КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно  

Покушение на леди (fb2)


Настройки текста:



Эд Макбейн Покушение на леди

Глава 1

Может, на прошлой неделе вам тоже подбросили липу?

* * *

Липа – это когда человек набирает номер Фредерик 7-8024 и говорит: «Мне надоело твердить вам про эту китайскую прачечную внизу. Владелец пользуется паровым утюгом, и шипение не дает мне спать. Может, вы арестуете его наконец?»

Липа – это когда человек присылает в 87 участок письмо следующего содержания: «Меня окружают убийцы. Я нуждаюсь в полицейской охране. Русские узнали, что я изобрел сверхзвуковой танк».

Каждый день каждый полицейский участок в мире получает свою долю липовых писем и звонков. Письма и звонки бывают разные: от искренних и благородных до идиотских. Есть люди, которые готовы предоставить сведения о тех, кто, по их мнению, являются коммунистами, похитителями, убийцами, фальшивомонетчиками, содержателями подпольных абортариев и фешенебельных публичных домов. Есть люди, которые жалуются на телеактеров-комиков, мышей, домовладельцев, орущие проигрыватели, странное тиканье в стенах и автомобили, у которых клаксон играет песенку: «Крошка, увезу тебя я на такси». Есть люди, которые заявляют, что им угрожали, у них вымогали, их шантажировали, надули, оклеветали, оскорбили, избили, изувечили и даже убили. Классическим примером может служить случай, когда в 87 участок позвонила женщина и возмущенно заявила, что ее застрелили четыре дня назад, а полиция до сих пор не обнаружила убийцу.

Бывает и так, что таинственный анонимный абонент попросту сообщает: «В кинотеатре „Эйвон“ в коробке из-под обуви лежит бомба».

Липовые звонки могут довести до исступления. Они отнимают у городских властей уйму времени и средств. Вся беда в том, что «липу» невозможно отличить от «нелипы» без надлежащей проверки.

* * *

Может, на прошлой неделе вам тоже подбросили липу?

* * *

Была среда, 24 июля.

В городе стояла жара, и, наверное, не было в нем места жарче, чем дежурная комната восемьдесят седьмого участка. Дэйв Мерчисон сидел за высоким столом налево от входа и проклинал свои тесные трусы. Было только восемь часов утра, но за предыдущий день город буквально раскалился докрасна, а ночь не принесла облегчения. И теперь, хотя солнце едва взошло, город уже пылал. Трудно было представить себе пекло страшнее этого, но Дэйв Мерчисон знал, что в течение томительно долгого дня в дежурной будет все жарче и жарче и что без толку ждать прохлады от маленького вращающегося вентилятора на углу стола, и еще он знал, что трусы, будь они неладны, не станут свободней.

В 7.45 утра начальник участка капитан Фрик закончил инструктаж группы полицейских, которым предстояло сменить на посту своих коллег.

– Сегодня, кажется, припечет, а, Дэйв? – сказал он.

Мерчисон нехотя кивнул. За свои пятьдесят три года он пережил не одно удушливое лето. Со временем он усвоил, что сетовать на погоду бесполезно – она от этого не изменится. Ее нужно пересидеть тихо, без суеты. Насчет теперешней жары он придерживался особого мнения: всему виной эти дурацкие ядерные испытания в Тихом океане. Человек начал совать нос в дела господа бога и получает по заслугам.

Недовольно поморщившись, Мерчисон одернул трусы под брюками.

Он безразлично глянул на мальчика, который поднялся по каменным ступенькам к участку и открыл дверь. Паренек посмотрел на табличку с просьбой к посетителям останавливаться перед столом, подошел к ней и стал по слогам разбирать написанное.

– Что тебе, сынок? – спросил Мерчисон.

– Вы дежурный?

– Я дежурный. – На секунду Мерчисон задумался о прелестях работы, обязывающей тебя отчитываться перед каждым сопляком.

– Вот, – сказал мальчишка и протянул Мерчисону конверт.

Тот взял его. Мальчик направился к выходу.

– Постой-ка, малыш, – сказал Мерчисон.

Малыш не остановился. Он продолжал идти: вниз по ступенькам, на тротуар, в город, во вселенную.

– Эй! – позвал Мерчисон. Он быстро огляделся в поисках полицейского. Ну, разумеется, вот так всегда. Он не помнил случая, чтобы коп в нужную минуту оказался под рукой. С кислой физиономией Мерчисон одернул трусы и вскрыл конверт, в котором лежал один-единственный листок. Он прочел его, сложил, убрал в конверт и крикнул: – Черт побери, неужели на первом этаже, кроме меня, нет ни одного копа?

В одну из дверей просунулась голова полицейского.

– Что случилось, сержант?

– Какого дьявола, куда все запропастились?

– Никуда, – ответил полицейский, – мы тут.

– Отнесите это письмо в сыскной отдел, – сказал Мерчисон и протянул конверт.

– Любовное послание? – спросил полицейский.

Мерчисон промолчал: слишком жарко, чтобы отвечать на тупые остроты. Полицейский пожал плечами и пошел на третий этаж, где, согласно указателю, находился отдел сыска. Дойдя до перегородки из редко сбитых реек, он толкнул маленькие воротца и направился к столу Коттона Хейза.

– Дежурный сержант велел передать это вам. – Он протянул конверт.

– Спасибо, – поблагодарил Хейз и развернул письмо.

В письме говорилось: «Сегодня в восемь вечера я убью Леди. Ваши действия?»

Глава 2

Детектив Хейз прочел письмо раз, другой. Первая мысль была: липа. Вторая: а если нет?

Вздохнув, он отодвинул стул и прошел в другой конец комнаты. Высокий, шесть футов два дюйма без обуви, он весил сто сорок фунтов. У него были голубые глаза, тяжелый квадратный подбородок с ямочкой и рыжие волосы, только над левым виском, куда ему однажды нанесли ножевую рану, волосы росли почему-то белые. Нос прямой, красивый, с уцелевшей переносицей, хорошо очерченный рот с полной нижней губой. И увесистые кулаки, одним из которых он стучал сейчас в дверь лейтенанта.

– Войдите! – крикнул лейтенант Бернс.

Хейз открыл дверь и шагнул в угловой кабинет. Стол лейтенанта обдувал вращающийся вентилятор. Бернс, плотный, небольшого роста мужчина, сидел за столом. Узел его галстука был приспущен, ворот рубашки расстегнут, а рукава закатаны почти до плеч.

– Газеты обещают дождь, – сказал он. – Куда же провалился этот проклятый дождь? – Хейз ухмыльнулся. – Вы собираетесь испортить мне настроение, Хейз?

– Не знаю. Что вы на это скажете? – Хейз положил письмо перед Бернсом.

Бернс быстро пробежал глазами послание.

– Вечно одно и то же. Стоит температуре подняться до тридцати, и психи тут как тут. Жара пробуждает в них жажду деятельности.

– Думаете, это липа, сэр?

– Откуда же мне знать? Одно из двух: либо это липа, либо святая правда. – Он улыбнулся. – Не правда ли, блестящее применение дедуктивного метода? Неудивительно, что я уже лейтенант.

– Что будем делать? – спросил Хейз.

– Который час?

Хейз взглянул на часы.

– Начало девятого, сэр.

– Значит, если это правда, в нашем распоряжении около двенадцати часов, чтобы спасти некую леди от возможного убийства. Двенадцать часов, чтобы найти убийцу и жертву в городе с восьмимиллионным населением при помощи одного только письма. Если это правда.

– Не исключено, сэр.

– Знаю, – задумчиво произнес Бернс. – Не исключено также, что кому-то пришла охота позабавиться. Нечем заняться? Время некуда девать? Так напиши копам письмо. Пусть побегают за призраком. Все возможно, Коттон.

– Да, сэр.

– Не пора ли звать меня Пит?

– Да, сэр.

Бернс кивнул.

– Кто держал в руках это письмо, кроме вас и меня?

– Очевидно, дежурный сержант. Я сам до листка не дотрагивался, сэр... Пит... если вы имеете в виду отпечатки пальцев.

– Именно. Кто сегодня дежурит?

– Дэйв Мерчисон.

– Мерчисон хороший работник, но готов биться об заклад, что он заляпал весь этот дурацкий листок. Откуда ему знать, что в конверте? – Бернс задумался. – Ну вот что. Сделаем все как положено, Коттон. Пошлем письмо в лабораторию вместе с отпечатками пальцев – моих, ваших и Дэйва. Это сэкономит ребятам Гроссмана уйму времени. Время – это, пожалуй, единственное, чем мы пока располагаем.

– Да, сэр.

Бернс снял трубку и дважды нажал кнопку селектора.

– Капитан Фрик, – послышалось в трубке.

– Джон, говорит Пит, – начал Бернс. – Ты можешь...

– Привет, Пит. Сегодня, кажется, припечет, а?

– Еще как, – ответил Бернс. – Джон, ты можешь на часок отпустить Мерчисона?

– Пожалуй. А зачем?

– И пусть кто-нибудь приготовит валик и подушечку. Мне нужно немедленно снять отпечатки пальцев.

– Кого ты взял, Пит?

– Никого.

– Чьи же отпечатки тебе нужны?

– Мои, Хейза и Мерчисона.

– Ах, вон что, – протянул сбитый с толку Фрик.

– Мне понадобятся патрульная машина с сиреной и один человек. Я также хочу задать Мерчисону несколько вопросов.

– Ты говоришь загадками, Пит. Хочешь...

– Мы сейчас спустимся снимать отпечатки, – перебил его Бернс. – Все будет готово?

– Конечно, конечно, – заверил вконец озадаченный Фрик.

– Пока, Джон.

* * *

У трех человек взяли отпечатки пальцев. Отпечатки и письмо положили в большой плотный конверт и вручили пакет полицейскому. Полицейский получил приказ срочно ехать в Главное управление на Хай-стрит, расчищая себе путь сиреной. Там он должен передать пакет заведующему лабораторией лейтенанту Сэму Гроссману, подождать, пока его люди снимут фотокопию письма, и затем доставить ее обратно в восемьдесят седьмой участок, где ею займутся сотрудники сыскного отдела, а тем временем оригинал обработают в лаборатории Гроссмана. Гроссману уже звонили и просили поторопиться с результатами. Посыльного также предупредили, что дело срочное. Когда патрульная машина рванулась со стоянки возле участка, шины под ней взвизгнули и надрывно завыла сирена.

В участке, в комнате сыскного отдела, сержант Дэйв Мерчисон отвечал на вопросы Бернса и Хейза.

– Кто принес письмо, Дэйв?

– Ребенок.

– Мальчик или девочка?

– Мальчик.

– Сколько лет?

– Не знаю. Десять – одиннадцать. Что-то в этом роде.

– Цвет волос?

– Светлые.

– Глаза?

– Я не заметил.

– Рост.

– Средний для ребят его возраста.

– Во что одет?

– Джинсы и полосатая футболка.

– Какого цвета полосы?

– Красные.

– Это будет нетрудно, – сказал Хейз.

– Какой-нибудь головной убор? – спросил Бернс.

– Нет.

– Что на ногах?

– Я не видел из-за стола.

– Что он сказал?

– Спросил дежурного сержанта. Я сказал, что это я. Тогда он отдал мне письмо.

– Не сказал, от кого?

– Нет. Просто дал его мне и сказал: «Вот...»

– А дальше что?

– Ушел.

– Почему вы не остановили его?

– Я был там один, сэр. Крикнул, чтобы остановился, но он не послушал. Уйти я не мог, а поблизости никого не оказалось.

– А дежурный лейтенант?

– Фрэнк пошел выпить чашку кофе. Не мог же я и сидеть у пульта, и гнаться за мальчишкой.

– Ладно, Дэйв, не кипятитесь.

– Черт побери, что ж, теперь нельзя отойти кофе выпить? Фрэнк только на минутку поднялся в канцелярский отдел. Кто мог знать, что случится такое?

– Я же сказал – не кипятитесь, Дэйв.

– Я не кипячусь. Просто говорю, ничего нет дурного в том, что Фрэнку захотелось кофе, вот и все. В такую жару можно сделать поблажку. Сидишь за этим столом и уже начинаешь...

– Ладно, Дэйв, ладно.

– Послушайте, Пит, – продолжал Мерчисон, – я готов провалиться сквозь землю. Если б знать, что мальчишка понадобится...

– Ничего, Дэйв. Долго вы вертели в руках это письмо?

Мерчисон потупился.

– И письмо, и конверт. Извините, Пит. Я не думал, что это будет...

– Ничего, Дэйв. Когда вернетесь на пульт, наладьте радиосвязь, хорошо? Дайте описание мальчишки всем патрульным машинам в зоне нашего участка. Пусть одна из машин оповестит всех постовых. Как только мальчишка объявится, немедленно везти его ко мне.

– Будет исполнено, – сказал Мерчисон. Он взглянул на Бернса. – Пит, извините, если я...

Бернс хлопнул его по плечу.

– Пустяки. Свяжитесь с машинами, ладно?

* * *

Максимальный заработок рядового полицейского в городе, где находился 87-й участок, составляет 5015 долларов в год. Не бог весть какие деньги. Кроме того, полицейский ежегодно получает 125 долларов на форму. Но и это не так уж много.

А если учесть все вычеты, которые производятся два раза в месяц в получку, так остается и того меньше. Четыре доллара автоматически отчисляются на случай госпитализации, еще полтора доллара идут в счет платы за спальное место в участке. Из этих денег выплачивают пособие полицейским вдовам, которые присматривают за десятком коек – ими пользуются в экстренных случаях, когда одновременно работают две смены, а иной раз кое-кто не прочь вздремнуть и в обычное время. Еще одну брешь в зарплате проделывает федеральный подоходный налог. Не остается в стороне и Добровольная ассоциация полицейских, нечто вроде профсоюза для блюстителей порядка. Большинство полицейских, как правило, подписываются на свой печатный орган «Хай-стрит джорнал», значит, опять плати. Если тебя наградили, будь добр выделить сумму в пользу полицейского Почетного Легиона. Если ты человек верующий, изволь жертвовать бесчисленным обществам и благотворительным организациям, которые ежегодно наносят визиты в участок. В результате такого дележа слуге закона остается чистыми 260 долларов в месяц.

Тут уж как ни крути, а больше шестидесяти пяти монет в неделю не выходит.

И если некоторые полицейские берут взятки, – а некоторые берут, – это, возможно, потому, что они немного голодны.

Полиция – маленькая армия, тут, как и у военных, принято выполнять приказ, пусть даже на первый взгляд нелепый. Когда утром 24 июля патрульные машины и постовые восемьдесят седьмого участка получили приказ, он им показался странноватым. Одни пожали плечами. Другие выругались. Третьи просто кивнули. Но все подчинились.

Приказано было разыскать мальчика лет десяти, светловолосого, в джинсах и футболке в красную полоску.

Проще, кажется, не бывает.

* * *

В 9.15 из лаборатории прислали фотокопию письма. Бернс созвал у себя в кабинете совещание. Он положил письмо на середину стола и вместе с тремя другими детективами принялся внимательно изучать его.

– Что вы об этом думаете, Стив? – начал Бернс. Он спросил первым Стива Кареллу по многим причинам. Прежде всего потому, что считал Кареллу лучшим в своем отделе. Безусловно, Хейз тоже начинает показывать себя, хотя после перевода с другого участка у него поначалу что-то не ладилось. Но все равно Хейзу, считал Бернс, еще далеко до Кареллы. Во-первых, независимо от того, что Карелла хорошо знал свое дело и слыл грозой правонарушителей, Бернс питал к нему личную симпатию. Он всегда помнил, что Карелла рисковал жизнью и даже едва не погиб, разбирая дело, в котором был замешан его, Бернса, сын. И теперь для него Карелла стал почти вторым сыном. А потому, подобно всякому отцу, ведущему с сыном одно дело, ему прежде всего захотелось услышать мнение Кареллы.

– У меня своя теория насчет людей, которые пишут такие письма, – сказал Карелла. Он взял письмо и посмотрел его на свет. Это был высокий, обманчиво хрупкий мужчина, во внешности которого не было и намека на мощь, но чувствовалась сила. Слегка раскосые глаза и чисто выбритые щеки подчеркивали широту скул и придавали лицу что-то восточное.

– Выкладывайте, Стив, – сказал Бернс.

Карелла постучал пальцем по фотокопии.

– Прежде всего я задаюсь вопросом: зачем? Если ваш шутник замышляет убийство, он не может не знать, что за это положено по закону. Чтобы избежать кары, убивать надо тихо и незаметно, – это ясно. Но нет. Он посылает нам письмо. Зачем он посылает нам письмо?

– Ему так интересней, – сказал Хейз, который внимательно слушал Кареллу. – Перед ним встает двойная задача: расправиться с жертвой и остаться безнаказанным, несмотря на поднятую им самим тревогу.

– Это один вариант, – продолжал Карелла, а Бернс с удовольствием наблюдал, как два детектива удачно дополняют друг друга. – Но есть и другой. Он хочет, чтобы его поймали.

– Как тот мальчишка Хейренс несколько лет назад в Чикаго? – спросил Хейз.

– Точно. Помада на зеркале. Поймайте меня, прежде чем я снова убью. – Карелла опять постучал пальцем по письму. – Возможно, он тоже хочет, чтобы его поймали. Возможно, он боится этого убийства как огня и хочет, чтобы мы поймали его, прежде чем ему придется убить. А вы как думаете, Пит?

Бернс пожал плечами.

– Это все домыслы. Так или иначе, мы все равно должны его поймать.

– Знаю, знаю, – сказал Карелла. – Но если он хочет быть пойманным, то это письмо приобретает особый смысл. Вы понимаете?

– Нет.

Детектив Мейер кивнул.

– Я понимаю тебя, Стив. Он не просто предупреждает нас. Он дает нам зацепку.

– Вот именно, – подтвердил Карелла. – Если он хочет, чтобы мы остановили, поймали его, письмо должно нам в этом помочь. Оно укажет нам, кого должны убить и где.

Он положил письмо на стол.

К столу подошел детектив Мейер и углубился в письмо. Он обладал редким терпением и потому рассматривал письмо долго и очень тщательно. Надо сказать, что его отец обожал всякие шутки и розыгрыши. И вот он, Мейер-старший (звали его Макс), с удивлением узнает, что его жена ждет ребенка, хотя в ее возрасте об этом давно пора забыть. Когда новорожденный появился на свет, Макс сыграл с человечеством, а заодно и со своим сыном невинную шутку. Он нарек младенца Мейером, что в сочетании с фамилией Мейер давало полное имя Мейер Мейер. Шутка, несомненно, относилась к числу шедевров. Так считали все, за исключением, возможно, самого Мейера Мейера. Мальчик рос в религиозной еврейской семье; в районе, где почти не было его соплеменников. У детей принято выбирать козла отпущения и вымещать на нем ребячью злобу, а где еще найдешь такого, чтобы его имя позволило сложить замечательную песенку:

Сожжем Манера Манера – Спалим жида и фраера.

Справедливости ради надо сказать, что свою угрозу они в исполнение не привели. Тем не менее, в свое время бедняге перепало немало тумаков, и столкновение с такой вопиющей несправедливостью породило в нем необычайное терпение по отношению к окружающим.

Терпение – довольно обременительная добродетель. Возможно, на теле Мейера Мейера не осталось следов увечий и шрамов. Возможно. Но волос на голове у него тоже не осталось. Лысый мужчина, конечно, не редкость. Но Мейеру Мейеру было всего тридцать семь лет.

Терпеливо, внимательно он рассматривал сейчас письмо.

– Не так уж много в нем сказано, Стив, – проговорил он.

– Прочтите вслух, – попросил Бернс. «Сегодня в восемь вечера я убью Леди. Ваши действия?»

– По крайней мере, здесь говорится – кого, – сказал Карелла.

– Кого? – спросил Бернс.

– Леди.

– И кто же это?

– Не знаю.

– М-м-м.

– И непонятно, как и где, – сказал Манер.

– Зато указано время, – вставил Хейз.

– Восемь. Сегодня в восемь вечера.

– Стив, ты действительно думаешь, что этот тип хочет быть пойманным?

– Честно говоря, не знаю. Я просто предлагаю версию. Но одно я знаю точно.

– Что именно?

– Пока нет результатов экспертизы, можно начать с того, что у нас есть.

Бернс взглянул на письмо.

– И что же у нас есть?

– Леди, – ответил Карелла.

Глава 3

Толстяк Доннер был стукачом.

Стукачи бывают разные, и нет закона, который запрещал бы получать информацию от кого угодно. Если вы любите турецкие бани, то лучшего стукача, чем Толстяк, вам не найти.

Когда Хейз работал в тридцатом участке, у него был свой круг осведомителей. К сожалению, все его «сплетники» отличались узкой специализацией, и диапазон их сведений о преступлениях и преступниках ограничивался территорией тридцатого участка. В огромном, беспокойном восемьдесят седьмом они были бессильны. Вот почему в то утро, в 9.27, пока Стив Карелла организовывал встречу со своим штатным стукачом Хромым Дэнни, пока Мейер перебирал картотеку в поисках преступницы, которой подошла бы кличка «Леди», Коттон Хейз поговорил с полицейским детективом Хэлом Уиллисом, и тот посоветовал ему повидаться с Доннером.

На телефонный звонок в квартире Доннера никто не ответил.

– Наверное, он в бане, – решил Уиллис и дал Хейзу адрес.

Хейз взял служебную машину и поехал в центр.

Вывеска на доме гласила: «Турецкие Бани Ригана. Оздоровляющий пар».

Хейз вошел в здание, поднялся по деревянной лестнице на второй этаж и остановился в холле перед столом. На лбу у него выступила испарина. «Ну и ну, – подумал Хейз, – охота же кому-то сидеть в турецкой бане в такую жарищу. А впрочем, – возразил он сам себе, – некоторые любят поплавать в январе, да и черт с ними со всеми».

– Чем могу служить? – спросил человек за столом, маленький и востроносый. На его белой футболке красовалась зеленая надпись «Бани Ригана». Лоб был прикрыт зеленым козырьком.

– Полиция, – сказал Хейз и показал жетон.

– Ошиблись адресом. В этих банях закон уважают. У вас плохой наводчик.

– Я ищу человека по имени Толстяк Доннер. Не знаете, где его можно найти?

– Знаю. Доннер наш постоянный клиент. На меня ничего вешать не будете?

– А вы кто?

– Эльф Риган. Я заправляю здесь. Все по закону.

– Я только хочу поговорить с Доннером. Где он?

– Четвертый номер, в центре зала. Так входить нельзя, мистер.

– А что нужно?

– Ничего, кроме собственной кожи. Но я дам вам полотенце. Раздевалка вон там, сзади. Ценные вещи можете оставить у меня, я положу их в сейф.

Хейз выложил бумажник и снял часы. Затем, после минутного колебания, отстегнул кобуру с револьвером и положил на стол.

– Эта штука заряжена? – спросил Риган.

– Да.

– Мистер, вы бы лучше...

– Он на внутреннем предохранителе. Если не нажмешь курок, не выстрелит.

Риган с сомнением посмотрел на револьвер тридцать восьмого калибра.

– Хорошо, хорошо, – сказал он, – хотел бы я только знать, сколько людей случайно застрелились из таких вот пушек с внутренними предохранителями.

Хейз хмыкнул и направился к шкафчикам для одежды. Пока он раздевался, Риган принес ему полотенце.

– Будем надеяться, что вы толстокожий, – сказал он.

– А что такое?

– Доннер любит париться. По-настоящему.

Хейз обмотался полотенцем.

– У вас неплохая фигура. Боксом не занимались?

– Немного.

– Где?

– На флоте.

– И был толк?

– Пожалуй.

– Ударьте-ка, – попросил Риган.

– Что?

– Ударьте меня.

– Зачем?

– Валяйте, валяйте.

– Я спешу, – сказал Хейз.

– Только один свинг. Мне хочется кое-что проверить, – Риган принял стойку.

Хейз пожал плечами, сделал обманное движение левой, и тотчас правая едва не свернула Ригану челюсть – в последнее мгновение Хейз задержал удар.

– Почему же вы не ударили? – возмутился Риган.

– Жалко стало вашу голову.

– Кто научил вас этому финту?

– Один лейтенант по имени Боуэн.

– Он знал свое дело. Я занимаюсь с парой боксеров, по совместительству, так сказать. Нет желания поработать на ринге?

– Никакого.

– Подумайте. Стране нужны чемпионы-тяжеловесы.

– Я подумаю, – сказал Хейз.

– И получать будете куда больше, чем платят вам городские власти, уж за это я ручаюсь. Даже если договориться с партнером о проигрыше, все равно будет намного больше.

– Ладно, я подумаю, – повторил Хейз. – Так где Доннер?

– Прямо по залу. Слушайте, возьмите мою визитку. Если решите попробовать, позвоните. Кто знает? Может, передо мной второй Демпси [1], а?

– Хорошо, – сказал Хейз. Он взял визитку, протянутую Риганом, потом взглянул на полотенце. – Куда же я ее дену?

– Ах, да. Ну, давайте ее сюда. Я вас на обратном пути перехвачу. Доннер в четвертом номере прямо по залу. Вы его легко найдете. Там столько пара, что хватит на «Куин Мэри».

Хейз отправился в указанном направлении. Он поравнялся с худощавым человеком, который поглядел на него довольно подозрительно. Человек был голый, и подозрение вызвало полотенце Хейза. Хейз виновато проследовал дальше, чувствуя себя фотографом в колонии нудистов. Он нашел четвертый номер, открыл дверь, и в лицо ему ударила горячая волна, от которой захотелось бежать прочь. Он попытался разглядеть комнату сквозь плавающие пласты пара, но ничего не увидел.

– Доннер? – позвал он.

– Здесь я, – ответил голос.

– Где?

– Здесь, здесь, приятель. Сижу. Кто это?

– Меня зовут Коттон Хейз. Я работаю с Хэлом Уиллисом. Он посоветовал мне связаться с вами.

– Вон оно что. Проходите, приятель, проходите, – произнес голос ниоткуда. – Закройте дверь. Вы впускаете сквозняк и выпускаете пар.

Хейз закрыл дверь. Если когда-нибудь он и задумывался над тем, что чувствует буханка хлеба, когда за ней захлопывается печная дверца, то сейчас ощутил это на собственной шкуре. Хейз с трудом пробивался вперед. Жар душил. Он попробовал сделать вдох, но в горло хлынул раскаленный воздух. Неожиданно из горячего плавающего тумана возникла фигура.

– Доннер? – спросил Хейз.

– Здесь варятся только два цыпленка, начальник, – это мы с вами, – ответил Доннер, и Хейз улыбнулся, хотя едва мог вздохнуть.

Доннер и вправду оказался толстяком из толстяков. Он был как город, как страна, да что там страна – континент. Подобно гигантскому шару из белой колышущейся плоти, восседал он на мраморной скамье у стены с полотенцем на бедрах, изнемогая под тяжестью обжигающего пара. И с каждым его вздохом складки жира тряслись и подрагивали.

– Вы коп, что ли? – спросил он Хейза.

– Верно.

– А то вы сказали, что работаете с Уиллисом, да неясно было где. Так вас прислал Уиллис?

– Да.

– Настоящий мужчина Уиллис. Я видел, как он посадил на задницу парня, который весил верных 400 фунтов. Дзюдо. Он специалист по дзюдо. К нему только сунься: толчок – удар – хрясть – хрясть! – и рука в гипсе. Уф, приятель, наша жизнь в опасности. – Доннер довольно хмыкнул. Когда он хмыкал, подобные же звуки издавали и его телеса. Хейза от этого слегка подташнивало. – Так что вы хотите? – спросил Доннер.

– Вы знаете кого-нибудь по прозвищу Леди? – Хейз решил, что лучше сразу перейти к делу, пока пар не отнял у него последние силы.

– Леди, – проговорил Доннер. – Вывеска с претензией. Связана с нелегальным бизнесом?

– Может быть.

– В Сент-Луисе я знавал одну по прозвищу Леди Сорока. Она стучала. У нее это здорово получалось. Вот ее и прозвали Леди Сорока, сплетница, улавливаете?

– Улавливаю, – сказал Хейз.

– Ей было все известно, понимаете, приятель, все! И знаете, как она добывала информацию?

– Догадываюсь.

– Догадаться не трудно. Именно так она ее и добывала. Клянусь богом, она могла расколоть даже Сфинкса. Прямо в пустыне, она бы...

– А сейчас ее в городе нет?

– Нет. Она умерла. Получила информацию от одного парня, но оказалось, что это опасно для здоровья. Профессиональный риск. Бам! И нет Леди Сороки.

– Он убил ее за то, что она настучала на него?

– Во-первых, это, а потом еще одно. Кажется, она наградила его триппером. А парень был чистюлей в бытовом, так сказать, плане. Бам! И нет Леди Сороки. – Доннер на секунду задумался. – Если разобраться, не очень-то она была похожа на леди, а?

– Пожалуй, не очень. А как насчет нашей Леди?

– Вы что-нибудь знаете о ней?

– Сегодня вечером ее собираются убить.

– Да-а? Кто?

– Это мы и пытаемся выяснить.

– М-мм. Крепкий орешек, а?

– Да. Послушайте, может, мы выйдем и поговорим в коридоре?

– В чем дело? Вам холодно? Я могу попросить, чтобы прибавили...

– Нет-нет, – поспешно отказался Хейз.

– Значит, Леди, – задумчиво произнес Доннер. – Леди.

– Да.

Казалось, жар набирает силу. Будто, чем дольше Доннер сидит и думает, тем пуще раскаляется пар. Словно с каждой секундой в парилке нагнетается еще более нестерпимая духота. Хейз хватал ртом воздух, пытаясь восстановить дыхание. Ему хотелось снять полотенце, хотелось сбросить кожу и повесить ее на вешалку. Ему хотелось выпить стакан ледяной воды. Стакан холодной воды. Хотя бы теплой воды. Он не отказался бы даже от горячей воды: и та наверняка прохладней этого воздуха. Доннер думал, а он сидел, и из каждой его поры струился пот. Бежали секунды. Пот чертил дорожки по его лицу, струился по широким плечам, стекал по позвоночнику.

– В старом клубе «Белое и Черное» была цветная танцовщица, – сказал наконец Доннер.

– Она сейчас здесь?

– Нет, в Майами. Большая мастерица по части стриптиза. Ее называли Леди. Она тут была нарасхват. Но сейчас она в Майами.

– А кто здесь?

– Стараюсь припомнить.

– Нельзя ли побыстрей?

– Думаю, думаю, – сказал Доннер. – Была еще одна Леди, торговка наркотиками. Но, по-моему, она перебралась в Нью-Йорк. Сейчас там можно хорошо заработать на наркотиках. Да, она в Нью-Йорке.

– Так кто же здесь? – раздраженно спросил Хейз, вытирая потной рукой взмокшее лицо.

– Ха, знаю.

– Кто?

– Леди. Новая проститутка на Улице Шлюх. Слыхали?

– Краем уха.

– Она работает у мамы Иды. Ее заведение знаете?

– Нет.

– Ваши ребята в участке знают. Проверьте ее. Леди. У мамы Иды.

– Вы знаете ее?

– Леди? Только по работе.

– По чьей работе? Ее или вашей?

– По моей. Недели две назад она дала мне кое-какую информацию. Господи, как это я сразу о ней не вспомнил? Правда, я никогда не зову ее Леди. Это ей нужно для работы. Ее настоящее имя Марсия. Девочка – первый класс.

– Расскажите о ней.

– Рассказывать-то особенно нечего. Вам нужно все как есть или ее легенда? Короче, рассказывать про Марсию или про Леди?

– И то и другое.

– Ладно. Вот что рассказывает мама Ида. Эта история сделала ей состояние, можете мне поверить. Каждый, кто попадет на Улицу, ищет заведение мамы Иды, а попав туда, хочет иметь дело только с Леди.

– Почему?

– Потому что у мамы Иды богатое воображение. Она выдумала ей легенду. Будто бы Марсия родилась в Италии. Она дочь какого-то итальянского графа, у которого есть вилла на Средиземном море. Во время войны Марсия против воли отца выходит замуж за партизана, который дерется с Муссолини. Прихватывает драгоценностей на десять тысяч долларов и уходит с ним в горы. Представляете: изысканный цветок, девочка, севшая в седло раньше, чем научилась ходить, в компании бородачей в пещере. Однажды во время налета на железную дорогу ее мужа убивают. Человек, принявший командование, заявляет свои права на Марсию, а скоро ее начинают домогаться и остальные головорезы. Как-то ночью она сбегает. Они гонятся за ней по горам, но ей удается уйти. Драгоценности помогают Марсии уехать в Америку. Но, чтобы ее не приняли за шпионку, она должна скрываться. Языка она почти не знает, работу найти не может, и ей приходится идти на панель. Занимается этим и по сей день, но к своей профессии испытывает отвращение. Держит себя как светская дама, и свидание с очередным клиентом для нее все равно что изнасилование. Вот вам Леди и ее история, со слов мамы Иды.

