначала над ним, а следом и над ней завилась тёмная спираль опасности и явной угрозы. К ним приближались трое довольно агрессивного вида парней, причём явно с очень нехорошими намерениями. Пришло чувство, что Егора хотят избить и забрать у него деньги, с ней же могли поступить ещё хуже.

К её удивлению Егор не испугался, а вдруг сжался в небольшой комок в центре и сменил тональность цвета на нейтральный, почти белый. Парни, несмотря на явные признаки агрессии, вызывали у него сначала пассивный интерес, а следом полное равнодушие. Один из троих попытался хватить её за руку, но она быстро переместилась к Егору за спину и начала доставать из сумочки пистолет с нейро-паралитическими патронами. Там, за спиной этого невысокого парня, как подсказывала Лисид её интуиция, было самое безопасное для неё место.

Над Егором навис самый крупный из трёх парней, что-то сказал и начал замахиваться. Лисид испугалась и вдруг от страха выронила из рук пистолет, который с таким трудом нашла. Пистолет покатился со звоном по покрытию в сторону бандитов. Один из них сделал шаг вперёд и попытался схватить её за руку, при этом что-то говоря.

Внезапно девушка почувствовала, что Егора рядом нет. Она видела глазами его спину, но не чувствовала его, её дар говорил ей, что рядом никого нет, и к ней приближается чёрная волна неприятностей в виде одного из бандитов. Она вдруг вспомнила, как к ней подходили сверстники из приюта в туалете. Неумолимо, с желанием её покалечить, если не убить. Она была одна. Лисид вдруг, сама того не понимая, закричала от страха. Её схватил за руку бандит и потянул к себе. Лисид закрыла глаза и вдруг поняла, что по её внутренней стороне бёдер, от трусиков бежит тёплая жидкость, так ей вдруг стало страшно. Она ещё раз вскрикнула, но вдруг ситуация в корне изменилась. Теперь её никто не держал за руку, а агрессии вокруг уже не было, только боль, причём боль не Егора или её, а тех троих, что хотели её обидеть. У неё подогнулись ноги, она села на покрытие и горько разрыдалась.

К ней подошёл её спутник, он был рядом и, оказывается, никуда не исчезал. Что-то спросил, Лисид почувствовала, что парень беспокоится о ней, он взял осторожно её лицо и, повернув к себе, посмотрел ей в глаза и опять что-то спросил. Она поняла, что он хочет знать, не причинили ли ей боль или что-то подобное. Она ответила, что нет, всё нормально, и сама поняла, что с ней действительно всё нормально, у неё ничего не болело, просто она сильно испугалась за себя и Егора, но, как оказалось, переживать не стоило. Этот невысокий парень сам мог хоть кого обидеть. Доказательства этому лежали недалеко от неё, но у Егора были какие-то проблемы, он уже стоял на коленях и что-то пытался нашарить руками на покрытии. Ответ пришёл мгновенно, она увидела, что Егор ищет небольшую цепочку из жёлтого металла. Цепочка лежала рядом с ней и от неё «пахло» чем-то родным Егору. Лисид подняла цепочку и подала парню. Тот взял цепочку и вдруг поднял её на руки, она открыла дверь ангара, и он занёс её в него и положил на старый диван, оставшийся от старого владельца. Лисид видела, как Егор огляделся, сказал ей ждать её здесь, а сам, взяв в углу кусок трубы, вышел из ангара.

Возникло чувство ненормальности происходящего вне ангара. Появилось острое чувство опасности такой силы, что она, забеспокоившись за парня, быстро встала с дивана, подошла к двери и её открыла. Лучше бы она этого не делала. Над бандитами стоял Егор, и что-то жёстко произнёс. От него пошла волна такой жуткой угрозы, что Лисид стало страшно, и это при том, что волна была направлена вперёд на бандитов, а она была за спиной у Егора. Девушка опять чуть не закричала, но уже не от страха, а от ужаса. Сдержалась, увидела лежащее у дверей оружие в кобурах и ножнах, это её отвлекло. Опять подняла взгляд на Егора. Тот, почувствовав её взгляд, повернулся к ней, и её охватила мягкая волна. Поняла, её просят подождать внутри ангара, от Егора веяло силой и теплом. Закрыла дверь и пошла к дивану. Тройное извещение о поступлении на её счёт денег. За дверями ситуация в очередной раз поменялась. Егор кого-то ждал, а трое ждали Егора. Подъехали Анвар и Нерп. Лисид опять решила выглянуть и посмотреть, что там происходит.

Оказалось, что Анвар и Нерп куда-то увозят бандитов. Егор и Анвар о чём-то разговаривали, но Анвар увидел её. Лисид почувствовала, что тот её пожалел, и предложил Егору поселить её у себя в ангаре. Парни о чём-то переговорили, и Анвар с Нерпом уехали. Егор повернулся к ней. Он смотрел на неё, но Лисид понимала, что он её не видит, думает о чём-то своём. Потом мгновенно ситуация изменилась, теперь парень смотрел на неё, уже что-то решив для себя. Взгляд его и волна внимания были чисто белого света. Лисид поёжилась, так на неё никогда не смотрели, чувство, что тебя просветили насквозь, оценили и разложили по полочкам. Хотела возмутиться, не получилось, отвести взгляд тоже не смогла, глаза Егора её держали. Это чувство было всего мгновенье, потом белый свет рассыпался радугой цветов, её охватила мягкая ласковая волна, и парень произнёс:

— Заказывай перевозку твоего «Фарта» в мой ангар. Номер сто семнадцать. С.

— Я знаю, — Лисид сама не поняла, говорила ли она эти слова.

— Поживёшь пока у меня. Я завтра на вылет, так что права на ангар тебе дам. Вернусь, там посмотрим.

Лисид вдруг поняла, что её принял в свой коллектив из одного человека этот удивительный парень. Накатило чувство, что она не одинока, что у неё есть друг, который не бросит и не предаст. Первый настоящий друг в этом мире, показалось, что все её проблемы позади. Захотелось подойти и обнять этого невысокого парня за то, что он ей поверил и позвал жить в свой ангар. В своё пространство. Парень неожиданно развернулся и пошёл пешком в сторону своего ангара, её будущего дома. Пошёл пешком. Лисид вдруг осознала, что она даже не поблагодарила Егора.

— Спасибо…

Через пару минут пришла в себя, заказала перевозку корабля, собрала вещи, которых почти не было, вспомнила об оружии, валяющемся около дверей ангара, тоже закинула к себе в баул. Пришёл робот подачи. Пока её корабль везли, на нейросеть упал файл от Егора. Коды допуска в его ангар. Перекинула их на искин «Фарта», это его работа. Подъехали к сто семнадцатому, открыла. Ангар пустой.

— Куда ставить? — вопрос от оператора робота подачи.

— Справа. Как можно ближе к стене, — ответил искин.

— Принято, — «Фарта» так и поставили почти впритык к правой стене. — Всё, пока, — оператор робота сняла захваты и укатила. Дверь ангара закрыл искин корабля Лисид. Девушка осталась в ангаре одна…

Глава одиннадцатая

До ангара Егора подбросил техник Гури, он с сыновьями ехал на своём транспортёре куда-то по своему делу.

— Привет, — приветливо поздоровался техник с Егором. — Ты куда топаешь?

— К себе в ангар.

— Подвезти? Мы как раз едем в тот район.

— Да, давай. Спасибо, — Егор запрыгнул на транспортёр к Гури. — А вы куда?

— На заказ, — отмахнулся техник. — Я уж думал, ты в космосе, пробуешь корабль, а ты ещё по станции шастаешь.

— Другу надо было помочь. Сейчас освободился, сразу вылечу.

— Ты бы не ходил по станции один-то. Мало ли что. Тут всякое бывает, — Гури начал останавливаться у ангара Егора. — Пока, паря. Приехали. Удачи.

— Спасибо, — Егор спрыгнул с транспортёра, техник с сыновьями сразу укатили, а Егор открыл ангар и сразу заказал подачу своего «Шахтёра» в шлюз на вылет. Ждать чего-то, бояться, было не в его привычках. Поэтому, пока шёл пешком, пришло решение, что пусть девчонка живёт пока в его ангаре, а сам он слетает на добычу. Всё прошло без задержек. Заправили топливом. Егор заплатил четыре тысячи сто кредитов, деньги теперь у него были благодаря благотворительной акции парней из «Голоса Шахтёра». Шлюз. Пакет траектории выхода в прыжковую зону. Несколько минут, и искин начал разгонять корабль для прыжка.

— Два прыжка с изменением направления. Цель: второй отсканированный сектор у девятого астероидного пояса, — дал задачу искину Егор.

— Принято. Будем на месте через пятьдесят две минуты.

— На месте стандартная процедура. Сканируем пространство на предмет наличия шахтёров и пиратов. Если всё спокойно и никого нет, сразу к самому большому из всех обнаруженных скоплений астероидов с рудой маритом. Там на месте смотрим и решаем, сможем ли к нему пробиться.

— Принято.

— Меня не отвлекай. Я занят. Только в случае отклонений от стандартного режима.

— Принято.

Егор вернулся к осмыслению произошедших на станции событий. Он, пока шёл пешком и пока его не подобрал техник на своём транспортёре, уже составил общее мнение по этому вопросу, но требовалось обдумывание, так как именно частные детали определяют поступки и мотивации людей в каждом конкретном случае. Главное это главное, оно важно, но детали тоже нельзя сбрасывать со счетов.

Картина вырисовывалась не особенно сложной. На станции существовало несколько групп людей, объединённых общностью интересов. Среди них «Голос Шахтёра», «Трекс» и им подобные. Группировки имели контакты с администрацией станции, и это позволяло им вести свою деятельность на станционной территории. Законы Содружества не ограничивали насилие в любом его виде. Поэтому группировки могли между собой враждовать или наоборот объединятся для решения вопросов с другими подобными образованиями. Администрации были выгоднее объединения людей. Они больше добывали и были под контролем. Гораздо легче контролировать группу, чем несколько упёртых одиночек.

В этой ситуации отдельные группы запугивали народ, занимались рэкетом, вымогательством и другими вполне законными делами. Другие защищали, третьи делали и то и другое. В общем, кто во что горазд, но, явно не превышая установленных на станции правил и законов, а значит, контроль над группами и объединениями у администрации был.

Главным для Неогена была добыча ресурсов, и она не должна была страдать. Егор столкнулся с одной такой группой. Что могло его ждать? Да ничего особенного. Закон на станции запрещал взлом чужого ангара, запрещал нападение на контактирующего с администрацией шахтёра. Эти два пункта позволяли жить спокойно в своём ангаре и вызывать подачу корабля в док. Также можно было без проблем возвращаться на станцию: в зоне вокруг станции на тысячу километров конфликты запрещены, а возвращение корабля в ангар это контакт с работником администрации. Единственное ущемление, да и то условное, это невозможность ходить по станции и в жилую зону. Могли подкараулить толпой и избить, но это ещё вопрос. Могли пострадать и сами нападающие, как это случилось с ребятами из «Голоса Шахтёра». К тому же никто не будет постоянно караулить Егора у его ангара. Так что никакой опасности для себя Егор не чувствовал. Главный закон Содружества гарантировал ему на станции жизнь, а то, что изобьют, то это не так и страшно.

Возникло чувство, что он сглупил, позволив убедить себя Анвару, что Лисид грозит опасность. Реально той ничего не грозило, если она прилетела на станцию работать, а не ходить по барам и кабакам или если она не любительница посещать все злачные места, которые без сомнения на станции были. Егор вдруг вспомнил глаза Лисид в тот момент, когда он повернул её лицо к себе и спросил о её состоянии. Девушка явно была в ужасном душевном состоянии, что говорило о том, что кабаки и подобные приключения не в её духе. Возник вопрос, каким образом Анвар убедил его взять Лисид в свой ангар? Егор поддался настроению соседа или сам был не против такого расклада? Егор задумался. Нельзя сказать, что девушка ему не нравилась. Серьёзная, красивая, она чем-то задела землянина, но Егор пока не чувствовал в себе желания связывать себя с кем-то. С другой стороны, он не хотел быть и одиноким волком, этаким Анваром, перебирающим девушек на станции. Это претило Егору. Мгновенно парень осознал, что думает о Лисид с каким-то тёплым чувством и даже может точно сказать, чем она сейчас занята и где находится. Пришло чувство, что она спит в своём корабле в его боксе.

Открытие удивило Егора, но он решил, что это наваждение, и отбросил мысли о Лисид. Вообще по станционным понятиям разрешалось вдвоём арендовать один ангар и даже не вдвоём, а и большим количеством человек. В станционной сети Егор, когда искал объявления на кристаллы-катализаторы, такие объявления встречал. Люди искали напарников для совместной аренды ангара. Шахтёры проводили много времени в вылетах на добыче руды и могли не встретится между собой очень долго. Случаев совместной аренды ангара разными полами не встречалось вообще, вернее они были, но там как правило между мужчиной и женщиной уже были отношения, которые позволяли многое и, как правило, это были уже семьи. То, что он пригласил Лисид в свой ангар, пока ни о чём не говорило. Приглашение было сделано по предложению Анвара и имело своей целью защитить Лисид от неприятностей. Согласие Лисид переселится к нему тоже было определено теми же целями. В дальнейшем отношения могли развиться в разные стороны, они могли разъехаться по разным ангарам или остаться жить в одном. Вот тут, в этом моменте, Егор решил не торопиться и предпочёл отправиться в космос на добычу руды. Это был выход для него и для Лисид, тем более вылет у Егора был длительным, а за это время все проблемы могли снизить свой накал. Вариантов было много. Егор решил отложить эту проблему с Лисид до возвращения на станцию, если та его дождётся. Девушка могла и сама со временем откочевать от него, пока он был в этом вылете. Сложнее было с вариантом, когда он вернётся и обнаружит, что девушка живёт у него. Как быть в этом случае, Егор пока не знал.

Решив не заниматься бесплодными и не приносящему ему ничего размышлениями, Егор выбросил все мысли о «Голосе Шахтёра» и Лисид из своей головы и переключился на изучение базы пакета информации со станции «Нагана» о правилах и законах проживания на ней, а после него взялся за изучения пакета с базой знаний «Экономика» первого ранга. Это было важнее и более соответствовало его планам, чем бессмысленные размышления о бандитах и девушке. Перед его лицом стояли глаза Лисид, девушка точно его зацепила. Егор чертыхнулся и перешёл в транс, переключил свои мысли на учёбу и постепенно выдавил из своей памяти образ девушки.

Полёт прошёл без происшествий. У девятого астероидного пояса никого не было. Тут по данным геологического сканирования-разведки Неогена основная масса астероидов содержала рексит. Для того, чтобы найти марит, который был тут мелкими участками, нужно было время и хороший сканер. Причём астероиды с маритом встречались крайне редко. Егор на три тысячи километров нашёл всего четыре места. Общий объём всех четырёх мест был небольшим, Егор в прошлый заход выработал его весь. Ещё реже можно было встретить тут ворсит, руду в два раза дороже марита, но это можно было считать везением, он встречался тут очень редко.

Основная масса шахтёров работала на седьмом, четвёртом и втором астероидных полях. Там, как и здесь, основной концентрат рексит, но встречался ларит, руда в полтора раза дороже рексита. Концентрации и объёмы ларита были вполне достаточными для разработки шахтёрской бригадой, хотя он тоже встречался небольшими очагами. Второй важной причиной, почему народ работал там, было расстояние до перерабатывающей станции «Дина». Оно было небольшим. Переться в тот же девятый астероидный пояс и копать тут рексит было экономически невыгодно. Найти же марит было не так и просто. Новички же работали вообще в первом, третьем и пятом астероидных поясах, там были установлены стационарные модули охраны. В этих трёх поясах был один рексит, но зато там было безопасно, как выяснил Егор, перебрав пакет с информацией от Неогена. Корпорации постоянно требовался рексит для своих производств, и они запретили конфликты в трёх астероидных поясах, а для укрепления понимания шахтёрами этого положения, установили там стационарные автоматические модули, вооружённые пушками, лазерами и модулями радиоэлектронной борьбы. Ослушавшийся рисковал кораблём. Убить бы его не убили, но корабль точно бы сожгли.

В этот раз Егор решил сразу пройти ко второй просканированной области. Три небольших концентрации марита на три тысячи километров. Следовало выяснить объём при персональном сканировании астероидов с маритом и попробовать пробиться к ним. Как правило, они были не на окраине, тут его бы давно выкопали шахтёры, а в гуще астероидного поля.

Новый промышленный сканер «Пром-9» дал вполне обнадёживающие результаты. Егор, найдя в астероидном поле небольшой проход, полез в направлении месторождения. На это ушло около трёх часов осторожного движения с остановками. Мешающие движению мелкие астероиды Егор отодвигал активным защитным полем «Шахтёра». В итоге удалось подойти на расстояние двадцати метров к огромному чёрному астероиду, в котором и был марит. Отжал защитным полем мешающие работе мелкие астероиды, Егор стабилизировал положение «Шахтёра» и просканировал округу. Результат при персональном сканировании каждого астероида вокруг корабля превзошёл все ожидания.

Главный и самый большой астероид имел около восьми тысяч кубов марита, остальное рексит, не меньше двенадцати. Второй астероид порадовал пятью с половиной тысячами кубами марита, рексит Егор даже не стал смотреть, но самым главным подарком судьбы были показания третьего. Тысяча восемьсот кубов ворсита и всего полторы тысячи марита в нём же. Небольшое месторождение, но для Егора вполне достаточное.

Ещё раз просканировав окружающее пространство «Зорким-3МК» с обзором в пятьсот семьдесят километров и не найдя в округе никого, Егор запустил все четыре лазера на ворсит и начал добычу. Расстояние в этот раз было в те же сорок метров и добыча в четыре лазера, а не в два, стала равна шестидесяти пяти кубам в час. Руда сразу подавалась в верхний отсек с мини-комплексом. Егор провёл расчёты и, поставив в комплекс кристалл-катализатор, довёл работу мини-комплекса до максимально экономного варианта. По расчётам, одного кристалла-катализатора должно было легко хватать на сутки безостановочной работы, а в наличии их было сорок.

Настроив все процессы и передав их искину, Егор ещё раз прогнал результаты и просчитал эффективность. На работу четырёх лазеров, захвата и мини-комплекса уходило топлива на сотню кредитов в сутки. Суточная добыча в виде концентрата смеси металлов была равна тридцать одной тонне с хвостиком. За сорок дней можно было получить тысячу двести тонн. По весу, а по объёму всего четыреста кубов. Запаса руды должно было хватить с лихвой. По ворситину получалось всего около сорока тонн, но на безрыбье и рак рыба. Егор был очень доволен собой. Методика сначала массированного сканирования астероидного поля, потом персонального сканирования каждого астероида в отдельности дала результат. Так никто не делал. Деньги, вложенные в усовершенствование корабля, должны были окупиться быстро. Жизнь в долг Егор решил завершить по окончании этого вылета.

Чтобы не терять время, Егор занялся изучением баз. Первым делом он взялся за последнюю базу, которой он ещё не касался, это «Сканер». Сразу довёл её до четвёртого ранга, потратив на это семь суток изнурительной учёбы. После этого начал наращивать всё остальное, сначала до второго ранга, а то, что было, и до третьего с четвёртым. К концу этого полёта он уже выучил всё, что у него было. В итоге по девяти дисциплинам из Нейросети он имел четвёртый ранг. По выданным Неогеном шести базам второй. Взятый у Гури «техник» тоже подошёл к уровню четыре. Больше у Егора учить было нечего, но и время вылета подходило к концу, оставалось топлива на два, самое большее три дня. Конечно, все ранги были пока не подтверждены, но это не мешало Егору пользоваться знаниями и навыками.

— Егор, в зоне обзора сканера неизвестный корабль, — подняла Егора на тридцать девятый день вылета Лада. До этого тоже корабли пролетали, но они выпрыгивали, сканировали округу и тут же уходили в прыжок. Егор в тех случаях, когда корабли, отсканировав округу, сразу уходили в прыжок, не останавливал добычу. Если корабль выходил недалеко, то просто выключал лазеры, они «фонили» сильнее всего. Если корабль, отсканировав пространство, по каким-либо причинам задерживался и был в пределах трёхсот километров, отключал всё, в том числе и реактор. Постепенно наработалась практика. Искин уже сам следил за ситуацией в округе и действовал по выработанному стандарту.

— Расстояние?

— Пятьсот пятьдесят, и сокращается.

— Вырубай всё, — приказал Егор, на сканере виделся небольшой корабль без опознавательных знаков, именно отсутствие опознавательных знаков на корабле позволило Ладе привлечь внимание Егора к кораблю, хотя он только показался на радаре и был далеко. Это был один из тех случаев, когда Егор должен был сам следить за развитием событий и принимать решения. — Вряд ли у него сканер «видит» дальше двух сотен километров. Он класса «малый». Всё как обычно. Выключив оборудование и реактор, мы сольёмся с естественным фоном и ему нас не найти, даже не заподозрит. Мы в глубине астероидного поля на глубине почти шестьдесят километров. Без промышленного сканера, причём довольно мощного, он нас тоже не разглядит.

— Принято.

— Протокол обязателен, ведём наблюдение только пассивными системами.

— Принято, — искин работал уже от небольшого аккумулятора, предназначенного для аварийной эксплуатации, реактор двигателя был отключён, хотя ещё не остановился. «Шахтёр» слился с естественным фоном астероидного пояса.

Корабль без опознавательных знаков вышел на расстояние восьмидесяти километров от Егора и остановился. Прошёл достаточно быстрый обмен с неизвестным Егору абонентом. Потом был сброшен информационный пакет кораблю, корабль в ответ тоже сбросил пакет информации, причём довольно-таки весомый по объёму. Через час «неизвестный» ушёл в прыжок. Егор вздохнул с облегчением, неприятности или неожиданности ему были не нужны.

— Я сделала копии всего радиообмена, — сообщила Лада. — Также зафиксировала все параметры корабля, все его манёвры запротоколированы. В том числе и уход в прыжок. Если запустить анализ этой информации, то мы можем определить точную марку оборудования корабля, а по нему и точку, в которую он прыгнул.

— Вот поэтому я тебе и приказал совершать два прыжка при уходе со станции, — кивнул Егор. — Думаю, этот «неизвестный» делает так же. Запускай всё оборудование. Нам ещё предстоит несколько дней работы.

— Принято, выполняю.

Произошедшее показало Егору, что и тут, в достаточно безопасном имперском космосе, можно неожиданно наткнутся на пирата или проблемы. Следовало обдумать это, и при первой же возможности установить на корабль оружейные модули и начать учить базы данных на оружие, того же «стрелка», «ракетчика» или всё вместе. Следовало продумать вопросы безопасности, то, что у Егора было сейчас, хватило бы только огрызнуться, и не более. Егор не собирался вступать в бой ни с кем. Тактика была продумана не особо замысловатая. Если ему выдвигают претензии, кто-то из шахтёров или граждан, он активирует все щиты и уходит в прыжок к станции, выпустив по противнику кассету ракет. Гораздо опаснее были вот такие неопознанные корабли. Пираты. Что из оружия могло на них стоять, трудно предугадать, они не подчинялись принятым нормам. В схватке с таким кораблём можно было потерять самое главное: жизнь. За себя Егор не боялся, он переживал, что может погибнуть, так и не рассчитавшись с Артёмом и Анваром по долгам. Это его не устраивало.

— Дай мне просмотреть запись радиообмена.

— Егор, разговор и обмен пакетами шёл на стандартной шахтёрской частоте, но всё зашифровано. Для просмотра нужен код, — доложил ситуацию искин.

— Сохрани. Потом я заберу.

— Принято.

Оставшиеся два дня «Шахтёр» отработал в полном режиме. Общий объём добытого концентрата составлял четыреста тридцать кубометров, а по весу около тысячи триста тонн. Именно эти последние дни Егор вдруг начал гораздо чаще вспоминать о Лисид. Девушка уже не в шутку его интересовала, он знал, что она живёт в его ангаре и ждёт его, но тоже работает в астероидных поясах, но безопасных. Ходила она на вылеты по пять дней, не больше, а иногда возвращалась и через один или два дня. Откуда были у него эти сведения Егор не знал, но был уверен на все сто процентов, что это именно так. Не возникало и мысли сомнений. Это было удивительно, но особо задумываться у Егора над этим не было времени. Всё время поглощала учёба.

Промышленный мини-комплекс Егора не подвёл, применение кристаллов-катализаторов делало его работу более мягкой и ровной. Отработав остатки топлива, оставив в баке его только на единственный прыжок к станции «Нагана» и манёвр для вхождения в док, Егор начал выход из астероидного пояса. Выползали из пояса около пяти часов. Егор боялся, что с таким весом будет сложно управлять кораблём, но хоть инерция у корабля возросла и разгон перед прыжком растянулся в три раза, до Наганы они добрались без происшествий.

В шлюз заползали едва-едва, чем вызвали вопросы у дежурного диспетчера.

— Сто семнадцатый, ты что там, засыпаешь, что ли?

— Нет, двигатель неисправен, не выходит на полную мощность. Самое большее, тянет на треть. Я поэтому и не стал разгружаться. Быстрее бы в ангар, займусь ремонтом, — ответил Егор.

— Понятно. Я уже тебе вызвал подачу. Так что ещё через пару минут будешь в своём ангаре.

— Спасибо.

— Ты не узнал меня?

— Извини, нет.

— Я Юджин. Инструктировал тебя на тренажёре.

— А, привет, Юджин.

— Ага, привет. Увидимся, я тебе в пакете свой номер скинул для связи. Позвони, как будешь свободен, — Юджин отключился.

В ангаре Егор действительно оказался через пять минут. Анвара на станции не было, Лисид тоже улетела на добычу, как гласила оставленная ею записка и обещала быть только через пару дней. Просила дождаться её. Егор заказал у службы доставки Неогена шесть малых торговых контейнеров по двести кредитов за каждый, арендовал на три часа манипулятор и перегрузил весь свой груз в них. Заплатил за всё около двух тысяч кредитов, включая и услуги погрузчика, который увёз в общественный склад контейнеры с концентратами стандартных смесей металлов. Услуги государственного оценщика, по сотне за контейнер, отнёс на свой счёт в Неогене, чтобы лично не встречаться с ним, да и перемещаться по станции Егор пока не хотел, так как не знал новостей. Это практиковалось, подумав, сразу закрыл свой образовавшийся долг перед Неогеном.

Как только контейнеры прибыли в общественный склад, Егор вышел на торговую площадку станции, что можно было делать, имея первый ранг в «экономике», одновременно вошёл на торговую биржу и просмотрел цены покупок и продаж. Второй ранг «экономики» считался допуском уже на внутреннюю биржу корпорации. Ситуация была стабильна. Рекситин стоял на девяносто восьми кредах за тонну. Маритин вырос на семь процентов, и стоил четыреста девятнадцать с хвостиком. Ворситин шёл по восемьсот сорок. Сбросил свои заявки на продажу с повышением на два процента на каждый товар, и удивился. Товар сразу оплатили. Весь. Тут же сработало снятие одного процента с суммы продажи брокером и пришёл бонус за производство в семь процентов, эту сумму покупателю накидывали по умолчанию. Егор взглянул на состояние счёта и увидел сумму в семьсот семьдесят тысяч кредитов. Сразу перегнал деньги Анвару по договору займа, потом Артёму и закрыл свой кредит перед госбанком. Ушли неполные девяносто тысяч. Долг перед Неогеном закрылся по умолчанию. Остаток: шестьсот восемьдесят пять китов…

Глава двенадцатая

Лисид, оставшись одна в боксе, вдруг поняла, что дар отпустил её. Краски хоть и не исчезли, но поблёкли. Пережившая кошмарный стресс девушка так и не вышла из корабля, а просто уснула в пилотском кресле.

Проснулась Лисид на следующий день от того, что в дверь ангара стучались. Она бы стука и не услышала, но трель поднял её корабельный искин. Девушка приказом уняла умную машину и вывела обзор вида перед дверями ангара на корабельный экран. Перед дверями стоял Анвар, Нерп и её названная сестра Рута. Опасности не было, и девушка впустила пришедших в ангар. Парни и сестра вошли.

— А где Егор? — сразу задал вопрос Анвар.

— Я вчера по его приглашению переехала в его ангар, но его уже не было, — пожала плечами Лисид. — Ушёл на добычу в космос.

— Вот борзый парень, — удивился Нерп. — В космос. В такой ситуации.

— А что ему грозит? Если он работает в защищённых Неогеном астероидных поясах, то у него проблем не будет, — предположила Рута. — От ангара и в ангар на подачах никто не рискнёт дёрнуться. В защищённом астероидном поясе конфликты запрещены. У станций тоже ничего ему не грозит. Умный парень.

— Может быть, но я его в защищённых поясах ни разу не видел, — Анвар посмотрел на Лисид и поинтересовался. — Как он их один троих и, не применяя оружия, уделал?

— Не знаю.

— Как так?

— Один хотел меня схватить, я прыгнула за спину Егора. Пока искала в сумочке пистолет, главный из бандитов хотел ударить Егора, тот отказался платить. Я испугалась, выронила пистолет. Вот тут всё и началось. Ко мне кинулся один из бандитов, я ничего не видела, он схватил меня за руку. Мне даже показалось, что Егора рядом не было, но вдруг рука схватившего меня бандита разжалась, а сам он рухнул мне под ноги, — Лисид нерешительно улыбнулась. — Егор отнёс меня в мой ангар, но я видела, что все трое были без сознания, сам вышел назад к бандитам. Не знаю, что он им сказал, но я поняла, что он потребовал у них оказать помощь запуганным новичкам. Мне они сразу перечислили по пять китов каждый. Потом приехал ты, Анвар, и ты, Нерп, и забрали бандитов, а Егор разрешил мне переехать в его ангар и пешком пошёл к себе. Больше я его не видела.

— Молодец. Вытряс с них кредов. Они, наверно, и не думали, что из охотников превратятся в жертв, — Нерп улыбнулся. — Что там, новичок, парень, на голову ниже их, и девчонка. Даже оружие не достали. Красавец. Уделал троих. Растряс их на креды. Один троих, и про тебя не забыл.

— А куда вы их увезли? — спросила Лисид.

— Конечно, к нам, — ответил Нерп.

— Он бригадиром у «Трексов», — пояснила Рута, взглянув на своего жениха. — Анвар тоже к ним уже вступил.

— А потом?

— Что потом? — пожал плечами жених сестры. — У нас с ними войны нет, но зато была предъява от Анвара, он уже стал нашим через протокол. Связались с «Голосом Шахтёра» пригласили на разбор их руководов. Они с нами ссориться не рискнули, заплатили отступного, триста китов. Мы им отдали этих уродов. Конфликт исчерпан. Мы пришли, чтобы предложить тебе и Егору вступить к нам. Наш Совет знает, что главную роль в этом деле сыграл Егор, так что мы ему благодарны.

— Я не против, но хотелось бы дождаться Егора, — Лисид улыбнулась парням. — Всё-таки я тоже ему обязана своим спасением.

— Твоё право. Но не тяните. Если вы будете у нас, то эти из «Голоса Шахтёра» даже не дёрнутся, но пока не вступила к нам, по станции не лазь. Поймают, прибьют и будут в своём праве, — предупредил Лисид Нерп.

— Ты будешь у него жить? — поинтересовалась сестра.

— Пока не вернётся.

— Да… — протянула Рута. — Ты понимаешь, что это значит, жить в ангаре у парня?

— Что?

— Ладно. Когда поймёшь, позвонишь, решим, — сестра повернулась к парням. — Ну, раз Егора нет, то пойдёмте. Нерп, подбрось меня на смену, мне через полчаса уже заступать.

— Конечно, Рути, — аарни попрощались и ушли.

Лисид задумалась. Ситуация оказалась не так проста, как она думала сначала, ещё вчера. Вопрос сестры она поняла, просто не показала, что в курсе того, что в одном ангаре живут, как правило, только семьи или близкие к этому люди. Это касалась только разнополых арендаторов. Лисид знала, что Рути скоро переедет жить в ангар к Нерпу, но у них есть какая-то определённость, а у неё? С другой стороны парень пригласил её жить в её ангаре временно, пока не утрясутся проблемы, но их утрясти было легко. Вступить в «Трекс», к жениху её сестры, и проблем нет. Эти бандиты не рискнут связываться с ней, Трекс самое сильное объединение шахтёров на Нагане. Там бригадиром жених её сестры. С Рути у неё не очень хорошие отношения. Рута, когда узнала о её проблемах с приёмным отцом, считала что виновен в этом не похотливый подонок, а она, Лисид. Об этом никто не знает, так что все будут знать, что она сестра невесты бригадира из «Трекса». В принципе для неё опасности никакой нет, вступила в шахтёрское объединение, и забыла об инциденте.

С другой стороны девушка помнила о том, как сильно она была напугана, и о том, что реально у неё нет никого ближе этого невысокого парня. Приёмная сестра создавала видимость, что они сёстры, но на деле родства не испытывала, ей просто нравилось играть роль старшей, но насколько её хватит? Парень хоть и не сказал ей, что он принял её в свой коллектив, но Лисид чувствовала, что он её не обидит и если что, заступится, причём не будет делать это по причине условного родства. Егор наверняка заступится за неё как за родную сестру как минимум и как за жену как максимум. От этой мысли у Лисид приятно закружилась голова, она вспомнила, как парень её нёс на своих руках, как нежно держал за лицо и смотрел ей в глаза, интересуясь её состоянием. Сердце в груди застучало быстрее, Лисид смутилась. Девушка вспомнила, как купалась в волнах его внимания, мягко заныл низ живота. Это заставило девушку мгновенно поменять направление мыслей. Она, Лисид, не дурочка, вешающаяся на шею первому встречному! Вот только настоящей злости при этой мысли она не почувствовала. Перед глазами встал совсем не наглый и улыбающийся Егор. Почувствовала тепло. Это смутило девушку ещё больше. Посоветоваться не с кем. Что делать? Лисид поняла, что запала на этого невысокого парня.

Вздохнула, решила возвращаться в свой ангар, но почему-то при разговоре с комендантом по сети спросила у того, есть ли свободные ангары рядом со сто семнадцатым, а, узнав, что нет, попросила снять с неё старый ангар, а остатки платы перевести на этот, Егоров. Вообще мысль, что она должна покинуть этот ангар, её приводила в мрачное расположение духа. В конце концов она разозлилась не на шутку и решила пока выбросить все эти бредовые мысли из головы. Она приехала на станцию «Нагана» работать. Можно жить в этом ангаре (мысль согревала) и не встречаться с этим наглым Егором (Егора она не могла представить наглым). В любом случае она может, когда он будет прилетать на станцию, уходить в космос на добычу руды. Они не будут даже встречаться! Мысль пугала, но показалась разумной. На этом душевные мучения и терзания Лисид временно закончились. Девушка позавтракала. Протестировала своего «Фарта» и, убедившись, что всё в порядке, заказала подачу на вылет в космос.

У Лисид был по всем базам четвёртый ранг. Баз хотя было и не много, но зато все самые нужные: «управление малым космическим кораблём», «сканер», «обслуживание малого корабля», «энергетика малого корабля», «промышленные сканеры», «ракеты малого класса», «малая корабельная пушка», «навигация» и «шахтёр». Это считалось базовыми знаниями любого шахтёра. Полученные на станции после подписания контракта бесплатно «промышленность» первого ранга, «геология астероидных поясов», «геология» вторых рангов девушка решила изучить уже в космосе, работая. Информации было много, ей автоматом сбросили на искин пакет со всеми положенными документами и инструкциями. Всё только нужное, как убедилась девушка при просмотре. Результаты исследования Неогеном астероидных поясов, систему начисления бонусов и премий, а также штрафов, правила проживания и нахождения на станции и территории, закреплённой за корпорацией «Неоген», цены на все комплектующие и услуги, предоставляемые корпорацией, и цены на принимаемые Неогеном руды и концентраты. Более чем достаточно для начинающего шахтёра.

Работалось в первый самостоятельный вылет Лисид легко. Она, как её и учили, вышла к безопасному астероидному поясу, встала недалеко от стационарного автоматического модуля охраны астероидного пояса и, просканировав ближайший астероид, принялась за добычу руды. Народу было не много, в основном одиночки и новички, такие же, как и она. Лисид работала чуть в стороне от основной массы шахтёров. В эфире неспешно велись беседы, чувствовалось, что все, кто тут работает, между собой знакомы.

Астероид, к которому подошла Лисид на маневровых двигателях, был довольно приличных размеров. Работала Лисид с дистанции в сто метров, это давало возможность, экономя энергию, добывать большее количество руды и самое главное, ускоряло сам процесс. Захват подтягивал куски быстрее и быстрее наполнялся трюм. Шахтёрская мельница, стоящая на любом шахтёрском корабле, мерно перемалывала куски в муку и дело шло. То, что работать можно с более близких дистанций, знали все, но не все так поступали. Это было опасно. Астероид мог дестабилизироваться, так как он терял свой вес в процессе добычи, менялись его характеристики, и соответственно могла измениться траектория его полёта относительно окружающих его тел. Были случаи, когда астероид раскалывался на части и мог серьёзно повредить шахтёрский корабль ударом одной из его внезапно дестабилизировавшихся частей. Поэтому шахтёры обычно работали с дистанции в три — четыре километра. В этом случае любой риск сводился на нет. С близких дистанций работали только те, кто был уверен в себе и своём корабле. Лисид была уверена, тем более, что её интуиция-дар говорила, что этот астероид очень стабилен.

Девушка просчитала вариант. Получилось неплохо. В час она двумя лазерами с такой дистанции добывала около тридцати двух кубометров руды. Нормально, но Лисид занялась настройкой промышленных лазеров, благо четвёртый ранг в базе «промышленные лазеры» позволял это делать, и постепенно довела добычу до тридцати четырёх кубометров в час. Большего добиться было невозможно, по крайней мере, для неё. Добыча пошла равномерно и её ритмичность позволяла передать её искину корабля. Лисид так и поступила, а сама занялась отладкой и настройкой модулей и систем корабля. В итоге ей удалось настроить всё таким образом, что для добычи полного трюма корабля в пятьсот кубов она тратила всего двадцать килограмм топлива, то есть всего сорок кредитов, топливо стоило два кредита за килограмм. Больше пока делать было нечего и девушка села за изучение пакета информации с Неогена.

— Входящий, — сообщил искин.

— Соединяй, — Лисид отложила изучение документов.

На экране возник неизвестный парень с эмблемой «Голоса Шахтёра» на куртке. Лисид внутренне напряглась.

— Привет, малышка, — осклабился парень. — Думаешь, забилась в безопасный астероидный пояс и тебя тут никто не найдёт? Ты в корне не права. Мы тебя, суку, везде достанем, — парень зло рассмеялся и процедил. — Передай своему парню, что рано или поздно мы и тебя, и его порвём на куски.

Щелчок входа в разговор автоматической станции астероидного пояса.

— Шахтёр Гуад Рад оштрафован на тысячу кредитов за оскорбление и угрозы шахтёра Лисид Нани. Предупреждение шахтёру Гуад Рад: в случае повторной попытки инцидента вам будет предложено покинуть безопасный астероидный пояс вместе со штрафом в пять тысяч кредитов.

Щелчок входа в разговор диспетчера с базового стационарного комплекса в первом астероидном поясе.

— Слышь, Гауд, — на экране мужчина лет тридцати. — Отвали от девчонки. Все уже знают, что вчера ваших выставили на триста китов. Мне в моей зоне ответственности проблемы не нужны. Я на службе. Отстрелю тебе и твоим друзьям яйца за одну секунду. Всосал? Увижу тебя или твоих друзей рядом с кораблём этого новичка на расстоянии двадцати километров, стреляю без предупреждения. Усёк? Так и передай своим.

— Да брось ты, Даддит, я ж пошутил, — неуверенно пробулькал парень.

— Зато я не шучу. Мне тут проблемы не нужны. Лишат меня из-за ваших придурков премии или бонуса, вылетите из безопасных астероидных полей всей своей шайкой-лейкой. Ты меня знаешь, — мужчина повернулся к Лисид. — Копай спокойно, малышка. Никто тебе тут ничего не сделает. Не слушай этого придурка. Парень у тебя нормальный, держись за него. — Мужчина отключился, придурок из «Голоса Шахтёра» тоже.

Лисид задумалась. Система безопасности в астероидном поясе работала выше всяких похвал, но то, что на станции уже все знали о вчерашнем инциденте, её потрясло. Станция была немаленькой. То, что диспетчер назвал Егора её парнем, немного согрело душу, но тут же Лисид в душе возмутилась поведением «её парня». Она как «дура» спешила переехать к нему, а он «наглец» даже не встретил её, не сказал ей пары слов, увалил на добычу в космос и даже не соизволил поставить её в известность. Лисид не понимала, почему он так поступил с ней. Девушка уже забыла, что ещё вчера она была испугана и сама хотела жить в ангаре у Егора. Теперь ей казалось, что она незаслуженно брошена и обижена Егором. Самопроизвольно при мысли об Егоре активировался дар. Девушка мысленно увидела, что у парня всё нормально, он что-то сосредоточенно разглядывает на каком-то приборе. Видение, показав Егора, распалось. Лисид замерла от неожиданности. Потекли мысли об интуитивной связи между ней и «её парнем», который таковым на деле не являлся.

— Нестандартная ситуация, — прервал невесёлые мысли девушки искин. — Сход и дестабилизация куска астероида массой в тридцать две тонны с траектории. Опасное движение в направлении корабля.

— Направленный защитный щит в направлении куска, — сразу сориентировалась Лисид, опасности не было, кусок не спеша оторвался от астероида и медленно двигался в направлении её корабля. — Берём его на захват, стабилизируем и втаскиваем в трюм, — девушка взяла управление захватом и активным защитным полем на себя.

— Принято.

