Выпить и умереть (fb2)


Настройки текста:



Нейо Марш Выпить и умереть

Глава первая Постоялый двор «Перышки»

Когда Люк Уочмен въехал на Оттербрукский мост, закатное солнце ударило ему прямо в глаза. Золотой расплав червонного света растекался перед ним по дороге и дробился на волнах реки. Люк приложил ладонь козырьком ко лбу и стал таращиться на дорогу. Где-то здесь должен быть поворот на Оттеркомб, но в сияющем закатном мареве ничего не разберешь. Он опустил боковое стекло и высунул голову наружу.

Теплый вечерний ветерок, насыщенный запахами шиповника, папоротника и ароматом далекого моря, окутал путешественника. В сотне шагов впереди покосившийся дорожный указатель с выщербленными от дождя и ветра буковками гласил, что до Оттеркомба 7 миль. Уочмен испытал прилив ностальгии… Только теперь, когда конец пути был уже близок, он ощутил, как ему важна эта поездка. Он свернул с широкой дороги на узкую аллейку, петлявшую между гребнями невысоких холмов. Здесь уже было сумрачно, и в окна машины скреблись колючими ветвями кусты шиповника, словно напрашиваясь в попутчики. Колеса, казалось, разъезжались в разные стороны на колдобинах и буераках. «Так, теперь все время ехать вниз по склону», — припомнил Уочмен. Мысли его уже были там, в Оттеркомбе. М-да, возвращаться в любимые места нужно именно в это время суток, в сумерках, когда все пришли с работы и садятся ужинать, а путешественник, проносящийся мимо в автомобиле, успевает лишь мельком взглянуть на таинственно светящиеся чужие окна… Сейчас там, в «Перышках», Эйб Помрой, небось, уже стоит на крылечке и пялится на дорогу в ожидании гостей.

«Интересно, — подумал Уочмен, — опередили меня друзья или нет?» Скорее всего, они уже прибыли на место. Вероятно, его двоюродный братец Себастьян Периш вышел на свою вечернюю прогулку по деревне. А Норман Кьюбитт, конечно, уже выбрал очередной объект и остервенело тыкает в холст кисточкой… Они второй раз проводят свой отпуск вместе в Оттеркомбе. Вообще-то причудливая у них троица сложилась, если задуматься: Прямо как святочный рассказик: «Как-то раз собрались вместе художник, актер и адвокат, и отправились они половить рыбу в славный рыбацкий поселок в Девоне…» Звучит, конечно, довольно слащаво, но, во всяком случае, для Люка лучше уж рыбачить с Кьюбиттом и Перишем, чем, к примеру, со своими коллегами. Все-таки профессия юриста накладывает неизгладимый отпечаток на человека. Интересно, а самому Люку удалось избежать превращения в окаменевшую конторскую воблу? Хотелось бы надеяться.

Аллейка резко пошла под гору. Люк Уочмен вспомнил про Дессиму Мур. Любопытно, она все еще здесь? И станет ли все так же по субботам проводить ночи напролет в политических спорах с ним, защищая свои возлюбленные левые идеи социальной справедливости; а самое главное — закончатся ли эти полуночные споры тем же самым, чем они закончились в прошлом году?..

У дороги показалась деревушка Дидлсток, которая обозначала последний этап пути в Оттеркомб. Стоило машине миновать Оттеркомбский лес, как сразу стал различим шум моря. Уочмен сбавил скорость и стал осматриваться по сторонам. Где-то здесь Дидлстокская дорога пересекалась с Оттеркомбской, и перекресток этот легко было проморгать посреди буйно разросшихся кустов шиповника, каменистых гряд и пригорков. Ага, вот и он. Уочмен на всякий случай просигналил и свернул…

В следующий миг он изо всей силы ударил по тормозам, машину крутануло, потащило и все-таки стукнуло бампером о бампер невесть откуда вывернувшегося двухместного спортивного автомобильчика…

Переведя дух, Уочмен высунулся из окошка:

— Какого черта, приятель? Вы что, решили, что по Аравийской пустыне едете?

В ответ водитель автомобильчика попытался стронуться с места, но его заморыш только задергался, жалобно зудя мотором. Бамперы сцепились накрепко.

— Вы что, совсем обалдели?! — рявкнул Уочмен. — Перестаньте трепыхаться!

Он выбрался наружу и подошел к маленькому автомобилю.

Здесь, в ложбине между холмистыми грядами, было так сумрачно, что Люк не смог даже разглядеть лица водителя-лихача. Казалось, этот человек тоже собрался выйти из машины, но внезапно передумал. Он, наоборот, откинулся на сиденье и поглубже надвинул шляпу…

— Послушайте, приятель, — начал Уочмен с нескрываемым раздражением, — конечно, вы вносите огромное разнообразие в тихую деревенскую жизнь, носясь здесь на своем легком танке и тараня попавшиеся на пути машины! Но неужели вы не могли просто посигналить перед выездом на перекресток — или хотя бы пострелять в воздух, чтобы предупредить ни в чем не повинных водителей? Да еще и скорость у вас… Вполне достаточно, чтобы выйти на орбиту…

Человек в машине что-то неразборчиво пробормотал.

— Что-что? — злобно переспросил Уочмен.

— Мне очень жаль. Я вашей машины, простите, не заметил… — Водитель был явно смущен.

— Ну ладно, ладно, — махнул рукой Уочмен, все еще злясь. — Однако надо что-то делать, вам не кажется? Вы бы лучше вышли да помогли мне!

— Да-да, конечно! Минуточку… — Человек был очень вежлив и очень смущен. — Мне, честное слово, очень жаль. Это я во всем виноват…

Эта капитуляция окончательно смягчила Уочмена.

— Ну хорошо, — пробурчал он, помогите мне растащить машины, и делу конец…

Смущенный лихач выбрался из своего бегунка с противоположной от Уочмена стороны и стал обходить сцепленные автомобили. Когда Люк приблизился, человек нагнулся поглядеть на бамперы.

— Знаете, я готов приподнять мою машину, если вас не затруднит подать назад на пару футов, — заметил незнакомец и ухватился за бампер широченными, как угольные совки, ручищами.

— Ладно, — кивнул Уочмен и сел за руль.

Машины удалось разъединить довольно просто.

— Все в порядке! — Уочмен высунулся из окошка.

Незнакомец отпустил свой автомобиль и несколько растерянно зашарил по карманам.

— Сигаретку? — предложил Уочмен, протягивая ему свой портсигар.

— Спасибо… — Человек, казалось, поколебался, но сигарету все же взял.

— Дать вам прикурить?

— У меня спички, спасибо еще раз…

Незнакомец отвернулся, спрятав лицо в ладони, и чиркнул спичкой. Можно было подумать, что дует сильный ветер, тогда как на самом деле вокруг был мертвый штиль.

— Похоже, вы едете в Оттеркомб? — осведомился Уочмен.

Лихач зубасто улыбнулся — собственно, кроме зубов, эта улыбка не показала ничего…

— Да, но, боюсь, мне не удастся пропустить вас вперед на этой узкой дорожке, — сказал зубастый с легкой усмешкой.

— Это ничего, при той скорости, на которой вы путешествуете, за вами сможет угнаться разве что метеорит, — дружелюбно осклабился Уочмен.

— Ну что ж, тогда до свидания и еще раз извините… — Человек уже садился за руль. — Постараюсь вам не помешать… Всего вам доброго…

— Спокойной ночи.

Маленький автомобильчик и в самом деле двигался со скоростью, близкой к космической. Он рванул с места, как реактивный самолет, и исчез впереди, на крутом спуске. Когда Уочмен осторожно съехал с пригорка, он увидел, как смешная двухместная машинка уже огибает холм в миле впереди. В вечернем тихом воздухе раздалось отдаленное издевательское бибиканье…

* * *

Дорога вела к побережью перпендикулярно Кумб-Рок, скалистой гряде, которая проходила через прибрежную равнину и глубоко вдавалась в воды Ла-Манша. На склоне скалы виднелось темное пятно, и, когда Уочмен подъехал поближе, стал различим тоннель. Именно через этот тоннель и лежал единственный путь в Оттеркомб. Уочмен миновал столб с табличкой: «Оттеркомб. Осторожно, опасный проезд. Сбавьте скорость» — и на малом ходу проник в тоннель. Здесь он включил фары. Позади в проеме тоннеля фиолетовым пятном мерцало море; впереди тоннель, казалось, упирался в голую скалу. На самом деле сразу после выезда из тоннеля дорога резко брала влево. Уочмен затормозил и тщательно вписал машину в поворот. Внизу слева, у самого моря, и располагался Оттеркомб, небольшая рыбацкая деревушка.

Наверное, именно пугающий путь через тоннель и спас Оттеркомб от превращения в дешёвое курортное местечко, забитое толпами наглых туристов. Пожилые леди, более способные управлять финансами своих супругов, чем автомобилями, побаивались ездить по таким чертовым лабиринтам. А большие машины и автобусы просто не втиснулись бы в узкий проход. Да и вообще-то говоря, Оттеркомб не был особенно живописен и не славился каким-то сверхъестественно бодрящим воздухом или хорошим пляжем.

В сущности, поселок представлял собой кучку домишек, тщательно выбеленных примерно век назад, причем от побелки под неустанным воздействием морских солей, дождя и ветра уже не осталось и следа. По подвалам тут не шатались призраки сиятельных графов или их невинно убиенных падчериц. Не было здесь подземных ходов с потайными лестницами и гробниц со святыми мощами. А со скалы Кумб-Рок открывался самый что ни на есть обычный вид на море. Одним словом, если бы человечество не изобрело виски, в Оттеркомбе можно было бы озвереть от скуки.

Таким образом, представлялось совершенно естественным, что тихое местечко Оттеркомб славилось именно своей многовековой историей самогоноварения и пиратства. Существует целая легенда о том, как в средние века солдаты таможенной службы приняли в тоннеле неравный бой с комбскими бойцами и были отброшены под натиском озаренных самопальным виски местных джентльменов. До сих пор еще можно разглядеть остатки древних ворот, в какой-то период прикрывавших тоннель от проникновения излишне любопытных королевских чиновников…

А в наше время своеобразие Оттеркомба сохраняется только благодаря тому, что владеет им старомодный — хотя и несколько эксцентричный — человек, который содержит дома в пристойном порядке и начинает плеваться лисьим ядом при одном слове «туризм» или «популярность». Так что, ежели случайному проезжему со стальными нервами придет в голову остановиться в Оттеркомбе, он не сможет сделать это никак иначе, как сговорившись с Эйбом Помроем, управляющим постоялым двором «Перышки», и его экономкой и кухаркой миссис Ивз. А если приезжий придется по сердцу местным людям, то они, возможно, возьмут его с собой на лодке и покажут разные укромные местечки. А вечером — верх любезности — поиграют с ним в дартс: дротики, которые надо швырять в особую мишень, укрепленную рядом со стойкой бара, после того как выпьешь достаточно, чтобы не слишком отчетливо видеть эту самую мишень. Кроме того, полюбившийся местным людям приезжий сможет разгуливать по скалам почти без риска быть спихнутым вниз, а также удить рыбу в тех местах, где хотя бы иногда клюет. И наконец, такому достославному человеку позволяется даже без спросу съездить за семь миль в Иллингтон и поиграть в гольф на площадке при трехзвездном отеле. На этом благости Оттеркомба заканчиваются.

Постоялый двор «Перышки» представляет собой квадратное здание, очень напоминающее по своим очертаниям средневековую пыточную башню. Нельзя сказать, что дом этот расположен на пригорке, но тем не менее он как бы подавляет собой весь поселок. Неподалеку от постоялого двора собственно проезжая дорога заканчивается и превращается в узенькую тропку, по которой можно дойти до входа или спуститься дальше, к так называемой верфи, а точнее к лодочному причалу. На углу здания установлена скамейка, где вечерами сиживает со своими приятелями сам Эйб Помрой и выжидает прибытия новых постояльцев. Время от времени старик Эйб встает и выходит на середину дороги, пристально вглядываясь в черную пасть тоннеля, не почему-либо, а просто затем, что так же точно делали его отец, дед и прадед. Собственно говоря, в Оттеркомбе нечего больше соблюдать, кроме традиций.

Уочмен издалека завидел старика Эйба, стоящего на дороге, и посигналил ему фарами. Эйб Помрой в ответ приветственно помахал рукой. Уочмен подъехал поближе, и тогда с крыльца сошел высокий человек в мятых брюках и шерстяном свитере кричащих тонов.

Это был двоюродный брат Уочмена, Себастьян Периш. Значит, друзья все-таки прибыли на место раньше Уочмена…

Люк тормознул и приоткрыл дверцу.

— Здорово, Помрой, — сказал он в щель.

— Здрасьте, мистер Уочмен, рад вас снова видеть. Добро пожаловать.

— Я тоже рад, — улыбнулся Уочмен, пожимая старику руку и глядя на подходящего Себастьяна. — А вы когда приехали, Себ?

— Да сегодня утром, старина. Мы останавливались на полдороге в Эксетере вместе с сестрой Нормана, — отвечал Себастьян, светясь улыбкой.

— А я добрался через Йовиль, — сказал Люк Уочмен. — А где же Норман?

— Он пытался мазюкать до самого захода солнца. Но теперь уже сумерки, так что он скоро заявится. Он начал писать мой портрет на фоне скалы. Я в кроваво-красном свитере, а за мной — фиолетовое море. Выгляжу необыкновенно мужественно.

— Дай тебе бог так выглядеть и в жизни, — вежливо заметил Люк.

— Погодите, мы сейчас затащим в отель ваши вещи, сэр, — вмешался старый Эйб Помрой. — Эй, Билл!

Высокий, тощий, отчаянно рыжий молодой человек вышел на крылечко. Он протер глаза кулаком и приветствовал Люка Уочмена без особого энтузиазма.

— Помоги же с вещами, сынок! — гаркнул старик Эйб.

Рыжий Билл лениво подошел к багажнику и стал выгружать оттуда сумки Уочмена.

— Ну как там поживает Левое Движение, Билл? — осведомился Люк, пряча улыбку. — Оно по-прежнему слева?

— Да, — вяло отвечал Билл. — Непохоже, чтобы оно заметно поправело. Это все ваши вещи, мистер Уочмен?

— Да, спасибо. Я сейчас загоню машину в гараж, Себ, и приду к тебе в бар. Посидим. Как там, Эйб, найдется что-нибудь положить на зуб и горло промочить?

— Ну что вы, сэр! Еще бы не нашлось — для вас-то! Насчет горла вы и сами все знаете, а в смысле пожрать — так миссис Ивз изготовила такого лобстера, что после него и в рай не захочется.

— Да, я вижу, Эйб, вы всем хозяевам хозяин. И кухарке вашей, досточтимой миссис Ивз, тоже спасибо…

Уочмен закатил машину в гараж, который не только хранил явственные архитектурные черты своего происхождения из обычной конюшни, но и насквозь пропах чем-то напоминающим добротный конский навоз. В гараже уже стояло четыре автомобиля. Это были «остин» Нормана Кьюбитта, другой «остин», поменьше, затем «морриц» и, наконец, маленький двухместный автомобильчик, приткнутый в уголок.

— Ха! — воскликнул Уочмен, пялясь на двухместную машину. — Будь я проклят, если это не тот же самый торпедоносец!