– А на самом деле? – спросил Хейз.

– Ее зовут Марсия Поленска. Родом из Скрэнтона. На панели с шестнадцати лет, умна и хитра, как змея, не без способностей к языкам. Итальянский акцент такая же игра, как и сцены изнасилования.

– Враги у нее есть?

– Что вы имеете в виду?

– Кто-нибудь хотел бы убить ее?

– Пожалуй, все ее коллеги по улице. Но я сомневаюсь, что они пойдут на это.

– Почему?

– Славные девочки. Они мне нравятся.

– Ну, ладно, – сказал Хейз, чтобы что-нибудь сказать. Он встал. – Я пошел.

– Надеюсь, Уиллис меня не забудет? – спросил Доннер.

– Не забудет. Скажете ему о нашем разговоре. Пока, – заспешил Хейз. – Спасибо.

– De nada [2], – отозвался Доннер и откинулся на стену из пара.

* * *

Одевшись и выслушав рассуждения Ригана о доходности бокса, которые тот сопроводил своей визитной карточкой и наставлением не потерять ее, Хейз вышел на улицу и позвонил в участок. Ответил Карелла.

– Уже вернулся? – спросил Хейз.

– Да. Я ждал твоего звонка.

– Ну, что у тебя?

– Хромой Дэнни говорит, что на Улице Шлюх есть проститутка, которую зовут Леди. Возможно, это то, что нам нужно.

– То же самое сказал мне Доннер.

– Хорошо, давай повидаемся с ней. Может, все окажется проще, чем мы думали.

– Может быть. Мне вернуться?

– Нет. Встретимся на Улице. Бар Дженни знаешь?

– Найду.

– Сколько сейчас на твоих?

Хейз посмотрел на часы.

– Десять ноль три.

– К десяти пятнадцати будешь?

– Буду, – ответил Хейз и повесил трубку.

Глава 4

Ла Виа де Путас – так называлась улица в Айcоле, протянувшаяся с севера на юг на три квартала. С течением лет она не однажды меняла свое название, но профессию – никогда. Переименование совершалось только в угоду очередной волне иммигрантов, и «Улица Шлюх» переводилась на столько языков, сколько есть народов на земле. Профессия же, не менее денежная и доходная, чем предпринимательство, благополучно выстояла под ударами времени, судьбы и полицейских. В сущности, полиция была в известном смысле составной частью профессии. Чем промышляли на Улице, ни для кого не было секретом. Не замечать это было бы все равно, что не замечать слона. Вряд ли нашелся бы в городе даже приезжий, не говоря уже о местных жителях, который не слышал о Ла Виа де Путас и о заведенных там порядках, причем в большинстве случаев горожане получали эти сведения из первых рук, непосредственно на месте действия.

Именно здесь древнейшая из профессий ударила по рукам с коллегой помоложе. И каждое новое рукопожатие сопровождалось передачей денежных знаков различного достоинства, дабы Улица могла продолжать свое бойкое дело без вмешательства закона. Однажды Отделу по борьбе с проституцией вздумалось приостановить падение нравов, и сразу же положение восемьдесят седьмого участка усложнилось. Но и тогда полицейские быстро сообразили, что деньжата не обязательно делить на двоих – можно и на троих. Этого добра хватило бы на десятерых и, конечно, глупо было вставать в позу, когда речь шла о таких общечеловеческих вещах, как секс.

Кроме того – и тут уже сказались соображения высшего порядка, – не лучше ли, когда проститутки живут на одной улице длиной в три квартала, а не разбросаны по всему участку? Безусловно, лучше. Преступление сродни материалу для диссертации: коли знаешь, где искать, считай, что полдела сделано.

Полицейские из восемьдесят седьмого знали, где искать... и как не находить. То и дело они заходили перемолвиться словечком с мамами – предводительницами «веселых» заведений. Мама Лу, мама Тереза, мама Кармен, мама Ида, мама Инесс – все это были порядочные мадам, и полицейские хорошо знали, что комиссионный сбор в их пользу не станет достоянием гласности. В знак благодарности они ничего не замечали. Случалось, после обеда, когда клонит в сон и улицы пусты, они заглядывали к девочкам в «будуары», пили с ними кофе, а то и пользовались своим служебным положением. Мадам не обижались. В конце концов, если торгуешь фруктами с лотка, полицейскому всегда перепадает одно-два яблочка, не так ли?

А вот детективы из восемьдесят седьмого редко слышали звон монет, которые переходили от клиента к проститутке, потом к мадам и наконец к постовому. У них была своя жила, побогаче, так зачем же обижать ближнего? Кроме того, они знали, что Отдел по борьбе с проституцией получает свою долю, и не хотели слишком уж крошить пирог, пока пекарня работает исправно. Помня о профессиональной этике, они тоже ничего не замечали.

В среду 24 июля в 10.21 утра Карелла и Хейз решительно ничего не замечали. Бар Дженни был маленькой распивочной на углу Улицы Шлюх. Они говорили о Леди.

– Насколько я понимаю, – сказал Карелла, – нам, вероятно, придется постоять в очереди, чтобы повидаться с ней.

Хейз ухмыльнулся.

– Почему ты не хочешь отпустить меня одного, Стив? У тебя все-таки жена. Мне не хотелось бы тебя совращать.

– Я не вчера родился, – Карелла посмотрел на часы. – Сейчас еще нет половины одиннадцатого. Если нам повезет, мы опередим убийцу на девять с половиной часов.

– Если повезет, – сказал Хейз.

– Ну ладно, пошли.

Карелла помолчал, потом спросил:

– Ты когда-нибудь бывал в подобных заведениях?

– У нас в тридцатом участке было много фешенебельных домов, – ответил Хейз.

– Эти дома не фешенебельные, сын мой. Они самого что ни на есть низкого пошиба, так что, если у тебя есть прищепка, советую зажать нос.

Они расплатились и вышли на улицу. Впереди они увидели патрульную машину, стоящую у тротуара. Рядом, окруженные детьми, двое полицейских разговаривали с мужчиной и женщиной.

– Что-то случилось, – сказал Карелла. Он ускорил шаг. Хейз поспешил за ним.

– Да тише вы! – увещевал полицейский. – Не надо кричать!

– Не кричать? – гремела женщина. – Как я могу не кричать? Этот человек...

– Кончайте базар! – взорвался второй полицейский. – Хотите, чтобы сюда прикатил комиссар?

Карелла пробрался сквозь тесную толпу ребятишек. Он сразу узнал полицейских и подошел к тому, который был ближе:

– В чем дело, Том? Женщина расплылась в улыбке.

– Стиви! – воскликнула она. – Dio gracias [3]. Скажи этим бестолочам...

– Привет, мама Лу, – поздоровался Карелла.

Мама Лу, очень полная женщина с черными волосами, собранными сзади в пучок, и белой, как алебастр, кожей, была одета в свободное шелковое кимоно. Ее необъятный бюст, начинавшийся, казалось, прямо от шеи, вздымался, словно морская пучина. Аристократическое лицо с изящными чертами хранило благочестивое выражение. Из всех содержательниц публичных домов в городе она пользовалась самой дурной славой.

– В чем дело? – спросил полицейского Карелла.

– Этот парень не хочет платить, – ответил тот. Это был небольшой мужчина в легком костюме в полоску. Рядом с мамой Лу он казался еще меньше ростом. Под носом у него чернели небольшие усики щеточкой, темные волосы беспорядочно падали на лоб.

– То есть? – переспросил Карелла.

– Не хочет платить. Был наверху, а теперь собирается улизнуть.

– Я всегда говорю им: сначала получите dinero [4], – закудахтала мама Лу. – Сначала dinero, потом – amor [5]. Нет. Эта бестолочь, эта новенькая, она вечно забывает. А теперь видишь, что из этого получается. Скажи ему, Стиви. Скажи, пусть отдаст мои деньги.

– Ты стала небрежно вести дела, Лу.

– Да, да, знаю. Но скажи ему, пусть отдаст мои деньги. Стиви! Скажи этому Гитлеру!

Карелла взглянул на мужчину, который пока не вымолвил ни слова, и только теперь заметил сходство. Тот стоял возле мамы Лу, скрестив на груди руки и поджав губы под щеточкой усов. Глаза его метали молнии.

– Вы детектив? – неожиданно спросил он.

– Да, – ответил Карелла.

– И вы допускаете в городе подобные вещи?

– Что именно?

– Открытую проституцию.

– Я не вижу никакой проституции.

– Вы что, сводник? Или инкассатор у здешних шлюх?

– Мистер... – начал Карелла, но Хейз легонько тронул его за руку. Создавшаяся ситуация была чревата осложнениями, и Хейз сразу понял это. Не замечать – одно дело. Открыто покрывать – совсем другое. Он чувствовал, что, независимо от взаимоотношений Кареллы с мамой Лу, сейчас не время лезть в бутылку. Один звонок в Главное управление – и не оберешься неприятностей.

– Нам нужно кое-кого повидать, Стив, – сказал он.

Их глаза встретились, и Хейз понял, что его послали ко всем чертям.

– Вы были наверху, мистер? – спросил Карелла.

– Да.

– Так. Я не знаю, чем вы там занимались, и не хочу знать. Это ваше дело. Но, судя по обручальному кольцу на вашей руке...

Мужчина быстро спрятал руку за спину.

– ...вам не улыбается получить повестку в суд для дачи показаний по делу об открытой проституции. У меня своих забот по горло, мистер, поэтому оставляю все на вашу совесть. Пойдем, Коттон.

И он пошел дальше по улице. Хейз последовал за ним. Через некоторое время Хейз оглянулся.

– Он платит.

Карелла хмыкнул.

– Ты сердишься?

– Немного.

– Я думал сделать как лучше.

– Мама Лу всегда помогает нам. Кроме того, она мне нравится. Никто не просил этого типа появляться на нашем участке. Он пришел, получил что хотел и, мне кажется, по справедливости должен заплатить. Девушка, с которой он был, делает это не ради удовольствия. Ей приходится в миллион раз тяжелей, чем самому заштатному клерку.

– Тогда почему бы ей не стать таким клерком? – возник у Хейза логичный вопрос.

– Сдаюсь, – улыбнулся Карелла и добавил: – Пришли, это здесь.

Заведение мамы Иды ничем не отличалось от соседних жилых домов. На ступеньках у парадной двери двое мальчишек играли в крестики-нолики.

– Марш отсюда! – прикрикнул Карелла, и ребят как ветром сдуло. – Вот что меня больше всего мучит: дети. Ведь все происходит у них на глазах. Хорошенькое воспитание.

– Только недавно ты, кажется, говорил, что это вполне честная профессия.

– Ты что, хочешь поймать меня на слове?

– Нет, просто интересно, почему тебя так разобрало.

– Согласен: преступление бесчестно. Проституция – это преступление, во всяком случае, так считается у нас в городе. Возможно, закон прав, а возможно, и нет, но критиковать его – не мое дело. Мое дело – насаждать закон. Согласен: в нашем участке и, насколько мне известно, во всех других участках проституция – это преступление, которое не считается преступлением. Те двое патрульных собирают мзду со всех заведений на улице и следят, чтобы у мадам не было неприятностей. Мадам, в свою очередь, соблюдают правила «гигиены»: никакого воровства, чистая коммерция. Но парень, который хотел поживиться за счет Лу, он ведь тоже совершал преступление, так? И что прикажешь делать копу? Закрывать глаза на все преступления или только на некоторые?

– Нет, – ответил Хейз, – только на те, за которые ему платят.

Карелла смерил Хейза взглядом.

– За все время, что я работаю в полиции, я не взял ни греша. Запомни это.

– У меня и в мыслях не было тебя задеть.

– Так вот, коп не может всегда следовать букве закона. Мое понятие о добре и зле не имеет ничего общего с законом. И по мне, этот Гитлер творил зло. Детали не в счет. В принципе. Может, я зря полез в бутылку, а может, и нет. И хватит об этом, к черту.

– Ладно, – согласился Хейз.

– Теперь ты сердишься?

– Нет. Просто мотаю на ус.

– И еще одно, – сказал Карелла.

– Что именно?

– Дети, стоящие вокруг. Было бы лучше, если бы они еще и сейчас стояли там, разинув рты? Разве не следовало прекратить это безобразие?

– Чтобы прекратить это безобразие, не обязательно было заставлять парня платить.

– Ты сегодня в ударе, – сдался Карелла, и они вошли в дом.

В холле Карелла позвонил.

– Мама Ида порядочная стерва, – сказал он. – Считает себя хозяйкой Улицы и города тоже. С ней церемонии ни к чему.

Дверь открылась. Вплотную к порогу стояла женщина с гребенкой в руках. Черные распущенные волосы свободно падали вдоль узкого лица с проницательными карими глазами. На женщине был голубой свитер и черная юбка. Она была босиком.

– Что надо? – спросила она.

– Это я, Карелла. Впусти нас, Ида.

– Что тебе нужно, Карелла? Фараоны тоже хотят поживиться?

– Нам нужна девушка, которую ты называешь Леди.

– Она занята.

– Мы подождем.

– Она может не скоро освободиться.

– Мы подождем.

– Подождите на улице.

– Ида, – сказал Карелла мягко, – освободи проход.

Ида отступила назад. Карелла и Хейз вошли в темный коридор.

– Что вам от нее нужно?

– Мы хотим поговорить с ней.

– О чем?

– Это наше дело.

– Вы не заберете ее?

– Нет. Только спросим кое о чем.

Ида довольно улыбнулась. Спереди у нее сиял золотой зуб.

– Хорошо, – сказала она. – Заходите. Садитесь.

Она провела их в маленькую неуютную гостиную.

В комнате стоял запах благовоний и пота. Пот перешибал благовония.

Ида взглянула на Хейза.

– А это кто такой?

– Детектив Хейз, – ответил Карелла.

– Симпатичный, – равнодушно заметила Ида. – А что у тебя с волосами? Откуда эта белая прядь?

Хейз дотронулся до виска.

– Старею.

– Долго еще она? – спросил Карелла.

– Кто ее знает. Она не привыкла спешить. На нее большой спрос. Ты же знаешь, она – Леди. А леди любят приятное обхождение. С ними надо побеседовать для начала.

– Ты, должно быть, теряешь на ней много денег.

– Я беру за нее втрое дороже.

– И она стоит того?

– Если платят, значит, наверное, стоит. – Она снова взглянула на Хейза. – Могу спорить, тебе никогда не приходилось платить за любовь.

Хейз спокойно встретил ее взгляд. Он понимал, что для нее это всего лишь разговор на профессиональную тему. Все проститутки и бандерши, с которыми ему приходилось сталкиваться, болтали о сексе так же непринужденно, как обычные женщины о тряпках или детях. Он ничего не ответил.

– Как ты думаешь, сколько мне лет? – спросила она его.

– Шестьдесят, – ответил он, не моргнув глазом.

Ида рассмеялась.

– Ах ты, паршивец. Мне только сорок пять. Заходи как-нибудь после обеда.

– Спасибо.

– Шестьдесят, – ухмыльнулась она. – Я покажу тебе шестьдесят.

Наверху открылась и закрылась дверь. Из коридора послышались шаги. Ида посмотрела наверх.

– Она освободилась.

По лестнице спустился мужчина. Он робко заглянул в гостиную и вышел через парадную дверь.

– Пошли, – сказала Ида и поглядела, как встает Хейз.

– Здоровый парень, – заметила она будто про себя и направилась к лестнице впереди детективов. – Надо бы с вас получить за ее время.

– Мы всегда можем отвезти ее в участок, – сказал Карелла.

– Я шучу, Карелла. Ты что, шуток не понимаешь? Как тебя зовут, Хейз?

– Коттон.

– Неужели твой приятель не понимает шуток, Коттон? – Она задержалась на ступеньке и обернулась к Хейзу. – Так этим ножкам шестьдесят лет?

– Семьдесят, – ответил Хейз, и Карелла расхохотался.

– Вот паршивец, – сказала Ида, но не удержалась и тоже хихикнула. Они оказались в коридоре. В одной из комнат девушка в кимоно, сидя на краю кровати, делала себе маникюр. Двери остальных комнат были закрыты. Ида подошла к одной из закрытых дверей и постучала.

– Si? Кто это? – ответил мягкий голос.

– Я, Ида. Открой.

– Одну минуту, per piacere [6].

Ида недовольно поморщилась, но пришлось подождать. Дверь открылась. Женщине, стоявшей в дверном проеме, было по меньшей мере года тридцать два. Черные волосы обрамляли спокойное лицо с глубоко посаженными карими глазами, в которых таилась грусть. В осанке ее чувствовалось благородство: гордо посаженная голова, отведенные назад плечи, рука, изящно придерживающая кимоно на высокой груди. В ее глазах был страх, словно каждый миг таит в себе опасность.

– Si? – спросила она.

– К тебе два джентльмена, – сказала Ида.

Та с мольбой посмотрела на Иду.

– Опять? Пожалуйста, синьора, не надо. Прошу вас. Я так...

– Кончай спектакль, Марсия. Они из полиции.

Страх улетучился из глаз Марсии. Рука упала с груди, и кимоно распахнулось. В осанке и лице не осталось и тени благородства. Возле глаз и у рта обозначились морщинки.

– Что мне хотят пришить?

– Ничего, – ответил Карелла. – Нам надо поговорить.

– Это все?

– Все.

– Вваливаются какие-то копы и думают...

– Угомонись, – прервал ее Хейз. – Нам надо поговорить.

– Здесь или внизу?

– Где хочешь.

– Здесь. – Она отступила, и Карелла с Хейзом вошли в комнату.

– Я вам нужна? – спросила Ида.

– Нет.

– Я буду внизу. Коттон, выпьешь перед уходом?

– Нет, спасибо.

– В чем дело? Я тебе не нравлюсь? – Она кокетливо склонила голову набок. – Я могла бы тебя кое-чему научить.

– Я от тебя без ума, – сказал Хейз, улыбаясь, и Карелла бросил на него удивленный взгляд. – Просто боюсь, ты умрешь от переутомления.

– Ну паршивец, – рассмеялась мама Ида и вышла. Из коридора донеслось ее добродушное ворчанье: «Это я умру от переутомления!»

Марсия села, скрестив ноги совершенно не подобающим леди образом.

– Ну что у вас? – спросила она.

– Ты давно здесь работаешь? – начал Карелла.

– Около полугода.

– Прижилась?

– Прижилась.

– Никаких неприятностей за это время не было?

– Что вы имеете в виду?

– Размолвки? Ссоры?

– Как обычно. Здесь двенадцать девушек. Кто-нибудь всегда вопит, что у нее стянули заколку. Вы же знаете.

– Ничего серьезного?

– Потасовки, что ли?

– Да.

– Нет. Я стараюсь держаться в стороне от остальных. Мне больше платят, и им это не нравится. Зачем мне неприятности? Это теплое местечко. Лучшего у меня никогда не было. Черт, здесь я гвоздь программы. – Она подтянула полы кимоно и обнажила колени. – Жарковато у нас?

– Да, – сказал Карелла. – А с клиентами у тебя когда-нибудь были неприятности?

Марсия стала обмахиваться полами кимоно, как веером.

– А что случилось-то? – спросила она.

– Так были?

– Неприятности с клиентами? Не знаю. Откуда я помню? А в чем дело-то?

– Мы пытаемся выяснить, не хочет ли кто-нибудь убить тебя, – объяснил Хейз.

Марсия перестала обмахивать ноги. Шелк выскользнул из ее пальцев.

– Не поняла.

– Разве я не ясно сказал?

– Убить меня? Какая чушь. Кому нужно убивать меня? – Она помолчала, потом с гордостью добавила: – В постели мне цены нет.

– И у тебя никогда не было неприятностей с кем-нибудь из клиентов?

– Какие еще неприятности... – Она замерла на полуслове. На лицо легла тень задумчивости. На какое-то мгновение она снова приняла облик аристократки – Леди. Но с первым же словом образ исчез. – Думаете, он?

– То есть?

– Меня взаправду кто-то хочет убить? Откуда вы знаете?

– Мы не знаем. Мы предполагаем.

– Ну, был один парень... – Она помолчала. – Не-е, он просто трепался.

– Кто?

– Да один хахаль. Моряк. Он все вспоминал, где видел меня. И вспомнил-таки. В Нью-Лондоне. Я там работала во время войны. Ну, на базе подводных лодок. Неплохой заработок. Он вспомнил меня и давай базарить: его, мол, надули, никакая я не дочь итальянского графа, а шарлатанка, и деньги его должна вернуть. Я не стала упираться, сказала, что я из Скрэнтона, но что за свои деньги он получил сполна, а если ему не понравилось, пусть проваливает. И он сказал, что еще вернется и тогда убьет меня.

– Когда это было?

– Около месяца прошло.

– Ты помнишь, как его звали?

– Да. Обычно-то я не помню, но этот поднял такой шум. Вообще, они все говорят мне свои имена. Первым делом. С порога. Я Чарли, я Фрэнк, я Нед. Ты ведь запомнишь меня, да, милочка? Как же! Запомнишь их! Иных не знаешь, как и забыть-то.

– Но моряка-то ты запомнила, да?

– Конечно. Он сказал, что убьет меня. А вы бы не запомнили? И потом у него дурацкое имя.

– Какое?

– Микки.

– Микки... А дальше?

– Вот и я его спросила: «А дальше? Микки Маус?» А оказалось, совсем не Микки Маус.

– А как?

– Микки Кармайкл. Я еще помню, как он это сказал. Микки Кармайкл. Артиллерист второго класса. Так прямо и сказал. Можно подумать, он говорит: «Его Величество король Англии!» Вот выпендривался...

– Не сказал, где его база?

– Он был на корабле. Это было его первое увольнение.

– На каком корабле?

– Не знаю. Он назвал его консервной банкой. Это линкор, что ли?

– Эсминец, – поправил Хейз. – Он еще что-нибудь говорил о корабле?

– Ничего. Только радовался, что удалось вырваться оттуда. Погодите минутку. Забастовка!.. Что-то такое говорилось про забастовку.

– Пикетчик? – спросил Карелла. Он повернулся к Хейзу. – Это, кажется, из военно-морского лексикона?

– Да, но я не понимаю, какое это имеет отношение к сержантскому составу? Он ведь сказал – артиллерист второго класса? Не матрос второго класса? Не артиллерист – пикетчик?

– Нет-нет, он или сержант, или кто-то в этом роде. У него были красные нашивки на рукаве.

– Две красные нашивки?

– Да.

– Тогда он старшина второго класса, – сказал Хейз. – Она права, Стив. – Он повернулся к женщине. – Но он сказал что-то насчет забастовки?

– Что-то в этом роде.

– Волнения?

– Что-то в этом роде. То ли забастовка, то ли еще что-то.

– Забастовка, – проговорил Хейз будто про себя. – Забастовщики, пикеты, охранение, дозоры... – Он щелкнул пальцами. – Дозор! Он сказал, что служит на корабле радиолокационного дозора?

– Да, – подтвердила Марсия, удивленно раскрыв глаза. – Да. Слово в слово. Он, видать, очень этим гордился.

– Эсминец радиолокационного дозора, – произнес Хейз. – Это нетрудно проверить. Микки Кармайкл. – Он кивнул. – Стив, у тебя еще есть вопросы?

– У меня все.

– У меня тоже. Спасибо, мисс.

– Вы думаете, он на самом деле хочет убить меня? – спросила Марсия.

– Мы это выясним, – ответил Хейз.

– Что мне делать, если он придет сюда?

– Мы до него раньше доберемся.

– А если он проберется мимо вас?

– Не выйдет.

– Я знаю. А все-таки?

– Попробуй спрятаться под кроватью, – предложил Карелла.

– Умник какой нашелся.

– Мы позвоним, – успокоил ее Карелла. – Если он тот, кого мы ищем, и ты его предполагаемая жертва, мы дадим тебе знать.

– Пожалуйста, сделайте одолжение. Дайте мне знать в любом случае. Я не хочу сидеть тут и вздрагивать от каждого стука в дверь.

– Ты что, боишься?

– А вы как думали?

– Для твоей роли это будет в самый раз, – заключил Карелла, и они ушли.

* * *

Администрация граничащего с городом военно-морского района располагалась в центре, на Молельной улице. Вернувшись в участок, Хейз взял телефонную книгу, отыскал нужный номер и позвонил.

– Военно-морское управление, – ответил голос.

– Говорят из полиции, – представился Хейз. – Попросите к телефону старшего офицера.

– Подождите, пожалуйста. – Наступила тишина, потом в трубке что-то щелкнуло.

– Лейтенант Дэвис, – раздался голос.

– Вы старший офицер? – спросил Хейз.

– Нет, сэр. Что вы хотели?

– Говорят из полиции. Мы ищем одного матроса...

– Это в ведении береговой охраны, сэр. Подождите, пожалуйста.

– Постойте, я только хотел...

Хейза прервало щелканье в трубке.

– Да, сэр? – послышался голос телефониста.

– Соедините господина с лейтенантом Джергенсом из береговой охраны.

– Есть, сэр.

Опять щелканье. Хейз ждал.

– Береговая охрана, лейтенант Джергенс, – сказал голос.

– Говорит детектив Коттон Хейз, – произнес Хейз, решив, что этим бряцающим званиями воякам не мешает пустить немного пыли в глаза. – Мы разыскиваем старшину по имени Микки Кармайкл. Он служит на...

– Что он натворил? – перебил Джергенс.

– Пока ничего. Мы хотим предотвратить...

– Если он ничего не натворил, у нас нет о нем данных. Он работает у нас?

– Нет, он...

– Одну минуту, вам нужно обратиться в отдел личного состава.

– Да мне только...

Но щелканье опять не дало ему договорить.

– Телефонист? – сказал Джергенс.

– Да, сэр.

– Соедините господина с капитаном Эллиотом из отдела личного состава.

– Есть, сэр.

Хейз ждал. Щелк-щелк. Щелк-щелк.

– Отдел личного состава, – сказал голос.

– Это капитан Эллиот?

– Нет, сэр. Старший писарь Пикеринг.

– Попросите к телефону капитана, Пикеринг.

– Простите, сэр, но его сейчас нет, сэр. Кто говорит, сэр?

– Тогда попросите его начальника, – потребовал Хейз.

– Его начальник, сэр, это начальник нашего отдела, сэр. Кто говорит, сэр?

– Говорит адмирал Хейз! – заорал Хейз. – Немедленно соедините меня с начальником вашего отдела.

– Есть, господин адмирал. Есть, сэр! Теперь защелкало определенно быстрее.

– Да, сэр? – отозвался телефонист.

– Соедините с капитаном первого ранга Финчбергером, – сказал Пикеринг. – Срочно.

– Есть, сэр!

Снова щелчки.

– Приемная капитана первого ранга Финчбергера, – сказал голос.

– Позовите его к телефону! Говорит адмирал Хейз! – приказал Хейз, войдя во вкус.

– Есть, сэр! – отчеканил голос.

Хейз ждал.

Судя по голосу, который раздался в трубке, дальше валять дурака не имело смысла.

– Какой еще адмирал?! – прогремел голос.

– Сэр, – сказал Хейз, вспоминая свою службу на флоте. Капитан первого ранга – это вам не армейский капитан. Капитан первого ранга – большая шишка, увешанная множеством блестящих железяк. Принимая это во внимание, Хейз переключился на почтительный тон. – Прошу извинить меня, сэр, ваш секретарь, очевидно, не понял. С вами говорит детектив Хейз из восемьдесят седьмого городского полицейского участка. Мы хотели бы обратиться в ваше управление с просьбой о содействии в одном довольно трудном деле.

– В чем дело, Хейз? – спросил Финчбергер уже спокойней.

– Сэр, мы разыскиваем матроса, который был в городе месяц назад и который, возможно, еще здесь. Он служил на эсминце радиолокационного дозора, сэр. Его имя...

– Да, верно, в июне здесь был один эсминец «Перриуинкл». Но он уже ушел. Четвертого числа.

– С полным экипажем на борту, сэр?

– Командир корабля не докладывал, что кто-то остается по болезни или находится в самовольной отлучке. Корабль ушел укомплектованный полностью.

– Ас тех пор, сэр, больше не было эсминцев?

– Нет.

– Может, какие-то другие эсминцы?

– Один должен прийти в конце недели. Из Норфолка. Это все.

– Случайно не «Перриуинкл», сэр?

– Нет. «Мастерсон».

– Спасибо, сэр. Следовательно, вероятность того, что этот матрос еще в городе или должен прибыть в город в ближайшее время, исключена?

– Да, если ему не вздумается спрыгнуть с корабля посреди Атлантического океана. «Перриуинкл» следует в Англию.

– Спасибо, сэр, за исчерпывающую информацию.

– Не вздумайте еще раз воспользоваться званием адмирала, Хейз, – сказал на прощанье Финчбергер и повесил трубку.

– Нашел? – спросил Карелла.

Хейз опустил трубку на рычаг.

– Он на пути в Европу.

– Значит, отпадает.

– Но не отпадает наша знакомая с Улицы.

– Это верно. Она остается возможной жертвой. Я позвоню ей, скажу, чтобы не беспокоилась насчет моряка. А потом попрошу Пита – пусть выделит наряд патрульных присмотреть за домом Иды. Если она и есть предполагаемая жертва, при полицейских наш подопечный едва ли сунется.

– Будем надеяться.

Хейз посмотрел на белый циферблат настенных часов. Было ровно одиннадцать утра.

Через девять часов неизвестный пока убийца должен нанести удар.

Где-то на другой стороне улицы, должно быть в Гровер-парке, блестящий предмет отразил солнечный луч и послал его сквозь раскалившееся окно прямо в комнату детективов, где луч вспыхнул на лице Хейза, на мгновение ослепив его.

– Стив, будь добр, опусти жалюзи, – попросил Хейз.

Глава 5

Сэм Гроссман, лейтенант полиции, знаток своего дела, возглавлял полицейскую лабораторию Главного управления на Хай-стрит.

Сэм был высокого роста, с нескладной фигурой, угловатыми движениями и разболтанной походкой. Лицо этого мягкого человека состояло сплошь из выступов и впадин, среди которых примостились очки – результат неуемного чтения в детстве. Глаза были голубые и простодушно добрые – никому бы и в голову не пришло, что им приходится постоянно заглядывать в тайны правонарушений, насилия, а зачастую и смерти. Свою работу Сэм обожал, и если только он не возился с пробирками, стараясь в очередной раз доказать пользу экспертизы для расследования, то его, как правило, видели с каким-нибудь детективом, которого он горячо убеждал в необходимости сотрудничать с лабораторией.

В то утро, как только из восемьдесят седьмого участка привезли письмо, Сэм немедленно запустил его в работу. Еще раньше ему звонили и просили поторопиться. Его люди сфотографировали письмо и тут же отправили фото назад в восемьдесят седьмой. Затем предстояло выявить отпечатки пальцев на письме и на конверте.

С письмом обращались крайне осторожно. У Сэма мелькнула, правда, неприятная мысль, что половина полицейских в городе, наверное, уже приложили к письму свои руки, но еще больше усложнять задачу он не собирался. Осторожно, не торопясь, его люди нанесли на письмо тонким ровным слоем десятипроцентный раствор азотнокислого серебра, пропустив лист бумаги между двумя влажными валиками. Они подождали, пока бумага высохнет, а затем засветили ее ультрафиолетовыми лучами. Через несколько секунд проступили отпечатки. Их было множество. Другого Сэм Гроссман и не ждал. Письмо состояло из наклеенных на лист бумаги газетных или журнальных вырезок. Сэм предполагал, что при наклеивании отпечатки должны были остаться на всем листе, так оно и вышло. Каждая отдельная вырезка придавливалась к бумаге, так что на каждом слове отпечатков было хоть отбавляй.

И каждый отпечаток был безнадежно смазан, затемнен или перекрыт другими – за исключением двух отпечатков большого пальца. Они были оставлены с левой стороны листа: один – у верхней кромки, другой – чуть ниже центра. Оба ясные, отчетливые.

И оба, к несчастью, принадлежали сержанту Дэйву Мерчисону.

Сэм вздохнул. Какое вопиющее невезение! Ему никогда ничего не дается легко.

* * *

Когда Гроссман позвонил в восемьдесят седьмой, Хейз сидел в комнате для допросов над фотокопией письма. Было 11.17.

– Хейз?

– Да.

– Говорит Сэм Гроссман. Я насчет письма. Так как у вас мало времени, я решил воспользоваться телефоном.

– Валяй, – одобрил Хейз.

– От отпечатков пользы мало. Только два стоящих отпечатка, и те – вашего дежурного сержанта.

– Это на лицевой стороне?

– Да.

– А сзади?

– Все смазано. Письмо было сложено. Тот, кто это делал, провел кулаком по складкам. К сожалению, ничего, Хейз.

– А конверт?

– Отпечатки Мерчисона и твои. И еще какого-то ребенка. Ребенок держал в руках конверт?

– Да.

– Эти отпечатки хорошие. Если хочешь, я их пришлю.

– Да, пожалуйста. Что еще?