Минут через пять, когда удалось стабилизировать кусок и надёжно взять его в захват, девушка передала управление им искину, тот втащил 32-тонную тушу в трюм и передал мельнице.

Такой тактике научил её старый шахтёр, преподаватель в училище, видя, что молодая девушка очень серьёзно относится к будущей профессии. Молодая, красивая, а самое главное очень серьёзная девчушка пришлась ему по душе, и он объяснил ей, как можно ускорить добычу нестандартным методом. Так современные шахтёры в своей массе не работали вообще. Стандартная программа работы промышленных лазеров под управлением искина отделяла небольшие кусочки от астероида, передавала их программе управления захватом, та их втягивала в трюм. Добыча шла непрерывным конвейером. Один лазер отделяет кусочек, второй только начинает это делать, захват в это время тянет уже отделённый кусочек в трюм. Появился новый кусочек породы, захват, отпустив кусок в трюме, захватывает новый кусочек, а освободившийся лазер начинает отделять следующий. Этот процесс мог продолжаться бесконечно, и был основой добычи. Работал искин, лазеры и захват, повторяя свои манипуляции по кругу.

Пенсионер-шахтёр объяснил Лисид, что можно работать и по-другому, но в этом случае требовалось вести добычу на ручном управлении, а это требовало четвёртые ранги в «промышленных лазерах», «технике малых кораблей» и «управлении малым кораблём». Желательно было ещё иметь «кибернетику», тоже в четвёртом ранге, но база была дорогой и очень объёмной, поэтому её не учили, хватало и других, более необходимых баз и знаний. Суть метода была простой: шахтёр вручную, так как нет «кибернетики», отделял одним или двумя лазерами от астероида большой кусок, брал его на захват, тоже вручную и, страхуя одновременно корабль направленным активным защитным полем стабилизировал кусок астероида по отношению к кораблю. Лазеры передавались дальше искину и он «пилил» астероид в обычном порядке. Оператор, стабилизировав и захватив кусок в захват, передавал захват под управление искина. Тот втягивал его в трюм, и кусок попадал на мельницу. Казалась бы, всё просто, но тактика требовала личного участия шахтёра в добыче, высокие ранги и мастерство. Оборудование корабля позволяло переносить двадцатикратные перегрузки, мельница малого корабля могла размалывать куски весом до восьмидесяти тонн. Вроде всё реально и лежит на поверхности, но этим способом не пользовались. Считалось что это опасно, да и кому охота возиться с астероидом, когда искин в автоматическом режиме, безопасно и без проблем копает сам. Тут был своеобразный замкнутый круг. Не имея навыков ручного одновременного управления лазером, захватом и защитным полем человек опасался применять такую методику, а, не применяя её, не мог научиться ей, к тому же четвёртый ранг по данным базам знаний учился не быстро. Поэтому человек, работающий по стандартной схеме, к ней привыкал, и к тому времени, как у него выучивались эти ранги, у него не возникало и мысли, что можно делать по-другому.

Реальное же ускорение наполнения трюма было большим и зависело только от самого шахтёра, применяющего данный метод, его работоспособности и способности работать в условиях поступления средних и высоких объёмов информации от приборов и искина корабля. Лисид попробовала этот метод на практике, и хоть он и показался ей довольно сложным и трудным, но ей удалось им овладеть, тем более, что преподаватель помогал ей советами и был рядом.

Девушка, после того, как первый кусок попал на мельницу и всё прошло удачно, отсканировала астероид ещё раз и нашла в нём природные дефекты и трещины. Дальше орудуя одним лазером, второй стоял на автоматической добыче, отделила ещё один кусок, весом не меньше пятидесяти тонн и, манипулируя защитным полем и захватом, стабилизировала его. Дальше захват и передача захвата искину, а сама уже взялась отделять следующую глыбу от астероида. Работа увлекла Лисид, и она не заметила, как пролетело четыре часа. Остановило её предупреждение искина:

— Трюм заполнен на девяносто семь процентов. Рекомендуется разгрузка корабля на станции переработки.

Лисид проверила: в трюме четыреста восемьдесят два куба, до заполнения ещё минут десять-пятнадцать автоматической добычи. Неплохо, она забила трюм рудой всего за неполных пять часов. Пятьсот кредитов в кармане.

Оставшиеся десять минут, пока искин заполнял трюм, девушка послушала ведущиеся в эфире разговоры между шахтёрами. В основном обсуждались местные сплетни: кто с кем спит, кто куда хочет пойти вечером и с кем, кто что кому сказал и почему. Обычный мелкий трёп ни о чём, но достаточно информативный.

Закончив погрузку, сбросила небольшой буй, показывающий окружающим, что она вернётся сюда прыжком и наличие в округе пяти километров от буя кораблей нежелательно, Лисид разогналась и прыгнула к перерабатывающей станции «Дина».

— Сто семнадцатый С. «Фарт». Цель разгрузка, — связался с диспетчером искин, как только Лисид вышла из прыжка в двухстах километрах от станции.

— Пакет трассы к пункту приёма, — мгновенно ответил ей диспетчер.

— Принято.

— Какие пожелания?

— Просто разгружусь и назад, — ответила девушка, заправляться не имело смысла, потрачено всего двадцать килограмм топлива, потери времени Лисид были ни к чему.

— Принято.

Через пять минут с пустым трюмом и первыми пятью сотнями честно заработанных кредитов на счету Лисид ушла в прыжок от станции переработки «Дина» к своему бую. Девушка теперь прыгнула уже целенаправленно к месту своей работы. «Навигация» в четвёртом ранге позволяла хорошую точность прыжка в уже известное место. Выход из прыжка в трёх километрах от буя, торможение маневровыми двигателями, как учили в шахтёрском училище, и она уже подползает к своему астероиду. Запуск автоматической добычи, неспешный обед, разбор документов и информационных пакетов от Неогена. Как и все достаточно умные люди, Лисид сразу разбила своё время на желательный для неё режим работы и отдыха. Автоматическая добыча, ручная добыча, прыжок на сдачу. Час на покушать, после него сон или учёба, в зависимости от времени суток, в это время шла добыча под управлением искина. Завтрак, ручная добыча, прыжок на сдачу, заправка, если надо, выбор нового астероида, если необходимо, ручная добыча, прыжок на сдачу. Спокойная, без перегрузки работа. За сутки удавалось слетать на сдачу как минимум два или три раза, а это почти полторы тысячи кредитов в сутки, а иногда и выше. Пролетели первые пять суток вылета, на счету к семнадцати китам добавилось ещё неполных девять китов. За это время изучила «промышленность» первого ранга и «геологию» с «геологией астероидных поясов» вторых рангов. Изучать было нечего, и Лисид решила слетать после сдачи руды на станцию и посмотреть, что можно из баз знаний приобрести на станции. Хотелось отдохнуть от однообразной шахтёрской работы.

Ангар сто семнадцать С встретил Лисид пустотой. Егор не появлялся, и девушка сначала встревожилась за него, но потом пришло чувство, что у того всё нормально. Анвар, сосед, был на вылете, названная сестра на смене. Сходить куда-нибудь и отдохнуть девушке не обломилось, не идти же в бар одной, да ещё с проблемами в виде «Голоса Шахтёра». Зашла в станционную сеть и из всех баз выбрала только «кибернетику» за первый и второй ранги, Лисид хотела со временем быть со своим искином на ты. Базы были объёмные и от этого дорогие: первый ранг стоил полторы тысячи кредитов, второй шесть. Вздохнула и заказала доставку. Платить за третий ранг почти пятнадцать китов не хотелось. Вообще Лисид хотела иметь «управление малыми кораблями» пятого ранга, но за ту надо было платить около восьмидесяти тысяч, а таких денег пока у неё не было. На остатке лежало опять восемнадцать китов, и висел кредит в госбанке на тридцать четыре кита. Подумав, перегнала в государственный банк все восемнадцать тысяч, погасив проценты и половину задолженности. Решила с каждого возвращения так и поступать. Погасив кредит, имея в своём распоряжении корабль и профессиональную карту, можно было кредитоваться уже на более серьёзную сумму. Лисид подумывала, что скорее всего ей позволят взять одновременно в кредит не менее сотни китов, которые нужны были ей на приобретение нормальной продвинутой нейросети и дополнительных баз знаний. Жизнь, конечно, в кредит, но другого выхода у неё пока не было.

Немного поскучав о несносном мужчине, которого ей приписали все сплетни, ходившие в отношении неё и Егора на станции, Лисид обиделась на него повторно, но после обдумывания этой проблемы решила, что всё-таки Егор прав. Он предоставил ей самой сделать выбор. Опять разозлилась, мог бы и прилететь, поговорить, а не прятаться от неё в неизвестном астероидном поясе, хотя чувство говорило, что Егор от неё не прячется, а просто очень занят чем-то для него важным. Доводы сердца и дара Лисид не устроили, обида разрослась до весьма приличных размеров и вылилась в гнев и раздражение на себя: жду как дура его, а он, поди, обо мне уже давно забыл! Эта мысль заставила написать Егору гневное письмо и бросить его ему на почтовый ящик. Пришло сообщение от сети, что абонент недоступен и сообщение будет передано, когда абонент будет в пределах доступа. Это охладило пыл разгневанной Лисид, а после размышлений она сняла своё письмо с передачи и стёрла: ещё подумает, что она о нём постоянно думает!

Привезли заказанные ею продукты, погрузила в корабль, выспалась, посмотрела свежий фильм, посудачила на станционных форумах в сети, и через сутки отбыла в свой безопасный астероидный пояс, недовольная Егором и собой. Покатились дни. Лисид работала на добыче по три — четыре дня, а при настроении и по неделе, отдыхала сутки на станции и опять улетала работать. За то время что Егор провёл в вылете, уже успела заработать почти тридцать тысяч, рассчиталась с кредитом и начала копить на новую нейросеть и базы знаний. Кредит пока решила не брать. Никто её не беспокоил, и жизнь приняла опять ровный размеренный характер. Теперь она уже всерьёз считала Егора своим парнем, хотя понимала, что прав на Егора у неё нет никаких, что её порядком злило и раздражало. Окружающие считали что она и Егор счастливая пара. Ещё бы, такая красивая и разумная девушка как Лисид обратила на него своё внимание, считали новые знакомые — парни в астероидном поясе. Новые подруги же мечтательно вздыхали, когда представляли, как их мужчина отважно защищает их от трёх наглых и страшных бандитов, и в тайне завидовали Лисид. И то, и другое порядком раздражало девушку, но вообще не общаться с людьми она не могла. Это ещё больше распаляло её обиду на Егора, того уже не было почти сорок дней и заставляло мысленно его ругать разными неприличными словами, хотя это не мешало ей продолжать жить в его ангаре и ждать.

В прилёт Егора на станцию она отработала вторые сутки на добыче и летела на станцию переработки на сдачу. Вход в зону доступа сети станции переработки «Дина» ознаменовался приходом сообщения службы ангаров станции «Нагана» о том, что в её с Егором ангар вернулся второй владелец. Сердце ухнуло вниз. Оправилась, сдала руду и получила причитающиеся ей деньги и задумалась, не зная, что ей делать: лететь сразу на станцию или повременить. Хотелось лететь сразу и просто поговорить, но возникла мысль, что Егор её неправильно поймёт. Подумает: ждала и скучала, а ведь она, Лисид, не обыкновенная станционная потаскушка, не простая и доступная любому мужчине девушка. Такие мысли привели Лисид в смятение. Прыгнула в астероидный пояс и, поставив корабль на автоматическую добычу, просидела ещё четыре часа, не зная, на что решиться.

Плюнула на все приличия. Прыгнула на станцию «Нагана»: хотелось увидеть своего мучителя, занимавшего все её мысли последние сорок дней. Пока её «Фарта» вёз робот подачи в ангар, сидела и думала, как выйдет из корабля, что скажет, когда они встретятся. Волновалась и нервничала. Даже успела надеть свою лучшую юбку и довольно оригинальную блузку, купленную по случаю окончания шахтёрского училища. Ангар встретил её обычной пустотой. «Шахтёр» Егора стоял на положенном ему месте, а вот самого парня не было. Быстро провела поиск по сети станции. Ответ: искомого на станции нет. Разревелась как маленькая девочка от обиды и навалившегося на неё чувства полнейшего несчастья. Долго пинала стойку и лестницу подъёма к люку «Шахтёра» и не могла остановиться, хотя заболела нога. В конце решила, что эта сволочь её недостойна. Как посмел этот наглец не дождаться её, Лисид, ту, которая так долго и верно ждала его сорок дней! Это было возмутительно. Плюнула на всё, решила для себя, что с Егором всё кончено. Собралась и улетела в космос на добычу, исступлённо пилила ставшие почему-то ненавистными астероиды, но постепенно на шестые или седьмые сутки обида и ненависть к человеку по имени Егор сошла на нет…

Глава тринадцатая

Закончив с торговлей и долгами, которых теперь у него не было, Егор позвонил Карине и заказал у неё сто кристаллов-катализаторов.

— Понравилось? — спросила девушка.

— Да. Как у тебя дела?

— Нормально, я опять на работе. Заказ отправить туда же?

— Да.

— Ты сколько дней будешь на станции?

— Сегодня хочу спуститься на планету. Надо навестить одно старого друга. Завтра вернусь. День на подготовку и пойду в космос.

— Жаль, но ничего не поделаешь. Увидимся, как получится, — ответила девушка. — Если ты, конечно, не передумаешь.

— Карина, мы разговариваем всего второй раз. Будет возможность, увидимся. Не будет, такова судьба.

— Ладно, чао. Мне работать надо.

— Всё, деньги я перевёл.

— Хорошо, я отправлю, как будут готовы. Добавлю бонус.

— Спасибо, — закончил разговор Егор.

Следующим пунктом плана у Егора стояло посещение Гама в Центре беженцев и Лара из Нейросети. Гаму он перегнал полтора кита, и хотел с ним переговорить по поводу шифра неизвестного корабля. С Ларом же предстояло переговорить насчёт имплантантов, а заодно и насчёт баз знаний. Очень хотелось увидеть Лисид, но та была вне доступа сети и дозвонится до неё он не смог. Решил, что найдёт девушку после возвращения с планеты, даже если придётся облететь на «Шахтёре» все безопасные астероидные пояса, где та могла работать. Хотел это сделать сразу, но решил, что можно и отложить, тем более, что он должен был вернуться на Нагану к вечеру. Лицо Лисид стояло перед его глазами, и Егор не мог не думать о ней.

Егор вышел из ангара, остановил электромобиль и попросил его отвезти к орбитальному лифту. Он был недалеко, но двадцать минут на дорогу ушло. Это было безопасно, по правилам станционное такси принадлежало Неогену и нападать на передвигающегося в нём человека запрещалось. Чтобы не скучать, Егор вошёл в станционную сеть и скачал себе прайсы на базы данных и имплантанты, реализуемые Неогеном. Заодно узнал прайсы на шахтёрские корабли и их модификации. Менять пока своего «Шахтёра» на что-то другое он, конечно, не хотел, но провести анализ и ориентироваться в ценах на взгляд Егора следовало.

Полчаса в орбитальном лифте Егор обдумывал цены на базы знаний. Первый уровень стоил от трёхсот до тысячи. Второй пять-десять китов. Третий от двадцати до полусотни. Четвёртый от пятидесяти до сотни. Пятый выше ста. Шестой от ста пятидесяти до двухсот пятидесяти. Всего по рангам ограничений не было, но практиковались обычно не выше десятого, но на этом ранги не заканчивались. Считалось, что изучить предмет до конца невозможно, так как знания бесконечны, и накоплены цивилизацией в огромном объёме. Практически работала параллельная система оценки специалиста. Академическая. Первый ранг это объём школы, в переводе на земной, второй-третий среднее специальное образование, четвёртый-пятый ранги равнялись высшему образованию. С шестого по десятый ранги имели уже специалисты высшего профиля, таких людей было единицы, как выяснил Егор, и они, как правило, были уже учёными и двигали науку вперёд. В основном считалось, что, получив пятый ранг в специальности, ты уже грамотный и очень эрудированный с этой области специалист. В повседневности выше пятого ранга обычно базы знаний не изучали.

В этот раз Егор хотел приобрести базы, включая пятый уровень, а в тех базах, что у него были, докупить всё до пятого ранга. Также его интересовали имплантанты, хотелось ускорить изучение нужных ему баз. На примере базы «Промышленность» Егор уже понял, что надо «учиться, учиться и учиться, как завещал великий Ленин».

В этом деле тоже существовали бонусы и лазейки. Обычно как понял Егор при покупке той же нейросети или имплантанта, покупатель мог рассчитывать на базы по своему выбору на сумму в десять процентов от цены покупки. Это были стандартные условия продаж нейросетей и имплантантов. При покупке в Нейросети Егору дали больше, чем положено, в два раза, но и платил он в два «окошка», официально в Нейросеть и на карты людям, там работающим. Причём, влияние на объём баз определял второй платёж. Егор улыбнулся. Теперь он хотел повторить этот манёвр. Важен был имплантант на интеллект, это давало возможность быстрее изучать базы. За счёт этой покупки Егор хотел договориться по дополнительным базам знаний. Вот тут и следовало обозначить, что он готов заплатить. Для Нейросети продажа баз имела второстепенное значение, они зарабатывали на продаже нейросетей и имплантантов, но так как были государственной корпорацией, допуск и доступ к базам имели, так как они шли бонусом к их основному товару. Егор решил посоветоваться сначала с Ларом, а потом решить что делать.

От размышлений его отвлёк довольно приятный звук орбитального лифта, извещающий, что они уже на планете. Егор вышел из здания и сразу связался с Ларом.

— Привет, Лар. Это Егор. Я покупал у вас чуть меньше двух месяцев назад нейросеть «Шахтёр».

— А, всё, вспомнил, — ответил менеджер. — Вы в городе? Есть проблемы?

— Да нет, всё нормально, — Егор подумал и спросил. — Сейчас время приближается к обеду. Может, пообедаем вместе, а заодно и переговорим?

Лар быстро сориентировался в ситуации:

— Нет, пожалуй, обедать мы не будем, но можно устроить лёгкий ленч в баре напротив моего офиса. Подойдёт?

— Да, буду через двадцать минут.

— Тогда увидимся, — Лар отключился.

Такси доставило Егора в бар, который находился в здании напротив Нейросети. Пройти мимо было невозможно. В этом здании был только один бар и причём не особо роскошный, с огромной вывеской «Отдохни!». Егор прошёл в бар, заказал столик и сел, обдумывая, чего бы заказать. Появился Лар и взял всё в свои руки:

— Ты голоден? Нет. Тогда закажем соки и что-нибудь к ним, — Лар быстро надиктовал официанту заказ и удобно устроился в кресле, ожидая от Егора продолжения разговора.

— Я доволен нашей предыдущей встречей, — Егор правильно понял молчание Лара и начал разговор. — Сейчас я уже освоил все базы, которые у меня были. Мой вопрос в том, что я хотел бы приобрести хороший имплантант на интеллект и соответственно базы.

— Вполне понятно. Вы ускоряете изучение баз, прорабатываете знания, а потом меняете имплантант на другой, который нужнее в практической жизни. Разумно, так делают многие, — Лар сразу объяснил простыми словами, что на самом деле хочет Егор.

Егор кивнул:

— Мне нужен совет грамотного специалиста, как это сделать правильно. Нужны базы. У меня стоят девять четвёртого ранга, но это было ошибкой. Мне теперь нужны все пятые ранги на эти базы, что у меня есть, и если брать новые, то сразу с первого по пятый.

— Понятно. Я не помню список.

— Хотелось бы заплатить в Нейросеть за один или два имплантанта. В пределах сотни. Я имею в виду сотни китов. Это даст мне бонус, небольшой, но он будет. Мне нужны девять баз пятого ранга.

— Пятые ранги это по сотне за одну, — улыбнулся Лар.

— Лар, — мягко улыбнулся Егор. — Я добавлю сто китов тебе и твоим друзьям, ты сам подумай о том, что я предлагаю. Что, у вас каждый день приходят люди с желанием положить в ваш карман деньги?

— Попробую решить, но не уверен, что согласятся, я не один, — кивнул Лар.

— Теперь о том, что вы можете мне предложить из имплантантов.

— Схема простая, — стал серьёзным Лар. — Стандартная, ставим сразу три имплантанта. Два на интеллект и один на ускорение памяти. Это по тридцать пять за интеллект и тридцать за память. Понятно?

— Что я имею?

— Прямую сотню к интеллекту с двух имплантантов и, хотя памяти добавится тоже пятьдесят, получится на деле всего двадцать к интеллекту. Реально сто двадцать единиц. Это исходя из ста тысяч. Есть схемы и покруче, но и стоят они дороже в разы, — пояснил Лар.

— У меня интеллект был двести тринадцать по установке нейросети.

— Проверим по-новой, может она уже активирована и вышла на режим, а это десять-двенадцать процентов. Много шевелил мозгами последнее время? — поинтересовался клерк.

— Хватило за глаза.

— В любом случае с имплантантами интеллект скаканёт на сто двадцать единиц, а по активации и выходе на режим, те же десять или двенадцать процентов, но не к общему интеллекту, а к интеллекту, что даёт имплантант. В твоём случае это как минимум двенадцать единиц, — Лар улыбнулся.

— С этим всё понятно. Базы пойдут по времени в полтора раза быстрее, важно только сидеть и изучать их.

— Да, всё правильно, — кивнул Лар.

— Что я могу получить из баз ещё? Скажем на сто китов?

— Нормальные деньги. В частном порядке считай один к пяти, хотя ты уломал меня на один к девяти, но это для нас неприемлемо и согласятся или нет, я не знаю, хотя я скажу своё мнение о том, что ты нормальный и надёжный клиент. Пять полных баз.

— Давай ещё добавлю пятьдесят китов, и вы мне даёте не пять, а восемь полных баз.

— Не возражаю, — кивнул Лар и усмехнулся. — Раз такой торгаш, добавь ещё двадцать и полных десять баз, в том числе «экономика». Это любимая всеми торгашами база.

— Давай тогда так, как ты говоришь, но вы мне бонусом кинете «промышленность» шестого ранга?

— Точно торгаш, — засмеялся Лар. — Хочешь, чтобы последнее слово осталось за тобой?

— Куда скинуть? — перешёл к делу Егор.

— На Нейросеть сто и двести семьдесят китов мне. Жду тебя в офисе через пять минут, — Лар пожал руку и удалился.

Егор рассчитался с официантом. Подумал. Разбросал триста семьдесят китов по счетам и, улыбаясь, отправился в Нейросеть, его планы были выполнены уже на все сто. Лар сто процентов не подведёт, и через час он выйдет из Нейросети с тремя установленными имплантантами, на девять баз получит пятый уровень и на десять полный комплект. В выбором новых баз у Егора проблем не было. Первой ему требовалась база «Инженер», потом по перечню шли «стрелок», «ракетчик», «техник малых и средних кораблей» (обновление его базы, полученной у Гури, и сразу добавление уровня среднего корабля) «администратор», «управленец», «управление кораблями среднего класса», «реакторы и двигатели», «торговец», «технологии и производства». Последней, десятой базой, которую Егор решил поставить, была «доктор» в простом жаргонном обозначении, на деле «медицина». Сбил список в файл и перекинул Лару.

Через три часа он вышел из Нейросети, всё, что оговаривали с Ларом, он получил. Причём базы у Нейросети были отличного качества и полными. Объём знаний даже по расчётам Егора на три-четыре года изучения и осмысления. Интеллект у него оказался равен двести тридцати шести единицам: нейросеть вошла в штатный режим. Получив ещё сто двадцать единиц, он вышел на триста пятьдесят шесть единиц и мог получить ещё двенадцать-пятнадцать единиц, когда имплантанты выйдут на штатный режим работы. Скорость усвоения знаний возросла соответственно.

Доктор, который устанавливал ему имплантанты и базы, оказался тем же самым любителем поговорить о науке и её развитии. Проснувшись после установки баз и имплантантов, Егор имел с ним одну короткую, но очень значимую для Егора беседу.

— Привет, — как обычно начал разговор доктор. — Как успехи?

— Нормально.

— Ты, я вижу, прогрессируешь, изучил всё, что я тебе в прошлый раз установил. Молодец, так держать.

— Спасибо.

— Я сразу понял, ещё в прошлый раз, что ты наш клиент, — доктор улыбнулся и продолжил. — Теперь так и будешь посещать, но у меня к тебе мой старый вопрос. Как у тебя с деньгами?

— Что вы можете мне предложить?

— Я тебе в прошлый раз установил одну интересную базу, просто её первый ранг, он скорее даже не ранг, а показательная версия. Интересует?

— Доктор, я так и не понял, что это была за база, и ставили ли её мне? — удивился Егор.

— Я не спорю, всё нормально, но я просматривал у тебя узловые точки, и ты первый ранг освоил полностью, — доктор был очень серьёзен, потом улыбнулся. — Скажи мне, как ты воспринимаешь показания сканера?

— Я вижу всё в мысленном образе, у нейросети хватает мощности переводить электронные сигналы в зрительные изображения. Эта опция «мыслесвязь» у меня активирована, но я считал её опцией нейросети.

— Нет, это как раз одна из опций этого пакета, поставленного тебе на пробу. Теперь ещё вопрос, а не было ли у тебя таких чувств, когда ты интуитивно знал, что с другим человеком, который тебе дорог, произошло несчастье или наоборот всё нормально?

— Было, — ответил Егор уже уверенней.

— Эта база, которую я могу тебе предложить, называется «Эспер». У меня есть все пять рангов. Я тебе продам её за пятнадцать, но их продают по тридцать и выше, я слышал, их берут и по шестьдесят, но я не мошенник, и поэтому продам недорого.

— Почему так дёшево и что даст мне эта база?

— Это не дёшево, если знать, что результат не гарантирован. Это база получена у аграфов, таких же разумных существ, как и люди. Они нам не чужды, могут с нами скрещиваться и иметь с нами потомство. Они же в свою очередь могут иметь потомство и с третьей большой группой разумных существ, из которого состоит Содружество, называют их «сполоты». Слышал современную теорию развития рас? Мы все произошли из одной расы древних. Это скорее всего так и есть, но речь не об этом, — доктор остановил свой рассказ, хмыкнул и продолжил. — Сполоты ментально активны. Некоторые из людей тоже, что подтверждает теорию.

— Доктор, давайте по делу, — остановил Егор доктора, видя, что тот опять готов уйти в теорию.

— Хорошо. База «Эспер» у них абсолютно бесплатная, у меня есть там связи в научном обществе, я беру у них эти базы. Продаю и устанавливаю их тут за деньги. Результат не гарантирую, так как менталитет и психика у них и у нас разные. База принимается или нет, никаких побочных эффектов нет. Я её устанавливаю и разгоняю у тебя её изучение, всё на подсознательном уровне. Времени не много, самое большее час. Ты можешь получить дополнительные ментальные способности, а можешь и не получить. Этого я сказать не могу, но то, что у тебя есть «мыслесвязь» и чувство дорогих тебе людей на расстоянии, даёт положительный прогноз. Что ты получишь, я не знаю и никогда не узнаю, но я бы на твоём месте, если есть деньги, попробовал. Всё, конечно, останется между нами.

— Я не сойду с ума?

— Нет, ты даже не будешь их чувствовать, но знание о том, что у тебя что-то возможно есть, будет. Просто следи за собой и всё. Сможешь со временем овладеть этими способностями, если они у тебя появятся. Чип, как это делается, у тебя будет, но я, если ты хочешь, могу сбросить его как маленькую базу к тебе на нейросеть.

— Ладно, я согласен, — Егор, обдумав всё, решил попробовать, к тому же приходило объяснение, почему он в полёте иногда видел лицо Лисид и знал, чем она занята и что делает. «Мыслесвязью» он пользовался теперь постоянно, полагая, что это опция нейросети.

— Тогда пятнадцать китов мне на счёт, и в камеру.

Егор выпал ещё на час из реальности и, очнувшись, ничего не почувствовал у себя особенного и необычного. Решив, что он ничего не потерял, кроме пятнадцати китов, Егор распрощался с доктором, потом на первом этаже Нейросети с Ларом, пожелавшем ему успехов, и отправился в Центр беженцев к Гаму.

Егор получил за свои деньги по максимуму. О большем он не смел и мечтать. Махнув рукой, остановил местное такси. В Центр его не пустили, заставив ждать на проходной, но когда появился Гам, он выписал Егору одноразовый пропуск и провёл к себе на склад.

— Ну, рассказывай, — улыбнулся старик, когда они были в кабинете у начальника склада.

— Да живу. Работаю потихоньку. Доволен, — Егор достал из сумки бутылку «планетарки» и, поставив на стол, гордо произнёс. — Сам готовил.

— Секунду, стаканы и закусить сейчас решу, — Гам вышел из кабинета и вернулся с подносом. Егор понял: был в столовой.

— Ты-то как?

— Нормально. Скоро выгонят на пенсию, по возрасту.

— Внучка?

— Ещё три месяца, и на нейросеть.

— Я твоих племяшей вообще не вижу на станции, — развёл руками Егор. — То я на вылете, то они, не совпадаем.

— Понимаю, — кивнул Гам, разлил по стаканам «планетарку» и они выпили.

Потом сразу по второй, закусили, причём обстоятельно. После третьей дозы Егор вспомнил, зачем он пришёл.

— Гам у меня два вопроса.

— Я весь внимание, — спиртное подействовало, Гам подобрел и расслабился.

— Первый. Я тут недавно корабль видел без опознавательных знаков. — Егор обстоятельно рассказал о своей случайной встрече. — Разговор и пакеты были в шифрованном виде. Запись у меня есть, — Егор положил на стол чип. — Стоит попробовать разобраться?

— Не знаю, может быть и пустышка, — Гам задумался. — Сейчас приглашу своего старого друга, он тут шифровальщиком. Посмотрит.

— Давай.

Гам связался с кем-то по нейросети и минут через десять закончил разговор.

— Сейчас подойдёт. Посмотрит, — улыбнулся Гам. — А второй?

— Что второй? — не понял Егор.

— Ты говорил у тебя два вопроса, — засмеялся Гам. — Опьянел? Давно не выпивал?

— А. Да, — улыбнулся Егор. — Второй вопрос простой. Что дальше? Я на «Шахтёре» сижу уже уверенно. Что посоветуешь? На что садиться дальше? Куда учится? На «Метру»?

— «Метра». Миллион или полтора, — нахмурившись, произнёс Гам и спросил. — С деньгами у тебя как?

— Ну, если есть смысл, можно накопить. В банке взять заём. В Неогене поговорить, тоже по идее могут дать какую-то часть, или вообще продать в рассрочку.

— Ну да, — кивнул Гам. — Но надо базы иметь, чтобы они продали в рассрочку.

— Базы есть, — усмехнулся Егор. — На «Метру» есть всё, что может понадобиться. Учить только надо.

— Ну, вот и учи. Сколько по времени займёт? Год, полгода?

— У меня интеллект сейчас триста пятьдесят шесть. Имплантант пятого поколения на память. Полный курс, включая пятый ранг по одной дисциплине не больше двадцати — тридцати дней. Я работаю, значит вдвойне, но всё зависит от желания.

— Шустрый, — восхитился Гам.

— Сейчас у меня тут, — Егор показал на свой висок. — На очень и очень долгое время. Вопрос, что нужно в первую очередь, на что учиться?

— Понял, — кивнул Гам и посмотрел на дверь: в неё стучались. — Заходи, Араби. Давно ждём.

В дверь прошёл невысокий человек в возрасте Гама.

— Пьёте, — хмыкнул Араби, входя.

— Налей, Егор, — распорядился Гам.

Егор разлил, хозяин кабинета познакомил их между собой и выпили за знакомство.

— Тут такое дело, Араби. Егор чип принёс, на нём переговоры по связи. Шифрованные. И пакет инфы тоже. Посмотришь? — сразу приступил к делу Гам.

— Можно. К себе не понесу, на твоём гляну, — Араби выгнал Гама с его места, загнал чип в искин Гама и просмотрел.

— Ну что? Какой диагноз? — спросил Гам и повернулся к Егору. — Не сиди сиднем. Наливай.

— Ага, — закивал Араби.

— Что?

— Пусть наливает. Причитается. Это старый военный код, лет тридцать назад применялся. Я тогда только начинал. Молодой был, — Араби взял стакан. — Давайте. Я потом пойду. Мне хватит.

— А с кодом что?

— Не спеши, — Араби одним махом опростал свою дозу из стакана и, крякнув, закусил и только потом продолжил. — Тебе, Егор, надо? Тогда через минут пять скину пакет тебе на почту. Давай адрес.

Егор дал.

— Поставишь на свой искин, вставишь чип, и всё, что на чипе записано, узнаешь. — Араби улыбнулся. — Это уже давно рассекреченные коды. Ну всё, я к себе. Пока, Гам.

— Спасибо.

— Обращайся. В меру… — Араби закрыл за собой дверь.

— Сколько его знаю, он всегда такой, — посмотрел на дверь Гам и повернулся к Егору, засовывающему чип в кармашек. — О чём мы говорили? А, о «Метре».

— Да.

— Так вот учи её пока, сядешь на другую калошу, — засмеялся Гам.

— Какую?

— Я бы посоветовал «Жнеца», — поднял палец вверх Гам. — Дёшево и очень, очень сердито.

— А где взять? Моё мнение, что вы любите старые и уже забытые корабли, — улыбнулся Егор.

— Ха, — засветился Гам. — Правильно подметил. Ты мне скажи, ты на «Шахтёра» что, обижен?

— Нет, но я других кораблей в этом классе и не пробовал, хотя по характеристикам «Шахтёр» в деле очень хорош, думаю, он «Фарта» легко сделает.

— «Жнец», это самый маленький и пронырливый корабль в классе средних кораблей, крейсеров, — теперь Гам был очень серьёзен. — В пять раз меньше «Метры», у той трюм тысяча двести, бывает и полторы тысячи кубов в зависимости от модели корпуса. А у «Жнеца» девятьсот и нет никаких моделей. Понял? По двигателю и мощности они равны. Те же четыре лазера. Зато «Жнец», это бывший военный шахтёр, были такие войска. Соответственно конструкция усилена, манёвренность на пределе возможного. Вообще это самый, на мой взгляд, юркий и шустрый малый крейсер. После «Шахтёра» он не кажется большим, но девятьсот кубов трюма сами за себя говорят.

Егор уже скачал из сети данные на корабль и посматривал. Корабль был чем-то похож на его «Шахтёра», а самое главное в нём по умолчанию стоял промышленный мини-комплекс переработки, что Егора устраивало и повышало ценность корабля в его глазах в разы. Та же проблема, как и у «Шахтёра», мини-комплекс невозможно было удалить, он был встроенным в силовой каркас корабля. Похоже, разрабатывался одной и той же военно-научной лабораторией или институтом.

— Хватит моего ангара, причём и «Шахтёру» место останется. В продаже на планетарной бирже нет, — констатировал он вслух свои выводы.

— У тебя малая секция, раньше в такой их стояло по шесть штук. Они вертикальные. Это делает его, на мой взгляд, довольно удобным кораблём.

— Согласен, — корабль Егору всё больше нравился, но на бирже их не было. — А где его взять?

— Не там смотришь, — улыбнулся Гам.

— Сколько он по цене потянет?

— Две с половиной сотни, они невостребованы.

— Почему?

— Считаются старьём. Про то, что это военный шахтёр в классе крейсеров, знает уже мало народу. Их теперь по конверсии переделывают в буксиры. Документы тоже выписываются как на буксир. Ты можешь на нём летать уже сейчас. Вот так. Реальный крейсер. Их живых уже почти не осталось, все ушли на металлом или изношены до предела на работе буксиром.

— Я бы взял, — загорелся Егор. — Деньги есть.

— Тогда можно сделать следующий «финт ушами», — засмеялся Гам. — Я сейчас звоню своему знакомому из снабжения флота. Он мне говорил как-то, что у него есть новый, то есть не работавший и часа «Жнец». Он не знал, что с ним делать. Распускать на концентраты жалко, а по переделке в буксир они получат всего сто восемьдесят китов. Ты даёшь двести и получаешь «Жнеца» в заводской упаковке. Как?

— Согласен, — Егор уже загорелся, в «Жнеце» его всё устраивало, а мини-комплекс переработки, который, по словам Гама, мог быть целым или вообще новым, возбуждал его мысли в определённом направлении.

— Добавь им ещё пятьдесят китов, — начал объяснять Гам. — В упаковке получишь ещё один комплект лазеров и ещё один захват. Посмотрят, что можно дать из сканеров, оружия и самое главное: роботов обеспечения, по десятку роботов-шахтёров и самых маленьких боевых роботов-дронов.

— Добавлю, — сразу согласился Егор. — Можно будет потом у тебя заказывать расходники?

— Да.

— Сразу даю тебе двести семьдесят пять, — Егор достал карту и перевёл деньги Гаму, на счёте осталось всего двадцать пять китов, но Егору ничего не было нужно, все базы уже есть, кристаллы-катализаторы и расходники для вылета в космос тоже. Можно было и потратиться, тем более на корабль.

— Богатенький, — одобрительно улыбнулся Гам. — Тогда я звонить не буду, поеду, сам всё проконтролирую и посмотрю.

— Спасибо, — Егор, подумав, сбросил Гаму ещё двадцать китов, оставив себе всего пять. — Вдруг, увидишь что-то нужное, а денег не будет.

— Десять процентов мои, остальное верну, — согласился Гам.

— Без проблем, — кивнул Егор, это было общепринятым на планете раскладом, Гам просил всего десять процентов, а мог бы и больше. — Я тогда поеду домой. — Домом неожиданно даже для себя Егор назвал станцию «Нагану». Вспомнилась Лисид, скорее всего прилетевшая на станцию и ждущая его.

— Я тянуть не буду, — Гам уже понял, что ему упадёт тридцать китов, торопился их заработать. — Всё, разбегаемся.

— Увидимся, Гам.

— Документы делаю сразу на тебя, придёт, скорее всего, с первым утренним грузовым лифтом. Ангар тот же? Сто семнадцатый С?

— Да.

Егор попрощался с Гамом, обнял старика и сказал на прощание:

— Если нужна будет помощь, звони мне, Гам, как своему родному сыну.

Слова Егора неожиданно растрогали совсем не добродушного и простого человека, на глаз неожиданно набежала слезинка. Гам изобразил, что в глаз попала соринка, протёр его, пару раз смачно выругался и кивнул Егору.

— Ладно. Спасибо. Давай, шуруй на свою станцию.

Егор вышел с территории Центра, остановил местное такси и уже через полтора часа, поднявшись на станцию орбитальным лифтом, был у себя в ангаре. В этот день у него впервые возникло чувство, что у него в этом мире появился друг…

Глава четырнадцатая

К удивлению Егора, в ангаре Лисид не было, хотя он точно знал, что она прилетала на станцию и была в ангаре. Создалось чёткое чувство, что девушка его намеренно избегает. Егор удивился и прислушался к себе. Пришло видение, что Лисид сейчас занята добычей в безопасном астероидном поясе, и не хочет его видеть. Это удивило Егора ещё больше, но, подумав, он решил, что девушка в принципе ему ничем не обязана. Как и он ей. И хотя его сердце как-то тоскливо сжалось при этих мыслях, он решил не докучать красавице, а подождать её на станции. В любом случае она не ушла из его ангара, а выгонять он её не хотел и не желал. Неопределённость, конечно, была не в его духе, но и спешить в выяснении отношений с этой девушкой он не желал и не хотел.

Входящий.

Звонил Нерп.

— Привет, Егор.

— Привет.

— Я по делу, — Нерп был очень серьёзен. — В общем, с теми тремя мордоворотами мы разобрались. Спасибо тебе. Тебе приходится премия в десять процентов от суммы выкупа. Мы их передали в «Голос Шахтёра» как это и полагается в таких случаях. — Тренькнуло извещение о поступлении на счёт Егора денежных средств. — Я уполномочен Советом «Трекса» предложить тебе и Лисид вступить в наше объединение. Это избавит тебя и её от возможной угрозы со стороны «Голоса Шахтёра». Они не рискнут с нами связываться. Что думаешь по этому поводу?

— Я согласен, — Егор реально понимал, что одиночкой ему долго не быть и не продержаться на станции и в обществе, где насилие узаконено, приглашение от «Трекса», да ещё от их Совета, ему льстило. Они ни за кем не бегали и не искали себе членов. К ним приходили сами. — Вот только я не знаю, что скажет Лисид.

— Она живёт в твоём ангаре, ты мужчина, достаточно твоего слова, и мы её к себе зачислим. Это общепринятая практика.

— Тогда я под протокол сообщаю, что хочу добровольно вступить в объединение шахтёров «Трекс» и вношу в качестве первого взноса… — Егор уже знал, что на его счёт поступило тридцать китов, а первый взнос для вступающего в «Трекс» равен пяти тысячам, — …положенные пять тысяч кредитов, также я сообщаю о желании Лисид, проживающей в моём ангаре, вступить в данное объединение и вношу ещё пять тысяч взноса и за неё. Прошу подтвердить приём денег и нас с Лисид в вольное шахтёрское объединение «Трекс».

— Приём подтверждаю, — важно ответил Нерп, потом улыбнулся. — Поздравляю. Я сообщу в канцелярию о вас, они вышлют в течение часа вам уведомление о принятии и пакет с информацией о нашем объединении. Мы действительно свободное объединение, нет никакой обязаловки, главное правило: поступай, как велит тебе твоя шахтёрская совесть. Помоги соседу, выручи друга, дай в ухо или морду врагу, в общем, простые и понятные всем людям принципы.

— Спасибо, Нерп.

— Ладно, брат, пока, если что звони, — Нерп отключился.

Вечером позвонил Гам.

— Егор, у меня всё нормально. Денег хватило. Были споры по поводу комплекта поставки, но ты когда всё придёт, поймёшь, о чём я.

