Язык небес (fb2)


Настройки текста:



Стив Берри ЯЗЫК НЕБЕС

Пэм Ахерн и Марку Тавани, они превратили мечты в реальность

Помни о прошлом, когда создаешь будущее.

Конфуций

В древности те, кто были способ-

ны к учености, знали мельчайшие

и тончайшие [вещи]. Но другим их

глубина неведома. Поскольку она не-

ведома, я произвольно даю им опи-

сание: они были робкими, как будто

переходили зимой поток; они были

нерешительными, как будто боялись

своих соседей; они были важными,

как гости; они были осторожными,

как будто шли по тающему льду;

они были простыми, подобно необ-

работанному дереву; они были необъ-

ятными, подобно океану; они были

непроницаемы, подобно мутной воде.

Лao-Цзы (604 г. до н. э.)

Расстраивающий дом свой получит

в удел ветер, и глупый будет рабом

мудрого сердцем.

Притч. 11: 29

Пролог

Ноябрь 1971


Прозвучал сигнал тревоги, и Форрест Малоун тут же насторожился.

— Глубина?

— Шестьсот футов.

— Что под нами?

— Еще две тысячи футов холодной воды.

Он окинул взглядом работающие циферблаты, датчики и термометры. Крошечный пост управления, где справа от него еле-еле умещался оператор курсовых рулей, а слева — оператор рулей глубины. Мужчины держались за ручки управления. На индикаторе мощности огонек прыгал от позиции «норма» и обратно.

— Снизить скорость до двух узлов.

Подводная лодка накренилась в воде.

Сигнал тревоги отключился, и на посту управления потемнело.

— Капитан, сообщение из реакторного отсека. Предохранитель отключил один из контрольных стержней реактора.

Форрест знал, что произошло. Защитный механизм, встроенный в эту капризную подводную лодку, автоматически отключил и остальные стержни — произошла аварийная остановка ядерного реактора. Единственно возможное в этой ситуации действие: «Включить батареи».

Тускло замерцали огоньки «чрезвычайки». Старший механик Фландерс, ловкий и острожный профессионал, на чье мнение он всегда полагался, вошел внутрь. «Поговори со мной, Том», — попросил Малоун.

— Я не знаю, насколько все плохо или сколько времени займет устранение неисправности, но нам нужно снизить расход электричества.

Они и раньше несколько раз теряли мощность, и Форрест знал, что батареи могут предоставить временную подзарядку примерно на два дня, если они будут экономить. Его экипаж был подготовлен на случай возникновения таких ситуаций, но если произошла аварийная остановка реактора, то инструкция предписывала запустить его снова в течение часа. Если же прошло больше времени, подводная лодка должна была прибыть в ближайший порт.

А он находился в полутора тысячах миль отсюда.

— Отключите все, что нам не нужно.

— Капитан, будет сложно удерживать лодку в стабильном состоянии, — заметил оператор управления курсовыми рулями.

Он знал закон Архимеда. Тело, вес которого равен весу такого же объема воды, не потонет, но и не поплывет. Вместо этого оно останется на уровне нейтральной плавучести. Каждая подводная лодка функционировала по этому основному принципу, удерживаемая под водой двигателями; они же и направляли ее вперед. Без мощности не будут работать ни двигатели, ни рули глубины, ни инерция. Все проблемы можно было решить за счет простого всплытия на поверхность, но над ними был не открытый океан. Они находились под толщей льда.

— Капитан, двигательный отсек докладывает о небольшой утечке в гидравлической системе.

— Небольшая утечка? — спросил Малоун. — Сейчас?

— Ее заметили раньше, но с выключенной мощностью они запрашивают разрешения закрыть клапан, чтобы остановить утечку, заменив шланг.

Логично. «Выполняйте. И я надеюсь, что на этом плохие новости закончились». Он повернулся к экрану гидролокатора.

— Что там у нас впереди?

Все подводники позаимствовали словечки у тех, кто плавал до них, кто первыми сражался с ледяными морями и оставили два завета: никогда не тревожь лед без острой необходимости, а если это невозможно, направь нос подлодки в ледяную корку, осторожно толкни и молись.

— Впереди чисто, — доложил оператор гидролокатора.

— Начинаю погружение, — сказал оператор рулей глубины.

— Поддерживайте устойчивость. Но с минимальными затратами энергии.

Нос подлодки внезапно резко ушел вниз.

— Что за черт? — пробормотал Форрест.

— Кормовые рули глубины перешли на полное погружение! — вскричал оператор рулей глубины. Он вскочил на ноги и бросился к ручке управления. — Я не могу заставить их реагировать.

— Блант, — позвал Малоун. — Помогите ему.

Мужчина выбежал из-за гидролокатора и кинулся помогать. Угол погружения увеличился. Малоун схватился за обводной столик, так как все, что не было закреплено, падало со скоростью лавины.

— Экстренный контроль погружения! — рявкнул он.

Угол возрастал.

— Больше сорока пяти градусов, — доложил оператор рулей глубины. — Все еще на полном погружении. Рули не работают.

Малоун покрепче схватился за столик и попытался сохранять равновесие.

— Девятьсот футов, и мы продолжаем погружаться.

Индикатор глубины мигал так часто, что цифры сливались. Лодка могла выдержать погружение до трех тысяч футов, но дно быстро приближалось, а внешнее давление воды возрастало — слишком сильно, слишком быстро: корпус мог взорваться. Так или иначе, а сильный удар о морское дно с включенными двигателями был тоже не самой приятной перспективой.

Оставалась только одна возможность.

— Возвращаемся к нештатной ситуации. Наполнить воздухом все балластные резервуары.

Лодку тряхнуло, как только машинное отделение выполнило его команду. Винты дали задний ход, и сжатый воздух ринулся в резервуары, выдавливая воду. Оператор курсовых рулей крепко держал ручку управления. Оператор рулей глубины приготовился к тому, что, как знал Малоун, сейчас последует.

Положительная плавучесть вернулась. Погружение замедлилось. Нос лодки пошел вверх, а затем и выровнялся.

— Контролируйте течение, — приказал Форрест. — Сохраняйте нейтральное положение. Я не хочу взорваться.

Оператор рулей глубины откликнулся на его команду:

— Далеко до дна?

Блант вернулся на свое место:

— Две сотни футов.

Взгляд Малоуна скользнул к индикатору глубины. Две тысячи четыреста. Корпус застонал от напряжения, но выдержал. Командир субмарины посмотрел на индикаторы «открыто-закрыто». Огоньки показывали, что все клапаны и отверстия закрыты. Наконец-то хоть что-то хорошее.

— Ложимся на дно, — приказал он.

Преимуществом его подводной лодки перед другими была ее способность опускаться на океанское дно. Это была одна из многих специализированных характеристик конструкции — например, усиленная мощность и система управления, в чем они только что убедились.

Подводная лодка легла на дно.

Все на посту управления посмотрели друг на друга. Никто ничего не сказал. Да в этом и не было необходимости. Малоун знал, о чем они все только что подумали: «Слишком близко».

— Известно, что произошло? — спросил он.

— Двигательный отсек докладывает, что, когда один из клапанов был закрыт на ремонт, обычное и экстренное рулевое управление и системы погружения отказали. Такого никогда раньше не случалось.

— Они могут сказать мне что-то, чего я не знаю сам?

— Клапан снова открыт.

Малоун улыбнулся эвфемизму инженера: «Если бы я знал больше, я бы тебе сказал».

— Ладно, скажите им, пусть займутся починкой. Что с реактором?

Совершенно точно, что они использовали чертовски много мощности батарей, чтобы справиться с чрезвычайной ситуацией.

— Все еще не работает, — доложил его помощник.

Тот самый час, в течение которого необходимо было перезапустить реактор, стремительно истекал.

— Капитан, — позвал Блант от гидролокатора. — Контакт с внешней стороны корпуса. Что-то твердое. Сложно-составное. Кажется, мы удачно легли на камни.

Малоун решил использовать чуть больше мощности.

— Включить камеры и внешний свет. Посмотрим, что там, но только быстро.

Экран ожил, и в прозрачной воде заплясали снопы света. И все, кто был в рубке, увидели валуны, плотно окружившие подлодку.

— Странно, — сказал кто-то.

Форрест тоже это заметил.

— Это не валуны, а блоки. И большие. Прямоугольные и квадратные. Попробуй сфокусироваться на одном из них.

Блант поработал с панелью управления, и фокус камеры застыл на одном из камней.

— Вот черт! — воскликнул его помощник.

Поверхность была испещрена символами. Они не были похожи ни на что виденное капитаном ранее. Слишком четкие, чтобы предположить, что это сделала морская вода. Плавные, округлые, они не поддавались никакому определению. Отдельные буквы были выбиты вместе, между другими имелись достаточно большие пропуски, и это давало возможность сделать вывод, что когда-то давно здесь был некий текст. Но Форрест, да и, пожалуй, никто из его команды не смог бы понять, что здесь написано.

— Они и на других блоках есть, — заметил Блант, и капитан посмотрел на другие экраны.

— Выключить камеры, — приказал он. Сейчас его главной заботой было сохранение мощности, а никак не любопытные находки. — Все будет в порядке, если мы останемся здесь?

— Мы сели в чистой воде, — сказал Блант. — Все отлично.

И тут зазвучал сигнал тревоги. Капитан определил источник — электрические панели.

— Капитан, вы нужны им прямо сейчас! — крикнул его второй помощник в наступившей тишине.

Малоун вылетел из рубки управления и заторопился к лестнице, ведущей к ограждению рубки. Его инженер уже был на своем посту.

Сигнал тревоги внезапно прекратился.

Малоун почувствовал жар, и его взгляд остановился на настиле палубы. Он нагнулся и слегка коснулся металла. Тот был чертовски горяч. Нехорошо. Сто пятьдесят батарей серебряно-цинковых аккумуляторов располагались под настилом в алюминиевом отстойнике. Капитан знал, что их модель была инновационной и сейчас проходила полевые испытания. И, как показало это погружение, они постоянно находились в аварийном режиме.

Помощник инженера выкручивал четыре шурупа, крепивших настил, один за другим. Наконец покрытие сняли, и они увидели только бурлящий сизый дым. Малоун тотчас же догадался о том, что здесь случилось. Избыток жидкого гидроксида калия в батареях.

Опять.

Лист обшивки палубы с грохотом упал на место. Но это подарит всего лишь пару минут. Вентиляционная система скоро распространит едкий дым по всей лодке, и, не имея никакой возможности выпустить ядовитый воздух, они все задохнутся.

Форрест ринулся обратно в рубку. Он не хотел умирать, но их шансы выжить стремительно таяли. Двадцать шесть лет Малоун прослужил на подводных лодках, на дизельном и ядерном топливе. Это удалось только ему, единственному из пяти курсантов военно-морского училища. Физические тренировки, психологические тесты и скорость реакции еще там показали каждому курсанту его планку. Первых «серебряных дельфинов»[1] Малоуну приколол первый капитан, и с тех пор он сам даровал эту честь многим другим.

Поэтому он знал счет. Игра проиграна.

Странно, но только одна мысль билась в голове, когда он зашел в рубку управления и приготовился действовать так, словно у них был шанс. Его мальчик. Десяти лет. Он будет расти без отца.

Я люблю тебя, Коттон.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава 1

Гармиш-Партенкирхен, Германия

Четверг, 2 декабря, наши дни

13.40


Коттон Малоун ненавидел замкнутые пространства. Его нервное состояние было обусловлено еще и большим количеством народа, желающим воспользоваться канатной дорогой. Большинство ярко одетых пассажиров несли на плечах лыжи и бурно радовались предстоящему дню. Среди толпы Малоун заметил итальянцев и несколько швейцарцев, маленькую группу оживленно о чем-то спорящих французов, но в основном здесь были немцы. Ему предстояло одному из первых подняться в гондолу, и, чтобы облегчить свой дискомфорт, Коттон постарался как можно ближе придвинуться к замерзшему окошку. На высоте десяти тысяч футов величественный Цугшпице выглядел силуэтом на фоне синевато-стального неба, впечатляющая серая вершина, укрытая белоснежным снегом. Совсем не суровый и не грозный, если смотреть с такого расстояния.

Кабинка продолжила свой головокружительный подъем, оставляя позади одну из нескольких стальных опор, что поднимались со скалистых утесов.

Малоун нервничал, и не столько из-за толпы, окружившей его. На вершине самого высокого немецкого пика его поджидали привидения. Он избегал этой встречи почти сорок лет. Таким, как он, решительно похоронившим свое прошлое, вовсе не стоит его с такой легкостью ворошить.

А сейчас он был здесь, и именно этим ему предстоит заняться.

Вибрация замедлилась, как только кабинка достигла вершины и остановилась на станции. Лыжники волной хлынули к другому подъемнику, который должен был доставить их к склонам и многочисленным шале. Малоун никогда не катался на лыжах и никогда не хотел этого делать.

Малоун направился к центру для посетителей, обозначенному на желтом плакате как Мюнхер-Хаус. Одну половину здания занимал ресторан, на другой разместились театр, закусочная, наблюдательный пункт, сувенирные лавки и метеорологическая станция. Коттон толкнул тонкие стеклянные двери и вышел на огороженную террасу. Бодрящий альпийский воздух уколол губы. Если верить Стефани Нелл, ее связной должен ждать его именно здесь. Сейчас Малоун был уверен только в том, что высота в десять тысяч футов над уровнем моря, несомненно, придавала их встрече повышенную конфиденциальность.

Цугшпице располагался на границе. Непрерывный ряд заснеженных вершин простирался на юг, к Австрии. На севере была видна долина в форме миски для супа, окруженная скалистыми горами. Дымка морозного тумана прикрывала немецкую деревушку Гармиш и ее соседа — Партенкирхен. Обе были спортивными мекками, и сюда приезжали не только лыжники, но и бобслеисты и керлингисты.

Впрочем, Малоун вообще избегал занятий спортом.

На пункте наблюдения было пусто, не считая пожилой супружеской пары и нескольких лыжников; они, очевидно, прервали катание, чтобы насладиться открывающимся видом. Коттон же пришел получить ответ на загадку, которая занимала его мысли с тех пор, как однажды в их дом пришел человек в форме и сообщил его матери, что ее муж мертв.

«Контакт с подводной лодкой был утерян 48 часов назад. Мы направили поисковые и спасательные корабли в Северную Атлантику. Они прочесали последние известные нам координаты. Обломки обнаружили 6 часов назад. Мы ничего не сообщали семьям до тех пор, пока не удостоверились, что в живых никого не осталось».

Его мать никогда не плакала — слезы не были ей свойственны. Но это вовсе не означало, что она не переживала случившееся; она была просто раздавлена горем. Прошли годы, прежде чем у него, подростка, появились вопросы. Он знал, что правительство сделало небольшое добавление к официальному отчету. Поступив на службу в военно-морской флот, Малоун попытался получить доступ к докладу следственной комиссии по расследованию гибели подводной лодки, но обнаружил, что доклад засекречен. Он сделал еще одну попытку, когда стал агентом Департамента юстиции — теперь у него были определенные полномочия, позволяющие изучать секретную документацию, — но опять получил отказ. Когда Гари, его пятнадцатилетний сын, провел у него все лето, появились новые вопросы. Гари никогда не видел своего деда, но хотел узнать больше, особенно как тот умер. В прессе освещали погружение «Блазека», военного корабля США, в ноябре 1971 года, и они прочли много старых докладов в Интернете. Их разговор разжег собственные сомнения Коттона — в достаточной степени, чтобы он наконец и сам начал действовать.

Малоун засунул руки в карманы парки и прошелся по террасе. Прямо напротив он заметил женщину. На ней был яркий горнолыжный костюм, черные волосы собраны в неаккуратный пучок; рядом с ней стояли лыжи. Не отрываясь, она наблюдала в одну из подзорных труб, закрепленных на ограде веранды. Он как будто случайно подошел к ней. Правило, выученное давным-давно: никогда не спеши, это может принести только неприятности.

— Восхитительный вид, — сказал он.

Женщина обернулась.

— Несомненно.

Ее лицо цвета корицы, четко очерченный рот и крылья носа, глаза — все говорило о средневосточном, а скорее египетском происхождении; так, во всяком случае, показалось Коттону.

— Я Коттон Малоун.

— Как вы узнали, что именно я нужна вам?

Он указал на коричневый конверт, лежавший у подзорной трубы, и улыбнулся.

— По-видимому, это не сверхсекретная миссия. Просто выполняете поручение?

— Вроде того. Я приехала покататься на лыжах. Недельный отпуск, в конце концов. Всегда хотела это сделать. Стефани спросила, могу ли я захватить это. — И она показала на конверт, а затем вернулась к осмотру окрестностей. — Не возражаете, если я закончу? Это стоит евро, а я хочу увидеть все, что возможно за эту сумму.

Она поворачивала подзорную трубу, изучая немецкую долину, простирающуюся на сотни миль вокруг.

— У вас есть имя? — спросил Малоун.

— Джессика, — ответила она, все еще не отрываясь от подзорной трубы.

Коттон уже решил взять конверт, но тут ее нога преградила ему путь.

— Не сразу. Стефани попросила убедиться в том, что вы должны осознать, что все долги оплачены и вы теперь в расчете.

В прошлом году он выручил своего старого начальника во Франции. Стефани Нелл сказала ему тогда, что чувствует себя обязанной и что в интересах Коттона использовать этот шанс по максимуму и с должным умом.

Именно так он и поступил.

— Согласен. Долг уплачен.

Джессика тотчас отвернулась от подзорной трубы. Ее щеки раскраснелись от ветра.

— Я слышала о вас в группе «Магеллан». Вы просто маленькая легенда. Один из двенадцати первых агентов.

— Я и не знал, что так популярен.

— Стефани предупреждала, что вы еще и скромны.

Он был не в настроении выслушивать комплименты. Его ждало прошлое.

— Могу я взять конверт?

Ее глаза вспыхнули.

— Конечно.

Он забрал конверт. Первая мысль, промелькнувшая в голове, была о том, как что-то столь тонкое может дать ответы на множество вопросов.

— Это должно быть что-то очень важное, — сказала она.

Другой урок: игнорируй вопросы, на которые не хочешь отвечать.

— Долго вы проработали в группе?

— Пару лет. — Она отошла от ограды. — Но мне не понравилось. Подумываю уволиться. Я слышала, вы сделали это, но чуть раньше.

Ей, такой легкой в общении с незнакомым человеком, увольнение других сотрудников казалось хорошим продвижением по карьерной лестнице. За свои двенадцать лет Коттон сменил только три места работы и всегда находился под постоянной охраной. Паранойя была одним из многих профессиональных рисков, приходящих с удостоверением агента, и два года, прошедших после добровольного выхода на пенсию, все еще не излечили его от этой прилипчивой болезни.

— Наслаждайтесь катанием на лыжах, — посоветовал Малоун и повернулся, чтобы уйти.

Завтра вылетит он обратно в Копенгаген. Сегодня же Коттон намеревался заглянуть в местные букинистические магазинчики, надеясь найти здесь что-нибудь интересное. Профессиональная болезнь новой профессии: книготорговец.

Джессика посмотрела на Малоуна, подбирая лыжи и палки.

— Этим я и займусь.

Они покинули террасу и вернулись в почти пустынный центр. Женщина устремилась к подъемнику, отправляющему лыжников в лощину. Коттон же выбрал канатную дорогу, спускающуюся к подножию горы.

Малоун вошел в пустую кабинку, сжимая конверт в руках. Он был доволен, что внутри никого не оказалось. Но прежде чем двери закрылись, в гондолу рука об руку влетели мужчина и женщина. Смотритель захлопнул дверь, и подъемник медленно двинулся вниз.

Малоун не отрываясь смотрел в окно.

Замкнутое пространство — это одно. Чересчур тесное замкнутое пространство — совершенно другое. Он не страдал клаустрофобией — скорее ощущал недостаток свободы. Коттон уже испытывал подобное чувство в прошлом. Ему уже не раз приходилось оказываться под землей. Много лет назад именно это свойство организма стало единственной причиной, не позволившей ему при поступлении на службу в военно-морской флот, в отличие от отца, выбрать профессию, связанную с подводными лодками.

— Мистер Малоун.

Он быстро обернулся.

Стоявшая напротив женщина сжимала в руке пистолет.

— Я забираю конверт.

Глава 2

Балтимор, Мэриленд

9.10


Адмирал Лэнгфорд С. Рэмси любил выступать перед большим скоплением народа. Он впервые понял это во время учебы в Морской академии и на протяжении всей своей карьеры, более чем за сорок лет службы, постоянно искал способы удовлетворить свое небольшое хобби. Сегодня он обращался с речью к национальному сообществу киванцев,[2] что было немного необычно для главы военно-морской разведки. Лэнгфорд жил в тайном мире фактов, слухов и предположений, периодически появляясь перед Конгрессом в рамках публичных выступлений. Но в последнее время, с благословения своего начальства, он стал более доступен. Никаких обвинений, никаких издержек, никакого давления на прессу. Чем больше будет народу, тем лучше.

А готовых слушать его было достаточно много.

Это было его восьмое выступление за последний месяц.

— Сегодня я пришел сюда для того, чтобы рассказать вам о том, о чем вы, как я уверен, мало знаете. Это хранилось в тайне на протяжении достаточно долгого времени. Самая маленькая американская подводная лодка. — Он обвел взглядом притихших слушателей. — Сейчас вы наверняка задаете себе вопрос: «А может, он сумасшедший? Глава военно-морской разведки собирается поведать нам о сверхсекретной подводной лодке?» — Он кивнул. — Это именно то, что я и хочу сейчас сделать.


— Капитан, у нас проблема, — сказал оператор горизонтальных рулей.

Рэмси клевал носом позади кресла оператора рулей глубины. Капитан подводной лодки, сидевший рядом с ним, поднялся со своего места и посмотрел на монитор.

Каждая наружная камера показывала мины.

— Иисусе, Матерь Божья, — пробормотал капитан. — Полная остановка. И чтобы мы не сдвинулись ни на дюйм!

Лоцман выполнил команду и нажал по очереди несколько переключателей. Рэмси, может, и был только лейтенантом, но он прекрасно знал, что взрывчатка становится сверхчувствительной, если находится в соленой воде достаточно долго. Они совершали рейс по Средиземному морю, рядом с французским берегом, окруженным смертельными ловушками уже закончившейся Второй мировой войны. Легкое соприкосновение корпуса с одним из металлических шипов, и «НР-1» перейдет из разряда «сверхсекретных» в разряд «абсолютно забытых».

Эта лодка была новейшим морским оружием, воплощением идеи адмирала Хаймона Рикавера; построена в обстановке абсолютной секретности за астрономическую сумму в сто миллионов долларов. Всего 145 футов в длину и 12 в ширину, с экипажем в 11 человек. Ее конструкция была не только крошечной, но и оригинальной по меркам подводных лодок. Она могла погружаться на глубину в 3000 футов и была оснащена единственным в своем роде ядерным реактором. Три смотровых перископа позволяли производить внешние наблюдения. Наружное освещение поддерживали телевизионные антенны. Механический крюк можно было использовать для восстановления элементов. На манипуляторе располагались захватывающие и режущие инструменты. В отличие от атакующих или ракетных лодок, «НР-1» была украшена яркими оранжевыми парусами, плоской палубой надстройки, грубым коробчатым килем и многочисленными выпуклостями, включая две втягивающиеся шины «Гудиер», наполненные спиртом, что позволяло лодке перемещаться по морскому дну.

— Включить нижние двигатели, — приказал капитан.

Рэмси понял, что собирается сделать его командир.

Опускает лодку на самое дно. Отличная мысль. На экранах было слишком много мин.

— Приготовиться к продувке главного балласта, — послышался следующий приказ. — Я хочу подняться прямо вверх. Никаких отклонений в сторону.

В рубке стояла тишина, от этого только усиливался вой турбин, свист воздуха, визг гидравлической жидкости и стрекотанье электроники. Еще недавно эти звуки действовали на членов команды как успокоительное, но не сейчас.

— Аккуратно и стабильно, — продолжил капитан. — Пока мы всплываем, удерживай ее в таком состоянии.

Лоцман схватился за ручки управления.

Лодка не была оборудована рулевым колесом. Вместо него использовали четыре ручки управления на манер тех, что стоят в кабинах истребителей. Типично для «НР-1». Несмотря на то что субмарина была передовой по мощности и концепции, большинство ее оборудования относилось скорее к каменному веку, чем к эре космических технологий. Еду готовили в печке, больше похожую на дешевую имитацию, той, что использовали на коммерческих авиалиниях. Манипулятор остался позади многих других морских проектов. Навигационная система, подходящая для трансатлантических авиалиний, редко когда работала под водой. Тесные помещения для экипажа, гальюн, засорявшийся чаще, чем им пользовались по прямому назначению, и замороженные полуфабрикаты, купленные в местном супермаркете перед отплытием из порта.

— Мы не засекли их через гидролокатор? — спросил капитан. — До того, как они появились?

— Нет, — сказал кто-то из экипажа. — Они просто материализовались из темноты прямо перед нами.

Сжатый воздух ринулся в главные балластные резервуары, и подводная лодка начала подниматься. Лоцман держал обеими руками рычаги управления, готовый использовать двигатели, чтобы регулировать их положение.

Им всего лишь нужно было всплыть на сотню футов или около того, чтобы все выяснить.


— Как видите, мы выпутались из того минного поля, — сказал Рэмси собравшимся. — Это была весна 1971-го. — Он кивнул. — Правильно, очень давно. Я был одним из тех счастливчиков, что служили на «НР-1».

Он увидел изумление на лицах.

— Не так много людей знают об этой подводной лодке. Она была построена в середине 1960-х в обстановке полной секретности, многие адмиралы того времени даже не подозревали о ее существовании. Субмарина была оснащена приводящим в замешательство оборудованием и могла погружаться на глубину в три раза большую, чем другие подводные лодки. У нее не было ни названия, ни оружия, ни торпед, ни официального экипажа. Те задания, что выполнял экипаж этой малютки, были засекречены, и многие из них остаются таковыми и по сей день. Что еще более удивительно, субмарина до сих пор находится на вооружении — сейчас это вторая старейшая морская подводная лодка, находящаяся на действительной службе с 1969 года. Но гриф секретности с нее уже снят. Сегодня лодку используют как в гражданских, так и в военных целях. Когда человеку нужно глубинное погружение в океан — это задача для «НР-1». Помните все те байки о том, как Америка подключилась к трансатлантическим телефонным кабелям и прослушивала все переговоры Советов? Это была «НР-1». Когда «Ф-14», оснащенный передовой ракетой «Феникс», упал в океан, «НР-1» обнаружила его прежде Советов. После катастрофы шаттла «Челленджер» именно «НР-1» нашла твердотопливный ускоритель с поврежденным уплотнительным кольцом.

Ничто так не захватывало внимание аудитории, как подлинная история, а Лэнгфорд Рэмси провел немало времени на этой уникальной подводной лодке. Она была далека от технологического совершенства, изводила экипаж своими неисправностями и, в конечном счете, держалась на плаву только благодаря уникальным возможностям тщательно подобранного экипажа. «Забудьте о правилах, главное — инновация» — вот что было их девизом. Почти каждый офицер, служивший на ее борту, переходил в высшее командование, и Рэмси не был исключением. Ему нравилось, что сейчас он может говорить о «НР-1». Это было частью плана командования военно-морского флота. Они хотели повысить свою популярность, используя его ораторский талант. Такие ветераны, как он, могут рассказывать истории, а люди, слушающие это за завтраком, будут повторять каждое его слово. Представители прессы сообщили адмиралу, что будут среди слушателей и обеспечат своими публикациями еще большую аудиторию. «Адмирал Лэнгфорд Рэмси, глава департамента военно-морской разведки, в своей речи перед киванцами рассказал слушателям…»

Он как наяву видел будущий успех.

Успех, который покроет неудачу.

Рэмси должен был уйти в отставку два года назад, но он был самым высокопоставленным действующим офицером в войсках США — и первым убежденным холостяком, дослужившимся до адмиральского чина. Он так долго планировал, был так осторожен. Он сохранял спокойное выражение лица и тембр голоса, на безмятежном лбу не было ни единой морщинки, а искренние глаза смотрели мягко и бесстрастно. Лэнгфорд выстроил всю свою карьеру моряка с точностью подводного навигатора. И он был абсолютно уверен, что ничто не может ему помешать, особенно сейчас, когда его цель так близка.

Адмирал оглядел толпу и понизил голос до доверительного шепота, рассказывая им еще одну очередную байку.

Но одна проблема беспокоила его.

Возможная заминка в дороге.

Гармиш.

Глава 3

Гармиш


Малоун смотрел на пистолет и пытался сохранить самообладание. Он все еще был зол на Джессику. Видимо, осторожность изменила ему. Он помахал конвертом.

— Вам нужно это? Всего лишь несколько брошюр «Сохраним гору», я обещал их своему отделению «Гринписа». Мы получили дополнительный кредит на экскурсии.

Кабинка продолжала опускаться.

— А вы забавный, — сказала женщина.

— Я думал о карьере в разговорном жанре. Думаете, это было бы ошибкой?

Именно из-за ситуаций, подобных этой, Малоун и уволился. Агент группы «Магеллан» зарабатывал 72 300 долларов в год без вычета налога. Как продавец книг, он выручал «чистыми» гораздо больше и при этом ничем не рисковал.

Или ему так только казалось.

Настало время задуматься. И разыграть неуклюжесть.

— Кто вы? — спросил он.

Женщина была невысокого роста и крепкого телосложения, цвет волос представлял неаппетитное сочетание коричневого и рыжего оттенков. Может, чуть за тридцать. На ней было надето голубое шерстяное пальто, дополненное золотистым шарфом. Мужчина — по всему было видно, что он только исполняет приказы, — был обряжен в малиновое пальто. Она махнула пистолетом и коротко сказала:

— Возьми его.

«Малиновое пальто» наклонился и вырвал конверт. Женщина на мгновение взглянула на скалистые утесы, проплывающие мимо запотевших окон. Малоун тут же воспользовался удачным моментом, быстро выбросил вперед сжатую в кулак левую руку и сбил прицел пистолета.

Она выстрелила.

Шум от выстрела обжег барабанные перепонки, а пуля, разбив окно, вылетела наружу.

Холодный воздух ворвался внутрь.

Коттон на этом не остановился. Следующий удар предназначался уже мужчине. И с этим тоже повезло: мужчину удалось сбить с ног. Рукой в перчатке Малоун схватил женщину за подборок и ударил ее головой об окно. Стекло тут же покрылось паутиной тонких трещин.

Ее глаза закрылись, и Коттон опустил женщину на пол.

«Малиновое пальто» вскочил на ноги и набросился на него. Вместе они переместились в дальний угол кабинки и упали на пол. Малоун завертелся в попытке освободить шею от захвата. В этот момент он услышал бормотание женщины и понял, что вскоре ему опять предстоит иметь дело с двумя противниками, причем один из них вооружен. Он развернул ладони и резко ударил мужчину по ушам. Военно-морская выучка пришла на помощь, уши — одна из самых чувствительных частей тела. Перчатки сильно мешали, но после третьего удара мужчина закричал от боли и ослабил хватку.

Малоун скинул с себя нападавшего, толкнул его ногой и вскочил на ноги. Но прежде чем он успел среагировать, «малиновое пальто» резко выбросил руку через его плечо и снова взял в захват шею Малоуна, прижав его лицом к окну, где иней тут же обжег щеки.

— Стой спокойно, — приказал мужчина.

Правая рука Малоуна была вывернута под неестественным углом. Он боролся, пытаясь освободиться, но «малиновое пальто» не ослабил своего захвата.

— Я сказал, стой спокойно.

Коттон решил послушаться.

— Паня, с тобой все в порядке? — «Малиновое пальто», очевидно, пытался привлечь внимание начальницы.

Лицо Малоуна все так же было прижато к окну, глаза смотрели вперед, он уже видел автостоянку и медленно отъезжающий автомобиль.

— Паня?

Малоун заметил одну из стальных опор, примерно в пятидесяти ярдах, и она быстро приближалась. Затем он понял, что его левая рука сжимает нечто похожее на ручку. Видимо, их борьба окончилась как раз напротив двери.

— Паня, ответь мне. С тобой все в порядке? Найди пушку.

Давление на горло было столь же сильным, как и захват руки. Но Ньютон был прав: для каждого действия есть равное противодействие.

Длинные и тонкие щупальца стальной опоры были практически над ними. Кабинка пройдет достаточно близко, чтобы повернуться и дотронуться до нее.

Малоун повернул дверную ручку и плавно отодвинул створку, сильно наклонившись вниз. Кабинку подъемника тут же заполнил морозный воздух.

Застигнутый врасплох, «малиновое пальто», следуя силе инерции, оказался снаружи и сильно ударился об угол стальной опоры. Малоун продолжал крепко держаться за ручку дверцы. Его противник остался сзади, зажатый между кабинкой и стальной опорой.

Вопль резко оборвался.

Коттон быстро вернулся внутрь. Пар вырывался с каждым вздохом. Горло саднило.

Женщина старалась подняться на ноги. Малоун ударил ее в челюсть, и она снова упала на пол. Пошатываясь, он отошел от нее и стал смотреть на площадку подъемника.

Двое мужчин в темных пальто стояли именно там, где и должны были остановиться. Подкрепление? Коттон все еще находился на высоте в тысячу футов. Под ним расстилался густой еловый лес, взбиравшийся на пологие склоны гор. Зеленые ветки были тяжелы от снега. Коттон обратил внимание на контрольную панель. Три огонька горели зеленым, а два — красным цветом. Он высунулся из окна и увидел, что приближается следующая стальная опора. Подойдя к переключателю с надписью «стоп», он дернул его вниз.

Кабинка накренилась и замедлила движение, но до полной остановки дело так и не дошло. И снова Малоун вспомнил про Исаака Ньютона. Трение в конце концов должно остановить продвижение вперед.

Малоун выхватил конверт у женщины и спрятал его под парку, нашел пистолет и положил его в карман. Затем шагнул к двери и стал ждать приближения следующей стальной опоры. Кабинка еле двигалась, но даже при таком раскладе прыжок не будет безопасным. Коттон прикинул скорость и расстояние, разбежался и прыгнул на одну из перекладин, ища руками в перчатках стальную опору.

Он ударился с глухим стуком о решетку, пытаясь смягчить удар с помощью одежды. Снег на балке хрустел под его пальцами. Он ухватился покрепче.

Кабинка продолжила спуск, остановившись примерно ста футами дальше. Несколько быстрых вдохов, и вот Малоун уже покачивается на лестнице, прикрепленной к страховочной балке. Сухой снег осыпался, как тальк, и Коттон продолжил спуск, пытаясь двигаться как можно осторожнее; в этом большим подспорьем оказались резиновые подошвы ботинок. Посмотрев вниз, он увидел, как два человека в темных пальто выбежали с площадки канатной дороги. Проблема, как он и подозревал.

Коттон спустился с лестницы и спрыгнул на землю. Он находился на высоте в пятьсот футов на поросшем лесом склоне.

Продираясь сквозь деревья, Малоун нашел асфальтированную дорогу, она шла параллельно горной базе. В стороне стояло здание с коричневой крышей, окаймленное заснеженными кустами. Наверное, там размещались рабочие горнолыжного курорта. Здание было закрыто; даже отсюда был виден большой висячий замок. Малоун услышал рокот двигателя на дороге, ведущей на склон. Он спрятался за припаркованным ратраком и увидел, как темный «Пежо» обогнул поворот и замедлил ход.

С пистолетом в руке он приготовился к схватке. Но машина поехала дальше по дороге, вверх по склону.

Коттон заметил другую узкую заасфальтированную дорожку, она вела сквозь деревья на станцию канатной дороги. Малоун быстро пошел по ней.

Где-то в небе наконец остановилась кабинка. Внутри без сознания лежала женщина в голубом пальто. Мертвый мужчина, носивший малиновое пальто, валялся где-то в снегах. Это не заботило Малоуна. Его проблема: кто еще мог знать о его делах со Стефани Нелл?

Глава 4

Атланта, Джорджия

7.45


Стефани Нелл посмотрела на часы. Она работала в своем кабинете уже около часа, просматривая полевые сводки. В настоящее время из всех ее двенадцати сотрудников всего восемь агентов были на задании. Двое в Бельгии в составе международной группы, в чью задачу входило расследование деяний военных преступников; двое других только что прибыли в Саудовскую Аравию с миссией, которая могла стать опасной. Остальные четверо были рассеяны по Европе и Азии.

Хотя нет, один был в отпуске. В Германии.

По изначальной задумке, в группе «Магеллан» работало минимальное количество людей. Помимо дюжины юристов, было еще пять референтов и трое помощников. Стефани сама настояла на таком положении вещей. Чем меньше лишних глаз и ушей, тем меньше можно опасаться утечки информации, и за четырнадцать лет существования группы «Магеллан», как ей было известно, ее личная безопасность никогда не находилась под угрозой.

Стефани отвернулась от компьютера и откинулась в кресле.

Ее кабинет был простым и маленьким, ничего нарочитого и вульгарного. Нелл почувствовала голод, как только проснулась, а это было два часа назад; но она тут же поехала на работу, так и не позавтракав. Нужно признать, что о еде Стефани беспокоилась все меньше и меньше — частично из-за того, что жила одна, частично из-за того, что терпеть не могла готовить. Выбора особого не было, и она решила перекусить в кафетерии. Конечно, казенная пища — это не совсем то, что ей сейчас хотелось, но ее бурчащему желудку требовалось хоть что-то. Может, она побалует себя обедом за пределами офиса — свежими морепродуктами или еще чем-то в этом роде…

Нелл вышла из офиса и направилась к лифтам. На пятом этаже здания располагались Министерство внутренних дел и часть Министерства здравоохранения и социального обеспечения. Группа «Магеллан» была спрятана намеренно — невзрачная надпись на двери: «Департамент юстиции, адвокатская оперативная группа», и Нелл нравилась такая анонимность.

Прибыл лифт. Когда двери открылись, высокий, долговязый мужчина с тонкими седыми волосами и спокойными голубыми глазами вышел из кабины.

Эдвин Дэвис.

— Стефани! Как раз тебя я и хотел видеть, — улыбнулся он.

Она тут же забеспокоилась. Один из заместителей советника президента по национальной безопасности в штате Джорджия, без предварительной договоренности… Ничего хорошего это не сулило.

— Необычно видеть вас вне стен вашего кабинета, — произнес Дэвис.

Стефани Нелл вспоминала, когда в последний раз Эдвин так внезапно появлялся.

— Вы куда-то собирались? — спросил он.

— В кафетерий.

— Не возражаете, если я к вам присоединюсь?

— А у меня есть выбор?

— Все не так плохо. — И он снова улыбнулся.

Они спустились на второй этаж и нашли свободный столик. Стефани пила апельсиновый сок, пока Дэвис глотал воду из бутылки. Ее чувство голода исчезло без следа.

— Не хотите рассказать мне, почему пять дней назад вы запросили доклад о расследовании по затонувшей военной подводной лодке «Блазек»?

Ее удивило, что он знает об этом, но ей удалось скрыть замешательство.

— Я не знала, что это привлечет ко мне внимание Белого дома.

— Этот доклад был засекречен.

— Я не нарушила ни один закон.

— Вы послали его в Германию. Коттону Малоуну. Вы хоть представляете, какую кашу заварили этим поступком?

Ее внутренняя сигнализация взвыла.

— У вас хорошие информаторы.

— Вот почему мы все еще живы.

— У Коттона высокая степень допуска к секретным материалам.

— Была. Он уволился.

Теперь Нелл пришла в негодование.

— Почему-то это не стало для вас проблемой, когда вы втянули его во все те разборки в Центральной Азии. Я убеждена, что этому делу присвоен высший код секретности. Это не было проблемой, когда президент вовлек его в «Дело золотого руна»…

Гладкий лоб Дэвиса покрылся морщинами, он явно начал волноваться.

— Вы же ничего не знаете о том, что менее часа назад произошло на Цугшпице, не так ли?

Стефани покачала головой.

Он пустился в подробные описания, рассказывая ей о мужчине, выпавшем из кабинки, другом, сумевшем выскочить из той же кабинки и быстро спуститься по одной из стальных опор, и в конце добавил еще и о женщине, найденной в бессознательном состоянии, когда кабинка наконец достигла земли.

— Как вы думаете, кто из этих двух мужчин оказался Коттоном? — спросил в конце рассказа Дэвис.

— Я надеюсь, что выжил именно он.

— Они нашли тело. Это был не Малоун. — И Эдвин пожал плечами.

— Как вы узнали обо всем этом?

— Я наблюдал за этим местом.

Теперь настал ее черед удивляться:

— Зачем?

Дэвис допил воду в бутылке.

— Мне всегда казалось странным, что Малоун так неожиданно ушел из группы. Двенадцать лет работал, а затем просто уволился…

— Смерть семи человек в Мехико стала для него тяжелым ударом. И именно президент, ваш босс, разрешил ему подать в отставку. Услуга за услугу, если мне не изменяет память.

Дэвис задумался: «Валюта политиков. Люди думают, что деньги управляют системой… — Он покачал головой. — На самом деле это покровительство. Однажды данное, оно всегда возвращается сторицей».

Стефани, будто отвечая его мыслям, проговорила:

— Я возвращала Малоуну долг, передавая ему этот отчет. Он хотел знать о своем отце…

— Это было не ваше дело, — резко перебил ее Дэвис.

Волнение руководителя группы «Магеллан» переросло в гнев, она уже не пыталась его скрыть:

— Я думала, что мое. — Допила апельсиновый сок и попыталась выбросить из головы все тревожные мысли. — Отчет составлен 38 лет назад.

Дэвис залез в карман и выложил на стол флэшку:

— Вы читали отчет?

Она покачала головой.

— Нет, даже не прикасалась к нему. Я попросила одного из своих агентов найти информацию и доставить копию.

Дэвис пододвинул флэшку к ней поближе и пробормотал:

— Вам нужно это прочесть.

Глава 5

Заключение следственной комиссии по делу военного корабля США «Блазек»


На повторном созыве следственной комиссии в декабре 1971 года, когда все еще не было обнаружено ни одного следа подводной лодки «Блазек», комиссия решила пересмотреть формулировку. Теперь нужно использовать словосочетание «что, если», вместо используемого ранее «что могло быть». Памятуя об отсутствии каких-либо вещественных доказательств, были предприняты сознательные усилия для предотвращения появления любых предвзятых мнений, способных повлиять на поиск наиболее вероятных причин трагедии. Задача осложняется степенью секретности подводной лодки и желанием направить все усилия на сохранение тайны как самого судна, так и его последней миссии. После расследования всех известных фактов и обстоятельств, связанных с пропавшим судном «Блазек», комиссия постановила следующее:


Установленные факты


1. Военный корабль «Блазек» — условное обозначение. Настоящая подводная лодка в этом расследовании — «НР-1», введенная в эксплуатацию в мае 1969 г. Одна из двух лодок, построенных в рамках секретной программы развития передовых возможностей погружения. Ни «НР-1», ни «НР-1А» не имели официального названия, но в свете случившейся трагедии и неизбежного общественного внимания им были присвоены условные обозначения. Однако официальное обозначение лодки остается «НР-1А». В рамках публичных обсуждений «Блазек» будет описана как передовая разработка по глубинному погружению, проходившая испытания в Северной Атлантике по выявлению всех возможностей лодки по проведению спасательных операций под водой.

2. Подводная лодка «НР-1» способна погружаться на 3000 футов. Служебные записи показывают множество технических проблем, возникших за два года активного использования подлодки. Все они были признаны не инженерными недоработками, а только проблемами радикальных преобразований, расширивших возможности технологии погружения. При эксплуатации «НР-1» возникают подобные сложности. Это объясняет всю необходимость и своевременность данного расследования, так как судно остается на вооружении и активно используется при различных заданиях. Поэтому любые дефекты должны быть выявлены и немедленно исправлены.

3. Миниатюрный ядерный реактор на борту был создан исключительно для двух подводных лодок «НР»-класса. Несмотря на то что реактор революционен по своей сути, есть ряд проблем, до сих пор не устраненных. Нет никакого указания на радиационный выброс при погружении. Имеется мнение, что катастрофические неполадки в реакторе стали причиной аварии. Конечно, эти факты не исключают возможность возгорания электрической проводки. Обе подводные лодки «НР»-класса докладывали о повторяющихся проблемах с аккумуляторными батареями.

4. На момент погружения на борту «НР-1А» находилось 11 человек. Командир корабля, коммандер Форрест Малоун; старший помощник, лейтенант-коммандер Бек Ствон; штурман, лейтенант-коммандер Тим Моррис; связист, первый техник по электронному оборудованию Том Фландерс; управление реактором, первый техник по электронному оборудованию Джордж Тернер; корабельный техник, второй помощник электрика Джефф Джонсон; внутренняя связь, электрик по внутренней связи Майкл Фендер; ответственный за гидролокатор и продовольствие, первый помощник машиниста Мики Блант; механическое отделение, второй электрик по внутренней связи Билл Дженкинс; лаборатория реактора, второй помощник машиниста Доу Вот; полевой специалист Дитц Оберхаузер.

5. Акустические сигналы, принадлежащие «НР-1А», были зафиксированы станциями в Аргентине и Южной Африке. Индивидуальные акустические сигналы и станции вкратце описаны в следующих страницах «Таблица фактических данных акустических событий». Номер акустического события был определен экспертами как результат большого энергетического выброса, изобилующего низкими частотами без заметной гармонической структуры. Ни один из экспертов не смог определить, было это вызвано внутренним или внешним взрывом.

6. «НР-1А» функционировала в Антарктиде под толщей льда. Ее курс и конечное назначение были неизвестны флотскому командованию, а ее миссия была строго секретна. В рамках данного расследования комиссии были сообщены последние известные координаты «НР 1А» — 73º южной широты и 15º западной долготы, примерно в 150 милях к северу от мыса Норвегия. Нахождение в таких коварных и относительно неизведанных водах усложнило нахождение каких-либо вещественных доказательств. На сегодняшний день не обнаружено никаких следов подводной лодки. В дополнение к вышеизложенному, степень подводного акустического мониторинга в антарктическом регионе минимальна.

7. Исследование «НР-1» проведено с целью выяснения наличия каких-либо очевидных инженерных недостатков в однотипном судне. Оно показало, что отрицательные заряды батарей были обогащены ртутью для увеличения срока их службы. Ртуть запрещена для использования на подводных лодках. Почему было нарушено это правило при постройке данной лодки, не выяснено. Но если батареи на борту «НР-1А» загорелись, что, согласно ремонтным журналам, уже случалось и на «НР-1», и на «НР-1А», то выброс паров ртути мог стать фатальным. Поскольку затонувшая лодка не найдена, нет никаких доказательств пожара или сбоя в работе батарей.

8. Военный корабль США «Холден» под командованием лейтенант-коммандера Захарии Александра был отправлен 23 ноября 1971 года в район последнего известного местонахождения «НР-1А». Специализированная разведывательная команда доложила о том, что не обнаружила никаких следов «НР-1А». Обширная гидролокация тоже ничего не дала. Не было следов радиации. Конечно, широкомасштабная поисково-спасательная операция могла бы достигнуть совсем других результатов, но члены экипажа «НР-1А» перед погружением подписали боевое распоряжение, согласно которому в случае катастрофы не запланировано никаких поисковых и спасательных работ. Разрешение на эту внештатную операцию в секретном порядке поступило непосредственно от начальника штаба ВМС, с копией которого Комиссия была ознакомлена.


Заключение


Невозможность найти «НР-1А» тем не менее не умаляет обязанности выявить и исправить любые существующие неполадки на подлодках такого типа. Это рекомендуется сделать незамедлительно, поскольку «НР-1А» все еще находится на вооружении Соединенных Штатов Америки. После тщательного рассмотрения фактов затопления подводной лодки «Блазек» Комиссия не нашла ни одного доказательства причины или причин для исчезновения «НР-1А». Очевидно, что произошла какая-то катастрофа, но изолированное расположение субмарины, и потеря радиолокационных сигналов, коммуникаций и наземной поддержки делают любые заключения, к которым могла прийти Комиссия исходя из того, что случилось, чисто теоретическими.


Рекомендации


Для получения дополнительной информации относительно причин трагедии и для предотвращения подобных инцидентов с «НР-1» будет проводиться дальнейшее тестирование подлодки. Планы проверки будут согласованы с командованием субмарины и будут проводиться с использованием последних тестирующих техник. Цель — определение возможных неисправных механизмов для оценки их побочных эффектов и обеспечение неизвестных в данный момент данных для внесения изменений в конструкцию, а также возможное определение, что же произошло с «НР-1А».

* * *

Малоун сидел в своем номере в отеле «Пост». Из окон третьего этажа открывался превосходный вид на горы Веттерштайн и венчавшего их Цугшпице. Один только вид этого далекого пика заставлял вспомнить о том, что там произошло всего два часа назад.

Он прочел отчет. Дважды.

Военно-морские правила устанавливали, что следственная комиссия собиралась сразу после любой морской катастрофы. В нее входили высшие офицеры флота, и, естественно, они должны были докопаться до правды.

Но этот отчет был ложью.

Его отец никогда не выполнял задания в Северной Атлантике. Военного корабля США «Блазек» просто не существовало. Вместо этого его отец находился на борту сверхсекретной подводной лодки в Антарктиде, делая бог знает что.

Малоун припомнил все, что было связано с расследованием гибели подлодки отца. Корабли прочесали всю Северную Атлантику, но так и не нашли никаких обломков. В выпусках новостей сообщалось, что атомная подводная лодка «Блазек», якобы проводившая испытания по спасению на больших глубинах, взорвалась. Малоун вспомнил и человека в форме, не того вице-адмирала морского флота, сообщившего новости жене командира лодки, а капитана из Пентагона, сказавшего его матери: «Они были в Северной Атлантике, на глубине 1200 футов». Или лгал он, или военные лгали ему. Нет ничего удивительного в том, что доклад остался засекреченным.

Американские атомные подводные лодки редко тонули. Всего три, начиная с 1945 года. «Трэшер» — из-за неисправного трубопровода, «Скорпион» — из-за необъяснимого взрыва, «Блазек», или, правильнее, «НР-1А», — причина до сих пор неизвестна.

В каждом сообщении, просмотренном Гари этим летом, говорилось о Северной Атлантике. Отсутствие обломков списали на большую глубину и особенности дна, похожего в этом месте на ущелье. Это всегда удивляло Коттона. Глубина вызвала бы разрыв корпуса и затопление подлодки, и обломки в конечном счете должны были всплыть на поверхность. Но этого не произошло, хотя военные и проверяли звуковые сигналы, а следственная комиссия отметила наличие акустических сигналов. Но в той части света была слишком немногочисленная аудитория, чтобы прислушиваться к их содержанию.

Проклятье.

Он служил в военно-морском флоте, записался добровольцем, принял присягу и следовал ей. А они — нет.

Вместо этого, когда подводная лодка затонула где-то в Антарктиде, никакая флотилия кораблей не прочесывала местность, зондируя глубину гидролокатором. К делу не прилагались ни показания, ни графики, ни зарисовки, ни письма, ни фотографии, ни оперативные директивы. Ничего. Всего лишь какой-то вшивый корабль, три дня расследования и четыре страницы ничего не значащего отчета.

Вдали зазвенели колокола.

Малоуну захотелось ударить кулаком в стену. Но что хорошего это ему принесет?

Вместо этого он достал телефон.

Глава 6

Капитан Стерлинг Вилкерсон, офицер военно-морского флота США, смотрел сквозь зеркальное окно на отель «Пост». Он выбрал удачную позицию, его практически невозможно было заметить в сутолоке «Макдоналдса». Здесь было слишком много народу; создавалось впечатление, что почти все жители городка решили спастись именно здесь от пронизывающего ветра и сильного снегопада.

Гармиш представлял собой настоящую путаницу из узких улиц и пешеходных кварталов. В целом же он выглядел как один из игрушечных городков из магазина «ФАО Шварц»:[3] словно нарисованные альпийские шале, уютно устроившиеся в вате и обильно посыпанные пластиковыми хлопьями. Туристы, несомненно, приезжали сюда из-за кукольной красоты и ближайших снежных склонов. Причина же его приезда — Коттон Малоун. И Вилкерсон совсем недавно видел, как бывший агент группы «Магеллан», а ныне книготорговец из Копенгагена, убил человека, затем спрыгнул с канатной дороги и в конечном счете благополучно спустился на землю и скрылся в арендованном автомобиле. Стерлинг проследил за ним, а потом спокойно наблюдал за тем, как Малоун направился к отелю «Пост» и скрылся внутри. Тогда он и заметил это прекрасное место, занял позицию на другой стороне улицы и наслаждался пивом в ожидании дальнейших событий.

Стерлинг Вилкерсон знал о Коттоне Малоуне все. Родился в Джорджии. 48 лет. Бывший военно-морской офицер. Выпускник юридического отделения Джорджтаунского университета. Начальник управления военной юстиции корпуса морской пехоты США. Агент Департамента юстиции. Два года назад был втянут в перестрелку в Мехико, где получил свое четвертое ранение при исполнении служебных обязанностей. Очевидно достигнув своего предела, подал в досрочную отставку, которую подписал лично президент США. После этого Коттон Малоун сдал свое удостоверение военно-морского офицера и отправился в Копенгаген, где и открыл магазин по продаже старинных книг.

Все это Вилкерсон мог понять. И только два вопроса ставили его в тупик.

Во-первых, имя Коттон. В досье сообщалось, что настоящее имя Малоуна было Гарольд Эрл. И нигде не объяснялась столь необычная перемена.

А во-вторых, насколько важен отец Малоуна? Или, если быть точным, память о его отце? Ведь человек умер 38 лет назад. Или это все еще имеет значение?

Видимо, именно так, раз Малоун пошел на убийство, чтобы защитить то, что прислала Стефани Нелл.

Вилкерсон пригубил пиво.

Снаружи закрутил ветер, подгоняя танец снежинок. Появились красочные сани, запряженные двумя бодрыми конями, пассажиры спрятались под пледами, а возница ловко ухватился за поводья.

Вилкерсон понимал такого человека, как Коттон Малоун. Он и сам во многом был на него похож. Стерлинг служил в военно-морском флоте 31 год. Лишь немногие получали звание капитана, а адмиралами становились единицы. В военно-морской разведке он служил одиннадцать лет, из них последние шесть — за границей, и поднялся до главы Берлинского отделения. Его послужной список изобиловал успешными командировками и выполнением сложных заданий. По правде говоря, ему никогда не приходилось прыгать с канатной дороги, с высоты в тысячу футов, но он не раз встречал опасность лицом к лицу.

Вилкерсон посмотрел на часы. 16:20. Жизнь была хороша.

Ему легко и недорого обошелся развод со второй женой. Она просто ушла, не испытывая никакого сожаления. После чего Вилкерсон похудел на 20 фунтов и перекрасился из блондина в шатена. Это позволило ему выглядеть на десять лет моложе своих пятидесяти трех. Благодаря французскому пластическому хирургу Вилкерсон избавился от морщин, а в глазах появился задорный блеск. Другой специалист избавил от необходимости носить очки, а знакомый диетолог научил, как увеличивать запас жизненных сил при помощи вегетарианской диеты. И Стерлинг был уверен, что его безупречный профиль, упругие щеки и четкие брови будут только способствовать его продвижению по карьерной лестнице и он наконец добьется повышения в звании. Адмирал. Такова была цель.

Вилкерсона уже дважды обошли стороной. Обычно военно-морской флот и не предоставлял больше шансов. Но Лэнгфорд Рэмси пообещал ему третий.

Его мобильный телефон нетерпеливо завибрировал.

— Малоун уже прочел этот отчет? — произнесли в трубке, когда он ответил.

— Несомненно, каждое слово.

— Подтолкните его.

— Таких людей нельзя торопить.

— Но их можно направлять.

— Это ждало уже больше тысячи лет.

— Давайте не будем заставлять ждать еще больше.

* * *

Сидя за своим столом, Стефани Нелл закончила читать отчет.

— Это фальшивка от первого до последнего слова?

Дэвис кивнул:

— Подводная лодка даже близко не подходила к Северной Атлантике.

— Что же произошло на самом деле?

— Риковер построил две лодки класса «НР». Они были его любимыми созданиями. Он истратил на них целое состояние в самый разгар «холодной войны», когда конструктору легко выделили двести миллионов долларов, чтобы только утереть нос Советам. Но он сэкономил. Безопасность не была главной задачей, нужны были только результаты. Черт возьми, тогда вообще мало кто знал о существовании этих подлодок. Однако затопление «НР-1А» принесло много проблем. Сама лодка. Миссия. Множество неприятных вопросов. Именно поэтому военные спрятались за ширмой национальной безопасности и состряпали ложную историю.

— Они что, послали только один корабль для поиска выживших?

Дэвис кивнул.

— Я согласен с тобой, Стефани. Малоун имеет право прочитать его. Вопрос только в том, должен ли он?

Она не сомневалась в своем ответе: «Абсолютно». Сейчас Стефани еще раз вспомнила свою боль от неразрешенных вопросов, связанных с самоубийством мужа и смертью сына. Малоун помог ей решить обе проблемы, что, собственно, и стало главной причиной, почему она была у него в долгу.

Рабочий телефон Стефани зазвонил, и секретарь сообщил, что Коттон Малоун срочно требует соединить с ней.

Стефани и Дэвис обменялись вопросительными взглядами.

— Не смотри на меня, — сказал Дэвис. — Не я дал ему этот отчет.

Нелл взяла трубку. Дэвис показал на кнопку громкой связи. И хотя Стефани это не понравилось, она нажала на нее, предоставив ему возможность негласно присутствовать при разговоре.

— Стефани, хочу тебя сразу предупредить, что я не в настроении выслушивать очередную чушь.

— И тебе здравствуй.

— Ты читала этот отчет перед тем, как отправить его мне?

— Нет. — И это было правдой.

— Мы были долгое время друзьями. Я ценю, что ты сделала для меня. Но мне нужно кое-что еще, и я не хочу, чтобы мне задавали вопросы.

— Я думала, что мы в расчете. — Стефани даже не пыталась скрыть раздражение.

— Запиши на мой счет.

Руководитель группы «Магеллан» уже знала, что ему нужно.

— Военный корабль, — сказал он. — «Холден». В ноябре 1971 года он был отправлен в Антарктиду. Я хочу знать, жив ли еще его капитан Захария Александр. И если да, то где он. Если же он мертв, можно ли найти кого-нибудь из его офицеров?

— Я так полагаю, что ты не собираешься мне рассказывать, зачем тебе это?

— Ты уже прочитала отчет? — спросил Малоун.

— Почему ты спрашиваешь?

— Я узнал об этом по твоему тону. Поэтому, видимо, не стоит объяснять, зачем мне это нужно.

— Мне буквально только что рассказали о происшествии на Цугшпице. Именно из-за этого я и решила прочитать отчет.

— Твои люди были там? У подножия горы?

— Нет, не мои.

— Если ты прочла отчет, тогда ты знаешь, что сенаторы солгали. Они оставили подлодку. Мой отец и остальные десять человек могли сидеть на обломках и ждать спасателей. Но никто так и не пришел. Я хочу знать, почему военные так поступили.

Он явно был зол. Как и она.

— Я хочу поговорить с одним или несколькими офицерами с «Холдена», — сказал Коттон. — Найди их для меня.

— Ты сюда приедешь?

— Как только ты их найдешь.

Дэвис кивнул, выражая согласие.

— Хорошо, я найду их.

Стефани Нелл устала от всего этого. Эдвин Дэвис был здесь не без причины. Очевидно, что Малоун был в игре. И, коли на то пошло, она тоже.

— Еще один момент, — произнес Малоун. — Раз уж ты знаешь о происшествии на подъемнике… Я сильно ударил женщину по голове, но мне необходимо найти ее и поговорить с ней. Они взяли ее под стражу? Или отпустили? Что именно?

Дэвис беззвучно прошептал: «Ты ему потом перезвонишь».

С нее хватит. Малоун был ее другом. Коттон остался с ней тогда, когда она действительно в этом нуждалась, поэтому пришло время сказать, что происходит. Черт бы побрал этого Эдвина Дэвиса.

— Не бери в голову, — внезапно сказал Малоун после короткого молчания.

— Что ты имеешь в виду?

— Я только что нашел ее.

Глава 7

Гармиш


Малоун стоял у окна второго этажа и смотрел вниз на оживленную улицу. Женщина из кабинки, Паня, спокойно шла к заснеженной парковке перед «Макдоналдсом». Ресторан спрятался в здании баварского стиля, и его присутствие выдавал лишь скромный логотип и несколько баннеров в больших зеркальных окнах.

Он вдруг понял, что крепко вцепился в кружевные занавески. Что она здесь делает? Может, сбежала? Или полиция ее просто отпустила?

Малоун схватил кожаную куртку и перчатки, засунул в карман пистолет, отобранный у нее, и вышел из номера. На первом этаже отеля он был уже совершенно спокоен и предельно собран.

На улице воздух был как внутри морозильника. Арендованная Коттоном машина была припаркована в нескольких футах от двери гостиницы. На другой стороне Малоун увидел, как женщина направилась к темному «Пежо». Машина уже выезжала со стоянки, моргая правым поворотником.

Малоун запрыгнул в свою машину и поехал за ними.

* * *

Стерлинг Вилкерсон допил пиво. Он увидел, как раздвинулись занавески в окне второго этажа, как только женщина из кабинки появилась перед рестораном. Расчет времени действительно играл важную роль.

Он думал, что Малоуном нельзя управлять. Но он ошибался.

* * *

Стефани было все равно.

— Я не собираюсь во все это влезать, — сказала она Эдвину Дэвису. — Я сейчас же перезвоню Коттону. Застрелите меня, но я не собираюсь лгать.

— Я здесь не как официальное лицо.

— То есть президент не знает? — Она с подозрением посмотрела на собеседника.

— Это личное, — кивнул Дэвис.

Нелл только однажды работала непосредственно с Эдвином Дэвисом, и он совсем не был заботливым парнем. Тогда он фактически подверг ее жизнь опасности. Уже позже Стефани поняла, что этот человек не был равнодушным карьеристом и дураком. Он защитил две докторские диссертации: одну — по американской истории, другую — по международным отношениям, и это вдобавок к прекрасным организаторским способностям. Всегда вежливый. Общительный, похожий на самого президента Дэниелса. Нелл видела, как люди, включая и ее, склонны недооценивать Дэвиса. Но это было их ошибкой. Стефани лично знала о том, что три министра иностранных дел обращались к нему за помощью, чтобы объединить свои хилые департаменты в одно ведомство. Теперь Эдвин работал на Белый дом, помогая администрации президента на протяжении последних трех лет. До этого момента типичный бюрократ-карьерист, сейчас он в открытую нарушал правила.

— Я думала, я тут единственная нонконформистка, — сказала она.

— Вам не следовало отсылать тот отчет Малоуну. Но как только я узнал, что вы сделали это, я решил, что не смогу без вас обойтись. Мне нужна ваша помощь.

— Зачем?

— Из-за долга.

— И теперь вы в состоянии его отдать? С вашей властью и рекомендациями из Белого дома?

— Что-то вроде того.

— Что вы хотите, чтобы я сделала? — Стефани вздохнула.

— Малоун прав. Мы должны найти информацию о «Холдене» и его экипаже. Если они все еще живы, мы должны найти их.

* * *

Малоун следовал за «Пежо». Пилообразные горы, разделенные на части прожилками снега, простирались до неба вдоль всего шоссе. Он ехал на север, по горному серпантину, оставив Гармиш позади. Высокие деревья с черными стволами настолько часто росли вдоль дороги, что создавалось впечатление бесконечно высокого и непроглядного ущелья. Описание столь живописной картины в каком-нибудь «бедекере»[4] ему, несомненно, понравилось бы. Здесь, на севере, быстро темнело — еще не было и пяти вечера, а дневной свет уже пошел на убыль.

Малоун схватил карту местности, лежавшую на пассажирском сиденье, и отметил, что впереди лежала альпийская долина Аммергебирге; она протянулась на мили от основания Этталер Мандл, внушительной горы высотой более пяти тысяч футов. Рядом с ней была обозначена маленькая деревушка, и Коттон сбросил скорость, как только «Пежо» подъехал к ее окраинам.

Он наблюдал, как его несостоявшаяся жертва резко въехала на парковку перед массивным двухэтажным зданием с белым симметричным фасадом и готическими окнами. Из центра поднимался высокий купол, по бокам расположились две небольшие башенки. Их верхушки были покрыты почерневшей медью, а из окон лился теплый свет. Бронзовая табличка гласила: «Монастырь Этталь».

Женщина вышла из машины и исчезла в арочном проходе. Коттон припарковался и последовал за ней.

Воздух здесь был заметно холоднее, чем в Гармише, подтверждая, что Малоун поднялся достаточно высоко. Ему следовало бы надеть теплое пальто, но он ненавидел такие вещи. Привычный образ шпиона в тренче был смешон. Выбор слишком ограниченных людей. Малоун опустил руки в перчатках в карманы куртки и взялся за пистолет. Снег хрустел у него под ногами, пока он шел по бетонной дорожке, ведущей к громадному монастырю. Женщина быстро шла по наклонной тропинке, ведущей прямо к дверям церкви. Здесь, как ни странно, было достаточно много людей.

Малоун поспешил, чтобы догнать ее, прорываясь сквозь тишину, нарушаемую лишь звуком подошв, шелестящих по морозному тротуару, и гудками дальних поездов.

Он вошел в церковь через готические ворота, на верхнем сложном тимпане[5] были изображены библейские сцены. Его взгляд немедленно приковали к себе купольные фрески, изображавшие райскую жизнь. Внутри церковь была украшена богатой лепниной и барельефами многочисленных херувимов. И вся эта вычурная роскошь была в глянцевых оттенках золотого, розового, серого, зеленого. Они мерцали так, что создавалось впечатление бесконечного движения и мельтешения. Коттону уже доводилось видеть церкви в стиле рококо; в большинстве своем они были настолько перегружены деталями, что казалось, будто именно здание было построено для этих архитектурных излишеств, а не наоборот. Но весь его прежний опыт никак не повлиял на восприятие этого места. Здесь все было подчинено одной цели, все подчеркивало неповторимую красоту и величие этого места.

Вокруг толпились люди. Некоторые сидели на скамейках. Женщина, за которой он следовал, шла в пятидесяти футах справа от него, за кафедрой, держа курс на другой скульптурный тимпан. Она вошла и закрыла за собой тяжелую дубовую дверь.

Малоун остановился, чтобы подсчитать имеющиеся у него варианты. Выбора не было. Он подошел к двери и взялся за железную ручку. Правая рука все еще сжимала пистолет, находившийся в кармане. Коттон повернул ручку, и дверь легко поддалась.

Комната оказалась меньше, чем он думал. Сводчатый потолок поддерживали небольшие белые колонны. На стенах было много орнаментов, выполненных все в том же стиле рококо, но и здесь они не были неуместными или вычурными. Возможно, это была ризница. Пара высоких шкафов и два стола составляли всю обстановку. За одним из столов стояли две женщины, одну из которых Малоун уже видел сегодня утром в кабинке подъемника.

