Чистилище (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Йорг Кастнер Чистилище

Предисловие

Что может быть общего между понтификом-реформатором Кустосом, его политическим оппонентом, провозгласившим себя антипапой, столетним отшельником, обитающим в древнем некрополе этрусков, и гражданином Германии Энрико Шрайбером, в чьих жилах нет ни капли немецкой крови? Вот задача, которую Йорг Кастнер предлагает решить своему читателю. Надо сказать, что Кастнер – дипломированный юрист – не ограничился детективной интригой, и тот, кто будет искать ответы в пределах реального мира, вычислит разве что исполнителей чудовищных преступлений, которые заставили сюжет завертеться, а художественное пространство романа заселиться необыкновенными персонажами…

Единая Церковь вот-вот уйдет в историю, и даже легенды о чудотворстве Римского папы Кустоса не могут вернуть ей былой непоколебимости. В этот переломный момент все объективы и микрофоны направлены в сторону Ватикана и… Неаполя, где взошел на престол антипапа Луций IV. А журналисты Елена Вида и Александр Розин отправляются в Трастевере. Именно здесь в стенах храма служитель Божий после насильственной смерти «занял» место деревянного Спасителя на подвесном распятии. Старуха, обнаружившая тело священника, нашла крестик с гравировкой – такой же крестик висит на шее у Александра Розина, бывшего швейцарского гвардейца. Неужели убийца – кто-то из армии Ватикана?

Оказывается, это не первый подобный случай. Некий отец Карлини, также с чьей-то помощью, уже принял крещение смертью в ритуальной купели. И Розин начинает собственное расследование, а его возлюбленная Елена отправляется в Борго-Сан-Пьетро по заданию редакции… Вскоре девушка находит себе попутчика – Энрико Шрайбера. Ее цель – собрать информацию о самопровозглашенном понтифике, а его – о самом себе. Он надеется, что путешествие прольет свет и на его происхождение, и на причины его кошмаров, в которых ангелоподобное существо превращается в демона…

Обратившись к бургомистру Борго-Сан-Пьетро по поводу родственников Энрико, они с Еленой заходят в тупик: все они мертвы или покинули провинцию, а священника, который мог бы поведать больше, якобы нет в городке. Но почему же тогда после их разговора, даже не закончив прерванный обед, бургомистр направился в сторону церкви, как оказалось, навстречу собственной гибели?…

Собравшиеся на крик шестилетнего сынишки бургомистра жители городка убеждены, что пролитая кровь – на совести чужаков. Если бы не вмешательство старика-отшельника Анджело, Энрико и Елену забили бы камнями до смерти.

Вернуть журналистку к жизни смогли целитель-отшельник и, неожиданно для самого себя, Энрико, на ладонях которого проступили стигматы.

Такой же способностью исцелять обладают и понтифик Кустос, и антипапа Луций. Кто они, эти четверо избранных? Потомки Христа или падших ангелов? Александр Розин понимает, что священников, которые были близки к истине, истребляют одного за другим… Только абсолютная власть может стоять на кону, когда в ход идут такие средства!..


Рискнете ли вы, жаждущий приключений читатель, вместе с героями романа вступить в опасное противоборство, в то время как на каждом шагу подстерегает предательство, а в конце пути ждет встреча с мистическим существом из кошмаров Шрайбера? «Тот, кто потревожит сон ангелов, обречет себя на гибель» – вы ведь не суеверны, и древнее этрусское пророчество не испугает вас?…

* * *

Эта книга посвящается всем, кто помогал мне в работе. Особая благодарность Андреа и Роману Гоке – я получил массу удовольствия, путешествуя с ними по Италии. Хочу сказать спасибо синьору Анджело Кьофи за удивительно глубокие знания в этрусской культуре и моей жене Коринне, которая с пониманием отнеслась к возникновению и написанию этого романа.

Й. К.
* * *

Самого главного глазами не увидишь.

Антуан де Сент-Экзюпери

1

Рим, четверг, 17 сентября

«Сегодня с католической церковью случилось величайшее несчастье, какое только можно себе представить. Чудовищное событие, подобного которому не было многие столетия. Когда мы слышим слово «схизма», то вспоминаем средневековье и Авиньон. Но сегодня оно приобрело новое, весьма актуальное значение. Католическая церковь уже не та, что была вчера. Она разделилась на две автономные церкви!»

Джованни Доттесио, взволнованный, смотрел телевизор. Он даже не притронулся к разложенному на тарелке белому хлебу с ветчиной и рукколой и не пригубил бокал красного вина. Усевшись, как всегда, и взяв пульт дистанционного управления, он включил телевизор, чтобы посмотреть вечерние новости. Он не ожидал ничего особенного – так, заурядные повседневные катастрофы: где-то рухнул самолет, где-то поножовщина, а где-то далеко в мире очередной взрыв террористов. События, которые в двадцать первом веке стали обыденностью, никого не впечатляли, даже если были невероятными и вызывали сомнения в существовании Бога. Доттесио, наморщив лоб, принял сообщение к сведению, хотя эту новость выпустили в эфир как срочную и важную информацию.

Посреди площади Святого Петра стоял корреспондент в пальто нараспашку и так быстро говорил в микрофон, будто новости в любую секунду могли стать неактуальными:

– Ватикан еще никак это не прокомментировал. Но в заявлениях со стороны только что основанной, – репортер бегло взглянул на записку в левой руке, – Святой церкви истинной веры нет сомнений. Часть католической церкви, начиная от деревенских священников и заканчивая влиятельными кардиналами, отреклась от Ватикана и Папы. Судя по всеобщему смятению, сам Ватикан тоже пришел в изумление от такого развития событий.

Камера взяла общий план, и на экране появились десятки автомобилей (частных лимузинов и такси), которые останавливались у ворот Ватикана и вываливали из своего чрева высокопоставленных церковных чиновников. Мужчины в сутанах и темных костюмах с колоратками[1] после проверки документов быстро исчезали за воротами. Доттесио узнавал некоторых, они бросали беглые взгляды в сторону камеры: ни кардиналы, ни их провожатые не были готовы давать какие-либо комментарии или просто не имели таких полномочий. Сомнений не оставалось: самые влиятельные мужи католической церкви консолидировали силы в твердыне католицизма. Доттесио подобный форум припоминал только на избрании нового понтифика. Разумеется, заурядный священник из Трастевере никогда не имел дела с высокими чинами Церкви. Но Доттесио знал их с того времени, когда служил в Ватикане.

На экране вновь появился репортер.

– Еще неясно, как Ватикан отреагирует на схизму, – говорил он, – но, судя по всему, можно сказать, что ситуация разрешится в ближайшие минуты. Конечно, мы останемся здесь и будем держать вас в курсе событий. А сейчас я передаю слово Норине – журналисту нашей студии.

Норина выделялась среди остальных представителей прессы огненно-рыжей копной волос. На ней был зеленый костюм, который не очень гармонировал с желтым задним планом телестудии. Значок экстренного сообщения замигал внизу экрана: «Кризис в Ватикане: раскол Церкви». Ведущая улыбнулась, будто репортер только что пообещал три дня солнечной погоды, и сказала:

– Роберто будет держать нас в курсе событий. Как только в Ватикане произойдет что-нибудь важное, мы сразу же переключимся. А пока я хотела бы обсудить эту неожиданную новость с двумя гостями студии. Их компетентность в делах Ватикана и Церкви едва ли кто-нибудь оспорит.

На экране появились лица гостей – мужчины и женщины. Оба выглядели довольно молодо. Доттесио сразу узнал их, как только скользнул взглядом по лицам. И неудивительно: их фотографии еще несколько месяцев назад часто мелькали в римской прессе, будто они были телезвездами или знаменитыми футболистами. Оба были замешаны в том, что некий ватиканист в одной из газетных статей назвал «величайшим кризисом за всю историю католической церкви». И этот журналист, несомненно, был прав, по крайней мере, до сегодняшнего дня.

Когда Норина представляла своих гостей, Доттесио слушал ее лишь вполуха. Воспоминания отбросили его в начало мая, когда произошло ужасное происшествие, которое пресса назвала «убийством гвардейца». Тогда в квартире вместе со своей женой был убит начальник швейцарской гвардии Ватикана. Киллером оказался молодой гвардеец, тело которого обнаружили в той же квартире. Полиция высказала подозрение, что гвардеец, некий Марсель Данеггер, лишил жизни своего начальника на почве служебных разногласий, а потом наложил на себя руки. Жену начальника гвардии тоже пришлось уничтожить, потому что она стала случайной свидетельницей. Такова была официальная версия, которую Ватикан сделал достоянием общественности. Церковь не была заинтересована в новом скандале, потому что недавно избрали понтифика – Кустоса. Его достаточно свободные взгляды и привычки уже и гак вызвали нежелательный интерес прессы. Но вскоре стало ясно, что предполагаемый убийца Данеггер сам стал жертвой, и это кардинально меняло все. Нечто более ужасное стояло за тройным убийством. Выяснили, что к этому причастен племянник убитого начальника охраны, швейцарский гвардеец Александр Розин, и журналистка Ватикана Елена Вида. Эти двое и сидели теперь в телестудии с беспрестанно улыбающейся Нориной. У Джованни Доттесио бежали мурашки по спине, когда он задумывался о причинах убийства, потрясшего не только Ватикан, но и всех христиан. Даже ему, человеку духовному, тяжело было представить, что теперь будет с верующими во всем мире. Он потянулся к бокалу и несколько поспешно сделал большой глоток вина. Чуть сладковатый вкус вина и разлившееся внутри тепло от алкоголя немного успокоили его натянутые нервы. Он поставил бокал на место, откинулся на спинку стула и закрыл глаза, чтобы привести в порядок мысли.

За убийством гвардейцев стояла какая-то тайная организация или даже две, что было точнее, но несколько сбивало с толку. В организации «Круг двенадцати» насчитывалось соответственно двенадцать швейцарских гвардейцев. Они хранили тайну под названием «Истинное подобие Христа». Речь шла об изумруде, на котором можно было увидеть настоящий облик Иисуса Христа. Это был второй мессия! С изумрудом была связана еще одна тайна: Иисус не умер на кресте, а лишь впал в летаргию. Друзья, скрываясь от всех, отнесли его тело на побережье, откуда он тайно переправился через море на корабле в Галлию. Якобы воскресший Спаситель на самом деле был братом-близнецом Иисуса – Иудой Тома, который, по легенде, инсценировал воскрешение, чтобы основать новую религию. Но будто и этого оказалось недостаточно, чтобы поколебать устои католической церкви. Понтифик Кустос объявил себя потомком спасенного Иисуса. Чудесная сила исцеления, которой обладал Кустос, придавала его словам правдивости. «Круг двенадцати» объединился с мощной католической организацией «Totus Tuus».[2] Этот ультраконсервативный орден сделал все, чтобы сохранить традиционное учение и тем самым сберечь свое влияние. Его члены зашли так далеко, что даже решились на убийство начальника гвардейцев, который не сберег тайну, сотрудничал с Папой и мечтал помочь Церкви войти в новую светлую эру. Приверженцы «Totus Tuus» хотели убить и понтифика, но преступление было предупреждено, а заговор раскрыт. Предводителем тайного ордена оказался не кто иной, как брат убитого начальника охраны, якобы тоже умерший начальник швейцарских гвардейцев Маркус Розин. Доттесио неоднократно задавался вопросом, как Александр Розин мог решиться выступить против своего отца?

Звук хлопнувшей двери заставил Доттесио вздрогнуть. Священник открыл глаза, огляделся, но никого не увидел. Он был совершенно один. Ну конечно, один. Луцилла, его экономка, не работала сегодня вечером. Она вместе с мужем Альберто, церковным причетником, поехала к отцу в Витербо.

На экране Норина обратилась к Александру Розину:

– Синьор Розин, вы компетентны в вопросах жизни Ватикана. Еще недавно вы были гвардейцем в охране. После событий, связанных с убийством вашего дяди и тетки, вы досрочно ушли со службы. Теперь работаете журналистом в газете «Мессаджеро ди Рома» в Ватикане вместе с синьорой Видай…

– Лучше сказать, что я немного помогаю Елене в работе, – перебил ее Розин. – Она опытная журналистка. Я только начинаю изучать азы этой профессии.

Доттесио понравилась серьезность и открытость, с которой поправил ведущую молодой человек. У него были резкие черты лица и выдающийся подбородок, на голове – кудрявые темно-рыжие волосы. На этом лице читались прямолинейность и твердая воля. События в мае как раз подтвердили, что Розин обладает этими качествами.

Норина немного пришла в себя после такой бесцеремонности и прямо спросила Розина:

– Не видите ли вы взаимосвязи между расколом Церкви и этими событиями – убийством вашего отца и покушением на понтифика?

Прежде чем ответить, Розин на миг задумался.

– Пока мы не выяснили мотивов, которые движут так называемой Святой церковью истинной веры, об этом ничего конкретного сказать нельзя.

– Значит, Святая церковь истинной веры замешана в этом. Ее основатель не согласен с новым просветительским курсом Папы Кустоса, – настаивала ведущая.

– Да, мне тоже так кажется. Главы новой Церкви должны иметь достаточно причин для этого, иначе они не решились бы на такой шаг.

Несмотря на то что Норина по-прежнему улыбалась, Доттесио заметил, что у нее дергается уголок рта, и понял: ведущая раздосадована, потому что ей не удалось своими высказываниями спровоцировать гостей.

– Значит, вы не верите, что эти события напрямую связаны с новой Церковью и «Totus Tuus», синьор Розин?

– Я не могу исключить такую возможность, но на данный момент эта связь ничем не подтверждена.

Когда Норина наклонилась к Розину, она выглядела точь-в-точь как лев с рыжей гривой, изготовившийся прыгнуть на свою жертву.

– Может быть, ваш отец рассказывал вам что-нибудь о связи этих событий? – спросила она. – Правда ли, что два дня назад вы навещали своего отца?

Доттесио вспомнил, что Маркус Розин потерял зрение во время вооруженной стычки в подземельях Ватикана, но широкой общественности об этом не было известно. Ватикан, отдельное государство, обладавшее собственной системой судопроизводства, приговорил Маркуса Розина к пожизненному заключению в новой ватиканской тюрьме как бывшего главу организации «Totus Tuus», a также других участников заговора.

– Да, я был у отца, – ответил Розин.

– А он вам ничего не говорил о действиях новой Церкви?

– Нет. Даже если он и знает что-либо об этом, он ни о чем не упоминал.

– А о чем же он тогда разговаривал с вами?

Розин серьезно взглянул на ведущую.

– Мы говорили о личных делах, и этот разговор я не хочу предавать огласке.

Норина, слегка обидевшись, обратилась к Елене Вида и попросила ее дать свою оценку происходящему. Пока ватиканистка отвечала, Доттесио насторожил странный шум. Он донесся из сакристии. На мгновение Доттесио заколебался и взглянул на телефон, подумав, не позвонить ли в полицию. За последние шесть недель в сакристию вламывались дважды, однако в обоих случаях ущерб был незначительным. Очевидно, преступниками были подростки, а возможно, и наркоманы, которые рассчитывали, что Доттесио оставил там кошель для сбора пожертвований. После этого у Доттесио появилась мысль открывать церковь только в определенные часы, когда на месте был клир. Но вскоре он сам отказался от этой затеи: по его мнению, дом Божий должен быть открыт с утра и до вечера.

Все опять стихло. Может, ставень хлопнул на ветру? Если он из-за такого пустяка будет звонить в полицию, его, пожалуй, поднимут на смех. Доттесио поднялся и пошел в сакристию. Нет, ставни закрыты. Хотя сквозь щели в них в комнату проникало немного света, она казалась сумрачной. Контуры шкафов и большого стола, стоявшего посередине, были размыты, будто вещи и вовсе не принадлежали этому миру. Внезапно Доттесио заметил какое-то движение в другом конце комнаты, откуда вел узкий коридор в церковь.

– Эй, кто там? – осторожно спросил он, словно боялся чересчур громким голосом испугать незваного гостя.

В ответ – молчание. Доттесио осторожно двинулся вперед и с облегчением обнаружил, что в комнате, кроме него, никого нет. Наверное, он слишком близко принял к сердцу сообщение о расколе Церкви, и теперь ему всюду мерещились призраки. Он решил еще раз заглянуть в церковь и потом быстро вернуться в квартиру, ведь по телевизору могли в любую минуту передать свежие новости об этом чудовищном событии или какие-нибудь комментарии из Ватикана. Из сумрачного церковного зала на него пахнуло холодом сквозняка, и Доттесио поежился. Несмотря на то что сентябрь в Риме радовал по-летнему теплой погодой, в церкви почти всегда было темно и прохладно. Доттесио впервые за свою долгую карьеру католического священника задумался, почему все так, а не иначе. Неужели для того чтобы люди прониклись особым почтением, для божественной мистерии необходимы это растекающееся покрывало полумрака и холод? Если люди действительно верят в Бога, то все это ни к чему. Так, несколько абстрактно рассуждая, он зашел в неф, где тихо горели около двадцати свечей. Здесь не было молящихся, и это не удивило священника. Наверное, весь Рим сейчас сидел у телевизора.

Доттесио хотел еще раз посмотреть экстренный выпуск новостей. Но когда он обернулся к сакристии, то краем глаза заметил нечто. Тень, еще чернее, чем церковная темнота, надвинулась на Доттесио и повергла его в кромешный мрак.


Сандрину Кильо редко удивляли прохожие, которые встречались ей, когда она, шаркая, брела по старым переулкам Трастевере. Чем дольше она шла, тем меньше народа попадалось ей навстречу. Этот сентябрьский вечер, казалось, был просто создан для того, чтобы сидеть на балконе или у двери дома и болтать о Боге и мире, а также о недавнем повышении налогов. Уже старуха, она все же не могла припомнить, чтобы тесные переулки, в которых обычно толпились люди, были такими пустынными. Когда женщина проходила мимо бара, то сквозь большое витринное стекло, на котором красовалась рекламная надпись «New York Caffe», она увидела, что внутрь набилось полным-полно народа. Она не могла понять, что за программа идет, но, наверное, это был какой-то важный футбольный матч «Лацио» или «Ромы». Что еще могло заставить римлян променять прогулку на свежем воздухе в этот теплый вечер уходящего лета на телевизор?

Сандрина не смотрела футбол вот уже восемь лет, с тех пор как умер ее муж Эрнесто, поэтому осталась равнодушной к происходящему в баре. Навестив могилу мужа, она долго гуляла по набережной Тибра. Так она делала каждый день. Теперь она чувствовала, как ныли от усталости ее старые ноги. Но женщина не хотела возвращаться в свою маленькую квартиру на Пьяцца Мастаи, не поставив заупокойную свечку по Эрнесто. Это тоже стало одной из ее привычек. Ежедневное посещение кладбища помогло ей пережить утрату. А теперь это был обычный ритуал, ставший неотъемлемой частью ее жизни, вроде булочки с изюмом на завтрак или воскресного визита дочки Ариетты и ее семьи.

Маленькая церковь Санто-Стефано на Трастевере, как всегда, возникла перед ней в самый последний момент. Ее почти со всех стороны обступили высокие жилые дома, оставив лишь небольшой проход к дому Божьему. Эту церковь знали лишь жители квартала Трастевере, и поэтому она очень нравилась Сандрине. Туристы чаще всего заходили в знаменитую церковь Санта Марии на Трастевере, а тут никто не мог помешать во время молитвы. Здесь, в церкви Святого Стефана, сорок четыре года назад она венчалась с Эрнесто. Сюда она предпочитала ходить и поминать его, пока сама не окажется рядом с ним на кладбище. Когда старуха потихоньку ступила в темный церковный портал, она вспомнила о пасторе Доттесио. Когда он пять лет назад принял общину, все прихожане были удивлены, потому что пастор до этого занимал высокий пост в Ватикане. Как могло произойти, что он оказался в такой маленькой церкви? Поговаривали, будто Доттесио назначили сюда в наказание и что долго он здесь не выдержит. Но он быстро освоился в новом окружении, был всегда рассудительным и вежливым. Так что старые прихожане стали принимать его за своего.

Дверь, скрипнув, с трудом поддалась старой женщине, но все же открылась. Сандрина успела лишь обмакнуть руку в чашу со святой водой, чтобы перекреститься, как дверь за ней захлопнулась. Сандрина погрузилась в темноту и холод. В нефе запах ладана раздражал ей нос, и женщина несколько раз громко чихнула. Никому она не помешала молиться? Когда глаза Сандрины привыкли к полумраку церкви, она удовлетворенно отметила, что была одна. Ах да, ведь по телевизору футбол! Она прошла меж двух старых деревянных лавок и взглянула на церковную кружку для пожертвований, где горели маленькие свечки. Были и большие свечи, но из тех горели лишь некоторые. Они стоили пятьдесят, а не двадцать центов. Сандрина решила купить сегодня большую свечу. Раз уж она натрудила свои больные ноги, придя сюда, пусть Эрнесто получит что-то стоящее. Ее монета упала в церковную кружку с громким металлическим звуком. Сандрина взяла свечу, зажгла ее и поставила у ног большой статуи святого Стефана, которого побили камнями за веру в Иисуса Христа. Женщина посмотрела на великомученика, и ей показалось, что он одобряюще сощурился, глядя на нее. Разумеется, такой эффект был вызван лишь неровным, пляшущим пламенем свечи в продуваемом сквозняками церковном зале.

Но все равно Сандрине это было приятно. Она сделала несколько шагов к алтарю, чтобы произнести молитву у гигантского деревянного креста с образом Иисуса в человеческий рост. Сандрина благоговейно опустила глаза, встала на колени перед Спасителем и начала шептать молитву «Отче наш», которой ее еще в детстве научила бабушка.

И вдруг Сандрина ощутила влагу у себя на щеке и испугалась. Что-то тихонько слетело на каменные ступени алтаря. Капля. Красная. Женщина невольно коснулась правой рукой левой щеки и осторожно провела пальцем по влажному месту. В недоумении она поднесла палец к глазам и присмотрелась к нему. Он был красный. Кроваво-красный.

Душу Сандрины наполнил ужас, но в то же время в голову полезли тайные мысли – мысли о чуде. Фигура Спасителя над ней кровоточила! Когда же Сандрина запрокинула голову и посмотрела вверх, то поняла свою ошибку. На кресте висел не Спаситель, а человек в темном костюме с белой колораткой. Священник. Он был прибит к кресту, как и Иисус две тысячи лет назад. Там висел пастор Доттесио и смотрел на Сандрину широко открытыми глазами.


– Распят, говоришь, как Иисус? И нам нужно ехать туда? А как же Ватикан? Ты сказал, что после нашего выступления на телевидении нам нужно… Ах, Эмилио… Понимаю. Но почему Эмилио не может этим заняться, а мы будем работать по намеченному плану… Хорошо. Ну хорошо. Мы поедем. – Елена Вида, недовольно вздохнув, опустила мобильник и небрежно швырнула его в бардачок крошечного автомобиля. Ее зеленые глаза сверкали от гнева, как у дикой кошки. Александр Розин сидел рядом. Он знал свою подругу достаточно хорошо и понимал, что сейчас к ней нечего соваться.

– Что случилось? – осторожно спросил он. – Великие державы разом по ошибке подорвали весь ядерный боезапас или во всем мире разразилась чума?

Обычно этого было достаточно, чтобы Елена хотя бы улыбнулась, но она вела себя сдержанно. Выехала на своем «Фиате-500» на дорогу и включила левый поворотник.

– Если поедем прямо, то доберемся до Ватикана быстрее, – сказал Александр.

– Мы не поедем в Ватикан.

– Кто это сказал?

– Лаура.

В эти три слога Елена умудрилась вложить столько злости, будто Лаура Моничини, новый главный редактор «Мессаджеро ди Рома», была дьяволом во плоти.

– Давай ты немного успокоишься и расскажешь мне в двух словах, что произошло, – предложил Александр. – Или мне засыпать тебя идиотскими вопросами, как эта телекурица?

Александр бросил взгляд через плечо, назад, где только что скрылась из виду телестудия. Он с содроганием вспомнил, как выходил к камерам, и поклялся, что еще не скоро повторит нечто подобное. События, связанные с Папой Кустосом и «истинным подобием Христа», были еще свежи в памяти. А журналистка все спрашивала про его отца, и этого никак нельзя было избежать. Он не согласился бы говорить на эту тему ни за какой гонорар, и уж точно не за те гроши, которые полагались за выступление в телестудии. Лаура вынудила его и Елену пойти туда, потому что это была хорошая реклама для «Мессаджеро». Александр, собственно, не думал, что какую-то газету в Риме нужно рекламировать: благодаря роковой вести о расколе Церкви владельцы киосков продавали газеты быстрее, чем успевали здороваться с покупателями.

«Скорее всего, я слишком впечатлительный», – думал Александр. Теперь он сам был журналистом, по крайней мере, пытался стать им. Неужели он не научился отдавать должное профессиональному любопытству своих коллег? Но одно дело – задавать вопросы, и совершенно другое – отвечать на них.

Елена повернула на перекрестке и сказала:

– Наш любимый коллега Эмилио Пети будет работать в Ватикане, пока мы поедем осматривать место убийства священника на Трастевере.

– Убийство священника? Именно сегодня?

– То же самое сказала Лаура. Она считает, что такое убийство, даже если оно немного затрагивает тему раскола Церкви, хотя бы каким-нибудь неправдоподобным образом, – это отличная возможность поставить на передовицу крупный заголовок.

Александр ухмыльнулся:

– Я начинаю понимать, что скрывается под сенсационными заявлениями журналистов. – Но тут же его лицо снова стало серьезным. – Ты говорила с Лаурой о том, что он вроде бы распят.

– Лаура сказала, что священника прибили гвоздями к кресту в его собственной церкви. Его там и нашли.

– Да, эта новость подходит для заголовка к передовице. Хотя я бы все же предпочел отправиться в Ватикан.

Теперь усмехнулась Елена.

– Журналист предполагает, а главный редактор располагает. Это, дорогой мой, первое правило, которое ты должен зазубрить, если хочешь научиться работать в нашей когорте.

Они быстро приближались к месту происшествия. Улицы не были так запружены, как в другие дни в это же время. Каждый, кому не нужно было куда-нибудь ехать, сидел сейчас перед телевизором и смотрел один из многочисленных каналов, которые в срочном порядке прервали свои программы и выходили в эфир, транслируя экстренные выпуски новостей о расколе Церкви. Благодаря тому что Елена очень хорошо знала город, она быстро и уверенно вела свой маленький «фиат» по узким улицам Трастевере, пока не уперлась в затор.

Множество машин, среди которых были патрульные автомобили карабинеров, муниципальной и городской полиции, перегородили улицу. Среди авто на проезжей части и на тротуарах толпились люди. Полицейским в униформе с трудом удавалось сдерживать рассерженных горожан.

– Здесь, на Трастевере, люди не сидят перед телевизором и не ждут новостей из Ватикана, – бросил Александр, когда Елена остановила «фиат» возле бело-голубой машины городской полиции. – И это не кажется странным, ведь они узнали, что их священника кто-то распял в церкви.

Александр и Елена протиснулись сквозь толпу зевак и, благодаря своим удостоверениям прессы, проскользнули за полицейское оцепление. На небольшой площадке перед церковью стояла машина скорой помощи и катафалк, будто они не могли поделить между собой тело. Последние лучи заходящего солнца, еще падавшие на крыши окрестных домов, отразились от церковных витражей и на мгновение ослепили Александра. Когда зрение вновь вернулось, перед ним стоял настоящий шкаф – карабинер из мотоциклетного подразделения, который из-за своего темного шлема выглядел еще более воинственно. Распростертые руки полицейского оказались для Елены и Александра непреодолимой преградой.

– Проход запрещен, – заявил Шварценеггер из итальянской полиции.

– Пресса, – ответила Елена и сунула ему под нос документы.

– Это не играет роли. – Карабинер оставался непоколебим. – У меня свои указания.

– И кто же дал вам такие указания? – фыркнула Елена.

Но карабинер не успел ответить, потому что Александр громко позвал:

– Комиссар Донати! – И помахал седому мужчине, которого заметил в открытом церковном портале.

Увидев Александра и Елену, Донати подал знак карабинеру пропустить их.

– Я же говорила, что мы – пресса! – гордо бросила Елена, проходя мимо полицейского. Вместе с Александром она подошла к Донати, который только что попрощался с какой-то молодой женщиной. Потом он сухо поприветствовал своего старого знакомого и кивнул вслед своей собеседнице.

– Это моя молодая коллега Микаэла, Микаэла Манкори. Очень талантлива. Я попросил ее пойти в толпу и послушать, что говорят люди. И, как я вижу, «Мессаджеро» тоже тут как тут. Думаю, все остальные журналисты еще топчутся у ворот Ватикана.

– Но мы – нет, – ответил Александр с недовольной гримасой на лице. – Нашего главного редактора больше заинтересовал распятый священник, а не раскол Церкви.

Донати приподнял брови.

– Вы удивительно хорошо проинформированы. Никто ведь тайно не прослушивал полицейскую волну, а?

– Из нас двоих точно никто, – подмигнув, ответил Александр. – Ведь мы оба католики. Ну, так что там с этим убитым священником? И как получилось, что это дело доверили именно вам?

– С тех пор как я распутал преступление в Ватикане, в нашем полицейском управлении меня стали считать специалистом по церковным делам. А распятый священник – это как раз тот случай.

– Значит, все-таки это правда насчет распятия? – прицепилась к слову Елена.

– Да, правда. Старушка зашла в церковь, чтобы помолиться. А когда увидела мертвого священника, с криком выбежала наружу. Она до сих пор в шоке. К счастью, ее подхватили два каких-то туриста, позаботились о ней и оповестили полицию.

– Туристы у Санто Стефано на Трастевере – это необычно, – удивилась Елена.

– Два истых католика, которые откопали эту церквушку в каком-то сомнительном путеводителе, – пояснил Донати. – Чета немецких писателей, муж и жена, приехавшие сюда, чтобы собрать материал для книги. Довольно безобидные. Но для верности я все же приказал их допросить. Может, они заметили что-нибудь подозрительное или даже видели убийц. Убийство, наверное, произошло незадолго до того, как синьора Кильо вошла в церковь.

– Синьора Кильо? – переспросил Александр.

– Старушка, которая обнаружила труп.

– Она видела убийц?

– Вероятно, нет, но точно мы пока еще сказать не можем. Она настолько поражена происшедшим, что из нее нельзя вытащить и пары связных слов. Сейчас она под присмотром врачей.

У Елены на языке вертелся вопрос, от которого комиссар просто так не мог отмахнуться:

– Откуда вам известно, что убийц было несколько, если до сих пор нет свидетелей?

– Пойдемте со мной! – прозвучал лаконичный ответ. Донати повернулся и пошел в церковь твердой, слегка косолапой походкой. С тех пор как восемь лет назад его жена и двое детей погибли от взрыва бомбы, подложенной мафией, жизнь Донати уже не была прежней. Непримиримый борец с криминалом остался жив, хотя осколками ему раздробило левую ногу чуть ниже колена. Он заново учился ходить на протезе, а полиция использовала его лишь для обучения персонала и исключительных заданий. Три месяца назад он оказал Александру и Елене неоценимую помощь – выступил союзником на стороне понтифика Кустоса и помог избежать покушений на нового Папу и его окружение.

Большое распятие на церковном алтаре было измазано кровью. На резной деревянной фигуре Иисуса тоже была кровь, и казалось, будто его распяли только что. Глаза его под терновым венцом печально взирали на ноги входящих. Но совсем недавно был распят не деревянный Спаситель, а мужчина в черном костюме священника, тело которого теперь лежало на полу лицом вверх. Труп осматривал полицейский врач. Александр увидел окровавленные руки и ноги, отверстия, из которых были извлечены гвозди.

– Теперь я понимаю, – произнес он. – Один человек не смог бы прибить тело к кресту. Нужны были помощники. Как минимум один должен был держать тело, пока сообщник орудовал молотком. При условии, что священник уже умер.

Врач взглянул на них.

– Он был мертв. Конечно, на данный момент я не могу сказать ничего конкретного, но пока вырисовывается следующая картина: сначала священника оглушили, на это указывает свежая рана на голове, и он, вероятнее всего, потерял сознание. Потом его задушили и уже мертвого прибили к кресту.

– Значит, распяли его не для того, чтобы пытать. И это не способ убийства, – вслух размышлял Александр. – Несмотря на это, убийство потребовало от преступников немалых усилий. За то время, пока убийцы снимали с тела ботинки и носки, прибивали его к кресту, их могли увидеть случайные прихожане. Отсюда и возникает вопрос: какое значение придавали этому распятию убийцы?

Донати улыбнулся:

– Очень хорошо, синьор Розин. Мои уроки не прошли для вас даром. Может, вам стоит пойти работать в полицию, а не в газету?

– Есть весомые основания для того, чтобы пойти работать журналистом, – ответил Александр и положил руку на плечо Елены.

– Все, больше не уговариваю, – сказал Донати и взглянул на распятие. – У мафии появились некие ритуалы, после которых обнаруживают трупы. Тела жертв – послание и предостережение родственникам. Мне кажется, у этого распятия подобное назначение.

– Но какое? – спросила Елена, вынимая фотокамеру из кофра с наплечным ремнем.

– Именно это нам и предстоит выяснить, – ответил Донати.

2

Рим, пятница, 18 сентября

– Что там нового в Ватикане?… Ах, ну хорошо… Да, так и сделаем. Чао, Лаура.

Александр взглянул на Елену через стол, на котором стоял завтрак, и по выражению ее лица и тону понял, что она недовольна. Елена, казалось, не замечала его вопросительного взгляда. Она положила мобильник на стол и беззвучно стала помешивать капуччино.

– Елена, если ты и дальше будешь так себя вести, на первой полосе «Мессаджеро» появится статья о тебе под заголовком «Первая женщина, которая замешала себя до смерти».

– Ха-ха. Очень остроумно, да еще в такую рань! – деланно ответила она.

Александр широко улыбнулся.

– Мы должны начинать день с хорошего настроения, ведь он принесет нам еще много грустных новостей. Мне кажется, сегодня Ватикан выступит с сообщением в прессе, дальше тянуть уже никто не будет. Если они так и будут молчать, одуревшие журналисты возьмут штурмом самое маленькое государство в мире. Тут и швейцарские гвардейцы ничем не помогут.

– Может, они сегодня и дадут сообщение в прессе, но нам до этого нет дела. – Елена вздохнула и положила ложечку на голубое блюдце. – Мы поедем не в Ватикан. Лаура дала нам другое задание – следить за расследованием убийства священника.

– Но мы уже опубликовали статью, – заметил Александр и протянул свежий номер «Мессаджеро ди Рома». В передовице красовалось фото убитого священника, одно из тех, которые сделала Елена. Заголовок гласил: «Священник распят: чудовищное убийство в Трастевере».

– Если будут какие-то новости, Донати обязательно нам сообщит.

– Лаура считает, что за этим делом кроется нечто большее. Нам нужно поехать в Трастевере и поговорить с членами общины Доттесио. Любили его прихожане или нет, много ли было у него друзей или даже заклятых врагов… И так далее, и тому подобное. В общем, раскрутить от А до Я.

– И для этого Лауре нужна самая главная ватиканистка газеты?

– Лаура считает, что сидеть у ворот Ватикана и ждать новостей – для нас непростительная трата времени. Это ведь может сделать и Эмилио.

– Не могу с ней не согласиться. Я ее почти заново полюбил. Но если…

Веселый звон дверного колокольчика прервал их разговор, и оба вопросительно переглянулись: «Кто бы это мог быть в столь ранний час?»

Александр, пожав плечами, встал и направился к двери. В удобной мансардной квартире Елены не было домофона, поэтому им ничего не оставалось, как впустить незваного гостя.

– Может быть, почта? – задумчиво произнес Александр. – Кто бы там ни поднимался по лестнице, он не торопится. Возможно, это какой-то чиновник.

– В такую рань? Едва ли… – ответила Елена.

– Ты снова права.

Когда на лестнице раздались шаги, Александр открыл дверь.

– И все же это чиновник, да еще какой! – вырвалось у Розина, когда на маленькой лестничной клетке показался Стельвио Донати. – Вам не дает покоя убитый священник, комиссар?

– Как видите, – пробормотал себе под нос полицейский. У него был вид невыспавшегося человека: щетина, темные круги под глазами и небрежно завязанный галстук… Он немного напоминал лейтенанта Коломбо из сериала. Елена пригласила его на капучино и круассаны с вареньем, и Донати, благодарно кивнув, уселся за стол. Перекусив, он взглянул на Александра и произнес:

– Вы не проводите меня в Ватикан?

– Я бы с радостью, но не могу, – ответил Александр и рассказал о задании главного редактора Лауры Моничини для него и Елены. – Очевидно, не вы, комиссар, а мы должны позаботиться о расследовании убитого священника.

– Нет уж, я тоже займусь этим. И меня умоляли, чтобы я взял вас с собой, Александр.

– Меня? И кто же вас умолял?

Донати нагнулся над столом и тихо произнес, будто боялся, что кто-то может подслушать:

– Его святейшество Папа.

Через четверть часа Розин сидел вместе с комиссаром в машине и напряженно размышлял над тем, что ожидает их в Ватикане. Донати сказал лишь, что ему звонил Генри Луу, личный секретарь понтифика. Его святейшество выразил желание как можно скорее поговорить с комиссаром, который расследует дело об убийстве Доттесио. Комиссару нужно было приехать вместе с Розином. Александр, встревоженный услышанным, сожалел, что Елена скрепя сердце поехала на Трастевере одна. На всех улицах, примыкавших к Ватикану, римская полиция еще вчера выставила оцепление. Весть о расколе Церкви привлекала толпы туристов, журналистов, команды телеоператоров и радиотранслирующих автомобилей. Чтобы немного уменьшить наплыв людей, полиция для частного автотранспорта перегородила подъездные пути к Ватикану. Донати тоже останавливали три раза, но его удостоверение гарантировало им свободный проезд.

И вот перед ними выплыла площадь Святого Петра, где в напряженном ожидании толпились тысячи людей. Их волновал вопрос о том, что станет с Церковью и новым понтификом, на либеральные взгляды которого люди возлагали большие надежды.

Донати остановил свой «Фиат Темпра» у Порта Сант-Анна – одного из трех въездов в Ватикан. Ворота охраняли двое гвардейцев в темных беретах и обычной для них голубой униформе.

Еще несколько месяцев назад Александр тоже носил ее и стоял на посту у ворот Порта Сант-Анна. Но теперь ему казалось, что с тех пор прошла целая вечность. Младший из гвардейцев не знал Александра. Когда раскрылся заговор против Папы, в котором были замешаны многие гвардейцы, из охраны ушла тьма народа. Подумывали, не распустить ли вообще швейцарскую гвардию. В конце концов, у Ватикана была еще и вторая команда охраны – «виджиланца», которая в сравнении со швейцарской гвардией и ее древними традициями по своей структуре больше напоминала современную полицию.

Виджиланца состояла из итальянцев; в эту команду было проще набирать людей, чем в гарнизон – швейцарских граждан, поскольку для службы в швейцарской гвардии люди должны были обладать строгими, безупречными характеристиками и при этом нести тяжелую службу за сравнительно маленькое жалованье.

Когда в Швейцарии узнали о планировавшемся покушении, многие патриоты согласились пойти служить в папскую гвардию, и недостаток гвардейцев быстро восполнился. Планам по окончательному роспуску гвардии не суждено было сбыться. Новый понтифик посчитал роспуск нецелесообразным, так как он повлек бы за собой слишком быстрый отказ от старых традиций. Чтобы люди оставались верными, они должны были признать Церковь.

Тут Александр заметил второго гвардейца – долговязого тощего мужчину с очень серьезным взглядом. Лейтенант швейцарской гвардии Вернер Шардт не был близким другом Александра, но все же в лицо они друг друга знали. Из-за молчаливости и замкнутости товарищи прозвали его Аскет.

– Александр! – удивился он, когда Донати опустил боковое стекло.

– Привет, Вернер! Вас теперь осталось мало. Это попахивает сверхурочной работенкой.

Узкие губы Шардта дрогнули, и Александр никак не смог этого объяснить. Возможно, то был знак веселья, а может быть, горечи при мысли о дополнительных часах на службе.

– Что-то прояснилось по поводу раскола Церкви? – спросил Александр.

Шардт неодобрительно взглянул на него.

– Ты же знаешь, что нам не разрешается отвечать на подобные вопросы. И вообще, что ты здесь делаешь? Прессе запрещен вход в Ватикан.

– Мне можно. Его святейшество послал за мной комиссара Донати. – Александр указал пальцем на своего спутника.

– У вас есть виза? – сомневаясь, переспросил Шардт.

– На это нет времени, – ответил Донати. – Мне позвонили всего полтора часа назад.

– А кто вам звонил, комиссар?

– Дон Луу.

– Хм…

После недолгих раздумий Шардт ушел на вахту и позвонил по телефону. Не прошло и минуты, как адъютант подал знак своему напарнику пропустить машину.

За «фиатом» уже выстроилась небольшая очередь из машин, впереди всех стоял лимузин с тонированными стеклами. Когда Александр обернулся, ему показалось, что на переднем сиденье сидит мужчина в черных одеждах кардинала. Возможно, именно в эти часы встречались архипастыри Ватикана со всех уголков света, чтобы обсудить раскол Церкви. Поэтому здесь было припарковано множество автомобилей.

Пока Донати с трудом пытался отыскать свободное место, чтобы поставить машину, Александр наблюдал за вертолетом, который заходил на посадку, – с тыльной стороны собора Святого Петра находилась вертолетная площадка. Во дворе Сан-Домазо стоял жандарм в униформе виджиланцы, исполняющий обязанности охранника на автостоянке. Донати последовал его указаниям и втиснул свой «фиат» в узкое парковочное место. Автомобили стояли так плотно, что оставалось удивляться, каким образом пассажирам удается выходить из машин. Жандарм поспешил к ним.

– Господа Донати и Розин?

– Они самые, – заверил комиссар, запирая машину.

– Подождите здесь одну секунду, вас сейчас заберут. – Едва жандарм произнес эти слова и подошел к следующей машине, которую нужно было припарковать, из тени Апостольского дворца вышел сухопарый мужчина в черном костюме священника и быстрым шагом направился к комиссару и Розину. Блестящие черные волосы спадали по обе стороны лица, а высокие скулы и узкие глаза отчетливо указывали на его азиатские корни. Александр знал о Генри Луу лишь то, что его родители были из Франции и Вьетнама. Луу в детстве жил в Европе и Азии, а свою клерикальную карьеру начал во Франции. До того как оказаться в Риме, понтифик Кустос жил под мирским именем Жан-Пьер Гарден, был архиепископом Марсельским. Еще с того времени он знал и доверял Луу и вскоре сделал его своим личным секретарем в Риме.

– Виоп giorno, signori! – прокричал им Луу. – Хорошо, что вы оба приехали так быстро!

Несмотря на радостные слова, лицо Луу оставалось таким же серьезным, как и у Вернера Шардта. Александр помнил прежнего, вечно улыбающегося азиата и теперь был разочарован. На лице Луу не дрогнул ни один мускул, он пригласил их пройти во дворец. Секретарь провел их коридорами к персональному кабинету его святейшества, в котором Александр уже однажды был. Коротко постучав в дверь, Луу вошел в комнату один, а потом через несколько секунд подал знак Розину и Донати.

Папа Кустос, явно озабоченный, сидел за столом в своей белой сутане и кому-то звонил по телефону.

– Я хочу лично поговорить с ним! – энергично сказал он в трубку. – Как повышение значимости присвоенной им же должности? Нет, я так не думаю. Его еще официально не провозгласили антипапой. Возможно, мы еще до этого сумеем договориться… И как это будет выглядеть? – Кустос глубоко вздохнул и взглянул на потолок, словно моля Бога о милости. – Поживем – увидим. Установите сначала контакты, монсеньор!.. Я буду ждать вашего звонка, спасибо.

Тяжело вздохнув, понтифик положил трубку и уставился на заваленный бумагами стол, будто был один в комнате. В его кабинете царил полумрак, потому что все стены были уставлены книжными полками, но все это как раз соответствовало настроению Святого отца. Когда Кустос наконец поднял глаза и встал, чтобы поздороваться с гостями, на его лице появилась вымученная улыбка. Темные круги под глазами свидетельствовали о том, что ночь у понтифика выдалась бессонная. Несмотря на все заботы, которые легли на его плечи, он отнесся к гостям доброжелательно и предложил им войти и присесть на небольшой диванчик.

– Ну, вы уже слышали, скоро у нас будет второй Папа. – Кустос снова вздохнул и добавил: – Если, конечно, все и дальше будет идти по воле так называемой Святой церкви истинной веры.

– И кто им станет? – взорвался дон Луу, потерявший свое знаменитое железное азиатское самообладание.

– Сальвати, – коротко ответил понтифик.

– Томас Сальвати? – переспросил личный секретарь.

Понтифик кивнул.

Луу издал звук, похожий на злобное рычание собаки.

– Я знаю, что Сальвати не согласен с курсом реформ, ваше святейшество. Я даже предполагал, что он заодно с раскольниками. Но чтобы такое?!

– Теперь мы знаем, что он на другой стороне, – сухо ответил Кустос. – Узнать своего соперника – это первый шаг к победе. Хотя, признаться, я не хотел бы видеть Сальвати к стане врагов.

– Простите меня за невежество, – вмешался Донати. – А кто такой этот Томас Сальвати?

Ответил Александр Розин:

– Относительно молодой, но очень харизматичный человек, глава Конгрегации религиозных орденов. До этого он был епископом Мессинским.

Кустос повернулся к Александру, и на этот раз его улыбка была радостной и непринужденной.

– Браво, сын мой, вы хорошо выполняли домашние задания, которые следует делать корреспонденту Ватикана! «Харизматичный» – это подходящее слово. К тому же Сальвати полон энергии. Да уж, представляю, как он будет выполнять обязанности Папы. К несчастью, он будет занимать этот пост незаконно.

– Я бы сказал, что он к счастью занимает его незаконно, – сказал Донати и обратился к Александру: – Синьор Розин, как только что сказал его святейшество, вы в настоящий момент должны позабыть о своей новой профессии. Все, о чем говорится в этих стенах, строго секретно.

– Ничего другого я и не ожидал, – без намека на иронию ответил Александр. – У меня и в мыслях нет добавлять Церкви ненужных проблем.

Кустос тихо произнес:

– Кто создает здесь проблемы, так это, наверное, я. Мои реформы привели к расколу Церкви. Я рассчитывал на противодействие, причем на сильное противодействие, но не думал, что все это приведет к схизме. Возможно, то, что я занял этот пост, было ошибкой. Прошлой ночью я долго думал, не уйти ли мне с занимаемой должности.

Луу испуганно взглянул на него.

– Вам не стоит так говорить, даже думать об этом не стоит, Святой отец! За первые месяцы вы преодолели столько трудностей! Если вы сейчас сдадитесь, все, что вы сделали до сегодняшнего дня, окажется напрасным. Все жертвы будут напрасными. Кто знает, когда Церкви еще так повезет и во главе ее станет человек вашего склада. Возможно, что уже никогда.

Кустос успокаивающе отмахнулся:

– Не делайте меня более великим, чем я есть на самом деле, дон Луу! Но все, что касается конца реформ и напрасных жертв, я и сам знаю, поэтому решил остаться. Служба понтифика – это не работа на заправке или в супермаркете, когда можно просто развернуться и уйти, если уже больше нет желания. Но я все-таки должен признаться себе и моей Церкви, что допускал ошибки. Я надеялся провести реформы рационально и безболезненно, но для консервативных кругов верующих, а также людей, которые работают для Церкви, все произошло внезапно и слишком быстро. Мы не должны были выносить на повестку дня вопросы о браке священников и о священниках-женщинах, по крайней мере, не так скоро и не все сразу.

– Вы хотите упразднить целибат и посвящать женщин в пастыри? – растерянно спросил Александр.

– Это пока неофициальное решение, – поспешил вмешаться Луу. – По желанию его святейшества, мы хотели вынести эти пункты на обсуждение в Конгрегации кардиналов. Но этого уже было достаточно, чтобы предатели присоединились к раскольникам.

– Лучше сказать, это была последняя капля, которая прорвала плотину негодования, – подвел итог Кустос. – Оба эти вопроса вполне разумны и необходимы, если Церковь в ближайшее время не хочет остаться без своих приверженцев. Мне казалось, что решения по таким болезненным вопросам следует принимать в пакете, но тут я ошибся. – На губах его появилась горькая улыбка. – Это уж слишком для воспетой непогрешимости понтифика.

Луу снова вмешался в разговор и обратился к Донати и Александру:

– Может быть, нам стоит наконец перейти к причине этой встречи и поговорить о страшных убийствах наших пастырей?

– Убийствах? – переспросил Александр. – Произошли еще убийства?

– По меньшей мере два, – сказал Донати. – Вы не знали об этом, синьор Розин?


Елена нажала большим пальцем кнопку дверного звонка возле таблички с надписью «Паролини». В высотном здании раздался непрерывный пронзительный звук, и у Елены мелькнула мысль о том, как долго может выдержать это обычный человек, если у него, конечно, уши не залиты воском. Разумеется, нельзя было исключить возможность, что в доме вообще никого не было. Но шестое чувство Елены, развившееся вследствие профессиональной журналистской деятельности, подсказывало ей, что за дешевой, выкрашенной белой краской дверью кто-то невыразимо страдает от этого мучительного звонка. Как же должен быть велик страх перед тем, кто нажимает на эту кнопку? В таких ситуациях, как эта, Елена просто ненавидела свою работу. Длянее это отнюдь не было развлечением – изводить старую женщину страхом. Но это входило в ее повседневные служебные обязанности.

Когда палец Елены уже начал болеть, из квартиры донесся злобный голос:

– Прекратите звонить, черт бы вас побрал! Мы не откроем!

Это была женщина, и, судя по голосу, не старая.

Елена предположила, что это Ариетта Паролини.

Журналистка убрала палец с кнопки и как ни в чем не бывало поинтересовалась:

– А почему вы не хотите открывать?

– Потому что мы не хотим с вами разговаривать.

– Но вы ведь даже не знаете, кто я!

– Конечно же, знаю! Вы или из газеты, или с радио, или с телевидения. Так ведь?

– Да, из газеты. Меня зовут Елена Вида, я пишу для «Мессаджеро ди Рома».

– Мне абсолютно все равно, для кого вы пишете. Здесь нет никого, кто хотел бы с вами говорить.

– Может, ваша мать скажет мне то же самое, – предложила Елена.

– Моя мать? Вы попали не по адресу.

– А мне ваши соседи на Трастевере рассказали нечто иное.

На мгновение воцарилось молчание. Елена предполагала, что Ариетта Паролини сговорилась со своей матерью, но тут услышала долгожданный металлический скрежет ключа в замке. Входная дверь, которую предусмотрительно сдерживала цепочка, немного приоткрылась. Сквозь щель Елена увидела круглолицую, ярко накрашенную женщину за сорок.

– Синьора Паролини? – спросила Елена.

– Да, совершенно верно. Я здесь живу. И если вы немедленно не уберетесь отсюда, я вызову полицию!

– Но поднимется шум. Вы точно этого хотите? Мои коллеги могут прослышать об этом. Вы ведь наверняка видели, какая толпа репортеров осадила дом, в котором живет ваша мать. С вашей стороны действительно было разумно забрать ее к себе. – Елена уже была на Трастевере, в старом доме на Пьяцца Мастаи, где жила Сандрина Кильо. В общем-то, журналистке никто из соседей не сказал, куда пропала старая женщина, обнаружившая убитого священника Доттесио. Это был всего лишь блеф. Чутье журналистки и умение анализировать информацию помогли Елене додуматься, что Сандрину Кильо нужно искать у дочери, которая живет вместе с мужем и детьми в пригороде, у шоссе, что ведет в аэропорт. Именно в этом районе когда-то жил Леонардо да Винчи.

Ариетта Паролини явно колебалась.

– Врачи говорили, что моей матери нужно поберечься. Если она вдруг сильно разволнуется, я тут же выставлю вас, – заявила она.

Елена протянула руку через щель.

– Договорились.

Ариетта Паролини неохотно пожала руку и впустила Елену.

Сандрина Кильо лежала на кушетке, прикрыв ноги одеялом, несмотря на то что в просторной комнате вовсе не было холодно. Через большие окна проникали теплые лучи нежаркого сентябрьского солнца. «Тепло и свет – единственное преимущество этой квартиры на девятом этаже», – подумала Елена. Из окон открывался вид на такие же высотки и серые жилы дорог, по которым извивались бесконечные металлические потоки автомобилей, и это угнетало Сандрину.

– Я должна поговорить с этой женщиной, Ариетта? – спросила старушка с кушетки, посмотрев на Елену со смешанным чувством любопытства и недовольства.

– Ты ничего не должна, мамочка. Эта журналистка хочет задать тебе пару вопросов. Но ты не обязана на них отвечать. И если ты почувствуешь себя плохо, она тут же уйдет. – В этих словах чувствовалась невысказанная надежда Ариетты Паролини.

Сандрина Кильо села и вновь осторожно накрыла одеялом колени.

– Я поговорю с вами. Может, мне лучше от этого станет и другие люди из газет оставят нас в покое.

– Я не буду упоминать в своей статье, где я вас нашла, – пообещала Елена и присела в голубое кресло, на которое Ариетта Паролини указала больше из долга, чем из вежливости.

– Синьора Кильо, будет лучше, если вы расскажете мне своими словами, что вы пережили вчера вечером в церкви Санто Стефано на Трастевере.

– Собственно, говорить-то и нечего, – осторожно начала старушка. Она рассказала, как зашла в церковь, поставила свечку для своего покойного мужа и опустилась для молитвы перед большим распятием.

– А потом вдруг что-то капнуло мне на щеку. Я… Я подумала, что это знак Господа, как вдруг заметила, что это кровь… Потом я взглянула вверх… И увидела его!

– Кого? – с надеждой спросила Елена, надеясь получить хоть какую-то зацепку или указание на убийцу.

– Священника Доттесио. Он висел на кресте, как Спаситель, и смотрел на меня сверху вниз. Это было ужасно! Я больше ничего не могу вспомнить. Мне кажется, я потом выбежала из церкви.

Стоящей информации не было, но Елена попыталась не выказать своего разочарования.

– А вы больше никого в церкви не заметили? Может быть, вы видели что-то подозрительное снаружи, прежде чем вошли в церковь? Людей? Или машину, которая вам бросилась в глаза?

– Нет, абсолютно ничего. Улицы были тоже совершенно пусты.

– На эти вопросы моя мать уже ответила в полиции, – проворчала Ариетта Паролини.

– Я надеялась, что ваша мать сможет вспомнить еще что-нибудь. Иногда требуется время, чтобы прошел шок и воспоминания вернулись.

– Я все рассказала полиции, все, что знала, – уверяла синьора Кильо. – Только о цепочке я не подумала, я об этом позже вспомнила.

Елена с любопытством наклонилась к старушке.

– Что за цепочка?

Старушка взяла свою серую сумочку, которая лежала рядом с ней на кушетке, основательно перерыла ее содержимое и, наконец выудив оттуда тонкую серебряную цепочку, положила ее перед Еленой на стеклянный шестиугольный столик. На цепочке, порванной в одном месте, висел изящный серебряный крестик. С первого взгляда это смахивало на дешевое религиозное украшение из тех, что на каждом углу продают туристам в Ватикане. Елена взяла цепочку в руки, осторожно осмотрела ее, но так и не обнаружила ничего примечательного.

– А что случилось с этой цепочкой?

– Это не моя цепочка, – объяснила синьора Кильо. – Когда меня привезли в больницу, мне дали ее там, потому что подумали, что она принадлежит мне. Они уверяли, что я держала ее в руках. Но я не знаю, где я взяла эту цепочку. Может, она лежала под распятием, и я схватила ее. – Старушка растерянно покачала седой головой. – Как я ни старалась, не могла этого вспомнить. Я бросила цепочку в сумочку и забыла о ней через полчаса. Как думаете, мне позвонить в полицию и рассказать о ней?

– Если вы хотите, я могу передать цепочку комиссару, который занимается этим делом, – предложила Елена. – Я хорошо с ним знакома.

– О, я охотно отдам ее вам.

Елена улыбнулась в ответ и быстро спрятала цепочку, пока Ариетта Паролини не успела высказать никаких возражений по этому поводу.


– Первое убийство произошло три дня назад, – сказал комиссар Донати удивленному Александру Розину.

– Жертвой стал пастор Джорджио Карлини, община которого находится в горах, в Ариччии. Его нашли свесившимся над купелью, кто-то утопил его там. Как и в случае смерти пастора Доттесио, нам не удалось обнаружить никаких следов убийцы.

– Я ничего не слышал об этом, – растерянно произнес Александр.

– Об этом, по просьбе церковников, не стали упоминать в полицейском отчете, – сказал Донати. – Но вчерашнее происшествие, к сожалению, нельзя было утаить.

– Почему к сожалению? – спросил Александр. – Разве у общественности нет права знать о случившемся?

– Комиссар Донати просто хотел помочь нам, – сказал Генри Луу.

– У Церкви в эти дни и так слишком много проблем.

– Два убийства священников, да еще одно за другим, – добавил Донати, покачав головой. – Хотел бы я знать, связаны ли эти жертвы друг с другом. Было ли у них что-либо общее помимо того, что они имели духовный сан.

– Общее между ними есть, – к удивлению Донати и Александра, ответил Кустос. – И в этом кроется причина, по которой я позвал вас сюда.

Дон Ауу снова взял слово:

– Оба убитых раньше работали в Ватикане, к тому же оба в Конгрегации доктрины веры. Джованни Доттесио возглавлял регистратуру архива, а Джорджио Карлини был его заместителем.

– Значит, они были знакомы, – пробормотал Донати.

– Странно, – задумчиво произнес Александр. – Пастор из церкви Санто Стефано на Трастевере или в Ариччии… Это не похоже на повышение по службе. Почему их сняли с должностей?

Луу усмехнулся:

– Если вы думаете, что их наказали, то ошибаетесь. В соответствии с нашими анкетными данными оба ушли с должности по собственному желанию.

– А в какое время? – спросил комиссар.

Луу взял потертую папку-регистратор со стола и полистал ее:

– Ах, вот оно. Доттесио ушел из Ватикана пять лет назад, в мае, Карлини – сразу вслед за ним, двумя месяцами позже.

– Дело становится все более странным. И таинственным, – добавил Донати.

– Поэтому я и позвал вас, – сказал понтифик. – Я хочу, чтобы убийства были раскрыты как можно скорее, комиссар Донати. Я наделю вас особыми полномочиями, которые позволят вам беспрепятственно проводить расследование в Ватикане. А вас, Александр, я попрошу помочь комиссару разобраться во внутренних делах Ватикана.

– Я бы с радостью, но у меня ведь работа.

– Все уже улажено, – сказал Луу. – Пока вы ехали сюда, я позвонил вашему главному редактору. Вы, синьор Розин, обладаете теперь неограниченной свободой и можете помогать комиссару Донати. За это «Мессаджеро ди Рома» получит эксклюзивное право сообщать на своих страницах обо всех подробностях расследования. Конечно, если Ватикан предварительно даст на это согласие.

Стельвио Донати одобрительно кивнул.

– Все это звучит многообещающе. В первую очередь я хотел бы поговорить с главой Конгрегации доктрины веры.


Конгрегация доктрины веры была прямой наследницей инквизиции. И сейчас этот церковный институт должен был следить за тем, чтобы не распространялась ересь, а также располагал судебной властью над верующими. Глава конгрегации, кардинал-префект Ренцо Лаваньино, обладал колоссальной властью и отчитывался лишь перед понтификом. Лаваньино уже долгое время работал в Конгрегации доктрины веры, но после событий, связанных с «истинным подобием Христа», его назначили главой конгрегации. Многие должности с того времени были заняты уже другими людьми. Злые языки поговаривали, что это кадровые чистки. Но Папа Кустос должен был увериться, что на решающих постах Церкви находятся преданные люди, которым во время проведения реформ можно доверять. Каково было количество его противников внутри Церкви, стало ясно, когда произошел раскол и возникла Святая церковь истинной веры. Все это вертелось в голове у Александра, когда дон Луу и комиссар Донати шли во дворец, где располагалась Конгрегация доктрины веры. Палаццо дель Сант-Уффицио находился напротив Апостольского дворца на другой стороне площади Святого Петра. Но идти через площадь – значит вызвать на себя ненужный огонь журналистов: любопытные взгляды и лишние вопросы. Поэтому Луу предпочел повести Александра и Донати вокруг собора Святого Петра.

Когда они обходили собор с тыльной стороны, Александр на мгновение остановился. Вдалеке, между церковью Санто Стефано и Палаццо Трибунале, он увидел здание бывшего железнодорожного вокзала Ватикана, которое теперь редко использовалось по назначению. Часть здания была отделена и переделана под подобие тюрьмы. Тюрем в Ватикане уже давно не было. Большинство участников майского заговора потеряли свои должности и были отлучены от Церкви. Многих, кто был виновен по международному законодательству, Ватикан передал итальянской юстиции. Но пару главарей заговорщиков осудила, будучи автономной, судебная система Ватикана, и в результате они были заключены в этой вновь созданной тюрьме. Все приговоры гласили: «Лишение свободы на неопределенное время». Это означало, что заключенный может быть освобожден только милостью понтифика. Одним из заключенных был отец Александра – Маркус Розин. Он ни на мгновение не раскаялся в своих поступках. С содроганием и скорбью одновременно Александр думал о тех нечастых визитах к арестованному отцу, на которые он получал разрешение. Маркус Розин отказывался говорить со своим сыном. Лишь однажды он заговорил, и то были слова, полные горьких упреков.

– Может быть, мы двинемся дальше, синьор Розин? – мягко, но с заметной настойчивостью произнес дон Луу. Наверное, в эти напряженные дни у него накопилось много работы и время было на вес золота. Александр поторопился за Луу и Донати.

В приемной кардинала Лаваньино секретарь попросил троих посетителей немного подождать и вошел в кабинет своего начальника, чтобы сообщить о них. Посетительница, которая тоже явно ждала встречи с кардиналом, привлекла внимание Александра: миловидная рыжеволосая женщина примерно тридцати лет сидела в приемной и, скучая, листала издание «Оссерваторе Романо». При ближайшем рассмотрении он увидел, что это был немецкий еженедельник, выходивший в Ватикане. Женщина заметила его внимательный взгляд и посмотрела на Александра. «Зеленые глаза и рыжие волосы – прямо как в необузданных фантазиях писателя», – подумал Александр. Пока он решал, не заговорить ли с незнакомкой, из кабинета вышел секретарь и пригласил войти Александра, Донати и дона Луу. Неужели Александр ошибся, или незнакомка действительно с завистью посмотрела на них?

Кардинал Ренцо Лаваньино был небольшого роста, с лицом аскета, поэтому немного терялся на фоне большого кабинета. Он сидел, откинувшись на спинку своего кожаного кресла, сложив молитвенно кисти и уперев в них подбородок, и внимательно слушал рассказ Луу о двух убийствах и о том, что жертвы были связаны с Конгрегацией доктрины веры.

– Его святейшество хочет, чтобы вы оказывали любую поддержку комиссару Донати и Александру Розину в расследовании, – завершил речь Луу.

Лицо кардинала заметно помрачнело.

– Я, конечно, обещаю поддержку обоим господам, дон Луу. И не только потому, что Церковь в этом заинтересована. Я знал убитых священников и уверен, что эти чудовищные преступления не могут оставаться безнаказанными.

– Вы были знакомы с убитыми, ваше преосвященство? – ухватился за эту фразу Донати. – Как хорошо вы их знали?

– Не очень хорошо, но достаточно для того, чтобы сожалеть об их гибели. Наше знакомство с ними началось с тех времен, когда Карлини и Доттесио работали в регистратуре архива. Я служил тогда архивариусом Святой Римско-католической церкви.

– Значит, вы были начальником обоих?

Лаваньино слегка, словно снисходительный учитель при ответе плохо подготовленного ученика, улыбнулся:

– В какой-то степени да. Фактически главой архива является префект. А я, как архивариус Святой Римско-католической церкви, должен был следить за религиозной составляющей. – Кардинал бросил на Луу взгляд, ища понимания. – Если говорить проще, без церковных терминов.

Донати тоже улыбнулся и поблагодарил кардинала:

– Спасибо за ваше пояснение простыми словами, ваше преосвященство. Воспринимайте меня как любопытствующего дилетанта. Поэтому я позволю себе еще один вопрос: в архиве Ватикана есть и тайный архив, не так ли?

Теперь кардинал едва смог сдержать усмешку.

– Звучит так, будто за углом притаился Джеймс Бонд и уже готов украсть все наши секреты. Слова «тайный архив» у непосвященного человека вызывают ассоциации, которые, как бы это помягче выразиться, не совсем верные. Это название сохранилось в дань традициям, так же как и все остальные названия в Ватикане. Злые языки утверждают, что за стенами Ватикана можно скорее выбрать нового Папу, чем новое имя для него. Тайный архив – это большая библиотека Ватикана, в которой, собственно, и хранится множество ценных исторических документов прошлых столетий. Но тайного для общественности здесь ничего нет. Иначе ежедневно тысячи туристов толпами рвались бы в эту библиотеку и о серьезной научной работе нечего было бы и думать. Но по требованию доступ в нашу библиотеку могут получать не только католики, но и ученые со всего мира.

– Значит, в тайном архиве нет документов, содержащихся под замком? – почти разочарованно констатировал комиссар Донати.

Лаваньино покачал головой.

– Конечно, есть несколько бумаг. Но ведь и римская полиция предоставляет общественности не все документы, правда? Ну, вот подумайте сами. Документы, которым меньше ста лет, недоступны исследователям. Я думаю, это практикуется сегодня везде просто из целей защиты информации, не так ли? Конечно, есть и несколько документов, которые по определенным причинам держат под замком. Чем был бы Ватикан для общества, если бы у него не было своих маленьких секретов?

– К этим документам кто-нибудь имеет доступ?

– Они лежат в отдельной комнате, от которой есть только один ключ.

– У кого хранится этот ключ, ваше преосвященство?

– Я как префект Конгрегации доктрины веры храню этот ключ у себя. Вы хотите его увидеть? – Кардинал полез рукой в вырез черной сутаны и вытащил серебряную цепочку с ключом, который выглядел вполне современно, как и любой другой ключ от автоматического замка с секретом. Через пять секунд Лаваньино вновь спрятал его.

– Но давайте вернемся к Доттесио и Карлини, – продолжил комиссар. – Когда вы их видели в последний раз, ваше преосвященство?

– Когда они оставили свои должности. Думаю, это было около пяти лет назад.

– Почему они решили уйти из Ватикана?

Лаваньино пожал плечами.

– Вы задаете слишком много вопросов, комиссар. Я помню лишь, что оба ушли по собственной воле. Священники тоже ведь люди, и каждому человеку иногда нужно менять род деятельности. Доттесио и Карлини пожелали возглавить общины и предпочли работать с людьми, а не с книгами, папками и бумажной пылью. – Он задержал взгляд на шкафах во всю стену, забитых папками.

– Я очень хорошо понимаю это, – заговорил до сих пор молчавший Александр, – но разве не странно, что они оставили службу в Ватикане практически одновременно? Выглядит так, будто они бежали от чего-то.

– Вероятно, они бежали от монотонности своей повседневной работы, – ответил кардинал. – Если мне не изменяет память, они даже дружили. Они часто говорили друг с другом, и, возможно, один просто последовал примеру другого и тоже сменил род деятельности. Сожалею, но по этому вопросу я не смогу дать вам точной информации. Священники, конечно, должны знать, что движет их подчиненными. Но, к сожалению, здесь, в Ватикане, зачастую эту христианскую обязанность затмевают огромное количество работы и ответственность.

– Ваше преосвященство, вы говорите честно и открыто. Несмотря на свою должность, – заметил Александр.

– Я ратовал за открытость и говорю то, что думаю. Поэтому, поверьте мне, я, как и вы, тоже искренне хочу, чтобы преступления были раскрыты. Если я могу быть чем-нибудь полезен, без стеснения обращайтесь ко мне. – Произнеся эти слова, он встал и пожал на прощание руки.

Когда посетители вышли в приемную, там по-прежнему сидела рыжеволосая незнакомка. Отложив в сторону «Оссерваторе Романо», она вскочила и обратилась к секретарю:

– Теперь я могу наконец поговорить с его преосвященством?

Секретарь внимательно посмотрел на нее сквозь толстые стекла очков, как на странное насекомое, которое только что обнаружил, и ответил:

– Кардинал-префект Лаваньино примет вас, как только у него появится свободное время.

– Но для этих мужчин он тут же нашел время! – сказала она, повернувшись к Александру и его спутникам.

– Эти мужчины пришли в сопровождении личного секретаря его святейшества, – поставил ее на место священник в очках.

Женщина хорошо говорила по-итальянски, но Александр уловил в ее речи легкий немецкий акцент. Это вполне соответствовало тому, что у нее в руках был немецкий номер «Обсерваторе», который она скорее нервно, чем заинтересованно листала до этого. Недолго думая, он подошел к ней и заговорил по-немецки:

– Verzeihen Sie, wenn wir uns vorgedrängelt haben. Es lag nicht in unserer Absicht, Ihnen die Zeit zu rauben, frau…[3]

– Falk ist mein Name. Vanessa Falk.[4]


Елена ждала его в маленьком баре на Корсо Витторио Эмануэле. Она сидела, пила капучино и что-то старательно записывала тонким карандашом в записную книжку. У нее тоже были зеленые глаза. Может быть, поэтому Ванесса Фальк так околдовала Александра. В отличие от рыжеволосой немки, у Елены были темные, почти черные волосы. Она их стригла очень коротко, что выгодно подчеркивало красивые черты лица с высокими скулами.