— Понял.

— Я тебе файлик кидаю, комплектации. Всё это штучки моего друга, с которым последний раз выпивали. Он поможет, — Гам явно шифровался или не мог говорить.

— Да не вопрос.

— Ладно, отбой связи. Я своё забрал сразу, так что всё в порядке. Остатка тоже, извини, нет, вкинул всё по максимуму.

— До встречи, в любом случае тебе спасибо.

— Ты не потянешь его. Просто втолкни в ангар и пока в него не лезь.

— Это я понял, — согласился Егор.

— Дорогая всё равно вещь, поэтому тебе и кинул комплект. Сразу даёт направления для ближайшего обучения.

— Спасибо, я понял.

— Ну, всё, до встречи. Не забывай старика, — Гам отключился.

Егор вошёл в сеть и проверил почту. Пакет Араби он скинул на искин. Файл Гама слил себе в нейросеть. Искин быстро понял, что это за пакет и развернул его. После этого прогнал через программу все шифрованные данные, полученные при встрече с неизвестным кораблём. Шифровка с корабля Егора сейчас не интересовала, гораздо интересней ему был файл от Гама. Поэтому, пропустив файл Гама через программу дешифрования, он занялся изучением технического паспорта на «Жнеца» и его комплекта поставки с ЗиПами, изрядно расширенными Гамом. Даже на первый взгляд было понятно, что реально Егор не тянет «Жнеца» и его комплектующие.

Проанализировав требования на оборудование, о самом оборудовании и его возможностях речи пока не шло, так как не было паспортов, Егор стал анализировать и строить план обучения и очерёдность изучения баз. Получалось как минимум на полтора, а возможно и все два месяца, это при его сегодняшних триста пятидесяти шести интеллекта и ускоренной константой обучения после ста восьмидесяти интеллекта, границы её действия.

Определившись с этим вопросом, Егор решил заказать установочные фиксаторы для ангара под новый корабль и распланировать уже имеющееся у него место в ангаре: требовалось разместить в ангаре три корабля, причём если «Шахтёр» и «Жнец» были вертикальными, и места требовали немного, то «Фарт» Лисид был прямоугольным, и ему места нужно было немало.

Просидев и продумав планировку ангара, Егор заказал фиксаторы и вызвал робота подачи. Прибыли работники и оборудование. «Шахтёра» вывезли из ангара манипулятором и за час переставили его фиксаторы по центру ангара немного левее. Таким образом «Шахтёр» как бы разделил ангар на две неравные половины, правую большую и левую меньшую. В левую меньшую половину Егор решил ставить «Жнеца», правая большая отходила «Фарту» девушки.

Проверив всё, спецы разрешили установить корабль назад в ангар. «Шахтёр» получил новое место и как надеялся Егор, надолго, если не навечно. Землянин расплатился за робота подачи и тот укатил. Занялись установкой фиксаторов для «Жнеца». Самое удивительное, что фиксаторы на него ничем не отличались от фиксаторов на «Шахтёра». Вообще та же высота и габариты. «Жнец» был похож на сдавленный с двух сторон шар, а вернее на диск, только у этого диска была отсечена задняя треть, но не прямо, а по окружности. Если «Шахтёр» в том же диаметре походил на тонкий серп месяца луны, то «Жнец» был уже не серпом, а луной идущей к полнолунию, а точнее: обрубленным диском. В остальном, это были два брата: одинаковые крылья-стабилизаторы посередине, цвет, обзорное окно рубки, места крепления маневровых двигателей и выход дюз основного двигателя. У «Жнеца» всё это было шире и крупнее. Он был, такого же, как и «Шахтёр», вертикально типа, так же втыкался в ячейку на военном корабле. Увеличенный внутренний объём в нём достигался именно за счёт того, что он был обрубком толстого диска. Соответственно более тяжёлый и более мощный.

Егор в живую его пока не видел, но уже хорошо представлял «Жнеца» по описанию. Закончив с установкой фиксаторов для второго корабля, Егор заказал у службы доставки Неогена десять контейнеров. Место было. Восемь он поставил вертикально вдоль задней стены, а два планировал навесить на «Шахтёра» перед вылетом. После этого, в один контейнер отобрал всё более-менее ценное из наследства, оставшегося от Ранта, и уже кое-какие свои пожитки, а остальное рабочие погрузили на свой транспортёр и вывезли. Осталось только промыть бокс под напором водой и освежить краску. Три сотни кредитов решили все проблемы. Бокс стал как новенький, в него стало приятно зайти. Егор закрыл главные двери и ушёл в корабль, где дневал и ночевал, но жажда деятельности его не отпустила и он решил выполнить свою старую задумку.

Так как большинство шахтёров жило в своих боксах, для этого был в своё время разработан жилой модуль. В нём предполагалась небольшая кухня, комната и спальня. Вход в модуль был посередине, человек сразу попадал в комнату. Направо через зал в кухню, налево в спальню. Длиной модуль был двенадцать метров, шириной три с половиной и высотой три. Стоил он всего три тысячи кредитов в простейшей комплектации. Егор решился, и через сеть заказал жилой модуль, но уже модифицированный под его личный заказ. Этот модуль имел в центре кухню и достаточно просторный зал, а на концах две спальни. Модуль доставили, и Егор распорядился его подвесить на противоположной от дверей стене ангара над контейнерами напротив «Шахтёра». Места на полу уже не было. Рабочие сделали всё, как надо. Сварили аккуратную лестницу и небольшой балкон на всю длину жилого блока, шириной в полтора метра. Всё было достаточно функционально. Жилой блок не мешал работать с контейнерами и обслуживанию кораблей, но Егору стало ясно, что когда доставят и установят в фиксаторы «Жнеца», места будет хоть и немало, но о просторах, к которым он уже успел привыкнуть, придётся забыть.

Когда жилой блок установили и подключили все коммуникации, Егор всё проверил и рассчитался, пришлось вместо трёх китов заплатить четыре, так как модуль был модифицирован и по размерам больше. К нему добавилось ещё три метра длины за счёт дополнительной спальни, но это не расстроило его нисколько. Наоборот, модуль вписался в интерьер ангара, как будто тут был всегда и не мешал никаким работам, которые могли производиться в ангаре. Мысль, что с этого дня он будет спать на нормальной кровати, есть за нормальным столом и смотреть местный аналог телевизора, хотя и организованный по другим принципам, тут его называли визор, хотя бы во время возвращения на станцию, грела сердце.

Оставшись один, он сразу решил опробовать приобретение и принял душ. Всё работало великолепно. Пожарил ветчину с яйцами и аналогом хлеба, поел, включил визор и завалился на софу в зале. Лисид так и не появилась, и не оценила его приобретений, но с другой стороны, Егор и не ждал от неё ничего. Расстраивало то, что после того, как он провёл в космосе больше сорока дней, она даже не соизволила его навестить и просто хотя бы поговорить. Это возмущало, но Егор не стал на этом заморачиваться и, досмотрев какой-то местный фильм, выключил свет и лёг спать.


«Жнец» прибыл по планетарному времени в девять часов утра. Позвонили из службы доставки и спросили, когда можно привезти «посылку». Егор ответил, что ждёт прямо сейчас. Через час «Жнец» стоял в ангаре на фиксаторах, как и «Шахтёр», а Егор ходил вокруг него и восторгался. Вместе с кораблём прибыло четыре контейнера с «комплектацией», хотя на корабле всё уже стояло. Гам видимо очень серьёзно насел на знакомого из снабжения и выбил всё, что удалось, как для себя.

Контейнерам место нашлось, но больше в ангар было лучше ничего не толкать, особенно если все три корабля находились в ангаре. Работать на погрузчике было можно, но ещё пять или шесть контейнеров и такая возможность утрачивалась навсегда. Подаче и постановке корабля в ангар не мешало вообще ничего. Размещение кораблей и их постановка в ангар была продумана до мелочей: забираешь «Шахтёра» или «Жнеца», дверь ангара уходит вправо, нужен «Фарт», стоящий в правой половине ангара, дверь ангара уходит влево. Оператор перед глазами видит только то, что требуется подать в шлюз, дверь открывать на полную ширину не нужно, если берёшь крайние корабли. То же самое по прилёту. Всё просто. Егор составил подробное письмо со своими нововведениями для Лисид и сбросил ей на почту. Девушка не ответила. Егор задумчиво вздохнул и удивился своей глупости в очередной раз: как он мог рассчитывать на то, что абсолютно незнакомый человек будет ему другом или хотя бы будет думать о нём, Егоре.

Вспомнив, что он ещё не завтракал, Егор поднялся в жилой модуль. Принял душ, спокойно позавтракал и решил, что через час он выдвигается в космос на вылет. Просмотрел документацию на «Жнеца» и оборудование, потом её решил взять с собой.

Загрузил в «Шахтёра» сорок пять кристаллов-катализаторов. Прогнал обычный полный тест. Всё было нормально.

— Что-то я забыл, — сам себе сказал Егор, ощущение, что он упускает что-то важное, не проходило. Это не касалось его поездки на планету Охта, это было раньше. Перебрал в памяти последние события на станции. Продажу ресурса, разговор с Кариной. Всё не то. Подумал ещё, и вспомнил. Юджин, молодой диспетчер, просил его связаться. Не бог весть какая шишка, но пригодиться, может. Егор сразу вошёл в станционную сеть и набрал молодого диспетчера.

— Да, привет, Егор, — голос диспетчера был недовольным.

Егор понял сразу, в чём дело, тот рассчитывал, что как только Егор поставит в ангар свой корабль, так сразу и позвонит. Требовал к себе уважения. Всё-таки диспетчер, их не много. Один на тысячу шахтёров по статистике. По рангу выше Егора раз в десять. «Бугор на ровном месте», — сплюнул в душе Егор, но в слух сказал:

— Юджин, извини. Я как поставил свою калошу в ангар, пришло извещение с планеты. Друг требовал помощи, я сразу туда, теперь свободен. У всех бывает. Не вижу повода для обид, но если настаиваешь, то готов накрыть стол в «Рагане[12]».

— Ладно, считай, выкрутился. Прощён, — голос Юджина стал доброжелательнее. — Сутки ничего не решали, но нужно шевелиться. Ты когда собираешься на вылет?

— Да хоть сейчас, «Шахтёр» у меня готов.

— Ты так же в сто семнадцатом?

— Ну.

— Буду минут через двадцать. Жди, — Юджин отключился.

Егор пожал плечами и перешёл по сети в раздел «Здоровье», всё равно ждать, поэтому просмотрел, что предлагается в этом отделе. У Егора требовала замены «аптечка»: медицинский мини-блок, положенный при вылете в космос по инструкции. Сам блок был исправен, но лекарства и препараты просрочены. Остались ещё от Ранта. Вторым поводом просмотреть этот отдел была простая мысль. На вылетах Егор находился постоянно в рубке корабля. Место очень ограничено. Не хватало простого движения. Требовалось что-то с этим делать. Егор время от времени выполнял зарядку, различные упражнения, но его общее физическое состояние неуклонно ползло вниз и грозило хоть не ожирением, но проблемами со здоровьем в будущем точно.

В разделе оказалось неожиданно много бесплатных программ, проблема видимо была не у одного Егора. Различные комплексы гимнастики, борьбы, медитации. Егор всё бесплатное (оно было условно бесплатное, так как за пользование сетью Егор всё-таки платил) отправил закачиваться на искин, а сам перешёл в раздел платное. Просмотрев весь перечень, ничего для себя подходящего не нашёл. Тренажёры и прочее ему были не нужны, да и места в рубке было мало.

Прошёл в отдел спортивная медицина, просмотрел. Вот тут были вполне подходящие вещи. Первым Егору понравился комплекс «Спортсмен-2Е». Представлял он собой камеру метр на полтора и высотой в два. Очень функционален, с четырьмя опциями: «Диагност», «Массажёр», «Тренер» и «Медик». «Диагност», правда, самого нижнего уровня. «Массажёр», тоже не бог весть, какой, но Егор решил что достаточно. «Тренер», именно эта опция привлекла внимание Егора. Простая встроенная беговая дорожка и комплекс тренажёров, но с программой, следящей за пользователем, как за спортсменом, сама вырабатывающая комплексы упражнений на каждую тренировку. «Медик», ну тут всё понятно, инъекторы с запасом лекарств. Стоил комплекс пять китов. Требовал для управления базу «Медик» первого ранга. Егор решил, что ему это подходит, и сделал заказ, сразу оплатив. Минут через пять позвонили и спросили, когда удобнее доставить и что Егор хочет в виде бонуса. Егор ответил, что прямо сейчас и поинтересовался расходниками. Расходники входили в комплект, ответили ему.

— А что бы вы порекомендовали? — поинтересовался Егор.

— Стимуляторы берут обычно.

— Понятно, — Егор задумался, спросил. — Что есть из помогающих обучению? Сейчас изучаю достаточно серьёзную базу.

— В этом помочь сложно, так как одна инъекция действует всего три часа. Если курс обучения длинный, то пользователь сам решает, сколько и чего ему нужно. Обычный набор стоит пять китов, но в нём всё.

— Понятно, — продавец хотел продать больше, Егор сразу спросил. — Что идёт бонусом?

— База «Биохимия человека», но она доступна после второго ранга «медицины», её ещё называют «доктор» в прайсах.

— Всё понятно, — Егор определился. — Делаем так. Я беру «Спортсмена», беру комплект за пять китов, как вы рекомендуете. Вы бонусом даёте мне базу «Биохимию человека». Максимальный уровень положенный, мне по бонусу будет каким?

— Третий.

— Не пойдёт. Мне нужен хотя бы четвёртый.

— Он стоит восемьдесят китов.

— Ну, у меня десять китов покупка, — Егор раздумывал и, наконец, решил. — Можно поговорить на месте.

— Буду вместе с оборудованием и комплектом, — голос отключился.

Юджина всё не было, и Егор решил ему перезвонить.

— Юджин, ты не забыл про меня?

— Сиди и жди, решаю этот вопрос. — Юджин был недоволен, что Егор ему позвонил, он, как почувствовал Егор, с кем-то разговаривал, а Егор его отвлёк.

— Сколько?

— Жди, — Юджин отключился.

Прибыла служба доставки с молодым мужчиной, по голосу Егор понял, что разговаривал он с ним. Поздоровались, познакомились. Звали мужчину Ланикат. Рабочие установили мини-комплекс «Спортсмен» в рубке «Шахтёра» на указанное Егором место и уехали. Рубка, и без того маленькая, стала ещё меньше, но место пока ещё было. Без ущерба для работы и функциональности можно было установить ещё один такой же по размерам комплекс.

— Ну что вы можете мне предложить? — спросил Егор, когда они с Ланикатом остались одни.

— Это я вас слушаю, — усмехнулся мужчина.

— У вас что, базу «Биохимия человека», тем более четвёртый и пятый уровни, берут нарасхват?

— Ну, не особо, — пожал плечами мужчина.

— Моё предложение простое. «Биохимию человека» с первого по пятый. Доплата на руки десять.

— Столько дают на руки за четвёртый ранг.

— Ну, это твоё право отказаться от моего предложения. Я беру положенный мне третий ранг, и прощаемся.

— Двадцать?

— Нет, — Егор спорить или торговаться не хотел, да и не мог, денег на счету осталось после покупок и уплаты вступительного взноса в «Трекс» всего чуть больше шестнадцати китов, выручили тридцать тысяч, которые он получил от Нерпа в качестве премии за помощь. Без этого все его покупки бы не состоялись.

— Можно так, — решил Ланикат. — Даю с первого по пятый, но пятилетней давности. За пятнадцать.

— В чём разница?

— Появились новые препараты, а в остальном то же самое.

— База у тебя, я так понял, списанная, как устаревшая?

— Да, — не стал отрицать очевидного Ланикат.

— Давай так. С первого по четвёртый базы свежие. Пятый тот, что предлагаешь. Всё за двенадцать на руки.

— Пятнадцать, не могу ниже, я не один.

— Лады, — Егор решил, что свежего с первого по четвёртого ему хватит, а старый пятый, хотя вряд ли он был старым, у него получается нагрузкой, халявой.

— Куда кинуть киты?

— Прямо мне, — кивнул мужчина. — Базы куда?

— На искин, ключ активации мне.

Ланикат кивнул. К Егору на нейросеть прилетел файл. Рассчитался. Денег оставалось мало, всего полтора кита, но ещё пока терпимо. Егор проверил крепление «Спортсмена», комплектность расходников. Всё в норме. Занялся комплектом стимуляторов: он представлял собой стальной чемоданчик с ампулами, разделённый на пять отсеков. В среднем получалось, что за одну ампулу Егор отдал по пять кредов. Дорого, но Егор надеялся, что вложение окупится.

Позвонил Юджин:

— Всё, еду. Буду через пару минут.

— Жду.

Юджин появился даже раньше.

— Уютненько тут у тебя, — парень осмотрел ангар Егора.

— Пойдём в жилой модуль, — предложил землянин. — Там и поговорим.

— Ты хозяин, тебе и карты в руки, — согласился Юджин.

Юджину, как почувствовал Егор, у него в боксе понравилось. Тот только одобрительно хмыкал, глядя по сторонам.

— Это что за аппарат? — поинтересовался диспетчер, показав рукой на «Жнеца». — Буксир?

— Ага, — кивнул Егор. — Но я пока на него по знаниям не тяну. Что будешь пить? Вино или что покрепче?

— Не, я на дежурстве, — отказался Юджин и сразу перешёл к делу. — В общем, я в тебе не ошибся. Чисто у тебя, всё аккуратно. Серьёзно. Такой человек и нужен.

— Да, брось, обычный шахтёр, — Егор решил не торопить события: интуиция говорила, что Юджин пришёл не просто так.

— Я, Егор, так и ты, новичок, — начал рассказ молодой диспетчер. — Мне удалось оказать услугу главному диспетчеру. Мне оказывают теперь ответную услугу и берут в команду. Понимаешь? Я становлюсь уже не новичком.

— Рад за тебя.

— Мне дают возможность… — Юджин замялся, подыскивая слова.

— Говори, как есть, — подбодрил диспетчера Егор.

— Двумя словами, мне поручили найти человека, которому можно поручить установку двух диспетчерских буёв. Я тебе прямо говорю, ты первый пилот, которому я подписал разрешение на вылет. Ты мне запомнился, — быстро затараторил Юджин. — Человек серьёзный, не болтливый. Служба Безопасности не возражает против твоей кандидатуры, у меня там друг. Он сказал, что у тебя биография — чистый лист. Ты мне подходишь.

— Понял.

— Задача простая. Вылетаешь. Я даю маршрут, идёшь по нему. Потом прыжок. Выходишь на точку. Сбрасываешь первый контейнер. Буй развернётся сам. Тебе просто надо быть там и каждые пять дней его диагностировать. Данные лучом скидываешь мне. Я прорабатываю, и кидаю тебе пакеты настройки. Пятнадцать дней на один буй.

— Тридцать дней, — кивнул Егор. — Что платят?

— По сто пятьдесят китов за буй, — произнёс Юджин. — Но мы их не получим. Понимаешь?

— Их уже поделили? — усмехнулся Егор.

— Да.

— Что нам с тобой?

— Пропуск на сорок пять дней в зону установки буя!

— Ты в курсе, что я сорок пять дней не буду копать руду? — прямо спросил Егор.

— Да. Но дело того стоит, — оборвал Егора Юджин. — Это граница территории Неогена. Место абсолютно безопасное. Самое главное, что ты будешь ставить буи по границе с имперским резервом. Это закрытые сектора. Астероидный пояс 48/28. Нам, по умолчанию, дадут там копнуть. Что накопаешь, наше.

— Что там?

— Нилот. Четыреста кредов куб. Имперский резервный астероидный пояс. Разработка закрыта, но все понимают, что тот, кто ставит буй, может покопать. Разрешили официально. Твой «Шахтёр» возьмёт пятьсот кубов, это по сотне китов тебе и мне. Разрешён разовый вход в зону, установка двух буёв и выход. На границе зоны стоят автоматические пушки. Отстреливают всё, что приближается.

— Понятно. Я вхожу, торчу там. Ставлю буи. За тридцать дней развернулись ваши навигационные буи. Я, уже гружёный нилотом, выхожу, продаём руду и делим?

— Да. Ты получаешь бонус на репутацию и деньги. Я дальше суечусь, подыскивая такие варианты. Зарабатываем.

— Я так не работаю. Это всё трудно. Лучше не варианты с делёжкой. Расчёт говорит, что получим двести китов на двоих. Я сбрасываю товар, отдаю тебе сто тысяч. Что-то делить, считать, меня претит. Разделили что-то неправильно — обида. Давай пересчитаем? Дерьмо, — нахмурился Егор. — Проще так. Ты пробил пропуск и работу. Получил по завершении с меня оговорённую сумму. Накопал я или нет, сломался лазер или ещё что-то по моей вине? Мои проблемы. Ты получаешь сто китов. Мне кажется, так лучше и не будет никаких обид.

— Согласен. Я так и хотел, но постеснялся сказать. Обычно так и работают с шахтёрами. Мне, по крайней мере, так и объясняли, — сразу согласился Юджин. — И последнее: сразу подпиши акт, что получил триста китов.

— Давай, — Егор подмахнул акт.

— Всё. Я пошёл на пост. Через сколько вылетаешь?

— Прямо сейчас.

— Тогда я закажу тебе подачу, сразу зацепят два контейнера с буями. — Юджин встал. — Всё, что надо будет для этой работы, скину в пакете на искин. Только не подведи меня. Если что-то будет не так, мне больше подобного дела для нас не пробить.

— Понимаю, — Егор улыбнулся. — Не подведу. Ты выпиши пропуск не на тридцать планетарных суток, а на сорок пять. Вдруг что-то пойдёт не так с буями, будет время решить и что-то подправить.

— Пропуск и выписан с таким расчётом.

— Тогда всё. Увидимся после моего возвращения.

— Удачи.

Егор очередной раз вспомнил Лисид. Чертыхнулся про себя за свою излишнюю мнительность и простодушие. Решил, что в следующий приезд обязательно с ней переговорит, если она будет в ангаре и наведёт определённость в отношениях, какой бы она ни была, положительной или отрицательной. Страдать и переживать о местной девушке он не собирался. Проще выбросить её из головы и найти более подходящую и менее строптивую особу женского пола. Лисид он решил после разговора выселить из своего ангара однозначно. Ему не нужны были свидетели его операций с КССМ, а рудами он заниматься не собирался. Тоскливо засосало под сердцем, когда он представил, что девушка после разговора с ним собирается и увозит своего «Фарта» из его ангара. Упрекнул себя в том, что смог влипнуть в такую бесчувственную особу, хотя с другой стороны она ему не давала повода для этого, и он сам виноват, что разбудил в себе своё разыгравшееся воображение. Перед вылетом всё-таки написал ей записку и повесил в ангаре на видном месте. Заказал подачу и отправился на вылет.

Егору подцепили два контейнера, обычные, такие же, какие он обычно брал в рейс. Заправили до упора, Егор к удивлению оператора подающего робота попросил закинуть ему в трюм одноразовый бак на тысячу кредитов. Оплатил сразу. Сбросили пакет с информацией по заданию. Искин «Шахтёра» сделал шесть прыжков на автопилоте, и через семь часов полётного времени они вывалились у астероидного пояса. Мгновенно пришёл запрос, искин «Шахтёра» сбросил коды. Искин охранного комплекса их опознал и пропустил в зону установки буя. Через шесть часов полёта на главном двигателе подошли к первой точке, всего в километре от края астероидного массива. Егор сбросил контейнер с навигационным буем и активировал программу запуска. Контейнер открылся, из него вышел буй, принял необходимое положение и сбалансировался в пространстве. Заработали программы, запускающие реактор навигационного буя. Егор по лучу передал на станцию, что всё идёт нормально и пакет данных с буя. Там подтвердили приём пакета и отключились, оставалось только ждать, что Егор и сделал.

Быстрый скан ближайшего астероида, огромного валуна чёрного металлического цвета. Результат: сто восемьдесят тысяч кубов нилота. Егор на маневровых подошёл к нему впритык: на двадцать метров. Стабилизировался и запустился. Следующие два часа просидел, рассчитывая процесс по мини-комплексу, подгоняя к реальным условиям, и вручную его настраивал. Закончив с этим делом и убедившись, что всё идёт нормально, подтянул к себе захватом контейнер, оставшийся после выгрузки буя, и зацепил его на место.

Делать было больше пока нечего, замену один раз в сутки кристалла-катализатора в мини-комплексе Егор не считал серьёзной работой. Подумав, прописал всю экономическую составляющую работающей схемы. В час получалось четырьмя лазерами семьдесят один с половиной кубометр руды. Руда сразу подавалась в ангар с мини-комплексом. На выходе его Егор имел тридцать четыре с половиной тонны в сутки КССМ «нилотина». За пятнадцать дней, пока развернётся навигационный буй, должно было накопиться пятьсот двадцать тонн концентрата, всего сто пятьдесят с хвостиком кубов.

Всё шло нормально, сбоев не предвиделось, и Егор засел на базы. Чтобы наиболее эффективно шло обучение, он рассчитал режим дня. Двухчасовое занятие чередовалось с часовым занятием спортом в модуле «Спортсмен» или массажем. Первым делом Егор поднял до третьего ранга базу «Медицина» и сразу, как только достиг этого уровня, перешёл на «биохимию человека», доведя её до третьего ранга. С этого момента в дело пошли ещё и инъекции из стандартного набора, ускоряющие обучение.

Одна инъекция работала в течение трёх часов, поэтому режим был перестроен. Теперь три часа обучения и полтора занятие спортом. Скорость осмысления информации скакнула в разы, Егор чувствовал себя сначала неплохо, но постепенно создалось впечатление, что он находится в постоянном лекарственном трансе и всё больше и дальше отдаляется от реальности. Объёмы информации были огромны, но другого выхода для себя Егор не видел. Допинг давал значительное ускорение, почти в три раза. За первых пятнадцать дней, пока разворачивался навигационный буй, Егор вывел пять дисциплин на уровень четвёртого ранга, но это далось ему не просто так. Он шёл по грани нервного истощения. Его качало на ходу, он серьёзно потерял в весе, но зато мог теперь спокойно обслужить и настроить любой промышленный мини-комплекс, как «Дорн», стоящий на «Шахтёре», так и «Корону-7Е», стоящую на «Жнеце». «Инжиниринг» и «кибернетика» в четвёртом ранге, как и «технологии и производства» давали ему немалые возможности в понимании процессов и технике, их выполняющей.

Буй встал, как и ожидалось, за пятнадцать дней и вышел на стандартный режим работы. По лучу пришло подтверждение со станции, что можно переходить к установке второго. Егор переместился за сорок часов полёта ко второй указанной точке, прыгать было нельзя, сбросил второй буй, ввёл коды и запустил его активацию. Через час подобрал пустой контейнер и, подойдя к ближайшему астероиду, проверил запас и опять врубил лазеры. Изменений особых не было, нового расчёта и настройки мини-комплекс не требовал. Схема заработала, и Егор опять перешёл к изучению и осмыслению баз.

Рассчитав время, которое необходимо на изучение пятого ранга, Егор прикинул, что на пятый ранг в среднем уходит около семи-восьми дней при его способе изучения с инъекциями стимуляторов. Первой изучать до пятого ранга Егор взялся базу «Сканер». Второй базой стала «Промышленность». На этом пятнадцать суток было исчерпано: буй вышел на рабочий режим. Егор доложил по лучу связи на станцию. Ему объяснили, что он должен принять два пакета и сбросить их на буи, задержка ещё на трое планетарных суток. Егор был полностью равнодушен, учёба его изнурила, равнодушно принял пакет, сбросил его на навигационный буй. Ушло на это одни планетарные сутки. После этого полёт назад к первому бую и установка пакета туда. Ушло ещё полтора суток. За это время Егор активно восстанавливался. Максимум спорта, массажа, простые восстанавливающие инъекции. Почувствовав себя значительно лучше и устранив чувство перегруза нервной системы и организма, на тридцать пятые сутки Егор забил свободные объёмы простой рудой и прибыл двумя прыжками на станцию «Нагана».

Корабль был перегружен, Егор не спеша вошёл в док, и землянина вместе с «Шахтёром» подали из шлюза в его, ставший уже родным, ангар. Лисид опять не было, хотя она и продолжала жить в ангаре, о чём говорил стоящий на своём месте «Фарт». Это уже не взволновало Егора, он ещё не полностью отошёл от ускоренного курса обучения и был несколько заторможён. Судя по всему, девушка или где-то на станции или спустилась на планету. Следовало просто её подождать. Обдумав ситуацию, Егор взял в аренду робот-погрузчик и перегрузил всё добытое в контейнеры. Работал сам. Получилось тысяча сто семьдесят пять тонн концентрата, вошедшего в семь контейнеров.

Руды сто десять кубов, ещё два средних торговых контейнера. Всё это прошло государственного инспектора, и было отправлено Егором на общественный склад. После просмотра цены продаж и заявок на покупку Егор продал по четыреста три кредита руду и по тридцать девять с половиной тысяч кредов за тонну концентрат. Тут же перегнал сто китов Юджину, о чём того известил по сети письмом. С этого момента он мог больше не работать всю свою оставшуюся жизнь. Сорок шесть миллионов четыреста тысяч кредитов на личном счёте Егора могли впечатлить кого угодно. Егор вышел из сети и, наконец, расслабился, забывшись тревожным, не приносящим облегчения сном…

Глава пятнадцатая

На шестые или седьмые сутки обида и ненависть к человеку по имени Егор у Лисид сошла на нет. Работа спорилась, астероиды уже ей не казались ненавистными, вернулось душевое равновесие. О Егоре она старалась не вспоминать, посвятила всё свободное время работе и учёбе. В сутки получалось, используя методику преподавателя-шахтёра, не меньше трёх раз сдавать руду на станции приёмки руды «Дина». Иногда удавалось и четыре. Каждые сутки приносили не меньше полутора тысяч кредитов, а в удачные дни и все две. Девушка уже приспособилась и довольно быстро наполняла трюм рудой. Появился навык в работе. На восьмой день девушка решила сдать руду и слетать на станцию «Нагана». Четырнадцать китов, совсем неплохо для даже достаточно опытного шахтёра за восемь суток вылета. Лисид хоть и была вполне довольна особой, радости не чувствовала. На душе воцарилась пустота.

На счету было уже неполных пятьдесят китов. С первого вылета прошло почти два месяца. Дела шли превосходно. Работала на себя и копила деньги. Кредит брать пока не хотела, а тратить было некуда. Учёба как-то разладилась, и всё своё время только работала. Изучила последние базы «Кибернетика» первого и второго ранга и остановилась. Сдав руду, решила прыгнуть к Нагане и отдохнуть. Знала точно, Егора на станции нет. Всё прошло как по писанному, подход к станции, док, робот подачи, но как только открылась дверь ангара, жизнь Лисид опять залихорадило.

Первым бросился в глаза жилой модуль, подвешенный на задней стене ангара, и необычная чистота. Следом стоящий у левой стены корабль и ровный ряд контейнеров, стоящих на попа, под жилым модулем. Секция была промыта водой, весь мусор исчез, а стены покрашены в лёгкий голубоватый цвет поверху и весёлый светло-зелёный понизу. «Фарт» робот подачи поместил у правой стены, оператор, пожилая женщина попрощалась и негромко произнесла:

— Хорошо тут у вас. Ладно, пока, — и укатила, искин закрыл дверь.

Лисид вышла из корабля. Жилой модуль Лисид решила осмотреть первым. Поднялась по лесенке на неширокую террасу перед ним и прошлась по ней. Полутораметровая, удобная. Про жилые модули Лисид слышала, но наяву видела первый раз. Открыла дверь, небольшой искин модуля её опознал как «свою». Кухня, зал. Всё достаточно удобно и функционально. Объёмный визор, покрытие на полу, софа. Это в зале. В кухне полный пакет всей бытовой техники и такая же функциональная мебель. Две спальни. Это поразило девушку до глубины души. В жилом модуле было две спальни! От удивления села на софу и расплакалась. Егор позаботился и о ней, а она его в это время ругала и всячески старалась забыть.

Успокоившись, осмотрела спальни. Правая её, лёгкие зеленоватые тона. Так она любила. В левой всё обычно и строго, слегка помятая постель, Егор ночевал здесь. Наличие двух спален было для неё самым трудным моментом для осмысления, получалось, что парень совсем не настаивал на том, что она должна быть доступной, на внутренней стороне двери её спальни аккуратная защёлка. Можно закрыться и не переживать, что к тебе кто-то без предупреждения зайдёт. Сняв с себя верхнюю полётную куртку, бросила её на кровать и вышла из жилого модуля.

Осмотрела корабль. Почти не отличался от «Шахтёра», проверила по каталогу в сети, получался, что буксир. Трюм девятьсот кубов, какая-то старая военная модификация. Корабль в себя её не пустил. В доступе внутрь ей было отказано. Привлекли внимание четыре контейнера с надписью на боковой стороне о принадлежности их к армии. Чёрные со стальным отливом, тоже с кодом, и закрытые. Корабль показал тонким звуковым сигналом, что подходить к ним нельзя. Лисид отошла. Ровный ряд из десяти контейнеров ничем не привлёк её внимания, но на одном из них на видном месте был прилеплен листок. Подошла, сняла и развернула. Записка от Егора, сердце забилось быстрее.

«Привет, Лисид.

Решил убраться в своём ангаре. Навесил жилой модуль. Секцию поделил на две части, твоя правая, там можешь ставить своего „Фарта“. Благодарен, что оплатила секцию за месяц, но это было необязательно, ведь ты у меня в гостях.

Прошу извинить меня за то, что не сумел тебя дождаться. У меня подвернулась работа, и пришлось отлучиться. Появлюсь не раньше, чем через тридцать дней с момента вылета со станции, а возможно и позже. Вылет рассчитан на срок от тридцати до сорока пяти.

Мне бы хотелось с тобой встретиться по окончанию этого вылета и поговорить. Просто поговорить, но я, конечно, не настаиваю, понимая, что у такой красивой, умной, уверенной с себе девушки, как ты, может просто не оказаться времени на беседу с таким простым парнем, как я. Я считаю, что произошедшее с нами тем памятным вечером не должно отразиться на наших отношениях, и не считаю тебя чем-то обязанной мне. Ты свободна покинуть этот ангар в любое удобное для тебя время.

Я взял на себя смелость записать тебя в шахтёрское объединение „Трекс“, там по уверению Нерпа, тебе будет безопасно. Записался туда и сам. Так что, думаю, твои и мои проблемы с „Голосом Шахтёра“ завершены.

Чувствуй себя как дома, левая спальня в жилом модуле твоя. К кораблю и чёрным контейнерам лучше близко не подходить. Они прибыли с военных складов и могут выкинуть неприятный сюрприз.

Надеюсь на встречу. Удачи. Егор».

Письмо было прочитано дважды, прежде чем Лисид вернулась в жилую секцию и села в зале на софу. Следовало обдумать ситуацию и решить для себя, что делать дальше. Первым делом проверила почтовый ящик. В нём лежало письмо от шахтёрского объединения «Трекс», сообщающее о приёме её в это объединение, и квитанция о приёме у неё первоначального взноса в размере пяти тысяч кредитов. Второе письмо от «Трекса» было объёмным. Лисид просмотрела его. Документы и правила, телефоны для связи и перечень мероприятий, которые проводит «Трекс» в ближайшее время, собрания, вечеринки и прочее. Посещение по желанию. Никакой обязаловки. На почте лежало ещё несколько писем и сообщений от знакомых по училищу, ничего особенного.

Лисид просмотрела журнал открытий дверей ангара и выяснила, что Егор улетел семь суток назад. Получалось, что ждать его двадцать три дня как минимум и тридцать восемь как максимум. Тяжело вздохнула. Парень постоянно чем-то занят. На вылеты уходит по тридцать и больше дней, зарабатывает неплохо, судя по покупке жилого модуля и корабля, но времени у него на неё нет. Она, конечно, не рассчитывала, что Егор будет ей петь серенады под луной, но и постоянно его ждать не собиралась. Да и он, как она поняла, не настаивает ни на чём. Даже судя по контексту письма наоборот не против, чтобы она откочевала от него в его отсутствие: решил проблемы с «Голосом Шахтёра», записав её в «Трекс» и даже оплатив за неё вступительный взнос, сообщает, что считает её свободной и вольной покинуть его ангар в любое удобное для неё время.

Выводы напрашивались вполне определённые. С одной стороны Егор сделал жизнь в его ангаре в его отсутствие гораздо удобнее, причём учёл все её пожелания и интересы, правда, откуда он узнал, что ей нравится светло-зелёный цвет, она так и не поняла. С другой считает её свободной и, решив все проблемы, сделал возможным её отъезд из его ангара, хотя реально ей ничего не грозило. Лисид понимала, что он знал это с самого начала, как знала это и она. Сколько девушка ни обдумывала ситуацию, столько не могла понять мотивов поступков этого парня. Единственное, что она поняла точно в итоге своих размышлений, он хотел бы с ней поговорить, что совпадало и с желанием Лисид и второе, что ей отчаянно не хочется покидать этот ангар. Она поймала себя на мысли, что ищет не причины для обоснованного отъезда, хотя они были ни ей, ни ему не нужны, а именно отговорки, почему она не смогла этого сделать. Это понимание её добило и разрушило все её, казалось бы, логичные построения и умозаключения. Оказалось, что важен сам факт отъезда или не отъезда. Всё остальное вторично и не имеет никакого значения.

Устав от размышлений, девушка решила принять душ, поесть и отдохнуть. Приняла душ, приготовила ужин и покушала, в халате легла на софу, включила объёмный визор. Показывали какой-то фильм про старые времена, пролистала меню и программы. Остановилась на выступлении какой-то местной певицы. Та пела о любви, и песня Лисид понравилась, она прослушала её несколько раз на повторе. Печальный и грустный мотив, страдания певицы от тоски, парень ушёл то ли на войну, то ли к другой, Лисид так до конца не поняла, вызвали у девушки жалось к себе и она залилась лёгкими и безутешными слезами. Проплакавшись, Лисид почувствовала себя счастливой и спокойной, а ещё через несколько минут она заснула.

Следующий день Лисид провела, валяясь в постели и щёлкая кнопки пульта визора. На неё накатило удивительное спокойствие и как следствие лень. Думала о Егоре, этом загадочном негодяе, опять оставившем её одной, просмотрела все последние фильмы за последнее время и поболтала на форуме новичков в сети. Сколько ни пыталась активировать свой дар и интуицию, Егора она не чувствовала, знала, у того всё нормально, но видения были смутными и неясными, как будто Егор размазался по пространству и его почти нет. День так и пролетел за неясными предчувствиями и простой расслабляющей ленью, даже вставать и сготовить себе пищу не хотелось, но приходилось.

Вечером ей позвонила Рута, что было само по себе удивительно. Да они сёстры, но между ними пробежал холодок отношений. Лисид решила прервать все отношения с этой семьёй, но других знакомых, таких же близких, пока у неё не было.

— Привет, Лисид.

— Да.

— Как дела? Я слышала, у тебя всё нормально, Нерп говорит, что ты вступила к ним в «Трекс».

— Да. Егор меня к ним записал, — подтвердила девушка.

— А-а, — протянула та, Лисид по тону поняла, что Рут интересны их с Егором отношения, и звонит она именно поэтому. — Так у него и живёшь.

— Да, — Лисид же, наоборот, на эту тему разговаривать не хотелось, что она могла сказать? Что парня она не видела ни разу с того вечера? Что они с ним даже ни разу не поговорили? Опять в душу закралась обида на Егора.

— Ну и как?

— Нормально.

— Ты у него остаёшься? Он тебя не обижает? Как он из себя? Нормальный парень? У тебя с ним всё серьёзно? Вы определись в своих отношениях? — посыпались вопросы как из рога изобилия. Лисид даже растерялась от такого напора.

— Рути, мы просто арендуем вместе малую секцию. О каких отношениях ты говоришь?

— О тех самых, Лисс[13]. О тех самых, — Рута улыбнулась.

— Что это мы всё обо мне и обо мне. Как у тебя в Нерпом?

— Нормально, — Рута охотно перешла на новую тему, поняла: Лисид не хочет разговаривать о своём парне. — Подарил мне вчера цепочку из кисталлитина. Такая прелесть. Говорит, что скоро мы сможем пожениться. Он у меня серьёзный, каждый свой шаг продумывает, а по-другому и нельзя. Всё-таки бригадир у «Трексов», серьёзное объединение.

— Да. Повезло тебе с Нерпом, — вздохнула Лисид.

— Всё-таки у тебя что-то не клеится, — растолковала по-своему вздох Лисид Рута. — Вы что, поссорились?

— Да, нет, — опять поворот в сторону их отношений с Егором, ну сестра. — Я же говорю, что просто совместно арендуем секцию. Он конечно главный, секция его, но я себя с ним ничем не связала. Могу в любое время откочевать в другую.

— А-а, — разочарованно протянула названная сестра и сразу переспросила. — Я и то смотрю, он всё на вылетах и на вылетах, да и ты из астероидного пояса не вылазишь, — Рута нахмурилась, лицо изменилось, вдруг она тоном умудрённой годами и жизненным опытом женщины произнесла. — Дура ты, Лисс. Нерп говорит, парень стоящий. За такого надо держатся, а ты его не можешь удержать. Всё по астероидным полям где-то спит, а не в вашем ангаре.

— Рута! — Лисид смутилась, но обсуждать свои отношения с Егором с названной сестрой не хотела. — В конце концов, это моё личное дело. Тебя оно не кается никоим боком.

— Что, Рута? — теперь вспыхнула названная сестра. — Как мешать моей ма… — Рута вдруг осеклась, поняв, что её понесло не в ту степь, но было поздно.