— Добро пожаловать, господин Малоун, — спокойно произнесла незнакомка. — Я ждала вас.

Глава 8

Мэриленд

12.15


В доме никого не было. Соседний лес был безлюден, но ветер продолжал шептать его имя.

Рэмси.

Адмирал остановился.

Это был не совсем голос — скорее шум, разносимый зимним ветром. Он вошел в дом через открытую заднюю дверь и теперь стоял в просторной гостиной, уставленной мебелью, накрытой грязной коричневой тканью. Окна на дальней стене открывали вид на широкий луг. В доме никого не могло быть. И тогда Лэнгфорд постарался убедить себя, что все это лишь игра воображения.

Лэнгфорд Рэмси.

Был ли это действительно голос или просто его мозг среагировал на всю эту жуткую обстановку?

Адмирал Лэнгфорд Рэмси уехал один со встречи с киванцами. И он был в штатском. Его работа в качестве руководителя военно-морской разведки требовала более тривиальной внешности, и именно поэтому он обычно избегал официальной формы и пользоваться услугами служебного водителя, предложенного правительством. Снаружи на холодной земле не было следов; ничто не указывало на то, что кто-то недавно здесь был. Колючая проволока давно проржавела. Дом, если его можно было так назвать, был практически полностью разрушен, окна разбиты, в крыше зияли дыры, их даже не пытались ремонтировать. И хотя в XIX веке это была элегантная усадьба, сейчас от былой роскоши не осталось ни следа.

Ветер продолжал свою бесконечную работу. Метеосводки показывали, что снежные тучи наконец-то накрыли восток. Рэмси посмотрел на деревянный пол, стараясь увидеть следы, но на нем были только отпечатки его ботинок.

Где-то в глубине что-то упало и покатилось. Разбился стакан? Лязгнул металл? Сложно сказать.

Адмирал расстегнул пуговицы пальто, достал автоматический «вальтер» и подкрался с левой стороны. Коридор перед ним терялся в глубоких тенях, и Рэмси невольно содрогнулся. Нужно было пройти этот коридор до конца.

Звук возник снова. Скребущий. Справа от него. Еще один звук. Металл по металлу. В задней части дома. По-видимому, в доме все же был кто-то еще.

Оказавшись в главном зале, Рэмси решил, что более решительные действия дадут ему необходимое преимущество, особенно если они — кем бы те ни были — продолжат действовать ему на нервы непонятным скрежетанием.

Он вздохнул, приготовил пистолет и ворвался в кухню.

В десяти футах, вольготно расположившись на одном из столов, на него смотрела собака. Это был большой пес, скорее всего, обыкновенная дворняга — большая голова, округлые уши, рыжая шерсть со светлыми подпалинами.

Пес зарычал. Показались острые клыки, и Рэмси подумал, что он может прыгнуть на него в любой момент.

И тут из холла донесся громкий лай. Две собаки?

Первая спрыгнула со стола и выскочила наружу через дверь кухни. Адмирал бросился назад, в холл, и как раз тогда, когда он достиг цели, другая собака впрыгнула через разбитое окно.

Он выдохнул.

Рэмси.

Казалось, будто ветер сам превратился в голос и заговорил. Шепотом.

А было ли это?

Адмирал приказал себе игнорировать все эти нелепости и вышел в коридор, проходя мимо вздувшихся обоев и упакованной мебели. Старое пианино было раскрыто. Картины отливали призрачным светом, просачивающимся через оберточную бумагу. Рэмси считал, что разбирается в искусстве. Он остановился, чтобы рассмотреть их поближе. Рисунки времен Гражданской войны, выполненные сепией. Один изображал Монтичелло, другой — Маунт-Вернон.

В столовой он остановился и попытался представить, как было здесь два столетия назад. Званый обед, бифштексы и теплый пирог. Возможно, виски с содовой подавали уже позже, в гостиной. Наверное, играли в бридж, пока камин наполнял комнату теплом и ароматом эвкалипта. Естественно, предки Рэмси находились снаружи, замерзая в жалких домишках рабов.

Адмирал посмотрел вдоль длинного коридора, комната в конце заставила его идти вперед. Он опять бросил взгляд на пол, но и здесь только пыль покрывала доски.

Он остановился в конце коридора, не заходя в комнату.

Еще один вид бесплодного луга неясно вырисовывался через грязное окно. Вся мебель, за исключением стола, была накрыта упаковочной бумагой. Старая потрескавшаяся столешница из эбенового дерева была густо покрыта серо-голубой пылью. Оленьи рога цеплялись за стены темно-серого цвета, а коричневые простыни закрывали то, что при ближайшем рассмотрении оказалось книжными шкафами. Пыль легко кружилась в воздухе.

Рэмси.

Но это был не ветер.

Адмирал определил источник звука, ринулся к креслу и сдернул ткань, вызвав тем самым еще одно пылевое облако. И обнаружил магнитофон, лежавший на ветхой обивке; лента была наполовину промотана.

Его пальцы сжались на пистолете.

— Вижу, ты нашел моего призрака, — сказал знакомый голос.

Рэмси развернулся и увидел в дверном проеме человека. Невысокого роста, чуть за сорок, круглое лицо, кожа бледна как снег. В его тонких черных волосах, расчесанных на прямой пробор, серебрилась седина. И он улыбался. Как всегда.

— Нуждаешься в представлении, Чарли? — спросил Рэмси, убирая пистолет.

— Так гораздо забавнее, чем просто сказать «здравствуй». И я люблю собак. Им, кажется, здесь понравилось.

Пятнадцать лет они работали вместе, а адмирал даже не знал его настоящего имени. Он знал его только как Чарльза С. Смита-младшего, с ударением на «младший». Однажды Рэмси попытался расспросить о Смите-старшем и в ответ получил получасовую семейную историю, явную ложь от начала до конца.

— Кто владелец этого места? — спросил Рэмси.

— В данный момент — я. Купил его месяц назад. Подумал, что недвижимость — это хорошая инвестиция. Подумывал привести дом в порядок, назвать его «Бэйли Милл» и сдавать по высокой цене.

— Разве я недостаточно тебе платил?

— Человек должен вкладывать капитал, адмирал. Чтобы жить, нельзя полагаться только на зарплату. Фондовая биржа, недвижимость — лучшие способы подготовиться к старости.

— Потребуется целое состояние, чтобы привести эту развалюху в порядок.

— Что и приводит меня к следующему официальному заявлению. Из-за ожидаемого увеличения стоимости топлива, более высоких, чем ожидалось, цен на транспорт и общего увеличения накладных расходов и затрат мы вынуждены повысить цены на наши услуги. Вы также должны знать, что хотя мы и стремимся снизить затраты, но уровень наших услуг останется на прежнем высоком уровне. И последнее: наши акционеры требуют, чтобы мы сохраняли приемлемые размеры прибыли.

— Ты ошибаешься, Чарли.

— Помимо того, это место обошлось мне в целое состояние, а чтобы здесь все почистить, потребуется еще больше денег.

По официальным бумагам Смит проходил как платный агент, выполняющий специализированные наблюдения за границей, где законы допускали использование прослушивающей аппаратуры. Это касалось прежде всего Центральной Азии и Ближнего Востока. Поэтому адмиралу было не наплевать, сколько просит Смит.

— Пришли мне счет. А теперь слушай. Настала пора действовать.

Рэмси был рад, что подготовительная работа была проделана в течение последнего года. Вся информация собрана, планы определены. Он знал, что возможность рано и поздно представится, не когда или как, а просто что она будет. И вот время пришло.

— Начни с первой цели, как мы и обсуждали. Затем двигай на юг за остальными двумя.

Смит шутливо отдал ему честь:

— Да, да, капитан Воробей. Мы поплывем и найдем попутный ветер.

Адмирал проигнорировал дурацкую шутку.

— Никакого контакта между нами, пока они все не будут ликвидированы. Просто и чисто, Чарли. Действительно чисто.

— Исполнение гарантировано, или мы вернем вам деньги. Полное удовлетворение потребностей покупателей — наша главная забота.

Некоторые люди способны писать песни, романы, картины, быть скульпторами или художниками. Чарли Смит убивал с непревзойденным талантом. И если бы Чарли не был лучшим убийцей из всех, кого когда-либо знал адмирал, то он бы уже давно застрелил этого непроходимого идиота.

Успокоившись, Рэмси решил прояснить всю серьезность ситуации. Поэтому он взвел курок «вальтера» и направил дуло в лицо наемного убийцы. Рэмси был выше его на добрых шесть дюймов, поэтому посмотрел вниз и сказал:

— Не доводи меня. Я слушал тебя и позволил тебе весь этот спектакль, но! Не. Доводи. Меня.

Смит поднял руки в притворном испуге:

— Пожалуйста, мисс Скарлетт, не бейте меня. Пожалуйста, не бейте меня… — Его голос имитировал акцент южных штатов, грубая имитация выговора «Баттерфлай» Маккуин.[6]

Адмиралу не нравился расистский юмор, поэтому он продолжал держать пистолет на прицеле.

Смит начал смеяться:

— Ох, адмирал, расслабьтесь.

А Рэмси подумал: что же может смутить этого человека? Он спрятал оружие под пальто.

— У меня есть еще один вопрос, — сказал Смит. — Это важно. Я действительно должен это знать.

Рэмси ждал.

— «Боксеры» или плавки?

С него хватит. Он развернулся и вышел из комнаты.

Смит снова начал смеяться:

— Давайте же, адмирал, «боксеры» или плавки? Или вы один из тех, кто открыт ветру? CNN утверждает, что десять процентов не носят вообще никакого нижнего белья. Это как раз про меня — я открыт ветру.

Рэмси продолжал шагать к двери.

— Да пребудет с вами Сила, адмирал! — прокричал Смит вдогонку. — Рыцарь-джедай никогда не проигрывает. И не беспокойтесь, они все будут мертвы до того, как вы об этом спросите.

Глава 9

Малоун обвел взглядом комнату. Каждая деталь имела значение. Открытая дверь справа заставила его насторожиться, а особенно — темнота, притаившаяся дальше.

— Здесь только мы, — сказала хозяйка. Ее английский был хорош, хотя чувствовался мягкий немецкий акцент.

Она кивнула, и женщина из кабинки встала прямо перед ним. Как только та подошла, Малоун заметил, что его недавняя противница потирает синяк на лице, как раз в том месте, куда он ударил.

— Возможно, однажды мне представится шанс отплатить вам, — сказала она.

— Думаю, что он у вас уже был. Очевидно, я в игре.

Она удовлетворенно улыбнулась и ушла, закрыв за собой дверь.

Малоун рассматривал оставшуюся с ним женщину. Она была высокой, пепельные волосы были коротко подстрижены, открывая тонкую шею. Розовая, со сливочным оттенком кожа была безупречна. Глаза цвета кофе со сливками, такого он никогда не встречал раньше. И вся она светились таким обаянием, что ему было трудно противостоять.

Она была великолепна и знала это.

— Кто вы? — спросил Коттон, доставая пистолет.

— Уверяю, я не представляю для вас никакой угрозы. Мне стоило немалых хлопот встретиться с вами.

— Если не возражаете, с оружием в руке я чувствую себя намного увереннее.

Она пожала плечами:

— Как вам будет угодно. Отвечаю на ваш вопрос. Меня зовут Доротея Линдауэр. Живу здесь неподалеку. Мы баварцы. История нашей семьи корнями уходит к Виттельсбахам. Мы — обербайеры, жители Верхней Баварии, неотделимые от гор. У нас также семейные и давние связи с этим монастырем. Такие крепкие, что бенедиктинцы дали нам некоторые привилегии.

— Например, убивать людей, а затем прятать убийцу в этой ризнице?

— Среди прочих. Но вы должны признать, что это великие привилегии, — нахмурилась Линдауэр.

— Откуда вы узнали, что я буду сегодня на горе?

— У меня есть друзья.

— Мне нужен более точный ответ.

— Меня интересует военный корабль США «Блазек». Я тоже хотела узнать, что там произошло на самом деле. Полагаю, что вы уже прочитали отчет. Скажите, он был достаточно информативным?

— Я ухожу. — Коттон повернулся к двери.

— У нас есть кое-что общее, — продолжила Доротея.

Коттон, не оборачиваясь, приближался к двери.

— Наши отцы были на борту той подводной лодки, — догнала его фраза.

* * *

Стефани нажала кнопку на телефоне. Она все еще была в своем кабинете с Эдвином Дэвисом.

— На линии Белый дом, — проинформировал ее помощник через громкую связь.

Дэвис хранил молчание. Она немедленно ответила.

— Кажется, я снова остался в дураках, — рокочущий голос раздался одновременно и в ее наушнике, и в комнате. Стефани не отключала громкую связь. Президент Дэнни Дэниелс.

— И что я натворила на этот раз? — спросила она.

— Стефани, будет легче, если мы сразу обратимся к сути.

Новый голос. Женский. Диана Маккой. Еще один заместитель советника президента по национальной безопасности. Такой же, как Эдвин Дэвис, и она тоже не была подругой Стефани.

— А в чем дело, Диана?

— Двадцать минут назад ты загрузила досье на капитана Захарию Александра, ушедшего на пенсию офицера военно-морского флота США. Все, что мы хотим знать, почему военно-морская разведка уже расследует твой запрос? И почему ты разрешила копирование засекреченного отчета по расследованию гибели подлодки, пропавшей тридцать восемь лет назад?

— Кажется, есть вопрос получше, — спокойно ответила Стефани. — Почему так переживают в военно-морской разведке? Это же такая древняя история.

— Тут мы с тобой согласны, — сказал Дэниелс. — Я бы сам хотел ответить на этот вопрос. Я просмотрел то самое личное дело, ты его только что получила, и не нашел в нем ничего. Александр был компетентным офицером, он отслужил двадцать лет, а потом уволился.

— Господин президент, почему вы вмешались в это дело?

— Потому что Диана пришла в мой кабинет и сказала, что мы должны позвонить тебе.

Проклятье. Никто не мог указывать Дэнни Дэниелсу, что ему делать. Он избирался губернатором на три срока и на один срок сенатором, он занимал кресло президента Соединенных Штатов Америки уже второй срок. И не был дураком, хотя некоторые именно так о нем и думали.

— Прошу прощения, сэр, но, насколько мне известно, вы делаете только то, что вы хотите сделать.

— Привилегия моей работы. Так или иначе, если ты не хочешь отвечать на вопрос Дианы, ответь на мой. Ты не знаешь, где Эдвин?

Дэвис помахал рукой, показывая, что его нет в комнате.

— Он пропал?

Дэниелс захихикал.

— Ты устроила тому сукину сыну, Бренту Грину, настоящий ад — и, вероятно, этим спасла мою шкуру. Честность. Вот что у тебя есть, Стефани. Но с этим делом у нас проблема. Эдвин совершил глупость. У него есть личный интерес к происходящему. Он внезапно взял пару выходных и уехал вчера. Диана думает, что если он появится тут, то исключительно для того, чтобы встретиться с тобой.

— С чего бы? Мне он даже не нравится, да и он почти убил меня в Венеции.

— Съемка охранных камер с первого этажа показывает, — сообщила Маккой, — что в этот момент он находится с тобой в одном здании.

— Стефани, — встрял Дэниелс, — когда я был маленьким мальчиком, мой друг рассказал нашей учительнице, как они с отцом пошли на рыбалку и ловили по 65-фунтовой рыбине каждый час. Учительница не была дурой и возразила, что это невозможно. Чтобы преподать моему товарищу урок о вреде лжи, она поведала ему следующую историю. Медведь вышел из леса и напал на нее, но был атакован маленькой собачкой; ей удалось прогнать медведя всего лишь при помощи лая. «Веришь ли ты в это?» — спросила учительница. «Конечно, — ответил мой друг. — Потому что это была моя собака».

Стефани улыбнулась.

— Эдвин — моя собака. Все, что он делает, имеет ко мне самое прямое отношение. А в данный момент он в куче дерьма. Не можешь ли ты мне помочь с этим делом? Почему тебя интересует капитан Захария Александр?

Хватит. Она зашла слишком далеко, думая, что просто помогает сначала Малоуну, потом Дэвису. Поэтому она сказала Дэниелсу правду.

— Потому что Эдвин посоветовал мне этим поинтересоваться.

Лицо Дэвиса скривилось в кислой полуулыбке.

— Дай-ка мне с ним поговорить, — приказал Дэниелс.

И она передала трубку.

Глава 10

Малоун стоял лицом к лицу с Доротеей Линдауэр и ждал объяснений.

— Мой отец, Дитц Оберхаузер, был на борту «Блазека» в день исчезновения подлодки.

Коттон заметил, что она постоянно упоминает именно выдуманное название лодки. Либо она знала не так много, либо просто играла с ним. Впрочем, он отметил в ее словах одну важную деталь. В отчете следственной комиссии было имя полевого специалиста Дитца Оберхаузера.

— Что там делал ваш отец? — спросил он.

Ее властное лицо несколько смягчилось, но ее невероятные глаза продолжали сверлить Коттона, словно два буравчика. Доротея напоминала ему другую женщину, Кассиопею Витт, у которой получилось надолго завладеть его вниманием.

— Мой отец исследовал зарождение современной цивилизации.

— И это все? Я подумал о чем-то более важном.

— Я знаю, господин Малоун, что юмор — это инструмент, позволяющий разоружить противника. Но фигура моего отца, как я уверена, и вашего не то, над чем бы я стала смеяться.

Эти слова не произвели никакого впечатления на Коттона.

— Ответьте все-таки на мой вопрос. Что он там делал?

Вспышка гнева озарила ее лицо, но Доротее удалось мгновенно ее подавить.

— Я предельно серьезна. Он уехал, чтобы найти новую, не известную до сего времени цивилизацию. Этому исследованию он посвятил всю свою жизнь.

— Мне не нравится, когда мной играют. Я сегодня из-за вас убил человека.

— Это его собственный просчет. Он был чрезмерно старателен. Или, быть может, недооценил вас. Но то, как вы повели себя утром, подтверждает все, что я о вас слышала.

— Вы, кажется, легко воспринимаете убийства. Я — нет.

— Но, исходя из того, что мне говорили, убийство для вас не в новинку.

— Видимо, эта информация от ваших многочисленных друзей?

— Они хорошо информированы.

Доротея жестом указала на стол. Малоун еще раньше заметил на нем старинную книгу, лежащую на ребристой дубовой столешнице.

— Вы торгуете книгами. Взгляните на эту.

Малоун подошел ближе и убрал пистолет в карман пальто. Ему в голову пришла утешительная мысль: если бы госпожа Линдауэр хотела его смерти, то он был бы уже давно мертв.

Книга была размером примерно шесть на девять дюймов и два дюйма в толщину. Его аналитический ум быстро отметил ее происхождение. Коричневая обложка из телячьей кожи. «Слепое тиснение» без использования золота и краски. Оборот без украшений, что сразу указывало на ее солидный возраст. Книги, сделанные в раннем Средневековье, при хранении клали переплетом вниз, и поэтому их не особо украшали.

Малоун аккуратно перевернул обложку и увидел потрепанный и потемневший пергамент древних страниц. Он изучил их и заметил странные рисунки на полях и понял, что не только не может прочитать ни слова и определить язык, но даже отнести написание букв к какому-либо известному алфавиту.

— Что это?

— Позвольте… Для того чтобы ответить на ваш вопрос, нужно рассказать, что случилось к северу отсюда, в Ахене, в воскресенье в мае, через тысячу лет после рождения Христа…


Оттон III наблюдал, как были сокрушены последние препятствия на пути к его императорскому трону.

Он стоял при входе дворцовой капеллы, священном здании, возведенном двумя столетиями ранее. И сейчас он собирался попасть в склеп человека, построившего эту часовню.

— Все сделано, сир, — сказал фон Ломелло.

Граф вызывал раздражение у Оттона III, поскольку был убежден, что королевский палатинат[7]содержится должным образом в отсутствие императора. Но это было далеко не так. Да и Оттону не нравилось бывать здесь. Император не любил германские леса и горячие источники Ахена, морозные зимы и полное отсутствие цивилизации. Он предпочитал блаженное тепло Рима и благословленную культуру Средиземноморья.

Рабочие унесли последние обломки каменного пола.

Они не знали точно, где копать. Склеп был запечатан очень давно, и указаний на точное место входа не сохранилось. Изначально планировалось уберечь могилу от вторжений викингов, и эта хитрость сработала. Когда норманны разграбили часовню в 881 году, они так ничего и не нашли. Но фон Ломелло провел целое исследование перед прибытием Оттона, и ему удалось найти наиболее вероятное место.

К счастью, граф оказался прав.

У Оттона не было времени на ошибку.

В конце концов, это год Апокалипсиса, первый в новом тысячелетии, когда многие уверовали, что Христос снова придет и будет судить их.

Рабочие были заняты. Два епископа молча наблюдали за работой. Гробница, куда они собирались войти, не открывалась с 29 января 814 года, с того самого дня, когда умер Милостивейший Август, коронованный Богом, великий император-миротворец, правитель Римской империи, милостью Божьей король франков и лангобардов. К тому времени он уже считался мудрейшим из всех смертных, вдохновителем чудес, защитником Иерусалима, провидцем, железным человеком, епископом епископов. Один поэт заявил, что никто не может быть ближе к апостолам, чем он. При жизни его звали Карлом. Сначала приставка «Великий» появилась из-за его роста, но сейчас она обозначала его величие. Самым часто употребляемым стал французский вариант его имени, сливший воедино «Карл» и «Великий», при его произнесении снимали шляпы, и понижали голоса, как если бы говорили о наместнике Бога на земле.

Шарлемань.[8]

Рабочие отошли от черного провала в полу, и фон Ломелло проверил их работу. Странный запах заполонил помещение — сладкий, затхлый и какой-то болезненный. Оттон знал, как пахнет протухшее мясо, испорченное молоко и отходы, жизнедеятельности человека. Этот запах был иным. Воздух, остававшийся на страже того, что обыкновенные люди не должны были видеть.

Зажгли фонарь, и один из рабочих вытянул руку, чтобы, осветить пробитую дыру в полу. Когда мужчина кивнул, снаружи принесли деревянную лестницу.

Сегодня был праздник Святой Троицы, и чуть раньше капелла была заполнена верующими. Оттон был на богомолье. Он только что вернулся от гробницы своего старого друга Адальберта, епископа Праги, похороненного в Гнезене, где, как император, он возвысил статус этого города до архиепископства. Сейчас Оттон пришел посмотреть на останки Карла Великого.

«Я пойду первым», — приказал Оттон остальным.

Ему было едва за двадцать, человеку, принадлежащему к сословию правителей. Сын германского короля и греческой матери. Коронованный на трон Священной Римской империи в возрасте трех лет, первые семь он правил при регентстве матери, а еще три — при бабушке. Последние шесть лет он правил единолично.[9] Его целью была «Реставрация Империи»,[10] христианской Римской империи, куда вошли бы германцы, латиняне и все славяне. Совсем как при Карле Великом, под общим правлением императора и Папы Римского. То, что сейчас лежало перед Оттоном, могло превратить эту мечту в реальность.

Он шагнул на лестницу, и фон Ломелло передал ему факел. Восемь ступеней промелькнули перед его глазами прежде, чем его ноги ощутили твердую землю. Воздух был мягкий и теплый, однако странный запах перебивал все остальные, стало трудно дышать. Но Оттон сказал себе, что это не что иное, как аромат власти.

Факел осветил огромный мраморный зал. Фон Ломелло и два епископа спустились за ним.

И тут он увидел.

Под балдахином на мраморном троне его ждал Карл Великий.

Тело было облачено в пурпур, левая рука в перчатке держала скипетр. Король сидел как живой человек: одно плечо опиралось на трон, голову поддерживала золотая цепочка, прикрепленная к короне. На лицо было накинут кусок чистой ткани. Тление было практически незаметно, все части тела были на месте, кроме кончика носа.

Оттон в благоговении преклонил колени. Остальные быстро присоединились к нему. Он здесь. Он даже не представлял себе, что будет этому свидетелем. Он слышал истории, но никогда не придавал им особого значения. Императоры нуждаются в легендах.

«Говорят, будто в его корону вложен кусочек Животворящего Креста», — прошептал фон Ломелло.

Оттон слышал то же самое. Трон покоился на вершине резной мраморной плиты, три видимые стороны были украшены барельефами. Люди. Лошади. Колесница. Двухголовый адский пес. Женщины с корзинами цветов в руках. Оттон уже видел подобные изображения в Риме. И понял, что начало положено именно здесь, у ног Великого Императора. И это значит, что он поступает правильно.

С одной стороны трона стояли щит и меч. Оттон знал историю щита. Папа Лев III самолично освятил его двести лет тому назад, в тот день, когда Карл Великий был коронован императорской короной. Сверху щит был украшен королевской печатью. Оттон видел этот символ на документах в имперской библиотеке.



Он поднялся с колен.

Скипетр и корона — вот одна из причин, почему император пришел сюда, ожидая, что, кроме костей, никто его здесь не встретит.

Но планы изменились.

Он заметил, что на коленях у Карла лежит прошитый пергамент. Оттон осторожно приблизился к помосту и понял все. Письмена и гравюры выцвели, но даже сейчас их можно прочитать.

— Кто-нибудь из вас разбирает латынь? — спросил он.

Один из епископов кивнул, и Оттон сделал ему знак приблизиться. Два пальца затянутой в перчатку руки указывали на пергамент.

Епископ поднял голову и стал изучать. Наконец он произнес:

— Это Евангелие от Марка.

— Прочти его.

— «Ибо какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?»[11]

Оттон посмотрел на трон императора. Римский Папа сказал ему, что символы власти Карла Великого будут идеальными инструментами для воссоздания былого великолепия Священной Римской империи. Ничто так не возвышает власть, как великая тайна прошлого, а он смотрел ему прямо в лицо, видя прекрасное будущее. Эйнхард [12] описывал этого человека как истинного богатыря. Высокий, атлетически сложенный, с широкими плечами и грудью как у коня, голубоглазый, рыжеволосый, румянолицый, необычно деятельный, не способный уставать, имеющий энергичный дух и мастерство, даже в отдыхе не ведающий покоя и бездействия. И Оттон наконец-то понял правдивость этих слов.

И возникла другая великая цель, неведомая при входе в гробницу.

Его бабушка перед смертью поведала ему историю, услышанную от ее отца, Оттона I. Эту тайну знают лишь императоры. О том, как Карл Великий приказал захоронить вместе с ним великие символы власти. Многие знали о мече, щите и части Животворящего Креста. Однако стих из Евангелия от Оттона III оказался для него полной неожиданностью.

А затем он увидел это. То, ради чего он на самом деле пришел сюда. Она лежала на мраморном столе.

Оттон подошел ближе, передал фонарь фон Ломелло и посмотрел на небольшую, покрытую пылью книгу. На ее обложке оттиснут символ, о котором говорила бабушка.



Очень аккуратно он открыл книгу. На страницах он увидел странные рисунки и не поддающиеся расшифровке символы.

— Что это, сир? — спросил фон Ломелло. — Что это за язык?

В обычной ситуации он не потерпел бы такого фамильярного отношения. Императорам не задают никаких вопросов. Но радость от находки того, о чем ему так часто рассказывали, наполнила Оттона силами и принесла облегчение. Отец считает, что короны и скипетры наделяют властью, но если верить его бабушке, то эти странные слова и символы обладают куда большим могуществом. Поэтому он ответил графу точно так же, как когда-то говорила она:

— Это язык небес.


Малоун все больше и больше подозревал, что тут разыгрывается какой-то дешевый спектакль, и даже не пытался скрыть скептицизма и раздражения.

— Тут еще сказано, что Оттон подстриг ногти, удалил зуб, заменил кончик носа золотым слитком, а затем запечатал гробницу.

— Вы говорите так, будто не верите всей этой истории, — сказал он Доротее.

— Эти времена не зря назвали темными. Кто знает?

На последней странице книги Малоун заметил такой же символ, какой был на щите Карла Великого, если верить рассказу Доротеи. Так или иначе, но любопытная комбинация букв К, Р, Л и С его заинтересовала. И Малоун тут же поинтересовался этим.

— Это полная подпись Карла Великого, — сказала она. — Буква А находится в центре креста. Писарь добавит слова слева и справа. Signum Caroli gloriosissimi regis.[13] Печать самого великолепного короля.



— Это книга из его могилы? — Все еще сомневаясь, Малоун не сводил взгляд с Доротеи.

— Да, это она, — получил он незамедлительный ответ.

Глава 11

Атланта, штат Джорджия


Стефани посмотрела на Эдвина. После того как президент догадался, что тот находится в ее кабинете, он явно стал чувствовать себя не в своей тарелке.

— Поговори со мной, Эдвин, — мягко попросил Дэниелс. — Что происходит?

— Это сложно объяснить.

— Я окончил колледж. Служил в армии. Был губернатором и сенатором США. Думаю, что я смогу понять.

— Я должен сделать это сам.

— Если бы это дело касалось только меня, Эдвин, тогда, конечно, делай что хочешь. Но у Дианы неконтролируемый приступ гнева. Военно-морская разведка задает вопросы, а мы не знаем ответов на них. Обычно я позволяю детишкам из песочницы разбираться между собой, но, поскольку сейчас меня втянули в эту самую песочницу, я хочу знать, в чем дело.

Стефани мало общалась с заместителем советника по национальной безопасности, однако даже исходя из этого минимального опыта она считала Эдвина человеком уверенным и спокойным. Но только не сейчас. Даже Диана Маккой может отпраздновать победу. Вывести из себя Дэвиса. Это дорогого стоит. Но Стефани не получала никакого удовольствия от того, чему оказалась невольным свидетелем.

— Операция «Высокий прыжок», — сказал Дэвис. — Что вы о ней знаете?

— Хорошо, в этот раз ты победил, — медленно произнес президент. — Один раунд за тобой.

Дэвис сидел молча.

— Я жду, — попытался напомнить о себе Дэниелс.


1946-й был годом победы и возрождения. Вторая мировая война закончилась, а мир уже никогда не станет прежним. Бывшие враги стали друзьями. Бывшие друзья стали противниками. На Соединенные Штаты свалилась новая ответственность, Америка быстро становилась общемировым лидером. Советский диктат доминировал в европейских политических событиях, и началась «холодная война». Однако в военном отношении американская армия была раздроблена, кусочек за кусочком. На огромных базах в Норфолке, Сан-Диего, Перл-Харборе, Йокосуке и Квонсет-Пойнт было мрачно и безнадежно. Эсминцы, линкоры и авианосцы, были перемещены в тихие заводи удаленных доков. Военно-морской флот США быстро превращался в тень того, чем он был еще год назад.

Среди всего этого запустения глава военно-морских операций подписал поразительную серию приказов, легших в основу «Проекта по исследованию Антарктиды». Их надлежало выполнить во время антарктического лета с декабря 1946-го по март 1947-го. Кодовое название «Высокий прыжок» операция получила из-за двенадцати кораблей и нескольких тысяч человек, отправившихся на край Антарктиды, чтобы тренировать персонал и изучать зону вечных льдов. Они должны были консолидировать и расширить американский суверенитет на огромной территории Антарктиды. Они были обязаны определить возможность создания и содержания баз и разработать планы строительных площадок; развить технологии для основания и содержания авиационных баз на льду. Более того, эти технологии должны быть применимы для операций в Гренландии. Физические и климатические условия каменной страны, судя по утверждениям ученых, были похожи на антарктические. И последнее: они должны были расширить существующие знания о гидрографических, географических, геологических, метеорологических и электромагнитных условиях.

Тыловой адмирал Ричард Г. Крузен и Ричард Берд, знаменитый исследователь, известный как «адмирал Антарктиды», были назначены командующими миссией. В центральную группу входили три грузовых корабля, подводная лодка, ледокол, экспедиционный флагман и авианосец с Бердом на борту. Они должны были основать «Маленькую Америку IV» на ледяном шельфе в Китовой бухте. С другой стороны находились Восточная и Западная группы. Восточная группа, выстроенная вокруг танкера, эсминца и плавбазы гидросамолетов, должна была двигаться к нулю градусов долготы. Западная группа была также укомплектована и направлялась к островам Баллени, затем должна была лечь на западный курс вокруг Антарктиды до соединения с Восточной группой. Если бы все пошло по плану, то Антарктиду взяли бы в кольцо. За несколько недель было бы изучено больше, чем за сто лет предыдущих исследований.

В августе 1946 года порт покинули 4700 человек. В конечном итоге экспедиция нанесла на карту 5400 миль береговой линии, 1400 из которых были до этих пор абсолютно неизвестны. Открыли 22 неизвестных горных хребта, девять бухт, 20 ледников и пять мысов, было отснято 70 тысяч аэрофотоснимков. Был определен лимит техники.

Четыре человека умерли.


— Эта экспедиция вдохнула новую жизнь в военно-морские силы, — сказал Дэвис. — Грандиозный успех.

— Что же привело к полному отсутствию интереса в дальнейшем? — парировал президент.

— Вы знали, что мы вернулись в Антарктиду в 1948 году? Это была операция «Ветряная мельница». По общему мнению, те семьдесят тысяч фотографий, сделанных во время операции, были бесполезны, потому что никто не подумал нанести отметки на землю, чтобы расшифровать съемку. Они были похожи на листы чистой белой бумаги. Поэтому ребята и вернулись, чтобы установить отметки.

— Эдвин, — сказала Диана Маккой. — В чем, собственно, дело? Все это абсолютно бессмысленный разговор.

— Мы тратим миллионы долларов, чтобы отправить корабли и людей в Антарктиду, и получаем фотографии бесконечных ледяных полей и скал. И, находясь там, мы не устанавливаем отметки для фотографий? Мы даже не догадываемся, что в дальнейшем это станет проблемой?

— Вы хотите сказать, что у операции «Ветряная мельница» была другая цель? — спросил Дэниелс.

— Она была у обеих операций. В составе каждой экспедиции была тактическая группа, всего шесть человек. Специально обученных и проинструктированных. Они уходили в глубь материка несколько раз. Именно из-за того, что они делали, в 1971 году в Антарктиду был отправлен корабль капитана Захарии Александра.

— В его личном деле нет никаких записей об этой миссии, — возразил президент. — Только то, что он был назначен командиром «Холдена» и это продлилось всего два года.

— Александр плавал в Антарктиду на поиски пропавшей подводной лодки.

На том конце провода повисло тягостное молчание.

— Подводная лодка, пропавшая тридцать восемь лет назад? — наконец спросил Дэниелс. — Тот отчет следственной комиссии, который запросила Стефани?

— Да, сэр. В конце 60-х мы построили две сверхсекретные субмарины, «НР-1» и «НР-1А». «НР-1» все еще на плаву, а вот «НР-1А» пропала в Антарктиде в 1971 году. Никому не сказали об этом провале, все было засекречено. И только «Холден» отправился на поиски. Господин президент, капитаном «НР-1А» был коммандер Форрест Малоун.

— Отец Коттона?

— А в чем твой интерес? — ледяным тоном произнесла Диана.

— Одним из членов экипажа был человек по имени Уильям Дэвис. Мой старший брат. Я сказал себе, что если когда-нибудь окажусь в том положении, что смогу узнать, что с ним случилось, я так и сделаю. — Дэвис сделал паузу. — Наконец я нахожусь именно в таком положении.

— Почему так всполошилась военно-морская разведка? — спросила Диана.

— Разве это не очевидно? Сама подлодка и ее крушение. На всем лежал гриф секретности. Они просто позволили ей утонуть. Только «Холден» приплыл на поиски. Представьте себе, что из этого могут сделать в «60 минутах».[14]

— Хорошо, Дэвис, — сказал Дэниелс. — Ты хорошо сложил кусочки головоломки. Второй раунд за тобой. Продолжай. Но постарайся не ввязываться в неприятности и притащи свою задницу обратно через два дня.

— Благодарю вас, сэр. Я оценил вашу щедрость и выдержку.

— Еще один совет, — сказал президент. — Это правда, что ранняя пташка находит червячка, но только второй мышке достается сыр.

Телефон щелкнул.

— Теперь я понимаю, почему Диана в такой ярости, — медленно проговорила Стефани. — Ее просто не допустили к этой информации.

— Я не люблю амбициозных бюрократов, — пробормотал Дэвис.

— Кто-то может сказать, что и ты подходишь под эту категорию.

— И будут не правы.

— Кажется, у тебя есть собственное мнение на этот счет. Я бы сказала, что адмирал Рэмси из военно-морской разведки находится в состоянии «контроля нанесенного ущерба», защищая военно-морские силы и все, что с ними связано. Говоришь, «амбициозный бюрократ»? Он — олицетворение этого понятия.

Дэвис встал.

— Ты права насчет Дианы. Ей не потребуется много времени, чтобы вникнуть во все это дело. А военно-морская разведка от нее не отстанет. — Он показал на распечатку файлов, полученных еще до разговора с президентом. — Вот почему мы должны ехать в Джексонвилль, во Флориду.

Стефани уже прочла отчет, поэтому знала, что именно там живет Захария Александр. Но она хотела знать нечто другое и поэтому сказала:

— Почему мы?

— Потому что Скотт Хэрвет сказал мне «нет».

— Может, стоит поговорить об одиноком рейнджере? — Она слегка усмехнулась.

— Стефани, мне нужна твоя помощь. Помнишь те подарки? Я задолжал тебе один.

— Для меня этого достаточно.

Она встала и попыталась завершить столь неожиданную встречу.

Но не по этой причине Стефани Нелл согласилась, и ее посетитель определенно знал об этом. Отчет следственной комиссии. По его настоянию она прочитала его.

Никакой Уильям Дэвис не значился в списке экипажа «НР-1А».

Глава 12

Монастырь Этталь


Малоун получил истинное наслаждение, рассматривая книгу, лежавшую на столе.

— Она из гробницы Карла Великого? И ей 1200 лет? Если это так, то она просто великолепно сохранилась.

— Это сложная и долгая история, господин Малоун. Она длится целых двенадцать столетий.

Похоже, этой женщине нравились уклончивые ответы.

— Испытайте меня.

Доротея Линдауэр указала на книгу:

— Вы узнаете эти символы?

Коттон опять посмотрел на страницу, заполненную странными письмом и гравюрами с обнаженными женщинами, которые резвились в резервуарах, соединявшихся между собой причудливой вязью. Эти ванны казались скорее какими-то гидравлическими приборами, чем средствами гигиены.

Коттон пролистал дальше и, вглядевшись в рисунки, понял, что то, что на первый взгляд казалось просто узорами, на самом деле было изображениями астрономических объектов, увиденных в телескоп. На другой странице была достаточно подробная схема партеногенеза. А дальше были изображены неизвестные Малоуну растения со сложной корневой системой, странный календарь со знаками зодиака, многочисленные изображения обнаженных людей, схемы летательных аппаратов и многое, многое другое, что не поддавалось никакому объяснению. Непонятные слова и неизвестные буквы растворились в этих странных рисунках.


— Как заметил Оттон III, это «язык небес», — пояснила Доротея Линдауэр.

— Меня не предупреждали, что небесам требуется язык, — неловко пошутил Малоун, пытаясь скрыть свое удивление.



Доротея улыбнулась:

— Во времена Карла Великого представление о небесах сильно отличалось от современного.

Малоун показал пальцем на символ, изображенный на верхней обложке.



— Что это? — спросил он.

— Я не знаю.

Тут же Коттону стало ясно, чего ему явно не хватало в книге. Ни крови, ни монстров, ни мифических чудищ. Никакого конфликта или разрушительных устремлений высших сил. Никаких религиозных символов или знаков светской власти. По сути, ничего такого, что указывало бы на какой-либо узнаваемый стиль жизни, ничего, что могло бы указать на какую-либо известную Малоуну культуру. Вместо этого страницы показывали совсем другой мир, безвременный и неземной.

— Есть еще кое-что, что я хотела бы показать вам, — сказала Доротея.

Малоун задумался. Честно говоря, он так и не понял, что от него хотела эта опасная женщина.

— Пойдемте, вы человек, привыкший к подобным ситуациям.

— Я только продаю книги.

Доротея Линдауэр указала на открытую дверь, расположенную сзади нее.

— Тогда берите книгу и следуйте за мной.

Но он не собирался сдаваться так легко.

— Может, вы возьмете книгу, а я — пистолет? — Малоун снова схватился за оружие.

Она кивнула.

— Если вам это придаст уверенности — пожалуйста.

Она взяла книгу со стола, и Коттон последовал за ней. Винтовая каменная лестница уходила в еще большую тьму, внизу их ждал луч света, выбивающийся из-за закрытой двери.

Наконец они спустились. Внизу Малоун обнаружил коридор примерно 50 футов в длину. Деревянные двери выстроились по обе его стороны, Доротея подошла к самой дальней и легко открыла дверь.

— Крипта? — спросил Коттон.

Доротея согласно кивнула.

— Сейчас монахи хоронят своих мертвецов выше. Это часть старого аббатства, она сохранилась еще со Средних веков. Нынче эти помещения используются под склады. Мой дед провел здесь массу времени, когда шла Вторая мировая война.

— Прячась?

— Можно сказать и так.

Она перешла в коридор, освещаемый лампами. Яркий свет больно ударил по глазам, успевшим привыкнуть к темноте. За дверью одной из молелен, в дальнем конце коридора, располагался небольшой музей. Любопытные поделки из камня и резного дерева, примерно сорок или пятьдесят экспонатов, были выставлены в ярком свечении натриевого света. Витрины, освещаемые сверху, выстроились в дальнем конце. По стенам были расположены деревянные шкафы, раскрашенные в баварском стиле. Доротея указала на деревянные барельефы; на них были изображены многочисленные полумесяцы, кресты, трилистники, звезды, сердца, бриллианты и короны.

— Они украшали крыши голландских фермерских домов. Некоторые называют это народным искусством. Мой дед думал, что они значат нечто большее и их истинный смысл потерялся с течением веков, поэтому они находятся здесь.

— После поражения Вермахта?

Он ощутил ее мгновенно вспыхнувшее раздражение:

— Мой дед был ученым, а не нацистом.

— Знаете, сколько человек уже пытались оправдаться подобным образом?

Казалось, она и не заметила его колкости.

— Что вы знаете об арийцах?

— Достаточно. По крайней мере, я знаю, что это понятие появилось не благодаря нацистам.

— Снова ваша эйдетическая память?

— Вы просто кладезь информации обо мне.

— Я уверена, что вы соберете информацию и обо мне. Если решите, что это стоит вашего времени.

— Ладно, рассказывайте, — милостиво разрешил Малоун.

— Общее представление об арийцах, расе высоких, стройных, мускулистых людей с золотыми волосами и голубыми глазами, появилось в XVIII веке. Это произошло, когда ученые заметили генетическое сходство древних языков. И вы должны это оценить. Первым из них был британский юрист, служивший в Верховном суде Индии. Он изучал санскрит и выявил его сходство с древнегреческим и латынью. Тогда и было придумано слово «арии»; в переводе с санскрита оно означает «благородный». Именно это слово было использовано для описания некоторых индийских племен. Все больше ученых начали замечать сходство санскрита с другими языками и начали использовать термин «арийцы», чтобы описать эту языковую группу.

— Вы лингвист? — спросил Малоун.

— Едва ли, но дедушка знал эти вещи.

Доротея указала на одну из каменных плит. Наскальная живопись. Человеческая фигурка на лыжах.

— Это из Норвегии. Предположительно четыре тысячи лет до нашей эры. Остальные примеры, представленные здесь, привезены из Швеции. Вырезанные круги, диски, колеса. Для дедушки это был язык древних арийцев.

— Это абсурд.

— Точно. Но дальше будет только хуже.

Она рассказала ему о блестящей нации воинов, когда-то мирно жившей в долинах Гималаев. Некое событие, потерявшееся в истории, заставило их отказаться от мирного существования, и они стали завоевателями. Часть двинулась на юг — и завоевала Индию. Остальные хлынули на запад и вышли к холодным, дождливым лесам Северной Европы. Со временем их язык ассимилировался и стал похож на язык местного населения. Нам ничего не известно о них, даже как назывались эти племена. И так продолжалось вплоть до начала XIX века. Германская литературная критика дала таковое только в 1808 году — арийцы. Другой германский писатель, не имея исторического или лингвистического образования, объединил арийцев со скандинавами, полагая, что это одно и то же. Он написал серию книг, ставших немецкими бестселлерами в 20-х годах XX века.

— Полный нонсенс, — продолжила Доротея. — Никакой фактической основы. Но так или иначе — арийцы. По сути, это мифические люди с вымышленной историей и придуманным именем. Но в 30-х годах нацисты ухватились за эту романтическую историю. Слова «арийцы», «нордический» и «германский» стали использовать как взаимозаменяемые. Это сохранилось и по сей день. Идея о русоволосых завоевателях-арийцах нашла у немцев глубокий отклик — просто потому, что она апеллировала к их тщеславию. Итак, безвредное лингвистическое расследование стало сокрушительным инструментом расистов. Это стоило жизни миллионам и заставило немцев делать ужасные вещи, которые они никогда не совершили бы при другой власти.

— Это древняя история, — заметил Малоун.

— Позвольте, я покажу вам то, что не относится к древней истории.

Доротея повела его мимо экспонатов к пьедесталу, поддерживаемому четырьмя разбитыми камнями. На них были хорошо заметны глубоко вырезанные знаки. Коттон наклонился и попытался рассмотреть их поближе.

— Они такие же, как и на пергаменте, — сказал он. — Те же изображения.



— Точно такие же, — подтвердила Доротея.

Малоун выпрямился.

— Какие-то скандинавские руны?

— Это камни из Антарктиды.

Книга. Камни. Неизвестные письмена. Его отец. Ее отец. «НР-1А». Антарктида.

— Чего вы хотите? — наконец произнес он.

— Дедушка нашел эти камни там и привез их сюда. Мой отец потратил свою жизнь, пытаясь расшифровать их. — Она взяла в руки книгу. — Эти слова. Оба были безнадежными мечтателями. Но мне надо понять причину, побудившую их посвятить свои жизни разгадке этой тайны. Вам необходимо узнать, за что погиб ваш отец. Мы должны разгадать то, что дедушка называл Karl der Groe Verfolgung.

Малоун про себя перевел: «Искания Карла Великого».

— Откуда вы знаете, что что-нибудь из этого имеет связь с субмариной? — задал он следующий вопрос.

— Отец оказался там не случайно. Он был не только частью происходящего, а фактически причиной, побудившей командование направить субмарину именно туда. Я пыталась получить засекреченный отчет по «Блазеку» десятилетиями, и все безуспешно. Но теперь он есть у вас.

— Вы все еще не рассказали мне, откуда вам это известно.

— У меня есть источники в военно-морском флоте. Они и поведали мне, что ваша бывшая начальница, Стефани Нелл, получила отчет и отправила его вам.

— И это все еще не объясняет, откуда вы узнали, что я именно сегодня буду на горе.

— Как насчет того, чтобы на время оставить эту загадку?

— Вы послали тех двоих, чтобы украсть отчет?

Она кивнула.

Коттону не нравилось ее отношение, но, черт возьми, он был заинтригован. Он находился в подвале баварского аббатства, был окружен древними камнями с непонятными письменами и смотрел на книгу, предположительно принадлежавшую Карлу Великому, которую невозможно было прочесть. Если все, что сказала Доротея Линдауэр, было правдой, то вполне могло случиться так, что и гибель отца как-то с этим связана.

Но иметь дело с этой женщиной было бы чистым сумасшествием. Он в ней не нуждался.

— Если не возражаете, я пойду. — Коттон повернулся к выходу.

— Совершенно с вами согласна, — сказала Доротея, когда Малоун уже подходил к двери. — Вы и я никогда не смогли бы работать вместе.

Он остановился.

— Больше никогда не оказывайте на меня давления.

— Guten Abend, Herr Malone.[15]

Глава 13

Фюссен, Германия

20.30


Стерлинг Вилкерсон стоял под снежными ветвями бука и смотрел на витрину антикварного книжного магазина. Тот был расположен в середине сводчатой галереи живописных бутиков; рядом была пешеходная зона, недалеко от рождественской ярмарки, где толпа людей и теплый свет прожекторов вносили частичку тепла в холод зимней ночи. Ароматы корицы, имбирного пряника и сахарного миндаля плыли в сухом морозном воздухе вместе с дразнящими запахами шницеля и жареных колбасок. Откуда-то издалека доносился звон церковных колоколов.

Слабые огни, освещавшие витрину книжного магазина, показывали, что хозяин все еще ждет посетителей. Вилкерсон понимал, что его жизнь вот-вот должна была измениться. Его непосредственный начальник, Лэнгфорд Рэмси, пообещал, что он вернется домой из Европы с золотой звездой.

Но он сомневался в Рэмси.

Была одна вещь, и он это знал точно: чернокожим американцам нельзя доверять. Он до сих пор время от времени вспоминал детство. Ему было всего девять лет, и он жил в маленьком городке Южного Теннесси. Местные ковровые фабрики обеспечивали сносное существование не только его отцу, но и всем его соседям. Тогда чернокожие и белые жили отдельно, а последующие изменения в законодательстве положили начало взаимному насилию. Однажды в летнюю ночь он играл перед домом. У соседей было полно людей, и он неслышно подполз к двери и слушал, как люди, которых он знал всю жизнь, яростно спорят, обсуждая будущее города. Он был еще очень мал и не понимал, почему все так громко кричат. Поэтому на следующий день, пока они с отцом были на заднем дворе, он спросил — и получил немедленный ответ.

— Они разрушают связи, установленные много лет тому назад, сын. Ниггеры не имеют права здесь жить.

Тогда маленький Стерлинг собрался с духом и спросил:

— Но разве не мы привезли их сюда из Африки?

— И что? Это значит, что мы у них в долгу? Они сами влезают в долги, сын. Если они работают не на фабрике, никто из них не может удержаться на работе. Ничего не имеет значения, кроме того, что дали им белые люди. Такие, как я и остальные в этом квартале. Мы честно работали всю свою жизнь, а они просто пришли и все разрушили.

Он вспомнил ночь и все, что слышал накануне из-за неплотно прикрытой двери соседского дома.

— Ты и соседи собираетесь купить дом в конце квартала и снести его, чтобы негры здесь никогда не смогли жить?

— О, это звучит как отличный план; хорошо, если у нас получится воплотить его в жизнь.

— Вы собираетесь покупать каждый пустой дом, а затем сносить его?

— Если потребуется.

Его отец был прав. Нельзя доверять никому из них. Особенно тому, кто дослужился до звания адмирала в военно-морских силах США и должности начальника департамента военно-морской разведки.

Но какой выбор был лично у него? Дорога к адмиральским погонам проходила прямиком через Лэнгфорда Рэмси.

Стерлинг Вилкерсон взглянул на часы. И тут же увидел двухместную «Тойоту», проехавшую вниз по улице и припарковавшуюся у соседнего магазина. Боковое стекло опустилось, и двигатель постепенно затих.

Вилкерсон надел кожаные перчатки, затем подошел к входной двери книжного магазина. Звонок колокольчика объявил о его присутствии, как только он вошел внутрь.

— Guten Abend, Martin,[16] — сказал он приземистому полному человечку за стойкой.

Первое, что бросалось в глаза, были невероятно пышные черные усы хозяина магазина.

— Рад снова вас видеть, — сказал мужчина по-немецки.

Владелец магазина носил все тот же галстук-бабочку и смешные подтяжки, которые были на нем много недель назад, когда они впервые встретились. Книжный магазин был набит старыми и новыми книгами, но сразу было видно, что хозяин предпочитает исследования по оккультизму и астрологии. И еще он любил заключать договоры на поставку книг сам, не доверяя никому.

— Полагаю, твой рабочий день был удачным? — спросил Вилкерсон.

— На самом деле совсем нет. Несколько покупателей с утра, но с началом снегопада и открытием ночной рождественской ярмарки мысли людей заняты совсем не книгами. — Мартин закрыл дверь и повернул замок.

— Тогда, возможно, я сумею подбросить тебе пару монет. Пожалуй, пришло время завершить наше дело, — весело сказал Вилкерсон.

Все три месяца хозяин исправно работал внештатным сотрудником отделения Вилкерсона; правда, за это он потребовал кругленькую сумму. Но работу по розыску и поставке ценных книг, архивных бумаг и журналов выполнял добросовестно и даже с каким-то азартом. Стерлинг надеялся, что этими поставками никто не заинтересовался.

Он отодвинул рваную занавеску и последовал за хозяином магазина. Во время своего первого визита Вилкерсон узнал, что когда-то, в начале XX века, в этом здании размещался банк. От него здесь мало что осталось, только старое бронированное хранилище, и сейчас Вилкерсон наблюдал, как немец покрутил диск и разблокировал ручку, а затем легко открыл тяжелую железную дверь.

Мартин вошел и дернул шнурок. Под потолком загорелась белесая лампочка.

— Вы же понимаете, вашим заданием я занимался большую часть дня, а магазин совсем забросил.

Коробки были сложены в центре. Вилкерсон изучил содержимое самой верхней. Копии «Германии»,[17] ежемесячного журнала по археологии и антропологии, выпускавшегося нацистами в 30-х годах. В другой коробке находились тома в кожаном переплете, озаглавленные «Исследовательское и образовательное общество, Аненербе. Эволюция. Сущность. Эффект».

— Они были подарены Генрихом Гиммлером на пятидесятилетие Адольфу Гитлеру, — сказал Мартин. — Удачная находка. И еще, стоили они относительно недорого.

В остальных коробках были еще журналы, корреспонденция, договоры и другие архивные материалы. Все они относились ко временам Третьего рейха.

— Мне повезло найти продавцов, они брали только наличные. Таких антикваров все труднее найти. Я думаю, что честно отработал ваши денежки и заслужил небольшое вознаграждение.

Вилкерсон достал конверт из внутреннего кармана пальто и передал его Мартину.

— Десять тысяч евро, как договаривались.

Немец пролистал купюры, на его лице разлилась удовлетворенная улыбка.

Они вышли из хранилища и пошли в торговый зал. Мартин первым добрался до выхода и внезапно обернулся, наставив пистолет на американца.

— Я не любитель. Но тот, на кого вы работаете, должен принимать меня именно за такового.

Стерлинг попытался вести себя как можно увереннее.

— Те люди снаружи. Зачем они здесь? — спросил немец, не отпуская пистолет.

— Они должны помочь мне.

— Я сделал, как вы просили, купил то, что вы хотели, и не оставил ни одного следа, ведущего к вам.

— Тогда тебе не о чем беспокоиться. Я пришел исключительно за документами.

Мартин помахал конвертом перед носом Вилкерсона:

— Скажите тому, кто профинансировал эти покупки, чтобы оставили меня в покое.

— Почему вы считаете, что это не моя личная инициатива?

Мартин внимательно посмотрел на него.

— Кто-то использует вас, или, что еще хуже, вы сами решили нарушить закон. Помните, вам повезло, что я вас не застрелил.

— Почему же вы этого не сделали? — спросил Вилкерсон.

— Нет нужды тратить пулю. Вы не представляете угрозы. Но скажите своему благодетелю, чтобы он оставил меня в покое. А теперь забирайте свои коробки и проваливайте.

— Мне понадобится ваша помощь.

Мартин тряхнул головой и проговорил сквозь зубы:

— Эти двое пусть остаются в машине. Вы все должны вынести сами. Но знайте, если что-то пойдет не так, я застрелю вас.

Глава 14

Монастырь Этталь


Доротея Линдауэр смотрела на блестящие сине-серые камни, вывезенные ее дедом из Антарктиды. На протяжении многих лет она редко посещала аббатство. Эти навязчивые идеи деда и отца для нее мало значили. И пока она гладила шероховатую поверхность, а пальцы пробегали по странным буквам, только одна мысль преследовала ее. На расшифровку этого ее предки потратили всю жизнь.

Дураки. Оба. Особенно ее дед.

Херманн Оберхаузер родился в аристократической семье реакционных политиков, страстных в своих убеждениях и совсем недальновидных, как показали будущие события. Он ввязался в антипольское движение, прокатившееся по Германии в начале 30-х годов. Он собирал деньги на борьбу с ненавистной Веймарской республикой. Как только Гитлер пришел к власти, Херманн приобрел рекламную фирму, начал активно поддерживать национал-социалистов и все сделал для того, чтобы никому не известная группа «коричневорубашечников»[18] поднялась от террористов до лидеров нации. Затем он организовал газетный трест и возглавил Германскую национальную народную партию, присоединившуюся в конечном итоге к нацистам. Он произвел на свет трех сыновей. Двое из них так и не увидели окончания войны: один погиб в России, другой — во Франции. Отец Доротеи остался в живых только потому, что был слишком юн, чтобы сражаться. После заключения мирного договора дед Доротеи стал одним из тех бесчисленных разочарованных людей, кто отдал все, чтобы сделать Гитлера вождем нации. А теперь они, оставшиеся в живых, испытывали жестокий стыд. Ее дед потерял все свои газеты, но сохранил фабрики, бумажные комбинаты и нефтеперегонный завод — к счастью, эти предприятия были нужны союзникам. Поэтому его грехи были если не прощены, то на время забыты. Но, несмотря на поражение Германии и Нюрнбергский трибунал, Херманн Оберхаузер не отказался от своих взглядов. Он продолжал восхищаться так называемым тевтонским наследием и все так же поддерживал идеи германского национализма, полагая, что западная цивилизация находится на грани краха и ее единственная надежда на возрождение состоит в обнаружении давно потерянных истин. Как и сказала Малоуну Доротея, еще в конце 30-х годов он заметил необычные символы на крышах голландских фермерских домов и уверовал, что они и наскальное искусство Швеции и Норвегии, а потом уже и камни из Антарктиды — все это доказательства существования великой арийской цивилизации. А камни — великое послание, по которому можно изучить так называемый арийский язык. Колыбель всех мировых языков. Язык небес.

Полная бессмыслица. Но нацисты обожали романтические идеи. К 1931 году в состав СС входили десять тысяч человек,[19] которых Гиммлер в конце концов трансформировал в расовую элиту молодых арийских мужчин. Главное управление СС по вопросам расы и поселений тщательно расследовало наследственность претендентов и их генетику. Затем в 1935 году Гиммлер пошел еще дальше и создал тест на интеллект, тщательно следуя своей главной идее — возрождение золотого арийского прошлого.

Но ответственная миссия была двоякой. Раскопать свидетельства германских завоеваний вплоть до начала времен и сообщить немецкому народу об этих открытиях. Звучное и длинное название, как считали основатели, должно было обеспечить доверие и уважение немецкого народа. Deutsches Ahnenerbe — Studiengesellschaft Geistesurgeschichte. Немецкое общество по изучению древней германской истории и наследия предков. Или, сокращенно, Аненербе. Сто тридцать семь ученых и исследователей, более восьмидесяти кинорежиссеров, фотографов, художников, скульпторов, библиотекарей, техников, бухгалтеров и секретарей. И все они были под началом Херманна Оберхаузера.

Пока ее дед усердно трудился над проблемами филологии, немцы погибали на фронтах. В конце концов Гитлер выгнал ее деда из Аненербе и публично унизил и его, и всю семью Оберхаузеров. Вот тогда дед и уединился здесь, в аббатстве, защищенный стенами, укрепленными не только цементом и временем, но и верой. Тут он и пытался реабилитироваться, но не перед Гитлером, а перед самим собой и семьей.

Но так никогда и не смог этого сделать.

Она вспомнила день, когда он умер…


— Дедушка. — Она опустилась на колени перед его кроватью и взяла его за хрупкую руку.

Глаза старика открылись, но он не сказал ни слова. Он давным-давно потерял связь с миром и никого не узнавал.

— Никогда не сдавайся, — сказала Доротея.

— Позвольте мне сойти на берег. — Слова были не громче дыхания, и ей пришлось наклониться, чтобы услышать их.

— Дедушка, что ты, сказал?

Его взгляд остановился, масляный свет лампы не давал Доротее увидеть выражение его лица и сбивал ее с толку. Он медленно покачал головой.

— Ты хочешь умереть? — спросила она.

— Я должен сойти на берег. Скажите капитану.

— Что ты имеешь в виду?

— Их мир… Он ушел. Я должен сойти на берег. — И дед снова покачал головой.

Доротея начала говорить, чтобы переубедить его, но его рука слабела с каждой минутой. Вдруг он резко вздохнул, а затем медленно разлепил сухие губы и, напрягая последние силы, произнес: «Хайль… Гитлер».


Доротея Линдауэр каждый раз сгорала от стыда, когда думала о последних словах деда. Почему, уже умирая, он не отрекся от зла, а лишь еще раз присягнул ему в верности? К сожалению, она этого уже никогда не узнает.

Дверь в подвальную комнату отворилась — это вернулась давнишняя знакомая Малоуна. Доротея наблюдала, как та уверенно идет мимо экспонатов… Как же она, Доротея, могла допустить, что уже нельзя повернуть обратно? Ее дед умер нацистом, ее отец погиб мечтателем. А она?

А теперь и она готова повторить их судьбу.

— Малоун ушел, — сказала женщина. — Он уехал. Мне нужны мои деньги.

— Что случилось сегодня на горе? Я не могла предположить, что твой напарник погибнет.

— События вышли из-под контроля.

— Вы сделали все не так. Вы должны были только заинтересовать Малоуна, а теперь он знает то, что должно было остаться тайной.

— Это сработало. Малоун пришел, и у вас была возможность побеседовать; в конечном счете случилось именно то, что вы и хотели.

— Своими действиями вы поставили под угрозу всю операцию. Все должно было быть совсем не так.

— Я сделала все, о чем вы меня попросили, и хочу, чтобы мне заплатили. И еще я хочу долю Эрика. Он определенно ее заслужил.

— Его смерть для тебя ничего не значит? — спросила Доротея.

— Он слишком остро реагировал на нештатную ситуацию и поплатился за это.

Доротея бросила курить лет десять назад. Но недавно начала снова. Казалось, что никотин успокаивает ее и придает уверенности. Она шагнула к одному из богато инкрустированных шкафов, нашла пачку и предложила своей гостье сигарету.

— Danke,[20] — сказала наемница.

С первой их встречи Доротея знала, что женщина курит. Она взяла сигарету и себе, нашла спички и прикурила обе.

Женщина сделала две глубокие затяжки.

— Мои деньги, будьте любезны.

— Конечно, — спокойно ответила Доротея.

Доротея Линдауэр увидела, как изменились глаза наемницы. Уверенность быстро сменили страх, боль и отчаяние. Мышцы лица напряглись, горло свело судорогой. Пальцы разжались, выпуская сигарету, а руки схватились за горло. Язык распух, и она тщетно пыталась глотнуть хоть каплю спасительного кислорода. На губах выступила пена. Она сделала последний вдох, закашлялась и попыталась что-то сказать, но тут пришла агония. Мышцы лица разгладилось, и тело мягко упало на пол.

Доротея уловила легкий запах миндаля. Цианид, им была пропитана сигарета.

Интересно, как наемница работала на людей, о которых ничего не знала. Ни разу она не задала ни единого вопроса. Доротея поступала по-другому. Она всегда тщательно проверяла всех, кого нанимала, пусть и на один день. Наемница была очень примитивной, ее интересовали только деньги. Но госпожа Доротея Линдауэр не могла рисковать и оставлять свидетелей, даже если те очень мало знали.

Коттон Малоун? О, это совсем другая история. Что-то подсказывало ей, что она с ним еще встретится.

Глава 15

Вашингтон, округ Колумбия

15.20


Рэмси возвратился в Национальный морской исследовательский центр, где располагался штаб военно-морской разведки. У двери его личного офиса уже ждал начальник штаба капитан Хоуви.

— Что случилось в Германии? — немедленно спросил адмирал.

— Отчет по «НР-1А» был передан Малоуну на Цугшпице, как и планировалось. Однако затем ситуация вышла из-под контроля, в кабинке подъемника началась драка, один человек погиб.

Рэмси выслушал объяснения Хоуви о том, что случилось, а затем коротко спросил:

— Где Малоун?

— Датчик GPS в арендованной им машине показывает все его передвижения. Он был некоторое время в отеле, а затем поехал в монастырь Этталь. Это примерно в девяти милях на север от Гармиша. Последний отчет сообщает, Малоун опять возвращается в Гармиш.

Рэмси довольно улыбнулся. Они очень предусмотрительно снабдили маячком машину Малоуна. Это позволяло им без труда следить за его перемещениями через спутник.

Адмирал сел за стол.

— Что с Вилкерсоном? — продолжил он допрос.

— Мы думаем, что он чертовски профессионален, — сказал Хоуви. — Он спокойно проследил за Малоуном, подождал в Гармише, а затем отправился в Фюссен и встретился там с неким владельцем книжного магазина. Два помощника уже ждали его в машине, поэтому им не составило труда забрать заказ.

— Он тебя раздражает, не так ли? — спросил Рэмси.

— Я знаю, что от него будет больше неприятностей, чем пользы, и мы должны убрать его как можно скорее.

Рэмси почувствовал резкое отвращение, но все же произнес:

— Где же пересеклись ваши дорожки?

— Штаб-квартира НАТО. И это общение, мягко говоря, стоило мне моих капитанских погон. К счастью, мой командир тоже не любил ублюдков, целующих задницы начальства.

У Лэнгфорда не было времени на всю эту стародавнюю муть, поэтому он просто сменил тему разговора.

— Нам известно, что сейчас делает Вилкерсон?

— Вероятно, он сейчас решает, кто ему больше поможет. Мы или они.

Когда Рэмси узнал, что Стефани Нелл запросила отчет следственной комиссии по «НР-1А», он немедленно отправил на Цугшпице свободных агентов, намеренно не проинформировав об этом Вилкерсона. Начальник его берлинской резидентуры полагал, что он был единственным следившим, и строго выполнял все полученные инструкции о наблюдении за Малоуном и передвижениях секретного отчета.

— Вилкерсон объявлялся, звонил?

— Ни слова, — покачал головой Хоуви.

Зажужжал интерком, и Рэмси услышал, как его секретарь сообщает ему, что на линии Белый дом. Лэнгфорд отпустил Хоуви и поднял трубку.

— У нас проблема, — без предисловия объявила Диана Маккой.

— Как это у нас проблема?

— Эдвин Дэвис проводит собственное расследование.

— И президент не может его остановить?

— Нет. Или просто не хочет.

— Как ты это поняла?

— Я заставила Дэниелса поговорить с ним, но все, что он сделал, так это выслушал его напыщенную речь про Антарктиду, а затем пожелал «приятного дня» и повесил трубку.

Рэмси потребовал детали, и Диана объяснила ему, что произошло. Затем он спросил:

— Наш отчет о Захарии Александре никак не повлиял на решение президента?

— Видимо, нет.

— Возможно, нам стоит увеличить давление.

Собственно говоря, именно поэтому Рэмси и отправил Чарли Смита на задание, но Диана Маккой ничего не должна знать об этом.

— Дэвис очень привязан и доверяет Стефани Нелл, — после короткого молчания сказала Диана.