– Мы выяснили кое-что относительно самого письма. Это может вам пригодиться. Клеили письмо дешевым клеем фирмы «Бранди». Он бывает в пузырьках и в тюбиках. В одном уголке письма обнаружена микроскопическая крупинка синей краски. Поскольку фирма выпускает тюбики синего цвета, то, вероятно, ваш корреспондент пользовался тюбиком. Но вообще толку от этого мало, потому что тюбики эти – товар ходовой, и он мог купить его где угодно. А вот бумага...

– Да, да, что там за бумага?

– Это плотная мелованная бумага, выпускается компанией «Картрайт» в Бостоне, штат Массачусетс. Мы сверились с нашей картотекой водяных знаков. Ее номер по каталогу 142-Y. Стоимость – пять с половиной долларов за стопу.

– Значит, компания бостонская?

– Да, но они поставляют продукцию во все штаты. У нас есть их агент. Запишешь координаты?

– Да, конечно.

– "Истерн шиппинг". Это на Гэйдж-бульвар в Маджесте. Телефон нужен?

– Да.

– Принстон 4-9800.

Хейз записал.

– Еще что-нибудь?

– Да. Мы выяснили, откуда сделаны вырезки.

– Откуда?

– Нам помогла буква "т" в слове «что». Это "т" хорошо известно, Хейз.

– Из «Нью-Йорк таймс», да?

– Совершенно верно. Она продается во всех городах страны. Признаться, в лаборатории мы старых подшивок почти не держим. Но основной текущий материал – основные ежедневные газеты и крупные издания – у нас, в общем-то, есть. Иногда, к примеру, в газеты или обрывки газет завертывают разрезанный на куски труп, поэтому иметь подшивку не вредно.

– Понимаю, – сказал Хейз.

– На этот раз нам повезло. Взяв «Нью-Йорк таймс» за отправную точку, мы просмотрели свою подшивку и установили, какими разделами он пользовался, и число.

– И что же?

– Он пользовался журнальным и книжным обозрением воскресного выпуска от двадцать третьего июня. Мы нашли достаточно слов, так что совпадение исключается. Например, «Леди». Взята из книжного обозрения, из рекламы романа Конрада Рихтера. Буквы «де» в слове «действия» вырезаны из рекламного заголовка «Юная дева» в журнальном обозрении. Это одно из торговых названий фирмы дамского белья.

– Продолжай.

– Цифра восемь, не вызывает сомнений, тоже из журнального обозрения. Реклама пива «Баллантайн».

– Еще что-нибудь есть?

– Найти слова «я убью» было и того легче. Не всякий рекламный агент употребит такое слово, если оно не имеет прямого отношения к его товару. В той рекламе было что-то про дурной запах. «Я убью дурной запах в вашей уборной...» и название товара. Короче, мы твердо уверены, что он воспользовался выпуском «Нью-Йорк таймс» от двадцать третьего июня.

– А сегодня двадцать четвертое июля, – заметил Хейз.

– Да.

– Другими словами, план созрел у него еще месяц назад, он состряпал свое письмо и хранил его, пока не назначил день убийства.

– Похоже, что так. Если только он не схватил первую попавшуюся старую газету.

– В любом случае, липа исключается.

– И мне так кажется, Хейз, – согласился Гроссман. – Я говорил с нашим психологом. Он тоже так считает: когда человек отсылает письмо через месяц после написания, – это мало походит на липу. Еще он считает, что это вынужденный шаг. По его мнению, парень хочет, чтобы его остановили, и письмо должно подсказать, как это сделать.

– И как? – спросил Хейз.

– Этого он не сказал.

– М-м-м. Ну ладно, это все?

– Все. Нет, постой. Парень курит сигареты. В конверте были табачные крошки. Мы их обработали, но такой табак входит в состав большинства популярных сортов.

– Хорошо, Сэм. Большое спасибо.

– Не стоит. Я пришлю отпечатки пальцев ребенка. Пока.

Гроссман повесил трубку. Хейз взял фотокопию письма, открыл дверь и направился в кабинет лейтенанта Бернса. И тут только до него дошло, какой невообразимый шум в комнате дежурного. Пронзительные голоса, протесты, крики. В следующий миг перед ним открылась картина, похожая на празднование Дня независимости. В глазах рябило от красного, белого и синего. Хейз растерянно заморгал. По меньшей мере, тысяч восемь мальчишек в синих джинсах и белых в красную полоску футболках подпирали деревянную перегородку, облепили столы, шкафы, подоконники, стенды для сводок, выглядывали из всех углов комнаты.

– А ну, тихо! – раздался крик лейтенанта Бернса. – Прекратите этот галдеж!

В комнате постепенно установилась тишина.

– Добро пожаловать в детский сад «Гровер-парк», – сказал Карелла Хейзу, улыбнувшись.

– Ну и ну, – протянул Хейз. – Нашим полицейским не откажешь в оперативности...

Полицейские в точности следовали полученному приказу и забирали всех мальчишек десяти лет в джинсах и красно-белых футболках. Они не спрашивали у них свидетельства о рождении, поэтому возраст детей колебался от семи до тринадцати. Футболки тоже не все оказались футболками. Некоторые были с воротниками и пуговицами. Но полицейские сделали свое дело, и приблизительный подсчет внес поправку в ранее мелькнувшую у Хейза в уме цифру восемь тысяч – ребят было тысяч семь. А точнее, десятка три-четыре явно набралось. Очевидно, в этом районе города белые футболки в красную полоску считались криком моды. А может, сложилась новая уличная банда, и это была их униформа.

– Кто из вас сегодня утром передал нашему дежурному письмо? – спросил Бернс.

– Чё за письмо-то? – прозвучал встречный вопрос.

– Какая разница? Ты передавал его?

– Не-а.

– Тогда помолчи. Кто из вас передал письмо?

Молчание.

– Ну, ну, говорите же.

Восьмилетний малыш, явно воспитанный на голливудских боевиках, пропищал:

– Я хочу вызвать своего адвоката.

Раздался дружный смех.

– Замолчите! – прогремел Бернс. – Слушайте, вам нечего бояться. Просто мы ищем человека, который просил передать письмо. Поэтому если кто-то из вас принес его, пусть скажет.

– А что он сделал, этот парень? – спросил один, с виду двенадцатилетний.

– Ты передал письмо?

– Нет. Я только хотел узнать, что он сделал, этот парень.

– Кто из вас передал письмо? – в который раз спросил Бернс. Ребята качали головами. Бернс повернулся к Мерчисону. – А вы, Дэйв? Узнаете кого-нибудь?

– Трудно сказать. Но за одно я ручаюсь: он блондин. Можете отпустить всех темноволосых. Они ни при чем. Тот блондин.

– Стив, оставь только блондинов, – сказал Бернс, и Карелла стал ходить по комнате, производя отбор и отправляя детей по домам. Когда «чистка» была закончена, в комнате осталось четыре светловолосых мальчика. Остальные вышли за перегородку и остановились поглазеть, что будет дальше.

– Ну что встали? – прикрикнул Хейз. – Марш домой.

Ребята нехотя ушли.

Из четверых оставшихся блондинов двум было не меньше двенадцати.

– Эти слишком взрослые, – сказал Мерчисон.

– Вы двое можете идти, – разрешил Бернс, и те исчезли за дверью.

Бернс повернулся к двум оставшимся.

– Сколько тебе лет, сынок? – спросил он.

– Восемь.

– Что скажете, Дэйв?

– Это не он.

– А другой?

– Тоже нет.

– Ну, это... – Бернса точно ударили ножом. – Хейз, верните детей, пока они не разбежались. Запишите, ради бога, их имена. Мы передадим их по радио на наши машины. Иначе нам весь день будут водить одних и тех же. Быстрей!

Хейз выбежал из комнаты и понесся вниз по лестнице. Некоторых мальчишек он застал еще в дежурке, остальных вернул с улицы. Один паренек недовольно вздохнул и погладил по голове огромную немецкую овчарку.

– Подожди, Принц, – сказал он. – Придется мне еще задержаться. – И вошел в участок.

Хейз посмотрел на собаку. У него возникла шальная мысль. Он побежал назад в здание участка, одним махом проскочил лестницу и влетел в комнату своего отдела.

– Собака! – запыхавшись, выпалил он. – Что, если это собака?!

– А? – спросил Бернс. – Вы вернули детей?

– Да, но это может быть собака!

– Какая собака? О чем ты?

– Леди! Леди!

Сразу заговорил Карелла.

– Возможно, он прав, Пит. Как ты думаешь, сколько в нашем участке собак по кличке Леди?

– Не знаю, – сказал Бернс. – Вы думаете, этот негодяй, написавший письмо?..

– Не исключено.

– Ладно. Садись на телефон. Мейер! Мейер!

– Да, Пит?

– Запиши имена этих детей. Господи, это же сумасшедший дом!

И Бернс исчез в своем кабинете.

Позвонив в бюро регистрации собак, Карелла выяснил, что по их участку зарегистрирована тридцать одна Леди. Сколько собак с той же кличкой остались неучтенными, можно было только догадываться.

Он доложил об этом Бернсу.

Бернс ответил, что если человеку приспичило убить какую-то суку по кличке Леди, это его личное дело, и он, Бернс, не собирается ставить свой отдел на уши и гоняться за каждой шавкой на участке. В любом случае, если убийство собаки и произойдет, они об этом узнают и тогда, возможно, попытаются найти этого собаконенавистника. А пока он предлагает, чтобы Хейз позвонил в «Истерн шиппинг» и узнал, продается ли бумага, на которой выклеено письмо, в каких-либо магазинах их участка.

– И закройте эту чертову дверь! – крикнул он вдогонку Карелле.

Глава 6

11.32.

Солнце неумолимо ползло вверх по небосклону и уже почти достигло зенита, его лучи прожигали асфальт и бетон, над тротуарами струился жар.

В парке не было ни ветерка.

Человек с биноклем сидел на самом верху огромного камня, но там было ничуть не прохладней, чем на петлявших по парку дорожках. На человеке были синие габардиновые брюки и спортивная сетчатая рубашка. Он сидел, по-турецки скрестив ноги, уперев локти в колени, и разглядывал в бинокль здание полицейского участка на другой стороне улицы.

На лице человека играла довольная улыбка. Он увидел, как из участка высыпали дети, и улыбка стала шире. Его письмо приносило плоды, оно привело в движение местную полицейскую машину. И теперь, наблюдая за результатами своей работы и гадая, поймают его или нет, он чувствовал, как его разбирает азарт.

Им не поймать меня, думал он.

А может, и поймают.

Им владели противоречивые чувства. Он не хотел попасть к ним на крючок и в то же время предвкушал погоню, отчаянную перестрелку и кульминацию – тщательно подготовленное убийство. Сегодня вечером он убьет. Это решено. Да. Отступать поздно. Придется убить, он знал это, другого выхода нет, никуда не денешься, да. Сегодня вечером. Им не удастся остановить его, а может, и удастся. Все-таки не удастся.

Из участка, спустившись по каменным ступенькам, вышел человек.

Он навел бинокль на лицо человека. Это, несомненно, детектив. По его делу? Он ухмыльнулся.

У детектива были рыжие волосы. Волосы блестели на солнце. Над виском выделялась белая прядь. Он проследил за детективом. Тот сел в автомобиль, конечно же, полицейскую машину без опознавательных знаков. Машина резко рванула с места.

Они спешат, подумал он, опустив бинокль. И взглянул на часы.

11.35.

У них не так уж много времени, подумал он. У них не так уж много времени, чтобы остановить меня.

На территории восемьдесят седьмого участка почти не было книжных магазинов. Редкий книготорговец счел бы эту округу подходящей для своего ремесла. В таких районах все чтиво продается, как правило, в аптеках, где с полок глядят в основном книги ужасов вроде шедевра «Я, палач», исторические романы наподобие «Взгляни на грудь мою», кровавые драмы Дикого Запада в духе «Ковбоя из Невады».

Книжный магазин приютился в полуподвале между двумя жилыми домами одного из переулков. Вы проходите через старые железные ворота, спускаетесь на пять ступенек вниз и оказываетесь перед зеркальной витриной магазина, где выставлены книги. Вывеска в витрине гласит:

«В продаже имеются книги на испанском языке», и тут же вторая вывеска: «Aqui habia Espanol» [7].

В правом углу витрины на стекле блестит позолотой надпись: «Владелица – Кристин Максуэлл».

Хейз спустился по ступенькам и отодвинул металлическую ширму перед дверью. Звякнул звонок. И сразу же магазин всколыхнул что-то, запрятанное в дальних уголках его памяти. Ему показалось, что он уже бывал здесь, видел эти запыленные полки и стеллажи, вдыхал этот запах подернутых плесенью книжных корешков, милый сердцу запах хранилища знаний. Не в таком ли магазинчике, не в таком ли переулочке квартала, где прошло его детство, листал он книги в дождливые дни. Хейз вспомнил читанное в школьные годы и пожалел, что нет времени порыться в пыльных томах, что так много зависит сейчас именно от времени. В магазине было приветливо и уютно, и Хейзу захотелось окунуться в его тепло, пропитаться им до мозга костей и забыть, что он пришел сюда по срочному делу, по делу, связанному с насильственной смертью.

– Да? – спросил голос.

Мысли тотчас оборвались. Голос был очень мягкий и нежный, как раз такой и должен звучать в этом магазине. Хейз обернулся.

Девушка стояла перед рядами книг, словно окутанная сияющей дымкой, изящная, нежная, хрупкая – на фоне потрескавшихся и подернутых пылью коричневых корешков. Легкие светлые локоны обрамляли овал лица. Большие голубые глаза цвета теплого весеннего неба. Чувственные губы улыбались. А поскольку она все же была созданием земным, а не воспоминанием, не сном, не девой из сказаний о короле Артуре, Хейз сразу влюбился в нее.

– Привет, – сказал он. Сказал с некоторым изумлением в голосе, не как бывалый ухажер, его «привет» походил скорее на трепетный шепот. Девушка посмотрела на него и снова спросила:

– Да?

– Надеюсь, вы сможете мне помочь, – ответил Хейз, размышляя, что слишком уж он влюбчивый и если теория насчет любви с первого взгляда верна, значит, каждый раз он влюбляется навеки. Эти мысли, однако, не мешали ему рассматривать девушку и думать: «Катись ты, Хейз, к черту со своими рассуждениями, я ее люблю, и баста».

– Вы ищете какую-нибудь книгу, сэр? – спросила она.

– Вы мисс Максуэлл? – спросил он.

– Миссис Максуэлл, – поправила она.

– Ах, вот оно что, – протянул он.

– Вам нужна книга?

Он посмотрел на ее левую руку. Обручального кольца она не носила.

– Я из полиции, – представился он. – Детектив Хейз, восемьдесят седьмой участок.

– Что-нибудь случилось?

– Нет. Я пытаюсь установить происхождение листка писчей бумаги. В «Истерн шиппинг» мне сказали, что ваш магазин единственный в участке, где продается такая бумага.

– Какая именно?

– Картрайт 142-Y.

– Да, конечно.

– Она у вас есть?

– Да, и что же? – ответила она вопросом на вопрос.

– Вы ведете это хозяйство вдвоем с мужем? – спросил Хейз.

– Моего мужа нет в живых. Он служил в морской авиации. Его сбили во время сражения в Коралловом море.

– Простите, – произнес Хейз с неподдельным сочувствием.

– Не стоит извиняться. Это было давно. Человек ведь не может всегда жить прошлым. – Она мягко улыбнулась.

– Вы молодо выглядите для своих лет. Я имею в виду, для женщины, которая уже была замужем во время войны.

– Я вышла замуж в семнадцать лет.

– Значит, сейчас вам?..

– Тридцать три.

– На вид вы гораздо моложе.

– Спасибо.

– Я едва дал бы вам двадцать один.

– Спасибо, но это не так. Правда.

Какое-то время они молча смотрели друг на друга.

– Странно, – сказал Хейз. – Такой магазин и в таком районе.

– Да, я знаю. Именно поэтому я здесь.

– То есть?

– Люди в этом районе и без того лишены многого. Так пусть хоть книги у них будут.

– У вас много покупателей?

– Сейчас больше, чем вначале. Честно говоря, магазин держится на канцелярских товарах. Но теперь дела идут лучше. Вы не поверите, как много людей хотят читать хорошие книги.

– Вы не боитесь здешних жителей?

– С какой стати? – удивилась она.

– Ну... для такой интересной женщины это, пожалуй, не совсем подходящее место.

На ее лице отразилось удивление.

– Район, конечно, бедный, но бедный еще не значит опасный.

– Да, вы правы, – согласился он.

– Люди есть люди. И люди, живущие здесь, ничуть не хуже и не лучше тех, кто живет в шикарном Стюарт-сити.

– Где вы живете, мисс... миссис Максуэлл?

– В Айсоле.

– Где именно?

– Почему вы спрашиваете?

– Я хотел бы увидеться с вами.

Кристин помолчала. Она внимательно посмотрела на Хейза, точно хотела прочитать его мысли. Потом она сказала:

– Хорошо. Когда?

– Скажем, сегодня вечером?

– Хорошо.

– Подождите, – он задумался. – Ну да, в любом случае в восемь все будет кончено, – сказал он, словно про себя. – Да, сегодня было бы неплохо.

– Что будет кончено в восемь?

– Дело, над которым мы работаем.

– А откуда вы знаете, что все кончится в восемь? У вас есть волшебное зеркало?

Хейз улыбнулся.

– Об этом я расскажу вечером. Так я заеду за вами? В девять не поздно?

– Завтра рабочий день, – напомнила она.

– Я знаю. Думаю, мы немного выпьем и поболтаем.

– Хорошо.

– Куда мне заехать?

– Сороковой бульвар, семьсот одиннадцать. Вы знаете, где это?

– Найду. Счастливое число. Семь – одиннадцать.

Кристин улыбнулась.

– Как мне одеться?

– Если вы не против, я предлагаю посидеть в каком-нибудь тихом коктейль-баре.

– С удовольствием. Только, пожалуйста, с кондиционером.

Они помолчали.

– Скажите, вы очень не любите, когда вам напоминают о белой пряди на виске? – спросила она.

– Совсем нет.

– Если да, я не буду спрашивать.

– Можете спрашивать. Меня ударили ножом. На этом месте выросли белые волосы – загадка, которую медицине еще предстоит разрешить.

– Ножом? Вы хотите сказать, какой-то человек ударил вас ножом?

– Совершенно верно.

– О-о...

Хейз посмотрел на нее.

– Такое... знаете... Иногда и такое случается.

– Да, конечно. Наверное, детективы... – Она замолчала. – Что вы хотели узнать насчет бумаги?

– Много у вас ее?

– Вся бумага поступает ко мне от Картрайта. Эта приходит в стопах и в пачках поменьше – по сто листов.

– Расходится много?

– Маленьких пачек много, а стоп поменьше.

– Сколько маленьких пачек вы продали за последний месяц?

– Это трудно сказать. Много.

– А стоп?

– Со стопами легче. Я получила в конце июня шесть стоп. Можно посчитать, сколько осталось.

– Будьте добры, – попросил Хейз.

– Конечно.

Она прошла в глубь магазина. Хейз взял с полки книгу и стал листать ее. Когда Кристин вернулась, она сказала:

– Это одна из моих самых любимых книг. Вы ее читали?

– Да. Очень давно.

– Я прочла ее еще девочкой. – Она улыбнулась, потом перешла к делу: – Остались две стопы. Хорошо, что вы заглянули. Надо сделать новый заказ.

– Значит, вы продали четыре, правильно?

– Да.

– Кому – не помните?

– Я знаю, кому продала две стопы, насчет двух других не помню.

– И кому же?

– У меня есть постоянный клиент – молодой человек, который покупает не меньше стопы каждый месяц. Главным образом для него я и заказываю бумагу.

– Вы знаете его имя?

– Да. Филип Баннистер.

– Он живет в этом районе?

– Думаю, да. Он всегда одет так, словно на минутку вышел из дому. Однажды он пришел в шортах.

– В шортах? – с удивлением переспросил Хейз. – В этом районе?

– Люди есть люди, – напомнила она.

– Но вы не знаете, где он живет?

– Нет. Должно быть, где-то поблизости.

– Почему вы так думаете?

– Он часто приходит с полной сумкой продуктов. Я уверена, что он живет рядом.

– Проверим, – сказал Хейз. – Итак, увидимся в девять.

– В девять, – подтвердила Кристин. Она помолчала. – Мне... хочется, чтобы скорее наступил вечер.

– Мне тоже, – ответил он.

– До свидания.

– До свидания.

Когда он выходил, над дверью звякнул звонок.

Согласно телефонной книге, Филип Баннистер проживал на Десятой Южной улице, 1592. Хейз позвонил в участок, чтобы Карелла знал, куда он поехал, и отправился к Баннистеру.

Десятая Южная была типичной для этой части города улицей, где толпятся в тесноте многоквартирные дома без балконов. Поэтому в тот день площадки пожарных лестниц несли двойную нагрузку: здешние женщины забросили домашние дела, надели самое невесомое и расселись на площадках в надежде, что хоть слабенький ветерок проберется в это бетонное ущелье. Рядом с ними стояли приемники, в глубь квартир тянулись провода, и по улице лилась музыка. Женщины, кто подобрав платье выше колен, кто в купальнике, а кто и просто в комбинации, сидели, пили и обмахивались, пытаясь хоть как-то спастись от жары. Тут же стояли запотевшие кувшины с лимонадом, пивные банки, молочные бутылки с ледяной водой.

Хейз остановил машину у тротуара, выключил двигатель, отер лоб, вылез из своей маленькой духовки на колесах и попал в большую печь улицы. На нем были легкие брюки и открытая спортивная рубашка, тем не менее, он весь взмок. Он вдруг вспомнил Толстяка Доннера в турецких банях, и ему сразу стало прохладней.

Дом 1592 оказался уродливым серым зданием – между двумя такими же уродливыми и серыми собратьями. Поднимаясь по ступенькам к подъезду, Хейз прошел мимо двух молоденьких девушек, болтавших об Эдди Фишере. Одна из них не понимала, что он нашел в Дебби Рейнольдс; у нее-то фигура получше, чем у Дебби Рейнольдс, и в тот раз, когда она подкараулила Эдди у служебного входа, чтобы заполучить его автограф, он наверняка обратил на нее внимание. Хейз вошел в подъезд, искренне сожалея, что не стал певцом.

* * *

На маленькой белой табличке было аккуратно написано, что Филип Баннистер живет в квартире 21. Хейз смахнул пот с верхней губы и поднялся на второй этаж. Все двери на этаже были открыты в жалкой попытке вызвать сквозняк. Увы, на площадке стоял полный штиль. Дверь квартиры двадцать первой тоже была открыта. Откуда-то из глубины до Хейза донеслась трескотня машинки. Он постучал по дверному косяку.

– Есть кто-нибудь?

Машинка продолжала тарахтеть без умолку.

– Эй! Есть кто-нибудь?

Перестук клавишей резко оборвался.

– Кто там? – крикнул голос.

– Полиция, – сказал Хейз.

– Кто? – удивился голос.

– Полиция.

– Одну минуту.

Снова заработала машинка и, простучав в бешеном темпе еще минуты три, замолкла. Отодвинули стул, едва слышно прошлепали по полу босые ноги. Через кухню к входной двери вышел худощавый мужчина в майке и полосатых трусах. Он склонил голову набок, в его карих глазах плясали огоньки.

– Вы сказали – полиция? – спросил он.

– Да.

– Вряд ли вы по поводу деда – ведь он уже умер. Я знаю, что папаша прикладывался к спиртному, но неужто из-за этого у него были неприятности с полицией?

Хейз улыбнулся.

– Я хотел бы задать вам несколько вопросов. Если, конечно, вы и есть Филип Баннистер.

– Он самый. А вы?

– Детектив Хейз из восемьдесят седьмого участка.

– Коп собственной персоной, – восхитился Баннистер. – Настоящий живой детектив. Так-так. Входите. В чем дело? Я слишком громко печатаю? Вам пожаловалась эта стерва?

– Какая стерва?

– Домовладелица. Проходите сюда. Она пригрозила позвать полицию, если я еще буду печатать по ночам. Вы по этому поводу?

– Нет, – ответил Хейз.

– Садитесь, – пригласил Баннистер, указывая на стул у кухонного стола. – Хотите холодного пива?

– Не откажусь.

– Я тоже. Как вы думаете, дождь когда-нибудь будет?

– Затрудняюсь сказать.

– И я тоже. И метеослужба тоже. Мне кажется, они берут свои прогнозы из вчерашних газет. – Баннистер открыл холодильник и вынул две банки пива. – В этой жаре лед тает на глазах. Вы не против – прямо из банки?

– Отнюдь.

Он открыл обе банки и протянул одну Хейзу.

– За благородных и непорочных, – провозгласил он и сделал глоток. Хейз последовал его примеру.

– Эх, хорошо, – крякнул Баннистер. – Наши маленькие радости. Что может быть лучше? Совершенно незачем гоняться за деньгами.

– Вы здесь один живете, Баннистер?

– Совершенно один. За исключением тех случаев, когда у меня гости, что бывает редко. Я люблю женщин, но не располагаю достаточными средствами.

– Вы где-нибудь работаете?

– Везде и нигде. Я писатель.

– Журналы?

– В данный момент я работаю над книгой.

– Кто ваш издатель?

– У меня нет издателя. Будь у меня издатель, я не жил бы в этой крысиной норе. Я бы прикуривал сигареты от двадцатидолларовых бумажек и крутил романы с лучшими манекенщицами в городе.

– Так поступают все преуспевающие писатели?

– Так будет поступать данный писатель, когда преуспеет.

– Вы купили недавно стопу бумаги Картрайт 142-Y? – спросил Хейз.

– А-а?

– Картрайт...

– Да-а, – удивился Баннистер. – Откуда вы знаете?

– Вы знакомы с проституткой по кличке Леди?

– А?

– Вы знакомы с проституткой по кличке Леди? – повторил Хейз.

– Нет. Что? Как вы сказали?

– Я сказал...

– Вы что, шутите?

– Я говорю серьезно.

– Проститут... Черт, нет! – Баннистер вдруг возмутился. – Откуда мне знать прости?.. Вы шутите?

– Знаете вы какую-нибудь женщину, которую зовут Леди?

– Леди? Что это значит?

– Леди. Подумайте.

– Нечего мне думать. Не знаю я никаких Леди. Что это значит?

– Можно взглянуть на ваш письменный стол?

– У меня нет письменного стола. Послушайте, шутка зашла слишком далеко. Не знаю, откуда вам известно, какой бумагой я пользуюсь, мне это безразлично. Но вы сидите здесь, пьете пиво, купленное на деньги, которые не так-то легко достаются моему отцу, и задаете глупые вопросы о какой-то проститутке... В чем дело, наконец? Что это значит?

– Разрешите, пожалуйста, взглянуть на ваш письменный стол.

– Нет у меня никакого дурацкого письменного стола! Я работаю за обыкновенным столом!

– Можно его посмотреть?

– Ну ладно, валяйте! – заорал Баннистер. – Поиграем в загадочность! Тоже мне, таинственный король детективов. Валяйте. Будьте как дома. Стол в другой комнате. Но если вы, черт побери, что-нибудь там перепутаете, я пожалуюсь комиссару.

Хейз прошел в другую комнату. На столе стояла машинка, рядом лежала стопка отпечатанных листов, пачка копирки и начатая пачка бумаги.

– У вас есть клей? – спросил Хейз.

– Конечно, нет. Зачем мне клей?

– Какие у вас планы на вечер, Баннистер?

– А вам зачем знать? – спросил Баннистер, расправив плечи и приняв высокомерную позу, – вылитый Наполеон в исподнем.

– Надо.

– А если я не скажу?

Хейз пожал плечами. Жест говорил сам за себя. Баннистер подумал и сказал:

– Хорошо. Я иду с матерью на балет.

– Куда?

– В Городской театр.

– Во сколько?

– Начало в полдевятого.

– Ваша мать живет в городе?

– Нет. Она живет на Песчаной Косе. Восточный Берег.

– Она хорошо обеспечена?

– Да, пожалуй.

– Ее можно назвать обеспеченной леди?

– Пожалуй.

– Леди?

– Да.

Хейз помедлил.

– Вы ладите с ней?

– С мамой? Конечно.

– Как она относится к вашей писательской деятельности?

– Она считает меня очень талантливым.

– Она одобряет то, что вы живете в бедном квартале?

– Ей больше хочется, чтобы я жил дома, но она уважает мои желания.

– Родители помогают вам, верно?

– Верно.

– И сколько вы от них получаете?

– Шестьдесят пять в неделю.

– Ваша мать никогда не была против этого?

– Чтобы помогать мне деньгами? Нет. С какой стати? Я тратил гораздо больше, когда жил дома.

– Кто купил билеты на балет?

– Мать.

– Где вы были сегодня утром часов в восемь, Баннистер?

– Здесь.

– Один?

– Да.

– Вас кто-нибудь видел?

– Я печатал, – сказал Баннистер, – спросите соседей. Только мертвый мог не услышать стука. А что? Что я такого натворил сегодня в восемь утра?

– Какие газеты вы читаете по воскресеньям?

– "График".

– А центральные газеты?

– Например?

– Например, «Нью-Йорк таймс».

– Да, я покупаю «Тайме».

– Каждое воскресенье?

– Да. Я каждую неделю просматриваю списки бестселлеров.

– Вы знаете, где находится здание участка?

– Вы имеете в виду полицейский участок?

– Да.

– Кажется, около парка?

– Кажется или точно?

– Точно. Но я не помню...

– Во сколько вы встречаетесь со своей матерью?

– В восемь.

– Сегодня в восемь вечера. У вас есть пистолет?

– Нет.

– Другое оружие?

– Нет.

– В последнее время у вас не было размолвок с матерью?

– Нет.

– С какой-нибудь другой женщиной?

– Нет.

– Как вы зовете свою мать?

– Мама.

– Еще?

– Мамочка.

– Больше никак?

– Иногда Кэрол. Это ее имя.

– Вы никогда не зовете ее Леди?

– Нет. Опять начинаете?

– Кого-нибудь вы зовете Леди?

– Нет.

– Как вы зовете свою хозяйку, ту стерву, которая грозилась позвать полицию, если вы будете печатать по ночам?

– Я зову ее миссис Нелсон. Еще я зову ее стервой.

– Она вам много досаждает?

– Только насчет машинки.

– Она вам нравится?

– Не очень.

– Вы ненавидите ее?

– Нет. По правде сказать, она для меня просто не существует.

– Баннистер...

– Да?

– Возможно, сегодня вечером вас будет сопровождать полицейский. Он будет с вами с того момента, как...

– Что это значит? В чем вы меня подозреваете?

– ...как вы выйдете из квартиры и потом, когда встретитесь с матерью, и даже когда усядетесь в кресло. Я предупреждаю вас на тот случай, если...

– Мы что, черт возьми, в полицейском государстве?

– ...если в вашей голове бродят опасные мысли. Вы понимаете меня, Баннистер?

– Нет, не понимаю. Моя самая опасная мысль состоит в том, что после спектакля я собираюсь угостить мать содовой с мороженым.

– Отлично, Баннистер. Продолжайте в том же духе.

– Ох, эти копы, – процедил Баннистер. – Если вы кончили, я хотел бы вернуться к работе.

– Я кончил. Извините, что отнял у вас время. И не забудьте. С вами будет полицейский.

– Идиотизм, – заключил Баннистер, сел за стол и начал печатать.

Хейз вышел из квартиры. Он проверил показания Баннистера у трех его соседей по площадке, двое из которых поклялись, что в восемь утра тот действительно стучал на своей дурацкой машинке. Более того, начал он в половине седьмого, и с тех пор стук не прекращался.

Хейз поблагодарил их и поехал обратно в участок.

12.23.

Хейз проголодался.

Глава 7

Мейер Мейер поднял жалюзи на зарешеченном окне, выходившем в сторону парка, и солнце залило стол, к которому детективы подсели, чтобы перекусить.

Карелла сидел против окна и со своего места видел часть улицы – густую зелень, которая волнами откатывалась от каменной ограды вглубь парка.

– А что, если это вовсе не какая-то конкретная леди? – сказал Мейер. – Что, если мы на ложном пути?

– Что ты хочешь этим сказать? – спросил Карелла, откусывая кусок бутерброда. Бутерброд был заказан в кулинарии Чарли за углом и не шел ни в какое сравнение с теми шедеврами, которые приготовляла жена Кареллы, Тедди.

– Мы исходили из того, что этот псих имеет в виду конкретную женщину, – объяснил Мейер. – Женщину по прозвищу Леди. Возможно, мы ошибаемся.

– Продолжай, – сказал Хейз.

– Совершенно несъедобный бутерброд, – вставил Карелла.

– С каждым разом они все хуже, – согласился Мейер. – Недавно открылось новое заведение, Стив. «Золотой котелок». Не видел? На Пятой, рядом с Калвер-авеню. Уиллис закусывал там, говорит, неплохо.

