Жить, чтобы любить! (fb2)


Настройки текста:



Жить, чтобы любить  Ольга Гусейнова 


     Грузопассажирский межзвездный корабль первого класса "Конкорд".


  По слабо освещенному коридору неслышно крались пять теней. Они скользили как единый слаженный организм к намеченной цели. Первая тень, осторожно выглянув за угол, плавно скользнула дальше, кивнув остальным. Недалеко раздались приглушенные голоса разумных существ, и вся пятерка синхронно вжалась в естественные углубления коридора, пытаясь слиться с окружающей обстановкой. По другому, перпендикулярно расположенному, мимо прошли два гуманоида. Вся пятерка, затаив дыхание, с интересом рассматривала так называемых людей. Информация о них попала к ним в руки совершенно случайно вместе с трофейным кораблем проклятых духами Джа-анов. И эта информация оказалась настолько любопытной и интересной, что была предпринята безумная по своей наглости операция по проникновению на людской корабль, который они искали целую прорву времени. И сейчас главная задача - найти головной информационный кабель и скачать как можно больше информации, пока их не обнаружат. Их небольшой корабль-разведчик с включенной системой защиты, словно пологом накрывшей весь корабль, сейчас был накрепко прибортован к этому транспортнику. Этот "полог" был разработан на их планете, стоил кучу кредитов и, по всеобщему соглашению, огласке и продаже другим расам не подлежал. Рыская по кораблю, словно Шраны с Крап-чага, они наконец нашли то что искали. Аккуратно обнажив проводку и подсоединившись к центральному кабелю, начали скачивать имеющуюся информацию. Вообще, странно вели себя эти люди в столь напряженной обстановке, в которой они сейчас находились, и на таком неповоротливом и практически никак не защищенном корабле. Они ходят тут уже столько времени, а их не только не обнаружили, но и они сами видели только пустые коридоры со слабым освещением. На расшифровку данных потребуется много времени, но зато результаты должны принести большую выгоду. Закончив скачивание, осторожно, чтобы не повредить кабель, восстановили его оболочку и, не привлекая лишнего внимания, двинулись в обратную дорогу. Уже практически достигнув намеченной цели, одной из дальних погрузочных станций, где их ждал корабль, они услышали звуки. Двое успели спрятаться в одном коридоре, а трое других теней скрылись чуть дальше по коридору в камере тех.обслуживания. Они приготовились к нападению, никто не должен знать, что на этом лайнере побывали наемники с Леморана.

   Сначала они услышали музыку и мягкий журчащий смех, который ласкал слух и будил жаркое мужское любопытство, а потом увидели их. И окружающая действительность перестала их волновать, затопленная восхищением и неукротимым желанием обладать и владеть. По коридору двигались три особи женского пола, причем они не просто двигались, а шли, пританцовывая под музыку и при этом переговариваясь, все время обнажая зубы. В слабом свете были видны их стройные тела, длинные ноги и высокая грудь. Две из них были с темными длинными волосами, а третья со светлой короткой шевелюрой, имеющей вид упругих спиралек. Пройдя мимо них и не заметив ничего подозрительного, особи вышли в центр площадки и начали двигаться в такт ритмичной музыки. И эти движения заставили кровь с ревом бежать по телу, наполняя жизнью каждую клетку и заставляя мечтать о том, на что уже перестал надеяться. Ведущий пятерки мгновенно принял решение и начал действовать, жестами объясняя свое дальнейшее поведение. Они молча окружили самок и, вплотную подойдя к ним, замерли за их спинами. В последний момент их увидели и, замерев словно маленькие зверьки, уставились на них широко распахнутыми глазами. Самые прекрасные глаза, которые тени видели в своей нелегкой жизни. Молчаливое переглядывание длилось несколько мгновений, затем первая тень прикоснулась парализатором к плечу блондинки, не дав ей упасть, подхватила на руки свою ценную добычу и понесла прочь, спеша к своему кораблю. Другие с двумя самками на руках направились следом, замыкали шествие две оставшиеся без ноши тени. Отстыковавшись, кораблик ринулся прочь, унося в своем чреве не только наемников, но и трех их жертв. Женщин человеческой расы. Уже на входе в гиперпространство они засекли корабли Джа-анов, которые направлялись к транспортнику. К их великому сожалению, в данный момент они ничем не могли помочь людям, их слишком мало.


  ***

  Грузопассажирский межзвездный корабль первого класса "Конкорд".


  Несколько ранее.


  - Светка, хватит на вино налегать, а то ты скоро окосеешь! И вообще, девчонки, давайте пройдемся что ли, а то у меня за три месяца сиденья в этой каюте целлюлит даже на щеках расти начал, - всегда сдержанная и спокойная Вера начала беспокойно метаться по каюте размером два на два.

  Я посмотрела на эту сладкую парочку и решила, что идея в принципе неплохая. И дело не в целлюлите, а в том, что за последние три месяца все люди, находившиеся на этом корабле, настолько устали, что даже просто общаться с кем-то перестали. Каждый забился в свою ячейку и выходил только затем, чтобы принять еду. Весь корабль делился на три уровня. Первый, самый верхний, - служебный этаж, второй представлял собой многоступенчатый улей из маленьких отдельных кают, где были размещены все колонисты, а третий, самый большой, был грузовым. Там размещалась строительная техника, стройматериалы и еще куча необходимого и дорогого груза, который вместе с пассажирами должен был быть доставлен на шестую недавно открытую планету под названием "Фабиус". Эту планету открыли меньше двух лет назад и сразу же начали осваивать и заселять. Звездная система Фабиуса и его расположение по отношению к звезде были практически идентичны земным параметрам. И, к счастью, для Человеческого союза, она оказалась свободной от разумных существ. И, судя по последним исследованиям, Фабиус был гораздо моложе Земли, хотя это имело и свои минусы. Но это никого не пугало! К этому времени Человеческий союз обосновался на пяти планетах, по космическим меркам не сильно удаленным друг от друга, исключение составлял только Фабиус, до которого приходилось добираться три месяца на перекладных через две другие планеты. Но перенаселение Земли достигло критических размеров, и люди в надежде на новую жизнь и на более свежий воздух добровольно шли на переселение. Объединенное Правительство оплачивало переезд и все самое необходимое, что потребуется переселенцам на Фабиусе. А главное - это техника для строительства. Всеобщее радужное настроение портил только один фактор, но весьма существенный, из-за которого полноводная река переселенцев неожиданно превратилась в жалкий ручеек, потому что жить хотелось всем. За триста лет присутствия в космосе человечество вступило в контакт с четырьмя расами Других, которые отличались от нас как физически, так и культурно. Слава богу, нам повезло, потому что выгода от нашего сотрудничества и торговли интересовала их больше, чем наша загаженная и перенаселенная планета. В процессе общения нашим ученым и, конечно же, коммерсантам, ведь выгода - это двигатель прогресса, удалось освоить всеобщий язык, на котором общаются, так сказать, ближайшие к нам соседи, а также, благодаря ему, нам удалось выяснить о существовании еще кучи звездных систем, населенных разумными существами, некоторые из которых являлись гуманоидного типа. Более того, некоторые из них жили на планетах, имеющих схожие параметры с Землей. Но не все Другие были пацифистами, как мы. И с одними из них нам пришлось познакомиться ближе. Их называли Джа-аны (высасывающие жизнь) и основой их жизнедеятельности была энергия, которую они добывали из различных источников. Но, судя по всему, живые организмы были для них более питательными, а соответственно, и более востребованными. Так что через пару лет нашего с ними знакомства они устроили на нас настоящую охоту. Причем все нападения происходили в системе, где находился Фабиус. И если на саму планету пока не было совершено ни одного нападения, то трассы, ведущие от Гетерекса, пятой нашей планеты, до Фабиуса, были сплошной головной болью наших военных. Джа-аны обладали более развитой техникой, нечеловеческим чутьем на появление наших кораблей и неистребимым чувством голода, который удовлетворить могли только наши тела. Хотя среди населения уже курсировали панические настроения и сообщения о том, что Джа-аны высасывают не только всю жизнь, но и наши души. Подобные слухи распространялись по уже заселенным планетам, словно лесной пожар, и правительству приходилось прилагать неимоверные усилия, чтобы снизить общее напряжение в обществе и ускорить заселение и строительство на Фабиусе.

  Я, Кира Каргун, и две мои подруги, которые к тому же были сестрами погодками, Света и Вера Горские, оказались на этом корабле вынужденно. Причем основная причина - это мое горячее желание убраться подальше от моего дражайшего дядюшки Рема, который после скоропостижной смерти моих родителей шесть лет назад стал моим опекуном. Мои родители были чертовски богаты, благодаря наследству моей мамочки, которое ей досталось от ее батюшки, ныне тоже почившего. Так что после трагической гибели моих родителей, на каком-то очередном лыжном курорте они попали под лавину, я осталась круглой сиротой. Но тут про мое существование и мое огромное наследство вспомнил папин старший брат, который служил целым адмиралом в военном флоте. В папином завещании было указано, что в право наследования я могу вступить только при наступлении одного из трех условий. Первое - мне должно исполниться двадцать три года (почему именно столько, он никак не объяснил). Второе - я до этого возраста выхожу замуж. Третье - рожаю ребенка. Все это ускоряло мое вступление в наследство. Но мой дядя Рем очень ответственно подошел к своему опекунству. Он отдал меня в военную Академию, которую сам же и курировал. Еще в детстве у меня выявился математический талант. Когда я оканчивала школу, я грезила финансовым университетом. Я мечтала, что смогу стать финансовым магнатом, буду управлять мировыми денежными потоками. У меня перед глазами, когда я думала об этом, так и бежали столбики цифр и биржевые сводки. Но моя мечта погибла вместе с родителями, потому что мой дядя меньше всего думал о моем будущем и больше всего о моем огромном трастовом фонде, которым он теперь управлял. Так что мой математический талант пригодился мне для того, чтобы стать блестящим навигатором и инженером-биомехаником. Мой дядя нанял кучу охраны и соглядатаев, которые круглосуточно блюли мою честь, чтобы, не дай Бог, я не выскочила замуж или не залетела. Сначала жалкие попытки парней познакомиться со мной выглядели просто мелкими курьезными случаями, но потом, когда вокруг меня образовался общественный вакуум, до меня наконец дошло, к чему стремится мой дядя. Стало страшно жить. На третьем курсе я на тренировочном полете познакомилась с Верой Горской, которая в этом полете была первым пилотом. Мы так хорошо сработались, что грех было не подружиться. Тем более что с девочками мне дружить никто пока не запрещал. Ведь от них не забеременеешь! Уже через пару недель мы с Верой стали самыми близкими подругами, а потом и со Светой. Девчонки занимались танцами и меня затащили в свою танцевальную группу. И вот тут я обнаружила, что кроме цифр у меня появилась вторая страсть - это танцы. Мое тело не просто воспринимало музыку, оно словно сливалось с ней, оживая и пульсируя каждой клеточкой. Хотя мои девочки иногда шутили, что это от недостатка мужского внимания. Но и к ним это относилось не меньше. Светланка с Веруней были такими же сиротами, как и я, за исключением того, что их содержание пока оплачивало государство. И эта Академия была их добровольным выбором. И если Вера была первоклассным пилотом, то Светка училась на повара-диетолога, который будет работать на космических кораблях. Сестры не хотели расставаться, поэтому и работу выбрали столь специфическую. После окончания Академии, когда до моего двадцатитрехлетия осталось пару месяцев, мой дядя пытался заставить служить меня на военном корабле, а когда я отказалась, пришел в ярость. А потом случайно я подслушала, как он заказывает мой несчастный случай. Так что пришлось действовать по обстановке. Я связалась со своей юридической фирмой, которая курировала мое наследство и, открыв свой личный тайный счет, затребовала немедленного перевода всех моих средств на него, как только мне исполнится двадцать три. Без уведомления моего дяди. Потом, объяснив ситуацию Свете с Верой, рассказала свой план побега на Фабиус. Я планировала там купить на все деньги небольшой корабль и осуществлять грузоперевозки и маленькие торговые операции в первое время, а там как карта ляжет. Дослушав до конца, они поставили меня в известность, что одну меня никуда не отпустят и полетят со мной. Да и на моем корабле, и в моем новом предприятии, всегда потребуется пара надежных людей. Тайком купив поддельные документы, мы организовали себе места в отдельной каюте на " Конкорде" и под личиной переселенцев полетели к Фабиусу. Сначала было страшно, что обман раскроется, и меня найдут, потом было легко и весело от нахлынувшего чувства свободы, с течением времени нас начала есть скукота. И мы, найдя дальнюю эвакуационную палубу, стали ходить туда и разминаться танцуя. Во время посещения Гетерекса, последнего перевалочного пункта на нашем пути, мы нашли для себя много нового. Гетерекс славился больше своей ночной жизнью, чем какими-то другими достижениями. Там можно было найти большой выбор развлечений на любой вкус и за любые деньги. И они не всегда были безопасны и легальны. Но мы для себя нашли самое классное развлечение! Зайдя в один из ночных клубов и пройдясь по залам с различной программой, мы нечаянно забрели в закрытую зону и смогли тайком наблюдать приватный танец одной из танцовщиц. Мы смотрели, открыв рот и затаив дыхание, как это было красиво и эротично. Мы записали танец на носитель и быстренько смылись, чтобы нас не заметили. И вот, сидя в этой клетушке и не зная чем себя занять после раннего ужина, я предложила выпить вина. Вообще, спиртное мы трое попробовали впервые именно на 'Конкорде'. Поэтому, услышав предложение Веры пройти прогуляться, легко подскочила и всем своим видом показала, что я готова к этому подвигу. Светка, отставив бутылку чуть покачнувшись, тоже поспешила за нами. С того момента как нас соединила судьба, мы стали неразлучны. И сестры приняли меня в свою семью, чем я очень дорожила. Мы были твердо уверены, что за любую из нас оторвем обидчикам головы. Жилые отсеки мы проскочили тихо, не привлекая внимания других пассажиров, а потом, включив музыку, начали отрываться по полной.

  - Свет, вот ты из нас троих самая опытная в сексе, так объясни нам, зачем эта девчонка из клуба кусала его уши и шею, ему же больно было, - я пыталась прояснить для себя этот загадочный вопрос.

  Вера, ухмыляясь, тоже заинтересовано повернулась к сестре:

  - Ага, мне тоже это интересно было, он что, мазохист что ли!

  Светка нахмурилась и остановилась.

  - Сами вы мазохистки, я вообще в ужасе от вас. Обеим почти по четвертаку, а одна с невинностью никак расстаться не может, а вторая всех мужиков как огня боится. И я еще понимаю Киру, у нее дядя - зверь козлорогий - караулил ее невинность, словно это его Форт Нокс персональный, но ты-то, Вер, не должна всех одной меркой мерить. Если тебя какой-то урод изнасиловал, так это же не значит, что все такие. Есть же на свете мягкие и добрые мужчины, которые смогут сделать тебя счастливой. Ведь так наша жизнь и пройдет в одиночестве и без любви.

  - А так хочется, чтобы меня любили, все время на руках носили. Заботились, холили и лелеяли... - нахмурившаяся было Вера, иронически улыбаясь, прервала сестру.

  - Ничего, Светлана, зато ты у нас за троих план по сексу выполняешь. И каждый квартал замуж за нового кавалера выходить собираешься. Что же ты до сих пор с нами и на одиночество жалуешься?

  - Да как же я вас одних-то брошу. Вы же без меня совсем пропадете или с голоду загнетесь. А во-вторых, я пока не нашла своего единственного и неповторимого. Знаете, вот было бы классно выйти замуж за трех братьев и жить вместе, - мечтательно протянула Света, а меня даже подкинуло со смеху.

  - Ага, и чтобы они были близнецами. Представляешь, мы же тогда ими меняться сможем, а то вдруг тебе сегодня мой понравится, а мне мой надоест. Так вот и поменяемся, а еще лучше, вообще, всем вместе жить и спать в одной кровати. В конце концов, в темноте все кошки серые.

  Вера со Светой, смеясь, качали головой.

  - Боже, Каргун, да ты оказывается тайная извращенка.

  В этот момент мы вышли на площадку, и я, положив на пол носитель, сделала музыку погромче и начала двигаться в такт с Верой и Светой. Через минуту мы, одновременно замерев, заметили, что нас окружили пятеро странных человек. Слабое освещение не позволяло хорошо рассмотреть мужчин, но все равно было видно, что они очень высокие, крупные, с ног до головы затянутые в темные комбинезоны, которые оставляли открытыми только большие круглые глаза. Но самое странное было в другом, там, где у всех нормальных людей предполагалась талия, у них от груди до бедер были странные волнистые расширения скрытые комбинезоном. И внимательнее посмотрев им в глаза, я вдруг отчетливо увидела, как один из них, стоявший прямо напротив меня, вдруг моргнул. Сначала верхним веком, а потом из угла глаза появилось и тут же исчезло третье веко. Вот тут до меня дошло, что это не люди, и в мозг ударила волна ужаса, я раскрыла рот, чтобы завопить. Но он коснулся меня какой-то палочкой, и я провалилась в темноту.

  *****

  Межзвездный разведывательный корабль "Эйятерр".