— Она не помеха, — отрубил Рэмси.

Группе «Магеллан» нравилось думать, что они — лучшие игроки на поле международного шпионажа. И никаких других вариантов. Двенадцать чертовых юристов? Нужно все-таки быть реалистами. Ни один из них и гроша ломаного не стоил. Коттон Малоун? Он слеплен из другого теста. Но он ушел в отставку и с головой погрузился в расследование причин гибели отца. На самом деле Лэнгфорд Рэмси отдавал себе отчет, что сейчас он просто взбешен, а ничто так не искажает разум, как гнев. Поэтому он попытался вернуть себе спокойствие, вздохнул и продолжил:

— Нелл не может стать преградой.

— Дэвис направился в Атланту. Он очень уверен в себе и считает, что именно он управляет ситуацией.

«Любимчик президента, спокойный, самоуверенный лощеный бюрократ» — так перевел слова Дианы Рэмси, но попытался успокоить ее:

— Он не знает игры, правила и ставки.

— Ты понимаешь, что он, скорее всего, найдет Захарию?

— Что-нибудь еще? — Лэнгфорд уже взял себя в руки и попытался закончить разговор.

— Не напортачь хоть с этим, — ответила Диана.

Диана Маккой, может быть, и советник президента по национальной безопасности, но и Лэнгфорд Рэмси не мелкая сошка, им нельзя командовать. Однако вместо гневной отповеди он произнес:

— Я постараюсь.

— Речь идет и о моей заднице тоже. Не забывай об этом. Хорошего дня, адмирал.

И она повесила трубку.

Рэмси понимал, что вся эта ситуация становилась очень опасной. Как много секретов он сможет одновременно держать под водой?

Рэмси проверил время.

По крайней мере, один из этих секретов скоро откроется. Лэнгфорд посмотрел на вчерашнюю «Нью-Йорк таймс», лежавшую на столе. Его привлекла статья, касающаяся адмирала четвертого ранга Дэвида Сильвиана, вице-председателя Объединенного комитета начальников штабов. Пятьдесят девять лет, из них тридцать семь лет на военной службе. В настоящее время находится в госпитале после несчастного случая на мотоцикле, произошедшего из-за ледяной корки на Виргинской магистрали. Ожидалось, что прославленный адмирал поправится, но его состояние было все еще очень серьезным. В статье приводились пожелания от Белого дома о скорейшем его выздоровлении. Еще бы, правительство должно быть ему благодарно: Сильвиан был не только чемпионом по сокращению расходов, он полностью переписал процедуры финансирования и снабжения Пентагона. Подводник. Многим нравится. Уважаем.

Еще одно препятствие для Лэнгфорда Рэмси.

Адмирал не знал, когда придет его время, но сейчас, когда оно наступило, он был готов. За прошедшую неделю все встало на свои места. Чарли Смит уладит все мелкие неприятности, способные ему помешать.

А теперь пришло время Европы.

Адмирал дотянулся до телефонной трубки и набрал международный номер. На том конце ответили после четвертого гудка.

— Как у вас погода? — спросил Рэмси.

— Облачная, холодная и плохая.

Верный ответ. Он разговаривал с правильным человеком.

— Те посылки на Рождество, заказанные мною. Я бы хотел, чтобы их упаковали и доставили.

— Курьерской или обычной почтой?

— Курьерской. Праздники быстро приближаются.

— Мы можем организовать это в течение часа.

— Чудесно.

Адмирал повесил трубку.

Стерлинг Вилкерсон и Коттон Малоун вскоре будут мертвы.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава 16

Уайт-Оук, Виргиния

17.15


Чарли Смит посмотрел на маленькие флуоресцентные стрелки своих коллекционных часов с Индианой Джонсом, а затем — на лобовое стекло припаркованного «Хендая». Он будет рад, когда вернется весна и время потечет быстрее. Чарли плохо реагировал на холод, снег, темноту и вообще на все зимние прелести. Это началось, когда он был еще подростком, и ухудшилось, когда переехал в Европу. Смит наблюдал репортаж об этом состоянии в передаче «Внутренний выпуск».[21] Длинные ночи, мало солнца, низкие температуры. Мрачно, как в аду.

Главный вход в госпиталь неясно вырисовывался впереди. Серый прямоугольник с оштукатуренными стенами, три этажа серости и болезней. Папка на пассажирском сиденье лежала открытой, все готово, надо лишь прочитать. Но все, что сейчас волновало Чарли, — это очередная серия «Звездного пути»,[22] которую он загрузил в айфон. Кирк[23] и похожий на ящерицу пришелец сражались друг с другом на необитаемом астероиде. Чарли столько раз смотрел каждую из 79 оригинальных серий, что обычно знал диалоги главных героев наизусть. И честно говоря, он считал, что красотка Ухура[24] определенно была горячей штучкой. Чарли как раз смотрел, как пришелец загнал в угол Кирка, но вынужден был прервать столь приятное времяпровождение. Он заметил, как два человека вышли из дверей главного входа больницы и направились к «Форду гибрид» цвета мокко.

Чарли проверил номер автомобиля. Тот принадлежал дочери адмирала Сильвиана и ее мужу.

Еще один человек покинул госпиталь — за тридцать, с рыжими волосами — и спокойно направился к серой «Тойоте» класса SUV.[25] Чарли сверил номерной знак. Сын.

За ним следовала пожилая женщина. Жена. Ее лицо совпадало с черно-белым фото, хранившимся в папке.

Чарли Смит считал себя истинным профессионалом и поэтому к каждому делу готовился очень тщательно.

Кирк, как черт, унесся от ящерицы, но Смит знал, что далеко он не убежит. Решительное столкновение приближалось. Так же, как и здесь.

Палата номер 245 сейчас должна быть пуста. Чарли знал, что больница была региональной; две ее операционные использовались по часам, кабинет «Скорой помощи» имел четыре машины «неотложки» из четырех соседних округов. Много последовательных действий, каждое из них позволит Смиту легко дойти до места назначения, и его никто не должен заметить.

Он захлопнул дверь автомобиля и не торопясь вошел в госпиталь через главный вход. Стойка регистратуры была пуста. Чарли знал, что служащий ушел с дежурства в пять и не вернется раньше семи утра. Немногочисленные посетители направлялись к автостоянке. Часы посещения заканчивались в пять часов вечера, но Чарли было известно, что многие не покидали своих родственников и знакомых раньше шести. Смит поднялся на лифте и пошел по залитой солнцем плитке к дальнему коридору первого этажа, ненадолго задержавшись в прачечной. Пятью минутами позже он уверенно вышел из лифта на втором этаже. Резиновые подошвы ботинок медбрата бесшумно ступали по светлой плитке пола. В отделениях слева и справа от него уже не было посетителей, двери в палаты, где лежали больные, были закрыты. Пост медсестер, расположенный прямо перед ним, был занят, но две пожилые женщины, не поднимая глаз, работали с медицинскими картами. Его они увидеть не могли.

Для дополнительной маскировки у Чарли в руках была стопка аккуратно сложенных простыней. Внизу в прачечной ему сообщили, что в палатах 248 и 250, ближайших к 245-й, нужны свежие простыни.

Все очень просто.

Единственная сложная проблема уже была решена. С утра Чарли еще не знал, какую серию загрузить в айфон. А второй вопрос — какое средство выбрать, чтобы смерть была как можно естественней, — Смит решил достаточно просто. Ведь он профессионал. К счастью, имея должные знания, можно было запросто взломать базу данных медицинских карт пациентов. Чарли практически сразу нашел нужную — и увидел там достаточно интересную информацию, позволившую ему выбрать способ убийства. Главное, что беспокоило докторов, — это пониженное кровяное давление пациента. Уже были прописаны все нужные медикаменты для решения этой проблемы, и все инъекции уже были назначены на утро. Пациент должен был хоть немного прийти в себя после многочасовой операции.

Отлично.

Смит уже проверил законы штата Виргиния о правилах аутопсии. Если смерть пациента произошла в результате суицида или вследствие автомобильной катастрофы, вскрытие не проводилось. Чарли это полностью устраивало. Ему нравилось, когда правила работали на него.

Он вошел в 248-ю палату, бросил простыни на голый матрац и быстро застелил больничную койку. Затем выглянул в коридор и, удостоверившись, что ничего не изменилось, перешел в 245-ю палату. Лампа над дверью освещала холодным белым светом больничные стены. Монитор сердечной деятельности подавал однообразные сигналы, сипела помпа искусственных легких. Смит знал, что все показатели тут же отображались на медицинском посту, и поэтому был очень осторожен. Он просто обязан оставить все так, как было до его прихода.

Пациент лежал на кровати: голова, лицо, руки и ноги были туго перебинтованы. Согласно записям больничной карты, когда его сначала доставили на машине «Скорой помощи» и быстро перевели в травматологическое отделение, у него были зафиксированы перелом черепа, рваные раны и повреждения кишечника. Это было настоящее чудо, что не был задет спинной мозг. Операция заняла три часа; во время нее остановили внутреннее кровотечение, восстановили внутренние повреждения и сшили раны. Потеря крови была значительной, и в течение нескольких часов ситуация оставалась критической. Но через несколько часов надежда на выздоровление обернулась уверенностью; было официально заявлено, что состояние больного квалифицируется как стабильное.

Именно поэтому Чарли и был здесь. Почему? Смит просто об этом не задумался. Он никогда этого не делал, получая очередное задание.

Чарли натянул латексные перчатки и нащупал в кармане шприц. Медицинская карта подробно отражала все лекарства, прописанные больному, поэтому подкожная инъекция с определенным количеством нитроглицерина может быть легко обнаружена при вскрытии. Если его будут делать по просьбе родственников. Но не в этом случае.

Надавив на поршень и удалив пузырьки воздуха, Смит аккуратно ввел препарат в пластиковый мешок капельницы. Теперь не должно возникнуть никакой угрозы. И хотя мгновенная смерть была бы предпочтительней, но изменения показателей сразу отобразятся на мониторах, и медсестры тут же вызовут реаниматологов. А Смиту нужно было время, чтобы уйти, и он знал, что остановка сердца адмирала Дэвида Сильвиана наступит только через полчаса после его ухода. К этому времени нитроглицерин уже растворится и его следы обнаружить будет невозможно.

Все как всегда: дело сделано, и его ждет очередная серия «Звездного пути». И очередное задание.

Глава 17

Гармиш

22.00


Малоун вернулся в отель «Пост». Уже когда он покинул монастырь и ехал обратно в Гармиш, то чувствовал, как его желудок скручивается от голода. Но всю поездку Коттон продолжал представлять членов экипажа «НР-1А», пойманных в ловушку на дне ледяного океана и надеющихся, что кто-нибудь их спасет.

Но этого никто не собирался делать.

Стефани еще не связалась с ним, и Малоун боролся с искушением самому набрать ее номер, однако вовремя вспомнил, о чем они договорились. Нелл должна позвонить только после того, как у нее будет нужная информация.

И его мысли вернулись к Доротее Линдауэр. Это была проблема. Мог ли ее отец действительно находиться на борту «НР-1А»? А если нет? Но откуда она могла узнать имя, указанное в отчете? Несмотря на то что список членов экипажа стал частью официального заявления для прессы, сделанного после того, как лодка затонула, Коттон припомнил, что в нем не было упоминания о Дитце Оберхаузере. Присутствие немца на борту субмарины, очевидно, было не для публичного использования. Еще одна маленькая капля в море лжи. И это вместо того, чтобы сказать правду, организовать спасение и начать нормальное расследование.

Что здесь происходит?

Ничего хорошего за время его пребывания в Баварии не случилось.

Коттон устало поднялся по деревянной лестнице. Немного сна ему явно не помешает. Завтра он тщательнее изучит все обстоятельства этого дела. Малоун посмотрел в коридор. Дверь в его номер была приоткрыта. Все надежды на какой-либо отдых тут же испарились.

Он выхватил пистолет из кармана куртки и попытался как можно тише подойти к двери комнаты. Его тень на полированном полу была отчетливо видна. И единственное, что мог сделать Коттон в данной ситуации, — это свести к минимуму любой шум, позволивший его незваным гостям догадаться о его присутствии.

Он вспомнил план гостиничной комнаты. Дверь открывалась в небольшой коридор, справа — большая ванная комната. Далее располагалась спальня — королевских размеров кровать, письменный стол, несколько тумбочек, телевизор и два кресла.

В голове вертелась малодушная мысль: может, служащие гостиницы просто забыли закрыть дверь после уборки? Возможно, но после сегодняшних событий Коттон сильно в этом сомневался. Он остановился с пистолетом в руке и сильно толкнул дверь плечом, отметив про себя, что свет в комнате был включен.

— Все в порядке, мистер Малоун, — сообщил женский голос.

Он заглянул в дверной проем.

Женщина, высокая и стройная, с пепельными волосами до плеч, стояла по другую сторону кровати. Ее лицо, без тени морщин, светло-персиковый цвет кожи и необыкновенные глаза. Она была близка к совершенству.

Малоун ее уже видел.

Доротея Линдауэр? Нет, хотя и очень похожа.

— Я Кристл Фальк, — сказала она.

* * *

Стефани сидела в кресле у иллюминатора, а Эдвин Дэвис рядом, в соседнем от нее проходе. Самолет компании «Дельта» из Атланты приближался к месту своего назначения, и вскоре они должны были приземлиться в международном аэропорту Джексонвилля. Внизу расстилались восточные области Национального заповедника Окефеноки;[26] зелено-бурые болота с черной водой были укрыты на зиму коричневой фанерой. Глава группы «Магеллан» оставила Дэвиса наедине с его мыслями на все 55 минут полета, а теперь пришла к выводу, что с нее хватит.

— Эдвин, почему ты не сказал мне правду?

— Я знаю. У меня нет брата, служившего на той субмарине. — Его голова лежала на подголовнике, глаза были полузакрыты.

— Почему ты солгал Дэниелсу?

Он потянулся и медленно проговорил:

— Я был вынужден.

— Это не похоже на тебя.

Эдвин внимательно посмотрел на нее.

— Правда? Мы едва знаем друг друга. С чего ты взяла?

— Тогда почему я здесь?

— Потому что ты честная. Правда, иногда чертовски наивная. Своевольная. Но всегда честная. И это, с одной стороны — сильная, а с другой стороны — слабая черта твоего характера.

Нелл удивил его цинизм.

— Система коррумпирована, Стефани. С низов и до самого верха. Как ни крути, но это правда.

Она была озадачена, учитывая место работы Дэвиса.

— Что ты знаешь о Лэнгфорде Рэмси? — спросил он.

— Мне он не нравится. Убежден в том, что вокруг одни идиоты, и даже не скрывает этого; и абсолютно уверен, что разведывательное управление не выживет без него.

— Он девять лет работал главой военно-морской разведки. Это неслыханно. Но каждый раз, как подходило время проводить очередную ротацию кадров, они позволяли ему остаться на месте.

— Это проблема?

— Черт возьми, да. Рэмси честолюбив, ради достижения цели он не остановится ни перед чем.

— Звучит так, будто ты его хорошо и давно знаешь.

— Больше, чем мне бы хотелось.


— Эдвин, прекрати, — сказала Милисент.

Он держал в руках трубку, набирая номер местной полиции. Она выхватила ее у него из рук и положила обратно на рычаг.

— Оставь все как есть.

Дэвис посмотрел в ее темные глаза. Ее великолепные длинные коричневые волосы были взлохмачены. Лицо Милисент было все таким же прекрасным, но сейчас на нем не было прежней уверенности, одно лишь беспокойство. Они во многом были очень похожи. Умные, преданные, верные. Различались только принадлежностью к расе — она была прекрасным образцом африканских генов, а он — квинтэссенцией англо-саксонских протестантов. Эдвин был увлечен ею в те дни, когда был назначен связным капитана Лэнгфорда Рэмси в Министерстве иностранных дел, участвовавшего в обустройстве штаб-квартиры НАТО в Брюсселе.

Дэвис нежно погладил свежий синяк на ее бедре.

— Он ударил тебя, — выплюнул он. — Снова.

— Это его обычное проявление чувств.

Милисент дослужилась до звания лейтенанта совсем недавно. Ее родственники были военные моряки, вот уже четыре поколения, и она с гордостью продолжила эту семейную традицию. Последние два года она была личным помощником Лэнгфорда Рэмси и его любовницей.

— Неужели он этого стоит? — тихо спросил Эдвин.

Милисент отошла от телефона, плотно запахнув халат. Она позвонила Дэвису полтора часа назад и попросила зайти к ней в номер. Рэмси только что ушел. И Эдвин совершенно не задумывался тогда, почему он приходит к ней в ту же минуту, как только слышит ее звонок.

— Рэмси не хотел этого делать, — как можно спокойнее сказала она. — Просто его характер оставляет желать лучшего. Он не любит, когда ему отказывают.

Эдвин Дэвис не мог представить их вместе, это приносило физическую боль, но он продолжал слушать ее, уверяя себя, что этот разговор принесет ей хоть какое-то облегчение. Больше он ничем не мог ей помочь.

— Нужно написать на него рапорт.

— Это ничего не изменит. Эдвин, этот человек идет на повышение. У него влиятельные друзья. Никому не будет дела до того, что я скажу или напишу, мне просто не поверят.

— Мне это важно, я тебе верю.

Ее беспокойные глаза пробежали по его лицу.

— Он обещал мне, что это больше никогда не повторится.

— Он говорил эти же слова и в прошлый раз.

— Тут есть и моя вина. Я сама во всем виновата. В этот раз я первая толкнула его. Я не должна была, но не смогла сдержать себя в руках.

Она села на диван и жестом попросила его сесть рядом. Когда Эдвин оказался рядом, Милисент положила голову ему на плечо и через мгновение уснула.

— Она умерла через полгода, — сухо закончил Дэвис.

Стефани молчала.

— Ее сердце просто остановилось. Руководство в Брюсселе сообщило, что вероятной причиной смерти было генетическое заболевание. — Дэвис замолчал на минуту, а потом с усилием продолжил: — Рэмси опять ее бил, тремя днями ранее. Никаких следов. Всего лишь несколько точных ударов кулаком по правильно выбранным местам… — Он немного помолчал. — После этого я попросил перевода.

— Знал ли Рэмси о том, что ты все знаешь?

Дэвис пожал плечами:

— Я не уверен в этом, но сомневаюсь, что его это хоть как-то беспокоило. Мне было тридцать восемь лет, и единственное, что для меня было важно и что меня волновало, — это карьера в Министерстве иностранных дел. Дипломатическая служба в чем-то похожа на военную карьеру. Ты принимаешь назначение, и лучше не перечить вышестоящим лицам. Тогда я ничего не мог сделать, кроме как пообещать, что если у меня возникнет возможность надрать задницу Рэмси, я сделаю это. Вот откуда и появилась история о моем фальшивом брате.

— Что же может сделать Рэмси, если узнает об этом?

Дэвис опустил голову обратно на подголовник. Самолет начал снижение перед приземлением.

— Все, что угодно, — ответил он.

Глава 18

Бавария

22.30


Вилкерсон переключил передачу, и «Вольво» замедлил движение. Шоссе спускалось вниз, в широкую альпийскую долину, расположенную между двумя высокими горными цепями. Фары выхватывали из темноты кружащийся сухой снег, который легко сметали с лобового стекла дворники. Вилкерсон был девятью милями севернее Фюссена, в черных лесах Баварии, недалеко от Линдерхофа, одного из сказочных замков безумного короля Людвига II.

Стерлинг остановился и повернул к скалистой узкой дороге, терявшейся среди деревьев. Его окружало сонное безмолвие. В поле зрения возник типичный для этого места фермерский домик. Остроконечная крыша, яркие цвета, стены из камня, цемента и дерева. Зеленые жалюзи в окнах первого этажа были закрыты. Ничего не изменилось с тех пор, как он оставил это место.

Стерлинг припарковался и вышел из машины.

Под подошвами ботинок скрипел снег, пока он шел к входной двери. Войдя внутрь, Вилкерсон зажег несколько ламп и растопил камин, разворошив еще тлеющие угли. Затем он вернулся к машине и забрал коробки, разместив их в чулане.

Это задание можно считать выполненным. Стерлинг подошел к входной двери и всмотрелся в снежную ночь.

Ему надо коротко доложить обо всем Рэмси. Стерлингу было обещано, что в течение месяца он получит новое назначение в Вашингтон, в штаб-квартиру военно-морской разведки. Его имя будет представлено в списке офицеров, надеющихся на адмиральский чин, и Рэмси обещал ему, что может гарантировать успешный исход дела.

Но будет ли это исполнено?

У него не было иного выбора, кроме как ждать и надеяться. Казалось, что вся его жизнь в последнее время зависела только от других, и самое неприятное, что все вертелось вокруг Лэнгфорда Рэмси. И ничего из этого ему не казалось достойным американского офицера.

В очаге вспыхнули последние угли. Ему надо было сходить за поленьями, они лежали с другой стороны дома. Ночь морозная, и ему может понадобиться сильный огонь.

Вилкерсон открыл дверь. И тут яркая вспышка света разорвала ночь на куски.

Инстинктивно Стерлинг заслонил лицо от внезапной вспышки сильного света и волны невыносимого жара. Он приоткрыл глаза и увидел, что от горящего «Вольво» уже мало что осталось — лишь остатки колесных дисков и горящие куски железа. И тут, в неверном свете пожара, он заметил легкое движение теней. Две фигуры. Направляются прямо к нему. И они вооружены.

Он быстро захлопнул дверь.

Стекло в одном из окон разбилось вдребезги, и что-то с глухим стуком упало на деревянный пол. Граната советского образца. Стерлинг рванулся в следующую комнату как раз в тот момент, как гостиная взлетела на воздух. Стены домика были, по-видимому, достаточно крепки, и поэтому взрыв не сокрушил межкомнатные перегородки. Но он услышал завывание ветра там, где раньше был уютный кабинет, — скорее всего, ударная волна снесла одну из внешних стен.

Стерлинг сумел подняться на ноги, однако тут же опять упал на пол.

И в этот момент он услышал голоса. Снаружи. Двое мужчин. С разных сторон дома.

— Проверь все и найди тело, — приказал один из них на немецком.

Вилкерсон услышал, как кто-то ворошит черный щебень, а затем тьму разрезал луч фонарика. Эти двое не предпринимали ровно никаких усилий, чтобы хоть как-то замаскировать свое присутствие. Он вжался в стену.

— Что-нибудь нашел? — спросил один из них.

— Nein.[27]

— Иди вперед, проверь оставшиеся комнаты.

Стерлинг был готов к визиту.

Узкий луч света резко полоснул комнату, появившись в дверном проеме. Затем показался и сам фонарик, и, наконец, оружие. Стерлинг ждал, когда мужчина войдет, а затем резко схватил дуло пистолета, одновременно сильно ударив мужчину в челюсть. Пистолет скользнул ему в руку.

Мужчина зашатался, но Вилкерсон не собирался зря тратить время. Как только его преследователь восстановил равновесие, он ударил его в грудь и наставил на него дуло пистолета. Но в этот же самый момент заметил узкий луч света. Какой-то черный предмет пролетел через комнату и с глухим стуком упал на пол.

Еще одна граната.

Стерлинг нырнул за диван и закрыл голову руками. И как раз вовремя. В этот самый момент раздался взрыв, и на него посыпались куски штукатурки. В развороченные оконные проемы ворвался зимний ветер. Развернутый диван защитил Вилкерсона от взрывной волны и каменных осколков. Но стоило ему подумать, что он только что избежал самого худшего, как вдруг он услышал треск, и одна из потолочных балок рухнула на диван. К счастью, его не придавило.

Второй из нападавших появился в дверном проеме.

Во время взрыва Вилкерсон потерял пистолет и сейчас пытался найти его в темноте. Встать он все еще боялся и, вжавшись в пол, пополз вперед.

Его преследователь уже был в комнате и спокойно шел прямо к нему, откидывая ногой куски камня и щебня.

Выстрел срикошетил от пола рядом с головой Стерлинга. И тогда, прокляв все на свете, он побежал. Вариантов у него не осталось. Пистолет лежал слишком далеко, холодный ветер и адреналин придали ему сил, но тут луч фонарика нашел его.

Черт. Он проклинал за доверчивость себя, а уже потом адмирала Лэнгфорда Рэмси.

Прогремел пистолетный выстрел. Луч фонаря резко осветил потолок, а потом заметался по углам. Тело грузно упало на пол.

А затем наступила благословенная тишина.

Стерлинг оглянулся, пытаясь разглядеть своего спасителя. Высокий и стройный силуэт. Это определенно была женщина, и, судя по всему, у нее в руках был дробовик.

— Вы в порядке? — участливо спросила Доротея Линдауэр.

— Отличный выстрел.

— Я увидела, что у вас проблемы.

Он подошел к Доротее и взглянул в глаза своей спасительнице.

— Я полагаю, что это разрешило все сомнения; судя по вашему внешнему виду, они все же возникали. И как вы теперь относитесь к адмиралу Рэмси и его намерениям? — спросила она.

— Начиная с этого момента я буду делать все, что вы пожелаете, — сказал Вилкерсон и щелкнул каблуками.

Глава 19

Малоун помотал головой. Близнецы? Он закрыл дверь.

— Я только что встречался с вашей сестрой. И еще, я очень удивился, почему она дала мне так легко уйти. Вы что, не могли присутствовать при нашем с ней разговоре?

Кристл Фальк покачала головой:

— Мы особо не разговариваем.

Уже в который раз за день Коттон был удивлен.

— До сих пор вы работали вместе.

— Нет, это не так. — В ее английском, в отличие от сестры, не было ни намека на немецкий акцент.

— Тогда что вы здесь делаете?

— Она сегодня охотилась за вами. Пыталась перетянуть вас на свою сторону или, во всяком случае, включить вас в игру. Мне стало интересно почему. Я планировала поговорить еще с утра, когда вы спускались с горы, но потом пришла к выводу, что будет гораздо проще сделать это вечером.

— Вы видели?

Она кивнула.

— Затем я последовала сюда за вами.

«В какую чертовщину я ввязался?» — подумал Коттон.

— Я не смогла ничего сделать и не могла вам помочь.

— Кроме того, что вы знали об этом заранее.

— Я всего лишь знала, что вы будете там. Ничего больше.

Он решил сделать пробный выстрел:

— Вы тоже хотите узнать о своем отце?

— Да.

Коттон сел на кровать и уставился в угол комнаты. Там, рядом с телефоном, все еще лежал отчет по «Блазеку». Интересно, его посетительница заглядывала в него?

Кристл Фальк удобно расположилась на одном из стульев. На ней была джинсовая рубашка с длинными рукавами и брюки в стиле «хаки». И все это нисколько не скрывало ее точеной фигурки. Эти две красивые женщины, похожие друг на друга как отражения в зеркале, предпочитали разные прически. Волосы Кристл легкой волной спускались на плечи. И что еще более заинтересовало Малоуна, их характеры и способы добиваться намеченной цели отличались как день от ночи. Там, где Доротея Линдауэр позиционировала гордость и привилегированность, Кристл прибегала к прямой атаке.

— Рассказала ли Доротея вам о деде?

— Коротко.

— Он работал на нацистов, был одним из руководителей Аненербе.

— Какое благородное дело.

Кристл поняла его сарказм.

— Согласна. Но вы же не будете отрицать, что этот институт был не более чем исследовательским проектом, хотя и финансировался нацистской партией. Его деятельность была направлена на поиск археологических доказательств, использовавшихся в политических целях. Гиммлер верил, что германские предки ушли сильно вперед по лестнице эволюции и стали в некотором роде расой господ. Затем было выдвинуто предположение, что арийцы мигрировали в разные части мира. А в Аненербе работали лишь искатели приключений, приверженцы мистики, альтруисты от науки и идеалисты. Геринг поставил им задачу найти мигрировавших арийцев, но по пути принялся истреблять всех остальных.

— Кем был ваш дед? Искателем приключений, мистиком или ученым?

Она выглядела озадаченной.

— В действительности всем понемногу.

— Но также очевидно, что он был и политиком. Херманн Оберхаузер был одним из организаторов, а также одним из руководителей этой организации, поэтому наверняка знал истинную миссию Аненербе.

— Вот тут вы не правы. Дед всего лишь верил в идею мифической расы арийцев. Гиммлер превратил его навязчивую идею в простой инструмент для этнической чистки.

— Это рационалистическое объяснение использовалось во время Нюрнбергского процесса и сразу после него; правда, особого успеха оно не имело.

— Верьте чему хотите. Это не имеет отношения к тому, почему я здесь.

— Вот я и жду — должен добавить, достаточно терпеливо — ваших объяснений, — сказал Коттон.

Она закинула ногу на ногу и принялась рассказывать:

— Изучение языка и всяческих тайных символов было главным интересом Аненербе. Они искали арийские артефакты. Но в конце 1935 года дедушка действительно кое-что нашел. — Она показала на свое пальто, лежавшее на кровати, и коротко бросила: — Посмотрите в кармане.

Малоун достал пальто и вынул книгу, завернутую в пластиковый пакет. По размеру, форме и состоянию она напоминала ту, что он видел раньше, за исключением того, что на ее обложке не было символа.

— Вы знаете, кто такой Эйнхард? — спросила она.

— Я читал его «Жизнь Карла Великого».

— Эйнхард происходил родом из восточной части Франкской империи, той части, что вошла в Германию. Он получил образование в Фульде,[28] одном из крупнейших образовательных центров в империи франков. Вскоре после окончания он был принят ко двору Карла Великого. Это случилось приблизительно в 791 году. Карл Великий был уникальным для своего времени человеком. Строитель, политический деятель, ярый приверженец религии, реформатор, покровитель наук и искусств. Ему нравилось окружать себя учеными мужами, а Эйнхард стал его самым доверенным советником и основателем школы. Когда Карл Великий умер в 814 году, его сын Людовик Благочестивый назначил Эйнхарда своим личным секретарем. Но спустя шестнадцать лет, когда Людовик затеял междоусобицу с собственными сыновьями, Эйнхард удалился от двора. Он умер в 840 г. и был похоронен в Зелингенштадте.

— Да вы просто кладезь информации.

— У меня три ученые степени по средневековой истории.

— Ни одна из них не объясняет, какого черта вы здесь делаете.

— Аненербе искала следы арийцев во многих местах. Раскопки велись по всей Германии. Внутри гробницы Эйнхарда дедушка нашел очень странную книгу, именно ее вы сейчас держите в руках.

— Я думал, она из гробницы Карла Великого.

Кристл улыбнулась.

— Вижу, Доротея уже показала вам свою. Та книга действительно из гробницы Карла Великого. А эта отличается от нее.

Малоун не смог устоять перед искушением. Он вытащил древнюю книгу из пакета и аккуратно открыл ее. Страницы были исписаны латынью, но в нее были вплетены и те странные буквы, необычные литографии и символы. Все это он уже видел в монастыре.

— Дед нашел эту книгу в 30-х годах, вместе с завещанием Эйнхарда. Во времена Карла Великого человек со средствами мог выразить свою последнюю волю в письменном виде. В завещании Эйнхарда дедушка обнаружил загадку…

— А откуда вы знаете, что это не мистификация, а в лучшем случае простая фантазия? Ваша сестра не слишком тепло отзывалась о вашем предке.

— Это еще одна причина, почему мы ненавидим друг друга.

— А почему вы любите его?

— Потому что он нашел и разгадку.

* * *

Доротея нежно и очень осторожно поцеловала Вилкерсона в губы. Она заметила, что он все еще дрожит. Они стояли на куче щебня и стекла — остатков его временного прибежища — и молча смотрели, как догорает «Вольво».

— В этом деле мы теперь вместе, — сказала Доротея.

Стерлинг внезапно осознал это. И еще кое-что. Для него это было очень важно, это была единственная цель, владевшая им всю жизнь. Он не станет адмиралом. Никогда. Доротея говорила ему, что Рэмси нельзя доверять, но он отказывался ей верить.

Теперь он знал все.

— Жизнь в роскоши и с привилегиями может стать хорошей заменой, — сказала ему Доротея.

— У тебя есть муж.

— Только номинально. — Она видела, что он нуждается в утешении, впрочем, как и многие мужчины, потерпевшие оглушительное фиаско. — Ты хорошо показал себя полчаса назад.

Вилкерсон отер со лба пот.

— Мне даже удалось убить одного из них. Выстрелом в грудь.

— Что говорит о том, что ты можешь справиться с любой ситуацией, если возникнет такая необходимость. Я увидела, как они подходили к домику, когда подъезжала на машине. Я припарковалась в лесу и тихонько подошла как раз в тот момент, когда взорвалась первая граната. Я надеялась, что ты сможешь удержать их, пока я не найду один из дробовиков.

Долина, простиравшаяся внизу на многие километры, принадлежала семье Оберхаузеров. Никаких соседей поблизости.

— Кстати, те сигареты, что ты мне дал, сработали, — сказала она. — Ты был прав насчет той наемницы. Эта проблема уже решена.

Комплименты подействовали. Вилкерсон постепенно приходил в себя.

— Я рад, что ты нашла тот дробовик, — сказал он.

Жар от горящего автомобиля согревал морозный воздух. Доротея до сих пор держала в руках ружье, перезаряженное и готовое к бою, однако она и ее спутник сомневались, что этой ночью будут еще посетители.

— Нам нужно посмотреть материалы, я привез их сегодня, — сказал Стерлинг. — Они все в кухонном чулане.

— Я их видела.

Интересно, насколько опасность подстегивает желание. Этот мужчина, капитан военно-морского флота, привлекательный, со скромным интеллектом и небольшой выдержкой, привлекал ее. Почему слабые мужчины были столь желанны? Ее муж был просто приспособленцем и позволял ей делать все, что ей заблагорассудится. Многочисленные ее любовники были все на одно лицо и со схожим характером.

Она прислонила ружье к дереву. И снова поцеловала Вилкерсона.

* * *

— Какого рода доказательство? — спросил Малоун.

— Вы выглядите усталым, — сказала Кристл.

— Так и есть, а еще я очень голоден.

— Тогда давайте поедим.

Коттон был сыт по горло этими женщинами. Они будто дергали его за невидимую цепь, и если бы не возможность расследовать гибель отца, то он бы посоветовал ей идти на все четыре стороны. Но сейчас ему хотелось узнать больше.

— Хорошо, но платите вы.

Они вышли из отеля и направились под падающим снегом к кафе, расположенному через пару кварталов, в одной из пешеходных зон Гармиша. Внутри Коттон заказал стейк и картофель фри, Кристл попросила супа и хлеба.

— Вы когда-нибудь слышали о Deutsche Antarktische Expedition? — спросила она. — Германская антарктическая экспедиция. Она вышла из Гамбурга в 1938 году. Официальная цель — обнаружение в Антарктиде места для немецкой китовой станции. Это было подверстано под сельскохозяйственный план по производству жира. Вы представляете? Люди действительно купились на эту историю.

— Отчего же, могу себе представить. Китовый жир был самым главным компонентом для изготовления маргарина и мыла. Германия оптом закупала норвежский китовый жир. Стремительно двигаться к войне и зависеть от иностранных ресурсов — это недальновидно. Могли бы возникнуть большие проблемы.

— Я вижу, вы информированы.

— Я читал о нацистах в Антарктиде. Швабия, грузовой корабль с самолетом на борту. Он отправился в плавание с экипажем… сколько, человек шестьдесят? Норвегия только что заявила права на часть Антарктиды, назвала ее Землей Королевы Мод, но нацисты выбрали этот же регион и переименовали его в Новую Швабию. Они сделали много фотографий и повсюду установили немецкие флаги из колючей проволоки, их легко можно было заметить с воздуха. Должно быть, то еще было зрелище. Маленькая свастика на снегу.

— Дед был в этой экспедиции. Несмотря на то что на карту была нанесена всего одна пятая часть Антарктиды, реальной целью этого вояжа было проверить книгу Эйнхарда. Я показывала ее вам в отеле.

Коттон вспомнил странные камни из аббатства Этталь.

— И он привез с собой камни с начертанными на них символами, они были идентичны рисункам в книге.

— Вы были в аббатстве?

— По любезному приглашению вашей сестры. Но почему-то я абсолютно уверен, что вы об этом прекрасно знаете.

Кристл хранила молчание, поэтому Малоун продолжил:

— Итак, каков вердикт? Что же нашел ваш дед?

— В этом-то и проблема. Мы не знаем. После войны все бумаги Аненербе были конфискованы союзниками или же просто уничтожены. В 1939 году на партийном митинге Гитлер публично обвинил моего деда во всех смертных грехах. Фюрер не поддержал его взгляды, особенно феминистического толка. Последние исследования деда доказывали, что обществом древних ариев могли управлять жрицы и провидицы.

— Да, это сильно отличается от формулировки, что женский пол суть «машины по производству детей», именно такую роль отводил Гитлер женщинам Германии.

— Поэтому Херманна Оберхаузера заставили замолчать, а его идеи стали запрещены. Ему запретили публиковать научные работы или читать лекции. Десять лет спустя разум начал покидать его, и последние годы жизни он совсем выжил из ума. И превратился в дряхлого полусумасшедшего старика.

— Меня удивляет, что Гитлер просто не убил его.

— Гитлеру нужны были наши фабрики, нефтеперерабатывающий завод и газеты. Он сохранил жизнь нашему деду, и это позволило ему иметь над всем этим богатством легитимный контроль. И, к сожалению, все, что когда-либо хотел сделать дед, так это угодить Адольфу Гитлеру. Поэтому он великодушно предоставил все свои предприятия в безраздельное распоряжение фюрера.

Она вытащила книгу из кармана пальто.

— Этот текст поднял много вопросов. Я на них ответить не в силах. Надеюсь, что вы поможете мне разгадать эту головоломку.

— Поиск и расшифровка тайны Карла Великого?

— Я вижу, у вас был долгий разговор с Доротеей. Ja. Da Karl der GroBe Verfolgung.[29]

Она протянула ему книгу. Малоун не так уж и хорошо знал латынь, поэтому он мог лишь приблизительно перевести слова, и Кристл заметила его замешательство.

— Можно мне?

Он заколебался.

— Я думаю, что для вас это будет интересно. Я знаю, потому что именно это чувство испытала и я; правда, это было значительно раньше, — проговорила Кристл и протянула руку к книге.

Глава 20

Джексонвилль, Флорида

17.30


Стефани Нелл пристально смотрела на пожилого человека, открывшего дверь скромного кирпичного домика, расположенного на юге города. Он был невысокого роста и полноват, а его красный нос напомнил ей оленя Рудольфа.[30] Согласно его личному делу, Захарии Александру было 70 лет, и он выглядел точно на свой возраст. Стефани слушала, как Эдвин Дэвис объяснял, кто они такие и зачем пришли.

— И что я вам должен рассказать? — спросил Александр. — Я уволился из военно-морского флота почти тридцать лет назад.

— Тридцать шесть, если быть точным, — поправил его Дэвис.

Александр наставил на них свой короткий и толстый палец:

— Я не люблю зря тратить свое время.

Нелл услышала, что в другой комнате работает телевизор. Какое-то игровое шоу. И отметила, что в доме царила идеальная чистота, а легкий запах антисептика подтвердил ее догадки.

— Нам нужна всего пара минут, — сказал Дэвис. — В конце концов, я приехал сюда из Белого дома.

Стефани слегка удивилась новой лжи, но ничего не сказала. Скорее всего, она уже начала привыкать к неожиданным эскападам своего напарника.

— Я даже не голосовал за Дэниелса, — пробурчал Александр.

Стефани улыбнулась.

— Многие из нас входят в эту категорию, но не могли бы вы уделить нам всего пару минут?

Хозяин дома наконец смягчился, проводил их в комнату, выключил телевизор и предложил присесть.

— Я служил в военно-морском флоте много лет, — начал рассказывать он. — Но должен вас предупредить, что у меня не сохранилось нежных воспоминаний о моей службе.

Стефани ознакомилась с его личным делом еще в Вашингтоне. Александр дослужился до коммандера, однако его дважды обошли в очередном повышении. В конце концов он подал в отставку, сумев сохранить все выплаты и привилегии.

— Они думали, что я недостаточно хорош для них.

— Вы были достаточно хороши для командования кораблем «Холден».

Его маленькие глазки, прикрытые морщинистыми веками, сузились.

— Этого и еще нескольких других.

— Мы пришли именно из-за вашей командировки в Антарктиду, — сказал Дэвис.

Александр ничего не ответил. Стефани оставалось только гадать, было ли это молчание следствием расчета или простой предосторожности.

— Я был очень обрадован этими заданиями, — наконец сказал Александр. — Я хотел увидеть лед. Однако позже мне частенько приходила в голову мысль, что была у этого путешествия еще одна цель, но мне о ней ничего не рассказывали.

— Нам нужно узнать об этом как можно подробнее. — Дэвис наклонился вперед.

— О чем? — со злостью спросил Александр. — Вся миссия была засекречена. Может быть, до сих пор с нее не сняли этот чертов гриф. А мне четко объяснили, что держать рот на замке в моих собственных интересах.

— Я — советник президента по вопросам национальной безопасности. Она, — Дэвис махнул рукой в сторону Стефани, — возглавляет правительственное разведывательное агентство. Нам не только важно услышать правду, но мы имеем на это полное право.

Александр только громко выругался.

— Есть какая-либо другая причина вашей враждебности? — Стефани решила смягчить тон разговора.

— Помимо того, что я ненавижу военно-морской флот? Или помимо того, что вы вдвоем ловите рыбку в мутной воде, а я не хочу попасться на крючок?

Захария расслабленно откинулся в своем кресле. Нелл представила себе, как он сидел здесь годами, размышляя о своей неудавшейся карьере или еще о чем-нибудь таком же малоинтересном.

— Я делал то, что мне приказывали, и делал это как можно лучше. Я всегда исполнял приказы. Но прошло уже много времени… Итак, что вы хотите узнать?

— Мы знаем, что «Холдену» был отдан приказ отправиться в Антарктиду в ноябре 1971 года. Вы должны были обнаружить подводную лодку, — проговорила Стефани.

На лице Александра появилось изумленное выражение.

— Что за чертовщина! Какая лодка? Вы вообще понимаете, что вы несете?

— Мы прочли отчет следственной комиссии по затонувшему «Блазеку», или «НР-1А», называйте ее как угодно. В нем особо отмечено, что именно вы и «Холден» отправились на ее поиски.

Александр уставился на них со смесью любопытства и явной неприязни.

— Мне было приказано отправиться в море Уэдделла, собрать показания гидролокаторов и быть готовым ко всяческим аномалиям. У меня на борту было три пассажира, и мне было приказано удовлетворять все их требования, не задавая лишних вопросов. Вот все, что я об этом знаю.

— И никакой субмарины? — переспросила Стефани.

Захария покачал головой.

— И близко ничего такого не было, — безапелляционно заявил он.

— Что же вы такого важного нашли, если вся ваша миссия до сих пор засекречена? — спросил Дэвис.

— Да ни черта мы не нашли. Провели две пустые недели; только тем и занимались, что морозили свои задницы.

Стефани наконец удалось осмотреться. Ее неприятно удивил баллон с кислородом за креслом Александра и богатый ассортимент медицинских препаратов, выстроившихся в ряд на книжном шкафу. Бывший капитан не производил вид человека с плохим здоровьем, а его дыхание казалось абсолютно нормальным.

— Я ничего не знаю о субмарине, — повторил он. — Я только сейчас вспомнил, что одна затонула в Северной Атлантике. И это была субмарина «Блазек», все верно. Я вспомнил. Но моя миссия не имела с ее спасением ничего общего. Мы совершали рейс в южных водах Тихого океана, затем изменили курс на Южную Америку, где подобрали тех трех пассажиров. Затем мы направились прямо на юг.

— На что был похож лед? — неожиданно проговорил Дэвис.

— Несмотря на то что уже почти наступило лето, в этом месте судоходство было крайне затруднено. Холодно, как в морозилке, кругом айсберги. Но лед был чертовски красив, должен я вам сказать.

— Вы ничего не обнаружили, пока были там? — спросила Стефани.

— Я не тот человек, которого нужно об этом спрашивать. — Его лицо смягчилось, как если бы он только сейчас решил, что эти посетители никак не могут быть врагами. — В ваших отчетах разве не упоминались трое военных?

Дэвис покачал головой:

— Об этом там нет ни слова. Вы первый сообщаете нам об этом.

— Типично для проклятых флотских! — Его лицо утратило свое невозмутимое выражение. — Мне было приказано доставить этих троих в любую точку, куда они захотят. Они несколько раз сходили на берег, но когда возвращались, не говорили ни слова.

— Они брали с собой какое-нибудь снаряжение?

Александр утвердительно кивнул.

— Костюмы для подводного плавания в холодной воде и резервуары. После того как они четыре раза сходили на берег, они сказали, что мы можем отплывать.

— Никто из ваших людей не сопровождал их?

— Ни в коем случае. Это было строжайше запрещено. Те три лейтенанта делали все сами, что бы это ни было.

Стефани отметила эту странность, но в военном деле странные вещи случались чуть ли не каждый день. И все же ей нужно было задать следующий вопрос, и его цена была точно не меньше миллиона долларов:

— Кем они были?

Нелл увидела, как мгновенный испуг овладел пожилым человеком.

— Знаете, я никогда не говорил об этом прежде. — На первый взгляд казалось, что он не сможет преодолеть свой страх и, главное, обиду на весь американский морской флот. — Я хотел быть капитаном. Я заслужил это, но военные были со мной не согласны.

— Это было очень давно, — попытался успокоить его Дэвис. — Мы не так много можем сделать, чтобы исправить прошлое.

В голову Стефани пришла неожиданная мысль: действительно ли Дэвис хотел успокоить старого моряка или думал больше о своих проблемах?

— Это, должно быть, важно, — сказал Захария и покачал головой.

— Достаточно для того, чтобы мы бросили все дела и приехали сюда.

— Одного парня звали Ник Сайерс, другого — Герберт Роуленд. Оба нахальные и заносчивые, как и большинство лейтенантов.

Нелл молча согласилась с ним.

— А третий? — спросил Дэвис.

— Самый нахальный и беспардонный из этой троицы. Я его ненавидел. Беда в том, что он пошел на повышение и получил капитанские лычки. А затем и золотые звезды. Рэмси его звали. Лэнгфорд Рэмси.

Глава 21

Облака приглашают меня, а туман призывает. Звездный курс торопит меня, а ветры заставляют летать и поднимают меня вверх, в небеса. Я приближаюсь к стенам, построенным из хрусталя, а окружают меня языки льда. Я подхожу к храму, возведенному из камня; его стены похожи на мозаичный пол, собранный из мрамора. Его потолок похож на звездную дорогу. Тепло исходит от стен, страх накрывает меня, и берет дрожь. Ни кровинки у меня в лице, и я вижу высокий трон, его вид ясен, как сияющее солнце. Пресвятой повелитель восседает на нем, и его одежда сияет ярче солнца и белее любого снега. Повелитель говорит мне: «Эйнхард, ты, голос истины, так приблизься и услышь мою речь». Он говорит со мной на моем языке, и это поражает меня. «Как Он создал человека и наделил его властью понимать слово мудрости, так Он создал и меня. Добро пожаловать в нашу страну. Мне сказали, что ты человек знаний и учения. Если это действительно так, тогда ты узнаешь секреты ветров, как они разделяются в разные стороны, чтобы дуть над землей, ты узнаешь секреты облаков и росы. Мы можем дать тебе знания о луне и солнце, куда они уходят и откуда приходят, об их славном возвращении и что одно превосходит другое. Ты узнаешь об их величественной орбите и что они никогда не смогут сойти со своей орбиты. И они ничего не добавляют к своему пути и ничего не могут в нем изменить. И они хранят друг другу верность в соответствии с клятвой, связывающей их воедино».


Малоун слушал, как Кристл переводила латынь, а затем спросил:

— Когда это было написано?

— Между 814 годом, когда умер Карл Великий, и 840-м — в этот год умер Эйнхард.

— Это невозможно. Здесь идет речь об орбитах солнца и луны и как они связаны друг с другом. В те времена это было бы расценено как ересь.

— Совершенно с вами согласна, но это подходит только для человека, живущего в Западной Европе. Однако для любого другого, не познавшего ограничений христианской церкви, ситуация была явно иной.

Малоун все еще был настроен более чем скептически.

— Позвольте мне немного напомнить вам историю, — предложила Кристл. — Два старших сына Карла Великого умерли раньше его. Третий сын, Людовик Благочестивый, унаследовал империю Каролингов. Сыновья Людовика воевали и с отцом, и между собой. Эйнхард преданно служил Людовику, как раньше Карлу, но настолько устал от войн и политики, что удалился от двора и провел остаток своих дней в аббатстве, дарованном ему Карлом Великим. Именно в этот период времени он и написал свою знаменитую «Биографию» и, — она взяла в руки древний фолиант, — эту книгу.

— Подробно описывающую великое путешествие?

Кристл кивнула.

— А кто скажет, что это правда? Выглядит как чистой воды фантазия.

Она покачала головой:

— Его творение «Жизнь Карла Великого» стало одним из самых значимых произведений на века. Ее до сих пор переиздают. И он прославился не как сочинитель, а как биограф и ученый. Вы представьте, как трудно ему было зашифровать эти слова.

Но Коттона до сих пор терзали сомнения.

— Мы многое знаем о деяниях Карла Великого, — упорно гнула свою линию Кристл, — но почти ничего — о его внутренних убеждениях. Никаких достоверных источников, могущих пролить свет на эту информацию, не сохранилось. Мы знаем, что он любил старинные истории и эпосы. До него мифы передавались из поколения в поколение только устно. Он стал первым, кто приказал записать их. Мы знаем, что этим занимался Эйнхард. Но Людовик, после восшествия на престол, уничтожил все эти тексты, объявив их языческой ересью. Уничтожение многолетнего труда — вот что отвратило Эйнхарда от двора, поэтому он и ушел в монастырь. И поэтому сделал все возможное, чтобы эту книгу не смогли прочитать современники.

— Написав ее на языке, который никто не понимает?

— Что-то вроде того.

— Я читал доклады, доказывающие, что Эйнхард никогда не писал «Биографию Карла Великого». Никто ничего не знает наверняка.

— Мистер Малоун… — Кристл посмотрела на него с явным осуждением.

— Почему бы вам не называть меня Коттон? А то я постоянно чувствую себя в каком-то официальном заведении, а это странно, не так ли?

— Интересное имя.

— Мне нравится.

Она улыбнулась.

— Я могу объяснить вам все гораздо подробнее, использовать больше доказательств и разных исторических деталей. Но не хочу этого делать сейчас. Мой дед и отец потратили годы на исследования. Мне необходимо кое-что вам показать. Как только вы это увидите, вы не только поверите мне, но, я уверена, согласитесь с тем, что наши отцы умерли не напрасно.

Несмотря на то что ее глаза выражали готовность принять все его возражения, она явно что-то недоговаривала, и они оба знали это.

— Мой отец был капитаном подводной лодки, — сказал Малоун. — Ваш отец был пассажиром этой подводной лодки. Ладно, у меня нет ни малейшего представления, что каждый из них делал в Антарктиде, но я все еще уверен, что они погибли напрасно.

«И всем было наплевать на это», — мысленно добавил он.

Кристл отодвинула тарелку с супом.

— Вы поможете нам?

— Кому это нам?

— Мне, моему отцу и вашему.

Он уловил нотку возмущения в ее голосе, но Малоуну нужно было время, он должен был получить информацию от Стефани.

— Как насчет такого варианта: дайте мне выспаться и хорошенько все обдумать. А завтра вы сможете показывать мне все, что захотите. — Он решил, что отвергнуть предложение второй сестры сможет немного позже. — Честно, но уже довольно поздно, — и взгляд Коттона заметно потеплел.

Они вышли из кафе и зашагали по заснеженному тротуару обратно в отель. До Рождества оставалось еще две недели, но Гармиш уже украсили гирляндами, иллюминацией и всякой новогодней мишурой. Малоун воспринимал праздники неоднозначно. Но последние две встречи Нового года он провел с Хенриком Торвальдсеном[31] в его поместье «Кристиангаде», и в этом году, вероятно, все будет точно так же. Он размышлял о Кристл Фальк и ее рождественских традициях. Кажется, ее одолевала меланхолия, и она совсем не пыталась это скрыть. На первый взгляд Кристл казалась умной и решительной, и в этом она не сильно отличалась от сестры. Но, так или иначе, Малоун прекрасно понимал, что они — два неизвестных в одном уравнении и им не следовало доверять.

Они перешли улицу. Почти все окна в украшенном новогодней иллюминацией отеле были зажжены. Когда Коттон уходил, то оставил свет включенным, и сейчас он внимательно смотрел на них. В его комнате на втором этаже, расположенной прямо над гостиничным рестораном и холлом, кто-то был. Чья-то тень мелькнула в приоткрытом окне.

Кристл тоже заметила это движение.

Занавески на миг раздвинулись. Показалось лицо человека, и он встретился взглядом с Малоуном. Затем незваный посетитель повернул голову направо, на улицу, и тут же отошел в глубь гостиничного номера. Коттон и Кристл заметили лишь тень, бросившуюся к выходу.

Малоун проследил взглядом и увидел машину, припаркованную на противоположной стороне улицы. В ее салоне сидели трое мужчин.

— Пошли, — сказал Коттон.

Он знал, что им нужно уходить, и как можно быстрее. Слава богу, что Малоун не оставил в гостинице ключи от арендованной машины. Они помчались к автомобилю и запрыгнули в него.

Коттон завел двигатель и выехал со стоянки. Затем вдавил педаль до упора, резко развернулся и газанул со стоянки, не обращая внимания на гололед и мелкое крошево снега. Он опустил стекло со своей стороны, повернул на бульвар и увидел в зеркале заднего вида человека, выбегающего из отеля.

Тогда Малоун достал из куртки пистолет и, как только приблизился к припаркованной машине, резко снизил скорость и выстрелил в ее заднее колесо. Трое мужчин лишь пригнули головы к сиденьям, опасаясь, что пули предназначались им. Но Коттон, не обращая ни на что внимания, снова газанул и помчался в центр города.

Глава 22

12 декабря, среда

12.40


Малоун вот уже несколько минут пытался выехать из города, плутая по узким и неосвещенным улицам Гармиша. Он решил максимально использовать преимущество, выигранное в самом начале погони. Коттон понимал, что те, кто остался у отеля «Пост», вряд ли поедут за ним на спущенных шинах. Но у него не было никакой возможности узнать, есть ли у них вторая машина. Посмотрев в зеркало заднего вида и не заметив ни одной подозрительной машины, Малоун выехал на шоссе, ведущее на север. Он уже ездил по нему и по инструкциям Кристл догадался, куда они направляются.

— Те вещи, которые вы собираетесь мне показать, находятся в монастыре Этталь?

Она кивнула.

— Нет смысла дожидаться утра.

Коттон был полностью с ней согласен.

— Уверена, что когда вы разговаривали с Доротеей, она сообщила лишь малую толику того, что знала сама, — немного помолчав, сказала Кристл.

— А у вас есть дополнительные сведения?

Она спокойно посмотрела на дорогу и четко ответила:

— Конечно.

В этом Малоун сомневался, но все же спросил ее:

— Те люди в отеле. Они работают на вас? Или на нее?

— Вы мне не поверите, что бы я сейчас ни сказала.

Он снизил скорость, как только дорога начала спускаться к аббатству.

— Хотите, дам бесплатный совет? Вы действительно должны мне все объяснить. Мое терпение на исходе.

Она колебалась, а ему оставалось только ждать.

— Пятьдесят тысяч лет назад на этой планете возникла цивилизация; ей удалось достичь прогресса быстрее, чем всем остальным. Была ли эта культура технологически развита? Не совсем, но она на голову опережала все остальные. Математика, архитектура, химия, биология, геология, метеорология и астрономия. Именно в этих областях знаний им не было равных.

Коттон слушал.

— На наше представление о древней истории сильно повлияла Библия. Но ее тексты, относящиеся к древности, написаны очень ограниченными людьми. Они, собственно, были в этом не виноваты, но ограничения религии и места проживания сыграли с ними злую шутку. Они в ложном свете представили древние народы и полностью проигнорировали некоторые из них, чье существование оставило значительный след в истории, — например, минойцев. Эта культура не является библейской. Они ходили в морские плавания, у них были просторные лодки, развитые навыки навигации и торговли. Культуры, возникшие позднее — такие, как полинезийцы, финикийцы, норманны и, наконец, европейцы, — развивали эти умения, но первой их освоила Цивилизация Номер Один.

Коттон уже имел некоторое представление о подобных теориях. Многие ученые в настоящее время отрицали идею линейного социального развития, берущее начало от палеолита, неолита, бронзового и железного веков. Вместо этого они полагали, что некоторые культуры развивались независимо друг от друга. Подтверждения находились даже сейчас. Ведь наряду с технологически развитыми цивилизациями существовали и культуры, все еще находившиеся на уровне бронзового века.

— Итак, вы утверждаете, что когда люди эпохи палеолита расселялись по территории Европы, где-то в другом месте могли существовать более развитые культуры? — Малоун вспомнил, что ему говорила Доротея Линдауэр: «Снова арийцы?»

— Вряд ли. Это миф. Но он может иметь под собой реальное основание. Взять хотя бы Крит и Трою. Долгое время они считались мифом, но сейчас мы знаем, что их существование было вполне реальным.

— Так что же произошло с первой цивилизацией?

— К сожалению, в каждой культуре заложены семена разрушения. Прогресс и упадок идут рука об руку. История показала, что все общества, достигая расцвета, начинают регрессировать. Вспомните Вавилон, Грецию, Рим, монголов, гуннов и турков. Таких примеров не перечесть. И каждый раз люди сами были повинны в упадке собственного государства. Цивилизация Номер Один не стала исключением из правила.

В том, что говорила Кристл, был определенный смысл. Человек действительно способен разрушить все, что сам же и создал.

— И дед, и отец, они оба были одержимы этой идеей потерянной великой цивилизации. Должна сознаться, что и я заражена той же болезнью.

— Мой книжный магазин буквально наводнен материалами об атлантах и еще дюжине так называемых «утраченных цивилизаций». Причем до сих пор никому не удалось ничего найти, ни единого следа, подтверждающего их существование. Это просто красивые легенды.

— Войны и завоевания сказались на истории человечества. Это циклический процесс. Прогресс, война, разрушение, а затем возрождение. Социологический трюизм.[32] Чем выше развита культура, тем легче она будет разрушена и тем меньше от нее останется свидетельств. Проще говоря, мы находим то, что ищем.

Малоун снизил скорость.

— Нет, не так. Чаще всего мы делаем ложные выводы или подгоняем факты под выдуманные теории.

Кристл тряхнула головой.

— Величайшие открытия человечества начались именно с простых предположений. Взгляните на эволюцию. Только после того, как Дарвин сформулировал свою теорию, мы начали замечать то, что ее подкрепляло. Коперник предложил радикально новый взгляд на Солнечную систему, а когда наконец мы увидели это, то поняли, что он был прав. Еще пятьдесят лет назад никто всерьез не верил, что в эпоху неолита могла существовать развитая цивилизация. Считалось, что это нонсенс. Поэтому любые доказательства просто игнорировались.

— Какие доказательства?

Она снова достала из кармана пальто книгу Эйнхарда.

— Вот, например, это, — и начала медленно читать.


Март 800 года. Карл Великий направился из Ахена на север. Он никогда не пускался в рискованное путешествие к Галльскому морю в это время года, когда холодные северные ветра обрушиваются на берег, а добыча рыбы бедна. Но он настаивал на этом путешествии. Его сопровождали я и три солдата, и путь занял большую часть дня. Оказавшись на месте, мы разбили лагерь на привычном месте за дюнами — они должны были защитить нас от сильного шторма. На третий день мы увидели паруса и сначала подумали, что это лодки датчан или часть сарацинского флота, угрожавшие нашему государству с севера и с юга. Но потом король радостно вскрикнул, и подошел прямо к морю, и наблюдал, как корабли подняли весла и спустили шлюпки. К нам прибыли Наблюдатели. Уриэль, властелин Тартара, вел их. С ним были управляющий настроением людей Аракиба, повелевающий хаосом Данэль и Саракаэль, владевший душами. На них были величественные мантии, меховые брюки и сапоги. Их белокурые волосы были аккуратно подстрижены и причесаны. Карл крепко обнял каждого из них. Он задавал много вопросов, а Уриэль отвечал. Королю было позволено взойти на одну из лодок. Каждая была сделана из прочной древесины и обмазана дегтем, и он восхищался их надежностью. Нам сказали, что лодки были построены не на их родной земле, а там, где в изобилии росли деревья. Они любят море и понимают его гораздо лучше нас. Данэль показал королю карты мест, о существовании которых мы не знали, и рассказал, как их корабли прокладывают себе путь. Данэль показал нам кусочек заостренного железа, покоящийся на щепке, плавающей в корпусе с водой. Именно этот прибор указывает им путь в море. Король пожелал узнать, как такое возможно, и Данэль объяснил, что металл всегда строго указывает на север и никогда не меняет положения. Неважно, в какую сторону повернут корабли, железная стрелка всегда найдет направление. Их визит продлился три дня, и все это время король и Уриэль много говорили. Я подружился с Аракибой, служившим советником Уриэля, совсем как я. Аракиба рассказал мне о своей стране, где пламя и лед живут вместе. И я сказал ему, что хотел бы увидеть такое место.


— «Наблюдатели» — именно так называл Эйнхард людей неизвестной Цивилизации Номер Один, — проговорила Кристл. — Он использовал и другой термин — «святые». И Эйнхард, и Карл Великий полагали, что они спустились с небес.

— Что позволяет утверждать, что они не принадлежали ни к одной из цивилизаций, известных ныне человечеству?

— Вы знаете хоть одно общество, использовавшее алфавит, похожий на тот, что вы видели в книге Доротеи?

— Это доказательство крайне неубедительно. — Малоун все еще пытался спорить.

— Хорошо. Скажите, существовало ли в IX веке общество, совершавшее морские путешествия? Только норманны. Но это описание никак не походит к ним.

— Вы до сих пор не знаете, кем они были.

— Да, не знаю. Но я знаю, что Карл Великий приказал похоронить вместе с собой книгу, принадлежащую сейчас Доротее. По-видимому, она была настолько важна, что он хотел спрятать ее как можно надежнее. Эйнхарду пришлось пережить множество испытаний и невзгод, чтобы спрятать свой экземпляр. В этом деле гораздо больше вопросов, чем ответов. Мы до сих пор не знаем настоящую причину путешествия нацистов в 1948 году в Антарктиду и почему туда вернулись наши отцы в 1971 году.

Впереди уже было видно величественное здание аббатства. Оно светилось спокойным светом в этой бесконечной ночи.

— Остановитесь там. — Кристл показала место для парковки.

Коттон въехал на стоянку и остановился. Их все еще никто не преследовал.

Кристл вышла и захлопнула дверь со своей стороны.

— Позвольте мне показать то, что, как я уверена, Доротея решила от вас скрыть.

Глава 23

Вашингтон, округ Колумбия

20.20


Рэмси любил ночь. Он чувствовал прилив сил примерно около шести часов вечера. Его лучшие идеи и самые решительные планы приходили к нему в голову и оттачивались там всегда после наступления темноты. Сон был ему необходим, как и всякому человеку, хотя обычно он тратил на это не более четырех-пяти часов. Этого ему вполне хватало для того, чтобы полностью отдохнуть. Ночное время обеспечивало и необходимую секретность, с тех пор как стало гораздо легче узнать, интересовался ли кто-то твоими делами в два часа ночи, чем в два часа пополудни. Вот почему он встречался с Дианой Маккой только по ночам.

Адмирал жил в скромном джорджтаунском доме, арендованном у закадычного друга, которому нравилось сдавать помещение человеку с четырьмя звездами на погонах. До прихода Дианы Рэмси еще раз проверил дом на наличие подслушивающих устройств.

Ему крупно повезло, что Дэниелс выбрал ее на должность советника по национальной безопасности. Диана, бесспорно, имела высокую квалификацию, ученые степени по международным отношениям и мировой экономике, а также политические контакты как с «левыми», так и с «правыми». Она пришла из госдепартамента в рамках реорганизации, прошедшей в прошлом году, когда внезапно оборвалась карьера Ларри Дейли. Ему нравился Дейли. Продажная душонка, но Диана была лучше. Умная, амбициозная и решившая продержаться на своем посту гораздо больше трех лет, оставшихся у Дэниелса.

К счастью, он мог гарантировать ей такую возможность. И она это знала.

— События начинают развиваться, — сказал Рэмси вместо приветствия.

Им было комфортно в его доме. Огонь уютно потрескивал в кирпичном камине, и, хотя снаружи температура упала ниже двадцати, снега все еще не было, хоть все и указывало на его скорое приближение.

— А я все еще мало знаю о том, что происходит, — сказала Диана Маккой. — Могу только надеяться, что все события принесут нам только пользу.

Рэмси улыбнулся.

— Ну а что у тебя? Можешь сделать так, чтобы назначение состоялось?

— Адмирал Сильвиан еще не покинул свой пост. У него тяжелые травмы после того, как он разбился на мотоцикле, но врачи обещают, что все будет хорошо.

— Я знаю Дэвида. Он будет болеть еще несколько месяцев. Он не захочет, чтобы его работа оставалась без внимания все это время. Он подаст в отставку. — Рэмси выдержал паузу. — Если прежде не умрет.

Маккой улыбнулась.

Блондинка с живым выражением лица и стальными глазами, светившимися уверенностью. Ему это нравилось в ней. Скромная, честная, хладнокровная и адски опасная. Диана села в кресло, выпрямила спину и пригубила виски.

— Я практически уверена, что ты можешь организовать смерть Сильвиана, — спокойно резюмировала она.

— А что, если и так?

— Тогда ты бы был человеком, достойным моего уважения.

Рэмси еще раз улыбнулся.

— Мы вступили в новую игру, в ней нет правил, но есть только одна цель. Победить. Поэтому я хотел бы знать позицию Дэниелса. Будет ли он нам помогать?

— Это будет зависеть целиком от тебя. Знаешь, у него нет любимчика, а ты вполне подходишь для этой работы. Если, конечно, возникнет вакансия. Тогда ее будет необходимо как можно быстрее занять.

Рэмси понял, что сейчас она очень осторожна и не хочет рисковать.

Начальный план был прост. Надо было устранить Дэвида Сильвиана, занять его место в Объединенном комитете начальников штабов, отслужить три года, а затем переходить ко второй части плана. Но ему нужно было знать мнение президента, и поэтому он спросил:

— Последует ли Дэниелс твоему совету?

Она сделала большой глоток из стакана и ответила:

— А ты любишь все держать под контролем, не так ли?

— А кто этого не любит?

— Дэниелс — президент. Он может делать все, что захочет. Но, я думаю, то, как он поступит в этой ситуации, прямиком зависит от Эдвина Дэвиса.

Рэмси не хотелось слышать это. Как он может быть фактором, влияющим на ситуацию? Дэвис всего лишь заместитель советника по национальной безопасности. Мелкая пешка в большой игре. Поэтому он только бросил в сторону:

— Как и ты.

