КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно 

Барабашка, или Обещано большое вознаграждение [Андрей Усачев] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Михаил Бартенев, Андрей Усачев Барабашка, или обещано большое вознаграждение

Всё было совсем не так.

Не так, как писали об этом в газетах, журналах и научных статьях.

Писали о пришельцах из космоса или из параллельных миров, о каких-то привидениях, полтергейстах и других ненормальных явлениях.

По телевизору показывали очевидцев, которые на самом деле ничего не видели, а только слышали. А то, что слышали, — объяснить не могли.

Бум-бум-бум, тук-тук-тук, бряк — бряк, там-та-ра-рам…

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава первая

«Бум-бум-бум» — может означать ремонт в подъезде.

«Тук-тук-тук» — это журналист Савва Щекотихин из тринадцатой квартиры печатает на машинке статью.

«Бряк-бряк» — это бомж Потёмкин сортирует в подвале свои бутылки.

А «там-та-ра-рам» — это военнослужащий Скворцов втолковывает своей супруге, кто у них в доме главный.

Всё это можно объяснить и даже понять.

Но как объяснить что-то среднее между «бум-бум», «тук-тук» и «бряк-бряк» в трёх шагах от тебя, да ещё в полной темноте?..

— Юра, слышишь, опять…

— Ну, слышу.

— Можно, я к тебе? Мне страшно…

— Вот ещё!.. Ты мне спать мешаешь.

На самом деле Юра, конечно, не спал. Попробуй засни, когда рядом кто-то ходит, дышит и как будто бы стучит молоточком по стенам. Жуть! Но не мог же он — старший брат — признаться в этом младшей сестре, которая боялась всех, начиная со зверского убийцы Фредди Крюгера и кончая последним маленьким тараканом.

А между тем «бум», «тук» и «бряк» становились все громче, всё нахальнее. Похоже, тот, кто издавал эти звуки, чувствовал себя в полной безопасности. А зря…

Потому, что вдруг распахнулась дверь, и в освещённом проёме возник сосед Скупидонов в зелёной маскировочной пижаме.

— А-а-а! — закричал он страшным голосом. — На нервах играете? Стучите? Доиграетесь! Достучитесь! Достукаетесь!

— Это не мы стучим, — сказал Юра.

— А кто стучит? Я стучу? Я стучу, да? — кричал Скупидонов.

— Вы не стучите, — очень спокойно заявила Нюра.

— Правильно, я не стучу.

— А вот и неправильно. Надо как раз стучать, перед тем как врываться в не вашу комнату. — Странно, но злобного соседа Нюра совершенно не боялась.

— Грубите?! — Скупидонов позеленел и слился со своей маскировочной пижамой. — Всё будет доложено вашей мамаше. И она поставит вас в угол. Ясно?

— Но это же не мы! Скажи ему, Юра!

Юра ничего не сказал. Он с удивлением смотрел в угол, в который его должны были поставить.

Не дождавшись ответа, сосед хлопнул дверью, и в комнате снова стало темно.

— Ты видела? — шёпотом спросил Юра.

— Что? — тоже шёпотом спросила Нюра.

— Там, в углу… Сапог.

— Какой сапог?

— Откуда я знаю, какой… Сейчас посмотрим.

Юра собрался со всем своим мужеством, высунул руку из-под одеяла и включил свет. Сапога в углу не было.

Он стоял посреди комнаты. Большой, чёрный, изрядно поношенный…

— Ой! — сказала Нюра. — Откуда он здесь взялся?

— Откуда, откуда… — буркнул Юра. — От верблюда.

— Неправда, — обиделась Нюра. — Верблюды сапоги не носят.

— Какая разница, что носят верблюды? Ты лучше скажи, как он мог оказаться посреди комнаты. Я же его только что в углу видел!

— Наверно… он ходит?.. — предположила Нюра.

— Как один сапог может ходить? Подумай! Ходить могут только два сапога. Ищи второй.

Они обшарили всю комнату, но второго сапога не обнаружили.

И тут в Юриной голове созрел план.

— Подумаешь, сапог! — сказал он вдруг очень громко. — Пусть идёт куда хочет. Куда хочет, туда пусть и идёт. Мало ли какие у них дела, у сапогов? А мы будем спать. Да, Нюра?

— Я не буду спать, — всхлипнула Нюра, не разгадав хитрого плана. — Я буду ждать маму.

Юре захотелось врезать непонятливой сестре как следует, но вместо этого он ласково прошипел:

— Ладно, Нюрочка, ложись со мной. Я скажу тебе три волшебных слова, и ты сразу уснёшь. Сразу уснёшь, понятно?

Через минуту дети лежали в темноте под одним одеялом и громко храпели. Так громко, что не слышали лёгкого сопения, кряхтения, торопливых коротеньких шагов… Услышали они только истошный крик. Вернее, писк. Вернее, что-то среднее между истошным криком и истошным писком:

«Уй-юй-юй-юйШ»

И это «уй-юй-юй» было такое не страшное, такое жалобное…

Дети вскочили, зажгли свет и…

Тут следует сказать, что Юра и Нюра Ивановы, их мама Таня Иванова, их сосед Скупидонов Сидор Маркович, а также журналист Щекочихин, военнослужащий Скворцов, участковый Ломоносов и даже бомж Потёмкин — все они жили в очень старом московском доме. А в старых московских домах порой встречаются не только тараканы, но и мыши…

Так вот. В мышеловке возле книжного шкафа дети обнаружили… Нет, не мышь. И не крысу. Скорее, это был заяц. То есть не то, чтобы настоящий заяц, а странное существо с заячьими ушами.

Впрочем, Юра с Нюрой ничего толком разглядеть не смогли — в коридоре послышалось босое шлепанье Скупидонова.

Времени на раздумья не было. В одну секунду Юра освободил ушастое существо из мышеловки, и оно, не дожидаясь приглашения, юркнуло под одеяло.

В то же мгновение в комнату ворвался негодующий Скупидонов.

— Что здесь происходит, я вас спрашиваю? Вы что думаете, я с вами собираюсь шутки шутить? А?

Дети знали — Скупидонов шутить не умеет. Они молчали, боясь только одного, чтобы сосед не обратил внимания на странный бугорок на кровати. Но именно это и произошло.

— Ага! — торжествующе сказал Скупидонов и резким движением сдёрнул одеяло.

Маленькие глаза Скупидонова стали большими. А у детей они просто полезли на лоб: в кровати стоял Александр Сергеевич Пушкин. Невысокий, бронзовый, с бакенбардами и с биркой на ноге.

В жизни Сидора Марковича Скупидонова была одна, но зато очень сильная страсть — вещи. В особенности старинные. И потому руки его жадно потянулись к фигурке великого поэта.

— Экспонаты руками не трогать! — раздался пронзительный женский голос.

Скупидонов отпрыгнул и обернулся. Однако не увидел никого, кому бы мог принадлежать этот голос. Он долго шарил глазами по комнате, а потом вдруг скис и, буркнув: «Вы у меня ещё доиграетесь», вышел вон.

В комнате воцарилась тишина.

— Какой он красивый! — прошептала Нюра. Она тоже любила вещи, но не все, а только очень красивые. И ей ужасно захотелось потрогать этого блестящего дяденьку.

— Не трогай! — закричал Юра. — Слышала, что он сказал?

— А кто — «он»?

— Кто, кто — Пушкин! То есть это не Пушкин, понимаешь? Вообще-то это сапог. То есть это не сапог, а тот… с ушами… — Юра запутался и начал сердиться…

— В общем, так, — решительно обратился он к Пушкину. — Вылезай! Всё равно мы тебя уже видели.

— Ладно, — послышался хрипловатый голосок. — Только вы отвернитесь.

Дети честно отвернулись и замерли в ожидании.

— Ну, и долго я вас ждать буду?

На кровати сидел… Как бы это сказать?.. Наверное, всё-таки мальчишка. Только очень лохматый и с длинными, как у зайца, ушами. Роста он был среднего: чуть пониже сапога и чуть повыше Пушкина.

— Застукали, — вздохнул мальчишка и сложил из пальцев две фиги. — Ну, и дальше что?

— А ты кто такой? — спросил Юра.

— И зачем нам фигушки показываешь? — добавила Нюра. — Это некрасиво.

— Барабашка я, — сказал мальчишка, насупившись. — А это вовсе не фигушки никакие, а приёмчик против сглаза. И ничего некрасивого тут нету. Меня дедушка учил их складывать. А как говорил дедушка: дедушка плохому не научит. Понятно?

Против «дедушки» возразить было нечего.

— А Барабашка — это имя или фамилия?

Барабашка задумался.

— И то и другое… — сказал он. — И третье…

— Какое ещё третье? — удивился Юра.

— «Какое, какое»… Вот ты человек? И папа у тебя человек. И мама человек. Правильно? А я — Барабашка. И мама у меня Барабашка. И папа — Барабашка. И дедушка — Барабашка… — Тут Барабашка скорчил грустную мину, повесил уши и глубоко вздохнул: — Был…

— А где же теперь ваш дедушка? — поинтересовалась Нюра.

— И не спрашивай. — Барабашка шмыгнул носом. — Утонул. Жуткая драма, неприятный случай!

Нюра смутилась, а Юра решил сменить тему.

— Слушай, — спросил он Барабашку, — а это ты стучал?

— А кто же, Пушкин, что ли? — Барабашка мгновенно забыл про своего утонувшего дедушку и оживился: — Понравилось?

— Нам-то понравилось, — преувеличил Юра. — А вот соседу не очень.

— Сосед у вас не понимает ничего.

Юре было неловко признаться, что и он тоже не совсем понимает, зачем нужно стучать по ночам. Но тут на помощь пришла Нюра:

— Это вы нас, наверно, напугать хотели?

— Вот ещё глупости! — возмутился Барабашка.

— А тогда зачем? — не унималась Нюра.

— Как это зачем? Мы — барабашки — всегда стучим, — с гордостью сообщил Барабашка. Но, видимо, этого ему показалось мало. — И потом… и потом… — Уши у него задрожали, и он перешёл на торжественный шёпот: — Я ищу клад!

Клад! Если бы Барабашка знал, какое важное слово он сейчас произнёс. Ведь уже целых полгода самой заветной мечтой детей было разбогатеть. Разбогатеть и стать богатыми. Как они ещё точно не знали, но зато знали точно, что они будут делать после этого. Юра купит себе видик. А Нюра купит пудру с зеркальцем. А Юра купит компьютер «Пентиум». А Нюра — бриллиантовое ожерелье и ещё маникюрный набор с зеркальцем. А Юра — шестисотый «Мерседес». А Нюра — семисотый, с двумя зеркальцами. А про маму они мечтали, чтобы она никогда-никогда больше не работала, Нюра давала бы ей поносить свои самые лучшие платья, а Юра возил бы её на своей машине по выходным на Канарские острова.

Клад!

Вот и представился случай осуществить мечту. Как просто! Они-то собирались мыть машины, играть в «Лотто-Миллион» или сдавать бутылки, как бомж Потёмкин. А богатство, оказывается, так близко!..

— А почём ты знаешь, что клад в нашем доме? — подозрительно спросил Юра Барабашку.

— Военная тайна барабашек.

— Тогда можете не выдавать, раз это тайна, — сказала Нюра.

— А могу и выдать, если хотите. Это мне дедушка распинал про клад. То есть нет, лучше не рассказал, а написал. В последнем своём завещании прямо так и написал: «Ищи, Барабашка, клад знаешь где?..»

— Где?!

— Как — где? В этом… Нет. Вот так: «На старой-старой улице… в старом-старом доме… в кирпичной-кирпичной стене!..» Сказал — и умер. То есть написал — и утонул.

Дети сочувственно вздохнули.

— А я собрался и пошёл искать клад, — продолжил Барабашка. — Потому что когда я найду клад, я знаете чего сделаю?

И тут он умолк. Насторожился. Одно ухо у него приподнялось, повернулось, как локатор.

— Атас! Кто-то идёт. Просьба всем покинуть помещение!

Во входной двери щёлкнул замок.

— Это мама. — Юра быстро погасил свет и залез под одеяло.

— Барабашка, а вы завтра опять придёте? — шёпотом Спросила Нюра.

— Завтра видно будет. Про меня никому ни звука.! Понятно?

Глава вторая

С шести утра сосед Скупидонов поджидал маму в засаде. Засаду он устроил между ванной и кухней, так что миновать его было невозможно.

— Вот что, Татьяна Николаевна, — грозно произнёс сосед. — Время у нас сложное, пенсия у меня маленькая, а нервы мои на пределе. И если со мной случится инфаркт, или я сойду с ума, или выброшусь из окна, то отвечать по закону будете вы.

— Да говорите же вы прямо, Сидор Маркович!

— И скажу: ваши дети добиваются моей смерти. Я больше скажу: они это делают с вашего молчаливого согласия. Потому, что вы спите и видите, как завладеть моей комнатой. Но я не умру, предупреждаю вас: я никогда не доставлю вам такого удовольствия. Я буду жаловаться!

Скупидонов каждое утро бывал чем-то недоволен, но в таком состоянии мама видела его в первый раз.

— Да объясните вы толком, что случилось? Что натворили мои дети?

— Они устроили мне китайскую пытку!

— Боже мой! — всплеснула руками мама, представив себе, как Юра и Нюра, связав Скупидонова, льют ему на голову расплавленный свинец.

— Да-да! Пока вы неизвестно где ходите, ваши детки… — Скупидонов сделал зловещую паузу. — Стучат мне в стену! Но и этого мало. Знаете, кого я обнаружил в постели вашего сына?.. Пуш-ки-на!

Мама обрадовалась:

— Книжку, что ли?

— Нет, Татьяна Николаевна, не книжку. А памятник.

Маме стало вдруг жалко Скупидонова.

— Ну, что вы такое говорите, Сидор Маркович? Может быть, вы себя чувствуете плохо? Может быть, вам к врачу обратиться?

— Я обращусь! Я обязательно обращусь! Только не к врачу. Я в домоуправление обращусь, в префектуру, к участковому. Я до самого мэра дойду!

Бедная мама Таня! Конечно, её дети не ангелы. Но в том, что Юра с Нюрой торчат летом в раскалённой Москве, в квартире со склочным соседом, она винила себя.

Обычно в это время дети уже были в деревне. Но всего полтора месяца назад она нашла работу. И какую: её взял секретарём сам президент коммерческого банка Гуталинов! Работать приходилось без выходных, до поздней ночи, и даже речи не могло быть о том, чтобы выкроить пару дней и отвезти детей к бабушке.

Однако сегодня она твёрдо решила поговорить с Гуталиновым… Правда, сперва предстояло всё-таки разобраться с детьми.

— Только что, — сказала она за завтраком, — Сидор Маркович пожаловался мне, что вы стучите к нему в стену. Это правда?

— Правда, — сказала Нюра, — Только это не мы.

— А кто же?

— Это… — начала было Нюра.

— Это… — Юра толкнул сестру под столом: не хватало ещё, чтобы она проболталась. — Это я стучал… Мячом.

Мама ценила в людях честность и прямоту. И сама была прямой и честной.

— Я тебя предупреждала? — спросила она Юру. После чего, не дожидаясь ответа, пошла в детскую, принесла мяч и выбросила его в окно.

Мяча было, конечно, жалко. Но по сравнению с кладом, который им предстояло найти, потеря не казалась такой уж серьёзной.

Бросок у мамы вышел точным: мяч попал в сетку. В сетку с пустыми бутылками, которые нёс сдавать бомж Потёмкин.

«Четыре два в мою пользу», — подумал он, подсчитывая уцелевшие бутылки.

А мама подумала: «Чего только не сделаешь сгоряча!», но виду не подала. И, уходя на работу, сказала строгим голосом:

— Не забудьте убрать в своей комнате!


Уборка не входила в число самых любимых занятий. Но на этот раз Юра с Нюрой убирали на редкость тщательно: они искали Барабашку. Под кроватью, на шкафу, в шкафу и даже за шкафом. Но ни сапога, ни бронзовых статуй, ни каких-нибудь других незнакомых предметов не попадалось.

— Юра, смотри! — Нюра вытащила из коробки с игрушками мяч.

— Ну и что?

— Но ведь мама только что выбросила его в окно…

— Классно! — закричал Юра. — Барабашка нашёлся!

Нюра тоже закричала «классно!» и стала ласково протирать мячик мокрой тряпкой.

— Барабашечка! Барабашечка!

Но мячик оставался мячиком.

— Ещё бы… — Юра выразительно посмотрел на сестру. — Тебя бы мокрой тряпкой по голове.

Нюра быстренько протёрла мяч сухой тряпкой и попросила прощения. Но и это не помогло. Тут Юру осенило:

— Это никакой не Барабашка!

— А кто?

— Это наш мячик, А Барабашка — там! — Юра показал на окно.

Дети бросились во двор. Но мяча во дворе не было.

— Исчез, — мрачно сказал Юра, садясь на скамейку.

— Юра, а вдруг он не вернётся?

— Как это не вернётся? Зачем же он тогда приходил? Зачем про клад рассказал?

— А вот потому и не вернётся: рассказал сгоряча, а теперь сам жалеет.

— Проболтался, значит? — Юра задумался. — Ну, и пусть не возвращается. Главное — мы теперь всё знаем. Можем клад и без него искать.

— Здравствуйте! — послышался сзади знакомый голосок. — Ничего себе заявочки на коллективные экскурсии! Я им всё рассказал, а они искать собрались.

Юра с Нюрой подпрыгнули на скамейке.

— Это ты, Барабашка?

— А кто же ещё? Как говорил мой дедушка: превратись в деньги, и тебя обязательно подберут… — Рядом со скамейкой в пыли лежал старый медный пятак.

— Ты был какой-то ценной монетой, да? — спросил Юра, когда они вернулись в свою комнату, и Барабашка стал, наконец, самим собой.

— Да так себе. У нас во дворце таких навалом было.

— А ты что, во дворце жил?!

— А как же! Ну, то есть в бывшем. Теперь это краеведческий музей города Кимры. Мы, барабашки, всегда во дворцах да в музеях обитаем. Сокровища стережём. Думаете, у нас там только сапоги да Пушкины есть? У нас там всякого богатства завались! Да я бы захотел — мог бы в корону золотую превратиться. Только дед учил: будь скромнее. Чем скромнее, тем незаметнее. Нам ведь показываться запрещено. Ой, дед узнает, что я тут с вами, — убьёт!

— Так ты же говорил, что твой дедушка…

— Точно, Умер. Под машину попал.

— А ты говорил, утонул…

— Разве? Правильно, утонул. Не понятно, что ли? Превратился в утюг, упал в реку и утонул, А потом превратился в бревно и выплыл. А уж потом — под машину…

— Под какую? — заинтересовался Юра.

— Под первую попавшуюся. Они теперь так гонять стали! Но дедушка им показал: превратился в гвоздь — и под машину! И все четыре колеса разом проколол. В общем, погиб геройской смертью.

Нюра вздохнула с сочувствием. Ей было жаль дедушку.

— И чего ему так машины не нравились? — удивился Юра.

Сам он больше всего на свете любил машины. У него их было несметное количество: «Роллс-ройсы», «Мерседесы», «Пежо», «Бьюики» и даже похожий на таксу «Линкольн». Правда, это были всего лишь маленькие копии. Зато такие точные, что у «Линкольна», например, торчал ключ в замке.

— Слушай, а ты в машину можешь превратиться? — спросил Юра и достал с полки серебристый лимузин. — Вот в такую…

Барабашка долго и внимательно разглядывал машинку, чесал за своим заячьим ухом… Наконец сказал:

— Запросто.

И в одно мгновение превратился в такую же маленькую модель.

Нюра захлопала в ладоши, а Юра почувствовал себя обманутым.

— Я-то думал, ты в настоящую превратишься…

— А ты бы лучше не думал, а говорил, — обиженно пробурчал «Линкольн» голосом Барабашки. — А настоящая-то небось большая?

— Конечно, большая.

— Так тут у вас развернуться негде.

— А во дворе сможешь?

— Попробую…

Через несколько минут у подъезда стоял огромный лимузин. Потрясённый Юра ходил вокруг, не зная, что ему делать. Зато Нюра сразу же нашла применение новой игрушке и с интересом разглядывала себя в боковое зеркальце. Впрочем, машина блестела так, что смотреться можно было в любое место. В ней отражалось и небо с облаками, и дом с голубями на крыше, и детская площадка с песочницей, в которой играл малолетний сын военнослужащего Скворцова. А ещё отражалась супруга военнослужащего, увлечённо читавшая книжку. А потом в передней левой дверце отразилось изумлённое лицо бомжа Потёмкина, который никогда не видел таких машин в такой непосредственной близости.

— И чей же это экипаж будет? — вежливо поинтересовался он.

— Мой. — Юра вдруг понял, что он в самом деле является владельцем этого ослепительного чуда.