– А доставка у них налажена?

– Наверное. В нашем районе столько обжор, что это просто золотое дно.

– Так что там насчет Леди? – перевел разговор Хейз.

– Он хочет, чтобы я думал еще и в обеденный перерыв, – укоризненно произнес Мейер.

– Давайте-ка опустим жалюзи, – предложил Карелла.

– Зачем? Пусть в комнате будет солнце, – возразил Мейер.

– Мне что-то отсвечивает, – сказал Карелла.

– Так передвинь стул.

Карелла отодвинул стул чуть в сторону.

– Что же все-таки... – начал Хейз.

– Ну ладно, ладно, – сказал Мейер. – Ему больше всех надо. Он хочет пролезть в комиссары.

– И добьется своего, – заметил Карелла.

– Допустим, вы составляете такое письмо, – перешел, наконец, к делу Мейер. – Допустим, ищете нужные слова в «Нью-Йорк таймс». И, допустим, хотите написать так: «Сегодня в восемь вечера я собираюсь убить женщину. Попробуйте остановить меня». Я понятно излагаю?

– Понятно, – сказал Хейз.

– Так вот. Вы начинаете искать. Не можете найти слово «восемь». И импровизируете: вырезаете часть рекламы пива «Баллантайн» – вот вам и восьмерка. Не можете найти слов «Я собираюсь убить», но находите «Я убью» и довольствуетесь этим. Тогда почему то же самое не может случиться и с Леди?

– То есть?

– Вы хотите написать «женщину», прочитываете всю газету до последней строчки и не находите нужного слова. А просматривая книжный раздел, натыкаетесь на рекламу романа Конрада Рихтера. Почему бы и нет? – говорите вы себе. Женщина, леди – какая разница? И вырезаете «Леди». По случайности слово начинается с заглавной буквы, поскольку это название романа. Подобный пустяк вас не тревожит, коль скоро мысль выражена. Но этот пустяк может заставить полицейских гоняться за женщиной-призраком, за несуществующей Леди – с большой буквы.

– Если у этого парня хватило терпения вырезать и наклеить по отдельности каждую букву в слове «вечером», – возразил Карелла, – значит, он точно знал, что хотел сказать; не находя слова, он составлял его.

– Может, так, а может, и нет, – усомнился Хейз.

– Ну, со словом «вечера» большого выбора у него не было, – заметил Мейер.

– Он ведь мог написать просто «в 20.00», – сказал Карелла, – если следовать твоей теории. Но он хотел сказать «сегодня в восемь вечера» и вырезал для этого слова каждую букву в отдельности. Нет, Мейер, ты меня не убедил. – Он снова передвинул свой стул. – Все-таки в парке блестит какая-то штуковина.

– Пусть так, не спорю, – сказал Мейер. – Я только хочу сказать, что этот псих, возможно, собирается убить не какую-то определенную женщину, именуемую Леди, а вообще любую женщину.

Карелла задумался.

– Если так, – сказал Хейз, – у нас вообще не остается никаких зацепок. Любая женщина в городе может оказаться жертвой. Что же нам делать?

– Не знаю, – пожал плечами Мейер и отхлебнул кофе. – Не знаю.

– В армии, – медленно проговорил Карелла, – нас всегда предупреждали насчет...

Мейер повернулся к нему.

– А?

– Бинокль, – сказал Карелла. – Это бинокль.

– Какой еще бинокль?

– В парке, – объяснил он. – Отсвечивает. Это бинокль.

– Да, ладно, – сказал Мейер, не придав этому значения. – Но если он имел в виду женщину вообще, считайте, у нас нет шансов...

– Кому это понадобилось рассматривать участок в бинокль? – спросил Хейз с расстановкой.

Все вдруг замолчали.

– Ему видна наша комната? – спросил Хейз.

– Возможно, – ответил Карелла.

Они непроизвольно перешли на шепот, словно невидимый наблюдатель мог не только видеть их, но и слышать.

– Не двигайтесь, продолжайте разговаривать, – прошептал Хейз. – Я выйду через заднюю дверь.

– Я пойду с тобой, – сказал Карелла.

– Нет. Если он увидит, что выходят несколько человек, то может скрыться.

– Ты думаешь, – начал Мейер, – что это...

– Не знаю, – сказал Хейз, поднимаясь.

– Ты можешь сэкономить нам уйму времени, – прошептал Карелла. – Ни пуха тебе, Коттон.

* * *

Хейз оказался в аллее, как раз за зданием участка, куда выходили камеры для задержанных, расположенные на первом этаже. Он с грохотом закрыл за собой тяжелую стальную дверь и пошел по аллее. Что за черт – у него бешено колотилось сердце.

«Не спеши, – сказал он себе, – спешкой можно все испортить». Если птичка упорхнет, мы снова останемся ни с чем, снова придется искать Леди или еще того хуже – просто Женщину. Хорошенькое дело, найти Женщину в городе, наводненном женщинами всех возрастов и размеров. Так что не спеши. Спешить некуда. Сцапай его, а если сукин сын побежит, дай ему по мозгам или подстрели, но главное, действуй не спеша, спокойно и не спеша, как будто у тебя времени хоть отбавляй и надо допросить самого медлительного собеседника в Штатах".

Он пробежал по аллее и выскочил на улицу. По тротуару, задыхаясь от спертого воздуха, потоком шли люди. Чуть в стороне дети играли в лапту, подальше, в конце квартала, мальчишки открыли пожарный кран и плескались, одетые, в мощном фонтане воды, вырвавшемся на волю. Хейз обратил внимание, что некоторые из них в джинсах и полосатых футболках. Он свернул вправо, оставив позади играющих и пожарный кран.

Как быть честному полицейскому в такую жарищу, думал он. Разрешить детям осушать городской водопровод, подвергая опасности целый квартал в случае пожара? Или, раздобыв разводной ключ, закрыть кран и обречь ребят на томительное, нудное безделье, от которого они сколачивают уличные банды, затевают драки, возможно, более опасные, чем пожар? Как быть честному полицейскому? Встать на сторону хозяйки заведения или добропорядочного гражданина, который обманывает ее?

И почему полицейский должен терзаться философскими проблемами, недоумевал Хейз, не переставая, однако, терзать себя. Он бежал.

Он бежал, пот заливал глаза, и казалось, что он стоит на месте, а парк надвигается на него, и где-то в этом парке был человек с биноклем.

* * *

– Он еще там? – спросил Мейер.

– Да, – ответил Карелла.

– Господи, я боюсь пошевелиться. Как ты думаешь, он не напал на Хейза?

– Вряд ли.

– Во всем этом есть только один плюс.

– Какой же?

– От волнения бутерброд не кажется мне таким противным.

* * *

Скрестив ноги, человек сидел на огромном валуне и рассматривал в бинокль здание участка. Теперь за столом сидели только двое, они ели и разговаривали. Третий, большой и рыжеволосый, несколько минут назад встал и не торопясь вышел из комнаты. За стаканом воды или чашкой кофе? Интересно, разрешается им варить кофе в участке? Во всяком случае, на улицу он не выходил, значит, он где-то внутри.

Может, его вызвал капитан, лейтенант или еще какой-нибудь начальник? Может, капитан взбеленился из-за письма и требует, чтобы его люди действовали, а не набивали брюхо, посиживая за столом?

В какой-то мере их завтрак раздражал его. Он, конечно, понимал, что им нужно поесть – все должны есть, даже полицейские, – но разве они не приняли его письмо всерьез? Разве они не знают, что он собирается убить? Ведь это их работа – предотвращать убийства. Разве он не предупредил их? Не дал им карты в руки? Так какого же черта они рассиживают там, уплетают бутерброды и чешут языки? Разве за это платит им город?

От негодования он даже опустил бинокль.

Он вытер пот с верхней губы. Губа показалась какой-то чужой, набухшей. Проклиная жару, он достал из заднего кармана носовой платок.

* * *

– Пропал, – сказал Карелла.

– Что? Что?

– Блик пропал.

– Может, Хейз уже добежал?

– Нет, еще рано. Наверное, этот тип уходит. Проклятье, почему мы не...

– Есть! Блестит, Стив! Он еще там!

Карелла перевел дыхание. Руки его словно прилипли к поверхности стола. Он заставил себя поднять чашку и отхлебнуть кофе.

«Ну же, Коттон, – думал он, – шевелись!»

* * *

Хейз бежал по дорожкам парка, прикидывая, где может быть человек с биноклем. На него оборачивались. В любое время бегущий человек приковывает к себе внимание, а в такой жаркий день особенно. Все без исключения прохожие оглядывались посмотреть, кто за ним гонится, ожидая увидеть полицейского в полной форме и с оружием в руках.

Наверное, высокое место, решил Хейз. Если ему виден третий этаж участка, должно быть, это высокое место. Пригорок или большой камень, но что-то высокое и рядом с улицей, там ведь местность повышалась.

Вооружен ли он?

Если вечером у него намечено убийство, то не исключено, что оружие при нем. Непроизвольно Хейз потянулся к заднему карману брюк и ощутил успокаивающую тяжесть пистолета. Не достать ли его? Нет. В парке слишком людно. Может начаться паника. Кто-нибудь еще решит, что Хейз не в ладах с законом, и захочет геройски задержать удирающего преступника. Нет. Пусть уж лежит пока на месте.

Теперь он продирался сквозь кусты, чувствуя, что начался подъем. «Где-то высоко, – думал он. – Непременно высоко, иначе ему ничего не увидеть». Подъем стал круче, мягкая трава и земля уступили место почти отвесным обломкам скал. Где же? На каком камне сидит эта птичка? Здесь?

Он достал пистолет.

От подъема дыхание его стало прерывистым. На спине и под мышками выступили пятна пота, в ботинки набились мелкие камушки.

Он взобрался наверх. Там никого не было.

В отдалении виднелся участок.

А слева, на соседнем камне, скорчившись, прильнув к биноклю, сидел человек.

От неожиданности сердце у Хейза подскочило и заколотилось чуть ли не в горле.

* * *

– Ты что-нибудь видишь? – спросил Мейер.

– Ничего.

– Он еще там?

– Стекла блестят.

– Куда же провалился Хейз?

– Парк большой, – резонно заметил Карелла.

* * *

Человеку, сидевшему на камне, показалось, что из кустов донесся какой-то звук. Опустив бинокль, он медленно повернулся и, затаив дыхание, прислушался.

Он почувствовал нервный озноб. Его вдруг прошиб пот. Он отер липкие струйки, стекавшие по непривычно набухшей верхней губе.

Ошибки быть не могло, – раздавался звук шагов.

Он слушал.

Ребенок?

Влюбленные?

Или полицейский?

Бежать – требовало все его существо. Мысль стучала в висках, но его будто пригвоздило к камню. Попался, решил он.

Но так быстро? Так быстро? После всех приготовлений? Так быстро попасться?

Шаги приближались. Он заметил блеснувший на солнце металл. Черт, почему он не взял с собой пистолет? Почему не предусмотрел такую возможность? Глаза в панике скользнули по унылой поверхности валуна. На самом краю рос высокий куст. Прильнув к камню, с биноклем в правой руке, он отполз к кусту. Солнце высветило что-то яркое, на этот раз не металл. Рыжие волосы! Детектив, который встал из-за стола! Он затаил дыхание. Звук шагов оборвался. Согнутый в три погибели, он видел из-за куста рыжие волосы – больше ничего. Голова пропадала, снова появлялась. Полицейский продвигался вперед. Его путь лежал как раз мимо куста.

Человек с биноклем ждал. Рука, сжимавшая металл, вспотела. Теперь полицейский был у него как на ладони: с пистолетом в правой руке, он медленно приближался.

Человек терпеливо ждал. Может, его не заметят. Может, если он притаится за кустом, его не найдут. Нет, это глупо. Надо выпутаться. Выпутаться или попасться, а попадаться еще рано, ох как рано.

Занеся бинокль, словно палицу, он ждал.

* * *

Пробираясь через кусты, Хейз не слышал ни звука. Парк внезапно затих. Не щебетали больше птицы на деревьях. Звук приглушенных голосов, который, как жужжанье насекомых, только что висел в воздухе, плавал над дорожками, озером, деревьями, тоже внезапно смолк. И было только яркое солнце над головой, скалы, огромный куст слева и внезапная пугающая тишина.

Он почувствовал опасность, ощутил ее каждым нервом, пропитался ею до мозга костей. Так уже было в тот раз, когда его ударили ножом. Он навсегда запомнил неожиданно мелькнувшее лезвие, неуютный отблеск лампочки на металле, запоздалую отчаянную попытку дотянуться до заднего кармана, до пистолета. Он навсегда запомнил сильный удар, непривычное тепло над левым виском, хлынувшую на лицо кровь. Он уже не успевал вытащить пистолет – ему нанесли бы второй, смертельный удар, – и тогда он пустил в ход кулаки и молотил ими до тех пор, пока нож не стукнулся о пол коридора, пока нападавший не превратился в стонущий, подрагивающий мешок у стены, а он все бил, бил, пока не разбил в кровь костяшки пальцев.

Сегодня он вооружен. Сегодня он готов. И все же опасность щекотала корни волос, судорогой пробегала по позвоночнику.

Он осторожно шел вперед.

Удар пришелся по правой кисти.

Удар был сильный, железо будто ужалило кость. Рука разжалась, и пистолет звонко стукнулся о камень. Хейз быстро повернулся и, увидев, как человек поднял бинокль над головой, закрыл лицо руками. Бинокль опустился, в стеклах отразилось солнце, и они ослепительно сверкнули. Мгновение остановилось. Сразу предстало безумное, искаженное бешенством лицо, и тут же бинокль обрушился на его руки. Он почувствовал нестерпимо острую боль. Сцепив кулаки, он нанес удар и увидел, как бинокль снова поднимается и опускается, и теперь, он знал, удар придется в лицо. Он инстинктивно ухватился за бинокль.

Ладони столкнулись с металлом, он сжал пальцы и рванул бинокль что было сил. Бинокль остался у него в руках. На долю секунды человек замер с онемевшим от удивления лицом. Потом бросился бежать.

Хейз выронил бинокль.

Когда он подобрал пистолет, человек уже скрылся в кустах.

Он выстрелил в воздух раз, потом другой и бросился вслед за беглецом.

Услышав выстрелы, Карелла выскочил из-за стола, бросив только:

– Пошли, Мейер.

Они нашли Хейза сидящим на траве в парке. Он сказал, что упустил человека. Они осмотрели его руки. Кости были, кажется, целы. Он отвел их к камню, где подвергся нападению, и снова сказал:

– Я упустил его. Упустил этого подлеца.

– Может, еще и не упустил, – заметил Карелла. Расправив на ладони носовой платок, он поднял бинокль.

Глава 8

Сэм Гроссман определил, что бинокль выпущен фирмой «Питер-Вондигер». Судя по серийному номеру, он был изготовлен примерно в 1952 году. В то время фирма выпускала много военной продукции, но поскольку на внешней поверхности стекол противоотражательного покрытия не было, бинокль явно не предназначался для армии. Связавшись с фирмой по телефону, Сэм установил, что эта модель уже снята с производства, заменена новой и в продажу не поступает. Тем не менее, пока люди Сэма снимали с бинокля отпечатки пальцев, сам он взялся за составление его технической характеристики для работников участка. Сэм Гроссман отличался методичностью и считал, что для тех, кто расследует дело, важны мельчайшие, самые, казалось бы, незначительные подробности. Поэтому он не упустил ни одной детали.

На бинокле были найдены отпечатки двух людей. Одни, понятно, принадлежали Коттону Хейзу. Другие представляли собой четкие рисунки пальцев обеих рук – такие отпечатки можно было оставить, лишь используя бинокль по назначению, следовательно, они принадлежали нападавшему. Фотографии отпечатков были немедленно посланы по фототелеграфу в Бюро учета правонарушителей, а также в ФБР с просьбой срочно провести опознание.

Сэм Гроссман молил бога, чтобы пальцы, отпечатавшиеся на бинокле, уже наследили в прошлом хоть в каком-нибудь уголке Соединенных Штатов.

* * *

13.10. Лейтенант Бернс развернул на столе газету.

– Как вам это нравится, Хейз? – спросил он.

Пробежав страницу глазами, Хейз наткнулся на объявление:

Только в «Бриссон Руф»! Джей Леди Эстор – фортепьяно и вокал – в лучших традициях Леди Эстор!

С фотографии улыбалась молодая темноволосая женщина в облегающем вечернем платье.

– Я не знал, что она в городе, – произнес Хейз.

– Что-нибудь о ней слышали?

– Да. Она котируется достаточно высоко. Довольно своеобразная манера исполнения. Что-то в стиле Кола Портера, представляете примерно? Много у нее всякой белиберды, и песенки сомнительные, но в способностях ей не откажешь.

– Как ваша кисть?

– Отлично, – сказал Хейз.

– Думаете, следует заняться этой дамочкой?

– Конечно.

На столе зазвонил телефон. Бернс поднял трубку.

– Бернс, – сказал он и стал слушать. – Конечно, Дэйв, давай его сюда. – Он прикрыл рукой трубку. – Из лаборатории, – сообщил он Хейзу и, убрав руку, принялся ждать. – Привет, Сэм, что нового? – Бернс слушал, лишь время от времени вставляя «угу». Так прошло минут пять. Наконец, Бернс сказал: – Ну, спасибо, Сэм, – и повесил трубку.

– Что-нибудь есть?

– На бинокле нашли четкие отпечатки. Сэм уже послал фотографии в Вашингтон. Теперь остается уповать на бога. Вместе с биноклем Сэм посылает нам свой отчет. Бинокль образца пятьдесят второго года, модель снята с производства. Как только мы его получим, я отправлю Стива и Мейера по лавкам подержанных товаров. Ну, а что с этой Леди Эстор? Думаете, она и есть мишень?

Хейз пожал плечами.

– Надо проверить.

– Это вполне возможно, – сказал Бернс и, в свою очередь, пожал плечами. – А почему бы и нет? Личность она известная. Может быть, какому-то кретину не нравятся ее пошлые песенки. Что вы об этом думаете?

– Я думаю, стоит попытаться.

– Только быстро, – предупредил Бернс. – Чтобы никаких там песенок. Вполне возможно, что до восьми вечера нам предстоит еще не одна попытка. – Он взглянул на часы. – Черт возьми, время-то как летит, – пробормотал он.

* * *

Хейз позвонил в «Бриссон Руф», и ему ответили, что первое выступление Джей Эстор начинается в восемь вечера. Однако адрес ее менеджер наотрез отказался сообщить – даже детективу. Менеджер потребовал, чтобы Хейз назвал ему номер своего телефона. Хейз назвал, и менеджер тотчас перезвонил. Он был полностью удовлетворен разговором с дежурным сержантом, который соединил его с отделом сыска: теперь ясно, что с ним хочет говорить настоящий коп, а не какой-нибудь воздыхатель из толпы поклонников Леди Эстор. Он назвал Хейзу адрес, по которому Хейз тотчас же и отправился.

Хейза несколько удивило, что мисс Эстор живет не в отеле, где выступает, но, видимо, она считала, что работать и развлекаться нужно в разных местах. Квартира ее находилась в одном из фешенебельных районов в южной части Айсолы, в коричневом каменном доме. Хейз доехал туда за десять минут. Поставив машину у тротуара и поднявшись по ступенькам к входной двери, он вошел в маленький чистенький вестибюль. Пробежав глазами фамилии на почтовых ящиках, он не обнаружил Джей Эстор ни на одном из них. Пришлось выйти на улицу и на площадке перед дверью еще раз проверять адрес. Адрес был правильный. Тогда Хейз вернулся в вестибюль и позвонил управляющему. Раздался громкий звонок. Затем где-то открылась и закрылась дверь, послышались шаги, и, наконец, открылась занавешенная дверь, за портьерой.

– Что вам угодно? – спросил старик в домашних тапочках и выцветшем голубом халате.

– Я хотел бы видеть мисс Джей Эстор.

– Никакой мисс Эстор здесь нет, – отрезал старик.

– Я не поклонник и не газетчик, – объяснил Хейз. – Я из полиции. – Вытащив бумажник, он раскрыл его и показал жетон.

Старик внимательно рассмотрел его.

– Вы детектив?

– Да.

– У нее что, какие-нибудь неприятности?

– Все может быть, – неопределенно ответил Хейз. – Мне нужно с ней поговорить.

– Подождите минутку. – Старик прошаркал за портьеру. Хейз услышал, как тот набрал номер и начал говорить. Через минуту он вернулся.

– Она сказала, что вы можете подняться. Номер четыре-А. Эту дверь она использует для входа. Вообще-то, весь верхний этаж ее: четыре-А, четыре-В, четыре-С. Но для входа она использует только четыре-А, а остальные двери изнутри заставлены мебелью. Можете подняться.

Хейз поблагодарил и прошел мимо старика вглубь по коридору. Из коридора наверх вела устланная ковром лестница, с одной ее стороны тянулись резные перила. Стояла удушающая жара. Взбираясь наверх, Хейз думал о том, что Карелла и Мейер сейчас, должно быть, прочесывают лавки подержанных товаров. Обратится ли Бернс за помощью в другие участки? Или посчитает, что его парни смогут прочесать весь город сами? Нет, он, конечно, попросит подключить людей из других участков. Не может не попросить.

В медном прямоугольничке, привинченном к дверному косяку квартиры 4-А, торчала маленькая табличка. В табличку было вписано всего одно слово: Эстор.

Хейз нажал кнопку звонка.

Открыли так быстро, что оставалось предположить одно: Джей Эстор стояла под дверью.

– Вы детектив?

– Да.

– Входите.

Он вошел. Взглянув на Джей Эстор, он испытал по меньшей мере разочарование. На фотографии в газете она выглядела волнующей и соблазнительной, а облегающее платье подчеркивало изящные изгибы тела. Там, на фотографии, в глазах ее читался вызов, в многообещающей улыбке искрился порок. Здесь же не было и следа вызова или соблазна.

Джей Эстор вышла в шортах и легкой блузке. У нее была высокая красивая грудь, но чересчур мускулистые ноги теннисистки. Зубы, которые она обнажила в улыбке, были довольно крупные, и у Хейза невольно возникло сравнение с холеной кобылой. Впрочем, возможно, он судил слишком строго. Быть может, не попадись ему фотография в газете, он посчитал бы Леди Эстор привлекательной женщиной.

– У меня в гостиной кондиционер, – сказала она. – Пойдемте туда, а эту дверь закроем.

Комната, куда они вошли, была обставлена весьма элегантно. Закрыв за Хейзом дверь, Джей Эстор облегченно вздохнула.

– Ну вот. Здесь куда лучше. Эта жара становится совершенно невыносимой. Я вернулась из турне по Южной Америке всего две недели назад, и можете мне поверить, там не было так жарко. Итак, чем я могу быть вам полезной?

– Сегодня утром мы получили одно письмо, – начал Хейз.

– Вот как? О чем же? – Джей Эстор подошла к бару, который вытянулся вдоль длинной стены. – Вы что-нибудь выпьете? Джин? «Том Коллинз»?

– Спасибо, ничего.

На лице ее мелькнуло легкое удивление. Она невозмутимо принялась готовить себе джин с тоником.

– В письме говорится: «Сегодня в восемь вечера я убью Леди. Ваши действия?»

– Миленькое письмецо. – Она скорчила мину и выжала в бокал лимон.

– Кажется, оно вас не очень впечатлило, – заметил Хейз.

– А что, должно впечатлить?

– Но ведь вы известны как Леди, разве нет?

– Ах, вот что! Вот что! – воскликнула она. – Ну, конечно. Леди. «Сегодня вечером я убью Леди...» Понятно. Да. Да.

– И что же?

– Псих.

– Возможно. Вам никто не угрожал – по телефону или письменно?

– В последнее время?

– Да.

– Нет, в последнее время все тихо. А вообще-то угрожают время от времени. Типы вроде Джека Потрошителя. Они называют меня бесстыжей. Говорят, что убьют меня и смоют мирскую грязь кровью ягненка. И тому подобный бред. Чокнутые. Психи. – Она с улыбкой обернулась. – Тем не менее я еще жива.

– Вы, мисс Эстор, по-моему, слишком легко к этому относитесь.

– Называйте меня просто Джей, – предложила она. – Да, слишком легко. Если я буду всерьез принимать каждого чокнутого, которому вздумалось писать или звонить, я быстро чокнусь сама. Реагировать на это – только нервы себе портить.

– И все-таки не исключено, что речь в письме идет именно о вас.

– Так что же теперь делать?

– Прежде всего, если вы не возражаете, мы хотели бы на сегодня обеспечить вас охраной.

– На весь вечер? – спросила Джейн, кокетливо подняв брови, и на какое-то мгновение ее лицо стало соблазнительным и кокетливым, что так отчетливо получалось на фотографии.

– Ну, с момента вашего выхода из этого дома и до конца выступления.

– Последнее выступление у меня в два. Вашему копу придется несладко. Или этим копом будете вы?

– Нет, не я, – ответил Хейз.

– Не везет мне, – откликнулась Джейн, потягивая коктейль.

– Ваше первое выступление начинается в восемь, верно?

– Верно.

– В письме говорится...

– Это может быть совпадением.

– Да, может. В котором часу вы отправляетесь в «Бриссон»?

– Около семи.

– Вас будет сопровождать полицейский.

– Красивый ирландец, я надеюсь.

– Таких у нас хватает, – улыбнулся Хейз. – А пока расскажите-ка мне, не случилось ли за последнее время чего-нибудь такого, что могло бы...

– ...заставить кого-то поторопить меня на тот свет? – Джей на минуту сосредоточилась. – Нет, – уверенно сказала она.

– Совсем ничего? Какая-нибудь ссора? Спор по контракту? Обиженный оркестрант? Хоть что-нибудь?

– Нет, – задумчиво произнесла она. – Со мной очень легко ладить. Это вам скажет любой, кто со мной работает. Сговорчивая леди. – Она усмехнулась. – Звучит несколько двусмысленно, я совсем не то хотела сказать.

– Вы говорили об угрозах по телефону и в письмах. Когда в последний раз было что-нибудь подобное?

– О-о, еще до моего отъезда в Южную Америку. Уже целая вечность прошла. А вернулась я всего две недели назад. Вряд ли эти чокнутые успели пронюхать, что я вернулась. Когда они услышат мой новый диск, наверняка снова начнут пускать свои ядовитые стрелы. А вы, кстати, его слышали? – Она покачала головой. – Конечно нет, откуда же. Ведь он еще не вышел.

Она подошла к стоящей у стены стереоустановке, открыла один из ее шкафчиков и вытащила с верхней полки пластинку. На конверте обнаженная Леди Эстор мчалась верхом на белой лошади. Длинные черные волосы были распущены и падали на грудь, закрывая ее. Глаза блестели тем же загадочным, озорным и манящим огнем, что и на фотографии в газете. Диск назывался «Любимый конек Эстор».

– Это сборник ковбойских песен, – объяснила Джей. – Только слова подработаны, теперь стало чуть позадорнее. Хотите немножко послушать?

– Да я...

– Всего одна минутка, – сказала Джей, подходя к проигрывателю и ставя пластинку на вертушку. – Считайте, что попали на закрытое прослушивание. Вы будете единственный детектив в городе, который сможет этим похвастать.

– Я только хотел...

– Садитесь, – приказала Джей, и пластинка заиграла.

Сначала зазвучали традиционные аккорды старомодной ковбойской гитары, затем из динамика поплыл вкрадчивый, волнующий голос Джей Эстор.

Душа моя рвется в трущобы, домой.

Там птиц не услышишь ты клич озорной,

И «травку» тебе там предложит любой.

Полно там подонков, убийц и бродяг,

Торчат самопалы из-под рубах,

И музыка пуль барабанит в ушах...

С точки зрения Хейза, забавного в песне было мало. Он слишком хорошо знал воспеваемую действительность, поэтому пародия на нее не казалась ему смешной. «Домой, на просторы» сменила пародия на «Глубоко в сердце Техаса».

– Тут я немного переборщила, – призналась Джей. – Полно всяких туманных намеков. Публике это скорее всего не понравится, но мне наплевать. Мораль – штука занятная, вам не кажется?

– Что вы имеете в виду?

– Еще давным-давно я пришла к выводу, что мораль – дело сугубо личное. Дохлый номер, если артист пытается примирить свои моральные принципы с моралью толпы. Потому что примирить их невозможно. Мораль есть мораль, у меня она своя, а у других – своя. Есть вещи, которые я воспринимаю совершенно спокойно, а у какой-нибудь канзасской домохозяйки от них волосы дыбом встают. И артист запросто может угодить в эту ловушку.

– В какую ловушку?

– Артисты – по крайней мере, те, что связаны с шоу-бизнесом, – живут в больших городах. Приходится жить: ведь работа-то твоя здесь. Так вот, городская мораль очень здорово отличается от морали захолустья. И то, что подойдет городскому прохвосту, никак не устроит фермера, который косит пшеницу или молотит, бог знает, что он там с ней делает. А будешь стараться всем угодить – сам чокнешься. Поэтому я стараюсь угодить себе. А если есть вкус, то и с моралью как-нибудь уладится.

– Ну и у вас улаживается?

– Когда как. Я же говорю: то, что кажется простым и естественным мне, фермер воспринимает совсем иначе.

– Например? – невинно спросил Хейз.

– Например? Вы бы хотели переспать со мной?

– Хотел бы, – без раздумья ответил Хейз.

– Тогда пошли. – Она поставила бокал на стол.

– Прямо сейчас?

– А что? Сейчас, потом – какая разница?

Хейз почувствовал, что ответ его будет донельзя смехотворным, но что еще он мог ответить?

– Сейчас у меня нет времени, – сказал он.

– Из-за этого писаки?

– Из-за этого писаки.

– Вы можете упустить редчайшую возможность.

– Обстоятельства выше нас, – пожал плечами Хейз.

– Мораль – это всего лишь вопрос средств и возможностей, – сказала Джей.

– Как и убийство, – ответил Хейз.

– Хотите строить из себя чистюлю – дело ваше. Просто я хочу сказать, что сейчас у меня есть желание поразвлечься с вами, а завтра от него может и след простыть. От него может не остаться следа даже через десять минут.

– Ну вот, теперь вы все испортили.

Джей вопросительно подняла бровь.

– Я уж было возомнил о себе. А это, оказывается, всего лишь минутная прихоть.

– Что вы от меня хотите? Чтобы я вас раздела и изнасиловала?

– Нет, – сказал Хейз, поднимаясь. – Давайте отложим рейс из-за нелетной погоды.

– Погода, между прочим, летная.

– Вдруг еще испортится.

– Да? Есть хорошая старая поговорка: «Молния в одно и то же место два раза не ударяет».

– Вы знаете, – сказал Хейз, – я сейчас, кажется, пойду и застрелюсь.

Джей улыбнулась.

– Вам не кажется, что вы слишком самоуверенны?

– Неужели?

Какое-то мгновение они пристально смотрели друг на друга. В ее лице не было чувственности, не было и гнева оскорбленной женщины, только грустное одиночество маленькой девочки, живущей в огромной квартире на верхнем этаже с кондиционером в гостиной. Леди Эстор пожала плечами.

– Ну, черт с вами, можете когда-нибудь позвонить. Вдруг прихоть вернется.

– Ждите нашего полицейского, – ответил Хейз.

– Подожду. Он может перебежать вам дорогу.

Хейз с философским видом пожал плечами.

– Везет же некоторым, – сказал он и вышел из комнаты.

Глава 9

Кому везет, а кому и нет. В этот знойный день Стив Карелла и Мейер Мейер безусловно относились к последним.

Часы показывали без двадцати два, и дома накалились до такой степени, что, казалось, вот-вот станут вишневыми, тротуары горели, люди усыхали, автомобильные шины таяли, и всем, не только любителям научной фантастики, стало ясно, что Землю каким-то непостижимым образом занесло слишком близко к Солнцу. Еще немного – и она запылает огромным костром. Это был последний день, Ричард Матесон накликал-таки беду: земной цивилизации суждено было погибнуть в разжиженной лаве.

Словом, стояла чудовищная жара.

Мейера Мейера можно было выжимать. Он потел даже зимой, почему, этого никто объяснить не мог. Возможно, просто нервная реакция, считал он. Во всяком случае, пот выделял всегда. Сегодня же Мейер просто тонул в нем. Детективы таскались по замызганной Крайтон-авеню от одной лавки подержанных товаров к другой, от одной открытой двери к другой, и Мейер думал, что вот сейчас он умрет, причем самым недостойным бравого полицейского образом. Он умрет от теплового удара, и в газетах в отделе извещений о смерти напишут просто «Коп хлопнулся». А если заголовок об этом событии появится где-нибудь в «Верайети», тогда это может быть: «Потный коп сыграл в гроб».

– Как тебе нравится заголовок в «Верайети» насчет моей смерти от теплового удара? – спросил он Кареллу, когда они входили в очередную лавку. – «Потный коп сыграл в гроб».

