Хульда-хромоножка, Halte-Hulda (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Бьёрнстьерне Бьёрнсон. ХУЛЬДА-ХРОМОНОЖКА






(Halte-Hulda)

Перевод П.Карпа

Работу над исторической драмой «Хульда-хромоножка» Бьёрнсон начал весной 1857 года в Копенгагене и окончил осенью того же года в Кристиании. Впервые издана она была в Бергене весной 1858 года, затем отдельные издания пьесы выходили в 1869 и 1902 годах. Кроме того, она печаталась в собраниях сочинений Бьёрнсона.

В 1858 году Кристианийский театр принял драму к постановке, но под воздействием продатски настроенной части труппы работа над спектаклем была прервана. Тогда же драматург получил отказ от копенгагенского Королевского театра. Впервые «Хульда-хромоножка» была показана на сцене Норвежского театра в Кристиании в апреле 1862 года. Три года спустя состоялась премьера драмы в Кристианийском театре; постановщиком спектакля был сам Бьёрнсон, музыку написал шведский композитор А. Рюбенсон. В Бергене «Хульда-хромоножка» была поставлена впервые лишь в 1919 году. Национальный театр включил драму в свой репертуар весной 1922 года.

За рубежом драма впервые увидела свет рампы на сцене Мангеймского театра в 1868 году, а вскоре и в Мейнингемском театре, где до этого шла другая историческая драма Бьёрнсона «Между битвами». В 1885 году известный французский композитор С. Франк использовал «Хульду-хромоножку» в качестве либретто для одноименной оперы, которая неоднократно ставилась во Франции. В России драма Бьёрнсона была поставлена в 1912 году на сцене петербургского Народного дома гр. Паниной.

«Хульда-хромоножка» — третья из цикла исторических драм (если считать также юношескую пьесу «Вальборг», рукопись которой была уничтожена самим автором), занимающих центральное место в творчестве Бьёрнсона конца 50-х — начала 70-х годов. Знаменательно, что она была издана в один и тот же год с «Воителями в Хельгеланде» Г. Ибсена. Два молодых норвежских драматурга шли одним путем — путем создания национальной исторической драмы. Продолжая в этом отношении традиции господствовавшего в те времена в молодой норвежской литературе направления — национальной романтики, Бьёрнсон и Ибсен вместе с тем находились в эти годы под влиянием А. Эленшлегера, крупнейшего датского драматурга первой половины XIX века. Лучшие исторические трагедии Эншлегера, главы прогрессивного направления в датском романтизме, отличались демократическими устремлениями и ненавистью к феодально-католическому средневековью, пристальным интересом к старинным сагам и преданиям скандинавских народов, а также глубоким лиризмом. Все эти черты эленшлегеровской драматургии привлекали Бьёрнсона-романтика, долгое время бывшего страстным популяризатором творчества Эленшлегера. В статье «О постановках трагедий Эленшлегера» писатель подчеркивал, что эти трагедии «указывают путь норвежской исторической драме». Статья его была напечатана в газете «Бергенпостен» в то время, когда Бьёрнсон находился на посту руководителя Норвежского театра в Бергене (1857— 1859) и лично осуществил постановки ряда эленшлегеровских трагедий. Позднее, в послесловии к исторической драме «Сигурд Крестоносец» (1872), излагая основные положения своей концепции «народной драматургии», Бьёрнсон вновь указывает на трагедии Эншлегера как на высокий образец, достойный подражания: «Под «народной пьесой» я подразумеваю пьесу, которая увлекает зрителей любого возраста и образования и постановка которой поэтому в состоянии хоть на миг пробудить в людях радость солидарности, единого порыва. История народов наилучшим образом подходит для этого. У нас, на Севере, есть великий скальд, чей талант был настолько велик, что многие из его исторических пьес невольно стали «народными пьесами». Я имею в виду Эленшлегера».

В «Хульде-хромоножке» воздействие поэтики Эленшлегера сказалось с особенной очевидностью. В отличие от других исторических драм Бьёрнсона, «Хульда-хромоножка» написана пятистопным ямбом — излюбленным размером датского романтика. Бьёрнсон вводит в свою пьесу один из наиболее типичных для эленшлегеровских трагедий мотивов: столкновение антагонистических духовных начал — древнего, необузданного могучего «духа Севера» и нового, более гуманного мировоззрения, постепенно проникающего к скандинавским народам. Широко использованы в пьесе и мотивы древнеисландских саг. Вместе с тем «Хульда-хромоножка» ни в коей мере не является подражательным или стилизаторским произведением. По четкости обрисовки персонажей и резкости сюжетного конфликта эта пьеса носит специфически бьёрнсоновские черты.



ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Хульда, вдова Гудлейка Хустадвика.

Трон, Арнэ, братья Гудлейка.

Аслак, их отец.

Хальгерд, его сестра.

Старая Гудрун, мать Аслака и Хальгерд, старейшая в роде.

Тордис, взятая на воспитание родом Аслака.

Королева.

Сванхильд, девушка при королеве.

Гуннар, приближенный короля.

Эйольф Финсон, хевдинг[1] при дворе короля.

Два старика.

Девушки при королеве.


Действие происходит за сто лет до Кальмарской унии[2].



ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Парадная палата времен норвежского короля Хокона Старого и его преемников. Вечереет. Доносится то громкий, то глухой, в зависимости от силы ветра, колокольный звон.


ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Старуха сидит на стуле с высокой спинкой, справа от нее Хальгерд и Тордис шьют красный мужской плащ. Хальгерд работает прилежнее, нежели Тордис. Все долго молчат.


Хальгерд

Не спорится у нас шитье сегодня.

Тордис

Да, мысли заняты иным шитьем.

Хальгерд

(спокойно; ее речь вообще такова)

Гм, — если б от недобрых наших мыслей

Работа рук застопорилась, вряд ли

Нам удалось бы здесь хоть что-то сделать, —

Мы обо многом можем поразмыслить.

Тордис

Но мысль моя была далеко.

Хальгерд

Что же,

Коль ищешь помощи, ищи подальше

От наших мест; здесь помощи не сыщешь.

Тордис

А я и не ищу.

Хальгерд

А мне сдается,

Что поискать тебе бы не мешало.

Тордис

Да, для тебя!

Хальгерд

Что? Для меня?

Тордис

(перестает шить)

Опору,

Что мне нужна, я обрела.— И скоро

Совсем он уведет меня отсюда.

Хальгерд

Так!

Тордис

Разве мне дано иное счастье?

Хальгерд

В чем счастье?

Тордис

В том, что мне семнадцать лет;

Во взгляде Гуннара.

Хальгерд

А я так слышу

Зловещий глас, который гонит прочь

И мысль о счастье.

Тордис

Это ты, должно быть,

Про звон колоколов?

Хальгерд

Я вижу очи,

Что заставляют память обратиться

К делам, далеким от утех любовных.

Тордис

Убитый Гудлейк! Бог да будет с ним!

Хальгерд

Да будет с теми бог, кто полон сил

И не забудет, как сражен был Гудлейк.

Тордис

По мне об этом лучше и не думать.

Хальгерд

А мне запала в сердце мысль о нем,

И не уйдет, пока не станет воплем

О помощи.

Тордис

Чем я могу помочь?

Хальгерд

Когда бы сватались ко мне...

Тордис

То ты бы?..

Хальгерд

Я б знала цену своему согласью.

Тордис

(вскакивает)

Ты думаешь о крови!

Хальгерд

Ибо кровью

Запятнан дом, где я живу.

Тордис

Страшны

Твои слова.

Хальгерд

А ты считаешь, Гудлейк,

Лежащий там, где он лежит, не страшен?

Тордис

Не надо, Хальгерд! Слушать я не в силах

Такие речи.

Хальгерд

Ай-ай-ай!

Тордис

Заметно,

Что род твой из Исландии.

Хальгерд

Заметно,

Что не исландка ты.

Тордис

И слава богу!

Хальгерд

Клянешь ты, верно, тот воскресный день,

Когда приют нашла ты в этом доме.

(Тордис молча садится и шьет. Пауза. Старая Гудрун встает со своего места и спотыкаясь идет налево, где на стене висит оружие.)

Чего ты хочешь, мать?

Гудрун

Хочу взять щит.

Почистить надо.

Тордис

Господи, старуха

Все думает еще, что Гудлейк жив.

Хальгерд

И ждет его.

Гудрун

Звонят колокола.

Должно быть, он. — То в честь его звонят.

И верно, — он ведь странствовал так долго.

Тордис

(подойдя к ней)

Сядь, бабушка. Не то сама ты знаешь, —

И голова закружится. Садись!

Гудрун

Еще хоть раз бы на его доспехи

Взглянуть.

Тордис

Садись! Сейчас мы принесем

Тебе его оружие.

Гудрун

Известно,

Доспехи чистить надобно, не то

Он может счесть, что мы о нем забыли!

Хальгерд

(к Тордис)

…Что мы о нем забыли!

Гудрун

Нынче ночью

Он снился мне… к скамье почетной он

Приблизился… тут черненькие мыши…

Тордис

Не надо!

Хальгерд

Дай старухе говорить.

Тордис

(испуганно)

Нет, сны ее обычно не к добру.

Хальгерд

С чего бы?

Гудрун

Он смеялся... что худого?

Тордис

(перебивая)

Нет, ничего.

(Подавая шлем и латы.)

Вот, бабушка, держи.

Тут шлем его и латы.

Гудрун

Я сама

За них теперь возьмусь. Вот только шлем

Здесь у виска никак мне не расправить.

Хальгерд

Тут нужен кто-то посильней, —

(подойдя к Тордис)

твой Гуннар!

Тордис

(отстраняясь)

О боже!

Хальгерд

(возвращаясь к работе)

Ты ничтожна и жалка!

(Испуганная Тордис тоже берется за работу.)

(Пауза.)

Дай ножницы!

Тордис

(подавая ножницы)

Ты нынче быстро шьешь...

Кому же плащ спешишь ты приготовить?

Хальгерд

Забывчива ты стала, что не знаешь.

Тордис

Ах, Гудлейк...

(Тихо.)

У него ведь есть другой.

Хальгерд

И покраснее...

Тордис

Да!

Хальгерд

Не знаю только,

Успею ли до вечера окончить.

Тордис

Для Гудлейка не нужно торопиться.

Хальгерд

Хочу окончить я стежок последний,

Пока над ним колокола рыдают.

Тордис

Да, многие о Гудлейке вспомянут...

Хальгерд

Скорбя, за гробом шли его крестьяне.

Тордис

Каков-то будет новый их хозяин?

Хальгерд

Спаси их бог! У них теперь хозяйка.

Тордис

Она была здесь — и прошла на башню.

Хальгерд

От слез, пролитых Хульдой-хромоножкой,

Не станет гроб тяжеле.

Тордис

Видеть слезы

Я не могла за темным покрывалом.

Хальгерд

Тем паче, что она под ним смеялась.

Тордис

Всегда бранишь ты Хульду.

Хальгерд

Даром, что ли?

Иль я не слышу, как она смеется,

Когда за нею следом, в час ночной,

На женскую проходит половину...

Тордис

(перебивая)

Кто?

Хальгерд

Тот, кто умертвил ее супруга.

Тордис

(вскакивая)

Ужели Эйольф?

Хальгерд

Назвала ты имя.

(Пауза. Тордис испуганно оглядывается.)

(Торжественно.)

Пять витязей отважных опочили

С тех пор, как в доме появилась Хульда;

Для рода Аслака — она проклятье,

И точит род, как злая лихоманка.

Тордис

Хоть не наносит ран...

Хальгерд

Нет, по-иному.

Тордис

Род губит ревность.

Хальгерд

(подойдя поближе к ней)

Но какая ревность?

Безумная, мутящая рассудок,

Подобная отраве, от которой

В неистовом огне вскипает кровь.

Тордис

(в ужасе)

Тут ведовство?

Хальгерд

(подойдя еще ближе к ней)

Доподлинно известно!

(Почти шепотом.)

Еще ей в детстве посулила финка,

Когда хромая, в танцы не вступая,

Сидела в стороне и горевала:

«Не плачь; за хромоту тебе воздастся.

Ты будешь хороша, и смерть ждет всех,

Кто заглядится на тебя». И что же?

Старая Гудрун

(пытаясь подняться)

Слышь ты... звонят...

Тордис

(подбегая)

Что, бабушка?

Гудрун

Звонят,

Я говорю...

Тордис

Нет, звон уже затих.

Гудрун

Он, значит, скоро будет здесь... и шлем...

(Протягивает шлем.)

Тордис (беря его)

Спасибо, я повешу.

(Вешает его.)

Хальгерд

Не хотите

Взглянуть на плащ?

Гудрун

(глядя на шлем)

Не криво ли висит?

Тордис

Не криво.

(Старая Гудрун подходит ближе.)

Ты куда?

Гудрун

Конечно, криво!

(Тордис поправляет шлем.)

Хальгерд

Взгляни, не правда ли, красивый плащ?

Гудрун

(с трудом подойдя к ней, смотрит)

Красивый! Да!

(Вглядываясь.)

Мне кажется, он красный.

Для Гудлейка? К его приезду, да?

Хальгерд

Да, для него. А он кому отдаст,

Там будет видно.

(Пауза. Гудрун подводят к креслу.)


ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же и Аслак.


Аслак

(входит, никем не замеченный)

Доброго здоровья!

Тордис

Родитель Гудлейка!

Хальгерд

О, Аслак, брат мой!

Аслак

(мрачно)

Я опоздал.

Хальгерд

Нет, нет, еще не поздно.

Аслак

Уже зарыт он?

Хальгерд

Тот, кого ты ищешь,

Еще поблизости.

Аслак

Я слишком стар...

Хальгерд

Чтобы сносить бесчестье!

Аслак

…а несчастья

Мой старый меч не могут наточить.

Хальгерд

Тем, значит, непреклонней будет месть.

Аслак

(тихо)

Да, месть!

(Пауза.)

Тордис

Боюсь я за него сегодня!

Хальгерд

Взгляни-ка, Аслак! Этот красный плащ

Надеть бы должен был сынок твой, Гудлейк.

Но часом раньше он скончался. Месса,

Что отслужили на похоронах,

И скорбь родных и близких дали силу

Моим рукам работу завершить.

Пускай теперь сей плащ благословенный,

Из неуемных сотканный скорбей,

Достанется тому, кто в день отмщенья

Надеть его на плечи сможет с честью.

(Накидывает плащ Аслаку на плечи.)

Аслак

Помилуй бог! Мне показалось, в саван

Одела ты меня.

Гудрун

Ну… что ты… Гудлейк,

Ведь это он.

Аслак

Ты что, старуха мать,

Не узнаешь меня?

Гудрун

Нет, узнаю… Плащ узнаю, что сшит был к возвращенью.

Хальгерд

И впрямь похож был Гудлейк на отца.

Гудрун

Иди сюда… я вижу...

Аслак

О всевышний,

Как стала ты стара!

Гудрун

Ты тоже, Гудлейк,

И волосы твои…

Я плохо вижу...

Туман мне застит взор.

Тордис

(обнимает ее)

Не говори

Ей ни о чем. Она ведь так стара,

Что часто ошибается.

Аслак

Конечно, Господь ее щадит... Ей хорошо..,

(Отвернувшись.)

Ей лучше, чем...

Гудрун

Да, погляди-ка... да... Как время-то летит!

Аслак

Я не гадал

Такой ее увидеть.

Что же делать, —

Всему своя пора. А ведь когда-то

Она была куда как хороша,

И многие к ней сватались. Не вечно

Царил у нас покой. Она умела

Вдохнуть в сердца людские жажду мести,

И многих погубить ей довелось,

Хоть лик ее всегда был безмятежен.

Гудрун

Да... И чего на свете не бывает…

Хальгерд

(про себя)

А нынче платятся ее потомки.

Тордис

(тихо)

Но кто бы возложил венец терновый

На эту седину?

(Обнимает Гудрун.)

Гудрун

Ну, Гудлейк, что ж...

Ты на отца походишь; скоро станешь

Совсем, как он.

Аслак

Она еще жива,

Меж тем как пали сыновья и внуки!

(Тихо.)

Мой Гудлейк, храбрый мужественный воин,

Ты умер, а старуха все живет.

Хальгерд (про себя)

Он духом пал, — ему нужна поддержка.

(Громко.)

Ты утомился, идучи долиной

Навстречу плачущим колоколам,

Но не давай сломить себя печали

И отдохни. Труд предстоит немалый.

Аслак

Да, я устал.

Тордис

И хочешь отдохнуть?

Аслак

Да!

Хальгерд

Что же, по соседству здесь покой,

Который ждет тебя уже неделю.

Ступай, приляг!

Аслак

Спасибо за заботу.

(Хочет идти.)

Тордис

Но, Хальгерд, здесь..,

Аслак

Что значит это «здесь»?

Хальгерд

Да ровно ничего. Здесь крепко спится.

(Отворачивается.)

Тот, кто здесь спал последним, не проснулся.

Его убили здесь? И ты считаешь,

Что я засну?

Хальгерд

И будешь видеть сны.

Пауза.

Боюсь, мой брат совсем не так отважен,

Как мы привыкли думать до сих пор.

Аслак

Тверда ты, Хальгерд, и немилосердна…

С годами не добреешь ты, а впрочем,

Детей ты не растишь…

Хальгерд

И не теряю.

Аслак (бросив на нее твердый взгляд)

Что ж, — я иду!


ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Те же, без Аслака.


Хальгерд

Слыхала я, что в полночь

Здесь бродит призрак.

Тордис

Господи Исусе!

Помилуй нас!

Хальгерд

Насколько мне известно,

И Аслак не встречал еще такого,

Кто устоял бы, с ним скрестив мечи.

Тордис

(испуганно)

Я ухожу!

Хальгерд

Ты к Гуннару?

Тордис

Да!

Хальгерд

С делом

К нему?

Тордис молчит.

Попросишь выкуп за любовь?

Тордис

Не сетуй... Хоть и сетовать ты вправе!

Я знаю... Это было бы достойно...

Как подвиг совершить... он подобает

Норвежской девушке; но только я...

Я плачу… и стыжусь того, что плачу!

Я, значит, слабодушна. Но иначе

Я не могу. Мне страшно.

Я пойду! Мне страшно!

Хальгерд

(ласково)

Успокойся!

Тордис

(на коленях)

Я пойду!

Душа моя слаба. Своим упорством

Ты можешь ей внушить свою решимость,

Но с ней она погибнет, — я бессильна!

Хальгерд

(как прежде)

Ступай же, Тордис.

Тордис

(поднимаясь с колен, робко)

Ты простишь?

Хальгерд

(как прежде)

Ступай же!

Тордис

Спасибо... Ты простишь?

Хальгерд

Коль ты уходишь,

Спеши, не то сейчас здесь будет Хульда.

Тордис

(подойдя ближе)

Я ухожу, — но знать хочу сначала,

Что ты меня простила. Наше счастье

Не старше двух недель и слишком юно

Для дел таких. Оно еще порхает,

Как песня, по березовым лужайкам

И рвет цветы, срывает поцелуи,

Здесь ставит сети, там внимает птицам,

И сказывает сказки, и, где можно,

Хоронится в кустах, играя в прятки.

Хальгерд

(обняв ее, громко)

Дитя мое, ты счастлива, я вижу!

(Серьезно.)

Лишь был бы он такой любви достоин.

Тордис

Всегда в цветах, что я тебе сбираю,

Отыщешь ты змею.

Хальгерд

Мое дитя!

Я в жизни... Что ж… Ступай!

Желаю счастья! Уж поздно! —

Как она сегодня рано.


ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Те же и Хульда. Она входит тихо, глубоко задумавшись.


Тордис

(к Хальгерд)

Она почти и не хромает нынче.

Хальгерд

(к Тордис)

Не так, как прежде. Не хотела б вовсе

Она хромать. Но так болит лодыжка,

Когда нога касается земли,

Что, кажется, невольный крик страданья

Сдержать невмоготу.

Хульда

Еще не спите?

Хальгерд

Мы толковали о твоем супруге,

Как ты о нем тоскуешь, — и о разном.

Хульда

Спасибо за участье. Сожалею,

Что ты из-за него лишилась сна.

Вам лучше бы скорее лечь в постели.

Старая Гудрун

Кто это — в черном?

Тордис

(подойдя к ней)

Да ведь это Хульда.

Гудрун

Кто? Хромоножка?

Хульда

(к Тордис)

Уходи же, Тордис!

Уже давно пора бы спать старухе!

Тордис

Пойдем-ка, бабушка. Пора идти.

Гудрун

Я посидеть хочу!

Тордис

Нам спать пора.

Гудрун

Но я совсем не утомилась.

Тордис

Хульда

Ложиться нам велела.

Гудрун

(сразу начинает собираться)

Ну, пойдем!

(Идет.)

Чего мне спать?

(Останавливается.)

Она тут за меня

Неплохо спит.

(Идет.)

Неплохо, я-то знаю!

(Останавливается у двери.)

Остерегись!

(Идет.)

Я… Не хочу я спать!


ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Хульда, Хальгерд.


Хульда

А ты?

Хальгерд

Сейчас.

Хульда

Чего еще ты ждешь?

Хальгерд

Я никого не жду.

Хульда

Вот и тебя

Никто не ждет…

Тебе понятно, Хальгерд?

Хальгерд

Да, понимаю!

Хульда

И, если ты уходишь, будет лучше

Тебе и в свой покой не заходить,

И сени миновать… и двор; подальше

Уйти куда-нибудь от Хустадгорда.

Хальгерд

Да, понимаю!

Хульда

Тот, кто желал, чтоб ты здесь оставалась,

Ушел отсюда нынче... а известно,

Что мне ты не особенно нужна.

Хальгерд

Да, понимаю!

Хульда

Так, верно, понимаешь ты и это:

Пускай судачат люди, негодуя;

Я буду жить, как мне угодно, буду

Жить так, как захочу! Спокойной ночи!

Хальгерд

Спокойной ночи!

(Выходя, оборачивается и медленно входит в комнату, в которую ушел Аслак.)


ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ


Хульда (некоторое время, не двигаясь, глядит ей вслед)

Он не войдет, пока горит свеча.

(Гасит свет и выходит вперед.)

Мне целый мир таким казался тесным,

Что даже места в нем не находилось

Для молчаливых помыслов моих,—

Его заполонили эти люди.

А ныне, вдруг, — или свершилось чудо, —

Он сделался внезапно беспредельным,

Раздвинулся, таким огромным стал,

Что сердце замирает! Но отныне

На всей земле едва хватает места

Для одного-единственного. Только

Для одного. И все ему помеха.

(Тихо.)

Бывало, говорить могла я с ними,

Я слышала их шепот...

(С волненьем.)

Но сегодня,

Будь голос каждого, как трубный глас,

Его я не смогла бы услыхать.

(Нежно.)

Не диво ли? И этот лес, и горы —

Их словно наделили даром речи,

И голос плодоносных этих нив,

Приветливый и счастьем напоенный,

Беседует со мной... и внятен мне.

(Садится, чуть слышно.)

Недавно я сидела здесь, и темень

Наваливалась на меня, зловеще

Пришептывая что-то…

(Медленно.)

И народ,

И двор, и память этих страшных дней

Меня пугали.

(Громко.)

А теперь сижу я

На том же месте, где в душе искрилась

Когда-то радость, где ее огонь

Пылал, все выше поднимаясь к небу,

И, крепко стиснув грудь свою руками,

Уже молчу, уже мои глаза,

Светящиеся радостью нежданной,

Уставшие от блеска и сиянья,

Не выжмут ни слезинки. В первый раз

За четверть века выплакалась я.

(Рыдает, откинувшись на кресла; тихо и ласково.)

Иди ко мне! Зачем ты медлишь, Эйольф?

Уже туман покрыл вершины гор

Серебряным покровом, и сова

Давно уже вопит в бору сосновом.

Недолго ждать, пока цветы покроет

Роса, и, чашечки свои раскрыв,

Они воспоминаньям предадутся

О благодатных снах минувшей ночи.

(Приподнимаясь, говорит все громче.)

Иди, не заставляй так долго ждать.

Мне жаль утратить и одно мгновенье.

Я двадцать пять печальных лет ждала

Тебя, мой Эйольф!

(Встает, говорит быстро, с опаской.)

Ну, иди, иди же!

Ты знаешь, — обо всем забыть должна я

И помнить только о тебе одном.

Приди же, чтобы я могла забыть

Про все другое и сумела думать

Лишь о тебе. Иль, Эйольф, ты не видишь,

Как широко я двери растворила?

А если тесно одному пройти,

И надо распахнуть еще их шире...

Мне страшно. — Ну, взгляни же на меня.

(Порывисто.)

Будь ты со мной, меня бы защитил

Глаз голубых твоих отважный взор;

Склонившись головой к тебе на грудь,

Я ничего на свете бы не знала,

Лишь знала бы, что я в твоих объятьях.

(Садится. Пауза. Радостно.)

Ах, вот ты где! Тебя я различаю

За облаками страха и рыданий,

Промчавшимися вихрем надо мной.

Но мне тебя никак не удержать,

Ты таешь в воздухе, вобрав в себя

Мои сомненья и воспоминанья.

И сызнова тебя не вижу я…

Мы врозь… Ты отступил... И вот опять…

(Откидывается назад, медленно.)

Ты здесь стоял и на меня глядел...

Твое чело склонилось надо мной

И вносит мир мне в сердце, я целую

Высокий лоб и становлюсь счастливой.

Туман растаял… снова дышит грудь.

(Говорит все быстрее.)

Ты здесь, мой Эйольф, кудри золотые,

Я вижу, по плечам твоим струятся,

И вижу руку крепкую твою, —

Она дарила часто смерть, — но с лаской

Теперь ко мне протянута!

(Протягивает обе руки.)

Иди же,

Иди, пока ты светишься от счастья,

Спеши, добро пожаловать ко мне!

(Мечтательно.)

Добро пожаловать в жилище Хульды!

(Приподнявшись, прислушивается к гулким шагам. Испуганно.)

Но это вовсе не его шаги!


ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

Хульда. Эйольф.


Эйольф

(медленно входит; дойдя до середины)

Привет тебе!

Хульда

(отступая на два шага)

Привет тебе!

Эйольф

Ну, как

Идут дела?

Хульда

(обнимая его)

Ни слова больше!

(Склоняется к нему на грудь.)

Эйольф

Хульда!

Хульда

Еще раз!

Эйольф

Хульда!

Хульда

Хорошо! — А все же

Не так, как прежде.

Эйольф

Ты всего боишься.

Хульда

Меня смутил твой взгляд. О, кто его

Так изменил, в него вселившись?

Эйольф

Что ты?

Хульда

Нет, это так! Ах, если б только ты

Мог обмануть меня, когда б стремился

Хоть к этому!

Эйольф

(тихо)

О, если долго будешь

Так на меня глядеть, начну я думать,

Что вечно здесь стою.

(С подъемом.)

Ты — чародейка!

Едва я увидал тебя, и канул

Двор королевский, и уже куда-то

Танцующие исчезают пары.

Затихла музыка. Последний отзвук

Растаял в полуночной тишине.

Сгустилась тьма, и храбрый вольный викинг

Пропал, исчез, как будто растворился.

Исчезло все кругом, и шум затих,

Друзей умолкли речи, — все как будто

Куда-то провалилось… Вижу только

Епископскую мантию и слышу, —

Он говорит: «Помилуй мя господь!»

Чего ты хочешь, женщина? Я здесь!

Чего тебе еще? Твой Гудлейк отбыл.

(Тише.)

И многие за ним… Чего ты хочешь?

Бежать отсюда или обвенчаться

Со мною на его могиле? Знаешь,

Епископ это сделает — не бойся.

Он это мне недавно обещал,

Когда повел на исповедь в молельню.

Пусть судит бог меня, но я хочу

Тебя обнять. Я на своем веку

Не видел женщины прекрасней, Хульда!

Пускай все думают, что мы рыдаем,

А мы смеяться будем, так смеяться,

Что с нами захохочет вся земля.

Из комнаты, где спит Аслак, доносится смех.

Что там такое было? Вероятно,

Я сам смеялся... Тяжесть в голове.

Как шел сюда, я выпил. Слишком часто

Я пью теперь!

(Садится, опять встает, снимает шлем, плащ и меч, снова садится.)

Хульда

(которая все время глядит на него, берет низкий стул и садится с ним рядом)

Давай поговорим!

Эйольф

Да, да, я жажду слов. Ну, говори же!

Хульда

Я чуть не испугалась. Ты вошел

Чужой какой-то поступью. Но после

Твои слова утешили меня.

Взгляни же на меня! Нет, ты не первый,

Кто вместо слов своих обрел чужие

И повторял так часто их, что ими

Он собственные помыслы окутал.

Но выслушай меня, коли желаешь.

Виновны ль мы, что, увидав друг друга

Впервые, Эйольф, — помнишь, подле церкви,—

Мы оба замерли — и побледнели?

Эйольф

Нет, Хульда.

Хульда

Нет! Виновны ль мы тогда,

Что именно в тот день мы повстречались?

Эйольф

Нет, Хульда, нет!

Хульда

И что могли мы сделать,

Когда была я замужем?

Эйольф

Нет… Верно…

Пауза.

Хульда

Ты первый Гудлейка ударил?

Эйольф

Бранью

Меня он к бою вынудил.

Хульда

Об этом

Его я не просила.

(Пауза.)

До него

Погибли многие... Ты мог бы счесть...

Но я ни в чем не приняла участья,

Я только созерцала.

(Пауза.)

Так, послушай:

Род Аслака и мой — единой крови,

Но вечная вражда их разделяла.

Я девочкой была, когда отца

В дом на щите втащили обагренном.

Мать сразу умерла,— и это к счастью.

Род Аслака мне дал тогда приют,

Чтоб искупить вину. Когда же стала

Постарше я, тогда все члены рода,

Не состоявшие дотоле в браке,

Сочли, что вправе в жены взять они

Свою воспитанницу. Но, к несчастью,

Им столковаться все не удавалось,

Чье право больше, а меня об этом

И не спросили. Руку отдала я

Сильнейшему... А увидав тебя...

(Пауза.)

Я знала, что кому-нибудь придется

За это пострадать. Казалось, — мне,

А вышло Гудлейку. Но, кто там знает.

(Встает.)

Ты, Эйольф, веришь мне, что я страдала,

Что горечи немало я испила.

Ведь я росла в семье, лишившей жизни

Моих родителей. Моя болезнь

Меня сидеть на месте заставляла,

Когда ходили все. Так ты мне веришь,

Что сидя взаперти, средь этих женщин,

О чем-то тосковала я? Ты веришь,

Что накоплялись ненависть и страсть,

Любовь и отвращение, покуда

Меня, хмелея, Аслака сыны

Со сладострастьем друг у друга рвали?

(Садится.)

Но, Эйольф, глубока ль твоя душа?

Иль думаешь, что горный ручеек

Гораздо глубже...

Эйольф

(прижимая ее к себе, тихо)

Тише, Хульда.

Хульда

(порывисто)

Нет!

Твоя душа огромна. Не объять

Мне разумом ее и даже страшно

В нее нырнуть. Но разве это правда,

И счастье ждет меня?

Эйольф

Да, Хульда, да!

Вся жизнь моя — ничто, коль я не в силах

Тебя счастливой сделать.

(Встает.)

Правда, Хульда!

Что только я бы для тебя не сделал!

Хульда

(обнимая его)

Тебе я верю, — и к тебе прильну, —

Пусть мщенье Аслака тебя минует!

Эйольф

Но здесь над нами он не будет властен.

Хульда

Я заслоню тебя, я стану грозной!

Эйольф

Нет, лучше обведу я круг мечом.

Хульда

Но короток и ненадежен меч.

Эйольф

Он отстоит и нас, и наше счастье!

Хульда

(вкрадчиво)

Но счастье робко, надо с ним помягче.

Эйольф

(тихо)

Ну, что же... Ночью... мы сдружимся с ним.

Хульда

(также)

Ты поведешь, я за тобой пойду.

Весь последующий разговор идет медленно и чуть слышно.

Эйольф

Идти недалеко... и цель пред нами!

Хульда

Твои глаза блестят,— ты чуешь счастье?

Эйольф

Ночь скрыла место, где нас счастье ждет.

Хульда

(продолжая)

Ты весь дрожишь… тебя пугает счастье?

Эйольф

Оно, как сон… не смею прикоснуться.

Хульда

Будь храбрым! Вот — его я тоже вижу...

Эйольф

(пылко)

Ты тоже?

(Как прежде.)

Для чего же дальше медлить?

Хульда

(шепотом)

Иди!

Эйольф

(также)

Иду!

Хульда

(неожиданно возвышая голос)

Дорога наша к счастью

Нас за море, в Исландию ведет.

Эйольф

(отступая)

В Исландию?

Хульда

Иль слишком далеко?

Эйольф

Нет!

Хульда

Едешь?

Эйольф

Да!

Хульда

Когда?

Эйольф

Когда захочешь.

Поднимем послезавтра паруса,

Их страсть наполнит и погонит страх.

Пусть вихри клеветы бурлят и стонут

И сотрясают мачту,— все равно,

Надежда наша в плещущих волнах,

Которые поднимут наш корабль

И к мирным берегам нас понесут.

А на заре, когда в туманной дали

Норвегии исчезнут очертанья,

И впереди, одета облаками,

Вдруг выступит высокая гора,

Где сможет приютиться наше счастье,

Мы громче закричим — земля, земля!

Эйольф стоит неподвижно.

(Отстраняясь от него.)

Ты что молчишь?

Эйольф

Я вслушиваюсь, Хульда.

Твой голос, как дурман. Последний звук

Растаял в воздухе с последним вздохом,

А я стою и все ему внимаю.

Мне кажется, что говоришь не ты,

Что это сам я все шепчу неслышно.

Ты словно узы времени расторгла,

Все то, о чем едва-едва помыслил,

Уже сбылось, в деянье воплощаясь,

И грозное стоит передо мной.

Вот, Гудлейк... внутренний какой-то голос

Твердил мне все: пускай себе идет,

Не убивай его,— и все равно

Мы стали биться. Говори же, Хульда!

(Из комнаты, где спит Аслак, слышится голос: «Проснись и погляди!»)

Хульда

Опять! Ты слышишь?

Эйольф

(в ужасе)

Из этой комнаты?

Хульда

Ступай, взгляни...

Эйольф

Я?

(Овладев собой.)

Я пойду...

Голос (изнутри)

Проснись и погляди!

(Эйольф останавливается.)

Хульда

Иди с мечом.

Эйольф

К чему тут меч?

Хульда

Нет, Эйольф,

Иди с мечом.

Эйольф

Сражаться с голосами?

Хульда

Не только с ними. — Видишь?


ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ

Те же и Аслак (в красном плаще).


Эйольф

(в ужасе отступая)

Гудлейк!

Хульда

(прижимаясь к Эйольфу)

Гудлейк!

Эйольф

Пусти меня!

(Отталкивает ее.)

Аслак

Здесь, видно, не заснешь.

Я выйду подышать,

(Видит Эйольфа.)

Ты кто такой? Мой сын?

Зачем ты здесь? Ты сон мой отнял.

Пусти же с миром! Я к тебе был добр.

Я отомщу, увидишь...

Спи спокойно.

Тебя он долго не заставит ждать.

(Медленно движется в глубь сцены.)

Эйольф, отступая, переходит на авансцену.

Иди, не огорчай меня! — Быть может,

Ты ждешь ее? Оставь ее. Худое

Ей место предназначено! Иди же

Ложись, сынок!

Хульда

Откуда Аслак здесь?

Аслак

(на авансцене)

Кто там?.. Не смерть, надеюсь...

(Видит Хульду.)

Хромоножка!

(Стоит, оцепенев, потом, осененный неожиданной догадкой, бежит в глубину сцены.)

Эйольф

Пусти меня!

(Бежит по авансцене.)

Аслак

Постой! Хочу я знать,

Кто сына моего поверг во мрак

И брачные дары его похитил.

Эйольф

Оставь меня!

Аслак

(вскрикивает)

Ах!

(Совсем тихо.)

Это — Эйольф Финсон.

Эйольф

Уйди!

Аслак (тихо)

Ты другом был ему, а нынче,—

Я не ошибся? — стал его убийцей.

(Делает шаг вперед.)

Берись за меч!

(Спокойно обнажает меч.)

Эйольф

С тобой вступать в сраженье

Я не хочу.

Хульда

Вот меч!

(Протягивает его.)

Аслак

(неожиданно нападая)

Злодей, сражайся!

Эйольф

(отскакивая в сторону)

О, Гудлейк!

Хульда (бежит за ним)

Вот твой меч!

Аслак

(несколько мгновений спустя вновь неожиданно нападает)

Злодей, сражайся!

Эйольф

(как прежде)

Поберегись!

Хульда

(как прежде)

Вот меч!

Аслак

Ты трусишь, Эйольф?

Эйольф

Я не желаю быть твоим убийцей.

(Приближается к нему.)

Аслак

Не будет этого!

Эйольф (берет меч)

Уйди-ка, Аслак!

Аслак

Обороняйся!

(Сражаются. Эйольф отступает в соседнюю комнату.)

Верно, нам туда!


ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ

Хульда, одна.

(Пауза.)


Хульда

Как долго там они... быть может... страшно...

(Пауза. Решительно)

Одна рука две жизни защищает.

Она крепка, она не ослабеет

И не отступит, и меня не бросит

Вниз, в ледяную воду... Все зависит

От одного мгновения.

(с глухим воплем бросается на колени и тотчас снова встает.)

Нет! Нет!

Я не дрожу !Пусть будет то, что будет.

Случалось, я и худшее сносила.

Его рука крепка... крепка...

(Громко кричит.)

Мой милый!


ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ

Хульда, Эйольф (выходит из соседней комнаты).


Хульда

Зачем тебе, старик, пришла охота

Нам пересечь дорогу?

(Эйольфу, радостная и гордая.)

Ну?

Эйольф

(мрачно)

Так едем?

Хульда

Дня через два.

Эйольф

Немедля.

Хульда

Не успеть.

Эйольф

Тогда тебе одной придется ехать.

Хульда

Нас ждет погоня.

(Порывисто.)

Я тебя люблю!

Эйольф

Твоя любовь недешево мне стоит.

Хульда

Считай, что я во всем виновна, Эйольф!

Ведь меч ты обнажаешь за меня;

А месть моя, железной рукоятью

И острой сталью воздух рассекая,

В полночном мраке оставляет след,

Который озаряет нам дорогу.

Эйольф

(после паузы)

И может женщина убить?

Хульда

(задумываясь )

Не знаю...

Не думаю... Но может так страдать,

Что истощается ее терпенье.

Эйольф (твердо)

Да! Я пойду!

Хульда (испуганно)

Уйдешь?

Эйольф

Уйду!

Хульда

Куда?

Эйольф

(начинает приходить в себя)

Да в замок короля. Там будут... танцы!

Хульда

(глухо)

Что будет?

(Пауза.)

(Взглянув на него, громко.)

Я хотела бы...

(Останавливается.)

Эйольф (не глядя в ее сторону)

Чего же?

Хульда

... спросить тебя.

Эйольф

(как прежде)

Ну, спрашивай.

Хульда

Не смею.

Эйольф глядит на нее.

Не для тебя, но для себя...

О чем же?

Хульда

Вчера, меж тех, кто прибыл с королевой,

Была ли та... кого ты знаешь... Сванхильд?

Эйольф

(помолчав)

Была.

Хульда

(рыдая)

Ужели ты меня оставишь?

Эйольф

(испуганно)

Послушай, Хульда!

Хульда

(совсем тихо)

Ты меня оставишь?

(Падает без чувств.)

Эйольф

(бросается к ней)

Ну что ты, Хульда! Вот я здесь, с тобой!

Одно мгновение, и все прошло.

Твоя любовь меня по временам

Так далеко заводит, что, пугаясь,

Оглядываюсь я — и вновь иду

Вслед за тобой.

Она привстает.

И ты не думай, Хульда,

Что мне решимости недостает.

Я счастлив за тобой идти. Другого

Пути мне нет. С него я не сверну.

(Она встает, он поддерживает ее, они склоняются совсем близко друг к другу.)

Ведь ты прекраснее, чем все они!

Xульда

(удивлена, потом, бурно радуясь)

Ты, значит, это видишь?

Эйольф

Да, я вижу. Но это я могу забыть, — прости!

Хульда

Ты первый это вымолвил. Не знаю

С чего, но сердце радостно трепещет.

Скажи еще раз это.

Эйольф

Ты прекрасна.

И я пошел бы за тобой, хотя бы

Дорога и вела... Хотя бы даже...

Хульда

(останавливая его)

Ни слова больше!

(Нежно)

Нынче, наконец-то,

Со мной ты, Эйольф, связан навсегда.

Эйольф

Но мы должны уехать!

Хульда

Завтра ночью!

Эйольф

(страстно)

Свободен буду я! Куда угодно

Смогу пойти, но ты меня веди!

Хульда

Мы сыщем то, что тщетно здесь искали.

Эйольф

Убежище для страсти...

Хульда

...и покой

От зависти клеветников придворных,

Что отнимали у тебя решимость.

Эйольф

Теперь недолго ждать! — Мы едем, Хульда!


ЯВЛЕНИЕ ОДИННАДЦАТОЕ

Те же и Хальгерд. С красным плащом на руке она выходит из соседнего покоя.

Эйольф и Хульда отступают.


Хульда

Ты здесь?

Хальгерд

Еще немного потерпи.

Я красный плащ забрать с собой хотела.


Занавес медленно опускается.




ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

Лес. Утро.

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Тордис, затем Гуннар.

Тордис аукает. Издалека ей отвечают.

Она опять аукает, ответ раздается ближе, и так до тех пор, пока не входит Гуннар.


Гуннар

Ну, с добрым утром, Тордис!

Тордис

Добрый вечер!

Гуннар

Какой же вечер?

Тордис

Соня!

Гуннар

Я?

Тордис

Ты соня!

Гуннар

Еще ты башмаков не завязала,

Как я уже отправился в дорогу.

Я с Торбергом с утра успел схватиться

И победил его. Едва ли он

Считает, что я встал сегодня поздно.

Тордис

Ты?

Гуннар

Я?

Тордис

Хвастун!

Гуннар

Ты, стало быть, не веришь?

Тордис

(смеясь, неторопливо)

Не верю!

Гуннар

Это было накануне —

Мы пили после танцев. «Ты ворона»,—

Сказал он мне. «Да то есть как ворона?»

«Да просто, — говорит, — ворона, с клювом».

«Как с клювом?» — говорю. А он: «И с пухом».

«Откуда,— спрашиваю,— пух? Пощупай,

Похоже ли на пух?» Но тут уж Торберг

Не в меру осерчал и стал грозиться:

«Мол, погоди...» Да я тебе не стану

Передавать, как он меня назвал.

Тордис

Сказал, что ты — петух.

Гуннар

И вовсе нет.

Тордис

Сказал, что ты — петух!

Гуннар

Послушай, Тордис!..

Тордис

Петух! Петух!

Гуннар

Ну, Тордис, ты послушай!

Намедни за игрой я оказался

Ловчее всех. Никто со мной не сладил.

Тордис

Один-то сладил.

Гуннар

Ты откуда знаешь?

Тордис

Ты — лгун! Вот я тебя и изловила!

Гуннар

Ну, он не в счет. Ведь он — бывалый воин.

Тордис

Понятно! Кто ж он?

Гуннар

Это — Эйольф Финсон.

Тордис

Господь помилуй! Эйольф! Берегись!

Гуннар

Да что ты, Тордис? Ничего такого

И не было. С чего ты побледнела?

Да будь при мне тот меч, что должен Хокон

Из Франции привезть, я бы не дрогнул.

Тордис

Остерегайся, Гуннар!

Гуннар

Но кого же?

Тордис

Да Эйольфа!

Гуннар

Его остерегаться?

Вот будет новый меч, тогда увидишь!

Он так стал важен, что никто не смеет

К нему и подступиться. Он танцует

С кем вздумает, не посчитавшись с тем,

Кто с кем условился, толкает встречных,

Во все встревает, — и терпеть все это?

Клянусь блаженным Кнутом, не поможет

Ему пристрастье короля и женщин!

Тордис

Оставь его!

Гуннар

Вот странно! Ты считаешь,

Он победит меня?

Тордис

Конечно, нет.

Гуннар

Не вижу, что ли, я!

Тордис

Да как пушинка

Он супротив тебя!

Гуннар

Ты все смеешься!

Тордис

Нет, право слово! Ты его не тронешь?

Гуннар

Давай-ка, Тордис, лучше я тебя

На вытянутой подниму руке!

Тордис

(пятясь)

Нет! Нет!

(Гуннар приближается к ней.)

Оставь!

Гуннар

Да! Подниму тебя!

По рукой в том святой мне будет Олаф.

Тордис

Отстань!

(Увернувшись от него.)

Не надо!

Гуннар

Ну, тогда, пожалуй,

Сражусь...

Тордис

Нет!

Гуннар

С Эйольфом!

Тордис

Нет! Нет!

Гуннар

Посмотрим,

Чья верх возьмет.

Тордис

Ты с ним не должен биться!

Что он тебе, скажи, худого сделал?

Гуннар

Худого мне? Он негодяй!

Тордис

Да нет!

Он, может быть, несчастлив. Он когда-то

Веселым был, как мы с тобой. Повсюду

К нему тянулись девушки, бывало.

А нынче стал не тот... И мне известно,

Что с ним стряслось.

Гуннар

Ну, что ж, коли ты просишь...

Тордис

И более того...

Гуннар

Чего же боле?

Тордис

Хочу, чтоб ты ему помог.

Гуннар

Помог?

Нет, это трудно.

Тордис

Что ж, об этом после.

Я об одном прошу — ведь ты придворный

И к королеве вхож. Оттуда Сванхильд

Ты вызовешь ко мне. Она сумеет

Его спасти. И, знаю, если станет

Здоровым сердце Эйольфа — от счастья

И у нее самой забьется сердце.

Гуннар

Ты очень хорошо сказала, Тордис!

Тордис

Так ты согласен?

Гуннар

Ладно уж, согласен.

Ты жди на этом месте. Королеве,

В лес идучи, пройти придется здесь,

И следом с песней девушки пройдут.

А знаешь, их увидев, скальд сказал,

Что Сванхильд белой лилии подобна

Среди пурпурных роз. Неплохо, верно?

Тордис

Ах, да!

Гуннар

И сказано-то было к месту.

Ты видишь, мне прекрасное по нраву,

Его узрев, душа к тебе стремится.

Послушай-ка! Жениться я хочу!

Тордис

(дает ему пощечину)

Что ты сказал?

Гуннар

Ох! — Это и сказал!

Тордис

Уж лучше помолчи!

Гуннар

Ведь это правда!

(Тордис снова хочет его ударить.)

Ну-ну! Я за руки тебя держу!

Тордис

Пусти!

Гуннар

Но если я хочу жениться!

Тордис

Пусти же, Гуннар!

Гуннар

Дядя мне сказал:

Чего ты ждешь? Женись! Ведь ты, бездельник,

Достаточно богат, чтобы жениться.

Тордис

(стремясь высвободиться)

Пусти! Ты, Гуннар, хоть бы постыдился!

Тебе я говорю!

Гуннар

Какой пустяк!

Я Олафом клянусь, да ты как будто

Расплачешься сейчас.

(Отпускает ее.)

(Тордис отворачивается и действительно начинает плакать.)

Да что такое?

Все оттого, что я хочу жениться?

Тордис

Ну, замолчи же!

Гуннар

Ты сама ведь, Тордис...

Спросила...

Тордис

(быстро)

Никогда!

Гуннар

Нет, ты спросила...

Тордис

Нет, никогда!

Гуннар

Однажды, как смеркалось!

Тордис

Ты лжешь, медведь!

Гуннар

(снимая шапку)

Благодарю, овечка!

И все же я женюсь, женюсь, женюсь!

А ты уж как тебе угодно, Тордис!

(Слышится песня. Тордис подбегает к нему, чтобы проститься. Он целует ее. Они спешат разойтись в разные стороны.)


ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Некоторое время сцена пуста; слышится песня. Проходит королева, за ней парами девушки. Пение приближается, продолжается на сцене и в течение последующих явлений снова медленно замирает вдали:


День добрый, солнце над лесом густым,—

Счастливой юности дыханье,

В улыбке скрытое страданье,

Золото неба над прахом земным.

День добрый, солнце над башней седой!

Ты девушкам твердишь о счастье,

Так пусть твой отблеск и в ненастье

У каждой в сердце горит звездой.

День добрый, солнце над глыбами скал!

Пускай бы ты страну согрело,

Она бы сильной стать сумела,

Когда бы твой свет ее согревал.


ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Два старика идут через сцену.


Первый

Как странно песенка звучит в лесу.

Второй

Ты прав. Я выхожу ее послушать

Всегда, покамест завтрак мне готовят.

Первый

Ушли мои девчонки до меня.

Второй

Холодное есть вредно! Мало что ли

У них досуга?

Первый

Так-то оно так!

Да молодежь с приездом королевы

Вся оживилась.

Второй

Станут посмирней,

Когда король вернется.

Первый

С поля битвы.

Да, но пока у нас веселья много.

Второй

А пользы маловато. Недурны

Обычаи чужие, да накладны.

Первый

И верно, мы наследье расточаем,

Но дух зато становится бодрее.

Второй

Ненадолго. Всего боюсь я больше,

Что баловство лишит нас прежней силы.

Первый

Все может быть. Ну, что ж, прощай покуда,

А я вблизи хочу послушать песню.

Второй

Прощай!

(Расходятся в разные стороны.)


ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Сыновья Аслака — Тронд и Арнэ, последний в красном плаще.


Тронд

Тяжелый плащ надел ты, Арнэ.

Арнэ

Еще тяжеле, Тронд, ее наказ!

(Уходят.)


ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Сванхильд и Тордис, медленно входят, взявшись за руки.


Сванхильд

Мое шитье неконченным осталось.

Тордис

А ты его продолжи,— есть канва.

Сванхильд

Все то, что с детских лет я вышивала,

Порвалось от ее прикосновенья.

Тордис

Нейдет ее серебряная пряжа

Там, где ты шелком вышила фиалки.

Сванхильд

Нейдет! Но выткана она искусно.

Тордис

А твой цветок под ней не увядает.

Сванхильд

Когда бы так...

Тордис

Вглядись ему в глаза!

Сванхильд

Они печальны...

Тордис

...встретившись с твоими!

Сванхильд

Так редки эти встречи.

Тордис

Он страшится

Той силы, Сванхильд, что в тебе сокрыта.

Сванхильд

Во мне есть сила?

Тордис

Ей не надо слов.

Сванхильд

А он всегда молчит.

Тордис

Его молчанье,

Что крик о помощи.

Сванхильд

Какую помощь

Окажет попираемый ногами?

Тордис

Кто милосерден, тот ему поможет

Спастись от гибели.

Сванхильд

Какое утро

Чудесное, как хорошо мне здесь!

Тордис

Давай еще побродим.

Сванхильд

(удивленно)

Тордис, вот он!

Тордис

Где?

Сванхильд

Погляди!

Тордис

За тем кустом?

Сванхильд

Ну да.

Тордис

Он медленно идет...

Сванхильд

Да...

Тордис

Ты смотри,

Как бледен он!

Сванхильд

Да...

Тордис

Он остановился...

Сванхильд

Молчи!

(Склонившись к Тордис, глядит на него, потом отворачивается и говорит.)

Ему ничто и солнца свет,

И песня!

(Хочет уйти.)

Тордис

(удерживая ее)

Он, своим отдавшись мыслям,

Рукою ловит мотылька... Гляди!

Сванхильд

(не оборачиваясь)

Поймал?

Тордис

Нет. А когда он наклонялся,

За куст задела шляпа.

Сванхильд

И упала?

Тордис

Упала.

Сванхильд

(быстро)

Ну, идем, идем скорей.

(Уходят.)


ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

КОРОЛЕВА и ее девушки приближаются с пением.


Первая девушка

Здесь остановимся и отдохнем.

Вторая

Играть давайте лучше!

Третья

Да, играть!

Играть! Играть!

Королева

Давайте же играть!

В какую же игру?

Четвертая

В какую хочешь?

Вторая

Давайте в эльфов!

Третья

Верно!

Все

Да! Да! Да!

Играть давайте в эльфов!

Королева

Превосходно!

Мы, значит, эльфы, мы сюда явились,

Чтоб горе сердца женского умерить.

И если двое встретиться не смеют,

Мы, эльфы, их должны свести друг с другом.

Из нас кого-то надо выбрать в судьи,

Пусть это будет женщина. Добрее

Они у нас. И пусть же милосердно,

Невидимая им, за покрывалом,

Она определит, что с ними станет.

Ну, говорите, вам известны двое,

Что мучатся, прервать молчанье силясь?

Поймаем их и приведем друг к другу!

Первая

Я знаю их...

Вторая

Я знаю...

Все мы знаем.

Королева

И здесь они?

Первая

Да, здесь!

Вторая

Да, оба здесь!

Все

Здесь! Здесь!

Королева

Тогда давайте их отыщем! Сомкнись, круг эльфов!

Первая

Чур, я буду править!

Вторая

Чур я! Чур я!

Все

Чур я, чур я, чур я!

Королева

Ну, тише, тише!

(Первой.)

Править будешь ты!

(Шепчась, смеясь и играя, они, становясь одна за другой, образуют длинную цепь и начинают петь.)

Девушки

Мы в сумрак дубравы

Чуть слышно вступили,

Былые забавы

Начнутся опять.

Мы слух свой склонили

К листве шелестящей,

И птицы решили

Нас на смех поднять.

(Стоят молча.)

Но в час надлежащий

В полночную пору,

Здесь деве скорбящей

Найдется приют.

(Убегают.)

А мы ее встретим

У темного грота

И пением этим

Развеем печаль.

(Приводят Сванхильд.)

Ведь наша забота

Вдохнуть ей в мечтанья

Прекрасное что-то,

Влекущее вдаль.

(Стоят молча.)

Но где-то рыданья

И тяжкие стоны

Нам утренней ранью

Послышатся вдруг.

(Кружатся.)

И рой наш смятенный

Туда устремится,

Где горем сраженный

Стоит ее друг.

(Убегают.)

Как ветер носиться

Над ними мы станем,

Заглянем им в лица,

Сюда приведем.

(Приводят Эйольфа.)

Волшебным звучаньем

Напева простого

Сердца затуманим

И сон наведем.

(Стоят молча.)

Проснувшись, вы снова

Чисты и безгрешны,

И птицы готовы

Вам петь без конца.

(Кружатся.)

Вас ныне навечно

Супружество свяжет,

Нужна здесь, конечно,

Свидетельница.

(Убегают.)

Вам путь предукажет,

Сердца вам разбудит,

И все вам расскажет

Про вашу любовь.

(Приводят незнакомку под покрывалом.)

Хотя она будет

Совсем еще юной,

Она вас рассудит,

Ей путь ваш открыт.

(Стоят молча.)

И полночью лунной

Все то, что терзает,

В судьбе многотрудной

Она разрешит.

(Кружатся.)

Про все она знает,

Вы ждите решенья,

А нас ожидает

Другая игра.

(Собираются уходить.)

Ловите мгновенья

Трепещущей жизни,

Влечет нас движенье,

Идти нам пора.

(Убегают.)

Ловите мгновенья

Трепещущей жизни,

В другие селенья

Идти нам пора.

(В течение еще некоторого времени слышится их продолжающееся пение.)


ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

Эйольф, Сванхильд, незнакомка (под длинным покрывалом стоит поодаль).

(Продолжительное молчание.)


Эйольф

Как хороша их песня на рассвете

В лесной глуши.

Сванхильд

Да, для того, кто внемлет.

(Пауза.)

Эйольф

Так что же делать нам?

Сванхильд

Сама не знаю.

(Пауза.)

Эйольф

Расстаться мы должны.

Сванхильд

Как пожелаешь.

Незнакомка

Нет, говорите!

Эйольф

Кто судья?

Сванхильд

Не знаю.

(Пауза.)

Эйольф

Какой красивый у тебя цветок!

Сванхильд

Возьми его, коль нравится.

Эйольф

Спасибо!

Сванхильд

Ты обрываешь лепестки?

Эйольф

Как видишь!

(Бросает его.)

Дай мне другой.

Сванхильд

Нет у меня другого.

Эйольф

Послушай, Сванхильд...

Сванхильд

Да?

Эйольф

Уже давненько

Не говорили мы.

Сванхильд

Моей вины

В том нет.

Эйольф

Но есть моя.

Сванхильд

А помнишь ты,

Когда в последний раз мы говорили?

Эйольф

У короля на свадьбе.

Сванхильд

В ранний час,

Когда еще и птицы не проснулись.

Эйольф

Ты мне сказала стих,— один из тех,

Что к нам проникли вместе с королевой.

Сванхильд

А ты уже его забыл?

Эйольф

Нет, помню.

Сванхильд

Не думаю...

Эйольф

Там речь велась о том,

Как получил отважный франкский рыцарь

От старого отца бесценный дар,—

Преданий древних золотую книгу,—

И в этом состояло все наследство.

Сванхильд

И что же сталось с ним и с этой книгой?

Эйольф

Неведомая сила в ней таилась.

Она влекла к себе ее владельца

И после подвига и после игрищ...

Лишаясь обольстительных улыбок,

Приветных слов, воспоминаний нежных,

Он все равно всегда к ней возвращался.

Ради нее он мать забыл однажды,

В другой раз — церковь, в третий раз — невесту,

И все же возвращался к ней. Покуда

Листал он пожелтевшие страницы,

Пал снег на поле, птицы упорхнули,

Деревья облетели, рухнул дом,—

А он дрожал от холода над книгой...

Она о прошлых днях повествовала,

Он устремился к ним, объятый страхом,

Но сбился тут с пути и канул в море.

Сванхильд

В тот, помнишь, день, когда среди бойцов

Сражался ты, я, вскрикнув, убежала,

Припомнив эту сагу.

Эйольф

Это странно!

Сванхильд

Что, Эйольф, странного? Ведь ты сражался

Не как другие. Те, ведя сраженье,

Глядели на своих подруг, смеялись,

И кланялись в ответ на их улыбки,

А ты — ты видел лишь один свой меч,

Ты хохотал и ликовал, когда

Все жарче, жарче схватки разгорались,

Ты бледен был и страшен, был готов

Убить, кого придется. А минуло

Всего лишь два часа, как мы расстались,

Я убежала,— о святая дева,—

И спряталась, а после... Ты подумай,

Что только сделалось с тобою, Эйольф?

Я всюду слышу о тебе худое,

Хоть я от этих слухов убегаю

И, словно муха, прячусь от ненастья,

Чтоб крылья для полета уберечь.

Но здесь, куда меня загнала буря,

Останусь я,— пусть внемлет мне, кто хочет.

(Незнакомка отступает все дальше и дальше, пока совсем не исчезает из вида.)

(Продолжая).

Пусть худо обо мне помыслят люди,

Пусть даже ты поймешь меня превратно,

Мне это все равно. Я на коленях,

Коли на то пошло, ползти готова,

Чтобы опять найти к тебе дорогу,

Готова я молиться и взывать:

Да просветит тебя господь, мой милый!

Какой ты путь избрал, бесценный Эйольф!

Не покидай меня, я зла не помню,

Обиды на тебя не затаила,

Хоть бросил ты меня, чтоб без оглядки

Нестись вперед. Я все тебе прощу,

Я все снесу, тем только утешаясь,

Что так велит судьба. Я попросила

Епископа с тобой поговорить

И поклялась, что люди лгут, твердя,

Что Гудлейк был убит тобой, хоть знала,

Что это правда,— я ему сказала,

Что каждый день мы видимся с тобой,—

Когда народ... все над тобой смеялись!

Эйольф

Хочу тебе сказать...

Сванхильд

(с радостным предчувствием)

Скорее, Эйольф!..

Эйольф

(через мгновение, мрачно)

Нет, лучше ты...

Сванхильд

(безнадежно)

Уж лучше бы молчал!

(Вновь собираясь с силами.)

Коль духом я паду, кто будет крепок?

Я не сильна, и все же... Капля крови

Окрасить может целый водоем,

А муравей большого червяка

К себе утащит... Аслака сыны,

Видала я, домой вернулись нынче,

Пора! Тебе не раз я говорила,—

Приверженность к минувшим временам,

К их подвигам и гордым их героям,

Тебя далеко уведет от церкви.

Там вместо хора — пламенное море,

Взамен псалмов — треск рушащихся балок;

А кто тебя завлек туда надменно,

Оплакивать твой бедный прах не станет.

Вернись, мой Эйольф, уходи от них!

Мы вместе выросли. Я разделяла

Все помыслы твои, и равнодушно

Я не могу глядеть, как гибнешь ты.

(Бросается к нему в объятия.)

Эйольф

(выпуская ее из своих объятий, мрачно)

Что ж делать мне, по-твоему?

Сванхильд

Бежать!

Эйольф

Бежать… Я разве сделал что дурное?

Сванхильд

Нет! Знаешь, я, будь я тебе судьей,

Лишь побранила бы тебя, как часто

Ты сам себя бранишь.

Эйольф

Ты так сказала,

И начинаю верить я... Ну, да...

Сванхильд

Ступай же в теплые края!

Эйольф

Когда бы

Я мог так поступить,— я б исцелился.

Сванхильд

Так стоит попытаться!

Эйольф

Не спеши!

Коль ветку так трясти, глядь и сломаешь.

Сванхильд

Не говори такого.

Эйольф

Ты сама

Меня к речам подобным обратила

И так меня настроила.

Сванхильд

Дай бог, Чтоб это помогло тебе.

Эйольф

Кто знает...

Все дело случая. Конец, конец…

Звучала ваша песня нынче сладко,

А ты сама и память о былом

Вновь овладели мной, и, приглядевшись,

Я вижу, что унесся сердцем вдаль.

(Садится на пень.)

Сванхильд

Как низко ни стелился бы туман

Над деревом весною, все равно

Набухнут почки и возникнет завязь,

Эйольф

(задумавшись)

Я твердо знаю, где владенья ночи,

И знаю также, где владенья дня.

Меч ходит ночью, песня льется утром.

Загадку отгадай!

Сванхильд

Ты лучше сам

Ее бы отгадал.

Эйольф

Но выбор, выбор...

Сванхильд

Ничуть не труден.

Эйольф

Для того не труден,

Кто никогда не должен выбирать.

Коль пропасть разделяет две страны,

То путник должен пропасть перепрыгнуть.

Пусть он решится! Прыгнуть ведь нетрудно!

Сванхильд

Меня пугаешь ты!

Эйольф

Ступай же, Сванхильд,

Будь ласкова со мной. Ведь мы когда-то

Играли вместе.

Сванхильд

С самых юных лет.

Эйольф

Учились вместе у монахов…

Сванхильд

Верно!

Эйольф

И танцевали...

Сванхильд

...в ночь под рождество!

Эйольф

Но я ведь был один в часы, когда

Потехе ратной обучался отрок.

Сванхильд

Я часто и тогда была с тобой.

Эйольф

Но Кольберна убил я без тебя.

Меня он обозвал рабом.

Сванхильд

Да, сразу

Пришлось тебе отправиться в поход.

Эйольф

(исступленно)

Там не было тебя.

Сванхильд

(отступая)

О Эйольф!

Эйольф

Тише!

Не бойся. Подойди. Медведь угрюмый

Теперь во мне замрет. Ведь он боится

Тебя. О лебедь белая моя,

С весною под крылом! Плыви ко мне,

Мой берег каменист, но здесь есть место,

Где шелковая стелется трава,

И ты его найдешь, его нашла ты...

(Встает.)

Сванхильд

(приближаясь к нему)

Свиданья наше, будь благословенно!

Эйольф

(беря ее за руку)

Вот эта белоснежная рука,

Целительная, как лесная песня,

Мое евангелье, — на том клянусь!

Сванхильд

Клянешься, Эйольф, ты?

Эйольф

Да, и отныне

Я карканью вороньему не внемлю.

Сванхильд

Клянешься?

Эйольф

(прислушиваясь)

Слушай!

Сванхильд

Что?

Эйольф

(твердо)

Я не пойду.

Сванхильд

Куда?

Эйольф

Имен не надо!

Сванхильд

(понимая)

А! Конечно!

Эйольф

Я не пойду вовек!

Сванхильд

Спасибо.

Эйольф

(шепотом)

Слышишь?

Сванхильд

Что?

Эйольф

(как прежде)

Вздох!

Сванхильд

Должно быть, ветер!

Эйольф

Может быть,

(громко)

Я не пойду вовек!

Сванхильд

И ты решишься?

Эйольф

А почему бы нет?

Сванхильд

И не отступишь?

Нет, никогда.

Сванхильд

(нежно)

Так я тебя прошу

Дать мне залог.

Эйольф

Залог? Бери, что хочешь.

Сванхильд

(горячо)

Я знаю путь к спасенью, но сперва

Мне надо слово молвить с королевой.

Ты ей по нраву... и не ей одной.

Так ты сыщи меня во время танцев.

Эйольф

Но где?

Сванхильд

Где хочешь.

Эйольф

Хорошо! За клетью,

Где березняк.

Сванхильд

Там слишком близко к лесу.

Коль доведется ждать, мне будет страшно.

Эйольф

У старой ели.

Сванхильд

Там, где, по преданью,

Дитя подкинутое бедной Свавы,

Слезами изойдя, скончалось?

Эйольф

Много

Мест памятных в усадьбе королей.

Быть может на холме?

Сванхильд

Да, возле дома.

Оттуда будет флейта мне слышна,

Свет будет виден, будет мне казаться,

Что мы с тобой вдвоем танцуем. Там

Я буду ждать. Но ты не заставляй

Ждать слишком долго.

Эйольф

Нет.

Сванхильд

А ты спешишь?

Эйольф

Да!

Сванхильд

Помни, буду ждать!

Эйольф

Я не забуду!

Сванхильд

Покамест длятся танцы...

Эйольф

До тех пор…

Сванхильд

Пока в саду смех будет слышен...

Эйольф

Сванхильд!

Сванхильд

А если позабудешь, буду ждать,

Пока в ночи последний луч померкнет,

Но тут уж я уйду.

Эйольф

Я не забуду

Тебя, мой свет, в кромешной тьме ночной.

Что пели вы, как шел я вам навстречу?

Сванхильд

Не помню.

Эйольф

Что-то было про рассвет...

Из глубины леса доносится пение.

Сванхильд

Ах, помню; если хочешь, по дороге

Тебе спою.

Эйольф

(беря ее за руку)

Спой, как пойдем лугами.

Ведь так давно мы не ходили вместе.

(Уходят. Еще некоторое время слышится музыка, сопровождающая пение, которая завершается диссонансом.)


ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ

Незнакомка медленно входит и сбрасывает покрывало. Это Хульда.


Хульда

(некоторое время неподвижна, потом оборачивается, видит воду, вскрикивает)

Вода!

(Бросается к воде, останавливается, оборачивается.)

Нет, не так... Не сейчас!.. Куда деваться? Найдется ли место для меня?

(Вскрикивает, бежит, снова, останавливается.)

Где же вода?.. Ох… после! Пусть это будет после! И я смело пойду вперед! Смело пойду вперед! Пойду вперед! Ах, нога! Я теперь не должна хромать... нет, только не хромать. Вот так! Вот так! Получается со­всем не худо!

(Поет.)

Дрожала голубица,

Грозы ночной пугаясь,

С землею распроститься

Волна влекла, вздымаясь.

Она и не скорбела,

И не кляла судьбину;

Подняться не сумела,—

И канула в пучину!

Пойду-ка я домой. Дел-то хватает. Надо бы плащ кончить… ведь ехать нынче собрались… Если начистоту, никуда нам, видно, не ехать... Да что с того,— у меня и другие дела есть. Сперва наварю малый чугунок, после большой, людей покормлю; хозяйство-то надо вести.— Не туда я пошла, мой дом в этой стороне… и надо мне спешить… Меня ведь ждет один человек. Или как же это? Никто меня разве не ждет?

(Кричит.)

Эйольф!

(Опус­кается наземь и опять встает).

Я села, что ли? Чего это я села? Мне бы надо идти. Разве не так? Что-то мне и не вспомнить... Вот оно дерево, что на меня глядело, когда я хотела еще... На нем должна быть ветка, что походит на шлем, какой у нас в доме висит. Да, вот она! Стало быть, я могу припомнить! И не то, стало быть, могу припомнить… Я могу припомнить!

(Обращает взор к сыновьям Аслака, которые появляются как раз в эту минуту.)

Сыны Аслака!.. Ха-ха-ха! Нет, не могу не посмеяться!


ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ

Хульда, сыновья Аслака.


Хульда

Поклон примите, Аслака сыны!

Я знала, долго ждать вас не придется!

Тронд

Пойдем-ка лучше, Арнэ!

Хульда

Что такое?

Или настолько я переменилась,

Что не узнать?

Арнэ

Ты — хромоножка...

Хульда

Хульда!

Добро пожаловать! — я это вам.

Тронд

Ты знаешь, Хульда, мы услышать это

Хотели бы никак не от тебя.

Хульда

Но, Тронд, ведь можешь ты и ошибаться,

Тронд

Едва ли, если правда то, что утром

Нам сказывали,

Хульда

В деревянных бочках

Мед обретает запах древесины,

Тронд

В том спору нет. Уж ты поверь мне, Арнэ,

Нам сети хитрость женская плетет,

И лучше нам убраться восвояси,

(Хочет идти.)

Хульда

(подчеркнуто)

Тронд, до свиданья!

Тронд

Что она сказала!

Арнэ

Не мешкай!

Хульда

Храбрым витязям к лицу

От женщины бежать.

Тронд

Не подобает

Сражаться с ней мечом, а нет охоты

Оружие другое обнажить.

Хульда

Оно понятно.

Арнэ

(остановился изумленный)

Вот ты как считаешь?

Тронд

Не слушай!

Арнэ

Отчего?

Тронд

Идем же!

Хульда

Арнэ!

Ты, было время, от меня не бегал.

Арнэ

(мрачно)

Посмела ты об этом мне напомнить?

Хульда

Да! Я хочу с тобой поговорить.

Тронд

Скорей идем отсюда!

Арнэ

(склонившись к ней)

Ты ведь скажешь

Лишь два-три слова?

Хульда

Да. И твердо знаю —

Ты лучших не слыхал.

Тронд

Ну, это вряд ли

Услышишь от тебя.

Хульда

Тогда скажи,

Что ты хотел бы слышать?

Тронд

Ты не знаешь?

Хульда

Я знаю, но могу и ошибиться,

И лучше ты скажи.

Тронд

Что ж, если хочешь,

То я скажу, и если бы не рядом

Стояла ты, пускай мое желанье

Тебе бы, как стрела, пронзило грудь.

Хульда

Желанья, утверждают, не опасны.

Так что ж ты хочешь слышать?

Тронд

Весть о смерти

Того, кем был погублен брат наш, Гудлейк,

И умерщвлен отец.

Хульда

Вот я об этом

Как раз и говорить хотела с вами.

Оба

Об Эйольфе?

Хульда

Его назвали вы.

Арнэ

О смерти Эйольфа?

Хульда

Ну да, о смерти.

Тронд

(к Арнэ)

Я полагал, что...

Арнэ

Стой, дай мне сказать!

Послушай, Хульда, любишь ты его?

Хульда

Я?

(улыбается)

Кто вам только сочинил такое?

Тронд

Твои дела.

Хульда

Твердила я не раз,

Что нечего им верить.

Тронд

(к Арнэ)

Что тут слушать?

Арнэ

Не в первый раз ты не щадишь того,

Кого любила до сих пор.

Хульда

Кого же

Любила я?

Арнэ

Ну… Гудлейка!

Хульда

Про это

Он вам сказал?

Арнэ

Мы видели и сами.

Хульда

Ах, видели! Ну, значит, это правда!

Так что же удивительного в том,

Что ненависти я полна сегодня.

Тронд

Но он к тебе приходит?

Хульда

Тем удобней

И угостить его, как вы желали.

(Братья глядят друг на друга.)

Тронд

(к Арнэ)

Вся тут она!

Хульда

(твердо)

Болваны! Размечтались!

О вашей мести вы и позабыли,

Что в этой мести я имею долю —

И долю наибольшую, пожалуй.

Тронд

Чего ты хочешь?

Хульда

Вы чего хотите?

Тронд

Всего, что нам удастся!

Хульда

Так! А средства

Тронд

Любые!

Хульда

Не хотите, значит, ждать,

Что порешит закон?

Арнэ

Законы наши

Медлительны.

Тронд

Законы вступят в силу,

Когда король вернется, ну, а Эйольф —

Ему приятель.

Хульда

Ну, а вы-то сами

Его не опасаетесь?

Тронд

Сегодня

Законы значат больше, чем вчера,

Но в роде Аслака есть свой обычай.

Арнэ

(мрачно)

И многое еще отмщенья жаждет.

Тронд

(так же)

Просили как-то короля вступиться,

Король сказал с улыбкой: «Потерпите!

Род Аслака — он обойдется сам».

Но все ведь может обойтись двояко:

И дорого, и дешево, порой.

Арнэ

(как прежде)

Нам дорого пока все обходилось.

Хульда

(делая несколько шагов вперед, в сторону)

Едва лишь с ними я заговорила

И страшно стало мне. А с ними вместе

Мне надлежит идти... Хоть ненавижу

Я их отца и Гудлейка,— все племя!

Грязь, что покрыла дно озер зеркальных,

Дым, что затмил хрустальный небосвод,

Вой волка, что прорезал тишь ночную,

Злой тролль, что ускользнуть спешит

с рассветом! —

Их воскрешать,— как церковь возводить

На месте казни. Я их ненавижу

Всем сердцем с детства... В том мое проклятье,

Что выросла я с ними!

(с неожиданной страстью.)

Потому

Я так их ненавижу? — О мой кроткий,

Мой Эйольф удивительный… О боже!

Тронд

Гляди, ей дурно.

Арнэ

Нам ей не помочь!

Ее терзает рой воспоминаний.

Хульда

(испуганно)

Что ты сказал?

Арнэ

Да ровно ничего.

Хульда

Так ты молчал?

Лишь погребальным звоном

В час полуденный о похоронах

Ты возвестил.

Тронд

Ты что-то говорила... Забыла, что ли?

Хульда

Вы-то не забыли!

Тронд

Нейдет у нас с ума несчастье наше.

Хульда

Нет, то не он промолвил это слово... Ну, ладно! —

Так чего же вы хотите?

Тронд

Уже все сказано.

Хульда

Ну да, конечно... Придете нынче вечером ко мне...

И что же там?

Хульда

Там

(в сторону.)

Эйольф, я не вижу

Тебя. Она тебя загородила.

Тронд

Ну, ну,— и там?

Хульда

Там вы его найдете!

Арнэ

Всерьез ли это?

Хульда

Я-то не шучу.

(в сторону.)

Возжаждавшие крови! Полюбуйтесь

Как шепчутся они!

Тронд

(громко)

Ты замышляешь

Нам западню устроить?

Хульда

Что за бредни?!

(стоит молча)

Ты тоже так считаешь, Арнэ?

Арнэ

Нет!

Хульда

(выходя вперед, в сторону)

Отделаться могли бы мы от них,

Последних в роде. Только я не знаю,

Кто это мы?

Арнэ

О чем ты размышляешь?

Хульда

Когда вам приходить!

Давайте в полночь.

Арнэ

Одним?

Хульда

(в сторону)

А вдруг он не придет? О боже!

Всю ночь одна... потом весь день одна...

Тронд

(порываясь к ней)

Опять ей худо,

Олафом клянусь!

Арнэ

Ты прав!

Хульда

Кто здесь? Не трогайте меня.

(Удаляясь от них в сторону.)

Я плохо рассчитала.

(Медленно.)

Нет возврата

И дальше хода нет…

(Громко.)

Что ты спросил?

Тронд

Одним ли приходить?

Хульда

Да, вспоминаю...

(В сторону.)

Пойдет он к ней?

О если б только знать...

(Громко.)

Одни придете!

(В сторону.)

Это не любовь,

А только память. Это струйка крови

Из старой раны. Это смутный сон...

Но от меня его душа уходит...

(Громко.)

Должны вы привести с собой людей!

Тронд

Как нам понять, чего ты все же хочешь?

Хульда

(в сторону)

Еще не скоро ночь. Весь вечер будет

Сиять луна… Сыскать ко мне дорогу

Ему всего способней в темноте.

Моя душа прошепчет напоследок…

(Громко.)

Дождь ночью будет?

Арнэ

Небо, вроде, чисто.

Ни облачка.

Хульда

(в сторону)

Он на нее глядит.

Как мне отделаться от этой мысли?

Нет, лучше пусть гнездится в самом сердце!

(Громко.)

А, думаете, сильный будет дождь?

Арнэ

О чем ты, Хульда?

Хульда

(приходя в себя)

Да,— и в самом деле?

Арнэ

Ты нездорова. До другого раза

Отложим разговор.

Хульда

Моим врачом Ты хочешь стать? Нет, погоди немного,

Я исцелю тебя, ведь сам ты болен.

Тронд

Что это означает?

Арнэ

Помолчи!

Хульда

(выступая вперед, в сторону)

Пусть он один останется, тогда

Мы с ней поборемся. Хоть нам обеим

Он клятвы дал,— он мне принадлежит.

Там детские мечты — здесь пламя страсти...

Лишь он пойдет туда, как ощутит,

Что где-то им оставлено другое:

Нарушенные клятвы, звон мечей

И ночи странные, на дне которых

Он многое увидит, коль вглядится.

Он женщину увидит в черном платье,

Ее глаза, влекущие к себе,

Ее нерасторжимые объятья

И грудь, вздымающуюся высоко…

И весь он словно слит с ее душой,

Пока вода пред ним не замутится,

Пока виденья перед ним не дрогнут,

И только смутно распознает он,

Как из объятий вырвалась она,

Стеная жалобно,— так привиденья,

Которых сам он ночью породил,

Кружатся неотвязною толпой,—

И в страхе носится она по дому,

Ладонями ощупывая стены,

И разыскать любимого не может,

И выхода не может обнаружить,

И громким воплем сотрясает крышу.

Когда еще не стал он зверем диким,

Его толкнут воспоминанья эти

Опять в покои Хульды-хромоножки.

И он меня застанет.— А она

Пусть ждет весь вечер на холме зеленом.

(Братьям.)

Я вот что вам хотела бы заметить:

Недорого дадут сегодня ночью

За некий деревянный дом.

(Уходит.)


ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ

Братья смотрят один на другого.


Тронд

Послушай,

Как это понимать?

Арнэ

Не знаю сам.

Сперва просила нас явиться в полночь…

Людей с собой велела захватить.

Затем спросила, надо ль ждать дождя

Сегодня ночью... Думаем ли мы,

Что сильный будет дождь… И, наконец,

Недорого дадут, сказала, ночью

За деревянный дом.— Да за какой?

Арнэ

Ты все ведешь к тому, что речь идет

О том, что ты предусмотрел заране.

Тронд

Ты прав. И что же ты на это скажешь?

Арнэ

Мне нравится.

Тронд

И я того же мненья.

(Уходят.)


Быстро падает занавес.


ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

Обстановка первого действия.


ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Входят Гуннар и Тордис.


Тордис

Здесь тоже никого. Ах, как мне страшно!

Гуннар

Да что, скажи, должно стрястись?

Тордис

Такое,

Чего не отвратить.

Гуннар

(подходит к ней ближе)

Скажи мне просто,

Чего боишься ты?

Тордис

Боюсь… боюсь…

О господи Исусе,— как в пустыне,

Как будто я и не жила на свете.

Гуннар

Где Хальгерд?

Тордис

Я тебе уже сказала.

Гуннар

А где старуха?

Тордис

Бабушка? Посмотрим.

(Отворяет дверь в одну комнату, потом в другую.)

И здесь не видно! Вот ведь что за люди!

Нельзя такие старые деревья

Теперь пересадить в другую почву.

Гуннар

Они хотят, должно быть, дом снести.

Тордис

Что хочешь ты сказать?

Гуннар

Нет, ты скажи,

Что ты в моих словах нашла?

Тордис

Не знаю.

Гуннар

Ну, говори…

Тордис

Нет, ты…

Глядят друг на друга.

Гуннар

(отворачиваясь)

Ну что ж, как хочешь.

Каждый делает по нескольку шагов.

Тордис

Молитвенник? У Хульды? И раскрытый?

Тут надо хорошенько приглядеться…

Уж это неспроста.

Гуннар

Что ты дрожишь?

Должно быть, ты о чем-нибудь слыхала?

Тордис

Я все тебе скажу, но обещай,

Что ты поможешь мне.

Гуннар

Охотно. В чем?

Тордис

Они хотят в Исландию бежать.

Гуннар

Кто хочет?

Тордис

Да она...

Гуннар

Что, Хульда?

Тордис

Да...

Корабль под парусами… сам ты видел...

Гуннар

И потому услали всех из дома?

Тордис

Еще не то должно свершиться.

Гуннар

Что же?

Она желает увезти с собой

Того, кто предпочел бы здесь остаться.

Гуннар

Кого же?

Тордис

Рыцаря.

Гуннар

Кого?

Тордис

Узнаешь.

Но дай мне слово помешать ей в этом.

Гуннар

Само собой. Но кто же он таков?

Тордис

Друг детства Сванхильд.

Гуннар

И его похитят?

(Смеется.)

Да, это, верно, сущий дьявол в юбке.

Тордис

Не смейся, Гуннар. Тут вмешались чары.

Сюда заманит нынче, а на завтра

И на корабль.

Гуннар

Тут колдовство, считаешь?

Тордис

Не без того. Он утром верен Сванхильд,

А к ночи будет столь же верен Хульде

И с ней уедет.

Гуннар

Не бывать тому!

Греху такому! Сванхильд — это ангел.

Тордис

Поможешь, значит, мне?

Гуннар

Само собой!

Тордис

И соберешь народ?

Гуннар

Всех подыму!

Еще поборемся! Освободим его,

Хотя б их было восемь… восемь сотен!

(Кладет руку на меч.)

Ему в Исландию не ехать!

Тордис

Гуннар,

Ты знаешь, кто он?

Гуннар

Это все равно,

Он не уедет.

(Наполовину вытаскивает меч из ножен.)

Тордис

Это Эйольф.

Гуннар

Эйольф?

(Вкладывает меч обратно в ножны.)

Тогда по мне пускай себе он едет.

Тордис

(гневно)

Ты обещал!

Гуннар

И что ж, что обещал?

Вот хорошо, когда бы он поехал

В Исландию. Там парни есть лихие,

Они б неплохо встретили его.

Тордис

Но, Гуннар, выслушай меня сперва! Иначе…

Гуннар

Что иначе?

Тордис

Я готова

Поклясться Олафом...

Гуннар

Я Эриком клянусь!

Тордис

(вспылив )

Опять дерзишь?

Гуннар

Про клятвы помни, Тордис!

Тордис

Безбожник! Я вожусь с тобой, вожусь,

Тащу тебя на исповедь и к мессе,

Учу тебя молиться по-латыни,

Даю тебе носить святые мощи,

А ты — все тот же,— дерзкий, нетерпимый,

Все лезешь в драку и желаешь зла

Любому, кто из лука метит лучше,

И кто сильней, чем ты.

Гуннар

Да нет таких!

Тордис

(продолжая)

К тому же ты хвастун. И в хвастовстве

Наружу выступает все худое,

Что ты бы сделал, если бы сумел.

Ты иногда мне так надоедаешь,

Что даже страшно о тебе подумать,

Так ты неисправим.

Гуннар

Какой уж есть!

Тордис

Так молвит и епископ.

Гуннар

В красной шапке?

Тордис

Ах, Гуннар!

Гуннар

Мне епископа бояться?

Себе он только набивает брюхо...

Тордис

Молчи!

С тобой хоть плачь! Ты каждый день

И каждый час меня нещадно мучишь…

Я часто думаю... я от тебя уйду!

(Плачет.)

Гуннар

Ну, Тордис, перестань! Что портить кровь?

Не принимай всего так близко к сердцу.

Ну, хватит, Тордис! Сделать я готов,

Как ты захочешь!

Тордис

(приходя в хорошее настроение)

Это правда, Гуннар?

Гуннар

Поверь мне, Тордис. Ну, чего ты хочешь?

Тордис

(беря его за руку)

Смотри — свеча! Когда она в ночи

Не будет гаснуть — приходи с народом,

Но коль погаснет — приходи один

И встань у двери. Эйольфа увидишь —

Шепни ему одно словечко: Сванхильд.

Гуннар

Ну, что ж! А ты?

Тордис

Пока останусь здесь.

Давно поговорить хочу я с Хульдой,

Да не хватает мужества, язык

Не повернется — так она строга.

Но нынче нужно... нужно ради Сванхильд.

Гуннар

Чего ты ждешь от Хульды?

Тордис

Я уж знаю, Скажу тебе одно — она свечу

Гасила, если Эйольфа ждала. Сегодня я свечу посторожу,

Коль выйдет так, как я хочу. Не то

Останется шепнуть чуть слышно: Сванхильд.

Гуннар

Ты так добра! Люблю тебя я, Тордис!

Тордис

И я тебя люблю... но временами

Я очень вспыльчива... А вот и Хульда.

Иди!

Гуннар

Прощай, моя любовь!

Тордис

Прощай!


ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Тордис, Хульда. Хульда входит со щитом, мечом и шлемом и вешает их на стену. Замечает пятно и пытается его стереть. Оборачивается, услыхав, что кто-то стоит за ее спиной.


Хульда

Кто это там?

Тордис

Лишь я.

Хульда

Одна?

Тордис

При мне...

Хульда

Иди сюда. Кто был с тобой тут?

Тордис

Гуннар.

Хульда

Кто?

Тордис

Гуннар.

Хульда

Ладно. Кто же он такой?

Тордис

Жених мой.

Хульда

Твой жених?

(Приближаясь к ней.)

И ты туда же?

Ты так сильна, что вынесешь любовь?

Тордис

А разве нужно для того быть сильной?

Хульда

Ну, значит, это попросту забава.

Ступай-ка, Тордис. Впрочем, погоди.

Что было здесь? Он обманул тебя?

Тордис

Кто? Гуннар? Нет!

Хульда

Я что сказать хотела,

Он белокурый и высокий?

Тордис

Да!

Хульда

И ты к нему тянулась всей душой

Задолго до того, как он явился?

Тордис

Что хочешь ты сказать?

Хульда

Что ты о нем

Мечтала, не видав его ни разу,

А увидала — счастье обрела.

Тордис

(удивленно)

Мечтала прежде чем была знакома?

Хульда

Не понимает… Я хочу сказать,

Что прежде чем с тобой он повстречался,

Его ждала ты, мучась и терзаясь,

И, как невеста в праздничном наряде,

Ходила всюду и всегда, покамест,

Свой долг перед другими исполняя,

И все на дверь глядела — вот войдет!

Хотелось, чтоб ему пришлась по нраву

Любая мелочь, каждый твой поступок.

Укладывая волосы, мечтала,

Что ты ему понравишься такая,

И хоть его видала лишь в мечтах,

Лишь он один умел в беде утешить.

Когда на празднике кружились пары,

Сидела ты одна, забившись в угол,

И слушала сочувственные речи,

И взгляды осуждавшие сносила,—

Ты танцевала с ним, и в упоенье

Кружились вы, расталкивая встречных.

И раздвигались перед вами стены,

И выше, выше звуки поднимались

И пламенем охватывали крышу!

В обыденности будней беспросветной,

Живя среди людей, что как деревья

Вверху свои раскидывали кроны,

Там и шепчась, на высоте, друг с другом,

Покуда все молчало, как в могиле,

Блуждала ты среди деревьев голых,

Пытаясь тщетно выбраться из чащи.

Ты хижину себе потом воздвигла,

Где были лишь распятие и книга,

Создателю молилась и читала,

В священной книге обрести стараясь

Недостающей кротости и счастья;

И ты шептать, читая, начинала,

И речью начинал звучать твой шепот,

Как будто с кем-то ты заговорила,—

Всегда с одним и тем же человеком.

И по лесу вы с ним вдвоем плутали,

То за руки держась, а то склоняя

Друг к другу головы, а то касаясь

Устами уст. И речь лилась так пылко,

Что сердце не могло всего вместить,

И цель желанная была близка…

Увы, все рушилось… как наважденье,

И робко ты по сторонам глядела,

Не понимая — сон иль явь все это.

Ну, что ты смотришь? Что ты увидала?

Пусть на меня глядит теперь, кто хочет,

Навеки скоро дверь ко мне замкнется.

Тордис

Мои мечты иные!

Хульда

(холодно)

Не похожи

На мой рассказ?... Ну, Тордис, уходи!

(Испуганно.)

Что? Разве зажигала я свечу?

(Приблизившись, про себя.)

Во сне, должно быть.—

Сны своей дорогой

Проходят, не сбываясь никогда,

И обо мне вздохнут, когда уйду.

(Хочет погасить свечу, но отступает.)

Нет, погаси-ка ты!

(Бормоча.)

Как нож всадить!

Тордис

Гасить такую крохотную свечку?

Она чуть теплится?

Хульда

И ты не хочешь?..

Ну, пусть еще немного погорит.

( Громко.)

Но, помни, погасить ее придется.

(Садится.)

Побудь здесь, Тордис. Или ты спешишь

И у тебя свиданье?

Тордис

Нет.

Хульда

Ну, значит,

И нечего бояться. Сядь. Ну, Тордис,

Так как же научилась ты любить?

Тордис

(робко)

Мы с ним еще детьми играли вместе.

Хульда

Как рано же вы встретились!

Тордис

Не раз

Он приходил к нам в гости. Мы видались,

Но как-то раз он шел кататься с гор

И предложил мне встать за ним на лыжах.

Хульда

Ты согласилась?

Тордис

Да! И мы помчались.

Хульда

С горы?

Тордис

С громадной. Мы неслись, как вихрь,

И я в него вцепилась, заклиная

Господним именем остановиться,

Он этого не мог, и мы катились

Над пропастями, по горам, все ниже

И ниже. Снег слепил глаза, лез в рот;

Мы задыхались, но летели к морю.

Хульда

И дальше по морю помчались?

Тордис

Нет,

У моря мы перевернулись,— это

Спасеньем нашим было.

Хульда

Ну, и что же?

Тордис

И он меня спросил, согласна ль я

Такому лоцману себя доверить?

И я ему сказала, что согласна,

Но чтобы по морю не вел наш путь.

Хульда

И что же дальше?

Тордис

Больше ничего.

Хульда

И больше ничего? Вы не клялись?

Тордис

Нет!

Хульда

Заводили речь об этом?

Тордис

Нет!

Хульда

Ступай же, Тордис! Дай-ка на прощанье

Поцеловать тебя.

(Целует и гладит ее, глядя на нее.)

Тордис

О чем ты плачешь?

Хульда

(ласково отстраняя ее)

Теперь гаси свечу! Гаси!

Тордис

Зачем?

Хульда

Гаси!

Тордис

Ну, погоди еще немного. Боюсь я темноты.

Хульда

Что ж, ты вольна

Уйти отсюда.

Тордис

Да. Но мне сначала

Хотелось бы... Ты только не сердись!

Ты прежде на меня и не глядела,

Меня впервые приласкала ты,

И я не смею думать, что я вправе...

Хульда

Ну, говори!

Тордис

Сурова ты!

Хульда

Нисколько.

Тордис

Нет, ты всегда, всегда была суровой,

Всегда тебя боялась я, и все же

Меня всегда влекло к тебе. За счастье

Тебе я почитала услужить,

Чтоб только ты того не замечала.

Хульда

Спасибо, Тордис. Но теперь уже поздно.

Прощай.

Тордис

Не будь такой немилосердной.

Я набралась решимости,— не надо

Меня пугать: целительный бальзам

Тебе пролить хотела бы я в душу,

Ведь ты больна, ведь ты больна смертельно,

Хотя не видит этого никто.

Не прерывай меня. Я помню прежде,

Когда пугала всех твоя суровость,

Хотелось плакать мне с тобой вдвоем;

Мне виделось — ты плачешь и, рыдая,

Ты ледяной становишься. Тогда

Хотелось мне, как белой куропатке,

Взлететь, взмахнув широкими крылами,

К тебе, взлететь к безбрежным ледникам,

Где понапрасну силы тратит солнце,

Но только не коснеть в тепле долины.

Все вышло по-другому... верно, к счастью.

Я уцелела, ты же... ты, зато...

Хульда

Ну, Тордис, дальше!

Тордис

(смутившись)

Я не то сказала…

Хульда

Ты мне хотела дать совет, не так ли?

Тордис

Я думала...

Хульда

Ты прямо говори!

Тордис

(смущенно)

Да.

(Еще более смущаясь.)

Нет. Теперь я вижу, что ошиблась.

Я не могу давать тебе советы…

Хульда

Но ты хотела… что тебе хотелось?

Тордис

(как прежде)

Хотелось плакать... Разве только плакать.

(Плачет.)

Хульда

(встает)

Здесь не вольны помочь ничьи советы.

Ступай. Гаси свечу и уходи.

Я становлюсь с тобою слишком мягкой.

Тордис

(осторожно)

Так мягче ты становишься при мне?

Тогда произнести бы я посмела

То, что во мне звенит весь этот вечер.

Краткая пауза. Хульда оборачивается к ней.

Грешно желать то, чем владеет ближний!

(Пауза.)

Хульда

Есть у тебя подруга при дворе?

Тордис

Она добра…прекрасна... и несчастна…

Хульда

(стоит, опираясь о спинку стула)

Так странно дело обстоит с любовью,—

Кто более всех жаждет, тот и прав,

Владеет тот, кто платит больше всех,

А я плачу всего дороже.

(Молчит.)

Тордис,

Ты сагу помнишь вэльскую?[3]

Тордис

Не помню.

Хульда

(указывая на книгу)

Она здесь есть.

Тордис

Да, не читала я,

Хульда

Ну, все равно.— Я помню все до слова:

«Жила-была на свете королева,

Могучая и мудрая. Далеко

Сиял ее короны блеск. Но дальше,

Намного дальше простиралась воля.

Ей не хватало только одного:

Не шел к ней сон. Все лекари в округе

Ей не могли помочь. Не помогали

Их снадобья.— Она уразумела,

Что речь идет о жизни или смерти,

И с этим попыталась совладать.

У старой башни ворота скрипели,—

Она велела сжечь их. Был ей слышен

Ночами голос башенного стража,—

И он был сброшен вниз. Неподалеку

Спал юноша прекрасный, чье дыханье

Покоя не давало ей,— дышать

Он перестал. Горя любовью тайной,

Еe слуга шептал в ночи о том,

Что днем не смел сказать,— и он умолк.

И стало тихо. Лишь ее служанки

Рыдали о содеянном,— их плач

Был прекращен. Настала тишина.

Она ложилась спать, но сон не шел.

Тогда она, поднявшись, дом спалила.

Но сон не шел. Она перебралась

В другое место,— сон не шел. С тех пор

Она перебиралась, обезумев,

Из края в край. Бежала от народа

От своего и от его стенаний,

Не внемля ничему, и, обессилев,

Свалилась у черты своих владений.

Она молила о мгновенье сна,

О капле животворного бальзама

В полночной мгле. И вот явился он.

Он шел, легко ступая, стройный, сильный,

Она привстала и к нему прильнула,

А девушка какая-то к нему

Подходит вдруг и за плечо хватает,

Твердя: он мой! И сон… Гаси свечу!

Тордис

(в сторону)

Прости, я не могу иначе, Сванхильд.

(Гасит свечу, подойдя ближе, громко.)

Прощай… Когда не свидимся…

Хульда

(подходит к ней, обнимает и целует)

Прощай!


ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Хульда, стоит молча.


Хульда

Хотя бы он чуть-чуть повременил,

Чтоб я успела с силами собраться.

(Подходит к столу, взор ее падает на книгу.)

Ты здесь еще? Ты тоже вроде Тордис.

(Пауза. Закрывает книгу. Снова берет ее в руки.)

Как жаль, что тот, кто ничего не слышит,

Не может и ответить. Тише! Тише!

Неужто ослабела я настолько,

Что ветерка порыв меня пугает?

А может, возвратится он ко мне,

Раскаявшись, и, как обыкновенно,

Войдет и скажет: знаешь, сплоховал,—

Сил не хватило. А теперь уедем.

О, как это похоже на него,

На Эйольфа — Но он мне изменил!

Тсс-с… Тише! Вот опять! У робких сердцем

Предчувствия бывают, говорят.

О господи! Когда он приходил,

Веселый, жизнерадостный, бесстрашный,

Заране трепетала я от счастья.

Как сердце билось и к нему рвалось!

С ним в доме появлялся свежий дух

Березовой листвы — сдувало ветром

Седые тучи застарелой злобы.

Светился он, как солнце, мир внося

В мое жилье и разгоняя страхи,

Едва являлся мне их мрачный лик.

Вот это человек! Весь был он полон

Высоких мыслей, что над ним парили,

Все низкое и пошлое пугая.

С ним открывался мне безбрежный свет

И стаи робких чувств неслись, кружились,

Вздымались в воздух, в высоте парили,

Под этим солнцем лучезарным греясь;

И мчались все быстрей и бушевали,

И, свой полет остановить не в силах,

Неудержимо устремлялись прочь!

(Кричит.)

О, пусть они исчезнут! — Им конец!

Коль он изгнал их, пусть они друг с другом

Противоборствуют и погибают разом,

То вверх вздымаясь, то несясь к земле,

Покамест не наполнят воздух ядом

Их пени и стенанья, и не брызнет,

Не хлынет кровь проклятьем беспощадным

В его обманчиво-прекрасный лик,

За то, что он мне изменил...

(Ходит, останавливается перед доспехами.)

Недоброе мне в голову запало,

Когда вас чистила. Ваш блеск уродлив!

(Молча стоит, глядя на оружие.)

Ты взял чужое и теперь наказан.

Не я виной — ты сам на меч наткнулся!

Но ты был добр...

Он тоже добр, и он как день прекрасен

И так же переменчив. О Исусе!

Мне страшно... Если только жажда жизни

В ворота постучит — ворота настежь!

Она была в оковах, но желанье

Росло, росло и сделалось громадным!

(За дверью шум, она вскрикивает и хочет бежать.)

О боже! Кто это? Входи!


ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Хульда, Тронд (вооруженный).


Хульда

Ах, ты!

Тронд

Привет тебе!

Хульда

(в сторону, в продолжение сцены не глядит на него)

Он медленно ступает

Тяжелыми шагами, как медведь,

И сразу на добычу.

(Громко.)

Где же Арнэ?

Тронд

Он на дворе.

Хульда

А сколько их?

Тронд

Тринадцать.

Хульда

Дом окружили?

Тронд

Да!

Хульда

Придется ждать.

Еще он не пришел.

Тронд

А как придет?

Хульда

(после некоторой борьбы)

Как знаете.

(Пауза.)

Тронд

Огня немного взять…

Хульда

(злобно)

Оставь меня!

(Пауза.)

Тронд

(стоит как бы чего-то ожидая)

Так, стало быть, огня

Со всех сторон подбросить…

Хульда

(в сторону)

Дьявол!

(Громко.)

Да!

Тронд

(медленно и подчеркнуто)

Таков конец любой исландской саги.


ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Хульда, одна, садится на стул, через некоторое время встает и выходя говорит.


Хульда

И он мне изменил!


ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

Гуннар входит.


Гуннар

Прелестный вечер, звездный и безмолвный!

Хотел бы я теперь быть вместе с Тордис!

(Ходит, напевая.)

Идти в такую даль, чтобы сказать

Одно словечко «Сванхильд»! Что же делать?

Коль Тордис просит, надобно исполнить.

(Опять поет.)

Наш славный Нильс Финн прогуляться пошел,

Да лыж подходящих нигде не нашел.

Дело дрянь! — кличут снизу.

И все же Нильс Финн отправляется в путь.

«Оставь меня, тролль, дай ты мне отдохнуть!»

Ха-ха-ха! — кличут снизу.

Нильс палкой взмахнул и увидел вдали

Нечистого, вставшего в снежной пыли.

Хи-ха-хо! — кличут снизу.

Одну из-под снега он лыжу достал,—

Другая увязла — он навзничь упал.

Выручай! — кличут снизу.

Хотел из-под снега он лыжи извлечь,—

Рванулся — и в снег провалился до плеч.

Вот он как! — кличут снизу.

Ель стала смеяться, береза плясать,

А было их сотен, пожалуй что, пять.

Разумей! — кличут снизу.