— Всё. Больше мне не звони, — у Лисид резко активировался дар, она почувствовала, что от сестры у неё может быть куча неприятностей, с чем это связано, непонятно, но чувство пришло твёрдое. — Забудь, что у тебя была названная сестра. Хватит, погрелись на моём госсодержании.

— Ах ты, мелкая сучка… — Лисид вырубила связь и отключилась от сети.

Лисс расплакалась. Она совсем не хотела ссориться с сестрой, а тем более так резко обрывать связь с этой семьёй, но Рута со своим неуёмным любопытством действовала, как медведь в посудной лавке, и этим спровоцировала взрыв агрессии от Лисид. Та была расстроена непонятными отношениями с Егором, которые у неё вызывали раздражение, попыталась упрекнуть в очередной раз отчимом. Всё это вместе вызвало такую ярость в душе Лисид, которой девушка в себе и не ожидала сама. Успокоившись, девушка встала с кровати, умиротворение было потеряно, хотелось действовать. Прошлась по жилому модулю из угла в угол. Несколько раз туда и назад. Энергия требовала выхода. Вышла в ангар, потопталась у своего «Фарта», но лететь в космос на работу не хотелось. Сходить бы в бар и отвлечься, но не с кем, а идти одной, значит искать себе неприятности. Опять села и расплакалась. Ну почему у неё всё не как у нормальных людей! Парень вроде и есть, но вроде его и нет, сестра, приёмная мать и отчим какие-то мелкие и бездушные. Друзей нормальных тоже нет, одна работа.

— Входящий звонок. Закрытая линия, — сообщение искина.

— Разрешаю.

На мнемоэкране перед глазами незнакомый серьёзный парень. Чем-то похож на Егора.

— Привет. Это Нагана? Сто семнадцатая малая секция? С? — в серых внимательных глазах вопрос.

— Да.

— А где Егор? Кто ты?

— Егор на вылете в космосе, — Лисид поняла, что этому человеку можно ответить. Что-то в нём было общее с Егором.

— А ты кто?

— Мы с ним приятели. Вместе арендуем секцию, — объяснение не произвело на парня никакого впечатления, он явно не поверил и просто рассматривал Лисид. Такой же острый изучающий взгляд и быстрая оценка собеседника.

— Ладно, — парень уже принял решение. — Я не могу ему дозвониться. Вас в ангаре никогда не бывает, — парень опять задумался. — Тебя как зовут…

— Лисид.

— Блин, такая же молчаливая, как Егор. Два сапога пара, — парень улыбнулся. — Как у него дела?

— Нормально.

— Понятно, — кивнул парень. — Меня зовут Артём. Передай ему привет. Когда его увидишь?

— Вернётся не раньше двадцати дней. Работа.

— Блин, — опять нахмурился парень. — Передай ему этот файл, — сразу пришёл файл, причём закрытый кодом. — На словах скажешь. Нас переводят во фронтир. Жанна уже два раза горела. Я и Алексей тоже. В общем, пока служим, но это временно. Деньги получил, кредит закрыл он очень своевременно. Надолго мы тут не останемся.

— А кто вы и где вы?

— Егор пусть попробует мне позвонить, но думаю, что нас уже к тому времени переведут. Он мне ни разу не позвонил, я не в обиде. Так и передай, молчун, он и в Африке молчун, — парень усмехнулся. — Запомнила?

— У меня протокол, всё, что сказано, он увидит.

— Молодца!

— Можно спросить?

— Да? — насмешливый вопросительный взгляд сбил Лисид с толку, и она раздумала спрашивать. Замялась, даже слегка покраснела.

— Понравился Егор? Не знаешь, как к нему подкатится? — вдруг задал два вопроса подряд парень, причём обоими попал в точку. Лисид покраснела. Артём весело посмотрел на неё, всё быстро понял и залился весёлым смехом. — А в чём проблемы? Уже то, что ты смогла как-то с ним договориться и вы делите с ним один ангар, само по себе исключительное событие. У тебя хорошие шансы, красотка, — Артём перестал смеяться и уважительно посмотрел на девушку. — Он у нас всегда был молчуном, правда, с сюрпризами, а так нормальный парень. Думаю, тебе повезло, как, кстати, и ему. Так ему и передай. Всё, мне надо заканчивать, пока, — парень отключился.

Девушка задумалась. Артём ей понравился. Весёлый. Очень энергичный. Друг Егора. Это было понятно и без слов, такой же внутренне собранный и имеющий в центре своей души стержень, как у Егора. К своим мягкий, а то, что она была «своей» она почувствовала сразу, как только он назвал её «красоткой». Самое удивительное, что пока она говорила с Артёмом, у неё активировался дар. Интуитивно почувствовала, что Артём так же отличен от местных, как и Егор. Оба были заполнены своеобразной внутренней энергией, в отличие от местных, имеющих внутреннюю энергию, но какого-то пассивного свойства. Это было не совсем понятно, скорее всего, оба были с одной планеты. В таком случае возникал вопрос, а она кто? Почему её так привлекают эти люди? Ответа не было.

Вопросы начали нагромождаться как гора, разрастаясь во все стороны. Ответов не было. Следовало дождаться Егора и просто его спросить, это было самым простым. Парень привлекал её, но при этом был от неё далёк. Обозвала себя фантазёркой. Ничего нет, а она тут навыдумывала себе чёрт знает что.

Входящий от Нерпа.

— Привет, — Нерп улыбнулся и сразу спросил. — Что у вас с Рути? После звонка к тебе сама не своя. Злая, как чёрт.

— Да полезла не в свои дела, — нахмурилась Лисид.

— Бывает.

— Я что тебе звоню, — перевёл разговор в другое русло парень, тактичностью и тонкостью душевного устройства Нерп обладал. К тому же был умён и рассудителен, с выводами не спешил. Лисид подумала, что Руте с этим парнем действительно повезло, было только не совсем понятно, что сам Нерп в ней нашёл. — У нас в «Трексе» будет учебный вылет с нашими новичками. Не хочешь принять участие?

— А что там будет?

— Да особо ничего. Простой вылет и отработка слаженности действий между шахтёрами, — пояснил Нерп. — Мы выделяем вам пилота-наставника на малом транспортном корабле. Работа в группе. Вы копаете сразу в контейнеры. Он стоит, корректирует вашу работу. Поправляет, помогает, объясняет, выявляет недочёты и упущения. Это как помощь новичкам-шахтёрам.

— А в чём интерес?

— Тут всё просто. Заполнила контейнеры сдала ему на транспортник, получила у него пустые. Когда наполнили его полностью, — он за один раз возьмёт около двадцати тысяч кубометров, — он прыгает на станцию переработки. Сдаёт руду на переработку, получается концентрат стандартной смеси металлов. Посчитай сама. Руду можно сдать по двадцать тысяч кредитов, мы получаем в виде КССМ рекситин всего четыреста тонн, но стоят они тридцать девять китов. Половину бонуса за переработку забирает Неоген, нам три с половиной процента. Получается сорок тысяч шестьсот кредитов. Вот так, — объяснил Нерп. — Есть расходы, надо оплатить ветерану-пенсионеру его время и его услуги по транспортировке руды, но они много не просят, безопасно и самим интересно передать опыт новичкам, а так бы сидели дома и скучали. Тут же есть и у них шанс заработать. Транспортник принадлежит «Трексу», он тоже в доле. Для новичка, если он участвует в вылете, расчёт будет таким: за каждую тонну сданного рексита он получает не один кредит, а полтора, — Нерп объяснил всё очень обстоятельно. — Всем выгодно. Сама посмотри, новичок получает повышенную прибыль, ветеран-пенсионер доволен, тоже при деньгах и при этом уважаемый наставник, передающий опыт молодёжи. «Трекс» получает за аренду корабля, и часть прибыли, пилотом идёт ветеран-пенсионер. Неоген тоже доволен, ему нужен рексит, а добыча в таких вылетах, как правило, возрастает. А самое главное даже не в этом, — Нерп улыбнулся. — В таких вылетах всем веселей, люди знакомятся между собой. Новички ведь, как правило, никого не знают, а тут знакомятся. «Трексу» выгодно, когда его люди сплачиваются, кроме того, в таких вылетах отбираются новички в серьёзные команды, для работы вне безопасных астероидных поясов, где и руды получше и заработки повыше. Так что рекомендую.

— Спасибо, — Лисид сразу поняла, что Нерп предлагает отличный вариант.

— Не за что. Хочешь принять участие?

— Да.

— Тогда скинь от себя заявку и лети в пятый астероидный пояс. Там сейчас работают два отряда новичков. Я сообщу Лану, ветерану на транспортнике «Онтерс», чтобы внёс тебя в свою группу. Он только заступил, вылет продлится в течение двадцати пяти дней, если надо отлучиться, предупреждаешь старшего, и всё, слетала на станцию, вернулась, сообщила и опять в работе. Ветераны сменяются каждые пять дней, новичок работает безотрывно не менее десяти дней. Это правило: нарабатывается опыт длительного полёта на добыче.

— Так у вас это на постоянной основе?

— Почти, бывает шесть бригад новичков, бывает больше, иногда меньше. Если понравится, а транспорт пошёл на техобслуживание, можешь сразу перейти в другую бригаду, это не возбраняется. Система не нарушается. Главное, что тебя заметят и могут пригласить в одну из команд, работающих в более выгодных астероидных поясах. Можешь отказаться, можешь согласиться, это на твоё усмотрение. Всё добровольно и без принуждения.

— Спасибо. Всё больше мне нравится ваше объединение.

— Спасибо, у нас очень серьёзные люди, — улыбнулся Нерп. — Объединение «Трекс» большая организация.

— Нерп, раз уж зашёл разговор о перспективах, — поинтересовалась Лисид. — Можешь рассказать, какие они у рядовых шахтёров?

— Легко. Считается, что личная перспектива это подъём по линейке: малый корабль как у тебя, потом средний, это «Метра», и как конечный пункт «Матрона» — тяжёлый добывающий шахтёрский корабль, — Нерп задумался. — Но на самом деле бывает и по-другому. Работа в безопасном астероидном поясе. Следом работа в команде, но не в безопасном астероидном поясе, а в обычном. Заработок выше. Команда, это уже серьёзно, и у неё уже есть специализации. Кто-то ведёт разведку пояса на наличие участков с повышенным содержанием более дорогих руд, кто-то занимается только вывозом на транспортнике, кто-то добывает. В общем, я думаю, тебе понятно.

— Да.

— Дальше идёт работа команды в менее безопасных системах и фронтире. Руды там ещё лучше и дороже, но это уже и опасней, поэтому туда уходят уже слаженные команды шахтёров, готовых рисковать, но и зарабатывают они не в пример лучше. У них есть своё крыло прикрытия, могут сами потрепать пиратов, но их главная задача прикрыть отход тяжёлой добывающей техники и кораблей. Бывает по-разному, но шахтёры ведь тоже имеют пушки и ракеты. К тому же сильная команда может нанять и наёмников, так что схватки во фронтире не редкость, и кто выйдет из неё победителем, ещё вопрос. Главное в этом то, что шахтёр может стать не только шахтёром, но и пилотом транспортника, рядовым или командиром звена прикрытия, разведчиком или техником. Вариантов много.

— А за фронтиром?

— Бывают, что и работают, но редко. Серьёзные команды, как правило, нанимаются в корпорации типа Неогена или сами организуют корпорации. Бывает по-разному. Корпорации редко выходят за фронтир, слишком велика опасность столкновения с серьёзными группами пиратов или их альянсов, к тому же и проживающая в системе за фронтиром раса или народ, может быть таким же пиратом, а то и похуже. В Содружестве порядок и единые принципы, а там может быть всё совсем по-другому.

— Понятно, — Лисид всё уяснила, но возник вопрос. — Скажи мне, почему тогда я не встречала просто торговцев-скупщиков в безопасных поясах, ведь выгодно, прилетел, скупил тот же рексит по полтора креда или ещё дешевле у отдельных людей и сдал на переработку. Прибыль есть.

— В своих безопасных поясах Неоген это запрещает, так как они охраняют эту зону. Во всех других, пожалуйста. Так и делают многие, но тогда транспортник должен быть отлично вооружён, должна быть куча баз военного назначения. Могут ведь и пострелять в тебя те же недовольные шахтёры. Работают такие группы уже на хороших транспортниках и не по одному на корабле. Кто-то пилот, кто-то тактик, а кто сканер или оружейник. Вообще, ты можешь делать всё, что хочешь, если это выгодно и ты можешь обеспечить свою и чужую безопасность.

— Но ведь вылет с новичками это же скупка ресурсов в безопасном поясе.

— Нет. Это вылет с целью обучения новичков. Всем понятно, что нужно учить человека работать в команде. Неоген заинтересован в том, чтобы люди работали командами, добыча выше и текучки почти нет. Одинокого шахтёра могут «раздеть» в космосе и он, не имея денег, спустится на планету, а это невыгодно. Команда это уже не такая беззащитная группа, как один человек. Все это понимают.

— Всё понятно, спасибо.

— Тогда, если у тебя нет вопросов, то мне нужно отлучиться, — Нерп, увидев, что Лисид обдумывает новую для неё информацию, отключился со словами. — Тогда до встречи.

Следующие двадцать пять дней Лисид отработала на вылете новичков «Трекса». Её встретили, без лишних слов выделили участок, и покатилась работа. В группе было порядка пятнадцати малых кораблей, в основном «Фарты», три «Лота» и один «Рой». В принципе они по своим характеристикам почти не отличались от корабля Лисид. Лот имел три лазера, но меньший трюм, а на «Рое» был установлен один средний промышленный лазер и такой же средний захват. Он работал, ненамного опережая того же «Фарта» по добыче.

Люди в группе в основном молодёжь. Болтовня и смех. Одиннадцать парней и четыре девушки, внимания хоть отбавляй. Перезнакомились. По деньгам шло просто замечательно, помимо того, что экономилось время на прыжки, а их Лисид делала раньше три или четыре в сутки, теперь она отрабатывала в день на ручной копке не меньше четырёх подходов по три часа, один полный трюм. После этого становилась на автоматическую добычу и отдыхала. Результат: две с половиной тысячи тонн руды ежедневно. Девушку сразу заметил ветеран-наставник и похвалил.

— Ты из училища?

— Да.

— Я и не знал, что там учат какой добыче, — улыбнулся старик.

— Не учат, мне просто её показали, один преподаватель, тоже, как и вы, ветеран.

— Понятно, — ветеран сразу привлёк внимание всей группы. — Так, как добывает Лисид, могут все, но нужны навыки и хорошие знания. Как минимум: «промышленный лазер», «техник малого корабля», «управление малым кораблём», всё в четвёртом ранге. Я прав, Лисид?

— Да, наставник.

— У кого таких навыков нет, пробовать не советую. Это не очень безопасно, может быть сход астероида или его куска с орбиты и повреждение вашего корабля. Зато каждый может применить второй приём Лисид, — предложил новичкам наставник. — Она приближается астероиду на очень короткую дистанцию, это позволяет экономить энергию, быстрее происходит откол куска и быстрее работает захват, так как расстояние притяжения куска ближе. Вот так, но учитывайте, что бывают расколы астероидов и нужно суметь быстро отойти, для чего нужна «навигация», тоже четвёртого ранга, или «управление малым кораблём», чтобы или отойти или выставить на пути движения астероидного куска активный направленный защитный щит и выйти из зоны контакта с астероидом.

Новички пробовали не раз, но тактику ручной загрузки трюма освоил только один парень с «Роя» по имени Ногат, у него хватало баз и рангов. Просто пилить на близком расстоянии астероиды смогли пятеро, остальные так и не рискнули даже попробовать, да и баз такого уровня не имели. Двадцать пять дней пролетели быстро, и Лисид отправилась на Нагану. Егора ещё не было, но она чувствовала, что скоро он появится. На счёте прибавилось сразу девяносто тысяч, и общая сумма перевалила за сто сорок китов. Теперь можно было установить нормальную нейросеть и купить несколько баз знаний. Лисид чувствовала душевный подъём и воодушевление. Она за неполных четыре месяца сумела рассчитаться с кредитом и заработать больше ста сорока тысяч. Если так пойдут дела, она заработает на базы для среднего шахтёрского корабля и сможет купить или взять у Неогена в рассрочку ту же «Метру». Конечно, надо поработать и заняться учёбой, но она чувствовала, что сможет всего достичь и добиться.

Только единственное вызывало у неё досаду — неопределённость отношений с Егором. В группе на вылете нашлось немало парней, которые высказывали завуалированное желание начать с ней отношения, если она согласна. Парень с «Роя», Ногат, вообще очень серьёзно намекнул, что не против познакомить её со своими родителями. Девушка осторожно перевела разговор на другую тему, но, не услышав отказа, парень обрадовался, и Лисид с огорчением поняла, что вселила в парня ненужную надежду. Попробовала развернуть этот вопрос в обратную сторону, но Ногат быстро понял и горячо произнёс:

— Лисид, я слышал об истории твоего вступления в «Трекс», я знаю, что ты живёшь в ангаре того парня, но если у тебя с ним ничего не было, пожалуйста, не говори мне нет. Позволь надеяться, если ты всё-таки решишь быть с ним, то я ничего не смогу с этим сделать, но если ты решишь быть ко мне благосклонной, я буду считать это даром небес.

Лисид, глядя на влюблённое лицо парня, тогда промолчала. Ногат был на голову выше Егора, как и все местные, в нём чувствовалась серьёзность и обстоятельность Нерпа. Он не требовал себе ничего, и Лисид невольно сравнивала его с Егором, который был где-то далеко, а Ногат вот он, всегда рядом. Оба парня что-то хотели от жизни, но если, как подсказывало чувство Лисид, Егор был устремлён куда-то в будущее, то Ногат хотел простого семейного счастья и достатка в семье. Очень далеко его планы не распространялись, его интересовало всё более конкретное и определённое.

Основная трудность заключалось в том, что Лисид не понимала, а чего хочет она сама. Особых чувств к Ногату она не испытывала, простое дружеское участие и ничего более. Сердце не вздрагивало при мыслях о нём, как это было, когда она думала о Егоре. Зато Ногат высказал своё мнение об отношениях с ней, а с Егором полная неопределённость. Да, парень хочет с ней поговорить, но о чём? О совместной аренде ангара? Лисид улыбнулась при этой мысли. После обдумывания ситуации девушка пришла к твёрдому мнению дождаться Егора и переговорить с ним хоть о чём, даже о совместной аренде ангара, если так получится. Главным поводом для такого решения было то, что она вдруг представила себя женой Ногата и неожиданно вздрогнула от мысли, что это может и вправду случится, а ведь ей всего чуть больше семнадцати лет, она ещё молода и не видела жизни. Она стоит только на её пороге, да есть корабль, немного денег, но это же не значит, что нужно выходить замуж и рожать детей, а с Ногатом так и получится. Вышла замуж, изволь родить. Лисид ужаснулась такой перспективе, но почему-то мысль о том, что она может родить Егору ребёнка её совсем не пугала. Чем больше она размышляла на эту тему, тем больше уходила в дебри мыслей и запутывалась.

Следующие два дня Лисид изводила себя подобными мыслями и начала уже подумывать о возвращение на добычу, когда прошло сообщение о смерти её приёмной матери и просто матери Рут. Лаоса погибла в автокатастрофе, произошёл какой-то сбой в системе искина, обслуживающего движение на земных и воздушных автострадах, и такси с женщиной влетело под огромный планетарный грузовик. Смерть была, как сообщили, мгновенной.

Не поехать Лисид не могла, хоть и не считала себя чем-то обязанной этой семье. С ней созвонился Нерп, жених Руты, и они втроём спустились орбитальным лифтом на планету. Девушку тяготили эти похороны. Бесило присутствие её приёмного отца, которому она не могла простить старый инцидент, раздражали взгляды приёмной сестры, но Лисид стоически перенесла положенный срок в три дня и, как только смогла, вернулась на станцию. Она чувствовала, что Егор вернулся. Влетела в ангар, увидела «Шахтёра», метнулась в жилой модуль. Пустота. Егора опять не было. Это уже было выше её сил. Она разревелась как девчонка, и долго не могла прийти в себя. Наконец оправилась, и решила, что он где-то на станции, но на станции его не было. Сердце сжалось от дурных предчувствий. Дар сообщал, что он жив и с ним всё в порядке, но сердце колотилось как бешеное и предвещало беду…

Глава шестнадцатая

Через двенадцать часов после прибытия на станцию «Нагана» и всего через два часа после продажи концентрата, Егора в наручниках доставили в Имперское Управление Службы Безопасности и посадили на стул перед пожилым офицером. Егор догадывался, чем вызваны последние три часа его жизни. За ним приехали в ангар люди из службы безопасности станции «Нагана», тут же надели наручники. Под конвоем спустили на орбитальном лифте на планету. Там передали с рук на руки представителю Имперского Управления Службы Безопасности, и под охраной доставили в этот кабинет.

Полковник долго рассматривал Егора колючим взглядом и произнёс:

— Вы знаете, в чём вы обвиняетесь?

— Нет, — попытался пошутить Егор.

— Воровство огромной партии руды на территории астероидного пояса резерва Девятого Военного Флота империи. Что вы можете сказать в своё оправдание?

— Последние сорок дней у меня вёлся постоянный протокол, — усмехнулся Егор. — Документы по договору на установку двух навигационных буёв и разрешение на вход в зону астероидного пояса у меня есть. Разрешение на выработку руды тоже. По умолчанию разрешено взять столько руды в качестве оплаты, сколько может унести шахтёрский корабль малого класса, типа «Шахтёр» или «Фарт». Это оговорено условиями договора на доставку и установку двух буёв. Я взял столько, сколько мог увезти за одно посещение сектора. Объём не больше, чем вошло в мой корабль «Шахтёр», — Егор сбросил со своей нейросети копии документов следователю, сидящему перед ним. — Файл протокола за последние сорок планетарных суток прилагаю, — продолжил Егор.

— Получил, — кивнул офицер.

— Считаю своё задержание необоснованным, так как не нарушил ни одной буквы закона. Все документы подлинные и существуют во всех инстанциях, дающих разрешение, — проговорил Егор отчётливо, показывая что, ведёт протокол на своей нейросети. — Прошу меня освободить.

— Принято, — полковник усмехнулся. — Но тебе это не поможет. Если я найду в протоколе хищение или не будет подтверждения хоть одного документа, то тебя ждёт очень страшная судьба. Сейчас я тебя пока отправлю в комнату временного задержания до выяснения обстоятельств дела.

— Надеюсь, что вы будете объективны в расследовании моего случая, — Егор встал.

— Мы всегда объективны, — офицер нажал на звонок и отдал приказ вошедшему солдату. — В комнату временного задержания.

— Есть, сэр.

— Он пока не преступник. Режим обычный.

— Есть, сэр.

Егора доставили в небольшую комнату. Из мебели были кровать, стол и один стул. Всё прикручено к полу. На окне решётка. Справлять нужду можно было в ведро. Вот и все удобства. Беспокойства Егор не испытывал и занялся изучением базы «Управление средними космическими кораблями», по-простому «крейсер». Потянулись дни ожидания. Следователь его не вызывал, скорее всего, разбирался с делом. Егору приносили три раза в сутки стандартный сухой паёк и заставляли выносить ведро.

Пролетело двенадцать дней, Егор закончил изучение пятого ранга «крейсер» и перешёл на «техник» пятого ранга. На четырнадцатый день за Егором пришёл охранник.

— Добрый день, — поздоровался офицер, он почему-то был весел.

— Добрый, — кивнул Егор.

— Ваше дело я провёл с максимальной скоростью, господин Егор. Оно завершено. Формально вы правы и не превысили своих полномочий и разрешений. У вас не имелось ни одного устройства или прибора, который запрещено иметь. Мини-комплекс вам был реализован, как и всем покупателям военной техники, а в частности «Шахтёра», он его имел по умолчанию, никто не мог подумать, что простой шахтёр сможет его запустить в работу и так умело им пользоваться. У вас, кстати, какой ранг в промышленности?

— Пятый.

— Ого, — полковник удивлённо поднял брови. — Что у вас ещё в пятом ранге?

— «Сканер». «Крейсер». Сейчас учу «техник». Восемнадцать дисциплин четвёртый ранг.

— Очень и очень неплохо, — кивнул офицер. — Можно вашу карту?

— Пожалуйста.

— Просто посмотрю ваши базы и личные данные, — полковник посмотрел личную карту и выглядел очень удивлённым. — Ни хрена себе. Ты, значит, простой шахтёр, летающий на «Шахтёре».

— Ну, да, — кивнул Егор. — Что тут такого?

— Триста пятьдесят шесть единиц интеллекта и полный изученный минимум командира боевого крейсера. Впечатляет. Теперь понятно, откуда такое «преступление». Интеллектуал. Пустили козла в огород. Отжал момент по пределу, превышающему разумность в разы, — полковник заржал своей шутке. — Инкриминировать тебе что-то я, к сожалению, не могу. Всё было сделано под протокол и не нарушает нормативных актов и договоров. Так что свободен. Арест со счёта и имущества снят.

— Спасибо.

— Четырнадцать дней нахождения под арестом тебе компенсирует Неоген, так как они поимели дорогущий концентрат за половину биржевой цены и не возражают. Жульё.

— Сколько они мне выплатят?

— Могу дать совет, — полковник улыбнулся.

— Заранее благодарен.

— У тебя есть протокол. Он уже принял официальный статус, — глаза полковника загорелись нехорошим блеском. — Сколько приносили тебе каждые сутки по нему? Посчитай.

— Один миллион триста шестьдесят тысяч кредов.

— Вот, — полковник опять заржал, смехом это назвать было невозможно. — Четырнадцать дней! Любой суд выиграешь. Акт на согласие оплаты от Неогена вот, — офицер положил перед Егором акт. — Они рассчитывают тебе оплатить всего по пятьсот кредитов, по грузоподъёмности твоего корабля в пересчёте на самую дешёвую руду. Понимаешь?

— Девятнадцать миллионов!

— Ага, — полковник кивнул. — У нас во флоте полетела не одна голова. Кто же знал, что бывают такие самородки, как ты. Пусть слетит пара голов и в Неогене. Не всё же только военным страдать. Они тебе выплатят без всякого суда, огласка в этом деле никому не нужна. Понял?

— Чувствую, этот день будет последним моим днём в Неогене.

— Это уже на усмотрение руководства Неогена, но я тебя, парень, готов пригласить к нам, — улыбнулся полковник.

— Не, я пас, — нахмурился Егор. — Такой вариант у меня был в Центре беженцев.

— Я проверил, — кивнул полковник. — Я тебе скинул файл, мои координаты. Ты мне понравился. Буду за тобой приглядывать. Будут проблемы, звони. Меня зовут Геш, Юзан Геш. Запомни, везунчик, пригодится.

— Спасибо, — Егор понял, что все его проблемы закончились.

— Ну, давай, дуй в Неоген, — засмеялся полковник. — Они просто спят и видят, как отдают тебе денежки и передай своей подружке, что я сделал всё, как и обещал, быстро и эффективно.

— Какой подруге? — не понял Егор.

— Не прикидывайся, — усмехнулся офицер. — Припёрлась к нам, просидела на крыльце два дня, я был в командировке. Как только меня увидела, сразу ко мне. Откуда только узнала, что я веду твоё дело? — удивился полковник. — Вижу, боится меня как огня, но набралась решимости, подошла. Говорит: когда тебя отпущу? Интересуется, а сама трясётся от страха, как же, полковник СБ империи. Я ей говорю, не знаю такого, а если преступник, то наверно в тюрьме. Иди, мол, отсюда. Сам пошёл в управу. Она за мной, не отстаёт. На пропускном её, конечно, не пропустили, но она никуда и не ушла, там устроилась. Так и просидела там все девять дней. Отощала, как хорх[14], правда наши вахтёры её подкармливали, но всё равно. Мне наш Глин, вахтёр-ветеран, уже высказал, что, мол, давай быстрее определяйся с парнем, а то жалко, мол, девчушку. Я к ней подошёл, говорю, ты, мол, казнокрад, ограбил государство, не верит, боится, и не уходит. В общем, пообещал ей быстро с тобой разобраться. Везунчик ты точно, — полковник одобрительно смотрел на парня. — Денег срубил немало, девке голову окрутил, тощей красавице, — полковник опять засмеялся. — Так что можешь её благодарить, так бы ты у меня ещё пару недель посидел, а так отпускаю, быстро разобрался, Глин вообще последние два дня меня торопил.

— Можно идти?

— Топай, — полковник нажал на кнопку. — Проводите к выходу, он свободен.

— Слушаюсь, — охранник повёл Егора по длинным коридорам Имперского Управления Безопасности.


Чувство беды не отпускало Лисид целые сутки, она извелась, хотелось увидеть Егора, но того всё не было. Позвонила Нерпу, он уже вернулся с похорон вместе с Рут.

— Привет, Лисид.

— Нерп, нет Егора. Я переживаю, корабль в ангаре, а самого нет.

— Ну, бывает, может, загулял после длительного вылета? Многие, бывает, теряются на пару суток в жилой зоне, а и иногда и на неделю.

— На станции его нет.

— Да не переживай ты. Вернётся.

— Нерп, я знаю, у него проблемы. Можно как-нибудь узнать, где он? Может, у тебя есть знакомые в Службе Безопасности станции? Может, его избили эти из «Голоса Шахтёра» и он где-нибудь сейчас лежит и умирает? — Нерп удивлялся обычно спокойной Лисид, она явно была встревожена, если не сказать, что в отчаянье.

— Жди. Перезвоню, — Нерп отключился.

Лисид провела эти тридцать минут как на иголках, но повторно звонить Нерпу не решилась. Вместо звонка Нерп заехал к ней в ангар сам.

— Ты права, — начал он, как только зашёл в ангар. — У него проблемы. У меня друг работает в Службе Безопасности станции, им заинтересовалась имперская СБ. Он на планете у них. Больше мне ничего не сказали, а то, что узнал, мне было сказано под таким секретом, что я даже опасаюсь это говорить тебе, — Нерп и вправду выглядел немного взволнованным. — Порекомендовали тебе просто ждать, всё выяснится и Егор вернётся.

— Спасибо, — Лисид засобиралась.

— Ты куда?

— На планету, — ждать девушка не могла. — Схожу сама, всё узнаю.

— Куда? В имперскую Службу Безопасности? — Нерп был не просто удивлён, он открыл рот от изумления.

— Да. А что нельзя?

— Можно, — смутился Нерп и добавил. — Наверно.

— Подбросишь до орбитального лифта?

— Конечно, — удивлённый и поражённый до глубины души Нерп согласился, не раздумывая.

Ехали к орбитальному лифту молча. Лисид была рада, что есть какая-то определённость, пусть и такая, а Нерп поражался смелости девушки и раздумывал о себе с Рут. Вопрос его мучил необычный: как поступила бы Рута, случись у него проблемы с имперской Службой Безопасности? Возникало чувство, что вряд ли она сломя голову поехала бы за ним туда. Эта же пигалица помчалась к Егору, не раздумывая. Опять же Егор, тоже не испугался троицы из «Голоса Шахтёра», не испугался, хотя эта троица умудрялась нагнать страху и на более крупных и крутых парней и мужчин. Что-то было в Лисид и Егоре общим. Нерп посмотрел на Лисид. Сидит, глаза устремлены вперёд, прям так и возникают мысли, что ворвётся в имперскую Службу Безопасности и вырвет Егора из застенков. Ситуация была совсем не шуточной. Знакомый из Службы безопасности был очень краток и сдержан, кроме того, что Егора забрали имперские СБ-шники с планеты, не сказал больше ничего. Что, почему и как, было неизвестно, хотя его знакомый был совсем не рядовым. Он мог не знать, а мог знать и не сказать, тут Нерп не был уверен ни в чём.

Лисид вышла из машины, попрощалась в Нерпом и отправилась на планету. Оттуда на такси к Управлению Имперской Безопасности. Огромному комплексу зданий на окраине города. Увидев этот огромный лабиринт, девушка поняла, что найти в нём Егора практически невозможно. Отчаяние и ужас овладел девушкой. Она почувствовала, что теряет Егора, и чуть не упала, но её что-то поддержало. Возникло чёткое чувство направления, и она пошла вперёд. В некоторых местах её не пропускали, приходилось огибать здания, в некоторых она подолгу ходила между домами, но в конечном итоге оказалась на крыльце одного из входов в Управление. Её дар подсказал, что нужно просто ждать и ждать именно здесь. Стала ждать. Егора она не чувствовала, но знала, он жив и у него пока всё в порядке. Мимо проходили люди, некоторое останавливались рядом с ней и спрашивали её, что она здесь делает, но она просто улыбалась и молчала. Так прошло двое суток. Сердобольный вахтёр, видя, что девушка не уходит и чего-то ждёт, напоил её пару раз горячим стенном, аналогом земного чая, и так и не добившись от неё никакого ответа, разрешил сидеть в фойе здания на диване, хотя туда гражданских пропускать запрещалось. За два дня к ней привыкли, и вахтёры начали её передавать по смене. Никто ею не интересовался, голода не чувствовала.

На третьи сутки вдруг возникло тревожное чувство приближения чего-то важного. Дар вспыхнул, и Лисид сразу встала и пошла навстречу высокому пожилому военному человеку. Вид у него был усталый, он вызывал у неё чувство страшной опасности, но девушка пересилила себя и подошла к нему. Военный удивился, видя, что на него смотрит девушка и, повернувшись, спросил у вахтёра:

— Это кто такая, Глин?

Дежурил приютивший её вахтёр.

— Не знаю, Геш. Пришла, не уходит. Чего-то ждёт. Сидела на крыльце, сжалился, пустил, теперь сидит на диване. Никому не мешает, не разговаривает, просто сидит и ждёт. За последние трое суток первый раз встала и проявила интерес.

— Ты кто такая? — мужчина повернулся уже к Лисид.

Девушка испугалась, дар определённо говорил, что от этого человека зависит немало в судьбе Егора. Она посмотрела в глаза человека, ничего хорошего, одни холодные мысли и расчёт. Он был очень умён, этот стоящий перед ней военный, но от него тянуло чем-то жестоким и отталкивающим. Лисид осмелилась:

— Егор, шахтёр со станции «Нагана». Мне нужно узнать о нём. У вас.

— Ты смотри-ка, говорит, — удивился Глин.

В глазах военного промелькнуло понимание, но тут же он закрылся внутренне и равнодушно произнёс.

— Не знаю такого. Если тебе нужен какой преступник, то его надо искать в управлении тюремными планетами, а не у нас. — Военный врал ей в лицо или не мог говорить, но правдоподобней было первое.

— Он не преступник, это ошибка, — в голове Лисид просто не умещалось, что Егор может что-то украсть или убить кого-то, конечно, он разобрался с бугаями из «Голоса Шахтёра», причём быстро и эффективно, но он не был ни бандитом, ни убийцей. Это Лисид знала точно. — Когда вы его отпустите? — спросила она военного, продолжая глядеть ему в глаза.

— Не понимаю, о чём вы, — полковник повернулся к вахтёру. — Зря вы её сюда пустили. Она может быть не в себе. Ко мне могут прийти, Глин.

— Хорошо, я сразу тебе сообщу.

— Тогда я пошёл, работы много.

— Пока, — вахтёр проводил взглядом военного и спросил у Лисид. — Голодная? У меня есть кныши, супруга на работу приготовила, будешь? — Лисид отрицательно покачала головой. — Значит жених твой у нас. А ты уверена, что Геш ведёт его дело? — Лисид кивнула головой. — Ладно, я у него узнаю. Ты бы отправлялась домой, и вправду тут тебе нечего делать.

В душе Лисид возник страх, что она в очередной раз не застанет Егора. Три месяца знакомы, а видела его только один раз, возникло чувство, что надо его дождаться прямо тут, а то тот опять исчезнет из поля её зрения на длительное время. Она отрицательно замотала головой:

— Мне надо его дождаться. Обязательно. Тут, — что-то в её голосе было такое, что старый вахтёр не стал спорить.

— Пойдём, поедим. Я не против, тут так тут.

Есть Лисид не стала, её глаза вдруг залились слезами, и она, сдерживая себя, отошла и села на диван. Так и сидела, а слёзы лились из её глаз. Ветеран-вахтёр сделал вид, что не видел слёз и отвернулся, что-то про себя говоря, а потом и вообще ушёл в свою вахтёрскую. Лисид видела, как через пять часов выходил военный, с которым она разговаривала утром, но дар её не говорил, что надо встать и подойти к нему и она продолжала сидеть. На следующее утро он заходил, остановился, и они о чём-то долго разговаривали с ветераном-вахтёром, а потом Глин сменился. Прошло ещё два дня. К ней неожиданно подошёл этот военный, долго на неё смотрел, и произнёс:

— Я постараюсь побыстрее решить ваш вопрос, — офицер вдруг улыбнулся. — Тут не всё от меня зависит, но думаю, что вашего парня вы получите очень скоро. Шли бы вы домой, Лисид.

— Нет.

— Ну, дело ваше, раз наши вахтёры не возражают, ждите, но быстро не получится, — военный развернулся и ушёл, а она вдруг почувствовала, что внесла свою, пусть и маленькую лепту в освобождение Егора из лап этой страшной организации. Что-то в егоровой судьбе сдвинулось в нужную ему и ей сторону. Это её обнадёжило, и она первый раз попросила у сердобольного ветерана купить ей что-нибудь поесть. Деньги у неё, слава богу, были.

— Так сходи сама, вон магазин-то рядом.

— Не могу, нельзя мне.

— Ладно, решим.

Решил, оправил какого-то своего знакомого в магазин, и тот принёс целый пакет продуктов. Позвал её покушать, но Лисид не смогла есть, и просто пила крепко заваренный стенн. Это возмутило Глина, и он спросил сердобольно:

— Что за парень-то такой, что даже есть из-за него не можешь?

Это прорвало плотину молчания Лисид, и она вдруг расплакалась и рассказала ветерану, в котором интуитивно чувствовала доброго человека, свою историю, как её нашли в капсуле, и она едва смогла подняться. Про приют и жизнь в нём, и приютскую больничку, в которой лежала и была счастлива, что может спокойно спать ночью. О том, как её удочерили, и она надеялась, что у неё будут родственники, хоть и приёмные, и что из этого вышло, как потеряла надежду и хотела покончить с собой, и вдруг ей попалось объвление о приёме в шахтёрское училище. Про счастливые дни в нём и доброго ветерана-шахтёра. О том, как познакомилась в Егором, о том, как поняла, что её кошмар в жизни не кончился, как почувствовала, что именно этот парень то, что ей нужно, и как ждала его три месяца и постоянно не могла застать или ошибалась в нём. Как почти дождалась, но вынуждена была уехать на похороны, и опять он пропал, и она испугалась, что в этот раз он пропал навсегда. Особенно ветерана поразило то, как она нашла это здание и полковника, ведущего дело её парня. Он долго удивлённо качал головой и не мог поверить в это, но видел, что девушка не обманывает. Да и откуда она могла узнать о том, что творится в их секретной организации?

Лисид же удивило, что Глин смог её выслушать и поверить. Её история не была обычной, а какой-то невероятной цепью событий.

— Вот как бывает, — согласился с девушкой Глин. — Я разговаривал с Гешем, он ждёт ответы на запросы и говорит, что если всё в порядке, то его отпустят. Вины его говорит, нет, но он тоже у тебя не такой и простак.

— В смысле?

— Я не стал спрашивать, а Геш мне не сказал, у нас не принято спрашивать, — Глин ласково улыбнулся Лисид. — Ты не переживай, Геш у нас мужик нормальный. Тянуть резину не будет, но тут не всё и от него зависит, — Глин, увидев встревоженное лицо девушки, поспешил объяснить. — Понимаешь, Лисс, мы не простое Управление Службы Безопасности, а имперское. К нам по мелочам не попадают, но мы, конкретно это здание, хоть и являемся имперской службой, но всё-таки относимся к военным. У нас занимаются вопросами, связанными с военным флотом. То есть получается, что мы с одной стороны подчинены флотским, а с другой, так как мы имперская служба, то вроде и нет. Вот такая ситуация, поэтому Геш подаст своё заключение в обе структуры, к нам наверх и к военным. Что выпишет ему начальство, так и будет, но если твой парень не виновен, то хоть как крути, его отпустят.

Прошло ещё семь дней. После обеда Глин подошёл к ней и сообщил:

— Отпускают твоего Егора. Будет тут через минут двадцать. Геш сейчас звонил. Предупредил меня.

— О…

— Так что удачи тебе, дочка. Будешь на планете, звони, — за последние дни Лисид чувствовала к старику ветерану нечто вроде привязанности. Она знала, что Глин живёт с женой, детей у них нет, отслужил всю жизнь во Флоте, после службы не смог сидеть дома, устроился служить вахтёром в Управление Службы Безопасности.

— Спасибо вам, — поблагодарила ветерана Лисид и вдруг почувствовала на себе взгляд, замерла…

Глава семнадцатая

Егор увидел её, как только они с охранником-сопровождающим вышли в фойе. Она стояла и о чём-то разговаривала со стариком вахтёром. Замерла, повернула голову в его сторону, нашла глазами его. Егора обволокло волной тепла. Она порядком исхудала, под глазами чёрные пятна от недосыпу. Встреча взглядами. Егор чуть не утонул в них, всё сразу встало по своим местам. Егор всё понял мгновенно. Она его ждала, скучала. В сердце проснулось тепло, и Егор вдруг расслабился, обнял эту худобу взглядом, понял: вот она, та единственная, встречи с которой ищет каждое сердце в этой вселенной. Вторая половина души и сердца.

Вышел за турникет, она не сказала ни слова, взяла его за руку и расплакалась. Егор прижал её к себе и погладил по плечу, что-то шепча. Она успокоилась, затихла. Подняла лицо.

— Ну, здравствуй, — Егор не говорил этих слов, но увидел, что она поняла, улыбнулась.