– Звучит, – одобрил Карелла. – А насчет моей хочешь послушать?

– Где? В «Верайети»?

– Конечно.

– Ну, давай.

– Потный итальяшка-коп в полдень сыграл в гроб.

– Да ты, я смотрю, парень с предрассудками, – расхохотался Мейер.

Они приблизились к клетушке хозяина лавки, и тот поднял голову.

– Слушаю вас, джентльмены, – затараторил он. – Чем могу быть полезен?

– Мы из полиции, – заявил Карелла. Он бухнул бинокль на прилавок. – Узнаете?

Хозяин лавки осмотрел бинокль.

– Отличный бинокль, – сказал он. – «Питер-Вондигер». Он, что же, улика по какому-то делу?

– Именно.

– И им пользовался преступник?

– Пользовался.

– М-м, – промычал хозяин.

– Вы его узнаете?

– Вообще-то мы продаем много полевых биноклей. Когда они у нас есть.

– А этот продавали?

– Вряд ли. «Питера-Вондигера» у меня не было с января. У вас с восьмикратным увеличением, а у меня был с шестикратным. И стекла ваши лучше.

– Значит, вы этот бинокль не продавали?

– Нет, не продавал. Он краденый?

– Таких сведений у нас нет.

– Извините, ничем не могу помочь.

– Ничего, – кивнул Карелла. – Спасибо.

Они снова вышли на пылающий тротуар.

– Сколько еще наших брошено на поиски? – поинтересовался Мейер.

– Пит попросил выделить по два человека от каждого участка. Может, они на что-нибудь наткнутся.

– Я уже устал. Как думаешь, это чертово письмо – липа?

– Не знаю. Даже если и липа, этого мерзавца надо засадить под замок.

– Это точно, – воодушевился Мейер, проявив необычный для такой жары энтузиазм.

– Может, что-то дадут отпечатки пальцев, – предположил Карелла.

– Может, – согласился Мейер. – А может, пойдет дождь.

– Может.

Они вошли в следующую лавку. За прилавком стояли двое. Завидев Мейера и Кареллу, они расплылись в улыбке.

– Добрый день, – произнес один, улыбаясь.

– Чудесная погода, – произнес второй, улыбаясь.

– Джейсон Блум, – представился первый.

– Джейкоб Блум, – эхом отозвался второй.

– Здравствуйте, – ответил Карелла. – Мы детективы Мейер и Карелла из восемьдесят седьмого участка.

– Рады познакомиться, джентльмены, – поклонился Джейсон.

– Добро пожаловать к нам, – пригласил Джейкоб.

– Мы ищем владельца этого бинокля, – Карелла положил бинокль на прилавок. – Узнаете его?

– "Питер-Вондигер", – объявил Джейсон.

– Прекрасный бинокль, – похвалил Джейкоб.

– Исключительный.

– Великолепный.

Карелла безжалостно прервал эту хвалебную песнь.

– Вы его узнаете?

– "Питер-Вондигер", – протянул Джейсон. – Уж не тот ли...

– Именно, – подтвердил Джейкоб.

– Тот человек с...

И братья одновременно захохотали. Карелла и Мейер выжидающе смотрели на них, но не было никаких признаков, что смех идет на убыль. Наоборот, он стремился к апогею, к истерии, достигал высот ураганного веселья и безудержной радости. Детективы ждали. Наконец смех утих.

– Ох, боже мой, – еле вымолвил Джейсон.

– Они еще спрашивают, помним ли мы этот бинокль, – отозвался Джейкоб.

– Помним ли мы?

– Ох, боже мой, – квакнул Джейкоб.

– Так помните вы или нет? – спросил Карелла. Ему было нестерпимо жарко.

Джейсон мгновенно посерьезнел.

– Это тот самый бинокль, Джейкоб? – спросил он.

– Разумеется, – ответил Джейкоб.

– А ты уверен?

– Помнишь царапину сбоку? Так вот она, эта царапина. Помнишь, он еще на нее обратил внимание? Мы из-за этой царапины скинули ему доллар с четвертью. А он-то всю дорогу... – и Джейкоб снова захохотал.

Мейер взглянул на Кареллу. Карелла взглянул на Мейера. Надо полагать, температура воздуха в лавке оказалась для братьев чересчур высокой.

Карелла покашлял. Смех снова затих.

– Вы этот бинокль кому-то продали? – спросил Карелла.

– Да, – сказал Джейсон.

– Безусловно, – подтвердил Джейкоб.

– Кому?

– Человеку с леденцом! – выкрикнул Джейсон и тут же задохнулся в новом приступе истерического смеха.

– Человеку с леденцом! – в унисон повторил Джейкоб, не в состоянии сдержать рвущийся из горла смех.

– У этого человека был леденец? – спросил Карелла, сохраняя на лице каменное выражение.

– Да, да! Ох, боже мой!

– Он сосал его все время, пока мы препирались насчет... насчет...

– Бинокля, – докончил за него Джейсон. – Ох, боже мой! Ох, господи, боже мой! Сколько мы еще смеялись, когда он вышел от нас! Ты помнишь, Джейкоб?

– Еще бы, разве можно такое забыть? Красный леденец! А с каким наслаждением он его сосал! Да ни один ребенок в мире так не наслаждался леденцом! Это было прекрасно! Прекрасно!

– Великолепно! – просиял Джейсон.

– Фантастически...

– Как его звали? – спросил Карелла.

– Кого? – спросил Джейсон, пытаясь успокоиться.

– Человека с леденцом.

– А-а, его, как его звали, Джейкоб?

– Не знаю, Джейсон.

Карелла взглянул на Мейера. Мейер взглянул на Кареллу.

– А счет разве у нас не остался, Джейкоб?

– Разумеется, Джейсон.

– Когда он был у нас?

– Думаю, недели две назад.

– В пятницу?

– Нет, в субботу. Или... нет, все-таки в пятницу.

– Когда это было? Какого числа?

– Не помню. Где у нас календарь?

Братья бросились к висевшему на стене календарю.

– Вот, – указал Джейкоб.

– Правильно, – согласился Джейсон.

– Пятница.

– Двенадцатое июля.

– Проверьте, пожалуйста, свои счета, – попросил Карелла.

– Разумеется.

– Конечно, конечно.

И братья удалились в комнату за прилавком.

– Очень мило, – сказал Мейер.

– Что?

– Братская любовь.

В ответ Карелла хмыкнул.

Братья вернулись, держа в руках желтую бумажку – копию счета.

– Он самый, – объявил Джейсон.

– Двенадцатое июля, как мы и думали.

– Так как его зовут? – спросил Карелла.

– Эм Самалсон, – прочитал Джейсон.

– А имя полностью?

– Только первая буква, – огорченно произнес Джейсон.

– Мы всегда записываем только первую букву, – вступился за брата Джейкоб.

– А адрес есть? – спросил Мейер.

– Ты можешь это прочитать? – спросил у брата Джейсон, указывая на каракули в строке «адрес».

– Это же твой почерк.

– Нет, нет, это писал ты, – упорствовал Джейсон.

– Нет, ты, – не уступал Джейкоб. – Посмотри, как перечеркнуто t. Это явно твой почерк.

– Ну, может быть, может быть. Что же там написано?

– Вот это t, уж точно, – ткнул пальцем Джейкоб.

– Да, да. А-а, так это Камз Пойнт! Ну, конечно! Камз Пойнт!

– А адрес какой?

– 31 – 63, Джефферсон-стрит, Камз Пойнт, – прочитал Джейсон, испытывая при этом счастье завершившего работу дешифровальщика.

Мейер переписал адрес.

– Леденец! – воскликнул вдруг Джейсон.

– Ох, боже мой! – подхватил Джейкоб.

– Большое вам спасибо за... – начал было Карелла, но братья уже грохотали громче любого оркестра, поэтому оба детектива вышли из лавки не попрощавшись.

– Камз Пойнт, – произнес Карелла. – Это же у черта на рогах, другой конец города.

– Да, где-то там, – подтвердил Мейер.

– Давай вернемся в отдел. Может, Пит передаст это дело ребятам из того участка.

– Давай, – согласился Мейер. Они подошли к машине. – Хочешь за руль?

– Все равно. Ты устал?

– Нет. Просто подумал, может, ты хочешь повести машину.

– Ладно, – сказал Карелла. Они сели в машину.

– Как думаешь, по отпечаткам они уже что-нибудь прислали?

– Надеюсь. Тогда, может, и в Камз Пойнт звонить не придется.

Мейер хмыкнул.

Машина тронулась с места. Они помолчали, потом Мейер сказал:

– Стив, сегодня печет, как на сковородке.

* * *

Когда Карелла и Мейер вернулись в отдел, сведения из Бюро учета правонарушителей и из ФБР уже были получены. Обе службы сообщили, что отпечатки пальцев, обнаруженные на бинокле, в их объемистых картотеках не значатся.

Карелла и Мейер знакомились с полученными сведениями, когда в комнату вошел Хейз.

– Что-нибудь удалось откопать? – спросил он.

– Ни черта, – ответил Карелла. – Зато мы узнали имя парня, который купил бинокль. Хоть какой-то проблеск.

– Пит хочет его взять?

– Он еще об этом не знает.

– Как его зовут?

– Эм Самалсон.

– Давайте по-быстрому доложите Питу, – посоветовал Хейз. – Парня, что меня долбанул, я запомнил хорошо. Если он и есть Самалсон, я сразу его узнаю.

– А если тебя подведет память, можно сравнить отпечатки, – сказал Карелла. Помолчав, он спросил: – А как успехи с Леди Эстор?

Хейз подмигнул, но ничего не ответил.

Вздохнув, Карелла поднялся и пошел к двери Бернса.

* * *

Из полицейских участков в Камз Пойнте ближе всех к дому М. Самалсона находился сто второй. Бернс позвонил тамошним детективам и попросил как можно быстрее задержать Самалсона и доставить его в восемьдесят седьмой участок.

В два часа в отдел привели новую партию мальчишек в джинсах и полосатых футболках. Из комнаты дежурного вызвали Дэйва Мерчисона. Оглядев мальчишек, он остановился перед одним из них и сказал:

– Это он.

Бернс подошел к мальчику.

– Это ты принес письмо сегодня утром? – спросил он.

– Нет, – ответил мальчик.

– Это он, – повторил Мерчисон.

– Как тебя зовут, сынок? – спросил Бернс.

– Фрэнк Аннучи.

– Это ты принес письмо сегодня утром?

– Нет, – ответил мальчишка.

– Ты входил сегодня утром в это здание и спрашивал дежурного сержанта?

– Нет, – ответил мальчишка.

– Ты передавал письмо этому человеку? – Бернс указал на Мерчисона.

– Нет, – ответил мальчишка.

– Врет, – уверенно заявил Мерчисон. – Это он.

– Ну же, Фрэнки, – мягко произнес Бернс. – Ведь ты принес сюда письмо, разве нет?

– Нет.

Большие голубые глаза мальчика были полны страха, страха перед законом, прочно укоренившегося в сознании каждого живущего в этом квартале.

– Тебе нечего бояться, сынок, – попытался успокоить его Бернс. – Мы хотим найти человека, который дал тебе это письмо. Это ведь ты принес его сюда, правда?

– Нет, – ответил мальчишка.

Терпение Бернса явно подходило к концу, и он повернулся к другим детективам. Ему на помощь пришел Хейз.

– Тебе ничто не угрожает, Фрэнки. Мы просто ищем человека, который дал тебе это письмо, понимаешь? Скажи, где ты первый раз с ним встретился?

– Я ни с кем не встречался, – ответил мальчишка.

– Мейер, остальные дети нам не нужны, отпустите их, – приказал Бернс.

Мейер начал выпихивать всю ораву за дверь. Когда Фрэнки понял, что остается один, глаза его стали еще больше.

– Ну, так что же, Фрэнки? – спросил Карелла. Он машинально шагнул вперед и вступил в круг, смыкавшийся вокруг мальчишки. Мейер вернулся и тоже встал вместе с Бернсом, Хейзом и Кареллой. Сцена выглядела довольно забавно. Комизм ситуации дошел до всех детективов одновременно. Они совершенно машинально избрали такое построение для интенсивного перекрестного допроса, готовые выпустить в окруженную жертву очереди вопросов, только на сей раз их жертвой был всего лишь десятилетний мальчишка, и они чувствовали себя какими-то уличными хулиганами. И все же этот мальчуган мог дать им ниточку к человеку, которого они искали, ниточку, возможно, куда более полезную, чем мифическое пока что имя М. Самалсон. Они не хотели открывать огонь сами и словно ждали, когда командир даст сигнал к атаке.

Бернс выстрелил первым.

– Итак, Фрэнки, мы зададим тебе несколько вопросов, – начал он мягко, – и хотим, чтобы ты на них ответил. Хорошо?

– Хорошо.

– Кто дал тебе это письмо?

– Никто.

– Это был мужчина?

– Не знаю.

– Женщина? – спросил Хейз.

– Не знаю.

– Ты знаешь, что написано в письме? – спросил Карелла.

– Нет.

– Ты открывал его? – спросил Мейер.

– Нет.

– Но письмо все-таки было?

– Нет.

– Ты ведь приносил письмо?

– Нет.

– Ты нас обманываешь, да?

– Нет.

– Где ты встретился с этим человеком?

– Я ни с кем не встречался.

– Возле парка?

– Нет.

– Возле кондитерской?

– Нет.

– В переулке?

– Нет.

– Он был в машине?

– Нет.

– Но человек все-таки был?

– Не знаю.

– Мужчина или женщина?

– Не знаю.

– В письме написано, что сегодня вечером он хочет кого-то убить. Ты знаешь об этом?

– Нет.

– Ты хочешь, чтобы этот человек, мужчина это или женщина, кого-то убил?

– Нет.

– А вот он хочет кого-то убить. Так написано в письме. Он хочет убить какую-то леди.

– Этой леди может быть твоя мама. Фрэнки.

– Ты хочешь, чтобы этот человек убил твою маму?

– Нет.

– Тогда скажи нам, кто он. Мы хотим ему помешать.

– Не знаю я, кто он! – вдруг взорвался Фрэнки.

– Ты что, раньше его не видел?

Фрэнки начал плакать.

– Нет, – просопел он. – Никогда.

– Расскажи, Фрэнки, как все получилось, – произнес Карелла, протягивая мальчику платок.

Фрэнки потер платком глаза, потом высморкался.

– Он просто подошел ко мне, и все, – сказал он. – Я не знал, что он хочет кого-то убить, клянусь богом!

– Мы знаем, Фрэнки, что ты не знал. Он был на машине?

– На машине.

– Какой марки?

– Не знаю.

– А цвет?

– Голубой.

– С откидным верхом?

– Нет.

– Значит, седан?

– Что такое седан?

– С твердой крышей.

– Да.

– А номер не заметил?

– Нет.

– И как все получилось, Фрэнки?

– Он из машины позвал меня. Мне мама говорила, чтобы я никогда не садился в машины к незнакомым людям, но он-то меня в машину и не звал. Он просто спросил, не хочу ли я заработать пять зелененьких.

– И что ты ответил?

– Я спросил как.

– Продолжай, Фрэнки, – подбодрил Бернс.

– Он сказал, что я должен отнести письмо в полицейский участок за углом.

– На какой это было улице, Фрэнки?

– На Седьмой. Как раз за углом.

– Хорошо. Продолжай.

– Он сказал, что я должен войти, спросить дежурного сержанта, передать ему письмо и уйти.

– Пять долларов он тебе дал сразу или потом?

– Сразу, – сказал Фрэнки. – Вместе с письмом.

– Они еще при тебе? – спросил Бернс.

– Кое-что я уже истратил.

– Банкнота нам бы все равно ничего не дала, – заметил Мейер.

– Конечно, – кивнул Бернс. – Ты хорошо его запомнил, Фрэнки?

– Очень хорошо.

– Описать его можешь?

– Ну, у него были короткие волосы.

– Очень короткие?

– Да.

– А глаза какого цвета?

– Вроде бы голубого. Светлые – это уж точно.

– Никаких шрамов не заметил?

– Нет.

– Усы?

– Нет.

– Во что он был одет?

– В желтую спортивную рубашку, – сказал Фрэнки.

– Он самый, – вмешался Хейз. – Тот, с которым я сцепился в парке.

– Мне нужен полицейский художник, – заявил Бернс. – Мейер, займитесь этим. Если вариант с Самалсоном лопнет, разошлем рисунок по всем участкам. – Он круто повернулся. В его кабинете звонил телефон.

– Одну секунду, Фрэнки, – бросил он, прошел к себе в кабинет и поднял трубку. Вернувшись, он сказал: – Звонили из сто второго. Они были у Самалсона дома. Там его нет. Его домовладелица сказала, что он работает в Айсоле.

– Где именно? – спросил Карелла.

– В нескольких кварталах отсюда. Магазин самообслуживания «Бивер Бразерс». Знаете, где это?

– Считайте, что я уже там, – крикнул Карелла, выходя из комнаты.

Мейер Мейер говорил в это время по телефону:

– Звонят из восемьдесят седьмого участка. Лейтенант Бернс просит срочно прислать сюда художника.

Едва Коттон Хейз взглянул на человека, которого привел в отдел Карелла, он сразу понял: в парке на него напал кто-то другой.

Мартин Самалсон был худой высокий человек в белом фартуке, какие носят продавцы из магазинов самообслуживания. Фартук, казалось, еще больше подчеркивал его худобу. Волосы были светлые, волнистые и длинные. Глаза – карие.

– Ну что, Коттон? – спросил Бернс.

– Не он, – ответил Хейз.

– Этот человек дал тебе письмо, Фрэнки?

– Нет.

– Какое письмо? – удивился Самалсон, вытирая руки о фартук.

Бернс взял лежавший на столе Кареллы бинокль.

– Это ваш? – спросил он.

Самалсон был поражен.

– Ух ты! Ну и дела! Где же вы его нашли?

– А где вы его потеряли? – спросил Бернс.

Внезапно до Самалсона дошел смысл происходящего.

– Эге, минуточку, минуточку! Я потерял этот бинокль в прошлое воскресенье. Не знаю, зачем вы меня сюда притащили, но, если это связано с биноклем, можете обо мне забыть: Я тут ни при чем – и баста! – Он рубанул ладонью воздух, начисто отмежевываясь от этого дела.

– Когда вы его купили? – спросил Бернс.

– Пару недель назад, в лавке на Крайтоне. Можете проверить.

– Уже проверили, – успокоил его Бернс. – Знаем про ваш леденец.

– А-а?

– Когда вы туда пришли, вы сосали леденец.

– Ах, это. – Самалсон чуть смешался. – У меня болело горло. А когда болит горло, нужно, чтобы рот был всегда влажный. Вот я и сосал леденец. Законом это не запрещается.

– И этот бинокль был у вас до прошлого воскресенья, так? А в воскресенье, как вы утверждаете, вы его потеряли?

– Именно так.

– Уверены, что вы не одолжили его кому-нибудь?

– Абсолютно. В то воскресенье я ездил кататься на пароходе. Тогда, должно быть, и потерял. А что этот чертов бинокль успел натворить с тех пор, я не знаю и знать не хочу. После того воскресенья я за него не отвечаю, это уж точно!

– Уймитесь, Самалсон, – предупредил Хейз.

– Пусть ваша задница уймется! Притащили в полицейский участок...

– Уймитесь, я вам сказал! – повторил Хейз.

Взглянув на него, Самалсон тотчас же притих.

– На каком пароходе вы катались в то воскресенье? – спросил Хейз. В голосе его и на лице все еще сохранялась угроза.

– На «Александре», – обиженно произнес Самалсон.

– Куда он направлялся?

– Вверх по Ривер-Харб. В сторону Пейсли-Маунтин.

– И когда вы потеряли бинокль?

– Наверное, на обратном пути. Во время пикника он был еще при мне.

– Вы считаете, что потеряли его на пароходе?

– Возможно. Точно не знаю.

– А потом вы где-нибудь были?

– То есть?

– Когда пароход причалил.

– А-а, да. Я же был с девушкой. Причал как раз недалеко отсюда, вы же знаете. На Двадцать пятой Северной. У меня там стояла машина, и мы поехали в бар около нашего магазина. Я туда частенько заглядываю по пути с работы. Сейчас я там свой человек. Вот я и поехал туда, не хотелось крутиться по городу в поисках уютного местечка.

– Как называется этот бар?

– "Паб".

– И где он находится?

– Это на Тринадцатой Северной, Пит, – подсказал Карелла.

– Я знаю это место. Для нашего района там вполне прилично.

– Да, вполне приличный бар, – согласился Самалсон. – Мы там немножко посидели и поехали кататься.

– Вы машину где-нибудь ставили?

– Ставил.

– Где?

– Около ее дома в Риверхеде.

– Может быть, вы тогда потеряли бинокль?

– Возможно, конечно. Но я все-таки думаю, что на пароходе.

– А может быть, вы потеряли его в баре?

– Может, и в баре. Но скорее всего на пароходе.

– Идите сюда, Стив, – позвал Бернс, и они вдвоем отошли к двери в кабинет Бернса. Бернс зашептал: – Что вы об этом думаете? Подержим его?

– За что?

– Черт меня знает, за что! Может быть, он соучастник. Эта история с биноклем шита белыми нитками.

– Не думаю. Пит, чтобы они работали на пару. Скорее всего, наш убийца – одиночка.

– Все равно, убийца может его знать. Возьмет да и дунет после убийства к этому парню домой. Нужно послать за ним хвоста. Вон О'Брайен мается за своим столом без дела. Пошлите его.

Бернс снова подошел к Самалсону. Карелла прошел в другой конец комнаты, где О'Брайен печатал какой-то отчет, и стал ему что-то шептать. О'Брайен кивнул головой.

– Вы свободны, Самалсон, – сказал Бернс. – Только не уезжайте из города. Вы нам можете еще понадобиться.

– Если вы не возражаете, я хотел бы узнать, какого черта меня сюда притащили? – поинтересовался Самалсон.

– Увы, возражаем, – сказал Бернс.

– С ума сойти! – вскипел Самалсон. – Ну и полиция в нашем милом городке! Бинокль хоть я могу забрать?

– Нам он больше не нужен, – сказал Бернс.

– И на том спасибо, – буркнул Самалсон, хватая бинокль.

Хейз вывел его за перегородку и подождал, пока тот, продолжая в душе кипеть, спустился вниз. Спустя минуту из отдела вышел О'Брайен.

– Я тоже могу идти? – спросил Фрэнки.

– Нет, сынок, – сказал Бернс. – Ты нам очень скоро понадобишься.

– А зачем? – спросил Фрэнки.

– Мы хотим нарисовать портрет, – объяснил Бернс. – Мисколо! – крикнул он.

Из канцелярского отдела по ту сторону перегородки появилась голова Мисколо.

– Ay? – подал он голос.

– У тебя там молоко есть?

– А как же!

– Налей-ка мальчику стакан. И печенья захвати. Ты ведь любишь печенье, Фрэнки?

Фрэнки кивнул. Бернс взъерошил ему волосы и ушел к себе в угловой кабинет.

Глава 10

В 14.39 прибыл полицейский художник. Никто не сказал бы, что это художник. На нем не было ни рабочей блузы, ни небрежно повязанного банта, а пальцы не были вымазаны краской. Он носил очки без оправы и походил на представителя агентства по борьбе с грызунами, которому до смерти надоела служба.

– Это вам, шутникам, понадобился художник? – спросил он, кладя на деревянную перегородку кожаный чемоданчик.

– Да, – сказал Хейз, поднимая голову. – Проходите.

Толкнув дверцы, человек прошел за перегородку.

– Джордж Анджело, – представился он. – С Микеланджело не имею ничего общего, ни по части генеалогии, ни по части таланта. – Он ухмыльнулся, показав крупные белые зубы. – Что нужно нарисовать?

– Призрак, – сказал Хейз. – Мы с этим мальчонкой оба видели его. Мы опишем, как он выглядит, а вы нарисуете. Идет?

– Идет, – кивнул Анджело. – Надеюсь, вы видели одного и того же призрака.

– Одного и того же, – заверил Хейз.

– И сможете, надеюсь, одинаково его описать. У меня иногда бывает двенадцать свидетелей, и все двенадцать видят одного и того же человека по-разному. Просто удивительно, насколько ненаблюдателен средний горожанин. – Он пожал плечами. – Но у вас как у профессионала должен быть орлиный глаз, а дети невинны и непредубежденны, так что кто знает? Может быть, сможем сварганить что-нибудь приличное.

– Где вам будет удобно работать? – спросил Хейз.

– Все равно где, лишь бы побольше света, – ответил Анджело. – Скажем, за тем столом у окна.

– Прекрасно, – кивнул Хейз. Он повернулся к мальчику. – Фрэнки, иди сюда, будем работать.

Они подошли к столу. Анджело раскрыл чемоданчик.

– Это пойдет в газеты?

– Нет.

– На телевидение?

– Нет. У нас нет для этого времени. Мы просто размножим рисунок для тех, кто занят поисками этого парня.

– Ладно, – сказал Анджело. Он достал из чемоданчика блокнот и карандаш. Потом вытащил пачку прямоугольных карточек. Сев за стол, он проверил, хорошо ли падает свет, и кивнул головой.

– С чего начнем? – спросил Хейз.

– Возьмите эту карточку и выберите на ней форму лица, – сказал Анджело. – Квадратная, круглая, треугольная – там есть всякие. Посмотрите как следует.

Хейз и Фрэнки принялись изучать карточку.

– Пожалуй, что-то в этом роде, как ты думаешь? – спросил Хейз мальчишку.

– Ага, похоже, – согласился Фрэнки.

– Значит, овальная? – спросил Анджело. – Хорошо, начнем с овальной.

Он быстро набросал в блокноте яйцевидный контур.

– А что с носом? Есть здесь что-нибудь похожее на его нос? – Художник вытащил из пачки другую карточку, изобилующую самыми разнообразными носами. Хейз и Фрэнки принялись изучать.

– На его нос ни один не похож, – сказал Фрэнки.

– Ну, хотя бы примерно.

– Разве вот этот. Но все равно, не очень.

– Основное здесь – простота, – сказал Анджело Хейзу. – Мы же с вами не собираемся делать портрет для Лувра. Тени, оттенки – это нам только помешает. Нам нужно сходство, которое люди смогут обнаружить, не более. Я стараюсь только обозначить контуры, фотографическая точность тут ни к чему, главное – воспроизвести сам облик. Поэтому вы попробуйте вспомнить наиболее приметные черты этого человека, а я попробую перенести их на бумагу – вот и все. Мы все время будем вносить поправки. Это только начало – мы будем рисовать и рисовать, пока не получится что-то, похожее на него. Итак, что с носами? Какой подходит больше всего?

– Этот, наверное, – показал мальчишка. Хейз согласился.

– Хорошо. – Анджело начал рисовать. Потом вытащил еще одну карточку. – Глаза?

– Глаза у него голубые, это я хорошо запомнил, – сказал Хейз. – И вроде бы немножко скошены внутрь.

– Ага, – подтвердил мальчишка.

Анджело, кивая головой, рисовал. Наконец он закончил.

– Это на него ни капельки не похоже, – сказал Фрэнки, когда Анджело показал рисунок.

– Ничего, – спокойно произнес Анджело. – Скажи, что здесь не так.

– Просто этот человек совсем не такой, вот и все.

– Ну хорошо, а что все-таки неправильно?

– Не знаю, – пожал плечами мальчишка.

– Начать с того, что он тут слишком молод, – вмешался Хейз. – Наш парень постарше. Что-нибудь под сорок, а то и больше.

– Хорошо. Давайте начнем с верхней части рисунка и постепенно пойдем вниз. Что тут неправильно?

– У него тут слишком много волос, – подсказал Фрэнки.

– Верно, – согласился Хейз. – А может быть, слишком большая голова.

Анджело принялся стирать.

– Так лучше?

– Да, но он немного лысоватый, – сказал мальчишка. – Вот здесь, на лбу.

Анджело потер резинкой, и со лба в черную шапку волос врезались два острых крыла.

– Ещё что?

– Брови у него были погуще, – сказал Хейз.

– Что еще?

– А может, расстояние между носом и ртом длиннее. Одно из двух, – размышлял Хейз. – Во всяком случае, пока получается не то.

– Отлично, отлично, – бормотал Анджело. – Едем дальше.

– Глаза у него более сонные.

– Больше скошены?

– Нет. Веки тяжелее.

Они смотрели, как работает Анджело. Положив на грязный от многократного стирания рисунок кальку, он быстро-быстро двигал карандашом, время от времени покачивая головой и перегоняя язык из одного угла рта в другой. Наконец, он взглянул на них.

– Так лучше? – спросил он, показывая им второй рисунок.

– Все равно, ни капли не похоже, – сказал Фрэнки.

– Что неправильного? – спросил Анджело.

– Он все равно слишком молод, – произнес Хейз.

– И похож на дьявола. В волосах вот здесь уж слишком острые углы, – добавил Фрэнки.

– Ты хочешь сказать, залысины?

– Ага. Как будто у него рога. А на самом деле этого нет.

– Продолжай.

– Нос сейчас, пожалуй, подходящей длины, – заметил Хейз, – но форма все-таки не та. У него больше... как называется эта штука в середине, между ноздрями?

– Кончик носа, что ли? Длиннее?

– Да.

– А глаза как? – спросил Анджело. – Лучше?

– Глаза вроде в порядке, – сказал Фрэнки. – Глаза трогать не надо. Правда же, не надо?

– Правда, – согласился Хейз. – А вот рот не годится.

– Что неправильно?

– Очень маленький. Рот у него широкий.

– И тонкий, – добавил мальчишка. – Губы тонкие.

– А раздвоенный подбородок в порядке? – спросил Анджело.

– Ага, подбородок что надо. А вот волосы... – Анджело начал скруглять карандашом линию волос. – Так лучше, ага, так лучше.

– На лбу выступ, да? – спросил Анджело. – Вот так?

– Не такой заметный, – поправил Хейз, – у него короткие волосы с залысинами у висков, но выступ не такой заметный. А-а, вот сейчас лучше, сейчас лучше.

– А рот длиннее и тоньше, да? – спросил Анджело, и карандаш его снова бешено заметался. Взяв новую кальку, он начал переносить на нее плод совместных усилий. Его вспотевший кулак то и дело прилипал к тонкой кальке.

Все стали рассматривать третий вариант. Потом был четвертый набросок, пятый, десятый, двенадцатый, а Анджело все продолжал работать за освещенным солнцем столом. Хейз и мальчик беспрестанно его поправляли, в зависимости от того, какую форму принимало на бумаге их словесное описание. Анджело обладал хорошей техникой и без труда переводил каждую их устную поправку на язык карандашного рисунка. Расплывчатость указаний, казалось, его совершенно не смущала. Он терпеливо слушал. И терпеливо исправлял.

– Сейчас стало совсем плохо, – сказал мальчишка. – Ни капли на него не похоже. Сначала было даже лучше.

– Нужно изменить нос. У него была горбинка, – вспомнил Хейз. – Прямо посередине. Будто после перелома.

– Увеличить расстояние между носом и ртом.

– Брови покосматее. И потяжелее.

– Круги под глазами.

– Складки около носа.

– Старше. Сделайте его старше.

– Рот нужно чуть-чуть изогнуть.

– Нет, ровнее.

– Вот так лучше, лучше.

Анджело работал. Лоб его стал совсем мокрый. Они попробовали было включить вентилятор, но бумажки Анджело тут же полетели на пол. Полицейские со всего участка заглядывали в комнату и осторожно подходили посмотреть, как работает Анджело. Они стояли сзади и смотрели ему через плечо.

– Очень здорово, – сказал один из них, хотя в глаза не видел подозреваемого.

Весь пол был забросан смятой калькой. И все же Хейз и Фрэнки выискивали новые подробности, а Анджело добросовестно старался воспроизвести эти подробности на бумаге. И вдруг, когда счет сделанным рисункам был уже потерян, Хейз воскликнул:

– Стоп! Вот он!

– Точно! – воскликнул мальчишка. – Это он!

– Ничего не меняйте, – велел Хейз. – Вы попали в самую точку. Это он.

Мальчишка расплылся в широчайшей от уха до уха улыбке и пожал Хейзу руку.

Анджело с облегчением вздохнул и начал укладывать свой чемоданчик.

– Точный портретик получился, – похвалил мальчишка.

– Это моя подпись, – ответил Анджело. – Точный. Про Анджело можешь забыть. Мое настоящее имя – Точный, с большой Т. – Он ухмыльнулся. Слава богу, все кончилось – было написано на его лице.

– Когда мы получим копии? – спросил Хейз.

– А когда вам надо?

Хейз посмотрел на часы.

– Сейчас четверть четвертого, – сказал он. – Этот парень грозится убить женщину в восемь вечера.

Анджело кивнул, полицейский в нем сразу вытеснил художника.

– Пошлите кого-нибудь со мной, – сказал он. – Я прокатаю копии, как только вернусь к себе.