Он скорым шагом направился в бар. Еще на лестнице Люк заслышал разноголосый пьяноватый галдеж и звук втыкающихся в мишень дротиков.

— Итак, дважды по двадцатке, — промямлил квелый голос Билла Помроя, а мелодичный женский голос добавил:

— Ну так ведь это прекрасно, милый! Мы с тобой победили!

Значит, она все еще здесь, подумал Уочмен, наскоро обмывая руки под струей ледяной воды из-под крана. Вот только почему она сказала Биллу Помрою «милый»?.. И почему это «мы победили»?

* * *

Уочмен, уютно расположившись в отдельном кабинете при баре в компании своего кузена Себастьяна, поедал лобстера. В «Перышках» есть два бара — общий зал и отдельный кабинет, причем о наличии последнего догадываются далеко не все посетители. Эти два зала соотносятся друг с другом как две латинские буквы «L», вложенные одна в другую. Однако бармен без труда проходит от одной стойки к другой. Зимой и летом дружки хозяина гостиницы Помроя играют тут на пиво. Для рядовых дружков имеется доска для дартса в общем зале. Для завсегдатаев — другая, получше, в отдельном кабинете. Иногда завсегдатаи приглашают туда поиграть новичка — и новичок сразу перестает быть новичком.

Апрельский вечерок выдался прохладный, и огонь в камине жарко гудел. Уочмен закончил ужинать, положил ноги на спинку кушетки и потянулся за трубкой. Закурив, он наконец переключил внимание на Себастьяна Периша, который стоял, облокотившись о каминную доску в весьма картинной позе, довольно характерной для любого заурядного лондонского актера.

— Здорово, да? — сказал Уочмен. — По-моему, чертовски приятно возвращаться туда, где уже все знакомо…

Периш картинно взмахнул рукой.

— Восхитительно! — пророкотал он густым баритоном. — Как приятно оторваться от всего суетного! От этого проклятого городского шума! От постоянных домогательств! От фальши! От манерности! Господи, знал бы кто, как меня тошнит от моей профессии!

— Об этом лучше не надо, Себ! — засмеялся Люк Уочмен. — Ты ведь родился на сцене!

— Все равно, старина, этот добрый чистый воздух для меня значит чертовски много. Не говоря уже о компании!

— Ну да, ну да. — Уочмену всегда казалось, что в устах Себастьяна любое слово звучало словно выдержка из его же интервью с самим собой — довольно выспренно и манерно. Впрочем, Уочмена это не очень раздражало. Это было частью сценического образа Себастьяна, а профессия обычно накладывает на человека какую-то ретушь. Приходится с этим считаться.

Люку всегда нравилось, как Себастьян стоял на ветру с непокрытой головой в крайне эффектной позе, словно готовясь надменно бросить ассистенту режиссера: «Можно снимать!» Видимо, именно в этой позе его и рисовал на сей раз Норман. Но похоже, сейчас слова Себастьяна о манерности и фальши были сказаны не просто так. Видимо, он собирался пооткровенничать с Люком. Но как бы то ни было, разговора по душам не получилось, поскольку дверь отчаянно скрипнула и в комнату сунулся худой встрепанный человек.

— Привет! — воскликнул Уочмен. — Добро пожаловать славнейшему художнику всех времен и народов!

Кьюбитт ухмыльнулся, брякнул об пол мольбертом и вошел внутрь.

— Ну как ты, Люк? Хорошо добрался?

— Отлично. А ты уже рисуешь? Творческий зуд?

— Я тут попробовал взяться за портрет Себа, — сказал Кьюбитт. — Наверное, он уже тебе доложил. Пока сделал только эскиз. Вот. Этим я был занят с утра. А к вечеру пошли в ход краски.

— Так ты что же, пишешь портрет Себастьяна в темноте и без самого Себастьяна? — смеясь, переспросил Уочмен.

— Нет, я задержался просто потому, что заболтался с одним рыбаком. Они все тут в Комбе стали ужасно интересоваться политикой.

— Это все Билл Помрой, — понизив голос, заметил Периш, — с его Левым Движением…

— Ну да, Билл и его Дессима, — кивнул Кьюбитт. — И вообще, поскольку «дессима» по латыни означает «декабрина», я им предложил называть себя декабристами.

— Ну ладно, а где наши деревенские ребятки? — прервал его Люк. — Когда поднимался сюда, я слышал, как они лупятся в дартс.

— Нет, теперь они все пошли в гараж поглазеть, как Эйб травит там крыс с помощью раствора цианида. Хотят за ним присмотреть, чтобы он сам ненароком не схватил дозу.

— О господи! — воскликнул Уочмен. — Какого черта этот старый дурак балуется с цианидами? Ему что, поиграть больше не с чем?

— Наверное… Но это его личное дело, а вот почему мы никак не выпьем как следует, хотя уже давно пора?

— Хо! Ну конечно! — охотно согласился Уочмен, встал и подошел к стойке бара. — М-да, — пробормотал он, оглядываясь. — Кажется, во всем баре ни единого человека… Самое простое — это взять выпивку и записать ему на доске мелом, правда? Что будем пить? Пиво?

— Пожалуй, — кивнул Периш.

— А каким именно ядом обзавелся Эйб? — спросил Уочмен. — И где он его достал?

— Ась? — глуповато переспросил Периш и после некоторого молчания добавил: — Ну, по правде говоря, цианид привез ему я. Купил у аптекаря в Иллингтоне. Кажется, это Шиллева смесь, соль или что-то в этом роде.

— Как? Ты с ума сошел!

— Ну, аптекарь меня заверил, что пары этой самой Шиллевой пакости не так уж вредны, чтобы их нельзя было вдыхать человеку… Не беспокойся, я купил для Эйба еще и респиратор. Так что ничего с ним не сделается.

— Нет, это просто чудовищно, Себ!

— Не вижу ничего чудовищного, старина, — заметил Периш. — Аптекарь был спокоен как сфинкс, когда продавал мне этот цианид. Он сказал, что это относительно безвредная соль синильной кислоты. И был очень любезен…

Уочмен начал немного злиться:

— Позволь выразить мнение, что этот аптекарь — порядочный болван! Если хочешь знать, пара капель кислоты Шилля убивает человека за несколько минут! В британском судебном праве даже есть прецедент, когда убийство совершили всего лишь с помощью одной капли! Но… Позволь, а как же эту отраву использует Эйб?

— Послушай, Люк, погасни, — проворчал Норман Кьюбитт. — Давай-ка пить пиво и расслабляться…

— Эйб собирался залить отраву в плошки по крысиным норам в полу гаража, — объяснил Периш. — Я уверен, что Эйб хорошо представляет себе, что это яд. Он говорил, что потом зацементирует все дырки поверх яда…

— Все равно аптекарь не имел никакого права продавать тебе такую гадость… — недовольно ворчал Люк, вертя в руках кружку пива.

— С нами Бог! — утешил его Норман Кьюбитт, делая добрый глоток из своей кружки.

— А что случается при отравлении синильной кислотой? — спросил Периш.

— Конвульсии, расслабление кишечника, обильный пот и смерть от удушья.

— Да заткнитесь вы наконец! — взмолился Кьюбитт. — Экую вы мерзкую тему избрали для разговора! Давно не виделись, так неужели нельзя поговорить о чем-нибудь более жизнерадостном, чем конвульсии кишечника?

— Ну конечно, конечно… — Периш поднял свою кружку. — Ваше здоровье, друзья! А кстати, как она выглядит, эта самая синильная кислота?

— Ты же ее сам покупал! — брови Люка удивленно поползли на лоб.

— Верно, но я ее особенно не разглядывал. Синяя бутылочка с жидкостью, напоминающей обычную воду.

— Вот-вот! — назидательно поднял палец Люк, уже вполне входя в привычную роль адвоката по уголовным делам. — Синильная кислота, смешанная в той или иной пропорции с водой, как раз представляет собой бесцветную жидкость…

— Припоминаю, — сказал Периш, — что как-то раз я по роли умирал на сцене от отравления цианидом. Пьеса называлась «Глупая смерть», довольно старая пьеска. Пошлое название, верно, но сама пьеса была ничего. Я по мизансцене отбрасывал сандалии всего за пару секунд.

— В этом случае ваш режиссер оказался прав, — буркнул Люк. — Это ужасная отрава. Помню, я как-то занимался одним делом, где некая женщина случайно выпила немного…

— Ради Господа Всеблагого! — взвыл Норман Кьюбитт. — Заткнетесь вы оба? У меня ядобоязнь!

— Неужели? — удивился Периш. — И откуда у тебя, милый, такая модная болезнь? Как тебе удалось ее подцепить? Можешь проследить ее развитие?

— Наверное, — уныло кивнул Кьюбитт, взъерошив волосы. — По существу, мой милый Себ, ты затронул самый корень вопроса, я бы так сказал. Когда ты вспомнил о пьесе, я сразу же забился от фрейдистских страхов, честное слово. Особенно из-за названия пьесы. «Глупая смерть». Именно с этой пьесой у меня связано так много неприятных воспоминаний… Во всяком случае, с семилетнего возраста. Тогда я попросту слышать не мог это словосочетание…

— В семилетнем возрасте? Что ты несешь?

— Ну да. Мой старший брат участвовал в любительском спектакле. Ставили именно эту пьесу. Но он играл главную роль, а меня взял на роль своего сына, и у меня было всего две реплики — «Папа, папа, почему мама так бледна?» и «Папа, папа, почему моя мама так молчалива? О чем она задумалась, папа?»

— Когда мы ставили эту пьесу, то просто убрали эти идиотские реплики заодно с малолетним отпрыском, — заметил Себастьян.

— Согласен, роль была дурацкая. Ты помнишь, отец по пьесе отравляет мать? И долгие годы потом я ужасно боялся всяких ядов. Я даже тайком перемывал все чашки, боясь, что моя гувернантка мисс Тобин может оказаться отравительницей наподобие Борджиа. Я даже изобретал всякие штучки, только чтобы она выпила какао из моей чашки, а мне чтобы досталась ее. Смешно, скажете вы. Ну конечно, сейчас я уже перерос все эти страхи, но что-то на донышке души всегда скребет, когда говорят о ядах… Я даже лекарства стараюсь не принимать.

— Чепуха, — заявил Уочмен. — Мне всегда подобные страхи казались полной ерундой.

— Ты не совсем прав, — заметил в ответ Периш. — Тебя самого трясет, стоит тебе уколоть палец. Помню, как ты однажды свалился в обморок, когда у тебя брали из пальца кровь на анализ! Что ж ты удивляешься, что у нашего Нормана ядобоязнь?

— Ну, это разные вещи, — не сдавался Уочмен. — От вида собственной крови многие люди чувствуют дурноту. А вот ядобоязнь мне еще не встречалась. Но как бы то ни было, я надеюсь, что если я все-таки закончу историю, которую начал рассказывать, то ты, Норман, не станешь падать без чувств, тем более что ковров тут на полу нет…

Норман осушил свою кружку и со стуком опустил на стол.

— Ну, если уж эта чертова история так тебе сдалась… — глухо проворчал он.

— Просто я хотел вспомнить, как один раз присутствовал при вскрытии тела женщины, умершей от отравления. Когда тело вскрыли, я чуть не лишился сознания, право слово. Но не от эмоций, так сказать, а просто от запаха! Вот уж душок был, доложу я вам! Патоанатом потом сказал, что у меня, очевидно, сильная аллергия даже к малым количествам цианида. Я потом болел с неделю. Еще слава богу, санитары меня сразу вынесли из морга на свежий воздух…

Кьюбитт встал и пошел к двери.

— Знаете что, мне надоело. Я иду к мишени, — бросил он через плечо.

— Лады, старик, — засмеялся Периш. — Уж в дартс, я надеюсь, ты побьешь местную публику!

— Из кожи буду лезть, — мрачно ответствовал Норман. В дверях он обернулся. — Да, она спрашивала насчет перспектив. Так как же?

— Дай ей немного крысиного яда! — хохотнул Периш.

— Заткнулся бы ты, — сказал Кьюбитт и вышел вон.

— О чем это он? — полюбопытствовал Уочмен.

Периш улыбнулся:

— У него появилась подружка. Погоди, ты ее еще увидишь… А как позеленел старина Норман от нашего трепа, а? Смех да и только!

— Смех смехом, — заметил Люк, — да только на меня этот самый цианид тоже действует совершенно отвратительно. Правда, только при попадании паров в нос…

— Неужели? Как ты говоришь, назвал эту болезнь твой доктор, специалист по мертвякам?

— Аллергия.

— И что же, ты накроешься от самой малой дозы?

— Наверное… — Уочмен зевнул и поудобнее развалился в кресле. — Знаешь, меня от морского воздуха всегда клонит в сон. А может, я просто утомился, все-таки путь сюда неблизкий… Все время склоны да гребни, кусты еще чертовы повсюду у дороги…

Он прикрыл глаза и, казалось, задремал, но потом поднял голову и спросил у кузена:

— Значит, Дессима Мур все еще здесь?

Периш оскалился:

— Ага, здесь! Только тебе, приятель, придется на сей раз быть поаккуратнее!

— Ты о чем?

— Да о том самом! Она, кажется, надумала выйти замуж!

— Хо! За кого же это?

— Да за Билла Помроя.

Уочмен сел прямо.

— Вот уж не верю! — воскликнул он.

— Почему бы и нет? Девка в самом соку…

— Да я не о ней! Этот слизняк, набитый всякой политической трухой…

— Но, во всяком случае, они классово близки, — усмехнулся Периш. — А также идейно.

Уочмен скривился.

— Что ж, может быть, ты и прав… Она, конечно, глупышка… Ну ладно.

Они помолчали.

— Но тут есть еще и другая девушка, — сказал Периш.

— Другая? О ком это ты?

— Естественно, о подруге Нормана!

— Ну и? Как она из себя? Почему это ты расплываешься в ухмылке, как Чеширский кот, только заговоришь о ней?

— Птенчик мой, — ласково отвечал Периш, — если бы я мог уговорить эту девушку хотя бы просто прогуляться со мной, то я бы бросил свое гнилое актерство, пошел бы в менеджеры, заработал кучу денег и стал президентом компании.

— Ух ты! А чем она занимается?

— Ее Почтенство Виолетта Даррах пишет акварелью.

— Чего-чего?

— Рисует акварельными красками, долдон! А звать ее — Виолетта Даррах!

— Она зануда?

— Ну как сказать. В своем роде. Погоди, ты еще с ней познакомишься.

Периш больше ничего не сказал о таинственной Виолетте Даррах, и Уочмен, которому в принципе это было не слишком интересно, снова погрузился в дрему.

— Между прочим, — пробормотал он чуть позже, — один здешний лихач чуть не протаранил мою машину, пока я добирался.

— Неужели?

— Точно. На Дидлстокском перекрестке. Мы сцепились бамперами, еле разошлись.

— Машину побил?

— Нет. Он приподнял своего пигмейчика за бампер, и я смог выдернуть свою машину. Чудной парень, прямо слово. Псих.

— А ты с ним не знаком? — с любопытством спросил Периш.

