С точки зрения Тролля (fb2)


Настройки текста:



С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ТРОЛЛЯ

«Многие истории из этого нового сборника вас порадуют, озадачат и удивят».

— Kirkus Review

«Разнообразие характеров и авторское мастерство, с которым написаны эти пятнадцать волшебных сказок, должны сделать эту книгу занимательной для любого читателя…

Любители волшебных сказок любого возраста должны обязательно приобрести ее для своей библиотеки».

— Green Man Review

«Легко читается и заставляет думать. Многие из рассказов — смешные, некоторые — страшные, такие, что мурашки по коже бегут, а последняя история, рассказанная Келли Линк, „Игра в Золушку“, — тонкая и при этом леденящая кровь».

— School Library Journal

Маме, читавшей мне сказки.

— Эллен Датлоу

Маме Эллен, потому что я очень рада, что она читала ей сказки!

— Терри Виндлинг

Предисловие

Мы любим волшебные сказки. Не простенькие и глупенькие, которые печатают в книгах для самых маленьких, а старинные сказки, темные, страшные, волшебные, завораживающие и пугающие, в которых живут злобные мачехи, коварные эльфы и объедающиеся человечиной чудовища и великаны.

В старых волшебных сказках никто не сидит тише воды ниже травы, ожидая, что появится принц и спасет их; здесь герои используют свою смекалку и смелость, чтобы самостоятельно добраться до счастливого конца.

При подготовке предыдущих двух сборников для юных читателей («Волк у двери» и «Сестра Лебедь») мы просили писателей взглянуть на старые сказочные сюжеты и пересказать их новым, необычным образом. Однако на этот раз мы задумали кое-что новенькое и поэтому предложили нашим авторам внимательно и пристально посмотреть на сказочных злодеев. Ведьмы, чародеи, великаны, тролли, чудовища — какая правда скрывается за сказками про них? И действительно ли все эти сказочные герои и героини, побеждающие злодеев, такие благородные, какими кажутся на первый взгляд?

Ответы на эти вопросы — в пятнадцати замечательных рассказах и стихах на следующих страницах.

Эллен Датлоу,
Терри Виндлинг

ДЕЛИЯ ШЕРМАН Ученик волшебника

В Дахое, Мейн, живет злой волшебник. Во всяком случае, так написано на табличке, прибитой к двери его магазина:

Книжный магазин злого волшебника.

Собственность З. Мелкокостного.

Его дом, в котором собственно и находится магазин, выглядит именно так, как и должен выглядеть дом злого волшебника. Большой, разваливающийся, окруженный крытой круговой галереей с резным карнизом. К дому даже пристроена башня, окна которой угрожающе горят красным светом в тот час, когда обычные продавцы книг уже спят. Внутри все стены в полках с громоздкими, пахнущими плесенью, пыльными книгами в кожаных переплетах. Под крышей живут летучие мыши, а на растущих рядом соснах гнездятся вороны и совы.

В чулане поселилось лисье семейство.

И конечно же там обитает сам злой волшебник. Захария Мелкокостный. Я вас спрашиваю, могут ли так звать обычного книготорговца? Он и выглядит зловеще. У него взлохмаченные грязно-серые волосы и густая молочно-желтая борода, а его глаза сердито поблескивают за стеклами очков в железной оправе. Он всегда одет в старомодный ржаво-коричневый сюртук и цилиндр, залоснившийся от старости и смятый с одной стороны.

По углам все шепчутся о том, как он могуществен. Говорят, он может превращать людей в животных и наоборот. Может наслать на тебя блох, вызвать судороги или сжечь твой дом дотла. Может сделать так, что у тебя ноги разъедутся, вместо того чтобы дать тебе прикурить. Может убить взглядом или словом, если захочет. Так что нет ничего удивительного в том, что у добрых жителей Дахое в Мейне вошло в привычку не слишком беспокоить мистера Мелкокостного. Ничего не подозревающие туристы иногда заглядывают в его магазин, надеясь присмотреть себе что-нибудь. Обычно к выходу ноги несут их гораздо быстрее, и никто туда никогда больше не возвращается.

Каждое тринадцатое полнолуние мистер Мелкокостный берет себе помощника. Откуда ни возьмись появляется взлохмаченный мальчишка, протирает галерею, приносит дрова, кормит кур. А потом, через месяц или год, исчезает. Говорят, мистер Мелкокостный превращает их в летучих мышей, или воронов, или сов, или лис либо варит в котле их кости для своих злых чар. Никто не знает наверняка, и никто не спрашивает. Ведь пропадают не местные дети, семьи которых всем известны. Так что переживать не о чем. Мальчишки приезжают из далекого далека: из Канады, или Вермонта, или Массачусетса — и, вероятно, заслуживают всего того, что с ними случается. Если бы они были хорошими мальчиками, разве стали бы работать на злого волшебника, не правда ли?

Ну, все зависит от того, кого вы считаете «хорошим мальчиком».

По словам своего дяди, Ник Петушок таким точно не был. По словам своего дяди, Ник Петушок не стоил своей кровати и скормленной ему три раза в день еды — он был бездельником, лжецом и ни на что не годным лентяем.

Отдавая должное дяде Ника, племянник стоил этих слов. Но его пороли до крови по крайней мере раз в день и дважды по воскресеньям, не важно, как бы мальчишка себя ни вел, и Ник не видел ни единой причины, чтобы меняться в лучшую сторону. Да, он украл хот-доги из холодильника, но дядя не кормил его досыта. Да, он украдкой спал на завалинке, но дядя заставлял его работать день и ночь. Да, он отчаянно лгал, ведь иногда ему удавалось обмануть дядю, и тот поколачивал кого-нибудь другого, а не Ника.

Как только появлялась возможность, Ник сбегал.

Но ему никогда не удавалось убежать достаточно далеко. Для человека, так низко оценивающего Ника, его дядя был странно привязан к нему. «Родственники должны держаться вместе» — означало, что ему нужен был Ник, чтобы готовить еду. Для ребенка Ник был очень неплохим поваром. К тому же дяде Ника нравилось иметь под рукой кого-нибудь, кого можно было бы побить. Как бы то ни было, он всегда находил Ника и возвращал его домой.

В свой одиннадцатый день рождения Ник снова убежал. Он сделал бутерброд с болонской копченой колбасой и завернул его в чистый носовой платок. Когда дядя заснул, Ник тихонько вышел через заднюю дверь и отправился куда глаза глядят.

Ник шел всю ночь, пробираясь через леса и стараясь держаться подальше от городов. На рассвете он сделал привал и съел половину бутерброда. В полдень он съел оставшуюся половину. В обед пошел снег.

К вечеру Ник замерз, промок и проголодался. Даже когда взошла луна, между деревьями висела мгла, полнящаяся шорохами и скрипами. Ник уже готов был плакать от холода, и страха, и усталости, когда за снегом и голыми ветвями разглядел мерцающий вдали красный огонек.

И Ник пошел на свет. Вскоре он выбрался на асфальтированную дорожку, и та привела его к почтовому ящику и деревянной табличке, надпись на которой наполовину была заметена снегом. За столбом с табличкой начиналась подъездная дорожка, которая вела к большому темному дому, видневшемуся за соснами. Ник споткнулся на ступеньках и стал колотить заледеневшими от холода ладошками в тяжелую входную дверь. Целую вечность, как ему показалось, ничего не происходило. Потом дверь распахнулась, скрипнув несмазанными петлями.

— Что тебе надо? — раздался раздраженный и недоверчивый стариковский голос.

Если бы у него был выбор, Ник бы развернулся и пошел куда-нибудь еще. Но выбора не было, и Ник сказал:

— Что-нибудь поесть и где-нибудь переночевать. Я насмерть замерз.

Старик смотрел на него, темные глаза блестели за стеклами небольших круглых очков.

— Мальчик, ты умеешь читать?

— Что?

— Ты глухой или тупой? Ты умеешь читать?

Ник подумал о растрепанных волосах старика, о его неухоженной бороде, старомодном сюртуке и нелепом цилиндре. Все это не вызвало у Ника желания делиться какой бы то ни было правдой о себе.

— Нет, не умею.

— Точно? — Старик протянул ему визитную карточку. — Взгляни на это.

Ник взял визитку, повертел ее из стороны в сторону и, вздрогнув, вернул старику, радуясь, что солгал.

На карточке было написано:

Книги злого волшебника

Владелец — Захария Мелкокостный

Фантастика

Прорицание, алхимия, превращение в животных

Понедельник — суббота

По договоренности

И без оной

Мистер Мелкокостный посмотрел на Ника сквозь свои круглые очки:

— Хммм… Из-за тебя холод в дом ползет. Закрой дверь за собой. И оставь ботинки у двери. Я не позволю тебе пачкать мой пол.

Вот так Ник стал новым учеником злого волшебника.

Сначала он решил, что ему просто придется заниматься домашними делами в плату за еду и ночлег. Но на следующее утро, после завтрака, на который была овсянка с кленовым сиропом, мистер Мелкокостный вручил ему щетку и метелку из перьев для смахивания пыли.

— Уберись в передней комнате, — сказал он. — Приведи в порядок пол, и книги, и полки. Чтобы не было ни пятнышка грязи, понял? И никакого следа пыли.

Ник трудился изо всех сил, но, как он ни старался, к концу дня комната была не чище, чем когда он начал.

— Так дело не пойдет, — сказал волшебник. — Завтра ты попытаешься убраться снова. Тебе надо бы заняться ужином. В морозилке найдешь ингредиенты для студня из свиных обрезков.

За снегом пришли жесточайшие морозы, так что Ник не особенно печалился из-за такого поворота событий. Мистер Мелкокостный мог быть злым волшебником, уродливым, как первородный грех, и острым на язык. Но постель была постелью, а еда — едой. И, если дела пошли бы совсем плохо, он всегда мог сбежать.

После нескольких дней уборки гостиная была разве что не грязнее, чем раньше.

— Я видел собак умнее тебя, — кричал Мелкокостный. — Мне стоит тебя превратить в одну из них и продать на деревенской ярмарке. У тебя должны быть хоть какие-то мозги, иначе бы ты не мог разговаривать. Используй их, мальчишка. А то я скоро потеряю терпение.

Подумав, что это только вопрос времени, когда мистер Мелкокостный начнет его поколачивать, Ник решил, что сейчас самое время бежать. Он взял немного черного хлеба и курицы домашнего копчения из холодильника, завернул еду и фонарик в свой платок и осторожно прокрался через черный ход наружу. Подъездная дорожка была расчищена от снега, и Ник на цыпочках направился к главной дороге…

И снова оказался на крыльце, у двери черного входа.

На рассвете мистер Мелкокостный нашел Ника заходящим в эту дверь в неизвестно какой по счету раз.

— Собирался сбежать? — Мистер Мелкокостный неприятно улыбнулся, в густой бороде сверкнули желтые зубы.

— Нет, — ответил Ник. — Просто хотел подышать воздухом.

— Дома тоже есть воздух, — заметил мистер Мелкокостный.

— Слишком пыльный.

— Чтобы не было пыльно, — ответил мистер Мелкокостный, — тебе стоит лучше убираться, не так ли?

Ник был в отчаянии, и единственное, что ему оставалось, — это использовать свою голову, как ему и советовал когда-то мистер Мелкокостный. Теперь Ник не только смахивал пыль с кожаных переплетов, он заглядывал и в сами книги, пытаясь узнать, нет ли там какого намека, как справиться с въедливой грязью. Он узнал несколько интересных вещей, в том числе как накладывать чары удачи, используя овечью печень, но ничего такого, что оказалось бы полезным при уборке грязных комнат, в книгах не было. В конце концов, за стулом, под которым он уже с дюжину раз мыл пол, нашелся том с названием «Ведьминское пособие по домашнему хозяйству».

Он сунул том под свитер и пронес к себе наверх, решив ночью прочитать. Так он узнал, что на гостиную наложены чары беспорядка. Из книги же ему стало известно и то, как их снять. Этим он и занялся, на что ушла пара дней. И в то же время Ник не забывал греметь швабрами и ведрами, чтобы скрыть применение колдовства.

Когда гостиная засверкала чистотой, он показал ее мистеру Мелкокостному.

— Хммм… — сказал тот, — ты сам это сделал, правда?

— Ага.

— Без чьей-либо помощи?

— Ага. Теперь я могу уйти?

Мистер Мелкокостный улыбнулся Нику самой зловещей из своих улыбок:

— Нет. Дровяной ящик пуст. Наполни его.

Ник совершенно не удивился, когда оказалось, что наполнить ящик никак не удается — как прежде не удавалось и убрать гостиную. Решение этой загадки он нашел в томе, выступающем из ряда книг, там же отыскалось и заклинание, чтобы носить воду в решете и наполнять водой ведра с пробоинами.

Когда дровяной ящик был наполнен, у мистера Мелкокостного нашлись и другие сложные задания для Ника, например разобрать баррель белого и черного риса по отдельным мискам, выстроить каменную стену в один день и превратить ветку омелы в розу. К тому времени как Ник отточил эти свои навыки, наступила весна, и ему больше не хотелось сбегать. Он хотел и дальше учиться чародейству.

Не то что бы ему начал нравиться мистер Мелкокостный — Ник по-прежнему думал, что он сумасшедший, и вредный, и безобразный. Но как бы мистер Мелкокостный ни кричал и ни ругался, от этого на кровати Ника не становилось меньше одеял и количество еды в его тарелке не менялось. И даже если мистер Мелкокостный и превращал Ника в ворона или лиса, когда на него находило настроение, он никогда не поднимал на мальчика руку.

За лето и осень мальчик научился превращаться в любое животное по своему желанию. Вместе с ноябрем пришел первый снег и время праздновать двенадцатый день рождения Ника. На праздник он приготовил свои любимые запеченные бобы с сосисками. Мистер Мелкокостный, шаркая, вошел на кухню.

— Надеюсь, еды хватит на троих, — сказал он. — Твой дядя скоро будет.

Ник закрыл дверцу микроволновки.

— Тогда мне лучше уйти, — ответил он.

— Не поможет, — покачал головой мистер Мелкокостный. — Он найдет тебя в конце концов. Зов крови сложно заглушить.

Когда сумерки совсем сгустились, дядя Ника вырулил на подъездную дорожку у дома злого волшебника на своем побитом старом пикапе. Он поднялся по ступенькам и принялся колотить в дверь так, будто собирался ее выломать. Когда мистер Мелкокостный открыл, дядя Ника схватил старика за плечо своей великаньей рукой и втолкнул в магазин.

— Я знаю, что Ник здесь, — заявил он. — Так что не надо рассказывать мне, что ты его не видел.

— Даже не думал, — ответил мистер Мелкокостный. — Он на кухне.

Но в теплой и чистой кухне дядя Ника увидел только четырех одинаковых щенков лабрадора, дрожащих и забившихся под деревянный стол.

— Что за чертовщина здесь творится? — От злости лицо дяди Ника стало багровым. — Где мой племянник?

— Один из этих щенков — твой племянник, — ответил мистер Мелкокостный. — Если ты выберешь не того щенка, то уйдешь и никогда больше не вернешься. Если выберешь правильно, у тебя останется еще две попытки, чтобы узнать его. Угадаешь три раза подряд, можешь забирать его.

— Что мне мешает забрать его прямо сейчас?

— Я, — заметил мистер Мелкокостный. Его круглые очки зловеще блеснули, массивная борода встопорщилась.

— И кто ты такой?

— Я — злой волшебник, — тихо ответил мистер Мелкокостный, но его слова отозвались громом в голове дяди Ника.

— Ты странный старикашка, вот ты кто, — возразил он. — Ты похитил ребенка, и я заявлю на тебя местным властям. Впрочем, я сыграю с тобой.

Он присел на корточки перед щенками и начал мять им бока. Щенки кусали его за пальцы, виляли хвостами и лаяли — все, кроме одного, который уползал от него, повизгивая. Дядя Ника схватил этого щенка за шкирку, и тот превратился в испуганного мальчика с черными волосами и злыми черными глазами.

— Ты всегда был трусишкой, — сказал его дядя. Но обращался он к воздуху, потому что Ник исчез.

— Один, — начал считать мистер Мелкокостный.

Затем он подвел дядю Ника к полному коробок чулану; там, в центре четырех одинаковых, больших и прочных, паутин сидели четыре одинаковых жирных паука.

— Один из этих пауков — твой племянник.

— Да-да, — закивал дядя Ника. — Заткнись и не мешай мне сосредоточиться.

Он внимательно осмотрел каждого паука, а потом стал разглядывать снова, утыкаясь прямо в паутину, чтобы лучше видеть, и при этом что-то сердито бормоча себе под нос. Три паука поджали ноги, сворачиваясь в узелки. Четвертый не пошевелился.

Дядя Ника гадко рассмеялся:

— Вот этот.

Мрачный, как туча, Ник скорчился под паутиной. Его дядя потянулся, чтобы схватить мальчишку, но племянник снова исчез.

— Два, — продолжил считать мистер Мелкокостный.

— Что дальше? — требовательно спросил дядя Ника. — Я не хочу провести тут всю ночь.

Мистер Мелкокостный зажег масляную лампу, и они вместе с дядей Ника вышли на улицу. Сейчас там было темно и холодно, и ветер пах снегом. На сосне у дровяного сарая, в гнезде, сидели четыре вороненка, недавно оперившиеся и готовые лететь. Мужчина глянул на них. Он попытался рассмотреть их поближе, но молодые вороны яростно раскаркались и стали клевать его своими сильными желтыми клювами. Он отшатнулся, ругаясь, и вытащил из кармана охотничий нож.

Три ворона каркали и разевали клювы, четвертый взобрался на край гнезда и расправил крылья. Дядя Ника схватил его прежде, чем тот взлетел.

— Этот, — сказал он.

Ник пытался высвободиться из цепких рук своего дяди. Но он перестал вырываться и замер, а лицо его исказилось от гнева, когда мистер Мелкокостный тихонько вздохнул и сказал:

— Три.

Дядя Ника настоял, чтобы они уехали прямо сейчас, отказываясь отведать приготовленных бобов. Он потащил Ника к своему побитому пикапу, засунул его внутрь и нажал на педаль газа.

На подъезде к первому поселку на их пути светофор горел красным светом. Они затормозили, и Ник попытался сбежать. Но дядя схватил его, затащил обратно в машину, захлопнул дверь, достал длинную веревку и связал Ника по рукам и ногам. Они поехали дальше. Вдруг начал идти снег.

Это не было похоже на обычную метель — казалось, будто кто-то раскинул перед ними снежное одеяло. Грузовичок свернул с дороги, заскользил и остановился, заскрипел металл. Ругаясь как сапожник, дядя Ника вышел из машины и направился посмотреть, насколько серьезны повреждения.

Мгновенно Ник превратился в лиса. Лапы лиса тоньше рук и ног мальчика, так что он без труда выбрался из петель веревки. Он повис всем телом на ручке двери, но та не поддавалась. Прежде чем он сообразил, что делать дальше, его дядя открыл дверь. Ник проскользнул между его рук и бросился в лес.

Когда дядя Ника увидел молодого лиса, бегущего к деревьям, он не стал терять время на раздумья, не его ли племянник обратился в зверя. Он просто схватил свое ружье и пошел по следу.

Это была сумасшедшая гонка — в темноте, по снегу. Если бы Ник был привычен к облику лиса, он бы сбросил своего дядю с хвоста в один миг. Но прежде ему не доводилось бегать на четырех лапах, и он не знал леса. Он был простым двенадцатилетним мальчиком в шкуре зверя, до смерти испуганным и бегущим, потому что жизнь ему была еще дорога.

Мир с высоты его нового роста выглядел странно, а нос его чувствовал запахи, которые он не мог распознать. Настоящая лиса знала бы, что бежит к воде. Настоящая лиса знала бы, что лед на воде выдержит ее вес, но не вес высокого, большого человека, продирающегося сквозь кусты по ее следу. Настоящая лиса старалась бы вывести человека на лед.

Ник же сделал это по чистой случайности. Он выбежал на середину пруда, где лед был тонким. Услышав треск ломающегося покрова, он обернулся и увидел, как его дядя с яростным криком исчезает под водой. Мужчина снова показался на поверхности и попытался схватиться за лед, задыхаясь и потрясая ружьем. Он выглядел совершенно безумным.

Ник махнул хвостом и побежал. Он бежал, пока не натер подушечки лап и пока не заболела каждая косточка в теле. Когда он сбавил темп, то заметил, что рядом с ним бежит другой лис — старый, со странно знакомым запахом.

Ник опустился на землю, задыхаясь.

— Ну, это было интересно, — сухо заметил лис, оказавшийся мистером Мелкокостным.

— Он собирался меня пристрелить, — ответил Ник.

— Возможно. У парня мозгов, как у рыбешки, если он бросается вот так вот в темноту. И если тебе интересно мое мнение, то он заслуживает того, что с ним случилось.

Ника пронзил совершенно не лисий укол страха.

— Я его убил?

— Сомневаюсь, — ответил мистер Мелкокостный. — Утиный пруд в глубину не больше нескольких футов. Но он может умереть от переохлаждения.

Ник почувствовал сначала облегчение, а потом его охватила новая волна ужаса.

— Тогда он снова за мной придет!

На лисьей морде мистера Мелкокостного появилась ухмылка.

— Нет.

Ник поразмышлял и решил не спрашивать мистера Мелкокостного, действительно ли он в этом уверен. В конце концов, мистер Мелкокостный был злым волшебником, а злые волшебники не любят, когда их ученики задают слишком много вопросов.

Мистер Мелкокостный поднялся и отряхнулся:

— Если мы хотим вернуться домой к восходу солнца, нам пора отправляться в путь. Если ты, конечно, хочешь вернуться.

Ник вопросительно глянул на него.

— Ты выиграл и теперь свободен, — объяснил мистер Мелкокостный. — Тебе предстоит сделать выбор. Возможно, ты предпочтешь жить с простыми людьми, изучить обычную торговлю.

Ник выпрямился на ноющих лапах.

— Нет, — ответил он. — Можно мне овсянку и кленовый сироп на завтрак?

— Если ты их приготовишь, — просто ответил мистер Мелкокостный.

* * *

В Дахое, Мейн, живет злой волшебник. Во всяком случае, так написано на табличке, прибитой к двери его магазина. Иногда в магазин заглядывают туристы, чтобы купить книгу по оккультным наукам или дешевый триллер.

На кухне над столом, заваленным книгами, связками веток и кубками с порошками, стоят, склонившись, двое мужчин. У младшего — спутанные черные волосы и блестящие черные глаза. Он высокий и очень худой, как только что вытянувшийся побег. Старший мог бы быть его отцом, если не дедом. Он чисто выбрит и лыс.

Звякает дверной колокольчик. Младший поднимает взгляд на старшего.

— Не смотри на меня, — отвечает тот. — В прошлый раз я был злым волшебником. К тому же у меня ревматизм разыгрался. Иди.

— Ты хочешь сказать, — отвечает Ник, — что наполовину создал новое заклинание и не желаешь, чтобы тебя прерывали.

— Если ты не будешь относиться ко мне с уважением, ученик, мне придется превратить тебя в таракана.

Колокольчик снова звенит. Старший, мистер Мелкокостный, склоняется над книгой, его рука уже тянется к горке черной пыли. Ник хватает цилиндр с прикрепленным к нему белым париком и напяливает его на свои черные кудри. Цепляет на уши лохматую бороду, а на нос — очки в металлической оправе. Набрасывает на плечи ржаво-черный сюртук и спешит в гостиную. Оказавшись внутри, он горбит плечи и начинает шаркать ногами по полу. Когда он доходит до двери, то выглядит так, будто ему лет сто.

Дверь распахивается, скрипят несмазанные петли.

— Что вам надо? — раздраженно спрашивает злой волшебник Мелкокостный.

* * *

Делия Шерман написала множество рассказов и один роман для юных читателей, «Дитя-эльф». В основе всех ее историй лежат волшебные сказки. Ей нравится пересказывать их, потому что она терпеть не может придумывать сюжеты. Даже если она и не пересказывает какую-то конкретную сказку, то все равно пишет о загадках, волшебных превращениях и о том, как важно хорошо обращаться с животными — особенно с говорящими.

«Ученик волшебника» — пересказ «Обманутого волшебника», русской сказки из сборника «Волшебные сказки мира», который она читала, когда была подростком. В первоисточнике — это всем известно — злой волшебник действительно злой, но никогда не делает ничего плохого — он просто раздражительный и спесивый.

Поэтому Делия «задумалась о злых, брюзгливых стариках, их учениках и превращениях». «Я поселила его в Мейне, — добавляет она, — потому что это единственное известное мне место, где мог бы находиться городишко вроде Дахое, на который никто не обратил бы внимания».

ГАРТ НИКС Незваный гость

— В южной башне девушка, — доложила Жандис, Ведьмова рыжая кошка. — Та же самая, что пыталась забраться к нам в прошлом году.

— Ну, иди и укуси ее или еще что-нибудь сделай, — предложила Ведьма.

Она была занята — помешивала какое-то варево в бронзовом котле. Она ждала двенадцать коллег на обед и сейчас смешивала ингредиенты для желе, которое еще нужно было перелить в резную форму и поставить в морозильную камеру.

— Не могу, — промурчала Жандинс. — Она в верхней комнате.

— Что? Как она туда забралась? Я наложила запирающее заклинание на двери нижних этажей!

— Она отрастила волосы, — сказала Жандис таким тоном, будто это все объясняло, и стала вылизывать свои лапы.

Ведьма прекратила помешивать желе, и даже не обратила внимания на раздавшиеся хлопки — несколько лягушек выпрыгнули из котла.

— И какое этот факт имеет отношение к тому, что она забралась в верхнюю комнату южной башни, скажи на милость? — сурово спросила она.

Жандис, как и все Ведьмовы кошки, гордилась своей независимостью и любила подразнить хозяйку. Обычно Ведьма не имела ничего против этого, но сейчас она чувствовала себя растерянной. Меньше всего она ждала девчонку, проникшую в ее владения. Собственно говоря, во второй раз. Фактически повторно совершившую преступление.

— Она отрастила очень длинные волосы, — повторила Жандис.

Кошка принялась вылизывать лапу и не оставляла своего занятия до тех пор, пока Ведьма не подняла черпак и не стала брызгать в ее сторону желейной массой.

— Заплела их в косу… к концу прикрепила крюк, — продолжила Жандис, запрыгнув на любимое Ведьмово кресло, где оказалась в полной безопасности — ни одна капля желе не полетела бы теперь в ее сторону.

— Она забралась в южную башню, используя свои волосы как веревку? — уточнила Ведьма. — Какая сообразительная. Думаю, тогда мне нужно самой заняться этим вопросом.

— В любом случае, это не для меня, — ответила Жандис. — Мыши, крысы, гоблины и захватчики ростом не выше четырех футов — вот моя забота. А не высоченные праздношатающиеся девицы с тридцатифутовыми локонами, заплетенными в корабельный канат. К тому же на первый взгляд она очень неплохо управляется с этим лассо. Тебе стоит быть осторожной.

— Я — Ведьма, — был ответ.

Ведьма отложила черпак в сторону и начала развязывать завязки своего фартука с надписью: «Для кухарки ее кухня — крепость».

Жандис едва слышно что-то пробормотала и дернула усами.

— И что это было? — резко спросила Ведьма.

— Ничего, — промурлыкала Жандис. — Только помни, что я тебе рассказывала про крюк на конце веревки.

Ведьма задумчиво кивнула и вместо обыденной остроконечной шляпы нацепила на голову велосипедный шлем, и на всякий случай опоясалась кожаным фартуком, который доставала, когда плавила серебро. Напоследок она занялась самым важным — заглянула в чулан для метел и, быстро оценив возможности своих любимиц, взяла Миналку, крепкую метлу из восточноевропейского ясеня с грубоватой рукоятью и толстым помелом из поломанных веток.

— Позвони всем и скажи, что обед отменяется, — сказала Ведьма, смазывая метлу специальным маслом, применяемым перед полетами.

— Но я хочу посмотреть, что ты сделаешь с Рапунцель! — возразила Жандис.

— Рапунцель… — протянула Ведьма. Она покачала головой, крысиные косточки, заплетенные в три ее косички, глухо ударились друг о друга. — Я знала, что у нее дурацкое имя. Но, каким бы оно ни было, ты знаешь, что я ничего не могу ей сделать, потому что она уже в доме. Ничего из того, что запрещается Соглашением. Я просто мило попрошу ее уйти, вот и все. А ты займешься звонками, Дженни.

— Не называй меня Дженни! — зашипела кошка, в ярости выгибая спину. — Меня зовут Жандис! Я злая помощница ужасной ведьмы!

— Ты даже не желтого цвета, — возразила Ведьма, — ты рыжая. И я видела, как вчера ты вернула мышонка обратно в нору. И это ты называешь злодейством?

— Мне не хотелось есть, — ответила Дженни, но она не была искренней.

Кошка расправила спину и прыгнула на телефон, отработанным движением сталкивая с него трубку.

— И я никогда не была ужасной, — твердо сказала Ведьма. — По крайней мере, не по моим стандартам. Просто свободомыслящей.

— Все зависит от того, как на это посмотреть, не так ли? — поинтересовалась Дженни. Она выпустила один коготь и начала нажимать кнопки на телефоне. — Хочешь, я позвоню родителям Рапунцель, когда закончу с шабашем?

— Да! — воскликнула Ведьма.

Она появилась на свет сразу взрослой в результате магического превращения более старой ведьмы, и поэтому у нее не было родителей, и она была склонна забывать о существовании родственных связей в этом мире.

— Это ничего не даст, но я им позвоню, — согласилась Дженни. Она подмигнула Ведьме, сощурив изумрудный глаз, а затем повернула голову к телефонной трубке — кто-то ответил. — Алло? О, Смертоносный Клык, это вы…

— Смертоносный Клык? — перебила Ведьма. Ни одну из ее приятельниц так не звали.

Дженни прикрыла трубку лапой и быстро зашептала:

— Так Голубой Колокольчик сам себя называет. Ты знаешь, питомец Десимы.

Ведьма кивнула и снова вздохнула, забираясь на метлу и поправляя на себе юбку в клетку и кожаный фартук. Иногда она задумывалась, не сожалеют ли их домашние питомцы о заключении Соглашения, принесшего мир, порядок и безопасность как обычным людям, так и тем, кто занимался колдовством, обладал магическими способностями или просто был магическим созданием.

Нельзя сказать, что Соглашение не имело изъяна. В нем было несколько дыр, и обе стороны снова и снова использовали их, чтобы обойти договор.

Эта девчонка, Рапунцель, как раз смогла найти одну из таких прорех, и, вылетая из кухонной двери, поднимаясь все выше и направляясь в сторону южной башни, Ведьма раздумывала, как она может избавиться от нежданного гостя.