  Радьяр метался по каюте, пытаясь прийти хоть к какому-то решению. В нем боролись инстинкт самца-собственника, нашедшего свою пару, и чувства чести и справедливости в отношении других членов клана. После того как трех самок доставили на борт "Эйятерра" и провели сканирование их организмов, они находились в самой лучшей гостевой каюте, но до сих пор не пришли в себя. Радьяр боялся, что парализатор не рассчитан на столь хрупкие тела. И одна только мысль, что они сами могли причинить этим самочкам вред, приводила его в ужас. Он мог бы на правах старшего просто объявить одну из них своей, но, стоя сейчас посредине каюты, он молча думал о своих братьях. Ведь если его пара выберет одного из его братьев, он не выдержит и нападет, отвоевывая свое. Он даже представить себе не мог, что когда-нибудь в жизни ему придется выбирать между самкой и братьями. Как только он почувствовал ее запах там, на человеческом корабле, все его инстинкты завопили, словно злые духи. Уложив их после сканирования в гостевой на кровати, он немедленно покинул своих людей и заперся у себя каюте, пытаясь прийти к какому-то решению. Но судя по тому, как он сейчас мечется по каюте, решение не будет для него легким, а ведь совсем недавно весь Леморан, да и собственная семья, считала, что он холодный как Сас (второй спутник Леморана, покрытый ледяной коркой). Он должен найти приемлемое решение, ведь от этого зависит так много: не только его дальнейшая судьба, а возможно судьба всего его клана. Пятьсот циклов назад на Леморан напали Совдехи, пытаясь завоевать планету и уничтожить все живое на своем пути. Их не интересовали живые организмы, им нужны были только минералы, которые в большом количестве присутствовали на Леморане, можно сказать, валялись под ногами. До этого времени леморанцы знали только о двух расах, живших в ближайших к ним звездных системах, с которыми они сотрудничали: это планета Рокшан и красивая планета Цитран, с жителями которых они были схожи внешне и имели общий гуманоидный тип. Когда в их мир пришли Совдехи, они изменили на Леморане все, к чему прикасались. Совдехи внешне были похожи на большую переливающуюся металлическую лужу, которая перетекала словно вода и могла принимать любую форму. Поэтому многие жители Леморана запомнили Совдехов в форме гуманоида с металлической кожей без органов чувств. Они питались минералами, словно вода они просачивались сквозь поверхность и высасывали необходимое для себя напрямую из земли. Все кланы Леморана встали единым фронтом против пришельцев, забыв былые распри. Большие, сильные и умные мужчины Леморана шли на такие ухищрения и безумства в попытке защитить своих женщин и потомство, что Совдехи, не выдержав сопротивления, были вытеснены с планеты, а потом и из звездной системы Леморана. Слава о леморанцах как о диких и неудержимых воинах разнеслась по разумной части Вселенной. И теперь богатые разумные расы использовали леморанцев как наемников для решения своих конфликтов. Но, к сожалению, история с Совдехами не прошла для Леморана бесследно. Совдехи не победили сейчас, но, уходя с планеты, они заразили жителей каким-то вирусом. С тех пор перестали рождаться девочки, в основном на свет появлялись только мальчики, и чем дальше, тем все хуже становилось. Население вымирало естественным путем. За время военной кампании научный прогресс на Леморане достиг наивысшего уровня развития. Космическая промышленность тоже. Тогда-то и был создан "Полог", позволяющий незаметно подбираться к любому вражескому кораблю. Но после окончания войны, когда население планеты выяснило, что за десять циклов родилось едва ли больше десяти девочек, наступили темные времена. Когда, наконец-то, была выявлена причина, ученые начали искать решение проблемы, к сожалению, прием лекарственных препаратов замедлял действие вируса, а не уничтожал его полностью. Некоторым самкам все же удавалось произвести на свет девочек, и теперь любая из них ценилась так высоко, что не каждый клан мог себе позволить приобрести самку для продолжения своего рода. Другая проблема Леморана состояла в том, что пару можно было создать, если феромоны, выделяемые как самцом, так и самкой полностью друг друга дополняли, тогда смело можно было утверждать, что эта пара абсолютно совместима и неразделима как физически, так и духовно. Поэтому отныне рождение девочек в клане являлось сенсацией и считалось, что такие кланы обласканы духами, рос не только социальный статус подобного клана, но и финансовая выгода. Ведь если пара самки была из другого клана, то самцу приходилось платить огромные деньги за нее. Если она была согласна! Отныне самки почитались как святыни: их холили, лелеяли, их благополучие стояло на первом плане для любого самца и для целого клана. Через какое-то время пришло понимание, что выигранная война с Совдехами оказалась проигрышем, и теперь Леморан медленно вымирал на радость металлическим лужам, которые изредка появлялись в их пределах, проверяя их живучесть. Через сто циклов был созван генеральный совет кланов, где было принято беспрецедентное решение о разрешении на браки с другими расами и видами для предотвращения вымирания всего Леморана. Теперь ученые Леморана работали над препаратами, позволяющими при скрещивании двух разных рас получать преобладание внешних и внутренних характеристик леморанцев. Еще через пятьдесят циклов Цитран закрыл свои границы для наемников с Леморана, а вскоре и Рокшан. Ни одна из этих рас не могла себе позволить терять своих женщин в таком количестве, которое требовалось для Леморана. Но космические корабли-разведчики Леморана бороздили все большее пространство в поисках спасения своей цивилизации. Отныне каждый самец с Леморана работал, чтобы заслужить себе самку, чтобы обеспечить ее комфортный и счастливый образ жизни. Чтобы сам мужчина мог не работать и проводить все свое время в заботе о своей женщине и ее охране от других одиноких самцов. На Леморане закончилась эра прекрасных танцев, песен и процветания, началась эра выживания и охоты за самкой. Это стало смыслом жизни и мечтой для любого самца с Леморана. И вот теперь Радьяр и два его брата, рожденные от матери цитранки, которую в свое время выкрал из-под носа ее семьи их отец, должны решить, как поделить этих женщин и при этом не лишиться всего экипажа в борьбе за право обладания. Все было бы проще, если бы самки сами выбрали себе пару, но расшифровка данных с их корабля займет много часов, а потом еще надо будет обучить их языку Леморана. Эх, жаль, у них на борту нет ни одного рила с Рокшана (универсальный переводчик и обучающая языку штука). Ведь такая удобная вещь! Как только представится возможность, первой задачей будет купить рилы. В этот момент в каюту ворвались Нуар и Даир. Они были крайне взволнованы, о чем явно свидетельствовали движения их тел. Так, похоже, он не один мучается предстоящей дележкой. Он повернулся к ним лицом и окинул их долгим взглядом, оценивая их дальнейшие действия. Нуар был скрытным, спокойным, но когда выходил из себя или во время боя, он становился неуправляемым и, словно песчаная буря на Крап-чаге, уничтожал все на своем пути. Вот и сейчас он стоял, сжав кулаки, явно пытаясь успокоиться, и, прищурив глаза, смотрел прямо на Радьяра. Его уши с медными кисточками на концах тревожно вздрагивали, выдавая, сколько усилий ему требуется для внешнего спокойствия. Да! Только Нуар представлял для Радьяра реального соперника, больше таких нет ни здесь, ни на Леморане. Последние игры это показали со всей очевидностью. Можно было бы еще назвать Дюсана, но у того нет подобной выдержки, как у Радьяра, чтобы заранее не показать ему, что он предпримет в дальнейшем. Золотистые коротко стриженые волосы Даира сейчас стояли дыбом, выдавая его состояние, и он не выдержал первым.

  - Что ты решил, брат? - потом, замолчав всего на пару секунд и собираясь с мыслями, продолжил. - Я хочу, чтобы вы оба знали, одна из них моя пара, я почуял ее, пока нес на "Эйятерр", и я буду драться с любым, кто попробует заявить на нее права, - он тяжело дышал, хмуро разглядывая своих братьев.

  - Но, надеюсь, что это будете не вы! - заканчивая фразу, он с ужасом и отчаяньем заметил, как поменялись лица его братьев.

  Нуар, резко повернув голову в его сторону, спросил:

  - Которая из них?

  Даир сглотнул горечь, застрявшую в горле, и, как будто прыгая со скалы вниз головой, ответил:

  - Та, которую я нес, она черненькая и меньшего роста, чем вторая.

  Он заметил, как вдруг оба его брата расслабились, испытав нешуточное облегчение, и в этот момент понял, что его мир полностью изменился, причем в лучшую сторону. Ему не придется пытаться убить своих братьев. Но, увидев, как вдруг они, заметив облегчение друг друга, снова напряглись, опять испытал ужас. Радьяр посмотрел на Нуара и глухо прошипел:

  - Скажи, брат, а ты ничего не хочешь мне сказать?

  Нуар весь подобрался и также глухо ответил:

  - Вторая черненькая - моя пара, и ты знаешь, что будет дальше, если ты или кто-то другой захочет ее забрать у меня!

  Он еще не закончил говорить, а Радьяр уже ощутил прилив необычайного облегчения, сравнимого с чувством полного удовлетворения или даже счастья. Каждый из них обрел свою судьбу, и их дружба останется навечно самой крепкой и нерушимой. Теперь уже ничто не сможет ее разрушить. Судя по лицам его братьев, они пришли к тому же выводу, потому что оба неожиданно рассмеялись, а потом подошли к Радьяру и крепко его обняли. Даир был самым младшим из них, ему стукнуло только сорок, и он был на полголовы ниже их и чуть слабее физически. Радьяр был самым старшим - ему уже сорок пять, а Нуару сорок три, но при общей продолжительности жизни в сто пятьдесят, они еще очень молоды. Для любого другого леморанца Даир был слишком силен, чтобы пытаться поточить об него свои когти. Он сумеет защитить свои права на человечку, кто бы не бросил ему вызов. Он засмеялся от счастья вместе со своими братьями. Их клан, наконец, посетили великие духи Леморана и одарили своей благосклонностью. Радьяр нарушил молчание вопросом:

  - Ну, что будем делать? Перебьем людей нашего клана сразу или дадим им шанс выжить? У кого есть мозги, поймут все сразу, я думаю! А кто их не имеет, на нашем корабле не нужен!

  Он мрачно ухмыльнулся, и от этой улыбки даже у родных братьев побежали мурашки по спине. Им повезло, что они на стороне Радьяра, а не против него. Но у Даира было свое мнение, как всегда он отличался большей осторожностью и рассудительностью, чем его братья, и чаще всего его мнение оказывалось более правильным.

  - Радьяр, это твое решение, но, я думаю, нужно провести выбор по правилам Леморана. Пусть они сами выберут среди всех наших самцов, но если их выбор окажется неверным, мы его немного скорректируем, - и он ухмыльнулся над своей шуткой.

  Все трое, глядя друг другу в глаза, именно сейчас объединились как бы в единое целое. У каждого из них есть свои таланты, которые достались им от отца леморанца и от матери цитранки, но сейчас все, что они имели, служило на благо их общей цели. Радьяр, кивнув головой, прорычал:

  - Ну что ж, как только они придут в себя, мы соберем всех в приемном зале и проведем процедуру выбора. Думаю, смогу жестами объяснить им, что от них требуется.

  Даир опять предложил:

  - Кстати, если мы отдадим им их вещь в знак доброй воли, я думаю, им будет легче принять свою судьбу.

  На том они и договорились.


  *****

  В то же время на "Эйятерре".

  Открыв глаза, я несколько секунд просто лежала, пытаясь вспомнить, что же со мной произошло и где я нахожусь. Подобное со мной было впервые, и чувствовала я себя препаршиво. Наконец, наведя в голове порядок и все вспомнив, резко села, оглядываясь по сторонам. Я сидела на огромной кровати, которая находилась в большой комнате без окон, а рядом со мной лежала Света, свернувшись клубочком. В панике я начала искать Веру. Она вышла из соседней комнаты, вытирая салфеткой лицо. Судя по всему, там находилась ванная и, учитывая явные требования моего организма, мне тоже надо туда срочно. Я кивнула ей и ринулась мимо в туалет. Сделав все необходимые дела и умывшись, вернулась в комнату, и тут же меня сменила очнувшаяся Света.

  - Ну что, Кир, как ты думаешь, кто это такие, а главное, зачем мы им нужны?

  Я осматривала комнату и, придя к выводу, что мы все еще в космосе, но на другом корабле, просто пожала плечами:

  - Не знаю, Вер, у меня в голове какая-то пустота. Но я уверена, что это не Джа-аны. У похитителей есть глаза и, самое интересное, третье веко как у земноводных. Боже, а вдруг это какие-то ящеры? Б-р-р, - меня даже передернуло от отвращения. Хотя те расы, с которыми мне пришлось познакомиться во время нашего полета к Фабиусу, красотой тоже не отличались, да и к гуманоидам их можно отнести с большой натяжкой, но все же, как любая женщина, я терпеть не могла насекомых, крыс и земноводных, да и еще много чего. Выскочив из ванной, Света заметалась по комнате, обыскивая ее.

  - Девочки, у меня от страха поджилки трясутся. Что им от нас нужно? Кстати, предупреждаю сразу, я на героя не тяну и поэтому расскажу все и даже сверху что-нибудь добавлю, если меня будут пытать. Вам понятно? - плюхнувшись на кровать, она хмуро смотрела на нас. Нервно улыбнувшись, я спросила:

  - А что ты тут каких-то других героев видишь? Лично я - нет. Кстати, мне уже есть хочется, а это значит, что без сознания мы довольно долго пролежали.

  Вера села рядом с сестрой и заметила язвительно:

  - Знаешь, Каргун, ты настолько прожорливая, что каждый раз, глядя на тебя, рождается мысль, что у тебя в животе маленькая черная дыра, в которой все бесследно исчезает. Это мы должны жить как травоядные на подножном корме, особенно Светка. Вон ее как в щеках разнесло, ей же бедненькой все время пробовать все приходится. Кстати, Света, хочу заметить, что если так будет продолжаться и дальше, то тебя уже ни один нормальный мужик не то что на руках носить, он тебя даже от пола оторвать не сможет.

  У Светы от злости лицо пошло пятнами.

  - Знаешь, Верунчик, я тебя всего на пару килограммов больше вешу, и оба эти килограмма в груди осели, в отличие от тебя - и оседать-то негде!

  - Тихо, тихо, девочки, это у нас от стресса крыша набекрень съезжать начала. Нам сейчас не ссориться надо, а решать, что делать будем. И вообще, я считаю, что мы все трое симпатяшки, просто каждая по-своему. Но боюсь, что эту красоту в скором времени либо съедят, либо убьют при допросе или еще чего-нибудь похуже. Например, на опыты пустят!

  Судя по их лицам, они прониклись моими страхами. В этот момент резко отъехала в сторону дверь, и к нам вошел мужчина. Во всяком случае, сомневаться, что это мужчина, причин не было. Метра два с гаком, не меньше, очень крупное тело было одето в короткую плотную куртку темно-серого цвета и из такой же ткани и такого же цвета облегающие штаны с явно выделенным гульфиком, заправленные в мягкие полусапоги, скорее напоминающие мокасины. К сапогам, судя по всему, было пристегнуто какое-то оружие. Уперевшись взглядом в его лицо, мы все трое потеряли дар речи. Большие практически круглые глаза с огромными черными зрачками были обведены золотой каймой радужки, которая очень сильно контрастировала с белком глаза. Широкий немного плосковатый нос с большими крыльями, который в данный момент подрагивал и создавал ощущение, что он сейчас принюхивается, плавно переходил в тонкие практически несуществующие губы, скорее это был просто мягкий разрез под названием рот, из которого торчали четыре белоснежных клыка. Твердый упрямый подбородок и высокий лоб на достаточно круглом лице неуместными не казались, в целом все гармонировало. Шелковистая на вид кожа цвета теплого гречишного меда и короткий темный ежик волос на голове, общую картину завершали большие эльфийские уши (по крайне мере как их описывают) с кисточками на ушах. По обе стороны по краям ушей, спускаясь вдоль шеи под воротник, вились две тонкие таинственные тату. Это было безумие, но в тот момент, когда я закончила его осмотр, я пришла к выводу, что он сильно похож на кота. На какого-нибудь леопарда, только в несколько раз крупнее и, я бы даже сказала, красивее. Про себя я его сразу окрестила Лепой (м.б. Лео) для удобства обращения. Я недоуменно повернулась к девочкам и встретила такой же удивленно-восхищенно-ошарашенный взгляд. Вот тебе и ящеры, а тут-то оказались коты. Хотя и у них, и у меня, судя по всему, желания погладить и сказать 'кис-кис' как-то не возникало. Более того, хотелось отойти подальше и найти хорошего дрессировщика. От этого животного исходило чудовищное ощущение силы, а сейчас, к тому же, мы были в его власти. Я тихонько отошла назад поближе к подругам, и мы втроем встретили его пристальный изучающий взгляд. Потом он неожиданно элегантно поклонился нам и, повернувшись, вышел за дверь. Вернулся он через пару секунд, неся огромный поднос шириной со стол, стоявший неподалеку от нас и, поставив на него принесенное, снова уставился на нас. А мы, все еще не отойдя от потрясения, глядели ему за спину, где то появлялся, то исчезал такой длинный, толстый, безволосый, но с шикарной темной кисточкой хвост. И судя по тому, как он стучал сейчас по полу или обвивался вокруг его ног, Лепа нервничал от такого пристального внимания к этой части его тела. Первой, как всегда, не выдержала Света. Она, восторженно заламывая руки, прошептала:

  - Обалдеть! Вы видели, у него хвост есть. И какой красивый! У-у-у! Я о таком всегда мечтала. Как вы думаете, он не сильно обидится, если я его потрогаю?

  Мы с Верой ошарашено посмотрели на ее умильное лицо, и обе зашипели в унисон:

  - Ты что, Горская, совсем мозги потеряла. Он же не человек, а какая-то помесь кота с человеком. Ты посмотри, у него же когти на руках, а не ногти, как у людей, да он тебя в три секунды в лохмотья порвет и не вспотеет.

  Не слушая нас, она выдвинулась вперед и так очаровательно улыбнулась во все тридцать два зуба. Он как-то резко побелел и напрягся, а потом быстро и удивленно оглядев нас по очереди, быстро отошел к двери. Там опять поклонившись, вышел, закрыв за собой двери. Мы стояли и, глядя ему в след, думали, что могло вызвать подобную странную реакцию. Вера, оглядев Свету, спросила:

  - Может, он нас понимает, а? И просто обиделся на наши слова? Или за хвост испугался, вдруг он у них неприкасаемое место?

  Я покачала головой, а потом неуверенно пробормотала:

  - Не-а, он никак не реагировал, пока мы говорили, только смотрел с любопытством, а вот когда она улыбнулась и пошла к нему, вот тут он напрягся немного.

  Света, опять раздражаясь, повернулась ко мне и спросила:

  - Ты хочешь сказать, что я так страшно улыбаюсь или у меня такие зубы страшные? Ты его клыки видела? Да Дракула просто отдыхает со своими мелкими зубками.

  Я подняла руку, останавливая все больше распалявшуюся Свету.

  - Знаешь, я думаю, что на Земле любое животное, когда зубы демонстрирует, показывает свои агрессивные намерения. Может, у них также. Вон у некоторых рас даже ртов нормальных нет, не все ж должны уметь улыбаться. Может, у них также. Знаете, давайте как можно меньше свои зубы будем демонстрировать, а то нарваться на неприятности можем, - я с интересом направилась к столу и подняла огромную, но, как оказалось, легкую крышку и увидела еду. - Вау! Девочки, похоже, нас все-таки съедят, иначе зачем так откармливать.

  Мои подружки с интересом подошли к столу, и Света как повар-диетолог первая все обнюхала и попробовала.

  - Все съедобно, и это главное. Но, судя по вкусу, повар у них ни к черту! Может, они меня на работу возьмут, а есть не меня будут, а мои кулинарные шедевры.

  Мы с Веркой, уплетая за обе щеки, только закатили глаза от этих слов.


  *****

  Кают-компания на "Эйятерре".

  Взбудораженный в каюту влетел Ракс.

  - Послушай, Радьяр, я им еды принес побольше, а они так недовольно скалились, что я решил не злить духов и сбежал от них деликатно, чтобы не оскорбить.

  Я, облегченно вздохнув от полученной новости, что самки в порядке и даже злятся уже, решил не откладывать выбор надолго.

  - Я думаю, это такая реакция на похищение. Объяви общий сбор для проведения процедуры выбора. Пусть перейдут на автоуправление, в каюте должны присутствовать все члены экипажа. Как только соберутся все, ты приведешь женщин. Я решил немного смягчить их гнев, вернув им вещь, под которую они танцевали, - сидя в кресле капитана, немного расслабился и начал медитацию, пытаясь привести все чувства и тело в состояние покоя. Я сознавал, что сейчас будет решаться моя судьба и судьба моих братьев. А значит и судьба нашего клана в целом. Сразу три самки клан себе не может позволить купить, а вот украсть - другое дело. Но за последние сто циклов все биологически подходящие нам расы, закрыли для нас свои границы из-за большого оттока своих женщин. И последнее время найти самку становилось не просто трудно, а равносильно чуду. А таких, как эти три, практически невозможно, учитывая тот факт, что сформировать пару и получить потомство леморанец может только при дополнении друг другом феромонов потенциальных партнеров. Хотя, в принципе, хватило бы и того, что самец леморанец просто почуял свою пару, ведь не каждая самка другой расы обладала тонким обонянием, чтобы среагировать на сложный индивидуальный аромат, который самец специально выделял всем телом для привлечения своей пары. Пока только цитранки реагировали похожим на самок Леморана образом, теряя голову, учуяв запах своей мужской половины. Вернувшись в свою каюту и быстро приняв душ, переоделся и направился обратно в кают-компанию. От волнения сильно вспотели ладони. Войдя в зал, увидел, что там собрались все пятнадцать членов экипажа, и Нуар с Даиром были там же. Внимательно оглядев собравшихся, кивнул Раксу, давая знак привести женщин, а сам встал рядом с братьями и, взяв в руки носитель, принадлежавший кому-то из женщин, принялся прокручивать в голове жесты, которые могли бы объяснить им то, что они должны выбрать себе пару, и то, что он хочет вернуть им их вещь, предусмотрительно поднятую с пола на их корабле. Жаль, что расшифровка информации с их корабля продлиться еще много времени, и они не могут общаться через переводчика. Это затруднит процесс ухаживания и спаривания. От одной только мысли о спаривании у него задрожали конечности, и выделилась слюна. Р-р-р...


  *****

  Кают-компания на "Эйятерре" чуть позже.