После этих слов он почувствовал негодование Дианы и попытался ее успокоить:

— Ты знаешь, что я имею в виду. Как Дэвис может быть для нас проблемой?

— Это твоя ошибка, Лэнгфорд. Ты имеешь склонность недооценивать своих врагов.

— Каким это образом Дэвис — мой враг?

— Я прочитала отчет по «Блазеку». Никто по имени Дэвис не был на той подводной лодке. Он солгал Дэниелсу. У него никогда не было никакого старшего брата.

— А Дэниелс об этом знал?

Она покачала головой.

— Он не читал отчет следственной комиссии. Он поручил это сделать мне.

— Ты можешь контролировать Дэниелса?

— Как ты только что мудро заметил, мы с Дэвисом занимаем равные должности. И у него такой же свободный доступ к президенту, как и у меня. Это Белый дом, Лэнгфорд. Не я устанавливаю правила.

— Какие новости от советника по национальной безопасности? Президент поможет?

— Он сейчас в Европе и не следит за этим делом.

— Ты думаешь, Дэниелс работает непосредственно с Дэвисом?

— Какого черта я должна это знать? Все, что я знаю, так это то, что Дэнни Дэниелс и на одну десятую не так глуп, как кажется. Просто ему очень хочется, чтобы все в это верили.

Рэмси посмотрел на часы на каминной полке. Скоро эфир заполнят новости о несвоевременной кончине адмирала Дэвида Сильвиана, вызванной травмами, полученными в результате несчастного случая. Завтра еще одна смерть в Джексонвилле, штат Флорида, может стать сюжетом местного телевидения. Происходило многое, и то, что сказала Маккой, сильно его беспокоило.

— Привлечение Коттона Малоуна к этому делу тоже может обернуться проблемой, — произнесла Диана.

— Каким образом? Человек уволился. Он просто хочет узнать больше о своем отце.

— Стефани не следовало отдавать ему тот отчет.

Рэмси был согласен с ней, но он также знал, что в ближайшее время это не будет иметь никакого значения. Вилкерсон и Малоун были почти мертвы. И поэтому он просто сказал:

— Мы просто использовали эту глупость к своей выгоде.

— Понятия не имею, как это нам может помочь.

— Просто знай, что так оно и будет.

— Лэнгфорд, я еще пожалею об этом?

— Ты благополучно отсидишь в своем кресте оставшиеся три года, а затем, после выборов, перейдешь на работу в какой-нибудь научно-исследовательский центр. А там будешь писать отчеты и доклады, которые, как всем известно, никто не читает. Подпись «бывший сотрудник Белого дома» замечательно выглядит на шапке фирменного бланка любой крупной организации. А еще я слышал, что там хорошо платят. Может быть, одна из телесетей наймет тебя поразглагольствовать в десятисекундном ролике о том, что делают другие люди, чтобы изменить мир.

— И все же. Я буду жалеть об этом?

— Диана, власть нужно завоевать. Не существует иного способа, чтобы ее получить. А теперь ответь мне все-таки на мой вопрос: будет ли Дэниелс сотрудничать и подпишет приказ о моем новом назначении?

— Я читала отчет по «Блазеку», — сказала она. — И сделала несколько проверок. Ты был на борту «Холдена», когда он отправился в Антарктиду искать ту подводную лодку. Ты и еще двое. Высшее руководство отправило тебя и еще двоих офицеров на секретное задание. По факту, эта миссия до сих пор засекречена. Даже я не смогла ничего о ней узнать. Лишь обнаружила, что вы сходили на берег и составили отчет по тому, что нашли. Этот отчет был доставлен тобой лично главе военно-морских операций. Что он сделал с этой информацией, никто не знает.

— Мы ничего не нашли.

— Ты лжешь.

Рэмси думал, что ответить на ее обвинения. Эта женщина вызывала у него опасения — политическое животное с великолепными инстинктами. Она могла помочь, но она же могла и навредить. Поэтому он попытался изменить тактику поведения.

— Ты права. Я тебе соврал. Но поверь мне, ты не захочешь узнать, что произошло на самом деле.

— Да, я не хочу. Но, что бы это ни было, оно может вернуться, и тебе придется заплатить по старым счетам.

Лэнгфорд думал об этом уже тридцать восемь лет, пока не решил, что с этим справится, — другого выхода у него не было.

Казалось, Диана едва сдерживала раздражение, видя его попытки увильнуть от ее расспросов.

— Я ощутила на собственной шкуре, Лэнгфорд, что прошлое всегда найдет способ вернуться. Те же, кто не выучил этот урок или забыл его, обречены на поражение. А теперь у тебя есть вовлеченный в это дело бывший агент, и, должна добавить, чертовски хороший агент. Он преследует свои личные интересы и, безусловно, воспользуется всей этой неразберихой. И Эдвин Дэвис затеял собственное расследование. Понятия не имею, что он собирается делать…

Рэмси слушал достаточно, пора бы все же узнать то, что его волнует гораздо больше, чем эти бесконечные нравоучения и треп про ничего не значащих людишек. Поэтому он перебил Диану:

— Ты сможешь повлиять на Дэниелса?

Она помолчала — видимо, поняла, что ему неинтересно ее мнение, — а затем медленно произнесла:

— Я бы сказала, что все зависит от твоих друзей на Капитолийском холме. Дэниелсу нужна их помощь в огромном количестве дел. Он делает именно то, что и каждый президент в конце своего срока: размышляет о наследии. У него также есть право на внесение законопроектов, поэтому если правые члены Конгресса захотят, чтобы ты вошел в Объединенный комитет начальников штабов, он отдаст ее им. Разумеется, в обмен на их голоса. Такие вопросы легко решаются. Ты должен набрать необходимое количество голосов, тогда вакансия будет за тобой.

Рэмси сказал достаточно, и Диана сейчас была лишней. Были еще дела, их необходимо было уладить до того, как он пойдет спать. Поэтому он завершил их встречу заявлением, которого Диана Маккой никогда не забудет:

— Конгресс не только одобрит мою кандидатуру, он будет на ней настаивать.

Глава 24

Монастырь Этталь

01.05


Малоун наблюдал, как Кристл отпирает дверь в церковь аббатства. Определенно, семья Оберхаузеров имела тут значительные привилегии. Уже близилась полночь, а они спокойно ходили там, где им вздумается.

В костеле осталось лишь тусклое свечение ламп. Они шли по потемневшему мраморному полу, и только эхо от их каблуков гулко разносилось по храму.

Все чувства Коттона были обострены до предела. Он знал, что ночью пустые церкви бывают очень опасны.

Они вошли в ризницу, и Кристл сразу направилась прямо к двери, ведущей в подвал монастыря. В конце лестницы они увидели, что дверь в дальнем конце коридора приоткрыта.

Малоун среагировал мгновенно и, схватив за руку Кристл, покачал головой, показывая знаками, что если они хотят двигаться дальше, то нужно быть как можно более осторожными. Он вытащил пистолет и прижался к стене. Дойдя до конца коридора, заглянул в комнату. Было такое впечатление, что там побывал смерч. Маленький и локальный, но достаточно действенный.

— Может быть, монахи напились? — пробормотал он.

Камни и резное дерево были разбросаны по полу, все экспонаты либо разбиты, либо перевернуты. Столы в дальнем конце комнаты опрокинуты. Два стенных шкафа насквозь изрешечены пулями.

А затем он увидел тело.

Та же женщина из кабинки. Никаких видимых повреждений или следов крови, но он уловил знакомый запах в спертом воздухе подвала.

— Цианид.

— Ее отравили?

— Посмотри на нее. Она подавилась собственным языком.

Коттон заметил, что Кристл не хочет смотреть на тело.

— Я этого не выношу, — нервно сказала она. — Трупы…

— Так что ты мне хотела показать? Неужели это…

Казалось, что Кристл все-таки взяла себя в руки и смогла не только заглянуть внутрь, но и внимательно осмотреть то, что осталось от «музея».

— Они пропали. Те камни, привезенные дедом из Антарктиды. Их здесь нет.

Коттон тоже их не заметил.

— Они так важны? — Он вспомнил, что на них те же знаки, что и в книгах. — Расскажите мне то, чего я еще не знаю.

Но Кристл все еще не пришла в себя от полученного шока; она лишь бормотала, что все неправильно, абсолютно неправильно. И тогда Коттон взял ее за плечи и, легонько встряхнув, произнес с нажимом:

— Вы могли бы рассказать об этом. Монахи немного расстроятся, увидев это; им даже не поможет покровительство вашей семьи.

Она все еще была очень взволнована.

— Мы пришли посмотреть только на камни? — спросил Малоун.

Кристл покачала головой:

— Нет. Вы правы. Есть еще кое-что.

Она шагнула к одному из красочно декорированных шкафов — его дверцы были открыты, а ящики выдвинуты, — заглянула внутрь и выдохнула: «О боже».

Малоун подошел к ней сзади и увидел, что задняя панель была взломана; теперь в ней зияла огромная дыра, куда можно было просунуть руку.

— Дед и отец хранили здесь свои бумаги.

— Об этом, по-видимому, знали не только вы и члены вашей семьи.

Кристл засунула руку в пролом, мотнула головой и бросилась к двери.

— Куда вы собрались?

— Нам нужно спешить. Надеюсь, что мы не опоздаем.

* * *

Рэмси погасил свет на первом этаже и поднялся по лестнице в спальню. Диана Маккой ушла. Лэнгфорд несколько раз рассматривал возможность улучшения их сотрудничества. Он считал ее достаточно привлекательной, но решил, что все же это плохая идея. Сколько мужчин потеряли свои посты из-за случайной связи? Их было так много, что всех не упомнишь, и он не собирался присоединяться к этому списку.

Очевидно, что Маккой опасалась Эдвина Дэвиса. Он знал этого человека. Их дорожки пересеклись много лет назад в Брюсселе. Тогда он был с Милисент. О, она была великолепна — молодая, умная, яркая и неутомимая в постели, но вместе с тем…


— Беременна, — сказала Милисент.

Рэмси, только сейчас услышав ее, спросил:

— И что же ты хочешь, чтобы я с этим сделал?

— Женись на мне, это было бы правильно.

— Но я не люблю тебя.

Она рассмеялась:

— О нет, любишь. Ты просто не хочешь этого признать.

— Нет, я действительно тебя не люблю. Мне нравится с тобой спать. Мне нравится слушать твои сплетни о том, что творится в офисе в мое отсутствие. Мне даже нравится издеваться над тобой. Но я не хочу жениться на тебе.

Она прижалась к нему и пристально взглянула в его глаза.

— Ты будешь скучать, если я уйду.

Рэмси был удивлен, как эта с виду интеллигентная женщина может совершенно не думать о самоуважении. Он бил эту женщину так много раз, что уже и не счесть, и она все еще была с ним рядом — видимо, ей это нравилось. Она жаждала этого. Желала.

Пара ударов прямо сейчас могла доставить наслаждение им обоим, но Рэмси решил, что терпение сослужит ему лучшую службу. Поэтому он сжал ее в нежном объятии и мягко сказал:

— Ты права. Я буду скучать по тебе.


Менее чем через месяц она была мертва.

А через неделю Эдвин Дэвис нашел другую работу.

Милисент рассказала ему, как Дэвис приходил каждый раз, когда она звонила ему. Он помогал ей, несмотря на то что ему не нравились такие отношения. Рэмси мог только догадываться, почему она призналась ему. Как будто это могло уберечь ее от следующих побоев и от новой боли. Это знание не могло его остановить, а она всегда прощала его. Всегда! А Дэвис ни разу ничего не сказал. Но каждый раз, когда они сталкивались взглядами, Рэмси замечал в его глазах неповторимый коктейль ненависти и разочарования. И он получал от этого наслаждение, невероятное наслаждение от ощущения полного контроля над ситуацией. Ни Дэвис, ни тем более Милисент никак не могли ему помешать, а тем более навредить. Дэвис тогда был мелким чиновником госдепартамента, и это было его первое назначение за границей. Он должен был решать проблемы, а не создавать их, держать рот на замке, а ушки на макушке. Но сейчас Дэвис был заместителем советника по национальной безопасности при президенте Соединенных Штатов. Другое время, другие правила. «И у него такой же свободный доступ к Дэниелсу, как и у меня». Именно так сказала Маккой. Она была права. Что бы Дэвис ни делал, это имело к нему прямое отношение. Никаких доказательств у него не было, но Рэмси всегда полагался на интуицию, она его никогда не подводила, и он научился доверять ей много лет назад.

И поэтому Эдвин Дэвис тоже должен быть уничтожен. Как и Милисент.

* * *

Вилкерсон с трудом продвигался по снегу к месту, где Доротея Линдауэр оставила свою машину. Его машина все еще слабо горела. Доротею, казалось, не заботило, что здание полностью разрушено, несмотря на то что, согласно ее словам, ее семья владела этим домом с середины XIX века.

Они оставили трупы в куче мусора. «Мы разберемся с ними позже», — спокойно резюмировала Доротея.

И она, как всегда, была права, их немедленного внимания требовали куда более важные дела.

Вилкерсон дотащил до машины последнюю коробку, привезенную им из Фюссена, и загрузил ее в грузовик. Как же его бесили холод и снег! Он любил солнце и лето. Из него скорее получился бы римлянин, нежели викинг.

Он открыл дверцу и устало привалился к машине. Доротея уже сидела на пассажирском сиденье.

— Давай, — сказала она ему.

Стерлинг смотрел на ее сияющий вид, а в уме подсчитывал разницу в возрасте. Он не хотел звонить.

— Позже.

— Нет. Он должен знать.

— Почему?

— Таких людей надо вывести из равновесия и как можно дольше удерживать в таком состоянии. Тогда они начинают совершать ошибки.

Вилкерсон разрывался между замешательством и страхом. «Я только что избежал смерти. Я просто не могу говорить с тем, кто вызвал сюда убийц» — вот о чем он думал. Ничто другое его абсолютно не волновало.

Доротея тронула его за руку.

— Стерлинг, послушай меня. Если ты сейчас не включишься в игру, то все потеряешь. У тебя нет иного выхода. Ни в коем случае нельзя останавливаться. Ты должен сказать ему.

Он с трудом мог различить ее лицо в темноте, но легко вспомнил и поцелуи, и восхитительное тело, и страстные объятия. Она была одной из самых поразительных женщин, встретившихся ему на протяжении всей жизни. И, ко всем своим явным достоинствам, была очень умна. Доротея точно предсказала поведение Лэнгфорда Рэмси, а он так и не смог ей до конца поверить.

И она только что спасла ему жизнь.

Поэтому Стерлинг нашел свой телефон, набрал номер и сообщил оператору на том конце провода свой код и пароль, а затем сказал, чего он хочет.

Двумя минутами позже голос Лэнгфорда Рэмси уже отвечал ему.

— Там, откуда ты звонишь, уже, должно быть, довольно поздно, — дружелюбно поприветствовал его адмирал.

— Ты жалкий сукин сын. Ты лживый кусок дерьма. — Вилкерсон так и не смог удержать эмоции и злость.

Мгновение в трубке стояла тишина, а затем он услышал железобетонный голос командира:

— Полагаю, есть веская причина тому, что ты разговариваешь подобным образом со старшим по званию офицером.

— Я выжил.

— Что значит «ты выжил»?

Насмешка в голосе собеседника смутила Стерлинга. Но почему бы Рэмси и не солгать?

— Ты отправил команду, чтобы уничтожить меня.

— Уверяю тебя, капитан, если бы я захотел, чтобы ты умер, это уже случилось бы. Тебе бы лучше поинтересоваться, кто же действительно желает твоей смерти. Быть может, фрау Линдауэр? Я послал тебя, чтобы ты познакомился с этой женщиной, чтобы как можно лучше узнать ее, выяснить то, что я тебе поручил.

— И я сделал все в точности, как вы и инструктировали. Я все еще хочу получить эту чертову звезду.

— И ты ее получишь, как и было обещано. Но все ли ты выполнил?

В тишине салона Доротея слышала каждое слово Рэмси. Она отобрала у Вилкерсона телефон и сказала:

— Вы лжете, адмирал. Именно вы хотите его смерти. И я бы сказала, что он сделал даже больше, чем от него требовалось.

— Фрау Линдауэр, как приятно наконец-то поговорить с вами.

Теперь и Вилкерсон мог слушать разговор Рэмси с Доротеей.

— Скажите мне, адмирал, почему я вас так интересую?

— Вы — нет. А вот ваша семья — очень.

— Вы многое знаете о моем отце, не так ли?

— Более или менее.

— Вы знаете, почему он был на той подводной лодке?

— Вопрос в том, почему это так интересует вас. Ваша семья искала ответы годами. Думаете, я не знаю об этом? Я просто послал одного человечка, и он должен был вам все рассказать.

— Мы знали, что документов и информации было намного больше, а ваш человек лишь кинул нам кость; а это несерьезно, — сказала Доротея.

— Сожалею, фрау Линдауэр, вы никогда не узнаете ответа на эту загадку.

— Вы в этом уверены? Позвольте вас огорчить. Даже не смейте рассчитывать, что я остановлюсь.

— Пустая бравада. Хотел бы я увидеть, достигнете ли вы успеха с тем же самым пафосом, с каким ведете этот разговор.

— Как насчет того, чтобы ответить на один вопрос?

Рэмси хихикнул:

— Хорошо, только один вопрос.

— Там есть что искать?

Вилкерсон был сбит с толку этим вопросом. Где искать и что?

— Вы даже не представляете себе.

И связь оборвалась.

Доротея отдала телефон, и Вилкерсон, набравшись смелости, все же спросил:

— Что ты имела в виду? Искать там?

Она села обратно на сиденье. Снег снаружи покрыл уже всю машину.

— Я этого боялась, — пробормотала она. — К сожалению. Все ответы находятся в Антарктиде.

— Что ты ищешь?

— Мне нужно прочесть все, что находится в грузовике, прежде чем я смогу тебе все рассказать. Я все еще не уверена.

— Доротея, я рискую своей карьерой, своей жизнью. Ты слышала, что сказал Рэмси? Он мог и не подсылать ко мне убийц.

Она сидела неподвижно, ни один мускул не дрогнул на ее бледном лице. Затем повернулась к нему:

— Сейчас ты был бы уже мертв, если бы не я. Твоя жизнь связана с моей.

— Позволь напомнить, у тебя есть муж.

— У нас с Вернером свободные отношения. И уже очень давно. Теперь есть только ты и я.

Доротея была права, и он знал это. И это знание наполняло сердце Стерлинга и страхом, и бешеным восторгом.

— Что ты собираешься делать? — через секундную заминку спросил Вилкерсон.

— Большое дело для нас обоих, надеюсь.

Глава 25

Бавария


Малоун осматривал замок через лобовое стекло автомобиля. Массивное здание цеплялось за отвесный склон горы. В ночи показались окна и изящные эркеры. Арочные лампы освещали внешние стены и их мягкую средневековую красоту. В его голове пронеслось одно высказывание Лютера о другой немецкой цитадели: «Могучая крепость — наш бог, цитадель, которая никогда не падет».

Он был за рулем арендованной машины, а Кристл Фальк с комфортом расположилась на пассажирском сиденье. Они в спешке покинули монастырь Этталь и углубились в морозные баварские леса, следуя по заброшенному шоссе. Малоун так и не заметил ни одной машины. Наконец, после сорока минут езды, появился этот замок, и они смогли остановиться. Над ними в чернильно-синем небе рассыпались сияющие звезды, словно застывший новогодний фейерверк.

— Это наш дом, — сообщила Кристл, как только они вышли из машины. — Поместье Оберхаузеров. Рейхсхоффен.

— Надежда и империя, — перевел он. — Интересное название.

— Наш семейный девиз. Здесь, на вершине этого холма, мои предки поселились более семисот лет назад.

Малоун изучал этот гимн порядку, серые древние камни, серые окна. Строго контролируемый порядок, нарушаемый только снегом, пытавшимся забиться в старые выступы.

Она отвернулась, и он поймал ее за изящное запястье. С красивыми женщинами было нелегко, а эта незнакомка была по-настоящему прекрасна. Даже хуже, она играла с ним, и он знал об этом.

— Почему твоя фамилия Фальк, а не Оберхаузер? — спросил Малоун, пытаясь лишить ее равновесия.

Кристл опустила взгляд на свою руку. Малоун усилил хватку.

— Замужество. Со временем оно стало ошибкой.

— Ваша сестра — Линдауэр. Она все еще замужем?

— Да. Однако не могу сказать, что из этого вышло что-то путное. Вернеру нравятся ее деньги, а ей нравится быть при муже. Это дает ей надежду, что ее любовники никогда не станут чем-то большим.

— Не собираетесь рассказать мне, почему вы так не ладите друг с другом?

Кристл улыбнулась, это только усилило ее привлекательность.

— Это зависит от того, согласитесь ли вы мне помогать или нет.

— Вы знаете, почему я здесь.

— Ваш отец. Вот почему и я, и вы здесь.

Коттон в этом сомневался, но решил прекратить допрос.

— Тогда давайте посмотрим, что же для вас так важно.

Они вошли в замок через арочную дверь. Внимание Малоуна привлек огромный гобелен, висевший на дальней стене. Еще один странный рисунок, вышитый золотом на бордовом и темно-синем фоне.



Кристл тут же заметила его интерес и пояснила:

— Наш фамильный герб.

Малоун изучил рисунок. Корона, висевшая в воздухе над изображением животного — возможно, кошки или собаки, трудно определить, — схватившего что-то похожее на грызуна.

— Что он означает?

— Мне так никогда и не удалось добиться внятного объяснения. Но одному из наших предков он нравился. Поэтому тот приказал вышить его и повесил здесь.

Малоун услышал, как снаружи донесся шум автомобиля, въезжающего во двор. Он посмотрел через открытую дверь и увидел мужчину, выходящего из «Мерседеса». В его руке был автомат.

Коттон узнал это лицо. Он уже видел его в своем номере отеля «Пост». Какого черта?

Мужчина поднял автомат. Малоун рывком задвинул Кристл за спину, как только пули влетели в открытую дверь и уничтожили стол, стоявший у дальней стены. В напольных часах, стоявших рядом с ним, вдребезги разбилось стекло. Они понеслись вперед, а Кристл показывала дорогу. Еще большее количество пуль врезалось в стену позади них.

Малоун вытащил пистолет, как только они завернули за угол и вбежали в короткий коридор, ведущий в обеденный зал. Он быстро осмотрелся вокруг и увидел комнату, украшенную с четырех сторон колоннадой и длинными галереями сверху и снизу. В дальнем ее конце Малоун заметил флаг Германской империи: величественный орел на черно-красно-золотом фоне. Он был специально подсвечен слабыми лампами. Под ним располагался черный каменный камин, такой большой, что внутри могли поместиться несколько человек.

— Разделимся, — быстро предложила Кристл. — Вы идете наверх.

Прежде чем Малоун смог возразить, она уже исчезла в темноте.

Коттон увидел лестницу, ведущую на галерею второго этажа, и осторожно сделал первый шаг. Чернота буквально ослепляла глаза. Повсюду были ниши, темные пустоты, где, как он опасался, его могли подстерегать еще большие неприятности.

Малоун поднялся по ступенькам и оказался на верхней галерее, в паре ярдов от балюстрады. Здесь все так же было темно. Взглянув вниз, он увидел лишь тень, скользнувшую в холл. И это удалось только благодаря льющемуся из коридора слабому свету. Внизу восемнадцать кресел выстроились в ряд за массивным обеденным столом. Их позолоченные спинки стояли ровно, как солдаты в шеренге, за исключением двух — под ними, видимо, пряталась Кристл.

Смех разрезал тишину:

— Ты мертвец, Малоун.

Очаровательно. Убийца знал его имя.

— Сначала достань меня, — позвал он, зная, что мужчина услышит только эхо и будет невозможно определить, где он прячется.

Малоун увидел, как мужчина рассматривает арки, проверяет камин, массивный стол, поднимает голову и внимательно глядит на массивную люстру…

Малоун выстрелил вниз. Пуля не достигла цели.

И тут Коттон услышал быстрые шаги. Кто-то быстро взбирался по лестнице.

Малоун ринулся вперед, завернул за угол и замедлил бег, как только обнаружил противоположную галерею. Позади не было слышно шагов, но он знал, что стрелок находится именно там.

В этот момент внизу со страшным грохотом стали падать стулья.

Ружейный залп с верхней галереи обрушился вниз и срезал верхушку стола. К счастью, толстое дерево выдержало натиск металла. Малоун выстрелил через галерею в ту сторону, где появившиеся вспышки обнаружили убийц. Теперь выстрелы были направлены в его сторону, и на него посыпалась мелкая каменная крошка.

Его глаза обшаривали темноту, пытаясь найти то место, где притаились нападавшие. Коттон попытался отвлечь внимание выкриками, но Кристл, намеренно или нет, похоронила его попытку. Он огляделся: сзади темные ниши, впереди абсолютный мрак. Малоун уловил движение на противоположной стороне — фигура направлялась прямо к нему. Он слился с темнотой, присел и пополз вперед, поворачивая налево, чтобы пройти холл как можно быстрее.

Что происходит? Этот человек тоже явился за ним?

И тут он заметил Кристл. Та внезапно появилась внизу, в центре холла, и теперь спокойно стояла не двигаясь в круге неверного света.

Малоун даже не попытался обнаружить своего присутствия. Вместо этого он спрятался в тени, прислонился к одной из арок и выглянул из-за ее края.

— Покажись! — крикнула Кристл.

Ответа не было.

Малоун оставил свою позицию и зашагал быстрее, стараясь удвоить расстояние между собой и стрелком.

— Слушай. Я ухожу. Если хочешь остановить меня, ты знаешь, что тебе надо сделать! — крикнул он.

— Не умно, — сказал мужчина.

Малоун остановился у другого угла. И тут он увидел нападавшего. Тот стоял и смотрел в противоположную сторону. Малоун бросил быстрый взгляд вниз и увидел, что Кристл все еще там.

Холодное возбуждение и всплеск адреналина успокоили его нервы и придали сил.

Тень перед ним подняла свое оружие.

— Где он? — спросил убийца, но не получил ответа. — Малоун, покажись, или она будет мертва.

Коттон сделал шаг вперед, оказавшись прямо напротив убийцы, и сказал:

— Я здесь.

Оружие наемника так и не поменяло своего положения — оно было направлено на Кристл.

— Я все еще могу убить фрау Линдауэр, — спокойно сказал убийца.

Малоун заметил его ошибку, но все-таки решил переключить его внимание на себя:

— Я застрелю тебя гораздо раньше, чем ты успеешь нажать на спуск.

Мужчина, казалось, пытался решить эту дилемму. Он медленно повернулся к Малоуну. Затем его движения ускорились, и стрелок, не видя Коттона, пустил автомат по кругу и одновременно нажал на спусковой крючок. Пули засвистели по всему холлу. Малоун уже был готов открыть огонь, как пули другого невидимого помощника ударили в стену.

Голова мужчины резко дернулась, выстрелы заглохли, а его тело перевалилось через перила и полетело вниз. Крик, быстрый и испуганный, задохнулся в тишине, как только стрелок достиг пола.

Малоун опустил пистолет, подошел к перилам и увидел, что у наемника начисто снесена половина черепа.

Внизу с одной стороны от Кристл Фальк стоял высокий худощавый мужчина с направленным вверх автоматом, с другой стороны — пожилая женщина. Увидев Малоуна, последняя, подняв голову вверх, громко сказала:

— Нам нравится ваше смущение, господин Малоун.

— Не было необходимости в него стрелять.

Старуха царственно повела рукой, и мужчина тут же опустил автомат.

— Думаю, все же была, — сказала она.

Глава 26

Малоун спустился на первый этаж. Теперь он смог хорошо рассмотреть незнакомцев.

— Это Ульрих Хенн, — сказала Кристл. — Он работает на нашу семью.

— И что же он делает?

— Присматривает за замком, — ответила за нее старуха. — Он главный камергер.

— А кто вы такая? — отрывисто бросил Коттон.

Ее брови приподнялись в немом изумлении, и она послала ему царственную улыбку, показав редко посаженные острые зубы. Она была неестественно худой и очень смахивала на старую мудрую птицу с блестящим серебристо-золотым оперением. На тонких руках просвечивали скрученные вены, а пигментные пятна усеивали запястья.

— Я — Изабель Оберхаузер.

Несмотря на ее приветливую улыбку, глаза оставались стальными и жесткими.

— Предполагается, что я буду впечатлен?

— Я — глава этой семьи.

Коттон указал на Ульриха Хенна:

— Вы и ваш слуга только что убили человека.

— Он незаконно вторгся в мой дом, с оружием в руках, пытался убить вас и мою дочь.

— И у вас чисто случайно нашелся автомат, а также человек, смогший снести ему полчерепа. И все это с расстояния в пятьдесят футов в плохо освещенном холле…

— Ульрих — великолепный стрелок.

Хенн ничего не сказал. Очевидно, он знал свое место.

— Я не знала, что они здесь, — сказала Кристл. — Я была крайне удивлена. Матери не должно было здесь быть. Но когда я увидела, что она и Ульрих входят в холл, я показала им жестом быть готовыми, пока я отвлекаю на себя внимание стрелка.

— Глупое решение.

— Кажется, это сработало.

Все, что случилось в этом замке, очень много рассказало Коттону о Кристл Фальк. Она не испугалась поработать мишенью. Но он все же никак не мог решить, чего было больше в таком поступке — храбрости или идиотизма.

— Я знаю не так уж много ученых, сумевших сделать то же, что и вы… — Коттон повернулся к Изабель Оберхаузер: — Нам этот стрелок пригодился бы живым. Я хотел бы выяснить, откуда он знал мое имя.

— Я тоже это заметила.

— Мне нужны ответы, а не новые загадки; а то, что вы сделали, только усложнило и без того запутанную ситуацию.

Но ему никто не ответил, поэтому Малоун, не задав больше ни единого вопроса, последовал за Кристл вверх по лестнице и оказался в одной из спален, где в дальнем углу огромная каменная печь с выбитой датой «1651» тянулась до самого потолка.

— Это была комната моих деда и отца. — Кристл вошла в нишу, украшенную декоративной скамейкой. — Мои предки, построившие Рейхсхоффен в XIII веке, патологически боялись попасть в ловушку. Поэтому из каждой комнаты есть два выхода, и эта не исключение. В действительности хорошая тактика в условиях семейных неурядиц.

Она нажала на место соединения плит, и часть стены мягко отошла, открыв лестницу, спиралью уходящую вниз. Кристл нажала на выключатель, и ряд низковольтных ламп осветили тьму.

Коттону ничего не оставалось, как последовать за ней вниз. Спустившись, Кристл нажала еще один выключатель.

Малоун заметил, что здесь был сухой, теплый, кондиционированный воздух. На полу лежали серые плиты, обрамленные тонкими полосками черного раствора. Грубые каменные стены оштукатурены и выкрашены в серый цвет. Все это подтверждало первоначальную догадку Малоуна, что фундамент замка был вырублен из основания горы много веков назад.

Одна комната переходила в другую. По стенам висели немецкие флаги, нацистские баннеры; тут была даже точная копия алтаря СС, полностью готовая для церемоний «присвоения имени ребенку», которые, как знал Коттон, были обычным делом в 1930-х годах. Бесчисленные статуэтки, игрушечный солдатик, поставленный на красочную карту Европы начала XX века, нацистские шлемы, сабли, кинжалы, униформа, шапки, куртки-ветровки, пистолеты, автоматы, значки, патронташи, кольца, драгоценности, перчатки и фотографии.

— Вот как проводил время мой дед после войны. Собирал все это.

— Похоже на нацистский музей.

— Публичное унижение больно ранило его. Он хорошо служил этому ублюдку, но так и не смог понять, что сам он ничего не значит для нацистской партии. В течение шести лет после окончания войны он изыскивал любую возможность вернуть потерянное признание. До тех пор пока не повредился рассудком в пятидесятых, он продолжал собирать все эти экспонаты.

— Это не объясняет, почему ваша семья до сих пор все это хранит.

— Мой отец уважал своего отца. Но мы редко сюда спускаемся.

Кристл подвела его к шкатулке со стеклянной крышкой и молча показала на серебряное кольцо, лежащее внутри. На нем были выбиты руны СС, но Малоун никогда раньше не видел такого их начертания. Скоропись какая-то, что ли?

— Они сделаны в истинно германском стиле и похожи на те, что украшали древние норвежские щиты. Эти кольца носили только в Аненербе.

Она привлекла его внимание к другому предмету в шкатулке.

— Значок с руной Одал и «короткорукой» свастикой также предназначался для Аненербе. Дедушка разработал дизайн всех вещей, что когда-либо использовались там. Булавка для галстука тоже в своем роде примечательна — она воспроизводит представление сакрального Ирминсула, или Древа жизни у саксонцев. Предположительно оно находилось на вершине Гор солнца в Детмольде[33] и было уничтожено лично Карлом Великим, когда он начал долгую войну между саксонцами и франками.

— Вы говорите об этих сувенирах почти с благоговением.

— Неужели? — Она выглядела ошеломленной.

— Как будто эти вещи значат для вас очень многое.

Кристл пожала плечами:

— Это просто напоминание о прошлом. Мой дедушка основал Аненербе, преследуя только культурные цели. Но эта организация превратилась в нечто совсем другое. Его Общество наследия предков начало проводить немыслимые эксперименты над узниками концентрационных лагерей. Вакуумные камеры, тестирование гипотермии, кровяной коагуляции… Ужасные вещи. Его отдел прикладных естественных наук собрал коллекцию костей еврейских мужчин и женщин, которых они убили, а затем поместили в растворитель. В конечном счете лишь несколько членов Аненербе были повешены за военные преступления. Многих отправили в тюрьму. Все это мерзость.

Коттон внимательно смотрел на Кристл.

— Ни в одной из этих гадостей мой дедушка не участвовал, — сказала она, будто прочтя его мысли. — Все это уже случилось после того, как он был уволен и подвергнут публичному осмеянию… — Она помедлила. — Много лет спустя, приговорив себя к пожизненному заключению здесь и в аббатстве, он трудился над своими исследованиями в полном одиночестве.

Под гербом Аненербе висел гобелен, на котором было изображено то же Древо жизни, что и на булавке для галстука. Слова, написанные внизу, привлекли внимание Коттона. «Никакой народ не живет дольше, чем документы его культуры».

Кристл заметила его интерес:

— Мой дедушка верил в это утверждение.

— А вы?

Она кивнула:

— И я тоже.

Малоун до сих пор не понимал, почему семья Оберхаузеров хранила эту коллекцию в комнате с климат-контролем и поддерживала здесь идеальную чистоту. Но тем не менее он мог понять Кристл Фальк. Коттон уважал своего отца. Несмотря на то что он редко бывал дома, Малоун помнил, как они вместе проводили время, играя в бейсбол, занимаясь плаванием или работая в саду. Он никак не мог простить отцу, что тот оставил его, лишил того, что его сверстники воспринимало как должное, — обоих родителей. Его мать никогда не давала ему забыть об отце, но, становясь старше, Коттон пришел к выводу, что эта память измучила ее. Быть женой военно-морского офицера было слишком тяжелой ношей — собственно говоря, так же, как быть женой агента группы «Магеллан». Но это Малоун понял уже тогда, когда подписал документы о разводе.

Кристл продвигалась вперед, через экспонаты всей этой невероятной выставки. За каждым поворотом обнаруживались все новые свидетельства страсти Херманна Оберхаузера. Она остановилась еще перед одним богато инкрустированным шкафом, похожим как две капли воды на своего несчастного собрата в аббатстве. В одном из его выдвижных ящиков лежал одинокий листок бумаги, упакованный в плотный пластик. Крист вытащила его.

— Это оригинал последней воли Эйнхарда, найденный дедушкой. Копия хранилась в аббатстве.

Коттон изучал то, что оказалось тонким пергаментом с аккуратным латинским шрифтом и поблекшими до светлосерого цвета чернилами.

— На обороте — перевод на немецкий, — пояснила Кристл. — Последний параграф очень важен.


При жизни я присягнул на верность самому благочестивому королю Карлу, императору и Августу. Он потребовал от меня спрятать все упоминания о Тартаре. Все, что я знал, давным-давно похоронено вместе с королем Карлом, в тот день, когда он умер. Если эту священную гробницу когда-нибудь откроют, сии страницы, не должны быть ни разделены, ни расчленены. Но знайте, что король Карл хотел бы даровать их тому, кто в это время будет обладать короной императора. Прочтение этих истин многое откроет, особенно после того, как я стал свидетелем наивысшего пренебрежения, выраженного королем Людовиком ко всем деяниям своего отца. Я обусловил возможность прочитать эти слова знанием двух других истин. Первую я настоящим дарую своему сыну; ему я приказываю сохранить ее и передать своему сыну, а его сын должен передать следующему в роду. Сохраните ее любой ценой, так как она написана на языке церкви и может быть легко понята, но ее смысл неполон. Вторая истина дарует полное понимание мудрости небес, ждущей вместе с королем Карлом, она начинается в Новом Иерусалиме. Откровения, полученные там, станут понятными, как только будет разгадан секрет этого удивительного места. Пролей свет на эти поиски, применив ангельское совершенство к святости Господа. Но только те, кто оценят трон Соломона и грешность Рима, найдут свою дорогу на небеса. Предупреждаю, что ни я, ни святые не терпят невежества.


— Это то, о чем я вам говорила, — сказала Кристл. — Karl der Groβe Verfolgung. Искания Карла Великого. Это то, что нам надо расшифровать. Это то, что не удалось найти ни Оттону III, ни каждому следующему за ним императору Священной Римской империи. Решение этой загадки приведет нас к тому, что искали наши отцы в Антарктиде.

Коттон покачал головой:

— Вы сказали, что ваш дед отправился в экспедицию и привез материалы в Германию. Очевидно, что он все же разгадал эту загадку. Вы нашли его рукописи?

— Он не оставил никаких записей о том, как или что он выяснил. Как я сказала, он тронулся умом и просто не мог оставить завещания.

— А почему это стало столь важно именно сейчас?

Кристл заколебалась, прежде чем ответить ему.

— Ни дедушка, ни отец не интересовались обыденными делами. Проблемы мировых цивилизаций — это их завораживало. К сожалению, дедушка жил в такое время, когда спорные идеи были под запретом. Поэтому он был вынужден работать один. Отец был романтиком и мечтателем, он не обладал способностью завершить хоть одно начатое им дело.

— И все же очевидно, что ему удалось добраться до Антарктиды на борту американской подводной лодки.

— Что приводит нас к вопросу…

— Почему американское правительство одобрило участие романтика и мечтателя в секретной экспедиции?

Коттон знал, что это странное решение частично можно объяснить временем. Америка 50-х, 60-х и даже 70-х годов прошлого века провела ряд нетрадиционных исследований. Такие явления, как экстрасенсорное восприятие, контроль над разумом, НЛО и любые другие паранормальные явления, тщательно изучались в научных лабораториях секретных служб. Был исследован каждый аспект, и все это было сделано лишь для того, чтобы придумать новое оружие, которое поможет победить в «холодной войне». Было ли это одной из тех диких попыток?

— Я надеялась, что вы поможете мне разобраться с этим, — сказала Кристл.

Но Малоун все еще ждал ответа на свой вопрос: «Почему это так важно именно сейчас?»

— Это может быть отличной сделкой, которая буквально изменит наш мир, — добавила Кристл.

Позади нее появилась ее мать. Пожилая женщина медленно продвигалась к тому месту, где они стояли, ее аккуратные шажки были абсолютно бесшумны.

— Оставь нас, — приказала она дочери.

Кристл тут же ушла, не сказав ни слова.

Малоун все так же стоял, не выпуская из рук завещания Эйнхарда.

Изабель остановилась напротив него и, глядя ему в глаза, проговорила:

— У нас с вами есть что обсудить.

Глава 27

Джексонвилль, штат Флорида

01.20


Чарли Смит ждал на противоположной стороне улицы. Последнее задание, после него его ночная работа будет окончена.

Коммандер Захария Александр, уволенный из военно-морского флота США, провел последние тридцать лет ничего не делая, только жаловался. Его сердце, селезенка, печень, кости — вообще ни одна часть тела — не избежали проверки врачей и многочисленных анализов. Двенадцать лет назад он вдруг стал убеждать всех, что ему необходимо вырезать аппендикс, пока один из докторов не напомнил ему, что эта операция уже была сделана десятью годами раньше. Три года назад он говорил, что у него рак легких, объясняя это тем, что раньше выкуривал по пачке в день. Но многочисленные анализы ничего не показали. Совсем недавно он убедился, что у него рак простаты, а потом потратил недели, пытаясь убедить специалистов, что смертельно болен.

Однако сегодня все медицинские заботы Захарии Александра закончатся.

Решить, как лучше выполнить задание, было сложно. Так как каждый орган Александра был тщательно исследован и много раз перепроверен, смерть от внезапного отказа какого-либо органа определенно будет подозрительной. О насильственной смерти тоже не могло быть и речи, этот способ привлекал особое внимание полицейских. Но и здесь опять помогло досье. Оно сообщало: «Живет один. Его жена, устав от непрекращающегося нытья мужа, развелась с ним много лет назад. Дети навещают его редко, так как он постоянно либо жалуется на морской флот, либо надоедает с бесконечными нравоучениями. В сексе крайне консервативен, никогда не имел женщину снизу. Сейчас твердо уверен, что секс отвратителен и является причиной распространения всяких инфекций. Притворяется, что бросил курить много лет назад, но в основном по ночам, и обычно в кровати, наслаждается очень дорогой сигарой. Он специально ее заказывает через табачный магазин в Джексонвилле и курит по меньшей мере раз в день».

Этого лакомого кусочка оказалось достаточно, чтобы разбудить воображение Смита, и, соединив его с несколькими другими, он наконец определился, каким будет конец Захарии Александра.

Чарли добрался из Вашингтона в Джексонвилль пригородным поездом, приходящим поздно вечером. Затем последовал указаниям в досье и припарковался в четверти мили от дома бывшего морского офицера. Он надел джинсовую жилетку, схватил холщовую сумку с заднего сиденья арендованного автомобиля и вышел на дорогу.

На этой тихой улочке было всего несколько домов.

В досье было указано, что Александр крепко спит и очень громко храпит. Эта запись подсказала, что Смит может не беспокоиться о соблюдении тишины.

Чарли вошел во двор. С левой стороны доносился шум работающего кондиционера, отапливающего дом. Ночь выдалась прохладной, но все же не такой, как в Виргинии.

Он осторожно подошел к одному из боковых окон и довольно долго ждал, пока не услышал ритмичное похрапывание Александра. Новая пара латексных перчаток уже была на его руках. Смит осторожно поставил на землю холщовую сумку и достал из нее маленький резиновый шланг с полым металлическим наконечником. Внимательно осмотрел окно. Как и было указано в досье, силиконовая изоляция запечатывала окно с обеих сторон. Но поскольку ремонт был сделан наспех, Чарли без труда вскрыл пломбу металлическим наконечником, а затем достал из сумки цилиндр с ядовитым газом. О нем он узнал давным-давно; это химическое соединение было настоящей находкой для таких профессионалов, как он. За пару минут газ приводил человека в бессознательное состояние и не оставлял никаких следов в крови или легких. Смит соединил шланг с выходным отверстием цилиндра, открыл вентиль и стал молча ждать, пока газ не заполнит спальню.

Спустя десять минут храп прекратился. Чарли закрыл вентиль, спокойно отсоединил шланг и, аккуратно уложив все обратно в сумку, пошел на задний двор.

На полпути он выбросил уже не нужную сумку и дернул дверь из дешевой древесины, ведущую в подвал. Пошарив возле фундамента из цементных блоков, Чарли обнаружил россыпь электрических проводов. Они оплетали весь нижний этаж. В досье сообщалось, что Александр, законченный ипохондрик, был еще и страшным скрягой. Несколько лет назад он заплатил соседу пару долларов, чтобы провести вытяжку в спальню, но вместе с этим ничего не сделал для изоляции проводов, оставив их валяться в подвале.

Смит достаточно легко нашел распределительную коробку и, следуя указаниям досье, открыл крышку, затем отсоединил провод на 220 вольт. Шум кондиционера тут же прекратился. Он подождал пару секунд, прислушиваясь на всякий случай, подействовал ли газ на Александра. Но ничто не нарушало тишину ночи.

Из одного кармана жилетки Чарли достал нож и снял изоляцию, защищавшую электрические провода внутри и снаружи распределительной коробки. Кто бы ни выполнял эту работу, она была сделана очень халтурно, и повреждение проводов можно будет легко объяснить отсутствием изоляционных трубок. Поэтому он осторожничал, стараясь не переусердствовать.

Смит убрал нож и вытащил из другого кармана жилетки пластиковый пакет. Внутри находился похожий на клей материал и керамический кабель. Чарли прикрепил его к винтам внутри распределительной коробки. Перед восстановлением сети он уложил в коробку тестообразные шарики по всей длине открытых электрических проводов. Этот материал был практически безвреден, но только до тех пор, пока не нагреется. А тепло должен был обеспечить керамический кабель. Для этого необходимо подождать всего несколько минут, тогда расплавятся остатки изоляции и произойдет взрыв. Останется пара минут, за которые ему нужно будет покинуть дом.

Он снова затянул болты. Кондиционер ожил.

Чарли намеренно оставил крышку распределительной коробки у себя, положив ее в карман жилетки.

Теперь пришло время все проверить. Убедившись в том, что все сделано строго по плану, Смит облегченно вздохнул. Он вспомнил фокусников в цирке, заставляющих бумагу рассыпаться искрами. Так кабель и глина превратятся в огонь, а тот приведет к взрыву. Такие материалы были достаточно известны среди коллег, занимающихся заказными поджогами. Совмещение опыта приводит всегда к отличным результатам. Чарли в это искренне верил.

Он выбрался из-под дома, закрыл дверь и забрал холщовую сумку. Проверил землю, убедился, что не осталось никаких следов, могущих выдать его присутствие, и повернулся к окну на боковой стене. Используя фонарик, встроенный в шариковую ручку, посветил через пыльное стекло в спальню. Пепельница и сигара лежали на столе, прямо у кровати Александра. Отлично. Если «короткого замыкания» будет недостаточно, то полицейские и пожарные согласятся, что причиной смерти стало курение в постели. И дело будет закрыто.

Чарли еще раз восстановил в памяти все свои действия.

Светящийся циферблат часов показывал 1.35.

В силу своей профессии Смит проводил много времени на улице ночью. Пару лет назад он купил справочник Петерсона о планетах и звездах и узнал про звезды и планеты. Хорошо иметь хобби. Сегодня, взглянув на небо, он нашел Юпитер, ярко сияющий на западе.

Прошло несколько минут.

Первые вспышки окрасили ночной двор. Чарли представил себе сцену, как оголенные провода вошли в контакт и электрический ток через секунду должен накормить пламя. Деревянному домику было больше тридцати лет; словно от искры в сухих дровах, огонь из подвала быстро распространялся по нему. В считаные минуты все поглотило пламя.

Захария Александр никогда не узнает, что случилось. Его глубокий сон не будет нарушен. Он умер от асфиксии задолго до того, как пламя добралось до спальни.

Глава 28

Бавария


Малоун слушал Изабель Оберхаузер.

— Я вышла замуж давным-давно. Но, как видите, и мой муж, и свекор имели секреты.

— Ваш муж тоже был нацистом?

Она отрицательно покачала головой:

— Он просто верил, что Германия никогда не будет такой, как прежде. Думаю, что он был прав.

Видимо, не отвечать на прямые вопросы было фамильной привычкой. Изабель продолжала изучать Малоуна, и Коттон заметил легкий тик в ее правом веке. Дыхание старухи переходило в легкую хрипотцу. Наступила гнетущая тишина, нарушаемая лишь равномерным тиканьем часов.

— Господин Малоун, боюсь, что мои дочери не были честны с вами.

— Это первое утверждение за сегодняшний день, с которым я полностью согласен.

— С тех пор как умер мой муж, я слежу за семейным состоянием. Это тяжелая работа, наша семья владеет многими предприятиями. К сожалению, Оберхаузеров больше нет. Моя свекровь была безнадежно некомпетентна; слава богу, она умерла через несколько лет после Херманна. Все остальные близкие родственники либо погибли на войне, либо умерли чуть позже. Мой муж контролировал семью, пока был жив. Он был последним из детей Херманна. Сам же Херманн полностью утратил разум в середине 50-х годов. Сегодня мы называем это болезнью Альцгеймера, а тогда это было просто старческое слабоумие. Каждая семья борется за благополучие, и пришло время моих детей взять власть в свои руки. Никогда имущество Оберхаузеров не делилось, все всегда оставлялось старшему сыну. Но у нас с мужем родились девочки. Две сильные женщины, и хотя они близнецы, у них разные характеры и способности. Чтобы испытать их, заставить их повзрослеть и научиться управлять жизнью и судьбой, они получили это задание.

— Это игра?

Уголки ее губ опустились, и Изабель возмущенно отрезала:

— Это поиск правды. Мой муж, хотя я нежно любила его, был, как и его отец, уничтожен глупостью. Гитлер открыто отверг Херманна, и это пренебрежение, как я полагаю, внесло свой вклад в его душевное разрушение. Мой муж был слабым человеком. Принятие решений было для него трудным делом. Прискорбно, но всю жизнь мои дочери сражались друг с другом и никогда не были близки. Их отец был причиной этих разногласий. Доротея играла на его слабостях, со временем она прекрасно научилась их использовать. Кристл возмущалась и негодовала. Им обеим было всего по десять, когда он умер, но их отношения с отцом лучше всего показывают, кем они стали сейчас. Доротея практична, и все ее поступки основаны на ее личном опыте; ей всегда нравились слабые и неуверенные мужчины. Кристл — романтичная мечтательница; она до сих пор не может найти спутника жизни, ведь он должен быть сильным и мужественным, а сейчас такие мужчины встречаются крайне редко. И ни одна из них не осознает в полной мере…

— Спасибо, я понял.

Изабель кивнула, закончив свои пространные размышления о детях, и просто резюмировала:

— Должна признаться, что я сохраняю определенный контроль над их действиями. Но на кон поставлено слишком многое. Буквально все.

— И что это «все»?

— Моя семья владеет многими производственными концернами, нефтеперерабатывающими заводами, несколькими банками, акциями крупнейших мировых компаний. У нас на счетах миллиарды евро.

— Сегодня двое умерли, как часть этой игры. — Малоун все еще пытался разбудить ее совесть и сострадание, но это не удалось.

— Я знаю об этом, но Доротея хотела заполучить отчет по «Блазеку». Это часть ее плана, и она страстно желает его осуществления. По-видимому, она решила, что вы не сможете ей помочь, и отказалась от дальнейших усилий в этом направлении. Я подозревала, что именно так все и будет. Поэтому подумала, что у Кристл появилась возможность поговорить с вами.

— Вы отправили Кристл на Цугшпице?

Она кивнула.

— Ульрих присматривал за ней.

— А что, если я не хочу быть частью всей этой игры?

В ее водянистых глазах появилось раздражение:

— Да бросьте, господин Малоун, давайте не будем дурачить друг друга. Я с вами полностью откровенна. Могу я попросить от вас того же? Вы хотите знать, так же страстно, как и я, что же случилось 38 лет назад. Мой муж и ваш отец умерли вместе. Различие же между нами состоит в том, что я знала, что мой муж отправился в Антарктиду, а вы — нет. Я просто не могла предположить, что больше его никогда не увижу.

Уверенность Малоуна дала трещину. Эта женщина обладала информацией «из первых рук».

— Он искал «наблюдателей», — сказала она. — Святых.

— Вы же не можете всерьез полагать, что эти люди действительно существовали.

— Эйнхард в это верил. Они упомянуты в завещании, вы держали его в руках. Херманн в это верил. Дитц отдал жизнь за эти убеждения. Подумайте, они оставили след в каждой культуре, просто называли их по-разному. Ацтеки считали их пернатыми змеями; или же, согласно их верованиям, они были огромными мужчинами с красными бородами и ослепительно-белой кожей. Библия в Книге Бытия зовет их Элохимом. Шумеры присвоили им имя Аннунаки. Египтяне знали их как Аху, Осирис и Шемсу Гор. Они описаны и в буддизме, и в иудаизме. Да, господин Малоун, в этом мы с Кристл сходимся: мы верим, что они реальны. Они оказали влияние даже на Карла Великого.

Она говорила абсурдные вещи.

— Фрау Оберхаузер, мы говорим о том, что случилось тысячи лет назад…

— Мой муж пошел в своей уверенности еще дальше: он был убежден в том, что Наблюдатели до сих пор существуют.

И тут Коттон все понял. Мир в 1971 году был совсем другим. Никаких тебе мировых средств массовой информации, систем слежения, геосинхронных спутников или Интернета. Он, для населяющих его людей, был гораздо больше, чем сейчас.

— Это просто смешно, абсурдно…

— Тогда почему американцы согласились взять моего мужа на эту подводную лодку?

Малоун взглянул на Изабель и понял, что у нее есть ответ на этот вопрос.

— Потому что они тоже это искали. После войны они отправились на огромную военную увеселительную прогулку в Антарктиду — позднее ее назвали «Высокий прыжок». Мой муж рассказывал об этой операции много раз. Они отправились туда на поиски того, что нашел там Херманн в далеком 1938 году. Дитц всегда верил, что американцы что-то обнаружили. Прошло много лет. Затем, примерно за шесть месяцев до его отплытия в Антарктиду, сюда приезжали ваши военные и встречались с Дитцем. Они говорили о «Высоком прыжке» и были посвящены в тайну исследований Херманна. По-видимому, некоторые его книги и бумаги стали частью того, что попало в их архивы.

Коттон вспомнил, что Кристл только что сказала ему: «Это может быть отличной сделкой, которая буквально изменит наш мир».

Будь ситуация обычной, Малоун бы возразил, что все это — полная чушь, но американское правительство отправило на разведку одну из своих самых высокотехнологичных подводных лодок, а затем полностью засекретило обстоятельства ее крушения.

— Дитц мудро предпочел американцев Советам. Они тоже приезжали сюда, просили его о помощи, но он ненавидел коммунистов.

— У вас есть хотя бы смутная догадка, что же там такое в Антарктиде?

Она отрицательно покачала головой:

— Я долгое время ломала над этим голову. Я знала о завещании Эйнхарда, о Святых и о тех двух книгах, что хранятся у дочерей. Я искренне хочу знать, что же там находится. Вот почему мои дочери и решают эту загадку. Надеюсь, в процессе они поймут, что действительно нуждаются друг в друге.

— Это может оказаться невыполнимой задачей. Кажется, они друг друга презирают и ненавидят.

Ее глаза опустились к полу.

— Никакие две другие сестры не смогли бы ненавидеть друг друга больше, чем они. Но скоро мой жизненный путь закончится, и я должна знать, что род будет продолжен и восстановится мир.

— И разрешить свои собственные сомнения?

Она кивнула.

— Именно. Вы должны понимать, мистер Малоун, что мы всегда находим то, что ищем.

— То же самое сказала и Кристл.

— Это то, что много раз повторял ее отец, и в этом он был прав.

— Почему меня втянули во все это?

— Изначально это было решением Доротеи. Она считала, что с вашей помощью можно узнать больше о подводной лодке. Подозреваю, что она отказалась от вас из-за вашей силы. Это то, что действительно может ее испугать. Я же выбрала вас, потому что Кристл могла бы извлечь пользу из вашей силы. Но вы также тот человек, который поможет ей уравнять шансы в битве с собственной сестрой.

Как будто это его заботило! Но Малоун знал, что за этим последует.

— И, помогая нам, вы сможете решить свою собственную проблему.

— Я всегда работаю один.

— Мы знаем то, чего не знаете вы.

Этого он не мог отрицать.

— Вы разговаривали с Доротеей? Вы знаете, что в аббатстве находится труп женщины?

— Кристл сообщила мне, — сказала старуха. — Ульрих с этим разберется, так же как и с теми, кто лежит здесь. Я беспокоюсь о том, не вовлечен ли в это дело кто-нибудь еще, но я уверена, что вы — самый квалифицированный человек. Именно вы, а не кто-нибудь другой сможет распутать этот клубок.

Адреналин, выплеснувшийся во время перестрелки, быстро сменялся усталостью.

— Стрелок пришел сюда за мной и Доротеей. И он не сказал ни слова о Кристл.

— Я слышала, что он говорил. Кристл рассказала вам об Эйнхарде и Карле Великом. Тот документ, завещание, прямо указывает, что надо искать. Вы видели книгу, написанную Эйнхардом. И книгу из гробницы Карла Великого. Владеть ими имели право только императоры Священной Римской империи. Это реальность, господин Малоун. Представьте себе на секунду, что эта цивилизация действительно существовала. Подумайте о последствиях.

Малоун никак не мог решить, кем же была эта пожилая женщина — манипулятором, тираном или эксплуататором. Вероятно, в ней соединялись все три ипостаси.

— Фрау Оберхаузер, это меня интересует меньше всего. Откровенно говоря, я думаю, что вы все сумасшедшие. Я просто хочу знать, где, как и почему умер мой отец. — Он немного помедлил, надеясь, что не пожалеет о том, что собирается сейчас сказать. — Если мое участие в этом абсурде поможет решить мои проблемы, то я подумаю над вашим любезным предложением.

— Итак, вы приняли решение?

— Нет.

— Тогда я могу предложить вам свой кров, с тем чтобы вы завтра все-таки решили, что намерены делать.

Коттон только сейчас почувствовал боль в мышцах и бешеную усталость. И он отдавал себе отчет, что не хочет возвращаться в отель. Тем более что «Пост» никак не может претендовать на звание «безопасной гавани», если учитывать количество незваных гостей, побывавших в его номере за последние несколько часов. В конце концов, здесь был Ульрих. Странно, но эта мысль заставила его почувствовать себя увереннее.

— Хорошо. С этим предложением я спорить не буду.

Глава 29

Вашингтон, округ Колумбия

4.30


Рэмси надел халат. Наступил еще один день. Фактически он вполне мог стать самым важным днем в его жизни, первым шагом в путешествии, определяющем его дальнейшую жизнь.

Ему снились Милисент, Эдвин Дэвис и «НР-1А». Странное сочетание, тревожащее и, видимо, о чем-то предупреждающее. Но он не собирался позволять какому-то сну испортить утро. Адмирал прошел долгий путь, а через несколько часов должен получить следующий приз. Диана Маккой оказалась права. Не вызывало никаких сомнений, что Рэмси будет первым в президентском списке преемников Дэвида Сильвиана. Он знал, по крайней мере, двух других кандидатов — их Дэниелс точно включит в список, полагая, что решение принимает исключительно Белый дом. Слава богу, свобода выбора была редкостью в вашингтонской политике.

Адмирал спустился на первый этаж и вошел в кабинет, когда раздался звонок радиотелефона. Рэмси постоянно носил его с собой. На дисплее отражался международный номер. Отлично. Поговорив ночью с Вилкерсоном, сейчас он ожидал хороших новостей о том, что очевидный провал все же исправлен.

— Те посылки, которые вы заказывали на Рождество, — произнес глухой голос. — К сожалению, вынуждены сообщить, что они никак не могут быть доставлены вовремя.

Он подавил вспыхнувший гнев:

— И каковы причины задержки?

— Мы думали, что инвентарь находится у нас на складе, но обнаружили, что там ничего нет.

— Ваши проблемы с инвентарем не моя забота. Я произвел предоплату несколько недель назад, ожидая срочной доставки.

— Мы знаем об этом и планируем проследить, чтобы доставка произошла в срок. Мы только хотели предупредить вас о небольшой задержке.

— Если это потребует отправки вне очереди, тогда принимайте расходы на себя. Меня это не касается. Я хочу получить все, что заказал и полностью оплатил.

— Мы следим за каждой из ваших посылок и будем готовы подтвердить доставку в самое ближайшее время.

— Убедитесь, что вы все сделали правильно, — ответил он и повесил трубку.

Теперь, как ни старался, он не мог побороть беспокойство. Что происходит в Германии? Вилкерсон до сих пор жив? А Малоун? Две не связанные между собой смерти — этого он позволить себе не вправе. Но Рэмси ничего не мог сделать. Он был вынужден доверять агентам, находящимся в Европе. Те прежде хорошо выполняли свою работу, и у него не было причин не доверять им и в этот раз.

Рэмси включил настольную лампу.

Одной из главных причин, почему его так привлекал этот таунхаус, помимо его расположения, размера и окружения, было наличие шкафа-сейфа, благоразумно установленного владельцем. Конечно, модель далеко не безупречна, но сейф предоставлял достаточную степень защиты делам и всему тому, что он хотел спрятать от чужих глаз.

Адмирал отодвинул в сторону ложную деревянную панель и набрал цифровой код. Внутри вертикально стояли шесть папок. Рэмси передвинул первую папку влево.

Чарли Смит был не только киллером высокого класса. Он обладал потрясающей способностью вылавливать информацию и делал это с упорством белки, ищущей зимой орехи. Ему, казалось, нравилось обнаруживать тайны, которые люди старались спрятать изо всех сил. Смит вот уже два года собирал все, что интересовало Лэнгфорда. Все эти материалы адмирал использовал уже сейчас, а остальное пойдет в дело в течение следующих нескольких дней.

Рэмси открыл папку и заново ознакомился с деталями.

Удивительно, как имидж публичной персоны может настолько отличаться от его личной жизни. Ему было забавно наблюдать за политиками, «делающими вид». Должно быть, это сложно. Сильные желания и устремления толкали на ошибки и опрометчивые поступки, а карьера и имидж — совсем в другую сторону.

Сенатор Аатос Кейн был отличным примером.

Пятьдесят шесть лет. Избирался на четыре срока от штата Мичиган, женат, трое детей. Начал строить карьеру политика, когда ему было за двадцать, сначала на уровне штата, а затем и Сената США. Дэниелс предлагал ему пост вице-президента, когда в прошлом году освободилась вакансия, но Кейн отказался, сказав, что ценит доверие, оказанное ему Белым домом, но уверен, что сможет послужить президенту лучше, оставаясь на своем посту в Сенате. Мичиган вздохнул с облегчением. Некоторые группировки внутри Конгресса США ценили Кейна как одного из наиболее полезных участников законодательного процесса, учитывающего лоббистские интересы отдельных регионов страны. Двадцать два года, проведенные на Капитолийском холме, научили Аатоса Кейна правильной политике, и он выучил все уроки.

А самый главный из них? Все политики зависят от бизнеса.

Рэмси улыбнулся. Ему нравились продажные люди.

Вопрос Доротеи Линдауэр все еще звенел у него в ушах: «Там есть что искать?» Он не думал о том путешествии в Антарктиду долгие годы.

Сколько раз они сходили на берег? Четыре?

Капитан корабля, Захария Александр, оказался очень любопытен, но Рэмси, согласно приказу, держал все в секрете. Единственный радиоприемник, принесенный его командой на борт корабля, был настроен на аварийный транспондер[34] «НР-1А». При проверке станций в Южном полушарии они не услышали никакого сигнала. Это облегчало прикрытие. Не было обнаружено и радиации. Считалось, что радиосигналы и остаточная радиация тем лучше различимы, чем ближе их источник. Но громадные глыбы льда вносили хаос в работу чувствительной электроники. Поэтому офицеры слушали и пытались поймать радиосигнал в течение двух дней, когда «Холден» патрулировал море Уэдделла — место ревущих ветров, светящихся пурпурных облаков и призрачного ореола вокруг слабого светящего солнца.

Ничего.

Тогда они перенесли оборудование на берег.


— Что у тебя? — спросил он лейтенанта Герберта Роуленда.

Мужчина был крайне возбужден.

— Сигнал запеленгован на 240 градусов.

Он посмотрел на мертвый континент, покрытый льдом толщиной в милю. Всего 8 градусов ниже нуля, и сейчас лето. Сигнал? Здесь? Не может быть. Они прошли шестьсот ярдов с места высадки. Вокруг белая равнина; узнать, что было внизу — вода или земля, — было невозможно. Справа и прямо от него возвышались горы, похожие на зубы какого-то фантастического животного.

— Сигнал определяется на 240 градусах, — повторил Роуленд.

— Сайерс, — позвал он третьего члена команды.

В пятидесяти ярдах впереди них лейтенант проверял каждую трещину. Белый снег, белое небо, даже воздух был белым от постоянных выдохов. Это было место мумифицированной пустоты, к которой человеческие глаза привыкали лишь немногим лучше, чем к кромешной тьме.

— Это чертова подводная лодка, — сказал Роуленд, чье внимание все еще было приковано к приемнику.


Лэнгфорд до сих пор помнил тот абсолютный холод, захвативший его на этой земле, где не было теней, где постоянно возникали завесы серо-белого тумана. Им всем надоела плохая погода, низкие потолки, плотные облака и постоянный ветер. Каждую пережитую им с тех пор зиму он сравнивал с летом на Антарктиде. Он провел там четыре дня. Четыре дня, и их он никогда не забудет.

«Вы себе даже не представляете, что это такое», — так он ответил на вопрос Доротеи Линдауэр.

Рэмси посмотрел на полку сейфа. Под папками лежал журнал. Тридцать восемь лет назад правила военно-морского флота предписывали офицерам, командирам всех мореходных судов, вести записи именно таким образом.

И адмирал открыл первую страницу.

Глава 30

Атланта

7.22


Стефани разбудила храпящего Эдвина Дэвиса. Проснувшись, он не сразу понял, где находится.

— Ты храпел, — сказала она.

Даже через закрытую дверь и разделявший их этаж она всю ночь слышала этот натужный и какой-то каркающий звук.

— Мне говорили об этом. Я храплю, когда действительно очень устал.

— И кто же тебе это сказал?

Эдвин прогнал остатки сна. Он лежал на кровати полностью одетый, а рядом с ним — мобильный телефон. Они прилетели обратно в Атланту практически в полночь на последнем рейсе из Джексонвилля. Дэвис предложил поехать в отель, но Стефани настаивала, и таким образом он оказался на ее гостевом диване.

— Я не монах, — заявил Эдвин.

Стефани практически ничего не знала о его личной жизни — собственно, только то, что он закоренелый холостяк. Вот и все. Но есть ли у него дети? Впрочем, сейчас не время проявлять любопытство.

— Тебе нужно принять душ.

Он потер подбородок.

— Так любезно с твоей стороны указать на это.

Стефани указала головой на дверь:

— В ванной есть полотенца и бритвенный станок; правда, боюсь, что он женский.

Она уже приняла душ и оделась, готовая ко всему, что приготовил им этот день.

— Есть, мэм, — сказал Дэвис, выпрямившись. — Вы хорошо ведете дела, все держите под полным контролем.

Стефани оставила его и, войдя в кухню, включила телевизор. Она редко плотно ела утром; обычно ей хватало маффина или небольшого количества пшеничных хлопьев, и она ненавидела кофе. В качестве утреннего напитка Стефани обычно использовала зеленый чай. Сегодня ей необходимо было съездить в офис. Практически полностью несуществующий штат сотрудников помогал ей с охраной, но значительно затруднял делегирование полномочий.