Рапунцель ела мороженое прямо из серебряного рога изобилия и смотрела телевизор, когда Ведьма с громким криком влетела в окно башни — посадка вышла жесткой, она проехалась по ковру, а кофейный столик врезался в стену.

Девчонка опустила ложку и медленно повернула голову, чтобы взглянуть на Ведьму. Ей приходилось делать это медленно, потому что ее волосы весили с тонну, даже когда просто лежали рядом с ней на диване.

— Привет, — радостно поприветствовала ведьму Рапунцель. Если не считать ее нелепых, невозможных волос, она выглядела как и все остальные тринадцатилетние девочки, которых Ведьма часто видела играющими в футбол на поле через дорогу от ее, Ведьмовских владений. Она даже одета была в спортивную униформу и футбольные бутсы. Похоже, они ей пригодились, когда она забиралась вверх по стене.

— Ты знаешь, что тебе не следует тут находиться, — сказала Ведьма. — Это частные владения, и ты совершила незаконное проникновение. Тебе придется сейчас же уйти.

— Тогда что же ты не вызовешь полицию, — с сарказмом спросила девочка, скорчив недовольную мину, — старая летучая мышь?

Метла задрожала в руке Ведьмы, словно жаждала вырваться и отшлепать нахалку, склонившую голову набок и довольно усмехавшуюся.

— Ты знаешь, что я не могу позвонить в полицию, — зашипела Ведьма.

В этом-то и заключалась одна из проблем с Соглашением. Если бы Рапунцель засекли в тот момент, когда она пыталась забраться в башню, этим делом занялась бы полиция. Но она уже была внутри башни, и, согласно Соглашению, обычные полицейские не могли пройти в Ведьмовы владения.

Обычно это правило хлопот не доставляло, так как Ведьма могла сама, как ей нравится, разобраться с теми, кто вторгался на ее территорию. Но Рапунцель не просто пробралась в ее владения. Она расположилась в гостевой комнате Ведьмы и отведала ее хлеба и вина. Вернее, в случае с Рапунцель, мороженого и лимонада.

Как только девчонка это сделала, она из захватчика превратилась в гостя. Незваного гостя, но это уже не имело значения. Ведьма не могла использовать против нее колдовство без того, чтобы не связаться с многочисленными магическими институтами, которые защищали права гостя со всей страстностью и упорством.

Ведьма заметила, что представитель одного из них сейчас наблюдает за происходящим из угла рядом с телевизором. Брауни в облике белого лабрадора. Он подмигнул ей и высунул язык, заметив, что она смотрит в его сторону.

— Я думаю, что останусь надолго, — заявила Рапунцель. Она повалилась на диван и взяла в руки кубок и ложку. — Мне здесь нравится.

— Почему бы тебе тогда не остаться здесь навсегда? — очень мило спросила Ведьма.

Рапунцель ткнула в ее сторону ложкой:

— Ты думаешь, я дура? Стоит мне согласиться, как я стану соседкой, а через секунду, возможно, жабой, ведь так? Я гость, понятно?

Ведьма зарычала и глянула на Брауни, подсчитывая ставки. Лабрадор показал зубы и махнул ухом в сторону большого кресла. Подушка на нем загнулась, и взгляд Ведьмы упал на кучку волшебной пыльцы, выглядевшей так, будто существо, которому она принадлежала, готово до конца сражаться за правду, и на черных блестящих тараканов.

Ведьма прикрыла глаза, пытаясь уговорить себя оставаться спокойной и крепко сжимая ручку Миналки. Метле уже не просто хотелось отшлепать Рапунцель. Теперь она желала вымести ее отсюда.

— Пока-пока, старая мышь! — пробормотала Рапунцель с полным ртом мороженого. — Не забудь завтра утром принести другой кубок изобилия, и чистые полотенца, и лишнее одеяло. И подключи побольше каналов к своему телевизору. То, что он сейчас показывает, не стоит и смотреть.

Ведьма сощурила глаза, чтобы сдержать колдовской взгляд, который, как ей было известно, рождался у нее под веками. Брауни и облачко волшебной пыльцы вились вокруг нее и что-то бормотали себе под нос, но Ведьма знала, что они не нападут на нее, если только она не врежет Рапунцель со всей силы в глаз, что на самом деле ей очень хотелось сделать и что в данный момент было непозволительной роскошью.

Ведьме пришлось приложить усилия, чтобы оседлать Миналку и направить ее в сторону окна, но она справилась.

Крепко сжав сердитую метлу, она попыталась придумать какую-нибудь колкость на прощание, но ничего не приходило ей в голову, а Рапунцель переключила телевизор на музыкальный канал и увеличила звук.

Ведьма вылетела в окно и глянула на ближайшее пышное белое облако. Оно тут же приняло форму наковальни, и на спортивную площадку через дорогу посыпался град размером с мячик для гольфа.

* * *

Прошло два часа, басы по-прежнему сотрясали башню, и Ведьма никак не могла успокоиться. Все девять ее метел прыгали и шуршали вокруг нее, пока она сидела в своем любимом кресле, а Дженни, устроившаяся у нее на коленях, пыталась успокоить Ведьму нежным мурчанием. С час назад на горизонте забрезжила надежда, когда приехали родители Рапунцель, но спокойствие длилось недолго. Отец девчонки сказал, что умывает руки, мол, она никогда за все эти годы его не слушалась и ему все равно нужно пойти подоить овец, или на следующей неделе в магазине не будет фирменных сыров, и им не удастся свести концы с концами. Мать Рапунцель всхлипывала, и кричала, и обвиняла Ведьму в том, что та украла ее маленькую девочку, пока муж не заорал на нее, призывая взглянуть правде в глаза и признать, что они вырастили чудовище, а потом они оба скрылись из вида, оставляя Ведьму в ничуть не лучшем состоянии, чем она была до их прихода.

— Должен же быть какой-то способ выгнать ее из моего дома, не нарушая права гостя, — бормотала Ведьма. — Возможно, какая-нибудь приманка.

— С ней это не пройдет, — отвергла предложение Дженни. — Она слишком много знает.

— Слишком много знает, — повторила Ведьма. — Намного больше, чем любая другая деревенская девчонка, играющая в футбол…

— Она кого-то мне напоминает, — сказала Дженни.

— У нее слишком длинные и крепкие волосы, — добавила Ведьма. — Это противоестественно.

Кошка и Ведьма сидели и думали, и девять метел мели пол вокруг, подчиняясь какому-то музыкальному ритму, вероятно помогавшему мыслить.

— Она одна из вернувшихся Старых Злодеев, — наконец предположила Дженни.

Ведьма сморщила нос:

— Возможно. Даже если это так, она все равно гость.

— Мы можем попросить о помощи, — неуверенно предложила Дженни. — Я хочу сказать, если она возродившийся Злодей из прошлого… Мы можем обратиться к Десиме, и Нонес, и, может быть, к тому кузнецу с перекрестка…

— Нет, — отрезала Ведьма. — Это будет признаком слабости. А я не слабая.

— Это будет говорить о наличии здравого смысла, — ответила Дженни.

— Тшшш, — прошипела Ведьма. — Я думаю. Я не могу заставить гостя убраться, так? Если только не хочу, чтобы весь этот мелкий народец, особенно любители прятаться за карнизами, стал меня преследовать.

— Так, — подтвердила кошка.

— А если я буду удерживать гостя силой? — спросила Ведьма, и ее губы изогнулись в едва заметной улыбке.

— Но мы не хотим, чтобы она оставалась! Как превращение ее в нашу пленницу… — начала Дженни, но внезапно уши у кошки поднялись, словно ее что-то насторожило. Потом она улыбнулась, показывая свои маленькие, острые зубы. — О да. Я поняла.

…Когда Брауни лизнул ее в нос, Рапунцель спала на самой лучшей пуховой перине Ведьмы. Она тут же села в постели и попыталась шлепнуть белого пса, но тот ускользнул из-под ее руки.

— Что тебе надо? — спросила она. — Эта старая колдунья что-то задумала?

— И да и нет, — ответил Брауни. — Я просто хотел тебя предупредить, что ты больше не находишься под нашей защитой.

— Что? — вздрогнула Рапунцель. — Почему?

— Ведьма объявила тебя своей пленницей, — объяснил Брауни. — Так что мы умываем руки. Пока!

Брауни исчез, и из-под кровати неожиданно раздались триумфальные фанфары.

Рапунцель выскочила из постели и побежала в гостиную, коса тянулась за ее спиной, как трос, который прикрепляют к космонавтам перед выходом в открытый космос. Ничего не изменилось. Она прикоснулась к рогу изобилия и потребовала молочного коктейля, который тут же появился, только что приготовленный и холодный. Телевизор включился, стоило ей дотронуться до пульта управления.

— Глупая, старомодная ходячая катастрофа, — процедила Рапунцель. — Я все равно не хочу уходить! Мне есть чем тут заняться.

Она уселась на диван и стала играть своими волосами, думая о злодеяниях, пока на экране телевизора сражались друг с другом мультипликационные чудовища. Но через несколько минут снаружи послышались тревожные звуки. Она попыталась не обращать на них внимания, но шум не прекращался, и ей показалось, что произносят ее имя. Она щелкнула пультом, выключая телевизор, и бросилась открывать окно.

У подножия башни стоял мужчина. Вернее, мальчик. Он был одет в красно-желтую униформу и держал большую картонную коробку без каких-либо надписей и знаков на ней.

— Доставка! Рапунцель! Доставка пиццы для Рапунцель!

Рапунцель нахмурилась. Рог изобилия не мог приготовить пиццу, к тому же она была голодна. Она высунула голову в окно.

— Кто заказал для меня пиццу? — спросила она. Она чувствовала запах пеперони и анчоусов, такой соблазнительный.

Мальчик поднял голову. Он выглядит немного странно, подумала Рапунцель. Уши у него длинноваты, а волосы — скорее белесые, чем русые.

— У нас договор с тюрьмами, — ответил он.

К тому же голос у него высоковат, отметила Рапунцель и решила, что он младше, чем выглядит.

— Мы обслуживаем городскую тюрьму, полицейские участки и теперь это место. Как мне подняться?

— Не надо! — рявкнула Рапунцель.

Она перекинула косу через окно и начала опускать ее все ниже. Крюк с волос она сняла перед тем, как идти спать.

— Просто обвяжи эту веревку вокруг коробки, и я подниму ее наверх.

— Тогда пицца помнется.

— Делай как тебе сказано!

— Как скажете, — согласился мальчик и пожал плечами. Даже то, как он пожимал плечами, выглядело немного необычно, словно его плечи были странно соразмерны. — Кстати, к вашему сведению, я и мои братья специализируемся не только на доставке пиццы, но и на похищениях из-под ареста.

— Просто привяжи коробку и убирайся, — отрезала Рапунцель.

Ее коса опустилась вниз почти на всю длину и теперь болталась прямо над головой мальчишки. Он выпростал руку и ухватился за волосы Рапунцель.

В этот момент двое других, очень похожих друг на друга, мальчишек выскочили из-за колючих кустов за изгородью и тоже вцепились в косу.

Рапунцель хватило времени только на то, чтобы ухватиться за оконную раму, прежде чем трое мальчишек изо всех сил дернули ее за волосы. Ее словно начало разрывать надвое, голова горела из-за неожиданного натяжения.

— Что вы творите, придурки! — взвизгнула она.

— Спасаем тебя! — закричали трое мальчишек и снова потянули ее за волосы изо всех сил.

Рапунцель пронзительно закричала, и что-то внутри нее, что-то древнее, и холодное, и чуждое, нечто, что никогда не должно было вернуться в этот мир, забило ключом из места, где пряталось, и ее голосом начало произносить заклинание. Тщательно ухоженная ограда из терновника в ответ зашевелилась, и ветки вдруг начали расти, и колючки стали острее, и они потянулись к мальчишкам, пытаясь добраться до их красных глаз с бледными веками.

— Сделай что-нибудь! — обратилась Дженни к Ведьме.

Они обе сидели на Эллидре, быстрейшей из их метел, фланирующей прямо за углом стены, ограждавшей сад у кухни.

— Я не могу, — ответила Ведьма. — Пока они ее не вытащат.

— Но это даже не она! — возразила кошка. — Это одна…

— Я ослеп! — закричал один из мальчишек. Он отпустил косу и прижал руки к лицу. — Я ослеп!

— Тяните, — прошептала Ведьма. — Тяните! Она почти снаружи!

Двое оставшихся мальчишек тянули за косу изо всей мочи, несмотря на царапающие их глаза колючки. Рапунцель одной рукой и ногой цеплялась за подоконник, в то время как нечто внутри нее произносило проклятья, большую часть которых отражали оберегающие заклинания, наложенные на Ведьмовы сады.

А потом мальчики сдались: отпрянули, прижимая ладони к пустым глазницам. Как только они отпустили волосы Рапунцель, одно из ее заклинаний разрушило наложенные на них Ведьмой чары, и вместо трех ослепленных мальчиков из службы доставки пиццы три мыши начали бегать по кругу, попискивая и налетая друг на друга.

Рапунцель рассмеялась и стала забираться обратно в окно.

— Мы никогда от нее не избавимся, — уныло заметила Дженни.

В ту же минуту появившийся из ниоткуда Брауни дал Рапунцель хорошего пинка под зад. Совершенно не ожидавшая этого, Рапунцель потеряла равновесие и выпала из окна; ее ногти скребли по кирпичам, так отчаянно она пыталась хоть за что-нибудь ухватиться.

Пока она падала, Ведьма и Дженни быстрее ветра подлетели к ней на Эллидре. Ведьма махнула рукой, рассыпая сверкающий порошок, и Рапунцель приземлилась на ворох собственных волос, спружинивших и снова подбросивших ее в воздух, а через минуту опустилась на мягкую подушку из распустившихся цветов.

Через мгновение Ведьма и Дженни оказались на земле. Кошка спрыгнула с метлы, чтобы запустить свои когти в грудь Рапунцель, в темную тень, пытавшуюся просочиться обратно под кожу девочки, в ее сердце. Ведьма обнажила серебряные ножницы, которые отлила для себя задолго до того, как Соглашение было заключено и принесло покой магическому миру, и обрезала косу Рапунцель, совсем близко к затылку.

Коса дернулась и завертелась, как змея, и даже начала подниматься с земли, и тень на груди Рапунцель попыталась соединиться с ней. Но Дженни не убирала когти, а Ведьмовы ножницы блистали в воздухе, кромсая косу. Наконец коса перестала шевелиться, Дженни выцарапала тень из девочки, бросила ее на землю, и та исчезла под лучами солнечного света.

Ведьма и кошка отступили назад, пытаясь восстановить дыхание. Рапунцель села и почесала затылок.

— Иди домой, — попросила Ведьма.

Рапунцель поднялась на дрожащих ногах и начала плакать. Потом она бросилась бежать, и колючие кусты изогнулись в арку, давая ей проход.

— Такими темпами она и овец доить начнет, — заметила Дженни. — А где теперь эти мыши?

Ведьма вытянула сложенные лодочкой руки. Дженни понюхала их, потом отошла на несколько шагов. Ведьма подула на то, что держала в руках, и шепнула заветное слово. После наклонилась и раскрыла ладони, и три зрячие мыши бросились к дыре в стене башни, а Дженни не особенно увлеченно стала их преследовать.

— Как насчет стакана молока? — раздался голос у ног Ведьмы.

Ведьма опустила взгляд на Брауни и кивнула.

— Я тебе налью, — согласилась она. — А потом, думаю, мне стоит сходить в город.

— В город? — переспросила Дженни, возвращаясь с охоты без пойманной мыши. — Зачем?

— Хочу подстричься. — Ведьма потрясла головой и нахмурилась, когда косточки в ее косичках ударились друг о друга.

* * *

Гарт НИКС — автор двух детских серий в жанре фэнтези, «Седьмой башни» и «Ключей от королевства», а также книг для юношества и взрослых.

Гарта всегда интересовали темные леса, дрожащие тени и непонятые миром чудаки, которых все называли злодеями, даже не делая попытки разобраться в их мотивах. С ранних лет он любил волшебные сказки, особенно «Каменную пещеру» Николаса Стюарта Грея, одну из вариаций истории о Рапунцель. Как и все писатели, Гарт подвергся сильному влиянию своих предшественников и поэтому считает «Незваного гостя» «небольшим, но сильным побегом на большом дереве фантастики, выросшим поблизости от таких мощных ветвей, как NSG, Диана Вайн Джонс и Эндрю Ланг».

ВЕНДИ ФРОД Волшебные сказки

Когда я была молодой и глупой
Принцессой ли, дояркой ли,
Или простой пастушкой,
Мои желания сбывались — будь они
Добры иль злы, про золото иль жаб,
К добру ли, худу ли,
К счастливой жизни до конца времен
Иль нет.
Мне снились сны, я просыпалась по утрам.
Я пела на пожарищах,
Молчала в замках,
Башнях и домах.
Я вышла замуж:
За принца, короля, за лесника.
Мы жили счастливо всегда,
И время измерялось лишь восходами луны.
Потом я умерла,
И мое место заняла Дочь. Или сын.
Желанное дитя —
Мои желания сбываются всегда.
И что мне нравится теперь, так это то,
Что я могу творить все из всего:
Змей, ящериц, лягушек, жаб,
Алмазы, жемчуг, золото и яд
Для яблок наливных,
И множество чудес иных.
Мои дары, мои проклятья —
Как из лягушки в принца превращаться
Могу я рассказать.
И даже показать
Семь пар железных башмаков
И как всю ночь в них танцевать,
Как есть детей и их благословлять.
В моих руках теперь жизнь, смерть,
Богатство и любовь.
И так я буду жить счастливой
До конца дней моих.
* * *

Венди Фрод мастерит кукол и марионеток, в том числе для фильмов и телевизионных шоу, таких, как «Маппет-шоу», «Темный кристалл», «Лабиринт» и «Империя наносит ответный удар». Она проиллюстрировала три произведения из серии «Старый дубовый лес» Терри Виндлинг. Многими проектами Венди занималась вместе со своим мужем, Брайаном Фрод ом, художником и иллюстратором. К своей последней книге, «Искусство Венди Фрод», она создала авторские иллюстрации. Венди живет в Англии с мужем Брайаном и сыном Тоби.

Венди рассказывает: «Я написала это стихотворение, потому что часто задумывалась, а что же случилось с молоденькими девушками: доярками, деревенскими красавицами и принцессами, которые встретили своего суженого к концу сказки? Кем они стали? Возможно, в конце концов, темные стороны характера взяли верх, и эти героини превратились в мачех, ведьм и колдуний для следующего поколения девушек, отправляющихся в путь за своим счастьем. Может быть, им, с высоты их опыта, было понятнее, какими быть: жестокими или добрыми, милостивыми или злобными. Так гораздо интереснее».

НИНА КИРИКИ ХОФФМАН Из грязи в князи

Кто-то живет на свету, кто-то во тьме. С рождения я вместе с моей матерью, посудомойкой, жила под лестницей, я пряталась в темных углах замка и, лишь став горничной, увидела струящийся сквозь окна солнечный свет.

Златовласая принцесса и ее мать-королева сидели на стульях у окна, солнце освещало пяльцы с вышивкой, сверкали серебряные иглы и разноцветные нити, а принцесса с королевой разговаривали о делах королевства и продолжали трудиться над орнаментом на своих холстах. Я сидела со штопкой, вдали от света, и слушала, о чем они говорят, я собирала слухи, чтобы поделиться ими с матерью, когда придет время спускаться вниз по лестницам и ложиться спать.

Моя мать всю свою жизнь провела на кухне, отмывая тарелки и кастрюли, столовые приборы и фаянсовую посуду, но для меня она хотела лучшего будущего.

— Твой отец был большим человеком, — говорила моя мать. — Он был вельможей, хотя так и не признал тебя своей дочерью. Ты сама творец своего будущего.

* * *

Я не возражала и пока училась чему-то новому.

Моя мать просила других слуг показать мне то, что знали они. Я была жадна до новых знаний. Я всегда была готова взяться за работу, которую не хотели делать другие, если это позволяло мне приобрести новое умение. Из посудомойки я выросла в кухонную прислугу, а затем стала горничной. Я жаждала большего.

Король уже несколько лет как был мертв. Королева управляла страной. В комнате наверху, пока мы все трое работали иголками, королева учила принцессу, как управлять домашним хозяйством и государством, а я слушала. Было бы здорово, если бы я из простой горничной превратилась в личную служанку принцессы. Для королевы мы были не более чем предметы обстановки. Принцесса была более человечной. Порой она обращала внимание на тех, кто ей прислуживал. Иногда она одаривала меня добрым словом. Она была слишком скромна, чтобы иметь свою собственную служанку, хотя у королевы был личный слуга и горничная, занимавшаяся ее покоями. Я делала все возможное, чтобы держаться поближе к принцессе, чтобы за помощью она обращалась прежде всего ко мне. Когда пришло время выбирать принцессе жениха, правители соседних государств прислали королеве свои предложения. Она вместе с принцессой изучала полученные свитки. Они остановили свой выбор на одном юноше, и затем королева обратилась ко мне:

— Вилла, собери вещи принцессы и будь готова к тому, чтобы отправиться в путешествие в далекую страну и никогда не вернуться назад.

Я сделала реверанс и ответила:

— Да, ваше величество.

Наконец-то мое желание стать личной служанкой принцессы исполнилось, хотя это и означало, что я покину знакомые места и распрощаюсь с матерью.

Я сложила элегантные платья принцессы и три своих простеньких одеяния в переметные сумки, пересыпав их сушеной лавандой. Завернула каждое из украшений принцессы в выделанную козлиную шкуру. Собрала гребешки и духи принцессы и взяла золотую чашу, из которой она пила, чтобы ничто чуждое не коснулось ее губ.

Потом я спустилась на кухню попрощаться с матерью.

— Ну, — начала она, — я слышала, ты нас покидаешь.

— Завтра мы с принцессой отбываем к чужеземному двору, — сообщила я ей. — Спасибо тебе за все.

Я сунула свой набор для шитья в карман ее фартука. В нем хранились почти все иглы и булавки, кроме тех, что я стащила за последний год, и мотки разноцветных ниток, и скатанные обрезки от одежд принцессы и королевы, которые я подрубала, и небольшой кусок золотой тесьмы.

Мама приподняла пальцами мой подбородок и улыбнулась.

— Отправляйся на поиски своей судьбы, — прошептала она, совсем как короли, провожавшие своих сыновей, из сказок, которые рассказывал повар перед тем, как погасить на ночь огонь на кухне.

Любой решил бы, что принцессам больше подходит путешествие в парадной карете, но моя принцесса так не думала. У нее была любимая лошадь. Звали ее Фалада, и она умела говорить и мыслить, как человек.

Королева выбрала двух молодых грумов, которые должны были вести навьюченных мулов, разбивать для нас лагерь во время путешествия и защищать от бандитов. С их помощью я нагрузила на мулов все сумки с вещами принцессы и едой в дорогу.

Перед тем как мы отправились в путь, королева отозвала принцессу в сторону. Королева и принцесса стояли очень близко друг к другу, и королева поднесла нож к своим пальцами и взмахнула им — потекла кровь. Три капли упали на ее белый платок, и она что-то прошептала на ухо принцессе, которая взяла окровавленную тряпицу и сунула ее за пазуху.

Я удивилась, что королеве не только известен такой древний кухонный заговор, но она еще и использует его.

Когда мы покинули замок и окружавший его город, принцесса глянула через плечо на мир, который оставляла позади. Я же так и не обернулась. Напротив, я думала о том, куда мы направляемся: в Запретный Лес, где с нами могло приключиться что угодно, — во всяком случае, так рассказывали путники, которых мы привечали на кухне.

Никому не хотелось ехать через Запретный Лес, но страна, куда мы направлялись, находилась прямо за ним, и окружной путь отнял бы в три раза больше времени. Через лес пролегала тропа, многие люди ходили по ней, и ничего с ними не случалось. Единственное — ты должен был помнить, что в лесу ни в коем случае нельзя сходить с тропы, принимать от кого бы то ни было дары и обижать деревья.

Весенний лес оделся в свой новый зеленый наряд. Необхватные деревья тянули к голубому небу черные ветви; воздух полнился влажным свежим запахом молодой травы и листьев. Птицы перекликались над нашими головами.

Вскоре мы вышли к ручью, струящемуся между камней у тропы. Олень оторвался от воды, поднял голову и уставился на нас. Он смотрел так долго, что молодые грумы успели достать свои луки. Тогда олень сорвался с места, и грумы, оставив тропу, рванули за ним.

— Стойте! — закричала я, но они не обратили внимания.

— О, — воскликнула принцесса, натягивая вожжи Фалады, но я ухватилась за постромки прежде, чем она бросилась за охотниками.

— Нет, принцесса, — начала я.

А лошадь повторила:

— Не надо, принцесса. — И продолжила: — Они забыли правила Запретного Леса, но вам не стоит этого делать.

Лес поглотил грумов. Я понимала, что мы никогда их больше не увидим. Это было печально, хоть мы и не успели подружиться. Мы долго смотрели на то место, где они исчезли.

Когда последнее эхо их шагов стихло, я собралась направить свою лошадь дальше по тропе.

Принцесса взглянула на ручей:

— Вода кажется такой холодной и чистой. Молю тебя, сойди со своего коня, Вилла, достань мою золотую чашу и наполни ее для меня. Меня мучит жажда!

Она выглядела бледной и усталой, хотя мы провели в дороге не больше четырех часов. Пока я раздумывала над ее словами, мне в голову пришло: «В Запретном Лесу всякое может случиться. Мне всегда хотелось большего, и вот пришла пора действовать».

— Если тебе хочется пить, — сказала я, — слезай со своей лошади, ложись на землю у ручья и пей. Я больше не собираюсь тебе служить.

Ошеломленная, она смотрела на меня. Я тоже была удивлена. Но не тем, что подобное пришло мне в голову, а тем, что произнесла эти слова вслух.

Принцесса огляделась. Мы остались одни, поблизости не было никого, кто помог бы ей. В конце концов она спрыгнула с лошади и шагнула к ручью. Она, как зверь, легла на землю и окунула лицо в бегущий поток.

Напившись, она снова взглянула на меня и пробормотала:

— Господи, что же мне делать?

Три капли крови на ее груди пропели хором, тоненькими голосками:

— Узнай королева об этом теперь, разбилось бы матери сердце, поверь!

Королева оказалась ведьмой! Не заставят ли меня три капли крови заплатить за мою наглость?

Однако ничего не произошло.

Принцесса подвела Фаладу к большому камню, взобралась на нее, и мы отправились дальше.

Солнце стояло в зените, начинало припекать, и тени стали удлиняться. Мы снова оказались у ручья, и принцесса снова попросила меня наполнить водой ее золотую чашу.

— Мне так хочется пить! — взмолилась она. — И вода в ручье выглядит такой прохладной!

— Госпожа, тебе не нужна моя помощь, — ответила я. — Напои себя сама. Я больше тебе не служанка.

В этот раз ни одна из нас не была удивлена.

Принцесса спрыгнула с лошади и прошептала:

— О, господи, что же мне делать?

И снова три капли крови пропели свою печальную песенку, но, как и в прошлый раз, не причинили мне никакого вреда. Принцесса легла на землю и стала пить воду прямо из ручья, а я заметила, как белый платок с красными пятнами крови выпал у нее из-за пазухи, и его подхватил и унес вдаль поток.

Прощальный подарок королевы был утерян.

И тогда я поняла: вот он — мой шанс, ведь принцесса растеряла все свое могущество. Я спустилась с коня и подошла к Фаладе.

— Теперь я тебя оседлаю, — сказала я.

Лошадь покосилась на меня, но ничего не ответила.

Когда принцесса напилась и поднялась на ноги, отряхивая грязь со своей юбки, я вынула из кармана нож, который стащила на кухне, когда последний раз навещала свою мать, и сказала:

— А теперь, принцесса, я возьму твое нарядное платье, а ты наденешь мое. Поклянись своей королевской кровью, что ни одной живой душе не расскажешь о том, что произошло сегодня, или я убью тебя.

Бледное лицо принцессы было испачкано, и она совсем не выглядела высокородной особой, хотя ее великолепные волосы по-прежнему сияли золотом в закатном свете. Я задумалась, смогла бы я убить ее. Вероятно, нет. Я мечтала о новой жизни, как ни о чем другом, но не была готова заплатить за нее кровью. Зато мне ничего не стоило произнести жестокие слова, и я ждала: поверит ли мне принцесса. В нашей прежней жизни она не знала забот и относилась ко мне добрее, чем ее мать. Я надеялась, что она не вынудит меня пролить кровь.

— Очень хорошо, — наконец произнесла она. — Клянусь своей королевской кровью не рассказывать ни одной живой душе о том, что произошло сегодня.

Я смогла вздохнуть полной грудью. Необычайная радость охватила меня, а опасность лишь заставляла сердце биться быстрее. Я собиралась стать принцессой и встретить свою судьбу, как предрекала мне моя мать.

Принцесса сняла свои одежды, а я отдала ей свои. Она даже застегнула на мне пуговицы своего платья, а я затянула на ней шнуровку моего старого сарафана. Не ропща, она взобралась на мою клячу, а я оседлала Фаладу. Если бы лошадь сбросила меня, все мои труды были бы напрасны, но она не взбрыкнула. Мы поскакали по лесу. Мне многое нужно было вспомнить, но ведь не зря же я наблюдала за принцессой и королевой. Я думала о том, как они выглядели, когда общались с другими людьми, как звучала их аристократическая речь, что делало их манеры более изысканными. И повторяла все это про себя.

Иногда я начинала разговаривать с лошадью.

— Я буду заботиться о тебе так же, как она, — говорила я. — Обещай, что и словечком не обмолвишься о том, что произошло.

Лошадь ни разу мне не ответила.

На третий день пути мы прибыли во дворец принца, и к тому времени я научилась держать себя так, как полагается особам королевской крови, а глядя на принцессу, никто бы не усомнился, что она всю жизнь провела горничной. На мне было надето лучшее платье принцессы, мое любимое, темно-синее, подпоясанное золотой тесьмой, той самой, кусок которой я оставила своей матери. Я потребовала, чтобы принцесса уложила мне волосы, но она оказалась слишком неуклюжей, и мне пришлось управляться с прической самой. В конце концов я высоко убрала волосы и закрепила их золотыми гребнями. Не забыла я и о волосах своей новой служанки, заплела их в тугую косу, обернула вокруг ее головы и заставила принцессу надеть капюшон, чтобы никто не заметил их сияния.

Когда мы въехали во двор замка, один из конюхов заметил нас и побежал предупредить остальных. К тому моменту, как я и принцесса остановились, сам принц вышел поприветствовать меня.