  Мы наелись, напились и, продолжая сидеть на неудобных табуретках возле стола, напряженно ждали решения нашей дальнейшей судьбы. Осмотрев каюту, мы пришли к выводу, что выбраться из нее можем через вентиляционную трубу. Она была тесной, но ползком мы бы втиснулись. Хотя бы для проведения разведки и захвата спасательного шлюпа, если таковой имелся на этом борту. Наши размышления прервал Лепа , который осторожно вошел в нашу каюту и жестами предложил следовать за ним. Мы немного испугались неведомого, но молчком, взявшись за руки, последовали за ним. Идя по длинному коридору, мы никого не встретили. Или у них народу не хватает, или что-то нас нехорошее ожидает. Мы тревожно переглядывались друг с другом. Больше всего людей пугает неизвестность, как только наступает хоть какая-то определенность, жить становится легче, и страх независимо от ситуации отходит на второй план, уступая первую позицию решению насущных проблем. Нас немного успокаивало то, что пока нам не причинили особого вреда, да и обращаются с нами довольно мило. И хотя вид у нашего сопровождающего был более чем внушительный и жутко опасный, но почему-то тревоги за свою жизнь, рядом с ним мы не испытывали. Резко завернув за угол, мы оказались перед входом в зал приличных размеров, в котором полукругом лицом к нам стояло по нашим подсчетам семнадцать хвостатых коротко стриженных довольно крупных мужиков. Они все были одеты в короткие безрукавки, щедро оголяющие безволосую, но весьма мускулистую грудь, большую кучу трицепсов, бицепсов и других мышц рук нам не известных, но не менее ярко выраженных. Плотно обтягивающие штаны с этими дурацкими гульфиками, так и притягивающие наши любопытные взгляды, были заправлены в мягкие высокие полусапоги с прикрепленным к ним странным оружием. И все как один они с таким неприкрытым восхищением и жадностью смотрели на нас, что вот, к примеру, у меня явно закрались неприличные мысли, от которых мне стало и жарко, и очень страшно, поэтому я инстинктивно прижалась к девочкам. И судя по их ответной реакции, они испытывали похожие чувства. Мне стало страшно за Веру, ее жуткий страх перед мужчинами из-за ее первого неудачного раза, при котором ее изнасиловал парень, которому она отказала, мог сейчас вызвать ненужную истерику. Со Светой все в порядке, она справится, хотя из нас троих она самая боязливая, но мужчины ведут себя с ней как щенята. Все время ластятся и облизывают, надеюсь, с котами будет также. Ну, а со мной вообще проблем нет, с моим дядей я половину своей жизни готова к неприятностям. Мы, переведя дух, незаметно стали разглядывать наших хозяев, взглядом переходя от одного к другому. Мой взгляд зацепился, а потом остановился, когда я увидела мужчину, стоявшего в самом центре и державшего мой голоноситель. Не такой крупный, как Лепа , хотя, как я уже поняла, Лепа был самым высоким и крупным из всех находящихся здесь мужчин, но не меньше двух метров ростом, крупный для большинства человеческих мужчин, он был просто великолепен. Два метра сплошных мускулов, и в тоже время он выглядел стройным и изящным. Голова и кисточки ушей и хвоста были непередаваемого ярко-рыжего цвета и в сочетании с кожей золотисто-коричневого цвета имели потрясающий вид. Как у Лепы и остальных членов экипажа, у него были похожие тату по бокам ушей и шеи. Клыки, мне кажется, были даже длиннее, чем у многих его собратьев, что придавало ему жуткий вид, но меня это не пугало, как ни странно. Чистая шелковистая на вид кожа, твердый квадратный подбородок и поджатые в напряжении тонкие губы. С этого расстояния я не могла рассмотреть цвет его глаз, но выражение, с которым он смотрел на меня, заставляли мурашек толпой носиться по моей спине. По бокам от него стояли еще двое очень сильно похожих на него мужчин. Стоящий справа был повыше, и его волосы были медного цвета, а слева, наоборот, пониже с более золотистой шевелюрой, скорее похожей на мою золотисто-рыжеватую голову. Все остальные были тоже весьма и весьма привлекательны по-своему, были даже такие, от которых захватывало дух. Но все же мой взгляд непременно возвращался к красному. Хотя это и вызывало у меня легкое недоумение, как-то странно было испытывать подобные чувства к представителю другой расы, похожей на странных людей-котов. Правда я себя немного успокоила тем, что на людей они все-таки больше были похожи. И, слава Богу, это не чернокожие Джа-аны, больше смахивающие на осьминогов. Те, скорее всего, не нас бы кормили, а сами покормились бы нами. Красный приблизился к нам с грацией льва и протянул мне мой голоноситель. Я смотрела на него, не мигая, боясь пошевелиться. И неожиданно для себя почувствовала странный, но такой притягательный запах, который исходил от него. Потянув слегка носом, начала чувствовать богатство разных оттенков, которые все больше украшали этот запах для меня. Не знаю, что он заметил на моем лице, но неожиданно его золотые, как у Лепы, глаза торжествующе вспыхнули как звезды. Он, не отрываясь от моих глаз, подошел ближе и протянул мне носитель, лукаво поблескивая глазами. Потом, вытянув над ним руку, показал жестами, как мы танцуем, и обвел рукой весь свой экипаж, а потом вопросительно, но настойчиво посмотрел на нас. Мы переглянулись между собой, пытаясь понять, что от нас требуется. Света прошипела:

  - Он что хочет, чтобы мы им тут концерт по заявкам зрителей устроили? Я правильно понимаю или нет?

  И она опять посмотрела на него, пожимая плечами. Он нетерпеливо опять пошевелил пальцами над моим носителем и снова протянул его мне. Я неуверенно протянула руку и, забрав его себе, переспросила тоже жестами:

  - Вы хотите, чтобы мы станцевали для всех вас? - и вопросительно глянула на него.

  Он утвердительно кивнул и снова, обведя рукой всех стоящих вокруг мужчин, что-то прорычал на своем языке и утвердительно кивнул. Я снова повернулась к изумленным девочкам.

  - Ну что, плясать будем или помрем, не сдавшись инопланетному врагу?

  Вера, которую уже била мелкая дрожь просипела:

  - У нас выбора нет, как мы видим. И мне страшно представить, что будет дальше, судя по их кушающим взглядам. Боже, я уверена, танцами они не закончат!

  Света ободряюще погладила сестру по руке и прошептала нам обеим:

  - Девочки, я думаю, если что-то пойдет не так, каждой из нас надо выбрать одного, чтобы он сам решал, как отбить свое добро у других.

  Я скептически ухмыльнулась:

  - А если он не жадный и готов делиться с товарищами?

  Светка нахмурилась и, оглянувшись, прошептала:

  - Тогда нам всем придется познакомиться с песцом.

  Мы с Верой невольно улыбнулись сквозь проступающие от страха слезы. И Вера приняла за нас решение:

  - А давайте, напоследок станцуем так, чтобы они слюной дружно захлебнулись. Хотя я согласна, если вон тот высокий рыжик, который с красным стоит, выжил бы...

  Мы удивленно посмотрели на нее, а Света процедила сквозь зубы ехидно:

  - А кто сказал недавно, что они животные?

  Вера, улыбнувшись, отбрила:

  - Боже, Света, неужели ты еще не поняла за свои двадцать два года, что все мужики - животные. Так какая разница, растет у него из задницы хвост или нет. Сути это не меняет! Так, давайте, прошлогодний концерт с выпускного покажем, у нас и музыка под него вся записана.

  Мы дружно кивнули и отошли в сторонку, чтобы приготовиться, никто из зрителей даже не шелохнулся, все также напряженно следя за нами. На Вере была белая туника с ярким принтом и красные легинсы, на Светке - джинсовый комбинезон на бретельках, а на мне был одет легкий шелковый комбинезон с шортами и топиком без бретелек. Так сказать, держался он на резинке и на честном слове второго размера. Да, Светке повезло больше, у нее третий. А бедная Вера едва натягивала полуторный. Мы втроем носили босоножки на платформе для удобства ходьбы по не всегда ровному полу "Конкорда".

  После первого танца они так и стояли, напряженно глядя нас, после четвертого мы уже начали терять терпение и решились на ход конем. Станцевать приватный танец, увиденный нами на Гетерексе. Лучше бы этот конь куда-нибудь провалился. Осмотрев помещение, мы вытащили на середину зала три знакомые табуретки, и каждая из нас, демонстративно пройдясь вдоль строя, выбрала пару для танца. Все они оказались теми тремя мужчинами, на которых я обратила особое внимание ранее. Я выбрала красного, и когда, выбирая, я остановилась возле него и взяла за руку, от его запаха мне уже сносило крышу, но я держалась изо всех сил, чтобы не опозориться. Он все также, не сопротивляясь, прошел вслед за мной и сел на указанный стул, обвив его ножки хвостом. Теперь я поняла, почему они такие неудобные, ведь им же нужно куда-то пятую конечность девать. За мной прошлась Вера и, выбрав медного, также усадила его на стул, потом пошла Света. Когда она подошла к своему блондинчику, она неожиданно прижалась к нему всем телом, и стало заметно, что она его усиленно обнюхивает. Потом, судя по всему, она смогла взять себя в руки и также посадила на третий стул. Я задумалась над тем, что кроме Красного я не чувствовала других запахов от других мужчин и решила потом обсудить этот странный вопрос с сестрами. Включив музыку, которую мы записали на Гетерексе, начали свой танец. Каждая по-своему, как чувствовала музыку и свое тело в ней. Мы скользили вокруг них, плавно покачивая бедрами, повторяя руками изгибы своего тела, отскакивали от них и снова возвращались, заглядывая в глаза и мимолетно касаясь пальцами их голой кожи на лице и руках. Темп все нарастал и становился все глубже и настойчивей, и каждая из нас, вернувшись к выбранному партнеру начала свой приватный танец. Через несколько мгновений я поняла, что у меня от его запаха кружится голова и подкашиваются ноги. Продолжая двигаться, я все чаще терлась об него в попытке сохранить его запах на себе. Удивляясь, насколько нежная и шелковистая у него кожа, словно мех. Очнулась я от того, что во время покусывания его ушей практически мурлыкала, поглаживая кожу на его руках и груди. Ужаснувшись тому, что делаю, резко отскочила от него и заметила, что музыка уже закончилась, Вера стоит рядом и трясет головой, пытаясь, как и я, прийти в себя, а Света сидит на коленях возле блондина и с ужасом смотрит ему в глаза. Увидев, что мы смотрим на нее, она вскочила и спряталась за нас. Мы смотрели на них как кролики на удавов не в силах шевельнуться. Они встали и подошли к нам, потом, обернувшись, красный начал что-то говорить остальным. И голос его звучал, как будто он сейчас стометровку за пару секунд пробежал. Да и, судя по их гульфикам, наш танец им очень, ну очень понравился. У нас он точно оставил неизгладимое впечатление. В тот момент, когда красный закончил говорить, вперед выскочил крупный и очень здоровый мужик, оскалив зубы, он зарычал и резко напал на красного. Когда он ощерился, я поняла, почему они не улыбаются, от вида его по-акульи острых и крупных зубов, заныли все даже самые маленькие косточки. Двое напарников Красного мягко оттеснили нас от поля битвы и молча стояли и ждали развязки. А мы в состоянии шока смотрели, как дерутся коты-люди, используя когти, клыки и хвост. Ни тебе горячего, ни тебе холодного оружия. Все свое ношу с собой - вот их девиз, судя по всему. Смотреть было жутко, потому что оказалось, что кровь, которая разлеталась по всему залу, была обычного красного цвета, и ее было много. Причем кровь была исключительно нападающего. Да и длился весь бой недолго, так, показательный расстрел, Красный даже не запыхался, а нападавший уже лежал, захлебываясь кровью из разодранной острыми когтями глотки. Веру нещадно рвало, Света сидела, закрыв глаза и уши руками, а я просто отключилась, упав кому-то на руки. Допрыгались!


  *****

  Радьяр.


  Когда Ракс привел их в зал, я еле сдержался, чтобы не схватить ее и не утащить в свою каюту, объявив ее своей. Пришлось твердо напомнить себе, что стоит на кону. Они как маленькие жались друг к дружке, но все равно пристально и внимательно оценивали окружающих и обстановку. Не завоевать, а приручить такую доставит особое удовольствие. Не то, что иглокольчатые женщины с Нартана, которые совсем растворяли свою личность в партнере, становясь лишь безмолвной рабой или игрушкой. Только цитранки становились полноценной спутницей жизни, с трудом, но справляясь с бешенным нравом мужчин-леморанцев. А теперь перед нами стоят эти три чуда. И одна из них оказалась моей парой. Я смотрел и, жадно впитывая ее образ, не мог отвести глаз от тонкой фигурки со стройными ножками и высокой грудью. Пушистая рыжая головка держалась на изящной нежной шейке, вызывая жуткое ощущение повышенной уязвимости и беззащитности. Зеленые глаза лучились своим внутренним светом, казалось, заглядывали прямо в твою сущность, порабощая и завоевывая. Маленький вздернутый носик был покрыт маленькими коричневыми смешными пятнышками, словно брызгами. И полные губы, как у женщин Леморана, манили влажным теплом и заманчивым вкусом. Она мечта! И эта мечта моя! Я позабочусь об этом. Подойдя ближе, заметил, как она начала принюхиваться к моему запаху. Казалось, ее реакция на мой запах чрезвычайно удивила и ее саму. А я в этот момент понял, что победил и наконец-то обрел то, что так долго искал. Свою пару. Я не смог скрыть своего торжества, и она это заметила, отчего напряглась чуть сильнее. От ее запаха, в котором смешался ее неповторимый аромат вместе со страхом и беспокойством, у меня на ногах поджимались когти от волнения и жажды обладания, поэтому мне с трудом удалось объяснить, зачем их сюда привели. То, что произошло потом, я даже представить себе не мог. Они не поняли меня совсем - это полбеды, но когда они начали танцевать, я понял, что у нас с братьями назревает проблема в виде всего экипажа, если они не сделают свой выбор сами. После четвертого танца они начали выбор, и я наконец немного смог расслабиться и вздохнуть спокойно. Особенно, когда моя женщина выбрала именно меня, а другие ее подруги - моих братьев. Я даже поверил, что наконец-то духи клана вспомнили о своих подопечных и вняли многочисленным молитвам, но в этот момент начался их пятый танец для нас троих. От немедленного спаривания нас спасло только то, что со спущенными штанами мы будем слишком уязвимы для остальных самцов. По их глазам я видел, что все они на грани безумия. Судя по лицам самок, они были в шоке от того, что сами делали. Как только думаю об этом, торжествующий рык сам просится наружу. Моя пара! Моя истинная пара. Я вижу лица Даира и Нуара, они чувствуют то же самое. Мы нашли своих самок и наконец-то обрели возможность завести свою собственную семью и получить потомство. Р-р-р. После того как я объявил процедуру выбора оконченной, Тарса лишился разума и напал на меня, лучшего бойца Леморана. Убить его труда не составило, но то, что я увидел, обернувшись к своей паре, чуть не остановило мое сердце. Они не только хрупки снаружи, они не выносят убийств. Да, наша будущая жизнь легкой не будет, придется постараться и впредь ограждать их от повседневной жизни мужчин Леморана. Осталось решить, что же может заинтересовать их, смягчить их отношение к нам и привлечь их внимание к своим парам. Об этом нам стоит подумать с братьями втроем.


  *****

  Я очнулась и снова, как и в первый раз, лежала, оценивая свое внутреннее состояние и приводя мысли в порядок. Когда все вспомнила, резко села на кровати и увидела Веру, которая сидела на полу, прижавшись головой к стене. Судя по ее бледному виду, ей до сих пор плоховато. Света сидела за столом и, держа стакан обеими руками, потягивала что-то мелкими глотками. Я села рядом с Верой и спросила:

  - Что будем делать дальше? Я так понимаю, мы все-таки свой выбор сделали и они тоже. Но самое удивительное - он совпал. Я так думаю. Судя по последним событиям. И я хотела все-таки уточнить, вы тоже почувствовали их запах или мне просто показалось и подобные глюки только со мной произошли? - и с интересом уставилась сначала на Свету, потом когда она утвердительно кивнула, на Веру. Та тоже как-то обреченно согласно кивнула головой. - Понятно, значит у нас тут химическая дружба народов. Хотя, честно говоря, мне мой сначала внешне понравился и только потом по запаху и, насколько я помню, вам тоже, я правильно мыслю?- снова утвердительные и уже более-менее осмысленные и не такие удрученные взгляды и лица.

  - Ну и что тогда мы такие печальные? Впервые в жизни достались такие красивые хвостатые мужики, которые из-за нас любого убить готовы, причем в буквальном смысле, а мы тут киснем. Я понимаю, то, чему мы оказались свидетелями, не может быть нормальным явлением для нас, но вполне возможно, не для них. И с этим пока придется смириться. Я думаю, нам надо все-таки провести разведку, - кивнув в сторону вентиляционного отверстия, решительно поднялась с пола.

  Но в этот момент в комнату вошли наши новоявленные ухажеры. Каждый из них взял свой трофей, и нас вывели по очереди из комнаты. Мы с красным были последними, кто вышел. Мы шли по коридору, и он крепко, но нежно держал меня за руку, в то время когда его хвост постоянно поглаживал мои голые ноги своей кисточкой. Надо заметить, что испытываемые мной ощущения от этого действия отличались неординарностью. Его каюта была меньше, чем наша, но максимально удобная для длительных перелетов. Очень низкая большая кровать вдоль стены, большой письменный стол заваленный аппаратурой, планшетами и еще всякой всячиной, не поддающейся опознанию. Несколько табуреток возле стола, огромный встроенный шкаф и дверь в ванную - вот и весь набор мебели. Оглядев пространство, я испугалась еще сильнее того, что сейчас здесь может произойти. Я не была готова к близости с ним. В голове все еще была свежа картина убийства. Поэтому я замерла посередине комнаты и круглыми от страха глазами наблюдала за его дальнейшими действиями. Подойдя ко мне, он исследующим жестом прикоснулся рукой к моей щеке, затем когтем легко обвел губы, заставив порхать бабочек у меня в животе, и пальцами нежно погладил кожу на шее. Потом его рука медленно спустилась вдоль руки и, обхватив запястье, он подвел меня к кровати и усадил. Моя дрожь усилилась, и я поняла, что дрожу уже не от страха. Его золотые глаза смотрели пристально, замечая любые изменения моего тела и выражения лица и глаз. Потянувшись мне за спину, он достал большую плоскую металлическую коробку и, открыв, предложил мне. В коробке лежало много украшений из камней или кристаллов. Их ценность не была мне известна, потому что опознать, что это за камни, не представлялось возможным. Но судя по гордому взгляду их обладателя, стоили они немало. Похоже, меня сейчас пытаются купить или задобрить. Но не продается наш гордый "Варяг", хотя, судя по тому, как сверкают камешки и сложно оторвать свои меркантильные загребущие глазки, в краткосрочную аренду сдать можем. Все равно меня спрашивать никто не будет, так зачем отказываться от такого подарка. И мои губы уже поползли в попытке улыбнуться, как в голове, словно лампочка включилась, поэтому, не разжимая губ, я все-таки попыталась выразить свое согласие принять ценности. Он осторожно вынул одно из украшений с ярко голубыми кристаллами, сверкающими настолько, что бриллианты просто стекляшками покажутся, и одел мне это не очень легкое украшение на шею. Часть которого легла на грудь, затем застегнул на руках браслеты и одел кольцо. Такое массивное кольцо! Потом, взяв со стола гребень, начал расчесывать мне голову, а я от этого массажа вся покрылась мурашками от удовольствия. Боже, как мало нам женщинам надо, чтобы начать прикипать своей душой к абсолютно неподходящему мужчине. Я расслабилась, отдавшись на волю приятным ощущениям, вдыхая его запах, и снова меня понесло по волнам моей чувственности. Пока меня не занесло куда подальше, я решительно забрала у него расческу и предложила почесать его. Он с таким восторгом откликнулся на мое предложение, как будто я ему такой же комплект драгоценностей подарила. Перед тем как начать, я решила выяснить, как его зовут. Поэтому ткнув себя рукой в грудь и, выделив интонацией имя, сказала:

  - Кира Каргун! - а потом также рукой ткнула в него, вопросительно подняв брови и замолчав.