— Хорошая, хорошая вещь, — одобрил Потёмкин.

— Ничего, — согласился Юра и похлопал машину по крылу.

Возникла пауза.

Юра понимал, что надо что-то делать. Тем более Нюра давно уже сидела на переднем сиденье. Поэтому он с невозмутимым видом уселся за руль и собрался нажать на педаль сцепления. Педали не было. «Наверное, автомат», — подумал Юра и попробовал повернуть ключ зажигания. Ключ не поворачивался, а в окно уже заглядывал заботливый Потёмкин.

— Не заводится, да?

— Свечи, — произнёс Юра первое, что пришло ему в голову.

Он вылез из машины, открыл капот. И тут же попытался захлопнуть крышку. Но было поздно: Потёмкин уже с любопытством смотрел туда, где у машины должен находиться мотор. Мотора не было.

— Простите, а где… — начал было Потёмкин, но Юра его перебил:

— Это модель такая. Полная автоматика!

— Подумать только! — с уважением вздохнул бомж.

Идиотская ситуация! Вместо того, чтобы превратиться в настоящий автомобиль, этот бестолковый Барабашка снова превратился в игрушку, только в большую. Юра не знал, что ему делать.

Барабашка тоже не знал. Но чтобы как-то исправить положение, начал негромко тарахтеть.

«Дыр-дыр-дыр-дыр»…

— О, завелась! — радостно сказал Потёмкин.

Юра давил на все кнопки, но машина, понятное дело, не трогалась с места.

— Может быть, вас подтолкнуть?

— Да уж, пожалуйста, будьте любезны! — сказала утомлённая ожиданием Нюра.

Машина оказалась на удивление лёгкой. Потёмкин ещё только собирался поднатужиться, а она уже сама плавно катилась под уклон, постепенно набирая скорость.

Поездка была недолгой, но насыщенной.

Первым на пути попался сосед Скупидонов, возвращавшийся из милиции.

Хрипло рыча «дыр-дыр-дыр!», прямо на него летела огромная страшная иномарка, за рулём которой сидел его заклятый враг Юра.

«Точно, смерти моей хотят!» — подумал Скупидонов, едва успев увернуться.

А машина неслась под горку всё быстрее и быстрее. Прямиком на детскую площадку, где в песочнице играл юный Скворцов.

Юра бы, конечно, затормозил, но у этого «Линкольна» пе было не только мотора, но и тормозов.

Нюра зажмурилась первой, Юра — вторым, третьим — Скупидонов. Последним зажмурился бомж Потёмкин, предварительно перекрестившись…

Когда все открыли глаза, никакой машины не было. Брат и сестра сидели в песочнице. У Нюры была содрана коленка, у Юры каким-то образом оказался полный рот песку. А малолетний Скворцов уже с удовольствием играл новой игрушкой — загонял в гараж крошечный серебристый «Линкольн».

— Отдай! — Юра протянул руку, чтобы забрать Барабашку.

— Не дам, — ответил Скворцов и на всякий случай громко заревел, косясь на маму.

— Солдаты не плачут, — сказала мама, перевернув страницу и с упоением продолжая читать.

— Отдай, тебе говорят! — грозно прошипел Юра.

Поняв, что машинку будут сейчас отбирать, малолетний Скворцов дал дёру по направлению к своему подъезду. Конечно, Юра с Нюрой в два счёта догнали бы его и отняли Барабашку. Но путь им преградил Скворцов-старший, направлявшийся домой на обед.

— Моя масинка! Моя масинка! — орал сын, прячась за широкими галифе отца.

— Встать, смир-р-рно! — рявкнул капитан на детей. — Кругом, шагом марш!..

Юра с Нюрой отступили.

— А в следующий раз уши надеру! — пригрозил Скворцов и, взяв сына на руки, скрылся в подъезде.

— Подумаешь, капитан-таракан! — сказала Нюра.

Положение было на редкость глупым и обидным.

— Они в какой квартире живут, в семнадцатой? — спросил Юра.

— Не знаю, а что?

— А то, что, если Барабашка сам не вернётся… Поняла?

— Поняла, — сказала Нюра. — Будем брать.

Глава третья

День стоял невыносимо жаркий, тянулся бесконечно. Когда же появились первые признаки прохлады, бомж Потёмкин выбрался из подвала и устроился на своей любимой скамейке.

Вообще Потёмкин сильно обижался, когда его называли бомжем. Потому что БОМЖ — это человек Без Определённого Места Жительства. А местом жительства Потёмкина уже два года был подвал и двор дома номер четырнадцать по улице Божедомка.

Потёмкин происходил из старинного знатного рода, и манеры его предков сказывались как во внешности, так и в его поведении. Спал он исключительно на свежих газетах, которые просматривал перед сном. Обувь носил хоть и рваную, но чистую. А прежде чем достать пустую бутылку из мусорного бака, всегда надевал белые резиновые перчатки.

Жильцы дома посмеивались над его дворянским происхождением, но относились к Потёмкину с уважением. И со скамейки не гнали. Каким образом потомок великого фельдмаршала дошёл до такой жизни, никто не знал. И жильцы воспринимали его как своего рода достопримечательность: не в каждом дворе есть свой дворянин.

Один только Скупидонов, проводивший большую часть своего времени на окрестных помойках, люто ненавидел бомжа, считая его своим конкурентом. Хотя ни на что, кроме пустой посуды, Потёмкин не претендовал.

Итак, бомж сидел на своей скамейке и читал свежий номер газеты «Moscow News», когда во двор бесшумно вплыл серебристый «Линкольн».

«О, — подумал Потёмкин. — Юра с Нюрой приехали».

Из «Линкольна» с трудом вылезли двое. Они были похожи, во-первых, друг на друга, а во-вторых, на подростков, которых долго накачивали специальным насосом. Оба в зелёных пиджаках, оба коротко стриженные, они внимательно осмотрели двор и открыли заднюю дверцу. Из машины вышла мама Таня Иванова. А за ней резиновым мячиком выпрыгнул миллиардер Гуталинов — президент знаменитого «Гута-банка», который он назвал так в свою честь. Мама Таня и Гуталинов скрылись в подъезде, а два телохранителя — Вован и Толян — остались возле машины.

Гуталинову нравилась новая секретарша, и он даже пытался за ней ухаживать. Поэтому, когда сегодня утром она, краснея и запинаясь, рассказала ему о своих проблемах, он не только пообещал ей два выходных в самое ближайшее время, но и отпустил пораньше с работы. Мало того, он предложил подвезти её до дома, а по дороге ещё и напросился на чашку чая.

— Я должен знать, как живут мои сотрудники, — сказал он.

Мама Таня хотела возразить, что ничего интересного в этом нет, но не решилась отказать человеку в чашке чая.

Гуталинов был умным человеком и понимал: чтобы понравиться маме, нужно сперва понравиться её детям. Поэтому, едва войдя в комнату, он радостно закричал, как Дед Мороз на новогодней ёлке:

— Здравствуйте, дети! Сейчас мы будем пить чай с тортом!

Если бы миллиардер знал об исчезновении Барабашки, он не удивился бы отсутствию у детей бурной радости. Но Гуталинов вообще ничего не знал про Барабашку. Поэтому, пока мама готовила на кухне чай, он катался колобком вокруг Юры и Нюры и задавал кучу вопросов:

— А как вас зовут?

— А где вы учитесь?

— А какой у вас компьютер?

— А маму вы слушаетесь?

Юра отвечал односложно, Нюра пыталась поддержать светскую беседу.

— А у вас пиджак красивый, — сказала она. Миллиардеру это понравилось, но всё-таки разговор не клеился. Тут он заметил на полке Юрину коллекцию автомобилей, и его осенило:

— Хотите прокатиться на моей машине?

— А какая у вас машина? — спросил Юра.

— Сейчас увидите! — Гуталинов широким жестом пригласил ребят к окну.

Нюра выглянула, увидела у подъезда серебристый «Линкольн» и со вздохом сказала:

— Сегодня мы на такой уже катались…

Миллиардер от удивления подпрыгнул. Таких машин, по его сведениям, в Москве было всего три.

«Интересно, — подумал он, — а не ухаживает ли за моей секретаршей президент другого банка?»

Но пока он думал, как это выяснить у детей, появилась мама, и они сели пить чай.


А возле подъезда честно несли службу Толян и Вован. Один стучал ребром ладони по стене, а другой ковырял носком ботинка асфальт.

Бомж Потёмкин, давно наблюдавший за ними со своей скамейки, сделал вывод, что молодые люди, вероятно, скучают, и решил завести с ними непринуждённый разговор. Он встал, подошёл поближе и, уважительно кивнув в сторону «Линкольна», спросил:

— Что, полный автомат?

— Ага, — ответил Толян. — Две обоймы.

И вытащил с переднего сиденья автомат Калашникова.

— Понял, — сказал Потёмкин и отошёл назад к лавочке.


Миллиардер Гуталинов допивал в это время четвёртую чашку. Вообще-то он терпеть не мог чай, но не видел другого способа подольше задержаться в этой квартире. Гость очень старался понравиться и без умолку рассказывал о том, где ему удалось побывать. А побывать ему удалось в Африке, Азии, Европе, в двух Америках и даже в Антарктиде, где он встречал Новый год и стрелял пробками от шампанского в белых медведей… Нет, миллиардер не врал, он просто перепутал Арктику с Антарктикой. Впрочем, какая разница? Главное, чтобы было весело.

Веселья, однако, не получалось, даже несмотря на то, что Нюра до ушей перемазалась кремом, а Юра уронил кусок торта на штаны. В результате маме Тане пришлось вести обоих в ванну отмываться.

«Милые дети», — подумал Гуталинов.

Оставшись один, он осмотрелся и вдруг заметил потёртые обои, обшарпанный паркет, потолки с разводами…

«Да, — вздохнул миллиардер, постукивая пальцами по стене, — квартира требует евроремонта».

Он ходил, постукивал и думал, что ещё неплохо бы устроить Тане отдых на Канарских островах, а детей отправить учиться в Америку… А что? Должен же президент заботиться о своих подчинённых!..

Но в эту вереницу светлых мечтаний ворвался сосед Скупидонов:

— Ага! На нервах играете! Смерти моей…

«Засада!» — мелькнуло в голове у Гуталинова. Он не раздумывая нырнул под стол и попытался прикрыться скатертью. На пол полетели две чашки, облив недопитым чаем белые президентские брюки.

Как известно, президент банка — очень опасная профессия. На каждом шагу — наёмные убийцы, рэкетиры, налоговая инспекция. Поэтому Гуталинов всегда был предельно осторожен. По, поняв, что странный человек в защитной пижаме ни стрелять, ни метать гранату не собирается, миллиардер выглянул из-под стола и спросил:

— А вы, собственно, кто?

— Нет уж, это вы — кто? — парировал Скупидонов. В этот момент в комнату вошла мама Таня с детьми.

— Что вы здесь делаете, Сидор Маркович? — спросила она.

— У вас в комнате находится посторонний мужчина, — доложил Скупидонов.

— Он не посторонний, — сказала мама. — Он мой начальник — президент «Гута-банка» господин Гуталинов.

— Ах, вот оно, значит, как… — пробормотал Скупидомов и поспешно скрылся.

— Неприятный тип, — сказал Гуталинов, отряхивая брюки.

— Это наш сосед, — вздохнула мама Таня.

— Он на нас всё время жалуется, — добавила Нюра.

— Какой плохой дядя!

Гутилинов и в самом деле был ужасно зол на соседа, поставившего его в такое глупое положение — на колени перед секретаршей Ганей, за которой он только ещё начал ухаживать. К тому же это ужасное пятно на брюках!

— Спасибо, Танечка, за чай, а с этим дядей мы разберёмся. — Настроение было испорчено. Гуталинов резко толкнул дверь и нанёс сокрушительный удар по лбу подглядывавшего в замочную скважину Скупидонова.

— Смерти моей домогаются… — простонал сосед, отлетевший к противоположной стенке.

— А с вами, — строго сказал Гуталинов, — разговор будет завтра. За такое поведение в приличном обществе… в асфальт закатывают.

— Что вы такое говорите? — ужаснулась мама Таня.

— Шутка… — смутился миллиардер. Однако принял твёрдое решение припугнуть старикашку. И обеспечить достойную жизнь своей сотруднице.


Юра и Нюра лежали в своих постелях, дожидаясь, когда уснёт мама, и в двадцатый раз уточняли план предстоящей операции по спасению Барабашки. Было предусмотрено всё. Кроме одной маленькой детали: они не ожидали, что уснут раньше мамы.

Их не разбудил даже стук в коридоре. Нет, это был не Барабашка. Это изрядно струхнувший сосед Скупидонов ставил четвёртый замок на свою дверь.

Глава четвертая

А тем временем в двухкомнатной квартире военнослужащего Скворцова разворачивались следующие события.

Командир отдельного десантного взвода капитан Скворцов, вернувшись с работы, снял сапоги. Ничего удивительного в этом не было: Скворцов всегда снимал сапоги, приходя с работы. Но в этот раз перед босым капитаном стояли не два сапога, как обычно, а три. Капитан удивился, пересчитал сапоги, потом свои ноги, потом опять сапоги. Третий сапог был явно лишним.

Так же, как и Юра, Скворцов сделал вывод, что один сапог не мог прийти, — значит, где-то должен быть второй. Но капитан двинулся дальше в своих рассуждениях: в сапогах пришёл некто. И этот некто был или враг, или шпион. Которого необходимо найти и обезвредить.

Для начала Скворцов отправился на кухню и устроил жене допрос.

— Где он? — строго спросил капитан.

— Ой, милый, — ответила жена, не отрываясь от книги. — Он сейчас как раз на пути в аэропорт.

— Так. — Капитан понял, что дело нешуточное. — И кто же он?

— Как — кто? Джеймс Бонд. Агент 007.

— Гак я и знал, — заскрипел зубами Скворцов. — Но почему он в одном сапоге?

— В одном сапоге? — Жена с удивлением посмотрела на мужа. — А до этого места я ещё не дочитала.

— До этого места ты никогда не дочитаешь! — закричал Скворцов и захлопнул книгу перед носом у жены. Он-то уже собирался поднимать по тревоге свой взвод.

Придя в хорошее расположение духа, капитан пошёл мыть руки перед едой. Но на полдороге замер: хорошо, Джеймса Бонда не было. Но откуда же тогда взялся третий сапог?

Через секунду он ворвался в кухню, держа сапог наперевес. Жена накладывала котлеты в тарелку, отгоняя назойливых мух.

— А это что такое?! — зарычал капитан Скворцов и со всего размаху стукнул сапогом по столу так, что котлеты полетели на пол, а мухи — на потолок.

— Я н-не знаю, — прошептала жена, и на глаза у неё навернулись слёзы.

Нет, капитан не подозревал свою жену в измене Родине, Но с её страстью к чтению и рассеянностью она могла впустить в дом кого угодно. И упустить!!!

От грохота проснулся малолетний сын.

— Вовочка! — Скворцов бросился к детской кроватке. — Может быть, ты кого-то видел?

Но ребёнок плакал и на вопросы не отвечал. Тогда Скворцов показал сыну именной пистолет. Мальчик заулыбался — пистолет всегда действовал на него успокаивающе.

— Владимир, подумай и ответь папе, ты видел сегодня кого-нибудь в этой квартире?

— Видел, — сказал Скворцов-младший. — Такой маленький с больсыми усами.

На самом деле мальчик хотел сказать «с большими ушами», но поскольку он ещё не умел выговаривать все буквы, у него получилось «с больсыми усами».

Капитан Скворцов стал лихорадочно перебирать в голове сослуживцев: самое опасное, когда враг притворяется другом. Но во взводе все были высокие и без усов… Впрочем, усы можно и приклеить, а вот насчёт сапога…

Напрасно жена постоянно укоряла Скворцова, что он не читает книг. Скворцов книги читал. В детстве. И сейчас, вспомнив сказку про Золушку, он решил завтра же на утреннем построении дать примерить сапог всем своим подчинённым. На всякий случай.

А пока он запер улику в шкаф, поцеловал уснувшего сына в лоб и пошёл на кухню есть остывшие котлеты. Но поужинать ему снова не удалось. Из комнаты раздался стук. Стук исходил из шкафа.

Ага!!!

Любой другой капитан не задумываясь задержал бы противника. Но Скворцов был хитрее. И прежде решил перехватить ценную информацию. Он приложил ухо к шкафу и приступил к дешифровке: «Врлум… дрын… трах… тах… тах…» — получилось у него по азбуке Морзе. «Мряк… бряк… чио… чио… сам» — получалось по азбуке Зорге. Капитан Скворцов а мал семьдесят четыре системы тайных стуков. Но по каждой из них получалась такая же чушь…

Барабашка стучал безо всякой системы. Ему просто хотелось на волю.

Никогда ещё с ним не случалось столько неприятностей в один день. Сначала его выкинули в окно. Потом он чуть не врезался в песочницу. Потом любознательный мальчишка захотел узнать, что внутри у машинки, и ему едва удалось выскользнуть в прихожую и притвориться сапогом. После этого им колотили по столу, а в довершение всего заперли в шкафу. Терпение у Барабашки лопнуло.

Лопнуло оно и у капитана Скворцова.

— Руки вверх! — закричал капитан, рванул на себя дверь шкафа и… сам же выполнил свою команду.

Из шкафа на него глядело дуло небольшой, но очень даже настоящей пушки.

Трудно сказать, сколько простоял бы капитан с поднятыми руками, если бы в комнату не вошла жена.

— Ты совсем обалдел, Скворцов. Скоро танк с работы домой притащишь.

Ничего не объясняя, Скворцов выхватил из кровати сына, отдал его жене и командным шёпотом приказал идти ночевать к соседям.

Оставшись один, капитан осторожно обследовал шкаф. Пушка была на месте. А вот сапог бесследно исчез. И тут Скворцов понял, что дело обстоит ещё серьёзнее, чем он предполагал. Он столкнулся с невидимым врагом.

У Скворцова был большой опыт по поимке самых разных врагов. Он задерживал террористов, контрабандистов и агентов всех иностранных разведок. Но с невидимками ему сталкиваться не приходилось, и никаких инструкций на этот счёт не было. Капитан решил действовать на свой страх и риск.

Мысленно разбив квартиру на квадраты, он вступил в смертельную схватку.

Скворцов применил все известные приёмы карате, кун-фу, айкидо, сумо, джиу-джитсу, самбо, кулачного боя, вольной и классической борьбы, а также специальные приёмы ОМОНа. Но он сокрушал воздух. А заодно и стены. В результате за полчаса маленькая двухкомнатная квартира превратилась в большую однокомнатную. Однако противник ловко уходил от всех ударов.

А может быть, он вообще УШЕЛ?

Оглядев поле битвы, Скворцов устало опустился на обломки дивана. Он не знал, что делать. Ему хотелось плакать, но плакать он не умел. И тогда Скворцов уснул.

А небольшая чугунная пушка чихнула и превратилась в ушастое существо. Осторожно выбравшись из-под досок, Барабашка прошмыгнул к окну, открыл створку и задумался — Скворцовы жили на четвёртом этаже.

— Знал бы заранее — соломки подстелил, — вспомнил он дедушкину мудрость, превратился в подушку и выбросился из окна. При этом на пол полетела чудом уцелевшая банка с огурцами.

Разбуженный шумом, капитан вскочил и понял, что его снова обвели вокруг пальца. Враг и вправду ушёл — живой, невидимый и вооружённый пушкой. И тогда, достав свой именной пистолет, Скворцов подошёл к окну и долго и бессмысленно палил в ночное небо.

Бах! Бах! Ба-бах! Бах! Ба-бах!..

«Ну что за ночь?» — возмущались в своих постелях недовольные жильцы дома номер 14.

Один бомж Потёмкин, из-за духоты перебравшийся из подвала на лавочку, был доволен. На него свалилась нежданная радость — большая мягкая подушка.

«Вот и славно», — подумал Потёмкин, подложил подушку под голову и крепко уснул.

Утром подушки не оказалось. Но бомжа это не расстроило.

«Что упало, — решил он, — то и пропало».

Глава пятая

Тук-тук-тук!.. Тук-тук-тук!..

В это трудно поверить, но Сидор Маркович Скупидонов из комнаты не выскочил.

Стук повторился. Но Скупидонов на провокацию не поддавался. После вчерашних угроз Гуталинова он был твёрдо уверен, что ночью стреляли именно по нему. Но в темноте промахнулись.

Тук-тук-тук!..

Дверь открыла мама Таня, но никого не увидела. Пожала плечами и побежала допивать свой кофе. Мама торопилась на работу. Детей она решила не будить: написала им записку, оставила бутерброды и пулей вылетела из дома. Гуталинов не любил, когда опаздывают.

Юра с Нюрой проснулись одновременно. С одной и той же мыслью: «Барабашка!»