* * *

В 16.05 Карелла и Хейз вместе вышли из участка, вооруженные копией рисунка, на которой еще не просохла краска. Карелла направился к бару «Паб» на Тринадцатой Северной, куда в прошлое воскресенье Самалсон водил свою подружку. Карелла собирался просто показать рисунок бармену в надежде, что тот опознает подозреваемого.

Хейз, выйдя из участка, сразу свернул за угол на Седьмую улицу, где, по словам Фрэнки Аннучи, человек передал ему письмо. Хейз решил начать с Седьмой и продвигаться на восток, к центру города, вплоть до Тридцать третьей, если потребуется. После этого он вернется и прочешет район в северном и южном направлениях. Если подозреваемый живет где-то поблизости, Хейз сделает все, чтобы задержать его. На случай, если никому из занятых поиском захватить подозреваемого не удастся, копия рисунка была послана в Бюро учета правонарушителей – вдруг что-нибудь похожее найдется у них в фотокартотеке.

В 16.10 из участка вышли Мейер и Уиллис, каждый с копией рисунка. В их задачу входило двигаться на запад, начиная с Шестой улицы, и, добравшись до Первой, продолжать розыски до места, где жила Леди Эстор.

В 16.15 в участок вызвали машину. В машину загрузили копии рисунка и развезли их всем патрульным – пешим и моторизованным. Несколько копий выделили соседям, в 88-й и 89-й участки. Вся прилегающая к участку зона, от Гровер-авеню до Гровер-парка, была наводнена детективами из 88-го и 89-го участков (парк находился на их территории) на случай, если подозреваемый вернется за потерянным биноклем. Это был большой город, и это был большой перенаселенный район – к счастью, все-таки меньше города.

Хейз останавливался у каждой лавки, у каждого дома, расспрашивал владельцев магазинов и управляющих, беседовал с уличными мальчишками – самыми зоркими наблюдателями, – но все впустую. Так он дошел до Двенадцатой улицы.

Полуденные часы давно прошли, но прохладней не стало. Хейз изнывал от жары и уже начинал испытывать разочарование, предчувствуя полную неудачу. Каким, черт возьми, образом им удастся задержать этого малого? Каким, черт возьми, образом им вообще удастся его найти? Несмотря на охватившее его отчаяние, он продолжал идти по улице и показывать портрет. Нет, они не знают этого человека. Нет, никогда не видели. Он что, живет в этом районе?

У пятого дома от утла он показал рисунок домовладелице в цветастом хлопчатобумажном халате.

– Нет, – не задумываясь сказала она, – я его никогда... – Затем вдруг остановилась и взяла картинку из рук Хейза. – Да, это он, – произнесла она. – Сегодня утром он выглядел именно так. Я видела, когда он выходил. Он выглядел именно так.

– Имя? – спросил Хейз. В ожидании ответа он вдруг ощутил внезапный прилив энергии.

– Смит, – ответила она. – Джон Смит. Чудной такой. У него была эта...

– Какая комната? – перебил Хейз.

– Двадцать вторая, на третьем этаже. Он ее занял недели две назад. У него была такая...

Но Хейз, вытащив пистолет, уже шагнул к двери дома. Он не знал, что его беседа с домовладелицей была замечена из окна третьего этажа. Не знал, что рыжие волосы сразу выдали его наблюдателю. Но, ступив на площадку третьего этажа, он узнал все сразу.

В маленьком узком коридоре раздался грохот. Хейз кинулся на пол так стремительно, что нога его соскользнула с верхней ступеньки и он чуть не полетел вниз. Он ничего не видел впереди, но выстрелил в полумрак коридора – пусть этот Смит знает, что он вооружен.

– Выметайся, отсюда, коп! – крикнул голос.

– Лучше брось свою пушку, – предупредил Хейз. – Там внизу еще четверо. Тебе не уйти.

– Врешь! – крикнул человек. – Я видел, как ты входил. Ты был один. Я видел тебя из окна.

В проходе снова громыхнул выстрел. Хейз сполз вниз, спрятав голову за верхней ступенькой. Пуля отодрала штукатурку от стены, и без того достаточно обшарпанной. Хейз напряг глаза, стараясь всмотреться в темноту. До чего у него невыгодная позиция! Он у Смита как на ладони, а сам ничего не видит! Неудобно скорчившись на ступеньках, Хейз не мог даже пошевелиться. Но, видно, и Смит не может пошевелиться. Пошевелится – и сразу себя выдаст. Хейз ждал.

Из коридора не доносилось ни звука.

– Смит?.. – позвал он.

Ответом ему была страшная пальба. Пули просвистели вдоль коридора и окончательно раскромсали штукатурку. На голову Хейза обрушился град известки. Он вжался в ступеньки, проклиная узкие коридоры. Снизу с улицы начали доноситься истошные вопли, которые тут же заглушили повторяемые на все лады выкрики: «Полиция! Полиция!».

– Ты слышишь, Смит? – крикнул Хейз. – Они зовут полицию. Через три минуты сюда сбежится весь участок. Брось свою пушку!

Смит снова выстрелил. На этот раз пуля прошла низом. Она вышибла кусок паркета из площадки рядом с верхней ступенькой. Хейз подался назад и сразу же пригнулся. В другом конце коридора раздался щелчок: Смит перезаряжал пистолет. Хейз хотел уже вскочить и рвануться вдоль коридора, но, услышав, как обойма с клацаньем встала на место, быстро нырнул за верхнюю ступеньку.

В коридоре снова воцарилась полная тишина.

– Смит?

Ответа не было.

– Смит?

С улицы донесся пронзительный вой полицейской сирены.

– Ты слышишь, Смит? Они уже здесь. Сейчас они...

Подряд громыхнули три выстрела. Хейз пригнулся и тут же услышал топот шагов. Подняв голову, он увидел мелькнувшую впереди штанину – Смит побежал вверх по лестнице. Хейз одним прыжком пересек коридор и, направив пистолет в сторону удалявшейся фигуры, нажал на спуск. Смит обернулся и выстрелил, и Хейз снова залег. Шаги бухали по ступенькам, громкие, тревожные, торопливые. Хейз вскочил, бросился к пролету, ведущему наверх, и понесся через две ступеньки. Хлопнул еще один выстрел, но на этот раз Хейз даже не пригнулся. Он продолжал бежать по лестнице – надо схватить Смита, прежде чем тот выберется на крышу. Он слышал, как Смит пытается открыть чердачную дверь, как бьет в нее всем телом, затем услышал выстрел и вибрирующий звук разрываемого металла. Дверь скрипнула и тут же захлопнулась. Смит был уже на крыше.

Хейз взлетел по оставшимся ступенькам. На площадке перед дверью на крышу ярко светило солнце. Он открыл дверь и тут же захлопнул ее – пуля врезалась в косяк, разбрызгав осколки дерева прямо ему в лицо.

«Чтоб ты сдох, сукин ты сын, – подумал Хейз со злостью, – чтоб ты сдох!»

Он распахнул дверь, несколько раз пальнул наугад вдоль крыши и, обеспечив таким образом прикрытие, выскочил наружу. Под ногами плавился битум. Он увидел, как фигура мелькнула за одной из дымоходных труб и метнулась к бортику у самого края крыши. Хейз выстрелил, целясь в туловище. Теперь он стрелял не для того, чтобы испугать или подранить, но чтобы убить. Смит на секунду выпрямился, застыв над краем крыши. Хейз выстрелил, и в тот же миг Смит прыгнул через пролет между домами. Он удачно приземлился на соседней крыше, у самого бортика. Хейз бросился следом, ноги его прилипали к битуму. Добравшись до края крыши, он поколебался лишь мгновение и прыгнул, приземлившись в липкий битум на руки и на колени.

Смит уже успел пересечь крышу. Он оглянулся, выстрелил в Хейза, затем метнулся к гребню крыши. Хейз поднял пистолет. Силуэт карабкающегося по выступу Смита четко вырисовывался на фоне яркой голубизны неба, и Хейз, уперев пистолет в левую руку, стал тщательно прицеливаться. Он знал, что если сейчас Смит прыгнет на следующую крышу, фора окажется слишком большой – догнать его не удастся. Поэтому, понимая важность этого выстрела, он прицеливался очень тщательно. Он видел, как Смит приподнимает руки, готовясь к прыжку. Промахиваться Хейз не собирался.

Смит в нерешительности застыл над карнизом. Он был на мушке пистолета Хейза.

Хейз нажал на курок.

Раздался мягкий щелчок. Этот щелчок прозвучал с потрясающей силой, прогремел в ушах пораженного Хейза, как артиллерийский залп.

Смит прыгнул.

Хейз, проклиная свой разряженный пистолет, вскочил на ноги и помчался через крышу, на бегу перезаряжая оружие. Подбежав к краю, он посмотрел на соседнюю крышу. Смита нигде не было. Смит исчез.

Ругая себя последними словами, Хейз бросился назад, чтобы осмотреть комнату Смита. Не перезарядил пистолет вовремя и упустил беглеца. Ничего уже не поделаешь. Опустив голову, он медленно шел по липкому битуму.

Вдруг тишину разорвали два звонких выстрела, и Хейз снова со всего маху шлепнулся в битум. Потом поднял голову. Впереди, у самого края соседней крыши, стоял полицейский и целился в него.

– Эй, стой! – заорал Хейз. – Ты что, спятил, дурень? Свои!

– Брось пушку! – заорал полицейский в ответ.

Хейз повиновался. Полицейский прыгнул с крыши на крышу и осторожно приблизился к Хейзу. Увидев его лицо, он протянул:

– О-о, это вы, сэр.

– Да, это я, сэр, – с отвращением произнес Хейз.

Домовладелица поносила Коттона Хейза на чем свет стоит. Она вопила и кричала, чтобы он убирался из ее дома. У нее никогда не было никаких дел с полицией, а тут вдруг целый взвод открыл в доме пальбу, что после этого подумают ее жильцы, да «они просто все выедут из дома, и все из-за него, все из-за этого рыжего тупоумного громилы!» Хейз велел одному из полицейских увести ее вниз, а сам прошел в комнату Смита.

По смятым простыням видно было, что он здесь ночевал. Хейз подошел к единственному в комнате шкафу и открыл его. Там было пусто, если не считать вешалок на перекладине. Пожав плечами, Хейз вошел в ванную. Раковиной пользовались не так давно – в ней еще валялось размокшее мыло. Он открыл аптечку. На верхней полке стояла бутылка йода. На средней лежали два куска мыла. На нижней полке в беспорядке разбросаны ножницы, опасная бритва, коробочка с пластырем, тюбик с кремом для бритья, зубная щетка и паста. Хейз вышел и закрыл за собой дверь.

Вернувшись в комнату, он решил проверить ящики туалетного столика. Смит, подумал он, Джон Смит. Такая липа, что дальше уже некуда. Белья в ящиках не было, зато в одном из них, верхнем, лежали шесть магазинов для автоматического пистолета. Хейз взял платком один – похоже, от люгера. Он рассовал магазины по карманам.

Он вышел в кухню – последнюю комнату, где еще не был. На столе стояла чашка, на плитке – кофейник. Около тостера набросаны хлебные крошки. Наверное, утром Джон Смит здесь завтракал. Хейз открыл дверцу холодильника.

На одной полке лежали полбуханки хлеба и большой початый кусок масла. Больше ничего.

Он заглянул в морозильник. Рядом с тающим куском льда притулилась бутылка молока.

Ребятам из лаборатории будет чем заняться в жилище Смита. Хейзу же здесь больше делать было нечего, разве что поразмыслить над отсутствием одежды. Это, видимо, означало, что Джон Смит, или как его там, здесь не жил. Может, он снял это жилье специально для того, чтобы совершить убийство? Может, собирался вернуться сюда, когда уже совершит преступление? Или использовал его как базу для подготовки операции? Потому что этот дом поблизости от участка? Или рядом с намеченной Смитом жертвой? Хейз закрыл дверцу морозильника. И тут он услышал за спиной звук. Кроме него в комнате был кто-то еще.

Глава 11

Выхватив пистолет, он круто обернулся.

– Эй! – воскликнула женщина. – Это еще зачем?

Хейз опустил пистолет.

– Кто вы, мисс?

– Я живу в квартире напротив. Коп внизу сказал мне, что я должна подняться сюда и поговорить с детективом. Вы детектив?

– Я.

– Ну так вот, я живу напротив.

Девушка была непривлекательной брюнеткой с большими карими глазами и очень бледной кожей. Говорила она почти не открывая рта, и эта манера делала ее похожей на какую-нибудь аферистку из голливудского фильма. Весь ее туалет состоял из тонкой розовой комбинации, и если что и было в этой девушке волнующего, прямо-таки лишало самообладания, так это грудь, которая, казалось, вот-вот разорвет шелковые путы.

– Вы знали этого Джона Смита? – спросил Хейз.

– Когда он здесь бывал, я его видела, – ответила девушка. – Он вселился всего как пару недель. Он из тех, что сразу бросаются в глаза.

– И сколько раз он здесь был после того, как вселился?

– Ну, может, раза два. Один раз я вышла – просто познакомиться. Как-никак соседи. Чего ж тут такого? – Девушка возмущенно пожала плечами. Груди возмутились вместе с ней. Лифчика на ней не было, и этот факт влиял на самообладание Хейза весьма отрицательно. – Он сидел вот здесь, за кухонным столом, и резал газеты. Я спросила, что он делает. Он сказал, что собирает вырезки, у него специальный альбом.

– Когда это было?

– С неделю назад.

– Значит, резал газеты?

– Ага, – кивнула девушка. – С приветом. Вид у него был парня с приветом. Это точно. Ну, сами понимаете...

Хейз нагнулся над столом и принялся его изучать. Вблизи он увидел, что на грязной клеенке заметны следы клея. Выходит, Смит составлял свое послание здесь, и было это всего неделю назад, а вовсе не в воскресенье 23 июня. Просто он использовал старую газету.

– А клея на столе не было? – спросил Хейз.

– Ага, был как будто. Тюбик с клеем. Для его альбома, надо думать.

– Конечно, – подтвердил Хейз. – После того вечера вы еще с ним разговаривали?

– Только в коридоре.

– Сколько раз?

– Ну, он был тут еще однажды. На той неделе. Ну, и вчера он был здесь.

– Он вчера здесь ночевал?

– Надо думать, здесь. Мне-то откуда знать? – Девушка вдруг сообразила, что кроме комбинации на ней ничего нет. Одной рукой она прикрыла пышную грудь.

– Когда он пришел вчера вечером?

– Поздновато. Где-то после полуночи. Я как раз слушала радио. Сами знаете, какая вчера вечером стояла духотища. Спать в этих комнатах вообще невозможно, лежишь, как в печке. Ну, дверь у меня была открыта, я услышала, как он идет по коридору, и вышла поздороваться. Он как раз вставлял ключ в дверь и выглядел – точно русский шпион, ей-богу. Ему еще бомбу, и было бы в самый раз.

– С собой у него что-нибудь было?

– Сумка. Просто сумка с продуктами. Да, еще бинокль. Ну, знаете, обыкновенный театральный бинокль. Я еще спросила, не из театра ли он возвращается. И что он ответил?

– Засмеялся. Вообще, он был комик. Смит. Джон Смит. Смех один, правда же?

– Что смех? – не понял Хейз.

– Ну, таблетки от кашля и все такое, сами знаете. Комик он. Надо думать, здесь он больше не появится?

– Надо думать, нет, – ответил Хейз, стараясь не потерять нить этой туманной беседы.

– Он что, мошенник какой-нибудь?

– Этого мы не знаем. Он вам о себе ничего не рассказывал?

– Нет. Ничего. Он вообще был не шибко разговорчивый. И все будто куда-то торопился. Я как-то спросила его, это что, его летняя резиденция? Ну так, смеха ради. А он говорит, ага, я здесь уединяюсь. Комик, в общем. Смит. – Имя ее снова рассмешило.

– А он никогда не говорил, где работает? И работает ли вообще?

– Нет. – Девушка прикрыла грудь другой рукой. – Надо, наверное, что-нибудь на себя накинуть, верно? Я как раз прикорнула немножко, а тут началась эта пальба. Я так перепугалась, что, когда все кончилось, выскочила вниз в одной комбинации. Видок у меня будь здоров, да? – Она хихикнула. – Пойду что-нибудь на себя накину. А с вами было приятно поболтать. На фараона вы совсем не похожи.

– Спасибо, – сказал Хейз, соображая, расценивать ли это как комплимент.

В дверях девушка замешкалась.

– Надеюсь, вы его поймаете. Такого, как он, найти не трудно. А интересно, сколько таких может быть в городе?

– Сколько Смитов, вы хотите сказать? – спросил Хейз, и девушке это показалось чрезвычайно остроумным.

– Вы тоже комик, – произнесла она и пошла по коридору.

Он пожал плечами, закрыл за собой дверь и спустился вниз на улицу. Домовладелица продолжала вопить.

Хейз велел одному из полицейских никого не пускать в двадцать второй номер, пока ребята из лаборатории не сделают там все необходимое.

После этого он пошел в участок.

17.00.

В отделе Хейз застал одного Кареллу, который пил кофе. Уиллис с Мейером еще не вернулись. В отделе стояла тишина.

– Привет, Коттон, – махнул рукой Карелла.

– Привет, Стив.

– Ты, я слышал, попал на Двенадцатой в небольшую переделку?

– Ум-м.

– Жив-здоров?

– Вполне. Если не считать того, что этот тип второй раз уходит у меня из-под носа.

– Выпей кофе. У нас тут такой перезвон стоял – человек пятьдесят звонили насчет стрельбы. Значит, ему удалось смыться?

– Ум-м, – снова буркнул Хейз.

– Ну ладно, – Карелла пожал плечами. – Сливки? Сахар?

– Всего понемногу.

Приготовив кофе, Карелла протянул чашку Хейзу.

– Расслабься. Пользуйся свободной минутой.

– Сначала надо позвонить.

– Куда?

– В отдел регистрации оружия. – Хейз выложил содержимое своих карманов на стол. – Я это нашел в его комнате. Похоже на магазины для люгера, тебе не кажется?

– Могу побожиться, что это именно они, – уверенно заявил Карелла.

– Я хочу проверить, у кого на нашем участке есть разрешение на люгер. Кто знает, может, на что-то и наткнемся.

– Это было бы слишком просто, – скептически заметил Карелла. – А просто, Коттон, ничего не бывает.

– Ну попробовать-то стоит, – возразил Хейз. Он посмотрел на настенные часы. – Господи, – воскликнул он, – уже пять. Осталось только три часа.

Он подвинул к себе телефон и набрал номер. Закончив разговор, взял свою чашку кофе.

– Скоро позвонят, – сказал он Карелле и положил ноги на стол. – О-хо-хо.

– Эта проклятая жара, наверное, никогда не кончится.

– Бог с тобой, не говори так.

Воцарилась тишина. Двое мужчин потягивали кофе. На какое-то мгновение необходимость в общении исчезла. Они просто сидели, а послеполуденное солнце прорывалось сквозь зарешеченные окна и оставляло на полу вытянутые золотистые четырехугольники. Они сидели, а электрические вентиляторы с жужжанием гоняли по комнате горячий воздух. Они сидели, а снизу доносился приглушенный, далекий шум улицы. Они сидели и на какое-то мгновение перестали быть полицейскими, ведущими в этот жаркий день очень трудное дело, – это были просто два приятеля, собравшиеся выпить по чашечке кофе.

– У меня сегодня свидание, – сообщил Хейз.

– Хорошенькая? – поинтересовался Карелла.

– Вдова, – пояснил Хейз. – Очень симпатичная. Сегодня днем познакомились. Или даже утром? До обеда, в общем. Блондинка. Очень симпатичная.

– А Тедди брюнетка, – сказал Карелла. – Волосы черные-черные.

– Когда ты меня с ней познакомишь?

– Не знаю. Назначь день сам. Сегодня мы с ней собрались в кино. Она бесподобно читает по губам – от кино получает удовольствие не меньше нас с тобой.

Разговоры Кареллы о физическом недостатке своей жены, Тедди, Хейза уже не удивляли. Она родилась глухонемой, но, судя по всему, ей это нисколько не мешало жить счастливо. Со слов других детективов отдела, у Хейза складывался образ веселой, интересной, жизнерадостной и ослепительно красивой женщины – и образ этот полностью соответствовал истине. Кроме того, поскольку ему нравился Карелла, Хейз был заранее расположен к его жене и действительно очень хотел с ней познакомиться.

– Значит, идешь сегодня в кино? – переспросил Хейз.

– М-м, – произнес Карелла.

Хейз размышлял, чего ему больше хочется – познакомиться с Тедди или же развлекать Кристин Максуэлл наедине. Кристин Максуэлл победила.

– У меня сегодня первое свидание, – сказал он Карелле. – Познакомлюсь с ней поближе, тогда сходим куда-нибудь вместе, ладно?

– Как скажешь.

В комнате снова стало тихо. Из канцелярского отдела напротив доносилось бойкое тарахтенье пишущей машинки Мисколо. Мужчины молча пили кофе. Несколько минут расслабления, несколько минут остановившегося времени, передышка в состязании с часовой стрелкой – в этом было что-то умиротворяющее.

Увы, этим мгновениям быстро пришел конец.

– Что это здесь? – закричал Уиллис из-за перегородки. – Загородный клуб?

– Вы только на них поглядите! – воскликнул Мейер. – Мы как проклятые таскаемся по городу, а они здесь кофе пьют!

– Полегче на поворотах, – сказал Карелла.

– Нет, как вам это нравится? – подхватил Уиллис, продолжая балагурить. Потом добавил: – Ходят слухи, Коттон, тебя подстрелили? Дежурный сержант сказал, что ты теперь у нас герой.

– Увы, мне не повезло, – неохотно ответил Хейз, сожалея, что тишина была нарушена таким беспардонным образом. – Он промахнулся.

– Как печально, ой-ой-ой, как ужасно, боже мой, – продекламировал Уиллис. Он был маленького роста, со складной фигурой жокея. Но толстяк Доннер был прав – с Уиллисом шутки плохи. Дзюдо он знал не хуже уголовного кодекса и запросто мог сломать руку одним взглядом.

Мейер пододвинул стул к столу.

– Хэл, сделай нам по чашке кофе, будь другом. У Мисколо, наверное, кофейник на плитке.

– Слушай, – вздохнул Уиллис, – я...

– Ладно, ладно, – перебил Мейер. – Старших надо уважать.

Еще раз вздохнув, Уиллис пошел в канцелярский отдел.

– А в баре ты что-нибудь выяснил, Стив? – спросил Мейер. – В «Пабе», так, кажется, он называется? Кто-нибудь клюнул на картинку?

– Нет. Но бар вполне приличный. Как раз на Тринадцатой. Будешь поблизости, советую зайти.

– Ты небось перехватил там чего-нибудь? – спросил Мейер.

– Естественно.

– На работе пьют одни алкоголики.

– Всего-то пару кружек пива.

– Я столько не пил с самого завтрака, – пожаловался Мейер. – Куда провалился Уиллис вместе с кофе? Зазвонил телефон. Хейз поднял трубку.

– Восемьдесят седьмой участок, детектив Хейз. – Он стал слушать. – А-а, привет. Боб. Минутку. – Он протянул трубку Карелле. – Это О'Брайен. Тебя, Стив.

– Привет, Боб, – сказал Карелла в трубку.

– Стив, я все еще с Самалсоном. Он только что ушел из своего магазина. Сейчас сидит в баре через дорогу, наверное, хочет опрокинуть стаканчик, а уж потом идти домой. Мне что, оставаться с ним?

– Не вешай трубку. Боб.

Карелла включил блокировку и позвонил в кабинет лейтенанта.

– Да, – раздался голос Бернса.

– У меня О'Брайен на проводе, – сообщил Карелла. – Ему и дальше следить за Самалсоном?

– А что, уже восемь? – спросил Бернс.

– Нет.

– Тогда хвост нужен. Скажите Бобу, чтобы оставался с ним, пока тот не ляжет спать. Вообще-то, надо не спускать с него глаз всю ночь. Если он в этом деле замешан, чертов стрелок может прийти к нему.

– Ясно, – сказал Карелла. – А позже вы его смените, Пит?

– Черт возьми, скажите, пусть позвонит мне, как только Самалсон придет домой. Я позвоню в сто второй, и они пришлют ему замену.

– Хорошо. – Карелла щелкнул выключателем, нажал другую кнопку и сказал: – Боб, оставайся с ним, пока он не придет домой. Потом позвонишь Питу, он пришлет тебе сменщика из сто второго. Он хочет держать этот дом под наблюдением всю ночь.

– А если он не пойдет домой? – спросил О'Брайен.

– Что я могу тебе сказать. Боб?

– Пропади все пропадом! Я сегодня вечером собирался на бейсбол.

– А я в кино. Ничего, думаю, к восьми все кончится.

– Для стрелка все кончится к восьми, это да. Но ведь Пит считает, что этот тип связан с Самалсоном?

– Он сам в это мало верит. Боб. Так, страхуется на всякий случай. Все-таки версия Самалсона – слегка сомнительная.

– Ты что, думаешь, убийца побежит к парню, которого допрашивали копы? Да это ни в какие ворота не лезет!

– Сегодня жаркий день. Боб. Может, у Пита не все колесики крутятся.

– Конечно, только куда... О-ох, появился этот ублюдок. Позвоню позже. Слушай, сделай мне одолжение.

– Какое?

– Расколи этот орех до восьми. Я ужас как хочу попасть на бейсбол.

– Постараемся.

– Он пошел. Пока, Стив. – О'Брайен повесил трубку.

– О'Брайен, – сказал Карелла, – выступает насчет слежки за Самалсоном. Говорит, это смешно. Вообще-то я с ним согласен. Не пахнет этот Самалсон.

– Чем не пахнет? – удивился Мейер.

– Тебе этот запах знаком. Он исходит от любого городского ворюги. А от Самалсона нет. Я готов съесть его дурацкий бинокль, если он замешан в этом деле.

Снова зазвонил телефон.

– Это, наверное, Самалсон, – пошутил Хейз. – Звонит пожаловаться, что за ним следит О'Брайен.

Улыбнувшись, Карелла поднял трубку.

– Восемьдесят седьмой участок, детектив Карелла. Да, да, конечно. – Он закрыл трубку рукой. – Это из отдела регистрации оружия. Записывать?

– Давай.

– Валяйте, – произнес Карелла в трубку. Он секунду слушал, потом повернулся к Хейзу. – На территории участка сорок семь люгеров. Они все тебе нужны?

– Мне одна мысль пришла в голову, – пробормотал Хейз.

– Какая еще мысль?

– На обороте заявления на разрешение ты ставишь свои отпечатки. Если...

– Ничего не надо, – сказал Карелла в трубку. – Отменяется. Большое спасибо. – Он нажал на рычаг. – Если у нашего мальчика, – докончил он за Хейза, – было бы разрешение, его отпечатки имелись бы в картотеке. Следовательно, разрешения у нашего мальчика нет.

Хейз кивнул.

– У тебя когда-нибудь был такой день, Стив?

– Какой такой?

– Когда чувствуешь себя полным идиотом, – сказал Хейз уныло.

– Ведь и я слышал, что ты к ним звонишь, – попытался утешить его Карелла. – И тоже не допер.

Хейз вздохнул и уставился в окно. Вернулся Уиллис с кофе.

– Будьте любезны, сэр, – согнулся он перед Мейером. – Надеюсь, вы всем довольны, сэр?

– Я дам вам хорошие чаевые, – сказал Мейер и, поставив перед собой чашку, откашлялся.

– А я дам вам хороший совет, – сказал Уиллис.

– Какой?

– Никогда не становитесь полицейским. Работы много, платят мало, и приходится постоянно раболепствовать перед коллегами.

– Кажется, я простудился, – сказал Мейер. Из заднего кармана он вытащил пачку таблеток от кашля. – Летом у меня так всегда. Летом простудиться – хуже некуда, а у меня без простуды ни одно лето не проходит. – Он положил таблетку на язык. – Кого-нибудь угостить?

Никто не ответил. Мейер положил пачку обратно в карман. Запил таблетку кофе.

– Тишина, – сказал Уиллис.

– Угу.

– Думаешь, это какая-нибудь конкретная леди? – спросил Хейз.

– Не знаю, – ответил Карелла. – Но думаю, что да.

– Когда он вселился в комнату, – сказал Хейз, – он зарегистрировался как Джон Смит. Одежды там нет. Продуктов тоже.

– Джон Смит, – сказал Мейер. – Шерше ля фам. Шерше ветра в поле.

– Мы уже шершекаем эту ля фам целый день, – отозвался Хейз. – Я устал.

– Выше нос, братишка, – подбодрил его Карелла. Он посмотрел на настенные часы. – Уже семнадцать пятнадцать. Скоро все кончится.

Тут-то все и началось.

Глава 12

Все началось с толстой женщины в халате, появившейся возле потрескавшейся перегородки. Ее приход был первым звеном в цепи событий, не имевших ни малейшего отношения к делу. Это было ужасно некстати – нарушился гладкий ход расследования. Будь на то их воля, полицейские из восемьдесят седьмого участка ни за что не стали бы реагировать на эти события. В конце концов, они изо всех сил старались предотвратить убийство. Увы, парни из восемьдесят седьмого участка были всего лишь обычными работягами, принужденными выполнять свои обязанности. Это только в детских кубиках все быстро встает на свои места, события же, происшедшие в следующие пятьдесят минут, были как бы сами по себе. Они никак не вязались с логикой этого дня. Они ни на йоту не приблизили полицейских к Леди или ее потенциальному убийце. Новые события продолжались с 17.15 до 18.05. День успел перейти в вечер.

События эти съели почти целый час драгоценного времени – ни больше ни меньше.

К потрескавшейся перегородке, тяжело дыша, подлетела женщина. За руку она держала десятилетнего светловолосого мальчишку в джинсах и футболке в красную полоску. Это был Фрэнки Аннучи. Женщина с трудом сдерживала ярость – казалось, ее вот-вот разорвет по швам. Лицо горело, в глазах сверкали черные угли, а губы были стиснуты в тонкую линию, которая не давала потоку гнева выплеснуться наружу. Она бросилась к перегородке с такой скоростью, словно хотела опрокинуть ее одним ударом, затем резко остановилась. Пар, накапливавшийся внутри, прорвал, наконец, тонкую плотину губ. Рот открылся, и оттуда с грохотом посыпались слова.

– Где здесь лейтенант?

Мейер чуть не пролил на брюки кофе, круто повернувшись на стуле. Уиллис, Карелла и Хейз уставились на женщину так, будто она была олицетворением преступного мира.

– Лейтенант! – закричала она. – Лейтенант! Где он?

Карелла поднялся и подошел к перегородке. Сразу узнав мальчика, он сказал:

– Привет, Фрэнки. Что вам угодно, мэм? Что-нибудь...

– Не смейте говорить ему «привет»! – закричала женщина. – Не смейте даже смотреть на него! Кто вы такой?

– Детектив Карелла.

– Так вот, детектив Карелла, я хочу видеть... – Она остановилась. – Tu sei'taliano? [8]

– Si, – ответил Карелла.

– Bene. Dov'e il tenente? Voglio parlare con... [9]

– Итальянский я знаю не очень хорошо, – прервал ее Карелла.

– Не знаете? Это почему? А где лейтенант?

– Может, я смогу вам помочь?

– Фрэнки был у вас сегодня?

– Да.

– Зачем?

– Мы задали ему несколько вопросов.

– Я его мать. Я миссис Аннучи. Миссис Рудольф Аннучи. Я честная женщина, и мой муж – честный человек. Зачем вам понадобился мой сын?

– Сегодня утром некто попросил его отнести нам письмо, миссис Аннучи. И мы ищем этого человека – вот и все. Мы просто задали Фрэнки несколько вопросов.

– Вы не имели права! – закричала женщина. – Он не преступник.

– Никто и не говорит, что он преступник.

– Что же тогда он делал в полиции?

– Я вам только что...

Где-то в отделе зазвонил телефон. Одновременно с ним миссис Аннучи испустила новый вопль, и Карелла услышал только:

– Я никогддзиннь в жизни так не обддзиннь!

– Успокойтесь, успокойтесь, синьора, – произнес Карелла.

Мейер снял трубку.

– Восемьдесят седьмой участок, детектив Мейер слушает.

– Бабушку свою называйте синьорой! Какое унижение! Какое унижение! Vergogna, vergogna! [10] Его забрала эта ваша «белоснежка»! Прямо на улице! Ребенок спокойно стоит с другими детьми, тут тебе подкатывает к тротуару «белоснежка», вылезают два копа, хватают его и уводят. Как...

– Что? – спросил Мейер.

– Я говорю, два копа... – миссис Аннучи повернулась к нему и тогда только поняла, что он говорит по телефону.

– Хорошо, сейчас будем! – крикнул Мейер. Он бросил трубку на рычаг. – Уиллис, вперед! На углу Десятой и Калвер-стрит заварушка. Какой-то парень затеял перестрелку с постовым и ребятами с двух патрульных машин!