– Ну, синьор, осмотр окончен? – неожиданно произнесла Елена, не поднимая глаз. – Может, вы все же решитесь подсесть к моему столику?

Он подошел к ней, и они страстно поцеловались. Александр заказал латте макиято и рассказал ей о своих приключениях в Ватикане.

– Лучше бы мы с тобой вообще не встречались, – ответила Елена. – Сопровождение комиссара Донати, да еще свободный вход в Ватикан – я бы тоже на месте Лауры отпустила тебя. И, как оказалось, ниточка привела вас в тайный архив, и вы, похоже, нашли там какие-то следы.

– «Нашли» – это сильно сказано, Елена. Папа Кустос сам нам сказал об этом.

– Да, понтифик, – задумчиво произнесла она. – И какое впечатление он произвел?

– Раскол Церкви очень волнует его, но Кустос пытается не показывать этого. Ты же знаешь, он мужественный человек.

Елена кивнула.

– Лишь мужественному человеку по плечу воплотить в жизнь все то, что задумал понтифик.

Потом Елена рассказала о своем разговоре с Сандриной Кильо и выложила на середину маленького стола серебряную цепочку.

– Достаточно дешевое религиозное украшение. Но если повезет, эта вещь может указать на убийцу Доттесио.

Александр взял в руки изящную цепочку и внимательно осмотрел ее.

– И правда, не очень дорогая вещица, но из чистого серебра.

– О! Господин отлично разбирается в этом? – игриво воскликнула Елена.

– Ничего особенного, но у меня есть такая же цепочка.

– Ты хочешь сказать… похожая.

– Нет, именно такая. – Александр поднес маленький крестик к глазам. – Если ты сможешь сильно напрячь свои милые глазки, то наверняка увидишь маленькую гравировку. Лишь три буквы: МСН. Гравюра с такими же буквами есть и на моем крестике. Он должен где-то у меня лежать.

– Как ты узнал о гравировке? Она такая крошечная, что я даже не заметила ее.

– Эта гравировка – изюминка креста и стоит больше, чем он сам.

Елена растерянно посмотрела на Розина.

– И ты сию минуту скажешь мне, что означают эти буквы, не так ли?

– Это первые буквы имен трех святых, покровителей швейцарской гвардии Ватикана: святого Мартина, святого Себастьяна и святого Никлауса из Флю.

Пока Елена сидела и слушала его разинув рот, Александр продолжал:

– Гвардейский капеллан, тогда еще Франц Имхооф, подарил такой крестик каждому гвардейцу на Пасху. Это было в первый год моей службы.

– Цепочка швейцарского гвардейца! – удивилась Елена. – Теперь на это убийство можно посмотреть с другой стороны.

– Да, к сожалению, – вздохнув, согласился Александр. – С чудовищной.

3

Пеша, Северная Тоскана, вторник, 22 сентября

Он догадывался, нет, даже знал, что в этих каменных лабиринтах его поджидает нечто ужасное и злое. Несмотря на это, он шел дальше, делая шаг за шагом, будто им руководила какая-то странная сила. Неужели это было любопытство, которое победило страх и гнало его вперед? Он и сам не знал ответа и был не в том состоянии, чтобы долго задумываться над этим. Извилистая тропа, которая шла то сквозь узкие проходы, то через изогнутые каменные мостики без перил, требовала от него предельного внимания. Вдруг он остановился на шатком мостике и бросил взгляд в глубину. Когда он опустил глаза, то уже знал, что это ошибка. Раскрытая черная глотка под ним, казалось, не имела дна. Стоит ему сделать один неверный шаг, споткнуться – и он полетит вниз, а после долгого падения в неизвестность расшибется в лепешку. И никто не в силах будет помочь…

Ему вдруг стало жарко, но он подавил в себе неудержимое желание отереть пот со лба. «Иди вперед и не смотри вниз!» – шептал какой-то голос в голове. И он послушался. Голос заманил его в этот лабиринт. Голос, казалось, был мягким, почти соблазнительным, и одновременно было в нем что-то настойчивое, что не терпело никаких возражений. Голос не просил, он приказывал.

Вокруг него были только обломки камней – ни деревьев, ни травы, ни воды и уж точно никакого неба. Был ли он на горе или под землей? Он не знал. Он не мог даже сказать, как попал в этот лабиринт, в каком месте вошел сюда. Он знал лишь, что идет на зов. Ничего другого сейчас для него не существовало.

«Уже недолго, скоро ты будешь у цели!» – Теперь голос звучал громко и четко. Кому же он мог принадлежать? Судя по всему, этот человек не мог находиться далеко. Последняя вспышка собственной воли заставила его остановиться и задуматься, кто или что его ждет, с какой целью. Одновременно он почувствовал сильный удар в спину, будто рука невидимого великана толкнула его вперед.

«Сейчас тебе станет известно все, что ты хотел знать. Имей немного терпения!»

Тропа, идущая вдоль крутых, высоких скал, изгибалась перед ним дугой. Постепенно становилось теплее, и вскоре он ощутил настоящую жару, но все шел вперед, как робот, делая шаг за шагом. Он уже едва мог дышать и от жары, и от парализующего страха перед неизвестностью.

«Не бойся, ибо я с тобой, сын мой!»

Медленно и нерешительно он прошел по тропе за поворот, и перед ним вдруг открылась широкая долина. Нет, это была не просто долина. Это была водная гладь. Большое подземное озеро. Он не ощущал даже слабого дуновения ветерка, который мог бы вызвать движение волн, поэтому озеро было спокойным и манящим. Он уже хотел приблизиться к нему, но тут брызги воды полетели в разные стороны, как от удара хвостом гигантского кита. Перед ним, рядом с ним и вокруг него на землю обрушились тяжелые капли. На каменных стенах, в тех местах, куда попадала вода или нечто похожее на нее, прожигались глубокие дыры.

Невольно отступив на несколько шагов, он удивленно наблюдал за неожиданно ожившим озером. Прямо из бурлящей середины водной поверхности появилось нечто, что ослепило его, парализовало ум и наполнило все тело страхом. Он бросился наутек.

А в голове по-прежнему звучал таинственный голос:

«Оставайся здесь и не страшись! Ибо я с тобой, сын мой!»


Энрико проснулся в поту. Ему потребовалось время, чтобы понять, где он находится. Сначала высокая большая комната с голыми каменными стенами и тяжелыми деревянными балками на потолке показалась ему незнакомой. Как картинка из сна. Этот кошмар преследовал его с самого раннего детства. И все же после долгих раздумий Энрико отметил: появилось нечто другое. Еще никогда переживания не были так сильны и правдоподобны, несмотря на всю сюрреалистичность сна. Неужели все это было наяву? Парадоксально, но эта идея показалась ему весьма похожей на правду. Он чувствовал, что все это не просто снилось ему – он на самом деле побывал в подземном каменном лабиринте.

Частью сознания он все же смог вернуться в странную комнату, в которой сейчас находился. Ее очертания хорошо просматривались в пробивающемся сквозь щели в ставнях лунном свете – это был гостиничный номер в городе Пеша, который он сегодня снял. Неужели только сегодня? Нервным движением он нащупал наручные часы на ночном столике и нажал кнопку подсветки. Было уже четыре часа утра, четверг, его второй день в Тоскане.

Энрико хотел пойти в ванную, чтобы немного освежиться. Но как только он встал, вся комната начала вдруг вращаться вокруг него. Он снова лег навзничь на кровать, закрыл глаза и стал глубоко и ровно дышать. Приступы головокружения случались у него и раньше. Особенно часто такое происходило с ним после пережитого кошмара.

Через пять минут ему стало легче. Недомогание прошло, но чувствовал он себя иссохшим, словно его все еще палил жар подземного мира. Энрико снял с себя насквозь промокшую от пота пижаму и голый отправился в ванную. Там он открыл кран, подставил рот под струю и пил, пока не утолил неуемную жажду. Наконец он ненадолго встал под душ. Энрико не хотелось снова ложиться в постель – он был слишком взволнован. Вместо этого он оделся, поставил стул перед широко распахнутым окном и стал дожидаться восхода. Наслаждаясь прохладным ночным воздухом, он думал о том, что ему предстоит найти здесь, в горах Северной Италии. Может, ему стоит вначале решить, что именно он будет искать?

Энрико заметил красноватое зарево по левую сторону от себя. Постепенно оттуда заструилось яркое сияние, и солнце поднялось над горизонтом, чтобы озарить ландшафт светом. Энрико спокойно наблюдал за этой картиной. Где-то далеко от него, на юге, раскинулась та часть Тосканы, фотографии которой привыкли видеть в журналах и на иллюстрациях путеводителей: зеленые луга, небольшие холмы, виноградники, оливковые деревья и кипарисы, а также бесконечное множество желтых и красных цветов, вплетенных в изумрудный ковер полей, – все это радовало глаза людей желанным разнообразием. И если на юге ландшафт отличался относительной плоскостью, то местность вокруг Пеши была другой: здесь начинался горный край Тосканы. Гостиница «Сан Лоренцо» находилась на далекой северной окраине города. Отсюда можно было видеть лишь крыши домов в Пеше да церковные колокольни. Бросив взгляд влево и вправо, он увидел возвышающиеся горы, которые будто хотели сказать: «Ни шагу дальше!»

Яркий свет средиземноморского солнца прогнал последние воспоминания об ужасной ночи и наполнил Энрико оптимизмом. В желудке бурчало, и он решил спуститься в кафе пораньше, еще до того, как туда набегут толпы туристов. Но помещение, в котором днем располагались кафе и винный погребок, было довольно маленькое и уже в такой ранний час забито до отказа. Энрико даже не смог отыскать свободный столик.

– Если хотите, можете присесть рядом со мной, я больше никого не жду.

Энрико улыбнулся. Солнце Тосканы окончательно развеяло его ночные кошмары. С ним заговорила молодая женщина, которая сидела за столиком совершенно одна. Но что это была за женщина! Один взгляд на нее заставил горячую итальянскую кровь Энрико бурлить в жилах. Она была необычайно красива, ее черные, довольно коротко стриженные волосы прикрывали лицо так, будто она никому не хотела его показывать. Обтягивающие джинсы подчеркивали длинные, стройные ноги, а под белым топом отчетливо выделялись манящие женские формы. Подходя к ее столу, он старался не показывать, что пожирает ее глазами.

– Энрико Шрайбер, турист, – представился он. – Приехал только вчера и еще чувствую себя совсем чужим в этой прекрасной местности. Ах да, я тоже никого не жду.

– Вы выглядите и говорите, как итальянец, – заметила прекрасная незнакомка. – Но ваша фамилия Шрайбер звучит по-немецки, по-австрийски или, как мне кажется, по-швейцарски. Во всяком случае, не итальянская фамилия.

– Да, она, конечно, не итальянская. Я гражданин Германии, и мой отец был немцем. А вот мать была настоящей итальянкой. Она родом из этих мест. А с кем, простите, имею честь познакомиться? – Он протянул руку.

– Меня зовут Елена, я тоже туристка и тоже только вчера сюда приехала. Странная случайность, не правда ли?

– Невероятно счастливый и приятный случай, – ответил Энрико, пожав ей руку. – Значит, Елена, а как же дальше? Мюллер, Майер или Шмидт? Из Берлина или Гамбурга?

Она улыбнулась, улыбка была ей очень к лицу.

– Нет, не угадали. Меня зовут Елена Вида, я из Рима.

Энрико заказал капучино и, взяв с небольшой стойки свежий хлеб, ветчину и несколько кусочков дыни, жадно набросился на еду. Тем временем новая знакомая с интересом разглядывала его.

– Вы, наверное, приехали сюда, чтобы навестить семью своей матери? – спросила она.

– Насколько я знаю, здесь уже не осталось никого из семьи, по крайней мере, никого из действительно близких родственников. Но вы все равно почти угадали, Елена, я хочу взглянуть на деревню, откуда родом моя мать. Странно, но именно эта идея меня сейчас всецело и занимает.

– Почему же это странно?

– Потому что моя мать умерла месяц назад. Совершенно естественно, что ее родина должна была бы привлекать меня и раньше.

– Я совсем не нахожу это странным. Вы потеряли мать. Поэтому вполне нормально, что вы надеетесь здесь что-нибудь найти для себя.

– Вполне возможно! – задумчиво произнес Энрико и посмотрел сквозь большие окна на зеленые горные склоны, покрытые лесом. – Взрослый человек редко задумывается, что для него значат родители. Только когда их больше нет рядом, начинаешь понимать это.

– А раньше вы здесь не бывали? Даже со своей матерью? Он покачал головой.

– Моя мать уехала отсюда, будучи еще очень молодой, и никогда больше не возвращалась, словно Германия стала ее новой родиной.

– По крайней мере, она научила вас прекрасно говорить по-итальянски.

Энрико расплылся в улыбке.

– Она плохо говорила по-немецки. Ей не удалось овладеть чужим для нее языком, и она все время общалась со мной на итальянском.

– А как называется деревня, откуда родом ваша мать?

– Это крошечное селение высоко в горах, Борго-Сан-Пьетро.

– Звучит заманчиво. Я должна тоже на него взглянуть.

– Но это же Тоскана! Разве вы не хотите посмотреть Флоренцию и Пизу, Сиену и Лукку?

– Все это мне уже знакомо, по-настоящему красивой мне кажется маленькая Лукка, которую я исходила вдоль и поперек. Но я не переношу толпу, когда туристы друг другу в давке оттаптывают ноги на улице. С таким успехом я могу гулять и по Риму. Нет, я сняла себе номер именно здесь, потому что хочу осмотреть маленькие горные деревушки. Они очень живописны. Я много читала о них в путеводителе, и меня они очень заинтересовали.

Энрико слегка замялся, но потом ответил:

– Тогда давайте, Елена, вместе разведаем горные окрестности Тосканы.

– Договорились! – Молодая женщина просияла от радости. – Но только при одном условии: вы непременно должны показать мне эту маленькую деревушку, откуда родом ваша мать. Повторите, как она называется?

– Борго-Сан-Пьетро.

– Да, точно, Борго-Сан-Пьетро.

По радио, которое орало на все кафе голосами Адриано Челентано и Дзуккеро, начались новости. Энрико заметил, что Елена вдруг сразу насторожилась.

«…Есть новости из Неаполя, где недавно созданная Святая церковь истинной веры организовала свою резиденцию. Как только что сообщил пресс-секретарь новой Церкви, сегодня в течение дня в должность вступит так называемый антипапа. Разумеется, мы будем вести трансляцию в прямом эфире с момента восшествия на папский престол кардинала Томаса Сальвати. В следующих выпусках новостей вы более подробно узнаете о расколе и о последних заявлениях новой Церкви. Теперь о новостях спорта: оба римских футбольных клуба…»

– Кажется, эта тема вас очень интересует, Елена, – заметил Энрико.

– Я – католичка.

– Я тоже, и что?

– Наверное, вы правы, Энрико. Знаете, есть большая разница между словом «католик» в графе «вероисповедание» и настоящей верой в сердце. Меня все это очень интересует. Скажу даже больше, я опасаюсь последствий раскола. Расколотая Церковь – это слабая Церковь, а в наше время она обязательно должна быть сильной.

– Вы намекаете на то, что новый Папа – истинный?

– Совершенно верно. Папа Кустос. Мне нравится, как он собирается реформировать Церковь. Ему важна любая поддержка, которую он может получить. Это нехорошо, что именно сейчас ему пытаются ставить палки в колеса.

– Простите, Елена, но вам не кажется, что вы смотрите на ситуацию несколько однобоко? Вы, конечно, осведомлены о католической церкви лучше, чем я, но и я не мог не заметить, что раскол произошел именно из-за реформ. По-моему, Папа сам виноват в том, что ему ставят палки в колеса.

Елена вдруг стала серьезной, тень веселья слетела с ее лица. Она отодвинула поднос с остатками фруктового йогурта и сказала:

– Не обижайтесь на меня, Энрико, но из нашей прогулки по горам ничего не выйдет. Вы наверняка этого не поймете, но я проведу этот солнечный день в отеле перед телевизором. Коронацию антипапы я не могу пропустить.


Когда через час Энрико вошел в холл гостиницы, где стоял телевизор, то был удивлен, увидев собравшихся здесь людей. Он надеялся, что сможет уединиться с Еленой, но не принял во внимание тот факт, насколько глубоко итальянцы проникнуты религиозностью. Целые семьи сидели здесь, разбившись по группкам, и напряженно наблюдали за прямой трансляцией из Неаполя. На экране телевизора было видно большую церковь, вокруг которой толпились тысячи людей.

«…Вы видите собор в Неаполе, где через несколько минут будет избран антипапа, – говорил голос за кадром. – Здесь, в соборе, хранится кровь Сан-Дженнаро, и три дня назад, как всегда, 19 сентября, его кровь должна была стать жидкой. Так называемое «чудо крови». Если в этот день кровь становится жидкой, значит, все будет в порядке. Но если она жидкой не станет, грядут большие катастрофы. В этом году кровь жидкой не стала. Новая Церковь объясняет это преступными реформами Ватикана, которые прогневали Бога. А из Ватикана слышатся противоположные мнения: в этом году чуда не произошло из-за раскола Церкви и отступничества священников, находящихся на должностных постах Ватикана».

– А вы верите в «чудо крови», Елена? – шепотом спросил Энрико, когда подошел к ней. Она сидела в мягком кресле. Рядом с Еленой не было места, и Энрико сел прямо на пол по-турецки.

Елена взглянула на него, удивленно подняв брови:

– Вы здесь?

– Как видите.

Но вы же хотели идти в горы!

– Вы тоже. Теперь мы оба поменяли наши планы. Давайте так: сегодня у нас будет телевизионный день, а завтра мы вместе отправимся на природу. Что вы об этом думаете?

– Я думаю, что это отличное предложение, – широко улыбнувшись, ответила она. Это очень понравилось Энрико.

Телерепортер, которого теперь показывали крупным планом, сообщал, что у новой Церкви веры, как ее теперь коротко называли, много приверженцев именно в Южной Италии. Большая часть неаполитанских католиков обратилась к новой Церкви веры. Репортер назвал это одной из причин, объясняющих, почему интронизация антипапы будет происходить в Неаполе.

Вдруг репортер смутился – видимо, через мини-наушник он получил какое-то важное сообщение. После небольшой паузы онпродолжил: «Дамы и господа! Как мне только что сообщили, вскоре состоится первое официальное выступление антипапы. Сейчас мы включим нашу камеру у главного портала собора». Там, у центральных ворот, стоял мятежный кардинал, одетый в свою пурпурную мантию, и говорил: «Habemus papam! У насесть Папа». Тут же распахнулись трое ворот, и из церкви в платьях старинного кроя, с оружием наперевес парадным шагом вышли алебардисты, чтобы оцепить небольшую площадку перед зданием.

– Это выглядит как пародия на швейцарскую гвардию, – выпалил Энрико.

– Это как раз швейцарцы и есть, новая Церковь сформировала из них новую папскую гвардию, – объяснила Елена. – Раскольники прилагают все усилия, чтобы выглядеть более правдоподобно, чем сама истинная Церковь.

За алебардистами последовали музыканты, их костюмы тоже напоминали форму швейцарских гвардейцев. Барабанной дробью они сопровождали шествие антипапы, который, облачившись в белые одежды, вышел под радостное ликование толпы из темноты главного портала церкви. Очевидно, множество приверженцев новой Церкви специально прибыли в Неаполь на церемонию.

«У нас есть Папа, – снова произнес кардинал – Кардинал Томас Сальвати выбрал имя Луций IV».

– Как назло, Луций, – тихо произнесла Елена.

– А что ему мешало это сделать? – спросил Энрико.

– Ничего, но антипапа выбрал имя очень обдуманно. Оно значит «светлый», «чистый». Таким хочет стать антипапа: по его мнению, это ясная альтернатива понтифику-злодею.

– Обо всем этом я не могу так хорошо судить. Но внешне этот Луций выглядит неплохим человеком.

Антипапа был высоким, стройным и, как для понтифика, достаточно молодым. Энрико назвал бы его энергичным пятидесятилетним мужчиной. Луций мило улыбался в камеру и раздавал благословения urbi et orbi.[5] До этого момента в холле было довольно тихо. Теперь же сторонники и противники антипапы разделились.

– «К городу и миру»! Не смешите меня! – распылялся противник. – Этот Луций сейчас даже не в Риме. Только там может восседать истинный понтифик, а не здесь, в Неаполе!

– Терпение, Луций еще придет и в Рим! – ответил кто-то из другого конца комнаты. Так, слово за слово дело дошло до горячего спора, который заглушил речь Луция. Елена ерзала в кресле, пододвигаясь на самый край, чтобы не пропустить ни одного слова. Энрико тоже внимательно смотрел телевизор, но не смог расслышать слова антипапы. В его голове снова зазвучал этот странный голос: «Слышишь меня? Это хорошо. Ты должен идти за мной. И не вздумай от меня бегать. Следуй за мной!»

Как Энрико ни силился, он не мог избавиться от голоса в своей голове. Он опять видел перед собой картины из сновидения, чувствовал жар и ужас. А затем вернулось головокружение, и вся комната с людьми и телевизором превратилась в бесконечно вращающуюся карусель…

Чьи-то руки подхватили его, направили по коридору в номер и усадили, беспомощного, на кровать, которую сегодня утром горничная застелила свежим бельем. Над ним вдруг склонилось озабоченное лицо… Зеленые глаза, высокие скулы… Елена.

– Как вы себя чувствуете, Энрико? Может, позвать врача?

– Нет, не нужно, спасибо. У меня уже бывали такие приступы. Через пару минут все пройдет. Мне нужно просто немного отдохнуть. Вы можете спокойно отправляться к телевизору!

– А как же вы?

– Я попытаюсь вздремнуть. Этой ночью я плохо спал. Наверное, сейчас нужно наверстать упущенное. Давайте встретимся вечером и поужинаем! Ресторан в этом отеле, должно быть, очень хорош.

– Договорились, – ответила Елена.

Когда Энрико остался один, головокружение постепенно стало проходить. Ему было стыдно, оттого что он произвел на Елену и других гостей столь жалкое впечатление. Кроме того, его удивило это происшествие. Конечно, ему были знакомы видения из сна, странный голос в голове и приступы головокружения. Но до сегодняшнего времени все это случалось с Энрико лишь по ночам, во сне. И каким бы ужасным ни был кошмар, от него всегда можно избавиться, открыв глаза. Однако как убежать от кошмаров, которые преследуют тебя наяву, когда ты не спишь?

Несмотря на то что Энрико смертельно устал, он все равно не лег спать. Он боялся сна, опасался того состояния, в котором ему снова может привидеться кошмар. Вместо этого он порылся в чемодане и вытащил книгу, которую дала ему мать на смертном одре. Тихим надломленным голосом она успела произнести лишь одну фразу, сказав ему на ухо:

– Прочти это, Энрико, и пойми!

Это был старый дневник в кожаном переплете, которому насчитывалось двести лет; в некоторых местах его страницы просто могли рассыпаться. Энрико с трудом пытался расшифровать древние выцветшие каракули. До сегодняшнего дня он сумел прочитать лишь первые страницы и понял, что речь идет о записках некоего Фабиуса Лоренца Шрайбера, предка человека, которого Энрико всю свою жизнь считал отцом. Как ни раздумывал Энрико, но так и не смог понять, почему родители скрывали от него правду. Мать даже перед самой смертью не рассказала ему все. Наверное, ему стоило прислушаться к ее совету и тотчас же прочитать эти старые записи, чтобы все понять. В них говорилось о какой-то поездке в верхнюю Италию, как раз в ту местность, где находился сейчас Энрико. Поэтому, уезжая в аэропорт Ганновера, он взял дневник с собой.

Он удобно устроился на кровати, подложил подушки под спину и сконцентрировался на старых, искусно изогнутых буквах, которые постепенно сливались в слоги и слова…


Путевой дневник Фабиуса Лоренца Шрайбера, написанный по случаю памятной поездки в Верхнюю Италию в 1805 году.
Глава первая – «Banditi!»[6]

Сейчас, жарким летним днем 1805 года, когда мой экипаж гремит по заросшим лесом холмам Северной Италии, я в который раз задаюсь вопросом: верно ли я поступил, решившись последовать этому странному зову? На плохой, состоящей из сплошных ям дороге экипаж беспрестанно раскачивает из стороны в сторону, как опавший лист на порывистом осеннем ветру. Я уже давно не пытаюсь удержаться руками, чтобы уберечь себя от ударов. Несмотря на это, мне удалось избежать слишком сильных ударов, уготованных мне безжалостной тряской. На протяжении этого ужасного путешествия у меня развилась странная привычка: во время движения экипажа мои конечности и мускулы переносят верхнюю часть моего тела в наиболее удобное положение. Я чувствую себя почти подобно моряку на качающейся палубе, в крови которого – привычка приспосабливать положение своего тела под ритм волн. Но, в отличие от моряка, мои внутренние органы не привыкли к такому интенсивному воздействию. В течение нескольких часов я боролся с тошнотой; от полуденной жары у меня на лбу выступали крупные капли пота, и мой некогда белоснежный платок так пропитался потом, что стал похож на серую тряпку. Высунувшись в открытое окно, я негодующе крикнул Пеппо, чтобы он соизволил ехать помедленнее да присмотрел подходящее место для полуденного привала. Итальянец с впалыми щеками озадаченно взглянул на меня с козел, потом помотал головой. Это движение казалось еще более энергичным, оттого что экипаж бросало из стороны в сторону. Он отверг мою просьбу, горячо вымолвив одно-единственное слово:

– Banditi!

Этого еще не хватало! Мы ехали по местности, в которой орудуют разбойники. Было ли так на самом деле или Пеппо больше из страха высказывал свои опасения, это не имело сейчас значения, поскольку мой кучер, похоже, вовсе не собирался делать привал в ближайшее время или чуть медленнее гнать двух выносливых лошадей. И я даже не мог обижаться на него за это. В этой непроходимой местности разбойники имели прекрасную возможность для засад, а глухие дороги, казалось, были созданы для того, чтобы нападать на путников. Войны последних лет, которые вел в Европе новоиспеченный французский император, выбрасывали в эту местность все больше обломков человеческих судеб: дезертиры и калеки, мародеры и убийцы, вдовы и сироты оставались здесь после марша громадных армий и несли беды и несчастья туда, где уже давно затихла канонада.

Я снова без сил опустился на пропитанную потом подушку сиденья и теперь уже не так сетовал на отсутствие попутчиков. Хотя иногда мне все же хотелось перекинуться с кем-нибудь парой слов, собеседника чертовски не хватало, а итальянец на козлах был крайне немногословен. Однако я был рад, что никто не видит моего жалкого состояния и что я избавлен от созерцания страданий моих возможных попутчиков, от их стонов и вони. Я закрыл глаза и попытался заснуть, но постоянное подпрыгивание экипажа по камням и ухабам не позволяло мне расслабиться. Мне казалось, что я очутился во сне наяву. Он начался три недели назад с самого необычного письма, которое я когда-либо получал в своей жизни. Я вынул кожаную обложку, в которой хранил письмо, достал его и развернул. На дорогой бумаге четким канцелярским почерком были выведены те немногие французские фразы, которые вырвали меня из моего тихого, романтического, но в те дни уже не совсем уютного Целле. Я ехал в почтовых каретах, плыл на речных баржах. Пока не прибыл в маленький городок на границе с северо-итальянским княжеством Лукка, чтобы сесть там в вышеупомянутый экипаж, единственным пассажиром которого я теперь и являлся.

«Достопочтенный мосье Шрайбер! Если Вас интересует хорошо оплачиваемое задание в Северной Италии, Вы должны тотчас же согласиться на наше предложение. О роде и продолжительности Вашей деятельности мы пока ничего сообщить не можем. Но будьте покойны, Ваши профессиональные интересы никоим образом не будут ущемлены и переезд не отразится на Вашем кошельке. Вы должны решиться еще сегодня. Поскольку мы очень надеемся, что ответ Ваш будет утвердительным, сообщите его директору банковского дома Домбреде. Он выдаст Вам необходимые инструкции и нужные для путешествия средства. Подразумевается, что в этом случае все Ваши обязательства перед вышеупомянутым банком и перед нами считаются выполненными».

На этом все. Никакой подписи, даже имени отправителя. И это последнее предложение! Я читал его снова и снова, однако же до сих пор не знал, радоваться мне или рыдать. Все обязательства считаются выполненными?! С этими словами с моих плеч упали все заботы моей жизни. Неужели появился какой-то неизвестный покровитель, желающий оказать такое благодеяние? Или я стал жертвой чьей-то безвкусной шутки, как я тогда думал? Все размышления ни к чему не привели, я мог узнать правду лишь в банке Домбреде.

Быстрым шагом пересекая рыночную площадь родного города, я внимательно осматривал фасады домов в поисках прячущихся наблюдателей, которые держались за животы от смеха, радуясь удавшейся шутке. Но мне так и не удалось кого-либо увидеть. В банковском доме я робко спросил директора и, к моему удивлению, обнаружил, что меня уже ждали. Со мной обращались не как с неимущим должником, которым я слыл здесь, но как с желанным гостем. Господин директор пожал мне руку как старому доброму другу или как важному клиенту. Он поздравил меня с щедрым заказчиком, который был готов покрыть все мои банковские обязательства. Я не хотел признаваться в том, как мало я знаю об этом поручителе. Задавая наводящие вопросы, я попытался побольше выведать о нем, но господин Ломанн или действительно ничего не знал о поручителе, или намеренно не хотел выдавать его. Он протянул мне в конверте деньги для поездки. Их было не просто достаточно, но даже сверх того. Также он передал мне еще одно анонимное послание, в котором содержались подробные инструкции для моего путешествия. Уже следующим утром я должен был покинуть Целле. И я, не колеблясь, последовал предписаниям. Половину денег за поездку я оставил матери и сестре, чтобы они ни в чем не нуждались.

Сотни раз за время поездки и даже больше я ломал себе голову, кто слышал обо мне в Италии и так жаждет моей помощи, что готов выложить почти состояние. И какое же задание ожидало меня? Я не находил ответов, ибо информации было слишком мало. Я даже не знал, где окончится мой путь.

Может быть, здесь, среди этого негостеприимного ландшафта? Эта мысль пронеслась в моей голове как раз в тот момент, когда снаружи послышался какой-то шум и экипаж еще сильнее накренился, чем обычно. Я слышал громкие резкие крики и треск выстрелов, который ни с чем нельзя спутать. Пороховой дым тут же повис в воздухе, и мир вокруг меня завертелся. Деревья пустились в пляс, небо грозило поменяться местами с землей, и мне стало еще хуже. Изо всей силы я ударился лбом о деревянную планку, и голова моя чуть не раскололась от сильной боли. Мои члены невообразимо вывернулись. Я так и лежал в завалившемся набок экипаже, чувствуя себя беспомощным, как перевернутый на спину майский жук. Я поднял голову и посмотрел сквозь разбитое стекло двери на голубое небо, из чего понял, что экипаж перевернулся на правый бок. Какие же пустые мысли рождаются в человеческом мозгу в самые неподходящие минуты жизни! Небо я видел лишь недолго. Вскоре в проеме появились страшные лица: грязные и заросшие растрепанными бородами. Взгляды мужчин напоминали взгляды диких хищников, которые заметили верную добычу. Я подумал о выстрелах и последовавшем за ними истошном крике Пеппо: «Banditi!»

Левая или, смотря с какой стороны посмотреть, верхняя дверь экипажа была распахнута, и через нее ко мне тянулись грубые руки. Когда меня вытащили наружу и поставили на твердую землю, у меня вдруг сильно закружилась голова. Я, шатаясь, прислонился к стволу дерева и сполз на землю. Откинув голову, я почувствовал приятную прохладу коры и начал потихоньку приходить в себя. То, что я увидел, оглядевшись по сторонам, меня не обрадовало. Обе лошади еще стояли в упряжи; как мне показалось, животные были ранены и поэтому жалобно ржали от боли. Неподалеку от них лежал в неестественной позе Пеппо, недвижимый, будто выброшенная кукла. Один из мужчин, скорее всего, разбойник, склонился над ним.

– Что с экипажем? – спросил я по-итальянски, чувствуя, как каждое мое слово отдается болью в голове.

Незнакомец схватил голову Пеппо и, словно деревянным шаром, повертел ею во все стороны. Потом он взглянул на меня. У него было грубое, но все же красивое лицо с характерными южными чертами, украшенное густыми усами с завитыми кверху кончиками.

– Перелом шеи, – объяснил незнакомец и улыбнулся. – Неудачно упал с козел, когда наши выстрелы напугали лошадей. Парню следовало остановиться по моему требованию. Равнодушие, с которым этот оборванец говорил о смерти Пеппо, разъярило меня. Я почувствовал непреодолимое желание наброситься на него и избить до полусмерти. Но как только я поднялся, опираясь о дерево, и встал на дрожащие ноги, тут же последовал сильнейший удар по затылку. Последнее, что я видел перед тем, как провалился в полнейшую темноту, было улыбающееся лицо усатого незнакомца.

Это лицо стояло у меня перед глазами, парило надо мной, когда тьма на короткие моменты отступала. Иногда он смотрел на меня с любопытством, иногда в его взгляде сквозило лукавство. Но миг, когда сознание возвращалось ко мне, был слишком коротким, а я – слишком слабым, чтобы оценить окружающую обстановку. Что же означают эти искры в почти черных глазах незнакомца? Кто-то осторожно влил мне в рот воду, и я выпил. Кто-то дал мне супу, кормил меня, как ребенка, и я ел. Я понемногу набирался сил, и когда снова вернулся из тьмы, это лицо уже было другим. Оно тоже было южным, но с прелестными чертами. Оно принадлежало молодой женщине, еще девушке. Длинные каштановые волосы спадали вдоль пухлых щек, когда она наклонялась надо мной, чтобы напоить или покормить. Я спросил, как ее зовут, и она взглянула на меня удивленно, почти боязливо. Может быть, она не рассчитывала, что я так скоро приду в себя?

– Мою сестру зовут Мария, – раздался зычный голос откуда-то сверху от входа в пещеру, в которой я лежал. Снаружи, наверное, был ясный день, потому что свет слепил меня и я мог видеть, болезненно напрягая глаза, лишь нечеткий силуэт напротив входа. Он медленно надвигался на меня. Постепенно я рассмотрел высокого, атлетически сложенного мужчину. На нем были сапоги до колен, белая рубаха, красные штаны и жилет. На голубом поясе висел кинжал и торчали два пистолета. Теперь я узнал его. Это был человек с закрученными усами, лицо которого преследовало меня все это время.

– Ваша… сестра? – удивленно переспросил я. – А вы кто?

Лукавая улыбка появилась под густыми усами, и мужчина делал вид, будто он кланяется.

– Простите мне плохие манеры, синьор Шрайбер. Меня зовут Риккардо Бальданелло. К вашим услугам.

– Откуда вам известно мое имя?

– Я позволил себе во время вашего сна, так сказать, взглянуть на бумаги, которые были при вас. Вы, кажется, ехали с весьма необычной миссией. Вы были на пути к поручителю, которого даже в глаза не видели. Я прав?

– Если вы читали мои бумаги, то знаете, что так оно и есть! – резко ответил я и вновь вспомнил перевернутую повозку, мертвого Пеппо. Это наполнило меня злобой. – Зачем вы напали на мой экипаж?

– Этим я зарабатываю на жизнь, – откровенно заявил Риккардо Бальданелло. – Я и мои люди зарабатываем, собирая с проезжающих экипажей дорожную пошлину.

– А если путники не хотят платить, то вы их убиваете! – с сарказмом бросил я в ответ.

– Если вы намекаете на вашего кучера, синьор Шрайбер, то он сам виноват в случившемся. Послушайся он нас и остановись, ничего бы с ним не случилось, и вы бы не получили ран. Но этот глупый молодчик попытался улизнуть и погнал коней, вот экипаж и перевернулся.

– Значит, по-вашему, Пеппо сам повинен в своей смерти?

– Вы сами это сказали.

Преисполненный ярости, я плюнул в Бальданелло.

– Bandito!

Он невозмутимо глянул на свое колено, куда попал плевок, и сказал:

– Итак, вы уже знаете мое ремесло, синьор Шрайбер, теперь я бы охотно послушал, чем занимаетесь вы. Что может уметь человек, которому делают такое привлекательное и в то же время таинственное предложение? – С этими словами он вытащил из-под жилетки бумагу, и я тут же узнал анонимное письмо, которое ввергло меня в это приключение.

– Я исследую древности.

– Come? – спросил Бальданелло. – Как?

– Неужели мой итальянский настолько плох? Я занимаюсь описанием древних наук.

– И чего же от вас хотят? Вы будете откапывать останки наших римских предков?

– Это я, вероятно, узнаю при встрече с моим заказчиком. А теперь, когда Пеппо мертв, я даже не знаю, удастся ли мне это.

Беседа дурно сказалась на моем состоянии, тупая боль, которая будто навечно поселилась в моей голове, с каждой минутой усиливалась. Вдруг она превратилась в колющую и очень резкую. Я поморщился и застонал.

– Мы поговорим об этом позже, синьор, – сказал Бальданелло таким тоном, будто мы сидели и обсуждали дела в уютном салоне. – А пока моя сестра позаботится о том, чтобы вам вскоре стало лучше.

Разбойник ушел, а молодая женщина осторожно сняла с моей головы пропитавшуюся кровью повязку. Она обрабатывала мои раны так нежно, как это только было возможно, а потом взяла глиняную миску и начала намазывать мне на лоб какую-то желто-зеленую пасту.

– Что это? – недоверчиво поинтересовался я.

– Хорошее средство для лечения ран, – ответила Мария и открыто взглянула на меня. – Еще моя бабушка часто применяла его.

– Неудивительно, при таком засилье бандитов!

На лицо Марии будто легла какая-то тень, и я раскаялся, что произнес эти грубые слова.

У меня на голове было две раны: большая шишка на макушке, появившаяся вследствие удара прикладом мушкета, и открытая рана на лбу, которую я получил, когда экипаж перевернулся. Несмотря на то что Мария не была обучена медицине, она все же очень ловко заботилась обо мне. Она была сестрой главаря банды и хорошо научилась лечить раны.

Несмотря на свое родство с бандитом, Мария мне нравилась, и я пытался завести с ней разговор. Сначала она была очень немногословна, особенно если я начинал расспрашивать ее о брате и его банде. Но когда речь заходила о моей родине, лицо девушки прояснялось, она живо интересовалась всем, что касалось меня, и задавала вопрос за вопросом, будто ей не хватало чего-то в ее жизни в Северной Италии. Снова и снова мы смеялись, когда мой плохой итальянский или необразованность Марии приводили к курьезным недоразумениям, и я почти забывал, что нахожусь в плену.

Я узнал, что нападение было совершено еще вчера и что я долгое время был без сознания. Но мне становилось все лучше и лучше. Я провел вторую, относительно спокойную ночь в лагере бандитов. В какой-то момент у меня возникли мысли о побеге, но я их быстро отбросил. Риккардо Бальданелло поставил постоянную вооруженную охрану на входе в пещеру. Часовые наверняка застрелили бы меня, как только я подошел бы к ним.

Около полудня Мария зашла в пещеру. Признаться, я ждал, что она принесет мне что-то поесть. Но она пришла с пустыми руками и сказала:

– Риккардо считает, что ты должен есть снаружи вместе с нами. Он сказал, что свежий воздух и немного движений пойдут тебе на пользу.

– В этом ваш брат, наверное, прав, – ответил я.

Меня охватило легкое головокружение, и на лбу выступил пот. Я покачнулся, и Мария тут же бросилась ко мне, взяла за правую руку. Я глубоко вздохнул и вскоре почувствовал облегчение. Опираясь на Марию, я покинул пещеру под презрительными взглядами часовых.

Оказавшись снаружи, я остановился и сощурился от полуденного солнца в ожидании, когда глаза привыкнут к свету. Я вдыхал полной грудью чистый и одновременно пьянящий воздух и с интересом оглядывался вокруг. Лагерь бандитов располагался в небольшой долине, которая почти со всех сторон была окружена лесистыми возвышенностями. В долину вела лишь одна узкая дорога; у въезда, на каменистом холме, с которого открывался отличный обзор, стоял еще один часовой. В долине я увидел множество покосившихся от ветра хижин, явно возведенных ненадолго и на скорую руку. Между ними бродили несколько коз, а у края дороги бил источник, дающий необходимую воду. Что ж, Риккардо Бальданелло нашел идеальное укрытие для своей банды, которая насчитывала десять-двенадцать человек. Главарь банды сидел с большей частью своих людей у огромного костра, над которым висел почтенных размеров медный котел. Риккардо заметил нас и помахал рукой. Мы подошли ближе, и Мария присела на поваленное дерево рядом с братом. Я сел тут же. Риккардо протянул мне глиняный кувшин, и я сделал глоток свежей родниковой воды.

– Как вы себя чувствуете, синьор Шрайбер? – спросил он.

– Лучше, чем вчера. Ваша сестра отлично за мной ухаживает.

– Я надеюсь на это, – с наигранной строгостью произнес Риккардо и, улыбнувшись, взглянул на Марию. – Нам еще нужно немного подождать, пока суп доварится. Может, сейчас у вас есть настроение продолжить нашу вчерашнюю беседу?

– Вы странный человек, синьор Бальданелло, – ответил я. – Сначала вы убили моего кучера, потом схватили меня, а теперь так вежливо спрашиваете, будто мы не в глуши какой-то, а в цивилизованном месте. Вы вообще говорите не так, как подобает предводителю банды разбойников.

Риккардо широко улыбнулся.

– Я надеюсь, вы простите мой неподобающий разбойнику тон, но я ведь не всю жизнь жил в горах и караулил путешественников.

– Почему же вы сейчас этим занимаетесь?

– Потому что мой желудок урчит от голода. Как и у моей сестры, и у моих людей. Мы живем в трудные времена.

Я кивнул, мне хотелось побольше узнать о жизни Риккардо, особенно о судьбе Марии. Но момент показался мне неподходящим. Поэтому я просто спросил, как со мной поступят дальше.

– Вы еще некоторое время будете нашим гостем, синьор Шрайбер, – объяснил Риккардо. – Пока мы не найдем вашего заказчика, чтобы он возместил нам все убытки.

– Ваши убытки? – медленно переспросил я, чеканя каждое слово. – Как мне это понимать?

Он театральным жестом указал на котел над огнем, а потом на пещеру.

– Синьор, вы едите с нами, спите у нас. К тому же нам стоило некоторых усилий доставить вас сюда. Вы считаете, что ваш наверняка состоятельный заказчик не заплатит нам за это? Мне кажется, что вы ему очень нужны. И, разумеется, он не позволит, чтобы с вами были необходительны, и захочет увидеть вас живым и невредимым.

– Вы намерены получить за меня выкуп!

– Какое грубое слово! Я предпочитаю выражение «возмещение расходов».

– Называйте это как хотите, суть не меняется! И вообще, как вы надеетесь отыскать моего заказчика, если я сам не знаю его?

– Обстоятельства говорят о том, что вы были почти у самой цели вашего путешествия, синьор Шрайбер. Кучер, который вас забрал, должен был доставить вас прямо к заказчику. Значит, последний должен находиться где-то поблизости. Я отправил часть моих людей, чтобы выследить его. В ближайшие дни мы все разузнаем.

Хотя я находил общество Марии весьма приятным, мне абсолютно не нравилась перспектива провести неопределенное время в плену у разбойников. Риккардо вел себя со мной как с гостем, но у меня было не больше свободы, чем у птицы в клетке. Я глазами искал Марию, хотел понять, одобряет ли она поведение своего брата. Но она лишь напряженно смотрела в землю.

– Вы сволочь, Риккардо! – крикнул я и вскочил с бревна. – Несмотря на вашу обходительность, вы такая же грязная сволочь, как и любой из этих бандитов вокруг вас!

Разбойник, который сидел напротив меня, подскочил и разъяренно заорал:

– Риккардо, неужто мы должны и дальше слушать этого франтишку? Он оскорбляет нас и нашу честь!

Большой мускулистый мужчина, лицо которого почти полностью скрывала окладистая борода, был опоясан широкой лентой, на которой висело столько холодного и огнестрельного оружия, что можно было вооружить целый отряд.

Риккардо спокойно продолжал сидеть. Он переводил взгляд то на меня, то на вооруженного до зубов бандита, который уже сжал громадные кулаки.

– С гостями нужно обращаться учтиво, но и они должны вести себя тактично. Ты прав, Ринальдо, наш гость нарушил законы вежливости и гостеприимства. Не возражаю, если ты вразумишь его немного. Только сначала сними пояс.

– Весьма охотно!

С широкой улыбкой Ринальдо отложил оружие и медленно приблизился ко мне. Мария взглянула на меня, потом умоляюще посмотрела на брата, но тот лишь покачал головой. По пронзительному взгляду Ринальдо можно было точно сказать, что он может без оружия, голыми руками преподать мне страшный урок. Подходя, он радовался, как ребенок, которому представилась возможность совершить ранее непозволительную шалость.

Я отступил на несколько шагов от костра.

– Ну что, трусишка? – крикнул Ринальдо. – Хочешь убежать от схватки?

– Нет, просто хочу, чтобы ты не попал в суп. Твои товарищи сделаются ленивыми от такого количества жирного мяса на обед.

Громогласный хохот присутствующих заставил Ринальдо побагроветь, что было видно даже под его окладистой бородой.

– Мне бы только заполучить тебя в свои руки, тогда охота шутить быстро пропадет! – прорычал он и бросился ко мне. Теперь он был не так осмотрителен, как раньше, на что я и рассчитывал. Я сделал вид, будто собираюсь встретиться с ним лицом к лицу, но в последний момент увернулся, выставив ногу, через которую и споткнулся мой противник. Он покачнулся и не очень изящно упал на землю, что вызвало очередной приступ хохота у его товарищей.

Мельком взглянув на Марию, я заметил, что она напряженно и опасливо наблюдает за мной. Был ли это просто страх за своего пациента или же я значил для нее больше? Ринальдо, тяжело дыша, поднялся на ноги, отряхнул пыль с одежды и пригрозил:

– Ты не хочешь бороться, пес? Или ты ничего не умеешь, кроме как убегать?

– Да мне и убегать-то не надо, у тебя ведь ноги заплетаются! Моя провокация вызвала у него новый приступ ярости. Я хотел сделать пару шагов назад, чтобы у меня было больше места дляманевра. Но теперь была моя очередь спотыкаться. Я зацепился пяткой за сухой корень, который как назло вылез именно в этом месте, и упал на спину. От удара у меня на несколько секунд перехватило дыхание. Я снова услышал дикий гогот, который на этот раз адресовался, без сомнения, мне.

Ринальдо стоял надо мной и держал в руках камень величиной с голову. Разбойник осклабился и поднял руки, чтобы бросить его на меня с еще большей силой. Я хотел откатиться в сторону, но был словно парализован. Я уже представлял, как мой череп раскалывается от удара, но вдруг Ринальдо покачнулся. Почти одновременно я услышал громкий треск, раздавшийся как гром среди ясного неба. Крики смешались с шумом. Ринальдо зашатался и рухнул рядом со мной на землю. Камень вывалился из его обессилевших рук. У Ринальдо теперь остался только один глаз и одно ухо. Левая часть его головы превратилась в кашу из крови, костей и вывернутого мозга. Вокруг меня начался настоящий хаос. Бандиты убегали от мушкетного огня, но без особого успеха. Снова и снова, будто несмолкающий гром, гремели выстрелы, и разбойники замертво падали один за другим. С лесистых холмов бежали какие-то люди в униформе, рядом со мной на четвереньки опустился офицер. На нем был французский мундир, и говорил он по-французски:

– Мосье Шрайбер? Добрый день! Капитан Жак Ленуа, к вашим услугам.

Он помог мне подняться, и я увидел, что с бандитами покончено. Они гибли под мушкетными пулями и от ударов штыками превращались в неподвижные кровавые горы мяса. Под одной из хижин сидела Мария со своим братом в окружении солдат с мушкетами наперевес. У Риккардо из двух или трех ран текла кровь, а лоб наискосок пересекала кровоточащая борозда.

– Стойте! – в панике закричал я, увидев Марию. Мой голос дрожал от волнения. – Эти оба – мои слуги!

По знаку капитана солдаты опустили штыки. Мария благодарно посмотрела на меня, но вот взгляда Риккардо я не мог понять. Неужели он осуждал меня в смерти своих людей? Я огляделся и не увидел ни одного бандита, который мог бы сопротивляться. Некоторые были еще живы, но штыки французских солдат быстро делали свое дело. Я в ужасе повернулся к капитану и спросил его, почему солдаты добивают беспомощных раненых людей. Ленуа недоуменно взглянул на меня:

– Но это всего лишь бандиты!

4

Северная Тоскана, среда, 23 сентября

Узкая горная дорога так извивалась, что Энрико Шрайберу постоянно приходилось вертеть руль то в одну, то в другую сторону, чтобы удержать на разбитой дороге взятый напрокат фиат. Под колесами то и дело трещали ветки и небольшие камешки. По обеим сторонам дороги (на самом деле вряд ли эта тропа могла называться дорогой) высился густой лес, зеленая крыша из ветвей и листьев зачастую полностью накрывала дорогу, поэтому у Энрико время от времени возникало ощущение, что он едет через тоннель. Как только лес становился чуть реже, на дорогу пробивались утренние солнечные лучи, составляя неприятный контраст с темнотой леса и слепя глаза, отчего вождение автомобиля становилось непростым занятием.

– Хорошо, что в аэропорту я решился взять в прокате автомобилей этот маленький «фиат», – сказал он. – Если бы я взял другую машину, она наверняка была бы шире, чем эта дорога.

Елена Вида, которая расположилась на переднем сиденье, рассмеялась.

– Мне интересно, что ты сейчас будешь делать, Энрико. – После вчерашнего ужина они непринужденно перешли на «ты». Елена заметила, что впереди, на повороте, только что показался микроавтобус и начал сигналить.

– Хорош, нечего сказать! – прошипел Энрико. – Кто едет снизу, у того есть право преимущественного проезда.

– Может быть, в Германии и есть, – язвительно ухмыльнулась Елена. – Но здесь вряд ли. И, конечно же, не длятуристов.

– Тогда нам придется экстренно затормозить, – произнес Энрико и остановил «фиат» посреди дороги, включив аварийный световой сигнал.

– Что это значит? – растерянно спросила Елена.

Снова посигналив, микроавтобус японского производства проехал вперед и остановился едва ли не в полуметре от «фиата». Водитель, упрямый молодой мужчина в мокрой от пота майке, выпрыгнул из кабины и осыпал пассажиров «фиата» руганью, которую можно услышать только на итальянских дорогах. Елена и Энрико тоже вышли и подождали, пока водитель немного успокоится. Энрико встретил его обезоруживающей улыбкой.

– Простите, что мы вас остановили, синьор, но тут все деревья и дороги похожи друг на друга. Вы не могли бы нам подсказать, правильно ли мы выбрали дорогу?

Слово «дорога» он произнес с особым оттенком. Мужчина из микроавтобуса почесал левую подмышку и спросил:

– А куда вам нужно?

– В Борго-Сан-Пьетро, – ответил Энрико.

Итальянец склонил голову набок, словно плохо расслышал фразу. – Куда?

Энрико повторил.

– Это всего лишь маленькая горная деревушка, ничего особенного. Что вам там нужно?

Елена сделала шаг вперед.

– Мы вдвоем решили осмотреть маленькие деревеньки, в которых нет ничего особенного.

– Но Борго-Сан-Пьетро находится высоко в горах.

– Вы хорошо знаете это место? – спросила Елена.

Вместо ответа мужчина в майке произнес:

– Мне нужно ехать. Освободите дорогу!

Он снова влез в микроавтобус, даже не посмотрев в сторону Энрико и Елены.

– Здесь, в горах, у всех такое плохое настроение? – спросил Энрико, когда они с Еленой садились в машину.

– Не знаю, я из Рима, – с невинным видом ответила Елена. – Но если тут все действительно ведут себя подобным образом, то остается только порадоваться за твою мать, которая вовремя отсюда уехала.

– Неужели это скрытый намек на то, что ты считаешь мое повелениесносным? – спросил Энрико, заводя машину. Он обернулся и осторожно сдал назад.

Елена подмигнула ему.

– Пока я ничего ужасного за тобой не замечала.

– Даже когда у меня начался приступ головокружения?

– Ты с этим едва ли мог что-либо поделать. Правда, если у тебя такие приступы случаются часто, то я бы на твоем месте обратилась к врачу.

– Я был еще ребенком, когда мои родители водили меня то к одному, то к другому доктору. И все без малейшего успеха. Эти шарлатаны заявили, что мой организм крепок, как железо, а приступы головокружения и кошмары связаны с психикой. Но что является причиной, никто из них так и не смог сказать. Наверное, мне придется с этим прожить всю жизнь. Такой вот у меня недостаток.

– Но другие тоже живут, – заметила Елена и посмотрела на микроавтобус, который, яростно сигналя, протискивался мимо них. – Какое мне дело до других…

– Даже до меня?

– Нет.

– Почему нет?

– Ты симпатичный парень. Ты должен быть внимательнее к себе. Без тебя мне пришлось бы ходить по этим горам совершенно одной.

Они продолжили путь, и после нескольких поворотов дорога стала менее извилистой. Энрико немного расслабился и вспомнил о странном дневнике, который он читал вчера после обеда. Он ехал по одиноким пустынным горам и чувствовал себя почти как Фабиус Лоренц Шрайбер во время своего путешествия в неведомое. Странное совпадение, что он двести лет спустя совершает такое же путешествие, как и предок того человека, которого Энрико всю свою жизнь считал своим отцом. Он совсем немного прочитал из дневника Фабиуса Шрайбера. Разобрать почерк было очень сложно, иногда усталость побеждала страх перед сном. Энрико отложил книгу, осилив лишь первую главу, и провалился в счастливый глубокий сон без кошмаров. Теперь же он спрашивал себя, зачем писал свои путевые заметки Фабиус Шрайбер? Но еще интереснее, чем история Фабиуса Шрайбера, Энрико показалась фамилия главаря банды разбойников и его сестры – Бальданелло. Это была девичья фамилия матери Энрико. И этот факт свидетельствовал о том, что связи между родами Шрайберов и Бальданелло уже двести лет. Возможно, именно в этом крылась причина того, что мать передала Энрико дневник? Ему было очень интересно, чем продолжится история.

– Притормози-ка, там впереди какой-то указатель! – отвлекла его от мыслей Елена.

– Самый настоящий перекресток! – удивился Энрико. – Прямо как у вас в Риме или у нас в Ганновере.

На покосившемся деревянном столбе висели указатели, за которые в антикварной лавке заплатили бы хорошие деньги. На одном из них можно было с трудом прочитать название: Борго-Сан-Пьетро.

– Значит, нам направо, а потом все время прямо, – сказал Энрико и развернул «фиат» в указанном направлении. – Чем ты занимаешься в Риме? Ну, я имею в виду, когда живешь в городе и не уезжаешь искать маленькие горные деревни.

– Я стою за учительской кафедрой в школе и учу детей искусству и истории.

– Вот это да! В мое время таких симпатичных учительниц не было. Может, это и к лучшему, иначе я постоянно отвлекался бы от зубрежки.

– И кем ты стал в результате зубрежки?

– Я юрист.

– Буквоед? Я представляла их совсем другими.

– Я не ем буквы. И как, по-твоему, я должен был бы выглядеть? Бегать по солнечной Тоскане в черной мантии и с папкой для документов?

– Понятия не имею. А как ты бегаешь по Ганноверу?

– До недавнего времени так и бегал: в черной мантии и с папкой для документов, – ответил Энрико и добавил: – Если, конечно, речь идет о судебном заседании. Я работал адвокатом. Но сейчас я безработный и даже рад этому. Мне не приходится никого просить об отпуске. После того как умерла моя мать, я уладил все дела, купил авиабилет до Флоренции и улетел. Вот и все.

– Я и не знала, что человек, который работает адвокатом может стать безработным. Мне казалось, что люди всегда подают иски друг на друга и преступления совершаются более или менее постоянно.

– Да, это правда. Проходит много тяжб, слушается много судебных дел, но есть и много юристов. И некоторые из них сидят без работы. Однако у нас в Германии это запрещенная для разговора тема. Я работал служащим в большом бюро. Наш начальник оказался замешан в махинации и растратил деньги влиятельного доверителя. Речь шла о восьмизначной сумме. Когда это раскрылось, его напарники быстро смылись. А в конторе, где нет шефа, подчиненные тоже не нужны.

– Но тебе же не придется идти на паперть, правда?

– Оба моих государственных экзамена сданы не так уж плохо. Я думаю, что при необходимости легко смогу найти новую работу.

– При необходимости? Ты вообще не хочешь работать юристом?

– Я еще не знаю, что буду делать в будущем. Я только понял, что изо дня в день заниматься делами других людей – это не для меня. Возможно, я стану писателем и напишу книгу о своих приключениях в Италии.

– И как ты до этого додумался?

– Да так, – ответил Энрико, не желая пока рассказывать Елене о дневнике. Он сначала хотел разобраться, какое отношение имеет сам к нему.

– Тогда с тобой должно случиться еще несколько приключений, чтобы ты мог написать настоящую книгу.

– Начало уже положено, и оно весьма неплохое. Я познакомился с молодой симпатичной итальянкой и теперь еду вместе с ней в загадочную горную деревню.

– Почему загадочную?

– Ну а разве все это выглядит не загадочно? – вопросом на вопрос ответил Энрико и указал вперед.

Лес расступился, и перед ними на холме появилось нечто среднее между крепостью и деревней. Это могла быть только Борго-Сан-Пьетро, и вид у нее был не очень приветливый. Башни, стены и зубцы из темного камня выглядели отталкивающе, будто это место изначально было задумано так, чтобы никакому чужаку не захотелось сюда попасть. Деревня возвышалась на холме, как гнездо какой-то хищной птицы, которая наблюдала отсюда за своими владениями.

– Если мы подъедем еще ближе, нас точно обольют кипящей смолой и обрушат град камней, – пошутил Энрико, припарковав «фиат» у стены, где уже стоял целый ряд автомобилей.

– Вполне вероятно, что несколько веков назад эти деревни были настоящими крепостями, поэтому и строились компактно, с башнями и бойницами. Врагам пришлось бы нелегко, если бы они решились овладеть такой крепостью.

– Большое спасибо за урок, госпожа учительница, – улыбнувшись, сказал Энрико, выбрался из машины и потянулся. Он был большого роста, и поездка на маленьком «фиате» в компактно сложенном состоянии далась ему нелегко.

– Кажется, здесь паркуются все жители. И это неудивительно: на узких деревенских улицах два автомобиля едва ли разминутся.

Они погрузились в тень узких переулков, и Энрико попытался представить, как его мать еще маленькой девочкой бегала по этим улицам. Это была странная мысль, и он почувствовал, что его мать снова где-то рядом, словно никогда и не умирала. Печаль охватила его. Энрико был рад, что темные очки скрывают его слезы.

– Здесь не так уж много народа, – заметила Елена. – Может быть, сейчас у жителей сиеста – время близится к обеду. Или жители выехали отсюда. Я бы тоже так поступила, если бы мне пришлось тут жить. Если все деревни здесь, наверху, выглядят подобным образом, то меня не удивляет, что этот тип внизу так грубо с нами разговаривал.

Стены домов расступились, и они вышли на деревенскую площадь, у которой вид был более приветливый, чем у темны переулков, оставшихся позади. Кроме всего прочего, здесь молодые люди обнаружили первых деревенских жителей: несколько мужчин сидели у бара, в тени большого зонтика и громко беседовали. Когда они заметили чужаков, разговор тотчас же прекратился и любопытные взгляды устремились на Энрико и Елену.

– По крайней мере, здесь есть что выпить, – сказал Энрико. – Мне хочется пить, как роте легионеров после марша через Сахару.

– Как двум ротам, – добавила Елена и взяла Энрико под руку. – Выпьешь сразу сто литров?

Поздоровавшись, они присели рядом с мужчинами и заказали большую бутылку минеральной воды. Сейчас, когда они пили воду, а рядом сидели люди, деревня Борго-Сан-Пьетро не производила такого гнетущего впечатления. Энрико даже показалось, что эта площадь весьма живописна, и он подумал, что фотографию с ее видами можно было бы поместить в путеводитель по Тоскане. Только Энрико сомневался, что туристы и фотографы, работающие для путеводителей, смогут сюда добраться.

Когда мальчик, который их обслуживал, вышел из бара, чтобы подать пиво на соседний столик, Энрико подозвал его и спросил, не осталось ли в деревне семьи Бальданелло. Мальчик лишь растерянно взглянул на гостя и пожал плечами.

Один из мужчин за соседним столиком сказал: – Если хотите что-нибудь узнать, спросите лучше у бургомистра или священника.

Энрико взглянул поверх крыш, где в ста метрах высился шпиль местной церкви.

– Священника я отыщу в церкви. А где же бургомистр?

– Бенедетто Кавара обедает в это время. Он живет в том желтом доме, прямо у лестницы на крепостную стену.


Семья Кавара состояла из Бенедетто Кавара, его жены, пятерых детей и бабушки. Они сидели за большим столом, ели мясное блюдо, от которого исходил великолепный аромат, и удивленно глядели на двух незнакомцев. Так здесь, наверное, смотрели на всех незваных гостей. На бургомистре был кожаный фартук сапожника. У него было круглое лицо, а под носом большие усы. Как только они вошли в дом, Энрико стало нехорошо. Они были здесь чужаками, совсем нежданными, во всяком случае, нежеланными. Энрико тихо, словно боясь помешать Кавара, спросил о семье Бальданелло.

Бенедетто Кавара опустил вилку и скептически взглянул на Энрико.

– Зачем вам это?

– Мою мать до замужества звали Мариэлла Бальданелло. Она умерла в августе. Если здесь живут какие-то родственники, я бы хотел с ними поговорить и уведомить о смерти матери.

Бургомистр покачал головой.

– Я должен разочаровать вас, синьор. Семья Бальданелло действительно когда-то жила здесь. Но все старики Бальданелло уже умерли, а молодежь уехала. Вы, наверное, успели заметить, что в Борго-Сан-Пьетро нет перенаселения.

– Да, жаль, – разочарованно произнес Энрико. – Может, у вас есть адреса тех, кто уехал?

– Нет. И опять же, зачем вам это? Тот, кто однажды покинул Борго-Сан-Пьетро, никогда назад не возвращается. Так же произошло и с вашей матерью.

– А деревенский священник? Он сможет помочь мне?

– Думаю, вряд ли. У него точно нет адресов тех, кто уехал. Кроме того, его сегодня нет в деревне. Он срочно уехал по личному делу в Пизу. Мы не знаем, когда он вернется.

Энрико и Елена попрощались и снова пошли на площадь но там уже совсем никого не было. Стулья, столы и зонтики все еще стояли перед баром, но посетители исчезли, а на двери висела картонная табличка, на которой красными буквами было написано «Chiuso» – «Закрыто».

Энрико в задумчивости почесал затылок.

– Неужели перерыв на обед был таким коротким?

Елена вытащила дужки своих темных очков из волос и, опустив очки на нос, оглядела осиротевшее кафе.

– Мне кажется, это из-за нас. Борго-Сан-Пьетро прячется от нас.

– А что такого в нас? Мы что, прокаженные?

– Мы чужаки. Может быть, первые в эти дни, но не единственные. Люди здесь боятся лишнего внимания, боятся ажиотажа. Пройдет не так много времени, и сюда набегут толпы вынюхивающих журналистов. Для жителей деревни мы нечто вроде авангарда армии, которая возьмет штурмом этот последний оплот спокойствия.

– Штурмом? О чем ты говоришь, Елена? Или я что-то пропустил?

– Можно и так сказать. Когда тебе вчера стало нехорошо и ты отправился в номер, по телевизору во время интронизации антипапы говорили об этом.

– Что? Говорили о том, что эту деревню ожидает штурм?

– Ну, что-то вроде того. Точнее сказать, антипапа Луций, он же Томас Сальвати, родом из этой деревни. Он здесь даже был священником несколько лет.

– Вот черт!

– Давай не будем обсуждать это под палящим солнцем, Энрико. Пойдем назад, к машине!

Они перешли площадь и скрылись в тени узких переулков, по которым и попали сюда. Пройдя несколько шагов, Энрико остановился и пробормотал:

– Они ведь как раз и должны быть счастливы.

– Кто?

– Люди из Борго-Сан-Пьетро. Деревня станет настоящим магнитом для туристов, местом паломничества для приверженцев новой Церкви.

– Может быть, здешние люди не так обращают на это внимание. Хотя не каждому понравится, когда по его палисаднику бегают толпы незнакомцев или когда нужно будет раскрывать душу журналистам, у которых на уме только крупные заголовки и тиражи.

– Звучит так, как будто ты в этом хорошо разбираешься, Елена.

Елена на секунду смутилась, словно не знала, что ответить ему. Пока она подыскивала нужные слова, ее что-то отвлекло.

– Это же бургомистр! – тихо сказала Елена. – Что-то он чересчур быстро закончил свой обед.

Бенедетто Кавара вышел из своего дома и оглядел площадь. Потом он торопливо прошел вдоль домов и исчез за выступом стены.

– Без сомнения, он за нами наблюдал, – пробормотал Энрико.

– Ты думаешь, он ищет нас?

– Напротив, мне кажется, он совсем не хочет знакомиться с нами ближе. Ты не заметила, куда он пошел? В той стороне находится деревенская церковь.

Наверное, Энрико, ты прав. Похоже, что история с уехавшим священником – всего лишь выдумка. До этого мужчины возле бара и словом не обмолвились, что священник в отъезде.

Но к чему все это? Только для того, чтобы поскорее от нас избавиться?

Понятия не имею, что все это значит. Давай просто посмотрим!

Они бросились обратно на площадь, где видели бургомистра Кавара, исчезнувшего на их глазах. Добравшись до выступа стены, они пошли по дороге, которая, как выяснилось, вела прямо к церкви. Через какое-то время они остановились на краю небольшой площадки перед церковью.

– Подождем здесь? – спросил Энрико. – Если Кавара пойдет обратно тем же путем, для него встреча с нами будет замечательной неожиданностью. – Он сухо рассмеялся.

– А не расскажет ли он нам, что всегда ходит около полудня помолиться в церковь?

Но они напрасно ждали появления Кавара и спустя четверть часа решили осмотреть церковь.

– Даже если Кавара там нет, все равно внутри намного прохладнее, чем снаружи, под раскаленным солнцем, – произнесла Елена, и Энрико согласился.

Энрико пришлось поднатужиться, чтобы открыть створку тяжелой церковной двери. Но все усилия были вознаграждены. Ему в лицо приятно повеял поток прохладного воздуха. Энрико поймал себя на мысли, что воздух в церкви был пронизан ароматом ладана. Они сняли солнцезащитные очки и вошли в дом Божий. Церковь казалась пустой, что, принимая во внимание время, было не так уж удивительно. Сквозь витражные стекла, на которых были изображены сцены из жизни Иисуса, падали снопы солнечного света, освещая обычно темный церковный неф. Энрико и Елена прошли вдоль рядов лавок, не встретив ни одной живой души.

– Что теперь? – спросил Энрико, когда они остановились перед алтарем, украшенным цветами. – Здесь нет ни бургомистра, ни священника.

Елена подошла к боковой двери и нажала на ручку. С тихим скрипом дверь отворилась.

– Пойдем дальше, – сказала она и исчезла в дверном проеме.

Энрико последовал за ней в сакристию и зашептал на ухо:

– Если рассматривать наше поведение с юридической точки зрения, то можно сказать, что сейчас мы нарушаем неприкосновенность жилища.

Елена резко остановилась и, обернувшись, заявила:

– А я не боюсь этого, я ведь со своим адвокатом.

– Но меня это пугает, – ответил Энрико, игриво закатив глаза – Некоторые рассказывают о кошмарных условиях в итальянских тюрьмах.

– Это касается только тех, кого поймали, – сказала Елена, подошла и открыла запертую дверь.

– Похоже, священник совершенно не боится воров. Меня смущает лишь одно обстоятельство: мог бы кто-нибудь, кто уехал отсюда в Пизу по делам на некоторое время, бросить все вот так, нараспашку?

Они вошли в небольшую прихожую с гардеробом, в котором висела какая-то одежда и, помимо прочего, черная сутана священника. Очевидно, они были сейчас в его жилище. Энрико чувствовал себя не в своей тарелке, но Елене, казалось, нравилось это приключение. У Энрико сложилось впечатление, что она делает это уже не в первый раз. Елена же указала в дальний конец узкой, очень темной прихожей.

– Там впереди есть дверь, она чуть приоткрыта. Давай испытаем удачу!

Она открыла дверь, которая вела в кухню, совмещенную с жилой комнатой. На столе стояли наполовину наполненный бокал с вином и тарелка с лапшой под темно-красным соусом. За столом никого не было. Но чуть в стороне от стола лежал мужчина с кровоточащей раной на затылке. Энрико беспомощно наблюдал за открывшимся перед ними зрелищем, Елена тоже застыла, ошеломленная увиденным. Мужчина на полу не шевелился. Но они оба знали его. На Бенедетто Кавара был все тот же кожаный фартук. Его тело лежало в неловкой позе. Бессмысленный взгляд был устремлен в пустоту. Энрико наклонился к нему, пощупал пульс и попытался определить, дышит ли бургомистр.

