Проект «Смертники» (fb2)


Настройки текста:





Соломон Васильев Проект «Смертники»

Episode I. Начать новую игру?

Привет. Меня зовут Джон Эндерсон. Со мной в этой комнате еще четыре человека — мой брат Сэм, лежит с простреленным бедром, наш друг Алекс Маршалл, журналист Джеймс Коллинс — ну вы наверняка читали его статьи и книги. Возможно, что он даже оставлял вам автограф. А, да ладно, не об этом речь…еще с нами агент ФБР — Виктор Чамберс. Мы… Мы игроки… Не просто какие то карточные шулера, нет. Мы убийцы поневоле. Наверное вам интересно знать, что с нами происходит? Сколько времени прошло, после того, как все началось? Мы не знаем точно… около полутора лет… Однажды мы думали, что весь этот ужас закончился… Как же мы ошибались… И если вы слушаете эту запись — значит мы, скорее всего, мертвы…

* * *

Я очнулся от ужасного грохота. Открыв один глаз, я увидел, что Ари грохнулся на стеклянный столик и разбил его вдребезги.

— Ты как? — прохрипел я.

— Все нормально, я целый — раздалось в ответ.

Я молча кивнул, и закрыл глаза. В голове проносились воспоминания, а может, снился сон, как мы начинали играть.

Сначала я познакомился с Уайлзом — мы были соседями по общежитию, и оба любили рок. Как-то Уайлз притащил старые, раздолбанные барабаны, а так как у меня была гитара, мы попробовали сыграть. Получилось неплохо (по крайней мере, мы так думали). С тех пор мы начали исполнять свои песни. Правда, это продолжалось недолго, пока количество жалоб от соседей не превысило норму, и нас не выселили на улицу. Несколько дней мы ночевали у друзей, потом нашли дешевую квартиру. Сын владельца квартиры — Ари — быстро сошелся с нами — оказалось, он неплохой клавишник. Так и появилась наша группа — «Падшие». Сначала мы играли на вечеринках, потом как-то выступили в клубе на подмене, и владелец этого клуба предложил за небольшие деньги играть у него. Мы согласились — Уайлза и меня выгнали из университета уже давно, а Ари содержал отец, и ему не надо было ничем заниматься. Через несколько месяцев мы записали демо-альбом и понесли по студиям. В одной из них нас взяли и начали раскручивать — через год нашу группу было не узнать — деньги, роскошь и девушки сыпались на нас как из рога изобилия. Мы выпустили два альбома и отправились в турне по Америке. Сейчас мы были в Питтсбурге, и после концерта устроили грандиозную попойку. Но за удовольствие, как говориться, приходиться платить — Ари сейчас был вдребезги пьян и разбил дорогой столик, а вчера наша группа вместе со своими фанатками разнесли пол-номера.

«Как бы Джейк не просек об этом. Надо будет убраться и уладить все с администратором отеля» — подумал я.

Джейк был менеджером группы и директором того самого лейбла, который помог нам совершить скачок из грязи в князи. На наш взгляд, он был сущим сатаной, хотя и обижал очень редко, но примеры все же были — то выплаты сократит на пятьдесят процентов, то заставит ночевать в автобусе. Поэтому парни старались без лишней нужды не злить его.

Не успел я подумать о своем менеджере, у меня начал разрываться телефон. Предчувствуя неприятности, я взял трубку и посмотрел на экран. «Вот черт!»

— Да, Джейк… — сказал я уже вслух.

— Привет, парень, как дела? Не разнесли там номер?

— Э-э, да нет…

— Ладно, расслабься, я шучу. Хотел тебя предупредить, что из-за сломанной гитары и барабанной установки ваши комиссионные снизятся на пятнадцать процентов. Это была хорошая новость.

— Хорошая? Чем она хороша?! — возмутился я.

— Тем, что изначально владелец аппаратуры и площадки хотел содрать с вас по тридцатке.

— Ясно… Спасибо, Джейк, — хмуро произнес я. Хотелось отвязаться от него побыстрее — голова по-прежнему сильно болела.

— Это еще не все. Есть и плохая новость.

— Ну?

— Что «ну»?

— Ну говори уже!

— Вобщем так… Там какие-то проблемы с твоей сестрой в Нью-Йорке, оттуда звонили из полицейского департамента. Они хотят с тобой встретиться.

— Что?! Что случилось с Джанин?

— Не знаю, мне не сообщили. Сказали, что тебе нужно явиться к ним до двух часов дня.

— Глупость какая-то… Ладно, спасибо, что предупредил. Я перезвоню, как вернусь.

— Сильно не задерживайся.

— Ладно.

Вставать ужасно не хотелось, но делать было нечего. «И почему с Джанин всегда что нибудь происходит? Надо ей позвонить» — подумал я, и набрал номер сестры.

— На вашем счете недостаточно средств, для вызова набираемого абонента. Пожалуйста, пополните ваш счет!

— Черт! — я разозлился, и швырнул трубку в стену. Раздался грохот, телефон как-то удушливо запищал и вырубился.

— Мда, кирдец новенькому Самсунгу…

Я встал, натянул на себя джинсы и свитер и пошел на кухню. После