— Как ты красива! — воскликнул он и помог мне спуститься с лошади.

У него было свежее юное лицо, на котором жизнь еще не оставила морщин, и внимательные синие глаза. Волосы его были светло-русыми, и он был сильным — принц поднял меня с такой легкостью, словно я была пушинкой или мотком пряжи. Он рассмеялся, и я не смогла сдержать улыбки, когда он опустил меня на землю.

— Моя возлюбленная! Добро пожаловать в новый дом!

Сладкая истома охватила меня, словно я отведала меда. Меня приняли за принцессу.

— Позволь мне показать комнату, которая после свадьбы станет нашей спальней, — предложил принц. Он взял меня за руку и повел во дворец.

Покои принца располагались на втором этаже: огромная спальня с массивной мебелью, туалет и гостиная со столами для игр и книгами, очень похожая на верхнюю комнату, в которой проводили время королева и принцесса. Два кресла, обитых тканью с узором из павлиньих перьев, были поставлены друг напротив друга. Я представила, как мы с принцем сидим в них.

Мужчина постарше вошел в комнату. Его голову венчала золотая корона.

— Любовь моя, — обратился ко мне принц, — это мой отец, король.

Я сделала реверанс, но не слишком глубокий. Ведь теперь я была принцессой.

— Добро пожаловать, дочка, — поприветствовал меня король. — А что за девушку ты привезла с собой? Ты оставила ее у порога.

— Она сопровождала меня в путешествии, — ответила я. — Я думала сделать из нее горничную, но она недостаточно умелая. Не найдется ли у вас работы для нее?

— У меня хватает слуг, — заметил король.

Я представила, как принцессу, ничего не умеющую, белоручку, выбрасывают на улицу. Что с ней будет? Мое сердце сжалось.

— Но у меня есть мальчишка, который смотрит за гусями, она может помогать ему, — предложил король.

— О, спасибо, сэр. Вы так добры.

И я забыла о принцессе.

* * *

Странно было жить в таком большом доме, ни разу не наведавшись на кухню, или в чулан, или в прачечную, никогда не спускаясь по узким лестницам, которыми ходили слуги, никогда ничего не делая для других.

Мы с принцем планировали сыграть свадьбу через две недели.

Я жила в комнате рядом с покоями принца, и кровать там была такой мягкой, что по утрам я не могла проснуться. Служанка приносила мне горячий шоколад в постель, как порой я приносила его принцессе.

Однажды принц предложил сходить к ювелиру за кольцами.

— Отец сказал, что я могу дать тебе кольцо моей матери, — произнес он, — но я подумал, что, может, тебе понравится что-то более современное. Приказать оседлать твою лошадь?

— Мою лошадь?

Мою лошадь! Я забыла о Фаладе! Ее, должно быть, поставили в стойло вместе с другими лошадьми. Возможно, она уже подружилась с конюхами. Она так и не дала мне обещания не рассказывать никому о том, что произошло в лесу!

— Никогда больше не сяду на эту лошадь! — воскликнула я. — Я хочу, чтобы ты убил ее. Эта лошадь не раз пыталась меня сбросить. Она опасна. — Я сжала его ладони. — Пожалуйста, любимый, прикажи отрубить ей голову.

Он отпрянул от меня, но не отвел взгляда.

— Умоляю тебя, — продолжила я.

Он поцеловал меня в лоб и ушел, чтобы выполнить мою просьбу.

* * *

Время свадьбы приближалось так стремительно, будто мы неслись в лодке по бурному потоку. С каждым днем я чувствовала себя все увереннее и комфортнее в своей новой роли и все больше забывала о том, кем была раньше.

Пир по случаю свадьбы должен был состояться в вечер перед венчанием. Все жители королевства были приглашены на празднество. Я тщательно оделась с помощью горничной и вышла в обеденную залу. Принц в этот вечер не пришел проводить меня к столу.

Позже он сел рядом со мной, но на его лице не было улыбки. По другую руку от него сидела смуглая девушка в белой вуали, золотые кудри спускались ей на плечи. Она не поднимала глаз и словно пряталась за своими волосами; ее лицо было обращено к вельможе, сидевшему рядом и что-то ей нашептывающему. Она напомнила мне кое-кого, но цвет кожи был другим.

— Кто это? — спросила я принца.

— Друг, — ответил он и этим и ограничился.

«Завтра мы будем женаты, и тогда я буду решать, кто будет твоим другом. А сегодня я буду праздновать».

Старый король сидел по другую руку от меня и, сухо улыбаясь, наблюдал, как я ем.

Когда я проглотила последний кусочек малинового пирожного и с довольным вздохом отодвинулась от стола, старый король обратился ко мне:

— Принцесса, у меня есть загадка для тебя.

Король говорил достаточно громко, чтобы все собравшиеся могли его слышать.

— Да, отец?

— Что делают с тем, кто всех обманул? Я расскажу тебе историю.

Я была усталая, пьяная от вина и сытной еды и немного сонная. Мне не хотелось разгадывать загадки, пока мы не сыграем свадьбу.

— Принцесса и ее служанка отправились в далекую страну, — начал свой рассказ король. — И как-то принцесса попросила служанку принести ей воды, а служанка ответила: «Напейся сама». Принцесса снова попросила служанку принести ей воды, и служанка вновь ответила: «Напейся сама». А после служанка сказала: «Спустись с лошади, сними свои одежды и отдай их мне. Я буду принцессой вместо тебя. Поклянись, что никому не расскажешь об этом, иначе я тебя убью».

Я играла свою роль так давно, что уже забыла, кто я на самом деле, а сейчас король рассказывал мне мою собственную историю. Я была рада, что хорошо поела перед тем, как они выгонят меня.

— Служанка очаровала нареченного жениха своей госпожи, а принцессу отправила пасти гусей.

Особе королевской крови пришлось жить в грязи, и она не имела возможности общаться ни с кем, кроме слуг. Злая служанка обрекла свою госпожу на такую тяжелую жизнь! Что бы ты сделала с более чем бесполезной служанкой, если бы с тобой приключилось подобное?

Я разглядывала прекрасное, покрытое загаром лицо незнакомки, сидевшей рядом с моим нареченным, и принцесса тоже смотрела прямо на меня, чего она никогда не делала в нашей прежней жизни.

Я держала глаза долу, отвечая «да, ваше высочество», когда она посылала меня за чем-нибудь или просила застегнуть пуговицы на платье либо зажечь огонь. Теперь мы обе были служанками. Мы обе были принцессами. Она единственная, кроме меня, знала, какой была наша жизнь.

— Ты клятвопреступница, — пробормотала я.

Она покачала головой, ее волосы заблестели в свете свечей.

— Я не сказала ни одной живой душе, — прошептала она в ответ.

— Принцесса? — обратился ко мне король. — Как должно поступить с такой злой женщиной? — Он опять говорил так громко, что все в зале могли его слышать.

Я взглянула на принца, моего нареченного жениха, и увидела, что он тоже знает правду. Он отодвинулся от меня, его рука почти накрыла ладонь настоящей принцессы.

Две недели я была принцессой, как и мечтала. Теперь этому, так или иначе, пришел конец. Я променяла всю свою жизнь на эти две недели. И все равно я не сожалела о содеянном. Я спала на мягкой постели, ела вкусную еду, обо мне заботились так, будто я была важной особой.

Принцесса прикоснулась к золотой цепочке, которую носила на шее. Она сомкнула на ней пальцы и едва заметно кивнула мне.

Как я должна была это понимать? Поможет ли она мне или накажет? С чего ей вообще мне помогать?

И я ответила:

— Такую гадкую девчонку нужно раздеть догола, посадить в бочку с острыми гвоздями внутри, и две белые лошади должны тащить бочку через весь город, пока девчонка не умрет.

Это было самое страшное наказание, о каком я только слышала, одно из тех, о которых королева и принцесса рассуждали как-то вечером, читая друг другу сказки варварских народов.

— Ты объявила себе приговор, — заметил король.

Я посмотрела на свою пустую тарелку.

— Да, я думала, вам это понравится, — прошептала я, обращаясь к серебряным приборам.

На следующий день зазвучали громкие фанфары, и все пришли посмотреть, как я понесу наказание за свои злодеяния. Мой тюремщик отвел меня в шатер мне позволили раздеться там, не на виду у народа собравшегося поглазеть на казнь, — а палач вкатил туда бочку. Острые концы гвоздей поблескивали у нее внутри.

Я сняла свою верхнюю одежду и стояла в одной сорочке перед высоким палачом в колпаке, гадая действительно ли сейчас умру.

Принцесса проскользнула в шатер с задней стороны. В одной руке она несла одежду, а в другой — полный мешок. Дно мешка было темным, и в нем что-то хлюпало. Принцесса высыпала его содержи мое в бочку — и я увидела кучу обрезков с кухни. Потом принцесса вручила палачу золотую цепочку. А мне дала свою одежду пастушки. Повернувшись спиной к палачу, я переоделась. Вместе мы дождались, пока палач, громко стуча молотком, не забьет бочку с гвоздями.

Мы с принцессой смотрели в щелку между занавесями шатра, как палач выкатывает бочку наружу и прикрепляет ее к упряжи лошадей. Толпа забрасывала бочку грязью и гнилыми овощами, пока лошади тащили ее по улицам.

Мы дождались, пока люди не разойдутся, выбрались из палатки и направились к городским воротам.

— Ты велела убить мою лошадь, — сказала принцесса, когда мы остановились в тени маленького темного проулка недалеко от дворца.

— Да, — ответила я. — Все могло быть по-другому, если бы она пообещала молчать.

— Но все же ей удалось рассказать правду. Я сохраню ее голову. — Принцесса кивнула, и я подняла глаза: над воротами была прибита лошадиная голова. Казалось, она следит за мной взглядом.

— Зачем? — удивилась я.

— Я дорожу своими друзьями, — ответила она. — Это у меня в крови. Фалада была моим другом, и я не позволю ей насовсем исчезнуть из моей жизни. Каждое утро я проходила через эти ворота, мы разговаривали, и король, проследовав за мной однажды, услышал, как Фалада называет меня принцессой. Так у него зародились подозрения.

Я смотрела на влажные глаза лошади. Если бы я приказала убить ее другим способом…

Но, как бы то ни было, моя собственная казнь не состоялась благодаря принцессе.

— А теперь иди, — сказала она, легонько подталкивая меня. — Ты не можешь здесь больше оставаться.

Через ворота я снова вышла в большой мир. Я нашла свою судьбу и потеряла ее.

Но есть и другие королевства, и солнце там так же поднимается на небосводе.

* * *

Нина Кирики Хоффман за последние двадцать пять лет опубликовала множество романов и рассказов. «Духи из Тени», книга для юношества, увидела свет в 2006 году. Нина работает в издательстве, делится опытом создания произведений малых форм и занимается с детскими писателями. Живет она в Орегоне.

О своем рассказе Нина говорит так: «Много чего в этой истории меня завораживает. Как могла лошадиная голова разговаривать, после того как ее отрубили? Зачем ее вообще прибили к воротам? В оригинальной сказке принцесса, которую отправили пасти гусей, знала настоящее заклинание, но почему она не была обучена еще какому-нибудь колдовству? Служанка не умела колдовать, но знала, что ей хочется — стать принцессой. И она взяла судьбу в свои руки. К сожалению, потом она обрекла себя на страшное наказание. Могла ли она не узнать собственной истории, когда король начал рассказ? Может быть, себе самой она казалась истинной принцессой. Или, может, ее мечта сбылась, и она не знала, чего еще желать».

ПИТЕР С. БИГЛ Вверх и вниз по бобовому стеблю: воспоминания великанши

Специально для Еженедельника «Грозовые облака»,

Записано миссис Юнис, великаншей,

Улица Отличной Погоды, 12, что на востоке от бобового стебля над Суссексом


Он выглядел таким милым мальчиком.

И таковым и являлся, истинная правда, даже несмотря на все то беспокойство, которое он причинял. Они всегда такие славные: я никогда не пробовала на вкус дурного мальчишку. О, я знаю, некоторым все равно, насколько хрустящей получается у них корочка, я знаю это, а еще некоторые жалуются на солоноватое послевкусие. Но вы всегда можете заполировать ужин парой бочонков эля, и никакого вреда от этого не будет, я вам скажу. Нет, мне очень нравятся мальчики. Всегда нравились.

Самое смешное, что бедный Харви их не любил, никогда особенно не любил. О, он мог съесть одного там, одного тут, если нас приглашали к кому-нибудь на ужин; я хочу сказать, мы же должны быть вежливыми, ведь так? Но на самом деле нет, он их не жаловал… он был совершенно счастлив, если ему на ужин перепадала пара коров, пара лошадей да овечка по рецепту моей матушки — вот что ему нравилось. Но все это приготовить было не так-то просто, потому что, в конце концов, коровы и лошади не забредают сами к вам на кухню, не правда ли? Я хочу сказать, что вам нужно выйти и поймать их, а потом принести домой. С людьми все совсем не так — вы чувствуете, к чему я веду?

Смешно, но почти все думали, что мальчик — Джек, так его звали, у меня в голове все их имена перепутались, — так вот, почти все они думали, что Джек был первым, кто забрался к нам. По правде говоря, нам вряд ли бы удалось от них отделаться. Завидев бобовый стебель, они просто начинали карабкаться по нему. Мне кажется, это у них в крови, как у кошек — забираться по шторам. На деле они оказывались здесь в любое время года, и что вы могли с ними еще сделать, как не съесть? Я говорила Харви, я не знаю, сколько раз я предупреждала его, что надо подрезать бобовый стебель, чтобы он не был так уж заметен. Но вы знаете этих мужчин, они откладывают и откладывают, а потом говорят, что ты их пилишь. Сейчас я думаю, а что было бы, если бы я не бросила на него ворчать? Ах, нет, мне не стоит жаловаться.

Там, внизу, они рассказывают историю о волшебных бобах и о том, как хитрый коробейник выменял корову, или что-то в этом роде. Но это все чепуха. На самом деле корова бродила непривязанная — и чья это была вина, я вас спрашиваю? — и Харви привел ее домой, чтобы подать мне на завтрак в постель. Конечно же этот мальчишка прошел по ее следам прямо до бобового стебля и, может, увидел, как ее ноги или что другое исчезают в небе. Как бы то ни было, он последовал прямо за ней и попал ко мне на кухню, потому что Харви именно туда направил рост бобового стебля. Это было умно, вы так не считаете?

Тогда я, как обычно, разбросала разные приправы вроде розмарина, тмина, соли с перцем и базилика вокруг этой дыры в полу — так они появляются уже сразу подготовленными, и вы можете просто подхватить их и бросить на гриль. Но этот Джек, господи помилуй, он был таким шустрым! Чтобы загнать его в угол, мне пришлось бегать за ним с метлой по всей кухне, можете вы поверить? И тогда — вот теперь я уверена, что вы не поверите — милый мальчик взглянул на меня, так же спокойно, как вы на меня смотрите, упер свои маленькие ручки в бока и заявил:

— Где моя корова, великанша-воровка? Верни мне корову назад!

Ну, не нахал? Я вас спрашиваю!

— Я съела твою корову на завтрак, — ответила я, — и она была довольно жесткой, надо сказать. А тебя мы съедим на обед в качестве закуски, так что веди себя как полагается!

Но ему все было как с гуся вода. Впрочем, кто бы захотел есть такую нахальную и вредную птицу?

В общем, этот Джек, он обратился ко мне, упрямый, как баран:

— Как насчет курицы? Той, что несет золотые яйца? Думаю, это будет честный обмен, раз ты забрала мою корову.

— Золотые яйца? — переспросила я. — Золотые яйца? Кто сказал тебе такую чепуху? — Во что они там, внизу, только не верят! И я продолжила: — Зачем нам с Харви яйца, которые нельзя разбить? А теперь прыгай на решетку и не спорь со мной!

У меня уже начала болеть голова — вы знаете, что я имею в виду. Думаю, все дело в их голосах. Таких пронзительных, что просто звенит в ушах, но им-то что за дело? Вам остается только надеяться, что они замолчат.

— Ну, тогда что насчет арфы? — все так же нахально стал торговаться Джек. — Я все знаю про поющую арфу и про то, что она разговаривает и может предсказывать будущее. Отдай ее мне, и я уйду, и мы забудем обо всем этом.

Вот вы могли бы не восхититься такой наглостью, а? Про себя скажу, что я не могла удержаться. Но.

— Ни арфы, ни курицы, — ответила я, — и ты не станешь раздражать меня больше, или тебе придется худо. Мне никогда раньше не приходилось иметь дела с такой надоедливой закуской.

Вы уж меня простите, но иногда мы просто обязаны быть с ними построже.

Все это время, позвольте вам напомнить, я придвигалась к нему все ближе и ближе, шажок за шажком — и каждый был таким маленьким, какой только мне удавалось сделать, не то чтобы, к слову, я была создана для подобного. Но он оказался слишком увертливым: он шнырял по кухне, как муха. Ненавижу, когда они так делают. Они на вкус гораздо хуже, когда переутомятся. И если вы по случайности на них наступите или потеряете терпение и пристукнете их… ну, вы можете забыть о закуске из мальчиков, вы сами это прекрасно понимаете. Из раздавленного человечка ничего путного не приготовишь.

Я бы позвала Харви помочь мне, но я знала, где он сейчас — у своего лучшего друга Клода, помогает ему разобраться с отстойным колодцем или осушить поле, что-нибудь в этом духе. Что касается меня, я никогда не выносила Клода. Он шумный, невероятно пошлый, он никогда не моется, что бы вы под этим ни подразумевали, и мне всегда казалось, что он плохо влияет на Харви. Но вы попробуйте сказать об этом мужчине, и увидите, к чему это приведет. Чем больше я говорила, что думаю о Клоде, тем крепче становилась их дружба. Мне стоило знать, что не надо говорить ни слова, но моя честность когда-нибудь меня погубит. Как бы то ни было, я не тратила времени на поиски Харви. От него было бы мало проку, учитывая, сколько они с Клодом выпивали, когда встречались. Но этот Джек! Я приближалась к нему, отрезая все пути к бегству — есть у меня в запасе трюк, я вам покажу, — но мне все равно никак не удавалось схватить его. И он никак не мог пробраться мимо меня к дыре в полу; так что мы так и кружили друг вокруг друга, и вы можете решить, что было смешно, но только вот я становилась все голоднее. Думаю, тут все дело в уровне сахара в крови.

— Ради всего святого, так не может продолжаться до скончания века, — сказала я ему. Я немного задыхалась, не буду отрицать, но он к тому времени тоже растерял свое проворство. — Почему бы нам просто не присесть на минутку, отдышаться и не поговорить, как обычные люди?

— Потому что ты не человек, тетушка, — ответил он, не поддаваясь мне ни на дюйм. — Ты чудовище, и ты тут же зажаришь меня, если я хоть на мгновение глаз отведу. Попробуй поспорить, чудище.

— Я не чудище! — прямо ответила я. Я хочу сказать, что он действительно задел меня за живое своими словами, и я уверена, что вы бы на моем месте чувствовали себя так же. — Да, я большая, и мне нужно соблюдать диету, как и тебе и многим другим. Но это не делает меня чудовищем!

— Нет, делает, тетушка, — уперся Джек.

Он так и не дал подобраться к нему поближе и, совершенно точно, ничуть мне не доверял. Так что я сделала единственное, что мне оставалось, — я села на пол, не важно, собирался он последовать моему примеру или нет. О, я села достаточно близко к той дыре, так я могла ногой перегородить ему дорогу, если бы не успела его схватить. Просто на всякий случай, если бы он подумал, что мы так же глупы, как рассказывают сказки.

А тем временем… ну, я бы не сказала, что он действительно сел, но он присел на корточки — ох, милый, как здорово иметь молодые ноги, — и мы начали своего рода разговор. Я спросила про его матушку, как сейчас помню, и про его братьев и сестер — их у людей хоть ложками ешь, вы знаете, — и часто ли он куда-нибудь забирается или дело тут исключительно в бобовом стебле? Мы просто разговаривали, вот и все.

И он на самом деле отвечал на мои вопросы, на большую их часть, и даже сам о чем-то меня спросил пару раз, в своей наглой манере: вы не поверите, его интересовало, где мы достаем нижнее белье таких размеров, и тогда кто, как вы думаете, притащился — Харви! Харви и Клод вместе с ним. Хохочущие и гогочущие Харви и Клод в грязных башмаках, если только это была грязь, наследили на чистом полу в моей милой кухне. Я готова была расплакаться. Я просто готова была расплакаться.

Но я сдержалась. Я кричала, чтобы они убирались с моей кухни, и конечно же Клод скрылся из виду, стоило мне открыть рот. Харви был слишком пьян, так что даже не заметил бы Джека, если бы тот не пошевелился, но конечно же он уже поднялся на ноги и крался вдоль стенки, пытаясь слиться с тенью.

Харви заорал:

— Я его поймаю! Я поймал его!

И попытался его схватить, а Джек пробежал у него между ног, и я не могла сдержаться и порадовалась за него. Я никому кроме вас никогда в этом не признаюсь, но я болела за него! Мне, правда, правда, хотелось ему поаплодировать.

Ну а Харви продолжал орать:

— Я поймаю его для тебя! Я поймаю его!

Он свои вонючие носки снять бы не смог, так он надрался; он спотыкался и запинался на каждом шагу, и у него из-под башмаков летела грязь. И этот Джек видел, что я отвлеклась, и быстрее, чем угорь, нырнул к дыре в полу. Не вспоминая больше о коровах, курицах, арфах и чем бы то ни было еще, мальчишка уже был на полпути домой.

И он был бы таков, если бы Харви не извернулся и не преградил ему дорогу, и как-то так получилось, что Джек потерял равновесие и вроде как заскользил по линолеуму. Он не то чтобы упал, но он взмахивал руками, пытаясь удержаться на ногах, и тут Харви мог бы его схватить. В ту минуту даже Харви мог бы с этим справиться.

Сейчас я не собираюсь вам клясться, что то, что я сделала, я сделала из дурных побуждений. И я даже не буду вам говорить, что я сделала это нарочно, потому что я сама до сих пор не уверена в этом. Я не знаю. Я просто хочу вам рассказать, как так случилось, что Харви снова повалился на пол и… в общем, он как-то споткнулся о мою ногу и полетел прямо в дыру. Харви всегда смотрел на все свысока.

Вниз лететь далеко, но мы слышали, как он упал. Мы стояли у дыры, я и Джек — вы знаете, я так и не спросила его фамилию, — мы стояли и смотрели друг на друга… минуты? Часы? Понятия не имею.

В конце концов, мальчик сказал:

— Ну, думаю, мне пора идти.

— И это все? — спросила я. — Это все? Ты вломился в дом невинной женщины, назвал ее воровкой и чудовищем, убил ее мужа, а теперь ты думаешь, что тебе пора куда-то идти? Я была лучшего мнения о твоих манерах, сама уж не знаю почему. Ну что ж, иди, поторапливайся, как знаешь. Мне уж точно все равно.

Джек покраснел — он так не разрумянивался, даже когда я гоняла его по кухне своей метлой.

— Ну, тетушка, — протянул он, — что вы хотите, чтобы я сделал? Я сделаю все, что в моих силах, чтобы вернуть долг.

— Ты мог бы остаться на чашку чая, — ответила я ему прямо. — Воспитанные люди так поступают, если убивают чьих-то мужей.

Так что он остался на чай, сидел на краю дыры, свесив ноги вниз; немного невежливо, должна вам сказать, а я к тому же была под впечатлением от своей потери и растеряла весь аппетит. Мы поговорили еще немного, он извинился, что назвал меня воровкой, тем более что это не я украла корову, а я попросила его передать наилучшие пожелания своей матушке, и он даже помог мне немного прибраться, насколько у него хватило силенок. Он сказал, что соберет всю деревню, чтобы похоронить Харви, и я попросила его сказать несколько слов о том, каким замечательным колдуном был мой муж и как он умел вести себя в обществе, и Джек дал мне слово. Я хочу сказать, что у Харви были свои недостатки, чего уж тут отрицать, но честность — прежде всего. Нет, снова замуж я не вышла, и вряд ли выйду. Я довольна тем, как сейчас идут дела, благодарю вас, и мне едва хватает времени на вышивку и чтение. К тому же люди продолжают забираться по бобовому стеблю, не важно, что бы там ни делал Джек, как бы ни предупреждал их, так что я не обхожусь без компании и крайне редко выхожу куда-нибудь пообедать. В основном заглядывают принцы — они на вкус не лучше, чем все остальные, что бы вам ни говорили, а однажды ко мне поднялась целая компания гномов, жирненьких и вкусных. Как раз вовремя, потому что в тот день ко мне должны были прийти гости — мы собирались поиграть в бридж. Так что я довольна жизнью, и что более важно — мной довольны другие.

Но порой, смею признаться, я скучаю по Харви. Он всегда был так добр — разжигал печь холодными утрами.

* * *

Имя Питера С. Бигла в течение пяти десятилетий гремело в мире фэнтези, он никогда не повторялся, создавая один за другим ставшие классикой романы: «Милое тайное место», «Последний единорог», «Песня трактирщика», «Тамсин» и «Два сердца», получившие множество наград. Сначала Питер собирался писать о Румпельстилтскине, но этот персонаж оказался уже занят, так что ему пришлось выбрать другую из своих любимых сказок. «В сказках западноевропейских стран, — замечает Питер, — парни по имени Джек обычно быстрые и смышленые, они мастера выигрывать. Томы чаще оказываются в дураках, как в сказке про сына дудочника, который украл свинью и был пойман и наказан за это, — они жертвы или даже безумцы, как в „Короле-Лжеце“ или завораживающей „Песне о Томе О’Деблане“. (Не говоря уже о Том-Тим-Тоте, которого в йоркширском варианте зовут Румпельстилтскин.) Это обобщение, конечно, но для моих целей оно годится. Я хотел показать Джека, взобравшегося по бобовому стеблю, Джека — Убийцу великана с точки зрения создания, которое не позволяет себя обмануть и получает что-то от знакомства с мелким воришкой».

ЭЛЛЕН КУШНЕР Изношенные танцевальные туфли

Как тяжело быть старшей принцессой! Старшая всегда в ответе за все, и нужно присматривать за младшими, и следить, чтобы они надевали башмаки перед тем, как отправиться на улицу, и чтобы Серена не забыла надеть шарф и не простыла, и чтобы Имельда не забыла свои лекарства от астмы, и не случился приступ, и чтобы Ларисса поела и не упала в обморок, и чтобы близнецы не подрались.

И это только по ночам.

Мы по-прежнему возвращаемся домой под утро, пусть наши туфельки и стоптаны до дыр, а мы настолько усталые, что едва держим глаза открытыми за завтраком. Так что, когда отец интересуется, почему Джулиана такая бледная и почему Георгина никак не прекратит зевать, он обращается ко мне:

— Кара, ты старшая, ты за них отвечаешь, почему ты не следишь за своими сестрами как следует?

Ну, я делала все, что могла, разве нет?

Они худшие сестры на свете. Они такие своенравные, все одиннадцать. Когда я была маленькой, меня отправляли в постель с последними лучами солнца. А теперь даже маленькую Нетту не уложишь спать, не говоря уже обо всех остальных. Той ночью она только уснула, когда мои сестры стали кидаться подушками и танцевать, как сумасшедшие, они смеялись друг над другом и спорили, чья же сегодня очередь спать в кровати с резными грифонами, а Чандра и Серена начали прыгать на кровати, и конечно же Чандра ударилась головой о клюв самого большого грифона. Раздался ужасный треск, но ее голова была цела, это плиты пола начали расходиться в сторону. Мы все бросились посмотреть — и увидели ступени, ведущие вниз, вниз, вниз, в неизвестность.

— Я первая! — воскликнула Джулиана.

Она всегда забиралась на яблони, удивительно, как до сих пор она не сломала себе шею. Я же просила ее спуститься, а она только показывала мне язык. Когда той ночью я сказала, что никто не спустится вниз по лестнице, она тоже показала мне язык.

Георгина всегда брала с нее пример:

— Попробуй нас остановить.

— Я расскажу отцу! — предупредила я.

И все сестры в один голос стали просить:

— Отца здесь нет. Не будь такой трусихой, Кара. Какая ты зануда! Ты прямо как злая мачеха, будто и не сестра нам вовсе. Пойдем с нами, Кара, или мы отправимся развлекаться без тебя, а тебе все равно попадет, пойдем!

Мне пришлось пойти вслед за ними, я спускалась по лестнице и следила, чтобы никто не оступился и не поранился. Маленькая Нетта тихонько всхлипывала — она боялась темноты, но еще больше боялась в этом признаться. Я взяла ее за руку, но она меня оттолкнула.

— Я не маленькая! — сказала сестра.

Но когда мы спустились еще на несколько ступеней, она ухватилась за меня и не отпускала, пока мы не оказались у подножия лестницы. Внизу находилось королевство, и нас ждали двенадцать принцев. Они пригласили нас на пир в свой озаренный огнями замок на озере. Я думала, что нам не стоит идти, но остальные девочки уже забирались в их лодки, и я последовала за ними, проследить, чтобы ничего не случилось, ведь, в конце концов, я была за них в ответе.

Должна признать, еда оказалась вкусной, а музыка волшебной. Мы танцевали и танцевали, пока наши туфли не порвались; на этом вечер окончился. Мы снова переплыли озеро на лодках и поднялись по лестнице в нашу комнату. Мы все зевали и легли в постель за десять минут до завтрака.

На следующую ночь сестры снова спустились по лестнице, и мне пришлось пойти с ними. И так снова и снова. Танцы и пиры были сначала в радость, но я знала, что до добра ни одну из нас они не доведут. К тому же — кем были эти принцы? Мне не позволялось видеться ни с какими принцами, когда я была такой же маленькой, как Нетта, а она вот ночь за ночью танцевала с одним из них. Откуда они взялись? Когда я спрашивала, они смеялись и уходили от ответа. Я умоляла сестер одуматься. Однажды я даже встала на верхней ступени лестницы, преградила им путь и сказала, что никуда не пойду.

— Но без тебя будет скучно! — в один голос протянули мои сестры.

Я знала, что на самом деле они так не думают. Не думают, что со мной весело. Из-за того что я была старшей, они никогда не просили меня поиграть с ними, не делились со мной своими секретами. Они просто боялись, что я расскажу об их проказах. Но если они собирались на бал, я должна была идти вместе с ними.