– Ну что? – взволнованно спросила Елена. – Он еще жив?

Энрико поднял глаза на Елену и удручающе произнес:

– Нет. Бургомистр определенно мертв.

Он подумал о том, что Кавара еще полчаса назад обедал вместе со своей семьей. Жена и пятеро детей ждали его, но он уже никогда не вернется к ним. Его стул так и останется пустым. Странное ощущение появилось у Энрико, когда он осознал, насколько тонка грань между жизнью и смертью.

Елена понемногу пришла в себя, и этим еще больше удивила Энрико. Она внимательно осмотрелась в кухне.

– Его, без сомнения, убили, – произнесла она, глядя на голову бургомистра и забрызганный кровью тяжелый подсвечник, лежавший в углу кухни. – Но кто мог совершить убийство в такой деревушке, как Борго-Сан-Пьетро?

– В отдаленных местах можно найти таких же отъявленных преступников, как и в больших городах.

– Таким мудрым вещам учат на занятиях по юриспруденции? – спросила Елена.

– Нет, по криминальным романам. А еще такие романы учат, что нужно как можно быстрее позвонить в полицию. – Энрико вытащил мобильник, но в то же мгновение оцепенел. Его взгляд упал на маленького мальчика, которому на вид было не больше шести лет. С расширенными от ужаса глазами он стоял в проеме кухонной двери. Они знали его, ведь недавно видели мальчугана за обеденным столом бургомистра. Наверное, синьора Кавара послала его, чтобы тот поглядел, куда запропастился отец. Губы мальчика дрожали, словно он что-то хотел сказать, но не мог произнести ни звука.

– Мы ничего не сделали твоему отцу… – неловко попыталась объяснить Елена. – Тебе не стоит больше тут оставаться. Как тебя зовут, малыш?

Она медленно подошла к ребенку. Наверное, это помогло вывести его из оцепенения. Он обернулся, с криком пробежал через прихожую и скрылся за приоткрытой дверью, которая вела прямо на улицу.

– Это очень плохо, – прошипела Елена. – Если мальчуган расскажет кому-нибудь, что он здесь видел, нас привлекут к ответу не только за нарушение неприкосновенности чужого жилища. Мы должны как можно быстрее позаботиться о том, чтобы не возникло ложных подозрений!

Но было поздно. Еще недавно здесь никого не было, а теперь на площадке перед церковью собралось полдеревни. Люди окружили сына убитого бургомистра и слушали торопливые слова мальчика. Злые взгляды устремились на чужаков, и вдруг что-то вылетело из толпы и чиркнуло по щеке Энрико. Это был камень, который за спиной Энрико ударился о стену дома. Он почувствовал жгучую боль, а когда потрогал щеку пальцами, вся пятерня мгновенно окрасилась кровью.

Из толпы полетели камни, еще и еще, они градом обрушились на Энрико и Елену. Жители деревни выстроились грозным фронтом, который с каждым шагом все приближался. Дубинки и ножи в руках у мужчин не предвещали ничего хорошего.

– Они вряд ли захотят выслушать нас, – сказала Елена. – Нам нужно бежать. Скорее!

Она схватила Энрико за руку и потащила его в ближайший переулок. Они бежали так быстро, как только могли. Энрико, задыхаясь, спросил:

– И какой же у тебя план?

– Нужно вернуться обратно к машине и сматываться отсюда.

– Хороший план, надеюсь, мы найдем дорогу.

– Я очень хорошо ориентируюсь.

И действительно, Энрико и Елена довольно быстро выбрались из лабиринта улочек и оказались неподалеку от стоянки. Энрико почувствовал, как теплая кровь течет по шее и заливается за воротник рубашки, но сейчас его это мало беспокоило. Ранение было ничтожным по сравнению с тем, что им угрожало в случае, если жителям деревни все же удастся схватить их.

Стоянка располагалась за небольшим, поросшим кустами холмиком. Когда Энрико и Елена обогнули его, они остановились как вкопанные. Возле их машины стояли четверо мужчин, вооруженных дубинками и дробовиками. Тут прозвучал первый выстрел, и в нескольких метрах от пары взвился фонтанчик земли.

– Они с ума сошли, – прохрипел Энрико. – Бежим отсюда скорее!

На этот раз он потащил за собой Елену за холм перед стоянкой, который скрыл их от мужчин. Но передышка была недолгой. Многие жители деревни Борго-Сан-Пьетро выбежали из своих домов и теперь застыли у крепостной стены. На их лицах можно было прочитать один лишь чудовищный гнев.

5

Рим, среда, 23 сентября

Ровно в час дня комиссар Донати на своем «Фиате Темпра» остановился у дома на Виа Каталана, в котором снимал маленькую квартиру Александр Розин после того, как ушел из швейцарской гвардии. Александр уже ждал его возле дома и быстро сел в машину, так что даже следовавший за «фиатом» автомобиль не успел просигналить. Римляне справлялись с хаотичным дорожным движением в своем городе так же искусно, как и нетерпеливо.

К тому же в это время было еще довольно сносно. Донати и Александр выехали из узкого квартала и на Виа Аппиа повернули на юг, в сторону Албанских гор. Утром и вечером, когда городские улицы, переходящие в загородные автотрассы, переполнялись машинами, здесь иногда вообще невозможно было проехать. Именно поэтому Донати и Александр договорились встретиться в обеденное время. Они хотели поехать в Ариччию, чтобы побольше узнать о священнике Джорджио Карлини, которого нашли утопленным в купели его церкви Кьеза-Санта-Мария-делль-Ассунционе.

На небе не было ни облачка, и ничто не мешало полуденному солнцу купать Рим в ярких лучах. Александр опустил солнцезащитный козырек.

– Как проходит ваше расследование, комиссар?

Донати невесело взглянул на него и снова сосредоточился на дороге.

– Не очень. Я роюсь в документах, перебираю показания свидетелей и пытаюсь найти хоть какой-то след, но пока безуспешно. Надеюсь, в Ариччии мы сможем найти что-нибудь.

– Но ведь у нас есть одна улика: крестик, который Елен взяла у синьоры Кильо. Как с ним обстоят дела? Вы уже от дали его на экспертизу?

– Даже больше. Мы разыскали ювелира, у которого в свое время капеллан швейцарских гвардейцев покупал крестики. Он работает в небольшой мастерской недалеко от Ватикана. Ювелир смог точно вспомнить подробности, потому что для него это был относительно крупный заказ. Тем более заказ на выполнение гравировки. Ювелир без каких-либо колебаний опознал крестик: он, несомненно, из тех, которые купил у него капеллан.

– Ну, это уже хоть что-то. Теперь мы знаем, что убийца из швейцарской гвардии. И что этого не мог сделать кто-либо из новичков.

– Ну хорошо, но как это поможет в продвижении расследования? – проворчал Донати, быстро отмахнувшись от паренька, который хотел помыть машину, пока та стояла на красном сигнале светофора. – Мне что, обойти весь Ватикан и попросить каждого старослужащего гвардейца предъявить свой крестик? А у кого крестика не окажется, того нужно взять под предварительный арест?

– Почему нет? Если мы таким образом сможем найти убийцу, то…

– А что делать, если мне десять или двадцать человек расскажут, что они свой крестик заложили, потеряли, продали, подарили или выбросили? Мне их всех, скопом арестовать?

– Возможно, среди них и был настоящий убийца, – ответил Александр, хотя и понимал: комиссар Донати прав.

– Но тоже нет стопроцентной гарантии. В конце концов, хозяином крестика, который подобрала синьора Кильо, может быть не только бывший гвардеец, но и человек, купивший или нашедший его.

– Значит, вы не верите, что владельца крестика, возможно, причастного к убийству священника Доттесио, стоит искать в швейцарской гвардии?

– Ну почему, я уже об этом думал, Александр. Я просто хотел вам объяснить, с какими трудностями связано продвижение дела. Если мы будем принимать сомнительные решения, это нам больше навредит, чем поможет. Но в любом случае такое поведение привело бы только к одному: убийцы тем самым были бы предупреждены и знали бы, что мы вышли на их след.

– Да, если бы мы вышли на их след! – Александр вздохнул и посмотрел вперед, где за развалинами древнего виадука под голубым осенним небом высились зеленые склоны Албанских гор. Там подавали приятное желтоватое «Фраскати» и такие деликатесы как «Кастелли-порчетта», поросенка, зажаренного в духовке с кореньями и пряностями. Там же находился Кастель-Гандольфо, летняя резиденция понтифика, и такие достопримечательности, как Албанское озеро в кратере потухшего вулкана и маленькая церковь, священника которой убили изощренным способом. Все это молниеносно пронеслось в голове у Александра, но, тем не менее, его мысли были о Елене, которая теперь тоже, наверное, путешествовала где-то в горах, только в трехстах километрах севернее. Он не мог этого объяснить, но какое-то тревожное чувство появилось у него в душе. Донати будто прочитал его мысли и спросил:

– А как далеко вы с Еленой продвинулись в расследовании, Александр?

– Я попытался осторожно возобновить свои контакты в швейцарской гвардии. Это, в общем-то, нелегко, потому что многие мои старые товарищи уже ушли. Но я смог разузнать, что в Борго Пио есть один новый кабачок, который недавно стал неофициальным местом встреч гвардейцев. Он называется «Фаме да Люпи». Сегодня вечером я как раз собирался пойти туда. Блудный сын вернется домой и опрокинет пару рюмок, что-то в этом роде. Надеюсь развязать языки своим старым товарищам.

– А с помощью чего же, если не вина и пива, – рассмеялся Донати. – А Елена? Чем она занимается?

– Наш главный редактор отправила ее в Тоскану. Она должна осмотреть одну маленькую горную деревеньку, Борго-Сан-Пьетро. Антипапа, будучи родом оттуда, какое-то время был там местным священником. Я звонил ей вчера вечером. Она познакомилась в гостинице с каким-то немцем, вернее, полуитальянцем, семья которого жила в Борго-Сан-Пьетро. Елена решила присоединиться к нему и посетить деревню под видом простой туристки.

– Елена всегда умеет помочь, – с признательностью произнес Донати. – Там, наверху, в Тоскане, наверняка приятнее, чем здесь, где имеешь дело с убийствами священников.

– Пока не знаю, – с сомнением сказал Александр. – Как только я начинаю думать о Елене, меня охватывает нехорошее предчувствие. Даже не могу понять почему.

– Да ерунда все это! Вы просто ревнуете Елену к ее новому знакомому. Вам было бы намного спокойнее, если бы вы сами ездили с вашей хорошенькой подружкой по Тоскане. Так ведь?

– Может быть, комиссар.

– Называй меня по имени, иначе я чувствую себя настолько старым, насколько действительно выгляжу. Мы обмоем это бокалом хорошего «Фраскати». А что касается Елены, не переживай! Твоя подруга слишком хитра, чтобы совать свою голову в петлю.

Борго-Сан-Пьетро

Елена быстро огляделась по сторонам. Все больше деревенских жителей собиралось на улице, и среди них появились те четверо мужчин, что поджидали их на стоянке. Тип, который только что стрелял, краснолицый лысеющий мужчина, пытался на бегу перезарядить дробовик.

– В лес! – крикнула она Энрико. – На открытом месте у нас нет ни единого шанса уцелеть.

Энрико кивнул, и они бросились в подлесок, продираясь поближе к деревьям. При этом они даже не обратили внимания, в каком направлении бегут. Для них сейчас важнее всего было успеть скрыться. Они слышали шаги преследователей за спиной, их голоса, треск веток и сучьев.

– Быстрее! – подгонял Энрико свою спутницу, когда она осталась за спиной.

Он обернулся и в ужасе заметил, что Елена осталась лежать на земле. Энрико запаниковал, он боялся не только за свою жизнь, но и за жизнь Елены. Он познакомился с ней только вчера, но она уже для него много значила. Она была женщиной, в которую он мог влюбиться, в которую, возможно, уже влюбился.

Когда он приблизился к Елене, она успела встать на четвереньки и быстро объяснила:

– Всего лишь споткнулась о камень, не беспокойся! Побежали дальше!

Как раз было самое время, чтобы продолжить бегство.

Энрико казалось, что он слышит тяжелое дыхание преследователей. Или это просто кровь шумела в его ушах? Елена и Энрико устремились вглубь леса. Ветви снова и снова больно хлестали по лицу и рукам. Теперь и Энрико упал, зацепившись за корень и разбив до крови колено. Он даже не нашел времени, чтобы очистить рану от грязи. В одно мгновение Энрико вскочил и побежал дальше. Стиснув зубы, он старался не обращать внимания на разбитое колено.

Сколько времени прошло? Три, пять или десять минут? Он не знал этого, пока не нашел пару секунд, чтобы взглянуть на часы. Да это и не было важно теперь, когда речь шла о жизни и смерти. Не говоря ни слова, прерывисто дыша и кашляя, они бежали через лес, то и дело нагибаясь, чтобы не задевать сучья и низко нависшие ветки. Немного погодя лес перед ними поредел, стало светлее.

На бегу Энрико показал рукой вперед, где деревья росли не так густо, и, тяжело дыша, прокричал:

– Может, там мы сможем бежать быстрее!

– Но наши преследователи тоже.

Вокруг становилось меньше деревьев. Все чаще попадались странные на вид строения: хижины, фундаменты которых обросли травой и мхом. Они, должно быть, стояли здесь не сколько столетий, сопротивляясь лесу. Энрико заметил входы в хижины, но в них не было ни одного окна.

– Что это? – спросила Елена.

– Понятия не имею. Но мы можем спрятаться в одной из них.

– Тогда мы окажемся в ловушке. Наши преследователи наверняка обшарят все эти хижины.

Когда Энрико осмотрелся, было уже слишком поздно. Преследователи показались на опушке леса и увидели беглецов· они не сбавляли скорости, так что теперь Елена и Энрико были в этом лесу, как в ловушке.

– Они догнали нас! – выдавила из себя Елена, в ее голосе чувствовалась паника.

– Назад! – тихо прошептал Энрико и, схватив ее за руку, потащил через бесконечный лабиринт каменных хижин без окон.

– Пойдем медленно, не распаляя их.

Преследователи выстроились полукругом и стали постепенно приближаться к Елене и Энрико.

Елена покачала головой.

– В этом нет смысла, Энрико. У нас единственный шанс – поговорить с ними.

Оба остановились, потому что следующий шаг был напрасной тратой сил. Может быть, Елена права и они смогут найти слова, которые утихомирят гнев жителей деревни? Энрико надеялся, но не верил в это. В глазах людей, окружавших их, можно было прочитать лишь одно – жажду расплаты. Vendetta del sangue – кровная месть. Полетели первые камни, но попали в странную хижину рядом с ними. Елена и Энрико быстро пригнулись. Энрико больше беспокоился о тех людях, в руках которых были дробовики, а не камни. Мужчины из Борго-Сан-Пьетро наверняка были неплохими стрелками. Огнестрельное оружие служило не только украшением домов. Здесь с ружьями выходили на охоту в большие леса, где едва ли можно было встретить представителя властей.

Краснолицый мужчина, который уже стрелял в них, выступил на пару шагов вперед и прицелился. Напрасно думал Энрико, как ему поступить, чтобы спасти Елену. Мужчина был уже слишком близко, а рассеивание выстрела дробовика было слишком велико. Им оставалось только ждать, когда дробь пронзит их. Взгляд Энрико натолкнулся на взгляд краснолицего, и у мужчины дрогнул уголок рта. Трудно сказать, был ли это знак напряжения или триумфа. Они, наверное, никогда об этом не узнают. Энрико в упор смотрел на противника и ждал, когда его палец нажмет на спусковой крючок.

Вместо этого деревенский житель медленно опустил ружье и разочарованно взглянул на Елену и Энрико. Нет, Энрико не мог не заметить, что мужчина из Борго-Сан-Пьетро смотрит куда-то мимо них. Все жители деревни смотрели в эту точку, и на лицах многих отразилось такое же разочарование, как и у мужчины с дробовиком.

Елена и Энрико медленно обернулись. В десяти метрах за их спинами на крыше полукруглой хижины появилась странная фигура и протянула руки навстречу людям. Жесты этого человека показались Энрико то ли пугающими, то ли властными.

Мужчина был старым, очень старым. Там, где его худощавое лицо не покрывала серо-белая борода, виднелись бесчисленные морщины. На нем была простая крестьянская одежда, вещи его выглядели очень изношенными, будто никто о нем не заботился. Босые ноги были обуты в кожаные сандалии.

– Не делайте зла этим двоим! – крикнул он жителям деревни хриплым старческим голосом. – Разве вы забыли заповедь Господню? Не убий!

– Они сами преступили эту заповедь, – возразил кто-то из толпы. – Всего лишь несколько минут назад они убили Бенедетто Кавара.

– Даже если они это сделали, у вас нет никакого права судить их. Бог им будет судья на том свете, а здесь ими займутся органы правосудия.

– Лучше уж мы возьмем дело в свои руки! – заявил один из мужчин и поднял железную арматуру над головой. – Только тогда мы будем уверены, что они понесут достойное наказание.

Односельчане поддержали его нарастающими криками, и толпа придвинулась еще ближе. Кто-то снова бросил камень, который, описав дугу, упал между Еленой и Энрико.

– Стойте! – громко крикнул старик, так что даже Энрико удивился. – Вы что, прихвостни чертовы? Вы хотите возложить вину на себяи ваших детей до скончания веков? Подумайте, что будет значить для ваших семей и всей деревни эта месть!

Очевидно, его слова подействовали. Люди остановились и начали спорить друг с другом. Энрико хотел уже облегченно вздохнуть, как тут в воздухе пролетел еще один камень, размером с кулак, и попал Елене в левый висок. Она мгновенно упала, будто сраженная молнией, и осталась неподвижно лежать у его ног. Он бросился на колени, склонился над ней и увидел, что левая часть ее головы залита кровью.

Ариччия

– Заперто, – разочарованно заметил Александр, подергав входную дверь церковного портала.

– Зачем держать церковь открытой, если теперь в Ариччии нет священника?

– Но в отчете ведь говорилось о каком-то церковном служке, – сказал Стельвио Донати. – Я надеялся встретить его здесь.

– Давайте мы сначала немного осмотримся! – предложил Александр и указал на улицу, по которой праздно шатались туристы, разглядывая витрины. Прохладный воздух в седловине между двумя долинами привлекал в эти жаркие дни множество людей.

– В одном из этих магазинчиков мы точно сможем узнать, куда подевался служка. И, возможно, зайдем в какой-нибудь бар, где отметим наш переход на «ты» бокалом хорошего «Фраскати».

– Нужно видеть только хорошее в любой ситуации, – подмигнув, ответил Донати, закрыл припаркованный возле церкви «фиат» и пошел вместе с Александром вдоль по улице. Его неуклюжая походка привлекала любопытные взгляды, но комиссар старался не обращать на это внимания. Наверное, за многие годы, которые Донати ходил на протезе, он к этому давно привык.

Не успели они чуть отойти от церкви, как возле них, скрипя тормозами, остановилась машина. Из нее выскочили двое мужчин в полицейской форме. Это был патрульный автомобиль. С грозным видом они преградили дорогу Александру и Донати. Один из полицейских отрывисто пролаял:

– Кто такие? Что вам здесь нужно?

Донати улыбнулся мужчине:

– А сами-то вы кто? И что вам здесь нужно?

Полицейский, который заговорил с ними, был высокий, с угловатым черепом и выдающимся вперед подбородком, что придавало ему вид Щелкунчика. Он смутился, неуверенно переглянулся со своим молодым напарником, а потом положил правую руку на кожаную кобуру, в любую секунду готовый выхватить пистолет.

– Мы – полиция, поэтому вопросы задаю я!

– Ну, если профессия для вас является столь важным критерием, то я тоже имею право задавать вопросы, – небрежно ответил Донати и расстегнул пиджак, чтобы достать удостоверение.

Щелкунчик выпучил глаза и схватил Донати за руку.

– Стоять! Что это значит?

– Хочу показать вам документы. Вы же только что спрашивали меня, кто я такой.

– Хорошо, но только медленно.

Донати кивнул и вытащил служебное удостоверение, которое, взяв кончиками пальцев, чуть ли не ткнул в нос Щелкунчику. Тот, не веря своим глазам, рассматривал документ.

– Polizza criminelle! Вы… вы из криминальной полиции Рима!

– Я знаю.

– Почему вы сразу не сказали об этом? – с упреком произнес Щелкунчик и, как полагается, отдал честь. – Старший инспектор Марселло Трасатти и начальник полицейского поста в Ариччии Фабрицио Полани к вашим услугам, комиссар.

– Большое спасибо, Трасатти. – Донати спрятал документы. – Похоже, полиция Араччии – самая быстрая служба.

Трасатти принял комплимент и гордо кивнул.

– Жители оповестили нас, что кто-то отирался у церковного портала. После убийства дона Карлини мы, конечно, проявляем повышенное внимание. Фабрицио и я тут же бросились в патрульную машину и примчались сюда, чтобы проследить за порядком.

– Мы тут, собственно, тоже из-за этого убийства. Мы надеялись осмотреть место преступления. Разве в церкви Ариччии нет служки?

– Конечно, есть. Это синьор Квести. Мы ему сказали, чтобы закрывал церковь, а то зевак тут много ходит, могут стереть следы. Мне попросить, чтобы церковь открыли для вас, комиссар?

– Вы просто читаете мои мысли, старший инспектор.

Синьор Квести, маленький нервный мужчина, которого это убийство явно вымотало, почти не умолкая ни на секунду, рассказывал о каких-то злых силах, выступающих против Церкви. А когда он хотел открыть боковую дверь, у него так задрожали пальцы, что Трасатти пришлось помочь ему вставить ключ в замок. Донати, видя, в каком состоянии находится служка, сказал ему, что он может подождать возле церкви, и Квести был ему безмерно благодарен. Полицейские из Ариччии провели Александра и Донати к купели, достаточно большой, так что в ней действительно можно было захлебнуться. Если, конечно, силой окунуть туда кого-нибудь.

– А кто нашел тело? – спросил Александр.

– Синьор Квести, – ответил Трасатти и пояснил, почему так издерганы нервы церковного служки. – Когда дон Карлини не пришел на ужин, приготовленный синьорой Квести, служка отправился в церковь, чтобы позвать священника. Квести обнаружил Карлини перегнувшимся через край купели. Сначала Квести думал, что Карлини что-то обронил в купель. Но наш пастор был мертв.

Они снова вышли на улицу, где стоял служка со сжатыми от бессильной ярости кулаками.

– Кто же такое сотворил, комиссар?

Донати серьезно взглянул на него.

– Это, синьор Квести, самый главный вопрос.

Александр и Донати обстоятельно побеседовали с полицейскими и со служкой, но в деле ничего нового не появилось, ничего, что могло бы указать на убийцу. Поэтому они наконец приземлились под зонтиком в ближайшем баре и заказали два бокала «Фраскати».

Пока они ждали вино, Донати сказал:

– Способ убийства несколько другой, хотя и не менее чудовищный, чем в случае с Джованни Доттесио. Но все же у обоих убийств один почерк. Убийцы действовали быстро и последовательно, будто их заранее хорошо проинформировали об условиях, в которых находится жертва. Оба раза они проникли в церковь незамеченными, совершили убийство и ушли. Прямо как посыльный: отдал пакет и тут же снова сел в свою машину.

– С той лишь разницей, что посыльного, как правило, замечают, – хотя бы получатель посылки.

– Да, верно, Александр. Я бы рискнул предположить, что наши убийцы не аматоры. Нужно немало потренироваться, чтобы действовать так по-солдатски дисциплинированно.

– Да, как солдаты швейцарской гвардии, – согласился Александр.

Вино наконец подали, и они чокнулись, чтобы за великолепным напитком ненадолго забыть об убийствах. Но Александру так и не удалось расслабиться. Он все время думал о Елене. И необъяснимое чувство беспокойства и тревоги росло в его душе.

6

В окрестностях Борго-Сан-Пьетро

Елена все еще неподвижно лежала на земле, которая под ее головой окрасилась в красный цвет. Рана сильно кровоточила. Энрико по мобильному телефону позвонил в полицию Пеши и все им сообщил, ему обещали послать в горы врача скорой помощи. Теперь ему ничего другого не оставалось, как ждать. Елена находилась в бессознательном состоянии, но так, наверное, было лучше для нее самой. Он опустился рядом на корточки и неотрывно глядел на нее. Несмотря на то что в душе у него все болело от одного вида Елены, лежащей неподвижно на земле, он все равно не мог отвести глаз. Лишь изредка Энрико посматривал на жителей Борго-Сан-Пьетро, опасаясь очередной вспышки гнева. Но, казалось, первая безудержная ярость немного улеглась. Видимо, свою роль в этом сыграл авторитет таинственного старика. Или камень, который попал в Елену, немного образумил их. Вероятно, они поняли, что человеческая жизнь может быстро угаснуть и им придется жить с виной в сердце. Старик опустился рядом с Еленой с другой стороны и легко погладил ее по голове. Энрико боялся, что неосторожным прикосновением старик может навредить Елене, ухудшить ее состояние, поэтому он предостерег мужчину.

– Я знаю, – тихо ответил тот, не сводя глаз с Елены.

Казалось, что кровотечение немного уменьшилось, и Энрико от этого полегчало. Он напряженно думал над тем, что он может сделать для Елены, но в голову ничего не приходило. Чтобы немного отвлечься, Энрико спросил у старика, как того зовут.

– Меня? – Казалось, он задумался, припоминая собственное имя. Наконец он нерешительно произнес· – Меня называют Анджело.

– Я хотел бы поблагодарить вас, Анджело. Без вашего вмешательства, – он взглянул на Елену, – без вашего вмешательства нас обоих, наверное, убили бы.

– Убивать – это неправильно, – ответил Анджело. – Ни виновного, ни невинного… – Из его уст эта фраза прозвучала так, будто он долгое время заучивал ее наизусть.

– Мы оба невиновны! – настаивал Энрико.

– Я знаю.

– Вы знаете об этом? Откуда?

Анджело едва заметно улыбнулся.

– Я чувствую это.

Энрико указал на большую каменную хижину.

– Вы здесь живете?

– Да.

– В этой… В этой лачуге?

– Это дома для мертвых.

– Вы хотите сказать, что это гробницы?

– Да, гробницы.

– А кто здесь похоронен?

– Люди из народа, который жил в этих горах многие столетия тому назад. Этруски.

Энрико попытался узнать побольше об этом человеке, но ответы старика были односложными, разговор не клеился. Энрико впал в состояние, похожее на летаргию. Очнулся он лишь после того, как услышал пронзительный звук сирен, разорвавший тишину леса и быстро приближавшийся. Еще никогда в жизни Энрико не радовался вою сирен.

Какой-то джип прогремел по непроходимой местности и остановился в пятидесяти метрах, потому что дальше проезда не было вообще. Женщина лет пятидесяти, с короткой стрижкой, в очках с толстыми линзами и в роговой оправе, подбежала к ним, держа в правой руке медицинский чемоданчик. Энрико помахал ей. Врач опустилась на колени и пробормотала свое имя:

– Доктор Риккарда Аддесси. – Она осмотрела Елену и сказала: – Очень тяжелое состояние. К счастью, кровотечение остановилось. Как вы это сделали?

– Я этого не делал, – ответил Энрико и вспомнил, как старик гладил Елену по голове. – Если кто-то и может это объяснить, то только Анджело.

– И где же этот Анджело?

Энрико хотел позвать старика, но, осмотревшись, никого не обнаружил. Анджело исчез. Подбежали два санитара со сложенными носилками. Их «скорая» была не такой мощной, как внедорожник доктора Аддесси, поэтому они оставили ее подальше. Пока они осторожно клали Елену на носилки под пристальным вниманием врача, появились мужчины в полицейской форме в сопровождении священника.

– Это же пастор Умилиани! – закричала какая-то женщина в толпе. – Это в его церкви произошло убийство, которое совершил вот этот! – Она указала на Энрико.

Тут же раздались голоса других прихожан, которые тоже обвиняли Энрико в убийстве бургомистра. Энрико был рад, что санитары увезли Елену. Если со стороны деревенских жителей снова поднимется волна гнева, она будет в безопасности, если так вообще можно сказать при ее теперешнем состоянии.

– Тихо! – Упитанный полицейский крикнул так громко, что тут же воцарилась тишина и все взгляды с любопытством обратились к нему.

– Этот чужак не убивал вашего бургомистра. Вы преследовали двух невиновных.

Снова разгорелась словесная перепалка.

– Вранье!

– Откуда вы знаете?

– Младший сын Кавара видел этих двух у тела!

– Полиция покрывает чужаков!

– Я никого не покрываю! – решительно ответил полицейский. – Все, что я говорю, правда. И я знаю это, потому что через несколько минут представлю вам убийцу. Он ждет нас γворот деревни.

– Кто он?

– На чьей совести жизнь Бенедетто Кавара?

– Покажи нам настоящего убийцу, если ты действительно его поймал!

Полицейский повернулся чуть в сторону и посмотрел на священника.

– Пастор Умилиани признался, что это он убил бургомистра Кавара.

Голоса смолкли, и удивленные жители в ужасе уставились на священника.

Рим, в переулке Борго Пио

Кафе «Фаме да Люпи» находилось в десятке метров от Ватикана, что для швейцарских гвардейцев было неоспоримым преимуществом: они могли сидеть здесь, пока не протрубят вечернюю зорьку, и наслаждаться почти до последней минуты. Борго Пио, старый квартал паломников, расположенный в непосредственной близости от Ватикана, был наводнен всяческими барами и ресторанами, потому что паломники во все времена хотели есть и пить, а деньги еще никому не мешали. К тому же этот район привлекал своей самобытностью множество туристов. За прошедшие десятилетия вокруг сносили целые кварталы, выпрямляли улицы и строили современные дома без украшений – Борго Пио остался частью старого Рима.

Здесь туристов подстерегало множество ловушек: приезжим гостям, которые вряд ли придут сюда второй раз, продавали баснословно дорогую и ужасную еду. Но были и хорошие заведения на любой вкус. Тут можно было увидеть служащих Ватикана, кардиналов, чиновников, жандармов и швейцарскую гвардию. Однако в одном заведении эти группы редко смешивались между собой. Там, где обедали кардиналы, служащие и охрана не могли себе позволить столоваться. Жандармы и швейцарцы традиционно не любили друг друга. Если швейцарец заходил в кафе, где обычно сидели жандармы, или наоборот, то встреча эта могла плохо закончиться. Поэтому у каждого приличного заведения на Борго Пио была своя постоянная клиентура. Или ресторанчики привлекали свою клиентуру ценами и обстановкой, или какая-нибудь профессиональная группа занимала подходящее кафе. Так было и с «Фаме да Люпи», как рассказали Александру. Однажды вечером сюда зашли швейцарские гвардейцы, в заведении им понравилось, и они после закрытия объявили его своей резиденцией.

Когда Александр вошел, ему в нос ударил смешанный запах едкого сигаретного дыма, кухни, пивной и вина. Кардинал наверняка здесь не задержался бы, а для швейцарца это было то, что надо. В «Фаме да Люпи» была непритязательная обстановка: много деревянной мебели, нарисованные на стенах окорока. Хозяева, очевидно, ориентировались на свою новую клиентуру: одна из картин была копией сцены распятия, оригинал которой находился в церкви Санта-Мария на Кампо-Санто-Тевтонико – немецком кладбище на территории Ватикана. На картине с распятием была изображена история швейцарской гвардии. На переднем плане, обхватив крест с телом Спасителя, сидел на корточках тот самый Каспар Ройст, комендант гвардии, который в мае 1527 года отдал жизнь, защищая Ватикан от немецких ландскнехтов. Одна из боковых капелл церкви служила усыпальницей для павших в этом бою швейцарцев. Поэтому церковь и картины перво-наперво показывали новоиспеченным гвардейцам.

Александр остановился у длинной стойки и оглядел ресторанчик с закругленными сводами. За одним из дальних столиков он заметил пару знакомых лиц, среди них был адъютант гвардии Вернер Шардт. «Картина – это хороший повод завязать разговор», – решил Александр и начал протискиваться к столу. Но уже через несколько шагов его кто-то остановил, схватив за левую руку.

– О, это случайно не Александр Розин, герой швейцарской гвардии? – раздался незнакомый голос. – Иди сюда, сядь с нами, дружище! – Это был молодой человек, очень высокий и сильный, со светло-рыжими волосами и округлым по-детски лицом. Двое других мужчин, сидевших с ним за столом, тоже были молоды. Александр не знал никого. Они, наверное, были из тех швейцарцев, которых наняли вскоре после майских происшествий. Александр присел на последний свободный стул. «Если эти юноши приглашают в свое общество, то почему нет? Мне ведь важно разузнать о нынешнем положении в швейцарской гвардии, о настроении солдат, о слухах, которые появляются, когда много людей долгое время находятся вместе».

Круглощекого рыжего звали Мартин Глор, он был родом из кантона Цюрих. Он говорил за троих, это сразу бросалось в глаза, и ему это, по всей видимости, нравилось. Сначала Александр спросил о майских событиях, а затем перешел на иные темы. Чем больше пива лилось, тем легче было Александру переводить разговор в другое русло. Разговорить Мартина Глора оказалось проще простого. Александр узнал о мелочной ревности внутри гвардии. Старослужащие швейцарцы завидовали молодым рекрутам, которые в иерархии поднимались быстрее, чем обычно, и занимали свободные должности. По мнению Глора, эта карьера была вполне заслуженной. Он даже называл своих старших товарищей важничающими завистниками. То, что он всего за несколько месяцев стал вице-капралом в ранге фельдфебеля, Глор приписывал исключительно своим способностям, а не вынужденной нехватке кадров в швейцарской гвардии.

Александр постепенно перешел к недавнему убийству пастора Доттесио, который работал в Ватикане. Обилие пива, видимо, еще не совсем затуманило ум Глора, и он, наклонившись к Александру, тихо произнес:

– Я мог бы рассказать тебе нечто интересное, приятель, но только не тут. Здесь слишком много ненужных ушей.

– Где же тогда?

Глор указал большим пальцем через плечо.

– Видишь ту узкую дверь, рядом с которой висит огнетушитель? Она ведет на уединенный задний двор. Я хорошо его знаю. Если здесь занят туалет, там можно отлично отлить. Подожди меня там! Я приду через пару минут.

– Договорились, – ответил Александр и поднялся, чтоб пройти к указанной двери. В нетерпении он вышел на улицу, подумав, что, очевидно, вытащил счастливый билет, когда подсел к Глору и его товарищам. Снаружи уже сгустились cу мерки, а во дворе царила настоящая темень. Лишь из окон ресторанчика и близлежащих домов лился неяркий свет. Дв больших мусорных контейнера и резкий запах фекалий несдержанных гвардейцев заставили дышать Александра исключительно ртом. Он направился в угол дворика, самый дальний от контейнеров. По пути что-то юркнуло у него между ногами, животное было похоже на толстую крысу. Глор вышел во двор и обернулся к стене ресторана, расстегнул штаны и отлил выпитое пиво. Потом он, улыбаясь, подошел к Александру и нанес ему сильный удар по почкам.

Атака застала Александра врасплох. Он опустился на колени. От боли на глазах выступили слезы.

– Проклятый шпик! – выругался Глор и плюнул ему в лицо. – Ты думаешь, раз теперь работаешь в газете, то можешь расспрашивать кого угодно. Но только не Мартина Глора! Я тебя научу, как уважать швейцарскую гвардию!

Обучение заключалось в избиении ногами, удары в основном приходились в область живота. Но теперь Александр был готов. Он схватил ногу Глора и вывернул ее сильным, резким движением. Рыжий гвардеец потерял равновесие и со стоном упал на грязную мостовую. В ту же секунду Александр бросился на Глора и со всей силы ударил его в подбородок, так что тот запрокинул голову. Глор открыл рот, хотел что-то сказать или застонать, но смог лишь выплюнуть кровь. Александр сидел верхом на своем противнике и, придавив коленями его предплечья, удерживал на земле.

– Ты делаешь мне больно! – прохрипел Глор и выплюнул еще больше крови.

– Как невежливо с моей стороны! При этом мы еще и товарищи, не так ли?

– Сволочь!

Александр холодно усмехнулся в ответ:

– Ты должен отвыкать от таких выражений, если хочешь продолжить карьеру в швейцарской гвардии. Хотя я в это не верю. У тебя слишком длинный язык и очень мало мозгов. Могу поспорить, ты не можешь рассказать мне ничего важного и интересного, ведь так?

– Конечно нет. Мы только хотели проучить тебя, ищейка!

Брошенное вскользь «мы» и горящие глаза Глора насторожили Александра. Он проследил за его взглядом и увидел, как во двор вышли двое товарищей фельдфебеля. Наверное, они договорились выйти вскоре после него, чтобы внести свою лепту в «обучение» Александра. Сразу оценив ситуацию, они бросились к Александру и Глору.

Кто-то из них выхватил боевой нож и угрожающе произнес:

– Ну-ка, отпусти Мартина, живо! Или я исполосую твое личико!

Александр тут же отреагировал, нажав на веки Глора большими пальцами.

– Если ты подойдешь еще хотя бы на сантиметр, я выдавлю глаза твоему дружку! – Он усилил давление на глаза Глора, и тот взвыл от боли.

– Ты… Ты не сделаешь этого! – ответил гвардеец с ножом. Александр сухо рассмеялся:

– Ты думаешь, я скорее позволю тебе пырнуть меня ножом? А теперь брось свою зубочистку на землю!

Головорез колебался. Он неуверенно поглядывал то на Глора, то на третьего гвардейца. Александр заметил, как нож в его руке начал едва заметно дрожать.

– Бросай! – повторил он.

Головорез медленно разжал кулак, и его оружие со звоном брякнулось на камни.

Глор ждал именно этого момента, надеясь, что Александр потеряет бдительность. Гвардеец резким движением нанес удар и катапультировал Александра вперед через себя. Александр ударился головой о стену. От этого его чуть не стошнило, в глазах помутилось. Он боролся с головокружением, которое его одолевало, и, опираясь на стену, поднялся. Глор тоже встал, и трое гвардейцев окружили Александра. Головорез снова поднял нож, а в руке третьего появился тяжелый камень Глор был безоружным, ноего большие кулаки нельзя было недооценивать: почки Александра еще не отошли от болезненного удара.

– Финита ля комедия! – проворчал Глор и медленно двинулся на Александра.

– Я тоже так думаю! – раздался у двери чей-то голос. Высокий тощий мужчина подошел поближе. – Фельдфебель Глор, я надеюсь, вы и ваши приятели вынесли достойный урок из этого происшествия.

– Вернер! – облегченно воскликнул Александр, когда узнал адъютанта гвардии Шардта. – Рад тебя видеть!

Глор указал на Александра.

– Этот человек напал на нас. Мы… Мы всего лишь защищались!

Шардт, покачав головой, сказал Глору:

– Я случайно знаком с «этим человеком». Александр Розин никогда не славился тем, что нападал на других. И уж тем более в ситуации, когда один выступает против троих. А у вас к тому же еще и боевой нож. Дружище Глор, придумайте историю получше, да побыстрее!

Но Глор лишь тупо смотрел на своего начальника.

«Наверное, таких моментов в жизни разговорчивого фельдфебеля было немного», – подумал Александр.

– Вон отсюда, быстро! – приказал Шардт. – Оплатите свои счета и бегом в казарму! Розин и я решим, какие последствия будет иметь для вас это происшествие.

Гвардейцы удалились, поджав хвосты, как побитые псы. Но прежде чем окончательно скрыться, Глор бросил на Александра злобный взгляд.

– С каких это пор тебя стали замечать в плохих компаниях, Александр? – спросил Шардт.

Александр, несмотря на боль, выдавил из себя улыбку.

– Конечно, с тех пор, как я начал работать на «Мессаджеро». – В мусорном баке раздалось шуршание. – Как видишь, теперь мне приходится иметь дело с крысами, четвероногими и двуногими. Жаль только, что несколько крыс напялили на себя форму швейцарской гвардии. После майских событий думал, что наши ряды наконец-то вычистили.

– Нам нужно было быстро восполнить пробелы, и мы взяли всех, кого смогли найти. К сожалению, пришлось набирать рекрутов, которых в свое время мы строго отсеивали. Этого Глора произвели в фельдфебели лишь за то, что он поймал на площади карманника, и, как видишь, факт говорит сам за себя. Но если бы ты знал, как ведут себя бывшие гвардейцы по окончании рабочего времени, то понял бы, что нынешняя гвардия не идет ни в какое сравнение с той, в которой были предатели.

– Может быть, Вернер, а может, и нет.

Шардт пристально посмотрел на Александра.

– Ты знаешь что-то, чего не знаю я?

– Вполне вероятно. Но здесь неуютно, а внутри слишком много швейцарцев. Кстати, как ты додумался сыграть роль моего ангела-хранителя?

– Признаться, я тебя вообще не заметил. Я лишь увидел, как сначала Глор, а потом и его приятели вышли во двор. Я знал, что некоторые ходят туда в туалет, и это, судя по запаху, так и есть, но когда они не вернулись, я призадумался. Ты же знаешь, что хороший начальник всегда ведет себя так же, как и на службе.

Александр в ответ кивнул.

– Я уже достаточно наслушался разговоров здесь. Я хотел бы расплатиться, немного умыться и с удовольствием угостить тебя в благодарность бокалом вина… но в заведении, где мы могли бы спокойно поговорить.

Шардт, чуть помедлив, предложил:

– Тогда пойдем лучше в «Каверну». С тех пор как появилось «Фаме да Люпи», там нет ни души. Это значит, что лавочка закроется только после того, как продадут запасы вина.

– Звучит весьма привлекательно.

Спустя пятнадцать минут они уже сидели в «Каверне», где, кроме прожженного пьяницы за стойкой, никого из посетителей не было. Они взяли бутылочку «Виллетри», пошли за дальний столик и поговорили немного о былых временах. Боль в почках у Александра немного прошла, напряжение заметно спало. Даже Вернер Шардт расслабился, что дляАскета было большой редкостью. Он даже иногда улыбался, вспоминая о совместной с Александром службе.

Вдруг лицо Шардта посерьезнело, и он стал прежним.

– Tempi passati,[7] Александр. В последние месяцы Церковь сильно изменилась, а вместе с ней и швейцарская гвардия. А с недавнего времени появилось две Церкви и две гвардии. Да и ты стал другим. Мне кажется, тебя что-то угнетает. Или я ошибаюсь?

– То, что я тебе сейчас скажу, должно остаться между нами.

– Само собой.

– Я – неофициально, конечно, – уполномочен помогать полиции расследовать убийства священников.

Шардт наморщил лоб.

– Уполномочен? Кем?

– Его святейшеством.

Шардт тихо присвистнул сквозь зубы.

– Да, ну и дела. Но как я на тебя посмотрю, это еще цветочки.

– Ты прав, к сожалению. У меня есть основания полагать, что в убийствах замешан кто-то причастный к гвардии.

– Что значит «замешан»?

– Ну, что-то вроде того.

– Я понимаю. – Шардт с рассеянным видом пригубил вино из бокала. – Это плохие новости, Александр, видит Бог. Ты можешь мне сказать, на кого падает подозрение?

Александр вынул из внутреннего кармана своей кожаной куртки тонкую цепочку с крестиком и положил ее на стол перед Шардтом.

– Помнишь?

– Конечно, помню, подарок на Пасху от нашего капеллана Имхоофа. А что не так?

– Точно такую же цепочку нашли в церкви, на том месте, где распяли пастора Доттесио.

– И что? В Риме полно всяких религиозных украшений прочей пошлой мишуры, которую покупают на память. Кто знает, сколько людей, туристов или горожан могли купить себе такую же.

– Согласен, – сказал Александр и перевернул крестик другой стороной, так что можно было увидеть гравюру. – Но на обратной стороне этого крестика выгравированы три заглавные буквы святых покровителей швейцарской гвардии.

– И на крестике, который нашли в церкви Санто Стефано на Трастевере, тоже есть такая гравюра?

– Именно. Ювелир, у которого был куплен этот крестик, сразу узнал свою работу. Он вспомнил о заказе Имхоофа.

Шардт помолчал, сделал большой глоток вина, взял бутылку и снова наполнил бокалы.

– Но есть и другие объяснения тому, как эта цепочка могла оказаться там. Многие передарили свои крестики или попросту выбросили. Или его мог потерять гвардеец, пришедший на обычное богослужение.

– Ты же знаешь, что гвардейцы, как правило, ходят в церкви Ватикана, а не в маленькую церквушку на Трастевере.

– Да, верно, Александр. – Шардт вздохнул. – И что ты теперь собираешься делать?

– Я всего лишь три с половиной месяца назад ушел из гвардии, но только сегодня вечером понял, как тяжело добыть информацию. Мне нужен кто-то из гвардейцев, который мог бы рассказывать о том, что он видит и слышит, сообщать обо всем необычном. Человек, который не будет видеть в этом предательства своих товарищей, а лишь помощь для гвардии. Новый скандал для гвардии означает гибель для нее. Поэтому сейчас ничего нельзя скрывать.

Я уже понял, к чему ты клонишь. Тогда лучше оставить в покое Глора и его дружков. Если они понесут ответственность за сегодняшнее происшествие, едва ли можно будет скрыть тот факт, что ты интересовался внутренними делами гвардии.

– Это значит, что ты согласен? – с надеждой спросил Александр.

– При одном условии.

– Каком?

– Ты расскажешь, почему доверился именно мне. Мы ведь никогда не были близкими друзьями.

Лицо Александра помрачнело.

– Неужели это единственный критерий, Вернер? Мой лучший друг из гвардии, Утц Рассер, пытался убить меня. Ты же сегодня вечером, напротив, заступился за меня.

– Благими намерениями вымощена дорога в ад, – пробормотал Шардт и правой рукой оттянул воротник рубашки. – Ну, теперь ты сам видишь, что подходишь на эту роль. Я по-прежнему ношу эту вещицу, я не подарил ее какой-нибудь девушке и не заложил в ломбард. – Он вытащил цепочку с маленьким крестиком и показал Александру. Тусклый свет лампы упал на выгравированные буквы МСН.

Пеша

Кофе уже остыл и на вкус казался таким же отвратительным, каким было настроение у Энрико. Он поставил белую пластиковую чашку на стол и поднялся, чтобы, словно потревоженный хищник, пробежаться взад и вперед по длинному коридору больницы. На улице давно стемнело, а о состоянии Елены не сообщили ничего нового. Он уже тысячу раз упрекнул себя в том, что поехал в Борго-Сан-Пьетро вместе с ней, но потом снова и снова возвращался к мысли, что его вины в том, что случилось, нет. Он ведь не провидец, чтобы знать о драме, которая развернется в горной деревушке. То, что деревенский пастор убил бургомистра, было воспринято им как гром среди ясного неба, как эпизод из зловещего сценария фильма про дона Камилло и Пеппоне.

Насколько было известно Энрико, полиция больше ничего не узнала от пастора Умилиани. Он упрямо молчал, ни слова не сказав о мотивах убийства. Энрико долго размышлял над тем, что заставило священника так поступить, нарушить пятую заповедь. У него сложилось впечатление, что убийство как-то связано с их визитом, который они нанесли бургомистру. Вскоре после этого Кавара побежал в церковь, где его и настигла смерть. Такое быстрое развитие событий не могло быть случайностью, Энрико понимал это. Но ведь он всего лишь спрашивал о семье своей матери. Что-то здесь явно было не так.

Когда Кавара сказал, что священник якобы уехал в Пизу, он соврал. Все это Энрико сообщил полиции, однако служители Фемиды никак не могли состыковать факты.

Размышления не приводили ни к чему, но, по крайней мере, помогали Энрико не думать постоянно о Елене, которая, насколько он знал, все еще была без сознания. Часы тянулись мучительно долго. В который раз он подошел к окну в конце коридора и взглянул на Пешу, теперь освещенную фонарями. Маленькая больница находилась в легендарном квартале города, на левом берегу речки, название которой получило и само место, где она протекала. По соседству с больницей стояли собор, конвент и францисканская церковь. Когда они прибыли в больницу, парковка, ранее забитая машинами, опустела. Теперь там находились три автомобиля, среди них и «фиат» Энрико. За парковкой лежал мост через реку. На фоне ночного неба на другом берегу, словно могучие злые великаны, высились темные горы.

– Неважный у вас выдался вечер, да? – Неожиданно раздавшийся голос заставил Энрико вздрогнуть. Он так погрузился в мысли, что не услышал, как кто-то подошел к нему.

За ним стояла доктор Риккарда Аддесси в распахнутом белом халате, ее глаза за толстыми стеклами очков выглядели уставшими.

– Елена! – выдавил Энрико. – Как у нее дела?

– Без изменений, – ответила врач.

– Что это значит?

– Она все еще без сознания.

– Почему?

– Мы завтра покажем Елену специалистам и тогда сможем говорить конкретнее. Возможно, от удара камнем были повреждены некоторые части мозга. Только не пугайтесь это всего лишь предположение.

– У нее что-то вроде комы? – осторожно спросил Энрико произнеся последнее слово через силу.

– Да, можно и так сказать. – Доктор Аддесси сняла очки и потерла правой рукой глаза. – По крайней мере, она не истекла кровью. А вы уверены, что тот старик, про которого вы говорили, действительно остановил кровотечение?

– Нет, не уверен, но у меня нет других объяснений.

– Я бы с удовольствием познакомилась с этим человеком поближе. Я бы походила к нему на занятия по оказанию первой помощи. Странно, что он исчез, не сказав ни слова.

– Все, что со мной сегодня случилось, странно. – Энрико вздохнул. – Признаться, об этом человеке я думал меньше всего.

Доктор внимательно посмотрела на Энрико.

– Судя по тому, как вы выглядите, это был трудный день длявас. Вам сейчас нужно пойти к себе и поспать. Здесь вам пока нечего делать.

– Но как же Елена?

– Конечно, ее состояние нельзя назвать хорошим, но, по крайней мере, оно стабильное. В эту ночь ничего не изменится. Кроме того, мы знаем, в каком отеле вы остановились. Мы сразу же сообщим вам, если будут какие-то новости. Договорились?

Энрико понимал, что ночь в больничном коридоре обещает быть ужасной, поэтому он попрощался с доктором Аддесси и ушел в отель. Перед зданием он остановился, закрыл глаза и вдохнул прохладный ночной воздух. Это был приятный осенний вечер, которым он хотел бы наслаждаться вместе с Еленой за столиком бара в Пеше. Вдруг он почувствовал, как бездонная печаль одолевает его, и Энрико заставил себя сесть в «фиат». Самая короткая дорога в отель «Сан-Лоренцо» проходила по правому берегу реки, мимо бумажных фабрик и кожевенных заводов, выстроившихся темными громадами.

Но фабрики остались позади, и дорога постепенно пошла вверх, в горы. На одном из поворотов Энрико поехал направо, к узкому мосту, который вел к парковке возле гостиницы.

Когда Энрико вышел из машины, он уловил запахи гостиничного ресторана, где завтракал сегодня утром. Он так больше ничего и не ел. Желудок был пуст, но аппетит отсутствовал напрочь. Смертельно уставший, Энрико направился в свой номер, но сон не приходил.

В этот раз Энрико не боялся кошмара, который заставлял его бодрствовать; он беспокоился о Елене. Чем больше он старался не думать о Елене, тем больше мыслей о ней у него возникало. В конце концов он взял путевой дневник и углубился в чтение.


* Путевой дневник Фабиуса Лоренца Шрайбера, написанный по случаю памятной поездки в Верхнюю Италию в 1805 году.
Глава вторая «Лукка»

Стоя посреди мертвецов и луж крови, я с трудом понимал, что произошло. Только что я был пленником отряда Риккардо Бальданелло, на меня нападал разъяренный бандит Ринальдо, а теперь все они, кроме Риккардо и его сестры, мертвы. Как могли солдаты ворваться в долину, ведь на входе в нее стояли часовые? Наверное, мой поединок с Ринальдо отвлек часового, который теперь, будто мешок с картофелем, лежал посреди дорожки. Я почти не сомневался, что его убили люди капитана Ленуа. Но мое сочувствие к убитым быстро прошло, как только я вспомнил о том, что из-за бандитов кучер Пеппо свернул себе шею.

Я посмотрел на капитана, который, стоя подле меня, раздавал приказания своим солдатам, и обратился к нему:

– Mon capitaine, как вам удалось столь быстро узнать о моем бедственном положении? И прежде всего, где находится логово бандитов?

Ленуа, улыбаясь, погладил аккуратно подстриженную эспаньолку.

– Когда ваш экипаж в назначенное время не прибыл в Лукку, тут же были посланы розыскные отряды. Вас искало множество людей, мосье. К счастью, мне был известен маршрут вашего экипажа, и нам не составило труда обнаружить место нападения. Оставалось лишь тщательно обыскать окрестности и надеяться, что нам повезет. Это место, без сомнения, очень хорошо выбрано, но у меня на подобные убежища глаз наметан. Я в тот же миг понял, как обстоит дело. – После этих слов он взглянул на труп Ринальдо.

– Это был главарь банды, – соврал я. – Я слишком сильно раздразнил его, но и сам разозлился, потому что меня здесь держали, как зверя в клетке.

Я наградил Ринальдо званием вожака банды посмертно, чтобы отвести подозрения от Риккардо. Собственно, я не испытывал особых симпатий к Бальданелло, но Мария, его сестра, очень меня привлекала. Если бы выяснилось, что главарь банды – ее брат, Марию вряд ли бы пощадили. Я подошел к обоим и поинтересовался ранениями Риккардо. Мария стояла на коленях и накладывала на грудь брата повязку, которую сделала из рубахи убитого бандита.

– Мне повезло, раны, похоже, неглубокие, – ответил Риккардо с храброй улыбкой на лице. – Но без вашего вмешательства лежал бы я сейчас среди других убитых. Зачем вы это сделали?

– Я это сделал не длявас, а дляМарии. Кстати, впредь я буду обращаться к вам на «ты», как к моим слугам.

Улыбка Риккардо превратилась в ухмылку.

– Я понимаю, – ответил он. – Несмотря на это, я все равно ваш должник, синьор Шрайбер. Я отблагодарю вас за это.

Капитан Ленуа прокричал приказ, прогремел барабанщик, и солдаты начали собираться. Мария, оглядевшись, спросила:

– Что это значит?

– Капитан отдал приказ к отходу, – сказал я.

– Но как же быть с убитыми? Они так и останутся непогребенными?

– Разве мертвецы-бандиты похоронили моего кучера? – ответил я вопросом на вопрос и тут же пожалел об этих резких словах. Мария замолчала и пристыженно опустила глаза.

– Синьор Шрайбер прав, – сказал Риккардо. – Длякапитана мы трое – пленники бандитов. Если мы будем чересчур беспокоиться об убитых, это может вызвать у него подозрения.

Через полчаса убежищебандитов было далеко позади. Колонна солдат маршировала по неприветливой местности. Мария и я шли по обе стороны от Риккардо и поддерживали его, насколько это получалось. У него были легкие ранения, но и они ослабили его.

– Значит, в Лукку, – тихо пробормотал предводитель бандитов. – Я догадывался, что маршрут экипажа должен заканчиваться там. Кто бы там ни был вашим покровителем и заказчиком, синьор Шрайбер, у него не просто много денег, у него еще и хорошие связи. Даже герцогиня не отправила бы на ваши поиски половину своей армии.

– Герцогиня? – повторил я.

– Элиза, сестра французского императора. Наполеон в начале года пожаловал ей титул герцогини Пьомбино. – Риккардо мрачно рассмеялся. – Не очень-то большое герцогство: так, мухи на мировой карте натоптали. Но Элиза настолько хорошо там управлялась, что император пожаловал ей и герцогство Лукка. Эти солдаты присланы сюда по ее приказу, во всяком случае, они уж точно не подчиняются герцогу. – Риккардо вновь рассмеялся, и в его смехе чувствовалось презрение. Правда, в тот же миг смех перешел в кашель, и Мария озабоченно взглянула на брата.

– А что случилось с герцогом? – спросил я, когда Риккардо немного отдышался. – Ты же говоришь о муже герцогини?

– Да, ее муж, не больше! Этим все сказано. Его зовут Феликс Бачокки, он тоже корсиканец, как и Бонапарт. Этого вполне достаточно, чтобы стать зятем императора. Он отвергает всякое честолюбие и во французской армии смог дослужиться лишь до капитанского чина, пока Наполеон не произвел его в бригадные генералы и не назначил командующим войсками Пьомбино и Лукки. Но и здесь, как я уже говорил, заправляет Элиза. Проклятая баба! – Он зло сплюнул. Мария крепче сжала его руку и тихо, но настойчиво зашептала:

– Ты не должен так говорить, Риккардо! Если тебя услышит какой-нибудь солдат, твоя судьба будет решена!

– Мария, я всего лишь говорю правду об этой корсиканской ведьме.

Я снова вмешался в разговор:

– Мне кажется, что ты ненавидишь герцогиню, Риккардо. Но почему?

– Потому что она хочет меня и таких людей, как я, взять к себе на службу. Она ведет настоящий крестовый поход против всего, что называется бандитским бесчинством. Это значит, что сестра императора хочет вырубить все леса в своем герцогстве, чтобы ни одному бандиту не удалось спрятаться.

В душе я не мог не смеяться над Риккардо. Он говорил о службе как настоящий торговец, столяр или пекарь, но при этом вместе со своими сообщниками убивал честных горожан, отнимая у них деньги. Мне даже в какой-то мере повезло, что герцогиня Элиза так безжалостно обращалась с бандитами и действовала без промедления, послав на поиски много отрядов. Меня снова начало разбирать любопытство: что же за человек этот мой заказчик, если он имеет такое влияние на сестру императора Наполеона? Когда солдаты на поляне остановились на привал, а капитан Ленуа присоединился ко мне и моим мнимым слугам, я решил выведать немного больше. Чтобы не выложить все карты сразу, я как бы между прочим спросил, откуда солдатам стало известно о маршруте моего экипажа. К моему разочарованию, Ленуа ответил очень сухо и коротко:

– Терпение, мосье Шрайбер, в Лукке вы все узнаете!


Рота капитана Ленуа вскоре присоединилась к другим поисковым отрядам, и на следующий день, вскоре после обеда, мы прибыли в Лукку. Как только показались городские стены, солдаты возликовали, не скрывая радости по поводу окончания долгого марша. Мария, Риккардо и я не обращали внимания на сбитые ноги, но жаловались на другую часть тела, которая пострадала после того, как каждому из нас выделили по мулу из обоза поисковых отрядов.

Я забыл обо всех своих нареканиях, когда размытые очертания города под лучами послеполуденного солнца постепенно приобрели четкие контуры. Окруженная старыми крепостными валами, Лукка выглядела очень внушительно. Благодаря многочисленным деревьям на внутреннем валу казалось, что перед тобой не город, а лес за широкими стенами. Одинокая сторожевая башня, наверное, последний реликт набожных заказчиков средневековья, поднималась над крышами и валами И даже над ее верхушкой гордо высились высаженные деревья Лукка произвела на меня сказочное впечатление. Когда наша длинная колонна проходила через городские ворота, у меня появилось ощущение, будто мы погружаемся в иной мир.

Многочисленные жители всех сословий и обоих полов и стар и млад, выбежали нам навстречу и засыпали нас вопросами. Отправка отрядов дляуничтожения бандитов, очевидно, была у всех на устах, и каждый жаждал поскорее узнать об успехах и приключениях солдат. Почти все пехотинцы улыбались, украдкой бросая взгляды на женщин, и радовались, что после напряженного марша по полуденной жаре смогут уже сегодня вечером отдохнуть, выпить вина, погорланить песни и развлечься с женщинами. Не все возлюбленные солдат отличались красотой, но после двух или трех графинов красного вина воякам будет все равно, пусть даже рядом с ними окажутся беззубые старухи. Я посмотрел на Марию, которая ехала на муле. Здесь действительно не было ни одной женщины, которая могла бы сравниться с ней по красоте. Это касалось и тех дам из высшего общества, которые затесались в толпу и, несмотря на всю сдержанность, бросали на нас не меньше завистливых взглядов, чем жены ремесленников и батраков. Даже если на дамах были дорогие платья красивого покроя, а над головами они держали изящные зонтики от солнца, Мария в своем оборванном, грязном платье превосходила их своей естественной привлекательностью.

Риккардо взглянул на меня и широко улыбнулся. Наверное, он догадывался о моих чувствах к его сестре. Мне не понравилась самоуверенность, читавшаяся на его лице, и я, поспешив отвернуться, принялся разглядывать улицу, по которой с горем пополам двигалась наша колонна. Лукка произвела на меня впечатление города, который не изменился со времен средневековья. казалось, что старые крепостные валы защитили Лукку от перемен и смогли сберечь не только город, но и само время. Улица, по которой мы шли, была довольно широкой, в отличие от расходящихся в стороны переулков, где совершенно не было места для солдат и зевак. Я обратил внимание на планировку улиц и кварталов, расположение которых напоминало собой шахматную доску, и подумал, что в Лукке сохранилось много черт не только со времен средневековья, но и Римской империи.

Вдруг колонна остановилась. Капитан Ленуа подошел к нам и указал на большое угловое здание на перекрестке, в котором находился постоялый двор.

– Вы и ваши слуги можете там немного отдохнуть, мосье Шрайбер. Я вас позже заберу. Если у вас есть особые пожелания, не стесняйтесь высказывать их хозяину. Об оплате не беспокойтесь. Я принесу вам чистую одежду. Двое часовых у дома позаботятся о вашей безопасности.

Когда я вошел в дом вместе с Марией и Риккардо, тот проворчал:

– О какой безопасности он говорит? Часовых поставили для того, чтобы мы не сбежали!

Я в испуге остановился и тихо спросил:

– Ты думаешь, у капитана возникли какие-то подозрения насчет тебя и Марии?

Риккардо покачал головой.

– Я не думаю, что часовые здесь из-за меня и Марии. Нет, речь идет о вас, синьор. Ваш влиятельный заказчик очень боится, что вы можете улизнуть от него в последний момент.

– Но к чему мне так поступать?

– Этого я не знаю. Может быть, из-за того, что все это волшебство, устроенное ради вас, наводит на определенные мысли?

Я оглядел холл.

– Во всяком случае, я чувствую себя здесь увереннее, чем в твоем лагере, Бальданелло. Если брать во внимание, что тут есть возможность помыться в теплой ванне, поесть и переодеться в чистое белье, то могу сказать, это хороший повод Для того, чтобы не уезжать отсюда преждевременно. Тебе так не кажется?

– Если я сейчас сбегу отсюда с Марией, это лишь вызовет подозрение у властей. Капитан Ленуа наверняка доложит, что освободил вас из бандитского плена вместе с двумя слугами. Совершить побег было бы крайне опрометчиво. Если вы все же разрешите, синьор Шрайбер, мы еще ненадолго задержимся и послужим вам. – Произнеся последние слова, Риккардо отвесил поклон, хотя на его лице нельзя было прочитать большого уважения.

– Я позволяю, – ответил я в том же ироничном тоне, но в душе очень радовался такой перемене обстоятельств. Теперь я мог и дальше быть рядом с Марией.

Слова капитана Ленуа полностью подтвердились. Хозяин с готовностью исполнял любые наши пожелания. Я тщательно вымылся, приказывая снова и снова подливать горячую воду. По окончании водных процедур мне принесли чистое белье, обещанное Ленуа. Я едва сдерживал улыбку, когда вместе с Риккардо и Марией пошел поесть в трактирный зал. В одежде дляслуг, которую принес дляних Ленуа, они выглядели не очень весело; лицо Риккардо помрачнело, когда он заметил мой насмешливый взгляд. Хозяин подал нам на первое горячий луковый суп, а на второе рагу из кролика, вдобавок еще и с хорошим вином. После того как Риккардо попробовал напиток, он одобрительно взглянул на меня.

– Наверное, я выбрал неправильную профессию, если вам все это подают бесплатно, синьор Шрайбер.

– Едва ли это все бесплатно, – возразил я. – Я думаю, мне очень скоро предъявят счет.

Спустя час на постоялый двор явился капитан Ленуа, и я задался вопросом, не предъявит ли он мне счет прямо сейчас. Казалось, все тяготы долгого марша ему нипочем. Он был свежевыбрит, в чистой форме с блестящими начищенными пуговицами.

– Вы отдохнули, мосье Шрайбер? – осведомился он после короткого приветствия.

– Да, надеюсь, что вы тоже. Вы выглядите так, будто были не в военном походе, а на парадном плацу.

Француз усмехнулся:

– Напротив, мосье Шрайбер, я туда только собираюсь, причем в вашем сопровождении, если позволите. В честь вашего благополучного освобождения состоится праздничный парад, и меня попросили вас забрать.

Это было приглашение, от которого я был не вправе отказаться. Внутренний голос шептал мне, что если я пойду с капитаном, то вскоре узнаю о цели моего путешествия. Итак, я дал свое согласие и отправился наверх с Риккардо и Марией в комнату, чтобы переодеться. Наверху Риккардо спросил, можно ли ему сопровождать меня.

– Там будет такой спектакль, который я не хотел бы пропустить, – сказал он.

Когда я согласился, Мария тоже выразила желание пойти с нами, но Риккардо проворчал:

– Ты останешься здесь! Мы не знаем, что нас ожидает в Лукке. Тут, на постоялом дворе, ты будешь в безопасности.

– Но я чувствую себя в безопасности только рядом с тобой и… с синьором Шрайбером, – ответила Мария и бросила на меня умоляющий взгляд.

Она только назвала мое имя и взглянула на меня, а я уже готов был выполнить любую ее просьбу. Я ответил:

– Мне кажется, будет неправильно, если мы оставим здесь Марию одну. Либо вы идете оба, либо не идет никто!

Лицо Риккардо стало злым, руки сжались в кулаки, словно он готов был в любую секунду точным ударом уложить меня на пол. Но затем он вдруг улыбнулся и с неприкрытым сарказмом произнес:

– Как прикажете, синьор.

Капитан не стал возражать против того, что мои слуги отправятся вместе со мной. В сопровождении своего маленького эскорта я шел по улицам и переулкам, пока перед нами не открылась широкая площадь с возвышающимся на ней дворцом. Перед ним стояла деревянная трибуна, к которой нас и отвел Ленуа.

– Будете смотреть отсюда парад! А потом о вас позаботятся.

Многочисленные любопытные взгляды устремились на нас когда я, Мария и Риккардо заняли свои места среди уважаемых жителей города. Очевидно, слух о том, кто мы такие, уже успел распространиться. Часть трибуны совсем рядом с нами была отгорожена лентами, это место, охраняемое солдатами в роскошной форме, все еще было пусто. Пока я рассуждал, какие же высокопоставленные гости будут смотреть парад с этой трибуны, заиграли трубы и ворота дворца раскрылись. На площадь в сопровождении конной охраны выехала карета, запряженная четырьмя белыми лошадьми. Она медленно подкатила к трибуне и остановилась у лент. Слуга, который все это время бежал за каретой, открыл дверцу и помог сойти женщинеи мужчине. Собравшийся народ приветствовал обоих аплодисментами и криками ликования. Речь не могла идти нио ком ином, как о сестре императора Наполеона и ее муже, о котором Риккардо так нелестно отзывался.

Я не взялся бы судить ни о его честолюбии, ни о его способностях, но у него была такая привлекательная внешность, что он мог покорить любую женщину, даже сестру самого могущественного человека в Европе. Феликс Бачокки был среднего роста, с симпатичным лицом. Взгляд его карих глаз мог легко растопить сердце женщины. Темные вьющиеся волосы выбивались из-под треуголки. Униформа с золотыми галунами довершала образ, который не мог не впечатлить.

Когда я взглянул на жену Бачокки, то был удивлен. Большой нос, похожий на загнутый клюв хищной птицы, и выдающийся вперед подбородок. Элиза была энергичной женщиной, и черты ее лица больше подошли бы ее мужу. Зоркие глаза Элизы внимательно осматривали все вокруг, словно она хотела понять, кто из ее подданных аплодирует, а кто нет. Несмотря на то что на Элизе было белоснежное платье, а на ее муже униформа, у меня сложилось впечатление, что Бачокки очень покладистый и отнюдь не воинственный супруг. Острый взгляд Элизы упал на меня и, немного успокоившись, остановился: она явно проявляла ко мне большой интерес. Меня это не удивило, потому что она наверняка знала, кто я такой. В конце концов, именно она отправила на мои поиски небольшую армию.

Пока чета занимала свои места на отгороженной части трибуны, я попытался понять, кто же мой таинственный заказчик. Если он тесно связан с герцогиней, а этот факт многое подтверждало, то он, скорее всего, сидел недалеко от Элизы и ее мужа. Собственно, как и я сам. Но ни один из тех, в лица кого я вглядывался, не выдал себя ни улыбкой, ни жестом, ни каким-либо иным знаком. Поэтому я разочарованно отвернулся, чтобы посмотреть парад. Мимо трибуны гарцевали вычищенные лошади кавалерии, а офицеры приветствовали герцогскую чету, обнажив сабли. У драгунов, кирасиров и гусар были мундиры разного цвета, но отличались лишь незначительно. Владения сестры Наполеона и ее супруга были невелики и, соответственно территории, армия тоже. Солдаты, лошади, пушки и мушкеты стоили денег, и такое крошечное княжество, как верно выразился Риккардо, могло позволить себе содержать лишь небольшую армию.