Сбоку осторожно кашлянул старик-вахтёр. Лисид повернула туда лицо, кивнула тому, прощаясь, и потянула его к выходу. Егор встретился взглядом с вахтёром и тоже кивнул тому. Тот понял.

— Береги её, хорошая девочка, — Егор услышал и оглянулся. Вахтёр уже отвернулся и о чём-то говорил с охранником.

— Пойдём, я так рада тебя видеть, — впереди шла Лисид и тянула его за руку.

— Зачем ты здесь, ждала бы меня в нашем ангаре.

— Я не могла. Я постоянно не могла тебя застать, я боялась, что ты в этот раз пропал навсегда.

— Глупая, они бы меня отпустили всё равно, я не сделал ничего противозаконного. Это они сами что-то там напутали.

— Я не верю.

— Как ты без меня?

— Работала, ждала.

— Я думал, забыла.

— Нет.

— Куда?

— Домой.

— Мне надо заехать в одно место, — остановился Егор. — Потом я в твоём распоряжении, но на станцию меня не тянет. Может, поедем отдохнём куда-нибудь? Я устал, хочу съесть что-нибудь нормальное, сидел две недели на пайках. Да и ты стала стройной как тростинка.

— Я не против, — согласилась Лисид. — Деньги у меня есть, я богатая.

— Да? — Егор рассмеялся, эта худенькая миниатюрная красавица с глазами в поллица от голодания хочет его покормить.

— Да, — гордо уверила Егора Лисид, гордячку зашатало, Егор подхватил её на руки. Весило гордое создание вообще почти ничего. Егора охватило тепло к этой девчушке, она его ждала, переживала, каким-то образом нашла и дождалась. Ведь не ушла, а ждала. В душу Егора ворвалась волна нежности. Он прижал свою добычу к груди.

— Эй, ты меня раздавишь.

— Нет, — Егор вышел с девушкой на руках к дороге. — Махни рукой, останови машину, а то махну я, окажешься на земле.

— Ты посмеешь меня бросить? — девушка махнула рукой, подъехала машина. — Я так и думала, что такой негодяй.

— Я пошутил, — Егор посадил девушку в машину, сел сам. — К главному корпусу корпорации «Неоген». — Повернулся к девушке. — Надо решить этот вопрос, я там долго не задержусь.

— Я не могу ничего сказать.

— Поехали, — машина влилась в поток и помчалась в западную сторону, там располагались здания крупных государственных корпораций.

У здания Неогена были через двадцать минут, Егор попросил Лисид подождать прямо в машине, а сам отправился в корпорацию, нашёл юридический отдел. Здесь, в планетарном офисе, подал заявление на возмещение за нанесённый ему ущерб вследствие его задержания на четырнадцатидневный срок, на девятнадцать с хвостиком миллионов. Он находился на выполнении официального задания и ничем не нарушил условий этого задания корпорации. Приложил к нему копию протокола за последние четырнадцать дней задержания и протокол за те сорок дней, когда он выполняет задание корпорации, они же свидетельствовали о том, что Егор в день зарабатывает неслабые деньги, акт на согласие возмещения, который дал ему полковник. В конце заявления написал простую фразу: «В случае отказа в возмещении указанной суммы в течение суток по взаимному согласию, вопрос будет решаться обращением в имперский суд». Пройдя в юридический отдел, зарегистрировал заявление в приёмной старшего юриста и, пожелав секретарю хорошего дня, откланялся. Удивлённая секретарша ничего не поняла, но сыграла подозрительность. Она, немного подумав, занесла подозрительное заявление к своему шефу. Следующие два часа её взбешённый шеф, держась рукой за область сердца, созванивался с заинтересованными клерками своего уровня. Было проведено совещание и принято решение «Деньги по заявлению на возмещение выплатить». Огласки инцидент не получил. На счёт Егора поступили указанные деньги в полном объёме.

— Как?

— Всё решил.

— Я только сейчас поняла, как я голодна.

— Поедем покушать? Я почти не знаю тут никаких мест, где хорошо кормят, — Егор задумался, помог таксист.

— Я бы посоветовал «Наград», ресторан на берегу озера Корти, это за городом, минут сорок езды. Места очень красивые, не пожалеете. Кухня вообще отличная, свежая рыба, но есть всё.

— Вези.

Минут через сорок езды по воздушной трассе Егор с Лисид вышли на берегу огромного великолепного озера. Ресторан стоял на склоне холма, откуда открывался прекрасный вид. Прошли в ресторан, сели на веранде, на свежем воздухе. Егор не стал ничего заказывать, а просто попросил официанта, живого человека, а не робота, как на станции или в дешёвых забегаловках, принести три-четыре блюда, самых вкусных и дорогих, рисковать что-то заказывать он не решился. Официант осторожно расспросил о вкусовых пристрастиях его и Лисид, оба не очень любили острое, а предпочитали спокойную пищу без сюрпризов. Поинтересовался, будут ли молодые люди что-то выпивать. Егор посмотрел на Лисид, та поняла и выбрала из винной карты наугад пару бутылок вина. В винах она не разбиралась, Егор хоть толк и знал, но в винах земного происхождения. Тут, в таком достойном заведении, он полагал, что им не принесут напитков похожих на вино «Яблочное», «Абрикосовый аромат» или «Три семёрки», которые активно пили на его родине, и которые назвать вином было сложновато. Он оказался прав, подобных напитков им не принесли, но и то, что было, не устраивало его по градусам. Пить соки и подобные напитки ему после отдыха в одиночной камере не хотелось. Спросил что-нибудь покрепче, официант всё понял правильно, и принёс на пробу бутылку с действительно крепким напитком с названием «Грох», по оценке Егора напиток был не менее сорока градусов, но при питье градусы не чувствовались вообще, а напиток таял во рту, отдавая слабым терпким ароматом.

Блюда подали минут через двадцать. Рыба, жаренная в каких-то местных соусах и приправах, мякоть была нежной и сама прыгала с вилки в рот. Оторваться было невозможно. Мясо какого-то местного кролика, в похожих на картошку пластинках, но со вкусом сыра и ещё чего-то знакомого, но Егор так и не понял, чего. Блюдо зелени и каких-то полумясных биточков, которые следовало опускать в соус, потом заворачивать в лист, подобный капустному. «Самодельный голубец», назвал Егор для себя это блюдо. Лепёшки, опять же с «мясным изюмом», и салат-желе, улетающий под «Грох» просто со свистом.

К мясному Лисид отнеслась равнодушно, но рыбу распотрошила с видимым удовольствием, попила сока и сообщила Егору, что уже наелась, чем привела того в полное изумление, он только начал трапезу.

— Ну, ты даёшь, — только и смог он произнести. — Столько съесть! Не боишься растолстеть и потерять фигуру? — Лисид в ответ только посмеялась.

Дальше Егор осторожно поинтересовался, что она ела последние дни. Оказалось, что, узнав от ветерана-вахтёра о том, что Егора через пару дней отпустят, она ела всё, что готовил Глин, а тот подкармливал Лисс от души. Приходила его жена, добрая сухонькая старушка, тоже кормила Лисид, но уже домашним. Вообще она больше похудела от переживаний за него, чем потому, что мало ела.

— Я просто ещё мало спала. Просыпалась от каждого шороха.

— Лисс, тогда предлагаю взять номер и выспаться, — предложил Егор.

— Может лучше на станцию? У нас ведь модуль жилой свой, не хуже любой гостиницы.

— Что ты так туда торопишься? Что там есть такого? Хочешь распилить все астероиды, и заработать все деньги? — Егор пока ещё не решил, что делать дальше, и не обдумал своего положения, поэтому пока никуда не спешил.

— Я не спешу туда. Просто хотела с тобой серьёзно поговорить, а тут место к этому не располагает.

— В любом случае, я никуда не двинусь, пока не прикончу это мясо и не съем эти круглые мясные шарики, — Егор показал на два мясных блюда, потом перевёл взгляд на бутылку «Гроха». — Вино мне понравилось, тоже хотелось бы выпить. В Управлении давали только сухой паёк и воду.

— Я подожду.

— Я буду очень нетороплив, — Егор улыбнулся. — Хочешь быстро отправиться куда-либо, помогай. — После этих слов Егор долго рассматривал недовольное лицо девушки и раздумывал, что же она ему скажет в ответ. Лисид не ответила ему ничего. Взяла вилку и стала невесело ковыряться в кусочке мяса от местного кролика, имитируя активную помощь.

— Да, — Егор налил себе немного «Гроха», плеснул в бокал Лисид. — Рекомендую, просто попробуй. Отлично идёт вместе с мясом.

В общем, девушку он за час неторопливой трапезы, накормил, по его мнению, нормально, и даже слегка напоил, «Грох» Лисид понравился. Пришлось нести её в номер на руках, перебрала с непривычки…

* * *

Взгляд егоровых карих глаз она почувствовала сразу. Он шёл вслед за охранником, сердце забилось и хотело броситься ему навстречу. Она повернулась и встретилась взглядом с его глазами, её окатило теплом. Он был ей рад, он скучал по ней, помнил, и Лисид задохнулась от обуявших её чувств. Он выглядел похудевшим, измученным и усталым.

Вышел за турникет, посмотрел ей в глаза. Лисид сразу стало понятно — вот он её единственный. Он обнял её взглядом, и она от избытка чувств и волнения вдруг расплакалась и припала к этому мужчине, сразу стало легче. Подняла лицо к нему, встретились глазами.

— Здравствуй, — он не говорил, но она услышала, сердце вздрогнуло, она улыбнулась, взяла его за руку и повела из здания, тут было душно, темно, хотелось выйти на воздух, вздохнуть полной грудью, обрадоваться в полную силу.

Вышли с Егором на улицу, он поинтересовался, почему она здесь и почему не ждала в их ангаре. Объяснила, но он улыбнулся и сообщил, что ничего опасного с ним не было, и сказал, что его бы так и так отпустили. Вместо того, чтобы сразу ехать на станцию, он хотел сначала решить какой-то важный вопрос, а потом съездить в ресторан и поесть. Лисид улыбнулась и, подумав, что у него может не быть денег, предложила свои, вспомнила, что у неё на счету сто сорок китов. Это вызвало у неё гордость за себя, она самостоятельная, уверенная в себе девушка, правда чуть не упала, запнувшись, но Егор вдруг подхватил её на руки и понёс к дороге. На руках у него было уютно, вырываться не хотелось.

— Махни рукой машине, а то махну я, окажешься на земле, — Егор смотрел на неё с улыбкой, в глазах смешинки. Лисид поняла, что он держит её двумя руками и не может остановить машину. Опускать на землю, а потом останавливать машину он тоже не хотел. Наверно Егору хотелось подержать её на руках подольше. Мысль согрела сердце, помахала проезжавшему такси. Сели в машину и поехали сначала по его делу. Оказалось, ему нужно в корпорацию «Неоген», потом махнули в ресторан «Наград», на берегу озера Корти, покушали, выпили вина. Ей хотелось вернуться на станцию «Нагана», но он почему-то туда совсем не торопился, а сообщил, что пока всё не съест и не выпьет весь «Грох», спиртное ему понравилось, не тронется с места. Пришлось помогать сначала с мясными блюдами, а потом и с «Грохом», оказавшимся неожиданно приятным на вкус. Постепенно разговор перешёл на что-то весёлое, они ели, хотя в неё уже не лезло, но место почему-то находилось, пили «Грох» и…


Проснулась она в номере на большой кровати, Лисид даже не могла представить, что такие бывают. Этот негодяй, споивший её вчера, лежал рядом и храпел как бегемот, оглашая окрестности ровными и ритмичными звуками. Она лежала под тонкой простынной без всего! Это её поразило! Она спала всегда в ночной одежде, а тут такой конфуз. У Егора из-под простыни торчала голая нога. Простынь слетела на пояс, открывая её обозрению голый торс с начинающимися виться волосками на груди. Лисид даже боялась сначала подумать, что могло быть с ней ночью в этом номере, но чувства подсказывали, что ничего с ней не случилось. Удивилась. Нашла глазами свою одежду аккуратно сложенную на стуле и трусики под подушкой. Получалось, что она их сняла сама, что её ещё больше поразило.

Полетели воспоминания о прошлом вечере. Сама она плохо помнила, но по нейросети можно было посмотреть. Получалась весьма неприглядная картина, Лисид стало стыдно. Оказывается, он принёс её в номер и положил на кровать, но её это разбудило. Она долго негодовала на него, что он взял номер с одной кроватью, но он лишь ухмыльнулся и сказал, что может спать на диване. Это заявление ещё больше распалило её негодование, и она настояла, чтобы он спал на кровати, он так и поступил. Разделся и лёг спать на кровать. Потом она долго и нагло к нему приставала, но он как-то нехотя ей отвечал, а в итоге вообще заснул. Что произвело на неё вообще неизгладимое впечатление, она долго про себя бурчала, но будить его не решилась и заснула сама. От этих мыслей её отвлёк Егор, он во сне перевернулся, обнял её, подтянул её к себе, и продолжил свой сон. Лисид лежала и боялась даже вздохнуть: вдруг проснётся и обнаружит её голой и в таком положении, щёки окрасил румянец стыда. Словно услышав её мысли, Егор начал просыпаться и открыл глаза. Они встретились глазами. Егор улыбнулся, вдруг притянул её к себе и поцеловал.

— Привет, Лисс, — от него веяло теплом.

— Привет, — она опустила глаза от стыда, он обнимал её под простынёй за голое тело, и нежно ласкал её грудь.

— Как спалось? — глаза смеются, и явно над ней.

— Нормально.

— Выспалась?

— Да, — его рука трогала её в совсем неприличном месте, и эта ласка отзывалась во всём теле желанием обнять его и прижаться к нему всем телом, но было так стыдно…

— Будем вставать или поваляемся? — он отпустил её и включил объёмный визор, полилась мягкая музыка, потом опять обнял и притянул к себе.

— Полежим, — против её воли произнесли её губы и ответили на его поцелуй…

Глава восемнадцатая

Вышли из номера только к обеду и долго наслаждались обедом и винами, хотя Егор для себя лучше «Гроха» ничего так и не нашёл. Лисид чувствовала, что Егор хочет поговорить о чём-то серьёзном, но после выпивки пары бокалов отказался, расслабился и просто ею любовался. Удивительное чувство, когда твой мужчина тобой любуется. Девушка просто купалась в лучах его внимания и нежности.

После обеда катались на катере по озеру. За штурвалом Лисид, гоняли по озеру на предельной скорости и выжимали из бедного катера всё, что он мог показать. Девушка называла это развлечение осмотром достопримечательностей, Егор не возражал. Немного устав, вкатились в небольшую бухту вдали от вездесущих туристов и ловили рыбу арендованными удочками и снастями. Клевало плоховато, но поймали несколько местных окуней, вполне приличного размера, килограмма по полтора.

— Егор, — закричала неожиданно Лисид, ей не очень везло на поклёвки и лов. — Клюёт, я подсекла, но там что-то большое.

Егор бросил своё удилище и через мгновенье был рядом с девушкой.

— Не спеши, — Егор стоял сзади девушки и направлял её действия. — Слегка подтягивая, если жёстко тянет, потихоньку отпуская, дай ей устать, но натяжение не отпускай, — Егор понял, что у Лисс попалось что-то точно крупное. — Главное, чтоб не дёргалась сильно, порвёт леску, оторвёт крючок. Просто выматывай её не спеша.

— Егор, я опасаюсь, что уйдёт. Давай ты? — простонала Лисид через минут семь борьбы с рыбой.

— Нет. Не переживай, подтягивай её осторожно к катеру.

— Блин, — с девушки бежали струи пота, напряжение, азарт.

— Ты молодец, просто не спеши, неужели ты её дурнее?

— Помолчи, — Лисс уже подвела добычу к катеру, оставалось только вытянуть в лодку. Добыча, почувствовав, что скоро настанет решающий момент, потянула вглубь, девушка стала стравливать. На лицо девушки упала чёлка, она неосознанно сдула её в сторону. Егор залюбовался. Ещё через полторы минуты Лисид подтянула ослабшую рыбу к поверхности, и они её увидели. Килограмм на двенадцать, местный аналог леща.

— Приготовься, — Егор начал заводить сачок. — Так, молодец. Подтяни на себя. Всё, она наша. — Рыбина была в сачке, но ещё в воде. Уйти из сачка было невозможно.

— Всё, — Лисс перестав бороться и расслабившись, села на борт катера.

— Чего села, а кто вытаскивать будет? — поинтересовался Егор.

— Ты, я устала.

— Нет, доводи до конца.

Лисс встала и подошла к Егору, стала вытаскивать сачок, Егор помог. Рыбина оказалась в лодке.

— Ну, как чувство от первой серьёзной добычи? — улыбнулся Егор.

— Великолепно, — Лисид сидела на полу катера, прислонившись к борту. — Вот только…

— Что?

— Да ладно. Устала я что-то, — девушка закрыла глаза.

Егор подошёл, резко поднял девушку на руки и бросил ту прямо в одежде в воду, — Лисс говорила, что умеет плавать, — а потом прыгнул за ней вслед. Море ругани, брызг и недовольства, но вылезли из воды в катер довольные. Разложили сушиться одежду на катере. Без одежды, в одних трусиках и лифчике, Лисид была просто красавица и как будто специально крутила перед Егором задницей. Егор глянул ей в глаза, нахмурилась, отвернулась. Егор нежно обнял девушку, притянул к себе, поцеловал. Лисс отдалась Егору страстно, порывисто…

После этого ещё раз искупались, и отправились к туристической станции. В ресторане прямо на глазах восторженной девушки её рыбу разделали и, посыпав всеми причитающими специями, обжарили. Рыба на вкус Егора была прекрасной. Под креплёное вино и господин «Свежий воздух» прошла на ура. Выползли из ресторана часа через четыре, и долго катались на местном подобии лошадей. Под конец дня опять уединились в номере, заказали в него ужин, спиртных напитков и заперлись в нём до утра, наслаждаться обществом друг друга и сбивать жажду взаимного желания. Егор удивился, несмотря на то, что он был у Лисид первым, у той ничего не болело. Лисид же наслаждалась Егором, около него она купалась в лучах его ласки и нежности, что активировало её дар и наполняло силой и здоровьем. Она быстро набирала вес и чувствовала себя всё лучше и лучше.

Пролетело три счастливейших дня. Оба чувствовали себя отдохнувшими и лежали на балконе своего номера и загорали на шезлонгах.

— Лисс, — Егор погладил девушку по руке, — я вот лежу и думаю. Мне хочется узнать, как ты видишь наше будущее.

— Не знаю.

— Но ты себя видишь рядом со мной?

— Егор, ты мой мужчина, я тебе полностью доверяю. Как решишь, так и будет.

— Вот тут и возникает вопрос, чем мы будем заниматься. Я не знаю, чего бы ты хотела. В принципе у меня есть деньги, можно попутешествовать или начать своё дело. Вариантов масса.

— Я тоже не беднее тебя, — Егор как-то не догадался сообщить девушке о состоянии своего счёта, и та не знала о имеющихся у него на счету сорока шести миллионах и последующем поступлении ещё девятнадцати миллионов от Неогена по иску, всего на счету землянина было чуть больше шестидесяти пяти миллионов. — У меня есть деньги, и я зарабатываю очень хорошо.

— Вот об этом я и хотел поговорить, — улыбнулся девушке Егор и, немного подумав, спросил. — Я знаю, что ты не бедна, но хотелось бы узнать о твоих планах и состоянии счёта.

— У меня есть сто сорок китов, — ответила девушка. — Я бы хотела поставить нейросеть, купить базы. Летать можно вместе, парой кораблей, копать, добывать. Постепенно накопить на средний корабль, к примеру, «Метру» или что-то подобное и работать вместе дальше, но уже летая на одном корабле, — девушка посмотрела на Егора и продолжила. — Можно выучить такой корабль быстрее, если разделить базы на двоих. Тогда их можно быстро освоить. Корабль можно взять у того же Неогена в рассрочку, имея выученные базы, это сделать нетрудно. Так делает большинство семейных пар.

— То есть ты думаешь продолжить шахтёрский бизнес, — подвёл итог Егор.

— Да. Я просто больше ничего не умею, а это у меня получается неплохо. Знаешь сколько я рексита копаю в день на вылете новичков?

— Сколько?

— Пять трюмов моего «Фарта», две с половиной тысячи тонн. На таких вылетах за рексит новичок получает по полтора кредита за тонну. В день три кита семьсот пятьдесят, двести пятьдесят топливо, три с половиной кита чистыми в сутки на руки.

— Очень и очень неплохо, — Егор уважительно посмотрел на девушку. — Как ты успеваешь столько? Выработка одного малого лазера всего десять, максимум пятнадцать кубов в час.

— Всё просто, — девушка подробно объяснила Егору свою методику работы с ручным управлением лазерами, захватом и активным направленным щитом.

— Молодец, — Егору Лисс уже виделась в другом свете. — Про расстояние от астероидов я знал, но про то, что можно работать на ручном управлении, для меня ново. Говоришь, если иметь в кибернетике четвёртый ранг, можно писать программы и всю эту ручную работу будет делать искин?

— Да, но четвёртый ранг это минимально возможный уровень, лучше пятый.

— Век живи, век учись.

— Наверняка есть ещё способы зарабатывать больше, но надо просто их узнать или попробовать найти самим. — Лисид была довольна и горда, Егор раздумывал над её словами и смотрел на неё не только как на его женщину, но и как на партнёра.

— Ты видела мой новый корабль в боксе?

— Старый буксир? — Егор кивнул, и девушка улыбнулась. — Видела, но он меня к себе не пустил, а к контейнерам вообще запретил приближаться.

— Я хочу на нём работать дальше, можно вместе, я бы отдал тебе «Шахтёра», но ты его не вытянешь по базам.

— Шахтёра? У меня шахтёрский минимум в четвёртом ранге, — уверенно ответила девушка. — «Шахтёр», это тот же «Фарт», что там такого сложного?

— Догадайся сама, но я на нём заработаю в день, если копать твой любимый рексит, не меньше трёх тысяч кредитов в сутки, но речи не идёт о том, что я буду вручную управлять лазерами. Я просто в нём буду спать, а могу и вообще бросить его и улететь на станцию, если ты присмотришь за ним. — Егор улыбнулся удивлённому лицу Лисс и продолжил. — Скажу больше, не нужно постоянно летать на станцию и сдавать руду. Он у меня загрузится только через пятнадцать дней и, сдав всё за один раз, можно получить не меньше пятидесяти тысяч кредитов.

— Не может быть!

— Может, Лисс, может, — Егор задумался и задумчиво произнёс. — Если твоя мысль о четвёртом или пятом ранге «кибернетики» верна, и действительно можно написать программы и не работать на ручном управлении промышленного лазера, захвата и управлении активным полем защитного модуля, то добычу можно повысить в пять раз. Пятнадцать, а то и восемнадцать китов в сутки, и это дешёвый рексит. Замечательно, Лисс. Хорошая идея!

— Чем ты занимаешься? — Лисс не знала, что сказать или думать.

— Простой шахтёр, Лисс, — Егор теперь думал о чём-то своём и что-то в голове прикидывал. — Очень неплохое предложение, надо быстро выучить пятый ранг «кибернетики», у меня четвёртый, — потом парень посмотрел на девушку, и Лисид почувствовала волну его желания, что её заставило зажмуриться от предвкушения.

— Пойдём в номер?

— Лисси, я конечно не против, но мы с тобой не договорили.

— Что ты ещё хотел у меня узнать? — игриво спросила девушка. — Мне казалось, ты узнал все мои секреты. — Потянулась на шезлонге, парня передёрнуло, но он всё же сдержался, отвернулся, долго смотрел на озеро, приходя в себя.

— Прекрати.

— Слушаюсь и повинуюсь, мой господин, — Лисс рассмеялась.

— Ну и как с тобой обсуждать серьёзные дела? — Егор неодобрительно взглянул на девушку и сразу же отвернулся, мучительно хотелось взять девушку на руки и унести в номер, как делал уже не раз до этого.

— Что тебе мешает это сделать? — девушка чувствовала его мысли, Егор уже этому не удивлялся. — Отнеси свою женщину в номер, сделай её счастливой, довольной, усталой и удовлетворённой, — проворковала Лисс, по спине Егора пронеслось волнение, но он устоял. Лисс счастливо засмеялась. Дотянулась до него большим пальчиком стройной ноги и погладила по бедру.

— Лисс… — Простонал её мужчина, голень легла ему на бедро, пальчик дотянулся до внутренней стороны второго бедра и нежно пощекотал. Этого Егор выдержать уже не смог, пришлось нести обольстительницу в номер и наказывать, хотя наказание девушку только радовало. Через час они отошли от сладкой истомы и лежали на кровати.

— Так о чём ты хотел меня спросить?

— Я уже решил, что с тобой о делах разговаривать не буду вообще, — Егор хлопнул Лисс ладошкой по гладкой заднице, девушка лежала у него на груди и преданно смотрела ему в глаза. — Ты всё сводишь к одному.

— Я ещё не насытилась тобой. Я пока не готова обсуждать серьёзно дела. Я так наскучалась по тебе, что теперь боюсь тебя потерять, и хотела бы сделать тебя маленьким и положить тебя к себе в карман и носить в нём.

— Лисси.

— Да, я не хочу тебя отпускать от себя, и хотела бы быть с тобой рядом постоянно.

— Собственница?

— Да, — Егор обнял Лисс и решил вставать.

— Думаю нам надо посетить одного моего старого знакомого, — предложил он. — Мне надо с ним посоветоваться. Тебе это тоже пойдёт на пользу.

— Что, куда?

— Лисс, мы поедем в один бар. Мне надо кое-то купить из баз, тебе нужна нормальная нейросеть, определившись с тобой и понимая твои возможности, мне будет легче просчитывать ситуацию и наши общие планы. Мы посетим сегодня корпорацию «Нейросеть».

— Я не против, деньги у меня есть. Располагай ими по своему усмотрению, — на счёт Егора упали сто сорок тысяч кредитов.

— Зачем? — Егор от неожиданности замер.

— Мы с тобой одно целое, — Лисид улыбнулась. — Не вздумай возвратить. Мне будет обидно и больно. Ты мой муж, я принимаю свою судьбу и полностью доверяю тебе.

Егор просто прижал к себе Лисид, но так вдруг расплакалась.

— Что такое? — встревожился Егор.

— Егор, забыла тебе передать. Совсем забыла, — девушка видимо что-то вспомнила и теперь выглядела несчастной.

— Что случилось?

— Тебе звонил Артём, вот файл и протокол разговора, это наверно важно для тебя, а я совсем голову потеряла сначала от несчастья, а потом от счастья, — Егору на сеть упали два файла.

— Не переживай, ни одна проблема не стоит твоих слёз, — Егор поцеловал девушку, пришлось её успокаивать и уверять, что всё не так страшно.

— Их переводили во фронтир, и он хотел с тобой переговорить.

— Я уже понял, — Егор быстро просмотрел протокол, попробовал связаться с Артёмом, но не получилось. — Он уже там. Не могу с ним связаться. Подожди пару секунд, я просмотрю письмо.

— Хорошо, но оно закрытое.

— Не проблема, — Егор ввёл в пароль, простые два слова «Артём Егору» и письмо открылось. В нём только адрес сайта. Прошёл сразу на него. Форум. Быстро ознакомился и задумался. Форум был многоязычным, но ссылка привела в сектор на русском языке. Назывался форум «Земляне». Точка связи между людьми, попавшими в этот мир с планеты Земля.

— Что там? — Лисс тормошила его за руку.

— Форум моих земляков, — улыбнулся Егор, сайт требовал изучения, а так как в нём ничего об Артёме не было, то дело не было спешным. Егор отложил его изучение на более удобное время. — Потом как-нибудь изучу, ничего срочного и стоящего твоих страхов и слёз. — Егор улыбнулся девушке и предложил. — Может, будем вставать и собираться? Нейросеть мне хотелось бы посетить уже сегодня.

— Хорошо.

Егор серьёзно воспринимал свои отношения с девушкой, она реально доказала ему свою любовь и преданность. Когда охвативший его чувственный туман снизил свою концентрацию, появилась возможность трезво осмысливать ситуацию, и он понял, что эта девушка то, что ему требовалось и он больше не одинок. В его глазах Лисс была преданна и верна, умна, обладала хорошей фигурой и была внешне очень для него привлекательна. Размышления на эту тему привели его к тому, что следовало обдумать выгоды и преимущества их с Лисид нового положения. Они теперь связаны между собой, и нужно взглянуть на все факты под новым углом зрения. Постепенно сформировался план действий, и Егор решил претворять его в жизнь. Отдых кончился, больше он не хотел отдыхать и предаваться безделью.

Глава девятнадцатая

С Ларом они встретились в том же баре, что и раньше, напротив офиса корпорации «Нейросеть».

— Нет, нет, Лар, я всем доволен, — улыбался Егор. — Но у меня появились свободные деньги, и я бы хотел поменять конфигурацию своих имплантантов. Это первое, что я бы хотел изменить. Второе, что мне бы хотелось с тобой решить, это установка нормальной продвинутой нейросети моей жене, — Егор показал на Лисид, ушедшую заказывать им обед, и о чём-то негромко разговаривающей с менеджером бара. — Ей нужно тоже сразу поставить имплантанты, но в этом вопросе я пока не знаю, как поступить.

— Что конкретно вы бы хотели?

— Я для себя хотел бы получить более мощную нейросеть и более продвинутые имплантанты на интеллект, память, и ещё что-нибудь из пилотского комплекта. Для девушки я вообще затрудняюсь в выборе, она, как и я, шахтёр, но она будет летать со мной в одном корабле, и её шахтёрская специальность для меня не так значима. В деньгах можно не ограничиваться, просто предложите, а я подумаю.

— Понятно, — Лар быстро продумал ситуацию и перешёл к практическим вариантам. — Чтобы не валить всё в одну кучу, сначала обговорим ваши требования к себе, потом перейдём на девушку?

— Не возражаю.

— В таком случае, я бы не рекомендовал вам менять свою нейросеть. Это будет уже другой профиль, — задумчиво размышлял вслух Лар. — Я бы не рекомендовал, так как у вас стоит, насколько я помню «Шахтёр-5МРЕ», это выходит за предел для гражданских на одно поколение. Лучшего вам не получить ни за какие деньги.

— А если заменить мои имплантанты на более мощные?

— Дальше возможны только «Интеллект-100» и «Память-100». Цена по миллиону за имплантант. Двести пятьдесят к интеллекту. Это предел. Большего любой мозг не выдержит. Всего можно ставить шесть имплантантов одновременно. Три на интеллект, память и три на физические составляющие организма.

— Меня интересует пилотский комплект.

— Да, я понял.

— Что вы можете предложить?

— К тому, что уже есть, можно имплантанты на скорость восприятия, скорость реакции и имплантант, отвечающий за повышенную устойчивость организма к перегрузкам, — объяснил Лар и, видя, что Егор хочет пояснений, добавил. — Первые два по миллиону, а за последний пять. Это наниты, последнее слово технологии. Тут надо подписать согласие на участие в эксперименте и внести деньги в фонд развития науки корпорации «Нейросеть».

— Итого десять миллионов, — улыбнулся Егор. — Что на бонус?

— Дополнительные петли для вашей нейросети. Десять миллионов это десять петель. Базы любые на выбор в объёме двадцати баз, с первого по пятый ранг. Так что две петли уйдут только под хранение этих двадцати баз. Петля это просто что-то типа имплантанта, ответственного за хранение информации. Это когда она так используется. Восемь петель, которые будут свободны, поднимут мощность системы, но что и как, я уже объяснить не могу, тут нужна консультация специалиста.

— Я не стану роботом? Столько имплантантов и такое усиление?

— Вы так и не поняли что такое нейросеть? — улыбнулся Лар.

Егор задумался, его знания в «медицине» и «биохимии человека» давали знания об этом аспекте развития цивилизации. Нейросеть не была имплантантом по своей сути. Было установлено, что у талантливых и успешных людей с рождения образуются связи между определёнными участками мозга. Это представление упрощено, но на деле так и происходило. Имелись природные, наследственные или приобретённые в процессе жизни устойчивые нейронные связи, разной длины и протяжённости. Современное состояние медицины и науки позволяло выращивать в человеческом мозге из его же нервной ткани дополнительные нейроны и образовывать прямые связи между участками мозга, как между полушариями, так и внутри одного полушария. Реально ставился всего один небольшой имплантант, он же отвечал за хранение информации, связь и прочие удобства, которые давала нейросеть. Четвёртые ранги баз знаний в «медицине» и «биохимии» не объясняли всех деталей, они были непрофильными для имплантации и нейрофизиологии, но общее представление Егору давали.

— Я в курсе только общих принципов, — кивнул головой Егор.

— Тогда ваш вопрос несколько некорректен.

— Какие базы, Лар, ты бы порекомендовал, и что у нас с личными делами? — Егор понял свою ошибку и поспешил перевести разговор в другое, более важное для него русло.

— Скажи мне, чем ты собираешься заниматься?

— Я сейчас шахтёр, пилот, техник. Хотел бы заниматься производством, торговлей. Возможна своя корпорация. Соответственно может быть и станция. Этот вектор.

— Давай так. За два миллиона мы ставим десять полных баз. У тебя двадцать есть по бонусу. Десять баз можно помещать на одну петлю. Давай три миллиона, и мы зальём тебе две петли, двадцать баз. Сорок баз будут в указанном тобой направлении.

— Мне нужны ещё боевые базы, я ведь могу взять в аренду сектор в космосе, а это пираты, кроме того, меня интересуют роботы, боевые и промышленные. Сама кибернетика мне бы не помешала в шестом ранге.

— Егор, мы не хуже тебя знаем статистику. Известно, что ставят успешные люди. Сорок баз, это не шутка. Будет всё. Не сомневайся. Мы специалисты в своём деле.

— Последнее пожелание. Бонусом от вашей команды базы на медицину, посмотрите, что у меня есть и добавьте не жалея. Три, можно четыре базы, сколько не жалко.

— Договорились, — кивнул Лар. — Учти, тебе придётся провести у нас не меньше десяти дней. Ты их не заметишь. Будешь спать. За это время будет установлено всё, в том числе и базы.

— Итого с меня тринадцать миллионов и подпись на участие в экспериментальной программе, — подвёл итог Егор. — Я согласен.

— Тогда перейдём к тому, что мы можем предложить твоей женщине, — улыбнулся Лар и, посмотрев на Лисид, разговаривающую с менеджером ресторана, спросил у Егора. — Сколько у неё свой природный интеллект и что у неё стоит сейчас?

— Сто пятьдесят три интеллект и простая базовая нейросеть.

— По интеллекту очень и очень неплохо, — Лар задумался.

— Что можете предложить для неё?

— С ней гораздо сложнее, — удивил Егора менеджер. — Она женщина, я, конечно, ничего против женского пола не имею, а наоборот его поклонник, но физиология и психология их несколько отлична от мужской.

— Это понятно, — согласился с Ларом Егор.

— «Женщина видит деревья, мужчина — лес». Они имеют массу качеств, в которых превосходят мужчин, но кое в чём им уступают, Женщина тоньше чувствует эмоциональную сферу. Поэтому лучше вашей жене, как и любой женщине, установить нейросеть «Философ». Это, мне кажется, лучший выбор, правда, редко следуют этому совету. Женщины тоже стремятся к максимальному интеллекту, но на практике это не приносит желаемого результата. Они умны совсем в другом, и лучше эти их лучшие качества использовать в полную меру.

— Что она получит в итоге?

— Двадцать три к интеллекту, но будут образованы дополнительные связи между правым и левым полушариями, это усилит её возможности синтеза информации, имеющейся в обоих полушариях, возрастут лингвистические функции, память, аналитические способности и возможности тонкого ручного манипулирования. Она станет хоть и более восприимчива к невербальным и интуитивным решениям, но без перегиба, — Лар улыбнулся.

— Хорошо, а по имплантантам?

— Пять за участие в экспериментальной программе «Нанит», как и у тебя, такие же имплантанты на физиологию. В плане интеллекта и памяти, женщины плохо переносят мужской стандарт из двух имплантантов «Интеллект-100» и одного «Память-100». Лучший вариант два имплантанта «Память-100» и один «Интеллект-100», это всего двести к интеллекту, но такая конфигурация для женщин лучше.

— Итого, имея сто пятьдесят три в интеллекте, она получил за счёт «Философа» сто восемьдесят восемь в интеллект, а с активацией нейросети он у неё возрастёт до двухсот шести. Плюс двести в интеллект сразу и двадцать единиц по выходу имплантантов в режим.

— Сразу триста восемьдесят восемь и ещё тридцать восемь единиц в течение полугода, — согласился Лар. — В деньгах это те же тринадцать миллионов, если идём по тому же варианту, что и с тобой. Десять петель бонусом и двадцать баз. От нас тоже заливка двадцати баз, как и тебе.

— Какой вектор?

— Обычный. Пилот, шахтёр, медицина, но уже более расширенная, чем у тебя, торговля, администрирование.

— Хорошо.

— Тогда жду вас через полчаса у себя, — Лар встал. — Подпишете документы, оплатишь в Нейросеть двадцать, и шесть миллионов мне на счёт. Обедайте, потом подойдёте, я пока обговорю все детали с заинтересованными лицами.

— Хорошо, — Егор посмотрел на Лисид, та сразу оглянулась, и как только Лар ушёл, подошла.

Перед приходом Лара Егор, полагая, что менеджер из Нейросети не будет вести переговоры об серьёзных делах в присутствии молодой девушки, попросил Лисс прогуляться, но девушка не захотела терять Егора из виду и согласилась подождать его в зале за другим столиком. Её, конечно, раздражали тайны Егора, но спорить она не стала, чувствуя, что Егор задумал что-то серьёзное. Тем более, что её чувства ей говорили, что Егор ей верен и тут состоится деловой разговор. Когда же появился мужчина в дорогом костюме и сел к её Егору за стол, она успокоилась и просто ждала, разговаривая с менеджером ресторана. Наконец мужчина удалился, и Лисид почувствовала, что Егор доволен и зовёт её к себе.

— Как прошли переговоры?

— Всё нормально, Лисс, — Егор погладил девушку по руке. — Всё получилось, как я планировал. Денег, конечно, выбросим мы немало, но и получим за них очень и очень неплохо.

— Ты можешь объяснить? Без этой твоей таинственности?

— Пока нет. Я боюсь, что ты откажешься.

— Я откажусь сразу здесь и сейчас, — нахмурилась Лисид.

— Лучше расцени это как мой свадебный подарок, — Егор улыбнулся, и в его взгляде появилась нежность, такого взгляда Лисид перенести не могла, и её желание разобраться в ситуации испарилось. — Сейчас мы пойдём в Нейросеть, тебе надо будет расписаться в одном документе, потом тебе установят нейросеть, и мы встретимся вновь. Я тоже буду ставить себе имплантанты, но по времени у нас всё выйдет одинаково. Так что, как только освободишься, мы сразу встретимся…

Глава двадцатая

— Господин Егор, — Лар встретил парня в фойе, как только он спустился на лифте с верхнего этажа. — Всё, что мы оговаривали, у вас есть.

— Да, Лар, спасибо. Я уже понял, — улыбнулся Егор, Лисид пока не было, и они сели в мягкие удобные кресла. — Как дела у моей жены?

— Всё нормально, спустится через пять минут, — менеджер улыбнулся, этот парень принёс ему кучу денег. — Вы должны понимать, что вы остались таким же простым человеком, как и раньше, но с повышенными имплантантами способностями.

— Ты это уже говорил, Лар.

— Таких, как вы, в империи немало, каждый имеет имплантанты и нейросеть. Военные все поголовно, так как это условие приёма на службу. Вы должны понимать, что пока вы не освоите те знания, которые мы вам в виде баз внесли, вы тот человек, и с теми знаниями, которые вами усвоены и осмысленны.

— Да понял я это, — нахмурился Егор.

— А если понял, то делай выводы, но… — Лар стал серьёзен. — Ты должен понимать, что ускоренное изучение баз ведёт к перегрузке мозга, можно сорвать все природные предохранители и стать безумным или вообще полным олигофреном. Я хочу тебя об этом предупредить. Удачи вам с женой, но будь осторожен и объясни это своей жене. Будут проблемы, ты знаешь, как меня найти. Всё, мне сообщили, что она спускается на лифте. Встретишь её сам, — Лар пожал руку и пошёл в свой офис.

— И тебе не болеть, Лар, — Егор встал и пошёл к указанному клерком лифту.

Девушка вышла из лифта и бросилась ему на шею.

— У тебя всё нормально, Лисс?

— Да.

— Тогда, я думаю, нам надо немного поесть и отправляться на Неоген, — предложил Егор. — Думаю, нам надо определиться. Если будут проблемы в Неогене, то мы заберём там своё имущество, и будем искать другую корпорацию, но мне кажется, что там проблем не возникнет.

— Егор, ты знаешь, какой у меня сейчас интеллект?

— Да.

— Тебе не страшно находится рядом с такой умной женщиной?

— Нет, — Егор равнодушно пожал плечами, хотя заметил искорки веселья в глазах Лисид. — Ведь это я договаривался насчёт тебя.

— Храбрый?

— Нет, умный, поэтому жена нужна тоже не полная дурочка, — Егор весело посмотрел в глаза жене.

— Сколько у тебя?

— Не много, Лисс, но хватит для того, чтобы не боятся умных женщин.

— И всё-таки? — девушка взяла его карту в свои руки и взглянула туда, удивление разлилось по её лицу. — Четыреста восемьдесят восемь!

— Ага, так что, хоть у тебя и много, но на сотню пунктов ты от меня отстаёшь. — Егор взял её под руку и повёл из офиса Нейросети. — Всё это ерунда, Лисс, главное, что мы вместе. Сейчас поедим, и на станцию «Нагана».

— У меня ещё куча баз.

— Я знаю, правда, не знаю, какие конкретно, но общее направление мне известно.