— Нет. — Уочмен помял кончик носа. Так он обычно делал при перекрестных допросах свидетелей. — Я его не знаю, но у меня сложилось впечатление, что он страшно не хочет знакомиться со мной. Говорит он интеллигентно, как какой-нибудь доцент. Ручищи как у плотника. И вставные зубы, которые сияют, как кастрюли у миссис Ивз.

— Ты очень наблюдателен, — хихикнул Периш.

— Не более чем тот парень, но я тебя хотел спросить о другом. Может, ты его знаешь? Здесь в гараже стоит его машина!

— Вряд ли, это ты придумал… — начал Периш и тут же переключился: — А вот и ребята!

По лестнице поднималась целая ватага. Билл Помрой вышел за стойку бара и обратился к кому-то, кто сидел здесь, в кабинете, за спиной Периша и Уочмена:

— Добрый вечер, Боб! Заставил вас ждать?

— Ничего, Билл, — ответили из угла. — У меня была еще целая пинта темного пива, когда ты выходил.

Люк Уочмен сдавленно и удивленно чертыхнулся.

— Что такое? — переспросил Периш.

Люк поманил его пальцем. Периш нагнул к нему ухо.

— Это тот самый человек, с кем я столкнулся на дороге! — прошептал Люк.

— Ого! — воскликнул Периш, предвкушая интересное приключение.

— Как ты думаешь, он меня слышал?

— Конечно, слышал!..

Дверь в бар распахнулась, и вошел старый Эйб в сопровождении Нормана Кьюбитта. Норман взял три дротика с подноса и пошел с ними к мишени.

— Я сейчас приду! — раздался грудной женский голос в коридоре. — Не начинайте без меня!

Эйб подошел к камину и выставил на полку небольшую синеватую бутылочку.

— Ну, ребята, дело сделано! — хрипло сказал он. — И если вскорости тут не появятся горы трупов этих подлых тварей, я буду дьявольски удивлен, черт меня дери со всеми потрохами!

Глава вторая Успехи Уочмена

Бутылочка на полке была невелика и весьма красочно оформлена — по огромному белому ярлыку шла ярко-красная надпись: «Осторожно, яд!» Этот, можно сказать, не ярлык, а плакат сразу привлек к бутылочке внимание всех пятерых мужчин в комнате.

— Уочмен, похоже, считает вас, Эйб, источником опасности для подданных Ее Величества! — заметил Периш улыбаясь. — Того и гляди, всех нас потравите!

— Ничего подобного, я боюсь, как бы он сам не отравился! — буркнул Уочмен.

— Кто это отравится? Я? — прищурился Эйб. — И не надейтесь, старый Эйб обращается с ядами, как невеста со своей невинностью!

— Да уж хочется верить, — проворчал Кьюбитт.

— Но ты, Эйб, ведь не собираешься оставлять этот флакон прямо тут, на камине? — встревожился Уочмен.

— Не беспокойся, сынок, я его спрячу так, что и сам потом не найду!

— Лучше бы ты вообще от него избавился! — настаивал Уочмен. — Если ты его спрячешь, да еще и забудешь, кто-нибудь обязательно откроет понюхать пузырек, чтобы узнать, что там внутри, и, мягко говоря, перестанет значиться в списке живущих. Лучше дай флакончик мне, я его отвезу обратно аптекарю в Иллингтон. Хотелось бы взглянуть в глаза этому бесшабашному джентльмену, так свободно торгующему ядами…

— Бог с тобой, сынок, я еще не закончил с этими серыми тварями! — возразил старик Эйб. — Если окажется, что не все они передохли, я им поднесу еще одну здоровую порцию и изведу — всех до единой!

— У Кьюбитта ядофобия, — сказал Уочмен.

— Чего-чего? Какой еще фобий? И почему его еда у мистера Кьюбитта? — захлопал глазами Эйб, оглядывая столики.

— Речь идет о вашем яде, дружище, — грустно пояснил Кьюбитт, бросая свой дротик в дубль-двадцать. — Хотя присутствие среди нас синильной кислоты, наверное, только прибавит нам радости…

— Не переживайте, джентльмены! — широко осклабился старик Эйб. — Пусть немножко повоняет этой синей кислотой, зато уж крысы не будут путаться под ногами, как раньше!

Эйб взял бутылочку, влез на табурет и задвинул яд на самую верхнюю полку серванта. Потом стащил с рук перчатки и бросил их в огонь камина.

— Вот так! — Эйб поднял вверх заскорузлый указательный палец. — Никто не смеет обвинить старого Эйба Помроя в небрежном обращении со всякой медициной! А на всякий случай, если кто-нибудь из ребят порежет руку или сделает что-нибудь инфекционное в этом роде, то у меня есть домашняя аптечка с изрядным запасом йода. Со мной вам ничто не грозит — не забывайте, что во время войны я служил денщиком у настоящего фельдшера и отлично знаю, какая могучая сила заключена в этих самых снадобьях!

Он задрал голову и посмотрел на верхнюю полку серванта. Ярлычок с грозной надписью все же виднелся в темноте полки.

— Ну, там пузырь будет в полной безопасности. — Эйб направился к стойке бара и выдал всей компании темного пива. В это время в общем зале пивной возобновилась игра в дартс.

Человек, сидящий в уголке, не издал за все время ни звука. Он только изредка прихлебывал из своей кружки. В полутьме бара Уочмен разглядел его руки — те же самые грабли, с толстенными обломанными ногтями, все в шрамах и мозолях… Уочмен встал, подмигнул Перишу и двинулся к этому субъекту.

Теперь он смог разглядеть его лицо. Коричневое, задубелое… Но Уочмену показалось, что эту окраску оно приобрело недавно. От крыльев носа вниз тянулись глубокие морщины, подчеркивавшие ехидно опущенные уголки губ. Глаза незнакомца казались совершенно бесцветными. Он встал из-за столика с таким видом, будто собрался уйти, но Уочмен задержал его.

— Извините, позвольте мне представиться, — выпалил Уочмен.

Незнакомец широко улыбнулся. Вот уж зубы так зубы, подумал Уочмен, внутренне содрогаясь. Прямо чугунные болванки, а не зубы.

— Мы сегодня вечером уже встречались, — продолжал Уочмен, — но так и не познакомились. Меня зовут Люк Уочмен.

— Я это уже уловил из вашего разговора с приятелем, — заметил зубастый и, помолчав, добавил: — А меня зовут Легг.

— Возможно, тогда я выражался несколько невежливо, — сказал Уочмен, — но надеюсь, вы меня простите. Знаете, когда сидишь за рулем, всегда сперва обвиняешь всех вокруг, но только не себя самого…

— Ну конечно, это простительно, — пробормотал Легг. — Совершенно простительно.

Создавалось ощущение, что губы его почти не двигаются. Огромные зубищи просто не давали Леггу говорить.

Так и не взглянув как следует на Уочмена, Легг развернул иллюстрированный журнал.

Уочмен чувствовал странное раздражение. Ему не удалось выжать из этого чудака никакого определенного ответа, а Уочмен не привык получать от ворот поворот. Все-таки он адвокат, и его профессиональная честь была задета. Люк присел к краешку стола и сунул под нос Леггу свой раскрытый портсигар.

— Спасибо, я курю трубку, — раздалось из-за журнала.

— Знаете, я совершенно не ожидал, что встречу вас здесь, — заговорил Уочмен, удивляясь своему приторно-сердечному тону. — Хотя вы явно направлялись в Оттеркомб. Неплохой тут бар, правда?

— О да, — проговорил Легг, — очень хороший.

— Вы намерены здесь долго пробыть?

Легг вытащил свою трубку и стал набивать ее, что было непросто при наличии пальцев, каждый из которых втрое толще трубочного отверстия.

Уочмен почувствовал себя бутылкой, забытой на углу стола. Он заметил, что Периш глядит на него с издевательской усмешечкой и даже Кьюбитт из дальнего закутка тоже прислушивается. Черт побери, подумал Уочмен, не могу же я допустить, чтобы этот козел так просто меня отшил! Нет уж, я заставлю его разговориться! Но пока Люк подбирал слова, Легг закурил и погрузился в чтение, явно давая понять, что отвлечь его от журнала способен только человек с деликатностью африканского носорога.

Тем временем Норман Кьюбитт выдернул свои дротики из мишени и посмотрел в зал. Его вдруг поразило сходство между Себастьяном Перишем и его кузеном Уочменом. Не столько чисто внешнее сходство, сколько близость характеров. Оба они, каждый в своем роде, очень тщеславные люди, подумал Кьюбитт. Периш тщеславен совершенно закономерно — он ведь актер. Это было вполне откровенное, простодушное и потому более извинительное тщеславие.

Тщеславие Уочмена принимало более изощренные формы. Например, с этим незнакомцем Люк явно лез из кожи вон. Но непохоже, что он чего-нибудь добьется. Кьюбитт усмехнулся про себя и повернулся к доске с мишенью.

Уочмен заметил его ухмылку. И еще больше взъярился.

— Послушайте, — обратился он к Леггу. — Вы не мастер ли игры в дартс?..

Легг посмотрел на него настолько отстраненно и недоумевающе, что Уочмену пришлось повторить…

— Ну да, я маленько играю, — неохотно кивнул Легг.

Кьюбитт, кидая дротики, вскользь обронил:

— Да он играет как дьявол! Давеча выиграл у меня, взяв сто одно очко. Я даже не успел кинуть ни одного дротика! Он выбил полтинник, потом единицу и потом снова полтинник.

— Да, в тот раз мне повезло, — без малейшего воодушевления заметил Легг.

— Ничего подобного! — заявил Кьюбитт. — Это была просто невероятная точность!

— Ну что ж, я ставлю десять шиллингов, что вы не сможете повторить этот трюк! — вдруг решительно сказал Уочмен.

— Пропали твои денежки! — бросил Кьюбитт.

Периш встал со своего места и приблизился к спорящим с невероятно светской и приятной улыбкой на лице. Да, подумал Кьюбитт, у Себастьяна есть привилегия — всегда выглядеть чертовски обаятельно в любых обстоятельствах…

— Себ, я предложил мистеру Леггу пари на десять шиллингов, что он не сможет выбить полтинник, единицу и снова полтинник! — сказал Уочмен.

— Плакали твои денежки, — усмехнулся Себастьян, чем дополнительно разозлил Уочмена.

Легг обвел компанию сонным взглядом. Все сгрудились вокруг его стола: Уочмен, Периш, Кьюбитт, оба Помроя — отец и сын. Легг зачем-то подергал себя за губы и протер кулаком глаза. Словно в ответ Уочмен сделал жест, характерный для полицейских — взялся за кончик носа большим и указательным пальцами. Кьюбитту показалось, будто они подавали друг другу условные сигналы.

Наконец Легг грузно поднялся на ноги.

— Ну ладно, — сказал он. — Почему бы и нет. Я принимаю ваше пари.

* * *

Легг взял из ящичка три дротика и внимательно осмотрел их.

— Похоже, они здорово поизносились, а, мистер Помрой? — задумчиво пробормотал он. — Колечки болтаются…

— Ладно-ладно, я уже велел купить новые, — проворчал Эйб Помрой. — Завтра будут здесь…

Легг подумал, еле заметно пожал плечами и прицелился. Дротик, казалось, повис в его огромных пальцах и потом полетел — мягко, неслышно и медленно. Прямо в яблочко!

— Пятьдесят! — сказал Билл Помрой. — Вот это да, джентльмены! Полтинник — как по заказу!

— Тут и был заказ, сынок. Пари! — крякнул его отец.

— Значит, три шиллинга у вас уже в кармане, — подзадорил Уочмен.

— Если мне суждено выиграть, все пойдет в фонд О.Л.Д., Билл, — неожиданно проговорил Легг.

— О.Л.Д.? — удивленно переспросил Уочмен. — Это что, новая болезнь?

Билл, глядя прямо перед собой, как на допросе, отчеканил:

— Оттеркомбское Левое Движение, мистер Уочмен. Мы теперь — ячейка Южного Девонского отделения…

— Господи спаси и сохрани! — изумился Уочмен.

Легг метнул второй дротик.

— Ого! А вот вам и единичка, мистер Уочмен! — гаркнул Эйб Помрой. — Кажись, вы уже почти семь шиллингов профукали, извиняюсь за выражение!

— Но зато вторые пятьдесят ему выбить вряд ли удастся, — заметил Уочмен. — Первый дротик так торчит, что загораживает все поле… Попасть попросту невозможно.

Легг, не обращая внимания на разговорчики за своей спиной, снова нацелился, на сей раз, похоже, крайне старательно, и дротик, легонько присвистнув в воздухе, вошел в точности между первым дротиком и тонкой границей «яблочка»…

— Ну вот вам и еще полтинник! — воскликнул Билл Помрой, и целый хор голосов завыл на разные лады:

— Ну!

— Да он колдун!

— С ним просто нельзя играть!

— В средние века его бы сожгли на площади!

Уочмен, стараясь не слишком краснеть, положил на стол десятишиллинговую банкноту.

— Поздравляю, — выдавил он.

Легг искоса посмотрел на купюру.

— Спасибо, мистер Уочмен… — Легкая усмешка пробежала по его губам. — Еще десять шиллингов в кассу Левого Движения, Билл!

Уочмен снова сел на прежнее место, у краешка стола.

— Ну что ж, это все здорово впечатляет, — выдавил он. — Теперь, после такой игры, всем полагается выпивка. Думаю, я имею право ее заказать. Привилегия проигравшего, так сказать…

Билл Помрой странно переглянулся с Леггом, а потом со своим отцом. По строгому местному этикету за выпивку имел право платить только тот, кто выиграл пари на дротики. После неловкого молчания старик Эйб Помрой оповестил, что на сей раз выпивку пора поставить за счет хозяина дома, и подал всем по огромной кружке крепчайшего темного эля, с давних пор известного в Оттеркомбе под фирменным названием «Спотыкач».

— С этим эликсиром жизни в желудке мы все тут начнем играть, как мистер Легг, — заметил Периш, сделав пробный глоток.

— Пожалуй, — согласился Уочмен, пристально глядя в свою кружку. — Этот эль — просто источник вдохновения, не правда ли, мистер Легг? Может быть, вы способны и на другие трюки с дротиками?

— Конечно, — спокойно отвечал Легг, — если вы мне немного поможете.

— Как это?

— Очень просто. Положите ладонь на доску, а я обметаю ее по контуру дротиками.

— Ничего себе! Ну уж нет. В такой степени я вам не могу довериться, — попытался улыбнуться Уочмен. — На такой риск можно пойти только после тройной дозы «Спотыкача»… — Уочмен с некоторой жалостью осмотрел свою ладонь. — Я, конечно, мог бы и рискнуть — но только не сейчас, нет… Вот лучше скажите-ка мне, мистер Легг, против кого направлен ваш так называемый фонд Левого Движения?

Прежде чем Легг преодолел сопротивление своих зубов и сумел раздвинуть губы, Билл Помрой быстро ответил:

— Против капиталистов, мистер Уочмен, и их интересов!

— Неужели? Значит, мистер Легг тоже идет в ногу с пролетариатом, теряющим свои цепи где придется?

— Именно, — без тени смущения отвечал Легг. — Я имею честь быть секретарем и казначеем Оттеркомбского Левого Движения.

— Вот как, секретарем и казначеем, — повторил Уочмен. — Ответственная небось работенка, а, мистер Легг?