За кавалерией двигалась пехота, и среди офицеров, которые возглавляли свои роты, я заметил капитана Ленуа. Музыка полкового оркестра, чеканный шаг до блеска начищенных башмаков, сверкание оружия и униформы на солнце – такие декорации проплывали у меня перед глазами. И вдруг вместо домов я увидел песчаные дюны, вместо цветов – высохший кустарник, мундиры показались мне грязными, башмаки – нечищеными, лица солдат – небритыми. Солдаты устало тащились, а не маршировали, гордо выпятив грудь. Память вдруг забросила меня на несколько лет назад в далекую страну под названием Египет. Я чувствовал на зубах и в глазах всепроникающий мелкий песок, вдыхал затхлый, липкий воздух бесконечной и однообразной пустыни и потел под палящими лучами солнца, безжалостно испепеляющего голый ландшафт Египет был адом длялюбого чужака, который не мог приспособиться к условиям этой страны. Но оказалось, что и этого было мало, ибо в этих землях свирепствовали чума и дизентерия. У людей и животных появлялись все мыслимые и немыслимые враги, готовые наполнить нашу жизнь испытаниями: скорпионы и ядовитые змеи, размахивающие саблями мамелюки, разбойничающие бедуины и, наконец, англичане, которые добили изможденные остатки французского экспедиционного корпуса в Александрии и Каире.

Кто-то положил руку на мое плечо, вырвав меня из египетского кошмара. И я обнаружил, что парад закончился. Солдаты охраны обнажили оружие, когда Бачокки и Элиза под гром новых аплодисментов сели в карету, которая неспешно отъехала к дворцу. Воспоминания о прошлом настолько пленили меня, что от воображаемого египетского солнца на моем лбу выступили капли пота.

– Вам нехорошо, мосье Шрайбер?

С благодарностью взглянув на человека, который помог мне сбросить оцепенение, вызванное воспоминаниями о Северной Африке, я заморгал и прищурился, как от палящего солнца пустыни, которое превращает воздух в дрожащее марево. Передо мной стоял рослый офицер в мундире полковника и смотрел на меня со смешанным чувством неприятного удивления и озабоченности. У него были длинные седые, словно выгоревшие, бакенбарды, а кожа казалась темнее, чем у местных жителей. Неужели он один из ветеранов египетского похода Наполеона?

– Мосье, может, мне позвать к вам доктора?

Я покачал головой, постарался улыбнуться и промокнул платком пот на лбу.

– Нет, спасибо, уже все хорошо, – ответил я и тут же добавил, чтобы избежать дополнительных объяснений: – Это все усталость от волнения последних дней, mon colonel.

Мой собеседник словно вырос на десять сантиметров за один миг (военная выправка давала себя знать) и представился:

– Полковник Хорак Шенье, адъютант ее высочества герцогини Элизы.

– Вы – адъютант герцогини? – удивился я. – Разве у ее высочества есть воинское звание?

– Она и ее супруг, генерал Бачокки, командуют армией Лукки и Пьомбино. Я помогаю ее светлости во всех военных вопросах и одновременно отвечаю за безопасность герцогини.

– Я понимаю. Чем могу быть вам полезен, полковник Шенье?

– Герцогиня приглашает вас на праздник, в продолжение парада, и желает видеть вас своим гостем. Если вы уже чувствуете себя хорошо, я мог бы сопроводить вас до дворца.

Неужели полковник был лишь гонцом, которому поручили передать приглашение? Или он был соглядатаем и следил, чтобы я не передумал в последний момент? Я не знал ответа и долго не думал над этим. Слишком велики были любопытство и желание увидеть моего заказчика. Внутренний голос говорил мне, что я непременно встречу его в этом большом здании – дворце герцогини, поэтому я откровенно ответил полковнику, что принимаю приглашение и с радостью проследую вместе с ним во дворец. Напряжение росло с каждым шагом.

7

Пеша, четверг, 24 сентября

Энрико читал до глубокой ночи, но в конце концов вчерашние переживания взяли верх. Как только он отложил в сторону дневник Лоренца Шрайбера и выключил свет, тут же провалился в глубокий сон. Он спал так крепко, что не мог потом вспомнить, что ему снилось, и это было только на пользу. Новый день приветствовал его серым рассветом. С солнцем, казалось, на сегодня можно было распрощаться. Плотное покрывало облаков лежало на вершинах гор и медленно сползало дальше, на юг.

Когда Энрико вышел из ванной, болезненное ощущение в желудке напомнило о том, что он ничего не ел уже примерно сутки. Он отправился завтракать, прихватив свой путеводитель по Тоскане, чтобы побольше узнать о городе Лукка, в котором разыгрывались эпизоды из дневника Лоренца Шрайбера. По пути у стойки администратора он спросил, не было ли длянего каких-нибудь новостей. Он не знал, надеяться на звонок из больницы или бояться его. Но симпатичная блондинка за стойкой сообщила, что новостей никаких нет, и на душе у Энрико полегчало. Если Елене не стало хуже, то и это уже хорошо.

Энрико решил сразу после завтрака ехать в больницу. Пока он без аппетита, почти машинально поглощал завтрак и пил капучино, а потом апельсиновый сок, мысли его были заняты записями в дневнике. Он и не знал, как ему относиться к Фабиусу Лоренцу Шрайберу. Его приключения иногда казались Энрико очень увлекательными. Неужели летописец записывал реальные факты? Или он просто дал свободу фантазии, чтобы прославить себя среди своих современников и потомков? Энрико этого не знал, но, по крайней мере, путевые записки Шрайбера нельзя было назвать скучными. Энрико раскрыл свой путеводитель по Тоскане и отыскал Лукку. В сопроводительной записке сообщалось, что город очень живописен, его центр огорожен старой, но совершенно целой крепостной стеной. Он подумал, что тамошние улицы, должно быть, и сейчас такие же, какими их в своем дневнике описывал Шрайбер. О правлении Элизы Бонапарт в дневнике было лишь несколько строк, из которых Энрико не узнал ничего нового. Для туристов, увлеченных культурой, Лукка, наверное, представлялась настоящим сокровищем, но что приготовил этот город для Лоренца Шрайбера? Энрико наверняка это узнает, когда продолжит чтение дневника.

Но в это утро Энрико беспокоился только о Елене, находящейся в больнице Пеши, поэтому он поехал туда и попытался найти доктора Аддесси. Врача не оказалось на месте, и он справился о Елене у некоего доктора Кардоне, заведующего отделением интенсивной терапии. По словам Кардоне, состояние Елены не изменилось.

– Я могу ее увидеть? – спросил Энрико.

– В этом нет особого смысла, – возразил врач.

– Но, может, хотя бы мне от этого станет легче.

– Va bene, – ответил Кардоне после недолгих раздумий и повел его в палату к Елене.

Врач оказался прав, вид у больной был нерадостный. Елена лежала на кровати с закрытыми глазами и перевязанной головой. Над контрольно-измерительным аппаратом то и дело зажигалась лампочка и исходил сигнал.

Многочисленные трубки и кабели связывали Елену с аппаратами. Это зрелище напомнило Энрико сцену из фильма ужасов, в котором чокнутый ученый экспериментирует с человеческими телами. С одной стороны, ему было невыносимо видеть все эти трубки и приборы, с другой же, он не мог отвести взгляд от Елены. Кардоне, казалось, догадывался, что происходило в душе у Энрико и, взяв его за руку, мягко выпроводил из палаты.

– Вы можете быть спокойны, как только состояние пациентки изменится, мы тут же вам сообщим, – заверил врач и Энрико оставил ему визитку с номером своего мобильного телефона.

Когда он вышел из больницы, на улице его встретил моросящий дождь, с гор подул прохладный ветер. Подняв воротник, Энрико пошел через парковку к машине. На полпути его ослепил дальним светом сворачивающий к стоянке автомобиль. Это была патрульная машина, за рулем которой сидел упитанный полицейский, бывший вчера на месте преступления в горах.

Полицейский распахнул дверь, высунул наружу голову, предварительно прикрыв ее фуражкой от дождя, и крикнул:

– Садитесь, пожалуйста, ко мне, синьор Шрайбер! Я хочу с вами поговорить. Под дождем это не очень удобно.

Энрико, явно заинтересованный, последовал приглашению и сел на переднее сиденье рядом с водителем.

– Комиссар Фульвио Масси, – представился полицейский и добавил не без гордости: – Заместитель начальника полиции города Пеша. Я был в отеле и, не найдя вас там, предположил, что вы отправились в больницу.

– Хорошо соображаете, комиссар. И что у вас такого срочного?

– В Борго-Сан-Пьетро вы искали членов семьи Бальданелло, к которой принадлежала ваша мать.

– Верно. А убитый бургомистр сказал мне, что никакие Бальданелло в деревне больше не живут. Они умерли или уехали.

– Он вам солгал. Намеренно или по незнанию, я вам сказать не берусь. В Борго-Сан-Пьетро живет одна старая дама, ее зовут Розалия Бальданелло. Кажется, у нее сейчас не очень хорошо со здоровьем. За последние месяцы она дважды лежала в больнице. Мне все равно сейчас нужно ехать в Борго-Сан-Пьетро, и я хотел у вас спросить, не хотите ли вы поехать со мной. Мы могли бы поболтать по дороге. Иначе мне придется постоянно слушать либо болтовню по радио, либо полицейскую волну.

– Но у меня ведь здесь на парковке машина.

Под узкими усиками Масси просияла широкая улыбка.

– Не беспокойтесь, я вас привезу обратно.

Энрико согласился. Ему сейчас нечего было делать в больнице, к тому же, испытывая любопытство, он хотел познакомиться с новыми людьми, которые, возможно, являлись его родственниками. Энрико не верил, что бургомистр не знал об этой даме. В такой маленькой деревушке, как Борго-Сан-Пьетро, все друг друга знают. Скорее всего, Кавара не желал говорить, что в деревне есть Бальданелло. По этой же причине он солгал и про отъезд священника в Пизу. А если принять во внимание, что, вероятно, именно из-за этого произошло убийство, то можно утверждать, что за этим скрывается нечто большее. И это нечто озадачило Энрико. Он всегда интересовался уголовным правом, а маленькая деревушка Борго-Сан-Пьетро, похоже, скрывала множество мрачных тайн.

Они переехали через реку, свернули направо, оставили позади отель «Сан-Лоренцо» и отправились в сторону гор. Дождь все припускал. Дворники полицейской машины работали без устали, иногда поскрипывая от натуги.

– Как случилось, что вас назначили расследовать это дело, комиссар Масси? – спросил Энрико. – Я думал, что такими вещами занимается криминальная полиция.

– Криминальная полиция! – презрительно хмыкнул Масси, притормозив машину, чтобы вписаться в узкий поворот. – Когда в Пеше случается что-либо серьезнее украденного бумажника или квартирной кражи, криминальная полиция из большого города тут как тут: умные, будто мудрость ложками хлебали. Для полицейских из Пеши раскрыть такое преступление собственными силами – это дело чести.

– Значит, у вас вроде как неофициальное задание?

– Я – заместитель начальника полиции Пеши, и сам могу ставить себе задания. И я считаю, что разумнее будет самому все разузнать в Борго-Сан-Пьетро, чем закрываться, как эти криминалисты, в комнате для допросов со священником, который нем, как все вместе взятые рыбы.

– Пастор Умилиани по-прежнему молчит?

– Как могила. Говорит только, что убил бургомистра под свечником, что это была не самооборона, что его поступок – тяжкий грех и что он нарушил заповеди Господни. Он даже отказался от адвоката, молился только о Божьем заступничестве. Но когда его спрашиваешь о мотиве убийства, замолкает Я за все годы работы полицейским с таким не сталкивался.

– Может, он просто свихнулся? – предположил Энрико Масси покачал головой.

– Впечатление сумасшедшего не производит. Конечно, мы проведем еще психологическую экспертизу на его вменяемость, но могу поклясться годовым жалованьем, что ничего это не даст.

– Это было бы слишком просто и не объясняло бы того, почему Кавара мне солгал.

Масси с надеждой взглянул на Энрико.

– Надеюсь, причину мы узнаем в Борго-Сан-Пьетро.

– Да, я тоже, – без должного энтузиазма согласился Энрико. Недавние приключения в деревне не пробуждали в нем оптимизма. Он не мог не думать о Елене и спросил: – Вы уже нашли родственников синьоры Вида? Их непременно нужно уведомить о случившемся.

– Пока все выглядит так, будто у нее вовсе нет родственников. Но наши коллеги в Риме продолжают поиск.

– А что ее мобильный телефон? Обычно люди записывают туда номера самых близких людей.

– Мы не нашли телефона ни при ней, ни в ее гостиничном номере. Наверное, она потеряла его во время погони.

Казалось, в небе еще больше добавилось прорех, когда Фульвио Масси наконец остановил машину возле Борго-Сан-Пьетро. Деревня с крепостными стенами под серо-черными облаками выглядела мрачно и таинственно. Один ее вид вызвал у Энрико дрожь, если, конечно, это был не порывистый горный ветер, дувший прямо в лицо. Энрико подумал о несчастьях, которые вчера случились с бургомистром и Еленой, и спросил себя, какие еще неприятные сюрпризы готовит Борго-Сан-Пьетро.

– У вас есть зонт? – поинтересовался Масси.

– Нет.

– У меня тоже.

Узкие переулки немного защищали от ветра и дождя, поэтому они не очень промокли, когда добрались до дома бургомистра. Внутри собралось много народу, все были одеты в черное. Энрико казалось, что на него бросают укоризненные взгляды, но он не мог винить в этом жителей деревни. Даже если убийство совершил пастор Умилиани, визит Елены и Энрико для этих людей был непосредственно связан с гибелью бургомистра. Деревня также потеряла и священника. Для такой маленькой деревни они были значимыми людьми. Поэтому вчерашний день стал катастрофой не только для семьи Кавара, но и длявсего поселка.

Вдова убитого приняла соболезнования Энрико и Масси и с непроницаемым лицом провела обоих в маленькую комнатку, где им никто не мог помешать. Это был кабинет с канцелярским шкафом и компьютером. Наверное, здесь Бенедетто Кавара разбирал бумаги. Энрико удивило, каким доверительным тоном разговаривал Масси с синьорой Кавара.

– Как дела у детей? – спросил полицейский.

– Они все плакали, но самому младшему, Роберто, хуже остальных. У него из головы не выходит образ убитого отца.

– Наверное, всем пятерым лучше на время уехать из Борго-Сан-Пьетро.

– Я тоже думала об этом. Сестра Бенедетто заберет их в Монтекатини.

– Хорошо, иначе я предложил бы свои услуги. Детям бы понравилось кататься на полицейской машине. Сообщи, если тебе нужна будет помощь. Скажи, а что понадобилось вчера твоему мужу у священника?

Синьора Кавара замолчала и задумалась, прежде чем ответить:

– Я не знаю. Он лишь сказал, что ему необходимо переговорить с доном Умилиани, сказать ему что-то важное и сразу вернуться, еще до того, как остынет обед. Когда он не пришел я послала Роберто поискать его. Ах, лучше бы я пошла сама.

– Визит твоего мужа к священнику был связан с приездом этого человека и его спутницы?

– Не знаю.

– Но ведь незадолго до убийства они заходили сюда не так ли?

– Да.

– И что они хотели?

– Они спрашивали о семье Бальданелло.

– И что ответил твой муж?

Женщина замялась.

– Антония, что ответил Бенедетто?

– Он сказал, что в деревне из семьи Бальданелло больше никто не живет.

– Это правда? – продолжал допрос Масси. – Отвечай мне!

– Нет. Синьора Розалия Бальданелло живет здесь. Но она себя очень плохо чувствует. Врач говорил, что ее дни сочтены.

– Почему твой муж соврал этим людям?

– Он… Он хотел уберечь Розалию от ненужных волнений. Ее племянница Мариэлла Бальданелло и ее немецкие родственники никогда о ней не заботились. Теперь, когда Розалия умирает, не нужно чужаку огорчать ее.

– И поэтому Бенедетто сказал ему, что священник уехал в Пизу?

– По этой же причине. Бенедетто боялся, что дон Умилиани расскажет приезжим о Розалии.

– И как только гости ушли, твой муж быстро побежал к священнику, чтобы его предупредить, да?

Синьора Кавара кивнула.

– Да, Фульвио, так все и было.

– Что ты говоришь! Только сейчас ты рассказывала мне, что не знаешь, почему Бенедетто побежал в церковь!

– Я…· Я не знаю, могу ли я говорить это при немце.

– А как же убийство? Как ты объясняешь поступок священника? Ты думаешь, что священник не хотел связываться с твоим мужем и поэтому убил его?

– Я не знаю, – тихо произнесла вдова и опустила глаза, чтобы скрыть слезы.

– Антония, я не верю тебе, – с упреком сказал Масси. – Ты говоришь не всю правду, даже не половину! Разве ты не хочешь успокоить совесть?

Женщина вытерла слезы белым платком, прежде чем взглянуть на полицейского.

– Больше мне нечего тебе сказать, Фульвио.

– Жаль, – проворчал Масси и обратился к Энрико: – Прежде чем у вас сложится ложное впечатление об итальянской полиции и вы подумаете, что мы всех свидетелей опрашиваем в таком тоне, я скажу вам следующее: Антония Кавара – моя сестра.

Рим

Квиринал, один из семи легендарных холмов Рима, лежал под плотной вуалью облаков, когда Александр парковался напротив полицейского участка. Он зарегистрировался и поднялся на четвертый этаж на лифте, где был кабинет Стельвио Донати. С сигариллой в зубах комиссар сидел за своим столом, заваленным документами, и листал толстый ежедневник.

– А я думал, что комиссар криминальной полиции в плаще с поднятым воротником должен сидеть в засаде на углу улицы, чтобы своим внезапным появлением заставить ошеломленного подозреваемого сознаться, – пошутил Александр в дверях.

– Да, такая ситуация со мной случалась… В кино. – Донати оперся обеими руками о стол, словно хотел его продать со всеми документами. – Ну, Александр, ты еще не надумал перейти работать к нам в полицию?

– Нет, спасибо. – Александр коснулся рукой того места где еще побаливали почки. – Работа журналиста и без тог достаточно опасна.

– У тебя вчера был неудачный вечер?

Александр кивнул, присаживаясь на свободный стул.

– Случайно встретился с боевым ножом, камнем и кулаками. И я бы произвел плохое впечатление, если бы мне на помощь не подоспел Вернер Шардт.

– Кто?

– Адъютант гвардии, который пропускал нас в Ватикан, – ответил Александр и рассказал о своем вчерашнем приключении. – И теперь гвардеец Вернер будет нашими глазами и ушами. Я думаю, ты не против, а то я посвятил его в наши планы. Но кому-то же мы должны доверять.

– Я полагаюсь на твой выбор. Кроме того, нам нужно наконец продвигаться вперед. Убийство двоих священников привлекло к себе внимание, и мне уже задают неприятные вопросы с самых верхов: когда будут первые результаты расследования?

– И что? Когда же они будут?

– Понятия не имею. Я как раз просматривал документы священника Доттесио. Я никак не возьму в толк, какой работой занимаются эти пастухи церковных общин. Здесь и полиции не разобраться!

– Может быть, там что-то связанное с требованиями?

– Едва ли. Я смотрю сейчас ежедневник Доттесио за этот год. Свадьбы, крещения, заседания общины, похороны, юбилеи, христианские праздники и т. д., и т. п. Если и есть какие-то требования, то они должны быть отмечены 16 сентября.

– Это день как раз перед убийством, – произнес Александр.

– Именно так. – Донати раскрыл книжку в кожаном переплете так, чтобы Александр мог прочитать. – Здесь в 14.00 стоит запись: «В. Фальк». Но кто это такой и что бы это значило?

Александр задумался, однажды он уже слышал это имя. Мысленно отмотав последние дни назад, до пятницы, он вспомнил приемную кардинала-префекта Ренцо Лаваньино.

– Ванесса Фальк! – воскликнул он. – «В» означает Ванесса.

– Мне кажется, что это имя мне знакомо, – пробормотал Донати.

– Стильвио! Такой мужчина, как ты, в самом расцвете сил, и совершенно не обращаешь внимания на красивых женщин! Разве ты не помнишь ту рыжую девицу, которая сидела в приемной кардинала Лаваньино и злобно смотрела на нас, когда мы влезли перед ней без очереди?

Донати прищелкнул пальцами.

– Ты прав, ее зовут Ванесса Фальк! Эта дама, кажется, тебя очень поразила.

Александр ухмыльнулся:

– Если бы я не был занят, не эта дама была бы дляменя очень опасна, а я для нее. Но в нынешней ситуации меня больше интересует вопрос: что, ради всего святого, ей понадобилось у священника Доттесио?

– Или ему от нее. Александр кивнул.

– Да, возможно.

– Ты говорил с ней по-немецки, так ведь?

– Точно.

– Ты узнал о ней что-нибудь еще?

– К сожалению, нет. Мы с ней перебросились лишь парой фраз.

– Значит, будем надеяться, что у секретаря кардинала-префекта мы сможем о ней узнать больше, – сказал Донати и поднял телефонную трубку. Разговор был коротким и, очевидно, обнадеживающим. Комиссар повесил трубку и сказал:

– Эта дама – научный работник, она просила о получении разрешения в секретный архив Ватикана.

– И что дальше?

– Она получила разрешение и сейчас сидит в читальном зале библиотеки.

Донати встал, схватил пиджак и с широкой улыбкой на губах произнес:

– Ватсон, ловите кэб!


Первые волнения, связанные со схизмой, улеглись, но в Ватикане и Папской области покой так и не наступил. На улицах и площадях все еще можно было встретить целые команды журналистов с камерами и полицейскиепосты. Взволнованных верующих на площади Святого Петра немного поубавилось чему в немалой мере способствовала плохая погода. Количество перебежчиков в Святую церковь истинной веры тоже уменьшилось. В лоно новой Церкви к Папе Луцию перешли не только кардиналы, епископы и пасторы, но даже общины которые были тесно связаны со своими священниками. В газетной статье, написанной Еленой перед поездкой в Тоскану, сообщалось о самом большом кризисе за всю историю Церкви.

«С этим нельзя не согласиться», – думал Александр, когда ехал на своем «пежо» к Порта Санта-Анна мимо площади Святого Петра. Он не знал гвардейцев, стоявших у ворот, и решил, что это новые рекруты. От этой мысли на него тут же нахлынули неприятные воспоминания о вчерашней встрече с Мартином Глором и его товарищами. В холле у кардинала-префекта Александр и Донати вежливо поздоровались с секретарем, который без лишних слов провел их в кабинет кардинала Лаваньино.

– Что там произошло с этой немкой, научным специалистом? – спросил Лаваньино после приветствия. – Что ее связывает с убийствами?

– Что-то связывает, нам самим предстоит это выяснить, – ответил Донати. – До нынешнего момента мы можем лишь предполагать, что она виделась с Джованни Доттесио за день до убийства.Вы не могли бы нам рассказать об этой женщине.

– Доктор Фальк изучает теологию, приехала их Мюнхена. Она просила разрешения на проведение исследований в Ватиканской библиотеке.

– Какая тема ее интересует? – осведомился Александр.

– Одну минуту, у меня где-то записано. – Глава Конгрегации доктрины веры порылся в своих документах. – Да, вот здесь: «Парапсихологические феномены и религиозные проявления в период Первой мировой войны». Она хочет написать об этом книгу.

– Кто такое будет читать? – вырвалось у Донати.

Кардинал снисходительно улыбнулся.

– Другие ученые или люди, интересующиеся религией. Но доктор Фальк, надеюсь, сама вам расскажет, в чем заключается ее работа. Если желаете, я могу провести вас к ней.

– Мы не хотим понапрасну тратить ваше время, ваше высокопреосвященство, – ответил Донати.

– Ну, зачем же так. Я ведь говорил вам, что и сам очень заинтересован в раскрытии этих убийств.

– Да, в прошлую пятницу, – сказал Донати. – Тогда мы встретили доктора Фальк в вашей приемной. Она в этот день просила разрешения на доступ в тайный архив?

– Можно так сказать. Она подала ходатайство еще до того, а в пятницу пришла, чтобы услышать мой ответ.

– К вам обычно ходатайствующие приходят лично, ваше высокопреосвященство?

– Нет, комиссар. Но доктор Фальк уже была в Риме и обозначила ходатайство как «срочное». Поэтому я согласился принять ее лично.

– Понимаю, – ответил Донати и поднялся с деревянного стула для посетителей. – Если вы не против, ваше высокопреосвященство, я и синьор Розин хотели бы побеседовать с доктором Фальк наедине. Ваше присутствие может ее каким-нибудь образом смутить.

– Я ничего не имею против. Дадите знать, если появятся какие-нибудь новости!

– Вы о них узнаете первым, ваше преосвященство, – заверил кардинала Донати. А Александр добавил:

– Вместе с его святейшеством.

Библиотека Ватикана располагалась в комплексе зданий ватиканских музеев на другом конце Папской области. Благодаря тому что Александр хорошо ориентировался на местности, они добрались до библиотеки относительно быстро, воспользовавшись короткой дорогой, которая вела сначала вокруг собора Святого Петра, а потом через прямое, как стрела, Страдоне[8] деи Джардини. В читальном зале они увидели доктора Фальк, обложившуюся стопками книг. Она старательно делала записи и, казалось, совершенно не замечала Донати и Александра. Сегодня на носу Ванессы красовались очки, но в глазах Александра они ни в коей мере не умаляли ее красоты. Когда Донати заговорил с ней, женщина вздрогнула, ее зеленые глаза сверкнули поверх стекол очков.

– У вас такое хобби – подкарауливать и путать ничего не подозревающих женщин или… Минуточку, мы, кажется, знакомы с вами?

– Да, встречались в приемной кардинала Лаваньино в прошлую пятницу, – подтвердил Александр.

– Верно, мужчины со свободным доступом к кардиналу.

– Вы все еще сердитесь на нас? – спросил Александр.

– Нет, – улыбнувшись, ответила она. – Чем я могу быть вам полезна?

Донати предъявил свое удостоверение.

– Криминальная полиция. Я хотел бы задать вам пару вопросов, которые касаются ваших отношений со священником Джованни Доттесио.

– У меня нет никаких отношений со священником Доттесио.

– Но вы ведь были с ним знакомы?

– Мы дважды созванивались по телефону, а на прошлой неделе в среду мы с ним познакомились вживую. Собственно, это был единственный раз, когда мы с ним виделись.

– У него оставалось не так уж много времени для личных встреч, – заметил Донати.

Ванесса Фальк кивнула.

– Вы намекаете на его убийство? Ужасная история. Полиция уже что-то узнала о преступнике?

– Поэтому мы сейчас здесь. Мы надеемся, что вы нам сможете помочь.

Доктор Фальк огляделась по сторонам и заговорила еще тише, чем до этого:

– Я думаю, мы мешаем здесь другим посетителям. У меня уже полчаса сосет под ложечкой. Вы не хотите где-нибудь перекусить? Вокруг ватиканских музеев полно замечательных пиццерий.

– Замечательных ловушек для туристов, – заметил Александр. – Но я знаю здесь недалеко ресторанчик, где подают хорошую и недорогую пиццу.

Кафе располагалось на краю Борго Пио. Еще не наступил полдень, да и дождь разогнал толпы туристов, поэтому они без труда нашли столик, за которым их разговору никто не мог помешать.

После того как у них приняли заказ, Ванесса Фальк спросила:

– Как вы пришли к мысли, что именно я могу дать ценную информацию для проведения расследования? Я ведь едва знала пастора Доттесио.

– Доттесио оставил запись о вашей встрече в своем ежедневнике, и мы никак не могли понять, зачем он вам понадобился, – объяснил Донати. – Может быть, вы нам объясните, о чем идет речь.

– Я просила Доттесио помочь мне, ведь раньше он работал в регистратуре тайного архива. Я надеялась, что он поможет в моих исследованиях.

– А не лучше ли было обратиться к действующему начальнику регистратуры? – спросил комиссар.

Доктор Фальк задумчиво улыбнулась.

– Нет, если нужно получить справку, которую посторонним людям в Ватикане давать не будут. Я надеялась, что смогу уговорить бывшего работника Ватикана.

– И вам удалось разговорить священника Доттесио?

– К сожалению, нет. Видимо, не перевелись еще священнослужители, которые очень ревностно относятся к своим обязанностям. – Ванесса заговорщически подмигнула: – · Включая и вопрос целибата.

Подали напитки, после чего Александр поинтересовался:

– Почему вы вообще искали встречи именно с Доттесио? Вы же получили разрешение работать в секретном архиве.

– Да, но кроме этого в тайном архиве Ватикана есть секреты, которые недоступны простым исследователям.

Александр, явно заинтригованный, наклонился поближе.

– Например?

– Например, пророчества из Фатимы, которыми я занимаюсь в связи с моей научной работой. Я не знаю, насколько вы информированы о моей работе.

– Что-то связанное с парапсихологией и религией во время Первой мировой войны, – сказал Донати, бросив взгляд на дымящуюся пиццу, которую как раз принесли.

– Совершенно верно. Я занимаюсь так называемыми сверхъестественными случаями, которые наблюдались с 1914-го по 1918 год.

– А почему именно в период Первой мировой войны? – спросил Александр.

– Потому что именно в то время происходило много необъяснимых феноменов и «духовных» инцидентов, как, например, явление Девы Марии или вышеупомянутые пророчества. По моей теории, все это возникало под большим психическим давлением, которое переживали люди в период кризиса. В таинственных явлениях, которые перегруженная психика разыгрывала перед ними, они находили подобие вентиля, по меньшей мере временную возможность бегства от безнадежной реальности.

– Очень много психологии, – произнес Донати, пробуя грибную пиццу. – Я думал, вы изучаете теологию.

– Я изучала обе дисциплины.

– И в какой области у вас ученая степень?

– В области теологии, – ответила доктор Фальк и откусила немного от своей вегетарианской пиццы. – А потом и психологии.

Александр ухмыльнулся, взглянул на удивленного комиссара и спросил:

– А над какими сверхъестественными случаями вы работаете конкретно, чем вы сейчас занимаетесь, доктор Фальк?

– Грубо говоря, их можно разделить на две части: светские и религиозные. Примером из светских я бы назвала исчезновение двухсот шестидесяти семи солдат британского полка в битве при Галлиполи в 1915 году. Бойцы во время штурма забежали в лес, и больше никто их не видел. Во всяком случае, примерно половины из них точно. Три года спустя сто двадцать два трупа обнаружили на турецком крестьянском дворе, но остальные исчезли.

– Наверное, они уже по горло были сыты войной и сбежали, – предположил Донати. – Они были не первыми, кто решился на такой поступок.

– Да, можно предположить и такое, если бы не случай, происшедший в Европе, рядом с их родиной, но на турецком полуострове, между Черным и Средиземным морями.

– И что же вы думаете об этом? – вспылил Донати. – Что этих людей похитил НЛО?

Ванесса Фальк серьезно взглянула на него.

– Между прочим, есть несколько очевидцев НЛО как раз в период Первой мировой войны. Часть этих случаев можно, несомненно, отнести на счет тогдашних достижений технического прогресса: самолеты и дирижабли, которые впервые полномасштабно начали использовать во время Первой мировой войны. Другие ничем объяснить нельзя, и вокруг них возникает много мифов. Целью моей научной работы не является вынесение окончательного вердикта по этим загадочным случаям. Я больше хочу понять, из-за чего эти явления возникают, хочу найти ответ на вопрос, почему вообще такие вещи происходят, когда люди начинают думать, что имеют дело с внеземной или божественной силой.

– Когда с божественной силой – это по религиозной части, – сделал вывод Александр. – Вы только что упомянули о каких-то пророчествах из Фатимы, недоступных широкой общественности. Но это ведь не так. В 2000 году, святом го Церковь опубликовала третью часть пророчеств, которые этого еще не печатались.

– Как для полицейского, вы удивительно доверчивы – пошутила Ванесса.

– Я не полицейский, а журналист, – ответил Александр и объяснил, почему работает с Донати. Доктор Фальк иронично улыбнулась.

– Дляжурналиста ваша доверчивость еще более удивительна, синьор Розин.

– Я на этой должности лишь три месяца. А почему вы считаете меня легковерным?

– Потому что вы предположили, что Ватикан рассказал всю правду и ничего, кроме правды.

– По-вашему, стоит усомниться в этом?

– Как ученый, я могу верить лишь тому, что могу проверить. Если публикуется текст, оригинал которого все еще скрыт от глаз общественности и ученых в тайном архиве Ватикана, я обязанаусомниться в том, что мне сказали всю правду. Всеостальное лишь домыслы.

– Я не так детально информирован о пророчестве, – признался Донати. – Это о том случае, когда Богоматерь явилась трем детям? Кажется, в Испании?

– В Португалии, – поправила его Ванесса. – Деревня Фатима располагается в ста тридцати километрах севернее Лиссабона. Трое детей, о которых вы упомянули, в 1917 году, в день Вознесения, пасли за деревней овец, когда их внимание привлекли странные огни. Перед ними вдруг возникла женщина в белой накидке со сверкающим венком из роз в руках. Она поведала детям, что спустилась с неба. Женщина являлась детям несколько раз. При этом присутствовали и другие люди, которые тоже видели огни, но женщина являлась только трем детям.

– Я что-то читал об этом, – вспомнил Донати. – Пророчества этой женщины, Богоматери или нет, были связаны с ужасными войнами, так ведь?

– Пророчество состояло из трех частей, – пояснила Ванесса Фальк. – Первая часть пророчества – видение ада. Перед детьми явилось большое огненное море в глубинах земли, там же они заметили фигуры, которые приняли за чертей и души грешников. Во второй части пророчества речь шла как раз о войне, которая должна начаться во время епископства Папы Пия XII, если люди не прекратят хулить Господа. Таинственное сияние, которое осветит ночь, станет предвестником этой войны. Чтобы избежать наказания, Россия должна была освятить церкви. Иначе, сообщал светлый образ женщины, Россия будет нести лжеучение по всему миру и это вызовет войны и гонения Церкви.

– Пий XII во время Первой мировой войны как раз был епископом, – произнес Донати.

– Именно так, – подтвердила доктор Фальк. – А странное красноватое свечение, которое наблюдали 25 февраля 1938 года в северном полушарии, посчитали предзнаменованием войны. Вскоре после этого, в марте, немецкие войска вторглись в Австрию, а в мае 1938 года Гитлер прибыл с государственным визитом к своему союзнику Муссолини, чтобы продемонстрировать единство так называемой оси. Начался обратный отсчет времени перед войной.

– Часть пророчества, касающуюся России, тоже легко расшифровать, – сказал Александр. – Деятельность Сталина и распространение коммунистического влияния говорят сами за себя.

– Пока все так и есть, – добавил Донати. – Но что же было с третьей частью пророчества?

– Ватикан долгое время держал ее в тайне, что, конечно, породило множество слухов и домыслов, – ответила Ванесса. – У нас в Германии в одном из журналов Штутгарта в 1963 году появился предполагаемый текст этого пророчества, который в свете сегодняшнего дня представляет большой интерес. В них речь шла о худших несчастьях Церкви. Кардиналы пойдут против кардиналов, епископы против епископов. Сатана будет идти меж ними. В Рим это принесет большие перемены. Тьма накроет Церковь, и террор потрясет мир.

Донати и Александр растерянно взглянули на Ванессу. Александр первым обрел дар речи и сказал:

– Это звучит как предсказание нынешнего церковного раскола!

Борго-Сан-Пьетро

Холодный ветер метался по узким переулкам, когда Энрико и Фульвио Масси шли к дому Розалии Бальданелло.

«Невообразимо, – думал Энрико, – еще вчера стояла почти летняя жара, от которой пот тек в три ручья». Сегодня он радовался, что перед выходом из отеля накинул на себя плотную куртку. Деревня выглядела такой же безлюдной, как и вчера, когда они бродили здесь с Еленой. Но стоило Энрико внимательно присмотреться, и он заметил людей, прильнувших к оконным стеклам. Он не мог сказать, что двигало ими – любопытство или что-то еще. В любом случае он был рад, что его сопровождает Масси.

То, что вдова бургомистра оказалась сестрой комиссара, объяснило интерес Масси к этому преступлению. Речь все же шла не о чести местной полиции из Пеши, а о желании раскрыть убийство шурина.

Энрико обратился к полицейскому:

– Вы догадываетесь, о чем умалчивает ваша сестра?

– К сожалению, нет, – вздохнув, ответил Масси. – Я никогда не мог понять, что происходит в головах женщин. Но в одном я не сомневаюсь: пока Антония не захочет поговорить с нами, мы ничего от нее не узнаем. Она еще ребенком была упряма, как ослица.

Они обогнули церковь, и у Энрико возникло неприятное чувство. Он не мог не думать об убитом бургомистре и о кошмаре, который начался для них с Еленой в церкви. В сотый раз он задавал себевопрос: что могло заставить священника отдаленной горной деревушки в Тоскане убить бургомистра.

Обойдя церковь, они подошли к маленьким, тесно стоящим домишкам, выглядевшим так, словно со времен Леонардо да Винчи их стены не знали ни свежей краски, ни нового гвоздя. Перед одним из последних домов Масси остановился и громко постучал в деревянную дверь. Звонка или дверного молотка не было. Из глубины дома донесся дрожащий голос. Прошло полминуты, и дверь отворилась. Перед ними стоял дряхлый старик, сгорбленный от прожитых лет и поэтому показавшийся Энрико еще ниже, чем он был на самом деле. Масси задумчиво почесал щеку и сказал:

– Вы – Эццо Писано, так ведь? Добрый день, синьор Писано. Мы, собственно, хотели бы поговорить с синьорой Бальданелло.

– А вы – брат бедной синьоры Кавара, – ответил старик хриплым голосом. – Что вам нужно от синьоры Бальданелло? Ей не очень хорошо. Она должна оставаться в постели.

– Вы заботитесь о синьоре Бальданелло?

– Она заботилась о моей жене, пока Никола не умерла. Теперь моя очередь оказать синьоре Бальданелло последнюю услугу. Мы, старики, должны держаться вместе, особенно когда нас становится все меньше. – Он сипло рассмеялся.

Масси указал на Энрико.

– Этот молодой человек приехал из Германии и хотел бы навестить синьору Бальданелло. Он сын Мариэллы Бальданелло.

– Он приехал поздновато, – заметил Эццо Писано и отошел в сторону, чтобы пропустить гостей в дом.

Внутри было темно, стоял затхлый воздух, будто здесь не проветривали уже много месяцев. Энрико спрашивал себя, неужели старики равнодушны к свежему воздуху и солнечному свету, или они таким образом готовят себя к загробной жизни?

Писано провел их в маленькую комнату, где на узкой кровати лежала Розалия Бальданелло, которую оберегали распятие и резной образ Богоматери. У Розалии был уставший и изможденный вид, седые растрепанные пряди спадали по впалым щекам. Но Энрико, попытавшийся представить женщину молодой, без сети морщин и с темными волосами, понял: она была удивительно похожа на его мать.

Писано, чтобы привлечь внимание женщины, глаза которой были устремлены в потолок, сказал:

– Синьора, это ваш внучатый племянник из Германии, сын вашей племянницы Мариэллы. Он приехал повидать вас.

Женщина медленно повернула голову и взглянула на троих мужчин глубоко провалившимися в глазницы глазами. На Энрико ее взгляд задержался дольше, чем на остальных. Ему было не совсем понятно, понимает ли она на самом деле, кто он. Она была очень ослаблена и физически, и духовно, и создавалось впечатление, что до следующего года женщина не доживет, а может быть, и до следующего месяца.

– Мариэлла умерла? – наконец спросила она на удивление звонким голосом.

– Да, моя мать умерла в прошлом месяце. – Откуда вы это знаете?

Бледные тонкие линии, которые лишь отдаленно напоминали губы, задрожали. Энрико воспринял это как подобие улыбки.

– Я чувствую. Может быть, потому что сама ближе к смерти, чем к жизни. Я чувствую, что Мариэлла рядом со мной. – Ее лицо вдруг изменилось, исказилось в гримасе ужаса, и она пронзительно закричала: – Нет, уходи прочь, не доводи меня до греха! Ты уже достаточно сотворила нам бед и грехов, Мариэлла!

Она разговаривала с умершей! Смутившись, Энрико обменялся с Масси взглядом и стал наблюдать, как непонятная паника все больше овладевала старухой. Ее мерцающие глаза вновь обратились к Энрико, и она, тяжело дыша, с трудом вымолвила:

– И ты уходи прочь! Ты точно так же предался греху, как и твой отец, я вижу это на тебе. У тебя такие же глаза, такой же взгляд. Твой отец согрешил перед Богом и навлек на нас гнев Господа. Он назначил тебя своим душеприказчиком.

Энрико казалось, что Розалия бредит. Воспоминания и страхи смешались в ее затуманенном сознании. И все же от слов Розалии у него по спине пробежал холодок. Где-то в глубине души Энрико чувствовал, что это не просто бред.

Он посмотрел ей в глаза и спросил:

– Что вы знаете о моем отце, синьора?

На мгновение показалось, что ее взгляд прояснился.

– Твой отец – особенный человек, но он сделал неправильный выбор. Он перешел на сторону сатаны.

– Вы знаете его имя?

Она снова заупрямилась и вскричала:

– Убирайся! Оставь мой дом, сатана, и никогда больше не возвращайся сюда! – Едва старуха произнесла эти слова, как закрылась в себе и начала тихо всхлипывать, словно маленький ребенок.

– Вам сейчас лучше уйти, – сказал Писано и проводил гостей до двери. – Синьоре Бальданелло, к сожалению, становится все хуже. Ее дни сочтены, и, может быть, для нее так будет лучше всего.

– Синьора вам не рассказывала, кем был мой отец? Как его звали?

Старик покачал головой и удивленно взглянул на Энрико.

– Разве вы сами не знаете, кем был ваш отец?

Рим

– Третья часть пророчества из Фатимы была опубликована в 2000 году, мы уже говорили об этом, – сказал комиссар Донати, осматриваясь по сторонам в поисках официанта, чтобы заказать что-нибудь выпить. – А подлинный текст совпадает с роковыми предсказаниями из немецкого журнала?

Ванесса Фальк улыбнулась, но при этом оставалась серьезной.

– Я уверена, что дословно не совпадает. Но я хочу подчеркнуть, что опубликованный Ватиканом текст тоже необязательно должен слово в слово совпадать с пророчеством.

Донати поднял руки вверх.

– Хорошо-хорошо, я это понял. Но что же гласит пророчество по версии Ватикана?

– Дети видели ангела с огненным мечом в руке, который, очевидно, хотел низвергнуть весь мир в огонь. Но когда появилась Богоматерь и коснулась огней, они погасли. Ангел призвал к покаянию. Потом детям было видение, что одетый в белое епископ, возможно даже сам понтифик, в сопровождении епископов, священников и других христиан восходит на крутую гору, на вершине которой стоит большой крест. Путь святого отца наверх проходил через разрушенный город. Когда он опустился на колени перед крестом, солдаты выстрелили в него из ружей и луков. Многие епископы, священники и другие христиане, а вместе с ними и понтифик, погибли тогда. Два ангела собрали кровь мучеников в хрустальные кувшины и напоили ею души, которые приближались к Богу.

Донати в ожидании смотрел на Ванессу.

– А дальше?

– Что дальше?

– Это все?

– А этого недостаточно? Разрушенный город, убитый понтифик, осознавший свою гибель мир и лишенная руководства Церковь…

– Наверное, да. Картина, которую увидели дети, – это не что иное, как покушение на понтифика. Я спрашиваю себя лишь, когда и где оно произойдет и какого понтифика постигнет такая участь, нынешнего или одного из последующих?

– Или, может быть, антипапу, – вмешался Александр, и Донати одобряюще кивнул.

– Вы не должны представлять это как конкретное событие, – ответила доктор Фальк. – Предсказание может состоять из нескольких элементов, фантазии и фактов, из будущего или из прошлого. Предположим, что трое детей действительно получили послание и все увиденное им не померещилось. Оно может состоять из различных элементов. Только дет увидели в этом единое событие.

– Все великолепно запутано, – вздохнул Донати и сделал большой глоток воды из стакана.

Александр все время думал над одной из частей предсказания и наконец сказал:

– Да, за смешение прошлого и будущего говорит еще и тот факт, что в предсказании упоминаются стрелы и огнестрельное оружие. Будто и в самом деле показано два нападения, которые между собой отделяются столетиями.

– Хорошо подмечено! – похвалила его Ванесса Фальк. – Покушение с огнестрельным оружием уже произошло, в мае, когда пытались убить Папу Кустоса.

– Вполне возможно, что именно это упоминается в предсказании, – произнес Александр, у которого в памяти еще были свежи ужасные сцены, когда жизнь понтифика не стоила и ломаного гроша.

– Все это очень интересно, но давайте вернемся к священнику Доттесио, – предложил Донати. – Он так вам ничего и не сообщил, доктор Фальк?

– Ни слова, к сожалению. Он сказал мне, что, как и раньше, верен Церкви и Ватикану. Я, конечно, была разочарована, но, поверьте мне, это не может быть причиной его убийства.

– Конечно, я вам верю. – Комиссар невинно улыбнулся. – У вас на момент преступления наверняка есть алиби, не так ли?

– Сожалею, но после отказа пастора Доттесио я расстроилась и отправилась бродить по магазинам на Корсо Витторио Эмануэле.

– У вас есть квитанции или чеки, которые это подтверждают? Это можно также проверить по времени снятия средств с вашей кредитной карточки.

Она покачала головой.

– Цены в бутиках были больше, чем мое горе. Вы теперь меня арестуете?

– Конечно, нет, я спросил просто так. Это профессиональная привычка, понимаете? Если бы я решил арестовать всех, кто в последние дни говорил с Доттесио и у кого на момент убийства нет алиби, у меня было бы слишком много работы.

– Значит, я теперь могу идти? – Ванесса Фальк отодвинула пустую тарелку и взяла сумочку. – Работа зовет.

Донати ей приветливо кивнул.

– Большое спасибо за компанию, доктор Фальк. И не беспокойтесь о счете! Пиццей вас угощала полиция Рима.

Когда она уже хотела выйти из ресторана, Александр наклонился к Донати и спросил:

– Стельвио, ты действительно веришь, что она замешана в убийстве?

– Верить могут те люди, что за стенами Ватикана. А я должен опираться на факты. И если что-то неясно, моя задача перепроверить это.

– Ты уклонился от ответа, – заметил Александр.

– Ванесса Фальк – интересная женщина, очень красивая, очень умная и очень волевая. К тому же у нее есть все, что нужно сегодня для карьеры ученого. – После короткой паузы комиссар добавил: – Или длякарьеры преступника.

8

Северная Тоскана, четверг, 24 сентября, вторая половина дня

Некоторое время в полицейской машине царила тишина, Фульвио Масси ехал в сторону Пеши. Солнце уже скрылось за кронами деревьев, и тенистый лес по обеим сторонам дороги казался Энрико угрожающим. Он был чужаком, который пытался узнать тайны этих гор, тайны, об истинной природе которых он даже не догадывался. Бесконечные ряды деревьев казались ему армией великанов, ополчившихся против всего чужого, каждого, кто осмелится быть чересчур любопытным. Второе посещение Борго-Сан-Пьетро едва ли пролило свет на ситуацию. Напротив, странные речи его двоюродной бабки еще больше запутали Энрико. Он хотел упорядочить свои мысли и поэтому радовался, что у полицейского не было желания разговаривать. Но на полпути к Пеши Масси задал вопрос, которого ждал Энрико с тех пор, как они выехали из деревни:

– Вы действительно не знаете, кто ваш отец, синьор Шрайбер?

Масси слышал, как Эццо Писано задал Энрико тот же вопрос и как тот пробормотал в ответ что-то непонятное и быстро попрощался с Писано. Энрико понимал, что так просто он от полицейского не отделается.

– Многие годы я считал мужа матери своим отцом, это был адвокат Лотар Шрайбер из Ганновера, – начал рассказывать Энрико самую болезненную главу своей жизни. – По закону он и был моим отцом. Он и моя мать поженились еще до моего рождения. Я, конечно, не знал, что к тому времени моя мать уже была беременна. Беременна от другого мужчины.

– И вы не знаете этого человека?

– К сожалению, нет, иначе я не спрашивал бы синьору об этом. Наверное, я никогда бы и не узнал, что Лотар не мой настоящий отец, если бы он тяжело не заболел. Ему нужна была новая почка. Но у него была третья группа крови, достаточно редкая, что еще больше омрачило нерадужные перспективы найти доноров. Я пошел на обследование, чтобы установить, могу ли я быть донором длясвоего отца. В итоге я узнал, что у меня не просто совершенно ординарная вторая группа крови, но и то, что мои родственные связи с отцом не больше, чем у слона с мышью. Ему становилось все хуже и я не стал говорить на эту тему. Он меня вырастил и все время был рядом со мной. До своей смерти он так и остался моим отцом, которого я любил и уважал. Но позже, через некоторое время после похорон, я спросил об этом свою мать.

– И она не назвала имя вашего настоящего отца?

– Мать ответила мне, что не знает его имени. Это чужак, который проездом был в Борго-Сан-Пьетро и останавливался там ненадолго. Когда она узнала, что беременна, у нее не было ни его адреса, ни имени. Ей ничего не оставалось, как примириться с медленно растущим животом и позором на всю деревню.

– Могу себе представить. Внебрачный ребенок в Борго-Сан-Пьетро и сегодня воспринимается как какая-то чума, но в бытность вашей матери в деревне все было намного хуже. К тому же ребенок от незнакомца, какого-то чужака.

– Родители моей матери из двух зол выбрали меньшее и отправили ее в Германию, в семью, которая дружила с Бальданелло уже многие годы.

– Это была семья вашего отчима? – спросил Масси.

– Да. Моя мать должна была остаться у Шрайберов в Ганновере, пока не разродится. Моя мать и Лотар Шрайбер полюбили друг друга, поэтому я появился на свет как ребенок, родившийся в обычном браке.

– Тогда, судя по вашему происхождению, вы – настоящий итальянец. Если принять во внимание, что этот незнакомец был не иностранцем.

– Он был итальянцем. Во всяком случае, единственное, что о нем могла рассказать мне мать, вернее, хотела рассказать.

– Вы тем самым намекаете, что ваша мать рассказала не все, что знала?

– Намекаю, синьор Масси, намекаю, что моя мать знала больше о человеке, с которым потеряла свою невинность. Об этом я догадывался давно. И вроде бы не было конкретных поводов… Но что-то внутри меня говорило о том, что я никогда не должен узнать имя своего биологического отца. Она не могла говорить после апоплексического удара, хотя и пыталась. Но пару слов я смог разобрать. Она сказала, что мне нужно найти и навестить своего отца. Я не все понял, но четко услышал, что она назвала в связи с этим деревню Борго-Сан-Пьетро.

– Значит, ваш отец не был чужаком, путешественником. Он был родом из этой деревни.

– Может быть. В Борго-Сан-Пьетро я рассчитывал найти какие-то сведения о моем отце. Или о том, кто знает его имя.

– Например, Розалию Бальданелло.

– Да. Я надеялся на это до сегодняшнего дня, но визит к двоюродной бабке заставил меня усомниться, что я еще что-то смогу у нее узнать. Ее ум в смятении, что-то заставляет ее паниковать.

– Наверное, причина та же, что повергла в панику дона Умилиани, – предположил комиссар. – Да так, что он убил моего шурина.

– Вполне вероятно. Но что это за причина?

– Я не знаю. Пока не знаю. Однако это очень странная история, – констатировал Фульвио Масси и резко нажал на тормоза перед крутым поворотом. – И она очень беспокоит меня.

– Почему беспокоит?

– Будем исходить из того, что ваш визит в деревню привел к убийству моего шурина. Не напрашивается ли вывод, что убийца, священник Умилиани, хотел таким образом заставить замолчать бедного Бенедетто?

– Вы думаете, он опасался, что тот мог рассказать мне что-то о моем отце?

– Примерно так, – пробормотал Масси и переставил правую ногу снова на педаль газа, чтобы ускориться в конце поворота.

– Так что же вас в этом смущает?

– Если честнейший священник при появлении незнакомца убивает другого человека, это беспокоит. А вас нет? – Не ожидая ответа, Масси продолжал спрашивать: – А что вообще связывает семьи Шрайберов и Бальданелло?

– Этого я тоже не знаю. Похоже, что эти отношения длятся вот уже две сотни лет, и семьи давно общаются друг с другом. Но нет никаких записей о причине и начале этой дружбы.

Энрико задумался, не рассказать ли полицейскому о путевых заметках Фабиуса Лоренца Шрайбера. Ведь для его матери они были так важны, что она отдала их ему лишь на смертном одре. Он помнил ее слабое, наполовину парализованное тело и дрожащую руку, которой она протягивала емустарую книгу. По крайней мере, из этих записок он узнал, как познакомились Шрайберы и Бальданелло. Будут ли в них сведения о его отце, время покажет.

А пока, решил Энрико, он никому не будет рассказывать о книге. Возможно, в ней содержатся еще какие-нибудь неприятные подробности, например, что главарь банды тоже был из семьи Бальданелло.

Когда они выехали из темного леса и приблизились к Пеше, стало не намного светлее. Над маленьким городом собирались тучи, они висели, как гигантские серые колокола. От дождя небольшая речушка стала чуть шире обычного, непогода прогнала людей с улиц.

Масси высадил Энрико у больницы и отправился дальше, в сторону площади, где располагался полицейский участок. Энрико побежал от дождя к входу в здание и справился у дежурного, нет ли доктора Аддесси. В этот раз врач оказалась на месте и готова была поговорить с ним. Когда Энрико зашел в маленький кабинет, он сразу же заметил озабоченный вид Аддесси. Это не предвещало добрых новостей.

– Елене стало хуже? – спросил он с порога, даже не поздоровавшись.

– Некоторое время все выглядело так, будто она выходит из комы. Но она была слишком слаба и умерла бы у нас, если бы не…

Риккарда Аддесси не закончила фразу, а уставилась на стену позади Энрико.

– Если бы не что? – громко спросил он. – Да говорите уже!

– Нам пришлось снова отправить ее в искусственную кому. Только так мы могли стабилизировать ее состояние.

– В искусственную кому? – Энрико на секунду задумался, пытаясь упорядочить мысли и сообразить, что значат слова доктора Аддесси. – Выходит, что Елена никогда больше не очнется, потому что иначе… умрет?

– Мы работаем над решением этой проблемы, – заверила врач с надеждой в голосе, которая противоречила беспомощному выражению на ее лице. – Поверьте мне, мы делаем все, что в наших силах!

– Вопрос заключается в том, хватит ли этих сил, – тихо произнес Энрико и вышел из комнаты, даже не попрощавшись. В одну секунду он почувствовал себя смертельно уставшим и изнуренным. Может, сказывалось недосыпание последних дней? Он был почти счастлив, когда на крыльце больницыему в лицо ударил холодный, порывистый ветер с дождем. Это немного приободрило его. Его взгляд скользнул по церквям, стоявшим рядом с больницей. Это были большой собор, маленькая церковь Сант-Антонио Абате и церковь Сан-Франческо. Как долго он не ходил в церковь? Не считая его недавнего визита в деревенский храм и тех случаев, когда поводом для визита становились свадьба знакомых или траур в семье. Будучи ребенком, он регулярно посещал церковь, на этом настаивала его набожная мать. Когда Энрико повзрослел, он вел себя, как и большинство подростков. И позже, уже повзрослев, он списывал отсутствие религиозного интереса на счет своей матери. Она, набожная женщина, всю жизнь держала его в неведении и врала о настоящем отце. Как же это согласовывалось с католической верой, в которой ложь – нарушение заповеди?

Теперь, стоя на маленькой площади под дождем, он осознал что несправедливо поступил со своей матерью и использовал ее поведение как оправдание. Из событий в Борго-Сан-Пьетро Энрико понял, что у матери было достаточно причин молчать. Если священник решился на убийство, то заговорит ли откровенно простая женщина? Энрико подошел к церкви Сан-Франческо. Он не знал, почему выбрал именно ее. Почти машинально омыв руки в чаше со святой водой перед входом, он перекрестился. Он не мог вспомнить, когда делал это в последний раз. В церкви было темно, холодно и пусто. Ему казалось, что его шаги отдаются слишком громким эхом, когда он медленно шел по нефу. Энрико остановился перед столом со свечами, полез в карман, чтобы отыскать монету, а затем опустил ее в прорезь коробки. Металлический звон нарушил благоговейную тишину. Энрико зажег свечку и поставил рядом с остальными, вспоминая о матери и о том, как несправедливо думал и говорил о ней.

Потом он бросил вторую монету в ящик, зажег еще одну свечу и впервые за много лет произнес нечто похожее на молитву. Это были не те заученные наизусть слова, которые монотонно и зачастую бездумно повторяют обычные прихожане, а слова, которые шли от сердца. Опустившись на колени и молитвенно сложив руки, Энрико со всей искренностью просил за Елену, за ее жизнь и здоровье. При этом он чувствовал, будто обрел нечто давным-давно утерянное.

– Молитва помогает в нужде и нам самим, и людям, за которых мы молимся. Бог прислушивается к нам, если мы говорим с ним, пусть даже он и не подает никаких знаков, которые мы можем почувствовать. Мы просто знаем, что Бог рядом с нами, на нашей стороне. Это чудо нашей веры.

Слова, прорвавшиеся к Энрико будто сквозь пелену тумана, вернули его из отрешенности. Только когда он услышал чей-то голос и увидел возле себя темный силуэт, ему стало ясно, что был в церкви не один. Сначала Энрико подумал, что к нему подошел священник церкви Сан-Франческо, но потом заметил широкие пурпурные ленты, шапочку такого же цвета и золотой массивный крест на груди, свисавший на длинной цепочке. Мужчине среднего роста было около шестидесяти. Он носил круглые очки без оправы. Это был кардинал.

Энрико растерялся, он не ожидал встретить в маленькой Пеше высокопоставленное лицо. Тут же поднявшись с колен, он сказал:

– Вы ошиблись, ваше высокопреосвященство, я хоть и католик, но неверующий.

– А я мог бы поклясться, что вы только что молились, – ответил священник, слегка покачав головой.

– Ну… да, так и было. Но это впервые за много лет.

– Лучше один раз за много лет, чем вообще никогда. Блудным сыновьям, которые все же вернулись к нам в лоно, наш Господь особенно радуется.

– Я только не уверен, что буду делать это регулярно… Молиться, я имею в виду.

– Идите и прислушайтесь, что говорит вам сердце! Человеческое сердце, как правило, хороший советчик, сын мой.

– Может быть, вы и правы, ваше высокопреосвященство.

– Я рад, что вы пытаетесь снова обрести веру. – Кардинал сделал приглашающий жест и указал на пустующую исповедальню. – Наверное, прошло много времени с тех пор, как вы очищали свою совесть перед Господом.

– Я не знаю, – с сомнением ответил Энрико. – Мне кажется, еще слишком рано дляэтого.

Кардинал понимающе кивнул.

– Как я уже говорил, слушайте свое сердце! Человек может получить безмерную помощь, очистив свою совесть. Я совсем недавно сам пережил такое, приняв исповедь отца Умилиани.

Энрико удивленно взглянул на кардинала.

– Вы были у Умилиани? Он вам открылся?

– Именно так, и после этого ему стало немного лучше.

– Но почему же он убил Бенедетто Кавара?

– Синьор Шрайбер, вы как католик должны знать, что исповедь обязывает к абсолютному молчанию. Даже Иисусу духовник не может передать то, о чем ему рассказал на исповеди отец Умилиани.

– Вы знаете, кто я такой, ваше высокопреосвященство?

– Я пришел сюда, чтобы поговорить с вами. Привратник в госпитале сказал, что вы вошли в портал церкви Сан-Франческо. Церковь, как вы, наверное, догадываетесь, очень озабочена происшествием в Борго-Сан-Пьетро. Вполне вероятно, что вы сумеете мне помочь и прольете свет на это дело.

– Ваше преосвященство, вы же наверняка разговаривали с полицией.

– Конечно.

– Тогда вам известны обстоятельства. А больше я не знаю. Я лишь спросил у бургомистра о своих родственниках. Он же соврал мне, сказав, что в деревне никто из Бальданелло больше не живет, а священник в отъезде. Почему он соврал и зачем поспешил к отцу Умилиани, я понятия не имею, также как и о мотивах убийства. Думаю, вы об этом знаете больше, чем я.

– У отца Умилиани свои заботы, – объяснил кардинал и указал в конец продольного нефа. – Взгляните-ка!

Он подвел Энрико к картине, на которой был изображен святой с ранами, какие можно видеть у распятого Спасителя на многих изображениях. Картину окружали шесть сцен из жизни святого. По этим рисункам Энрико догадался, что это за святой.

– Святой Франциск, Франциск Ассизский, – сказал он.

– Да, покровитель этой церкви и заступник всех итальянцев, – подтвердил кардинал. – Сын богатого купца, «плейбой», как сказали бы сегодня, который отказался от всего, чтобы, облачившись в грязную монашескую сутану, посвятить жизнь Богу. Пример тем людям, которые думают, что больше не в силах терпеть страдания. Франциск все время думал о Боге, о своих ближних, о животных, которых он считал связанными с людьми, но никогда о себесамом.

– Эти стигматы наглядно демонстрируют его страсть к страданиям?

– И даже больше. Он принял их, и тому есть свидетели. В 1224 году, будучи уже старым, больным и слабым, он получил от Господа на горе Алверно эти стигматы. Это было на Воздвижение, когда Христос оказал ему милость и высшее признание.

– Не знаю, можно ли отнести получение стигматов к милости, – с сомнением произнес Энрико.

– Это же раны Господни! – воскликнул кардинал. Его голос прозвучал несколько осуждающе, но потом он задумчиво улыбнулся и полез в карман сутаны. – Если вам потребуется христианская помощь или вы вспомните что-нибудь важное о происшествии в Борго-Сан-Пьетро, обращайтесь прямо ко мне.

Он дал Энрико визитную карточку с адресом в Ватикане и надписью: «Герольд, кардинал Феррио, секретарь Конгрегации доктрины веры».

– Вы из Конгрегации доктрины веры? Эта организация – преемник инквизиции, так ведь?

– Если бы я был инквизитором, сын мой, стал бы я так дружелюбно с вами разговаривать?

Кардинал простился, потому что, по его словам, ему нужно было срочно отправляться обратно в Рим. Энрико еще немного задержался в церкви, обдумывая столь странную встречу Несмотря на любезные слова Феррио, Энрико не покидало чувство, что он побывал на допросе, на котором кардинал вел себя ловчее и изощреннее инквизиторов прошлых столетий. Пожав плечами, Энрико сунул карточку в карман и пошел к выходу. Он проголодался и устал. После скорой трапезы Энрико намеревался отправиться в отель и пораньше лечь спать. Но до этого он еще хотел почитать записки Фабиуса Лоренца Шрайбера, чтобы как можно больше узнать об истории своей семьи.


* Путевой дневник Фабиуса Лоренца Шрайбера, написанный по случаю памятной поездки в Верхнюю Италию в 1805 году.
Глава третья – «Разоблачение»

Странно, но без Риккардо и Марии Бальданелло я вдруг почувствовал себя одиноким среди всех этих офицеров и высокопоставленных лиц Лукки и окрестностей, которых Элиза Бонапарт пригласила на свой праздник. Полковник Шенье адъютант герцогини, выделил моим мнимым слугам место в большой кухне, где, как он сказал, позаботятся об их пропитании. Неужели за последние дни я так привык к близости Марии, что ее нынешнее отсутствие вызывало во мне болезненные чувства? Даже сейчас, когда Шевье представил меня каким-то господам, их женам и дочерям, облаченным в шелковые наряды с блестящими украшениями, я невольно сравнивал их с обычной девушкой. Все они не шли ни в какое сравнение с Марией! Тем больше я сожалел о том, что она – сестра бессовестного главаря банды, которая знала о его преступлениях, терпела это и даже поддерживала его.

Снова и снова меня поздравляли с чудесным спасением, искренне или не очень справлялись о моем здоровье. Я вынужден был слушать проклятия в адрес разбойников с большой дороги, которые творят бесчинства в окрестностях Лукки. Эта хула была явным доказательством того, что Мария принадлежала к отверженным людям и находилась в постоянной опасности. Ее жизнь в любой день могла завершиться виселицей, если бы открылась правда о ее брате.

От таких мыслей чувства во мне изменились, сожаление переросло в страх.

Я снова попытался найти среди присутствующих господ человека, которому я был обязан поездкой в Верхнюю Италию. Но как я ни старался, мне не удалось распознать своего заказчика. Я был разочарован. Но затем подумал и сказал себе, что этот таинственный господин, наверное, не хочет проявлять ко мне интерес прилюдно. Оставалось лишь набраться терпения: тот, кто так истратился, чтобы доставить меня сюда, наверняка скоро проявит ко мне интерес.

Капитан Ленуа подошел ко мне и спросил, как мне понравился парад. Когда я лестно отозвался о его солдатах и товарищах, то заметил, как полковник Шевье наморщил лоб. Он не без оснований полагал, что в том состоянии, в котором меня нашел, я едва ли мог насладиться парадом даже наполовину.

В мгновение ока внимание всех приковала одна дама, которая вышла на середину праздничного зала. Это была герцогиня Элиза, сообщившая об особом развлечении: ее супруг исполнит соло на скрипке. Буря аплодисментов, казалось, никогда не утихнет. Герцог подошел к Элизе, вежливо поклонился и прижал подбородком инструмент. Сначала я думал, что аплодисменты звучат исключительно из вежливости и уважения к высокому титулу. Но я вынужден был изменить свое мнение, как только зазвучали первые ноты. Бачокки действительно великолепно играл на скрипке, и Ленуа одобрительно заметил по этому поводу:

– Герцог прекрасно обращается со скрипкой, как ни с чем другим.

Мне показалось, что в словах Ленуа скрыт двойной смысл, и я испытующе взглянул на него. Неужели капитан хотел сказать, что способности главнокомандующего в музыкальной области выше, чем в военной? Это только подтверждало бы слова Риккардо о Бачокки. Но Ленуа выглядел абсолютно невинно, прислушивался к мелодичным звукам скрипки и казалось, не собирался уточнять брошенную вскользь фразу. Может быть, он вел себя так из-за присутствия полковника Шевье. Неожиданно полковник подал мне знак следовать за ним. Я уже собрался уйти, но заметил любопытный взгляд Ленуа. Почти все гости неотрывно следили за герцогом и не заметили, как мы удалились.

Пройдя по узкому коридору, мы попали в комнату, которая, вероятно, была рабочим кабинетом. Две стены были заставлены книжными шкафами, а на большом столе друг на друге лежали две или три географические карты. Когда мы вошли в комнату, меня охватило беспокойство. Неужели наконец-то мне суждено познакомиться с человеком, который оплатил мои долги и организовал путешествие? Но через маленькую боковую дверь вошел не мужчина, а женщина – хозяйка дома.

Герцогиня Пьомбино из Лукки встретила меня улыбкой, поприветствовала и поздравила со спасением. И снова на меня смотрели ее большие глаза, исполненные, как мне казалось, какого-то ожидания.

– Мой брат часто рассказывал о ваших больших познаниях и чрезвычайных способностях, – продолжила она.

– Генерал Бона… – начал я, закашлялся и сказал: – Простите, ваша светлость говорит о его величестве императоре?

Элиза весело рассмеялась.

– Да, вы знаете его еще как генерала Бонапарта. Он когда-то сказал мне, что без таких людей, как вы, синьор Шрайбер, его экспедиция в Египет была бы не более чем военным походом. Вы и ваши коллеги своим трудом подарили цивилизованному человечеству великолепные находки, бесценные реликвии.

– Я и не знал, что его величество был такого высокого мнения обо мне, – ответил я на неожиданную похвалу.

– Именно так. Он был очень впечатлен тем, как вы с ним дискутировали об Институте Египта. Он говорил, что вы часто высказывались довольно откровенно и в большинстве случаев, хотя и не всегда, оказывались правы. – Произнеся эти слова, герцогиня вновь засмеялась. Ей это было очень к лицу, ибо добавило к серьезности и строгости нечто женственное.

У меня в памяти снова возникли картины Египта. Нона этот раз не пустыня с безжалостной жарой и монотонностью, за которой скрывались тысячи смертельных опасностей. Я вспоминал Каир, ароматы и краски Востока, которые так сильно возбуждают европейский ум. Здесь Бонапарт организовал Институт Египта, в котором сам был вице-президентом. Он уже доказал, что его интересует не только завоевание стран, но и победы на культурном и историческом поприще, когда взял с собой в египетский поход ученых, исследователей и художников. Тогда, в 1708 году, изучая науки, я задержался в Париже, а затем, недолго думая, решил использовать приятную возможность объездить Египет за счет французского правительства. Придя в Египет, Бонапарт содействовал развитию искусства и науки, организовал институт. Он и сам принимал участие в заседаниях, причем не как командующий экспедиционными войсками, а как равный среди равных. Помню, он предлагал много полезных идей и позволял критиковать себя. С того времени по сегодняшний день произошло много событий: пала французская директория, войска Бонапарта заняли Тюильри, случилась битва при Маренго, был заключен Люневильский мир и, наконец, Наполеон сам водрузил себе на голову корону императора.

– Мой брат хвалил ваши знания по античной истории, – продолжала герцогиня. – Вероятно, вы сможете помочь мне классифицировать эти находки.