Раньше укладывать их спать было сущим кошмаром. Но теперь мои сестры едва могли дождаться, когда горничные задуют свечи, потому что в ту же минуту они доставали платья из шкафов, делали себе новые, интересные прически, затягивали шнуровки на своих туфлях и рукавах. И мы шли на бал и танцевали, пока подошвы наших туфель не протирались до дыр, а шнуровка на них не перепутывалась и узлы на ней не затягивались. Это было нечестно. Я до четырнадцати лет обходилась без бальных туфель, да и тогда мне пришлось их вымаливать! Всем моим сестрам туфли были куплены к их первым урокам танцев.

— Видишь? — говорили они. — Это весело, Кара!

Они развлекались всю ночь напролет, а днем становились невыносимыми: раздражительные и обидчивые, они срывались даже друг на друге. Имельда забирала Лариссины карандаши для рисования и говорила, что это сделала Онора. Роза подрезала волосы любимой кукле Нетты, а Нетта в отместку отрезала ей самой чуть ли не с полхвоста.

Я была строга — мне казалось, что это поможет им исправиться, но мои замечания все только портили. «Не рассказывай», — шептали они за завтраком, передавая мне соль.

«Не рассказывай», — шептали они, запутывая мне волосы. «Не рассказывай…» И как напоминание о том, что мне не стоит забывать о предупреждении, однажды в моей постели оказывался песок, а на следующий день в моем плаще появлялась дырка, а потом исчезало мое любимое рукоделие, и даже книга, подаренная мне крестной, оставалось забытой под дождем.

Конечно же отец ничего не замечал.

Но в конце концов он обратил внимание, что каждой из нас требуется по дюжине новых танцевальных туфель, да и горничные стали жаловаться, что наши старые пары каждое утро оказываются стертыми до дыр.

Так что на ночь он стал запирать двери нашей спальни. Но это ничего не меняло, и мы продолжали веселиться.

И тогда он позвал на помощь принцев.

Обычных принцев, сыновей обычных королей, которые просто хотели прославиться, разгадав нашу загадку и получив в награду невесту-принцессу (и полкоролевства в придачу). Каждую ночь один из них оставался у дверей нашей спальни, чтобы последовать за нами, куда бы мы ни направились, чтобы узнать, где мы пропадаем по ночам, и остановить нас. И каждый принц нес караул три ночи подряд.

Но у бедняг не было шансов: они крепко спали всю ночь напролет благодаря зелью, которое Чандра подмешивала в их вино.

Прошел месяц, сменились десять принцев — каждый провел по три ночи у дверей нашей спальни и после покинул королевство — и вот отец объявил, что следующий, кто попытается разгадать нашу загадку и не преуспеет, будет казнен.

Мои сестры только посмеялись, узнав об этом.

Все зашло слишком далеко. Я не могла отвечать ни за всех этих людей, ни за своих ужасных сестер.

Однажды утром я надела пахнущий лавандой старушечий плащ с очень глубоким капюшоном — мне подарила его крестная. Я взяла и другие ее подарки, выскользнула из дворца и отправилась на перекресток, где уселась ждать того, кто подойдет для моей цели. Ждать пришлось долго. Но вот ко мне подошел темноволосый мужчина в потрепанной одежде; от уголков его глаз разбегались морщинки — такие появляются, если проводишь слишком много времени на солнце или слишком много смеешься, или если делаешь и то и другое.

— Доброе утро, бабушка, — сказал он. — Ты выглядишь усталой. Могу я тебе чем-то помочь?

— Доброе утро, сынок, — ответила я дребезжащим старушечьим голосом, пряча лицо. — Спасибо, что спросил. Но, кажется, тебе самому бы помощь не помешала. Видишь тот замок вдалеке?

Я дала ему добрый совет и несколько вещиц на память, и мне оставалось только надеяться, что ему хватит ума ими воспользоваться.

Потом я вернулась домой и немного вздремнула.

* * *

Кого же тем вечером привел к нам отец, как не обычного, потрепанного жизнью трудягу?

— Что такое? — спросила Онора. — Папа, у тебя закончились принцы, готовые следить за нами?

— Совсем нет, — отдувался отец. — Их еще полно там, откуда они приходят. Но какой с них прок? Они заснут, и утром мне придется их казнить. Это плохо скажется на отношениях с соседями. Нет, принцессы, принцы — это плохая идея. Вот ваш новый страж, мои дорогие. Настоящий солдат. Наученный биться и работать руками. Правда, Боб?

— Меня зову Кобб, — осторожно поправил его солдат. — Все верно, ваше величество.

— Никто не пройдет мимо Роба, вот. — Наш отец похлопал его по плечу. — Он вас защитит. Я хочу убедиться, что ничего плохого не случится с моими двенадцатью дорогими крошками, — продолжил он. — Что уж говорить о стоимости всех этих туфель! Правильно, Ноб?

Солдат только кивнул в ответ.

— А сейчас устраивайся поудобнее в кресле, вот здесь, у двери. Но не слишком удобно — мне совсем не нужно, чтобы ты заснул! — Отец поднял большой ключ. — Я запру вас всех на ночь. Спите крепко, девочки, и не поднимайтесь, что бы вы ни услышали!

Солдат устроился в кресле и замер, уставившись на дверь.

Близнецы так и вились вокруг него. Им нравилось флиртовать.

— Что ты делаешь? — спросила Мара.

— Думаю, — ответил солдат.

— О чем? — подхватила Тара.

— Не твое дело, — насколько мог вежливо, но твердо отрезал он.

Прозвучало грубо, но близнецы это заслужили.

— А теперь, девочки, — ласково обратилась я к ним, — в постель!

— Кара, — резко перебила меня Онора, — разве ты не собираешься угостить нашего дорогого гостя вином?

— Да, — поддержала ее Роза, — ты старшая, в конце концов. Ты должна быть вежливой.

Я налила вина из нашей особой бутылки и предложила солдату выпить.

— О нет, госпожа. Я никогда не пью на службе.

— Не будьте занудой. — Я старалась говорить как старшая принцесса. — Немного вина никому не повредит. Вот, я выпью немного вместе с вами.

Конечно же я, как обычно, притворялась: я сделала вид, что отпила вина, а он выдул весь кубок. И, кто бы сомневался, вскоре захрапел на всю комнату.

Как только мои сестры услышали храп, они тут же подскочили с кроватей и, налетая друг на друга, в спешке стали надевать свои лучшие платья и помогать друг другу с застежками и бретельками. Когда все оделись, Чандра постучала по столбику кровати, рядом с клювом грифона.

Грифон открыл глаза:

— Да?

— Как обычно, — быстро ответила она, и грифон расправил крылья и кивнул.

Кровать начала сдвигаться. Под ней находился узкий лестничный пролет. Девочки бросились туда.

— По очереди! — напомнила я им. — Не поскользнитесь!

Мы спускались в темноте и, чтобы не упасть, держались за стену. Нетта шла последней. Я услышала ее крик:

— Ларисса, перестань!

— Что?

— Хватит наступать мне на платье.

— Я не наступала!

— Нет, наступала!

Я оглянулась:

— Нетта, не глупи. Как могла Ларисса наступить тебе на подол? Она идет перед тобой.

— Ну, кто-то же наступил, — заныла Нетта.

— Это была не я.

— Девочки, может, вы помолчите? — прошипела Онора. — Может, ты сама себе на подол наступила.

Я готова была поклясться, что в этот момент раздался чей-то смех. Но никто из нас так не смеялся.

Наконец мы дошли до рощи. Вдоль аллеи росли прекрасные серебряные деревья, и их неяркое сияние освещало нам путь.

Нас окружала тишина и благодать, но вдруг раздался громкий, резкий звук — прямо над нашими головами.

Роза закричала:

— Ружье! Кто-то стреляет в нас!

И одни из моих сестер закричали от страха и схватились друг за друга, а другие отломили серебряные ветки и выставили их перед собой, как мечи.

— Разбойник! Выходи! — восклицали они.

Но толку от этого было мало.

— Тихо! — сказала я. — Тихо, дурочки! Это в замке дали залп из ружей. Это салют в нашу честь. Принцы просто приветствуют нас.

— Или не хотят, чтобы мы заблудились, — предположила Онора.

И мы двинулись дальше по тропе, направляясь в золотую рощу. Мы шли, необычно притихшие, под золотыми ветками с золотыми листьями. И снова над нашими головами раздался резкий звук. Все вздрогнули, даже я.

И тогда я сказала:

— Это твой глупый принц, Роза. Он всегда бахвалится, какой он меткий стрелок. Похоже, он хочет нас впечатлить, стреляя вот так, напоказ.

— Заткнись, — ответила Роза. — Он намного умнее твоего принца. И милее.

— Ты должна быть довольна, Кара, — вмешалась Имельда. — Ты такая старая и некрасивая, что ни один мало-мальски приличный принц не захочет жениться на тебе.

Я им не ответила.

— Ой, — воскликнула Имельда. — Кто дернул меня за волосы?

Но никто этого не делал.

— Должно быть, ты зацепилась за ветки, Имельда.

Листья над нашими головами теперь были алмазными, рядом с ними на алмазных ветвях висели алмазные желуди. Щелк!

— Здесь кто-то есть! — заверещала Нетта.

— Мне страшно, — всхлипнула Мара.

— И мне, — заныла Тара.

Мне же хотелось столкнуть их лбами с такой силой, чтобы у них носом пошли их жалкие мозги, если они вообще у них были.

Никогда в жизни я не была так рада увидеть это озеро.

В воде отражались огни двух дюжин факелов — по два факела в лодке каждого из наших двенадцати принцев. Огни в замке на том берегу озера тоже отражались в воде.

Принц Галахад помог мне забраться в лодку. У него был красивый профиль, и он всегда поворачивается ко мне боком, когда мы плыли в лодке через озеро. Галахад никогда не болтал попусту: он был величав и молчалив. Не то что маленький нахал Нетту, кудрявый принц, кидающийся в других бумажными шариками; однажды во время пира он спрятался за спинками кресел и попытался заплести в одну косу волосы Мары и Тары. Он был такой. За плеском весел я расслышала его пронзительный голос.

— Моя милая принцесса Нетта, — говорил он, — клянусь своей короной, ты стала толстой, как тюлень!

— Нет!

— Тогда почему лодка так просела? Я едва могу ее сдвинуть с места.

— И что? — захныкала Нетта. — Я не толстая.

Галахад, прекрасный и спокойный, взял меня за руку и повел к замку, где мы должны были танцевать, по тропе, освещенной светом факелов.

Звучала громкая музыка, призывно звенели трубы и грохотали барабаны. Принцы кружили и вертели нас, мы подпрыгивали и падали им на руки, переходя от одного к другому. Мы танцевали до упаду, мы танцевали дольше, чем когда бы то ни было. Каждый раз, когда я протягивала руку, она касалась нежной ладони одного из принцев, и мы кружились в танце. И вдруг мои пальцы коснулись грубой руки с мозолями, как у рабочего. Но я видела, как обычно, только двенадцать принцев, танцующих со мной и моими сестрами, снова и снова, ночь напролет, быстро и медленно, пока барабаны отбивали ритм, а трубы призывали нас не останавливаться. Наконец наши балетки превратились в лохмотья, от подошв ничего не осталось, и если бы не завязки, туфли слетели бы с наших ног. И только тогда мы остановились. Ни слова не было сказано, но все знали, что бал окончен. Принцы взяли нас за руки и повели обратно к лодкам. По озеру мы плыли медленно, очень медленно. В этот раз моя лодка просела в воде, и Галахад налегал на весла (хотя, конечно, он ничего не сказал). Я вздохнула и снова услышала короткий низкий смешок, будто кто-то соглашался со мной, что, да, это была очень утомительная ночь, но все же печально, что она окончилась.

Когда мы вышли на берег, я позволила Галахаду взять меня за руку.

— Прощай, — сказала я ему, и сердце забилось у меня в груди.

Я слышала, как сестры зашипели у меня за спиной, предупреждая: «Не говори так, не говори».

— Не беспокойся, — продолжила я. — Все будет хорошо.

Мы миновали алмазную, золотую и серебряную рощи и, с трудом передвигая ноги, поднялись по лестнице в нашу спальню. Солдат так и сидел, привалившись к двери, и мирно похрапывал.

— Доброй ночи, — сказала я, и пол беззвучно встал на место.

Мы помогли друг другу раздеться, скинули с ног туфли, забрались под одеяла и уснули.

Но с этой ночи все изменилось.

Утром наш отец вызвал к себе солдата. Имельда услышала об этом и, когда вернулась в нашу комнату за ножницами для шитья, рассказала Розе, которая поделилась новостью с остальными.

— Пойдемте! Давайте посмотрим, как солдат получит свою награду!

Мы притаились за дверью в надежде услышать, что там происходит.

— Ну, Робби, — сказал наш отец. — У принцев было по три попытки, но ты простой солдат. Ты же не ожидаешь, что я буду обращаться с тобой, как с принцем?

— Нет, ваше величество, — мягко ответил Кобб.

— Так, Хоб, вот тебе мой вопрос. Кхм! — Отец прочистил горло. — Где пропадают по ночам двенадцать моих дочерей и как им удается до дыр износить свои бальные туфли?

— Не могу рассказать, ваше величество.

— Очень плохо, мой мальчик, очень плохо.

— Очень плохо, что он скоро умрет, — зашептала у меня под боком Ларисса.

— Но я могу вам показать, ваше величество.

— Правда, сейчас?

Это было мучительно. Мы могли их слышать, но не видели из-за двери, что Кобб показывает отцу.

А вскоре мы поняли, что ничего хорошего нас не ждет, когда отец закричал:

— Позвать моих дочерей! Сейчас же!

Мы бросились в комнату, все двенадцать. Выстроились по росту и как можно ниже присели в реверансе, но это не помогло. Король, наш отец, был в ярости.

— Принцессы, — сказал он, — это правда? Каждую ночь вы отправляетесь танцевать с незнакомцами в подземное королевство?

Все мои сестры посмотрели на меня.

— Нет, отец, — ответила я.

По сути я не солгала. Они не были незнакомцами: теперь мы знали наших принцев очень и очень хорошо.

— Ну, тогда как вы объясните это? — Он взмахнул веткой с серебряными листьями. — И это? — Он поднял золотую ветку. — И вот это? — Блеснули алмазные желуди. — И вот это? — Он держал в руке чашу из пиршественной залы.

Было только одно объяснение.

Солдат, должно быть, последовал за нами. На самом деле он не выпил ни капли вина. Все это время он, невидимый, шел за нами, наступал на платье Нетты и ехал в ее лодке, с треском отламывал ветви с деревьев, даже танцевал с нами на балу. Но как? Кто-то предупредил его и дал ему в помощь магические предметы. Кто-то дал ему хороший совет, и он оказался не слишком гордым, чтобы ему последовать.

— Боб все видел, — сказал король. — Вы не можете отрицать. Вашим ночным балам пришел конец. И слышать больше не хочу обо всех этих туфлях.

Серена вскрикнула. Имельда начала всхлипывать. Ларисса потеряла сознание. Роза разрыдалась. Нетта упала на пол, засучила ногами и завыла.

Отец посмотрел на меня:

— Ты не могла об этом не знать! — Он был в гневе. — Как ты это допустила? Ты старшая! Ты за них в ответе! Не можешь с ними справиться?

— Нет, не могу! — крикнула я королю, нашему отцу, в ответ. — И никто не может! Лаже если ты убьешь всех принцев мира, мои сестры все равно останутся такими же испорченными и злыми…

К своему ужасу, я почувствовала, как слезы наворачиваются мне на глаза. Я не могла позволить себе расплакаться. Я не должна была плакать, перед ними уж точно.

И тогда заговорил солдат:

— А теперь давайте все успокоимся. Видите ли, как все было: я, голодный и усталый, шел по дороге и встретил старушку. Именно она велела мне прийти сюда попытать удачи и подсказала, что делать. Мать с детства учила меня уважать пожилых женщин, и теперь я понимаю почему. Старушка сказала, чтобы я не засыпал, и дала мне свой плащ-невидимку, чтобы я мог последовать за принцессами.

Мой отец схватил его за руки:

— Хорошо, мой мальчик. Я такого не ожидал, но я дал слово, а королевское слово — закон. Ты теперь получишь половину моего королевства и одну из моих дочерей в жены. Выбирай себе невесту.

Мои сестры сбились в кучу, подвывая и цепляясь друг за друга. Они хотели замуж за принца, а не за какого-то простого парня с мозолистыми руками.

— Которую?

Отец вздохнул и взглянул на малышку Нетту:

— Думаю, ты захочешь взять самую младшую и самую очаровательную. Принцы всегда так поступают.

— Я не принц, — заметил Кобб.

— Не важно, — ответил отец. — Просто бери любую.

Мы все смотрели на него, затаив дыхание.

— Тогда я выбираю старшую. Она здравомыслящая.

Я расправила плечи, сделала шаг вперед и взяла его за руку.

— О нет! — воскликнули мои сестры. — Нет, нет! Ты не должна!

— Нет, должна, — спокойно ответила я. — Ему может понадобиться помощь в управлении королевством.

Солдат улыбнулся мне. Я заметила морщинки в уголках его глаз и поняла, что появляются они от смеха.

— И к тому же, — добавила я, улыбаясь в ответ, — ответственность лежит на мне.

* * *

Эллен Кушнер выросла в Кливленде, Огайо; в детстве она любила волшебные истории и представляла себя каким-нибудь из сказочных героев. Эллен хотела стать актрисой, но ведь актрисы должны уметь танцевать, а она была уверена, что танцует просто ужасно, хотя в итоге оказалось, что это не так, но к тому времени Эллен уже стала писательницей и радиоведущей. (Ее программа называется «Звуки и духи».) На ее счету несколько романов в жанре фэнтези для взрослых и одна книга для юных читателей, «Золотой Арейдл». Сейчас она живет в Нью-Йорке.

«У меня два младших брата. И, хотя я и была старшей, каждый раз, когда мы куда-нибудь отправлялись, мне приходилось сидеть в серединке на заднем сиденье машины — прямо на этом горбе! — чтобы мои младшие братья не передрались. В конце концов, мы обнаружили, что они успокаиваются, когда я рассказываю им какую-нибудь историю. Не думаю, что это сделало меня писательницей, но у меня была прекрасная возможность попрактиковаться: создать интересный сюжет из ничего. В основе этой истории лежит сказка про двенадцать танцующих принцесс, которая всегда была одной из моих самых любимых. Она посвящается всем старшим братьям и сестрам мира, которые в ответе за младших, хотят они того или нет».

ДЖОЗЕФ СТАНТОН Кот в сапогах. Продолжение

Потом Кот вылез из мешка —
Ему наскучила роль умного раба.
И вот Кот в сапогах
Стоит на двух ногах.
Простак хозяин не успел моргнуть —
Бедняк он снова, королевства не вернуть.
А Кот восходит на престол,
Добившись хитростью своею и умом
Короны королей, страны
И королевы — ей коты милы.
* * *

Джозеф Стантон пишет стихи о том, что он любит. «Путеводитель по диким пригородам Оаху» повествует о растениях, животных и людях — обо всем том, что радует его глаз на Гавайях, где он живет. Сборник «Очки кардинала: стихи о бейсбольной команде „Кардиналы Сент-Луиса“» воспевает его любимую команду. В сборнике «Воображаемый музей: стихи об искусстве» описаны его самые любимые картины.

Теперь он обратился к волшебным сказкам. Для этого сборника Джозеф написал «Кота в сапогах», потому что считает: хитрый кот из этой сказки смог бы перехитрить даже мудреца. Он так думает, потому что дома у него живет кошка по имени Кенни, которая умудряется перехитрить всех его домочадцев. Ему пришлось взять у своей кошки разрешение на публикацию этого стихотворения.

ХОЛЛИ БЛЭК Мальчик, который выл, как волк

Есть мальчики, которым нравится читать только о том, что случилось на самом деле. Таким мальчиком и был Алекс. Он прочитал про «Титаник» и запомнил, сколько людей погибло — около полутора тысяч человек — и как называлось судно, подобравшее выживших — «Карпатия». Иногда он читал и про призраков и оборотней, но только если был уверен, что найдет в этих книгах факты — например, о смертельном действии серебряных пуль, хотя кое-кто из современных авторов считал, что, возможно, для них опасны все пули. В одной из книг, которую Алекс взял в библиотеке, рассказывалось о белом цветке, пыльца которого превращала людей в волков. После он долго не мог успокоиться. Похоже, у цветка не было названия, так что он не мог его запомнить.

Каждое лето родители отправлялись в путешествие на яхте вместе с Алексом и его младшей сестрой Анной. Две недели они спали на жестких матрацах в узкой каюте под ватерлинией. Большую часть времени Алекс сидел на деке и читал, его кожа дубела от загара, хотя он и мазался лосьоном с запахом кокосового масла, а волосы становились жесткими из-за соли. Порой солнце светило так ярко, что смотреть на страницы книги было невозможно.

* * *

Анна без дела слонялась по палубе. Она бегала по деку целый день, одетая только в красный купальный костюм и панаму, она танцевала перед братом, пытаясь уговорить его поиграть с ней. Тем временем отец рыбачил на корме, а мама лениво наблюдала за ним. Ветер едва дул, и качка была несильной. Алекс скучал, но был доволен.

— Хочешь сливу? — окликнула его мама, подойдя к холодильнику.

— Нет, — ответил за него отец. — Алекс ничего не хочет, только сидеть вот так, уткнув нос в книгу. Вокруг такая великолепная природа, такой простор для исследований, а он даже взглянуть не хочет.

Алекс прошел под мачтой и взял сливу, хмуро посмотрев на отца. Устроившись на крыше рубки, он сунул ягоду в рот и откусил половину. Слива была мягкой и не такой сладкой, как он ожидал. Сок стекал у него по пальцам.

Алекс читал про акул, положив книгу себе на колени. Он представлял, как они снуют под днищем лодки, такие скользкие и голодные. Серо-голубые акулы были самыми быстрыми, но они обитали в открытом океане. И редко показывались на поверхности. Если верить тому, что было написано в книге, большая белая акула могла плавать где угодно. В любой воде. Он перевел взгляд на волны, ожидая увидеть тонкие угловатые плавники.

Акулы были всеядными. Он подумал о том, не бросить ли оставшуюся половину сливы в воду. Он готов был спорить, что, пока она будет идти ко дну, акула ее проглотит. Именно движение привлекало их. Если бы появилась хоть одна акула, Алекс мог бы рассказать своим родным, что делать. Даже его отец с этим бы согласился.

— Мам, — заканючила Анна, — мам, можно мы поплаваем?

— Когда пришвартуемся к берегу, — ответила она.

— А когда мы пришвартуемся? — жалобно спросила Анна.

— Зависит от ветра, — вступил в разговор отец. — Но не позже чем через час.

— Ты это говорил час назад, — пробурчал Алекс, но на самом деле ему было все равно. Ему нравилось читать про акул, находясь посреди водного простора.

Чуть больше чем через два часа они бросили якорь в лагуне у берегов Ямайки. Неделю назад они прилетели в Монтего-Бей и начали свой путь вниз по побережью. Почти все ночи они проводили в лодке, а днем останавливались, чтобы пообедать и выпить имбирного пива в маленьких рыбных ресторанчиках на берегу. Однако сегодня они сделали остановку не у города, а просто в лагуне, и мама варила картошку в крошечной кухне яхты.

Пляж был чудесным, без кораллов, о которые можно было порезать ноги. Анна ползала по скалам невдалеке, собирая улиток и пытаясь поймать маленьких ящериц, обитавших здесь в неисчислимом количестве. Она загнала одну из них в воду и наконец, торжествующая, схватила.

Алекс ходил по пляжу, высматривая устриц. Отец вырыл, яму, собираясь разжечь костер и зажарить купленного вчера морского окуня. Картошка сварилась, мама завернула картофелины в фольгу и принесла их, чтобы обсушить на костре.

Именно в этот момент Алекс заметил их. Белые цветы.

Они росли между кустов, рядом с банановым деревом, кишевшим муравьями. Крошечные бутоны покачивались на длинных стеблях. Перед глазами Алекса возникла черно-белая иллюстрация из сборника про оборотней. Однако он не был точно уверен, те ли это цветы.

В том рассказе двое детей играли в траве, когда наткнулись на белые бутоны. Сорвав несколько штук, они обратились в волков и, прибежав домой, съели своих родителей.

Что, если Анна сорвет цветок? Алекс представил, как она обрастает мехом и как родители не верят, что дочь может напасть на них. Даже когда она вопьется отцу в горло, мама все равно будет думать, что Анна это делает, потому что напугана.

А если их сорвут мама с папой?

Ему тогда придется бежать к цветам, чтобы скорее вдохнуть их аромат, и надеяться, что он тоже обратится в волка. Но слишком легко было представить, что он не успевает. Алекс подумал об акулах.

— Голоден? — окликнул его отец.

Его желудок забурчал в ответ, но Алекс чувствовал только тошноту.

А если ветер отнесет пыльцу с бутонов в их сторону? Что, если им даже не надо приближаться к цветам?

Ему хотелось рассказать родителям про оборотней и заставить их вернуться на яхту, но у него точно бы ничего не вышло. Отец верил только тому, что совпадало с его точкой зрения на вещи. «Не все, что пишут в книгах, правда», — любил говорить он.

Алекс мог живо представить себе, как отец нюхает цветок, чтобы доказать свою правоту. Анна подбежала к костру, на котором жарилась рыба. К ее ногам прилип песок, поверх ее купального костюма был накинут халат с капюшоном.

— Почти готово? — спросила она.

Глаза у нее горели. Алекс посмотрел на папу с мамой и увидел, как пламя отражается у них в глазах. Его передернуло.

А если он первым пойдет и понюхает цветы? Тогда он обратится в волка. Тогда у него не будет причин бояться. И если он действительно начнет превращаться, то сможет обернуться и крикнуть им, чтобы они бежали и прятались, прежде чем трансформация завершится. Он будет знать, что происходит. Он будет исследовать окружающий мир.

А если окажется, что это не цветы из книги, никто не узнает про его страх, про его мысли о том, что близкие могут его съесть.

Алекс сделал шаг в сторону цветов. Потом еще один. И еще. Он представлял, как их запах, похожий на смесь ароматов сладостей и маминых духов, ползет в его сторону. Настоящий запах не мог быть таким.

— Алекс, — окликнула его мама, — ужин готов. Что ты там ищешь?

— Ящерицу? — спросила Анна и побежала к нему.

— Нет, — ответил он. — Мне надо помочиться.

Это остановило Анну.

Белые цветы покачивались на ветру. Его сердце учащенно забилось, оно словно пыталось вырваться из груди, и ему никак не удавалось вдохнуть. Алекс схватил стебель и сорвал бутон. Растение качнулось в сторону, разлетелись лепестки. Он уткнулся в цветок носом и глубоко вдохнул.

Он был голоден, голоднее, чем когда-либо в жизни. Он подумал о сливе и попытался вспомнить, почему не доел ее.

— Вымой руки в океане, когда закончишь, — сказала ему мать.

Алекс от неожиданности уронил цветок. Она не знала, что он на самом деле тут делает, напомнил он себе.

Он выдернул растение из земли и разорвал на мелкие кусочки. Просто на всякий случай. Чтобы чувствовать себя спокойно.

Он пошел обратно к костру, ожидая, что по коже вот-вот побегут мурашки. Но ничего не происходило.

Алекс съел две картошки, три початка кукурузы и большую часть хвоста рыбы. Ему было хорошо, он чувствовал себя таким успокоенным, что, когда в свете заходящего солнца Анна стала уговаривать его сыграть с ней в крестики-нолики на мокром песке, он согласился.

Она нарисовала решетку на песке и поставила большой крест в центре.

— Ладно, — сказала она, — твоя очередь.

Он нарисовал нолик в верхнем левом углу. Мама собирала тарелки, чтобы отнести их обратно на яхту. Алекс подумал, а будет ли сладкое. Он был еще немного голоден.

Анна нарисовала крестик в нижнем правом углу. Он ненавидел быть вторым. В этой игре у игрока, который делал ход первым, было в два раза больше шансов на победу.

Он смотрел на красный купальник Анны, просвечивающий через халатик, и ему казалось, что он может увидеть ее мышцы под кожей — ее мясо. В животе у него заурчало, и Анна рассмеялась. Она все телесные звуки находила смешными.

— Лети, идите сюда, — позвала их мама. — Уже слишком темно, чтобы играть.

Он поднял голову. Только серебряная луна освещала лагуну. Солнце опустилось за горизонт.

Желудок у Алекса сжался, и он дернулся. Он подумал о рыбе, пролежавшей весь день в морозилке. Может быть, с ней было что-то не то.

Анна смеялась:

— Ты бы себя видел. У тебя глаза стали такими большими. Такими большими, что…

Его ладони сжались, на пальцах появились когти. Анна перестала смеяться.

— Мама! — закричала она, испугавшись.

Его зрение затуманилось, угол обзора изменился.

— Мама! — визжала Анна.

— Что случилось? — Голос его матери приближался, и он вспомнил, что должен был предупредить их.

— Убирайтесь! — Его голос сорвался на последнем слоге: новая вспышка боли разрывала его тело. — Держитесь подальше от цветов!

Но это не имело никакого смысла. Как они могли понять, что он хотел сказать?

Он открыл рот, чтобы объяснить все, но его кости начали расходиться. Он слышал, как они выскальзывают из суставов. Его крик перешел в вой. Кожа покрылась шерстью.

Новые запахи окутали его. Страх. Еда. Огонь.

Он увидел Анну, бегущую по пляжу к отцу. Почувствовал, как поднялись его уши, как наполнился слюной рот. Он бросился бежать на четвереньках.

Акулы были правы. Движение — вот что привлекает внимание.

— Алекс, — позвала мама, опускаясь на землю и наклоняясь к нему.

Как будто он никогда бы не укусил ее. Его взгляд упал на ее горло.

— Лаура! — закричал отец. — Отойди от этого зверя! Где Алекс?

Алекс открыл рот, чтобы ответить, но вместо слов раздалось рычание, низкое и угрожающее. Короткая вспышка страха на лице отца заставила его торжествовать. Ему нужно было бежать. Пока… Пока что-нибудь не случилось. Банановые листья хлестали по его спине, он чуть ли не спотыкался о длинные корни деревьев. Он продолжал бежать, в нос ему ударяли все новые и новые запахи. Ящерицы. Жуки. Почва. Соль. Он был так голоден!

Просто беги дальше, говорил он себе. Двигайся, как акула на глубине.

Алекс пытался вспомнить, что он знал о волках. Они могли путешествовать на дальние расстояния. Они охотились стаями и выли, помечая территорию, и лаяли, когда были испуганы.

Задыхаясь, он высунул красный язык.

Все эти знания были теперь бесполезны.

Он оказался у дома в лесу, дома с крышей из ржавого металла. Старая седая женщина вешала яркие простыни на веревку. Она пела, выполняя свою работу. Рядом стояла корзина, полная стираного белья. Она выглядела очень доброй, она была чьей-то мамой или бабушкой. Его рот наполнился слюной, и он подкрался еще ближе.