— Сколько времени? — закричал Юра.

— Ой! Утро уже.

— Проспали… — Юра чуть не заплакал. — Мы же Барабашку спасать хотели.

— Надо же! Они меня спасать собирались… Интересная экскурсия! — Барабашка сидел под столом и жевал оставленный мамой Таней бутерброд.

— Ура! — закричала Нюра и выскочила из постели прямо в ночной рубашке.

Юра, конечно, тоже был рад. Но к радости примешивалась досада от того, что Барабашке удалось спастись без его помощи.

— Подумаешь, сапог, — сказал он, едва Барабашка начал рассказывать о своих ночных похождениях. — Сапог уже был.

— Ну и что? Зато потом я превратился в такую огромную пушку! И как стрельнул — от квартиры ничего не осталось. Полный разгром. Куликовская битва. — Барабашка остановился. — Не верите? Сходите сами посмотрите.

— А я вот давно хотела у вас спросить… — Нюра смотрела на Барабашку, как на Майкла Джексона. — А вы во всё, во всё умеете превращаться?

— Во всё?! — Уши Барабашки затряслись от смеха. — Ой, не могу! Да чтобы во всё превращаться, знаете, сколько учиться надо? Сто лет.

— Сто лет?!

— Сто лет — это только в первом классе. А ещё второй, третий… Вон дедушка у меня — все четыре класса закончил! Он кем хочешь может стать: хочешь — велосипедом, не хочешь — мухой. А я вот попробовал мухой стать, так с потолка упал. Дедушка говорит — биологию потому что не учил. А я учиться… — Барабашка вздохнул. — Не люблю.

— Это никто не любит, — сказал Юра со знанием дела.

— Почему это никто? — обиделась Нюра. — Я, например, очень даже люблю. Мама говорит, что если в наше время не учиться…

— Мама говорит, между прочим, что её Гуталинов без калькулятора считать не умеет. Главное в наше время — это богатство. За деньги можно даже президентом стать.

— А мухой? — поинтересовался Барабашка.

Нюра засмеялась, а Юра подумал, что они уже вон сколько времени болтают глупости.

— Когда мы будем клад искать? — спросил он у Барабашки.

Вспомнив про клад, Барабашка тотчас же принял таинственный вид и сказал:

— Тссс! Клад мы здесь искать не можем.

— Но почему?

— По техническим причинам. — Барабашка тихонько постучал в стенку соседа Скупидонова.

Из-за стены послышались знакомые крики, но покинуть комнату сосед всё ещё не отваживался.

— Правило первое, — сообщил Барабашка. — «Клад надо искать». Правило второе: «Клад надо искать, когда все легли спать». Правило третье: «Когда ищешь клад, делай вид, что ищешь не клад». Правило четвёртое…

Барабашка знал примерно сто сорок четыре правила искания кладов. Одно из них гласило: «Переверни весь дом, прежде чем искать в другом». Точного местонахождения клада дедушка не оставил, поэтому поиски начали с чердака.

Чердак дома напомнил Барабашке подвал родного музея — толстый слой пыли и горы всяких ненужных вещей, которые Барабашка гладил руками и ласково называл «экспонатами».

— Пыль — это хорошая примета, — сказал Барабашка. — Значит, тут до нас никто не искал.

Он приложил ухо к стене и стал деловито постукивать.

— А можно, мы тоже будем стучать? — робко спросила Нюра.

— Стучать! Стучать — дело нехитрое, как говорил дедушка. Тут уши иметь надо.

— Что, у нас ушей, что ли, нет? — обиделся Юра.

Барабашка так выразительно посмотрел на него, что Юра покраснел до кончиков того, что раньше считал ушами.

— Ладно уж, так и быть, постучите немножко. А я тогда буду слушать за троих. Тут ведь какой секрет: где пусто, там и густо… В том смысле, что, где в стене пустое место, там и клад должен быть.

Получив разрешение стучать, Юра воспользовался им на полную катушку. Он колотил по кирпичным стенам, и по деревянным балкам, и по металлической крыше, переполошив всех местных голубей и одну залётную ворону.

— Чего это с ним? — удивился Барабашка. — Носится, как будто у него пожарная сигнализация сработала. У нас в музее как сработает — все бегают. Не знаешь, куда прятаться.

— Нет, — сказала Нюра, — Просто он хочет поскорее клад найти.

— А куда торопиться-то? Клад не убежит.

— Юра убежит. — Нюра наклонилась к Барабашке и зашептала: — Он сказал, что если не найдёт клад, то убежит в Америку зарабатывать деньги. Юра же у нас единственный мужчина в семье.

— А зачем вам деньги?

— Чтобы мама не работала, а сидела дома. А ещё мы квартиру купим — новую, трёхкомнатную. С хорошим соседом.

— С хорошим соседом, наверно, дорого… — Барабашка задумался. — Ничего, мы сейчас такой клад отыщем — с тремя соседями квартиру купим.

И Барабашка с Нюрой принялись за дело: Нюра постучит — Барабашка послушает, Нюра постучит — Барабашка послушает, Нюра постучит…

— Стой! — Барабашка заорал вдруг так громко, что Нюра от неожиданности села на грязный пол.

— Что я такого сделала? — испуганно спросила она.

— Клад нашла, — ответил Барабашка.

— Где? Где клад? — подбежал Юра.

Барабашка приосанился и указал пальцем на какое-то место в кирпичной стене:

— Вот здесь!

Глава шестая

Трах-та-ра-рах!!! Мяу-ууу!!!

Клад оказался кошкой. Обыкновенной серой кошкой, свалившейся в вентиляционную трубу.

Одурев от грохота, который поднял Юра, разбирая кирпичную стену, и от долгого сидения в плену, она как ошпаренная вылетела из дыры, поцарапав своего спасителя.

— Вот тебе и клад, — сказал Юра и презрительно посмотрел на сестру.

— А что? — вступился Барабашка то ли за Нюру, то ли за кошку. — Очень даже и клад. Хорошая кошка, как говорил дедушка, — это настоящий клад. У нас в музее мыши сначала сыр сожрали. Старинный, тринадцатого века! А потом мамонту хобот отгрызли. Если бы кошку не завели — одни бы рога от мамонта остались.

— Не рога, а бивни, — поправил его Юра.

— А говоришь, учиться не любишь. — Барабашка хитро взглянул на Юру. — А сам прямо как наш экскурсовод.

Кошка сидела в стороне и вылизывала шерсть.

— Сидит, морда, намывается, — мрачно произнёс Юра, разглядывая свои царапины. — Даже спасибо не сказала.

— Сказала, — возразил Барабашка. — Два раза. И один раз извинилась за причинённый ущерб.

— Откуда вы знаете? — спросила Нюра.

— Понимаю немножко по-кошачьи. Дедушка научил.

— А вот это ты врёшь! — возмутился Юра. — Она даже не мяукнула ни разу.

— А вот и не вру. — Барабашка обиделся и показал Юре фиги. — Ты хоть и грамотный, а не знаешь, что кошки не словами разговаривают, а ушами, или хвостом, или спиной.

Кошка потянулась и зевнула.

— И что она теперь говорит? — поинтересовался Юра.

— Она говорит, что я очень умный и хороший… — Барабашка засмущался. — Переводчик.

— А как её зовут? — спросила Нюра.

Барабашка осторожно подошёл к кошке и погладил её.

— Сложное имя. В переводе на русский вроде как Марианна Васильевна.

Кошка в ответ согласно мяукнула.

Умывшись, Марианна Васильевна неожиданно оказалась семицветной: бело-чёрно-рыже-серой с коричневыми пятнами и разными глазами — голубым и зелёным.

— Какая красивая! Вот бы её домой взять! — вздохнула Нюра.

— Размечталась, — сказал Юра. — А про соседа забыла?

Скупидонов и вправду так ненавидел животных, что в их квартиру даже тараканы заглядывали редко.


А сосед в это время по-прежнему сидел в своей комнате. Но сколько может человек терпеть? Час, два, три. Ну, четыре! В конце концов, терпение у Скупидонова лопнуло, и он, забыв про осторожность, бросился в туалет. Выйдя оттуда через несколько минут и убедившись, что в коридоре никого нет, он прокрался обратно в комнату…

Надо сказать, что свободного места у Скупидонова не было. Вдоль стен располагалась колченогая мебель и шкафы, набитые всяким барахлом. А один шкаф даже стоял посреди комнаты.

Сидор Маркович запер дверь на все замки и облегчённо вздохнул.

А напрасно. Потому что посреди комнаты стоял не один шкаф, а целых три!

«Конец…» — пронеслось в голове у Скупидонова.

Здоровенный Толян равнодушно постукивал ребром ладони по старинному дубовому столу, а его напарник Вован лениво ковырял носком ботинка дубовый паркет. При этом оба ничего не говорили. Просто один стучал, а другой ковырял.

— Что вы от меня хотите? — взвизгнул Скупидонов.

В ответ Толян так рубанул ладонью, что стол раскололся пополам. А Вован так ковырнул носком ботинка, что вместе с паркетом в воздух полетели куски прогнившего перекрытия… И оба телохранителя с грохотом рухнули куда-то вниз.

Операция провалилась.

Живший этажом ниже журналист Щекотихин в это время как раз начинал писать статью про мафию. Но, увидев свалившихся как снег на голову Вована с Толяном, сразу же прекратил.

Вован показал Щекотихину огромный кулак, Толян сказал: «Понял?», и, отряхнув побелку с малиновых пиджаков, оба важно удалились.


А на чердаке шла игра в прятки. Любимая барабашкина игра.

— Если я захочу, — важничал он, — меня никто не найдёт. Меня даже дедушка целый день найти не мог, когда уши надрать хотел.

И правда, найти Барабашку было совершенно невозможно. Сперва он превратился в кирпич. А попробуй найди кирпич среди целой груды обломков. Потом он превратился в бутылку. Юра с Нюрой искали его долго и безуспешно.

— Эх, вы, — смеялся Барабашка. — Я ведь не пыльная бутылка был. Специально для вас подсказку оставил. Могли бы и догадаться.

— Только ты больше в бутылки не превращайся, — сказала Нюра. — А то бомж Потёмкин тебя найдёт и сдаст.

— Куда?

— Куда следует, — сказал Юра.

Потом Барабашка замаскировался под паутину, да так ловко, что её даже опытный паук не отличил бы от настоящей.

А потом в игру включилась Марианна Васильевна. И всё испортила. Во что бы Барабашка ни превращался, она тут же его находила и усаживалась рядом.

— Я так больше не играю, — сказал Барабашка. — Она меня всё время выдает.

— И чего она за тобой ходит? — удивился Юра. — Тоже, что ли, поцарапать хочет?

— Ты ничего не понимаешь, — сказала Нюра. — Она его любит, вот и всё.

Марианна Васильевна довольно замурлыкала.

— Ну, ты даёшь! — Барабашка с уважением посмотрел на Нюру. — Ты что, тоже кошачий язык знаешь?

Конечно же, Нюра не знала кошачьего языка. Она просто очень любила кошек. И поэтому, когда через некоторое время Марианна Васильевна жалобно мяукнула, Нюра сразу же дала точный перевод:

— По-моему, она есть хочет.

Договорились, что Юра с Нюрой сходят домой и принесут для кошки пакет молока или банку сметаны.

Выбравшись с чердака, ребята заметили, как сосед Скупидонов вышел из квартиры и, испуганно озираясь, стал спускаться вниз.

Такого случая могло больше и не представиться. Юра снова бросился на чердак:

— Ура! Сосед ушёл. Можно искать у нас!

И вся компания, перепрыгивая через две ступеньки, ринулась вниз с твёрдым намерением отыскать клад. Только Марианна Васильевна войти в квартиру отказалась. А почему — объяснять не стала.

Пятьдесят пятое правило кладоискателей гласило: «Не ходи далеко, не копай глубоко, сундук с кладом — может быть рядом». Через пятнадцать минут вся комната была простукана и прослушана. Но безрезультатно.

— А ваш дедушка ничего не мог напутать? — спросила Нюра.

— Это ваш дедушка мог напутать, — обиженно проворчал Барабашка.

— Какой ещё наш дедушка?

— Вот этот. — Барабашка ткнул пальцем в картину, висевшую у самого пола. Картина называлась «Портрет неизвестного мужчины» и висела так низко потому, что прикрывала дыру в обоях.

— Это не наш дедушка! — в один голос закричали дети.

— А чей? — удивился Барабашка.

— Откуда мы знаем, — сказал Юра. — Мама говорила, это копия какой-то знаменитой картины из музея.

— Ага, из музея…

Барабашка с уважением стал разглядывать портрет и вдруг сделал совершенно неожиданный вывод:

— А под ней-то мы и не стучали.

Картина висела на стене, отделявшей комнату Ивановых от комнаты Скупидонова. Соседа, как известно, не было, и все трое принялись самозабвенно стучать. Результат превзошёл ожидания — три кирпича, выглядывавшие из-под рваных обоев, вдруг провалились, образовав в стене дыру…

Дыра оказалась достаточных размеров, чтобы просунуть в неё руку или даже целого Барабашку.

Первый раз в жизни Юра пожалел, что он не маленький.

— Удачи! — прошептала Нюра и украдкой помахала вслед исчезающему в тёмной дыре Барабашке. Нюра знала, что так в кино провожают настоящих мужчин, идущих на трудное дело.

…Барабашка вернулся с кладом. Он притащил кучу всяких сокровищ. Старинные подсвечники, резные ручки, золотистые кольца, подкова, порыжевший кинжал — всё это лежало в мятой металлической миске.

Юра смотрел на клад, не в силах произнести ни слова. Он, конечно, очень хотел его найти, но одно дело хотеть, а совсем другое — видеть перед собой несметные богатства. И пока Нюра примеряла похожие на браслеты кольца и приставала к Барабашке с вопросом, идёт ли ей этот подсвечник, перед его глазами проносились вереницы чудесных мечтаний… Вот они едут на своей машине по залитой солнцем автостраде. Вот подъезжают к шикарному «Макдональдсу». И официант выносит им тройной «Биг-Мак» и большую бутылку «Колы» на золотом подносе…

— Интересно, а эта миска серебряная или платиновая? — спросила Нюра у Барабашки.

— Пыльная, — уклончиво ответил Барабашка.

— Ну, ничего. Мы её отмоем и будем из неё кошку кормить. — Нюра задумалась и щедро добавила: — Крабовыми палочками.

Глава седьмая

Марианна Васильевна тем временем расположилась на лавочке возле подъезда. Со стороны могло показаться, что кошка просто грелась на солнышке, а она на самом деле стояла, то есть лежала на часах. Или, как сказали бы Толян с Вованом, на атасе.

Из обрывков разговоров кошка сразу поняла, что к чему. И в любую минуту была готова предупредить друзей об опасности.

А опасность быстрыми шагами приближалась к подъезду. Сидор Маркович Скупидонов возвращался домой из милиции.

Увидав его, Марианна Васильевна начала подавать сигналы — другими словами, мяукать, вернее, даже истошно вопить. Её позывные услышали все в доме. Все, кто не ушёл на работу или не был увлечён поисками клада.

Тогда, чтобы выиграть время, кошка спрыгнула с лавочки и дважды перебежала Скупидонову дорогу.

Сидор Маркович верил в приметы. Если бы кошка перебежала ему дорогу один раз, он бы плюнул три раза через левое плечо, повернулся вокруг своей оси и пошёл бы дальше. Но кошка перебежала два раза подряд… А что положено делать в таких случаях, он не знал.

И Скупидонов решил сделать «ход конём»: он развернулся и буквой «Г» — как в шахматах — обошёл вокруг дома. Кошка по-прежнему сидела возле подъезда и явно намеревалась повторить свой маневр. Поняв, что просто так ему домой не попасть, Сидор Маркович пошёл на крайнюю меру.

По дороге из милиции он заглянул на свою любимую помойку. Откуда прихватил два бронзовых водопроводных крана и четыре кафельных плитки. Одной из них он и решил пожертвовать.

Марианна Васильевна едва успела увернуться от летевшего керамического изделия, а Сидор Маркович с удивительным проворством прошмыгнул в подъезд и плотно закрыл за собой дверь.

«Нас голыми руками не возьмёшь!» — торжествовал он, заходя в квартиру.

Оказавшись в своей комнате, Скупидонов открыл шкаф, чтобы спрятать трофеи, и опешил…

Задней стенки у шкафа никогда не было. Но сейчас и в кирпичной стене, к которой он был прислонён, зияло отверстие. Из отверстия доносились радостные детские голоса.

— Ограбили! — прошептал Скупидонов.


Услышав шум, Барабашка мгновенно превратился в потёртый пятак.

— Ага-а!

Дети обернулись и увидели на месте портрета неизвестного мужчины лицо известного Скупидонова:

— Попались, голубчики! Засыпались! Бандиты, грабители, тунеядцы малолетние!.. С поличным!.. На месте преступления!!!

Остальное происходило как в страшном сне. Не желая слушать никаких объяснений, сосед перетащил своё барахло обратно в шкаф, прихватив заодно и потёртый пятак. Затем он привёл детей в свою комнату, запер снаружи на четыре замка и, позвонив в милицию, уселся в коридоре ждать участкового.

Ситуация была — хуже не придумаешь. У Юры дрожали ноги, руки, губы. Он лихорадочно искал выход, но выхода не было. Отчаянно хотелось зареветь.

— Не волнуйся, Юрочка, — сказала Нюра. — Мы всё объясним маме… Ведь её же пустят к нам в тюрьму?

— Что мы объясним, дура? — не выдержал брат. — Про Барабашку?!. Тоже мне, кладоискатель. В чужой шкаф залез. — Юра подёргал за ручку шкафа, но тот был предусмотрительно заперт на ключ.

— Как залез, так и вылез, — раздался знакомый голос, и из-за шкафа выкатился пятак.

— Со всяким может случиться… — Барабашка развёл руками. — «Нашёл не клад — верни назад», как говорил мой дедушка.

— «Дедушка, дедушка»… — мрачно передразнил Юра. — А нас сейчас в милицию заберут.

— Не заберут, — уверенно заявил Барабашка. — За что вас забирать? Инвентарь на месте лежит. Вы у себя в комнате.

— Как это у себя?! — закричал Юра. — Ты что, не видишь? Нас заперли.

— Ерунда, — хмыкнул Барабашка и превратился в ключ от шкафа. — Открывай. И не забудь меня в карман положить.

Барабашка нашёл единственный, хотя и довольно узкий выход из положения. В обычное время дети ни за что бы не пролезли в такую маленькую дыру. Но в минуту опасности у человека внутри всё так сжимается от страха, что Юра с Нюрой сами не заметили, как оказались в своей комнате.


К сожалению, дети не видели, как много сделала Марианна Васильевна, чтобы им помочь. Мало того, что она задержала во дворе Скупидонова, она ещё дважды переходила дорогу перед близко идущим милиционером. Но участковый Ломоносов в приметы не верил. Он верил в силу закона и в его справедливость.

Ломоносов поднялся по лестнице и позвонил в квартиру, где его поджидал дрожащий от нетерпения Скупидонов.

— Ограбили, наконец! Застигнуты на месте преступления! Прошу составить протокол.

Схватив участкового за пуговицу, Сидор Маркович зловещим шёпотом стал рассказывать ему про ограбление, про козни соседей, свалив в одну кучу малолетних преступников, подпольного миллиардера, наёмных убийц, Пушкина и Линкольна.

— Разберёмся, — сказал Ломоносов, отстраняясь от назойливого потерпевшего. За этот день Скупидонов откручивал от его кителя уже вторую пуговицу. А пришивать пуговицы Ломоносов не умел. — Ну, где там ваши преступники?

Сидор Маркович открыл все четыре замка и, пропустив участкового вперёд, торжественно произнёс:

— Вот они.

— Где?!

В комнате, естественно, никого не было. Не веря глазам, Сидор Маркович принялся обыскивать свою жилплощадь. Он бегал на четвереньках, как служебно-розыскная собака, потерявшая след, пока не натолкнулся на кусок фанеры, прикрывавший дыру в полу. Ту самую дыру, сквозь которую провалились телохранители Гуталинова.

— Побег, — догадался Скупидонов.

Отодвинув фанеру и сунув голову в отверстие, он закричал журналисту, всё ещё сидевшему за машинкой:

— Здесь малолетние преступники не пробегали?

«Ничего себе малолетние», — > подумал Щекотихин, вспомнив Вована и Толяна. И на всякий случай ответил:

— Никто здесь не пробегал.

Скупидонов растерянно посмотрел на Ломоносова.

— Про эту дыру вы мне уже сегодня заявляли, — сказал участковый. — И по факту этой дыры уже заведено дело о покушении.

— Гак точно, — засуетился Сидор Маркович. — А теперь надо заводить дело об ограблении. Я вам сейчас покажу другую дыру… В шкафу… То есть в стене!..