Пока она говорила, Шевье вынул из большого сундука обернутые в ткань предметы и осторожно поставил их на стол с картами. Когда он развернул ткань, передо мной предстали поврежденные вазы и кувшины, от некоторых сохранились лишь осколки, но все были покрыты интересным орнаментом. Исследовательский пыл проснулся во мне, я брал в руки предметы один за другим и подходил к большим окнам, чтобы лучше их рассмотреть.

– Вот это – работа римлян в период первого императора, – начал я классификацию. – И вот здесь тоже… Это наверняка ваза этрусков. Кувшин, на первый взгляд, тоже работы этрусков но при детальном рассмотрении можно увидеть, что на нем орнамент лишь скопирован. Вероятно, роспись выполняли греки.

– Браво! – воскликнула Элиза и восторженно захлопала в ладоши. – Браво, мосье Шрайбер! Мой брат не преувеличивал, когда рассказывал о ваших способностях.

Когда я понял, в чем дело, то сердито посмотрел на сестру могущественного французского императора и спросил:

– Это был экзамен, не так ли? Вы же с самого начала знали все об этих предметах!

Шенье успокаивающе поднял руку:

– Умерьте свой пыл, мосье! Не забывайте, с кем вы разговариваете!

Элиза решила не обращать внимания на мою несдержанность. Она осторожно тронула мою левую руку и улыбнулась.

– Не сердитесь, мосье Шрайбер! Я доверяю вам. Все-таки я потратила некоторые средства, чтобы вы прибыли сюда. Разве я не вправе совсем немного проверить ваши превосходные знания?

От ее слов у меня на мгновение возникло ощущение, будто из-под ног выдернули ковер. Но чем дольше я думал об этих словах, тем больше понимал.

– Так это вы – мой заказчик! – вырвалось вдруг у меня. – Именно вы и пригласили меня в Лукку!

Элиза кивнула.

– Признаться, я изрядно перепугалась, когда мне доложили, что вас похитили бандиты. Я поручила полковнику Шевье отправить лучших солдат на ваши поиски. И, хвала Господу, им это удалось!

– Вы беспокоились о моей жизни или о ваших капиталовложениях, ваша светлость?

– Обо всем сразу, – ответила она с тем невинным взглядом, который подходил ее обычному поведению. – В конце концов, вы очень важны для меня и моего герцогства, мосье.

– Извольте объяснить мне это, ваша светлость!

Элиза взяла в руку вазу, которую я идентифицировал как предмет этрусков. Она была покрыта черной краской, на которую никому неизвестный, давно умерший художник нанес красно-коричневый рисунок. На вазе был изображен нагой юноша, который сидел на подобии пьедестала и показывал остальным людям, тоже нагим мужчинам и женщинам, какую-то плоскую посудину. Предположительно, блюдо. За сидящим юношей была видна большая пара крыльев, что напоминало христианское изображение ангела. Существ с крыльями ангелов можно часто увидеть на рисунках этрусков.

– Этруски – таинственный народ, не правда ли? – спросила Элиза.

– Это можно сказать с уверенностью, – согласился я с ней. – У нас на сегодняшний день нет сведений об их происхождении. Есть лишь различные теории, но ни одна из них не выдержала научной проверки. Даже их язык, или, вернее сказать, алфавит, не позволяет сделать никаких выводов. Кажется, у него нет ничего общего со всеми известными алфавитами. Выглядит так, будто этруски возникли просто из ниоткуда.

– А здесь, где мы с вами находимся, у них как раз были поселения, – продолжила Элиза.

– Совершенно верно, – ответил я, удивляясь такому интересу к культуре этрусков. Мне это напоминало дискуссии с ее братом в Институте Египта. – Верхняя Италия в некоторой степени родина этрусков, но их поселения можно также встретить и в Кампани.

Полковник Шевье вопросительно взглянул на меня.

– Что значит «в некоторой степени», мосье?

– Как я уже говорил, у нас нет точных свидетельств о происхождении этого народа. Но можно сказать, что этруски распространились отсюда по всей Италии, пока не были повержены римской властью и войском. Войска Суллы жестоко подавили последние восстания этрусков, и народ перенял черты римской культуры. Некоторые поэтически высказывались: этруски ушли в никуда, откуда и появились.

– В истории человечества все время появляются сильные нации, железные кулаки которых указывают слабым народам путь, – сказал Шевье, в голосе которого явственно чувствовался пафос.

– В древности это были римляне, сейчас – французы.

– Ну, если вам так будет угодно, – проворчал я в ответ потому что не имел желания восхвалять французские завоевания. Конечно, я добровольно присоединился к походу наполеоновских войск в Египет, но не как солдат. Все, что я там видел – и раненых на поле боя, и мирных жителей, страдающих от войны, – излечило меня от ослепляющей военной славы. Я вновь обратился к герцогине и повторил свой вопрос: – Почему же я так важен длявашего герцогства?

– Потому что вы будете исследовать этрусское поселение, святыню этого народа. Местные жители поговаривают, что город засыпал оползень. Если это действительно так, там должны остаться хорошо сохранившиеся свидетельства этрусской культуры. Найдите это место для меня, мосье Шрайбер, и вы станете богатым человеком!

– Почему вы испытываете интерес к этому таинственному месту, ваша светлость?

Элиза повернулась к единственной стене в комнате, которая не была заставлена книжными полками. Там висела картина, напоминавшая мне очень распространенную гравюру на меди: молодой буржуа генерал Бонапарт со шпагой в одной руке и развевающимся знаменем в другой ведет в бой свои войска в битве при Арколе.

– Мой брат повелел мне править небольшим государством. Сначала это было маленькое герцогство Пьомбино. После того как брат убедился, что я хорошо справляюсь со своими обязанностями, он доверил мне Лукку. Но и это всего лишь маленький город. Мне уже приелись шутки о моем государстве, которые рассказывают во всех салонах Европы. Нужно вооружиться лупой, чтобы отыскать его на географической карте, и стоит лишь совершить неосторожное движение, как уже нарушишь границы соседнего государства. Но я твердо решила сделать из герцогства Пьомбино и Лукки нечто большее. Я пригласила в страну опытных государственных чиновников, инженеров, специалистов по аграрным культурам. Железные и свинцовые рудники Пьомбино, которые были заброшены и находились в запустении, теперь снова работают. Я получила новые заказы для мраморных каменоломен в Карраре, приказала восстановить разрушенные фабрики. Я пригласила ко двору поэтов, музыкантов, скульпторов и художников, чтобы здесь, у нас, процветало не только хозяйство, но и прекрасные искусства. А вы, мосье Шрайбер, должны позаботиться о том, чтобы в моем государстве появилась исключительная коллекция предметов этрусской культуры.

– Вы имеете в виду создание музея, ваша светлость?

Элиза кивнула.

– Надеюсь, вы займете в нем пост директора, если до этого дойдет.

– Это действительно приятное задание, но я все же не совсем понимаю…

– Чего вы не понимаете?

– Зачем было так тратиться, ваша светлость? К чему вся эта скрытность?

– Из-за моего брата. Ваша родина входит в состав его империи. Он не должен узнать о моих планах. Это должно стать для него сюрпризом. Я знаю, как сильно его интересует история Европы и возникновение нашей цивилизации. Если мы покажем ему роскошную коллекцию находок времен этрусков и новые сведения об этом народе, он… он наверняка будет очень признателен мне. Что вы скажете на это, мосье Шрайбер? Вы готовы помочь мне?

Принимая во внимание то обстоятельство, что герцогиня избавила меня от финансовых неурядиц, я, по сути, не имел выбора. Ко всему прочему меня очень привлекала задача узнать что-то новое о таинственном народе этрусков. И я должен признаться, что думал о всемирной научной славе, которую мог приобрести в итоге. Так я второй раз в жизни поступил на службу к семье Бонапартов, еще не подозревая, что мои приключения в Италии будут не менее увлекательными, чем поездка в Египет.


Мы вернулись в праздничный зал, где я провел пару часов, наслаждаясь музыкой, пением, танцами и истинно герцогскими яствами.

Когда снаружи начали сгущаться сумерки, а ряды гостей заметно поредели, я и сам собирался откланяться. Но полковник Шевье, который, как мне казалось, не отходил от меня ни на шаг, не хотел и слышать об этом.

– Ее светлость желает еще раз поговорить с вами и ждет вас, мосье Шрайбер.

– Но уже поздно. Мои слуги будут беспокоиться, если я вскоре не появлюсь.

– Пусть это вас не тревожит, мосье. Их проводили в комнаты для прислуги. Длявас тоже подготовили гостевую комнату. Мы обо всем позаботились. Позвольте проводить вас сейчас к ее светлости!

Эти слова прозвучали не как вопрос, а как приказ. Шевье проводил меня в уже знакомый кабинет, но не вошел вместе со мной. Полковник прикрыл дверь снаружи.

Элиза Бонапарт стояла возле окна и смотрела на множество фонарей, освещавших сад. Не оборачиваясь ко мне, она произнесла:

– Теперь бравые бюргеры возвращаются домой и рассказывают своим любимым о солдатах, бандитах и немце, который должен создать в их городе новый музей. Впрочем, я не упоминала, что вы будете искать древнюю святыню этрусков. Я не хочу привлекать расхитителей гробниц. Попрошу и вас строго хранить молчание! Вы можете мне это пообещать?

– Конечно, ваша светлость.

Только теперь она повернулась ко мне, и на ее лице снова засияла широкая улыбка, которая превращала мужеподобную правительницу в женщину.

– Когда мы находимся с вами наедине, называйте меня просто Элиза, так будет удобнее!

Я кивнул и, запнувшись, сказал:

– Спасибо… Элиза.

– Это мне нужно вас благодарить, Фабиус. У вас позади долгое напряженное путешествие. К тому же вы не знали, куда направляетесь… А еще это непредвиденное происшествие с бандитами. Но вы ни разу не пожаловались.

– Я не привык жаловаться, ваша… Простите, Элиза. Мое присутствие здесь стоило вам некоторых средств, вы вытащили меня из затруднительного положения, которое могло закончиться долговой ямой.

– Но ведь это не вы насобирали долги, а ваш отец, который неправильно рассчитал финансы для своего дела.

– Банкам все равно, для них все эти долги – долги семьи Шрайберов. И после смерти отца они стали моими. Вы мне действительно очень помогли, Элиза!

Она подошла ко мне и, взяв мои руки в свои, произнесла:

– Мы можем помочь друг другу, Фабиус, ведь у нас много общего. И вы, и я – чужаки в этой стране, мы одиноки и поэтому должны поддерживать друг друга.

– Я не могу себе представить, что вы одиноки. Сегодня я собственными глазами видел, как народ приветствовал вас ликованием.

– Ликование предназначалось не женщине, а герцогине. Опасайтесь ошибиться: не каждый, кто радуется на людях, веселится сердцем. Сколько в этом ликовании расчета и соглашательства? Наверное, больше, чем мне может понравиться. Когда я приехала в Италию, здесь никто не торжествовал. Для здешних людей я была всего лишь сестрой императора, который подчинил эту землю силой и бросил ее, как подачку. Мнение людей стало меняться, когда они увидели, что я для них делаю. Но все же я так и осталась для них чужой, и, наверное, никто больше не будет чувствовать себя на седьмом небе, если, упаси бог, однажды Наполеон утратит власть.

Дляэтого действительно нет предпосылок. Он встал во главе европейских монархов.

– Но у него много врагов, как и у меня тоже. А когда человек окружен врагами, он должен иметь хотя бы пару хороших друзей, которым можно доверять.

– У вас они наверняка есть, Элиза. Кажется, полковник Шевье вам очень предан, да и потом, конечно же, ваш муж, герцог.

Взгляд Элизы помрачнел.

– Да, он носит титул герцога Пьомбино и Лукки, и по закону он мой супруг. Но я бы не назвала его своим мужем, и уж точно другом. Было время, когда мы чувствовали друг к другу что-то вроде симпатии. Я убедила себя, что красивый капитан – это то, что мне нужно, потому что я, старшая из трех сестер, еще не была замужем. Феликсу было приятно стать шурином Наполеона Бонапарта. Капитаны обычно так быстро не становятся генералами, по крайней мере, если не рискуют головой на поле боя. Но в конце концов я охладела к Феликсу, как и он равнодушен ко всему, пока у него есть музыка и другие женщины.

– Женщины?

– Фаворитки, если вам будет угодно. Наверное, он уже у них. Нет-нет, не здесь, он встречается с ними в другом доме.

– Почему вы мне все это рассказываете?

– Потому что хочу попросить вас быть моим другом и остаться со мной… сегодня ночью.

Она произнесла то, о чем я уже давно догадывался. Она все еще держала мои руки в своих и стояла так близко, что я чувствовал ее дыхание и сладкий запах духов. Конечно, были женщины и красивее Элизы, с Марией она вообще не могла сравниться. Но недостаток красоты компенсировался ее открытостью. В ее взгляде был какой-то магнетизм, который я видел лишь у ее брата. Этим восхищались солдаты, когда шли в бой под градом пуль за своего генерала.

Я пристально посмотрел в большие темные глаза Элизы и прочитал в них желание, а также уязвимость, которая не сочеталась ни с официальным положением, ни с ее поведением. Передо мной была другая Элиза – девочка с Корсики, жившая на чужбине и занимавшая пост, о котором на родине не могла и мечтать. На ее плечах лежала определенная ноша. И ей очень хотелось, чтобы я помог сегодня ночью забыть об этой ноше. Признаться, я не знал, что мне делать. В тот момент я испугался и почувствовал явное облегчение, когда в дверь постучали и в комнату вошел Феликс Бачокки в сопровождении полковника Шевье. Адъютант, будто извиняясь, с сожалением взглянул на герцогиню.

Я ожидал, что со стороны супруга Элизы на меня посыплются упреки или он даже набросится на меня. Но мои ожидания, к счастью, не оправдались. Генерал лишь окинул меня быстрым равнодушным взглядом, а потом обернулся к своей жене и сказал:

– Ты сейчас должна посвятить себя другим вещам, Элиза! Только что прибыл курьер. Австрийцы с эрцгерцогом Фердинандом напали на Баварию. Вторая австрийская армия под командованием эрцгерцога Карла выступила на стороне Италии. Война!

9

Пеша, пятница, 25 сентября

За большими окнами гостиничного номера Энрико начиналось хмурое серое утро. Он приподнялся на постели и взглянул на старую книгу, лежавшую на ночном столике. Он прочитал уже больше половины записок Фабиуса Лоренца Шрайбера, но до сих пор не мог понять, писал ли автор чистую правду или попросту врал. Сначала он хвалился тем, что вел научные споры с Наполеоном Бонапартом, а потом чуть не переспал с сестрой французского императора!

Мотая головой, Энрико в полусонном состоянии приблизился к окну. Шел небольшой дождь, клубящийся туман окутал горы серой пеленой. Они выглядели очень загадочными, словно хотели скрыть от любопытных глаз свои тайны.

Когда Энрико подумал о происшествиях в Борго-Сан-Пьетро, он счел историю Лоренца Шрайбера не такой уж неправдоподобной. Эти горы таили в себе нечто магическое, нечто, что могло заставить обычного человека преступить грань реальности.

Мелодичный звонок мобильного телефона заставил его вздрогнуть. Он прошел в гардеробную и вытащил аппарат из кармана куртки. Энрико неуверенно принял звонок, словно предчувствуя, что хороших новостей не услышит. Он узнал голос доктора Аддесси еще до того, как она назвала свое имя.

Ее тон свидетельствовал о том, что его опасения подтвердились. – Я звоню вам по поводу синьоры Вида, – сказала она так осторожно, будто в самих этих словах заключалось неприятное известие.

– Что с Еленой?

– Ее состояние вчера ухудшилось, и…

– И что?! – нервно рявкнул в трубку Энрико, когда врач запнулась, не договорив фразу.

– Есть предпосылки, что она не переживет сегодняшний день. – Доктор Аддесси выдержала короткую паузу, и Энрико почувствовал, что ей было нехорошо от этого телефонного разговора. – Мне очень жаль, синьор Шрайбер.

– Вы ничего больше не можете для нее сделать?

– Боюсь, что нет.

– Я сейчас приеду.

– Вы не сможете ничего изменить.

– Я приеду! – повторил Энрико и оборвал разговор.

Через пять минут, наспех одетый и небритый, он уже сидел в своей машине и ехал по дороге между горами и рекой. Дорога, извиваясь, вела к городу. Перекресток перед мостом он проскочил на красный, а перед больницей объехал какую-то ругающуюся женщину и занял последнее место на парковке.

Риккарда Аддесси стояла в приемном отделении интенсивной терапии и словно ждала его. Она заговорила с Энрико с нотками сожаления в голосе, будто Елена была уже мертва. Это шокировало его больше всего.

– Я могу взглянуть на нее?

– Она так и не пришла в сознание.

– И все же… Я прошу вас!

– Вам ведь известно, в каком она состоянии, – ответила врач, пожав плечами. – Но если вы так хотите…

Она провела Энрико в палату, где он еще вчера видел Елену. Все казалось неизменным. Медицинские аппараты наблюдения и жизнеобеспечения монотонно мигали и пикали. Елена так же лежала на кровати, будто спала, но это и был своего рода сон.

– Я не вижу, чтобы ей стало хуже, – упрямо произнес Энрико.

Доктор Аддесси указала на монитор над кроватью Елены.

– Если бы вы понимали в показаниях этого аппарата, то сразу бы все заметили. Мы поддерживаем жизнь пациентки с помощью аппаратов, но на самом деле…

Доктор замолчала и закусила нижнюю губу. Энрико догадывался, что она хотела сказать: «На самом деле перед вами лежит мертвая Елена!»

От этой мысли у него выступил пот. Он неловко поблагодарил доктора Аддесси и вышел из больницы. Он чувствовал себя так, будто его обернули ватой, и видел вокруг лишь нечеткие образы. Он все время думал о Елене. О веселой, жизнерадостной Елене, которую он знал так недолго. И о той недвижимой, почти безжизненной Елене, которая лежала в палате интенсивной терапии и ждала, что аппарат отключится и возвестит о ее смерти. Энрико не знал, что ему сейчас делать. Он беспомощно остановился на площадке перед больницей, и его взгляд упал на церковь Сан-Франческо. Он вспомнил о своей вчерашней встрече с кардиналом и его словах: «Молитва помогает в нужде и нам самим, и людям, за которых мы молимся. Бог прислушивается к нам, если мы говорим с ним, пусть даже он и не подает никаких знаков, которые мы можем почувствовать. Мы просто знаем, что Бог рядом с нами, на нашей стороне. Это чудо нашей веры».

Энрико неуверенно направился к церкви, открыл тяжелую дверь входного портала и перекрестился, обмакнув руку в святую воду. Сегодня он был здесь не один. В абсолютной тишине молились две женщины и пожилой мужчина. Энрико зажег свечку для Елены и присел на самую дальнюю лавку, чтобы помолиться. Было ли честно обращаться к Богу за помощью только в самый критический момент? Но если не сейчас, то когда? Он подумал о Елене, о своем желании вновь увидеть' ее голубые глаза, услышать ее смех. Должен ли он предложить Богу что-нибудь взамен, дабы скрепить договор? Но что? Он посмотрел на картину Франциска Ассизского со стигматами и спросил себя, сильно ли болят такие раны. И что будет, если он согласится принять наисильнейшую боль, чтобы помочь Елене.

Когда Энрико вышел из церкви, он заметил, что дождь кончился. Медленно идя в сторону парковки, он увидел патрульную машину, стоящую возле его автомобиля. Двое мужчин ожидали его: комиссар Масси и Эццо Писано. Последний протянул Энрико костлявую руку и тихо произнес:

– Синьор Шрайбер, я приехал, чтобы выразить свои соболезнования.

Энрико показалось, что у него выбили землю из-под ног. Он обернулся к церкви и горько подумал, что Бог не станет помогать людям, даже если слышит их, тем более такому слабо верящему человеку, как он, Энрико. Он чувствовал себя идиотом, когда вспомнил, что только сейчас сидел на лавке и надеялся, что такая неуловимая сущность, как Бог, проявит интерес и поможет Елене. Почему? Даже если Бог есть, он и пальцем не шевельнет для нуждающегося в его помощи человека – для Елены. Зачем ему это?

– Как вы в Борго-Сан-Пьетро так быстро узнали об этом? – растерянно спросил Энрико. – Я был у Елены только час назад, и она была еще жива, если, конечно, это можно назвать жизнью.

Писано склонил голову набок и вопросительно взглянул на Энрико.

– Елена? Я не понимаю, о чем вы говорите.

После довольно продолжительной паузы Энрико наконец сообразил, что имел в виду Писано.

– Вы приехали сюда из-за моей двоюродной бабки, синьор Писано?

– Да, она умерла этой ночью.

Душу Энрико охватило противоречивое чувство. С одной стороны, это было бесконечное облегчение от того, что он ошибся: старик выражал соболезнование не по поводу смерти Елены. Но и смерть Розалии Бальданелло тронула Энрико. Он видел старую женщину лишь раз и не мог сказать, что это была радостная и приятная встреча. И все же она была его родственницей, последним связующим звеном с его семьей, с его происхождением и отцом.

Энрико не мог сказать, была ли это боль сугубо личного характера. Он знал лишь одно: лучше бы этого дня не было в календаре.

Он взглянул на комиссара и старика из Борго-Сан-Пьетро.

– Это наша вина? Наш визит слишком сильно взволновал ее?

Писано, сделав успокаивающий жест, воскликнул:

– Не упрекайте себя, синьор Шрайбер! Время Розалии истекло. Такое случается, когда люди стареют. Но в свой смертный час она думала о вас и просила меня передать вам… – Он наклонился, достал из патрульной машины картонную коробку из-под обуви, перевязанную суровой веревкой, и протянул ее Энрико.

– Что там внутри? – спросил Энрико.

– Не знаю. Розалия взяла с меня обещание, что я передам коробку вам. Она была в здравом уме, и мне показалось, что это очень важно длянее. Я приехал в Пешу на первой же машине, разыскал комиссара и спросил его, как вас найти.

Теперь заговорил Масси:

– В отеле мне сказали, что вас нет в номере, что вы куда-то уехали. Я подумал, что вы в больнице, и мы отправились туда. Доктор Аддесси сообщила, что дела у синьоры из Рима неважные.

– Врачи говорят, что она умрет… еще сегодня, – ответил Энрико сдавленным голосом. – Доктора уже бессильны. Никто не может помочь Елене. Разве что… – Его взгляд упал на Писано, и в голову пришла мысль, которая возродила надежду. – Разве что тот старик в горах, Анджело…

– Старик, который остановил кровотечение синьоры Вида? – поинтересовался Масси.

– Я знаю, это звучит странно. Но я больше никого не знаю, кто мог бы принять участие в судьбе Елены. Он ведь помог ей тогда. – · Энрико обратился к Писано: – Вы не знаете, где я могу найти этого Анджело?

Казалось, Писано испугался.

– Я не знаю, о ком вы говорите, синьор.

– Вы лжете, – вмешался в разговор Масси. – Я не был бы заместителем начальника полиции Пеши, если бы не чувствовал лжеца за милю. Вы боитесь, синьор Писано? Чего?

Писано опустил глаза, чтобы уклониться от пронзительного взгляда комиссара.

– Я не хочу об этом говорить…

– Но я хочу! – с нажимом произнес Масси. – Анджело живет в Борго-Сан-Пьетро? Он действительно обладает даром целителя? Если это так, вы должны нам об этом сказать! От этого зависит жизнь человека. Вам недостаточно того, что этот молодой человек потерял Розалию Бальданелло? Может быть, вы хотите, чтобы он лишился и этой молодой женщины?

Было видно, что Писано борется с самим собой. Казалось, будто две разные души разрывают на части его грудь.

– Даже если я отведу вас к нему, неизвестно, поможет ли он вообще синьорине.

– А вот об этом мы его сами попросим, – решительно заявил комиссар Масси.

Рим, Ватикан

Александр остановил свой «пежо» на парковке возле губернаторского дворца, в котором располагалась администрация Ватикана. Когда он вышел из машины и глубоко вдохнул, его встретил небольшой моросящий дождь. Он знал, что ему предстоит нелегкий путь. Посещение отца в тюрьме было обременительным для обоих. Еще три месяца назад Александр был готов отречься от отца, целиком и полностью забыть о его существовании. Но родителей не выбирают. Даже если Маркус Розин был генералом ордена «Totus Tuus», совершил величайшее преступление и на его совести были человеческие жизни, он по-прежнему оставался отцом Александра. Поэтому Александр искал встречи с ним, чтобы поговорить. Он знал, что никогда не простит отцу того, что тот совершил, но пытался его понять. Сегодня появился еще один повод увидеться с ним, однако Александр не мог сказать, как отец отреагирует на это Он прошел мимо церкви СантоСтефано к вокзалу Ватикана и приблизился к стальной двери здания, которое находилось под недремлющим оком множества камер наблюдения. Энрико нажал большую кнопку дверного звонка и, наклонившись к переговорному устройству, назвал фамилию, а затем добавил:

– Дон Луу должен был сообщить обо мне.

В ответ раздался низкий голос. Александр открыл дверь и вошел внутрь. В комнате охраны сидели два сотрудника из виджиланцы, которые проверили документы Александра и наличие у него оружия. Потом они велели ему подождать пять минут и лишь после этого провели в помещение для свиданий.

Посреди комнаты за большим столом сидел Маркус Розин. Руки его лежали на столешнице, словно он держался за нее, боясь упасть. Солнечные очки, которые скрывали его пустые глазницы, в комнате без окон, освещенной неоновыми лампами, казались лишними. У Александра до сих пор были свежи воспоминания о кровавой стычке с Маркусом Розином и другими предателями в тайных подземельях Ватикана. Старая женщина, которую все звали Котолюбка, показала Александру и его людям вход в подземный лабиринт. Ее застрелили, но один из ее котов выцарапал глаза генералу ордена «Totus Tuus».

Жандарм, оставшийся наблюдать за теми, кто находился в комнате свиданий, делал вид, будто его совершенно не интересуют ни посетитель, ни заключенный. Александр сел на стул напротив отца.

– Александр? – спросил Маркус Розин.

– Да. Доброе утро, отец. Тебе сообщили, что посетитель – я? Или ты узнал меня по звуку шагов?

– Ни то, ни другое. Кто бы еще решил навестить меня здесь?

– Ну, не знаю… Возможно, старые друзья.

– Шутишь? Ты думаешь, они отважились бы прийти в новую ватиканскую тюрьму? Это все равно что самому сунуть голову в пасть льву.

– Но у тебя все же остались друзья, – возразил Александр. – Несмотря на то что Папа Кустос провозгласил орден распавшимся, они все равно где-то тайно собираются. Так ведь?

– Если люди верят в свое дело и готовы пожертвовать ради него своей жизнью, они не обратят вниманияна то, что говорит незаконный понтифик.

– Кустос избран по закону.

– Это нужно еще доказать, особенно теперь, когда есть второй Папа, – ответил Маркус Розин, и в его голосе прозвучало удовлетворение.

– Ты хорошо информирован.

– Мне позволено слушать радио, и я включаю его очень часто. – Маркус Розин постучал указательным пальцем по солнечным очкам. – Что же мне еще остается?

– Я знаю, что ты выступаешь против реформ Кустоса и, прежде всего, против него самого, ведь он лично хочет воплотить их в жизнь, – вздохнув, сказал Александр. – У тебя еще сохранились контакты с единомышленниками?

– Ты имеешь в виду моих братьев и сестер?

– Называй их, как тебе угодно.

– Как же мне поддерживать с ними контакт? Читать, что ли, их тайные записки, которые они передают в камеру контрабандой? – Маркус Розин коротко и безрадостно рассмеялся. – Составленные с помощью алфавита для слепых?

– Есть разные способы и пути, – ответил Александр с намеренной многозначительностью.

Отец скептически ухмыльнулся:

– Александр, ты пришел сюда для допроса?

– Я хотел бы попросить тебя о помощи, отец.

– Я весь внимание.

Это было невозможно, но Александру казалось, что отец с любопытством смотрит на него.

– Если ты внимательно слушаешь радио, то наверняка знаешь о двух убийствах священников в Ариччии и Риме.

– Да. И что?

– Что тебе известно об этом?

– Наверное, меньше, чем тебе. В отличие от меня, ты можешь читать еще и газеты.

– Возможно ли, чтобы в этом деле были замешаны бывшие члены ордена «Totus Tuus»?

Пальцамиправой руки Маркус Розин выбивална столешнице барабанную дробь.

– Александр, я только теперь понял, что именно это и привело тебя ко мне? А сначала я подумал, что это… кровные узы.

– Ты хочешь обидеть меня? В прошлом я доказал, что ты мне небезразличен. Но сегодня я действительно пришел по делу.Еслиты что-нибудь знаешь об этих убийствах, скажи мне, пожалуйста! Может быть, это предотвратит следующие жертвы.

– Неужели ты считаешь меня предателем? – с упреком произнес Маркус Розин.

– Я и предположить не мог, что ты будешь так упрямиться, – разочарованно ответил Александр. – Я думал, что майские события и потеря зрения заставят тебя задуматься и направят на путь истинный. Но, наверное, я ошибался.

– Да, разумеется, ты ошибался! Вы лишили меня зрения, заперли меня здесь, вполне вероятно, до конца моих дней, и ожидаете, что я вам помогу? – Горечь в голосе Маркуса Розина сменилась яростью. Он закричал: – Уходи, Александр, исчезни!

– Нет, это не я и мои товарищи отняли у тебя зрение, а кошки, которые на тебя напали. Но то, что мы стояли по разные стороны баррикад, верно. Тогда я испытывал к тебе отвращение, отец, за то, что ты сделал. Наверное, в тот момент я даже ненавидел тебя. Но потом я все обдумал и решил, что ты сделал то, что было необходимо в данной ситуации. Я все еще считаю твои убеждения ложными, однако, по крайней мере, пытаюсь понять твои поступки. Ты так верен своим идеалам. И все же я думаю, что ты все это время думал только о себе, переживал за себя и бежал сам от себя, взваливая вину за свою исковерканную судьбу на других. Мне жаль, отец, однако, похоже, чувства перехлестнули через край.

Александр покинул комнату свиданий, не сказав больше ни слова. Он, конечно, не рассчитывал на то, что получит какие-то сведения от своего отца об убийствах священников. У него были лишь беспочвенные подозрения, что члены ордена «Totus Tuus» как-то причастны к убийствам. Александр стремился использовать любую возможность, поэтому и пошел к отцу. Но его разочаровало не то, что он не получил никаких сведений от него, а упрямство Маркуса Розина, его нежелание хоть раз взглянуть на вещи с позиции своих идейных противников. Александр догадывался, что отец ненавидел их всех до глубины души, и задавался вопросом, не распространяется ли эта ненависть и на него.

Северная Тоскана, вблизи Борго-Сан-Пьетро

Они оставили патрульную машину на поляне и начали пробираться через густой кустарник вслед за Эццо Писано. Колючий плющ цеплялся за штаны Энрико, ветки хлестали по лицу после каждого неосторожного движения. В его памяти всплывали неприятные воспоминания об их бегстве с Еленой от разъяренных деревенских жителей. Он уже давно потерял всякие ориентиры, да и Фульвио Масси едва ли ориентировался лучше. Но Писано шел очень уверенно и, казалось, находил верный путь даже в самых густых зарослях. То и дело он бил вокруг себя палкой, которую подобрал по дороге, чтобы отбросить в сторону строптивый кустарник. Несмотря на свой возраст, он был довольно проворным и ловким. Здесь Писано чувствовал себя как дома, потому что, наверное, исходил окрестные леса вдоль и поперек еще мальчишкой. Он перепрыгивал через небольшие, не высохшие после недавнего дождя лужи, чтобы не замочить ноги, в то время как у Энрико и Масси уже давно испачкалась и промокла обувь.

– Трудно представить, что кто-то построил дом в такой глуши, – проворчал комиссар, когда в последнюю секунду проскочил мимо грязной лужицы. – Нужно быть настоящим отшельником, чтобы решиться на такое.

– Анджело и есть отшельник, – раздался голос Писано. – И он живет не в доме. Во всяком случае, не в таком, как вы думаете.

Энрико заметил остатки каменных стен, которые высились среди зарослей тернового кустарника. Вскоре он увидел круглую каменную хижину – на такую же постройку они набрели, спасаясь от погони два дня назад. То была гробница этрусков, как им тогда объяснил таинственный Анджело. Подлесок поредел, и вскоре слева и справа стали появляться другие гробницы, выложенные из камня. Они были частично оплетены растениями, будто представляли симбиоз с живой природой.

– Это все гробницы? – спросил Энрико.

– Здесь их намного больше, – ответил Писано. – Борго-Сан-Пьетро стоит на руинах города этрусков. И здесь, в этих лесах, этруски хоронили мертвых.

Он остановился возле двух сравнительно больших гробниц и огляделся. Впервые за то время, что они провели в лесу, Писано выглядел неуверенным.

– Он должен быть где-то здесь, – пробормотал он и обернулся вокруг своей оси. – Ах да, вот это правильная дорога!

Они шли за Писано, пока тот не остановился у одной из каменных хижин. Это была большая гробница примерно пятнадцати метров в диаметре. Внутрь вела лестница, которую изрядно разрушили ветер и непогода. Внизу виднелся зияющий вход. Снаружи это была всего лишь черная дыра. Что находилось внутри, разобрать было трудно. Писано осторожно спустился по лестнице, за ним – Энрико и Масси.

– Темно здесь, – заметил Энрико, когда они остановились перед входом.

– Сейчас исправим. – Масси достал из кармана небольшой фонарик.

Энрико, кивнув в знак благодарности, сказал:

– Вы, кажется, готовы ко всему, комиссар.

– Лучше уж так, чем иначе… – ответил полицейский и расстегнул кнопку на кобуре, чтобы в случае непредвиденных обстоятельств можно было быстрее достать оружие.

Они медленно вошли в темноту, которую прорезал тонкий луч фонаря Масси. Проход был узкий, по его бокам были проделаны отверстия, напоминающие двери. Перед каждым проемом Масси останавливался и освещал помещение фонарем. Здесь, внизу, они увидели целые комнаты со сложенными из камня кроватями или столами, словно мертвые должны были вести привычную жизнь. Но больше всего Энрико впечатлила настенная живопись, яркие краски которой на удивление хорошо сохранились. На стенах были изображены сцены из повседневной жизни умерших, наверное, для того, чтобы покойники и в потустороннем мире не отказывались от своих привычек. В глаза бросились изображения крылатых мужчин, похожих на христианских ангелов, – они были на большинстве росписей.

Когда Энрико спросил об этом комиссара, тот ответил:

– Должен сознаться, я слабо разбираюсь в мифологии этрусков. Но, насколько я помню, с христианством здесь нет ничего общего. Однако в любом случае я согласен с тем, что эти крылатые мужчины выглядят очень интересно.

– Исследование древнего культурного достояния тоже попадает под юрисдикцию полиции?

– Только когда за дело берутся расхитители гробниц. Сейчас же я пришел сюда, чтобы встретиться с этим странным Анджело.

– Он едва ли мог стать убийцей вашего родственника.

– Да, верно. Но, возможно, он сумеет пролить свет на это дело. Люди в Борго-Сан-Пьетро не очень разговорчивы, даже моя сестра. – Масси сухо рассмеялся. – Я, будучи еще ребенком, ненавидел, когда у моей сестры были от меня тайны.

Энрико хотел поговорить об ангельских фигурах, которые так поразили его. И даже больше: в некоторой степени они нагоняли на него необъяснимый страх. Здесь, в большой гробнице, он чувствовал себя так же, как и в подземном лабиринте из своего кошмара. Но когда он повернулся к Масси, то обнаружил, что их проводник исчез.

– Куда подевался Писано? – спросил он.

Масси обшарил лучом фонарика проход и тихо выругался, не обнаружив его.

– Неужели старик обвел нас вокруг пальца?

– Мне казалось, что он говорил искренне. Но после всего что мне довелось пережить в этих горах, я бы за него не поручился. Если это ловушка, то выбрана она просто великолепно.

– Сказал тигр и прыгнул в ловчую яму.

Масси переложил фонарик в левую руку, а в правую взял пистолет. После этого они осторожно двинулись вперед. Энрико держался за полицейским, чтобы не попасть на линию огня.

Вдруг раздался негромкий голос:

– Вам нечего бояться. Тут вам никто не причинит зла.

Луч полицейского фонарика осветил двух мужчин в конце коридора: Эццо Писано и бородатого старика, который помог Елене и назвался тогда Анджело. Именно ему принадлежал голос.

– Эццо рассказал мне, зачем он привел вас сюда, – продолжил старик. – Молодой женщине очень плохо, так?

– Врачи говорят, что она умрет еще сегодня! – произнес Энрико. – Вы можете ей помочь?

– Ты доверишь мне такое дело? Я всего лишь старик. У меня нет медицинского образования, как у врачей из Пеши. Чем я могу помочь, если даже они ничего не могут сделать?

– Я знаю, что у вас есть особые силы, Анджело. Я сам видел, как вы остановили кровотечение у Елены. Неужели вы не поможете ей еще раз?

– Даже если бы я мог, почему я должен делать это?

Сначала Энрико хотел ответить, что вина за нынешнее состояние Елены лежит на жителях Борго-Сан-Пьетро. Но это было бы нечестно. Анджело не виноват в случившемся, напротив, он заступился за Энрико и Елену. Энрико тщетно подыскивал ответ и после паузы сказал:

– Но вы ведь человек, Анджело, и Елена тоже!

Анджело задумчиво кивнул.

– Это хороший ответ, наверное, единственно возможный. Но если я помогу тебе, ты должен мне кое-что пообещать. Ты и полицейский.

– Что? – спросил Масси, настроенный явно скептически.

– Все, что вы здесь увидели, и все, что вам еще предстоит увидеть, должно остаться между нами!

Масси что-то недовольно проворчал.

– Эти гробницы представляют ценное историческое наследие. Долг полиции – защищать их от грабителей.

– Сюда не придет ни один грабитель, – заявил Анджело тоном, не терпящим возражений.

А Писано добавил:

– Кроме того, эта земля принадлежит общине Борго-Сан-Пьетро. Пока никто не лезет в эти гробницы и они находятся в первозданном виде, чиновники ничего не смогут сделать. Вы как полицейский должны знать закон.

– Я знаю его, – заверил Масси и сунул пистолет обратно в кожаную кобуру на поясе. – Я лишь удивляюсь, что вы его тоже знаете. – Потом полицейский вновь обратился к Анджело: – А что вы, собственно, делаете тут, внизу?

– Я здесь живу.

– В гробнице? – удивился комиссар. – Вы не находите, что тут немного темновато и одиноко?

– Если мне нужен свет, я зажигаю свечу. А если бы мне нужны были люди, я бы не пришел сюда.

– Давайте поговорим чуть позже, – нетерпеливо произнес Энрико. – Время идет, и мы можем опоздать к Елене. – Он обратился к старому отшельнику: – Анджело, я даю вам слово молчать. И я уверен, что комиссар тоже пообещает вам это. Вы ведь поможете Елене?

Рим, Ватикан

Александр подъехал к воротам Порта Сант-Анна с пешеходной скоростью. Он все еще думал о бесполезном разговоре с отцом, о том, имеет ли смысл вообще приходить к нему в будущем. Принимая во внимание то, что сказал ему Маркус Розин, он вряд ли будет нуждаться в этих посещениях. Александр с удивлением заметил, как на дорогу выскочил швейцарский гвардеец и энергично замахал ему. Александр нажал на тормоза, «пежо» остановился в каком-то полуметре от Вернера Шардта.

Адъютант гвардии подошел к машине, и Александр, опустив стекло с водительской стороны, спросил:

– Это попытка самоубийства или необычный способ выйти на контакт, Вернер?

– Ни то, ни другое. Мне позвонил дон Луу. Его святейшество хочет с тобой поговорить, прежде чем ты покинешь Ватикан.

– Зачем ему это?

– Святой отец не делится своими мыслями с охраной.

Александр кивнул и тихо спросил:

– А что? Есть что-нибудь важное?

– Пока нет. Я сообщу, если что-нибудь узнаю.

Александр припарковал машину во дворе Сан-Домазо и прошел в Апостольский дворец. Туда, на четвертый этаж, его проводил молодой гвардеец, которого он не знал. Они вышли из лифта и подождали в маленькой приемной дона Луу. Плетеные кресла и деревья в кадках придавали приемной домашний вид. Личный секретарь Папы, коротко поблагодарив гвардейца, отправил его и пригласил Александра войти.

– Хорошо, что вы нашли время для его святейшества, синьор Розин. Извольте пройти за мной!

Понтифик сидел за столом в своем кабинете и подписывал документы.

– Надоевшие администраторские обязанности, – сказал он с усталой улыбкой, когда заметил Александра и Луу. – Подписываю благодарности всем светским персонам, которые выказали поддержку нашей Церкви, несмотря на схизму.

– Разве дляэтого нет каких-то специальных автоматов для подписей? – немного удивленно спросил Александр.

– Конечно, есть такие автоматы, – ответил Генри Луу. – Но только представьте, во что это выльется! Политик или звезда кино может пользоваться таким автоматом, чтобы подписать карточку, но только не понтифик! Церковь ревностно следит за подлинностью и аутентичностью.

– Кроме того, за такой монотонной глупой работой можно хорошо помедитировать, – сказал Кустос. – А причин для размышлений у меня сейчас более чем достаточно.

Папа выглядел очень утомленным, и это чувствовалось по его голосу. Александру показалось, что за прошедшую неделю, с того момента, когда они виделись в последний раз, Кустос постарел лет на пять. Кожа его казалась серой, а глаза покраснели от недосыпания. Создавалось впечатление, что этот человек использует последние резервы организма, чтобы выглядеть достойно.

– Может быть, не принято спрашивать вот так, напрямую, – осторожно начал Александр, – но есть ли какие-нибудь новости по поводу Церкви истинной веры?

Кустос предложил ему присесть и сказал:

– Мы готовы на диалог с раскольниками, но они игнорируют нас, ведут себя так, будто у их Церкви тысячелетняя история. Как можно победить противника, не встретившись с ним лицом к лицу?

Александр немного подумал и ответил:

– Значит, нужно сделать так, чтобы противник сам захотел встретиться.

Глаза понтифика блеснули.

– Отличная идея! С вами всегда приятно беседовать, Александр Розин. Могу ли я поинтересоваться, как прошел ваш визит к отцу? Я не хочу показаться бестактным, выспрашивая о ваших собственных делах, но дон Луу сказал мне, что вы хотели узнать у отца, не была ли связана организация «Totus Tuus» с убийствами священников.

– Да, я так и сделал. Но он отказался мне помочь. Длянего мы все еще враги. Те, кто разрушил все его планы и отнял зрение.

– Он действительно настолько зол?

– Да, очевидно. Но все-таки он косвенно подтвердил, что «Totus Tuus», несмотря на роспуск, все еще активно действует.

– Наши источники тоже указывают на это, – сказал дон Луу. – Мы отрубили спруту пару щупалец, но остальные где-то скрываются и плетут новые гибельные сети.

– У вас вышло отличное красочное сравнение, Генри, – заметил понтифик. – Вы не пробовалиписать приключенческие романы?

Луу понял шутку и, подмигнув, ответил:

– Когда все тут у нас кончится, ваше святейшество, обязательно приступлю. А пока я собираю материал.

Его лицо вновь сделалось серьезным, и он обратился к Александру:

– Ваш отец не намекнул вам на какие-либо зацепки?

– К сожалению, нет. Боюсь, что этот визит прошел впустую. Мой отец сейчас наверняка думает, что я и раньше приходил к нему лишь с одной целью.

Кустос поднялся, подошел к Александру и положил руку ему на плечо.

– Есть два вида людей. Те, которые сдались и которых теперь ничто не интересует. И те, кто постоянно проверяет себя, не взирая на то, что процесс этот долгий и болезненный. Я не очень хорошо знаю вашего отца, но мне кажется, что он относится ко второму типу. Если я прав, то он себя проверяет, а значит, поймет, что поступал с вами несправедливо и что вы хороший сын.

Прикосновение и слова понтифика немного успокоили Александра, и ему стало чуть легче. Александру казалось невозможным раскаяние отца, находящегося в тюрьме, но после слов понтифика у него вновь появилась надежда. Чувство умиротворения приятной теплотой разлилось в душе. Александр понимал, что уверенность ему придают особые силы Кустоса. И Александр хотел, чтобы и сам понтифик обрел такую же уверенность, несмотря на раскол Церкви.

Пеша

Врачи, сестры и санитары больницы с удивлением смотрели на Энрико, комиссара Масси и старого Анджело, которые вошли в отделение интенсивной терапии. Эццо Писано попрощался с ними еще в горах и пешком вернулся в Борго-Сан-Пьетро. Доктор Кардоне, заведующий отделением, преградил им путь.

– Что вам нужно? Вам нельзя сюда!

– Как дела у Елены Вида? – в ответ спросил Энрико.

Лицо Кардоне стало озабоченным.

– Боюсь, не очень хорошо. Все близится к развязке.

– Тогда пропустите нас к ней! – потребовал Энрико и указал на Анджело. – Этот человек, вероятно, сможет ей помочь.

– Этот человек? – Кардоне смерил старика подозрительным взглядом. Его оборванная одежда и поношенные сандалии на босых ногах явно вызывали недоверие. – Он врач?

– Нет, но он обладает особыми способностями.

– Ах, вот как! – воскликнул глава отделения. – И какими же?

– Нам сейчас некогда объяснять, – поспешно ответил Энрико. – Пропустите нас, пожалуйста!

– Черта с два! Я как заведующий отделением несу ответственность за своих пациентов.

– Послушайте молодого человека, доктор! – потребовал Масси. – Будет так, как он говорит.

– Здесь я решаю, что так, а что нет. Это больница, а не полицейский участок!

Из открытой двери вышла Риккарда Аддесси, которая, похоже, слышала всю перепалку. Она взглянула на Анджело и спросила:

– Это тот самый человек, о котором вы мне рассказывали, синьор Шрайбер?

– Да, это он, – ответил Энрико. – И он готов помочь Елене.

– Вы верите в то, что он сможет это сделать?

– Если не он, то кто?

Доктор Аддесси отвела коллегу в сторону и тихо заговорила с ним. Оба яростно жестикулировали, и наконец Карло громко сказал:

– Ну хорошо, Риккарда, но только под твою ответственность. Я уверен в том, что сказал сейчас. С этого момента ты лично отвечаешь за состояние пациентки, я же снимаю с себя ответственность за то, что случится.

Аддесси поблагодарила его и пригласила остальных следовать за ней в палату Елены. Кардоне присоединился к этой делегации. Когда доктор Аддесси хотела войти в палату, Анджело помотал головой.

– Нет, не докторша. Только он… – Анджело взглянул на Энрико, – и я.

– Так не пойдет! – запротестовал Кардоне. – Все, что они там будут делать, не может происходить без врачебного надзора!

Анджело, посмотрев на него, со всей серьезностью произнес:

– Мы должны остаться втроем, только так я смогу помочь.

Риккарда Аддесси успокаивающе положила руку на плечо Кардоне.

– Я беру ответственность на себя, Филиппо. – И, взглянув на комиссара, добавила: – Это может засвидетельствовать полиция. И, если ты хочешь, могу в том расписаться.

Казалось, Кардоне наконец успокоился, и Энрико с Анджело вошли в палату. Когда Энрико закрывал дверь, его взгляд встретился с взглядом Аддесси, и она ободряюще улыбнулась ему. Обернувшись, Энрико увидел, что Анджело уже стоит на коленях возле кровати, положив руки на лоб и горло Елены. Вся эта сцена казалась Энрико сюрреалистической. Только что он упрашивал доктора Кардоне пропустить их в палату, и вот уже сам сомневается, сможет ли этот старик что-нибудь сделать дляумирающей Елены. При этом она не выглядела так, будто и в самом деле находилась при смерти. Казалось, молодая женщина спокойно спала.

– Стань на колени с другой стороны и положи свои руки на нее! – потребовал Анджело.

– Я? Но зачем?

– Потому что ты должен помочь мне. Вместе наша сила умножится.

– Наша сила? Но я не обладаю такой силой, как вы.

– Нет, у тебя есть сила. Я почувствовал это еще при первой нашей встрече. Ты просто никогда не пробовал применять свои способности. Теперь время настало. Стань на колени!

Будто пребывая в трансе, Энрико подчинился требованию. Неужели старик сошел с ума? Энрико ничего не знал о своих особых способностях, таких же, как у Анджело. Но он положил руки на грудь Елены, как того требовал старик. Если ей станет лучше, он будет это делать!

– Теперь закрой глаза, чтобы лучше сконцентрироваться! – велел Анджело.

Энрико вновь повиновался и спросил:

– Что мне делать?

– Ничего особенного. Просто расслабься и думай об этой женщине! Думай о том, что ее состояние улучшается! Думай о ее улыбке, голосе!

Энрико мысленно вернулся в прошлое, в день их первой встречи с Еленой. Он вспомнил их разговор, вспомнил, как его впечатлила ее веселая натура. Странное чувство овладело Энрико. Сначала это был легкий зуд в пальцах и ладонях, а затем этот зуд, превратившись в теплую волну, накрыл все его тело целиком. Энрико казалось, что на него струится теплый душ. Он бы не стал утверждать, что это было неприятно, скорее даже наоборот. Он чувствовал себя защищенным, ему было комфортно, чего он уже давно не испытывал.

«Так же, как в детстве, когда я был ребенком, – подумал он, – и считал Лотара Шрайбера своим настоящим отцом». Потом вдруг случилось нечто странное, зловещее: из темноты» окружавшей его, вынырнул образ рослого мужчины с крыльями. Только тот, кому прежде не являлось такое видение, мог принять этот образ за ангела, ибо гармоничное лицо ангела вдруг превратилось в морду черта, такую безобразную и злобную, что Энрико охватила паника. Импульс, который он старался подавить, оказался сильнее: бежать, бежать сломя голову прочь – только бы подальше от этого чудовищного образа из своих сновидений, который снова и снова пытался вторгнуться в действительность Энрико.

Энрико почувствовал, как теряет почву под ногами. Под ним разверзлась глубокая дыра, и он упал в нее. Он падал все глубже и глубже…

Усилием воли он заставил себя открыть глаза, и уже через секунду кошмар рассеялся. Энрико хрипло дышал, его руки, которые только что лежали на груди Елены, дрожали, словно в ознобе. Он все еще был охвачен паникой, которую вызвал вид крылатого существа. Но все это ушло без следа, едва он взглянул на лицо Елены. Она открыла глаза и удивленно смотрела на него.

– Что… я здесь… делаю? – запинаясь, спросила она. Ее взгляд упал на старика, который медленно поднялся.

– Кто…

– Я – Анджело. Вместе с этим молодым человеком я помог освободиться тебе от сна. Теперь о тебе позаботятся врачи.

Он открыл дверь и махнул Аддесси и Кардоне. Оба не поверили своим глазам, когда увидели, что Елена пришла в сознание. Анджело отказался отвечать на какие-либо вопросы и увлек за собой Энрико. Старик поспешил мимо остолбеневшего комиссара Масси и вывел Энрико из отделения интенсивной терапии. Они остановились в углу, где стоял маленький круглый столик и пара стульев.

– Садись! – сказал Анджело. – На тебя это дело повлияло сильнее, чем я думал. Что ты чувствовал?

Энрико описал свои ощущения и привидевшийся ему образ. Он сообщилАнджело, что это существо он и раньше часто видел в своих снах. Он не знал, почему так разоткровенничался с Анджело. Что-то в отшельнике располагало к доверию. Может быть, просто тот факт, что он спас Елену.

– Что со мной, Анджело? – спросил он.

– Я не знаю. Но мне ясно, что в тебе кроется больше, чем я предполагал.

– Вы тоже не знаете, почему я вижу такие сны? Как мне от них избавиться?

– Ты не сможешь от них избавиться просто так. Однажды ты должен будешь выступить против этого крылатого существа.

– Но кто или что это такое?

– Может, хорошее, а может, плохое. В любом случае это будет то, что ты сам в нем увидишь.

– Такой ответ вряд ли меня удовлетворит, Анджело. У меня накопилось много вопросов.

– Я больше ничего не могу сказать тебе. Я устал и обессилен. Пожалуйста!

Отшельник, возражая, поднял руки вверх, и только теперь Энрико заметил красные крути на его ладонях. Он подумал о вчерашней встрече с кардиналом Феррио и о картине святого Франциска Ассизского. Стигматы Спасителя!

– Откуда это? – спросил Энрико.

НоАнджело лишь молча покачал головой и направился к выходу. Энрико тоже чувствовал себя изможденным, у него не было сил остановить Анджело. Кроме того, это было бы нечестно. Анджело и так сделал больше, чем обещал.

Энрико хотел было опустить голову на руки, но вдруг испугался и замер. На его кистях с внутренней и внешней стороны тоже были красные пятна, меньше, чем у Анджело, но четко различимые. В этот момент Энрико осознал, что после поездки в Италию его жизнь не будет прежней. Здесь, в горах, решится его судьба.

10

Энрико осторожно ощупал пальцами кисть и красные пятна. Никакой жидкости, никакой крови, никакой боли. Он подумал о распятом Иисусе Христе и попытался представить себе боль от гвоздей, которыми протыкают руки и ноги. Это, должно быть, чудовищно, но все равно не идет ни в какое сравнение с мучениями на кресте, когда раны разрываются от тяжести собственного тела. Он взглянул на свои ноги и уже хотел разуться, чтобы осмотреть странные пятна на ногах, но в этот момент к нему подошел Фульвио Масси и что-то протянул. Это была обувная коробка, которую для Энрико передал Эццо Писано по просьбе Розалии Бальданелло. Когда они отправились в горы за Анджело, Энрико оставил коробку в машине и больше не вспоминал о ней.

– Это принадлежит вам, синьор Шрайбер. Берите скорее, мне нужно уезжать!

– Что случилось? – спросил Энрико, принимая коробку.

– Мне только что позвонили из участка. Дон Умилиани мертв.

– Что?

– Повесился в камере. Эти идиоты оставили ему пояс только потому, что он был священником! Теперь мы, наверное, никогдане узнаем, почему он убил моего шурина. До скорого, синьор Шрайбер!

Комиссар быстрым шагом направился к лифту, а Энрико, вспомнив священника из Борго-Сан-Пьетро, погрузился в невеселые размышления. Сначала убийство, потом самоубийство! Что могло побудить священника преступить заповеди Господни? Энрико не мог этого объяснить. Только вчера Умилиани посетил кардинал из Ватикана. Можно предположить, что Умилиани ему исповедался, облегчил душу. Но такая ноша все равно была тяжела для священника. Лишь одно обстоятельство казалось Энрико еще загадочнее, чем прежде: судя по всему, убийство Кавары очень тяготило совесть деревенского священника, но зачем тогда он вообще решился на него?

К нему подошел кто-то в белом халате. Энрико поднял глаза и понял, что это Риккарда Аддесси, которая испытующе смотрела на него.

– Как вы себя чувствуете, синьор Шрайбер?

– Все хорошо, доктор. Скажите мне, как там дела у Елены?

– Лучше. – Она улыбнулась и покачала головой. – Если бы мне рассказали сегодня утром, что я пущу его в закрытое отделение… Этот Анджело действительно обладает необыкновенными способностями. Куда он подевался?

– Думаю, ушел обратно в горы.

– Мне непременно нужно с ним поговорить. Его знания могут представлять длямедицины невообразимую ценность.

– Думаю, нет. Он не захочет с вами говорить. По-моему, он вообще ни с кем не хочет говорить.

– Но это же очень важно! Проводите меня, пожалуйста, к нему, чтобы я сама могла спросить его!

– Я не могу этого сделать. Я ему обещал.

– Вы не очень-то настроены сотрудничать. – Голос врача прозвучал не зло, а скорее разочарованно.

– Вы бы нарушили слово, данное человеку, который только что… – Энрико не договорил, а лишь взглянул на дверь, ведущую в отделение интенсивной терапии.

– Наверное, я тоже молчала бы, как и вы, – ответила доктор Аддесси и опустилась рядом с Энрико на свободный стул. – Думаю, вы даже не согласитесь мне рассказать, что происходило в комнате.

– Ничего особенного. Я дотронулся до Елены руками, закрыл глаза и стал думать о ней. Этого потребовал от меня Анджело.

– И что потом?

Энрико описал зуд, тепло и чувство защищенности, которое овладело им. Но он так ничего и не сказал о крылатом существе из своих кошмаров, лишь признался, что, по словам Ан джело, тоже обладает особой силой. Энрико очень устал и не хотел углубляться в подробности. Для начала ему нужно было упорядочить свои мысли. Но доктор Аддесси, будучи умной женщиной, с сомнением спросила:

– Лечение наложением рук? И все?…

– Да, все.

– А эти пятна? – Врач указала на его руки.

– У Анджело были такие же. Я не знаю, откуда они взялись. Я сначала думал, что пойдет кровь. Но это не раны.

– Разрешите? – Она осмотрела его руки с обеих сторон. – · Вы правы, это не раны, хотя на первый взгляд выглядит именно так. Кажется, легкая припухлость. Дерматолог смог бы, наверное, сказать, о чем идет речь.

– Сомневаюсь, – вздохнул Энрико. – Теперь мне можно пройти к Елене?

Врач покачала головой.

– Она спит, мы дали ей успокоительное. Ей нельзя сейчас слишком сильно волноваться. Но не беспокойтесь, состояние Елены хорошее. Анджело все удалось, кризис позади, теперь она в безопасности. А вам, синьор, нужно немного отдохнуть. Вы выглядите очень уставшим. Впрочем, сегодня вечером вы можете навестить свою подругу.

Энрико вышел из больницы и направился к машине. Положив коробку на сиденье, он вдруг передумал. Он снова запер машину и пошел в церковь Сан-Франческо.

В церкви не было ни души. Он зажег свечу в благодарность за выздоровление Елены и встал на колени, подыскивая нужные слова для разговора с Богом.

Справедливо ли было говорить, что просьба Энрико, обращенная к высшей силе – Богу, – была услышана и Елена поправилась? Он не мог этого сказать, но знал одно: то, что сегодня случилось с ним в больничной палате, не что иное, как Энрико взглянул на свои сложенные в молитве руки с красными пятнами и спросил себя, какой вклад он внес в это чуоо лично, обладая силой, о которой говорил Анджело. Прежде чем выйти из церкви, Энрико остановился у картины изображением Франциска Ассизского – ему хотелось осмотреть стигматы святого.

«Нет», – сказал сам себе Энрико и покачал головой. Искать сходные черты со святым было достаточно дерзко. Когда Энрико покинул церковь, он почувствовал, что голоден, как волк. Напрасно он пытался вспомнить, когда ел в последний раз. На этой стороне реки ресторанов было мало. Он перешел по одному из многочисленных мостов, которые были перекинуты через поток почти через равное расстояние, и направился к маленькой площади в центре города. Время здесь, казалось, остановилось. Именно тут, в Пеше, чувствовался тот самый слегка поблекший шарм Италии, какой был запечатлен на старых фото и в фильмах. Дождь некоторое время назад прекратился, поэтому люди неспешно прогуливались по площади, останавливались возле витрин, заходили в маленький бар или кафе, но в одно мгновение все это стало дляЭнрико чужим. После первого посещения Борго-Сан-Пьетро он чувствовал, что за фасадами видимого мира есть еще что-то. Это было трудно уловить, но еще труднее понять. Речь шла о глобальных силах, которых люди, занятые повседневной работой, просто не замечают. Возможно, они вовсе не хотят этого понимать, ибо это слишком сложно дляих сознания. А может, они боятся, что осознание этого приведет к тому, что их вера в осязаемый, фактический мир пошатнется.

Энрико зашел в маленькую пиццерию, заказал у стойки пиццу с тунцом и присел на свободный стул у окна. Мимо по площади проходили люди, не обращая на него никакого внимания. У Энрико создавалось впечатление, что его от этих людей отделяет не просто прозрачное стекло. Там, вверху, в Борго-Сан-Пьетро, он прошел в ворота, которые вели в другой мир, в иной космос. Но он не чувствовал зазнайства по отношению к остальным людям. Он знал, что был всего лишь искателем, тем, кому открылась ничтожная часть громадного пазла. Он даже не мог назвать себя единственным зрячим среди слепцов. Но кто же онтогда? Энрико вновь взглянул на руки с красными пятнами и понял, что не знает ответа. Он чувствовал себя мячом, которым играли какие-то силы, однако он ничего не знал о них, не мог их видеть и уж точно не в силах был влиять на процесс. Он чувствовал себя потерянным, словно сидел в спасательной шлюпке посреди бескрайнего моря, а на горизонте не было видно земли. Неужели причина в таинственных событиях, которые произошли с ним за последние дни? Если быть честным, он должен был ответить на этот вопрос «нет». В его жизни и без того наступил переломный момент, когда нужно было принять решение. До этого Энрико вполне успешно двигался по накатанной колее. Не каждый может получить два диплома с отличием по юриспруденции, и как юрист он был уверен, что всегда сможет найти новую работу, хорошее место. Но Энрико не мог сказать, хочет ли этого.

Когда Энрико говорил Елене, что юриспруденция удовлетворяла его жизненные потребности, он не лукавил. Он изучал ее, потому что Лотар Шрайбер работал адвокатом. Как-то само собой Энрико продолжил дела отца. Но потом Лотар Шрайбер заболел и умер. Бюро пришлось продать, чтобы оплатить дорогостоящее лечение, которое в конечном счете не помогло. Другие люди завидовали работе Энрико: после блестящего обучения он получил место в конторе «Кранц и партнеры». Но вскоре бесконечные людские дрязги и тяжбы начали действовать ему на нервы и перестали интересовать. И когда контора закрылась из-за темных делишек начальника, Энрико оказался, наверное, единственным, кто не просто не сожалел об этом, а даже радовался. Он был признателен судьбе за то, что у него появился шанс подумать о своей жизни спокойно. У него еще было время, чтобы определиться и выбрать правильный путь, жить не по заранее утвержденному шаблону, а так, как хотелось, наполнить свою жизнь смыслом. Тогда-то и случилось несчастье – умерла его мать. Выглядело это так, будто высшие силы решили освободить Энрико от всего, из чего состояла его прежняя жизнь. Именно в тот момент он почувствовал страстное желание узнать все о своем происхождении и отыскать свои корни в Северной Италии. Он и не подозревал, что его ожидает. Теперь, оказавшись здесь, Энрико спрашивал себя, не был ли этот путь изначально предопределен? Цель этого пути, природу его он не мог представить. Каким он был: добрым или злым? Он подумал о существе из своего сна, которое выглядело вначале как сияющий ангел, а потом – как нагоняющий ужас черт. Может быть, это крылатое существо и привело его сюда? Энрико вздрогнул, услышав донесшийся откуда-то издалека знакомый голос из сна, увлекавший его и одновременно приказывающий.

– Вам не холодно, синьор? Может, прибавить отопление? – Возле него стояла полная женщина и подавала пиццу. В нос ударил запах теплого дрожжевого теста, тунца и лука.

– Нет. Спасибо, – ответил Энрико и почувствовал, что в горле пересохло. – Вы не могли бы принести еще кока-колу, одну большую?

Он съел все быстро, без настроения, хотя пицца была неплохая. Его взгляд блуждал по площади, по выкрашенным в желтый и белый цвета фасадам домов. Цветники на верхних этажах и навесы перед магазинчиками внизу создавали удивительную атмосферу родины. В конце площади, куда смотрел Энрико, возвышалась церковь Мадонна-ди-Пие-Пьяцца. Рядом с ней стоял дом без навесов и всего с одним балконом на втором этаже, на котором не было ни одного ящика для цветов. В остальном это здание песочного цвета с закрытыми зелеными ставнями выглядело так же, как и прочие жилые дома. Вывеску у широкой входной двери Энрико не мог разглядеть, но припаркованная патрульная машина наводила на мысль, что это местный полицейский участок, В этот момент из здания вышел полный мужчина в униформе и, сунув руки в карманы, не спеша направился к маленькому табачному киоску, который стоял как раз напротив участка. Это был Фульвио Масси, и Энрико показалось, что у него угрюмый вид.

Хотя Энрико еще не расправился с пиццей и кока-колой, он положил на стол пятнадцать евро – сумма включала в себя и неплохие чаевые – и вышел из пиццерии. Возле табачного киоска он встретил комиссара, который как раз пытался открыть ногтем пачку сигарет.

– Сигарета для успокоения, комиссар?

Масси удивленно взглянул на него и сдвинул фуражку на затылок.

– Одной сигареты вряд ли хватит, чтобы развеять мою печаль. Скажем так, это одна из многих моих успокоительных сигарет. Закурите? – Он протянул Энрико пачку, но тот поднял руки, отказываясь.

– Нет, спасибо, хронически воздерживаюсь от курения.

– Я тоже когда-то пытался отделаться от этой привычки, но так и не вышло. Собственно, почти все полицейские, которых я знаю, курят. Этот факт достоин медико-психологического исследования. – Масси указал на бар неподалеку. – Не хотите? Или вы к тому же хронический трезвенник?

Они вошли в бар, и Масси заказал два бокала немецкого пива еще до того, как успел присесть за один из узких столиков.

– Алкоголь на службе? Это разрешено?

– Вы говорите как персонаж какого-то криминального сериала, синьор Шрайбер. Сегодня я себе это разрешаю. А что остается делать, когда теряешь самого необычного убийцу, да еще в камере?

Подали пиво, и комиссар поднял бокал.

– За дона Умилиани, горит его душа в аду или покоится на Небесах!

Энрико тоже поднял бокал и выпил, но не присоединился к тосту. Ему казалось странным, что комиссар поднимал бокал за убийцу своего шурина. Наверное, это был своеобразным черный юмор.

– Значит, подтвердилось сообщение по телефону? – спросил Энрико. – Священник таки повесился в камере?

– Да, бесшумно и вполне успешно.

– И в объяснение ничего не оставил?

– Оставил – нас в дураках и кучу записей, которые теперь нужно просмотреть. Мой коллега, оставивший священнику пояс, не попадет под дисциплинарное расследование. Если дело не дойдет до обвинения в убийстве по неосторожности. Но никакого прощального письма или записки не было.

– Обвинение против ваших коллег? Разве такие вещи не расследуются внутри полиции?

Масси ухмыльнулся:

– Обычно – да. Но не в том случае, когда речь идет о мертвом священнике.

– Кажется, что вы сожалеете о смерти Умилиани, комиссар.

– А почему нет? Погиб человек.

– Но он ведь был убийцей вашего шурина. Человек, который сделал вдовой вашу сестру и наполовину осиротил ваших племянников и племянниц.

– Хм, странно. – Масси вздохнул, отпил глоток пива и вытер пену с усов. – Можно было бы подумать, что за все время своей службы я должен ненавидеть Умилиани больше, чем любого другого убийцу. Но это не так. Напротив, я еще никогда не был уверен в вынесенном приговоре, как в деле отца Умилиани.

– Думаете, не он убил вашего шурина?

– Нет, не это. Я предполагал, что священник убил Бенедетто. Иначе самоубийство Умилиани ничем нельзя объяснить. Но после всего, что я знал об Умилиани, могу сказать, что он был добрый человек. Не очень сообразительный, но и не тщеславный. Но ведь не каждый священник должен быть амбициозным гением, чтобы дорасти до кардинала или епископа. Умилиани был очень доволен своим местом.

– Вы хотите сказать, что убийство не соответствует его характеру.

– Да, примерно, как Муссолини с голубем мира.

– И все же вы считаете его убийцей?

– Убийцей – да, но не обязательно виновным.

– Теперь я понимаю вас, комиссар. Вы думаете об инспираторе и о том, что мы, юристы, называем опосредованной причастностью к делу.

– Точно. Кто-то использовал священника, как инструмент.

– Но это означает, что опосредованный исполнитель, то есть человек, действующий как инструмент, вследствие ошибки, принуждения или невменяемости, поступал не противозаконно, – перебил его Энрико, заговорив на языке юристов. – Мне показалось, Умилиани очень переживал из-за своего поступка, когда осознал, что он сделал.

– Длявас закон что дышло! – проворчал Масси, презрительно махнув рукой. – Я не имею понятия, есть ли в этом деле опосредованный исполнитель или нет. А после смерти Умилиани мы этого, наверное, и не узнаем. Я говорил о фактической цепочке событий. Я не могу представить, что священник ни с того, ни с сего посреди бела дня додумался до того, чтобы убить Бенедетто.

– Но если вы правы, кто же тогда мог подстрекать его, кто ответствен за убийство вашего шурина?

– Как сказал бы Шерлок Холмс, это дело не на одну трубку. – Комиссар затушил сигарету в пепельнице и прикурил новую. – А может, даже не на одну пачку сигарет.

Помолчав, он поинтересовался здоровьем Елены, и Энрико рассказал ему о странном излечении, которое иначе как чудом и не назовешь. Но и Масси Энрико ничего не сказал о крылатом существе из своего кошмара. К тому же у него совершенно не было настроения.

– Странная птица этот Анджело, – произнес комиссар. – Пожалуй, я немного расспрошу о нем жителей Борго-Сан-Пьетро. Впрочем, боюсь, что жители деревни будут не особо разговорчивы.

– Может, узнаете еще что-нибудь от вашей сестры.

Масси состроил гримасу, будто у него разболелись зубы.

– Я бы не стал на это рассчитывать. Кроме того, возможно, она действительно ничего не знает об отшельнике. В конце концов, ведь она родилась не в Борго-Сан-Пьетро, она всего лишь приезжая. Люди с гор очень своеобразны. – Он допил свое пиво и спросил: – Вы уже открывали картонную коробку, которую вам привез синьор Писано?