Она могла быть чьей-то бабушкой, но, по крайней мере, не его.

* * *

Холли Блэк — автор нескольких современных романов для детей, подростков и всех тех, кому такие книги могут понравиться. Среди ее работ — бестселлер «Хроники Спайдервика», а также «Оброк», «Храбрец» и «Отважный».

Когда Холли была маленькой, родители, несмотря на ее протесты, брали дочь с собой в долгие путешествия на яхте, во время которых Холли мечтала превратиться в волка и загрызть их. К счастью для них, она так и не превратилась в волка, и даже если бы превратилась, скорее всего, морская болезнь отбила бы у нее всякий аппетит.

ДЖЕЙН ЙОЛЕН Тролль

На закате Тролль выглянул из-под моста. Шел дождь.

— О, мне нравится дождь, — пробормотал Тролль. Конечно, он сказал то же самое о тумане, ветре и слякоти.

— О, мне нравится туман. — И: — О, мне нравится ветер. — И: — О, мне нравится слякоть.

Он был самым обыкновенным троллем.

Звали его просто — Тролль, и никак иначе. Его мать не отличалась богатым воображением — ни когда дело доходило до имен, ни в любых других случаях.

Поверьте мне, именно из-за недостатка воображения вы так редко теперь можете встретить тролля. Разве что в Интернете.

Тролль полностью соответствовал своему имени: был массивным и тяжелым, и снизу, и сверху, и его жизненная философия была проста и округла, как буква «О». А значит, его сложно было удивить или огорошить.

Однажды ясным летним днем мама Тролля сказала ему:

— Тролль, дорогуша, я поднимусь (она имела в виду — на мост) и раздобуду нам козу на ужин.

Она, конечно, и раньше так говорила. И всегда все происходило одинаково. Она ненадолго уходила и возвращалась с козой на ужин.

Но на этот раз все пошло не так. На этот раз она не вернулась. Раздался всплеск. И треск. Но не обладавший воображением Тролль не мог представить, что значили эти звуки. Так что он ждал и ждал, но его мама так никогда и не вернулась.

Тролль был простаком без воображения, но он не был глупым. Он знал, что к исчезновению его мамы имеет какое-то отношение коза, ведь именно о ней она говорила перед уходом, так что он зарекся иметь какое-либо дело с этим ужасным созданием — будь то ужин или что другое.

Вот поэтому он начал питаться травками и кореньями, перехватывая порой рыбку. Очень, очень редко. Он все-таки жил не у большой реки.

— О, мне нравится рыба, — часто поговаривал он, хотя нет, боюсь, слишком часто.

Он вырос не особенно большим для тролля: был всего лишь в два раза больше взрослого человека вместо того, чтобы быть в четыре раза выше и толще.

Наступила первая весна, которую Тролль встречал без мамы, и по обеим сторонам моста зеленела трава. Под мостом стало шумно: начался весенний паводок, вода бурлила вокруг камней, а на мосту кто-то гарцевал и стучал копытами. Днем Тролль едва мог заснуть из-за этого шума и становился все раздражительнее. И поверьте мне, в маленьком разозленном тролле нет ничего приятного.

Тролль рычал и бубнил, суетился и махал руками, ворчал и визжал. Даже его любимое «О» потеряло всякую форму и прелесть.

— Оооооооо, мне не нравится этот шум, — жаловался Тролль. — Он мне совсем не нравится.

Он попытался ухватить маленькую пятнистую форель, которая только посмеялась над ним, скрывшись в бурлящем потоке. Хуже того, когда форель почувствовала себя в безопасности, уплыв достаточно далеко вниз по течению, она выпрыгнула из воды и показала Троллю язык, перед тем как продолжить свой путь к морю.

— Ооооо, я ненавижу рыбу, — сказал Тролль, и на сей раз это была чистая правда.

Так что несколько дней Тролль не ел рыбу, но налегал на траву и корешки. У него кружилась голова от недостатка протеина в организме, и все время урчало в животе. В общем, у него так громко урчало в животе, что никто из живших неподалеку созданий не заметил приближения грозы. Козы по-прежнему скакали по мосту, и все смеялись нал Троллем и его животом-бурчалкой.

Проходя по мосту, козы пели песенку вроде этой:

У Тролля в животе бурчит,
Будто река бурлит.
Из соседей никто не спит.

Теперь вы видите, почему среди певцов, поэтов или хотя бы приличных литераторов нет коз. Мост гудел вместе с ними. Но, в конце концов, это был всего лишь какой-то мост.

И наконец разразилась гроза, вокруг все гремело, дрожало, и молнии гигантскими зигзагами рассекали небо и кололи землю, когда достигали ее. Вы можете подумать, что Троллевы соседи испугались. Нет, все они по-прежнему были уверены, что ничего не происходит, а только у Тролля бурчит в животе. У маленького тролля.

Гроза разошлась, громко крича, хотя никто ее не слушал, и потрясая кулаками, на которые никто не обращал внимания. Одна довольно большая коза с большими и острыми, как крюки, рогами в этот момент как раз гарцевала на мосту. Она придумала еще один куплет к песенке про Тролля, по которому сразу становилось видно, какой глупой была эта коза.

У Тролля изо рта
Пахнет всегда,
Будто…

Она, конечно, собиралась сказать какое-нибудь ругательство, за которое строгая матушка Тролля — если бы она еще была с ним — вымыла бы ей рот с мылом.

Но козе так и не выпал шанс закончить песенку ругательством, потому что между ее рогов, как между антеннами на крыше дома, засверкала молния.

Прежде чем кто-либо — другие козы, мост или, если уж на то пошло, Тролль — успел предупредить ее, большая коза оказалась освежеванной, зажаренной и подсушенной. Ваше любимое блюдо из козлятины. Я знаю, что мне нравится.

Запах был восхитительным.

Тролль вдохнул запах, и его урчащий живот свело от предвкушения. Так что он пошел по запаху, поднялся на мост и обнаружил приготовленное для него блюдо, сочное внутри и с хрустящей корочкой.

— О, вот это мне нравится, — сказал Тролль, хотя и не имел ни малейшего представления, что «это» было такое; ведь воображения у него не было.

Сок стекал у него по подбородку, а он ел и ел, пока не наелся до отвала, а его живот не стал как надутый барабан. Большой, громкий барабан, а не какое-нибудь маленькое бонго. И тогда его живот перестал бурчать.

Тем временем гроза перевалила за гору, так что никто не почувствовал разницу между ворчанием грозы и бурчанием Троллева живота. Но с тех пор все соседи думали, что если гремит гром, значит, Тролль вышел на охоту.

И может, он действительно выходил на охоту.

Тролль до конца жизни ловил коз, поднимавшихся на мост, чтобы добраться до зеленой травки на том берегу. Козы всегда верили в торжество надежды над разумом.

И Тролль так и жил, с вечной надеждой снова ощутить этот восхитительный вкус, попробовать подобное жаркое с хрустящей корочкой, такое сочное, что у него бы текло по подбородку. Конечно же ему никогда больше не довелось такого испытать, ведь Тролль не знал, что такое огонь.

Но не потому что плохо старался.

Мораль: Если изначально вам не везло, попытайтесь придумать огонь. Или наймите повара. Желательно с воображением.

* * *

Джейн Йолен, у которой на счету больше двухсот восьмидесяти книг, в том числе и «Совиная луна» с иллюстрациями Шонхерра, получившая премию Калдекотт, всегда любила волшебные сказки. На самом деле в детстве она прочитала все «Цветные книги» — сборники сказок народов мира — Эндрю Лэнга.

«Тогда, — рассказывает Джейн, — мне нравились принцы и принцессы. Теперь мне больше интересны злодеи. Над беднягами троллями все измываются. Так что для этой книги я решила написать об одном из самых известных в мире троллей. Заметьте, что в английском языке слово „история“ звучит как „его история“. И тому есть причина!»

НЭНСИ ФАРМЕР Замок Отелло

— Вы даже представить себе не можете, что случилось, — бросила за обедом леди Трефина.

Стоял безветренный летний вечер, и стол был накрыт на балконе. Его освещали два канделябра, отставленные друг от друга настолько далеко, насколько позволяло пространство.

— А мы уже знаем. Новость уже прошла по рынку, — сообщила ей старшая дочь.

— Вы не должны слоняться без дела по рынку, — ответила леди Трефина, огорченная тем, что сюрприза не вышло.

Но она была слишком рада, чтобы долго сердиться. Кто-то купил целый холм на другом конце долины! И новый владелец уже нанял сотню мужчин, чтобы те нарубили деревьев и построили дворец.

Леди Трефина, прищурившись, посмотрела на двух своих дочерей. Анна, старшая, была остра на язык и умна. Фелисия, напротив, была скучна и приторно слащава, как спелый инжир. Их мать улыбнулась про себя. С каких пор это имеет значение на рынке женихов и невест?

— Он из благородных? — спросила Фелисия, разглядывая темную долину.

В Трефинах текла такая голубая кровь, что никто из живших по соседству не был достаточно хорош для них.

— Столь богатый человек, безусловно, должен быть благородным, — ответила леди Трефина. — Он привез лучших каменщиков и садовников.

В целом леди Трефине нравилось жить одной с дочерьми. С тех пор как лорд Трефин умер, ее жизнь протекала мирно: без раздраженного мужа, без охоты на оленя или кабана. Ее сыновья, Артуро, Родриго, Фиделио и Джованни, тоже любили охоту, но они жили отдельно. Леди Трефина вздохнула. Она не должна быть столь эгоистичной. У Анны и Фелисии не так уж много шансов на достойный брак.

— Как только он поселится в своем замке, я пошлю этому джентльмену приглашение на обед, — сообщила им леди Трефина.

Недавно отстроенный дворец был окружен высокой стеной. Рабочие рассказывали, что в нем множество комнат, выстроенных вокруг внутреннего дворика, чудесного места, где росли апельсиновые и миндальные деревья. На многочисленных повозках привезли превосходно сделанную мебель, гобелены, толстые ковры и другие предметы роскоши.

Но до сих пор никто не видел владельца замка. На глаза показывался только его помощник, огромный и уродливый, раздающий всем указания. Все сходили с ума от любопытства. Думали, что комнаты в замке ломятся от сокровищ, ведь повозки прибывали темными ночами, и никто не видел, как их разгружают.

— Говорят, он венецианский принц, — сказала как-то леди Трефина. — Он выиграл морское сражение, и, чтобы вывезти захваченные сокровища, ему понадобилось сто человек и сто дней.

— А на рынке говорят, что он убил свою жену, — бросила Анна.

— Не стоит повторять всякую лживую сплетню, — воскликнула ее мать, — особенно если Фелисия может услышать.

Но Фелисия не слушала. Она представляла, как сто дней подряд сто человек несут сумки, полные золота.

В конце концов, рабочие завершили свою работу и были отосланы. Из окна на башне Анна высматривала, не едет ли новый сосед. С монотонной регулярностью Фелисия окликала ее с лестницы:

— Анна, сестрица Анна! Ты не видишь, не едет ли кто-нибудь?

И Анна отвечала:

— Ты спрашивала меня об этом пять минут назад. Не надоедай мне.

Но однажды она увидела облако пыли вдалеке. Вскоре оно превратилось в отряд солдат с флагами, за ними следовала длинная вереница повозок, карет и рабов. Девушки бросились в деревню. В конце процессии несли клетки с яркими птицами. Акробаты крутились колесом. Это было лучшее зрелище, которое когда-либо видели в деревне; жители радостно аплодировали.

Ровно до тех пор, пока не показался владелец замка. Все примолкли. Он был высоким и, сидя на своем жеребце, казался великаном. Грудь у него была широкой, как барабан, а борода такой черной, что на свету отливала голубым цветом. Его кожа…

— Он мавр! — плакала Фелисия, вернувшись домой и падая на руки матери.

— Он отлично держится в седле, — заметила Анна.

— Он мавр! О, обманчивая удача!

— Все еще хуже, чем ты думаешь, — вступила в разговор леди Трефина. — Я отправила ему приглашение еще до того, как услышала новости. Он ответил очень благородно — для мавра — и будет у нас сегодня вечером.

Фелисия отправилась в постель, а Анна вежливо предложила матери помочь с планированием меню.

Вечер прошел хорошо, несмотря на то что младшая из сестер отказывалась разговаривать или даже смотреть на их гостя. Лорд Отелло был прекрасно образован. Он был марокканским принцем до того, как его взяли в рабство корсары-христиане. Его не отправили умирать на галеры, как обычно поступали с рабами-мусульманами. Его подарили Льву, Папе Римскому.

Папа был очень доволен и сразу же дал Отелло свободу. Лев нашел в мавританском принце родственную душу. Они оба любили роскошь и великолепные праздники, и, без сомнения, Отелло был очарователен. Он был бесконечно изобретателен: придумывал празднества, собрал зоопарк, привез из Китая фейерверки. Он познакомил понтифика с диковинками, которых в Риме никогда прежде не видели. Или, по крайней мере, о которых не знал простой народ.

К сожалению, Лев умер, а его преемник благоволил Инквизиции. Папа Андрей сделал из дворца удовольствий папы Льва лепрозорий и приказал закрасить удивительные фрески, которыми была расписана спальня Отелло.

Мавританский принц уехал из Рима, он путешествовал по маленьким итальянским княжествам, останавливаясь в каждом на год или два, пока не добрался до Венеции. Там он стал главнокомандующим армии.

— Почему, достигнув такого успеха, вы отправились в нашу тихую заводь? — поинтересовалась леди Трефина.

— Устаешь от льстивого восхищения, — широко улыбнулся мавр, белые зубы блеснули на темном лице. — Я стремлюсь к спокойной жизни, которая позволит человеку наслаждаться прелестями брака.

— О! Вы привезли свою жену? — радостно воскликнула Анна.

Мавр снова улыбнулся:

— Я надеялся, что найду свое сокровище здесь. Горожанки кажутся мне слишком безрассудными. Я ищу простую деревенскую девушку, чтобы одаривать ее драгоценностями.

Фелисия взглянула на него и тут же опустила взгляд.

— Вы окажете мне большую честь, если навестите меня в моем замке, благородные леди, — продолжил Отелло. — Приводите с собой столько друзей, сколько захотите.

Слова о друзьях успокоили тревогу леди Трефины. Ничего не подобающего не могло произойти в толпе, к тому же ей было любопытно, что скрывается за стенами замка.

— С удовольствием, — ответила она.

Ночью, когда Отелло отправился к себе домой, Анна заметила:

— Я слышала на рынке, что ему пришлось бежать из Рима. Более того, он бежал из Генуи, Милана, Пизы, Неаполя и Венеции. Вам не кажется, что в каждом из этих городов он убивал своих жен?

— Завистники всегда распускают слухи о богатых людях, — раздраженно ответила леди Трефина. — Вам не подобает повторять их слова.

Дворец оказался великолепнее, чем кто-либо мог себе представить. Он был декорирован золотом и украшен драгоценностями. Фелисия засмотрелась на себя в большое зеркало — такого она не видела в деревушке, и лорд Отелло удивил, сам себя, надев на ее пухлую шейку нитку жемчуга.

— Вы осчастливили зеркало, подарив ему свое отражение, — промурлыкал он.

Фелисия захихикала.

В близлежащем лесу затеяли охоту для сыновей леди Трефины, которым такие вещи, как искусство, были скучны. Но для дам это была одна долгая неделя, полная удовольствий.

В саду актеры разыгрывали пьесы, в то время как безмолвные рабы разносили подносы с напитками и шербетом. Менестрели пели свои песни. Акробаты вставали в пирамиды, которые достигали чуть ли не края высоких стен. Обезьяна боролась с медвежонком. О, развлечения лорда Отелло ни с чем не могли сравниться! Фелисия и леди Трефина были очарованы.

— Возможно, его борода и не такая уж голубая, — прошептала Фелисия Анне.

— Мне интересно, что он тут прячет, — ответила Анна, глядя на дверь, которую ни разу не видела открытой. — Может быть, тела своих убитых жен.

— Анна! — воскликнули одновременно Фелисия и леди Трефина.

* * *

Свадьбу Фелисии и Отелло праздновали целую неделю всей деревней. Все соглашались, что муж Фелисии — благородный человек, для мавра конечно, и что ей очень повезло.

Но когда все разъехались, молодая жена часто стала оставаться одна. Ее окружали рабы (которые никогда не открывали рта), ручные олени, котята, ученые обезьяны и многие-многие другие существа, но Отелло каждый месяц уезжал на три недели. Куда? Она не знала. Она просто просыпалась утром, а его уже не было.

Фелисия не умела сама себя развлекать. Она всегда полагалась на Анну и теперь осознавала, какими невыносимо скучными стали ее дни. Более того, Отелло запретил ей покидать замок. Фелисия привыкла бегать на рынок то за тем, то за другим. Она наслаждалась восхищением юношей, толпившихся у фонтана. Конечно, она никогда не позволяла себе лишнего — ну, ничего, кроме как показать лодыжку, приподняв юбку, но что в этом было плохого?

Однажды со скуки она уронила платочек, чтобы посмотреть, как его поднимет миловидный раб.

Отелло в ярости влетел в комнату. Он выхватил у раба платок и разорвал его в клочья, а после начал крушить мебель. Фелисия забилась в угол.

На следующий день Отелло принес ей шкатулку с драгоценностями в качестве извинения. Фелисия запустила руку в шкатулку — рубины, сапфиры, изумруды и бриллианты сверкающим дождем посыпались с ее ладони.

— Они тебе не нравятся? — спросил ее муж.

— Они милые, — безразлично ответила Фелисия.

— Что бы тебя порадовало, моя голубка? Новое платье? Пони? Духи?

— Мне одиноко, — призналась Фелисия. — Мне не хватает милых разговоров, которые мы вели с сестрой и матерью. Когда ты уходишь, мне совсем не с кем поговорить.

— Нет ничего проще, чем исправить это! — воскликнул лорд Отелло. — Так получается, что завтра я уезжаю на месяц, и я приглашу Анну, чтобы она составила тебе компанию.

И он тут же отправил гонца.

Фелисия и Анна упали друг другу в объятия. Они переходили из комнаты в комнату, и Фелисия гордо показывала подарки, которые делал ей Отелло. Ее словно охватила лихорадка после стольких дней молчания.

Отелло благосклонно улыбался.

— Милая женушка, — сказал он. — Конечно же мне жаль снова тебя оставлять, но я надеюсь, ты не будешь грустить без меня. Вот тебе ключи ко всем моим богатствам. Этот открывает комнату с золотом и серебром. Этот — с драгоценными камнями, а этот — со сладостями, засахаренными розовыми лепестками и другими лакомствами. Но в задней части сада есть одна дверь, которую ты не должна открывать. Если ты осмелишься открыть ее, тебя поразит рок, как молния с неба. Вот этот маленький ключ — от той самой двери. Видишь? На нем выгравирована роза.

— Простите, лорд Отелло, — вмешалась Анна, — но зачем вы даете Фелисии ключ, которым она не может воспользоваться?

— Почему бы и нет, если я ей полностью доверяю? — ответил мавр.

Он взобрался на своего огромного черного жеребца и отправился в путь. Ворота затворились за его спиной, и их закрыли на замок.

— Он забрал ключ от них с собой, ты заметила? — спросила Анна. — Мы заперты здесь до его возвращения.

Но Фелисию это не опечалило. Ей было гораздо интереснее посмотреть на комнаты, которых она прежде не видела. Они открывали дверь за дверью и обнаруживали все новые и новые сокровища, в том числе и книги. Анна порой читала, а Фелисия с удовольствием ее слушала. Так прошли несколько чудных дней, и ни одна из них не страдала от скуки.

— Взгляни сюда, — однажды позвала сестру Анна. — Эту книгу написал сам Отелло. Она о его путешествиях по Северной Африке и — о, смотри! — о его жизни в Риме, Генуе, Милане, Пизе, Неаполе и Венеции. Он пишет, что в Риме женился на девушке по имени Лидия. В Генуе он обвенчался с Люсиндой.

Анна прошла с книгой в сад, где было светлее. Она читала так быстро, как только могла, но книга была такой толстой, что это заняло много времени.

— Флора в Милане, Мария в Пизе, София в Неаполе и… И… В Венеции он женился на Дездемоне!

— Многие женщины умирают во время родов, — возразила Фелисия.

— Но не она! Я слышала, как на рынке говорили, — воскликнула Анна, — что Отелло задушил Дездемону. Разразился ужасный скандал, и ему пришлось бежать.

— Ты уверена? — бледнея, спросила Фелисия.

— Конечно, я уверена! Я была права! За запертой дверью спрятаны тела его убитых жен, — гневно ответила Анна. — Нам нужно отсюда выбираться. К счастью, у меня есть план.

Они забрались на самую высокую башню замка и принесли с собой зеркало. Анна встала на стул у окна. Она видела замок Трефина на другом краю долины, его розовые стены великолепно смотрелись на фоне темно-зеленых кипарисов.

— А сейчас я выгляну наружу, — сказала Анна. — Не отвлекай меня, зеркало тяжелое.

Она подняла зеркало, чтобы поймать солнечный луч. Яркая вспышка пронеслась по долине и достигла балкона дома леди Трефины.

— Ой! — воскликнула Анна, спускаясь на пол. — Тяжелая работа. Мне нужно отдохнуть, перед тем как повторить.

— Но что ты делаешь? — спросила Фелисия.

— Перед тем как уехать, я сказала матери, что, если она увидит вспышку света, она должна прислать Артуро, Родриго, Фиделио и Джованни нам на помощь. Надеюсь, она следит за замком. В ее привычках было бы уехать к кому-нибудь в гости.

Снова и снова Анна высовывалась из окна, держа в руках тяжелое зеркало.

Фелисия сидела рядом на полу. Каждые пять минут она спрашивала:

— Анна, сестрица Анна, ты не видишь, не едет ли кто-нибудь?

Словно ребенок, интересующийся во время долгого путешествия: «А мы еще не приехали?»

— Не приставай ко мне! — в конце концов закричала Анна, и зеркало выскользнуло у нее из рук и разбилось о брусчатку внизу. — Ну, вот и все, — вздохнула она, спускаясь вниз. — Даже не знаю, получили ли они наше послание.

— Анна, сестрица Анна, — начала снова Фелисия.

— Если ты скажешь это еще хоть раз, я сломаю стул о твою голову.

Они ждали, с тревогой высматривая хвост из пыли, который бы возвестил их о приближении братьев. Долго ничего не происходило, а потом Анна кое-что заметила.

— Думаю, они скоро будут. О, фу! Это всего лишь стадо овец.

Анна отважно стояла на своем посту, и через некоторое время она увидела еще одно облако пыли.

— На этот раз это должны быть они, — сказала она, но оказалось, что это коробейники шли на рынок.

— Третий раз — счастливый, — сказала Анна, наблюдая за дорогой. Она поднесла руку к глазам, чтобы их не слепило солнце.

И на третий раз им действительно повезло: Артуро, Родриго, Фиделио и Джованни галопом мчались к замку вместе со всеми своими слугами. Они принесли с собой железные тараны и проломили ворота.

Им нравились такие приключения. Веселья было не меньше, чем на охоте.

— Что случилось? От чего вас нужно спасать? — воскликнул Артуро, выхватывая свой меч из ножен.

— Отелло убивал своих жен и спрятал их тела за этой дверью, — объяснила Анна, показывая им маленький ключ с выгравированной розой.

Она отперла дверь. Ее братья и их слуги бросились внутрь…

По ту сторону двери находился невообразимо прекрасный сад. Журчал фонтан. Апельсиновые и миндальные деревья отбрасывали тени. По сути, это была точная копия сада в передней части дома, и ее окружало такое же множество комнат. В центре сидел лорд Отелло, прекрасные женщины в прозрачных шароварах и сорочках, украшенных золотыми монетами, обступили его со всех сторон. По меньшей мере дюжина детей показалась на глаза вошедшим.

Отелло поднялся и поклонился.

— Я ожидал, что Фелисию охватит любопытство, и она откроет дверь. Все мои жены так делали. Но и вы — желанные гости, хоть и ворвались ко мне без приглашения. Позвольте представить вам Фатиму, Гертруду, Людмилу, Гортензию, Лидию, Люсинду, Флору, Марию, Софию и Дездемону.

— Ты… Не убил их? — едва слышно спросила Анна.

— За какое чудовище вы меня принимаете? Видите ли, — ответил марокканский принц, — моя религия позволяет мне обладать не одним из этих сокровищ, а всеми. Лев понимал это, но Инквизиция, будь она проклята, хотела, чтобы я расстался со всеми, кроме одной. Разве это справедливо? Какое из этих прекрасных созданий я должен был отвергнуть? Так что я переезжал на новое место, как только правда выходила наружу. Должен сказать, что я устал от переездов.

— Но ты не заберешь с собой нашу сестру, — заявил Артуро.

— Я всегда оставляю выбор за своими женами, когда они обнаруживают гарем, — ответил Отелло. — Фелисия, моя милая пышечка, ты бы хотела увидеть Париж? Там есть замечательные портные, и ты не будешь чувствовать себя одинокой в обществе этих леди.

Но Фелисия только скривилась и всхлипнула.

— Мы должны сохранить свое доброе имя, — твердо сказала Анна.

— О, очень хорошо! Вы можете распустить обычные слухи, — предложил Отелло. — Фелисия может оставить себе замок и один из сундуков с золотом.

Фелисия вернулась в дом своей матери на время, пока остальные жители замка не уедут. Анна всем рассказывала историю про Синюю Бороду, которая становилась к тому же все популярнее. Ее сестра тут же стала знаменитостью. Благородные мужи приезжали отовсюду, чтобы увидеть место, где был убит Синяя Борода, и конечно же они оставались погостить, чтобы восславить храбрость двух сестер.

Однажды поздним вечером караван остановился на ночлег в лесу у реки.

— Думаю, я полюблю Париж, — сообщил лорд Отелло окружавшим его женам и детям. — Французская еда, искусство, музыка, литература и женщины достойны восхищения. — Мавр взглянул на своих спутников и свои оскудевшие богатства. — Хотя, возможно, женщины не так уж и восхитительны, — решил он.

Так они все въехали в дом с окнами на Сену и жили счастливо до конца своих дней. А Отелло так больше никогда и не женился.

* * *

Нэнси Фармер — автор книг «Дом Скорпиона», «Ухо, Глаз и Рука», «Левочка по имени Катастрофа». Мать Нэнси не только читала дочери волшебные сказки, но и действительно верила, что в саду живут эльфы. Она запрещала ее отцу срубать деревья, потому что наяды бы расплакались. В таком окружении легко перейти границу между реальным и вымышленным миром.

Нэнси выбрала сказку о Синей Бороде, потому что из всех злодеев оправдать именно этого казалось ей сложнее всего. Но, к своей радости, она нашла реальный исторический прецедент. Отелло, марокканский князь, был пленен одним из самых радикальных глав Римско-католической церкви, Папой Львом Десятым. Мораль, дорогие читатели, заключается в том, что волшебные сказки и история спят в одной постели и, как любящие сестры, одалживают друг у друга одежду.

МАЙКЛ САНДУМ Жулик

1

Есть у меня одна дурная привычка, думаю, простительная в свете моих многочисленных достоинств.

Давайте не будем перечислять все те причины, по которым я не нравлюсь людям. Давайте поговорим о моих добродетелях. Они неисчислимы. В качестве первого примера — один из моих даров человечеству, мост. Мосты всегда разваливались, стоило ступить на них чему-либо живому, пока я не улучшил конструкцию. Я придумал тот вид мостов, который теперь встретишь в любом уголке королевства.

Более того, я придумал множество других полезных для людей вещей. Хлеб всегда был черствым, пока я не показал пекарям, как использовать дрожжи, а мясо всегда ели сырым, пока я не нашептал на ухо королевскому повару, что надо попробовать его запечь. Я придумал столько всего, что делает жизнь более приятной. Пряжки? Я выковал первую партию и оставил на скамейке в доме скорняжника, чтобы он нашел их утром. Ярмо? И это придумал я, устав смотреть, как быки начинают бодаться друг с другом или разбредаются в разные стороны, опрокидывая собранный урожай в грязь.

Узнать, где могут пригодиться мои таланты, было не сложно. Королевству повезло, если так можно сказать, что в нем живут болтливые галки, птицы вроде серых воронов с черными шапочками на головах. Эти галки летали и болтали без умолку о кислом пиве пивовара или о том, что у девицы не спадает жар, и, послушав их, я спешил на помощь — спасать или лечить, в зависимости от того, что больше требовалось.

Я нашептывал сравнения в уши поэтам. Я озадачивал мудрецов и подбивал подвыпившего приходского священника взяться за ручку и записать проповедь о трезвости. Я был очень занятым духом, но я был счастлив, творя добро для человечества, и не ожидал благодарности.

Я творил свои благодеяния втайне, скрываясь от людских глаз, только шепча и коротко касаясь руки портного или корабельщика, когда те смотрели в сторону. Но однажды меня начала беспокоить какая-то смутная потребность, какое-то томление, с которым я никак не мог сладить.

И в чем же, можете вы спросить, заключалась моя пагубная слабость, пятнавшая мой, в остальном чистейший, облик? Короче говоря, я убивал и ел человеческих младенцев.

2

Тем ясным утром, которое в корне изменило всю мою жизнь, я был занят очередной выдумкой. Я учил оконных дел мастеров делать стекло: шептал им на ухо и подталкивал под локоть.

Они никогда ничего подобного бы не придумали без моей помощи. Это тонкое искусство управления жаром и величайшая точность. В то время как плавился песок, прошел слух, что дочку мельника заточили в королевской башне.

— Король Чарльз Мудрый посадил Винни под замок, — вещал герольд. — Чтобы она доказала, что умеет превращать солому в золото, как хвалился ее отец, — добавил он, и его глаза блестели от любопытства. — Расскажите мне, что вы делаете.

— Мы заняты тем, что плавим песок и готовимся сделать… — Оконных дел мастер замялся.

Я, невидимый и настойчивый, зашептал ему на ухо. Такой шепот звучал в ушах пораженных слушателей как шорох их собственных мыслей.

— Сделать стекло, — уверенно улыбаясь, закончил оконных дел мастер. — Стекло, вот что мы тут делаем, и большие оконные стекла в том числе. Лучше держись подальше — здесь слишком горячо.

Я уже давно восхищался Винни, дочкой мельника, хотя и не был знаком с ней. Новость о том, что ее посадили в тюрьму, меня разозлила и опечалила, ведь я был уверен, что такая красивая девушка займет достойное место в жизни.