— Это точно, — снова встрял Билл. — Но и человек у нас на этой должности — что надо!

Уочмен почувствовал вокруг себя некоторый вакуум. Он повернулся к старику Эйбу Помрою:

— А что же ты, Эйб? Не пора ли покрасить дротики в красный цвет?

— Я? Что вы, дорогой сэр, бог с вами! Мы с сыном договорились! Насчет политики наши дорожки разошлись! Но я думаю, большого вреда не будет, ежели молодые люди, вместо того чтобы пьянствовать или безобразничать, собираются по пятницам и субботам потолковать чин-чинарем об умных вещах… Пусть себе воображают, будто они могут повлиять на законы, на парламент и на всякое такое. Что ж теперь — удавиться? Молодость — она всегда молодость, дурь в башке играет, извиняюсь за выражение… А наш Билл, к слову сказать, с детства всех убеждал в разных глупостях и учил жить. Еще на горшке, помню, сидел какал, а уже давал указания, чем ему задницу подтирать…

— Папа, ты совершенно не понимаешь смысла политики в жизни, — угрюмо буркнул Билл, чьи грезы о социалистическом будущем были прерваны прозаическими воспоминаниями отца. — Ты просто слеп! Мы работаем не для себя, а ради счастья всех…

— Правильно, сынок! Скоро мы все у вас будем ходить по струнке и только и делать, что восхвалять твои левые мозги!.. К чему еще стремиться?

— Стремиться надо к благу государства! — строго сказал Билл.

— Мысль интересная! — засмеялся старый Помрой.

— Ваше неприятие, — вдруг проронил Легг, — строится на неверном понимании сути вопроса о частной собственности…

— Как это? — приподнял брови Уочмен. — Вы ведь предлагаете извести на корню всякую частную инициативу?

— Народ станет заботиться об общем благе, как о своем собственном! Дайте ему только шанс! — воскликнул Билл.

— Народ? — переспросил Уочмен, наливаясь злобой и с ненавистью глядя в спину Леггу. — Под народом подразумевается стадо болванов, неспособных достаточно заработать себе на жизнь и потому готовых пойти за любым чучелом, которое пообещает им молочные реки? Ну да ладно… Мне только хотелось бы знать, что мистер Легг скажет насчет частной инициативы. Все-таки он ведь казначей…

Легг стал поворачиваться к Уочмену, но Билл опередил его:

— Погоди, Боб, не отвечай! Вот что, мистер Уочмен! Мне не нравится тон, в котором вы говорите о нашем Бобе! Он здесь у нас в Оттеркомбе живет не так давно, месяцев десять, но уже завоевал наше полное доверие! Да! И его высокий пост — свидетельство нашего доверия! А мы, левые, всякому встречному-поперечному деньги пролетариата не доверим!

— Да я и не спорю, дорогой Билл, — мягко сказал Уочмен. — Я вовсе не сомневаюсь, что за десять месяцев мистер Легг успел себя прекрасно зарекомендовать по части честного расходования казенных денег…

Лицо у Билла сделалось цвета спелой моркови, он сжал в кулаке свою тяжелую глиняную кружку и шагнул к Уочмену.

— Ладно тебе, Люк, помолчи лучше, — осторожно вставил Себастьян Периш, а Кьюбитт пробормотал:

— Брось задираться, Люк, ты ведь в отпуске и должен отдыхать, а не…

— Так вот, мистер Уочмен, — заговорил взбешенный Билл. — Вы, конечно, можете подшучивать надо мной сколько влезет, воля ваша, только имейте в виду, что…

— Заткнись, сынок! — пристукнул ладонью по столешнице старый Эйб Помрой. — Ты уже взрослый парень, а не сопливый молокосос! И если ты не умеешь, как мужчина, выпить свои две пинты пива, то и не пей! Не можешь без кулаков потрепаться о политике — так и не трепись! И вообще, чует мое сердце, что у тебя полно работы там, в общем зале! Ступай-ка туда, вот что!

Билл переводил взгляд с Уочмена на Легга… Легг наконец пожал плечами и, пробормотав что-то неразборчивое насчет более уютной атмосферы в общем зале, вышел.

— Нет, мистер Уочмен, за всем этим стоит какая-то игра, — угрюмо сказал Билл Помрой, понемногу остывая. — И черт меня возьми, если я не вычислю этой вашей игры…

— Так речь идет об игре? Давно пора! — раздался мелодичный женский голос, и в комнату втолкнулась плотненькая и круглая, наподобие теннисного мячика, особа в малиновой блузке и зеленом твидовом костюмчике.

— Надеюсь, мне не надо было спрашивать разрешения войти? — осведомилась Виолетта Даррах.

* * *

Появление на сцене мисс Даррах перебило у мужчин воинственное настроение. Билл Помрой поспешно ретировался в общий зал, прикрыв за собой откидную доску стойки бара, словно боясь, что мисс Даррах станет преследовать его. Остальные вздохнули с облегчением, а старик Эйб Помрой, напрягая свое профессиональное гостеприимство, громко произнес:

— Заходите, мисс, компания уже давно по вас соскучилась! И вы как раз вовремя. Тут рекой льется выпивка! Притом за счет хозяина!

— Только не ваш «Спотыкач», дорогой мистер Помрой! Что угодно, только не это! — предупредила мисс Даррах. — Если можно, стаканчик шерри…

Она подошла к стойке и ловко забросила свою словно резиновую попку на высокий табурет. Уочмен был несколько удивлен такой непосредственностью и такой сверхъестественной для дамы прыгучестью, но только втянул носом воздух.

Вообще говоря, мисс Даррах было уже под пятьдесят. Точный возраст леди, наверное, можно было бы определить, как у дерева, разрезав ее пополам и посчитав кольца жира, которые год за годом откладывались на ее талии вплоть до полного исчезновения этой детали женской фигуры. У других женщин опытный глаз легко различает грудь, талию и бедра, но у мисс Даррах указанные элементы никак не отделялись друг от друга. Однако лицо ее выражало почти детскую наивность и добродушие, которое еще более подчеркивалось очками с толстыми стеклами.

Эйб подал ей стаканчик, мисс Даррах отхлебнула и весело поинтересовалась:

— Кажется, вы здесь здорово смеялись и шутили? Это ваш кузен, мистер Периш?

— Ах да, извините, — спохватился Себастьян. — Я вас не представил… Мистер Уочмен, мисс Даррах…

— Здрасьте, — сказала мисс Даррах. Как у многих ирландцев, ее грубоватый акцент казался нарочитым, шуточным. — Я читала о вас в газетах, обожаю прочесть что-нибудь интересненькое про крепко сработанные убийства и расследования… Помню, в прошлом году вы уж так постарались, защищая того бедного малого, который от нечего делать укокошил свою бабенку…

Уочмен пошатнулся от такого комплимента:

— Но, мисс, я ведь все-таки его не освободил совсем…

— И правильно сделали, голубчик, иначе как бы мы спали спокойно в постелях, пока под окнами у нас разгуливает убийца? Но зато как адвокат вы постарались на славу!

Уочмен смолк на минуту, пытаясь прийти в себя и подобрать менее щекотливую тему для беседы, и наконец спросил:

— А вы — тоже художница, мисс Даррах?

— Ох нет, я просто любитель! Но у меня прямо зуд по живописи, честное слово! Правда, стоит мне взять в руки кисть, как мистер Кьюбитт начинает мычать, словно корова с больным зубом… А тут у вас, я смотрю, собралась славная компашка! Я так и думала, мистер Помрой, что в вашу гостиницу приезжает напиваться целое созвездие талантов! Мистер Периш, от блестящей игры которого я иногда забываю даже пойти в буфет в антракте! Мистер Кьюбитт, о котором и говорить нечего… А теперь, оказывается, еще и знаменитый адвокат мистер Уочмен! А где мисс Дессима Мур? Кажется, вы тут затеяли играть в дартс?

— Она сейчас придет, — вставил Кьюбитт.

— Надеюсь, вы сыграете еще разок. Мне страшно нравится смотреть, как большие серьезные мужчины кидают такие малюсенькие штучки с иголочкой на конце… А вы — вы тоже играете в дартс, мистер Уочмен?

— Пытаюсь, — пролепетал Люк.

На лестнице послышались шаги.

— А вот и Дессима, — сказал Кьюбитт.

* * *

В комнату вошла высокая стройная девушка в рыбацкой куртке и синих брюках, остановилась и слегка прищурилась от яркой лампы над стойкой бара.

— Извините, если заставила вас ждать, — прощебетала она. — Всем привет.

После секундной паузы Уочмен сделал шаг по направлению к ней.

— Добрый вечер, — сказал он.

— А, так вы приехали… Добрый вечер, — ответила девушка без выражения.

Дессима легонько тронула его протянутую руку, подошла к бару и вскарабкалась на высокий табурет. На голове у нее было нечто в стиле поэтов-романтиков: выбивающиеся пряди по бокам лица, казалось, то и дело норовили залезть в рот. Черты лица Дессимы были красивы, правильны, но особую индивидуальность придавали ей черные брови и особый блеск в глазах. Двигалась она с той особенной грацией, которая предполагает обтекание всех острых углов… Дессиме Мур недавно исполнилось двадцать четыре года.

Все мужчины в комнате на мгновение потеряли нить беседы. Мисс Мур обладала тем самым качеством, которое широко рекламирует Голливуд, — необъяснимой женской притягательностью. Если угодно, это можно назвать сексапильностью. И тем не менее ни в ее взгляде, ни в едином движении вовсе не прочитывалось, что она хоть краем глаза замечает это всеобщее восхищение со стороны мужчин.

Единственный, кто поздоровался с ней скромно и даже несколько испуганно — Билл, который при этом покраснел настолько, что лицо его уже не отличалось по цвету от рыжих волос.

Дессима приняла сигарету у Периша и оглядела комнату.

— Ну что, вы уже начали играть? — спросила девушка.

— Вас ждали, ангел мой, — нежно пропел Периш, трусливо косясь на Уочмена. — Что вы там делали столько времени?

— Отмывалась после участия в этой вселенской травле.

— Думаю, вы не боитесь, мисс Десси? — учтиво спросил старик Эйб. — Такая красивая и смелая девушка, как вы, наверное, ничего и никогда не боится…

Дессима рассмеялась и вдруг спросила у Билла:

— О чем тут говорили, когда я вошла? Что-то вы все вдруг внезапно замолчали…

Прежде чем кто-нибудь успел ответить, Уочмен сказал:

— Мы тут спорили, милая.

— Спорили? — Дессима пристально посмотрела на Билла. Уочмен в один прием опустошил свою кружку и взобрался на табурет рядом с девушкой.

— Именно так, — подтвердил он. — До появления мисс Даррах мы занимались исключительно спорами.

— Как? Неужели я прервала ваш спор?! — воскликнула мисс Даррах. — Какая жалость, я ведь обожаю всяческие споры! Спорт? Искусство? Политика? Любовь? Говорите скорее!

— Речь шла о политике, — проронил Уочмен, глядя на Дессиму. — О политике, о частной инициативе, о народе, о государстве…

— Ты… — Дессима смутно улыбнулась. — Ты безнадежен. Когда наше дело победит, ты у нас станешь большой проблемой…

— Разве вам не понадобятся в таком случае адвокаты?

— Мне бы хотелось, чтобы в адвокатах не было нужды.

Уочмен рассмеялся.

— Ну ладно, ты будешь играть? — спросил он.

— Конечно. Давайте играть все вместе. Ты будешь, Билл?

Но Билл отрицательно мотнул головой в сторону общего зала, где появились новые посетители, еще не отведавшие фирменного напитка и потому скучные и твердо стоящие на ногах.

— А вы, мисс Даррах? — повернула голову Дессима.

— Ох нет, милая. Я не имею склонности к спорту во всех его проявлениях… В детстве меня почти напрочь лишил зрения мой братец Теренс, когда угодил в переносицу яблоком, предназначавшимся брату Брайану… И к тому же я слишком… гм!.. полненькая. Нет, я уж лучше посижу и посмотрю на вашу игру.

И тут вдруг из общего зала раздался взрыв смеха и криков… Билл пригласил всех, находившихся в отдельном зальчике, посмотреть на чудо, которое учинил мистер Легг. Все прошли в общий зал и уставились на мишень… Огромный красномордый детина стоял у доски с растопыренной ладонью, прижатой к мишени, и вся ладонь была аккуратнейшим образом обтыкана дротиками…

— М-да, — проронил Уочмен, — похоже, мистер Легг нашел взамен меня другую жертву своей сверхъестественной меткости. Неудивительно, что толпы трудящихся так верят мистеру Леггу…

Тут Уочмен облокотился о стойку и повысил голос:

— Впрочем, я со своей стороны хочу предложить мистеру Леггу сыграть партию в «круглые сутки»… Играли в такой вариант, мистер Легг?

— Довольно давно, — несколько удивленно протянул Легг, вынув трубку изо рта.

— Итак, «круглые сутки».

— «Круглые сутки»?.. Но я слегка подзабыл правила…

— Вам нужно попасть во все секторы по порядку номеров, а закончить на дубле, — пояснил Норман Кьюбитт.

— По существу, — зловеще мягким тоном заметил Уочмен, — вы можете назвать это особо изощренным методом убийства времени… Убийство времени или отбывание срока… Вы когда-нибудь отбывали срок, мистер Легг?

— Нет, — сказал Легг, не меняясь в лице. — Но я ваш вызов принимаю, отчего же нет. Только выйду на секундочку, если позволите…

— Конечно, — поклонился Уочмен…

Глава третья Дальнейшие успехи Уочмена

— Самый большой недостаток у Люка — это то, что он просто неспособен не трогать дерьмо, чтобы не пахло… — саркастически заметил Себастьян Периш.

Кьюбитт надвинул на брови свою шляпу и стал возюкать по холсту кистью еще более ожесточенно, молча косясь на Периша.

— Более того, мой двоюродный брат знаменит тем, что умеет превратить даже самое обычное говно в необыкновенно вонючее и чрезвычайно тошнотворное… — продолжал Периш. — Я тебе не мешаю с этими разговорчиками, старина?

— Нет. Поверни голову чуть вправо. Вот так. И еще — твои плечи снова опустились… Не сутулься…

— Ты прямо как доктор — живот подтяни, спину выпрями… Послушай, Норман, а что ты скажешь о нашем Люке — он ведь, кажется, ревнует к Биллу?

— Ревнует? — переспросил Кьюбитт, сосредоточенно нанося очередную краску. — Почему это ревнует?

— Не почему, а кого! Дессиму, конечно!

— Чушь. Хотя я не знаю. В конце концов, он твой кузен, должно же быть и в нем немного вашего фамильного тщеславия…

— Не знаю, старик, почему ты считаешь меня тщеславным. Я так о себе вовсе не думаю… Поверишь ли, в день я получаю в среднем двенадцать с половиной восторженных писем от поклонниц. Ну и что? Они для меня ничего не значат!

— Но ты был бы вне себя, если бы тебе одна из них отказала… Не шевели ушами, очень тебя прошу… Ну а насчет Люка ты, возможно, прав.

— Интересно, как далеко зашел их прошлогодний флирт? — полюбопытствовал Периш.