  До него сразу дошло, слава Богу, судя по довольному рыку:

  - Радьяр Лароли! - секунду помолчав, он все-таки добавил. - Кира ран Каргун, Кира Радьяр Лароли тар вонар!

  Он внимательно посмотрел в ожидании, пойму ли я смыл его слов или нет. Я не глупая, я поняла, что теперь я Кира Радьяр Лароли. Осталось выяснить, что это значит. После того как я расчесала его ежик, он, сняв мои босоножки, начал массировать ступни. Мои ноги просто утопали в его больших лапах. Я рассматривала его лицо, и оно все больше мне нравилось. Волевое, сильное, красивое, несмотря на торчащие белоснежные клыки. Даже тонкие дорожки символов и знаков тату, которые обрисовывали его уши и спускались под воротник, придавали какой-то загадочный и притягательный вид всему его облику. Я не удержалась и потрогала сначала его уши и кисточки на них, а потом поймала столь вожделенный Светкой хвост и потрогала его на ощупь, а потом и поиграла с красной кисточкой. Потрясающая мягкость кожи и волос притягивала мое внимание как магнит. Я заметила, как изменились его глаза, его зрачки расширились настолько, что практически скрыли радужку. М-р-р, значит, ему нравится. Поймав себя на этой мысли, я осторожно выпустила его хвост и попыталась встать с кровати. Он протянул мне мои туфли, а потом, подняв на руки, посмотрел в глаза с такой нежностью и сожалением, что у меня вдруг защемило в груди. Не удержавшись, я погладила его по щеке и вжалась лицом ему в шею. Он постоял, легко укачивая меня, и отнес обратно к девчонкам. Возле дверей мы столкнулись с Верой и ее медноволосым котом, который также держал ее на руках. Причем, судя по поведению Веры, страха она не испытывала, и на ней красовалось похожее на мое украшение, только из фиолетовых камней. Мы с ней в унисон ухмыльнулись и расслабились. Нас медленно, нехотя выпустили с рук, и мы, не сговариваясь с Верой, чмокнули наших ухажеров в щеки. Как мало им оказалось надо, чтобы поднять их настроение до небес. Потом принесли Свету! Она восседала на руках у блондина, словно королева, и сверху поглядывала на всех этаким снисходительно повелительным взглядом. Так, похоже, наш блондинчик еще не знает, какую змею пригрел у себя на груди. Но ничего, скоро узнает!


  *****

  - Моего зовут Радьяр Лароли, и, похоже, теперь это и мое имя, по крайне мере, мне так пытались объяснить. Только мне не понятно, то ли я теперь в законе или не понятно кто, - я посмотрела на притихших девочек.

  Света, расслабленно сидевшая на кровати, выпрямилась и напряженно уставилась на меня. Вера, закончив хмуро буравить дверь глазами, глухо прошептала:

  - Моего зовут Нуар Лароли, и теперь я тоже Лароли, как и Света, судя по ее возвращению.

  Мы обе пристально посмотрели на Свету, которая согласно кивнула головой:

  - Да, я Лароли, и его зовут Даир. Но хочу заметить, девочки, что это самый чудесный день в моей жизни. И мой Даир самый замечательный мужчина во всей Вселенной. Боже, девочки, он делал мне массаж сначала руками, потом губами, а потом...

  - Света, ты извращенка, и прошу, избавь нас от грязных подробностей твоей постельной жизни. - Вера покраснела, отчитывая сестру.

  Я же устало села на кровать рядом с ними и, прерывая их начавшуюся ссору, сказала:

  - Вер, успокойся, мне вот тоже делали массаж и многое другое тоже, хотя секса у нас пока не было, но если дела пойдут так и дальше, я за себя не ручаюсь. И прежде чем ты мне начнешь мораль читать, хочу заметить, что твое лицо выражало не меньшее удовольствие, чем у Светы, когда ты на руках у Нуара сидела. Так что давай поговорим честно. Тем более нам надо сейчас решить, что мы будем делать дальше и как жить дальше!

  Света с Верой испуганно смотрели на меня. Потом Света спросила:

  - О чем ты говоришь, Кир? Что мы тут решать-то будем, мы же пленницы, - осмотрев помещение, она снова посмотрела на меня, но уже с хитрой улыбкой.

  - А похоже, что наши мужики страдают бедной фантазией и коллективно решают связанные с ухаживанием проблемы. И, кстати, хочу вас обнадежить, если бы мы для них были бы живым товаром или чем-то другим в этом же роде, то они бы так не заморачивались, завоевывая нас. Вам понятно, о чем я говорю, девочки, если кое-кто из вас боится грязных подробностей. - Она криво ухмыльнулась, глядя на сестру.

  Я тоже не выдержала и засмеялась, чувствуя, как проходит напряжение, вызванное Радьяром. Как только у меня в голове всплыло его имя, как тут же перед глазами появилось его недавно виденное лицо. Несомненно, необычное и не совсем человеческое, но от этого не ставшее менее симпатичным или привлекательным для меня. Я не знаю почему, но от одной мысли о нем внизу живота растеклось тепло, а в душе стало тоскливо из-за того, что его нет рядом. Я, поняв, что сейчас почувствовала, даже испугалась за свою голову. Вдруг я ею неудачно ударилась. Но, подняв глаза на подруг, увидела на их лицах свои страхи и мысли.

  - Девочки, судя по всему, мы влипли. Я вас люблю, девчонки, очень люблю! И сейчас говорю как есть. Он мне нравится, причем слишком сильно. И я вижу, что вы в таком же положении, что и я. И я от этого в полном ауте. Мне так страшно, ведь это я вас на Фабиус потащила. И теперь мы в глубокой заднице. Простите меня, девочки! Что бы вы ни решили, я с вами! Кстати, Света, ты просила Боженьку послать нам трех братьев, чтобы мы никогда не расставились. Поэтому в следующий раз высказывай пожелания конкретнее. Типа: "Хочу, Боженька, нормального человеческого мужчину, который будет носить меня на руках!"- в конце я уже смеялась сквозь слезы.

  Света с Верой тоже смеялись и плакали, обнимая меня. Обнявшись, мы посидели пару мгновений, потом Вера отстранилась немного и прошептала:

  - А знаете, я так спокойно и защищено ни с кем себя не ощущала, как с Нуаром. Словно он моя половинка. И я первый раз за всю жизнь испытала желание. Представляете! Они такие огромные, сильные, смертельно опасные, да к тому же другой расы, а я сидела в его руках и млела, как самая последняя сексуально озабоченная кошка. Лично я предлагаю посмотреть, что будет дальше, но проработать пути бегства, начиная с этого момента, - она кивком головы указала на вентиляцию под потолком.- И еще, девочки, я согласна на все, но только если вы всегда будете рядом со мной, - взяв нас за руки и ловя взглядом глаза каждой из нас. Потом, улыбнувшись, бодро сказала. - Ну что, один за всех и все за одного! На всю жизнь!

  В этот момент я почувствовала такую любовь к этим двум девушкам, с которыми прошла не одно испытание и прожила не один год, что даже слеза прошибла. Смаргивая слезы, я проревела:

  - Я люблю вас, родные мои! У меня кроме вас ближе никого нет, и даже если будет семья, вы навсегда останетесь моей семьей тоже. Я с вами готова хоть куда по первому зову.

  Света тоже начала плакать, а Вера завалила нас обеих на кровать и крепко обняла. Немного повалявшись и греясь в тепле родных и любимых объятий, мы, наконец, решили начать действовать. Встав на скрещенные руки девочек, я упорно пыталась выдавить крышку вентиляционного люка. Когда же мне это удалось, я с трудом подтянулась и залезла наверх. Эх, тяжела работа разведчика! Я всегда пыталась увильнуть от физических занятий. А танцы должную силу рукам не давали. Поэтому сейчас, пыхтя в попытках ползти по пластиковому желобу, я про себя клялась начать заниматься серьезно. Девочки остались внизу, прикрывая мое отсутствие. Я ползла уже полчаса в поисках шлюпочной палубы и запоминая расположение жилых и рабочих отсеков подо мной. Было очень интересно наблюдать за рабочей атмосферой корабля. Несколько раз я проползала прямо над головами кого-то из экипажа и, замирая, осторожно наблюдала за их действиями. Наконец я нашла то, что искала, и, осторожно отодвинув крышку, вылезла наружу. Шлюп оказался большой и надежный, и я потратила некоторое время, изучая его как снаружи, так и внутри, пытаясь разобраться в его устройстве. Наконец, когда я разобралась, как им хотя бы приблизительно управлять, я осторожно вышла наружу и еще пару минут пыталась решить, как же мне опять взобраться наверх. Услышав голоса, недолго думая, я поставила какой-то бачок и, подпрыгнув, смогла быстро залезть в вентиляцию и закрыть за собой крышку. Отползти дальше я не успела, потому что в этот момент из коридора появилась наша троица. Они о чем-то яростно спорили, а я, боясь пошевелиться, наслаждалась видом Радьяра. Его простеганная черная безрукавка открывала руки и верхнюю часть груди, демонстрируя работу стальных мускулов под бронзовой кожей. Золотые глаза сверкали, пока он что-то доказывал своим братьям, а хвост все время двигался в разные стороны, от чего у меня даже голова немного закружилась. Нуар с Даиром тоже отличались красивым сложением и прекрасными золотыми глазами, но мои глаза с дикой жадностью ели Радьяра. Разум насмерть бился с сердцем и душой, доказывая, что мы не пара и между нами не может быть ничего общего. Но, судя по всему, скоро он погибнет в неравной схватке. Разговор становился все жарче, а я вдруг почувствовала, что меня кто-то дергает за ногу, и, оглянувшись, увидела полную жуть. Что-то большое, блестящее, со множеством ног, выходивших из всего тела, и жуткими красными глазами на тонких усиках, которые в данный момент смотрели прямо на меня. Он одной из холодных мерзких лапок тянулся к моей ляжке, скользя по коже, я не выдержала и, завизжав, начала, судорожно извиваясь, отползать от него. Плохо закрытая крышка не выдержала, и я полетела попой вниз. Продолжая кричать, я открыла глаза и увидела, что меня держит Радьяр и хмурится, а Нуар, отпустив руки от вентиляционной трубы, спрыгивает на пол. Сначала я подумала, что ему плохо, потому что все его лицо перекосило в напряженной странной гримасе, при этом он хрюкал и его трясло до самого кончика хвоста, но потом я, наконец, поняла, что это он, оказывается, так смеется. Вцепившись от страха двумя руками в Радьяра, я с ужасом посмотрела в открытый вентиляционный проем, откуда прямо на меня смотрело чудовище. Сейчас при свете было видно, что это робот, наверное, это один из тех роботов-уборщиков, которые есть на всех кораблях. Ведь не везде может пролезть человек или не совсем человек, или совсем не человек, а убираться надо везде. Когда до меня дошла вся пикантность ситуации, я испугалась уже по другому поводу, глядя на хмурого Радьяра, не разделявшего шумного веселья Нуара и Даира. Смущенно пожав плечами в попытке хоть как-то извиниться, я попыталась слезть с его рук, от чего он еще сильнее прижал меня к себе. А сам, развернувшись, направился к нам в комнату. Я воспользовалась случаем и запустила свою руку в его короткую, но такую шелковистую шевелюру. М-р-р... Какая гладкая нежная шкурка, а какие мускулы на плечах и руках. И такие сильные руки, что не хочется с ними расставаться, и запах такой волшебный чувственный, от которого кружится голова и хочется зубами начать срывать с него одежду и языком слизывать его с кожи. Когда эта мысль пришла мне в голову, я, наконец, смогла прийти в себя и поняла, что я, обхватив его талию ногами и уткнувшись в шею, покусываю его кожу и пытаюсь снять с него одежду. Причем мы стоим в хорошо освещенном коридоре, и на нас с восхищением пялится полкоманды и Даир с Нуаром. Я покраснела как рак и снова попыталась слезть с него, только уже применяя силу. Я пару раз ударила его кулаками по груди и, опустив ноги вдоль тела, пыталась оттолкнуться от него. Грозно рыкнув на свидетелей нашей потасовки, которые тут же скрылись, он повернулся ко мне лицом. От его рыка у меня заложило уши и задрожали поджилки, поэтому я замерла, глядя на него как кролик на удава. Он смотрел пристально, но с необыкновенной нежностью. Нельзя так на меня смотреть, нельзя. Я же растаю и растекусь большой лужицей у твоих ног. В чувство я пришла, ощутив своим животом не только его нежность, но и размеры его желания к моей персоне. Хотелось завопить: 'Караул! Спасите! Для меня одной тут слишком много!' Потом трезво подумав, я решила, что кто его знает, а вдруг достаточно, я же еще не пробовала. Я так думаю, что он заметил мое метание между страхом и желанием, потому что меня сгребли и, осторожно подкинув к верху и удобнее перехватив, опять понесли в каюту. Теперь я была опытней и старалась дышать через раз. Судя по его хрюканью, он мои попытки заметил и оценил.

  Да, моя разведка прошла на ура. Решив на сегодня ограничиться питанием и отдыхом, мы с подругами завалились спать. Следующая неделя прошла как во сне. Самом восхитительном сне! Нас выгуливали по коридорам корабля, кормили на убой, показывали звезды, при этом томно и шумно вздыхая за спиной, пытались петь песни, но то ли песни у них жуткие, то ли мы такие консервативные, то ли им дружно стадо слонов по ушам пробежало и еще по голосовым связкам немножко. Потом они нам танцевали, и это оказалось потрясающее зрелище. Смесь боевого танца и стриптиза, да за таких танцоров на Гетерексе руки оторвут. У нас, по крайне мере, участилось дыхание, и челюсть ноги отдавила. Мы от такого волнения тоже им станцевали, правда, более приличные танцы, чем в первый раз. Всю неделю мы привыкали к ним, а они изучали нас. Остальные мужчины, проходя мимо, смотрели с завистью и затаенной болью, непонятной нам с девочками. Мы пытались учить их рычащий язык, но с огромным трудом запомнили лишь несколько фраз. Стоя на капитанском мостике, я с жадностью изучала звездную карту, пытаясь выяснить, как далеко нас занесло от Фабиуса. Но, к сожалению, мне не была знакома ни одна ближайшая звездная система. Я огорченно посмотрела на Радьяра и жестами попыталась спросить, где находится то место, откуда нас похитили. Он печально посмотрел на меня, а потом набрал адрес на компьютере, после чего на карте показалась звездная система Бетта, в которой находился Фабиус. Прикинув расстояние до нынешней точки, я с каким-то обреченным облегчением поняла, что шлюп нам не поможет туда добраться. Внутренне я уже приняла для себя решение и смирилась с ним. Набрав местоположение Фабиуса, я показала на нее, а потом ткнула себя в грудь и назвала планету. Он с интересом уставился на меня, а потом снова на компьютер, о чем-то задумавшись. Потом, набрав другой адрес, показал карту нескольких звездных систем в несколько сжатом виде. И, отметив на ней Фабиус и наше нынешнее местоположение, ткнул пальцем на некоторое скопление звезд в другом конце карты.

  - Леморан, - и, ткнув себя рукой в грудь, дал понять, что мы летим к нему на планету.

  Потом показал еще три равноудаленные точки на карте, перечислив их названия. - Крап-чаг, Цитран, Рокшан, - и, называя их, показывал на соседнем экране живые картины планет.

  Судя по всему, кроме Крап-чага, три другие планеты были похожи на Землю. Хотя Цитран был скорее голубым миром, а не зеленым. А Крап-чаг - сплошная пустыня и горы. Я так увлеклась картинками планет, что не сразу поняла, что экипаж и Радьяр почему-то хмурятся и нервничают. А когда заметила, Радьяр уже торопливо нес меня в комнату. Вера и Света взирали на меня с полным недоумением, а когда мы увидели, что за дверью выставили охрану, вообще перестали понимать, что происходит. Но явно что-то плохое. Через пару минут корабль сотряс сильный удар, потом еще, и мы в ужасе вцепились друг в друга, чтобы не упасть. Было страшно стоять и ждать развития дальнейших событий. Судя по звукам, за дверью шел бой. Пока мы перепирались помогать или нет, резко открылась дверь и в каюту вломились четверо хвостатых громил. За неделю мы успели познакомиться со всеми членами экипажа нашего корабля, и сейчас перед нами стояли чужие хвостатые мужики и, остолбенев, смотрели на нас. Нас они явно не ожидали здесь увидеть. Впередистоящий крупный самец с серебристой шевелюрой и такими же серебристыми глазами в упор разглядывал меня. Как на зло, я стояла впереди девочек и заметила, как его серебристые глаза, осмыслив увиденное, блеснули диким ничем не прикрытым торжеством. Он ринулся ко мне и, перекинув через плечо, прорычал команду двум другим, которые также быстро подхватив моих подруг, ринулись за первым из каюты. На полу в коридоре валялись растерзанные трупы двух наших охранников. Перескочив через них одним махом, наши похитители ринулись прочь. В одном из коридоров образовалась пробка из дерущихся и шипящих друг на друга котов, одним из которых оказался Даир. Как только они увидели нас, схватка увеличила темп, Даир в буквальном смысле пошел по головам, пытаясь пробиться к нашим похитителям. Светка, увидев Даира, начала орать, бить кулаками и драть волосы своему несуну, пытаясь освободиться. Но, судя по всему, особых трудностей он не испытывал, продолжая буром следовать за своими. Понимая всю сложность ситуации, в которой мы оказались, я пришла в себя от шока и тоже попыталась вернуть себе свободу. Я царапалась и кусалась, пытаясь коленом достать его лицо, но он лишь еще крепче прижал меня к плечу, не обращая внимания на то, что по его лопаткам уже течет кровь от моих укусов. Вера билась в истерике, вися вниз головой, она истошно орала и выла, как маленькая баньши. Когда мы выскочили на аварийную стыковочную палубу, там шел не просто бой, а сплошная бойня, обильно сдобренная кровью и чужими ошметками из мяса и одежды. Наш отход прикрывала куча народу, явно превосходившая своим числом защитников "Эйятерра", в первых рядах которых я увидела Радьяра и Нуара, которые как заведенные рвали всех вокруг клыками, когтями и холодным оружием. В тот момент, когда наши взгляды встретились, я увидела в глазах Радьяра дикую боль, смешанную со страхом не успеть, не спасти, не вернуть. Такие глаза бывают у тех, кто уже понимает, что обречен на смерь, но отчаянно пытается выжить, делая при этом невозможное. Я висела вниз головой, но, глядя ему в глаза, не сдерживаясь рыдала от безнадежности, пытаясь протянуть к нему руки. Ведь терял не только он, но и я. Чужих слишком много, и нашим не удастся пробиться. И эта мысль отчетливо пронеслась у меня в голове, несмотря на то, что, судя по всему, Радьяр с Нуаром положили половину нападающих. Моя душа не просто болела, она выла от осознания полной безнадеги нашего положения и от тоски расставания со своей половиной. То, что Радьяр моя половина, мне стало окончательно понятно именно в эту минуту. То, что имеем, не храним, а потерявши - плачем.


  *****

  Мы сидели в каюте на корабле новых похитителей, и каждая из нас пыталась по-своему справиться с постигшим нас несчастьем. Вера сидела на полу и тихо плакала, прикрыв лицо ладонями, Света, как бешеная тигрица, нарезала круги по каюте, проклиная всех, кто посмел разлучить ее с Даиром, а я пыталась найти выход из положения, методично осматривая комнату. Она оказалась практически копией нашей бывшей каюты. И вентиляционный люк здесь тоже имелся, и это уже плюс. Значит, спасательная палуба и шлюп на том же месте - это тоже плюс. Но габариты этого корабля гораздо больше, чем предыдущего, и он с легкостью нас догонит и перегонит, как только обнаружится наш побег, и это минус. Значит, надо продумать план побега с использованием отвлекающего момента. Помня глаза трех братьев, я ни секунды не сомневалась, что как только они смогут, они кинутся на наши поиски. Но только как искать в космосе? Это даже не стог сена, а мы не иголка. Мы просидели здесь уже часа два, и пока нас никто не беспокоил, что тоже настораживало, исходя из такой бурной первой встречи. Когда нас принесли на этот корабль, нас встречал мужчина-кот, похожий на того серебристого засранца, которого я так хорошо покусала. И взгляды, которыми он нас по очереди окинул, мне не понравились. Взгляд маньяка, наконец, загнавшего свою жертву в ловушку. Какой-то дикий и безумный. Брр! У меня даже сейчас от одного воспоминания об этом пробежал мороз по коже. А еще меня все время мутило от картин мертвых членов нашего экипажа, к которым за полторы недели я привыкла, как к родным. Такое жестокое и бессмысленное убийство себе подобных меня поражало до глубины души. Они действительно, как животные, дрались, выли и убивали, и пока мне было не понятно из-за чего. У меня все это не укладывалось в голове. Расслабиться и отдохнуть не давала тревога и ожидание грядущего кошмара, а то, что он будет, я не сомневалась.

  Света, наконец, перестала метаться и устало грохнулась на кровать, повернув ко мне лицо, спросила:

  - Ну что, мистер Фикс, у Вас есть план?

  Я невольно улыбнулась, вспомнив старый докосмический фильм, который уже раз двести переделывали, и в тон ей ответила:

  - Конечно, мистер Фикс, у меня есть план, но мне нужна поддержка вашими советами, - и, объяснив все плюсы и минусы нашего положения, предложила. - Так что план такой: дождаться очередной хреновой ситуации и под шумок сделать ноги по-английски, не прощаясь. Примерный план корабля, я думаю, мы знаем. Вряд ли заблудимся, только придется все делать быстро и вместе.

  Вера, перестав плакать, на коленях подползла ко мне и обняла за талию. Положила ко мне на колени голову и глухо прошептала:

  - Вы понимаете, что мы их можем больше никогда не увидеть? - подняв руку к горлу, она с такой тоской и отчаяньем гладила свое ожерелье, что я сама не выдержала и зарыдала.

  - Нет, Вер, увидим и найдем! Перед тем как это все началось, Радьяр показал мне координаты их звездной системы и их планеты, она называется Леморан. Да и еще пару систем указал и как от Фабиуса добраться до них тоже. Так что если они не смогут нас найти, мы их сами найдем!

  Верины глаза засверкали почище бриллиантов и такой фанатичной надеждой, что мне стало страшно. Ведь для этого надо сначала избавиться от этих проходимцев, а потом, если удастся план и побег, надо еще умудриться выжить, но видя, как простая надежда изменила состояние моей подруги, я промолчала. Зато Света молчать не может.

  - Кир, ты это серьезно сказала?

  Я посмотрела на нее и кивнула. Она снова вскочила и заголосила на всю каюту:

  - Боже! Я думала, это только у меня крышу снесло, а оказывается, вы еще хуже меня соображаете. Нам на Фабиус нужно, там человеческих мужиков тьма тьмущая, и все у ваших ног валяться будут, если вы захотите. А нас троих на хвостатых и клыкастых потянуло. Вы что не понимаете, что у нас с ними нет никакого будущего. Зачем мы им нужны? Поигрались бы и отдали другому или просто бы выкинули. И что тогда? Как мы жить-то будем на их планете, где полным полно своих хвостатых дурочек, которые наверняка им тоже попу лизать готовы, как и вы.

  Я гневно посмотрела на нее и тихо спросила:

  - А ты не готова лизать задницу Даира?

  Она сначала поперхнулась, а потом вся сникла и, понурив голову, сипло прошептала, усаживаясь рядом с нами и начав гладить волосы своей сестры:

  - Готова! Я ради него на все готова, - упрямо задрав голову, она опять прошипела. - Но это не значит, что я не попытаюсь вправить нам всем мозги обратно. Понятно?

  Ответить на ее вопрос никто не успел, потому что в этот момент открылась дверь и вошли двое серебристых, следом за которыми зашли еще двое мужчин. Четверо мужчин пару секунд рассматривали нас с нескрываемым восхищением и вожделением, от чего у нас троих сперло от страха в груди, а потом тот с дикими серебристыми глазами, похожими на расплавленный металл, подошел к нам вплотную. Мы втроем встали низкой стеночкой и, плечами поддерживая друг друга, смотрели на него в упор. Он что-то низко прорычал своим спутникам, и один из них, тот, который нес меня сюда, резко подошел к нам и хмуро воззрился на своего родственничка. Из-за их сходства в родственности можно было не сомневаться. Потом мой несун также пристально осмотрел почему-то наши уши и шею и также резко ответил. Потом Дикий протянул ко мне руку и, проведя пальцем по щеке, попытался коснуться ожерелья на моей шее, которое вручил мне Радьяр, отчего я непроизвольно отшатнулась. Я не позволю ему лапать вещи моего мужчины! Увидев мое лицо и отметив реакцию, он, не делая резких движений, коротко взмахнул рукой, и я отлетела к стене, больно приложившись всей спиной. Щека горела огнем, но я, через мгновение придя в себя, увидела, как мой несун стоит перед Диким и что-то угрожающе ему говорит, демонстрируя при этом весь набор акульих зубов. Я лежала не двигаясь, чувствуя, какое напряжение висит сейчас в воздухе, и, не желая быть катализатором взрыва, молчком наблюдала за развитием событий. Они оба застыли в боевой стойке, но было заметно, что Дикий не торопится начать бой и явно боится своего родственника, поэтому что-то гневно прорычав, он удалился из комнаты. Мой похититель бегло осмотрев девочек, подошел ко мне и, подняв на руки, уложил на кровать, мягко, но весьма твердо осматривая мое лицо в поисках повреждений. Потом, засунув руку в карман куртки, вытащил маленькие, но толстые палочки, и одну из них протянул мне, а другую демонстративно, сжав кончик пальцами, засунул себе в ухо. Остальные две он протянул моим девочкам, которые примостились сбоку на кровати, напряженно наблюдая за ним. Я, недолго думая, повторила процедуру и вопросительно уставилась на него, то же самое сделали сестры. Он начал разговор, глядя на меня:

  - Кто вы такие и какой расы?

  Его взгляд отдавал металлическим холодом, мой героизм тут же пал смертью храбрых.

  - Мы принадлежим к человеческой расе и летели на планету Фабиус, но по дороге познакомились с Лароли. Поэтому гостили у них.

  От моих слов у него поднялись вопросительно брови, а мои девочки отдавили своими челюстями свои ноги. Но молчали, еще более внимательно прислушиваясь к нашему разговору. Несун опять спросил, криво ухмыляясь:

  - На какой дороге вы с ними познакомились?

  Я начала нести что попало:

  - На космической! Летели мы, значит, летели, а тут они, ну и мы решили погостить у них.

  Я видела по глазам, что ему и весело, и в то же время его откровенно бесит наш разговор.

  - Меня зовут Дюсан Ай Йарин, вы находитесь на корабле моего брата Корвана Ай Йарина, но являетесь моей собственностью, поэтому к вам больше никто не посмеет прикоснуться. Я гарантирую это своим именем.

  - Вы ошибаетесь, мы принадлежим Лароли, а не Вам, но мы очень благодарны за Вашу защиту от этого животного.

  Я в отчаянии простонала, с ужасом глядя на разговорившуюся Свету. Боже, ну почему она не может держать язык за зубами. Я заметила, как Вера локтем ткнула в ребра сестру, и та, подпрыгнув от боли, заткнулась, виновато смотря на меня. Зато Дюсан напрягся и прошипел, не сдерживая чувств:

  - Нет, женщина, это ты ошибаешься! На вашей нежной шкурке не стоят знаки клана Лароли, хотя я вижу, что Сандян они успели вам вручить, пусть воют их духи от глупости своих хозяев. Так что теперь вы принадлежите мне, причем все трое. Вы можете сами решить, какая из вас станет моей парой, я чувствую вас троих, и хотя ни одна из вас не является моей парой, я не так глуп, чтобы ждать чуда, я заявлю свои права на любую из вас. Слишком велик соблазн, - и, облизываясь, глянул мне в глаза, а потом также жарко обвел взглядом моих подруг. Я заметила, как они обе побелели от такого предложения. Но мне некогда было расслабляться. Особенно в данной ситуации.

  - Простите, Дюсан, а можно узнать, что такое Сандян? И можно немного узнать про ваши права и пары, а то мы не местные, обычаев не знаем. И мне очень интересно, если из нас троих вы выбираете одну, то куда денете двух других? Мы сестры, и не сможем жить друг без друга. - Проговорив все на одном дыхании, я невинно распахнула глазки пошире и нежно посмотрела на него. От моего взгляда он странным образом немного вспотел, подобрел и ответил на вопросы:

  - Сандян - это вместилище духа его хозяина. Его получает самка от своей пары самца в тот момент, когда он заявляет на нее права. Потерять его - значит лишиться духа и его защиты, что равносильно самоубийству. Мне не понятно, почему этот осколок Саса (ледяной спутник Леморана) не пометил тебя как свою, - в этот момент он задумчиво смотрел на меня. - Неужели он растаял от твоего вида или запаха?- он снова задумчиво посмотрел на меня, потом, также пристально оглядев остальных, встряхнул головой, отгоняя ненужные мысли, продолжил. - На нашей планете после войны с Совдехами практически не рождаются самки, и тем, кому не повезло родиться женщиной, с самого рождения начинают готовиться к поиску, служению и охране своей пары, - внимая его словам, мы зачарованно смотрели на него. Может, мы ослышались. - Мир Леморана за пятьсот лет после войны превратился в мужской мир, где правит сила и боевое мастерство воина. Слава духам, у нас слишком сильны традиции и наши законы соблюдают все. Связанная пара неприкосновенна, потому что она оплот Леморана, его основа и продолжение нашей расы. Мы находимся на грани вымирания, поэтому несоблюдение законов влечет смерть любого нарушившего их. Но на вас нет знаков отличия клана Лароли, поэтому теперь вы принадлежите мне, вы можете выбрать сами, кто будет моей, две остальные смогут выбрать пару из тех, кто предложит соответствующее вознаграждение. За такие сокровища, я думаю, я стану в два раза богаче, чем весь мой клан вместе взятый.

  Вера в ужасе спросила:

  - Неужели у вас торгуют женщинами?

  Он нахмурился, но ответил:

  - Нет, сокровище мое! Не торгуют, но за любую женщину нужно заплатить выкуп. Если ты не способен заплатить нужную сумму, значит, ты не способен содержать ее и свое потомство, а соответственно, ты не достоин стать продолжателем рода. У нас очень хорошо развит естественный отбор. Я еще не встречал ни одной расы, которая не знала бы о силе наемников Леморана, внушающей им страх. Так что вы не должны бояться за свою жизнь, она неприкосновенна. Более того, тот, кого вы выберете своей парой, будет беречь вас, холить и будет выполнять любые ваши капризы. Я один из самых сильных воинов Леморана и принадлежу к третьему по богатству клану. Так что моя пара ни в чем не будет нуждаться.

  Проведя самопиар, он гордо смотрел на нас, ища признаки заинтересованности на наших лицах. Мы скептически посмотрели на него, а потом нашу Свету опять прорвало:

  - А мне вот интересно, если мы в такой безопасности, то почему Ваш брат чуть не прибил мою подругу?

  Он неожиданно отвел глаза в сторону и ощерился с тихим рыком:

  - Мой брат давно потерял надежду найти свою пару, и он, как бы это объяснить, немного тронулся головой, озлобившись на всех. Но ни одна из вас не достанется ему, я даю слово.

  Вера, покраснев, нерешительно спросила:

  - Скажите, Дюсан, есть ли на Леморане такое понятие, как любовь?

  Он задумался, а потом ответил:

  - Переводчик не может подобрать аналога, значит, нет, но, может, если вы объясните значение этого слова, ему будет соответствовать что-то другое, - он вопросительно посмотрел на Веру, которая под его взглядом покраснела еще больше.

  - Знаете, Дюсан, сложно объяснить это просто словами, это надо чувствовать, но если очень кратко, могу попробовать, - вместо Веры мы услышали Свету, которая опустила глаза и тихо прошептала. - Когда ты любишь того, кто любит тебя, это похоже на полет с высокой скалы, твое сердце от счастья готово выпрыгнуть из груди, и оно горит, словно лава. А если нет взаимности, тогда ты медленно умираешь, когда не чувствуешь его любви или если его нет рядом.

  Вера посмотрела на сестру и продолжила:

  - Человеческие женщины, Дюсан, созданы для того, чтобы любить, мы без этого не можем. Мы без любви болеем и умираем, не обязательно физически, но духовно нам грозит медленная и мучительная смерть. Но стоит тебе полюбить, и ты словно заново рождаешься, твоя душа захлебывается от счастья. Ты не можешь пережить даже короткую разлуку с любимым, не можешь не касаться его тела, не можешь не пережить ощущение полета, когда смотришь в глубину любимых глаз.

  Слушая девочек, я пыталась скрыть предательские слезы, но все же завершила их объяснение, когда Вера на секунду замолчала:

  - Весь твой мир заключен в любимом человеке, и если его не станет, то и мир разобьется на мелкие осколки. Любовь - это великое благо или тяжкий груз, но без нее мы внутри пустые, даже мертвые. Я надеюсь, Вы понимаете нас, Дюсан? - и отчаянно посмотрела прямо в его стальные и ошеломленные глаза. Он сморгнул пару раз, потом отвел глаза и ответил:

  - Пятьсот лет назад мой мир славился сильными воинами, танцами, музыкой и прекрасными женщинами. Теперь у нашего мира остались только воины, которым некого любить и которых некому любить. Мы готовы отдать все что угодно за возможность иметь пару, за то, чтобы возможно когда-нибудь, встретив ее, она согласится принять твою защиту, заботу и, может быть, захочет одарить тебя лаской и нежностью. Нет, духами данные, на Леморане больше не помнят, что такое любовь, но за возможность ее найти мы готовы умереть.

  Он горько сглотнул, а потом, словно переключившись, начал нас развлекать. Он прощебетал еще часа два, а потом, дав нам несколько часов отдыха, снова принялся играть в гостеприимного хозяина. Пока мы ужинали, он рассказывал нам о правилах и обычаях его мира. Пару раз мы даже хохотали, когда он рассказывал о брачной жизни пары его знакомых, которая иногда доходила до абсурда в попытках мужчин услужить своим женщинам.

  - Вот бы наших баб на Леморан и побольше, а то наши мужики совсем зажрались! - Света с надеждой посмотрела на меня и на Веру. А Дюсан, услышав эту фразу, тут же встрепенулся:

  - Если вы нам подскажете, как добраться до вашего мира, мы организуем переезд любого количества ваших женщин на Леморан, - и так хитренько заискивающе посмотрел на нас, а у самого в глазах стоял холодный расчетливый блеск.

  Глупый, да тебе до моего дяди как от Земли до Юпитера пешком. Я, захлопав ресницами и выдавив слезу, прошептала:

  - Мы не знаем, где находимся, не знаем, куда вы направляетесь и уж тем более не знаем, как нам вернуться обратно. Домой!

  Увидев мои слезы, он немедленно напрягся и с успокаивающими нотками объяснил:

  - Не волнуйтесь, мы направляемся на Леморан, но надо заскочить на Крап-чаг, потому что на этой планете добывается топливо для наших кораблей. Так что еще немного времени и увидите еще один обитаемый мир.

  Мы, как дурочки, восторженно захлопали в ладоши, не забывая при этом прикрывать зубы, а сами про себя рисовали планы побега. Дюсан посидел с нами немного и откланялся. Мы смотрели ему в след, и каждая погрузилась в свои мысли. Молча посидели, а потом обсудили новую ситуацию, в которой оказались. Дюсан очень красивый, сильный и не злой (хотя, кто его знает, вдруг хорошо притворяется), и мне даже кажется, он красивее Лароли. Но стоит прикрыть глаза, как я снова видела глаза Радьяра. Для меня больше нет никого лучше него. И фигли, что у него хвост и клыки. Заточим, обрежем! Будет лапочкой. Когда братьев Лароли описал Дюсан, мы не поверили своим ушам. Радьяр - хладнокровный осколок льда, всегда действует без эмоций, а убивает с огромным удовольствием, является первым сыном и будущим главой клана Лароли. Нуар, напротив, имеет бешеный темперамент, непревзойденный убийца и коммерсант. А вот Даир - хладнокровный взвешенный политик, который не побрезгует сначала пожать тебе руку, а потом всадить тебе нож в спину. Короче, они представители не самого богатого, но самого сильного и неконтролируемого клана Леморана. На вопрос зачем Ай Йарин напали на Лароли, Дюсан как-то немного смутился, а потом сказал, что им скучно было. Чем сразил нас наповал. Понятно, сублимация своего неудовлетворенного либидо в военные игры, чтобы выяснить, кто сильней. Весело у них там! Как раз нас не хватает!


  *****

  Мы отдыхали, лежа на кровати, в этот момент с треском открылась дверь, и в каюту влетел Корван Ай Йарин, сходу подскочив к нам и оглядев наши ошалевшие, заспанные лица, он схватил ближе всех лежавшую к нему Светку и ринулся на выход. Мы кинулись за ним, вопя и зовя Дюсана. Наша великолепная четверка вызывала у всех оказавшихся на нашем пути мужчин состояние шока и недоумения. В итоге, когда мы все увеличивавшейся толпой проскочили два коридора, из бокового выскочил злой Дюсан и перекрыл дорогу Корвану. Они начали кружить по коридору, не спуская друг с друга глаз. Корван продолжал сжимать Свету руками, и я заметила, что она еле может дышать от крепости его объятий, еще чуть-чуть и Светку не откачать. Что и сказала Дюсану. Глядя в бешеные абсолютно невменяемые глаза Корвана, мне стало жаль Дюсана. Ведь это его брат! Но, судя по угрожающим перерыкиваниям и переглядываниям, ничем хорошим это не закончится. Увидев как Дюсан снял с сапога какие- то железяки и одел их на руки, я с удивлением заметила, что это - похожие на кастеты приспособления только со множеством лезвий на концах. Дополнительные когти! Блин, что сейчас начнется! И немного оттеснила Веру к стоящим в стороне котам, которые тут же встали перед нами, стеной заслоняя от несчастного случая и перекрывая весь обзор. Я присела и попыталась посмотреть между их ног, чуть не запутавшись в их хвостах. В этот момент Корван резко кинул Дюсану Свету, а тот, недолго думая, перекинул ее в нашу сторону, где ее, слава Богу, удачно поймали и также засунули за широкие спины. А впереди уже опять началась драка. Долго это не продлилось, и в итоге Дюсан, немного окровавленный, грустно стоял над трупом брата. Мы втроем протолкались вперед и, осторожно подойдя к Дюсану и взяв его под руки, повели к себе. У окружающих начался продолжительный ступор, смешанный с завистью. Как бы тут из-за нас локальный переворот не произошел. Хотя, может это и есть тот самый отвлекающий маневр, который нам так нужен? Усадив Дюсана на табуретку, мы, сбегав в ванну и намочив найденные тряпки, обтерли с него кровь, и попытались остановить ее из наиболее кровоточащих ран. Наша суета вокруг немного сняла с него напряжение, но боль из его глаз не ушла. Спрашивать, что недавно произошло, не имело смысла, итак стало понятно, что, судя по всему, брат был не совсем согласен с дележом добычи, вот и решил устроить передел. Не успел! Наше выхаживание единственного защитника было нарушено резким толчком, из-за которого пол ушел у нас из под ног, и мы все дружно оказались в лежачем положении. В следующий момент Дюсан рванул на выход, а мы в вентиляционную трубу. Ползали мы долго и страшно, потому что каждый раз, когда ощущался очередной толчок, у нас у троих замирало сердце от ужаса. Вдруг корабль не выдержит и развалиться, да и пока мы не могли выяснить, кто в очередной раз на нас напал, душу холодила неизвестность. Наконец, найдя шлюп и благополучно туда пробравшись, мы активировали двигатели и на полном ходу вылетели из аварийного люка. Ай Йарин, как сбесившийся пес, атаковал неизвестный, по размерам чуть меньший, но все равно внешне похожий корабль. Мы не видели "Эйятерра", поэтому не могли точно сказать Лароли это или нет. А выяснить не было никакой возможности. Но, без сомнений, это наемники Леморана. Судя по данным корабля, мы находились недалеко от обитаемой планеты под названием Крап-чаг, поэтому, не долго думая, мы рванули к ней на всех парах, чуть не столкнувшись с показавшимся в пределах видимости кораблем Джа-анов. Что сейчас будет! Мы еще немного понаблюдали, как два потрепанных, но озверевших корабля наемников уже вдвоем кинулись на корабль Джа-анов, пытаясь перекрыть им дорогу к нашему шлюпу. Как интересно, однако!


  *****

  Крап-чаг. Горный массив перед самым рассветом.

  Ис Дар Рамзи, сидя на небольшой площадке горного массива планеты Крап-чаг, наслаждался тишиной и покоем. Он пытался заглушить внутри себя печальный голос тоски и одиночества, который все чаще бередил его душу. Вчера он проводил своего эльтара и его лиане, которые отправились на Рокшан для представления эльтарины Евы всему Рокшану и для проведения церемонии Лианории. Ева! Она понравилась ему сразу, слишком сильно понравилась, но эльтар Рантаир - его хозяин и единственный друг. На протяжении нескольких десятилетий они всегда были вместе, и он не мог отравить их дружбу своими чувствами к Еве. Более того, аномалия развития энергетической системы эльтарины не позволяла даже прикоснуться к ней, не то что ощутить ее маленькое стройное тело. Его раса питалась как физической пищей, так и энергетически обмениваясь энергией между мужчиной и женщиной, а в случае Евы она принадлежала только своему Лину. Только Рантаир мог прикоснуться к своей лиане и не причинить ей вред. Мог накормить своей энергией любимую женщину и покормиться от нее самому. Но наблюдать, с какой любовью эти двое смотрят друг на друга, с какой страстью прикасаются, не было сил, поэтому он остался здесь до их возвращения на Крап-чаг. Он хотел найти похожую на Еву женщину, не физически, нет, а чтобы также сразу без оглядки приняла его таким, каков он есть. Он стал мечтать о несбыточном, хотел найти ту, которая сможет полюбить его также, как Ева любит Рантаира. Любовь! Странная штука, о которой до встречи с землянкой Евой он даже не знал, а теперь желал всем сердцем. Он с тоской смотрел на занимающийся рассвет и не хотел покидать своего места. Как только взойдут одна за другой две звезды Крап-чага, на его поверхности поднимется песчаная буря, которую усугубит сильный жар, поднимающийся от все более нагревающейся поверхности. Даже дышать с рассветом становилось все труднее и труднее. Уже поднявшись на ноги, он заметил стремительный горящий росчерк в небе, и недалеко от него, взметнув тучу пыли, в поверхность зарылся какой-то аппарат. Подойдя ближе, он заметил, что это спасательная двухместная капсула и, хвала Аттойе, она не задела его одноместный флаейр. Потому что без него до поселения добираться пришлось бы не меньше суток, что в принципе невозможно на поверхности Крап-чага. От любопытства он подошел ближе, и в этот момент открылся люк капсулы, и из него вывалилось пару фигур. Подойдя вплотную, он не мог поверить своим глазам: перед ним лежали две изможденные человечки женского пола, пытаясь вдохнуть в себя побольше воздуха. Дар совсем опешил, когда вслед за этими двумя из люка выползла еще одна довольно крупная женщина, таща за собой окровавленную спутницу в бессознательном состоянии. Рассвет все ближе, и Дар за эти пару секунд, глядя на этих женщин, которые еще не обнаружили его присутствия, пытался найти выход из положения. На флайере они все не улетят, оставить их одних - они погибнут, пока правят две звезды, к нему на помощь никто не придет. Судорожно оглядываясь вокруг и припоминая знакомый ландшафт, он неожиданно вспомнил о неглубокой пещере недалеко отсюда. Если укрыться в ней, она спасет и от бури, и от жара звезд. А с наступлением сумерек к ним придет подмога. Придя к этому решению, он начал спасательную операцию, обратившись к ним на уже знакомом ему человеческом языке. И хотя слова давались ему тяжело, он должен осторожно, не пугая этих женщин, позаботиться об их жизнях. Как только они заметили его, они пришли в ужас, и он с улыбкой вспомнил свое первое знакомство с Евой. Не обращая внимания на их реакцию, он пытался спокойным и уверенным голосом успокоить их, а главное поторопить:

  - Приветствую вас на планете Крап-чаг. Вы не должны меня бояться, я лишь хочу помочь вам, позаботиться о вас. Нам надо поторопиться, скоро совсем рассветет, и я уверяю вас, это убьет нас всех. Мой флайер, к сожалению, не вместит столько народа, поэтому нам придется укрыться в пещере недалеко отсюда. Я помогу вам туда добраться и дождаться сумерек, и там я смогу ответить на ваши вопросы, - он постарался как можно дружественней улыбнуться, чтобы снять напряжение, которое появилось между ними, пока он говорил. - Мой хозяин совсем недавно стал мужем женщины с вашей планеты, и она покорила его. Благодаря ей я знаком с вашим языком. У нас нет времени на разговоры, сейчас мы должны поторопиться.

  Он быстро дошел до своего флайера и, забрав оттуда запас воды, еды, аптечку и защитные одеяла, быстро вернулся к ним. Они сидели маленькой стайкой, и самая крупная крепко прижимала к себе раненую. Подойдя к раненой, он положил свои вещи и, аккуратно дотронувшись до ее ладони, увидел, что вреда он ей не причиняет и внезапно почувствовал, как на душе становится тепло. Волнение, радость и еще куча эмоций побежали по сосудам, рождая восторг и желание жить. Подняв ее на руки, он улыбнулся остальным и быстро пошел в нужном направлении. Разобрав его вещи, они гуськом засеменили за ним, а он, едва сдерживая ликующий рев, шел впереди. Немного скосив глаза на свою ношу, увидел, что она, наконец, пришла в себя и смотрит на него и на чуть отставшую троицу. Ее длинные черные густые волосы были испачканы в крови, серые глаза всматривались в его лицо с тревогой и любопытством. Подняв руку, она легко коснулась его щеки, а потом крепко ухватилась за лацканы его харуза. Для него она практически ничего не весила, была совсем миниатюрной и легкой. Ему трудно было судить, сколько ей лет, но он подумал, что она чуть старше двадцатитрехлетней Евы. Даже для рокшанца эта землянка была очень милой и такой родной. Он не мог понять своих чувств, но сейчас, неся ее на руках, он чувствовал, что готов отдать полжизни, чтобы она стала его лиане. Когда она провела своей ладонью по его щеке, он почувствовал, как у него перехватило дыхание от ее вкуса. Такого мягкого сладкого и неповторимого вкуса. Он посмотрел на нее и прошептал:

  - Ты моя Аттойя!

  Вынырнув из омута ее глаз, он еще раз оглянулся, боясь потерять из виду трех других женщин, они, не отставая, шли за ним. Протиснувшись в пещеру, он осторожно положил свою женщину на пол, прислонив ее к стене, и занялся остальными, помогая им устроиться удобнее. Предложив им воду и еду, занялся их ранами, попутно отвечая на их вопросы и рассказывая об империи Рокшан и своем знакомстве с жителями Земли. Одновременно с этим он, наконец, выяснил, откуда на него свалились эти женщины. Его малышку звали Ярина, самую крупную из них Таисья, а двух первых женщин Ингрид и Зара. Женщины с планеты Земля летели вместе со своими семьями или как Ярина с Таисьей совсем одни, но все они находились на том злополучном грузопассажирском судне под названием "Конкорд", когда на них напали Джа-аны. Он, не перебивая, слушал жуткий рассказ о том, как погибал "Конкорд". Еще совсем молоденькая симпатичная Зара, судорожно всхлипывая, рассказала, как вышла принести еды своему мужу и пасынку (его сын от первого брака), которые не захотели отвлекаться от игры, а когда смогла вернуться, их жилого отсека больше не существовало, как ее в шоковом состоянии схватили мерзкие осьминогоподобные Джа-аны, отправив на свой корабль. Более зрелая Ингрид была схвачена в столовой во время еды, она в сопровождении семьи сестры летела на Фабиус, чтобы начать жизнь заново после гибели ее детей и мужа. Из всей ее семьи выжила она одна, и она толком не знала, почему так цепляется за жизнь, если все, кого она любила, погибли. Таисья, бортовой врач, работала на "Конкорде" уже пять циклов и надеялась найти работу на Фабиусе и, наконец, обрести свой дом. Ярина, сирота, просто пыталась найти свое место в жизни и хотела найти себе семью, где ее бы любили. У каждой своя судьба, но их пути пересеклись в тот день, когда они оказались все вместе на корабле Джа-анов для того, чтобы стать их кормом. Во время захвата "Конкорда" людей, словно скот, десятками загоняли на корабли Других. Тех, кто оказывал сопротивление, немедленно убивали. Много людей погибло при штурме, спасался каждый как мог, но все было безуспешно, это было похоже на бойню. Кто выживал, оказывался на кораблях Джа-анов. Больше полутора недель после пленения они питались, лишь тем, что им кидали захватчики, словно скоту. Каждый день кого-то уводили из камер, и обратно никто не возвращался. С каждым днем в душах людей рос ужас стать очередной добычей, и начали твориться жуткие вещи. Голод не тетка, и отсутствие сдерживающих факторов привело к тому, что у многих не выдерживали нервы. Кто-то выбрал добровольную смерть от своей руки, кто-то начал убивать сам, при этом насилуя и зверствуя. Кто-то просто обреченно ожидал своей участи, но нашлись и такие, кто умирать не хотел и рвался на свободу любыми путями. Эти женщины находились в одной камере, и все это время защищали и поддерживали друг друга, поэтому, заметив, как в одной из соседних камер назревает что-то подозрительное, собрали оставшиеся силы и принялись ждать развития событий. Когда пришли за очередной добычей в эту камеру, на Джа-анов напали оставшиеся там мужчины. Все происходило слишком быстро, но женщины были готовы. С трудом вскрыв свою камеру, они бросились вдогонку за освободившимися соседями, к сожалению, их бег был недолог, вскоре беглецов начали методично уничтожать одного за другим. Женщинам повезло больше: под шумок они спрятались в техническом отсеке рядом с эвакуационной палубой, а потом, когда все успокоилось, смогли забраться в спасательную капсулу, рассчитанную на двоих, вчетвером и отправиться в открытый космос неведомо куда, не зная, что их там ждет дальше. Главное - подальше отсюда. Заканчивая рассказ, они тревожно с каким-то отчаяньем смотрели в лицо Ис Дара. Он заметил, что легкая краснота его глаз уже не пугает их так сильно, как в первые минуты знакомства. Осторожно пересадив на колени, свою раненую малышку и поглаживая ее ладошку, он принялся рассказывать о своем мире, о традициях и обычаях. Когда он затронул тему питания, они в шоке уставились на него, совсем как Ева не так давно, а кажется уже полжизни назад. Пришлось уточнить, что рокшане не похожи на Джа-анов и энергию потребляют не в одностороннем порядке, они ею обмениваются. Ярина почему-то доверчиво смотрела Ис Дару в глаза и сама легонько начала поглаживать его руку, успокаивая. Он сразу почувствовал, как тепло разливается внутри, смывая холод и одиночество. Он смотрел на нее как на самую большую драгоценность во всей Вселенной. Ис Дар так много лет мучился сознанием того, что он черноволосый и практически ничего не может дать своей лиане, из-за чего его вряд ли выберет своим лином хотя бы одна рокшанка, что практически потерял надежду. И теперь, обнимая ее хрупкое изможденное тело, он упивался ее вкусом и сознанием того, что она его. Заметив, какими взглядами остальные три женщины смотрят на него с Яриной, снова поспешил продолжить рассказ о своей родине, пытаясь убедить их в том, что они будут в безопасности. Потом, немного подумав, рассказал о том, что скоро его хозяин со своей лиане и новыми друзьями отправятся на Фабиус по делам и вполне возможно согласятся забрать с собой и женщин. В их глазах засветилась такая надежда, что ее можно было бы использовать как освещение в темноте ночи. Нервничая, опустил взгляд на Ярину и увидел ее грустный, наполненный нежностью взгляд. Не выдержал и прошептал:

  - Ты будешь моей лиане, Аттойя! Я могу и хочу сделать тебя счастливой, - и, словно прыгая в бездну, с отчаяньем посмотрел ей в глаза.

  Она коротко кивнула головой и, обняв двумя руками, спрятала свое лицо на его груди. Он не мог поверить в свое счастье. Великая Аттойя наконец повернула свой лик и в его сторону. За несколько часов он успел спасти свою любимую и обрести свою лиане. Осторожно прижав ее к себе чуть крепче, прошептал:

  - Клянусь Аттойей, ты никогда не пожалеешь о своем выборе, моя лиане!

  Через секунду у них над головами раздался большой бум, от чего им на головы посыпался песок, а подопечные Ис Дара завизжали от страха. Положив Ярину на пол, он подскочил к выходу из пещеры, держа в руках оружие. Уже давно рассвело, стояла неимоверная жара, которая уже через несколько минут пребывания на поверхности убивает все живое. Пока еще не слишком сильно пела песчаная буря, поэтому Ис Дар, словно песок, просочился наружу для проведения разведки. Недалеко от пещеры лежал покореженный в нескольких местах шлюп, в котором через несколько мгновений открылся люк и из него, отряхиваясь и потирая ушибленные места, вышли три девушки. Землянки! Что-то слишком часто сегодня ему на голову падают женщины Земли. Прямо какой-то Грязный день! Увидев Ис Дара, они замерли, словно настороженные животные, почуяв хищника. Он, подняв руки в примирительном жесте, пригласил их следовать за собой на языке Земли и, недолго думая, пошел обратно. А то у него лиане появилась, и теперь ему совсем не хочется поджариться на поверхности Крап-чага. У входа в пещеру он обернулся и заметил, что женщины настороженно следуют за ним. Похоже, они не из пугливых! Протиснувшись в пещеру, снова подхватил свою малышку на руки и начал наблюдать за реакцией женщин.


  *****

  Несколько ранее.

  - Валим отсюда быстрее, Вера, что ты там телишься? Нас сейчас накроют эти сукины дети!

  Я судорожно вжималась в кресло второго пилота и кричала на Веру. Она не сразу разобралась с управлением шлюпа леморанцев, а моих ограниченных знаний хватило только на то, чтобы отвести его от корабля подальше, где мы так неудачно столкнулись с Джа-анами. Света болталась где-то сзади и все время бормотала:

  - Ну почему нам так не везет, а? Ну всем мы нужны! А теперь еще эти уроды нарисовались, не сотрешь! Боженька, помоги нам, пожалуйста, ну пусть нас спасут, а? Я так жить хочу, и девочки тоже очень хотят.

  Наконец поняв принцип управления, мы ринулись в сторону Крап-чага, заметив, как два корабля леморанцев кинулись на Джа-анов. Один из них встал между нами, приняв удар на себя, что дало нам возможность убраться подальше от боя. Через некоторое время мы вышли на орбиту Крап-чага и начали снижение.

  - Девочки, посадка будет не очень мягкой, так что пристегнитесь, я не знаю ландшафта, да и шлюп у нас скорее на дуршлаг похож, еще не известно, сможем ли через атмосферу пробиться, а ты, Света, лучше помолчи, а то можешь без языка остаться, чем ты потом своему Даиру будешь попу лизать?

  Вера нервничала, поэтому начала язвить. Но мы на нее сильно не обижались. Не выдержав напряжения, я провыла в потолок:

  - Господи, как хочется жить!- потом поправилась. - Жить, чтобы любить и быть любимой!

  В следующий момент, не рассчитав расстояния, хорошенько так приложились о поверхность Крап-чага. Наконец придя в себя и проверив наличие всех зубов, собрав остатки мужества в кулак, открыли люк и вышли наружу. Вера удивленно проворчала:

  - Это похоже на Ад! Боже, да за что же ты нас так наказываешь? В чем мы перед тобой все трое провинились?

  Светка, ахнув, подскочила к нам и показала на стоящего рядом мужчину. Высокий стройный брюнет с белоснежной кожей и большими карими глазами, одетый в темно-зеленый кафтан до колен, из-под которого виднелись черные обтягивающие ноги брюки и удобные ботинки. Он держал в руке странную длинную палку с устрашающими на вид крючками на концах. Не красавец, но весьма интересный мужчинка. С первого взгляда можно принять за человека, но со второго сразу становится понятно, что он не человек, слишком грациозен, слишком гибок и какой-то весь текучий, словно поток воды. Когда он заговорил на всеобщем, мы вообще в легкий ступор впали и поэтому последовали за ним. Нам уже нечего было терять, только жизнь в этом Аду. Зайдя в пещеру и увидев, кого он охранял, мы замерли на пару мгновений, но потом радость основательно снесла нам крышу. Поэтому мы просто завопили, не скрывая счастья:

  - Яра! Таська! Девчонки! Ура! Как вы тут оказались? - в ответ после легкого замешательства со стороны девочек, мы увидели странную реакцию. Они дружно уставились на нас, а потом, зарыдав, начали нас по очереди обнимать, обильно смачивая наши вещи своими слезами радости. Успокоившись, мы поделились своими приключениями друг с другом. То, что произошло с "Конкордом", надолго выбило нас из равновесия. Сначала мы плакали вместе с девочками, с которыми успели подружиться во время путешествия, потом дружно извинялись перед Боженькой за свои сомнения в его заступничестве, а потом долго рассказывали про себя. После наших откровений до нас троих дошло, от чего нас уберегла судьба, послав нам троих братьев Лароли. Света с убежденным фанатизмом сказала:

  - Когда встречу Даира, пристегнусь к нему наручниками, чтобы меня опять не украли! - а потом, подозрительно оглядев других женщин, прошипела. - Или не увели его. Кстати, девочки, предупреждаю сразу, если хоть одна из вас протянет свои загребущие ручки к моему хвостатому мужику, все космы повыдергаю. Всем понятно? - Она так выразительно обвела всех злым взглядом, что стало понятно всем. Даже Ис Дару, у которого от подобных заявлений временно отвалилась челюсть и судорожно сжались руки вокруг Яры в защищающем жесте собственника. Мы понятливо усмехнулись, но вдруг услышали Зару:

  - Я не понимаю вас! Как можно связать свою судьбу с животными? Это же противоестественно.

  Я, не оборачиваясь, положила руку, успокаивая разозлившуюся Веру, и ответила:

  - Девочка, когда ты их увидишь, то поймешь, что двуногих животных у нас и на Земле хватает. А они настоящие мужчины, причем с большой буквы. У них жесткий естественный отбор, при котором слабые не размножаются. Ты понимаешь, что я имею в виду? - заметив ее слабый кивок, продолжила. - Своих женщин у них слишком мало, так что, в отличие от наших мужчин, они умеют ценить женщин, причем любых женщин. Ты понимаешь, к чему я веду? - уже более заинтересованный кивок, и Ингрид с Таисьей заворожено слушают меня. - За малую толику вашей любви и внимания они будут поклоняться вам как богиням, никогда не предадут, не променяют на более молодую или красивую. Вы будете самыми желанными, самыми любимыми, самой охраняемой драгоценностью, которую можно только носить на руках.

  Ингрид печально вздохнула и прошептала себе в колени:

  - На Земле я потеряла все: мужа, детей. Хотя большой любви между мужем и мной никогда не было. Красотой не блистаю, но если бы мне встретился такой мужчина, я, наконец, смогла бы поверить в сказки и на край света бы за ним пошла. И не важно, есть у него хвост или нет. А сейчас внутри меня сплошная пустота и холод.