Я сморгнул, переносясь по прозрачному воздуху, и оказался перед всхлипывающей девчушкой в самой маленькой из камер королевской башни.

— Почему ты плачешь, милая Винни? — спросил я.

Она меня не услышала, она рыдала и проклинала непомерную глупость своего отца.

— Привет, Винни, милая девушка, — сделал я еще одну попытку. — Позволь мне помочь тебе.

Мне было сложно замереть так надолго, чтобы человеческий глаз смог меня увидеть, но я очень старался, против обыкновения не двигая ни рукой, ни ногой и задержав дыхание, чтобы она смогла заметить, что я стою рядом с ней, окруженной большими ароматными копнами свежескошенного сена.

Она вытерла слезы кружевным краем рукава — и глаза ее широко распахнулись. Она смотрела на меня. Она вдохнула, не сводя с меня глаз.

— Ах ты, мелкий старый черт, — воскликнула она, — какой может быть от тебя толк?

— Моя милая маленькая Винни, — ответил я, — я могу превратить это сено в золото, и его будет столько, сколько не всякий монарх может пожелать.

— За какую плату, маленький чертенок? — резковато спросила она.

— Я помогу тебе и возьмусь за эту работу за твое «спасибо».

Прялка была одним из моих удачнейших изобретений: до того как я ее придумал, жители королевства одевались в заячьи шкуры и накидки из переплетенных трав. Она издавала чудесные звуки, моя поющая прялка, пока я прял сено, а золотая проволока рекой стекала на пол и блестела в свете новой зари. Не то чтобы прясть было легко. Волшебство или труд — но, как бы там ни было, для меня это была работа. Винни проснулась, когда я устало опустился рядом с прялкой.

— О, спасибо, — зевнула она.

3

Король Чарльз Мудрый хлопал в ладоши.

— Отличная работа, Винни, — воскликнул король. — Если сегодня повторишь чудо и правда получишь чудную награду.

Винни улыбнулась так, что ямочки появились на щеках, и покраснела.

— Ваше величество, — ответила она, — делать это чудо для вас — уже достаточная награда для меня.

Винни перевели в камеру попросторнее, где было еще больше сена, но девушка томилась от скуки, когда я предложил ей помощь и сказал, что не стоит волноваться.

— Я не волнуюсь, — ответила она.

Я приготовился снова прясть золото из сена, еще влажного от росы, легшей на него на поле. В сене было полно божьих коровок и рвущихся на волю бабочек — мне удалось их спасти. Я превратил янтарные копны в тяжелый и мягкий металл, который люди считали величайшим сокровищем. Я восхищался золотом, хотя и считал, что копна сена была не меньшим сокровищем, чем любой из драгоценных металлов. Я работал в поте лица, пропуская между пальцами нитку двадцатичетырехкаратного богатства, но не мог не замечать, что Винни скучает. Время от времени она начинала дремать, потом просыпалась и спрашивала:

— Ты еще не закончил?

Я так старался, что меня уже ноги не держали, и руки у меня дрожали, и я потерял дар речи.

— Спасибо, — сказала она, когда эта утомительная ночь прошла и я сделал свое дело.

— Винни, ты — сокровище, — признал король, Чарльз, улыбаясь.

Это был высокий, ладно сложенный мужчина с красным лицом и рыжей бородой.

— Я восхищен и благодарен. — Он ткнул пальцем в сторону золотых копен. — Если ты… или твоя магия… смогут сотворить такое чудо еще один раз, я подарю тебе главное сокровище королевства.

— И что же, мой повелитель, — спросила Винни, со смущенной улыбкой, — это может быть?

— Я! — со смехом ответил король. — Ты станешь моей королевой!

Для меня это была еще одна длинная ночь, наполненная выматывающей работой. Сено было слишком свежим, еще зеленым и влажным после летнего дождя. Воробьи попались сенокосам под горячую руку, и не одному из них я помог вылететь из окна в ночь.

— Поторопись, — просила Винни.

У меня не было сил превращать стебли и зерна в золото. Мои руки горели, голова разрывалась от сильной боли, в глазах рябило и темнело.

— Работай, лесной крысеныш, — говорила Винни, — или я позову стража, и он свернет тебе шею.

Я подумал над ее угрозой. Я начинал понимать, что ее общество не доставляет мне столько удовольствия, как раньше.

— Я закончу эту работу, Винни, — ответил я, — если ты пообещаешь мне… если ты разрешишь мне навестить тебя, когда у тебя будут дети.

— Мне кажется, ты хочешь съесть моих детей, — сказала Винни, не столько испуганная, сколько завороженная моими словами. Ей было скучно.

Я был поражен ее бесчувственностью.

— Я хочу насладиться ими.

— Вероятнее всего, ты насладишься ими, приготовив из них пудинг. Готова поспорить, — не сдавалась Винни. — Я слышала истории о таких, как ты.

— Я и копны больше в золото не превращу, — настаивал я, сложив руки на груди, — если ты не согласишься.

Она махнула рукой:

— Хорошо, приходи к нам в гости, странное маленькое создание, какое мне дело, если ты закончишь свою работу? Королевская стража закует тебя в цепи, как только увидит.

* * *

Через много месяцев болтливые галки разнесли новости о свадебном пире, а потом до меня через них же дошли слухи, что у королевской четы родился ребенок.

— Девочка! — повторяли болтливые птицы, и мне слышалась радость в их щебетании.

Я был занят изобретением шелка, вдохновлял людей сажать шелковицу и собирать коконы шелкопрядов, к тому же я был увлечен созданием компаса, который должен был стать чудесным подспорьем для моряков и путешественников и мог спасти им жизнь. У меня не было времени на королеву Виннифред и ее короля.

Но пришел день, когда моя природа взяла свое. Я дарил человечеству полезные изобретения и давал ценные советы, но не мог утолить свой голод, свою потребность рвать и душить. Я жаждал съесть маленькую принцессу.

Одним словом, я был голоден.

«Голоден» — не описывает моего желания. Я умирал от голода. Я был голоден как волк. Ничто не удовлетворило бы меня, кроме пиршества, на котором главным блюдом должен был стать королевский младенец.

Я переместился в детскую комнату принцессы и, к своему удовольствию, увидел ее маленькое красное личико — она крепко спала на руках своей няньки.

Моя жажда получить принцессу Елизавету, как ее окрестили, была такой сильной, что я забылся и, пораженный, замер, не пытаясь спрятаться или поторопиться.

— Ах ты, мелкий прохвост! — раздался крик. — Чертов похититель младенцев!

Кричала королева Виннифред, глаза у нее сверкали от желания защитить и ярости; именно ее слова стали последней каплей. Я не черт — ни по повадкам, ни по природе.

Но мне очень хотелось попробовать эту сладость.

— Если завтра в этот же час ты не назовешь мое имя, — проговорил я с высокоэльфийским выговором, — я заберу этого ребенка, чтобы предложить ему мир милосердия и чудес.

— Эй, братец, — возразила она. — Королевские мудрецы по приказу моего мужа помогут мне узнать твое имя. А теперь уходи, или я позову королевскую стражу, и они разорвут тебя на клочки.

4

Я вернулся в свой лесной дом, открыл сундук с сокровищами и сдул пыль с поваренных книг.

Я решил, что солянка была бы недостаточно роскошна. Я зажарю маленькую принцессу, поливая ее маслом и горчицей, посыплю ее розмарином, приправлю зубчиками чеснока. Я становился все голоднее и голоднее в ожидании грядущего пиршества.

В конце концов я решил, что не буду возиться с гарниром и соусом, с горячими углями, с железной сковородой и стальным ножом. Когда малышка Елизавета окажется у меня в руках, я съем ее сырой: дети так редко попадают мне в руки живыми! Я съем ее прямо там!

Я заметил, что галки закружились над деревьями, и отложил поваренную книгу.

— Ну, — театрально зашептал я, — королева Виннифред никогда и не догадается, что мое имя…

Я замолчал, придумывая прозвище, которым бы никогда не назвался ни один эльф.

— Королева никогда не догадается, что мое настоящее имя такое длинное и звучное — Румпелстилтскин!

Галки, вы шумные, красивые птицы.

Я вижу, как вы расправляете крылья, как быстро направляетесь обратно к замку, и я знаю, что вы уносите с собой тайну моего выдуманного имени. Я могу различить его в вашем клекоте, разносящемся по вечернему воздуху: Румпелстилтскин, Румпелстилтскин.

Королева Виннифред воскликнула: «Румпелстилтскин», как только увидела меня во дворце следующим утром.

Она остановилась и ткнула в меня пальцем. Она смеялась, она насмехалась надо мной!

Я тихо рассмеялся:

— Моя дорогая королева Винни. Галки обманули тебя, как я и планировал. Мое имя не такое дурацкое, и теперь, если вы позволите, я заберу маленькую Елизавету.

Я выхватил запеленатую принцессу из нянькиных рук и проглотил ее.

Я засунул ее в рот целиком, сначала голову — почти не жуя. Я проглотил ее в один присест. И я захохотал. Я праздновал свою победу и быстро закончившееся пиршество. Сначала я кружился от радости, а потом от поднимавшегося ужаса. До меня доходило, что что-то не так с моим, так быстро проглоченным, ужином.

Меня затошнило.

Меня начало покачивать, я упал и задергался, меня, простите, вырвало.

В агонии я вспоминал минуты, предшествующие катастрофе, произошедшей по вине моего хорошего аппетита.

Чарльз Мудрый получил свое прозвище не за то, что был занудой. Он подготовил запасной план, опасаясь, что галки, пусть и честные, могут принести неверную информацию. Он приготовил куклу из воска и мела, замешанных на эльфийском яде и паучьей крови, и приказал фрейлинам королевы загримировать куклу, чтобы она походила на спящего младенца.

Я лежал на гладком каменном полу королевского дворца и — в самом прямом смысле этого слова — умирал.

Ко мне наклонился внимательный рыжебородый король и подхватил меня за ноги.

Он тряс меня и бил, пока мой ужин не вылетел из меня, почти такой же, каким я его увидел перед тем, как проглотить.

— В клетку его, — приказал подбежавшим слугам предусмотрительный король. — Но не навредите ему, как бы там его ни звали.

5

Кнопка? Ее тоже придумал я.

Увеличительное стекло? И это мое изобретение.

И многое-многое другое. Я служил королю и его королевству, сидя в клетке в камере башни. Я питался сыром, как всякий крестьянин. Король навещал меня, и с ним я делился наиболее ценными находками: морскими картами, духами, лютней. Я питался козьим сыром и пил молочную сыворотку.

Засов, висячий замок, сцепляющий болт. Все это придумал я. Я придумал люк, эластичную веревку, параплан, подземный ход.

Король был благодарен.

— Нам повезло, что у нас есть ты, Как-там-тебя-зовут, — смеялся он.

Вам, может быть, интересно, как все-таки меня на самом деле зовут?

Однажды вы сможете называть меня Смеющийся-над-цепями, когда я проберусь в вашу деревню, чтобы поужинать.

* * *

Майкл Сандум в своей тридцать второй книге, «Жемчужина моря», рассказывает правдивую историю о нападении Испанской Армады, а в своем последнем романе «Королевская стрела» повествует о таинственной смерти короля Англии Вильяма Второго. Помимо прозы, Майкл Сандум пишет стихи. Он любит долгие прогулки по пляжам Сан-Франциско, города, в котором он живет. Его работы получили множество премий.

О своем персонаже, Румпелстилтскине, Майкл говорит так: «Чудесная история этого могущественного эльфа — это история о силе имен: если вы знаете истинное имя вещи, вы владеете ей. И если вы задумаетесь, то поймете, что это действительно так, потому что, называя нечто своим именем, болезнь ли, редкий минерал или человека, вы узнаете кое-что о нем. Но мне всегда казалось, что за этой легендой стоит нечто большее — или должно стоять. Если эльф мог превращать солому в золото, не мог ли он так же хорошо творить и другие чудеса?

Я с удовольствием работал над этом рассказом, и я убежден, что ответ на этот вопрос — уверенное, „да“».

КАТРИН М. ВАЛЕНТЕ Хрупкое создание

Мой отец был кондитером. Я спала на подушках из сахарной ваты; пока я спала, они растворялись в моем поту и слезах, и, проснувшись, я прижималась щекой к хрустящим красным льняным простыням. Многие вещи в доме моего отца были сделаны из конфет, ведь он был юным гением: в свои пять лет он приготовил шоколадный трюфель, такой темный и с таким насыщенным вкусом, что новый кондитер императора сидел на ступенях своей великолепной золотой кухни и пускал слезы в перемазанные трюфелем усы. Так что, когда мой отец обнаружил, что у него появилась дочь, он подрезал ей уголки и определил ее сладость с не меньшей тщательностью, чем у своих конфет.

На завтрак у меня был воздушный ирис с пузырьками. Я ела свое свежесваренное яичко из имбирного марципана, разбив его скорлупу молоточком из твердой конфеты-ириски. Вытекавший на рюмку для яйца желток был из лимонного сиропа. Я пила шоколад из черной кружки, сделанной из стручка ванили. А сахарные сливы я ела вилкой из воробьиных косточек; костный мозг вытекал на фрукт, добавляя к сахару странный насыщенный вкус когда-то живого существа. Когда я спросила отца, почему я должна ощущать вкус этих косточек вместе со сладостью конфет-слив, он очень серьезно ответил, что я всегда должна помнить, что и сахар когда-то был живым. Далеко-далеко под красным солнцем, обжигающим морской берег, он был высоким, зеленым и твердым, как костяшки моих пальцев. Я всегда должна помнить, что такие же, как я, дети срезали его, ломали своими загорелыми сильными руками и что их пот на вкус был как соль.

— Настоящий кондитер никогда не забывает про красное солнце и длинные зеленые стебли. Ты не знаешь о сладостях ничего, кроме того что они хороши на вкус и разнообразны на цвет, а это и свинья знает. Мы — ангелы сахарного тростника, мы — волшебники от печи, но если тебе больше нравится быть свиньей, роющейся в листьях…

— Нет, папа.

— Ну, тогда ешь свои сливы, волшебница моего сердца.

И я ела, ощущая насыщенный, волнующий и сладкий привкус костного мозга в сахарном тесте.

Часто я спрашивала отца, где моя мать, нравилось ли ей есть вилками из воробьиных косточек и хотелось ли получать марципановое яйцо на завтрак каждый день. Другие жалобы мне и в голову не приходили.

Отец ерошил мои волосы липкой рукой и говорил:

— Я жил в Вене и спал на подушках терракотового цвета, а императрица облизывала мне пальцы, чтобы попробовать сладости на вкус, и вот однажды утром, теплым, как парное молоко, я вышел погулять, посмотреть на магазины. Моя золотая трость стучала по мостовой, я поглядывал в разукрашенные морозом витрины и слушал, как звенят дверные колокольчики. Я увидел чудесный маленький стеклянный кувшин в окне лавки моего соперника, имя которого даже не заслуживает упоминания: он не умел делать ничего, кроме трюфелей, не удовлетворивших бы вкус даже герцогини. Кувшин был обточен, как бриллиант, и наполнен таким чистейшим сахаром, какого мне не доводилось видеть в своей жизни. Хозяин магазина, маленький человечек, согнувшийся под тяжестью вываливающегося из коробки шоколада, улыбнулся мне, ощерив оставшиеся зубы, и воскликнул: «Алонзо! Вижу, ты одобрительно поглядываешь на мой фиал с сахаром! Уверяю тебя, это лучший сахар, какой когда-либо появлялся в мире. Он был сделан самой удачливой девственницей из самого большого стебля тростника, какой только вырастал на островах, и его успели выхватить у нее прежде, чем он исчез в красном зеве прекрасного рта! Его вымачивали в лимонном молоке, пока он не стал похож на снег, а потом истолкли в сладчайшую пудру жемчужным пестиком и наполнили им кувшин, вылитый из стекол трех церковных окон. Я не любимчик императора, но хоть в этом тебя превзошел!» И, к моему отвращению, карлик от радости затанцевал. Но я выкладывал и выкладывал перед ним монеты, пока его глаза не заблестели от жажды обладания этим богатством, и забрал маленький фиал.

Мой отец с чувством схватил меня за подбородок:

— Я поспешил домой, сварил сахар с дорогими красками и другими, никому не известными, ингредиентами, залил массу в констанциообразную форму, сунул ее в печь, и через час или два появилась ты, и глаза у тебя сияли, как карамельки!

Мой отец рассмеялся, когда я дернула его за ухо и сказала, чтобы он меня не дразнил, ведь у каждой девочки есть мама, а печь в мамы не годится! Он дал мне кусочек медовых сот и отправил гулять в сад, где вдоль белой стены росла малина.

Так я росла. Каждое утро я ела свое яичко и слизывала с губ желток. Я протыкала вилкой из косточек сливы и размышляла о длинных стеблях, растущих под красным солнцем. Я соскребала свою подушку с щек, пока они не краснели. И каждая пожилая женщина в деревне не упускала случая заметить, как я похожа на императрицу на маленьком портрете из слоновой кости: такой же точеный нос, тонкие брови, густые рыжие волосы. Я умоляла отца отправить меня в Вену, куда он сам мальчиком ушел из родительского дома. В конце концов, я отнюдь не была трудным ребенком. И у меня были подозрения — я хотела увидеть императрицу.

Я хотела услышать, как по белым коридорам с зелено-розовыми шахматными полами разносится мелодия, наигрываемая на альтах. Я хотела проехаться на лошади, держась за длинную коричневую узду. Я хотела отведать с фарфоровой тарелки и редьку, и морковь, и картошку, и курицу, и рыбу — и чтобы в них не было никаких пузырьков.

— Почему мы уехали из Вены, папа? — плакала я за ужином, на который подавали зефирный крем и карамельные пирожные. — Там бы я научилась играть на флейте, я бы носила парик, похожий на сахарную вату. Ты сам всему там научился, так почему нельзя мне?

Мой отец тут же залился краской и вцепился в мясницкую доску, на которой нарезал брусьями карамель.

— Я научился предпочитать крем белым кудрям, — прорычал он, — перечную мяту — пикколо, а марципан — императрице. Ты тоже этому научишься, Констанция. — Он прочистил горло. — Это очень важно понимать.

Я полностью отдалась этому уроку. Я пробовала сиропы моего отца и переливала их в серебряные горшки с холодной водой, пытаясь определить, достаточно ли они густы, чтобы стать конфетой. Мои пальцы покраснели — столько ягод я передавила; мои ладони стали сухими и растрескавшимися из-за светлой шершавой бумаги, в которую мы заворачивали дешевые сладости. Я была хорошей девочкой. К тому времени, когда отец преподнес мне то прекрасное платье, я стала лучшим кондитером, чем он сам когда-либо был, хотя он ни за что бы не согласился. Словно по волшебству, конфеты выходили из-под моих рук блестящими и невероятно яркими. То утро было очень ясным. Солнечные лучи пробирались сквозь ставни, похожие на пластинки ирисок. Когда я зашла на кухню, на столе не было ни яичка, ни молоточка из ириски, ни шоколада в сладкой черной чашке. На холодной печи, словно пирог, который нужно остудить, лежало платье. Оно было чернильного цвета, с поясом и несколькими юбками — похожие платья носили женщины из Вены; у подола оно становилось голубым, покрывавшая его бриллиантовая пыль празднично блестела в утреннем свете.

— Ах, папа! Куда же я надену такое платье?

Мой отец широко улыбнулся, но в уголках его рта таилась усталость и печаль.

— В Вену, — ответил он. — Во дворец. Я думал, ты хочешь туда поехать, примерить парик, послушать, как играют на виолончелях.

Он помог мне надеть платье, и, пока он утягивал на мне пояс и поднимал мои рыжие кудри с плеч, я поняла, что платье сделано из твердого синего сахара и тысячи ягод голубики, нанизанных на нитку из застывшего сиропа. Бриллианты оказались кусочками прозрачных конфет, еще немного липких, а пояс украшали ледяные цветы, спускавшиеся белой волной. Все платье было сладостью, сахаром, делом рук моего отца и моих собственных, и ничем другим.

Вена выглядела как рождественский пирог, который мы однажды испекли для баронессы: твердый, в белых облаках, волнах и изгибах, словно кто-то украсил город ванильным кремом. Гнедые лошади везли коричневые коляски. Императорский дворец был таким, будто отец сам его построил. Мы шли по зелено-розовым шахматным полам, и где-то вдалеке пели виолончели. Отец взял меня за руку и провел в более белую и твердую, чем все остальные, комнату; там, на ужасных серебряных резных тронах, сидели император и императрица, они хмурились, словно два демона в день своей свадьбы. Я вздохнула и спряталась за спиной отца, мое синее платье отбрасывало на пол черную тень. Я и не надеялась скрыться от кошмарного взгляда королевских глаз.

— Зачем ты ее привел, Алонзо? — гаркнул император. Он носил короткие светлые усы, ряд медных пуговиц сбегал по его камзолу. — Это существо так похоже на мою жену. Ты хочешь оскорбить нас, поднимая, словно метла пыль, воспоминания о твоих и ее преступлениях?

Императрица залилась румянцем, ее кожа стала почти такого же цвета, как ее волосы, как мои волосы.

Мой отец сжал зубы:

— Я говорил вам тогда, когда вы еще любили мои шоколадки больше всего на свете, что я не прикасался к ней, что я любил ее, как люди любят бога, а не как мужчина любит женщину.

— И все же ты здесь, и умоляешь вернуть тебе мою благосклонность, и привел с собой дитя, ее копию! Это отвратительно, Алонзо!

Выражение лица моего отца стало умоляющим. Ужасно было видеть его таким. Я в смущении и страхе сжала пальцы на ледяных цветах своего платья.

— Но она не мое дитя! Она не ребенок императрицы! Она — величайшее мое творение, лучшее, что я испек в своей печи. Я привел ее, чтобы показать вам, что могу сделать во славу вашего имени, во славу вашего благородства, если вы снова полюбите меня, если облагодетельствуете снова. Если позволите вернуться в город, в мой дом.

Я хватала ртом воздух, слезы наворачивались мне на глаза. Отец достал маленькое серебряное лезвие из-за пояса и направился ко мне. Я закричала, и эхо подхватило мой крик, ставший похожим на писк воробья, из которого вынимали косточки для моих вилок. Я вырывалась, но отец крепко держал меня за руку, словно сжимал ручку ковша, и смотрел на меня большими влажными глазами. Он заставил меня опуститься на колени на полированный пол императорского дворца, и монархи безучастно смотрели, как я плакала, одетая в свое прекрасное синее платье; но императрица хотя бы подняла бледную руку к горлу. Отец прижал лезвие к моей шее и соскреб немного кожи, словно брадобрей, бреющий юношу в первый раз.

Сверкая, сахар полился по моей груди.

— Я никогда не лгал тебе, Констанция, — прошептал он мне на ухо.

Он проткнул лезвием мою щеку, и кровь потекла у меня по подбородку, по губам. На вкус она была как малина.

— Взгляните на нее, ваши величества. Она — чистый сахар, чистая сладость до мозга костей. Я испек ее в своей печи. Я растил ее. И теперь она выросла — и так прекрасна! Взгляните на ее коричные волосы, марципановую кожу, на ее слезы из сахара и соли! И, если вы позволите мне вернуться домой и поставлять к вашему двору шоколад, как это было раньше, и протянете мне снова руку дружбы, она может быть вашей, вы можете обладать величайшей сладостью, когда-либо сделанной в этом мире.

Императрица поднялась с трона и направилась ко мне, и пусть ее одеяние было золотым и со шлейфом, длиннее, чем вся зала, императрица была так похожа на меня, что казалось, это зеркало движется мне навстречу, пущенное спрятанным механизмом. Она пристально и внимательно смотрела на меня, но, казалось, не слышала моих всхлипов и не видела моих слез. Она коснулась моей пораненной щеки и осторожно, кончиком языка, слизнула мою кровь с пальцев.

— Она так похожа на меня, Алонзо. Так странно.

Мой отец покраснел.

— Мне было одиноко, — прошептал он. — И может быть, человек, подаривший кукле лицо богини, заслуживает прощения?

Меня держали на кухне. Повесили на стену, как медный котел или пучок чеснока. Каждый день повар отламывал у меня пальцы, чтобы подсластить императорский кофе, или отрезал прядь моих рыжих волос, чтобы сдобрить пасхальный кулич для первенца императрицы — мальчика с карими глазами, как у моего отца. Иногда шеф-повар осторожно протыкал мою щеку и собирал алый сироп в тяжелую белую чашку. Однажды они, стараясь не причинить лишнего вреда, выдернули мне ресницы, чтобы приготовить лакомство для новорожденной дочери императрицы. Они были добры ко мне и после приложили лед к моим векам.

Они старались не причинять мне боли — по своей природе повара и кондитеры совсем не злы. Молоденькие кухарки пугались, увидев меня висящей прямо над печью, которой касались пальцы моих ног. В итоге они привыкли, и я казалась им не более странной, чем солонка или перечница. Мое платье высохло, ягоды потемнели и выпали, с голубикой всегда так. Добрый маленький мальчик-полотер принес мне грубое черное платье, которое когда-то носила его мать. Оно было из шерсти, настоящей шерсти, собранной с овец, а не испеченное в печи. Меня кормили редиской, и морковкой, и картошкой, и иногда курицей, и иногда даже рыбой с тарелки из настоящего фарфора, и в этой еде не было ни одного воздушного пузырька.

Я состарилась на этой стене, моя марципановая кожа высохла и пошла морщинами, как и обычная человеческая плоть, и то, что ее столько раз кололи, скребли и надрезали, не делало ее свежее. Мои волосы поседели и начали выпадать, и каждый волосок был тщательно подобран. Мне сказали, что чем старше я становлюсь, тем больше и больше императору нравится вкус моих волос, и вскоре я облысела.

Но императоры умирают, как и отцы. В свой час смерть пришла и к тому, и к другому. И когда император умер, уже никто не помнил, что сахар привозили с далекого острова, берега которого палило красное солнце. Вися на стене, я часто думала о красном солнце, о детях, собирающих тростник, о том, каким был на вкус костный мозг в моих сахарных сливах. Тот самый добрый мальчик-полотер вырос и стал дворецким, он снял меня со стены, когда мои кости стали ломаться, и ласково погладил меня по голове. Но он не извинился. Разве он мог? Сколько пирогов, подслащенных моей плотью и кровью, он попробовал?

Ночью я сбежала из дворца, я бежала, пока хватало сил; я, старая, потрепанная карга, ведьма в черном платье, пробиралась через город, бежала дальше и дальше. Я бежала и бежала, мое сахарное тело горело и дрожало от усталости. Я бежала по твердым белым улицам мимо деревень, в которых бывала ребенком, ничего не знающим о Вене, в леса, в темную чащу, где земля была влажной и на мили вокруг нельзя было найти ни крупинки сахара. Только тогда я остановилась и вдохнула полной грудью; мое дыхание тут же превратилось в пар. Огромные черные ветви сосен, ясеней и дубов склонялись надо мной. Я упала на землю, сотрясаясь от сухих рыданий, чувствуя себя в безопасности вдали от всего твердого и белого, от всего, что напоминало внимательные глаза сидящих на тронах, словно у чертей на свадьбе, монархов. Никто больше не будет отрезать от меня кусочков, чтобы подать к чаю. Никто больше не прикоснется ко мне. Я схватилась за голову и взглянула на звезды, мерцающие над кроной деревьев. Было тихо, — тихо и темно. Я свернулась клубком на листьях и заснула.

* * *

Я проснулась от того, что замерзла. Я дрожала. Мне нужно было что-то потеплее черного платья. Я не собиралась возвращаться в места, где меня могли узнать: ни в Вену, ни в деревню, где жил хоть один кондитер. Я не собиралась снова висеть на стене и делиться своей сладостью с детьми. Я собиралась остаться в темноте, под зелеными ветвями. Так что мне нужен был дом. Но я ничего не понимала в домах. Я не была каменщиком или кровельщиком. Я не знала, как сложить трубу. Я не знала, как навесить дверь на петли. Я не знала, как шить занавески.

Но я знала, как варить конфеты.

Я пошла просить милостыню по деревням. Странно, что безобидная старая карга просила сахар, а не деньги? Конечно. Они считали меня безумной, потому что я просила дать мне ягод, ликера и какао, а не несколько монеток? Безусловно. Но старикам позволительны странности, а их мысли не объяснить молодежи. Я собирала то, что они все эти годы, пока я висела на стене, отбирали у меня, и у меня снова отросли волосы. Я вернулась на свою поляну в лесу, под черные стволы деревьев, и приготовилась варить карамель. Я воздвигла толстые коричневые стены из имбирного печенья, скрепленного коричным кремом и зефиром для прочности. Стекла, прозрачные, как утренний воздух, невозможно было разбить. Из трубы поднимался лакричный дым. Лестница была из арахисового козинака, ковры — из красного ириса, а ванная — из мятной карамели. А внутри была большая черная печь, вся потемневшая, в жженом сахаре, с желтым огоньком внутри. Мармелад сверкал на стенах моего дома, как драгоценные камни, а узкая дорожка из черной патоки вела с порога в сторону леса. И когда мои волосы достаточно отросли, я настелила на крышу коричную солому.

Дом, который я построила, был таким хрупким, хрупким созданием. Он был таким же изысканным, как и я сама. И все это время я думала об отце, о красном солнце и трепещущих зеленых стеблях. Я думала о нем, устанавливая разделочный стол, думала о нем, выкладывая пол имбирным печеньем. Я ненавидела и любила его, как это свойственно ведьмам, ведь веление нашего сердца невозможно понять или предугадать. Он ни разу не пришел навестить меня, пока я висела на стене. Я не понимала. Но я делала из карамели кирпичи и стелила на свою постель простыни из ириса, и говорила его призраку, что я хорошая девочка, что я всегда была хорошей девочкой, даже когда висела на стене.

Я сделала подушку из сахарной ваты. Я сделала тарелки из жженого сахара. Каждое утро я разбивала марципановое яичко молоточком из ириски. Но мне ни разу не удалось поймать воробья к своим сливам. Воробьи такие быстрые. Мне так не хватало привкуса их плоти в еде, я желала, чтобы что-то живое и соленое оживило весь этот сахар. Я жаждала чего-то живого в моем хрустальном замке, чего-то, что напомнило бы о том, как дети ломают стебли смуглыми сильными руками. Но в моих сливах не было ни капли живой плоти. Я не могла вспомнить красное солнце и длинные зеленые стебли и поэтому сидела в своем кресле-качалке из леденца, всхлипывая и шепотом разговаривая с отцом, говоря ему, что мне жаль, мне жаль, что теперь я не больше чем свинья, роющаяся в листьях.