— Заткнись, пожалуйста, — я рисую твои губы…

Губы самого Кьюбитта были плотно сжаты. Некоторое время он остервенело терзал холст. Потом отступил на шаг, оглядел свое творение и заметил:

— Не думаю, что дело тут в Билле Помрое. Ведь Люк весь вечер кидался на Легга. Не понимаю, почему? Ведь он этого человека видит впервые в жизни.

— Мне показалось, что он просто пробует этого Легга на трухлявость. Пытается загнать в угол — не мытьем, так катаньем…

Кьюбитт, не отрывая взгляда от холста, добавил:

— И мне даже почудилось, что Люк одернул спой пиджак, словно в зале суда…

— Очень характерный жест, — согласился Периш.

Кьюбитт улыбнулся:

— Да, но Люк явно собирался сделать гадость этому Леггу.

— Люк не делает гадостей, — пробурчал Периш.

— Еще как делает, — холодно проронил Кьюбитт. — И это тоже очень характерно — для него…

— Но ведь он бывает и добр, и щедр, не так ли?

— Ну конечно, Себастьян, конечно. И я его очень люблю. Он меня интересует как человек.

— Да и он тебя любит! — воскликнул Периш. — Это же очевидно! Трудно не догадаться!

— Ты вложил в свои слова бездну смысла, — усмехнулся Кьюбитт. — Послушай, Себ, ты не мог бы посидеть неподвижно? Или тебя, пардон, блохи за задницу кусают? Чего ты все время вертишься? Отдохни тогда уж пару минут, если хочешь.

Периш охотно встал с валуна, потянулся и подошел к Кьюбитту посмотреть на полуфабрикат собственного портрета. Холст был немаленький. Фигура в красном свитере исполнена была чуть ли не в половину натурального размера. Небо на заднем плане вздымалось полупрозрачной голубой аркадой, а море выглядело весьма схематичным синим ковром. Солнце скульптурно высвечивало изгиб правой скулы.

— Чудесно, старик, чудесно, — похвалил Себастьян.

Кьюбитт, который терпеть не мог, когда его называли «старик», вполголоса ругнулся.

— Как мне назвать этот опус, если я решусь выставить его в нашей академии? — спросил Норман. — «Портрет актера»? А может быть, «Себастьян Периш, эсквайр»?

— Ну, лучше назвать моим именем, — скромно потупился Периш. — Не то чтобы я боялся, что далеко не каждый узнает меня на этом холсте, а просто…

— Ясно, я понял твою точку зрения. Думаю, что твой импресарио одобрит такой подход… Итак, что мы там говорили о Люке? Что он бывает добр и щедр? И безумно меня любит?

— Послушай, я не уверен, что мне надо тебе все объяснять в деталях…

— Нет, но ты ведь что-то хотел мне рассказать на эту тему или мне почудилось?

— Ну, возможно, ты будешь удивлен, если узнаешь… Я, во всяком случае, был удивлен. А ведь я, можно сказать, его ближайший родственник.

У Кьюбитта в голове вдруг словно что-то щелкнуло.

— Погоди, — пробормотал он, — ты, часом, не имеешь ли в виду его завещание?

— Как ты догадался?

— Ну, мой милый Себ…

— Ну ладно, ладно, все понятно… Одним словом, недавно Люк сообщил мне, что по завещанию он разделил свои деньги между нами двоими.

— Вот это да!

— Я застал его за написанием какой-то очень внушительной бумаженции, и он сказал: «Знаешь, возможно, придет день, когда ты сам это прочтешь, но я могу сказать тебе и сейчас». И сказал.

— Чрезвычайно мило с его стороны, — проворчал Кьюбитт. — Черт побери! Лучше бы ты мне не рассказывал!..

— Да почему же?

— Не знаю, но… Во всяком случае, надеюсь, что он переживет нас обоих.

— Между прочим, он намного старше меня, — жизнерадостно заметил актер. — То есть я не хочу сказать, что он меня не переживет, я только хочу уточнить относительно собственных перспектив… — Периш стал методично выбивать свою трубку о камень. Лицо его залила краска. — Вообще-то это ужасно. — Периш наконец подал голос.

— Что именно?

— У меня сейчас туго с деньгами, — признался Себастьян, — и я прикидывал, не мог бы Люк…

— То есть ты собирался попросить у него помощи?

Периш промолчал.

— Ага, ясно, — протянул Кьюбитт. — Теперь, в свете этой новости, ты уже стесняешься попросить его? Бедный Себ! А куда, скажи на милость, ты девал свои деньги? У тебя же их вагон и маленькая тележка! Ты всегда на сцене, получаешь гонорары… У тебя должны быть безумные доходы!

— Это и так и не так. Если бы ты, старик, знал всю эту актерскую кухню… У меня просто невероятные расходы, чистое безумие!

— Но почему?

— Да потому, что мне надо поддерживать свой уровень! Надо выглядеть процветающим, это раз. Потом, я плачу своему агенту совершенно бешеные деньги. Клубы мне обходятся так дорого, словно я сижу там на бриллиантах и поедаю из золотых тарелок ювелирные изделия! А тут еще я, как последний кретин, вложился в один спектакль, который в мае принес убытков на несколько тысяч фунтов…

— А ради чего ты вложил туда деньги?

— Продюсеры были мои друзья. Все выглядело очень прилично.

— А ты раздаешь деньги, Себ? Ну, я в буквальном смысле. Всяким пьющим и несчастным актерам?

— Ох, бывает. Такой уж это чертов бизнес, что приходится…

— Не чертее, чем живопись, — мрачно заметил Кьюбитт.

— Тебе хорошо, тебе не нужно гнаться за престижем. Люди и так понимают, что художники живут по-особенному, — возразил Периш.

— Было время, когда художники все пьянствовали и вели богемную жизнь. Но теперь лично я живу очень скромно.

— Но ведь твои картины продаются?

— В среднем у меня расходится шесть картин в год. По цене от двадцати до двухсот фунтов. Короче, за год набегает с полтысячи. А ты, небось, столько за месяц зарабатываешь, верно?

— Да, но…

— Нет-нет, я не жалуюсь. Я бы мог получать и больше, если бы брал учеников или имел склонность к коммерческому искусству. Мне всегда хватало денег, до тех пор как…

— Как что? — заинтересовался Периш.

— Да нет, ерунда. Давай-ка лучше продолжим. К одиннадцати часам солнце будет уже чересчур высоко — надо успеть.

Периш прошел к своему валуну и принял позу, выражающую надменность и величие.

— Ну как? — спросил он.

— Нормально. Тебе надо добавить только пару лохматых эполет и можно называть картину «Наполеон на острове Эльба».

— Мне, кстати, всегда хотелось сыграть Наполеона.

— Да уж, много ты понимаешь в Наполеоне!

Периш мирно улыбнулся:

— Ну, во всяком случае, не меньше, чем в одноименном коньяке. А знаешь, Люк на него здорово похож.

— Они просто близнецы, — кивнул Кьюбитт.

Некоторое время Кьюбитт писал молча. Но Периш неожиданно рассмеялся.

— Что такое? — спросил художник.

— Сюда идет твоя подруга!

— О чем ты, черт возьми? — раздраженно бросил Кьюбитт, оглянулся и сник: — А, да, ты прав…

— А она тоже станет меня рисовать?

— Нет уж, дудки.

— Неласков ты со своей маленькой Виолеттой.

— Нечего ее так называть.

— Почему?

— Да потому, что она уже давно не молода и, может быть, приставуча, но… Она очень беззащитна, и в каком-то смысле она все-таки леди!

— Ты сноб!

— Не будь таким кретином, Себ… Ах, черт, кажется, у нее при себе все ее причиндалы… Похоже, она все-таки собирается рисовать. Ну ничего, я почти закончил на сегодня.

— Она тебе машет.

Кьюбитт стал лихорадочно мазюкать по холсту.

— Все, на сегодня достаточно, — сказал он, собирая краски и подрамник. А потом, вглядываясь в море, добавил:

— Нет, зря ты мне рассказал насчет Люка, зря…

* * *

Друзья заранее договорились между собой, что все трое будут проводить свой отпуск в Оттеркомбе кто как пожелает, независимо друг от друга.

Уочмен рассчитывал с раннего утра порыбачить на лодке. Проснувшись на рассвете, он услышал за окном стук многих пар башмаков о булыжную мостовую. Все здесь происходило как встарь — каждое утро, перед самым восходом солнца, мужчины Комба уходили в море на своих лодках. И так же стучали их подошвы, так же покрикивали вдали чайки… Уочмен поуютнее закутался в одеяло и опять заснул. Ни на какую рыбалку он не поехал.

Второй раз он проснулся уже в половине десятого и обнаружил, что Периш давно позавтракал и отправился на свою скалу позировать.

— Здоровенную картину рисует ваш друг мистер Кьюбитт, — сообщил Уочмену старик Эйб Помрой. — Одной его картины при бережном расходовании хватит, чтобы прикрыть прорехи в обоях во всем моем баре. А краски он кладет, надо сказать, так жирно, словно это и не краски вовсе, а обыкновенная грязь. Не жалеет этого добра. Вблизи это выглядит как переперченная итальянская пицца, но ежели отойти шагов на двадцать, то мистер Периш на картине как живой встает, во как. И смотрит так натурально на ту скалу и с этаким обозленным видом, словно проголодался и собирается пойти пообедать. Вы бы сходили, сэр, поглазели бы на ихнее рисование.

— Что-то мне лень, Эйб. А где Билл?

— Вышел в море на лодке…

Эйб потер подбородок, почесал в голове и переставил стаканы на стойке бара.

— Мой сынок прямо места себе не находит, — вдруг сказал Помрой. — И стал мне словно чужой — мой собственный сын-то. Каково мне, а?

— Неужели? — вежливо изобразил заинтересованность Уочмен, набивая свою трубку.

— Ну да. С этой его политикой и со всякими левыми идеями. Прямо чужак, да и только. А ведь он неглупый парень, образование получил прекрасное, восемь классов… А в голове у него одна дребедень, как у этих поганцев политиков. Правда, со мной он спорить не берется, видит, что я ему не пара насчет потрепаться о политике, да…

— Ты слишком скромничаешь, Эйб, — заметил Уочмен.

— Нет, сэр, нет… Просто у меня для этой политики язык не подвешен, и потом я ведь человек старомодный, консерватор! Всегда за тори голосовал, мать их распротак. А какого рожна — и сам не знаю…

— Почему же, причины вполне понятны.

— Эх, сэр, понятны, да только не для моего мальчика.

— Не стоит переживать, Эйб, ничего, — лениво отмахнулся Уочмен.

— Да я не об том волнуюсь, сэр! Просто я вижу, как мой мальчик места себе не находит, мечется… Вот и вчера вечером — в каком тоне он себе позволил разговаривать! Просто позор для него, да и только!

— Да нет, Эйб, это я виноват, ей-богу. Я сам на него нападал.

— С вашей стороны очень благородно, сэр, так говорить. Да только тут еще и другие мыслишки имеются у меня в башке. Я ведь хотел бы, чтобы Билл как-то остепенился, взял наше хозяйство под себя, что ли… Мне ведь уже скоро семьдесят, а Билл у меня младшой. Мои старшие-то на войне полегли, одна дочь замужем в Канаде, другая в Австралии. А Биллу достанутся «Перышки».

— Думаю, что Билл вырастет из своих коммунистических идей и станет настоящим хозяином, — сказал Уочмен, которому этот разговор порядком поднадоел.

Эйб Помрой промолчал, и тогда Уочмен добавил:

— Скоро ваш Билл женится и обустроится тут…

— Когда ж это будет, сэр?! Небось, вы заметили что-то между ним и этой мисс Десси? Странное это дело, не в моем вкусе, и не могу я к этакой простоте привыкнуть. Папаша этой Десси — фермер на Кэри Эдж, мой старинный дружбан, прямо сказать. Оно, конечно, хорошо. Но мисс Десси была мила, пока под стол пешком ходила. А потом ее мамаша вбила себе в голову, что девке обязательно надо учиться в этом самом Оксфорде, словно порядочной девушке других забот мало…

— Да-да, я знаю, — небрежно вставил Уочмен.

— И вот малышка Десси возвращается из Оксфорда, и что я вижу? Стала такая уверенная в себе, словно не девка, а чистый мужик, и говорит такими словами, как эти америкашки…

— Ну и?

— Так разве этого недостаточно? Но если она ценит моего Билла выше тех парней, которых встречала в своей новомодной жизни, что ж, оно хорошо. И в конце концов, она мне почти все равно как дочь, и плевать я хотел, какое воспитание она получила и где росла…

Уочмен встал и потянулся.

— Звучит идиллически, Эйб, — заметил он равнодушно.

— Э, погоди, сынок, погоди. Все не так-то просто. Мой Билл с ума сходит с тех пор, как эта Десси запала ему в душу. И всякие бешеные идейки в ихних башках нормально совпадают. Кроме того, и ее старики вроде как не против моего Билла, во всяком случае, мамаша. Старина Джим Мур приходил сюда потолковать со мною. Он так мне и сказал, что не дело молодым людям жить на ферме и день-деньской расхаживать туда-сюда по скотному двору. Я к чему это все рассказываю, сэр. Это все произошло с того времени, как вы тут у нас отдыхали в прошлом году. Такие вот случились дела. Билл прямо сгорает от нетерпения, когда поведет Десси под венец…

— Неужто? — переспросил Уочмен. — А что Десси? Она тоже сгорает от того же самого?

— Да в этом-то и закавыка, — вздохнул старый Эйб.

Уочмен раскурил трубку и, глядя в лицо хозяину гостиницы, почувствовал, что старик явно не в своей тарелке.

— Все дело в том, что она говорит… что она говорит насчет своей… ну то есть невинности, — пробормотал несчастный старик.

— И что же она говорит? — резко спросил Уочмен.

— Похоже, у нее идея, будто невинность невесты просто пережиток, вот и все… Много болтает о всякой там свободе женщин и прочую ерунду. Как я понимаю, просто она девка малахольная и сама не знает, чего болтает…

— А что говорит Билл? — спросил Уочмен.

— Ему это не нравится. Он хочет взять невесту честную, как всякий добропорядочный мужчина. И он не понимает, что это за такая свобода для жены — да и для мужа тоже… Все это прямо чепуха какая-то. Я ей уже говорил это, и что для свадебной сделки такие разговорчики вовсе не нужны, а прямо наоборот. А ее послушать, так у нее наготове есть другой парень, вот как. В общем, это поганое дело, сэр, скажу я вам. Прямо говоря, сэр, так я во всем виню этого самого Легга. Билл уже собирался обустроить свои дела и осесть тут хозяином, пока не появился этот Боб Легг. А теперь у Билла все снова смешалось в голове — проклятые революционные идеи и свадьба. Да еще и мисс Десси увлеклась этой мутью. Мне Легг не нравится, прямо скажу. Никогда не нравился. Хоть он и мастер дротики бросать. Сколько я понимаю, это расчетливый парень, вот что. И он идет упорно к своей цели. Вот так, и сколько тут лясы ни точи, дело не поправишь…

Уочмен наконец направился к двери. Эйб последовал за ним. С крылечка оба непроизвольно посмотрели в сторону тоннеля.