  Тая посмотрела на Ингрид, на меня, потом на остальных, задержавшись взглядом на счастливом лице Ярины, которая, расслабившись, лежала на руках у Дара, который нежно поглаживал ее руки и с большим удивлением и интересом слушал наши разговоры. Потом Тая все-таки сказала:

  - А я вообще такая здоровая, что всю жизнь думала, что так и проживу одна в старых девах. Так что, девочки, если вы мне найдете мужика под стать мне, я буду крайне благодарна. Так что я теперь с вами: куда вы, туда и я. Вдруг мне тоже повезет лишним хвостиком обзавестись.

  Мы дружно захохотали, а потом нам троим одновременно пришла одна и та же идея, которую мы дружно озвучили:

  - Лепа!

  В этот момент Дар резко напрягся, услышав громкий рев двигателей, и, снова осторожно опустив на пол Яру, кинулся к выходу. Все напряженно застыли, а мы дружно кинулись за ним. Вдруг это Дюсан, не дай Боже!

  Выскочив наружу и прикрывая глаза от песка, мы заметили следы Дара, ведущие наверх, и пошли по ним. Перед нами предстала любопытная картина. Наш разбитый шлюп, возле которого приземлился другой, как две капли воды похожий на него, и спиной к нам стоит Ис Дар, готовый начать неравный бой с пятью наемниками Леморана, которые торопливо обследовали нашу развалюху. Безумно храбрый мужчина! Когда мы рассмотрели пятерку прилетевших, то от нашего радостного вопля вздрогнули все шестеро мужчин. Наперегонки со Светой и Верой я ринулась в родные объятия. Когда они увидели, а главное услышали нас, то преодолели разделяющее нас пространство в три прыжка и попытались закрыть нас своими телами, угрожающе надвигаясь на Дара. Но мы дружно выдвинулись обратно и кинулись обратно к нему, вставая между ними. Потом снова подошли к нашим клыкастым друзьям и, уже приникнув всем телом к ним, напряженно рассматривали их на предмет ранений. Убедившись в их целости и сохранности, позволили себе насладиться ощущением счастья, пока они молча смотрели на нас, ласкали наши лица и трепетно касались своих Сандян на наших шеях - знаках нашей принадлежности им. Затем подвели к напряженно ожидающему Дару и представили их друг другу. Уже и так основательно поджарившись, потащили за собой в пещеру. Точнее мы только следовали за Даром, сидя на руках у наших котов, которые все еще напрягались, стремясь предотвратить любую угрозу со стороны чужака в отношении их женщин. А мы сами нежно заглядывали в любимые глаза, крепко обнимая за шею, ласкали такую шелковую шкурку и вдыхали такой уже родной и чувственный аромат. Судя по их опешившим мордам, такого приема они не ожидали, но были очень, очень, очень рады нас видеть! Ну, просто счастливы! Приятно осознавать себя доброй и ласковой БОГИНЕЙ!

  *****

  На борту "Эйятерра" несколько ранее.

  Нуар.

  Это была самая счастливая неделя его жизни. В тот момент, когда он увидел ее, он понял, что отныне его жизнь никогда не будет прежней, потому что если он получит ее, он станет самым счастливым мужчиной Леморана, а если нет, тогда его просто не станет. Глядя на своих братьев, он видел на их лицах те же мысли, и от этого становилось еще тяжелее. Когда прошел выбор и она, наконец, стала его парой, он не мог полностью осознать и прочувствовать это, потому что боялся до конца поверить в свалившееся на него чудо. В первый раз, когда он привел ее к себе в каюту, она так сильно боялась его, и было заметно, что она находится все еще под впечатлением от этого короткого и грубого боя за право обладания самкой, который провел его брат Радьяр. Они не жалели об этом, потому что благодаря этому бою каждый член экипажа осознал и принял тот факт, что они пары и процедура прошла честно и справедливо. Каждый из них видел, как эти самки реагировали на их запах, что слишком явно говорило о подлинности и истинности созданных пар. Теперь ни один из них не посмеет нарушить закон и посягнуть на чужую самку, ставшую парой. Кроме того, теперь каждый из трех братьев, особенно члены их клана, отдаст свою жизнь, чтобы сохранить этих самок, ведь они - будущее наследие их клана. Но для Нуара его пара, его Вера не была просто парой. Он не понял сам как, но она захватила его целиком, поселилась у него в груди, где так громко бьется сердце, когда она рядом, пленила его неукротимый бешеный дух, поставив его на колени, и заняла все его мысли. Сидя на коленях возле нее в своей каюте, он смотрел в эти недоверчивые испуганные глаза и пытался успокоиться, чтобы страх ушел из этих дивных и таких родных глаз. Он держал ее маленькие хрупкие лапки в своих и не мог сдержать свой удовлетворенный счастливый рык от того, что она рядом с ним, что, наконец, он нашел ее и больше никогда никому не отдаст. Они договорились с братьями о том, что с такими уязвимыми, хрупкими и нежными женщинами не стоит торопиться, чтобы окончательно не сломать их дух и не превратить в бездушных кукол, что надо дать им время узнать их получше и дать им привыкнуть к ним. И судя по ее изучающим осторожным поглаживаниям его волос, его хвоста, его кожи, их план оказался верен. Когда он обнял, она испугалась совсем немного, а потом просто доверчиво прильнула к его груди и удовлетворенно замерла в кольце его рук, не пытаясь вырваться. Она приняла его Сандян, и, судя по ее восхищенному взгляду, он явно пришелся ей по вкусу. Когда через некоторое время они с братьями разрабатывали дальнейшую стратегию обольщения, им на голову упала пара Радьяра по имени Кира. Проверив, что ее так напугало, Нуар долго не мог успокоиться от смеха, но, глядя в напуганные глаза Радьяра, пришлось успокоиться, ведь он понимал, что Радьяр только что пережил. Его пара ползала по вентиляционному желобу, она могла разбиться, покалечиться, значит, они плохо выполняют свою работу по охране своих пар и заботе о них. Пока шли назад, он чуть не умер от желания кинуться в каюту за своей женщиной и пометить ее как свою, начать спаривание. Потому что Кира по дороге в каюту пыталась заставить Радьяра прямо в коридоре начать спаривание под влиянием феромонов, а потом, когда пришла в себя, опять сама себя испугалась. О духи, как же с ними тяжело! Нуару было жалко Радьяра, он не мог поверить, что его хладнокровный брат, которого даже смерть не может заставить нервничать, за считанные мгновения рядом со своей Кирой потеряет самообладание. Он смотрит на нее таким голодным и умоляющим взглядом раба, что Нуару становилось страшно, неужели он выглядит также жалко. Дальнейшие прогулки, совместные кормления дарят столько удовольствия, что его невозможно выразить словами. Его Вера! Его маленькая, хрупкая самочка, которая уже не смотрит на него с испугом, а с нежностью и каким-то странным взглядом все время, когда думает, что он не смотрит на нее. Она все время касается его, что доставляет ему неимоверное удовольствие и заставляет расти его чувственный голод. Странно, но, похоже, все три малышки в полном восторге от хвостов, они с таким смешным вожделением смотрят за ними, прикасаются к ним, играют с кисточкой и иногда, забываясь, идут рядом по коридорам корабля, держась за них. Р-р-р... Начинаю к этому привыкать!

  Но они забылись, расслабились, и расплата за недопустимую беспечность была ужасна и неизбежна. На них напали Ай Йарин, чтоб их черные духи забрали! Используя полог, они обманули Лароли и прорвались на корабль, растекаясь словно река. Каждый из братьев ринулся к своей паре, но было поздно, самая не защищенная часть корабля оказалась там, где находились каюты с женщинами. Все члены экипажа сознавали происходящее и пытались единым фронтом пробиться к ним, но Ай Йарин было вдвое больше нас. Когда они увидели, как сам Дюсан и его люди уносят на плечах наших женщин, каждый из братьев потерял разум. Жуткая боль, страх потерять и не успеть спасти - все это вылилось в дикую жажду крови своих врагов. Словно песчаная буря Крап-чага, они прокладывали смертельный проход к своим парам, не отпуская их взгляд. Нуар видел, как Кира, словно взбесившаяся рурка, брыкалась и кусалась, вися вниз головой на Дюсане, а потом с диким умоляющим взглядом тянула руки к Радьяру, как Света звала Даира, выдирала волосы и била кулаками по голове Рана, правую руку Ай Йарин. У Нуара похолодело сердце. Но когда он услышал жуткий тоскливый вой своей Веры, которая билась в истерике, пытаясь избавиться от третьего похитителя, у него потемнело в глазах от смертельного неконтролируемого бешенства, от которого с удвоенной скоростью в разные стороны полетели ошметки врагов. Но они не успели! Не спасли! Не защитили! И все потеряли! И теперь самки с полным правом могут не простить, не принять и выбрать других, более достойных. Уничтожив треть нападавших, Лароли кинулись вдогонку, попутно избавившись от трупов. Им потребовалось много часов, чтобы выследить и добраться до Ай Йарин. И когда добыча уже была так близка, самки сбежали на шлюпе. То, что это они, предположил Даир, вспомнив случай с вентиляцией, но ведь они бежали навстречу смерти, прямиком в руки Джа-анов. Бросив поврежденный корабль Ай Йарин, они пошли наперерез Черным пожирателям духов, приняв их удар, первоначально направленный на шлюп, на себя. Странно, но даже сильно поврежденный Ай Йарин помог разобраться с Джа-анами, а затем братья ринулись догонять шлюп, который уже входил в атмосферу Крап-чага. Они молились всем духам, чтобы их женщины достигли поверхности живыми. Но все же отметили тот факт, что такие беспомощные, слабые женщины, какими они их себе представляли, сбежали от Дюсана, угнали шлюп и очень уверенно занялись своим спасением, бросившись наутек. Занятные умения у земных женщин! Сердце чуть не разорвалось на куски, когда они увидели разбитый шлюп. Но, не найдя их тел внутри, появилась робкая надежда, а потом братья заметили рокшанца. Судя по его напряженному взгляду и боевой позе, он готов сражаться с пятью наемниками и готов к смерти, потому что иначе не будет. А потом раздался громкий визг, и Лароли увидели их! Они бежали к ним, визжа и скалясь всеми зубами, поэтому братья, подскочив к ним, закрыли их своими телами, пытаясь защитить от пока неизвестной угрозы. Но женщины повисли у них на шее, гладили, прикасались руками и губами к лицу и рукам, а потом, представив их удивленному рокшанцу, опять кинулись на шею. То, что они теперь имеют рилы, очень обрадовало братьев, но их встреча сначала ошарашила, а потом всколыхнула надежду, что самки простят и вернут им надежду на счастье. Прижимая к груди, Нуар не мог насмотреться на свое чудо. Не мог поверить, что нашел, вернул и что ему рады! Её дивный запах кружил голову, ее ласковые руки постепенно стирали боль и ужас от ее потери. Внутри него дрожал каждый нерв от счастья, от вожделения и от радости обладания своей парой. Даже одна мысль, что когда-нибудь придется отпустить ее со своих рук хоть на мгновение, вызывала боль во всем теле и темноту в глазах. Войдя в пещеру, вновь прибывшие остолбенел от увиденного. Целых четыре ничейные женщины! Хотя, судя по тому, как рокшанец Ис Дар встал и держал четвертую раненую женщину, стало понятно, что она под его защитой. Она его лиане! Но ведь есть еще три! О духи, похоже, вы все-таки вспомнили про клан Лароли. Разглядывая их, Нуар с удивлением понял, что их присутствие оставляет его холодным и равнодушным, что его Вера безраздельно владеет не только его телом, но и его духом. О чем он тут же прошептал ей на ухо. Она покраснела, а потом начала прямо здесь ласкать его губы своими губами. Р-р-р! Как приятно! Когда ее язык, обласкал его язык, он потерялся во времени.

  Его привел в себя громкий угрожающий рык! Отпрыгнув в сторону, он увидел, как их двоюродный брат Раск стоит спиной, прикрывая симпатичную очень высокую крупную самку с длинной золотой косой, и угрожающе рычит на двух других клановцев, которые плотоядно смотрели на вожделенную добычу в виде трех свободных женщин. Раск, один из самых крупных особей Леморана, а также один из самых сильных, сейчас представлял не слабую угрозу для всех, находящихся в этой пещере. И заметив, как златовласка интенсивно принюхивается к Раску, при этом слегка потираясь телом о его спину, до Нуара дошло, что они пара. Радьяр, рыкнув на других, начал успокаивать Раска, хотя под конец он уже угрожающе рычал на него:

  - Раск, успокойся, брат. Мы на твоей стороне, и никто не отберет у тебя твою пару. Я даю слово. Мы понимаем тебя, и сами через это недавно прошли, но сейчас ты должен успокоиться, потому что если ты нападешь на них, могут пострадать другие. Здесь женщины, Раск, а главное, здесь наши женщины, и я сам лично разорву тебе глотку, если ты причинишь моей паре вред даже просто видом крови. Ты же помнишь, как им было плохо прошлый раз. Так что сейчас же успокойся и займись своей парой, ей страшно.

  Слово 'страшно' подействовало на него сильнее всего. Резко угрожающе рыкнув соперникам, он повернулся к златовласке и, подхватив на руки, присел возле стены. Она в шоке уставилась на него, до сих пор, судя по всему, переживая за свою вспышку желания. Он усмехнулся, вспоминая такую же реакцию Веры при их первом знакомстве, поэтому, крепче прижав к себе, потерся носом о ее ухо. А почувствовав, как в ответ она нежно потрепала его волосы, довольно заурчал. Радьяр обратился к Рокшанцу:

  - Ис Дар Рамзи, я так понимаю, у Вас нет транспорта для транспортировки всех. А у нас здесь шлюп, который прямо сейчас может доставить всех нас в порт. Вы и ваша лиане приглашаются на наш борт как гости и в благодарность за помощь нашим парам. - И демонстративно уважительно чуть склонил голову. Также склонив голову, рокшанец ответил:

  - Уважаемый Радьяр Лароли, я с благодарностью принимаю Вашу помощь и прошу принять Вас ответное приглашение остановиться в резиденции второго наследника Рокшана. Я имею полномочия пригласить Вас туда в его отсутствие, более того, я личный врач эльтара Рантаира кован Разу, поэтому хотел бы заняться ранами ваших женщин, чье состояние здоровья меня крайне волнует, поскольку они являются соотечественницами лиане моего хозяина и подругами моей лиане. Вам предоставят личные апартаменты и, я думаю, что новый друг эльтара Рантаира, эльтар Йанур доран Вайсир будет рад личной встречи с Вами. Я думаю, он захочет лично предложить Вам выгодный контракт, связанный с Землей.

  Радьяр уже хотел отказаться от любого контракта, как услышал волшебное слово Земля. И коротко взглянул на свою Киру, которая в этот момент очень, очень хитро посмотрела сначала на ис Дара, а потом на него, и сама ответила рокшанцу:

  - О, ис Дар, не волнуйтесь, мы рассмотрим любое предложение, связанное с Землей. Причем очень подробно!

  Братья ничего не поняли, зато ис Дар удовлетворенно просиял. Так, и что задумали их женщины? Глядя на их хитрющие лица и понимающие переглядывания, Лароли поняли, что остальные самки догадались, что задумала Кира. Похоже, братьев ждет очередной сюрприз. Надо срочно, очень срочно обзавестись рилом!


  *****

  Планета Крап-чаг, резиденция второго наследника империи Рокшан.

  Света.

  Все еще подрагивая от пережитого наслаждения, Света лениво поглаживала широкую безволосую грудь своего большого котика и терлась об него своей татуированной щекой и ухом. После приезда в резиденцию и проверки состояния их здоровья, им тут же сделали метки-тату клана Лароли, которые начинались у кончика уха и спускалась к ключицам. Их мужчины не хотели больше рисковать! Когда она, наконец, увидела предмет своего вожделения, так сказать, во всей красе, ей стало страшно, а вдруг не войдет. Но, как оказалось, Даир был настроен решительно доказать своей подруге, что он самый лучший самец Леморана и лучшего спутника жизни ей не найти. Поэтому он с трудом, но протиснулся, прилагая при этом титанические усилия, чтобы с воплем "Кийя!" не ринуться в атаку. Обнимая его руками и ногами, не могла понять, как она раньше жила без него, и не могла представить свою жизнь, если его не будет рядом. Ни один мужчина в ее жизни не относился к ней с такой страстью, нежностью и благоговением. Они с Верой сироты, которые никогда не знали отца, и которых бросила родная мать на пороге благотворительной организации. Кроме друг друга в их жизни никого не было, никто не заботился о них, все своих страхи и проблемы им приходилось преодолевать самим, пока в их жизни не появилась Кира. Она стала третьим членом их маленькой семьи. И вот теперь судьба подарила им трех братьев с далекой планеты Леморан, главной целью и смыслом жизни которых стала забота о них, их защита и желание сделать их счастливыми. Она долго не могла поверить в свое счастье, но сейчас после пары часов любви, ласки и нежности решилась, наконец, выпустить из своей души тревогу, страх и неуверенность и заполнить ее любовью к этому красивому, сильному, умному и такому нежному мужчине. Самому лучшему во всей Вселенной. Забравшись на него и вытянувшись вдоль всего его тела, она с восхищением смотрела в его лицо, заглядывая в любимые глаза и обводя все линии своим маленьким ласковым пальчиком. Видя, как в его золотых глазах вспыхнул новый пожар страсти, мурлыкнув, прижалась к его рту губами, языком пробуя на вкус и на твердость его клыки. Его ответная реакция не заставила себя долго ждать, и ее резко с рычанием подмяли под себя, дальнейшее она уже смутно осознавала, уплывая в чувственный экстаз. Снова придя в себя, она с усмешкой вспомнила, как еще совсем недавно они большой группой товарищей сидели за огромным столом в главной столовой резиденции эльтара Рантаира. Когда им представили эльтара Йанура доран Вайсира и его племянника, все женщины очень сильно удивились, почему каждый мужчина в комнате напряженно замер, как будто им всем грозила смертельная опасность. Вайсир не предложил никому своей руки, и ей тоже было странно наблюдать, как все присутствующие мужчины держали женщин на почтительном расстоянии от этих двоих и сами тоже не подходили. Только после их ухода ис Дар пояснил, что эти мужчины страдают от мутации, которая поражает мальчиков рокшанцев, и они одним своим прикосновением, как и Джа-аны, могут убить, высосав всю энергию тела. И вот теперь благодаря лиане эльтара Рантаира, землянке Еве, у белых рокшанцев появился шанс на нормальную жизнь и возможность обрести семью. Эльтарина Ева и ее женская половина семьи сама страдала подобной мутацией, связанной с ее энергетической системой. В связи с этим 'Радьяр и Ко' подписали контракт с Вайсир о помощи в доставке семьи эльтарины Евы до Рокшана. Благо, для наемников Леморана это был великий шанс разжиться еще большим количеством женщин для других членов их огромного клана. Они с девочками, включая и Таисью, от которой теперь ни на шаг не отходил Раск, уже начали планировать, как бы собрать побольше женщин и доставить их на корабли для переброски на Леморан. А также рассчитывали возможную прибыль от выкупа за каждую сложившуюся пару. Решили много не брать, в конце концов, леморанцы еще не поняли, что они уже практически захвачены. И кем? Женщины Земли без единого боя, только любовью пленили и поставили на колени.

  Света снова ласково потрепала Даира по волосам, погружаясь в приятную дрему. Вечер прошел потрясающе! Каждый из мужчин пытался выиграть у других в конкурсе на самый лучший и самый длинный (чтобы другие не смогли вставить хоть словечко) комплимент своей подруге. Боже, к концу этого представления они чуть не передрались, а у девушек горели уши. Они никогда не слышали таких красивых, потрясающих и мертвой хваткой берущих за душу слов, как сегодня. Зара и Ингрид со смехом и завистью наблюдали, как мужчины все время пытаются прикоснуться, погладить, приласкать, никак не хотят спускать с рук свою пару. Только одна просьба об этом застилала их глаза ужасом и решимостью никогда этого не делать. Хотя, как Света успела заметить, ни одна из её подруг сильно не переживала по этому поводу. В её душе все еще плескался тот ужас от расставания с Даиром, который появился во время похищения Ай Йарин. Больше НИКОГДА, НИКОГДА не хочется пережить ничего подобного. И она уверена, что девочки её полностью поддержат. После ужина первым не выдержал Ракс, подхватив на руки Таю, он рысью бросился в спальню, недолго думая, за ним рванули все остальные. Да, время ухаживаний закончилось весьма скоро. Но женщины не жаловались!