— Спасибо.

— Не за что, Лисс.

— Теперь ты точно не оставишь меня, вложить в мою голову столько денег, — улыбнулась девушка и стрельнула глазами на идущего рядом парня.

— Ага, — согласился Егор и улыбнулся, девушка напрашивалась на комплименты.

— Такую умную и красивую девушку… — начала Лисс, спеша за парнем.

— Нужно носить на руках? — Лисс оказалась у него на руках.

— Да.

— Только до ресторана на противоположной стороне дороги. Потом будешь топать сама, я не носильщик «прекрасных девиц», к тому же мне это мешает нормально думать головой.

— Я рада это слышать.

— Хм… — Егор уже думал о чём-то своём.

Проблем с корпорацией «Неоген» не возникло, об инциденте знали только те, кому положено знать. Охранник просто сообщил по команде, а кто, что и почему, ему было неизвестно. Прибыли на Нагану, и сразу Егор получил по станционной сети приглашение проследовать в кабинет к начальнику Службы Безопасности станции «Нагана» корпорации «Неоген». Причин для отказа не было, и Егор с Лисид — девушка не хотела его оставлять ни на минуту одного — проследовали по указанному адресу. Оставив Лисс в приёмной, Егор прошёл в кабинет начальника Службы безопасности.

— Добрый день, Егор Иванцов, — поздоровался с ним пожилой, но ещё довольно энергичный мужчина и бегло пробежался по Егору, делая свои, одному ему известные выводы, — вы, я вижу, вернулись к нам после трёхнедельного отсутствия.

— Я получил свободные денежные средства, — просто объяснил Егор. — Соответственно, сразу посетил корпорацию «Нейросеть». Поставил имплантанты, которые посчитал для себя необходимыми. Купил базы знаний. Я работаю по договору с Неогеном, за ангар у меня стоит помесячная оплата и она вносится автоматически. Так что не вижу проблем. По договору я могу не выходить в космос до трёх месяцев. Это если уважительной причины у меня нет, а у меня справка из Нейросети. От работы я не отлыниваю. Обычный шахтёр.

— Претензий у меня к вам нет. Смогли отломить себе кусочек, молодец. Хвалю, — улыбнулся глава службы. — Я бы на вашем месте тоже постарался использовать ситуацию в выгодном для себя ключе. Вполне понятное и разумное желание.

— Спасибо.

— Меня зовут Галди Карт.

— Егор Иванцов.

— Можно полюбопытствовать?

— Пожалуйста.

— Я, конечно, мог бы узнать и через другие каналы, но лучше спрошу у вас прямо, — улыбнулся Карт. — Сколько у вас в интеллекте? Какие базы у вас изучены, Егор?

Егор показал идентификационную карту:

— Двести тридцать восемь без имплантантов. С ними ещё двести пятьдесят.

— Шикарно, — кивнул Егору Карт. — Есть ещё имплантанты?

На этот вопрос можно было не отвечать, в идентификационной карте стоял только интеллект в четыреста восемьдесят восемь единиц и два состояния, психическое и физическое с метками «нормальное». Егор равнодушно пожал плечами, но на вопрос не ответил.

— Да, обычные, — услышал глава Службы Безопасности.

— Ладно, с этим всё ясно, — кивнул Карт. — А изученные базы?

— Вот карта, — у Егора была новая карта, на ней были отмечены только то, что освоено и изучено. Всё, что не освоено, было скрыто, сохранение тайны и безопасности клиента Нейросетью гарантировалось. Если на малых объёмах баз можно было ничего не скрывать, то с большими объёмами ситуация в корне менялась. Владелец профессиональной карты мог сам поставить в карте то, что желает показать, а что нет. Добавить того, что не освоено, было нельзя, но зато скрыть то, что уже освоено и изучено, можно. Узнать же, что есть у Егора, какие базы скрыты в голове, но ещё не изучены, а просто хранятся, было вообще невозможно. Только то, что изучено, и из изученного только то, что устанавливает сам владелец карты. В Нейросети оттестировали перед операцией всё изученное и сняли все протоколы. Обычно этого не делали, но Егор проходил по экспериментальной программе по установке имплантанта на повышенную устойчивость организма к перегрузкам «Нанит». По умолчанию, по окончании процедур выставили в карту всё, что было освоено.

Глава службы повертел карту в руках:

— Четыре базы в пятом ранге и девять в четвёртом, — кивнул Карт, возвращая карту. — «Сканер», «пилот малого корабля», «пилот среднего корабля», «промышленность» — пятый ранг. В четвёрке тоже как вижу, всё в тему. На крейсер собрался садиться? «Метра»?

— Пока не решил.

— То есть будешь и дальше шахтёрить?

— Планы такие. У меня на что-то большее нет навыков и баз. Учиться много и самое главное долго. Больше ничего делать не умею. Получил немного денег, но без обучения их просто потеряю. Поэтому решил продолжить делать то, что умею, — усмехнулся Егор.

— Разумно.

— Спасибо.

— По инциденту, — перешёл к причине вызова Карт. — Тут, кому надо и положено, знают. Кому не положено, никогда не узнают. Тебя заметили, но отрицательного отношения нет. Корпорация на твоей самодеятельности поймала, и неплохо. Так что всё нормально. Живи, работай. Не высовывайся, лишнего не болтай, — улыбнулся Карт.

— Так и собирался делать.

— Думаю, мы поняли друг друга, — отпустил Егора глава СБ.

— До свидания, — Егор вышел из кабинета и отправился с Лисид к себе в ангар.

У своего ангара Егор и Лисид встретили Анвара.

— Привет, Егор. Привет, Лисида.

— Здорово.

— Как дела? Я получил от тебя деньги. Долг. Ты поправил свои дела?

— Да, — Егор открыл свой ангар, небольшую дверь в щите двери 50-метровой высоты и такой же ширины, Лисс сразу ушла в ангар, а Егор предложил соседу. — Зайдёшь?

— Нет, — отказался Анвар. — Я собираюсь на вылет. Некогда. Уже подачу заказал.

— Ты где копаешь?

— В седьмом, что тут особо-то мудрить. Меня берут в шахтёрское объединение «Узнан». Со следующего вылета буду с ними работать, — вдруг сообщил Анвар.

— А в чём тебе-то выгода?

— Всё просто. Пятеро стоят и добывают руду. Сразу же грузят в контейнеры. Я пятьсот кубов, это шесть контейнеров. За сутки в пять рыл три тысячи кубов. Старший объединения Резва. Он тоже копает, но он на «Метре». В сутки выдаёт два объёма, — объяснил Анвар. — Получается четыре тысячи кубометров. Может пять. Резва уходит в ангар, ставит свою «Метру». Прилетает на торговом «Дакаре». Он может взять сотню контейнеров. Это шесть тысяч кубов. Летит на перерабатывающую станцию. Сдаёт всё в переработку. Ангар у него на станции переработки, он ставит «Дакар», возвращается на «Метре». Вот и всё.

— Понял. Семь процентов к переработке и каждые сутки экономия времени каждым как минимум по два-три часа. Объём добычи возрастает. Сколько у тебя будет плюс в деньгах?

— Экономия времени это 25–35 кубометров в час. Три часа каждые сутки. Считай сотня. Шестьсот кубов будет в сутки общего. Всего четыре тысячи. Переработали, получили восемьдесят тонн концентрата. Семь китов восемьсот сорок кредами, если копаем рексит, моя восьмая часть. Девятьсот восемьдесят. Вот и весь расчёт. Каждый, кто на мелком «Фарте», получает долю. Ещё две доли копает сам Резва на «Метре». Долю ему за вывоз. Три доли его. Всем выгодно.

— То есть ты, вместо пятисот кредов в сутки получаешь девятьсот?

— Резва тоже говорит, столько будет получаться, но это нормально, — улыбнулся Анвар. — Но это если копать рексит, а мы собираемся вести разведку и могут попасться и другие руды. Подороже.

— Почти вдвойне к твоему сегодняшнему заработку, если считать по рекситу. Будешь поднимать как минимум тридцать китов в месяц. Неплохо, — кивнул Егор.

— Может, переговорить с Резвой насчёт тебя? — спросил Анвар. — Нас шестеро. Резва говорит, чем больше народу, тем лучше. Выгоднее.

— Пока не надо, но за предложение спасибо, — Егор показал на дверь ангара. — У меня немного изменились личные обстоятельства.

— Красивая девчонка. Будешь с ней в паре работать?

— Да, — Егор улыбнулся. — Пока хочу всё обдумать.

— Думай, если решишь, то только скажи, — Анвар кивнул ему и ушёл в свой ангар.

Егору была понятна суть объединений шахтёров давно, но ему это было пока не нужно. Стояла цель освоить знания и навыки. Заработок у него и так был неплохой, даже без варианта, который ему подкинул Юджин. Вспомнив о молодом диспетчере, Егор надумал позвонить ему.

— Привет, Егор, — мгновенно откликнулся Юджин.

— Прилетел с планеты, сразу тебе решил позвонить.

— Правильно, — Юджин был польщён и сразу заговорил с удовлетворением в голосе. — В общем, я всё получил, спасибо. Ты прилетел не в мою смену. Сразу рассчитался. Я, когда проснулся и увидел, что сто китов на счёте, сразу стал тебе звонить, но ты был уже вне доступа. Мне сказали, что у тебя дела на планете. Родня, какие-то проблемы.

— Да, я прилетел, на почтовом ящике висело извещение. Нужно было срочно на планету. Я скинул груз, перекинул тебе твою часть и поехал, — Егор прекрасно осознавал, что разговор прослушивается. — Только что вернулся.

— Хорошо, что позвонил, а то я в недоумении.

— Есть что-нибудь для меня?

— Шеф мой долго смеялся почему-то, когда я ему сообщил, что ты прибыл и рассчитался со мной. Я ему говорю, что ты мужик надёжный, можно с тобой иметь дело. Прилетел, без задержек рассчитался. Работу сделал, — вдруг сообщил Юджин. — Он поинтересовался, как мы с тобой договорились. Я сказал, что как обычно. Мне сотню, там ведь было их всего две. Меня, мол, не интересует, сломается у тебя лазер или нет. Я, мол, свою работу сделал.

— А шеф что? — спросил Егор, было ясно, что шеф Юджина в курсе инцидента с Егором, а сам молодой диспетчер нет.

— Да всё нормально. Похвалил меня, мол, так и надо.

— Ясно, — улыбнулся про себя Егор. — Юджин, я потратился на планете. Денег надо. Есть что для меня?

— Есть, — после некоторого раздумья сообщил Юджин. — Но есть одно «но»…

— Какое?

— С тобой хочет поговорить мой шеф. Задания я не знаю. Он тебе его даст сам.

— А ты что получишь?

— Это не мои и твои проблемы. Шеф сказал, что будет всё нормально.

— Что мне делать? Куда подойти?

— Я сообщу дополнительно, надо сначала сообщить шефу, что ты здесь. Жди, я перезвоню, — Юджин отключился.

Егор прошёл в жилой отсек. Лисид что-то делала в своём корабле. Разделся и хотел принять душ, как опять на связь вышел Юджин.

— Егор. Сообщил шефу, что ты приехал, — голос диспетчера был таинственный.

— Что? Не тяни.

— Сказал, чтобы ты сидел и ждал, — Юджин был доволен. — Примерно через неделю вылет. Так что работа есть.

— Ты гений, Юджин. Спасибо, — Егору дали понять, что его возможности прикидывают, сказали, что работу он гарантированно получит. Следовало прояснить ситуацию. — Ты это, скажи, что у меня есть «Жнец», помнишь, видел в ангаре второй корабль? Вот на нём, если надо, но могу и на «Шахтёре», или в два малых корабля. У меня есть постоянный партнёр, моя жена, летает со мной на «Жнеце», но может и на своём «Фарте». Так вот летать я на «Жнеце» могу, жена на вспомогательном оборудовании сидит, но скажи, что пушки и обвес мне не по силам, только несложный пилотаж, промышленные лазеры. Ну, ты понял, добыча, производство, — Егор мог всё, кроме роботов. Всё в четвёртом ранге. Достаточно было уже третьего, но если сказать что всё, то получалось что ещё и боевое всё, а лезть в опасное место Егор не хотел, тем более, если на корабле будет Лисид. Одно дело руда и концентраты, другое дело пушки и ракеты. Этого пока не хотелось, несмотря на имплантанты и четвёртые ранги в боевых специальностях.

— Я передам.

— Тогда я жду звонка от тебя. Мне надо знать за сутки.

— Мне сказали, что ждать надо неделю ровно. Так что готовься, — Юджин был уверен.

Завершив разговор, Егор прошёл в душ. Горячие струи воды расслабляли, а расслабляться пока не стоило. Пришла Лисид и приготовила поесть.

— Да, семейная жизнь сделает меня ленивым.

— Радуйся, пока я в настроении, — Лисид улыбалась, но потом стала серьёзной. — Какие планы?

— Через неделю будет серьёзная работа. Ты полетишь со мной?

— Да.

— Тогда я займусь подготовкой второго корабля, — Егор задумался. — Работы очень много, не знаю, успею ли его подготовить для полёта.

— Что посоветуешь мне учить в первую очередь? У меня сорок баз знаний, я даже растерялась.

— Что из всего этого тебе ближе по духу и что тебе в них интересно?

— Знаешь, если считать нас не только семьёй, но и командой на корабле, то мне интересны два аспекта, они важны в практическом смысле. Связка пилот-стрелок, ты пилот, я стрелок или наоборот. Вторая связка командир корабля — врач, в ней я могу занять место врача.

— Я не протии второй связки, но к врачу можешь ещё добавить психолога и диетолога, — Егор развеселился. — В первой связке мне никто не нужен, корабль и стрельбу я могу взять на себя полностью, зато есть связка промышленность-технология. Я работаю с перерабатывающими комплексами, у меня слабое место кристаллы-катализаторы. Можно тут найти для тебя место.

— Тогда промышленность, химик-технолог, медицина?

— Было бы неплохо. Промышленность у меня в пятом ранге. Я хочу сейчас плотно взяться за «кибернетику», у меня пока четвёртый ранг, хочу довести до пятого, следом нужна «робототехника» и специализации в ней, это промышленный робот-дрон, технический робот-дрон и боевой робот-дрон. Это мои ближайшие планы в учёбе. Я буду поднимать их под плотным допингом на инъекциях в своём модуле «Спортсмен». Я учил дисциплину за пятый ранг за семь дней под допингом, сейчас мне хватит на пятый ранг кибернетики под лекарственным «разгоном» трёх дней. — Следом «робототехника» сразу до третьего, специализации по роботам-дронам тоже. Потом буду наращивать до пятого «робототехнику». Это мои ближайшие планы.

— Может, стоит мне сразу поднять «медицину» в пятый ранг, — улыбнулась Лисид. — Тогда я могла бы следить за тобой в процессе учёбы, и можно было бы купить более серьёзный специализированный модуль.

— Меня радует такое твоё отношение, Лисс.

— Тогда, может, поможешь мне, я бы на разгоне в твоём «спортсмене» её проучила сразу до пятого ранга. С моим интеллектом это четыре неполных дня, — улыбнулась девушка. — Можно уже сейчас купить хороший модуль, и ты будешь учить свои базы сразу в нём. Я сразу возьмусь за «биохимию человека», «физиологические процессы и их стимуляция», «физиология мозга» и «боевую медицину». Эти базы у меня есть, и их можно поднимать равномерно.

— Какой медицинский модуль думаешь взять сразу?

— Под пятый ранг медицины хорошо пойдёт «Медицина-18/3МГД». Это диагност, лечение и контроль. Правда, стоит он очень дорого, но зато очень компактный.

— Сколько?

— Триста сорок китов, по размерам превосходит твоего спортсмена в три раза.

— Тогда давай сразу на обследование в «Шахтёр», сразу подберём тебе инъекции по индивидуальному курсу, как только достигнешь третьего ранга, поведёшь себя сама, — предложил Егор.

— Хорошо. Только я бы хотела сначала продать своего «Фарта», если мы летаем дальше вместе, он не нужен.

— Хорошо, — сразу согласился Егор. — Я тогда заказываю робота подачи и перенесу «Шахтёра» к правой стене. Он там не будет мешать при работе со «Жнецом». — У Егора был примерный план модернизации, но он хотел посоветоваться сначала с техником Гури.

«Фарта» продали новичку в шахтёрское объединение «Трекс». Лисс позвонила Нерпу и тот, узнав, что Лисид продаёт корабль, быстро нашёл покупателя среди своих. Ушёл он всего за двенадцать китов при стоимости в восемнадцать, но Егор не стал торговаться, корабль был не нужен. Фарта сразу забрали, а Шахтёра вывезли из ангара и, переставив крепления-фиксаторы к правой стене, водрузили на новое место. Егор, обследовав Лисид, составил ей курс из семи инъекций, трёх ускоряющий обучение и четырёх восстанавливающих. Двенадцати часов учёбы под лекарственным «разгоном» девушке хватало на изучение четырёх рангов базы «Медицина». Дальше она могла уже вести себя сама, комбинируя инъекции уже по состоянию организма.

Девушка поцеловала Егора и отправилась изучать базы в «Шахтёра», а Егор занялся обдумыванием модернизации «Жнеца». Потом перекусил, и запустил на нём полный тест. Искин его воспринял сразу как хозяина, оформлен он был на Егора.

— Добрый день, — голос искина был голосом уверенного в себе тридцатилетнего человека с приятным тембром.

— Привет. Тест, полный, всего оборудования.

— Мини-комплекса переработки тоже? Это оборудование штатное, но оно у меня отключено от энергосети, — сразу объяснил суть вопроса искин. — Его бы убрали, но оно встроено в силовой каркас корпуса корабля. Это снижает объём трюма на тридцать восемь кубометров. Отключено по протоколу. Гражданским шахтёрам нужен больший трюм и больше мощности реактора, а это оборудование энергоёмкое, — вышла из искина официальная формулировка. — Это считается одним из недостатков «Жнеца».

— Ладно, я понял, — такую информацию Егор объяснил себе тем, что он был первым владельцем корабля после военных. Не смогли убрать комплекс, сделали программу, забивающую голову покупателю, мол, неудобство, просим извинить.

— Принято.

— Скажи мне, где питающие шины, я сейчас прикручу их на место.

— ЗиП мини-комплекса в установленном месте.

— Принято, — Егор поднялся в верхний отсек трюма и в ящике ЗиПа нашёл восемь запитывающих шин (шесть шин положили как расходники). — Только питание отключено, или ещё что-то?

— Только питание.

— Принято, — Егор открыл энергетическую шахту и приказал. — Убери всё напряжение в зоне работы.

— Выполнено, — пришёл ответ.

Егор спустился в шахту и прикрутил шины на место. Проверил ещё раз затяжку и вылез назад.

— Искин, подавай напряжение и тестируй мини-комплекс.

— Выполняю.

— Что ещё отключено?

— Всё остальное в работе. Можно запустить обслуживающий комплекс.

— Что за комплекс?

— «Техник ВПШ19ГМ».

— Данные мне на нейросеть.

— Принято, — искин скинул Егору файл, но смотреть его Егор пока не стал. Он осматривал рубку.

«Жнец» был самым маленьким в своём классе средних кораблей крейсером. Именно крейсером. По уставу это значило, что кораблём командует офицер. Уставной состав «Жнеца» состоял из офицера и пяти рядовых. Практически это означало наличие каюты офицера и кубрика для рядовых. Рубка была в два раза больше, чем на «Шахтёре», три на четыре метра. Каюта два на три, кубрик два с половиной на три. Сейчас каюта и кубрик были полностью пусты. Вся мебель была снята. В рубке Егор сразу проверил шахты, где стоял искин. На «Жнеце», как и на «Шахтёре», было две шахты, под размеры среднего крейсерского искина. В левой стоял искин. Правая пуста. Егор сразу сделал себе отметку: купить искин. Две шахты под габариты искина малого корабля, расположенные под пультом управления, тоже пустовали. Там размещались искины ведения боевого огня и управления активными щитами. Последняя, третья шахта, тоже под размеры искина малого корабля, к удивлению Егора не пустовала, хотя Егор ждал иного.

— Что в нём?

— Искин управления роботами, — ответил искин корабля. — Он сейчас находится в неактивированном состоянии.

— Протестируй. Данные по искину и чем там он управляет, мне.

— Выполняю, — искин сбросил файл Егору.

— Тестирование когда будет завершено?

— Ещё два часа.

— Выполняй, по завершению файл с результатами мне.

— Принято.

Егор за два с половиной часа вытащил из корабля всё лишнее оборудование, стоящее в спецификации как расходники. Гам, заплатив дополнительные сто десять тысяч, сумел отправить Егору, если считать вместе с четырьмя контейнерами, расходников и дополнительного оборудования на сумму в шесть сотен китов. Егор, завершив разгрузку, вошёл в сеть станции и оттуда вышел в планетарную сеть. Набрал старика, тот ответил сразу:

— Забыл старика! — Гам был недоволен.

— Были проблемы. При встрече объясню.

— Какие проблемы? — спросил спроста старик.

— Я заболел, сидел на карантине. Привет твоему знакомому, он всё ещё пьёт «планетарку»?

— А куда он денется? Пьёт.

— Сейчас разбираю твою посылку, Гам. Только сейчас смог.

— Ну и?

— Выше всяких похвал, я уже могу на нём, но кое-чего не хватает, исправлю в ближайшую неделю. Успеваю.

— Шустрик.

— У меня к тебе просьба, Гам.

— А без просьб просто позвонить не можешь? Я тебя потерял, — съязвил старикан.

— Я пока не собираюсь на планету, но мне надо кое-что.

— Что?

— Там одна пустая шахта под искин. Размеры: искин среднего корабля, крейсер. Две шахты пустые, размер: малый искин. Такой же, как на «Шахтёре».

— Это стоит денег.

— Я тут сейчас всё разобрал, что уже есть. Получилось неплохо. Всё нужное есть.

— Уговор помнишь?

— Я даю тебе пятую часть вместо десяти процентов. Сто китов за мной и, чтобы не было вопросов, сейчас дам сразу на искины. Сколько, думаешь, потянет?

— Полторы крейсер, по десятке малые, что в программное обеспечение?

— Сам подумай, я добавлю ещё четыре лазера к тем, что стоят, это восемь. Без ущерба. Под фиксаторами у «Жнеца» есть полости. Туда два, над и под рубкой нашёл ещё две. Будут в нормальном виде закрыты люками. Всё в стандарте, а как вышел на астероид, люки открыл, частично выдвинул, угол поворота небольшой, но для того, что впереди и в каждую сторону на сорок четыре градуса от оси, вполне достаточно. Так что добыча будет увеличена в два раза по скорости.

— Сам придумал? — поинтересовался Гам.

— Нет, тут один спец подсказал, — ответил Егор.

— Разумный вариант, я про такое не знал.

— Завтра буду договариваться с ним, он и поставит.

— Понятно.

— Гам, мне надо ещё модуль, реактор, причём немаленький. Сам видишь, средние промышленные лазеры, лучше иметь запас мощности. Размеры: кубрик рядовых, но там есть вниз метр и вверх столько же. Получается два с половиной на три и по высоте три плюс два, пять. Пять, Гам, по высоте.

— Два с половиной на три и высота пять, — продублировал Гам. — А как ты это туда затолкаешь?

— Через нижний грузовой отсек. Там можно это сделать. Потом назад закрыть, конструктивных балок не трогаю, только железо стены трюма.

— Одобряю. Что ещё?

— Бак, в нижний грузовой трюм, — раззадорился Егор. — Размеры и вес, как выбоина в верхнем отсеке, для симметричности. Понял, о чём я?

— Про кашеварку?

— Ну да. Последнее, что требуется, это шины для энергосети. Тут явно за всё затребуют много, а надо, сам понимаешь, разводку между двумя реакторами, усилить шины на искины, ты же купишь явно мощнее того, что есть. Я бы и этот сменил, но он родной с программами, поэтому хочу вторым его усилить максимально.

— Да понимаю я.

— Тут вообще нужно развести энергосеть по-новому. Ты сам посуди. Я вижу, к примеру, активный щит. Я в восторге. Он по параметрам очень хорош. Я понимаю, что ты постарался и он самое лучшее, что возможно, но подводка к модулю родная. Ты меня понимаешь? И так везде.

— Совсем старый стал.

— Я ещё раз повторяю, я всем доволен. Всё что я тебе рассказал, устраняется за неделю, а то, что я ставлю дополнительно, делает «Жнеца» ты сам понимаешь чем. И это при таких размерах. Он ведь меньше «Метры» в несколько раз, а трюм девять сотен кубов. Ну, про энергию ты уже понял. Модуль и его размеры за него тебе говорят. Дополнительный бак. Сканер мне тот, что пришёл, и бортовой, и примышленный понравился. Вообще всё очень и очень. Я так понял, на класс выше?

— Да и ещё модификации, так что…

— Поэтому и нужен серьёзный энергоподвод.

— Егор, а что по пиу-пиу?

— То, что пришло, мне не просто понравилось, а в восторге, но по конфигурации нужно думать. «Расходников» столько, что можно собрать любую. Предпочтительно, конечно, выглядеть шахтёром, я ведь в безопасном космосе работаю, а тут, сам понимаешь, ограничения, но если пуститься в свободные и небезопасные системы, то конечно…

— Ты не можешь сообразить, кто при встрече будет жертвой? Пират или шахтёр? — усмехнулся Гам.

— Ладно, Гам. Сколько надо китов?

— Искины сто двадцать, генератор не знаю, надо узнать. Давай пятьсот китов, останется, верну.

— Сто своих забери сразу, — напомнил Егор. — Кидаю шестьсот, что там останется, раздерёмся по окончании. Когда будет посылка?

— Прямо сейчас и займусь, — подумав, ответил Гам.

— Тогда всё. Деньги я уже перевёл. Пока, старина.

— Пришли, подтверждаю. Пока. Как решу все вопросы, позвоню.

— Хорошо. Спасибо, Гам.

— Пока, — Гам отключился.

Егор сразу перезвонил Гури, всё-таки тот имел «техник» пятого ранга, но не это интересовало Егора, а огромный опыт практической работы Гури был гораздо ценнее самой базы, да и десяти подобных баз.

— Добрый день, мастер, — начал разговор Егор.

— Здравствуй.

— Есть тема для разговора и нужна серьёзная консультация.

— «Жнец»? — удивил Гури Егора.

— Да, но откуда?

— Ты, я так понял, коллекционер? — засмеялся Гури. — Коллекционер древностей, — просмеявшись, продолжил. — Давно я их не видел, лет, наверно, тридцать. В основном они идут как буксиры. Но мне сказали, у тебя новый!

— Кто сказал?

— Не был бы я Гури, техником пятого ранга, если бы не знал, что есть на этой станции, а чего нет. Буду через пять минут, — интерес у Гури был явным и он его не скрывал. — Уже еду.

— Только уговор.

— Говори.

— Я тоже имею «техник» четвёртый ранг. Выслушаешь сначала моё мнение?

— Получил. Молодец. Уважаю. Уговор принят.

Гури был уже через пять минут. Выслушал всё, что надумал Егор, а молодой землянин выложил Гури всё то, что сказал по модернизации старику Гаму.

— Мысли правильные, — подвёл итог егоровой модернизации Гури.

— И?

— Я как узнал, что у тебя появился «Жнец», сразу вспомнил, как горели твои глаза при модернизации «Шахтёра», — Гури заулыбался. — Вспомнил, как ты выцыганил у меня базу. «Всё, Гури, — сказал я тогда себе, — это техник, — это я сказал про тебя ещё тогда. — Это свой человек! Гури, он придёт к тебе с модернизацией „Жнеца“». Я оказался прав. Егор. Всё, что ты говоришь, это модернизация.

— Ну да.

— Но ты не смотришь в корень, ты не видишь сам корабль.

— Я только начал, — насторожился Егор.

— Я, тебе честно скажу, просмотрел каталоги и составил план модернизации. Мне было просто интересно, а теперь есть возможность его воплотить.

— Предлагай, если это будет стоить, деньги я найду, — кивнул Егор.

— Всё будет делаться из того, что есть… — Егору позвонили по нейросети, и Гури смолк.

— Извини. Одну минуту. Звонок важный, потом вырубаю телефон.

— Хорошо, — кивнул Гури.

Звонил Гам.

— Егор, в твои габариты входит только реактор «Ниагара». Мне предложили СК-28МВР, стоит девяносто пять китов. Ниже не могут. Брать?

— Секунду. Гури, Ниагара СК-28МВР, — Гури сразу закивал и улыбнулся. — Гам, бери.

— В остальном я уже определился. Сейчас утрясаю детали, позвоню попозже.

— Спасибо. Я могу уже лечь спать, но ты звони, если что.

— Всё, пока, — Гам отключился.

— Реактор как? По твоему плану он проходит?

— Лучший в этом классе. Модернизация, но без перегиба. Износостойкий, снижен расход топлива, при этом увеличена отдача на семьдесят процентов. Изготовитель из Содружества. Корпорация «Озон». Лидер в модулях-реакторах, — выдал Гури. — Твой план втолкнуть его в кубрик, это очень хорошая мысль, у меня такой не появилось, — похвалил техник.

— Спасибо. Давай свой план.

— Первое. Снимаем двигатель, — удивил Егора Гури. — Ставим «Газад». У меня он есть. Сто китов и отдаёшь этот. Выигрыш налицо. «Жнец» это крейсер, а прыжок у него слабоват. «Газад» прыгает дальше более чем в полтора раза. Что такое «Газад»? Это не модификация, это новая версия двигателя, делали его из твоего «Рогана», — Гури показал на двигатель «Жнеца». — Размеры один в один. Даже крепления те же. Отличие только в более широких дюзах и внутренностях. У «Газада» они дороже и качественнее. Этот двигатель и делали для «Жнеца», но он был дороже. Казна отказалась. Дорогие шахтёры не нужны.

— Характеристики?

— Получаешь прирост мощности от реактора в два раза, мощность двигателя в полтора. Расход топлива возрастает при полной нагрузке на те же параметры, но в режиме твоего «Жнеца», расход не возрастёт, зато возрастёт долговечность. Возьмёшь вместо девятисот кубов, две тысячи семьсот, расход прыгнет в два раза, и это при тройном перегрузе, лететь будешь, как обычно. Даже не заметишь разницы.

— Впечатляет.

— Сразу программный апгрейд движку. Снижение расхода, увеличение мощности и прочее.

— Согласен.

— Лазеры у тебя стоят уже среднего класса, а не мелочь, как на «Шахтёре». Четыре, как и на «Шахтёре», уже двойная выработка. Я думаю, ещё четыре это много. Ещё два средних лазера, таких же по мощности, как стоят, и всё. Место установки то же, что и на «Шахтёре». На «Шахтёре» сколько копал в час?

— Максимум семьдесят два кубометра.

— Вот сейчас четырьмя на тех же условиях вдвойне. Два дополнительных, это ещё семьдесят два. Итого двести тридцать кубометров в час. Не забывай, трюм всего девятьсот.

— Но ведь место есть? Над и под обзорным окном? — возразил Егор.

— Подожди, — остановил Егора техник. — До этого дойдём. Двигатель решили, лазеры по пять за штуку с установкой. Теперь ещё один очень важный вопрос. — Гури показал на горловину в центре корабля под рубкой, сейчас закрытую заглушкой. — Знаешь, что это такое было?

— Нет. — Егор пожал плечами.

— Это была средняя квантовая пушка. Стреляла магнитными волнами, если говорить простым языком. Устарели окончательно. Могу сюда воткнуть среднюю плазму. Один выстрел на двести кредитов в пересчёте на топливо. Реактор двигателя один не тянул эту вещь, но твоё инженерное решение с Ниагара СК-28МВР, причём решение красивое, добавляет мощности, и можно говорить о средней плазменной пушке. Причём, во время подготовки и самого выстрела, энергии хватит на очень мощный активный щит с корабля классом выше. То есть ты уложишь с одного выстрела любой пиратский крейсер. Современный стоящий на боевом дежурстве крейсер с пяти. Поэтому я опломбирую пушку, а будешь во фронтире, пожалуйста, — Гури развёл руками. — Ещё будут раздвижные шторки. Так что никто ничего не поймёт. Решил стрелять, нажал на кнопку, открылась пушка, а так просто корпус, ничего не видно.

— Дальше.

— Очень серьёзная доработка энергосети, тут у тебя всё правильно. Хвалю. План тоже верный. С модулями защиты и пушек разберёшься сам. Конфигураций много, мощности хватит на всё. Что у тебя с кибернетикой, робототехникой? — задал больной вопрос Гури.

— Базы купил, начинаю учить самым первым делом. А так «кибернетика» уже четыре, но надо пять.

— Правильно. Тут ответ на твой вопрос с увеличением добычи. Чем ставить ещё два лазера, проще иметь два шахтёрских робота-дрона. Вот их мы и поместим в те два отсека, что сделаем над и под рубкой. Что скажешь?

— Молчу, ты меня задавил авторитетом.

— То-то. Продолжу, — улыбнулся Гури. — Последнее. Вообще. В боевой комплектации «Жнец» несёт четыре боевых робота-дрона среднего класса. Сбрасываются они из двух отсеков. Ниже подкрылков. Сейчас отсеки там есть. Просто заварено и закрашено. Мы восстановим сами отсеки и установим сбрасывающее устройство. Там мудрить — делу вредить. Стандарт, и сделано оптимально. Можно добавить такой же отсек на два робота-дрона под рубкой, а над рубкой отсек на двух промышленных, но это уже будем смотреть по ходу работ. У меня всё, хотя можно поменять два твоих захвата на более мощные и менее энергоёмкие.

— Во сколько это мне встанет?

— Движок сто китов. Лазеры ещё десять. Пушка сто пятьдесят. Работа семьдесят. Это твёрдых. Там посмотрим, что с шинами и прочей мелочёвкой, но за триста пятьдесят не выйдем, твой реактор. Искины что?

— Уже взял.

— Ну, что думаешь?

— Считаю.

— Убить тебя совсем?

— Давай, — кивнул Егор.

— Восемьсот китов стоит модуль «Ассасин». Это для своих. Я сейчас прикинул твои энергопараметры. Получается, что в постоянном режиме при работающих активных щитах, сканере, искинах, ты можешь им пользоваться.

— Что за модуль?

— Недавно разрешили покупать гражданским. Модуль корабля-разведчика. Вокруг корабля образуется сфера. «Жнец» по габаритам проходит в эту сферу. Я начинаю уважать этого малыша, — улыбнулся Гури, показав на корабль. — Во время работы модуля тебя не видно ни на радаре, ни визуально. Сфера гасит все колебания или пропускает через себя, я не знаю, на чём это работает, но мне сказали, что очень и очень эффективная штука.

— Кто будет знать, что она у меня есть?

— Я, один военный из снабжения, но он будет знать, что продал мне, и ты, — серьёзно сказал Гури. — Вообще о том, что мы тут сварим с твоим «Жнецом», будем знать только я и ты.

— Тогда я согласен. Молчание оно тоже стоит, но Гури, тогда доведём корабль до полного ума. Я покажу, что у меня на него приготовлено из модулей. Думаю, ты будешь приятно удивлён.

— Идёт, — техники, молодой и старый пожали руки. — Начинаю работу завтра утром.

— За сколько уложишься?

— Как пойдёт. Думаю дней десять жить придётся тут. Мне и моим двум сыновьям, — Гури попрощался и уехал к себе.

Егор даже представить не мог, что за монстр выйдет из этого ангара через пару недель. Облик ничем не примечательного «Жнеца», а на деле? Маленький шахтёрский крейсер с возможностями корабля между линкором и крейсером? Причём, быстрый и вёрткий, как истребитель? Вопросов было не просто много, а очень много. Егор поднялся к себе в жилой модуль и занялся изучением кибернетики, робототехники и сопутствующих управлению роботами-дронами дисциплинами. Чтобы управлять роботом-дроном, нужен был серьёзный задел в семи дисциплинах, как минимум третьего ранга.

Пришло письмо на почтовый ящик. Гам не стал звонить Егору, думая, что он спит. Основной заказ придёт первым завтрашним утренним орбитальным лифтом, гласило письмо…

Глава двадцать первая

Гури с сыновьями появились в семь часов утра по планетарному времени. Приехали на своём транспортёре.

— Егор, — техник улыбнулся. — Нужно вынести фиксаторы «Жнеца» ближе к центру. «Шахтёр» нам не мешает, но работать с твоим «Жнецом» у стены, где мало места, неудобно. Я сейчас закажу робота подачи, и мы перекинем фиксаторы в центр, потом перекинем его на место, как закончим работу.

— Давай.

— Ну и отлично, — улыбнулся Гури. — На его место ставим наш транспортёр, разворачиваем «Жнеца» с угла на угол, хватит места для снятия двигателя. Мы начинаем разбрасывать.

— То есть от корабля останется только корпус.

— Ага, — кивнул Гури. — У нас на транспортёре всё есть. Сразу тестируем, проверяем. Подъёмник слабоват, но твой двигатель, думаю, вытащим без проблем. Всё, запускаю своих молодцов.

Молодцами Гури называл роботов технической поддержки. У него трудился комплекс «Помощник» восьмой серии. Интеллектуальная вещь. Искин комплекса все среднего уровня решения принимал сам, оператор только следил за работой и направлял в особо сложных случаях. Из транспортёра выкатились двенадцать технических роботов и устремились к «Жнецу». Работала семья Гури слаженно. Старший сын сидел оператором комплекса роботов, младший на манипуляторах технического транспортёра, он убирал тяжёлые неподъёмные модули и блоки. Гури был везде и нигде. За пять часов от «Жнеца» остался только голый корпус.

К этому времени служба доставки Неогена уже подвезла посылку от Гама. Егор принял шесть контейнеров, расписался в приёме и отпустил. Выгрузили их прямо у ангара, места в боксе не было. Гури просмотрел привезённые шины энергосети, одобрительно хмыкнул и исчез в ангаре. Сейчас корпус просматривался вручную на предмет поиска скрытых дефектов и слабых мест. Ответственная операция, и Гури хотел присутствовать при ней сам. Ниагару СК-28МВР техник сразу отправил на стенд, созвонившись с кем-то по нейросети:

— Её надо оттестировать. Завр её посмотрит, сразу, если что, заменит нестандарт, проапгрейдит и вернёт, — реактор забрали уже через двадцать минут.

Видя, что он только мешает, семейка работала сама, Егор ушёл в свой жилой модуль и засел за учёбу, изредка появляясь по вызовам Гури. Робототехнику до третьего уровня выучил легко. Теперь на новых имплантантах первый ранг пролетел за двадцать минут, второй за два часа, третий за девять. Это при том, что Егор не применял ускоряющие инъекции. Закончив с третьим рангом, Егор пошёл посмотреть, как там себя чувствует Лисид в «Шахтёре», у той было всё нормально, она полу-спала, полу-бордствовала, обычное состояние, когда учишь базы на «разгоне». После этого проверил состояние работ у Гури. Семейка уже сняла старую энергосеть целиком и прокладывала новую, присланную стариканом Гамом.

— Егор, это энергосеть с линкора, — встретил Гури землянина. — Тут хватит на пять таких «Жнецов». Что думаешь делать с остатком? Мы бы забрали.

— Посмотрим, — остаток был очень большим, но запас, как говорится, суму не тянет. Отдавать что-то Егор не хотел. Проще сложить в контейнер до лучших времён. Гури уже понял, что шин ему не видать.

— Ты сразу реши, что будет стоять из модулей в рубке и каюте. Мы заканчиваем энергосеть, сразу кинем шины и на них.

— Рассчитывайте на три модуля: стандартных модуля. Один целиком займёт каюту. Это будет Медицина-18/3МГД. По задней стене рубки: справа Спорт-8МЕ, слева, ближе к каюте Диагност-133, хотелось бы четвёртый, «Малая жилая комната», она на два человека, я ведь теперь женат, но уж как получится. Всё это отделим от рубки стеной. Блоки управления и всё, необходимое для этого, вынесем вперёд рубки. Так что реально рубка потеряет не больше двух метров длины. Будет не три на пять, как сейчас, а три на три. Для одного и даже для двоих достаточно, — сообщил Егор, блоки уже были привезены, бонус тоже.

— Понял, — Гури посмотрел на Егора вопросительно. — В медицине что у тебя?

— «Медик» в четвёртом ранге, «биохимия человека» тоже, но работать на них будет жена, она сейчас учит всё в пятый ранг.

— Тогда выбор понятен.

— Да вон стоят, — показал Егор в угол ангара, он заказал модуль, который просила Лисид, потом посмотрел на форуме отзывы о нём, и по совету одного из врачей докупил ещё «Диагноста», так как у «Медицины» были очень слабые диагностические функции, но зато мощнейший лечебный блок. Два эти модуля друг друга дополняли и тянули на средний лазарет по мощности, при этом в той модификации, что купил Егор, они были самыми малыми по размеру, но стоили на тридцать процентов дороже, последняя версия. — Не смотри, что в упаковке, я их активировал, работают пока на земле. Когда начнёте установку двигателя?

— Он сейчас на стенде. Идёт отладка и апгрейд, меняются блоки на улучшенные. Ну, в общем, привезут примерно через час. Как раз закончим с энергосетями. Я старый уже отправил к себе в ангар.

— Понятно. Я пойду учить роботов. Это часов на шестнадцать, не меньше.

— Третий ранг? — осторожно поинтересовался Гури.

— Четвёртый. Я на «биохимии», так что могу разогнать инъекциями, — Егор кисло улыбнулся. — Выход в сон, поправка состояния в «Медицине», переход на изучение пятого ранга. Это ещё три дня. Так что, Гури, выпадаю из реальности на четверо суток. Я ведь вам не нужен?

— Нет. Жёстко ты, — нахмурился техник. — Мой сын учил кибернетику пятого ранга два с половиной месяца.