— Вот те раз! — вскричал старик Эйб. — Легка на помине! Вон она, мисс Десси, идет, небось, в магазин…

— Ну ладно, мистер Помрой, — сказал измученный этой беседой Уочмен. — Я решил все же пойти взглянуть на картину, которую рисует мой друг.

* * *

Но Уочмен не пошел сразу на скалу, где позировал Периш. Он выждал, пока Дессима вошла в почтовое отделение, после чего направился в сторону тоннеля. В тоннеле шаги его зазвучали гулко и странно. Пройдя через тоннель, он свернул вправо, на узенькую тропинку, ведущую к ферме Кэри Эдж, где жила семья Мур.

Люк приложил ладонь козырьком к бровям и посмотрел вдаль, на скалу. Он разглядел фигуру Кьюбитта, который мотался у холста туда-сюда, и величавый силуэт Периша, восседающего на валуне. Чуть дальше Уочмен сошел с тропки и просто растянулся на траве, под прикрытием высоких густых кустов. Его лицо выражало ту степень безразличия и усталости, которая так роднит спящего человека и покойного…

Но Люк не спал. Он прислушивался. И вот наконец его уши уловили звук приближающихся шагов.

Уочмен глянул сквозь сомкнутые ресницы и увидел Дессиму Мур, которая вышла на освещенную солнцем лужайку. Девушка почти поравнялась с ним, когда он поднялся с травы.

— Ну, привет, Дессима.

— Ух ты, напугал меня, — воскликнула она негромко…

— Позволь, я упаду на колени? Буду молить о прощении?

— Не стоит беспокоиться. Извини, я кажется потревожила твой сон… До свидания… — И она зашагала по тропинке.

— Погоди минутку, Десси.

Девушка, казалось, колебалась. Уочмен взял ее за локоть.

— Не делай этого, — попросила Дессима. — Мы оба будем очень глупо выглядеть. У меня нет настроения на телячьи нежности.

— Если ты подождешь тут минутку, я буду вести себя смирно, как пожилой деревенский пастор. У меня есть к тебе совершенно серьезный разговор.

— Не верю я тебе.

— Я тебе обещаю. Это правда очень важно. Пожалуйста…

— Ну хорошо, — согласилась Десси.

Люк отпустил ее руку.

— Ну, так что же? — подстегнула его Дессима.

— Погоди, дай мне секундочку… Присядь со мной, закури сигаретку… А может быть, я тебя немного провожу?

Девушка бросила быстрый взгляд на фигуры на скале. Казалось, она чувствует себя неловко и оттого злится.

— Я думаю, мы и здесь можем завершить наш разговор, — наконец выдавила она.

— Прекрасно. Тогда присядь сюда… Если мы с тобой будем стоять тут в полный рост, нас будет разглядывать всякий, кто выезжает из Оттеркомба. А мне вовсе не хочется, чтобы меня прерывали на каждом слове… Дело в том, что у меня такой разговор… Ты, наверное, мне не поверишь… Сейчас я скажу тебе, сейчас…

Уочмен сел на длинный плоский валун у зарослей кустарника. Дессима, поколебавшись, осторожно примостилась рядом.

— Вопрос, который я хотел обсудить с тобой, — начал Уочмен, — касается этого твоего Левого Движения…

Глаза Дессимы вылезли из орбит.

— Это тебя так удивило? — полюбопытствовал Уочмен.

— Еще бы! Трудно предположить, что у тебя могло вызвать интерес к Левому Движению…

— Меня ничего в нем заинтересовать не может, — заметил Уочмен, — и строго говоря, милая Десси, оно, это движение, меня и не интересует… Но… Я хочу задать тебе два вопроса. Если ты не захочешь на них отвечать — так и скажи.

Уочмен прокашлялся и протянул руку в сторону:

— Итак, учитывая мнение общества и свидетелей…

— Милый мой, — прервала его Дессима со слабой улыбкой, — не хочешь ли ты сказать, что эта зеленая лужайка — судебный зал, а кусты — ложа свидетелей… У тебя такое выражение, словно ты намерен начать против меня тяжбу.

— Ну, это твоя вольная интерпретация… Итак, если мы говорим о грезах летней ночи, Дессима, то…

— Но мы вовсе не говорим об этих грезах, — с улыбкой возразила девушка. — Уж лучше продолжайте свой только что начатый допрос свидетелей, мистер Уочмен.

— Хорошо, миледи… Итак, первый вопрос: является ли эта организация — общество, клуб, движение или что еще — инкорпорированной компанией?

— Господи, что значит эта белиберда?

— Кроме всего прочего, это означает, что бухгалтерские книги этой организации должен так или сяк смотреть нанятый аудитор. Так кто его нанимает?

— Господи, нет… Движение просто расширялось само по себе, главным образом за счет усилий Билла Помроя и моих стараний…

— Так я и думал. У вас есть список членов?

— Триста сорок пять человек! — гордо отвечала Дессима.

— А каковы членские взносы?

— Десять шиллингов. Может быть, ты хочешь к нам примкнуть?

— А кто собирает эти десять шиллингов?

— Казначей.

— Ага, казначей и секретарь… Мистер Легг?

— Да. К чему ты гнешь? Кстати, чего это ты добивался прошлым вечером, когда приставал к Бобу Леггу?

— Обожди. А через его руки проходят еще какие-нибудь деньги, кроме членских взносов?

— Не понимаю, почему это я должна все это тебе рассказывать, — пожала плечами Дессима.

— Ты должна понимать, что я желаю тебе только хорошего… И кроме того, Десси, этот наш разговор будет сугубо конфиденциальным, конечно.

— Ну ладно, — согласилась она нехотя. — Мы сумели выжать деньги из разных источников. Мы решили завести отдельные бухгалтерские книги по этим поступлениям — от испанских, чешских и австрийских эмигрантов… Потом еще — фонд борьбы и так далее…

— Понятно. Но все же каковы суммы? Например, сотни три фунтов стерлингов в год?

— Ну, что-то в этом роде… Примерно. У нас есть щедрые спонсоры.

— Тогда послушай меня, Десси. Ты когда-нибудь занималась рекомендациями этого Легга? То есть проверяла их?

— Я? Я нет… Но он выглядит очень достойно.

— И он занимается этим уже десять месяцев, так?

— Да. Но дело в том, что он болен. У него какая-то болезнь — кажется, туберкулез — и еще тугоухость. Но он был с самого начала очень щедр и внес членские взносы…

— Можно я тебе дам совет? Проведите свои бухгалтерские книги через аудитора.

— Да ты не знаешь Боба Легга! Иначе ты не стал бы бросаться такими обвинениями…

— Я еще никого не обвиняю, я просто советую сделать проверку вашей бухгалтерии.

— Но ведь ты намекаешь…

— …что тебе надо быть более деловой, — заметил Уочмен. — Вот и все.

— Ты знаешь этого человека? Скажи мне!

Последовало долгое молчание, потом Уочмен пробормотал:

— Никого с таким именем я не знал…

— Тогда не понимаю тебя, — пожала плечами Дессима.

— Давай считать, что у меня возникла немотивированная неприязнь к этому парню.

— Это я и так понимаю. Прошлым вечером это было просто очевидно.

— Ну, тогда обдумай мое предложение еще разок… — Уочмен пристально посмотрел на Дессиму и вдруг добавил: — Почему ты никак не выйдешь замуж за Билла Помроя?

Дессима враз побледнела и резко ответила:

— Уж это, извини, мое личное дело…

— Ты встретишься со мной здесь сегодня вечером?

— Нет.

— Неужели я тебе больше совсем не нужен, Десси?

— Боюсь, что так.

— Похоже, ты немного привираешь, а?

— Ты как был волокитой, — заметила Дессима, — так и продолжаешь пытаться им быть. Но теперь это довольно дешево выглядит.

— Не надо меня оскорблять, — надулся Уочмен. — А вот поведай своему женишку, что я был твоим единственным экспериментальным мужчиной, на котором ты отрабатывала…

— Знаешь, мне не нравятся такие разговорчики. Все кончено. Причем еще год назад, ясно?

— Нет. Только не у меня. У меня не кончено. Почему ты злишься? Потому что я не писал?

— Бог ты мой, нет, конечно! — воскликнула Дессима.

— Тогда почему?

Он положил свою руку на ее ладошку. Словно не чувствуя его пожатия, пальцы ее руки продолжали перебирать стебельки травы…

— Послушай, давай встретимся сегодня вечером, — повторил Люк.

— Сегодня вечером я встречаюсь с Биллом в «Перышках», — просто ответила девушка.

— Я провожу тебя домой.

Дессима повернулась к нему.

— А теперь послушай меня, — сказала она с некоторым озлоблением, — нам лучше понять друг друга раз и навсегда. Ты ведь ни капельки меня не любишь, разве не так?

— Я тебя обожаю…

— Да, ты можешь называть это как хочешь, но ты меня не любишь. И я тебя не люблю. Год назад я увлеклась тобой, и мы оба знаем, как это печально кончилось… Сейчас я могу сказать, что была ослеплена. И была ослеплена еще месяца два, хотя ты и не писал мне. Я была, правду сказать, страшно обижена, но еще хранила в душе что-то… А потом вдруг враз протрезвела. И вовсе не жажду заболеть тобой снова.

— Ах, как мрачно, — пробормотал Уочмен, — как высокопарно, и как умно, и как наивно…

— Да, тебе так кажется. Только не воображай, что я стала жертвой. Я не жертва. Не надо раздувать погасшие угли…

— Да тут, по-моему, и дуть особенно не надо…

— Не надо.

— То есть ты с этим согласна?

— Да! В том смысле, что делать этого просто не желаю.

— Хо! Почему же? Из-за Помроя?

— Да.

— Значит, ты все-таки собираешься замуж за этого болвана, да?

— Не знаю. У него такие старомодные понятия насчет любви и секса… В каком-то отношении он просто совершенно дремучий… Если он узнает о моих приключениях в прошлом году, то будет страшно расстроен. Но я не могу не сказать ему об этом до свадьбы…

— Ладно, — оборвал ее Уочмен. — Не надо думать, что я такой уж кавалер и джентльмен. Не думаю, что эти качества связаны с половым образованием, впрочем… Но не будь дурой, Десси. Ты же понимаешь, что такой союз будет просто смешон!

Он притянул ее к себе.

— Не надо… — пробормотала Дессима. — Не надо, пожалуйста…

Уочмен повалил девушку на траву, запрокинул ее голову и поцеловал в губы… Но она неожиданно стала сопротивляться и, высвободив руку, хлестко ударила его по лицу, разбив губу.

— Ах ты, дрянь… — промычал Уочмен, отпуская ее.

Десси быстро вскочила и поглядела на него сверху вниз.

— Знаешь, — сказала она, — я молила Бога, чтобы ты не возвращался сюда в этом году…

Повисло молчание.

Уочмен тоже наконец встал. Они посмотрели друг другу в глаза. И тут, словно бы совершенно автоматически, Уочмен обнял девушку за плечи и нежно поцеловал в губы. Потом сразу отпустил ее, и они разошлись.

— Тебе лучше уехать отсюда, — сказала Дессима, отойдя на несколько шагов. — Так будет спокойнее. Иначе я скорее всего просто убью тебя. Уезжай.

Послышался шорох, и на гребне холма показались Кьюбитт и Себастьян Периш.

Глава четвертая Вечер вопросов

Уочмен, Периш и Кьюбитт обедали вместе. Мисс Даррах так и не появилась к обеду. Кьюбитт и Периш в последний раз видели ее за мольбертом, с глубокомысленно засунутой в рот кисточкой… Вероятно, в ту минуту она подбирала оттенок для скалы. За обедом Уочмен с некоторым напряжением попытался непринужденно рассказать, как они с Дессимой случайно встретились и как поссорились, споря о перспективах Левого Движения.

Друзья восприняли объяснения Уочмена без особого доверия, особенно Периш, который очень резвился на этот счет… В целом обед нельзя было назвать спокойным. В троице друзей случился какой-то явный разлад. Кьюбитт, будучи человеком чувствительным, сразу это ощутил и понял, что они как бы разделились на две партии — в одной состоял он и Периш, а Уочмен — в другой. И к тому времени, как был подан десерт и сыр, за столом повисло неприятное молчание.

Друзья даже не стали курить после обеда, как это у них было заведено. Кьюбитт заявил, что хочет помахать кисточкой при дневном свете, и удалился. Периш проинформировал всех, что намерен вздремнуть. Уочмен, которому не оставалось ничего, как только сказать, что надо написать несколько писем, понуро поднялся к себе в номер.

Друзья не виделись до самого вечера, когда сошлись за своим традиционным коктейлем. Они пили в маленьком отдельном зале, где практически не было посетителей. Когда вышел последний клиент, трое друзей обнаружили, что им вроде не о чем говорить. Правда, Периш сделал пару попыток как-то нарушить паузу, но безуспешно. Они посидели в молчании, и Уочмен принялся набивать свою трубку.

— Послушайте! — Периш неожиданно насторожился. — Что это?

— Ничего особенного, просто высокий прибой, — отвечал Уочмен. — Волны бьют о скалы, ничего больше.

— Нет, нет, что-то другое… Послушайте.

Действительно, раздался далекий глухой шум.

— Может быть, гром? — предположил Периш.

Друзья промолчали.

— Экий тут климат дурацкий, в нашей старушке Англии, — заметил Периш, хотя вполне мог этого и не говорить.

В этот тихий вечер — ни единого дуновения ветерка — деревушка сонно безмолвствовала. И когда через пару минут кто-то прошел вокруг дома, шаги проскрипели громко, словно гусеницы танка. Послышалось чье-то бормотанье.

— Кажется, кто-то заклинает гром и молнию в помощь своим любовным игрищам! — шутливо заметил Периш.

— Игрищам… — повторил Уочмен со странным раздражением. — Что еще за игрища? Неужели у всех тут только одна забота?..

— Бог мой! — воскликнул Периш. — Что с тобой происходит, дружище?

— Ничего. Циклон давит на уши, — буркнул Уочмен.

— Терпеть не могу циклонов и всяких ураганов, — быстро вставил Кьюбитт. — Они мои нервы прямо с корнем вырывают, эти ураганы… Меня просто тошнит от них.

— А вот мне сильный ветер нравится, — возразил Уочмен.

— Надеюсь, на этом тема исчерпана, — резюмировал Периш, со значением взглянув на Кьюбитта.

Уочмен встал и подошел к окну. Прошаркала кухарка миссис Ивз с подносом.

— Кажется, надвигается шторм? — спросил у нее Периш.

— Ага, сэр, по всему видать. Вон какие тучи черные налетели… — добродушно отвечала кухарка.

Теперь гром прогрохотал более отчетливо, потом еще раз — уже оглушительно. В комнате сразу стало темно. Кьюбитт задумчиво облокотился на каминную полку. Вдали над городком послышались крики чаек. Наконец первые тяжелые капли дождя упали на землю…

— Вот и дождь пошел, — объявил Периш, хотя никакой надобности в этом сообщении не было.

Вошел старый Эйб Помрой. Он стал запирать окна на задвижку и крикнул через плечо в общий зал:

— Ребята, идет шторм, гадом буду!

— Если подсчитать время между тем, как вы видите вспышку молнии и слышите гром, то можно рассчитать расстояние до… — начал Периш.

Гром прогрохотал так, что из серванта выпало блюдце.