  Вдруг сквозь дремоту она услышала громкий вопль Киры, которая затем начала громко звать ис Дара. Даир, резко вскочив и надев штаны, бросился на выход. Света, замотавшись простыней, поспешила за ним. Ворвавшись в комнату Радьяра и Киры, они застали там всех остальных и очень странную картину в целом. На полу возле кровати лежал Радьяр, гениталии которого были слегка закрыты какой-то тряпкой, а возле него закутанная в простыню, впрочем, как и остальные присутствующие здесь женщины, стоя на коленях, склонилась Кира. Она с тревогой гладила его по щекам и всхлипывала. Когда рядом с ней присел ис Дар она сбивчиво начала объяснять:

  - Все было хорошо, понимаете. Все прошло хорошо, мне даже не сильно больно было, ну, по крайне мере, я не сильно кричала, а потом вообще стало жутко хорошо. А потом он встал мне воды принести и увидел кровь, и потом раз и бу-бух. Я не знаю, он тут лежит и не шевелится. Он же не боится вида крови, да? Я сама видела, как он всем глотки вырывает зубами. И в обморок же не падает!

  Пока она сбивчиво лепетала, Света обратила внимание, что мужчины заметили кровь на простыне, лежавшей на кровати, а потом Нуар, подняв тряпку с Радьяра и взглянув под нее, совсем побледнел. В ужасе посмотрев на Киру, он прохрипел:

  - Малышка, он причинил тебе боль? - заметив, как покраснела Кира, он явно сделал неправильные выводы, потому что следующие его слова выбили нас из колеи. - Он в обмороке, потому что причинил тебе вред, пустил кровь той, кого обязан защищать ценой своей жизни, продолжательницу его рода, ту, которую должен холить и лелеять. Он не смог выдержать мысли о том, что он не сможет иметь с тобой близость, и ты покинешь его. На его месте я бы умер на месте, но у моего брата стальные нервы и он достойно перенес первый удар.

  Света видела, как побелела Кира, а потом все еще под впечатлением качала головой. И тут Света не выдержала и, сбегав в ванную комнату, притащила тазик водички, а потом резко плеснула в лицо Радьяру, немного задев Дара и Киру. Ничего, переживут! Заметив, что Радьяр пришел в себя и перестал разыгрывать тут спящую красавицу, она начала громко орать так, чтобы до всех дошло, особенно до него:

  - Радьяр, кровь, которую ты видел, появляется во время первого полового акта. Тебе понятно? У землянок так всегда бывает в первый раз. Ведь ты первый мужчина Киры и, судя по твоему брату, размеры у вас немаленькие, вот и крови чуть больше, чем обычно. Больше этого не повторится, и крови больше не будет. Так что успокойся. И судя по словам твоей подруги, она наверху от блаженства побывала благодаря твоей скромной персоне. И вообще, какой-то детский сад тут развели. Ты что правда решил, что тебя Кирка бросит после этого? Да судя по ее довольной физиономии, она тебя к себе наручниками пристегнет, чтобы ты от нее не сбежал, а ты тут по пустякам волнуешься.

  В пылу своей речи, она не сразу заметила хитрый и такой удовлетворенный взгляд, которым обменялись уже немного пришедшие в себя мужчины, и тут до неё дошло, что же она такое сказала. Ой, что сейчас будет! Зря она им про наручники сказала. А вокруг Светы в это время хохотали женщины и ис Дар, который крепко прижимал к себе свою лиане Яру. Хотя Света все-таки заметила заинтересованную искорку в его глазах в связи с её предложением о наручниках. Похоже, рокшанцы недалеко ушли от мужчин Леморана в попытках привязать к себе женщин. Ну что ж, Рокшан станет второй планетой, по которой штормовым ветром пройдутся наши голодные до мужской ласки и любви женщины Земли. Недолго уже ждать им осталось!



  Эпилог

  Планета Леморан, родовой дом клана Ла Роли.

  Кира

  Стоя на балконе, мы восхищенно рассматривали общую архитектуру родового дома, хотя он больше походил на старинный замок. Сложно представить, что такие огромные, жестокие, грубоватые мужчины, как наши Леморанцы, могут жить в таком месте. Вся архитектура Леморана, включая и этот старинный родовой дом, отличалась воздушностью и изяществом. Игра противоположностей была на каждом шагу. Красивейшие сады, тонкие ажурные арки, разноцветные фонтаны всех форм и расцветок, мозаичные тротуары и дома, каждый из которых пытался соперничать с другими в своей красоте и яркости. Мы очутились в сказочной стране, которую населяют жуткие, но симпатичные коты.

   Меня, Свету, Веру и Таисью разобрали по своим комнатам наши мужчины, сразу как прошло представление на совете клана перед родителями и старейшинами. Зару и Ингрид отвели в гостевую комнату прилагая при этом максимум усилий для того, чтобы доставить им удовольствие, но при этом не забыв и про мощную охрану двух свободных женщин. Братья не забыли, как бывает коварна судьба, в отношении ничейного добра. Пару дней мы знакомились с домом, с его обитателями, которые восхищенными голодными до женской ласки глазами сопровождали нас, куда бы мы не направились, но натыкаясь на гневный огонь золотистых глаз кого-нибудь из наших мужчин, следовавших за нами, восхищение оставалось, а голод превращался в тоску . Через три дня мы все дружно собрались у меня в комнате для обсуждения нарядов для сегодняшнего бала, даваемого в нашу честь. Хотя наша свекровь выразилась иначе, назвав бал праздником в честь духов всего клана, которые были столь великодушны, что позволили продлить род Ла Роли, причем четверым Ла Роли сразу. Такого не было уже несколько столетий. И то что при этом сами Ла Роли не заплатили ни за одну жену ни копейки, вообще вывело наш клан в рейтинге кланов Леморана по удаче, на первое место. Вообще Лайси ЛаРоли, мать наших супругов, была в диком восторге при нашей встрече, нам на мгновение показалось, что она радуется гораздо больше своих сыновей. И только при личном разговоре выяснилось, что она смертельно устала от такого количества мужчин вокруг и практически полного отсутствия женщин. Я не знаю ни одной женщины на Земле, которой бы так повезло со свекровью, но зато знаю целых трех на Леморане, которые в полной мере оценили такой подарок судьбы. Очередной подарок!

   За эти три дня нас завалили подарками, драгоценностями, вниманием и своими нелегкими тушками тоже. Причем много-много раз на дню. Я чувствую, что мои ноги скоро забудут, как они выглядят вместе! Ох, не легка жизнь второй половины самца Леморана! Из приятной задумчивости меня вывел раздраженный голос Светы, которая вихрем ворвалась к нам.

  - Знаете, девочки, я хочу попросить у вас прощения, - мы удивленно посмотрели на нее, а она также раздраженно продолжила, захлопывая дверь моей комнаты прямо перед носом Даира. - В следующий раз прежде чем просить что-нибудь у Боженьки, я сначала составлю список, все это запишу, конкретизирую, потом тщательно проверю и больше никогда не попрошу, чтобы меня все время носили на руках. Вы можете себе представить, сейчас говорю Даиру: 'Я сама дойти могу до соседнего крыла этого дома, а то у меня уже мозоли подмышками от того, что ты меня все время на руках носишь'. А он достает толстую подушку и предлагает ее мне подмышки подложить, чтобы мозоли не болели.

  Мы, дослушав до конца и представив эту картину, долго смеялись, каждая тут же вспомнила подобные проблемы из личной жизни. Вера хмыкнула весело и предложила:

  - Надо скорее бизнес наладить и нам весело, и этим несунам будет чем заняться. А то если мы сиднем сидеть будем, скоро плесенью покроемся и ноги атрофируются за не надобностью.

  - Я с тобой полностью согласна, тем более Рокшанцы с нашим кланом контракт подписали. Надо план разработать по увеличению женского населения Леморана. А то куда ни глянь, везде одни жуткие в своем одиночестве мужики. Надо их срочно всех осчастливить, причем за их деньги. Сами понимаете, этот бизнес долго не продлится: как только расы друг про друга узнают, наши бабы тут всех затопчут бесплатно.

  Теперь хохотали все, даже всегда сдержанная немного чопорная Зарина. Она уже решила для себя, что вернется на Фабиус и начнет новую жизнь там. Ведь она еще так молода и вполне симпатична. Только Ингрид с какой-то затаенной надеждой смотрела на каждого нового мужчину Леморанца в ожидании, что он окажется ее парой. Она сразу ответила согласием на предложение Радьяра остаться в нашем клане. И вот сегодня в ожидании бала мы волновались каждая по-своему. Мы с девочками боялись как бы не ударить в грязь лицом и не опозорить свой новообретенный клан, Ингрид и Зара волновались по другим причинам, причем каждая по своей, нам пока не известной. Глава клана и отец наших мужей Ранкас Лароли пригласил на бал представителей семи крупных кланов Леморана, чтобы похвастаться своими невестками и чтобы выгодно пристроить свободную женщину. Практически все гости уже собрались в приемном зале, и только представители седьмого немного запаздывали. Одевшись и приведя себя в порядок раньше других, я вышла на балкон, чтобы подышать свежим прохладным воздухом и тут заметила, как на парковке приземлился флайер и из него вышла четверка припозднившихся гостей. Увидев их, я замерла в восхищении, разглядывая их, потом тихонько позвала девочек.

  -Девчонки, дуйте сюда, тут последние гости прибыли. Обалдеть не встать.

   Подруги дружно вывалились на балкон и, также как и я, остолбенели от увиденного. Четверо котов были одеты в черные короткие куртки и обтягивающие штаны, сделанные из тончайшей кожи, которая мягко облегала все рельефные и выпуклые места, демонстрируя хорошо развитую мускулатуру и мужскую силу. Но главным было не это. Эти рослые, но более мощные чем многие Леморанцы, мужики обладали фиолетовыми волосами и такого же цвета кисточкой на хвосте, на данный момент ходившей от возбуждения в разные стороны. Света, не выдержав, прокомментировала, причем от волнения даже шепелявить начала.

  -Боше, какая крашота! Ешли бы не Даир, я бы их захомутала не раздумывая, причем шразу двоих, наверное. Какая мощь, экстерьер! Ррррр.

  Вера, полуобернувшись к сестре, ехидно заметила.

  - А кто недавно жаловался, что у нее перебор с сексом, а? Может, мне Даирке намекнуть, что тебе мало и не хватает???

  Света икнув, отшатнулась от перил и со страхом пролепетала:

  - Да ты что, Верунчик. Это ж я так, для красного словца. Что уже и пошутить нельзя что ли!!!! Это я так, Ингрид с Заркой ободрить хотела.

  Вера ухмыльнулась и с сарказмом ответила.

  - А, ну шути, шути, но смотри, что б Даир не услышал, а то тебя скорей всего к кровати прикуют надолго!!! А по поводу кого шутишь, скорее всего, заставят захлебнуться своей кровушкой. Так что ты шути умнее и после того, как очень хорошо подумаешь.

  Света побледнела и, кивнув, понуро ушла в комнату. А мы понимающе переглянулись с остальными. С мужчинами Леморана шутить надо осторожно, у них тут больно крутые нравы, и когда мы решили остаться здесь, мы приняли их правила и должны теперь их соблюдать, чтобы и самим не попасть и других не подставлять. Снова посмотрев вниз, увидели, как эта славная четверка заходила внутрь дома. Да, красавцы! Обернувшись с улыбкой к девочкам, заметила, как Ингрид задумчиво продолжает смотреть на флайер незнакомцев.

  - Ну что, Ингрид, ты их летательный аппарат угнать решила и загнать на толкучке по спекулятивной цене?

  Я шутила, но удивилась, когда Ингрид покраснела и, чуть отвернувшись, пробормотала.

  - Нет, Кир, угонять я ничего не буду. И вообще пора бы нам к гостям спускаться.

  Она еще раз поправила свои платинового цвета волосы, уложенные в высокую прическу, позволяя видеть красивую тонкую белоснежную шею и, одернув короткое, облегающее, шелковистое платье на тонких бретельках, направилась к двери. Обернувшись и убедившись, что мы идем гуськом за ней, решительно открыла дверь и двинулась навстречу своей судьбе.

  Наш выход шокировал всех. Мужчины смотрели на нас как на чудо. Это было приятно и в тоже время все время вызывало желание поправить прическу, одернуть платье и многое другое, чтобы убедиться, что все нормально и смотрят не из-за этого. Меня все это нервировало, и я неосознанно схватилась за любимый хвост и нервно теребила его кисточку. Радьяр, не выдержав и крепко прижав к себе, забрал столь нужный мне сейчас предмет, тихо прошептал на ухо, вызвав тем самым жаркий отклик всего моего организма.

  - Любимая, я скоро совсем без хвоста останусь. Успокойся, ты потрясающе выглядишь, для меня нет никого красивее во всей Вселенной и чтобы ты не делала, ты делаешь это в лучшем виде. Особенно в постели.

  Я возмущенно фыркнула:

  - Ты хочешь сказать, что кроме постели я больше ни на что не годна?

  - Нет, малышка, я хочу сказать, что ты годна для всего, что задумаешь. Но хотелось бы....

  Я застонала и спросила, впадая в истерику:

  - Что опять....? А как же гости? Бал? Мое новое платье?- С каждым новым вопросом, морда моего мужа становилась все темнее и печальнее. А его слова жестче.

  - Следующий бал будет очень не скоро. Я обещаю. И я так давно тебя не трогал, ты целых четыре часа просидела со своими подругами, забыв про меня.

  Я чмокнула его в клыки и потащила знакомиться с очередными гостями. Через несколько минут, стоя с Верой и Нуаром, выпивая прохладные коктейли, мы заметили уже виденную нами четверку. Они стояли рядом с Ранкасом Лароли и о чем-то оживленно разговаривали. Трое стояли позади самого широкого из них, который спорил с нашим главой и молча внимательно прислушивались к разговору, при этом не выпуская из виду Ингрид и Зару. Так, это становится интересным, потому что Ингрид, стоя рядом с Таисьей и Раксом, тоже не отрываясь, смотрела на беседующих мужчин. Повернувшись к Радьяру, спросила.

  - Радьяр, скажи, кто эти фиолетовые и чем занимаются?

  Почувствовав, как вдруг он напрягся, сразу успокоила.

  - Родной мой, единственный, мне кроме тебя никто не нужен и никогда не будет нужен ни за красоту, ни за богатство. Я люблю только тебя и хочу только тебя. Просто вон тот самый солидный из них и по возрасту и по виду, судя по всему, понравился Ингрид. Кстати, Зара скорее всего вернется на Фабиус, по крайне мере она так хочет сейчас. Но у нас с девочками появилась классная идея, как она нам может помочь. - Растекшийся горячей лужицей от моих слов Радьяр внимательно слушал меня. А я рассекретила нашу идею ФИКС. - Мы на Фабиусе откроем брачное агентство, и таким образом заполучим много женщин для ваших мужчин.

  У моего котика алчно заблестели золотые глазки, загребущие ручки интенсивнее стали шарить по моему телу. Но ответ на свой вопрос, я все-таки получила.

  - Это седьмой клан Леморана. Тот, кто говорит с отцом - его глава Сол Ди Кар, а позади него два его племянника и правая рука Ди Кара. Их клан имеет очень большой вес в Совете. Они занимаются промышленностью и научными разработками разного рода. Кстати, очень богаты и влиятельны. Он еще вчера предложил нашему отцу, выкупить хотя бы одну из женщин, для одного из своих племянников, но отец сказал, что даст добро только при согласии самой женщины.

  В этот момент, началось незапланированное шоу, с участием фиолетовых. Ранкас ЛаРоли, подвел всех четверых к внимательно наблюдающей за ними Ингрид и начал знакомство. Уже через три минуты она висела на Соле, поглаживая его кожаную одежду, а сам Сол, схватив ее в охапку, озираясь, рычал на своих ошалевших родичей и других гостей. Радьяр тихо хмыкнув, пробормотал:

  - Да, старость не в радость, вон как его забирает!!!

  Махнул отцу рукой, показывая в сторону верхних комнат. Ранкас быстро заговорил с Солом Ди Каром и направился впереди них, показывая дорогу. Все также бешено рыча и озираясь, готовясь к нападению, Сол двинулся за ним, крепко прижимая к себе Ингрид. Нуар с Верой стояли и тихо смеялись, к ним скоро присоединились и остальные, кто с таким состоянием уже успел столкнуться. Гости же завистливо стояли и смотрели вслед более удачливому сопернику. Подошедший к нам вместе со Светой Даир, смеясь, пояснил:

  - Представляете, Солу восемьдесят три, и он посчитал, что полжизни уже прожито и надо дать шанс своим племянникам. Дал!!! Он сюда прилетел, чтобы жену для них выторговать, а сам на Ингрид еще издали слюну пускал, а как рядом оказался, так вон сами видели, его супер мозг в трубу вылетел, проветриться. - Потом повернулся и с любопытством спросил Зару. - Ну что, не передумала на Фабиус возвращаться?

  Заметив ее отрицательное покачивание головы, тяжело вздохнув, прошептал.

  -Жаль!

  Мы ему с Верой тут же наш супер-план рассказали с участием Зарины, и его грустное лицо сразу просветлело:

  -Ну что ж, мы к вашим услугам, малышки. Сделаем все, что скажете, ради такого дела.

  Я смотрела на всю нашу дружную компанию и испытывала дикое не сравнимое ни с чем счастье. Я дома! Рядом с дорогими мне людьми и нелюдьми тоже. У меня есть любимый мужчина, который будет любить меня, пока дышит, и я его тоже. У меня теперь есть все, что я хочу, а чего нет, мы добудем. А еще со своими друзьями и родными мы всю Вселенную на уши поднимем. Пришло наконец наше время.

  *****

  Гостевая комната в доме клана ЛаРоли.

  Ингрид в шоке смотрела на Сола Ди Кара, как его успел представить Ранкас Лароли, до того, как у нее от его запаха снесло крышу. Она еще на балконе отметила все его достоинства, а уж с близкого расстояния оценила все, чем его наградила природа. Притащив ее в эту комнату, он несколько минут пытался прийти в себя и не отрываясь, смотрел на нее. Она тоже смотрела и наслаждалась осознанием истины. Ведь девочки просветили ее, как определяется пара, и теперь она точно знала, что она ЕГО пара. Неуверенное счастье пыталось прорваться наружу, но она еще боялась поверить в него, принять его. Он с трудом вздохнул при этом, широко раздувая ноздри и сладко щуря глаза, потом глухо прорычал:

  -Мне восемьдесят три и я прожил полжизни, но если ты согласишься принять меня как пару, я сделаю все, чтобы ты никогда не пожалела о принятом решении, - а потом как то тускло и тоскливо прошептал. - Я так долго тебя искал, что практически потерял надежду на встречу с тобой. И даже сейчас мне сложно поверить, что чудо свершилось и я нашел тебя. Ты согласна стать моей, маленькая?

  Он смотрел твердо, а глазах тлел уголек. Когда она согласно кивнула головой, не в силах произнести хоть слово, уголек разгорелся в пожар. Рывком содрав с себя куртку, он мягкой кошачьей походкой двинулся на нее, не отрываясь, глядя в ее шальные глаза цвета морских глубин. Потом пророкотал:

  - Малышка, хочу тебя и прямо сейчас, а ты меня хочешь?

   Ингрид расстегнула единственную застежку, удерживающую на ней платье, переступила через него, чтобы тут же оказаться в плену жаркого, сильного и такого вдруг ставшего необходимого мужского тела.

  Довольное Оууррр было ей ответом.


  Конец второй части!

  Продолжение следует.