Ошибки в формуле любви (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Дарья Лаврова Ошибка в формуле любви

Глава 1 Ваш заказ принят

Кареглазый красавец с длинной темной челкой, спадающей на лоб, возил ложкой в тарелке с манной кашей и задумчиво смотрел на меня из-под длинных ресниц. Поймал мой взгляд, опустил глаза, улыбнулся. Начинающий сердцеед, блин.

— Ешь быстрее, через пять минут выходим, — сказала я, допивая кофе. На часах без пяти восемь. Если выйдем вовремя, то не опоздаем.

Он вздохнул и продолжил месить кашу в тарелке. Причем интересно так месит — собрал все остатки у бортика и теперь пытается уместить их в ложку. Наверное, чтобы сразу все съесть и не растягивать удовольствие. Хотя какое там удовольствие от манной каши?

Красавца зовут Гошей, ему семь лет, и он мой племянник, с которым я вынуждена сидеть почти круглосуточно. Похоже, это надолго.

Гоша тем временем собрал кашу в ложку, но не спешил отправлять ее в рот. Правой рукой он держал ложку за ручку, а левой — аккуратно оттягивал ее назад, как бы прицеливаясь.

— Что ты хочешь сделать? — спросила я, начиная волноваться. Не пришлось бы кухню отмывать вечером. — Что бы ты ни задумал, лучше этого не делай.

Гоша сделал хитрую морду и ничего не ответил. Вместо этого он убрал левую руку, и в следующую секунду теплые комки каши оказались у меня в волосах.

— Ах ты гад! — закричала я, но хохочущий Гоша был уже далеко от кухни. — Поймаю — убью дебила!

Похоже, сегодняшний день не станет исключением из правил, и я снова опоздаю на первый урок.

Казалось бы, живу ближе всех из класса, до школы три минуты добежать, можно просыпаться в восемь и никуда не спешить. Так нет! Каждый день случается какая-нибудь непредсказуемая фигня, которая рушит все мои утренние планы.

То будильник не прозвенит вовремя, то каша подгорит на кухне, то оболью чаем джинсы и надо переодеваться. Я очень неуклюжая. А тут и Гоша еще. У него ужасный характер и очень занятые родители, так что с ним сложно. Утром нужно его накормить, одеть и бежать вместе в школу. Можно сказать, чаще всего я опаздываю к первому уроку именно из-за Гоши и его утренних выкрутасов. Вот, например, как сегодня с манной кашей…

Месяц назад я приехала из города Вятки. Точнее, родители собрали меня и отправили в Москву к старшему брату. Хотели, чтобы я закончила школу именно в Москве и поступила в хороший институт. Наверное, потому, что старшая сестра Лиза не оправдала их ожиданий и вернулась домой, едва получив диплом в прошлом году. Но это совсем другая история.

Брат Олег старше меня на десять лет. У него уже есть жена Эльза, мать Гоши. Олега и Эльзу я редко вижу, потому что они работают по двадцать часов в сутки. Квартиру, наверное, новую купить хотят.

Когда я просыпаюсь, их уже и след простыл. Так что общаюсь я только с Гошей. Утром мы опаздываем в школу, в пять я забираю его с продленки, где он делает уроки, веду домой, кормлю, а потом он засыпает под каких-нибудь «Лунтиков» или «Телепузиков», так и не дождавшись возвращения родителей.

Иногда я думаю, что меня сюда прислали не для того, чтобы я получала образование, а для того, чтобы нянчилась с Гошей. Да, у папы отличное чувство юмора. Дело в том, что меня раздражают маленькие дети, а они, наоборот, любят меня почему-то, лезут ко мне, улыбаются, в глаза заглядывают, смеются… Наверное, потому, что я с ними не сюсюкаю.

Но, как показал опыт, за месяц я привыкла к постоянному присутствию Гоши и научилась уживаться с ним на одной территории.

Недавно я поняла, что мы с Гошей очень похожи. До нас никому нет дела. Но я-то ладно, большая уже, шестнадцать лет почти, а он мелкий совсем. Кажется, мне его жалко… даже несмотря на эти фокусы с кашей.

Пришлось заново мыть голову и сушить волосы. Не пойдешь ведь в школу с мокрыми волосами? Краситься не буду, времени нет. Из дома мы вышли в то время, когда мне уже нужно было сидеть в классе на первом этаже и думать о химических реакциях.

С такими вот мыслями я взлетела на школьное крыльцо и через секунду оказалась внутри. Зеленые цифры электронных часов показывали без пятнадцати девять. Опоздала на пятнадцать минут.

Первый урок — химия. Сейчас начнется — Гусева живет ближе всех, но постоянно опаздывает на половину урока!

И что мне им отвечать на это? Не скажешь ведь, что злодей-племянник пульнул в меня манной кашей, которую я сама же ему сварила? Может, притвориться больной, мол, плохо себя чувствую, но жажда знаний не дает мне сидеть дома? Нет, это уже было. Остается универсальный дурацкий ответ — так получилось.

Не успела я дойти до кабинета, как перед моим носом выскочил наш химик Адольф Семенович с журналом в руке.

— Гусева, ты пропустила три урока на прошлой неделе, — начал он. — И проверочную работу. В конце четверти я тебе даже «кол» просто так не поставлю. Его еще заработать надо.

Я смотрела на его густые усы и равнодушно кивала. С ним лучше соглашаться, чем спорить. Да, пропустила три урока — две биологии и одну химию, потому что болела. Справки нет. А что, мне из-за обычного насморка в поликлинику идти нужно было?

— Иди в класс, — закончил он. — Хотя я уже отметил, что тебя нет.

— Подождите, — женский дребезжащий голос с другой стороны.

Это Ольга Николаевна, ведет у нас экономику. Говорят, у них с Адольфом роман. Бонни и Клайд, блин. Так что с ними лучше не ссориться и не прогуливать их занятия.

— Маша, почему на экономику не ходишь? — спросила она. — Я не знаю, как ты будешь писать контрольную.

— Да, Ольга Николаевна, — поддержал ее Адольф. — Эта девочка совсем совесть потеряла. Хочешь со справкой одиннадцатый класс закончить?

— Нет, — ответила я. — Я все напишу.

— Напишет она, — усмехнулся он. — Посмотрим.

— Маша, задумайся, — вздохнула Ольга Николаевна.

Я прошла в класс и села за последнюю парту.

Когда я узнала, что придется доучиваться в новой школе, то сначала жутко расстроилась. Слышала много рассказов о том, как не любят «новеньких», как над ними издеваются, смеются и все такое.

Мне повезло. Новый класс встретил меня спокойно. Скорее даже равнодушно. Никто не прикопается к тебе, если сама не захочешь. Я и не хотела. Достаточно было того, что в первую неделю подружилась с Катькой. Мы вместе сидели за последней партой.

— Сегодня после третьего урока сбегаю, — прошептала она мне на ухо. — Ты со мной?

— Не знаю, на меня Адольф и Ольга только что наехали.

— Да забей, они на всех наезжают. Стиль общения у них такой.

— Да?

— Все нормально будет.

— Куда пойдем?

— По магазинам шляться, — ответила Катя. — У меня завтра туса. Я же не могу два раза надевать одно и то же. Представляешь, полный шкаф — и совсем нечего надеть!

— Представляю. Так все серьезно?

— Ага! Очень.

— А что за туса?

— Потом расскажу.

В класс вернулся Адольф и сказал:

— Я вам обещаю, что на контрольной будет жарко!

Казалось, ко мне это относилось в большей степени, чем ко всем. Очень уж выразительно Адольф смотрел на меня в этот момент. Он бы, может, и продолжил свою речь, но вдруг откуда-то донесся припев «Never let you go» Димы Билана. Чей-то мобильник, наверное.

Адольф достал телефон, посмотрел на экран и снова вышел за дверь. Одноклассники тем временем тихо сползали под стол со смеху. Все, кроме меня.

Три года назад мне приснился Дима Билан. У меня так раньше часто бывало — приснится вдруг какой-нибудь парень, а потом думаешь о нем целую неделю, и ощущение при этом такое, будто влюбилась, но еще более странное.

В это время девчонки уже вовсю влюблялись и встречались с парнями. Каждый целованный парень заносился в секретный список и учитывался. Мне подруги об этом рассказывали.

Как только у девчонки появлялся парень, она сразу становилась увереннее. Высшим классом было — давать поучительные советы одиноким подружкам и относиться к ним снисходительно.

Иногда это очень бесило. Всех, кроме меня. Потому что у меня другой случай и другие цели.

Я приходила из школы и целыми вечерами смотрела одни и те же клипы Димы, слушала диски, покупала каждый журнал, в котором была хоть маленькая заметка о нем. А уж если попадется плакат, то счастья хватит недели на две точно!

Плакаты я вешала на стены. В моей комнате даже дверь была полностью ими обклеена. Я просыпалась и видела карие глаза Димы — что могло быть лучше?!

Про себя я смеялась над своими подругами, которые встречались с реальными парнями. Я просто не понимала, как можно встречаться с обычным парнем. Не понимала, как можно в него влюбиться. Эти мальчики, школьники, ровесники — они совсем обычные, это ведь неинтересно! Я считала, что моим избранником может быть только известный человек. Такой, как Дима Билан.

Других вариантов своего будущего я даже не рассматривала. Я не знала, как мы с ним познакомимся и как будут развиваться наши отношения, но слышала, что если очень много об этом думать и верить, то все обязательно сбудется. Так я и делала.

Подругам ничего не рассказывала — засмеют. Родители знали, и, конечно, смеялись, но по-доброму. Бывает, мол, такое у подростков. Пройдет, когда у Маши мальчик появится. А мальчики не спешили появляться. Я их не ждала. Даже не задумывалась о том, нравлюсь ли я им в принципе.

В конце августа диски, вырезки и плакаты переехали в Москву вместе со мной и поселились в небольшой комнате, которую выделил мне брат. Разрешил делать все, что хочу. Я повесила часть плакатов, и стало почти как дома.

В первый день Гоша испортил две большие фотографии, разрисовав их черным фломастером.

После этого случая я полюбила Диму еще сильнее.

— Кать, как ты думаешь, Диме понравится эта кофта? — спросила я Катю, притащив в примерочную блузку без рукавов. На желтом фоне порхали розовые бабочки.

— Маш, ну что ты такое несешь? — Катя взглянула на кофту уничтожающим взглядом.

— Тебе не нравится? А по-моему, прикольная.

— Да нет, кофта хорошая. Но, Маш, ты уже большая девочка. Таких глупостей лучше не говорить вслух.

— Это не глупости, — ответила я. — Думаю, у меня все серьезно.

— У тебя будет нормальный молодой человек, а о Диме ты забудешь быстрее, чем заметишь это.

— Так не бывает, — пыталась спорить я.

— Бывает, — засмеялась Катя. — Я знаю, что нужно сделать. Кстати, ты покупаешь эту блузку?

— Да нет, я что-то передумала.

— Тогда я ее возьму, — улыбнулась она. — Ты сегодня вечером что делаешь?

— Заберу Гошу с продленки, а потом домой.

— Приду к тебе в шесть. Хорошо?

— Давай.

* * *

Мы договорились, что Катя придет ко мне вечером. Это замечательно. Будет нескучно. Я успела забрать Гошу, накормить его ужином и усадить за PSP. Пусть играет.

Катя пришла точно в шесть.

— Какое сегодня число? Я забыла.

— Двадцать пятое.

— Отлично.

— Почему?

— Это благоприятный день.

— Для чего? Что мы будем делать?

— Не мы будем, а ты будешь, — поправила меня Катя. — Будешь писать заявку на парня своей мечты. Бумага и ручка у тебя, надеюсь, есть?

— Ну есть, — пожала плечами я. — То есть у меня уже есть парень мечты. Зачем мне кто-то еще?

— Ну-у… — задумалась Катя, осознав, что спорить со мной сейчас себе дороже. — Чтобы был запасной вариант, например. Один парень мечты хорошо, а двое — еще круче.

— И что нужно делать?

Я взяла лист бумаги с ручкой и устроилась на ковре рядом с Катькой. Из соседней комнаты непрерывно доносилось «пдыщ-пдыщ-пдыщ» и победные крики Гоши. Наверное, замочил очередного монстра или плохого парня.

— Раздели лист на четыре части.

Возвращаться за линейкой было лень. Я начертила от руки три линии. Получилось довольно криво, но ничего, сойдет.

— Ну? — недовольно протянула я.

— Тихо там! — ответила мне Катя. — Спасибо еще потом скажешь. В первой колонке пиши любые качества, которые хочешь видеть в своем парне. Можно писать абсолютно все. Даже рост, вес, где живет и чем занимается.

— Ух ты! — обрадовалась я и принялась описывать Диму во всех подробностях.

— Да подожди ты, — влезла Катя. — Есть одно условие. Точнее, даже два. Нельзя употреблять частицу «не».

— А второе?

— Это не должен быть конкретный человек, просто образ парня. Понимаешь?

— Ага… — вздохнула я. — Катька, блин, весь кайф обломала.

— Да не переживай ты так, — успокаивала она. — Он вполне может походить на Билана, но не быть им. Так лучше?

— Ну не знаю.

— Ладно, пиши.

Я вспоминала, сочиняла, думала и записывала. Получалось, что парень моей мечты должен быть среднего роста, худым, кареглазым брюнетом. Волосы должны быть длинными, до плеч, стильно стрижены. Еще было бы здорово, если бы он иногда носил бороду, короткую, но тоже стильную. Он должен быть веселым, общительным и добрым. И чтобы умел петь! Вот, пожалуй, и все.

— Готово, — сказала я.

— Во второй колонке пиши то, с чем ты никогда не будешь мириться. Самые-самые ужасные недостатки парня, которые только могут быть.

Вряд ли я прощу грубость. Будет ужасно, если он не любит животных. Что еще придумать? Блин. Больше ничего не лезет в голову.

— В третьей напиши недостатки, с которыми готова мириться.

— А зачем писать недостатки? — не поняла я. — Пусть будет идеальным.

— Так не бывает, — сказала Катя. — Положительные качества должны хотя бы немного уравновешиваться отрицательными.

— Ну это нечестно.

— Да все честно, — засмеялась Катя. — Ты же все равно будешь его любить, несмотря на мелкие изъяны.

— Это еще неизвестно, — отозвалась я и начала записывать.

Пожалуй, я смирюсь с тем, что он будет проводить со мной не очень много времени. Что у него не будет супермодных шмоток. Кубики пресса — тоже не самое главное. Мне они, кстати, не очень-то и нравятся.

— Пиши подробнее, — приговаривала Катя. — Не упускай мелочей, а то потом обидно будет. А в четвертой тебе нужно описать себя. Какая ты? Опиши себя, только глазами парня своей мечты.

Четвертая колонка оказалась самой простой. Что там сложного-то? Себя описать. Через полтора часа все было готово.

— А теперь что?

— Теперь положи лист в конверт, спрячь куда-нибудь и забудь о нем.

— Как так забыть?

— А вот так. Твоя заявка уже работает. Жди чудес и необычных событий. Возможно, скоро в твоей жизни появится реальный парень, с которым ты будешь счастлива.

Я с недоверием отнеслась к предсказаниям Кати. Думаю, раз никто до сих пор не появился, то и потом вряд ли появится.

— У тебя ведь был когда-нибудь парень? — спросила Катя.

— Нет.

— Что, даже не целовалась ни разу?

— Нет.

— И тебе никто никогда не нравился?

— Знаешь, наверное, нет. В четвертом классе не считается.

— Понятно, — вздохнула Катя, а потом, подумав, спросила: — Завтра что делаешь?

— С утра курсы, в четыре заканчиваются, а после я свободна.

— Как раз в пять дома будешь. Приходи к моему подъезду, наша туса там собирается. Прикольные ребята. Потом пойдем куда-нибудь. Придешь?

— Ты хочешь меня с кем-то познакомить? — начала догадываться я.

— Просто пообщаться, — ответила Катя. — Чего дома сидеть в субботу вечером? В твоей ситуации нужно проводить свободное время с пользой. Гулять, развлекаться, ну сама знаешь. Короче, я не настаиваю. Захочешь погулять, звони.

— Я подумаю, — сказала я.

— А когда придут мама с папой? — спросил Гоша, внезапно появившись в дверях моей комнаты. После виртуальной схватки с нехорошими инопланетными парнями волосы были взъерошены, а сам Гоша выглядел уставшим. Он зевал и тер глаз правым кулаком.

— Как обычно, в девять, — ответила я. — Ты же сам знаешь.

Гоша ничего не ответил и ушел к себе.

— А он у тебя красивый… — сказала Катя. — Бедные-бедные девочки… Интересно, сколько четырнадцатилетних сердец будет безжалостно разбито им через семь лет?

Глава 2 Фанаты

Я долго думала, идти гулять с компанией Кати или нет, и решила, что она права. Свободное время для меня — большая редкость сейчас. Нужно знакомиться, общаться и весело проводить выходные, тем более друзей у меня в Москве почти не было. За месяц они просто не успели появиться.

В шесть вечера мы встретились у подъезда и стали ждать остальных.

— А что за компания у тебя? — спросила я.

— На самом деле фигня полная, — тихо призналась Катя. — Прихожу к ним только потому, что мне там парень один нравится, и так — чисто поржать. Есть, может, два-три нормальных человека, а остальные… — Катька махнула рукой. — Потерянные для общества люди.

— Чем они занимаются?

— Они фанаты музыки девяностых, — ответила Катя. — Мы с тобой тогда еще пешком под стол ходили. Они немного старше нас, ты не пугайся. Мне там парень один нравится, Сашей зовут. Так он, представляешь, в Жанну Фриске влюблен. Серьезно! Вы бы с ним нашли общий язык. Еще девчонка… она от рыжего из «Иванушек» без ума, уже лет десять, наверное. Думаю, ты впишешься в компанию.

— Ну, спасибо, — ответила я.

Никто нас не понимает. Катя так пренебрежительно говорит о фанатах, так брезгливо и категорично, что даже противно. Что она может знать о наших чувствах, переживаниях и мечтах? Ничего! Она ведь никогда не была влюблена так, как мы. Так что не надо судить. Не знаешь — молчи.

Эти люди, которых я еще не знала, уже заочно вызывали у меня симпатию. Хоть они и не фанаты Димы Билана, но мы с ними, можно сказать, из одной песочницы, так что легко поймем друг друга.

Первым подошел Саша — тощий парень, чуть выше Кати. Равнодушный и молчаливый.

— Саш, это Маша, моя подруга, — представила меня Катя. — Маша, это Саша, будущий муж Жанны Фриске.

— Привет, — еле сдерживая смех, ответила я. — Очень приятно.

Саша хмуро кивнул, ничего не сказав. Кажется, не нужно было так смеяться над Катькиной шуткой. По себе знаю, как больно иногда слышать такие вещи. Может, извиниться?

— Кать, зачем ты так? — спросила я на ухо. — Так будет только хуже.

— А по-моему, смешно получилось, — улыбнулась она, оглядываясь на хмурого Сашу. — Ты-то откуда знаешь?

— Я бы тоже обиделась, наверное, на его месте…

Еще я хотела сказать Кате, что ей будет сложно «отбить Сашу у Жанны Фриске», но не успела, потому что к нам подошли еще несколько ребят и девушек. Катя представила меня всем по очереди. Я плохо запомнила, как их зовут.

Вот, например, очень толстый парень в белой бейсболке и джинсах на подтяжках. Катя сказала, что он диджей в каком-то небольшом клубе в нашем районе. Еще он очень смешно кривляется. Любит группу «Блестящие».

На скамейке устроилась девушка с короткой стрижкой. У нее низкий голос, и вообще она очень похожа на мальчика. Ее зовут Марина, а кого она любит, я не запомнила.

Рядом с ней девочка во всем розовом. Розовая куртка, розовые джинсы, розовая сумка и розовые кроссовки. Даже обложки трех фотоальбомов, которые она с собой притащила, были розовыми. Девушку зовут Юля. Катя сказала, что ей немного за двадцать, и вообще уже замуж давно пора. Странно! Юля выглядит на четырнадцать, а если выходить замуж, то только за рыжего из «Иванушек».

К семи вечера собралось около десяти человек. Все уже давно знали друг друга и общались между собой. Я не знала, как привлечь к себе внимание и к какой группе примкнуть, поэтому просто ходила, смотрела и внимательно слушала.

— А ты кого любишь? — спросила меня Юля, оказавшись вдруг рядом со мной. — Пойдем к нам, чего ты тут слоняешься.

— Диму Билана, — ответила я, устроившись на скамейке между Юлей и Мариной. — Уже три года почти.

— Ой, это еще мало, — улыбнулась Юля. — Вот я люблю рыжего уже десять лет. Все о нем знаю. Он самый лучший. Нормальных парней совсем не осталось!

— Это точно, — поддержала я. — Совсем смотреть не на кого.

Юля очень общительная. Она мне нравится. Кажется, я уже нашла здесь родственную душу.

— Могу дать тебе несколько DVD со старыми концертами, — сказала она. — Очень классные. Хочешь посмотреть?

Если честно, я равнодушна к этим сорокалетним дядькам, скачущим по сцене и до сих пор называющим себя «Иванушками», но обижать новую подругу не хотелось, поэтому я взяла три диска и с улыбкой положила их себе в сумку. Может, посмотрю, если уж совсем скучно будет.

— А Билан тоже прикольный, — говорила Юля. — Мне нравится, как он прыгает. Я все повторить хотела, но че-то не получается. Интересно, как он это делает?

— Наверное, тренировался много, — ответила я. — У меня тоже пока не получается так прыгать.

Мы с Юлей так заболтались, что не заметили, как подошел еще один парень. Рыжие ботинки с грубой подошвой, джинсы… Я медленно подняла глаза.

— А тебя как зовут? — спросил он, даже не глядя на меня. В руке он держал мобильник и быстро набирал SMS.

— Маша, — растерялась я.

— Ясно, — ответил парень и тут же отошел в сторону.

Он был красивым. Хотя, может, это просто из-за того, что на улице уже темно. Я успела заметить, что у него карие глаза и длинные ресницы. Даже у девочек не всегда бывают такие и приходится их подкрашивать. Он шатен. И, кажется, у него красивая улыбка. Я не видела ее, но думаю, что так и есть.

— Кто это? — спросила Юлю.

— Это Илья, — сказала она. — Он здесь у нас за главного. Я иногда думаю, что все приходят сюда, только чтобы с ним пообщаться. А если Илья не придет, то никто и не соберется.

— А кого он любит? — снова спросила я. — Ну, ты поняла меня.

— Конечно! — улыбнулась Юля. — Он всех любит. Все подряд слушает.

— Сколько ему лет?

— Двадцать четыре, кажется. В следующем году аспирантуру закончит. Так, на чем я остановилась?

— На том, как Билан прикольно скачет в песне, где балерина из рояля вылезает.

— Да, точно, — вспомнила Юля. — Классно он это делает! А вот рыжий в девяносто восьмом году…

Мы с Юлей долго еще говорили, обсуждали любимых звезд, рассматривали фотографии и мечтали о будущих концертах. Она даже сказала, что сама бы влюбилась в Билана, если бы не любила так сильно рыжего.

Катя тем временем пыталась увлечь Сашу разговорами, но парень, казалось, очень скучал рядом с ней. Его больше привлекала блондинка с челкой и в белых брюках.

Девушка сидела на краю скамейки, ела мороженое из прозрачного стаканчика и ни с кем не общалась. Я знала, что она из нашей компании, но ее мне никто не представил. Не знаю, говорить ли об этом Кате? Ладно, сама разберется.

Я была так счастлива этим вечером, что не хотелось сильно заморачиваться на чужих отношениях. Главное, что я нашла единомышленников, которые меня понимают, и теперь мне уже не будет здесь так одиноко, как весь прошлый месяц. Это ведь так здорово — общаться, обсуждать, меняться дисками…

С Юлей мы проболтали до десяти вечера. Илья к нам больше не подходил, хотя несколько раз оборачивался и смотрел так насмешливо, что хотелось показать ему язык. Но я сдерживалась, хоть это и было сложно.

— Запиши мой телефон, — сказала Юля и продиктовала номер. — Можешь звонить в любое время.

— Хорошо, — ответила я и перезвонила ей, чтобы определился номер.

В этот момент к Юле подошел толстый диджей, обожатель «Блестящих» и, шутливо грозя пальцем, сказал:

— Дашь списать!

Потом поднял на меня глаза и натужно улыбнулся.

— Мы сейчас в центр едем. Поедешь с нами?

— Поздно уже, мне домой пора.

— Ну как хочешь… — не стал настаивать диджей.

В одиннадцать я попрощалась со всеми и ушла домой, а через полчаса уже лежала в кровати и видела сон.

Мне почему-то снился Илья. Наверное, именно поэтому он оказался первым, о ком я подумала, проснувшись утром в воскресенье. Я видела в этом что-то странное и совсем неправильное! Будто моя личная программа вдруг дала сбой или сделала ошибку.

В моменты пробуждения я всегда думала о Билане. Я видела его лицо и слышала его песни, обычно те, которые слушала последними перед сном. Я еще проснуться толком не успевала, а песни уже крутились в моей голове.

Да, я привыкла к этому. То, что произошло сегодня, было впервые.

В этом сложно было признаться, но я вспомнила Илью и поняла, что он мне понравился. Еще сложнее было признаться в этом Кате. Это значило отказаться от всех своих слов и убеждений, которых я придерживалась еще два дня назад.

Но самое сложное — это признать, что «заказ на парня мечты» сработал. Причем быстро. Всего за сутки! Да, Илья подходил под мое описание. Худой брюнет среднего роста, веселый и общительный. Не знаю, правда, умеет ли он петь. Хотя даже если и не умеет, я бы, наверное, с этим смирилась.

Надо срочно позвонить Катьке, обрадовать и поблагодарить ее. Я набрала номер. Катя ответила сразу.

— Ну что, как тебе вчерашняя туса?

— Ты знаешь, все просто супер! — ответила я. — Мне страшно понравилось! А вы часто так собираетесь?

— Каждые выходные. Нет, тебе что, серьезно понравилось?

— Да. Но самое важное не это…

— Ты меня пугаешь, — хихикнула Катя.

— Кажется, я влюбилась. Заявка на парня мечты подействовала!

— Ни фига себе! — удивилась она. — За один день?! Вот везет! У меня за три месяца, да и тот бракованный оказался, Жанну Фриске любит. Нужно было в заказе точнее писать, чтоб без странностей был. Ой, слушай, что я все говорю… Кто? Кому удалось растопить твое сердце? Надеюсь, это не Саша.

— Нееет, — протянула я. Мне хотелось, чтобы Катя помучилась немного в догадках, прежде чем я сообщу ей правильный ответ.

— Это уже хорошо, — облегченно вздохнула она. — Я даже не знаю, в кого там еще можно влюбиться! Все такие… странные.

— Это Илья, — тихо ответила я.

Катя молчала с полминуты, потом ответила:

— Только не это!

— Почему? — не поняла я. — У него есть девушка?

— Я не знаю. Понимаешь, он такой взрослый… такой красивый, обаятельный, но ты же совсем ничего о нем не знаешь! Мне кажется, он не пара тебе. Да, с ним прикольно общаться, но он как картинка. Смотреть приятно, но лучше не трогать. Мне так кажется… Нет, ты серьезно, что ли, влюбилась?

— Кажется, да, — вздохнула я. — Со второго взгляда. Вчера он мне не очень понравился, да мы и не общались с ним, а сегодня утром я вспомнила, и…

— Вот оно что, — сочувствовала Катя. — Не знаю даже, Маш, что тебе сказать. Самое лучшее, что ты можешь сделать, это забить на него, пока не наделала глупостей. Так всем будет лучше.

— Да, наверное, — неохотно согласилась я.

— Не расстраивайся. Ты же только в пятницу свой заказ отправила. Это совсем не значит, что больше тебе никто не понравится. Я сама стольких парней отшила, прежде чем Сашу нашла в тусовке! У тебя сейчас самое начало поисков. Смотри, сравнивай, знакомься. Вдруг появится кто-то лучше?

— Вероятно, ты права.

После этого разговора мне стало очень грустно. И с чего я вдруг решила, что смогу заинтересовать Илью, такого взрослого и самостоятельного парня? Наверное, Катя права, и нужно скорее забить на него и снова влюбиться в Билана — еще сильнее, чем раньше.

У этой любви был единственный плюс — в ней не было места разочарованиям. Я посмотрела на плакат, что висел на двери моей комнаты. Плакат в полный рост, он состоял из нескольких небольших плакатов, которые шесть номеров подряд печатали в популярном музыкальном журнале.

Надо было просто собрать их, как пазл. Начала собирать еще дома, а продолжила уже здесь, в Москве.

Подошла ближе, провела рукой по холодной глянцевой бумаге, встала на цыпочки, чтобы наши глаза — мои серо-зеленые и его — бумажно-карие — оказались на одном уровне. И ничего не почувствовала. Совсем ничего. Просто большое фото смазливого парня, и ничего больше.

Куда делись все чувства за одну ночь? Они ведь не могли уйти так быстро! Говорят, настоящие чувства длятся долго, и нужно много времени, чтобы они бесследно исчезли.

Значит, у меня к Билану было все несерьезно. Это открытие мне не очень нравилось. Я не могла понять в первую очередь себя! Как это могло случиться? Я обожала его три года, а разлюбила за один день.

У кого бы спросить? Я перезвонила Кате и рассказала о своих мыслях.

— Это можно как-нибудь объяснить?

— Все очень знакомо, — ответила Катя. — И совсем не странно. Переживания казались тебе значимыми, очень важными, но лишь до первых позитивных эмоций, связанных с другим парнем. Ты просто еще не научилась «переключаться». Очень полезно уметь это делать. Иногда это единственный способ выживания во время крушения любовных надежд. Запомни. Пригодится на будущее.

Глава 3 Химия

Утро понедельника началось с того, что на меня наехал Адольф Семенович, испортив настроение на целый день. Еще ни разу не было такого, чтобы он обратился ко мне и не отругал.

Да, ругает он меня, конечно, за дело. Пропустила четыре урока, притом что с химией у меня хуже, чем просто плохо. Я ее почти не понимаю — контрольную вон хуже всех в классе написала. Адольф сегодня так и объявил при всех:

— Гусева, этот вариант был у пяти человек в классе. С ним никто не справился. Но ваши решения были хуже всех! И еще вы единственная из класса не сдали первые пять задач из домашней проверочной работы. Делайте, что хотите, но знайте, что в любом случае я снижу вам за них оценку на два балла!

— Я тебе дам списать, — сказала Катька. — Не волнуйся, у меня черновик остался. За них мне пять поставили, так что там все правильно.

— Спасибо, — прошептала я в ответ.

Не знаю, что бы я делала, если бы не Катя. Даже двойку бы, наверное, не получила. В моем случае тройка будет лучшим подарком к концу первого полугодия, то есть к Новому году. Думаю вот теперь: как сказать об этом родителям? Вряд ли такой подарок обрадует их так же сильно, как меня.

После уроков Катя быстро собралась и ушла с двумя девчонками, не дожидаясь меня.

Первая — Наташка. Очень высокая, почти как модель. И очень красивая. Говорили, что лет до тринадцати она была самой грустной и задумчивой девочкой в классе. А потом вдруг подружилась с Кристиной, начала носить короткие юбки, много улыбаться и часто язвить.

Если честно, Кристинка мне нравится больше, чем Наташка. Хотя иногда они обе сильно меня раздражают своим отношением к Катьке. Она у них вроде третьей лишней, сидящей на скамейке запасных.

Что они делают, когда нужно списать геометрию или химию? Правильно, зовут Катюху.

В остальных же случаях, например, в обсуждениях симпатичных старшеклассников из соседней школы Катя участия не принимала.

Я на ее месте давно бы уже начала показывать комбинацию из трех пальцев в ответ на просьбу списать геометрию. В общем, обидно мне за нее, а Катя не обращает внимания, будто это правильно, будто так и надо.

Я стояла у окна в раздевалке и смотрела на улицу, неохотно надевая куртку и перчатки. Катя с подругами скрылись за поворотом. Я обернулась и чуть не столкнулась лбом с каким-то высоким парнем.

— Слушай, как ты думаешь, мне нормально в этой шапке? — спросил он, стянув с головы тонкую серую шапку в розовую полоску.

Парнем оказался мой одноклассник Гриша. У него смешная фамилия Грузд. В классе его так и зовут — Груздем.

— Нормальная шапка, — неуверенно ответила я, направляясь к двери.

Гриша не отставал от меня.

В классе его не любили. Сначала я подумала, это все потому, что он ботан — учится лучше всех и никогда не дает списывать. Но позже выяснилось, что это не совсем так. У Гриши всегда были готовые правильные ответы и решения для всех контрольных и домашних работ.

Сам он почти ничего не делал, только создавал видимость. Носил строгий костюм, рубашку и галстук. Одним словом, выглядел очень представительно, несмотря на хмурое выражение лица.

Только вот что ему от меня надо?

— Я слышал, как на тебя Адольф наехал, — сказал Грузд, идя рядом со мной. — Не повезло. Ты ведь еще не сдавала ему задачи?

— Нет, — вздохнула я. — У меня даже условий нет. Я прочитала месяц назад и потеряла. Блин. Вообще ничего не понимаю в этой химии!

— Я тоже! — засмеялся он. — Чтобы получить хотя бы «три», тебе придется решить все. Знаешь об этом?

— То есть как это все?

— Все тридцать задач. Двадцать обычных и десять со звездочкой, повышенной сложности. Это не задачи, а жесть просто! У меня друг на химфаке учится и то с трудом их решает! Да, зря ты, конечно, пропустила столько уроков…

— Я болела.

— Да это понятно… — ответил Гриша и полез в свою сумку, потом протянул мне потрепанную тетрадь. — Вот, держи, здесь все задачи, уже проверены. Все правильно. Успеешь до среды переписать?

— Ну… я не знаю, — задумалась я.

— Хотя можно и к четвергу, — добавил Гриша.

— Да нет, ты не понял…

Я не знала, как лучше спросить. Не могла принять это. Что это было? Просто добрый жест, не требующий ничего взамен, или Гриша чего-то от меня хочет?

— Бери, переписывай и ни о чем не беспокойся.

— Но…

— Если захочешь меня отблагодарить, сходи со мной в караоке в пятницу вечером, — сказал Гриша. — Я не настаиваю. Просто обожаю петь… А ты?

— Иногда, — снова задумалась я.

Мы с Гришей попрощались у подъезда, и я поднялась к себе. Гриша брюнет, у него карие глаза, он худой и высокий. А еще он любит петь… Но он мне совсем не нравится как парень! Становится страшно. Эта заявка на парня мечты — она работает, серьезно работает…

Вечером я рассказала об этом Кате.

— Все идет по плану, — сказала она. — То, что он соответствует, но не нравится — это нормально. Заявке нужно время, чтобы разогнаться и начать нормально работать. Хотя и от Груздя может быть толк.

— Да, надеюсь, его тетрадь с задачами поможет мне…

— Да я не об этом!

— А о чем же еще?

— Это, конечно, вряд ли, но может случиться так, что благодаря Грише ты познакомишься со своим идеальным парнем. У одной моей подруги так было, да! Но это большая редкость, так что не думай об этом варианте, лучше жди появления новых парней!

— Ясно.

— Да-да, нужно всегда быть немного в поиске, — продолжала Катя. — Нужно, чтобы было из кого выбирать. Не повезет с одним, повезет с другим. Кстати, что ты там говорила мне про Илью? Наваждение еще не прошло?

За два дня я успела немного успокоиться на его счет. Впечатления и страсти утихли, и я снова обрела способность здраво мыслить. Только вот влюбиться заново в Диму Билана у меня не получалось. Не знаю, влюбилась я в Илью или нет, но точно знаю, что хочу увидеть его снова.

— Я не уверена, — сказала я.

— Вот и отлично, — обрадовалась Катя. — Значит, просто показалось.

— Наверное.

— Но на всякий случай нужно это проверить в субботу.

— Вот и проверим.

* * *

В пятницу мне пришлось отказаться от предложения Гриши пойти петь в караоке. Во-первых, я не успевала — нужно было забрать Гошу из школы и сидеть с ним до прихода Олега. Во-вторых, я просто не умела петь, а позориться не хотелось.

Чтобы не обижать Гришу и хоть как-то отблагодарить его за задачи по химии, я пригласила его в компанию фанатов, не особо надеясь, что он согласится прийти.

Однако Грузд очень обрадовался и в шесть вечера уже крутился у Катькиного подъезда, где обычно собиралась тусовка. Он охотно знакомился, пожимал руки парням, улыбался девушкам и все время что-то рассказывал.

— У меня сестра фанаткой была, — говорил Гриша Юле. — У нее столько фоток с ними осталось. Хотела выбросить, но я не позволил. Вдруг кому пригодится?

— Какой ты молодец, — улыбалась в ответ Юля. — Принесешь посмотреть через неделю?

— Да я тебе их отдам, — засмеялся Гриша. — Мне-то они зачем?

Сегодня на нем был костюм в клеточку цвета фисташек, ярко-розовая рубашка и темное пальто с шарфом. После долгого разговора с Юлей Гриша переключился на Сашу:

— Я слышал, тебе нравится Жанна Фриске?

— Да-а, есть немного, — чуть смутился Саша.

— Отличный вкус у тебя, парень. Моя сестра пять лет назад с кучей российских звезд нафоткалась. Такие фото есть… редкая редкость!

— Ух ты… — Глаза Саши блеснули огнем. — Покажешь?

— Я тебе их отдам. Все равно место только занимают…

Гриша успевал общаться со всеми. Это нравилось всем, кроме Катьки.

— Какого черта ты его сюда притащила? — шипела мне на ухо Катька.

— А что такого? — не поняла я. — Он неплохой парень. Нормально общается, нравится всем…

— Он дебил, — сказала Катя. — Ты как хочешь, я буду делать вид, что его не знаю…

Она отвернулась от меня и полезла в сумку. Через минуту Катя уже держала в руке банку коктейля, источавшего противный сладкий запах.

К семи вечера, когда уже стемнело, появился Илья. Я сидела на скамейке и наблюдала за ним, стараясь не привлекать к себе внимания. Он тем временем поздоровался со всеми, потом осмотрелся, заметил меня и помахал рукой, по-идиотски улыбаясь. Тут я поняла, что краснею.

Илья пожал руку Грише, и тот сразу пошел в атаку.

— Я знаю один прикольный бар, десять минут пешком идти, — рассказывал он. — Я туда по пятницам хожу, в караоке петь. Так вот, третью субботу каждого месяца там проходят вечеринки в стиле девяностых.

— Надо же, — удивился Илья. — Мы и не знали. Надо сходить в следующие выходные.

— Конечно, — кивнул Гриша. — У меня там знакомые есть, могу бесплатно всех провести!

Так за два часа Гриша Грузд успел стать всеобщим любимцем. Люди крутились вокруг него, задавали вопросы, слушали и просили номер мобильного.

— Ну как? — спросила Катя, садясь рядом со мной и отпивая глоток из банки. — Все в порядке?

— Нет, — ответила я.

Подтвердилось то, чего я боялась. Я увидела Илью во второй раз и поняла, что он мне понравился.

— Будешь? — Катя протянула мне банку. — Выпей для храбрости.

— Что-то не хочется, — неуверенно ответила я.

— Зря, — сказала Катя. — Сразу лучше станет!

— А у меня вкуснее, — похвастался толстый диджей, плюхнувшись на скамейку с другой стороны от меня.

Он открыл банку одним движением и сунул мне ее под нос. Пахло грейпфрутом. Не так ужасно, как из Катькиной банки. Я огляделась по сторонам и поняла, что коктейли пьют все, кроме Гриши. Здесь он отличался — пил квас.

Илья смеялся, но стоило мне посмотреть на него, как он тут же замолкал. Казалось, он чувствовал, что я на него смотрю. В эти моменты он начинал вертеть головой, будто искал кого-то. Потом спотыкался о мой взгляд и задумчиво смотрел еще несколько секунд.

— Я хочу целоваться с ним, — призналась я Кате.

— Что? — Она чуть не поперхнулась коктейлем.

— Что слышала.

Я повторила про себя только что сказанную фразу, и мне стало жарко от этой мысли. Что же такое происходит? Я много раз представляла, что целуюсь с Биланом, но еще никогда мне не было так жарко от подобных мыслей.

К вечеру Катя и диджей, которого звали Максимом, совсем окосели.

Катя не упускала момента, чтобы толкнуть меня на Илью. Это так смешило ее, что мне самой становилось смешно. Максим же после четвертой банки начал уделять мне слишком много внимания. Ходил за мной по пятам, лез обниматься, целоваться и спрашивал:

— Малыш, а сколько тебе лет?

— А тебе сколько? — отвечала я, прячась за смеющуюся Катю.

— А я тебя первый спросил!.. — хихикал пьяный диджей.

— А сколько ты думаешь?

— Четырнадцать, наверное… — предположил он.

— Шестнадцать, — поправила я. — А тебе?

— Двадцать, — отмахнулся он и снова полез ко мне. — Малыш, ну, дай я тебя поцелую!..

Блин, какой же он все-таки противный и пьяный. И Катя противная. Я даже не знаю, кто из них противнее. Катя молчит уже три минуты. Ну лучше уж так.

— Как интересно… — проговорил Илья, наблюдая за тем, как пьяный диджей пытается меня поймать.

— Ох, плохо это все закончится!.. — приговаривал Максим, стоя рядом с Катей и пытаясь отдышаться после беготни за мной.

Катя снова оживилась и, улучив момент, когда я задумалась, подбежала и резко толкнула меня на Илью. Я тут же отстранилась от него. Испуганно так, будто мне было противно находиться рядом с ним. Он снисходительно наблюдал за выходками Кати и ничего не говорил. Казалось, ему это было даже интересно.

— Маш, ну ты же хотела его поцеловать! — прыгала на месте Катька, довольно улыбаясь.

— Кого? — оживился диджей, но сразу понял ситуацию, когда увидел Илью. Тот стоял рядом со мной и подставлял мне щеку для поцелуя.

— Машка, целуй! — кричала Катя.

Все были заняты разговорами. На нас никто не смотрел. Только Катя и диджей. Ладно, подумала я. Быстро поцеловала Илью в щеку и отошла в сторону, будто ничего не было. Надеюсь, никто, кроме Кати и Макса, не видел этого. Блин, как это все глупо! Завтра утром мне будет стыдно за такое поведение!

— Круто! — радовалась Катя, расплескивая из банки остатки коктейля. — Давай еще раз!

Тут ко мне подбежал Максим и потребовал того же, но я недовольно отвернулась. Все-таки он противнее Катьки. Не дождавшись поцелуя, он сам поцеловал меня в щеку.

Это заметил Илья и тут же отреагировал.

— Ах вот как! — прокричал он. — Я так не играю, я обиделся!

Я пожала плечами и села рядом с Катей.

— Ты хочешь с ним замутить? — спросила она.

Я кивнула, понимая, что для меня теперь возможен только этот вариант развития событий. Или я буду с Ильей, или лучше вообще его не видеть.

— Забей, Маш, — протянула Катя. — Это может плохо кончиться.

Я пожала плечами. В этот момент я решила поставить условие самой себе. Если к декабрю я не начну встречаться с Ильей, то перестану ходить на эти субботние встречи. Только так, и никак иначе.


— Нет светлее твоих глаз… Я тебя люблю!

[1]

— напевал Гриша, сидя на скамейке рядом с Юлей и немного дергаясь в такт.


У него идеальный слух, да и голос неплохой. Он пел без музыки, шлепая себя руками по коленям. Юля смотрела на него и улыбалась. Нужно было идти домой. Я подошла и протянула ему тетрадь по геометрии, которую обещала вернуть еще в четверг.

— Спасибо большое, — сказала я. — Ты меня очень выручил.

Гриша кивнул и продолжал петь:

— Поверь, мне тоже очень жаль…

Глава 4 Мороженое с карамелью

Познакомившись с Ильей, я заметила, что время ускорилось. Семь дней от встречи до встречи пролетели быстро. Мы знаем друг друга уже две недели, а кажется, что я только еще вчера думала о том, идти мне гулять с Катей или не идти.

В пятницу, забрав Гошу из школы, я во второй раз в жизни задумалась над своей внешностью. Подошла к большому зеркалу в прихожей, отодвинула челку и принялась рассматривать лицо. Прыщей вроде нет, но идеальной кожу не назовешь, да и вообще — вряд ли бы я в себя влюбилась, будь я парнем.

Да, не самое приятное открытие. Я не та девушка, в которую можно влюбиться с первого взгляда и сходить с ума долгие месяцы. Я не та девушка, чьи фото ставят себе на «рабочий стол» влюбленные парни, чтобы чаще видеть. Не та девушка, чьи фото сохраняют в папку «мои рисунки», чтобы удобнее было их просматривать. Не та, глядя на детские фото которой, говорят, что через несколько лет она будет закатывать десятки и сотни банок из маринованных сердец безнадежно влюбленных в нее парней. И, наверное, не та, чья анкета пользуется особой популярностью в социальных сетях.

Хотя это спорный вопрос. У меня стоит довольно милая фотография. Там я в простой белой футболке с распущенными волосами, которые красиво блестят на солнце. Иногда ко мне даже добавляются в друзья незнакомые парни. Одни просто посылают заявки и молчат, другие пишут всякую фигню, типа «Привет, красивая!» или «Приветик! Как делишки?», или просто смайл посылают. На сообщения я не отвечаю, в друзья не добавляю. Дружу только с теми, кого знаю лично.

Насмотревшись на себя в зеркало, я села за комп. На моем «рабочем столе» фото Димы Билана. Только теперь я поняла, как он мне надоел за все то время, что я была влюблена. Через три минуты мой экран украшал спокойный и ненапряжный сосновый лес — песчаная дорога между деревьями, трава и шишки.

Одна заявка на добавление в друзья. Кто это может быть? Гриша. Ладно, пусть будет…

Позже, оставив Гошу одного на десять минут, я спустилась в магазин на первом этаже. Раз уж природа не наградила меня особо яркой внешностью, нужно пытаться это исправить. Серый цвет волос можно перекрасить, например, в шоколадный. Бледный цвет лица замазать тональным кремом, а невыразительные губы — малиновой помадой. Еще нужна черная подводка для глаз. Все остальное у меня уже было.

Я управилась за пять минут. Гоша даже не заметил, как я пришла. Теперь надо было распланировать вечер. Два часа на окраску волос, а потом в Интернет — читать форумы, запоминать советы, — пока глаза не закроются.

Блин, и почему я никогда раньше не встречалась с обычными парнями? Так бы уже набралась опыта и давно знала бы, что нужно делать. И не пришлось бы мне тогда учить теорию по Интернету и журналам!

Оказалось, там столько всяких тонкостей и заморочек! Специально не придумаешь. Я читала советы ровно полчаса, пока сидела с краской на волосах.

Потом я ее смыла и поняла, что не ошиблась с выбором. С темными волосами было лучше. Надеюсь, Илья тоже это заметит завтра.

Приближалась суббота. С воскресенья до пятницы время ускорялось и проносилось слишком быстро, а к утру субботы начинало резко замедляться. Минуты тянулись, как часы. Так медленно, что даже интересные занятия на курсах при институте не могли меня отвлечь от наблюдений за часами на мобильнике. Обратный отсчет — до встречи осталось три часа, два, один…

Выбежала из института, на ходу застегивая куртку. У колонны крутилась знакомая фигура в длинном пальто и клетчатом шарфе. Под мышкой парень держал сумку — похоже, с ноутбуком.

— Что ты здесь делаешь? — спросила я, тихо подойдя к нему сзади. Грузд чуть не подпрыгнул от неожиданности и тут же обернулся.

— Я что делаю? — переспросил он. — Это ты что тут делаешь?

— Вообще-то я сюда уже почти месяц хожу на курсы, — ответила я, когда мы шли к остановке трамвая. — Каждую субботу с девяти утра до пяти вечера.

— Вот и я тоже, — сказал Гриша. — Надо же! Ты что, получается, инженером будешь?

— Ну да, — улыбнулась я. — Моя будущая специальность — промышленное и гражданское строительство. У меня даже бабочки в животе порхают, когда я об этом думаю.

— Ну ты даешь, Машка! — удивился Гриша. — Респект. Не ожидал.

— А ты куда собираешься поступать?

— Геология и разведка полезных ископаемых.

— У нас и такое есть? — удивилась я.

— У нас много чего есть, — улыбнулся Гриша. — А ты почему решила в строители пойти?

— Я с детства об этом мечтала, — призналась я. — В шесть лет начертила проект дачи. Крутой коттедж получился, в три этажа, с балконами и подземным гаражом. Правда, дачу мы так и не построили. Снимали дом на лето у знакомых, а мне всегда хотелось, чтобы свой был… — задумалась. — Так что, мы сегодня в караоке идем?

— Конечно! Первая песня моя! — сказал Гриша, и мы зашли в метро.

* * *

Стоило нам с Груздом появиться у подъезда Кати, как она тут же подбежала ко мне, схватила за руку и отвела в сторону. Лицо у нее при этом было очень довольное. Она еле сдерживала улыбку.

— Машка, какая же ты молодец, что привела сюда Грузда, — прошептала она. — Ты даже не представляешь, какой он хороший.

— Кать, я ничего не понимаю. Что случилось?

— На прошлой неделе Гриша пообещал Саше фотки Жанны Фриске, которые сделала его сестра. Помнишь?

— Помню.

— Гриша на неделе отдал их Саше, а там такое…

— Что? — испугалась я.

— В общем, неудачные кадры. Она там без косметики… в общем, совсем не такая, какой ее полюбил Саша. Представляешь, любовь у него — как рукой сняло! Ночью он даже альбом с ее фотками удалил. Там больше трехсот фоток было! Так что теперь все будет хорошо.

— А если он не будет больше приходить сюда? — спросила я.

— Будет, — улыбнулась Катька. — Это же его друзья! Зачем же от них отказываться из-за какой-то Жанны Фриске?!

— Хорошо. Я рада за тебя.

— Ой, а я-то как рада! — прыгала от счастья Катя. — Знала бы я, какой Грузд хороший, сама бы притащила его в тусовку!.. Кстати, тебе очень хорошо с новым цветом волос.

— Спасибо.

— Для Ильи старалась?

— Да нет, просто так…

— Ой, да ладно, так я тебе и поверила!

— О чем спорим? — Герой нашего разговора подошел к нам, он ел мороженое из «Макдоналдса» и смотрел то на меня, то на Катю.

— Мальчиков обсуждаем! — хихикнула Катя и, загадочно улыбаясь, отошла в сторону.

Илья стоял рядом, ел мороженое и продолжал смотреть на меня. Интересная у него манера смотреть. Он выше меня, но все равно, глядя на меня, как бы задирает нос и пялится свысока. Странно как-то. И приятно, и неуютно.

— Как делищи? — спросил он буднично.

— Нормально, — пожала плечами и отвела глаза в сторону. Еще три секунды — и начну краснеть, наверное.

— Любишь мороженое?

— Люблю, — ответила я, набравшись смелости и подняв на него глаза.

— Я тоже, — улыбнулся Илья. — Особенно вот это, с карамелью.

В стакане оставалось еще больше половины мороженого. Наверное, он только начал его есть. Илья аккуратно зачерпнул ложкой мороженое, захватив немного карамели, и протянул мне.

Чего он хочет? Покормить меня с ложечки? Не знаю, что делать. Вообще не понимаю! С чего вдруг?

— Не хочешь? — удивился Илья.

— Хочу, но…

— Как хочешь, — отвернулся он. — Мне больше достанется.

Оставшийся вечер я провела в компании Юли и Саши. Илья больше не подходил ко мне и ничего не предлагал. Казалось, он даже обиделся немного, что я отказалась есть его мороженое.

Становилось скучно. Разговоры Юли больше не увлекали меня. Все это как-то резко стало неинтересным и ненужным. Фанаты, встречи… Мне нужен был лишь Илья. Я хотела видеть только его, а субботние встречи — единственная возможность для этого. Я ведь из-за него сюда хожу…

Задумавшись, я не заметила, как он оказался рядом на скамейке — с новым стаканом мороженого. Даже сидя, Илья умудрялся смотреть свысока! Весь такой ироничный. Мне казалось, он уже понял, что понравился мне.

— А тебе кто нравится? — прямо спросил он. Блин! Неужели он думает, что вот так возьму да и признаюсь ему в своих чувствах?

— В смысле? — переспросила я, делая вид, что не поняла вопроса.

— Ну кто тебе нравится? — повторил Илья. — Билан, Александр Рыбак, Тимати… еще кто там? Чадов, Пэттинсон… Ну?

— Чадов играл вампира в «Дневном дозоре», — ответила я. — Его Костей звали, а в конце убили. Мне, кстати, он больше нравится в роли вампира, чем Роберт. Свой такой парень, будто с соседней улицы. Люблю этот фильм. Даже плачу иногда в конце…

— Понятно, — улыбнулся Илья. — Значит, фанатка Чадова?

— Нет, — улыбнулась я.

— У нее плакат Билана в комнате висит, — влезла в разговор Катя.

— Да? — обрадовался чему-то Илья. — Любишь его?

— Нет! — засмеялась я, а потом добавила тихо: — Уже нет.

— Как так? — картинно расстроился Илья. Мне даже показалось, что он издевается. — Почему?

— Ну-у… — протянула я. — У него уже есть девушка, так что…

— Ну ясно, — вздохнул он. — Маш, ты не расстраивайся. Будешь?

Перед моим носом снова появилась пластмассовая ложка с мороженым. Сливочное, чуть подтаявшее, мягкое, с карамелью… Как же я люблю его. Перевожу взгляд с мороженого на Илью и обратно. Ничего ужасного не случится, если я попробую?

— Нравится с карамелью? — интересовался Илья, зачерпывая очередную ложку и поднося мне ко рту.

— Да, и с шоколадом тоже.

Боюсь, что завтра вспомню все это, и мне будет очень, очень стыдно за свое поведение.

Глава 5 Чудеса

Утром в воскресенье меня разбудил брат. Он стоял у моей кровати, держа в руках небольшую коробку, завернутую в пакет.

— Маш, ты спишь? — прошептал он. Мне всегда интересно, какого именно ответа ждут люди, задавая этот дурацкий вопрос.

— Уже нет, — ответила я, садясь на кровати. — А что?

— Мы тут с Эльзой подумали и решили сделать тебе подарок, — сказал он и протянул мне коробку. — Держи.

— Спасибо, — сонно проговорила я. — А что это?

— А ты посмотри.

Я достала коробку из пакета. Это была новая веб-камера. Собираясь летом в Москву, я забыла свою дома и очень переживала из-за этого. Какой хороший у меня все-таки брат. Думала, ему дела до меня нет, а он все заметил. Так приятно!

Теперь я смогу общаться по скайпу с родителями и старыми друзьями. От радости я расцеловала брата, а через минуту мы уже сидели у компьютера и настраивали мою новенькую веб-камеру.

Еще немного, и я почувствую себя самой счастливой девочкой в мире. Для счастья мне нужен теперь только Илья и новый мобильный телефон.

Кстати, об Илье. Прошлой ночью я почти успела заснуть, как от него пришла SMS с двумя словами: «Goodnight, baby!» Я чуть не умерла от счастья, когда прочитала!

Все налаживается. Кажется, в моей жизни начинается светлая полоса.

Следующая неделя подкрепила мою веру в светлую полосу. Такое чувство, будто все вдруг стало на свои места.

Гоша больше не доводил меня по утрам, брат интересовался моими успехами, Адольф Семенович вообще, казалось, перестал меня замечать и придираться ко мне. Но самое главное — это Илья. Он писал мне каждый день — задавал простые вопросы: как мои дела, чем я занималась, и как прошел мой день. Еще писал, что ждет субботу. Наверное, я ему нравлюсь. Не могу поверить!

— Что ты думаешь делать? — спросила Катя на химии.

— Не знаю, — улыбнулась я. Странный вопрос! Что я собираюсь делать? Хочу быть с ним — что тут еще скажешь? — Мне безумно нравится переписываться с ним, сочинять эсэмэски, ждать ответов… Я просто с ума схожу, когда слышу, как пищит мобильник, и когда вижу надпись «новое сообщение»! А еще страшно психую, когда он долго не отвечает…

— Долго — это сколько?

— Пять минут и больше.

— Маш, ты правда псих.

— Я знаю, но все равно, — вздохнула я. — Поэтому я придумала отключать звук.

— Глупость какая. Зачем?

— Чтобы типа забыть, что жду ответа, потом посмотреть, а он уже ответил. Так спокойнее. Понимаешь?

— Не очень, — сказала Катя. — Но если так ты меньше психуешь, то все нормально. Кстати, вы не говорили о свидании?

— Мы же в субботу встречаемся.

— В субботу — туса, это все фигня. Нужно отдельно встречаться, чтобы только ты и он.

— Я так точно с ума сойду.

— Ничего, переживешь. Ой, глянь, какой галстук сегодня у Адольфа… видишь буковки LV?

— Ага. А что это значит?

— Луи Вюиттон, — сказала Катя. — А видишь крокодильчика на рубашке?

— Да.

— Адольф модный чувак, — улыбнулась Катя. — Рубашка от «Лакост», галстук от «Луи Вюиттон». А костюм — помнишь, на прошлой неделе он в нем был? Типа с заплатками на локтях. Говорят, что он от «Армани».

Прозвенел звонок с урока. Последний, седьмой урок. Я собрала вещи и пошла к выходу.

— Мария, вы меня приятно удивляете, — сказал Адольф мне в спину. Я обернулась. Не понимаю, что он имеет в виду. — Контрольную написали очень достойно. Не ожидал от вас.

— Спасибо, — смутилась я. — Сама не ожидала.

— Продолжайте в том же духе, — улыбнулся он.

В этот момент я заметила, что у него темно-карие глаза. Я попрощалась и вышла. В коридоре толпилось несколько парней из параллельного класса. С молотками, гвоздями, линейками… Они собирали стенды, посвященные истории школы. На стенах в основном черно-белые фотографии, которым больше тридцати лет, наверное.

Несколько стендов были уже готовы. Я подошла ближе. Лицо на фото показалось мне очень знакомым, будто я не просто его знала, а общалась с ним всего пару минут назад. Тридцать лет назад Адольф был жгучим кареглазым брюнетом. И не носил усы и очки. «А он ничего», — подумала я и пошла искать свою куртку.

Я поднялась на третий этаж за Гошей, все еще думая об Адольфе. В голову лезли глупые мысли. Например, такая: если бы сейчас он выглядел так, как тридцать лет назад, я бы из принципа не только выучила химию, но и даже начала бы ее понимать!

Гоша выполз из игровой комнаты с мятым листком бумаги в руке. Сначала он казался недовольным, но, увидев меня, тут же повеселел и побежал навстречу. Потом кинулся обниматься.

— Вот, это тебе, — сказал он и протянул мятый лист бумаги.

— Мне? — удивилась я.

— Тебе, — серьезно ответил Гоша, завязывая шнурки на ботинках. — Сам сегодня сделал. Ты посмотри!

Я развернула лист. Аппликация из цветной бумаги. Три разных цветка. Такие неумелые, неровные, кривые… Где-то неаккуратно отрезано, где-то следы клея.

— Спасибо, — улыбнулась я. — А за что?

— Просто так, — пожал плечами Гоша. — Ты хорошая.

— Георгий… — начала я.

— Что?

— Мне кажется, твоя мама расстроится, если узнает, что ты подарил это мне, а не ей, — сказала я. — Наверное, это будет не очень хорошо. Ты так не думаешь?

Гоша задумчиво застегнул куртку. Ответил он чуть позже, когда мы вышли на улицу.

— Я не знаю. Не думал об этом. Захотел подарить тебе и подарил.

— Понятно.

— Мама не расстроится, — сказал Гоша. — Она расстроится, если только годовой баланс не сойдется.

— Откуда ты знаешь такие слова? — улыбнулась я.

— Подслушал, — загрустил Гоша.

Жалко его. Почти не видит Эльзу. Наверное, это очень трудно, когда тебе семь лет, а твоя мама — главный бухгалтер в огромной компании с офисами по всей России.

— Гош, спасибо тебе за подарок, но давай сделаем так.

— Ну?

— Сделаешь завтра маме такой же? И подаришь вечером. Ладно?

— Сделаю, — отозвался Гоша. — Ладно уж.

— Ну и молодец.

Придя домой, мы дружно кинулись в большую комнату. Гоша — к любимой игровой приставке, а я к дивану, на котором утром оставила мобильник.

Последнее время я не брала его в школу. Телефон мог работать не больше четырех часов — и то если его вообще не трогать, никому не звонить, не писать сообщений. Я поставила его на подзарядку и включила.

Тут же пришли две новые эсэмэски от Ильи. Он хотел, чтобы я подала ему идею о том, куда бы нам всем пойти гулять в субботу. Сидеть на улице у подъезда становится холодно, поэтому нужно искать другие доступные и теплые места.

— Тебе твой парень написал? — спросил Гоша, не отрываясь от игры.

— С чего ты взял?

— Ты уже десять минут смотришь в телефон и улыбаешься. Его Илья зовут?

— Откуда ты знаешь?

Гоша явно растерялся, а правильного ответа на мой вопрос еще не придумал. Похоже, он копался в моем компьютере. И когда он только успел?

— У тебя комп включен, а я мимо проходил. На экране была его фотка. И файл назывался его именем.

— Ну хорошо, — сказала я.

— А он у тебя большой, — продолжил Гоша. — Почти как папа.

— Скажешь об этом папе — побью, — пригрозила я. — И вообще он мне не парень, а просто нравится.

— Ооочень нравится, — протянул Гоша. — Я видел фото вашей тусы. Ты такая испуганная, когда он рядом! И красная, как помидор!

Дальше Гоша договорить не успел, потому что ему в спину полетел желтый плюшевый покемон, размером с подушку.

— Да ты не парься, Машка, я никому не скажу!

— Я очень надеюсь, что не проболтаешься.

— Честное слово!

— Ну-ну…

Я вышла на кухню налить себе чаю, думая о том, как сейчас включу комп и поболтаю с кем-нибудь по скайпу. Может, с родителями, или с подружками, или с Катькой. Интересно, а у Ильи есть скайп?

Вернулась в комнату через три минуты. Гоша испуганно отпрыгнул от моего стола, выронив из рук розовый конверт и сложенный вдвое лист бумаги. Моя заявка на парня мечты.

— Конверт под столом валялся, — оправдывался Гоша. — Маш, а что это? Это какая-то игра?

— Да, для взрослых, — ответила я, отбирая у него конверт и заявку. — Ты еще маленький.

— Вот так всегда… — вздохнул он.

В этот момент я поняла все. Это была какая-то не совсем правильная заявка! Вместо того чтобы легко притянуть в мою жизнь парня мечты, она притягивала всех кареглазых брюнетов, которые окружали меня каждый день. То есть их отношение ко мне изменилось в лучшую сторону…

Гриша Грузд, мой родной брат, Адольф, Илья и племянник Гоша — все они брюнеты с карими глазами!

Вот уж чего не ожидала! Чудеса просто какие-то! Я все поняла. И это ведь так классно! Так здорово и правильно, что хочется смеяться. Супер, что все так получилось.

Я убрала заявку в конверт, положила его в нижний ящик стола и взяла телефон, чтобы позвонить Кате. Я просто не могла молчать, когда в моей жизни происходило такое волшебство!..

Глава 6 Девушка

— Ненавижу тебя! — сказала Катя. Беззлобно так, буднично. Лишь она так умеет.

Мы только что встретились у подъезда, чтобы идти в торговый центр на встречу фанатов. Будем теперь, как взрослые, сидеть за столиками в «ресторанном дворе» и обсуждать важные темы — вместо того чтобы мерзнуть на лавочке у подъезда.

— Что я сделала? — не поняла я.

— Притащила Гришу в тусу! — выплюнула Катя. Теперь уже со злостью в голосе.

— Ты же еще недавно радовалась… Что случилось?

— Рано радовалась. Думала, зеленый свет, путь свободен и все такое. Знаешь, что Саша вчера сказал?

— Не знаю.

— А помнишь телочку из тусы, светленькую такую? — спросила Катя. — В углу постоянно сидит, ни с кем не общается. Только с Ильей здоровается. Говорят, они хорошие друзья, давно уже.

— Ну, помню.

— Так вот, Саша вчера все восхищался ею… Такая девушка, тааакааая девушка, блин! Интересно, у нее есть парень? Как бы с ней познакомиться? Типа нравится она ему.

— Понятно… — загрустила я. — Но я-то здесь при чем?

— Как так при чем? — усмехнулась Катя. — Ты имеешь к этому непосредственное отношение. Привела Грузда в компанию, он принес Сашке фотки, Саша разлюбил Фриске и… влюбился в Иру! А должен был — в меня! Сечешь? Если бы не Гриша, Саша до сих пор мечтал бы о Жанне, и все было бы нормально, все еще можно было бы изменить. А теперь… я вообще не знаю, что делать! Ира такая красивая…

На этой грустной волне мы с Катькой доплыли до торгового центра, где на самом верхнем уровне нас уже ждала вся компания.

— Смотри! — прошипела Катя мне на ухо. — Вон она прется к нашему столику! И чего она сюда приходит?

Ира, блондинка с длинной челкой, приходила редко на фанатские встречи. За полтора месяца, что я там бываю, я видела ее всего два или, может, три раза. Она ни с кем не общалась особо. Я даже не помню ее голоса.

Обычно она сидела в сторонке, листала журнал или ела мороженое. Кажется, с карамелью. Незаметно появлялась, незаметно исчезала. То ли девочка, то ли видение. При всем этом ее невозможно было не запомнить…

Ира в темном пальто — вся такая идеальная. Идеально прямые светлые волосы, идеально подкрашенные карие глаза, идеальная кожа и маникюр. В ней все было идеально — до кончиков ногтей. Казалось, будто она вообще не прилагала усилий, чтобы так выглядеть. Не то что я… Меня как ни одень, как ни накрась — все равно буду никакая. А вот Ира…

— Ах, какие мы нежные… — злилась Катя, наблюдая за Ирой. — Смотри-ка, она подошла к Илье.

Ира наклонилась, Илья поднял глаза и потянулся к ней. Взаимная улыбка, одна на двоих, короткий поцелуй в губы. У меня потемнело в глазах…

— Куда она его поцеловала? — спросила я.

— Кажется, в губы, — ответила Катя. — Да ты не парься. Они же друзья! Короткий дружеский поцелуй. Многие так целуются при встрече!

— Ну не в губы же!

— А почему бы и нет? — удивилась Катя. — Что в этом такого?

Мы подошли к столику почти одновременно с Ирой.

— Хааай! — поздоровался с нами Илья. — Прикольное место и пиво дешевое. Садитесь!

— Здорово! — ответила Катя, отодвигая стул и садясь рядом с Юлей.

— Привет… — нерешительно отозвалась я и опустила глаза.

Илья смотрел на меня с грустью несколько секунд, а потом отвернулся. Ира ела мороженое рядом. Он смотрел то на нее, то на содержимое стакана и улыбался. Ира кормила его с ложечки — точно так же, как Илья кормил меня еще неделю назад.

Я села между Юлей и диджеем Максимом. Перед ним уже стояло три пустых пивных стакана, а сам он ковырялся в своей сумке с дисками. К семи вечера собрались почти все.

Настроение мое было ужасным. Хотелось встать, развернуться и идти домой. Илья, неделю писавший мне сообщения и желавший спокойной ночи, даже не смотрел в мою сторону. Его внимание сегодня занимала только Ира.

— Мааашк, купишь мне пива? — протянула Катя, глядя на меня умоляющими глазами. — В банке. Я тебе деньги завтра отдам.

Я кивнула и вышла из-за стола. Пицца, блины, суши, фастфуд, пельменная, индийская кухня… Остановилась рядом с пиццей и стала смотреть цены.

— Два пива, ноль пять, — сказала я.

— Что покупаем? — произнес знакомый голос над ухом.

Рядом стоял Илья и улыбался немного кривой, извиняющейся улыбкой. Я кинула на него взгляд, отвернулась и ничего не ответила. На прилавок поставили две банки пива.

— То же самое, — сказал Илья бармену, а потом опять посмотрел на меня. Я затылком чувствовала его взгляд. — Ну ладно. Значит, вообще не будем разговаривать.

Я взяла свое пиво и вернулась за стол. Через минуту вернулся Илья. Не один, вместе с ним пришел Гриша. Свободных стульев за столом больше не было. Не было их и за другими столами.

Ира посмотрела на Илью, потом на Гришу и через минуту села к Илье на колени, уступив место засмущавшемуся Грузду. Сегодня на нем был серый костюм с ярко-розовой рубашкой и сиреневый галстук.

Гриша сел за стол, поставив перед собой стакан вишневого киселя. Ира обняла Илью за шею. Катя открыла пиво и грустно подмигнула мне, приглашая сделать то же самое. И я это сделала.

Все звуки и голоса торгового центра слились для меня в один гулкий, шершавый и колючий звук. Смеющийся Максим рядом со мной двоился и медленно плыл перед глазами. Его лицо все приближалось и приближалось, пока не расплылось совсем, став мутным пятном. Я закрыла глаза, чтобы ничего не видеть, желая отгородиться от всего, что окружало меня.

Открыв глаза, я увидела Катю. На ее лице читалось дикое недоумение, приправленное долей ужаса, а глаза были похожи на два огромных блюдца. Она молчала и медленно крутила пальцем у виска.

Я посмотрела на Илью — вернее, на то место, где он сидел еще пару минут назад вместе с Ирой на коленях. Его не было, но я заметила, как Ира, подхватив свое пальто, убегала куда-то в сторону «Сбарро».

Сквозь неприятное гудение в ушах до меня долетел вопрос Катькиного Саши.

— Ну что, Машуль, как прошел первый опыт? — ехидничал он. Кажется, я ему не очень нравлюсь. И откуда он знает про «первый опыт»? Блин. Наверное, это Катька протрепалась ему, что я еще ни разу ни с кем не целовалась.

Да, этот пьяный поцелуй с толстым диджеем Максом был моим первым поцелуем. Сама толком не могу понять, как это случилось. Хотя, наверное, не так уж это плохо, если подумать. Вдруг Илья будет меня ревновать? Чуть-чуть хотя бы.

— Пойдем подышим свежим воздухом, — предложила Катя и, схватив меня под руку, потащила на улицу. — Машка, ты в порядке?

— Да вроде… — неуверенно отвечала я. — А что?

— Ты целовалась с Максом! Ты это понимаешь?

— Да.

— А ты Илью видела?

— Не-а. А что?

— А я видела! Он та-а-ак бесился, глядя на вас!.. А потом не выдержал и ушел. Ох, зря ты это сделала, Маш…

— Наверное, — задумалась я. — Кстати, было приятно…

— Убери от меня свои бесстыжие глаза, — вздохнула Катя. — Ничего. Завтра утром ты проснешься, вспомнишь Макса, и тебе сразу станет противно.

— Кать, ну почему? Блин, почему она сидела у него на коленях? Это специально? Чтобы сделать мне больно?

— Я не знаю, Маш, — сказала Катя. — Я думаю, тебе нужно написать ему письмо. Доверься моей интуиции. Напиши все, что ты чувствуешь, все.

— Не знаю. Наверное, домой сейчас поеду.

— Я тоже.

— Не хочу туда возвращаться. Заберешь мою сумку?

— Ага. Заберу наши сумки и Сашу, и поедем домой.

Катя ушла, а я стояла на улице и думала о случившемся десять минут назад. Совсем не так я представляла себе свой первый поцелуй с парнем. Совсем не так. А еще этот Макс… напьется коктейлей и лезет вечно. Противный такой, не могу. Как можно было целоваться с ним?

— Ну что, Машуль, совсем пьяная была? — первое, что спросил Саша, появившись на улице с Катей. — Вы с диджеем так трогательно целовались. Такая хорошая пара. Тебе ведь понравилось, да? Да ты не стесняйся, я никому не скажу…

Мы с Катей промолчали. Саша продолжил:

— А Ира такая девушка… Просто мечта! Вот бы мне такую… — очарованно произнес он. — Где бы достать ее номер мобильного?

Мы с Катей грустно переглянулись и вздохнули. Казалось, в этот момент мы думали об одном и том же.

Как только я приползла домой, зазвонил телефон. Схватив трубку, я скрылась в своей комнате. Звонила Юля. Она часто мне звонит, через день обычно. А сейчас хочет, наверное, обсудить сегодняшнюю встречу фанатов.

— Я дура, — вздохнула я в трубку. — Я дура…

— Почему ты дура? — не понимала Юлька.

— Ну, ты видела?

— Видела. И что теперь?

— Какой ужас… — чуть не плакала я.

— Чего ужасного? Первый раз, что ли, целуешься?

— Да нет… — приврала я. — Не первый.

— Ну и не переживай тогда!

— Никогда больше пить не буду! Как я могла?

— Перестань убиваться, Маш, все нормально.

— А что, Илья на меня обиделся?

— Не знаю. С чего ты взяла?

— Он резко ушел куда-то сразу, а Ира за ним побежала…

— Говорят, она его девушка.

— Чего? — Я чуть не упала со стула. — Кто говорит?

— В компании так говорят. И, понимаешь, когда она приходит, они в губы целуются. Думаю, это о многом говорит. Друзья так не целуются…

— Понятно… — вздохнула я. — А ты не шутишь, Юль?

— Это правда, — грустно ответила она. — Они вроде давно встречаются. Лет пять, наверное. Так что у них все серьезно. Тебе он очень нравится?

— Очень.

— Понимаю, но тебе лучше забить на него.

— Попробую, — неуверенно согласилась я.

Чтобы забить на Илью, не могло быть и речи! Правда, у него есть девушка, и это очень большой минус, который все осложняет. Но с другой стороны — он проявлял ко мне внимание, значит, я ему все-таки нравлюсь. Нужно продолжать в том же духе. Только вот поцелуй с диджеем как-то не по плану вышел — придется объясниться.

И вообще: отбить парня — почему бы и нет?

Глава 7 Отбить или забить?

Утром болела голова и хотелось пить. Я почти на ощупь дошла до кухни, а потом пять минут пила кипяченую воду прямо из чайника. Больше ни за что на свете не поддамся на эти пивные провокации.

После вспомнился вчерашний вечер, ресторанный дворик, тусовка фанатов, Ира на коленях у Ильи, первая банка пива, первый поцелуй — с толстым пьяным Максом. Хотелось нажать кнопку «delete» и стереть память. Нет, не всю, а только вчерашний вечер.

Потом я вспомнила телефонный разговор с Юлей и ее слова о том, что у Ильи с Ирой все давно и серьезно. На этом моменте я окончательно проснулась.

Засыпая ночью, я была полна уверенности в себе. Я бы кого угодно убедила в том, что Илья будет со мной. Я была готова даже поспорить на это. Однако утром вся моя уверенность испарилась, а конкретных планов по завоеванию его сердца как не было, так и не появилось.

Зашла в Инет. Было одно сообщение от Катьки. Она решила напомнить, как мы с Максом зажигали прошлым вечером, как бесился Илья и как это все ужасно. Настойчиво советовала написать ему письмо. Признаться во всем и не тянуть.

Не думаю, что это хорошая идея — написать любовное письмо Илье. Когда девушка первая признается в своих чувствах, ничем хорошим это не заканчивается. Для девушки. Конечно, я ни разу не писала таких писем, но много читала об этом. Хочу надеяться, что окажусь исключением из правил.

Я налила себе чаю и начала сочинять.

От кого: Маша Гусева

Кому: Илья Фадеев


Привет, Илья.

Не знаю, с чего начать письмо. Так много всего хочется сказать тебе… Боюсь назвать это любовью, но ты мне намного больше чем просто нравишься. Зря, наверное, пишу это, но мне кажется, я буду жалеть, если не сделаю это сейчас.

Еще я хотела извиниться. Я вчера целовалась с Максимом. Сама понять не могу, как это получилось. Сейчас мне неприятно и противно, а Максима даже видеть не хочется. В общем, мне сказали, что тебе это как бы не понравилось. Илья, извини, если тебя это как-то задело. Я не хотела тебя обидеть. Надеюсь, ты поймешь меня правильно.

Вот вроде бы все написала. Ответь, пожалуйста, если тебе есть что сказать. Буду ждать.


Отправить Закрыть

Я писала письмо до вечера. В итоге получилось несколько простых предложений. Я перечитала их раз десять, прежде чем нажать кнопку «отправить». Было очень страшно.

Дрожащим пальцем я нажала на крестик в правом верхнем углу экрана и вышла из Интернета. Знаю, что буду обновлять страницу каждые три секунды в надежде увидеть ответ. Знаю, что буду психовать, если он не ответит сразу. Знаю, что так и будет, потому что такие письма требуют обдуманных ответов. Или не требуют ответов вообще — это плохо, кстати.

В любом случае придется ждать, а ожидание утомительно точно так же, как и безделье. Чтобы меньше думать об Илье, я перебралась за второй стол — делать домашние задания по черчению — с курсов.

Заодно поставила мобильник на подзарядку. Мне кажется, с каждым разом он работает все меньше и меньше времени. Включила. Пришло сразу три SMS. Сердце тут же бешено заколотилось где-то под ребрами. От Ильи? Ну одна-то из них точно должна быть от Ильи! Открываю, читаю.

В первом сообщении оператор сотовой связи сообщил, что у меня на счету осталось меньше пятидесяти центов; во втором — звали на распродажу в магазины Киры Пластининой, а в третьем — рекламировали какой-то каталог одежды.

Сообщений от Ильи не было. В «Контакте» он тоже ничего не ответил. Даже еще не читал — сообщение в отправленных пока оставалось синим.

Мне казалось, я сойду с ума, если ничего не сделаю.

На следующий день я еле дотерпела до конца дня, чтобы со звонком сорваться с места, схватив собранную сумку, и забежать за Гошей, а потом со всех ног домой, к компьютеру. Племянник еле успевал за мной, но, казалось, все понимал и не ныл.

Открыть дверь, скинуть сапоги, бегом в комнату. Одной рукой вставляю в розетку зарядное устройство от мобильника, второй рукой — нажимаю кнопку «power» у компа. Затем включить телик. Не могу сидеть в тишине. Почему-то еще сильнее нервничаю, когда тихо.

Экран мобильника замигал. Это значит, пришло сообщение. Открываю, нажимаю «читать». Пальцы не слушаются меня, дрожат. SMS от Ильи. Написал, что прочитал мое сообщение и обязательно ответит на него, когда у него будет соответствующее настроение. Что он имел в виду под «соответствующим настроением», осталось тайной.

Вопрос открыт. Теперь можно только ждать, что решит Илья. Теперь все от него зависит. Наверное, я сделала уже все, что могла.

Это чувство неопределенности — оно никогда не бывает хорошей приметой. Там, где может быть счастье, нет места знакам вопроса.

Даже почитать нормально не могу — в голове только Илья и ничего больше. Изложение написать? Сочинение домашнее по «Тихому Дону» — вы издеваетесь? Какие могут быть сочинения, упражнения и пересказы, когда тут — в реальной жизни решается моя судьба, мое будущее, моя личная жизнь?

Слушаю свои мысли, и даже смешно иногда. А я правда ни о чем думать не могу. Написал бы уже Илья поскорее, сказал бы, что между нами ничего не может быть, и я бы вздохнула с облегчением. Да, было бы, конечно, очень обидно. Знаю, что неделю рыдала бы в подушку. Но это лучше, мне кажется, чем ждать, когда кто-то сделает выбор за двоих и наведет невидимый курсор на «да» или «нет».

Про «да» можно забыть, а вот «нет» — оно не такое уж и страшное, если подумать. Что изменится в моей жизни, если я не буду встречаться с Ильей? Ничего. Все будет как раньше. Только без любви к Билану, чьи плакаты все еще висели на стенах моей комнаты.

Тема моего сочинения «Образ Григория Мелихова». На сочинение дали неделю, сдавать через два дня, а единственное слово, на которое меня хватило, это слово «черновик».

Надо найти способ договариваться с собственным мозгом. Нужно, чтобы хотя бы два часа в день он давал мне возможность учиться, не мечтая об Илье круглые сутки.

Перед сном последний раз проверила почту. Сообщений не было, только на «стене» какая-то песня — Гриша кинул пару часов назад. Dima Bilan — Changes.

О, похоже, меня ожидают перемены. Надеюсь, хорошие. И надеюсь, что очень скоро. Я нарисовала Грише яркое граффити на «стене» со словом «спасибо» и пошла стелить себе постель.

Перед сном я дала себе слово: если в течение недели Илья ничего не ответит мне, я удалю его из друзей, а на встречи больше ходить не буду. Совершенно точно.

* * *

— Смотри, что я сделал для мамы, — сказал Гоша, когда я забирала его с продленки во вторник. Он протянул мне лист. На сей раз цветы из яркой бумаги были вырезаны более аккуратно и наклеены ровно. Похоже, Гоша очень старался, хотел, чтобы получилось красиво.

— Вот молодец, — улыбнулась я. — Намного лучше, чем моя.

— Я старался, — чуть покраснел. — А еще мне девчонки помогали.

— Надо же! — засмеялась я.

— Да, — довольно кивнул Гоша. — За конфеты. Мне их нельзя, аллергия на шоколад.

— Подаришь сегодня маме?

— Подарю.

Мы незаметно дошли до нашей квартиры. Открывая дверь, я уже слышала, как надрывается телефон в прихожей. Переступила порог и тут же схватила трубку.

— Да… — сказала я. В ответ молчали, и это злило. — Говорите быстрее, а то я устала и хочу есть.

— Здорово! — ответил незнакомый мужской голос.

— А кто это? — недружелюбно проговорила я, не поздоровавшись.

— А это Илья! — сказал так, будто я тут же должна запрыгать от счастья, слыша его голос, искаженный телефоном. Хотя и правда была приятно удивлена. — Какие у тебя манеры! А кто здороваться со мной будет?

— Ну, привет… — послушалась я. — Я тебя не узнала…

— Нет, ну что это такое! «Ну, привет»… Так не здороваются! — возмутился он. — Надо сказать «Здравствуй, Илья», а ты «ну, привет…». Я ведь и обидеться могу!

— Здравствуй, Илья… — вздохнула я. — Теперь доволен?

— Вот теперь хорошо, — успокоился он. — Я тебе уже, между прочим, два часа звоню, и никто трубку не берет!

— Я вообще-то только что пришла…

— Ага, а на SMS не судьба, конечно, ответить? Я тебе уже два прислал сегодня…

Ой! Что же это такое происходит? Получается, он прислал мне два сообщения, не получил ответа и решил позвонить на домашний? По-моему, это круто.

— У меня телефон дома, я его не ношу с собой.

— Это почему?

— Потому что он может работать только четыре часа, у него батарея плохая.

— Ну так ты новую купи.

— Мне не до этого, — огрызнулась я. Вот какого черта он задает мне такие вопросы? Мобильные телефоны и аккумуляторы — это самое отстойное, о чем можно говорить с влюбленной в тебя девушкой. Мне казалось, он звонил с другой целью. — Ты что-то хотел спросить?

— Так ты не хочешь со мной разговаривать?!

Ну что за человек! Слова не скажи — сразу на стену лезет, психует.

— Нет, я просто хочу есть и очень устала.

— Ах, Маша устала… Я вообще-то по поводу Катьки звоню. Не могу до нее дозвониться. То занято, то трубку никто не берет. Как думаешь, что можно Сашке подарить?

— Я плохо его знаю, — ответила я.

— Я тоже плохо знаю, надо придумать. Так ты придешь в воскресенье?

— В воскресенье… не знаю еще.

— У Сашки день рождения, будет праздновать в караоке-баре. Он всех приглашал.

— Понятно. Я подумаю.

— Думай. А ответа на письмо ждешь? — вдруг загадочно спросил он.

— Да, вообще-то… — ответила я. — А что?

— Ну, если у меня сегодня вечером будет «соответствующее настроение», я тебе отвечу… — как-то мягко сказал он. Похоже, Илья улыбался, говоря это.

— Ну, ответь… — загрустила я.

Честно говоря, мне уже не хотелось, чтобы он отвечал. Я обновляю страницу по десять раз в минуту. Каждый раз трясусь от волнения как осиновый лист. А потом, когда вижу, что ответа нет, перевожу дыхание. На время.

Вечером ответа не было.

И на следующий вечер — тоже.

Илья больше не звонил мне домой и не писал сообщений.

К воскресенью мои нервы были на пределе.

* * *

В подарок Саше мы с Катей выбрали огромную плюшевую собаку непонятной породы. Я не думала, что это удачный подарок, но Катю ведь не переспоришь. Тем более Сашу она хорошо знает, значит, ей виднее, что ему дарить. Пусть будет собака. Нажимаешь ей на живот, а она тявкает. Противно так, пискляво — по-щенячьи. Тем не менее Саше понравилось.

Все ели пиццу, пили шампанское, произносили тосты, а иногда пели в караоке. Я же сидела рядом с Ильей и молчала. Не знала, как себя вести после того любовного письма, что я ему отправила неделю назад. Я комок нервов — ни больше ни меньше. Если он сам не поднимет эту тему, я отведу его в сторону и спрошу обо всем прямо. Мне важно знать, как он ко мне относится и есть ли у меня вообще шансы быть с ним.

Я не верила в эту вероятность. Хотелось быть реалисткой. Не могла представить нас вместе. Очень хотела, но не могла. Не получалось, не сходилось. Была только надежда — очень призрачная, необоснованная и смешная.

А еще гадала: придет сегодня Ира или нет?

— Илья, а ты хорошо учился в школе? — спросила его Катя.

— Да так… до десятого класса нормально, а потом забил на учебу. Появилось много других интересных вещей!

— Например?

— Да он девчонок менял раз в месяц! — ответил за Илью Максим. Я боюсь встречаться с ним глазами. Не хочу его видеть.

— Макс, ну зачем же так грубо? — засмеялся Илья. — Это было намного реже.

— Хорошо, — согласился Макс. — Раз в пять недель.

— Большая разница! — улыбнулась Катька.

Илья порезал свою порцию пиццы на несколько небольших кусков и посмотрел на меня:

— Как дела, рассказывай.

— Все нормально… — неуверенно ответила я, отводя глаза.

— Будешь пиццу? — спросил он, поднося к моему рту пластмассовую вилку с наколотым на нее куском. Белые грибы, оливки…

— Не знаю, — пожала плечами. — Не хочу.

— Как хочешь, — сказал он, а потом добавил: — Маленький.

— Что?

— Как хочешь, маленький, — повторил он.

— Это ты мне?

— Ага. Маленький, — еще ласковее произнес Илья. — Ребенок.

— Я не ребенок…

— А кто? Взрослый человек, что ли?

— Ну, не совсем…

— Вот так-то… Значит, ребенок.

— Мне почти семнадцать лет, — сказала я. — Через пять месяцев будет.

— Все равно ребенок. А какого числа у тебя?

— Двенадцатого мая.

— У Иры тоже двенадцатого, — задумался Илья. — Через две недели.

— А сколько ей лет?

— Ире? Двадцать один.

— А тебе?

— Двадцать четыре, — сказал Илья. — На восемь лет старше тебя.

— Я умею считать, — вздохнула я. — А Ира придет сегодня?

— Да, обещала прийти попозже. А тебе она зачем? Хочешь пообщаться?

— Не хочу.

— Это взаимно.

Ответить мне было нечего. Стало вдруг так грустно, что захотелось встать и уйти домой, ни с кем не прощаясь и ничего не объясняя. Зря я изменила своему решению и пришла сюда. Всё так всё.

После десятка быстрых мелодий заиграла медленная. Юля оживилась и тут же пригласила на танец Гришу. Диджей Максим пригласил Марину, даже не взглянув в мою сторону. Саша тыкал Катьке пальцем в бок, а она отмахивалась — хотела, чтобы мы с ней пошли танцевать вдвоем, в знак какого-то протеста.

Я отказалась и повернулась к Илье:

— Можно тебя пригласить? — сказала я равнодушно, не надеясь на согласие.

Но Илья отодвинул тарелку, обнял меня за талию, и мы, выйдя из-за стола, присоединились к уже танцующим парам.

Обняла за шею, положила голову ему на грудь, закрыла глаза. Пришла в себя только под конец песни. Первый, кого увидела, был Сашка. Он стоял у стены и хмурился. Катьки нигде не было. Остальные танцевали рядом с нами. Все такое нереальное, будто во сне. Захотелось вдруг найти зажигалку, поднять руку вверх и зажечь, а потом еще несколько минут стоять вот так и качаться в такт музыке, как делают иногда на концертах.

Подняла глаза на Илью. Он захлопал своими длинными ресницами, улыбнулся и начал меня щекотать.

— Спасибо, — сказала я и ушла искать Катьку. Вышла из зала, спустилась по ступенькам и сразу увидела ее в баре. Она пила апельсиновый сок.

— Вы так красиво смотрелись… — сказала она мне на ухо. — Я чуть не заплакала… Домой теперь?

— Да, — довольно кивнула я.

После медленно танца с Ильей мое настроение заметно улучшилось. Он ведь обнимал меня! Обнимал! Пусть только во время танца, но все же.

Мы с Катькой шли к раздевалке, в этот момент из туалета в слезах выбежала Ира и, чуть не сбив меня с ног, исчезла за дверью бара.

— Что с ней? — спросила Катьку.

— Она все видела, — ответила та. — Расстроилась.

— Ну мы же просто танцевали…

Катя не успела ответить, как рядом возник именинник с красными щеками:

— Машуль, ты так нежно положила голову Илье на грудь, а он на тебя даже не смотрел… — издевался Саша. — Да, Катюх?

— Не слушай его, Маш, все было супер!

— Да-да, конечно, — продолжал он. — Интересно, куда убежала Ира?

— На улицу она побежала, — ответила Катя. — Иди, догони.

На удивление, Саша ее послушался и тут же направился к выходу. Катя посмотрела ему вслед и вздохнула.

— Знаешь, о чем я подумала? — спросила она. — Если ты отобьешь у нее Илью, то мне придется тебя ненавидеть. Ведь тогда Ира будет свободна, и этому придурку будет проще ее закадрить.

Глава 8 Начало

— Что-то ты похудела, Маша… — сказала мама. Было как-то непривычно говорить с ней, видя ее лицо на экране монитора. Хорошо, что я успела научить родителей пользоваться скайпом до того, как уехала в Москву. — Ты обедаешь?

— Да, мамуль, — с грустью врала я.

В школе я почти не обедала, потому что не обедала Катька, а ходить в столовую одной — неинтересно, да и не хотелось особо. Тем более сейчас, когда я влюбилась. Аппетит совсем пропал. Я могла выпить с утра чашку кофе и спокойно прожить день, ни разу не вспомнив о еде.

— Гоша сказал, что у тебя есть мальчик.

— Гоша фантазер, — засмеялась я. — Мне нравится один парень.

— Как его зовут?

— Илья.

— Хорошее имя, — улыбнулась мама. — А ты ему нравишься?

— Не знаю, — вздохнула я. — У него уже есть девушка. Мы с ним друзья только.

— Не переживай, зайка. У тебя все будет отлично…

Я почти не переживала. Немного успокоилась после медленного танца с Ильей и внезапного бегства Иры из клуба. Я даже не могла понять, что мне нравилось больше — сам танец в объятиях Ильи или реакция Иры. Интересно, они поссорились после этого?

Я хотела, чтобы это было так, хоть это и нехорошо.

А Илья после того воскресенья снова начал мне писать. Я прибегала с Гошей из школы и тут же кидалась к уже отключившемуся мобильнику, который оставляла на диване. Нетерпеливо включала его и ждала, пока загрузятся сообщения. Обычно Илья писал одну-две коротких эсэмэски. Спрашивал, чем занимаюсь, что готовлю на обед, смотрела ли я такой-то фильм, нравится ли мне гулять по ночной Москве и все в этом роде. А еще он желал спокойной ночи. Одинаково, будто у него было сохранено это сообщение, и он просто нажимал кнопку «отправить». Зато каждый день.

Интересно, как он желает спокойной ночи Ире? То же безличное «Гуднайт, беби!», или что-то более красивое, нежное и трогательное? От этих мыслей становилось не по себе, но не думать было невозможно.

Я ревновала его — к Ире. Наверное, я бы обрадовалась, если бы Ира влюбилась в Сашу и бросила Илью — тогда мне было бы намного легче увлечь его. Но сравнивать Илью и Сашу — это смешно, да и сравнения, если честно, только неприличные в голову лезут. Если бы я была Ирой и встречалась с Ильей, то ни за что на свете не повелась бы на ухаживания Саши.

В десять вечера, когда я закончила делать домашнее задание с курсов, запищал телефон. Одно новое сообщение. Читать? Естественно! И почему мобильники постоянно задают эти глупые вопросы?

SMS от Ильи. Предлагает встретиться завтра на два часа раньше и погулять вдвоем, а потом уже пойти на фанатскую тусу.

Я согласна. Пусть даже ради этих двух часов наедине мне придется прогулять одну пару на курсах. Плевать на простуду и сопли.

Кажется, это будет наше первое с ним свидание. Жаль, что уже скоро зима и мне почти нечего надеть.

Мы встретились в пять у метро. Илья стоял, засунув руки в карманы, и кажется, даже немного замерз, дожидаясь меня. Сначала я боялась подойти к нему. Смотрела и не решалась. Что нужно сделать? Как правильно? Просто подойти и сказать «привет»? Или сначала поцеловать в щеку, а потом «привет»? Или лучше наоборот? Блин, я такая замороченная…

Так я простояла минуты три, пока Илья не заметил меня и не подошел сам.

— Привет! — улыбнулся он и наклонился, чтобы поцеловать. Поцелуй пришелся на щеку и уголок губ. Не совсем понятно, как именно он хотел меня поцеловать. Какой-то странный, отрывистый поцелуй получился. Будто Илья боялся, что нас увидят вместе. Но это можно понять.

— Привет, — краснея, ответила я.

— Пойдем? — спросил он.

— Пойдем.

Мы пошли вдоль шоссе, не обговаривая маршрута. Куда придем, туда придем. Я не спрашивала. Мне было неважно.

— Откуда ты ехала?

— С курсов, — ответила я. — Прогуляла последнюю пару.

— Прогуливать нехорошо, — сказал Илья. — Хотя я тоже сейчас прогуливаю.

— Да? — улыбнулась я. — А что ты прогуливаешь?

— День рождения Иры, — ответил он. — Поздравил ее по SMS и поставил другую сим-карту. Она ответит, позовет к себе домой, а там куча родственников… так каждый год. Неохота.

— Ясно… — задумалась я. — Наверное, она расстроится, если ты не придешь…

— Наверное… — сказал Илья. — Слушай, а давай не пойдем сегодня к фанатам?

— Почему? Они ведь будут ждать…

— А зачем? — спросил он, взяв меня за руку. Тепло ощущалось даже через перчатку. — Погуляем вдвоем.

Оказывается, это очень приятно, когда тебя нежно берут за руку. И наверное, я сойду с ума, если он меня поцелует. Очень боюсь. Боюсь, что испугаюсь и убегу, как только он приблизится ко мне с намерением поцеловать.

— А пойдем ко мне? Я тут недалеко живу, — вдруг предложил Илья. — Разогреем пиццу, фильм посмотрим какой-нибудь…

— Я не знаю… — растерялась я.

— Пойдем, — улыбнулся он ободряюще. — Чего на улице мерзнуть?

— Ну…

— Ты меня что, боишься? — спросил Илья с улыбкой.

— Нет, но… просто…

— А вот и зря! — рассмеялся он, обнимая меня за плечи. — Я тебя изнасилую и убью.

Я промолчала.

— Шутка, — добавил он. — Пойдем. Обещаю, что не позже десяти ты будешь у себя дома.

— Хорошо бы… — ответила я.

Какие-то шутки у него не смешные.

Он жил в однокомнатной квартире с балконом на десятом этаже. Сказал, что родители подарили два года назад. Илья поставил в духовку две пиццы с грибами, а я выбрала фильм из его коллекции DVD.

Мне было жарко, а еще кружилась голова. То ли от предвкушения поцелуев с ним, то ли от поднимавшейся температуры.

— Выбрала? — спросил Илья, появившись в комнате.

— Да, — ответила я. — «Бойцовский клуб».

Он хмыкнул. Наверное, мой выбор показался ему странным, а мне всего лишь хотелось посмотреть на полуголого Брэда Питта.

Илья включил диск и лег на пол. Я нерешительно устроилась рядом — где-то в полуметре от него. Через минуту он подвинулся ближе и обнял меня. Очень сильно, крепко. Так, что мне стало душно и невольно захотелось отстраниться. Может, Илья не рассчитал силу своих объятий? Они могли бы быть приятными, а получились железными. На минуту мне даже стало немного страшно — может, еще не поздно вскочить на ноги, одеться и сбежать от него?

Но я осталась, продолжая думать, что в декорациях фанатской тусовки чувствовала бы себя намного более свободно и комфортно.

Мой лоб рядом с его щекой, холодной и слегка колючей. Илья меня обнимает. Еще несколько минут, и мы точно поцелуемся. Казалось бы, нужно радоваться, предвкушать и получать удовольствие, а я… вообще ничего не чувствую. Хочется думать, это потому, что я болею и у меня наверняка температура под тридцать восемь.

Вот фантастика. Понять не могу — куда все исчезло? Влюбленность, симпатия — где они? Два месяца назад я бы все отдала, чтобы он меня обнимал, чтобы быть его девушкой. Еще вчера вечером сердце замирало при мысли о поцелуях с ним. Теперь… он рядом, обнимает меня, мы смотрим фильм, а я не чувствую радости. Где это счастье, о котором все говорят? И куда улетели все бабочки, что заставляли меня улыбаться?

Оставалась последняя надежда — поцеловаться. Вдруг это поможет? Если после этого ничего не изменится, то я навсегда разочаруюсь в любви.

Я приподнялась на локте и посмотрела на Илью.

— Тебе не кажется, что пахнет горелым? — спросил он серьезно и, быстро поднявшись на ноги, убежал на кухню. — Блин! — раздался крик. — Спалить две пиццы!

Я неохотно встала с пола и пошла на кухню. Илья стоял у плиты и осторожно перекладывал на большую тарелку то, что осталось от пиццы. Два больших круглых черных угля. Есть такое нельзя, наверное.

Илья сел на стул и одним резким движением притянул меня к себе. Я не заметила, как оказалась сидящей у него на коленях, а его глаза, спокойные и темные, внимательно изучали мое лицо. Почему-то я боялась смотреть ему в глаза и все время отводила взгляд. И снова эти крепкие объятия, из которых хочется вырваться и убежать… и лицо, все ближе и ближе, а поцелуй — жесткий и долгий. Или, может, страстный? Такое чувство, что он целует и ненавидит.

— Мне пора домой, — сказала я, немного отстранившись от него.

— Я провожу тебя, — ответил Илья.

От его дома до моего десять минут пешком. Всю дорогу Илья что-то рассказывал. Я кивала, делая вид, что слушаю его, хотя на самом деле думала о своем.

Я много читала о первых поцелуях с любимым человеком. И в Интернете на форумах, и в журналах. Подруги тоже часто говорили об этом. Счастье, восторг, удовольствие — от первого до последнего поцелуя, при условии, если целуешься с тем, в кого влюблена.

Я влюбилась в Илью. Я поцеловалась с ним. По идее, я должна быть на седьмом небе от счастья, но ничего не чувствую. Наверное, для полного счастья нужно что-то большее. Но что?! Может, действительно, любовь — это просто химическая реакция в мозгу? Если так, то эта реакция у меня не идет. Да, с химией у меня сложные отношения.

У подъезда Илья снова поцеловал меня. И ничего. Ничего не щелкает в голове. Ничего не происходит. Может, мне просто показалось, что я влюбилась? Надо спросить вечером у Катьки.

— И ты боишься назвать это любовью? — спросил он.

— Я не говорю об этом первой…

— Я тоже, — вздохнул он. — Будь что будет.

Он ушел, оставив меня наедине со своими смешанными чувствами. Я поднялась к себе, открыла дверь. Свет в прихожей был погашен. Брат с женой и Гошей смотрели третью часть мультфильма про Шрека.

Прошла в свою комнату, включила мобильник. Десяток пропущенных вызовов от Катьки и пять сообщений от нее же — с единственным вопросом: «Ты где???»

Я перезвонила ей на домашний.

— Я тебе обзвонилась! — начала кричать Катя, едва услышав мой голос. — Где ты была? Хотя ты ничего не пропустила. Ильи сегодня тоже не было. Сказал, семейные дела и все такое. А у тебя что?

— Я была у Ильи дома, — призналась я без эмоций.

— И ты так спокойно об этом говоришь?! — возмутилась Катя. — Да я бы на твоем месте… Ну рассказывай давай! Что? Что? Что? Вы целовались?

— Да… — вздохнула я. — Целовались.

— Ну… и… как впечатления?

— Не знаю.

— Ладно, — сказала Катя. — Я думаю, до тебя просто еще не дошло это.

— А так бывает?

— Конечно, бывает.

— Это что, получается, у меня есть парень?

— Да! — крикнула Катя. — Теперь ты несвободная девушка. Ты хоть немного рада?

— Угу, — ответила я задумчиво.

Потом я лежала под одеялом и не могла уснуть до пяти утра. Думала. О себе, об Илье, обо всем.

Мне шестнадцать с половиной. У меня появился первый парень. И он старше меня на восемь лет. Кажется, я его люблю. Кажется, я ему нравлюсь. Вроде бы у нас это даже взаимно. В чем же тогда проблема? Почему он кажется мне таким непреодолимо чужим? Не своим.

Как-то трудно дается мне взросление. На этой мысли я и заснула.

Глава 9 Осторожно, двери закрываются

Так все закрутилось. Мы с Ильей встречались почти каждый день. Он дарил мне плюшевых медвежат, щенят и зайцев. Водил вечером в «Макдоналдс», где нежно кормил куриными наггетсами в сырном соусе. Звучит ужасно, но мне это даже нравилось. Я привыкала к нему, а он ко мне. Через месяц мы уже не казались друг другу чужими. Наверное, именно поэтому мне удалось однажды вытянуть из него историю его отношений с Ирой, о которой я все еще не могла забыть.

Илья был заметным парнем. Настолько заметным, что девушки всегда сами домогались его, а ему оставалось лишь выбирать лучшую из них. Лучшую на какой-то срок. Так было до третьего курса института, пока в соседний дом не переехали новые жильцы с симпатичной дочерью — старшеклассницей, которая готовилась к поступлению в вуз. Все остальное ее не волновало. В том числе Илья, который вдруг начал часто приходить в свою старую школу, чтобы увидеть Иру.

Ира оказалась первой девушкой, которую Илье пришлось завоевывать. Ухаживать, приглашать на свидания, дарить цветы, делать приятные сюрпризы — в общем, делать то, чего он никогда не делал раньше. Приходилось стараться, чтобы привлечь внимание. Месяца два ходил за ней. Но Илья не жалел. Наверное, поэтому был с Ирой почти пять лет. Пока не появилась я.

Позже я узнала еще одну важную деталь. Всем своим друзьям Илья говорил, что я «отбила его у Ирки», хотя на самом деле все было по-другому. Ира сама его бросила, поняв, что он увлекся мной. Просто Илье не нравилась эта правда, он скрывал ее. Так и было, «отбила у Ирки» звучало круче, чем «Ира сама ушла».

К весне я привыкла к нему. К его сообщениям, пожеланиям спокойной ночи, вниманию и присутствию. К хорошему быстро привыкаешь, даже если не ждешь этого. Теперь я не представляла, что когда-то все было иначе. Дима Билан? Все это было не со мной, в какой-то другой, не моей жизни. Недавно я сняла со стен все плакаты, собрала все вырезки из журналов, уложила в пакет и выбросила. А еще удалила все его фото с компа — слишком много места они занимали. Песни? Их я оставила, они по-прежнему нравились мне.

Со мной-то все понятно. Илья старше. И мне с ним хорошо, наверное. Но вопрос в другом: я-то ему зачем? Вижу, что нравлюсь, но надолго ли? Боюсь думать о дне, когда все закончится, когда он встретит другую — может, старше, красивее, умнее и опытнее. А я? Что тогда будет со мной?

Об этом я хотела поговорить с Катькой. Она послушала и спросила тихо, поглядывая на доску, где Адольф Семенович писал очередную, теперь уже более понятную мне, химическую формулу.

— А у вас уже было?

— Что? — не поняла я.

— Не прикидывайся, что не понимаешь, о чем я говорю! — сердито прошептала она. — Ну?

— Нет.

— А почему?

Не знаю, с чем это связано — Катьку постоянно тянет поболтать на очень личные темы именно на химии, когда отвлекаться — строго противопоказано.

— Я не знаю.

— Как так не знаешь?

— Ну вот так, — вздохнула я. — Не знаю.

— Может, он тебе намекал? — спросила Катя. — Вы не говорили об этом?

— Нет. Не намекал, не говорили.

— Это очень странно. А когда ты к нему приходишь — он тоже ничего?

— Ничего.

— Что, даже не пристает совсем?

— Нет.

— Ни фига себе…

— Это плохо?

— Да, Маш, это плохо. Он взрослый мальчик, они без этого не могут.

— Он встречается с другими?

— Ну да, — ответила Катя. — Скорее всего. Он ведь не все свободное время проводит с тобой?

— Да. Раньше мы виделись через день, а сейчас только раз в неделю на выходных…

— Вот-вот.

— Только непонятно, зачем я ему тогда?

— А ты поговори с ним и спроси.

— Поговорить?

— Да, сесть и поговорить.

— Не знаю… как-то неудобно.

— А ты подготовься, — посоветовала Катя. — Подумай, что скажешь, что спросишь. И не бойся. Все нормальные люди начинают решать свои проблемы с обычного разговора. Говорить вообще полезно. Когда вы с ним встречаетесь?

— Собирались сегодня вечером.

— А во сколько?

— Обещал написать ближе к делу.

— Никогда этого не понимала. Неужели нельзя сразу договориться?

— Он сам не знает точно, когда освободится…

— Ну ясно.

Показалось, что пришло SMS на мобильник. Полезла в сумку посмотреть. Ничего. Послышалось, наверное.

Неделю назад брат подарил мне новый мобильник, так что теперь я всегда была на связи с Ильей. Только вот беда — теперь он почти не писал мне сообщений и не звонил. Мы общались ВКонтакте или аське, иногда писал «goodnight» в SMS, но редко. В общем, новый мобильник радовал не так сильно, как мог бы радовать. Мечтала о нем три месяца, а как получила — так вроде бы не так уж и нужен оказался.

После школы вернулись с Гошей домой. Племянник по привычке сел играть в приставку, а я полезла в Интернет. Я думала, как правильно начать разговор с Ильей. Сегодня поговорить или еще немного подождать?

Подожду еще. Если за неделю ничего не изменится, то поговорю. Так я решила и пошла готовиться к встрече. Краситься и причесываться.

Через час я была уже готова, а Илья так ничего и не написал. Молчал мобильник, молчала аська, а с ними и ВКонтакте — за компанию. Илья просто сидел онлайн и молчал. Может, забыл? Я начала нервничать. Примерно так же, как осенью, когда ждала ответа на свое любовное письмо.

Обновить, обновить, обновить. Мои новости, друзья, комментарии. И так каждую минуту. Вдруг появилось новое сообщение!

Нажимаю, открываю… Блин! Вот так ведь часто происходит. Ждешь, ждешь ответа или важного сообщения от кого-нибудь, а пишут какие-то «подруги», с которыми виделась пять лет назад, или вообще незнакомые люди.

Парень какой-то, первый раз вижу. Черно-белое фото, длинные темные волосы, красивые зубы, бешеные глаза — он тут как бы кричит. И чего ему от меня надо? Он вроде ничего, на Андрея Малахова похож, который «Пусть говорят» ведет. Зовут Романом.

Открыла, прочитала.

От кого: Роман Исаев

Кому: Маша Гусева


Привет! Я тебя увидел на страничке у Гришки. Давай познакомимся. Ты не против?


Ответить Закрыть

Пока я читала, мне пришла одна заявка на добавление в друзья — от Ромы. Его даже не смутил мой статус «есть друг». Смелый парень. Я нажала на «дружить» и ответила, что не против с ним познакомиться.

Тут зазвонил мобильный.

— Маленький, я сегодня никак не могу, — сказал Илья грустно. — Давай лучше завтра?

— А почему не можешь?

— Работа… — вздохнул он. Было слышно, как рядом хохотали девушки.

— Ну ладно…

— Не расстраивайся, маленький…

— Ладно, до субботы, — сказала я и отключилась до того, как голос начал дрожать от слез.

Только я немного успокоилась, как по скайпу позвонила мама. Я подозвала Гошу, чтобы поговорил немного с бабушкой. А еще, чтобы отвлечь маму, чтобы не задавала вопросов, отвечая на которые, я начинаю истерить.

Гоша и мама смеялись, посылая друг другу воздушные поцелуи, а я боялась, что она заметит мои красные глаза. Наверное, поймет, что это из-за Ильи. Точно спросит о нем.

Наговорившись с бабушкой, Гоша убежал к себе, оставив меня наедине с мамой и скайпом. Вдруг возникла мысль, что зря родители отправили меня в Москву в конце прошлого лета и что все сейчас было бы лучше, если бы я осталась учиться дома.

— У тебя глаза красные. Ты плакала?

— Да нет, — ответила я, чуть отвернувшись в сторону и боясь смотреть на экран. — Плохо спала просто.

— Маша, а этот Илья — он не слишком для тебя… взрослый? — спросила мама.

— Почему? — изобразила я удивление. — Ему двадцать лет, на четыре года старше меня.

Я скрывала от родителей настоящий возраст Ильи. Очень боялась, что запретят встречаться с ним, да еще и брату скажут, чтобы проконтролировал. А старшие братья — они очень строгие бывают, особенно с теми, кто пытается обидеть их младших сестер.

— Но ему не двадцать лет… — задумчиво ответила мама. — Ну, правда ведь, Маш? Ты присылала фотографии. Ему все двадцать пять можно дать. Жениться ему пора, а ты еще маленькая для него.

— Наверное… — вздохнула я, опустив глаза. — И что мне делать?

Еще немного, и я снова начну лить слезы и хлюпать носом.

— Не принимай все, что сейчас происходит, близко к сердцу. И не обвиняй себя, когда он решит уйти.

Больше всего мне не нравилось слово «когда». Когда — это значит, что точно будет. А «если» — может, и не случится. Самое страшное, что я понимала — мама права. Илья первый меня бросит. А я не Ира. Я не найду в себе силы опередить его. Остается только ждать. С каждым днем этот момент все ближе и ближе.

— Я знаю, что ты все делаешь правильно, — продолжала мама. — Просто это не тот человек. Пойми, он не единственный, кого можно любить. Вокруг столько мальчиков, ты просто иногда не замечаешь их… Вытри слезы. У тебя все будет лучше всех, Машка!

— Ага, будет… — расплакалась я. — Ты мне это уже почти три года говоришь!..

— Потерпи еще немного.

После тяжелого разговора с мамой я долго не могла успокоиться. Последний раз я так плакала, когда мне не хватало денег, чтобы купить билет на концерт Димы Билана, — два года назад. А еще, когда Гоша испортил плакат с ним.

— Ну ты чего? — тихо спрашивал он, протягивая мне стакан воды. — На бабушку обиделась?

— Нет, бабушка все правильно сказала.

— Я знаю, — проговорил Гоша. — Я слышал.

— Опять подслушивал?

— Нет, мимо проходил просто. Зачем он тебе, а?

— Ну, как тебе сказать… я люблю его, наверное.

— Когда любят, ходят счастливыми.

— А я что, не счастливая, по-твоему?

— Не-а, — замотал головой Гоша. — Когда у тебя Билан на стене висел, ты и то счастливее была. А сейчас ты какая-то… — задумался он. — Совсем никакая.

— Отлично, — вздохнула я.

— Нет, это плохо, — возразил Гоша. — Найди себе нормального парня, и все будет хорошо.

— Какой ты умный, Гоша, — улыбнулась я, отдавая ему в руку пустой стакан.

— Это потому что я в бабушку, — ответил он, убегая на кухню.

Я смеялась — впервые за вечер. Наверное, через десять лет из Гоши вырастет отличный парень.

— Я домой хочу, — призналась я Гоше, когда он вернулся с кухни.

— А я хочу, чтобы ты осталась со мной.

— Тогда поедем вместе, — сказала я. — В июле, когда я поступлю в институт.

— Договорились, — согласился Гоша.

После дня, полного переживаний, я быстро заснула. Но вот прикол. Я засыпаю моментально, сплю ровно час, а потом просыпаюсь и до утра не могу уснуть. Это уже второй месяц продолжается. Очень раздражает.

Вот так и сегодня. Заснула, проснулась через час, вспомнила сон и чуть снова не расплакалась.

Снилось, что мы с Ильей гуляем по нашему району поздно вечером, держась за руки. Уже темно, везде горят фонари, светятся окна. Мы выходим к проезжей части, видим желтый автобус, подъезжающий к остановке. Я знаю, что автобус наш, но до остановки еще далеко и, чтобы успеть, нужно бежать. И мы бежим. Илья успевает запрыгнуть в автобус, двери закрываются, он уезжает, а я остаюсь одна на пустой остановке в темном городе, который за полгода так и остался для меня чужим.

Глава 10 Все сложно. Очень сложно

Приходя к Илье в субботу, я каждый раз наблюдаю одну и ту же картину. Он сидит за компьютером, обновляет музыкальные сайты, обрабатывает фотографии, готовит отчеты с концертов, модерирует несколько форумов, отвечает на сообщения, общается в чате и аське, а между делом пишет свою научную работу. Что-то про информационные технологии.

Я же валяюсь на полу в длинном свитере и теплых шерстяных носках и один за другим смотрю фильмы из его необъятной коллекции DVD. За сегодня я уже успела посмотреть «Короля Льва», «Красавицу и Чудовище» и «Белоснежку» со сборника диснеевских мультфильмов, а Илья все что-то креативил в фотошопе. Казалось, он вообще забыл, что я рядом. Ну ладно…

Лежа на полу, я рассматривала нижние полки, где рядком сидело шестеро плюшевых зайчиков и одна обезьяна в хрустящем нераспечатанном пакете. Илья говорил, что ее когда-то подарила Ира.

Дальше стояла полка с компакт-дисками и аудиокассетами, которые сейчас уже не выпускают. К ним у Ильи было особое отношение: прозрачную пленку, в которую запечатывали диски, он не разрывал и не выбрасывал, как делают обычные меломаны. Он аккуратно разрезал пленку по тем местам, где должен открываться футляр. Диски лежали каждый в своей ячейке, в свежей пластмассовой коробочке без единой царапины, как в музыкальном магазине — будто ждали, когда хозяин вздумает их прослушать.

Напротив стояли огромные горшки с цветами. Отростки дала Ира еще два года назад. С тех пор они выросли. Раз в месяц Илья таскал их в ванную, и там осторожно протирал каждый листочек.

Однажды я застукала его за этим занятием. Крепкий парень нежно протирал листочки. Это было так трогательно, что я чуть не разревелась. В тот момент я поняла, что люблю его.

Захотела пить, пошла на кухню. Прозрачная дверь была увешана десятком мохнатых тварей на присосках. Ворона в красном носке на одной ноге, серый зайчик с очень длинными ушами и дизайнерскими заплатками на плюшевом теле, пятерка разнообразных мышек и крысок, ослик и слоник. Их ему тоже дарила Ира.

— Ты куда? — спросил вдруг Илья. Надо же! Я думала, он не заметит.

— Спущусь вниз, есть хочется, а у тебя ни фига нет в холодильнике.

— Так некому заполнять… — грустно вздохнул он. — Один живу.

Я спустилась вниз и зашла в магазин «Абрикосовый мир». Странно. Ни разу не видела там абрикосов — обычный супермаркет. Еще я постоянно путаю его название и называю «Апельсиновым раем». Набрав две полные сумки, поднялась наверх и открыла дверь в квартиру — Илья не запер ее.

— Вернулась? — равнодушно спросил он, не отрываясь от монитора.

— Да, — кивнула я, медленно проходя на кухню и разбирая пакеты с продуктами.

Не понимаю, зачем он со мной встречается. Не понимаю, зачем я ему. Иногда хочется броситься ему на шею и обнять крепко-крепко. Делаю два шага вперед и не могу. Не покидает чувство, что рядом со мной чужой человек и что я занимаю чужое место.

Я пожарила курицу, помыла посуду.

— Я домой пойду, — сказала я, стоя в дверях комнаты.

— Уже? — удивился Илья, не поворачивая головы.

— Да. Мне нужно заниматься.

— Правильно, — согласился Илья, оставаясь на месте.

— Ты не проводишь меня?

Илья неохотно вылез из-за стола и поплелся в коридор. Ка-а-ак же ему лень. Ему даже лень просто посмотреть на меня. Казалось, каждое движение он делал через силу.

— Пока, — сказала я, глядя на него снизу вверх.

— Счастливо, — вздохнул он, коротко целуя меня в верхнюю губу. Я не закрывала глаза и все видела. Целуя меня, Илья смотрел в левый угол потолка.

Уходя, я тоже взглянула в тот левый угол. Может, там что-то интересное показывают? Или написаны ответы на сложные вопросы? Там было пусто. Просто пусто. Вообще ничего.

Я люблю его. А он меня — нет.

* * *

В воскресенье фанаты праздновали день рождения Юли — моей первой и единственной подруги в тусовке, кроме Кати, которая с зимы там не появлялась. Я же приходила сюда от силы раз в месяц, чтобы быть в курсе событий и лишний раз побыть с Ильей.

Праздновали в ресторане на берегу пруда, в трех остановках на троллейбусе от нашей улицы. Юля заказала длинный стол на два десятка человек. Мы с Ильей подарили ей плюшевую собаку от нас двоих. Подарок выбирал он. Кажется, у него не очень хорошо с фантазией в этом плане.

Среди гостей были две девушки, которых я видела впервые.

Лена — высокая, длинноволосая и очень общительная — сидела рядом с Ильей и строила глазки при каждом удобном случае.

Нину — с короткой стрижкой, в бесформенных джинсах модели «boyfriend» — можно было запросто спутать с невысоким мальчиком.

Говорили, что они живут на юго-западе, в другом конце Москвы. Чтобы добраться сюда, чуть ли не два часа нужно потратить.

Настроения никакого. Не могу веселиться, когда мои отношения висят на волоске. Вокруг шум, голоса, а я за вечер если с кем и разговаривала, то только с Катькой, которая тоже не отличалась сегодня позитивным настроем.

— Ну что, вы не говорили? — спросила она.

— Не было подходящего момента, — ответила я, приврав.

— Да? — удивилась Катя. — Вы же весь день были у него дома вчера.

— Он весь день просидел за компом, а я смотрела комедии.

— Страдала фигней, — сделала вывод Катя. — Вместо того, чтобы выяснить отношения.

— Ты не понимаешь… — вздохнула я. — Я боюсь.

— Чего? — не поняла Катя. — Это просто разговор!

Я не знала, как объяснить это Кате. Весь прошлый день я валялась на полу и смотрела комедии, но не могла вспомнить ни одного сюжета, потому что все время думала об Илье и о том, как лучше начать разговор.

Я смотрела ему в спину и понимала, что не могу. Для меня это то же самое, что для застенчивого человека подойти к незнакомцу на улице и спросить дорогу. Он скорее заблудится и сам найдет путь, чем попросит о помощи.

Илья был для меня тем самым незнакомцем, к которому я не могу подойти, но который знает ответы на мои вопросы.

— Тебе придется решиться, — сказала Катя. — Сегодня подходящее время. Он немного выпьет, так что вывести его на откровенный разговор будет намного проще. Только не сейчас, конечно…

Илья сидел напротив меня. За весь вечер ни слова друг другу. Ни он мне, ни я ему. Мне просто нечего было сказать. Нечем поделиться. Я заметила, что начинаю мучительно придумывать вопросы, чтобы завязать обычный разговор. И каждый вопрос казался искусственным, будто специально выписанным из текста в женском журнале.

Максим и Илья обсуждали новый видеоклип, уставившись в большой экран, висящий на стене ресторана. Я не могла представить, как подойду к нему и скажу «Илья, нам надо поговорить». Мой мозг отказывался принимать эту возможную картину.

— Лучше, если ты это сделаешь вечером, когда все разойдутся, — продолжала Катя. — Вы ведь еще погуляете потом?

— Может быть, — неуверенно ответила я.

— Конечно, погуляете, — сказала Катя. — Завтра выходной, так что домой можно не торопиться. Вот и поговорите. Тебе нужно знать правду, есть у него кто-то еще или нет, а отношения должны развиваться, переходить на новый уровень. Так сделай же это. Чем дольше откладываешь, тем страшнее становится.

— Попробую.

Говорить на эту тему больше не хотелось. Смелее я от этого не становилась. Только раздражалась и волновалась. Надо срочно сменить тему, а то болтливая Катька до самого вечера будет зудеть:

— Видела, какой красавец добавил меня в друзья позавчера? — спросила я тихо, чтобы Илья не слышал. Хотя, сомневаюсь, что он стал бы меня ревновать.

— Да, кстати! — еще больше оживилась Катя. — Я сама хотела тебя спросить. Кто такой? — Она расстегнула вышитый стразами чехол и достала мобильник. — Сейчас посмотрю еще раз. О, да он красавчик!

— Писал, что друг Гриши, — ответила я. — Увидел меня у него на «стене» и предложил познакомиться.

— Ты видела его фотки? — спросила Катя, не поднимая глаз от мобильника.

— Нет, — призналась я. — Я даже на его страницу не заходила.

Да, я нажала кнопку «дружить» и в тот же момент забыла об этом парне. Голова была забита мыслями об Илье.

— Иди сюда, смотри.

Брюнет с отросшими почти до плеч волосами. То кривляется с баяном в руках, то за барабанами, то с гитарой. Темные брови, темные глаза.

— Такой милый раздолбай… — задумалась я.

— Романтик, — сказала Катя. — Знаешь, кого он мне напоминает?

— Кого?

— На Колина Фаррела похож, — улыбнулась она. — Но он хороший мальчик, Рома этот. Хоть и друг этого дебила Грузда. Сколько ему лет?

— На год старше меня.

— Ну вообще отлично! Он еще никуда не приглашал тебя?

— Нет. А должен?

— Не просто же так он тебя добавил.

— Он еще писал, что не любитель много болтать в Инете, а пишет мне только потому, что болеет сейчас.

— Значит, выздоровеет и пригласит. Пойдешь?

— Я не знаю. А Илья?

— Что Илья? Всегда нужно иметь запасной аэродром, а лучше несколько. Подумай. Рома очень красивый мальчик. Кстати, где он учится?

— Вроде в МГУ.

— На экономическом, наверное, — предположила Катя, нажимая кнопки мобильного. — В общем, не отказывайся от свиданий с ним. Как минимум ты приятно проведешь время, а как максимум… — Катя выразительно покосилась в сторону раскрасневшегося Ильи. — Найдешь нормального и подходящего тебе парня.

Праздновать день рождения Юли продолжили дома у Ильи. Накупили продуктов в магазине на первом этаже и дружной компанией поднялись на десятый.

Едва переступив порог квартиры, почти вся женская часть тусовки потянулась на кухню — собирать на стол. Девушки быстро мыли фрукты, резали овощи для салата, ставили кастрюлю для креветок. Старательные, суетливые, без тапок на холодном кухонном полу — они хотели, чтоб все получилось и быстро, и качественно.

Мы с Катькой неохотно заглянули на кухню. Лена резала помидоры тупым ножом, переминаясь с ноги на ногу; Нина кромсала огурцы далеко не первой свежести. Марина и Юля дружно раскладывали готовые салаты. Места для нас с Катькой уже не было. Поняла не без радости.

— Смотри, как стараются, — комментировала Катька.

— Ага, — вздохнула я.

— Женская доля…

— Тусить на кухне и зажигать у плиты, — закончила я, отвернувшись.

Странное чувство — смотреть на этих девушек. Кажется, мне противно. Почему-то мне не хотелось быть на их месте. Кидаться помогать на кухне, пытаться угодить, готовить, резать салаты. Не могу. Не хочу. Мягкий помидор под тупым ножом Лены не хотел разрезаться на части. Он мялся, брызгался соком и семечками. Меня передернуло.

— Как же это все убого, — вздохнула Катька.

— Пойдем в комнату? — предложила я.

— Пойдем.

В комнате уютно расположилась сильная половина тусовки, состоявшая на тот момент из двух человек — Ильи и диджея Макса. Развалившись на диване, они смотрели MTV и обсуждали новый клип Lady GaGa.

Я же ничего не слышала, будто кто-то невидимый взял да отключил звук телевизора. Девочки собирали на стол, а я — девушка хозяина квартиры — даже не предложила свою помощь.

Это был не первый день рождения, который мы праздновали компанией за полгода. Раньше я всегда помогала. Бежать сломя голову на кухню, просить нож и доску, поддерживать разговоры, мыть посуду, вытирать… Так всегда было. Это негласное правило. Женщины готовят на скорую руку, а мужчины ждут у телевизора. Что-то типа отражения будущей семейной жизни, до которой еще расти и расти.

И я отражалась в ней. Каждый раз. Но сейчас — не хотела. Надоело. И это был большой минус. Минус, который Илья мне поставит. Девушка обязана помогать на кухне.

Мы с Катькой стояли в дверях комнаты.

— Забыла тебе рассказать, — сказала она. — Я вчера ходила в одно интересное место.

— Какой-нибудь новый магазин обуви?

— Магазин, но не обуви.

— Одежды?

— Нет, называется «Путь к себе». Мне гадали на картах Таро. Все правда! Я уже второй раз туда ходила, к своей любимой гадалке. Мы даже номерами телефонов обменялись. Она там бывает по вторникам и четвергам. Она супер! Татьяной зовут. Классные консультации дает.

— Может, мне тоже сходить?

— Я могу тебя отвести, если соберешься, — сказала Катя. — Меня так трясло в первый раз. Очень боялась. А потом уже не страшно. В общем, бери тысячу рублей, и сходим…

— Мальчики, у нас все готово! — торжественно объявила Лена, появившись в дверях комнаты с полотенцем на талии вместо фартука. — Идемте на кухню.

Илья прошел мимо, смерив меня и Катю молчаливым осуждающим взглядом. Все веселились, а я по-прежнему молчала, поглядывая на часы и считая секунды, когда же все уйдут. Тогда мы, наконец, останемся одни впервые за день и сможем поговорить.

В одиннадцать вечера ушла домой Катя, пожелав мне удачи и поцеловав на прощание. В двенадцать ушли все остальные, кроме Лены и Нины, которым ехать на другой конец Москвы.

Я долго не могла решить: идти домой и выходить со всеми, или остаться, чтобы выбить из Ильи ответы на вопросы. Выбрать первое — значит, оставить Илью с этими двумя девушками. Нет, я не могу это допустить. Я его девушка! Так я решила остаться. Позвонила брату и сказала, что останусь у подруги и домой приду утром.

Теперь нас было четверо. Лена и Нина торчали на кухне среди грязной посуды и мокрых полотенец. Илья валялся на диване, обняв подушку, и спал. Казалось, его очень утомил прошедший день. Пыталась растолкать его за плечо, но он только бормотал что-то бессвязное и отмахивался.

Я слонялась между кухней и комнатой, не зная, чем себя занять. Девушки делали вид, что меня не существует. Илья, видимо, придерживался той же позиции. Я начала жалеть, что не пошла домой вместе с Катькой. Хотелось забить на все, сесть в угол и расплакаться. Капризно и громко. И чтобы Илья подошел, обнял, погладил по голове, и тогда сразу стало бы все хорошо. Но я знала, что этого не будет…

Зашла на кухню взять сок из холодильника.

— Посмотри на левой верхней полке, — сказала Лена Нине. — Кажется, там был чай.

— Точно, Ленок, а я и забыла.

Девушки здесь не впервые. Они уже бывали у Ильи дома, и, возможно, не один раз. До этого вечера я отказывалась верить в то, что у него может быть кто-то, кроме меня. Теперь же я это просто знала.

Нина не в его вкусе, да и он ей по барабану. А вот Лене — высокой, с волнистыми волосами моей мечты — он нравится. Это видно, это взаимно, и это грустно. Не им, конечно, а мне.

Лена раскованная и веселая. Любит аниме. Фанатка просто. Вчера, копаясь в дисках с фильмами, я наткнулась на три диска с аниме. «Унесенные призраками» и «Мой сосед Тоторо» — от Миядзаки, а еще сериал «Озорной поцелуй» о школьной безответной любви.

Были и другие странные вещи. Изменились обои «рабочего стола» на компе Ильи. Раньше там была Анна Курникова, а теперь — серый Тоторо с зонтом.

Нина и Лена уже заварили чай с бергамотом и достали коробку с конфетами. Меня по-прежнему раздражала эта хозяйственная возня. Лишь бы угодить. Тем не менее Лена явно выигрывала на моем ленивом фоне.

Я вернулась в комнату и открыла пакет холодного сока, усевшись на пол рядом с диваном, где все еще спал Илья. Потом бездумно листала каналы. Сначала с первого до двадцатого, потом в обратном порядке. Наверное, это нервное.

— Пойдемте пить чай, — сказала Лена. — Илюш, просыпайся!

Я обернулась. Лены уже не было, а Илья проснулся и сердито оглядел меня сонными глазами.

— Могла бы и спросить, можно ли остаться, — сказал он, вздохнув.

— Что? — не поняла я.

— Я говорю, что ты поставила меня перед фактом, а нужно было спросить.

— Но ведь… Лена и Нина ничего не спрашивали, а я…

— С чего ты взяла? Не знаешь, не говори.

— Извини, — еле слышно ответила я, чувствуя, что заливаюсь краской. Лучше бы я ушла домой.

Три человека пили чай и обсуждали прошедший день. Четвертый человек сидел рядом, но как бы не существовал для остальных. В том числе для чая, который ему налили. То ли время замедлилось, то ли чай не остывал.

— Юлька хорошая девчонка, — сказала Нина. — Хочется, чтобы у нее все сложилось, а то ведь двадцать два исполнилось, а парня у нее больше года нет.

— Да все у нее хорошо будет, Нинок, — вступила Лена. — Нормальная девчонка, только любить себя побольше надо и бывать в нужных местах.

— Да Юлька дура… — отозвался Илья. — Лучше б похудела килограмм на пять сначала. И замуж ей надо срочно. Если сейчас не выйдет, то через три года уже никому не нужна будет.

— Илья, ты не прав… — возразила Лена.

Я хотела вступить в разговор и участвовать наравне со всеми. Что бы сказать Илье? Или спросить. Катя раньше советовала «придумать или раздуть проблему», а потом попросить у парня совета. Типа им очень нравится чувствовать себя умными и полезными.

— Я тебе говорила, что потеряла пропуск на курсы? — спросила я Илью.

— Да ты что! — воскликнул Илья с наигранным удивлением. — И что теперь делать?

— Платить штраф и делать новый…

— Понятно, — отмахнулся Илья и обратился к Нине: — Ну так что там тебе Макс говорил? Давай рассказывай!

Больше я не пыталась наладить с ним контакт. Оставила чай и ушла в комнату. На экране мелькало лицо Димы Билана, безумно любимое еще полгода назад.

Тут я все поняла. Все будто встало на свои места. Правда, ничего не изменилось. Думала, что, начав встречаться с Ильей, я сделала шаг вперед. Я ошиблась. Не было никакого шага. Я по-прежнему стояла на месте и любила недоступного парня. Просто парень поменялся. Был Билан, стал Илья. Но это не меняло сути. Они оба оставались для меня чужими. Только с Ильей это было более болезненно, потому что он находился рядом.

В четыре часа Нина и Лена легли спать на разложенный диван, а я рядом с Ильей — на надувную кровать. Стоило ему лечь, как он тут же отключился: не раздеваясь, без подушки и одеяла.

— Илья… — шептала я, толкая его в плечо. — Пойдем, поговорим.

— Маш, я сплю.

— Илья, поговори со мной.

— Маш, давай утром.

Я вздохнула и отвернулась. Вертелась два часа, поджимала замерзшие ноги, пыталась свернуться, чтобы согреться. Ни одеяла, ни подушки.

Ни заснуть, ни согреться в ту ночь мне так и не удалось. Зато удалось тихо поплакать. В шесть утра на мобильном телефоне завибрировал будильник. Я встала, на ощупь добралась до ванной и минут десять грела руки под горячей водой.

На столике в прихожей лежал мобильник Ильи. Он мигал каждые пять секунд, на миг освещая потолок голубоватым сиянием. Я осторожно взяла его и нажала на правую нижнюю кнопку. Очень боялась, что звук разбудит Илью и девушек.

Пальцы дрожали и не слушались. Лицо горело. От волнения я взмокла. Дышать стало трудно.

Что тут у него? Сообщения, принятые вызовы… Десяток SMS от Лены, подряд. Скучаю, люблю, анимешные смайлики. Папка исходящих сообщений пуста.

Набранные номера. Мама, папа, Иришка, бабушка, Максим, Иришка, Иришка, Иришка, Иришка… Он общается с ней. Они расстались, но продолжали общаться.

Я же в его телефонном справочнике была записана, как «Маша». Сообщений от себя я не нашла. Илья их стирал…

Неужели все действительно так плохо и это конец?

Я положила мобильник на место, быстро собралась и ушла, захлопнув дверь.

Выйдя на улицу, написала Илье SMS, что не хотела их будить и ушла домой. По дороге за десять минут я замерзла еще сильнее — короткая весенняя куртка совсем не грела.

Даже поднявшись к себе, я долго не могла согреться, хотя на градуснике за окном было плюс десять, а топить еще не перестали.

Стелить постель не стала, достала только подушки и два пледа из шкафа. Сделала себе чай, выпила и забралась под них. Я согрелась почти сразу, но заснуть так и не получилось. Вертелась и смотрела то в потолок, то в окно, то в книжный шкаф.

Наверное, утро — самое депрессивное время дня. Я закрыла глаза и крепче обняла плюшевого мишку, которого подарил Илья на Новый год.

Глава 11 То, что крадется незаметно

Утром Катя была молчаливой, задумчивой, грустной. Совсем не похожей на себя. Она сухо сказала «привет» перед первым уроком и больше не произнесла ни слова. Даже не спросила, поговорили мы с Ильей или нет. Это показалось мне очень странным, потому что тема сильно интересовала Катю.

Теперь на уроке химии Катя делала только две вещи. Или старательно записывала за Адольфом, или утыкалась в учебник, нервно кусая колпачок ручки.

— Я не смогла поговорить с Ильей… — начала я.

— Угу.

— Он заснул.

— Угу…

— А еще Лена и Нина остались у него… Мне кажется, они с Леной мутят.

— Угу.

— А утром я залезла в его мобилу. Он общается с Ирой…

— Угу…

— А еще отчитал меня, что я у него осталась, не спросив разрешения.

— Угу.

— Кать, что случилось? — спросила я, не выдержав пятого «угу».

— Ничего… — ответила она, не поднимая глаз.

— Так не бывает, — сказала я. — Ты обиделась, что я не ушла вчера вместе с тобой?

— Нет.

— А на что тогда?

— Все нормально.

— Понятно… — вздохнула я.

Хотя понятно было лишь то, что черная полоса подкралась ко мне слишком близко. За последние три месяца мы очень сблизились с Катькой. Она почти не общалась с Кристиной и Наташей. Я даже не видела, чтобы она давала им списывать. Они только здоровались, по привычке целуясь в щеки.

А сегодня… Катя не стала ждать меня после урока и сразу убежала за девочками. Веселая, радостная и болтливая. Совсем не та, что сидела рядом со мной пять минут назад!

Так продолжалось весь день. Катя делала вид, что меня не существует, а я отчаялась узнать, что же произошло.

Такое чувство, будто вокруг меня образовался вакуум. Девочки, Илья, Катя… Еще немного, и я начну сомневаться, существую ли на самом деле.

На физкультуре нас впервые за год вывели заниматься на улицу. На стадионе еще виднелись островки снега, но было уже довольно тепло. Пробежать пять кругов для разминки.

Катька бежала впереди с наушниками в ушах. Кристины с Наташей среди бегущих не было. Наверное, прогуливали. Хорошо, что их не было рядом с Катей. Это значит, я могу догнать ее и прямо все спросить.

Раз, два, три… разгоняемся, еще пара секунд, и вот мы бежим рядом и молчим. Катька в полосатой шапке, в наушниках, смотрела себе под ноги и делала вид, что не замечает меня.

Она побежала быстрее, и я побежала быстрее. Блин. Что за фигня происходит? Я снова догнала ее и на бегу выдернула правый наушник.

— Ты чего, дура совсем, что ли? — закричала Катя, впервые за день посмотрев на меня.

— Извини, но по-другому до тебя не докричишься, — ответила я. — Кать, что произошло?

— Ничего.

— Кать, почему?

— Не знаю, — сказала она и снова побежала быстрее.

Я не отставала:

— Кать…

Тишина.

— Я что, со стеной разговариваю?

Без ответа. Мне казалось, еще чуть-чуть, и я разревусь, прямо здесь, на спортплощадке перед всем классом.

Мы снова бежали рядом:

— Так не делают, Кать… Ты хотя бы скажи, я ничего не понимаю.

Катя не ответила.

— У меня тут больше нет никого, кроме тебя… я одна…

Катя молчала, но больше не пыталась убежать вперед. Может, устала. Не знаю. Когда мы побежали последний, пятый, круг, я посмотрела на нее. Катя плакала, не вытирая слез.

— Кать, ты чего? — спросила я.

— Ничего, Маш, — ответила она, мотая головой. — Все нормально, — и даже попробовала улыбнуться, а потом на миг сжала мою руку в перчатке.

Я запуталась еще больше. Что случилось с Катькой? Почему она ничего не говорит мне? Мучаясь этими вопросами, я проторчала в женской раздевалке дольше обычного. Все уже собрались, причесались, накрасились и ушли, а я еще сидела и завязывала шнурки на новых сиреневых кедах. «На английский опоздаю…» — подумала я и заметила сложенный вдвое листок розовой бумаги. Что-то очень знакомое. У Кристины есть такой блокнот! Размером с альбом в форме сердца. Противные розовые листочки в линеечку.

Я потянулась, схватила лист и развернула его. Кристинкин почерк. Красной ручкой написано.


«Привет, Катюшка!


Мне сложно писать об этом, но чувствую, что должна это сделать…»


Зазвонил мобильник. Олег.

— Маш, ты можешь говорить?

— Да, — ответила я. — Что-то случилось? — Брат никогда не звонил мне в середине дня.

— Да, Машуль. Очень нужна твоя помощь. Ты в школе?

— Да.

— Как хорошо… звонили из школы, сказали, Гоша заболел ветрянкой. Надо забрать его побыстрее, а у меня две встречи, которые уже нельзя отменить. Эльза трубку не берет. Сможешь забрать его прямо сейчас и отвести домой?

— Ой, бедненький… — сказала я. — Да, я уже выхожу.

— В общем, идите домой, уложи его в постель, пускай лежит, и вызови врача. Хорошо, Маш?

— Да-да, все поняла.

— Как придете, позвони.

— Ага…

Не дочитав записку, я спрятала ее в сумку и выбежала из раздевалки. Придется прогулять два урока английского. Это даже хорошо, потому что пересказ текста я не подготовила. Наверное, я погорячилась, сказав, что я здесь совсем одна. Ведь есть мелкий Гоша, которому я иногда нужна.

Когда я прибежала на третий этаж, он уже сидел в раздевалке. Почти одетый, очень грустный, в красных пятнах, которые придется замазать зеленкой. Не могу вспомнить, болела ли я ветрянкой в детстве. Если болела, значит, есть иммунитет. А если все-таки нет? Надо будет спросить вечером у мамы.

Домой с Гошей шли медленно. Он хныкал и пытался чесать красные пятна, крепко держа меня за руку свободной рукой.

Потом мы ждали врача, который прописал постельный режим и жаропонижающее для детей, затем я бегала в новую аптеку, которую недавно открыли у перекрестка. Автоматические двери, которые открываются, стоит подойти к ним, не хотели пропускать меня. Хотя перед бодрым мужичком открылись тут же. Почему-то стало очень грустно.

Вернувшись наконец домой, измерив Гоше температуру, дав лекарство и включив компьютер, я поняла, как сильно устала за этот долгий, нервный и странный день. Только теперь я вспомнила про записку, которую нашла в раздевалке. Развернула и продолжила читать:


«…просто дело в том, что, когда я пришла в ваш класс два года назад, ты сразу стала моей лучшей подругой. Но постепенно мы стали отдаляться друг от друга. Может быть, это потому, что я стала больше общаться с Наташкой и у меня появился парень. Да и ты теперь больше общаешься с этой новенькой Машей. Если место твоей лучшей подруги уже занято, то я не стану претендовать, но если все же нет, то буду очень рада занять его.


Твоя подруга Кристина».


Не понимаю. Полгода тусить вдвоем, вспоминая о третьем, только когда нужно списать математику? А под конец полугодия проснулись былые дружеские чувства. Письмо красивое такое, складное. Вон две девчонки внизу подрисованы красной ручкой — круглые лица, треугольные платья, ноги-руки — палочки, глаза точками и губы смайликами.

Наверное, найти лучшую подругу — это то же самое, что найти парня. Не с каждым ведь можно встречаться, не в каждого можно влюбиться. По-моему, это те же механизмы. Все проще, но взаимность в дружбе… с ней почти так же сложно, как и в любви.

Я привязана к Катьке, Катька привязана к Кристине, а Кристина дружит с Наташей. Мне понятны чувства Кати после этого письма. Но вряд ли это можно назвать поводом, чтобы так меня резко кинуть, ничего не сказав, не объяснив… Можно ведь и с двумя дружить?

Очень хотелось взять телефон, написать SMS, спросить. Я перекладывала его из руки в руку, то открывала, то закрывала, смотрела на экран, думала, вздыхала. Начинала было писать сообщение, но психовала и быстро удаляла, не отправляя.

Мобильник молчал уже третий день. Ни одного сообщения от Ильи. Никаких знаков вообще. После дня рождения Юли мы ни разу не созвонились. А на то последнее SMS, где я писала, что не хотела их будить, он не ответил.

А я очень хотела, чтобы он позвонил. Обычно советуют отвлечься и не ждать, но у меня так никогда не получалось. Если я жду, то я действительно жду, и пока не дождусь, не смогу заняться чем-то другим.

Почему-то я верила, что если усиленно думать и неотрывно смотреть на мобильник, то он точно зазвонит. И он зазвонил. Определился номер Юли…

— Приветик! — радовалась чему-то она. — Ну как вы? Где вы?

— В смысле? — не поняла я. — Ты о чем, Юль?

— Ну, где вы с Ильей сейчас?

— Я не знаю, где Илья, — сказала я. — Мы с твоего дня рождения не разговаривали. А я у себя дома. Уроки сажусь делать…

— Это что, значит, ты не с ним в Питере? — удивилась Юля. — Просто хотела попросить тебя купить одну питерскую газету с «Иванушками» на обложке…

— Первый раз слышу о поездке в Питер.

— Мне девчонки сказали, что Илья со своей девушкой и Максом едут в Питер на пару дней. Вчера должны были уехать. Я думала…

— Юль, я тебе позже перезвоню. Ладно?

До меня с трудом доходила новость о поездке в Питер. Уехал вчера? Значит, билеты он купил заранее и ничего не сказал. И главное — с кем? С бывшей девушкой Ирой или с анимешницей Леной?

Я знала, что мы расстанемся. Знала, что он первый меня бросит. Но никогда не думала, что это случится именно так. Меня бросили, а я даже не заметила. Упустила этот момент.

Мне казалось, Илья уже давно сделал это — просто, сидя за компом, не было времени поставить меня в известность. А теперь он просто сбежал в Питер.

Мобильник в моей руке начал дрожать. Точнее, дрожал не он, а рука. Вместе с ней дрожало и мое отражение в гладкой, почти зеркальной поверхности телефона. Удивлялась, что не плачу, даже не хочу плакать. А ведь думала, с ума сойду…

Приглядевшись к отражению, я заметила небольшие красные пятна на лице. Заразиться ветрянкой в шестнадцать лет — это мне для полного счастья, наверное…

Глава 12 Семейное

Следующие три дня мы с Гошей на пару валялись с температурой. Комнаты разные, а температуры одинаковые — тридцать восемь и пять. И зеленые точки на физиономии — одного происхождения.

Сил хватало только на то, чтобы слезть с постели, сделать шаг, включить комп и поставить статус «болею» в ICQ — бестолково надеясь, что, видя градусник рядом с моим ником, Илья задумается, опомнится и напишет мне.

Но Илья молчал. Три дня был online с мобильного телефона. И ничего. Ни слова, ни строчки. А я спала целыми днями. То есть находилась в болезненном, полусонном состоянии. Вроде бы спала, но вскакивала от любого звука. Поднимала голову, вставала на ноги, трогала «мышь», скрестив пальцы левой руки… Только бы увидеть мигающее оранжевым окошко, только бы написал, только бы… Вместо этого я видела лишь зеленый цветок. Менялись статусы. Не беспокоить, отошел, не беспокоить, отошел, не беспокоить…

Возвращалась под одеяло в разочаровании. Хотелось наговорить гадостей, сказать все, что думаю, послать его… А смысл? Он сделал это тихо и незаметно, а я плюю ему в спину и бешусь. Лучше всего — оставить как есть. Отпустить, закрыть эту страницу, не трепать себе нервы поздним выяснением своих никчемных отношений, за которые я продолжаю цепляться.

Снова позвонила Юля:

— Приветик! — сказала она. — Обещала перезвонить и молчишь.

— Я болею, — ответила я.

— Простудилась? — спросила Юля.

— Нет, у меня ветрянка…

— Понятненько, — вздохнула она. — Я в детстве болела. Ну ты выздоравливай скорее.

— Спасибо, Юль.

— Что-то ты совсем грустная. Температура высокая?

— Была, а сейчас не очень высокая.

— Ясненько. А где тебя так угораздило-то?

— От племянника, — ответила я. — А он где-то подхватил.

— Ничего, пройдет, — сказала она. — Ну, ладненько, ты лечись давай. Я тебе еще позвоню.

— Хорошо…

— Ой, Маш, забыла тебе сказать! — Юля заметно оживилась.

— Что?

— Вчера Илья вернулся из Питера, мы с фанатами встречались вечером, — начала она. — Знаешь, кто был на встрече?

— Ну?

— А ты угадай!

— Юль…

— Ой, извини, я забыла, что ты болеешь.

— Ничего. Так кто был на встрече?

— Помнишь Иру? Кажется, она с Ильей в Питер ездила.

— Я догадывалась.

— Это еще не все!

— Что еще? — вздохнула я. — Давай, добей меня.

— Илья передал тебе привет.

— Что? — мне казалось, я ослышалась.

Да, я очень хотела от него сообщений, новостей и просто какого-то внимания. Любого! Даже идиотскому вопросу «как дела?» я бы радовалась до неприличия. Но передать мне привет через подругу… Мне стало только хуже. Лучше бы он вообще молчал.

— Илья передал тебе привет, — повторила Юля.

— Отлично. Передай ему тоже, — сказала я.

— Хорошо, я обязательно передам, когда увижу!

— Только не привет, — продолжила я.

— Не привет? — удивилась Юля. — А что же тогда? Не понимаю.

— Просто покажи ему средний палец и скажи, что это ему от Маши. То есть от меня.

Юля молчала примерно полминуты.

— А-а-а!.. — протянула она обрадованно, догнав смысл, и засмеялась. — Ну ты супер! Конечно, передам. Ух. Я бы никогда до такого не додумалась. Машка, ну ты вообще. Надо это записать где-нибудь. Ты ведь не против?

— Записывай, — грустно улыбнулась я.

После разговора с Юлей я почувствовала себя еще более опустошенной и больной, чем была утром и три дня назад.

На четвертый день я не выдержала. Температура опустилась до более приемлемых тридцати семи и трех. Статус Ильи поменялся на «готов поболтать». Я сочинила небольшое сообщение и отправила ему.

Я чувствую себя ненужной куклой. С ней играли, а потом она надоела. Но ее не выбросили, а просто оставили валяться на полу… теперь ходят и топчут ногами. Я не заслуживаю такого отношения и чтобы мне передавали приветы через подруг. Хорошо в Питере развлекся?

Я хотела было выйти из аськи и ждать ответ в офлайне, но быстро передумала. Глупо прятать голову в песок, когда ты и так уже знаешь намного больше, чем он может предположить.

Легла на край кровати и прикрыла глаза. Больно смотреть на яркий свет монитора. Незаметно я задремала. Проснулась через полчаса оттого, что из глаза вытекла слеза. Сама взяла и вытекла. Не знала, что так бывает.

Поднялась на локте. Окошко программы внизу экрана мигало оранжевым цветом. Илья ответил. Я переместилась в крутящееся кресло и щелкнула мышкой, открывая сообщение.

Съездил отлично.

Понимаешь, Маш, все не так. Все как-то неправильно. И думаю, это непреодолимо. Ты очень хорошая девчонка, у тебя все будет отлично, но давай останемся друзьями.

Я ушла офлайн и закрыла программу, потом перебралась на диван и впервые за эту неделю расплакалась.

Теперь точно всё. То есть «всё» — было понятно еще неделю назад. Просто сегодня до меня это, наконец, дошло. Оно стало реальным, вступило в силу.

Невыносимо читать эти слова — «у тебя все будет отлично» — от того, кого любишь. Про «быть друзьями» даже думать смешно.

Еще никогда в жизни я не чувствовала себя настолько жалкой и никому на свете не нужной. Парень бросил, подруга ушла к другой подруге, а сама я заболела детской болезнью, когда до экзаменов чуть больше месяца.

Плакала и не могла остановиться, хотя и знала, что зеленые болячки от слез начнут чесаться еще сильнее. Я огляделась — где-то тут были бумажные салфетки… Но заметила только Гошу, взъерошенного, в зеленую крапинку.

Он стоял в дверях моей комнаты и внимательно смотрел на меня.

— Ты чего? — тихо спросила я.

— Я ничего… — задумчиво ответил он, подходя ближе ко мне и трогая лоб. — Почему ты плачешь?

От Гошиных вопросов я еще больше расплакалась, но ничего ему не ответила.

— С парнем своим поссорилась?

Гоша посмотрел на пол, наклонился и достал упаковку салфеток. Они лежали под стулом. Открыл и протянул мне. Я молча всхлипывала и вытирала нос.

— Не плачь, помиритесь…

Погладил меня по плечу и обнял за шею, тяжело вздохнув. Наверное, мы забавно смотрелись со стороны. Лохматые, с блестящими больными глазами и зелеными точками на коже.

Гоша молчал, крепче обняв меня. Я тоже обнимала его, думая о том, как сильно хочу домой… и что, будь у меня деньги, я бы не раздумывая уехала обратно. Навсегда. Почти так же, как сделала Лиза в прошлом году. Окончила институт, получила диплом и вернулась в Вятку. Правда, у меня ситуация сложнее.

— Ты только не уходи никуда… — прошептал Гоша мне на ухо.

Его голос дрожал. Гоша плакал, вцепившись пальцами в мой халат. Тут я поняла, что мы очень похожи. Намного больше, чем мне казалось раньше.

Не заметила, как успокоилась. Наверное, все у меня не так уж и ужасно, раз рядом есть Гоша, которому я нужна. Да и что скрывать — этот кареглазый хулиган тоже мне нужен.

На следующий день мы чувствовали себя лучше. Гоша позвонил домой по скайпу, и мы долго разговаривали с мамой втроем. Она, конечно, стала переживать о нашем здоровье и обещала прислать экспресс-почтой новую волшебную мазь, чтобы болячки лучше и быстрее заживали. А мне очень хотелось спросить, нет ли там, дома, такой мази, чтобы скорее склеить мое разбитое сердце. Но я молчала, а мама, казалось, и так все понимала.

— Как Илья? — спросила она под конец разговора.

— Все нормально, — соврала я, отведя глаза от монитора.

— Точно? — не верила мама.

— Ба, она плакала вчера, — выдал меня Гоша. — Еле успокоил.

— Вы поссорились?

— Да нет… — вздохнула я. — Просто он вернулся к бывшей девушке. Ездил с ней в Питер. Я случайно узнала…

— Ба, а я уже давно говорил ей, что этот Илья плохой, — снова вмешался Гоша, заставив меня улыбаться сквозь слезы. — Скажи ей, чтобы нашла себе нормального парня, а то она меня не слушает совсем!

Я вдруг представила, что выхожу на улицу, а на груди у меня висит табличка с надписью «Ищу нормального парня». Искать парня — смешно и грустно. Проблема в том, что искать не хотелось. Хотелось, чтобы сам нашелся. Я ведь не «искала» Илью специально — так сложились обстоятельства, что мы встретились.

— Конечно, найдет, — сказала мама. — Марусь, Лиза сегодня дома. Поговоришь с ней?

Я кивнула, и через минуту на экране появилось лицо моей старшей сестры. Лиза старше почти на шесть лет. Год назад она окончила институт в Москве и вернулась домой. Все пять лет, что она училась, мы переписывались почти каждый день. Электронные письма от всей семьи, ее ответы, звонки, фотографии в приложенных файлах. Мы думали, она рассказывала обо всем, ничего не скрывая. Видели снимки, с которых смотрела взрослая стильная девушка. Ее сложно было бы отличить от москвички. Кадры ставили на паузу ее улыбки, смех, взмах яркого шарфа и мягкий блеск новой кожаной куртки, и я почти уже чувствовала запах кофе из «Старбакса» — у Лизы появилась привычка пить кофе на ходу, которую я не могла понять. Большой белый стакан был спутником ее улыбки почти на половине фотографий, которые она прикрепляла к своим электронным письмам.

Только потом она призналась, что ей не нравилось в Москве. То есть нравилось — на расстоянии. Трудно было не восхищаться и не любить. Трудно было стать своей. У Лизы не получилось, а в чужом, пусть и лучшем городе земли, жить сложно — да и зачем себя мучить, если есть куда вернуться?

Наверное, то же самое происходило и со мной. Чужой город, чужая школа, чужой Илья, чужая компания, чужая Катя… Только Лиза сильная, а я нет.

Интересно, что она мне скажет сейчас?

— Ты плачешь не потому, что тебе больно, а потому, что снова нужно кого-то искать, к кому-то привыкать.

— Я не хочу никого искать, — возразила я. — Я хочу, чтобы он сам нашелся.

— Марусь, ты ведь уже знаешь, что нам обычно говорят в таких случаях? Все будет хорошо, все само наладится, появится парень и все такое. Да?

— Да, я знаю. Все так говорят.

— Это не так, Марусь.

— Почему?

— Он не появится, если ты будешь сидеть у компа и оплакивать свою бывшую любовь, если будешь ходить с грустным лицом, если будешь ждать, что Илья вернется, если будешь искать встреч с ним, если будешь пытаться его вернуть…

— …и что мне делать?

— Ничего особенного, — ответила Лиза. — Главное, не замыкайся в себе. Жизнь продолжается. Учись, общайся, улыбайся, даже через силу. Это помогает.

Мы проболтали с Лизой еще час. Хоть она и была далеко, я чувствовала, что мы рядом. Ее слова и истории не давали ложных надежд, не обещали безусловного счастья, но почему-то они нравились мне больше, чем обманчивый «пазитифф» журнальных статей, интернет-заметок и реальных знакомых.

Я отключила скайп, когда за окном уже начало темнеть. Пришло SMS от Юли. Прошлой осенью она дала мне почитать книгу об отношениях. Что-то там про Марс и Венеру говорилось в названии. Теперь она просила ее вернуть. «Тебе она вряд ли уже поможет», — писала Юля.

Я ничего не ответила, а рука сама потянулась к тонкому фотоальбому, в котором было всего семь наших общих с Ильей снимков — случайных и нерезких, я не нравилась себе на них. Открыла альбом — пусто.

— Гоша, это ты взял фотки из моего альбома?

— Да, — признался Гоша, не отрываясь от игры в приставку. — Это я.

— Где они? — серьезно спросила я.

— Лежат в надежном месте.

— Зачем ты их спрятал?

— Ты будешь смотреть на них и плакать, — сказал он. — А я не хочу, чтобы ты плакала.

Я вздохнула, но спорить не стала. Гоша почти всегда прав. Иногда мне кажется, что он вообще умнее меня. Во многом, если не во всем.

Вечером, ложась спать, я заметила, что пропал плюшевый медведь. Тот самый, которого Илья подарил. Его самый первый подарок. Мишка был коричневый, большой и мягкий, с черным бантиком на шее.

— Спокойной ночи, — сказал Гоша, заглядывая в мою комнату перед сном. — Ты что-то потеряла?

— Ты знаешь, — улыбнулась я.

— Знаю, — кивнул Гоша. — Дурацкий медведь. Мне он никогда не нравился!

— Получишь у меня, когда я выздоровлю! — пригрозила я, забираясь под одеяло.

Глава 13 Теплее

На вторую неделю моей болезни позвонила Катя. Я не ждала ее звонка. Точнее, я была уверена, что она не позвонит и что мы вообще больше общаться не будем. Правда, понять не могла, почему она заплакала и сжала мою ладонь на прошлой неделе, когда мы бежали километр на физре…

— Как ты? — спросила она неуверенно. Будто долго думала, что спросить, и не смогла придумать ничего, кроме этих двух слов.

— Нормально, — ответила я. — Болею. А что?

— Маш, я просто хотела все объяснить…

— Я все знаю, — вздохнула я. — Ты потеряла записку, а я нашла ее в раздевалке после физры. Я понимаю тебя. Не переживай…

— А я не понимаю, — сказала Катя. — Все не так.

— Почему?

— Я запуталась. Наверное, мне нужна была эта неделя, чтобы во всем разобраться.

— Ну и как, разобралась?

— Не знаю, — вздохнула она. — Я думала, что все будет хорошо. Что мы с Крис станем дружить, как раньше. Дружить — в прямом смысле слова. Но ничего не изменилось… Просто они с Наташкой стали снова у меня списывать, а как что интересное — в кино пойти, в клуб или о парнях поболтать, так я уже не нужна. Мною попользовались и забыли. Ты была права, Маш. А я тебе не верила, бесилась…

— Бесилась, потому что сама понимала, что это правда, — ответила я. — Просто не хотела в этом признаться.

— Наверное, — сказала Катя. — Маш, ты… прости меня. Я дура. И мне очень стыдно за тот день.

— Перестань, все в порядке.

— Правда? — не поверила Катя.

— Давай забудем?

— Давай, — согласилась Катя. — Я приду к тебе?

— У меня ветрянка, — сказала я.

— А у меня иммунитет, — ответила она. — Я в пять лет переболела.

— Ну тогда приходи, — улыбнулась я. — Очень много надо рассказать.

Катя пришла через полчаса, и я рассказала ей обо всем, что произошло со мной за эту неделю, начиная с ночи в квартире Ильи. Его равнодушие, поездка в Питер с Ирой, о которой я узнала от Юли, приветы от него же, наши последние сообщения друг другу в ICQ, разговоры с мамой и сестрой и, конечно, поддержка Гоши.

— Козел он, — сказала Катя, выслушав меня. — Но не такой уж и плохой, каким мог бы оказаться! Если бы у вас что-то было, ты бы чувствовала себя еще хуже. А так, можно сказать, что он поступил благородно. Ничего, Маш. Он еще пожалеет и вернется к тебе. Я уверена.

— Не пожалеет, — ответила я. — Это так, иллюзия.

— Наверное, — пожала плечами Катя. — А мне все равно нравится думать, что он пожалеет! Можно я буду так думать?

— Думай, — улыбнулась я.

— Хорошо, — сказала Катя. — Спасибо, что разрешила. Буду думать за нас двоих.

— В смысле?

— Меня ведь тоже, можно сказать, бросили.

— Саша?

— Да. Мы ведь даже не встречались, а все равно обидно. Если бы встречались и он бросил — это одно. А если ничего не было и уже точно не будет — это другое совсем. Неприятно. Как-то, оскорбительно, что ли…

— Он так тебе и сказал, что ничего не будет?

— Нет, — ответила она. — Он просто уже давно встречается с другой, а я не знала. Знаешь, с кем?

Я не знала. Даже не догадывалась.

— С этой… кудрявая такая, длинная. Лена, что ли? — задумалась Катя, вспоминая имя соперницы. — Она была на дне рождения Юли, ты видела ее. Анимешница такая, Тоторо на футболке. Это Саша привел ее в тусу.

— Странно…

— Что странного? Ничего удивительного. Она красивая. Очень. Я даже завидую.

— Я видела кучу SMS в телефоне Ильи, — сказала я. — Она писала, что любит и скучает.

— А я и не утверждала, что она любит Сашу, — вздохнула Катя.

— Да, как-то все грустно…

— Нормально, — отмахнулась Катя. Отмахнулась не от меня, а от грусти, которую не хотела признавать. — Слушай, у тебя клевер на обоях, что ли?

— Да.

— Только сейчас заметила, — улыбнулась она. — Давай искать счастливый листок?

* * *

Постепенно болезнь отступала, мне стало намного лучше, поэтому уже не валялась целыми днями в постели. Я просыпалась, завтракала и, не переодеваясь, прямо в пижаме садилась за стол и пыталась самостоятельно нагнать школьную программу — все, что я пропустила за полторы недели. Раз в два дня приходила Катя и помогала с алгеброй, физикой, геометрией. Заходил и Гриша Грузд, но он поступал проще — приносил готовые домашние задания и решенные контрольные работы, которые я пропустила.

Это действительно отвлекало. И отвлекало хорошо. Я редко заходила в Интернет. Только утром, включая комп, в обед перед едой и вечером — перед тем, как пойти спать.

Еще были книжки. Штук десять, не меньше. И психология, и отношения, и классика. Эльза принесла, очень рекомендовала почитать. Правда, с запущенной учебой и подготовкой к экзаменам у меня совсем не было времени читать их.

Хотелось уже скорее выздороветь и выйти из дома. Хотелось перемен, но единственное, что я пока могла сейчас изменить — это аватар ВКонтакте. Новых удачных фото у меня не было, поэтому я повернула старую вверх ногами.

Гоша выздоровел и снова пошел в школу. В первый же день ему дали учить стихотворение Маршака «Хороший день» — про то, как мальчик с папой гуляли по Москве в выходной день. Готовили концерт для родителей к середине мая. Каждый вечер мы вместе учили слова. Я проверяла Гошу. Он декламировал, сбивался и тут же начинал с начала вместо того, чтобы продолжить.

Он тоже помогал мне — в своем стиле. К концу недели в моей комнате не осталось ничего, что бы могло напомнить об Илье.

Правда, остался его профиль ВКонтакте. Его ник рядом с зеленым цветком в аське. Его телефон в записной книжке. До них мой племянник еще не успел добраться.

А еще была Юля, которая звонила почти каждый день. Ей нравилось держать меня в курсе событий. Она рассказывала о встречах компании, об Илье, о планах на весну и лето. Доходило даже до того, что она открыто звала меня на очередную встречу фанатов! Какая же она глупенькая… Или она притворяется?

— Ира предложила нам всем поехать на море! — доложила мне Юля. — На десять дней на майских праздниках.

— А куда? — спросила я и тут же пожалела об этом. Вопрос сам вырвался.

— На Азовское море, — довольно ответила она. — Всем так понравилась эта идея! Поедем своим ходом, на машине. Больше двадцати часов ехать! Но мы не просто будем отдыхать… — загадочно добавила она.

— Не просто? — удивилась я. — А это как?

— Кайтинг! — торжественно произнесла Юля, будто ждала момента, когда можно будет это сказать. — Это как серфинг, только с воздушным змеем. На Ясенской переправе каждый год проходит фестиваль кайтсерфинга в мае. «Ясенмай» называется. Ира третий раз туда поедет, опытная уже. А мы только еще учиться будем. Я не могу дождаться! Солнце, море, теплый песочек, ветер, волны… какой же это кайф, Машка! Ну что я тебе рассказываю… ты же сама, наверное, знаешь.

— Я не знаю… — сказала я.

— Как так не знаешь? — не поняла Юля.

— Я никогда не была на море.

— Как? — повторила она. — Тебе шестнадцать лет и ты никогда не была на море?

— Да, никогда.

— Это плохо… — вздохнула Юля. — Ты чего? Надо обязательно съездить.

— Надо.

Повисла пауза на полминуты.

— Слушай, Маш, а у тебя спального мешка, случайно, нет? — спросила она. — Мы скорее всего будем в палатке жить.

— Нету, — ответила я. — Пока, Юль. Я сейчас занята, потом поговорим.

Не дожидаясь ответа, положила трубку. Даже если бы у меня и был спальный мешок, я бы не дала его Юле. Вот уж кто и умеет портить настроение, так это она. От такого «напоминания об Илье», как Юля, будет не так просто избавиться. Подарки, игрушки, письма и открытки — это все фигня. С телефонными звонками на домашний — сложнее.

После Юлиных звонков возникало желание пойти и принять душ или хотя бы умыться. Вроде бы и не сказала она ничего обидного или оскорбительного, но такое чувство, будто в дерьме изваляла, а теперь стоит рядом и смотрит, довольная, на результат.

А какой он, результат? Вспомнила об Илье, вспомнила об Ире, представила море. Ненастоящее, а то, что на картинках и фотографиях. Настоящего я не видела. Илья знал об этом и тоже удивлялся. Человек, который с трех лет каждый год отдыхал на море и не представлял жизни без него, не понимал ту, которая была этого лишена. Так сложилось. Я хотела на море. И я мечтала, что первый раз увижу его именно с ним, с Ильей. Не получилось. Придется снова смотреть со стороны.

Разговор с Юлей расстроил меня. Я полезла в Инет. Илья сидел онлайн, и висело одно новое сообщение. Сердце сжалось, а я уже представляла, что это он — вспомнил, понял, написал, попросил прощения, решил вернуться и позвать с собой на море.

Написал Рома из МГУ. Размечталась. Блин. Совсем забыла о нем. Меньше всего мне сейчас хотелось общаться с незнакомым парнем.

Спросил, умею ли я кататься на роликах. Ответила односложно: умею. Он предложил встретиться и покататься. Например, на ВВЦ.

Я ответила отчаянным согласием. То есть просто согласием. Согласием от отчаяния и сомнительного желания отвлечься. Спросил, свободна ли я во вторник на следующей неделе.

— Пиши, что свободна, — сказал Гоша мне на ухо.

Он так тихо подкрался, что я даже не заметила его присутствия.

— У тебя же выступление во вторник, — сказала я, обернувшись.

— Ничего, — улыбнулся он. — Это важнее. А на выступление родители придут.

— Ты точно не обидишься? — спросила я.

— Не обижусь, — ответил Гоша. — Мой стих ты и так наизусть знаешь уже. Неделю учили. А этот чувак, Рома, он классный парень, и музыку нормальную слушает. Я смотрел его страницу. Так что пиши ему, что свободна во вторник.

— Но у меня нет роликов. Дома оставила.

— Возьмешь напрокат.

— У тебя на все есть ответ.

Я коротко ответила, что свободна. Гоша удовлетворенно кивнул и ушел к себе, а я полезла на страничку Ромы — узнать получше, что это за парень.

Поступил в университет в прошлом году. Заканчивает первый курс. Химический факультет. А в альбомах вперемешку с его фотографиями — таблица Менделеева в нескольких современных вариантах. Рома — тот самый Гришин друг, который решал ему все задачи повышенной сложности.

А еще он красивый. И первым проявил инициативу. Мне стало интересно. Напишет ли он мне в понедельник вечером, чтобы подтвердить нашу встречу во вторник, или… сделает вид, что забыл?

Глава 14 Хороший день

Я скучала по школе ровно до того момента, как переступила ее порог, после двух недель болезни. Но я была спокойна, потому что в моей сумке лежала справка от врача.

— Гусева, вы пропустили три контрольных работы, — поздоровался со мной Адольф Семеныч. — Когда намерены их сдать?

— А когда можно? — спросила я.

— В любой день после седьмого урока, — ответил он, а потом наклонился ко мне и добавил чуть тише. — И поверьте мне, Гусева, списать вам не удастся. Посажу даже не на первую парту, а рядом со мной будете сидеть!

— Я боюсь, — призналась я. Звучало так, будто я издеваюсь. За полгода я смогла найти общий язык с химией и Адольфом, но я по-прежнему его боялась.

— Все будет хорошо, Мария, — улыбнулся он и ушел куда-то с классным журналом.

Едва он скрылся из виду, как рядом со мной появилась Ольга Николаевна:

— Здравствуй, Маша… — вздохнула она.

— Здравствуйте, Ольга Николаевна, — вздрогнула я.

— Как же ты так — две недели пропустила? — спросила она таким голосом, что, казалось, сейчас упадет от усталости. — Мы две контрольные написали. Без них я тебе оценку не поставлю.

— Я напишу, — сказала я.

— Повтори последние две темы, — посоветовала Ольга. — Задачи порешай.

— Хорошо, я порешаю, — загрузилась я, отправляясь за свою парту.

На уроке обсуждали с Катькой новый галстук и фотоаппарат Адольфа Семеновича. Галстук был темно-серым с узором в виде двух букв «С». Катя важно сказала, что это «Chanel». Фотоаппарат был огромным и, казалось, очень тяжелым. Пока мы решали задачу, он ходил с ним на шее и снимал класс.

— А мобильник у него все тот же? — поинтересовалась вдруг я.

— Да, вроде, — ответила Катя, немного подумав. — А может, и нет, но звонит он так же, как и раньше.

— Димой Биланом?

— Ага, — улыбнулась она. — Третий год всем классом премся. Кстати, я передумала…

— Ты о чем? — не поняла я.

— Поступать на рекламу, — ответила Катя.

— Почему? Ты же так мечтала об этом…

— Да, мечтала, — согласилась она. — Но там же надо творчески мыслить и все такое, а я все сочинения по литре из сборника «золотых сочинений» списываю. Не представляю, как буду учиться там!

— А куда ты пойдешь?

— Я уже решила. Бухучет и аудит. Я всегда дружила с цифрами. У меня даже родители, когда я во втором классе училась, шутили, что я бухгалтером буду. Я пятерки в дневнике пересчитывала каждый месяц. Было очень важно, чтобы их оказалось не меньше, чем у Грузда. Мы тогда дружили очень…

— Ясно. Наверное, это правильно.

— А у тебя в детстве было что-нибудь такое?

— Я рисовала дачные домики, — призналась я, а потом добавила. — У моря.

— Компания вчера на море уехала на двух машинах, — сказала Катя с грустью.

— Я знаю. Илья там с Ирой. Наверное, они счастливы.

— А Саша с Леной… Вообще, меня Грузд гулять зовет завтра вечером. Вот думаю, идти или нет.

— А мне Рома писал недавно, — сказала я. — Завтра договорились на роликах пойти кататься. Не знаю, напишет или нет.

— И ты молчала?

— Да я согласилась и забыла почти сразу.

— У тебя свидание, а ты забыла. Странная такая!

— Просто я его не знаю совсем, — ответила я. — Вряд ли он мне понравится. Не хочу ничего. Может, напишу ему вечером и скажу, что не смогу завтра.

Наш оживленный диалог привлек внимание Адольфа Семеновича. Он перестал объяснять новую тему, и в классе стало подозрительно тихо. Только возмущенный девчачий шепот с последней парты нарушал тишину.

— Гусева! — обратился Адольф. — Без вас так тихо было, а теперь вы пришли и всех отвлекаете.

— Извините, — улыбнулась я. — Я больше не буду.

— Я надеюсь, — ответил он. — Еще одно замечание и пересажу на первую парту. А если и тут вам будет весело, посажу рядом с собой.

Мы помолчали минут пять, а потом начали с того места, на котором остановились, когда Адольф нас прервал.

— Если ты так сделаешь, — прошептала Катя, — я с тобой разговаривать не буду! Вот именно, что ты его не знаешь. Я прям чувствую, что тебе нужно с ним встретиться.

— Ну… — задумалась я. — Если он вспомнит и напишет, то встречусь.

— И вспомнит, и напишет, — уверила она.

— Посмотрим, — сомневалась я.

В шесть вечера стало понятно, что сомневалась я зря. Когда я пришла домой, ВКонтакте ждало сообщение от Ромы. Он напоминал, что мы встречаемся во вторник в пять часов вечера у главного входа ВВЦ и идем кататься на роликах, а еще он попросил номер телефона.

Я кратко ответила: ОК, и написала номер. Через минуту он прислал свой. Я вбила его в мобильник, ушла с сайта и начала думать, что бы мне надеть на первое свидание.

Гоша подсказывал надеть юбку, но мне эта идея не очень нравилась. Я никогда не носила юбки и туфли на каблуках. Не знаю, что может быть лучше для первого свидания, чем мои удобные рваные джинсы, новые сиреневые кеды и свободная светлая футболка, спадающая с одного плеча?

Не хочу париться об этом. Так и пойду.

На следующий день перед пятым уроком зазвонил мобильник. Почему-то я подумала, что это Рома звонит, чтобы отменить свидание, но звонил мой брат Олег.

— Маш, у нас проблемы, — начал он разговор.

— Что случилось? — спросила я, выбегая из класса в коридор.

— У Гоши сегодня выступление, а мы с Эльзой не можем прийти, — сказал Олег. — Просто не успеем к пяти. Никак.

— Почему? — без эмоций спросила я.

— Мы не можем сейчас уйти. У нас еще три встречи с партнерами, это все очень серьезно, Маш, ты просто не понимаешь, насколько, — объяснил брат.

— Ну понятно, — вздохнула я.

— Маш, ты сходишь к нему на концерт? — спросил Олег. — Я знаю, у тебя сегодня встреча с парнем, но… может, ты встретишься с ним попозже? Перенеси, придумай что-нибудь… видишь, какая ситуация?

— Вижу, — сказала я. — И на концерт я схожу, мог бы и не просить.

— Спасибо, Маш.

Как же я не люблю, когда меня вот так зовут по имени. Маш. Устно, письменно, неважно. Правда, если пишут, могут мягкий знак после «Ш» поставить — вообще жесть.

Но дело не в этом. Каждый раз, когда парень или мужчина, или брат называют меня по имени, это значит только одно: сейчас мне скажут какую-нибудь гадость. Или не гадость, но в любом случае мне это не понравится. Маш, блин.

Я написала Роме SMS, что не смогу с ним сегодня встретиться. Предложила перенести встречу на другое время. Он согласился, но больше ничего не написал. Я досидела до конца седьмого урока, а после пошла в актовый зал, который был уже полон.

Родители, бабушки и дедушки, дяди и тети, старшие сестры и братья… кто сюда только не пришел! Все с фотоаппаратами и видеокамерами, а у меня ничего… хотя нет, есть же хороший мобильник, который подарил брат. И камера там вроде неплохая, смогу сфоткать Гошу, если получится.

Сидячие места оказались уже заняты. Люди сидели на подоконниках, на столах, кричали, бегали, носили дополнительные стулья. Некоторые возмущались и даже ругались.

Пробираясь вдоль правой стены поближе к сцене, я долго искала глазами Гошу и, наконец, нашла его. Он сидел во втором ряду и постоянно крутил головой по сторонам, глядя огромными темными глазами. Все вокруг смеялись и улыбались. Все, кроме него.

Я устроилась у окна и, проверив баланс на мобильном, решила остаться здесь. Отсюда хорошо видно и сцену, и Гошу. Через минуту начался концерт. Гоша вчера говорил, что выступает под пятым номером. Значит, уже скоро.

Минуты еле тянулись. Я постоянно смотрела на мобильник, и мне казалось, что часы сами встали на паузу. Так медленно ползло время. Поскорей бы уж. Я волновалась больше самого Гоши, хотя он скорее грустил, чем волновался.

Ровно в шесть вечера объявили его фамилию. Внутри меня все дрожало. Даже пальцы отказывались слушаться. Я набрала номер Олега. Плевать, что у него встречи.

Первый длинный гудок, второй, третий — Гоша вышел в зал и направился к сцене.

Четвертый, пятый, шестой… — Гоша поднялся на сцену и поправил микрофон.

Седьмой, восьмой… да возьми же ты трубку, козел!

— Да, Маш, — резко ответил он. — Чего ты звонишь? У меня встреча, ты же знаешь.

— Хочешь послушать, как Гоша читает стихи? — спросила я его. — Ты ведь даже не знаешь, какой стих он учил целую неделю…

— Не знаю… — вздохнул брат.

— Ну, тогда слушай, — сказала я и вытянула вперед руку с мобильником.

Гоша к этому времени успел лишь сказать название стихотворения и автора, и теперь начал читать то, что мы вдвоем учили целую неделю:

Вот портфель,
Пальто и шляпа.
День у папы
Выходной.
Не ушел
Сегодня
Папа.
Значит,
Будет он со мной.
Что мы нынче
Делать будем?
Это вместе
Мы обсудим.
Сяду к папе
На кровать —
Станем вместе
Обсуждать.[2]

Стихотворение было длинным, но Гоша сбился всего один раз, в предпоследнем четверостишии. Я боялась, что он по привычке начнет читать все с начала, но он собрался с мыслями и закончил.

Аплодировали ему, конечно, не стоя, но очень бурно.

Я поднесла трубку к уху:

— Олег, ты здесь?

— Здесь… — тихо ответил он. — Спасибо тебе, Маш.

— Он ждал этого дня, ждал, что вы придете…

Больше мне ничего говорить не хотелось. Я отключилась и стала искать Гошу. Он уже спустился со сцены и шел один к выходу из зала. Я побежала за ним. Пока пробиралась сквозь толпу, потеряла его из виду.

Куда он мог пойти? Ноги сами привели меня в раздевалку. Он сидел один на скамейке у шкафчика, опустив голову. Его плечи вздрагивали. Я подошла, села рядом и обняла его.

— Не пришли, — всхлипывал он.

— Я знаю, — ответила я. — Папа звонил мне.

— Я что, зря учил такой длинный стих?

— Не зря.

— Почему? Они ведь не пришли.

— Папа все слышал.

— Как?

— Я позвонила ему, когда ты выступал.

— Хитрая, — сказал он. Я достала из сумки пачку бумажных платков и протянула ему. — А как же Рома? Ты с ним виделась?

— Нет, я написала, что сегодня не смогу.

— Сейчас только шесть. Еще не поздно. Можешь позвонить ему и встретиться, а я дома один посижу.

— Да нет, лучше в другой раз, — грустно улыбнулась я. — Ну что, пойдем домой?

Гоша кивнул и стал натягивать куртку.

* * *

Я готовилась к экзаменам и поступлению. За четыре недели мая и половину июня я почти превратилась в ботаника. Задерживалась в школе до вечера, не расставалась с учебниками и даже попросила Олега отключить мне временно Интернет, чтобы не отвлекал меня от подготовки.

С мамой можно было и по телефону говорить, Олег с Эльзой, Катька с Гришей звонили на мобильник, а остальные меня почти не волновали. О том, что Илья с компанией вернулись с моря, я узнала, как обычно, от Юли.

Она позвонила именно в тот момент, когда мне самостоятельно удалось решить первую задачу «со звездочкой» по химии. Казалось, я одолела эту науку, хотя в начале года это было для меня фантастикой.

— Мы вернулись! — прокричала Юля в трубку. — Приветики!

— Привет, — спокойно ответила я. — И как? — а у самой внутри все сжалось. Сейчас она будет рассказывать о них. Об Илье и Ире. Не хочу слушать. Может, бросить трубку и отключить телефон?

— Отличненько! — восхищалась она. — Ты что, фотки не видела?

— Я не заходила на сайт.

— А ты зайди! Это так здорово! Мы обязательно поедем туда еще, в середине лета. Маааш, ты не представляешь! Ветер, море, песочек, волны, соленая рыбка, самое вкусное вино…

— Юль, я к экзамену готовлюсь, — сказала я.

— Ладно, готовься, — разрешила Юля. — Только ты фотки обязательно посмотри! Там есть тааакие…

Интересно, тааакие — это какие? Было так интересно, что я еле дотерпела до утра, а потом еще до седьмого урока, чтобы после напроситься домой к Катьке, у которой есть интернет, и посмотреть новые фотоальбомы бывших друзей.

Фотографий было море. Море фотографий с морем. Ездило семь человек, а фотографии все выкладывали одни и те же. И то их было много. Больше трехсот. Смотреть все — с ума сойдешь.

— Я видела вчера, — говорила рядом Катя. — Ты уверена, что хочешь на это смотреть?

— Не хочу смотреть, — ответила я. — Но не могу не смотреть.

— Вот и у меня так же, — улыбнулась она. — Совпадаем.

На каждом фото — счастливые лица и улыбки. На два из них смотреть было особенно больно. Красно-загорелый Илья, остригшийся почти налысо, с выгоревшими на солнце волосами, в темном гидрокостюме с яркой доской для кайтинга…

Очень худая Ира. Без косметики, с мокрыми волосами и покрасневшим от жары лицом она выглядела супер. Всегда немного завидовала девушкам, которые даже в таких условиях умудряются выглядеть привлекательно. Например, вылезая из воды после купания в речке…

Остальных я почти не заметила, но они были.

Фоткались в прыжке на пляже — поодиночке и группами. Делали сердечки на фоне заходящего солнца — из двух больших и указательных пальцев. Еще там были сердечки из песка и из мелких камушков — для этого требовались только сложенные правильно две ладони.

Но самое страшное — это силуэты двух целующихся людей на пляже поздно вечером. Я не видела, кто это, но я знала.

Еще десять минут назад я чувствовала себя намного лучше, чем теперь. Казалось, если я прямо сейчас что-нибудь не сделаю, то сойду с ума.

— Жаль, что ты не увиделась с Ромой, — сказала Катя, вздыхая. — Он больше не писал?

— Не писал, — ответила я. — С того дня ни разу.

— Напиши ему сама, — предложила Катя. — В этом нет ничего плохого. Вы еще не знакомы, чтобы начинать играть в игры.

— Правда… — задумалась я. — Что я теряю?

— Ничего, — улыбнулась она. — Скорее наоборот.

Я написала ему сообщение и предложила погулять на этой неделе. Рома ответил сразу — предложил встретиться сегодня же.

— Что пишет? — спросила Катя.

— Сегодня день физфака и химфака в МГУ, будут всякие веселые гулянья. Предлагает приехать часам к пяти.

— Поедешь?

— Поеду, — сказала я. — Только домой зайду переодеться.

— Ура! — радовалась Катя. — Свидание. Но до пяти еще долго. Не передумай смотри!

— Не передумаю.

В три минуты шестого я вышла на улицу из метро «Университет». Сиреневые кеды, рваные джинсы, свободная футболка и ветреный беспорядок на голове. Огляделась по сторонам. Где он прячется? Мы договорились встретиться здесь, на выходе из метро. Надеюсь, он просто опаздывает, а не испугался меня.

Тут из-за торгового центра вышел брюнет с отросшими до плеч волосами и направился ко мне. Зеленая футболка с надписью «Сочи 2014», серые укороченные штаны, кроссовки.

— Привет! — поздоровался он, подойдя ближе. — Как настроение?

— Привет, — сказала я. Голос почему-то охрип.

— Какие у тебя планы на сегодня?

— Да никаких, — просто ответила я, начиная смущаться.

— Ты уже была здесь?

— Нет.

— Тогда я покажу тебе МГУ.

Я согласилась. Мы перешли дорогу. В реальности Рома не оказался лучше или хуже, чем на фотографиях в Интернете. Он просто был немного другим. Эти отросшие темные волосы, аккуратная борода и живые карие глаза создавали привлекательный раздолбайский образ. Рядом с ним почему-то хотелось хулиганить, делать необдуманные поступки, совершать глупости, а потом дружно смеяться над этим.

Рома не мог не понравиться. Наверное, он нравится очень многим девушкам. Непонятно, зачем он решил познакомиться со мной, когда рядом есть сотни других — более красивых, более общительных, более простых и доступных девушек?

— Ты из Москвы? — спросил он.

— Нет, — сказала я. — Я из Вятки приехала в конце прошлого лета.

— О, у меня там бабушка живет, — улыбнулся Рома. — Я к ней каждое лето езжу. А сам я из Королева, как Гриша.

— Вы давно знакомы?

— В одной школе учились, с семи лет его знаю.

На памятник Ломоносову кто-то надел белую футболку с надписью «День физика». Вокруг резвились сотни студентов. Два парня с венками из одуванчиков на головах крепко обнимались, жали друг другу руки, а потом снова обнимались и смеялись.

Везде незнакомые веселые люди с лицами и руками, разрисованными красными фломастерами. Они играли в «твистер» прямо на асфальте, сидели и лежали на траве, бегали наперегонки на старых лыжах по каменным дорожкам, а с открытой сцены пела какая-то неизвестная рок-группа.

Все это было странно, необычно, непонятно, но мне нравилось. Нравились незнакомые, немного сумасшедшие люди, нравился парень рядом. Мы говорили о простых вещах. Обсудили даже тараканьи усы, которые в детстве разглядывали под микроскопом из магазина игрушек.

Я знала Рому меньше часа, но он не казался чужим.

— Ты была на смотровой площадке на Воробьевых горах?

— Нет еще, но очень хотела.

— Пойдем, — улыбнулся он.

Я читала, что это самое романтичное место в Москве. Здесь правда красиво. Захотелось сесть на каменное ограждение, свесить ноги и смотреть вдаль. Можно даже и молчать.

Мы с Ромой спустились вниз и еще долго бродили по крутым оврагам на берегу реки. Неловкими прыжками, быстрыми пробежками, в страхе оступиться и упасть, невольно хватаясь друг за друга, чтобы удержать равновесие.

Но чаще Рома шел впереди. Рядом с очередным оврагом он обернулся ко мне:

— Давай руку, — сказал он, протягивая мне ладонь.

Я взяла его за руку, и мы осторожно пошли дальше. Рома рассказывал про горных коз, которые могут даже на деревья забираться, а я пыталась сосчитать бабочек, которые запорхали у меня в животе сразу после того, как меня коснулась его ладонь.

Теперь мы шли по асфальтированной дорожке, и за руки можно было не держаться, но мне все еще не хотелось отпускать его. Рома по-прежнему держал меня за руку. И все это так хорошо, так просто и так правильно, что невозможно представить, что совсем недавно было иначе. По-другому, с другим, с чужим.

Я вспомнила об Илье всего один раз за вечер, когда Рома рассказывал про своего друга Илью. Мысль о нем появилась, мелькнула и быстро исчезла, не успев причинить боль, как это случилось еще утром. Я больше не зависела от него. Воспоминания больше не мучили. Как же хорошо, что мне написал Рома, как хорошо, что я написала ему, как хорошо, что есть Гриша — без него мы бы, наверное, никогда не пересеклись в этом городе.

— Встретимся на следующей неделе? — спросил Рома у метро «Воробьевы горы».

— Я не против, — сказала я, не в силах сдержать улыбку.

— У тебя есть велосипед? Можем покататься.

— Он дома остался.

— Ничего, у моего соседа есть. Я у него возьму.

— Хорошо.

— Ну… до следующей недели, — улыбнулся Рома, гладя меня рукой по локтю. Подошел мой поезд. Я вошла в вагон и стала смотреть на Москву-реку, высокий берег, здание МГУ и Лужники — пока поезд не скрылся в тоннеле.

Тогда я достала телефон и написала Катьке SMS с одним словом:

«Влюбляюсь!»

* * *

Я без проблем сдала единый экзамен, подала документы на свою специальность, выполнила дополнительные задания, а через неделю увидела себя в списке поступивших.

Можно было собирать вещи и ехать домой — как минимум до середины августа. Этим я и занялась. За неделю Рома не написал. И не позвонил. Мы собирались встретиться на неделе, но так и не встретились. Я написала, что уезжаю домой, но он не ответил, хоть и прочитал сообщение.

А я, кажется, влюбилась. Пусть и безответно, но пока это лучше, чем страдать из-за Ильи и его вновь обретенного счастья.

Гоша уехал к бабушке еще в начале июня, так что ехала я одна. В дорогу взяла первую попавшуюся книжку. Самуил Маршак, стихи для детей. Очень старое издание.

Забралась на верхнюю полку, укрылась пледом. Книга раскрылась сама, и мне на грудь выпал сложенный вчетверо лист бумаги. Потертый, потрепанный. Я развернула его и стала читать. Это же моя заявка на парня мечты, которую я писала прошлой осенью! Совсем о ней забыла…

В сумке, что я пихнула под подушку, завибрировал мобильник. Мне звонил Рома. Выждав пару секунд, я ответила:

— Машка, привет! — сказал он. — Я сдал последний экзамен!

— Поздравляю, — улыбнулась я. — Я в поезде на верхней полке, еду домой к маме, до осени.

— А я заказал билет на послезавтра! Еду в Вятку к бабушке. До конца лета. Погуляем?

Это звучало так, будто у нас впереди еще целых два летних месяца. Я не знала, что будет дальше, останемся ли мы вместе и надолго ли, но одно знала точно: мне очень хотелось обнять человека, голос которого я слышала в телефонной трубке.

Примечания

1

«Поверь, мне тоже очень жаль» — песня группы «Иванушки-International».

(обратно)

2

Отрывок из стихотворения С. Маршака «Хороший день».

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1 Ваш заказ принят
  • Глава 2 Фанаты
  • Глава 3 Химия
  • Глава 4 Мороженое с карамелью
  • Глава 5 Чудеса
  • Глава 6 Девушка
  • Глава 7 Отбить или забить?
  • Глава 8 Начало
  • Глава 9 Осторожно, двери закрываются
  • Глава 10 Все сложно. Очень сложно
  • Глава 11 То, что крадется незаметно
  • Глава 12 Семейное
  • Глава 13 Теплее
  • Глава 14 Хороший день