— Заткнись, Себ, еще накликаешь тут колдовство со своими научными изысками, — невесело пошутил Уочмен.

— Ладно тебе, — огрызнулся Периш. — Прямо не знаю, что с тобой случилось сегодня, приятель… Ты понимаешь что-нибудь, Норман?

Норман Кьюбитт не дал никакого определенного ответа, а старик Эйб Помрой обернулся:

— Скоро похолодает. Может быть, зажечь огонь, джентльмены?

— Не беспокойтесь, Эйб. Если что, мы способны собственноручно разжечь огонь в камине, — заверил его Кьюбитт.

— Тогда ладно… — старик Эйб перевел взгляд с Периша и Кьюбитта на одиноко стоящего у окна Уочмена…

— Сейчас нагрянет ураган, сэр, — заметил Эйб. — Имей в виду, сынок, что оконное стекло может треснуть и рассыпаться ко всем чертям. Будь осторожен.

— Хорошо, Эйб. Я за ним присмотрю, — ответил Уочмен, не оборачиваясь.

Только он сказал это, как грянул следующий раскат грома, еще более внушительный, чем предыдущий. Дождь ливанул сплошной стеной.

— Ну вот и налетело ненастье. — Старик Эйб зажег свет и поплелся в проход между двумя залами. — Надо полагать, мистер Легг все же попытает свое счастье сегодня вечером, — сказал он как бы на прощание.

Уочмен резко развернулся на каблуках:

— Постойте, так мистер Легг разве не уехал?

— Его вызвали по делам. Он собрался в Иллингтон. Но эта его малюсенькая машина застрянет в размокшей глине, как креветка в соусе… Парню лучше было бы подождать до завтра, когда дороги станут получше. Ну ладно, мне надо пойти посмотреть, не протекает ли потолок в номерах на верхнем этаже…

За окном был слышен только перестук дождя и завывание ветра. Уочмен захлопнул окно. Волосы у него были мокрые.

— Черт меня дери, но похоже, что дождь заливает камин, — заметил Периш. — Э, постой, что там еще такое?

Дверь медленно отворилась, и на пороге возникла несуразная фигура Виолетты Даррах, которая в данный миг напоминала больше всего основательно вымоченную курицу. Ее ситцевое платье промокло насквозь и прилипло к телу. Можно было считать, что платья на ней вовсе не было… С ее шляпы стекали вниз маленькие речки, собирались в большую, полноводную реку в районе ключиц и дальше текли вместе общим потоком по прочим впадинам ее пухлого тельца. В конечном счете, естественно, эти струи попадали на пол и очень быстро образовали весьма внушительную лужу. С точки зрения неэкономного расходования атмосферной воды мисс Даррах была похожа сейчас на персонаж раблезианских гравюр…

— Господи! Милая мисс Даррах! — воскликнул Уочмен.

— Ну ладно, смотрите на меня, что уж делать! — вздохнула бедолага. — Главное — все, что я успела кое-как нарисовать, смылось! Когда я вышла из тоннеля, мне показалось, что на меня рухнули воды всего мирового океана! Теперь надо пойти к себе переодеться, после чего я смогу более осмысленно участвовать в вашей философской беседе…

С этими словами она иронически оглядела компанию, скорчила смешную гримасу и скрылась.

С улицы в бар вошел Билл Помрой и еще двое мужчин. Периш, облокотившись о стойку бара, с любопытством оглядел вошедших. Вода чмокала в их сапогах.

— Похоже, вы застали дождь в самом разгаре, — заметил Периш.

— Еще бы! Даже в тоннеле на нас сверху ливмя лила вода! Ладно, ребята, я пойду переоденусь, иначе не избежать какой-нибудь чахотки…

Билл Помрой прошлепал внутрь дома, оставляя за собой змеящийся мокрый след. Из приоткрытых дверей донесся его голос. Он говорил по телефону:

— Это ты, Десси? Этакий шторм, правда? Ты уж давай не выводи свою колымагу сегодня вечером — в тоннеле течет целая Ниагара… Это небезопасно… Я бы и сам хотел прогуляться к тебе, но… не могу же я оставить отца одного в баре… Пока нам нужно сидеть всем вместе тут, ничего не поделаешь…

Уочмен стал насвистывать. За стойку бара встал Эйб.

— Хочу вмазать, — вдруг сказал Уочмен.

— Ну ладно, — продолжал говорить Билл в телефон, — я постараюсь хотя бы встретить тебя на полпути… Ладно… Целую.

Щелкнула телефонная трубка. Билл просунул голову в дверь.

— Слушай, па, Десси решила пойти к нам, она попробует пробраться через тоннель. Я пойду ее встречу, ладно? Ты, кстати, не видел Боба Легга?

— Он собирался с утра поехать в Иллингтон, сынок.

— Да что ты? Нечего ему там было делать! Так он уехал?

— Ну посмотри в его комнате, хотя и вряд ли…

— Я посмотрю, — кивнул Билл. — А Десси я сказал, что ей бы лучше переночевать здесь у нас, раз уж она приедет.

— Всегда пожалуйста, сынок. Скажи только миссис Ивз, чтобы спальню ей приготовила.

— Лады, — бросил Билл и исчез.

— Неплохая прогулка, — проворчал старик Эйб. — Две мили, не меньше, до Кэри Эдж… Вот она, любовь-то, какие чудеса творит, джентльмены…

— Просто удивительно, — согласился Уочмен. — Ну так как? Кто-нибудь со мной выпьет?

* * *

К восьми часам вечера общий зал был забит под завязку, и даже отдельный кабинет был близок к этому. Дессима Мур и Билл Помрой только стали взбираться по лестнице, как столкнулись с Леггом, который и не подумал уезжать в Иллингтон. И тут еще сверху сошла мисс Даррах во всем сухом. По сравнению с собою же мокрой она выглядела как богиня.

Появились также два завсегдатая — Дик Оутс, молодой полисмен Оттеркомба, и Артур Гилл, бакалейщик. Чуточку позже к ним присоединился старый холостяк мистер Джордж Нарк, крестьянин-интеллектуал, чьи политические взгляды вплотную примыкали к Левому Движению, а следовательно, снискали ему полную симпатию со стороны Билла Помроя.

Дождь все еще лил как из ведра, и мистер Нарк имел полное право сообщить, что по тоннелю протекает весьма полноводная река.

— Это просто стыд и срам, — заявил мистер Нарк, наливаясь пивом. — Веками в Оттеркомбе не хватало пресной воды, и вот сейчас, казалось бы, греби ее ковшами, ан нет, не укусишь! Да более того, нас хоть по три раза в месяц будет затоплять, а правительство и под мышкой не почешет! Конечно, там засели капиталисты — что им до нас! Да если бы сюда науку привлечь, она враз бы проложила до Оттеркомба классную дорогу, что тут говорить! Да разве зажравшееся капиталистическое правительство станет слушать науку? Хрена с два! А все почему? А потому, что наша поганая наука слишком много знает!.. Оттого капиталисты ее и боятся…

— Ага, — промычал мистер Гилл.

— Вот вам и капитализм как он есть, — добавил мистер Парк, любуясь собой. — Глупый, грязный и невежественный. Конечно, для себя так энти капиталисты усмотрели все удобства, мать их разэтак, и…

Оратор осекся и посмотрел на мисс Даррах.

— Я прошу пардона, мадам, — заметил он. — Я так увлекся своими идеями, которые, конечно, дорогого стоят, что не заметил вашего присутствия… Наверное, как я понимаю, для вас, капиталистки, мои речи все равно что слону дробина, а?

— Вовсе нет, мистер Нарк, — весело сказала мисс Даррах. — А просто сама я женщина небогатая, и меня вечно гложет зависть к тем людям, которые имеют много денег…

Естественно, это был совсем не тот ответ, которого ожидал мистер Нарк. Его запал несколько приостыл.

— Все это наше капиталистическое правительство, — заявил он уже с меньшей уверенностью, — которое прячет от нас наши научно обоснованные права…

— Если уж на то пошло, — вмешался констебль Оутс, — то все правительства не любят науку, это точно. Например, взять нашу канализацию. Что были тори, что лейбористы, у нас в Оттеркомбе одно и то же — говном как пахло, так и пахнет… А курортники говорят: «Живительный воздух, живительный воздух…»

— Позвольте, при чем тут канализация? — изумился мистер Нарк. — Мы все, по Марксу, животные. Так что же нам теперь, нужду не справлять? Прошу опять-таки пардону у дам…

— Э, как бы то ни было, дерьмецо выгребать-то все одно надо, — заметил мистер Оутс. — И почему это вы решили, Джордж, будто мы — животные?

— А знаете ли вы, — торжественно выложил свой последний козырь мистер Нарк, — что у вас, дорогой мистер Оутс, имеется руби… роди… радиоментурный… рудиментарный хвост?

— Даже если бы это самое у меня и было, чего я никак не признаю, я не могу согласиться, что…

— Да вы спросите у мистера Кьюбитта, вон он сидит. Он художник и наверняка знает строение вашего скелета. Правильно я говорю, мистер Кьюбитт, насчет радиуматерного хвоста?

— Да-да, точно, — поспешно кивнул Норман Кьюбитт, не желая встревать.

— Так что все наши кости и прочие члены произошли от обезьян! — поучительно заметил мистер Нарк.

— А как насчет языка? — угрюмо спросил посрамленный мистер Оутс.

— Не беспокойтесь, сейчас объясню и про это дело, — великодушно молвил мистер Нарк, принимаясь за вторую кружку. — Знаете ли вы, что у зародыша человека имеются жабры?

— Но ведь от этого он не становится обезьяной!

— А вот это очень показательно!

— Что?

— А то! Нормальное, хорошее правительство стало бы обучать полисменов хотя бы азам наук. Хоть что-нибудь вложило бы в ваши дурные головы. Именно так это и происходит в России, в Советском Союзе. Там все полицейские — профессора и знают научные вещи. Вот то-то же. А вы тут ходите неучем, как прям стыдно сказать кто! Про превращение из обезьяны в человека — и то не знаете! А еще полицейский!

— Ежели честно, то я никак не возьму в толк, каким образом этот радиомоторный хвост, пусть даже пара хвостов, или те же жабры смогут приблизить меня к получению чина сержанта! — воскликнул Оутс, в искреннем удивлении обращаясь к компании. — Я нормальный полицейский! Я прочел уж не один десяток детективных романов, джентльмены, и говорить, что я мало образован, — это клевета!

Мистер Оутс горделиво поправил на голове шлем, подтянул ремень, добился молодецкой выправки и вышел под дождь.

— Бедняжка! — вздохнула ему вслед мисс Даррах из закутка в углу бара.

— А он бы не был бедняжкой, если бы правительство, которое… — занудил мистер Нарк, но тут бабахнул раскат грома и по небу за окном разбежались огненные полосы молний. Свет в баре практически погас. Лампочки горели едва-едва…

— Электричество поганое, — заметил старик Эйб. — Вот она, ваша наука-то. Теперь будем сидеть в темноте, ничего не попишешь. Всякий раз, когда буря — чертовы лампочки тускнеют… Ветер рвет где-то там провода, и оно гаснет… Билл! Билл! Неси масло!

Это был давно заведенный порядок.

Через пару минут вошли Билл с Дессимой. Они несли масляные лампы.

— Ну вот тебе лампы, — проворчал Билл. — Поставь одну на стойку, Десси, а другую я устрою тут, повыше… Сейчас Боб Легг принесет еще лампу. Папа, там наверху водой залило один номер, вода с потолка так и хлещет. Покамест я подставил под струю большую кастрюлю, а самому жильцу посоветовал спуститься сюда…

Минутой позже в баре появился сам мистер Легг с еще одной незажженной масляной лампой.

* * *

На следующий день, после бури, хозяева «Перышек» изо всех сил пытались расставить события предыдущего вечера в некоем порядке. Это им не очень удавалось, во всяком случае с той минуты, как мистер Легг вошел в отдельный зал. По тем или иным причинам воспоминания разных людей различались настолько, насколько это смог обеспечить коньяк урожая 1910 года, большущую бутыль которого старый Эйб Помрой выволок их своих запасников. Это произошло после того, как вышел переполненный пивом мистер Гилл, и перед тем, как вернулся со своего обхода вокруг поселка мистер Оутс.

За коньяком Уочмен разговорился. Казалось, он полностью переборол свою вчерашнюю враждебность к окружающим и теперь явно лучился теплотой и дружелюбием. Он стал рассказывать случаи из своей адвокатской практики, но делал это так весело, что слушатели забывали о печальном судебном характере этих происшествий… Уочмен толковал о странных убийствах, похожих на самоубийство, о противоречивых свидетелях и о спящих на заседании судьях и, наконец, рассказал о своем самом крупном деле. Не называя имени своего подзащитного, Уочмен тем не менее дал понять, что это чуть ли не умнейший человек нашего века. Адвокат воодушевленно поведал, как ловко ему удалось отвести обвинение от своего почтенного преступника и свалить всю вину на второго подсудимого, который получил весьма неприятный срок. Уочмен просто ликовал.

Себастьян Периш и раньше говорил, что его кузен мог бы стать прекрасным актером. У Люка была весьма выразительная мимика. Он очень живо изображал судью в зале и поведение своего подзащитного. В довершение всего Уочмен рассказал, как уже после продажи с молотка дома подсудимого, ему самому удалось по дешевке выкупить из винного подвала три дюжины бутылок коньяку.

— Настоящий «Курвуазье» пятидесятилетней выдержки, — похвастался Уочмен.

— Это верно, — заметила мисс Даррах, глядя в сторону. — У моего несчастного кузена Брайони был лучший винный погреб в Кантри Клэр. До этого ужасного происшествия, я имею в виду…

При этих словах Уочмен подпрыгнул как ужаленный и сконфуженно уставился на мисс Даррах.

— Бог ты мой, мистер Уочмен, — спокойно удивилась толстушка, словно тут нечему было особенно удивляться. — Неужели вы тогда не заметили моего присутствия в зале суда? Что с вами?

— О да… Может быть, это прозвучит очень невежливо, но я не заметил… Гм!.. Я… ну… кхе-кхе… — Уочмен мучительно подбирал слова. — Да, я защищал лорда Брайони, это верно, но, увы…

— И ведь только благодаря вам он получил всего полтора года, не правда ли? Он уже умер, бедняжка… Когда он вышел из тюрьмы на улицу, он почти не отбрасывал тени… Такое это было потрясение — для него и для всей нашей семьи… Напрасно он занялся бизнесом, вот что я вам скажу.

— Вы правы.

— Еще бы я не права! У бедняжки никогда не хватало мозговых извилин даже на заполнение почтового бланка…

— Так о каком коньяке идет речь? — невозмутимо переспросил Эйб Помрой. — По-моему, у меня найдется пара дюжин этого коньячку… Мне он достался, когда в Дидлстоке помер старый адвокат Пэйн, после чего его имущество распродали.