— Это может быть интересно, — рассказывал репортер CNN. — Президент Дэниелс недавно выказал свое недовольство Объединенным комитетом начальников штабов. В произнесенной две недели назад речи он дал понять, что сомневается в необходимости существования всего штаба.

Камера переключилась на Дэниелса. Он стоял за трибуной голубого цвета.

— Они ничем не управляют, — говорил он своим фирменным баритоном. — Это советники. Лоббисты. Они только повторяют политику, а не делают ее. Не поймите меня неправильно. Я очень уважаю этих людей. Но у меня с этим институтом возникли некоторые проблемы. Я точно знаю, я абсолютно уверен, что таланты офицеров, входящих сейчас в Объединенный комитет начальников штабов, могут быть использованы лучшим образом на других должностях.

Камера вернулась к репортеру, самоуверенной и амбициозной брюнетке: «Все это заставляет нас задуматься, какова будет кандидатура на внезапно освободившееся место, ранее занимаемое адмиралом Дэвидом Сильвианом».

Дэвис вошел в кухню, его взгляд не отрывался от телевизора.

Стефани заметила его явный интерес:

— Что случилось?

Дэвис был мрачен и озабочен. Наконец он ответил:

— Сильвиан — представитель военно-морского флота в Объединенном комитете начальников штабов.

Стефани все еще не понимала. Конечно, она читала о несчастном случае и травмах, полученных Сильвианом в результате аварии.

— Жаль, что он умер. Но я все еще не понимаю, в чем дело.

Эдвин вытащил из кармана телефон и после нескольких нажатий сказал в трубку: «Мне нужно знать, как умер адмирал Дэвид Сильвиан. Точная причина смерти, и быстро». И нажал на отбой.

— Ты все-таки собираешься мне объяснить, что все это значит? — спросила она.

— Стефани, это имеет отношение к Лэнгфорду Рэмси. Примерно шесть месяцев назад президент получил письмо от вдовы военно-морского лейтенанта, и…

Его телефон коротко зазвонил. Дэвис посмотрел на номер и тут же ответил. Он слушал собеседника буквально несколько мгновений, а затем повесил трубку.

— Этот лейтенант работал в главной бухгалтерии военно-морского флота. Он заметил нарушения. Семь миллионов долларов переводились из банка в банк, а затем деньги просто растворились. Все счета относились к военно-морской разведке, непосредственно к директорскому офису.

— Разведка так работает, — возразила Нелл. — У меня тоже есть несколько секретных счетов; я использую их для внешних платежей, помощи по контракту и другим подобным вещам.

— Лейтенант умер за два дня до того, как планировал доложить об этом своему начальству. Его вдове было кое-что известно из того, что он раскопал, и она не доверяла никому из военных. Она написала президенту личное письмо с просьбой разобраться со всем этим, и письмо попало ко мне.

— И когда ты увидел слова «Отделение военно-морской разведки», твой внутренний сигнал тревоги включился на полную мощность… Итак, что же ты нашел, когда просмотрел эти счета?

— Я не смог их обнаружить.

Нелл уже сталкивалась с чем-то подобным. Банки в различных частях мира были знамениты уничтожением счетов, обеспеченных большими платежами их владельцев.

— Так что же смущает тебя сейчас?

— Тот лейтенант умер у себя дома, когда смотрел телевизор. Его жена ушла в бакалейную лавку, а когда вернулась домой, он уже был мертв.

— Такое случается, Эдвин.

— Кровяное давление резко понизилось. У него были шумы в сердце, поэтому он часто посещал кардиолога, и да, ты права, такие вещи случаются. Аутопсия ничего подозрительного не выявила. Если не брать в расчет историю с банковскими счетами и «грязную» игру, то смерть произошла по естественным причинам.

Стефани ждала продолжения.

— Мне только что сообщили, что адмирал Дэвид Сильвиан умер от пониженного кровяного давления. — На лице Эдвина Дэвиса одновременно отразилось отвращение, гнев и разочарование.

— Ты думаешь, что в этих смертях слишком много совпадений? — спросила Стефани.

Дэвис кивнул:

— Мы с тобой знаем, что именно Рэмси контролировал те злосчастные счета. А теперь в Объединенном комитете начальников штабов образовалось свободное место.

— Ты додумываешь то, чего на самом деле не существует, Эдвин.

— Неужели? — Голос Дэвиса хлестнул ее. — Мои люди сказали мне, что были готовы связаться со мной. Прошлой ночью, прежде чем я вырубился, я отправил двух агентов разведывательного управления в Джексонвилль. Хотел, чтобы они присмотрели за Захарией Александром. Они прибыли на место час назад. Его дом сгорел дотла прошлой ночью.

Стефани была шокирована.

— Согласно показаниям, произошло короткое замыкание проводов под домом.

И Стефани сделала отметку, что никогда не станет играть в покер с Эдвином Дэвисом. Он выдал обе новости с совершенно непроницаемым лицом.

— Нам нужно найти тех двух оставшихся лейтенантов, побывавших в Антарктиде вместе с Рэмси.

— Ник Сайер умер, — сообщил Эдвин. — Много лет назад. А Герберт Роуленд до сих пор жив. Он живет в пригороде Шарлотт. Я уже проверил эту информацию прошлой ночью.

Разведывательное управление? Сотрудники Белого дома тоже участвуют в этом?

— Ты — кусок дерьма, Эдвин. Ты работаешь не один. Ты на задании.

Его глаза вспыхнули:

— А это уж как посмотреть. Если миссия будет успешной, то и со мной все будет в порядке. А если я провалюсь, то со мной будет покончено.

— Ты рискнешь своей карьерой из-за этого дела?

— Я все еще в долгу у Милисент.

— Хорошо, но при чем тут я?

— Как я уже говорил тебе, Скотт Харвет отказался. Но он сказал мне, что никто лучше тебя не работает в одиночку.

Такое рационалистическое объяснение не принесло ей облегчения. Какого черта? Что она теряет? Рубикон она перешла еще тогда, когда согласилась поехать к Захарии, и поэтому она, собравшись с духом, просто сказала:

— Давай отправимся в Шарлотт.

Глава 31

Ахен, Германия

11.00


Малоун почувствовал, как поезд замедлил ход, как только они въехали в предместья города. Несмотря на то что с прошлой ночи его тревоги значительно поубавились, он до сих пор не отдавал себе отчета в том, почему же он все-таки ввязался в эти семейные разборки. Кристл Фальк сидела рядом с ним, путь на север от Гармиша занял примерно три часа, и все это время они практически не обменялись и словом.

Одежда и туалетные принадлежности Коттона, оставленные в «Посте», уже ожидали его, когда он проснулся в Рейхсхоффене. В записке объяснялось, что их привез ночью Ульрих Хенн. Он проснулся на простынях, пахнувших клевером, затем принял душ, побрился и сменил одежду. Малоун привез с собой в Германию всего одну смену белья, планируя задержаться тут на день-два, не больше. Сейчас он уже не был так в этом уверен.

Изабель ждала его внизу, и он сообщил главе семьи Оберхаузер, что решил помочь им. А какой у него был выбор? Он хотел узнать о своем отце и хотел знать, кто пытался его убить. Уйти в сторону значило оказаться в тупике. А пожилая женщина еще вчера дала ему ясно понять: «Мы знаем то, чего не знаете вы».

— Тысячу двести лет тому назад, — сказала Кристл, — это был центр светского мира. Столица созданной с нуля Северной империи. То, что спустя двести лет мы стали называть Священной Римской империей.

Коттон усмехнулся:

— Она не была ни священной, ни римской, ни империей.

Кристл кивнула:

— Верно. Но Карл Великий был достаточно прогрессивным правителем для своего времени. Человек огромной энергии, он основывал университеты, создавал правовые принципы, которые впоследствии вошли в корпус общего права, организовал правительство и не только заложил основы государственности, монархии, но и первым указал на понятие «нация». Я изучала его деятельность годами. Кажется, он принял все правильные решения, которые только возможны. Он правил сорок семь, а прожил семьдесят четыре года, и это тогда, когда короли редко оставались у власти более пяти лет, а умирали, едва отметив тридцатилетие.

— И вы думаете, что все это было возможным только потому, что ему помогали?

— Он был очень скромен в еде и с осторожностью относился к спиртным напиткам. И это во времена, когда чревоугодие и пьянство не знали границ. Он каждый день выезжал, охотился и плавал. Одной из причин, почему Ахен стал столицей, — это местные горячие источники, а он там бывал достаточно часто.

— Итак, Святые научили его диете, гигиене и внушили, что утренняя зарядка приносит пользу?

Коттон увидел, что Кристл не оставила без внимания его сарказм.

— Собственно говоря, он был воином, — сказала она. — Все его царствование было отмечено завоеваниями. Но он был и отличным военным тактиком. Планировал новую кампанию по меньшей мере год, пока досконально не изучит все сильные и слабые стороны противника. Он также руководил битвами, был настоящим полководцем.

— А еще он был адски жесток. В Вердене он приказал обезглавить более четырех тысяч пленных саксонцев.

— Это неточная информация, — возразила Кристл. — Не было найдено никакого археологического свидетельства этого массового убийства. В оригинальном варианте этой истории могло быть ошибочно использовано слово «decollabat», что означает «обезглавить», вместо «delocabat», означающего «выселение».

— Вы знаете историю и латынь…

— Они не влияют на то, что я думаю. Эйнхард был великолепным летописцем. Он сделал эти наблюдения.

— Если, конечно, считать, что его записи правдивы.

Поезд настолько снизил скорость, что практически полз.

Коттон никак не мог выбросить из головы события прошедшего дня и то, что находилось под Рейхсхоффеном.

— Ваша сестра разделяет ваше мнение о нацистах и о том, что они сделали с вашим дедом?

— Доротею это заботит меньше всего. Семья и история — все это для нее абсолютно не важно.

— А что же тогда для нее имеет значение?

— Она сама.

— Странно, что близнецы так презирают друг друга.

— Нет такого закона, утверждающего, что они должны быть связаны воедино. Я это поняла еще в детстве. Доротея вообще одна сплошная проблема.

Коттону нужно было понять не только то, что хочет Изабель, но и то, как на эту «игру» смотрит одна из ее дочерей.

— Ваша мать, кажется, выбирает одну из вас?

— Я так не считаю. — Ответ Кристл звучал жестко и бескомпромиссно.

— Она отправила вас ко мне.

— Верно, но чуть раньше она помогла и Доротее.

Поезд наконец остановился.

— Не хотите мне это объяснить?

— Она отдала Доротее книгу из гробницы Карла Великого.

* * *

Доротея закончила осмотр коробок, привезенных Вилкерсоном из Фюссена. Книжный торговец хорошо поработал. Многие записи Аненербе были вывезены союзниками после войны, поэтому она была удивлена, что удалось найти так много. Но даже после непрерывного чтения в течение уже нескольких часов деятельность этой организации все еще оставалась загадкой. Историю Аненербе начали изучать по-настоящему тщательно только в последние годы. Были даже опубликованы несколько книг, но все они повествовали о бесперспективности и надуманности целей, что привело к полному провалу.

А содержимое этих коробок говорило об успехе.

Были экспедиции в Швецию, где нацисты обнаружили петроглифы, и на Ближний Восток — там они намеревались найти подтверждение теории, что внутренние конфликты за власть в Римской империи были не чем иным, как конфликтами между скандинавами и евреями. Сам Геринг финансировал это путешествие. В Дамаске сирийцы приветствовали их как союзников в борьбе с возросшим еврейским влиянием. В Иране сотрудники Аненербе посетили археологические раскопки и изумились, найдя возможную связь находок с арийцами. В Финляндии они изучали древние языческие песнопения. Бавария принесла им наскальную живопись и данные о кроманьонцах, последних исследователи Аненербе причислили к арийцам. Еще больше наскальной живописи было обнаружено во Франции, где, как заметил один из ученых, «Гиммлер и другие многие нацисты мечтали постоять в темных объятиях предков».

Меж тем истинным очарованием стала для них Азия.

В Аненербе полагали, что ранние арийцы завоевали большую часть Китая и Японии и что сам Будда был арийским отпрыском. Главная экспедиция в Тибет принесла, вместе с экзотическими животными и образцами растений, тысячи фотографий, расчеты черепов и замеры тел. Все это было собрано в надежде подтвердить их арийское происхождение. Поездки в Боливию, Украину, Исландию и на Канарские острова так никогда и не были совершены, хотя были разработаны детальные планы для каждого путешествия.

Записи показали, как возрастала роль Аненербе в течение войны. Как только Гиммлер объявил об освоении завоеванного Крыма, Аненербе было поручено воспроизвести там германские леса и культивировать новые зерновые культуры. Также Аненербе контролировало перемещение этнических немцев в Германию, в то время как шла депортация тысяч украинцев.

Но с возрастанием количества ученых и научных разработок потребовалось больше денег.

Именно поэтому был основан фонд для получения пожертвований. В числе вкладчиков значились «Дойче Банк», «БМВ» и «Даймлер-Бенц» (власть неоднократно благодарила эти фирмы в официальной прессе). Гиммлер всегда интересовался всякими нововведениями, и как только он узнал о светоотражателях для велосипедов, запатентованных немецким слесарем, тут же было организовано совместное предприятие, а затем обеспечено прохождение закона, обязывающего оснащать все велосипедные педали светоотражателями. Это позволило зарабатывать ежегодно десятки тысяч рейхсмарок для Аненербе.

Много усилий тратилось на придание нужной формы многообещающим идеям.

Но если оставить за скобками смехотворные поиски арийцев и участие в организованных убийствах, Херманн Оберхаузер действительно наткнулся на сокровище.

Доротея посмотрела на древнюю книгу, лежавшую на столе. Неужели она действительно из гробницы Карла Великого? О ней не упоминалось ни в одном из источников. Хотя, если верить словам матери, книга была обнаружена в 1935 году в архивах Веймарской республики вместе с запиской неизвестного лица, свидетельствующей об обнаружении этой реликвии в гробнице Ахена 19 мая 1000 года императором Оттоном III. Как ей удалось сохраниться до XX века, оставалось загадкой. Что значила эта книга и почему была так важна? Ее сестра Кристл полагала, что ответ лежит в области мистики и религии.

И Рэмси не смог развеять ее страхи своим загадочным ответом: «Вы себе даже не представляете».

Но это не могло быть ответом.

Или могло?

* * *

Малоун и Кристл сошли на железнодорожной станции. Влажный холодный воздух напомнил ему о зиме в Новой Англии. У края тротуара выстроилась вереница такси.

— Мама хочет, — сказала Кристл, — чтобы преуспела я.

Коттон все еще не мог понять, кого она пытается убедить: себя или его.

— Ваша мать манипулирует вами обеими.

Она обернулась к нему:

— Мистер Малоун…

— Меня зовут Коттон.

Кристл сдержала раздражение:

— Вы уже говорили мне это прошлой ночью. Может, расскажете, как вы получили столь странное имя?

— Эту историю я расскажу позже. Вы были готовы отругать меня перед тем, как я вывел вас из равновесия.

Кристл расслабилась и улыбнулась:

— О, с вами трудно; пожалуй, даже труднее, чем с моей сестрой.

— Судя по тому, что сказала ваша мать, Доротея тоже так думает. Но я решил воспринимать это как комплимент… — Грея руки, он осмотрелся. — Нам нужно сделать остановку. Теплый свитер и ботинки на толстой подошве были бы очень кстати. Это не сухой баварский воздух. Вы как? Замерзли?

— Я выросла в этом климате.

— А я — нет. В Джорджии, где я родился и провел юность, тепло и влажно девять месяцев в году. — Малоун продолжал осматриваться с отсутствующим видом, изображая, что очень мерзнет. — Мне еще понадобится смена одежды. Я не собирался в длительное путешествие.

— Здесь, возле церкви, есть магазины.

— Полагаю, что в какой-то момент вы расскажете мне о своей матери и о том, зачем мы здесь?

Кристл подозвала такси, остановившееся неподалеку, открыла дверь и забралась внутрь салона. Малоун последовал за ней, и она сказала водителю адрес, прибавив: «Я объясню».

Как только они отъехали от вокзала, Коттон посмотрел в зеркало заднего вида. Тот же самый мужчина, которого он приметил еще тремя часами ранее, на вокзале в Гармише — высокий, с тонким, будто вырезанным лицом, испещренным глубокими морщинами, — и он тоже сел в такси. У него не было с собой багажа, и казалось, что он был сосредоточен только на одном.

Преследование.

* * *

Доротея сильно рисковала при покупке архива Аненербе. Она пошла на риск, встретившись с Коттоном Малоуном, но доказала самой себе, что от него будет мало толку. Доротея все еще не была уверена, кратчайшую ли дорогу к цели она выбрала. Одно было ясно: она никак не могла подвергнуть семью остракизму. Время от времени какой-нибудь историк обращался в Рейхсхоффен, желая изучить бумаги ее семьи или поговорить об Аненербе. Такие запросы всегда отклонялись, и тому была причина. Прошлое должно оставаться в прошлом.

Доротея посмотрела на спящего Стерлинга Вилкерсона.

Они ехали на север всю прошлую ночь и сняли комнату в Мюнхене. Ее мать узнает о разрушении охотничьего домика прежде, чем закончится этот день. Труп в аббатстве, скорее всего, уже нашли. Либо монахи, либо Хенн должны разобраться и с этой проблемой. Скорее всего, то будет Ульрих.

Доротея понимала, что если мать помогла ей, отдав книгу из гробницы Карла Великого, то она, несомненно, подарила что-то и Кристл. Именно ее мать настаивала на том, чтобы Доротея поговорила с Коттоном Малоуном. Вот почему они с Вилкерсоном использовали ту женщину и привели его в аббатство. Изабель мало беспокоилась о Вилкерсоне. «Еще один слабак, — резюмировала она. — Но, дитя мое, у нас нет времени на слабость». Правда, ее матери 80 лет, а Доротея в расцвете сил. Привлекательные мужчины, ищущие приключений, хороши во многих вещах. Как прошлой ночью.

Она шагнула к кровати и разбудила его. Вилкерсон проснулся и улыбнулся.

— Уже почти полдень, — сказала Доротея.

— Я устал.

— Нам нужно уезжать.

Вилкерсон заметил, что содержимое ящиков было разбросано по полу.

— Что мы собираемся делать?

— Надеюсь обогнать Кристл.

Глава 32

Вашингтон, округ Колумбия

8.10


Рэмси был очень деятелен и энергичен, а еще чрезвычайно доволен. Он проверил медиасайты Джексонвилля и был удовлетворен, увидев репортаж о страшном пожаре в доме Захарии Александра, коммандера военно-морского флота на пенсии. Ничего необычного во взрыве не было. По предварительным данным, причиной короткого замыкания была неисправная проводка. Чарли Смит сегодня ночью, безусловно, сотворил два шедевра. Лэнгфорд надеялся, что сегодняшний день будет столь же продуктивным.

Утро было свежим и солнечным. Рэмси гулял возле Смитсоновского института, вдалеке на холме было ясно видно сияющее белое здание Капитолия. Ему нравился этот морозный зимний день. До Рождества оставалось тринадцать дней, конгрессмены уже готовились к праздникам, и деятельность правительства существенно сократилась. Все ждали нового года и начала нового законодательного сезона.

Время отсутствия политических новостей, чем, вероятно, и объяснялось широкое освещение в прессе смерти адмирала Дэвида Сильвиана. Недавняя критика президента Дэниелса Объединенного комитета начальников штабов сделала эту провинциальную трагедию еще более актуальной. Рэмси слушал выступление президента с легким удивлением — ведь он знал, что никто в Конгрессе не будет противиться смене руководства. По правде говоря, Объединенный комитет мало чем распоряжался, но когда они говорили, люди прислушивались к ним. Этим, и ничем другим, можно было объяснить негодование Белого дома; и понятна реакция неудачника Дэниелса, приближающегося к кульминации своей политической карьеры.

Впереди Рэмси заметил невысокого, энергичного мужчину, одетого в кашемировое дорогое пальто, хорошо подчеркивающее все достоинства его фигуры. Бледное, пухлое лицо покраснело от мороза. Он был чисто выбрит, его жесткие темные волосы прикрывали высокий лоб. Мужчина притопывал ногами, явно пытаясь согреться. Рэмси посмотрел на свои часы и подсчитал, что тот находится здесь по меньшей мере минут пятнадцать.

— Адмирал, вам известно, насколько здесь чертовски холодно? И вы не могли прийти вовремя?

— Если бы мне надо было прийти вовремя, я именно так и сделал бы.

— Я не в настроении мериться званиями. Совсем не в настроении.

Интересно. Видимо, должность начальника штаба сенатора США придала ему смелости. Лэнгфорд не удивился бы, если бы сенатор Аатос Кейн приказал своему подчиненному прикинуться дурачком. Или он это себе только что выдумал?

— Я здесь, потому что сенатор сказал, что у вас есть для него сообщение.

— Хочет ли он до сих пор занять президентское кресло?

Все предыдущие контакты Рэмси с Кеном осуществлялись только через этого эмиссара.

— Так и есть. И он им станет.

— Уверенно сказано — для сотрудника, который крепко дышит в спину своему боссу.

— У каждой акулы есть своя рыба-прилипала.

Рэмси улыбнулся:

— Это точно.

— Чего вы хотите, адмирал?

Лэнгфорд был возмущен высокомерием молодого человека. Настало время поставить его на место.

— Я хочу, чтобы ты заткнулся и слушал меня.

Он обратил внимание на глаза собеседника, изучавшие его оценивающим взглядом профессионального политика.

— Когда Кейн был в беде, он попросил о помощи, и я дал ему то, что он хотел. Это было сделано без всяких вопросов… — Адмирал подождал, пока мимо пройдут три человека, и продолжил разговор: — Должен добавить, что я при этом нарушил много законов. Уверен, что это не может вас не беспокоить.

Его собеседник не обладал солидным возрастом, мудростью или богатством. Но он был амбициозен и понимал ценность политической конъюнктуры и целесообразность.

— Сенатор признателен вам, адмирал, за все, что вы сделали. Хотя, как вам известно, мы не были полностью осведомлены о ваших планах.

— И вы также не отказались от последовавшей суммарной выгоды.

— Согласен. Так чего же вы хотите сейчас?

— Я хочу, чтобы Кейн назвал президенту мое имя, когда будут обсуждаться кандидатуры в Объединенный комитет начальников штабов. Я заинтересован в том, чтобы занять место Сильвиана.

— И вы думаете, что президент не сможет сказать сенатору «нет»?

— Ну, я не думаю, чтобы он так рисковал; это может привести к тяжелым последствиям.

Взволнованный собеседник посмотрел на него, и его лицо осветилось мимолетной улыбкой:

— Этого не произойдет.

Рэмси все еще сомневался в том, что правильно все услышал.

— Сенатор предполагал, что вы этого захотите. Тело Сильвиана, вероятно, еще даже не успело остыть, когда вы сделали этот звонок… — Молодой человек заколебался. — Это нас очень удивило.

Рэмси заметил недоверие в напряженном взгляде собеседника.

— В конечном итоге вы оказали нам услугу.

Рэмси проигнорировал прозвучавший намек и спросил:

— Что вы имели в виду, говоря «этого не произойдет»?

— Вы слишком любите спорить. Вы должны понимать, что слишком многие в военно-морском флоте не любят вас или не доверяют вам. Одобрение вашего назначения может вызвать негативный осадок. И, как я уже упомянул, мы вступаем в президентскую гонку в начале следующего года.

Лэнгфорд понял, что классический вашингтонский «тустеп» начался. Знаменитый танец, в исполнении которого политики вроде Аатоса Кейна были виртуозами. С этим согласится каждый. Кейн планировал вступить в президентскую гонку и многим внушал доверие. Фактически он был главным кандидатом от своей партии, конкурентов у него практически не было. Рэмси знал, что сенатор потихоньку накапливал публичные обещания лидера партии, а сейчас они дошли до миллионов избирателей. Кейн был представительным мужчиной с привлекательной внешностью, комфортно чувствовал себя и перед толпой, и перед камерой. Он не был ни истинным консерватором, ни либералом, а некоей смесью того и другого. Пресса любила обозначать это как «посреди дороги». Сенатор был женат уже тридцать лет. Его семейная жизнь протекала без намека на скандал. Он был даже слишком совершенен. За исключением, конечно, того одолжения — и Рэмси исполнил его просьбу.

— Это прекрасный способ отблагодарить своих друзей, — сказал адмирал.

— А кто сказал, что вы были нашим другом?

Адмиралу удалось скрыть смятение и внезапно охватившую усталость. Он должен был это предвидеть. Высокомерие. Самая распространенная болезнь, поражающая политиков с большим стажем.

— Не был, вы правы. Это было самонадеянно с моей стороны.

Мужчина тут же утратил холодность.

— Поймите нас правильно, адмирал. Сенатор благодарит вас за все, что вы для него сделали. Мы предпочли бы другой путь, но он все еще ценит тот подарок. Кейн выплатил вам долг, когда заблокировал попытки военно-морского флота переместить вас. Не однажды, а дважды. Мы молниеносно отреагировали, и вопрос был решен. Это было то, чего вы хотели, и мы дали вам это. Аатос Кейн не ваша собственность. Ни сейчас, ни когда-либо в дальнейшем. То, о чем вы просите, невозможно. Менее чем через шестьдесят дней сенатор будет объявлен кандидатом в президенты. А вам следует уйти на покой. Так сделайте это — и насладитесь заслуженным отдыхом.

Рэмси попытался подавить все эмоции и просто согласно кивал.

— И еще один момент. Сенатор ответил на ваш звонок этим утром; вы требовали нашей встречи, а не просили. Он послал меня сообщить, что эти отношения закончились. Больше никаких встреч или звонков, а тем более никаких требований. А сейчас я должен идти.

— Конечно. Не смею вас задерживать.

— Слушайте, адмирал. Я знаю, что вы сели в лужу. И я бы тоже так сделал. Но вы не войдете в Объединенный комитет начальников штабов. Выйдете на пенсию. Станете аналитиком «Фокс Ньюс» и расскажете миру, какие мы все идиоты. Наслаждайтесь жизнью.

Рэмси ничего не ответил и просто наблюдал, как это ничтожество удалялось в сторону Капитолия. Он, несомненно, гордился своим звездным часом, спеша доложить, как лихо поставил на место главу военно-морской разведки.

Адмирал подошел к пустой скамейке и сел. Холод постепенно просачивался через теплое пальто. Сенатор Аатос Кейн даже не имел представления, что его ожидает; впрочем, как и все остальные.

Но скоро они все узнают.

Глава 33

Мюнхен, Германия

13.00


Вилкерсон спал хорошо. Он был доволен и горд тем, как проявил себя в охотничьем домике, а затем и с Доротеей. Неограниченный доступ к деньгам, несколько пустяковых обязанностей и красивая женщина рядом — все это неплохая замена его несостоявшемуся адмиральству.

Все это, конечно, при условии, что он останется в живых.

Готовясь к этому заданию, Вилкерсон тщательно изучил семью Оберхаузеров. Их состояние исчислялось миллиардами, и оно было не унаследовано, а постепенно накапливалось на протяжении столетий политических потрясений. Были ли они оппортунистами? Безусловно. Их фамильный герб, кажется, все объяснял. Собака, зажавшая во рту крысу, помещенная внутрь гербового котла. Какое бесчисленное множество противоречий. И в этом герб был очень похож на саму семью — или семья на герб. Но как еще они смогли бы выжить?

Однако время не пощадило их. Доротея и ее сестра были последними из рода Оберхаузеров. Два прекрасных и высокочувствительных создания. Они были очень похожи, хотя каждая прилагала массу усилий, чтобы отличиться. Доротея получила ученые степени в бизнесе и активно работала вместе с матерью на семейных предприятиях. Она вышла замуж, когда ей едва исполнилось двадцать, и родила сына, но он погиб пять лет назад, через неделю после того, как справил двадцатилетие. И после этого она стала совсем другой. Ожесточилась. Пала жертвой сильных страстей, несчастья и непредсказуемого поведения. Застрелить человека из дробовика, как она сделала это прошлой ночью, а после заняться любовью — все это доказывало правильность выводов Стерлинга.

Кристл никогда не интересовали ни бизнес, ни замужество, ни дети. Вилкерсон видел ее только однажды на благотворительном приеме. Именно тогда он первый раз увидел Доротею. Та, соблюдая приличия, пришла туда с мужем. Кристл была скромной, несмотря на многочисленные научные звания. Ученый, как ее отец и дед, изучающая всякие исторические артефакты, размышляющая над бесконечными вариациями мифов и легенд. Предметом исследований обеих ее диссертаций были скрытые связи между древними цивилизациями — например, атлантов (Вилкерсон узнал об этом, прочтя обе работы) — и развивающимися культурами. Все это фантазии. Но мужчины из рода Оберхаузеров были увлечены подобного рода смехотворными теориями, и Кристл, кажется, унаследовала их любопытство. Дни, когда она могла выносить и родить ребенка, уже прошли, и Стерлинг гадал, что же произойдет после того, как Изабель Оберхаузер умрет. Две женщины, ненавидящие друг друга, причем ни одна из них не имела детей. Они унаследуют все состояние.

Впечатляющий сценарий с бесконечными возможностями.

Вилкерсон был на улице, недалеко от их отеля — великолепной гостиницы, способной удовлетворить капризы любого короля. Доротея прошлой ночью позвонила из машины, поговорила с консьержем, и номер уже ждал их, когда они приехали.

Солнечная Мариенплац, раскинувшаяся перед ним, была заполнена туристами. Странная тишина висела над площадью, нарушаемая лишь шарканьем подошв и гулом голосов. В поле зрения оказались магазины, кафе, центральный рынок, королевский дворец и церкви. Массивная ратуша нависала над площадью, ее изукрашенный фасад был испещрен темными отметинами времени. Вилкерсон не пошел в квартал музеев, а целенаправленно направился к одной из многочисленных булочных. Везде шла оживленная торговля. Он был голоден, и несколько шоколадных печений сейчас будут в самый раз.

Киоски, украшенные пахучими сосновыми ветками, попадались тут и там — часть городской рождественской ярмарки, которая растянулась до заполненной прохожими главной улицы старого города. Вилкерсон слышал, что каждый год сюда на праздники приезжают миллионы людей, но он сильно сомневался, что у них будет время ее посетить. Доротея была на задании, и он тоже, что заставило его вспомнить о работе. Ему нужно было связаться с Берлином и обнаружить свое присутствие хотя бы ради своих сотрудников. Поэтому он достал свой мобильный телефон и набрал номер.

— Капитан Вилкерсон, — сказал секретарь после необходимых приветствий. — Мне было приказано направлять каждый ваш звонок непосредственно коммандеру Бишопу.

Прежде чем Стерлинг смог спросить почему, на линии раздался голос второго человека в его команде:

— Капитан, я вынужден спросить, где вы находитесь.

Его внутренний сигнал тревоги немедленно ожил. Брайан Бишоп никогда не использовал в обращении к нему «капитан», только если его не слушали другие люди.

— А в чем проблема?

— Сэр, этот разговор записывается. Вы были отстранены от всех проектов и объявлены представляющим угрозу безопасности третьего уровня. Нам было приказано определить ваше местонахождение и немедленно вас задержать.

Вилкерсон попытался сохранять спокойствие.

— Кто отдал эти приказы?

— Из офиса директора. Они пришли от капитана Хоуви, подписаны самим адмиралом Лэнгфордом Рэмси.

Вообще-то именно он, Вилкерсон, рекомендовал коммандеру повысить Бишопа. Тот был услужливым офицером, выполнявшим любые поручения с неизменным усердием. Это было отличным качеством тогда, но не сейчас.

— Я в розыске? — спросил Вилкерсон.

Только после этого он все понял — и нажал отбой, прежде чем услышал ответ. Посмотрел на мобильный телефон. Они поставлялись с встроенным локатором GPS для экстренного слежения. Проклятье. Вот как они нашли его прошлой ночью. Вилкерсон размышлял. Конечно, перед нападением он и понятия не имел, что целью был он сам. Позже был в шоке, и Рэмси, чертов сукин сын, уговорил его поспать. Этим адмирал выиграл время, чтобы направить по его следу новую команду.

Его папочка был прав. Не смей доверять ни одному из них.

Внезапно город площадью в 120 квадратных миль превратился из уютного убежища в ловушку. Вилкерсон оглянулся вокруг и увидел толпу, сжимающуюся от холода, несмотря на зимние пальто.

И ему больше не хотелось печенья.

* * *

Рэмси покинул Национальную галерею и направился в центр Вашингтона, ближе к цирку Дюпона. Обычно для своих специальных заданий он использовал Чарли Смита, но сейчас это было невозможно. К счастью, у адмирала было из кого выбирать. Он хранил их номера в памяти телефона, и все были по-своему способны. Лэнгфорд имел репутацию заказчика, хорошо и вовремя платившего за все предоставленные услуги. И это помогало ему, когда требовалась срочная помощь.

Рэмси был не единственным адмиралом, пытающимся обманом заполучить пост Дэвида Сильвиана. Он знал еще, по крайней мере, пятерых. Они, так же как и он, совершенно точно связались по телефону с конгрессменами, как только узнали о смерти Сильвиана. Через пару дней этого честного вояку похоронят и воздадут должные почести. Но преемник Сильвиана будет выбран в следующие несколько часов, так как позиции на самой вершине пищевой цепочки не остаются вакантными надолго.

Ему следовало бы предвидеть, что с Аатосом Кейном будут проблемы. Сенатор уже давно здесь работает. Ему известно положение дел. Но опыт приходит с ответственностью. Люди вроде Кейна рассчитывали на тот факт, что оппоненты не обладают выдержкой или средствами для использования этой ответственности.

Рэмси избежал данного недостатка.

Таксист удачно занял только что освободившееся парковочное место. По крайней мере, хоть что-то прошло сегодня без заминки. Адмирал отщелкал семьдесят пять центов, ровно по счетчику, и дошел по морозу до «Карт Капитолия».

Интересный магазинчик. В нем не продавали ничего, кроме карт, собранных со всех стран мира, и впечатляющих коллекций путеводителей и книг-гидов. Сегодня Лэнгфорд не стремился к картографии. Вместо этого ему нужно было поговорить с владельцем заведения. Вернее, владелицей.

Адмирал вошел и обнаружил, что та разговаривает с покупателем. Она поймала его взгляд, но ничто в ее поведении не показало, что она узнала адмирала. Лэнгфорд предполагал, что значительные суммы, выплачиваемые ей на протяжении нескольких лет за разовые услуги, помогали поддерживать магазин на плаву, но они никогда это не обсуждали. Одно из золотых правил Лэнгфорда Рэмси. Наемники всего лишь инструменты, как молоток, пила или отвертка; используй их, а затем положи на место. Многие из тех, кого он нанимал, принимали это правило. А тем, кто отказывался, он больше никогда не перезванивал.

Владелица магазина закончила обслуживать покупателя и скользнула по нему равнодушным взглядом.

— Ищете определенную карту? У нас огромный ассортимент.

Рэмси огляделся.

— И это здорово. Мне сегодня потребуется много помощи.

* * *

Вилкерсон догадался, что за ним следят. Мужчина и женщина притаились всего в ста футах позади него; скорее всего, они уже знали о его звонке в Берлин. И не сделали ни единого движения, чтобы приблизиться к нему. Из этого можно было сделать два вывода. Первый — им нужна Доротея и они надеются, что Вилкерсон покажет, где она. Второй, наиболее неприятный, — им нужен он. Правда, ни один из рассмотренных вариантов не мог удовлетворить капитана.

Вилкерсон начал прокладывать путь локтями сквозь толпу мюнхенских покупателей, пришедших на ярмарку в середине дня, не имея понятия, сколько еще преследователей поджидало его впереди. Представляет угрозу безопасности? Третий уровень? Это означало, что они имеют право применить силовые методы воздействия, вплоть до полного уничтожения. Хуже всего то, что у них было время на подготовку. И в этом виноват он. Вилкерсон знал, что операция Доротеи была важна только для ее семьи. У Рэмси мышление истинного вояки: если ему угрожают, он идет в контратаку. А в данный момент для него возникла реальная угроза.

Вилкерсон перешел на быстрый бег.

Ему надо позвонить Доротее и предупредить ее. Но он до сих пор не мог простить себе не только звонка адмиралу, но и то, что позволил Доротее говорить с ним. Это была его проблема, и он надеялся, что сможет с ней справиться. В конце концов, она не отругала его за то, что он ошибся в Рэмси. Вместо этого Доротея привезла его в роскошный отель в Мюнхене и доставила наслаждение. Если он позвонит сейчас, то, скорее всего, она потребует объяснения, как их обнаружили, а этого разговора Вилкерсон хотел бы избежать.

В пятидесяти ярдах впереди удушливая суматоха старого города, открытого только для пешеходов, заканчивалась оживленным бульваром с припаркованными автомобилями и выстроившимися в ряд домами с желтыми фронтонами. Все это было очень похоже на столь любимое им Средиземноморье.

Вилкерсон обернулся назад. Двое преследователей сократили разрыв.

Он глянул налево и направо — и внезапно обнаружил спасительную стоянку такси в конце бульвара. Водители вышли из машин в ожидании новых пассажиров. Между ними шесть полос хаоса, а шум улицы столь же силен, как и биение его собственного сердца. Машины принялись тормозить, как только слева от него загорелся зеленый сигнал светофора.

Справа по средней полосе подъезжал автобус. Рядом уже тормозили машины.

Тревога дала выход страху. У него не было выбора. Рэмси желал его смерти. А так как Вилкерсон прекрасно знал, что могут ему предложить преследователи позади него, то решил испытать свою удачу именно здесь.

Стерлинг рванулся вперед, под колеса машины. Ему повезло: водитель заметил его и ударил по тормозам.

Вилкерсон великолепно рассчитал по времени следующее движение и перескочил через вторую полосу как раз тогда, когда сигнал светофора сменился на красный. Он выскочил на внешнюю полосу — на ней, по счастью, не было машин — и уже через пару мгновений был на спасительной разделительной линии.

Автобус подошел к остановке и загородил обзор с тротуара. Гудки и визг покрышек, напоминающие споры гусей с собаками, указали на представившуюся ему возможность. Стерлинг выиграл несколько драгоценных секунд и решил не тратить ни одной попусту. Он пробежал через пустую, благодаря красному сигналу светофора, улицу, запрыгнул в первое попавшееся такси и приказал на немецком водителю: «Давай!»

Таксист тут же сел за руль. Вилкерсон расслабленно опустился на сиденье, как только машина помчалась прочь, и посмотрел в окно.

Загорелся зеленый сигнал светофора, и автомобили ринулись вперед. Его преследователи пересекли свободную от машин половину бульвара, но путь дальше был заблокирован потоком машин, ехавших на высокой скорости. Мужчина и женщина начали озираться в бесплодных поисках жертвы.

Стерлинг улыбнулся.

— Куда вам? — спросил водитель такси.

Вилкерсон решил еще раз обыграть противника.

— Проедете еще пару кварталов, а затем остановитесь.

Когда такси приблизилось к обочине, он отдал водителю десять евро и закрыл за собой дверь. Судьба благоволила ему, и, заметив знак метро, Вилкерсон спустился вниз по ступенькам, купил билет и помчался на платформу.

Вскоре пришел поезд. Стерлинг протиснулся в практически полностью заполненный вагон и включил телефон. В его меню была одна замечательная функция; Вилкерсон даже не мог предположить, что она когда-нибудь пригодится, но сейчас это было то, что нужно. Он ввел цифровой код, и на экране появилась надпись: «Удалить все данные». Стерлинг нажал «да». Как и его вторая жена, которая никогда его не слушала, телефон спросил: «Вы уверены?» И он снова нажал «да».

Теперь память телефона была девственно чиста.

Вилкерсон наклонился вперед, якобы зашнуровать ботинки, и незаметно положил телефон под сиденье.

Поезд прибыл на следующую станцию. Стерлинг вышел, а телефон продолжил путешествие под землей Мюнхена.

Это должно на некоторое время отвлечь агентов Рэмси.

Вилкерсон покинул метро, чрезвычайно довольный, что ему еще раз удалось оставить с носом адмирала Рэмси. Сейчас нужно связаться с Доротеей, но сделать это надо, соблюдая крайнюю осторожность. Если наблюдали за ним, то и за ней тоже могли следить.

Стерлинг вышел в солнечный полдень и быстро сориентировался. Он находился недалеко от реки, рядом с немецким музеем. Перед ним расстилалась еще одна улица с оживленным движением и толпой, заполнившей тротуар до отказа.

Внезапно позади него остановился человек.

— Bitte, Herr Wilkerson,[35] — произнес он. — Пройдемте в машину, тут недалеко.

Стерлинг похолодел. На мужчине было длинное шерстяное пальто, а обе руки он засунул в карманы.

— Мне не хотелось бы этого, — сказал незнакомец, — но я застрелю вас прямо тут, если это потребуется.

Взгляд Вилкерсона переместился на карманы его пальто.

Внезапно Стерлинг почувствовал слабость в коленях. Люди Рэмси никак не могли выследить его. Но он так сосредоточился на них, что больше ни на кого не обращал внимания.

— Вы ведь не из Берлина, не так ли? — спросил он.

— Nein.[36] Я представляю совершенно других людей.

Глава 34

Ахен, Германия

13.20


Малоун наслаждался видом одного из немногих оставшихся памятников Каролингской империи, известного в те времена как церковь Девы Марии, а сейчас — капелла Карла Великого. Казалось, что она образовалась из трех различных частей: готическая башня — круглый восьмигранный купол; угловатая средняя часть, соединенная с башней крытым портиком, увенчанным необычным складчатым куполом; высокое вытянутое строение, на первый взгляд целиком состоявшее из крыши и стрельчатых витражных окон. Строительство этого архитектурного комплекса началось в конце VIII, а закончилось лишь в XV веке. Удивительно, что он сохранился, особенно во время последней войны, когда, как знал Малоун, Ахен беспощадно бомбили.

Капелла стояла внизу городского склона и была красиво соединена с дворцом низкими линиями деревянных строений; в них размещались солярий, военный гарнизон, суды и другие служебные помещения.

Палатинат Карла Великого. Сохранились только внутренний двор, капелла и основание дворца, поверх них строители XIV века воздвигли ахенскую ратушу. Все остальное исчезло столетия назад.

Они вошли в капеллу через западные двери. Этот вход был расположен вдалеке от главной улицы. Всего тремя ступеньками ниже был еще один вход, выполненный в стиле барокко.

— Эти ступеньки примечательны, — сказала Кристл. — Нижние уровни сохранились со времен Карла Великого.

Коттон вспомнил историю, рассказанную Доротеей об Оттоне III.

— Они нашли гробницу Карла Великого здесь, внизу? И ту книгу, которая сейчас у Доротеи?

Кристл кивнула и бросила взгляд на каменные плитки пола.

— Некоторые утверждают, что Оттон III разрушил пол именно в этом месте и в подвале обнаружил своего предка, гордо восседающего на троне. Одна рука Карла Великого лежала на открытой Библии и указывала на строчку из Евангелия от Марка: «Ибо какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?»

Малоун оценил ее неприкрытый цинизм.

— Другие говорят, что эту гробницу нашел Фридрих Барбаросса в 1165 году, а тело лежало в мраморном гробу. Римский саркофаг, выставленный в сокровищнице; она находится за следующей дверью. Барбаросса предположительно заменил позолоченный бюст; посмотрите наверх, вон там, на хорах.

За алтарем Малоун обнаружил золотой реликварий, выставленный в освещенном стеклянном корпусе. Они вошли в капеллу. Кольцевая галерея уходила влево и вправо от входа, и казалось, что она соединена с центром внутреннего восьмигранника. Свет, похожий на легкую дымку, плавно лился вниз из окон, расположенных высоко на куполе.

— Шестнадцать граней и знаменитый купол, — сказал Коттон.

Восемь массивных колонн, соединенных друг с другом, — вся эта конструкция поддерживала высокий купол. Круглые арки поднимались к верхним галереям, где небольшие колонны, мраморные портики и плетеные решетки соединяли все в единый архитектурный ансамбль.

— На протяжении трех веков после сооружения капеллы она стала самым высоким зданием к северу от Альп, — сообщила Кристл. — Камень использовали на юге для сооружения храмов, арен, дворцов и, позднее, церквей, но этот тип здания не был известен германским племенам. То была первая попытка, не считая средиземноморской, построить королевскую усыпальницу.

Коттон посмотрел на верхнюю башенную галерею.

— Немногое из того, что вы видите, сохранилось со времен Карла Великого, — продолжала рассказывать Кристл. — На втором уровне расположено тридцать шесть мраморных колонн. Некоторые из них находились с самого начала строительства. Их вывезли из Италии, потом они были украдены Наполеоном, но со временем их вернули. Восемь бронзовых решеток между арками тоже сохранились с VIII века. Все остальное появилось позже. Каролинги белили свои церкви снаружи и богато украшали изнутри. Позднее христиане добавили капелле элегантности. И все же она остается единственной сохранившейся в Германии церковью, построенной по приказу Карла Великого.

Малоуну пришлось запрокинуть голову, чтобы разглядеть купол изнутри. На его золотой мозаике были изображены двадцать четыре старца, одетых в белое. Они стояли перед троном и с поклоном преподносили Спасителю золотые короны. Сцена из Откровения святого Иоанна Богослова, если он не ошибался. Мария, Иоанн Креститель, Иисус Христос, архангел Михаил, архангел Гавриил и даже сам Карл Великий.

На массивной железной цепи, чьи звенья истончались ближе к верху, висел канделябр в форме колеса, украшенный замысловатыми работами неизвестного ювелира.

— Император Барбаросса подарил капелле этот канделябр после своей коронации. Это символичное изображение небесного града Иерусалима, города света, спустившегося с небес как корона победителя, как и было обещано каждому христианину.

И опять Откровение. Коттон вспомнил другой собор — Святого Марка в Венеции.

— У этого места византийский вид и дух, — сказал он.

— Капелла отражает любовь Карла Великого к византийской роскоши в противоположность римскому аскетизму.

— Кто ее строил?

Кристл пожала плечами:

— Никто не знает. В некоторых текстах упоминается мастер Одо, но о нем ничего не известно, кроме того, что он был, по-видимому, знаком с архитектурой юга. В строительстве определенно принимал участие Эйнхард и, естественно, сам Карл Великий.

Внутренняя часть капеллы не выглядела огромной; напротив, она порождала иллюзию интимности, заставляя каждого взглянуть наверх, устремив взор к небесам.

Вход в капеллу был свободен, но несколько платных групп туристов осматривались вокруг, пока их гиды рассказывали про специально продуманное внутреннее освещение. Коттон заметил, что их преследователь, замеченный им на вокзале, остался снаружи; видимо, он решил использовать одну из групп в качестве прикрытия. Затем, очевидно, он удостоверился, что в часовне было больше одного выхода, и снова вышел на улицу.

Догадка Малоуна была правильной. За взятым им в аренду автомобилем следили. А иначе как еще мог их выследить стрелок прошлой ночью? За ними определенно все время наблюдали. Сегодня они на этой же машине выехали из Рейхсхоффена в Гармиш, чтобы сесть на поезд, где он впервые и заметил «вырезанное лицо».

Нет лучшего способа узнать, следит ли кто-нибудь за тобой, чем пойти за преследователем.

Кристл указала на галерею второго этажа.

— Этой частью пользовались исключительно монархи. Тридцать императоров Священной Римской империи были коронованы здесь. Усаживаясь на трон Карла Великого, они символически принимали его империю во владение. Ни один император не признавался легитимным, пока не восходил на трон, находившийся в капелле.

В центре восьмигранной залы располагались несколько удобных кресел. Коттон отошел в сторону от туристов и спросил:

— Экскурсия великолепная, все идет очень хорошо, но, может, вы все-таки ответите на вопрос, зачем мы сюда приехали?

— Математика и архитектура были частью увлечения Эйнхарда.

Малоун отметил, что она не сказала: «Этому его научили Святые».

— Посмотрите на это место. Довольно сложная архитектура для VIII века. Здесь много нововведений. Видите это каменное хранилище наверху? Это было революционно для того времени. Кто бы ни спроектировал и ни построил это здание, они знали, что делали.

— Но какое отношение эта капелла имеет к завещанию Эйнхарда?

— В его завещании написано, что постижение мудрости небес начинается в новом Иерусалиме.

— Так это новый Иерусалим?

— Именно так Карл Великий и относился к этой капелле.

Коттон вспомнил остальную часть завещания и даже смог его процитировать.

— А у вас хорошая память.

— Если б вы только знали…

— Заучивание текстов не самое мое сильное место, я с этим долго мучилась.

— А кто сказал, что я хорош?

— Мама сказала, что у вас репутация известного рода.

— Приятно узнать, что я прошел мамин тест. Как я уже говорил ей и вам, она определилась с приоритетами.

— Она пытается заставить меня и Доротею работать вместе. В какой-то момент, возможно, нам так и придется сделать. Но я планирую избегать этого как можно дольше.

— В аббатстве, когда вы увидели, что шкаф опустошен, вы подумали, что документы взяла Доротея, не так ли?

— Она знала, что отец хранил там свои бумаги. Но я никогда не говорила ей, как открывается тайник. Она никогда не интересовалась этим, вплоть до недавнего времени. Совершенно ясно, что она не хотела, чтобы документы оказались у меня.

— Но при этом она хотела, чтобы я помогал вам?

— Это загадка.

— Может быть, она подумала, что от меня не будет никакой пользы?

— Не могу себе представить, почему она так решила.

— Серьезно? А вы попробуйте найти хоть одну причину.

Кристл печально улыбнулась.

Тогда Малоун задал следующий вопрос:

— Почему Доротея украла документы из аббатства и оставила оригиналы в замке?

— Доротея редко спускалась в подземелье Рейхсхоффена. Ей мало известно о том, что находится внизу.

— Тогда кто же убил ту женщину?

Лицо Кристл ожесточилось, но все же она ответила:

— Доротея.

— Зачем?

Она пожала плечами.

— Вы должны знать, что у моей сестры очень мало совести, если допустить, что она вообще знает, что это такое.

— Вы двое — самые странные близнецы, с которыми я когда-либо встречался.

— Несмотря на то что мы родились в один час, это не делает нас одинаковыми. Мы всегда сохраняли дистанцию и были этим вполне довольны.

— Тогда что произойдет, когда вы вдвоем унаследуете все состояние?

— Я думаю, мама надеется, что это положит конец нашим разногласиям.

Коттон уловил ее сомнение.

— Этого не произойдет?

— Мы обе пообещали, что будем стараться.

— У каждой из вас странный способ стараться.

Малоун осмотрелся вокруг. В нескольких футах от них возвышался алтарь. Кристл тут же заметила его интерес.

— Говорят, что передняя панель сделана из золота, обнаруженного Оттоном III в гробнице Карла Великого.

— Я уже знаю, что вы собираетесь сказать. Но никто не знает наверняка.

Объяснения Кристл часто носили научный характер, но это совсем не значило, что они были истиной в последней инстанции. Коттон посмотрел на свои часы и резко встал.

— Нам нужно перекусить.

Кристл озадаченно посмотрела на него.

— Разве нам не следует прежде закончить здесь?

— Если бы я знал как, я бы так и сделал.

Перед тем как войти в капеллу, они отправились в магазин подарков и там узнали, что внутренняя часть собора открыта до семи вечера, а последняя экскурсия начинается в шесть. Коттон также отметил большой ассортимент путеводителей и исторических материалов. Некоторые из них были на английском, но большинство — на немецком языке. К счастью, он практически свободно владел и тем, и другим.

— Нам нужно сделать остановку, а затем найти место, где можно поесть.

— Здесь недалеко находится рыночная площадь.

Малоун указал на дверь:

— Ведите.

Глава 35

Шарлотт, Северная Каролина

11.00


Сегодня Чарли Смит надел свои любимые джинсы «Стоун уош», рубашку из темной ткани и ботинки со стальными мысками. Все это он купил несколько часов назад в «Уоллмарте». Чарли представлял себя одним из братьев Дьюков из Хаззарда, сразу после того, как тот выбрался из окна «Генерала Ли».[37] Небольшое количество машин на двухполосном шоссе к северу от Шарлотт позволило ему спокойно добраться до места, а сейчас Смит стоял, дрожа от холода, между деревьями и смотрел на огромный дом, площадь которого составляла примерно 1200 квадратных футов.

Он знал историю этого дома.

Герберт Роуленд приобрел собственность на землю, когда ему было тридцать, вносил платежи, пока ему не исполнилось сорок, а затем в пятьдесят построил дом. Через две недели после ухода из военно-морского флота Роуленд вместе с женой упаковали вещи в вагончик и уехали на сорок миль севернее Шарлотт. Последние десять лет они тихо жили за озером.

Во время полета из Джексонвилля Смит изучил очередное досье. Роуленд страдал двумя хроническими заболеваниями. Во-первых, диабет — и он не только посещал врачей, но и вынужден был делать ежедневные инъекции инсулина. Во-вторых, любовь к хорошему алкоголю; Роуленд оказывал предпочтение виски. Достаточно большую часть пенсии он ежемесячно тратил на премиумные сорта в винном магазине Шарлотт, где неизменно держали достаточно высокие цены. Он пил всегда только дома, по ночам, и достаточно часто компанию ему составляла жена.

Записи из медицинской карты Роуленда за последний год предполагали, что диабет вместе с алкоголем нанесли невосполнимый урон его здоровью.

На этого клиента Чарли Смит потратил достаточно много времени и сил. Что выбрать, чтобы достичь наилучшего результата и чтобы ничто не вызвало никаких подозрений?

Дверь открылась, и Герберт Роуленд вышел на яркий солнечный свет. Пожилой мужчина пошел прямо к грязному «Форду» и быстро уехал. Второго автомобиля, принадлежавшего его жене, нигде не было видно.

Смит подождал в укрытии десять минут, а затем решил рискнуть. Он подошел к входной двери и постучал.

Нет ответа.

Смит снова постучал.

Взломать замок у него заняло меньше минуты. Чарли знал, что в доме нет сигнализации. Роуленд любил доказывать окружающим, что это напрасная трата денег.

Чарли осторожно открыл дверь, вошел внутрь и обнаружил автоответчик. Проверил сообщения. Шестое по счету было от жены Роуленда, и оно очень порадовало Смита. Она была у своей сестры и звонила, чтобы убедиться, что с ним все в порядке, и закончила свое сообщение тем, что будет дома только послезавтра.

Его план немедленно претерпел существенные изменения. То, что объект два дня будет дома один, было новой блестящей возможностью.

Чарли прошел за стойку с охотничьими ружьями. Роуленд любил охотиться. Смит проверил пару дробовиков и винтовок. Он тоже любил охотиться, только его дичь передвигалась исключительно на двух ногах.

Чарли зашел в кухню и открыл холодильник. На дверной полке, точно так, как и было указано в досье, стояли четыре пачки инсулина. Руками, затянутыми в перчатки, он взял каждую по очереди и рассмотрел их. Все они были полными, пластик поврежден только на одной — видимо, эту упаковку открыли только на нынешней неделе.

Смит отнес одну из упаковок к раковине и достал пустой шприц из кармана.

* * *

Доротея начала беспокоиться. Вилкерсон отсутствовал уже достаточно долгое время. Он сказал, что поищет булочную и принесет в номер сладости, но с тех прошло уже почти два часа.

Зазвонивший в номере телефон напугал ее. Никто не знал, что она здесь, кроме…

Она подняла трубку.

— Доротея, — сказал Вилкерсон. — Выслушай меня. За мной следили, но мне удалось ускользнуть от преследователей.

— Как они нас нашли?

— Не имею представления, но, возвращаясь в отель, я заметил ждущих у входа людей. Не пользуйся мобильным телефоном. Его можно отследить. Это обычная практика.

— Ты уверен, что смог оторваться?

— Я спустился в метро. Сейчас они следят за тобой, так как думают, что ты приведешь их ко мне.

Доротея испугалась, но тут же постаралась взять себя в руки.

— Выжди пару часов, затем на метро доберись до железнодорожного вокзала. Ты должен ждать меня около офиса туристической компании. Я буду там в шесть.

— Как ты собираешься выйти из отеля? — спросил Вилкерсон.

— Моя семья много сделала для этого места, поэтому консьерж приложит все усилия, чтобы выполнить любое мое пожелание.

* * *

Стефани Нелл и Эдвин Дэвис вышли из машины. Они проехали из Атланты в Шарлотт 240 миль по хайвею. Это путешествие заняло у них чуть меньше трех часов. Дэвис из военной базы данных узнал адрес Герберта Роуленда, а Google помог определить направление.

Дом располагался к северу от Шарлотт, прямо за Орлиным озером. Оно, судя по всему, было рукотворным. Береговая линия поросла мелким подлеском. Вокруг стояли несколько домиков, но они были достаточно далеко. Обшитый деревом и дранкой дом Роуленда располагался примерно в четверти мили от дороги, среди густого леса, а задний двор выходил к озеру, открывая великолепный вид.

Стефани испытывала сомнения практически с самого начала их поездки. И говорила об этом непрошеному напарнику во время всей поездки, все время намекая, что нужно позвонить властям и вызвать подкрепление. Дэвис отнекивался, отворачивался, а иногда делал вид, что просто ее не слышит.

— Я думаю, что это плохая мысль.

Нелл все еще сомневалась, но, несмотря на это, послушно шла за Дэвидом.

— Стефани, если бы я пошел в ФБР или обратился бы к местному шерифу, то они все сказали бы, что я несу чушь. И кто его знает, может, так оно и есть.

— Смерть Захарии Александра прошлой ночью — не выдумка.

— Но так и не доказано, что это было убийство.

Они выслушали новости от спецагентов в Джексонвилле. Ни одного доказательства, что это был намеренный поджог, обнаружено не было.

Стефани обратила внимание, что стоянка перед домом пуста.

— Кажется, никого нет дома, — констатировала она.

Дэвис открыл дверцу машины и решительно сказал:

— Есть только один способ выяснить это.

Нелл проследовала за ним на крыльцо, где Дэвид нажал на звонок входной двери. Ответа не было. Затем он нажал снова. Подождав несколько секунд, прошедших в полном молчании, Дэвис повернул ручку входной двери.

Она тут же открылась.

— Эдвин… — начала говорить Стефани, но он уже вошел в дом.

Она осталась ждать его на крыльце, бормоча:

— Просто ерунда какая-то, полное несоблюдение закона, почему я должна это делать?

Дэвид повернулся и бросил отрывисто:

— Тогда стой здесь на холоде. Я не требую от тебя нарушать закон.

Нелл знала, что нужно мыслить разумно, но вместо этого вошла в дом.

— Должно быть, я совсем выжила из ума. Я в этой истории по самые уши, а у меня впечатление, что все только начинается.

Дэвис улыбнулся.

— Малоун рассказывал мне, что он сказал тебе то же самое в прошлом году во Франции.

А она и не знала.

— Правда? А что еще говорил Коттон?

Эдвин не ответил, занявшись обходом дома. Стефани тоже начала оглядываться. Украшения на двери заставили ее вспомнить о Поттери Барн.[38] Все содержалось в идеальной чистоте и полном порядке. В доме было много картин и фотографий, они висели на стенах и стояли на столах. Очевидно, что Роуленд увлекался спортивной охотой. Кубки, многочисленные награды и призы, фотографии внуков и детей. Удобный угловой диван, большой стол. Настоящий охотничий домик пенсионера. Из большого окна был виден край озера.

Дэвис продвигался в глубь комнаты, выдвигал ящики и открывал шкафы.

— Что ты делаешь? — постепенно раздражаясь собственной глупостью, спросила Стефани.

Он направился в кухню.

— Просто пытаюсь понять суть вещей.

Она услышала, как Дэвис открыл холодильник.

— Можно многое узнать о человеке, просто изучив содержимое его холодильника, — прокомментировал он свои действия.

— Ты серьезно? А что ты узнал обо мне по моему холодильнику?

Перед их отъездом Эдвин залез и в ее холодильник, чтобы найти что-нибудь выпить.

— Что ты не готовишь дома. Это напомнило мне колледж. Пусто, чисто, холодно.

Она поежилась — ей было неприятно, что Дэвис так много понял о ее личной жизни, — но взяла себя в руки и спокойно спросила:

— А что ты узнал здесь?

Дэвид показал на дверцу холодильника:

— Герберт Роуленд — диабетик.

Стефани тоже заметила тщательно упакованный инсулин.

— Это было не так уж и сложно.

— А еще он любит охлажденный виски «Мэйкерс Марк». Хороший выбор. — Три бутылки стояли на верхней полке.

— Не слишком ли хорошо ты разбираешься в сортах виски для чиновника первого уровня? — все же решила его подколоть Стефани.

Дэвис закрыл дверь холодильника. Казалось, что он не заметил скрытой издевки.

— Я люблю иногда пропустить стаканчик-другой шестидесятилетнего «Макаллана».

— Нам нужно уходить, — неуверенно предложила Стефани.

Ей явно было неуютно в чужом доме, куда она не пойми почему забралась вместе с Дэвисом.

— Это для пользы хозяина. Не волнуйся. Кто-то собирается убить его самым неожиданным для него способом. Нам нужно проверить остальные комнаты.

Стефани, все еще не уверенная, что правильно поступает, повернулась и пошла к входной двери. Из большой комнаты расходились три двери. За занавеской одной из них она заметила легкую тень. Кроме них, в доме был кто-то еще, и его тоже явно не звали на чай.

У нее в голове прозвучал тревожный звонок.

Нелл отодвинула полу пальто и вытащила «беретту», штатное оружие сотрудника группы «Магеллан».

Дэвис увидел у нее в руках пистолет.

— Ты позаботилась об оружии? Похвальная сообразительность.

Она подняла указательный палец, призывая его к молчанию, кивнула на одну из дверей и сказала одними губами:

— У нас гости.

* * *

Чарли Смит старательно прислушивался. Двое посетителей спокойно вошли в дом, заставив его отступить в спальню и как можно тише закрыть за собой дверь. Теперь он старался дышать как можно тише. Когда мужчина сказал, что собирается проверить и остальные комнаты, Смит понял, что попал в большую передрягу. Хорошо, что у Чарли был с собой пистолет. Впрочем, он старался избегать огнестрельного оружия и использовал его только в крайних случаях. Тем более что Смит постоянно пользовался самолетами, мотаясь из Виргинии во Флориду. А еще он считал, что все его задания не должны вызывать ни у кого подозрений в насильственной смерти. Но по всему было видно, что именно сейчас он должен будет воспользоваться своим последним шансом. Но ему не хотелось этого делать, ведь это будет полным провалом операции.

Здесь никого не должно было быть. В досье было четко указано, что Герберт Роуленд каждую среду до пяти часов вечера работал волонтером в местной библиотеке. Его не будет дома еще несколько часов. Его жена уехала. Чарли поймал обрывки разговора, бывшего скорее личным, чем профессиональным. Но затем он услышал: «Ты позаботилась об оружии?»

Смиту нужно было немедленно уходить, но он абсолютно не представлял, как это сделать. В спальне было четыре окна и двери в ванную и туалет. Ему нужно было решать, что выбрать, — времени совсем не осталось.

* * *

Стефани открыла дверь в спальню. Огромных размеров кровать была застелена, все чисто и аккуратно, как и в остальном доме. Дверь в ванную открыта, дневной свет ярко заливает комнату, берберский ковер и вычерчивает квадраты на отполированном полу.

— Никаких призраков? — спросил Дэвис.

Стефани кивнула и громко сказала:

— Ложная тревога.

А затем что-то привлекло ее внимание.

— Что такое? — тут же спросил Дэвис.

— Ты прав, — сказала она. — Здесь ничего нет. Это все из-за нервов.

Она поняла, что Дэвис ничего не заметил, и хорошо бы убедить в этом человека, находящегося совсем близко.

— Теперь мы можем выйти отсюда? — спокойно спросила она.

— Конечно. Думаю, что мы видели достаточно.

* * *

Вилкерсон был напуган.

Под дулом пистолета его не только заставили позвонить Доротее, но он был должен еще и говорить под диктовку человека с тротуара. Дуло девятимиллиметрового автоматического пистолета уперлось ему в левое плечо, и его предупредили, что любое отклонение от предписанных указаний приведет к тому, что курок будет спущен.

Вилкерсону ничего не оставалось, как выполнить все, что от него требовалось.

Его вывезли из Мюнхена на заднем сиденье «Мерседеса»-купе. Руки были связаны за спиной, его похититель сидел за рулем. А теперь он оставил Стерлинга одного в машине, сам же вышел поговорить по мобильному телефону.

Прошло уже несколько часов. Доротея скоро будет на вокзале, но они были совсем не там. Фактически они выехали из центра города и направились на юг, по направлению к Гармиш-Партенкирхену.

— Ответьте мне на один вопрос, — попросил Стерлинг водителя.

Мужчина за рулем хранил молчание.

— Кажется, вы не собираетесь рассказать мне, на кого работаете. Молчите? Ну хотя бы скажите, как вас зовут. Или это тоже секрет?

Его учили, что если хочешь отвлечь врага, нужно постоянно о чем-то его спрашивать.

— Меня зовут Ульрих Хенн, — наконец ответил мужчина.

Глава 36

Ахен

17.00


Малоун оценил свое блюдо — оно было превосходно. Они с Кристл вернулись на треугольную Марктплац и нашли ресторанчик, окна которого выходили на городскую ратушу. По пути они зашли в магазин подарков, расположенный при капелле, и купили полдюжины путеводителей. Маршрут вел их по лабиринту уютных, вымощенных булыжником переулков, а буржуазные таунхаусы создавали атмосферу средневекового города, хотя им вряд ли было больше пятидесяти лет, учитывая, что Ахен подвергся тяжелым бомбардировкам во время последней войны. Послеобеденный мороз только усилился, но не отпугнул покупателей. Люди с энтузиазмом ходили по бутикам, все готовились к Рождеству.

Их преследователь не отставал от них ни на минуту. И как только они очутились в этом уютном ресторанчике, он тут же вошел в соседнее кафе, располагавшееся по диагонали. Малоун попросил и получил столик — правда, не у самого окна, но близко к нему, — откуда он мог наблюдать за тем, что происходит снаружи.

Коттон размышлял об их бессменном сопровождении. То, что он был один, означало, что его наняли либо любители, либо люди, решившие не тратить много денег. А может, этот шпик считал, что он так хорош, что его просто невозможно заметить? Малоун много раз встречал оперативников с подобным самомнением.

За это время Коттон уже успел пролистать три путеводителя и смог убедиться в правдивости слов Кристл. Карл Великий считал эту капеллу своим «новым Иерусалимом». Столетия спустя Фридрих Барбаросса подтвердил это утверждение, установив позолоченный канделябр. Еще раньше Малоун заметил надписи на латыни на обручах канделябра, а сейчас нашел их перевод в одной из брошюр. Первая линия читалась как: «Здесь явлен ты в картине, о Иерусалим, небесный Сион, Скиния мира для нас и надежды на блаженный покой».

Приводилась цитата историка IX века Ноткера, который считал, что Карл Великий строил капеллу «в соответствии со своими собственными представлениями», а ее параметры не только были тщательно продуманы, но и несли тайный смысл. Строительные работы были начаты где-то между 790 и 800 годами, а уже 6 января 805 года Папа Лев III освятил капеллу в присутствии императора.

Коттон потянулся за другой книгой, поднял глаза и задал очередной вопрос своей спутнице:

— Полагаю, что вы детально изучали историю Карла Великого?

Кристл держала в руке бокал вина и о чем-то напряженно думала. Но тут же она вежливо улыбнулась и ответила:

— Это область моих научных интересов. Период правления Каролингов — один из переходных в западной цивилизации. До него Европа представляла собой сумасшедший дом конфликтующих народов, несравненного невежества и страшного политического хаоса. Карл Великий первым создал централизованное правительство севернее Альп.

— И, однако, все, чего он достиг, рухнуло после его смерти. Его империя развалилась, а сын и последующие потомки растащили ее на куски.

— Но то, во что он верил, так или иначе вернулось. Император считал, что главной заботой правительства должно быть благосостояние народа. Для него крестьяне были людьми, и о них стоило заботиться. Карл Великий правил не ради славы, а ради хорошей жизни простого народа. Много раз он повторял, что его задача состоит в том, чтобы не расширять свою империю, а сохранить ее.

— Пока не завоевывал новую территорию.

— По минимуму. Чуть-чуть здесь, немного там — и все для определенных целей. Наследники Карла Великого были далеко не так мудры. Император был женат много раз, и у него было много детей. Никто из историков и летописцев так и не смог указать их точное количество. Его первенец, горбун Пипин, никогда не имел даже одного шанса на корону.

Упоминание о физическом недостатке сына Карла заставило Малоуна подумать о Хенрике Торвальдсене и его больной спине. Он задумался, что же сейчас делает его датский друг. Торвальдсен, несомненно, должен хорошо знать Изабель Оберхаузер или слышать о ней. Немного информации об этой особе может оказаться полезным. Но если он позвонит, Торвальдсен немедленно заинтересуется, почему Коттон до сих пор в Германии. Поскольку Малоун и сам не мог ответить на этот вопрос, не было смысла пытаться и другим.

— Позже Пипин был отстранен от престолонаследия, — между тем продолжила Кристл. — Когда у Карла родились здоровые сыновья, без физических недостатков, от других жен, Пипин стал самым ярым его врагом, но он умер раньше Карла. В конечном итоге из всех его сыновей выжил только Людовик. Он был кротким, глубоко религиозным человеком и ученым, избегал битв, но и ему недоставало последовательности. Трое его сыновей заставили его отречься от трона. Они растащили империю на части в 841 году. Она была восстановлена в своих изначальных границах лишь в X веке Оттоном Первым.

— Ему тоже помогали? Святые, или, как вы там их называете, «наблюдатели»?

— Этого никто не знает. Единственным прямым указанием на их вмешательство в европейскую культуру являются только их контакты с Карлом Великим. Да и о тех мы знаем лишь из книги, спрятанной Эйнхардом в гробнице.

— И как смогло это все оставаться в секрете?

— Дед рассказал об этом лишь моему отцу. Но из-за его ослабевшего разума было очень трудно понять, было ли это реальным или только воображаемым событием. Отец привлек к этому делу американцев. Но ни он, ни американцы так и не смогли прочесть книгу из гробницы Карла Великого. Предполагалось, что экземпляр, находящийся сейчас у Доротеи, — это все, что удалось найти. Поэтому тайна сохранилась.

Когда она закончила говорить, Малоун спросил:

— Тогда как ваш дед сумел что-то найти в Антарктиде?

— Я не знаю. Все, что мне известно, — он сделал это. Вы же видели камни.

— А у кого они сейчас?

— Я уверена, что у Доротеи. Она определенно не хотела бы, чтобы камни оказались у меня.

— И поэтому она разгромила музей и испортила фамильную коллекцию? Этот музей собирал всю жизнь ваш дед, а ему помогал ваш отец…

— Мою сестру никогда не заботили убеждения и стремления родственников. И она способна на все.

Малоун почувствовал, что Кристл неприятен этот разговор, и холод в ее голосе мог бы поспорить с декабрьским морозом. И Малоун решил больше не давить на нее. Вместо этого он заглянул в один из путеводителей и начал внимательно изучать набросок капеллы, окружавшие ее дворы и соседние строения.

Церковный комплекс на первый взгляд имел фаллическую форму: с одного конца вытянутый и закругленный с другого. Капелла напрямую соединялась с трапезной, которую сейчас переоборудовали в сокровищницу, через внутреннюю дверь. На схеме были обозначены только одни ворота, так называемые «Волчьи двери»; раньше их использовали как главный вход.

— О чем вы думаете? — неожиданно спросила Кристл.

Вопрос отвлек Малоуна от собственных размышлений, и он ответил далеко не сразу:

— О вашей книге из гробницы Эйнхарда. У вас есть ее полный перевод?

Она утвердительно кивнула.

— Да, перевод хранится в моем компьютере в Рейхсхоффене. Но он мало чем может помочь. Эйнхард рассказывает о нескольких встречах с посланниками. Я могу лишь догадываться, что более важная информация содержится в книге Доротеи. Именно этот том Эйнхард назвал «полным пониманием».

— Но ваш дед, видимо, изучил это «понимание».

— Кажется, так, хотя мы и не можем быть в этом уверены.

— Итак, что же произойдет, когда мы закончим эти поиски? У нас нет книги Доротеи.

— Мама ожидает, что именно из-за этого мы начнем совместную работу и сможем помириться. У каждой из нас есть только часть головоломки, а это вынуждает нас к сотрудничеству.

— Но каждая из вас сделает все, чтобы собрать куски головоломки самостоятельно, и главное для вас — не обращаться за помощью. Доротея уже убила человека, а что будет дальше?

Как ему удалось влезть в такую неразбериху?

— Искания Карла Великого для меня — единственный путь узнать и понять все. Доротея думает, что решение кроется в истории Аненербе и ее деятельности. Но я с ней абсолютно не согласна. Так что пока мы идем совершенно разными путями.

Заинтригованный Малоун задал следующий вопрос:

— Вы много знаете о том, что думает ваша сестра?

— На кону мое будущее. Почему бы мне и не знать все, что я могу узнать?

Эта сильная женщина никогда не колебалась в выборе понятий, не искала правильных форм глаголов и не боялась порой озвучить самые сокровенные мысли. Несмотря на то что она была красивой, умной и интригующей, что-то в Кристл Фальк было не так. Подобное ощущение возникло у Малоуна, когда он впервые встретил во Франции Кассиопею Витт. И это случилось только в прошлом году.

Привлекательность и тревога. Но, кажется, эта двойственность никогда его не отпугивала.

Так что же в этой сильной женщине с глубокими противоречиями привлекало его? Пэм, его бывшая жена, была полна противоречий, с ней было всегда сложно. Все женщины, встречавшиеся ему после развода и привлекшие его внимание, были сущим наказанием, включая и Кассиопею. А теперь вот эта немецкая наследница миллиардов… В ней превосходно сочетались красота, ум, храбрость и изломанность.

Коттон посмотрел в окно на старую городскую стену. На одной из неоготических башенок часы показывали 17.30.



Наблюдавшая за ним Кристл заметила его интерес к этому памятнику архитектуры.

— Существует одна история. Капелла расположена за городской стеной. Покои Карла Великого соединялись с внутренним двором. В XIV веке, когда в Ахене построили городскую стену, они вынуждены были поменять вход в замок и проделали его с северной стороны. Таким образом, капелла оказалась позади замка. Новые времена, новые нравы… Люди повернулись спиной к церкви и стали более независимыми. — Она указала сквозь окно на фонтан, расположенный на площади Марктплац. — Статуя наверху — это Карл Великий. Обратите внимание, что он смотрит не в сторону церкви. Еще одно нововведение, но оно было сделано уже в XVII веке.

Малоун глянул в указанном направлении и как можно незаметнее стал рассматривать кафе, где, по его расчетам, все еще находился их негласный попутчик. Деревянно-кирпичное здание напомнило ему английский паб.

Коттон прислушался к окружавшему его журчанию разных языков, смешивающихся со звоном тарелок и столовых приборов. И вдруг понял, что больше не возражает Кристл и не ищет объяснений, почему он здесь находится. Вместо этого Малоун начал думать совсем о другом. Холодный вес пистолета в его кармане только подхлестнул его решение. Но Малоун не забывал, что в магазине только пять патронов.

— Мы сможем это сделать, — сказала Кристл.

Он повернулся к ней:

— Сможем мы?

— То, что мы делаем, очень важно.

Ее глаза светились в предвкушении. Она поняла, что Малоун принял решение.

Но он опять начал сомневаться.

Глава 37

Шарлотт


Чарли Смит ждал в туалетной комнате. Он влетел туда не раздумывая и вздохнул с облегчением, обнаружив там вполне приличный шкаф, заполненный одеждой, полотенцами и всякой другой чепухой. В нем можно было спрятаться. Чарли так и сделал, предусмотрительно оставив дверь открытой в надежде, что это докажет тем двоим: комната не нуждается в дополнительной проверке. Он слышал, как открылась дверь в спальню, когда туда вошли мужчина и женщина. Кажется, его хитрость сработала. Они решили уйти, и он уловил, как входная дверь наконец закрылась.

В этот раз Смит был слишком близок к провалу. Он не ожидал никаких препятствий. Кто это был? Может, следует позвонить Рэмси? Нет, адмирал четко дал понять, что не будет никаких контактов, пока Чарли не выполнит все три заказа.

Смит подошел к окну и увидел, как машина, ранее припаркованная перед домом, едет в направлении шоссе. В салоне было два пассажира. И только тогда он смог облегченно вздохнуть. Чарли гордился своей тщательной подготовкой. Его досье были кладезем полезной информации. Люди обычно очень предсказуемы, похоже, что привычки и руководили действиями большинства людей. Даже те, кто утверждал, что у них нет привычек, действовали предсказуемо. Герберт Роуленд был простым человеком, наслаждавшимся пенсией вместе со своей женой. Жил на озере, думал о собственном бизнесе и спортивной охоте. Каждодневная рутина. Роуленд вернется домой поздно, возможно, принесет с собой ресторанную еду, сделает укол, насладится ужином, а затем выпьет перед сном, так никогда и не узнав, что это был его последний день на земле.

Чарли весело улыбнулся, как только понял, что все препятствия для выполнения последнего задания устранились сами собой. Странный способ зарабатывать себе на жизнь, но кто-то должен выполнять и такую работу.

Смиту нужно было как-то убить несколько часов, поэтому он решил отправиться в город и посмотреть пару фильмов. А может, и умять стейк за ужином. Чарли очень уважал рестораны Криса Рута и уже знал, что их в Шарлотт было два.

Позже он обязательно сюда вернется.

* * *

Стефани молча сидела в машине, пока Дэвис ехал к шоссе по покрытой гравием и желтыми листьями дороге. Потом она обернулась и увидела, что дом исчез за поворотом. Их окружал густой лес. Как только они покинули дом, Стефани отдала Дэвису ключи и попросила его вести машину. К счастью, он не задал ей ни одного вопроса, а просто сел за руль.

— Остановись, — вдруг сказала она.

Захрустел гравий.

— Какой номер у твоего мобильного телефона?

Дэвис сказал ей, и Стефани забила его в память своего аппарата. Потом взялась за ручку двери.

— Выезжай на шоссе и остановись через пару миль. Затем съезжай с дороги, но так, чтобы тебя не было видно, и жди, пока я не позвоню тебе.

— Что ты делаешь?

— Доверяю своему предчувствию.

* * *

Малоун вместе с Кристл шли по Марктплац. Время приближалось к шести вечера, и солнце низко висело в небе, в котором толкались грозовые облака. Погода испортилась, и ледяной северный ветер проник им под одежду.

Кристл вела их к капелле через внутренний двор старого дворца и площадь, вымощенную булыжником. Площадь была прямоугольной формы, а длина превосходила ширину примерно вдвое. По ее краям росли редкие деревья, укутанные снегом. Окружавшие здания блокировали ветер, но не холод. Вокруг бегали дети; они что-то кричали и смеялись, радуясь предстоящим праздникам. Здесь тоже бурлила рождественская ярмарка. Кажется, эту традицию поддержали все немецкие города. Коттону стало грустно, он подумал о сыне. Что делает Гари сейчас, во время каникул? Ему нужно позвонить сыну. Он делал это, по крайней мере, каждую пару дней.

Малоун увидел, как дети побежали к новому аттракциону — склонившемуся человеку с обвисшим лицом, одетому в шубу из искусственного пурпурного меха и длинную остроконечную шляпу.

— Святой Николай, — улыбнувшись, пояснила Кристл. — Наш Санта-Клаус.

— Он совсем не похож на нашего.

Малоун использовал радостную кутерьму, чтобы вновь найти глазами шпика. Он все еще следовал за ними, оставаясь немного позади, и время от времени изучал яркие праздничные витрины магазинов. Последний раз Малоун заметил его рядом с высоченной голубой елью с электрическими свечами и маленькими разноцветными огоньками, рассыпавшимися на качающихся ветвях. Тут же разливали глинтвейн. Киоск, торгующий вином со специями, стоял в нескольких ярдах. Около него расположились смеющиеся люди, которые держали коричневые чашки и пытались согреться сладким ароматным напитком.

Малоун заметил продавца, торгующего чем-то похожим на печенье.

— Что это такое?

— Местный деликатес. Aachener printen. Имбирный пряник со специями.

— Давай возьмем одну штучку.

Она озадаченно посмотрела на него.

— Что? — спросил он сурово. — Я люблю сладкое.

Они подошли к киоску, и Малоун купил два жестких пряника. Откусил кусочек и резюмировал: «Не так уж и плохо».

Коттону пришло на ум, что этот жест поможет ослабить бдительность их сопровождающего, и был доволен, когда это сработало. Мужчина так и не догадался, что его давно уже обнаружили.

Скоро стемнеет. Чуть раньше, в книжном магазине, вместе с путеводителями Малоун приобрел билеты на шестичасовую экскурсию в капеллу. Сейчас он решил, что импровизация будет лучшим решением проблем.

После внимательного изучения путеводителей он узнал, что капелла относилась к всемирному культурному наследию ЮНЕСКО. Кража со взломом или нанесение любых повреждений будут серьезным проступком. Но разве после монастыря в Португалии и собора Святого Марка в Венеции это имело какое-то значение?

Кажется, Малоун стал специалистом по осквернению мирового культурного наследия.

* * *

Доротея вошла в здание железнодорожного вокзала Мюнхена, удобно расположенного в центре города, примерно в двух километрах от Мариенплац. Поезда со всей Европы прибывали и отправлялись в путь в течение часа, наравне с местными автобусами, метро и трамваями. Вокзал вовсе не был историческим шедевром. Это была современная комбинация стали, стекла и бетона. Часы, расположенные внутри, показывали седьмой час.

Что произошло?

Возможно, адмирал Лэнгфорд Рэмси и желал смерти Вилкерсону, но, как она надеялась, Стерлинг все еще был ему нужен.

Если честно, то ей нравился Вилкерсон.

Доротея огляделась и увидела кафе. Быстрый осмотр скамеек не дал результатов. Стерлинга здесь не было. Но сквозь толпу туристов она заметила знакомую фигуру.

Он был очень высок. Клетчатый шотландский костюм, застегнутый на три пуговицы, кожаные полуботинки, шерстяное пальто, скучный шарф «Берберри». Как все это было знакомо. И как ее раздражало это детское выражение лица, несмотря на морщины. Его серые со стальным оттенком глаза, спрятанные под круглыми очками, смотрели прямо на нее.

Ее муж. Вернер Линдауэр.

Он подошел ближе.

— Guten Abend, Dorothea.[39]

Она не знала, что сказать. Их браку пошел двадцать третий год. Союз был вполне неплох вначале, но последние десять лет муж начал раздражать ее, и даже более того. Доротею возмущало его вечное нытье и невнимание ко всему, кроме своих собственных интересов. Правда, нужно отметить, что самым важным интересом был Георг, их сын. Но его трагическая смерть разверзла между ними непреодолимую пропасть. Вернер был полностью опустошен и подавлен — собственно, как и Доротея, — но они по-разному пытались справиться с горем. Она полностью отдалилась от мужа, занималась своими делами, а пустоту заполняла любовными интрижками. А он? Доротея понятия не имела, что делал Вернер.

— Что ты здесь делаешь? — спросила она.

— Я приехал за тобой.

Она была не в настроении выслушивать его очередные глупости. Время от времени Вернер старался быть мужчиной. И это были скорее мимолетные порывы, нежели реальное изменение его вялого характера.

Доротея не хотела с ним говорить, но все же один вопрос остался невыясненным.

— Откуда ты узнал, что я буду здесь?

— Мне сказал капитан Стерлинг Вилкерсон.

Доротея была в шоке. Это состояние усилилось еще и страхом.

— Занятный человек, — спокойно продолжил Вернер. — Приставь пушку к его голове, и он просто не сможет перестать говорить.

— Что ты сделал? — спросила Доротея, не скрывая своего изумления.

Он пристально на нее посмотрел.

— Всего лишь провернул хорошую сделку, Доротея. Поторопись, мы должны успеть на поезд.

— Я не собираюсь никуда с тобой ехать.

Вернер, казалось, попытался сдержать волну раздражения. Возможно, он не ожидал от нее такой реакции. Но затем его губы растянулись в обнадеживающей улыбке. Доротея испугалась еще больше.

— Тогда ты проиграешь своей дорогой сестрице. Разве это не имеет для тебя никакого значения?

Доротея понятия не имела, почему он так хорошо информирован о ее делах. Она точно знала, что ничего ему не говорила. Однако теперь стало ясно, что он знает очень многое, если не все.

Наконец, справившись с эмоциями, она как можно спокойнее спросила:

— Куда мы поедем?

— Увидеться с нашим сыном.

* * *

Стефани увидела, как скрылась машина. Затем она перевела телефон в беззвучный режим, застегнула пальто и углубилась в лес. Над ее головой возвышались вековые ели и голые лиственницы, увитые белой омелой. Зима лишь чуть-чуть припорошила землю снежком. Нелл медленно двигалась в направлении дома Роуленда. Толстый слой еловых иголок заглушал ее шаги.

И тут Стефани увидела наемного убийцу. В этом она была уверена. Вот только никак не могла понять, чья это была ошибка.

Стефани постоянно твердила своим агентам, чтобы те доверяли инстинкту и разуму. Ничто не срабатывало лучше, чем здравый смысл. Коттон Малоун был в этом докой. Она подумала о том, что он сейчас делает. Коттон до сих пор не перезвонил ей, чтобы поинтересоваться о судьбе Захарии и остальных членах команды «Холдена». Неужели он тоже попал в беду?

Показался дом в окружении деревьев. Очень удачно, можно спрятаться за одним из них.

Любой человек, как бы хорош он ни был, время от времени допускает ошибку. Во всех этих смертях было что-то общее. Если верить Дэвису, то Захария Александр и Дэвид Сильвиан были убиты кем-то, кто способен отлично замаскировать насильственную смерть. И хотя Дэвис ничего не говорил о своих подозрениях, Нелл догадалась об этом в ту же секунду, когда услышала его слова о смерти Милисент. «Ее сердце остановилось».

Дэвис тоже доверял интуиции. Наемный убийца, отлично владеющий своей неординарной профессией. И он был здесь.

Стефани понимала, что правильно поступила, когда не стала устраивать обыск. Она просто решила убедиться, станет ли Герберт Роуленд следующей жертвой или нет.

Дверь открылась, и Нелл увидела, как невысокий худой мужчина вышел из дома. Немного помедлил, осмотрелся вокруг, а затем быстро пошел к лесу. Ее сердце забилось быстрее.

«Сукин сын. Что он делал в этом доме?»

Она нашла свой телефон и набрала номер Дэвиса. Тот ответил после первого гудка.

— Ты был прав, — сказала она ему.

— В чем?

— В том, что ты говорил о Лэнгфорде Рэмси. Во всем. Абсолютно во всем.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

Глава 38

Ахен

18.15


Малоун вместе с группой экскурсантов проследовал в центральный октагон капеллы Карла Великого. Внутри было гораздо теплее, чем снаружи, и он был рад, что наконец сможет согреться. Гид вел экскурсию на английском. Билеты купили примерно двадцать человек, но среди них не было их преследователя. По какой-то причине соглядатай решил дождаться их снаружи, а может, он остерегался подходить ближе, боясь, что отсутствие толпы может его выдать. Кресла в центре зала были практически пусты — здесь находилась только одна туристическая группа и еще около дюжины посетителей, слонявшихся сами по себе.

Вспышка озарила стены, кто-то сделал снимок. Один из служащих тут же бросился к женщине с фотоаппаратом.

— Здесь установлена плата за любую съемку, — прошептала Кристл.

Малоун увидел, как посетительница протянула несколько евро, и мужчина надел ей на руку браслет.

— Теперь она может ничего не опасаться? — спросил он.

— Содержание этого места требует денег, — усмехнулась Кристл.

Коттон слушал, как гид рассказывает о капелле, впрочем, большую часть информации он уже знал из путеводителей и рассказов Кристл. Причина того, что они купили билеты, была в другом. Они выяснили, что только членам платных групп дозволялось ходить везде, в том числе и на верхних галереях, где располагался императорский трон.

Они вместе с посетителями прогуливались по одной из семи сторон капеллы. Судя по словам гида, та была посвящена святому Михаилу, и реставрационные работы только что закончились. Деревянные скамейки стояли перед мраморным алтарем. Несколько человек из группы остановились, чтобы зажечь свечи. Малоун заметил дверь в западной стене и напомнил себе, что где-то должен быть еще один выход. Об этом он тоже узнал из путеводителя. Тяжелая дверь, больше похожая на плиту, была закрыта. Коттон заскользил в тусклом свете капеллы, пока гид что-то бормотал об истории этого места. Возле двери Коттон помедлил и быстро проверил замок. Заперто.

— Что вы делаете? — спросила Кристл.

— Решаю вашу проблему.

Они последовали за группой, направляющейся мимо главного алтаря к еще одной зоне, открытой только для посещения экскурсантов в сопровождении местных гидов. Малоун остановился внутри восьмигранника и стал изучать краткое посвящение, располагавшееся над нижними арками. Черные латинские буквы на золотом фоне. Он позвал Кристл, у которой в руках была сумка с путеводителями, и быстро нашел нужный. Тоненькая брошюра с соответствующим названием «Малый гид по Ахенскому собору» и указанием, что латинский текст в этом печатном издании полностью соответствует мозаике.

CUM LAPIDES VIVI PACIS CONPAGE LIGANTUR INQUE
PARES NUMEROS OMNIA CONVENIUNT CLARET OPUS
DOMINI TOTAM QUI CONSTRUIT AULAM
EFFECTUSQUE PIIS DAT STUDIIS HOMINUM QUORUM
PERPETUI DECORIS STRUCTURA MANEBIT SI PERFECTA
AUCTOR PROTEGAT ATQUE REGAT SIC DEUS HOC
TUTUM STABILI FUNDAMINE TEMPLUM QUOD
KAROLUS PRINCEPS CONDIDIT ESSE VELIT

Кристл заметила его интерес.

— Это текст освящения капеллы. Изначально он был изображен на фресках. Мозаики — это одно из самых поздних нововведений.

— Но слова те же, что были и во времена Карла Великого? — спросил Малоун. — В том же месте?

— Насколько мне известно, да, — усмехнулась Кристл.

— История этого места похожа на мою свадьбу: никто ничего не знает наверняка. — И Малоун сухо улыбнулся.

— А что случилось с фрау Малоун?

Коттон уловил в ее голосе интерес и поэтому решил ответить:

— Она решила, что герр Малоун был занозой в заднице.

— Возможно, она была права.

— Поверьте мне, Пэм была всегда и во всем права.

Но мысленно он добавил одну оговорку, из-за того, что узнал спустя годы после развода: «почти». В том, что касалось их сына, она была не права. Но он не собирался обсуждать все это с малознакомой женщиной.

Коттон еще раз изучил краткое посвящение. Мозаики, каменный пол и отделанные мрамором стены были добавлены через двести лет после смерти Карла Великого и Эйнхарда. Камни вокруг были украшены фресками. В наши дни нельзя было полагаться на инструкцию Эйнхарда «начни с нового Иерусалима». Это могло вызвать лишь печальную улыбку. В капелле за 1200 лет мало что сохранилось от интерьеров Карла Великого. Но, несмотря на это, Херманн Оберхаузер решил эту задачу. Как бы еще он смог найти хоть что-то? Где-то внутри этого строения был спрятан ответ.

— Нам нужно подняться наверх, — сказал Коттон.

Они поспешили вслед за группой и вошли на хоры как раз в тот момент, когда гид был готов повесить на место вельветовый шнур, перекрывавший вход. Чуть дальше их группа уже собралась у позолоченного реликвария, возвышавшегося на небольшом постаменте. Он был защищен толстым стеклом.

— Рака с мощами Карла Великого, — прошептала Кристл. — Она была сделана в XIII веке. В ней лежат кости императора. Девяносто две. Еще четыре находятся в сокровищнице, а остальные утеряны.

— Они их посчитали?

— Внутри реликвария лежит регистрационный журнал, в нем отмечено, когда отпирали дверцу. Записи ведутся с 1215 года. О да, они посчитали.

Кристл легко оперлась на его руку и повела к раке. Группа туристов осталась за реликварием — гид объяснял, как были освящены хоры в 1414 году. Кристл указала на мемориальную пластину, вмонтированную в пол:

— Под ней был похоронен Оттон III. Предположительно еще пятнадцать императоров захоронены вокруг нас.

Гид отвечал на вопросы о Карле Великом. Пока группа делала фотографии, Малоун изучал хоры, выполненные в рельефном готическом дизайне, где каменные стены, казалось, растворяются в вышине вздымающегося стекла. Коттон отметил, как соединялись хоры и ядро каролинской постройки: самые высокие части переходили в восьмигранник. Он еще не видел здания, где так хорошо были бы продуманы все архитектурные «излишества».

Малоун посмотрел на верхние кресла хоров, обращая внимание на галерею второго этажа, опоясывающую центральный восьмигранник. Еще когда он изучал схему капеллы в путеводителях, подумал, что именно с этого места он может увидеть то, что его интересует больше всего.

И он был абсолютно прав.

Пока дела идут совсем неплохо.

Группа шла обратно по направлению к главному входу в капеллу, где начиналась императорская лестница. Этот круговой маршрут проходил через верхнюю галерею, и Малоун заметил, как сильно истерты ступени. Гид держал железные ворота открытыми и объяснял всем, что ступать по этой лестнице могли лишь императоры Священной Римской империи.

Лестница вела на просторную верхнюю галерею, с нее открывался вид на открытый восьмигранник. Гид обратил внимание группы на каменные плиты, сформировавшие величественный трон. Он был загорожен декоративной цепью из кованого железа, закрепленной между колоннами, — видимо, преграждающей путь туристам, желающим представить себя императором.

— Это трон Карла Великого, — сказал гид. — Он располагается здесь, на верхнем уровне, и очень схож с тронами при византийских дворах. И, подобно им, расположен напротив главного алтаря, лицом на восток.

Малоун слушал гида, описывающего, как четыре плиты паросского мрамора были соединены вместе при помощи простых медных зажимов. Шесть каменных ступеней, ведущих наверх, были вырезаны из древнеримской колонны.

— Здесь их именно шесть, — рассказывал гид. — Это роднит трон Карла Великого с троном Соломона, подробно описанным в Ветхом Завете. Царь Соломон первым построил храм, первым установил царство мира и первым восседал на троне. Все это повторил Карл Великий, только в Северной Европе.

Выдержка из книги Эйнхарда пронеслась у Малоуна в голове.

— Никто не знает наверняка, когда был установлен этот трон, — продолжил гид свой рассказ. — Некоторые считают, что во времена Карла Великого. Другие спорят с ними и настаивают, что это произошло позднее, в X веке, и что трон был поставлен Оттоном I.

— Он такой простой, — сказал один из туристов. — Почти безобразный, просто груда камней.

— По толщине четырех пластов мрамора, использованных для формирования трона, высота отдельных частей, как вы можете видеть, разнится. Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что это напольные плиты. Определенно римские. Должно быть, их вывезли из какого-то особенного и памятного места. По-видимому, они были так важны, что их внешний вид не играл никакой роли. На этом простом мраморном троне с деревянным сиденьем короновались императоры Священной Римской империи, а затем принимали присягу своих вассалов.

Экскурсовод указала на маленький проход, находящийся у основания трона.

— Пилигримы со склоненными спинами должны были пройти под троном, принеся свою собственную клятву. Веками это место почиталось.

Гид повела группу на другую сторону.

— А теперь посмотрите сюда. — Она двинула плечом. — Видите следы?

Вот зачем Коттон и Кристл пришли сюда. В путеводителях было много изображений этого места, но Малоун хотел увидеть все собственными глазами.

Слабые линии виднелись на шероховатой мраморной поверхности. Квадрат, заключенный в еще один квадрат, который, в свою очередь, тоже был заключен в квадрат. На полпути вдоль сторон самого большого квадрата линия уходила вовнутрь, разделяя пополам вторую фигуру, и заканчивалась на стороне внутреннего квадрата. Не все из линий сохранились, но ему было достаточно, чтобы мысленно сформировать полный рисунок.



— Это доказывает, — сказала гид, — что плиты мрамора изначально были встроены в римский пол. На этой доске обычно играли в «Мельницу», комбинацию шашек, шахмат и нардов. Это была простая игра, она нравилась римлянам. Они вырезали квадраты на камнях и играли. Эта игра была так же популярна во времена Карла Великого, в нее играют и в наше время.

— А что она делает на императорском троне? — спросил кто-то.

Гид покачала головой:

— Никто не знает. Но это интересный факт, вы согласны?

Коттон знаком показал Кристл, что нужно отойти. Гид продолжила рассказывать о верхней галерее, и фотоаппараты опять защелкали. Трон представлял собой лакомый кусочек для съемки; к тому же на всех были официальные браслеты, дающие на нее право.

Коттон и Кристл зашли за одну из верхних арок и пропали из поля зрения туристической группы.

Малоун пытался что-то различить в полутьме. Глядя с хоров, расположенных ниже, он догадался, что трон находится в западной галерее. Малоун надеялся, что где-нибудь здесь, наверху, найдется место, чтобы спрятаться.

Он завел Кристл в темную нишу во внешней стене и растворился в полумраке. И показал ей жестом, что нужно вести себя как можно тише. Они услышали, как туристическая группа вышла с верхней галереи и спустилась на первый этаж.

Малоун посмотрел на свои часы. 19.00. Время закрытия.

Глава 39

Гармиш

20.30


Доротея находилась в крайне затруднительном положении. Было ясно, что ее муж знал все о Стерлинге Вилкерсоне, что несказанно удивило ее. Но еще он знал о ее одном на двоих с Кристл задании, и это беспокоило. Вместе с тем фактом, что Вернер явно держал Вилкерсона в плену.

Что происходит с этим миром?

Они сели в поезд, отходящий в 18.40 с мюнхенского вокзала, и отправились на юг, в Гармиш. За восемьдесят минут путешествия Вернер ничего не сказал, просто сидел и спокойно читал газету. Доротея всегда поражалась тому, с каким упорством он поглощал каждое печатное слово, даже читая некрологи и объявления, комментируя — то тут, то там — то, что привлекло его внимание. Она хотела узнать, что он имел в виду, говоря «собираемся увидеться с сыном», но решила не спрашивать. Впервые за двадцать три года ее муж поступал как решительный и властный мужчина, поэтому она решила сохранять спокойствие и посмотреть, к чему это все приведет.

Сейчас они ехали в машине на север по темному шоссе, в другую сторону от Гармиша, монастыря Этталь и Рейхсхоффена. Автомобиль ждал их на выходе с железнодорожного вокзала, а ключи были спрятаны под резиновым ковриком. Только теперь она поняла, куда они направлялись. Этого места она избегала последние три года.

— Я не дурак, Доротея, — наконец сказал Вернер. — Может, ты так думаешь, но ты не права.

Она решила не доставлять ему такого удовольствия, поэтому ответила:

— Не льсти себе, Вернер, я вообще о тебе не думаю.

Он проигнорировал ее сомнительную остроту и продолжал вести машину сквозь морозную тьму. Слава богу, не было снегопада. Путешествие по этой дороге вызывало воспоминания, а Доротея так хотела стереть их из памяти. Пять лет назад. Тогда машина Георга вылетела с шоссе, на котором не было защитного барьера. Авария произошла в тирольских Альпах. Там он катался на лыжах и позвонил ей прямо перед поездкой: сообщил ей, в какой гостинице остановился, какая погода и какой идет снег. Они разговаривали всего несколько минут, легко, коротко — обычный разговор матери и сына. Такого рода идиллические беседы случались все время.

Но тот раз был последним, когда Доротея слышала голос единственного сына.

Когда в следующий раз она увидела своего ребенка, он лежал в гробу, одетый в серый костюм, и был готов к погребению.

Участок Оберхаузеров располагался на кладбище позади древней баварской церкви, несколькими километрами западнее Рейхсхоффена. После похорон семья материально поддерживала часовню, построенную в память о Георге, и первые два года Доротея регулярно приезжала сюда и зажигала свечу.

Но последние три года она здесь не появлялась.

Впереди Доротея увидела церковь, ее цветные витражи едва светились. Вернер припарковал машину прямо перед ней.

— Почему мы сюда приехали? — спросила она.

— Поверь мне, если бы это не было так важно, нас бы здесь не было.

Вернер вышел из машины; она, не говоря ни слова, последовала за ним и покорно вошла в церковь. Внутри никого не было, но железная решетка в часовню Георга была открыта.

— Давно ты сюда не приезжала, — сказал Вернер.

— Это мое дело.

— Я приезжаю сюда довольно часто.

Эта информация не сильно удивила Доротею.

Она подошла к воротам. Мраморный аналой располагался перед маленьким алтарем. Вверху в камне было вырезано изображение святого Георга на серебряной лошади. Она редко молилась и задумалась, была ли она вообще когда-нибудь верующей. Ее отец был убежденным атеистом, а мать — католичкой, но сама она редко посещала службы и никогда не исповедовалась. Если бог и существовал, то Доротея Линдауэр не испытывала к нему ничего, кроме ненависти. Он отобрал у нее единственного человека, которого она беззаветно любила.

— С меня хватит на сегодня, Вернер. Чего ты хочешь? Это могила Георга. Он заслуживает нашего уважения. Это не место выяснения отношений.

— А ты уважаешь его, не уважая меня?

— Ты меня не интересуешь, Вернер. У тебя есть твоя жизнь, а у меня — моя.

— Все кончено, Доротея.

— Согласна. Наш брак кончился много лет тому назад.

— Это не то, что я имел в виду. Ты моя жена, а я твой муж.

Она рассмеялась:

— Это плохая шутка. Не будь таким мелодраматичным.

— Вообще-то я предельно серьезен.

— И что же случилось, что ты вдруг стал настоящим мужчиной?

Он отошел к стене.

— В какой-то момент живые должны оставлять мертвых в покое. У меня этот момент настал.

— Ты привез меня сюда, чтобы сказать это?

Их отношения начались при поддержке родителей. И хотя это была не свадьба по договоренности, но так или иначе все было спланировано заранее. К счастью, они понравились друг другу и первые годы были вполне счастливы. Рождение Георга доставило им обоим большую радость. Его детские и подростковые годы тоже были чудесными. Но его смерть все разрушила и выявила все противоречия между ними. Надо было справляться с болью, и все разочарование и боль супруги направили друг на друга.

— Я привез тебя сюда, потому что был вынужден это сделать, — сказал Вернер.

— У меня еще не наступил этот момент, искренне тебе сочувствую.

— Как неприятно, — сказал он, кажется не услышав ее. — Наш сын мог бы стать великим человеком.

Доротея с ним согласилась.

— У мальчика были мечты, амбиции, а мы могли выполнить любое его желание. В нем соединилось все лучшее от нас обоих. — Он повернулся и посмотрел ей в глаза. — Я иногда размышляю: что бы он подумал о нас сегодняшних?

Странно, но этот вопрос задел ее.

— Что ты имеешь в виду?

— Мы ненавидим друг друга, даже если находимся на большом расстоянии, и это чувство не ослабевает.

И все же Доротея не понимала, зачем они приехали сюда.

— Возможно, Георг сейчас слушает нас и хочет знать твои мысли.

Ее возмутило это давление. Она не смогла сдержаться и выпалила:

— Мой сын одобрил бы все, что я делаю.

— Неужели? Одобрил бы он то, что ты сделала вчера? Ты убила двух человек.

— А как ты об этом узнал?

— Ульрих Хенн подчищал за тобой.

Доротея была сбита с толку и обеспокоена, но не собиралась обсуждать это здесь, в священном для нее месте. Она шагнула к воротам, но Вернер перегородил ей путь и предупредил:

— В этот раз ты не сможешь сбежать.

Волна беспокойства захлестнула ее. Доротея уже не смогла справиться с гневом. Она ненавидела Вернера. Он осквернил могилу Георга.

— Отойди немедленно, — процедила она сквозь зубы.

— Ты хоть понимаешь, что творишь?

— Иди к черту, Вернер.

Тот остался абсолютно спокоен и невозмутим. Выражение его лица ничего не выражало. Поэтому она полюбопытствовала:

— Ты хочешь, чтобы я проиграла Кристл?

Он смягчился.

— Я не знал, что это соревнование. Я думал, это скорее задание. Вот почему я здесь, чтобы помочь тебе.

Доротее необходимо было узнать, что ему известно и откуда, но она смогла заставить себя произнести только:

— Мертвый ребенок не делает брак. — Ее взгляд остановился на его лице. — Мне не нужна твоя помощь. Никогда больше.

— Ты ошибаешься.

— Я хочу уйти, — сказала Доротея. — Немедленно пропусти меня.

Ее муж оставался все таким же бесстрастным, и на мгновение она испугалась. Вернер всегда был подвержен эмоциям, за ними он спасался от всех жизненных невзгод. Он был хорош в начале схватки, но никогда не мог выдержать ее напряжения и становился мягким как воск. Поэтому, когда он все же отступил от двери, она не удивилась и прошла мимо него.

— Есть кое-что, что ты должна увидеть, — сказал Вернер.

Доротея остановилась, повернулась и разглядела в его взгляде кое-что еще, чего она не видела или не замечала долгое время. Уверенность. Страх снова овладел ею.

Вернер вышел из часовни и зашагал к машине. Она последовала за ним. Он вытащил ключ и открыл багажник. Слабый свет падал на искаженное мертвое лицо Стерлинга Вилкерсона, в центре его лба зияло пулевое отверстие.

Она почувствовала, что ей не хватает воздуха.

— Это довольно серьезно, Доротея.

— Почему? — выдавила она. — Почему ты это сделал?

Вернер спокойно пожал плечами.

— Ты использовала его, как и он использовал тебя. Вот в чем дело. Он мертв. Я — нет.

Глава 40

Вашингтон, округ Колумбия

14.40


Рэмси вошел в гостиную адмирала Раймонда Дайлза-младшего. Военно-морской флот США, четыре звезды, на пенсии. Девяносточетырехлетний уроженец штата Миссури. Он воевал на Второй мировой войне, в Корее и во Вьетнаме, а затем в начале 80-х ушел на пенсию. В 1971 году, когда исчезла «НР-1А», Дайлз был главой военно-морских операций. Именно он поставил подпись под приказом, запрещавшим проведение любых спасательных мероприятий. И его волей корабль «Холден» покинул родные берега, отправившись к Антарктиде. Рэмси тогда был лейтенантом, Дайлз своей волей назначил его главным в секретной операции, и именно Лэнгфорд должен был лично доложить Дайлзу о результатах секретной миссии. Затем лейтенанта Рэмси быстро повысили до звания коммандера и перевели в личный штат его благодетеля. Оттуда продвижение вверх по карьерной лестнице было быстрым и легким.

Лэнгфорд Рэмси был обязан этому старику всем. И он знал, что Дайлз все еще сохранил некоторое влияние. Он был самым старым из ныне живущих адмиралов. Президенты консультировались с ним, и нынешний не был исключением. Считалось, что его суждение все еще имело вес. Пресса была с ним невероятно обходительна, а сенаторы обычно считали за честь посетить комнату, куда сейчас направлялся Рэмси.

Легенда военно-морского флота сидел перед ярким пламенем, его длинные тонкие ноги были укутаны в плед, а на коленях лежал пушистый кот. Недаром ему дали прозвище Зимний Ястреб,[40] которое, как было известно Рэмси, Дайлзу очень нравилось.

Глаза из-под полуопущенных век быстро сверкнули, как только Рэмси вошел в комнату.

— Мне всегда нравится, когда ты заходишь в гости, — произнес он.

Рэмси почтительно стоял перед своим наставником, пока его не пригласили занять соседнее кресло.

— Я был уверен, что скоро тебя здесь увижу, — сказал Дайлз. — Этим утром я узнал новости о Сильвиане. Он одно время работал у меня в штате. Хороший помощник, но слишком уж он был негибкий. Впрочем, кажется, он все всегда делал правильно. Весь день не показывают ничего, кроме восторженных репортажей о его жизни.

Рэмси решил, что пора перейти к цели своего визита.

— Я хочу получить его должность, — прямо сказал он.

Меланхоличные глаза адмирала засветились одобрением:

— Член Объединенного комитета начальников штабов. Я никогда не поднимался так высоко.

— Но вы могли бы.

Старик отрицательно покачал головой:

— Мы не поладили с Рейганом. У него были свои любимчики, или, по крайней мере, у его помощников были свои любимчики, а я не входил в этот список избранных. Кроме того, мне пора было выходить на пенсию.

— А что у вас с Дэниелсом? В его список любимчиков вы входите?

Рэмси обратил внимание на строгое и непреклонное выражение лица Дайлза.

— Лэнгфорд, — сказал он, — ты же знаешь, что президент не дружит с нашим братом. Он слишком строго относится к военным. Бюджеты сокращаются, программы сворачиваются… Дэниелс уверен, что лучше вообще распустить этот комитет.

— Он ошибается.

— Может быть. Но он президент, и он популярен. Как Рейган в свое время, просто он исповедует другую философию.

— Несомненно, есть военные офицеры, которых он уважает. Вы их прекрасно знаете. Их поддержка моей кандидатуры может повлиять на исход дела.

Дайлз легонько погладил кота.

— Многие из них хотели бы сами получить это место.

Рэмси ничего не сказал на это.

— Ты не находишь все это отвратительным? — спросил его Дайлз. — Молить о поощрениях, полагаться в своей карьере на продажных политиков… Именно по этой причине я и ушел.

— Таков наш мир. Мы не создаем правила, мы лишь играем по тем, что уже существуют.

Рэмси знал, что многие высшие офицеры и изрядное количество тех самых «продажных политиков» могли поблагодарить Раймонда Дайлза за свою карьеру. У Зимнего Ястреба было много друзей, и он знал, как их использовать.

— Я никогда не забывал, что ты сделал, — пробормотал тихо старик. — Я часто вспоминаю ту субмарину и тех людей. Расскажи мне еще раз, Лэнгфорд, на что это было похоже?


Мучительное голубоватое свечение просачивалось сквозь поверхность льда, его цвет постепенно растворялся в глубине, где в конце концов превращался в черноту бездны. Рэмси был одет в специальный костюм для погружений в воду низких температур. Все его тело было плотно закрыто, кроме крошечной полоски кожи вокруг губ; они горели, когда он впервые вошел в воду, а сейчас уже ничего не чувствовали от холода. Руки в тяжелых перчатках казались бесполезными; к счастью, вода облегчила вес его тела. Плывя в ясной, как воздух, воде, он испытывал полное ощущение полета.

Сигнал радиопередатчика, обнаруженный Гербертом Роулендом, привел их к узкому заливу, где морозный океан наползал на ледяной берег; летом здесь собирались морские котики и полярные птицы. Сигнал был настолько силен, что требовал немедленной проверки на местности. Поэтому Рэмси надел гидрокостюм, а Сайерс и Роуленд помогли ему натянуть акваланг. Приказы командования были предельно ясны. Только лейтенант Лэнгфорд Рэмси имел право погружаться в воду.

Рэмси проверил глубину. Сорок футов.

Невозможно было понять, насколько далеко было до дна, но он надеялся, что сможет увидеть хоть что-то и это поможет ему выяснить судьбу субмарины. Роуленд сообщил, что источник сигнала располагался где-то далеко на континенте, в направлении гор, которые начинались сразу за береговой линией.

Рэмси тут же начал погружение.

Слева от него появилось основание черной горы вулканического происхождения. Она была покрыта удивительными анемонами, губками, розовыми кораллами и желто-зелеными моллюсками. Если не брать в расчет, что температура воздуха была минус тридцать, то можно было легко представить, что он находится на коралловом рифе. Свет солнца уже практически не доходил до такой глубины, и Рэмси увидел, как ледяной потолок постепенно темнеет. По-видимому, на лед легла тень скалы.

Он отцепил от пояса фонарик и включил его. Вокруг медленно крутился планктон. Вода была чиста, он не заметил никакой взвеси песка. Луч света от фонаря был практически невидим. И создавалось полное впечатление, что кто-то гигантской рукой рассеивал фотоны света.

Рэмси увидел морского котика; тот медленно проплыл мимо него, словно и не заметив присутствие человека.

Вскоре котиков стало гораздо больше. Лэнгфорд слышал их вибрирующие сигналы, и у него было впечатление, что те проходили через его тело, как будто оно работало сонаром. Рэмси до сих пор не мог поверить своему счастью. Какое задание! Он мог проявить себя перед такими влиятельными людьми. Они могут обеспечить ему такую поддержку в карьерном росте. Вот почему он постоянно вызывался добровольцем. Он также лично отобрал Сайерса и Роуленда, на которых всегда мог положиться. Роуленд сообщил, что источник сигнала находился примерно в двухстах ярдах к югу.

По прикидкам Рэмси, он никогда не заплывал так глубоко. Луч фонаря освещал все вокруг на расстоянии примерно пятидесяти футов, и он надеялся, что заметит оранжевую коническую башню, поднимавшуюся с палубы «НР-1А».

Он поплыл вперед и остановился перед входом в огромную подводную пещеру; по расчетам его группы, она заканчивалась прямо в Антарктическом континенте, опоясанная горами вулканического происхождения.

Лэнгфорд огляделся. Ничего. Только вода, исчезавшая во тьме. И все же сигнал исходил именно оттуда. Рэмси решил исследовать следующую сотню ярдов.

Мимо быстро проплыл еще один морской котик, а затем еще один. Развернувшийся перед его взором подводный балет заворожил его. Рэмси смотрел, как они скользили в воде без всяких усилий. Один из них выполнил особо сложный кувырок, а затем быстро поплыл наверх.

Наверх? Рэмси посветил ему вслед фонариком.

Животное исчезло.

Еще один морской котик сложил ласты с легким щелчком и устремился за своим товарищем. Все повторилось.

Это как минимум было очень странно, а как максимум, по данным Рэмси, совсем невозможно. Над ним должна быть только скала…


— Восхитительно, — медленно проговорил Дайлз. — Какое потрясающее приключение.

Рэмси был с ним полностью согласен.

— У меня было такое ощущение, что я поцеловал холодный металл, когда поднялся на поверхность.

Адмирал захихикал.

— Я бы с удовольствием оказался на вашем месте.

— Это приключение не закончилось, адмирал.

В его голосе явственно прозвучал страх, и только сейчас старик понял, что у этого визита была определенная цель.

— Рассказывай.

И Лэнгфорд Рэмси рассказал о том, как группа «Магеллан» достала отчет следственной комиссии по «НР-1А». Об участии Коттона Малоуна в этом деле. О его увенчавшейся успехом попытке заполучить этот отчет. И о том, что Белый дом поднял личные дела Захарии Александра, Герберта Роуленда и Ника Сайерса. Умолчал он лишь о Чарли Смите и его «деятельности».

— Кто-то решил разобраться в этой истории, — подвел итог Лэнгфорд.

— Это был всего лишь вопрос времени, — прошептал Дайлз. — Трудно так долго хранить секреты.

— Я могу остановить эти поиски, — как можно тверже произнес Рэмси.

Глаза старика сузились.

— Тогда ты должен это сделать немедленно.

— Я уже принял меры. Но много лет назад вы приказали мне не трогать его.

Имена были не нужны. Они оба знали, кого подразумевал Лэнгфорд.

— Итак, ты пришел сюда, чтобы выяснить, остался ли это приказ в силе?

Рэмси кивнул.

— Для удачного завершения этого дела его необходимо задействовать.

— Я не имею права отдавать приказы. Я — пенсионер, правда, с определенными привилегиями.

— Вы единственный человек, чьи приказы я охотно выполню. Когда нас расформировали тридцать восемь лет назад, вы прямо мне сказали, чтобы я оставил его в покое.

— Он все еще жив? — спросил Дайлз.

Рэмси опять кивнул.

— Ему сейчас шестьдесят восемь лет. Живет в Теннесси, преподает в колледже.

— Все еще несет тот же бред?

— Ничего не изменилось.

— А те два других лейтенанта, сопровождавшие тебя?

Он ничего не ответил. Не было нужды.

— Ты был очень занят, — резюмировал Дайлз.

— У меня были прекрасные учителя.

Дайлз продолжал меланхолично поглаживать кошку.

— Мы воспользовались случаем в 71-м. Это правда, что Малоун и его экипаж согласились на наши условия прежде, чем вышли в плавание, но мы не должны были оставлять их там навсегда. Мы должны были попытаться найти их. Я всегда думал, правильно ли я тогда поступил.

— Вы поступили правильно.

— Как ты можешь быть настолько в этом уверен?

— Времена были другие. Эта подводная лодка была нашим самым засекреченным оружием. Мы никоим образом не могли раскрыть факт ее существования, а уж тем более ее затопления. Сколько бы прошло времени, прежде чем Советы обнаружили бы ее обломки? Позднее такого типа лодки отправляли на задания, они до сих пор на плаву. Никаких вопросов, вы поступили правильно.

— Ты думаешь, что президент захочет узнать, что же тогда произошло?

— Нет. Это человек несколькими рангами ниже, но он — глаза и уши Дэниелса.

— И ты думаешь, что все это может уничтожить твои шансы на новую должность?

— Без всяких сомнений.

Дайлзу не нужно было пояснять очевидное.

— Тогда я отменяю приказ. Поступай так, как сочтешь нужным.

Глава 41

Ахен

21.50


Малоун сидел на полу в маленькой пустой комнатке, выходящей на верхнюю галерею. Они с Кристл спрятались в ней, после того как отстали от туристической группы. Коттон наблюдал через щель в двери, как работники гасили свет в капелле и закрывали на ночь двери. После того как они оказались здесь, прошло уже больше двух часов, и в капелле не раздавалось никаких звуков, не считая приглушенного шума рождественской ярмарки и слабого завывания ветра. Видимо, на улице начиналась сильная пурга.

— Тут внутри так странно, — прошептала Кристл. — Так тихо.

— Нам нужно время, чтобы исследовать это место без помех.

А еще Коттон очень надеялся, что их внезапное исчезновение приведет в замешательство их преследователя.

— Как долго нам еще ждать? — спросила Кристл.

— Нужно, чтобы снаружи все успокоилось. Никогда не знаешь наверняка, будут ли еще посетители, прежде чем начнется ночь. — Малоун решил использовать в своих интересах то, что они остались совершенно одни. — Мне нужно кое-что узнать.

В зеленоватом свете, просачивающемся из окна, он увидел, как ее глаза вспыхнули.

— А я все гадала, когда же вы опять начнете задавать вопросы.

— Святые. Что заставляет вас думать, будто они существуют?

Казалось, что его вопрос удивил Кристл, как будто она ожидала совсем другого, более личного. Но она сохранила самообладание и ответила:

— Вы когда-нибудь слышали о карте Пири Рейса?

Он об этом слышал. Предположительно она была составлена турецким пиратом в 1513 году.

— Ее нашли в 1929 году, — продолжила Кристл. — Всего лишь фрагмент оригинала, но на нем были указаны Южная Америка и Западная Африка с правильными координатами долготы. У мореплавателей XVI века не было никакой возможности определить долготу. Идея такого прибора окончательно оформилась только в XVIII веке. Герарду Меркатору[41] исполнился год, когда была создана карта Пири Рейса, предвосхитившая его метод проекции земли на плоскую поверхность. Только с этим именем связаны первые карты, где указывались широты и долготы. Невероятно, но это факт. На ней также в деталях нарисовано северное побережье Антарктиды. Этот континент не был даже известен, его открыли лишь в 1818 году. А первые эхолокационные зондирования льда были проведены только в 1949 году. Уже после этого более сложная наземная радиолокационная станция сделала то же самое. Соответствие изображенной на карте Пири Рейса и реальной береговой линии Антарктиды, находящейся подо льдом, практически идеальное. На карте также есть запись, указывающая, что составитель использовал в качестве источника информацию, существовавшую со времен Александра Македонского. Александр жил в начале IV века до нашей эры. В те времена ледяной покров Антарктиды растянулся на мили. Исходя из этого, те материалы, которые стали источником для картографа и показывающие изначальную береговую линию, должны были быть датированы временем где-то от десяти тысяч лет до рождения Христа, когда там было гораздо меньше льда, до пятидесяти тысяч лет до нашей эры. А еще, вспомните, карта бесполезна без географических названий. Представьте себе карту Европы без единой надписи. Вы немного из нее почерпнете. Общепринято полагать, что сами надписи датируются временами шумеров, примерно 3500 лет до нашей эры. Тот факт, что Рейс использовал карты, чей возраст должен был значительно превышать 3500 лет, означает, что искусство письма значительно старше, чем мы думали.

— В этом аргументе сильно нарушена логика.

— Вы всегда так скептически настроены?

— Я понял, что это сохраняет мне здоровье, когда я в любой момент могу лишиться головы.

— В одной из своих кандидатских диссертаций я изучала средневековые карты и узнала об одной интересной дихотомии. Карты того времени, изображавшие земную поверхность, были грубыми и неточными: Италия соединялась с Испанией, Англия вообще была непонятной формы, горы изображались не там, где они были, про реки вообще говорить не стоит. А вот с морскими картами была совсем другая история. Их называли портоланами, что значит «от порта к порту». И они были невероятно точны.

— И вы думаете, что здесь приложили руку те самые картографы?

— Я изучила много портоланов. На карте «Дульсет Голуэй» 1339 года с высокой точностью изображена Россия. Другая турецкая карта, 1559 года, изображает мир с северной проекции, как если бы картограф парил над Северным полюсом. Как такое было возможно? Карта Антарктиды, изданная в 1737 году, показывает, что континент разделен на два острова, что, как мы сейчас знаем, является правдой. Карта 1531 года, именно ее я тщательно проверяла, показывала Антарктиду безо льда, на ней были изображены реки и даже горы, все сейчас похоронено подо льдом. По нашему мнению, эта информация была полностью недоступна тем, кто создавал эти карты. Но они замечательно точны, их погрешность составляет всего полградуса долготы. Это просто невероятно, особенно учитывая тот факт, что составители карт предположительно даже не имели общего представления об окружающем мире.

— Но Святые знали, что такое долгота?

— Они должны были изучить навигацию по звездам или ориентироваться по широте и долготе, чтобы плавать по Мировому океану. В своем исследовании я заметила сходство между портоланами. Все это никак нельзя объяснить простым совпадением. Итак, если много лет назад существовало общество мореплавателей, составивших карты всего мира за столетия до того, как случилась великая геологическая и метеорологическая катастрофа, произошедшая примерно за десять тысяч лет до нашей эры, логично предположить, что эта информация сохранилась и преобразилась в географические карты.

Малоун был все еще скептически настроен, но после экскурсии по капелле и ознакомления с завещанием Эйнхарда он все же начал сомневаться в своих выводах.

Коттон подошел к двери и прислушался. Все было тихо. Он прислонился к двери и вопросительно взглянул на Кристл.

— Есть еще кое-что, — сказала она.

Он внимательно ее слушал.

— Нулевой меридиан. Фактически он определялся самостоятельно каждой страной, чьи корабли выходили в море. Должна была существовать точка, от которой считали долготу. Наконец, в 1884 году представители основных мировых государств встретились в Вашингтоне и определили меридиан, проходящий через Гринвич, как долготу нулевого градуса. С тех самых пор мы ею и пользуемся. Но портоланы рассказывают совсем другую историю. Удивительно, но кажется, что все они в качестве нулевого меридиана используют точку с координатами 31 градус 8 минут западной долготы.

Малоун не понял значения этих координат. Он знал только, что это восточнее Гринвича, где-то за Грецией.

— Этот меридиан проходит точно через великие пирамиды в Гизе, — объяснила она. — На той самой конференции в 1884 году в Вашингтоне было предложено определять нулевой меридиан по данной точке. Но от этого предложения отказались.

Малоун не понимал, в чем смысл.

— Все портоланы, обнаруженные мной, использовали понятие долготы. Не поймите меня неправильно, на этих древних картах не было линий широты и долготы, какими мы их знаем сейчас. В них использовался более простой метод: выбиралась центральная точка, затем вокруг нее рисовался круг, который затем разделялся. Они продолжали рисовать его и вне карты, пытаясь создать измерительный прибор. На каждом из портоланов был такой центр. Эта точка располагалась в Египте, рядом с современным Каиром, там, где находятся пирамиды Гизы.

Малоун должен был признать, что это совпадение заслуживает внимания.

— Этот меридиан, проходящий через Гизу, уходит на юг в Антарктиду, ровно туда, где нацисты в 1938 проводили исследования, в Новую Швабию. — Она сделала паузу. — И дед, и отец все знали. Я же впервые узнала об этом только тогда, когда прочитала их записи.

— Я думал, что ваш дед был тяжело болен.

— Еще до болезни он оставил несколько исторических заметок. Не так уж и много. И отец тоже. Мое единственное желание, чтобы об их исследованиях узнало как можно больше людей.

— Это безумие, — сказал Малоун.

— Сколько существующих научных истин начинали с подобной характеристики? Это не безумие. Это реальный факт. Что-то в этом есть, и это что-то ждет, когда его обнаружат.

Из-за этих поисков, возможно, и погиб его отец.

Малоун посмотрел на часы.

— Наверное, мы уже можем спуститься вниз. Мне нужно кое-что проверить.

Он опустился на одно колено и только собрался лечь на пол, как она остановила его, положив руку на плечо, и медленно произнесла:

— Я ценю все, что вы делаете.

— Я ничего не сделал.

— Вы здесь.

— Как вы и объясняли, то, что случилось с моим отцом, связано с этой тайной.

Она приблизилась и поцеловала его, достаточно долго, так что он понял, что ей это нравилось.

— Вы всегда целуетесь на первом свидании? — спросил он ее.

— Только с теми мужчинами, которые мне нравятся.

И Коттон решил, что она не сумасшедшая.

Глава 42

Бавария


Доротея застыла в шоке. Мертвые глаза Стерлинга Вилкерсона смотрели прямо на нее.

— Ты убил его? — прошептала она.

Вернер покачал головой.

— Не я. Но я был там, когда это случилось.

Он закрыл багажник, повернулся к ней и сказал:

— Я совсем не знал твоего отца, но мне сказали, что я очень на него похож. Мы позволяем нашим женам поступать так, как им хочется, при условии, что нам доступна та же роскошь.

В ее голове возник рой спутанных мыслей: «Откуда тебе что-то известно о моем отце?»

— Я сказала ему, — ответил новый голос.

Доротея подпрыгнула от неожиданности и испуга.

В дверях церкви стояла мать. Позади нее, как всегда, маячил Ульрих Хенн. Теперь Доротея все поняла.

— Ульрих убил Стерлинга, — сказала Изабель, стиснув кулаки.

Вернер прикоснулся к Доротее, пытаясь успокоить жену.

— Так и есть. И полагаю, что он убьет нас всех, если мы не будем послушными.

* * *

Малоун открыл дверь и повернул к верхним галереям октагона. Он чуть помедлил у бронзовых перил — каролингских, так назвала их Кристл, они были сделаны во времена Карла Великого — и посмотрел вниз. Ветер продолжал свою зимнюю работу, а рождественская ярмарка, кажется, закрывалась. Через открытое пространство Малоун смотрел на трон первого из королей. Сзади него располагались готические окна, через них лился холодный голубоватый свет. Коттон рассмотрел латинскую мозаику, располагавшуюся внизу. Заковыристая задачка Эйнхарда в этом месте казалась не такой уж и сложной.

Огромное спасибо путеводителям и умным образованным женщинам.

Малоун посмотрел на Кристл:

— Это же кафедра?

Она кивнула:

— В хоре. Амвон. Достаточно нетипичный для XI века.

Малоун внутренне улыбнулся:

— Как всегда, урок истории.

Кристл пожала плечами:

— Это то, что я знаю.

Коттон по кругу обошел верхнюю галерею, миновал трон и спустился обратно вниз по круговой лестнице. Интересно, почему железную решетку оставили открытой на ночь? На первом этаже он пересек капеллу и снова вошел на хоры. Напротив южной стены, над входом в боковую галерею, размещалась позолоченная медная кафедра, украшенная неповторимым орнаментом. Небольшая лестница вела наверх. Коттон перепрыгнул через бархатный витой шнур и взобрался по деревянным ступеням. К счастью, здесь было то, что он искал. Библия.

Он положил книгу на позолоченный аналой и открыл Откровение Иоанна Богослова, главу 21.

Кристл стояла внизу и смотрела на него, пока он громко читал.


…И вознес меня в духе на великую и высокую гору, и показал мне великий город, святый Иерусалим, который нисходил с неба от Бога. Он имеет славу Божию. Светило его подобно драгоценнейшему камню, как бы камню яспису кристалловидному. Он имеет большую и высокую стену, имеет двенадцать ворот и на них двенадцать Ангелов; на воротах написаны имена двенадцати колен сынов Израилевых: с востока трое ворот, с севера трое ворот, с юга трое ворот, с запада трое ворот. Стена города имеет двенадцать оснований, и на них имена двенадцати Апостолов Агнца. Говоривший со мною имел золотую трость для измерения города и ворот его и стены его. Город расположен четвероугольником, и длина его такая же, как и широта. И измерил он город тростью на двенадцать тысяч стадий; длина и широта и высота его равны. И стену его измерил во сто сорок четыре локтя, мерою человеческою, какова мера и Ангела. Стена его построена из ясписа, а город был чистое золото, подобен чистому стеклу. Основания стены города украшены всякими драгоценными камнями: основание первое яспис, второе сапфир, третье халкидон, четвертое смарагд, пятое сардоникс, шестое сердолик, седьмое хризолит, восьмое вирилл, девятое топаз, десятое хризопраз, одиннадцатое гиацинт, двенадцатое аметист. А двенадцать ворот — двенадцать жемчужин…[42]


— Откровение Иоанна Богослова имеет огромное значение для этого места. На канделябре, подаренном императором Барбароссой, есть цитаты из этого текста. Он же лежит в основе мозаики на куполе. Карл Великий не просто так назвал это место новым Иерусалимом. И это не тайна, я читал об этом во всех путеводителях. Один каролингский фут равнялся примерно одной трети метра, что чуть больше, чем современный фут. Внешний шестнадцатисторонний многоугольник имеет в длину 36 каролингских футов, что равняется 144 современным футам. Внешний периметр восьмигранника такой же по величине, то есть 36 каролингских футов, что равняется 140 современным футам. Высота тоже важна. Изначально она составляла 84 современных фута, без учета шлемовидного купола, он появился спустя столетия. Вся капелла представляет собой множители чисел семь и двенадцать, а ее ширина и высота равны. — Малоун указал на Библию. — Они просто перенесли размеры нового Иерусалима, божественного города из Откровения, на это здание.

— Это изучалось веками, — сказала Кристл. — Какое это отношение имеет к тому, чем мы занимаемся?

— Вспомни, что написал Эйнхард: «Откровения, полученные там, станут понятными, как только будет разгадан секрет этого удивительного места». Он умно использовал это слово. Понятно не только Откровение, — Коттон показал на Библию. — Но и другие откровения тоже важны.

* * *

Впервые за долгие годы Доротея почувствовала растерянность. Она даже и представить не могла, что все так повернется. И сейчас, отступая в глубь церкви, смотря в лицо матери и мужу, глядя на покорного Ульриха Хенна, находившегося чуть в стороне, она отчаянно пыталась сохранить свое привычное хладнокровие.

— Не оплакивай потерю этого американца, — сказала Изабель. — Он был жалким карьеристом и приспособленцем.

Доротея посмотрела на Вернера.

— А ты не такой?

— Я твой муж.

— Чисто номинально.

— Это ты сделала такой выбор, — сказала Изабель, повысив голос, и, сделав паузу, добавила: — Я понимаю и уважаю ваши чувства в отношении Георга. — Взгляд пожилой женщины обратился к часовне. — Я тоже скучаю по нему. Но он умер, и никто из нас ничего не может изменить.

Доротея всегда презирала то, как ее мать справлялась с горем. Она не помнила ни одной ее слезинки, когда исчез их отец. Казалось, ничто не может вывести ее из себя. Всегда подтянута, холодна и высокомерна. А Доротею все еще трясло от безжизненного взгляда Вилкерсона. Верно, он был приспособленцем, но она думала, что их отношения действительно могли перерасти во что-то более прочное.

— Почему ты убила его? — спросила она мать.

— Он мог принести нашей семье очень большие проблемы. Да и американцы в конечном счете убили бы его.

— Именно ты привлекла к этому делу американцев. Ты захотела получить отчет по субмарине отца. Это я устроила, с помощью Вилкерсона. Ты хотела, чтобы я не только достала отчет, но и вошла в контакт с Малоуном и продолжала бы ему всячески мешать. Ты хотела, чтобы я выкрала бумаги отца и камни из монастыря. Я всегда делаю только то, что требуешь ты.

— А я тебе говорила убивать ту женщину? Нет. Это была идея твоего любовничка. Отравленные сигареты… Смехотворно. А что с нашим охотничьим домиком? Он теперь лежит в руинах. Внутри — два мертвых тела. Я знаю, что этих людей отправили американцы. Кого из них убила ты?

— Это нужно было сделать.

Ее мать вышагивала по мраморному полу, как командир на плацу.

— Ты всегда была очень практичной. Это нужно было сделать. Это верно и в отношении твоего американца. Если бы он продолжил участвовать в деле, это могло привести к разрушительным последствиям. Это не его дело, оно его абсолютно не касалось, поэтому я и вывела его из игры.

Мать подошла ближе к Доротее.

— Они послали его, чтобы шпионить за нами. Я всего лишь подсказала, что нужно сыграть на его слабости. Но ты зашла слишком далеко. Однако должна признаться, что я недооценила интерес американцев к нашей семье…

Доротея показала на Вернера:

— Зачем ты вовлекла его во все это?