Скупидонов распахнул дверцу шкафа — другой дыры не было.

Если бы участковый Ломоносов присмотрелся внимательнее, он бы увидел, что кусок стены заложен детскими кубиками. Но голова его была уже настолько заморочена, что он ничего не заметил и на прощание посоветовал Скупидонову обратиться к врачу.

Заглянув на всякий случай к детям, которые мирно играли в остатки кубиков, милиционер сделал им «козу» и удалился.

«Эх, были бы у меня такие дети, — с теплотой подумал участковый, — была бы у меня и жена!.. А то вот с оторванной пуговицей хожу!»

Пуговицы Ломоносову пришивала мама, Нина Николаевна, с которой он проживал в соседнем подъезде. Но милиционер почти не видел её из-за постоянной загруженности работой… Стрельба в квартире Скворцовых, покушение на Скупидонова, непонятные стуки по ночам — жалобы, жалобы, жалобы… Не жаловались на его участке только два человека: мама, терпеливо дожидавшаяся своего сына, и бомж Потёмкин, который, мажется, был вполне доволен своей судьбой.

Глава восьмая

— Фу-у-у!!! — дружно выдохнули Юра с Нюрой, когда за участковым закрылась дверь. Тюрьма им больше не грозила!

За первой радостью пришла и вторая: на подоконнике неожиданно возникла Марианна Васильевна. По карнизам и водосточным трубам она наконец-то добралась до своих беспечных подопечных.

«Ну, что же вы? Я кричу, сигналы подаю, весь дом переполошила, а им хоть бы что!» — Всё это уместилось в коротком укоризненном «мур-р».

— Ой, наша киска вернулась! — обрадовалась Нюра. — Юра, давай мы её вымоем, причешем, бантик повяжем…

— Прежде чем бантики повязывать, надо бы накормить животное, — мрачно произнёс Барабашка, всеми забытый и потому возникший в дурном расположении духа.

— Ой, и правда, — спохватилась Нюра. — Юра, сходи, пожалуйста, на кухню и принеси Марианне Васильевне молока.

Во-первых, Юре не понравилась мамина интонация в голосе сестры. Во-вторых, ему не очень-то улыбалась перспектива встретиться в коридоре с одураченным соседом. Но кошку действительно надо было покормить, и Юра отправился на кухню.

Предчувствия его не обманули. Возвращаясь с полной миской молока, он, конечно же, столкнулся со Скупидоновым. Юра замер. Но, к его удивлению, сосед не остановил его, не схватил за ухо и даже не спросил: «А куда это ты, мальчик, несёшь молоко?» Сидор Маркович его просто не заметил. Осторожно, как будто он тоже нёс молоко, сосед проплыл к выходу. Следуя совету участкового, он направлялся к другому участковому. Врачу.


Одно из основных отличий хорошо воспитанных кошек — как, впрочем, и людей — заключается в том, что они никогда сразу не набрасываются на еду.

— Угощайся, пожалуйста. — Нюра подвинула миску к Марианне Васильевне. — Ты, конечно, может быть, больше любишь «Вискас»…

— Глупости, — сказал Барабашка. — Я пробовал. Ничего хорошего в нём нет.

И, встав на четвереньки, вместе с кошкой жадно принялся лакать молоко.

Юра с Нюрой оторопели.

— Ты что?.. Хочешь, мы тебе… мы тебе другую миску принесём?.. Это же… негигиенично!

— Не волнуйтесь, я в музее с тремя кошками ел из одной миски, и ни одна из них не заболела, — успокоил Нюру Барабашка и, вылизав миску, развалился в углу, сытый и какой-то неинтересный.

Кошка уселась рядом с ним и начала умываться.

Наступило молчание.

— А может быть, во что-нибудь поиграем? — предложила Нюра. — В прятки, например. Или будем дальше клад искать…

— После сытного обеда, как говорил мой дедушка, полагается поспать, — зевнул Барабашка. — И вообще у нас другой распорядок: мы днём спим, а ночью клад ищем.

— Да нет никакого клада! Врёшь ты всё! — Юра чувствовал себя обманутым. С появлением Барабашки мечты о богатстве приобрели такие реальные очертания, что он уже видел себя по телевизору в «Клубе юных миллиардеров», А вместо этого — пластмассовая машина, кошка в трубе, барахло из соседского шкафа… Его дурачили, а он верил.

— Голову нам морочишь? Думаешь, мы совсем того? Да?

Кошка перестала умываться. Нюра с испугом посмотрела на Барабашку.

— А я не знал, что вы такие жадные, — грустно сказал тот. — Вы, наверно, только потому со мной и играли, что вам клад нужен.

Уши у Барабашки повисли, говорил он чуть слышно и старался не смотреть на детей… Юра и Нюра растерялись. |

— Ну, что ты! — первой спохватилась Нюра. — Клад нам, конечно, нужен. Но тебя мы любим просто так. Честное слово!

— Конечно, — поддержал её Юра. — Клад сам по себе, а ты сам по себе, понимаешь?

— Не понимаю, — сказал Барабашка. — Клад вам нужен или я сам по себе?

Барабашка напоминал Юре маму, которая тоже всегда ставила вопрос ребром: или так, или так… А как ответить на такой вопрос?

«Ать-два! Ать-два!» — донеслось со двора. Дети испуганно переглянулись: не прибыл ли за ними взвод милиции?

И бросились к окну посмотреть, что там происходит…

Нет, это была не милиция. Это, чеканя шаг, маршировал капитан Скворцов, решивший заняться воспитанием сына.

— Владимиру уже три года, а он до сих пор ходить не умеет! — кричал он жене, семенившей рядом.

— Скворцов, ты совсем с ума сошёл, — возражала жена. — Сперва всю квартиру разломал, а теперь говоришь, что наш Вова ходить не умеет.

— Не умеет, — упорствовал капитан. — Разве так ходят? Вот как надо ходить: ать-два, ать-два, ать-два!

Скворцов ходил по двору, высоко задирая ноги, а за ним вышагивал малолетний Вовочка, во всём стараясь подражать отцу.

Засмотревшись на этот неожиданный парад, Юра и Нюра на некоторое время забыли про Барабашку. А когда повернулись, Барабашки в комнате уже не было. Не было и Марианны Васильевны.

— Наверно, он обиделся, — вздохнула Нюра. — Зря ты так про него говорил, он хороший…

— А я и не говорил, что он плохой. Просто если не умеешь искать клад, так нечего и воображать. Да если я захочу, я быстрее него клад найду. И без всяких там правил…


В этот вечер все на редкость рано легли спать. Дети настолько устали от бесконечных происшествий, что уснули, даже не успев раздеться. А Скупидонову врач выписал такие успокоительные таблетки, что из его комнаты спокойно можно было вынести всё имущество, включая самого Сидора Марковича.

Когда мама Таня на серебристом «Линкольне» подъехала к дому, все окна в квартире были уже тёмными.

Миллиардеру Гуталинову очень понравилось пить чай у своей секретарши. Кроме того, он чувствовал неловкость от того, что разбил вчера её чашки. А потому решил сделать ей подарок: купил небольшой чайный сервиз, который аккуратно завернул в фирменную бумагу «Гута-банка».

— Что это? — удивилась мама, когда Гуталинов протянул ей свёрток.

— Это вам, — загадочно улыбнулся миллиардер. — Здесь старинный китайский сервиз.

— Что вы! Я не могу принять от вас такой дорогой подарок.

— Да он совсем не дорогой. Пустяки.

— Для вас, может быть, и не дорогой, но принять я его всё равно не могу, — твёрдо сказала мама, понимая, что в данный момент теряет работу.

Миллиардер попытался всучить ей свёрток почти силком. Потом пообещал прислать по почте.

— Тогда, — сказала гордая мама Таня, — я выброшу его на помойку.

Но и у миллиардеров есть собственная гордость.

— А тогда… я сам на ваших глазах выброшу его на помойку!

И Гуталинов картинным жестом бросил свёрток в мусорный бак. После чего сел в машину и, не попрощавшись, уехал.

На маминой работе можно было ставить жирный крест.

«Ну, и ладно, — думала мама, устало поднимаясь по лестнице. — Зато послезавтра отвезу детей в деревню. Что ни делается — всё к лучшему».

С этой мыслью она и уснула.

Поздним вечером бомж Потёмкин, совершавший, по меткому выражению капитана Скворцова, вечернюю проверку, обнаружил в мусорном баке красивый свёрток, в котором находился миллион долларов.

Глава девятая

Утро, как и положено, началось с рассвета.

С прозрачного неба светило ещё нежаркое солнце. На лёгком ветру шелестели листочки. Сидор Маркович Скупидонов варил на кухне геркулесовую кашу. Капитан Скворцов заканчивал зарядку и приступал к водным процедурам. Журналист Щекотихин, поставив точку, собирался лечь спать. С минуты на минуту во двор должна была выйти сердобольная мама участкового Ломоносова и начать кормить поджидавших её голубей.

Но плавное течение утра было нарушено.

Во двор ворвались Вован и Толян, Они перевернули мусорные контейнеры и стали рыться в них, как голодные собаки.

Бах! Трах-тарарах!..

Голуби разлетелись.

Ничего не найдя, телохранители Гуталинова со злости завязали узлом водосточную трубу, вскочили в машину и с визгом тормозов умчались.

Из окон за этой сценой наблюдали многие жильцы дома номер 14. Но лишь один Скупидонов знал: только что в контейнер было заложено взрывное устройство направленного действия. Знал Сидор Маркович, и против кого оно направлено. Однако оставался совершенно спокоен — вчерашние таблетки продолжали ещё своё действие.

В это утро мусорная бомба не взорвалась. Зато чуть не взлетела на воздух забытая на плите кастрюля с геркулесом.

Мама Таня Иванова проснулась от запаха подгоревшей каши и от мысли, что сегодня ей не нужно идти на работу…

Впрочем, в это время в «Гута-банке» царила такая суета, которую трудно было назвать работой. Нет-нет, банк никто не ограбил. Можно даже сказать — наоборот…

Запыхавшиеся Вован и Толян вбежали к Гуталинову с известием, что бесценный свёрток не обнаружен, и застыли в дверях.

В кабинете, напротив хозяина, небрежно развалясь в кресле, сидел бомж Потёмкин в галстуке на голое тело и, отставив в сторону мизинец, не спеша потягивал французский коньяк столетней выдержки.

— А скажите, господин Потёмкин, не возникало ли у нас мысли, оставить эти деньги себе?

Между Гуталиновым и бомжем сидел журналист Щекотихин и писал статью о замечательном поступке бомжа.

— А что бы вы сделали, господин Потёмкин, если бы не нашли владельца этих денег?

— Император наш Александр Второй, царство ему небесное, совершил непростительную, я бы сказал, ошибку: продал американцам Аляску за семь миллионов долларов. Так вот, я бы одну седьмую часть исконной нашей земли обратно выкупил.

— Какие люди! — вскричал Гуталинов. — Какие люди живут рядом с нами: кристальная честность, государственный ум… Я хочу выпить за это! — И, увидев топтавшихся в дверях телохранителей, добавил: — А вы что стоите? Присаживайтесь. Сегодня у нас праздник, и все мы имеем право расслабиться.

Удивлённые Вован с Толяном присели к столу, но расслабиться не смогли. Очень уж они были натренированные.

Зато миллиардер радовался как ребёнок. Этот злополучный миллион он отложил, чтобы купить небольшой дачный участок под Москвой. Но, придя сегодня пораньше в банк, он развернул пакет, чтобы последний раз пересчитать деньги и… обнаружил в пакете коробку с чайным сервизом. Это могло означать только одно: миллион долларов он вчера своими собственными руками выкинул на помойку…

Если бы деньги не были завёрнуты в фирменную бумагу «Гута-банка», Гуталинов наверняка не перепутал бы пакеты. Но, с другой стороны, если бы они не были завёрнуты в фирменную бумагу, бомж Потёмкин никогда бы не нашёл их владельца.

Желая отблагодарить честного бомжа, Гуталинов предложил ему на выбор видеокамеру «Сони», галстук модельера Юдашкина и бесплатную путёвку в Анталию. Бомж вежливо отказался. Тогда миллиардер предложил ему всё разом.

— Что вы, что вы! — замахал руками Потёмкин. — Благодарствуйте, мерси!

— Мерси?! — вскричал Гуталинов. — Вы знаете французский?

— Конечно. Французский, немецкий, английский, голландский. Турецкий со словарём.

— Невероятно! — прошептал потрясённый банкир и тут же, не раздумывая, предложил бомжу высокооплачиваемую должность референта-переводчика.

— Упаси Бог! — испугался Потёмкин. — Если вам что-либо перевести надо — милости прошу ко мне в подвал. Но чтобы каждый день на службу ходить!..

С великим трудом растерянному Гуталинову удалось всучить Потёмкину чайный сервиз, который, конечно же, мог украсить любой подвал. Бомж с благодарностью принял коробку и приглашение в любое время заходить в офис за пустыми бутылками.

— Да и вы заглядывайте ко мне на чаёк!

Церемонно откланявшись, Потёмкин покинул банк. Вместе с ним выскочил журналист Щекотихин и сломя голову помчался в редакцию первой попавшейся газеты.

А Гуталинов остался один в своём кабинете и стал размышлять. А не отказаться ли ему от дачи? Может, лучше добавить недостающие шесть миллионов долларов да и выкупить для России всю Аляску целиком?..

Разговор с бомжем глубоко запал ему в душу.

Забегая вперёд, скажем, что после выхода статьи Щекотихина Потёмкин прославился. Из самых престижных районов Москвы ему поступали предложения переселиться в тот или другой двор того или другого элитного дома. Однако бомж остался верен своему подвалу и своей скамейке.


— Собирайте ваши вещи, завтра я отвезу вас в деревню, — сообщила мама Таня детям за завтраком.

Она ожидала, что Юра с Нюрой обрадуются. Но дети не запрыгали, не закричали «ура». Они как-то странно переглянулись, и Нюра спросила:

— А как же твоя работа?

Маме Тане не хотелось посвящать детей в эту историю. Но и врать она не любила.

— Работа?.. Кажется, я её потеряла, — сказала она так, словно в этом не было ничего особенного.

— Тебя что… выгнали? — осторожно спросил Юра.

Эта новость перечёркивала все его планы. Несмотря на ссору с Барабашкой, он вовсе не собирался отказываться от поисков клада. А теперь всё рушилось из-за какого-то там Гуталинова.

— Хочешь, я поговорю с ним?

— С кем? — удивилась мама.

— С начальником твоим. Я ему всё скажу…

— Да-да, — радостно поддержала брата Нюра. — Мы ему скажем, какая ты хорошая, добрая и красивая!

«Только этого не хватало!» — в ужасе подумала мама Таня, представив «трогательную» сцену: Юра наводит на Гуталинова свой игрушечный пистолет, и банкир проливает слёзы раскаяния на любимую Нюрину фотографию, где маленькая мама Таня сидит на горшке.

— Значит, так, — сказала мама строго. — Завтра мы едем к бабушке. Всё понятно?

Детям было всё понятно: на поиски клада оставался один день. Они понуро побрели в свою комнату, думая только об одном: как бы незаметно улизнуть на чердак и посоветоваться с Барабашкой. Может быть, он что-нибудь придумает?

Выручил их звонок. Мама побежала к телефону, и Юра с Нюрой, воспользовавшись этим, выскользнули из квартиры.

Звонил Гуталинов. Забыв на радостях все обиды, он искренно недоумевал, почему его секретарь до сих пор не на работе.

— Да, кстати, — сказал он. — По дороге зайдите в какой-нибудь магазин и купите мне карту Америки.

Через минуту мама Таня уже бежала в магазин «Глобус».

Глава десятая

Выслушав сбивчивый рассказ детей, Барабашка долго чесал за ухом.

— Да-а, интересная получается экскурсия… Значит, завтра увозят?.. В деревню?.. А мама, значит, без работы?.. И денег не будет зарабатывать?.. Значит, надо клад найти?.. Обязательно, да?

— Да. — Нюра умоляюще глядела на Барабашку. — Ты ведь обещал.

— Обещал, — тяжело вздохнул тот. Но, взглянув краем глаза на растерянных детей, вдруг поднялся и решительно заявил: — Раз обещал — значит, будет. Слово Барабашки!

Слово Барабашки было воспринято с энтузиазмом. Но легко сказать — клад будет. А как его искать среди бела дня, когда жильцы не спят, а ходят взад-вперёд по лестнице то в магазин, то из магазина?

— Вот у нас в подвале хорошо было, пусто, — сказал Барабашка. — Ищи — не хочу.

— А давайте и мы в подвале искать! — осенило вдруг Юру. — У нас там тоже пусто. Там только бомж один ночует, да и то когда холодно.

Нюру эта идея не слишком вдохновила. Подружки во дворе говорили, что видели там огромную белую крысу. Вот если бы Марианна Васильевна пошла с ними!

— Кис-кис! — позвала Нюра, но кошки на чердаке не было.

…Она сидела у входа в подвал с таким видом, словно ждала уже две недели. Нюра даже подумала, что Марианна Васильевна умеет не только разговаривать, но и читать мысли Подвал всегда был открыт, ничего ценного там не хранилось. Имущество бомжа состояло из деревянной лавки, стола, пачки газет, алюминиевой кружки, чугунного утюга и медного чайника. Впрочем, и этого нельзя было разглядеть до тех пор, пока Барабашка, отлично видевший в темноте, не зажёг стоявшую на столе свечку.

— Да, богатая коллекция, ничего не скажешь, — хмыкнул Барабашка. Подвал ему, однако, понравился. — В таких подвалах, — сказал он, — всегда и находят фамильные сокровища.

Обязанности распределили так: Нюра держала свечку, Юра с Барабашкой простукивали стены, а Марианна Васильевна сидела у входа, чтобы в случае чего вовремя подать сигнал.

В темноте подвал казался огромным. И чем дальше они удалялись от входа, тем теснее Нюра прижималась к Барабашке. Ей мерещилось, что из-за угла на неё вот-вот бросится белая крыса. Или произойдет что-нибудь ещё более ужасное…

Гулкое эхо перелетало от стены к стене. Местами Юрё казалось, будто звук, наконец, изменился, и вот за этим-то кирпичом и спрятан клад!.. Но Барабашка молча качал головой, и они двигались дальше.

И вдруг, когда они добрались до самого дальнего угла, подвала, Барабашка сказал: «Стоп!». Юра замер. Потом стукнул несколько раз для проверки. Сомнений не было — в том месте, где по стене расползалось тёмное влажное пятно, слышалась пустота.

— Тащи утюг! — скомандовал Барабашка. — Свечку ближе!.. Поехали!

Отсыревшая кирпичная кладка была податливой. Уже после нескольких ударов утюг звякнул обо что-то. И в глубине стены таинственно замерцал кусок ржавого железа.

— Старинный кованый сундук, — сразу определил Барабашка. — Ломай!

В этот удар Юра вложил всю свою силу. Раздался грохот, звон металла… А затем послышался неприятный свист.

Первой почувствовала опасность Марианна Васильевна. Шерсть у неё поднялась дыбом, и она стала подавать тревожные сигналы.

— Пора сматываться, — взглянув на кошку, прошептал Барабашка, и вся компания опрометью бросилась во двор.

Насчёт сундука Барабашка немножко ошибся. Можно даже сказать — сильно ошибся. Таинственный кусок железа оказался проржавевшей газовой трубой, из которой с угрожающим шипением вырывался газ…

БА-БАХ!!!

Дети едва успели добежать до подъезда, как раздался оглушительный взрыв.

— Что это? — в ужасе спросила Нюра.

— Кажется, мы там свечку оставили, — шепнул Юра. — Бежим домой!


К счастью, взрыв оказался не слишком сильным, если не считать нескольких новых трещин в квартирах наверху, одной разбитой люстры и снесённой взрывной волной панамки пенсионерки Ломоносовой, собиравшейся кормить голубей обедом. Никаких других разрушений и жертв не наблюдалось.

Жители старых домов — люди закалённые. То свет погаснет, то потолок обвалится. А в последнее время ещё и петарды вошли в моду. Поэтому взрыву никто не придал особого значения. Скупидонов был уверен, что это наконец-то рванул мусорный бак; пенсионерка Ломоносова подумала, что по телевизору идёт очередной боевик, а пришедший на обед военнослужащий Скворцов решил, что начались учения, и стал срочно звонить в Генеральный штаб, но там никто не подходил к телефону.

Гореть в подвале было особенно нечему. Поэтому, когда через час с воем прибыла пожарная машина, тушить тоже было нечего — всё потухло само собой. Доблестным пожарным оставалось только посочувствовать бомжу Потёмкину: он пострадал больше всех — в пачку газет, которая теперь превратилась в пепел, бомж аккуратно складывал номера, где находил упоминания о своём древнем роде Потёмкиных-Таврических.