И скалы покрылись от хохота льдом.

Стал Нильс бушевать — все пошло ходуном.

Берегись! — кличут снизу.

И рухнуло небо, и льды разошлись,

А Нильсу казалось — он поднялся ввысь.

Вот и все! — кличут снизу.

Застрявшие лыжи искали его,

Да что там найдешь, коли нет ничего.

Где же Нильс? — кличут снизу.

(Говорит.)

Ну, вот и он.


ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

Гуннар, Эйольф.


Эйольф

(неуверенно входит)

Зачем народ собрался? Что им надо?

(Быстро подходит к Гуннару.)

Ты здесь? Что там за люди во дворе?

Гуннар

Почем я знаю — может быть, твои.

Эйольф

Ты что? Они мне вовсе ни к чему.

Гуннар

Тебе знать лучше.

Эйольф

Кто тебя прислал?

Гуннар

Тот, кто привык быть честным.

Эйольф

Что такое?

Гуннар

Коль будешь спрашивать, как надлежит,

Тогда получишь вежливый ответ.

Эйольф

Прикажешь, что ли, броситься в объятья

Тому, кто за тобой следит с мечом?

Гуннар

А что замыслил ты? С чего бы слежки

Тебе бояться?

Эйольф

Знаешь, я замыслил

Тебя спровадить.

Гуннар

А затем решил

Последовать за мной?

Эйольф

Ты что-то дерзок!

Гуннар

Я исполняю то, что мне велели.

Эйольф

На бой меня сегодня, что ли, вызвать?

Гуннар

Напротив, уберечь тебя от боя.

Эйольф

Задача очень странная.

Гуннар

Зависит

Лишь от тебя ее успех.

Эйольф

(немного помолчав)

Так кто же

Тебя послал?

Гуннар

Ну, коли ты спросил,

Могу ответить —

(небольшая пауза)

Сванхильд.

Эйольф

Боже мой!

Гуннар

Вот Хульда!


ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ

Те же, Хульда.


Хульда

Добрый вечер!

Гуннар

Добрый вечер!

Хульда

В столь поздний час дружинники вне дома?

Гуннар

Так вышло.

Хульда

Славный вечер для прогулок.

Гуннар

Ага!

Хульда

Что привело тебя сюда?

Гуннар

Пустяк

Хульда

Тебя как звать?

Гуннар

Я Гуннар Тордсон.

Хульда

Ты, верно, к Тордис? Но она как будто

Уже ушла.

Гуннар

Я знаю.

Хульда

Значит знаешь,

Что делать дальше!

Гуннар

(Эйольфу)

Эйольф, ты идешь?

Эйольф не отвечает.

Хульда

(Эйольфу)

Он у тебя спросил. Ты слышишь, Эйольф?

Эйольф

Я вскорости приду.

Гуннар

Тогда прощай!

Эйольф

(нерешительно)

Постой... Сперва поговорить бы надо...

(Тише.)

Ты выйди на минутку.

Гуннар

Нет охоты

Сражаться с пьяными, их полон двор.

Эйольф

Сражаться с ними надо?

Гуннар

Как ты думал?

Что здесь им нужно? Кто они такие?

Оба глядят на Хульду.

Хульда

О чем вы говорите, я не знаю,

Эйольф

Внизу полно людей...

Гуннар

...вооруженных!

Хульда

А вам-то что? Иль вам они враги?

Чего бояться?

(Короткая пауза,)

Гуннар

Ладно. Я иду.

Эйольф

Меня не ждешь?

Гуннар

Коль ты решил идти,

Идем немедля.

(Короткая пауза.)

Эйольф

Не могу.

Гуннар

Отлично! Тогда простимся, Эйольф.

(Уходит.)

Эйольф

(ему вслед)

Погоди!


ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ

Хульда, Эйольф.


Эйольф

Что там за шум?.. Что? Запирают дверь?

Хульда

Кто станет запирать ее?

Эйольф

Не знаю.

(Подходит к двери.)

Да, заперта.

(Идет обратно.)

Мне это не по вкусу.

Хульда

Чего ты испугался? Не меня ли?

Эйольф

Сюда явился я по доброй воле,

И если захочу, уйду отсюда.

Для нас обоих это будет лучше.

Хульда

Заторопился ты! Сейчас пойдешь?

Эйольф

Сейчас или потом, там будет видно,

Но только дверь должна стоять открытой.

Хульда

Испуг твой странный — новость для меня.

Страшился ль ты когда под кровом Хульды?

Эйольф

(стоит молча)

Досель ни разу… Ныне взор твой мрачен.

Хульда

Захочешь — он еще мрачнее станет.

Эйольф

С тобой мне страшно.

(Подходит к другой двери.)

Тоже заперта.

В чем дело, Хульда?

Хульда

(твердо)

Сам себя спроси.

Эйольф

(долго глядит на нее, не говоря ни слова)

Будь дверь открыта, я б ушел немедля.

Хульда

(приблизившись)

Ты не уйдешь, и мы поговорим.

Эйольф

(про себя)

Я чувствовал недоброе.

Хульда

Садись!

Эйольф

Ты знаешь обо всем?

Хульда

Ты сомневался?

Эйольф

(неожиданно догадавшись)

Под покрывалом там…

Хульда

Я там была.

(Эйольф садится.)

(Пододвигает к нему стул; садится.)

Мы сиживали так. Но с той поры

Немало утекло воды. Сегодня

Свести осталось счеты.

Эйольф

Подожди!..

Хульда

К тебе взывает кто-то, слышишь?

Эйольф

Верно!

Хульда

Обдумай хорошенько, что творится

В твоей душе.

Эйольф

На это нужно время.

Хульда

Ты узришь свет — тебя он ослепит!

Эйольф

Но нынче я пришел?

Хульда

Пришел проститься.

Эйольф

Ведь я пришел!

Хульда

Но для чего пришел?

Эйольф

Пришел затем... Сперва скажи сама, —

Увидим, совпадут ли наши речи!

Хульда

Давно подметил ты, что в этом доме

Все меньше обитателей. Сегодня

Остались в нем лишь мы с тобой одни.

Эйольф

Тянуть не надо! Говори как есть.

Теперь намерен с этим я покончить.

Хульда

Сперва представь, что станется со мной

После того, как ты меня оставишь.

(Пауза.)

Взгляни на меч, на щит и на копье,

Поблескивающие в лунном свете.

За этой дверью комната. Она

Теперь пуста. Однако в ней живут.

Там обитают Аслака сыны.

Сюда ко мне являлся ты. Здесь живы

Воспоминания о наших встречах.

И хочешь ты, чтоб здесь я жить осталась?

Эйольф

Нет, нет!

Хульда

Исландию мы поминали.

Когда б теперь туда я устремилась,

Я уподобилась бы той несчастной,

Что устремилась на целебный остров,

Когда болезнь была уже смертельна.

Эйольф

Понятно мне, к чему ты клонишь! Дальше!

Хульда

(встает)

И есть еще одно: ты должен будешь

Отныне обо мне не думать!

Эйольф

Хульда!

Хульда

Молчи! Любовь была для нас не шуткой

И не игрой. Еще в ней было что-то.

Я никла здесь, как тень, и, встретясь с жизнью,

Я от нее, как от земли луна,

Могла ли оторваться? Эти ночи

Тебе достались. Ты про них забыл?

Эйольф

В них было сумрачное волшебство,

Заставившее позабыть о долге

И о людской молве. Они влекли,

Когда неистовствовала гроза,

И стрелы молний поражали насмерть, —

И нынче вечером я вновь забыл,

В чем я раскаивался нынче утром.

Но дальше, Хульда!

Хульда

Эти наши ночи

Связали нас безгласным договором

И возбудили ненависть и злобу

У окружающих. Но наша связь

Была столь тесной, что во мрак поверглось

Все, что вставать пыталось между нами.

Свиданья наши означали бегство

От прежних мук и одиноких тягот, —

Мы никогда назад не озирались.

Мгновенье было точно десять лет

Безоблачного счастья, и улыбка

Смягчала страхи за грядущий день,

Все с новой пробивавшиеся силой.

И вот настало утро!

Эйольф

(вскакивая)

Влечешь меня ты, Хульда, — и пугаешь!

Тебя кляну, — и плачу безутешно.

Два шага от тебя, что двадцать миль.

А сидя близ тебя, я попадаю

Под власть твоей болезненной любви.

Я только что стоял на корабле,

Уйти готовом в море. На огромных

Качался он волнах, и трепетали,

Еще не распустившись, паруса.

И я подумал: это жажда жизни

Моя таится здесь, в заливе темном.

Ночь наступает, ветер будет дуть,

Противиться не станем искушенью,

И пусть оно нас мчит судьбе навстречу.

Пускай здесь ждут и плачут, служат мессы,

Пускай меня епископ проклянет

За то, что я свои нарушил клятвы,

Пусть каждый шаг мой… Все равно я еду!

Хочу быть вольным!

И поднять свой парус!

Так поступал весь род мой, с той поры,

Когда ему дал Харальд земли в дар,

Когда он Эрику служил, когда

При Свалдере избегнул пораженья,

При Стиклестаде пал, воспрянул в Лессе,

Чтоб воссиять у Хокона в чертогах.

Корабль сгнивает, стоя на причале,

Скорее в море! Я пришел оттуда,

Где мужество я обретал в боях.

Здесь в духоте, под пение псалмов,

Мне жизни нет. Валькирией бесстрашной

Ты, черноокая, взойдешь на мой корабль,

Расправит крылья он и вдаль помчится,

Туда, где вороны кричат пред битвой:

Там счастье ждет меня! Скорей туда!

Отныне внемлю своему лишь сердцу, —

(Ударяет себя в грудь.)

Здесь сага рода моего — прочту

Я эти руны прежде чем погибну!

Хульда

Достоин ты любви, достоин смерти.

Эйольф

От этих нескончаемых борений

Я трусом становлюсь, теряю силы

И безрассудно изменяю клятвам.

Мне надобно с собою совладать.

Померк мой взор, и сердце словно сжалось,

И даль туманами заволокло.

Мне душно! — На море скорей! Там вольно!

Лишь о великом повествуют бури,

И вечность прячется в морских зыбях,

Где небеса безмолвствуют, роняя

Косые тени черных облаков.

Там я сумею жить, как пожелаю.

Придется дать ответ, — так камнем в воду! —

И кончено. Идем туда со мной,

О женщина, не знающая страха,

И спой такую свадебную песнь,

Которая любви твоей безмерной

Была б достойна. Песню спой о том,

Что вкруг тебя свершилось. Пусть победный

Сольется голос твой с громами битвы.

(Пауза.)

Хульда

Достоин ты любви, достоин смерти.

Эйольф

(испуганно)

Что там за белый призрак?

Хульда

Ты не знаешь? В нем, как в воде недвижной, отразилось

То, что таишь ты в глубине души.

Эйольф

Но что же, Хульда?

Хульда

Ты боишься смерти.

Эйольф

Ты смеешь это мне сказать?

Хульда

Спешишь

Ты бой начать, чтоб от нее сокрыться,

Ты хочешь криком заглушить свой страх,

Но выстоять спокойно ты не в силах.

Эйольф

Я прочь стремлюсь, чтоб дело порешить.

Хульда

Ты здешние грехи там не искупишь!

Эйольф

Но если ты последуешь за мной?

Хульда

Пусть даже так, еще ведь остается...

Эйольф

От этого я и хочу уйти.

Хульда

Но прежде должен ты освободиться.

Эйольф

Я не могу... всему ведь есть предел.

Хульда

(все резче)

Ты дал мне руку, ей ты дал другую...

Попробуй-ка теперь свести их вместе!

Эйольф

Мне страшно, Хульда!

Хульда

Страх! Тебе он ведом?

(Медленно.)

Еще одно — ты, может быть, не помнишь,

Так я напомню: ты мне изменил!

Эйольф

(отстраняется)

Меня своим ты убиваешь взглядом!

Хульда

(горячо)

Живи хоть сотню лет, ты не постигнешь,

Как я тебя люблю. Мои страданья, —

Их жизнью не искупишь, — значит, Эйольф…

(Останавливается.)

Эйольф

Что ж ты молчишь, так хорошо начав?

Хульда

(кричит)

Оставь меня, — коли ты только можешь!

Я знала, видя облик твой могучий,

Что в силах ты поднять меня высоко,

И я, клянусь землей и небесами,

Душой и телом за тебя держалась.

Но если ты поднять меня не в силах,

То сгинешь сам.

Эйольф

(отступая, спокойно)

Не знал я прежде страха,

Встречая смерть, — но женская рука...

(Берется за меч.)

Хульда

(смеясь)

Не бойся, будем жить, коль пожелаешь.

Взойди на быстроходный свой корабль

И отплыви от шхеры, на которой

Оставил ты меня, — ты не уйдешь

На нем от тех страданий и несчастий,

Что на тебя обрушились сегодня

И по морю помчатся за тобой.

Эйольф

Воистину! Чего ж ты хочешь, Хульда?

Хульда

Так ты опять желаешь поразмыслить?

Тебя сгубили эти размышленья!

Я должное тебе хочу воздать, —

И вправду; ты хотел бежать отсюда,

Не зная места, где бы здесь могла

Любовь укрыться наша. С давних пор,

С тех пор как мы знакомы, мы искали

Всего лишь места для своей любви.

Чем дольше мы искали, тем труднее

Нам было отыскать… Теперь остался

Миг времени у нас — и этот дом.

(Пауза.)

Эйольф

(пошатываясь)

Я задыхаюсь, Хульда; это пламя...

Хульда

Всего только огонь моей любви.

Не двигаясь глядят друг на друга.


ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ

Те же, Арнэ (в красном плаще).

Высокое пламя врывается внутрь.


Арнэ

(в дверях)

Ну, Хульда, выходи!

Хульда

Нет! Я останусь.

Мой Эйольф?..

(Обнимает его.)


Занавес быстро падает.

Примечания

1

Хевдинг — член знатного рода (у древних скандинавов).

(обратно)

2

Кальмарская уния — состоявшееся 20 июля 1397 г. в шведском городе Кальмаре объединение трех скандинавских государств (Дании, Швеции и Норвегии) под властью единого короля при политическом главенстве Дании».

(обратно)

3

В средние века в германских языках вельскими назывались романские народы (французы, итальянцы и т. д.). Здесь, по всей вероятности, имеются в виду французские рыцарские романы, которые на рубеже XIV в. стали известны в Скандинавии.

(обратно)

Оглавление

  • Бьёрнстьерне Бьёрнсон. ХУЛЬДА-ХРОМОНОЖКА