— Тебе нужна помощь. Он тебе ее окажет.

— Мне ничего не нужно от него, — сказала Доротея, а после паузы добавила: — Или от тебя, старуха.

Рука матери поднялась и ударила Доротею по лицу.

— Никогда не смей меня так называть.

Ни один мускул не дрогнул на лице Доротеи. Она знала, что если со своей пожилой матерью она справится, то вот Ульрих Хенн — совсем другое дело. И вместо того чтобы что-то предпринять, она провела языком по внутренней стороне щеки. У матери всегда была тяжелая рука.

— Я приехала сюда сегодня вечером, — сказала Изабель, — чтобы внести ясность. Вернер теперь тоже часть моего плана. Я привлекла его. Я выбрала именно это место. Если ты не хочешь принять эти правила, тогда все будет кончено прямо сейчас и твоя сестра получит контроль над всем.

Доротея с детства знала, что мать никогда не бросается пустыми угрозами. И поэтому ей оставалось только слушать.

— Ты этого хочешь, Доротея. Я же знаю, что это так. Ты больше похожа на меня. Я наблюдала. Ты усердно трудишься в семейном бизнесе, все всегда делаешь превосходно. Ты застрелила мужчину в охотничьем домике. У тебя есть храбрость, которой иногда так недостает Кристл. Но у нее есть интуиция, а ты просто не обладаешь этим качеством. Жаль, что лучшие черты каждой из вас нельзя объединить в одном человеке. Много лет назад каким-то образом внутри меня все перемешалось, и, к сожалению, пострадали вы обе.

Доротея смотрела на Вернера. Она, может, и не любила его, но — проклятье — иногда нуждалась в нем, в том особом смысле, понять который могут только те пары, что пережили своих детей. Это были особые узы, их связало вместе страшное горе. Нелепая смерть Георга воздвигла между ними непреодолимые барьеры. Они, не любя друг друга, не стремились их сломать, а лишь научились уважать интересы друг друга. Мать же Доротеи никогда не уважала ее интересы. И сейчас, когда их отношения были в глубоком кризисе, жизнь Доротеи расцвела. Мать была права: бизнес был ее страстью. Карьера и деньги — вот могущественный наркотик, смягчивший потерю сына.

Вернер сцепил руки за спиной и стоял абсолютно прямо и с совершенно непроницаемым лицом.

— Возможно, прежде чем мы умрем, мы должны сполна насладиться оставшимися нам годами, — произнес он.

— Никогда не знала, что у тебя было желание умереть. Ты достаточно здоров и можешь прожить еще много лет, — парировала Доротея.

— Нет, дорогая, я могу дышать еще много лет. Жизнь — это нечто совершенно другое.

— Чего же ты хочешь, Вернер?

Он опустил голову и приблизился к одному из темных окон.

— Доротея, мы на перепутье. Может, ты обретешь новый смысл в ближайшие пару дней?

— Может? Какая уверенность.

Уголки его губ опустились.

— Я не хотел проявить неуважение. Несмотря на то что мы расходимся во мнениях по многим позициям, я не враг тебе.

— А кто же мой враг?

Его взгляд ожесточился, глаза стали похожи на серый лед.

— Вообще-то ты в них не нуждаешься. Твой самый опасный враг — ты сама.

* * *

Малоун спустился с кафедры.

— Откровение — последняя книга Нового Завета, в ней Иоанн Богослов описывает свое видение новых небес, новой земли, новой реальности. — Он показал на восьмигранник: — Здание символизирует это видение. Они будут Его народом, и Сам Бог с ними будет Богом их.[43] Вот что говорится в Откровении. Карл Великий построил все это и жил здесь. Решающими были две вещи. Длина, высота и ширина должны быть одинаковыми, а стены должны были измеряться в сто сорок четыре локтя. Двенадцать раз по двенадцать.

— Ты неплохо в этом разбираешься, — похвалила его Кристл.

— Восемь тоже было важным числом. Мир был создан за шесть дней, а на седьмой день Бог отдыхал. Восьмой день, когда все было создано, представляет Иисуса Христа, его воскресение, начало его блаженного царствования с Отцом вплоть до Судного дня. Вот почему здесь восьмигранник, опоясанный шестисторонним многоугольником. Затем архитекторы этой капеллы сделали следующий шаг. Пролей свет на эти поиски, применив ангельское совершенство к святости Господа. Это говорит Эйнхард. Откровение рассказывает об ангелах и о том, что они делали для формирования нового Иерусалима. Двенадцать ворот, двенадцать ангелов, двенадцать колен Израилевых, двенадцать оснований, двенадцать апостолов, двенадцать тысяч фарлонгов, двенадцать драгоценных камней, а двенадцать врат были двенадцатью жемчужинами. — Он помедлил. — Число двенадцать означает «ангельское совершенство».

Коттон спустился с хоров, снова вошел в восьмигранник и указал на опоясывающую его ленту мозаики.

— Ты можешь это перевести? Я неплохо знаю латынь, но ты — явно лучше.

Звук тяжелого удара эхом отразился от стен. Похоже, кто-то решил пойти на приступ. И снова этот звук.

Коттон определил направление. Со стороны одного из боковых приделов, видимо Святого Михаила, там был еще один выход из капеллы.

Он побежал туда и придвинул тяжелые скамьи к толстой деревянной двери, плотно закрытой на железный засов.

— Они ломают дверь.

— А кто это они?

Коттон достал пистолет.

— Еще одна проблема.

Глава 43

Доротее как можно скорее хотелось убежать из часовни, но выхода у нее не было. Она в руках у своей матери и мужа, не говоря уже об Ульрихе. Хенн работал на семью уже больше десяти лет, уверяя, что якобы следит за Рейхсхоффеном. Но она всегда подозревала, что круг его обязанностей гораздо шире. Теперь она была в этом уверена. Этот человек — убийца.

— Доротея, — сказала ее мать. — Твой муж хочет изменений. Он хочет, чтобы ты стала прежней. Очевидно, что у вас все еще есть чувства, иначе ты давно бы подписала документы о разводе.

— Я осталась его женой только из-за нашего сына.

— Ваш сын мертв.

— Но не память о нем.

— Нет, это не так. Но сейчас ты участвуешь в сражении за свое наследство. Подумай. Прими то, что предлагают.

Доротея хотела знать, почему ее мать так озабочена сохранением этого брака. Изабель внимательно посмотрела на дочь, покачала головой и произнесла:

— Твоя сестра ищет славы, и не только для себя, а для всей семьи, что привлечет внимание общественности. Ты и я, мы никогда этого не хотели. Ты должна предотвратить огласку, это твой долг.

— Почему это стало моим долгом?

Ее мать была явно недовольна и даже не пыталась этого скрыть.

— Вы обе так похожи на своего отца. Есть ли в тебе хоть частичка меня? Послушай меня, дитя. Дорога, выбранная тобой, не приведет ни к чему полезному. Я просто пытаюсь помочь.

Доротею сильно задело отсутствие доверия и излишняя опека матери.

— Я узнала отличную вещь, когда прочитала те журналы и записи Аненербе. Дед написал отчет о том, что он узнал в Антарктиде.

— Херманн был мечтателем, романтиком, а лучше сказать, настоящим сказочником.

— Он говорит о местах, где снег дал дорогу горам. Где жидкие озера существуют там, где не должны существовать. Он рассказывает о полых горах и ледяных пещерах.

— И что же мы должны понять из этих красивых, хоть и пустых записей? Ответь мне, Доротея. Приблизились ли мы к тому, чтобы найти хоть что-нибудь?

— У нас лежит труп в багажнике припаркованной снаружи машины.

Ее мать лишь вздохнула:

— Ты безнадежна.

Но терпение Доротеи тоже было на нуле.

— Ты установила правила этого задания. Ты хотела узнать, что случилось с отцом. Ты хотела, чтобы мы с Кристл работали вместе. Ты дала каждой из нас часть головоломки. Если ты так чертовски умна, почему все делаем мы?

— Позволь рассказать тебе кое-что. Я услышала это от твоего отца много лет назад…


Карл Великий благоговейно слушал Эйнхарда. Они были в безопасности внутри дворцовой капеллы, в комнате, расположенной в верхней галерее восьмигранника. Наконец наступила летняя ночь, окна потемнели, в капелле наступила тишина. Эйнхард только вчера возвратился из своего очередного долгого путешествия. Король восхищался им. Крошечный человечек, но как пчела, что делает прекрасный мед, или занятой муравей, способный на поступки гораздо больше его самого. Эйнхард был очень похож на Бецалеля из Исхода в Библии. Карл называл его так, подчеркивая его непревзойденное мастерство. Никого другого он бы и не отправил по столь важному заданию, и сейчас он слушал Эйнхарда, рассказывавшего о тяжелом морском путешествии к месту, где стояли стены снега столь ослепительного, что солнечный свет окрашивал их вершины в оттенки голубой и нефритовой зелени. На одной из горных вершин начинался водопад, чье течение напоминало серебро, и Карл Великий вспомнил горы с зазубренными вершинами на юге и на востоке. «Было холодно так, что дыхание замерзало на губах коркой льда, — рассказывал Эйнхард, а одна его рука задрожала при воспоминании об этом. — Ветер дул столь сильно, что даже эта капелла, где мы находимся, могла бы не выстоять под его напором». Карл Великий засомневался в достоверности этих слов, но не стал спорить. Эйнхард сказал, что здесь люди живут в землянках без окон; только в крыше есть отверстие, через которое выходит дым. Кроватями пользуются только люди привилегированные, а в качестве одежды используется плохо обработанная кожа. Там все было совсем иначе. Дома сделаны из камня, в них есть мебель и очаги. Одежда теплая и мастерски сделанная. Никакого социального разделения, никакого богатства, никакой власти. Земля равных, где ночи нет конца, а вода всегда спокойна, как смерть, и так же прекрасна…


— Это то, что написал Эйнхард, — сказала Изабель. — Твой отец рассказал мне это, как его отец — ему. Это из книги из гробницы Карла Великого, именно ее я дала тебе. Херманн научился понимать ее язык. А теперь наступила наша очередь. Вот почему я дала такое задание. Я хочу, чтобы ты и твоя сестра нашли ответы.

Доротея знала, что книга, которую ей вручила мать, была исписана тарабарщиной и наполнена фантасмагоричными литографиями непонятных предметов.

— Вспомни слова из завещания Эйнхарда, — сказала Изабель. — Полное понимание мудрости небес, ждущей вместе с королем Карлом, начинается в новом Иерусалиме. Твоя сестра прямо сейчас находится там, в новом Иерусалиме, она на много шагов опередила тебя.

Доротея не могла поверить тому, что слышала.

— Это не выдумка. И не все записки отца и деда — красивые сказки. Слово «небеса» во времена Карла Великого имело отличное от современного значение. Каролинги произносили его как «ха шемин», что значит «высокие горы». Мы сейчас говорим не о религии или Боге, а о людях, живших очень далеко, в гористой стране снега, льда и бесконечных ночей. Место, где был Эйнхард. Место, где умер твой отец. Ты не хочешь узнать почему?

Доротея хотела. Будь она проклята, но она хотела это знать.

— Твой муж здесь, чтобы помочь тебе, — продолжила Изабель, сделав вид, что не заметила смятения дочери. — Я устранила возможную проблему с господином Вилкерсоном. Теперь это задание может быть без помех продолжено. Я прослежу, чтобы американцы нашли его тело.

— Не было необходимости убивать его. — Доротея все еще пыталась сопротивляться.

— Разве? Вчера в наш дом вторгся мужчина и пытался убить господина Малоуна. Он принял твою сестру за тебя и пытался убить и ее. К счастью, Ульрих помешал этому случиться. Американцы не слишком тебе доверяют, Доротея.

Она нашла взглядом Хенна, и тот коротко кивнул, подтверждая правдивость слов Изабель.

— После этого я поняла, что нужно что-то делать. Поскольку ты раба привычек, я нашла тебя в Мюнхене на следующий день после твоего приезда. Представь, если уж я смогла найти тебя так легко, сколько времени это заняло бы у американцев?

Доротея вспомнила панику Вилкерсона, выплеснувшуюся даже в телефонную трубку.

— Я сделала то, что должно было быть сделано. А теперь ты, дитя, сделай то же самое.

Но Доротея была в замешательстве.

— Что я должна сделать? Ты сказала, что я зря потратила время?

Ее мать отрицательно покачала головой.

— Уверена, что знания, полученные из архива Аненербе, будут тебе полезными. Материалы в Мюнхене?

Доротея кивнула.

— Я отправлю Ульриха забрать их. Твоя сестра на правильном пути. Тебе необходимо как можно быстрее присоединиться к ней. Ее нужно усмирить. Наши семейные секреты должны оставаться внутри семьи.

— Что делает моя сестра? — снова спросила Доротея.

— Пытается сделать то же, что и ты.

Доротея ждала продолжения.

— Пытается довериться американцу.

Глава 44

Ахен


Малоун схватил Кристл за руку и побежал из придела Святого Михаила обратно. Затем повернул к воротам и главному выходу.

Из придела уже доносились звуки выстрелов.

Коттон нашел двери главного выхода, надеясь, что сможет их открыть, и вдруг услышал шум. Кто-то пытался отпереть их снаружи. Видимо, их преследователь все же работал не один.

— Что происходит? — спросила Кристл.

— Наши заклятые друзья нашли нас. Они следили за нами весь день.

— И ты только сейчас об этом говоришь?

Коттон не пошел к выходу, а вернулся в центр капеллы. Взглядом он обшаривал стены, ища укрытие. Видимо, пора перейти с Кристл Фальк на «ты».

— Я посчитал, что не стоит утомлять тебя такими деталями.

— Деталями?

Коттон услышал, что дверь придела Святого Михаила поддалась. Раздавшийся позади него скрип древних петель подтверждал, что и двери главного входа теперь открыты. Он нашел лестницу, и они взбежали по круговым ступенькам, не задумываясь о шуме; главное — скорость.

Малоун услышал голоса внизу и знаком показал спутнице вести себя тихо. Ему нужно было, чтобы Кристл очутилась в безопасном месте. Это давало им шанс. Поэтому они совершенно точно не могли позволить себе свободно разгуливать по верхней галерее.

Прямо перед ним стоял императорский трон. Под мраморным креслом был темный проход, там когда-то давно проходили пилигримы. Это, как он припоминал, говорил либо гид, либо Кристл. Пустое пространство под могилой и шесть каменных ступеней. Под алтарем, выступающим сзади, было еще одно отверстие, его скрывала деревянная дверь с железными замками. Малоун показал жестом, что Кристл надо спрятаться под троном. Она ответила ему озадаченным взглядом. Коттон был не в настроении что-то ей объяснять, поэтому просто толкнул ее к железной цепи и показал ей, что надо вползти внутрь.

— Ни звука, — прошептал он одними губами.

Шаги уже раздавались со стороны винтовой лестницы. У преследуемых была пара секунд, не больше. Кажется, Кристл осознала, в какое затруднительное положение они попали, и сдалась, исчезая под троном.

Малоуну нужно было увести их отсюда. Чуть раньше, при осмотре верхней галереи, он заметил узкий выступ, украшенный профилем. Тот располагался над нижними арками, отмечая разделительную линию между этажами, и был достаточно широк, чтобы там поместился человек. Коттон прокрался мимо трона, обогнул гроб и перемахнул в прыжке через бронзовые решетки высотой по пояс. Он восстановил равновесие, прислонившись к колонне верхнего уровня, поддерживающие восемь арок внутреннего восьмигранника. Слава богу, что колонны были соединены планками, шириной пара футов каждая. Это означало, что у него есть четыре фута мраморного прикрытия.

И тут же Коттон услышал скрип резиновых подошв по мраморному полу. Они уже на верхней галерее.

Малоун начал составлять новый план. Он стоит на выступе шириной десять дюймов, сжимая в руке пистолет, в обойме всего лишь пять патронов, а до пола будет добрых двадцать футов. Он рискнул выглянуть из своего убежища и увидел две фигуры на дальней стороне галереи. Один мужчина расположился за гробом, другой занял позицию на другой стороне. Один работает, второй прикрывает. Умная тактика. Стало быть, опытные бойцы.

Коттон снова прижался к мрамору и посмотрел вперед. Свет из окон падал на сияющие колонны дальней стороны, а императорский трон в этом неверном свете был похож на ступенчатую пирамиду. И прямо за ним Малоун увидел человека, завернувшего за угол; тот был лишь в паре шагов от него. Пришла пора действовать.

Но для этого нужно, чтобы человек подошел еще ближе.

Осторожно Коттон опустил руку в карман и обнаружил монетку в один евро — видимо, сдача из ресторана. Он достал ее, опустил руку, а затем мягко бросил ее перед бронзовой решеткой, на выступ, где поднимался следующий набор колонн. Монета звякнула, а затем упала на мраморный пол. Звенящее эхо нарушило тишину. Малоун надеялся, что стрелок подумает, будто он прячется именно там, пойдет вперед и будет наблюдать за правой стороной — там, где лежала монета. Коттон же нанесет удар с противоположной стороны.

Правда, этот план совсем не принимал в расчет, что будут делать другие нападавшие.

Тень с его стороны трона увеличилась в размерах. У Малоуна совсем не было времени, чтобы что-то поменять в плане. Он переложил пистолет из правой руки в левую.

Тень приблизилась к решетке. Появился пистолет. Малоун повернулся, схватил мужчину за пальто и перекинул его через перила. Тело полетело вниз, прямо в центр восьмигранника.

Малоун перекатился через перила, и тут же прозвучал выстрел; пуля отскочила от мрамора. Он услышал, как тело с треском упало двадцатью футами ниже, с грохотом разметав стулья в разные стороны. Коттон выстрелил один раз в направлении трона, а затем приступил ко второму пункту плана. Он должен был подняться на ноги и опять спрятаться за мраморной колонной, только на этот раз в галерее, а не на выступе.

Но его правая нога подвернулась, и он больно стукнулся коленом об пол. Боль срикошетила в позвоночник. Малоун попытался восстановить дыхание, но эта ошибка лишила его преимущества.

— Nein, Herr Malone,[44] — услышал он.

Коттон стоял на четвереньках, сжимая в руке пистолет.

— Встаньте, — приказал мужчина.

Малоун медленно поднялся на ноги.

Их давнишний спутник спокойно смотрел на него.

— Бросьте пистолет, — последовал новый приказ.

Он не собирался сдаваться так легко.

— На кого вы работаете?

— Бросьте пистолет.

Малоуну нужно было потянуть время, но он сомневался, что ему позволят задавать слишком много вопросов. И тут он заметил легкое движение внизу около трона. Еще мгновение, и женская нога со всей силой толкнула стрелка под колено.

Застигнутый врасплох стрелок стал заваливаться назад. Малоун использовал это мгновение и выстрелил. Он попал противнику в грудь, тот закричал и, превозмогая боль, начал поднимать пистолет. Малоун выстрелил опять. На этот раз мужчина повалился на пол — и больше не двигался.

Кристл покинула свое временное убежище и встала рядом с Малоуном.

— А ты, оказывается, отчаянная женщина, — сказал он.

— Тебе нужна была помощь.

Колено пронзила острая боль, и Малоун подумал, что на самом деле она спасла ему жизнь.

Коттон проверил пульс стрелка, но не нашел его. Тогда он подошел к перилам и посмотрел вниз. Тело другого убийцы упало между камнями трона, и на полу медленно растеклась лужа крови.

Кристл подошла еще ближе. И Малоуну пришло в голову, что она была мало похожа на ту женщину, которой стало дурно от женского трупа в монастыре. Сейчас Кристл Фальк была в полном порядке.

— Что теперь? — спросила она по-деловому.

Малоун показал вниз.

— Как я и просил до того, как нас прервали, мне нужно, чтобы ты перевела эту надпись.

Глава 45

Виргиния

17.30


Рэмси предъявил свой пропуск и въехал в форт Ли. Путешествие на юг от Вашингтона заняло у него чуть больше двух часов. База была одним из шестнадцати военных городков, построенных в начале Первой мировой войны, и была названа в честь любимейшего сына Виргинии, Роберта Ли. Она была закрыта в 20-е годы и превращена в музей. В 1940 году на этом месте опять открыли военную базу. За последние двадцать лет, благодаря ее близости к Вашингтону, она была расширена и оснащена по последнему слову техники.

Адмирал проехал мимо главных зданий, где располагалось командование базы. Ему надо было дальше. Военно-морской флот арендовал три пакгауза. Доступ к ним был защищен цифровыми замками и приборами сканирования отпечатков. Два пакгауза использовались центральным командованием военно-морского флота, а третий — военно-морской разведкой.

Рэмси припарковался, вышел из машины, одергивая пальто, вошел под металлический козырек, набрал код, а затем приложил палец к цифровому сканеру.

Дверь со щелчком открылась.

Как только он оказался в вестибюле, лампы автоматически вспыхнули. Он подошел к ряду выключателей и зажег свет в находившемся позади него аквариуме, видимом через зеркальное стекло.

Когда в последний раз он приходил сюда? Шесть лет назад? Нет, скорее всего, восемь или девять. Но его первое посещение базы состоялось 38 лет назад. Адмирал заметил, что здесь ничего не изменилось, кроме современной охранной системы. В первый раз его сюда привел адмирал Дайлз. В такой же ветреный зимний день. В феврале. Примерно через два месяца после того, как он возвратился из Антарктиды…


— Мы приехали сюда не просто так, — сказал Дайлз.

Рэмси думал об этой поездке. За последний месяц он провел здесь много времени, но все внезапно закончилось, когда его отряд был расформирован. Роуленд и Сайерс вернулись в свои подразделения, сам пакгауз был опечатан, а ему пришло новое назначение в Пентагон. По дороге на юг из Вашингтона адмирал сказал не так много. Дайлз не имел привычки вести пустые беседы. Многие боялись этого мужчину, но не из-за его тяжелого характера, его он проявлял крайне редко. Адмирал всегда был чрезвычайно сдержан и корректен с младшими по званию. А из-за ледяного взгляда его глаз собеседникам казалось, что те никогда не моргали.

— Ты изучил отчет по операции «Высокий прыжок»? — спросил его Дайлз. — Ты должен был его получить.

— Да, и достаточно детально, — коротко отрапортовал Рэмси.

— И что ты заметил?

— То место в Антарктиде, где я был, — то же самое, где проводила исследования команда «Высокого прыжка».

Три дня назад Дайлз передал ему отчет, на котором стоял гриф «Совершенно секретно». Информация, содержавшаяся в нем, не была частью официального отчета. Его составили адмиралы Крузен и Берд после завершения своей антарктической миссии. Этот отчет содержал доклад команды армейских специалистов, участвовавших в операции «Высокий прыжок». Берд лично командовал ими во время специального исследования северной береговой линии. Их отчеты были предоставлены только Берду, а он, в свою очередь, лично докладывал главе военно-морских операций. То, что он прочитал, изумило его.

— Перед операцией «Высокий прыжок», — сказал Дайлз, — мы были убеждены, что немцы еще до войны построили в Антарктиде военные базы. Их подводные лодки находились в южноатлантических водах даже тогда, когда шла война. Немцы воздвигли главную исследовательскую миссию еще в 1938 году и, судя по всему, планировали вернуться. Мы думали, что они так и сделали, просто никто об этом не знал. Но все это было чепухой, Лэнгфорд. Полной чепухой. Нацисты, не плавали к Антарктиде, чтобы основывать там базы.

Рэмси ждал продолжения.

— Они отправились туда, чтобы, найти свое прошлое.

Дайлз направлялся к пакгаузу, прокладывая дорогу через деревянные ящики и металлические, стеллажи. Он остановился и показал на ряд полок, заполненных камнями, покрытых плотной вязью каких-то неизвестных знаков.



— Наши люди, участвовавшие в операции «Высокий прыжок», обнаружили то, что нашли нацисты, в тридцать восьмом. Они следовали информации, обнаруженной Аненербе в документах, датированных правлением Карла Великого. Одним из этих исследователей был Херманн Оберхаузер.

Лэнгфорд узнал фамилию — в экипаже «НР-1А» был полевой специалист Дитц Оберхаузер.

— Мы вышли на Дитца Оберхаузера примерно год назад, — сообщил Дайлз. — Некоторые наши специалисты из отдела исследований и разработок изучали немецкие архивы, перешедшие, к нам после войны. Немцы думали, что Антарктида хранит много интересного. Херманн Оберхаузер пришел к выводу, что там существовала развитая культура, целая цивилизация. Он думал, что они были давно позабытыми арийскими племенами, и Гитлер с Гиммлером хотели проверить эту версию. Они также были уверены, что если та цивилизация была более развитой, то ее обнаружение должно было бы принести явную пользу Третьему рейху. В те дни все искали средства для прорыва. Впрочем, как и теперь.

— Но Оберхаузер вышел из фавора. Он начал раздражать Гитлера, его заставили замолчать, а потом выгнали с работы.

Рэмси указал на валуны:

— Он определенно попал в яблочко. Там было что искать.

— Ты был там и прочел отчет. Скажи мне, что ты думаешь?

— Мы не нашли ничего подобного.

— Соединенные Штаты уже потратили миллионы долларов, чтобы отправить в Антарктиду примерно пять тысяч человек. Четыре человека умерли в том рискованном предприятии. Сейчас мертвы еще одиннадцать, и мы потеряли подводную лодку, обошедшуюся нам в сотни миллионов долларов. Давай, Рэмси, думай.

Лэнгфорд не хотел разочаровывать этого человека, который не сомневался в его способностях.

— Представь себе культуру, — продолжил Дайлз, — которая возникла за десятки тысяч лет до всех нам известных. До шумеров, китайцев, египтян. Астрономические наблюдения и измерения, весы, объемы, реалистическая концепция земли, передовая картография. Сферическая геометрия, навигационные умения, математика. Скажем так, они достигли очень многого. Можешь представить себе, что они уже изучили? Дитц Оберхаузер сказал нам, что его отец плавал в Антарктиду в 1938 году. Видел вещи, изучал документы. Нацисты были полными дураками, педантичными, ограниченными, высокомерными, поэтому не могли оценить, что все это значит.

— Но мне кажется, адмирал, что мы тоже пострадали от невежества. Я прочел отчет. Заключение по нему совпадает с предположениями Херманна Оберхаузера. Эти камни, находящиеся здесь, в пакгаузе, принадлежали некоему древнему народу, предположительно арийцам. Кажется, в этом были убеждены все, и кажется, что мы купились на нацистский миф.

— Так и было, и это стало нашей ошибкой. Но тогда было другое время. Люди Трумэна думали, что все это слишком отдает политикой и запрещенной идеологией. ЦРУ не хотело пропагандировать нацистскую науку и их эзотерические теории. Поэтому они присвоили рискованной операции «Высокий прыжок» гриф «Совершенно секретно» и все опечатали. Но мы оказали себе этими действиями очень плохую услугу.

Дайлз указал вперед на закрытую стальную дверь.

— Позволь показать тебе то, чего ты никогда не видел, пока был здесь…


Сейчас Рэмси стоял перед той же самой дверью.

Морозильная камера.

Он вошел сюда в первый и единственный раз 38 лет назад. В тот день адмирал Дайлз дал ему приказ — не нарушенный им за все это время: оставь его. Сейчас это распоряжение было отменено, но перед тем как действовать, он пришел, чтобы убедиться, что камни все еще здесь.

Он нажал на ручку двери.

Глава 46

Ахен


Малоун и Кристл спустились на первый этаж. Сумка с путеводителями лежала все в том же кресле. Он нашел один из буклетов и перевод латинской мозаики.

Если живые камни будут друг с другом в союзе,
Если числа и измерения будут соотноситься друг с другом,
Тогда работа короля, воздвигнувшего эту великую стену,
Засияет ярко и дарует
Успех благочестивым стараниям человека,
Чьи работы навсегда останутся как вечный памятник.
Если всемогущий советник защитит и будет наблюдать за этим,
Тогда Бог может позволить существовать этому храму
На твердом основании, заложенном императором Карлом.

Коттон передал буклет Кристл:

— Этот перевод правильный?

Еще в ресторане он попытался сравнить переводы надписи; они были опубликованы почти во всех путеводителях, но не сильно отличались друг от друга.

Кристл прочитала текст, затем посмотрела на мозаику, сравнивая тексты. Труп лежал в нескольких футах от них, его тело изогнулось под странным углом, кровь залила пол. А они, кажется, оба притворились, что ничего этого здесь не было. Малоун беспокоился о том, что шум выстрелов может услышать кто-то посторонний. Но он успокаивал себя тем, что мощные средневековые стены капеллы и завывающий ветер снаружи служили прекрасной шумоизоляцией. В конце концов, до сих пор сюда так никто и не пришел, чтобы поинтересоваться, что тут происходит.

— Он верен, — сказала Кристл. — Несколько незначительных расхождений, но они ничего не меняют в понимании смысла.

— Чуть раньше ты сказала мне, что надпись не изменилась со времен Карла Великого. Только теперь это мозаика, а не фрески. Посвящение капеллы — синоним другого слова — «освящение». Пролей свет на эти поиски, применив ангельское совершенство к святости Господа. Число двенадцать — это ангельское совершенство, из Откровения. Этот восьмигранник был символом этого совершенства, — он показал на мозаику. — Это может быть каждая двенадцатая буква, но я предлагаю считать каждое двенадцатое слово.

Крест обозначал начало и завершение надписи. Теперь Малоун мог лишь наблюдать за Кристл, которая считала слова.

— Claret, — сказала она, дойдя до двенадцатого слова. Затем она нашла еще два, на двадцать четвертом и тридцать шестом месте. — Quorum. Deus — это все. Последнее слово, velit, одиннадцатое по счету.

— Интересно, согласна? Три слова. Последнее стоит одиннадцатым, поэтому их не может быть больше.

— Claret Quorum Deus. Великолепие Бога.

— Поздравляю, — сказал Малоун. — Ты только что помогла нашим поискам.

— Ты уже это знал, не так ли?

Коттон пожал плечами.

— Я попробовал сделать это с одним из переводов и нашел те же самые три слова.

— Мог бы и упомянуть об этом, как и о том, что за нами следят.

— Мог. Но и ты могла бы тоже кое-что рассказать.

Кристл кинула на него озадаченный взгляд, но он, будто ничего не заметив, спросил:

— Почему ты дурачишь меня?

* * *

Доротея смотрела на мать.

— Ты знаешь, где сейчас Кристл?

Изабель кивнула:

— Я наблюдаю за обеими своими дочерьми.

Доротея пыталась оставаться спокойной, но растущий гнев усложнял эту задачу.

— Твоя сестра и Малоун объединились.

Эти слова причинили ей боль.

— Ты заставила меня отослать его. Сказала, что он мог бы стать проблемой.

— Он был и остается ею, но твоя сестра разговаривала с ним после вашей встречи.

Чувство беспокойства переросло в панику.

— Ты устроила это?

Ее мать снова кивнула.

— У тебя был Вилкерсон. Я отдала ей Малоуна.

Доротее казалось, что ее тело окоченело, а мозг парализован гневом и паникой.

— Твоя сестра находится в Ахене, в капелле Карла Великого, и делает то, что от нее требуется. А теперь настала твоя очередь.

Лицо Изабель Оберхаузер оставалось бесстрастным. Если отец Доротеи был беззаботным, любящим, теплым, то ее мать оставалась дисциплинированной, холодной и равнодушной. Ее и Кристл вырастили няни, и девочки всегда страстно желали внимания матери, постоянно боролись за те минуты, что она проводила с ними. Эта конкуренция, как всегда думала Доротея, составляла большую часть их вражды — каждая дочь желала быть особенной, и осложнялось все это тем фактом, что они были близнецами.

— Это для тебя только игра? — спросила она мать.

— Это гораздо большее. Настало время, и мои дочери выросли.

— Я презираю тебя.

— Наконец-то. Гнев. Если это чувство удержит тебя от совершения глупых поступков, тогда, ради бога, ненавидь меня.

Доротея достигла своего предела и двинулась к матери. Но между ними тут же возник Ульрих. Ее мать подняла руку и остановила его, как будто он был хорошо дрессированным животным. Хенн отступил назад.

— Что ты собираешься сделать? — спросила ее мать. — Ударить меня?

— Если смогу.

— И это поможет получить тебе то, чего ты хочешь?

Вопрос остановил Доротею. Негативные эмоции ушли, оставляя вместо себя только чувство вины. Как всегда.

Победная улыбка появилась на губах ее матери.

— Ты должна меня слушаться, Доротея. Я вправду приехала сюда, чтобы помочь.

Вернер внимательно наблюдал за ними, выражение настороженности не сходило с его лица. Доротея кивнула в его сторону.

— Ты убила Вилкерсона и сейчас даешь мне в помощь его. А Кристл сохранит своего американца?

— Это было бы нечестно. Хотя Вернер твой муж, но он все же не бывший американский агент. Я разберусь с этим завтра.

— А откуда ты узнаешь, где Коттон будет завтра?

— В том-то и дело, дитя. Я точно знаю, где он будет, и собираюсь тебе это сказать.

* * *

— Ты защитила две кандидатские по истории и все же завещание Эйнхарда стало для тебя проблемой? — спросил Малоун у Кристл. — Вернись к реальности. Ты уже знала все это.

— Этого я не буду отрицать.

— Я был просто идиотом, когда позволил вовлечь себя в центр этого бедствия. За прошедшие двадцать четыре часа я убил трех человек, и все из-за вашей семьи.

Кристл села на один из стульев:

— Я смогла разгадать ребус только до этого места. Ты прав. Это было сравнительно легко. Но для человека Средневековья это было невозможно. Тогда было так мало грамотных людей. Должна признаться, что я просто хотела тебя проверить и убедиться, что ты хорош.

— Я прошел твой тест?

— На отлично.

— Но только те, которые оценят трон Соломона и грешность Рима, найдут свою дорогу на небеса. Это следующая часть загадки. Итак, где это?

— Хочешь верь — хочешь — нет, но я не знаю ответа. Я остановилась на этом месте три дня назад и вернулась в Баварию.

— В ожидании меня?

— Мама позвонила мне домой и рассказала, что планирует сделать Доротея.

Коттону нужно было кое-что уточнить.

— Я нахожусь здесь только из-за своего отца. Я остался, потому что кто-то очень сильно обеспокоен, узнав, что я все-таки достал этот отчет, и о чем сразу же стало известно в Вашингтоне.

— Я в любом случае не стала фактором, повлиявшим на твое решение?

— Один поцелуй ничего не меняет.

— А мне показалось, что тебе понравилось…

Пришло время определить реальное положение вещей. И поэтому Коттон повернулся спиной к Кристл и бросил, не оборачиваясь:

— Поскольку теперь мы знаем часть отгадки, мы можем решить головоломку отдельно друг от друга.

Малоун направился к дверям, но остановился возле трупа. Скольких людей он убил за эти годы? Слишком много. Но у него всегда была причина. Бог и страна. Долг и честь. А что на этот раз?

Он оглянулся на Кристл Фальк, которая все так же сидела в пустой капелле. И захлопнул за собой дверь.

Глава 47

Шарлотт

17.20


Стефани и Эдвин Дэвис прятались в лесу в пятидесяти ярдах от дома Герберта Роуленда. Хозяин приехал пятнадцать минут назад и тут же зашел в дом. В его руках была коробка с пиццей. Он почти сразу вышел во двор и взял три бревна из поленницы. Теперь из грубо сделанной каменной трубы поднимался сероватый дымок. Да, подумала Стефани, вот бы и ей развести сейчас костер…

Они потратили пару часов, покупая дополнительную зимнюю одежду, теплые перчатки и шерстяные шапки. Не забыли и про еду и напитки, а затем вернулись и заняли позицию, с которой можно было безопасно наблюдать за домом. Дэвис сомневался, что киллер вернется раньше наступления ночи. Но они решили, что лучше прийти намного раньше, чтобы не рисковать.

— Он ждет темноты, — сказал Дэвис шепотом.

Хотя деревья блокировали ветер, но с наступлением вечера сухой воздух становился все холоднее с каждой минутой. Тьма медленно укрывала их, лишая желания двигаться и говорить. Новую одежду они купили в специальном охотничьем магазине, каждая ее деталь была продумана и высокотехнологична. Стефани ни разу в жизни не охотилась и чувствовала себя немного странно, когда ее примеряла. Магазин располагался около одного из высококлассных шопинг-моллов Шарлотт.

Они разместились у корней мощного вечнозеленого дерева на перине из сосновых иголок. Стефани чавкала батончиком «Твикс». Конфеты были ее слабостью. Один ящик ее стола в Атланте был доверху забит сладкими соблазнами.

Нелл до сих пор не была уверена, что они поступают правильно.

— Мы должны были позвонить в разведывательное управление, — прошептала она.

— Ты всегда так неуверена и ко всему так негативно относишься? — спросил ее Дэвис.

— Тебе не следовало отказываться от моей идеи так быстро, — возразила Стефани.

— Это моя битва.

— Кажется, и моя тоже.

— Герберт Роуленд в беде. Он ни в коем случае не поверит нам, если мы постучимся в дверь и выложим ему все, что знаем. Не поверит он и ребятам из разведывательного управления. У нас нет никаких доказательств.

— Не считая того парня, побывавшего у него сегодня в доме.

— Какого парня? Кто он? Скажи мне, что мы знаем о нем?

Этот козырь она не смогла побить.

— Мы собираемся поймать его в момент совершения преступления.

— Потому что ты думаешь, что он убил Милисент?

— Это сделал он, — убежденно заявил Эдвин.

— Как насчет того, чтобы рассказать мне, что здесь вообще происходит? Милисент не имеет никакого отношения к погибшему адмиралу, Захарии Александру или операции «Высокий прыжок». Это что-то большее, чем просто личная вендетта.

— У них есть один общий знаменатель — адмирал Лэнгфорд Рэмси. И ты это знаешь.

— Вообще-то все, что я знаю, так это то, что у меня есть агенты, которых специально тренировали на выполнение подобной работы. И все же я морожу свою задницу с работником Белого дома с чипсами на плечах. — Стефани прикончила свой батончик.

— Тебе они нравятся? — спросил Дэвис.

— А толку-то…

— Потому что я думаю, что они ужасны… Вот «Бэби Рут» — это да, это батончик.

Стефани залезла в свой пакет с покупками и достала конфету «Бэби Рут».

— Согласна, — сказала она, пытаясь развернуть обертку.

Дэвис выхватил конфету у нее прямо из рук.

— Не возражаешь, если я ее съем? — спросил он, откусывая солидный кусок.

Она усмехнулась. Дэвис одновременно и раздражал, и интриговал ее.

— Почему ты никогда не был женат? — спросила она его.

— Откуда ты знаешь, что я не был женат?

— Это очевидно.

Эдвии, кажется, оценил ее дедуктивные способности и коротко ответил, не вдаваясь в подробности:

— Никогда не задавался такой целью.

Стефани тем не менее задумалась, почему же так получилось.

— Я работал, — сказал он, жуя конфету. — И я не хотел боли.

Это Нелл могла понять. Ее собственное замужество не принесло ей счастья. Потом — долгие годы отчужденности, а за ними последовало самоубийство мужа, случившееся уже 15 лет назад. Стефани слишком долго была одна. Но, может быть, Эдвин Дэвис окажется одним из тех немногих, кто поймет ее. И тем не менее она опять ему возразила:

— Это больше, чем боль. Брак дарует много радости.

— Но боль есть всегда. Вот в чем проблема.

Стефани поближе придвинулась к дереву, стараясь как можно удобнее устроиться.

— После смерти Милисент, — продолжал Дэвис, — мне пришло назначение в Лондон. Однажды я нашел кошку. Она была очень слаба и к тому же беременна. Я отвез ее к ветеринару, который смог спасти ее, но не котят. После этого я забрал кошку к себе домой. Хорошее животное. Она никогда не царапалась. Добрая, любящая и благодарная. Я очень радовался, что она живет у меня. А затем в один прекрасный день она умерла. Это больно. Мне было по-настоящему плохо. В тот момент я решил, что все, кого я люблю, имеют тенденцию покидать меня. Так или иначе, я решил, что это не должно повториться, это больше не для меня.

— Звучит обреченно.

— Скорее реалистично.

Мобильный телефон Стефани нетерпеливо завибрировал. Она глянула на экран — звонок был из Атланты — и нажала кнопку. Послушав пару секунд, она произнесла: «Соедините меня с ним».

— Это Коттон, — сказала она Дэвису. — Иногда он знает лучше всех, что происходит на самом деле.

Но Дэвис продолжил жевать конфету, не сводя глаз с дома.

— Стефани, — голос Малоуна звучал словно из бочки. — Ты нашла то, что меня интересует?

— Все усложнилось… — И, прикрывая рот рукой, она рассказала ему все, что у них произошло. Затем спросила: — Что с отчетом?

— Вероятно, он утерян.

И она слушала, как он рассказывал ей о том, что произошло в Германии.

— Что ты сейчас делаешь? — спросил ее Малоун.

— Ты мне не поверишь, если я скажу тебе.

— Учитывая, что последние два дня я вел себя как полный тупица, я могу поверить во все, что угодно.

Она рассказала.

— Я бы сказал, что это не так уж и глупо, — произнес Малоун. — Я сам сейчас стою на морозе, рядом со средневековой каролингской церковью. Дэвис прав. Этот парень вернется.

— Это то, чего я боюсь.

— Кто-то чертовски интересуется «Блазеком», или «НР-1А», или как там еще следует называть эту проклятую подводную лодку. — Раздражение Малоуна, похоже, уступило место спокойствию. — Если Белый дом говорит, что делал запрос в военно-морскую разведку, это значит, что тут замешан Рэмси. Мы идем параллельными дорожками, Стефани.

— У меня тут сидит и чавкает батончиком «Бэби Рут» парень, утверждающий то же самое. Я слышала, как вы двое разговаривали.

— Когда кто-нибудь спасает мою задницу, я благодарен.

Нелл тоже вспомнила события в Центральной Азии, но ей нужно было знать детали.

— Куда ведет твоя дорожка, Коттон?

— Хороший вопрос. Я скоро буду в Америке. Поосторожней там.

— И ты тоже.

* * *

Малоун дал отбой. Он стоял на дальнем конце внутреннего двора, где размещалась рождественская ярмарка, на самой высокой точке склона, рядом с ахенской ратушей, и смотрел на капеллу, расположенную от него в сотне ярдов. Заснеженное здание фосфоресцировало зеленым светом. Ветер утих, но снегопад все не прекращался — он стал только сильнее.

Коттон проверил время на часах. 23.30.

Все киоски были плотно закрыты ставнями, водоворот голосов и тел стих до завтрашнего утра. Мимо прошли всего пара человек. Кристл не последовала за ним из часовни. А после разговора со Стефани Малоун еще больше был сбит с толку.

Великолепие Бога.

Это понятие должно было быть значимым во времена Эйнхарда. За ним скрывался какой-то очень простой смысл. Что сейчас под ним подразумевают люди?

Впрочем, это легко выяснить.

Коттон открыл браузер Safari на своем айфоне, подключился к Интернету и набрал адрес домашней странички Google. В поисковой строке он напечатал «Великолепие Бога Эйнхард» и нажал «поиск». Экран моргнул, а затем выдал первые 25 ссылок.

Но уже первая ссылка ответила на его вопрос.

Глава 48

Шарлотт

Четверг, 13 декабря

00.40


Стефани услышала шум. Не громкий, но достаточный для того, чтобы она точно знала, что кто-то чужой был рядом. Дэвис уснул — она позволила ему немного поспать, понимая, как он в этом нуждается. Эдвин был расстроен, и она хотела помочь ему, хотя продолжала думать о том, правильно ли они поступают.

Нелл вытащила пистолет, а ее глаза продолжали вглядываться во тьму, сквозь деревья отлично была видна площадка перед домом Роуленда. Свет в окнах погас уже по крайней мере два часа назад. Вслушиваясь в ночь, она уловила какой-то треск. Справа еле слышно зашуршали сосновые ветки. Наверное, где-то в пятидесяти ярдах от них, прикинула Стефани.

Она положила руку на рот Дэвису и тронула его плечо дулом пистолета. Он сразу открыл глаза, а она еще крепче прижала ладонь к его губам и прошептала:

— У нас появилась компания.

Он понимающе кивнул.

Еще один треск.

Затем движение, теперь уже возле грузовика Роуленда. Темная тень, появившаяся и слившаяся с деревьями, была потеряна ими всего на мгновение, но тут же снова появилась — прямо около входной двери.

* * *

Чарли Смит подошел к парадной двери. Домик Роуленда был погружен в темноту.

Он провел вторую половину дня в кинотеатре, а потом наслаждался стейком в ресторанчике Рута Криса. В целом прекрасный мирный денек. Чарли прочел газетные сообщения о смерти адмирала Дэвида Сильвиана и порадовался, что не было никаких сведений о начавшемся полицейском расследовании; значит, никаких улик не нашли. Он вернулся на место два часа назад и заступил на дежурство в холодном лесу. Похоже, все было тихо и спокойно.

Чарли вошел в дом через парадную дверь — замок и сломанную щеколду легко было снять — и вобрал в себя тепло центрального отопления. Сначала он подошел к холодильнику и проверил пузырек с инсулином. Уровень жидкости был значительно ниже. Чарли знал, что каждый такой пузырек рассчитан на четыре укола. Руками, затянутыми в перчатки, он взял его и положил в сумку.

Потом он осмотрел лежащие в холодильнике бутылки с виски и заметил, что в одной из них напитка заметно поубавилось. Очевидно, что Роуленду приспичило выпить. В мусорном ведре на кухне Смит нашел использованный шприц и также положил его в сумку. Потом тихонько прошел в спальню.

Роуленд лежал под лоскутным стеганым одеялом и хрипло дышал. Смит проверил пульс. Слабый и частый. Часы на ночном столике показывали без чего-то час ночи. Вероятно, после укола прошло часов семь. В досье говорилось, что Роуленд делает сам себе инъекции каждый вечер перед выпуском шестичасовых новостей, а затем начинает пить. Сегодня вечером в его крови не было инсулина, и алкоголь сработал быстрее, вызвав глубокую диабетическую кому. Смерть была близко.

Чарли запрыгнул за кресло, стоящее в углу. Он должен оставаться тут, пока Роуленд не умрет. Но он все еще помнил о своем проколе. Те двое мешали ему расслабиться, поэтому он взял два охотничьих ружья из гостиной. Одно из них было великолепно — «Моссберг» с высокоскоростным затвором, большого калибра, оснащенное впечатляющим оптическим прицелом, магазин на семь патронов. Другое — «Ремингтон» 12-го калибра; если он не ошибался, одна из памятных моделей «Дакс Анлимитед». Когда-то Смит почти купил такое себе. Шкаф под стойкой с ружьями был наполнен патронами. Чарли зарядил оба ружья и возвратился на свой пост у кровати.

Теперь он был готов.

* * *

Стефани схватила Дэвиса за руку. Он уже поднялся на ноги.

— Что ты делаешь?

— Мы должны идти.

— И что же мы собираемся делать, когда зайдем туда?

— Остановить его. Он прямо сейчас убивает человека.

Стефани знала, что он был прав.

— Я возьму на себя переднюю дверь, — сказала она. — Единственный другой выход — стеклянные двери на веранде. Ты будешь охранять их. Давай посмотрим, сможем ли мы напугать его и заставить совершить ошибку.

Дэвис пошел первым. Стефани последовала за ним, размышляя, сталкивался ли прежде ее спутник с такой угрозой. Если нет, то он был тупым сукиным сыном. А если да — то полным идиотом.

Они обнаружили спрятанную неподалеку машину и прибавили ходу, стараясь производить как можно меньше шума. Дэвис обогнул озеро, и Стефани смотрела, как он на цыпочках поднялся по деревянным ступенькам веранды. Она увидела, что раздвижные стеклянные двери изнутри были закрыты занавесками. Дэвис тихо двинулся к противоположной стороне веранды. Удовлетворенная тем, что он занял правильную позицию, Нелл подошла к парадной двери и решила быть прямолинейной.

Она сильно постучала в дверь, затем сошла с крыльца.

* * *

Смит вскочил с кресла. Кто-то барабанил в дверь. Затем он услышал тяжелый удар, но уже с веранды. Постучали еще раз, но уже в стеклянные двери.

— Выходи, ублюдок! — закричал мужской голос.

Герберт Роуленд ничего не слышал. Его дыхание оставалось затрудненным, а тело медленно и неотвратимо продолжало умирать.

Смит взял оба ружья и повернулся к двери.

* * *

Стефани услышала, как Дэвис вызвал того, кто находился в доме.

Что случилось?

* * *

Смит ворвался в кладовку, положил ружье на кухонный стол и выстрелил два раза в занавеси, закрывающие раздвижные стеклянные двери. Холодный воздух ворвался в комнату, как только разбилось стекло. Чарли постарался использовать элемент неожиданности на все сто процентов. Ему необходимо было попасть в кухню, и, чтобы его не заметили, он пробирался туда ползком за баром.

Выстрел раздался справа от него, и Смит рухнул на пол.

* * *

Стефани выстрелила в стеклянную перегородку передней двери, а потом еще раз. Может, этого будет достаточно, чтобы отвлечь внимание наемного убийцы от веранды, где оставался стоять невооруженный Дэвис?

Руководитель группы «Магеллан» слышала два прозвучавших ружейных выстрела. А она всего лишь планировала просто удивить киллера…

Видимо, у Дэвиса была совсем другая идея.

* * *

Смит не привык чувствовать себя загнанным в угол зайцем. Те двое, что были здесь раньше? Должно быть, они. Полиция? Маловероятно. Слава богу, они постучали в дверь. Один из них даже кричал, чтобы он вышел и принял бой… Нет, эти двое были кем-то еще. Но на анализ ситуации не было времени. Прямо сейчас ему нужно было самому убираться отсюда, и как можно быстрее.

Что бы сделал Макгайвер? [45]

Ему нравилось это шоу.

Используй свои мозги.

* * *

Стефани сошла с крыльца и рванула к веранде, пригибаясь перед окнами, используя грузовик Роуленда как прикрытие. Она держала свой пистолет нацеленным на дом, готовая в любую минуту стрелять. Не было никакой возможности проверить, насколько она в безопасности, но ей нужно было найти Дэвиса. Он был в безвыходном положении, а ситуация быстро обострялась.

Стремительной походкой она обогнула дом, нашла ступеньки, ведущие на веранду, и оказалась на месте как раз тогда, когда Эдвин Дэвис швырнул кованое кресло в стеклянные двери.

Смит услышал, как что-то ударило в остававшееся целым стекло. Тогда он поднял ружье на уровень груди и выстрелил еще один раз. Затем, воспользовавшись моментом, схватил ружье и выбежал из кухни, возвращаясь в спальню. Кто бы ни был там, снаружи, они будут вынуждены ждать. А Смиту эти несколько минут были необходимы для собственного спасения.

Роуленд все еще лежал в кровати. Если он и не был еще мертв, то уже находился на пути к этому. Но отсутствовали доказательства преступления. Пузырек с соляным раствором и инсулином, а также шприц в целости и сохранности лежали у него в сумке. Правда, Чарли использовал ружье, но не было ничего такого, что вывело бы полицейских на его след.

Смит подошел к одному из окон спальни, поднял нижнюю фрамугу и, извиваясь, вылез наружу. Кажется, на этой стороне дома никого не было. Он ослабил оконную защелку. Ему следовало бы разобраться с этими двумя, но Чарли знал, что за сегодняшнюю ночь израсходовал свой лимит везения.

Он решил, что единственным правильным шагом в данной ситуации была бы умная игра.

С ружьем в руке он скрылся в лесу.

* * *

— Ты совсем больной? — кричала Стефани на Дэвиса.

Эдвин все так же стоял на раскуроченной веранде. Вместо того чтобы оправдываться, он просто сказал: «Ушел».

Она осторожно поднялась по ступенькам, не веря ему.

— Я услышал, как окно в спальне открылось, а потом кто-то его аккуратно закрыл.

— Это вовсе не значит, что он ушел. Это просто означает, что кто-то открыл и закрыл окно. — Нелл не любила признавать свои ошибки.

Дэвис спокойно перешагнул через разбитые стеклянные двери и вошел в дом.

— Эдвин…

Он исчез в чернильной темноте, и она вынуждена была последовать за ним. Дэвис тут же направился в спальню. Зажегся свет, и Стефани увидела, что он проверяет пульс Роуленда.

— Еле-еле. И он, очевидно, ничего не мог слышать. Он в коме.

Стефани все еще беспокоилась, считая, что наемный убийца не мог уйти далеко. Тем временем Дэвис подошел к телефону, и она увидела, что он набрал три цифры. 911.

Глава 49

Вашингтон, округ Колумбия

01.30


Рэмси услышал звонок входной двери. Сейчас он спокойно сидел и читал триллер Дэвида Моррелла, одного из своих самых любимых писателей. Лэнгфорд закрыл книгу и позволил своему позднему посетителю немного подождать. Потом он встал, улыбнулся, прошел в холл и наконец-то открыл дверь.

Сенатор Аатос Кейн стоял на холоде и страшно мерз.

— Извини, но ничего хорошего… — проговорил Кейн.

— Вообще-то я думал, что моя реакция была достаточно мягкой, учитывая грубость, которую высказал ваш помощник, — и Рэмси пожал плечами.

Кейн стремительно вошел внутрь, не дожидаясь приглашения.

Рэмси даже не предложил сенатору снять пальто. По-видимому, оперативник из магазина карт уже сделала все согласно инструкциям, послав сообщение через помощника Кейна, того самого высокомерного хлыща, который пытался поставить адмирала на место. Она сообщила, что у нее есть информация, касающаяся бывшей помощницы сенатора, работавшей у него в штабе три года назад, — привлекательной рыжеволосой жизнерадостной девушки родом из Мичигана. Она стала последней жертвой серийного убийцы, терроризировавшего округ Колумбия. Убийцу нашли только после того, как он покончил жизнь самоубийством. Вся эта история долгое время не сходила с первых полос всех печатных изданий Америки.

— Ты жалкий ублюдок! — взревел Кейн. — Ты сказал, что все закончилось.

— Давай присядем.

— Я не хочу присаживаться. Я хочу проверить, сможет ли мой кулак стереть с твоего лица эту самодовольную ухмылку.

— Это ничего не изменит, — Рэмси нравилось ходить по лезвию бритвы. — Я все равно останусь хозяином положения. Поэтому вы должны ответить себе на один вопрос: хотите ли вы иметь хотя бы шанс, чтобы стать президентом? Или предпочтете бесчестье и полное забвение?

К гневу Кейна добавилась ничем не прикрытая ненависть. Они продолжили обмениваться тяжелыми взглядами, как два льва, решающие, кто из них будет пировать первым. Наконец Кейн смирился и опустил глаза к полу. И Рэмси, картинно вздохнув, провел сенатора в кабинет, где они и расположились. Комната была маленькой, плохо освещенной, сенатор явно чувствовал себя не в своей тарелке. Первая вспышка гнева прошла, осталась лишь ненависть, но и она постепенно уступала место стыду и страху. Все случилось ровно так, как планировал хозяин дома.

— Я пришел к вам прошлой ночью и этим утром просить о помощи, — сказал Рэмси. — Искренняя просьба, обращенная, как мне думалось, к другу. — Он помедлил. — И мне в ответ не предложили ничего, кроме высокомерия. Ваш помощник был груб. Конечно, он выполнял ваши инструкции. Так что мой ответ: «Пошел прочь».

— Ты лживый ублюдок.

— А ты — неверный муж, который решился спрятать свою ошибку в своевременной смерти серийного убийцы. Ты даже, как мне помнится, вызвал сочувствие общественности к трагической гибели своей помощницы, выразив сожаление в связи с ее трагической судьбой. Что подумают твои избиратели и семья, если узнают, что незадолго до своей трагической гибели она сделала аборт, причиной которого был ты?

— У тебя нет никаких доказательств.

— И все же тогда ты был в полной панике.

— Ты знал, что она могла уничтожить меня — неважно, был я отцом ее ребенка или нет. Ее обвинения могли решить все.

Рэмси сел прямо. Адмирал Дайлз научил его, как вести переговоры, и сейчас он окончательно покажет собеседнику, кто тут главный.

— И твоя любовница знала это, — сказал Лэнгфорд. — Она вертела тобой как хотела, поэтому ты так и ценил мою помощь.

Воспоминание о тех неприятных днях, казалось, умерило гнев Кейна.

— Я даже представить не мог, что ты собираешься сделать. Я бы никогда не согласился на то, что произошло в действительности.

— Неужели? Это была умная игра. Мы убили ее, замаскировали ее смерть под изнасилование, а затем ликвидировали этого маньяка. Как мне помнится, пресса была рада такому исходу. Самоубийство избавило нас от судебного разбирательства и наказания и стало просто захватывающей историей для телевидения. — Рэмси помедлил. — И я не получил от тебя в то время ни одного возражения.

Адмирал знал, что самой страшной угрозой, с которой сталкивались политики, было обвинение в измене жене. Сколь многие лишились постов таким простым способом! Не имело значения, были ли эти заявления голословными или откровенно лживыми. Главное, чтобы о них узнала общественность.

Кейн снова сел в кресло.

— Как только я понял, что ты сделал, у меня не осталось выбора. Чего же ты хочешь, Рэмси?

Он не использовал приставку «адмирал», ни — даже ради вежливости — его имя.

— Я хочу убедиться, что стану следующим членом Объединенного комитета начальников штабов. Я думал, что сегодня ясно об этом сказал.

— Ты знаешь, как много людей хотят получить эту работу?

— Я уверен, что их несколько. Но видишь ли, Аатос, я создал эту вакансию, поэтому она по праву должна быть моей.

Кейн посмотрел на него, пытаясь переварить услышанное.

— Я должен был догадаться.

— Я говорю тебе об этом по трем причинам. Во-первых, я знаю, что ты никому ничего не скажешь. Во-вторых, чтобы ты понимал, с кем имеешь дело. А в-третьих, потому, что я хочу, чтобы ты стал президентом. Эксперты говорят, что у тебя есть все шансы. Партия поддерживает тебя, твой рейтинг растет, а конкуренция не впечатляет. У тебя есть связи и средства, чтобы увеличить взносы. Мне в частном порядке говорили, что у тебя есть гарантия на тридцать миллионов долларов от разных спонсоров, и это только начальный капитал.

— Ты был очень занят, — со вздохом заметил Кейн.

— Ты довольно-таки молод, у тебя хорошее здоровье, твоя жена всячески тебя поддерживает. Твои дети обожают тебя. И, по всем параметрам, ты сильный кандидат.

— Не считая того, что я трахал свою помощницу три года назад, она забеременела, сделала аборт, а затем решила, что любит меня.

— Что-то вроде того. К несчастью для нее, она стала жертвой серийного убийцы, который в припадке безумия покончил жизнь самоубийством. Слава богу, он оставил после себя достаточно доказательств. Это позволило полиции соединить его имя с убитой секретаршей. Поэтому твой возможный провал превратился в твою рекламную кампанию.

Лэнгфорд Рэмси мудро поступил, сохранив всю документацию по этому щекотливому делу. У него были припрятаны запись об аборте из клиники в Южном Техасе и видеоролик обязательной беседы с врачом, которую по закону, принятому консультационной сессией Техаса, надлежало делать перед каждой такой операцией. Помощница, хотя и использовала фальшивые документы, все же не выдержала и рассказала врачу — правда, не называя имен — об интрижке со своим работодателем. Не так уж много деталей, но их будет достаточно для «Внутреннего издания», «Экстры» или «Шоу Моури» и чтобы уничтожить все до единого шансы Аатоса Кейна на Белый дом.

Оперативник из книжного магазина хорошо сработала, прояснив начальнику штаба Кейна, что она и была тем самым консультирующим врачом. И предложила выбор: или ее соединяют с сенатором, или же она сейчас же набирает номер «Фокс Ньюс» — на этом телеканале, кажется, никогда не было произнесено ни одного доброго слова об Аатосе Кейне. Репутация. Ее не так легко выстроить и так трудно держать на должном уровне.

— Ты убил Сильвиана… — утвердительно проговорил Кейн.

— А ты как думаешь? — И Рэмси внимательно посмотрел на гостя.

Кейн смотрел на него, даже не пытаясь скрыть презрения. Но он был больше испуган, чем возмущен, и так желал президентского кресла, что его сопротивление было уже сломлено. Поэтому он отвел глаза и тихо проговорил:

— Хорошо, думаю, что смогу сделать так, чтобы это назначение случилось. Дэниелс ценит мое мнение и нуждается во мне.

Лицо Рэмси расплылось в победной улыбке:

— Я знал, что именно так и будет. Теперь давай обсудим очередное дело.

В его глазах не было ни добродушия, ни симпатии.

— Какое еще другое дело? — опять вскинулся Кейн.

— Я планирую быть твоим вице-президентом.

Кейн засмеялся:

— Ты сошел с ума.

— Вообще-то нет. Предсказать следующую президентскую гонку не так уж и сложно. Три кандидата, может, четыре, ни одного из твоей лиги. Будут некоторые небольшие пикировки на этапе первичных выборов, но у тебя слишком много ресурсов и огневой мощи, чтобы кто-нибудь смог сократить разрыв. Следующее: ты можешь ликвидировать раздор внутри партии, выбрав или сильнейшего лузера, или того, кто не только не причинит никакого вреда, но и чья кандидатура не будет иметь никакого смысла. Первый слишком обозлен, а второй бесполезен в сражении. Ты можешь попытаться найти кого-нибудь, кто принесет определенный кусок электората в твою в копилку, но это будет предполагать, что избиратели отдадут свой голос верхушке бюллетеня, а не тому, кто находится в самом низу. Как показывает история, это нонсенс. Более реально, ты можешь назначить вице-президентом кого-то из штата, а это дополнительные голоса. Но опять-таки это полный абсурд. Джон Керри выбрал Джона Эдвардса в 2004 году, но потерял Северную Каролину, а вместе с этим потерял административный округ, родной для Эдвардса.

Кейн ухмыльнулся.

— Твоя самая большая слабость — неискушенность в международных делах, — продолжил Рэмси. — Сенаторы обычно все такие, если только не вмешиваются в сам процесс, чего ты мудро не делал в течение многих лет. Зато это моя сильная сторона. Если у тебя нет за плечами военной службы, то у меня — сорок лет.

— И ты черный.

Он улыбнулся:

— Ты вправду это только что заметил? От тебя ничего не ускользает.

— Вице-президент Лэнгфорд Рэмси, в одном биении сердца от… — Кейн оценил его монолог и вскочил с кресла, отдавая честь.

— Давай не будем об этом думать. Я всего лишь хочу провести восемь лет на посту вице-президента.

Кейн улыбнулся.

— Оба срока?

— Конечно.

— И ты сделал все это, чтобы получить место вице-президента?

— А что не так? Ты как никто можешь понять, что это значит. Мне никогда не удастся быть избранным президентом. Я адмирал, у меня нет никакой политической поддержки. Максимум, на что я могу надеяться, — это второе место. Все, что мне нужно для этого сделать, — это убедить только одну персону. Тебя.

Рэмси сжал кулак, решив добить собеседника.

— Несомненно, Аатос, со временем ты увидишь гораздо больше выгоды от этого назначения. Когда включишь мозги и перестанешь беситься. Я могу быть ценным союзником — или, если ты посчитаешь, что заключать со мной сделку ниже своего достоинства, стану очень опасным врагом.

Лэнгфорд смотрел, как Кейн пытается оценить ситуацию. Он хорошо знал этого человека. Сенатор был бессердечным, аморальным лицемером. Всю свою жизнь он провел на госслужбе, годами создавая безупречную репутацию. И сейчас, когда президентское кресло стало реальностью, он планировал использовать все свои ресурсы, накопленные за много лет притворства и лести.

Ничто не стояло у него на пути.

И ничто не станет, он об этом позаботится.

— Хорошо, Лэнгфорд, я дам тебе возможность занять место в истории.

«Наконец-то он назвал меня по имени. Возможно, сегодня мы все-таки о чем-нибудь и договоримся», — подумал адмирал. И решил сделать Кейну небольшой подарок.

— Я могу предложить еще кое-что, — проговорил он елейным голосом. — Назовем это жестом доброй воли, чтобы показать тебе, что я вовсе не то чудовище, каким ты меня считаешь.

Рэмси тут же заметил недоверие, отразившееся в глазах Кейна.

— Мне сказали, что твоим главным противником, особенно на первых праймериз, будет губернатор Южной Каролины. Вы с ним не ладите, поэтому ваша борьба очень скоро может перерасти в личную ненависть. Он сильный противник, особенно на юге. Взглянем фактам в лицо: никто не может покорить Белый дом без Юга. Слишком много голосов электората, чтобы их игнорировать.

— Скажи мне что-нибудь, чего я не знаю.

— Я могу его уничтожить.

Теперь была очередь Кейна сжать кулаки:

— Мне не нужно, чтобы еще кто-нибудь умер.

— Думаешь, я настолько глуп? Нет, у меня есть информация, которая положит конец всем его надеждам, даже прежде чем он захочет начать президентскую гонку.

Адмирал заметил, как лицо сенатора сначала выразило удивление, а затем осветилось надеждой. Его собеседник быстро учился и теперь получал от встречи почти удовольствие. Ничего удивительного. Аатос был достаточно гибким и легко подстраивался под любую ситуацию. Хорошее качество для президента.

— Если его не будет на моем пути, это облегчит сбор голосов.

— Тогда назовем это подарком от нового союзника. Твой соперник уйдет… — Рэмси помедлил, — сразу, как только я войду в состав Объединенного комитета начальников штабов.

Глава 50

Адмирал Лэнгфорд Рэмси был крайне доволен. Все происходило именно так, как он и предполагал. Аатос Кейн может стать, а может и не стать следующим президентом Соединенных Штатов, но если он собрался совершить этот подвиг, назначение Рэмси будет одобрено. Если Кейн не сможет победить на выборах, тогда Лэнгфорд, в конце концов, уволится из военно-морского флота как член Объединенного комитета начальников штабов.

Это определенно победа.

Рэмси выключил свет и направился наверх. Несколько часов сна ему не помешают, так как завтра будет решающий день. Как только Кейн войдет в контакт с Белым домом, слухи о назначении Лэнгфорда очень быстро распространятся. Рэмси должен быть готовым к любым нападкам и к любым вопросам. Он должен убедить всех, что его новая должность — лишь благоволение президента, а не его личная инициатива. К концу дня все ведущие политтехнологи уже подготовят круглые столы и всевозможные телепередачи, анализируя и проверяя слух о его возможном назначении; тогда же появится первая реакция. И только на следующий день слух станет фактом.

Телефон в кармане его пижамы зазвонил. Странно для такого позднего часа. Лэнгфорд вытащил трубку и обнаружил, что номер на дисплее не определился. Его взяло любопытство. Он остановился на лестнице и ответил на звонок.

— Адмирал Рэмси, это Изабель Оберхаузер.