Юра и Нюра следили за происходившим во дворе из-за занавесок. Они боялись, что, как только появятся в окне, на них сразу же начнут показывать пальцами: «Вот они — поджигатели! Разрушители! Террористы!» Что, если их кто-нибудь видел, когда они выбегали из подвала?

— Слушай, а где Барабашка? — спросила вдруг Нюра. В панике они не заметили, как он исчез и во что превратился.

— Не беспокойся, — мрачно буркнул Юра. — Первым выскочил… Такие всегда — заварят кашу, а потом пятаком прикидываются… «Клад!.. Клад!.. Честное слово Барабашки»!.. А сам чуть дом не взорвал и смылся. Жулик ушастый. Вот сейчас пойду на чердак, найду его и…

— Не надо, Юрочка! — Нюра едва не заплакала.

— Надо! — твёрдо решил брат. — Обязательно пойду и… скажу всё, что я о нём думаю!

Тут зазвонил телефон. Это была мама. Она сказала, что вернётся поздно, чтобы дети сами разогрели борщ и что завтра в деревню они не едут…

Отъезд откладывался. Но это уже ничего не меняло. Юра больше не верил ни в клад, ни в чудеса, ни в сказочные обещания. Отныне он верил только в собственные силы и — по субботам — в «Лотто-Миллион». Вот в таком решительном настроении он и отправился на чердак.

— Я ему сейчас всё скажу… Всё скажу… — бормотал он по дороге.

Нюра поплелась за ним, втайне надеясь, что до кровопролития дело не дойдёт. А чтобы брат не подумал, будто она заодно с Барабашкой, взяла с собой миску молока.

Но ни Барабашки, ни кошки на чердаке не было.

— Марианна Васильевна! Кис-кис! — звала Нюра, поставив миску на пол.

Никто не отзывался.

— Нету их! — вздохнула девочка. С одной стороны хорошо, конечно, что Юре не с кем ссориться, а с другой… Вдруг с Барабашкой что-то случилось?

— А я уверен, что он здесь, — заявил Юра. — Просто испугался и прячется! Слышишь, Барабашка, вылезай!

Юра внимательно осматривал чердак и вдруг увидел в углу сапог. Сапог был старый, почти развалившийся, и мало чем напоминал тот, в который превращался Барабашка. Однако Юра отлично помнил, что никакого сапога тут не было…

— Мог бы придумать что-нибудь поинтересней, — буркнул он, обращаясь к сапогу. — Ладно, давай превращайся обратно. Я тебе ничего не сделаю…

Сапог молчал и признаков жизни не подавал.

— Ах, так? — снова разозлился Юра. — Тогда я запру тебя в ящик, и будешь там сидеть, пока не станешь нормальным…

Детям показалось, что сапог вздрогнул. Для пущей убедительности Юра крепко взял его за голенище и…

— Ой! — прошептала Нюра.

Сапог превратился… Но не в Барабашку, а в маленького старичка с длинными ушами.

— Вы кто? — вздрогнул Юра, продолжая держать старичка за уши.

— Немедленно поставь меня на пол! — возмутился тот скрипучим голосом.

— Извините, — пролепетала Нюра. — Мы вообще-то ищем Барабашку.

— Я вообще-то тоже его ищу, — закряхтел старичок, потирая уши. — Я его дедушка!

Глава одиннадцатая

Ох, до чего непросто иметь внука-неслуха! Учишь его, учишь, воспитываешь, воспитываешь, на ушах стоишь, а толку чуть. Правда, на ушах дедушка Барабан Барабаныч стоял не в целях воспитания, а для укрепления собственного здоровья и духа: каждое утро он делал специальные упражнения и в свои пятьсот шестьдесят семь лет выглядел очень неплохо. А Барабашка — тот и зарядки по утрам не делал, и вообще не радовал старика. Дед-то думал, будет у него внук умным, серьёзным, положительным — одним словом, гордостью семьи. Так ведь нет — весь в него пошёл…

Репутация у Барабан Барабаныча была так себе. Имелись у него, конечно, и опыт, и знания, и внешность солидная, но время от времени такое выкинет — все прошлые заслуги насмарку. То во время светского бала привидением нарядится, всех гостей перепугает, то живой лягушкой обернётся и французу-гувернёру на тарелку прыгнет. Это ещё в те старые годы, когда дворец музеем не был. А недавно — лет двадцать назад — такое отмочил, что чуть международный скандал не вышел.

Приехал к ним на экскурсию африканский генерал из дружественной страны. И так ему шлем Александра Невского понравился, что решили знатному гостю сделать дорогой подарок. А когда в Африке генерал собрался похвастаться, то вместо шлема обнаружил в чемодане старую строительную каску.

Не любил Барабан Барабаныч, когда национальное достояние разбазаривали. Ведь для того и жили барабашки во дворцах и хоромах, чтобы сокровища охранять. Правда, в последние лет восемьдесят работать стало труднее. Старых хозяев повыгоняли, и из дворцов стали тащить все, кому не лень. Но Барабан Барабаныч эти попытки пресекал и детей; своих тому же обучил. Однако не было у молодого поколения должного рвения. Вот и проморгали барабашкииы родители старинную икону XV века и теперь гоняются за ней по всему миру. Таков уж закон у барабашек: пока не вернёшь пропажу — не возвращайся!

А старый дед, кроме своих прямых обязанностей — проверки замков, постукивания и отпугивания, — должен был заниматься ещё и воспитанием внука. Образование ему давать… Эхе-хе!

Для образования и повёз его в Москву. Третьяковку показать, а заодно со столичными родственниками познакомить — с третьяковскими барабашками, а если повезёт в Кремль попасть — так и самими кремлёвскими. Уж больно случай подвернулся соблазнительный: из музея на выставку в Третьяковскую галерею отправлялась машина с экспонатами.

Деда, конечно, мучили сомнения: как оставить дворец без присмотра? Но в Москву везли всё самое ценное — не взяли только чучело мамонта и пробитые шальной пулей сапоги героя революции. И старик решился. Пусть внук другие музеи увидит, картины знаменитые посмотрит. Васнецова или Репина, например, как Иван Грозный убивает своего сына. Страшная картина! Барабан Барабаныч-то эту сцену своими глазами видел, ещё когда в Кремле жил. Репин, конечно, маленько всё приукрасил, но Иван Грозный — похож, ничего не скажешь.

Всю дорогу до Москвы Барабашка вёл себя тихо и даже не высовывался из-под брезента, которым был затянут кузов грузовика. Только изредка чихал от непривычного запаха бензина. Дед был доволен и, когда они, наконец, въехали в столицу, окончательно расслабился и потерял бдительность.

На Цветном бульваре машина попала в пробку. Барабашка посмотрел через дырочку в брезенте и обомлел — рядом со зданием цирка стоял лысый мамонт, живой и в золотой попоне. А возле него толпились дети с воздушными шариками в руках. Барабашка никогда в жизни не видел слона, и ему, конечно же, захотелось рассмотреть его поближе. И не успел дед глазом моргнуть, как внук превратился в голубой шарик и полетел к диковинному зверю. Однако долететь до слона ему так и не удалось. Какой-то мальчик подпрыгнул и поймал его за верёвочку.

Спохватившись, Барабан Барабаныч превратился в шмеля и бросился вдогонку. Но, попав в толпу воздушных шариков, растерялся: одних только голубых среди них было не меньше сотни. Дед громко жужжал, призывая легкомысленного внука обратно. На него кричали, отмахивались шляпами и сумками, В общем, окончательно сбили с толку.

Тем временем пробка рассосалась, автомобили тронулись с места, поехала и машина с экспонатами. Оставлять сокровища без присмотра Барабан Барабаныч не имел права. Отчаявшись найти внука, он укусил от злости продавца воздушных шариков и полетел за машиной.

А внук летел в противоположном направлении. Воспользовавшись порывом ветра, он вырвался из рук мальчика, и уже через несколько минут влетал в открытое окно дома номер 14 по улице Божедомка…

Барабан Барабаныч поднял на ноги всю столичную родию. Кремлёвские, третьяковские, именипушкинские и даже политехнические барабашки три ночи подряд стучали условным стуком в разных концах Москвы, но Барабашка не отзывался. Дед каждый день появлялся в районе Цветного бульвара и внимательно прислушивался, не объявится ли где-нибудь его пропащий внук. В нормальных условиях он бы засёк Барабашку и за сто километров, но в Москве всё стучит, гремит, бурлит, ломается, строится — столько всяких помех!


Как люди узнают друг друга по почерку или по походке, так барабшки узнают друг друга по стуку.

И вот, наконец, сегодня деду послышалось что-то родное. А когда вслед за этим раздался взрыв, он уже совершенно точно знал, чьи это проказы.

Обнаружив свежие следы внука на чердаке, он успокоился, прикинулся сапогом и стал дожидаться возвращения негодника, чтобы горячо обнять его, а затем как следует надрать уши…

И дождался. Уши надрали ему самому. Стыд и позор! Гак осрамиться на старости лет — да его за всю долгую жизнь ни один человек в глаза не видел…

— Чего вы на меня так уставились? Дедушка я его, — сердито повторил Барабан Барабаныч, потирая уши.

— Покойный? — поинтересовалась Нюра.

— Что-о?! — изумился дедушка. — Я — покойный?

— Барабашка нам говорил, что вы умерли, — сказал Юра.

— Сначала утонули, а потом под машину попали, — подтвердила Нюра. — Или наоборот: сначала под машину попали, а утонули потом. Но перед этим всё равно завещание написали про клад.

Барабан Барабаныч всё это внимательно выслушал, а потом вдруг повалился на пол и схватился за живот:

— Ой, не могу! Значит, утонул сперва? Охо-хо! А потом под машину попал? Ха-ха-ха!..

Дед хохотал так долго, что дети стали опасаться, как бы он от смеха не умер.

Но Барабан Барабаныч вдруг сел и с самым серьёзным видом сказал:

— Это ж надо такое нагородить! Ну, ничего, он у меня дождётся. Выдеру, как Сидорову козу.

— Ну, что, ясно тебе? — Юра выразительно посмотрел на сестру. — Про клад наврал, про дедушку наврал. Только и умеет, что врать.

Нюра наморщила лоб, помолчала, а потом вдруг тихо сказала:

— А я думаю, он не врал. Он… фантазировал.

Дед с любопытством взглянул на Нюру.

— Какая умная девочка! Как говорил мой покойный дедушка, глупый осудит, а умный рассудит.

Увидев, что Юра насупился, Барабан Барабаныч подпрыгнул, хлопнул мальчика по плечу и хитро подмигнул:

— А чего там клад-то? Нашли?

Странный ушастый дедушка сразу завоевал доверие детей, и они наперебой стали рассказывать ему и про то, как познакомились с Барабашкой, и как вместе искали клад, и как их маме приходится много работать… В общем, выложили ему все свои сокровенные тайны.


Барабашка этот разговор прекрасно слышал. Он сидел на крыше рядом с Марианной Васильевной и сгорал от стыда. Конечно, про завещание он выдумал. Но потом и сам поверил. Да разве не дед говорил ему, что в старых домах кладов полным-полно? Ему хотелось, чтобы было интересно и весело. А получилось, он всех обманул. Но главное — он обещал, дал слово Барабашки! А слово это нарушать нельзя. Как говорил дедушка: «Дал слово — держи».

— Дал слово — держи, — шепнул он Марианне Васильевне.

— Это правильно, — согласилась умная кошка. — Но как?

— Потом узнаешь, — сказал Барабашка. — Когда-нибудь… — И скорбно добавил: — Может быть…

— Ну, куда же он запропастился? — бормотал Барабан Барабаныч. — Съездили, называется, на экскурсию. Посмотрели Кремль…

Дедушка нервничал и безо всякой надобности превращался в самые разнообразные предметы. То закипал, как чайник, то ходил взад-вперёд циркулем.

— А может, он нас дома ждёт? — предположил Юра.

— Да, — обрадовалась Нюра. — Пойдёмте к нам, Мы вас чаем угостим. С конфетами.

— Нет уж, спасибочки. Вы пойдите сами посмотрите, а я здесь посижу-подежурю, — сказал Барабан Барабаныч и превратился в старую табуретку. — Если объявится — сразу стукните, — скрипнул он на прощание.

Глава двенадцатая

— Ой! — сказала Нюра, застыв на пороге комнаты. На обеденном столе на золотом подносе загадочно мерцал старинный сервиз: чашки, ложки, чайники, кофейники, молочники — всё из чистого золота и украшено рубинами и изумрудами…

— Клад… — прошептал Юра. — Барабашка нашёл! Настоящий! Ура!

Значит, всё-таки мечта их сбылась. И теперь они смогут купить и квартиру, и машину, и всё, что им вздумается, и повезти маму на Канарские острова или на Северный полюс, если ей захочется.

Поднос оказался тяжёлым. Юра с трудом поднял его. Килограммов десять, не меньше!

— Как ты думаешь, сколько он стоит? — спросил Юра сестры.

— Не знаю, — честно ответила Нюра, рассматривая своё отражение в кофейнике. — Но он очень красивый. Я думаю, ей понравится.

— Ты что говоришь? — закричал Юра. — Какой маме? Ты что, вздумала ей клад показывать? Да если она узнает…

Юра представил себе, как им придётся объяснять маме, откуда в доме возникли эти сокровища. А значит, надо будет рассказывать и про Барабашку, и про дедушку… А ведь они честное слово дали. Вот Барабашка — он своё слово сдержал…

— А кстати, где он? — вспомнила Нюра.

— Да, странно, — согласился Юра. — Клад принёс, а сам куда-то делся. Может, на чердак пошёл?

Дети стремглав бросились наверх, забыв запереть дверь; в свою комнату.

Барабашка на чердаке не появлялся. Выслушав радостный рассказ детей, Барабан Барабаныч нахмурился. Потом долго чесал за ухом и, наконец, спросил:

— Значит, шесть чашек, говорите? И кофейник золотой?

— Да…

— А на кофейнике-то небось три камушка изумрудных имеются?

— Да-а, — растерянно произнесла Нюра. — А вы откуда знаете?

— Эх, мне ли не знать! — Барабан Барабаныч принялся охать, ахать и хлопать себя по коленкам. — Вот шельмец! Ишь чего выкинул! В нашем музее это ведь, почитай, самый дорогой экспонат был.

— И что же, — глаза у Нюры округлились, — Барабашка его украл?

— Хуже, — вздохнул дед. — Он в него превратился. И как это ему удалось? Чтоб сразу в восемнадцать предметов превратиться — я такому лет сто обучался. Способный парень! — добавил он с гордостью.

Ну, вот и всё — мечты рухнули окончательно. Но Юре отчаянно не хотелось в это верить.

— А вы ничего не путаете? — с последней надеждой спросил он.

— Да чего уж тут путать! — участливо вздохнул Барабан Барабаныч. — Переверни поднос — там бирка наклеена: «Кимрский музей».

— И что же теперь делать? — Нюра совсем растерялась. Любимый друг Барабашка превратился в сокровище. А они ещё думали, сколько всё это стоит…

— Что делать? — Барабан Барабаныч внимательно посмотрел на детей. — Я своего сорванца хорошо знаю. Весь в меня. Если он чего решил — не отступится.

— Гак делать-то что? — Юра начал сердиться.

А дед словно его поддразнивал:

— Ну, это уж вы как хотите. Можно его уговорить попробовать или дома оставить и чай из него пить с кофием. А можно продать. Вы же всё равно клад продавать собирались?

— Клад, а не Барабашку! — закричал Юра. — Вы что думаете, мы… из-за денег… Да вы!..

И тут Юра выдал Барабан Барабанычу такое, что мама Таня могла бы гордиться своим сыном. Несмотря на резкость некоторых выражений…

— Всё! Убедили! Пошутил! Виноват! Сдаюсь! — Барабан Барабаныч поднял вверх руки и превратился в белый флаг.

— Ну, и шуточки у вас! — укоризненно сказала Нюра. — И вам не стыдно?

— Стыдно, — сказал белый флаг и покраснел.

Через минуту Юра и Нюра с красным флажком спускались по лестнице в твёрдой уверенности, что втроём они быстро уговорят Барабашку. Они ему скажут, что никакой клад им не нужен, и что они его очень любят, и дед его тоже любит, и наказывать больше не будет, а они возьмут его с собой в деревню к бабушке, если Барабан Барабаныч согласится, и Марианну Васильевну тоже возьмут с собой…

Вбежав в свою комнату, дети остолбенели… Клад исчез.

А из коридора доносилось громкое мяуканье. Марианна Васильевна скреблась под дверью соседа Скупидонова.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава первая

Бум-бум-бум, тук-тук-тук, бац!..

Юра спал неспокойно. Каждый раз, услышав знакомые звуки, он вскакивал с постели в надежде, что это стучит Барабашка. Но это стучал — кто бы мог подумать! — сосед Скупидонов. Опасаясь нового вторжения, неожиданно разбогатевший Сидор Маркович намертво заделывал дыру в стене.

Впрочем, шум, поднятый соседом, не потревожил ни уставшую на работе маму Таню, ни Нюру, которая всегда спала так крепко, что разбудить её мог бы, пожалуй, только Скворцов, если бы въехал в квартиру на танке и выстрелил у неё над ухом.

Не дремал один Барабан Барабаныч, лежавший в прихожей на тумбочке. Под видом тёмных очков он внимательно наблюдал за дверью Скупидонова…

Но Скупидонов обманул всех. Он закурил и на облачке табачного дыма вылетел в открытую форточку, а потом возник в Юриной комнате, держа Барабашку в своих костлявых руках. «Почему ты такой маленький?! — кричал Скупидонов. — Ты должен быть большим! Очень большим!» И Барабашка стал расти, увеличиваться в размерах, и оказалось вдруг, что он из чистого золота и сверкает в темноте, как электрическая лампочка. Он становился всё больше и больше…

«Не надо! Хватит! — закричал Юра. — Он же сейчас лопнет!» Но было поздно. Раздался хлопок, и Барабашка разлетелся на миллион ослепительных осколков…

Юра открыл глаза и снова зажмурился: в окно ярко светило солнце.

— Вставай, мама ушла, — рядом с кроватью в чёрных очках стояла Нюра. — Скупидонов ещё не выходил. Мы за ним следим!

Нюра взглянула на себя в зеркало, поправила очки и выскользнула в коридор.

Скупидонов действительно никуда не выходил. Из-за двери раздавались его шаркающие шаги, покашливание и невнятное бормотание. Давно прошло время овсяной каши, давно пора было идти на обход окрестных помоек, но Сидор Маркович сегодня явно решил изменить всем своим привычкам.

Юра не выдержал.

— Сидор Маркович! — решительно постучал он.

— Пошли вон, бандиты! — Скупидонов заорал так, что Юра от неожиданности отскочил к противоположной стене коридора. — Опять за своё? Смерти моей домогаетесь? Ограбить меня хотите? Ничего у вас не выйдет!

От такого нахальства Юра разозлился не на шутку.

— Это вы нас ограбили! Вы украли у нас клад! — закричал он. — Вы вор!

— Что-о?! Кто-о!? Да я… Да вы… — Скупидонов на мгновение потерял дар речи.

— Вы вор, — повторила Нюра, чтобы рассеять всякие сомнения. — И если сейчас же не отдадите нам наш клад, то вам знаете что будет?

— И что же мне будет? — Дар речи вернулся к Скупидонову.

— А что ему будет? — тихо спросил Юра, с удивлением глядя на сестру.

— А вот что, — спокойно сказала Нюра. — Мы сейчас позвоним Гуталинову, он приедет и закатает вас в асфальт…

На этом разговор закончился. По крайней мере со стороны Скупидонова. Ещё некоторое время он шуршал, а потом совсем затих. Неуверенность соседа придала уверенность Юре.

— Барабан Барабаныч, — обратился он к тёмным очкам. — А вы в пистолет превратиться можете? В настоящий?

— Могу, — вздохнул Барабан Барабаныч. — Даже выстрелить могу. Только потом замучишься пулю из стены выковыривать.

— Да мы стрелять не будем, мы только так — на всякий случай.

Юра разбежался и с криком «И-я-я!» со всей силы ударил ногой по запертой двери. С дверью ничего не случилось, зато Юра отбил себе ногу и охоту дальше демонстрировать приёмы карате.

— Вот замков понавешал, — оправдываясь, бурчал он.

— А если он никогда не выйдет? — спросила Нюра.

— В туалет захочет — выйдет, — сказал Юра. — Закон природы.

Но Скупидонов, видимо, решил сегодня нарушить не только свой личный распорядок, но и законы природы. Прошло ещё полчаса, а он не подавал никаких признаков жизни.

— Странно, даже не слышно, как сердце стучит. Уж не случилось ли с ним чего с перепугу? — забеспокоился Барабан Барабаныч.

— А может быть, через дырку посмотрим? — предложила Нюра. — Которую мы с Барабашкой сделали.