– Господь помилуй и спаси! – воскликнул Уиллис. Чуть не сбив миссис Аннучи с ног, они выскочили через дверцу в перегородке.

– Преступники! – с негодованием произнесла она, глядя, как полицейские бегут по ступенькам вниз. – Вы здесь имеете дело с преступниками и сюда же приводите моего сына, будто он какой-то вор. Он хороший мальчик, таких еще... – Она вдруг остановилась. – Вы его били? Били ребенка резиновым шлангом?

– Нет же, миссис Аннучи, конечно нет, – ответил Карелла, и тут внимание его привлек металлический стук шагов на лестнице. На пороге появился человек в наручниках, следом за ним ввалился еще один – по лицу его сочилась кровь. Миссис Аннучи, следуя за взглядом Кареллы, обернулась как раз в тот момент, когда в дверь, замыкая шествие, вошел полицейский. Он подтолкнул вперед человека в наручниках. Миссис Аннучи в ужасе застыла.

– Господи Иисусе! – воскликнула она. – Святая дева Мария!

Хейз, вскочив на ноги, уже спешил к перегородке.

– Миссис Аннучи, – позвал Карелла. – Давайте присядем вон там в сторонке и поговорим...

– Что у вас? – спросил Хейз полицейского.

– Голова! Посмотрите на его голову! – воскликнула миссис Аннучи и побелела. – Не смей смотреть, Фрэнки! – тут же добавила, противореча себе самой.

На голову человека действительно нельзя было смотреть без содрогания. Волосы слиплись от крови, которая капала на лицо и на шею, оставляя красные пятна на белой спортивной рубашке. Кроме того, кровь струилась из открытого пореза на лбу и заливала переносицу.

– Этот сукин сын трахнул его бейсбольной битой по голове, – объяснил полицейский. – А раненый – торговец «травкой». Дежурный лейтенант подумал, что вам стоит его допросить – может, тут замешаны наркотики.

– Ничем я не торгую! – взвился раненый. – Его надо посадить в тюрьму! Он ударил меня битой.

– Надо отправить его в больницу, – сказал Хейз, глядя на раненого.

– Никаких больниц! Сначала отправьте его в тюрьму! Он ударил меня бейсбольной битой! Этот сукин сын...

– О-ох! – выдохнула миссис Аннучи.

– Давайте выйдем отсюда, – снова предложил ей Карелла. – Присядем вон на ту скамейку, хорошо? Я объясню, что произошло с вашим сыном.

Хейз втащил человека в наручниках в комнату.

– Ну-ка, сюда! – приказал он. – Снимите с него наручники.

– А вам, мистер, лучше отправиться в больницу, – сказал он раненому.

– Никакой больницы! – стоял тот на своем. – Сначала отправьте его в тюрьму!

Полицейский снял с задержанного наручники.

– Принесите-ка ему влажные тряпки обмотать голову, – распорядился Хейз, и полицейский вышел. – Ваше имя, мистер.

– Мендес, – ответил раненый. – Рауль Мендес.

– И «травкой» вы не торгуете, нет, Рауль?

– В жизни этой дрянью не занимался. Он просто спятил, этот малый. Подошел ко мне и...

Хейз повернулся к другому.

– Как ваше имя?

– Пошел ты!.. – огрызнулся тот.

Хейз угрюмо посмотрел на него.

– Опорожните карманы и сложите все на стол.

Тот не сдвинулся с места.

– Я сказал...

Человек вдруг бросился на Хейза, бешено размахивая кулаками. Схватив его левой рукой за ворот рубахи, Хейз ударил в лицо правой. Тот отлетел на несколько шагов, сжал кулаки и снова кинулся на Хейза. Хейз ударил правой по корпусу, и человек согнулся вдвое.

– Опорожни карманы, дохляк, – суровым тоном произнес Хейз.

Тот подчинился.

– Так-то лучше. Так как тебя зовут? – спросил Хейз, рассматривая тем временем содержимое карманов.

– Джон Бегли. Только попробуй, сукин сын, ударь меня еще раз, я тебе...

– Заткни глотку! – оборвал Хейз.

Бегли тут же заткнулся.

– Почему ты ударил его бейсбольной битой?

– Это мое дело, – фыркнул Бегли.

– Мое тоже.

– Он хотел меня убить, – вмешался Мендес. – Нападение! Вооруженное нападение первой степени! Двести сороковая статья! Нападение с целью убийства!

– Не хотел я его убивать! – заспорил Бегли. – Если бы я хотел его убить, он бы тут сейчас не разорялся!

– Так вы, Мендес, знакомы с уголовным кодексом? – поинтересовался Хейз.

– Просто слышу, о чем говорят у нас в квартале, – сказал Мендес. – Да, черт возьми, кто сейчас не знает двести сороковую?

– Нападение первой степени по двести сороковой, а, Бегли? – повернулся к нему Хейз. – За это одно схлопотать десять лет. А вот двести сороковая вторая – это нападение второй степени. Максимум пять лет плюс штраф, а то и просто штраф. Так что ты замышлял?

– Убивать я его не собирался.

– Значит, он торгует наркотиками?

– Его спроси.

– Я спрашиваю тебя.

– А я не стукач. Мне плевать, кто он есть. Я просто хотел переломать ему руки-ноги. Особенно ноги.

– Зачем?

– Он таскается за моей женой.

– Что вы имеете в виду?

– Как по-вашему, черт дери, что я имею в виду?

– Что вы на это скажете, Мендес?

– Он сумасшедший. Я его жену даже не знаю.

– Брешешь, сукин сын! – взвизгнул Бегли и шагнул к Мендесу.

Хейз отпихнул его.

– Полегче, Бегли, не то придется тебя отшлепать!

– Он знает мою жену! – закричал Бегли. – Очень даже замечательно ее знает! Этот ублюдок свое получит! Если я сяду в тюрьму, так я еще оттуда выйду, и он все равно свое получит!

– Я же вам говорю, он сумасшедший, – сказал Мендес. – Сумасшедший! Я стоял на углу и ни к кому не приставал, тут вдруг, откуда ни возьмись, появился этот тип и начал размахивать битой!

– Хорошо, хорошо, успокойтесь, – унял его Хейз.

Вернулся полицейский с мокрой тряпицей.

– Думаю, Алек, нам это не понадобится, – сказал Хейз. – Отведите этого человека в больницу, иначе он изойдет кровью и сыграет в ящик прямо здесь.

– Сначала отправьте его в тюрьму! – закричал Мендес. – Я не уй...

– Вы что, Мендес, сами в тюрьму хотите? – повысил голос Хейз. – За сопротивление представителю закона?

– Да кто...

– Выметайтесь живо, чтобы я вас не видел! От вас за километр разит «травкой», всю комнату провоняли!

– Я не торгую «травкой».

– Торгует, торгует, сэр, – вставил полицейский. – Его уже два раза за это забирали.

– Выметайтесь отсюда, Мендес, – повторил Хейз.

– Торговец «травкой»? Вы не по тому адресу...

– И если впредь я у вас что-нибудь найду, тогда я сам угощу вас бейсбольной битой! А теперь убирайтесь! Отвезите его в больницу, Алек.

– Пошли, – сказал полицейский, беря Мендеса за локоть.

– Торговец «травкой», – бормотал Мендес, проходя через дверку в перегородке. – Хорошее дело, стоит один раз оступиться, тут же тебе приклеят ярлык.

– Два раза, – поправил полицейский.

– Ну два, два, – пробурчал Мендес, спускаясь по лестнице.

Миссис Аннучи шумно вздохнула.

– Так что видите, – говорил ей Карелла, – мы всего лишь задали ему несколько вопросов. Ваш сын немножко герой, можете так и сказать вашим соседям.

– А потом этот ваш убийца начнет охотиться за ним? Нет уж, спасибо.

В отделе неподалеку Хейз допрашивал Бегли.

– Значит, вы хотели убить его, Бегли?

– Я же сказал, что нет. Слушайте...

– Что?

Бегли перешел на шепот.

– Это же всего лишь нападение второй степени. Парень шалил с моей женой. Черт возьми, представьте, если бы это была ваша жена?

– Я не женат.

– Ну представить-то вы можете? Вы хотите упечь меня в тюрьму за то, что я защищал свой семейный очаг?

– Это решит судья.

Бегли совсем понизил голос.

– А может быть, обсудим все сами?

– Что?

– Сколько это будет стоить? Три бумаги? Пол-куска?

– Я не тот коп, что вам нужен, – сказал Хейз.

– Бросьте, бросьте, – заулыбался в ответ Бегли.

Хейз снял трубку и соединился с дежурным. Дежурил Арти Ноулз, который в 16.00 сменил Мерчисона.

– Арти, говорит Коттон Хейз. Можете забрать этого драчуна. Запишите нападение второй степени. Пришлите кого-нибудь за ним наверх.

– Есть! – бодро крикнул в трубку Ноулз.

– Вы никак шутите? – спросил ошеломленный Бегли.

– Нисколько.

– Вы отказываетесь от пяти сотенных?

– А разве вы их предлагаете? Мы можем приобщить это к обвинению.

– Не надо, не надо, – поспешно махнул рукой Бегли. – Ничего я не предлагаю. Ну и ну!

Пришел полицейский, чтобы увести его вниз, а он все продолжал нукать. На лестнице им повстречался Берт Клинг – высокий молодой белокурый детектив. На нем была кожаная куртка и джинсы. Хлопчатобумажная рубашка под курткой взмокла от пота.

– Привет! – воскликнул он, увидев Хейза. – Что это тут у тебя?

– Нападение. А у тебя на сегодня все?

– Все, – ответил Клинг. – Эта комедия с портом ни к черту не годится. Дохлый номер. Каждый мальчишка в доках знает, что я из полиции.

– Тебя что, действительно раскусили?

– Нет как будто, но про героин никаких разговоров, это уж точно. Почему Пит не хочет отдать это дело в отдел борьбы с наркотиками?

– Он пытается обскакать торговцев наркотиками на нашем участке, хочет разнюхать, откуда они получают товар. Сам знаешь, как он относится к этой отраве.

– Кого это там снаружи Стив держит за руку?

– Истеричную мамашу, – сказал Хейз и услышал голос Мейера, поднимавшегося по лестнице.

Клинг снял куртку.

– Ну и запарился же я, – произнес он. – Никогда не пробовал разгружать судно?

– Нет, – сказал Хейз.

– Туда, туда заходи, поганец, – раздался голос Мейера. – Поогрызайся у меня. – С легким любопытством взглянув на сидящую на скамейке миссис Аннучи, он подтолкнул задержанного вперед. Тот был в наручниках, плотно обхватывающих его запястья.

Пара полицейских наручников напоминает пятнадцатицентовую детскую игрушку, с той разницей, что полицейская игрушка все-таки настоящая. Они сделаны из стали и представляют собой изящный, прочный, безотказный складной капкан. Наручники – штука малокомфортабельная. Если их надевать на кисти аккуратно, можно даже не защемить. Но обычно во время ареста полицейский торопится, и когда с преступника снимают наручники, кисти его рук всегда стерты и ободраны, а иногда кровоточат.

С человеком, которого Мейер привел в отделение, обошлись далеко не деликатным образом. Он только что вел перестрелку с целым отрядом полицейских, и когда им, наконец, удалось его изловить, они не слишком церемонились, защелкивая наручники. Металл здорово защемил ему кожу, причиняя сильную боль. Мейер втолкнул задержанного в комнату, и тот, пытаясь сохранить равновесие, взмахнул руками, отчего ему стало еще больнее.

– Познакомьтесь с крупным деятелем, – насмешливо объявил Мейер. – С половиной участка вздумал тягаться, так, что ли, деятель?

Задержанный не ответил.

– Ювелирный магазин на углу Десятой и Калвер-стрит, – продолжал Мейер. – Патрульный заметил его, когда он с пушкой в руках орудовал внутри. Отчаянный парень. Ограбление средь бела дня. Ты ведь отчаянный парень, верно?

Задержанный не ответил.

– Только он увидел патрульного, сразу начал палить. Из нашей машины услышали выстрелы и мигом прибыли на поле боя, успели вызвать по радио еще одну машину. А из второй позвонили за подмогой сюда. Прямо герой в осажденной крепости. А, деятель?

Задержанный не ответил.

– Садись, – приказал Мейер.

Задержанный сел.

– Как зовут?

– Луи Галлахер.

– Не первый раз имеешь дело с полицией?

– Первый.

– Учти, мы проверим, так что рассказывать басни не советую.

– Я имею дело с полицией в первый раз, – повторил Галлахер.

– Кофе там у Мисколо есть? – спросил Клинг и пошел по коридору. С лестницы вернулся Карелла. – Ну что, Стив, избавился от нее?

– Избавился. Что нового в порту?

– Жарко там.

– Домой собираешься?

– Ага, кофе попью и пойду.

– Лучше немного задержись здесь. У нас тут один псих разгулялся.

– Какой еще псих?

– Прислал нам записку. В восемь часов собирается хлопнуть какую-то дамочку. Так что побудь пока здесь. Можешь понадобиться Питу.

– Я и так сегодня замотался, Стив.

– С чего бы это? – спросил Карелла и прошел в отдел.

– Судимости у тебя есть, Галлахер? – спрашивал Мейер.

– Я уже сказал, что нет.

– Галлахер, на нашем участке висят несколько нераскрытых ограблений.

– Это меня не касается. Вы полиция, вот и ищите.

– Это твоих рук дело?

– Я решил тряхнуть сегодня лавочку, потому что были нужны деньжата. И все. Раньше я такими делами не занимался. Может, снимете наручники и отпустите меня с миром?

– Ну, брат, с тобой не соскучишься, – воскликнул Уиллис. Он повернулся к Хейзу. – Сначала хотел всех перестрелять, а потом строит из себя овечку, думает, вдруг поможет.

– Какую еще овечку? – удивился Галлахер. – Просто предлагаю вам обо всем забыть.

Уиллис уставился на него, словно перед ним был невменяемый, который, того и гляди, начнет полосовать прохожих бритвой.

– Это, должно быть, из-за жары, – сказал он, не сводя с Галлахера немигающих глаз.

– Ну, в самом деле, – гнул свою линию Галлахер. – Почему бы и нет? Почему бы вам меня не отпустить?

– Слушай...

– Ну что, черт возьми, я такого сделал? Пострелял немного? Так никого же не ранил, верно? По-моему, вы со мной даже неплохо развлеклись. Бросьте, будьте нормальными ребятами. Снимите наручники, и я пойду своей дорогой.

Уиллис потер рукой бровь.

– А ты знаешь, Мейер, ведь он не шутит, а?

– Брось, Мейер, – сказал Галлахер, – будь человеком...

Мейер влепил ему звонкую пощечину.

– Ты, деятель, лучше ко мне не обращайся. И не произноси мое имя, не то я запихну его тебе в глотку. Это твое первое ограбление?

Галлахер, потирая рукой щеку, окинул Мейера тяжелым с прищуром взглядом.

– Да я бы с тобой даже не сел рядом... – начал он, но Мейер врезал ему еще раз.

– Так сколько еще за тобой ограблений на территории участка?

Галлахер молчал.

– Тебе, кажется, задали вопрос, – напомнил Уиллис. Галлахер взглянул на Уиллиса и тут же проникся ненавистью и к нему.

К ним подошел Карелла.

– А-а, Лу, привет, привет, – сказал он. Галлахер тупо уставился на него.

– Я вас не знаю, – произнес он.

– Ну-ну, Лу, – улыбнулся Карелла. – Что это у тебя с памятью? Не помнишь меня? Я Стив Карелла. Подумай, Лу.

– Он тоже фараон? – обратился к остальным Галлахер. – Никогда в жизни его не видел.

– Булочную помнишь, Лу? На Третьей Южной? Вспомнил?

– Я пирожных не ем, – огрызнулся Галлахер.

– А ты, Лу, там пирожные и не покупал. Ты выгребал денежки из кассы. А я случайно шел мимо. Припоминаешь теперь?

– Ах, это, – сказал Галлахер.

– И когда же ты вышел, Лу? – спросил Карелла.

– Какая разница? Вышел, и все тут.

– И сразу вернулся к любимому делу, – добавил Мейер. – Так когда же ты вышел?

– За вооруженное ограбление тебе дали десять лет, – напомнил Карелла. – Что же случилось? Освободили условно?

– Угу.

– Когда ты вышел? – повторил вопрос Мейер.

– С полгода назад.

– Кажется, тебе понравилось сидеть на казенных харчах, – заметил Мейер. – Так и рвешься обратно.

– Ну, ладно, давайте забудем всю эту историю, – сказал Галлахер. – На кой вам надо портить мне жизнь?

– Почему ты, Галлахер, всем портишь жизнь?

– Кто, я? Я не хочу никому портить жизнь. Просто обстоятельства так складываются.

– Ну ладно, наслушались, – прервал беседу Мейер. – В психологию ударился! Это уж слишком! Хватит! Вперед, голубок, пошли на прием к лейтенанту. Ножками, ножками. Живо.

Зазвонил один из телефонов, и Хейз снял трубку.

– Восемьдесят седьмой участок, детектив Хейз слушает.

– Коттон, это Сэм Гроссман.

– Привет, Сэм, что там у тебя?

– Немного. Отпечатки совпадают с теми, что на бинокле, но... В общем, Коттон, тщательно обследовать комнату мы не сумеем – нет времени. Уж до восьми часов мы точно ничего не сможем сделать.

– Почему? А который час? – встрепенулся Хейз.

– За шесть перевалило, – ответил Гроссман, и, взглянув на настенные часы, обнаружил, что уже пять минут седьмого. Куда же девался целый час?

– Да-а. Ну, тогда... – начал было Хейз, но не нашел, что сказать дальше.

– Есть тут разве одна штука, может, она вам поможет. Хотя ты ее, наверное, видел.

– Какая штука?

– Мы нашли ее на кухне. На подоконнике, около раковины. На ней отпечатки подозреваемого, так что он мог ею пользоваться. Во всяком случае, в руках он ее держал, это факт.

– Кого ее, Сэм?

– Карточку. Обычную визитку.

– Куда я должен нанести визит? – спросил Хейз, берясь за карандаш.

– В столовую «Эди – Джордж Дайнер». Первые два слова через черточку. В «Эди» три буквы.

– Адрес?

– Тринадцатая Северная, триста тридцать шесть.

– Еще что-нибудь на карточке есть?

– В правом верхнем углу написано: «Качество пищи гарантируется». Больше ничего.

– Спасибо, Сэм. Сейчас лечу туда.

– Давай. Может, ваш корреспондент там обедает, кто знает? А может, он даже один из владельцев.

– Либо Эди, либо Джордж, да?

– Все возможно, – сказал Гроссман. – Думаешь, этот шутник в квартире вообще не жил?

– Думаю, что нет. А ты?

– Кое-какие признаки жизни все-таки есть, но все свежие. Долго он там не жил, это ясно. Надо полагать, он это жилище использовал как pied a terre [11], прошу прощения за японский.

– Я тоже так считаю, – торопливо ответил Хейз. – Я бы с удовольствием с тобой потрепался, Сэм, но совсем нет времени. Надо смотаться в эту столовку.

Глава 13

«Эди – Джордж Дайнер» располагалась на пятачке возле Тринадцатой улицы, но поскольку вход в столовую был скорее с боковой улочки, чем с большого проспекта, в адресе значилась Тринадцатая Северная, 336.

Столовая была похожа на любую другую столовую в городе или даже в мире. Примостившись у стыка двух улиц, она поблескивала на застрявшем в небе солнце и приветствовала прохожих большой вывеской: «Эди – Джордж Дайнер».

Когда Хейз взбежал по ступеням и открыл входную дверь, часы показывали 18.15. Столовая была набита битком.

В зале усердно надрывался музыкальный автомат, потолок и стены многократно отражали настойчивый гул разговора. Между кабинами и стойкой взад-вперед сновали официантки. За стойкой – двое мужчин, а дальше просматривалась кухня, и Хейз видел, что там работали еще трое мужчин. Ясно было, что «Эди – Джордж Дайнер» – заведение процветающее, и Хейзу вдруг захотелось узнать, который из мужчин здесь Эди, а который – Джордж.

Он решил было сесть у стойки, но все табуретки оказались заняты. Тогда он подошел к углу стойки и приткнулся у кассы. Официантки не замечали его и сновали мимо, выполняя заказы. Двое мужчин за стойкой метались от одного клиента к другому.

– Эй! – окликнул Хейз.

Один из мужчин остановился.

– Вам придется немного подождать, сэр, – сказал он. – Если вы станете вон там, около сигаретного автомата у входа, к вам подойдут, и вы...

– Эди здесь? – спросил Хейз.

– У него сегодня выходной. Так вы его приятель?

– А Джордж?

Лицо человека приняло озадаченное выражение. У него были седеющие волосы, голубые глаза, на вид ему было пятьдесят с небольшим. Фигура крепкая, приземистая, а под короткими рукавами рубашки перекатывались тугие мускулы.

– Я Джордж, – ответил он. – Кто вы?

– Детектив Хейз. Восемьдесят седьмой участок. Можем мы где-нибудь здесь поговорить, мистер... – он оставил предложение незаконченным.

– Ладдона, – подсказал Джордж. – Джордж Ладдона. А в чем дело?

– Просто несколько вопросов, вот и все.

– О чем?

– Может, найдем более удобное место для разговора?

– Время вы выбрали – хуже некуда. У меня сейчас самый пик – ужин, видите, сколько народу. Зашли бы попозже.

– Дело очень срочное, – сказал Хейз.

– Ну что ж, можно, наверное, поговорить на кухне. Хейз прислушался к доносившимся из кухни суматошным звукам: громкие крики официанток, стук горшков и кастрюль, перезвон тарелок на мойке.

– А поспокойнее места не найдется?

– Единственное другое место – это мужской туалет. Если вас это устраивает, можем пойти туда.

– Прекрасно, – согласился Хейз.

Джордж выбрался из-за стойки, и они прошли в противоположный конец столовой. На двери, которую они открыли, красовалось изображение мужчины в цилиндре. На двери женской комнаты – женщины с зонтиком. Они вошли внутрь, и Хейз запер дверь.

– Как зовут вашего компаньона? – спросил он.

– Эди Корт. А в чем дело?

– Это его полное имя?

– Конечно.

– Эди, я имею в виду.

– Конечно. Эди. Э-д-и. А в чем дело?

Хейз вытащил из кармана рисунок, сделанный в участке. Он развернул его и показал Джорджу.

– Это ваш компаньон?

Джордж взглянул на рисунок.

– Нет, – сказал он.

– Уверены?

– Что же, я своего компаньона не знаю?

– А в вашей столовой этого человека никогда не видели?

– Кто его знает? – Джордж пожал плечами. – Знаете, сколько народа сюда ходит? Выгляните наружу. И такое творится каждый вечер. Разве тут кого-нибудь запомнишь?

– Посмотрите хорошенько, – попросил Хейз. – Может, это ваш постоянный клиент.

Джордж еще раз посмотрел на рисунок.

– Вообще-то в глазах есть что-то знакомое, – сказал он. Он посмотрел на рисунок более внимательно. – Странно, я как будто... – он пожал плечами. – Нет. Нет. Не могу узнать. Извините.

Хейз, не скрывая разочарования, сложил рисунок и убрал его в карман. Итак, визитка оказалась еще одним ложным следом. Рисунок изображал, разумеется, не Джорджа и, как только что сказал сам Джордж, не его компаньона. Куда идти теперь? Что спрашивать? Который уже час? Скоро ли из люгера вылетит пуля и вонзится в тело ничего не подозревающей женщины? Охраняют ли сейчас проститутку по прозвищу Леди? А Джей Эстор – она под защитой полиции? Ушел ли уже Филип Баннистер на встречу со своей матерью перед началом балета? Где сейчас Джон Смит? Кто такой Джон Смит? О чем теперь спрашивать?

Он вытащил из бумажника визитку.

– Узнаете это, Джордж? – спросил он.

Джордж взял карточку.

– Конечно, это наша визитка.

– Они у вас есть?

– Конечно.

– А у Эди?

– Конечно. Мы их еще кладем на стойку. Там для них есть маленькая коробочка. Люди их разбирают. Реклама. Действует что надо, можете поверить. Сами видите, сколько у нас народу. – Он вдруг вспомнил о своих клиентах. – Послушайте, долго вы меня еще собираетесь держать? У меня дел невпроворот.

– Расскажите, по какой системе вы ведете дела, – попросил Хейз, потому что ему не хотелось уходить вот так сразу, не хотелось вот так просто выпускать из рук след, приведший его в эту столовую, – визитную карточку, найденную в комнате человека, который назвался Джоном Смитом, человека, который не был Джорджем Ладдоной и не был Эди Кортом, но откуда тогда у него оказалась их визитка? Приходил сюда ужинать? Ведь сказал же Джордж, что в глазах есть что-то знакомое? Может, он все-таки здесь ужинал? Черт бы его побрал, где он? Кто он? Теряю хватку, подумал Хейз.

– Обычная схема: вклад и доход поровну между компаньонами, – сказал Джордж, пожимая плечами. – Как везде. Компаньоны – Эди и я.

– Сколько Эди лет?

– Тридцать четыре.

– А вам?

– Пятьдесят шесть.

– Большая разница. И давно вы знакомы?

– Около одиннадцати лет.

– Вы с ним ладите?

– Вполне.

– Как вы познакомились?

– В клубе «пятьдесят два – двадцать». Вы ведь, наверное, служили?

– Конечно.

– Помните, тогда был такой порядок – после демобилизации правительство платило по двадцать долларов в течение максимум пятидесяти двух недель. Что-то вроде подъемных. Пока не устроитесь на работу.

– Помню, – сказал Хейз. – Но ведь вы тогда не служили, верно?

– Нет, нет, я по возрасту не подходил.

– А Эди?

– Он тогда был освобожден. Повреждение барабанной перепонки или что-то в этом роде.

– И как же вы встретились в «пятьдесят два – двадцать»?

– Мы оба там работали. От Управления по помощи вернувшимся с войны. И Эди, и я. Так и познакомились.

– Что было потом?

– Ну, потом мы крепко подружились. Я был готов отдать за него свою правую руку. С самого начала. Знаете, бывает, что люди крепко привязываются друг к другу. А у нас так пошло с первого дня. Началось с того, что мы после работы останавливались пропустить по кружечке пивка. Да и сейчас, если уходим с работы вместе, обязательно зайдем на пару кружечек. Есть тут одно местечко неподалеку. Эди и я, два выпивохи. – Джордж улыбнулся. – Два выпивохи, – любовно повторил он.

– Продолжайте, – сказал Хейз. Он посмотрел на часы, чувствуя, что попусту тратит драгоценное время. – Продолжайте, – нетерпеливо повторил он.

– Ну, постепенно мы с ним стали обсуждать свои мечты, честолюбивые планы. В загашнике у меня было немного деньжат, у Эди тоже. Вот мы и мечтали, как заведем свое маленькое дело. Сначала думали открыть бар, но его ведь надо оборудовать, а это уйма денег, сами знаете, да и на продажу спиртного еще нужно получить лицензию, и все такое. В общем, таких деньжат у нас не было.

– И вы остановились на столовой.

– Ну да. К тому, что у нас было, призаняли в банке – и открыли свое дело. Компаньоны. Я и Эди. Его доля – пятьдесят, моя доля – пятьдесят. И дела идут здорово, можете мне поверить. А знаете почему?

– Почему?

– Потому что у нас есть цель. У нас обоих. Цель простая – пробиться наверх, не прозябать. Через пару годков мы откроем еще одну столовую, а потом – еще одну. Цель. И доверие. – В голосе Джорджа появились доверительные нотки. – Понимаете, я так малышу доверяю... Как собственному сыну. – Он ухмыльнулся. – Впрочем, черт возьми, в моем положении кому-то нужно доверять.

– Что вы хотите этим сказать?

– Я сирота, на целом свете у меня никого. Единственный близкий человек – это Эди. К тому же мы компаньоны. Этот малыш – настоящее золото. Я не променял бы его даже на рай земной.

– А где он сегодня? – спросил Хейз.

– Сегодня среда. У него выходной. По субботам и воскресеньям мы с ним работаем, а в середине недели берем выходной. Иначе наша мечта не сбудется – мы ведь хотим открыть целую сеть столовых. – Джордж улыбнулся.

– Как думаете, мог Эди дать визитку человеку, изображенному на рисунке?

– Мог, конечно. Почему бы вам не спросить об этом у него самого?

– Где его найти?

– Я дам вам номер его телефона. Позвоните ему домой. Если дома его нет, он скорее всего у своей девушки. Хорошая девушка. Зовут Фелиция. Наверное, когда-нибудь они поженятся.

– Где он живет? – спросил Хейз.

– У него шикарная квартира в центре. Гостиничного типа, в одном из отелей. Очень даже шикарная. Он вообще любит шикарную жизнь. Меня, к примеру, устроит любая дыра. А Эди не такой. Он... Одним словом, малыш следит за собой. И вещи любит шикарные.

– Дайте мне номер, – сказал Хейз.

– Вы можете позвонить прямо отсюда, с кухни. Там на стене висит телефон. Слушайте, может, выйдем, наконец, отсюда? Клиенты ждут, да в этом крольчатнике уже и дышать нечем.

Он отпер дверь, и они направились к кухне.

– И так каждый вечер, – сообщил Джордж. – Как сельдей в бочке. Мы даем отличный товар, и он себя с лихвой окупает. Но, бог ты мой, сколько приходится вкалывать! До полвосьмого, до восьми вздохнуть будет некогда! Полно народу. Все время полно. Только бы не сглазить, – спохватился он и постучал костяшками пальцев по деревянной стойке.

Хейз прошел за ним в кухню. Там было очень жарко – от жары на улице, от жара плит, от жаркой кухонной ругани.

– Телефон вон там, – показал Джордж. – Номер «Дельвил 4523».

– Спасибо.

Хейз подошел к аппарату и опустил в щель десятицентовик. Потом набрал номер и стал ждать.

– Отель «Ривердикс», – раздался голос.

– Мне нужно поговорить с Эди Кортом.

– Сейчас позвоню ему в номер.

Хейз ждал. Телефонистка звонила.

– Извините, сэр, его номер не отвечает.

– Попробуйте еще раз, – сказал Хейз.

– Хорошо, сэр. – Она попробовала еще раз. И еще раз. И еще и еще раз. – Извините, сэр, – сказала наконец она. – Никто не берет трубку.

– Спасибо, – буркнул Хейз и нажал на рычаг. Выйдя из кухни, он поискал Джорджа.

– Его нет дома.

– О-о... Как жаль. Позвоните его девушке. Фелиция Пэннет. Она тоже живет в Айсоле.

– Где именно?

– Точного адреса не знаю. Где-то в центре. – Джордж обернулся к клиенту. – Да, сэр, – откликнулся он. – Не посмотрите ли сначала меню?

– Мне только сандвич с беконом и помидором, – ответил человек. – И чашку кофе.

Джордж повернулся к проходу на кухню.

– Сандвич с беконом! – крикнул он. – Один! – Он повернулся к Хейзу. – Уж скорее бы день кончался! Знаете, что я сделаю после работы?

– Что?

– Как только народ схлынет, примерно через полчасика, я пойду перехвачу пивка. Есть тут одно местечко на нашей улице. Может, парочку кружечек. А может, просижу там целый вечер. У меня сейчас такая жажда, кажется, выпил бы целую бочку. Прямо не терпится. Еще полчасика, и фюить – только меня и видели.

Он упомянул время, которое для Хейза было врагом номер один, и Хейз машинально взглянул на свои часы. Было без трех минут семь.

Остался всего один час.

– Ну спасибо, – попрощался он с Джорджем и вышел из столовой.

На улице он остановился. Что делать? Девушка живет в Айсоле. Поехать туда? А стоит ли игра свеч? А если Эди там нет? А если даже он там, но человека на рисунке не узнает? А если даже узнает, останется ли время остановить убийцу? Он еще раз посмотрел на часы.

Семь часов.

Хватит времени?

Могут они еще остановить его? Могут помешать ему убить женщину – неизвестно какую?

Но что же тогда делать? Возвратиться к себе в отдел и там прождать час? Просидеть там с ребятами, а убийца в это время будет аккуратно прицеливаться в свою жертву, а потом нажмет на курок люгера?

Так как же быть, черт возьми? Если поторопиться, включить сирену и дать хороший газ, можно добраться до Айсолы за десять минут. Еще десять минут на разговор с Эди – если он там – и еще десять на возвращение в участок. У себя в отделе он будет уже в 19.30, и если Эди опознает человека на рисунке... Если, если, если...

Хейз вошел в аптеку и шагнул прямо к телефонным будкам. В книге абонентов он поискал адрес Фелиции Пэннет, нашел, но решил сначала позвонить. Если Эди там нет, она ему об этом скажет, и тогда незачем будет ехать.

Повторив про себя номер, он вошел в будку и набрал его. Раздались короткие сигналы.