Лэнгфорда мало что могло удивить, но это заявление определенно заинтриговало его. Он услышал старческий хриплый голос, произносящий английские слова с сильным немецким акцентом.

— Вы достаточно упорны, фрау Оберхаузер. До недавнего времени вы пытались получить информацию от наших военных, а сейчас решили позвонить мне лично.

— Это было не так уж и трудно. Полковник Вилкерсон дал мне ваш номер. Под дулом пистолета, направленным прямо в лоб, он сразу пошел на сотрудничество и легко дал всю интересующую меня информацию.

Ну и денек, подумал Рэмси.

— Он рассказал мне очень много, адмирал. Он так хотел жить — и думал, что, если он ответит на мои вопросы, у него появится такой шанс. К сожалению, этого не случилось.

— Он мертв?

— Я уберегла вас от решения еще и этой проблемы. Вы должны сказать мне спасибо.

Рэмси не собирался никого благодарить.

— Вообще-то я позвонила, чтобы сделать вам предложение. Но прежде чем я его озвучу, можно задать вам один вопрос?

Лэнгфорд поднялся по лестнице и сел на край кровати.

— Валяйте.

— Почему умер мой муж?

Лэнгфорд тут же уловил моментальный отблеск эмоции в ее бесстрастном тоне и сразу понял слабость этой женщины. Правдивый ответ должен сломить ее. И он принял решение.

— Он добровольно дал согласие на участие в опасной миссии. Точно так же, как сделал его отец за много лет до него. Но кое-что произошло с подводной лодкой.

— Вы говорите очевидные вещи и все еще не ответили на вопрос.

— Мы не имеем понятия, почему подводная лодка затонула, — мы знаем об этом факте, и только.

— Вы нашли ее?

— Она никогда не возвращалась в порт.

— И снова это не ответ.

— Неважно, была ли она найдена или нет. Ее экипаж все так же мертв.

— Это имеет значение для меня, адмирал. Я бы предпочла похоронить своего мужа. Он заслужил покоиться с миром рядом со своими предками.

Теперь вопрос возник у Рэмси:

— Почему вы убили Вилкерсона?

— Он был врагом. Хотел отобрать у нашей семьи удачу. Я не могла этого допустить. А еще он был вашим шпионом.

— Кажется, вы опасная женщина.

— Вилкерсон говорил то же самое. Он сказал мне, что вы хотели бы видеть его мертвым. Что вы лгали ему, использовали его. Стерлинг был слабым человеком, адмирал. Но он сообщил мне, что вы сказали моей дочери. Как вы могли это сделать? Вы даже не представляете, к чему это может привести. Вы поступили крайне необдуманно, когда сообщили, что в Антарктиде можно что-то найти. А сейчас я все же хотела бы услышать ответ на мой вопрос. Почему умер мой муж?

Эта женщина думала, что обладает каким-то преимуществом, звоня ему в середине ночи, сообщая о том, что его агент был мертв… А ей не откажешь в смелости. Но Изабель Оберхаузер находилась в невыгодном положении, так как ему было известно гораздо больше, чем ей.

— Прежде чем ваш муж отправился в путешествие в Антарктиду, его тщательно проверили. Наш интерес был вызван прежде всего тем фактом, что нацисты одно время были одержимы исследованиями Херманна Оберхаузера. О да, немцы наши кое-что в 38-м, и вы это знаете. К сожалению, нацисты были слишком простодушны, чтобы понять, на что они напоролись. Они заставили замолчать вашего свекра. Когда же наконец он смог говорить, то никому не был интересен и никто его не слушал. А ваш муж не смог узнать то, что знал его отец. Поэтому все и заглохло, до тех пор пока мы этим не заинтересовались.

— И что же вы узнали?

Он захихикал:

— Какой смысл сейчас рассказывать вам об этом?

— Как я уже сказала раньше, я звоню, чтобы предложить вам кое-что. Вы послали человека, чтобы убить Коттона Малоуна и мою дочь Доротею. Он вторгся в наш дом, но не смог преодолеть нашу защиту. Он умер. Я не хотела, чтобы моей дочери был причинен вред, так как Доротея для вас не представляет никакой угрозы. В отличие от Коттона Малоуна, с тех пор как он посвящен в детали о гибели подводной лодки. Я не права?

— Я вас слушаю.

— Я точно знаю, где он, а вы — нет.

— Как вы можете быть так в этом уверены?

— Потому что несколько часов назад в Ахене Малоун убил двух человек, которые пришли, чтобы устранить его. Этих людей тоже послали вы.

Новая информация, а Рэмси все еще не получал никаких отчетов из Германии. Ему ничего не оставалось, как согласиться со старухой:

— Ваша информаторская сеть работает хорошо.

— Ja. Вы хотите знать, где сейчас Малоун?

— В какую игру вы играете? — Рэмси стало любопытно.

— Я просто хочу, чтобы вы не лезли в дела нашей семьи. А вы не хотите, чтобы мы лезли в ваши дела. Поэтому нам надо разделить сферы влияния.

Лэнгфорд понял, что эта женщина может быть хорошим союзником, поэтому решил ей кое-что рассказать.

— Я был там, фрау Оберхаузер. В Антарктиде. Сразу после того, как подводная лодка пропала. Я погружался в воду и кое-что там видел.

— То, что мы не можем себе представить?

— То, что никогда не оставляло меня в покое.

— Вы храните это в секрете?

— Это моя работа.

— Я хочу знать эту тайну. Прежде чем я умру, я хочу знать, почему мой муж не вернулся назад.

— Возможно, я могу вам в этом помочь.

— В обмен на знание, где прямо сейчас находится Коттон Малоун.

— Никаких обещаний. Но я — ваша лучшая ставка.

— Вот почему я и позвонила.

— Итак, скажите мне то, что я хочу знать.

— Малоун направляется во Францию, в деревушку Оссэ. Он должен быть там через четыре часа. Времени более чем достаточно, чтобы ваши люди смогли приготовиться.

Глава 51

Шарлотт

3.15


Стефани находилась около больничной палаты Герберта Роуленда, а Эдвин Дэвис стоял рядом с ней. Бывшего офицера доставили в реанимацию буквально в последний момент, и докторам лишь чудом удалось стабилизировать его состояние. А Нелл продолжала злиться на Дэвиса.

— Я должна позвонить своим людям, — сказала она.

— Я уже сообщил в Белый дом.

Дэвис исчез полчаса назад, и она гадала, чем он занимался все это время.

— И что сказал президент?

— Он спит. Но его люди уже находятся на пути сюда.

— Наконец-то ты начал думать.

— Я хотел поймать того сукина сына.

— Радуйся, что он тебя не убил.

— Мы должны остановить его.

— Каким образом? Благодаря тебе этот человек уже достаточно далеко. Мы могли заставить его запаниковать и задержать в доме — по крайней мере, до прибытия полицейских. Но нет, тебе надо было кинуть стул в окно…

— Стефани, я сделал то, что должен был сделать.

— Ты потерял контроль над ситуацией, Эдвин. Ты хотел моей помощи, и я предоставила ее тебе в полном объеме. Если ты хочешь лечь в гроб — давай, но я не собираюсь на это смотреть.

— Если бы я не знал тебя так хорошо, то подумал бы, что ты беспокоишься обо мне.

Сейчас знаменитое обаяние Эдвина Дэвиса не сработало.

— Эдвин, ты был прав, утверждая, что есть некто, убивающий людей. Но дело не в этом, друг мой. Совсем не в этом, и даже близко не лежит.

Зазвонил мобильный телефон Дэвиса. Тот посмотрел на дисплей и, коротко бросив: «Президент», нажал на кнопку приема.

— Да, сэр, — сказал он коротко, потом молча слушал; наконец, сказав: — Он хочет поговорить с тобой, — передал трубку Стефани.

— Ваш помощник сумасшедший, — выпалила она, как только телефон оказался у нее.

— Расскажи мне, что произошло, — спокойно попросил Дэниелс.

Стефани как можно более кратко попыталась рассказать о том, что случилось. После того как она закончила, Дэниелс проговорил:

— Ты права. Мне нужно, чтобы ты взяла все в свои руки. Эдвин слишком эмоционален. Я знаю о Милисент. Это одна из причин, почему я согласился на его просьбу. Не сомневаюсь, что Рэмси убил ее. Я также уверен, что он убил адмирала Сильвиана и коммандера Александра. Конечно, доказать все это — совсем другое дело…

— Мы можем оказаться в смертельной опасности.

— Она и прежде вам грозила… Давай все-таки доведем до конца это дело.

— Почему мне кажется, что я опять встряла в совсем чужую игру?

Дэниелс хихикнул:

— Это твой талант. Итак, чтобы ты знала: мне доложили, что в соборе Ахена несколько часов назад были найдены два тела. Внутреннее убранство было повреждено пулями. Один из мужчин был застрелен, второй разбился, упав с хоров. Оба принадлежали к контрактникам, обычно к ним обращаются наши разведывательные агентства. Немцы отправили нам официальный запрос для получения более полной информации. Все это было включено в утренний пакет кратких сообщений. Ты можешь проследить связь?

Стефани решила не лгать и поэтому коротко доложила:

— Малоун сейчас находится в Ахене.

— И почему я был уверен, что ты собираешься сказать именно это?

— Что-то там закручивается, и Коттон думает, что это имеет прямое отношение к тому, что творится здесь.

— Вероятно, он прав. Мне нужно быть в курсе этого дела, Стефани.

Нелл посмотрела на Эдвина Дэвиса, который стоял в нескольких футах от нее, прислонившись к оклеенной обоями стене.

Дверь в палату Роуленда открылась, и врач в оливковой униформе сообщил: «Он проснулся и хочет с вами поговорить».

— Я должна идти, — сказала Стефани Дэниелсу.

— Позаботься о моем мальчике, — попросил президент.

* * *

Малоун маневрировал на взятой в прокат машине по горной дороге. Снег засыпал горные деревушки по обе стороны серпантина, но местные власти проделали большую работу по очистке шоссе. Коттон находится во Французских Пиренеях, около испанской границы, и направлялся в деревушку Оссэ.

Он выехал рано утром на поезде из Ахена в Тулузу, а затем направился на машине на юго-запад в заснеженные горы. Когда прошлой ночью он ввел в поисковую систему Google запрос «Величие Бога Эйнхард», то поисковик тотчас же выдал, что фраза относится к монастырю VIII века, находящемуся во французских горах. Римляне, которые первыми пришли сюда, построили большой город, столицу Пиренеев, которая со временем стала культурным и торговым центром. Но в братоубийственных войнах франкских королей, происходивших в VI веке, город был разграблен, сожжен и разрушен. Ни один житель не сумел спастись, не осталось камня на камне. Только одинокие горы высились посреди обнаженных полей, создавая, как написал один из летописцев того времени, «одиночество молчания». Оно продлилось до тех пор, пока Карл Великий не прибыл сюда двести лет спустя и не приказал возвести монастырь, а со временем поблизости образовалась и маленькая деревушка. Эйнхард лично наблюдал за постройкой и призвал на службу первого епископа, Бертрана, который стал известным не только благодаря своему христианскому смирению, но и прекрасному умению вести светские дела. Бертран умер в 820 году во время молитвы и был похоронен в подвале церкви Святой Эстеллы.

Путь из Тулузы провел Коттона через целую вереницу живописных горных деревушек. Он посещал этот регион уже несколько раз, в последний — прошлым летом, поэтому неплохо здесь ориентировался. Деревушка Оссэ отличалась от многих ей подобных крутыми улицами, живописными домиками, построенными из грубых камней. Почти каждый дом был украшен либо гербом, либо затейливым орнаментом. И все это южнофранцузское великолепие было укутано свежим рождественским снегом. Было холодно и безветренно, трубы отчаянно дымили, швыряя тепло в светлое морозное небо. Здесь жили около тысячи человек и четыре гостиницы ждали посетителей.

Малоун проехал в центр города и припарковал машину. Узкая дорога вела обратно к деревенской площади. Люди в теплой одежде, с непроницаемыми лицами, входили и выходили из магазинов. Он посмотрел на часы. 9.40 утра.

Коттон посмотрел поверх крыш в чистое утреннее небо, и его взгляд зацепился за крутую насыпь и башню, поднимавшуюся над площадью. Она будто вырастала из скалистой вершины горного хребта.

Руины церкви Святой Эстеллы.

* * *

Стефани и Дэвис стояли по обе стороны больничной койки Герберта Роуленда. Он все еще был очень слаб, но пришел в сознание и, как сказали врачи, мог ответить на пару вопросов.

— Это вы спасли мне жизнь? — спросил Роуленд. Голос его при этом был не громче шепота.

— Мистер Роуленд, — сказал Дэвис. — Мы работаем на правительство. У нас не так много времени. Нам нужно вас кое о чем спросить.

— Вы спасли мне жизнь?

Стефани бросила взгляд на напарника. Сейчас она посчитала, что нужно вмешаться в этот странный диалог.

— Мистер Роуленд, сегодня ночью неизвестный мужчина пришел убить вас. Мы точно не знаем, как именно он намеревался это сделать, но у него получилось отправить вас в диабетическую кому. К счастью, мы были поблизости. Вы хорошо себя чувствуете, чтобы ответить на наши вопросы?

— Почему он хотел, чтобы я умер?

— Вы помните корабль «Холден» и командировку в Антарктиду?

Стефани Нелл видела, как больной пытается что-то мучительно вспомнить.

— Это было очень давно, — наконец сказал он.

Она кивнула.

— Так и есть. Но именно из-за этого он и хотел вас убить.

— На кого вы работаете?

— Я — на разведывательное агентство. — Она указала на Дэвиса. — А он — на Белый дом. Коммандер Александр, который был капитаном «Холдена», убит прошлой ночью. Один из членов вашей небольшой команды, Ник Сайерс, умер много лет назад. Мы подумали, что вы следующий в этом списке жертв, и оказались правы.

— Я ничего не знаю.

— Что вы нашли в Антарктиде? — спросил Дэвис.

Роуленд закрыл глаза, и Стефани подумала, не заснул ли он. Но через пару секунд Герберт с видимым усилием поднял веки и затряс головой.

— Мне было приказано никогда не говорить об этом. Ни с кем. Адмирал Дайлз лично отдал мне этот приказ.

Нелл знала Раймонда Дайлза. Бывший глава военно-морских операций.

— Он приказал оставить «НР-1А» там, под водой, — сказал Дэвис.

Этого она не знала.

— Вы знаете о подводной лодке? — спросил Роуленд.

Стефани опять кивнула.

— Мы прочли отчет о том, как она затонула, и разговаривали с коммандером Александром перед его смертью. Поэтому расскажите нам все, что вы знаете. — Она решила повысить ставки. — От этого может зависеть ваша жизнь.

— Я собираюсь бросить пить, — сказал Роуленд. — Доктор предсказал, что когда-нибудь это сведет меня в могилу. Я принимаю свой инсулин…

— А прошлой ночью?

Роуленд тут же кивнул.

Стефани уже начинала терять терпение.

— Доктора сказали нам, что у вас в крови не было инсулина. Это одна из причин комы, вторая — алкоголь. Но все это сейчас не важно. Нам нужно знать, что вы обнаружили в Антарктиде.

Глава 52

Малоун исследовал все четыре гостиницы в Оссэ и сделал вывод, что «Арлекин» будет наиболее правильным выбором. Вся суровость гор воплотилась в его внешнем облике, но внутри это был современный и элегантный отель, украшенный к Рождеству ароматными сосновыми ветками и омелой. Над дверью была вырезана сценка из Евангелия. Хозяин с гордостью принес гостевую книгу и показал имена всех, кто здесь останавливался. Среди множества имен Коттон узнал пару знаменитых исследователей Пиренеев, приезжавших в это место в XIX и XX веках. В ресторане гостиницы подавали чудесную запеканку с ветчиной, поэтому Малоун решил побаловать себя ранним ленчем и задержался еще на час, чтобы дождаться фирменного шоколадного пирога с каштанами. Когда часы показывали одиннадцать утра, он решил, что, возможно, совершил ошибку, приехав сюда.

Малоун узнал от официанта, что церковь Святой Эстеллы закрывается на зиму и открыта для посещений только с мая по август, чтобы собрать как можно больше туристов, приезжавших сюда насладиться горами, прекрасным молодым вином и свежим воздухом.

— Там практически не на что смотреть, — добавил официант смущенно, — одни руины, хотя каждый год пытаются что-то реставрировать.

Малоун также узнал, что реставрационные работы финансировались местным историческим обществом; также небольшие суммы давала католическая епархия.

В остальное время в этом месте никого не было.

Несмотря на полученную информацию, Коттон все же решил, что обязательно должен посетить это место. Темнота наступит быстро, часов в пять вечера, поэтому ему нужно как можно больше использовать оставшиеся до заката часы.

Малоун вышел из гостиницы, не забыв взять пистолет, хотя в его магазине оставалось всего три патрона. Выйдя на улицу, он оценил, что температура воздуха была ниже минус двадцати. Льда не было, но было много сухого снега, который хрустел, как овсяные хлопья, под подошвами ботинок. Коттон был рад, что еще в Ахене купил теплые ботинки, рассудив, что там, куда он отправляется, будет весьма нежарко. Новый свитер под курткой добавлял тепла, а плотные кожаные перчатки согревали руки.

Он был готов. Но для чего? Малоун не был уверен, что знает ответ на этот вопрос.

* * *

Стефани ждала, когда Роуленд ответит на ее вопрос о том, что же произошло в 1971 году.

— Я ничего не должен этим ублюдкам, — пробормотал больной. — Я держал рот на замке. Никогда ничего никому не говорил. Но они все же пришли, чтобы меня убить.

— Нам нужно знать почему, — сказала она.

Роуленд вдохнул из кислородной маски и продолжил:

— Это было ужасное дело. Рэмси пришел на базу, забрал с собой меня и Сайерса и сообщил, что мы отправляемся в Антарктиду. Мы все были бойцами спецподразделения, привыкшими к странным заданиям, но это дело было самым необычным. И так далеко от дома. — Он сделал еще один судорожный короткий вдох. — Мы полетели в Аргентину, взошли на борт «Холдена» и ничего не делали, пока не достигли Антарктиды. Нам было приказано искать с помощью гидролокатора сигнал, но мы ничего не услышали, пока не сошли наконец на берег. Тогда Рэмси надел акваланг и гидрокостюм и погрузился в воду. Он всплыл на поверхность примерно через 50 минут…


— Что ты обнаружил? — спросил Роуленд, помогая Рэмси выбраться на сушу. Он схватил его за руку и принял акваланг.

Ник Сайерс уже подходил к ним, чтобы помочь, и, схватившись за другую руку Рэмси, сразу спросил:

— Там есть что-нибудь?

Рэмси снял маску и капюшон.

— Там внизу холодно, как в заднице сибирского копателя траншей. Даже в этом костюме. Адские условия для погружения.

— Ты был под водой примерно час. Какие-то проблемы с глубиной? — спросил Роуленд.

Рэмси отрицательно покачал головой.

— Я все время оставался на глубине примерно тридцать футов. — Он показал вправо. — Океан там простирается на мили, прямо до гор.

Он снял рукавицы, и Сайерс передал ему сухую пару. Редко кто мог ходить на таком морозе без перчаток более минуты.

— Мне нужно снять этот костюм и переодеться в нормальную одежду, — прохрипел Рэмси.

— Там есть что-нибудь? — снова спросил Сайерс.

— Чертовски чистая вода. И, как ни странно, куча живности; похоже на коралловый риф.

Роуленд понял, что их с Сайерсом игнорируют. А потом перевел взгляд на сумку, отделанную тюленьим мехом, висевшую на шее Рэмси. Пятьдесят минут назад она была пустой. Теперь в ней что-то лежало.

— Что в сумке? — спросил он Рэмси…


— Он так и не ответил мне, — сказал Роуленд. — И он не позволил мне или Сайерсу хотя бы коснуться ее.

— Что произошло после? — спросила Стефани.

— Мы ушли. Рэмси был взволнован. Мы сделали еще несколько замеров, ничего не нашли, а затем он приказал капитану «Холдена» отправляться на север. Лэнгфорд так никогда ничего и не сказал о том, что он видел во время того погружения.

— Я не понимаю, — сказал Дэвис. — Как вы можете быть для кого-то угрозой?

Пожилой мужчина облизал губы.

— Вероятно, из-за того, что произошло на обратном пути…


Роуленд и Сайерс решили рискнуть. Рэмси был на верхней палубе вместе с коммандером Александром и играл в карты с другими офицерами. Поэтому они решили наконец увидеть, что именно их товарищ обнаружил во время последнего погружения. Ни одному из них не нравилось быть одураченным.

— Ты уверен, что знаешь код? — спросил Сайерс.

— Его мне сообщил старшина-рулевой. Рэмси быстро подавил его своим авторитетом, а это не его корабль, поэтому он был более чем рад помочь мне.

Маленький сейф стоял прямо под вешалкой Рэмси. Что бы он ни принес с собой после того погружения, оно лежало внутри этого ящика уже три дня, все то время, пока они не покинули Антарктический круг и не вышли в Южный Атлантический океан.

— Следи за дверью, — приказал Роуленд Сайерсу. А сам опустился на колени и попробовал комбинацию цифр, сообщенную рулевым.

Три щелчка возвестили о том, что код был правильным.

Герберт открыл сейф и увидел уже знакомую сумку. Как можно осторожнее он вытащил сумку и попытался, ее прощупать. Там было что-то прямоугольное, размерами где-то восемь на десять дюймов и примерно в дюйм толщиной. Наконец Роуленд открыл сумку и вытащил содержимое. Перед ним лежал корабельный бортовой журнал. На первой странице голубыми чернилами твердой рукой было написано: «Миссия начата 17 октября 1971 г., завершена _____». Вторая дата должна была быть добавлена только после того, как подводная лодка окажется в одном из американских портов. Что ж, стало быть, капитану, делавшему эти записи, такой возможности не представилось…

Сайерс подошел поближе.

— Что это?

И тут дверь в отсек отлетела в сторону. Вошел Рэмси.

— Я так и знал, что вы двое попробуете сделать что-то подобное.

— Скажи это своей заднице, — зло бросил Роуленд. — Мы все в одном звании. И ты не наш командир.

Злая улыбка искривила рот Лэнгфорда.

— Вообще-то еще какой командир. Но, может, это даже хорошо, что вы пошли дальше и увидели этот журнал. Теперь-то вы понимаете, что стоит на кону.

— Ты чертовски прав, — сказал ему Сайерс. — Мы все вызвались добровольцами, как и ты, и мы хотим наград, как и ты.

— Хотите верьте, хотите нет, — сказал Рэмси с расстановкой, — но я собирался рассказать вам о моих находках, прежде чем мы войдем в порт. Есть вещи, которые необходимо сделать, и я не могу делать их один…


— Почему это было так важно? — продолжила допрос Стефани.

— Это очевидно, — прервал ее Дэвис; казалось, что он уже все понял.

— Не для меня, — продолжала настаивать Стефани.

— Бортовой журнал, — сказал Роуленд, — был с «НР-1А».

* * *

Малоун взбирался по каменистой тропинке, круто поднимавшейся по поросшему лесом склону — на самом деле по тоненькому выступу, зигзагообразно ломающемуся каждые сто футов. С одной стороны находилось католическое кладбище, где кованые железные кресты растянулись в священной процессии, с другой — потрясающая панорама заснеженных гор и деревня, уютно расположившаяся в небольшой долине и залитая солнечным светом. Вдалеке колокола объявили о наступлении полудня.

Малоун направился к одной из площадок, расположенных на склоне. Сюда можно было попасть только по узкой каменной тропинке. Ветви низкорослых искривленных буковых деревьев сплетались в уродливые пазлы, которые, однако, недурно защищали от снега и ветра. Коттон внимательно смотрел под ноги, но так и не заметил никаких подозрительных следов.

Впереди был последний изгиб тропинки, за которым начинались развалины монастыря. Он остановился, чтобы перевести дух, — и залюбовался еще одним великолепным видом. Снег все продолжал идти, взвеваемый порывами холодного ветра.

Высокие каменные стены преградили ему путь. Если верить тому, что прочитал Коттон, эти камни были свидетелями походов римлян, вестготов, сарацин, франков и крестоносцев. Многие битвы прошли здесь, и только камни помнили о них. Подлинные сведения о средневековых сражениях и их причинах остались лишь на немногих пергаментах да в легендах. Безмолвие, яркое зимнее солнце и жесткий морозный ветер — вот новые правители этого священного места.

Великолепие Бога. Фантазия или факт?

Коттон преодолел оставшиеся пятьдесят футов и оказался перед железными воротами. И тут он увидел цепь с навесным замком.

Великолепно.

По стенам взобраться невозможно. Он подошел и схватился за угол ворот. Холод проник сквозь перчатки. Что теперь? Обойти по периметру и выяснить, нет ли где лазейки? Это казалось единственным выходом. Малоун устал. Он хорошо знал эту стадию изнеможения — мозг легко теряется в лабиринте возможностей, и тогда каждое решение может привести к смертельному концу.

В отчаянии он дернул ворота на себя.

Железная цепь легко соскользнула на землю.

Глава 53

Шарлотт


Стефани тщательно проанализировала рассказ Роуленда и наконец задала следующий вопрос:

— Вы говорите, что на корпусе «НР-1А» не было видимых повреждений?

Роуленд уже устал, но с этим делом надо было покончить.

— Я сказал, что Рэмси принес бортовой журнал.

Дэвис посмотрел на нее:

— Я же говорил тебе, что этот ублюдок по уши увяз в том деле.

— Это Рэмси пытался меня убить? — спросил Роуленд.

Стефани не собиралась отвечать на этот вопрос, но увидела, что Дэвис был иного мнения. Он повернулся к ней и прошептал:

— Он заслуживает того, чтобы знать. Ситуация и так вышла из-под контроля. Хочешь, чтобы у нас еще больше было проблем?

Затем Дэвис повернулся к старику и официальным тоном заявил:

— Мы думаем, что он стоит за всем этим.

— Мы пока этого точно не знаем, у нас слишком мало улик, — быстро добавила Стефани. — Но это вполне вероятно.

— Он все время был ублюдком, — сказал Роуленд. — После того как мы вернулись, он единственный получил награды. Ни я, ни Сайерс. Конечно, и у нас был какой-то карьерный рост, но ни один из нас не достиг и малой доли того, чего удалось достичь Рэмси.

Роуленд сделал паузу, он явно был утомлен беседой.

— Адмирал — вот чего он достиг. Он на вершине…

— Может быть, нам следует поговорить позже? — предложила Стефани.

— Ни в коем случае, — сказал Роуленд. — Никто не придет после вас и не разберется с этим. Если бы я не был сейчас прикован к постели, я бы лично его убил.

Нелл подивилась такой храбрости.

— Вчера я выпил свое последнее виски, — сказал он. — Теперь все, конец. Я это понял.

Кажется, гнев был для него отличным лекарством, его глаза возбужденно блестели.

— Расскажите нам все, — попросила Стефани.

— Что вам известно об операции «Высокий прыжок»?

— Только в рамках официальной версии, — ответил Дэвис.

— Которая была полным дерьмом…

Адмирал Берд привел с собой в Антарктиду шесть самолетов «Р4-Д», каждый из которых был оснащен новейшими камерами слежения и магнетометрами. Они поднимались прямо с борта авианосца. Самолет проводил в небе свыше 200 часов и пролетал 23 000 миль над континентом. Из одного из последних полетов машина Берда вернулась на три часа позже установленного срока. По официальной версии, один из двигателей перестал работать и Берд был вынужден задержаться. Но личный журнал пилота, просмотренный главой военно-морских операций, давал совсем другое объяснение. Берд летал над территорией, которую немцы назвали Новой Швабией. Он направлялся на запад через безликий белый горизонт, когда обнаружил небольшой участок, ограниченный тремя озерами, разделенными массивами полых красно-коричневых скал. Сами озера были окрашены в оттенки красного, голубого и зеленого. Он отметил их расположение и на следующий день послал туда специальную команду. Пробы воды дали неожиданные результаты. В ней было много водорослей и планктона, именно они давали красноватый оттенок; но что действительно поразило ученых, так это то, что температура здесь была гораздо выше температуры окружающей среды и в ней было много морской соли, что указывало на связь этих озер с океаном.

Открытие потрясло Берда. Он был знаком с информацией, добытой немецкой экспедицией 1938 года, в которой говорилось о похожих наблюдениях. Летчик остерегался делать какие-либо громкие заявления, поскольку фактов для этого было слишком мало. Тем более что Антарктида совсем не была приспособлена для жизни людей. Поэтому он лишь послал на этот участок еще одну полевую команду…

— Я не знал, что Берд вел личный дневник, — сказал Дэвис.

— Я видел его, — сообщил Роуленд. — Операция «Высокий прыжок» была засекречена, но мы работали над многими материалами, и, когда вернулись, я встретился с ним. В последние двадцать лет была обнародована лишь малая часть материалов об операции «Высокий прыжок». Кстати, многое из этой информации — ложь.

— Что делали вы, Сайерс и Рэмси, когда вернулись? — спросила Стефани.

— Мы забрали все материалы, что привез домой Берд в 1947 году.

— Они все еще существуют?

Роуленд кивнул.

— Каждая бумажка. Каждый ящик. Правительство ничего не швыряет на ветер.

— Что было внутри?

— Понятия не имею. Мы просто перевезли их, так и не открыв ни одного ящика… Кстати, я беспокоюсь о своей жене. Она у своей сестры и до сих пор ничего не знает.

— Дайте мне адрес, — попросил Дэвис, — и я прикажу спецслужбам проверить эту информацию. Но Рэмси охотится только за вами. И вы до сих пор не сказали нам, почему он считает, что вы представляете для него угрозу.

Роуленд лежал спокойно, обе его руки были подсоединены к капельницам.

— Не могу поверить, что чуть не умер.

— Парень, которого мы спугнули, вломился в ваш дом вчера днем, пока вас не было, — сказал Дэвис. — Думаю, что он подменил инсулин.

— Моя голова гудит, я устал, — прошептал старик.

Стефани хотела нажать на него посильнее, но знала, что он продолжит говорить только тогда, когда сам будет готов.

— Мы убедимся, что вы будете в полной безопасности — и сейчас, и когда вернетесь домой. Нам просто нужно знать, почему вы представляете интерес для Рэмси.

Лицо Роуленда исказилось — целый калейдоскоп сменяющихся эмоций. Он с чем-то боролся. Его дыхание стало хриплым, а глаза заметались по комнате.

— Эта чертова вещица была сухой, как кость. Ни одного мокрого пятна, ни на одной странице.

Стефани поняла, что он имел в виду, но все же решила уточнить:

— Бортовой журнал?

Он кивнул и продолжил:

— Рэмси принес его из океана в сумке. Это значит, что он где-то вылезал из воды.

— Матерь Божья, — пробормотал Дэвис.

Стефани наконец все поняла и медленно произнесла:

— Подводная лодка «НР-1А» не затонула?

— Это известно только Рэмси.

— Вот почему он хочет, чтобы они все умерли, — сказал Дэвис. — Когда ты передала тот отчет Малоуну, Рэмси запаниковал. Он не мог позволить, чтобы тайна раскрылась. Ты можешь представить себе, какой бы разразился скандал?

Но Стефани не была так уверена. В этой истории должно быть что-то еще.

Дэвис пристально посмотрел на Роуленда.

— Кто еще знает об этом?

— Кроме меня… Сайерс уже умер. Адмирал Дайлз… Он знал. Он руководил всей операцией и приказал нам молчать.

Зимний Ястреб. Так пресса называла Дайлза, имея в виду и его возраст, и его политические предпочтения. Его долгое время сравнивали с другим стареющим надменным офицером военно-морского флота, имеющим не меньший вес в политических кругах. Хаймен Риковер.

— Рэмси стал любимчиком Дайлза, — продолжил Роуленд. — Получил назначение в личный штат адмирала. Он преклонялся перед этим человеком.

— Достаточно, чтобы даже сейчас защищать его репутацию? — спросила Стефани.

— Трудно сказать. Но Рэмси не типичный вояка. Думает не так, как все остальные. Я был рад избавиться от него, когда мы вернулись.

— Итак, Дайлз — единственный, кто остался? — спросил Дэвис.

Роуленд отрицательно покачал головой:

— Нет, был еще один.

Она не ослышалась?

— Всегда есть исключения из правил. Он был безумным ученым, работавшим на военно-морской флот. Странный парень. Мы называли его «Волшебник из страны Оз». Его мало кто видел, он всегда торчал в лаборатории. Дайлз лично нанял его, и он докладывал только адмиралу и Рэмси. Он и был тем человеком, проверявшим все эти коробки; все делал только он один.

— Нам нужно имя, — сказал Дэвис.

— Доктор Дуглас Скофилд. Хотя мы были мало знакомы, я знаю, что он любил называть себя доктором. Не произвел впечатления ни на одного из нас. Его голова была так далеко от задницы Дайлза, что нам он был просто неинтересен.

— Что с ним случилось? — спросила Стефани.

— Черт, если б я знал…

Им нужно было уходить, но сначала надо было прояснить еще один момент.

— А что стало с теми ящиками из Антарктиды? — спросила Стефани.

— Мы перевезли их все до единого в форт Ли. В Виргинии. И оставили у Скофилда. Что было после этого, я не имею никакого понятия.

Глава 54

Оссэ, Франция


Малоун посмотрел на лежавшую в снегу железную цепь. Думай. Будь осторожен. До тебя здесь кто-то был. Кто-то разрезал цепь и снял замок.

Он достал пистолет из куртки и резко толкнул ворота. Замерзшие ржавые петли заскрипели.

Коттон вошел во внутренний дворик бывшего монастыря и подошел к арочным дверям. Пройдя несколько шагов вниз по разрушенным ступеням, вошел внутрь. Через проемы окон лился тусклый свет, ветер лениво ворошил мусор и снег, скопившиеся на полу. Толщина стен, проемы дверей, железные ворота у входа — все это указывало на то, что монастырь был построен очень давно. Малоун пристально оглядел то, что раньше было алтарем. Когда-то давно это место было оплотом христианства и неприступной цитаделью.

Коттон продолжал осматриваться, но не увидел никаких следов присутствия кого-либо еще. Он двинулся дальше, в лабиринт колонн, поддерживавших крышу. Чувство простора исчезло. Солнце почти не проникало сюда. Колонны напоминали древний окаменевший лес. Никого. Никаких следов. Малоун не знал точно, что именно ищет здесь. Разгадка должна быть где-то рядом, но ничто не указывало на это. Опять ошибка? Однако надежда все еще оставалась.

Из Интернета Коттон узнал, что Бертран, первый епископ, был знаменит и почитаем. Легенды приписывали ему всяческие чудеса. Испанские разбойники обычно оставляли за собой след из огня и крови, и местные жители их боялись. Но, встретив Бертрана, они оставили все награбленное, освободили узников, ушли и больше никогда не возвращались в Оссэ.

И это было чудом.

Женщина принесла ребенка и пожаловалась, что муж отказался от них. Когда мужчина начал отрицать свою вину, Бертран приказал поставить перед ними сосуд с холодной водой и, положив туда камень, приказал ему достать его из воды; если мужчина лжет, Господь даст им знак. Мужчина достал камень, но его руки покраснели, как если бы он опустил их в кипяток. Тогда мужчине ничего не оставалось, как признать отцовство и обвенчаться с женщиной. За свое смирение и набожность Бертрана назвали Великолепием Господа. Малоун подозревал, что он хранил некие документы, переданные Эйнхардом. Именно поэтому советник Карла Великого припомнил его в своем завещании, написанном десятилетия спустя.

Малоун как можно осторожнее продвигался дальше, в глубь монастыря. Здесь, видимо, работали реставраторы. Строительные леса, обновленная кровля — все указывало именно на это. Справа располагались две комнаты — одна без крыши, другая с разрушенными стенами. Когда-то одна из них служила трапезной для монахов и паломников, предназначения другой он не мог угадать. Сейчас они служили лишь приютом для диких животных и снега. И опять никого. Но кто-то же должен был разрезать цепь?

Малоун повернул за угол и спустился вниз по короткой стене галереи, пройдя еще несколько разрушенных помещений, засыпанных снегом. Здесь вольготно росли сорняки, и опять же никаких следов. Над одной из деревянных дверей было вырезано изображение Девы Марии, смотрящей вниз. Коттон посмотрел через дверной проем в следующую просторную комнату. Вероятно, это были монашеские кельи. Дальше, видимо, некогда был сад — ныне на этом месте лишь руины, чахлые деревца и разрушенный бассейн, заполненный бурыми листьями и остатками колонн. И везде нетронутый снег.

И только сейчас Коттон услышал осторожные шаги. Кто-то двигался по крытой галерее. Достаточно далеко, быстро и практически незаметно, но двигался.

Малоун пригнулся и постарался стать как можно более незаметным.

Древняя стена простиралась перед ним на пятьдесят футов, заканчиваясь двойным арочным проемом. Церковь. Коттон решил, что именно там сможет найти ключ к загадке Эйнхарда. Но идти туда напрямую было слишком опасно. Кто-то же разрезал цепь…

Малоун изучил расположенную справа от себя стену. Перед ним было три двери, а потом конец галереи. Все арки слева от него выходили в заброшенный сад. Практически ничего не сохранилось — ни фресок, ни скульптур, ничего. Время и ветер сделали свое дело. Коттон увидел лишь одинокого херувима, несущего в руках рыцарский щит. И тут он опять услышал шаги.

Кто-то шел в его сторону.

* * *

Рэмси вышел из машины и, не обращая внимания на мороз, вошел в главное административное здание военно-морской разведки. Ему не требовалось проходить никаких проверок. Его уже ждал штабной лейтенант. По дороге к своему офису Лэнгфорд получил обычную утреннюю сводку.

Хоуви ждал его в кабинете.

— Нашли тело Вилкерсона, — сообщил он.

— Расскажи.

— В Мюнхене, возле Олимпийского парка. Выстрел в голову.

— Тебе, должно быть, приятно это узнать.

— Чисто сработано.

Рэмси никак не среагировал на это сообщение. Беседа с Изабель Оберхаузер все еще не выходила у него из головы.

— Хотите, чтобы я авторизовал платеж контрактникам?

— Не сейчас. — Рэмси уже позвонил за границу. — У них будет прямо сейчас еще одно задание во Франции.

* * *

Чарли Смит сидел в ресторанчике «У Шони» и приканчивал миску овсянки. Он ее очень любил, особенно с солью и тремя кусочками масла. События сегодняшней ночи все еще не отпускали его. Проблемы, сплошные проблемы. Эти двое пришли за ним.

Припарковавшись в двух милях от дома, из которого он сбежал, Чарли видел машину «Скорой». Ему ничего не оставалось, как поехать за ней до больницы, расположенной на окраине Шарлотт. Сначала Смит хотел войти, но потом решил этого не делать. Вместо этого он возвратился в гостиницу и попытался выспаться.

Скоро он должен будет позвонить Рэмси и сообщить, что все объекты уничтожены и задание полностью выполнено. Вот единственное сообщение, какое могло удовлетворить такого придирчивого заказчика. Любой намек на возникшие проблемы — и Смит сам станет объектом устранения. Чарли иногда поддразнивал Рэмси, пользуясь преимуществом их долгих и взаимовыгодных отношений. И все это было возможно лишь потому, что все остальные задания были выполнены идеально и Смит был уверен, что адмирал нуждается в нем гораздо больше, чем Чарли в Рэмси.

Но все это может в один момент измениться, если он допустит хоть один промах.

Смит глянул на часы. 6.15 утра. Ну, пора.

Заметив снаружи телефон, Чарли оплатил счет, вышел на улицу и набрал номер. Когда автоответчик больницы сработал, он набрал требуемые цифры и теперь ждал, что ответит оператор. Если бы он знал номер палаты, все было бы намного легче. А теперь приходилось ждать.

— Мне нужно узнать состояние Герберта Роуленда. Он мой дядя и был доставлен к вам прошлой ночью, — заявил Смит испуганной скороговоркой.

Его попросили подождать минуту, а затем женщина вновь подошла к телефону:

— Нам очень жаль, но мистер Роуленд скончался вскоре после того, как его к нам доставили.

— Это ужасно, — трагически прошептал Чарли.

Женщина принесла соболезнования, он как можно вежливее поблагодарил ее, повесил трубку и счастливо вздохнул.

Провал был так близок.

Чарли немедленно успокоился, достал мобильный телефон и набрал знакомый номер. Когда Рэмси ответил, он радостно сказал:

— Три за троих. Убил тысячу, как обычно.

— Я так рад, что ты гордишься своей работой.

— Наша цель — доставлять вам удовольствие.

— Тогда доставь мне удовольствие еще раз. Четвертая цель. Я тебе полностью доверяю. Сделай это как можно быстрее.

* * *

Малоун прислушался. Один был сзади, другой — где-то впереди. Он пригнулся еще ниже и пробрался в одну из комнат, которая выходила на галерею. Затем прижался спиной к стене рядом с дверью. Тьма уже постепенно заполняла углы. Он был в двадцати футах от входа в церковь.

Снова шаги. Сзади, вниз по галерее, удаляются от церкви.

Коттон еще раз проверил пистолет и начал ждать.

Кто бы там ни был, он приближался. Видели ли они его, знали ли, что он внутри? Видимо, нет, раз не делали никаких попыток двигаться тише по хрустящему снегу. Малоун приготовился и включил периферическое зрение. Шаги теперь доносились с противоположной стороны галереи.

А вот один из его преследователей.

Малоун повернулся, резко схватил его за плечо и, прижимая к стене, приставил дуло пистолета к его ребрам.

Шок и панический взгляд.

Мужчина.

Глава 55

Шарлотт

6.27


Стефани позвонила в штаб-квартиру агентства «Магеллан» и запросила информацию на доктора Дугласа Скофилда. Они с Дэвисом были одни, расположившись в маленьком больничном конференц-зале. Полчаса назад прибыли два агента спецслужб и привезли с собой ноутбук Дэвиса. Агентам было приказано защищать Герберта Роуленда. Его под новым именем перевели в другую палату. Дэвис поговорил с администратором больницы и, заручившись ее поддержкой, объявил, что Роуленд умер. Несомненно, кто-то должен был это проверить. Так оно и оказалось — после звонка неизвестного мужчины. Он назвался племянником и, узнав, что Роуленд умер, тут же повесил трубку.

— Это должно порадовать его, — сказал Дэвис. — Сомневаюсь, что наш убийца рискнет войти внутрь. Для пущей безопасности местная газета должна опубликовать некролог. Я приказал агентам объяснить все это Роулендам и получить их согласие.

— Будет немного жестоко для его близких и друзей, — задумчиво произнесла Стефани.

— Будет намного хуже, если парень поймет свою ошибку и вернется, чтобы завершить начатое.

На ноутбуке заморгал сигнал входящей почты. Стефани щелкнула и открыла сообщение, пришедшее из офиса «Магеллана».

Дуглас Скофилд. Профессор антропологии в Государственном университете Восточного Теннесси. Сотрудничал с военно-морским флотом с 1968 по 1972 год на контрактной основе. Его деятельность за этот период времени полностью засекречена. Доступ к этой информации имеется, но попытку завладеть ею легко отследить. Поэтому мы не занимались этим, чтобы сохранить наш интерес к этому человеку в тайне. У него много публикаций. Помимо обычных антропологических журналов он пишет для «Нового времени» и других газет оккультной тематики. Быстрая проверка через Интернет выявила несколько статей, рассказывающих об Атлантиде, НЛО, древних астронавтах и паранормальных явлениях. Скофилд — автор «Карт древних исследователей» (1986), популярного издания о том, как на картографию могли повлиять исчезнувшие цивилизации. Сейчас он участвует в конференции в Эшвилле, Северная Каролина. Тема конференции: «Открытие древних тайн». Он остановился в гостинице в поместье Билтмор. На данный момент зарегистрировалось примерно 150 участников. Он один из организаторов мероприятия. Это ежегодное событие, конференция проводится уже в четырнадцатый раз.

— Он последний, — сказал Дэвис, читавший текст через плечо Стефани. — Эшвилл не так далеко отсюда.

— Ты это несерьезно? — Нелл догадалась, что за этим последует.

— Я еду. Можешь поехать со мной, если хочешь. Его надо предупредить.

— Тогда пошли спецов.

— Стефани, последнее, в чем мы нуждаемся, так это в демонстрации силы. Давай просто поедем туда и посмотрим, к чему это приведет.

— Наш «приятель» тоже может быть там.

— Хотелось бы…

Еще один сигнал объявил о поступлении новой информации по запросу Стефани.

Военно-морской флот арендует пакгаузы в форте Ли, штат Виргиния, со времен Второй мировой войны. В настоящее время они контролируют три здания. Только одно из них хорошо охраняется и содержит морозильную камеру, установленную в 1972 году. Доступ ограничен цифровым кодом и идентификатором отпечатков пальцев, сличаемых через департамент военно-морской разведки. Я попытался просмотреть журнал посещений пакгауза, хранящийся в базе данных военно-морского флота. Замечу, что он не засекречен. За последние. 180 дней пакгауз посещал только один человек, не входящий в персонал форта Ли. Адмирал Лэнгфорд Рэмси. Это было вчера.

— Все еще хочешь со мной поспорить? — Дэвис не смог скрыть торжества. — Ты же знаешь, что я прав!

— Тем больше причин, чтобы мы запросили помощь.

Дэвис отрицательно покачал головой.

— Президент не позволит нам.

— Зачем лгать самим себе? Именно ты не хочешь этого делать.

Лицо Дэвиса дернулось, как будто Стефани ударила его.

— Я должен сделать это. Кстати, это и твое дело тоже. Вспомни, отец Малоуна был на борту этой подводной лодки.

— Которого Коттон должен был знать.

— Давай сначала добудем доказательства, а потом будем решать, что делать дальше.

— Эдвин, тебя же могли убить прошлой ночью.

— Но не убили же.

— Месть — самый быстрый путь к собственной могиле. Почему ты не позволишь мне разобраться с этим? У меня есть агенты.

— Этого не случится, — сказал Дэвис.

Нелл поняла, что возражать бессмысленно. Форрест Малоун был на той подводной лодке, и Дэвис был прав: этого было вполне достаточно, чтобы она, бросив все остальные дела, поехала вместе с ним.

Стефани закрыла ноутбук и встала.

— Ну что ж, дорога до Эшвилла займет у нас примерно три часа.

* * *

— Кто вы? — спросил Малоун у пленника.

— Вы напугали меня до смерти.

— Ответьте на мой вопрос.

— Вернер Линдауэр.

Проследить связь было нетрудно.

— Муж Доротеи? — спросил Малоун, чтобы соблюсти правила приличия.

— Мой паспорт в кармане. — И мужчина быстро кивнул, показав глазами на карман пальто.

На это совсем не было времени. Коттон опустил пистолет и втащил своего пленника в боковую комнату.

— Что вы здесь делаете?

— Доротея приехала сюда три часа назад. Я ищу ее здесь.

— Как она вышла на это место?

— Вы, очевидно, не так хорошо знаете Доротею. Она никогда ничего не объясняет. Кстати, Кристл тоже здесь.

Это для Малоуна не было неожиданностью. Он ждал ее в отеле, полагая, что она либо знает об этом месте, либо вычислила его, так же как и он.

— Она приехала сюда раньше Доротеи, — добавил Вернер.

Малоун решил больше не задавать вопросов. Пришло время посмотреть, что происходит внутри. Он махнул пистолетом:

— Вы первый. Направо и в ту дверь в конце галереи.

— Разве это продуманный план?

— В этом деле вообще нет ничего продуманного, — ответил Малоун и повернулся, пропуская Вернера вперед.

Он последовал за Линдауэром в галерею, затем через двойной арочный проход в конце и сразу же отыскал новое укрытие за мощной колонной. Широкий неф казался уже из-за большого количества колонн. Они располагались полукругом за алтарем, следуя за изгибом апсиды. Здесь стены были достаточно высоки, боковые нефы впечатляли своими размерами. Нигде не было ни украшений, ни орнаментов — лишь одни руины и завывание ветра. Все это лишь усиливало общее тягостное ощущение. Малоун увидел разрушенный алтарь с пьедесталом из выщербленного гранита. Но то, что оказалось прямо перед ним, привлекло его внимание гораздо больше.

Двое людей. Они были связаны; веревки были закреплены на колоннах, не позволяя пленникам двигаться.

Доротея и Кристл.

Глава 56

Вашингтон, округ Колумбия

07.24


Рэмси нетерпеливо вышагивал по своему кабинету. Он ждал доклада из Франции, после того как дал понять людям, находящимся там, что хочет слышать только хорошие вести. Коттон Малоун должен умереть, и чем быстрее это случится, тем будет лучше для всех. После этого адмиралу нужно было решить, что делать с Изабель Оберхаузер. Лэнгфорд думал о ней все совещание, на котором только что присутствовал, припоминая когда-то услышанную фразу: «Я бывал прав, и я бывал параноиком — лучше быть параноиком».

Он был полностью согласен с этим утверждением.

К счастью, ему многое было известно об этой старушенции.

Изабель вышла замуж за Дитца Оберхаузера в конце 50-х годов. Он был родом из богатой аристократической баварской семьи, она — дочерью местного мэра. Ее отец сотрудничал с фашистами во время войны, а после поражения немцев его использовали американцы. Изабель получила полный контроль над состоянием Оберхаузеров в 1972 году, после исчезновения Дитца. Со временем она официально признала его умершим. Это заявление привело в действие его завещание, согласно которому Изабель могла лишь управлять предприятиями, а все имущество и деньги должны были перейти к ее дочерям. Прежде чем Рэмси отправил Вилкерсона в Германию, он тщательно изучил все материалы. Самое интересное из того, что он нашел, заключалось в следующем: время передачи всего имущества зависело целиком и полностью от Изабель. Прошло 38 лет, а она все еще управляла семейным капиталом. Вилкерсон доложил, что между сестрами существует соперничество, переходящее в непримиримую вражду. Это могло объяснить некоторые моменты, но до сегодняшнего дня разногласия в семье Оберхаузеров мало что значили для Лэнгфорда Рэмси.

Он знал, что Изабель давно интересуется «Блазеком» и не делает никакого секрета из своего желания выяснить, что случилось с этой подлодкой. Она наняла адвокатов, которые пытались получить информацию через официальные каналы, а когда они потерпели фиаско, попробовала выяснить все тайно. Но ни связи, ни деньги не помогли ей. Как только контрразведка обнаружила ее попытки, они связались с Рэмси, а он, в свою очередь, отправил в Германию Стерлинга Вилкерсона.

Теперь его человек мертв. Как это случилось?

Рэмси знал, что на Изабель работает выходец из Восточной Германии по имени Ульрих Хенн. Полевой отчет указывал, что дедушка Хенна по материнской линии командовал одним из гитлеровских концентрационных лагерей и руководил уничтожением 28 тысяч украинцев. На судебном слушании он ничего не отрицал и честно заявил: «Я там был». Что позволило союзникам с легкостью его повесить.

Ульриха растил его отчим. Его новая семья без проблем освоилась в ГДР. Хенн поступил на службу в «Штази», где был на хорошем счету. Его теперешние хозяева не слишком отличались от старых. Никаких сожалений, быстрое принятие решений и немедленное выполнение заданий любой сложности.

Изабель Оберхаузер была опасной соперницей. Она обладала деньгами, властью и характером. Единственной слабостью был ее муж. Она хотела знать причину его смерти. И это не должно произойти, никогда. Положение изменилось только тогда, когда Стефани Нелл, получив отчет по «НР-1А», тут же отправила его через Атлантику Коттону Малоуну.

Теперь устремления Изабель Оберхаузер стали опасными. Они могли вызвать цунами, способное снести с карьерной лестницы не только Дайлза, но и адмирала Лэнгфорда Рэмси. Остановить ее могли лишь там, на юге Франции, и это происходило именно сейчас…

* * *

Малоун увидел, как Кристл заметила его и попыталась освободиться от веревок. Ее рот была заклеен скотчем, а руки заметно покраснели. В бессилии она затрясла головой.

Двое мужчин показались из-за колонн. Один из них, слева, был высоким тощим брюнетом, второй — блондином крепкого телосложения. Малоун подумал, что убийц должно быть больше, но где они прятались, он не знал.

— Мы пришли за тобой, — сказал брюнет, — и сразу нашли этих двух женщин.

Малоун стоял за колонной с пистолетом наготове. Они не знали, что у него осталось всего три патрона.

— И чем же это я так интересен?

— Да если б я знал… Но я рад, что ты здесь.

Блондин приставил дуло пистолета к голове Доротеи.

— Мы начнем с нее, — радостно сообщил брюнет.

У Малоуна оставалось слишком мало времени, чтобы придумать, как действовать дальше. Единственное, что он подметил, — они ничего не сказали о Вернере. Тогда он повернулся к Линдауэру и прошептал:

— Когда-нибудь стрелял в человека?

— Нет.

— А сможешь?

Вернер явно заколебался, но все равно ответил:

— Только если буду вынужден. Ради Доротеи.

— Ты умеешь стрелять?

— Я охочусь всю свою жизнь.

Малоун решил добавить еще один пункт к растущему списку совершенных им глупостей и отдал Вернеру пистолет.

— Что ты хочешь, чтобы я сделал? — спросил Вернер.

— Застрели одного из них.

— Которого?

— Мне все равно. Просто застрели, прежде чем они выстрелят в меня.

Голова Вернера качнулась в знак согласия.

Малоун сделал несколько глубоких вдохов, выпрямился и вышел из-за колонны с поднятыми руками.

— Хорошо, вот он я.

Ни один из убийц не пошевелился. Очевидно, они были явно удивлены, что так легко поймали его. Это, собственно, и было его планом. Блондин отвел оружие от головы Доротеи и вышел из-за колонны. Он был молод, но опытен и все так же настороже, как и прежде. Автомат он держал на уровне груди.

В этот момент грянул выстрел — и грудь блондина взорвалась. Вернер Линдауэр совершенно точно умел стрелять и делал это очень хорошо.

Малоун подался вправо, ища убежища за другой колонной, зная, что брюнету понадобится всего лишь секунда, чтобы опомниться. Автоматная очередь выбила каменную крошку в нескольких дюймах от головы Коттона. Тот посмотрел через неф на Вернера, который прятался за колонной.

Брюнет выругался, а затем крикнул:

— Я убью их обеих! Прямо сейчас!

— Мне все равно, — отозвался Малоун.

— Правда? Ты уверен в этом?

Малоуну было нужно заставить его совершить ошибку. Он жестами показал Вернеру, что будет быстро передвигаться вперед и вниз, используя колонны как прикрытие.

Настало время истинной проверки. Малоун знаками показал Вернеру, чтобы тот бросил ему пистолет.

Линауэр тут же так и поступил. Коттон поймал ствол и — опять же знаками — велел Вернеру оставаться на месте. Затем свернул влево и побежал по открытому пространству к следующей колонне.

Вслед ему понесся очередной рой пуль. Коттон поймал взгляд Доротеи и Кристл, все еще привязанных к колонне. В обойме оставалось всего два патрона, поэтому он схватил камень размером с мячик для софтбола и швырнул его в брюнета, а затем спрятался за следующей колонной. Метательный предмет явно во что-то попал, но проверить, во что именно, Малоун уже не мог.

Между ним и Доротеей Линдауэр, привязанной с его стороны нефа, оставалось еще пять колонн.

— Взгляни-ка, — сказал брюнет.

Малоун рискнул выглянуть из-за укрытия.

Кристл лежала на камнях, веревки с ее запястий уже были срезаны, но брюнет куда-то спрятался, и Малоун заметил только дуло пистолета, направленное точно в голову женщины.

— Тебе все равно? — повторил брюнет. — Хочешь увидеть, как она умрет?

Он выстрелил несколько раз; пули очертили полукруг рядом с головой Кристл. Страх заставил ее поползти вперед.

— Лежать! — приказал брюнет.

Она тут же остановилась.

— После следующего выстрела она останется без ноги.

Малоун помедлил, прислушиваясь к своим ощущениям, думая о Вернере Линдауэре. Где он сейчас?

— Догадываюсь, что данная ситуация обсуждению не подлежит? — спросил Коттон.

— Брось свою пушку и тащи сюда свою задницу.

Малоун так и не смог обнаружить, где прятался Вернер, а стрелок явно знал, что у Коттона есть напарник.

— Как я уже и сказал, мне плевать. Убей ее, — бросил Малоун и резко отклонился вправо.

Он медленно приближался к алтарю. Быстро наступали зимние сумерки. В тусклом свете последних лучей солнца Малоун увидел, как брюнет сделал пару шагов в сторону от скрывавшей его колонны, выискивая лучшую позицию, чтобы выстрелить в Кристл.

Малоун нажал на спуск, но пуля прошла мимо.

Остался один патрон.

Брюнет вернулся на прежнее место.

Коттон понесся к следующей колонне. Он заметил, как к брюнету от колонн, опоясывающих неф, приближается тень. Внимание брюнета было приковано к Малоуну, поэтому тень спокойно двигалась в сторону наемного убийцы. И тут Малоун понял, кто это. Вернер Линдауэр был не только хорошим стрелком, но и отважным мужчиной.

— О'кей, у тебя есть пистолет, — сказал брюнет. — Я выстрелю в нее, а ты выстрелишь в меня. Но у меня останется другая сестра, и ты ничем не сможешь мне помешать.

Тут Малоун услышал сдавленный хрип, а затем глухой звук, как будто кто-то решил проверить тяжесть своего кулака на человеческой челюсти. Коттон поравнялся с колонной и увидел Вернера Линдауэра, который уже занес кулак для следующего удара. Противники выкатились в неф, и тут брюнет оттолкнул Вернера. В руке он сжимал пистолет.

Кристл вскочила на ноги.

Брюнет начал подниматься.

Малоун прицелился.

Выстрел эхом отлетел от выщербленных стен.

Кровь брызнула из шеи брюнета. Пистолет выпал из его рук. Только сейчас он понял, что в него попали; дотронулся до горла, пытаясь сделать вдох.

Тут Малоун услышал глухой треск — еще один выстрел. Тело брюнета резко выпрямилось, а затем упало, тяжело приземлившись на спину.

И наконец под сводами церкви воцарилась тишина.

Вернер лежал на земле. Кристл пыталась встать, Доротея сидела на том же месте около колонны. Малоун посмотрел налево. На верхней галерее, над входом в церковь, где столетия назад пел хор, Ульрих Хенн опускал винтовку с оптическим прицелом. Позади него маячила мрачная сгорбленная фигура в ореоле серебряно-золотых волос. Малоун с удивлением признал Изабель Оберхаузер.

Глава 57

Вашингтон, округ Колумбия


Рэмси смотрел, как Диана Маккой открывает дверь и садится на пассажирское сиденье. Он ждал ее в машине, припаркованной снаружи административного здания. Ее звонок пятнадцать минут назад явно не мог принести ничего хорошего.

— Какого черта ты все это натворил? — спросила она вместо приветствия. — Дэниелс вызвал меня в Овальный кабинет час назад и надрал мне задницу.

Рэмси не собирался ни оправдываться, ни добровольно признаваться в собственных ошибках.

— И почему же?

— Не разыгрывай передо мной саму невинность. Ты надавил на Аатоса Кейна, правда?

— Я только поговорил с ним.

— А он поговорил с президентом.

Адмирал сидел спокойно, с каменным выражением лица. Он знал Маккой уже несколько лет. Он изучил ее прошлое. Диана была осторожной и предусмотрительной. Характер ее работы требовал терпения. Но здесь и сейчас она была выбита из колеи. И Рэмси так и не смог понять почему.

Его мобильный телефон, оставленный на приборной доске, засветился, информируя о входящем сообщении: «Извини меня. Я сейчас недоступен». Мельком взглянув на дисплей и решив, что это может подождать, Лэнгфорд откинулся на спинку сиденья и сказал:

— А что в этом плохого, Диана? Я просто попросил помощи у сенатора. Или ты хочешь сказать, что больше никто не вступал в контакт с Белым домом и не пытался сделать то же, что и я?

— Я хочу сказать, что Аатос Кейн — совершенно другой человек, нежели ты думаешь. Что ты натворил?

— Не так уж и много. Он был взволнован, когда я с ним связался. Сенатор сказал, что я стану блестящей кандидатурой для Объединенного комитета начальников штабов. И тогда я лишь добавил, что очень благодарен за такую лестную характеристику и приму любую поддержку, которую он сможет мне предложить.

— Лэнгфорд, здесь только я и ты, поэтому оставь свою ложь для кого-то другого. Дэниелс обезумел от ярости. Он был возмущен участием Кейна в твоем назначении и в конце концов обвинил в этом меня. Сказал, что я играю на одном с тобой поле.

— В каком смысле? — Рэмси вопросительно поднял бровь.

— Когда мы виделись в последний раз, ты говорил, что у тебя есть влиятельные союзники. А потом, черт возьми, появляется Кейн и просит за тебя… Тогда я не поверила, каюсь. Я не хочу знать, как или почему ты это сделал, но я хочу знать, как Дэниелс связал меня с тобой. И почему я должна нести ответственность за твои, и только твои, интриги? При чем тут моя задница, черт возьми?

— И эта задница очень хороша, — усмехнулся Рэмси.

— И чем это может помочь мне?! — взорвалась Диана.

— Ничем. Просто правдивое наблюдение.

— Ты собираешься мне помочь? Я очень долго работала, чтобы занять эту должность, и не собираюсь терять ее из-за тебя.

— Что дословно сказал президент? — Рэмси было необходимо узнать это именно сейчас.

Она отмахнулась от его вопроса.

— Как будто я собираюсь тебе это сказать.

— А почему нет? Ты обвиняешь меня в какой-то ошибке, поэтому я хотел бы узнать, что сказал Дэниелс.

— Очень многое поменялось с нашего последнего разговора, и ко многому изменилось отношение, — обронила Диана.

Рэмси пожал плечами.

— Как мне помнится, ты тоже думала, что я буду отличным дополнением к Объединенному комитету начальников штабов. Разве рекомендовать президенту хороших людей, как советнику по национальной безопасности, — не твой долг?

— Хорошо, адмирал. Играй свою партию, будь хорошим солдатом. Президент Соединенных Штатов все еще вне себя, как и сенатор Кейн.

— Не представляю себе почему. Моя беседа с сенатором в основном была приятной, если не сказать дружеской. А президенту я даже слова не сказал, поэтому не могу понять, почему он на меня сердится.

— Ты собираешься на похороны Сильвиана?

Рэмси легко переключился на другую тему:

— Конечно. Меня попросили участвовать в почетном карауле.

— Ты заработал дополнительные очки.

Адмирал послал ей свою самую очаровательную улыбку и проговорил невинным тоном:

— Вообще-то я был тронут этой просьбой.

— Я пришла потому, что нам было необходимо поговорить. И вот сижу здесь, в припаркованной машине, как дура, потому что сама ввязалась…

— Ввязалась во что?

— Ты и сам чертовски хорошо знаешь, во что. Той ночью ты ясно дал понять, что в Объединенном комитете начальников штабов образуется вакансия. Но на тот момент ее еще не было!

— Ты что-то путаешь. Я помню, что все было немного иначе. Именно ты хотела поговорить со мной. Было уже поздно, но ты настаивала. Ты сама пришла в мой дом. Ты была обеспокоена из-за Дэниелса и его пренебрежительного отношения к военным. И тогда мы плавно перешли к Объединенному комитету начальников штабов. Разговор был очень абстрактным. Никто из нас не знал, что будет какая-нибудь вакансия. И уж точно не на следующий день. Смерть Дэвида Сильвиана — страшная трагедия и невосполнимая потеря. Он был прекрасным человеком, честным военным, но я никак не могу понять, как это все может связывать нас?

Диана потрясенно уставилась на Рэмси. У нее хватило выдержки спокойно произнести: «Мне надо идти. Удачного дня, адмирал» — и захлопнуть за собой дверь.

Рэмси и не пытался остановить ее. Он еще раз быстро прокрутил беседу в голове. Лэнгфорд был уверен, что не допустил ни одной ошибки, все было сделано на «отлично». Позапрошлой ночью, когда они разговаривали с Дианой Маккой, она была его союзником. В этом он был уверен. Но все изменилось. И он не был сильно опечален этим фактом.

Одернув пальто, Рэмси дотянулся до чемоданчика, лежавшего на заднем сиденье. Внутри был сложный прибор для выявления посторонних записывающих электронных устройств. Рэмси хранил один такой дома — и был полностью уверен, что так его никто не прослушивает.

Хоуви следил за стоянкой, используя серию охранных камер, установленных далеко отсюда. На телефон Рэмси пришло текстовое сообщение: «Ее машина припаркована в западной части. Доступ обеспечен. Записывающее устройство установлено». Монитор на заднем сиденье также послал сигнал, поэтому стала ясна последняя часть сообщения: «Она подключена».

Лэнгфорд вышел из машины и закрыл дверь.

Кто его предал? Это не может быть Кейн. Он слишком заинтересован в выгодах, которые получит от их союза, и поэтому не может рисковать даже гипотетической возможностью разоблачения. Сенатор знал, что предательство повлечет за собой быстрые и разрушительные последствия.

Нет. Это точно Диана Маккой.

* * *

Малоун смотрел, как Вернер отвязал Доротею от колонны и она сорвала скотч с губ.

— О чем ты думал? — закричала она. — Ты сумасшедший?

— Он собирался застрелить тебя, — сказал ее муж спокойно. — Я знал, что господин Малоун был здесь и у него был пистолет.

Все внимание Малоуна было обращено на верхнюю галерею, где все так же стояли Изабель и Ульрих Хенн.

— Как я вижу, вы не настолько игнорируете события, как хотели заставить меня подумать, — заявил он, глядя наверх.

— Эти люди были здесь, чтобы убить вас, — ответила пожилая женщина.

— А откуда вы узнали, что они будут здесь?

— Я приехала, чтобы убедиться, что мои дочери в полной безопасности.

Это был не ответ, поэтому Коттон повернулся к Кристл. Ее глаза были равнодушны и спокойны, по ним ничего нельзя было понять.

— Я ждал вашего приезда еще в деревне, но вы опередили меня.

— Было несложно найти связь между Эйнхардом и фразой «великолепие Бога».

— Но это не объясняет, откуда это знают ваша мать и сестра, — Малоун снова посмотрел наверх.

— Я разговаривала с мамой прошлой ночью, после того как вы ушли.

Коттон подошел к Вернеру.

— Я согласен с вашей женой. То, что вы сделали, было глупо.

— Вам нужно было отвлечь его внимание. У меня не было пистолета, поэтому я сделал то, что, как я думал, сработает.

— Он мог застрелить тебя, — вмешалась Доротея.

— Это положило бы конец нашим семейным проблемам.

— Я никогда не говорила, что хочу, чтобы ты умер.

Малоун понял, что поддерживает их брак, — любовь и ненависть. Его собственный брак был таким же — даже спустя годы после того, как они с женой стали жить раздельно. К счастью, он помирился с ней, хотя это и потребовало от него значительных усилий. Однако эти двое, похоже, были далеки от какого-либо согласия.

— Я сделал