Дети бросились в свою комнату, сняли портрет неизвестного со стены, разобрали кубики, но дырка была наглухо заделана доской.

— Ладно, посмотрим на эту картину с другой стороны, — сказал Барабан Барабаныч и, превратившись в муху, вылетел в открытое окно.

Разведка результатов не принесла.

— Форточка закрыта наглухо, занавески задёрнуты, — сконфуженно доложил Барабан Барабаныч, сел на будильник и стал ходить по стеклу, нервно отсчитывая время.

Прошло ещё полчаса, а в комнате соседа по-прежнему стояла полная тишина.

— Ох, есть у меня предчувствие, — вздохнул дедушка Барабашки, — что там никого нет.

— Куда же он подевался? — удивился Юра. — Не мог же он через окно вылезти?

— То-то и оно.

Предчувствие деда никогда не обманывало. Не обмануло оно его и на этот раз — заскрежетал ключ в замке и в квартиру вошёл Скупидонов.

Вид он имел совершенно необыкновенный — впервые в жизни Сидор Маркович выглядел довольным. Он что-то напевал себе под нос, дирижируя одной рукой, а в другой держал… Эскимо на палочке!

В последний раз Скупидонов ел мороженое лет пятьдесят назад, после чего простудился и целую неделю не ходил в школу. А сейчас он торжественно прошествовал по коридору, держа мороженое как цветок, и приступил к отпиранию всех своих бесконечных замков.

Дети смотрели на него заворожено, не в силах произнести ни слова. И только когда сосед неожиданно широко распахнул дверь, Юра пришёл в себя.

— Где клад? — в отчаянии закричал он.

— Где надо, мальчик, — ехидно сказал сосед и показал детям язык.

Это произвело на Юру магическое действие: он вдруг ясно осознал, что клада в комнате нет.

— Мы… заявим на вас в милицию, — беспомощно пролепетал он.

— Идите, идите, — захихикал Скупидонов. — Я уже заявил.

Глава вторая

Участковый Ломоносов не любил гражданина Скупидонова.

Склочный пенсионер жаловался по всякому поводу и без всякого повода. И бедный Ломоносов каждый раз покрывался потом, когда в кабинет просовывалась знакомая лысина:

— Товарищ лейтенант, они смерти моей домогаются…

Смерти Скупидонова, согласно его заявлениям, домогались: продавцы, торговавшие разбавленным кефиром, подростки, взрывавшие на улице петарды, бомж, который проживал во дворе без прописки, электрик, не вкрутивший лампочку в подъезде, и даже вороны, поднимавшие гвалт напротив его окна после одиннадцати часов вечера. Продавцов пенсионер требовал оштрафовать, подростков выпороть, бомжа выселить за сто первый километр, электрика лишить премии, а ворон расстрелять без суда и следствия.

Ломоносову было жалко их всех, а больше всего — самого себя. Порой ему ужасно хотелось выставить вечно потерпевшего Скупидонова вон. Но по долгу службы он обязан был терпеть, и потому неизвестно, кто из них двоих являлся потерпевшим.

Лейтенант не был ни Шерлоком Холмсом, ни доктором Ватсоном, однако шаркающие шаги Скупидонова он безошибочно определял за два квартала. Вот и сегодня утром он вздрогнул задолго до прихода пенсионера и заранее зажмурился, приготовившись к очередному потоку жалоб. Но вместо традиционного «Они смерти моей домогаются» торжественно прозвучало:

— Товарищ лейтенант, мною найден клад. Прошу состарить опись и запротоколировать акт добровольной сдачи государству.

Ломоносов открыл глаза: перед ним на столе лежал средних размеров тюк. А Скупидонов уже ловко развязывал многочисленные верёвки.

— Обратите внимание, — сказал он, распахивая старое одеяло. — Чистое золото!

Золото, действительно, было чистым. Перед тем, как нести сервиз в отделение, Скупидонов протёр каждый предмет суконной тряпочкой.

— На помойке нашли, Сидор Маркович? — нарочито небрежно спросил Ломоносов, стараясь скрыть своё удивление.

— Я-a? Ветеран труда? На помойке?! — Неподдельное возмущение распирало Скупидонова. — Никогда!

— А где ж вы тогда это взяли?

— Представьте себе — дома. В стене. Точнее, не совсем в стене… — замялся пенсионер. — Точнее, в соседней комнате… Но перед тем клад был в моей стене. Помните, позавчера я вам докладывал про дыру? Так вот — результат, как видите, налицо.

Сидор Маркович был искренне убежден: клад дети нашли именно в его стене. В такие тонкости, что стены в коммунальной квартире общие, он не вдавался. И принялся с жаром рассказывать про все свои злоключения. Как несовершеннолетние мошенники утащили у него сокровища, и ценой каких невероятных усилий ему удалось вернуть клад. Причём, заметьте, не себе, а государству! Пенсионер гордился своей частностью. А ещё он гордился своей хитростью и ловкостью, без которых ни за что бы не сумел совершить побег из осаждённой комнаты. Особенно ему удался головокружительный спуск на довоенных подтяжках через дыру в полу. Смертельный трюк был исполнен так виртуозно, что живший эта жом ниже журналист Щекотихин — этот скандалист пера — даже ничего не заметил.

История и так была страшно запутанной. А когда участковый услышал ещё про какую-то дикую кошку, которая набросилась на честного пенсионера у подъезда и всю дорогу пыталась отобрать у него клад, Ломоносов понял, что толковый протокол ему сегодня не написать. И вывел на белой листе одну-единственную фразу: «По заявлению гражданина Скупидонова С.М. клад (сервиз старинный из семнадцати предметов) найден им в собственной квартире».

— Распишитесь.

— А вы здесь не указали, что сервиз золотой, — придрался Скупидонов.

— Не всё золото, что блестит. Это ещё проверить надо, — ответил Ломоносов и принялся звонить по телефону, чтобы к нему прислали учёных экспертов.

Пока участковый разговаривал с начальством, Сидор Маркович аккуратнейшим образом разделил сервиз на четыре приблизительно равные кучки.

— Ну, ладно, товарищ лейтенант. Вы тут проверяйте, а я пошёл, — сказал Скупидонов и стал заворачивать одну из кучек обратно в одеяло.

Товарищ лейтенант остолбенел.

— Э! Э! Постойте, вы что делаете?

— Как что? — удивился пенсионер. — Забираю причитающуюся мне четвёртую часть найденного мной богатства.

— Ну, вы даёте, Сидор Маркович!

— А что? Я законы знаю. По закону мне положена получить двадцать пять процентов клада.

— Не клада, гражданин Скупидонов, — внёс ясность участковый, — а его стоимости. Поэтому сперва надо составить опись, потом произвести экспертизу, потом — оценку, потом…

По мере перечисления лицо у Скупидонова вытягивалось всё больше и больше.

— И что, всё это требуется по закону?

— Так точно. Именно по закону.

Законы Сидор Маркович уважал.

— Ну, хорошо, — вздохнул он. — Тогда я посижу подожду.

— Что вы, что вы! — замахал руками Ломоносов. — Поймите, это долгое дело.

— Хорошо, — согласился пенсионер. — Я зайду после обеда.

— Сидор Маркович, вы что, не понимаете…

— Понимаю, понимаю. Зайду вечерком… Или завтра, — поспешно добавил Скупидонов, поймав на себе выразительный взгляд участкового. И, не прощаясь, вышел из комнаты.

Впрочем, ненадолго. Через мгновение голова его вновь просунулась в дверь.

— Я надеюсь, клад будет храниться в надёжном месте?

— В надёжном, в надёжном! — закричал Ломоносов. Он готов был отдать этому Скупидону Марковичу хоть половину клада, только бы никогда его больше не видеть. Но участковый тоже уважал законы.

Прибывшие вскоре специалисты дружно охали и ахали, водя хоровод вокруг стола, на котором лежали сокровища. Осмотрев всё вместе и каждый предмет в отдельности, они установили, что сервиз действительно редкий и очень ценный. Они установили бы и то, что сервиз принадлежит музею города Кимры, но Скупидонов, протирая поднос, содрал с него бирку.

Двое специалистов предполагали, что это сервиз работы знаменитого мастера Корытина, а один эксперт настаивал на не менее знаменитом Копытине. Но так или иначе, всем было ясно, что обнаружено национальное достояние, и держать такие бесценные вещи следует в более надёжном месте, чем кабинет участкового. Поэтому через пятнадцать минут приехала специальная бронированная машина и увезла сокровища на Петровку, 38. В самое главное отделение милиции Москвы.

Ломоносов вздохнул посвободнее, расстегнул китель и включил телевизор. Вообще телевизор полагается участковым, чтобы быть в курсе всех самых последних мировых событий и проблем. Но участковый Ломоносов использовал его не по назначению. После событий на своём участке ему было уже не до мировых проблем. Заперев дверь на ключ, лейтенант включал телевизор и садился смотреть мультфильмы.

На этот раз показывали «Остров сокровищ».

«Как нарочно!» — вздохнул Ломоносов.

Глава третья

По улице Божедомка, натыкаясь на прохожих, бежали Юра и Нюра. За ними, жужжа как небольшой самолёт, летел запыхавшийся Барабан Барабаныч. Поняв, что ничего другого им не остаётся, дети всё-таки решили обратиться в милицию.

Когда толстый сержант за перегородкой спросил, по какому они вопросу, Юра замялся. Зато Нюра, с независимым видом помахивая дамской сумочкой, важно заявила:

— По личному.

Сержант обрадовался:

— Приём по личным вопросам в пятницу с семнадцати ноль-ноль.

Дети растерялись. Они-то думали, сейчас все милиционеры повысыпают из своих кабинетов и будут слушать их волнующую историю. А потом дружно бросятся им помогать. А вместо этого…

— Вы ещё здесь? — зевнул сержант. — Я же вам русским языком говорю…

Договорить он не успел. Огромная муха перелетела через перегородку и уселась сержанту на нос. Сержант размахнулся и со всей силы хлопнул себя по носу. Именно по носу, так как муха в этот момент уже сидела у него на затылке.

Это был страшный бой. Скрутив в трубочку газету «Всегда на страже», сержант гонялся за назойливой мухой. Он залезал на стулья, на стол, хлопал по стенам, по потолку… А в результате лишь залил клеем важные документы и уронил настольную лампу. Бедный толстый сержант! Если б он знал, с кем имеет дело…

Наконец, осознав бесплодность своих усилий, взмокший милиционер плюхнулся в кресло. Детей у стойки уже не было. Пока храбрый Барабан Барабаныч вызывал огонь на себя, они незаметно прошмыгнули в коридор.

Дверь в кабинет Ломоносова оказалась не заперта: мультфильм давно закончился, и по телевизору выступал Президент страны, который говорил что-то малопонятное.

— A-а, Ивановы, заходите. Жалко, мультфильмы кончились.

Ломоносов искренно обрадовался, увидев Юру и Нюру.

Ведь обычно к нему приходили пьяницы, драчуны с разбитыми носами и просто скандальные личности вроде Скупидонова. Вспомнив пенсионера, участковый резко помрачнел. У него появилось нехорошее предчувствие, что дело с кладом будет иметь далеко идущие последствия.

— Ну, рассказывайте, что там у вас?

— У нас клад украли, — угрюмо сказал Юра.

— Интересная получается история, — почесал в затылке участковый. — Сначала появляется ваш лучший друг Скупидонов и заявляет…

— Он не наш лучший друг! — хором возмутились Юра с Нюрой.

— Ну, хорошо, значит, мой. Появляется мой лучший друг Скупидонов и заявляет, что вы украли у него клад. Затем приходите вы и заявляете, что клад украли у вас. И кому я, по-вашему, должен верить?

— Врёт ваш Скупидонов! — закричал Юра. — Клад был у нас. А он залез к нам в комнату и выкрал его. А это наш клад! Наш, понимаете?

— Понимаю, понимаю, — успокоил мальчика Ломоносов. Он чувствовал, что дети не врут. Но тем запутаннее становилась для него эта история. — Не волнуйся, следствие во всём разберётся. И если выяснится, что клад нашли вы, вы получите большое вознаграждение. Очень большое вознаграждение — четвёртую часть!

— Не нужна нам четвёртая часть, — твёрдо сказал Юра. — Нам он целиком нужен.

— Ого! — Ломоносов присвистнул. — Ну, и запросы у вас, ребята. Вы хоть представляете себе, сколько эта четвёртая часть стоит? Даже я пока не представляю. Даже специалисты сразу ничего определить не смогли. Сказали — бесценный и с собой увезли, разбираться.

— Как — увезли? — По щекам у Нюры градом покатились слёзы. — Зачем? Ведь это же… это же… не клад! Это Барабашка!..

— Молчи! — Юра резко дёрнул сестру за руку.

Как известно, лейтенант Ломоносов не был ни Шерлоком Холмсом, ни доктором Ватсоном. Но тем не менее он вдруг ясно осознал, что вплотную приблизился к разгадке какой-то тайны.

— Стоп! — строго сказал участковый, — Это какая ещё Барабашка? Ну-ка выкладывайте всё начистоту.

Юра молчал, как наш разведчик в плену, и озирался в поисках Барабан Барабаныча. Наконец он обнаружил его на экране телевизора. Дед сидел на голове Президента, который, в отличие от толстого сержанта, не махал руками, а спокойно продолжал своё выступление.

Вероятно, Барабан Барабаныч находился в раздумье — муха долго чесала одной из передних лап в затылке. Наконец она оторвалась от экрана и, подлетев к Юре, прошептала ему на ухо:

— Как говорил мой покойный дедушка: «Когда некуда деваться, надо признаваться».

…В участковом Ломоносове жили два человека — Ломоносов и участковый. И если один был готов поверить во что угодно, то второй не верил ничему. Без убедительных доказательств.

— Потрясающая история! — радостно воскликнул Ломоносов, с нескрываемым интересом выслушав Юрин рассказ. Но, вспомнив, что находится при исполнении служебных обязанностей, лейтенант помрачнел и сухо сказал: — А теперь всё это требуется доказать.

Это был страшный удар. Так долго рассказывать чистую правду и вдруг понять, что тебе не верят…

У Юры опустились руки. И тут же в одной из них появилось нужное доказательство — золотой кувшин из того самого сервиза.

— Вот видите! Вот видите! — радостно закричали дети.

— Вижу, — сказал участковый, внимательно рассматривая кувшин. — Вижу, что Сидор Маркович кое-что проморгал. Восемнадцатый предмет.

— При чём тут Сидор Маркович? — растерялся Юра. — Это же барабашкин дедушка!

— Разберёмся, — сказал участковый, пряча кувшин в небольшой железный сейф, в котором хранил личное оружие. — Надеюсь, больше у вас ничего нету?

От отчаяния дети готовы были зареветь. Но тут раздался громкий стук.

— Войдите, — сказал Ломоносов.

В кабинет, однако, никто не вошёл. Стук повторился, и участковый с удивлением обнаружил, что доносится он из сейфа.

— Что за ерунда? Упал он там, что ли? — Лейтенант снова открыл сейф и сам чуть не упал…

В сейфе на нижней полке сидел старичок с огромными ушами, а самое главное — с пистолетом.

— Оружие-то чистить надо, — ехидно сказал Барабан Барабаныч. — Протирать, смазывать — одним словом, содержать в надлежащем порядке.

— Вы это… — в ужасе попятился Ломоносов, увидев направленное на него дуло. — Вы поосторожнее… Он ведь выстрелить может…

— Может, — радостно согласился Барабан Барабаныч. — Ну, что, нужны ещё какие-нибудь доказательства?

Больше никаких доказательств Ломоносову не потребовалось. Он как-то сразу во всё поверил. И даже готов был отправиться на Петровку, 38, к Самому Главному Милиционеру, чтобы выручить Барабашку из плена.

— Вот только фуражка у меня не парадная и пуговица на кителе болтается.

Пуговицу Нюра на радостях пришила в три минуты, а с фуражкой дело решилось ещё быстрее.

— Такая сгодится? — спросил Барабан Барабаныч, превращаясь в очень нарядную фуражку.

— Что вы! — испугался Ломоносов. — Она же генеральская!

— А такая? — Генеральская фуражка вдруг сделалась самой что ни на есть лейтенантской, за исключением того, что из неё торчали уши.

— Это что — зимняя форма, что ли? — удивился участковый.

— Да нет, — спохватился Барабан Барабаныч. — Это я про уши свои запамятовал.

Наконец, головной убор нужного фасона и размера украсил голову Ломоносова, и вся компания покинула отделение.

Глава четвертая

Главное отделение милиции Москвы — Петровка, 38 — находилось на улице Петровка в доме номер 38. Место это славилось тем, что про него ходило множество самых разных слухов. Говорили, например, что раньше здесь работали Шерлок Холмс и доктор Ватсон. Говорили, что у дома сто пятьдесят подземных этажей, где хранятся отпечатки пальцев всех на свете преступников. (Причем пальцев не только рук, но и ног!) А ещё утверждали, что из милицейского подвала ведёт подземный ход прямо в Кремль.

Неизвестно, откуда брались эти слухи. Потому что те, кто попадали на Петровку, 38, никогда оттуда, говорят, не выходили. Дом был окружён высоким железным забором. А у единственной калитки стояла стеклянная будка, в ней постоянно находился вооружённый до зубов часовой, мимо которого не могла бы проскользнуть даже мышь без специального пропуска.

Поэтому, когда Ломоносов, оставив в сторонке Юру и Нюру, подошёл к часовому и сообщил, что ему нужен Главный Милиционер, с ним, несмотря на парадную фуражку, даже разговаривать не стали, а ткнули пальцем в инструкцию.

— Ничего не выходит. Главный принимает раз в месяц, а очередь к нему на три года вперёд, — виновато доложил участковый, вернувшись к детям. — Бюрократы несчастные! Вот был бы я Президентом, я бы…

— Если бы да кабы… — подал вдруг голос Барабан Барабаныч, сильно испугав участкового, успевшего забыть, что за фуражка у него на голове. — Президентом ты не будешь никогда. А вот я могу попробовать…


Через некоторое время прямо напротив заветной калитки остановился троллейбус номер тринадцать, из которого вышел Президент страны в сопровождении двоих детей и одного милиционера без фуражки.

— Кто у вас тут главный?

Увидев руководителя страны в такой непосредственной близости, часовой вытянулся до потолка своей будки и заорал:

— Гусев-Лебедев-Пугач!

— Все трое? — удивился Президент.

— Никак нет, товарищ Президент! Это фамилия такая тройная: Гусев-Лебедев-Пугач Василий Иванович!

— Ну, хорошо, — кивнул Президент, и вся компания прошествовала к центральному входу. А часовой принялся судорожно накручивать телефон, чтобы предупредить начальство о прибытии высокого гостя.

— Ловко, ничего не скажешь, — прошептал Ломоносов, переводя дух. До последней секунды он боялся, что их разоблачат. А тогда — прощай, любимая работа! Прощай, мама Нина Алексеевна! — больше он с этой Петровки, 38, никогда не выйдет.

— Делов-то, — довольно хмыкнул дедушка-Президент. — Зря я, что ли, двадцать минут по твоему телевизору ползал?

Начальство, которое предупредили, всегда бывает очень предупредительным. Распахнулись массивные двери, и навстречу Президенту вылетел окрылённый Главный Милиционер — Гусев-Лебедев-Пугач. Несмотря на тройную фамилию, внешности он был довольно заурядной, как раз такой, чтобы на улице никто не смог догадаться, что это самый непреклонный борец с преступностью. Под неловко сидящим генеральским мундиром скрывались железная воля и недюжинная физическая сила — каждое утро он разгибал восемнадцать подков, которые на подносе приносила ему в кабинет огромная секретарша, чемпионка мира по рукопашному бою.

На этот раз секретарша внесла в кабинет поднос с печеньем и конфетами. Помимо воли и силы, Гусев-Лебедев-Пугач обладал ещё и редкой проницательностью.

— Замечательные у вас внуки, товарищ Президент, — сказал он. — Вылитый дедушка!

— А вот и не угадали, — сказала Нюра.

— Значит, бабушка? — удивился Гусев-Лебедев-Пугач. Он вообще-то привык всегда всё угадывать. Даже самый трудный кроссворд он решал за четыре минуты. — Бабушкины внуки, верно, товарищ Президент?

— По правде сказать, я не Президент, — сказал глава государства. — Я Барабан Барабаныч.

Кроме всех прочих сильных качеств, у Главного Милиционера было ещё и железное чувство юмора.

— Весёлый у вас дедушка, — захохотал он.

— Да он вовсе не наш дедушка, — не выдержал Юра. — Он дедушка Барабашки. А Барабашка у вас.

Гусев-Лебедев отличался отменной реакцией. Поэтому он сразу перестал хохотать, а начал перебирать в уме всех арестованных за последнее время преступников на букву «Б». «Балбес», «Бывалый», «бешеный», «Барон», «Бумбараш», «Бегемот», «Брынза»… Преступника по кличке «Барабашка» на Петровке, 38, не значилось. И вообще эта история нравилась Главному Милиционеру всё меньше и меньше. Почему руководитель страны без охраны? Почему называет себя «Барабаном»? И что ещё за «Барабашка» такой объявился?

— А вы, если не секрет, по какому вопросу, товарищ Президент? — подозрительно спросил он.

— Да не Президент я, — с досадой поморщился Барабан Барабаныч. — До чего же у нас милиция недоверчивая!

И тут на глазах у изумлённого Лебедева-Пугача главное лицо государства растаяло в воздухе, а на его месте возникла какая-то странная личность и принялась обмахиваться невероятной длины ушами.

— Жарковато у вас, Василий Иванович, — сказала личность.

Главному Милиционеру тоже сделалось жарко.

— Так точно! — вскочил он из-за стола. — Кондиционер не работает.

— Ну, это дело поправимое, — сказал Барабан Барабаныч и превратился в настольный вентилятор. — Я пока покручусь, а мальчик вам всё толком расскажет.

Вентилятор делал своё дело, и к Главному Милиционеру постепенно возвращалась привычная холодность ума. Слушая Юрин рассказ, он всё яснее и яснее представлял себе, какую колоссальную пользу могли бы принести барабашки его ведомству. Два-три таких секретных агента — и через полгода он покончит с преступностью в Москве. Через два года — в России. А там и за мировой порядок можно будет взяться!.. Правда, тогда уже барабашек, конечно, потребуется больше.

— Кстати, — обратился он к Ломоносову, — а вы тоже можете… кем-то стать?

— Так точно! — отрапортовал участковый. — Ко Дню милиции обещали старшего лейтенанта присвоить.

— Получите капитана, — уверенно заявил генерал. — При удачном завершении операции «Барабашка». А в удаче я не сомневаюсь, — добавил он, снова обращаясь к Барабан Барабанычу. — Вот сейчас отдам распоряжение, и вашего внука вам на золотом подносе доставят, — пошутил Гусев-Лебедев, поднимая телефонную трубку.

Барабан Барабаныч перестал вертеться и опять превратился в дедушку, Ломоносов радостно улыбнулся, Юра с Нюрой закричали «ура»…

— Прошу прощения, — развёл руками Главный Милиционер. — Вышла небольшая техническая накладка. Сейфы у нас, конечно, надёжные, но…

— Неужели украли?! — вырвалось у всех одновременно.

— Что вы, что вы! — замахал руками Гусев-Лебедев-Пугач. — Просто тут у нас такие «специалисты» сидят!.. Что хранить рядом национальное достояние не очень надёжно.

— А зачем же вы, товарищ генерал, таких плохих специалистов держите? — удивился Ломоносов.

— Вы не поняли: мы их не держим, мы их задерживаем, после чего они тут сидят. И поэтому в целях безопасности ваш клад отправлен в самый надёжный сейф в Москве — в «Гута-банк». Может быть, слыхали?

— Слыхали, — сказала Нюра. — У нас там мама работает.

— Ну, вот и прекрасно! — обрадовался генерал. — Сейчас мы все вместе поедем к вашей маме, заберём Барабашку, и делу конец… Только, — смущённо обратился он к эарабан Барабанычу, — не могли бы вы снова… принять вид той самой должности… в которой вы к нам прибыли!

— Ох, до чего же не люблю я в людей превращаться! — проворчал дедушка. — Ну, да ладно уж…

Через минуту милицейский кортеж с воем сирен выезжал из железных ворот Петровки, 38.

Глава пятая

Барабан Барабаныч и Гусев-Лебедев-Пугач сразу сошлись на том, что главное в их деле — секретность. Поэтому о «деле Барабашки» не должна была знать ни одна живая душа, кроме двоих детей, Ломоносова и самого Главного Милиционера.

Как только они сели в машину, Барабан Барабаныч из Президента тут же превратился в чёрные очки и удобно устроился на носу у Нюры.

Вскоре милицейский «Роллс-ройс» домчался до «Гута-банка». Генерал попросил детей остаться в машине, а сам в сопровождении Ломоносова отправился за кладом.

— Пять минут — и операция будет завершена, — пообещал он, глядя Нюре в глаза, вернее, в очки, надеясь увидеть там Барабан Барабаныча.

…Вернулся Гусев-Лебедев только через полчаса с пустыми руками. Красный, запыхавшийся и злой, он выглядел так, словно только что упустил преступника после долгой погони.

— Железная женщина! — сказал он, плюхнувшись на сиденье.

Было от чего прийти в ярость — за час до их приезда президент «Гута-банка» Гуталинов, забрав с собой ключи от сейфа, срочно отбыл в командировку. А куда и зачем, его секретарша наотрез сообщить отказалась — это, видите ли, коммерческая тайна. И он, Гусев-Лебедев-Пугач, который за пять минут добивался признаний от любого рецедивиста, от неё не сумел добиться ни слова. Железная женщина!

— Это наша мама, — с гордостью произнесла Нюра.

— Так, так, так… Это же в корне меняет всё дело! — В голове Главного Милиционера мгновенно созрел план. — Надо воздействовать на мать через детей!

— Конечно, — обрадовались дети. — Нам-то она поверит. Мы ей всё расскажем…

— Стоп! — сказал генерал. — Не уверен, что следует посвящать ещё одного человека в тайну.

— Ничего не поделаешь, без мамы нам всё равно не обойтись, — раздался голос Барабан Барабаныча. — Как говорил мой покойный дедушка, у которого было двенадцать детей: одним больше — одним меньше…


Прав был Главный Милиционер — появление детей растопило сердце железной секретарши. И правы были дети — мама Таня им сразу поверила. Поверила во все чудеса: и в Барабашку, и в его дедушку, и в Президента… Единственное, во что она отказывалась верить, так это в то, что её дети посмели залезть в комнату соседа. Впрочем, воспитывать их при посторонних она не хотела.

— Мне очень жаль, но, боюсь, помочь я вам ничем не смогу. — Мама Таня посмотрела на часы. — Шеф пять минут назад вылетел в Нью-Йорк. Но вы не волнуйтесь — через два дня он вернётся. И всё будет хорошо.

— Вот видите, — обрадовался Гусев-Лебедев. — Через два дня всё будет замечательно. Конечно, при соблюдении строжайшей секретности.

— Через два дня всё будет плохо! — У Нюры с носа упали очки и превратились в Барабан Барабаныча. — Мы, конечно, во что хочешь превращаться можем, но не надолго. Не дольше, чем на три дня.

— А потом? — насторожился Юра.

— А потом на всю жизнь экспонатом остаёшься. Такая вот экспозиция…

— Мамочка! — Нюра схватила маму Таню за руку. — Сделай что-нибудь!

— Неужели мы опоздали? — в ужасе прошептал Ломоносов.

— Все опаздывают. Самолёты тоже. — Главный Милиционер уже набирал номер телефона. — Шесть — ноль — два! Лебедев-Пугач на связи. Срочно остановить вылет нью-йоркского рейса из Шереметьева. Как понял, приём?.. Что?! Точно по расписанию?..

— Тьфу! — Генерал в сердцах бросил трубку. — Точность — это, конечно, хорошо… но не до такой же степени!

Воцарилась тишина.

— Товарищ генерал, а если его гранатой? — робко предложил Ломоносов.

— Кого? — испугался генерал. — Самолёт?

— Никак нет. Сейф этот!

— Самого бы тебя гранатой!

Ситуация была безвыходной. Дети с последней надеждой взглянули на Барабан Барабаныча: неужели он ничего не придумает?.. Но дедушка сидел на полу и беззвучно плакал.

Мама Таня была решительной женщиной.

Она придвинула к себе телефон и принялась набирать номер.


«Уважаемые пассажиры! Наш полёт проходит на высоте девять тысяч метров. Температура за бортом — минус шестьдесят градусов. Рейс выполняет экипаж компании „Аэрофлот — международные линии“, командир корабля — пилот первого класса Сидоров Виктор Степанович. Во время полёта вам будут предложены бесплатные прохладительные напитки…»

Себе миллиардер Гуталинов взял бесплатную бутылку шампанского, а сидевшим позади Вовану и Толяну — бесплатную минералку без газа. Затем, удобно откинувшись в кресле, достал калькулятор и стал готовиться к предстоящим переговорам. При детальных подсчётах оказалось, что покупка Аляски обойдётся ему несколько дороже семи миллионов долларов. Но всё равно, даже с учетом командировочных расходов и взяток наиболее влиятельным американским сенаторам, сделка обещала быть очень выгодной. И для него, и для страны. Гуталинов с удовольствием нажимал на кнопки, умножал территорию на курс доллара, делил на население, вычитал накладные расходы — всё складывалось как нельзя лучше.

Но тут в кармане у него запищал сотовый телефон…

— Вы с ума сошли, Таня! — вскричал Гуталинов, выслушав странную просьбу секретарши. — У меня на завтра назначены переговоры с двадцатью самыми влиятельными людьми Америки! Меня ждут в Белом доме!.. Что?.. Ах, и вы тоже?.. Вам необходимо меня видеть? Хм… А два дня подождать вы не можете?.. Нет?.. Вы даже дня ждать не можете?! Понял! Лечу!..

Конечно, Гуталинов не совсем правильно понял свою секретаршу, тем не менее следует признать, что редкий мужчина на его месте поступил бы столь же решительно. Через минуту за спиной пилота первого класса Сидорова возникли Вован с Толяном.

— Ну что, командир, поворачивай, — сказал Толян и слегка стукнул ребром ладони по какому-то прибору, отчего самолёт резко снизил высоту.

— Это захват? — деловито спросил Сидоров. И, получив утвердительный ответ, стал радостно поворачивать штурвал.

Пилот первого класса Сидоров очень любил всяческие захваты, угоны и другие проявления международного терроризма. Благодаря им он уже побывал в Копенгагене, в Объединённых Арабских Эмиратах, в Ираке, на Кубе… А так бы и летал всё время Москва — Нью-Йорк, Нью-Йорк — Москва…

— Куда летим? — спросил пилот, предвкушая очередное приключение.

Но в ответ услышал:

— Домой, шеф! В Москву.

Глава шестая

А в Москве события развивались с головокружительной быстротой.

Получив по рации сообщение о захвате самолета, командир отдельного десантного взвода капитан Скворцов моментально пришёл в боевую /готовность. После чего поднял по тревоге свой взвод. Через пять минут бойцы спустились на парашютах в районе аэропорта Шереметьево и заняли заранее подготовленные позиции, замаскировавшись под кустики и бочки с горюче-смазочными материалами. Сам Скворцов руководил операцией из пожарного ящика с песком.

На этот раз решено было использовать совершенно новый способ борьбы с терроризмом.

…Службы безопасности аэропорта ещё выводили последних пассажиров из здания вокзала, когдао шасси самолёта несостоявшегося рейса «Москва — Нью-Йорк» коснулись резервной посадочной полосы. Капитан Скворцов высунулся из ящика, дал сигнал готовности номер один и натянул противогаз.

Как только открылась дверь самолёта, самый меткий боец выпустил из гранатомёта разрывной патрон со специальным веселящим газом.

Группа захвата уже была готова ринуться на штурм, но на лётное поле с рёвом вылетел милицейский «Роллс-ройс».

«Говорит Гусев-Лебедев-Пугач! Говорит Гусев-Лебедев-Пугач! — истошно орал динамик. — Штурм отменяется! Всем отбой! Штурм отменяется!»

— Эх, — выругался в сердцах капитан Скворцов, вылезая из ящика. — Вот и повеселились…

И смачно плюнул, забыв, что он в противогазе.

А в салоне самолёта веселье шло полным ходом. Два пассажира с хохотом вывалились из двери, не дождавшись трапа. Остальные строили друг другу рожи, надували гигиенические пакеты и поливали друг друга бесплатными прохладительными напитками.

Круглый как мяч Гуталинов просто Катался от хохота. Так его и закатили в милицейский «Роллс-ройс». С телохранителями же пришлось повозиться: Вован и Толян распевали песни, крепко обнявшись с пилотом первого класса Сидоровым, и никак не желали с ним расставаться.


Мама Таня со страхом ждала объяснений со своим шефом. Но в машине ему уже всё объяснили. И каково же было её удивление, когда миллиардер появился в приёмной, в буквальном смысле падая от смеха.

— Ну, Таня, вы меня уморили! Летел самолёт — ха-ха-ха! — в Америку!.. А я его — ой, не могу! — назад повернул!.. И всё из-за чего, ха-ха-ха?.. Я-то думал, вам я нужен… А вам нужны — ой, держите меня! — ключи от сейфа!..

— Может, вам крепкого чаю? — спросила мама Таня, испугавшись за здоровье своего шефа.

— Ничего, — успокоил её Гусев-Лебедев. — Через полчаса само пройдёт.


Через полчаса клад стоял на столе в кабинете у Гуталинова. Перед тем, как открыть ящик, в который он был упакован, Главный Милиционер ещё раз предупредил присутствующих о строжайшей секретности и государственной важности происходящего. Затем сервиз был бережно извлечён, и все замерли в ожидании чуда. Один Гуталинов, который ещё ни разу не видел никаких превращений, суетился и приставал с вопросами:

— А он как — сразу превратится или постепенно?.. А это не опасно? Может быть, всё-таки вызвать охрану?..

— Да тише вы! — прошептал Юра. — Не мешайте.

Шли минуты, а Барабашка всё не превращался и не превращался.

— Послушайте, — снова не выдержал Гуталинов. — А зачем ему вообще понадобилось кладом становиться?

— Перестаньте задавать праздные вопросы, — рассердился генерал.

Но вопрос был вовсе не праздным: дети вдруг совершенно отчётливо вспомнили, что ведь кладом-то Барабашка стал из-за них!

— Это мы виноваты, — сказал Юра. — Он старался нам помочь, а мы его во вранье обвинили…

— Барабашечка, миленький, — попросила Нюра, дотронувшись до золотого подноса. — Прости нас, пожалуйста! А?

Барабашка молчал. Неужели они опоздали? Но ведь три дня-то ещё не прошли…

Все с тревогой посмотрели на деда.

— Что-то здесь не так, — сказал Барабан Барабаныч, внимательно разглядывая сервиз. И вдруг хлопнул себя по лбу: — Ну, конечно! Как он может превратиться, когда здесь одной ложки не хватает.

— Почему не хватает? — удивился Ломоносов, доставая из кармана мятую бумажку. — Семнадцать предметов, точно по описи.

— А должно быть восемнадцать! Я этот сервиз как свои пять пальцев знаю.

Долго гадать, куда девался восемнадцатый предмет, не пришлось. Даже без предварительного следствия всем было совершенно ясно, что ложку припрятал на всякий случай честнейший Скупидонов.

— Может быть, он не был до конца уверен, что государство вернёт ему двадцать пять процентов? — попытался оправдать пенсионера Ломоносов.

— Что-о?! — побагровел Гусев-Лебедев-Пугач. — Двадцать пять процентов? Да я ему… трам-та-ра-рам!.. двадцать пять лет… трам-та-ра-рам!

— А без трам-та-ра-рам никак нельзя обойтись? — попросила мама Таня, косясь на детей.

— Можно, — согласился генерал. — Но строгого режима.

— А что, если моих молодцов послать? — оживился Гуталинов, вспомнив вредного старикашку. — Они ему быстро мозги вправят.

— Не надо. Всё должно быть сделано по закону, — сказал генерал.

И, оставив клад под личную ответственность миллиардера, все покинули «Гута-банк» и отправились на Божедомку. Операция «Барабашка» продолжалась.

При всех своих железных качествах Главный Милиционер имел одну слабость — любовь к эффектам. Поэтому во двор дома номер четырнадцать машина въехала с таким воем, что даже привыкшие за последнее время ко всему жильцы вздрогнули и бросились закрывать окна и форточки. Не слышал ничего только Скупидонов. Обалдевший от вчерашней находки, Сидор Маркович со страшным грохотом доламывал стенку в ванной, надеясь найти еще что-нибудь. Там его и взяли.

— Считаю до трёх! — грозно сказал мастер быстрых признаний Лебедев-Пугач.

Скупидонов признался на счёт два. Да, он действительно утаил одну ложечку, завернул её в тряпочку и положил на шкаф. Вот сюда! Скупидонов залез на табуретку, чтобы достать свёрток, и чуть не свалился на пол. Ноги у него обмякли, а лицо выражало самый неподдельный ужас.

— Здесь!.. Она была здесь!.. — лепетал несчастный Сидор Маркович, размахивая перед генеральским носом старым носовым платком. — Честное пенсионерское!


…Бомж Потёмкин сидел на своей скамейке и читал статью Саввы Щекотихина «Подвиг бомжа».

— Вечер добрый, — привстал он, завидев выходившего из подъезда участкового, с которым любил побеседовать на отвлечённые темы.

Но вид у Ломоносова был крайне озабоченный.

— Вы сегодня ничего необычного не заметили? — спросил он.

— Заметил, — радостно сообщил Потёмкин. — Сегодня вы без фуражки.

— Да нет, — поморщился Ломоносов. — Я имею в виду — во дворе.

— Ах, во дворе! Вот машина с сиренами приехала…

— Это я тоже знаю, я сам на ней приехал.

— Ну, вот ещё мама ваша, Нина Алексеевна, обычно голубей пшеном кормит, а сегодня — геркулесом потчевала… А ещё… Ещё кошка золотую рыбку у Скупидонова стащила…

— Рыбку?! — Ломоносов не был ни Шерлоком Холмсом, ни доктором Ватсоном. Но он только что был в комнате пенсионера и аквариума там не видел. — Какую ещё золотую рыбку?!

— Откуда я знаю, — пожал плечами Потёмкин. — Может, не золотую, а серебряную. Только видел я, как кошка выпрыгнула из его форточки с чем-то блестящим во рту…

— Стоп! — сказал Ломоносов, доставая из кармана блокнот. — А теперь поподробнее опишите приметы этой кошки.

Глава седьмая

Марианна Васильевна очнулась и долго не могла понять, где она находится. Незнакомая комната, блюдце с молоком, чьи-то ноги в тапочках… Она хотела посмотреть, кто это, но не смогла; голова так болела, что трудно было пошевелиться. «Где я? Что произошло?» — она пыталась вспомнить что-то важное, но всё расплывалось в памяти, как молоко на полу…

— Ну, что ж ты блюдце опрокинула! Прямо хоть из ложки корми… — услышала она чей-то голос.

«Ложка!»

И тут Марианна Васильевна вспомнила всё. Всё, начиная с того момента, когда она бросилась догонять противного старика, уносившего Барабашку в милицию.

Старика не было целую вечность. За это время она успела несколько раз обойти вокруг милицейского здания и, заглядывая в окна, досконально изучить расположение всех комнат. Она была убеждена, что ночью непременно сумеет пробраться внутрь и вытащить Барабашку оттуда. Она и сама не понимала до конца, чем ей так дорог этот ушастый мальчишка, но твёрдо решила, что без него отсюда не уйдёт.

Однако всё сложилось иначе.

Когда Скупидонов появился на крыльце и, что-то фальшиво мурлыча, направился к дому, Марианну Васильевну охватило беспокойство. Она не знала, что в кармане у него лежит золотая ложечка, но какое-то двадцать пятое кошачье чувство безошибочно подсказало ей, что этот неприятный человек уносит с собой кусочек Барабашки. На мгновение она растерялась, но потом, повинуясь всё тому же чувству, бросилась догонять Скупидонова.

Стараясь не попадаться ему на глаза, она проводила старика до самого дома, а потом, обдирая когти, взобралась по водосточной трубе на карниз.

Дальше оставалось только ждать. И Марианна Васильевна дождалась своего: потерявший бдительность Скупидонов открыл, наконец, форточку. Остальное не составляло особого труда…

И вот уже, счастливая, сжимая в зубах заветную ложечку, она промчалась по двору, свернула за угол… И в этот момент на неё обрушился страшный удар.

Сначала кошка подумала, что в неё бросили камнем. Но тут же увидела чёрную тень от крыльев и услышала над собой знакомый хриплый голос. Это была та самая злобная ворона, которая повсюду преследовала её. Именно она несколько дней назад, натравив на Марианну Васильевну всю стаю, загнала её в вентиляционную шахту. А теперь она била её своим страшным клювом и рвала острыми когтями. Последнее, что помнила Марианна Васильевна, была золотая ложечка, с которой мерзкая птица скрылась за домами…


Сопоставив сведения, полученные от Ломоносова, с рассказом детей о Марианне Васильевне, Гусев-Лебедев-Пугач пришёл к железному выводу: так же, как преступник всегда возвращается на место преступления, кошка должна вернуться в дом. Поэтому Барабан Барабанычу было поручено следить за чердаком, Ломонсову — дежурить у подъезда, а маме Тане — уложить детей спать. Что она и сделала, несмотря на отчаянные протесты Юры и Нюры.

Сам же Главный Милиционер прибыл на Петровку, 38, и отдал весьма странный приказ о задержании всех разноцветных кошек с золотыми ложками в зубах. Всю ночь доблестная милиция гонялась по Москве за бездомными кошками. Акция эта не принесла никаких результатов, зато дала повод журналисту Щекотихину написать хлёсткий фельетон о борьбе с преступностью под названием «Кошка — Золотая Ложка».


Лейтенант Ломоносов был очень ответственным человеком. Уж если ему было поручено стоять на посту, так он именно стоял, ни разу не присев на скамейку. Он ни разу никуда не отлучился и даже ни разу не моргнул, боясь проморгать злополучную кошку.

— Ох, горюшко ты моё! Да разве ж можно столько стоять не емши…

Напрасно сердобольная мама Нина Алексеевна спускалась во двор, принося сыну то домашние пирожки с капустой, то кулебяку с мясом, то зразы с грибами. Ломоносов знал одно простое правило: после еды всегда хочется спать. Поэтому он категорически отказывался от всего, даже от глазированных сырков с изюмом. И только под самое утро, ёжась от предрассветного холода, он попросил маму принести ему горячего кофе с молоком.

— Вот, сынок, пей, — сказала Нина Алексеевна, протягивая Ломоносову дымящуюся кружку. — Только молока-то совсем не осталось. Всё кошка выпила. Да и не выпила, а больше разлила. Ты уж прости, больная она. Зато какая красавица! Пёстренькая такая… Я даже думаю оставить её у нас. Я целыми днями одна, а тут — существо живое…

— Что?! Кошка? — закричал вдруг лейтенант, расплескав кофе и напугав маму. — Да что же ты молчала-то всю ночь! Я тут торчу, как дурак… Караулю, понимаешь, эту кошку…

— А ты бы с матерью говорил почаще, — обиделась Нина Алексеевна. — А то для всяких уголовников у тебя время есть, а для меня и пяти минут не находится…

— Прости, мама, — перебил Ломоносов. — Мы потом поговорим, сейчас мне некогда.

Оставив маме невыпитый кофе, лейтенант бросился срочно будить бомжа, но Потёмкин, всегда встававший до первых дворников, был уже на ногах. Придя в квартиру Ломоносовых, он с первого взгляда опознал Марианну Васильевну.

— Она самая, — подтвердил бомж. — Только без рыбки.

— Да куда ж ей рыбки-то! — всплеснула руками Нина Алексеевна. — Она же ещё слабая совсем. Ей сейчас только покой нужен. Кошка — она же как человек.

— Даже лучше, — согласился Потёмкин.

Не дожидаясь конца этой интересной беседы, Ломоносов помчался на чердак.

Барабан Барабаныч так нервничал, что даже ни во что не превратился, услыхав шаги на лестнице.

— Ну, что там? — бросился он навстречу участковому.

— Кошка найдена! — с гордостью доложил тот.

— А ложка?

Лейтенант смутился.

— Ложка — пока нет…

— А вы с ней говорили?

— С кем? — удивился Ломоносов.

Дед терял терпение:

— С кошкой, разумеется!.. Ах, ну да… вы же по-кошачьи не понимаете. Где она?


Марианна Васильевна лежала на том же месте в комнате Ломоносова. Нина Алексеевна с Потёмкиным, слава Богу, продолжали свою беседу на кухне, за чашкой чая. И Барабан Барабанычу ничто не мешало поговорить с кошкой.

— Скверное дело, — сказал Барабан Барабаныч, поднимаясь с пола. — Очень скверное. Она сказала, что ложку унесла ворона. В неизвестном направлении…

Глава восьмая

Искать маленькую золотую ложечку в огромной Москве — дело абсолютно безнадёжное. Но тем не менее Гусев-Лебедев-Пугач решился на этот безумный шаг. Почему он пошёл на это? Хотел ли он заручиться поддержкой барабашек в борьбе с мировой преступностью или на этот раз им руководило простое человеческое сочувствие? Никто никогда этого не узнает. Сердце милиционера глубоко спрятано под мундиром и бронежилетом.

В семь часов утра прямо с постели в воздух был поднят боевой отряд капитана Скворцова. Вертолёты с десантниками, едва не задевая крыши домов, прочёсывали город квадрат за квадратом от кольцевой дороги к центру.

Из соображений секретности штаб по руководству операцией разместился в кабинете Гуталинова. Сам Гусев-Лебедев-Пугач, держа постоянную связь по рации, крестами отмечал проверенные участки на карте. Напротив него сидел Барабан Барабаныч и время от времени стучал пальцами по столу, координируя действия всех московских барабашек. Которые тоже бороздили воздушное пространство.

В этот день москвичи были поражены не столько вертолётами, сбивавшими антенны с их домов, сколько безумным количеством птиц, круживших над столицей. Причём рядом с привычными голубями и воробьями летали неизвестно откуда взявшиеся сойки, гуси, журавли и куропатки. В районе Сокола заметили даже двух орлов, которых не было в Москве, кажется, со времён Ивана Грозного. А на телевидение, в программу «В мире животных», позвонила какая-то дама и сообщила, что только что видела пролетевшего мимо её окон пингвина…

Гуталинов, не выдержав вынужденного безделья, тоже решил принять посильное участие в поисках. И, несмотря на меткое замечание Лебедева-Пугача «Вороны краденое в комиссионки не сдают», сел в машину и отправился скупать золотые ложки. Никакого результата это, конечно, не дало, если не считать, что цена золота на бирже подскочила сразу на 18 пунктов…

Мама Таня обеспечивала прикрытие всей операции: она сидела в приёмной и, мило улыбаясь, следила, чтобы ни одна: живая душа не проникла в кабинет Гуталинова. Впрочем, это не составляло для неё особого труда, так как этим она занималась ежедневно…

Юра и Нюра с самого утра заявились в милицию к Ломоносову. Каждые пять минут они дёргали невыспавшегося участкового и просили позвонить в штаб — узнать, нет ли там новостей. Чтобы хоть как-то занять детей, лейтенант вручил им бинокль и велел обследовать все окрестные вороньи гнёзда. Бинокль Нюре очень понравился, и она весь день не выпускала его из рук, наблюдая за братом, который отважно взбирался на самые высокие деревья…

Наступил вечер. Ничего не подозревавшие служащие «Гута-банка» закончили работу и разошлись по домам. А в штабе царило страшное напряжение. Вертолёты кружили уже над Садовым кольцом, но никакой положительной информации не было… Генерал ставил на карте крест за крестом.

— Прямо кладбище какое-то из карты устроили! — мрачно заметил Барабан Барабаныч.

— Сплюньте, — раздражённо ответил ему Лебедев-Пугач, — Или постучите три раза…

— Я и так стучу, — сплюнул дед.

Нервы у всех были на пределе. Когда Барабашка превратился в клад, точно никто не знал. Но по подсчётам Барабан Барабаныча внук мог продержаться не дольше завтрашнего утра. А искать ночью не имело никакого смысла. Это понимали все.


В восемь часов в штаб самовольно явился Ломоносов с детьми. Получив приказ Гуталинова, Вован и Толян пропустили их и заняли исходную позицию у дверей.

— Фиг ли им тут делать? — зевая, сказал Вован.

— Не фига, — согласился с напарником Толян.

Честно говоря, они не очень понимали логику своего шефа, собравшего у себя на ночь глядя эту далёкую от бизнеса компанию.

Последний луч солнца освещал крону столетней липы, стоявшей во дворе «Гута-банка», когда над головами телохранителей появился вертолёт.

— Фиг ли ему тут делать? — зевая, сказал Вован.

— Не фига, — согласился с напарником Толян.


В этот момент на столе Гуталинова заговорила милицейская рация. Даже не заговорила, а заорала:

— Внимание, «первый»! Говорит «второй». Видим объект…

— Где? — заорал в ответ Главный Милиционер. — Где видите?

— На липе. Возле «Гута-Банка». Конец связи…

Да, капитану Скворцову повезло. В том самом последнем луче заходящего солнца в вороньем гнезде блеснула золотая ложка!

Увидев, как с вертолёта по специальным тросам во двор банка посыпались десантники, Вован и Толян начали палить из автоматов, решив, что на банк совершено нападение.

Взвод Скорцова открыл ответный огонь.

— Ну, наконец-то повеселимся! — обрадовался капитан Скворцов, узнав вчерашних террористов. — Я им сейчас постреляю…

Но в этот момент из окна раздался громовой голос:

— Говорит Гусев-Лебедев-Пугач! Говорит Гусев-Лебедев-Пугач! Всем немедленно бросить оружие!

— Ну вот, — выругался Скворцов, но, повинуясь приказу, бросил гранатомёт вниз.

— Кар-р-раул! — закричала ворона, едва успев увернуться от летящего на неё смертоносного оружия.

Ломая ветки, гранатомёт рухнул на землю, а из пробитого гнезда посыпался золотой дождь: монеты, серьги, кулоны, брошки, цепочки, запонки, два пасхальных яйца и штук двадцать золотых ложек…

— Ни фига себе! — почесали в бритых затылках Вован с Толяном. — На фига вороне столько?

На этот вопрос и сама ворона вряд ли сумела бы ответить. Однако всю жизнь прилежно, как говорится, в год по чайной ложке, таскала к себе в гнездо чужие драгоценности. Может быть, она собиралась передать всё это по наследству, но вместо того, чтобы выводить птенцов, эта старая жадина всю жизнь просидела на золотых яйцах работы знаменитого мастера Фаберже…


Кабинет Гуталинова и так уже ломился от золота. На столе стоял клад. В углу валялась груда скупленных миллиардером ложек. Когда же со двора принесли ещё и воронье наследство, мама Таня не удержалась:

— Господи! Сколько же всё это стоит?!

— Сейчас прикинем. — Гуталинов с готовностью достал калькулятор.

— Тошнит уже от этого золота, — мрачно сказал Юра и подошёл к столу.

— Меня тоже, — поддакнула Нюра. — Давайте скорее Барабашку превращать. Только ложечку, чур, я положу!


Чуда не произошло.

Вернее, никто не заметил, как оно случилось. Просто сервиз исчез, а на его месте возникла точная копия Барабан Барабаныча, но без бороды.

— Ба-ра-ба-шеч-ка!.. — зачарованно прошептала Нюра.

— Понятное дело, — согласился Барабашка. — А вы кого ждали?..

Глава девятая

День стоял тёплый, но не жаркий. Ветерок был прохладный, но не сильный. Из редких пушистых облачков моросил дождик, но только на клумбы и голубые ели.

— Как, оказывается, в Кремле-то хорошо! — радовалась мама Таня. — Тихо, народу мало. Я ведь здесь раньше только в выходные бывала и в праздники.

— А у нас сегодня разве не праздник? — воскликнул Главный Милиционер. — Смотрите, какие у вас прекрасные цветы!

— А какой у детей удивительный мячик! — заговорщицки хихикнул Гуталинов.

— Прекрасный мячик! Только бы он никуда не ускакал, — улыбнулся Ломоносов.

Компания из четверых взрослых и двоих детей неспешно прогуливалась по Кремлю, не привлекая к себе особого внимания. Да и что удивительного — дама с цветами, дети с мячиком. Правда, весёлый разноцветный мячик прыгал сам по себе, без посторонней помощи, а букет цветов менялся прямо на глазах. Гладиолусы превращались в розы, розы — в незабудки, незабудки — в тюльпаны…

— Тюльпаны — мои любимые цветы, — сказала мама Таня. — Никогда бы не подумала, что вы, Барабан Барабаныч, такой дамский угодник!

— Да ладно уж, — пробурчал Барабан Барабаныч и расцвёл ещё сильнее.

— Спасибо вам, Барабан Барабаныч, — сказал Гуталинов. — Теперь я буду знать, какие у Тани любимые цветы.

Так вот, мило беседуя, они подошли к Царь-пушке. Юра и Нюра уже успели обследовать её со всех сторон и теперь пытались сдвинуть огромное каменное ядро, лежавшее; рядом.

— Пострелять решили? — шутливо погрозил им пальцем Лебедев-Пугач.

— Смотрите в нас не попадите! — подхватил Гуталинов.

— Ага, страшно без охраны? — усмехнулся Барабан Барабаныч. — Не волнуйтесь, эта пушка ни разу в жизни не стреляла. И не выстре…

Не успел он докончить фразу, как раздалось громкое «бабах!», и из жерла пушки вылетел снаряд.

— Ложись! — скомандовал Главный Милиционер.

Ломоносов мгновенно выполнил приказ, а Гуталинов героически загородил собой маму Таню. В результате чего получил по лбу большим разноцветным мячом.

— Ну, Барабашка, держись, — осерчал дед. — Вот вернёмся в Кимры — выпорю.

— Да я же пошутил, — оправдывался Барабашка.

— Ничего себе шуточки! Во-первых, людей напугал, А во-вторых, смотри, чего натворил — Царь-колокол сломал.

Ломоносов ахнул: у стоявшего поблизости могучего колокола действительно был отколот большой кусок.

— Это не я! Не я! — отчаянно запрыгал Барабашка.

— Знаю, что не ты, — добродушно проворчал дед. — Это теперь я пошутил. На самом деле он от пожара раскололся. Не так давно это было, 29 мая одна тысяча семьсот тридцать седьмого года. Как сейчас помню: огонь бушует, народ туды-сюды бегает… И тут балка деревянная — хрясть! Колокол об землю — бряк!..

— И вы что, всё это сами видели?! — От удивления мама Таня чуть не выронила Барабан Барабаныча из рук.

— И не только это. Держите меня крепче, я вам ещё и поинтереснее расскажу…

И Барабан Барабаныч принялся рассказывать про Василия Тёмного, при котором он родился, и про Ивана Грозного, которого не раз видел живьём в Кремле, и про его бесценную библиотеку, которую до сих пор найти не могут…

Увлечённые рассказами деда, Юра с Нюрой не сразу заметили, что Барабашка, откатившись к кремлёвской стене, прыгает сам по себе…

— Пойдем к нему, — шепнул Юра сестре. — А то нехорошо получается. Сам с собой играет…

Барабашка прыгал у стены, время от времени ударяясь об неё и отскакивая.

— Ты во что играешь — в футбол или в вышибалочку?

— Я вообще не играю, — важно сказал Барабашка. — Я клад ищу…

— Опять клад?! — удивился Юра и с надеждой спросил: — Ты шутишь, да?

— И не думаю, — ответил Барабашка. — Слышали, что дед про библиотеку Ивана Грозного рассказывал? Вот я и решил простучать кое-что…

— А откуда ты знаешь, что она здесь?

— А я и не знаю, — честно признался Барабашка. — Но ведь где-то она должна быть?..

Возразить на это было нечего — она действительно должна была где-то быть…

— Значит, надо искать, — решительно сказала Нюра.

— Стоп!.. — Юра представил себе, как они начнут раскурочивать кремлёвские стены. — Только давайте не как в прошлый раз. Для начала надо всё узнать как следует про эту библиотеку. Потом составить план. А уже потом…

— А кто против? — надулся Барабашка. — Я уже полчаса назад решил, что сначала подучусь немного… Лет тридцать…

— Что-о?! — пришли в ужас Юра с Нюрой.

— Ну, ладно. — Барабашка пошёл на попятную. — За двадцать выучусь.

— Ну, вот что, — строго сказал Юра. — В наше время компьютеров и видиков всё надо делать быстрее. Ясно? Так что если за год не выучишься, мы без тебя начнём.

— Э! Э! Так нечестно. — Барабашка аж подпрыгнул от возмущения. Но потом подумал немного и согласился: — Эх, была не была… Вот дед-то обалдеет!

Барабашке даже понравилась, что всё начнётся так быстро. Правда, тогда всё быстро и закончится.

— А что мы потом будем делать? — спросил он.

— Я тоже знаю один клад. Может быть, даже самый ценный, — сказал Юра. — Ты когда-нибудь слышал про Атлантиду?

И тут их позвали.

— Пора домой! — кричала мама, размахивая букетом георгинов.

— Ну, что, договорились? — подвёл итог Юра.

— Замётано, — сказал Барабашка. И добавил таинственным шёпотом: — Но только никому ни слова!


Расставаться не хотелось. И мама Таня пригласила всех к себе на чай. По дороге они со смехом вспоминали всё то, что произошло с ними за последние дни. «Никогда ещё на нашу долю не выпадало столько чудес», — говорила мама Таня, прижимая к себе Юру и Нюру. Она даже не догадывалась, что дома их поджидало ещё одно чудо, последнее в этой истории…

Днём к дому номер 14 по улице Божедомка прибыл самый главный человек в Москве — мэр города. Осмотрев трещины в стенах, чернеющий после пожара подвал, дыру в комнате Скупидонова и другие разрушительные последствия поисков клада, он вынес решение: немедленно поставить дом на капитальный ремонт, а всем жильцам предоставить отдельные квартиры. Говорили, что чудо это случилось благодаря старому кляузнику Скупидонову, надоевшему мэру Москвы своими письмами.

«Какой у нас всё-таки замечательный сосед!» — думала мама Таня, идя по коридору с горячим чайником.

Эпилог

Вот, собственно, и всё…

Послесловие

Через несколько дней Юра и Нюра на серебристом «Линкольне» уехали к бабушке в деревню, которая, кстати, находилась всего в пятидесяти километрах от города Кимры.

Барабашка и дед на грузовике вернулись в родной музей, вежливо отклонив предложение Главного Милиционера работать у него тайными агентами. Но обещали в экстренных случаях оказывать посильную помощь.

Сам же Гусев-Лебедев-Пугач за успешную борьбу с преступностью был награждён орденом Дружбы народов. Орден ему вручал настоящий Президент.

Окончательно выздоровевшая Марианна Васильевна навсегда осталась жить у мамы Ломоносова, и теперь она первой войдёт в их новую квартиру. Это, говорят, хорошая примета.

Участковый Ломоносов получил обещанное ему звание капитана, в результате чего малолетний Скворцов, различавший взрослых только по званиям, несколько раз путал его со своим папой.

Капитана Скворцова в звании не повысили, но за обнаруженный в вороньем гнезде клад он был отмечен большой денежной премией. Часть из неё военнослужащий потратил на полное собрание сочинений Агаты Кристи для своей жены.

Ворона, починив гнездо и умудрившись стащить одну из золотых ложек у миллиардера Гуталинова, начала собирать новую коллекцию.

Миллиардер Гуталинов наконец-то решился предложить своей секретарше руку и сердце. Мама Таня твёрдо обещала подумать. Но пока ещё не подумала, так как была занята оформлением ордера на новую квартиру.

Бомж Потёмкин, единственный пострадавший от справедливого решения мэра Москвы, обратился к маме Тане с покорнейшей просьбой сообщить ему, если в её новом доме окажется небольшой свободный подвал.

Вован и Толян приняли участие в первенстве России по рукопашному бою, где заняли соответственно второе и третье место. Первое место заняла секретарша Гусева-Лебедева-Пугача. И теперь неразлучные телохранители ухаживают за ней одновременно.

Пилот первого класса Сидоров в очередной раз подвергся нападению террористов и бесплатно провёл месяц на Канарских островах.

Сидор Маркович Скупидонов, втянувшись в процесс кладоискательства, поступил на археологический факультет МГУ, решив во что бы то ни стало отыскать сокровища древних инков. Теперь вдобавок к пенсии он получает ещё и повышенную стипендию.

Журналист Савва Щекотихин, сопоставив отдельные факты, но так ничего и не поняв, написал нашумевшую статью «Барабашки, кто они такие?». После выхода статьи стало появляться множество «очевидцев», которые, естественно, ничего толком не знали, а просто хотели, чтобы их показали по телевизору. Тогда одной очень влиятельной скандальной газетой было обещано большое вознаграждение тому, кто прольёт хоть какой-то свет на тайну барабашек. Но никто — ни Юра с Нюрой, ни мама Таня, ни Гуталинов, ни Ломоносов, ни Главный Милиционер, ни тем более Марианна Васильевна… в газету не пошли и ничего рассказывать не стали.

Так что вознаграждение все ещё ждёт…


Оглавление

  • ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
  •   Глава первая
  •   Глава вторая
  •   Глава третья
  •   Глава четвертая
  •   Глава пятая
  •   Глава шестая
  •   Глава седьмая
  •   Глава восьмая
  •   Глава девятая
  •   Глава десятая
  •   Глава одиннадцатая
  •   Глава двенадцатая
  • ЧАСТЬ ВТОРАЯ
  •   Глава первая
  •   Глава вторая
  •   Глава третья
  •   Глава четвертая
  •   Глава пятая
  •   Глава шестая
  •   Глава седьмая
  •   Глава восьмая
  •   Глава девятая
  •   Эпилог
  •   Послесловие