* * *

И однажды очень-очень ясным утром лучи солнца пробрались сквозь оконное стекло, и казалось, будто виолончели играют что-то очень сладкое и печальное — этим утром я услышала, как кто-то идет по дорожке из черной патоки. Лети — мальчик и девочка. Они смеялись, а над их головами от голода кричали дрозды.

Я тоже была голодна.

* * *

Катрин М. Валенте — автор серии «Приютские истории», а также «Лабиринта», «Юм но Хон: книга снов» и нескольких поэтических сборников. Она родилась на северо-западе Тихоокеанского побережья, сейчас живет в Мейне с двумя собаками.

Катрин рассказывает: «Сказка о Гензеле и Гретель всегда была одной из моих любимых. Образ сахарного домика — завораживающий и сюрреалистичный. Я второй раз работаю с этой сказкой: в первый раз я пересказала ее с точки зрения Гретель — и теперь мне хотелось узнать, что за создание могло поселиться в этом домике. Почему она построила его именно таким? Откуда она взялась? Почему она так помешана на еде? Ответы ученых меня никогда не удовлетворяли. Умом я понимала, что каннибализм — распространенный мотив в фольклоре, и ответственность за его возникновение нередко возлагают на женщину, и что детям нравятся сладости, так что дом был отличной приманкой, но в глубине души эти ответы меня не удовлетворяли. Я хотела знать, почему этой ведьме хотелось съесть ребенка. Я решила показать завязку этой сказки и закончить историю там, где начинается первоисточник, чтобы у ведьмы, живущей в пряничном домике, появилось прошлое, жизнь и имя».

МИДОРИ СНАЙДЕР Молли

В прошлом, когда стены дома были покрыты свежей краской дынного цвета, его можно было даже назвать красивым. Плети плюща спускались с бортиков крыши, из-под густой листвы выглядывали мраморные купидоны и улыбались идущим мимо хорошо одетым людям. Зимой по улице проходили женщины в шляпках с плюмажами из белых страусиных перьев. Их пальто были отделаны лисьим мехом, и они прятали свои нежные ручки в муфты из шелковистого меха норки. Мужчины носили котелки и пальто из габардина с вельветовыми воротниками. Летом по улице неспешно прогуливались няни в безвкусных фартуках, держа за руку малышей в матросках. Проезжали кареты, запряженные поджарыми лошадьми, а на подножках стояли слуги в белых перчатках. Розы перевешивались через решетки ворот, а маленькие собачки на длинных кожаных поводках мочились под железными оградами.

Но со временем великолепие ушло, богатство сменилось бедностью, а то, что когда-то казалось милым, стало жалким. Дождь и солнце не щадили ярких стен дома, и вскоре его краска поблекла и потрескалась. Купидоны перестали улыбаться, листья плюща облетели, а богатые мужчины и женщины переехали в дома побольше с видом на реку или лес. Теперь на улице можно было встретить лишь тощую клячу, тянущую за собой повозку с мусором. В квартирах селились по две, три, четыре и даже по пять семей сразу — так спасшиеся от шторма теснятся в разбитом где придется лагере. Женщины вывешивали выстиранное белье за окнами, затягивали разбитые стекла бумагой, в которую им заворачивали покупки в бакалее. Их мужья, утомленные работой на фабриках, возвращались домой, не преминув заглянуть в ближайшую таверну, и уставшие от домашних забот жены ругались, что те не приносят домой достаточно денег. Дети в башмаках старших братьев и сестер с криками и воплями носились по коридорам в своей слишком тесной или слишком свободной поношенной одежде.

Верхний этаж дома занимали Донгогглзы. Они жили в своей квартире так давно, что никто не мог вспомнить, когда они въехали. Они не были похожи на других жильцов дома, и их считали странными, даже надменными. Госпожа Донгогглз никогда не вывешивала белье за окно, никогда не кричала на мужа. К ней приходили прачки и уносили охапки детских платьиц и простыней, чтобы на следующий день вернуть их постиранными. Бакалейщик приносил им бутылки вина и корзинки с овощами и сырами. Приходил к ним и мальчик от мясника, сгибаясь под тяжестью завернутого в белую бумагу и перетянутого бечевкой мяса. И соседские жены, глядя на все это, только поджимали губы, будто их заставили попробовать лимон. Господин Донгогглз выходил каждое утро из дома одетым в приличный костюм и каждый вечер возвращался таким же свежим, каким был утром. Соседские мужья, глядя на это, толкали друг друга в плечо, пока у них не начинали ныть руки. Три дочки Донгогглзов, похожие друг на друга как три капли воды, носили отглаженные сарафаны, новые чулки и блестящие туфельки. У них всегда были с собой плюшевые мишки и сладости. Соседские дети, глядя на это, безудержно рыдали в те редкие дни, когда девочки спускались с верхнего этажа и гуляли по улице.

Но одна девочка не плакала. Она не кусала до боли губы и не поколачивала подвернувшегося под руку мальчишку. Она смотрела и рассчитывала. И она знала, что с этими Донгогглзами что-то не так.

— Молли, иди сюда, девчонка, а не то я поколочу тебя так, что искры из глаз посыплются, — кричала матушка Коротышки. — Нужно заняться штопкой, и я тебя стукну ложкой по лбу, если ты сейчас же не сдвинешься с места.

— Иду! — отвечала Молли, которая в этот момент, прищурившись, смотрела на господина Донгогглза.

Господин Донгогглз, в своем отглаженном костюме, медленно спускался по лестнице — один тяжелый шаг за другим. Молли ждала у двери, присев на корточки, чтобы лучше разглядеть его лицо, когда он появится на ее этаже. Он сделал еще несколько шагов — и вот оказался перед ней. Коренастый, с серой кожей и низким лбом, прикрытым шляпой-котелком. С блестящими желтыми глазами под короткими веками. Заметив Молли, он остановился, наморщил мясистый нос, толстым красным языком облизнул губы и вопросительно поднял брови. Молли рассматривала его рябую кожу, острые зубы под приподнявшейся в улыбке верхней губой. Она уловила мускусную нотку, замешанную в приторно-сладкий мятный аромат туалетной воды. Девочка взглянула ему в глаза и увидела темно-коричневые разводы, расходящиеся от зрачка, похожего на алмаз. Его веки тут же опустились, но она успела кое-что заметить.

«О да, — думала она. — У тебя есть тайна, не правда ли? И я буду не я, если не использую ее против тебя же. И разве ты не будешь давать мне монетки, чтобы я молчала? Ты не местный, ведь так? О, нет, — решила она, — у тебя нет никакого права обладать тем, что принадлежит нам, что принадлежит мне».

Она прислонилась к двери, из-за которой все еще пыталась докричаться до нее мать, и хитро улыбнулась, глядя на большого мужчину, спускающегося по лестнице.

* * *

— Она знает, Ирен, — сказал господин Донгогглз своей жене той же ночью. Они лежали в своей огромной кровати, устроившись на взбитых подушках, наполненных гусиным пухом.

— Чепуха, — ответила Ирен. — Ты ничего не понимаешь в человеческих детях. Им не хватает воображения, тем более когда речь идет о взрослых.

Она спрятала кончик своей длинной косы под чепчик.

— О взрослых людях, — заметил господин Донгогглз. — Но кое-кто из нашего роду-племени пострадал и даже был убит. Думаю, нам стоит уехать. Может быть, пришло время вернуться домой.

— Но мы дома, — настаивала Ирен.

Она была худой, с острым подбородком и большими серыми глазами. Рядом со своим мужем она казалась маленькой, как ребенок. Как ребенок с необычайно большими руками. Огромные, с грубыми пальцами и мозолями, они лежали на покрывале.

— Я скучаю по лесу, — вздохнул он.

— А я нет, — резко ответила она. — И девочки тоже. Им нравится носить платья и читать книги. И у них появились друзья.

Янтарные глаза господина Донгогглза вспыхнули пламенем, но потом его взгляд смягчился. Его дочери — они были его слабостью. Он повернулся на бок, лицом к жене; кровать натужно заскрипела.

— Друзья? — переспросил он.

— Девочка снизу. Завтра она с сестрами придет к нам поиграть. — Ирен нежно положила свои сильные ладони ему на щеки. — Вот увидишь, любимый. В конце концов они тоже станут людьми. Ну, — улыбнулась она, — в достаточной степени.

Позже, когда его жена уже тихонько посапывала, свернувшись, как котенок, у него под боком, Донгогглз лежал в постели без сна и думал, как же так все вышло. Слишком мягкий матрац и пуховые подушки? Он поднялся с кровати и подошел к окну, ногти на его ногах стучали по каменному полу. Распахнул рамы и высунулся наружу, насколько смог. Его ноздри затрепетали, когда он безошибочно различил запах каждого из живущих в доме. Сладкие и резкие, простые и изысканные ароматы смешивались с запахом крови, плоти и костей. Он высунулся дальше, и из-за пределов разросшегося за все эти годы города до Донгогглза донесся влажный запах когда-то обглоданных костей, спрятанных под соснами. Он глубоко вдохнул, наполняя им рот.

Потом он с отвращением отвернулся от окна. Все было в прошлом. Они оставили ту жизнь. Он дал обещание, а за все сотни лет своей жизни Донгогглз никогда не нарушал клятв. Роди мне детей, детей-великанов, просил он свою человеческую жену, и я исполню любое твое желание. И она родила, хотя последний ребенок чуть не стоил ей жизни. В благодарность он дал Ирен глотнуть драгоценной живой воды, чтобы она снова стала здоровой, и она поднялась с кровати даже сильнее, чем была. Она заботилась об их детях, мыла их, кормила тем мясом, что он приносил, и не задавала вопросов, хотя сама никогда не взяла в рот ни одного кусочка. Но вместе с мясом она скармливала их дочерям истории про этот мир: про приятные мелочи, платья и сладости, про улицы, по которым гарцуют поджарые лошади и едут черные кареты. Она говорила, что они принцессы и им придется скрывать свое происхождение до тех пор, пока принцы не найдут их и не одарят золотом и любовью. Донгогглз потряс головой. Он должен был это предвидеть. Когда дело дошло до ее желания, он услышал его даже не от нее самой.

— Поедем в город, папа, — хором попросили его дочери. — Мы хотим увидеть его. Мы хотим прокатиться на карете, носить платья с поясами, есть конфеты. Мы хотим жить в доме со слугами и горничными, с кроватями и простынями. Мы тоже люди.

Донгогглз завыл и топнул ногой. Его дочери бросились на пол и засучили ногами, и его сердце не выдержало. И тогда, пусть даже Ирен и не сказала ни слова, он согласился переехать в город, чтобы они немного пожили в человеческом мире.

— Но вы никому не должны рассказывать, откуда мы, — предупредил он их. — У нас нет бумаг, — продолжил он, — и если это выйдет наружу, люди постараются нам навредить.

Девочки не понимали, почему эти «бумаги» так много значат — у них было много разных бумаг, в том числе и книги. Но они согласились, ведь это была не большая цена за исполнение их желания, желания их матери.

* * *

— Мне не нравится эта девочка, Молли, — произнес Донгогглз следующей ночью, повалившись на кровать. — Она смышленая, и намерения у нее дурные.

— О, чепуха, — ответила Ирен, игриво потрепав его по плечу. — Она просто маленькая девочка. И разве не чудесно, что наши девочки играют с Молли и двумя ее сестрами? Три и три. Я видела, как они улыбаются, как сверкают у них глаза.

— Опасно сверкают, — пробормотал Донгогтлз. — У Молли голодный взгляд.

— О, любимый, не стоит беспокоиться. Они просто маленькие девочки, — ответила Ирен, прижавшись к нему, и тут же заснула.

Но Донгогглз не мог уснуть. Как так вышло, что этой ночью Молли и ее сестры спали в уютной постельке его дочерей? Девочки умоляли, и Ирен согласилась, и все это произошло до того, как он вернулся домой со своей ежедневной прогулки по городу. Эти прогулки были призваны защитить их семью, создать видимость для соседей, что он работает, как и все остальные мужчины. Но это была тяжкая ноша. В городе для него не было места, и каждый день, блуждая в заводском дыму и городской суете улиц, глядя на подстриженные газоны и подрезанные деревья, он мечтал, как одним обжигающе холодным зимним утром окажется в их настоящем доме.

Он прислушался к дыханию своих дочерей. Все было спокойно, лишь Молли и ее сестры тихонько вздыхали во сне, да поскрипывали пружины, когда девочки ворочались в непривычно большой и удобной кровати. Донгогглз прикрыл глаза, заставляя себя заснуть.

На рассвете его разбудил какой-то тихий звук: будто мышь пробежала под полом. Он издал предупреждающий гортанный рык, желая услышать что-нибудь еще, но потом снова провалился в сон.

* * *

— О, оно пропало! Пропало! — причитала Ирен следующим вечером за ужином. Встав на стул, она шарила рукой по самой верхней полке. — Золотое блюдо пропало. Я брала его вчера, чтобы угостить девочек виноградом «Дамские пальчики» и турецкими сладостями. Но куда я его положила?

Дочери Донгогглза начали плакать:

— Нет сладостей. Мы хотим наши сладости!

«Молли», — пронеслось в голове у Донгогглза, когда он пытался придумать, как успокоить расстроенную жену. Это была мелочь, своего рода свадебный подарок. Золотое блюдо, на котором появлялись лучшие сладости мира. Ирен такие вещицы были по вкусу, хотя сам он оставался к ним равнодушен. Когда они вернутся домой, в лес, он найдет ей другое, пообещал Донгогглз. Но Ирен разразилась слезами, и он понял, что жена намерена остаться в городе, даже если ей придется обходиться без своей любимой безделушки. Той ночью Донгогглз лежал в постели без сна и думал о едва различимом звуке, который он услышал прошлой ночью. Он не стал рассказывать Ирен, что сегодня, возвращаясь домой, видел Молли внизу: девочка стояла, прислонившись к двери. Она фыркнула, заметив его; ее щеки были перемазаны джемом, на подбородке прилипли шоколадные крошки. Он почувствовал исходящий от ее кожи запах масла, крема и сахара. «Дорогая еда для бедного ребенка», — подумал тогда он. Ирен бы ему не поверила, сказала, что он слишком жесток к бедной маленькой девочке — и все только потому, что она человек. Но, лежа в темноте, он знал, что это Молли украла блюдо, хотя не мог представить, как ей удалось забраться на верхнюю полку. «Она как паук, — подумал он, — ползущий по стенам».

На следующее утро его разбудили глухие раскаты грома. Дождь с такой силой барабанил в стекла, что казалось, вот-вот разобьет их. Ирен зажгла свечи в канделябрах, но маленькие огоньки не могли разогнать сгустившуюся мглу. Донгогглз надел отороченное мехом твидовое пальто и шляпу с твердыми полями. Он взял зонтик с серебряной ручкой и отправился навстречу разбушевавшейся стихии.

Он медленно шел по городу, получая удовольствие от каждого шага. Он не боялся промокнуть, ему нравилось смотреть, как суетятся люди, словно кролики, ныряющие в свои норы. Вода текла по улицам, унося с собой мусор, который оставался после этих неаккуратных животных. Ему в ноздри ударил сильный запах — камня, земли и гниющего дерева. Когда на улицах никого не осталось, он направился в парк и подставил лицо под струи дождя. Гроза выстреливала молниями, гремела громом, ломала деревья. Впервые за много недель на его лице появилась улыбка.

Домой в этот день он вернулся поздно, медленно поднялся по лестнице, вода стекала с его пальто и шляпы; там, где он ступал, начинали струиться маленькие ручейки. Донгогглз насторожился, заходя в парадную, — в какой-то момент ему показалось, что он видит Молли Коротышку, — а потом вздохнул с облегчением, обнаружив, что его никто не поджидает. Он повернул ключ в замке своей двери и скривился, услышав незнакомое хихиканье в прихожей. Переступая через мусор, он увидел Молли, прячущуюся в коридоре за стойкой для зонтиков. Она прижала палец к губам, жестом призывая его к молчанию.

— Что ты здесь делаешь? — грубо спросил он.

— Вот ты где! — воскликнула его старшая дочь, указывая на Молли. — Мы играем, папа. В прятки. И я выиграла!

— Твой отец смошенничал! — возразила Молли. — Так не честно. Не честно портить другим удовольствие. Я должна перепрятаться.

Его дочь надула губы и начала плакать, и Молли, сжав кулаки, сдалась. Но, идя по коридору в спальню к девочкам, она бросила через плечо на Донгогглза полный угрозы взгляд.

— Мошенники получают по заслугам, — пробормотала она.

Донгогглз сердито прошествовал на кухню к Ирен. Она сидела за столом, подперев подбородок рукой и угрюмо глядя в чашку с чаем. Она не подняла головы, ни когда он вошел, ни даже когда зарычал и бросил мокрую шляпу на стол.

— Почему эта девчонка здесь? — потребовал он ответа.

— О, дай им поиграть. Они просто маленькие девочки, — раздраженно ответила Ирен. — У меня не хватит духу огорчить сегодня девочек. Я потеряла свое блюдо, твой подарок, — сказала она, поднимая на него печальные глаза. — Ума не приложу, куда оно делось.

— Я подарю тебе другое, — ответил Донгогглз, и ее лицо просветлело от радости. — Когда мы вернемся в лес, — добавил он, и жена снова уткнулась в чашку.

— Не хочу я туда возвращаться. Мне нравится здесь, — упрямилась Ирен.

Донгогглз заскрипел зубами. Клятва была клятвой, он не мог ее нарушить. Но он жаждал сломать кости маленькой Молли Коротышке и высосать из нее кровь. Он пообещал себе, что этой ночью будет внимательнее. Что ничего не случится.

Но Донгогглз устал. Он прошел в тот день много миль под проливным дождем и смертельно хотел спать. Всхлипывая, Ирен подала ему ужин на золотой тарелке, от еды поднимался горячий пар. Он наелся до отвала, надеясь, что это придаст ему бодрости, но когда насытился, у него стали слипаться глаза. Он слабо сопротивлялся неизбежному и в конце концов позволил Ирен отвести себя в кровать. Она расстегнула пуговицы на его твидовом пиджаке, вынула из карманов разные мелочи: золотые часы на цепочке, кожаный кошелек и нож в ножнах. Она стянула с него мокрые от дождя и тяжелые брюки и с нежностью уложила его в постель.

Донгогглз тут же провалился в глубокий сон без сновидений.

Он проснулся на рассвете от едва слышного стука и сел на кровати. Кто-то пробирался по комнате к коридору. В замке входной двери повернулся ключ. Он вскочил, ночная сорочка путалась у него в ногах, не давая бежать. Когда он добрался до лестничной площадки и посмотрел вниз, то увидел, как Молли Коротышка и ее сестры заходят в свою квартиру. Молли, услышав шаги на площадке, подняла голову, и в рассветном полумраке он увидел, как ее губы искривились в злобной улыбке.

— Я поймаю тебя, Молли Коротышка, — с яростью прошептал он.

Она рассмеялась и крикнула ему:

— Нет. Ты ничего мне не сделаешь, а вот я на тебе заработаю. Возвращайся в Испанию, или откуда ты там приехал, старый болван… И дочки твои пусть проваливают, мне наплевать.

— Кто шумит? — раздался возмущенный голос с нижнего этажа.

Тут же заплакал ребенок, залаяла собака, и другие раздраженные голоса присоединились к общему шуму. Донгогглз вернулся в квартиру, не желая привлекать к себе лишнего внимания. Захлопнув дверь, он решил, что не может больше закрывать глаза на опасность, грозящую его семье и ему самому. Будь ей это под силу, Молли Коротышка бы их уничтожила. Они ничего ей не сделали, но это не имело никакого значения. Как и то, что почти целый век они жили тихо, и за это время он не забрал ни одной человеческой жизни: на его тарелке появлялась только безвкусная и жесткая мертвечина, которую он подбирал там, где ее оставляла для него старуха-смерть. Но клятва оставалась клятвой, и он не мог ее нарушить. Зато мог придумать, как избавиться от Молли, не нарушая данного обещания.

Тем утром он быстро оделся, стараясь не разбудить спящую жену и дочерей. Когда он потянулся за ножом, золотыми часами и кошельком, чтобы переложить их с прикроватной тумбочки себе в карман, он понял, что Молли Коротышка украла — его кошелек, в котором никогда не кончались монеты. Это был подарок его отца, испокон веков передававшийся в их роду от отца к сыну. Он был сделан из кожи мантикоры, а монеты появлялись из металлической вселенской пыли. Каждый раз, когда кошелек открывали, он заново наполнялся монетами. Донгогглз зарычал. Все их богатство находилось в этом кошельке. Без него у них не было шансов выжить, ведь Донгогглз был слишком горд, чтобы идти работать, как простые смертные, сыновья Адама. Его род был слишком древним, и он не потерпел бы такого непотребства. У них еще оставались сокровища, которые можно было продать, но постепенно они бы растратили свое наследство, утратили свою историю.

Донгогглз натянул пальто и быстро сбежал вниз по лестнице в туманное утро. Влажный воздух коснулся его лица, и он знал: прежде чем сегодня вечером он вернется домой, он придумает, как им навсегда избавиться от Молли Коротышки.

* * *

Тем вечером Донгогглз вернулся домой поздно, он шел по опустевшим улицам; в такое время по ним бродили только бездомные кошки. И все равно, открыв дверь в квартиру, он снова услышал веселый смех своих дочерей и Молли Коротышки с ее сестрами. Он улыбнулся, несмотря на то что его душила ярость. Ирен встретила его в прихожей и взяла у него пальто и шляпу. Всем своим видом она молила его о прощении.

— Я не могла отказать нашим дочкам. Они так отчаянно просили, чтобы Молли с сестрами пришла и поиграла с ними. А как им нравится рассказывать друг другу истории! Я пыталась их угомонить, но они слишком счастливы, чтобы просто идти спать.

— Сегодня это не имеет значения, Ирен, — мрачно ответил он. — Пусть последний раз поиграют вместе.

Донгогглз достал из кармана три ожерелья, сплетенных из соломы. Он толкнул дверь в спальню дочерей и заставил себя улыбнуться. Шесть девочек сидели кружком на кровати, низко склонившись друг к другу и взявшись за руки. Они крепко сжимали ладошки, когда им становилось совсем страшно, а Молли Коротышка рассказывала сказку:

— И тогда великан схватил маленькую девочку за шею. — Она замолчала и нахмурилась, заметив Донгогглза.

Он взял себя в руки и подошел к девочкам.

— Вот, — сказал он, протягивая Молли и ее сестрам ожерелья из соломы. — Это вам от меня. Я подумал, что они вам понравятся. Наденьте их, проверим, как они будут смотреться на ваших шейках.

— О, папа, они такие миленькие, — сказала его младшая дочь. — Они совсем как наши ожерелья.

— Ваши — золотые, — фыркнула Молли. — У меня тоже будет золотое ожерелье. Очень скоро.

— Но они все равно прехорошенькие! Наденьте их! Наденьте! — просили его дочери.

Молли и ее сестры надели ожерелья.

— Теперь вы выглядите совсем как мы! — сказала средняя дочь.

Донгогглз заметил блеск в глазах Молли, когда она сжала пальцы на подоле своей потрепанной ночной сорочки.

Этой ночью Донгогглз дождался, пока все в доме не затихнет, пока все не заснут глубоким сном. Он прислушивался к дыханию своих дочерей, к слабым вздохам Молли и ее сестер, к тихому храпу своей жены. Когда он уверился, что бодрствует один, он поднялся с кровати и осторожно прокрался по коридору. С собой он нес, перекинув через плечо, мешок и веревку.

Донгогглз тихо проскользнул в комнату своих дочерей и остановился в изголовье их постели. В темноте он протянул руку через спинку кровати и стал ощупывать шеи девочек. Как только его пальцы коснулись соломенного ожерелья, он их крепко сжал, а другой рукой стиснул маленький рот, потом поднял брыкающуюся девочку и сунул в мешок. Огромный кулак опустился на детскую головку, и он уже потянулся за следующей. Все произошло так быстро и тихо, что спящие на кровати дети только дернулись испуганно во сне. Он быстро схватил двух других девочек с ожерельями из соломы на шее, сунул их в мешок и завязал края веревкой.

Он выбрался из спальни дочерей, довольный собой — ведь ему удалось выполнить задуманное и не разбудить девочек. Закинув мешок за плечо, он прошел к самому большому окну и широко распахнул его. Словно обращаясь к самой ночи, Донгогглз зашептал старинное заклинание, и порыв сильного ветра поднял в воздух шторы. Вывесив мешок за окно, он отпустил его на волю стихии, и тот исчез вместе со своим содержимым. Донгогглз закрыл окно и вернулся в кровать.

* * *

Донгогглз проснулся с первыми лучами рассвета, пробивающимися сквозь утренний туман. Он быстро оделся: впервые ему хотелось поскорее расправиться с делами. Он глянул на еще спящую жену, закутавшуюся в покрывало. Надел шляпу, выскользнул из входной двери и спустился вниз по лестнице.

На площадке внизу он остановился, чувствуя, как его рот наполняется металлическим кровяным привкусом. Молли Коротышка ждала его, прислонившись к перилам и сжимая пальцами золотое ожерелье. С душераздирающим криком Донгогглз бросился к ней и сжал ее шею своими огромными руками. Он поднял ее в воздух и широко открыл свою пасть. Его толстый красный язык мелькнул между клыками. Он проглотил бы ее за один присест, и ему бы больше никогда не пришлось видеть ее хитрое, недовольное лицо. Теперь уже ничего не имело значения.

Молли кричала, царапала толстые пальцы, сжимавшие ее шею, отчаянно лягалась, но все было напрасно. Он поднес ее прямо к своему лицу, чтобы увидеть ужас в ее глазах. Но в ее глазах не было страха, а только зависть, жадность и, что хуже всего, триумф.

В ту же минуту из их квартиры наверху до него донесся вой Ирен. А с улицы — режущий ухо свист полицейских. Крик Молли перешел в хриплый смех. Донгогглз отбросил ее, понимая наконец, что она сделала. Она не только поменяла ожерелья, обманом заставив его причинить вред собственным дочерям, но и вызвала полицию. Нельзя было терять ни секунды. Он бросился вверх по лестнице к Ирен.

— А теперь убирайся. Убирайся в Испанию, если ты оттуда. От меня ты ничего не получишь! — хрипела ему вслед Молли. — У тебя нет права здесь жить. — Она преследовала его. — У тебя нет бумаг, нет бумаг… Ты — чудовище, ты — вор, и теперь тебя заберут в тюрьму. Ты попался, старый болван.

Донгогглз остановился, вслушиваясь в угрозы Молли. Во все звуки, наполняющее это утро, — лай собак, вой сирен, рыдания его жены. Он вбежал в их квартиру, отбрасывая в сторону шляпу, отличное твидовое пальто и строгую рубашку с воротником. Он нашел Ирен в спальне их дочерей — она сдирала простыни с постели, словно надеясь найти девочек, как если бы они прятались.

— Мои дочки пропали. Они пропали, — всхлипывала она.

— Я отведу тебя к ним, — прорычал Донгогглз. — Пойдем, Ирен, нам надо идти.

Он протянул ей руку тыльной стороной вниз, и длинные черные когти блеснули в кровавых лучах восходящего солнца.

Она помедлила, замерла, словно олень, боящийся двинуться с места.

— Давай, — повторил он мягче, стараясь не напугать ее еще больше. — Наши дочери ждут.

И тогда она шагнула к нему. Он взял ее за руку и без малейшего усилия перекинул через плечо. Она ногами обхватила его за бедра, руками за толстую шею. Полицейские взбирались по лестнице, собаки выли и рвались с поводка. С Ирен за спиной Донгогглз бросился из окна верхнего этажа, он падал, падал и падал на мостовую. Он приземлился на четвереньки и почувствовал, как мостовая под ним пошла трещинами. Высунувшиеся из окон соседки поспешили спрятаться в своих норах, крича или рыдая. Мужчины принялись кидать в него камнями. Ирен за его спиной всхлипывала и все крепче прижималась к нему. Донгогглз бросился на полицейских, раскидывая их в стороны ударами своей могучей руки. Он впечатывал их в стены или перекидывал через ограды, украшенные остроконечными пиками. Расправившись с ними, Донгогглз наклонил голову и побежал вниз по узким улицам, прочь от плача и криков, прочь от рева сирен и лая собак и конечно же прочь от насмешливого смеха Молли Коротышки.

Он бежал из города к фермам в низине; его гнала вперед мысль о том, что случилось с его дочерьми. Не будет ему покоя, пока он не окажется далеко в лесу и не найдет руины своего замка. Его дочери были там, без сомнения, они уже очнулись и поняли, что находятся в мешке. И даже если им удастся из него выбраться, они окажутся одни в темноте подземной часовни, единственного уцелевшего чертога в замке. Такой должна была быть судьба Молли, ведь он поклялся не убивать людей, пока они жили в городе — но не обещал не оставлять там, где их могут съесть дикие чудовища или они не умрут от голода. Но теперь для Донгогглза была невыносима сама мысль о том, что его дочери проснутся и окажутся один на один со своим страхом, окруженные ужасными скелетами незнакомых им предков.

«Скоро…» — думал он, унося на своей спине уснувшую Ирен. «Скоро…» — шептал он, пробиваясь сквозь туман, клубившийся меж деревьев на опушке леса. «Скоро…» — и ветви приветствовали его, возвращающегося домой. «Скоро…» — он найдет своих дочерей, и они больше никогда не покинут лес.

* * *

Мидори Снайдер — автор романа для юношества «Сад Ханны» и трилогии в жанре фэнтези, в которую входят «Новолуние», «Цитадель Садара» и «Огонь Бедана». Она живет в Висконсине и любит работать над своими текстами в библиотеках.

Мидори рассказывает: «Когда я была маленькой, Молли казалась мне настоящей героиней, по сравнению с великаном. Я восхищалась ее храбростью, тем, как она обманула его, и не один, а целых три раза. Но, становясь старше, я все больше думала о том, честно ли это было. Да, великаны могли питаться человечиной. Но великан был занят своим делом, когда Молли забралась к нему в дом. Молли его обкрадывает, обманывает — и он бьет свою жену и душит дочерей, — а потом обводит вокруг пальца — и он бросается вслед за ней. Так что, кто здесь настоящее чудовище? Завидовала ли Молли дочерям великана из-за того, что родители любили их? Была ли она жадной или просто считала его чудовищем, не заслуживающим такого богатства? Ненавидела ли она великана и его жену за то, что они отличались от других людей, которых она знала?

Я думала обо всем этом и пыталась понять, как бы великан рассказал эту историю, если бы у него была такая возможность».

НИЛ ГЕЙМАН О вежливости

Вы знаете, меня не пригласили на крестины.
И вы
Повторяете: «Забудь».
Но именно такие маленькие знаки внимания — залог того, что в мире все идет
Так, как идет.
Гонцы принесли моим двенадцати сестрам письма с королевской печатью. А я
Думала, что мой гонец заплутал.
Мне редко присылают приглашения. И путники боятся заходить ко мне.
И даже если пытаются, я часто отвечаю: «Меня нет дома,
Идите прочь».
Мне жаль, что нынешнее поколенье столь не воспитанно:
Они едят с открытым ртом, они перебивают.
Манеры — это всего лишь формальность. Но если мы о них забываем,
Мы тут же все теряем. Без них мы звери.
Скучные и бесполезные.
Молодежь надо учить, как торговать, как рубить топором,
Как прясть. Им стоит знать свое место. Сидеть там тихо, как мышки.
Моя самая младшая сестра всегда опаздывает, всегда появляется, когда полдела сделано. А я
Боготворю пунктуальность.
Я говорила ей: ничего хорошего не выйдет из опозданий. Я говорила ей,
Когда мы с ней еще разговаривали, когда она еще слушала меня.
Она смеялась над моими словами.
И можно было бы поспорить:
Без приглашения даже мне приходить не стоит.
Но урок должен быть преподан. Просто так ни один человек
Ничему не научится.
У людей головы всегда в облаках, они такие странные и глупые.
Они могут уколоть палец и сунуть его в рот, пытаясь остановить кровь.
Хорошие манеры заключаются в том, чтобы быть молчаливым, как могила,
Неподвижным, быть розой без шипов. Или белыми лилиями.
Людям есть еще чему учиться.
Конечно же мои сестры опоздали. Точность — это вежливость королей,
Как и память о том, что нужно приглашать на крестины
Всех возможных крестных матерей.
Они сказали, что считали меня мертвой. Возможно, я действительно мертва. Я не помню.
Быть спокойной и молчаливой — вот что значит быть по-настоящему вежливой.
Я бы сделала ее будущее образцом строгости и вежливости.
Мне бы хватило восемнадцати лет. Более чем.
После восемнадцати жизнь наполняется разной суетой. Любовь и дела сердечные
Сложно назвать строгими.
Крестины — это шум, и гам, и суета.
Они ничем не лучше свадеб. Приглашения разлетаются, как птицы. И мы спорим о том,
Что дарить и где кому сидеть.
Они бы лучше пригласили меня на похороны.
* * *

Нил Гейман пишет книги, сюжеты для комиксов, сценарии для фильмов и песни. Он живет то на одном берегу Атлантического океана, то на другом. Он — обладатель множества наград, а еще… кошек и большого белого пса.

Нил говорит: «Мне всегда были интересны феи из „Спящей красавицы“ и то, как последняя, опоздавшая, фея смогла превратить смерть в сон. Все дело в подарках, в конце концов, и этикете. Я не до конца уверен, почему эти мысли превратились в стихотворение…»

КЕЛЛИ ЛИНК Игра в Золушку

Однажды — Питер был в этом уверен — у него появится собственное тайное убежище, такое же, как эта закрытая комната его отчима на самом верхнем этаже, с кожаными диванами, со стереосистемой и колонками размером со школьный шкафчик, с телевизором во всю стену и таким количеством фильмов ужасов, что целый год по вечерам можно смотреть новый. Фильм, который поставил Питер, оказался на иностранном языке, но все равно он был достаточно страшный, и к тому же про оборотней.

— Что ты делаешь? — раздалось за его спиной, и Питер просыпал попкорн на диван.

У двери на лестницу стояла его новоявленная сводная сестра Дарси. С колтунами в немытых черных волосах и конечно же в одном из принцессиных платьев, которых у нее было не меньше дюжины. Когда-то это платье было розовым и расшитым блестками. Сейчас — напоминало маскарадный костюм зомби.

— Что тебе здесь надо? — рявкнул Питер, смахивая попкорн обратно в стакан и с отчаянием глядя на вонючие жирные пятна, оставшиеся на кожаной обивке. — Уходи. Почему ты не спишь?

— Папа говорит, что мне нельзя смотреть страшные фильмы, — ответила его сводная сестра.

В кармане платья у нее была спрятана волшебная палочка. Из диадемы, украшавшей ее голову, выпали почти все фальшивые бриллианты.

«Ты сама ходячий ужастик», — подумал Питер.

— И давно ты тут торчишь?

— Не очень. Я видела, как оборотень укусил ту женщину. И как ты ковырял в носу.

«Чем дальше, тем больше».

— Если тебе нельзя смотреть ужастики, что ты тут делаешь?

— А ты? — не отступалась Дарси. — Мы не должны смотреть здесь телевизор без взрослых. Почему ты не в кровати? Где миссис Дэйли?

— Ей пришлось уйти домой. Ей позвонили и сказали, что ее муж попал в больницу. Мама еще не вернулась, — ответил Питер. — Так что я за старшего, пока их нет дома. Моя мама и твой папа все еще на своем особом свидании. «У нас не будет медового месяца, мы просто будем устраивать себе мини-медовый месяц каждый понедельник до конца наших дней». Похоже, в ресторане было много народу, ля-ля-ля, так что они пошли в кино на более поздний сеанс. Они позвонили, и я сказал, что миссис Дэйли в ванной. Так что возвращайся в постель.

— Ты мне не нянька, — возразила его сводная сестра. — Ты всего лишь на три года меня старше.

— На четыре с половиной, — ответил он. — Так что ты должна меня слушаться. Если я скажу тебе прыгнуть в огонь, ты должна прыгнуть. Сечешь?

— Я не маленькая, — буркнула Дарси.

Но она была маленькой. Ей было всего лишь восемь.

Оборотень на экране бродил по дому, словно играя в прятки. Повсюду виднелись пятна крови. Он зашел в комнату с попугаем, протянул руку, так похожую на человеческую, и открыл клетку. С минуту Питер и Дарси смотрели на экран, затем Питер повторил:

— Ты маленькая. У тебя больше сотни мягких игрушек. Ты знаешь наизусть все песни из «Русалочки». И моя мама говорит, что ты до сих пор писаешься в постель.

— Почему ты такой злой? — спросила она, будто ей действительно было любопытно.

Питер повернулся к оборотням.

— Как мне объяснить это такой малышке, как ты? Я не злой. Я просто честный. Я не твой родной брат. Просто так случилось, что мы живем в одном доме, потому что твоему отцу нужен был кто-то, кто бы считал за него налоги, а моя мама — профессиональный бухгалтер. Все остальное я даже не пытаюсь понять. — Хотя он понимал. Ее отец был богат. В отличие от его матери. — Идет? А сейчас марш спать.

— Нет. — Дарси покружилась на носочках, словно показывая, что она может делать что хочет.

— Отлично, — ответил он. — Тогда оставайся здесь и смотри этот фильм про оборотней.

— Не хочу.

— Тогда иди играй в принцессу, или чем ты там обычно занимаешься.

У Дарси был целый шкаф с принцессиными платьями. И диадемами. И волшебными палочками. И эльфийскими крыльями.

— Поиграй со мной, — заныла она. — Или я всем расскажу, что ты ковыряешься в носу.

— Мне плевать, — ответил Питер. — Вали отсюда.

— Я тебе заплачу.

— Сколько? — спросил он из чистого любопытства.

— Десять долларов.

Он задумался на минуту. Бабушка с дедушкой подарили ей на день рождения чек. Малыши никогда не знают, что делать с деньгами, а отец всегда покупал ей все, что она хотела, насколько Питеру было известно. А еще ей давали деньги на карманные расходы.

Конечно, Питеру тоже давали, но он пролил стакан апельсинового сока на свой ноутбук, и мама сказала, что заплатит только половину суммы за новый.

— Пятьдесят.

— Двадцать, — отрезала Дарси.

Она подошла ближе и присела рядом с ним на диван. От нее плохо пахло. Отвратительно, как от дикого чудовища из пещеры.

Питер слышал, как отчим рассказывал его матери, что в половине случаев за закрытыми дверями ванной Дарси просто включала воду и руками разбрызгивала ее вокруг себя. Ванны понарошку были особенно забавны, учитывая, как она восхищалась Ариэль из «Русалочки». Когда Дарси мылась по-настоящему, на ванне оставалось кольцо грязи. Он сам видел.

— И что именно ты предлагаешь? — спросил Питер.

— Мы можем поиграть в трех поросят. Или в Золушку. Ты будешь злой сводной сестрой.

Как будто все уже было решено. Только для того чтобы ее позлить, Питер сказал:

— За вшивые двадцать баксов я буду тем, кем захочу. Я буду Золушкой. А ты можешь быть злой сводной сестрой.

— Ты не можешь быть Золушкой!

— Почему нет?

— Потому что ты мальчик.

— И что?

Казалось, Дарси нечего на это ответить.

Она уставилась на подол своего платья. Сковырнула несколько оставшихся блесток, словно корку с болячки.

Наконец, она сказала:

— Папа говорит, что я должна быть милой с тобой. Потому что это мой дом, а ты гость, пусть даже я тебя и не приглашала, и ты теперь живешь здесь и никуда не денешься, пока не умрешь или пока тебя не отправят в военное училище либо еще куда-нибудь.

— Даже не мечтай, — ответил Питер.

Теперь он по-настоящему обеспокоился. Так вот что планировал его отчим. А может, и его мать, которая все еще дорабатывала детали своей новой, совершенной, жизни и переживала, что Питер может все испортить. Он сменил три школы за прошедшие два года. Если ты хочешь, чтобы тебя выгнали из школы, не так уж сложно это устроить. Пусть только отправят его учиться еще куда-нибудь, и он вернется обратно.

— Может, мне тут нравится, — с вызовом добавил он.

Дарси посмотрела на него с недоверием. У нее тоже были проблемы. По вторникам она ходила к психологу, чтобы справиться с «синдромом покинутости», совершенно точно возникшим из-за того, что ее родная мать сейчас жила на Гавайях.

— Я буду Золушкой. Смирись с этим, — сказал Питер.

Его сестра пожала плечами:

— Если я — злая сводная сестра, тогда ты должен меня слушаться. Сначала тебе придется опустить сиденье на унитазе в ванной комнате. И я заберу пульт от телевизора, а ты первым пойдешь спать. И ты должен будешь много плакать. И петь. И делать для меня бутерброды с арахисовым маслом и обрезать с них корочки. И приносить мне вазочку с шоколадным мороженым. И я заберу у тебя PlayStation, потому что у Золушки не может быть никаких игрушек.

— Я передумал, — произнес Питер, когда Дарси вроде как закончила. Он усмехнулся. «А вот зачем мне такие большие зубы». — Я буду злой Золушкой.

Она оскалилась в ответ:

— Это неправильно, Золушка не злая. Она пойдет на бал в платье, как у принцессы. И мыши ее любят.

— Золушка может быть злой, — настаивал Питер, пытаясь вспомнить, как разворачивались события в диснеевском мультике. Все обращались с Золушкой так, словно она ничего собой не представляла. «Разве она спала не в камине?» — Если ее злобная сводная сестра будет над ней смеяться и заберет у нее PlayStation, Золушка может сжечь дом дотла вместе со всеми, кто в нем живет.

— В сказке все по-другому. Это глупо, — сказала Дарси, но уже не так уверенно.

— Это новая, улучшенная, версия. Никакой крестной-феи. Никакого принца. Никакой хрустальной туфельки. Никакого счастливого конца. Лучше бы тебе убежать подальше, Дарси. Злая Золушка идет за тобой. — Питер поднялся и навис над своей сводной сестрой, надеясь, что выглядит это угрожающе.

В телевизоре выли оборотни.

Дарси вжалась в спинку дивана и подняла свою волшебную палочку, будто та смогла бы ее защитить.

— Нет, подожди! Ты должен сначала досчитать до ста. А я должна спрятаться.

Питер схватил ее дурацкую дешевую палочку. Ткнул ей Дарси в шею. Постучал по ее груди, а когда она опустила взгляд, стукнул ее по носу.

— Я буду считать до десяти. Если ты, конечно, не хочешь заплатить мне еще десять баксов. Тогда я посчитаю подольше.

— У меня осталось только пять долларов! — запротестовала Дарси.

— Бабушка с дедушкой дали тебе пятьдесят баксов на прошлых выходных.

— Твоя мама заставила меня положить половину на сберегательный счет.

— Ладно. Я буду считать до двадцати трех. — Он поставил фильм про оборотней на паузу. — Один.

* * *

Он проверил все спальни на втором этаже, щелкая выключателями, зажигая и гася свет. Дарси не было под кроватями. И в шкафах. И за шторкой душа в показушной хозяйской спальне. И в двух других ванных комнатах на втором этаже. Он не мог поверить, что в этом доме столько ванных. Вернувшись в темный коридор, он заметил нечто и остановился. Это было зеркало, и в нем — его отражение. Он замер, глядя на себя. Не Золушка точно. Кто-то опасный. Удивительно неуместный. Он чувствовал, как внутри у него зарождаются желания, низкие, дикие, волчьи. Иногда мать смотрела на него так, будто не была уверена, кто он на самом деле. Он и сам не был уверен. Он не мог отвести взгляд от липа, отражающегося в зеркале.

Или это было в какой-то другой сказке? «А не то я так дуну, что весь твой дом разлетится!» Он был бы не против. Ему вспомнилось, как он впервые попал сюда. Мать решила взять его с собой на ужин, и когда они ехали по подъездной дорожке к дому, она спросила: «Ну, что ты думаешь?» Он думал, что все это как в телевизоре. Он никогда не видел таких домов, кроме как по телику. Во время ужина на столе перед ним лежали две вилки и белая льняная салфетка, до которой он боялся дотронуться. Овощи, названия которых он не знал, и пирожные макарони, и совершенно непривычный на вкус сыр. Он специально жевал, не закрывая рот, и маленькая девочка, сидевшая напротив, весь вечер не сводила с него взгляда.

На него всегда все смотрели. Ждали, что он все испортит. Даже друзья из его прошлой школы иногда вели себя так, будто думали, что он сумасшедший. Подстрекали его на что-нибудь, а когда он не трусил, пугались. Никаких новых друзей в новой школе. Никакого дурного влияния, сказала его мать. Жизнь с чистого листа. Но если кто и изменился, так только она одна. Она говорила вещи вроде: «Мне всегда хотелось иметь маленькую девочку, и теперь она у меня есть!» И: «Хорошо, что у тебя появилась младшая сестра. Это пойдет тебе на пользу. Теперь, Питер, как ни трудно в это поверить, ты — образец для подражания, так что постарайся соответствовать».

Дарси многое позволялось. Она забиралась в постель, которую его мать делила со своим новым мужем. Лежала на полу в гостиной, уткнувшись головой в колени своему отцу. Сворачивалась клубочком рядом с ними. Они притворялись семьей, но Питер был не настолько глуп. Он видел, как Дарси морщит нос, когда его мать обнимает ее. Как будто от его матери плохо пахло, что, учитывая обстоятельства, было смешно.

Питер сбежал вниз по лестнице, перепрыгивая через ступени. Радость черной волной поднималась у него в груди — так было всегда, когда он собирался сделать что-то совершенно недопустимое. Как будто он умрет, если не сделает этого, и не важно, в какое чудовище он в этот момент превратится.

Б прачечной Дарси тоже не было. И в гостиной. Затем Питер прошел на кухню и тут же понял, что она здесь. Он чувствовал, что она где-то сидит, сдерживает дыхание, зажмуривает глаза, перебирает блестки на своем платье. Он подумал об их няньке, миссис Дэйли, о том, какой испуганной она выглядела, когда уходила. В какой-то момент ему даже захотелось, чтобы она сейчас была здесь или чтобы мать и отчим не пошли в кино и вернулись домой. Почему он не сказал матери про миссис Дэйли? Это поубавило бы радости в ее голосе, и он не звучал бы так, будто она хорошо проводит время. Будто она счастлива.

Он пнул стул, стоявший у кухонного стола, и вздрогнул всем телом, услышав, как тот грохнулся об пол. Он протопал по кухне, распахивая дверцы шкафов и протяжно воя. И не только чтобы попугать Дарси. Он наслаждался. В какой-то момент ему вообще расхотелось искать свою сводную сестру. Может быть, никто и никогда ее больше не увидит.

Дарси скрючилась под кухонной раковиной. Она вылезла, когда дверца распахнулась, и шлепнула Питера по ноге, когда он попытался схватить ее. А затем на четвереньках поползла по полу. Он почувствовал, как что-то воткнулось ему в ногу, и, опустив взгляд, увидел торчащую чуть выше лодыжки вилку. Это выглядело так странно. Зубцы вошли неглубоко, но на его джинсах появились четыре маленькие дырочки. Вокруг этих дырочек джинсовая ткань становилась все темнее. А потом стало больно.

— Ты ткнула меня вилкой! — крикнул Питер. Он почти смеялся.

— Я злая сводная сестра, — ответила она, подняв на него глаза. — Конечно, я тебя уколола. Я снова тебя уколю, если ты не будешь делать, что я скажу.

— Чем? Ложкой? — спросил он и добавил: — Я устрою тебе веселую жизнь!

— Мне все равно, — заявила Дарси. — Злая сводная сестра не думает о неприятностях.

Она поднялась на ноги и поправила свое розовое платье. Потом подошла к Питеру и злобно пихнула его. Не так уж слабо.

Он качнулся, взмахнул рукой, чтобы сохранить равновесие, и угодил Дарси по спине. Может быть, он сделал это и специально. Как бы то ни было, результат был ужасным. Сломай свой дом. Дарси пролетела через комнату, словно была не девочкой, а клочком бумаги.

«Вот я это и сделал, — подумал Питер. — Теперь они точно ушлют меню куда-нибудь». Его охватила ярость, такая безудержная и непереносимая, что он громко выдохнул и снова бросился к Дарси. Наклонился, схватил ее за плечо. Стал трясти. Ее голова откинулась и ударилась о дверцу холодильника. Дарси вздохнула.

— Ты заставила меня, — начал он. — Я не виноват. Если ты им скажешь… — И замолчал. — Моя мама собирается, — начал он и снова остановился.

Он отпустил Дарси. Он и представить себе не мог, что сделает его мама.

Он встал на колени. Взглянул на пятна собственной крови на ткани. Не такие уж большие. Кровь стекала у него по ноге теплой струйкой. Дарси подняла на него взгляд, жирные волосы спускались ей на лицо. Под платьем у нее были надеты пижамные штаны. Она придерживала одну руку другой, словно он сломал ее. Она не плакала и не кричала, только смотрела на него расширившимися, потемневшими глазами. Возможно, у нее сотрясение мозга. Может быть, они наткнутся на миссис Дэйли и ее мужа, когда доберутся до больницы. Питеру казалось, что его сейчас стошнит.

— Я не знаю, что мне делать! — выпалил он. Слова смешивались с рычанием. Он даже не знал, что хотел сказать. — Я не знаю, что я тут делаю! Скажи мне, что я тут делаю.

Дарси вперила в него взгляд. Казалось, она была поражена.

— Ты Питер, — ответила она. — Ты мой сводный брат.

— Твоя злая сводная сестра, — поправил он ее и натужно рассмеялся, пытаясь представить все шуткой. Но смех вышел диким, злым.

Дарси поднялась с пола, потирая голову. Повертела рукой так, что стало понятно, что та не сломана. Питер попытался порадоваться этому, но, наоборот, стал чувствовать себя еще более виноватым. Он не мог придумать ни одного способа, как все исправить, и поэтому ничего не предпринимал. Он смотрел, как Дарси прошла по кухне и подняла отброшенную им вилку, отнесла ее к раковине и встала на скамеечку для ног, чтобы включить воду. Она оглянулась на него и дернула плечом:

— Они дома.

Свет автомобильных фар ударил по окнам.

Его сводная сестра спустилась со скамеечки. В руке у нее была мокрая губка. Она молча наклонилась и начала тереть испачканный кровью пол. Разок промокнула кровь с его джинсов, но потом бросила это бесполезное занятие. Закончив с полом и поставив на место стул, который он опрокинул, Дарси вернулась к раковине и стала смывать кровь с губки. Все это время он просто сидел и наблюдал.

Первой вошла его мать. Она смеялась, вероятно, над очередной шуткой его отчима. Тот всегда шутил. Именно за то, что ему так легко удавалось рассмешить его мать, Питер особенно ненавидел отчима. Но она тут же перестала смеяться и изменилась в лице, увидев Дарси у раковины и Питера на полу. Отчим шел следом и все еще рассказывал что-то смешное; его рот прикрывала медвежья иссиня-черная борода. Он держал в руках пакет с едой из ресторана.

— Питер, — спросила мать, уже сделав собственные выводы, как это было всегда, — что происходит?

Он открыл рот, чтобы все объяснить, но Дарси его опередила. Она пробежала через кухню и обхватила ноги его матери. Той повезло, что у Дарси в руках не было вилки. И тогда он начался, конец всего.

— Мамочка, — начала Дарси.

И Питер увидел, какой волшебный эффект оказывает это слово даже на бухгалтеров. Его мать замерла от удивления, а затем ее взгляд смягчился, будто Дарси вколола ей что-то расслабляющее.

Дарси повернула голову, все еще сжимая его мать в чудовищном любовном объятии, и одарила Питера взглядом, которого он не понял, пока Дарси не начала торопливо говорить.

— Мамочка, это из-за Золушки я не могла заснуть, и миссис Дэйли пришлось уйти домой, и я проснулась, и мы ждали, когда вы вернетесь домой, и я испугалась. Не сердись. Мы с Питером просто играли. Я была злой сводной сестрой. — Она снова посмотрела на Питера.

— А я был Золушкой, — вступил Питер.

Нога под штаниной покрылась кровью, но он мог придумать объяснение этому завтра, если только Дарси продолжит отвлекать его мать. Ему нужно было подняться наверх до того, как кто-нибудь что-нибудь заметит. Ему нужно было переодеться в пижаму. Убраться в запретной комнате, где в темноте оборотни терпеливо ждали, когда же их история продолжится. Чтобы снова начать игру. Никто, кроме него, не видел этого выражения на лице Дарси. Ему хотелось, чтобы она отвернулась. Он заметил, что у нее на руке остались пятна его крови, накапавшей с губки; она опустила взгляд и тоже их увидела. Медленно, по-прежнему глядя на Питера, она стала тереть руку о принцессино платье, пока та не стала чистой.

* * *

Келли Линк — автор трех сборников: «Чародейство для начинающих», «Случаются и более странные вещи» и «Симпатичные чудовища». Ее короткие рассказы публиковались в сборниках «Волк за дверью и другие пересказы волшебных сказок», «Шумные изгои», «Недружелюбные пузыри и кое-что другое», «Восстание жар-птиц», «Трещина, через которую лился звездный свет», «Путь койота», «Сказки Джокера» и «Неупокоенные мертвецы». Когда у нее пропадает вдохновение, она идет к Холли Блэк за советом. Келли с мужем, Гэвином Дж. Грантом, живет в Нортхемптоне, штат Массачусетс, недалеко от музея Эрика Карла.

Келли рассказывает: «Когда я начала писать этот рассказ, я очень скоро поняла, что любой герой в нем может оказаться злодеем. Все зависит от того, какая сказка вам вспомнится. Мои любимые сказочные злодеи — волк из „Красной Шапочки“ и девочка-служанка, которая занимает место принцессы в „Гусопаске“. Еще мне нравится мистер Лис со своими советами. Один из них нареченная мистера Лиса находит на табличке над дверью его дома: „Будь смелой. Будь смелой“. Она, конечно, заходит внутрь и видит еще один совет: „Будь смелой, будь смелой, но не безрассудно смелой“. Но она заходит и в следующую дверь. И снова видит совет: „Будь смелой, будь смелой, но не безрассудно смелой, или кровь застынет у тебя в жилах“. Готова спорить, вы знаете, что она сделает, несмотря на советы».

Другие сказочные книги

Хорошие сборники волшебных сказок

«Иногда все еще происходят странные вещи» под редакцией Анджелы Картер

«Классические волшебные сказки» под редакцией Марии Татар

«Любимые народные сказки со всего света» под редакцией Джейн Йолен

«Любовные заговоры» под редакцией Джека Зипеса

Хорошие волшебные романы для среднего школьного возраста и юношества

«Танец феникса» Дия Галхаун

«История зеркала (и другие рассказы)» П. В. Катанезе

«Розы» Барбара Коэн

«Волк» Гиллиан Кросс

«Стеклянные туфельки» Элеонор Фарджон

«Семнадцатый лебедь» Николас Стюарт Грей

«Пастушка» Шэннон Хейл

«Мира, зеркало» Метте Иви Харрисон

«Пробуждение» Александра Харви-Фитжхенри

«Снежная королева» Эйлин Кернагхан

«За гусями» Патриция Киндл

«Люймовочка» Андреа Коэниг

«Зачарованная Элла (и другие рассказы)» Гейл Гарисон Левин

«Ну-ка, зеркальце, скажи» Грегори Магуайер

«Птичье крыло» Раф Мартин

«Пугало» Софи Мэссон

«Веретено (и другие рассказы)» Робин Мак Кинли

«Зел (и другие рассказы)» Донна Джо Наполи

«Восток» Эдит Патту

«Я был крысой!» Филип Пуллман

«Летский сад» Питер Рашфорд

«Золото из соломы» Гари Д. Шмидт

«Красавица в полночь» Диана Стенли

«Лебединое крыло» Урсула Синдж

«Колючая роза» Джейн Иолен

Волшебные сказки онлайн

Волшебные лунные истории под редакцией Хейди Анне Хейнер  www.surlalunefairytales.com

* * *

Эллен Датлоу с нежностью вспоминает, как в детстве мать читала ей печальные сказки Оскара Уайльда, и они сидели обнявшись под густой древесной кроной. Так продолжалось каждое лето, пока Эллен не исполнилось восемь лет и они не переехали из Бронкса. После Эллен проглатывала книги с волшебными сказками, а потом стала редактором книг в жанре научной фантастики, фэнтези и хоррор.

Эллен является редактором и вторым редактором многих сборников, в их числе «Волшебные сказки для взрослых», «Зеленый человек», «Волшебный хоровод», «Путь койота» и «Салон Фантастик» (последние совместно с Терри Виндлинг), и принимает участие в ежегодном издании «Лучших произведений в жанре фэнтези и хоррор за год». Как редактор Эллен не раз получала Международную премию фэнтези и премию Локус, дважды — премии Брэма Стокера и Международной Гильдии Ужасов, трижды — премию Хьюго, а также премию Ширли Джексона. В 2007 году она номинировалась на премию Карла Эдварда Вагнера, Британского Общества Фэнтези, «за выдающийся вклад в развитие жанра».

Эллен живет на Манхэттене, Гринвич-Виллидж, с двумя ужасно требовательными кошками.

Ее страница в Интернете — www.datlow.com

* * *

Терри Виндлинг — редактор, писатель и художник. Ее увлечение сказками началось еще в детстве, после того как она прочла «Золотую книгу сказок» (с иллюстрациями Адриен Сегур). Любимая сказка Терри — «Шагреневая кожа», героиня которой, сбежав из дома, демонстрирует смелость, ум и сочувствие к другим людям. Злодей в этой сказке — отец героини. Иногда в реальной жизни такое тоже случается.

Терри опубликовала более тридцати сборников, в том числе и с фольклорными мотивами. Над  многими из них она работала совместно с Эллен Датлоу. Также в течение одиннадцати лет она редактировала онлайн-журнал «Мифы и искусство», в течение четырнадцати лет — один из разделов в журнале «Миры фэнтези», а в течение двадцати являлась редактором-консультантом «Линии — книг фэнтези». Терри — автор пяти книг для детей («Сказки летней ночи», «Зимний ребенок», «Эльфы весеннего коттеджа», «Подменыш» и «Королева Воронов») и одной книги для взрослых («Жена из леса»). Она восемь раз награждалась Международной премией фэнтези, Мифопоэтической премией, а также получила премию Брэма Стокера и попала в шорт-лист премии «Верхушка дерева».

Терри вместе с мужем и падчерицей живет в маленькой английской деревушке на берегу Дартмура (и жалеет, что у всех мачех из волшебных сказок такая плохая репутация). Заходите на ее интернет-сайт www.terriwndling.com и ее Студию Мифотворчества имени Эндикотта: www.endicott-studio. com

О том, как создавался «С точки зрения троллей»

Идея сделать книгу о сказочных злодеях принадлежит Терри, но зародилась она благодаря одной фразе из интервью Эллен по поводу выхода предыдущего сборника. Когда ее спросили, какой сказочный персонаж ей нравится больше всего, Эллен ответила: «Мне нравятся злодеи. Про них интереснее всего читать». Эллен и Терри работают вместе уже двадцать лет. Это удачный союз, и они, такие непохожие, прекрасно дополняют друг друга. Эллен страстно любит темное фэнтези и ужасы, а Терри — мифы и традиционное фэнтези. Эллен нравится все непредсказуемое и странное, а Терри — все гармоничное. Они не похожи даже в своих бытовых пристрастиях. Эллен живет в Нью-Йорке, и ей по душе суета большого города, в то время как Терри живет в маленькой английской деревушке, где овец больше, чем людей. Они связываются через Интернет и по телефону, встречаются один или, если повезет, два раза в год. «Как-то все это работает», — уверены Эллен и Терри, к настоящему времени выпустившие уже более тридцати сборников.

«Мы надеемся, что читателям понравится „С точки зрения троллей“. Мы надеемся, что истории их очаруют… и испугают… и удивят. И если кому-нибудь захочется найти первоисточники этих рассказов, мы будем просто счастливы. Волшебные сказки созданы для того, чтобы их пересказывали, любили, а потом передавали другим людям».

— Эллен Датлоу & Терри Виндлинг

Оглавление

  • Предисловие
  • ДЕЛИЯ ШЕРМАН Ученик волшебника
  • ГАРТ НИКС Незваный гость
  • ВЕНДИ ФРОД Волшебные сказки
  • НИНА КИРИКИ ХОФФМАН Из грязи в князи
  • ПИТЕР С. БИГЛ Вверх и вниз по бобовому стеблю: воспоминания великанши
  • ЭЛЛЕН КУШНЕР Изношенные танцевальные туфли
  • ДЖОЗЕФ СТАНТОН Кот в сапогах. Продолжение
  • ХОЛЛИ БЛЭК Мальчик, который выл, как волк
  • ДЖЕЙН ЙОЛЕН Тролль
  • НЭНСИ ФАРМЕР Замок Отелло
  • МАЙКЛ САНДУМ Жулик
  • КАТРИН М. ВАЛЕНТЕ Хрупкое создание
  • МИДОРИ СНАЙДЕР Молли
  • НИЛ ГЕЙМАН О вежливости
  • КЕЛЛИ ЛИНК Игра в Золушку
  • Другие сказочные книги
  • О том, как создавался «С точки зрения троллей»