— У меня интеллект поднят до предела.

— Сколько?

— Это не секрет. Четыреста восемьдесят восемь, но имплантанты ещё не вышли на рабочий режим, как нейросеть.

— Сколько же ты отдал за эти навороты?

— Много, Гури. Поэтому и делаю корабль по пределу, чтобы башку не оторвали, — засмеялся Егор.

— Ты полезешь в «Медицину»? Учиться? — Гури был серьёзен. — Мне надо знать, а то отключим ненароком, мы же в работе как угорелые. Подключения, отключения.

— В «Медицине», — кивнул Егор. — Ну, если я не нужен, то меня не теряй. Через четверо суток поговорим. У тебя всё есть.

— Ага, топай, — Гури уже отвернулся, и что-то крикнул старшему сыну…

Пятый ранг кибернетики и четвёртый с пятым робототехники дались Егору тяжело, несмотря то, что он в камере «Медицины» сразу загнал полный объём физиологического раствора, подал кислород, отрегулировал дыхательную смесь, да и вообще перешёл на лекарственную физиологию, моментально реагирующую на изменения в состояние Егора. Выход из шестисуточного транса был тяжёлым. Егор ещё половину суток ходил, как «ёжик в тумане». Восстановительная терапия заключалась в инъекциях стимулирующих препаратов с 12-часовым тренингом в модуле «Спорт-8МЕ». Можно было полностью пройти лекарственное восстановление, но Егор считал, что активный спорт и хорошее питание на минимуме инъекций полезнее для здоровья.

К концу шестых суток он появился из «медицинского угла» ангара. Гури посмотрел на стоящего перед ним с лихорадочным блеском в глазах Егора, отрицательно покачал головой, но говорить ничего не стал.

— Гури, как дела?

— Первой поставили среднюю плазменную пушку. Она объёмная, и работы с ней было немало. Старую вытащить оказалось очень сложно. Она была завязана на силовом каркасе «Жнеца». Ты бы видел, как мы это сделали. Я сам обалдел, но конструкцию мы не ослабили, а за счёт новой пушки она даже возросла, — техник повёл Егора вокруг корабля, показывая, что уже сделано. — Завезли её в ангар разными блоками, по спецификациям из разных товаров и блоков. Так что никто ничего не знает.

— Понял.

— Второй блок, который поставили, это твою Ниагару СК-28МВР. Завр заменил на ней всё, что смог, на более качественное. Это дало прибавку к мощности на тринадцать процентов и снижение расхода топлива на восемь. Срок службы возрос на треть. Так что он уже на месте. Модуль «Ассасин» тоже пришлось завозить под разными наименованиями как запчасти. Он оказался очень объёмным. К тому же очень энергоёмким, — Гури замялся.

— Что? Говори, — ободряюще улыбнулся Егор.

— Ты сказал, чтобы тебя не тревожить, — продолжил Гури. — А офицерский кубрик оказался самым удобным местом. Он как раз по центру корабля и силовые шины рядом. Мы его расширили, конечно, не касаясь несущей конструкции, убрали только стены и прочий «мусор». Впихнули модуль, он не меньше «Ниагары», места оказалось только впритирку. Блок установили. Чтобы вернуть пассивную жёсткость, ту, что давали стены и «мусор», установили дополнительные титановые балки и листы. В общем, корпус сейчас стал ещё крепче. Процентов на семь, и за счёт пушки ещё пара, — Гури вопросительно посмотрел на Егора.

— Давай дальше, — Егор смотрел на техника одобрительно: надо, значит надо.

— Подошёл черёд двигателя. С ним проблем не возникло вообще. Установка прошла как по маслу. Двигатель уже был готов, но я сделал, как и обещал, программный апгрейд.

— Искины?

— Так как мы лишили тебя каюты, потребовалось место, а его нет, все излишки и пустоты заняты перерабатывающим комплексом, который ты просил вообще не трогать. Рубку «вычистили» полностью. Я забрал себе оба твоих искина класса среднего корабля «крейсер» и все пять малых корабельных искинов. Полностью изменили архитектуру рубки и окружающего её пространства. Пришлось повозиться. Теперь у тебя стоит искин с «Армады», но мне оторвут за него голову, если не внести до конца дня деньги, а твои искины я уже продал, деньги за них отдадут только завтра.

— Сколько?

— Три сотни. Это искин с самого маленького линкора. Дешевле не удалось. Это и так даром. За твои искины дали тоже столько же, но они все вместе слабее в полтора раза его одного.

— Деньги куда?

— Мне, я сам рассчитаюсь, — Егор понял, что Гури не хочет светить «источник».

— Перевёл, — Егор скинул деньги Гури.

— Принял, — через минуту. — Всё оплатил. С этим человеком лучше не шутить, но он не задаёт вопросов, что и куда.

— Поставили ещё два «Карата». Это что-то между малым и средним искином, ближе к среднему. Место нашлось. Один под роботов-дронов. Второй под системы вооружения и промышленные лазеры. Навигация, защита, главный ствол, реакторы, «Ассасин», ну и всё остальное на главном. Для него это мелочь, сам понимаешь, у тебя не линкор. Объёмы и вычислительные мощности, которые остаются на каждом из трёх твоих искинов, сам посмотришь, но я считаю, что они чрезмерны, у тебя не научная лаборатория.

— Лишними не будут.

— Делал на совесть, так что тоже так решил, — согласился Гури и продолжил.

— Два дополнительных лазера, как и уговаривались, я поставил. Отсеки под боевых роботов-дронов, мы восстановили. Поставили системы сброса. Два промышленных робота-дрона над рубкой. Места осталось мало после реконструкции рубки, так что ещё секцию под боевых не удалось, туда влезли ещё два промышленных, как и над рубкой, так что в итоге четыре боевых и четыре промышленных, всё среднего класса, это очень неплохо. В самой рубке за счёт расширившегося пространства от искинов все твои модули войдут и ещё поставить можно самый маленький «жилой». Три на три. Всё управление кораблём, как ты и говорил, вынесли к переднему окну обзора. Рубка теперь будет после установки твоих трёх модулей два с половиной на три с половиной. Достаточно для двоих, есть ещё жилой модуль, так что тесноты не будет.

— Модули можете забирать и устанавливать.

— Хорошо, я уже заказал и установил «жилую комнату». К тебе не лезли, так что сейчас заберём.

— Что ещё осталось? — спросил Егор.

— «Техник ВПШ19ГМ», малый комплекс из восьми внутренних роботов и в нём же ещё пять роботов-дронов, наружный ремонт. Хорошая система. Он у тебя стоял за рубкой. Мы его перенесли к входному люку. Твой мини-комплекс переработки трогать не стали, не наша тема, но одно замечу, он у тебя управляется из небольшого отсека, дверь в него напротив «Техник ВПШ19ГМ». Оттуда же ставятся кристаллы-катализаторы. Так что выход в верхний трюм не нужен. Бак, тот, что тебе прислали, и родной мы установили и модифицировали. Объём топлива можно брать больше на восемнадцать процентов от старого объёма баков. Сканер у тебя отличный, там мудрить нечего, промышленный тоже очень хорош. Модуль активной защиты и всё прочее то, что надо, — закончил Гури и улыбнулся. — На доводку ещё пару дней. Настройка. Программное обеспечение. Мы сделали восемьдесят пять процентов объёма работ.

— По вооружению что посоветуешь?

— Из того, что ты мне показал на файле, я бы поставил два средних ракетных комплекса по двенадцать ракет единой зарядки, четыре средних электромагнитных пушки. Противоракетный комплекс. Больше нет места, это если не лезть в трюм и не брать там пространство, — Гури улыбался. — Тебе этого за глаза. Уже и так много. Не забывай про четыре боевых робота-дрона. Это тоже не шутки, они и сами по себе хорошо покромсают. Последний аргумент, это бой в близкой дистанции. Шесть средних промышленных лазеров тоже не подарок. Про среднюю плазменную пушку я вообще молчу.

— Примерно так я и думал, — согласился Егор.

— Теперь по деньгам, — Гури подал бумагу с расчётами. Сумма была в миллион двести. — Минусуй три сотни за искины, нам завтра их оплатят, так что с тебя девять сотен.

Егор рассчитался с Гури сразу, потом проверил счёт. Гам ему с шести сотен вернул двести. Старику видимо хватило на заказ трёх сотен, сотню Егор ему был должен. «Жнец», фактически ручной сборки, и со всем, что на нём было установлено, отошёл Егору на один миллион четыреста с хвостиком тысяч кредов. Цена «Метры», но теперь она «Жнецу» Егора и в подмётки не годилась, хотя и «Жнец» был меньше её в пять раз. Если же принять во внимание установку дорогущих модулей «Медицина» и «Диагноста-133», да и «Спорт-8МЕ» был недёшев, то цена выпрыгивала за два миллиона кредитов. Зато «Жнец» становился реально многофункциональным разведчиком-шахтёром, способным при этом взять на борт девятьсот кубометров груза и уйти в прыжок между системами. Очень серьёзный кораблик при таких размерах.

Гури ушёл устанавливать вооружение, которое они решили с Егором, и модули. Через пару дней корабль должен быть готов. Егор, вспомнив, что кристаллы-катализаторы для «Жнеца» больше размером, чем у «Шахтёра» позвонил Карине.

— Привет, пропажа, — девушка, видимо, обрадовалась звонку Егора.

— Здравствуй, Карина.

— Ты за кристаллами?

— Да, нужны, но большие по размеру, — Егор бросил файл с размерами на кристаллы. — Что скажешь по цене?

— Много?

— Ну, давай три сотни, но со скидками и бонусами. Бонус тоже нужен кристаллами.

— По восемьдесят устроит?

— По семьдесят? — поинтересовался Егор.

— Договорились. Семьдесят пять процентов суммы на Неоген, остаток мне.

— Так, те, что раньше, возьму тоже штук двести, но по тридцать, — сказал, подумав, землянин.

— Пропорция та же, — согласилась девушка.

— Всё, перечислил, — завершил деловую часть разговора Егор. — Ты опять на работе?

— Завтра утром смена кончается.

— Карина, я женился, — внёс поправку в отношения Егор.

— Ну вот, как нормальный парень, так я в пролёте, — девушка засмеялась. — Не мог подождать?

— Ты постоянно на работе, пришлось жениться.

— Ладно, — девушка ни грамма не расстроилась. — Ты так же в сто семнадцатом С?

— Да.

— Будут завтра утром. Прямо сейчас поставлю реакции на большие и маленькие.

— Спасибо.

— Всё, тогда пока. Отключаюсь. Чао, — девушка отключилась.

Подошёл Гури. Сыновья устанавливали вооружение в шахты «Жнеца», техник был не нужен. Оружие в рабочем режиме выходило из шахт, но в небоевом режиме «Жнец» выглядел как мирный шахтёрский корабль с четырьмя промышленными лазерами среднего класса.

— Егор, твой «Жнец», это что-то.

— Благодаря тебе.

— Он тянет по характеристикам на крейсер-разведчик. С таким можно свободно вступать в гильдию охотников за головами, — задумчиво проговорил Гури. — Был бы я помоложе и, имей такой корабль, я бы так и сделал.

— Нет, Гури. Меня этот путь пока не привлекает, — отмахнулся Егор.

— Да, понимаю. Может, с нами? Будем апгрейдить корабли, тоже немаленькие деньги. За твоего «Жнеца» сейчас свободно дадут пять тысяч китов. Если продавать через планетарную биржу.

— Спасибо, Гури, но я пока хочу побыть шахтёром, — это было уже второе предложение вступить в маленький коллектив. Сначала Анвар с корпорацией, теперь Гури с техническими апгрейдами. Юджин, молодой диспетчер, то же самое, но только со своей стороны и по-своему. Получалось, что местные к нему уже присмотрелись. Он становился своим на станции. — Знаешь, Гури, я пока реально сам не определился, что я сам-то хочу. Поэтому пока повременю. Мне проще быть шахтёром, да и женился. Что тут выдумывать? Осмотрюсь, когда пойму, что мне самому надо, тогда и поговорим. Идёт? — Егор посмотрел в глаза техника.

— Идёт, — кивнул Гури.

— Ладно. Раз всё нормально, пойду изучать робототехнику, боевого робота-дрона и промышленного робота-дрона. Надо подтянуть их, сколько удастся, пока время есть, — решил вслух Егор.

— Но модули пока у нас?

— Я их так, без разгона инъекциями изучу, — нахмурился Егор. — Честно скажу, на лекарственном «разгоне» может быть и быстро, но очень уж тяжело. Так стоит делать только когда уж очень надо. Теперь кибернетика и робототехника у меня в пятом ранге. Со специализациями уже можно не так спешить, а нарастить не торопясь.

— Разумно.

— Так что модули мне пока не нужны.

— Сегодня ночью закончим установку боевой конфигурации. Завтра за день отладим, к вечеру будет готово, — сообщил Гури и спросил. — Ты из того, что остаётся у тебя, будешь что-то продавать?

— Гури, если что-то интересует тебя лично, то могу продать, — серьёзно сказал Егор. — Если на продажу, то нет. У меня четвёртый ранг «экономики», а это допуск на планетарную биржу и биржу империи, а там можно продать дороже, чем даже через личные каналы. У тебя какой ранг в «экономике»?

— Третий.

— Тогда ты должен понимать, что для торговли у меня выходов больше. Так что извини.

— Всё понял, вопрос снимается, — сразу отступился от темы Гури.

— Тогда до завтра. Я буду у себя в жилом модуле, если что.

— Пока.

За остатки дня Егор поднял свои навыки по управлению специализированными роботами-дронами до третьего ранга. Так что теперь боевой, шахтёрский и внутренний ремонтный робот-дрон он знал и мог ими управлять на среднем уровне. На этом был завершён очередной, уже восьмой день пребывания на станции «Нагана» и Егор лёг спать. Следующим утром должна была выйти из «Шахтёра» Лисид, с пятым рангом в «медицине» и пятым в «биохимии человека», Егор уже очень скучал по своей жене и хотел её встретить на выходе из модуля…

Глава двадцать вторая

Лисид, вместо ожидаемых десяти часов утра, вышла из «Шахтёра» в восемь, и сразу начала звать Егора, чем подняла всех на ноги. Техники всю ночь возились с модулями и поэтому никто из «семейки» Гури не выспался. Егор тоже просидел за учёбой допоздна, поэтому встретил жену хмурый и злой. Девушка даже обиделась.

— Вот ты наглый, я не видела тебя целых восемь суток и шестнадцать часов, а ты мне даже не рад.

— Лисс, я просто устал, — Егор понял, что нужно срочно исправлять положение и сообщил. — Я приобрёл тебе не только Медицину-18/3МГД, но и Диагност-133, получается серьёзная лечебная и диагностическая база. Всё уже установлено в корабле.

— Ты мне зубы не заговаривай, — Егор видел, что девушка рада, но этого было ей недостаточно.

— Я не заговариваю, — Егор встал, обнял девушку и положил на её ладонь малюсенькую коробочку. — Это тебе. Я заказал её, ещё когда мы были на планете, но доставили только позавчера. Я постоянно думаю о тебе, моя радость.

— О! — Девушка открыла коробочку, из неё что-то блеснуло, побежало по её руке и закрутилось на её правам запястье. — О…

— Да. Это тебе, — Егор нежно обнял девушку. — Знаешь, я так рад, что мы вместе.

— Егор, это же…

— Свирта.

— Это она?

— Да.

— Спасибо, о таком я даже не мечтала, — девушка поражённо села на софу и разглядывала необычное животное, вернее даже и не животное, а существо-симбионт. — Егор, где ты её взял?

По местным традициям заключение брака не считалось таинством. Люди сходились, при желании делали совместный протокол и отсылали в Службу гражданского состояния, получая уведомление, что протокол о совместном жительстве зарегистрирован. Больше ничего не полагалось, демонстрация личных чувств и привязанностей считалась дурным тоном и, как правило, торжеств и пышных свадеб тут не устраивали. Максимум знакомство с родителями и родителей сторон между собой. Считалось, что личная жизнь каждого отдельного гражданина это закрытая область, куда никому постороннему доступа нет. Егор же был землянином, и в его правилах было всё по-другому, но выглядеть неприлично ему не хотелось.

Поэтому они с Лисс всё сделали, как тут и принято, но не подарить кольцо или знак любви своей девушке он не мог, и сразу, как только стало ясно, что они с Лисид будут жить вместе, подыскивал для той достойный подарок. Перевернул массу форумов в сети и так ничего и не нашёл. Повезло ему случайно, в новостном отделе попалась статья о задержании контрабандиста из какого-то далёкого сектора Содружества, прошёл по ссылке и увидел, что погранично-таможенная служба распродаёт имущество задержанного и уже отправленного в тюрьму-планету контрабандиста. Под лотом девятнадцать тысяч восемьсот тридцать восемь Егор обнаружил маленькую коробочку чёрного цвета и удивился её цене в полтора миллиона кредитов. Это несоответствие размеров и цены его заинтересовало, и он сразу прошёл по ссылке, объясняющей, что это такое. Оказалось, что в коробочке самка редкого существа — существа-симбионта свирта, с одной из далёких планет. Выяснилось, что свирты запрещены к вывозу с их родной планеты, они хоть и были животными, но разумность у них частичная присутствовала. Эти существа походили на змей и были чистыми эмпатами, питаясь за счёт психической энергии владельца. Их бы считали паразитами, если бы не одно свойство, свирт заботился о своём хозяине и был ему лично предан до своей или его смерти. Забота была своеобразной, он помогал владельцу не только как эмпат, помогая развиться внутренней энергетике и способностям в этом направлении, свирт мог атаковать врага его владельца физически, это было уже смертельно для напавшего на хозяина и послужило запретом к их вывозу с планеты. Маленькая змейка двигалась с большой скоростью, имела острые зубы и была чрезвычайно ядовита. Толчком для подобной атаки свирту была крайняя степень негативной энергии владельца, во всех остальных случаях она просто находилась в полудрёме, неся свою службу на понравившемся месте тела хозяина, как правило, на запястье или голени, хватало длины её тела, чтобы обернуться вокруг. Егор сразу понял, что подарок был уникальным. Свирта было легко спутать с женским украшением, браслетом или цепочкой, выполненной в виде змейки. Внешне свирты имели различный цвет, конкретно эта была перламутровой с бусинками синих глаз. Егор, решив, что змейка ему подходит, оплатил её и ждал доставки. Доставили её за десять дней, так как распродажа была на соседней планете. Теперь же, глядя в счастливые глаза своей жены, он понял, что оказался прав.

— Егор, она действительно живая! Это не копия и не робот-подделка! — воскликнула Лисид. — Я чувствую её! Она живая!

— Да.

— Сколько же ты за неё заплатил?

— Лисс, это мой тебе подарок. За то, что ты есть.

— Смотри, она подняла голову и смотрит на тебя! — восторгу девушки не было предела. — Ты ей понравился! Её зовут Фехта. Она счастлива на моей руке.

Егор удивлённо смотрел на девушку, то, что она эмпат, он не знал.

— Лисс, ты эмпат?

— Не знаю… — девушку вопрос смутил.

Егор взял девушку за руку и прислушался к себе, резкий скачек внутренней энергии, и они прикоснулись друг к другу, он видел её с закрытыми глазами, как и она его.

— Егор, откуда ты знаешь…

— У меня есть небольшой файлик, как управлять подобными свойствами. Я ничего не умею, просто попробовал. Мне была установлена и активирована одна редкая база, она называется «Эспер», но у меня она не работает, только частичные функции.

— Ты не прав. Я сразу чувствовала, что ты необычный, но сомневаюсь, что это связано с этой базой, — Лисс улыбнулась. — Я видела Артёма, твоего друга, у меня появилось чувство, что он такой же, как ты.

— Какой такой?

— Наполненный энергией, причём необычной, я не могу точнее этого объяснить, — смутилась Лисид. — Я просто это чувствую, ты другой, отличный от местных. Они воспринимаются мной и моим даром по-другому.

— Значит, всё-таки у тебя есть дар, — Егор смотрел на Лисс уже по-другому.

— Да это и не дар, это, как мне кажется, повышенная чувствительность, не более.

— Ладно, поговорим об этом позже, — решил Егор. — Я скучал по тебе и устал от учёбы, может, спустимся на планету и отдохнём?

— На наше место? К озеру?

— Я согласен хоть куда, просто отвлечься и отдохнуть.

— Согласна.

Собрались быстро, Егор познакомил девушку с техником и его сыновьями, девушка им понравилась. Гури даже посмотрел с укоризной на своих сыновей, вот, мол, каких девушек вам надо, и посетовал, что время идёт, а он ещё не дед, хотя старшему уже около тридцати, а младшему двадцать пять. Даже познакомиться, мол, не могут с нормальной девушкой. Егор сбросил Гури небольшой файлик с телефоном Карины, девушки-технолога, и в ответ на вопросительный взгляд, сообщил, что у той завтра выходной и показал глазами на старшего сына. Разговор был по нейросети и никто ничего не понял, но Лисс посмотрела на Егора укоризненно, хоть и ничего не сказала.

После этого обговорили детали работы, и Егор с Лисид уехали к орбитальному лифту. Развлечений по сети предлагалась масса, от посещения гастролей и концертов местных звёзд до боёв без правил на роботах или бойцов-людей в индивидуальном или командном зачёте, но Егору хотелось уединения и тишины. Отправились на озеро Корти, которое считали «своим местом», в ресторан «Наград» и туристический комплекс при нём с гостиницей и массой развлекательных заведений. Никуда не пошли, заказали приличный обед, спиртное в номер и заперлись в нём до следующего утра, обоим хотелось насладиться обществом друг друга. На Нагану вернулись только к обеду следующего дня.

Гури встретил Егора в умиротворённом состоянии, с лёгкой грустью на лице.

— Добрый день, Гури. Всё нормально? — поздоровался Егор.

— Да, только что прогнал полный тест, — кивнул вместо приветствия техник. — Всё в полном ажуре.

— А чего грустный?

— Закончена интереснейшая работа. Птенец выпорхнет из-под родительского крыла, — показал на «Жнеца» Гури.

— Ну, так и должно было случиться, — улыбнулся Егор. — Я вот даже не знаю, как к нему подходить. Дорогущий гад.

— Подходи, как к обычному, дешёвому, — Гури засобирался. — Аппарат, конечно, дорогой, но и функциональность, сам видишь.

— Завтра-послезавтра испытаю.

— Ты это, Егор. Будет ещё что интересное, звони.

— Обязательно, — пообещал Егор технику. — Я не хочу тебе говорить, чтобы не задорить, но примерно прикидываю, что мне надо будет следующим кораблём.

— Что? — заинтересовался Гури.

— Я пока на него не созрел, могу передумать. Не буду говорить, вдруг передумаю.

— Ну ладно, твоё дело, — кивнул Гури на прощанье и уехал к себе.

Лисид сразу ушла в «Жнеца» осматривать и знакомится с оборудованием, а Егор первым делом решил обслужить «Шахтёра», следовало загрузить его расходниками и перевести в режим консервации. Егор прошёл в него и протестировал. Загрузил в него запас кристаллов-катализаторов. Корабль при всём том, что был по внешним размерам почти равен «Жнецу», казался Егору уже маленьким. Чувствовалось, что Егор из него уже вырос. Закончив обслуживание «Шахтёра», он отдал приказ Ладе, искину, перейти в режим хранения, а сам занялся обслуживанием «Жнеца».

В первую очередь погрузил ещё два комплекта средних ракет в зарядный короб. Таким образом, к двадцати четырём ракетам добавилось ещё сорок восемь. Больше места предусмотрено не было. В грузовой трюм Егор грузить что-то не хотел. Полностью проверил и тоже зарядил установку противоракет и все штатные кассеты боезапаса для неё. После этого заправил в перерабатывающий мини-комплекс один кристалл-катализатор и полностью заправил кассету в отсеке управления мини-комплексом. По умолчанию вошло девяносто кристаллов. Последним устройством, имеющим расходники, был сканер. К нему прилагалось полсотни зондов многоразового действия. Двадцать шло в кассету самого сканера и тридцать в кассету заправки, если зонд будет утерян. Стоили они недорого, по сто кредитов за зонд и их часто бросали.

На этом всё обслуживание было закончено. Оставалось только при первом вылете заправить под горловину баки и можно было считать, что обеспечен на пару месяцев полёта и работы. Внимание привлекли расходы на его счету. Лисид комплектовала расходниками Медицину-18/3МГД и Диагноста-133. Заказ шёл немаленький. Девушка закупала не только инъекции для ускорения обучения и стимуляторы, а ещё кучу неизвестных Егору препаратов, гормоны и большой пакет активных белковых соединений из раздела «Феромоны, гормоны, нейростимуляторы», потом перешла в раздел «Лекарственные препараты для лечения» и там повторилось то же самое. Сумма закупки росла на глазах. Лисс уже зарезервировала за собой в «Жнеце» холодильный отсек, и загружала его до предела. Все продукты переходили в склад с небольшой холодильной секцией. Потом она перешла на егоров заказ продуктов, половину отменила, права ей такие Егор дал, и составила его сама. Склад и холодильная секция в нём заполнилась к концу до предела.

— Лисс! — Егор увидел, что в отменённом стоят два ящика «Гроха». — Мой «Грох»?

— А, да, — девушка улыбнулась, разговаривали они по нейросети. — Так-то очень вредный для здоровья напиток, но я его хотела вернуть в конце, зная, что такую потерю ты не перенесёшь, так что не переживай, в конце я его верну, как и твои составные части для «планетарки», но её пить я бы точно не рекомендовала.

— Хм…

— И не хмыкай, я учила восемь дней «медицину» и «биохимию человека» не просто для того, что знать её, я буду эти знания применять на практике. Кстати, спасибо за модули, у нас теперь действительно хорошая медицинская база. Можно смело лечить и оперировать. Желательно бы ещё пару модулей, но места в корабле нет, а так бы я могла замахнуться на имплантацию и установку нейросетей. Это хоть и сложно, но при наличии оборудования и баз знаний возможно.

— Всё-таки медицина тебе понравилась?

— Понимаешь, Егор, я прекрасно понимаю, что к добыче и военным делам ты меня не допустишь, зато мой «дар интуита» в медицине может принести хорошую отдачу, так что я обдумываю расширять свои знания в ней.

— Но у нас же пока некого лечить?

— Зато есть, что изучать и осваивать. Ты заметил, что я заказала кучу новых препаратов, твой медикаментозный разгон и ускорение обучения это не самая лучшая методика, она конечно дешевле, но и побочных эффектов масса. Я даже не спрашиваю у тебя, сколько времени ты приходишь в себя после такого ускорения. Знаю, сама испытала на себе и выправила, заметил, что я не страдала после освоения двух баз в пятый ранг?

— Да.

— Вот об этом я и говорю.

— Ладно, не буду лезть в твои дела.

— Из контакта не выходи, мне приятно, когда ты рядом.

— Я и не собирался.

Девушка замолчала, что-то планируя и просматривая в станционной сети выбор препаратов, продуктов и других необходимых по её мнению мелочей.

Егор сел за пульт «Жнеца» и первый раз запустил искина.

— Добрый день, — настройки голоса перенесли со старого Жнеца.

— Привет, Жнец.

— Принято.

— Давай поработаем. Закачай всю мою базу с корабля «Шахтёр». Потом скачай общественную бесплатную базу с Неогена. Ты у нас тут новичок, так что осваивайся. Для меня библиотеку, фильмотеку. Также сводки с товарной площадки станции по моему коду, потом то же самое по товарно-сырьевой бирже корпорации «Неоген». Сделай выход на планетарную, зарегистрируйся моим позывным, внеси месячный взнос и возьми оттуда все сводки.

— Принято.

— Кроме того, выкачай с планетарного ресурса навигацию со всеми последними обновлениями.

— Звёздный атлас платный, — искин уже выполнял приказ.

— Внеси плату и стань абонентом, но обновляться будешь с моего согласия, чтобы лишнего не платить.

— Принято.

— Осваивайся, анализируй. Разрешение на траты до десяти тысяч кредитов.

— Принято.

— Тогда всё. Проверь всё, чем будешь управлять. Конфигурация секретна. На корабль вход только мне и моей жене. Все внешние сканирования запрещены по умолчанию. При обнаружении неисправностей или некомплекта чего-то сразу доклад мне. Прогони всё оборудование в полном тестовом режиме.

— Выполняю.

— Связь по мысленному каналу разрешаю.

— Принято.

Егор, закончив обслуживание «Жнеца», отправился в жилой модуль. В принципе можно было жить прямо в корабле, но Егор и Лисид решили, что ещё в нём насидятся, поэтому решили жить и дальше в своём модуле. Связь с искином была постоянная, поэтому разницы не было никакой, но зато в жилом модуле было чувство, что они не на работе, а дома.

Глава двадцать третья

Входящий от Юджина.

— Привет, Егор. Я тебя потерял, вчера звонил, от тебя нет ответа. Мне сообщили, что ты будешь сегодня, техник, что у тебя работал. Всё нормально, вопрос, наконец, решился. Сегодня мы заедем к тебе. Часика через четыре.

— Хорошо.

Юджин сразу отключился.

Подумав, Егор позвонил Гаму.

— Привет, Гам, как дела?

— А, Егор. Всё нормально, у тебя как?

— Завтра утром в космос, на сколько, пока не знаю, но настройку и всё, что планировал, сделали. Жнец готов полностью, завтра хочу его опробовать. В деле так сказать.

— Удачи, Егор.

— У тебя-то как?

— Ну, через месяц внучку можно будет в Нейросеть вести. Думаю.

— Хочешь совет?

— Давай.

— Ты куда потом её планируешь?

— Да тоже в шахтёры, пусть, пока я на службе, учится, а через полгода, когда я на пенсию выйду, решим.

— А что ты за пенсию так держишься? — осторожно спросил Егор.

— При личной встрече объясню. Да, в чём твой совет?

— Без меня в Нейросеть не ходи, если друзей там нет. Я могу помочь, есть очень хорошие знакомые.

— Принято. Но «стрекоза» торопит.

— Дождитесь меня. Я тебе очень серьёзно могу помочь, ты потом сам всё поймёшь, по итогам. Понял? — Егор сделал ударение на слове «итогам».

— Понял, — до старика сразу дошло.

— И я о том же.

— Было бы неплохо.

— Ну, это как вернусь, решим, видно будет, — Егор решил заканчивать разговор. — Ну, всё, пока, Гам.

— И тебе не болеть.

— Егор? — Лисс по внутренней постоянной связи.

— Да?

— Я закончила комплектацию модулей расходниками. Так что, если что, по моей части «Жнец» к вылету готов.

— Понял.

— Я тебе нужна?

— Ты мне всегда нужна.

— Хм… — девушка улыбнулась. — Я хотела бы поучиться, если есть время. Начать изучение четырёх специализированных медицинских баз. Буду их учить равномерно, это на четыре — пять часов и камере «Медицины», потом можно поужинать вместе.

— Не вопрос.

— Тогда я буду учить, — девушка задумалась и взглянула на Егора. — Для тебя я подготовила индивидуальный курс инъекций, если решишь что-то изучать, просто заходи в третью камеру, она настроена на тебя. Выставляй время, которое хочешь провести в камере, и всё, искин модуля сделает всё сам. Обучение будет в разы мягче и без побочных эффектов. Вообще их избежать невозможно, но я свела всё к минимальным параметрам.

— Спасибо, Лисс.

— Вторая и четвёртые камеры модуля «Медицина» и две камеры «Диагноста» настроены на критические случаи. Ранения, тяжёлые повреждения, так рекомендовано в руководстве, это стандартно. Для обучения только первая и третья. Не забудь.

— А что будет, если туда войти? — поинтересовался Егор.

— Особо ничего, но запустится программа углублённой диагностики, а это трата комплектующих, нам она не нужна.

— Понял.

— Тогда всё, я в модуль.

— Хорошо. Целую и жду свою королеву.

Девушка замолчала, наверно уже пошла в камеру. Егор вздохнул, Лисс, видимо, понравилось учиться, итог: он сидит в модуле один. С другой стороны, она спешит занять своё место рядом с ним и хочет быть ему полезной. Так что всё разумно и правильно.

Егору ничего не оставалось из работы, время было, и он начал изучение баз, но в камеру не мог пойти, ждал Юджина и его шефа. За этим занятием его и застали молодой диспетчер с невысоким сухоньким мужчиной. Егор встречал их у ворот ангара. Мужчина быстро осмотрел ангар, одобрительно крякнул.

— Уютно. Два кораблика в одном малом ангаре. Молодец.

— Они у меня маленькие. Я на большом не умею.

— Оба старички, — улыбнулся диспетчер.

— Меня зовут Егор, — представился землянин сам, до Юджина почему-то это не дошло.

— Берг, — коротко сказал мужчина и протянул руку, рукопожатие крепкое, уверенное.

— Вы по делу? — Егор предложил пройти в жилой модуль.

— Пожалуй, пройду, поговорим, — усмехнулся Берг и посмотрел на Юджина.

— Я не могу, меня ждут, — Юджин заторопился.

— Ну, тогда пока, — согласились Егор и Берг.

— Я перезвоню, — Юджин попрощался и ушёл.

— Дело простое, — сразу сказал Берг. — Стоит пятьсот китов и сотню Юджину.

— Что сделать?

— Берёшь груз, шесть контейнеров. Летишь, сдаёшь. На месте договариваешься.

— В чём моя прибыль? — прямо спросил Егор.

— Расчёт после выполнения, — продолжил Берг. — Дадут попилить астероиды, безопасность полная.

— Руда какая?

— Заган, — улыбнулся Берг. — Кубик по сотне кредитов. Концентрат по девять восемьсот у нас на товарной площадке, но он не из зоны Неогена. Уловил? Разрешение на копку тебе дадут на месте. Это мой старый друг, такой же диспетчер. Собирается на пенсию, его друзья большие шишки. Разрешили ему немного покопать, чтобы скрасить свою старость, но у него ни корабля, ни лазера. Он обратился ко мне, — Берг улыбнулся. — Я уже договорился, что всё, что ты привезёшь, у тебя возьмут по цене планетарной биржи минус десять процентов. Выставлять на площадку не надо. Всё возьмут сразу и без всяких вопросов. Скидка хорошая, а концентрат Неогену нужен. Половину, что возьмёшь, отдашь моему другу, нам с Юджином шесть сотен китов. Корабль должен быть маленьким.

— Вон тот пойдёт? — Егор показал на «Жнеца».

— Он справится? — поинтересовался Берг.

— Да.

— Небольшой. «Метру» туда не пустят, а эту букашку легко.

— Когда лететь?

— Можешь хоть сейчас. У меня все пакеты готовы. Груз тоже.

— У меня на корабле партнёр, жена. Проблем не будет?

— Разрешение выписано на корабль, но нежелательно кого-то туда с собой брать.

— Жена не чужой человек, — Егор улыбнулся. — В дела её посвящать не обязательно, а за неё я готов ответить, утечки информации не будет.

— Не возражаю, — Берг внимательно посмотрел в лицо Егора. — Раз ответственность за неё берёшь на себя. Утечки быть не должно, хотя всё законно. Сам понимаешь, тебе дают возможность заработать. Будет прокол, выпадешь из обоймы навсегда. Без права и возможности восстановить репутацию. Понял? — Берг улыбнулся, но глаза остались холодными, изучающими, равнодушными, как у рыбы.

— Сколько дней можно рыть? — Егор всё понял правильно и решил не отвечать на вопрос. Раз пришли к нему, то и нечего из себя корчить не пойми кого. Тоже мне, благодетель нашёлся. Скептически улыбнулся.

— Решишь с моим другом, но не меньше, чем когда буй устанавливал, — улыбнулся Берг, парень ему понравился, не дурак и не наглый, ситуацию чувствует правильно. — Это уже не моё дело.

— Тогда я прямо сейчас уйду.

— Ну, твоё дело. Дежурному я отзвонюсь, — кивнул диспетчер. — Вернёшься, позвонишь. Подачу я уже звоню. Через десять минут придёт робот.

— Тогда до свидания, — Егор встал.

— Удачи, — Берг пожал руку и ушёл.

Через час Егор, получив шесть контейнеров, вышел из шлюза и ушёл в космос. Лисид вышла их модуля, и они вместе поужинали. По маршруту следовало сделать восемь прыжков, поэтому, поболтав, Лисид опять попросила разрешение на изучение баз, но в этот раз она хотела засесть за «физиологические процессы и их стимуляция», «физиология мозга» и «боевую медицину», поднять их со второго ранга в четвёртый, а если Егор не возражает, то и в пятый.

— Лисс, ты хочешь меня оставить на такой большой срок одного?

— Нет, но у тебя, как я поняла, предстоит серьёзная работа, я бы не хотела тебя отвлекать от неё, — девушка грустно улыбнулась. — Всё равно я буду рядом, к тому же ты можешь выставить знак, что я тебе нужна, тогда я в течение часа выйду из транса. Всё равно надо учить эти базы, они нам уже нужны.

— Я не против, но…

— Это ненадолго, я могу поднимать по одной базе в пятый ранг и выходить к тебе. Получится по пять-шесть дней. Ты ведь и сам будешь учить базы, когда настроишь оборудование на добычу?

— Да, но…

— Тогда не вижу проблем, можно провести этот рейс в обычном для тебя порядке. Всё равно базы нам нужны, и чем быстрее мы их освоим, тем лучше, — девушка поцеловала Егора. — У меня в плане-минимум эти три базы. У тебя что?

— Три базы специализации на роботов-дронов. «Экономику» надо вывести в пятый ранг, она даст нам выход на биржи Содружества, и хочу начать учить базу «Транспортные корабли».

— Вот видишь, — улыбнулась девушка. — Всё это нужно нам срочно.

— «Транспортники» у меня не к спеху, но всё остальное лучше освоить побыстрей.

— Так что давай займёмся обучением, всё равно мы рядом, и никуда друг от друга не убежим.

— Ладно, ты права, — Егор нахмурился. — Если я поставлю знак, что ты мне нужна, то жду тебя.

— Договорились, — Лисид обняла Егора, и они ещё долго сидели, обсуждая планы обучения. Перед последним прыжком Лисид ушла из рубки, и тот остался один. Через десять минут Егор почувствовал, что девушка ушла в транс…

Маршрут был рассчитан на восемь прыжков и привёл на край системы. На «Жнеце» Егор мог выпрыгнуть сразу в соседнюю систему, но Берг, видимо, рассчитывал на шахтёрский корабль малого класса, типа «Шахтёр» или «Фарт». Два раза по маршруту попадались имперские крейсеры. Проверяли разрешение на полёт и отпускали. К концу восьмого часа полёта Егор выпрыгнул у военной станции.

— Зона запрещена к посещению гражданскими кораблями, прошу покинуть сектор. В случае отказа или невыхода из зоны в течение пяти минут открываю огонь на уничтожение, — на связь вышел искин станции.

— Заказ 98455.11.9087. Выполняю рейс 12009868.699, — ответил искин Егора.

— Прошу в девятый шлюз. Пакет маршрута скинул.

— Принято. Начинаю манёвр.

— Мы тут подач не делаем, — раздался живой голос, говорил человек. — Станешь в трюме на свои гравитоны, я выровняю атмосферу, потом разгрузим.

— Понял, спасибо, — ответил Егор.

— Давай, жду, — человек отключился.

Через полчаса Егор стоял в трюме станции, вернее военного поста навигации. Робот-погрузчик шустро выгрузил шесть контейнеров, и Егора пригласили в кают-компанию.

— Я один на станции, — пояснил голос. — Так что иди по жёлтой линии на полу, как раз придёшь ко мне.

Егор так и сделал. Его встретил человек в инвалидной коляске.

— Здравствуй.

— Добрый день.

— Ты, я так понял, от Берга? — Егор кивнул. — Понятно. Зови меня Арен.

— Меня Егор. Мне сказали, что тут надо поработать.

Старик на инвалидной коляске кивнул.

— Бумаги все есть, только пока я не понял, что к чему. Берг сказал, что надо с тобой переговорить, мол, знающий человек.

— Ну, заработать можно, мне сказали, что копать надо будет заган. Вот только не сказали, сколько. Берг сказал, что концентрат заберёт Неоген. Сколько можно спилить? — поинтересовался Егор.

— Это зависит от меня. У меня акты. Уже подписаны. Я прописал, что к станции из пояса есть выходы астероидов. Мог бы отдавить их назад силовым щитом, но Берг сказал, что можно вызвать шахтёра и на этом заработать, — улыбнулся инвалид. — Друзья из управления подписали акты, организовали документы, так что всё законно. Прямо скажу, — не стал юлить старик. — Пенсия у меня маленькая. Военный диспетчер всю жизнь. Друзья решили, что не дело выходить на пенсию и потом сидеть на крохах, брошенных государством. Так что от тебя зависит моё благосостояние. На пенсию мне через шесть месяцев. Вот это время и можно убирать тут все лишние астероиды, актов у меня за последние три года.

— Арифметика простая, — в свою очередь сказал Егор. — В час я могу накопать руды двести кубов. В сутки четыре тысячи восемьсот. Это девяносто шесть тонн концентрата. То есть миллион семьсот тысяч кредитов в день, если брать по средней цене на заган. Беру я на борт восемьсот шестьдесят кубов. Это две тысячи пятьсот восемьдесят тонн. Двадцать шесть дней работы под полную загрузку. В деньгах это сорок девять миллионов. Каждые двадцать шесть дней, но, сколько будет конкретно, можно установить только опытным путём. Практически. Мне сказали, что мне причитается за работу половина, — Егор был серьёзен. — Спецов моего класса у Неогена нет. У меня очень серьёзные базы знаний и техника. Не смотрите, что такая маленькая посудина, класс у него шахтёрский крейсер, но по виду малый буксир.

— Да я всё понимаю, — отошёл от названной суммы будущий пенсионер. — Мне хватит одного раза!