– Нет, руки не дошли.

– Если там вдруг будет что-то, что поможет пролить свет в расследовании убийства, сообщите мне, хорошо?

– Само собой, комиссар.


Энрико поехал назад, в отель «Сан-Лоренцо». Войдя в номер, он тотчас разделся и отправился в душ. Чередуя теплую и холодную воду, он старался взбодрить себя. Энрико закрыл глаза и остался наедине с теплой и холодной влагой. Как же было хорошо под шипящими струями воды, которая уносила все заботы и мучительные вопросы! Энрико вовсе не хотелось выходить из-под «щита» душа. Но тут вдруг пошла ледяная вода и вернула его к действительности.

Только когда Энрико вытерся полотенцем, он вспомнил, что хотел осмотреть ноги на предмет красных пятен, и, ничего не обнаружив, почувствовал небольшое облегчение. Он осмотрел руки, и ему показалось, что припухлость немного прошла. Он надеялся, что это ему не кажется, потому что не испытывал никакого желания всю жизнь ходить со стигматами.

После того как Энрико переоделся в шорты и футболку, он взял коробку и уселся с ней на кровати. Веревки, которыми она была перевязана, не только не растрепались от времени, но и, наоборот, оказались удивительно крепкими. Попытки их развязать не увенчались успехом. Энрико отправился в гардероб за своим перочинным ножом. Когда острое лезвие коснулось веревок, в голову вдруг пришла мысль: действительно ли он хочет узнать, что скрывается внутри этой картонной коробки? Может, мать не говорила ему о настоящем отце из-за действительно весомых причин? Он подумал о словах, которые в панике выкрикнула Розалия Бальданелло: «Уходи, уходи прочь! Ты точно так же предался греху, как и твой отец, я вижу это на тебе. У тебя такие же глаза, такой же взгляд. Твой отец согрешил перед Богом и навлек на нас гнев Господа. Он назначил тебя своим душеприказчиком?» И потом еще, собрав последние силы, она кричала на Энрико: «Убирайся! Оставь мой дом, сатана, и никогда больше не возвращайся сюда!» Если предположить, что это был горячечный бред старой умирающей женщины, то все выглядело печально и ужасно. А если в этих словах есть правда? Если Розалия Бальданелло была в здравом уме и понимала, что говорила? Тогда у Энрико были серьезные причины ужаснуться. Был ли он сатаной? Ему вспомнилось существо с крыльями из сна, первоначальный ангельский облик которого сменился дьявольским, пугающим, а крылья с перьями превратились в перепончатые крылья летучей мыши. Каждый раз Энрико охватывал ужас, когда он видел дьявольскую морду, в которой слегка угадывались человеческие черты, так как в том существе, с которым сталкивался Энрико, он узнавал самого себя.

Однако эти размышления ни к чему не приведут, это он знал по своему богатому опыту. Резким движением разрезав веревки, он быстро снял крышку с коробки. Если уж он решился на это, то нужно поскорее узнать, что же завещала ему Розалия Бальданелло.

Энрико рассчитывал обнаружить там личные записи, старые фотографии или дневник, подобный дневнику Фабиуса Лоренца Шрайбера, но, судя по первому взгляду, его наследство состояло лишь из газетных вырезок. Коробка доверху была заполнена большими и маленькими газетными статьями, все они были аккуратно вырезаны – никаких кривых или оборванных краев. Их кто-то тщательно вырезал ножницами, кто-то, для кого порядок и точность играли большую роль. Так обычно поступали все поколения бабушек и дедушек Энрико.

Самая верхняя статья состояла из множества вырезанных колонок и была позаимствована из самой крупной газеты Рима – «Мессаджеро ди Рома». Выпуск был от 7 мая и начинался жирным заголовком: «Чудесное излечение в Ватикане». Подзаголовок гласил: «Новый понтифик: святой или шарлатан?» Когда Энрико прочитал первые строки статьи, он вспомнил происшествие, о котором очевидцы раструбили по всему миру. Энрико сам видел в телевизионном сюжете, как вновь избранный Папа Кустос во время аудиенции поставил на ноги прикованную к инвалидному креслу женщину. Средства массовой информации пестрели противоречащими друг другу сообщениями. Одни утверждали, что женщина была полностью парализована, от шеи и ниже, а другие писали о пошлом трюке, об избитом фокусе. Во всяком случае, этот инцидент стал началом связанных с Папой и Ватиканом волнующих событий, которые достигли апогея во время покушения на Кустоса.

Хотя Энрико не очень интересовался делами Церкви, он все же следил тогда за развитием событий. Тот, кто смотрит телевизор, читает газеты или слушает радио, не мог равнодушно к этому отнестись.

Он еще порылся в коробке и обнаружил множество статей, комментариев и сообщений, описывающих действительные или мнимые чудесные способности понтифика. Энрико не мог сказать, что его больше удивляло: то, что его двоюродная бабка проявляла живой интерес к понтифику и его необычным способностям, или то, что старушка просмотрела в поисках этих статей все крупные газеты Италии, которых в маленькой деревне Борго-Сан-Пьетро, наверное, было не достать. Несколько газетных вырезок были посвящены расколу Церкви и антипапе Луцию, и Энрико не мог уловить очевидной связи с сообщениями о чудодейственных силах Кустоса. В любом случае у Розалии Бальданелло сохранился явный интерес к Церкви и Папе вплоть до самой смерти.

Энрико перебрал содержимое картонной коробки трижды и не нашел никаких личных посланий. Ни фото, ни дневника, ни простой короткой записки о том, зачем двоюродная бабка завещала ему именно эти вырезки. Все это было весьма таинственно, и Энрико списал бы это на причуды старухи, если бы не сегодняшнее событие с участием Анджело. Отшельник и Папа обладали явно схожими способностями. После всего, что пережил Энрико сегодня в больнице, он скорее верил в чудесное излечение парализованной женщины и принимал это за чистую монету. И если из содержимого картонной коробки невозможно было понять, почему двоюродная бабушка оставила Энрико эти вырезки, то разговор с Анджело навел его на одну мысль. Отшельник сказал, что Энрико тоже обладает такой силой. Об этом говорили и красные пятна на руках. Знала ли Розалия Бальданелло о его способностях? И еслида, то откуда? Энрико пришел к выводу, что всему причиной его отец.

Он решил изучить все газетные вырезки в спокойной обстановке. Может быть, тогда ему удастся продвинуться дальше.

Когда Энрико взял в руки первую вырезку о чудесном излечении пациента понтификом, он тут же замер. Прежде он не обращал внимания на имя автора статьи, но теперь прочитал: «От нашего корреспондента в Ватикане Елены Вида».

Рим, Ватикан

В этот раз Папа Кустос ожидал своих гостей не в маленькой библиотеке, которая одновременно служила ему и кабинетом. Дон Луу провел Александра Розина и Стельвио Донати в уютную комнату, наполненную свежим ароматом кофе. Посреди накрытого скатертью стола на небольшой горелке стоял блестящий кофейник. Пожилая женщина в монашеском платье поставила рядом с горелкой поднос с мраморным кексом, взяла кофейник и налила дымящийся ароматный напиток в четыре чашки. Кустос стоял возле окна и смотрел на площадь Святого Петра. Толпа верующих, которая собралась здесь после сообщения о расколе Церкви, за последние восемь дней постепенно разошлась. Теперь на площади можно было заметить обычных туристов да пару-тройку зевак – больше никого. Иностранная телевизионная команда устанавливала посреди площади аппаратуру и делала снимки собора Святого Петра. Понтифик обернулся и поприветствовал своих гостей радушной улыбкой, а женщина тем временем разложил по тарелкам кусочки кекса.

Кустос кивнул ей.

– Спасибо, сестра Амата, с остальным мы управимся с ми. – Когда она вышла из комнаты, понтифик продолжил. – Присаживайтесь, господа, теперь мы можем спокойно поговорить. В такие напряженные времена очень трудно найти место в жизни для спокойствия и отдыха. И угощайтесь! Мраморные кексы сестры Аматы в Апостольском дворце все очень любят. Вот, к примеру, дона Луу спросите!

Личный секретарь понтифика приветливо кивнул. На несколько секунд он стал похож на покорного азиата, которых Александр видел во второразрядных фильмах. Но улыбка вскоре испарилась, лицо снова стало серьезным и сосредоточенным. Понтифик тоже присел на стул и, бросив напоследок взгляд в окно, сказал:

– Когда смотришь на улицу через стекло, мир кажется спокойным и тихим. Волнения недельной давности, которые превратили Ватикан в крепость, осажденную зеваками, верующими и прежде всего журналистами, кажется, улеглись. Но впечатление обманчиво. Для журналистов всегда интересны сенсации. Экстренные выпуски новостей, газет очень утомляют публику, если становятся регулярными. Под гладкой поверхностью, как и раньше, кипят страсти. Церкви предстоит решить большие проблемы, если антицеркви и ее новому Папе удастся укрепить и расширить и без того уже ощутимое влияние.

Кустос уперся локтями в стол и положил подбородок на кисти. Его спокойный взгляд скользил по лицам гостей.

– Я рассказываю вам это не для того, чтобы вызвать сочувствие. Я только хочу объяснить, какое давление приходится испытывать мне и моим соратникам в Ватикане. И любой, пусть небольшой, просвет немного уменьшает это давление. И если бы эти ужасные убийства удалось раскрыть, это уже был бы просвет. Могу ли я надеяться?

Комиссар Донати сделал извиняющийся жест.

– К сожалению, до окончания этих дел еще далеко, – начал он свой доклад о ходе следствия, который, собственно, и был причиной встречи. Папа Кустос просил Донати рассказать о расследовании во всех деталях.

Через четверть часа, когда Донати закончил говорить, в комнате на несколько секунд воцарилась тишина. Кустосу и его секретарю, который старательно вел записи, понадобилось немного времени, чтобы осознать услышанное.

Наконец понтифик, совершенно измученный, спросил глухим голосом:

– И вы действительно считаете, что швейцарские гвардейцы замешаны в этом убийстве?

– Цепочка с крестиком, который Елена получила от синьоры Кильо, подтверждает это, – ответил Александр. – у меня самого такой же крестик и цепочка, которые подарил на Пасху Имхооф. Цепочка из церкви на Трастевере, без сомнения, принадлежала одному из гвардейцев. К сожалению, мы пока не знаем, кто ее потерял. Можно допустить, что позже обладателем цепочки был не гвардеец, но это маловероятно.

– Плохо, если гвардия снова окажется на линии огня, – сказал Кустос. – Убийство начальника гвардии, вашего дяди, произошло всего лишь пять месяцев назад. Второе резонансное убийство может положить конец швейцарской гвардии.

– Это для вас так важно, ваше святейшество? – спросил Александр. – Мне казалось, вы намеревались распустить гвардию вообще.

– Мы приняли иное решение по особым причинам, – сразу же вмешался дон Луу. – Глубокие реформы Церкви требуют, чтобы старые традиции, о которых все знают, продержались хотя бы еще немного. А гвардейцы Ватикана в своих живописных костюмах, с алебардами – это, без сомнения, тоже своего рода традиция. Например, не последнюю роль играет тот факт, что так называемая Церковь истинной веры не придумала ничего лучше, чем задействовать на интронизации антипапы отряд швейцарцев.

Донати серьезно взглянул на Луу, а потом на Папу и произнес:

– Честно говоря, я не совсем понимаю, к чему вы клоните. Вы хотите, чтобы при дальнейшем расследовании мы закрывали глаза на определенные факты? Нам нужно выгораживать гвардейцев, даже если мы обнаружим, что жестокий убийца скрывается в их рядах?

Понтифик сделал отрицательный жест.

– Ради бога, нет! Это недоразумение, комиссар. Конечно, мне бы хотелось, чтобы вы подошли к этой проблеме как можно дипломатичнее и преждевременно не высказывали общественности необоснованных догадок. Но при этом я желал бы получить от вас заверения, что вы раскроете это дело как можно быстрее. И если убийцы будут из рядов гвардии, они вряд ли смогут избежать справедливого наказания. Но в этом случае было бы очень любезно с вашей стороны, если бы вы, синьор Донати, прежде проинформировали меня. Тогда я бы лучше подготовился к буре, которая на меня обрушится.

– Само собой разумеется, ваше святейшество, – ответил Донати.

Кустос благородно кивнул.

– Ваша поддержка неоценима для меня и всей Церкви. Я имею в виду вас обоих. Я всецело доверяю вам и надеюсь, что ваше расследование вскоре даст конкретные результаты.

Александр быстро переглянулся с Донати и ответил:

– У нас пока действительно нет результатов, но мы все равно идем по следу. Есть одна женщина, которая разговаривала с Доттесио в день убийства. – Он рассказал о докторе Ванессе Фальк. – Комиссар после вчерашнего разговора с ней приказал установить за объектом слежку и прослушивать разговоры по мобильному телефону. Доктор Фальк связалась еще с одним священником из Марино, неким Леоне Карлини, который…

– Карлини? – перебил его дон Луу. – Так же звали убитого священника в Ариччии!

– Его звали Джорджио Карлини, – уточнил Александр. – Леоне Карлини – его двоюродный брат. Ариччия и Марино находятся недалеко друг от друга, один городок на северном берегу озера, другой – на южном. Леоне Карлини занимает эту должность вот уже одиннадцать лет. Мы предполагаем, что именно он помог своему кузену получить место в Ариччии. Очень интересно, что Ванесса Фальк звонила Леоне Карлини вчера вечером и договорилась о встрече на завтра во второй половине дня. Для этого она поедет в горы, в Марино.

– Леоне Карлини, как и его кузен, тоже работал в Ватикане? – спросил понтифик.

– Судя по тем данным, что у нас есть, он не работал. Но возможно, убитый что-то важное сообщил ему.

Дон Луу задумчиво почесал затылок.

– А по какой причине немка хочет встретиться со священником Карлини?

– Никаких конкретных причин она не назвала, – ответил Александр. – Она лишь сказала ему, что речь идет о его убитом кузене. Этого было достаточно, чтобы пробудить любопытство Карлини, да и наше тоже.

Пеша

Перед дверью в палату Энрико остановился и помедлил, хотя уже поднял руку, чтобы постучать. Елена быстро поправлялась, так по телефону сообщила ему доктор Аддесси. По словам доктора, Елена лежала в палате интенсивной терапии лишь дляпроформы. Странно было переводить больного, который еще несколько часов назад был при смерти, в другую палату. Энрико не мог не радоваться. Его самое горячее желание, о котором он даже молился, наконец исполнилось. Но новую встречу с Еленой он себе представлял иначе. Ее имя под газетными статьями перевернуло все с ног на голову. Он позвонил в Рим, в редакцию газеты «Мессаджеро ди Рома», и справился о Елене Вида. Ассистентка редактора сообщила ему, что синьора Вида уже несколько дней в командировке, проводит журналистское расследование, поэтому ее нет в Риме. На вопрос Энрико, не уехала ли корреспондент в Тоскану, ассистент редактора не пожелала отвечать. Но у Энрико не было сомнений в том, что его Елена Вида и автор газетных статей – одно и то же лицо. Теперь для него ее живой интерес к Церкви предстал в новом свете. И стало понятно, почему корреспондентка Ватикана непременно хотела посмотреть трансляцию интронизации понтифика. Энрико чувствовал себяобманутым. Ощущение, что его использовали, вызывало досаду.

Он подавил в себе первое желание развернуться и уйти, вычеркнуть из своей жизни главу с Еленой Вида. Несмотря на то что он знал эту женщину лишь несколько дней, она много значила длянего. Он понимал, что так просто не сможет ее забыть. Энрико считал, что имеет право на объяснение. В общем, он постучал, и ответ Елены «войдите» прозвучал так бодро, будто она никогда и не была больна.

На ее голове по-прежнему белела повязка, но Елену уже отключили от проводов и шлангов. Она сидела, приподнявшись на кровати, и читала газету. Когда Энрико подошел поближе, он заметил, что это был номер «Мессаджеро ди Рома». Елена отложила газету в сторону и приветствовала его сияющей улыбкой.

– Как ты себя чувствуешь? – спросил он, но, принимая во внимание ее недавнее состояние, это был риторический вопрос.

– Чувствую себя так, будто заново родилась. И неудивительно, я столько времени проспала. Думаю, этого хватит на год вперед. Доктор Аддесси сказала, что мне нужно благодарить тебя за то, что мне стало лучше. Спасибо, Энрико!

У него было такое впечатление, что она обнимет его и поцелует, если он подойдет поближе к кровати. Еще пару часов назад он не мог бы желать ничего лучше. Но сейчас будто какая-то невидимая рука удерживала его, и Энрико лишь произнес:

– Да я немного-то и сделал. Это отшельник с гор, Анджело, помог тебе.

– Мужчина, который остановил жителей деревни?

– Он самый.

– Я очень плохо помню его.

– Потом в тебя попал камень и ты погрузилась в царство снов.

Она похлопала рукой по краю кровати.

– Садись рядом, расскажи про этого Анджело и о том, как он мне помог! Доктор Аддесси рассказала только, что вы вдвоем зашли ко мне в палату.

Энрико нерешительно присел на край кровати и сухо пересказал, что случилось. Но и в этот раз он ни словом не упомянул о таинственном видении, которое произошло во время странной церемонии.

– Но что конкретно делал со мной Анджело? – допытывалась Елена. – Ты ничего толком и не описал.

– Это так необходимо, Елена? – Энрико печально взглянул на нее, вытащил вырезку из газеты с ее статьей и положил перед Еленой на кровать.

– Ты же хорошо разбираешься в чудесных излечениях.

Елена уставилась сначала на статью, потом на Энрико. Ее губы шевелились, но не было слышно, что она говорила. Очевидно, она подыскивала нужные слова.

– Я, похоже, тебя шокировал? – спросил Энрико. – Должен признаться, что я сам был поражен, когда наткнулся на эту статью, госпожа учительница.

– Откуда у тебя это?

Энрико рассказал Елене о Розалии Бальданелло и ее странном поведении.

– В картонной коробке не было ничего, кроме газетных вырезок? – переспросила Елена. – Ни письма, ни записки, которая бы объясняла их значение?

– Ничего.

– Как странно.

– Это все, что ты можешь сказать по этому поводу? – разочарованно спросил он.

Елена посмотрела ему в глаза.

– Я знаю, что должна извиниться перед тобой, Энрико, и я действительно этого хочу. Я просто не знаю как. Ты сейчас думаешь, что я тебя использовала, и в какой-то мере это так. Но я сделала это не по злому умыслу, правда. Когда я услышала, что ты хочешь поехать в Борго-Сан-Пьетро, я увидела в этом прекрасную возможность посетить нужное место без лишнего шума. Мне казалось, что семейная пара туристов привлечет меньше внимания, чем одна журналистка.

– Ты могла бы мне сказать. Почему ты притворилась учительницей в отпуске и просто не сказала, что ты журналистка и собираешь материал о месте рождения антипапы?

Елена беспомощно пожала плечами.

– Думаю, это профессиональная болезнь. Как говорит старый Бернардо, редактор, у которого я училась этому ремеслу: Не доверяй никому, только себе, и то лишь в крайнем случае».

– Значит, ты думала, что я тебя могу выдать.

– Не совсем так. Но я решила, что если ты узнаешь правду, то не станешь болтать со мной просто так.

– Спасибо за оказанное доверие! – язвительно произнес он.

– Я не хотела обижать тебя, Энрико! Что мне сделать, чтобы все было по-прежнему?

– Пока что расскажи мне всю правду.

– Ты уже знаешь ее.

– Не только о твоей профессии.

– Ах, вот оно что. – Елена глубоко вздохнула. – Ты имеешь в виду это.

– Да, я это имел в виду, – ответил Энрико сдавленным голосом. – Женщины в таких делах очень чувствительны. Наверное, ты давно заметила, что я к тебе неравнодушен. Но я бы с удовольствием послушал, как ты к этому относишься.

Елена взяла его за руку.

– Я могла бы в тебя влюбиться, Энрико, если бы мое сердце не принадлежало другому.

Он не обращал внимания на легкое головокружение, которое у него вдруг началось, и спросил:

– Не могла бы ты рассказать поподробнее? Кто же этот счастливец?

– Его зовут Александр. Очнувшись, я долго звонила ему. Представь, ведь он даже не знает, что я попала в больницу, а полиция не догадалась отправить сообщение в Рим.

– Этого не произошло бы, если бы кто-то не окутывал себя тайнами.

Да, наверное, я это заслужила, – грустно произнесла Елена, но потом опять улыбнулась. – Мы попали в дурацкую ситуацию, Энрико. Но мы не должны засыпать друг друга упреками, это все равно не поможет. Давай просто спокойно обо всем поговорим!

– Хорошо, тогда расскажи мне об Александре! Его имя звучит не по-итальянски.

– Он швейцарец, – объяснила Елена и подробно рассказала, как она познакомилась с Александром. Закончила она словами: – Теперь о моей личной жизни ты знаешь больше, чем я сама.

– Да, но у меня складывается впечатление, что вы с Александром чертовски счастливы.

– Да, мы очень счастливы вместе.

– Вам можно позавидовать, – произнес он и, натянуто улыбнувшись, добавил: – В отличие от меня. Теперь придется наверное, отправиться на поиски мамочек с красивыми дочерьми.

Хотя его голос звучал бодро, на душе у него было совсем невесело. Но только так он мог скрыть глубокую печаль, которая переполняла его. Представление завершилось, и он хотел уйти, избавив Елену от слезного прощания.

Неожиданно Елена крепко схватила его за руку.

– Побудь еще, Энрико, пожалуйста!

– Зачем?

– Я знаю, у меня нет на это права, но я хочу попросить тебя еще раз о помощи. Хотя мне стало лучше, врачи говорят, что я побуду еще гостем в этой прекрасной больнице. Ты не мог бы слетать в Рим? Моя газета, разумеется, возместит все расходы. Расскажи Александру все, что с тобой здесь произошло. Особенно то, что касается Анджело! И покажи ему вырезки из газет, которые оставила для тебя двоюродная бабка! Сама я вряд ли смогу так складно рассказать, но мне кажется, все это связано с Церковью истинной веры и антипапой.

– Почему? Только из-за того, что он родом из Борго-Сан-Пьетро?

– А разве это не достаточный повод, чтобы довести дело до конца?

– Для тебя – возможно. Но какая мне польза от этого.

– Может быть, больше пользы, чем ты себе представляешь, Энрико. Подумай о словах своей двоюродной бабки, ведь твой визит поверг ее в настоящую панику! И подумай еще о том, что сказал тебе Анджело! Твои способности, которыми ты, вероятно, обладаешь, очень похожи на необычайную силу исцеления Папы Кустоса. Ты не считаешь, что тебе нужно разобраться в этом? Мне казалось, ты приехал в Италию, чтобы побольше узнать о себе.

В этом она была права. Ее предложение слетать в Рим за счет «Мессаджеро» было бы отличным, если бы не пришлось встречаться с Александром Розином. Энрико не имел ни малейшего желания знакомиться с этим мужчиной. Но что изменится, если он просто спрячет голову в песок? Возможно, будет лучше, если он увидит друга Елены лично. Энрико подумал о старых вестернах, в которых раны прижигали каленым железом.

Он вынул телефон и протянул Елене:

– Звони в свою редакцию! Они должны забронировать мне билет на самолет и номер в гостинице.

– Спасибо, – улыбаясь, ответила Елена. – Надеюсь, ты не будешь скучать.

– Я возьму с собой что-нибудь почитать, – ответил Энрико и подумал о старом путевом дневнике.


* Путевой дневник Фабиуса Лоренца Шрайбера, написанный по случаю памятной поездки в Верхнюю Италию в 1805 году.
Глава четвертая – «Деревня в горах»

Жара позднего лета затрудняла путь по изрезанным расщелинами горам. По этой причине я не мог не думать о Египте, хотя меня здесь окружали не песчаные каменистые пустоши, а луга и леса. Нужно было так круто подниматься вверх, и местность была настолько непроходимая, что капитан Ленуа и я уже давно слезли с лошадей. Животные казались даже более изможденными, чем мы сами, а позади нас плелся отряд из тридцати солдат. Больше людей капитану Ленуа, которому Элиза Бонапарт вверила защиту моей экспедиции, взять не удалось. Австрийская армия эрцгерцога Карла, которая угрожала северным границам Италии, состояла по меньшей мере из ста тысяч человек. Элизе нужен был любой доступный боец для защиты своего маленького государства. Мы ехали уже добрых семь дней, и я в окрестных деревнях наводил справки о том, где может располагаться старая святыня этрусков. Я не почерпнул много информации из разговоров с местными жителями. Древним культурным достоянием итальянские крестьяне не интересовались. Люди приходили в ужас от одной мысли, что раскопки могут испортить их землю, виноградники и луга. Но у простых людей я видел множество предметов, которые бы стали великолепным пополнением частной или музейной коллекции и стоили бы уйму денег: горшки и кувшины, разрисованные или украшенные рельефами камни. Эти предметы люди использовали в ежедневном обиходе, не подозревая об их истинной ценности. Я ловко выспросил сведения о том, где были найдены предметы. Все указывало на отдаленное местечко в горах, вблизи которого, как я полагал, и находилась святыня этрусков. Название этой деревушки – Борго-Сан-Пьетро.

Узкая тропка, если ее вообще можно было так назвать, петляла среди густых дубовых и каштановых рощ, толстые корни деревьев предательски торчали из земли и зачастую перекрывали путь. Хриплый крик над нашими головами заставил меня посмотреть вверх. На фоне слепящего солнца я узнал тень хищной птицы, возможно канюка, который летал кругами, будто выбирал среди нас жертву.

У себя за спиной я услышал приглушенный разговор, за которым последовали болезненные стоны. Я обернулся и увидел Марию, которая, очевидно, споткнулась о корень и упала на землю. Я передал поводья капралу и поспешил к ней, но Риккардо, который шел рядом, уже склонился над сестрой.

– Ничего страшного, – ответила Мария и храбро улыбнулась. – Я всего лишь испугалась этой птицы и споткнулась о корень. – Она провела рукой по длинным волосам, в которых застряла пара репейников. Я заметил рану на ее лбу, маленькую, но кровоточащую. Мария заверила, что у нее ничего не болит. Но все же я не успокоился, пока с помощью ее брата не почистил и не перевязал рану.

Солдаты наслаждались незапланированным отдыхом и достали походные фляги, чтобы промочить пересохшие глотки. От меня не укрылись веселые взгляды, которые они бросали на прекрасную итальянку, ведь она была единственной женщиной среди нас. Я, признаться, неохотно взял с собой Марию и Риккардо, так как боялся, что девушка с трудом будет выносить тяготы долгого пути. А что до ее брата, то в присутствии солдат Ленуа его кроткий нрав после разгрома бандитского лагеря не мог ввести меня в заблуждение: я понимал, что имею дело с дерзким и опасным человеком. Но я все равно не хотел оставлять обоих в Лукке. Лишь мое слово берегло их от веревки, и дальнейшее пребывание в городе увеличивало вероятность того, что правда откроется. Кроме того, я должен сказать, что близость Марии была мне приятна.

Когда мы наложили на голову девушки повязку, она взглянула на небо, приложив к глазам руку козырьком.

– Хищник все кружит над нашими головами. Это плохой знак для нас.

– Вестник беды? – спросил я.

Риккардо ответил, пренебрежительно отмахнувшись:

– Глупые суеверия из нашего детства.

Капитан Ленуа торопил, и мы продолжили путь, поэтому мне не удалось подробнее поговорить об этой птице. Дорога все еще круто шла вверх, а мы ничего вокруг не видели, кроме густого леса. Лишь протоптанная тропка свидетельствовала о том, что мы не заблудились, что у нее есть начало и конец. Мы отрешенно, почти механически ступали шаг за шагом, и вдруг через каких-то два часа наша цельпредстала перед глазами, повергнув всех в шок. Отряд остановился, хотя никто не давал такого приказания, и все уставились на каменные стены Борго-Сан-Пьетро. У всех нас сложилось впечатление, что это не горная деревушка, а настоящая крепость. Куда ни глянь, мрачные стены. Ни одного окна, лишь узкие щели, похожие на бойницы. Стены громоздились и перекрывали одна другую, так что я, как ни напрягал зрение, даже не мог понять, где вход в этот оплот. Со всех сторон деревню обступал лес, а сама она стояла на холме посреди большой прогалины, возвышаясь над окрестностями. Вокруг лежали луга, по которым змеились небольшие ручьи.

Ленуа высказал то, что все мы чувствовали:

– Это место выглядит так, будто тут живут не люди, а целый гарнизон солдат.

– Такие деревушки часто встречаются в горах, – заметил Риккардо, подойдя ко мне вместе с Марией. – Они строились в такие же неспокойные и воинственные времена, как и сегодняшние. Тогда итальянские княжества немилосердно воевали друг с другом. Вражеские набеги были частью повседневной жизни, поэтому люди строили деревни-крепости. Они часто подвергались штурмам и осадам.

– Очевидно, жители давно перестали оборонять это место, – добавил Ленуа. – Деревня выглядит вымершей, словно лагерь австрийской армии после битвы при Риволи.

Риккардо прищурился и внимательно посмотрел на скопище темных стен, башен и крыш.

– Я не столь уверен в этом, как вы. Мне кажется, что там, на башне, что-то движется.

Я прикрыл от солнца глаза обеими руками и осмотрел башню, но не обнаружил там ни единой живой души. Ленуа вытащил подзорную трубу и навел ее на башню, однако тоже не смог подтвердить слова Риккардо.

– Может быть, я и ошибся, это неудивительно при таком ярком солнце, – сказал Риккардо. – И все же мне кажется, что люди в деревне живут. Иначе как можно объяснить, что поля возделаны?

Конечно, он был прав, и Ленуа с ним согласился. Капитан тут же отдал распоряжение обследовать загадочную деревню. Он оставил десяток своих людей приглядывать за лошадьми и мулами, на которых были навьючены припасы и наше снаряжение. Остальные солдаты под командованием капитана должны были с примкнутыми штыками отправиться в деревню на разведку. Я присоединился к отряду, а Риккардо пошел рядом со мной. Когда Мария засобиралась идти вместе с нами, мы оба запротестовали. Нам всем казалось, что в Борго-Сан-Пьетро что-то нечисто, поэтому Марии, по нашему общему мнению, лучше было остаться вместе с обозом – в безопасности. Мы медленно двинулись к деревне, и ее стены начали угрожающе приближаться и расти перед нами, как тело гигантского чудовища, которое поднялось, чтобы нас проглотить.

– Вход! Здесь есть вход! – крикнул откуда-то слева солдат и стал оживленно махать нам. Ленуа, Риккардо и я подбежали к мужчине и увидели узкий проход в каменной кладке, достаточный только для того, чтобы прошла тележка. Когда наша колонна вошла в деревню через этот проход, Ленуа сказал:

– Мне это не нравится. Здесь идеальные условия для засады. Нам придется идти друг за другом гуськом, и едва ли мы сможем обороняться, если кто-нибудь начнет стрелять по нам из бойниц на стене или с крыш. Здесь нас перебьют, как кроликов.

– Может быть, в этом и заключается предназначение столь странного сооружения, – заметил я. – Здесь не смогут развернуться многочисленные силы противника: его вполне сумеет одолеть пара десятков защитников деревни.

Но никаких выстрелов не последовало, и мы невредимыми добрались до деревенской площади. Она не была очень большой, но после узких переулков показалась нам спасительной. Ленуа расставил своих людей так, чтобы они наблюдали за всеми подступами к площади.

– И что теперь, мосье Шрайбер? – обратился он ко мне с беспомощным выражением на лице.

– Может быть, нам позвонить в церковный колокол? – предложил я скорее в шутку и указал на высокую колокольню, которая возвышалась над крышами. – И тогда жители Борго-Сан-Пьетро наконец-то покажутся.

Пока я говорил, Риккардо будто случайно отошел к одному из домов с узким фасадом. Неожиданно быстрый прыжок – и он исчез в доме, дверь которого оказалась приоткрыта. На мгновение я подумал, что таким образом он хочет сбежать, но Риккардо вскоре вернулся, держа под правой рукой брыкающегося и пыхтящего ребенка шести или семи лет от роду· Взъерошенные темные волосы спадали ему на лицо, так что я даже не понял, мальчик это или девочка. Да и по одежде, сшитой из грубого сукна, этого нельзя было разобрать.

– Я же говорил, что здесь есть люди, – удовлетворенно прорычал Риккардо, с трудом сдерживая попытки лохматого пленника вырваться.

– Ребенок, – с сомнением проворчал Ленуа.

– Где есть ребенок, там чаще всего есть и его родители, – ответил Риккардо. – А теперь было бы неплохо, если бы ваши люди позаботились о маленьком сорванце, господин капитан.

Ленуа кивнул, и два солдата крепко схватили плененного ребенка. Наконец-то я смог рассмотреть чумазое лицо и понять, что это чучело в лохмотьях на самом деле мальчик. Мы спрашивали о том, как его зовут, кто его родители, куда подевались жители Борго-Сан-Пьетро, голоден ли он, хочет ли пить, – но все было напрасно. Он молчал, словно был нем от рождения. Крепко сложенный сержант предложил всыпать мальчишке, чтоб тот наконец заговорил.

– Он не заговорит, а скорее заупрямится еще больше, – неуверенно произнес я. – Испуганного ребенка не заставят говорить тумаки солдата. Дляэтого больше подойдут ласковые женские руки. Нам нужно отвести его к Марии.

Это предложение одобрили Риккардо и Ленуа, и наша колонна снова тронулась, чтобы тем же извилистым путем покинуть таинственную деревню и выйти на простор.

Едва мы дошли до конца площади, как позади нас раздался женский голос:

– Мой сын, отпустите его, ради бога!

Женщина побежала через площадь к нам и протянула руки. Удивленные солдаты, державшие мальчика, не смогли сопротивляться его брыканиям, и вскоре ребенок оказался в объятиях матери. За ней показались еще люди: мужчины, женщины и дети в таком большом количестве, что я подивился тому, как ловко они от нас прятались. Если дети глядели на нас с любопытством, то взрослые – с опаской и враждебностью. Большинство мужчин держали в руках оружие: дубинки, ножи, вилы для сена, лишь у пары жителей были мушкеты. Капитан Ленуа отдал короткую команду, и его солдаты навели на деревенских жителей ружья. Я даже не сомневался, что поединок окончится в нашу пользу. Огненному залпу и ловкому владению штыком крестьянам Борго-Сан-Пьетро нечего было противопоставить.

Крестьянин с пышной седоватой бородой положил мушкет на землю и медленно подошел к нам. Он остановился возле женщины с ребенком и сказал:

– Меня зовут Джованни Кавара. Как бургомистр Борго-Сан-Пьетро я приветствую вас в этой деревне. И благодарю вас, что вы не сделали моему сыну Ромоло ничего плохого.

– Почему вы прятались от нас? – спросил капитан.

– Мои люди боятся ваших солдат. Это чужая форма. Они думали, что началась война.

– У нас действительно началась война, против австрийцев. Но мы – французы. Вы наверняка знаете, что герцогиня Элиза, сестра императора Наполеона, теперь правит этими землями.

Кавара кивнул.

– Я слышал об этом. Вы боитесь, что на нашу деревню нападут?

– Едва ли, – рассмеялся Ленуа. – Мы здесь по другой причине. Мы ищем развалины древнего города этрусков.

Лицо бургомистра моментально омрачилось.

– Здесь нет ничего подобного.


Кого бы мы ни спрашивали в Борго-Сан-Пьетро, все давали нам один и тот же ответ или делали вид, будто вообще не понимают, чего мы хотим. Неужели я ошибся и завел наш отряд в такую глушь совершенно напрасно? Интуиция подсказывала мне, что это не так. Несговорчивость крестьян казалась мне подозрительной, и я склонялся к мысли, что они что-то скрывают. Посоветовавшись с Ленуа, мы решили разбить лагерь под стенами деревни. Несмотря на то что в деревне была масса мест для ночлега, странное поведение местных жителей настораживало, и нам было спокойнее стоять биваком за ее пределами. Когда начало смеркаться, Ленуа выставил часовых, а на лагерном костре принялись жарить дикого кабана, которого подстрелил один из солдат. Во время еды я заметил, что Мария выглядит подавленной. Она была еще молчаливее, чем обычно, и не взяла в рот ни крошки. Остальные еще ели, когда Мария поставила тарелку и встала. Я тоже отставил тарелку и последовал за ней между палатками. Мимоходом я заметил ухмыляющегося Риккардо, который провожал меня взглядом. Я тихо позвал Марию. Она остановилась и обернулась ко мне.

– Что с тобой? – спросил я. – Ты совсем ничего не ела.

– Мне нехорошо.

– Тебя что-то угнетает, так ведь?

Она взглянула на костер, вокруг которого сидели солдаты, ели жареного кабана и отпускали грязные шутки. Я все понял и предложил уйти из лагеря. Еще было достаточно светло, чтобы распознать узкую тропку, которая вела к ручью, служившему нашему отряду источником питьевой воды. На фоне вечернего неба темнели широкие кроны нескольких пиний. За этой небольшой рощицей густо рос кустарник, знаменуя собой начало леса. Мы опустились на два больших камня у берега ручья, и я спросил Марию еще раз, что ее угнетает.

– Это все из-за птицы, – ответила она. – Случится что-то плохое.

– Птица? О чем ты говоришь?

Мария удивленно взглянула на меня.

– Синьор, разве вы не помните канюка, который кружил над нами?

– А! Когда ты споткнулась о корень?

– Да.

Я вспомнил слова Марии о вестнике несчастья, появление которого было плохим предзнаменованием для нашего предприятия.

– Канюк тебя испугал. Но почему?

– Я видела эту птицу уже трижды.

– Того канюка, который кружил над нами сегодня после обеда? – удивленно спросил я.

– Вестник несчастья. Первый раз он кружил над моей родной деревней, когда я была еще ребенком. Спустя два дня во время бури умер мой отец. Молния ударила в наш дом. Когда мне было двенадцать, я должна была забрать лекарство для больной матери у травницы. На обратной дороге я заметила вестника несчастья, который кружил над моей головой и кричал своим хриплым голосом. Я побежала так быстро, как толькомогла, но было слишком поздно. Моя мать закрыла глаза навеки. С того дня мне самой пришлось заботиться о себе и младшей сестре. Мы работали у дальнего родственника, мельника, который нам давал приют и хлеб. Но он плохо относился к нам, часто гневался и бил нас. В то утро, когда я в третий раз увидела вестника несчастья, я знала, что должно случиться что-то плохое. Моя сестра была еще маленькой и я решила, что пришла моя очередь умереть. Но злой мельник ударил мою сестру; она упала в мельничный ручей и там захлебнулась.

– А что стало с братом? Почему Риккардо вам не помог?

На мгновение, как мне показалось, этот вопрос смутил ее, но потом Мария ответила:

– Он позже позаботился обо мне. Когда мать умерла, он подался в чужие земли.

Я задумался над ее словами.

– Теперь ты думаешь, что должна умереть, потому что увидела эту птицу сегодня?

– Это был вестник несчастья.

– Почему ты в этом так уверена?

– Я просто знаю. Неужели этого недостаточно?

– Ты волнуешься за свою жизнь или за жизнь Риккардо?

– А разве не все равно?

– Но ведь твой брат в это не верит. Он считает, что твои страхи – это предрассудки.

– Риккардо все время смеялся надо мной, когда я рассказывала про вестника несчастья. Его никогда еще не было рядом, когда прилетала эта птица.

Мария была так уверена в своей истории про вестника несчастья, что любая попытка переубедить ее в этом окончилась бы фиаско. Поэтому я взял ее правую руку в свою, сжал крепко и сказал:

– Я же рядом, Мария. Я присмотрю за тобой и заступлюсь за тебя, обещаю.

– Спасибо, – ответила она и всхлипнула. Девушка была смущена.

Мне показалось, что мое обещание было ей неприятно. Или, может, ей неприятно было мое присутствие, прикосновение?

Я серьезно посмотрел на нее и произнес:

– Мария, ты много для меня значишь. Наверное, ты даже не представляешь, как много. Я бы хотел, чтобы ты…

Я не успел продолжить. Резко встав, она воскликнула:

– Молчите, синьор, пожалуйста, молчите! Не говорите больше никогда об этом!

Прежде чем я спросил ее о причине, Мария развернулась и убежала в сторону пиний. Я был в сильном смятении. К моему разочарованию добавилась и злость, потому что Мария ничего не объяснила. Я посчитал, что имею право на объяснение, и бросился вслед за ней.

Уже стемнело, и ее силуэт нельзя было различить среди пиний. Тогда я несколько раз выкрикнул ее имя, но не получил ответа. Я добрел додеревьев и остановился, оглядываясь в поисках девушки. Вскоре я услышал шорох со стороны леса, обернулся и увидел темный силуэт: кто-то продирался через кустарник. Это могла быть только Мария, и я позвал ее еще раз. Снова напрасно. Я как раз хотел побежать к ней, но тут услышал короткий крик.

Страх за Марию охватил меня, проник в мое сердце. Неужели я здесь и сейчас исполнил ее мрачное предсказание о приносящей смерть птице?

Я побежал вперед, не обращая внимания на колючий шиповник, который рвал мою одежду и кожу. Беспокоясь о Марии, я ринулся без оглядки и всякой предосторожности, как вдруг твердь разверзлась подо мной, к чему я оказался не готов. Я потерял равновесие, провалился в дыру и упал на твердую поверхность, а сверху на меня посыпались камни и земля. Я ударился левым боком и почувствовал нестерпимую боль в руке. В мои глаза попала грязь, и они горели. Но мне было все равно, видят что-нибудь слезящиеся глаза или нет, потому что здесь, в дыре, царила абсолютная тьма. Пока я тер глаза, рядом раздался стон.

– Мария? – крикнул я. – Ты тут?

– Да, я здесь. Что произошло?

Ее голос звучал невероятно близко. И точно, протянув правую руку, я коснулся ее волос.

– Ты вдруг куда-то исчезла, – объяснил я. – Когда я последовал за тобой, земля под моими ногами провалилась.

– Со мной случилось то же самое. Что нам теперь делать?

– Трудно сказать. Здесь, внизу, хоть глаз выколи. Нам нужен свет, чтобы выбраться наружу.

Едва я произнес эти слова, над нами раздался хорошо знакомый голос:

– Могу я быть вам чем-нибудь полезен?

В тот же миг мы увидели мерцающий свет факела. Я взглянул вверх и увидел Риккардо, который склонился над дырой.

– Что ты здесь делаешь? – удивленно спросил я.

– Послушайте-ка, синьор! Человек чести не оставит свою сестру наедине с незнакомцем, к тому же ночью!

– Тогда нам повезло, что ты – человек чести, Бальданелло, – с сарказмом ответил я.

– Вам не следует потешаться надо мной, если вы хотите, чтобы я помог вам. Вы и Мария не ранены?

– Со мной ничего серьезного, – сказал я и посмотрел на Марию.

– Я тоже в порядке, – ответила она. – Больше испугалась, чем ушиблась.

– Хорошо. – Риккардо облегченно вздохнул. – Тогда побудьте здесь еще пару минут, я побегу за помощью. Но ведите себя, как подобает!

Не прошло и пяти минут, как Риккардо вернулся с обещанной подмогой в лице капитана Ленуа и множества солдат. У мужчин были фонари и веревки, с помощью которых капитан и Риккардо спустились к нам. В свете фонаря мы увидели, что это не просто дыра в земле, а часть подземного хода. Стены были возведены из камня и раскрашены яркими красками. При детальном рассмотрении мы обнаружили изображения людей в древних одеждах – в тогах и туниках. Это были сцены охоты. Охотники на лошадях в сопровождении собак преследовали убегающих медведей. На одной из стен был изображен одинокий охотник, вооруженный копьем и топором, а перед ним – большой вепрь. Я задумчиво взглянул на картины и почти полностью забыл о боли в левой руке.

– Что это за рисунки? – спросил капитан Ленуа.

– Они очень старые, – ответил я. – И я очень удивлюсь, если они не этрусские. – Я посмотрел вдоль коридора, который уходил в сторону леса. – Mon capitaine, мы нашли святыню этрусков!

11

Рим, суббота, 26 сентября

Яркое полуденное солнце купало в лучах самолет «Ал-Италия», но внизу, под облаками, все было мрачно и серо. Погода соответствовала настроению Энрико. Оно ухудшалось по мере приближения к его цели – встрече с Александром Розином.

«Стоит ли считать этого бывшего швейцарского гвардейца своим соперником? – думал Энрико. – Едва ли, ведь у меня практически нет шансов». После всего, что Энрико пережил вчера вечером, он не видел никаких возможностей отвоевать Елену. Получив наконец свою дорожную сумку, которая последней стояла на ленте конвейера, он вышел из зала прибытия громадного аэропорта «Леонардо да Винчи», находившегося в тридцати километрах на юго-запад от Рима, и встал в очередь на стоянке такси. Конечно, он мог бы спокойно проехаться на машине от Пеши до Рима. Но если уж «Мессаджеро ди Рома», самая известная из итальянских дневных газет, оплачивала поездку, Энрико решил путешествовать как можно комфортнее. Поэтому он и взял билет в бизнес-класс.

Вчера вечером в отеле и только что в самолете он прочитал четвертую, предпоследнюю, главу дневника Фабиуса Лоренца Шрайбера. Сидя в такси, везущем его в Рим, Энрико обдумывал прочитанное. Местность по обеим сторонам шоссе была не так интересна, как старые путевые записки. Энрико вспомнил о том, как Фабиус Лоренц Шрайбер при невольной помощи Марии Бальданелло обнаружил древний этрусский город, и у него перед глазами возникла картина города мертвых, в котором жил Анджело. Шла ли речь о том самом месте? Едва ли, ведь Фабиус Лоренц Шрайбер был, наверное, хорошим археологом и говорил о городе, а не о некрополе. А если о том и о другом сразу? Этруски, которые жили там, хоронили своих соплеменников недалеко от города. Возможно ли совпадение в том, что герцогиня Элиза отправила Фабиуса Лоренца Шрайбера на поиски города этрусков и что Энрико спустя двести лет наткнулся на гробницы этого древнего народа? Он не хотел верить в свое предположение, тем более что многие части этой головоломки отсутствовали и восстановить картину полностью не удавалось.

Пока такси мчалось в Рим по автобанам и скоростным трассам, в голову Энрико закралась мысль, что он допустил ошибку. Не лучше ли было искать разгадку тайны, которая укрывала его, словно густой туман, в маленькой деревне Борго-Сан-Пьетро, а не в большом Риме? С каждым километром он удалялся от места, которое его интересовало. Он уже решил было остановить таксиста и отправиться обратно в аэропорт, чтобы ближайшим рейсом вылететь в Пизу. Но потом вспомнил о кардинале Сальвати, которого Церковь истинной веры выбрала антипапой. Он, как и мать Энрико, тоже был родом из Борго-Сан-Пьетро. Еще одна случайность или в этом есть какая-то связь? Собственно, и Елена занималась сбором информации об антипапе, а Рим и Ватикан – это центр католической церкви. «Может быть, окольный путь приведет быстрее к цели», – подумал Энрико, откинувшись на спинку сиденья, и попытался расслабиться.

Он спрашивал Елену, почему Александр Розин не поехал в Пешу. Она упомянула о чем-то важном в расследовании двух убийств священников, которые произошли в Риме и в Албанских горах. А спустя некоторое время в Тоскане священник сам стал убийцей и потом наложил на себя руки. Еще одним странным совпадением больше, если это было совпадение.

Перед Энрико из серой дымки показались очертания Рима, но он закрыл глаза и вспомнил о фразе, которую прочитал у Фридриха Хеббеля: «Случайность – загадка, которая определяет судьбу человека». Энрико твердо решил разгадать эту загадку.

Когда он снова открыл глаза, такси проезжало мимо уродливых многоэтажек обычного пригорода, с унылым видом которого не могла сравниться даже погода. Когда Энрико раньше думал о Риме, он представлял его совсем другим: площадь Святого Петра и Кастель Сант-Анджело, Колизей и фонтаны Треви, Одри Хепберн и Грегори на своем мотороллере. Он улыбнулся от этих мыслей. Несмотря на то что в его венах текла стопроцентная итальянская кровь, он никогда не бывал в Риме и знал этот город лишь по фильмам и картинкам из отрывного календаря. В начале третьего тысячелетия в молниеносно меняющемся и рассыпающемся на куски мире Энрико не ожидал увидеть Рим таким, каким он был в его мечтах и на почтовых открытках. Но вдруг картина изменилась. Такси ехало по улицам вдоль впечатляющих старых домов, которые перемежались с античными руинами. Теперь у Энрико действительно появилось ощущение, что он наконец-то в Риме. По автомобильному движению он понял, что его окружает другая культура.

Энрико в мыслях уже несколько раз жал правой ногой на воображаемый тормоз, но водитель такси прокладывал путь, агрессивно вращая руль и сигналя.

Фасад дома на Виа-Каталана, в котором жил Александр Розин, был узким, без лишних украшений. Ближайшие дома, казалось, подперли его боками с обеих сторон. Энрико достойно заплатил водителю за проезд и попросил передать записку в «Мессаджеро». Уже после первого звонка раздался сигнал, и входная дверь открылась. Держа дорожную сумку в левой руке, Энрико прошел в парадное. Напрасно он искал лифт – наверное, для него это здание было просто слишком тесным. Энрико, пыхтя, поднимался по узкой лестнице и чувствовал, как его ноги постепенно тяжелеют. Но это было не из-за лестницы, а лишь от мысли, что сейчас на четвертом этаже он встретится с Александром Розином.

Перед дверью в квартиру Энрико еще раз отдышался и только хотел нажать кнопку звонка, как дверь сама распахнулась. Энрико увидел на пороге рослого мужчину с выдающимся вперед подбородком, темно-рыжими, слегка вьющимися волосами и выразительными глазами и с легкостью представил, как Елена могла в него влюбиться. К сожалению.

Владелец квартиры улыбнулся и произнес на немецком:

– Добро пожаловать в Рим, герр Шрайбер! Меня зовут Александр Розин. Проходите! Сначала я сварю нам кофе. С дороги он наверняка придется вам по вкусу.

«Он еще и очень милый!» – подумал Шрайбер.

Энрико последовал вслед за Розином в маленькую уютную кухню, где и поставил свою дорожную сумку. Розин занялся кофеваркой, потом обернулся к нему и произнес:

– Мы едва знаем друг друга, но Елена так много мне о вас рассказывала, что я предложил бы вам перейти на «ты».

– Да, конечно, – чуть замявшись, ответил Энрико, которого Александр покорил своим обаянием. «Неужели Елена поручила Александру быть особо обходительным со мной?»

– Энрико, может, расскажешь мне о своих приключениях в Тоскане, пока я буду варить кофе?

– Для этого я сюда и приехал. Но тебе, кажется, уже все известно от Елены. Лучше спроси сам, что тебя интересует.

– Договорились. – Александр кивнул и начал задавать вопросы, которые касались того времени, когда Елена была без сознания. Особенно бывшего гвардейца интересовал отшельник и его чудодейственные способности. Когда Александр налил кофе, Энрико задал ответный вопрос:

– Можно ли сопоставить удивительные способности отшельника с такими же необычными силами понтифика?

– В общем, да, – ответил Александр и снова присел за маленький кухонный столик. – Меня больше интересует вопрос, откуда у Анджело этот целительский дар. – Увидев, как Энрико слегка покачал головой, он спросил: – Что ты об этом думаешь?

– Мы оба взрослые люди, отнюдь не дураки, и вот сидим сейчас здесь и разговариваем о таинственных силах целителя так же естественно, как о погоде.

– Ты же сам стал свидетелем того, как отшельник спас Елену, применив свои силы. И знаешь, я чертовски этому рад! А я собственными глазами видел, как Папа помог парализованной женщине на инвалидном кресле.

– Понтифик Кустос действительно родственник Иисуса? – с сомнением спросил Энрико.

– Я верю ему. Почему он должен врать?

– Может быть, чтобы стать особо почитаемым понтификом.

– А ты очень недоверчив, Энрико!

– Я – юрист и привык, что во время судебных разбирательств мне врут как ответчики, так и истцы.

– Я знаю Папу Кустоса как умного и достойного человека Он никогда не давал мне повода сомневаться. Давай лучше поговорим о событиях в Борго-Сан-Пьетро и Пеше. Значит ты и сам обладаешь целительскими силами?

– Так сказал Анджело. – Энрико посмотрел на свои руки. Красные пятна на кистях практически сошли.

– Что с твоими руками?

Энрико рассказал ему о пятнах, которые после процедуры Анджело были еще яркими.

– Как стигматы, – произнес Александр.

– Да, как стигматы, – подтвердил Энрико и в который раз подумал о картине в церкви Сан-Франческо.

– Раньше у тебя такого не было? – продолжил Александр «час вопросов».

– Нет. И я не имел ни малейшего понятия, что обладаю какими-то особенными способностями целителя, если это действительно так.

– А зачем отшельнику врать? Излечение Елены явно доказывает, что он не шарлатан.

Александр предложил Энрико взглянуть на газетные вырезки Розалии Бальданелло. Энрико вынул коробку из своей дорожной сумки и поставил на середину стола. Александр быстро просмотрел статьи и пробормотал:

– Странно, очень странно. Очевидно, твоя двоюродная бабушка очень интересовалась понтификами.

– Особенно целительством Папы Кустоса, – поправил Энрико.

– Но какое отношение имеет все это к антипапе:

– Возможно, что никакого. Вполне вероятно, что она собирала статьи о нем просто потому, что он был родом из ее деревни.

– Это должно интересовать смертельно больную женщину?

– Если она была прикована к кровати, то что ей еще оставалось делать?

– Может быть, – сказал Александр и снова накрыл коробку крышкой. – Ты не против, если это побудет у меня до завтра? Я хочу сделать с них копии. Переночуешь в Риме или…

Энрико ухмыльнулся.

– Ваша газета оплачивает мой ночлег. Я поселился в отеле «Турнер».

Александр встал и протянул руку.

– Тогда завтра до обеда я приду в гостиницу «Турнер» и верну тебе коробку. Скажем, в районе десяти утра?

– Мне подходит, – ответил Энрико, встал и пожал на прощание руку. Гостеприимство Александра застало его врасплох.

Александр, казалось, заметил его печальный взгляд и произнес:

– Мне очень жаль, что сейчас совершенно нет времени. Срочная встреча. Но я вызову тебе такси.


Такси остановилось за пару домов от парадного, припарковавшись в свободный «карман». Энрико положил сумку в багажник и хотел сказать водителю цель поездки, как вдруг у того зазвонил мобильник. Водитель, не обращая внимания на Энрико, заговорил с женщиной по имени Моника. Лицо таксиста озарилось улыбкой, когда он договорился о встрече сегодня вечером. Энрико терпеливо ждал, глядя на узкий дом, из которого он вышел несколько минут назад. Ему показалось, что его отчасти использовали. Сначала он усердно отвечал на вопросы Александра Розина, но сам не успел ничего спросить. Он бы охотно послушал, что думает по поводу отшельника и происшествия в Борго-Сан-Пьетро сам Александр. Но швейцарцу удалось уйти от расспросов и оставить свое мнение при себе. Ну ладно, он работал журналистом, и это, вероятно, все объясняло. Внезапно Энрико увидел, как из парадного вышел Александр и стремительно направился к краю тротуара, где был припаркован автомобиль. Он сел в светло-зеленый «пежо» и, влившись в ряды других машин, проехал мимо такси, Александр не заметил Энрико.

– Куда ехать, синьор? – спросил таксист, закончив наконец свой телефонный разговор.

Повинуясьинтуиции, Энрико указал на машину Александра и сказал:

– Следуйте за этим зеленым «пежо»!

Таксист устало улыбнулся.

– Я это слышу по пять раз на дню. А куда вам нужно на самом деле?

Энрико сунул водителю купюру в пятьдесят евро и повторил:

– Следуйте за этой машиной!

Таксист осклабился:

– Мы уже в пути.

– Хорошо. И постарайтесь, пожалуйста, чтобы нас не заметили!

– Как в кино? Что ж, попробую.

Таксист действительно очень умело пристроился за Александром, держась за две-три машины позади него. Это была долгая поездка, но Энрико лишь вполглаза осматривал древние римские достопримечательности, которые чередовались с современными домами. Он не мог не думать о Борго-Сан-Пьетро и о том, как они с Еленой тайно забрались в церковь вслед за бургомистром. Они обнаружили его мертвым. Энрико надеялся, что это не станет дурным предзнаменованием и дляАлександра Розина.

Плотная застройка города все чаще сменялась зелеными парками справа и слева от дорожного полотна, которое посередине было немного горбатым. Платаны затеняли проезжую часть, а большие виллы прятались за зеленой изгородью и деревьями.

– Где это мы? – спросил Энрико.

– На Виа-Аппиа, – ответил таксист. – Похоже, нам предстоит длинная дорога. Может статься, что вы не отделаетесь полтинником.

– Я заплачу любую цену, какой бы высокой она ни была. А если вы действительно не упустите «пежо» и нас не заметят, я заплачу вам по двойному тарифу!

– Сразу бы так и сказали! – весело ответил водитель, прежде чем включить рацию и сообщить диспетчеру, что у него продолжительная поездка за город.

Энрико надеялся, что за такси рассчитается «Мессаджеро ди Рома». Снова и снова таксист сообщал ему, где они проезжают. Вскоре оказалось, что их путь лежит в горы.

– Там есть прекрасные места, которые стоит посетить, – рассказывал водитель тоном заправского экскурсовода. – К тому же там находится Кастель-Гандольфо – летняя резиденция понтифика.

Некоторое время все выглядело так, будто целью Александра и была Кастель-Гандольфо. Ехал ли Розин к Папе? Но водитель сообщил Энрико, что сейчас Кустос находится в Ватикане.

– Так и следует поступать в такие неспокойные времена!

Когда показалась развилка, Александр свернул не направо, где была резиденция Папы, а влево. Энрико прочитал на указателях незнакомые названия: Пасколаро, Монте Кресченцо, Виллини и Марино. Но Александр ехал дальше по скоростному шоссе и не интересовался этими деревушками, только перед Марино он свернул, и такси поехало вслед за ним. Казалось, это и было целью Розина.

– Что вы знаете о Марино? – осведомился Энрико.

– Немного, – признался таксист. – С Римом я знаком лучше. В Марино производят хорошее крепкое белое вино. Через две недели там будет праздник вина. Если вы задержитесь в Риме, то сможете выпить вина прямо из фонтана на большой площади. Наверное, я тоже приеду.

Но это была не та информация, которую надеялся услышать Энрико. Он не мог представить, что Александр так спешил на дегустацию вина. В любом случае городок был больше, чем ожидал увидеть Энрико, и точно был целью швейцарца. Александр повернул на маленькую парковку и включил поворотный сигнал.

– Проезжайте мимо, а затем остановитесь в каком-нибудь другом месте! – попросил таксиста Энрико.

Тот слегка покосился на него.

– Да знаю. Я часто хожу в кино.

Он остановился на следующей боковой улочке и, назвав Энрико огромную сумму за проезд, пояснил:

– За загородную поездку за пределами Рима полагается надбавка.

С кислой улыбкой Энрико заплатил и попросил выписать квитанцию, пока он будет забирать сумку из багажника. Когда такси развернулось, Энрико быстро направился к парковке. При этом он понял, почему детективы во время слежки не носят с собой тяжелых дорожных сумок. Сейчас он охотно попросил бы таксиста за дополнительную плату отвезти его багаж в гостиницу «Турнер», но было уже слишком поздно.

Энрико заметил, как Александр исчез в одном из симпатичных маленьких магазинчиков, которые выстроились по обеим сторонам улицы. Он пошел вслед за ним, все еще стараясь оставаться незамеченным. Но с его сумкой, как ни старайся, этого нельзя было сделать. Если Александр неожиданно обернется, это будет провал. Энрико будет выглядеть полнейшим идиотом.

Сейчас Энрико задавался вопросом, не была ли вся эта слежка сумасбродной идеей. Александр вполне мог отправиться в Марино бог знает зачем. Может, он вообще здесь по личному делу. Энрико все больше чувствовал себя идиотом, но продолжал следовать за швейцарцем по красивому городку, который в хорошую погоду был достойной достопримечательностью длятуристов. Но когда Александр направился к церкви, у Энрико появились иные мысли. Он снова вспомнил о Борго-Сан-Пьетро, и неприятное чувство, скорее даже предчувствие опасности, охватило его.

Александр остановился на углу улицы и посмотрел в сторону церкви. Казалось, швейцарец не очень хочет бросаться в глаза. У Энрико вдруг возникло ощущение, что он сам следит за шпиком.

Александр подошел к церкви быстрым шагом. Он открыл дверь и исчез внутри здания. У Энрико не оставалось другого выхода, как последовать за ним. Если бы он остался ждать снаружи, то так никогда бы и не узнал, что привело сюда Александра.

В церкви было очень темно. Глазам Энрико сначала нужно было привыкнуть к полумраку, но вскоре он обнаружил, что в церкви оказался один. Он не имел ни малейшего понятия, куда подевался Александр. Пока его взгляд блуждал по нефу, уставленному рядами длинных лавок, до него донесся странный звук, похожий на сдавленный крик. Словно кто-то хотел вскрикнуть, но ему зажали рот. Энрико вновь вспомнил о Бенедетто Кавара, тело которого лежало в церкви дона Умилиани. Он живо представил на месте бургомистра Александра Розина и, бросив сумку на столик с информационными листовками, поспешил через неф на поиски человека, который пытался крикнуть.

Свет, падавший в церковь с правой стороны, заставил Энрико остановиться. Там, возле исповедальни, была открыта дверь. В конце коридора горел свет, который привлек внимание Энрико. Вдоль коридора были и другие двери. Энрико подбежал к двери и хотел уже ступить в коридор, как вдруг пережил ужасное чувство дежа вю. Он беспомощно посмотрел в проход, и его самые страшные опасения подтвердились. Как и несколько дней назад в церкви горной деревушки Борго-Сан-Пьетро, он увидел неподвижное тело, возможно труп. Зияющая рана на шее, из которой, быстро пульсируя, вытекала кровь, оставляла мало надежды.

Он преодолел ступор и подошел к телу. Это был не Александр Розин, а седой священник в черной сутане, которому на вид было около пятидесяти. Некогда белый воротничок пропитался кровью. Пастор лежал на спине, подогнув ноги, лицо было искажено то ли от ужаса, то ли от удивления, то ли от боли. Энрико опустился возле священника на колени, но не мог проверить ни пульс, ни дыхание. Тело было еще теплым, признаки трупного окоченения отсутствовали. Энрико не сомневался, что убийство произошло только что и он был почти свидетелем. Энрико вынул мобильник из кармана куртки. Рядом с трупом ему пришлось максимально сконцентрироваться, чтобы вспомнить номер экстренного вызова итальянской полиции. Он запомнил номер итальянских карабинеров, потому что тот был таким же, как у немецких пожарных: 1-1-2. В тот момент, когда он хотел набрать цифры, раздались шаги. Он испугался. Кто-то шел со стороны нефа. Энрико почувствовал себя идиотом. Если убийство было совершено только что, то убийца, конечно же должен быть где-то поблизости. Как он мог быть таким легкомысленным и выпустить это из виду? Это можно было объяснить только шоком, в который его повергло убийство священника.

Энрико вскочил, выбежал в открытую дверь и бросил взгляд в сторону нефа. За исповедальней он увидел какое-то движение и снова услышал шаги. Человек, которого он не мог различить в полутьме, побежал к выходу. В школе на уроках физкультуры Энрико был неплохим спринтером. Это помогло ему, когда он погнался за беглецом. Последние сантиметры он преодолел в прыжке и бросился на спину незнакомцу. Они разом повалились на пол, и Энрико с удивлением почувствовал длинные волосы у себя на лице.

К сожалению, у Энрико не было с собой никакого оружия. У убийцы же, напротив, был острый смертоносный нож. Энрико сжал правую руку в кулак, но в последний момент замер, увидев лицо мнимого убийцы. Это была женщина. Прекрасное лицо, обрамленное естественными рыжими волосами. В широко распахнутых глазах женщины читался ужас. Она, задыхаясь, произнесла:

– Пожалуйста, не убивайте меня! Одного убийства достаточно!

Эти слова смутили Энрико. Женщина приняла его за убийцу.

– Кто… вы такая? – запинаясь, спросил он.

Но ответ он получил не от женщины. Кто-то за его спиной произнес:

– Это доктор Ванесса Фальк. У нее, конечно же, хобби встречаться с убитыми священниками. – Александр Розин быстрым шагом подошел к ним. Энрико с явным облегчением отметил про себя, что в руках у швейцарца не было окровавленного ножа. С другой стороны, будь Александр убийцей, то давно бы избавился от орудия преступления.

– Розин! – вымолвила женщина и, к удивлению Энрико, заговорила по-немецки: – Как вы сюда попали?

– Этот же вопрос я хотел задать моему недавнему знакомому, – ответил Александр тоже по-немецки и взглянул на Энрико.

– Я следовал за тобой, – объяснил Энрико. – Ты так спешил на свою встречу, что мне стало любопытно.

Женщина взглянула на Александра и с упреком бросила:

– Вы следили за мной!

Еще один мужчина показался из коридора, в котором лежало тело священника. У него были седые волосы, и двигался он странно, прихрамывал на одну ногу.

– Мы оба следили за вами, доктор Ванесса Фальк, и, как видим, имели основание для этого. – Он обернулся к Александру и продолжил: – Коллег я уведомил и на всякий случай вызвал неотложку.

– Ты думаешь, что священник еще жив?

– Едва ли. Но предписания есть предписания.

– Я не совсем понимаю, – произнес Энрико и взглянул на рыжеволосую женщину. – Кто вы такой? И кто – убийца?

– Ответ на последний вопрос я и сам бы охотно услышал. А на ваш первый вопрос отвечу: комиссар Стельвио Донати, полиция Рима.


Спустя четверть часа Энрико начал осознавать ситуацию. Он не ошибся, когда подумал, что следит за шпиком. Александр Розин работал с комиссаром по имени Донати, и оба знали о встрече убитого священника и рыжеволосой красотки – той самой Ванессы Фальк. Убитого звали Леоне Карлики, он был священником этой церкви. Пока Энрико вместе с женщиной, Александром и комиссаром сидели в местном отделении полиции, в комнате без излишеств, он узнал больше и об убийствах еще двух священников. Священник Леоне Карлини был кузеном одного из ранее убитых пасторов. Александр взглянул на Энрико и, качая головой, сказал:

– Я до сих пор не могу поверить, что ты изображал из себя детектива. Я прятался в капелле вместе со Стельвио. Сначала мы услышали приглушенный крик, а потом звуки твоей борьбы с Ванессой Фальк. Мы думали, что это убегают убийцы с места преступления. Если бы я не вышел к вам, мы, наверное, задержали бы убийц.

– Мне очень жаль, – вздохнул Энрико. – Я принял до тора Фальк за убийцуи поэтому побежал за ней.

Ванесса Фальк наморщила лоб.

– Собственно, мне, наверное, нужно радоваться, что такие мужчины стоят за моей спиной. Но при каких обстоятельствах…

– Так мы далеко не уйдем, – серьезно произнес Донати. – Мы должны придерживаться фактов. Доктор Фальк, вы прятались в исповедальне, а потом начали убегать от синьора Шрайбера. Почему?

– Я немного поговорила с Карлини в его квартире, потом он пошел в церковь, чтобы что-то запереть. Он сказал, что вернется через пару минут. Неожиданно раздался странный звук, похожий на приглушенный крик. Я побежала за ним, но он уже был мертв. В следующее мгновение я услышала шаги и подумала, что это убийца, поэтому подыскала себе убежище.

– Исповедальню, – поправил Донати.

– Да, исповедальню.

– Все это выглядит как плохая шутка в провинциальном театре, – произнес комиссар. – Один устраивает слежку, подозревает другого, в то время как настоящий убийца, если он действительно был один, уходит безнаказанным. И все это на глазах у полицейских. Мне придется много выслушать по поводу своей работы, когда, я буду в Риме.

– Зачем вы вообще за мной следили? – спросила доктор Фальк.

– Видимо, потому что я что-то такое и подозревал.

– Что вы имеете в виду, комиссар?

– Пастор Доттесио тоже вскоре погиб после встречи с вами. Кажется, вы приносите несчастье священникам, доктор Фальк.

– Вы меня подозреваете? Подозреваете, что я причастна к убийствам?

Донати холодно усмехнулся:

– Это моя работа.

– С тем же успехом убийцей можно назвать и синьора Шрайбера!

– Не забывайте, что он заходил в коридор, где лежало тело, уже после вас.

– Может быть, он просто вернулся на место преступления, – предположила доктор Фальк.

Энрико, взглянув на нее, взвился:

– Большое спасибо, что записали меня в убийцы! Как любезно с вашей стороны!

Донати пробормотал, мотая головой:

– Провинциальный театр, как я и говорил.

– Судя по всему, мы шли за убийцами по пятам, – угрюмо произнес Александр.

– Возможно, они все еще в Марино или в прекрасном настроении едут в сторону Рима.

– Вся полиция в Марино охотится за подозрительными личностями, – объяснил Донати. – Дополнительные отряды полиции уже в пути. На всех шоссе, ведущих к Риму, расставлены контрольно-пропускные пункты. У нас неплохие шансы поймать этих прохвостов.

– Вы, кажется, допускаете, что речь идет о нескольких злоумышленниках и что они приехали из Рима, – удивился Энрико.