Он повесил трубку и подождал. Затем набрал номер снова.

Опять занято.

Проклятье, да он просто тратит время! Если номер занят, значит, кто-то дома! Да и не может он, черт возьми, проторчать оставшийся час в этой будке. Он вышел из аптеки и подбежал к своему полицейскому седану.

Машина рванулась от тротуара. Он включил сирену.

Глава 14

Натан Хейл-сквер [12] разделяет остров Айсола на две почти равные части. Высеченный из камня национальный герой возвышается посередине большой площади, где расположен городской торговый центр: дорогие магазины одежды, книжные магазины, аптеки, автомобильные салоны, отели. Жара никак не влияла на этот бурлящий и кипящий котел. Впрочем, жара вообще редко останавливает охотников за звонкой монетой.

Однако Натан Хейл, типичный представитель благородного, но давно ушедшего времени, когда людей больше всего на свете заботили революции, взирал на проходящую перед его глазами деловую гонку совершенно спокойно, по сути дела, глядя в сторону. А вокруг него сидели на скамейках горожане, которые кормили голубей, читали газеты или просто глазели на проходящих мимо девушек в легких летних платьицах. Глазеть на девушек в летних платьицах – это было любимое времяпрепровождение всего города, занятие тоже не подвластное никакой жаре.

Застряв на площади в водовороте машин, Хейз и сам засмотрелся на девушек в тонких платьях. Но вот пробка рассосалась, снова взвыла сирена, машина рванулась с места – и девушки остались позади. Хейз описал по площади дугу, услышал за спиной ругань какого-то мотоциклиста и резко свернул направо, к дому, где жила Фелиция Пэннет. Подогнав седан к тротуару, он выдернул ключ зажигания, хлопнул дверцей машины и, прыгая через две ступеньки, вбежал в парадное.

В списке жильцов, висевшем рядом со звонком, он нашел нужную фамилию. Взявшись за ручку двери, Хейз нажал на кнопку звонка. Щелкнул замок, и дверь открылась. Распахнув ее, Хейз вошел в холл первого этажа. В глубине холла он увидел клеть лифта. Он бросился было к ней, но вспомнил, что не посмотрел номер квартиры Фелиции. Ругаясь и бормоча под нос нечто вроде «поспешишь – людей насмешишь», он вернулся к входной двери, открыл ее и, придерживая ногой, высунулся наружу, чтобы прочитать номер квартиры на табличке у звонка. Шестьдесят третий.

Вернувшись к лифту, он нажал кнопку и принялся ждать. Судя по табло, лифт находился на седьмом этаже. Хейз ждал. Одно из двух – либо табло врет, либо лифт стоит на месте. Он еще раз нажал кнопку. Лифт оставался на седьмом этаже.

Он представил себе, как там наверху две толстые матроны обсуждают свой артрит, одна из них держит дверь лифта открытой, а другая никак не может найти в сумочке ключ от квартиры. А может быть, мальчишка-разносчик, который приволок в какую-нибудь квартиру жратвы на месяц и подпер дверь лифта магазинной тележкой. Хейз снова нажал кнопку. Но чертов лифт стоял на своем – ни в какую не хотел спускаться. Взглянув на часы, Хейз побежал вверх по ступенькам.

Он весь взмок и выдохся, пока добрался до шестого этажа. Поискал дверь с номером шестьдесят три, нашел ее и нажал черную кнопку на дверном косяке. Никто не ответил. Он нажал кнопку еще раз. В этот момент он услышал ровное гуденье, обернулся и увидел, что освещенная кабина лифта движется вниз.

– Кто там? – спросил из квартиры голос – низкий и холодный женский голос.

– Полиция, – ответил Хейз.

У самой двери раздались шаги. Послышался скрежет – женщина отодвинула крышку смотровой щели. Женщина в квартире могла видеть Хейза, а он ее нет.

– Я не одета, – сказал голос. – Вам придется подождать.

– Поскорее, пожалуйста, – поторопил Хейз.

– Это уж как сумею, – ответил голос.

Женщина осадила его, и Хейз это почувствовал. Смотровая щель захлопнулась. Прислонившись к противоположной стене, Хейз принялся ждать. В коридоре было жарко, и все дневные запахи смешались с кухонными запахами вечера. Он вытащил платок и высморкался. Не помогло. Хейз вдруг понял, что голоден. Он ничего не ел часов с двенадцати, зато очень много носился по городу, и желудок начал поднывать.

Ничего, подумал он, скоро все кончится, так или иначе, но кончится. Тогда можно будет пойти домой, побриться, надеть белую рубашку с галстуком и серый летний костюм – и заехать за Кристин Максуэлл. Он отвезет ее куда-нибудь поужинать – неважно, что он ей этого не обещал. Они будут пить из высоких бокалов коктейли с кубиками льда, танцевать, а потом он проводит миссис Максуэлл домой, и перед тем, как расстаться, они за стаканчиком спиртного поговорят об Антарктике.

Великолепная перспектива.

«Мне бы работать где-нибудь в рекламном агентстве, – подумал Хейз. – Освободился бы в пять часов и сейчас сидел бы себе и потягивал мартини...»

Время.

Он посмотрел на часы.

Боже, какого черта она там копается? Он нетерпеливо протянул руку к звонку, но не успел нажать его, как дверь открылась.

Из всех, кого он встречал за сегодня, Фелиция Пэннет, безусловно, была самой холодной особой. И не только сегодня, а за всю неделю. За весь год. Другого слова, казалось, для нее и не подберешь. Она была холодной – настолько, что, стоя рядом с ней, можно было простудиться.

У нее были прямые черные волосы, а прическа... В тюремных парикмахерских такую, наверное, называют «паучок», или «клоп», или еще каким-нибудь насекомым. Как бы там ни было, волосы были подстрижены очень коротко, за исключением завитушек, которые, словно насекомые, расползались по лбу.

Глаза были голубые, но теплоты в их голубизне не было. Такую голубизну можно иногда увидеть в глазах белокожей блондинки или огненно-рыжей ирландки. Но у тех жесткий голубой цвет смягчается светлыми волосами. Волосы же Фелиции Пэннет были чернее чернил, и это сбивало температуру голубых глаз много ниже нуля.

Нос, как и волосы, был слегка укорочен. Поработали над ним профессионально, однако Хейз мог распознать укороченный нос за сто шагов. Теперь у Фелиции был типично американский нос, какой подобало иметь тому, кто вращается в аристократических кругах.

Холодный нос холодной женщины. А рот ее, без всяких следов помады, был тонким и бескровным.

– Извините, что заставила ждать, – сказала Фелиция, но в голосе ее не было ни капли сожаления.

– Ничего страшного. Можно войти?

– Пожалуйста.

Удостоверение личности ее не интересовало. Хейз прошел за ней в квартиру. На Фелиции были ледяной голубизны свитер и черная юбка. Бледно-голубые сандалии держались на ремешках, а ногти на ногах, как и длинные холеные ногти рук, были выкрашены ярко-красным лаком.

Квартира, как и ее хозяйка, тоже излучала холод. Не особенно разбираясь в современном интерьере, Хейз тем не менее сразу определил, что квартира обставлена мебелью, которой в обычном магазине не купишь. Эта мебель изготовлялась по заказу.

Фелиция села.

– Как вас зовут? – спросила она.

Хейз обнаружил, что говорит она в нос, для него такое произношение было связано с Гарвардским университетом. Он всегда полагал, что английский в Гарварде преподает мужчина, который говорит в нос, и заставляет студентов говорить так же; в результате сложилось целое поколение молодых людей, издающих звуки не столько ртом, сколько ноздрями. Хейз удивился, столкнувшись с такой манерой говорить у женщины. Он едва не спросил, кончала ли она Гарвардский университет.

– Меня зовут Хейз, – ответил он. – Детектив Хейз.

– Как мне вас называть? Детектив Хейз? Или мистер Хейз?

– Зовите как угодно. Только не...

– Только не приглашайте меня поужинать вместе, – докончила она без тени улыбки.

– Я хотел сказать, – бесстрастно произнес Хейз, хотя его разозлил ее намек, будто он собирается любезничать, – только не отнимайте больше у меня времени.

Упрек не произвел на Фелицию ровно никакого впечатления – разве что чуть приподнялась ее левая бровь.

– Я не подозревала, что ваше время так драгоценно, – сказала она. – Что вас интересует?

– Я приехал к вам из столовой «Эди – Джордж», – пояснил Хейз. – Вы знакомы с Джорджем?

– Да, несколько раз виделись.

– Он сказал мне, что вы – девушка его компаньона. Верно это?

– Речь идет об Эди?

– Да.

– Ну, можно сказать, что я – его девушка.

– Не знаете ли, мисс Пэннет, где я сейчас могу его найти?

– Знаю. Он за городом.

– Где именно?

– В северной стороне, поехал ловить рыбу.

– Во сколько он уехал?

– Рано утром.

– А точнее?

– Часа в два.

– Вы хотите сказать – днем?

– Нет, я имею в виду утро. Я, детектив Хейз, всегда говорю то, что имею в виду. Утром. В два часа утра. Вчера он допоздна работал в столовой. Потом заехал ко мне выпить стаканчик и уехал за город. Было где-то около двух. – Она выдержала паузу. Потом с силой закончила: – Утра.

– Понятно. А где именно на северной стороне он находится?

– Не знаю. Этого он не сказал.

– А когда вернется?

– Либо сегодня поздно вечером, либо завтра утром. Завтра ему на работу.

– Он позвонит вам, когда вернется?

– Обещал позвонить.

– Вы обручены, мисс Пэннет?

– В известном смысле – да.

– Как это понять?

– Это надо понять так, что я не встречаюсь с другими мужчинами. Но кольца у меня еще нет. Пока оно не нужно.

– Почему?

– Я еще не готова выйти за него замуж.

– Почему?

– После свадьбы я хочу бросить работу. Но жить хуже, чем сейчас, я не согласна. Эди зарабатывает неплохо. Столовая – дело процветающее, но Эди все делит пополам с Джорджем, поэтому он зарабатывает меньше, чем я.

– Где вы работаете, мисс Пэннет?

– На телевидении, программа «Трио Продакшнз». Не слышали?

– Нет.

Фелиция Пэннет пожала плечами.

– Три человека, – сказала она, – писатель, режиссер и продюсер собрались вместе и организовали собственную группу. Наши программы часто идут в эфир. Например, «Час пенсильванского угля» – это наша программа. Наверное, видели?

– У меня нет телевизора, – сказал Хейз.

– Вы не верите в искусство? Или просто не по карману?

Хейз оставил вопрос без, внимания.

– И что же делаете в «Трио Продакшнз» вы?

– Я одна из трех, одна из «Трио». Я продюсер.

– Понятно. И платят за такую работу неплохо?

– Очень даже неплохо.

– А доля Эди в его бизнесе меньше?

– Меньше.

– И вы не собираетесь выходить за него замуж, пока не сможете сидеть дома и вязать детские штанишки и содержать дом на его заработок, так я?..

– Пока я не смогу жить так, как живу сейчас, – поправила его Фелиция.

– Понятно. – Хейз вынул из кармана сложенный вдвое листок с рисунком. Медленно развернув его, он показал рисунок Фелиции.

– Когда-нибудь видели этого человека?

Фелиция взяла листок.

– Это что, специальная уловка, чтобы получить мои отпечатки пальцев?

– Что-что?

– Подсунув эту картинку.

– О-о... – Хейз через силу улыбнулся и почувствовал, что начинает ненавидеть эту мисс Пэннет, а вместе с ней «Трио Продакшнз» и «Час пенсильванского угля», хотя он никогда не видел это дурацкое шоу. – Нет, отпечатки ваших пальцев мне не нужны. Считаете, ими стоит заинтересоваться?

– Откуда я знаю? – сказала она. – Я даже не знаю, зачем вы сюда пришли.

– Я пришел сюда, чтобы выяснить личность этого человека, – ответил Хейз. – Вы его знаете?

Она посмотрела на рисунок.

– Нет, – сказала она и вернула листок Хейзу.

– Никогда его раньше не видели?

– Никогда.

– Может быть, вместе с Эди? Может, это один из его друзей?

– Все друзья Эди – мои друзья. С ним я этого человека никогда не видела. Если только он здесь похож на себя.

– Очень похож, – уверил ее Хейз. Он сложил рисунок и убрал в карман. Кажется, улетучилась последняя его надежда. Если Эди Корт где-то удит рыбку, значит, до восьми вечера встретиться с ним не удастся. И показать ему рисунок тоже. И опознать потенциального убийцу. Хейз вздохнул. – Удит рыбку, – пробормотал он с отвращением.

– Он любит ловить рыбу.

– Что еще он любит?

С начала их разговора Фелиция первый раз улыбнулась.

– Меня, – ответила она.

– М-м-м, – промычал Хейз, отказываясь комментировать чужой вкус. – Где вы познакомились?

– Он меня подцепил.

– Где?

– На улице. Вас это шокирует?

– Не особенно.

– Так уж получилось. Я гуляла как-то по центру в среду. Наше самое большое шоу, «Час угля», идет по вторникам. Оно идет прямо в эфир. И после него мы обычно в среду отдыхаем, берем выходной, если нет особой запарки. В ту среду я выбралась в центр подкупить бижутерии. Там у них отличные магазины – знаете наверное.

– Знаю, – отозвался Хейз. Он посмотрел на часы. На кой черт он тратит время? Почему не поехал прямо в участок, где, по крайней мере, он был бы среди своих?

– Я разглядывала в витрине золотой браслет и вдруг сзади слышу: «Хотите, я куплю вам эту штуку?» Я обернулась. Смотрю – симпатичный мужик с усами и аккуратной бородкой.

– Это был Эди Корт?

– Да. Сначала я решила, что он художник, их в Квартале полно. Все-таки усы и борода. А денег, спрашиваю, у вас хватит? Тогда он вошел в магазин и купил браслет. За триста долларов. Так мы и познакомились.

«Ну и ну», – с усмешкой подумал Хейз, и воображение нарисовало ему бородатого чудака, который не пожалел триста долларов, чтобы подцепить такую девушку, как Фелиция Пэннет.

– И он всегда носит бороду? – спросил Хейз, вспоминая знакомых бородачей. Один вырастил на нижней челюсти настоящий куст, чтобы скрыть безвольный подбородок. Другой...

– Всегда, – ответила Фелиция. – Он отрастил ее еще в восемнадцать лет и с тех пор никогда не сбривал. Думаю, он отрастил ее, потому что был освобожден от военной службы. Разрыв барабанной перепонки. Борода, наверное, много значила для его "я" – ведь все его тогдашние друзья чувствовали себя мужчинами уже потому, что носили форму. Впрочем, борода у него красивая. – Она сделала паузу. – Вас никогда не целовал мужчина с бородой?

– Нет, – ответил Хейз. – Я предпочитаю мужчин с длинными баками. – Он поднялся. – Ну что ж, мисс Пэннет, большое спасибо.

– Что-нибудь передать Эди, когда он появится?

– К тому моменту, когда он появится, – вздохнул Хейз, – будет уже поздно.

– Почему будет поздно?

– Потому, – сказал он. – Можете ему передать, что он выбрал для рыбалки не очень подходящее время. Он мог бы нам помочь.

– Очень жаль, – сказала Фелиция, снова без тени сожаления в голосе.

– Надеюсь, сон у вас из-за этого не пропадет.

– Не пропадет.

– Я в этом и не сомневался.

– Можно вам задать личный вопрос? – спросила вдруг Фелиция.

– Конечно. Валяйте.

– Этот белый кустик у вас в волосах. Откуда он взялся?

– Зачем вам это?

– Меня всегда привлекает необычное.

– Как борода и усы Эди Корта, например?

– Его борода меня действительно привлекла.

– И трехсотдолларовый браслет в придачу, – добавил Хейз.

– Уж очень необычный был подход, – сказала Фелиция. – Вообще-то я не позволяю цепляться к себе на улице. – Она помолчала. – Вы не ответили на мой вопрос.

– Ударили ножом, – неохотно объяснил Хейз. – Врачи, чтобы добраться до раны, выбрили это место. А когда волосы отросли, появился белый клок.

– Любопытно почему, – сказала она, на этот раз с неподдельным интересом.

– Наверное, побелели от страха, – предположил Хейз. – Мне пора идти.

– Если вам когда-нибудь вздумается поработать на телевидении... – начала она.

– Да?

– Вы бы подошли на роль злодея. В какой-нибудь шпионской постановке. Эти белые волосы придают вам интригующий вид.

– Благодарю, – сказал Хейз. У двери он остановился. – Надеюсь, что вы, мистер Корт и его борода будете очень счастливы вместе.

– Безусловно, – заверила Фелиция Пэннет.

По ее тону он понял, что сомневаться и правда не приходится.

Глава 15

19.35.

Через двадцать пять минут Леди станет мишенью. Через двадцать пять минут угроза превратится в реальность, а потенциальный убийца – в настоящего.

19.36. Через двадцать четыре минуты люгер выплюнет пули. Упадет женщина. Зазвонит телефон, и дежурный сержант ответит: «Восемьдесят седьмой участок», – переключит телефон, и на место происшествия срочно вызовут парней из отдела по расследованию убийств, из полицейского управления, из лаборатории, из медицинской экспертизы – произошло очередное убийство.

19.37.

В отделе царило зловещее уныние. Берт Клинг рвался домой. Он сегодня провел тяжелый день в порту, но все равно ждал, перебросив через руку кожаный пиджак, ждал, когда что-нибудь произойдет, когда Бернс высунет голову из своего кабинета и крикнет: «Берт! Ты мне нужен!»

19.38.

Сидя вокруг стола, они снова рассматривали письмо – Мейер, Карелла, Хейз. Мейер посасывал свои таблетки от кашля. В горле у него першило еще больше, и он считал, что в этом виновата жара.

СЕГОДНЯ В ВОСЕМЬ ВЕЧЕРА Я УБЬЮ ЛЕДИ. ВАШИ ДЕЙСТВИЯ?

Этот вопрос гудел в голове каждого из детективов.

Наши действия?

А что мы можем сделать?

– Может быть, это все-таки собака, – предположил Мейер, не переставая сосать таблетку. – Собака по кличке Леди.

– А может быть, и нет, – откликнулся Хейз.

– Или, может быть, это та шлюха, – сказал Карелла. – Марсия. Леди. Если это она, тогда все в порядке. Ее ведь охраняют?

– Охраняют, – сказал Хейз.

– И Леди Эстор тоже?

– Охраняют, – повторил Хейз.

– А на балет Пит кого-нибудь послал?

– Нет, – ответил Хейз. – Баннистер вне подозрений. Он ни капли не похож на эту чертову картинку.

– Ив столовой ее никто не опознал? – спросил Мейер. Он глотнул и полез в карман за новой таблеткой.

– Я видел только одного из владельцев, – сказал Хейз. – Другого нет в городе. – Он помолчал. – Тот, первый, подал одну хорошую идейку.

– Угоститься никто не желает? – предложил Мейер, протягивая коробочку.

Никто не обратил на него внимания.

– Какую идейку? – спросил Карелла.

– Он собрался пойти попить пивка, как только у него схлынет толпа обжор. Есть там, говорит, подходящее местечко на их улице. Мне оно тоже подходит. Как только выберусь отсюда. Присоединиться никто не хочет? Угощаю.

– А где она, эта столовая? – заинтересовался Карелла.

– А?

– Столовая.

– О, столовая. На пятачке возле Тринадцатой.

– Около того бара, что ли?

– Какого бара?

– "Паба". Где Самалсон мог потерять свой бинокль. «Паб». На углу Тринадцатой Северной и Эмберли-стрит?

– Думаешь, тут есть связь? – спросил Хейз.

– Кто знает... – задумчиво произнес Карелла. – Если этот малый пообедал у «Эди – Джорджа», он вполне мог после этого зайти в «Паб» чего-нибудь выпить. Может, там он и нашел бинокль Самалсона.

– И что нам это дает?

– Ничего, – согласился Карелла. – Просто заключительный штрих, для полноты картины. Мысли вслух, не более.

– Угу, – пробурчал Хейз. 19.40.

– Но этот хозяин столовой его не опознал? – спросил Мейер. – Рисунок наш?

– Нет. В столовой ниточка оборвалась. Этот Джордж только и говорил что о своей любви к компаньону Эди. Он, мол, ему как сын родной и так далее. Джордж – сирота, во всем мире никого. Ну, и очень привязан к своему малышу.

– Малышу? – удивился Карелла.

– Ему тридцать четыре. Но для Джорджа, которому пятьдесят шесть, он малыш.

– Забавное партнерство, – сказал Карелла.

– Познакомились-то они давно.

– А система партнерства обычная?

– Ты о чем?

– В случае смерти одного компаньона и отсутствия у него родственников все дело переходит к другому?

– Наверное, – Хейз пожал плечами. – Да. Джордж говорил, что дела они ведут по обычной системе.

– То есть, если Джордж отдаст концы, столовая переходит к его компаньону, так? Ты ведь сказал, что у Джорджа во всем мире никого, да? Никаких претендентов на наследство?

– Ну да, – кивнул Хейз. – И куда ты клонишь?

– Вполне возможно, Эди ждет не дождется, когда Джордж прикажет долго жить. Вполне возможно, сегодня в восемь он ему собирается в этом помочь.

Все тут же взглянули на часы. Было 19.42.

– Теория недурна, Стив, – заметил Хейз, – но есть слабые места.

– Например?

– Например... Разве Джордж похож на леди?

– М-м-м, – промычал Карелла.

– И самое главное, мы же показывали рисунок и Джорджу, и девушке Корта. И они его не узнали. Значит, наш убийца – не Эди Корт.

– А чего тебе вдруг пришло в голову, что Джордж – это Леди? – спросил Кареллу Мейер. – От жары, что ли?

– А он случайно не того, не гомик? – Карелла не хотел отказываться от своей версии. – Этот твой Джордж?

– Это отпадает, Стив. Я бы заметил. Ничего такого нет.

– Я просто искал... сам не знаю... какая-то связь с Леди. – Он хлопнул ладонью по письму. – Но если он не... ну, тогда... – Он пожал плечами.

– Нет, нет, – сказал Хейз. – Ты не там ищешь.

– Да, ты прав. Я просто подумал... черт, мотив уж больно подходящий.

– Увы, под наши факты он не подгоняется. – Мейер улыбнулся. – Может, изменим факты и подгоним их под твою теорию, а, Стив?

– Что-то я сегодня устал, – произнес Карелла. – День сегодня тяжелый.

– Пойдешь по пивку? – поинтересовался Хейз. – Когда все это кончится?

– Может быть.

– Да, идейку он подал хорошую, этот Джордж, – сказал Хейз. – Как только его лавочка разгрузится, он пойдет вот сюда. – Он машинально ткнул пальцем в эмблему пива «Баллантайн», с помощью которой была составлена цифра 8. Потом его палец замер.

– Эй! – воскликнул он.

– Восемь, – сказал Карелла.

– Хочешь сказать, что?..

– Не знаю.

– Но...

– Думаешь, убийца подсказывает нам? Подсказывает, где?

– Бар? В восемь? Так, что ли?

– Святая Мадонна, Коттон, неужели ты думаешь, что?..

– Подожди, Коттон. Подожди чуть-чуть.

Все даже приподнялись в своих креслах. Часы на стене показывали 19.44.

– Если это бар... Может быть, «Паб»?

– Может быть. Но кто жертва?

– Леди. Тут же сказано – Леди. Но если эта восьмерка имеет скрытый смысл, то и ... Леди. Леди. Кто же это?

На мгновение мужчины замолчали. Мейер вытащил еще одну таблетку от кашля и бросил пустую коробочку на стол.

– Джордж, наверное, пойдет в «Паб», – рассуждал Карелла. – Он же сказал, бар на их улице, так? Как раз там Самалсон потерял бинокль. Может, Джордж и есть жертва. Я просто не вижу других вариантов, Коттон.

– Да, но Леди? Как, черт возьми, Джордж Ладдона может быть Леди?

– Не знаю. Но думаю, что нам...

– Святая!..

– Что? – Карелла поднялся. – Что?

– Господи Иисусе! Переведи это, Стив, ты же итальянец! Переведи «Ладдона». Это же леди! Леди!

– La donna! – воскликнул Карелла. – Я идиот... Значит, он хочет, чтобы его остановили. Черт подери, Коттон, убийца хочет, чтобы его остановили! Он сказал нам, кого он хочет убить и где. Убийца...

– А убийца-то кто? – спросил Хейз, поднимаясь. Взгляд его упал на лежавшую на столе коробочку из-под таблеток от кашля, и он закричал: – Смит! Смит!

И они стремительно вылетели из отдела. Часы на стене уже показывали 19.47.

Глава 16

Стоя на мусорном ящике в прилегающей к «Пабу» аллее, человек сквозь маленькое окно отлично видел стол, за которым сидел Джордж Ладдона.

Итак, он не ошибся. Значит, он действительно хорошо знал привычки Джорджа и правильно предположил, что по дороге домой из столовой тот обязательно зайдет в «Паб», сядет за свой обычный столик и закажет большой бокал пива. А осушив его, закажет другой... Только сегодня другого не будет, другого бокала пива больше не будет никогда, потому что в восемь часов он умрет.

Человек посмотрел на светящийся циферблат своих часов.

19.52.

Через восемь минут Джордж Ладдона умрет.

Ему вдруг стало грустно. Но все равно, другого выхода у него не было. Он избрал единственно возможный путь. А подготовил он все хорошо, подготовил так, что выйдет из этого дела абсолютно чистеньким. Даже если что и заподозрят – мотив налицо, против него не будет никаких фактов.

А потом к себе, домой. А завтра, как обычно, на работу, не показывая виду, что он что-то знает, не изменившись. Только он уже будет убийцей.

Смогут ли они остановить его?

Неужели они не разгадали смысл его письма? Но не мог же он написать все прямо, не мог же он все им выложить на тарелочке! Разве мало там было намеков, разве не ясно было сказано, что должно произойти, – неужели они не могли додуматься до остального?

Нет, они, конечно, додумались. В неповоротливости их не упрекнешь, бог тому свидетель. Он подумал о комнате, которую снял в доме на Двенадцатой улице, в этом грязном притоне, где он хотел провести предстоящую ночь, до которого рукой подать от места убийства. Но сейчас об этом не могло быть и речи – они нашли комнату и чуть не сцапали его самого. В памяти возникла перестрелка с этим рыжим копом. Да, пощекотали они друг другу нервы. Но в комнату теперь нельзя – придется возвращаться в свою квартиру. А умно ли это? Вдруг кто-то его увидит? Может, просто прошататься всю ночь по улицам? Может, сразу же надеть...

Круто прервав ход мыслей, он взглянул на часы. 19.55.

Он опустил руку в карман, нащупал там что-то мягкое и теплое, удивился на секунду и тут же вспомнил. В следующий миг пальцы наткнулись на твердое и холодное. Он вытащил это из кармана, и в свете луны люгер блеснул смертельным блеском.

Он проверил магазин. Обойма была полной.

* * *

Несколько таких магазинов осталось в комнате. А по ним нельзя выйти на его след – ведь лицензии на пистолет у него нет. А не доберутся ли они до человека, у которого он его купил? Нет, едва ли. Пистолет наверняка краденый – он купил его в сомнительном местечке. У человека, продавшего ему пистолет, было много всякой всячины. Местечко было сомнительное, это точно, но для него – вполне подходящее. А после сегодняшнего вечера места лучше этого ему просто не найти. Он щелкнул предохранителем.

19.57.

Пристроив руку с люгером на подоконник, он тщательно прицелился в затылок Джорджа Ладдоны. На кисти левой руки, под стеклом часов бежала, бежала, бежала секундная стрелка. А вот сдвинулась и минутная. Он буквально увидел, как она подвинулась.

19.58.

Могут ли они ему помешать? Где там. Глупцы. Безмозглые глупцы.

Стараясь не расслаблять руку, он ждал.

Ровно в 20.00, когда он уже собрался нажать на курок, в аллею ворвался Коттон Хейз.

– Эй! – закричал он. – Стой!

Раздался выстрел, но за мгновение перед этим рука убийцы чуть дернулась назад. Хейз кинулся на него. Убийца повернулся. В его кулаке блестел люгер. Хейз отскочил в сторону.

Снова прогремел выстрел, и тут же мусорный ящик, на котором стоял стрелявший, опрокинулся. Человек с люгером в руке упал, но мгновенно вскочил на ноги и, вскинув пистолет, навел его на Хейза. Раздался выстрел, но на какое-то мгновение раньше Хейз успел нанести удар кулаком. Пуля пролетела мимо. Хейз снова ударил и ощутил, что его кулак как бы расплющил физиономию преступника. И тут усталость от изнуряющей жары, от долгого преследования и казавшейся до этой минуты бессмысленной и безнадежной сегодняшней работы, разочарование, вызванное вереницей неудач, – все это, что копилось в Хейзе с самого утра, вырвалось наружу. И он молотил кулаками, бил, бил, бил, пока враг не рухнул без сознания.

И тогда, тяжело дыша, Хейз поволок его к выходу из аллеи.

* * *

Сидевшего в «Пабе» Джорджа Ладдону все еще била дрожь. Пуля, просвистев в сантиметрах пяти от его головы, врезалась в столешницу. На лице Джорджа застыло недоуменное выражение, руки тряслись, губы тряслись – он слушал объяснения Хейза.

– Это был ваш компаньон, – говорил тот, – Эди Корт. В вас стрелял ваш компаньон, мистер Ладдона.

– Не верю, – произнес Джордж. – Просто не верю. Только не Эди. Не мог он желать мне смерти.

– Мог. Его девушка слишком любит деньги.

– Вы хотите сказать... здесь замешана она?

– Не совсем, – сказал Хейз. – По крайней мере, я так не думаю. Она не предлагала ему убить вас, если вы это имеете в виду. Фелиция Пэннет не из тех, кто согласится связать свою жизнь с убийцей. Но она давала ему понять, что ей нужно от жизни, и он, видимо, нашел единственный доступный ему способ дать ей это.

– Нет, – произнес Джордж, – только не Эди.

Казалось, он сейчас заплачет.

– Помните, я вам показывал рисунок? – спросил Хейз.

– Да. Но это был не Эди! Это был кто-то другой! Этот человек...

– Вы уверены? – Хейз вытащил из кармана листок с рисунком, потом карандаш и стал быстро водить им по бумаге. – А это не Эди Корт? – спросил он, показывая Джорджу все тот же портрет неизвестного, но уже с бородой и усами.

– Да, – ответил Джордж. – Да, это Эди...

Хейз неспешно вел полицейский седан к участку. На заднем сиденье между Кареллой и Мейером сидел задержанный.

– А почему ты тогда закричал: «Смит!»? – спросил Карелла, обращаясь к Хейзу.

– Потому что я в тот момент посмотрел на дурацкую коробку с таблетками от кашля, и вдруг до меня дошло.

– Что же до тебя дошло?

– До меня дошло, почему домовладелица сказала: «Сегодня утром он выглядел именно так». В тот момент эта фраза показалась мне бессмысленной, но ведь она означала, что сегодня утром он выглядел не так, как раньше. Потом эта девушка, которая жила напротив. Она сказала, что он выглядел как шпион. Только бомбы не хватало. И еще ей было смешно, что его фамилия – Смит. Когда я спросил, почему, она ответила: «Ну, таблетки от кашля и все такое, сами знаете». Я тогда подумал, что она немного с приветом. Но когда вечером я увидел коробку Мейера с надписью «Таблетки от кашля братьев Смит», все стало на свои места. Вчера вечером Корт в своей комнате побрился. Поэтому в аптечке лежали ножницы и бритва.

– Похоже на правду, – согласился Карелла. – Бороду он носил с восемнадцати лет, поэтому считал, что без нее его никто не узнает.

– Так оно и вышло, – кивнул головой Хейз, остановив машину перед светофором. – Одного не могу понять – как же он собирался завтра явиться на работу? Его бы немедленно разоблачили.

– Вот тебе ответ, – сказал Карелла, бросая на переднее сиденье какой-то мягкий пушистый предмет. – Я нашел это у него в кармане.

– Борода и усы! – присвистнул Хейз. – Чтоб я пропал!

– Надо думать, он собирался носить эту штуку, пока не отрастет своя, неотразимая, – предположил Карелла.

– Ничего, там, куда он поедет, у него будет время отрастить длинную-длинную бороду, – сказал Мейер. – Кто-нибудь хочет таблетку от кашля?

Карелла и Хейз расхохотались.

– Боже правый, ну и устал я, – признался Карелла.

– О'Брайен-то на свой бейсбол еще успеет, а?

Зажегся зеленый свет. На заднем сиденье вдруг зашевелился Корт. Он открыл глаза, моргнул и пробормотал:

– Значит, вы все-таки меня остановили?

– Да, – ответил Карелла. – Остановили.

– Зеленый. – Мейер хлопнул Хейза по плечу. – Поехали.

– А куда торопиться? – Хейз обернулся. – Уж теперь все время – наше.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке