Утрата и обретение (fb2)


Настройки текста:



Алан Дин Фостер УТРАТА И ОБРЕТЕНИЕ

Глава 1

Маркус Уокер любил Чикаго, и Чикаго платил ему взаимностью. Именно благодаря этой взаимности Маркус и находился сейчас в Баг-Джампе, штат Калифорния. Для точности надо, правда, отметить, что не в самом Баг-Джампе. Даже местные жители признают, что находиться в Баг-Джампе как таковом просто невозможно. Сей населенный пункт представлял собой изменчивое, как тучи летних комаров, скопление стоянок вокруг озера Коули, на берегу которого Маркус поставил свою палатку.

Коули, одно из бесчисленных пятен невероятной синевы, разбросанных в северных отрогах Сьерра-Невады, словно шарики лазуритового ожерелья, царственно покоилось в конце получасового пути по дороге, вырубленной в граните с помощью буров, пороховых зарядов и неистовых ругательств дорожных рабочих. Выбоины и трещины были подлинным проклятием для полноприводного «дуранго» Уокера, что совершенно не беспокоило нашего оптового торговца. Машина не была его собственностью, он взял ее напрокат. На неровной каменистой дороге, ведущей в Баг-Джамп, выносливый вездеход покроется царапинами и вмятинами, как лоб самого Маркуса Уокера — золотисто-коричневым загаром.

Как бы то ни было, прислушиваясь к жалобному стону, раздавшемуся, когда он на подъеме переключился на первую передачу, Маркус думал о том, что этот год выдался на редкость удачным для него. И это несмотря на то, что он достиг преклонного тридцатилетнего возраста. В отличие от многих его буйных, но недовольных жизнью коллег он не думал, что отныне жизнь его покатилась под горку. Несмотря на некоторые многообещающие возможности, он решительно отказался подавать заявку на прием в институт брака и тем самым сохранил многие завидные возможности, закрытые для большинства его коллег. Нет, нет, не то чтобы он терпеливо и неоднократно повторял разным любопытным, не все из которых доводились ему родственниками, что не хочет жениться; нет — он просто разборчивее и требовательнее других. Он происходил из не вполне благополучного семейства: его родители расстались, когда Маркус был подростком, и, в отличие от большинства успешных сверстников, проявлял в этом вопросе большую осторожность, боясь совершить такую же ошибку.

Он был небогат, но, учитывая возраст и квалификацию, жил комфортно. И все это благодаря тяжкому труду и врожденной проницательности. Как он, например, ловко и быстро обтяпал то дельце с бразильским концентратом апельсинового сока. Маркус скрипнул зубами, когда внедорожник ухнул в очередную выбоину, ставя под угрозу страховку. Из всех других работников офиса только Эстрада внимательно следил за погодой в Бразилии и вовремя узнал о наступлении поздних заморозков. Когда ударили заморозки, только они двое попали в точку со своими фьючерсами по цене, выгодной для заказчиков.

Потом было какао. Сделки с какао не только сотворили чудо с его личными банковскими счетами, но оказались весьма благотворными и в социальном плане. Если в ответ на вопрос девушки в баре вы скажете, что зарабатываете на жизнь оптовой торговлей, то она недоуменно пожмет плечами, пересядет на другой стул, сменит тему разговора, вымученно улыбнется или попытается выяснить, насколько хорошо оплачивается эта работа. Но чаще всего блеск в ее глазах становится таким же тусклым, как глазурь на рождественском пироге.

Если же скажете ей, что вы в шоколаде, то это будет нечто среднее между утверждением того, что вы на днях унаследовали пятьдесят миллионов, и того, что ваш родной брат — постоянный клиент «Тиффани». Такое признание, вкупе с таинственным выражением лица, сразу позволит вам учуять всплеск женских гормонов — даже если вы при этом зажмете одну ноздрю.

Он мысленно усмехнулся, представив себе, какие ассоциации порождает упоминание о его истинной профессии у представителей обеих полов — все, что угодно: от блистательного, кочующего по миру предпринимателя до одуряюще скучною бухгалтера с осовелыми глазами. Никакими словами невозможно было поколебать это первое представление.

Его нисколько не заботило, что начали теплеть лесистые склоны, окаймлявшие узкую извилистую дорогу. За последнюю неделю он несколько раз ездил от своей уединенной стоянки в Баг-Джамп и успел за это время неплохо изучить капризную дорогу. Возвращаясь с наступлением темноты назад, он просто поедет немного медленнее. Все было нормально, он доказал, что были не правы те его друзья, кто утверждал, будто он не выдержит в глухомани Сьерра-Невады и двадцати четырех часов, что он с визгом сбежит оттуда в поисках ближайшего «Макдоналдса». Но все же Маркус был вынужден признать, что ему очень не хватало здесь человеческого общества. Правда, было бы большой натяжкой обозначать так обитателей этого медвежьего угла, несмотря на то что и здесь встречались почти нормальные люди, а это оправдывало его вылазки в горную деревушку.

Но пока он, как и обещал, провел уже пять из оговоренных семи ночей в палатке, поставленной в безлюдной местности северной Калифорнии. Осталось всего два дня до того радостного момента, когда он вернется в Сакраменто и сядет в самолет до Чикаго. Так что он вполне заслужил сегодняшнее увольнение. В Баг-Джампе есть продуктовый магазин. Там есть банк и почта в одном здании. Там есть бензоколонка. И конечно же в Баг-Джампе есть бар. Естественно, трясясь и скрежеща по крутым склонам из плохо обработанного гранита, он стремился в Баг-Джамп отнюдь не для того, чтобы до наступления темноты попасть в банк.

Свет, внезапно вспыхнувший в небе, был настолько ярок, что заставил Маркуса не только отвлечься от трудной дороги, но и остановиться и поставить внедорожник на ручной тормоз. Машина, наслаждаясь заслуженным отдыхом, довольно заурчала на холостых оборотах, словно лев, переваривающий полумертвую антилопу.

Что это за чертовщина? — подумал он, опустив боковое стекло и высунув голову наружу. Может быть, это метеорит? Люди, живущие в Чикаго, нечасто видят метеориты. Если уж быть честным, то они не видят и звезд, и даже Луна подчас кажется неясным пятном, скрывающимся за облаками. Наблюдая, как неведомый объект по крутой траектории стремительно спускается к земле, Уокер сознавал, что ему практически не с чем сравнить это событие, а знаний явно не хватало для того, чтобы судить, что это такое.

Ему показалось, правда, что в облаке света он различает какой-то продолговатый предмет. Но этого не может быть. Ведь падающие метеориты круглые, разве нет? Или они похожи на комету с огненным хвостом? Мигает ли их свечение, когда они врезаются в земную атмосферу? Ему показалось, что предмет летит слишком медленно для метеорита, но что он знает о скорости вошедших в плотные слои атмосферы космических осколков?

Предмет исчез за высокими деревьями. Маркус долго сидел, внимательно прислушиваясь. Прошло несколько минут, но с места возможного падения не доносилось ни звука. Потом где-то в лесу недовольно ухнула сова. Наверное, эта штука, решил он, что бы это ни было, сгорела дотла. Или ударилась о землю где-то очень далеко отсюда. Он поднял боковое стекло, включил передачу и продолжил свой — не столь стремительный — спуск. Ему хотелось есть и пить, но больше всего хотелось хоть с кем-нибудь поговорить. Его отнюдь не прельщало общение на тему наличия ананасового сока или замороженного бекона. Он хотел говорить о политике, спорте или вообще о чем угодно — даже в Баг-Джампе.

Через двадцать минут внизу показались огни места, называемого — пожалуй, излишне оптимистично — городом. Вскоре Маркус остановил машину перед дверями единственного бара-ресторана. По немощеной парковке разносилась музыка — смесь кантри и поп-ритмов. Рэпа не было слышно, его припасли для еды. Мать-земля давно поглотила тонкий слой гравия, которым некогда была засыпана автомобильная стоянка. Дождей здесь практически никогда не было, и стиральная доска, на которую он въехал, была тверда, как железобетон.

Наступил вечер пятницы, и Баг-Джамп гулял. Помимо взятого напрокат «дуранго» Маркуса, на парковке беспорядочно теснилась еще дюжина автомобилей. Здесь не было ни одной городской машины — сплошь вездеходы, пикапы да пара видавших виды грязных мотоциклов.

Ступив на бетонный тротуар, окаймлявший единственную улицу городка, Маркус толкнул стеклянную дверь, прошел двойной тамбур и толкнул вторую дверь. В тот же миг на него обрушилась смесь заводной ритмичной музыки, громких голосов, грубого хохота, запаха подгоревшего мяса и стука киев, беспощадно гонявших по суконному столу бильярдные шары, сделанные из пластика, выдающего себя за слоновую кость. Безупречно круглые, похожие на безжизненные и невыразительные глаза больших белых акул, эти шары, напоминавшие фрагменты черепов безжалостно зарезанных парнокопытных, бесстрастно смотрели друг на друга с противоположных стен. Была здесь и непременная медвежья голова с окаменевшими челюстями, застывшими в припадке фальшивой ярости; по залу были расставлены старые железные капканы, запятнанные многолетней ржавчиной и кровью лохматых жертв; на стенах красовалась анимированная реклама сортов пива, которую через тысячи лет археологи будут благоговейно рассматривать как памятник высочайшей изобразительной культуры далекого прошлого. Там и сям виднелись автомобильные номера разных штатов, разъеденные годами и коррозией, и множество другого, изрядно повидавшего на своем веку хлама.

Хотя приближавшаяся осень пока лишь скромно напоминала о себе вечерней прохладой, в адских глубинах огромного, обложенного речными валунами и расположенного в углу зала камина громко трещали громадные поленья исполинского дуба. Пламя самоубийственной игры воздуха и дерева выплясывало свой дьявольский танец, отражаясь в тройных стеклах выходивших на стоянку окон, сквозь которые — на фоне горных склонов — виднелись автомобили и высокие деревья.

Никто из посетителей не обратил на Уокера ни малейшего внимания, когда он неторопливо направился к стойке бара. Как истинный оптовый торговец, профессия которого требовала частых поездок за границу, он знал, как смешиваться с местным населением. Конечно, он ни за что не смог бы сойти здесь за местного, но его фланелевая рубашка, дешевые джинсы и тяжелые ботинки были уже в достаточной мере вымазаны глиной и пылью.

— Водку со льдом, — сказал он утомленной женщине за стойкой.

Женщина эта была похожа на другую барменшу, о которой один техасский торговец сказал, что она напоминает заезженную и выставленную на продажу лошадь. Но напиток здешняя дама приготовила быстрее, чем в самом лучшем заведении «Петли», да и по качеству он был лучше.

Усевшись на один из многих свободных стульев и потягивая напиток, он принялся с самодовольной отстраненностью заезжего антрополога рассматривать толпу посетителей. Отпускников, таких как он, было немного. Сезон заканчивался, в школах начинались занятия, а погода ухудшалась. Именно поэтому озеро, на котором рыбачили немногочисленные местные жители, и аспидно-серые горы были практически полностью в его единоличном распоряжении.

Допив водку до половины, он начал беспричинно улыбаться. Отчасти эта улыбка была вызвана ледяным напитком, отчасти сознанием того, что он, скорее всего, выиграет пари, заключенное с друзьями — мужчиной и женщиной, утверждавшими, что не пройдет и недели, как он явится домой с поджатым хвостом, если, конечно, его не съедят комары, бешеные сурки или еще какие-нибудь неведомые звери калифорнийской глухомани.

Ну что ж, они его недооценили. Маркус Уокер не такой слабак, как они думают. Мало кто знал, что он был защитником футбольной команды одного университета на Среднем Западе. Прикрывая бреши в обороне, он часто, в буквальном смысле слова, рисковал жизнью. Первобытная жизнь его не пугала. Всего через пару дней он даже сумел поймать пару рыбин на обед. Большинство его друзей без электронного секретаря, ноутбука и мобильного телефона не смогут поймать даже простуду.

В довершение всех сегодняшних удовольствий рядом с ним вдруг материализовалась девушка, эффектно заполнившая фланелевую рубашку, джинсы, а заодно и пространство между Маркусом и соседним стулом у стойки. Девушка была его ровесницей или, может быть, немного моложе. Фактически выиграв пари с друзьями, Маркус Уокер быстро заключил новое пари — с самим собой.

— Виски и воду, Джилл, — сказала девушка барменше.

Сделав над собой усилие, Уокер воздержался от традиционных и тривиальных приемов. Даже в такой глуши, как Баг-Джамп, она, несомненно, насмотрелась их вдосталь. Он выбрал подходящую стратегию, когда девушке подали выпивку. Знакомство должно быть спонтанным, словно по вдохновению.

Он отхлебнул водки из низкого широкого стакана, стараясь не обращать внимания на неизвестного происхождения пятно окаменевшей грязи на его краю, и, обращаясь в пространство, задал вопрос:

— Интересно, кто-нибудь кроме меня видел недавно падающую звезду?

Она, скорее всего, наморщит лоб и посмотрит на него с неподдельным удивлением, с каким, наверное, местные аборигены рассматривают незнакомые предметы. Словесная кость брошена, теперь осталось только сидеть и ждать, сколько очков она покажет.

Девушка слегка подняла брови:

— Вы тоже видели?

Ага, кажется, на этот раз выпала семерка, удовлетворенно подумал он.

— Интересно, что это было. Я подумал сначала, что это метеорит, но он падал очень медленно. — Маркус повернулся к девушке.

— Я подумала, что это спутник или его крупный фрагмент, — объяснила она, продемонстрировав грамотную речь, и поднесла к губам свой стакан. — Если солнечные батареи не успели сгореть, они могли затормозить падение в плотных слоях атмосферы.

Это был не тот ответ, какого он ожидал. Но слова девушки его не разочаровали. В его книге было написано, что образование и красота у представительниц прекрасного пола не обязательно исключают друг друга. Любопытно, как она зарабатывает на жизнь? Он не стал теряться в догадках и спросил.

В ответ девушка дружелюбно улыбнулась. Глаза ее были такого же василькового цвета, что и вода на мелководье озера Коули.

— Джейни Хаскелл, — представилась она. — Я работаю в компании спутникового телевидения. Ну, понимаете: ремонт, установка, продажа.

Это было достаточное объяснение ее образованности и знания спутников, включая особенности их падений.

— Маркус Уокер, приехал сюда отдохнуть…

— Вы шутите, — усмехнулась она.

— …Из Чикаго. Я в шоколаде.

Глаза ее вспыхнули. Этой реакции он и ждал. Эта фраза никогда не подводит, подумал он. Если бы он сказал, что он в концентрате апельсинового сока, то это не возымело бы такого эффекта.

Джейни покончила со своим виски раньше, чем Уокер с водкой, и он заказал ей еще один стакан. Одной семеркой больше, радостно подумал он. Когда Уокер допил водку, Джейни угостила его следующей порцией. Определенно сегодня ему везет. Следующие несколько часов они провели весело болтая, смеясь, рассказывая истории и угощая друг друга крепким алкоголем. Бородатый мужик, сидевший на соседнем стуле, допил последнюю порцию и вывалился из бара. Девушка, издав чувственный скрип джинсами о кожу, села на освободившееся место, одновременно прижавшись ногой к колену Уокера. Ногу она не отодвинула.

Если сегодняшнюю ночь он проведет не в палатке на берегу озера, то проиграет заключенное с друзьями пари. Глядя в сладкие влажные глаза Джейни, Маркус думал, что, пожалуй, стоит плюнуть на пари. Впрочем, друзья все равно ничего не узнают. Рано утром он вернется на озеро, сфотографирует палатку на мобильный телефон и, как было условлено, отошлет им фотографию в подтверждение того, что он на месте.

Но к сожалению, судьба устала выбрасывать семерки на брошенных им костях и обернулась к нему своей змеиной мордой.

Этого парня и впрямь можно было назвать Змеиным Глазом. Он был мал ростом, уродлив и выглядел так, словно только что выбрался из грязи во дворе одной из отдаленных местных ферм. Напротив, два сопровождавших его парня были гладко выбриты и опрятно одеты. Поначалу Уокер не мог понять, что общего у этих парней с низкорослым уродом в замызганных портках, который, скорее всего, был их вожаком. Может быть, они ему задолжали, подумал Уокер. Впрочем, какое это имеет значение. Глаза Коротышки Змеиного Глаза вспыхнули недобрым огнем, и это не было отражением пламени в камине.

— Ты нездешний, с Востока, пижон?

«О господи! — Полупьяный Уокер едва пригасил улыбку. — Сейчас он предложит мне выйти и разобраться».

Этого парня он нисколько не боялся, как, впрочем, и его спутников. Но их было трое, а это неважное соотношение сил — что в городе, что здесь. Интересно, они выбрали его, просто чтобы развлечься, или у кого-то из них виды на Джейни Хаскелл.

— Мы с леди беседуем.

Толпа в баре не обращала никакого внимания на назревавший конфликт, чего нельзя было сказать о барменше. Она внимательно следила за развитием событий, но Уокер понимал, что не настолько внимательно, чтобы немедленно вызвать копа и остановить ссору. Может, это и к лучшему, потому что если будет драка, то местный полицейский, скорее всего, примет сторону аборигенов. Бог с ним, что его могут побить, хуже, если он не успеет добраться до палатки, отослать условленное видео и проиграет пари. А ведь ему осталось продержаться всего два дня.

Вместо ответа Змеиный Глаз обернулся к изрядно опьяневшей Хаскелл.

— Удивительно, Джейни, как ты не упала с крыши и не сломала себе шею. — Он обратился к одному из театральных ковбоев: — Рик, не отвезешь Джейни домой?

Рослый блондин кивнул.

— Может быть, твоя подруга еще не хочет домой? — Отставив в сторону стакан, Уокер выпрямился на стуле. Футбольная закваска вкупе с широкими плечами — Уокер отлично это знал — на какое-то время охлаждали пыл забияк. Хватит ли этого, чтобы остановить троих, было пока неясно.

— Она мне не подруга, — коротко отрезал Змеиный Глаз. — Она — моя сестра.

— Тем более надо спросить, чего хочет она. — Заведенный выпитой водкой, Уокер не собирался уступать какому-то деревенскому недомерку, пусть даже из-за этого он проиграет пари.

— Это не важно, чего она хочет, пижон, но завтра она должна явиться на прием к врачу. — Он покосился на девушку, которая слезала со стула, с видимым отвращением глядя на непрошеного помощника. — Завтра должен быть готов анализ.

— Прием у врача? Анализ? — Ошеломленный Уокер изо всех сил старался разогнать пелену, окутавшую его мозг. — Она больна или как?

— Или как. — Видя, что приезжий пижон не собирается оспаривать необходимость отъезда Джейни, Змеиный Глаз немного смягчился. — Возможно, она беременна.

Все очки, набранные за сегодняшний вечер Уокером, испарились, как пустые метафоры, каковыми, собственно говоря, они и были. И один из двух блондинов не был мужем этой женщины. Змеиный Глаз приходится ей братом. Это означало, что папаши предполагаемого отпрыска специалистки по спутниковому ТВ в непосредственной близости нет. Возможно, его нет и в великом штате Калифорния. Ясно, что такая ситуация отнюдь не способствует благодушию родственников.

Уокер вдруг почувствовал, что его неудержимо тянет в спальный мешок, в палатку, на суровый простор южного берега озера Коули.

— Прошу прощения, я никого не хотел обидеть, — выпалил Уокер, не делая пауз между словами.

Одним неуловимым движением он соскользнул со стула и достал из заднего кармана бумажник. Усталая барменша огребла безумные чаевые просто потому, что Уокер не хотел и не мог ждать сдачи.

Змеиный Глаз не сдвинулся с места, но и не сделал попытки преградить Уокеру путь к отступлению. Правда, Змеиный Глаз одарил его лаконичным напутствием и испепеляющим взглядом.

— Не болтай ерунды, парень. Но ты и правда никого не обидел — это точно.

Уокер вышел из бара в пронизывающий холод наступавшей ночи. Безотказный до сих пор «дуранго» заартачился и не пожелал заводиться. Уокер лихорадочно переводил взгляд с прямоугольника стеклянной двери бара на упрямое зажигание. Двери оставались закрытыми, никто не собирался его преследовать. Когда двигатель наконец заработал, эмоции немного улеглись. Он принялся задним ходом выезжать с парковки. Единственное, чего сейчас не хватало для полного счастья, — это задеть драгоценный пикап какого-нибудь аборигена.

Но все обошлось благополучно, и спустя несколько секунд он уже был на дороге. Проехав полмили по магистрали штата, он свернул на покрытую гравием дорогу, ведущую к озеру. Посмотрев в зеркало заднего вида и не заметив сзади света фар, Уокер окончательно успокоился.

Что говорить, вечер был чарующим до самого конца. Переведя «дуранго» на полный привод, он подумал, что ему действительно крупно повезло. Допустим, Змеиный Глаз и его блондины не появились бы в баре. Допустим, он, Уокер, отправился бы к Джейни домой, проверить, насколько хорошо она умеет устанавливать спутниковые телевизоры. И что было бы, если бы ее суровый братец и его подручные явились спозаранку к ней домой, чтобы напомнить о визите к гинекологу? Это было бы намного хуже.

В общем, надо признать, что он очень удачно выпутался из этой весьма щекотливой ситуации. Доехав до озера и направившись на восток вдоль его южного берега, Маркус уже весело насвистывал.

Насколько он понимал, озеро было в его единоличном распоряжении, по крайней мере на весь следующий день. Последние отдыхающие, веселая пожилая пара из Грасс-Вэлли, упаковали вещи и во вторник свалили домой на своем видавшем виды внедорожнике с автоприцепом. Уокер напрочь перестал испытывать тоску по человеческому общению. После сегодняшней стычки в баре он просто жаждал оказаться наконец на берегу озера, в своей палатке и в полном одиночестве на всю ночь, а если повезет, то и на весь завтрашний день. Он будет один, если не считать птиц, рыб, цветов и, может быть, пасущегося оленя.

Палатка на берегу была цела и невредима, снаряжение — нетронуто. Как все-таки хорошо брать напрокат застрахованное снаряжение, подумал он, остановив свой внедорожник. Выключив мотор, он выпрыгнул из машины. Здесь вообще можно уйти в поход или на рыбалку, оставив вещи без присмотра. Это не Йосемайт и не Секвойя. Озеро Коули было в стороне от всех туристических маршрутов даже по меркам центральной части Сьерра-Невады. Они с друзьями именно поэтому выбрали это место для своего маленького пари.

Компактный газовый обогреватель вскоре нагрел палатку, а фонарь на аккумуляторах давал достаточно света, чтобы почитать захваченные с собой карманные книжки. Аккумуляторы были мощными, и фонарь можно было не выключать всякий раз, когда он не был нужен. Уокер взял напрокат палатку достаточно вместительную для четверых. Закусив в баре, он решил воздержаться от позднего ужина. После угрозы драки спальный мешок соблазнительно манил своим теплым уютом.

Он позволил себе съесть плитку импортного шоколада (с ликером, ингредиенты которого он сам и закупал когда-то), запив ее холодной водой, потом сбросил одежду и нырнул в спальный мешок. Протянув руку, он выключил сначала фонарь, а потом обогреватель. В палатке станет холодно, но в мешке ему будет тепло. Утром он включит обогреватель и, когда воздух согреется, вылезет из мешка. В любом случае Маркус не боялся холода. Он же из Чикаго.

Снова заухала местная ночная сова, и Маркус задумался: какого она вида? Наверное, более миролюбивая, чем совы, которые водились у Уокера на родине. Иногда перед палаткой раздавался хруст и треск — как будто кто-то ходил по ветвям, сухим листьям и камешкам. В первые две ночи он тревожно просыпался от этих звуков. Мысли о пещерных львах и горных медведях были потом вытеснены мыслями о койотах, потом бобрах и в конце концов о мышах и белках. Никто не грыз его за ноги. Видимо, он не относился к естественной пище местной фауны, успокаивал себя Маркус, а палатка — это не та нора, где местные хищники обычно ищут добычу.

Адреналин поддерживал его внимание на дороге, заставляя бодрствовать. Но теперь, когда Уокер расслабился, сознание стремительно покинуло его вместе с тревогами и волнениями.

Глава 2

Разбудил его хруст. Лежа в спальном мешке, полусонный, Маркус попытался оживить свои несколько подавленные алкоголем умственные способности. Ему не показалось? Может быть, звук ему приснился? Громкий хруст повторился снова. Уокер окончательно проснулся и приподнялся на локте. Это не был шорох, произведенный мышью или крысой, промышлявшей у палатки в надежде украсть что-нибудь съестное. Это был громкий и отчетливый звук, говоривший о том, что на отзывчивую землю наступило какое-то крупное существо. Медведь? — подумал он, сев прямо. Олень?

Или еще хуже — один из пьяных мерзавцев — завсегдатаев единственного бара стольного града Баг-Джампа, штат Калифорния? Возможно, простое изгнание случайного знакомого его пьяной беременной сестрицы не удовлетворило Коротышку Змеиного Глаза. Но как они его нашли? Бесшумно выскользнув из спального мешка, Уокер быстро стал одеваться, пытаясь, сидя на корточках, справиться с джинсами, которые так и норовили повалить его на пол. Одновременно Маркус вглядывался в темноту сквозь полупрозрачную ткань палатки, стараясь рассмотреть обступившие ее тени и призраки.

Выследить его было нетрудно. Берег Коули сейчас, в конце сезона, пустынен. Кто-нибудь из местных рыбаков или деревенских жителей наверняка его видел, а слухи о приезжих очень быстро распространяются в таких маленьких городках.

Одевшись, Уокер почувствовал себя увереннее. Невыносимой была сама мысль о том, что его могут поколотить почти голым. Правда, это не будет иметь никакого значения для его врача. Или для друзей, которые, после возвращения в Чикаго, начнут изводить его своими благонамеренными причитаниями: «Я же говорил».

Пошарив рукой в темноте, он поднял с пола рыбацкий складной нож и раскрыл его, обнажив длинное лезвие. Иногда даже демонстрация готовности к сопротивлению останавливает нападающего. Одно дело — накинуться на сонного бедолагу туриста, лежащего в спальнике, и другое — столкнуться с вооруженным ножом детиной весом двести двадцать фунтов. Правда, если у них есть пистолеты, придется дать себя побить. Жизнь дороже.

Хруст повторился. Наклонившись, Уокер взял в руку мощный карманный фонарь. Можно вспышкой направленного в глаза света ослепить и обескуражить их. Они этого не ожидают.

То, что некая фигура, склонившаяся над палаткой и расстегнувшая молнию на клапане, не ожидала яркой вспышки, ударившей в глаза, стало ясно по ее реакции. Существо издало сдавленный рев, прикрыло горизонтально расположенные глаза прикрепленными на стержнях клапанами, резко отклонило назад мембрану слухового сенсора, торчавшего из макушки конического черепа, и отскочило от палатки.

Раскрыв рот, Уокер вперился в расстегнутый полог палатки. Внезапное отступление незваного гостя не особенно его успокоило. Он вдруг заметил, что перестал дышать, и судорожно вдохнул.

— Что за чертовщина?

Октябрь еще не наступил, значит, до Хеллоуина далеко. Впрочем, это было не важно. Это нечто, сунувшее свою переднюю часть в палатку, было не в маскарадном костюме. Такие вещи видны сразу. Может быть, ему все это показалось? Но если так оно и есть, то отчего же его так трясет и почему кажется, словно палатку атаковала орда светлячков?

Когда рука его перестала наконец трястись, перестал дрожать и фонарь, зажатый в ладони мертвой хваткой. Пляшущие светлячки снова приняли очертания четкого круга света и скромно остановились на стене палатки. От души желая находиться сейчас где угодно, даже в единственной таверне Баг-Джампа, Уокер осторожно протянул руку к пологу палатки, отдернул его в сторону и выглянул в образовавшееся отверстие.

Тварь, которую он ослепил лучом своего светодиодного фонаря, лежала на берегу у самой воды. Над ней склонился другой такой же ночной призрак. Эта вторая тварь держала в руке какое-то приспособление, испускавшее мигающий темно-коричневый луч на лицо пострадавшего призрака. Стоявшее существо имело рост около семи футов и плотное тело. Судя по всему, существо весило от трехсот до четырехсот фунтов. Ширина глаз доходила до двух дюймов, а в длину они достигали шести или семи дюймов. Глаза сходились в центре покатого лица, где должен был бы находиться нос, и окружали коническую голову почти целиком. Лунный свет отражался от светло-пурпурной плоти, которая проглядывала сквозь отверстия костюма существа. Было видно, что поверхность тела мелкобугристая, как мячик для гольфа.

Когда наполовину парализованный страхом Уокер уставился на существо, оказывавшее экстренную офтальмологическую помощь попавшему в беду товарищу, он заметил маленькое обезьяноподобное создание, глазеющее на него из своего мягкого убежища. Подняв лишенную костей руку (вероятно, остов конечности состоял из мягкого хряща), существо повернуло в направлении Уокера головную присоску и издало низкий носовой звук (что удивило Уокера, так как у существа не было ноздрей), похожий на хлопок лопнувшего мусорного пакета:

— Сикрикаш галад вуме!

Не испытывая ни малейшего желания, чтобы ему сделали вуме, Уокер похлопал себя по правому карману, дабы удостовериться, что ключи от машины на месте, вывалился из палатки и с бешено колотящимся сердцем опрометью кинулся к внедорожнику. Несмотря на свою по преимуществу сидячую работу, он, как бывший спортсмен, сохранил неплохую физическую форму и очень быстро добежал до машины. Автомобиль манил его, как теплый супермаркет манит во время зимней стужи в середине января.

Пришельцы! Эта мысль неотвязным рефреном отдавалась в голове, пока он бежал. Реальные, настоящие, внеземные пришельцы с другой планеты, из другой галактики. Эти пришельцы вовсе не были похожи на инопланетян, которых показывают по телевизору. Они не были худыми и малорослыми, большеголовыми, лысыми и голыми. Маркус был готов поклясться, что, судя по тому, что он успел разглядеть, услышать и учуять, они не были лишены половых признаков. Они были громогласными, огромными и сосредоточенными. В них не было ничего эфирного. Мало того, он ухитрился (надо надеяться, временно) ослепить одного из них.

Некоторые его чикагские друзья в такой ситуации, вероятно, подняли бы руки и кинулись обниматься с пришельцами, ласково чирикая «Добро пожаловать!». Но Маркус Уокер не собирался совершать такую глупость. В Чикаго были глухие улицы, где делать такое тоже не рекомендовалось, и инстинкт диктовал Уокеру, что и в этой ситуации подобное поведение было бы неуместным. Если бы этим ночным визитерам была нужна компания, то им следовало бы спуститься в Баг-Джамп, где их сходство с некоторыми аборигенами наверняка облегчило бы контакт. Распахнув левую дверцу, он уселся за руль, захлопнул ее и включил центральный замок. Клацнув ключом, он с такой силой сунул его в гнездо зажигания, словно хотел выбить искру жизни из рулевой колонки. Он тихо выругался. Иногда такие же проблемы возникали у него с женщинами.

Возле дверцы возникло ночное существо, заслонив собой луну. На Уокера не мигая уставились зрачки вытянутых горизонтально глаз, похожих на темные резиновые жгуты. По спине пробежал жуткий холод, но у Маркуса уже не было сил дрожать.

Он наконец попал ключом в гнездо и повернул. Двигатель, ожив, взревел. Фары высветили еще две гигантские фигуры, стоявшие непосредственно перед машиной. В свете фар было видно, что пришельцы затянуты в облегающую серебристую одежду. Один из них поднял свой придаток и прикрыл продолговатые глаза от света автомобильных фар. Другой протянул «руку» к ветровому стеклу внедорожника.

Раздался металлический скрежет, и левая передняя дверь распахнулась, словно Маркус ее не запирал. В кабину проник длинный лоскут мягкой тяжелой плоти — кошмар, покрытый гладкой скользкой кожей. Уокер попытался тронуть внедорожник с места. Присоски лоскута немедленно впились ему в плечо и левую руку. Было такое впечатление, что к нему приставили сопла дюжины мощных пылесосов. Он перевел рычаг коробки передач и попытался сдать назад, но в ту же секунду почувствовал, что его выволакивают из машины. Впервые в жизни он по-настоящему пожалел о том, что не пристегнулся. Но он тут же сказал себе, что все равно не успел бы этого сделать, даже если бы сохранил ясность ума и способность здраво рассуждать.

Он не кричал, он лишь часто и поверхностно дышал, чувствуя, что вот-вот потеряет сознание от гипервентиляции. Инопланетная тварь бесцеремонно выволокла его из машины и потащила по земле. С трудом поднявшись, Уокер засеменил рядом, стараясь ухватиться рукой за место между усеянным присосками лоскутом и массивным телом неизвестного существа. Удивленное сопротивлением существо обернулось. Поискав уязвимое место для удара и не найдя ничего более подходящего, Уокер двинул правой ногой в провал между двумя лоскутами, которые служили инопланетянину нижними конечностями. Эти лоскуты тоже были снабжены присосками (но, в отличие от верхних конечностей, эти присоски обрамляли пластиковую по внешнему виду пластину, которая напоминала не обувь, а лыжу). Удар не возымел никакого действия на пленившего его пришельца.

Надо было захватить с собой фонарь, выругал себя Уокер.

Правда, существо все же отреагировало на это наглое проявление физического сопротивления. Свободный лоскут мелькнул в воздухе и обрушился на голову Уокера. Было такое чувство, что его огрели мешком с вареным овсом весом фунтов в пятьдесят. Этот конкретный удар оглушил и свалил его с ног. Уокера подняли и понесли.

Возле космического судна пришельцев их дожидалась еще пара инопланетян, включая ослепленного фонарем. Корабль не слишком велик, подумал Уокер, разглядев сквозь заволакивавшую сознание пелену его очертания. Не больше мощного грузовика. Когда они приблизились к кораблю, обиженный Уокером пришелец протянул вперед лоскут и ударил Маркуса по макушке так, что в голове раздался мелодичный звон. Вот так обстоят дела с этикой высокоразвитых цивилизаций, вяло подумал Уокер.

И отключился.


Когда к Уокеру вернулось сознание, первое, что он увидел, была его палатка, оставшаяся на том же месте, где он ее и поставил, — на небольшом возвышении озерного берега. Он лежал на гальке между палаткой и водой. Утро, судя по всему, наступило недавно. Горный воздух был прозрачен и свеж. Яркое солнце высвечивало контуры серых камней. Пахло древесиной, хвоей и чистой свежей водой. В дупле темного низкого дерева сойка отчаянно спорила из-за орехов с упрямым бурундуком. Издалека доносился тихий шум потока, вливавшегося в озеро с противоположной стороны.

Вспомнив о пришельцах, Уокер резко сел.

Он сразу понял, что погорячился. Сначала надо было подумать и оценить свое физическое состояние. Вздрогнув, он опасливо ощупал ту сторону лица, по которой пришелся удар инопланетянина. Лицо болело, и, вероятно, на коже появился кровоподтек. Не было видно никаких следов пришельцев и их корабля, не осталось даже вмятины на том месте, где он стоял.

Фруктовый сок не сможет унять боль, но зато уменьшит жажду. Вернувшись в палатку, Маркус принялся рыться в запасах, наконец нашел одну из заветных пластиковых бутылок, наполовину заполненную апельсиновым соком. Одним глотком осушив бутылку, он аккуратно поставил ее рядом с мусором, который собирался отвезти на помойку в Баг-Джампе, и задумался: не приснилось ли ему все это? Лицо и половина головы ощутимо болели, а потому трудно было представить себе, что вся история ему просто померещилась. Все продолжалось слишком долго и изобиловало столь многими отлично запомнившимися деталями для того, чтобы быть следствием разгулявшегося воображения. Он мог, не напрягаясь, разыграть в памяти все события: от шума, услышанного им за пологом палатки, и похожей на лик ужасного божества рожи пришельца до безуспешной попытки бегства.

А не сделали они с ним чего-нибудь, пока он был без сознания? Страх окатил Маркуса Уокера мутной волной. Он принялся лихорадочно ощупывать свое тело под рубашкой и джинсами, ища признаки непорядка, проникновения и изучения. Может быть, его зондировали? Не в этом ли состояла цель пришельцев? Сам Уокер никогда в жизни не верил в подобные россказни, то и дело появлявшиеся в средствах массовой информации. Как и все его умные и образованные друзья, он смеялся над этими баснями, заполнявшими газетенки, грудами наваленные на стендах в супермаркетах.

Личный опыт — великая вещь! Он мгновенно заставляет пересматривать устоявшееся отношение даже к такому печально известному предмету, как инопланетяне.

Никто, однако, не поверит ему, если он вздумает рассказать о том, что случилось с ним здесь, в горах Калифорнии. С равным успехом он мог бы поведать своим друзьям о том, что открыл целительную силу смеси тофу с пюре «Бен и Джерри» и эта смесь излечивает рак. Он никому ничего не станет рассказывать. Он похоронит эту историю в глубинах своей души до конца жизни. Разве только попробует пообщаться с теми, кто пережил подобный «контакт» с пришельцами, и попытается отличить правдивых рассказчиков от душевнобольных маньяков. Впрочем, Маркус не был уверен в целесообразности таких попыток. Едва ли он захочет узнать об инопланетянах больше, чем ему уже удалось выяснить.

Снова выползая из палатки, он думал: что им от него было надо? Если его хотели только рассмотреть, то он бы предпочел, чтобы его об этом попросили. Будь ему предложен выбор, он с удовольствием подвергся бы безболезненному исследованию, а не столь бесцеремонному обхождению. Это же надо — его таскали, как куклу, а потом еще и нокаутировали. С помощью каких приборов его исследовали? Слава богу, думал он, в него не стреляли. Во всяком случае, никаких последствий он не чувствовал. Выйдя из палатки, Маркус снова ощупал свое тело. Кажется, все было на месте. Ни одна часть не исчезла. Организм, насколько Маркус мог судить, работал нормально, все внутренние органы сохранили свои жизненно важные функции.

Что они планировали с ним сделать? Может быть, хотели превратить его в своего рода передатчика, посредника? Или он просто насмотрелся плохих фильмов и низкопробных телепередач? Как он вообще может обсуждать или оспаривать мотивы пришельцев? Несомненно, они получили от него то, что хотели, и улетели. К следующему туристу на берегу другого озера или к какой-нибудь овечьей отаре, мирно пасущейся на другом континенте. Нет сомнения, что у них были вполне определенные цели, побуждения, желания и причины делать то, что они делали. Несомненно также и то, что он никогда ничего не узнает об этих целях, желаниях и причинах. Впрочем, Маркус не возражал и дальше пребывать в этом неведении.

Уокер поднял руки над головой и сладко потянулся. Несмотря на пережитое, он превосходно выспался и чувствовал себя отдохнувшим. Выпив сока, ощутил сильный голод. Если сначала он хотел поскорее упаковать вещи и бежать отсюда без оглядки, то теперь передумал. Судя по всем внешним и внутренним признакам, медицинская помощь ему не требуется. Что случилось, то случилось. Все кончилось, и нет смысла по этому поводу переживать. Во всяком случае, бегство не имеет никакого смысла. Кроме того, если он пробудет здесь еще два дня, то с триумфом вернется в Чикаго и выиграет пари.

Пережив ошеломительное приключение, Маркус чувствовал себя на удивление хорошо. Ему, пожалуй, было даже весело. Вообще, такое событие надо хорошенько отметить. Вместо обычных концентратов он может развести огонь в походной печи и сделать себе оладьи. Это будет настоящий подвиг для такого городского неженки, как он, но спешить Уокер не собирался — не завтракать же, в самом деле, в такую рань. Он решил вернуться в палатку.

Уставившийся на него пришелец мог быть одним из тех, что захватили его накануне. Но вполне возможно, что этот — какой-то новый. Действительно, изумленный до немоты Уокер заметил, что эта новая тварь меньше, чем те трое, которых он видел раньше, — не больше шести или семи футов. У существа были такие же панорамные глаза, конический череп, такие же обрамленные присосками плоские, как ласты, верхние и нижние конечности. Отличались его внешние покровы. Они были светлее и свободнее. Казалось, что их обладатель окружен нежным обволакивающим дымком. Существо рассматривало Маркуса еще целое мгновение, потом повернулось на своих обутых в черную окантовку нижних ластах и тяжело двинулось прочь.

Маркус вдруг заметил, что за фигурой пришельца нет больше гор. Мало того, исчезли деревья, его машина и конец грунтовой дороги, возле которой был припаркован его внедорожник. Не было там и неба, облаков и солнечного света. Вместо всего этого Уокер видел теперь высокую унылую стену из неизвестного материала, больше всего напоминавшую кожу подохшего от тяжелой болезни, безобразно вздутого исполинского китообразного. Правда, не вся стена отличалась такой цветовой монотонностью. Одни выпячивания были темно-коричневыми, другие — шафранно-желтыми. Там и сям над стеной парили, словно пришитые к ней невидимыми нитями, иероглифы, светившиеся темно-синим и карминовым неоновым светом. Все вместе напоминало громадного выпотрошенного кита.

Уокер решил, что все это больше всего похоже на тошнотворный пестрый ад.

Дрожа, он ухватился за гибкий палаточный шест. Холодный белый пластик тонкого стержня придал Маркусу чувство чего-то знакомого и реального. В отчаянии он сделал глубокий вдох. Воздух был по-прежнему свеж и напоен сладостью. Топнув ногой, он услышал хруст гравия. Справа, среди деревьев, сойка и бурундук, громко поругавшись, разбежались в разные стороны. Там все было хорошо, здорово и нормально.

Но один угол реальности пропал, пропал совершенно, как будто его никогда не было.

Это окно в его мир, подумал Уокер. Они каким-то образом сумели проделать окно, сквозь которое могут видеть и исследовать его. Машинально он стал отступать назад, и пятился до тех пор, пока не ощутил на щиколотках холодную влагу. Опустив глаза, Уокер понял, что незаметно забрел на озерное мелководье. Выйдя из воды, он обернулся и посмотрел на сверкавший у горизонта противоположный берег и на возвышавшийся над ним склон заснеженной горы. Чем дольше он смотрел, тем больше сомневался в подлинности картины. Возникло странное ощущение укорочения, мнимости пространства, словно кто-то или что-то играло в «холодно-горячо» с его зрительными нервами.

Собравшись с духом, он пошел вверх по грунтовой дороге туда, где стоял его полноприводный внедорожник. Если они его забрали, то что еще из его вещей могли испортить за это время? Не важно. Если надо, то он пойдет в Баг-Джамп пешком. Нужно всего-навсего все время идти вниз по дороге от озера, и пусть они сколько заблагорассудится шпионят за ним сквозь свое окно. Может быть, и внедорожник они уперли для того, чтобы разобраться в его примитивном механизме.

Выйдя на дорогу, Уокер испытал шок. В буквальном и переносном смысле этого слова. Стоило ему сделать шаг, как он ощутил легкий удар током. Пораженный, Уокер отпрянул, потом, решив попробовать еще раз, шагнул вперед. Теперь удар током был немного сильнее. Дорога, ведущая к близлежащему лесу — за этим невидимым барьером, — мучительно манила к себе. Уокер подпрыгнул, потом пригнулся — все было бесполезно. Он не мог пересечь границу, обозначенную невидимым электрическим полем.

Все повторилось, когда охваченный паникой Уокер попытался выбрать иное направление. На севере и на юге, справа или слева — стоило ему пройти сорок футов, как он получал все тот же отрезвляющий удар. Несмотря на утренний холод, он разделся, зашел в воду. Сначала шел, потом поплыл. Но, удалившись от берега на сорок футов, Маркус и в воде получил прежнее предупреждение. Непрерывное невидимое поле окружало его со всех сторон. Страх был настолько велик, что Уокер даже не подумал о том, что вода многократно увеличивает силу электрического поля. Но оказалось, что это не играет никакой роли. Вода не усиливала поражающий эффект странного электрического поля. Во всяком случае, удар, полученный Уокером, когда он стоял по горло в воде, был не сильнее тех, какие поразили его на берегу.

Выбравшись из озера и стряхнув с себя ледяную воду, он вернулся в палатку за полотенцем. Вытираясь, вышел наружу и на том месте, где прежде стоял один пришелец, обнаружил двоих, во все глаза смотревших на него. Уокер и сам не понял, что ему хочется больше — дико заорать или тихо заплакать.

Забыв о своей наготе, он, продолжая машинально растираться, обошел палатку и приблизился к пришельцам.

— Кто вы такие, черт вас возьми? Что вы со мной сделали? Где я нахожусь?

Собственно, ответа он не ждал.

У большего из двоих, который, как и его спутник, не обратил ни малейшего внимания на наготу Уокера, на конусе «головы» открылась ротовая щель, в которой неприятно шевельнулось что-то белое.

— Долгое путешествие, — булькнула инопланетная тварь. — Веди себя как следует.

Пришелец повернулся и заковылял прочь. За ним последовал и его спутник.

— Подождите! — Рванувшись за ними, Уокер увидел коридор — или туннель, — в котором они исчезли.

Темный проход сворачивал влево, стены его были плотно усеяны органическими, по-видимому, выростами. Слева и справа из невидимых источников струился разной интенсивности дневной свет. В этот момент Маркус снова получил чувствительный удар. На этот раз он был намного сильнее. Нервы зазвенели от боли, Уокер отпрянул и схватился за правое запястье, стараясь стряхнуть с него невидимые иглы.

«Долгое путешествие», — сказала та тварь. Уокер не мог объяснить, каким образом он понял пришельца. Несмотря на то что Уокер явственно слышал звук, он мог бы поклясться, что существо не говорило, а он, Уокер, не слышал английской речи. Но он все понял. Слово «путешествие» говорило о том, что все они вместе куда-то едут. Путешествие. У Маркуса внутри похолодело. Было такое впечатление, что из него выдрали все внутренности заодно с чувствами.

Пришельцы не открыли окно в его реальность. Они поступили проще — перенесли фрагмент его реальности в свой мир. Сохранили для своей жертвы привычное окружение. Они милостиво не стали сажать его в ящик или клетку, сохранили привычный для него комфорт. Уокер, правда, не мог себе представить, с какой целью. Долгое путешествие. Куда? Чем оно закончится? Теперь ему стало ясно, что с ним произошло. Его похитили — похитили вместе с палаткой, всеми пожитками, кусочком озера Коули и с голографическими проекциями или мнимыми изображениями окружающего ландшафта.

Дрожа, Уокер вернулся в палатку. Мобильный телефон не реагировал на нажатие кнопок и был вне сети. «Расскажите своим друзьям, как далеко вас занесло, Маркус Уокер, звоните домой, звоните, не стесняйтесь». Его стало трясти.

«Ничего хорошего из этого не выйдет, — твердо сказал он себе. — Держись, или они полностью поработят тебя».

Он долго сидел в палатке — до тех пор, пока фальшивый день не сменил фальшивое утро. Когда у него свело ногу, Маркус понял, что нет иного выбора, как выползти из палатки.

Снаружи не изменилось ничего, за исключением положения мнимого солнца на поддельном небосклоне. Коридор, выходивший в его клетку, ящик — или как еще можно назвать место этого странного заточения — был пуст. Пришельцы перестали на него пялиться, и Маркус был им за это невероятно признателен. Он понял, что все с ним происходящее ни в малейшей степени не было плодом галлюцинации.

Уокер оделся и решил приготовить оладьи. Надо хоть чем-то занять ум, чтобы отвлечься от того, что с ним случилось. Кроме того, он сомневался, что его похитители благосклонно или равнодушно отнесутся к его голодовке, которая может добавить им хлопот. Маркусу не хотелось думать о том, что станут делать пришельцы, если увидят демонстрацию сопротивления.

Все шло хорошо до того момента, когда он решил зажечь огонь в портативной газовой плитке. Система автоподжига не работала. Более того, после того, как он достал из мешка спички, ни одна из них не загорелась, сколько ни чиркал он ими о коробок.

Все это имеет смысл, подумал Уокер, устав ругаться и сетовать на невезение. Как ни высокоразвиты были пришельцы, невзирая на все свое технологическое величие, они, видимо, не могли допустить у себя на борту открытое пламя — вероятно, для них это было бы ненужной роскошью или слишком опасным удовольствием. Уокер не знал, конечно, каким образом пришельцам удается подавить процесс зажигания газа или спичек. Удовлетворившись недовольным ворчаньем, Уокер отнес готовое тесто и плитку в палатку и принялся распечатывать коробку с крекерами. Эту скромную еду он собирался сдобрить чесночной сырной пастой из тюбика. Интересно, думал Маркус, позволят ли ему инопланетяне на него давить, или для их системы жизнеобеспечения эта процедура столь же опасна, как и открытый огонь?

Он уже приготовился выдавить порцию сырной пасты на крекер, когда в земле перед самым его носом вдруг возник идеально круглый провал диаметром около ярда. Словно зачарованный, Маркус смотрел на дыру, возникшую на том месте, где до этого плотно лежал гравий и песок. Через несколько мгновений пропавший участок снова вернулся, поднявшись из невидимых глубин. Теперь он был покрыт тонким листком какого-то желтого материала, на котором были аккуратно уложены две стопки небольших брикетов. Одни были коричневые, другие — белые, с вкраплениями зеленоватого. Тут же стоял цилиндр высотой два фута из синего металла, открытый сверху. Это был цветовой код? Или подбор цветов случаен?

Маркус не был уверен в том, что верно истолковал появление брикетов и цилиндра, и продолжил выдавливать пасту на крекер. Тогда площадка опустилась на несколько дюймов, а потом снова поднялась до уровня земли, но теперь быстрее, чем в предыдущий раз. Уокер не стал спешить, но в то же время не хотел получить взбучку за неповиновение. Наверняка нечто, стоявшее на желтой скатерти, не могло быть намного хуже, чем «чиз-виз», особенно для чикагца, привыкшего к натуральной пище. Отодвинув в сторону свой несостоявшийся импровизированный завтрак, Маркус подкрался к кругу, чтобы лучше рассмотреть предложенные ему блюда. Надо сказать, что выглядели они не слишком аппетитно, но Уокер не заметил ни противной слизи, ни дрожавшего желатина. Из чисто эстетических соображений он решил сначала попробовать белый брикет и откусил от него немного. По консистенции масса напоминала резину, но вкус оказался неожиданно приятным — что-то вроде говяжьей тушенки, причем не слишком соленой. Напротив, коричневые брикеты были чисто вегетарианскими. Если продовольствие пришельцев кодировалось цветом, то система кодирования явно отличалась от земной. Что же касается цилиндра, то он, решил Уокер, был наполнен обычной холодной водой. Он подумал, что питье может быть отравлено наркотиками, но потом решил, что это маловероятно. Его похитителям не было нужды прибегать к таким ухищрениям. Они могли принудить его к чему угодно более простыми мерами.

Образец надо бы сохранить целым и невредимым, мрачно подумал Уокер. Но тут же отбросил эту мысль. Он не видел причин отказываться от еды. Кроме того, «чиз-виз» оставался у него на десерт.

Ни один пришелец не появился в коридоре, чтобы понаблюдать за тем, как землянин поглощает пищу. Но Уокер был уверен, что за ним постоянно наблюдают каким-то другим способом. Да и глупо было бы с их стороны этого не делать, располагая неоспоримым технологическим совершенством. Так как поделать Маркус ничего не мог, он решил вообще об этом не думать.

У него остались брикеты, которые можно съесть позднее. Он не знал, когда его накормят в следующий раз, поэтому решил оставить себе запас. Немного погодя круглый участок снова погрузился в глубину, а потом появился, но на этот раз без подноса и скатерти. Гравий и песок вернулись на прежнее место. Уокер задумался: куда делся этот механический официант? Как готовили эту еду? Кто принимал решение, что она пригодна для человека? Размышлял он недолго. Пока ему слишком мало известно о пришельцах, не надо делать поспешных выводов.

Остаток дня Уокер бродил по отведенному ему пространству (в существовании которого он не сомневался), исследуя его протяженность и отыскивая возможные бреши в заградительном электрическом поле. В конце концов, сам факт его пленения отнюдь не означал, что его похитили с Земли. «Может быть, пришельцы окопались на нашей планете, — думал Маркус, — или у них есть укрытие где-нибудь в Гималаях, или (что было бы хуже для бегства) на океанском дне».

Может быть, инопланетянам просто хочется пообщаться, говорил себе Уокер, сидя перед палаткой и глядя на неправдоподобно реалистический муляж солнца, садившийся за муляж дальних гор. Правда, до сих пор никто из пришельцев не проявлял желания с ним пообщаться. И это понятно, потому что общительные существа не рыскают по Земле, похищая тех, с кем хотят поболтать. Уокер изо всех сил пытался наилучшим образом истолковать положение, в которое попал, но это давалось ему с большим трудом.

Как это ни удивительно, но ночью он спал, и даже прекрасно выспался. Проснувшись, он не сразу вспомнил, где он и что с ним произошло. Выйдя из палатки, он увидел ту же фиктивную сойку Стеллера, ругающуюся со страдающим несварением желудка бурундуком за мнимый орех. В полусне Уокер решил, что его похитители навсегда зафиксировали одну и ту же сцену. Он хихикнул. Надо серьезно поговорить с главным надзирателем и попенять ему на неудачное программирование.

Собственный смех напугал Уокера. Несомненно, безумие будет неплохим развлечением для его похитителей, и они, пожалуй, усомнятся в состоянии здоровья своего пленника. Перспектива стать объектом медицинского обследования со стороны гигантских пурпурных, покрытых бугристой кожей чужаков, вооруженных, наверное, незнакомыми инструментами, отнюдь не прельщала Уокера, и он решил сохранять — насколько это возможно — вид абсолютно здорового человека.

Спустившись на берег перенесенного в его мир куска озера, Маркус ополоснул лицо прозрачной холодной водой. Это немного помогло. Вернувшись к палатке, он заметил двух пришельцев, наблюдающих за ним из коридора, образовывавшего четвертую сторону его более или менее квадратного пространства. Глядя на них, Уокер не смог разобрать, те ли это инопланетяне, которых он видел накануне, или другие.

Войдя в палатку, он наскоро оделся. А когда снова вышел, пришельцы все еще находились на прежнем месте и продолжали, не двигаясь, смотреть на него. Поколебавшись, Уокер направился к ним, держась на некотором отдалении от заградительного поля, расположение которого хорошо помнил со вчерашнего дня.

Панорамные глаза не мигая следили за продвижением Маркуса Уокера. Этот взгляд, пожалуй, нельзя было назвать холодным. Он слишком плохо знал пришельцев, чтобы приписывать их внешности какие-то эмоции. Однако этот пронизывающий, неотвратимый взгляд нельзя было назвать и теплым.

— Привет.

Никакой реакции не последовало. Не было даже предупреждения о «соответствующем поведении». Слуховые органы на вершине конического черепа гипнотизировали своей пульсацией, словно меняющие цвет актинии.

— Кто вы? Зачем меня похитили? Где мы? Мы на Земле — на моей родной планете? Движемся ли мы куда-нибудь?

Так как вчера он хорошо их понял, то разумно было бы предположить, что и они его понимают. Но удостовериться в этом он не смог, потому что пришельцы не ответили. Посмотрев на него еще с минуту, они повернулись и заковыляли по коридору в том же направлении, что и вчерашняя парочка. На ногах пришельцев — он успел это заметить — были сегодня не пластиковые ласты, а нечто похожее на большие темные носки. Эти носки издавали едва слышный шорох, когда их обладатели, переваливаясь из стороны в сторону, шагали по коридору. Растерянный и обозленный Уокер с удивлением обнаружил, что слышит все звуки, раздающиеся за границей, обозначенной электрическим полем. Это означало, что воздух свободно циркулирует между недоступным для него коридором и его клеткой. Несмотря на совершенно иное телосложение пришельцев, можно было с уверенностью предположить, что оптовые торговцы из Чикаго и пурпурные пришельцы бог-знает-откуда питаются одними и теми же эфирными соками.

Он прошел вперед, насколько это было возможно, подойдя почти вплотную к заграждению. Заглядывая в коридор, он принялся подпрыгивать и размахивать руками над головой.

— Эй, эй! Поговорите со мной! Скажите мне хотя бы, что происходит! Скажите хоть что-нибудь, черт бы вас побрал!

Но ни кипевший гнев, ни жесты, которыми он сопровождался, не заставили уходивших пришельцев даже обернуться. Они ушли, и Уокер снова остался один.

Дни шли за днями. Время от времени из коридора выходили наблюдавшие за ним пришельцы. Некоторых Маркус уже стал узнавать. После нескольких бесплодных попыток завязать с инопланетянами контакт он надулся и весь день просидел в палатке. Такое поведение не понравилось пришельцам, и наказание последовало незамедлительно. Брикеты и вода в течение двадцати четырех часов так и не появились на поверхности. Пришельцы оставили его со скудным запасом крекеров и консервов. Воды было в избытке благодаря сохраненному пришельцами кусочку озера, но и его они могли убрать с той же легкостью, с какой лишили его брикетов. Намек был понят безошибочно. Лучше играть в эту игру, пусть даже она приводит его в ярость, заставляя чувствовать себя животным в клетке зверинца.

Животное в зверинце. Это была не слишком приятная мысль. Но исключить ее Уокер, к несчастью, не мог. Эта мысль будет сверлить мозг до тех пор, пока кто-нибудь из пришельцев не снизойдет до разговора с ним и не скажет о том, с какой целью его похитили из родного дома. Нет, не из дома, мысленно поправил он себя. Случилось так, что они захватили его в палатке на берегу озера в Сьерра-Неваде. Этот уголок они и воспроизвели для места его заключения. Он искренне пожалел о том, что они похитили его не из роскошных номеров отеля «Времена года».

Все это продолжалось две недели, потом пошла третья. К этому времени гнев уступил место меланхолии и отчаянию. Он был совершенно один, судьба его неизвестна, будущее не сулило ничего хорошего. Однажды ночью, наплевав на тот несомненный факт, что за ним следили круглосуточно, Уокер предпринял отчаянную попытку добраться до коридора. Электрическое поле, уже давно обнаруженное и исследованное им, как выяснилось, становилось мощнее по мере того, как он проникал в него. Мало того что оно его парализовало, так еще и отшвырнуло назад, в предназначенный для него загон. Это был единственный раз, когда он попытался с разбега преодолеть окружавший его барьер. На что он рассчитывал? Ведь он знал, что заграждение сплошное, начинается со дна озера и заканчивается на такой высоте, до которой он не сможет допрыгнуть или долезть по дереву. Он не мог ни подкопаться под поле, ни перепрыгнуть его, ни пробежать сквозь него.

Ко всему прочему скоропалительная попытка бегства стоила ему дневного рациона.

Имитированное солнце продолжало светить, поддельные птицы — петь, мнимые рыбы — выпрыгивать из воды, а один фальшивый день застал его безудержно плачущим на пороге палатки. Уокер понимал, что делать этого не следует. Наблюдая за ним, контролируя его поведение, занимаясь окружающим его пространством, пришельцы могли прийти к выводу, что он болен, и начать его «лечить». Но они только выходили в коридор и некоторое время смотрели на него — больше ничего. Это они проделывали по нескольку раз в день. Правда, в последнее время эти визиты стали короче и реже. Может быть, он им наскучил? Не смог стать для них подходящим развлечением?

— Проклятые чертовы ублюдки! — заорал он, подняв красные от слез глаза на парочку инопланетян, смотревших на него из коридора. — Может, хватит? Мне все это уже надоело, я хочу вернуться домой!

Он вспомнил о друзьях. О Чарлин, которая всегда дружески улыбалась ему, когда он приходил на работу. Об Эрли Готорне, торжественно-сдержанном, как сотрудник похоронного бюро, и всегда готовом отпустить сомнительную шутку. О Тайроне Дэвисе, с которым они, помнится, до хрипоты обсуждали достоинства и недостатки бейсболистов из «Бирз энд буллз» за торопливым обедом в одном из трех ресторанов, расположенных недалеко от их офиса.

Сначала они, конечно, встревожились оттого, что он вовремя не вышел на работу, потом испугались, расстроились и наконец смирились. Теперь они, безусловно, уверены, что он погиб. Сорвался со скалы в глубокую пропасть, и труп его уже давно расклевали стервятники. Именно так подумают его друзья, и нельзя их за это винить. Слава богу, что он не женат. Слава богу, что у него нет детей. Мать умерла от рака несколько лет назад, но отец до сих пор жив, здоров и снова женат. Мысль о реакции старика на весть о том, что его единственный сын пропал и, возможно, погиб, заставила его снова разрыдаться.

Когда Уокер наконец взял себя в руки и перестал плакать и жаловаться на судьбу, устав от рыданий и неспособный больше причитать, поднял голову и осмотрелся, то обнаружил, что инопланетяне уже ушли. Это хорошо. Это очень хорошо. Весь этот плач абсолютно бесполезен, и единственное, к чему он может привести, — к лишению еды на следующий день. Хуже того, Уокер стал подумывать о том, не швырнуть ли в них чем-нибудь тяжелым. Конечно, он был поставлен в положение обороняющейся стороны, но у него всегда был хороший бросок. Может быть, попадание камня размером с кулак в коническую голову спровоцирует этих уродов хоть на какую-то реакцию? Намного раньше, чем ожидал, Маркус пришел в такое состояние, что его уже не волновало, какова именно будет эта реакция.

Подобрав с земли очередной увесистый метательный снаряд, который Уокер собирался добавить к внушительной куче уже собранных камней, он выпрямился и посмотрел направо. То, что он увидел, заставило его уронить собранные булыжники.

Убедительная имитация озерного берега и отдаленные горы, составлявшие часть окружавшего его пейзажа, исчезли. Вместо них пришельцы втиснули неуместную здесь городскую улицу. Улица была не слишком чистой и отнюдь не фешенебельной. Покосившиеся мусорные баки соседствовали с полуразвалившимися кирпичными и деревянными заборами, густо покрытыми граффити. Вдоль одной из обочин тянулись столбы с электрическими и телефонными проводами, уходящими в никуда. Заржавевший и выпотрошенный остов древнего, тридцатилетней давности «кадиллака», словно туша дохлого носорога, украшал этот урбанистический пейзаж.

Уокер как зачарованный побрел к внезапно возникшей улице. Заметив то место, где начиналось электрическое поле, он остановился и осторожно протянул руку к ближайшему деревянному забору, который, как по волшебству, возник в его загоне. Удара тока не последовало; ничто не остановило Маркуса. Здесь и сейчас, в этом месте, поле было инактивировано. Он ощупал забор пальцами — сей предмет оказался реальным и вполне вещественным — старое почерневшее дерево, торчащие щепки и гнутые ржавые гвозди. Забор был покрыт грубыми и вызывающими рисунками, разительно не похожими на шикарные произведения пресыщенных нью-йоркских уличных интеллигентов. Уокер так и не смог разобрать условный код шайки, хотя стиль граффити был ему до боли знаком.

Во внутренностях мертвого «кадиллака» что-то зашевелилось. Уокер поколебался. Он хотел было рвануться вперед и заключить в объятия любое существо, которое там обнаружит, возможно, другого бедолагу, похищенного инопланетными уродами. Но природная осторожность взяла верх. Он посмотрел направо и убедился, что коридор пуст. Но пришельцы наверняка следят за ним и на расстоянии и регистрируют все его действия. В одном Уокер был твердо уверен: на этом участке электрическое поле инактивировано не случайно. Следовательно, эта неожиданность была запланированной. К горлу подступила горечь. С ним ставят опыты, как с кроликом. Или это как раз и есть реакция на его слезы, отчаяние и видимую депрессию.

Из ржавого корпуса начала не спеша выползать какая-то странная фигура. Пусть это будет бездомная женщина, подумал Маркус. Пусть это будет кто угодно, с кем он сможет разделить одиночество и беду. Пусть это будет человек, с которым можно нормально говорить, а не безразличные ко всему молчаливые пришельцы. Бродяга, наркоман — кто угодно, лишь бы это был человек!

Потом он понял, что существо, вылезшее из некогда роскошного автомобиля, абсолютно не похоже на человека.

Глава 3

Уокер не стал кричать и плакать от разочарования. Он не бросился бежать с расширенными от страха глазами. Он просто стоял и смотрел, как к нему не спеша, непринужденной иноходью трусит одинокий обитатель выпотрошенного автомобиля. У существа, как и у Маркуса, имелось два уха. У него тоже было два глаза. Существо, как и Уокер, было покрыто волосами, правда, у существа их было больше. В отличие от Уокера у него был еще и хвост, а передвигалось оно на всех четырех конечностях.

Пес был дворнягой весом около сорока фунтов, воплощением собачьей беззаботности. Похоже, пес получился в результате совокупления пьяного морского льва с тюком стальной ваты. Без страха и боязни собака подошла к Уокеру, свесила набок язык, вильнула хвостом и уселась на землю.

Да, это не сбежавшая из дома восемнадцатилетняя красотка, с сожалением подумал Маркус. Это даже не пропащий бродяга и наркоман. Но все же живое, уютное, знакомое земное существо. Это было общество, пусть даже и не такое, на какое он рассчитывал. Мысленно он позавидовал этой дворняге. Лишенная способности к рефлексии и самоанализу собака, возможно, даже радовалась новой обстановке. Так же как и он, Уокер, эта псина была вырвана из земной жизни вместе с привычным для нее окружением. Может быть, собачку смущало и сбивало с толку то, что она не могла выйти за пределы какой-то строго обозначенной территории, но это неудобство с лихвой искупалось постоянным, достающимся без всякого труда кормом и водой. Интересно, подумал Уокер, отличаются ли собачьи брикеты от тех, которые инопланетяне давали ему?

— С прибытием, — сказал он вслух и наклонился, чтобы потрепать собаку по лохматой голове. — Два земных млекопитающих, брошенные в море инопланетного безразличия.

— Не стоит угощать меня метафорами, приятель. Здесь не место для этого.

Уокер оцепенел. Произнесенные слова не были слуховой иллюзией. Он видел, как открывается собачья пасть, отчетливо произнося их. Это означало, что собачий призрак, сидевший перед ним, не мог быть настоящим псом. Это было изобретение пришельцев, они изготовили этот симулякр в какой-нибудь своей дьявольской мастерской только для того, чтобы скрасить его, Уокера, одиночество и уберечь от депрессии.

Пес между тем снова заговорил:

— Почему ты перестал меня гладить? Меня так давно никто не гладил. — Убрав язык и повернув голову, пес посмотрел в сторону коридора. — Виленджи меня гладить не будут. Я просил их, но они в ответ только смотрят на меня рыбьими глазами. — Язык снова вывалился из пасти, а его обладатель обиженно задышал. — Я хотел, чтобы они хоть изредка выводили меня на прогулку. Я уже устал слоняться по этой улочке.

Пес посмотрел мимо Уокера, который стоял остолбенев, как парень с рекламного щита, и вдруг радостно закричал:

— Э, да у тебя же есть пруд! — От избытка чувств пес громко гавкнул и пробежал мимо остолбеневшего оптового торговца.

— Постой, подожди минутку! — Очнувшись от транса, Уокер ринулся вслед за собакой.

Не желая мочить ноги или вообще что-то делать до того, как поймет, наконец, что происходит, он ограничился тем, что встал у кромки воды и принялся звать собаку, которая плавала и плескалась в оставленном пришельцами заливчике озера. Вволю наплававшись, пес по-собачьи подплыл к берегу, вышел из воды и отряхнулся. Маркус подумал, зарегистрировали ли пришельцы этот собачий маневр и не обсуждают ли сейчас встроенный в собаку механизм стряхивания воды.

Усевшись, пес принялся вылизывать шерсть. Между делом пес время от времени поглядывал на человека, в загоне которого он теперь оказался.

— Я из Чикаго, штат Иллинойс, — сказал пес и, не дождавшись ответа пораженного до глубины души Уокера, добавил: — А ты?

— Я тоже из Чи… Чикаго.

— Э, так мы соседи! Кто бы мог подумать! По этому поводу стоит хорошенько полаять. Как тебя зовут?

Уокер с трудом проглотил слюну и надежнее уселся на большой гранитный камень.

— Маркус Уокер. Все называют меня Марком. А как зовут тебя?

Освеженный купанием пес вытянул вперед и скрестил передние лапы.

— Тупая Дворняга — это одно из имен. Еще я откликаюсь на Пошел Вон и Дерьмо. Это мои самые употребительные имена.

Маркус Уокер вдруг почувствовал, что его начинает распирать теплое чувство к этому животному. Невзирая на его неестественную способность к речи, было не похоже, что это холодное, просчитанное изделие инопланетной фабрики. Чувством юмора и всклокоченной шерстью этот пес напомнил ему одного старого друга, которого Маркус не видел уже много лет, — бесшабашного защитника их университетской футбольной команды.

— Так я тебя называть не могу. Как насчет Джорджа?

— Джордж. — Собака принялась обдумывать предложение, сосредоточенно сдвинув лохматые брови. Потом пес кивнул, и уши, словно две лопаточки для чистки сковородок, хлопнули его по голове. — Это лучше, чем Дерьмо. Джордж — это то, что надо. Ты не слишком сладко пахнешь, Марк, но мне так приятно иметь теперь товарища, земляка, с которым можно перекинуться парой слов.

Уокер не смог сдержать улыбки.

— Я думаю то же самое. — Потом он вспомнил о пустом коридоре. — Ты сказал, что виленджи не будут тебя гладить. Виленджи — это мои — наши похитители?

Новоиспеченный Джордж кивнул:

— Заносчивые ублюдки, правда? Говорят с тобой как плюют, хотя я и не знаю, есть ли у них слюна. По меньшей мере я ее не заметил. Очень трудно понять, как функционируют их внешние органы, не зная, как работают внутренние.

Уокер понимающе кивнул, потом задал вопрос, который не мог не задать:

— Ты не поделка этих пришельцев? Не пустышка, которую эти виленджи придумали, чтобы я вел себя по-другому?

— Забавно, — ответил Джордж. — Кстати, я то же самое думал о тебе. Нет, я не какое-то там дурацкое изделие пришельцев. — Он выпрямил задние лапы. — Хочешь понюхать мою задницу?

— Э, нет, спасибо, Джордж. Я поверю тебе на слово. — Он поерзал, удобнее устраиваясь на обломке гранита. — А ты уж нюхай себя сам.

— Уж я обнюхаю себя на совесть, поверь мне, Марк. Ты — человек, и обоняние у тебя слабое. Бьюсь об заклад, что ты не замечаешь, как воняют эти куски мяса.

— Нет, не замечаю.

Пес на брюхе подполз к Уокеру и заговорщически прошептал:

— Нафталином. Они пахнут как старый, залежалый нафталин.

Уокер улыбнулся вслед за дворнягой:

— Я не хочу тебя обидеть, Джордж, но не помню, чтобы собаки умели говорить. Даже чикагские собаки. Во всяком случае, по-английски.

— Обычно мы не говорим и на языке виленджи. — Джордж нисколько не обиделся. Он поднял переднюю лапу и почесал за ухом и только потом посмотрел на Уокера. — Это импланты. По одному на каждое внутреннее ухо. В каждом импланте содержится универсальный переводящий код, соединенный тонкими проволочками с определенными участками мозга. Таким образом, получаешь возможность понимать практически все, что слышишь. Здесь каждое разумное существо снабжено такими имплантами, даже сами виленджи. Кроме того, мне ввели какое-то лекарство, которое стимулирует рост и размножение мозговых извилин. Во всяком случае, многие понятия, которые раньше казались мне туманными, стали теперь мне абсолютно ясны.

— Повезло тебе, — вздохнул Уокер.

Склонив голову набок, пес внимательно посмотрел на человека:

— Повезло? Знаешь, это был отнюдь не рождественский подарок. Они сделали это для того, чтобы говорить со мной и чтобы я мог говорить с ними. Это облегчает общение между заключенным и тюремщиком, между собакой и виленджи. После того как операция была сделана, а раны зажили, я, учитывая неразговорчивость виленджи, очень удивился: зачем они так поступили? И спросил их. Они сказали, что из чистого любопытства. Не для того, чтобы узнать, почему не вполне развитые животные живут в подчинении у животных более высокоразвитых, а для того, чтобы понять, почему подчиненные существа получают такую радость от своего подчиненного положения.

Да, на этот вопрос еще никто не смог ответить, подумал Уокер.

— И что же ты им сказал?

Подняв заднюю лапу, Джордж принялся яростно чесать себя за левым ухом.

— Я сказал им, что не могу отвечать за всех собак, но лично мне люди просто нравятся. Думаю, это универсальное собачье чувство. Кроме того, спросил я их, кто сказал, что это отношение подчиненности? Не все, но многие из нас живут свободно, пользуются бесплатной едой, бесплатной медицинской помощью и бесплатными игрушками. Людям приходится здорово шевелиться, чтобы получать все это. А нам достаточно лишь иногда лизнуть человека в лицо и жалобно поскулить. Скажи мне, можно ли придумать лучшую жизнь?

— И что они тебе на это ответили?

Джордж по-собачьи склонил голову набок.

— Они сказали, что раб не является рабом до тех пор, пока не обретает подходящие умственные способности, чтобы оценить свое рабское положение. Я пожелал им засунуть эту чушь в свои жевательные отверстия.

Уокер поерзал на куске гранита и обернулся. В коридоре никого не было.

— Если не возражаешь, то я скажу, что у тебя очень богатый словарный запас.

Джордж провел лапой по морде.

— Я же сказал, мне впрыснули эликсир знания. Я бы с удовольствием от него отказался. Говорить трудно, думать — еще труднее. Я бы предпочел гоняться за кошками. Разве ты не предпочел бы гонять в футбол?

Оптовый торговец был поражен:

— Откуда ты знаешь, что я играл в футбол?

— Я не знаю, просто догадался. Ты в хорошей форме, лучшей, чем у большинства мужчин твоего возраста.

— Спасибо. — Уокер облегченно вздохнул. Все-таки трудно свыкнуться с видом говорящей собаки. Было бы еще труднее с псом, умеющим читать мысли. — Ты и сам неплохо выглядишь.

— Чистая жизнь, — произнес Джордж. — Очень много охочусь за кошками. Вообще-то я люблю котят, но, понимаешь ли, традиция есть традиция.

Уокер многозначительно кивнул:

— Тебе не будет трудно, когда мы выберемся отсюда? Быть намного умнее средних собак? — Он едва удержался от желания потрепать Джорджа по лохматой холке.

Джордж выкусил из шерсти невидимую блоху.

— Почему ты решил, что мы отсюда выберемся?

Этот ответ заставил Уокера на некоторое время замолчать. Его молчание нисколько не беспокоило Джорджа, который, положив голову на передние лапы, принялся нежиться в лучах искусственного солнца. Потом оптовый торговец встал и внимательно осмотрелся. Заграждение между местом его пребывания и перенесенными неведомо откуда городскими трущобами было пока снято. Осознание того, что поле может быть в любой момент снова включено по капризу пришельцев и он навсегда расстанется с новым словоохотливым четвероногим другом, неожиданно взволновало его. Он решил не говорить флегматичной дворняге о своем открытии прямо.

— Ты, кажется, упоминал, что эти виленджи не выводили тебя на прогулки?

Подняв голову с лап, Джордж кивнул:

— Я просил их об этом не один раз, но неизменно получал отказ. И дело не в том, что они обеспокоены. Отсюда все равно никуда не убежишь. Иногда они навещают меня в моей клетке.

— Твоем загоне, ты хочешь сказать? — У Маркуса были только психологические причины поправить собаку. Было приятнее думать, что тебя содержат не в клетке, а в вольере. — Они входят внутрь?

— Конечно. Они же знают, что я их не укушу. Хотя мог бы и укусить. У меня все в порядке с зубами. Но ты видел, какого размера эти молчуны? Какой прок отхватить у таких кусок ласт?

— Ты бы получил от этого настоящее удовлетворение, — горячо возразил Уокер, испытывая непреодолимое желание укусить кого-нибудь из виленджи.

Джордж тихо фыркнул:

— Вот и кусай их сам. Я лучше буду кусать брикеты.

Уокер вспомнил те дни, когда пришельцы лишали его довольствия, вспомнил сосущее чувство под ложечкой и зверский голод. Да, пес прав. Если он, Уокер, хочет все это пережить, то ему придется менять поведение и приспосабливаться к обстоятельствам. Перезагрузки здесь не будет. Не стоит испытывать терпение оппонентов. Надо шевелить мозгами. Как Джордж.

Если продолжить это рассуждение, то в конце он будет просить виленджи, чтобы его потрепали по холке.

— Что еще ты видел с тех пор, как попал сюда? — Маркус обвел рукой их территорию. — Я все время сидел здесь и не мог выйти из своей клетки.

— Ну, во-первых, здесь много загонов вроде моего и твоего. Есть загоны меньшие, но есть и намного большие.

— Ты хочешь сказать, что есть вольеры для слонов и вольеры для мелких зверушек?

— Я бы сказал, для мелких «живых объектов». Я пробыл на корабле пришельцев не слишком долго, но, насколько могу судить, ты и я — единственные их пленники с Земли. Все прочие… из разных других мест. — Он безмятежно посмотрел на Уокера. — Как только они удостоверятся, что ты готов справиться с новыми впечатлениями, они уберут электрическое поле вокруг загона — поле и голограмму, или как это у них называется. — Он повернул морду в сторону коридора. — Конечно, остальная часть корабля останется для нас недоступной. Подозреваю, что наше с тобой знакомство — это прелюдия к знакомству с остальной частью населения загонов.

Каждый раз, когда Уокеру начинало казаться, что ментально он справился с ситуацией, возникали новые обстоятельства, повергавшие его в новый припадок отчаяния.

— Остальной частью населения?

— Да, нас представят другим потребителям кислорода. Полагаю, это неплохая компания. Думаю, наши юморные тюремщики хотят посмотреть, как мы будем взаимодействовать. Вероятно, контакт и общение представителей разных биологических видов с разных планет расширяет их кругозор. Возможно, это их просто забавляет. Я не знаю, зачем они это делают. Если тебя распирает любопытство, спроси их, когда представится такая возможность. На мой взгляд, сама идея понять мотивации виленджи — не вполне удачна.

Уокер нервно осмотрелся. Загон, клетка, которой он так неистово возмущался, внезапно показалась ему знакомым, уютным и комфортабельным домом, и у Маркуса не было ни малейшего желания его лишаться, пусть даже весь окружавший его пейзаж был всего лишь ловко сработанной иллюзией.

— Откуда ты знаешь, что мы находимся на корабле? — невнятно спросил Уокер.

— Я спрашивал некоторых наших товарищей по несчастью. Должно быть, большая посудина, если судить по размеру загонов. — Он понизил голос: — Слушай, Марк, что бы ни случилось, не теряй самообладания. Держи себя в руках, и ты сохранишь голову на плечах. Ты понимаешь, что я хочу сказать? Обычно виленджи не вмешиваются в ссоры между пленниками, что бы ни происходило. Но за пару дней до твоего появления трехногий с Джеремуса IV…

— Что за трехногий? Где этот Джеремус IV?

— Молчи и слушай. Я понял, что этот трехногий и раньше творил безобразия, но на этот раз он поссорился с сесу. Этих сесу было четверо. Они безобидны, как щенки. Но языки у них острые — в переносном, конечно, смысле. Трехногий не согласился с каким-то высказыванием сесу и разорвал его на куски. Буквально, как люди разрывают жареную курицу. Я наблюдал эту сцену издали и громко, как мог, выл. Скажу тебе честно, я очень сильно испугался, потому что не знал, что будет дальше.

А дальше было вот что. Целая команда виленджи вломилась в большой загон. Это огромное пространство, где позволено находиться всем пленникам. Я никогда не видел такого большого их скопления ни до ни после того случая. Наверное, он вывел виленджи из себя. Сесу, как я потом узнал, размножаются четверками. Если из этой четверки убрать одну особь, то никакого размножения не будет. Поэтому нет ничего удивительного, что виленджи сильно расстроились. Они принесли с собой забавные пистолеты, стрелявшие быстро твердеющим клеем. Меньше чем через минуту этот огромный, здоровый трехногий был недвижим, как статуя, на которую я, помнится, мочился в Чикаго.

— Что они с ним сделали? — спросил Уокер сдавленным голосом. — Я имею в виду трехногого.

— Они его забрали. Я его больше не видел. — Пес встал и потянулся. — Может быть, теперь он служит запором двери кабинета какого-нибудь виленджи высокого ранга. Если, конечно, у них есть ранги и кабинеты. Что касается меня, то я всегда держу наготове свое самое мощное оборонительное оружие — забиться в угол и выть так, чтобы кишки выворачивались наизнанку. — Он выразительно посмотрел в помрачневшие глаза Маркуса. — Тебе надо попробовать. Действует безотказно, даже на инопланетян.

— Буду иметь в виду.

Внутренне Уокер содрогнулся от такой перспективы. Он никогда не стал бы первоклассным футбольным защитником, если бы выл от каждой неприятности.

Конечно, напомнил он себе, тогда он имел дело с откормленными трехсотфунтовыми нападающими из Небраски и быстрыми тэйлбэками[1] из техасских городков, а не с семифутовыми инопланетянами, вооруженными обездвиживающим электрическим полем и парализующим клеем. Возможно, в некоторых ситуациях можно и повыть. Хотя бы для того, чтобы сохранить себе жизнь.

Начало темнеть. Уокер, обернувшись, бросил взгляд на палатку, потом на гостеприимно распахнутые задворки — реконструированную пришельцами среду обитания Джорджа. Маркус внимательно посмотрел на гниющий мусор, разорванные и помятые картонные коробки, ржавеющие остатки некогда шикарного автомобиля и решил повременить со сменой обстановки. Очевидно, пес думал о том же, но пришел к диаметрально противоположным выводам.

— Не возражаешь, если я сегодня переночую у тебя, Марк?

Уокер посмотрел в сторону коридора. Он был пуст и тих. Напуганный возможными последствиями, о которых он предпочел не думать, Уокер спросил:

— Ты не будешь скучать по своему месту?

— Моему «месту»? — Мотнув лохматой головой, Джордж посмотрел туда, откуда пришел. — Ты называешь «местом» помойку, на которой меня случайно обнаружили виленджи. Я сирота, Марк. Нас, таких, много в Чикаго. — Не ожидая дальнейших приглашений, он протрусил мимо опешившего оптового торговца. — У тебя здесь очень чисто. К тому же я никогда не бывал в горах, их не так много в Иллинойсе.

На Уокера в упор смотрели преданные темные собачьи глаза.

— Я могу немного поскулить и полизать тебе руку.

Уокер не смог сдержать улыбку.

— Не знал, что собаки способны на сарказм.

— Ты шутишь? Мы — мастера этого жанра и так хорошо им владеем, что вы, люди, даже не замечаете, когда мы смеемся и потешаемся над вами. Так что скажешь?

Еще один взгляд в сторону зловещего темного коридора, в котором таился неведомый кошмар.

— А как виленджи? Они не будут возражать против такого тесного общения двух подопытных экземпляров?

Джордж беспечно пожал плечами:

— Есть один-единственный способ это узнать. Если они будут возражать, то мы ничего не сможем с этим поделать.

Уокер встал с камня. С заходом «солнца» температура воздуха стала стремительно падать.

— Знаешь, на самом деле я и сам хотел попросить тебя остаться, — признался он.

Пес заговорил, старательно обнюхивая вход в палатку:

— Мы, земляне, должны держаться друг друга. По крайней мере, до того дня, пока не узнаем, что виленджи от нас хотят.

Несмотря на скуку, чувство изоляции и подавленности, Уокер, входя в палатку, желал только одного — чтобы этот день не наступал как можно дольше.

— У меня большая палатка. В ней много свободного места. Буду рад, если ты составишь мне компанию, но хочу сразу сказать тебе одну вещь.

Джордж поднял голову.

— По своим делам я буду выходить на улицу, если ты имеешь в виду это. Я не приучен выходить из дома, потому что у меня никогда его не было, но никогда не мочусь там, где сплю.

— Я не об этом. — Уокер с трудом подыскивал слова, чтобы сказать то, что ему никогда в жизни не приходилось раньше говорить. — Ну, ты не возражаешь, если я иногда буду тебя гладить?

Пес улыбнулся, широко раскрыв пасть, и, великолепно подражая голосу оптового торговца, ответил:

— На самом деле я сам собирался просить тебя об этом.

Когда среди ночи Уокера разбудила фальшивая сова, он почувствовал, что к нему прижимается теплая масса. Пес каким-то непостижимым образом сумел вползти в спальный мешок, не разбудив спавшего в нем хозяина. Первым желанием Уокера было вытряхнуть незваного гостя из мешка под полог палатки. Но вместо этого он обнял мохнатый ком левой рукой и еще теснее прижал к себе. Джордж сонно засопел, но потом снова затих. В таком положении они проспали всю ночь. Правда, во второй раз оптового торговца разбудил пес, так как начал лягаться задними лапами. Уокер решил потерпеть и не реагировать на толчки. Наверное, постепенно он к ним привыкнет.

Однажды у него была подруга, храпевшая во сне, но до сих пор никто еще не лягал его по ночам.

На следующее утро Уокер подумал, что пришельцам, по-видимому, абсолютно не важно, где спит Джордж. Вероятно, они даже довольны возможности изучить новый вид отношений. Впрочем, Уокеру не было дела до их интересов. После нескольких недель полной изоляции он был рад обществу, и дружелюбная собака — это лучше чем ничего. Еще лучше — словоохотливая говорящая псина с высоким IQ.

Тюремщики, наверное, и правда были довольны. На завтрак они подали не только обычные брикеты, но и тонкостенные металлические чашки с мелкими пищевыми кубиками. Возможно, из-за присутствия Джорджа это блюдо неприятно напомнило Марку собачий корм. Однако по вкусу кубики не были похожи на собачью еду. Синие кубики имели вкус курятины. Розовые походили на синие. Желтые, голубые, зеленые и золотистые напоминали вареную брюссельскую капусту, что говорило о том, как мало виленджи разбираются в человеческих пищевых пристрастиях. Правда, было и приятное разнообразие: два серебристо-сапфировых кубика не отличались по вкусу от бананового пудинга.

Как только один из этих кубиков коснулся нёба, Маркус принялся медленно смаковать еду, а на лице его появилось выражение блаженства, едва ли не экстаза. Поможет ли это представление получить дополнительную пайку банановых кубиков, Уокер не знал, но попытаться стоило. Он не подумал о том, что комедия, которую он сейчас ломал для пришельцев, была, по сути, эквивалентом собачьего виляния хвостом. В дополнение к обычному цилиндру с водой Уокер получил еще один, меньший по размеру цилиндр, наполненный светлой красноватой жидкостью, которая, хотя и отдавала слабой колой, вполне могла сойти и за шампанское. В конце концов Уокер чувствовал себя так, словно позавтракал в лучшем ресторане Нового Орлеана.

Вдруг он заметил, что Джордж не сводит с него странного взгляда.

— В чем дело? Что-то не так? — спросил Уокер.

— Все так, — ответил пес. — Разве я высказал недовольство?

— Ты странно улыбался. Я уже знаю это выражение.

— Какой ты понятливый. Ладно, я скажу, но тебе это не понравится. Я внимательно наблюдал за тобой, пока ты ел, особенно эти серебристые кубики. Ты в это время попрошайничал. Ты, конечно, не становился на задние лапы и не размахивал передними, ты не вывалил изо рта язык, но все равно ты попрошайничал.

Уокер отвел взгляд.

— Я не попрошайничал, — проворчал он.

— Зачем отрицать очевидное? Не стоит стыдиться своих действий, если ты знаешь, что и зачем ты делаешь. Люди все время что-нибудь выпрашивают. Выпрашивают хорошую работу, сексуальные удовольствия, одобрение сотоварищей. Или все это выше, чем выпрашивать еду? Почему ты вдруг решил, что это ниже твоего достоинства?

До Уокера дошло, что он был так занят новой едой, что не подумал об этом, но подсознание все сказало за него.

— Ты просто хочешь с ними сотрудничать. Ты же не сотворил никаких глупостей вроде попытки самоубийства. Ты конструктивно общаешься со мной. И наоборот. Кстати, я тоже получил более вкусную еду.

— Но я пытался бежать и даже напал на одного виленджи, — возразил Уокер, допивая напиток из маленького цилиндра.

— Это не глупость, это вполне ожидаемый поступок, — не колеблясь резюмировал Джордж.

— Я собирал камни, чтобы швырять ими в пришельцев.

Пес открыл пасть, вывалил язык и от души расхохотался.

— Ты полагаешь, что существа достаточно разумные для того, чтобы построить такой корабль и охотиться по всей Вселенной за такими экземплярами, как ты и я, не способны защититься от недовольных? Вспомни электрический барьер. Чем глубже в него проникаешь, тем сильнее он бьет.

— Это я знаю, — произнес Уокер. — Я пытался пройти сквозь него.

Джордж кивнул:

— Все пытались, в том числе и я. Среди нас был один субъект, очень неказистый и маленький, но он мог плеваться ядовитой кислотой. Это куда страшнее, как мне думается, чем швырять какие-то камни. Если же ты сможешь углубиться в электрическое поле, то оно в конце концов сожжет тебя до костей. То же самое произойдет и с камнями или с ядовитой слюной — все равно. Виленджи большие, безобразные, грубые, но они отнюдь не глупы.

Мало того что у тебя ничего не получится, — продолжал Джордж, — ты еще и лишишься дневного рациона. У меня сложилось впечатление, что виленджи хотят сохранить взятые ими экземпляры в целости и сохранности, но это не значит, что пришельцы их не накажут, если сочтут это нужным. Например, лишив еды или еще строже, как в случае с трехногим.

Сидя на берегу и болтая ногами в холодной воде, Уокер доел последний стандартный брикет.

— Значит, нас вознаграждают за хорошее поведение и наказывают за плохое. Вариантов у нас нет? — Его вдруг охватило дурное предчувствие. — Они не пытались тебя дрессировать? Научить каким-нибудь трюкам?

Джордж мотнул головой и почесал глаз.

— Пока нет, но думаю, я бы без труда научился.

— Конечно научился бы, — поддакнул Уокер, — ты же собака.

Джордж посмотрел на Маркуса ясным взглядом:

— А ты — человек. Не пытайся убедить меня в том, что люди не поддаются дрессировке. Ты же работаешь, не так ли? Я мог бы и сам тебя дрессировать.

— Хоть ты умеешь говорить и думать, не особенно задавайся, — посоветовал псу Уокер. — Люди дрессируют собак, а не собаки — людей.

— Неужели? А как насчет сегодняшней ночи? Ты же собирался выкинуть меня из спального мешка, не так ли?

— Нет, не собирался. Я хочу сказать, что это было мое решение — позволить тебе остаться.

Пожав лохматыми, как пук хлопка, плечами, Джордж вытянул перед собой передние лапы и положил на них голову.

— Ладно, будь по-твоему.

Уокеру так и не удалось уговорить дворнягу продолжить дискуссию.

Глава 4

Время шло. Время, за которым Уокер мог следить только благодаря своим часам. Часы, отсчитывая центральное поясное время, не имели, конечно, никакого значения в его нынешних обстоятельствах. Но цифры, показывавшие время родного города, каким-то непостижимым хронологическим способом помогали переносить неволю.

Потом случилось это. Случилось сразу и без предупреждения.

Только что они с Джорджем сидели на берегу кусочка озера Коули и следили за резвившимися на мелководье искусственными мальками. Но прошло всего мгновение, и все, что было за пределами воды, вдруг резко исчезло. Даже не исчезло, а отодвинулось.

Вместо отдаленных гор и леса появился просторный пойменный луг. Зеленая осока чередовалась со скоплениями каких-то стержней, похожих на воткнутые в землю макароны, свернутые в тускло-желтые кольца. Росла здесь и какая-то красная трава, хотя ее нельзя было назвать в полном смысле ни красной, ни травой. Окраска варьировала, доходя почти до ультрафиолетовых оттенков. Призрак травы. Были здесь и деревья, кроны которых, причудливо переплетаясь, образовывали совершенные геометрические фигуры. Другие росли в виде прихотливых арок и гротов.

Словно сошедшие с полотен Босха или выползшие со страниц давно забытого Льюиса Кэрролла, среди этой инопланетной зелени бродили самые разнообразные существа. Это сборище не показалось Уокеру менее зловещим и сверхъестественным оттого, что Джордж тут же объяснил ему, что, насколько он знает, каждая тварь в этом странствующем зверинце разумна и, по крайней мере, не уступает в интеллекте собаке.

Уокер обернулся через плечо и увидел, что его палатка стоит на прежнем месте. За ней виднелся пустой коридор. Слева находились остатки диорамы гор и лесов Сьерра-Невады. Справа галечный берег и кусок озера уступили место уютным трущобам Джорджа. Уокер понимал, что должен уже к этому привыкнуть, но это вольное обращение с реальностью — пусть даже мнимой — продолжало сбивать его с толку.

Склонившись к Джорджу, он прошептал на ухо своему новому другу:

— Если я правильно понял, то это и есть тот большой загон, о котором ты рассказывал?

Джордж тихо запыхтел.

— Правильно. Неплохо, правда? Конечно, я тут знаю не всех, я не так долго нахожусь на борту, но с некоторыми парнями уже познакомился, да и с девчонками тоже. И со всякими другими. — Он рванул вперед. — Пошли, я тебя представлю. Не волнуйся, тебе не придется обнюхивать задницы. Я уже понял: это дурная привычка.

Уокер хотел было сказать Джорджу, чтобы он не волновался, потому что такая мысль даже не пришла ему в голову. Если бы даже он был в собачьем расположении духа, то едва ли смог бы точно исполнить протокол псиной вежливости, хотя бы потому, что среди пасущихся здесь экземпляров дышащих кислородом тварей некоторые имели такую причудливую анатомию, что Уокер, наверное, не смог бы понять, где кончается задница и начинаются органы дыхания.

Сомнительно, что он сможет общаться с любым из этих существ, но индивидуально настроенный имплантат, всаженный инопланетянами в его мозг, позволял верно истолковывать и понимать любые, достигавшие ушей, колебания воздуха.

Оглядывая окрестности, пока энергично вилявший хвостом Джордж вел его в большой загон, Уокер получил более полное представление о том, куда занесла его судьба. Он видел не только свой персональный скотный двор (это название звучит ничуть не лучше, чем тюремная камера, подумал Уокер, и он решил впредь им не пользоваться), но и куда более экзотичные загоны (впрочем, и этот термин был не слишком удачным). Они находились как справа от его личного пространства, так и слева от пространства Джорджа. Определить границы Уокер не мог, но ему показалось, что маленькие загоны обрамляют большой загон, находившийся в центре. Большой загон был большим бриллиантом, украшенным венчиком из мелких жемчужин. Как ни напрягался Уокер, уверенный в том, что за всеми обитателями большого загона осуществляется непрерывное слежение, он не смог разглядеть объективов камер или какого-то схожего оборудования. Потом он как зачарованный принялся разглядывать экзотический парад дышащих кислородом существ и оставил бесплодные попытки.

Джордж остановился перед парой самых грациозных существ из всех, когда-либо виденных Уокером. Видимые участки обнаженной кожи блестели, как китайский фарфор. Уплощенные головы были украшены робкими, как у оленей, глазами и пушистыми органами слуха. И глаза и уши могли втягиваться под кожу и появляться на любом другом участке тела. Плоские тела были прикрыты мешковатыми накидками, дырявыми, как ломтики швейцарского сыра. Мягкие тела волнообразно двигались, как персиковый желатин. Торс был обрамлен длинными ресничками. Как и все тело, эти реснички находились в непрерывном колебательном движении, производившем гипнотический эффект. Только нижние конечности — более толстые версии тех же ресничек — неподвижно покоились на земле.

— Теперь поприветствуем Пына и Пырра. Можете отныне называть меня Джорджем. — С этими словами пес мотнул лохматой головой в сторону Уокера. — Мой новый друг Марк подарил мне новое имя.

— Джо-оо-орд — Джордж, — пропел тот, кого звали Пырр. Тональность голоса была естественной и звучала без всякого надрыва, но речь эта показалась Уокеру пением. — Привет, Ма-аа-ррркус — Марк.

— Приветствую.

Уокер вдруг потерял дар речи, несмотря на то что неплохо преуспел в профессии, требовавшей немалого красноречия. Его поразила не странная внешность инопланетян; его сразила их красота. Сверкание блестящей кожи, магнетические движения, певучие голоса.

Джордж, однако, не обращал внимания на такие пустяки.

— Марк и я — с одной планеты. Так что я теперь не одинок.

Реснички ритмично заволновались, сверкая, как мелкие осколки разбитого китайского фарфора.

— Это хо-оо-рроо-шшо, Джордж. — Пын не смог отказать себе в удовольствии спрятать плоскую голову в плечи и высунуть ее в одну из дырок накидки. — Это же прекрасно, иметь товарища, с ко-оо-торым связывают общие воспоминания о до-оо-мме. — Прозрачные, как чистая вода, глаза принялись рассматривать более рослого землянина. — Ду-уу-мается, вы не можете размножаться.

— Боже, конечно нет, — покраснев, выпалил Уокер. — Мы относимся к разным видам. Но нас с Джорджем многое и давно связывает.

— Аааа-гаа, — вздохнул Пырр — словно тихий ветерок прошелестел в листьях тропической пальмы. — Вы сии-ии-мбиоты. Это почти так же хо-оо-рро-шшо.

— Пын и Пырр с Оланита, — объяснил Джордж Уокеру. — Они находились в море, в таком месте, какое мы назвали бы лагуной собраний, — намечалось что-то вроде расширенного семейного торжества, — когда их похитили виленджи. Оланиты прекрасно чувствуют себя и на суше, но все же привычная для них среда обитания — море тяжелой воды.

Не попрощавшись, Джордж повернулся и затрусил прочь. Уокер последовал за ним. Оланиты приветливо заплясали на месте, реснички описывали осмысленные блестящие фигуры в пригодном для их дыхания воздухе.

— Ты говорил, что виленджи не препятствуют общению всех существ, дышащих кислородом, между собой. Они позволяют тебе посещать их жизненные пространства?

— Они допускают это до тех пор, пока мы правильно себя ведем и не создаем им проблем. — Пес дернул головой в ту сторону, куда они теперь шли. — Смотри, вот еще один пример межвидового общения.

Замедлив бег, он указал на невысокий холм, к которому они приблизились. Склоны возвышения были покрыты каким-то растением, похожим на рыжий клевер, хрустевшим под ногами, как хрустит на зубах поджаренная свиная кожа.

— Мне нравится это место, — сказал Джордж, по привычке описал вокруг холмика несколько кругов и уселся на землю.

Поморщившись от неприятного хруста, Уокер сел рядом с ним. Единственным большим растением, украшавшим вершину холма, было некое подобие гигантского многоглавого гриба с дюжинами разнообразных прозрачных шляпок. Растение было очень нежным и мягким, так как Уокер заметил, что шляпки колышутся вверх и вниз под легким ветерком. Вот только никакого ветерка не было. Правда, где-то в отдалении тихо гудела невидимая машина, очищавшая атмосферу этого загона.

По склонам холма стекало несколько ручьев, каждый из которых заканчивался в отдельном ограниченном пространстве. В одном загоне Уокер разглядел мелкую жесткую растительность, характерную для земных пустынь, в двух других загонах непрерывно лили дожди. Весьма локальные дожди.

— Ты говорил, что виленджи любят наблюдать за межвидовыми взаимодействиями.

— Это только моя догадка. — Перевернувшись на спину, Джордж лениво свесил набок язык. Задрав в воздух все четыре лапы, пес выглядел одновременно расслабленным и комичным. — Я так и не смог толком понять, чего хотят от нас виленджи. Конечно, я не говорил со всеми, кто здесь находится. Здесь обитают представители нескольких десятков биологических видов, доставленных с разных планет. Если тебе хочется задать им какие-то вопросы, то попытай счастья и поговори с ними. — Перевернувшись на бок, Джордж подмигнул Уокеру. — Но не затевая ссор и драк. Правда, я сделал вывод, что тот трехногий был самым худшим из всей партии, и остальных теперь трудно увидеть.

Рассматривая бродивших вокруг странного вида хищников, Уокер раздумывал о том, как приблизиться хотя бы к наименее отталкивающему из них.

— Просто подойди к нему и скажи: «Привет», — подбодрил друга Джордж. — При этом ты ничего не потеряешь, хотя, быть может, и ничего не найдешь. Мне они понравились, и я решил сказать им об этом. С тех пор мы стали друзьями. — Он принялся обнюхивать какое-то растение, шарообразный цветок которого пробивался сквозь жесткую почву. — Любопытство, как правило, оказывается взаимным. Пын и Пырр, например, нашли мою наружность «не-веероо-ятно не-ряяяш-лиии-вой».

Откинувшись назад и опершись ладонями о землю, Уокер смотрел на животное, похожее на маленького слона, встретившегося со стаей фламинго, семенящих мимо.

— Интересно, что они обо мне думают?

— Спроси их, — посоветовал Джордж. — Они не отличаются застенчивостью. Вообще лишь немногие пленники застенчивы. Почти все теряют природную робость и застенчивость, проведя несколько месяцев в изолированном загоне.

— Месяцев? — воскликнул пораженный Уокер. — Что, некоторые из этих существ находятся здесь уже несколько месяцев?

Пес чихнул и отпрянул от выпрыгнувшего из-под земли розового шарика.

— Так мне сказали. Среди тех, с кем я разговаривал, мало кто пробыл здесь больше года. Раздели это время на число представленных здесь разнообразных индивидов с разных планет, и ты поймешь, что виленджи не только умеют быстро покрывать большие расстояния, но еще и очень заняты.

— Но зачем все это? — Взмахом руки Уокер обвел большой загон и обрамлявшее его ожерелье более мелких загонов. — Зачем они собирают представителей разных планет? Просто для того, чтобы их изучать?

— Я же говорил тебе, что не знаю. Может быть, какие-то наши товарищи по несчастью знают, но я таких не встречал.

— Но кто-то же должен это знать, — задумчиво пробормотал Уокер. — Что, если спросить самих виленджи?

— Ах да, виленджи… — фыркнул Джордж. — Они очень неразговорчивые хозяева.

— Но ты же говорил с ними, — огрызнулся Уокер.

— Пару раз, но очень кратко. Все, что мне удалось из них вытащить, я тебе рассказал. Но, как правило, они немногословны.

В течение следующих нескольких недель Уокер познакомился со многими пленниками виленджи. Некоторые вели себя открыто и дружелюбно, другие стеснялись, третьи не желали общаться. Последних он старался избегать, хотя они и не проявляли явной враждебности. Как, например, мрачный и постоянно подавленный халориец, похожий на трехногого. Вообще, диапазон был очень велик — от слоноподобного зерака, которого Уокер видел в тот раз на холме, до троицы размером с индейку эремотов — существ с переливчатым мехом и комичной утиной походкой. Особи некоторых видов сообразительностью не уступали человеку. Другим, как Джорджу, впрыснули психостимулятор, и они приобрели способность учиться и общаться. Но все же Уокеру показалось странным, что среди пленников не было ни одного, кто мог бы сравниться умом со средним оптовым торговцем из Чикаго.

— Может быть, им пока не удалось поймать никого умнее, — предположил Джордж, когда Уокер поделился с ним своим открытием. — А возможно, они побаиваются. Или у них какие-то другие соображения на этот счет. Мы этого не знаем. Мы на самом деле вообще ничего не знаем, Марк.

— Я знаю одно: отсюда надо вырваться, — заключил он, понимая в душе, что это практически невозможно.

В один прекрасный день чувство изоляции, предчувствие злого рока поразили его с невероятной силой, как и каждую особь из тех, что в тот момент прогуливались по большому загону. Все было нормально: существа бродили, разговаривали, уединялись, некоторые играли в изобретенные ими межвидовые игры. Но в следующий момент искусственное небо исчезло, уступив место низкому прозрачному куполу. Вместе с небом исчез и свет. Все обитатели загона вдруг оказались сидящими, ходящими, лежащими и стоящими в темноте. Но темнота эта не была полной. Какой-то свет остался. Когда глаза удивленного до глубины души Уокера привыкли к темноте, он понял источник этого света.

Звезды.

Тысячи звезд. Вероятно, их были миллионы, но он видел всего несколько тысяч. Этого было вполне достаточно. Звезды, сплошным ковром усеявшие небо над прозрачным куполом, изливали на пленников свой свет. Звезды переливались всеми цветами радуги, рассеянные по небу, как драгоценные камни по черному бархату, они светили — во всем своем галактическом величии — сквозь хрустальный потолок большого загона. Было ли это сделано намеренно, или у виленджи произошел сбой в компьютерных программах, Уокер не знал и понимал, что никогда не узнает. Темнота продолжалась всего пару минут. Потом она исчезла. Вернулось искусственное небо с его ровным, нейтральным голубым цветом. По небу плыли никогда не проливавшиеся дождями искусственные облака. Приближался неотвратимый искусственный закат.

Глаза Уокера почему-то наполнились слезами. Глядя на чужие звезды, он стоял и, не произнося ни звука, тихо плакал. Джордж неподвижно сидел рядом и смотрел на друга, на этот раз не виляя хвостом.

Помолчав, он сказал:

— Я бы тоже заплакал, если бы мог, но собаки не плачут. Они способны только немо переживать.

Опустившись на корточки и не отрывая взгляда от неба, на котором только что были видны звезды, Уокер запустил руку в лохматую шерсть. Он принялся гладить пса, закрывшего глаза от этого мимолетного удовольствия.

— Все правильно, Джордж, я уверен, что ты чувствуешь сейчас то же, что и я.

— Что еще я могу чувствовать? — Вывернувшись из-под ласкающей руки друга, пес встал и направился к палатке. — Пошли поедим. У тебя, кажется, оставались те энергетические плитки? Не те, которые с гранулами, — они отдают пластиком, а другие — с сушеными фруктами.

Выпрямившись, Уокер вытер слезы и кивнул:

— Думаю, что да. А в чем дело? Ты голоден?

Джордж обернулся через плечо:

— Нет, не особенно, но от еды чувствую себя лучше. Любой вкус Земли лучше чем ничего.

Еще раз кивнув, Уокер пошел за собакой.

— Думаю, там еще осталась пара плиток, одну из них мы с тобой и съедим.

Направляясь к палатке, он все больше и больше сомневался в том, что они все еще находятся где-то поблизости от теплого, дружелюбного, омытого океанами комка грязи, который они с Джорджем считали своим домом.


Дни текли бесконечной чередой, словно песок сквозь пальцы. Уокер мог считать эти дни, так как, к счастью, его часы продолжали работать. Помимо того что они указывали время и даты в трех часовых поясах (теперь абсолютно для него не важных), в них была адресная книга, с них можно было выйти в Интернет (теперь абсолютно недоступный), в часы был встроен спортивный секундомер и еще с десяток других функций. В чипе часов были две видеоигры. Несмотря на одолевавшую его скуку, Уокер не играл в них, так как берег батарейки. Знание времени (тихоокеанского, центрального и восточного) поддерживало в нем слабую иллюзию неразрывной связи с домом. Маркус страшно боялся утратить эту последнюю связь.

Делать здесь было решительно нечего, и Уокер на пару с Джорджем убивал время тем, что старался познакомиться с как можно большим числом томившихся в загонах пленников. Здесь были сетчатые ирелиты с А'ба'прин III, сдержанные мирриндриноны из планетной системы того же названия, долговязые, покрытые ресничками такуты с планет Домисс V и VI и многие, многие другие. Некоторые были дружелюбны, другие разговорчивы, третьи отчужденны, четвертые едва могли говорить, несмотря на стимулирующее лекарство и вживленные датчики. Неволя объединяла всех.

Выдал его одинокий гуаба.

На острый клинок Уокер наткнулся совершенно случайно. Собственно, это был не клинок, а просто продолговатый керамический осколок. Осколок был длиной около фута и наполовину торчал из песка на берегу самого большого ручья загона. Опустившись на колени, Уокер долго смотрел на блестящую полоску, торчавшую из песка. Он сразу отметил, что у осколка был острый как бритва край. Быстро огляделся по сторонам. Рядом и поблизости никого не было. Джордж болтал где-то с друзьями. Мимо на отполированных подошвах прокатилась парочка поглощенных друг другом мурулу.

Загадкой было, откуда здесь взялся этот предмет. Может быть, это был остаток строительного материала, из которого соорудили главный загон. Или забытый на месте строительства инструмент. Как бы то ни было, эта штука может оказаться полезной. Уокер подвинулся вперед, чтобы, по возможности, прикрыть осколок от невидимых мониторов, и извлек его из песка. У осколка действительно был очень острый край. Неплохо иметь оружие, пусть даже такое примитивное. Если же керамическая полоска окажется мирным инструментом, то интересно будет с ним поэкспериментировать. Кто знает, может быть, с его помощью удастся пробить или отключить заградительное электрическое поле.

Поднявшись, Уокер вдруг увидел, что на него внимательно смотрит маленький инопланетянин. В нем Уокер узнал гуабу, выходца с планеты, известной как Аилл VI. Самец гуаба был маленьким худым двуногим с такими длинными четырехпалыми руками, что они волочились по земле, когда существо шло. У гуабы были большие совиные глаза, уши могли поворачиваться вперед и назад. Широкий беззубый рот рассекал надвое уплощенный овальный череп. Лицо венчал маленький, постоянно качавшийся хоботок. Посмотрев на Уокера еще мгновение, гуаба повернулся и зашагал прочь на своих извивающихся, словно лишенных костей, конечностях.

Сделав глубокий вдох, Уокер, стараясь сократить путь, зашагал через большой загон к своей палатке. Зайдя в палатку, он вытащил из-под рубашки свой трофей. Никто пока не возражал против этой добычи.

При ближайшем рассмотрении Уокер, сильно волнуясь, обнаружил, что добытый им предмет является не просто продолговатым керамическим осколком. На одной стороне были видны надписи на незнакомом языке, а на другой несколько темноватых углублений. Когда Уокер осторожно приложил палец к одному из этих углублений, оно засветилось и ожило. То же самое произошло и с острым режущим краем. Проведя рукой вдоль лезвия, Уокер обнаружил, что оно нагревается, становясь все горячее. Может быть, это какой-то режущий инструмент? Тогда его можно использовать в качестве оружия и с его помощью даже выбраться из загона. Конечно, бежать ему все равно некуда, но хорошо все-таки иметь выбор, на случай, если виленджи, скажем, задумают проводить на пленниках какие-нибудь опыты или подвергнуть их еще какой-то неприятности. Лучше отсрочить неизбежное, чем покорно, как баран, отправиться на бойню.

Когда Уокер принялся изучать остальные углубления, пытаясь понять, для чего они предназначены, вокруг его правой щиколотки обвился невидимый канат, и кто-то сильно дернул его за ногу. Он ничком грохнулся наземь, из груди со свистом вырвался воздух, и его за канат поволокли из палатки. В ярости Уокер перевернулся на спину, и первое, что увидел, была парочка пришельцев, склонившихся над ним. Похожая на клапан рука одного крепко держала Уокера за щиколотку. Второй смотрел на Уокера панорамными глазами. Присоски его удерживали какой-то продолговатый конический предмет, направленный человеку в грудь. Уокер застыл как изваяние, боясь пошевелиться.

Тем не менее он заметил, с какой осторожностью виленджи, державший его за ногу, высвободил керамический предмет из его рук. Сделав это, он обернулся к своему спутнику и что-то громко и зло сказал ему. Интонациями этот крик был похож на вопль совы, пытающейся спеть ораторию Генделя. Имплантат в мозгу Уокера мгновенно перевел последовавший немногословный диалог.

— Я его взял.

— Как джиаб попал в строение? — спросил виленджи, державший винтовку или как там это у них называлось.

Волоски или реснички на коническом черепе его собеседника слегка дрогнули.

— Потерян по небрежности. Никакого ущерба не было.

Вместе они осмотрели лежавшего перед ними человека, который, тяжело дыша, наблюдал за их действиями. Конец конического орудия медленно пополз вверх, и Уокер закрыл глаза. Когда он их открыл, увидел спины уходивших виленджи. Он медленно сел. Потом осмотрелся и тут же увидел фигурку маленького существа, которое наблюдало за ним из-за границы горного загона Уокера.

Гуаба смотрел на него в упор и ухмылялся. Во всяком случае, Уокер решил, что это издевательская усмешка. Конечно, он мог и ошибиться, но знал, что прав. Правильно истолковал Уокер и непринужденность, с какой гуаба находился в компании двух виленджи. Маркус мгновенно понял, каким образом хозяева узнали о его находке. У гуабы не было других причин находиться здесь вместе с ними.

— Ах ты, ушастая сволочь! — зарычал Уокер.

Вероятно, виленджи уже находились вне зоны слышимости. Может быть, они предпочли пропустить мимо ушей злобный выпад двуногого, который ни в коем случае не мог относиться к ним. Но гуаба все услышал и все понял, так как его имплантат мгновенно перевел выкрик землянина. Несмотря на то что Уокер был в два раза выше и во много раз тяжелее гуабы, тот вовсе не испугался.

— Т-ольк-о прик-оснись к-о мне, виленджи ув-ид-ят! — крикнул он в ответ. — К-ак т-олько зем-ной ур-од м-еня-э тр-онет-э, так и ум-рет-э.

Он зашагал прочь, повернувшись к Уокеру спиной или, может быть, задницей, но тот не разбирался в гуабской анатомии.

Уокер встал и, наплевав на предостережение, направился к большому загону, надеясь настичь маленького предателя и разобраться с ним, когда поблизости не будет ни одного из виленджи. Потом он вспомнил рассказанную Джорджем историю о трехногом, который напал на экземпляр сесу и убил его. «Больше я его не видел», — так заключил Джордж свой рассказ.

Пока Уокер, дрожа от ярости, думал, что делать дальше, вокруг него появилась до боли знакомая картина гор и лесов. Большой загон исчез. «Нет!!!» — мысленно испустил он исступленный крик и бросился вперед. Но Уокер не ошибся, это была не галлюцинация. Как только Уокер попытался прорваться к панораме, он тотчас ощутил колющий удар, а потом боль от соприкосновения с активированным заградительным полем.

Потребовалось всего две секунды, чтобы понять, что его страх оправдался. Ему был отрезан доступ к большому загону с его лугами, инопланетной растительностью, широкими ручьями, другими пленниками и их личными загонами. За последние недели общение с разумными представителями инопланетных биологических видов, обмен мыслями и впечатлениями стали для него важными не только как привычка, но и как средство сохранить рассудок.

И Джордж! С восстановлением электрического заградительного поля по всему периметру его загона Уокер лишился и своего единственного друга, пленника с родной планеты. Маркус сразу все понял. Его решили наказать.

Наказать за то, что он нашел какой-то важный инструмент и не вернул его владельцам. Правда, Уокер не знал, как бы он мог это сделать. Он знал, что в таких делах был начисто лишен изобретательности. Он мог бы встать у входа в коридор и при появлении виленджи начать размахивать найденным предметом, привлекая к себе внимание. Так, без сомнения, поступил бы хороший заключенный. Так наверняка поступил бы этот самодовольный мерзавец гуаба. Да, он, Уокер, не образцовый заключенный. Наверное, даже глупый.

Но что бы ни произошло дальше, это событие послужит для него ценным уроком. Какой бы сложной ни была система надзора виленджи, она не была совершенна. Он смог найти, выдернуть из земли и спрятать под рубашкой большой керамический инструмент и незамеченным вернуться с ним в палатку. Если бы гуаба не донес на него хозяевам, то виленджи, скорее всего, никогда бы об этом не узнали.

Они не всемогущи.

Эта мысль немного приободрила Уокера, остаток дня и начало следующего он все время ждал, что вот-вот исчезнет панорама Сьерра-Невады, а заодно и барьер, отделяющий его загон от трущоб, где обитал Джордж. Но ничего подобного не произошло. Ни в первый день, ни во второй. Лишенный контакта с разумными существами, он испытывал такое одиночество, какого не представлял себе никогда в жизни. Он сидел у входа в палатку или на берегу озера и тупо смотрел на фальшивое небо, поддельный берег и призрачный лес. Он был так подавлен, что забывал съедать брикеты и кубики. Единственное, что он смог заставить себя проглотить, — это немного воды.

Он потерял счет дням, так как забыл и о своих, все еще исправно работавших, часах. Вероятно, понимая, что Уокер пылает местью к гуабе за предательство, виленджи опасались потерять еще один экземпляр в возможной драке между пленниками. Но по истечении какого-то времени срок заключения истек, и наказание было смягчено. Неизвестно по каким расчетам, но настал день, который Уокер не отметил по часам, когда внезапно исчезла горная панорама впереди и лес справа, и вместо них Уокер снова увидел доступный большой загон и место обитания своего четвероногого друга.

Когда это произошло, Джордж грыз голубовато-серый брикет в своем заржавленном «кадиллаке». Пес сразу понял, что вход свободен. Уокер был счастлив до такой степени, что начисто забыл о вероломном гуабе.

Вид дворняги, прыгнувшей в объятия человека и принявшейся лизать его лицо, должно быть, сильно заинтриговал виленджи. Уокер был в этом убежден, так же как и в том, что за ними постоянно следят. Несомненно, они хотели посмотреть, как этот экземпляр поведет себя, вновь получив свободу передвижения. Мысленно он обругал виленджи последними словами, хотя и не знал, обладают они телепатическими способностями или нет. Наверное, мысленная ругань их просто не интересовала.

Джорджу наконец надоело облизывать Уокера, а Уокеру надоело это терпеть. Встав, они отошли от палатки и направились в сравнительно обширный большой загон. Заметив странную пару землян, многие обитатели загона сдержанно приветствовали возвращение Уокера. Никто не бросился поздравлять его с освобождением и не стал спрашивать, чем он занимался все время, пока был недоступен. Такое любопытство не всегда можно назвать здоровым. И сейчас, как никогда, Уокеру понравилась эта сдержанность.

Джордж не задавался подобными вопросами. Он просто от души радовался, что снова видит друга.

— Я уже боялся, что тебя упрятали навсегда, — говорил пес, виляя хвостом, как стержнем свихнувшегося метронома. — Представляешь, мне не с кем было бы поговорить о по-настоящему важных вещах — например о вкусе гамбургеров.

— Приятно слышать, что обо мне кто-то скучал, — сухо ответил Уокер и более серьезно добавил: — Я все это время думал о том же.

Он вдруг замолчал. Не далее как в тридцати футах над травой покачивался маслянисто поблескивавший силуэт предателя, типчика с Аилл VI. Он был чем-то занят и не смотрел в направлении землян. Уокер всегда был хорошим спринтером и понимал, что может настигнуть и удавить этого мерзавца, прежде чем гуаба поймет, что происходит, и сможет убежать. Вдруг Уокер почувствовал острую боль в икре. Лицо его исказилось от удивления, он посмотрел вниз и увидел злоумышленника.

— Ты… ты укусил меня за ногу?

— Да, я, — зарычал Джордж и на всякий случай сделал шаг назад.

— Почему?

— Потому что не смог дотянуться до твоей задницы. — Лохматая собачья голова дернулась в сторону гулявшего поблизости гуабы, который теперь скрылся за кустами яркого хараката. — Ты хотел на него напасть?

— Ну, я… Откуда ты знаешь?

— Это все знают, — сказал Джордж. — Я не видел, что с тобой произошло, но видели другие. Ты что-то нашел. Какой-то предмет, который не должен был попасть тебе в руки. Гуаба донес об этом виленджи. Они пришли и отняли его у тебя, а потом заперли тебя около палатки. Я уже не чаял снова с тобой увидеться. Но никто не стал трогать эту тварь, которая тебя выдала. Никто не осмелился. Здесь этого не делают. Вспомни…

— Трехногого. Да, я помню. — Ярость Уокера исчезла вместе с гуабой. — Мне надо постараться и взять себя в руки, вообще держаться от него подальше. Но как легко было бы сломать ему шею. Э, ты что, снова хочешь меня укусить? — Он тревожно посмотрел на зарычавшую дворнягу.

— И укушу, если это единственный способ привести тебя в чувство.

— Ладно, ладно. — Уокер неохотно отвернулся от хараката. — Обещаю. Я не стану трогать этого вонючего карлика.

— Да, лучше не трогай. — Пес перестал рычать.

Они пошли прочь, но человек не удержался и обернулся.

— Ничего, настанет день, и я…

— Этот день может не настать никогда, — предостерегающе сказал ему Джордж. — Лучше смирись.

— Ладно. Я тебя услышал. — Нагнувшись, он потрепал пса между ушами. — Не хочу, чтобы меня снова заперли.

Но как он ни старался, какие усилия ни прикладывал, Уокер не мог избавиться от образа гуабы, глумливо насмехающегося над ним из-за столбообразных ног уходивших виленджи.

Глава 5

Еще хуже было то, что он не мог навсегда избавиться от встреч с выдавшей его тварью. Хотя загон был и большим, размеры его все же были ограничены, как и возможности уклоняться от нежелательных встреч. Все следующие дни и недели во время прогулок и пробежек, которые он делал, чтобы поддержать физическую форму и дух, Уокер сталкивался с гуабой. Несколько раз во время таких встреч Уокеру казалось, что маленький инопланетянин на резиновых ножках издевательски ему улыбается.

Было легче, когда он бегал с Джорджем. Он привык не только к его обществу, но и к прямодушию, и к здравому подходу к сложившейся ситуации. Однажды его четвероногий друг заметил:

— Стимулятор мозга, который впрыснули в меня виленджи, не сделал меня ни хирургом, ни инженером, ни даже лаборантом. Единственное, что я получил, — это здравый смысл, а его у нас, собак, и без этого хватает.

Воспоминание о здравом смысле удерживало Уокера от того, чтобы налететь на ухмыляющегося гуабу и открутить ему с плеч голову. Убедившись, что система слежения виленджи далека от совершенства, Уокер подозревал, что если повезет, то он расправится с негодяем и выйдет сухим из воды. Однако риск был слишком велик и не стоил того удовлетворения, какое Уокер получил бы, разделавшись с гуабой. Может быть, его не убрали бы навсегда, как трехногого, но могли на всю жизнь запереть в маленьком загоне, а это было бы хуже смерти. Как хороший оптовый торговец, он уже давно научился не слишком надеяться на будущее. На кону сейчас было его будущее, а не груз концентрата или фасоли, а значит, надо быть осторожнее, чем когда-либо.

Некоторое утешение Уокер нашел в том, что стал угрожающе смотреть на гуабу, когда их дорожки пересекались. Какое воздействие оказывали эти взгляды на карлика и лишали ли они его сна, Уокер не знал. Все зависело от того, насколько хорошо гуаба умел истолковывать выражения человеческого лица. Но Маркус лучше себя чувствовал, одарив врага убийственным взором, когда встречались их взгляды. Уокер сомневался, что виленджи изолируют его за это, так как думал, что и они не разбираются в человеческой мимике.

— Я могу отомстить за тебя и поднять на него ногу, — сказал как-то Джордж во время их совместной утренней пробежки, — но кто знает, как отреагируют на это наши пурпурные хозяева или сам гуаба. Может быть, они будут польщены или, наоборот, ниспошлют молнию и сожгут палочку, через которую я мочусь. Как бы то ни было, думаю, что на это дело надо наплевать. У нас, собак, желание отомстить со временем проходит. Почему бы тебе не забыть об этом инциденте? Что было, то прошло. — Пес поднял на Уокера прикрытые лохматой челкой глаза. — Что бы ты стал делать с этой штукой, если бы тебе удалось ее сохранить? Ты убил бы их, если бы они отказались развернуть корабль и доставить нас на Землю?

— Не знаю. — Усиленно работая руками и ногами, Уокер бежал рядом с собакой. — Для начала я попытался бы выяснить, что эта штука может делать, какова ее функция.

Джордж перепрыгнул через маленький кустик, покрытый синими, похожими на пузырьки, цветочками.

— Может, это было какое-то орудие самоубийства, и, если бы ты его активировал, оно убило бы тебя каким-нибудь странным инопланетным способом. Ты думал об этом?

— Нет, — честно признался Уокер. — Но нам нужно как можно больше разузнать об этом месте, о корабле. Как он работает, кто им управляет, что ждет нас в конце путешествия.

— И что из этого? — поинтересовался пес.

— Не знаю. — Уокер казался сердитым больше, чем был на самом деле, да и злился он больше на себя, а не на Джорджа. — Но сначала надо узнать все плюсы и минусы, а потом можно будет делать выводы.

— Я бы предпочел дополнительную порцию кубиков, — ответил на это Джордж. — Но я всего-навсего пес. Мы не заглядываем так далеко в будущее, как люди.

— Счастливцы.

Вместе они пробежали вдоль ряда низкорослых кустов.

— Может быть, тебе вредно так много думать, Марк?

Когда Уокер, замедлив бег, наконец остановился и, тяжело дыша, нагнулся и уперся руками в колени, пес обежал вокруг него и встал перед ним. Джордж тоже слегка запыхался.

— Может быть, тебе стоит забыть, откуда и из какого времени ты явился, — продолжил пес. — Все мы, дышащие кислородом, оказались здесь в одной лодке. Подумай о том, что заставило твоих и моих предков покинуть пещеры. Думай о главном. Это все, что нам остается делать в этом месте. Здесь нет Интернета, сотовых телефонов и межзвездной службы спасения. — Он копнул лапой землю.

Смотри, если, например, ты начнешь достаточно глубоко копать, то в конце концов докопаешься до металла. Не знаю до какого, но до чего-то ты докопаешься. Это будет как кусочек знания. Копание не входит в число навыков, необходимых для оптового торговца из Чикаго, но мы, собаки, никогда этот навык не утрачиваем.

Вместо того чтобы так необдуманно реагировать на поступок гуабы, тебе надо научиться контролировать свои реакции. Держи при себе свои чувства. Другими словами, учись быть образцовым заключенным. Чем меньше хлопот станешь ты доставлять надзирателям, чем лучше будешь себя вести, тем большее вознаграждение получишь и тем меньше внимания эти пурпурные твари будут на тебя обращать. Я не знаю, какое оборудование они используют для слежения за нами. Если у них нет одного надсмотрщика на каждого пленника, то они наверняка что-то пропускают. Например, они не заметили, что ты нашел и взял ту штуковину. — Джордж вильнул хвостом. — Мы с тобой должны слиться с теми, кого не замечают. Виленджи должны считать нас довольными и ограниченными существами, сидящими в клетках, существами, за которыми не надо присматривать, ибо можно быть уверенными в том, что они не способны ни на какое безрассудство.

Уокер выпрямился и перевел дыхание. Все остальные пленники, собранные здесь с множества планет и миров, спали, валялись, болтали, ели, упражнялись, а в некоторых случаях занимались чем-то совершенно для Уокера непонятным и непостижимым, как и они сами. Кто из них привлекает наибольшее внимание виленджи? На кого они, наоборот, не обращают внимания, потому что те безвредны или, еще лучше, скучны?

Мысленно он согласился с мудростью Джорджа. Он прав. Это был ответ — во всяком случае, на ближайшее будущее. С этого момента он станет скучным, как сама скука. Он станет скучным настолько, что виленджи забудут о нем и займутся более непредсказуемыми обитателями большого загона.

Но, прикидываясь скучным и неинтересным, он будет узнавать все, что возможно, о пленниках и тюремщиках, привлекая как можно меньше внимания к себе и к Джорджу.


Было очень забавно наблюдать, как маленькая замызганная дворняжка заводит друзей. Если есть у собак врожденный дар, так это дар заводить друзей. Виляя хвостом и вывалив язык, пес неторопливо подходил к какой-нибудь твари, похожей на плод горячечного воображения обкурившегося опиумом непризнанного литературного гения из лондонских трущоб, и приветливо лаял. Получив сигнал, переведенный с помощью приспособлений виленджи на понятный ему язык, чудовище неизменно складывалось, становилось на колени или совершало какое-то иное действие, чтобы сравняться ростом с псом. Не проходило и нескольких минут, как новоиспеченные приятели уже о чем-то оживленно и дружелюбно болтали.

Уокер пытался поступать так же, но у него не было сверхъестественной способности его четвероногого друга легко втираться в доверие к другим. Эти неудачи сильно тревожили Уокера, потому что он не понимал их причины. На работе и на отдыхе он всегда свободно общался со знакомыми. На старших курсах университета товарищи по футбольной команде единодушно избрали его помощником капитана. С детства он всегда хорошо сходился с людьми.

Но с не людьми дело, по-видимому, обстояло совсем иначе.

Джорджа, как только он трусцой подбегал к разным инопланетным созданиям, всегда приветствовали криками, повизгиванием, трубными возгласами, писком, шепотом и веселым гиканьем, но Уокера неизменно встречали неуверенно, а иногда и с нескрываемым безразличием.

— Тебе надо сильнее стараться, Марк, — сказал ему однажды Джордж. — Все знают и помнят, что случилось с трехногим. Теперь все также знают, что произошло между тобой и гуабой. Те правила, что действуют на Земле среди людей и отчасти среди собак, равным образом действуют и здесь. Заставь одного заключенного шпионить за другим, и работа надзирателя сразу многократно облегчается. — Джордж обернулся и мотнул головой в сторону центра большого загона, где собрались представители трех инопланетных видов: — Смотри, как скованно ведет себя эта группа, а ведь они встречаются под этим деревом уже не первую неделю и вроде бы неплохо знают друг друга. Они от всей души хотели бы доверять друг другу, за явным исключением гуабы. Но никто не знает, кто еще может выдать его виленджи, а кто — нет.

Сев на мягкую траву, Уокер принялся рассеянно бросать в углубление мелкие камешки.

— Но моя находка той штуки была исключением, не так ли?

Перестав вилять хвостом, пес кивнул:

— Насколько я знаю, да, это было исключение. Но ведь никто твердо не знает, за какие действия — я не говорю об убийстве — виленджи накажут, а за какие — нет. Никто не хочет рисковать и выяснять это на собственной шкуре. Так что, несмотря на улыбки и их эквиваленты, все здесь живут в состоянии перманентной паранойи. Является ли это осознанной целью виленджи или так получилось случайно, никто не знает. Но такова реальность. Разве ты сам не оглядываешься все время через плечо в сторону ближайшего коридора, чтобы узнать, не следят ли за тобой?

Поднявшись, Уокер бросил на землю последний камешек.

— Оглядываюсь. Тут уж ничего не поделаешь. — Он обвел взглядом загон, в котором они находились. — Как бы то ни было, смотреть здесь больше не на что.

— Тебе было бы на что смотреть, будь у тебя друзья. — Джордж положил лапу на ногу Уокера. — Пошли, Марк, я помогу тебе.

— Хорошо. — Оптовый торговец заглянул в умные собачьи глаза. — Но я никого не стану лизать.

Джордж хихикнул:

— Не зарекайся. Ты еще не познакомился с сестрами Китулли.

Уокер наконец осознал, что дело вовсе не в услужливости и покорности. Большее значение имеет уважение не только к представителю другого разумного вида, но и к его проблемам и заботам — даже если не очень понятно то, что он говорит или показывает. Для такого осознания потребовалось некоторое время, но под чутким руководством Джорджа Уокер начал делать успехи. Результаты сказались сразу. Обитатели загонов, раньше стеснявшиеся и сторонившиеся его или поворачивавшиеся к нему спиной (или их эквивалентами) при его приближении, стали проявлять большую словоохотливость. Несомненно, помогло то, что Джордж выступил в роли посредника. Кроме того, Уокер не злился на пса, когда он указывал человеку на его становившиеся все более редкими промахи, или хромые лапы, как любил говаривать Джордж.[2]

Обучение заняло несколько недель. Но теперь настал наконец день, когда Уокеру уже не нужен был Джордж, если он хотел вступить в непринужденную беседу с экстравагантным представителем инопланетной фауны. Уокер настолько хорошо развил навыки общения, что, как ему казалось, он познакомился с большинством пленников. С большинством, но не со всеми.

Особенно интриговал его маленький загон, находившийся за дальним концом большого общего загона, если считать от его территории с кусочком фальшивой Сьерра-Невады. Тот загон выделялся среди всех прочих по нескольким признакам. Если почти во всех обиталищах можно было наблюдать смену дня и ночи, то в интересующем Уокера загоне все время царил полумрак. Правда, Уокер ни разу не заходил на территорию того загона, но, проходя мимо, чувствовал, что там нет и суточных колебаний температуры. Там почти все время шли дожди, а если дождя не было, то местность была окутана густым туманом. Когда Уокер проходил у самой границы этого мокрого участка, перенесенного сюда из неведомых далей, ему казалось, что он слышит звук текущей воды; это и неудивительно, если учесть количество влаги, проливающейся здесь с локальных небес.

— Кто здесь живет? — спросил он как-то утром, когда они с Джорджем обходили против часовой стрелки большой загон. — Я когда-нибудь встречался со здешними обитателями?

Пес эффектно остановился между другом и границей участка инопланетной экосистемы.

— Не знаю, Марк. Я никогда их не видел. Знаю только, что он или они дышат, как и мы, кислородом. Мне кажется, что я не знаком ни с кем, кто бы знал здешних жителей. Это, правда, при условии, что здесь вообще кто-то обитает. Мало ли, может быть, виленджи зарезервировали этот загон для будущих похищенных несчастливцев.

Остановившись у границы заинтриговавшего его участка, Уокер попытался разглядеть, что находится за пеленой сумрачного тумана.

— Если это так, то похоже, что участок уже долго пребывает в полной готовности. Во всяком случае, столько, сколько я здесь нахожусь. — Повернув голову влево, он кивнул в сторону череды обитаемых загонов. — Здесь есть несколько пустующих участков, но ни один из них не находится в таком целесообразно подготовленном состоянии. Бьюсь об заклад, что здесь кто-то живет. — Он шагнул к границе, отделяющей странный участок от большого загона.

— Эй! — крикнул Джордж и подбежал к Уокеру, чтобы оттолкнуть его от границы. — Куда ты вздумал лезть?

Уокер мотнул головой вперед:

— Если здесь никто не живет, то я в этом удостоверюсь, и от этого не будет никакого вреда. Если же здесь живет разумное существо, то, может быть, оно болеет, страдает от одиночества или депрессии, и мы сможем ему помочь.

— А вдруг это существо не желает, чтобы ему помогали. — Пес бросил на участок нервный взгляд. — Или оно по натуре отшельник. Или, того хуже, в их обществе принято кусать незваных гостей. Кстати, что ты имеешь в виду, говоря «мы»?

Уокер удивленно воззрился на друга:

— Интересно, кто это убеждал меня, что надо больше сочувствовать, помогать и понимать привычки и обычаи здешних инопланетян? Кто учил меня знакомиться с существами, у которых даже нет рук, чтобы их пожать?

— Со всей этой публикой я уже был знаком раньше, — спокойно возразил пес. — Я просто тебя правильно представил и помог тебе приспособиться к чуждым для тебя обычаям и нравам.

Уокер снова посмотрел на дождливый туманный участок.

— Я не вижу причин, почему бы мне не навестить существо, которое, возможно, там прячется. Если у меня от этого будут неприятности, то я благодаря тебе знаю теперь, как вилять хвостом и рабски скрести землю, чтобы выбраться отсюда. — Он криво улыбнулся Джорджу. — Если надо, то я даже смогу опрокинуться на спину, задрать кверху все четыре копыта и вывалить наружу язык.

— Какая ты забавная обезьяна, — зарычал Джордж. — Слушай, Марк. Если здесь кто-то живет, если он не выходит и если не страдает, то, значит, у него есть основательные причины чуждаться общества других разумных существ. Здешний обитатель может очень плохо отнестись к неожиданному вторжению.

— Если это опасно, то виленджи меня остановят. Они не захотят, чтобы один трофей изуродовал другого. — Он изо всех сил всматривался в жерло коридора, но не мог ничего увидеть, потому что вход был скрыт слегка клубившимся туманом, и виленджи, если они там и стояли, было невозможно разглядеть.

— На это можешь не рассчитывать, — предостерег Уокера пес. — Они, например, не пришли вовремя, когда трехногий разорвал сесу на части. Я бы не хотел, чтобы то же самое случилось с тобой.

— Это что еще за телячьи сантименты, Джордж?

— Сантименты, говоришь? — рыкнул пес. — Кто, кроме тебя, подкормит меня брикетами? — Отступив в сторону, он освободил человеку путь. — Иди, если ты настолько безумен, что не хочешь меня слушать.

Уокер прошел мимо пса.

— Скажи еще, что я упрям, как собака.

Джордж перестал вилять хвостом, не скрывая своей тревоги.

— Любопытство убивает не котов, оно убивает людей. Коты умнее вас.

Эти слова продолжали звучать в мозгу Уокера, когда он, переступив невидимую границу, перешел из большого загона в пропитанное влагой частное владение неведомого существа.

Эта невыносимая влажность ударила в лицо Уокера с такой силой, словно кто-то хлестнул его по лицу невидимой мокрой тряпкой. Но главной неожиданностью стало иное — влага была холодной. Промозглый холод пробрал Уокера до костей. Это, конечно, был не арктический мороз, но все же… Спасибо, не было ветра. Впрочем, что он, не из Чикаго? Ему не привыкать к сырости и холоду. Интересно, здесь всегда такая погода или она меняется в зависимости от времени года? Если всегда, то очень жалко существа, которым приходится все время жить в таких неприятных условиях. Если же это сезонная погода, то, скорее всего, сезон соответствует лету, и, вероятно, бывают моменты, когда погода здесь еще хуже.

Растительность здесь была низкорослой, жесткой и стлалась по земле — видимо, цель состояла в том, чтобы как можно меньше контактировать с влагой и получить при этом как можно больше солнечного света. Задача не из легких, хотя каждому растению приходится так или иначе решать эту обоюдоострую проблему. Царапины и трещины на черных гладких камнях были забиты грязью и песком. Продолжая обследовать чужой загон, Уокер едва не соскользнул с каменистого берега в воду. Опустившись на колени, он окунул указательный палец в слегка волнующийся водоем. Вода на вкус оказалась солоноватой, но немного меньше, чем вода земного океана. В этом море другая концентрация минеральных солей, решил Уокер, вставая.

Он едва не подпрыгнул на месте, услышав сзади надрывный скорбный вой. Поняв, кто испускает эти звуки, он хотел было прикрикнуть на Джорджа, но не осмелился. Он и так уже нарушил правило, вторгнувшись во владения другого разумного существа. Если виленджи сейчас за ним наблюдают, то, вероятно, их любопытство перевешивает сомнения, которые они, возможно, испытывают, видя, как один из их пленников вторгается в загон другого. Или, утешал он себя, им вообще нет до этого никакого дела, и они не особенно старательно следят за похищенными особями.

Уокер был уже готов сдаться и подписаться под теорией Джорджа о том, что в этом загоне никто не живет, когда он заметил среди тумана проблеск света. Подойдя ближе, он увидел, что свет исходит из большого, отчасти прозрачного валуна. Прижав лицо к излучающему свет овалу, Уокер, как ему показалось, смог различить внутри какой-то силуэт. То, что он видел, было либо результатом какой-то изощренной оптической иллюзии, либо валун был изнутри полым — по крайней мере, частично.

Он стал осторожно обходить большой, нависавший над ним камень и дошел до обращенной к морю стороны. Какое-то существо стремительно перебежало тропинку и скрылось под водой. Наверное, местный эквивалент фиктивной сойки и иллюзорного бурундука, подумал Уокер.

В валуне он увидел отверстие. Оно было небольшим, но Уокер прикинул, что если встанет на четвереньки, то сможет легко пролезть внутрь, куда его как магнитом стало притягивать какое-то то возникавшее, то затихавшее, почти ритмичное жужжание. Проползая в валун, Уокер вдруг подумал, что поставил себя в очень невыгодное положение: если внутри обитает какое-то существо, которое не захочет принимать незваного гостя, то отступать будет проблематично.

Свет стал ярче, и, подобравшись ближе, Уокер стал различать предметы явно искусственного происхождения. Справа он увидел нечто вроде низкого стола. Свет был направлен на стол, за которым сидел ярко-красный осьминог и читал большую светящуюся книгу с картинками. Увидев чужака, существо испустило невыносимый свистящий писк и четырьмя конечностями швырнуло книгу в голову Уокера. Маркус увернулся.

Пролетев мимо, светящийся предмет ударился о стену, рассыпал сноп искр и упал на пол. Существо мгновенно соскользнуло с какого-то предмета, исполнявшего роль стула, и встало за ним, показав, что все свои конечности оно может использовать и как руки, и как ноги. Существо уставилось на Уокера, направив на него два глубоко сидящих серебристых глаза. Только теперь Маркус заметил, что все десять конечностей и похожее на луковицу тело были обильно украшены мелкими резными драгоценными камнями, металлическими висюльками, лентами пестрой дорогой ткани, бусинами и другими вещицами не вполне ясного вида и назначения. Просвечивавшее сквозь украшения и ткань тело было красно-коричневого цвета в желтую крапинку. Само тело, хотя оно, без сомнения, принадлежало головоногому, отчетливо разделялось на три сегмента. Верхний служил головой. При этом у существа не было ни шеи, ни талии, а границы между сегментами были более или менее сглажены.

В чем не было никаких сомнений, так это в тоне голоса, раздававшегося из розового рта, видневшегося в нижней части туловища среди переплетения конечностей этого чудовища:

— Именем десяти тинтиннабуляций Теворсана, что ты делаешь здесь, в месте моего уединения?

Благодаря чудодейственному имплантату Уокер сразу осознал две вещи, касавшиеся этого существа. Первое: существо страшно напугано его появлением; и второе: это существо было женщиной.

— Э, меня зовут Маркус Уокер, я здесь такой же пленник, как и вы. Я человек, homo sapiens. Родом я с планеты Земля, которая… — Он умолк. Не зная ни местонахождения Земли, ни того, где они сейчас находятся относительно Земли, он не мог вразумительно объяснить, что это за планета. Утешало только одно: это квазиголовоногое создание, скорее всего, точно так же томилось от неизвестности — в астрономическом, так сказать, смысле — и страдало от такого же чувства утраты и заброшенности.

Тем не менее эти чувства ничуть не смягчили гнев осьминога. Опасливо двигаясь на всех десяти конечностях, существо поднялось из-за стола — или, может, это была кровать? — во весь рост в четыре фута, не спуская глаз с пришельца.

— Я приглашала вас в свой дом, Маркус Уокер с планеты Земля?

— Нет, но…

— Я рассылала приглашения всем двуногим, многоногим и безногим являться в мое жилище в любой момент, когда такой каприз посетит их атрофированные извилины?

— Сомневаюсь в этом, но…

— Может быть, я каким-то образом дала знать, что желаю видеть у себя дома перегретое существо без половины положенных конечностей, дурно пахнущее, пропитанное кальцием и явившееся с планеты, о которой никто и никогда не слышал?

— Остановитесь.

Уокер уже начал, пятясь, отступать к выходу. Обида от потока оскорблений стала перевешивать чувство неловкости от замешательства, вызванного его появлением у обитателя сырого и холодного загона.

— Если вы дадите мне шанс, то я извинюсь.

Смирение двуногого заставило головоногое существо умерить пыл. Или, быть может, до разумного осьминога дошло, что кроме головы и рук у пришельца есть еще и массивный корпус, скрытый в туннеле.

— Что заставляет вас думать, — снова заговорило существо тоном, который Уокер назвал бы стервозным, — что я приму извинения от едва осознающего себя индивида, чью грубость и неучтивость превосходит только его мрачное затемненное самосознание?

Теперь Уокеру стало окончательно ясно, что единственным оружием причудливого существа был его острый как бритва язык, или, лучше сказать, ротовая трубка. Если бы у этой разозленной твари было оружие, она бы, несомненно, им уже воспользовалась. Но и это вряд ли, так как этот осьминог наверняка тоже опасается всевидящего ока виленджи. Оценив размеры обитателя пустого валуна, Уокер решил, что одолеет его. Он не знал, думало ли существо о том же. Интересно, если он перестанет отступать и выпрямится во весь рост, то будет ли разумный осьминог и дальше упражняться в оскорблениях?

— Слушайте, я уже сказал, что прошу меня простить. Это мои извинения, хотите вы принимать их или нет. — Любопытство Уокера в отношении влажного, холодного и соленого мира иссякло; еще меньше оно стало от оказанного ему нелюбезного приема. Он решил ретироваться.

Оказавшись снаружи, он, болезненно поморщившись, разогнул спину. Туман уступил место противному мелкому дождю. Уокер уже успел сделать несколько шагов по направлению к большому загону, когда его окликнул голос, не пропитанный, как прежде, а лишь слегка окрашенный сарказмом:

— Человек Уокер!

Обернувшись, он увидел, что существо стоит у входа в жилище. В приют, уединенное убежище, почему-то вдруг подумал Уокер. Был ли этот валун обычным жилищем, или эту осьминожку тоже захватили на отдыхе, и этот валун — не более чем эквивалент его палатки? Интерьер валуна не давал никакого представления об истинном уровне технического прогресса этих головоногих.

— Почему вы вторглись в мой загон?

Уокер заколебался. Он отсутствует уже довольно давно, и Джордж, наверное, уже находится в состоянии близком к панике. Однако, видимо, паника была все же не слишком сильна, потому что на поиски друга пес не отправился.

— Мой друг сказал мне, что в этом загоне никто не живет. Мы часто гуляли с ним по большому загону и не раз проходили мимо входа на этот участок. Постепенно мной овладело любопытство. Я подумал: вдруг тот, кто здесь живет, ранен или болен, и ему нужна помощь. Или, может быть, это существо так напугано, что боится выйти из убежища. — Он посмотрел на существо, прочно стоявшее на всех своих десяти конечностях. — Но вы, кажется, не очень сильно напуганы?

— Напугана, напугана… Дайте мне подумать. — Существо погрузилось в глубокие размышления. — Нет, думаю, что словом «презрение» мое отношение описывается лучше.

«Помни, что говорил тебе Джордж, — подумал Уокер, изо всех сил стараясь остаться спокойным и собранным. — Будь милым. Проявляй понимание, даже услужливость. Что касается провокаций — будь то словесные, физические или иные, — попросту их игнорируй».

— Тогда почему вы не выходите в большой загон? Почему не показываетесь? — Не слыша предложения уйти, Уокер решил — пока — остаться. Капли дождя начали стекать со лба и щек на шею и грудь, но он стоически терпел. — Кем бы вы ни были.

— Потому что я… — резко заговорило существо, неистово шевеля ротовой трубкой.

Но темп речи и быстрота движения вдруг уменьшились. Подойдя к ближайшему камню, существо уселось на его сырую скользкую поверхность, разбросав конечности в стороны. Получалась не вполне приятная картина, напомнившая Уокеру лучи садящегося в тучи солнца. Приглушенный искусственный свет отражался в великом множестве безделушек, украшавших гибкое, податливое, словно гуттаперчевое тело.

— Я обвиняю вас в вопиющем нарушении правил приличия, хотя и сама его демонстрирую. При этом вас, как примитивно мыслящее двуногое, можно простить.

Услышав эти слова, Уокер плотно сжал губы.

— Но у меня нет такого оправдания. — Существо вздохнуло. В его исполнении вздох заключался в надувании воздухом всего тела — за исключением головы и конечностей.

У Маркуса в какой-то момент даже возникло опасение, что телесный покров существа не выдержит такого давления, и разумный осьминог сейчас просто лопнет.

— Я — Секви'аранака'на'сенему, женщина к'эрему. Я официально принадлежу к четырем высшим уровням эрудиции, нахожусь на третьей стадии половой зрелости и на пятом уровне Систхра'андам устремления к ментальному и духовному состоянию, известному под названием Тиуква'ад'адаквил. — Пять извивающихся щупалец протянулись в сторону Уокера. — Так как очень хорошо видно и слышно, что, несмотря на хирургическое вживление вспомогательной аппаратуры, выполненное нашими незаконнорожденными похитителями, вы не обладаете способностью к полноценному словесному общению, я потерплю, если вы будете называть меня просто Скви.

Существо в упор посмотрело на Уокера светящимися стальными глазами:

— Теперь расскажите мне о себе.

Уокер с трудом сглотнул слюну. Несмотря на то что теперь он не был зажат в тесном каменном гробу, он вдруг ощутил настоящий, неподдельный страх.

Глава 6

Он решительно не мог сказать этому высокоинтеллектуальному созданию, этой женщине к'эрему, этой Систхра'андам пятого уровня (он не имел ни малейшего представления о том, что это могло означать, но титул звучал впечатляюще), что его жизнь состоит из оптовой торговли пищевыми продуктами по будням, свиданий по субботам и походов на футбол с друзьями по воскресеньям. Все эти занятия не выдерживали никакой критики в сравнении с существом, принадлежащим к четырем высшим уровням эрудиции. Сейчас, по крайней мере, Уокер не мог сказать о себе правду.

Во всяком случае, если отбросить в сторону высокие достижения этой особы и десять ее конечностей, то следовало помнить только одно: теперь они находятся в одной лодке. В одной лодке! Уокер сразу подумал о Джордже.

— Прошу меня простить, но в большом загоне я оставил своего друга. Хотя он — представитель другого биологического вида, он с той же планеты, что и я. Мой долгое отсутствие наверняка стало его тревожить. — Он повернулся, чтобы уйти.

— Постойте!

Оглянувшись, Уокер увидел, как к'эрему одним плавным движением соскользнула с камня и встала на все свои десять ног. Движение было изящным, как у танцующего сложный танец кордебалета. Она не спеша двинулась к Уокеру. Все десять конечностей шагали семенящими шажками, тщательно ощупывая почву. Вероятно, быстрый бег был не в стиле к'эрему.

Она остановилась на расстоянии вытянутой руки от Уокера. Намек на желание сближения был понятен, но тем не менее он чувствовал, что она все еще не вполне ему доверяет. Маркус мог понять ее неуверенность. Вероятно, он был больше похож на трехногого, чем на вторую к'эрему.

— Вы хотели знать, почему меня редко видят за пределами моего жилища. — Она вздохнула, правда на этот раз тело ее не раздулось. — Во-первых, я предпочитаю привычный мне климат тому, который большую часть времени господствует в большом загоне — кстати, это название кажется мне неудачным.

— Так, значит, вы все же выходили отсюда? — спросил Уокер.

— Нечасто. Во всяком случае, я не была в большом загоне с тех пор, как сюда доставили вас. — В словах к'эрему чувствовалась безмерная тоска. — Я нахожусь на корабле виленджи очень-очень давно. — Конечности напряглись и застыли, а цвет их изменился до темно-красного. — Но конечно, не только климат заставляет меня вести уединенный образ жизни.

Когда она взглянула на него серебряными глазами, Уокер сел, чтобы его зрачки были на одном уровне с глазами к'эрему. Если даже она оценила эту любезность, то ничем этого не выказала.

— Но тогда почему вы все время отсиживаетесь здесь? — Задав вопрос, Уокер усомнился, что имплантированный в его мозг переводчик способен передать вложенную в вопрос иронию.

— В большом загоне мне не с кем говорить, — коротко ответила к'эрему.

Он нахмурился, отметив, что она с некоторым интересом посмотрела на движение его бровей.

— Насколько я слышал и видел сам, имплантированные переводчики позволяют всем разумным существам, находящимся здесь, общаться между собой. Во всяком случае, это касается дышащих легкими существ, которые общаются с помощью колебаний воздуха.

— Нет, вы меня не поняли. — Подойдя ближе, она села рядом с Уокером. Для этого к'эрему просто сложила конечности, и ее тело, приняв вертикальное положение, опустилось нижним концом на камень. — Сначала я пыталась общаться. Мы, к'эрему, по своей природе предпочитаем уединение обществу даже таких же, как мы. Но мы не отшельники. Члены развитого вида не могут создать цивилизацию, живя в изоляции друг от друга. Мы сотрудничаем, но сотрудничаем тогда, когда в этом возникает необходимость. Но праздное общение нам чуждо, в свободное время мы любим одиночество. Это не характерно для видов, сумевших выйти в открытый космос. — Все это к'эрему говорила, подкрепляя свои слова выразительной жестикуляцией двумя конечностями. — К тому же я превосхожу интеллектом всех остальных пленников. Если принять во внимание присущее нашему виду нетерпение, то становится понятным, что подавляющее большинство из них кажется мне неинтересным и скучным.

Уокер медленно кивнул:

— Понятно, а каким вы находите меня?

Одна конечность легла Уокеру на колено. Прикосновение было мягким, почти поощряющим и чисто женским, если можно говорить о женственности в отношении десятиногого инопланетного головоногого.

— Вас я нахожу интересным, — сказала она.

Непонятно почему, Уокер буквально раздулся от гордости.

— И скучным, — продолжила к'эрему.

Гордое «я» Уокера мгновенно сдулось до первоначальной величины.

— Это не ваша вина, — поспешно добавила она. — Вы же ничего не можете с этим поделать. Всем давно известно, что степень развития интеллекта прямо пропорциональна числу манипулирующих конечностей.

Уокер непроизвольно посмотрел на две своих руки и подумал: идут ли в счет ноги. В конце концов, если он постарается, то сможет ногой поднять с пола карандаш.

— Существует множество способов оценки интеллекта, — пробормотал он.

— Ну вот. — Гуттаперчевая гибкая конечность ласково погладила колено Уокера. — Не принимайте это так близко к сердцу. Некоторые виды крупнее и сильнее других. Некоторые лучше всех пахнут. У других — самое острое зрение или слух. Третьи очень быстро бегают. К'эрему просто умнее других. Так уж получилось.

— Однако вашего ума не хватило на то, чтобы избежать пленения, — едко возразил Уокер.

— Я была одна. Для нас это типично. Правда, одного моего уединения было бы недостаточно для того, чтобы виленджи смогли меня похитить. У меня, естественно, был способ связаться с другими к'эрему и позвать на помощь. Естественно, у таких необщительных созданий, как мы, должны быть средства общения на расстоянии.

Уокер был заинтригован.

— Так почему же вы этого не сделали? Почему не позвали на помощь?

— Я… э-э… была в не совсем обычном состоянии.

Человеку показалось, что аппаратура виленджи не справилась со своей задачей. Или он ослышался?

— Я не уверен, что правильно вас понял.

— Среди особей нашего вида большой популярностью пользуются легко перевариваемые травяные смеси, обладающие специфической биологической активностью. Одна такая смесь называется си'дана, другая — йокиль. В какой-то степени мне нравятся обе смеси, и в тот момент я как раз находилась под их воздействием.

Восхищение Уокера разом померкло.

— Так вы же наркоманка!

К'эрему безмятежно пропустила оскорбление мимо ушей.

— Как всякий к'эрему, я делаю то, что мне нравится.

— Как же вы обходитесь без этих трав? — Он обвел взглядом сырой и тесный загон. К счастью, моросящий дождь прекратился, уступив место прежнему туману. — Я имею в виду, здесь?

— Виленджи тщательно изучали повадки и привычки видов, прежде чем похищать их представителей. В моем случае они наверняка сделали химический анализ пищи, которую я употребляю. К счастью, оба стимулятора включены в мой ежедневный рацион.

Уокер кивнул:

— Среди нас, людей, зависимость от стимуляторов не считается признаком высокого интеллекта.

— Вы не сможете распознать высокий интеллект, даже если им начнут размахивать у вас перед носом. Вы критикуете лучших из вас!

Сначала Уокер решил огрызнуться, но потом передумал. Он хорошо усвоил уроки Джорджа. Он просто кивнул, не зная, как она истолкует этот жест, и решил сменить тему. Не приходится удивляться тому, что к'эрему — цивилизация одиноких интеллектуалов. Если все они склонны к сарказму и взаимным оскорблениям, то становится трудно понять, как они выносят общество друг друга, не говоря уже о межпланетных контактах.

— Вам известно, как действуют виленджи?

К'эрему начала жестикулировать всеми своими конечностями. Уокеру показалось, что перед ним заработали десять семафоров.

— Естественно, ведь я иногда с ними разговариваю.

Уокер был поражен до глубины души.

— Вы с ними разговариваете? Я пытался говорить с ними, и не раз, с тех пор, как меня похитили, но они в ответ лишь смотрят и ничего не отвечают.

К'эрему вновь затрясла щупальцами.

— Что я только сейчас говорила о сравнительном уровне интеллекта? Я могу понять, почему они говорят со мной. Но зачем им говорить с вами?

Уокер открыл было рот, чтобы ответить, но передумал и снова его закрыл. Действительно, о чем они могли с ним говорить? Осознание этого факта подействовало на него хуже, чем грубость к'эрему.

— Наверное, они находят вас более интересной.

— Конечно. Они очень хорошо умеют распознавать индивидуальные особенности биологических видов. К несчастью, они отказываются признать, что по интеллекту я намного превосхожу и их. В том, что касается их собственных способностей, виленджи пребывают в удивительном заблуждении.

Какая удача, что к'эрему в такой самообман не впадают. Уокер подумал это, но не стал говорить вслух. Лекции Джорджа о такте возымели действие и были неплохо усвоены. Настало время дипломатично еще раз поменять тему разговора. Тем у Уокера в запасе было великое множество. Не желая, чтобы она думала о нем еще хуже, он надеялся, что транслятор, имплантированный в его мозг, не выдаст всю безмерность его отчаяния.

— Если вы разговариваете с виленджи, то, может быть, поможете мне понять, — он неопределенно махнул рукой, — все это. Что будет со всеми нами? Зачем виленджи это делают? Это простое любопытство? Может быть, это научная экспедиция, а мы — образцы для исследования? — Он хотел еще спросить, что виленджи сделают с пленниками, когда прибудут в место назначения, но не стал. Для этого вопроса время еще не настало.

К'эрему снова вздулась от тяжкого вздоха. Вероятно, такое раздувание вредило ее здоровью не больше, чем здоровью Уокера пожатие плечами.

— Бедный двуногий. Ты и правда такой невежественный?

«Отлично. Я глуп. Тупой самец обезьяны — это я. Но я, во всяком случае, не наркоман. Не тяни время, объясняй мне все, я внимательно слушаю». Он понимал, что Джордж в большом загоне сходит с ума, но ничего, пусть немного подождет.

Усевшись удобнее, то есть распустив конечности по земле, словно ярко-красные лепестки огромного цветка, она принялась просвещать человека.

— Для начала мне нужна точка отсчета, на которую я могла бы опереться, чтобы потом мне не пришлось повторяться. — Серебристые, похожие на две монеты, глубоко посаженные глаза внимательно посмотрели на Уокера сквозь туман. — Со сколькими галактическими цивилизациями знаком ваш вид?

Рискуя не только собственной репутацией, но и репутацией всего его вида, Уокер тем не менее был вынужден дать честный ответ, пусть даже весь род человеческий скатится по лестнице глупости еще на пару ступенек ниже.

— Ни с одной. Насколько мне известно, мы ничего не знаем о существовании таких цивилизаций.

Было видно, что Скви трудно в это поверить.

— У вас нет астрономии?

— Есть, но, наверное, наши звездочеты смотрели не туда, куда надо.

— Или не располагали адекватными методами. Ладно, я не собираюсь читать вам полный курс галактической истории. Достаточно сказать, что большую часть ее вы все равно не поймете.

Возникла пауза, которую Уокер не стал заполнять, удовлетворившись сказанным.

— Примите как факт, что галактическая цивилизация существует. Вероятно, ваша планета находится за пределами самых дальних ее окраин. Моя планета расположена немного ближе. Ближе к центру цивилизации находятся и те планеты, с которых была похищена большая часть находящихся здесь пленников. Именно изоляция от центров галактической цивилизации позволяет виленджи заниматься этой нечестной деятельностью в надежде получить от нее доход.

Уокер непроизвольно кивнул:

— Так, значит, речь идет всего-навсего о прибыли. Значит, это не научная экспедиция.

Скви слабо колыхнулась. Наверное, это был смех к'эрему, если не бурчание в животе.

— Виленджи так же мало заинтересованы в науке, как и в благотворительности. Впрочем, я должна оговориться. Не надо мазать черной краской весь вид за неблаговидные деяния некоторых его представителей. Хоть я и не слишком хорошо знакома с социологией виленджийской цивилизации, если здесь применимо это слово, я все же думаю, что беспристрастный суд едва ли отнес бы виленджи к расам, известным любовью к филантропии.

— Что они собираются с нами делать?

— Они собираются нас продать. Поодиночке, если получится, или оптом, если начнет поджимать время. На борту этого большого корабля находятся представители очень многих видов: некоторые из них более разумны, другие менее. Есть и совсем примитивные. — Она посмотрела на Уокера, и он не понял, к какой из этих категорий отнесла его Скви.

— Продать нас. — Уокер принял это высказывание как факт. — Я почему-то всегда думал, что если где-то вне Земли существуют более развитые цивилизации, то они давно отбросили рабство, как безнравственное явление.

— Оно действительно безнравственное. Разве я сказала, что оно нравственно? Я этого не говорила. Я просто сказала, что виленджи хотят нас продать. Тот факт, что какая-то вещь безнравственна или противозаконна, еще не значит, что эта вещь не существует. Если мы происходим из миров, далеких от главных потоков галактической цивилизации, то мы неизбежно выпадаем из ее поля зрения. Виленджи никогда бы не осмелились похищать граждан с известных галактической цивилизации планет. Но благодаря нашей относительной изоляции, природе нашего интеллекта и способности к общим оценкам, нас могут неверно истолковать и отнестись к нам с подозрением. То, что один вид считает цивилизованным, другой может считать первобытной дикостью. Например, вы и я.

Маркус Уокер задумался.

— Но, несмотря на ваше мнение обо мне, вы же не станете рассматривать меня как собственность, как предмет, которым можно безраздельно владеть.

Последовала долгая пауза, и Уокер раздраженно продолжил:

— Или именно так вы и будете меня рассматривать?

— Нет, конечно же нет, — ответила наконец Скви. — Такое отношение противоречит естественному закону и, кроме того, отвратительно для высших видов. Но есть другие виды, точнее, их представители, которые не озабочены этическими проблемами, которые жертвуют моралью во имя новизны. Так и смотрите на себя: как на новизну. Новое приобретение, если так вам больше нравится.

— Мне больше нравится другое обозначение: насильственно захваченный пленник. — Он вытер воду, скопившуюся на голове и на плечах.

— Вы решительны. Но не дайте вашей решительности заставить вас делать вещи, о которых вы потом будете жалеть. Как правило, виленджи равнодушны к своим пленникам. Степень их внимания граничит с полной апатией. Их интересует только результат. Сосредоточьтесь на своем выживании, и они будут только рады не обращать на вас внимания. Выходцы из глубин галактической цивилизации, они считают себя неизмеримо более высокоразвитым видом по сравнению с их пленниками.

Уокер постарался придать своему тону нейтральность:

— Должно быть, вам очень трудно с этим смириться.

Скви небрежно взмахнула несколькими конечностями:

— Вовсе нет. Мои умственные способности настолько превосходят таковые виленджи, что они не могут понять, какая пропасть нас разделяет. Они принимают мое неоспоримое превосходство за безразличие. Учитывая отсутствие интереса с их стороны и неопределенность намерений, я не собираюсь тратить время на их просвещение. Оно не ускорит мое освобождение и возвращение домой. Они просто продадут меня народу, интеллект которого будет, вероятно, еще ниже, чем у них самих.

Можно ли вообще оскорбить к'эрему или эту к'эрему, в частности, подумал Уокер. Сам он бы предпочел общество себе подобных. Чикаго против к'эрему. Чумазые парни против заносчивых снобов.

— Но тем не менее вы заперты здесь, а они на воле, — не утерпел Уокер.

— Это весьма плачевно, — сказала Скви. — Печально, что даже высокоразвитый интеллектуал может быть застигнут врасплох и захвачен с помощью всего лишь грубой силы. В этом виленджи настоящие профессионалы. Сложная аргументация пасует, сталкиваясь с дулом ружья.

Некоторое время он молчал. Они сидели рядом, в тумане, поглощенные своими мыслями. Будущее не внушало оптимизма. Когда Уокер снова заговорил, в тоне его сквозила безнадежность и подавленность:

— Значит, надежды нет ни для кого из нас. Я хочу сказать, надежды на освобождение и возвращение домой.

— Вы опять решили проявить свою неотесанность, или это все же искренняя наивность? — Она внимательно вгляделась в его лицо, и Уокеру стало интересно, что Скви прочитала в его взгляде. — С межзвездного корабля невозможно бежать. А если даже это было бы возможно, то куда бежать? Я не знаю, сколько времени вы здесь пробыли, но, зная, в общем, какова скорость этого судна, если можно говорить о скорости межзвездных полетов, я могу вам сказать, что нахожусь в десятках парсеков от моей родной солнечной системы. Я серьезно сомневаюсь, что ваша находится ближе. — Скви взмахнула конечностями.

Снова начал моросить дождь.

— Лучше всего — это надеяться попасть к мыслящему и разумному покупателю, на планету, экология которой не слишком отличается от экологии родной планеты и где можно — более или менее — комфортно провести остаток жизни. Лично я боюсь, что меня купят не благодаря моим умственным способностям, а прельстившись ловкостью моих конечностей. От меня могут потребовать развлекать публику жонглированием.

Уокер живо представил себе, как он сидит на какой-то невообразимо чуждой планете рядом с Джорджем — в ошейнике и на цепи.

— Но что-то же мы можем сделать, — запротестовал он. Он уже говорил это псу и получил собачий эквивалент приблизительно такого содержания: «Засунь голову между ног и на прощание поцелуй свою задницу». Сомнительно, что он получит такой же ответ от Скви, ибо у нее, насколько мог судить Уокер, не было задницы.

Ответ Скви был, быть может, менее красочным, но не менее обескураживающим:

— Для виленджи вы представляете лишь трату времени, денег и сил. Они хотят вернуть все это, и вернуть с процентами. Никакие просьбы, никакая демонстрация интеллекта, как бы трудно это ни было, никакой гнев, ни призывы к совести и взывания к этическим нормам виленджи не помогут вам вернуться на родину. Я видела, как некоторые пытались все это делать, но тщетно. Виленджи беспощадны и не знают милосердия. Кроме того, они большие и сильные. Лучше потратить отведенное вам время на сохранение здоровья. Что же касается всего остального, то здесь мы ничего не можем сделать.

Он встал:

— Может быть, это вы ничего не можете сделать при всем вашем хваленом интеллекте! Но я выберусь отсюда. Когда-нибудь, но я найду способ это сделать! — Резко повернувшись, он поскользнулся и едва не упал. Постаравшись сохранить осанку, Уокер выпрямился и зашагал прочь из убежища к'эрему в большой загон.

Скви прокричала ему вслед тонким напевным голосом:

— Когда вы выберетесь с корабля, не забудьте задержать дыхание. Это поможет вам продлить жизнь на пару минут в космическом вакууме, прежде чем вы превратитесь в кусок льда или обугленной плоти — в зависимости от близости к какой-нибудь звезде.

Уокер замедлил шаг, обернулся и крикнул в туман, уже поглотивший Скви:

— Мне было очень приятно познакомиться с вами, Скви. От вас я узнал так много нового.

Ответа не последовало, да, впрочем, Уокер очень бы удивился, если бы Скви ответила.

Лежавший головой на скрещенных передних лапах Джордж тотчас встрепенулся, как только Уокер вышел из окутанного туманом загона. Пес был в ярости. Джордж не мог краснеть, но он мог виртуозно пользоваться голосом.

— Что за сахарную косточку ты там нашел? Где ты был? Я уже был готов идти за тобой! — Он помолчал, потом добавил: — Почти готов.

Опустившись на колени, Уокер погладил собаку. Но пес не принял ласки и стремительно отполз в сторону.

— Не сердись, Джордж. Я очень многое узнал от здешнего обитателя.

Гнев пса сразу прошел. Джордж с любопытством воззрился на затянутый пеленой дождя загон:

— Там живет какое-то существо? Кто оно? Говорящая плесень?

Уокер отрицательно покачал головой:

— Мне трудно описать это псу из Чикаго. Не думаю, что ты когда-нибудь видел осьминога или кальмара.

Но здесь Джордж удивил друга:

— Видел, и много раз. Из дорогих ресторанов время от времени выкидывают этих тварей. Люди их заказывают, смотрят, как они выглядят на тарелке, и отказываются есть. Я очень люблю такие нетронутые остатки. Что для одного существа дрянь, для другого — лакомство. Конечно, мясо не очень вкусное, но зато сытное и долго жуется.

— Не дай бог, чтобы Скви услышала твои речи. Она не слишком высоко ставит виды, отличные от ее собственного.

— Так это еще и она? Так что же такого важного она тебе рассказала, что ты проторчал там несколько часов?

— Я же перед тобой извинился.

От стояния на коленях у Уокера заболели ноги, и он, высмотрев поблизости мягкую кочку, уселся на нее. Забыв свое раздражение, пес подбежал к нему и положил голову Уокеру на колени. Уокер, поглаживая Джорджа по загривку, подробно пересказал все, что услышал от Скви.

Когда он закончил рассказ, пес поднял морду:

— Звучит не очень многообещающе. Но это ненамного хуже того, что ожидал я. Надо просто жить — день за днем. В одном она, конечно, права. Выхода отсюда нет.

Не приняв этот вердикт из уст усеянной щупальцами к'эрему, Уокер был еще меньше расположен принимать его от собаки. Даже такой красноречивой, как Джордж.


Он всегда гордился своим непоколебимым самообладанием. Даже в минуты величайшего напряжения, в последние минуты торгов, когда сверхоптимистичное повышение цены на одну десятую пункта могло стоить клиентам десятков тысяч долларов, он, Маркус Уокер, никогда не терял головы и сохранял хладнокровие. Когда-то он был прекрасным футболистом и с тех пор научился сдерживать эмоции, знал, как заставить мозг работать наилучшим образом. Выдержка в экстремальной ситуации была залогом его успеха. Начальники ценили и уважали его, сотрудники смотрели на него с восхищением и ревнивой завистью — в зависимости от степени уверенности в себе и близости с ним. Соперники и конкуренты этой выдержки побаивались. Выдержка помогала ему продвигаться вверх по карьерной лестнице. Она сослужила ему добрую службу за недели пребывания на инопланетном корабле, недели, растянувшиеся теперь в месяцы.

Это было для него не характерно. Он забыл посмотреть на свой хронометр, когда потерял его. Самоконтроль утратил, а не хронометр. Так что потом он и сам не был уверен, когда это случилось. И как.

Он помнил только, что проснулся в ставшем обычным настроении, погулял с зевающим Джорджем по берегу перенесенного с Земли кусочка Коули, умыл озерной водой лицо и руки и сел на берегу ждать положенного завтрака. Как всегда, круглый участок почвы опустился под землю, а потом снова вынырнул на поверхность, уставленный брикетами, кубиками и цилиндрами с питьем. Может быть, вода и вывела его из себя, послужив жидким детонатором для накопившейся внутри человеческой взрывчатки. Может быть, сыграла свою роль полная, невыносимая предсказуемость происходящего. Он и сам не осознал, в чем было дело.

Как ему потом рассказал Джордж, выбрав брикет из набившего оскомину рациона, Уокер встал и что было сил пнул гору брикетов, кубиков и цилиндров в направлении коридора. Во время учебы в колледже его несколько раз специально вызывали для того, чтобы пробить штрафной удар, а ноги его не утратили былой силы. Да и вообще он находился в прекрасной физической форме. Еда и питье взвились в воздух, описывая пологую дугу. Ударившись об электрический барьер, два брикета пролетели почти до самого входа в коридор, прежде чем обуглились и с треском сгорели.

Каждый день узнаешь что-нибудь новенькое, сказал он себе, когда запах горелой еды донесся до его ноздрей. Например, брикеты виленджи не становились лучше от дальнейшей термической обработки.

— Марк, это глупо.

Уокер сумасшедшими глазами уставился на пса.

— Правильно. Я — не умный. Да и ты тоже глуп. Честно говоря, благоразумие начинает мне надоедать. Меня тошнит от роли благовоспитанного щенка. — С этими словами он нагнулся и принялся собирать с земли камни, грязь, песок, сгнившие сучья и прелые листья. Набрав горсть, он швырял все это в барьер. За барьер не могло проникнуть ничто. Органические вещества сгорали.

Ошеломленный Джордж попятился от швырявшегося землей друга. Глаза пса забегали от Уокера к большому загону и обратно. Пес громко залаял, а имплантированный в мозг Уокера транслятор услужливо перевел:

— Марк, прекрати, ты меня пугаешь!

— Заткнись! Я устал от этого, понимаешь? Я от всего этого устал!

Он плакал, слезы струились по его щекам, но он не переставая наклонялся, рыл и бросал; наклонялся, рыл и бросал.

— Я хочу выбраться отсюда! Выпустите меня! Почему вы не водите меня гулять, черт бы вас всех побрал?!

Уокер швырял камни, сучья и песок в барьер, кричал и ругался минут пять, прежде чем показались двое виленджи. Джордж заметил их первым и резво кинулся к противоположному концу кусочка Сьерра-Невады, ближе к большому загону.

— Марк, прекрати сейчас же! — жалобно взвыл он, огибая палатку. — Прошу тебя. Прекрати!

Уокер не ответил. Но, нагнувшись за следующей порцией грязи и гравия, он сам увидел незваных гостей. Они наклонились над ним, рассматривая это странное создание невыразительными лунообразными глазами, бахрома зловеще шевелилась вокруг конических черепов, хотя в воздухе не было ни ветерка. У обоих виленджи в руках были какие-то приспособления, две петли которых выступали по краям клапанов верхних конечностей, обрамленных присосками. Инструменты были, кажется, отлиты из текучего эластичного металла. По сторонам инструменты светились тусклым желтоватым светом.

В порыве безрассудного отчаяния Уокер хотел было броситься на ближайшего виленджи, ухватиться за бахрому и вырвать ее с корнем. Вместо этого он тщательно прицелился и запустил всем, что было у него в руке, в голову ближайшего инопланетянина. В этот момент ему не было никакого дела ни до превосходства, ни до безразличия виленджи, он не ожидал, что его бросок возымеет какое-то действие. Какой-нибудь невидимый экран остановит летящую грязь и камни или какое-нибудь силовое поле размелет их в мелкую безвредную пыль.

Камни и песок попали виленджи прямо в лицо. Пурпурное существо закрыло лицо руками и испустило странный звук — нечто среднее между звуком ленточной пилы, вгрызающейся в дерево, и писком расстроенной флейты-пикколо. Существо отшатнулось назад на своих обутых в носки ножных клапанах. Было видно помятую подошву одного носка, натянутого на тяжелую толстую конечность. Джордж упал за палаткой, стараясь вдавиться в землю, и жалобно заскулил. Оступившись, пораженный в лицо великан покачнулся над поверхностью озера и уронил в воду инструмент, который держал в руке. Не раздумывая и без малейших колебаний Уокер нырнул за инструментом. Он и в самом деле успел схватить предмет, но в этот миг все его тело пронзили невидимые иголки. Он не мог ни двигаться, ни драться, ни царапаться. Ощущение было не особенно болезненным, но покалывание и онемение могло довести его до безумия.

Дело принимало серьезный оборот, из коридора со всей быстротой, на какую были способны, появились трое виленджи — трое! — и сквозь инактивированный барьер устремились к загону Уокера. Сквозь сводящее с ума колотье Уокер почувствовал, что его поставили на ноги. Две пурпурные твари крепко ухватили его под руки. Двое из вновь прибывших направили на Уокера какое-то оружие, а носильщики поволокли конвульсивно подергивавшееся тело Уокера через большой загон. Уокер был в ясном сознании и превосходно понимал, что происходит, но двигаться не мог. Нервная система испускала неконтролируемые, неуправляемые импульсы, и Уокер тщетно пытался восстановить контроль над беспорядочно дергавшимися мышцами. Шествие замыкал пятый виленджи, продолжавший вытирать с лица грязь и песок. Взвизгнув после удачного попадания Уокера, он больше ничем не проявлял своего неудовольствия. Правда, выражение его лица продолжало оставаться не совсем обычным.

Джордж каким-то образом сумел набраться мужества и последовал за виленджи, тащившими друга. Но все же пес решил держаться от них на почтительном расстоянии.

В большом загоне наступила тишина. Все разговоры стихли. Замолчали все: веселые собеседники гексануты и разговаривавшие сами с собой овыры. Все взоры повернулись в сторону процессии, пересекавшей большой загон. Впереди с каменными лицами шли двое виленджи, волоча между собой неподвижное тело безволосого двуногого с планеты под названием Земля. Следом шли еще двое, направив на парализованное тело какое-то оружие. За ними выступал еще один виленджи, периодически вытиравший лицо левым верхним клапаном. Позади всех тащилось маленькое волосатое четвероногое существо, тоже похищенное с третьей планеты, вращающейся вокруг звезды, которую местные жители именуют Солнцем.

Случай был беспрецедентным. Никто и никогда не наблюдал здесь ничего подобного. Никогда еще даже старожилы не видели вместе столько виленджи сразу. Сейчас их было пять. Что это предвещало, не могли сказать даже самые проницательные из пленников. Многим пришло в голову спросить об этом крадущегося следом за процессией пса, но все произносимые трагическим шепотом призывы оставались тщетными. Пес, не обращая на них внимания, продолжал упрямо тащиться за квинтетом виленджи.

Эти последние, казалось, не замечали устремленных на них жадных взглядов, продолжая невозмутимо тащить куда-то парализованное двуногое существо. Когда же все дышащие кислородом пленники рассмотрели, куда виленджи тащили свою добычу, увидели, возле какого загона они остановились, все дружно испустили смиренный стон. Когда же виленджи швырнули человека внутрь загона, остальные пленники еще раз дружно вздохнули, выразив свое сострадание. Но через несколько минут, разбившись на пары, тройки и более многочисленные группы, обитатели большого загона постепенно вернулись к своим прежним разговорам и занятиям. Они ничего не могли сделать для двуногого. И никто не мог, во всяком случае пока.

Спрятавшись за деревьями, Джордж дождался ухода пятерых виленджи, которые широким неспешным шагом пересекли большой загон и скрылись в его дальнем конце, в своем коридоре, откуда они всегда выходили в экстренных случаях. Джордж неуверенно выбрался из-за бесформенных сине-зеленых зарослей и подполз к маленькому загону, куда виленджи бросили его друга. Сбылись самые мрачные опасения пса. Между большим и малым загоном был активирован электрический барьер. Мало того, виленджи поставили на границе загонов непроницаемо черную завесу. Теперь никто не мог не только войти в малый загон, но и рассмотреть, что там творится. Маркус Уокер тоже не мог выйти, как и не мог видеть, что делается в большом загоне. Как и многие другие его товарищи по несчастью, Джордж знал, кто живет и мучается за непроницаемым барьером. Джордж уже намекал на это Уокеру, но если ему повезет, то он об этом не вспомнит.

Пес сел на задние лапы, запрокинул голову и, не стыдясь других пленников, протяжно завыл.

Глава 7

Когда мышцы начали повиноваться, а нервы перестали звонко дергаться, как скрипичные струны в скерцо Малера, Уокер встал. Виленджи исчезли. Там, где по идее находился большой загон, Маркус видел сияющую панораму желтовато-зеленых холмов, покрытых рядами каких-то растений, которые он сначала принял за гигантские кактусы, но потом, приглядевшись, понял, что это какие-то странные, сине-зеленые темные деревья, практически лишенные ветвей. У самых его ног протекал ручей. Присев, Уокер зачерпнул воду и, не глотая, взял ее в рот. Да, это была вода, но горькая и сильно насыщенная солями. Он решил, что станет ее пить только в том случае, если у него не останется другого выбора. Он знал, что не все минералы полезны для человеческого организма, но не смог бы отличить, скажем, селен от мышьяка.

Отвернувшись от ручья, Уокер стряхнул грязь со штанов. Слева и справа уходили вдаль иллюзорные холмы. Непосредственно перед ним вверх поднимался склон одного из них. Он превосходил высотой все возвышенности, которые Марк видел в большом загоне. Вершина холма была опутана корнями, скопление которых напоминало брошенную рыболовную сеть, над корнями стелились густые кусты, из которых местами торчали оранжевые пузыри. Кое-где виднелись участки голой каменистой почвы. Дальше справа Уокер разглядел неизменный коридор, соединявший тюрьму с кораблем. Над головой светилось желтоватое небо, по которому плыли легкие облака.

Уокеру потребовалось всего несколько мгновений, чтобы оценить протяженность иллюзорного ландшафта. Это была всего лишь искусно выполненная проекция фиктивной перспективы, так как все пространство было ограничено площадью крошечного загона, окруженного защитным электрическим полем. За пределы этого карцера Уокер выйти не мог. Было совершенно ясно, что никто не проникнет сюда и снаружи. Уокер знал, что сейчас Джордж пытается это сделать. Несмотря на то что иногда пес бывал недоволен Уокером, они оба стали за это время неразлучными друзьями.

Зачем виленджи бросили его в этот новый загон? — недоумевал Уокер. Да, он был менее комфортабельным, чем его прежнее узилище с кусочком Сьерра-Невады. Здесь он не сможет воспользоваться палаткой и лежавшими в ней пожитками, которые вдруг показались ему чрезвычайно важными.

Это было своего рода наказание. Собственно, оно было неизбежным, решил Уокер. Дисциплинарное взыскание за то, что он швырнул грязь и камни в лицо виленджи. Прокручивая в памяти все, что он сделал, все свои поступки, за которые его бросили в этот загон, Маркус не испытывал ни малейшего сожаления. Несмотря на стесненные условия, Уокер был очень рад, что смог хоть как-то отплатить виленджи за унижение — свое и других пленников. Он смог — пусть и ненадолго — вывести из строя одного виленджи. Хоть на мгновение он смог освободиться от беремени унизительной неволи. Больше того, он сумел напугать якобы всесильных похитителей, когда едва не завладел каким-то их оружием. Его поступок заставил пятерых виленджи бросить все дела и заняться усмирением пленника. Одинокого, захваченного в неволю, но непокорного человека.

Довольный собой Уокер сел на небольшое возвышение, покрытое мягким растительным ковром, чтобы обдумать свое новое положение. Но из этой затеи ничего не вышло, потому что возвышение вдруг стало двигаться.

Возвышение, правда, не успело стряхнуть Уокера с себя, потому что он стремительно соскочил с холмика, как только тот начал подниматься. Марк попятился назад и через некоторое время ощутил спиной знакомое покалывание электрического заграждения. Дальше отступать было некуда. Напрягшись и широко раскрыв глаза, Уокер смотрел, как возвышение, сладко и сонно потянувшись, повернулось к нему.

То, что он опрометчиво принял за растительность, на самом деле оказалось мехом — скорее желтоватым, чем зеленым, и скорее щетинистым, чем мягким. Белый монстр оказался высотой около девяти футов, по обе стороны массивного огромного тела открылись выпученные глаза с косо расположенными продолговатыми зрачками. Глаза помещались на концах двух боковых выростов. Спереди, из середины тела, выдвинулся еще один стебель, на конце которого обнаружилась дрожащая гибкая ноздря. Еще ниже появилась вертикальная щель. Когда она раскрылась, как дверцы шкафа, по обе ее стороны Уокер увидел по ряду ослепительно-белых треугольных зубов размером с игральные карты. При смыкании эти зубы образовывали сплошной, без промежутков, ряд. Длина этой пасти составляла без малого ярд. Шеи не было, и, судя по положению рта, можно было предположить, что у существа не было головы. Все тело представляло собой сплошную массу мышц.

По обе стороны этого чудовищного тела выдвинулись по два щупальца длиной равные глазным стеблям. Из нижнего конца туловища выдвинулись еще четыре столба, поддерживавшие тело весом, наверное, около тонны. Челюсти, похожие на медвежий капкан, смыкались и размыкались, зубы стучали друг о друга со звонким скрежетом, как соприкасавшиеся керамические плитки.

— Ммммрррргггххх! — зарычало чудовище.

Имплантированный в мозг Уокера автоматический переводчик сработал безотказно, и в мозгу Уокера прозвучало: «Ммммрррргггххх!»

Такое начало не сулило ничего хорошего.

Уокер лихорадочно огляделся, но спрятаться было негде. Он вспомнил, как Джордж рассказывал ему, что виленджи похищают на планетах существа, находящиеся на разных ступенях интеллектуального развития. Молча глядя на возникшее перед ним существо, он нисколько не сомневался, что эта тварь принадлежит к виду, расположенному на самых низких ступенях шкалы разумности. Приняв чудище за бугорок, Уокер потревожил его сон, или пробудил от спячки, или черт его знает от чего еще. Пока реакцию существа на присутствие Уокера можно было назвать какой угодно, но отнюдь не дружелюбной.

Не было также никаких сомнений в том, что виленджи сейчас пристально наблюдают за происходящим. Поместив представителей двух абсолютно несхожих видов в тесное замкнутое пространство, они теперь ждут, что из этого выйдет. Интересно, есть ли среди наблюдателей тот, в глаза которого он швырнул пригоршню мелких камней. Если да, то он наверняка ждет неминуемого столкновения между человеком и громадным нечто. Кем бы ни было это существо — оно точно не трехногий. Джордж описал его достаточно подробно.

Зайдут ли виленджи так далеко, что позволят представителю одного вида убить представителя другого, не вмешиваясь в естественный процесс? Но разве на рынке он, Уокер, стоит меньше, чем эта безмозглая тварь? Впервые в жизни Уокеру захотелось во весь голос вопить о ценности его собственной новизны.

Насколько мыслящим является это существо? На нем не было никакой одежды, тело ничем не было украшено. Похоже, это животное — простое и примитивное. Но не все виды испытывают потребность в одежде. Зачем она нужна существу, и без того одетому в короткий щетинистый мех? Может быть, виленджи захватили на какой-то планете сознательного нудиста?

Думать приходилось быстро. Он был заперт в тесное пространство и располагал очень немногими возможностями защититься. Надо найти самое уязвимое место этого чудовища. Уокер взглянул на вытаращенные глаза своего возможного противника. Как только он на них посмотрел, глаза тотчас вдвинулись в туловище, спрятавшись среди мышечных валиков. Это движение сделало их неуязвимыми для пинка или удара рукой. Напротив, любое из четырех щупалец, выдвинувшихся из боков страшного существа, могло без усилий вырвать из суставов руки Уокера. Господи, да единственное, что нужно было сделать этому инопланетянину, чтобы убить человека, — это просто упасть на него.

Впервые в жизни слова застряли в горле Уокера. Существо вдруг проявило недюжинное проворство, когда двинулось навстречу Уокеру на всех своих четырех нижних конечностях.

— При… привет, — прохрипел Маркус. Он хотел произнести это слово твердо, но не вызывающе, но вместо этого получился какой-то жалкий всхлип.

Либо существо поняло приветствие, либо оно решило, что достаточно самого звука, но оно остановилось. Глаза величиной с баскетбольный мяч несколько раз переместились из стороны в сторону — что, вероятно, соответствовало подозрительному взгляду человека из-под прищуренных век. Уокер нисколько не сомневался, что этот Гаргантюа нисколько его не боится. В действиях чудовища не было страха. Вероятно, была подозрительность. Если он, Уокер, проявит осторожность, то, наверное, сможет ее погасить.

Они продолжали стоять друг напротив друга — человек и чудовище. Наконец, чудовище, видимо, поняло, что человек не представляет для него никакой угрозы. Или, может быть, чудовищу просто стало скучно. Или сочло этот чужеродный предмет несъедобным. Или сыграло свою роль и то, и другое, и третье. Как бы то ни было, существо — с поразительной грацией — отступило и улеглось на прежнее место, где Уокер по ошибке принял чудище за подходящий для отдыха бугорок. Забыв испытанный страх, человек не смог не восхититься грациозностью движений монстра. Никогда в жизни ему не приходилось видеть, чтобы животное такого размера — ни носорог, ни слон — двигалось с таким изяществом. Эта красота стоила того, чтобы ее увидеть. Во всяком случае, он бы с удовольствием ею любовался, если бы любое из этих безумно красивых движений не грозило мгновенно его убить.

Только удостоверившись, что чудовище снова погрузилось в состояние спячки, Уокер приблизился к искусственной панораме, отделявшей его от большого загона. Сердце Уокера болезненно сжалось, когда он окончательно осознал, что со всех сторон окружен заградительным электрическим полем. Он заперт в тесном пространстве наедине с чудовищем. Надолго ли, было известно только виленджи. Наверное, они ждут, как долго он сможет выжить в компании этого темпераментного гиганта. Эта мысль только подхлестнула ненависть, которую он и без того испытывал к своим похитителям. Интересно, как это существо относится к виленджи? Обладает ли оно достаточным сознанием, рассудком и опытом, чтобы испытывать те же чувства? Что оно будет делать, когда проснется самостоятельно, а не от докучливого вторжения незваного пришельца? Будет ли чудовище более благосклонным к нему? Или оно проснется голодным? Уокер чувствовал себя гостем и блюдом торжественного обеда одновременно.

Ночь наступила быстрее, чем рассчитывал Уокер, а темное время суток продолжалось дольше, чем на Земле. Обитатель загона безмятежно спал всю ночь, а Уокер мгновенно просыпался от любого шороха. Парадоксально, что он просыпался от тихих звуков, производимых мелкими насекомыми и треском веток, хотя они были несравнимы со скрежетом, с которым ворочалось спящее чудовище, наводившее страх на человека. Но во сне нервная система Уокера перестала различать звуки по их интенсивности, и он просыпался от любого шелеста. Обычно он полагался на Джорджа, который спал, как и положено ему по природе, более чутко, чем Уокер. Но Джорджа здесь не было.

С рассветом похолодало, и легко одетого Уокера пробил легкий озноб. Здесь не было ни палатки, ни спального мешка. Все это осталось в его прежнем загоне, и согреться теперь было негде. Но, учитывая, что Уокер оскорбил виленджи словом и действием, он должен благодарить судьбу за то, что они его просто не убили.

Он встал и подошел к тому месту, где находился обитатель загона. Уокер думал, что чудовище еще спит, но, к его удивлению, оно сидело перед плоским участком загона, на котором росли какие-то похожие на кувшины цветы. Идеальный круг почвы опустился под землю, а потом появился снова, уставленный керамической емкостью с водой и многочисленными брикетами. Таких больших брикетов Уокер еще не видел. Правда, здесь не было вкусных кубиков, которые так нравились ему и Джорджу. Только несколько разновидностей еды и вода. Один тип брикетов показался Уокеру знакомым, но это не означало, что в нем содержались те же ингредиенты.

В течение ночи у него сильно сосало под ложечкой от голода, а теперь голод просто грыз желудок. Ему надо хоть что-нибудь съесть, чтобы были силы на случай, если придется убегать. Выбор был не велик — или еда виленджи, или дерн загона. Уокер решил остановиться на первом. Проблема заключалась только в том, как добыть брикет.

Он обшарил взглядом загон и обнаружил полосатый, как зебра, кусок древесного ствола. Кусок был полый, но прочный и не тронутый гнилью. Это было неважное оружие, но лучше такое, чем вообще никакого, решил Уокер, направляясь обратно к чудовищу.

Положив на плечо импровизированную дубину, Уокер стал медленно, осторожными шагами приближаться к чудовищу со стороны появившегося перед ним круга с пищей. Он уже покрыл половину расстояния до склонившегося над едой существа, когда оно, наконец, заметило приближавшегося человека. Прижатые к бокам туловища глазные стебли немного выпрямились, а щелевидные зрачки уставились на Уокера. Существо пристально следило за его действиями.

Одновременно оно засунуло в пасть огромный брикет пищи. Острые треугольные зубы, каждый размером с ладонь Уокера, вонзились в плотную еду, как горячий нож в масло. «Если моя пищеварительная система с ним справится, — подумал Уокер, — то одного такого брикета мне хватит на неделю».

Он тем временем продолжал медленно приближаться к завтракавшему чудовищу. Черные щели зрачков неотступно следовали за ним. Откуда-то из утробы чудовища раздалось тихое ворчанье. Звук был похож на скрежет несмазанной машины. Еда была уже близка. Слегка наклонившись и быстро переводя взгляд с еды на существо, Уокер потянулся к ближайшему брикету.

Существо тут же выбросило в сторону Уокера две верхние конечности. Быстрота этого движения ошеломила его. Кончики щупалец щелкнули, как бичи, на расстоянии дюйма от кисти Уокера, и он тотчас отдернул руку. Предупреждение было донельзя прозрачным. В следующий раз эти две змеи сломают ему руку или вырвут ее из сустава. Не зная, что делать дальше, он поколебался, одновременно думая, наблюдают ли виленджи за этим конфликтом. Или им просто нет до него никакого дела?

Он должен добыть еду. И воду.

Он взял дубину наперевес, поднял ее как можно выше и снова стал подкрадываться к блюду, чтобы попытаться ловким ударом отбросить в сторону хотя бы один брикет. Не станет же монстр жадничать из-за какого-то жалкого брикета, которым можно накормить безвредное двуногое. Самая большая надежда Уокера заключалась в том, что существо сочтет ниже своего достоинства его убивать. Был, кроме того, шанс, что в случае необходимости вмешаются виленджи, которые захотят сохранить часть своей собственности — пусть даже такую малую и непокорную. В последнем он был бы уверен больше, если бы не сами виленджи засунули его в этот опасный загон.

Медленно жуя, монстр продолжал бесстрастно наблюдать за действиями снова приближающегося к нему Уокера. Когда он осторожно протянул конец дубины к еде, чудище нанесло удар. На этот раз монстру не удалось застигнуть человека врасплох. Подняв дубину и описав ею полукруг, Уокер ударил чудовище по щупальцам. Человек не промахнулся.

Удар отдался вибрацией в пальцах, сжимавших дубину. Что же касается объекта нападения, то он даже не моргнул. Вместо этого щупальца обвили дубину и вырвали ее из рук Уокера. Если бы он не выпустил свое импровизированное оружие, то чудовище, пожалуй, подняло бы его в воздух. Некоторое время чудовище задумчиво оценивало длину дубины, а потом небрежно переломило ее, как зубочистку. Тем временем остававшиеся свободными два других щупальца бесстрастно продолжали отправлять брикет за брикетом в ненасытную пасть. Прием пищи прерывался только в те моменты, когда монстр делал глоток воды из блестящей керамической цистерны. Стоявшему поодаль Уокеру оставалось только пожирать горящими глазами струи воды, лившейся по туловищу чудовища.

Покончив с последним брикетом еды и осушив до дна цистерну с водой, существо поднялось на свои четыре конечности и направилось к лежбищу. Удостоверившись в том, что чудовище потеряло к нему всякий интерес, Уокер бросился к месту недавнего пиршества. Ползая на четвереньках, он внимательно осмотрел место, где только что стояли еда и питье. Не осталось ни крошки. Правда, он смог слизнуть остатки воды, стекшей на землю из пасти чудовища.

Обескураженный, Уокер сел на землю и уставился на безмятежно спящее существо, с которым был вынужден теперь делить жизненное пространство. Надо было благодарить судьбу, что это животное не проявляло к нему свирепой враждебности. Оно его просто игнорировало. Это не означало, правда, что его нельзя было разозлить до такой степени, чтобы оно просто-напросто оторвало Уокеру голову. Но рискнуть все равно придется. Ему нужна еда. Топливо для организма. Еще пара дней, и он ослабеет до такой степени, что уже не сможет повторить попытку.

Деревянная дубина доказала свою полную бесполезность. Что еще можно испытать в качестве оружия? До этого он уже успел атаковать виленджи. Если ему повезет и он сможет удачно попасть камнями и грязью в выпяченный на стебле глаз, то ослепит ли это попадание чудовище, пусть даже временно? Если да, то в это время надо будет ухватить брикет и спасаться бегством. Но куда бежать? Загон чудовища был немного больше, чем кусок Сьерра-Невады, но все же не очень велик. В отличие от сырого загона Скви здесь не было пещер, в которых можно было бы укрыться. Станет ли чудовище гоняться за ним или просто протрет глаз и продолжит трапезу? Уокер до сих пор не мог понять, на каком уровне развития находится это огромное существо. Ясно, что оно сознает присутствие Уокера. Но каким оно его видит? Видит ли оно в Уокере конкурента за еду или рассматривает его как другое мыслящее создание?

Все это не имело никакого значения. Ровным счетом никакого. Самое главное — он должен, просто обязан что-то съесть.

Можно было повторить попытку во время обеда или ужина, но, несмотря на голод, Уокер отказался от этой мысли. Во-первых, бездействие могло усыпить бдительность чудовища и внушить ему мысль, что человек не претендует больше на корм виленджи. Во-вторых, за завтраком великан, скорее всего, будет сонлив и менее бдителен, чем днем. На ночь Уокер устроился на ночлег в самом дальнем углу загона, чтобы не мозолить глаза его грозному обитателю.

Когда иллюзорное солнце поднялось из-за горизонта, человек и чудовище разными путями направились к тому месту, где из-под земли должна была появиться еда. Как и накануне, чудовище в ожидании уселось перед кругом, поджав под себя толстые опорные щупальца, сложенные наподобие мехов аккордеона. Уокер стал ждать, расположившись по другую сторону круга, вне досягаемости мохнатого существа. Во время этого немого ритуала ни одно из существ не произнесло ни звука.

Круг почвы погрузился вниз, а затем появился снова, уставленный брикетами и с наполненной свежей водой цистерной. Чудовище принялось за еду. Присев на корточки, Уокер терпеливо выжидал. Потом он поднялся и, держа руки в карманах, медленно шагнул вперед. Заметив приближение человека, монстр предостерегающе зарычал. Уокер остановился, безразлично озираясь по сторонам. Чудовище вернулось к еде.

Вытащив из кармана правую руку, Уокер метнул заготовленную горсть гальки в правый глаз монстра и приготовился броситься к еде, как только чудовище отреагирует на бросок. Оно отреагировало — но не так, как ожидал Уокер.

Двумя правыми конечностями, не занятыми едой, существо отбило летевшие камешки, как безвредную пыль. Это было поразительно — существо таких огромных размеров обладало безупречной, молниеносной реакцией. Оно даже не перестало жевать. Ни один камень не долетел до грушевидного черного глаза.

Из утробы гиганта раздался еще один звук. В сравнении с предыдущим рыком этот был немного тише. Что это — ворчанье? — подумал Уокер. Отрыжка? Усмешка над слабостью крошечного создания?

От охватившего его уныния и усталости Уокер упал на колени. Не было никакого способа отвлечь этот жуткий призрак от пищи и воды. Если виленджи не закончат этот эксперимент и не освободят его от наказания, то он умрет здесь голодной смертью. Еще пара дней безнадежных атак на сурового обитателя этого пространства, и Уокер ослабнет настолько, что будет уже не способен ни на какие действия.

Может быть, виленджи именно этого и добиваются, подумал он вдруг. Как только он окажется на грани смерти, как только усвоит преподанный ему урок, его сразу перенесут в его загон. Но виленджи едва ли хорошо знают физиологию человека. Хватит ли у него сил оправиться от последствий этого эксперимента, и если да, то не будет ли он потом всю жизнь страдать от каких-нибудь непоправимых расстройств?

Он отыскал укромный уголок, лег на желтоватую траву и стал ждать, что будет дальше. Конечно, вполне вероятно, что виленджи вообще ничего не станут делать. Они просто бросят его на произвол судьбы, предоставив свободу подохнуть от голода.

Внезапно Уокера озарила одна мысль. Может быть, проблема заключается в том, что он продолжает думать и поступать, как футболист, как задиристый оптовый торговец. Может быть, ему стоит вспомнить советы друзей, в особенности советы одного знакомого пса?

Попробовать стоило. Терять ему нечего. Надо сделать что-то, а не уползать в угол, как делают загнанные крысы. Наверное, виленджи именно этого от него и ждут. Нет, он не доставит такого удовольствия этим пурпурным выродкам. Может быть, он умрет, может быть, его убьет это страшное чудовище, в загон которого его так расчетливо поместили, но без борьбы он не сдастся.

Наверное, ему стоит на время даже поджать хвост.

Уокер встал на четвереньки, а потом вообще улегся на землю ничком. Жесткая трава колола и щекотала щеки и нос. Не обращая внимания на эту мелкую неприятность, Уокер, извиваясь, пополз вперед.

Продолжая невозмутимо уничтожать пищу, чудовище одним глазом продолжало внимательно следить за человеком. Скрипнув зубами, Уокер опустил голову так низко, что лицо его вдавилось в землю. Он продолжал ползти, время от времени поднимая голову, чтобы понять, где находится.

Приблизившись к чудовищу, он стал ползти медленнее. Он продвигался с большим трудом, сказывался голод. Уокеру потребовался почти час, чтобы проползти на брюхе последние сорок футов. К этому моменту, грязный и измотанный, он уже не думал, удастся ему урвать немного еды и питья или нет.

Он вдруг осознал, что находится на расстоянии вытянутой руки от круга, на котором стояла еда. Брикеты виленджи ничем не пахли, но Уокер мог поклясться, что ощущает аромат воды — холодной, сладкой, манящей. Он поднял голову и увидел, что чудовище нависает над ним всем своим огромным телом. Монстр продолжал безостановочно есть. На круге оставалось всего три брикета. Уокер затаил дыхание. Ему нужен всего один. Один-единственный брикет. От слабости у него потемнело в глазах. Один брикет и, если повезет, пара глотков освежающей воды. Опасливо, медленно он протянул руку к еде. Тщетно старался Уокер подавить дрожь в пальцах.

Толстое щупальце, похожее на ржавый стальной трос, упало на землю и преградило путь к еде.

Уокер мог разразиться слезами, впасть в истерику. Мог вскочить на ноги и в безумном порыве кинуться к брикетам. Но время, которое он провел на корабле виленджи, изменило его. Время и беседы с товарищами по несчастью. Особенно с одним товарищем. Уокер не впал в истерику и не потерял самообладания.

Вместо этого он перевернулся на спину, подтянул колени к груди, раскинул руки ладонями вверх, вывалил изо рта язык и широко открыл глаза. Любое разумное существо поймет это как жест униженной мольбы.

Но реакция чудовища оказалась неожиданной.

— Прекрати это, — тихо проворчал монстр.

Уокер сохранил позу полной уязвимости. Он понял, что существо произнесло осмысленные слова. Видя бесстрастно смыкающиеся и размыкающиеся зубы, Уокер услышал речь, переведенную имплантированным в мозг устройством. Тем не менее он не стал менять положение, во-первых, потому, что не совсем хорошо понял, что он должен прекратить.

— Я же сказал, прекрати, — снова проворчало чудовище.

Уокер убрал язык и сглотнул несуществующую слюну.

— Прекратить что? — спросил он, насколько мог, жалобно.

— Пресмыкаться и попрошайничать. Это унизительно. Ни одно разумное существо не должно опускаться до такого поведения.

Уокер наконец понял, что чудовище обращается именно к нему. Оказывается, оно было чем-то большим, нежели горой инопланетной протоплазмы, одетой в щетинистый мех.

Уокер осторожно перекатился на живот и встал на четвереньки.

— Ни одно разумное существо не позволит другому разумному существу умереть с голоду.

— Почему нет? — спросил столь внезапно заговоривший монстр. — Можно, например, утверждать, что мыслящее существо не должно быть низведено до уровня чужой собственности, но, как мы оба видим, такая практика существует.

— Это значит, что между нами есть что-то общее. — Поднявшись на ноги, Уокер принялся стряхивать с одежды грязь и песок.

— Между нами нет ничего общего, кроме неуместного здесь интеллекта. — Стебли с глазами поднялись и снова опустились. — Разумные и приговоренные, плывущие среди звезд, потерявшиеся в грезах.

О господи, подумал Уокер. Инопланетное хайку или что-то в этом роде. Надо думать, что сейчас это чудовище начнет говорить об искусстве составления букетов. Как этим воспользоваться? Если попробовать, то чем это закончится? Будет ли точным перевод, или чудовище разозлится и убьет его? Пьяный от голода и жажды Уокер решил, наконец, что терять ему все равно нечего.

— Э… Плененные на войне, захваченные чужестранцами, разделившие муки и боль.

Чудовище направило на Уокера оба глаза, а потом повернулось к нему всем телом. Человек поежился от такой близости сомкнутых треугольных зубов. Важнее было другое: чудовище убрало щупальце, преграждавшее путь к еде.

— Братья, поющие в унисон, загнанные в тесноту неволи, дарящие нежность друг другу.

— Можем ли мы, двое, призванные… О, черт! — выругался Уокер, не в силах закончить стих. Брикет оказался в его стиснутых до боли пальцах, куски еды падали на землю. Уокер повернулся, чтобы бежать, но теперь огромное щупальце упало перед ним, преграждая путь к бегству. Обернувшись, Уокер увидел нависшее над ним исполинское туловище.

— Останься, чтобы говорить со мной, певец стихов. Мучительно одиночество. Мстителем, а не рассказчиком был я — до сей поры.

— Конечно, я останусь. Буду рад разговору. — Не в силах больше сдерживаться, Уокер откусил огромный кусок от брикета. В этот момент он был готов съесть все, что угодно, хоть содержимое компостной ямы чудовища. Еда провалилась в пустой желудок, доставив Уокеру неизъяснимое наслаждение. Усилием воли он заставил себя есть медленнее. Потом, когда он зачерпнул горстью воду из цистерны, монстр тоже не стал возражать.

Силы постепенно возвращались к Уокеру. Он вспомнил, как сам страдал от одиночества, пока не встретил Джорджа. Может быть, этому существу не хватает того же — общения с собратом по разуму. Конечно, громадные размеры и свирепый вид обитателя этого загона отпугивал других пленников, отвращал их от робких и неуклюжих попыток познакомиться с ним ближе. Наверное, это было глупо, но Уокер решил с самого начала быть откровенным. Усевшись напротив чудовища и продолжая откусывать от брикета, который он сжимал так, словно это был слиток золота из федерального хранилища, Уокер обратился к расположенному к лирическим излияниям монстру:

— Меня зовут Маркус Уокер. Можешь называть меня Марком. Все мои знакомые здесь называют меня именно так. Я с планеты, которая называется Земля.

— Неизвестное мне обиталище, одно из десяти тысяч, и неведомо его местоположение. — Чудовище сложило верхние щупальца, но глазные стебли остались вытянутыми на всю длину. — Называй меня Броул-лкоун-увв-ахд-Храшкин.

От неожиданности Уокер перестал жевать. От постоянного движения у него уже болели челюсти, но он твердо решил съесть как можно больше пищи. От чудовища можно было ожидать чего угодно. Настроение его могло измениться в любую минуту, а стихи — смениться рыком и ударами щупалец. С другой стороны, виленджи могли вмешаться и прекратить неожиданно начавшийся мирный диалог представителей двух чуждых видов.

— Не думаю, что смогу это произнести.

— Такая честность похвальна. Можешь в таком случае называть меня Браук.

— Хорошо, — согласился Уокер.

Для него прозвучавшие слова были похожи на шорох, возникающий, когда котенок играет с клубком шерсти. Но по меньшей мере это был осмысленный звук. Фраза, которую он мог воспроизвести. Кто знает, может быть, для уха этого инопланетянина «Маркус Уокер» или «Марк» звучат не менее странно и неприятно. Общение между представителями разных видов не обязательно должно быть приятным, пока оно полезно.

— Я принадлежу к виду «человек», — сказал Уокер, решив продолжить разговор.

— Мой вид называется «туукали». Вдали от дома, тоскуя по бездонному небу, скорблю я. — Огромные веки прикрыли глаза, и монстр — полтонны зубов, щупалец и мышц — задрожал.

У Уокера от удивления открылся рот. Неужели это чудовище плачет? Из грушевидных глаз, правда, не текла влага, существо не издавало никаких звуков, но было видно, что оно горюет. Чувствовалась безмерная тоска по неведомой планете, по родному очагу, по каким-то иным, ведомым только туукали вещам. Изумленный Уокер не знал, что ему делать. Он хотел было встать, подойти к чудовищу и положить ему руку на плечо, но потом передумал. Ничего не зная об обычаях туукали, он мог сделать жест, который был бы неверно истолкован. Учитывая же поведение Браука, можно было думать, что неверный жест станет для Уокера фатальным. Поэтому он остался сидеть, молча глядя на Браука.

Нет, подумал он, надо поступить по-другому.

— Печаль и скорбь разделены; похищенные вместе, и их много.

Наверное, миссис Лонгкэрроу, учительница английского языка в школе, где учился Уокер, не поставила бы ему высший балл за такую фразу, но зато она тотчас подействовала на Браука. Туукали открыл оба глаза.

— Ты ласкаешь слух, и нет в тебе страха. Тебе потребно сочувствие, а не бегство.

Уокер не стал говорить Брауку, что бежать отсюда некуда. Больше всего он не хотел делать опрометчивых шагов.

— Я просто понял, что ты можешь сказать пару добрых слов. Но, прости, боюсь, что я не слишком хороший поэт.

— Любой язык — это музыка, — добродушно проворчал туукали, — меняется только форма, стиль пения. Поэзия в духе, а не в словах.

Чикагские конкуренты лопнули бы от смеха, услышав такой отзыв о нем, одном из самых громогласных биржевых игроков. Правда, они едва ли осмелились возражать гигантскому туукали. Они бы не просто испугались, они бы вопили от ужаса.

Маски, подумал он. Даже инопланетяне, кажется, носят маски.

— Ты ведь не хотел причинить мне вреда?

— Хотел, — ответил Браук, широко раскрыв глаза. — Я хотел раздавить тебя, вырвать тебе конечности, намотать твои внутренности на мои щупальца, я хотел…

— Довольно, довольно, я уже понял. — Почти насытившийся Уокер мгновенно утратил желание есть. Отодвинув в сторону оставшуюся часть брикета, он осторожно потянулся к цистерне с водой. — Как же насчет того, что я ласкаю слух и ищу сочувствия? — спросил Уокер, зачерпнув воду.

— Тогда было одно. Теперь — другое. Время торжествует над всем.

— Рад это слышать. Наверное, поэтому у тебя нет друзей среди пленников?

— Множество причин соперничают за первенство. Но эта — одна из них.

— Кстати, о друзьях, — пробормотал Уокер, стирая с губ капли воды тыльной стороной ладони. — У меня есть один друг, с которым я хочу тебя познакомить.

Именно в этот миг исчез барьер, отделявший жилище туукали от большого загона.

Глава 8

Случилось так, что, когда исчез заградительный электрический барьер, Джордж нервно расхаживал взад и вперед по другую его сторону. Он приходил сюда по нескольку раз каждый день с тех пор, как виленджи бросили Уокера в этот загон и заперли его там. Внезапность этого исчезновения так сильно поразила Джорджа, что он сделал в воздухе несколько кульбитов, когда обнаружил, что темная непроницаемая стена сменилась видом открывшегося загона.

Встрепенувшись, пес бросился вперед, но, увидев громадное чудовище, сидевшее на расстоянии вытянутой руки от человека, резко остановился, затормозив всеми четырьмя лапами. Он знал, кто это. Как и многие другие пленники, Джордж видел туукали в тех редких случаях, когда виленджи позволяли ему свободно разгуливать по большому загону. В такие моменты он и все другие, дышащие кислородом создания, быстро разбегались по своим загонам, подальше от чудовища, шаги которого сотрясали землю. Только после того, как монстр возвращался домой и виленджи восстанавливали защитный барьер, все прочие обитатели отваживались вернуться в общий загон. Это был единственный пленник, которого боялись больше, чем давно исчезнувшего трехногого.

Когда виленджи бросили Уокера в загон туукали, Джордж сразу же потерял всякую надежду снова увидеть его живым. Но видеть его живым, без всякого страха сидящим перед инопланетным гигантом, было для Джорджа слишком сильным потрясением. Джордж опасливо пополз вперед, надеясь узнать, что же здесь происходит.

Теперь, когда Уокер насытился брикетами и напился воды, единственное, чего ему хотелось, — это хорошенько выспаться. Но он понимал, что не может этого сделать. Во всяком случае, пока. Нельзя спать, пока он не получит ответов еще на несколько вопросов. Он не может лечь спать, не будучи уверен в инопланетянине, о котором ему хотелось думать как о друге, но чье настроение, склонность к поэтической декламации и дружелюбие могли в любой момент смениться яростью и кровожадностью.

Потом пал барьер, и Уокер увидел простор большого загона. Мало того, к своей великой радости, он узрел маленькое существо, которое ползло по направлению к нему. Неужели виленджи смогли прочитать его самое заветное желание? И вообще, почему они вдруг дезактивировали защитное поле? Он спросил об этом Браука.

— Кто может судить о мотивах молчащего? — звучно продекламировал Браук. — Я и сам мог бы спросить их об этом в те моменты, когда пребываю в хорошем настроении. Но боюсь, что не смогу сдержаться и начну давить их, отрывать им конечности, сдирать присоски с их клапанов, рвать…

Это описание убийства ласкало слух Уокера, но сейчас его больше интересовало приближение маленькой собачки.

— Может быть, виленджи добились того, чего хотели, бросив меня в твой загон? — задумчиво произнес Уокер. — Наверное, поэтому они решили убрать барьер.

Взгляд Браука обратился на землянина.

— Чего они хотели добиться, столкнув нас в тесном пространстве?

Стряхнув с губ несколько крошек, Уокер поднял глаза и посмотрел на гигантского туукали.

— Они хотели посмотреть, как ты отреагируешь на мое присутствие, а я — на твое. Посмотреть, не убьешь ли ты меня.

Массивное щупальце неистово взвилось вверх. Зубы чудовища скрипнули так, что Уокера до костей пробрал холод ужаса.

— Мастера злодейства, молчаливые в своем коварстве, наглые паразиты.

Уокер мрачно кивнул:

— Я не смог бы сказать лучше. Я не судья в таких вещах, но думаю, что ты смог бы подкрепить свои слова делом.

Браук отвел глаза в сторону:

— Когда душа говорит, она поет. Увы, ныне она поет лишь о печали.

Внимание Уокера привлек приближавшийся, тихо скуливший Джордж.

— Между прочим, вот мой друг, с которым я хотел тебя познакомить. Мы с одной планеты, но принадлежим к разным видам.

Туукали повернулся в сторону Джорджа:

— Меньших размеров, четвероногий, покрыт мехом. Два признака из трех поют знакомую мне песню. Кто из вас доминирует?

Уокер не смог сдержать улыбки:

— В этом пункте мы пока не смогли прийти к согласию.

Браук взмахнул щупальцами:

— Я приветствую твоего друга. Я не стану есть его части и не расчленю его.

Шагнув к большому загону, Уокер задумчиво кивнул:

— Думаю, он испытает большое облегчение, услышав это.

— Может ли и он петь душой лирические песни? — спросил Браук, внимательно разглядывая приближающееся существо. В глазах монстра было любопытство, но не было голодного вожделения.

— Не знаю, — честно ответил Уокер. — Мне как-то не приходило в голову его об этом спрашивать. Но я могу сказать, что он никогда не лезет за словом в карман. — Сложив ладони рупором, Уокер крикнул: — Эй, Джордж, входи! Браук тебя не тронет. — Он протянул руку в сторону туукали. — Это Браук. Он мой друг.

Опустив ладони, он посмотрел на нависшего над ним туукали.

— Ты ведь теперь мой друг, не так ли?

— Теперь, — загадочно ответил гигант.

Уокер решил пока не развивать эту тему. Сейчас он, пожалуй, удовольствуется тем, что его не расчленяют и не едят его части.

— Барьер исчез, Марк! — крикнул в ответ Джордж. — Беги!

Уокер заколебался. Во-первых, туукали, несомненно, догонит его, если захочет, а это вполне возможно при его неустойчивом настроении. Марк уже видел, какая потрясающая реакция у этого гиганта. Во-вторых, если с ним удастся наладить прочные отношения, то Уокер приобретет союзника достаточно сильного для того, чтобы оказать сопротивление даже виленджи. Терять нечего, поэтому стоит попытаться. Идти ему все равно некуда. Во всяком случае, домой он все равно не попадет.

— Нет, я останусь здесь, Джордж. — Он поманил пса к себе: — Входи, я тебя представлю.

Однако пес все еще сомневался. Что, если виленджи надумают снова активировать барьер — уже за его спиной? Но Джордж очень скучал без Марка. Да к тому же человек, кажется, ничего не боялся и чувствовал себя уверенно. Он, конечно, немного витает в облаках, но видно, что он цел и невредим. Понятно, что здесь можно что-нибудь разузнать.

Поднявшись на лапы, Джордж неспешно затрусил в загон Браука. Прошло еще мгновение, и он оказался в объятиях Уокера. Он принялся гладить пса, а тот преданно облизывал его лицо. Нависнув над друзьями, туукали молча наблюдал трогательную сцену воссоединения.

— Ясно видно, что вы — добрые друзья, — объявил, наконец, Браук. — Счастливы соединившиеся, двое с одной планеты, ласкающие друг друга. Увы, увы мне, я лишен такого счастья.

— Эгей, не грусти, — отозвался Уокер. — Мы здесь, и мы утешим тебя.

Грушевидные глаза воззрились на Марка.

— Знаешь ли ты саранг а туратх? Возникает ли у тебя после этого щекочущий убари?

— Э, боюсь, что нет, — вынужден был признаться Уокер.

— На меня можешь даже не смотреть, — торопливо добавил Джордж.

— Я слышу надежду, ваша нежность трогает до глубины души, навевает покой. — Туукали уселся на свои нижние щупальца. — Как это хорошо, иметь сострадающего друга, с кем можно говорить. Я уже устал есть всех тех, кого сначала помещали вместе со мной.

— Ты хочешь сказать, есть вместе с ними? — неуверенно спросил Уокер.

— Нет. — Пилообразные челюсти клацнули друг о друга. — Ты слишком понятлив и умен для того, чтобы неверно меня понять.

Уокер медленно и неохотно кивнул.

— Теперь я вижу, как можно испортить самую непринужденную беседу. — Невзирая на весьма неприятную картину, которую подсказывало ему воображение, Уокер решительно уселся на дерн, а Джордж опасливо полакал воду из цистерны. — Скажи мне вот что, Браук: почему ты так реагируешь на другие существа? Почему ты так враждебно отнесся ко мне, когда виленджи бросили меня в твой загон? Ведь ты ничего не знал обо мне, ни как об индивиде, ни как о представителе другого вида.

Туукали сделал то, чего Уокер прежде не видел. Браук сел. Даже не сел, а как-то сложился посередине, а так как у него не было задницы, то в результате получилось нечто похожее на огромную кучу желтовато-зеленого меха, из которой бесцельно торчали четыре щупальца разной толщины и длины. Глазные стебли, покачиваясь, выступили из тела еще больше, а зловещая пасть, скрытая мехом, почти полностью исчезла из вида. Чудище стало выглядеть если не менее опасным, то, во всяком случае, не таким угрожающим.

— Когда меня похитили и доставили на этот корабль, я потерял разум и рассудок. Я ранил четырех этих молчунов, несмотря на какую-то наркотическую дрянь, которую они мне впрыснули.

Лакавший воду Джордж поднял голову от цистерны:

— Э, слушай, это же хорошо, детинушка! Никто из моих здешних знакомых не мог противостоять им так успешно.

Два огромных глаза перехватили восхищенный взгляд пса.

— Я вовсе не горжусь тем, что я сделал. Туукали — мирные существа. Нам нужно только, чтобы нас оставили в покое, не мешали бы нам петь наши песни и сочинять стихи. Вторгшись в наш покой, пришли ненавистные виленджи, украли наши души. Они украли меня. — Щупальца, способные с корнем вырывать деревья, яростно сплелись в клубок. — Я был так несчастен.

Уокер понимающе кивнул:

— Я тоже пытался им сопротивляться. Боюсь, что без особого успеха. Но я пытался.

Не желая ударить в грязь лицом, Джордж осторожно промолвил:

— Думаю, что я тоже куснул одного из них, когда он меня схватил.

— Очень долго, — сказал друзьям Браук, — мой разум был помрачен. Я лишился речи и забыл о приличиях. Я яростно бушевал, слепо дрался. Мой гнев был так силен, что однажды я едва не разорвал наложенные на меня путы. — Он указал на электрический барьер, преграждавший ему путь к коридору. — Но чем глубже проникаешь в этот барьер, тем сильнее становится поле, и мне в конце концов пришлось отступить. Несколько дней после этого я приходил в себя. — Глаза опускались и поднимались на своих стеблях. — Я не мог двигаться и питался болью моего гнева. — Голос его гремел как раскаты грома. — Но пока еще случаются такие моменты, когда я позволяю разочарованию и отчаянию овладевать мною. Горе отчаяния выплескивается, но не приносит мне облегчения, я ничего, ничего не могу поделать!

— Успокойся, детинушка, успокойся. — Встревоженный Уокер отдалился от Браука на несколько шагов. — Мы друзья, ты помнишь? Рифмы и разум, говоря друг с другом, обмениваются радостью?

Успокоившись, Браук посмотрел на встревожившегося человека:

— Неплохо, неплохо.

Уокер поразился, вдруг поняв, что он сделал. Он подсознательно усвоил манеры и стиль речи туукали. Напротив, Джордж посмотрел на двуногого друга странным взглядом.

— Марк, ты точно никогда не бывал на других планетах?

— Насколько я знаю, нет. Хотя иногда моя профессия казалась мне какой-то инопланетной. — Он встал и отряхнул штаны. — Тебе надо научиться смирять характер и подавлять раздражение, — сказал он Брауку. — Есть вещи, которые ты не в силах изменить. Сдержать себя — это не значит сдаться. — Он многозначительно взглянул в сторону коридора. — Как говорим мы, оптовые торговцы, может наступить день, когда у тебя появится шанс убить врага, и ты должен быть морально к этому готов.

«Интересно, — подумал он, — они переведут аналогию или поймут мои слова буквально?»

Туукали был велик, громогласен и устрашающ, но он был интеллектуален. Он не сказал в ответ ничего, предпочтя сделать неопределенный жест всеми четырьмя щупальцами. Уокер надеялся, что это признак понимания.

— Правильно, — тявкнул Джордж. — Все это означает, что не надо есть друзей.

— Так, значит, вы мои друзья? У меня нет друзей, — уныло проворчал Браук.

— Теперь они у тебя есть. Двое друзей. — Выказав мужество, какого Уокер не предполагал в своем четвероногом друге, дворняга подбежала к высившемуся стеной туукали и лизнула кончик одного из щупалец.

Уокер затаил дыхание.

Оба глаза чудовища удивленно воззрились на крошечного песика. Уокер знал, какими стремительными могли быть движения туукали. Если великан захочет, если жест Джорджа хотя бы в малейшей степени разозлит Браука, то пес будет проглочен мгновенно и целиком.

Вместо этого Браук молча ждал, когда Джордж перестанет его лизать и отойдет.

— Итак, кажется, у меня есть друзья. Друзья с малоподвижными суставами, неповоротливыми языками, необычным сочувствием. Я принимаю ваше присутствие и ваше предложение. — Он внимательно взглянул на пса. — Тем не менее больше так не делай.

— Понял, — с готовностью ответил Джордж. — У нашего вида это признак любви.

— А у нашего вида, — возразил туукали, — таким жестом пробуют пищу на вкус.

— Именно поэтому виленджи так долго держат тебя в изоляции? — поинтересовался Уокер, желая поскорее сменить тему. — Из-за того, что ты… э… постоянно обедал теми, кто пытался с тобой контактировать?

— В какой-то степени, несомненно, да. Конечно, когда я закусывал каким-нибудь пленником, это оборачивалось для виленджи убытком. — Туукали отвел взгляд. — Но отчасти, я уверен, они изолировали меня потому, что я продемонстрировал им свою природную непредсказуемость. Это помешало им верно меня оценить. Мою слепую ярость они ошибочно приняли за невежество и осудили меня на заточение. Это не значит, конечно, что, если бы представилась такая возможность, я сел бы с ними в кружок и стал обмениваться любезностями. — Щупальца заволновались. — Что я сделал бы для начала — это вырвал бы их конечности, потом гениталии, потом глаза, потом…

— Я не понимаю, почему они чураются твоего общества, — заметил Джордж, — или почему не приглашают тебя на роль буяна на свои сборища. — Пес склонил голову набок. — Виленджи умеют смеяться? Ты же наверняка знаешь о них больше, чем Марк и я.

— Занимательный вопрос.

Интересно, что, когда туукали задумывался, оба его глаза начинали смотреть друг на друга, словно ища ответа в их взаимных отражениях.

— Я не наблюдал в их поведении ничего подобного. Правда, думаю, что те моменты, когда они заманивают пленников в ловушку, не совсем хорошо подходят для коллективного веселья.

— Не могу понять, почему они не находят тебя интересным, — задумчиво произнес Джордж. — Может быть, все дело в твоем к ним отношении.

Стебли глаз изогнулись, и оба глаза уставились на пса.

— Они воспринимают только мою физическую внешность, мою ярость, но не пытаются войти в контакт с моей интеллектуальной сутью, каковая и является моей подлинной самостью.

— Может быть, они так относятся к тебе, потому что ты хочешь оторвать им конечности, — высказался Уокер.

— Варвары. Они обладают технологиями, но у этих стяжателей и хапуг начисто отсутствует культура!

— Мало того что они стяжатели, они еще и похитители, не забывай, — подсказал Джордж.

— Мучительно мое положение, напрасны надежды, печален мой смех.

Уокер поджал губы.

— Ты очень хорошо владеешь словом.

— Ты так думаешь? — Темные задумчивые глаза, каждый из которых был размером почти с человеческую голову, воззрились на Уокера. Но он не дрогнул. — Как ты можешь судить? Ведь ты выражаешь свои мысли совсем по-другому.

— Да, по-другому, — с готовностью согласился Уокер, — но я сразу распознаю истинные чувства, как только слышу их выражение.

Джордж покосился на друга, но ничего не сказал. Человек пока всего лишь следовал советам пса.

— Конечно же у вас есть песни и поэмы, сочиненные для удовлетворения чисто эстетических потребностей, и эти произведения не имеют ничего общего с обычными формальными средствами передачи информации?

— Как я рад, что не вспорол тебе живот и позволил есть и пить. — Вертикальная челюсть медленно приоткрылась и закрылась.

— Я тоже очень рад, — искренне произнес Уокер. Один гигантский глаз был так близко, что Уокер видел в нем свое отражение.

— Хотите послушать сагу о моем народе?

Во второй раз за сегодняшнее утро Уокер уселся на мягкий дерн.

— Хочу больше всего на свете.

Как истинный оптовый торговец, Уокер уже давно научился лгать, и лгать эффективно. Правда, ему было весьма любопытно посмотреть, что будет делать Браук. Что касается Джорджа, то он содрогнулся. Туукали то ли не заметил этой реакции, то ли неверно ее истолковал.

Уокер ожидал мастерского красноречия от гигантского инопланетянина. Чего он не ожидал, хотя и следовало, так это многословия, которым туукали выразил свои чувства. Ожидавшие коротких рубленых стихотворных фраз пленники с Земли получили, по-видимому, бесконечную гортанную песнь, выдержанную в безупречных рифмах и размерах и повествующую об одиночестве их нового знакомого. То, что они всей душой разделяли чувство изоляции и оторванности от родного дома, не могло смягчить невероятную скуку, от которой неминуемо, рано или поздно, оба землянина рисковали погрузиться в глубокий сон. Но ни человек, ни пес не могли позволить себе такой риск, опасаясь, что вдохновенный певец может очень неблагосклонно отнестись к такому бессловесному пренебрежению к его усилиям.

Через полчаса нескончаемых жалобных речитативов Уокер, однако, понял, что надо что-то предпринять. Но как положить конец этому заунывному песнопению, чтобы не вызвать недовольства туукали? Положение спас Джордж.

Пес начал выть. Это был такой знакомый, но одновременно неожиданный звук, такое полновесное напоминание о далекой, исконной Земле, что Уокер едва не задохнулся. Он не стал копаться в причинах такого поведения пса, ибо был больше озабочен тем, как туукали отреагирует на этот вой.

Браук перестал декламировать и уставился на пса. Запрокинув голову и закрыв глаза, погрузившись на самое дно своей собачьей тоски, Джордж даже не заметил, что туукали замолчал. Уокер тщетно попытался привлечь внимание друга. Браук, казалось, подался вперед. Если гигант решит ударить, подумал Уокер, то он не сможет остановить Браука.

Мгновение, в течение которого туукали прислушивался к вою Джорджа, показалось Уокеру вечностью. Потом гигант сложился еще больше и снова принялся декламировать, на этот раз еще громче, подгоняя модуляции голоса к повизгиванию и завываниям сидевшей перед ним собаки. Испытывая невероятное облегчение, окончательно ошеломленный Уокер понял, что ему остается только одно — покорно слушать дальше. Только иногда, когда ему казалось, что чудовище не смотрит в его сторону, он прикрывал уши ладонями.

Невыносимый дуэт продолжал выть и причитать невероятно долго, и песнопение закончилось в тот момент, когда Уокер был уже готов с воплем броситься на ближайший электрический барьер. Видимо, землянин и туукали решили поздравить друг друга с удачным выступлением, ибо массивное щупальце нежно обвило протянутую собачью лапу. Ошалевший Уокер бросился к ним.

— Что это было? — спросил он, обращаясь к Джорджу и имея в виду этот немой разговор, из которого он ничего не понял.

Джордж смотрел мимо Уокера на массивное, скорчившееся тело туукали.

— Мы оба осудили твою бесчувственность. — Пес ясными глазами взглянул в лицо Уокеру. — Тебе следовало присоединиться к нам. Это бы скрепило наши отношения.

— Я исправлю свою ошибку. Буду иногда вставлять в разговор поэтические реплики. — Он мгновение поколебался, глядя на умолкнувшего инопланетянина. — Думаю, наш новый друг может помочь нашим попыткам выбраться отсюда.

Джордж медленно повел головой из стороны в сторону:

— Ты все еще думаешь об этом? Я уже не раз говорил тебе, чувак, что если даже мы выберемся из большого загона, то куда мы побежим дальше? Мы на космическом корабле. В космосе. Ты помнишь, что такое космос? Ты понимаешь, что он холодный, темный и безжизненный? Ты помнишь, что там нет воздуха? Куда ты собрался выбираться?

— Мы будем действовать постепенно, дворняжечка.

Пес приподнялся на лапах, чтобы казаться выше.

— Не называй меня так. Когда мы познакомились, ты спросил, как можно меня называть. Дворняжечка для меня неприемлемо.

— Ладно, — улыбнулся Уокер. — Думаю, тебе не понравится, если я буду звать тебя лохматой задницей.

Джордж бросил на Уокера предостерегающий взгляд:

— Ты хочешь, чтобы я нассал тебе на ногу?

Посерьезнев, Уокер объяснил:

— Я должен хотя бы думать о побеге, Джордж. Если я не буду этого делать, то сойду с ума от сидения здесь, ожидая, когда виленджи решат от нас избавиться. Конечно, скорее всего, мы ничего не сможем с этим поделать, но я лучше буду стремиться к недостижимой цели, чем просто ничего не буду делать.

Пес недоуменно пожал плечами:

— Поступай как знаешь. Что касается меня, то я получаю удовольствие, катаясь по траве, или как там называется то, что растет в большом загоне, мне нравится грызть брикеты и долго спать. Но, пока это не грозит смертью, я готов иногда выслушивать человеческие бредни.

— Не могу ничего обещать, — предостерег друга Уокер.

Пес вздохнул:

— Итак, каков же будет наш первый шаг на пути к неизбежному краху?

— Мы оценим наши силы. Посмотрим, чем мы располагаем, какие возможности есть в нашем распоряжении. Моя работа научила меня так поступать, когда складывается трудная ситуация.

— Эта оценка не займет много времени. — Пес поднял лапу. — Оружия у нас нет. Я могу царапаться и кусаться. Ты можешь царапаться, кусаться и действовать на нервы. — Пес посмотрел мимо Уокера на отдыхающего туукали. — Если он захочет активно участвовать в безумии, каковое ты сможешь заварить, то наш друг Браук будет способен на гораздо большее. Что еще? Я ничего не забыл?

Уокер задумался.

— Это зависит от того, захочет ли она нам помочь. Для того чтобы это узнать, мы должны встретиться и познакомиться друг с другом. — Обернувшись, он взглянул на погруженного в свои мысли туукали. — Браук, когда ты в последний раз выходил в большой загон?

Гигант принялся вспоминать:

— Не могу припомнить. Наверное, давно не был. Вероятно, мой разум был настолько сильно затуманен горем и яростью, что я не могу восстановить в памяти историю моих посещений большого загона.

— Может быть, ты сделаешь это сейчас? Не хочешь выйти отсюда вместе со мной и Джорджем? Есть еще одно существо, с которым я хотел бы тебя познакомить. Еще одно мыслящее существо, разделяющее наши чаяния и наши чувства.

— Все их разделяют, — глубокомысленно заметил туукали. — Все здешние пленники мучаются от изоляции и одиночества. Что особенного в том существе, о котором ты ведешь речь?

Уокер таинственно улыбнулся:

— Она такая же общительная, как ты. У вас обоих врожденное отвращение к обществу.

Щупальца медленно шевелились, пока Браук думал.

— Она чувствительна, мечтательна, переживает изоляцию и одиночество?

— На самом деле она, скорее, будет есть песок, нежели выразит сочувствие или сострадание. Что касается духовного мира — в этом вы полная противоположность друг другу. Именно поэтому я и хочу вас познакомить.

Инопланетянин привстал настолько, что Уокер и Джордж оказались в его тени.

— Я не понимаю тебя, Маркус Уокер.

— Если мы собираемся напасть на наших похитителей и тюремщиков, то нам нужны союзники, возможности которых дополняют друг друга, давая в сумме огромную силу. Так работает хороший совет директоров. В конфликтах рождаются наилучшие решения. — Обернувшись налево, он посмотрел вниз. — Ты не согласен со мной, Джордж?

— Согласен, если эти директора прежде не поубивают друг друга. Но в стае все проще. Всегда можно спрятаться за самую большую собаку с самыми большими зубами.

— Или за самую умную, — возразил Уокер.

Глаза пса блеснули.

— Я понял, куда ты клонишь. Но я не уверен, хочу ли я идти с тобой.

— Ты всегда сможешь уйти. — Поднявшись, Уокер направился к большому загону.

— Да, это верно, — сказал Джордж и затрусил следом за человеком. — Тебе легко говорить. Если из этой затеи ничего не выйдет, то за тебя поработает масса и мышцы. Я же пойду на легкую закуску.

Приблизившись к границе, отделявшей обиталище туукали от большого загона, Уокер замедлил шаг и осторожно вытянул вперед руку. Рука прошла сквозь границу беспрепятственно и без ощущения покалывания. Перейдя границу, он оглянулся. Джордж вышел в большой загон следом за ним. Туукали пребывал в нерешительности.

Уокер нахмурился:

— Что случилось, Браук?

Инопланетянин явно колебался.

— Ты мне нравишься, человек Уокер. Мне нравится твой маленький и очень непосредственный спутник. Я бы не хотел вас обижать.

— Ты нас не обидишь. — Уокер призывно махнул рукой. — Пойдем. Если мы поторопимся, то сможем начать до наступления темноты.

Туукали все же продолжал колебаться.

— Почти каждый раз, вырываясь из моего загона, я начинаю неистовствовать. Я не знаю, в чем тут дело: в изменившейся атмосфере, или причина кроется во мне самом, а может быть, это происходит из-за веществ, распыленных виленджи в воздухе. Кто знает, не эти ли вещества приводят в такое страшное смятение мою душу. — Темные грушевидные глаза нерешительно посмотрели на Уокера. — Если и в этот раз, выйдя в большой загон, я снова потеряю самообладание, то смогу покалечить тебя, не сознавая, что делаю.

— Тебе просто надо сосредоточиться, — посоветовал ему Уокер. — Сосредоточиться на том, что мы делаем, на том, куда идем. Поверь мне, я знаю. — Он внутренне собрался. — Может быть, по пути ты споешь нам еще одну сагу о твоем народе? Наверное, это поможет тебе привести в порядок твои мысли.

— Превосходная идея, умная, вовремя высказанная и изящно оформленная.

Встав на свои нижние щупальца, туукали направился к ожидавшим его друзьям и пересек инактивированный барьер. Когда Браук вплотную приблизился к Уокеру и Джорджу, последний едва удержался от желания удариться в паническое бегство.

Ударился Браук — но не в бегство, а в стихи. Не пройдя половины дороги до цели их путешествия, Джордж, не в силах больше сдерживаться, снова начал повизгивать и подвывать. В ответ туукали возвысил свой инопланетный баритон, гармонично вплетя его в собачий контрапункт. Уокер, идя рядом с ними, страдал молча.

Он ни в коем случае не желал, чтобы Джордж или Браук обвинили его в бесчувственности.

Глава 9

— Вы можете выйти, не опасайтесь. Все в порядке.

Ответ, раздавшийся из полого валуна, прозвучал как слабое, едва слышное эхо:

— Я не выйду, потому что не все в порядке. Рядом с вами стоит какое-то гротескно громадное чудовище. В отличие от вас я не желаю, чтобы оно на меня наступило.

Уокер, сидевший до этого на корточках перед входом в убежище Скви, выпрямился и встал на ноги. Стоявший рядом Джордж опустил голову и потянул носом воздух.

— Здесь что-то пахнет, как старое, заплесневелое мокрое полотенце. — Он неистово завилял хвостом. — Мне нравится этот запах.

— Безразличие захлестывает меня, как мутный поток; немило мне все это; разговор вызывает горечь. — Браук укоротил оба глазных стебля, чтобы спрятать глаза от накрапывающего дождя. — К тому же здесь очень сыро. Туукали больше любят чистое безоблачное небо.

Всяк кулик свое болото хвалит, подумал Уокер. Вслух он сказал:

— Ей надо дать пару минут. Она… очень застенчива.

— Я не застенчива, — раздался голос из валуна. Слух у Скви оказался острее, чем думал Уокер. — Я избирательна. Я не хочу вступать в разговор с кровожадным созданием, которое может ненароком напасть и на меня.

Уокер тяжело вздохнул и улыбнулся — больше для того, чтобы ободрить себя, а не своих спутников.

— Вам не о чем беспокоиться, Скви. Браук намного живее, чем можно судить по его величине.

— Как у него с умом? Он тоже живой?

Это был шанс. Зная, что едва ли можно рассчитывать на лучшее, Уокер решил удовольствоваться малым.

— Я не настолько умен, чтобы судить о таких вещах, Скви. Во всяком случае, в этом я никогда не смогу сравниться с вами. Я скромно надеялся, что вы вынесете свое суждение по этому поводу и скажете мне свое мнение.

— Я могу это сделать, если захочу. — Последовала пауза, затем Скви снова заговорила: — Как зовут этот лохматый шарик с тренированным обонянием?

Пес тем временем уже пролез в лаз.

— Спасибо за внимание к моей персоне. Меня зовут Джордж.

— Добро пожаловать, ибо я не чувствую в тебе никакой опасности. — Эхо стихло, и голос из валуна стал более отчетливым. — Несомненно, восприимчивость твоих ноздрей гораздо выше восприимчивости твоего ума, но, во всяком случае, меня от тебя не тошнит.

— Могу ответить вам то же самое, — галантно склонил голову Джордж. Уокеру он шепнул: — Ты был прав, Марк. Она буквально источает обаяние.

— Я же говорил, что она стеснительная.

— Угу. — Пес тряхнул головой. — Стеснительная, как ротвейлер, глотнувший амфетамина.

— Ей надо дать шанс. — Уокер перевел взгляд с собаки на туукали. — Она не привыкла к обществу.

— Интересно знать, почему? — Джордж понизил голос. — Это не связано с ее неотразимой личностью?

Уокер плотно сжал губы.

— Постарайся держать себя в руках. Ты же культурный пес. Если мы хотим хоть чего-то добиться в деле, о котором я вам говорил, то она будет нам очень нужна.

— Она будет нам нужна? — Пес скептически поморщился. — Почему это, напомни мне, будь другом.

— Потому что она умнее всех нас, — ответил Уокер хорошо поставленным сценическим шепотом. Трюк удался на славу.

В отверстии лаза показались несколько щупалец, за ними тройное тело, а потом остальные щупальца. Серебристые блюдечки глаз внимательно осмотрели человека, собаку и туукали, а затем снова обратились на человека.

Оценив взглядом к'эрему, Браук произнес с солдатской прямотой:

— Едва ли стоит ее расчленять.

— Лучше остаться в памяти, чем в желудке, — ответила Скви, глядя на гиганта. — Вы, например, известны массовыми убийствами, совершаемыми просто ради садистского удовольствия.

Уокер отметил, что Скви выставила назад шесть или семь щупалец, готовая стремительно убраться назад в свое гранитное укрытие при первых же признаках опасности.

Уокер торопливо заговорил:

— Браук нанес увечья другим пленникам только потому, что его разум помутился от горя. Иногда его просто провоцировали на насилие. Но на самом деле он очень чувствителен. Как говорят у нас на Земле, он — настоящий поэт.

Горизонтальные серые глаза пронзили Уокера взглядом.

— Мне почему-то кажется, что нельзя полагаться на суждения вашего биологического вида об эстетике. Прежде чем я присоединюсь к вам за пределами той могилы, что стала моим домом, я должна удостовериться, что со мной будут обходиться в полном соответствии с моей значимостью. Я не хочу стать жертвой первобытного каприза.

Уокер перевел взгляд на раздраженного туукали:

— Браук никогда этого не сделает. Он очень занят другими вещами. Он учит меня правильно и красиво выражаться, а Джорджа он учит петь.

— Эй, меня не надо этому… — начал было пес, но Уокер жестом заставил его замолчать.

— Ты хочешь брать уроки красноречия у этого ходячего желудка? — Скви еще больше высунулась из отверстия. — В моем присутствии?!

— Ну, — ответил Уокер и беспомощно пожал плечами, — мне приходится пользоваться тем, что есть. Браук уже помог мне на моем пути к совершенствованию. Так же, как может помочь мне любое мыслящее существо, как мне кажется.

— Ты и в самом деле так думаешь?

Рыжеватое тело полностью выбралось из полого валуна. Теперь Браук, если бы захотел, мог бы в любой момент блокировать Скви путь к отступлению. Уокер напрягся. Правда, по каким-то причинам туукали, несмотря на то что вызывающее поведение Скви явно действовало ему на нервы, не стал бурно на него реагировать. Уокеру оставалось только молить Бога, чтобы Браук и дальше сдерживал свой вулканический темперамент.

Наилучший способ подкрепить сдержанность великана, решил Уокер, — это вовлечь Скви в разговор, который бы не касался Браука.

— Конечно, если вы захотите мне помочь, то я с превеликой благодарностью приму любую вашу помощь.

— Вот сейчас вы совершенно правы. — Жестом щупалец Скви подтвердила свое согласие. — Это обнадеживает, человек Уокер. Ваше признание своего бездонного невежества вселяет некоторую уверенность в то, что вы, а с вами и весь ваш вид не полностью безнадежны. Правда, пока я очень сильно в этом сомневаюсь.

— Благодарю вас за бесконечное терпение, — смиренно ответил Уокер.

Джордж смотрел на него с забавной смесью жалости и одобрения.

— Ну, так начнем. — Распустив щупальца в форме цветка, Скви села. — Полагаю, что вы вернулись не за тем, чтобы получать уроки дикции и риторики. Как вы сами честно признались, вы готовы получить от меня любую помощь. В чем именно нужно вам мое содействие?

Уокер уселся напротив к'эрему, видя свое искаженное отражение в ее серебристых глазах.

— В нашу первую встречу вы сказали мне, что у нас нет возможности выбраться отсюда, что нет ни малейшего шанса бежать. Я возражал, говоря, что, несмотря на это, все равно буду пытаться выйти отсюда.

— Наши мнения, как мне кажется, противоречат друг другу, — безмятежно произнесла Скви.

Уокер кивнул, спиной чувствуя взгляд Джорджа. Что касается Браука, туукали, против своей воли, оказался в роли заинтересованного статиста.

— Возможно, вы умнее меня…

— Слово «возможно» здесь неуместно, — перебила его Скви.

— Хорошо. Вы умнее меня. Вы умнее всех. Умнее даже, чем виленджи.

Щупальца шевельнулись.

— Наконец-то. Оказывается, в этом мозге, заключенном в непроницаемую костяную коробку, есть крупица интеллекта. Это немного обнадеживает.

Уокер продолжил:

— Но так как вы умнее всех, то вы и поможете нам всем выбраться отсюда. — Он перевел дух. — В противном случае вас и всех остальных к'эрему можно считать всего лишь надутыми от собственного снобизма и высокомерия водяными мешками, не годными ни на какое настоящее дело и не способными смотреть правде в глаза.

Джордж обомлел. Браук, видимо, с интересом ожидал, что будет дальше. Средняя треть тела Скви угрожающе вздулась и сменила цвет с теплого красно-коричневого на карминовый, почти алый. Глаза выпятились так, что зрачки почти слились с границами глазниц. Это шоу продолжалось несколько томительно долгих секунд. Потом тело немного обмякло, а цвет его побледнел.

— Ваша наглость превосходит ваше невежество, что до сих пор казалось мне решительно невозможным. Неужели вы на самом деле думаете вовлечь меня в немыслимый самоубийственный заговор, подзадорив меня детскими дразнилками?

Уокер кивнул, надеясь, что Скви верно истолкует этот жест:

— Да, я так думаю. Либо вы умны, как утверждаете, либо нет. Докажите это. Говоря — говорите. Действуя — действуйте. Увертываясь — увертывайтесь. Можете подобрать сами любую аналогию. — Внутренне он понимал, что идет по лезвию бритвы. Обычно такой метод безотказно срабатывал при продажах сырья. Подействует ли он на это сложно организованное создание?

— Не будьте пристрастны к тому, о чем я сейчас раздумываю, — резко сказала она.

Наступило молчание. Уокер слышал, как за его спиной часто дышит Джордж. Браук испустил глухое ворчанье, но Уокер не понял, было ли это непереводимое восклицание или урчание в кишках.

Щупальца Скви наконец шевельнулись, рассекая сырой воздух.

— Мне нужен дополнительный йокиль. В противном случае я поступлю рационально и спрячусь в своем убежище. Как бы то ни было, мне очень любопытно, как работает ваш непредсказуемый и нерасчетливый примитивный разум. Как вы предлагаете мне начать такое исследование?

Уокер испустил долгий вздох облегчения.

— Как самое умное существо из нас, вы, Скви, и должны начать. Для начала могу напомнить вам одну поговорку, популярную среди людей: «Познай своего врага».

— Я обычно слышу: «Смотри, куда прешь!» — тихо пробормотал Джордж за его спиной.

Уокер пропустил собачью реплику мимо ушей.

— Вы рассказывали мне, что разговаривали с виленджи. — Он подался вперед. — Они всегда следят за нами? Они всегда нас слушают? — Он обвел рукой загон. — Что происходит, когда ухудшается видимость, как, например, здесь, где постоянно висит туман, пропитывающий атмосферу вашего замкнутого пространства?

Скви испустила звук, весьма напоминающий вздох:

— Бедное двуногое. Ваше безграничное невежество заставляет меня испытывать к вам жалость. Вы хотя бы немного знаете физику? Как и любой биологический вид, виленджи страдают от определенных физических ограничений. Но, как любой развитый вид, они разработали технологии, позволяющие преодолеть эти ограничения. Будьте уверены: они наблюдают за нами даже сейчас. Надеюсь, вы не думаете, что небольшое количество влаги в атмосфере мешает им знать о том, что мы собрались здесь?

— Э, нет, я так не думаю, — неуверенно промямлил Уокер.

Серые глаза метнули взгляд в сторону пустого коридора, который едва виднелся справа.

— Я бы очень удивилась, узнав, что в дополнение к обычным приборам визуального наблюдения они не добавили приспособления для идентификации и визуализации излучающих тепло объектов, для выявления их силуэтов в любую, даже самую плохую погоду. Они могут круглосуточно следить за каждым пленником, даже в полной темноте. Только дитя примитивной технологии может не понимать этого. Правда, я не думаю, что они имплантировали маяки в мозг каждого пленника, так как это совершенно лишние расходы, а к тому же эти имплантаты могут уменьшить цену пленника на рынке. — Так как Уокер молчал, Скви продолжила: — Что же касается мониторинга звуков, то это делается еще проще.

Уокер медленно кивнул:

— Но что, если двое из нас будут тихо шептаться, а двое других — громко петь или читать стихи? Не нарушит ли это возможность различения звуков?

Скви задумалась. Зато, услышав слово «стихи», оживился Браук.

— Весьма возможно. Однако это не имеет никакого значения в том случае, если мы договоримся об определенном образе действий. Ведь действовать нам придется публично, на виду у всех. И тогда мы не сможем спрятаться от всевидящего ока виленджи, чтобы они сгнили и высохли от болезни. Даже самое простое оборудование, используемое этими разбойниками, должно быть способно видеть сквозь дождь, туман, снег, а если им правильно воспользоваться, то и сквозь камни. Нам некуда спрятаться от виленджи. — Скви сделала паузу, неожиданно посмотрела на туукали и добавила: — Я не надеюсь насладиться изяществом речи существа, прославившегося поеданием своих гостей, но мне было бы интересно самой послушать доказательство его сомнительного искусства.

— Давай, Браук.

К чести Уокера, он сразу понял, что означает это предложение, и уселся ближе к Скви. Изо всех сил стараясь выказать восторг, он добавил:

— Спой нам сагу о твоем народе! Пой смело, чисто и, самое главное, громко.

Туукали заколебался. Но взгляд Уокера был способен гальванизировать даже исполинского инопланетянина. Браук принялся декламировать, выражаясь рублеными стихами, такими громоподобными, что казалось, еще немного, и они смогут разогнать влажный туман. Пока Браук извергал вибрирующие громы и молнии стихотворной саги, вращал щупальцами и глазами и играл голосом, Уокер и Джордж подобрались еще ближе к Скви и уселись непосредственно возле ее сложенных щупалец.

— Даже если этот инфантильный бред помешает виленджи подслушать наш разговор, он все равно не имеет никакого смысла, — шепнула Скви.

— Вмешаются ли они, если не смогут ничего понять? — Уокер задал свой вопрос тихо, как мог.

— Думаю, нет. Все это похоже на то, что мы слушаем оглушительную речь вашего увесистого друга и обмениваемся мнениями по этому поводу. У виленджи не будет никаких оснований подозревать, что мы обсуждаем планы мятежа.

— Вы говорите, что вы умнее, чем виленджи. — Произнося эти слова, Уокер смотрел на неистовствовавшего гуукали, который всецело проникся духом саги. Отлично, подумал Уокер. Это поможет отвлечь внимание наблюдающих за ними виленджи.

— Если мне удастся вывести вас отсюда — возможно, с помощью еще одного существа, — то сможете ли вы найти способ инактивировать внешние барьеры, которыми все загоны отгорожены от остальных помещений корабля?

Она почти всем телом резко повернулась к Уокеру и внимательно на него посмотрела.

— Вы говорите о невозможном действии и в то же время просите о моем в нем участии.

В ответе Уокера зазвенела сталь:

— Если я выполняю свою часть сделки, то вы должны выполнить свою. В противном случае последствия могут весьма негативно отразиться на существе, столь откровенно высказывающем свое расовое превосходство.

— Я никогда не уклоняюсь от вызова. И уж точно я не стану уклоняться от вызова, брошенного мне плохо воспитанным дикарем. — Одно из щупалец улеглось на бедро Уокера. — Вы говорите об освобождении — моем и еще кого-то — для того, чтобы сделать попытку мятежа. Мне кажется, что под этим другим вы не подразумеваете себя. Приложив столько усилий, вы хотите в конечном счете остаться в тени?

— Если все делать, как я задумал, то по-другому и не получится. Мне придется остаться в тени по причинам, которые станут ясны, когда я объясню суть дела. — Он покосился в сторону оглушительно рокотавшего туукали. — Когда Браук закончит свое выступление, в игру вступит Джордж. Он будет петь нам свои серенады, а я тем временем расскажу о своем плане Брауку. Мы будем меняться, чтобы кто-нибудь все время производил достаточно шума, маскирующего наш шепот. Если же виленджи эгоцентричны и самоуверенны, каковыми вы их считаете, то они вообще ничего не заметят. — Он придвинулся еще ближе к Скви и ощутил запах сырости, исходивший от гуттаперчевой плоти. — Вот в чем заключается моя идея, — зашептал он. — Если вы сможете инактивировать барьер и мы сумеем подготовить еще нескольких наших товарищей по несчастью к тому, что должно произойти дальше, то это означает, что многие пленники одновременно получат временную свободу. Это позволит нам четверым без помех встретиться. Если прорыв окажется неожиданным, то виленджи будут заняты поимкой всех беглецов. Они не смогут обратить на нас особое внимание, потому что пленники разбегутся в разные стороны, стремясь подольше сохранить свою мимолетную свободу.

Одно из щупалец шевельнулось.

— А мы четверо? Мы что, не побежим в разные стороны?

— Нет, не побежим. По крайней мере, я очень на это надеюсь. Вот здесь в игру должны будете вступить вы. В тот момент все будет зависеть от вашего знания виленджи и их технологии.

— То есть основная тяжесть ляжет на меня. — Мясистое тело стало ощутимо пульсировать. — Но конечно, так и должно быть. Очень хорошо. Я принимаю вызов вместе со связанной с ним ответственностью. Не думаю, что ваш замысел имеет даже минимальный шанс на успех, но я и сама хочу попытаться взломать скуку моего нынешнего бессмысленного существования. — Щупальце сжало ногу Уокера с неожиданной силой. — Какую бы глупость вы ни задумали, человек Уокер, мы должны делать ее как можно скорее. Пленники периодически безвозвратно пропадают. Вероятно, виленджи их продают поодиночке. Поскольку я ожидаю, что нечто подобное случится со мной, так же как с вами и со всеми остальными пленниками этого отвратительного судна, то не думаю, что нам можно тянуть до бесконечности.

— Я очень рад это слышать. — По интонациям Браука Уокер понял, что сага, скорее всего, подходит к концу. — Публика выражает полный восторг. Я знаю, что вы знаете, что виленджи не всемогущи. Интуиция подсказывает мне, что мы сможем их одолеть.

— Виленджи мы, наверное, одолеть сможем. — Среди массы щупалец зашевелился розовый орган речи. — К сожалению, победив виленджи, мы столкнемся с межзвездным пространством. Его мы не преодолеем ни умными идеями, ни примитивным насилием.

Уокер задумчиво кивнул:

— После победы над виленджи мы будем думать о преодолении межзвездного пространства. Но мы не сможем этого сделать, если будем просто сидеть и плакаться друг другу в жилетку и разбавлять пиво слезами.

— Я не совсем поняла последнюю фразу, — неуверенно произнесла Скви.

— Не берите в голову. Лучше бы я этого не говорил. — Сейчас Уокер отдал бы все на свете за кружку холодного пива. Он слизнул влагу с тыльной стороны ладони, но это был жалкий суррогат хмельного напитка.


В последующие дни странная четверка существ то и дело встречалась друг у друга в гостях. Кажется, эти четверо собирались для того, чтобы вволю послушать громоподобные стихи, любительское пение и восторженное повизгивание с музыкальными завываниями. Одна только Скви не принимала участия в этих гротескных музыкальных представлениях. Никаким снобизмом тут не пахло, просто у к'эрему не хватало жизненной емкости легких, чтобы производить звуки достаточно громкие для того, чтобы заглушать разговоры ее друзей.

Но это не имело значения. Раз за разом Уокер мог шепотом разъяснять своим разумным сотоварищам детали своего предложения и раз за разом сталкивался с сомнениями и насмешками. Каждый раз он принимался снова и снова разъяснять детали, развеивал сомнения, неуклонно стремясь к цели с непреодолимым упорством, и в конце концов почти убедил их в вероятном и, несмотря ни на что, возможном успехе. Он убеждал так хорошо и красиво, что в конечном итоге сумел почти убедить даже самого себя.

Кстати, Джордж шутливо говорил, что если даже из их попытки ничего не выйдет, то она, по крайней мере, станет приятным утренним развлечением. Если же они потерпят неудачу, то едва ли тюремщики будут им мстить. Товар может, конечно, взбунтоваться, но виленджи слишком корыстолюбивы, чтобы ставить под удар возможную прибыль. Правда, Джордж не стал напоминать себе, что виленджи могли наказать всех, не причиняя непоправимых физических увечий.

Сегодня заговорщики собрались в загоне Уокера и Джорджа, в уютном кусочке Сьерра-Невады. Пока Браук производил маскирующий шум исполнением двенадцатой части саги об Анаарги, остальные трое расположились на тенистом берегу озера Коули, у самой кромки воды. Альпийский воздух был слишком сух для Скви, и она соглашалась участвовать в разговоре, только наполовину погрузившись в освежающую прохладу озера. Уокер сел рядом, а Джордж устроился у него на коленях. Все трое изо всех сил делали вид, что внимают оживленному вокальному представлению, устроенному размахивающим щупальцами неистовым туукали.

Несмотря на свою внешнюю бесстрастность, Скви действительно с увлечением принялась изучать план Уокера.

— Для того чтобы он имел хотя бы минимальные шансы на успех, виленджи должны быть очень сильно заняты в тот момент, когда мы начнем.

Джордж кивнул:

— Чем больше дерущаяся свора собак, тем легче хладнокровному псу ускользнуть с самым большим куском падали.

Уставившись невидящим взглядом в сторону приплясывающего и ревущего Браука, Уокер в действительности обратил все свое внимание на двух сотоварищей:

— Мы не должны никому говорить о наших планах. Никогда не знаешь, кто может тебя выдать.

Джордж нахмурился:

— Но тогда каким образом мы сможем уговорить остальных пленников на отвлекающий маневр?

— Ничего им не говоря, мой маленький неуклюжий четвероногий друг, — тихо проговорила Скви. — Они сами совершат его только потому, что никто не будет ими руководить. Человек Уокер совершенно прав. Посвяти кого-то одного в детали плана, и завтра об этом будут знать все. Не сомневаюсь, что это приведет к краху нашего замысла. — Хрящи глазницы не позволяли Скви поворачивать глаза, поэтому она всем телом повернулась к товарищам.

— Мы можем пустить слух — который, конечно, не будет исходить ни от одного из нас, — якобы кто-то сказал, что в какой-то определенный день, без всякого предупреждения, будут сняты все барьеры, ограждающие загоны. Распространитель слуха, естественно, не будет знать, по какой причине это произойдет. Возможно, это связано с текущим ремонтом системы энергоснабжения. Собственно, причина не важна для пленников. Единственное, что их будет интересовать, — это когда отключат поле.

— Когда или если это произойдет, каждый будет волен реагировать на это событие как ему заблагорассудится, — продолжил ее мысль Уокер, — некоторые вообще ничего не будут делать. Другие войдут на пару шагов в коридор, а потом выбегут обратно, в привычное окружение. Найдутся, однако, и такие — и их, надеюсь, будет немало, — кто решит прорваться в коридор как можно дальше.

От сидения на холодной земле у Уокера отчаянно мерз зад, но он боялся встать, чтобы не заговорить от этого громче и не привлечь внимание виленджи. Он остался сидеть и, дрожа от холода, продолжал шепотом излагать товарищам свои мысли:

— Если даже виленджи узнают о слухе или подслушают разговоры о нем, то, в конце концов, это всего лишь слух. Скорее всего, они его проигнорируют. Если же они попробуют докопаться до источника, то здесь их неминуемо ждет неудача, так как все, включая нас, скажут, что слышали об отключении от кого-то еще. Если же произойдет невероятное и они действительно заинтересуются этим делом и в конце концов выяснят, что это мы распустили слух, то всегда можем сказать, что придумали эту историю для того, чтобы поднять моральный дух наших товарищей по несчастью.

— Что же будет, если они проявят любопытство, — поинтересовался Джордж, — и начнут пристально за нами следить?

Уокер невольно засмотрелся на фальшивые горы. Мучительный приступ ностальгии скрутил желудок в тугой, болезненный узел.

— Будем делать что можем. Мы же не в состоянии узнать, когда они усилят наблюдение или, наоборот, потеряют к нам интерес. Мы не можем ждать вечно, потому что в один прекрасный день они усыпят тебя, меня, Скви или Браука, вытащат из загона, и мы навсегда исчезнем с корабля. Идея никогда не сработает, если мы не будем действовать сообща.

Скви не удержалась от возражения:

— На самом деле, человек Уо… Марк, хоть я и вижу необходимость активного участия туукали, меня и даже тебя в этом деле, признаюсь, что я не вижу нужды привлекать к нему твоего маленького товарища. — Блестящие горизонтальные глаза бесстрастно посмотрели на пса. — Ничего личного.

— Напротив, — поспешно возразил Уокер, опередив собаку, — участие Джорджа жизненно необходимо для успеха нашего предприятия. Среди прочего он может присматривать за твоим имуществом.

— О. — Ловкие щупальца зашевелились, подняв волнистую рябь на поверхности чистой прохладной воды. — Признаюсь, я об этом не подумала. Естественно, если нас постигнет неудача, то я потерплю некоторый ущерб. — Она обернулась к Уокеру: — Ты способный ученик, Марк. Многообещающий и перспективный. Конечно, — добавила она, — если начинаешь обучаться с самого начала, поднимаясь из глубин полного невежества, то и первые шаги кажутся очень заметными.

Выносливость Браука была потрясающе велика, но все же не беспредельна. Сага об Анаарги была очень трудна для исполнения, особенно ее двенадцатая часть. Туукали явно сбавил темп и уменьшил громкость.

— Как скоро мы начнем? — Волнение Джорджа проявлялось неистовым вилянием хвоста, но виленджи, скорее всего, припишут это волнение восхищению пса от декламации Браука.

Ожидая ответа, Уокер испытующе посмотрел на Скви. Решительный момент должен наступить относительно скоро, и не имело особого значения, когда именно они сделают первый шаг, но Скви понравится, что ей задают такой вопрос, оставляя за ней право принять решение. Тем не менее ее ответ удивил Уокера:

— Завтра, во время первого кормления обитателей загона, ведущих дневной образ жизни. Сами виленджи — существа дневные, как и большинство их пленников. Те виленджи, которые несут ночную вахту, утром будут утомлены и не способны на быструю реакцию. Те же, кто заступит на дневную вахту, еще не проснутся и не смогут принять активное участие в той суматохе, которую мы рассчитываем устроить.

Уокер скосил глаза вниз и посмотрел на своего друга:

— Джордж?

— Я не упущу своего кота, — нетерпеливо буркнул пес. — Мы говорим об этих планах уже так долго, что я уже не могу ждать. — Он посмотрел на Уокера из-под кустистых бровей. — Марк, даже если у нас что-то получится, ты и правда думаешь, что мы сумеем выбраться отсюда?

— Не знаю. — Уокер отвел взгляд. — Но я знаю, что лучше делать хоть что-то, чем не делать ничего. Может быть, нам представится какая-нибудь неожиданная возможность. Но она представится только в том случае, если мы будем активно действовать.

— Это совершенно очевидно. — Розовый, похожий на червя орган речи Скви медленно шевелился в такт словам. — Правда, есть одна проблема, которую мы пока не обсудили. Я не хотела затрагивать эту тему, боясь, что меня могут неправильно понять.

Глазные стебли туукали были теперь направлены на собеседников — верный признак того, что силы гиганта на исходе.

— Что за проблема? — коротко осведомился Уокер.

Впервые за все время их знакомства Скви выказала неуверенность в себе.

— Если наша игра увенчается успехом, то как мы будем поддерживать наше адекватное питание?

— Мы уже говорили об этом, — напомнил ей Уокер. — Все зависит от того, как сложатся обстоятельства. Всем нуждающимся в еде придется разыскивать ее самим.

Однако Скви по-прежнему пребывала в каком-то смятении.

— Меня не столько беспокоит отсутствие базовых питательных веществ, сколько невозможность отыскать нужные мне особые ингредиенты пищи.

Уокер все понял. Он пристально посмотрел в глаза Скви, нимало не беспокоясь о том, как виленджи истолкуют его внимание.

— Ты имеешь в виду си'дану и йокиль. Ты боишься ломки.

— Метафора, которую ты употребил, мне не совсем понятна, но я уловила общую идею. — Она приподнялась из воды. — Это травка.

— О да, — пробурчал Джордж, — травка, которую ты любишь. Но это же не значит, что ты сидишь на ней.

— Напротив, я признаю, что страдаю зависимостью от нее. — Серебристые глаза уставились на Джорджа. — Я не склонна оспаривать реальность. Вопрос заключается в том, что с этим делать?

Уокер поднялся. Дело зашло настолько далеко, что отступать было поздно. Если придется, он будет готов выступить и без к'эрему. Лучше предпринять плохо подготовленную атаку, чем сидеть сложа руки.

— Тебе придется принять полную дозу накануне, — сказал он ей. — Потом… — Уокер сделал паузу, — потом у тебя появится беспрецедентная возможность продемонстрировать всем нам, как высокий интеллект преодолевает такой пустяк, как обычная физическая зависимость. — Уокер стряхнул воду с босых ног. — Я знаю, что ты сможешь это сделать, Скви, потому что я видел, как это делают люди. Один мой знакомый страдал зависимостью от шоколада. Он так сильно подсел на шоколад, что стал торговать исключительно фьючерсами на поставки какао-бобов. Каждый раз, когда его спрашивали — на работе и дома — о причинах его увлечения шоколадом, он начинал распространяться о скрытых целебных эффектах шоколада, о том, как он повышает либидо, как придает ему сил и энергии. Со временем, однако, шоколад убил его. — Уокер замолчал, ожидая, какой эффект произведет на ходу сочиненная им история.

Скви все поняла:

— Я постараюсь проявить всю силу воли, на какую окажусь способна, Марк. Уверяю тебя, она у меня есть. Но все же мне будет очень тяжело. Пристрастие к йокилю не так-то просто изжить. — Щупальца Скви задрожали, хотя Уокер понимал, что ей не холодно. — Со мной не случится того, что произошло с твоим несчастным приятелем.

— Ни минуты в этом не сомневаюсь, — сказал Уокер.

Будет очень печально, если упорная и решительная к'эрему не сможет выказать больше упорства, чем выдуманный им персонаж. Выпрямившись, Уокер растерся полотенцем, наброшенным на шею. Видя, что конклав подходит к концу, благодарный (и донельзя уставший) Браук возвысил голос, перейдя к заключительным стихам саги.

Потом они разошлись каждый в свой загон. Скви для экономии времени отправилась в путь верхом на одной из конечностей туукали. Пока они шли, она рассказала гиганту о решении выступить завтра на рассвете. Уокер вернулся в палатку вместе с оставшимся с ним Джорджем. У Уокера был плеер, который, хотя батарейки уже начали садиться, еще мог производить достаточное количество децибел, чтобы можно было пошептаться с псом. Уокер включил плеер и до предела увеличил громкость, когда они вошли в палатку.

Джордж улегся на землю, положил морду на передние лапы и принялся ждать, когда Уокер вытрется и оденется.

— Что ты обо всем этом думаешь, Марк? Ты считаешь, нас не застрелят или не замучают до смерти за попытку восстания? Хотелось бы мне обладать твоей уверенностью. Даже этот ком слизи, Скви, не знает, как поведут себя виленджи.

— Я знаю.

Сунуть чистые ноги в сухие выстиранные носки было одной из немногих земных радостей, которыми пока мог наслаждаться Уокер. Правда, продлится она недолго, ибо запас мыла подходил к концу. Но по крайней мере, если они со Скви ошиблись и их застрелят или замучают, то он, по крайней мере, умрет в чистом белье.

Единственная надежда заключалась в том, что виленджи, столкнувшись с ситуацией, с какой им никогда прежде не приходилось иметь дело, не будут знать, как на нее реагировать. Что касается его собственной гибели, то он уже давно перестал о ней размышлять. К его удивлению, эта угроза перестала его пугать и волновать. Было время, когда мысль о преждевременной смерти заставила бы его начать пить, исходить от безмолвного крика, плакать над утратой всего, что он заработал тяжким трудом.

Но все это было теперь далеким прошлым, почти напрочь забытой частью жизни. Жизнью в другом, реальном мире. Не в том поддельном мирке, который несся в космическом пространстве по воле молчаливых, необщительных пурпурных гигантов с коническими головами. Уокер был готов умереть ради того, чтобы попытаться бросить им вызов.

Попытаться что? У них не было даже реальной цели, за исключением того, чтобы что-то сделать, что-то, не поддающееся власти злобных виленджи. Может быть, думал он, этого достаточно. Пока хватит и этого.

Если бы у него был выбор, он бы с радостью умер, как выдуманный им парень, объевшись шоколада, но такая судьба, как это ни печально, ему здесь не светила.

Глава 10

Начиналось проклятое яркое солнечное утро, сулившее чертовски теплый, очередной проклятый день, как и все в этом мирке. Проклиная синхронизированный распорядок, установленный виленджи, Уокер и Джордж шли через большой загон к жилищу Браука. По дороге они зашли за Скви. К'эрему вышла из своего мокрого убежища в необычном даже для нее подавленном настроении. Она была настолько поглощена своими мыслями, что Уокеру пришлось подстегнуть ее, чтобы вернуть к реальности и заставить говорить.

Браука они нашли в самом скверном расположении духа, щупальца и глазные стебли переплелись в один огромный узел. Скви, Уокер и Джордж остановились, чтобы решить, стоит ли вообще подходить к погруженному в свои чувства гиганту. После коротких, намеренно громких дебатов они решили, что, как друзья, они просто обязаны пробудить его от исполинской, соответствующей его росту и размеру подавленности. Приближалось время завтрака, и им надо было либо присоединиться к трапезе Браука, либо вернуться в свои загоны. Они решили остаться.

Хотя они знали нрав туукали, им были все же неведомы все причуды и перепады его настроения, и поэтому они приблизились к нему с опаской, на всякий случай держась тесной кучкой. Когда они подошли ближе, из клубка щупалец высунулись глаза на мышечных стеблях и принялись в упор разглядывать всех троих.

— Опять эта несносная троица. Меня уже тошнит от одного вашего вида.

— Успокойся и возьми себя в руки, Браук, — примирительно произнес Уокер, продолжая идти навстречу туукали вместе со Скви и Джорджем. — В чем дело? Что случилось?

Шарообразные глаза обвели взглядом унылую, не покрытую растительностью площадку.

— Я голоден. Голод сильно отражается на эмоциональном и физическом состоянии туукали. Пустота в животе вопит громким голосом, путает мысли.

— Все будет хорошо. — Улыбаясь, Уокер указал рукой на окружность почвы, на которой обычно появлялось блюдо с брикетами и водой. — Скоро из-под земли явится твоя еда.

Конечности Браука задрожали, как деревца на ветру.

— Я голоден сейчас.

Джордж встревоженно попятился и пробормотал:

— Не нравится мне все это, Марк. Давай вернемся попозже.

— Глупое безрукое четвероногое, — отругала его Скви. — Мы уже здесь. Мы пришли говорить с ним сейчас. Я не побегу отсюда из-за мук голода у этого надутого анархиста с его какими-то восемью манипуляционными конечностями. Крайне мало для существа, лишенного головы.

Расцепив удерживавшие ее пальцы Уокера, Скви бодро двинулась на всех своих десяти щупальцах к вконец расстроенному туукали.

— Вот что, прекрати нести вздор и включи разум. Во всю мощь. У нас нет времени на твои инфантильные капризы.

Глазные стебли развернулись в сторону к'эрему. Огромное могучее тело стало подниматься на колоннообразных конечностях.

— Всегда снисходительна, презрительна и надменна, покровительственна и невыносима.

Черные зрачки грушевидных глаз угрожающе расширились.

— Пожалуй, мне будет лучше, если я поступлю по-другому.

Узел щупалец начал стремительно раскручиваться.

У Уокера от ужаса расширились глаза. Вслед за Джорджем он начал пятиться назад.

— Скви, беги!

Вероятно, она была слишком уверена в своей неуязвимости. Может быть, понимала, что, находясь в непосредственной близости к исполинскому тукали, была лишена всякой возможности бежать. Могли быть и другие причины. Как бы то ни было, к'эрему стояла как вкопанная перед нависшим над ней туукали.

Уокер лихорадочно огляделся. Скви была зажата между Брауком и коридором. Внезапно справа в поле зрения стремительно появился виленджи. Линейные глаза, похожие на глаза Скви, только более темные и широкие, уставились на зловещую сцену, разыгрывающуюся в загоне туукали. Задержав взгляд еще на мгновение, виленджи отступил в коридор, заметно ускорив шаг.

«Может быть, их система наблюдения вовсе не так безупречна, как нам казалась?» — подумал Уокер.

Все мысли мгновенно исчезли. Ополоумевший от голода Браук протянул вниз одно щупальце, схватил тщетно протестовавшую к'эрему и отправил ее в пасть.

— О нет, нет!

Размахивая руками, Уокер сделал два шага по направлению к гиганту. В ответ туукали ринулся к нему. Темные глаза в упор смотрели на беснующегося двуногого карлика.

— Я все еще голоден, — прорычал инопланетянин и протянул щупальце к человеку.

Он бы, без сомнения, схватил Уокера, если бы его буквально не заслонил выбежавший вперед Джордж. Отважный пес встал между своим другом и туукали. Джордж реакцией уступал Брауку, но все же был достаточно быстр. Щупальца, промахиваясь, били по пустому месту, а Джордж прыгал из стороны в сторону, увертываясь от ударов. Разрываясь между непреодолимым желанием бежать и стремлением помочь своему храброму другу, Уокер остался стоять на прежнем месте, осыпая неистовой бранью гигантского туукали и стараясь своими криками привести его в чувство.

— Еды! — заорал он наконец в сторону коридора. — Брауку, туукали, нужна еда! Она нужна ему сейчас! Делайте что-нибудь!

Он не знал и не мог знать, слышат ли его виленджи. Он не знал, обратили ли они внимание на драму, разыгравшуюся в загоне, хотя ее видел один из них. Да среагируют ли они вообще? По устоявшемуся распорядку дня до раздачи завтрака оставалось несколько минут. Неужели виленджи, видя, что делается, не могут подать завтрак раньше, чтобы спасти пару ценных образцов — его и собаку?

Каковы бы ни были намерения виленджи, они опоздали. Увернувшись от пары пытавшихся ухватить его конечностей, Джордж метнулся вправо и тут же угодил в ловушку — Браук схватил его именно с этой стороны. Щупальце без усилий подняло в воздух яростно огрызающийся лохматый комок. Забыв об опасности, Уокер наклонился и подобрал с земли пару камней размером с кулак. Вспомнив свои бейсбольные навыки, он швырнул камни в туукали. Удара любого из этих камней хватило бы на то, чтобы оглушить человека, но от меха Браука они отскочили, как смоченные слюной бумажные шарики, не причинив гиганту ровным счетом никакого вреда.

Джордж, рыча и кусаясь до последнего, прошел путь самоуверенной к'эрему и исчез в темной вертикальной пасти между острыми белыми зубами. Потеряв от ярости и отчаяния дар речи, Уокер продолжал подбирать с земли и швырять в чудовище все, что попадалось ему под руки, — камни, песок, сучья. Но ничто не могло причинить вреда туукали. Уокер подбежал к монстру.

Теперь, когда были проглочены Скви и Джордж, любой зритель, знавший об отношениях, связывавших человека и собаку, мог ожидать, что забывший о себе Уокер будет драться, а не спасаться бегством. Когда человек и туукали сошлись лицом к лицу, в стороне раздался шипящий звук. Оба существа повернулись в том направлении и увидели, как опускается вниз ровный круг плотного дерна, как опускался он в сотнях подобных случаях. Забыв о единственном уцелевшем существе, Браук бросился к отверстию, не обращая внимания на град метательных снарядов, которыми продолжал осыпать его Уокер.

— Будь ты проклят! — орал на инопланетянина Уокер. — Как ты мог это сделать? Ты потерял рассудок из-за какого-то дикарского аппетита?

Подбежав к массивному туукали, который лежал теперь перед отверстием, обхватив щупальцами его края и выуживая пищу, не успевшую даже подняться на поверхность, Уокер принялся яростно колотить его кулаками и пинать ногами. Эти удары и пинки причиняли Брауку не больше вреда, чем камни, песок и палки.

Слегка приподнявшись, поглощенный едой Браук небрежно отмахнулся от докучливого человека. Уокер взлетел в воздух, описал дугу и грохнулся на твердую почву загона туукали. Он поднялся, согнувшись от боли в боку, и сел, беспомощно наблюдая, как туукали бездумно отправляет в пасть один огромный брикет за другим, прерываясь только затем, чтобы отпить из цистерны несколько галлонов воды.

— Бесчувственный кретин! — заорал Уокер, нимало не заботясь о том, что его слышат все обитатели загона и виленджи. — Идиот, ненасытная утроба, вонючее дерьмо! Ты понимаешь, что ты сделал? Ты, вообще, соображаешь? Когда тебе хочется жрать, у тебя отключаются мозги? — Держась за ушибленные ребра, Уокер наконец заплакал. Из груди его рвались отчаянные, сдавленные рыдания. Видят ли виленджи, что произошло?

Скривившись от сильной боли, Уокер встал с земли. Разумный наблюдатель мог бы предположить, что человек попытается уйти из загона огромного чудовища. Но Уокер, очевидно ошеломленный бедой, постигшей его и двух его друзей, никуда не ушел. Словно желая до конца прочувствовать потерю, он заковылял в дальний конец загона. Там он сел, привалившись спиной к большому камню, и принялся безучастным скорбным взглядом смотреть на ненасытного инопланетянина. Не обращая ни малейшего внимания на присутствие человека, Браук продолжал запихивать брикеты в свою бездонную пасть. Каждый раз, когда чудовище раскусывало пополам очередной брикет пилообразными зубами, Уокер неразборчиво выкрикивал следующее проклятие. Эти ругательства тревожили Браука не больше чем пинки, удары и камни.

Только после того, как на круге дерна не осталось ни крошки еды, Браук отполз от места раздачи, нашел уютную яму и, скатившись туда, безмятежно заснул, даже не взглянув на несчастного человека. Уокер продолжал мрачно смотреть на спящее чудовище, время от времени бормоча ругательства и оскорбления.

Прошло несколько минут. В коридоре появились двое виленджи. Они тихо переговаривались, но чувствительность имплантата позволила Уокеру понять, что они обсуждали события, происшедшие в загоне туукали. Уокер, однако, не смог понять, какие выводы сделали виленджи и что они решили делать. Время от времени оба протягивали свои клапаны-конечности в сторону Браука или Уокера. Когда виленджи оборачивались к нему, Уокер молча отвечал им злобным взглядом. По опыту он уже знал, что они едва ли отреагируют на такой пустяк.

Через некоторое время виленджи ушли, исчезнув в коридоре справа, там же, где до них выходил инопланетянин. В загоне они не стали делать ничего. Никто не заставил Уокера вернуться в кусочек Сьерра-Невады. Никто не уволок Браука вслед за навсегда пропавшим трехногим. Прижавшись спиной к камню, подтянув колени к груди, Уокер положил голову на руки и принялся сверлить равнодушного ко всему туукали ненавидящим взглядом. Уокер просидел так весь остаток дня и часть ночи, пока под утро не уснул. Он не мог спать не от гнева. Не оттого, что был подавлен. Не оттого, что неожиданные события уничтожили всякую надежду и погрузили его в бездну отчаяния. Нет, он долго не мог заснуть из-за сильного возбуждения.

Пока все шло как надо.

* * *

Браук схватил Скви и отправил в рот. Потом он поймал Джорджа и тоже сунул его в рот. Но и в припадке охватившего его сумасшествия мнимо осатаневший туукали не стал делать одну очень важную вещь.

Он не стал глотать.

Браук всем телом бросился на круглую площадку пищевого лифта в тот самый момент, когда тот начал спускаться. Мало того что туукали начал шарить конечностями в поисках пищи, которую должен был поднять лифт, он еще и полностью закрыл отверстие всем своим корпусом, а значит, и ртом. Брауку потребовалось всего несколько секунд, чтобы выплюнуть двух существ, не слишком уютно поместившихся в его обширной ротовой полости.

Джордж вылетел первым и, сориентировавшись, ловко приземлился на уже начавший подниматься лифт и соскочил с него, разбросав в стороны сложенные грудой брикеты. За Джорджем немедленно последовала Скви. Множество конечностей позволили ей приземлиться на площадку лифта еще более мягко, чем это смогла бы сделать любая собака. Учитывая скорость поднимающегося лифта, ей как раз хватило времени на то, чтобы протиснуться всем своим гибким телом между брикетами еды и площадкой, которая теперь стала их с Джорджем непроницаемым потолком. Не встретив никакого противодействия своему присутствию в этом подземном царстве, не слыша удивленного шипения виленджи, пес и к'эрему принялись лихорадочно искать ближайшее укрытие.

Несмотря на то что темнота регулярно опускалась на большой загон и индивидуальные загоны пленников, чтобы они могли следовать привычному суточному ритму сна и бодрствования, большая часть помещений огромного корабля виленджи освещалась, по крайней мере частично, все время. Даже те помещения, где работала одна только автоматика и куда хозяева заходили редко, были тускло, но освещены.

Но Джордж и Скви не стали полагаться на случай. Оставшись запертыми в недрах механизма корабля и оказавшись на приличном расстоянии от маленького лифта, доставлявшего еду в загон туукали, они решили дождаться наступления ночи, чтобы проникнуть в помещения, нависавшие над их головой. Пока же они решили почиститься и изучить обстановку.

В пасти Браука было жарко и влажно. Впрочем, иного они и не ожидали. Джорджу нравилось тепло, но теперь он исступленно вылизывался, чтобы убрать с шерсти засохшую слюну туукали. Напротив, Скви буквально наслаждалась сыростью, но едва не умерла от высокой температуры. Но самое главное было не в этом. Главное, что они оба пережили этот эксперимент.

Минимальное освещение давало ровно столько света, чтобы они могли видеть. Уокер бродил бы здесь, как слепой, натыкаясь на предметы, но пес и к'эрему обладали куда более острым ночным зрением, чем люди. Кроме того, эта странная пара могла воспользоваться безошибочным нюхом Джорджа.

Но из всех четверых заговорщиков именно они были выбраны для попытки уйти из загонов отнюдь не поэтому. Просто эти двое были достаточно малы, чтобы без труда поместиться в громадной пасти туукали, и только у него была ротовая полость, способная вместить неразжеванным живое существо. Только поэтому Уокер, если можно так выразиться, оказался вне игры. Кроме того, было очень важно, чтобы в прорыве участвовала Скви, которая единственная из всех что-то знала о технологиях виленджи. Было, кроме того, решено, что Джордж пойдет с ней, чтобы охранять к'эрему и помогать ей.

Уокер весьма точно подметил, что единственным выходом из загонов, единственным местом, где виленджи не установили защитные электрические барьеры, были круглые отверстия маленьких лифтов, доставлявших еду и воду пленникам. Эти отверстия не могли быть использованы для попытки к бегству по одной простой причине: даже если бы кто-то попытался бежать через открывающееся на короткое время отверстие, даже если бы этому существу удалось остаться целым в механизме лифта, его тотчас засекла бы следящая система виленджи. Все остальное было делом техники. Все мысли Уокера в последнее время были заняты одним: как скрыть от всевидящего ока виленджи момент ухода пленников в отверстие лифта?

Решение — дерзкое и абсурдное одновременно — пришло, когда Уокер однажды смотрел на обедающего Браука. Туукали, поначалу скептически отнесшийся к этой идее, потом все же заверил Уокера, что сможет прекрасно справиться с этой задачей. Теперь оставалась одна проблема: как отвлечь виленджи и убедить их в том, что Браук съел двух существ, а не просто подержал их во рту, как держит во рту белка запасенные ею орехи. Но туукали сам предложил разыграть приступ вызванного голодом безумия.

— В конце концов, все и так говорят, что туукали безумный берсерк. — Именно так гигант изложил свою идею.

Виленджи, уже знакомые со вспышками ярости гигантского существа, едва ли что-то заподозрят, столкнувшись с очередным припадком. Для того чтобы еще больше накалить обстановку, Уокер должен был отреагировать на каннибализм Браука со всеми эмоциями, на какие он только был способен. Браук заверил его в том, что никакие его действия не смогут причинить ему ни малейшего вреда.

Пес, лежа на брюхе и прислушиваясь к гудению и треску механизмов, благоговейно думал: это сработало! Пока. Он и Скви незамеченными выбрались из огороженного загона, вероятно первыми из всех пленников виленджи. Если допустить, что виленджи доверяют своим электронным средствам слежения, то они не могли прийти к иному выводу, кроме того, что маленькое четвероногое и немного большее десятиногое существо были съедены и сейчас тихо перевариваются в чреве Браука. Это значит, что никто не бросится на их поиски.

— Всем этим мы обязаны Марку, — прошептал Джордж, стараясь одновременно смотреть во все стороны. — Для человека он, надо признать, очень умен.

К'эрему ответила псу откуда-то из сплетения рыжеватых щупалец:

— Признаюсь, что сначала я не приняла его всерьез. Дерзость этого замысла не укладывалась ни в какую логику. Но мы здесь, впервые с момента нашего пленения, мы на свободе, а не в клетке этих отвратительных виленджи. Только за эти мгновения свободы я бесконечно признательна твоему другу и его первобытной хитрости. — Проницательные серебристые глаза сверкнули в полумраке. — Со временем и меня бы посетило вдохновение, и я бы разработала такую же стратагему.

Конечно, конечно, скептически подумал Джордж, но не стал говорить этого вслух. Преподавая Марку уроки смиренного повиновения, он и сам следовал этим правилам. Если они хотят развить достигнутый успех, то им нельзя отвлекаться от поставленной цели, а значит, они должны всеми силами поддерживать сосредоточенность и целеустремленность в этом сыром клубке ловких щупалец.

Интересно, что делает сейчас Марк, оставшийся в неволе и продолжающий разыгрывать глубокое горе. Джордж нисколько не сомневался, что сейчас его человек думает о нем.

Лежа в почти полной темноте рядом с вязким телом к'эрему, пес размышлял о том, чего они сумели добиться. Шерсть его тускло поблескивала остатками слюны туукали.

— Держу пари, что мы первые пленники, сумевшие выбраться из загона.

Смутный силуэт Скви возвышался рядом темной конической тенью.

— Не могу судить со всей определенностью, но мы точно первые, кто сделал это за то время, что я нахожусь на этом проклятом корабле. — Она повела глазами. — Как ни странно это прозвучит, но, находясь во рту нашего большого товарища и борясь с удушьем, я вдруг подумала, насколько адекватно смогу совладать с моими несколько причудливыми вкусами.

— Ты имеешь в виду свою зависимость? — Принюхиваясь к обстановке, Джордж часто и тихо пыхтел.

Скви была выше того, чтобы обратить внимание на эту злостную инсинуацию.

— Сейчас мы находимся непосредственно снаружи от загона доброго Браука, перед большим загоном. — Одно щупальце протянулось в сторону пищевого лифта, с которого они соскочили во время бегства. — Такое же устройство доставки пищи и воды находится под каждой искусственной экосистемой. Эти экосистемы составляют окружность, обрамляющую периметр большого загона. — Щупальце описало круг. — Если мы пройдем по кругу этих лифтов, то со временем дойдем и до наших загонов. Я найду пищу, которую синтезируют специально для меня, а ты брикеты, предназначенные для тебя.

Джордж задумался.

— Не заметят ли виленджи или их аппаратура слежения, что брикеты пропали до того, как попасть на площадку лифта?

— Питание подается пленникам трижды в день, — ответила Скви. — Едва ли они хватятся, если пропадет брикет или кубик. Если даже пропажа и обнаружится, то наши тюремщики, скорее всего, решат, что дала сбой система доставки или приготовления. Вряд ли они подумают, что брикеты украдены пленниками, которых они считают мертвыми. В любом случае, — добавила она, — нам надо поесть.

С этим Джордж поспорить не мог. Хотя от пережитого волнения и от опьянения свободой он не ощущал голода, пес понимал, что есть надо для того, чтобы сохранить силы. Выбравшись из-под тяжелого металлического козырька, он последовал за Скви, которая повела его по пустынным переходам.

Однако они недолго оставались пустынными. У Скви было более острое зрение, чем у Джорджа, но именно он первым услышал шелест от движения воздуха.

— Здесь кто-то или что-то есть! — тихо, но с тревогой произнес он, оглядываясь в поисках укрытия.

— Сюда. — Скви направилась в темное углубление между двумя высокими металлическими прямоугольниками. Прямоугольники были теплыми на ощупь, а вверху образовывали большое «С», как котенок, пытающийся выгнуть спинку.

Устройство, шедшее по проходу, не имело никакого подобия головы и обладало очень небольшим корпусом, но зато у него было очень много конечностей. Каждая конечность заканчивалась каким-нибудь особым инструментом. Это обстоятельство встревожило Джорджа больше, чем отсутствие у машины всякого подобия черепа.

— Что, если он сюда посмотрит? — прошептал он, стараясь съежиться в жестком алькове.

— Чем? — резко ответила Скви. — Я не вижу у него зрительных рецепторов.

— Может быть, ему не нужны глаза. Может быть, он пользуется другими сенсорами.

— Может быть, у него большие уши, — прошипела Скви.

Джордж замолчал.

Идя по системе, похожей на систему циркуляции воздуха, неизвестный аппарат приблизился к укрытию, где прятались Скви и Джордж. Напротив них механическое существо остановилось. Джордж едва не заскулил от страха, но затаил дыхание. Машина постояла несколько бесконечно долгих секунд, приподнявшись над полом на несколько дюймов, а потом пошла дальше по запрограммированному маршруту. Когда аппарат исчез в переходе, оба беглеца осторожно выглянули из укрытия.

— Он смотрел прямо на нас. — Джордж колебался, глядя, как машина пропадала из виду, свернув за угол. — По крайней мере, было очень похоже, что смотрел.

Полдюжины щупалец Скви оживленно шевельнулись.

— Я не верю, что оно вообще нас заметило. Надеюсь, что так оно и есть, а логика подтверждает такую возможность. Но одно дело теоретизировать, а другое — выжить.

— Можешь смело спорить на все свои конечности, что это так и есть. — Джордж облегченно вздохнул и выбежал в коридор вслед за Скви.

— Характерная черта всех автоматов, за исключением самых совершенных, — это то, что они сконструированы для выполнения только тех заданий, которые были введены в фиксированные связи их нейронной коры. Если они не запрограммированы на поиск беглецов или лазутчиков — а учитывая, что случаев бегства до сих пор наверняка не было, — то надо предположить, что они при встрече нас не распознают, даже если мы столкнемся нос к носу.

— Если ты права, то это означает, что мы можем свободно передвигаться среди всех, кроме самих виленджи? — Пес резко взмахнул хвостом.

— Именно об этом я и говорю. Но я все-таки собираюсь по возможности избегать встреч с автоматами, так как всегда можно натолкнуться на исключение из правила. Правда, мы всегда можем проявить гибкость при такой встрече. — С этими словами она снова заскользила по коридору.

— Но все же он остановился против нас. — Джордж не мог избавиться от воспоминания об этой мелкой подробности. — Значит, он обнаружил наше присутствие.

— Обнаружение — ничто, реакция — все, — задумчиво промолвила Скви. — Я думаю, что он принял нас за такие же устройства, как и он сам. Это очень удобная версия, на которую, правда, не стоит слишком сильно уповать.

Справедливость предположения к'эрему подтвердилась при нескольких последующих встречах с автоматами. Автоматы либо игнорировали присутствие живых существ, либо обходили их, либо уступали дорогу. Каждый раз Скви и Джордж ждали, что вот-вот появятся вооруженные виленджи, но каждый раз их страх оказывался напрасным, и беглецы могли продолжать свой путь.

Джорджу показалось, что они немного заблудились. Служебные помещения, расположенные под индивидуальными загонами и забитые машинами и оборудованием, были похожи друг на друга как две капли воды.

— Откуда ты знаешь, как нам идти, Скви? — спросил Джордж.

Ответ был исчерпывающим и уверенным:

— Обычно я запоминаю каждую деталь места своего пребывания. Важная информация подкреплялась всякий раз, когда мы посещали загон туукали. Тахст! Мы на месте.

Пищевые брикеты, кубики и еще какие-то странные предметы, наваленные на знакомую круглую площадку лифта, на взгляд Джорджа, ничем не отличались от всех прочих брикетов и кубиков, но один только их запах и вкус едва не заставил обычно сдержанную Скви упасть в обморок.

— Йокиль! — воскликнула она и буквально рухнула на сложенные конечности, раздувшись больше обычного. — Как я скучала по нему.

— Но ведь день только что наступил, — проворчал Джордж. — Тебе и правда требуется костыль?

— Я ничего не сломала, — ответила Скви. — Или я неправильно поняла твою метафору?

— Это не имеет значения. — Собственные кишки Джорджа урчали уже давно и очень красноречиво. — Я бы и сам с удовольствием перекусил.

— Конечно. Я возьму с собой столько, сколько смогу унести. — Она метнула на Джорджа проницательный взгляд серебристых глаз. — Если, конечно, мне не удастся убедить тебя в том, что едой в первую очередь надо снабдить самого незаменимого члена…

— Нет, — тихо, но твердо гавкнул Джордж.

— Я нисколько не удивлена, ибо предчувствовала такую примитивную и некультурную реакцию. — Нагрузив несколько щупалец множеством кубиков, Скви направилась в обратный путь.

Им потребовалось совсем немного времени, чтобы добраться до лифта, снабжавшего участок Сьерра-Невады, где обитал Уокер. Городские трущобы, где приютился Джордж, находились рядом. Не желая делать следующий шаг, прежде чем тюремщики забудут о кровавом происшествии, случившемся в загоне туукали, Скви и пес уселись на пол коридора, чтобы поесть. Откусывая кусочки от пищевого кубика, Скви внимательно осматривала коридор. Время от времени в обоих направлениях проходили занятые какими-то делами автоматы. Как обычно, они не обращали ни малейшего внимания на к'эрему и чавкающего пса.

Активно поедая корм, Джордж одновременно испытывал муки совести. Где-то наверху, над их головой, среди карусели индивидуальных загонов, тревога снедает Марка и Браука, терзаемых страхом — не случилось ли чего с их маленькими товарищами. Хуже того, чтобы поддержать иллюзию раздора, который они разыграли, чтобы отвлечь и запутать виленджи, им теперь придется избегать друг друга, они отныне не смогут найти утешение в общении и беседах. Если они начнут снова встречаться, это может встревожить или по меньшей мере вызвать подозрение у наблюдательных виленджи, которые, вероятно, удивятся тому, как существо, на глазах которого другое существо съело его друзей, может и дальше водить дружбу со злодеем. Это означало, что Брауку придется остаться в его загоне, а Уокеру вернуться в свой. В наказание Браука наверняка запрут в его обиталище на все обозримое будущее. Правда, едва ли этот великан будет возражать. Он уже привык к неволе.

Но все же интересно, думал Джордж, как он отреагирует на этот раз и что станет делать, если ему удастся освободиться. Хотя он и не был особенно близко знаком с туукали, Джордж подозревал, что склонность к всепрощению не является доминирующей чертой Браука. Пес очень надеялся, что ему удастся воочию в этом убедиться.

Глава 11

Подавляя вполне естественное желание скорее пробраться к пищевым лифтам друзей, доставляющим им ежедневное пропитание, чтобы сказать им словечко о том, что они живы, Джордж, так же как и его спутница, начали внимательно осматривать пространство под загонами.

— Говорить ничего нельзя, — предостерегла Скви, когда Джордж предложил ей шепнуть Марку и Брауку, что они целы и невредимы, — ибо мы не можем полагаться на случай. Нас не может, конечно, обнаружить ни одно расположенное над землей следящее устройство, но наши слова может услышать любой имеющий уши. Пока мы не дождемся удобного момента, нашим друзьям придется потерпеть.

Джорджу оставалось только кивнуть. К'эрему была права. Не стоило рисковать всем, чего они пока достигли, только ради того, чтобы успокоить Марка, терзающегося неизвестностью в своем загоне. Пес хорошо понимал, что осторожность к'эрему вполне обоснованна.

Но, несмотря на общество Скви, на ее просвещающие, хотя порой и язвительные слова, Джордж испытывал растущее чувство одиночества.

Осматривая пространство под большим загоном, они начали путь от его предполагаемого центра и двинулись к периферии по раскручивающейся спирали. Несмотря на то что перемещавшиеся по пространству подвижные автоматы либо не замечали их присутствия, либо задерживались возле них очень ненадолго, беглецы решили не полагаться на случай и каждый раз, встречаясь с таким автоматом, застывали на месте и старались по возможности спрятаться.

Делать это было нетрудно. Подпол большого загона и индивидуальных экосистем представлял собой джунгли трубопроводов, сервомеханизмов, транспортеров, систем жизнеобеспечения, оптических и проводных трансмиссий и многого, многого другого. Было здесь и оборудование для приготовления индивидуальных пищевых брикетов и жидкостей для выходцев с самых разнообразных планет. Скви начала рассказывать о технологических тонкостях синтеза продуктов питания. Большую часть этого рассказа Джордж благополучно пропустил мимо ушей. К их положению это не имело непосредственного отношения; к тому же все научные познания Джорджа ограничивались умением рыться в помойках в поисках съестного, а сейчас его больше интересовало, как найти кнопку или выключатель, щелкнув которым можно было вырубить защитные поля, державшие взаперти его друзей.

Невнимание к ее лекции не на шутку разозлило к'эрему.

— Учитывая, что твоих извилин вполне достаточно для понимания этих вещей, как ты сможешь подняться над своим полным невежеством, если не хочешь приложить ни малейших усилий для самоусовершенствования?

— Я очень хочу усовершенствоваться, — сказал Джордж, когда они приблизились к сравнительно хорошо освещенной зоне. Они сразу заметили, что потолок стал намного выше. — Дайте мне скребок, и я, пожалуй, даже соглашусь принять ванну.

Скви разочарованно фыркнула:

— Это физическое усовершенствование ровным счетом ничего не значит.

— Разве? — Пес выразительно посмотрел на драгоценности, обильно украшавшие тело Скви. — Тогда почему ты не избавишься от всего этого ювелирного хлама, которым ты себя увешала? Ты выглядишь как ходячая гаражная распродажа.

Скви обиженно надулась:

— Это не хлам. Это даже нельзя назвать ювелирными украшениями. Гус'та — это подтверждение моей неповторимой индивидуальности; набор этих знаков очень важен для каждого к'эрему.

— Угу, как кнопки «голосуй за…», за исключением того, что под всеми кнопками написано: «Голосуй за меня».

— Не вижу никакой глубинной мысли за этим бессвязным примитивным бредом.

— Считаешь это примитивным бредом. Ты просто не видела меня. Когда я нахожу выброшенную кем-то кость… — Джордж резко навострил уши. — Впереди очень светло. Ты не думаешь, что нам надо повернуть назад?

От язвительности Скви не осталось и следа. Она принялась внимательно всматриваться в высившийся над ними проход. Он был выше и шире всех предыдущих и, кроме того, ярко освещен.

— Сейчас мы находимся на самом краю замкнутого полем круга. Может быть, мы даже вышли за его пределы. — С этими словами Скви скользнула в сторону и оказалась под прикрытием свисавшей с потолка металлокерамической конструкции. Джордж последовал за ней, мысленно восхищаясь ее способностью менять направление движения, сохраняя прежнее положение туловища.

Как выяснилось, спрятались они очень вовремя.

— Я слышу какой-то звук, — шепнул Джордж.

Движение щупалец показало Джорджу, что Скви тоже его слышит.

Их было двое: высокие, кожа на обрамленных присосками верхних и нижних ластах играет оттенками от пурпурного до голубого. Один одет в такой же оловянного цвета костюм, как тот, в который был одет похитивший Джорджа виленджи. Другой был одет в не виданный Джорджем раньше наряд — в темно-оранжевую куртку, к которой какими-то липучками были прикреплены различные инструменты.

Из своего укрытия беглецы во все глаза смотрели на виленджи, идущих по проходу. Дойдя до ничем не примечательного слепого конца коридора, они на мгновение остановились, а затем в стене открылось отверстие, в которое они вошли. Отверстие закрылось, и снова стала видна сплошная металлическая стена.

— Здесь нам придется действовать с большей осторожностью, — сказала Скви, выбираясь из укрытия. — Мы покинули зону машин и перешли в обитаемую часть корабля.

Выйдя из убежища, Джордж решил держаться ближе к к'эрему.

— Ты все еще думаешь, что нам удастся отключить защитное поле? Если мы войдем в пункт управления, то не наткнемся на кого-нибудь из виленджи?

Она бросила на пса снисходительно-терпеливый взгляд:

— Несмотря на большие размеры корабля, я не думаю, что на нем много виленджи. Технические функции при межзвездных путешествиях — это задача машин, и они выполняют эти функции без благонамеренного вмешательства неуклюжих и медлительных живых существ. Кроме того, учитывая, что этот рейс преследует преступные, незаконные цели, я думаю, что численность экипажа очень невелика. Когда они столкнутся с нештатной ситуацией, которую мы, как я надеюсь, сумеем устроить, им придется заново налаживать свои механизмы, и это, вероятно, будет нам на руку. — Она шагнула в освещенный коридор.

Джордж инстинктивно попятился:

— Эй, ты куда?

Продолжая двигаться вперед на своих щупальцах, она всем телом обернулась к Джорджу:

— Мы ничего не добьемся, если будем прятаться в тени. Мы ищем место, где можно действовать, а не прятаться. Для доступа к важным механизмам мы должны найти нужный элемент управления и либо сломать, либо взломать его.

Выбежав из темноты, пес быстро догнал Скви. Она передвигалась ловко, но не слишком быстро. Насколько он знал к'эрему, Джордж не ожидал от нее такой смелости. Впрочем, эти инопланетяне полны неожиданных сюрпризов.

Им потребовались несколько дней поисков, перемежавшихся отступлениями в машинное отделение, где можно было спрятаться от неожиданно появлявшихся виленджи, прежде чем Скви вдруг издала странный звук — смесь писка и шипения. Позже Джордж узнал, что так к'эрему выражают крайнюю степень удивления.

Они стояли перед какой-то штукой, похожей на результат столкновения яркой неоновой рекламы с грузовиком, полным светящихся рождественских елок. Во время странствий по машинному отделению и коридорам они уже натыкались на такие изделия, правда, те были малы, размером не больше почтового ящика, а в этот контейнер вполне могли войти два виленджи. К тому же ни один механизм до сих пор не вызывал такого волнения у Скви.

— Что это? — почтительно спросил Джордж.

Глаза Скви слегка выпятились из орбит.

— Это блок управления. Очень важный. Если нам повезет, то, вероятно, его мы и ищем. — Она двинулась к блоку.

— Подожди. — Пес нервно осмотрелся по сторонам. — Что, если он оснащен системой тревожной сигнализации или еще чем-нибудь в таком же роде?

— Зачем его чем-то оснащать? — ответила к'эрему, не оглянувшись. — На какой случай нужна тревожная сигнализация? На случай появления сбежавших пленников? Но здесь нет ни одного сбежавшего пленника. Посторожи, пока я займусь делом.

Приготовившись дать деру при первых признаках опасности, Джордж проводил Скви до входа в светящийся блок управления. В воздухе почувствовалось какое-то сотрясение, когда Скви вошла внутрь, но этим все и ограничилось. Оказавшись внутри контейнера, Скви углубилась в изучение светящихся элементов управления и линий соединения узлов.

Ей не пришлось напоминать Джорджу о необходимости проявлять бдительность. Он сделал это автоматически, повинуясь врожденному инстинкту, а Скви с головой погрузилась в работу. Вся эта сложнейшая система обеспечивала комфортные условия не только для здоровья и выживания пленников в их загонах, но и для самих виленджи.

Если бы Джорджа спросили, сколько времени он ждал Скви, он едва бы смог ответить. Но наконец она окликнула пса.

— Кажется, я смогла найти интересную цепь. Я не стану тебе это объяснять, ибо твой маленький мозг не способен усвоить все ее сложности, да тебе и не надо всего этого знать. Достаточно сказать, что я, наверное, смогу это активировать.

— И что тогда произойдет? — нетерпеливо осведомился Джордж.

Щупальца, которые Скви не использовала для стояния, возмущенно взметнулись вверх.

— Если все пойдет как нужно, то наступит хаос. — Она слегка раздулась, потом тело ее опало. — Теперь мы должны найти выход наверх.

— Что, если мы воспользуемся системой вентиляции или чем-нибудь в этом роде? — спросил Джордж, труся легкой рысцой рядом со Скви.

— Я бы посоветовала тебе воспользоваться своим — пусть и недоразвитым — мозгом. — Она нетерпеливо рыскала глазами, внимательно оглядывая коридор, чтобы вовремя заметить возможное появление виленджи. — Мы с тобой, может быть, и пролезем по узким трубам, но этого не смогут сделать ожидающие нас наверху друзья. Мы должны разыскать такой путь, который был бы пригоден для них обоих — больше для огромного туукали, чем для твоего двуногого.

В этот момент перед ними возникла мнимо сплошная стена, в которой находилась невидимая дверь, работу которой они недавно наблюдали. Когда они приблизились к стене, в ней появилось отверстие достаточное для того, чтобы пропустить виленджи. Если туукали развернется боком и пригнется, то и он сможет пройти сквозь него. Скви и Джордж вернулись назад, и «дверь» тотчас закрылась.

— Этого достаточно. — Скви положила щупальце на голову Джорджа. Щупальце было холоднее, чем человеческая ладонь, но Джордж не стал его стряхивать. — Теперь все зависит от тебя. Выйдя отсюда, сразу свернешь налево. Сделаешь несколько шагов и окажешься в инспекционном коридоре, опоясывающем кольцо индивидуальных загонов. Найдешь наших друзей и приведешь их сюда.

— К чему? — дерзко спросил Джордж. — И что дальше? Мы будем вместе прятаться от виленджи?

— Это будет начало, — призналась к'эрему, — но если нам повезет, то последствия будут самыми благоприятными.

Проводив Скви назад, до блока управления, нервно вывалив язык, пес кивнул:

— Я сейчас выйду из клетки. Но откуда я узнаю, что надо бежать? Ты махнешь мне или как?

— Ты сам поймешь, — ободряюще сказала Скви. — Только не дай виленджи себя поймать. — Она махнула щупальцем в сторону лабиринта механизмов. — Мысль о том, что мне придется провести остаток жизни одной среди этих машин, не кажется мне слишком привлекательной.

— Что? — спросил пораженный Джордж, когда Скви вошла в блок управления. — Ты хочешь сказать, что будешь скучать по обществу таких умственно неполноценных созданий, как Марк и я?

— Я не говорила этого, — смущенно пробормотала Скви и начала проворно работать щупальцами, вращаясь вокруг своей оси. Стороннему наблюдателю могло бы показаться, что она просто бесцельно машет конечностями. Но, приглядевшись, он бы заметил, что от ее движений некоторые индикаторы меняют цвет, а линии связей перемещаются в пространстве, меняя ориентацию.

Когда огни погасли, Джордж приготовился.

Он стремглав бросился к выходу, пружинисто отталкиваясь от пола всеми четырьмя лапами, но вдруг ему в голову пришла страшная мысль: что, если Скви выключила и автоматически раздвигающуюся стену? Но стена послушно открылась, как только он к ней приблизился. По ушам ударил пронзительный оглушительный вой. Не обращая внимания на сирену, скользя лапами по гладкому полу, он свернул влево и побежал дальше, ориентируясь по слабому аварийному освещению, исходившему от пола.

Потом начался ведущий наверх пологий коридор, о котором ему говорила Скви; не успев осознать этого, он вдруг почувствовал, что видит то, чего не видел уже много дней, — индивидуальные загоны. Но теперь он видел их снаружи.

Куда бежать дальше? Начав свой бег, Джордж был уверен, что сможет правильно сориентироваться. Но визг сирены, плохая видимость, собственное волнение, резкий поворот, а потом подъем сбили его с толку. Он резко остановился, проехав немного на лапах, и увидел, что находится перед загоном джалалика. Мало того, он едва не столкнулся с его одноглазым обитателем. Гибкая нижняя челюсть джалалика отвалилась почти до земли. Во взгляде было неподдельное недоумение. Имплантированный переводчик донес до Джорджа его слова:

— Каким образом ты оказался там, а не здесь, милое маленькое создание? — Смятение джалалика заставило Джорджа в полной мере ощутить то же чувство.

Сирена продолжала истошно выть, но коридор начал заполняться и другими звуками. Джордж понимал, что медлить не следует.

— Я решил погулять! — ответил он и, решившись, добавил: — Попробуй и ты!

Когда пес исчез в коридоре, гибкий, как ивовый прутик, джалалик подкрался к внутренней границе своего загона. Остановившись, он протянул вперед костлявый палец и осторожно пощупал границу, обычно очерченную колющим электрическим полем. Поля не было. Джалалик двинулся вперед вслед за пальцем и вскоре оказался в недоступном прежде коридоре. Быстро метнув взгляд в обе стороны, он побежал в направлении противоположном тому, в котором исчезло маленькое четвероногое существо. Вскоре джалалик добежал до наклонного пандуса, ноги несли его в радостном ритме неудержимого галопа.

Чем больше загонов пробегал Джордж, тем тревожнее становилось у него на душе. Некоторые пленники продолжали оставаться в своих загонах. Потрясенные и сбитые с толку, эти несчастные отказывались покидать свои камеры, неспособные ни понять, что на самом деле произошло, ни осознать тот факт, что поле, запиравшее их в тесных загонах с момента похищения с родной планеты, перестало работать. Но все же большинство загонов, так же как и большой загон, были пусты, так как их обитатели разбежались во всех возможных направлениях.

И тут Джордж увидел Уокера. С утомленным, но одновременно ликующим видом человек стоял посреди коридора, стараясь уклоняться от столкновений с бегущими по коридору пленниками. При виде несущегося к нему Джорджа лицо Уокера осветилось улыбкой, какую пес никогда прежде не видел у этого человека. Без раздумий и колебаний Джордж бросился в раскрытые объятия и принялся мокро и шумно лизать Уокеру лицо.

— Ну все, все. Я тоже очень тебе рад. Я уже думал, что никогда больше тебя не увижу. — Он нежно поставил пса на пол и тыльной стороной ладони вытер лицо. — Неужели ты не мог просто пожать мне руку?

— Это мой стиль приветствия, хочешь ты этого или нет. Скажи спасибо, что я не поприветствовал тебя по-французски.

Воссоединение свершилось, и Джордж снова побежал по коридору.

— Сантименты отложим на потом. Сейчас нам надо найти Браука.

Уокер бросился вслед за собакой.

— Постой, где Скви?

— Занимается подсветкой! — рявкнул пес, обернувшись. — И ждет нас.

— Берегись! — крикнул Джордж, увидев, как из бокового коридора вылетел виленджи — первый, которого он увидел с момента инактивации барьера, — и стремительно понесся на него.

Предостережение прозвучало как раз вовремя. Инопланетянин пролетел высоко над Джорджем, но, не крикни он, виленджи раздавил бы Уокера, бежавшего вслед за псом. Человек бросился в сторону и успел увернуться от удара летящей пурпурной массы. Виленджи, однако, не атаковал, и летел он вдоль коридора отнюдь не по своей воле. Он с грохотом приземлился на пол, подскочил и замер, неестественно разбросав в стороны свои похожие на ласты конечности. При ближайшем рассмотрении тяжело дышащий Уокер решил, что конечности, скорее всего, были вывихнуты.

Он догнал Джорджа, и они вместе побежали дальше по закругленному коридору. Внезапно их остановил оглушительный рев. Рев был громоподобен и ошеломляющ. Мало того, он был поэтическим.

— Да сгинет нечисть, осужденная на вечную тьму, куда я ее посылаю! — Слова сопровождались громким барабанным боем.

Замедлив шаг, человек и пес, проявляя инстинктивную осторожность, двинулись на шум и обнаружили своего исполинского друга. Как только они его увидели, им сразу стал понятен источник барабанного боя.

Без усилий обхватив тяжелого виленджи одним щупальцем, Браук изо всех сил колотил его головой по стене коридора. Точнее, не головой, а тем, что осталось от конического вместилища мозга. Это обстоятельство нисколько не охладило пыл туукали, который продолжал неистово размахивать мертвым телом.

— Браук! — Уокер подобрался ближе, стараясь, чтобы исполин не размозжил его мертвым, как камень, виленджи. — Это я, Маркус Уокер, человек. — Он протянул руку в сторону преданно вертевшегося рядом четвероногого. — Джордж вернулся. Говорит, что мы должны идти с ним.

— Немедленно! — гавкнул Джордж, стараясь придать голосу торжественную суровость.

Туукали нехотя перестал размахивать мертвым виленджи, и мертвое тело безвольно повисло на паре похожих на тросы щупалец.

— Уокер, Джордж! Какая радость вновь видеть вас. — Он поспешил навстречу друзьям.

— Это ты можешь оставить здесь. — Уокер кивнул в сторону безголового мертвеца.

— Ах да. — Бросив обмякшее тело на пол, Браук присоединился к Уокеру и Джорджу.

Предсказание Скви оказалось на сто процентов верным. Когда туукали и человек, ведомые псом, пустились в обратный путь, вокруг них царил хаос, шум и топот заглушали воющие сирены тревожной сигнализации. Опьяненные нежданной свободой, пленники бежали, сталкивались, снова разбегались, проникая во все щели и коридоры. Конечно, все их усилия в конечном счете были напрасны. Находясь на корабле, с которого было некуда бежать, они были обречены снова быть пойманными и посаженными в загоны и камеры. Эта же участь грозила, без сомнения, Уокеру и его друзьям, но они были полны решимости оттянуть этот момент как можно дальше. В отличие от остальных пленников они знали, как это сделать.

Впереди показался вход в ведущий вниз коридор. Однако, вместо того чтобы следовать за Джорджем, Уокер вдруг резко остановился, проехав несколько дюймов по гладкому полу.

— Что ты делаешь? — выглянув из-под нависшего над ним Браука, встревоженно пролаял Джордж.

— Так, надо закончить одно дело. — Не обращая внимания на протесты пса, Уокер, с перекошенным от злобы лицом, пробежал мимо входа дальше по коридору.

Гуаба не заметил приближения человека. Существо бесцельно бродило, ошалев от внезапно свалившейся ему на голову свободы; большие, слегка навыкате, глаза смотрели куда-то в дальний конец коридора. Мастерство не пропадает. Уокер атаковал малорослого противника сзади, вспомнив, как он удачно сбивал с ног квотербеков соперников.

Гуаба весил не больше шестидесяти фунтов, и толчок крупного мужчины, в четыре раза более тяжелого, имел для него последствия поистине катастрофические. Инопланетянин вскрикнул от неожиданного удара, и Уокер всем телом ощутил, как хрустнули его хрупкие косточки. Длинные тонкие конечности были сломаны в нескольких местах. Поднявшись с извивающегося в корчах мешка с костями, Уокер принялся добивать его ногами. Кто-то вдруг крепко ухватил его за занесенную для очередного удара ногу.

Это был Джордж, вцепившийся в штанину джинсов Уокера.

— Надо идти, Марк, — негромко произнес Джордж, разжав челюсти и отпустив порванные джинсы. — Хочешь, чтобы тебя здесь застукали виленджи? — Он дернул головой в сторону распростертого на полу гуабы. — Хочешь, чтобы они увидели, чем ты здесь занимаешься?

Уокер заколебался. Ему осталось нанести еще один, последний удар, чтобы сломать этому мерзавцу шею, но потом он решил, что лучше оставить все как есть. Если виленджи возьмут на себя труд заняться лечением гуабы, то это на некоторое время отвлечет кого-то из них от поисков и преследования зачинщиков беспорядков. Но может быть, зверски осклабившись, подумал Уокер, они решат продать гуабу по бросовой цене, как испорченный товар. Потом, последовав за Джорджем, он подумал, что этот гуаба с самого начала был испорченным товаром.

Пока Уокера и Джорджа не было, Браук не скучал. Выбежав из коридора, двое виленджи, вооруженные пистолетами с парализующим клеем, зазевались и посмотрели не в ту сторону. Увлекшись обезвреживанием и без того безобидного, охваченного паникой аа'лупты с Хигры III, виленджи забыли оглянуться. Один из них заметил появление исполинского туукали только в тот момент, когда он отделил голову его спутника от туловища. Уцелевший виленджи не успел воспользоваться своим оружием, так как Браук стремительно засунул его в рот противника. Уокеру пришлось схватить туукали за щупальце, как Джордж только что ухватил его самого за штанину, и хорошенько сжать, чтобы заставить исполина прекратить развлечение.

Они беспрепятственно спустились вниз. Оставшиеся непойманными пленники все больше и больше рассыпались по кораблю, и виленджи пришлось разделить силы, чтобы выследить и изловить их. Но в то время, как остальные беглецы носились по чреву корабля без руля, ветрил и осознанной цели, странное трио друзей очень хорошо представляло себе, куда и зачем надо бежать, летя по наклонному коридору.

Джордж, несмотря на охватившее его возбуждение, не забыл крикнуть Брауку, чтобы тот пригнулся, когда они пробегали сквозь так хорошо знакомую псу дверь. По ту сторону потайного входа их уже ждала Скви. От волнения и тревоги она завязала узлом несколько своих щупалец.

— Я уже думала, что вы где-нибудь заблудились, из-за врожденной тупости и недомыслия, — сказала она, когда Уокер, Браук и Джордж подошли к ней.

— Мы тоже очень рады вновь тебя видеть.

Уокер тяжело дышал, но адреналин так сильно бушевал у него в крови, что он чувствовал, что смог бы добежать до Земли.

— Не знаю, как тебе это удалось, Скви, но ты это сделала. — Наклонившись вперед, он, ни секунды не колеблясь, запечатлел на макушке блестящей головы к'эрему звучный, влажный и жаркий поцелуй.

Она отшатнулась:

— Как ты смеешь? И это после всего того, что я для вас сделала!

— У нас это считается высшим проявлением благодарности и восхищения, — сказал Уокер. Он взглянул на Джорджа, и пес согласно кивнул.

— А, ну в таком случае ладно. — Скви осторожно провела щупальцем по макушке. — Как высшему существу, мне пристало терпеть архаичные изъявления благодарности, столь характерные для первобытных народов. Во всяком случае, хорошо хоть, что этот жест не высушивает кожу.

Когда Скви закончила работу, в коридоре снова вспыхнул свет. Четыре пары разнообразных по устройству и размерам глаз тотчас принялись прощупывать окружавшее пространство. Пока беглецы были одни.

— Кажется, виленджи сумели восстановить энергоснабжение, — с беспокойством пробормотал Уокер.

— Ваш биологический вид, должно быть, славится своей способностью тонко подмечать абсолютно очевидные вещи. — Скви немедля пошла вправо, скользнув мимо блока управления. — Нам надо немедленно убраться отсюда.

— Утопая в свободе, сердца мои счастливы нестись вперед, — продекламировал Браук, устремляясь за Скви.

— Но куда нам нестись? — поинтересовался Уокер. Он уже привык к врожденному сарказму к'эрему и перестал обращать на него внимание.

— Я не теряла времени, ожидая вашего появления. Не думаете же вы, что я просто размахивала щупальцами? — Благодаря строению своего тела Скви могла смотреть на Уокера и одновременно продолжать двигаться. — Кроме оборудования, я сумела разобраться и в схеме корабля. Как я и предполагала, он очень велик. Достаточно велик для того, чтобы в нем мог надежно спрятаться даже такой гигант, как туукали, если, конечно, мы будем действовать с умом.

Уокер заметил, что они углубляются в темный лабиринт трубопроводов, механизмов и прочего оборудования.

— Разве эти остроголовые не смогут найти способ выследить нас на собственном корабле? — Джордж бежал рядом со своим человеком, время от времени нервно оглядываясь через плечо. Блок управления исчез за поворотом, в коридоре за их спинами было по-прежнему пусто.

— Почему они, собственно, должны нас найти? — отозвалась Скви с успокаивающей, хотя и не вполне оправданной уверенностью. — По служебным помещениям ходят только члены экипажа, и если кто-то из них столкнется с трудностями или попадет в беду, то сможет оповестить об этом по личной связи. Нет оснований создавать сложную систему слежения, если есть возможность просто позвать на помощь. Если мы проявим осмотрительность, то наверняка сможем продлить время нашей свободы.

— Они наверняка выследят нас и организуют погоню, — уверенно произнес Уокер.

Отчаявшись, Скви ответила ему без обычного сарказма:

— Так как система освещения полностью восстановлена, мы можем с уверенностью считать, что заново активированы и защитные барьерные поля. Виленджи еще некоторое время будут заняты поимкой наших сотоварищей по несчастью, которые до сих пор бесцельно бродят по коридорам, предназначенным для экипажа. Потом виленджи потребуется еще некоторое время, чтобы изловить тех пленников, у которых хватило ума попрятаться. К тому времени мы должны быть далеко отсюда, в той части корабля, где виленджи будут искать нас в последнюю очередь.

Скви и Джордж точно знали дорогу. Во всяком случае, очень скоро они стояли (а Браук скрючился) у загона Уокера, где он оказался, проснувшись после похищения. Он испытывал очень странное чувство, понимая, что такие знакомые предметы, как палатка, одежда и прочая ненужная, но уютная мелочь, напоминавшая о доме, находится буквально над его головой, но дотянуться до них он не мог. Он не смел — даже если бы смог — воспользоваться пищевым лифтом, чтобы подняться на поверхность, так как это означало немедленную поимку. Выйдя в загон, Уокер неминуемо попал бы в поле зрения системы слежения виленджи. Так что фонарик и оставшиеся в палатке батарейки были так же доступны ему, как если бы лежали на Луне.

Уокер и Джордж набрали и сложили стопками множество пищевых брикетов. Браук неожиданно показал себя мастером связывать не только слова, но и материальные предметы. Сорвав со стоявшего поблизости механизма какой-то гибкий и мягкий, по-видимому металлический, материал, он ловко соорудил из него четыре сумки — грубые, но надежные. Непроницаемый материал удерживал не только твердые вещества, но и воду. Но здесь вдруг возникли две проблемы.

— Я понесу твою поклажу, — сказал Уокер псу, когда стало ясно, что спина Джорджа слишком узка даже для самого маленького мешка.

Джордж лукаво оскалил зубы:

— Я всегда говорил, что и люди иногда на что-то годятся.

Вторая проблема оказалась потруднее.

— Я не понесу вещи. — Скви поджала щупальца, отказываясь брать протянутый ей Брауком мешок. — К'эрему не опускаются до физического труда.

— До какого же труда снисходят к'эрему? — Глазные стебли туукали угрожающе повернулись к маленькой Скви.

Уокер встал между ними и поднял руку:

— Все в порядке, Браук, я понесу ее вещи.

Исполин мгновение колебался. Потом, вместо того чтобы отдать Уокеру пару мешков, сделанных для Скви, он взял мешки у человека и перекинул их через свою четвертую конечность. На могучем щупальце Браука все четыре мешка болтались так же легко, как ридикюль на руке старой дамы.

— Ладно, я сам понесу еду и питье. Их вес давит мне на психику меньше, чем причитания некоторых.

Скви была готова ответить подобающей колкостью, но, встретив предостерегающий взгляд Уокера, передумала. Или внутренний голос подсказал ей, что лучше промолчать.

Возвращаясь знакомым путем, Скви и Джордж направились к загону туукали и к ее собственному обиталищу. После того как они собрали все находившиеся там брикеты, кубики, плитки и всю воду, к'эрему повела их через круг в окружавший загоны светлый служебный коридор, руководствуясь, как она выразилась, «мысленной картой, которую она составила, изучив всю информацию, каковая оказалась ей доступна в то время, пока она ожидала остальных в тумане блока управления».

До сих пор они так и не встретились ни с одним тюремщиком-виленджи. Кольцевой коридор был пуст. Должно быть, как и говорила Скви, виленджи были сильно заняты поимкой разбежавшихся пленников. Когда они оказались под толстыми потолками, отделявшими их от находившихся над их головой загонов, Уокер непроизвольно поднял голову и посмотрел вверх. Безмерным было, видимо, несчастье заново пойманных пленников. Он мог представить, какое отчаяние испытывал бы сам, если бы после нескольких часов опьяняющей свободы снова оказался бы в тесном, запертом со всех сторон загоне.

Уокер от души надеялся, что хотя бы некоторые пленники, прежде чем их снова заперли в загоны, смогли, как Браук, поквитаться с виленджи, причинить хотя бы какой-то вред этим надменным существам. Он с удовольствием представлял себе, как эти негодяи, вооруженные своими пистолетами, носятся как угорелые по коридорам, пытаясь водворить по местам всех пленников. Если Скви права, то это займет у виленджи довольно много времени.

Конечно, постепенно все беглецы, не имея ни оружия, ни ясного представления о цели побега, будут неизбежно пойманы и водворены на место. Естественно, как и положено в тюрьме, все заключенные будут строго изолированы и пересчитаны по головам. Сколько бы раз виленджи ни пересчитывали заключенных, они всякий раз будут убеждаться, что не хватает четырех пленников. Тогда они мобилизуют все свои ресурсы для поимки четырех оставшихся беглецов.

Скви, кажется, абсолютно уверена, что им удастся остаться на свободе еще довольно продолжительное время. Сам Уокер такой возможности не видел, но уповал на Скви, которая, вероятно, могла знать то, что было неведомо и недоступно Уокеру. Во всяком случае, Марк очень на это надеялся. Когда они свернули в следующий коридор и направились к какой-то глухой стене, Уокер понял, что без интеллекта к'эрему виленджи, вероятно, поймали бы его в течение часа. Маленький Джордж, который мог протиснуться в любую щель и лучше спрятаться, протянул бы, пожалуй, на пару дней дольше. Браука взяли бы сразу — правда, судя по всему, не без урона для тюремщиков. Вспомнив драку у входа в запретный коридор, Уокер испытал чувство такого кровожадного удовлетворения, что даже испугался. Правда, ненадолго. Куда больше его мучило сожаление.

Сейчас он очень жалел, что не принял более активного участия в расчленении тех двух виленджи.

Когда они приблизились к стене, в ее центре возник проход. Почему бы и нет? — подумал Уокер. По коридорам корабля могли ходить только члены экипажа. Само их присутствие открывало им доступ во все помещения корабля, так как никто иной здесь появиться не мог. Так, во всяком случае, видимо, думали виленджи. Вслед за Скви они вошли в тускло освещенный проход. Он был узкий, но достаточно высокий для рослых виленджи. Правда, для Браука этот коридор был слишком узок и низок. Как только туукали, пригнувшись, прошел сквозь дверь, она тотчас исчезла. На ее месте снова возникла сплошная стена.

Впереди беглецы увидели массу тихо жужжавших механизмов, никак не отреагировавших на их появление. Коридор был так длинен, что Уокер не мог разглядеть его конца. Это были таинственные внутренности корабля виленджи. Впрочем, почему они не смогут в них разобраться?

Глава 12

Ловить пленников не было его непосредственной задачей. Прет-Клоб стоял в стороне, наблюдая, как два отчаявшихся ззада пытались бежать, вскарабкавшись на потолок. Присоски на подошвах позволяли им удерживаться практически на любой поверхности, а шесть конечностей с многочисленными суставами обеспечивали потрясающую гибкость. Стоявший рядом Аруд-Твет тщательно фиксировал наблюдения.

Виленджи были материалистами, не склонными упускать возможность получения прибыли, но тем не менее массовый побег пленников из загонов они решили использовать для того, чтобы больше узнать о своем имуществе. Никто из виленджи и не думал впадать в панику. Заботило их только одно: чтобы поимка разбежавшихся пленников не сопровождалась травмами — это могло снизить продажную стоимость.

Особую озабоченность вызывал тот факт, что до сих пор они не смогли обнаружить сбежавшего туукали. На самом деле это был единственный из всех пленников, кого виленджи не на шутку боялись. И не без оснований, мрачно подумал Прет-Клоб. Четверо рабочих особей уже поплатились жизнью из-за этого чудовища. Прет-Клоб поклялся себе, что жертв больше не будет. Конечно, за туукали можно взять хорошую цену, но если этот злокозненный великан будет продолжать свои бесчинства, то его придется, как ни жаль, убить, чтобы не допустить других бессмысленных смертей. Конечно, это в случае, если его не удастся каким-то образом быстро успокоить. Если все-таки туукали придется убить, то убыток они возместят, взвинтив цены на остальных пленников.

Было очень забавно наблюдать, как пара ззадов пыталась проскользнуть из складского помещения мимо подстерегавших их у выхода из комнаты виленджи. Если его предположение верно, то это очень перспективная парочка детородного возраста. Прет-Клоб не имел ни малейшего желания их терять. Мало того, он не хотел, чтобы пострадал хотя бы один чувствительный волосок с их брюшка. Правда, этот вид не отличался большим интеллектом. Но у ззадов была и положительная черта. Они были прирожденными акробатами и легко поддавались дрессировке. Есть планеты, правители и торговцы которых будут готовы отвалить огромные деньги за подобное развлечение. Более того, эти акробаты могут размножаться, воспроизводя себе подобных, а это значит, что первоначальные вложения впоследствии окупятся сторицей.

Ззадов выкрали с примитивной планеты, и они должны быть по гроб жизни благодарны виленджи за то, что остаток жизни эти дикари проведут в каком-нибудь центре галактической цивилизации. Прет-Клоб рефлекторно сжал и разжал клапан верхней конечности, звучно чмокнув присосками. К сожалению, чувство благодарности не было присуще большинству пленников. За редким исключением пленники горели желанием вернуться на свои родные планеты. Эти устремления товара мало интересовали Прет-Клоба и его товарищей. Единственная их забота — это извлечение прибыли. В цивилизации с массой потребностей и с высоким платежеспособным спросом прибыль и доход были вещами практически гарантированными. К счастью, никто пока не изобрел способ химически синтезировать новшества.

— Смотри, как быстро они могут менять направление движения, даже когда движутся вниз головой. — Стоявшая рядом Двен-Палт взмахнула устройством, напоминающим ружье, хотя на самом деле это было приспособление, которым усмиряли особенно строптивых пленников. Задачей Двен-Палт была поддержка трех членов экипажа, неумолимо теснивших пару отчаявшихся ззадов в дальний угол помещения.

— Да, их проворство впечатляет, — с готовностью согласился Прет-Клоб. — Смотри, они, кажется, уже готовы к попытке прорыва.

Подняв зажатый присосками инструмент, один из преследователей прицелился в женскую особь и выстрелил. Липучка пролетела мимо, так как существо, оттолкнувшись от потолка, перепрыгнуло через складской стеллаж. Самец последовал за подругой, но в него тотчас попали две липучки, пущенные остальными двумя преследователями. Попав в ззада, липкое вещество тотчас сократилось, прижав конечности существа к телу. Обездвиженный самец что-то свистнул своей подруге, испустив серию высокочастотных звенящих звуков. Оглянувшись со стеллажа, на который она приземлилась, самка посмотрела на своего мужчину. Увидев, что двое виленджи склонились над ним, она отвернулась и снова бросилась вперед.

Надо было отдать должное ловкости существа: Двен-Палт, державшая ее на прицеле, едва не промахнулась. Это привело бы к продолжению погони, и, хотя было бы интересно узнать что-то новое о повадках этих забавных существ, она отвлекла бы экипаж от исполнения рутинных обязанностей. Заряд был невелик, учитывая небольшие размеры существа, но энергии его хватило на то, чтобы парализовать летящую самку. Она грохнулась на пол, и двое виленджи бросились к ней, чтобы удостовериться, что она не покалечилась.

Проведя датчиком вдоль удлиненного неподвижного тела, Двен-Палт махнула свободной конечностью.

— Внутренние показатели в пределах нормы. Эта тварь отделается легкими ушибами, но высота падения была слишком мала, и конечности остались целы.

Усики, обрамлявшие конический череп Прет-Клоба, красноречиво свернулись.

— Очень рад это слышать. Врачам и без того приходится очень тяжело.

Прет-Клоб был в курсе, что не всех беглецов удалось изловить так эффективно, некоторые были серьезно травмированы. Кроме того, надо было продумать, какому наказанию подвергнуть особей, оказавших сопротивление. Впрочем, могло быть и хуже. Пока в ходе поимки погибли всего две особи. Это не считая еще одного существа, убитого в драке с другими пленниками. Этой потери Прет-Клобу было особенно жаль. Гуаба был умен и очень полезен.

Впрочем, не составит большого труда его заменить. Среди пленников всегда найдутся охотники помогать виленджи в обмен на особый пищевой рацион, развлечения и другие мелкие привилегии. Удостоверившись, что пара ззадов успешно поймана, он наклонился к коммуникатору, висевшему на левой верхней конечности, и потребовал доложить о ходе операции поимки и усмирения.

Он уже знал — и данные автоматических средств слежения подтверждали это, — что из ста процентов живого имущества девяносто два воспользовались неожиданной возможностью и бежали из своих загонов. Большинство беглецов уже поймано, местонахождение остальных — известно. Из остальных — если не считать пару ззадов — шесть существ пока не были обнаружены. Среди них — автоматика подтверждала это — находились два существа, считавшиеся ранее погибшими. Прет-Клоб оценивал эти данные без всякой предвзятости. Как ни хорошо знаешь свое имущество, оно иногда преподносит сюрпризы, непредсказуемо себя ведет и проявляет способности, о которых никто не мог даже подозревать. Вот, например, маленькое и слабое четвероногое существо с третьей планеты какого-то мелкого солнца. Кто бы мог ожидать, что оно окажется среди существ, все еще остающихся на свободе? То, что туукали до сих пор гуляет на воле, вполне объяснимо и понятно. Но этому лохматому четвероногому потребовалось ввести стимулятор мозга для того, чтобы оно понимало обращенные к нему команды и могло поддерживать элементарный разговор. Нет, все же эти инопланетные виды с периферийных миров были полны сюрпризов.

Он и Двен-Палт следили, как аккуратно вынесли пойманных ззадов. Их раны и царапины залечат, а потом они будут получать полноценное питание и лекарства. По выздоровлении их вернут в загоны, а потом выпустят в большой общий загон. К этому времени, надеялся Прет-Клоб, будут пойманы и шесть оставшихся особей.

Если не считать смерти нескольких членов экипажа, погибших в мощных щупальцах туукали, то массовое бегство пленников можно было считать полезным и поучительным уроком. Впрочем, не стоило уж слишком сильно оплакивать четырех погибших, так как теперь их доли от прибыли можно будет разделить между остальными. Результат предварительного анализа событий, предшествовавших происшествию, показал, что по крайней мере одна из бежавших особей способна работать со сложными приборами. Были предприняты экстренные меры с тем, чтобы не допустить ничего подобного в будущем. Отныне никто не сможет подавать механизмам несанкционированные команды, никто не сможет инактивировать заградительные барьеры.

Сегодня он будет спать спокойно. Встряска была полезна для расслабившегося экипажа. Но теперь все позади, настало время успокоиться и вернуться к обыденной рутине. На следующий день все беглецы будут непременно возвращены в свои загоны. После этого можно будет сбросить напряжение и снова доверить основную работу автоматам.

Надо сказать, что существа, вдохновившие пленников на побег, заслуживали истинного восхищения. Они проявили поразительную для таких примитивных созданий способность к творчеству. Прет-Клобу очень хотелось узнать подробности того, как все происходило. Это надо было знать не только из любопытства, но и для того, чтобы не допустить повторения массового беспорядка. Кроме того, невероятно интересно, когда низшее существо вдруг подпрыгивает выше головы и неожиданно уязвляет врожденное чувство превосходства виленджи, а затем снова падает на дно своего природного невежества.

Это будет завтра, решил он, когда они с Двен-Палт вышли в ближайший коридор. Разбор ситуации, ее анализ и выводы они сделают завтра. Он почти жалел об этом. Массовый побег и волнение, связанное с поимкой пленников, стали самой большой радостью в его жизни.


Уокер, озираясь, осматривал коридор, а Джордж беспрестанно задирал нос к потолку, пока Скви уверенно вела их по бесконечному лабиринту трюма корабля виленджи. Шли они медленно, так как им приходилось обходить сенсоры, предназначенные для обнаружения движущихся биологических объектов. Сенсоры были предназначены для того, чтобы усиливать яркость света и подачу воздуха в отсек. Само по себе это было бы неплохо, но Скви опасалась, что сенсоры одновременно посылают информацию на центральный пульт слежения. В этом случае виленджи сразу поймут, где находятся пленники, которых они очень хотят найти.

Так они два дня терпели затхлую атмосферу и полумрак, положившись на слово и знания взявшей на себя руководство к'эрему. Впрочем, иного выбора у них не было. Уокер был рад подчиняться — при условии, конечно, что Скви знала, что делала. Если же все пойдет не так и она выведет их прямо в руки виленджи, то он всегда успеет удавить Скви ее же собственными щупальцами.

— Послушай, скажи мне одну вещь, — спросил он, когда они протиснулись сквозь особенно трудный, тесный и почти вертикально направленный лаз, — ты типичный представитель своего рода? Я хочу сказать: все к'эрему такие, как ты?

Она внимательно посмотрела на Уокера серебристыми глазами:

— Если ты имеешь в виду мою личность, чья зрелость и совершенство находятся выше твоего смутного и слабого разумения, то я буду счастлива ответить тебе, что если тебе выпадет счастье и удача посетить К'эрем, то ты поймешь, что своему выдающемуся терпению и вежливости я обязана длительному заключению.

Уокер содрогнулся от головы до пят.

— Смотрите, здесь что-то интересное.

Пригнувшись, чтобы не удариться головой о трубы, идущие вдоль потолка, Браук остановился и принялся разглядывать светлые прозрачные трубы. Все остальные окружили любопытного туукали.

Приподнявшись на задние лапы и пританцовывая, чтобы сохранить равновесие, Джордж принюхался к пятну, на которое указывал Браук. Из маленькой трещины вытекала жидкость, цветом и консистенцией напоминавшая скисшие сливки. Пес брезгливо сморщил нос.

— Фу. Напоминает какие-то промышленные отходы.

— Как раз напротив, — отозвалась Скви. — Я думаю, что эта сиропообразная жидкость является главным источником питания для наших тюремщиков. — Развернувшись на щупальцах, Скви внимательно осмотрелась и сосредоточила свое внимание на нескольких панелях, обрамлявших отдельно стоявшую колонну, словно защитные роговые пластины на шее гигантского динозавра. — У меня появилась одна идея.

Уокер нервно оглянулся и осмотрел пространство за их спиной. Прошло уже довольно много времени с тех пор, как они в последний раз видели виленджи, а сейчас им перестали попадаться и движущиеся автоматы.

— Нам понадобится много времени на ее осуществление? — спросил Уокер.

— Нет. — Три щупальца ласково коснулись плеча человека. — Скорее всего, наша свобода не продлится больше нескольких дней. Эта печальная неизбежность обязательно поразит нас, но разве не испытаем мы радости оттого, что сумели доставить несколько неприятных минут нашим ублюдочным тюремщикам?

— О да! — Даже не зная, что придумала хитроумная к'эрему, Джордж был уже в восторге.

Браук тоже горел желанием помочь.

— Что должны сделать мы, бродящие по чреву корабля, в поисках выхода из заточения?

— Для начала, — сказала Скви, — мне надо, чтобы ты открутил левую панель. Кажется, она намертво привинчена.

Приблизившись к колонне, Браук протянул вверх левые щупальца, тщательно ощупал края панели и осторожно отвернул ее в сторону. Крепления жалобно заскрипели, согнувшись, словно резиновые. Скви уселась на щупальце гиганта и попросила его поднять ее к панели. Пока Уокер и Джордж внимательно вглядывались в оба конца коридора, Скви что-то делала в образовавшемся отверстии.

Через двадцать минут, когда человек и пес уже стали не на шутку нервничать, Браук опустил Скви на пол. Держа в щупальцах несколько каких-то маленьких предметов, к'эрему принялась что-то с ними делать. Хотя Уокеру было трудно сказать что-то определенное о чувствах инопланетянки по ее плоскому лицу, он все же мог бы поклясться, что Скви с удовольствием смотрит на результаты своего труда.

— Что ты с ними делала? — спросил Уокер, когда они снова двинулись по коридору.

— За высокомерие полагается награда, — ответила Скви без малейшего намека на иронию. — Виленджи отреагируют на мои усилия, но не раньше, чем их результаты станут явными. Если я все сделала правильно, то результат проявится завтра, по корабельному времени.

— Но все же, что ты сделала? — поинтересовался Джордж, вклинившись между Скви и Уокером.

— Внесла некоторые усовершенствования в систему жизнеобеспечения виленджи. — Горизонтальные черные зрачки уставились на человека. — Ваш вид обладает способностью к воображению?

— У нас очень живое воображение, — заверил ее Уокер.

— Что-то я сомневаюсь… — Она тотчас осеклась. — Я постараюсь сделать наглядную мысленную иллюстрацию как можно более простой, чтобы даже ты смог ее понять.

И Скви приступила к рассказу.


Двен-Палт осторожно продвигалась вперед по коридору. В коммуникаторе, висевшем на руке, раздался голос. Это была ограниченная линейная передача, и только одна Двен-Палт могла ее слышать.

— Что-нибудь есть? — спросил Прет-Клоб.

— Пока нет, — пробормотала она в ответ.

В другой руке она держала снадх. В отличие от прочих орудий, которыми виленджи пользовались для того, чтобы ловить бежавших пленников, снадх предназначался не для того, чтобы опутывать, обездвиживать, бить током, усыплять или каким-либо иным образом усмирять безвредные существа. В обойме снадха, под высоким давлением, был спрессован десяток мелких взрывчатых шариков, предназначенных для убийства.

Это смертоносное орудие оказалось необходимым, потому что среди четырех оставшихся непойманными пленников был смертельно опасный туукали. По крайней мере, виленджи надеялись, что эти четверо были в целости и сохранности. Вполне, правда, могло случиться и такое, что озверевший и впавший в неистовство туукали убил и съел троих пленников. Поэтому пятеро виленджи, посланные на поимку сбежавших пленников, были преисполнены решимости не только ловить, но и убивать.

Никто не хотел убивать туукали. Это был весьма ценный образец. На его продаже можно было сделать очень хорошие деньги. Однако виленджи, потеряв нескольких сотоварищей, были уже не готовы приносить дальнейшие жертвы во имя будущей прибыли.

Когда вспомогательный сенсор в секторе Джвидх активировал мониторы и показал присутствие органической жизни в секторе Тхаб, у Прет-Клоба возникло сомнение в исправности аппаратуры. Помимо недоумения по поводу того, что пленникам или одному пленнику удалось войти в запретную зону корабля, удивление вызывал и тот факт, что они смогли уйти так далеко от зоны загонов. Правда, все это не имело ровным счетом никакого значения. Пленники просто забрели туда. Идти им все равно было некуда.

Теперь, когда местонахождение этих пленников было обнаружено, команду под руководством Двен-Палт послали, чтобы изловить разгулявшихся пленников. В конечном счете более развитые формы жизни всегда побеждают.

Двое членов команды несли усиленные ловушки. Это было самое тяжелое орудие в арсенале виленджи. Содержащегося в баллонах оглушающего вещества хватило бы не только на то, чтобы усмирить туукали, но и на то, чтобы парализовать двух или трех таких гигантов. Меньшую озабоченность вызывали другие, менее опасные беглецы, если, конечно, они остались живы. Для них сошло бы любое устройство для поимки.

Команда была уже недалеко от сенсора, пославшего сигнал о присутствии живого существа. Виленджи быстро приготовились и приступили к делу. Вероятно, пленники не успели уйти далеко от сенсора. Команда работала осмотрительно, так как поблизости находился вырвавшийся на волю туукали, но ее члены не испытывали страха. В конце концов, они виленджи, и это их работа.

Один из виленджи, шедший справа от Двен-Палт, обоими верхними клапанами аккуратно взял на изготовку свое смертоносное орудие, жестко зафиксировав его многочисленными присосками. Все, что им было нужно, — это просто увидеть грозного великана, а потом снаряды с усыпляющими веществами сами найдут свою цель. Если же усыпить туукали не удастся, то придется пустить в ход снадх. От внимания команды не могла и не должна была ускользнуть ни одна мелочь. Двен-Палт знала, что, несмотря на то что массовый побег несколько развлек экипаж, поймать оставшихся на воле пленников надо было как можно скорее, чтобы команда корабля могла вернуться к своим обычным штатным обязанностям. Двен-Палт надеялась, что через несколько секунд беглецы будут пойманы и забавному эпизоду придет конец.

— Смотри сюда, — вполголоса сказал один виленджи другому и жестом указал, куда надо смотреть.

Проявляя повышенную бдительность, команда собралась вокруг одной из множества труб, доставлявших питательную смесь в сектор Либдх. Однако внимание команды привлекла не маленькая трещина в трубе, а загадочный рисунок на полу, сделанный засохшей смесью. Когда стало ясно, чем нанесен рисунок, все сенсорные органы Двен-Палт напряглись. Упоенные своими успехами беглецы слишком много о себе возомнили и решились на неслыханную дерзость. После поимки к ним придется применить физические методы воспитания. Безобразие надо ликвидировать. Клапаном нижней конечности Двен-Палт начала стирать рисунок.

Обтянутый носком клапан внезапно натолкнулся на что-то твердое и неподвижное. Под засохшей коричневато-белой питательной смесью, похоже, находился какой-то плотный предмет. Стерев рисунок, Двен-Палт обнаружила под ним сенсор. До нее вдруг дошло, что на полу такого сенсора просто не могло быть. С пониманием этого факта явились и захлестнувшие Двен-Палт эмоции. Эти эмоции заставили ее совершить стремительное движение. Затем она поняла, что движение было вовсе не таким уж быстрым.

Сенсор подал сигнал, и произошла детонация взрывчатого вещества. Взрывом разворотило трубу, подающую питательную смесь. Из дыры во все стороны стала разлетаться молочно-белая жидкая смесь, быстро засыхавшая до консистенции раскрошенного мела. Посреди всей этой неразберихи и смятения один из стрелков случайно выстрелил. Выискивая цель в пределах досягаемости орудия, усыпляющая сеть накрыла одного из членов команды. Несчастное существо резко осело, обмякло и, потеряв сознание, рухнуло на пол.

Вскинув оружие, члены команды открыли беспорядочную стрельбу по всем направлениям. Но в техническом переходе ничто не шевелилось. Удостоверившись, что кроме них в коридоре никого нет, и убедившись, что они стали жертвами подготовленной диверсии, Двен-Палт поняла, что у нее нет иного выхода, кроме как связаться с Прет-Клобом и сообщить ему, что произошло. Двен-Палт была настолько поглощена происшедшим, что забыла выключить передачу изображения.

Командир корабля был явно не в восторге, увидев вымазанный пищевой смесью торс Двен-Палт. Одно дело, когда представитель низших форм жизни тебя перехитрил. Но совсем иное дело, когда он выставил тебя полным дураком.


По корабельному времени прошло еще два дня, но следы четырех беглецов так и не были обнаружены. Создавалось впечатление, что они сбежали с корабля. Невидимое присутствие четверки существ, прячущихся где-то в недрах межзвездного корабля, начало нарушать работу экипажа. Уверенность в собственном превосходстве не помогала. Работавшие на своих местах виленджи то и дело нервно оборачивались, чтобы убедиться, что никто не стоит у них за спиной. Особенно сильно волновались те, кому приходилось работать в одиночку в дальних отсеках корабля, когда там требовалось присутствие мыслящего существа.

Дело зашло так далеко, что Прет-Клоб был вынужден, против воли, собрать экипаж на совет. Так как командиру корабля была невыносима сама мысль о том, что совещание стало необходимым из-за действий четырех низших существ, он объявил, что созывает собрание для того, чтобы обсудить давно назревшие меры по улучшению некоторых рутинных процедур. Понятно, что эта уловка никого не обманула, но все делали вид, что на корабле не происходит ничего особенного, так как альтернатива была слишком удручающей.

Когда были назначены все участники совещания, ярким светом вспыхнула сфера совета. Так как все участки сферы находились на одинаковом расстоянии от ее центра, все они были равны, включая самого Прет-Клоба. Сфера была небольшой, но она и не должна была быть слишком велика, так как в ней находились только головы участников. Физически, конечно, ни один виленджи в этой сфере не находился. Не было никакой необходимости отвлекать вызванных членов экипажа от работы. Достаточно было присутствия в сфере их аватаров. Собственно, ничего больше и не требовалось. Роду виленджи не требовалось подкреплять слова жестикуляцией.

Первой выступила Двен-Палт. Было видно, что говорит она очень неохотно. Она рассказала о том, как возглавляемая ею команда подверглась весьма пахучему оскорблению со стороны живого товара. Выходка низших существ — и это были вынуждены признать все плававшие в сфере головы — была хитроумно задумана и ловко осуществлена. Присутствующие согласились с тем, что способности сбежавших существ достойны всяческой похвалы. Никто не смеялся. Такое унижение могло ожидать каждого из них. Тем не менее, в отличие от менее развитых существ, виленджи не страдали от приверженности высокой духовности.

Когда Двен-Палт закончила свое выступление и, облегченно вздохнув, замолкла, засветился аватар Прет-Клоба. Командир открыл обсуждение:

— Как глава нашего тесного сообщества, как его начальник, каковым я, по вашему общему согласию, стал благодаря моей способности принимать решения, поддерживать эффективную работу нашего предприятия, приносящую нам немалую прибыль, я готов выслушать и обсудить все предложения и идеи, касающиеся наилучшего способа справиться с беспрецедентной ситуацией. Несмотря на все наши усилия, — Прет-Клоб намеренно избегал смотреть в сторону аватара Двен-Палт, — четверо похищенных нами существ продолжают бродить по кораблю, и мы не можем их изловить. Конечно, они не представляют опасности ни для корабля, ни для нас, и со временем мы, конечно, их обнаружим и вернем в загоны, но чем дольше они остаются на воле, тем больше страдает наша самооценка, тем меньше становится уверенность в наших силах.

Слова попросил аватар Брид-Нвола:

— Я позволю себе не согласиться с уважаемым руководителем нашего сообщества в том, что бродящий по нашему кораблю живой товар не представляет опасности ни для судна, ни для нас. Допуская, что эта четверка передвигается по кораблю группой, мы должны признать, что они уже проявили способность незамеченными переходить из сектора в сектор и портить систему подачи пищи. Если они способны на это, то что может помешать им вывести из строя жизненно важные системы корабля?

— Невежество, — тотчас парировал Квадж-Мвиф, избавив Прет-Клоба от необходимости отвечать. — Или страх повредить оборудование и механизмы, в результате чего может последовать их собственная смерть. До сих пор они демонстрировали способность к логическому мышлению, пусть даже и примитивному. Таким образом, мне представляется маловероятным, что, предприняв такие значительные усилия для того, чтобы остаться в живых, они вдруг примут решение, способное перечеркнуть все, чего они уже достигли.

Но Брид-Нвол был не из тех, кто сразу соглашается с оппонентом.

— Вы приписываете товару мотивации, присущие исключительно высшим существам. Мы очень хорошо знакомы с их физическими, телесными потребностями, но в то же время до обидного мало знаем об их примитивной психологии. В какой-то момент они могут яростно сопротивляться, но через мгновение уже готовы на самоубийство. При этом они могут необратимо повредить корабль или нанести ущерб нашему сообществу.

В сфере ярким светом вспыхнул аватар Клос-Джлада, заставив спорщиков умолкнуть. Этот состоятельный и авторитетный виленджи принимал участие во множестве экспедиций и имел дело с бесчисленным количеством особей живого товара.

— Лично я считаю, что отчасти правы оба. Я не думаю, что наш товар целиком и полностью примитивен и невежественен. Если бы это было так, то они не смогли бы добиться того, чего уже добились. Из данных системы слежения нам известно, что защитные барьеры вышли из строя не случайно, а были кем-то сознательно отключены. Я не удивлюсь, если окажется, что сделала это четверка, которую мы разыскиваем. Если учесть все это, то можно утверждать, что мы имеем дело с действиями разумных существ.

Точно так же, — продолжил Клос-Джлад, — я не думаю, что пропавшие образцы могут совершить какие-то действия, которые могут причинить им вред. Они затратили слишком много усилий для выживания, чтобы после этого покончить с собой. Поэтому я считаю, что у них иная цель.

— Наш живой товар стремится выжить любой ценой, — заговорила Двен-Палт. — Естественное желание любого пленника — как можно дольше сохранить свободу передвижения. В этом и заключается их цель.

— Хорошо сказано, — согласился Клос-Джлад. — Но все-таки я не могу исключить, что могут быть…

На полуслове его перебила долго хранившая молчание Шиб-Кирн:

— Я полностью согласна с Брид-Нволом. Живому товару ни в коем случае нельзя позволять бродить по трюму корабля. Если даже они не причинят повреждений по злому умыслу, то могут сделать это от утомления, невежества или из страсти к экспериментам.

Она окинула внимательным взглядом аватары присутствующих.

— Во-первых, — продолжила она, — я не намерена сложа руки ждать катастрофы. Неверная установка ключа в управляющее поле может быть так же опасна, как бомба, заложенная в механизмы. Более того, среди беглецов находится смертельно опасный туукали. Четверо убитых членов экипажа — это непомерно высокая цена за сохранение будущей прибыли. Действительно, эти беглецы могут принести хороший доход. Но они же представляют серьезную опасность. Я не думаю, что первое перевешивает второе. Беглецы должны быть уничтожены при обнаружении.

Среди аватаров поднялся ропот, и Прет-Клобу потребовалось все его искусство, чтобы успокоить присутствующих. Когда шум стих, а все головы вернулись на свои места и засветились одинаковым ровным светом, командир стал гасить остатки недовольства.

— Я согласен, что мы не можем позволить товару, а в особенности этой изобретательной и предприимчивой четверке, беспрепятственно перемещаться по нашему кораблю. В то же время надо признать, и последние события это показали, что эти четверо продемонстрировали навыки и таланты, делающие их весьма ценным и дорогостоящим товаром. Основываясь на этом, я решил пересмотреть цены и доставить эти экземпляры нашим лучшим постоянным клиентам.

В центре сферы на темном фоне повисла таблица расчетов, и посыпались комментарии. Как и предыдущий спор, эти комментарии противоречили друг другу.

Хранивший до сих пор молчание Брен-Трад соизволил наконец высказать свое мнение:

— Мы не можем просто так бросаться столь большими доходами!

Несмотря на ворчанье некоторых аватаров, большинство присутствующих придерживались того же мнения. Расчеты Прет-Клоба произвели на них ошеломляющее впечатление.

— Перед нами стоит сложная задача, дорогие коллеги, члены нашего сообщества. Чем больше ума и изобретательности продемонстрируют бродящие по кораблю образцы товара, тем выше станет их цена. Чем дольше они останутся на свободе, тем больше докажут они свою ценность.

— Если исходить из такой точки зрения, — непреклонно проворчал Брид-Нвол, — то наибольшей ценностью они станут обладать после того, как убьют всех нас.

— И они это сделают, — согласился Прет-Клоб без тени иронии. — Однако для того, чтобы получить выгоду от их возросшей ценности, нам надо проследить, чтобы дело не дошло до такого экстравагантного конца. Сбежавшие пленники должны быть захвачены живыми. Это надо сделать хотя бы потому, что мы до сих пор не знаем, как они смогли уйти из своих запертых загонов.

— Для того чтобы это узнать, нам потребуется всего один экземпляр из четырех, — запальчиво произнес Брид-Нвол. — Остальных можно ликвидировать.

— Доход, — глубокомысленно заметил Клос-Джлад, — всегда связан с определенным риском. Смерть — это последняя строка в общем счете. Но прибыль расположена выше. Я могу предложить собранию удвоить усилия по поимке сбежавших экземпляров — поимке живыми. Уже потом, если у нас не останется иного выбора, их можно будет убить.

Поколебавшись, нехотя — в свете четырех смертей от рук гиганта туукали — собрание все же согласилось с доводами почтенного Клос-Джлада. Решено было следующее: необходимо продолжать попытки поймать сбежавшие существа. Однако по настоянию Брид-Нвола, Шиб-Кирн и их единомышленников Прет-Клоб решил установить срок, в течение которого будут осуществляться попытки поймать сбежавших пленников. Если в течение десяти суток по корабельному времени усилия по поимке экземпляров живыми не увенчаются успехом, то поисковые команды получат приказ уничтожить их при встрече. Если Прет-Клоб был просто не слишком доволен таким решением, то Брен-Трад и его сторонники были в ярости. Страсть, с какой они продолжали высказывать свои возражения, была похвальна, но при подсчете голосов они проиграли. Независимо от дохода если товар не будет возвращен на место в течение оговоренного срока, то будут приняты меры по его уничтожению. Мысленно Прет-Клоб тяжело вздохнул. Ни один участник совещания не был удовлетворен его исходом. Такова судьба выборного руководителя. Если им повезет, то сбежавшие существа будут возвращены в полном здравии и пригодные для успешной продажи, и это положит конец раздорам среди членов сообщества. Если же не повезет — если все пойдет вкривь и вкось или если из небытия материализуется призрак чего-то ужасного и непредвиденного…

Больше всего он страшился перспективы списания в убыток части корабельного имущества.

Глава 13

Вид из бортового иллюминатора должен был внушать благоговение и трепет. Галактическое небо было усыпано ярчайшими звездами и глянцевито блестевшими туманностями, куда более плотными, чем видимые с Земли скопления звезд. Само небо было окрашено синевато-серыми оттенками широких и узких полос, прочерчивавших небосклон, оттенки эти были чистейшими, как элементы, из которых состояли полосы. Застыв в молчании, Уокер созерцал космос. Картина ошеломляла, но не воодушевляла. Уокер не замечал первозданной красоты, вид лишь напоминал ему, как далеко он от дома и сколь маловероятно, что он когда-нибудь туда вернется. Рядом с человеком, поднявшись на задние лапы и упершись передними в нижний край иллюминатора, стоял Джордж. Если эмоции пса и были такими же, как у Уокера, то Джордж ничем этого не выказывал. Скви изучала содержимое стоявшего поблизости контейнера, не обращая на остальных ни малейшего внимания. Браук, подвернув свои щупальца и приняв позу мыслителя, тихо бормотал какие-то странные стихи.

Чтобы не думать больше о реальности подавляющего величия развернувшегося перед ним зрелища, Уокер отвернулся. Стараясь отвлечься от безнадежности, внушенной космосом, он задумался о назначении большого иллюминатора. Для чего он нужен здесь, вдали от главных коридоров, затерянный в лабиринте узких технических проходов? Может быть, его вставили здесь по какой-то запоздалой идее конструкторов? Или это просто каприз, средство развлечения для виленджи, волею судьбы вдруг оказавшегося на самой периферии корабля? Конечно, возможно, что цель установки здесь иллюминатора ему, Уокеру, не может быть понятна. Он, гость из затерянного на краю галактики мира, просто не в состоянии представить себе этого, ибо все свои познания об этой отрасли науки и техники он до похищения черпал в основном из телевизионных новостей. Да и то только в тех случаях, если эти новости как-то влияли на состояние фондовой биржи.

Короче, он этого не знал. Как не знали ни Скви, ни Браук. Это просто иллюминатор, окно во Вселенную, расположенное в неожиданном месте. Чтобы узнать, для чего оно здесь находится, надо обратиться либо к виленджи, либо к строителям корабля.

Не хотелось бы, правда, встречаться ни с теми ни с другими. До сих пор Уокер умудрялся лелеять мысли — пусть даже смутные — о возвращении домой. Находясь, словно в гигантском коконе, в огромном, но замкнутом пространстве космического корабля виленджи, Уокер был защищен от соприкосновения с реальностью необъятной Вселенной за бортом. Он снова бросил взгляд на иллюминатор. С существованием космоса придется смириться. В этом космосе его родная Земля даже не видна. И эта страшная действительность вернула его к истинному положению вещей с силой, которую не могла побороть никакая фантазия о возвращении домой.

Он пропал. Сгинул, украден, брошен на произвол судьбы посреди безмерно бесконечного неба. Его судьба — стать ходячим и говорящим товаром, за который желают получить определенную сумму. Он вещь, которую хотят продать, а возможно, даже и купить.

Какая злая ирония судьбы. Раньше он торговал сам, а теперь торгуют им.

Раздавленный свалившимся на него пониманием, он сел на жесткий пол и привалился спиной к стене, пробитой прозрачным отверстием иллюминатора, сквозь который лился беспощадный, равнодушный свет ярких звезд. Уронив голову на руки, Уокер предался горестным размышлениям. Он не плакал. Бесцельное блуждание по трюму исполинского космического корабля — каким бы безнадежным оно ни было — это все же лучше, чем пресмыкаться, как животное в зверинце, в уютном загончике рабовладельцев-виленджи.

Неслышно подошел Джордж, положил свою лохматую голову на правое колено Уокера и поднял свои печально-задушевные, словно сошедшие с полотна Боттичелли, глаза.

— Тяжело на сердце, Марк?

Уокер тяжело вздохнул, собрался и ткнул пальцем в слегка поблескивавший иллюминатор.

— Одно дело — не знать пути домой. Совсем другое — невозможность даже увидеть его.

Пес поднял голову и посмотрел на иллюминатор.

— Но послушай, Марк, дом ведь где-то там. Он есть, его просто трудно найти, как косточку на бейсбольном поле. Но все равно он где-то здесь.

— Вот оно что, — пробормотал Марк. — Может быть, дом за пресловутым изгибом дороги, но это единственное, что может нас утешить. — Опустив глаза, он запустил пальцы в густую шерсть. — Ты знаешь, что свет тоже может изгибаться? Помнится, я слышал об этом в вечерних новостях. Это сообщение мелькнуло среди двадцати четырех минут болтовни об убийствах и беспорядках.

— Все на свете гнется, — угрюмо отозвался Джордж, — или ломается. Тысячи лет это было главным принципом жизни собак. Именно поэтому мы так хорошо ладим с вами, высшими обезьянами.

Несмотря на свою меланхолию, Уокер невольно улыбнулся и обеими руками потрепал курчавый мех на шее пса.

— Другая причина в том, что вы для нас — самое лучшее лекарство, Джордж. Если бы я не встретил тебя здесь, то наверняка свихнулся бы и потерял разум. Знаешь, мы ведь никогда не вернемся домой. Никогда. Думаю, нам пора привыкнуть к этой мысли. Либо виленджи снова схватят нас, либо мы умрем в каком-нибудь темном переходе вроде этого — без пищи, без воды и без надежды.

— Апатичное двуногое!

Уокер только теперь заметил красно-коричневую инопланетянку, уютно устроившуюся по другую сторону окна.

— У меня сейчас нет настроения выслушивать твои оскорбления, Скви. — Уокер устало провел рукой по волосам. — Я понимаю, что ты слишком поглощена собой, чтобы страдать от депрессии, но тебе придется смириться с нами, реалистами, понимающими безнадежность нашего положения.

— Что заставляет тебя думать, будто оно безнадежно, человек? — В тусклом свете серебристые глаза к'эрему сверкнули стальным блеском, подчеркивая надменность ее тона.

Угрюмый Уокер поерзал спиной по твердой стене.

— Ну что ж, давай посмотрим. Мы — пленники вражеского судна, находящегося в открытом космосе. У нас заканчиваются запасы пищи и воды. Несомненно, что нас круглые сутки разыскивают алчные презренные виленджи, которые ждут не дождутся того момента, когда смогут сбыть нас на какой-нибудь неведомой планете, где с нами будут обращаться как с неодушевленной собственностью. Самое большее, на что мы можем надеяться, — это еще некоторое время, не имея в виду конечную цель, бродить по этому кораблю, пока нас не поймают. В остальном, — едко добавил он, — могу согласиться, что наше положение не безнадежно.

— Ты прав почти во всем, — ответила Скви с неожиданной снисходительностью, — но нельзя говорить, что у нас нет конечной цели.

Браук, устроившийся возле цилиндрического барабана — почти такого же большого, как он сам, — приподнялся на нижних щупальцах.

— О чем вещаешь в темноте ты, малоротая, изъясняясь загадками?

Без усилия повернувшись на пол-оборота, Скви взглянула на нависшего над ней исполинского тукали:

— Твой народ выходит в космос, не так ли?

Браук кивнул, и Скви продолжила:

— Твой народ храбр, решителен, самоотвержен и по-своему, по-простому, разумен, не так ли?

Голос туукали стал зловеще тихим:

— Как долго будешь ты спрашивать меня о том, что и так давно знаешь, серое пятно на фоне корабельного ландшафта?

Уокер и Джордж вжались в стену рядом с иллюминатором. Они, конечно, привыкли полагаться на благоразумие Браука, но все же он был чужак, инопланетянин. Грань между контролируемыми и неконтролируемыми вспышками ярости была слишком тонка и размыта, и ни человек, ни пес не желали оказаться жертвами последних.

К счастью, Скви была слишком эгоистична, чтобы испугаться.

— Когда храбрость заглушает способность чувствовать, на помощь приходит здравый смысл. Приходится допустить, что ваши межзвездные корабли несовершенны. Соответственно надо допустить, что в их конструкции предусмотрены системы, включающиеся при возникновении нештатных ситуаций, — от самых простых до экстремальных. Самоочевидно, что я имею в виду средства эвакуации.

Она замолчала, видимо решив, что дальнейших объяснений не требуется. Уокеру захотелось самому истолковать смысл сказанного Скви, чтобы не ждать, пока ему, как несмышленому ребенку, разжуют и положат в рот элементарный вывод.

— Спасательные шлюпки! Ты говоришь о спасательных шлюпках! Или, по крайней мере, о каких-то вспомогательных судах, на которых можно покинуть основной корабль.

Почему-то восхищенный взгляд Джорджа значил для него больше, чем небрежный жест одобрения Скви.

— Незатейливый двуногий с отсталой планеты прав. Мое быстрое, но в целом адекватное исследование систем управления в блоке, расположенном неподалеку от загонов, показало, что этот достаточно больших размеров корабль оснащен четырьмя автономными эвакуационными судами. Я намерена захватить один из них, выполнить положенные в экстренной ситуации процедуры, отделиться от основного корабля и направиться к ближайшей просвещенной планете, входящей в сферу галактической цивилизации.

— Так ты и пилот? — Уокер был потрясен еще одной, только что открывшейся способностью к'эрему.

Скви ответила обычным презрительно-язвительным тоном:

— Пилот? Неразвитый и невежественный человек, сколько я могу повторять тебе одно и то же? На кораблях, предназначенных для межзвездных перелетов, нет пилотов. Каждый корабль, построенный для этой цели, сооружается вокруг центральной нервной коры, целью синтетической жизни которой является управление кораблем, который является ее интегральной частью. Ни одно биологическое существо не в состоянии производить расчеты ситуации с требуемой быстротой и точностью. Мы, к'эрему, почти обрели такую способность, но предпочитаем заниматься более высокими материями.

Браук, по своему обыкновению, высказал ту же мысль более красочно:

— Любое судно, созданное для спасения органической жизни, оснащено подобной же корой. И созданы такие корабли так, что сами, автоматически летят к цели.

— Значит, нам остается всего лишь украсть один из таких корабликов и отвалить от большого корабля, а все остальное он сделает сам. — От радостного возбуждения Джордж впервые за много дней живо завилял хвостом.

Уокер проявил большую сдержанность:

— Если тебя послушать, то может показаться, что это очень просто.

— Значит, я неправильно подобрала слова, потому что на самом деле это совсем не так. — Возможно, Скви была самоуверенной, но она не была наивной. — Я не говорила об этом прежде, потому что не хотела пробуждать ложную надежду у примитивных существ, мышление которых так склонно принимать желаемое за действительное. Но втайне я всегда хотела сделать такую попытку. Она может закончиться неудачей. Мы можем погибнуть при захвате судна. Но такая высокая цель вдохновляет меня куда больше, чем перспектива всю жизнь бесцельно бродить по чреву этого проклятого негостеприимного корабля.

— Хорошо, допустим, что нам все же удастся захватить судно и оторваться от корабля, — вслух произнес Джордж. — Но не смогут ли в таком случае виленджи организовать погоню и захватить нас в космосе?

В мозгу Джорджа ярко вспыхнули воспоминания того периода, когда он еще не обладал таким ясным сознанием. Он вспомнил своих друзей, которых ловили грубые живодеры из городской службы надзора за животными. Эти жестокие люди ездили на машинах с большими клетками. Друзья бежали из клеток, но только для того, чтобы снова быть пойманными.

— Это возможно, — с готовностью согласилась Скви. — Но есть шанс, что нам удастся добраться до ближайшей необитаемой планеты до того, как виленджи смогут обнаружить и настигнуть нас. — Скви взмахнула щупальцами. — Я спрашиваю вас: разве игра не стоит свеч?

Уокер поднялся на ноги и выпрямился. Он был все еще подавлен, но решимость была готова вытеснить депрессию.

— Это лучше, чем таскаться по темному трюму и ждать, когда виленджи найдут и схватят нас. Даже, — он произнес слова, которых и сам не ожидал от себя, — если мы погибнем в попытке.

— Вот он, мой чудесный, целеустремленный маленький двуногий, — одобрительно отозвалась Скви. — Мы сделаем эту попытку.

— Послушай, если ты смогла задумать такой план, то разве виленджи не смогут сделать то же самое? — глубокомысленно спросил Джордж. — Если они предусмотрят такую возможность, то не блокируют ли они спасательные судна и не выставят ли возле них охрану?

К'эрему окинула пса своим обычным снисходительно-жалостливым взглядом:

— Во-первых, если они блокируют спасательные корабли, предназначенные для экстренной эвакуации, то поставят под угрозу собственную безопасность. Во-вторых, безразличие, с каким виленджи содержат пленников в загонах, говорит о том, что они не верят в то, что какой-то из пленников способен решиться на такое дерзкое предприятие. Допустить такую возможность — это значит признать за пленниками интеллект и высокие способности, что уже само по себе порождает в отношении промысла виленджи неудобные этические вопросы, о которых виленджи предпочитают не задумываться. — Скви обвела взглядом троих друзей, подкрепляя свои слова энергичной жестикуляцией. — Это не значит, что мы сможем неторопливо подойти к спасательному судну, спокойно подняться на борт, завладеть судном и отчалить. Нам неизбежно придется столкнуться с несколькими препятствиями. Но я и не хочу сказать, что это невозможно. Начав действовать, мы лучше увидим, какие преграды нам предстоит преодолеть.

— И когда все это может произойти? — Теперь, когда с каждым мгновением надежда все сильнее разгоралась в душе Уокера, он ожил, от подавленности и апатии не осталось и следа.

Глаза Скви закрылись.

— Если схема корабля, которую я запомнила, точна и мы не столкнемся с какими-либо неожиданностями, то думаю, что мы начнем после следующего цикла сна. — Серебристые глаза открылись. — Или завтра, как привыкли говорить вы.

Завтра. Уокер посмотрел на самоуверенную, тщеславную, надменную инопланетянку.

— И когда же ты расскажешь о том, как это будет происходить, Скви?

— Завтра, — холодно ответила она. — Твое нарушенное эмоциональное состояние заставило меня раньше времени раскрыть карты. Я понимаю, что ожидание потребует от тебя чрезвычайных усилий, но постарайся все же сохранить свое рвение до того момента, когда мы либо освободимся, либо умрем. Чтобы осуществить задуманное мною бегство, нам понадобится твой предполагаемый разум. Правда, кроме этого, нам потребуются и конечности — чем больше, тем лучше.

— Но что, черт возьми, остается на мою долю? — осведомился Джордж.

К'эрему взглянула на пса:

— Скорее всего, ты сыграешь вспомогательную роль. По крайней мере, тебя можно использовать для отвлечения внимания. Не отчаивайся. Насколько я могу предвидеть развитие событий, каждому из нас будет отведена роль в предстоящей драме.

— Значит, завтра. — Уокер поймал себя на том, что еще раз невольно взглянул в иллюминатор. Теперь радужно переливающееся космическое небо не показалось ему столь угрожающе огромным, столь непомерно устрашающим. — Что мы будем делать сейчас?

Отодвинувшись в сторону и отвернувшись, Скви ответила:

— До сих пор мы успешно пользовались тактикой отвлекающих маневров. Но теперь мы применим новую стратегию.

— Мы используем против виленджи их собственную технологию? — Любопытство Джорджа было неподдельным. — Выключим что-нибудь еще?

— Нет, наши действия будут более простыми и примитивными, — ответила к'эрему.

Браук сделал шаг вперед и навис над всеми троими, как исполинская башня.

— Я найду что-нибудь большое, твердое и незакрепленное. Этим предметом я расплющу несколько их конических голов, пока вы будете брать спасательное судно и разбираться с его управлением.

— Ты рисуешь очень привлекательную картину, — сказала Скви, — но сейчас для этого не время и не место. Наши действия будут еще более примитивными, еще менее высокотехнологичными.

— Что может быть проще, чем размозжить чью-то голову? — неуверенно спросил Уокер.

— Это намного проще, чем ты можешь себе представить. — Было заметно, что Скви очень довольна собой. Впрочем, это было ее обычное состояние. — Если нам будет сопутствовать удача, то и виленджи едва ли смогут вообразить такую простоту.

— Завтра, — пробормотал Уокер, словно заклинание. Завтра стало судьбой, а не уточнением времени. — Что мы будем делать до завтра? Останемся здесь на ночлег и будем спать?

Словно перекладина семафора, одно из щупалец опустилось в направлении Уокера.

— Не расточай понапрасну ту крупицу разума, которую ты только что продемонстрировал, человек Уокер. Нам надо пройти еще некоторое расстояние. Будет очень плохо, если мы столкнемся с виленджи накануне того дня, когда нам предстоит рискнуть всем.

— Тогда я последую за тобой, — с готовностью произнес Уокер, — и буду покорно молчать.

Проворно повернувшись, к'эрему стремительно двинулась по полутемному коридору, пробормотав на ходу:

— Два мудрых решения, высказанные одной связной фразой. Несмотря на некоторые врожденные недостатки, в тебе можно различить проблески возможной эволюции. Будем надеяться на лучшее.

Собственно, это они и делали, молча следуя во тьму за своим невыносимо эгоистичным поводырем.


Трив-Дван вел за собой пятерку виленджи. Двое несли приспособления для поимки пленников. Остальные трое были вооружены до зубов. Выполняя решение корабельного сообщества, сформулированное Прет-Клобом и другими руководителями, они были уполномочены поймать сбежавший живой товар, но при этом не полагаться на случай. Нельзя было допустить, чтобы беглецы, уже унизившие предыдущую поисковую группу, смогли безнаказанно ускользнуть в недра корабля. Полученные инструкции были недвусмысленно ясны: если товар окажется невозможным захватить, его следует уничтожить.

Правда, теперь перед виленджи забрезжил свет в конце туннеля. Блуждавшая до сих пор наугад группа напала сегодня, после нескольких дней неопределенности, на отчетливый след. Сенсоры, которыми была оснащена поисковая группа, показали наличие поблизости биологических объектов. Во всяком случае, один сильный органический сигнал, а возможно, и еще несколько более слабых стремительно удалялись по коридору прочь от группы.

Несмотря на бойню, учиненную туукали во время массового бегства, Трив-Дван чувствовал себя уверенно. Две другие поисковые группы тоже уловили сигнал и двигались к нему с двух других направлений, замыкая кольцо окружения. Надо думать, что при надлежащей согласованности действий все три группы выйдут на беглецов одновременно. Даже исполин туукали, думал Трив-Дван, не сможет пробиться сквозь заслон из трех вооруженных поисковых групп.

Шедшая по правую руку от Трив-Двана Сьен-Клок покрепче обхватила верхним клапаном тяжелое оружие с длинным стволом. Членов всех трех групп строго предупредили о том, что беглецов сначала надо попытаться взять живыми и только потом открывать огонь на поражение. Предупреждение это было совершенно излишним. Все и так знали, какой барыш стоит на кону. Но они не станут рисковать жизнью ради спасения прибыли. Они уже рискнули, когда началось массовое бегство живого товара, и потеряли нескольких членов сообщества.

Конечно, было бы очень хорошо, думал Трив-Дван, чтобы последние беглецы оказались пойманными и обездвиженными. Возвращение в загоны послужило бы уроком уже выловленным экземплярам, это заставило бы их понять — бегство из загонов напрасно и бессмысленно. Урок обошелся дорого — было потеряно несколько жизней и потрачено много дорогого времени, и поэтому он не должен пропасть даром.

Трив-Дван бросил взгляд на сенсор, укрепленный на гибкой верхней конечности, и увидел, что они быстро настигают цель. Видимо, еда и питье, которое беглецы находили в трюме корабля, подошли к концу. Вызванная недоеданием слабость неизбежно скажется на их ментальных и физических способностях. Если им повезет, то захват экземпляров пройдет гладко, без ущерба для товара и для здоровья членов всех трех поисковых групп. Другой индикатор указывал, что быстро приближаются команды Хваб-Нвода и Скап-Бвила. Возможно, увидев, что все пути для бегства блокированы, пленники сдадутся без боя. Если они поступят именно так, то он, Трив-Дван, будет первым, кто воздаст им должное за способность так долго ускользать от погони. В конце концов, даже низшие существа могут время от времени преподавать полезные уроки.

Сьен-Клок тесно прижалась к Трив-Двану — коридор в этом месте был слишком узким. Командир группы чувствовал, что за его спиной сгрудились и остальные трое виленджи. Но теснота не тревожила Трив-Двана. Чем меньше была свобода маневра, тем меньше было у беглецов шансов проскользнуть мимо преследователей.

Согласно показаниям сенсоров они были уже близки к цели. Он крепче прижал присоски к приспособлению для поимки. На этот раз все шло безупречно. Через считаные секунды две другие группы тоже выйдут на исходные позиции.

— Там! — громко прошипела Сьен-Клок.

Ее сенсоры переключились из режима дальнего слежения в режим непосредственного визуального восприятия. Одновременно Трив-Дван привел в действие свое орудие. То же самое, с противоположного направления, сделал один из членов группы Хваб-Нвода.

Электронные сети-шокеры мгновенно опутали свою жертву. Существо, оглушенное, спутанное и парализованное, застыло на месте как вкопанное. Пленник оцепенел, не испустив ни одного звука. Существо не стало протестовать или кричать. Держа оружие наготове, члены трех групп рванулись вперед. То, что они увидели, повергло их в растерянность, недоумение, смятение и гнев. Виленджи поняли, что на этот раз их не только унизили, как унизили прежде Двен-Палт — беглецы обманули их с помощью хитрости не только неподражаемой, но и невероятно древней.

На клапане Трив-Двана, так же как на клапанах других членов групп, продолжали ярко светиться сенсоры, указывавшие на присутствие органического вещества. Перед виленджи стоял объект их преследования, объект, сбитый с толку и не знавший, как реагировать на то, что с ним произошло. Это был… ремонтный автомат. Автомат, сверху донизу вымазанный органическими отходами не одного, а четырех разных биологических видов. Не было поэтому ничего удивительного в том, что бесчувственный механизм стал испускать мощный сигнал, характерный для биологического существа. Но, помимо этого, виленджи получили еще один, ясный и недвусмысленный сигнал, сигнал, который Трив-Дван и его товарищи не могли не заметить, как ни старались. Сам по себе удачный отвлекающий маневр не сильно расстроил Трив-Двана. Куда больше его насторожило то, что уже во второй раз оказалось бессильным умственное и технологическое преимущество виленджи.

Отвернувшись от зрелища, которое было одновременно неприятным и унизительным, он не мог не думать о том, где, если не здесь, находятся необъяснимо исчезнувшие беглецы.


Коридор был велик. Велик был и входной люк. Последний шлюз, открывавшийся непосредственно в жилое пространство спасательного судна, был больше, чем ожидал Уокер. Вместо тесного, легко закрывающегося наглухо входа, который представлял себе Уокер, он оказался в просторном арочном проходе, через который мог бы без труда пробежать носорог. Скользившая рядом Скви, услышав возглас удивления, не преминула упрекнуть Уокера в отсутствии здравого смысла.

— Это спасательное судно сконструировано для виленджи. Виленджи — существа большого размера. В случае возникновения нештатной ситуации этот корабль должен вместить как можно больше членов экипажа. Если заставить их проникать на корабль сквозь тесный люк и по одному, то спасательное судно перестанет соответствовать своему назначению.

— Какая счастливая случайность, как я благодарен судьбе за нее, — сказал Браук. Впервые с того момента, как они покинули большой загон, гигант мог двигаться не съеживаясь и не пригибаясь. Если он и раньше радовался успеху, то теперь чувствовал себя по-настоящему свободным.

Уокер обернулся и посмотрел назад. Не было видно никаких признаков преследования. Либо умный, хотя и довольно грязный отвлекающий маневр, задуманный изобретательной Скви, на сто процентов удался, либо их самовлюбленные тюремщики были не в состоянии поверить, что горстка беглецов сможет задумать и осуществить столь дерзкое предприятие. Но Уокер твердо знал одно: они сумели пробраться в один из вспомогательных космических кораблей, расположение которого Скви сумела определить, один раз поработав в блоке управления.

Когда к'эрему с помощью Браука добралась до панели управления и наглухо задраила наружный и внутренний люк, Уокер почувствовал себя так, словно он в одиночку и без кислородной дыхательной маски покорил Эверест. Пусть теперь все пойдет прахом и закончится неудачей. Они, четверо бесправных пленников, сумели нанести своим похитителям достойный ответный удар. Торжество было восхитительным: похищенные теперь сами отнимали собственность у похитителей. Зуб за зуб. Они сумели отомстить обидчикам даже в бескрайнем просторе космоса. Интересно, ощутят ли виленджи степень своего унижения, когда поймут, что произошло у них под носом. Уокер, во всяком случае, очень на это надеялся.

Джордж уже вовсю бегал по кораблю, обнюхивая и обследуя обстановку. Центральный отсек вспомогательного корабля был обставлен какими-то предметами, похожими на огромные ложечки для мороженого. Это были ложа для пары десятков виленджи, вынужденных покинуть основной корабль. Скви поманила всех за собой, и Уокер, Браук и Джордж вошли в следующее, меньшее помещение. Здесь были такие же высокие потолки, но, в отличие от первого отсека, оно было заполнено проекционными световыми панелями и другими таинственными приборами, о назначении которых Уокер даже не пытался думать. В этой каюте было два ложа. Когда незваные гости принялись осматривать помещение, некоторые голографические проекции замерцали ярким светом. Вокруг беглецов, в воздухе, возникло множество световых образов, похожих на японские иероглифы, переплетенные с цветами. Большая часть этих образов располагалась напротив люка, через который пленники вошли сюда.

— Подними меня вверх, — нетерпеливо скомандовала Скви Брауку.

Туукали подчинился с готовностью и без обычных поэтических комментариев. Сведя два своих щупальца, Браук соорудил пьедестал для маленькой к'эрему. Браук без малейших усилий вознес Скви наверх, в гущу сплетений световых картин. Ухватившись за импровизированную подставку полудюжиной своих щупалец, Скви погрузилась в изучение световых контуров, окружавших ее, словно рой сказочных эльфов.

Обоим землянам оставалось только с любопытством обследовать все закоулки командной рубки вспомогательного корабля. Они были так рады, так воодушевлены достигнутым успехом, что Уокер даже не обиделся на покровительственный окрик Скви:

— Не касайтесь устройств, назначения которых вы не знаете. Это значит — не трогайте вообще ничего.

— Нам еще очень далеко до полного освобождения от виленджи, — проскулил Джордж, труся рядом с Уокером. — Мы вообще далеко от всего.

— Но у нас есть шанс, — ответил псу Уокер. — Может быть, это крохотный шанс, но это лучше, чем покорно ютиться в загоне, как…

— …цепная собака в будке, — закончил за него Джордж.

Уокер искоса посмотрел на друга.

— Я не собирался этого говорить, — хмуро произнес Уокер.

— Не имеет значения, я это сказал. Вспомни об этом в следующий раз, когда будешь сравнивать степени свободы. — Джордж поднял черный нос и резко повернул его в сторону одного из световых контуров. — Интересно, что это такое?

Уокер покосился в сторону карминовых и оранжевых световых пятен, образующих невыразимо красивую корзинку плавающих в ней фотонов. В отличие от других световых образов, качающихся над их головами на высоте роста виленджи, эта масса света располагалась на полу. Опустив голову, Джордж осторожно приблизился к световой корзине.

— Скви сказала, чтобы мы ничего не трогали! — крикнул псу Уокер.

— Эта штука ничем не пахнет. — Пес поднял голову. — Это всего-навсего свет. Почему она решила, что может всеми распоряжаться? Почему она может делать все, что захочет?

— Потому что она знает, как делать, — напомнил Джорджу Уокер. — Потому что она — представитель высокого и всемогущего, всезнающего и всевидящего, надменного и, без сомнения, гениального рода к'эрему. Потому что если кто-нибудь выведет нас отсюда, так это только она.

— Ерунда, — огрызнулся Джордж. — Мне пора стать нормальной собакой.

С этими словами он молниеносно, прежде чем Уокер сумел ему помешать, протянул вперед лапу и провел ею сквозь световую корзину, рассекая пучки цветных лучей.

Когти прошли сквозь облако невесомого света, как горячий нож сквозь масло. Казалось, не произошло ничего особенного. Внезапно раздался гул, заставивший Уокера и Джорджа поднять голову.

— Я же просила вас ничего не трогать, — окликнула их Скви с высоты своего импровизированного трона.

Уокера порадовало то, что в тоне к'эрему не было тревоги, в нем прозвучала лишь привычная язвительная насмешка.

Верхняя половина сферической рубки сдвинулась назад.

Стена скользнула к потолку, и перед изумленным взором четверки открылась необъятная Вселенная. Вид ее, вероятно, был искажен завихрениями из двигателя вспомогательного судна, но звездное небо поражало своим величием и блеском. Картина внушала благоговейный трепет, она устрашала, впечатляла куда больше, чем вид клочка неба, видимый через маленький иллюминатор. Огромное отверстие, напоминавшее по форме глаз виленджи, позволило, кроме того, увидеть часть основного корабля похитителей.

Он был поистине огромен. Даже пробродив много дней по тусклым переходам и коридорам его трюма, Уокер не мог составить себе верное представление о его истинных размерах. И ведь сейчас они видели всего лишь часть судна, только малую часть, доступную обозрению в нижнем углу открывшегося окна. Ясно, что корабль был больше океанского лайнера или круизного судна. Громадность корабля, как ничто другое, вдруг показало ему величие того подвига, который они только что совершили. Межзвездный корабль был ужасен в своей огромности. Никогда, даже в самом страшном сне, не мог бы Уокер представить себе такого устрашающего зрелища. Нет, у них нет никаких шансов выскользнуть из хватки существ, которые смогли построить и запустить в космос нечто, находящееся за пределами коллективного понимания всего рода человеческого.

— Это ножной тумблер, — коротко объяснила Скви то, что произошло.

Так вот какое устройство нахально активировал Джордж. Весь этот хитроумный свет, все эти облака, созданные гением великой цивилизации, управлялись простой педалью. Собственно, почему бы и нет? Маленький паучок может замкнуть цепь сложнейшего компьютера. Бегущая крыса может перекрыть пучок света, падающий на фотоэлемент, и тем самым запустить какой-нибудь сложнейший процесс. А сейчас любопытная, дерзкая дворняга смогла запустить фотонный двигатель.

Уокер напомнил себе, что не надо знать устройство двигателя внутреннего сгорания, чтобы управлять автомобилем. Может быть, ну просто может быть, их шансы спастись не так уж и малы.

Он принялся рассматривать тысячи молчаливых чужих звезд, видимых через прозрачную стену. Глядя на незнакомую Вселенную, Уокер пришел к важному выводу.

Он не должен терять надежду, как не теряет ее бездомный пес Джордж.

Глава 14

Итак, несмотря на все старание, на все приложенные усилия, они все же сумели незамеченными проникнуть на борт вспомогательного спасательного судна. Активность беглецов на борту этого судна — вот что наконец привлекло внимание виленджи. Как только Скви начала работать с системами управления и жизнеобеспечения малого корабля, сигнал об этом был немедленно передан по системе слежения в главную рубку. Приборы сообщили о происходящем тем виленджи, в обязанность которых входило наблюдение за мониторами.

Поучительным оказался и тот факт, что все внутренние датчики вспомогательного судна оказались выключенными. Оставался, таким образом, только один вопрос: сколько беглецов умудрились незаметно проникнуть на тщательно охраняемый объект? Понятно, что среди них обязательно должна быть самка к'эрему, так как теоретически только она одна обладала достаточными навыками для управления столь сложной техникой. То, что данному образцу было дозволено встречаться с некоторыми виленджи за пределами ее загона, следует ретроспективно признать не слишком удачной идеей.

Где находится опасный великан туукали? До сих пор ли они вместе? Анализ органических экскрементов, каковыми был покрыт ремонтный автомат, который четверо беглецов использовали как средство обмана группы Трив-Двана, показал, что в тот момент туукали сопровождал к'эрему вместе с двумя образцами, захваченными на далекой, жаркой и влажной планете. Вполне вероятно, что все четверо заперлись сейчас на борту вспомогательного судна. «По крайней мере, — подумал Прет-Клоб, — мы теперь точно знаем, где они находятся. Ближайшая задача — извлечь их из последнего убежища с наименьшим ущербом как для них самих, так и для вспомогательного судна».

Прет-Клоб принялся составлять нужную директиву.


— Наши враги пытаются взломать замок внешнего люка.

Устроившись на мощных, как валуны, конечностях Браука, Скви продолжала внимательно изучать концентрированное облако переплетенных мерцающих лучей и переливающихся цветов, колыхавшееся в воздухе перед ее глазами. Этот плотный свет напоминал Уокеру неоновые рекламные огни, если смотреть на них, прищурив глаза, из мчащегося по улице автомобиля. Уокер был очень рад, что к'эрему что-то видит за этим мерцанием, так как для него самого это было не более чем пестрое цветное пятно.

Гибкие глазные стебли Браука позволяли великану осматривать помещение, не опуская на пол Скви.

— С высоты своего роста я не вижу ничего, что напоминало бы мне оружие. Ничего, что можно было бы — пусть даже с трудом — применить для самозащиты.

— Нет никаких причин держать оружие на спасательной шлюпке, — согласился с великаном Уокер.

В этот момент послышался глухой удар, проникавший откуда-то снаружи сквозь шлюз, внутренний люк, сферическую каюту и рубку.

— Интересно, они что, готовы сломать свой вспомогательный корабль ради того, чтобы изловить нас?

— Почему бы и нет, если мы их сильно разозлили? — спросил Джордж, нервно бегая взад и вперед по рубке. — Скви же сказала, что у них несколько таких кораблей.

— Я постаралась как можно лучше задраить наружный люк, — произнесла с высоты своего трона к'эрему. — Можно не сомневаться, что сейчас они ищут способ справиться с тем, что я сделала. Когда они справятся с этой задачей, им придется искать новую последовательность команд, чтобы вскрыть замок внутреннего люка. Потом мы запремся здесь, но это только отсрочит неизбежное.

— Так что же нам делать? — спросил Джордж.

Скви не соизволила даже взглянуть на нетерпеливого пса.

— Надеюсь, что нам удастся вовремя избавиться от такой возможности.

Стуки и удары больше не повторялись. Стоя посреди рубки рядом с тяжело дышавшим Джорджем, Уокер не мог избавиться от чувства полной беспомощности. Такое же чувство возникало у него когда-то, когда он, будучи еще мальчишкой, начинал играть в футбол линейным игроком. Тогда он всегда испытывал беспомощность, сталкиваясь с более рослыми мальчишками. На этот случай ему пришлось разработать особую тактику — он врезался в них с разбега, чтобы увеличить силу удара.

И вот теперь он чувствовал, что ему снова десять лет и он не знает, какую стойку ему принять, что ему делать. Глядя на сферический потолок общей каюты из рубки, он твердо понимал только одно: скорее он умрет здесь, чем вернется в загон, выстроенный для него виленджи. Ему уже надоело озеро Коули — и фальшивое, и настоящее. Что бы ни случилось дальше, он не позволит снова запереть себя в клетку.

Отступив на несколько шагов, он присоединился к Брауку, который продолжал выискивать предметы, пригодные для самообороны.

Малый корабль вдруг мягко завалился на правый бок. Спортивный навык сохранять равновесие (хотя за последние девять лет он изрядно прибавил в весе) позволил Уокеру удержаться на ногах. Четвероногий Джордж с его низко расположенным центром тяжести вообще не испытал никаких проблем. На Браука внезапный крен тоже не произвел ни малейшего впечатления. Скви что-то буркнула, но имплантат в мозгу Уокера не справился с переводом. Размахивая красновато-коричневыми щупальцами, Скви дирижировала лучами света. Не хватало только палочки и музыки, тогда, подумал Уокер, иллюзия была бы полной.

Корабль снова накренился, на этот раз еще сильнее, чем в первый. Несмотря на то что Уокер был внутренне готов к новому толчку, он не смог удержаться на ногах, полетел вперед и приземлился на четвереньки. Браук и на этот раз непоколебимо продолжал стоять, держа на себе Скви.

— Я не могу нормально работать, когда меня встряхивают, как воду в чашке, — укоризненно сказала она великану.

Браук поднял один глаз на длинном стебле и уставился им на к'эрему. Уокер отметил, что глаз великана был едва ли не больше головы Скви.

— Добилась ли ты, мастерица оскорбления, какого-нибудь свершения?

— Они врываются внутрь! — в панике завопил Джордж, лихорадочно ища, куда бы спрятаться.

— Это не они врываются к нам, — успокоила его Скви. — Если я ничего не напутала, то это мы отрываемся от них!

В тот же миг до Уокера с кристальной ясностью дошла причина толчков и ударов: вспомогательное судно с силой отделилось от материнского корабля. Когда оно медленно развернулось, управляемое автоматикой, готовой включить разгоняющие двигатели, у всех находившихся внутри живых существ началась сильнейшая тошнота, сопровождавшаяся потерей ориентации. Спустя несколько секунд на судне включилась искусственная гравитация, ноги Уокера снова встали на пол, а желудок аккуратно улегся на предназначенное ему природой место. Вспомогательное судно продолжало выполнять в пустоте свой балетный пируэт, и в огромном прозрачном окне стал виден весь основной корабль виленджи.

Все познания Уокера о межзвездных кораблях были почерпнуты из фантастических художественных фильмов, и он ожидал увидеть что-то стремительное, обтекаемое и гладкое. Уокер был потрясен, увидев беспорядочный конгломерат геометрических фигур, составлявший корпус корабля. Огромный корабль, от которого они только что оторвались, поражал беспорядочностью своего устройства. Пирамидальные конструкции пронизывали скопления прямоугольников и параллелограммов. Среди этого нагромождения в разных местах виднелись какие-то сферы, похожие на вздувшиеся пузыри ржавчины. Между сферами виднелись связывавшие их столбы и громадные цилиндрические трубы. То, что казалось Уокеру передом или носом судна, было обрамлено рядами рифленых конусов, выступавших из поверхности корабля почти на полмили. Каждая поверхность была испещрена, словно оспинами, углублениями и фестончатыми выступами, похожими на антенны. В разных местах горели огни — одни постоянно, другие периодически мигали.

На месте величественного, рассекающего межзвездное пространство красавца корабля, каким всегда воображал его себе Уокер, громоздилась гигантская груда соединенных между собой кусков и фрагментов. Некоторые компоненты имели весьма внушительные размеры, но на Земле ни один из них не удостоился бы восхищенного взгляда членов архитектурного жюри. Так же как нелегальный промысел виленджи, их судно было спроектировано исключительно для выполнения определенной функции, красота при его строительстве в расчет не бралась. Во всем облике судна проглядывало прозаическое уродство конструкции.

Теперь они были свободны от этого уродства. Свободны от плена. Свободны от безопасных, уютных, но унизительных загонов. Свободны от…

Джордж издал неприличный звук.

Уокер уже хотел было спросить, в чем дело, но тут же понял, что это было бы излишне. Да, впрочем, он и не мог бы спросить, так как лишился дара речи. Он тупо смотрел в иллюминатор, раскрыв от изумления рот. Если бы у Браука были губы, то он, без сомнения, сделал бы то же самое. Скви продолжала что-то делать со световыми лучами, но без всякого результата. Только что успешно оторвавшись от корабля виленджи, четверо беглецов неожиданно столкнулись с новым затруднением.

С другим кораблем. С другим реально большим кораблем.

Он возник прямо перед ними, нависая всей своей исполинской массой. Корабль медленно приближался, постепенно закрывая собой видимое небо. Уокер думал, что у виленджи очень большой корабль. Было видно, что их громоздкое, беспорядочное сооружение способно вместить в себя несколько океанских супертанкеров. Корабль же, который без всякого предупреждения появился сейчас перед ними, был похож на порт, у причалов которого швартуются супертанкеры. Более того, этот корабль был более изящным, нежели судно их похитителей. Новый корабль был окрашен в цвет старой слоновой кости. Местами на корпусе были видны бессистемно расположенные пятна более темного цвета — темно-зеленые, синие и промежуточных цветов.

На борту светились сотни иллюминаторов. Исходивший из них свет был ярче, чем свет судна виленджи. Может быть, это и не был космический город, но вновь появившийся корабль расширил скудные представления Уокера о ценностях галактической архитектуры. Впрочем, Скви, как и следовало ожидать, не стала ничему удивляться. Но через некоторое время и она была вынуждена признать свое поражение. Отвернувшись от светового пульта управления, она знаком велела Брауку опустить себя на пол.

— Панель управления кораблем больше не отвечает на мои действия. Отказал либо пульт, либо механизмы, которыми он управляет. Я ничего больше не могу сделать.

— Значит, так тому и быть. — Джордж обвел взглядом троих своих товарищей. — Все, что мы делали, пропало даром. Виленджи вскроют эту вспомогательную посудину, как банку собачьего корма, и через пару часов мы все окажемся там, где были. В своих клетках.

Несмотря на всю решимость Уокера не возвращаться в плен, он теперь не знал, что делать, чтобы избежать неминуемой участи. Браук может погибнуть сражаясь, захватив с собой одного-двух виленджи, хотя и это представлялось маловероятным. Несомненно, их тюремщики извлекли уроки и примут меры предосторожности, прежде чем попытаются захватить в плен исполинского туукали. Что же касается его самого, то едва ли он сможет оказать достойное сопротивление существам ростом семь футов и весом фунтов на сто больше, чем он. Но единственное, чего он не хотел, не хотел всеми фибрами своей души, — это сдаться без боя и покорно вернуться в загон. Но что он мог сделать? У него с собой не было даже старого бритвенного лезвия, которым можно было обороняться. Даже Джордж может укусить виленджи за нижний клапан, прежде чем его запеленают и обездвижат. Он, Уокер, не сможет даже этого.

Они ждали конца в тишине: подавленный человек, покорившийся судьбе пес, погруженная в свои мысли к'эрему и печальный туукали. Странная четверка, существа, объединенные стремлением к свободе и ненавистью к похитителям. Уокер мысленно изо всех сил старался смириться с неизбежным. Они доблестно сопротивлялись, думал он. Это был великолепный побег. Наверное, беспрецедентный за всю историю виленджи. Некоторые похитители были мертвы, многие претерпели неслыханное унижение. Они достигли большего, чем могли ожидать. Что же касается будущего, то о нем Уокер старался не думать.

Пока события развивались так, что у него было много времени, чтобы не думать о том, что их ждет.

Внутренний люк шлюза был заперт. Замок наружного люка был еще цел. Они продолжали дрейфовать между двумя кораблями — огромным и исполинским, — как муравей, зажатый между передними ногами слона. Никто не пытался с ними связаться. Не один Уокер был поражен затянувшимся спокойствием.

— Все это очень странно, — вдруг заволновалась усевшаяся на пол и притихшая на время Скви.

Она вдруг приподнялась над сплетением щупалец. Серебристо-серые глаза внимательно уставились на заигравшие лучи пульта управления. Уокер, хотя и заметил возобновившееся движение лучей, не придал ему никакого значения, думая, что это нечто обыденное и рутинное. Но было заметно, что Скви придерживается иного мнения.

— Такое впечатление, что кто-то с кем-то переговаривается. Но при этом никто не обращается к нам. Но мне кажется, что предметом переговоров является наше присутствие здесь.

— Они, вероятно, задумались, и, говоря между собой, решают, что случилось. — Браук сидел прижавшись к стене, скрестив четыре массивные верхние конечности перед зияющей, усыпанной треугольными зубами вертикальной пастью. Глазные стебли опустились почти до пола.

— Скорее бы они сдвинули свои остроконечные головы и что-нибудь решили. Я уже устал ждать, — дерзко пропищал Джордж.

Скви бросила на пса убийственный взгляд:

— Ты уже устало от свободы, маленькое четвероногое?

Пес в ответ ощетинился и зарычал.

— Как тебе понравится, если я попробую на вкус одно из твоих похожих на веревки щупалец? Посмотрим, не устанешь ли ты от этого?

— Мы ничего не достигнем, если передеремся между собой, — зло произнес Уокер. Он попытался уцепиться за что-нибудь оптимистичное. — Может быть, у них возникли трудности, и они не могут войти сюда. Может быть, то, что сделала Скви, нарушило программу, и теперь они решают, что делать. Если они не смогут войти и замки открываются только изнутри, то мы сможем, в конце концов, поторговаться.

— Может быть, они решат, что мы не стоим таких усилий, и разнесут нас на молекулы, — печально произнес Браук. — Грустные тревоги, утешительное созерцание, волнующе трагический конец.

Скви вздрогнула, Уокер сумел сдержаться. Что подумал Джордж в ответ на излияние туукали, так и осталось тайной.

— Конечно, они настолько возмущены нашим бегством, что готовы исключить нас из реестра своего живого товара, — сказала Скви, — но я сильно сомневаюсь, что они готовы сделать то же самое с такой ценной и важной вещью, как спасательный корабль, который мы сейчас занимаем. Что же касается возможности того, Марк, что моя работа неожиданно загнала их в тупик и поставила под сомнение возможность нашего захвата, то я не сомневаюсь, что она могла вызвать смятение и растерянность среди таких низших существ, как наши похитители. Однако с большим сожалением я вынуждена констатировать, что неуместны надежды на то, что это будет чем-то большим, нежели временная отсрочка нашего захвата. Возможно, виленджи медлительны, но на своем простом уровне они весьма компетентны.

Словно в подтверждение слов к'эрему, в дальнем конце сферической пассажирской каюты раздался громкий скрежещущий звук. Кто-то открывал замок внутреннего люка. Уокеру едва не стало плохо, когда до него вдруг дошло, что открытие внутреннего люка отнюдь не означает, что закрыт наружный люк. Если же он открыт, то в течение считаных секунд весь содержащийся в спасательном корабле воздух — до последней молекулы — будет высосан в открытый космос — вместе со всем незакрепленным содержимым кают. Например, с ним самим. Но с этим уже ничего нельзя будет поделать. Остается набраться мужества и держаться.

Поднявшись на нижние конечности, Браук встал и вышел вперед, приготовившись к тому, что их ожидало. Нисколько не стесняясь, три его товарища встали позади него. Уокер не стал затруднять себя психоанализом и попытками объяснить это их действие. Конечно, у них не было ни малейшей возможности прорваться к выходу мимо хорошо вооруженных и подготовленных виленджи. Но Уокер был полон решимости попытаться.

Замок перестал вращаться, и внутренняя окружность люка начала открываться. Пальцы Уокера сжались в кулаки, и мысленно он пожалел, что в них ничего не зажато: камень, дубина, что-нибудь тяжелое, чем можно было бы размахнуться. Любой предмет, который можно было бы метнуть во врага. Что-нибудь, чем можно было бы ударить по пурпурным головам и отросткам с присосками. Но ничего такого в каюте не было. Перед концом он мог обрушить на головы виленджи лишь поток проклятий.

Как только дверь люка открылась, в каюту неторопливым шагом вошли несколько фигур. Они излучали уверенность в себе, но не скрывали настороженности. Из сферической пассажирской каюты они уверенно прошли в рубку. Один из вошедших нес какое-то орудие, которого Уокер до сих пор ни разу не видел. Все прочие, за исключением одного шедшего впереди существа, были вооружены. Уокер разжал кулаки, нижняя челюсть его в недоумении отвисла. Стоявшая рядом Скви прошипела что-то нечленораздельное, оказавшееся не по зубам имплантату. Мимика Браука скорее выражала недовольство, нежели враждебность. Исполин зашептал стихи из тридцать четвертой хроники Сивина'троу.

Вошедшие существа были не виленджи.


— Будьте любезны, следуйте за нами.

Ростом существо, произнесшее эти слова, было чуть выше Скви. Уверенность, исходившая от существа, явно превосходила его физическую силу.

Надо отдать должное виленджи, подумал Уокер. Какой бы жестокостью и непреклонностью ни отличались их действия, установленные ими мозговые трансляторы работали превосходно. Уокер понимал каждое слово, произнесенное незнакомым инопланетянином. Пока он размышлял, Джордж отреагировал на предложение вслух:

— Следовать за вами куда?

— На наш корабль.

— На ваш корабль? — Уокер рефлекторно обернулся к арке громадного иллюминатора, сквозь который был виден гигантский, заслонявший небо корабль. — Насколько я понимаю, это и есть ваш корабль?

Двое новых инопланетян переглянулись. Для того чтобы это сделать, им не пришлось поворачиваться друг к другу. Это было большим везением, ибо их головы были неподвижно фиксированы к туловищу. У существ не было шеи, и им бы пришлось разворачиваться всем корпусом, если бы не одно обстоятельство: у них было три глаза. Вообще, насколько мог судить Уокер, у них всего было по три.

У хозяев исполинского корабля были закругленные треугольные туловища, устойчиво, как на штативе, стоявшие на трех ногах. Каждая нога заканчивалась тремя длинными гибкими пальцами. Над каждым глазом располагался покрытый пушком орган — слуха или обоняния. Один глаз смотрел вперед, а остальные два располагались по бокам головы, позволяя существам видеть, что происходит справа и слева от них. На голове не было ничего, напоминающего ноздри. Расположенный под передним глазом треугольный рот раскрывался и закрывался, когда существо говорило. По форме рот напоминал страшную пасть Браука, хотя и был намного меньше, изящнее и лишен зубов. Участки кожи, видневшиеся из-под одежды, были бежевого цвета.

В отличие от виленджи, предпочитавших свободную, мешковатую одежду, пришельцы были одеты в облегающие тело комбинезоны, перекрещенные ремнями и оснащенные сумками и карманами для инструментов, отличавшиеся изяществом исполнения и отделки. Каждый инструмент был помечен цветовым кодом, а костюмы были белыми, более яркого оттенка, чем корпус их корабля. Ноги были обуты в светлые тапочки с гнездами для каждого из трех пальцев.

— Вы не выдадите нас виленджи? — Джордж выразил вслух чувства, которые терзали сейчас всех остальных его друзей.

— Мы столкнулись с рядом обстоятельств, одновременно неприятных и необычных, — ответил безоружный предводитель.

Тон, если он был верно передан мозговым имплантатом, показался Уокеру подчеркнуто нейтральным. Он постарался уговорить себя, что это многообещающий признак.

— Мы не будем решать вопросы в спешке. Мало того, здесь мы вообще не будем делать никаких выводов. Мы привыкли принимать решения только по зрелом размышлении.

Отступив в сторону, существо сделало недвусмысленный приглашающий жест.

Понимая, что ничего не добьются отказом, и не видя, что их положение не станет хуже, они подчинились требованию инопланетян. Когда пленники проходили мимо них, Уокер заметил, что хотя сила Браука и его рост произвели сильное впечатление на чужаков, ни один из них не выказал страха. Интересный они, однако, народ.

— Скажите, а кто такие эти «мы»? — спросил Уокер у предводителя, проходя мимо него. — Я имею в виду вас. Вы совсем не похожи на виленджи.

— Я — куратор Чоралавта среднего пола. Мы с планеты Серематен, — добавил он с таким видом, словно это было исчерпывающее объяснение.

Когда они вышли из шлюза в зал ожидания, Уокер сразу понял, что это не корабль виленджи. Он наклонился и шепнул семенившей рядом Скви:

— Серематы. Ты когда-нибудь слышала о них?

— Нет, не слышала. — Она подняла на него свои глубоко посаженные глаза. — Пока я не знаю, как они мыслят и каковы их возможные намерения.

— Наверное, они сдадут нас виленджи, — сказал бежавший немного впереди Джордж. — Или заберут себе, чтобы потом продать.

— Как это печально, — раздраженно произнес Уокер, — что не у всех дворняг такой неизлечимо позитивный взгляд на мир.

Пес резво обернулся:

— То-то я думаю, и что это я в последнее время не лопаюсь от оптимизма. Может быть, ты как-нибудь объяснишь, почему у меня это не выходит? Если мы доживем до того дня.

В противоположность колоссальным размерам основного корабля вспомогательное судно серематов имело весьма скромные размеры. Его можно было бы назвать даже компактным. Браук с трудом втиснулся в задний угол, в каюте едва хватило места для инопланетян и остальных трех — кто они теперь? Изменился ли их статус? Они все еще пленники? Или уже гости? Товар, который заново оценят, а потом попытаются продать? Время покажет. Быть может, исход будет не таким мрачным, как предрекает Джордж.

Во всяком случае, они сейчас находятся не на корабле виленджи. Не важно, что произойдет дальше, но одно это — уже несомненный плюс. Обратное пока не доказано.

Учитывая хрупкое сложение их новых знакомых, Уокер ожидал, что коридоры их судна окажутся узкими и низкими, но он ошибся. Коридоры были широкими и высокими, что сильно обрадовало громадного Браука. Вероятно, величина коридоров объяснялась численностью экипажа. Казалось, эти трехногие существа были везде. Хотя серематы с неподдельным интересом разглядывали пришельцев, никто из членов экипажа не прекращал работы. Очень эффективный биологический вид, решил Уокер. Трудолюбивый, хорошо одетый, хорошо вооруженный, хорошо оснащенный. Интересно, какая у них этика?

Впервые с момента похищения перед Уокером по-настоящему замаячила надежда. Он и сам не мог толком сказать, на что он надеялся, но, лишенный столько времени всего, он был готов теперь принять любой дар судьбы. Во всяком случае, он был благодарен судьбе за то, что здесь не было видно ни одного высокого, шаркающего по полу виленджи.

Их привели в большое, размером с грузовик, помещение, стены которого были выкрашены (оштукатурены, обмазаны или облиты — этого Уокер не мог до конца понять) в традиционный, видимо, для серематов белый цвет. В стенные панели были вставлены вертикальные серебристые полосы — были они декоративными или несли какую-то функцию, Уокер не понял. Полосы мягко засветились, и Уокер ощутил приятное покалывание в коже. Он подавил желание почесаться, чтобы не сделать что-либо неприятное хозяевам. Уокер почему-то, хотя у него не было для этого никаких оснований, начал думать о серематах как о хозяевах, а не как о тюремщиках. Призрак надежды не покидал человека.

Уокер не ощущал движения, но у него сложилось впечатление, что эта каюта — транспортное средство для перемещения по кораблю. Естественно, подумал Уокер, на таком огромном корабле такой внутренний транспорт просто необходим. Когда они вышли из помещения, то оказались в другом коридоре, который был ниже и уже предыдущего. Серематов здесь было меньше, а их взгляды задерживались на незнакомых пришельцах дольше.

Охранники (или проводники) провели их в другое помещение — Браук едва смог протиснуться сквозь входной проем — и оставили одних. Оказавшиеся в помещении с белыми стенами без иллюминаторов и окон, четверо друзей принялись ждать, что будет дальше. Постепенно их стало одолевать беспокойство, но тревоги они не испытывали. Что бы ни сделали с ними серематы, это не могло быть хуже того, что они уже пережили.

— Я бы с удовольствием чего-нибудь попил, — пробурчал Джордж.

Через несколько секунд в белой стене открылась дверь, и в помещение бесшумно вкатились три канистры. Открыв простые крышки, пленники увидели в канистрах воду, какой-то крепкий алкоголь, а в третьей канистре находилось что-то напоминавшее, по мнению Уокера, окрашенную синим красителем перекись водорода. Все четверо по очереди напились воды.

Откинувшись к стене и вытирая с подбородка капли воды, Уокер принялся придумывать метафору окружавшей их белизны. В конце концов он решил, что их положение больше всего напоминает положение людей, запертых в огромном тюбике зубной пасты. Правда, Уокер не мог сообразить, кто такие серематы — бактерии или борцы с кариесом. Аллегория ему не понравилась. Мало того, она его расстроила. Помимо явной инфантильности метафоры, Уокера разочаровала неспособность придумать что-то лучшее. Туукали подытожил положение более изящно:

— Что может быть хуже, чем чахнуть в этом месте и питаться воздухом.

Печальный Браук хотел было попробовать на прочность дверь и проверить, заперта ли она, но потом передумал. Даже если ему удастся покинуть помещение, то куда он пойдет? Идти было некуда. Он ничего не увидит, кроме стен цвета слоновой кости и множества тройственных серематов.

По прошествии еще нескольких часов дверь наконец снова открылась, и пленники ничуть не удивились, увидев троих серематов. Двое из них остались стоять в дверях — наблюдатели они или охранники, Уокер так и не понял. Третий серемат вошел в помещение и приблизился к тесно стоявшей четверке. Этот серемат был необычайно высок — неподвижная треугольная голова доходила Уокеру до груди.

— Я — благородный Тжарустатам мужского пола. Мне выпала задача попытаться разобраться в том, с чем мы столкнулись.

Прежде чем Уокер, Джордж или Браук успели отреагировать, вперед выкатилась Скви.

— Я — Секви'аранака'на'сенему, женщина к'эрему. Эти представители двух других солнечных систем и трех биологических видов — мои товарищи по несчастью. Что бы ни последовало дальше, я прошу вас не использовать против них примитивность их повадок и мышления. Они не виноваты в том, что родились такими.

Два глаза — центральный и правый — принялись рассматривать Скви, в то время как левый глаз продолжал держать в фокусе Уокера.

— Что мы обратим против них, а что — за, еще предстоит решить. В ближнем космосе был установлен контакт с встречным кораблем. Кораблем управляют виленджи, вид, который нам известен. Мы не очень хорошо с ним знакомы, но знаем, что они действуют внутри границ галактической цивилизации.

Треугольное тело слегка повернулось, и теперь все три глаза смотрели на Уокера. Прежде этот чужеродный, инопланетный взгляд вселил бы в него панику, но после того, что пережил Уокер за прошедшие месяцы, он не испытал ни малейшего волнения. Слишком часто он был объектом внимания со стороны чуждых окуляров, чтобы еще один, или даже три глаза вызвали у него страх.

— Вспомогательное судно, с которого вы были эвакуированы, мы обнаружили в процессе его отделения от основного корабля виленджи. На последнем нам удалось зафиксировать эманацию признаков гнева и тревоги, в то время как вспомогательное судно подозрительно молчало. После сближения с вами командир решил осмотреть судно и оказать помощь экипажу, если на судне возникли какие-то проблемы. Ответ виленджи на наше корректное предложение был… странным и сбивчивым. Виленджи настаивали на немедленном возвращении им вспомогательного судна вместе с его содержимым. Когда же мы вежливо предложили свои услуги по осмотру и оценке состояния содержимого судна, они ответили, что это не нужно, а возможно даже, опасно. Прицельное зондирование помещений вспомогательного судна, — продолжал Тжарустатам, — показало присутствие на нем четырех активных жизненных форм — вас. Это не показалось командиру опасным, и, вопреки протестам виленджи, командир решил выслать на судно поисковую группу с целью его осмотра. — Тжарустатам поднял вверх все три верхние конечности и сделал жест, столь же чуждый Уокеру, как и сам инопланетянин. — Итак, теперь вы здесь. Рассказывайте. — Неожиданно замолчав, серемат стал ждать ответа.

— Мы должны многое рассказать, — без колебаний заговорила Скви. — В качестве вступления я бы начала с исчерпывающего перечисления…

— Попрошу вас. — Серемат перебил к'эрему. Щупальца Скви задрожали от обиды и возмущения, когда Тжарустатам выразительно посмотрел на Уокера: — Говорите.

— Это человек, примитивное существо, захваченное на одной из окраинных планет, — упрямо сказала Скви, — существо недостаточно развитое для того, чтобы…

— Повторяю еще раз, — автоматический переводчик, имплантированный в мозг Уокера, сумел передать твердость интонации, — я спрашиваю двуногого.

Речевая трубка Скви обиженно сложилась, но у к'эрему оказалось достаточно благоразумия, чтобы прекратить спор и промолчать.

Взгляд трех глаз по идее должен был раздражать Уокера, но его на самом деле волновало только одно: в какой глаз смотреть во время рассказа.

— Вы можете говорить кратко? — спросил Тжарустатам. — Серематы — занятой народ и превыше всего ценят время.

— Конечно могу, — заверил серемата Уокер.

Стоявший рядом Джордж молча подбадривал своего друга, неистово виляя хвостом. Громоздившийся в углу Браук выставил далеко вперед свои глазные стебли.

— Все мы заключенные, пленники, похищенные с наших родных планет для продажи и извлечения прибыли. Похитили нас виленджи. — Не зная точно, где именно находится их корабль, Уокер неопределенно махнул рукой. — На корабле находится кольцо загонов — клеток, — набитых пленниками, положение которых такое же, как наше.

Уокер не мог поручиться, но ему показалось, что его короткий рассказ поверг серемата в ужас. Сам Тжарустатам подтвердил это впечатление, недоверчиво спросив:

— Вы уверены в этом? Все вы были против своей воли вывезены с ваших родных планет для того, чтобы затем, — в голосе серемата прозвучало отвращение, — вас продать? Как неодушевленное имущество?

Воспользовавшись тем, что никто не приказывал ему молчать, Джордж тоже решил высказаться:

— Да, как старые игрушки. Иногда они с нами экспериментировали. Исследовали наши способности, совместимость с другими видами. Это было ужасно.

— Мы бежали от виленджи, когда вы остановили нас, — добавил Уокер.

— Бежали? Бежали куда? — Серемат не стал скрывать свое изумление.

— Для нас это было не важно, — серьезно ответил Уокер. — Мы были готовы бежать куда угодно и скорее умереть, чем вернуться в загоны виленджи. — Он секунду поколебался, но потом все же задал вопрос, который не давал ему покоя все время, что они пробыли на корабле серематов: — Вы… не собираетесь вернуть нас виленджи?

— Вернуть вас? — Интересно, что, когда серемат вспыхнул, кожа его окрасилась не в красный цвет, а приобрела оттенок жженой умбры. — Если то, что вы говорите, правда… — Он замолчал, словно для того, чтобы собраться с мыслями, а затем повернул левый и центральный глаз в сторону Скви: — Можете ли вы, к'эрему, подтвердить сказанное?

— Вы хотите сказать, что на этот раз вас интересует наконец мое мнение? — ледяным тоном осведомилась Скви.

— Скви, ради бога, не сейчас! — зашипел на нее Уокер.

— Ну хорошо. — Скви разжала щупальца. — Я подтверждаю все, что сказал этот примитивный двуногий. Это подтвердят и все остальные мои спутники, так же как и те несчастные, что до сих пор остаются затворниками невольничьего корабля виленджи, если вы возьмете на себя труд их опросить. Это чудовищное преступление, и виленджи ни больше ни меньше ответственны за похищение нас из родных мест. — Глаза высокоинтеллектуальной к'эрему встретили не менее внушительный взгляд серемата. — Вам лучше убить нас здесь и сейчас, чем вернуть на корабль виленджи и позволить им благополучно следовать их курсом. По крайней мере, мы умрем свободными. Хотя, — Скви раскрыла речевую трубку и со свистом втянула воздух, — мне хотелось бы задать долгий вопрос, но сделать это в более здоровом влажном климате.

— Никто не собирается никого убивать. — Тжарустатам пришел в ужас от самой этой мысли. — Никто также не собирается никого возвращать в стесненное положение. Но то, что вы мне сказали, требует немедленного расследования.

Воспаривший духом Уокер с трудом унял вспыхнувшие надежды. Пока еще ничего не решено, во всяком случае в их пользу. Месяцы, проведенные на корабле виленджи, научили его терпению, качеству несовместимому с выбранной им профессией.

— Пока же, — сказал серемат, — вы останетесь нашими гостями. Если у вас есть телесные потребности, помимо пригодных для употребления внутрь жидкостей, которые были уже вам предоставлены, то выскажите их, и мы в меру сил постараемся их удовлетворить.

Первым на предложение отреагировал пес.

— Мне хотелось бы теплого, вкусного… — пискнул было он, но Уокер перебил друга:

— Джордж, не надо испытывать терпение наших гостеприимных хозяев.

— Ладно, ладно. — С готовностью, хотя и без особой радости, пес умолк.

— Нам нужно топливо для поддержания физической формы. — Гибкие щупальца Скви заплясали в воздухе чужого корабля. — Я могу привести описание необходимых белков, из которых можно синтезировать некоторые дополнительные соединения. Пока этого будет достаточно.

— Я рад, что вы так думаете, — ответил Тжарустатам без тени сарказма.

— Как вы полагаете, когда вы сможете принять окончательное решение? По поводу того, что делать с нами, — неуверенно спросил Уокер.

Тжарустатам повернул к нему все три своих глаза.

— Мы примем решение, когда будем знать истинное положение вещей, гость. До этого мы дадим вам все, в чем вы нуждаетесь. Если у вас есть какие-то особые просьбы, помимо того, что мы уже услышали, то выскажите их сейчас.

Браук попросил несколько приправ к своему рациону. Скви описала химический состав своего йокиля, который она деликатно назвала «пищевой добавкой». Джордж попросил кусочек телячьей вырезки и буквально вынудил Скви описать ее химический состав.

Когда настала его очередь, Уокер заколебался.

— Если у вас есть что-нибудь вроде универсальной книги или автоматический переводчик, то я хотел бы что-нибудь узнать о вашей цивилизации.

Тжарустатам одобрительно посмотрел на Уокера:

— О какой цивилизации — галактической или серематской?

— О галактической, — сказал Уокер.

— Вы хотите пищи иного рода. Думаю, мы сможем найти подходящее приспособление. Если нет, то придется усовершенствовать уже имеющиеся. Правда, для этого нам придется — с вашего, разумеется, согласия — исследовать особенности вашей центральной нервной системы.

— Как уже сказала Скви, — произнес Уокер, — вы не сможете причинить нам большего зла, чем причинили виленджи.

Серемат сделал какой-то жест всеми тремя руками:

— Мы рассмотрим вашу просьбу.

Джордж выступил вперед и, задрав голову, посмотрел на серемата.

— Что будет, когда вы закончите свое… расследование?

Продолжая одним глазом смотреть на Уокера, Тжарустатам скосил два других на сообразительного пса.

— Мы сразу же проинформируем вас о результатах и о нашем решении.

Инопланетянин отвернулся и направился к выходу. Уокер дивился согласованности движений трех его ног.

Уокер услышал, как серемат тихо пробормотал: «Похищены» — и вышел в коридор. За Тжарустатамом последовали двое молчаливых стражей, не произнесших за время беседы ни единого слова, но все слышавших. Дверь закрылась.

Вся четверка снова была предоставлена самой себе. Как и было обещано, у Скви взяли информацию о нужных ей химических добавках. После этого была доставлена и пища с достаточным количеством питьевой жидкости. К вящему удивлению Уокера, в одну из блестящих синих канистр была налита темная густая жидкость, похожая по вкусу на малиновый сироп. Уокер пожалел, что был в состоянии выпить лишь чуть-чуть этой вкусной жидкости. Правда, сироп оказался вкусной приправой к блюду, напоминающему блинчики с олениной.

Видавшие виды часы Уокера продолжали надежно отсчитывать время. Насытившись едой и питьем, сидя в стерильном белом помещении, все четверо принялись ждать, что будут делать дальше хозяева корабля.

Прошло несколько часов, прежде чем в каюту вернулся Тжарустатам. И снова его сопровождали двое серематов. Правда, на этот раз оба были вооружены. У Уокера упало сердце. Оружие не сулило ничего хорошего.

До Уокера не сразу дошло, что это оружие предназначалось для бывших пленников.

Глава 15

— Это неслыханное насилие! Попрание основ цивилизации!

В первый момент Уокеру стало плохо. Он решил, что серемат говорит о нем и его спутниках. Потом до него дошло, что гнев инопланетянина направлен вовсе не на него и его друзей. Тжарустатам был в бешенстве — хотя, как и подобает серемату, держал себя в руках и вел корректно — и неистовствовал по какому-то иному поводу. Причина гнева, впрочем, выяснилась довольно скоро.

— Вы все сейчас пойдете со мной. — Не ожидая ответа, серемат повернулся и зашагал к двери, в которую только что вошел.

— Куда идем мы, положившись на новых наших друзей, что ищем мы? — Браук, как обычно, замыкал короткую процессию, пропустив вперед своих маленьких спутников.

— Мы идем к виленджи, — ответил ему Тжарустатам.

Скви тотчас остановилась как вкопанная:

— О нет. Вы не можете отвести нас к ним. Мы уже выразили свои чувства и отношение к виленджи.

Тжарустатам слегка повернулся, и его левый глаз уставился на к'эрему.

— Я вижу, что вы считаете не только своих спутников, но и серематов неполноценными, примитивными существами. Мы проинспектировали судно виленджи и выяснили истину. Конечно, нам пришлось проявить настойчивость, чтобы получить согласие виленджи на досмотр их судна. Оказавшись на борту, мы получили возможность осмотреть все помещения, какие сочли нужным. Некоторые виленджи, видя это и догадываясь, чем это может кончиться, оказали сопротивление. Мне тяжело это говорить, но мы были вынуждены принять контрмеры, повлекшие за собой жертвы.

Мы обнаружили других похищенных пленников, — продолжал Тжарустатам. — Мы выяснили, что вы абсолютно верно описали их положение. Мы опросили достаточное число пленников, и их показания подтвердили ваши. Эти несчастные освобождены и теперь проходят курс реабилитации. — Серемат сопровождал свою речь энергичной жестикуляцией. — Было совершено преступление против цивилизации. Оно требует ответных действий, и они непременно последуют. Мы составим рапорт. Конечно, межвидовые отношения очень сложны, а расстояния между солнечными системами весьма велики, поэтому результаты расследования появятся не очень скоро. Но рапорт будет составлен и отправлен по назначению.

Нейтральные, взвешенные слова Тжарустатама, речь серемата звучала так, словно речь шла не о составлении рапорта, а об объявлении войны. Уокер подумал, что в этой части галактики, вероятно, судебное разбирательство и есть эквивалент военных действий.

— Но тогда зачем вы хотите отвести нас к виленджи? — почти невольно вырвалось у Уокера. Он заметил, что вооруженный эскорт не замыкает, а возглавляет их шествие, и понял, что задача охраны — не следить за ними, а защитить их.

— Мы хотим, чтобы вы лично ознакомились с положением дел. До тех пор пока не будут закончены следственные действия, виленджи будут находиться под стражей. Их корабль будет конфискован. Сами виленджи будут под конвоем препровождены на ближайшую цивилизованную планету, где их дело будет рассмотрено и проанализировано. Несомненно, суд определит адекватное наказание. То, что сделали виленджи, выходит за рамки цивилизованного поведения, это просто невероятно. Мне приходилось слышать истории о таких вещах, но я всегда считал их слухами или вымыслом. Признаться, я не ожидал, что мне лично придется столкнуться с таким случаем в реальности. Самое удручающее — знать, что все это документально подтвержденная правда.

— Значит, мы свободны? Нас не вернут в тюрьму? — Поняв намек, Джордж хотел, чтобы он был высказан вслух.

Любезный Тжарустатам не замедлил это сделать:

— С настоящего момента, учитывая определенные ограничения, накладываемые законами галактической цивилизации, вы не обязаны подчиняться диктату или капризу чьего-либо разума, за исключением вашего собственного. Что же касается содержания под стражей, то теперь заключенными являются виленджи. Они будут переданы в распоряжение компетентных властей для проведения дальнейшего расследования. Каким бы ни был его результат, могу вас уверить, что ваш статус останется неизменным.

Не выдержав захлестнувшей его радости, Джордж рухнул на пол. Наклонившись, Уокер поднял своего четвероногого друга и понес его на руках.

Они снова вошли в транспортное судно. На этот раз мурашки бежали по коже Уокера скорее от предчувствия, нежели от вибрации корабля. Когда они вышли из транспортного судна, Джордж наконец пришел в себя и мог теперь передвигаться самостоятельно.

Они пришли в обширное помещение с высоким куполообразным потолком. Вдоль стен в две шеренги стояли несколько десятков серематов. Все были вооружены. Но не они привлекали внимание Уокера. Возвышавшийся над ставшей уже привычной белизной стен купол внезапно взорвался ярчайшими красками. На стенах купола возник ландшафт, подобного которому Уокер не видел никогда в жизни. Хрустальные арки изгибались над реками цвета сурьмы. Потоки жидкого металла ревели и бурлили под красно-оранжевым небом. Живописное зрелище, наполнившее полость купола, было неприветливым и чуждым, но невыразимо красивым. Возможно, это был декоративный элемент помещения, а может быть, проекция имела целью демонстрацию мощи и устрашение. Уокер не стал ломать над этим голову. Он просто восхитился картиной и впал в такой транс, что Браук решил поддержать его одним из своих исполинских щупалец, едва при этом окончательно не свалив человека с ног. В этот момент в помещение ввели первых виленджи.

Они шли как обычно, шаркая нижними клапанами и переваливаясь из стороны в сторону. Глядя на них, как и всегда, было невозможно понять, что они чувствуют и о чем думают. Равнодушные к своему положению и безразличные к пленившим их серематам, виленджи не мигая смотрели в пустоту лунообразными глазами, блестевшими на конусообразных головах. Руки — мощные клапаны с присосками — были фиксированы к туловищам невидимыми путами. Око за око, зуб за зуб. Вид связанных врагов вызвал у Уокера тихую радость.

Радость эта становилась еще больше оттого, что некогда всемогущие виленджи были низведены до своего нынешнего состояния существами, уступавшими им в росте и физической силе. Как и на своем огромном корабле, серематы и здесь, казалось, были везде: они умело вели по коридорам и направляли в нужные двери арестованных виленджи, иногда принуждая этих увальней двигаться под угрозой применения оружия. Оно было небольшим, под стать малому росту серематов, но Уокер нисколько не сомневался, что оно, несмотря на это, обладало большой убойной силой. Чем ближе он узнавал серематов, тем больше восхищался ими, и не только потому, что они освободили его вместе с тремя друзьями из виленджийского плена. В противоположность виленджи — и это, пусть неохотно, была вынуждена признать даже Скви — серематы были по-настоящему цивилизованными существами, и это было главной причиной восхищения Уокера.

Из проходивших мимо под конвоем виленджи лишь некоторые из них удостаивали взглядом тех, кто взял их под стражу. Вероятно, ослепленные высокомерием, они пока не осознали свое новое положение. Один из виленджи скользнул равнодушным взглядом по четверым бывшим пленникам. Джордж съежился под этим убийственным взглядом, но Уокер и Браук были готовы броситься на своих обидчиков. Скви никак не отреагировала на этот взгляд. От смущения ее защищало неискоренимое чувство собственной важности.

Когда один из виленджи заговорил, в его тоне сквозила уверенность, от которой больше чем от нескрываемого гнева или явной агрессии у Уокера застыла в жилах кровь.

— Я, Прет-Клоб, осознаю препятствие, которое приведет к резкому снижению доходов на период предстоящего нам дознания. Все это не вызывает у меня ничего, кроме сожаления. Нашему сообществу придется пересмотреть прогнозы доверителей. Но это временная трудность. Виленджи, как всегда, сумеют справиться с ней. Рвение серематов направлено на ложную цель. Впрочем, это характерная черта их поведения. Мы просто столкнулись с одним случаем ее очевидного проявления. Но могу вас уверить, что с течением времени естественный ход вещей будет восстановлен. — В совиных глазах виленджи промелькнуло что-то похожее на извинение. — Это всего лишь бизнес.

Расхрабрившийся от вида связанных виленджи, Джордж выбежал вперед:

— Да, да, конечно, но мы свободны, а вы ходите здесь с приклеенными к бокам передними лапами. Погрызите теперь и эту косточку!

Виленджи, к ярости Джорджа, не обратили ни малейшего внимания на лай какой-то мелкой твари, умственные и физические способности которой были несоизмеримы с их собственными. Вооруженные серематы вывели из помещения Прет-Клоба и остальных отнюдь не склонных к раскаянию членов преступного сообщества. Когда из вида исчез последний виленджи, Уокер обратился к Тжарустатаму:

— Что теперь с ними будет?

На безукоризненно белой одежде серемата появились яркие синеватые и розовые пятна и полосы.

— Их доставят на ближайшую планету, где есть условия для судебных слушаний и рассмотрения обвинения. Потом их будут судить на основании основополагающих законов галактической цивилизации. Их корабль реквизирован и в настоящее время подвергается тщательному обыску. Его цель — освобождение всех, без исключения, похищенных и сбор улик против похитителей. Вам больше не надо их бояться.

Подавшись вперед, Браук протянул к серемату все свои четыре верхние конечности:

— Едва ли сможем мы отблагодарить вас, наших освободителей.

Тжарустатам ответил жестом всех трех рук — изящным, но исполненным какого-то самоуничижения.

— Цивилизация зиждется на доброй воле тех, кто поддерживает ее принципы не только словами. То, что мы сделали, продиктовано не только и не столько необходимостью освободить вас, сколько необходимостью следовать нашим ценностям. Вы можете рассматривать свое освобождение как вторичное благо.

Уокеру не было никакого дела до мотивов, коими руководствовались серематы. Главное — следствия их поступков. Виленджи находились под арестом, а он и его друзья были на свободе. Они свободны. Свободны вернуться домой. За всю свою карьеру оптового торговца Уокер пользовался многими словами, помимо этого короткого словечка из пяти букв, но теперь все его помыслы, все его чувства были сосредоточены на нем. Домой. Как много смыслов вмещало в себя теперь это слово, как много чувств, как много надежд и ожиданий.

Воодушевленный этой перспективой, ободренный видом связанных виленджи, Уокер не колеблясь решил облечь в слова очевидную просьбу — просьбу, которую надо было лишь высказать вслух для того, чтобы за ней последовали необходимые действия. Кто знает, может быть, они уже начались?

— Итак, Тжарустатам, допуская, что ваши должностные лица захотят еще несколько раз побеседовать с нами, чтобы выяснить все подробности пережитых нами несчастий, я все же думаю, что вы позволите мне спросить: когда мы сможем вернуться домой?

Спутники Уокера сгрудились вокруг него, напряженно ожидая, что ответит серемат.

Тжарустатам по очереди вгляделся во внимательно смотревшие на него лица. С его тремя глазами он быстро справился с этой задачей.

— Да, расследование еще не закончено. Мы зададим вам еще несколько дополнительных вопросов. Но в принципе это уже чистая формальность. После этого вы сможете вернуться домой, когда пожелаете.

Не в силах стоять на месте от счастья, Джордж принялся кругами бегать по каюте. Стараясь подавить захлестнувшие его эмоции, Браук принялся декламировать описания славных подвигов из эпоса о Кавандже. Уокер сильно пожалел, что нет никого, с кем он мог бы обменяться ударами ладоней. Одна только Скви ничем не выразила своего воодушевления. Она была, как всегда, сдержанна, сохраняя обычное спокойствие, за которым, впрочем, скрывалось и еще что-то.

— Я рада слышать ваши слова. — Скви пришлось повысить голос, чтобы перекричать лай Джорджа и декламацию Браука. — Естественно, из всех, кого грубо похитили с родных планет, в первую очередь вернутся домой представители самых развитых биологических видов. — Она помолчала и без тени смущения добавила: — Естественно, вы начнете с меня.

Какие чувства испытал Тжарустатам, столкнувшись с таким беззастенчивым самоутверждением чужого эго, он не сказал. Прежде чем спутники к'эрему успели выразить вслух свое негодование или насмешку, серемат дал ответ:

— Ограничивающими факторами являются межзвездные расстояния и наше нынешнее положение. Я не астрофизик и не могу обсуждать такие проблемы, но я уверен, что ваши пожелания будут выполнены. Все, что от вас требуется, — это представить отделу навигации необходимые координаты.

Джордж нахмурил кустистые брови:

— Координаты?

— Координаты ваших родных планет. — Всеми своими добрыми глазами Тжарустатам посмотрел на пса. — Это же очевидно: мы не сможем вернуть вас домой, если не будем знать, где находятся ваши солнечные системы.

У Уокера пересохло во рту. Видя огромный корабль серематов, став свидетелем легкости, с какой они завладели кораблем виленджи и взяли в плен его экипаж, он невольно стал думать, что у такого высокоразвитого в технологическом отношении вида не возникнет никаких проблем с доставкой всех четверых на их родные планеты. С доставкой его и Джорджа на Землю. Но теперь выяснилось, что есть одна досадная заминка.

Серематы не знают, где находятся нужные планеты.

— Есть записи в бортовом журнале, — сказала Скви. — Такие профессионалы, как виленджи, должны были регистрировать местонахождение всех планет и солнечных систем, где они побывали, — не важно, вывозили они оттуда пленников или нет. В автоматической корабельной памяти наверняка хранятся координаты мест, куда они заходили.

Ну конечно же, с облегчением подумал Уокер. Похищенные пленники — такие как он и его спутники — похожи на булавки, воткнутые в карту, хранящуюся где-то в недрах корабля виленджи. Надо только посмотреть на эту карту. Дело за малым.

— К несчастью, — сочувственно произнес Тжарустатам, — виленджи действительно очень опытные существа и умелые похитители. Они тщательно и методично уничтожили все следы своей противозаконной деятельности. Предварительный обыск не дал никаких результатов. Хранилища памяти пусты, как космическое пространство. Мы не нашли не только координат солнечных систем, где побывали виленджи, но и вообще никаких бортовых записей. Ничего. Из того, что осталось, можно заключить, что корабль парил в абсолютной пустоте.

Озабоченный судьбой своих гостей, представитель великой цивилизации, серемат, попытался вселить в них надежду:

— Может быть, у кого-то из вас есть хотя бы приблизительное представление о том, где — в плоскости галактики — находятся ваши солнечные системы?

Молчание четверки было самым красноречивым ответом. Даже всезнающая к'эрему не смогла сказать ничего более определенного, чем то, что ее родная звезда находится во внутренней половине одной из галактических спиралей. Название этой спирали на языке к'эрему, естественно, ничего не говорило Тжарустатаму.

— У галактики есть только две ветви, или плеча. — Серемат изо всех сил старался прояснить становящуюся безнадежной ситуацию. — Нам бы очень помогло, если бы удалось выяснить, в каком именно находится ваша солнечная система.

— Я не занимаюсь межзвездными путешествиями, — неохотно призналась Скви, — но если бы мне показали на карте то место, где мы сейчас находимся, то я смогла бы определить, то ли это плечо, где расположен благословенный К'эрем.

Тжарустатам сложил впереди тела все три руки, и девять пальцев изящно сплелись в сложный рисунок.

— Боюсь, что сейчас мы находимся вне основных ветвей галактики. Большинство передовых цивилизаций, включая Серематен, сконцентрированы ближе к галактическому центру, в массе звездных скоплений, вращающихся вокруг центра их тяжести. Поскольку виленджи не осмелились бы совершать свои преступления в центре галактики, постольку можно считать, что ваши солнечные системы находятся на окраине галактики. Вам сильно повезет, если, исходя из того положения, где мы сейчас находимся, вы сумеете выбрать нужное плечо.

— Но что, если нам это удастся? — спросил Уокер.

Сейчас Уокер очень жалел о том, что не уделял в школе должного внимания тем начаткам астрономии, которым его пытались научить. Но в колледже астрономии не было, а в школе он больше интересовался правилами игры в футбол, чем расположением звезд и обращением планет.

— Едва ли, — сухо сообщила ему Скви. — Мы можем для начала исключить все звезды, которые по своим свойствам не соответствуют нашим солнцам. После этого из оставшихся нам придется исключить те, которые лишены планет. После этого останется несколько миллионов подходящих солнечных систем, среди которых и надо искать наши.

— О, — только и смог произнести упавший духом Уокер.

Тжарустатам не оставил попыток морально поддержать своих гостей:

— На самом деле все не так мрачно. Существуют приборы, с помощью которых можно исключить заведомо непригодные для жизни планетные системы. Кроме того, можно выявить сообщения, существующие между солнечными системами. Если выбрать для такого исследования верное плечо, имея представление о том, расположена ли искомая солнечная система на периферии, в середине или в центре, то число подлежащих дальнейшему исследованию систем сократится до нескольких сотен.

— Нескольких сотен, и то, если нам повезет, — уныло произнес Браук. — Даже если принять во внимание скорость межзвездных путешествий, то ясно, что для обнаружения затерянной в космических просторах Тууки понадобится несколько жизней.

— Найти мой народ будет еще труднее, — сказала Скви. — Мы мало путешествуем, мало общаемся, предпочитая уединение и самосозерцание.

Или просто никто не может долго выносить ваше общество, уныло подумал Уокер.

— Но если мы не сможем вернуться домой, то что нас ждет? — спросил он.

— Серематен! — бодро ответил Тжарустатам. — Вас ждет Серематен. Это мой дом, дом нашего рода, ядро цивилизации, господствующей в нашей части галактики. Должен предупредить, что по прибытии вы испытаете сильный культурный шок…

— Не говорите за всех, — коротко и зло обронила Скви.

— …который, я уверен в этом, вы сумеете пережить. Тот факт, что вы смогли перенести плен и сохранить хорошую физическую и психическую форму, говорит о том, что вы умеете приспосабливаться к новым и необычным положениям. Вы получите добровольную помощь как от частных лиц, так и от правительственных органов. Я уверен, что адаптация пройдет успешно.

— Но, — печально заговорил Уокер, — хотя мы заранее благодарны вам за гостеприимство, все же единственное, чего мы хотим на самом деле, — это вернуться домой.

— Да, да. — Всем своим видом Тжарустатам выражал понимание и сочувствие. — Но, видите ли, есть некоторые проблемы с выбором верного направления поисков, с выбором средств и определением временных схем. Сожалею, но эти вопросы находятся вне сферы моей компетенции. Для того чтобы досконально разобраться с проблемой, вам придется проявить терпение, дождаться прибытия на Серематен и обратиться в соответствующие органы власти, которые и рассмотрят ваши пожелания.

Эти утешительные слова были очень точно, с учетом просторечий, сленга и интонаций, переведены имплантатом, вживленным виленджи в мозг Уокера. Но проблема была в другом. Уокеру показалось, что все это он не один раз слышал за время своей работы в оптовой торговле.

Слова были вежливыми, изысканными и даже прочувствованными, но за ними Уокер услышал зловещее, принятое в бизнесе благословение, которое в неизмеримо далеком Чикаго следовало понимать так: «Отвяжись».

Глава 16

Серематен оказался красивой, похожей на Землю, планетой. В иллюминатор были видны полосы белоснежных, как звездный корабль серематов, облаков, и навевавший ностальгию безбрежный океан. Правда, у Уокера не было времени долго наслаждаться этим зрелищем, ибо хозяева предложили гостям приготовиться к посадке, и их инструкции были пусть и вежливыми, но вполне отчетливыми.

«Эти серематы восхищаются нами, — думал Уокер, стараясь выполнять данные ему инструкции. — Они восхищаются нами за то, что мы смогли выдержать, за то, что сумели выжить. За то, что мы совершили, стараясь бежать с корабля виленджи. Но они восхищаются нами не настолько, чтобы вернуть нас по домам».

Может быть, он несправедлив к хозяевам, одернул себя Уокер. Может быть, Тжарустатам был вполне искренен, когда говорил, что практически нет никакой возможности отыскать в космосе их родные планеты. Может быть, он, Уокер, отказывался ему поверить просто потому, что принять этот факт означало признаться себе, что он никогда больше не увидит прежний, до боли знакомый ему мир — своих друзей, свой кондоминиум, не зайдет в закусочную мистера и миссис Сондерберг на углу улицы, никогда не вернется в Чикаго. Все, к чему он так привык за много лет, — потрясения рынка, медведи и быки (перипетии их борьбы были так же интересны, как и финансовые результаты), кино, музыка, телевидение, все земные заботы, беды и утешения, — все это теперь не значило ровным счетом ничего. Ему придется не только отрешиться от всей своей прошлой жизни, но и отказаться от своей идентичности как человеческого существа. Похищение насильственно преобразило его. Лишенный всего, что он когда-то знал, кто он теперь? Что станется с Маркусом Уокером, бакалавром, магистром управления бизнесом, членом студенческого братства, многообещающим защитником в юниорской лиге, восходящей звездой фирмы «Трейвис, Хартман и Дэвис»? Корабль зашел на посадку.

Скоро он все узнает.


Они думали, что готовы к встрече с чужой цивилизацией. Уокер был уверен, что месяцы, проведенные в плену на борту корабля виленджи, в совокупности с их удачно задуманной попыткой бегства и спасением, пришедшим в лице серематов, подготовили его ко всему. Джордж придерживался такого же мнения. Они оба думали, что Серематен — это что-то вроде Чикаго, но на более высоком — галактическом — уровне.

Как это часто бывает, у воображаемого и реального общим было только одно окончание. Агломерат Аутхета был не построен; он вырос. Для Уокера и Джорджа рассказ о способе создания города звучал как волшебная сказка, а не как описание научного факта. Для Браука все это отдавало древней алхимией. Что же касается Скви, то она, хотя и отдала должное красоте и великолепию города, все же не одобрила такую технику строительства, пренебрежительно взмахнув несколькими щупальцами сразу.

— На К'эреме мы тоже пользуемся таким способом, хотя, конечно, в намного меньшей степени. Нам нет нужды собираться вместе такими немыслимыми толпами, поэтому мы обращаем больше внимания на эстетическое изящество, а не на вульгарную величину.

Подавшись вперед, Браук почти приник к уху Уокера своей пастью, усеянной зубами размером с наконечник копья, и прошептал:

— Не могут поладить друг с другом и общества себе подобных не выносят.

— Что говорит наш друг монстр? — спросил своего человека любопытный Джордж.

— Он говорит, что к'эрему не строят так же, как серематы, потому что не выносят общества себе подобных, — ответил Уокер, понизив голос, чтобы его не услышала сидевшая за соседним окном Скви.

Пыхтя, пес, уютно устроился на коленях Уокера, и понимающе кивнул.

Несмотря на то что высоченные арочные строения, образовывавшие пестрое ущелье, по которому они пролетали, были построены с какой-то практической целью, они поражали своей красотой, способной исторгнуть вздох восхищения у всякого, кто видел эту картину впервые. В бесшумном воздушном экипаже, помимо отважной четверки, находились еще десять бывших пленников. Уокер был уверен, что в другом экипаже, летевшем следом, тоже находились их товарищи по несчастью. Он с удовольствием вспомнил нежную сесу и красивую оланитку и мысленно пожелал, чтобы у них все сложилось хорошо.

Перспектива решать, к какому полу относится каждый представленный им серемат, вызывала у Уокера некоторую неловкость, и поэтому он был очень рад, когда их гид, Челорадабх, сама сказала, что она — женщина. Правда, ее наряд ничем не выдавал ее пол, а по своему физическому складу она практически не отличалась ни от мужчины Тжарустатама, ни от бесполого Чоралавты. В конце концов Уокер решил, что проживет и без глубокого знания деталей половых различий серематов.

— Как вы «выращиваете» такие здания? — спросил он, когда их экипаж снизился и понесся между другими летающими судами.

— С помощью прикладной биофизики, — ответила Челорадабх.

По крайней мере, так перевел ее слова имплантат. Уокер подозревал, что не все из сказанного могло быть переведено на человеческий язык.

— У меня не хватит времени и знаний, чтобы объяснить это более подробно.

— Он все равно ничего не поймет, — как всегда любезно, прокомментировала ответ Скви. — Но мне было бы интересно в свое время узнать кое-какие подробности. Пока мне достаточно знать, что это искусственный биофизический процесс. — С этими словами она снова приникла к окну.

Уокер вдруг испытал непреодолимое желание вдавить голову Скви в клубок ее щупалец. Правда, он сумел подавить этот порыв. Вообще, надо сказать, что за последние месяцы он стал более терпеливым.

— Куда мы направляемся? — громко поинтересовался Джордж.

Судно управлялось автоматически, и Челорадабх, прочно стоя на трех ногах, с удовольствием отвечала на вопросы:

— Новизну трудно определить и оценить количественно. На такой планете, как Серематен, новизна — большая редкость и поэтому очень высоко ценится. Вы — история, которую надо рассказать. Очень многие хотели бы ее выслушать.

Уокер сразу все понял:

— Средства массовой информации. Нас будут фотографировать.

— Я не совсем точно поняла, что вы имеете в виду, но ваши изображения были показаны во всех домах, во всех учреждениях, во всех общественных местах еще до того, как вы прибыли к нам, — сказала она. — Ваша наружность уже давно знакома нашему населению. Теперь требуется ваше живое присутствие.

Такой ответ не смутил и не испугал человека.

— Я вас понял. Мы будем давать интервью и рассказывать, что с нами произошло. Я очень устал, но могу понять такой интерес. Мы обязаны серематам нашим освобождением и очень им благодарны, даже если нас освободили только ради сенсации.

Скви оторвалась от окна и обернулась:

— Мы смогли бы бежать и без помощи другого корабля.

Ответ напрашивался сам собой, но все трое благоразумно промолчали, пропустив едкое замечание Скви мимо ушей.

Судно погасило скорость и село на вершину водяной башни. Это была не водонапорная башня, каких полно и в Чикаго, а именно водяная башня — столб воды. Скви, привыкшая к водной среде, уверенно вышла из экипажа, но ее друзья проявили осторожность.

— Мы не умеем дышать в жидкости, — сказал Уокер Челорадабх. — Мы утонем.

— Утонем? Ах да, я поняла. — Двумя из трех рук она указала Уокеру на покрытую рябью перегородку, стоявшую у них на пути. — Это не вода, это жидкий… — Она произнесла какое-то слово, которое имплантат не смог перевести. — Вы вне опасности. Мы же тоже дышим кислородом воздуха. Прошу вас. — Она сделала приглашающий жест.

Все трое, впрочем, неуверенно вышли в дверь. Это тоже потребовало немалого мужества, потому что приспособленный к малому росту серематов мостик, соединявший экипаж и вершину башни, был очень узок и висел на высоте нескольких тысяч футов. Одна только Скви с ее десятью цепкими конечностями бесстрашно вступила на мост. Из остальных с этой задачей лучше всех справился Джордж — благодаря четырем лапам и низко расположенному центру тяжести. Уокеру и Брауку пришлось бороться с головокружением.

Гудящая, похожая на водопад стена расступилась при их приближении. Все они вдруг оказались в высоком проходе, состоящем из пестро окрашенных жидкостей. Хотя двое из четверых боялись высоты, к счастью, никто не страдал морской болезнью. Вопреки впечатлению пол под ногами имел вид океанской воды, но был тверд, как вулканизированная резина.

Жидкий холл и текучий пол были не более удивительны, чем расположенный внутри неводной жидкости пузырь, куда препроводила их Челорадабх. Войдя в пузырь, все четверо воспарили в воздух и принялись плавать внутри сферы, стенки которой светились голубоватым светом. Не найдя под ногами твердой опоры, Скви подобрала под себя все свои щупальца. Они парили, словно в невесомости, но было ясно, что сила тяжести никуда не исчезла, потому что никто не испытывал тошноты.

Свет, заливавший сферу, стал ярче. Криволинейные голубые стены исчезли. На их месте проступили лица. Большинство были серематы, но не все.

В этой ситуации Уокер почувствовал себя как рыба в воде. Предпочитавшая уединение Скви отказывалась отвечать на любые вопросы, если они не были адресованы персонально к ней. Браук проявил застенчивость, о которой Уокер раньше не мог даже подозревать, а Джордж довольствовался тем, что подправлял или дополнял ответы своего человека. Уокер, чья профессия требовала умения каждый божий день отвечать на сотни вопросов десятков разных людей, оказался засыпанным градом вопросов. Конечно, это было не очень похоже на баталии фондовой биржи, но Уокер почувствовал, что выступает как представитель всей четверки.

Да, конечно, с ними все в полном порядке. Они благодарны за предоставленную им возможность публично выразить свое восхищение спасителям серематам. Эта признательность встречена с одобрением. Да, это верно, они не имеют ни малейшего представления о том, в каком направлении от приютившей их планеты находятся их родные дома, не знают, из какой части галактической цивилизации их похитили. Не желают ли они зла своим похитителям?

— Осторожнее! — Выглянув из-за клубка щупалец, Скви, внимательно слушавшая все вопросы, решила предостеречь Уокера.

«Она не хочет, чтобы мы выглядели нецивилизованными дикарями», — подумал Уокер. Да, осторожность не помешает. Меньше всего им надо, чтобы их высказывания послужили подтверждением лживой версии происшедшего, сочиненной виленджи.

— Конечно, мы опечалены и расстроены тем, что с нами произошло. Мы очень признательным вам за гостеприимство, но, конечно, все мы очень хотели бы сейчас быть на пути домой. Что же касается тех, кто насильно похитил нас, то мы надеемся, что их дело будет по справедливости рассмотрено уполномоченными на это организациями.

Что-то сильно толкнуло его в ногу. Скосив вниз глаза, Уокер увидел, что болтавшийся в воздухе Джордж налетел на него.

— Превосходно. Хорошо бы ты оказался рядом, когда мне в следующий раз придется столкнуться с парой злобных доберманов в конце Восемьдесят второй улицы.

Вопросы сыпались еще целый час, до тех пор пока Челорадабх не смилостивилась и не закончила эту пресс-конференцию:

— О другой возможности поговорить с похищенными будет сообщено в подходящее время. Но теперь вы должны извинить наших гостей, ибо, как уже сказал наш двуногий гость, они сильно устали от пережитого и нуждаются в отдыхе.

Гид вывела их из пузыря, и они снова оказались стоящими на твердой темной воде. Уокеру показалось, что он видит в глубине воды движущееся свечение, но были ли это электрические разряды или плававшие в странной жидкости живые существа, Марк так и не понял. Хотя он и старался не замечать сновавших вокруг серематов, то и дело поглядывавших в его сторону, но все же смотрел на них с виноватым видом. Какое бы мнение сложилось у людей от инопланетян, с разинутым ртом разглядывающих обычные стены и полы?

Они покинули башню через другую дверь, вошли в экипаж меньших размеров, чем тот, который доставил их сюда, и полетели над городом, вид которого вскоре сменился лесным ландшафтом и блестевшими на солнце водоемами. Через полчаса экипаж сбросил скорость и начал снижаться над лесом, состоявшим из гигантских деревьев. Но уже во второй раз за этот день видимость оказалась обманчивой. Небывалый лес так же не состоял из обычных деревьев, как водяная башня была сделана отнюдь не из воды. Колоссальные «деревья» были изготовлены из какого-то синтетического, напоминающего древесину материала, имитирующего эстетический и структурный эффект истинных деревьев.

Было впечатление, что они вошли в гигантское, выдолбленное изнутри дерево. Здесь пахло пышной, цветущей растительностью. По древесине даже бегали какие-то мелкие существа, похожие на насекомых. Эти существа напомнили ему о световых пятнах, увиденных под полом и стенами неводной башни. Такова была, видимо, природа серематских построек. В Серематене наверняка были здания, выстроенные из ложного песка, теплого льда или из поддельной плоти. И это естественно. Разве в мире невероятно развитой технологии нельзя использовать в обыденной жизни такие же современные методы и материалы, как в строительстве космических кораблей или в производстве вооружений? Виленджи создавали лучшие в мире клетки, серематы — лучшее в мире жилье.

Челорадабх ввела их в канал древесины, и они направились к узловатому «сучку» в одной из ветвей. Помня о том, что часть ее подопечных боится высоты, Челорадабх выбрала вертикально растущий побег вместо горизонтального. Она взмахнула верхней конечностью, и стена рассыпалась на тысячи сверкающих обломков. Пройдя в открывшееся пространство, они оказались в обширном помещении овальной формы. Идеальность контура нарушалась лишь выпуклостями и выступами на стенах и на полу. Внимательно посмотрев на них, Уокер решил, что у этих выступов и шишек есть какое-то функциональное, а не только декоративное назначение.

По крайней мере, в дальнем конце помещения как будто не было ничего удивительного. Там от пола до потолка высилась прозрачная, слегка тонированная стена, приглушавшая льющийся сквозь нее солнечный свет. Пройдя в середину помещения, Челорадабх боковыми конечностями обвела его как бы гостеприимным жестом, а третьей рукой поманила всех четверых за собой.

— Это ваше общее пространство. Ваши личные жилые помещения находятся по обе стороны от общего пространства. — Она показала им входы в жилые помещения. — Если вам будет что-то нужно, просто произнесите вслух свою просьбу внутри жилого помещения, и она будет удовлетворена в меру возможности.

Сделав неповторимый жест всеми тремя руками, гид обвела ими все жилые помещения и все, что находилось за их пределами.

— Даже для серематов радость от переезда в новое жилище — это результат взаимного обучения жильца и жилища. Поначалу возможны ошибки; мало того, они наверняка будут, но строение умеет учиться. Жилища серематов — способные ученики. Будьте терпеливыми учителями для ваших жилых зон, и вы будете вознаграждены комфортом и довольством.

— Вознаграждены? — Джордж подбежал к прозрачной стене и взглянул на панораму гигантских деревьев-домов и маленькие озера. — Что-то я не припоминаю, что заслужил какое-то вознаграждение. Кроме того, ваш народ, по-моему, арестовал виленджи, а вовсе не нас.

По-видимому, Челорадабх смутилась, так как помедлила с ответом.

— Для создания таких домов, как ваш, учреждаются специальные фонды. Вам не придется зарабатывать себе на жизнь. Все детали вашего дальнейшего обустройства были обсуждены и одобрены на самом высоком уровне. — Последовал ободряющий жест всеми тремя руками. — При этом мы понимаем, что это лишь малое возмещение за страдания, которые вам пришлось пережить в руках так называемых представителей цивилизации.

— То есть мы теперь под опекой государства, — сказал Уокер, вышел вперед и встал рядом с Джорджем перед прозрачной стеной, за которой виднелся великолепный, чарующий и — о да! — вполне цивилизованный пейзаж. Человек был в смятении, испытывая весьма противоречивые чувства. Он понимал, что не должен, не имеет права их испытывать. Ведь быть под покровительством серематов намного лучше, чем иметь опекунами виленджи. — Объект благотворительности.

— Нет, вы уцелевшие, — поправила его Челорадабх и перекатилась на трех ногах к главному входу. — Теперь я прощаюсь с вами. Можете изучить ваше новое жилище. На все обозримое время я приставлена к вам четверым, как постоянный советник. Если у вас возникнут какие-то трудности или проблемы, которые вы сами не сможете разрешить, то не колеблясь попросите ваше жилище связаться со мной.

Внутренняя стена снова рассыпалась в сверкающую песчаную пыль (или это была волшебная пыль Питера Пена, подумал Уокер), и Челорадабх вышла.

Скви изнывала от нетерпения с того момента, когда они вошли в дерево. Теперь она буквально бросилась к своим личным апартаментам. Уокеру почудилось, что перевод ее прощальных слов был не совсем точен.

— Надеюсь, что там есть душ, — буркнула к'эрему.

Уокер взглянул на пса:

— Ну что, посмотрим, чем нас облагодетельствовали, Джордж?

Четвероногий друг пожал плечами:

— Можно и посмотреть. Похоже, у меня не будет никаких трудностей.

Они разошлись по своим помещениям.

На что будет похоже жилье, приготовленное серематами для человека? — думал Уокер, опасливо проходя в дверь своей жилой зоны. На номер дешевого отеля? На французский замок? Откуда серематы, при всем их уме и технологическом совершенстве, почерпнули знания об условиях его жизни на Земле? Ему не пришлось долго ждать ответа на эти вопросы.

Палатка была в точности такой, какой он ее помнил. Таким же остался заливчик холодного озера Коули. Полянку окружал знакомый до тошноты лес, вдали виднелись заснеженные вершины гор, впереди был галечный пляж, а под ногами хрустел песок. Ошарашенный увиденным Уокер как вкопанный застыл у входа. Всего этого, конечно, следовало ожидать. Откуда могли серематы узнать о привычных условиях его жизни и потребностях его вида (с которым они никогда не сталкивались), если не из сведений, добытых во время осмотра корабля виленджи, из тех следов их деятельности, которые виленджи не успели или не потрудились уничтожить.

Из самых лучших побуждений и самых добрых намерений серематы — гостеприимные хозяева — приготовили для него точную копию тюремной камеры.

Уокеру хотелось выть от отчаяния. Если бы его здесь никто не слышал, он бы, без сомнения, завыл. Однако добрая (или снисходительная?) Челорадабх велела им обращаться к жилью, если возникнут какие-то трудности, а Уокер не был уверен, что скрытые сенсоры, следившие сейчас за каждым его движением и ловившие каждое слово, смогут расшифровать бессмысленный вопль отчаяния.

«Возьми себя в руки и успокойся», — сказал себе Уокер. Это не виленджийская тюрьма. Конечно, очень похоже, но точно такой же тюрьмой был для него кусочек реальной Сьерра-Невады. «Тебя поместили сюда, чтобы сделать счастливым, а не для того, чтобы засадить в карцер. Здесь ты не выставлен на продажу».

По крайней мере, ему хотелось так думать. Если бы намерения серематов были иными и они с самого начала лгали, то зачем, спрашивается, было возить их на пресс-конференцию из пузыря? Чем больше он думал о своих перспективах, тем легче казалась ему возможность выяснить истину.

— Комната, — вслух обратился он к своему жилью. После нескольких месяцев, проведенных в плену у виленджи, он не чувствовал ни малейшего неудобства, обращаясь к какому-то невидимому инопланетному прибору. Ясно, что эта передовая цивилизация оснащена еще и не такими чудесами. — Кто-нибудь, кроме тебя, видит или слышит меня сейчас, или каким-либо иным способом наблюдает за мной и моими действиями? Или моя частная жизнь надежно защищена?

— Ваша частная жизнь надежно защищена.

Либо комната умела говорить на обычном английском языке, либо имплантат, установленный виленджи, превосходно справился со своей задачей. Это, впрочем, мало занимало Уокера. Достаточно было того, что жилье понимало его, а он — жилье.

Можно принять этот ответ за правду, подумал он. Во всяком случае, у Уокера не было средств это проверить. Кроме того, если не можешь доверять собственному жилью, то чему тогда вообще можно доверять? Осматривая выделенное ему пространство и полагаясь на инструкции и объяснения голоса, он принялся экспериментировать.

Воду можно брать из озерного заливчика. Еду добыть будет, видимо, труднее. Но, как выяснилось, об этом он тоже мог не беспокоиться, хотя результат поверг его почти в отчаяние. В ответ на требование открылось круглое отверстие — этого следовало, конечно, ожидать — в земле. На небольшом плоском квадратном блюде лежали до тошноты знакомые три брикета и два кубика. Медленно покачав головой, он обошел блюдо, сел и откусил от одного из кубиков. Вкус остался таким же, каким был в плену у виленджи. Состав пищи серематы тоже позаимствовали у них. Уокер тяжело вздохнул.

Поев и попив, он ради эксперимента попросил чего-нибудь сладкого. Через час на таком же блюде появились два маленьких пищевых кубика. Один оказался соленым, но зато другой имел вкус южноафриканского меда. Такой мед однажды привез Уокеру друг из Кейптауна. Осмелев, Уокер попросил разных приправ. Через полчаса он получил брикет, имевший вкус жареного миндаля. На этот раз Уокер не смог сдержать улыбки. Речь, конечно, пока не шла о бифштексах и лобстерах, но, наверное, методом проб и ошибок этих инопланетян, выращивающих дома, можно будет со временем научить делать что-нибудь вроде курятины. Или изготавливать брикеты со вкусом цыпленка табака. Собственно, в плену он так привык к брикетам, что не стал бы возражать против их сохранения.

Челорадабх не солгала: способности жилья не ограничивались умением менять вид и состав пищи. Первым делом Уокер избавился от палатки. Вместо пронизывающего холода горной ночи Уокер получил в помещении стабильную комфортную температуру — двадцать три градуса. Бухточку он разделил на две части. Одну часть сделал теплой для купания, а вторую оставил холодной — для питья.

Правда, с требованием большой кровати вышла заминка. В результате через три дня он получил королевских размеров спальный мешок. Очевидно, для изготовления твердых предметов требовалось более квалифицированное и исчерпывающее описание или привлечение консультантов. Во всяком случае, прошло почти две недели, прежде чем Уокер получил нечто похожее на кровать с надувным матрацем. Став ее обладателем, Уокер первым делом улегся на мягкую поверхность подушек и проспал десять часов кряду. Проснувшись, он чувствовал себя по-настоящему отдохнувшим — впервые с момента отъезда из Чикаго в Сьерра-Неваду — много месяцев тому назад.

Правда, новая кровать не принесла ему душевного успокоения.

Бывали дни, когда всех четверых хозяева оставляли в покое, позволяя им осматривать и изучать их новые жилища и экспериментировать с ними. В другие дни (только после вежливой просьбы, но никогда по приказу) их возили на дискуссии и пресс-конференции, представляли важным или просто любопытствующим персонам или устраивали экскурсии по Серематену — они всегда были поучительными и ошеломляющими.

Планета была прекрасна, но она не досталась передовому обществу как дар небес. Серематен стал образцом культурной цивилизации в результате упорного труда просвещенных обитателей, до неузнаваемости изменивших, украсивших свой мир, сохранив при этом его уникальные первозданные черты. В последующие недели и месяцы во время этих путешествий (в которых иногда принимала участие даже упрямая Скви) Уокер и его друзья знакомились с чудесами сложной технологии, новаторским искусством, встречались с гостями из других солнечных систем — далеких и близких. Друзья узнали, что галактическая цивилизация — это не монолитный союз развитых миров и разумных биологических видов, но скорее идея взаимного уважения и гражданской ответственности, что исключало необходимость твердого государственного управления.

Возможно, такая организация союза была несовершенной, о чем свидетельствовала деятельность отдельных преступных элементов. Примером могло служить преступное сообщество виленджи, похитившее Уокера, его друзей и других товарищей по несчастью. Смущенное (если жилье может смущаться) помещение, в котором жил Уокер, сказало ему, что были и другие цивилизации. Помимо солнечных систем, считавшихся активными членами галактической цивилизации, были и другие культуры — одни более могущественные, иные — менее, были общества еще более примитивные, чем земное. Галактика велика, в ней существуют общества, находящиеся на разных стадиях развития.

Но, несмотря на неподдельную доброту и гостеприимство хозяев, несмотря на приобретенное умение распоряжаться своим жилым помещением, несмотря на удовлетворение практически всех потребностей, Уокер с каждой прошедшей неделей чувствовал, что в его душе нарастает беспокойство и тревога. Кажется, приблизительно те же чувства испытывала и Скви и определенно Браук. Один только Джордж был совершенно доволен жизнью: ему удалось наконец получить продолговатые съедобные предметы, весьма напоминающие телячьи ребрышки.

По крайней мере, бесконечные предложения поговорить с ним и его друзьями об их индивидуальных и совместно пережитых испытаниях, предложения встреч и вечеров вопросов и ответов становились все реже. Именно после одной из таких удивительных, но странно тревожных встреч с уважаемыми серематами и представителями еще дюжины разумных видов Уокер наконец явно ощутил то, что скрытно тревожило его уже несколько месяцев. Это осознание ударило его с той же силой, что и слова, сказанные ему Скви во время их первой встречи на борту корабля виленджи. В тот раз к'эрему Секви'аранака'на'сенему сказала: «Теперь вы должны смотреть на себя как на диковинку».

Кажется, с тех пор прошло миллион лет.

И вот теперь с сокрушительной ясностью он понял, что слова эти не утратили силу, что он и его друзья и есть диковинка, сенсационная новость, небывальщина. Виленджи хотели выставить их всех на продажу именно как диковинки. Серематы спасли их от этой участи, чтобы опять превратить в то же самое. Нет, конечно, теперь они не пленники, а гости. Почетные гости, а не движимое имущество. Имея в течение нескольких месяцев дело с серематами, встречаясь с ними лично, Уокер неплохо узнал эти добрые цивилизованные существа. Да, они трехрукие и трехногие, но они не двуличные.

Все четверо, каждый по-своему, наслаждались уединением, но их связывало теперь столь многое, что они не могли отказать себе в удовольствии время от времени побыть вместе. У каждого были интересы, которые было невозможно удовлетворить дома. Браук просил отвезти его в горы Джаймоуду, где он сочинял стихи и декламировал их горному ветру. Скви часто отвозили на берег единственного океана, и там Скви подолгу сидела в обществе волн, до тех пор пока сопровождающие серематы не напоминали ей, что пора отправляться домой. Джордж занимался тем, что обследовал внутренности огромного искусственного дерева, пользуясь в своих скитаниях врожденной способностью заводить дружбу с любыми мыслящими существами, независимо от их внешней формы и видовой принадлежности.

Эти путешествия давали всем четверым пищу для разговоров. По общему согласию они собирались в общей гостиной и рассказывали друг другу о том, что им удалось узнать и увидеть за прошедшее с последней встречи время. Именно во время таких посиделок Уокер и высказал вслух то, что уже давно копилось у него в душе:

— Думаю, наши хозяева начинают от нас уставать.

На это последовало немедленное возражение.

— Не вижу никаких признаков этого, — зарокотал в ответ Браук. — Во всяком случае, никто не говорил мне ничего подобного.

— Я сижу у моря столько, сколько мне хочется, оплакиваю отсутствие родного запаха, но радуюсь воспоминаниям о нем, — сказала Скви, удобно свернувшись на щупальцах перед входом в миниатюрную пещеру, которую по ее просьбе установили в гостиной.

Джордж сделал для себя удобный коврик, отличавшийся тем, что был живым и всюду следовал за псом, а Уокер наконец сумел получить нечто — пусть и отдаленно — похожее на мягкое кресло.

— Когда солнце заходит за горизонт, мои провожатые начинают проявлять беспокойство, — продолжала между тем к'эрему, — но они слишком уважительно относятся к высшему разуму и не настаивают на возвращении домой. Я ухожу сама только для того, чтобы угодить им. Помимо того, надо возвращаться домой, чтобы поесть.

— А я вообще спокоен и доволен. — Лежа на коврике и наслаждаясь его курчавым мехом, щекотавшим ему живот, Джордж поднял глаза и посмотрел на Уокера скорее с любопытством, нежели с сочувствием. — В чем дело, Марк? Тебе перестала нравиться еда? Больше не устраивает температура воздуха? Тебе надоело целыми днями бездельничать и невозможность занять день сильно напрягает твою человеческую психику? Испытываешь чувство вины за выпавшее на твою долю счастье?

Уокер заерзал в кресле. Между человеком и псом, но в некотором отдалении от влаголюбивой Скви, в нескольких дюймах над полом, горел огонь. Назначение его было чисто декоративным, так как по первому слову любого из обитателей в помещении можно было установить любую желательную температуру. Уокер так ни разу и не спросил, хотя ему было безумно интересно, каким образом и за счет какого топлива поддерживалось это горение. В конце концов, достаточно и того, что гостиная выполнила его требование. Яркое, веселое пламя напоминало о доме, но оставалось при этом… холодным. Весьма странное, мягко говоря, определение для пламени.

— Да, здесь комфортно, Джордж. Но я бы не стал заходить так далеко и называть это счастьем.

— Не надо никуда заходить, — ответил пес. — Как только возникнет необходимость, я сам скажу это за тебя. То, что мы имеем, — это счастье. — Джордж сдвинул мохнатые брови и, посерьезнев, произнес: — Ты подавлен, Марк.

— Нет, не подавлен, Джордж. Не подавлен. Это ностальгия.

Пес недовольно фыркнул и зарылся носом в грубый ворс коврика. Коврик ласково зарычал, щекоча Джорджу нос.

— Я видел как-то раз одного храброго пуделя, который спугнул двоих воров-домушников, мне приходилось лежать между рельсами, пока надо мной, на высоте фута от головы, грохотал товарняк, мне случалось съесть почти нетронутую вырезку у ресторана Дампстера — но я ни разу в жизни не видел довольного человека. Что с вами происходит, обезьяны? — Пес в раздражении возвел глаза к потолку.

— Я ничего не могу с этим поделать, Джордж. Я скучаю по дому. Я скучаю по многим… вещам. — Уокер махнул рукой куда-то назад, за спинку кресла. — Пойми меня правильно. Серематы ведут себя очень великодушно по отношению к нам. И не только они сами, но даже их техника. Если бы я смог перенести на Землю хотя бы сотую часть процента из того, что я здесь увидел, то стал бы богатейшим в мире человеком. Но это не все. Я не думаю, что дело в технологиях. Мне не хватает просоленной отбивной и швейцарского сыра в закусочной на углу моей улицы. Мне не хватает чикагской пиццы. Мне не хватает пронизывающего ветра с реки, не хватает вида толпы, заполняющей магазины на рождественских распродажах. Мне не хватает даже тупого телевизора. Помоги мне бог, но я скучаю даже по мыльным операм и коммерческим сериалам. Мне хочется знать, выиграют ли «Медведи» плейофф, займется ли Дэйли снова политикой, я хочу знать, каковы виды на урожай какао в Кот-д'Ивуаре, в Папуа-Новой Гвинее и на Карибских островах. — Уокер замолчал и тяжело вздохнул. — Мне не хватает свидания с женщинами, мне не хватает даже их отказов. Я скучаю по холодильнику в нашем офисе и по бегонии в моей квартирке на двенадцатом этаже. Мне не хватает газет с мировыми новостями, мне хочется послушать модного певца, посмотреть последний фильм, прочитать захватывающую книгу. — Он опустил глаза и посмотрел на своего друга увлажнившимися глазами. — Ты когда-нибудь скучаешь о чем-нибудь, Джордж?

Пес ответил, не подняв головы. Говорил он не очень внятно, так как уткнулся носом в ворс.

— Собаки всегда довольствуются тем, что у них есть в данный момент, Марк. Люди же всегда по чему-то скучают. Им не хватает очень многих… вещей.

Уокер отвернулся. Снаружи, за высокой прозрачной стеной, пульсировал светло-желтыми вспышками гигантский лес Аутхета. В городской темноте тысячами булавочных точек светились окна — такие же, как окна их жилища.

— Я не могу больше здесь оставаться, — пробормотал Уокер, сам удивившись произнесенным им словам.

— О господи! — Джордж встал и принялся ходить вокруг горящего огня. Неуклюже подпрыгивая, коврик тщетно пытался успеть за псом. — Да что с тобой происходит? Что тебе не так? Кем ты был дома? Кинозвездой? Миллиардером? Слоновьим королем? Наркобароном из Юго-Восточной Азии? Что такое ты оставил на Земле, чему невозможно найти замену здесь? Да мы тут устроились просто замечательно! Сплошные игры, красота, не надо работать. Есть и еще одна вещь, о которой стоит поразмыслить: думаю, что ты дольше проживешь под опекой серематов, чем на таблетках и клистирах какого-нибудь земного шарлатана. Соленые отбивные? Сэндвичи? Спортивные результаты? Не смеши меня, сынок!

Да, возможно, мы немного наскучили серематам и их друзьям, — продолжил Джордж. — Мы стали вчерашней новостью. Но разве такое не случается сплошь и рядом со всеми без исключения новостями? Самое главное в другом: будут ли они по-прежнему заботиться о нас, а я должен признаться, что никто и никогда не заботился обо мне лучше. Мне абсолютно все равно, сколько у них рук, сколько глаз или других отростков. Помнишь, Челорадабх сказала, что для этих целей создан специальный фонд. Временная это трудность или нет, очередная мода высокоразвитых инопланетян или нет, но я не вижу, почему бы нам не играть роль несчастных примитивных жертв варваров виленджи до конца наших дней. Серематы — слишком цивилизованный народ, чтобы поступить по-другому и бросить нас на произвол судьбы.

Он умолк и остановился. Коврик наконец подскочил к хозяину, и Джордж плюхнулся на завитки ворса.

В гостиной стало так тихо, что слышалось лишь потрескивание пламени. Снаружи, в ночи, сиял огнями Аутхет. Уокер посмотрел на часы: это была крошечная вещица, продолжавшая связывать его с домом, и он был благодарен небесам за то, что они остались у него и продолжали безотказно работать. Через полчаса на огромный город прольется двухчасовой, отрегулированный, как часовой механизм, дождь. Из задумчивости его вывел голос — низкий и неуверенный, музыкальный и внушительный:

— Э-э, это может прозвучать неблагодарностью с моей стороны, но день ото дня я чувствую нечто похожее.

Повернувшись на коврике и приподняв голову, Джордж, раскрыв пасть, уставился на туукали.

— Что? Господи, и ты туда же!

Браук протянул два левых верхних щупальца к окну. Глазные стебли почти лежали на полу, на уровне нижних конечностей.

— Мне грустно, во мне звучит родной напев, дом зовет меня. Я нашел здесь приют, но не вдохновение. И, — трогательно добавил гигант, — меня влечет к оставленной на родине семье.

— Этот симптом не является необходимым признаком ностальгии, — пропищала Скви, подкрепив свои слова движениями нескольких щупалец, — но это признак глубокой тоски. Я внимательно изучала все, что меня окружает все время моего пребывания здесь, и должна признать, что наши благожелательные хозяева могут кое-чему научить и к'эрему. Развитие физических наук и технологий, несомненно, впечатляет. Но их цивилизация хромает, когда речь заходит о высших философских материях, естественных науках и некоторых областях передового знания. Только на родной планете, среди моего народа, я могу в полной мере развернуть свое сознание, использовать свой разум, все его ресурсы и способности, несмотря на то что мой уникальный гений не ценят по достоинству даже мои ближайшие родственники. Именно по этой причине, а не из-за какой-то надуманной «ностальгии» я хочу вернуться домой, на К'эрем.

— Ну хорошо, хорошо. Это то, что необходимо вам. — Повернувшись к Уокеру, пес посмотрел на человека взглядом, в котором преобладал вызов, а не утешение, негодование, а не любовь. — Не говоря уже о том, что вы все желаете невозможного, скажи, что будет со мной?

Уокер неловко моргнул:

— Я не неволю тебя, Джордж. Что будет с тобой? Ты, конечно, тоже можешь отправиться домой.

— В самом деле? — Не отрывая от человека насмешливого взгляда, пес издевательски склонил голову набок. — Какая потрясающая перспектива передо мной открывается, Марк. Смотри, от восторга я уже вывалил наружу язык и роняю слюнки умиления.

Сидя в кресле, Уокер недоуменно смотрел на своего друга и товарища. Впервые за время их долгого общения, включая и общение на невольничьем судне виленджи, он ни разу не слышал в тоне пса горечи и желчи. Да, он слышал сарказм и язвительность, но ни разу в тоне Джорджа не было горечи. До сего дня.

— Отправиться домой? Зачем? — не скрывая иронии, спросил пес. — Чтобы стать звездой бродячего цирка? Экспонатом на выставке биологических уродов? «Смотрите, это Джордж, говорящая собака, восьмое чудо света!» Или мне придется, с целью самозащиты, на веки вечные заткнуться и перестать общаться с другими разумными существами. Ты не хотел бы так пожить сам?

Уокер привстал и подался вперед. Несмотря на то что кресло было собрано из планок, а подушки были наполнены пузырьками воздуха, оно даже не скрипнуло.

— Ты всегда мог говорить со мной, Джордж, — тихо произнес он.

— Ну да. Я всегда мог говорить с тобой. — Пес встал и принялся быстро ходить по кругу, словно гоняясь за своим хвостом. — Ничего личного, Марк. Мы очень многое пережили вместе, и я люблю тебя. Но этого недостаточно. Мне недостаточно общения только с тобой. Когда-то такое общение один на один меня вполне устраивало. Но в плену я не только приобрел интеллект. У меня появились и ожидания. — Джордж остановился, так и не поймав свой хвост, и направил острые уши в направлении двух инопланетян, сидевших у противоположной стены.

— Мне пришлось учиться общению с к'эрему и с туукали, с виленджи и серематами, со всеми пленниками, каких я встречал в загонах на корабле виленджи. — Лохматая голова снова повернулась к Уокеру. — Я не могу снова говорить только с одним человеком, а тем более просто глупо на него лаять.

— Возможность говорить со многими людьми ждет тебя в неведомом пока будущем. — Протянув вперед исполинскую конечность, громадный, философски настроенный великан осторожно поднял Джорджа с пола. Сведя вместе свои глаза, Браук нацелил их на песика. Вместе оба глаза были едва ли не больше маленькой дворняжки. — Я тоже не могу оставаться здесь, Джордж. Не может остаться здесь и Секви'аранака'на'сенему. Твой друг Маркус Уокер тоже не может остаться. Все мы должны хотя бы попытаться найти дорогу домой, несмотря на то что, скорее всего, нас ждет неудача. Ты можешь остаться. Цивилизованные серематы будут рады заботиться о тебе. Если ты останешься, то тебя ждут долгие годы плодотворного общения с ними, как и со всеми, кто приезжает сюда в гости, для торговли и на учебу. — С этими словами он осторожно поставил Джорджа на пол. Протянув к псу щупальце, способное вырвать дверь тяжелого грузовика, он нежно погладил Джорджа между ушами.

Джордж во все глаза смотрел на великана туукали. Если бы сейчас сюда заглянул какой-нибудь визитер с Земли, то он бы принял силуэт Браука в углу за персонаж ночного кошмара. Но для Джорджа, близко знавшего туукали, Браук был другом: огромной смесью зубов, щупалец и огромных глаз, существом с сердцем, таким же большим, как его тело. Джордж скосил глаза направо:

— Скви?

— Ты спрашиваешь мое мнение? Несмотря на большую разницу в размерах, я всегда знала, кто из вас больше одарен, — ответила Скви.

Привыкший к оскорбительным речам к'эрему, Уокер промолчал. В последнее время он даже стал находить привлекательным ее безудержный эгоизм. Серебристо-серые глаза снова уставились на собаку.

— Чувство одиночества со временем вытеснит первоначальное удовольствие, которое ты получишь, оставшись здесь. У меня было время понаблюдать и изучить тебя, Джордж. Если такова будет моя судьба, и я буду вынуждена остаться здесь, то я выживу, свернувшись в свой кокон. Но не думаю, что на это способны представители твоего вида. У тебя не хватит для этого ощущения собственной важности. Тебе нужно общество других существ.

— Другими словами, в отличие от тебя, я недостаточно асоциален.

— Ты можешь назвать это как тебе нравится. — Самомнение Скви не дало ей почувствовать себя уязвленной.

— Идем с нами, Джордж. Что-нибудь у нас получится. — Это была очень неуверенная просьба, но Уокер чувствовал сильную, нестерпимую душевную боль, осознавая, что может потерять друга, единственное существо, которое пока еще по-настоящему связывало его с домом.

— Ладно, хорошо, — мрачно пробормотал пес. — Всего-навсего надо свернуть налево, перестроиться вправо, и пожалуйте — вот вам дорога к «Петлям». Правда, до этого надо преодолеть пару тысяч парсеков, но это уж сущие пустяки. Чем больше я думаю об одной только попытке возвращения, тем сильнее склоняюсь к мнению нашего большого друга. Этот прожект с самого начала обречен на провал. Прежде чем начинать, надо обратиться в похоронное бюро и заказать гробы и венки.

Браук поднял глаза и верхние щупальца.

— Но отказаться от попытки, уступить неизбежности — это подлая трусость.

— Ну, началось. — Пес улегся на коврик, который от этого радостно затрепетал. — Теперь мне давят на эмоции с двух сторон.

Пес тяжело задышал, бока его начали судорожно вздыматься. Он посмотрел на Уокера глазами, в которых застыло выражение мольбы, так хорошо усвоенное Джорджем с тех пор, как он побирался на улицах города ветров. В глазах его все же было сомнение, но в конце концов он сказал:

— Ладно, я пойду с тобой. Но только потому, что, как верно говорит Скви, за тобой нужен присмотр.

От неожиданности Уокер моргнул. Он посмотрел на Скви, но она даже не удостоила его ответным взглядом.

— Значит, ты, малыш… И давно ли вы взяли моду шептаться у меня за спиной?

Прижавшись брюхом к коврику, Джордж едва заметно повел плечами:

— Кажется, я уже говорил тебе, Марк, что мне мало общения с одним тобой.

Уокер откинулся на спинку импровизированного кресла. Ему оставалось только недоуменно покачать головой. Декоративное пламя танцевало в воздухе, зажженное чудом инопланетной технологии.

— Знаешь, Джордж, иногда мне кажется, что ты — просто сукин сын!

— Надеюсь, что так оно и есть, — миролюбиво согласился пес.

Об авторе книги

Алан Дин Фостер родился в Нью-Йорке в 1946 году, вырос в Лос-Анджелесе. Получив степень бакалавра политологии и магистра киноискусств в Калифорнийском университете, два года работал в небольшой рекламной студии в Калифорнии.

Его писательская карьера началась после того, как Аугуст Дерлет купил в 1968 году эссе Фостера о творчестве Лавкрафта и, к удивлению самого Фостера, опубликовал в своем журнале The Arkham Collector. После этого рассказы Фостера напечатали и другие журналы. Его первый роман The Tar-Aiym Krang увидел свет в 1972 году. Затем последовал ряд предложений от известного издателя научной фантастики Джона Кемпбелла.

С тех пор рассказы Алана Фостера появлялись во всех популярных научно-фантастических журналах, а также выходили в оригинальных антологиях и в нескольких сборниках, где публиковались лучшие произведения жанра. Его перу принадлежит более ста произведений.

Сфера творческих интересов Фостера охватывает такие жанры, как научная фантастика, фэнтези, детективы, вестерны, исторические и современные романы. Он также автор многочисленных документальных научных статей. Создал книжные адаптации многих фильмов, включая такие известные, как «Нечто», «Звездные войны», первые три части «Чужого», «Нация пришельцев», «Звездный путь», «Терминатор». Его роман Shadowkeep был самой первой адаптацией компьютерной игры. Книги Фостера переведены более чем на 50 языков, получили награды в Испании и России. Его роман Cyber Way стал первым романом в жанре научной фантастики, получившим премию Southwest Book Award в 1990 году. Он также обладатель награды Faust, the IAMTW Lifetime achievement award.

Вынужденный ограничиться исследованием одного мира, Фостер, одержимый страстью к далеким и экзотическим местам, очень много путешествовал. Он жил в палатке во Французской Полинезии, вместе с супругой колесил по Европе, Азии и Тихоокеанскому региону, исследовал проселочные дороги Кении и Танзании. Фостер ночевал в палатке в юго-восточных перуанских джунглях, фотографировал армии муравьев и жареную пиранью; плавал с сорокафутовой китовой акулой в далеких водах Западной Австралии и был одним из трех участников первого коммерческого воздушного полета в национальный парк Бангл-Бангл в Северной Австралии. Он спускался в легендарную пещеру Лечугия в Нью-Мексико, сплавлялся на плоту по бурной реке в каньоне Батока в Замбези, в одиночку вдоль и поперек изъездил Намибию, пересек на машине Анды, просеивал песок на неисследованных археологических участках Перу, плавал с гигантскими выдрами в Бразилии, осматривал далекие Папуа-Новая Гвинея и Западную Папуа, нырял к неизведанным рифам в южной части Тихого и Индийского океанов. Его документальный фильм о том, как большая белая акула охотится недалеко от Южной Австралии, был показан на австралийском и американском каналах ВВС.

Кроме путешествий ему нравится слушать музыку, как классическую, так и тяжелый рок. Он играет в баскетбол, занимается подводным плаванием и серфингом. В своей возрастной и весовой категории он удостоился звания чемпиона мира, Европы и Азии по пауэрлифтингу — силовому троеборью. Он занимался карате с Аароном и Чаком Норрисами, до того как те решили поменять преподавание на актерское мастерство. Он изучал сценарное искусство и историю киноиндустрии в Калифорнийском университете и в университете Лос-Анджелеса, а также читал лекции в университетах и на конференциях по всему миру. Фостер — член американского сообщества научных фантастов, гильдии авторов и гильдии писателей Америки. Письма и рукописи Фостера находятся в специальной коллекции в библиотеке Хайден, в университете штата Аризона.

Фостеры живут в Прескотте, в доме, построенном из кирпича, оставшегося от борделя для шахтеров начала XX века, вместе с собаками, кошками, рыбами, несколькими сотнями домашних растений, дикобразами, орлами, краснохвостыми сарычами, скунсами, койотами и рысями.

Сайт автора: www.alandeanfoster.com

Библиография произведений Алана Дина Фостера

БОЕВАЯ ФАНТАСТИКА

Damned

A Call to Arms

The False Mirror

The Spoils of War

НАУЧНАЯ ФАНТАСТИКА

PipandFlinx

The Tar-Aiym Krang

For Love of Mother-Not

Orphan Star

The End of the Matter

Flinx in Flux

Mid-Flinx

Reunion

Flinx's Folly

Sliding Scales

Running from the Deity

Trouble Magnet

Patrimony

Flinx Transcendent


Icerigger

Icerigger

Mission to Moulokin

The Deluge Drivers

ФЭНТЕЗИ

Journeys of the Catechist

Carnivores of Light and Darkness

Into the Thinking Kingdoms

A Triumph of Souls


Spellsinger

Spellsinger

The Hour of the Gate

The Day of the Dissonance

The Moment of the Magician

The Paths of the Perambulator

The Time of the Transference

Son of Spellsinger

Chorus Skating

Serenade

ЭПИЧЕСКАЯ ФАНТАСТИКА

Star Wars

A New Hope (под псевдонимом Джордж Лукас)

Splinter of the Mind's Eye

The Approaching Storm


Amos Malone stories

Wu-Ling's Folly

Witchen Woes

Ferrohippus

Jackalope

The Chrome Commanche

Agrarian Deform

Having Words

What You See

The Purl of the Pacific

Venting


Montezuma Strip stories

Heartwired

Gagrito

Hellado Our Lady of the Machine

The Mocking Program


Taken

Lost and Found

The Light-Years Beneath My Feet

The Candle of Distant Earth

КНИГИ СОДРУЖЕСТВА НUMANX

Founding of the Commonwealth

Phylogenesis

Dirge

Diuturnity's Dawn


Commonwealth novels

Cachalot

Midworld

Nor Crystal Tears

Sentenced to Prism

Voyage to the City of the Dead

The Howling Stones

Drowning World

The Emoman

Snake eyes

Surfeit

Sideshow

Mid-Death

Perception

Chilling

Growth

Примечания

1

Тэйлбэк — игрок команды нападения в американском футболе.

(обратно)

2

В оригинале faux paw. Джордж пародирует французскую идиому faux pas — ошибка.

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Об авторе книги
  • Библиография произведений Алана Дина Фостера