– Всего лишь предположение, – сказал комиссар, – но небезосновательное. В случае с убитым пастором Доттесио мы можем с большой уверенностью утверждать, что убийц было несколько. И вполне можно предположить, что эти же люди совершили убийство здесь.

– Но если я вас правильно понял, оба предыдущих священника были убиты весьма необычными способами. Первого распяли на кресте, второго утопили в купели. Правильно?

Донати кивнул.

– Я понимаю, к чему вы клоните, синьор Шрайбер. Перерезанное горло Леоне Карлини не вписывается в эту картину, значит, мог быть и другой убийца. Но я все же придерживаюсь мнения, что у убийц – будем исходить из того, что их несколько, – сегодня было очень мало времени. Возможно, они и планировали еще что-то сделать с убитым. Но когда появилась доктор Фальк, а потом пришли вы, наши злоумышленники резонно решили удрать.

– Может быть, полиции стоит заняться поиском убийц, вместо того чтобы очернять невиновных людей, – вызывающе бросила Ванесса.

Донати презрительно посмотрел на нее.

– О чем конкретно вы хотели поговорить с Леоне Карлини?

– Я думала, что его брат мог рассказать ему что-нибудь интересное.

– А что конкретно вас интересовало?

– У меня не было конкретных вопросов насчет чудес, которые хорошо спрятаны в секретном архиве Ватикана. Интересовало что-нибудь, что могло помочь в моей дальнейшей работе.

– Это не совсем конкретная причина вашей поездки в Марино, – заметил комиссар.

Доктор Фальк взглянула на него со злым упрямством.

– Дляменя это достаточные предпосылки.

– Вы сказали Леоне Карлини по телефону, что хотите поговорить с ним о его брате, – так звучит несколько определеннее. Будто вы что-то знали о смерти Джорджио Карлини.

Теперь Ванесса чуть не лопнула от злобы. Она вскочила со стула и бросилась к Донати.

– Вы прослушивали мой телефон! Вы…

– Даже в Италии оскорбление должностного лица при исполнении им служебных обязанностей карается законом, – предупредил ее комиссар.

– Ах, вот как? Прослушка? Она вообще проводилась на законных основаниях?

Донати напустил на себя невозмутимость и равнодушие.

– Если хотите проверить, наймите адвоката!

Энрико смотрел на Ванессу Фальк и задавался вопросом, не пляшет ли она с убийцами под одну дудку. Если так, то она отличная актриса. Ее злость походила на настоящую. Легкое подрагивание тела, напряженная поза, искры из глаз, когда она кричала на Донати, – все это выдавало состояние крайнего возбуждения. И это было ей очень к лицу. Хотя она и без того была красивой женщиной. В тот момент она походила на рыжеволосую амазонку, которая была готова размозжить голову своему противнику. Но неужели она действительно способна на нечто подобное? Он попытался представить, как она перерезает ножом горло священнику Леоне Карлини. Эта картина его не порадовала. Не только из-за убитого человека, но и из-за Ванессы Фальк.

– Разве мне нужен адвокат? – спросила она, и дрожь в ее голосе выдала, что она вот-вот потеряет над собой контроль.

– Что вы имеете в виду? – переспросил комиссар.

– Я арестована?

Донати покачал головой.

– Конечно, нет. Я вынужден только просить вас о сотрудничестве с римской полицией. И, пожалуйста, не покидайте Рим, не уведомив меня заранее по телефону! – Он передал ей свою визитную карточку.

Резким движением она выхватила визитку, словно хотела как можно меньше общаться с комиссаром, и спросила:

– Значит, я могу теперь идти?

– Не возражаю.

Ванесса вышла из комнаты, не попрощавшись.

– И что же, мы вот так просто отпустим нашу преступницу? – сказал Александр вслух то, о чем уже все в этой комнате думали.

– Отпустим, пожалуй, но на время, – ответил Донати. – Люди в штатском постоянно будут за ней следить.

– У вас относительно меня такие же планы? – осведомился Энрико.

Донати покачал головой.

– У вас ведь нет здесь машины. Я думаю, вам стоит вернуться в Рим вместе с Александром. Я бы и сам вас отвез, но мне еще понадобится пару часов, чтобы все тут уладить.

– Я уж думал, что вы поставили меня в один ряд с доктором Фальк, сделав чуть ли не главным подозреваемым. В конце концов окажется, что и я магическим образом приношу смерть.

– Вы говорите о деле в Борго-Сан-Пьетро? – спросил комиссар.

– Вы о нем слышали?

– Да, от Александра. Если бы там был замешан не бургомистр, а священник, я мог бы предположить, что тот случай каким-то образом связан с остальными убийствами. Но, учитывая все обстоятельства, должен признать, что это вряд ли возможно. Хотя, конечно, случай в Борго-Сан-Пьетро не менее таинственный.

– И он чуть не стоил Елене жизни, – мрачно добавил Александр.

Донати сочувствующе взглянул на него.

– Ты хочешь поехать к ней?

– Я бы отправился прямо сейчас. Но в такое время я не могу отлучаться из Рима. Сегодняшний вечер я проведу, составляя отчет для «Мессаджеро» о новом убийстве священника, отчет свидетеля, если можно так сказать.


Энрико вернулся вместе с Александром в Рим, как и предложил комиссар. Благодаря выписанной Донати справке они спокойно проехали через все контрольные посты. Александр выслана Энрико у отеля «Турнер» и отправился в редакцию, чтобы написать свою статью.

После быстрого осмотра роскошного номера, в котором он жил за счет «Мессаджеро», Энрико встал под душ.·Потом принимая во внимание настойчивое урчание желудка, он отправился в ресторан отеля. Энрико ненавидел посещать кафе в одиночку, но, кроме Александра, он никого в Риме не знал. Ела была отменная, и в хорошей компании ею можно было бы насладиться еще больше.

Энрико думал о Елене, и в его мыслях ее образ накладывался на образ Ванессы Фальк. Неужели немка так сильно впечатлила его? А почему бы и нет, в конце концов, они познакомились при довольно странных обстоятельствах. Он ломал себе голову над вопросом: могла ли она действительно быть убийцей! Интуиция подсказывала, что нет. Но разум тут же ставил это под сомнение. Конечно, она была привлекательной женщиной, но это автоматически не делало из нее невинного агнца. В ресторане Энрико пил хорошее вино, теперь же в баре гостиницы он заказал «Фроузен Маргариту», а потом еще два или три коктейля. День выдался напряженный и принес много огорчений. Он надеялся, что алкоголь поможет, добавив сонливой усталости.

Когда Энрико вернулся в номер, он обнаружил, что сочетание красного вина и текилы подействовало сильнее, чем он рассчитывал, а ведь ему еще хотелось перед сном прочитать последнюю главу путевого дневника Фабиуса Лоренца Шрайбера. Но когда он лег в постель и раскрыл книгу, у него тут же начали слипаться глаза. Отложив книгу и выключив свет, Энрико подумал, что благодаря алкоголю сможет проспать эту ночь без сновидений.

12

Рим, воскресенье, 27 сентября

Надежды Энрико не оправдались. Кошмар снова преследовал его, и в этот раз переживания были особенно сильными. Он стоял перед крылатым существом и не знал, ангел это или демон. Тело, казалось, пульсировало, словно внутри было два разных существа, которые в этой оболочке пытались победить друг друга. Сначала у существа было дружелюбное лицо, безупречное, цвета слоновой кости, а потом оно сменялось злой мордой, на которой застыло выражение коварства; из худых пальцев начинали расти длинные когти, тело покрывалось черной и красной чешуей, как у пышущего огнем дракона. Существо с кожей цвета слоновой кости и крыльями ангела завораживало и привлекало Энрико, тогда как чешуйчатый демон с перепончатыми крыльями наполнял его глубочайшим ужасом. В голове у Энрико вновь звучал голос, который манил и заклинал не бояться и доверять. Энрико стоял на краю озера, и крылатое существо преграждало ему путь к отступлению.

«Тебе не нужно бояться. С тобой не произойдет ничего плохого. Слушай свое сердце и не позволяй внешнему виду обмануть тебя!»

Пока Энрико внимал этим словам, чешуйчатый демон подошел к нему и, расправив крылья летучей мыши, попытался обнять его. Энрико охватила паника. Он хотел попятиться, но потерял равновесие и упал в воду…

В этот момент он очень испугался и, проснувшись, вскочил с кровати. Он обнаружил, что уже светло. Сквозь занавески проникал рассеянный свет, но в его номере все еще стоял полумрак. Свет пульсировал, как странное существо из кошмара. В полусне Энрико подошел к окну и раздвинул занавески, чтобы впустить утренний свет. Он не мог не думать о навязчивости своего сна. Энрико казалось, что он уже привык к кошмару, который преследовал его с детства. Но с тех пор как он прибыл в Италию, что-то изменилось. На щите, который он сам выстроил против страха перед крылатым существом, оказались большие, глубокие трещины. Будто демон хотел вырваться из темницы и завладеть Энрико.

Он выглянул наружу, посмотрел на Рим, залитый утренним светом. Казалось, этим воскресным утром солнце, разогнав вчерашние густые тучи, светило ярче обычного. Несмотря на то что было еще совсем рано, показались первые прохожие. Энрико мог бы насладиться этим утром, если бы не липкий страх после ночного кошмара. Ужас сидел глубоко внутри, и его природа была для Энрико неведома. Боялся ли он таинственного существа или страшился потерять рассудок?

Хотя он не чувствовал голода, все равно решил плотно поесть. В буфете на завтрак было множество блюд на выбор. Он решился на яичницу с ветчиной и к ней заказал крепкий кофе. Прием пищи напомнил Энрико, что он все еще человек, живущий в этом мире. Представив себе, как демон из его кошмара ест яичницу с ветчиной, он не мог не рассмеяться, и посетители за соседними столиками стали бросать на него раздраженные взгляды.

Но Энрико было все равно, смех благотворно влиял на него.

– А ты сегодня в хорошем настроении, Энрико, – услышал он за спиной негромкий голос. – Можно узнать причину твоего веселья?

Энрико оглянулся и увидел Александра Розина, у которого был вид невыспавшегося человека.

– Да я просто так смеялся. Когда смеешься без особой причины, это, наверное, со стороны выглядит странно. Но лучше уж странно, чем мрачно. Или нет?

Александр растерянно взглянул на него.

– Честно говоря, на этот вопрос я пока не могу ответить – слишком мало видел таких случаев. Ты не против, если я к тебе подсяду?

– Совершенно не против. Ты уже завтракал?

– Да, но чашечку кофе, пожалуй, все равно выпью. Тебе привет от Елены. Я с ней долго разговаривал по телефону.

– Как у нее дела?

– Намного лучше. Она уже хочет встать с постели и снова приняться за работу.

– Что ее удерживает?

– Врачи. Они не очень верят в чудеса.

Энрико налил Александру кофе и спросил:

– Есть новости по убийству в Марино? Преступника схватили?

Александр покачал головой.

– Это было бы слишком просто. Мы имеем дело с матерыми ребятами, которые наверняка знают, как обойти контрольные посты на дорогах.

– А доктор Фальк? Люди Донати что-нибудь выяснили?

– Тоже ничего. Она вернулась прямиком в свой отель на Трастевере и выходила из номера только вечером на полтора часа, чтобы поесть спагетти «карбонара» в ресторане напротив. Потом она снова вернулась к себе.

– Ты удивительно хорошо информирован. Римская полиция со всеми журналистами делится информацией при расследовании?

Александр рассмеялся.

– Вряд ли. Особенно если информации так мало. Но поскольку я по желанию Ватикана работаю над этим делом вместе со Стельвио Донати, мы не скрываем ничего друг от друга. Кстати, и от Ватикана тоже. Я приехал сюда не без причины. Один очень высокопоставленный человек в Ватикане хочет пообедать с тобой сегодня. Мне поручено сопроводить тебя, если ты, конечно, захочешь.

Теперь была очередь Энрико растеряться.

– Обед с высокопоставленным человеком? Почему это я удостоился такой чести и кто эта личность?

– Чудесное излечение в Пеше и твое присутствие во время убийства в Марино – это два достаточных повода для того, чтобы тобой заинтересовались в Ватикане. Энрико, ты познакомишься с этим человеком, если примешь приглашение.

– Зачем столько таинственности?

– Не все римские журналисты такие скрытные, как я. В Ватикане не хотят, чтобы поползли слухи.

– Слухи плодятся там, где не знают ничего конкретного!

– Терпение! Я советую тебе принять приглашение. Тогда ты узнаешь, кто тобой заинтересовался.

– Я не возражаю. Мне все равно нечем заняться. Только потом, во второй половине дня, я должен успеть на рейс.

– Ты улетаешь завтра, я обо всем договорился. Не беспокойся, «Мессаджеро» оплатит еще одну ночевку.

– Откуда ты знал, что я соглашусь поехать с тобой в Ватикан?

– Я ставил на твое любопытство. А теперь доедай свою яичницу, пока она не остыла. Кроме того, нам скоро нужно будет уезжать.

– Как это? – спросил Энрико. – До полудня еще два с половиной часа.

– Я хотел бы послушать на площади Святого Петра католическую благодарственную молитву. Понтифик объявил, что сделает важное заявление по поводу раскола Церкви. Поговаривают, что это будет ответ на собор Церкви истинной веры. Во всяком случае, эта новость уже облетела весь Рим, и сегодня в обед толпы верующих и журналистов будут стоять на площади Святого Петра. Если мы хотим заполучить место получше, нам не стоит задерживаться.

– Но ты только что сказал, что Ватикан неохотно распускает слухи.

– Только если это в интересах Ватикана.

– А что это за церковный собор, о котором ты говоришь?

– Разве ты не смотрел вчера новости?

– Нет. Я утолил свою потребность в сенсациях еще в Марино.

– Антипапа Луций в следующую среду приглашает всех кардиналов на собор Церкви истинной веры в Неаполе. Там будут утверждены основные положения и директивы новой Церкви. Ожидается большая информационная атака в связи с этим собором. Святая церковь истинной веры постарается перекрыть кислород настоящей Церкви и будет выставлять себя единственной легитимной католической Церковью.

Энрико нанизал на вилку остатки яичницы и сказал:

– Это выглядит как маркетинговая компания.

– Это и есть маркетинговая компания. Если мы хотим быть успешными в этом мире, нужно привлекать на свою сторону средства массовой информации и общественность. Это знают и раскольники в Неаполе, и священники в Ватикане. Поэтому мы распространили слух о сообщении Папы Кустоса, растиражировав его через все крупные издательства и телеканалы Рима.

– «Мы»? Что это значит?

– Ну, в общем… – произнес Александр, растягивая слова, и лукаво улыбнулся, – я тоже приложил руку к распространению слухов.


По предложению Александра они доехали до Ватикана на трамвае, и это оказалось очень умным решением. Хотя они чувствовали себя, словно сардины в жестяной банке, зато добрались быстрее, потому что все автодороги в сторону Ватикана оказались полностью забиты.

– Это не обычная давка людей, которые хотят услышать воскресную благодарственную молитву, – произнес Александр, когда трамвай проезжал мимо капитально застрявших в пробке автомобилей.

– Слухи о сообщении понтифика упали на благодатную почву.

– В Ватикане хорошее отделение по работе с прессой, – ответил Энрико и подмигнул Александру.

Уже издалека им было видно, что площадь Святого Петра просто трещит по швам от народа. Верующие, зеваки, священники, журналисты, кинооператоры и звукоинженеры стояли так же тесно, как и пассажиры в трамвае. Полицейские и швейцарская гвардия добросовестно пытались навести порядок в толпе. Журналистское удостоверение Александра и личное знакомство с одним из гвардейцев помогли им с Энрико пробраться по узким свободным проходам у заграждений далеко вперед, пока над их головами не появился гигантский купол собора.

Они находились в центре католического христианства, но в душе у Энрико, который оказался здесь впервые, не было торжества. Многие тысячи людей громко говорили вокруг него, звали друг друга, что-то кричали по телефону, что-то ели и пили – и все это напоминало большие народные гулянья у святого места. Только когда Энрико внимательно осмотрелся, он заметил, что не все вели себя так развязно. Многие из тех людей, что находились сейчас на площади, были серьезны, стояли тихо и даже скованно в ожидании момента, когда на балкон четвертого этажа Апостольского дворца выйдет понтифик и прочитает традиционную благодарственную молитву. Это были верующие, которые больше всего переживали из-за раскола Церкви и рассчитывали найти утешение в сообщении главного пастыря.

Но когда в Апостольском дворце открылось второе окно справа и между белыми рамами появилась фигура понтифика, эти немногочисленные набожные люди окаменели от волнения. За несколько секунд на площади Святого Петра воцарилась почти полная тишина, и несколько тысяч людей в надежде устремили свой взор на понтифика, который стоял наверху, такой маленький и незаметный. Признаться, Энрико был разочарован, он надеялся лучше рассмотреть Папу Кустоса. Они с Александром стояли почти впереди всех, однако Энрико мог видеть лишь очертания святого отца, одетого в белую сутану. Благодаря современной технике голос понтифика звучал громко и четко, на всю площадь, так что не приходилось напрягать слух во время чтения им благодарственной молитвы. Наконец Кустос закончил, и снова воцарилась тишина. Люди неотрывно глядели на Папу.

Кустос, казалось, собирался с силами, прежде чем снова заговорить.

– Мои сыновья и дочери, верующие и прочие, жители Рима и всего мира, я хотел бы использовать эту возможность, чтобы поговорить с вами. Уже давно вы задаетесь вопросом о том как идут дела у Святой Римской католической церкви, потому что была основана другая Церковь, выбран другой Папа. Вы спрашиваете себя, какой Церкви и какому понтифику довериться. Одни из вас уже давно сделали свой выбор, другие колеблются. Я хорошо это понимаю, и я далек от того, чтобы осуждать приверженцев новой Церкви. Мне известно, что кардиналы, епископы и священники антицеркви действовали из лучших побуждений. Это же касается тех людей, которые ходят в их церкви, посещают их богослужения.

Это заявление понтифика вызвало всеобщее удивление, и по рядам пошел шепот. Один репортер, который вел прямую трансляцию, торопливо давал какие-то комментарии на камеру.

– Да, я понимаю раскольников, – продолжил Кустос, заговорив чуть громче, чтобы привлечь к себе всеобщее внимание. – Но я не одобряю то, что они делают. Я понимаю, что мы живем в трудные времена, что тяжело придерживаться веры, когда наступают такие перемены. Я сам осуществил некоторые изменения в Церкви и планировал продолжить это дело. Многие из тех, кто доверился антипапе, были недовольны этими изменениями. Но разве это неправильно – идти новыми путями, если я, избранный кардиналами Папа, считаю, что идти по ним необходимо? Я не верю, что это неправильно, мое сердце чисто перед Богом всемогущим. Как понтифик я вижу свою главную задачу в том, чтобы возглавить Церковь и вести ее в светлое будущее. И я не могу отказаться от проведения необходимых реформ. Разочарование, озлобленность и, возможно, также недостаток доверия заставили приверженцев антицеркви отвернуться от меня и от Рима. Но разве доверие не то же самое, что и вера, разве не вера делает из нас христиан? Если сын не доверяет отцу, а брат – брату, вера рушится, единство верующих пропадает. Поэтому будьте сильными и придерживайтесь нашей веры в эти трудные времена! Вспомните о Моисее, Давиде и Иисусе Христе, сыне Божием! Они все одолели трудности лишь благодаря доверию – вере в Бога! Будьте сильными, тогда ваша вера укрепится для будущего!

Вновь наступила тишина, на площади даже не перешептывались, потому что народ ожидал чего-то подобного. Но на атом не может всезакончиться, говорили многие себе. У святого отца еще есть что сказать!

И точно, Папа Кустос вновь продолжил речь:

– «Если имею веру, могу и горы переставлять, а не имею любви, то я ничто», – так сказано в Евангелии от Павла в «Первом послании к коринфянам». Потому и я люблю тех, кто отвернулся от меня, ибо я исполнен заботой о будущем Церкви и пойду тем путем, на который не решились раскольники. Шаг за шагом я буду двигаться к встрече и диалогу. Как говорят мусульмане: если гора не идет к Магомету, то Магомет должен идти к горе. Антипапа созывает всех кардиналов на собор в Неаполе. Я тоже отправлюсь на собор и очень надеюсь, что мне разрешат войти. Тогда я буду держать ответ перед теми, кто не закрыл свое сердце и уши. Я не знаю, смогу ли я вернуть на путь истинный раскольников, но моя вера в Бога останется непоколебима. – Выдержав паузу, понтифик протянул руки вперед и сказал: – Да благословит вас Господь!

Кустос исчез, и толпа на площади вышла из оцепенения. Одинокие аплодисменты прокатились по рядам, потом они усилились и наконец переросли в неистовое ликование, которое, по мнению Энрико, можно было сравнить с весельем на футбольном стадионе. Но он понимал, что люди приветствовали понтифика. Это была искренняя, воодушевляющая речь, и в ней было достаточно эмоций, чтобы наэлектризовать присутствующих журналистов. Одна женщина, которая стояла совсем рядом с камерой и быстро говорила свой текст в микрофон, обозначила решение понтифика ехать в Неаполь как обоюдоострое:

– Тем самым Кустос хочет продемонстрировать свою веру и любовь, но, возможно, трон под ним зашатается. Многие люди не поймут, почему легитимный понтифик едет к антипапе, а не наоборот. Говорят, что тем самым Кустос признает антипапу и Церковь истинной веры как равноправную.

– Это действительно так? – обратился Энрико к Александру. – Будут говорить, что понтифик принимает антипапу как равного? Разве это не посвящение для Луция?

– Конечно, некоторые будут рассматривать это именно так. Но что остается делать Кустосу? Ведь он сам только что сказал что, если гора не идет к Магомету, значит, Магомет пойдет к горе. Кто-то должен сделать первый шаг, иначе все останется как есть.

– И Церковь по-прежнему будет расколота, – добавил Энрико.

– Именно это и подвигло Папу на такой шаг. А сейчас нам нужно поторапливаться, нас ждет обед. Честно говоря, я уже немного проголодался.

– А я – нет. Завтрак в «Турнере» был сытным.

Возможно, Энрико сказал так потому, что от внутреннего напряжения у него совершенно не было аппетита. Но, в конце концов, его не каждый день приглашают в Ватикан на обед, а таинственность и многозначительность Александра еще больше подогревали интерес. Наверное, у Энрико сейчас было слишком много мыслей в голове. «Может быть, кто-то из старых знакомых Александра со времен его службы в швейцарской гвардии, какой-нибудь кардинал услышал обо мне и ему просто стало любопытно», – что-то в таком роде думал про себя Энрико.

Он пошел вслед за Александром к широкому входу, который открывал доступ в подлинные владения Ватикана. Гвардеец в роскошной униформе, стоявший у ворот, удивленно поднял брови, когда заметил Александра и Энрико.

– Привет, Вернер! – поздоровался Александр и указал на своего спутника. – Это господин Шрайбер из Германии. О нас должны были сообщить. Показывать тебе пропуск?

На лице гвардейца появилось извиняющееся выражение.

– Ты же знаешь предписания, Александр.

Александр вынул из внутреннего кармана свернутый листок и протянул солдату. Тот развернул его и с удивление прочитал.

– Выписан на самом верху, тогда, конечно, проходи А что у вас такого важного?

– Обед, – ответил Александр, забирая пропуск, и прошел вместе с Энрико мимо гвардейца. – Поговорим позже, Вернер.

Когда часовой остался позади, Энрико спросил:

– Старый приятель?

– Да, можно и так сказать.

– Кажется, вы хорошо знаете друг друга.

– Уже не так хорошо. Вернера Шардта и меня приняли в гвардию в одно и то же время.

Казалось, Александр не горит желанием рассказывать подробнее о своих бывших коллегах. Но Энрико недолго думал об этом, поскольку незнакомый мир Ватикана полностью завладел его вниманием.

– Без приглашения сюда, наверное, и не попадешь, – сказал он, оглядываясь по сторонам.

– Конечно. Но есть несколько трюков. Тебе как гражданину Германии позволено проходить на территорию Ватикана в любое время и без приглашения.

– Хочешь надо мной подшутить?

– Ни в коем случае. Пойдем, я покажу тебе кое-что. У нас еще есть немного времени.

Александр провел его к маленькой площади, оказавшейся кладбищем. На надгробиях, которые Энрико рассмотрел, подойдя поближе, стояли старые даты, и можно было прочитать лишь немецкие имена.

– Это Кампо-Санто-Тевтонико или, сокращенно, Кампо-Санто, – пояснил Александр. – Несмотря на то что кладбище находится в Ватикане, это экстратерриториальное место. – Он указал на стоящие рядом здания. – Это научная коллегия священнослужителей, которая вместе с кладбищем образовывает немецкий анклав. Управляет всем этим Высшее братство мучении Богоматери. Члены этого братства, а также других немецких религиозных орденов в Риме могут быть похоронены здесь как и все немецкоговорящие католики, приехавшие посетить Рим и умершие во время своего религиозного паломничества.

– Прекрасный трюк для того, чтобы попасть в Ватикан! – пошутил Энрико. – Значит, сначала нужно умереть?

– Ошибаешься. Если скажешь часовому, что ты немец и хочешь посетить Кампо-Санто, он тебя пропустит.

– Очень странно, тем более если принять во внимание тот факт, что Ватикан – такое закрытое государство.

– У каждого государства есть границы. Но ты прав, Энрико, очень многое в Ватикане покажется странным или, лучше сказать, непривычным длянепосвященного.

– Неудивительно, что «Мессаджеро» приняла тебя на работу как журналиста в Ватикане, ты все здесь знаешь.

– Во-первых, действительно так, а во-вторых, за меня словечко замолвила Елена.

Упоминание о Елене привело их беседу в тупик. Они пошли дальше, обогнули собор Святого Петра и наконец вошли в большое здание, которое охраняли гвардейцы.

– Неужели это дворец понтифика, с балкона которого он произносил речь? – удивленно спросил Энрико.

Александр лишь кивнул, провел его к лифту и показал лифтеру в строгой униформе приглашение. Они поднялись на четвертый этаж, и Энрико в очередной раз спросил себя: какой же высокопоставленный человек Ватикана хочет его видеть? Когда двери лифта раскрылись, их встретил высокий человек в черной сутане священника с белым воротничком. Его лицо запоминалось благодаря высоким скулам и узкому разрезу глаз.

– Дон Генри Луу, личный секретарь его святейшества, – представил его Александр. – А это – синьор Энрико Шрайбер из Германии, дон Луу.

Секретарь пожал руку Энрико.

– Добропожаловать в Апостольский дворец. Пойдемте, суптолько что подали. Это скромное блюдо, но я надеюсь, что вам понравится.

– Конечно, понравится, – ответил Энрико, потому что все остальное было бы просто невежливо. У него по-прежнему совершенно не было аппетита.

Онивошли в комнату, где две монахини накрывали стол на четыре персоны. Мужчина в белых одеждах стоял у окна и смотрел на улицу. Он обернулся, когда в комнату вошли трое посетителей. Это был понтифик.

– Снаружи собралось много народа, – произнес Кустос, глядя на Александра и Энрико. – Как прошло мое маленькое выступление?

– Очень хорошо, ваше святейшество, – заверил его Александр. – Вы наверняка слышали аплодисменты.

– Да, это меня очень порадовало. Это не тщеславие, конечно, просто я убедился, что вера людей все еще крепка. – После небольшой паузы Папа добавил: – Но, если честно, я все же немного тщеславен. В последние дни я редко слышал столько одобрения.

– Скоро все поправится, – выпалил Энрико, но кусать губы было уже поздно.

Кустос улыбнулся, что сделало его приятное лицо еще более симпатичным.

– Совершенно верно, синьор Шрайбер, очень верно сказано. Я рад, что вы приняли мое приглашение. С тех пор как вы прибыли в Италию, с вами произошли удивительные вещи. Я был бы очень рад, если бы вы рассказали мне о своих приключениях. – При этом он приглашающим жестом указал на стулья. А на столе уже стоял густой картофельный суп. Еще дотого как Энрико поднес первую ложку ко рту, у него вдруг проснулся аппетит.

Все смущение прошло, едва только понтифик заговорил с ним. У Кустоса был редкий дар привлекать и располагать к себе людей. То, что сейчас было заметно в узком кругу, он тоже проявил, общаясь недавно с толпой. Дон Луу, словно услышав слова Энрико, сказал:

– И все же я сомневаюсь, будет ли ваше решение относительно поездки в Неаполь правильным. У общественности может возникнуть впечатление, что вы признаете раскольников равными.

– А что мне еще остается делать? Главы Церкви истинной веры едва ли приедут к нам в Рим, да и меня вряд ли пригласят. У меня остается лишь один выход – поехать самому. Заявление было сделано публично, в присутствии прессы, и раскольники не смогут теперь его проигнорировать. Тогда все бы подумали, что они боятся дискуссии со мной.

– Нам следовало сначала установить контакты на нижнем уровне, – предложил Луу. – Тогда бы ожидания не были бы такими большими, а неудача не была бы такой болезненной.

– Но, Генри, разве вы не слышали, что я сказал до этого? – с искренним удивлением спросил понтифик. – Вам не стоит говорить о возможной неудаче, о ней даже думать нельзя. Думайте лучше об успехе. Вы же знаете, вера горы передвигает!

Луу слегка улыбнулся, видимо, слова понтифика его не убедили.

– Кроме того, нас вынудили принять быстрое решение, – продолжал Папа. – Время работает на антицерковь. Чем больше пройдет времени, тем больше у общественности закрепится мысль о существовании второй католической Церкви и второго Папы, так что для верующих это станет само собой разумеющимся. Нет, если мы хотим что-то сделать, это нужно делать сейчас! Монахини убрали суповые тарелки, подали овощную запеканку, а на десерт – шоколадный пудинг. Это была хорошая домашняя еда, и она пришлась Энрико по вкусу. Во время трапезы тема разговора поменялась: понтифик и его личный секретарь интересовались подробностями убийства в Марино. Этот случай очень огорчил их, и Кустос сказал:

– Кажется, недостаточно того, что наша Церковь раскололась, ко всем прочим несчастьям еще какой-то внешний враг убивает наших священников. Мы действительно живем во времена, когда пророчества сбываются.

– Может быть, эти два несчастья связаны друг с другом: раскол Церкви и убийства священников, – произнес Александр. – Две предыдущие жертвы работали в Ватикане. Возможно, Церкви истинной веры они чем-то очень мешали.

– А как же убитый священник из Марино? – спросил Луу.

– Он должен был умереть, потому что Джорджио Карлини что-то рассказал своему кузену.

– Звучит вполне правдоподобно, – задумчиво произнес Луу.

– А для меня – не очень, – вмешался Папа Кустос. – Пусть в Неаполе сидят раскольники, которые своими делами грешат перед всевышним, но я не верю, что они отъявленные убийцы. Да, они раскольники, но в первую очередь христиане, поэтому будут блюсти заповеди Господни.

– Большинство из них – да, – согласился Александр. – Но, может быть, среди них есть и те, для которых укрепление своей власти важнее, чем соблюдение заповедей.

– Да, возможно. – Кустос вздохнул и демонстративно отставил в сторону шоколадный пудинг. – Александр, вам следует обсудить свои предположения с доном Луу. Кроме того, он хотел вам сообщить нечто важное. Со своей стороны я буду рад совершить небольшую прогулку, полезную для пищеварения, по саду на крыше вместе с синьором Шрайбером.

– Охотно, – согласился Энрико, спрашивая себя, чем он заслужил такую честь. Очевидно, понтифик хотел поговорить с ним с глазу на глаз.


Они поднялись по маленькой лесенке на крышу, в сад, где росли высокие растения и даже небольшие деревья. В маленьком фонтане шныряли многочисленные золотые рыбки.

– Я принял этот сад у своего предшественника и не стал что-либо менять, – объяснил Кустос. – Отличная возможность во время работы ненадолго отвлечься и подышать свежим воздухом.

– Ваш рабочий день заполнен служебными обязанностями и без таких злободневных событий, ваше святейшество, – сказал Энрико. – Тем удивительнее для меня, что вы так много драгоценного времени уделили моему визиту.

Понтифик улыбнулся в ответ.

– Вы очень дипломатично намекаете, что пора перейти к делу. Но вы правы, я намеренно пригласил вас в этот рай на крыше. Ваше присутствие в Марино, когда был убит отец Леоне Карлини, – одна из тем, на которые я хотел бы поговорить с вами. Вторая причина вам, наверное, тоже известна.

– Если вы имеете в виду события в Борго-Сан-Пьетро и Пеше, то да.

– Да, именно это я и имел в виду. Там вы тоже практически стали свидетелем убийства. У вас не было подозрений почему священник убил бургомистра?

– Подозрений не было, скорее, догадка. Но она такая неверная, что и упоминать ее вряд ли стоит.

– И все же попробуйте! – настаивал Кустос. – Я прошу вас об этом!

– Вы, вероятно, знаете, что я отправился в Борго-Сан-Пьетро, чтобы отыскать родственников матери.

– Да, ваша мать была родом из этой деревни, не так ли?

Энрико кивнул и рассказал, как бургомистр Кавара соврал ему и Елене Вида, чтобы успеть к священнику первым.

– Я понимаю, вы видите в этом событии связь с убийством Но какое обстоятельство, связанное с семьей вашей матери могло подвигнуть священника на убийство?

– В этом, ваше святейшество, и состоит вопрос, который я задаю себевот уже несколько дней. К сожалению, я пока не нашел на него ответа.

– Пожалуйста, расскажите мне о своих дальнейших приключениях! – попросил Кустос.

Когда Энрико заговорил об отшельнике, понтифик насторожился и стал задавать уточняющие вопросы. Кустосу важно было точно знать, что происходило во время этого чудесного излечения, о чем они говорили в палате и что чувствовал Энрико.

Энрико описал легкий зуд, который сначала охватил кончики пальцев, а потом и все тело.

– У меня появилось ощущение, будто мое тело подняла волна и вокруг меня мягко заструилась теплая вода. А еще я почувствовал надежность и безопасность, как когда-то в детстве…

– Многие люди, обладающие подобным даром, испытывают примерно то же самое, – к удивлению Энрико, произнес Кустос. – У каждого есть разные способности, и у каждого человека ощущения немного отличаются. Но эти тепло и безопасность, о которых вы говорите, подтверждают почти все.

– Я вас не понимаю, святой отец.

– О, я думаю, что понимаете. Может быть, вы не хотите меня понимать, потому что боитесь чего-то необычного. Но отшельник Анджело сказал, что у вас есть дар лечить людей. Анджело это понял и соединил свои силы с вашими. Вы вместе вырвали Елену из лап смерти.

Энрико вынужден был признать, что Кустос прав. Он не хотел осознавать того, что звучало так невероятно, но чего нельзя было отрицать. Если он, Энрико, осознает свои особые способности, ему нужно будет сделать следующий шаг – задать себе вопрос: что за красные пятна были у него на руках и что означает присутствие крылатого существа в его снах. С каждой секундой ему становилось все хуже. Несмотря на полуденное солнце, которое заливало террасу ярким светом, Энрико становилось холоднее и холоднее. Так сильно, что он начал дрожать всем телом. Кустос подошел к нему и обнял, тепло его тела немного согрело Энрико, и он больше не мерз. Какое-то приятное тепло, будто кто-то глубоко внутри него развел огонь, равномерно растекалось по телу. Оно пробудило такое же чувство защищенности, которое возникло у Энрико во время излечения Елены. Энрико невольно закрыл глаза и увидел себя ребенком. Он шел вместе с родителями по усеянному цветами лугу. Мужчина, которого Энрико считал своим отцом, высоко поднял его, подбросил и вновь поймал. Мать Энрико стояла рядом и смеялась. Он хотел, чтобы это счастливое воспоминание не заканчивалось никогда. Но прекрасное видение оборвалось, и он открыл глаза. Папа Кустос стоял рядом и испытующе смотрел на него.

– Как вы себя чувствуете?

– Немного ноги подкашиваются, но в целом неплохо.

Кустос указал на маленькую белую лавку, стоявшую у фонтана с рыбками.

– Присаживайтесь сюда!

Когда они сели рядом, Кустос предложил Энрико описать свои ощущения.

– Было такое же тепло и чувство защищенности, как в палате у Елены, когда Анджело и я положили на нее руки.

– Я так и думал, – ответил Кустос и пристально посмотрел на своего гостя. – Энрико, вы – один из нас.

– Что?

– Что вы знаете об избранных?

– Это люди, которые утверждают, что они – потомки Иисуса. Такие же, как… – Энрико умолк, когда понял, что хочет сказать.

– Такие же, как я, говорите это, не бойтесь! Вам не нужно этого стыдиться, если эта мысль кажется вам чужой. Многие люди, даже верующие, с трудом осознают, что наш Спаситель не умер за наши грехи на кресте. Иисус, очнувшийся после летаргического сна, прожил потом еще много лет, и у него были дети. Это не согласуется с тем, что говорили вам в церкви, школе или дома. В этом все отличие: Иисус – не почитаемая священная фигура, о которой говорят на уроках закона Божьего, а человек из плоти и крови, такой, каким он был.

– Но если все это правда, если он действительно не умер за наши грехи, как мы можем называть Иисуса Спасителем?

– Даже если он не умер за наши грехи, он был близок к этому и был готов на это. Его за нас прибили к кресту. Но это не самое главное. Его жизнь и деяния, его мысли и пример, который он нам дал, – вот на что нужно обращать внимание. Он посвятил свою жизнь всемогущему Отцу Небесному, и все равно, появился ли он на свет от непорочного зачатия или нет.

– А вы, ваше святейшество, действительно потомок Иисуса Христа?

– Думаю, да. И прежде всего потому, что я услышал от вас, Энрико. Ваша мать ничего не говорила вам об удивительном даре?

– Нет, никогда. И я ничего не знаю о том, обладала ли моя мать какими-нибудь способностями.

– Она должна была бы… Откуда тогда могла взяться ваша целительская сила?

– Возможно, от моего отца.

– Но ведь он был немцем и не жил в Борго-Сан-Пьетро. Только если ваша мать относилась к числу избранных, можно объяснить странный поступок пастора Умилиани.

– Других объяснений просто нет, – ответил Энрико и рассказал понтифику о своем неизвестном настоящем отце.

Очевидно, Кустос был удивлен этой историей. Папа молча сидел возле Энрико на лавке и смотрел на сады Ватикана. Во время этой затянувшейся паузы Энрико понял всю абсурдность ситуации. Еще несколько дней назад он был одним из тех, кого священники называют «скрытые» христиане. Такие люди появляются в церкви на Пасху и Рождество просто потому, что это семейный обычай или у них соответствующее настроение. Они смело платят свою дань Церкви и больше никакого отношения к религии не имеют. Даже тот случаи в церкви Сан-Франческо в Пеше, когда он начал молиться, стал длянего чем-то, чего он сам от себя не ожидал. И Энрико до сих пор не осознал этого поступка. В те напряженные дни ему не хватало времени понять, что есть Бог для него самого. Но он почувствовал, что благодаря молитве в церкви Сан-Франческо ушел не только страх из-за Елены. Энрико почувствовал где-то глубоко в себе те мысли и чувства, о которых раньше не задумывался.

И теперь, когда он сидел рядом с понтификом и слушал его, он понимал, что не только Святой отец, но и он сам – потомок Иисуса Христа. Однако все эти переживания Энрико не мог выразить словами. Если бы какой-нибудь другой человек на планете рассказал ему то же самое, он принял бы все это за бред или какую-то нелепую глупую шутку. Но Папа Кустос не шутил, и у Энрико не было повода сомневаться в его словах. Даже больше: то, что он пережил вместе с Анджело в Пеше, казалось, лишь подтверждало слова понтифика.

После долгих минут молчания Кустос вновь повернулся к Энрико и сказал:

– Это проливает совершенно новый свет на ваше происхождение. Нам непременно нужно выяснить, кто же ваш настоящий отец.

– Я не желал бы ничего иного, но, очевидно, это будет самым сложным во всей этой истории. Даже о семье моей матери в Борго-Сан-Пьетро никто не хотел говорить, не то что о моем отце. Вся информация, которую мне удалось узнать в горной деревушке, вам известна.

– Может быть, одно связано с другим. Вероятно, пастор и Борго-Сан-Пьетро тоже ничего не рассказал бы о вашей семь потому что не хотел, чтобы вы узнали что-то о своем отце.

– Скорее всего, так и есть. Но как это нам поможет в дальнейшем?

– Я, конечно, не отец Браун, – вздохнул Кустос. – Вы в Борго-Сан-Пьетро точно не нашли никаких сведений о вашем отце?

После недолгого раздумья Энрико ответил:

– Вряд ли это можно назвать сведениями, но было странное происшествие, – произнес он и рассказал понтифику о посещении двоюродной бабушки, о ее приступе страха и о картонной коробке из-под обуви, набитой газетными вырезками.

– Может, это и есть указание, – озадаченно произнес Кустос. – А вы не могли бы точнее воспроизвести слова вашей двоюродной бабушки?

Энрико вспомнил, как стоял в темном доме, дышал затхлым воздухом и слушал Розалию Бальданелло. «Твой отец – особенный человек, но он сделал неправильный выбор. Он перешел на сторону сатаны», – говорила она.

– Особенный человек, который перешел на сторону сатаны, – тихо повторил Кустос. – Что она имела в виду? Может, ваш отец совершил какой-то тяжкий грех? – Он испытующе взглянул на Энрико. – Наверное, мой вопрос покажется вам необычным, но скажите: вы никогда не встречались с сатаной?

– Этой ночью, да и до этого тоже. – Энрико не чувствовал никакого стеснения перед Кустосом и свободно говорил о своем кошмаре. Он не сомневался, что Папа говорит с ним серьезно и что здесь, на крыше Апостольского дворца» правда была ближе, чем когда-либо. Поэтому он рассказал о своих снах все: о подземном лабиринте и озере, о влекущем голосе и крылатом существе с прекрасным ликом, которое уже в следующее мгновение оборачивалось чудовищным демоном, нагоняющим ужас.

– Это был сатана? – спросил Энрико.

Удивление на лице понтифика сменилось страхом.

– Я не знаю, – тихо сказал Папа. – Мне нужно над этим подумать. Но на вашем месте я не терял бы самообладания. Если внутри вас есть темная сила, то у нее наверняка существует и светлая, оборотная сторона.

– Существо с ангельскими крыльями.

– Да, возможно, это ангел.

– Вы верите в ангелов, ваше святейшество?

– Почему нет?

– Я не знаю, – неуверенно произнес Энрико. – Я где-то читал, что католическая церковь признает ангелов лишь неофициально.

– С одной стороны – так, но с другой – не совсем. Поскольку ангелы упоминаются в Святом Писании, даже теологи не могут однозначно отрицать их существование. Споры возникают только по поводу природы ангелов, и здесь существует множество мнений. Одни утверждают, что ангелы – это телесные существа, другие – что появление ангелов нужно воспринимать чисто символически. Ангел – всего лишь символ божественной инспирации. Слово «ангел» происходит от греческого «angelos» – перевод еврейского слова «malach», означающего не что иное, как «посланник». И поэтому ученые спорят о том, являются ли посланники Господни осязаемыми или бестелесными символами для передачи посланий. Католическая церковь очень сильно нивелировала значение ангелов. Не в последнюю очередь потому, что многие изображения ангелов и их культов пришли к нам не из христианских учений а из народных преданий, если не сказать суеверий. Короче говоря, не каждый необъяснимый свет нужно принимать за посланника Божьего или за НЛО.

– А что вы сами думаете, ваше святейшество?

– Как понтифик я воздерживаюсь от таких оценок. Как мыслящий и познающий католик я сначала должен убедиться, что ангелы – это не выдумки из Святого Писания или христианской веры. Во всех культурах и во все времена люди верили в ангелов, хоть они и назывались иначе. Вера в сверхъестественное, в близость и связь с Богом глубоко укоренилась в христианах.

Энрико подумал об ангелоподобных существах, нарисованных этрусками. После слов Кустоса они уже не казались такими удивительными, как прежде.

– А вы не попрекаете тем самым свою собственную веру, ваше святейшество? – после паузы спросил он. – Если ангелы были и раньше, они вряд ли могут быть посланниками Господа.

– Почему нет? Можно, конечно, предположить, что вера в ангелов встречается повсеместно лишь потому, что в ней нуждалась человеческая психика, подтверждение того, что в этом мире есть защита и содействие высших сил. Но это лишь одно из возможных объяснений такого распространения веры в ангелов. Другое объяснение состоит в том, что за этим кроется истинная правда. Бог существовал еще до того, как возникло христианство, это же касается и ангелов.

– Но какова же истинная природа ангелов? Они осязаемые существа или лишь символы?

Кустос беспомощно взглянул на него.

– Я всего лишь понтифик, а не Бог. Но почему этот вопрос так важен для вас, Энрико?

– Я хочу наконец понять, как толковать свои сны. Мне кажется, что это какая-то вторая реальность, в которую я рискую провалиться. Но тогда и это существо тоже реально. Может ли такое быть, чтобы ангел в одно и то же время был демоном?

– Ну конечно! – ответил Кустос с уверенностью, которая испугала и удивила Энрико. – Вспомните Люцифера, Денницу. Несущий свет – так было его имя до того, как он отрекся от Бога. Он был самым красивым и великолепным из всех ангелов. А потом произошло грехопадение, и Люцифер стал изгнанным, мятежным ангелом. Во всяком случае, так говорят некоторые теологи. Они надеялись найти подтверждение в Книге бытия, в первый день творения, когда Бог отделил свет от тьмы. Когда восставшие ангелы были низвергнуты в глубины ада.

– Простите меня, я в этих вещах не очень сведущ. Что значит грехопадение?

– Не предавайте огласке то, что я вам сейчас скажу, – попросил Кустос и подмигнул. – Вы не найдете этому подтверждения в Библии, но зато обнаружите это в текстах, которые возникли в то же время, что и Новый Завет. В книге Еноха написано, что грехопадение Люцифера и его соратников произошло из-за красоты земных женщин, которая притягивала сынов Божьих. Это описано в Ветхом Завете в Книге бытия. Люцифер и другие ангелы вступили в связь с земными женщинами и за это были изгнаны Богом. Эта плотская теория представляет собой несколько иную версию причин грехопадения сатаны. Потом сатана отказался поклониться новому созданию Творца, Адаму, потому что, по его мнению, человек должен быть ниже, чем ангел, а не наоборот. Когда Бог призвал его к ответу, Люцифер дерзко возразил: «Как может сын огня кланяться перед сыном глины?» Бог поверг его в бездну, а вслед за ним и треть всех ангелов, которые оказались слишком горды и высокомерны, чтобы почитать человека. Они примкнули к сатане.

– Ангел, который стал дьяволом, – задумчиво произнес Энрико. – Возможно, именно это и означает мой сон?

– Да, можно и так трактовать его. Я бы охотно рассказал вам больше, но на сегодняшний момент это невозможно.

– Как быстро все меняется, – с горечью произнес Энрико. – Только что я был потомком Иисуса, а теперь стал потомком сатаны. При этом… – Он замолчал и взглянул на свои руки.

– Что? – заинтересовался Кустос.

– Святой отец, а могут ли быть у демона стигматы?

Вопрос Энрико смутил понтифика.

– Как мне это понимать?

Энрико рассказал ему о красных пятнах, которые проявились у Анджело и у него самого.

– Вы же разбираетесь в так называемых чудесных излечениях? При этом возникают некие пятна, стигматы…

– Нет, я слышу об этом впервые.

– Тогда, наверное, я не принадлежу к избранным. Даже если я и обладаю подобными силами, я отношусь к кому-то или чему-то совсем другому.

– Мне нужно подумать над этим, – сказал Кустос, сохраняя полное спокойствие. – Было бы лучше, если бы вы задержались в Риме. А после моего возвращения из Неаполя мы бы продолжили наш разговор. До этого у меня слишком много дел.

– Я думаю, в Борго-Сан-Пьетро я скорее найду ответы на свои вопросы, ваше святейшество. Завтра утром я полечу обратно в Тоскану. Но я был бы счастлив, если бы мы продолжили наш разговор. Я начал смотреть на мир по-новому. И еще одно…

– Да?

– Среди членов вашей Церкви вы найдете миллионы верующих, которые посещают храм намного чаще, чем я. Но поверьте мне, Святой отец, я от всего сердца желаю вам удачи в этой нелегкой поездке в Неаполь!

– А я от всего сердца благодарю вас, – ответил Кустос и пожал руку Энрико.

Энрико еще раз ощутил то странное тепло и спокойствие, которые наполняли его изнутри. Он искренне сожалел, что с понтификом скоро нужно будет расстаться.

Внизу они встретили дона Луу и Александра Розина, которого словно подменили. Он выглядел очень нервным и сказал Энрико, что не сможет вместе с ним поехать обратно, потому что у него в Ватикане есть еще какое-то срочное дело.

– Ничего страшного, – ответил Энрико. – Солнце сияет, и я все равно собирался совершить продолжительную прогулку по Риму, чтобы получше познакомиться с городом.

Энрико был рад, что сможет пару часов побыть наедине с собой. Ему хотелось хорошо обдумать все, о чем они говорили с Кустосом.


Сосмешанными чувствами Александр вышел к железнодорожному вокзалу Ватикана, в котором располагалась новая тюрьма. Дон Луу сообщил ему, что с ним желает поговорить отец. Маркус Розин хотел сделать это так срочно, насколько это было возможно, будто речь шла о жизни или смерти. Но большего от отца Александра нельзя было добиться. Он заявил, что будет говорить только со своим сыном и ни с кем больше. После их последней встречи Александр и не предполагал, что отец так скоро захочет снова увидеться, он даже допускал, что Маркус Розин вообще откажется с ним встречаться. Неужели отец признал свою неправоту, неужели был готов к раскаянию? В который раз после разговора с доном Луу Александр спрашивал себя, идти ли ему к отцу с легким сердцем или ожидать очередного разочарования. После обычной процедуры Александра проводили в комнату длясвиданий с грубо отесанным деревянным столом. Наверное, здесь не имелось другого помещения для свиданий, потому что тюрьма была не особо большая. В этот раз Александр пришел первым и присел на стул, в нетерпении ожидая появления отца. Минуты через три Маркуса Розина привели жандармы, и он без посторонней помощи подошел к своему стулу. Его движения были уверенными, словно он уже совсем привык к слепоте. Но, возможно, Александр ошибался. За несколько месяцев слепоты человек не мог забыть полноценную жизнь. Вдруг Маркус Розин зацепился за ножку стула и сильно ударился локтем о столешницу. Александр подавил в себе мгновенное желание вскочить и помочь отцу. Непонятное чувство удержало его от этого. Боль Маркуса Розина выдало лишь легкое подергивание уголка рта. С неподвижным лицом он присел на стул и сказал:

– Спасибо, что ты не бросился помогать мне, Александр. Я не люблю, когда со мной обходятся, как с беспомощным ребенком.

– Ты знаешь, что я уже здесь?

– Я услышал твое дыхание. Ты же наверняка видел этот плохой фильм, в котором говорили, что, когда человек слепнет, все прочие чувства обостряются. Это действительно так.

– Хорошо, что ты к этому постепенно привыкаешь.

– А что мне еще остается? – ответил Маркус Розин, и в его голосе почувствовалась горечь.

– Ничего, – ответил Александр, сознавая, что не в состоянии сказать что-либо утешительное. У него не было слов утешения для своего отца. Маркусу Розину и в самом деле оставалось лишь принять свою судьбу.

Отец нагнулся к Александру и, понизив голос, произнес:

– Вчерашний день был опасным для тебя?

– Что ты имеешь в виду? – так же тихо переспросил Александр.

– Ты же был в Марино, когда убили священника. Тебе угрожала опасность?

– Нет, к сожалению.

– К сожалению? – удивился Маркус.

– Если бы я оказался в опасности, то как минимум увидел бы лица убийц. Но они остаются неуловимы, словно привидения. Но каким образом ты вообще об этом узнал?

– Во время твоего последнего визита ты сам высказывал предположение, что у меня все еще сохранились хорошие контакты.

– Но ты его не подтвердил, – напомнил Александр.

– Я не хочу никого обременять. Поэтому я остался доволен, что меня проинформировали о событиях в Марино.

– Убийство священника Леоне Карлини – это причина, по которой ты хотел со мной поговорить?

– В какой-то степени, да. Ты идешь по следу и постепенно приближаешься. Я хочу тебя предупредить. Прекрати свое расследование! Иначе тебе будет угрожать настоящая опасность.

– Отец, ты пригласил меня сюда, чтобы угрожать?

Маркус Розин покачал головой.

– Ты меня неправильно понял. Это не угроза, а предупреждение. Меня никто не просил, чтобы я поговорил с тобой, и никто не узнает, что я тебе сказал.

– Что ж, признаться, меня это радует. Выходит, ты еще испытываешь какие-то чувства ко мне.

– Это ни о чем не говорит. Тем не менее, разве мы не родственники? Я понял, что в этом что-то есть.

– Значит, ты все же покопался в себе? – с надеждой спросил Александр. – Наконец-то ты видишь, что выбрал неправильный путь.

– Ни в коем случае. То, что я с тобой сейчас разговариваю, еще не значит, что я все забыл. В моей памяти хранится все о чем я думал долгие годы, что планировал, чем жил. Но я не хочу, чтобы ты умер. Прекрати преследовать этих людей, Александр!

– Кого я не должен преследовать?

Отец замолчал, словно вопрос Александра отскочил от стекол солнцезащитных очков.

– Как я могу обезопасить себя, если я даже не знаю, кого мне бояться? – сделал еще одну попытку Александр.

– Я сижу здесь не для того, чтобы выдавать кого-нибудь. Но я не стал бы тебя обманывать, требуя, чтобы ты прекратил расследование. Отнесись серьезно к моему предостережению, Александр! Кто-то, кому ты доверяешь, заманит тебя в ловушку. Прекрати свои расследования убийств священников, иначе…

– Что иначе? – спросил Александр, когда отец вдруг сжал губы, словно сказал слишком много. Маркус Розин глубоко вздохнул, прежде чем медленно и тихо ответить:

– Иначе ты умрешь!


* Путевой дневник Фабиуса Лоренца Шрайбера, написанный по случаю памятной поездки в Верхнюю Италию в 1805 году.
Глава пятая – «Засыпанный город»

Еще и сегодня, спустя годы, когда я переношу все эти события на бумагу, я не могу подобрать нужных слов, дабы описать что мне удалось найти неподалеку от горной деревушки Борго-Сан-Пьетро благодаря простой случайности. Дыра в земле, куда провалились Мария и я, привела нас в обрушившийся подземный ход, который оказался лишь частью разветвленной сети. Эти подземелья тянулись далеко вглубь лесных зарослей. Засыпанный землей древний город лежал под густым лесом. Примерно две тысячи лет назад, наверное, случился гигантский оползень с окрестных склонов и засыпал это поселение. И что было самым важным, мое изначальное предположение подтвердилось: остатки строений и предметы, которые мы обнаружили, были действительно этрусского происхождения. Мы довольно часто натыкались на изображения мужчин с крыльями ангелов, таких же, как на вазе, которую показывала мне Элиза Бонапарт. Я сразу обратил внимание на повторяющийся мотив этрусского искусства, о значении которого мне было так же мало известно, как и другим ученым, которые занимались этой древней культурой. Без сомнения, мы отыскали легендарную святыню этрусков, так интересовавшую Элизу.

Размеры территории города и то обстоятельство, что для полномасштабных раскопок нужно было выкорчевать значительный участок леса, требовали привлечения большого числа рабочих рук. Но жители Борго-Сан-Пьетро, как и раньше, старались избегать нас, а надеяться на дополнительный отряд солдат из Лукки, учитывая то обстоятельство, что Верхней Италии угрожали австрийцы, было совершенно бессмысленно. Наш маленький отряд трудился три дня не покладая рук, но очистил лишь небольшой участок от кустарника и немного разобрал завал в подземном ходе, чтобы можно было продвинуться чуть дальше.

Утром следующего дня я заметил, что половина солдат стояла готовой к походу вместе с мушкетами. Когда капитан Ленуа уже хотел возглавить колонну, я бросился к нему и спросил, что он намеревается предпринять.

Капитан указал на место раскопок.

– Мои люди умрут там от усталости, но это ни к чему не приведет. Я пойду с отрядом в Борго-Сан-Пьетро, и мы приведем с собой каждого деревенского жителя, который в состоянии поднять камень.

– Нет, только не силой! – запротестовал я.

– Иначе не получится. Деревенские жители шарахаются от нас, как черт от ладана.

– Нам, конечно, нужны помощники, но только добровольные. Я запрещаю вам производить любые насильственные действия!

– Как же вы это сделаете? Эти солдаты под моим командованием.

– Но возглавляю экспедицию я! Может, мне сообщить герцогине, что вы не выполняете моих указаний?

Мы посмотрели друг другу в глаза. После этого молчаливого поединка Ленуа вдруг улыбнулся и пожал плечами.

– Как вам будет угодно, мосье Шрайбер, – заявил он. – Вы возглавляете экспедицию, совершенно верно, и именно вы будете докладывать герцогине об успехе или провале экспедиции.

Капитан обернулся к солдатам и скомандовал отставить мушкеты и вновь взяться за лопаты, чтобы помогать в раскопках.

Я решил попросить о помощи бургомистра. Чтобы не было пролито напрасной крови, я отправился в Борго-Сан-Пьетро один, без военного эскорта. С собой я прихватил лишь Риккардо Бальданелло, потому что мой итальянский хоть и был хорош в обиходе, но, принимая во внимание определенные обороты речи людей здесь, в горах, он оказался практически бесполезен.

По пути я расспрашивал Риккардо о его сестре.

– Мария, кажется, за что-то сердится на меня. Хотел бы я узнать, в чем причина.

Риккардо бросил на меня испытующий взгляд и спросил:

– Мария нравится вам, не так ли?

– Я мог бы соврать, но не хочу.

– Мария – не девчонка, с которой можно поразвлечься некоторое время.

– Я об этом не говорил, да и в мыслях не допускал такого.

– Но вы ведь прибыли из другой страны, из другого мира, синьор. Когда вы закончите свою работу здесь, вам придется вернуться в свой мир, а для Марии это не подходит.

– Откуда ты это знаешь?

Риккардо постучал указательным пальцем правой руки по лбу и, усмехнувшись, сказал:

– Я – всего лишь простой человек, но там внутри отнюдь не солома.

– Возможно, ты и прав, что я из другого мира. Однако Мария сама должна решить, стоит ли ей рисковать, привыкая к новой жизни.

– D'accordo, согласен, спросите Марию!

– Но как? Она избегает меня, почти как эти деревенские жители.

– Она боится вашего мира и этого вестника несчастья.

– Мария всегда так беспокоится из-за канюка?

– Она выросла в очень набожной семье, а у нас вера тесно связана с предрассудками.

Я бы охотно поговорил с Риккардо еще о его сестре, но мы подошли к стенам Борго-Сан-Пьетро, и их мрачный вид заставил нас замолчать. Пара человек, завидев нас издалека, тут же исчезла. И вновь нас встретили пустынные, словно вымершие переулки деревни. Когда мы добрались до деревенской площади и пошли прямиком к дому бургомистра, нам на глаза попался маленький Ромоло, который выбежал из двери, держа в руках узелок из ткани. Я окликнул его и спросил, дома ли отец.

Он молча взглянул на меня и помотал головой.

– И где же он тогда?

– На поле, – ответил мальчик. – Я несу ему немного хлеба.

Мы пошли вместе с Ромоло и проводили его к отцу, который с раннего утра работал в поле и под усиливающимся теплом позднего сентябрьского солнца начал немного потеть. Он встретил нас удивленным взглядом, но, по крайней мере, не пустился от нас наутек. Он развернул узелок и предложил нам отведать ароматного свежеиспеченного хлеба.

– Мы не привыкли к такому дружелюбию от жителей вашей деревни, – озадаченно произнес я.

– Мои люди боятся вас и ваших солдат.

– Солдаты сопровождают меня для защиты. – И многозначительно взглянув на Риккардо, я добавил: – На меня недавно напали бандиты.

Джованни Кавара сунул в рот кусок хлеба и сказал, пережевывая:

– Я ничего не имею лично против вас, синьор, но я хотел бы, чтобы бандиты оставили вас у себя.

– Почему?

– Потому что вы приносите несчастье в нашу деревню.

– Речь идет о древнем этрусском городе, не так ли? Вы знаете об этом больше, чем нам рассказали, синьор Кавара. – С моей стороны эта фраза прозвучала скорее как утверждение, нежели вопрос. Другой причины в том, что земляки Кавары куда-то исчезли, я не видел.

Кавара перестал жевать и повернулся на запад, туда, где находились остатки этрусского поселения. После паузы он серьезно произнес:

– Кто потревожит сон ангелов, обречет себя на погибель.

– Что вы хотите этим сказать?

– Оставьте ангелов в покое, тогда ангелы оставят в покое людей!

– Какие ангелы?

– Крылатые существа.

Постепенно я начал кое-что понимать. Я подумал об этрусских произведениях искусства, на которых часто встречались изображения существ, подобных ангелам. Но такие изображения возникали еще до того, как на эту землю распространилось христианство. Жители деревни когда-то натолкнулись на остатки керамики, и с тех пор засыпанный город для них – святыня, убежище ангелов, которое нельзя тревожить.

– Это не ангелы, – попытался объяснить я. – Изображения этрусков лишь случайно напоминают тех существ, о которых говорит Церковь.

– Да что вы об этом знаете, – проворчал Кавара и снова вернулся к своей работе. Не оборачиваясь к нам, он сказал: – Уходите, бегите из этих гор как можно скорее! Или нас всех постигнет несчастье.

– Мы уйдем лишь тогда, когда закончим нашу работу. Если нам никто не поможет, это затянется надолго.

– Никто из Борго-Сан-Пьетро не будет вам помогать!

Разочарованные ответом, мы отправились в обратный путь к лагерю, и я сказал Риккардо:

– Видимо, нам придется здесь пробыть намного дольше.

Он покачал головой.

– Нет, нам нужна помощь.

– Но кто поможет нам?

– Жители других деревень, для которых хорошее жалованье значит больше, чем засыпанный город. С вашего позволения, синьор, я еще сегодня отправлюсь в путь, чтобы нанять новых рабочих. Вам только придется дать мне немного денег, чтобы я мог заинтересовать людей. А вы должны пообещать мне, что будете хорошо приглядывать за Марией.

Я обещал ему это с радостью, но не догадывался, что вскоре мне придется нарушить свое слово.


На второй день после отъезда Риккардо нас постигла беда, которую можно сравнить разве что с грозой, разразившейся посреди ясного неба и извергающей из своего свинцового чрева смертоносные молнии. Я вместе с солдатами спускался в подземный ход, как вдруг услышал громкие крики и треск выстрелов. Шум доносился со стороны лагеря, где остался капитан Ленуа и вторая половина солдат. Но самое главное – там была Мария, которая занималась приготовлением обеда.

Словно парализованные, мы прекратили работу и прислушались. Я вылез наружу первым и приказал солдатам следовать за мной.

– Но мы ведь оставили наши мушкеты в лагере, – ответил один сержант. – У нас здесь только лопаты.

– Ну и что? – бросил я в ответ и пустился бежать, не заботясь больше о сержанте и его товарищах. Страх за Марию гнал меня вперед. Когда я услышал шорох в кустах за своей спиной, то понял, что солдаты следуют за мной.

Вскоре перед нами появились палатки и укрытия лагеря. На земле лежали неподвижные тела, все это были люди капитана Ленуа. Какие-то мужчины в гражданской одежде подняли на нас свои мушкеты. Я мгновенно упал на траву и прикрыл голову руками. За треском выстрелов раздались стоны и крики раненых. Я услышал, как позади меня на землю падают французы, – без оружия у них не было ни единого шанса.

Прогремел еще один залп, и я увидел, как ко мне приближаются чьи-то грязные сапоги. Я понял, что незнакомцы убивают всех солдат, в которых еще теплилась жизнь. В следующее мгновение в мой затылок уперлось дуло мушкета. Я поднял глаза на худощавого мужчину, который безжалостно смотрел на меня.

– Этого не убивай! – послышался чей-то хриплый голос На нем нет униформы. Это, наверное, археолог.

Дуло мушкета отвернулось от меня, и человек с тощим ли цом сказал:

– Слушаюсь, герр майор.

Мне стало понятно, что оба человека говорят по-немецки На таком немецком диалекте говорили в Южной Германии или в Австрии.

– Приведите этого человека в лагерь! – приказал майор.

Двое мужчин подняли меня на ноги. Среди незнакомцев я, к своему удивлению, обнаружил Риккардо. Он сидел на корточках возле лагерного костра и держал за руки Марию. По его лицу текли слезы. Глаза Марии были закрыты, а на ее платье расползалось красное пятно крови: девушку ранили в грудь. Увидев меня, Риккардо дрожащим голосом сказал:

– Мария… она была права насчет вестника несчастья…

– Она… – Я запнулся, не в силах произнести ни слова.

– Мертва, – прошептал Риккардо и горько повторил: – Мертва.

Одетый в гражданское майор подошел к нам. Это был рослый, крепкий мужчина, на левой щеке которого красовался багровый шрам.

– С девчонкой произошел несчастный случай, – сказал он по-итальянски. – Попала шальная пуля. Мне очень жаль, синьор Бальданелло.

Не веря своим глазам, я смотрел то на майора, то на Риккардо. Постепенно я осознал, как получилось, что Риккардо вернулся именно в это время, К тому же у меня накопились другие вопросы, как то: почему напавшие оставили его невредимым? почему офицер обращался к нему с таким уважением, а не как с пленным? Я глубоко скорбел о Марии, но в душе осталось место и для нарастающего возмущения.

– Ты привел этих людей, Риккардо?!

– Да, – тихо ответил он. – Это было мое задание.

– Кто тебе его поручил?

– Как кто? Австрийцы, конечно.

Майор вытянулся передо мной по стойке «смирно». В своей разбойничье-гражданской одежде он выглядел скорее странно, нежели подтянуто.

– Майор фон Роттек, гренадер его величества кайзера, – сказал он по-немецки.

Я ничего не ответил. Стоя посреди трупов и глядя на безжизненное тело Марии на руках у Риккардо, я не испытывал никакого желания заниматься пустой вежливой болтовней. Я лишь бегло взглянул на майора, потом снова на Марию, не в силах поверить, что жизнь ушла из нее. И вдруг мне показалось, что ее ноздри еле заметно шевелятся, что веки будто подрагивают. Я потер ладонью глаза, которые пытались сыграть со мной такую злую шутку. Но я вновь заметил слабое подрагивание крыльев носа и век. Я быстро вытянул руку и задержал ладонь совсем близко от ее лица. Я почувствовал дыхание девушки, совсем слабое, но регулярное.

– Она жива! – громко воскликнул я, так что, наверное, было слышно в Борго-Сан-Пьетро. – Мария жива!


Мария действительно дышала, но ее жизнь висела на волоске. Пуля сидела глубоко в ее груди, возле сердца, однако в отряде майора фон Роттека не было врача. Риккардо побежал в деревню, чтобы спросить совета у бургомистра Кавара, и узнал, что в городке Пеша, приютившемся у подножья горы, должен быть врач. Риккардо взял лошадь убитого капитана Ленуа и поскакал в Пешу, в то время как я ухаживал за Марией. Если это, конечно, можно назвать ухаживанием. Она находилась без сознания. Дыхание было поверхностным. Девушка словно спала, но этот сон в любую минуту мог стать вечным. Я пытался уговорить себя, что так будет лучше для Марии, легче. Она не чувствовала боли, и, если ей суждено умереть, едва ли можно было бы придумать смерть лучше. Но в этом я не чувствовал утешения. Я не хотел, чтобы Мария умерла.

Уже смеркалось, когда Риккардо вернулся вместе с врачом, который сразу взялся за лечение. Спустя десять минут он с бледным лицом вышел из палатки, где лежала Мария, и сказал:

– К сожалению, ничего нельзя сделать. Пуля засела слишком близко к сердцу, чтобы ее вытащить. Если я решусь на это, вероятность того, что она не переживет операции, будет высока.

– А если вы не решитесь, доктор? – спросил Риккардо.

– Она умрет, – тихо ответил врач.

– Тогда сделайте операцию Марии немедленно!

Врач покачал головой.

– Я не могу… Я не вправе взять на себя такую ответственность.

Риккардо пристально посмотрел ему в глаза.

– Если вы не сделаете Марии операцию, вы больше никогда не вернетесь в Пешу, обратно к своей семье.

– Вы хотите сказать…

– Я хочу сказать, что убью вас, здесь и сейчас!

Казалось, врач будет молчать бесконечно. На его лбу выступил пот, хотя вечер был довольно прохладный.

– Хорошо, я сделаю это, – наконец ответил он. – Но я снимаю с себя всякую ответственность. Мне нужна горячая вода и чистые полотенца. В деревне есть одна женщина, которая немного разбирается во врачевании. Она часто помогает при родах. Теперь вы должны мне помочь. Ее зовут Маргарита Стораро.

Мы отправились искать женщину, но она, к нашему удивлению, пришла добровольно. Возможно, не последнюю роль сыграло имя доктора, который пользовался признанным авторитетом у жителей Борго-Сан-Пьетро. Риккардо и я ждали снаружи, пока врач и повитуха занимались Марией.

У меня была сотня вопросов к Риккардо, но я не вымолвил ни слова. Это была таинственная сцена. Пока в палатке боролись за жизнь Марии, неподалеку сидели люди майора, кричали и уплетали ужин.