— Дам вам совет: можете взять, возьмите, — серьёзно сказал Егор. — Будет, что внукам оставить. Я готов все полгода у вас провести, если вы гарантируете безопасность.

— У меня тут полный военный диспетчерский комплекс. Вопрос о безопасности не стоит вообще.

— Тогда хочу добавить, — серьёзно продолжил Егор. — Я не один, со мной жена, но она у меня сейчас изучает базы знаний. Я прямо сейчас просканирую объёмы, настрою технику, сделаю все расчёты. Тут надо все реакции на КССМ «заганин» ставить по частным местным условиям. Потом, когда всё начнёт работать, пришлёте мне шлюпку. Я сообщу вам все свои выводы, и можно будет посидеть побаловаться «планетаркой» или «Грохом», его у меня есть небольшой запас, — усмехнулся Егор.

— Хорошо, — Арен кивнул. — С женой познакомишь? Почему не привёл сразу?

— Она у меня учит базы знаний под лекарственным «разгоном», так что она в трансе.

— Тогда не вижу причин, почему бы нам с тобой не распить пару литров «планетарки».

— Я не могу постоянно, но сегодня сделаю исключение. В основном я, когда работаю, тоже занимаюсь обучением.

— Это решим по ходу, — теперь улыбался старик.

— Тогда вы покажите мне, что надо убирать, а оценю объёмы и займусь разработкой. Когда всё можно будет оставить на искине, вы пришлёте за мной капсулу.

— Пакет я сброшу через пять минут, — кивнул старик.

— Тогда я вылетаю.

Егор вышел в космос на Жнеце, получил пакет информации и просканировал персонально каждый астероид на запас. Объём впечатлял. Этого ему было не вытащить отсюда и за десять лет. По рудам шли заган по сотне за куб, ланит по двести тридцать и юран стоимостью триста десять. Встал на юран. Астероиды были стабильны, что позволило стать с дистанцией в тридцать метров. Добыча подпрыгнула до двести шестидесяти кубов в час. Суточная добыча до шести тысяч двухсот сорока. Сто двадцать пять тонн в сутки уже в виде концентрата. Очень неплохо. Обдумав ситуацию, сбросил ещё четыре промышленных добывающих робота-дрона. В час каждый добавлял по пятьдесят кубометров руды. Итого ещё плюс в сутки девяносто шесть тонн уже в виде КССМ «юранин». Это был предел в добыче для «Жнеца», но и двести двадцать одна тонна в виде КССМ[15] тоже неслабый результат.

По экономике получалось, что КССМ юранин на планетарной бирже уходил по тридцать тысяч в среднем, минус в десять процентов, оговорённых с Неогеном, давал двадцать семь тысяч за одну тонну в минимуме. Итог: в сутки шло шесть миллионов кредитов. По грузоподъёмности «Жнец» брал восемьсот шестьдесят кубометров. Двенадцать дней до заполнения трюма под завязку и не меньше семидесяти двух миллионов за один рейс. «Жнец» реально восхищал Егора своими параметрами. Четыреста шестьдесят кубометров породы в час! «Шахтёр» брал породы в полную загрузку всего лишь пятьсот кубометров, и то, если стояли два контейнера на подвесных.

По расходу топлива «Жнец» тоже не сплоховал. За счёт кристаллов-катализаторов Егор выправлял расход энергии, и самое главное, успевал на мини-комплексе всё переработать. Расход по топливу составил в деньгах всего три сотни кредитов в сутки. Запаса у Егора хватало на месяц спокойной работы с одного бака, а стояло их два. Полный запас топлива был равен почти девяти тысячам килограмм, по цене два креда за килограмм. Так что Егор был очень доволен, когда закончил настройку и отладку всего своего добывающе-перерабатывающего комплекса корабля «Жнец». Даже работа с дешёвой рудой рексит и КССМ рекситин, давала возможность зарабатывать в сутки больше двадцати тысяч кредитов, а тут юран со стоимостью не один кредит за тонну руды, а триста десять. Закончив работу и проверив, что у Лисид всё нормально, Егор вызвал со станции капсулу.

— Ситуация меняется, — зашёл он в рубку военного диспетчерского поста, где его ждал Арен. — Я обнаружил в тех астероидах, что вы мне указали, юран. Стал на его разработку. По производственным циклам я смогу загрузиться через двенадцать дней.

— Это что-то меняет?

— Да. Мы получаем семьдесят два миллиона. Это по тридцать шесть за один мой рейс.

— Я так понял, что тридцать шесть это больше, чем двадцать пять, и по срокам ты реально ужался, — кивнул старик.

— Так что дело за вами, мне нужно разрешение на пролёт каждые двенадцать дней.

— Будет, Егор, будет.

— Тогда давайте смочим горло «планетаркой», за знакомство и успех этого дела, — предложил Егор.

— Сначала мою, — Арен предложил пройти в столовую.

— Потом мою, — согласился Егор.

Выпили и Арена, и Егора, потом выпили общую, сделанную совместно, потом уговорили восемь бутылок «Гроха», диспетчеру он тоже понравился. Погудели неслабо. Егор вернулся на корабль на третьи сутки, и сразу залез в «Медицину», приводить себя в порядок. Больше пить с военными диспетчерами Егор зарёкся. Арен поливал как заведённый, и совсем не пьянел. Егор же выпивал, вырубался, просыпался, опять пили. Арен был постоянно рядом. Скука старика одолела не на шутку, почувствовав рядом живую душу, он отрывался по полной программе. В конце концов, договорились, что Егор каждые десять дней навещает Арена, столько занимало одно изучение двух дисциплин в пятый ранг под разгоном инъекциями, после чего Арен отпустил Егора к себе на корабль, стребовав с того обещание в следующий раз познакомить его с женой.

Производственные циклы работали идеально, Егор всё проверил и после нормализации организма взялся за учёбу всерьёз. Одна специализированная дисциплина в пятый ранг: «промышленные роботы-дроны» и базы знаний пятого ранга «экономика». На этом пришлось остановиться, в «Жнеце» кончилось место под КССМ юранит, требовался полёт на станцию «Нагана» на разгрузку. У Лисид за это время вышла одна база в пятый ранг, а вторая приближалась к завершению, Егор решил пока жену не отрывать от обучения: пусть изучит все три базы целиком в пятый ранг, а потом выходит из модуля.

С Ареном они подружились и, если бы не боязнь совместной пьянки Егором и его постоянная занятость учёбой, то виделись бы они чаще. Старик рассказывал о временах его молодости, про службу, места, где бывал. Он оказался интересным рассказчиком, и Егор слушал его с замиранием сердца: перед глазами простирались захватывающие картины звёздных битв, дальние системы…

Глава двадцать четвёртая

Закончив загрузку, Егор получил от Арена пакет на груз и пакет на возвращение. Прыгнул всего два раза с обычным изменением направления и вошёл в трюм станции «Нагана». Берг в этот день дежурил, поэтому, когда Егор перегрузил концентрат в контейнеры и сертифицировал его, к его ангару подошёл неогеновский транспортёр и забрал всё. Через пять минут ему на счёт скинули семьдесят два миллиона, и Егор сразу же ушёл в космос. Два прыжка с обычным изменением направления, и он подкатился к астероиду.

— Арен, это я, — доложился Егор.

— Вижу.

— Сейчас установлю циклы, и присылай капсулу.

— Хорошо. Всё нормально?

— Да. Прибуду, расскажу.

Настройка циклов не требовалась, но Егор всё равно в течение часа проследил за оборудованием и, решив, что всё идёт как надо, отбыл на станцию.

— Всё прошло нормально, — сообщил Егор. — Неогенцы сначала растерялись, так как ждали КССМ заганин, но быстро поняли, что юранин лучше, и рассчитались, как часы. Я положил твои деньги на счёт в государственном банке. На анонимного клиента. Так что всё, как договаривались, — Егор передал Арену карту и ключ активации. — Здесь твои тридцать шесть миллионов по договору. Ты, Арен, сразу проверь, чтобы не было вопросов.

— Секунду, — Арен проверил счёт и вдруг пожал Егору руку. — Спасибо парень, я ведь в тебе сомневался. Деньги то немаленькие. Соблазн. Мало ли.

— Не вопрос, — кивнул Егор. — Я бы и сам сомневался.

— «Планетарки»? — задал вопрос, которого Егор боялся.

— Я привёз две упаковки отличного игристого вина. Больше я не пью. Боюсь, что так можно и разум пропить. Ты-то ядрёный, а я молодой. Вредно мне много.

— Ну, не буду настаивать, — вдруг согласился Арен. — Ты сколько тут будешь ковыряться? Я имею в виду у меня?

— Ну, пока не выгонишь. Я ведь только учу ранги. Копает техника.

— Что будешь в этот раз учить?

— Хотел бы все специализации по роботам-дронам в пятый ранг вывести, потом или «транспортник» или ещё что, всегда есть, что учить. Специализаций всего три по роботам-дронам, одна у меня есть. Остались только боевой робот-дрон, и технические роботы-дроны, — пояснил Егор.

— Это тебе, малыш, — Арен толкнул по столу Егору постоянный пропуск на имя Егора и его жены в зону. — Это твой пропуск в эту зону. Я сообщил своим друзьям наверх, что получу за один рейс как минимум двадцать пять миллионов. Сначала рассчитывалось, что будет самое лучшее пять за шесть месяцев, а тут такие деньги. Люди не ожидали такого.

— Ты сам-то, Арен, доволен? — поинтересовался Егор, его мало интересовали друзья старого диспетчера.

— Ты дослушай, что я толкую, — рассердился Арен. — Это не государственный астероидный пояс. Это не государственный резерв. Чтобы добывать тут, нужно только иметь сюда допуск. Понял, дубина?

— Ну и что? — Егор вдруг вздрогнул, получалось, что люди из «Управления девятым военным флотом», друзья Арена, знали о его недавнем деле с установкой навигационных буёв. Егор вдруг вспомнил ласковую улыбку и плотоядный взгляд на него при прощании с полковником-следователем из «Управления Имперской Службы Безопасности». Слова о том, что люди не ожидали от Егора такой эффективности, сказанные Ареном, стали для Егора не более, чем блеф. Всё они знали, и всё просчитали заранее. Егора просто «вели» и использовали. Мысли не радовали. Требовалось всё по-новой осмыслить и продумать ситуацию.

— А то, что мне сказали. Ты разрабатываешь этот пояс, пока я тут служу. Можешь тут обосновываться. Меня не отпустят на пенсию, пока эти мои друзья не набьют свои карманы. Понял, Егор?

— А условия?

— Сказали сорок процентов тебе, десять мои и пятьдесят процентов им. Тебя устраивает?

— Да, но есть одно «но»… — Егор посмотрел в глаза Арену, тот смотрел на Егора честным и внушающим доверие взглядом. Егор засомневался в своих предположениях, но логика слов, случайно или неслучайно сказанных Ареном, и собственные выводы о происходящем тоже были не пустыми выдумками.

— Какое?

— Про моё условие можно поговорить и попозже, — начал серьёзнейший разговор Егор. — Скажи мне, какие аппетиты у твоих друзей?

— Безразмерные, — Арен тоже был очень серьёзен. — Они свои намерения перед тобой уже доказали.

— Значит, ты подтверждаешь, что наша встреча не случайна?

— Да, — кивнул инвалид. — Я просто ждал, когда это дойдёт до тебя. В остальном, дело техники. Мне сразу сказали, что и как будет, и примерный расклад. Тебя выдернут по старому каналу, через Нагану, дадут сюда пропуск, моё дело организовать с тобой весь процесс и прикрыть местными бумагами и документами. Мои друзья наверху следят, чтобы было всё чисто и не привлекалось внимание на верхних этажах, но сразу скажу, Егор, в моих к тебе отношениях нет и капли фальши.

— Ладно, — Егор верил Арену. Люди его закалки не были болтунами и пустобрёхами. Ровесник Гама, Арен был слеплен из того же теста, что и старикан. Одно и то же тесто предполагало один и тот же замес, одни взгляды и отношение к слову, а тем более к делу. — Тогда расскажи, что меня ждёт в итоге? — задал Егор свой самый главный вопрос.

— Работаем полгода, — усмехнулся Арен. — Больше просто не стоит и нельзя. Нас прикрывают. Половина идёт им, половина нам.

— То есть ты со мной?

— Да, — Арен ответил не сразу, а, немного подумав, что добавило вес его словам в глазах Егора. — Ты не забывай ещё одно: твоё дело перед империей о хищении в особо крупных размерах в астероидном поясе государственного запаса не закрыто, просто замяли, но это временно.

— Что надо сделать, чтобы этот случай полностью забыли? — спросил Егор.

— Не знаю, — пожал плечами Арен. — Дело получило огласку, хотя его сразу взяли на контроль и утрясали. У нас есть полгода, не больше. Потом люди уйдут на службу во фронтире. Без прикрытия сверху тебя ждёт тюрьма. Люди ждут от тебя реальной отдачи, иначе зачем было всё это дело затевать?

— То есть, я зарабатываю для себя и людей, а они меня страхуют?

— Да, всё правильно, — улыбнулся Арен. — Потом ты уходишь из империи совсем, мои друзья переходят служить во фронтир. Проходит время, всё забывается, но ты можешь быть уверен, что это дело с хищением в государственном резерве будет изъято, по крайней мере, на девяносто-девяносто пять процентов. Что удастся, затрут, но это уже по ходу дела.

— То есть я на крючке. Пожизненном.

— Я бы так не говорил, — теперь Арен улыбался. — Дело затрут, то есть оригиналов не будет, да их уже сейчас нет. Пройдёт время. Если его не поднимать пять-семь лет, то главный искин имперской Службы Безопасности его передаст в архив, далее его там нужно отловить и забрать. Всё. По крайней мере, мне так объяснили. Кроме того, дело империи Аратан является внутренним делом, то есть на территории Содружества ты простой человек, и человек с недоказанной виной на территории империи. Оригиналов-то ведь уже нет.

— Так что тогда мне грозит?

— Егор, в некоторых делах ты умница, я ничего не могу сказать, но в некоторых полный болван… — кисло улыбнулся Арен.

— Объясни, не такой уж я непроходимый тупица.

— Мы сейчас начнём разработку прилегающего к станции участка. Так?

— Да.

— Ты думаешь, это останется незамеченным? Даже несмотря на то, что реализация будет идти через наших знакомых в Неогене, это рано или поздно всплывёт, — объяснил Арен. — Возникнет сразу масса недоброжелателей. Это приведёт к повышенному вниманию к тебе, а у тебя в загашнике дело о хищении. Понимаешь, хоть оно и затёртое, но срок давности маленький и повторным следствием можно всё восстановить. Самое большее полгода. Я так и сказал своим друзьям.

— А что ты будешь иметь с этого, Арен?

— Мои десять процентов, — ответил инвалид. — Этого более чем достаточно. Надеюсь, что эта сумма будет немаленькой. Я тебя не брошу, Егор. Ты мне нравишься, если ты не против, можно организовать вместе корпорацию, до конца моей жизни. А проживу я, малыш, ещё немало…

— Ладно, — Егор всё обдумал. Основной проблемой для себя он видел только то, что нужны были «дорогие» астероидные поля, эту проблему для него решали друзья Арена. Прикрывая его ещё и от имперской судебной системы и гарантируя безопасность, люди получали половину того, что Егор мог «нарыть» и могли помочь с оборудованием. Опасно, конечно, но, судя по Арену, на этих людей можно было положится.

— Что решил? — прямо спросил Арен. — То, что мы тут плотно покопаем, меня тоже уводит в такое же положение, как и у тебя Егор. Так что я в одной с тобой лодке. Дело, конечно, тоже затрут, но я буду, так же, как и ты, на пять-семь лет вынужден покинуть империю.

— Давай тогда подумаем вместе о нашей будущей судьбе? — предложил Егор. — У меня есть пара предложений, думаю, и ты предложишь варианты.

— Первое, что я хочу сделать, — сразу сказал Арен. — Это получить на разработку официальные документы. Это возможно. Сейчас за нами с тобой ничего нет, всё прикрыто и тихо. Делаем корпорацию. На неё оформляем лицензию на работу в этом и подобных секторах. Это главное. С такими документами нас не сразу смогут выковырять отсюда. Если начнётся что-то неладное, нас предупредят. Мои знакомые будут следить за всем этим. Шум вокруг таких бумаг возникнет немаленький, это даст нам время для того, чтобы в случае чего уйти. Это, на мой взгляд, первое и самое главное. Если согласен, то я дам команду, корпорацией начнут заниматься юристы. День-два, и она будет готова. Сразу подаём документы на разработку. По бумагам это будет корпорация, оказывающая услуги Девятому флоту империи Аратан. Ограниченное количество людей, корабли, не выше крейсера, и всё прочее в том же духе. Это даст всем нормальную официальную базу, — Арен усмехнулся. — Мои друзья тоже прикроют свои задние места. Нет ничего необычного в том, что работали с официальной организацией. «Да, мы этой организации продали технику или ещё что, но кто же знал, что это мошенники и обманщики?» — если что, скажут они. Понимаешь? Это самое важное. Прикрыть людей. А как мы сами, это обсудим позднее. За тобой процесс добычи и техническая сторона, я буду заниматься вопросами согласования с людьми и следить за общей ситуацией? — закончил вопросом Арен свои размышления.

— То есть, мы будем заниматься официальной разработкой?

— Не разработкой, Егор. Мы будем убирать мешающие нормальной работе станции астероиды. А так как у флота нет кораблей, которые могут это делать, то флот наймёт твою корпорацию для этой работы. Всё законно. Флот и выпишет тебе лицензию на работы в этом секторе. Понял? — Арен улыбнулся. — Под это дело можно просить у флота многое. Я уже разговаривал в этом плане с моими друзьями, они считают, что это самый разумный путь. Может быть, всё то, о чём мы говорили, не потребуется, но мы всё равно будем готовить отходной путь. Теперь самый важный вопрос, что я могу обещать людям, которые нам помогут?

— Арен, буду с тобой так же честен, — ответил Егор. — Всё зависит от того, что мне разрешать тут использовать. Если только моего «Жнеца», то результат ты знаешь.

— Двести десять миллионов в месяц, из них половина нашим друзьям, — Арен усмехнулся. — Что надо для увеличения? Учти, аппетиты огромны и безразмерны. Говори по максимуму.

— Ну, максимума мне не дадут.

— Тогда ограничения такие, — понял Егора Арен. — Первое условие, минимум народа. Сам пойми, чем меньше народа знает, тем лучше. Лучше ты один, но я понимаю, что это нереально. Второе. Работа должна вестись кораблями не выше среднего класса, но и средний корабль это уже много. Желательно, такие как у тебя «Жнецы». Учти: каждое посещение этого сектора кораблём нужно будет согласовывать. У тебя пропуск есть, с тобой уже проблем не будет.

— Знаешь, — Егор уже прикинул расклад и обдумывал варианты. — Если сюда не пустят никого, кроме моего «Жнеца», то, что есть у тебя на станции? Что ты можешь мне выделить?

— Надо посмотреть, — Арен задумался. — Подлежащей списанию техники много.

— Я просканирую ближайшие две сотни километров. У меня стоит промышленный сканер корабля касса шахтёрский линкор. Могу и на пятьсот, но нам хватит. Будет ясен весь расклад по рудам. Это первое, — Егор был серьёзен. — Теперь скажи, что ты можешь мне выделить? Нужен модуль или корабль с хорошим искином и реактором. Ставим на него, сколько получится промышленных лазеров, я просчитываю процесс, под этот процесс покупаю и привожу мини-комплекс по переработке. Собираем корабль, у меня «техник» четвёртого ранга, я смогу, но есть с кем проконсультироваться. Ставим этот корабль в самое выгодное по деньгам место, и всё. Промышленные захваты не проблема, они недорогие. Самое главное, что ты мне можешь дать? Нужен хороший грузовой отсек, хороший реактор. Ещё бы решить вопрос с топливом, но могу возить я. Туда концентраты, назад топливо. Что скажешь?

— Есть списанный военный транспорт. Да и вообще у меня списанного много чего есть на станции.

— Тогда я вместо «боевых роботов-дронов» подниму в пятый ранг базу «техник», а может, успею и то, и другое. Ты мне дай то, что есть из техники и кораблей, я, если что, соберу из этого то, что нам будет нужно.

— Ценный ты человек.

— Ну что?

— Идём, посмотрим в ангар. Сам решишь.

Смотреть особо было нечего. Под егоровы цели не подходили военные крейсеры и малые корабли. Единственным вариантом, как сказал Арен, был транспортник марки «Донна». У него был приличный трюм на пять тысяч кубов и достаточно сильный реактор.

— Подойдёт, — вынес решение Егор.

— Надо его оформлять на тебя?

— Нет, просто спиши его с баланса, мне он не нужен, тебе тоже. Пусть торчит в астероидном поясе.

— Лады, но может всё-таки стоит его сделать своим?

— Скинь мне технический паспорт, также мне надо знать, что есть у вас в ремонтном боксе из оборудования.

— Сделаю.

— По топливу что?

— У меня в станции больше половины, но будет транспорт, я зальюсь под завязку.

— Слей всё, что можешь со станции в корабли. Тогда будет больше места под топливо, — дал совет Егор.

— Ладно, я думаю, что то, что у меня есть, можно списать. Спишем и то, что привезут. Тебе вообще много надо?

— Пока не могу сказать, мне надо продумать процесс, всё просчитать, дело серьёзное.

— Ладно, ты пока думай, а я подумаю насчёт топлива. Транспортник лучше всё-таки оформить продажей тебе, всё равно списанный, стоит как металлолом.

— А мы не привлечём лишнего внимания? Может, не стоит с этим списанием суетится, когда закончим, снимем с него всё и загоним назад в ангар?

— Ладно, я сам подумаю и посоветуюсь с людьми наверху, — решил Арен.

— Только не говори, зачем он тебе, скажи, что я прошу, себе под склад. Мол, имущества у меня много, не хочу туда-сюда постоянно летать. Топливо хочу завезти, расходники. В транспортнике, мол, хранить буду.

— Учту твои пожелания, — кивнул Арен.

— Тогда всё, я на все двенадцать дней падаю в модуль «Медицина» на учёбу, хорошо, Арен?

— Ладно, давай, — разрешил старый диспетчер.

— И последняя просьба, Арен, — нахмурился Егор, предчувствуя возражения. — Мне нужно ещё два человека, как минимум. Решай наверху. В одного мне много не сделать, поможет супруга, но у неё пока нет нужных баз знаний, в освоенном, по крайней мере, виде. Я продумаю всё, что смогу, но нужны живые люди, на тот же вывоз концентрата или как оператор для слежения за техникой, если мне надо будет отлучиться по делам.

— Я понял, — согласился Арен. — Посмотрим, что можно сделать.

Егор все двенадцать дней не вылезал из «Медицины» и шёл на полной максимальной скорости изучения. К пятому рангу у него добавились ещё «техник» и «технические роботы-дроны», «боевые роботы-дроны». На очереди стояли «энергетические системы промышленных комплексов», «технологические аспекты переработки руд» и «транспортные корабли». Егор сейчас больше времени уделял именно общей работе с Ареном, отсюда такие базы в изучении. Как обычно, закончилось место в трюме «Жнеца». Перед отлётом на Неоген Егора позвал к себе на станцию Арен.

— Егор, — начал разговор старый диспетчер. — Я разговаривал с людьми в предварительном плане. Обсудил с ними всё то, что ты мне сказал. Ответы на все твои вопросы получены. Первое, — начал перечислять Арен. — Корпорацию они одобрили. Называй мне её название и подпиши пакет документов. Уже завтра её утвердят, и она будет существовать на деле, а не в твоих и моих мыслях.

— Хорошо, — Егор немного подумал и предложил название. — Пусть будет «Кедр».

— Пакет, — Арен перекинул Егору на нейросеть стандартный пакет с документами на учреждение корпорации, Егор просмотрел его, подписал весь пакет и вернул Арену.

— Я учреждаю корпорацию один?

— Егор, я пока на военной службе, — серьёзно ответил диспетчер. — Мне пока нельзя. Потом внесём и меня.

— Хорошо.

— С первым вопросом всё. Завтра, как только корпорацию зарегистрируют, сразу начнут делать на неё разрешение и лицензии для работы в закрытых секторах космоса. Думаю, особых проблем не будет. Сказали, прогонят через все нужные места за пару дней и вернут уже подписанной, — улыбнулся Арен. — Теперь по вопросу о людях. Думаю, можно взять пару человек, но нужны надёжные люди, свои. Есть такие?

— Надо разговаривать, но жена должна быть в этом списке.

— Про жену разговора нет, я говорю о посторонних людях, о паре человек.

— Сегодня же решу и сообщу.

— Решай, скинешь, если что, мне их файлы. Их проверят и сразу сообщат. Оплату им тоже сам реши, это на твоё усмотрение.

— Я сегодня спущусь на планету, как раз их увижу и сразу переговорю, позвони мне, я скажу тебе их решение и сразу скину тебе их данные, — предложил Егор.

— Договорились.

— Что есть ещё? — Егор видел, что Арен не договаривает что-то.

— Всё, вроде.

— Не темни, я вижу, что у тебя есть что-то ещё, — улыбнулся Егор.

— Егор, езжай, я тебя наберу по связи, как договорились, и сообщу, если получилось, я тут кое-что пробиваю.

— Ладно, — Егор решил не настаивать.

Глава двадцать пятая

Егор отправился на Жнеца, и через тридцать минут вылетел в сторону станции «Нагана» корпорации «Неоген». Лисс должна была выйти из модуля примерно через два часа и выставлять ей знак, что она нужна ему, Егор не стал. Прилетев на Нагану, он сдал весь добытый КССМ «юранин» и получил за него причитающиеся ему семьдесят два миллиона. Сразу перевёл деньги по назначению, оставив себе сорок процентов. Сорок три миллиона двести тысяч ушло на счёт Арена. Двадцать восемь миллионов восемьсот тысяч осело у него на счёте. Конфигурация оборудования для транспортного корабля «Донна» у Егора затруднений не вызвала. Он заказал для него восемь тяжёлых промышленных лазеров, шесть тяжёлых промышленных роботов-дронов «Жук-2ЕМД» и четыре мощных захвата, это по добыче. Для повышения мощности пришлось ещё брать модуль-реактор «Центр», его должно было хватить. В качестве линии переработки хорошо подходила «Дагона-11ВГ», этот перерабатывающий комплекс был мощнее установленного на «Жнеце» в несколько раз, а самое главное, на него были кристаллы-катализаторы, причём достаточно дешёвые. Всё это Егор думал установить на списанный транспортник и этим пока удовлетвориться. За всё пришлось сразу заплатить два миллиона сто сорок тысяч кредитов, включая и три сотни кристаллов-катализаторов для «Дагоны», они уже не были в дефиците и продавались свободно. Транспортник должен был значительно усилить добычу, но как будет на деле, Егор пока не знал.

Всё оборудование должны были доставить только к вечеру. Получалось шесть контейнеров. Егор созвонился с Гамом, тот ждал, когда Егор приедет чтобы сводить внучку в Нейросеть. Чтобы не терять времени, Егор договорился с Гамом на встречу в баре напротив Нейросети через два часа. Дождавшись Лисид, сообщил ей, что им срочно надо на планету, та без вопросов собралась, и они выдвинулись к орбитальному лифту. Связался с Ларом и тоже пригласил того на беседу. Через два часа они сидели в баре напротив здания корпорации «Нейросеть» и разговаривали.

— Лар, тут такое дело, — перешёл к делу Егор, когда Гам и Лар познакомились, а Лисид и Диана, внучка Гама, была отправлены погулять. Девушка понравилась Егору, невысокая, скромная, но всё-таки вести серьёзные разговоры при молодой, хоть и не болтливой девушке, было несолидно, поэтому жена и внучка Гама отправились обследовать соседний магазин. — Нужна ещё одна хорошая нейросеть. Желательно такая же, как у меня.

— А сколько у неё интеллект? — спросил Лар, поняв, что это для внучки Гама.

— Сто тридцать семь.

— Сделаю. Что ещё?

— Гам, говори прямо, сколько ты готов вложить в имплантанты? — спросил Егор. — Тут все свои. Нужно два на память и один на интеллект. Стандартная начальная схема.

— Ты всё знаешь. У меня было двести китов, ещё двести заработал с тобой, — сразу ответил Гам.

— Тогда так, — перешёл к делу Егор. — Ты мне доверяешь, Гам?

— Без вопросов.

— Тогда твои четыреста китов остаются у тебя, Диана уходит работать на меня. У меня уже есть своя корпорация. Стандартный пятилетний контракт. Согласен? — Гам кивнул, Егор повернулся к менеджеру из Нейросети. — Лар, сразу ставите два имплантанта «Память-100» и один «Интеллект-100».

— Хорошо, Егор, — кивнул Лар. — Это три миллиона. Базы?

— Теперь по бонусам, — кивнул Лару Егор. — Нужны базы «Медик», «Сканер», «Кибернетика», «Малый корабль», «Технологии», «Промышленность». — Егор назвал ещё девять баз. — Итого пятнадцать баз. Всё до пятого ранга включительно, — у Гама глаза полезли на лоб. — Да, Гам. Мне срочно нужен помощник, брать людей со стороны я не могу. Твоя внучка для меня, как дар небес.

— Что с расчётом, Лар?

— Пятнадцать баз, семь с половиной миллионов. Имплантанты и нейросеть дают бонус на три полных комплекта баз. Двенадцать баз остаётся. Расчёт ты знаешь. Один к пяти.

— С меня получается за имплантанты три миллиона и по нашему договору ещё полтора? Правильно?

— По рукам, — мужчины стукнули по рукам, Егор оплатил в ставшими уже привычными «два окна», и Лар с Дианой ушли в Нейросеть.

— Знакомьтесь. Мой старый друг Гам, — представил Лисид гамейца Егор. — Это моя жена Лисида, — землянин посмотрел на друга и перешёл к делу. — Гам, с твоей внучкой всё понятно. Зато у меня нет ясности с тобой. Я прилетел не только из-за твоей внучки, у меня к тебе важный разговор. Какие у тебя планы? Я бы хотел тебе сделать предложение, но боюсь, что оно может не совпадать с твоими планами, и хотел бы сначала выслушать тебя, если конечно в них нет секрета. К тому же ты обещал мне рассказать о твоей пенсии при личной встрече.

— Есть возможность получить предпенсионный вариант, так тут принято. Я хочу выкрутить под это дело корабль.

— Какой?

— Пока не решил, но по классу шахтёрскую матку. Это десять кораблей малых, пара крейсеров, два или три транспортника и перерабатывающий комплекс. Мне бы только сам корабль.

— Задумка более чем грамотная, — согласился Егор.

— Своя корпорация, только свои люди в ней. Человек пятнадцать. Берёшь в аренду астероидный пояс и работаешь. Продаёшь концентраты. Все на месте. Все дома.

— Да, выгодно.

— Вот такая задумка. Если будешь копать даже рексит, всё равно будет выгодно, но представь что-то более дорогое?

— Я не спорю. Сколько тянет такой корабль? По деньгам?

— Я думаю не меньше двадцати миллионов, но ты же знаешь, можно выкрутить не очень дорого через друзей в снабжении. За пять, деньги можно взять в кредит у госбанка и у меня будет выходное пособие на пенсию, это около двух миллионов. В общем, если постараться, вытянуть такую покупку я смогу, трудновато, конечно, но я сразу заберу к себе обоих племянников, и хотел ещё обучить Диану на перерабатывающий комплекс матки, техником-технологом. Ты, если согласишься. Это костяк, остальных можно просто набрать рядовыми членами в свою группу. Знакомые у племянников среди шахтёров есть, главное выбрать из них нормальных людей, это не так сложно.

— А оператор-пилот?

— У меня пятый ранг. Единственный пятый ранг. «Пилот больших транспортных кораблей», — гордо сказал Гам. — Матка как раз проходит по этому классу.

— Это, я так понял, твоя мечта.

— Да.

— У меня есть деньги. Можно просто купить, — предложил Егор.

— Я хочу сам. Это как последний итог моей службы.

— Хорошо, Гам, я понял. Скажи мне, ну вот ты купил эту матку, и сколько бы будешь зарабатывать на нём?

— Миллион-полтора в год. Это мой предел, и я бы бросил всё за полторы тысячи китов и хоть сейчас отправился на работу за такие деньги, — вздохнул Гам. — Такие деньги мне никто не заплатит.

Лисид просто слушала, не вмешиваясь в разговор. Заказала им обед и даже бутылку «Гроха», что удивило Егора, но он виду не подал, а Гам с уважением посмотрел на молодую девушку и одобрительно хмыкнул. Егор разлил спиртное по бокалам, и они с Гамом выпили.

— Ну, а у тебя что? — спросил Гам.

— У меня? — Егор улыбнулся и прямо посмотрел на старика. — Я готов предложить тебе место в своей корпорации, Гам. Называется «Кедр». Диану я беру, как ты понял, туда же. Ей я платить не буду ничего, а вот с тобой вопрос открыт. Оплату тебе предлагаю один миллион кредитов в год, это база. Плюсом будет идти два процента от прибыли, по одному на тебя и внучку, но конечно оформлено всё будет на тебя. Думай, но быстро.

— Ты не шутишь? — Гам мгновенно протрезвел.

— Нет, — Егор был серьёзен. — Разговор ведётся под протокол.

— Чем будем заниматься?

— Тем же, чем ты и планируешь. Я сейчас действительно нуждаюсь в людях, в которых я уверен лично. Есть ещё один у меня напарник. Я тебя с ним познакомлю. Он тоже будет в этой корпорации. Поверь, дело серьёзное и стоящее. Я тебе не предложил бы ерунды.

— Хорошо, — Гам немного подумал и согласился. — Я согласен. Что я буду делать?

— Отлично. Я очень рад, — Егор был доволен. — Для начала сядешь на транспортник, но работы особой не будет. Просто оператором. Там по ходу дела решим.

— Да без проблем.

— Если мы договорились, то скинь мне на нейросеть файл с данными на Диану и твои. Я жду звонка от человека и сразу дам ваши данные ему. Это нужно для получения пропусков, — Егор задумался и через минуту продолжил. — Сколько тебе нужно времени, чтобы уладить все свои дела? Сразу говорю, мы будем жить в космосе, редко сможем тут бывать.

— День, самое большее два, — Гам усмехнулся. — Может, объяснишь всё-таки, чем мы будем заниматься?

— Извини, Гам. Это пока не моя тайна. Доверься мне. Я не подведу. Прибудем на место, ты всё узнаешь.

— Ты меня специально заинтриговываешь, — старик слегка злился.

— Ну да. Почему нет? Я тебе сразу скажу, что ты будешь доволен, — Егор улыбался уже откровенно.

Входящий звонок. Шифрованный военный канал. Егор принял.

— Это «Инвалид».

— О! — Егор ждал этого звонка и показал рукой Гаму, что пока не может говорить, тот кивнул. — Как дела? Ты получил, то, что я тебе сбросил? Всё нормально?

— Всё нормально, «Малыш». Дело срочное, я тебя насчёт него предупреждал.

— Выкладывай.

— Я получил твою «посылку» и пятьдесят процентов сразу передал по назначению, оставив свои десять. Мне позвонили и спросили, что и как. Я передал протокол нашей последней беседы и все твои данные. Мы обсудили каждое твоё пожелание. Результат такой. Отношение к тебе очень серьёзное. Мне сказали следующее. Если этот, несомненно талантливый человек может делать такие вещи на таком маленьком корабле, то надо ему помочь. Первое. Дело принимает официальный оборот. Юрист уже зарегистрировал компанию «Кедр». Дают лицензию на разработку, считай, что она уже есть. Официально, но есть ограничения. Я тебе про них уже говорил. Это инструкция принята лет десять назад. Тут ничего не сделаешь. Секретность. Я добился, что тебе дают пропуска на двух помощников и жену, как ты просил. Это первое, что удалось решить до конца. Есть два человека, которым ты, безусловно, доверяешь? Ты переговорил с людьми, как хотел?

— «Инвалид», это «Малыш». Файл на двух помощников и файл с данными супруги. Кидаю по каналу. Подтверди получение, — Егор скинул Арену файл на Лисид, Диану и Гама. — Получил?

— Подтверждаю, «Малыш». Хвалю за оперативность. Теперь о втором твоём пожелании.

— Каком?

— Я сказал, что нужен транспортник под склад, расходники. Тебе разрешается приобрести у флота временный разворачиваемый комплекс «Анита». Это самая маленькая модульная станция, совсем кроха. Держи на неё технические данные. Стоит эта кроха восемь миллионов. Это минимум, в продаже их меньше тридцати нет. С тебя двенадцать. Я договорился, что будут все расходники, но самая проблема в том, что у меня будет завтра после обеда заправщик. Надо получить «Аниту» уже сегодня и проверить её комплектность и состояние. Её надо привезти ко мне на этом транспортнике, чтобы не светиться. Понимаешь? Так что езжай к полковнику Лешь. Файл кидаю. Он тебе поможет скомплектовать. Там четыре тысячи китов его. Уловил, о чём я?

— Принято, секунду, — Егор посмотрел на Гама. — Гам. Лови файл. Мною куплено оборудование. Нужно получить. Полковника Лешь знаешь?

— У него брали «Жнеца».

— Стоит восемь тысяч китов. Заплатили двенадцать. Стандарт. Переплата за правильную комплектацию. Вот тебе доверенность, — Егор дал файл с доверенностью. — Нужно всё проверить и скомплектовать правильно. Груз идёт с транспортником завтра утром. Нужно всё сделать сегодня. Получить и проверить правильность комплектации. Нам с тобой на этом работать.

— Всё понял.

— Как закончишь, позвони, — кивнул Егор, Гам ушёл. Егор вернулся к разговору с Ареном.

— Дальше. Я здесь.

— Третье, я сказал, что серьёзная проблема, это вывоз. Мне сказали, что транспортник, который мы смотрели, это буксир. Так что три штуки тебе выделили. Получишь там же. Так что получится ты с женой и два помощника.

— Отличная новость.

— Все три отдали за полтора миллиона и пятьсот китов доплаты. Два миллиона я уже заплатил, так что только опять же забрать. Получить там же.

— Всё, я понял.

— Люди наверху военные, так что привыкли так: отдал приказ — видишь выполнение. Я сказал, что тебе нужно время. Сказали, что у тебя двадцать дней, после этого ты должен показать, что ты можешь. Тебе ясно?

— Да. Я понял, «Инвалид».

— С тебя двенадцать, и два за три транспортника. Есть последняя новость. Я отправил список того, что у меня на станции списано. Оценили в две тысячи китов и тут же продали мне, я передал тебе. Так что с тебя шестнадцать тысяч китов за всё[16].

— Я перекинул на твой счёт шестнадцать миллионов, — Егор перегнал деньги на счёт Арена.

— Подтверждаю получение. Всё, я закончил. Подробности при встрече. Кидаю перечень на имущество, которое тебе отошло на моей станции по списанию. — Арен отключился, когда Егор получил файл.

Егор сразу набрал Гама.

— Гам, там ещё три транспортника. Нужно получить по обычной схеме. Я заплатил за три два миллиона, пятьсот идут доплатой. Их нужно отправить с орбитальным лифтом на станцию «Нагана».

— Сделаю, Егор, — пришёл ответ старика.

— Я сейчас свяжусь с техником. Узнаю комплектацию. Скину тебе файл. Ориентируйся на эти «расходники».

— Всё понял.

— Тогда до вечера.

Егор позвонил технику Гури.

— Гури, ты заинтересован в работе?

— Да.

— Транспортник «Донна». Пять тысяч кубов трюм. Три штуки. За сколько сделаешь по максимуму? Время и деньги.

— А цель?

— Перевозка комплекса «Анита». Работа под производственно-добывающей корпорацией. Трюма достаточно, а вот мощности нет. Должен легко себя чувствовать под пятнадцатью тысячами тонн. Лазеры, промышленные добывающие роботы-дроны.

— Всё, задание понял.

— Завтра утром прибудут на Нагану. Арендуй под реконструкцию ангар. Сам понимаешь, у меня места нет. Будет ещё один, но попозже. Есть личная просьба. Какая конфигурация под те же цели у «Аниты» лучшая?

— Мне нужно минут пять посмотреть.

— Ещё. Быстро реши по конфигурации «Донны», сам понимаешь, «расходники». Файлом мне все твои предложения.

— Через пять минут будет.

— Спасибо, Гури.

— Это всё?

— Да, но ты не сказал, сколько времени займут у тебя три «Донны».

— Работа однотипная. Возьму ещё техников. Три-четыре дня. Не ручная сборка, как у «Жнеца», но очень неплохо получится.

— Тогда всё. Я прибуду завтра.

— Там всё до конца и обговорим.

— Пока, — Егор отключился.

Файл на конфигурации пришёл через десять минут и был отправлен Гаму.

Глава двадцать шестая

Егор и Лисид остались в кафе-баре вдвоём. Диана пока не вернулась. Егор засел за обдумывание схемы добычи. Лисид, почувствовав, что Егор занят, не мешала, заказала напиток и задумалась о чём-то своём. Примерно через полчаса напряжённого раздумывания его «осенило», и он опять набрал Гури.

— Да. Егор. Я файл, как и обещал, отослал, — сразу сказал техник.

— Я его получил. Спасибо, Гури.

— Что-то ещё?

— Да, я тут подумал. Эти три ты делаешь, как я просил, но мне нужна просто консультация.

— Всегда, пожалуйста.

— Ты можешь мне сказать, какая будет самая лучшая конфигурация этого транспортника, как шахтёрского «корабля-лопаты»?

— Мне нужно посчитать. Через минут сорок будет файл.

— Спасибо, Гури. Я жду. Мне нужно срочно.

— Тогда не буду терять времени, — техник отключился, а Егор набрал Гама.

— Да, Егор. У меня много работы. Не отвлекай, — Гам был недовол