Я не обращал внимания на время, которое текло, словно песок сквозь пальцы. Потом из палатки показался уставший врач, он был похож на привидение: пустой взгляд, слипшиеся прядиволос на лбу.

Когда он не отреагировал на наши яростные расспросы, Риккардо схватил его за плечи и сильно встряхнул.

– Что с Марией? Как у нее дела?

– Пулю я вытащил, – глухо произнес врач, словно не веря в свой успех. – Мне все-таки удалось сделать это…

– Мария жива?

– Да, она жива.

Риккардо и я уже хотели вздохнуть с облегчением, но тут врач добавил:

– Но я не знаю, сколько еще она продержится.

Риккардо вновь встряхнул его.

– Что это значит, доктор?

Врач взглянул на палатку, из которой только что вышел.

– Она очень слаба и потеряла много крови. Боюсь, ей осталось жить несколько часов.

– Так помогите ей! – требовал Риккардо. – Что вы стоите здесь и прохлаждаетесь?

– Я сделал все, что было в моих силах. Вы можете мне угрожать, пытать меня или даже убить, синьор, но большего я не в состоянии сделать для этой девушки.

У меня в горле застрял ком, я почти не мог дышать.

– С Марией можно поговорить?

Врач покачал головой.

– Она еще не отошла после операции, она так слаба, что может не проснуться вообще.

Мы с Риккардо нерешительно подошли к палатке и заглянули внутрь. Мария, освещенная масляной лампадкой, лежала совсем спокойно, как на кладбище. Голова ее была повернута набок. Я взглянул на нее, и мое сердце сжалось. Повитуха вышла из палатки, поклонилась доктору и исчезла в темноте. Я приблизился к врачу и положил ему руку на плечо.

– Вы все сделали великолепно, доктор, я благодарю вас за это. И простите наше несдержанное поведение! Это из-за…

Голос отказал мне, но слезы на моих глазах были красноречивее слов. Врач пожал мне руку и отправился к лагерному костру, чтобы подкрепиться.

Риккардо уселся по-турецки у палатки. Я присоединился к нему и услышал, как он тихо произнес:

– Это мое наказание. Я не заслужил иного, Всевышний. Но зачем ты у меня забираешь Марию?

– Наказание? – спросил я. – За что? Может, за то, что вы учинили и из-за вас погиб Ленуа со своими людьми?

Я посмотрел на север: где-то там была большая яма, в которой солдаты Роттека зарыли тела убитых.

– На моей совести есть кое-что еще, – ответил Риккардо. – И хотя я готов отдать жизнь ради спасения Марии, я не могу сказать, что мне жаль французов. Вряд ли они что-то чувствовали, когда убивали моих людей. Когда армии кайзера и императора Наполеона встретятся на поле боя, погибнут тысячи, десятки тысяч людей, и никто при этом не будет упрекать августейших особ.

– Может, их будет мучить совесть, – сказал я. – Но ведь здесь речь идет не об императоре Наполеоне и кайзере Франце, а о вас, Риккардо. Зачем было совершать такое предательство?

Не глядя в мою сторону, он ответил:

– Все это прописано в одном грандиозном плане. Я должен признаться, что мне пришлось импровизировать, когда Ленуа и его солдаты напали на мой лагерь и убили моих людей.

Только после того, как я немного поразмыслил над словами Риккардо, я осознал всю чудовищность его заявления.

– Вы хотите сказать, что все это было спланировано заранее, даже нападение на мой экипаж?

Он как-то странно взглянул на меня, и я понял, что Риккардо удивлен.

– Да, а вы раньше не догадывались об этом, синьор Шрайбер? Я напал на ваш экипаж, потому что получил такое задание.

– И кто же вам это поручил?

– А как вы думаете? Кому подчиняется майор фон Роттек со своими солдатами?

– Австрийцы? – неуверенно спросил я.

Он кивнул.

– Герцогиня Элиза потратила уйму денег, чтобы тайно провезти вас сюда, в Италию, но, наверное, не стоило тратить так много денег – это слишком заметно. Через своих шпионов австрийцы узнали об этом и решили вас пленить. Это задание и поручили мне. Когда появились солдаты Ленуа, я должен был срочно придумать новый план. И мне вдруг представился прекрасный случай стать вашим слугой. Конечно, в этом ваша заслуга, ведь именно вы наврали всем с три короба. Я быстро понял, что моя новая роль открывает невообразимые возможности. Я решил сопровождать вас, пока вы не найдете святыню этрусков.

– А потом вы под видом того, что хотите найти новую рабочую силу, привели сюда майора фон Роттека…

– Теперь вы все поняли правильно, но слишком поздно, – без иронии ответил Риккардо.

– Но зачем? Что такого важного в старом городе этрусков?

– Вы действительно думаете, что герцогиня Элиза делает это лишь для того, чтобы презентовать своему августейшему брату несколько черепков? Дляэтого она потратила столько средств и держала все в тайне? Вы считаете, что у герцогини Пьямбино и Лукки нет больше других забот, принимая во внимание сегодняшнее положение ее союзников и войну с Австрией?

– Но в чем же тогда дело?

Риккардо заговорил со всей серьезностью и сразу стал выглядеть лет на десять старше:

– Все дело во власти. Об этом думают высокопоставленные особы, которые правят нами. Они не хотят просто называться королями, герцогами или кайзерами.

– Риккардо, вы говорите загадками.

– Потому что и сам знаю не намного больше вашего. В этой игре, на кону которой власть и могущество, я, синьор Шрайбер, фигура маленькая. Мне лишь известно, что не одни только жители Борго-Сан-Пьетро придают большое значение древнему городу. Легенда гласит, что здесь собирались самые значительные жрецы этрусков, самые мудрые и могущественные люди этого народа. Люди считали, что где-то здесь спрятан источник непреодолимой власти. Именно он должен был по мочь этрускам победить римлян, легионы которых все глубж проникали в их земли. Но эта сила обернулась против них самих. Произошла большая катастрофа, город поглотила земля. Примерно так звучит древнее сказание. Только не спрашивайте меня, что из этого правда, а что – предрассудки! Этим источником силы интересуется несколько влиятельных людей, в том числе император Наполеон и его противник – кайзер Франц.

– На которого вы работаете.

– Вы говорите это с таким упреком! Вы считаете более почетным находиться на службе у Бонапарта?

– Я состою на службе не у него, а его сестры.

– Это все равно. Если Элизе удастся завладеть источником силы – при условии, что таковой существует на самом деле, – то рано или поздно им завладеет и Наполеон.

– Вы считаете, что, если Габсбурги будут обладать этой силой, все окажется намного лучше?

– Едва ли, но мне платят австрийцы, а вам – Элиза.

– Все едино, Риккардо. У герцогов и кайзеров все вращается вокруг власти и денег.

Риккардо презрительно плюнул на землю.

– И зачем я влез в эту переделку! Мария для меня дороже всех денег мира.

– Вы очень любите свою сестру, – произнес я.

Риккардо как-то особенно посмотрел на меня, будто хотел сказать что-то важное, но лишь опустил глаза и коротко ответил:

– Да.

Наш разговор зашел в тупик, а ночь тем временем окутала лагерь своей непроницаемой вуалью. Этруски были таинственным народом, я не спрашивал Риккардо, но счел легенду которую он рассказал, полным вымыслом. Везде, где в прошлом случались большие несчастья, люди пытались объяснить происшедшее подобными историями. В этом случае этруски хотели заполучить власть или силу, которая им не принадлежала, и поэтому, вероятно, сами стали ее жертвой. Все это очень напоминало сказание о грехопадении Евы. Возможно, люди изменили библейский мотив, чтобы объяснить разрушение этрусского города. Но больше всего меня удивил тот факт, что такие образованные люди, как кайзер Франц и Элиза Бонапарт, а может, и император Наполеон, верили в это. Но, видимо, царственные особы старались использовать любой шанс, каким бы туманным и призрачным он ни был, дабы выиграть битву за господство над Европой.

Громкие голоса со стороны лагерного костра отвлекли меня от навязчивых мыслей. Похоже, там что-то происходило. Вместе с Риккардо я подошел к огню, вокруг которого собрались австрийцы. В центре находился Джованни Кавара и беспрестанно что-то твердил майору фон Роттеку. Врач стоял возле бургомистра Борго-Сан-Пьетро и пытался перевести, но не поспевал за ним. Когда майор заметил нас, его мрачное лицо просветлело и он приказал нам быстро подойти к нему.

– Может, хоть вы разъясните, чего хочет от нас этот крестьянин, синьор Бальданелло, – сказал фон Роттек. – Он тарахтит без умолку, и я не могу разобрать ни единого слова.

Кавара, взглянув на Бальданелло и меня, заявил:

– Мне нужно поговорить с вами наедине!

– Это бургомистр деревни, – объяснил Риккардо майору. – Он хочет поговорить со мной и с синьором Шрайбером с глазу на глаз.

– Пусть поговорит, – ответил австриец. – Заберите его с собой и побеседуйте в тихом месте!

Мы пошли обратно между палаток, и Кавара сказал:

– Я узнал от Маргариты Стораро, что здесь произошло. Как дела у раненой?

– Мария еще жива, – ответил я, – но врач говорит, что она протянет всего несколько часов, не больше.

– Да, Маргарита мне об этом тоже рассказала. Я пришел сюда, чтобы сделать вам предложение.

– Именно сейчас, когда Марии так плохо? – набросился на бургомистра Риккардо.

– Речь пойдет как раз о ней. Я и несколько моих друзей поможем вам, если вы обещаете, что не будете, больше проводить здесь раскопки и как можно быстрее покинете Борго-Сан-Пьетро.

– Поможете Марии? – спросил Риккардо. – Что вы хотите предпринять? Даже врач не в состоянии что-либо для нее сделать.

– Есть силы, которыми не обладает ни один ученый врач, – ответил Кавара. – Мы поможем выздороветь Марии, если вы мне пообещаете выполнить то, о чем я вас прошу. – Бургомистр произнес эти слова как нечто само собой разумеющееся, будто это была меновая торговля на рынке. Риккардо без предупреждения бросился на Кавару, повалил его на землю и начал бить кулаками, приговаривая:

– Жалкий пес! Мария умирает, а ты еще шутить вздумал!

Я подскочил к ним. С большим трудом мне удалось разнять их, успокоить Риккардо и оттащить Кавара.

– Риккардо, возьмите себя в руки! Кавара не такой человек, который станет подшучивать над другими. Я думаю, он говорил серьезно.

Бургомистр поднялся и, отряхиваясь, спросил:

– Почему вы этого не хотите? Что вам терять?


Спустя полчаса после происшествия Кавара вернулся вместе с шестью односельчанами, мужчинами и женщинами, и они вошли в палатку, где по-прежнему без сознания лежала Мария. Последней вошла Маргарита Стораро. Майор фон Роттек, наморщив лоб, наблюдал за всем этим, заняв место в некотором отдалении. Риккардо рассказал ему лишь половину, объяснив, что эти люди хотят помочь Марии, но ни словом не обмолвился о том, чего они потребовали взамен. В палатке Марии было на удивление тихо. Риккардо же нервно заламывал руки и раз за разом повторял:

– Ради всего святого, что там происходит?

Врач, который слышал все, подошел на пару шагов ближе и сказал:

– Доверьтесь им! Возможно, люди из Борго-Сан-Пьетро – единственные, кто может еще помочь этой девушке.

– И это говорит человек, который только что готов был оплакивать ее? – удивился я.

– Я не могу это точно объяснить, но люди из Борго-Сан-Пьетро обладают удивительным даром. Как-то я присутствовал при родах в этой деревне. Меня привезли, потому что ребенок был в неправильном положении и не хотел выходить на свет божий. Я смог вытащить ребенка, но мать умерла от изнеможения. Я удалился из комнаты и удивился, когда вскоре туда вошли люди, прямо как сейчас. Тогда тоже присутствовали и синьор Кавара, и, конечно, синьора Стораро. Через четверть часа они вышли и сообщили, что роженице уже лучше. Конечно, я тотчас же вошел в комнату и увидел, что они оказались правы. Я до сих пор не могу это объяснить.

Риккардо сочувствующе взглянул на него.

– Может быть, вы просто ошиблись, приняв роженицу за мертвую.

– Да, вероятно, – ответил врач, но по выражению его лица было видно, что он так не думает.

«Воскресить мертвую к жизни, – мысленно говорил я себе, – в это даже я не поверил бы, как бы страстно ни желал этого. Но, возможно, в той женщине, о которой рассказывал врач, еще теплилась жизнь. И, судя по всему, этой жизненной искорки хватило, чтобы разжечь новый костер». Сейчас я надеялся, что с Марией случится нечто подобное.

Когда вход в палатку распахнулся и из нее начали выходить жители Борго-Сан-Пьетро, у меня чуть сердце не выпрыгнуло из груди. Люди выглядели утомленными, словно после многочасовой работы, но я лишь мельком обратил на это внимание. Слишком сильно я переживал за Марию.

Бургомистр вышел последним и взглянул на нас с улыбкой. Таким я его еще не видел.

– Девушка пришла в сознание. Самое плохое позади. Он должна поберечься в ближайшую неделю.

Это было все. Никаких объяснений, никаких увещеваний чтобы мы выполнили свою часть уговора. Джованни Кавара пошел за своими односельчанами, которые скрылись в прохладной ночи, отправившись в свою деревню. Риккардо кинулся к палатке, а когда и я вошел туда, он уже стоял на коленях возле Марии, нежно гладил ее лоб и тихо говорил:

– Я так счастлив, что ты снова есть у меня, моя любимая Ничто больше нас не разлучит!

К моей необузданной радости о чудесном спасении Марии примешалось какое-то горькое чувство. Я остановился на полпути к лежанке Марии и наблюдал за обоими. Они так долго вели себя, как брат и сестра. Мое сердце было разбито.


На следующее утро Риккардо выказал небывалое сочувствие и попытался объяснить, почему они с Марией решили разыграть эту гнусную комедию. Все это входило в план Риккардо, чтобы завоевать мое доверие. Для этого Марии больше подходила роль сестры, нежели возлюбленной. Я отказался выслушивать дальнейшие объяснения и обратился к врачу, который в очередной раз осмотрел Марию, прежде чем отправиться в обратный путь в Пешу.

– То, что произошло вчера вечером, сегодня подтверждается в полной мере – Мария идет на поправку. Я не могу представить, что делали с ней люди из Борго-Сан-Пьетро. Но если таких людей будет становиться все больше и больше, скоро в моей профессии отпадет всякая надобность.

– И что теперь? – спросил я Риккардо после того, как мы распрощались с доктором. – Что мы скажем майору?

– У меня уже есть одна идея.

Мы оба твердо решили выполнить свою часть уговора. Ни я, ни он не говорили этого вслух, но Риккардо, впрочем, как и я, боялся, что нарушение уговора будет означать для Марии смерть. Это было подобно проклятию, которое не действует, покуда мы придерживаемся уговора. Поэтому для майора фон Роттека я разыграл спектакль, в который сам бы никогда не поверил. На его глазах я на месте раскопок вдруг начал гневно ругаться и разбил две драгоценные, почти полностью сохранившиеся вазы – великолепные свидетельства этрусской культуры. Австрийский офицер так побледнел, будто он в одиночку выступил против целого полка вражеской пехоты. С озабоченным видом он вместе с Риккардо спустился ко мне в яму и спросил, в чем же дело, не болен ли я.

– Я в бешенстве! – крикнул я, продолжая топтать черепки. – В бешенстве из-за своих заблуждений, из-за того, что позволил так долго водить себя за нос.

Мне не составило труда разгневаться, стоило лишь подумать о Марии и Риккардо. Роттек вопросительно взглянул на меня.

– Кто обвел вас вокруг пальца, герр Шрайбер?

– Эти мнимые этрусские мастера! – Я презрительно плюнул на землю. – Это не больше чем римская имитация. Сначала они уничтожили культуру этрусков, а потом начали им подражать. Типично для Рима!

Майор развел руками и беспомощно произнес:

– Я вас не понимаю.

– Вам не стоит этого стыдиться, герр майор, я и сам себя не понимаю. Как я мог со своим-то опытом погнаться за обычной римской имитацией? Наверное, все дело в искусно выполненной работе, ведь эти вазы превосходно сделаны.

– Вы считаете, что эти вазы не этрусские? – уточнил австриец.

– Наконец-то и вы это поняли, герр майор. Это действительно не этрусские вазы, и все это – не этрусский город, а римский. Римляне – известные мастера копировать вещи других культур, подражать им. Все наши усилия оказались напрасны.

Фон Роттек был заметно расстроен.

– Но… Но как такое могло произойти? – спросил он.

– Вероятно, здесь, в горах, никакой этрусской святыни вообще нет, – произнес я, всем сердцем надеясь, что мои слова звучат убедительно. – Вся эта легенда построена на одной ошибке: это поселение принадлежало римлянам. И то, что вы надеялись найти, герр майор, здесь никогда не существовало.

– Но как я все это объясню кайзеру? – Майор тяжело вздохнул и огляделся в поисках поддержки. – Нет, вы сами ему это скажете, герр Шрайбер!

Я сделал вид, будто не очень доволен его словами. На самом деле я был рад, ибо понял по этой фразе Роттека, что он поверил моему вранью.

Майор быстро обсудил положение дел со своими офицерами и. унтер-офицерами и в конце концов решил сниматься с места еще сегодня. Принимая во внимание военное положение с Францией, он не считал нужным болтаться на вражеской территории излишне долго.

Риккардо хотел остаться с Марией в Борго-Сан-Пьетро, пока ей не станет лучше. Поэтому он отыскал Джованни Кавара, и через некоторое время они вернулись оба вместе с ослом. и носилками, на которые осторожно положили Марию. Тем временем бургомистр решил разместить обоих в своем доме. Теперь, когда местные жители увидели, что чужаки уходят, их замкнутость и отрешенность, казалось, как рукой сняло.

Когда Мария уже лежала на носилках, она помахала мне. Девушка коснулась рукой моей щеки и сказала:

– Мне очень жаль. Я уже давно хотела признаться вам, но не знала, как это сделать, чтобы не выдать Риккардо. Мне очень жаль, что пришлось вас так обидеть.

– Нет, Мария, вы меня не обидели. Это было просто безумное увлечение для меня.


Ну, что еще рассказать? Я больше не виделся ни с Риккардо, ни с Марией и никогда больше не приезжал в Борго-Сан-Пьетро. Я вернулся на свою родину лишь спустя три года. Путь в Австрию был труден и полон опасностей. Когда мы наконец достигли цели, до нас дошла весть о большой победе Наполеона при Аустерлице над объединенными армиями австрийцеви русских. Война близилась к концу, и победителем в ней должен был оказаться Наполеон Бонапарт. Поэтому у кайзера Франца были другие заботы, нежели выслушивать меня. Впрочем, я, нисколько не смущаясь, наврал бы ему про этрусский город. Я также больше никогда не видел Лукку и Элизу, о чем не очень сожалел. Спустя пять лет после описанных в этом дневнике событий я получил письмо из Италии. Оно было от Риккардо. С удивлением я узнал, что они вместе с Марией остались в деревне Борго-Сан-Пьетро. У них было уже трое детей, старшего они назвали в мою честь – Фабио. Не могу скрыть, что я был очень тронут. Между мной и Риккардо завязалась оживленная переписка, и мне стало известно, что люди из Борго-Сан-Пьетро тщательно сровняли с землей место раскопок. Какие тайны хранило это древнее этрусское поселение, Риккардо в своих письмах не писал, как не писал и о том, что произошло в палатке в ту ночь, когда деревенские жители спасли Марию от смерти.

Наверняка какой-нибудь читатель подумает, что мое научное любопытство должно было непременно вернуть меня в Борго-Сан-Пьетро. Но я не сомневался, что люди из этой деревни не напрасно хранят свою тайну.

13

Тоскана, понедельник, 28 сентября

Последняя глава путевого дневника Фабиуса Лоренца Шрайбера стала для Энрико хорошей почвой для размышлений, но при этом не содержала никаких четких ответов. Он прочитал окончание истории в номере римского отеля, а во время перелета в Пизу и поездки в Пешу только тем и занимался, что проводил аналогии между приключениями археолога и своими собственными переживаниями. Никаких сомнений, что такие аналогии существовали, не было. Излечение Марии, о котором писал Фабиус Лоренц Шрайбер, непостижимым образом походило на чудесное выздоровление Елены. Из этого следовал только один вывод: люди в Борго-Сан-Пьетро традиционно обладают целительскими способностями. Отшельник Анджело и сам Энрико оказались лишь последователями целительского искусства. Но как оно действовало, для Энрико до сих пор оставалось загадкой, как, собственно, и его источник. После разговора с понтификом Энрико долго думал и пришел к заключению, что все жители в Борго-Сан-Пьетро (или, по крайней мере, те, что обладают целительскими способностями) – действительно потомки Иисуса Христа. Эта мысль казалась Энрико чересчур смелой и необъяснимой, хотя тот факт, что эти люди обладают исцеляющей силой, был неопровержим.

Эта идея долго не выходила из головы Энрико. В своем дневнике Фабиус Лоренц Шрайбер упоминал о кладе ангелов, и бургомистр Кавара, очевидно, предок Бенедетто Кавара, говорил ему: «Оставьте ангелов в покое, тогда ангелы оставят в покое людей!»

Он снова вспомнил свой вчерашний разговор, и упоминание об ангелах приобрело особое значение. «Может быть, именно тут есть какая-то связь с древней силой, которая привела к разрушению этрусского города? Были ли целительские способности частью той силы или они возникли независимо от нее?» Эти и другие вопросы роились в его голове, но найти ответ он не мог. Он надеялся, что все его сомненияразрешатся в горах, в Борго-Сан-Пьетро.

Путь в отель «Сан Лоренцо» лежал через Пешу. Но когда перед Энрико возник мост, ведущий к больнице, он решил навестить Елену и повернул направо. Маленькая парковка перед больницей в послеобеденное время была полностью забита машинами. Он проехал по улице, которая шла вдоль больницы, большого парка и вела к восточной окраине, где было достаточно места для маленького фиата. Отсюда до больницы он прошел пешком, на что понадобилось от силы минут пять.

Елена встретила его с улыбкой на лице. Он обрадовался, что ей уже заметно лучше, а его душевная боль от того, что она не отвечает на его чувства, неожиданно оказалась умеренной. Наверное, это было хорошо, что Энрико встретился с Александром Розином. Теперь швейцарец не был для него каким-то фантомом, а человеком из плоти и крови, ощутимым соперником, с которым легче смириться. Он долго говорил с Еленой об убийстве в Марино. Она уже узнала от Александра по телефону, что произошло, но все равно проявляла к словам Энрико живой интерес. В какой-то момент Елена вдруг ударила сжатым кулаком по матрацу, что немало удивило Энрико.

– Что с тобой? – спросил он. – Я тебя рассердил?

– Я злюсь не на тебя, а на врачей.

– Почему?

– Потому что мне приходится лежать здесь, хотя я уже совершенно здорова. Нет, у меня правда все замечательно!

– Только у тебя до сих пор еще повязка на голове.

– Ах, это всего лишь небольшая шишка. Я ее почти не замечаю. Я чувствую, что готова взяться за работу, а меня вынуждают торчать в больничной палате и зря тратить время.

– Но у врачей есть основания держать тебя здесь, – заметил Энрико.

– Ха, да что они знают! Они не хотят меня отпускать отсюда только потому, что меня вылечили не они, а Анджело и ты.

– Это действительно было чудесное исцеление, однако оно очень странное. Я не хочу накаркать, но вполне вероятны побочные действия и рецессии. Врачи правильно и ответственно поступают, решив пока понаблюдать за твоим состоянием.

– Ты сейчас говоришь так же, как эти шарлатаны!

Энрико рассмеялся:

– Смею заверить, они не подкупали меня, чтобы я тебя успокаивал. Но чем больше ты будешь себя беречь в первое время, тем быстрее встанешь на ноги.

– Я бы лучше отправилась на поиски Анджело и расспросила его о таинственной силе.

– Именно это собирался сделать и я. Дляначала я немного отдохну в отеле, а потом поеду в горы и всерьез займусь тайнами Борго-Сан-Пьетро.

Елена удивленно подняла брови.

– Ты узнал что-то новое?

Энрико замолчал, раздумывая, не рассказать ли ей о своих догадках. Она была умной женщиной и обладала профессиональным нюхом на различные тайны. Может быть, и в путевых записках Фабиуса Лоренца Шрайбера она найдет какие-нибудь полезные сведения.

– Ты говоришь по-немецки? – спросил он.

– Немного. С тех пор как я познакомилась с Александром, мои знания улучшились.

– Ты можешь читать?

– Если честно, то лучше, чем говорить, но не очень хорошо. «Войну и мир» на немецком я бы не осилила, но для чтения газетных статей моих знаний хватает.

– Тогда подожди меня здесь. Через десять минут я вернусь.

Он отправился к своей машине и достал из дорожной сумки дневник. Когда Энрико протянул его Елене, она удивленно осмотрела книгу.

– Что это?

– Не менее важная и интересная книга, чем «Война и мир». К тому же события, описанные в ней, относятся к временам Наполеона. Собственно, она не такая уж и большая.

Елена раскрыла книгу, и ее глаза расширились от испуга.

– Бог мой, что это за рукописный шрифт?

– Он очень старый, мне с трудом удалось его прочитать.

– Но для тебя немецкий – родной язык. Пройдет целая вечность, прежде чем я расшифрую эти буквы!

Энрико ухмыльнулся:

– Что ж, у тебя есть время! Кроме того, это чтиво стоит того. Скучать тебе точно не придется.


После визита к Елене Энрико заехал ненадолго в отель, принес вещи в номер, принял душ и переоделся. Потом он снова сел в свой маленький «фиат» и отправился в горы. Погода заметно ухудшилась.

Облака, нависшие над вершинами, казалось, хотели спрятать от Энрико тайну Борго-Сан-Пьетро. Ему оставалось лишь надеяться, что дождь не пойдет. Одна мысль о том, что придется отправиться на поиски Анджело по раскисшей, грязной лесной тропинке, вызывала в нем неприятные чувства. Анджело и без того нелегко было найти. Но вдруг ему повезет, и он отыщет снова тот путь, которым его вел Писано три дня назад? Конечно, он мог бы попросить старика о помощи. Но взамен ему нечего было предложить. Анджело сразу дал понять, что хочет оставаться один, и это желание Писано наверняка уважает. И даже больше – Писано мог предупредить отшельника, что Энрико будет его искать. Поэтому Энрико считал, что лучше ему самому попробовать найти Анджело.

Как всегда, по этой дороге можно было проехать с трудом. Вскоре Энрико заметил в зеркале заднего вида маленький желтый автомобиль. Он появлялся снова и снова, но при этом водитель не проявлял никакого рвения: не садился Энрико на хвост и не обгонял его фиат. Обгон на этой дороге был делом рискованным. Желтая машина, казалось, ехала туда же, куда и он. Энрико обратил внимание на этот автомобиль, когда отъехал от гостиницы. На развилке Энрико интуитивно не свернул в сторону Борго-Сан-Пьетро. Ветхий указатель предвещал встречу с еще несколькими горными деревушками, которые располагались вдоль этой узкой, разбитой дороги, которая, извиваясь, словно змея, неуклонно вела в гору.

На первом же прямом отрезке Энрико снова увидел в зеркале заднего вида желтое пятно. В ста метрах перед «фиатом» показалась небольшая проселочная дорога. Она сворачивала влево, и места на ней хватало лишь дляодной машины. Энрико включил поворот, чтобы водитель желтой машины заранее увидел, что он собирается свернуть.

Энрико понятия не имел, куда ведет эта дорога. Никакого указателя он не увидел. Но это было неважно, поскольку он не намеревался долго трястись на ухабистой грунтовке. Но он вновь увидел позади желтую машину – его план удался. На первом же повороте Энрико остановился и вышел. Тут из-за поворота вынырнул и желтый автомобиль, это тоже был «фиат». Когда водитель заметил стоящую впереди машину, он сразу ударил по тормозам. Автомобиль немного пошел юзом по песчаному грунту и остановился в десяти сантиметрах от бампера «фиата» Энрико.

Энрико тут же бросился к водительской двери желтого автомобиля, распахнул ее и с удивлением обнаружил перед собой женщину, в зеленых глазах которой плескалась злость.

– Вы? – ошеломленный неожиданной встречей, выпалил он по-немецки.

– Что-то имеете против? – спросила доктор Ванесса Фальк.

– Вообще-то, я не люблю, когда за мной шпионят.

– Я тоже не люблю, господин Шрайбер.

– Если вы намекаете на нашу встречу в Марино, то я преследовал не вас, а Александра Розина.

– Дляменя это не имеет особой разницы. В конце концов, именно вы бросились мне на спину, как взбесившийся лев. У меня до сих пор еще болят локти от того, что я на них упала. – Она демонстративно потерла локоть правой руки.

– Мне очень жаль, если я причинил вам боль, фрау Фальк. Но что мне оставалось делать после того, как вы приняли меня за убийцу?

На пять или шесть секунд их взгляды сошлись в молчаливой дуэли, и потом как по команде оба рассмеялись. Переживания во время событий в Марино были для Энрико настолько же сильными и страшными, насколько теперь казались смешными и нелепыми, как в фильме Жака Тати.

– Четыре человека охотятся на убийцу или убегают от него, – сказал он, продолжая хохотать. – Мне кажется, что единственными, кто не пострадал тогда в церкви, были как раз убийцы.

Ванесса Фальк кивнула.

– Им очень сложно было не выдать себя. Наверное, они едва сдерживались от смеха, глядя на наше бестолковое поведение. – Ванесса хотела еще что-то сказать, но в тот момент в небе блеснула ослепительная молния, и через несколько секунд прогремел не только гром, но и начался сильный ливень. Крупные капли забарабанили по металлической крыше автомобиля.

– Может быть, мы поговорим где-нибудь в другом месте, – предложил Энрико. – Если вы следили за мной, то наверняка знаете, где мой отель. – Когда Ванесса кивнула в ответ, он добавил: – Тогда нас здесь больше ничто не держит!

Энрико снова уселся за руль своего «фиата» и увидел, что его одежда успела изрядно промокнуть. О поисках Анджело при такой погоде нечего было и думать. Кроме того, у него появилось предчувствие, что разговор с доктором Фальк будет многообещающим. Встреча с ней здесь, в горах, заставляла сделать очень важный вывод: она знала больше, чем говорила.


После того как Энрико развесил в номере мокрую одежду, он спустился в маленький бар отеля, где и встретился с Ванессой Фальк. Она присела за столик у окна и наблюдала, как струм дождя не переставая хлещут по стеклу. Хотя было только около половины пятого, в баре уже горел свет. Снаружи было так темно, словно сгущались сумерки, и только вспышки молний на мгновение освещали небо. Доктор Фальк заказала себе «латте макиато» и снова уставилась в окно, словно могла в стене дождя рассмотреть что-то важное, чего другие не видели. Энрико захотелось капучино и к нему кусочек песочного пирога, потому что от булочки, съеденной в самолете, проку было мало.

Потом Энрико подошел к рыжеволосой женщине и присел рядом.

– Плохая погода для экскурсии по горам, доктор Фальк.

– Ванесса, – ответила она.

– Что?

– Называйте меня просто по имени, иначе я чувствую себя так, будто мне сто пятьдесят лет.

– Хорошо, Ванесса, но в таком случае и вы называйте меня просто Энрико.

– Конечно. Мужчин, которые прыгают на меня сзади, я называю исключительно по имени.

Энрико улыбнулся.

– А такое часто случается?

– Что они попадают в такие напряженные ситуации? – Она покачала головой. – Научные работники редко оказываются в опасности, как настоящей, так и вымышленной. Самый большой риск – быть убитым книжной полкой или прищемить себе руку фотокопиром.

– Ну, я не имею в виду какую-то мнимую опасность. Речь идет о случае в Марино. Если убийцы в тот момент находились в церкви, а судя по всему, это действительно было вам грозила настоящая опасность. В любом случае вы должны быть рады, что на вас прыгнул я, а не кто-то другой.

– При случае я посвящу танец в вашу честь, – усмехнувшись, ответила она. – Но одно обстоятельство меня все же успокаивает. Если я правильно истолковала ваши слова, вы не считаете меня ни убийцей, ни сообщницей.

– А должен был?

– Спросите Донати, этого комиссара из Рима!

– Кстати, а он вам разрешил уехать из Рима?

Ванесса лукаво улыбнулась:

– О чем он не знает, о том не горюет.

– Если Донати узнает что-нибудь о вашей экскурсии, он может объявить вас в розыск.

– Вот тогда и посмотрим, смогут ли его люди поймать хотя бы мнимого убийцу, если им не удается поймать настоящего.

– Вы несправедливы, Ванесса! Мы сами в большой степени виноваты в том, что настоящих убийц не удалось поймать. Ведь это произошло из-за неразберихи в церкви, которую мы же с вами и устроили. Но, в конце концов, дело ваше, если риск нравится вам больше, чем арест. Меня, признаться, прежде всего интересует, зачем вы это делаете.

– Ах, герр адвокат, теперь у нас начинается перекрестный допрос, да?

А вы не считаете, что должны мне кое-что объяснить? Ведь это вы следили за мной, а не я за вами!

Да-да, мы, современные женщины, очень часто берем на себя активную роль, – пошутила она, очевидно, не желая так просто выдавать свои тайны.

– Непогода, кажется, не собирается утихать, – заметил Энрико, посмотрев в окно. – У нас еще есть время поиграть в ваши игры. Впрочем, я думаю, будет продуктивнее, если мы прекратим этот ни к чему не обязывающий разговор.

– Я не против, – ответила она, и это прозвучало весьма Деловито. – Но мне бы хотелось, чтобы мы говорили оба.

– И что это значит?

– Только то, что я хочу узнать у вас несколько вещей.

– Могу себе представить каких.

– Откуда вы знаете?

– Вы же честно следовали за мной в горы, как Санчо Панса за своим Дон Кихотом. Поэтому меня стало разжигать любопытство, несмотря на то что вы «современная женщина».

– Значит, игра в открытую? – спросила она.

– Для меня это было бы лучше всего.

– И вы тоже ответите на мои вопросы?

– Да, если у меня сложится впечатление, что вы отвечаете открыто и честно, – заявил Энрико.

– Хорошо, давайте попробуем. Что вы хотите знать, Энрико?

– Что вы ищете здесь, в горах?

– Я хочу узнать, какие тайны скрывает Борго-Сан-Пьетро, точно так же, как и вы.

– Я путешествую здесь как турист, проездом.

Ванесса язвительно рассмеялась.

– Вы же только что сами произнесли слова «честно» и «открыто», разве не так? Если да, то расскажите мне о вашем таинственном отшельнике!

Энрико был явно удивлен.

– Откуда вы знаете о нем?

– У меня есть информатор в Ватикане. Это очень полезно, если хочешь выудить из секретного архива настоящие тайны. Он меня и проинформировал о том, что с вами здесь случилось.

– Кто ваш информатор?

– Я готова рассказать вам кое-что, но не хочу выкладывать все тайны. Вам как адвокату должно быть известно, что информатор остается информатором, пока о нем никому не известно.

– Ну, тогда скажите, что конкретно вас интересует относительно этого отшельника. Его, кстати, зовут Анджело.

– Анджело? – взволнованно переспросила Ванесса. – Правда?

– Так он назвался сам. А почему это так важно для вас?

– Потому что это указывает на то, что он действительно тот человек, которого я ищу.

– Какого человека вы ищете?

– Анджело Пиранези.

– Это имя ни о чем мне не говорит.

– Мужчина, которого я ищу, должен быть очень старым, ему, возможно, лет сто или больше.

– Тот Анджело, которого я знаю, очень старый. Но не могу сказать, действительно ли ему сто лет или около того. Длятакого возраста он еще слишком бодр.

– Расскажите мне о нем! – попросила Ванесса. Судя по всему, она была осведомлена о событиях в Борго-Сан-Пьетро и в Пеше, пусть хотя бы в общих чертах, и Энрико не видел опасности в том, чтобы выполнить ее просьбу. Он рассказал ей о Елене и местных жителях, появлении старика и чудесном спасении от погони. Описывая момент излечения Елены, он внимательно наблюдал за собеседницей. Энрико заметил тень легкого удивления на лице Ванессы, но никак не сомнение или ехидство.

– Только не спрашивайте меня, пожалуйста, откуда у Анджело такие удивительные способности! – закончил он свой рассказ.

– Может быть, от Бога, – ответила она очень серьезно. – Или от ангела, что, в принципе, одно и то же.

– От Бога или ангела? – повторил, невольно напрягшись, Энрико. – Как вы это определили?

– Позвольте, я расскажу вам небольшую историю, Энрико. Она началась в мае 1917 года, когда европейские страны, в том числе и Италия, воевали друг с другом. В этом месяце итальянские войска предприняли одно из самых кровавых и безрезультатных наступлений на реке Исонзо, которая течет с Альп и впадает в Триестский залив. И даже здесь, в горах у Пеши, люди чувствовали дыхание войны: большинство мужчин ушли сражаться на фронт. Длятех, кто остался дома, а это были старики, женщины и дети, жизнь продолжала идти своим чередом. Там, где не хватало мужчин, за работу принимались женщины. Тринадцатого мая двое детей, Анджело и Фабрицио Пиранези, как обычно, погнали свое небольшое стадо коз из Борго-Сан-Пьетро на луга, что в нескольких километрах от деревни. Что случилось потом, известно только со слухов. Говорят, у обоих детей было видение. На небе появился блистающий луч, и к ним спустился ангел. Этот ангел, посланец Господа, поведал им страшное пророчество, рассказал о беде колоссального масштаба.

– И вы думаете, что отшельник – тот самый Анджело Пиранези?

– Вполне возможно. Фабио Пиранези долгие годы после предсказания жил в монастыре, там и умер в 1989 году. О судьбе его брата ничего не известно. В старой газетной статье я прочитала, что он отправился жить в уединении. Не может ли быть такого, что тот ангел, если он действительно являлся детям, не только поведал им пророчество, но и наделил их чудесной исцеляющей силой?

– Это чистый вымысел, – вздохнув, произнес Энрико и подумал, что людям из Борго-Сан-Пьетро не понадобилось никакого ангела, чтобы воспользоваться своей целительской силой. Согласно дневнику Фабиуса Лоренца Шрайбера, они обладали этой силой еще двести лет назад. Энрико решил ничего не говорить Ванессе о дневнике. Он едва знал ее и не имел понятия о ее намерениях, поэтому лишь спросил: – Как же получилось, что об этом пророчестве никто никогда не слышал?

– Была война, Первая мировая война. Люди думали о другом, им было не до каких-то странных видений подростков-пастухов из маленькой горной деревни. Кроме того, у меня сложилось впечатление, что Ватикан предпринимал и предпринимает все, чтобы предсказание содержалось в секрете. Судя по информации, которую мне удалось получить, запись о предсказании находится в секретном архиве Ватикана, в той части, которая закрыта для исследователей. По какой-то причине Церковь боится разглашения этой информации.

– И вы надеетесь узнать правду от Анджело?

– Если он – Анджело Пиранези, то да.

– Мне кажется, что ему будет совсем неинтересно с вами разговаривать.

– Если я не попытаюсь это сделать, тогда точно ничего не узнаю.

Энрико добавил сахар в кофе и задумчиво сказал:

– Все это напоминает мне пророчества из Фатимы. Они ведь тоже произошли в начале двадцатого века?

– Да, даже в том же 1917 году. Там было трое детей, которым несколько раз являлась Дева Мария. Первое явление датируется 13 мая.

Энрико уже нес чашку ко рту, чтобы сделать глоток кофе, но вдруг остановился:

– Это же тот самый день!

– Совершенно верно, тот самый. Очень странное совпадение, если это вообще совпадение, правда?

– Я ничего не знаю о предсказаниях из Фатимы, кроме названия. Может быть, вы расскажете мне что-нибудь?

– Охотно, – ответила, улыбаясь, Ванесса и рассказала о трех детях-пастухах из португальской деревеньки Фатима, о трех явлениях и пророчествах, последнее из которых было несколько лет назад опубликовано Ватиканом.

– В третьем пророчестве говорится о покушении на понтифика? – спросил Энрико. – Вот только в мае Папу Кустоса пытались убить.

– Да, но в пророчестве сказано о горе и большом кресте. А покушение на Кустоса произошло в Ватикане.

– Там есть много крестов. И разве Ватикан находится не на вершине христианства? Понтифики выступают наследниками Петра, к тому же это имя означает не что иное, как «скала».

– Мои комплименты, Энрико! Может, вам стоило изучать теологию, а не юриспруденцию? Ваши способности к смелым толкованиям были бы очень кстати.

– Я думаю, в толкованиях юристы не так уж отстали от теологов, – ответил Энрико, пробуя пирог. – Как говорил юрист Гете: «Трактуй закон свежо и смело, а коль не вышло – не беда, домысли то, чего в нем нету!»

– Такое же он говорил и по поводу теологии, если я хорошо помню «Фауста». Но вернемся к предсказаниям из Фатимы тут есть много различных теорий. Я надеюсь, что предсказание из Борго-Сан-Пьетро поможет мне расшифровать третье пророчество из Фатимы.

– Вот теперь именно вы высказываете смелые мысли, Ванесса. Как вы до такого додумались?

– Ходят слухи, что эти предсказания об одном и том же В конце концов, они датируются одним днем.

– С той разницей, что Фатима известна на весь мир, но ни один человек не слышал о Борго-Сан-Пьетро.

– Это очень просто объяснить. Хотя Португалия, как и Италия, в Первой мировой войне сражалась против Германии и Австро-Венгрии, военные действия не так сильно зацепили ее, как это произошло с итальянцами, которые дрались фактически у границ своей родины. Португальцы послали экспедиционный корпус на фронт во Францию, другие португальские войска сражались в Африке, но война была от них намного дальше, чем от итальянцев. Поэтому к пророчествам из Фатимы можно было легче привлечь внимание. В Фатиме было несколько явлений на протяжении примерно полугода, тогда как в Борго-Сан-Пьетро это произошло один раз, 13 мая. В любом случае о божественных явлениях здесь ничего больше не слышали. Поэтому для Ватикана было намного проще скрыть это событие.

– Звучит логично. И все-таки у меня есть еще пара вопросов.

– Каких же?

– Вы верите в то, что Бог отправляет людям посланников, которых мы называем ангелами?

– Почему вы прямо не спросите меня, верю ли я в Бога, Энрико?

– Исхожу из того факта, что вы – теолог.

Ванесса сделала глоток кофе и нерешительно ответила:

– Я не знаю, что там видели трое детей из Фатимы или оба брата из Борго-Сан-Пьетро, возможно, им просто все это почудилось. Небесные огни в Фатиме подтверждают множество очевидцев, но явление Марии, или, если хотите, ангела, видели только трое детей. Все остальное было скрыто от посторонних глаз. Может, эти трое наплели что-то, увидев небесные огни, а может, им просто было интересно. Все это я допускаю, но не верю. Тогда Ватикан не проявлял бы такого большого интереса к этим событиям. Кроме того, данные явления очень повлияли на дальнейшую жизнь этих португальских детей, – если можно вообще говорить о какой-то жизни у брата и сестры, Франсиско и Жасинты Марто. Они оба были еще совсем маленькие. Когда Франсиско спросили, кем он хочет стать, когда вырастет, он ответил, что не хочет взрослеть. Он хотел лишь умереть и отправиться на Небо. В августе 1918 года он тяжело заболел гриппом и в апреле следующего года умер. Его младшая сестра Жасинта превратилась впоследствии в настоящую аскетку. Она часто отказывалась от обеда или ничего не пила в жаркие дни. Здесь тоже можно увидеть желание скорейшей смерти, к чему, в общем-то, это все и привело. Жасинта тоже заразилась гриппом, который перешел в туберкулез, и умерла. Лишь их кузина Люсия де Жезуш Сантуш прожила долгую жизнь, которую провела в монастыре.

– Так же, как и Фабрицио Пиранези, мнимый брат нашего отшельника.

– Да. А теперь скажите, Энрико, выглядит ли все это детской шуткой?

– Нет. Но, возможно, дети с раннего возраста хотели посвятить себя духовной жизни и решили поднять небольшую шумиху. А то, что брат и сестра из Фатимы заболели и умерли, вообще может быть совпадением.

Ванесса резко помотала головой.

– Чтобы решиться стать священником, монахом или послушницей, можно быть молодым, но не ребенком. Чем вы хотели заниматься, когда вам было десять лет?

– Сначала хотел стать суперигроком Бундеслиги, потом поп-звездой.

– Ну вот, видите!

– А вы, Ванесса? Кем вы хотели стать?

– Я это не комментирую.

– Мы же обещали быть откровенными друг с другом! – напомнил он.

– Ну да. Когда-то я хотела стать фотомоделью.

– И почему вы изменили свое решение?

Теперь Ванесса улыбнулась.

– Когда вам надо, вы можете быть хитрым, как лиса. Если вы действительно такой дружелюбный, мне стоит этим воспользоваться. Вы возьмете меня с собой к отшельнику?

– Это зависит от многого.

– От чего?

– От того, что вы собираетесь делать. Предположим, вы встретитесь с Анджело и он окажется тем, кого вы ищете. Если он вам действительно расскажет правду о таинственных пророчествах, что вы сделаете с этой информацией?

– Она, естественно, попадет в книгу, которую я пишу.

– Как это? Никаких корыстных мотивов?

– Я же просто ангел, – пролепетала она, улыбаясь. – Ну конечно, я думаю и о своей выгоде. Я хочу, чтобы моя книга как минимум стала бестселлером среди профессионалов-теологов. Наверное, вы вскорости уже сможете обращаться ко мне «фрау профессор».

– Мне кажется, я не смог бы быть таким корыстолюбцем. Ну хорошо, завтра, как только погода наладится, я возьму вас с собой в горы.

Она наклонилась через столик и поцеловала Энрико в щеку. Он ощутил прикосновение ее губ, волосы легко пощекотали его кожу. Ему это не показалось неприятным, скорее, наоборот.

14

Рим, понедельник, 28 сентября

Стеклоочистители работали на предельной скорости, но он все равно не мог видеть дальше чем на пять метров. Непогода накрыла не только Рим, но и большую часть Италии. Человеку, которому не требовалось срочно выходить, лучше было остаться дома. Римские улицы оказались на редкость пустынными, и это было к лучшему. Иначе с ним давно бы произошел несчастный случай. Снова на черно-сером, плотно затянутом облаками небе сверкнула молния, и в тот же миг что-то ударилось о лобовое стекло его автомобиля. Это был небольшой сук, который оставил после себя на стекле едва заметную трещину.

Александр громко выругался и еще сильнее отпустил педаль газа правой ногой, сбросив скорость почти до пешеходной. Машина еле катилась по брусчатке Виа Аппиа. Наверное, он приехал на встречу слишком поздно, но Вернер Шардт должен был принять во внимание отвратительную погоду. Он говорил что дело срочное, когда звонил вчера Александру. Шардт сообщил, что у него есть информация, касающаяся личностей убийц священников. Он не захотел говорить о подробностях по телефону и предложил встретиться с Александром где-нибудь в городе. У него были причины опасаться. Шардт назначил встречу в ресторане «Антико», который находился на Виа Аппиа Антика, древнеримской консульской улице.

Вновь и вновь агрессивно трещали под колесами упавшие ветки, пока Александр ехал сквозь мир, в котором не было ничего, кроме машины, небольшого отрезка дороги и высоких кипарисов и пиний по обочинам, нависавших над проезжей частью и уменьшавших поле зрения до узкого коридора. Он едва не проехал указатель с надписью «Антико». Дорожка до ресторана была длиной около восьмисот метров, но Александру показалось, что он проехал в два раза больше, потому что был здесь впервые. Подъезд по бокам был усажен живой изгородью и вел к почти пустой парковочной площадке возле здания в стиле древнеримской виллы. При такой плохой погоде трудно было различить, какое это строение – современное или старинное. Александр знал, что это заведение открылось лишь пару месяцев назад. Ни один из фонарей, которые окружали парковку, не горел, здание ресторана было погружено во мрак.

Александр остановил «пежо» перед входом, распахнул водительскую дверь и в два прыжка добрался до спасительного стеклянного навеса, по которому неистово барабанил дождь. В ресторане было все так же темно, а на двери висела большая табличка: «Понедельник – выходной». Александр повернулся вокруг своей оси и внимательно осмотрел парковку, но не обнаружил ни единого следа: ни машины, ни самого Вернера Шардта. Ярость медленно закипала в нем. «Если Вернер из-за плохой погоды решил остаться в казарме, то мог хотя бы предупредить меня», – подумал он. Но вдруг новая мысль осенила Александра: «А что, если Вернера силой удержали, чтобы он не смог со мной встретиться?» И это означало бы, что Шардт попал в руки к убийцам. Но, возможно, его просто задержал дождь, и Вернер или таксист осторожно ползут по Виа Аппиа, как и сам Александр несколько минут назад. Он решил подождать Вернера в машине.

Вскоре он заметил свет на въезде на парковку. Это был отблеск фар. Медленно подъехал черный автомобиль, марку которого Александр не смог определить из-за дождевой завесы. У Вернера Шардта не было автомобиля. Если это действительно он, ему, наверное, пришлось взять машину напрокат. Фары ослепили Александра, и он не различил, кто сидит в лимузине. Машина остановилась в паре метров за «пежо». Мотор стих, но свет слепящих фар не затухал. Александр прищурился, когда в шуме дождя услышал, как хлопнула дверь. Кто-то крикнул:

– Александр, ты где? – Это, без всяких сомнений, был Вернер Шардт.

– Я здесь, – ответил Александр. – Ресторан закрыт.

– Тогда иди ко мне в машину, здесь нам никто не помешает поговорить.

Александр втянул голову поглубже в плечи, словно это могло защитить его от дождя, и побежал к машине Шардта. Приблизившись, он смог рассмотреть сидевших в автомобиле. Их было трое, судя по силуэтам, мужчины. Александр быстро развернулся на каблуках и помчался к своей машине. Когда он хотел открыть дверь «пежо», боковое стекло треснуло. Мелкие осколки упали на его правую руку вместе с каплями дождя. В тот же миг он услышал хлопок выстрела. Александр бросился в сторону ресторана и стал метаться из сторону в сторону, как убегающий заяц, чтобы усложнить задачу троице из лимузина. Перед ним в стену попала пуля и, срикошетив, с визгом улетела в темноту. В стремительном прыжке он укрылся за углом здания. Когда Александр катился, он ударился головой о что-то твердое. Это была одна из больших кадок, в которых росли цветы, или то, что осталось от них после непогоды.

Александр присел среди кадок, при такой плохой видимости служивших хорошим укрытием, и наконец-то вытащил из старомодной наплечной кобуры, спрятанной под кожаной курткой, свое оружие. Это был автоматический пистолет «ЗИГ-Зауэр П-225», который носили офицеры и унтер-офицеры швейцарской гвардии. Когда Александр после отставки решил на черном рынке присмотреть оружие, он искал именно эту проверенную модель. Он дослал патрон в ствол, снял с предохранителя «П-225» и, по-прежнему сидя на корточках среди цветочных кадок, стал вглядываться в хлещущий дождь, который промочил его до нитки. Слипшиеся мокрые волосы плотно облепили голову шлемом, и вода струйками стекала Александру за воротник. Из своего укрытия он не видел парковку и не слышал ничего подозрительного. Если эти трое и искали его, то наверняка общались с помощью знаков. Даже если они тихо переговаривались друг с другом, дождь и гром заглушали все звуки. Напряжение росло и Александр был бы уже не против, если бы его враги показались. Он предпочитал смотреть в глаза опасности, чем ждать ее внезапного появления. В его голове эхом отзывались слова отца, произнесенные им в их последнюю встречу: «Прекрати свои расследования убийств священников, иначе ты умрешь!».

Тихий щелчок за спиной заставил Александра свернуться ужом. Он заметил нечеткий силуэт, который в тот же миг исчез за кадками, которые стояли от Александра дальше остальных. Он пополз на четвереньках навстречу, стараясь не попасть пистолетом в одну из многочисленных луж. Через пять или шесть метров, за парой плотно сдвинутых кадок, Александр заметил ноги. Он прыгнул и приземлился на человека, прижав его животом к земле.

Александр приставил дуло пистолета к затылку незнакомца и тихо сказал:

– Оружие на землю! И никаких выкрутасов, иначе ты – труп!

Оружие врага упало на землю с металлическим стуком. У мужчины, которого он прижимал к земле, были темные, коротко стриженные волосы, как у солдата. Совсем еще молодое, сужающееся к подбородку лицо было незнакомо Александру.

– Швейцарец? – коротко спросил он.

– Да, – прошептал тот.

– Имя? – Не услышав ответа, Александр жестко повторил: – Твое имя, красавец!

– Петер Грихтинг.

– Где же двое твоих друзей, Грихтинг?

– У тебя за спиной, болван! – услышал он голос Вернера Шардта ближе, чем ему хотелось бы. – А сейчас брось свое оружие, дружище!

– А если я пристрелю этого Грихтинга? – спросил Александр, не оборачиваясь.

– Тогда полиция найдет здесь завтра два трупа, – равнодушно ответил Шардт.

Александр осторожно положил на землю свой «П-225». Едва он выпустил оружие из рук, лежащий под ним человек вывернулся и стряхнул его с себя. Александр упал на мокрую мостовую и взглянул теперь на обоих мужчин. Рядом с Вернером Шардтом стоял незнакомец. С ежиком на голове и детскими чертами лица последний походил на одного из тех молодых рекрутов, которыми пополнилась поредевшая гвардия. Оба направили на него пистолеты.

– Огнестрельное оружие! – презрительно бросил Александр. – Ты не находишь, что это нечестно при наших с тобой отношениях? Убивая священников, вы были намного изобретательнее.

– Ты не священник, а значит, не заслуживаешь такого обращения, – холодно ответил Шардт.

– К чему вообще все это представление с распятым и утопленником? Вы же не чокнутые психопаты. Если я не ошибаюсь, здесь речь идет о заказе сверху, и вам нужно было заставить их замолчать. Первые две жертвы знали слишком много после своей работы в архиве Ватикана, не так ли?

– А ты сообразительный, Александр Розин. Но куда тебя это привело?

– Ты не ответил на мой вопрос.

– Мы хотели усложнить работу полиции и сделали так, будто это два ритуальных убийства. Средства массовой информации вовсю трубили об этом.

Петер Грихтинг поднял с земли оба пистолета. Теперь на Александра были наведены дула сразу четырех пистолетов. Ему пришлось взять себя в руки, чтобы парализующий страх смерти не овладел им. Он сконцентрировался на диалоге с Вернером Шардтом, чтобы выиграть время.

– А ваш заказчик? – спросил Александр. – Он остался Доволен вами?

– Иначе нас здесь не было бы.

– Могу ли я узнать, кому обязан своей смертью.

– Не забивай себе этим голову, Розин, не стоит! Через пару секунд для тебя все равно все кончится.

– Тогда ответь мне хотя бы на последний мой вопрос, Вернер: чью цепочку нашли на месте убийства отца Доттесио? Ты свою носишь. А молодых швейцарцев еще не было в гвардии когда Имхооф дарил нам их на Пасху.

– Это была моя цепочка. Эту я украл у одного из товарищей. Это было единственное упущение, которое я совершил.

– Я бы так не сказал! – раздался голос за спинами гвардейцев. – Хроническая болтливость не относится к выдающимся качествам убийцы.

Стельвио Донати вынырнул из-за угла и направил оружие на Шардта. Одновременно из-за серых струй дождя со всех сторон начали появляться полицейские в гражданском и униформе, вооруженные пистолетами и автоматами.

– Могу ли я вас сейчас попросить бросить оружие и смирненько поднять руки повыше – так больше идет настоящим убийцам, которые попались, в собственную ловушку.

Пока трое гвардейцев выполняли требования, Александр поднялся и с упреком взглянул на Донати.

– Ты затянул с появлением, Стельвио, чертовски затянул!

Комиссар осклабился.

– Я не хотел прерывать вашу живую беседу. Признаться, мне было очень интересно.

Вернер Шардт бросил на Александра разъяренный взгляд.

– Надо было просто вогнать тебе пулю в спину!

– Но-но, – пригрозил ему пальцем Донати. – С близкого расстояния это могло привести к серьезным травмам, даже если человек надел бронежилет.

Шардт удивленно смотрел то на Александра, то на Донати.

– Откуда вам было известно, что это ловушка?

– Мы не знали, а лишь подозревали, – . ответил Донати. – Приглашать Розина в ресторан, который находится в такой глуши, да еще и не работает по понедельникам, – разве это не подозрительно?

– Я мог бы запросто и ошибиться с рестораном, – возразил Шардт.

– Да, – сказал Александр, – я не был бы таким подозрительным, если бы меня не предупредили о ловушке.

– Предупредили? Но кто?

– Даже если для тебя, Вернер, все это и не закончится через пару секунд, не стоит забивать себе голову.


Спустя два с половиной часа Александр, приняв душ и переодевшись в чистую одежду, вошел в полицейское бюро Донати на Квиринале. Комиссар расслабленно сидел за своим столом, вытянув ногу на протезе далеко вперед, и курил любимые сигариллы.

– А курение в полицейском бюро вообще разрешено? – спросил Александр, прикрыв за собой дверь.

– Понятия не имею, – ответил Донати и выпустил изо рта большой бублик дыма. – А у тебя есть разрешение на ношение оружия?

Александр широко улыбнулся.

– Давай сменим тему, Стельвио! Ты, я вижу, сегодня в хорошем настроении. Наши три швейцарца уже дали какие-нибудь ценные признательные показания?

– Нет, как раз наоборот, они молчат, как приснопамятные рыбы из поговорки. Но все-таки они попались в наши сети. Уже звонил сам министр юстиции и говорил мне елейные речи. Скажи, можно немного порадоваться этому или нет?

– Можно, – ответил Александр и уселся напротив Донати. – Но мне бы хотелось узнать хоть что-нибудь о заказчике. Если он захочет, то сможет нанять новых киллеров.

– Не каркай! – Донати затушил окурок в пепельнице и поднялся. – Пойдем-ка к нашему другу Вернеру! Посмотрим, не готов ли он с нами поболтать еще.

Когда они сидели напротив Шардта в комнате для допросов, Александр вспомнил свои визиты к отцу, и ему стало неприятно. Здесь, в помещении без окон, царила такая же стерильная атмосфера: те же голые стены, тот же бледный искусственный свет.

Шард, который, кстати, тоже переоделся, сидел в наручниках на тяжелом, грубо сработанном стуле и, уставившись в пустоту, вел себя так, будто Донати и Александра в комнате не было вообще.

Комиссар приветливо взглянул на арестованного, но улыбка была фальшивой.

– Синьор Шардт, вы не находите, что теперь самое время для обстоятельного признания? Этим вы можете значительно улучшить свое положение. Мы сначала спросим вас, но если вы откажетесь говорить, то на очереди будут ваши сообщники. Кто первый заговорит, у того и будут лучшие шансы перед судьями.

– Никто из нас не заговорит, – сухо сказал Шардт. – Нам все равно, сидим мы в тюрьме или нет. Важно лишь наше дело.

– И какое же ваше дело? – продолжал допрос Донати.

– Вы едва ли способны это понять, – прозвучал пренебрежительный ответ.

– Но вы, по крайней мере, могли бы попытаться объяснить мне.

Шардт покачал головой.

– Вы действительно верите, что я клюну на ваши наивные уловки? Я ничего не собираюсь вам объяснять!

Александр наклонился к нему:

– Но мне-то ты должен объяснить, Вернер!

– Тебе, Розин? Не знаю, зачем мне это делать.

– По двум причинам. Во-первых, ты хотел меня убить. Во-вторых, ты во второй раз навел тень на имя швейцарской гвардии, которая еще не оправилась от майских событий.

– Я сейчас просто заплачу. Ты переживаешь из-за славного имени гвардии? Ты же покинул наш союз! – Эти слова прозвучали как обвинение в предательстве.

Александр понял, что Шардт в душе не сознавал своей вины. Напротив, гвардеец был уверен, что, исполняя свое мрачное «дело», он ведет себя абсолютно правомерно. Шардт оказался фанатиком самого опасного сорта: этот человек подходил к выполнению задачи хладнокровно и вдумчиво.

– Мне кажется, мы действительно ничего не добьемся от него и от других тоже, – сказал Александр, повернувшись к Донати. – Ты присутствовал, когда они надевали чистую одежду?

Комиссар покачал головой.

– Я не падкий на развлечения.

– А я падкий, – ответил Александр и ткнул пальцем в сторону Шардта. – Я бы с удовольствием осмотрел верхнюю половину его тела.

Донати искоса взглянул на него.

– Что, прости?

– Я бы с удовольствием осмотрел верхнюю половину его тела, – невозмутимо повторил Александр.

Впервые за время допроса арестованный начал проявлять хоть какие-то эмоции. С ненавистью глядя на Александра, он спросил:

– Это разрешено? Розин здесь вообще может присутствовать? С каких это пор прессу допускают к полицейским допросам?

Донати сделал вид, что удивился.

– Только что прикончил нескольких священников, а теперь взывает к закону, вот тебе на!

Он дал знак охраннику возле двери, чтобы тот подошел.

– Коллега, помогите выполнить моему другу его заветное желание!

Без особых разговоров полицейский задрал на Шардте пуловер и футболку. На спине виднелись многочисленные кровавые полосы, некоторые затянулись, некоторые были заметно свежее.

Александр тихо произнес:

– Totus tuus, Domine. Hic iacetpulvis, cinis et nihil. Mea culpa, mea culpa, mea maxima culpa. «Всецело твой, Господь. Здесь не осталось ничего, кроме пыли и пепла. По моей вине, по моей вине, по моей большой вине».

Именно так звучала покаянная молитва тайного ордена «Totus Tuus», когда они занимались самобичеванием. В мае Александр часто видел такие шрамы, даже у Елены, которая воспитывалась в приюте для сирот, которому покровительствовал тайный орден. На вопрос, заданный Александром отцу, он наконец получил ответ. Орден не был полностью уничтожен, он все еще продолжал свою деятельность. И даже больше – он был замешан в убийствах священников.

– Проклятие! – прошипел Донати. – Почему я сразу не догадался?

– Лучше бы ты похвалил мою сообразительность, Стельвио! Я уверен, что такие же шрамы покаяния мы найдем и у двух других арестованных. Боль телесная – неотъемлемая часть при духовном росте, и с помощью этого орден «Totus Tuus» обеспечивает свои ряды верными, но безвольными последователями. Мне кажется, на швейцарской гвардии можно поставить крест. «Totus Tuus», похоже, всерьез решил использовать швейцарцев в качестве своего орудия.


– Где же еще можно найти кучу таких убежденных католиков, которые натренированы на ближний бой и обращение с оружием, – добавил Донати. – Отличные наемники для ордена.

Александр кивнул, но в мыслях был уже где-то далеко отсюда.

– У убитых священников не находили свидетельства бичевания? – после паузы спросил он.

– Нет, – коротко ответил Донати.

– Это точно?

– Абсолютно. В двух случаях я лично присутствовал на осмотре тела, а в случае с Джорджио Карлини прочитал каждую букву отчета о вскрытии. Такие шрамы наверняка бы там упомянули.

Вернер Шардт, который по-прежнему сидел с задранным свитером, сказал:

– Мне холодно.

Александр, с отвращением взглянув на него, бросил:

– Мне тоже.

15

Пеша, четверг, 29 сентября

Ночью непогода улеглась. Когда утром Энрико встал и подошел к окну, небо все еще было серым и мрачным, но дождь прекратился.

«В лесу, наверное, по-прежнему грязно. С другой стороны, неизвестно, как давно перестал идти дождь», – подумал он. Чуть помедлив, Энрико позвонил в отель Ванессе Фальк и договорился о поездке в горы. Через час она обещала быть у него. Он плотно позавтракал и вышел на парковку. Пахший дождем воздух был влажным, над горами висели тяжелые тучи. Скопище туч напоминало кисть защищающегося человека. Энрико глубоко вздохнул и покачал головой. Он не хотел зацикливаться на этом. Принимая во внимание таинственные вещи, которые здесь происходили, ему не стоило выдумывать еще что-то самому.

Коротко просигналив, Ванесса известила о своем прибытии. Ее желтый автомобильчик, взятый напрокат, как раз переезжал мост.

Энрико пошел ей навстречу, открыл дверь с пассажирской стороны и, бросив куртку на заднее сиденье, втиснулся внутрь. Маленькая машина показалась ему не особо удобной, но в горах дороги узкие, и в этом плане она была весьма практичной.

Ванесса хорошо подготовилась к поездке. На ней были сапоги до колен, плотные джинсы и рубашка из того же материала, а поверх нее – жилет с многочисленными карманами. Свою рыжую гриву она собрала в конский хвост. Теперь она выглядела не как ученый-теолог, а как модель из каталога туристической одежды. В очередной раз Энрико отметил про себя, что Ванесса – очень красивая женщина. В то же время у него мелькнула мысль, что он до сих пор не прояснил для себя полностью ее мотивы. Неужели ею действительно двигало лишь научное любопытство?

– Доброе утро, Индиана Джонс, – бодро приветствовал он ее. – Какой затерянный храм вы хотите открыть сегодня?

– Может быть, этрусский, для начала было бы неплохо – ответила она, разворачивая «фиат» и направляя его обратно к мосту. – Будем ездить, как в школе вождения. Вы мне просто говорите: «Едем прямо».

– Договорились, – широко улыбнувшись, согласился Энрико. – Мужчинам всегда приятно слышать подобные вещи от женщин.

Она смерила его злым взглядом, но он так и не смог определить, серьезно это или просто видимость. Вчерашняя непогода оставила заметные следы. Они часто переезжали через упавшие ветви и сучья, дорога во многих местах была покрыта слоем грязи. Ванесса соблюдала умеренную осторожность и ехала очень медленно. К счастью, встречного движения почти не было.

– Здесь практически никого нет, – произнесла Ванесса.

– Меня это тоже удивляет, – сказал Энрико. – Елена думала, что здесь будет уйма журналистов, которые устроят паломничество к месту рождения антипапы. Но до сего времени, кажется, она единственная из журналистской своры интересуется Борго-Сан-Пьетро.

– Я не нахожу здесь ничего удивительного. Наверное, все редакции и телеканалы отправили всех доступных журналистов в Неаполь. Там происходят актуальные события, новости просто бьют фонтаном. А Борго-Сан-Пьетро никуда не убежит. Когда страсти вокруг Церкви истинной веры и нового понтифика улягутся, деревня еще переживет свой звездный час.

– А что там нового в Неаполе? Папу Кустоса приняли достойно или кто-то зло отзывался о нем?

Ванесса удивленно взглянула на него, чтобы потом снова сконцентрироваться на дороге.

– Разве вы не читаете газет, не смотрите телевизор, не слушаете радио?

Энрико покачал головой.

– Что касается сенсационных событий и новостей, то я сейчас в этом плане самоснабженец.

Ванесса рассмеялась.

– Тогда вы, конечно, не знаете, что Папу Кустоса, прибывшего вчера вечером в Неаполь, приняли без особого восторга. Представители антицеркви повсюду отказывались с ним говорить. Для них он фальшивый понтифик, еретик и, по мнению большинства, вообще антихрист. Конечно, средства массовой информации раздули эту тему.

– А что Кустос? Как он на это отреагировал?

– Он нашел убежище в одном из монастырей, который остался верен прежней Церкви. О Кустосе редко говорят, некоторые предполагают, что он не хочет провоцировать антицерковь резкими высказываниями и пытается за кулисами установить необходимые дипломатические каналы.

– Насколько я его знаю, это соответствует его поведению.

– Правильно, вы же в воскресенье познакомились с ним лично. Что он за человек?

– Ваш информатор в Ватикане действительно в курсе всех событий, Ванесса. Что касается Папы, я бы не осмелился составить его портрет лишь после одной короткой встречи. Но на меня он произвел весьма положительное впечатление. Мудрый, сдержанный человек. Такой не станет подкармливать журналистов сенсациями.

– Это он уже сделал в мае, когда по всему миру прошел слух, что он обладает целительскими способностями. Впрочем, странно, что у него такие же силы, как и у отшельника из Борго-Сан-Пьетро, вы не находите?

– Я говорил на эту тему с понтификом.

– И что? – с любопытством спросила Ванесса. – Что говорит Кустос по этому поводу?

– Он высказывал лишь предположения. Возможно, Анджело тоже потомок Иисуса, но окончательный вердикт точно вынести нельзя.

– Вот это был бы номер!

– Что вы скажете как дипломированный теолог по всей этой теме в целом, Ванесса? Вы верите, что Кустос действительно произошел от Иисуса?

– Но это же вы лично познакомились с понтификом, Энрико! Что вы сами думаете об этом?

– Честно говоря, я не считаю, что Кустос что-то выдумывает по поводу своего происхождения. Но я не знаю, как к этому относиться с научной точки зрения. Тот факт, что Иисус жил на самом деле, вообще-то доказан?

– Есть историки и теологи, которые считают этот факт доказанным, некоторые утверждают противоположное.

– По-научному это называется «точная справка». А что думает по этому поводу лично доктор Фальк?

– Могу дать гарантию более чем на девяносто процентов, что исторический Иисус жил на самом деле. А если он существовал, то вполне мог зачать детей.

– Если только до этого не умер на кресте, – задумчиво произнес Энрико.

– Умер и потом воскрес – так учили верующих две тысячи лет подряд. Но то, что сообщил Кустос всему ми