Уочмен уже принял внутрь три больших кружки «Спотыкача» и хотя еще не захмелел как следует, все-таки чувствовал некоторую избыточность крепкого пива в своем желудке. А тут Периш отчего-то вдруг ввязался в спор со старым Эйбом, утверждая, что тут не может быть никакого «Курвуазье», тем более пятидесятилетней выдержки, и готов был заказать и выпить целую бутылку этого раритетного напитка, если только таковой сыщется. Эйб, задетый за живое, зажег свечу и отправился в подвал. Его сын не выказывал особого интереса к этому разговору. Легг тихонько сидел в закутке и читал книгу о действиях Советской Армии в Северном Китае. Уочмен завязал спор с Кьюбиттом о смертной казни, и вскорости в этот спор втянулись остальные, причем с одной стороны единым фронтом выступали Дессима, Кьюбитт и Периш, а с другой — Уочмен, поддержанный, как ни странно, мистером Нарком.

— Еще немного — и наша маленькая страна будет битком забита людьми, — кипятился мистер Нарк. — Надо только очистить народ от лишних людей, вот что я говорю. И так же поступил Сталин.

— Но ведь точно так же поступал и Гитлер, если уж на то пошло. Ведь это получается настоящая мясорубка, разве нет? — возражал Кьюбитт.

— Мясорубка все равно происходит, — отвечал на это крестьянин. — Другое дело, что мясорубку можно устроить законно, а можно и незаконным путем… Но в любом случае правило одно и то же. Выживают наиболее приспособленные.

— Позвольте, но ведь мы говорим о смертной казни, подумайте! — воскликнула Дессима.

До того Уочмен перебрасывался фразами с Дессимой с таким выражением, будто спор происходит между ними двумя, а вокруг никого нет… Точно так же он встрял и на сей раз.

— Именно о смертной казни, — сказал он. — Только боюсь, что этот разговор плохо действует на нервы моему другу…

— Наверное, это признак некоторой чувствительности, — заметила Дессима, искоса глянув на Кьюбитта.

— Лично я считаю, что это просто ужасно и является пережитком варварства, — поморщился Периш.

— Именно варварство это и есть, — сонно пробулькала мисс Даррах из своего кресла. — Но если не позволять мужчинам убивать друг друга в качестве мести за предыдущее убийство, чем и является смертная казнь, то мужчины, боюсь, будут существовать вечно…

Кьюбитт выдавил из себя напряженный смешок:

— Ну конечно, совершенно верно, любезная мисс Даррах! Значит, смертная казнь — это благодеяние для несчастных мужчин, которое позволяет им поскорее попасть на небеса, так надо понимать?

Вошел Эйб с торжествующим возгласом:

— Вот она, та самая бутылка, которой домогался мистер Периш! И будь я проклят, если это не тот самый коньяк!

Уочмен взглянул на бутылку.

— Черт побери, Эйб, но ты прав! Это и правда то самое…

— Да это же чудесно! — вскричал Периш, приободряясь. — Тут-то мы как раз эту бутылочку и раскупорим, раз пошла такая пьянка!

Эйб проворно распечатал заветный сосуд.

— Вот что, Эйб! Я считаю, что ваш Билл просто должен выпить с нами! А ты, Себастьян, заткнись, даже если ты ничего не собирался говорить…

— Что касается меня, то я просто ненавижу коньяк, — заметила Дессима. — Уж на меня его точно не стоит тратить — впустую…

— Ну и что ж ты будешь пить?

— Не хочу показаться занудой, но боюсь, что пить я вообще ничего не буду.

— Ах, бедная девочка, — пропел Уочмен.

— Десси выпьет со мной какого-нибудь слабенького пива, например джинджера, — вдруг сказал Билл Помрой.

— Нет уж, лучше со мной, — возразил Уочмен. — Давай, Эйб, разливай коньяк на восемь полных стаканов и подавай еще два стакана джинджера!

— Ты сбрендил, Люк! — взвыл Кьюбитт. — Да от такой выпивки мы будем валяться под столом неделю! В бутылке больше двух пинт!

— Думаю, меня это валяние не коснется, — заметила дремотно мисс Даррах. — Потому что я не пью вовсе. Я присоединюсь к вашему веселью в безалкогольном варианте…

— Ну ладно, тогда семь стаканов, Эйб, — поправился Уочмен.

Все молча следили, как старик Эйб наливает в стаканы коньяк.

Дождь все еще лил, и вдали слышались глухие раскаты грома.

Уочмен взял стакан и поставил его перед Леггом.

— Надеюсь, мистер Легг, что вы к нам присоединитесь, — проговорил он громко. Легг посмотрел на него как на больного чесоткой.

— Очень любезно с вашей стороны, — выдавил из себя Легг, — но у меня еще есть на сегодня работа, и…

— Давайте проведем пару часов беспечно! — воскликнул Уочмен, искажая цитату из Шекспира. — Сегодня есть у нас свобода выпить вволю! Разве вы не любите коньяк, мистер Легг?

— Ну, во всяком случае этот — в моем вкусе! — заметил Легг, беря стакан в свои лапищи и осторожно вдыхая аромат. — Какой букет!

— Я был уверен, что вы его оцените.

— Тогда ваше здоровье! — произнес Легг, поднимая стакан и отпивая глоточек.

Остальные тоже отхлебнули из своих стаканов, промычав нечто невразумительное. Но мистер Нарк поднял свой стакан и грянул речугу.

— За ваше доброе здоровье, сэр! Долгих вам лет жизни и счастья во всем! — громко выкрикнул он, после чего осушил свой бокал в один большой глоток…

Глаза у мистера Нарка полезли на лоб, пальцы стали судорожно скрести по столу в поисках закуски, а из горла вылетели клокочущие звуки, напоминающие предсмертный хрип…

— Тебе, Джордж, кажись, на кристалл не попало, — заметил вполголоса Эйб и подал Нарку ломтик ветчины.

Через минуту дыхание вернулось.

— Да уж, мистер Уочмен, — пробормотал тот. — Вот уж крепчайший напиток, это да… Если вы не обидитесь, я запью его капелькой водички…

Попив воды, мистер Нарк стал улыбаться и даже хихикать, а вслед за ним Кьюбитт, Периш и Уочмен. К тому моменту, как первая доза «Курвуазье» была прикончена, в баре царило невероятное веселье.

Периш вспомнил трюк с дротиками, который обещал показать Легг.

— Давай, Люк, пусть он покажет эту штуку на тебе, и тогда черт меня возьми, если я сам не подставлю ему ладонь!..

Уочмен вытащил дротики и подал Леггу.

— Я не против, только сперва давайте сыграем в «круглые сутки». Если мистер Легг выигрывает у меня снова, тогда мы разливаем по второй порции коньяку и я подставляю свою руку. Идет, мистер Легг?

— Ну, если вы не боитесь, то пожалуйста, — сказал Легг хладнокровно. — Но я хотел бы получить другой набор дротиков.

— Боюсь? Ха! Да с этим коньяком в брюхе самого черта не испугаешься!

— Вот что, сынки, — объявил Эйб. — Как раз намедни из Лондона я получил новый набор дротиков — словно специально для вас. Боб Легг будет в восторге!

Эйб вышел на минутку и вернулся с коробочкой.

— Ну что, начнем, мистер Легг? — спросил Уочмен.

— Начнем, пожалуй…

Глава пятая Неудача мистера Легга

Констебль Оутс дошел до тоннеля, вернулся и сумел уговорить себя спуститься по каменным ступенькам вниз, к так называемой верфи. Он прошел по Рыбьей тропе, посвечивая фонариком по зашторенным окнам и запертым дверям. Монотонный шум дождя иногда расцвечивался, словно для разнообразия, раскатами грома.

Констеблю Оутсу было страшно неуютно посреди дождливой ночи. Часы на башенке уже пробили четверть десятого вечера.

Оутс все-таки заставил себя дойти до конца Рыбьей тропы и посветить фонариком на другую каменную лестницу. Поток водопадом лился по щербатым ступенькам. Оутс стал подниматься, крепко придерживаясь за перила.

С высоты исторического полета обход полисмена Оутса выглядел как продолжение древних традиций Оттеркомбской стражи, каждый вечер, в снег и дождь, выходившей в дозор. Но подобные романтические мысли не приходили в голову мистеру Оутсу. Он просто решил про себя, что будь он проклят, если станет обходить весь поселок, и начал колебаться, не вернуться ли в бар и залить, так сказать, в баки горючего. Дозаправиться.

И тут в ночи раздался протяжный крик.

— О-о-о-оутс! Эй! Ди-и-и-ик! Оутс!

— Эй, что там такое?! — откликнулся констебль.

— Иди скорее сюда!..

Оутс поспешил наверх, проплюхал по залитому водой двору «Перышек» и сунулся на крыльцо. Там стоял Билл Помрой.

— Ну, что стряслось? — грубовато спросил полисмен.

Не будучи в состоянии ответить при помощи слов, Билл протянул дрожащий палец в сторону бара… Лицо у Билла было цвета свежевыпавшего снега, рот его кривился…

— Ну так что же? Что произошло-то? — раздраженно повторил Оутс.

— Там. Несчастье случилось…

— Несчастье? Хм! И какого же рода несчастье? У кого-нибудь из наших местных ученых отвалился ихний радиомоторный хвост, или как там эта погань называется?

Но пока Билл Помрой соображал насчет хвоста, на крыльцо вышла Дессима Мур.

— Сомнений не остается… Он умер… — сказала она.

— О господи боже, да кто умер-то?! — взревел констебль Оутс.

— Уочмен.

* * *

Оутс ошалело глядел на нескладную фигуру, лежащую на узеньком диванчике… Потом он вспомнил, что надо обнажить голову, и стащил свой полицейский шлем, с которого вода текла ручьями. Несколько капелек отлетело в сторону и попало на бледное лицо покойника… Оутс торопливо отер эти капли кончиком пальца в перчатке и виновато посмотрел на присутствующих.

— Так что же все-таки здесь произошло? — спросил он негромко.

Все молчали. Старик Эйб Помрой застыл у стойки, сцепив руки на животе. На лице его можно было прочитать только чувство глубочайшего изумления.

Себастьян Периш и Норман Кьюбитт стояли рядом в закутке у камина. Лицо Периша было залито слезами. Он то и дело приглаживал правой рукой волосы на темени. Кьюбитт низко опустил голову. Казалось, он пребывал в глубокой задумчивости, но время от времени исподлобья бросал острые взгляды на присутствующих.

Мистер Нарк восседал на табурете у стойки бара, сжимая и разжимая руки и в самые неожиданные моменты, через неравные промежутки времени, оглушительно и неудержимо икая.

Легг, белый, как береза зимой, покусывал ногти и пялился на вошедшего Оутса.

Дессима и Билл Помрой стояли плечом к плечу в дверях. Мисс Даррах сидела в низком кресле в дальнем углу, ее лунообразное личико было млечно-бледно, но она выглядела при этом вполне собранной.

Уочмен лежал на диване у самой стойки бара, рядом с мишенью для дартса. Глаза его были широко раскрыты, словно от удивления, зрачки неправдоподобно расширены; руки скрещены на груди, причем левая свешивалась почти до самого пола, и там, под нею, виднелось небольшое рыжеватое пятно подсыхающей крови.

— Итак, — угрожающим тоном произнес констебль Оутс, — кто-нибудь из вас способен вымолвить слово? Где ваши мозги? Почему сразу же не вызвали доктора?

— Телефон отключился, констебль, — негромко ответил Билл Помрой. — И кроме того, он уже не особенно нуждается в докторе…

Оутс взял левую руку Уочмена.

— Что это такое на руке? Кровь? Откуда?

— Ему в палец воткнулся дротик.

Оутс еще раз посмотрел на безжизненную руку и осторожно взял ее за запястье. На безымянном пальце, у самого ногтя, имелась аккуратная круглая ранка, явно от дротика. Ногти были синеваты.

— Это я… я сделал, — вдруг хрипловато сказал Легг. — Это я бросал дротики…

Оутс положил руку Уочмена на место и медленно, как тяжелый танк, наводящий пушку на цель, повернулся к Леггу. Оглядев Легга, Оутс через плечо бросил Биллу Помрою:

— Как бы то ни было, доктора все равно надо звать!

— Я поеду, — засуетился Кьюбитт. — Это, наверное, в Иллингтоне?..

— Да. Доктор Шоу. Главная улица, последний угол. Налево от полицейского участка, сэр. Хорошо, ежели бы вы притормозили еще в участке и сообщили о случившемся, сэр, — попросил констебль Оутс.

— Ладно, — кивнул Кьюбитт и вышел.

— Мне надо кой-чего записать! — заявил Оутс, расстегивая плащ. Он сделал шаг в сторону, и под его башмаком что-то захрустело.

— Тут по всему полу битое стекло, — глухо заметил Билл Помрой.

— А нельзя ли… нельзя ли его накрыть? — спросила в воздух Дессима Мур.

— И в самом деле, это было бы весьма уместно, — вдруг подала голос мисс Даррах, по сю пору упорно молчавшая, как стая рыб. — Я бы так и поступила…

— Сейчас я попытаюсь что-нибудь этакое найти подходящее… — Билл Помрой направился в кладовку.

Оутс снова оглядел компанию и обратился на сей раз к Себастьяну Перишу.

— Как давно это случилось, сэр? — спросил он.

— Да всего несколько минут назад… Прямо перед тем как вы пришли.

Оутс посмотрел на свои часы.

— Ага, сейчас половина десятого. — Полисмен что-то черкнул в своем блокноте. — Итак, я слушаю рассказ о случившемся.

— Наверное, к полиции этот несчастный случай не имеет отношения, — заметил Периш. — То есть, поскольку он умер так внезапно и…

— Во всяком случае, я уже здесь, — внушительным и не вполне дружелюбным басом констатировал Оутс. — Но если хотите, дождемся доктора. Он скажет нам, что и как и отчего скончался милейший мистер Уочмен.

— О нет, сэр, что вы, — заблеял актер. — Я вовсе не хотел сказать, что я возражаю… Просто этот ваш блокнот и всякое такое… Это пугает… — Периш не нашел в себе сил для вразумительного объяснения и повернулся к хозяину гостиницы: — Эйб, скажи ему сам, если можешь!..

— Вот как дело было, Дик, сейчас я тебе все растолкую, — вступил в разговор мистер Эйб Помрой. — Мистер Легг — вот он перед нами — сообщил, что умеет бросать дротики так, что обсаживает ими ладонь человека, ежели этот смельчак приложит ее к мишени. Так вот, мистер Уочмен, как есть храбрец, возьми да и приложи свою руку к доске! И пригласил мистера Легга попробовать этот трюк. Легг и попробовал. Первые три дротика легли тютелька в тютельку между пальцами мистера Уочмена… А четвертый дротик маленько промазал и воткнулся ему в палец… Тут мистер Уочмен говорит: «Ох ты, черт!» — и потом… а что дальше-то было?

— Очень странно все выглядело, — медленно проговорила мисс Даррах. — Уочмен не двигался и руки от мишени не отнимал… Кровь потекла у него по тыльной стороне ладони и выглядело это так, словно Уочмену вскрыли вены… Наверное, в некотором смысле, мистер Уочмен оказался пригвожден к мишени…

— Да, и тут он становится цвета свежей побелки, — вставил Эйб Помрой.

— А потом он выдергивает дротик из мишени и кидает его на пол, — продолжил Периш. — При этом он как-то чудно передернулся, правда?

— Ладно, а что дальше? — подстегнул его Оутс.

— По-моему, он сделал шаг к скамейке, — предположил Периш.

— Он сел на скамейку, — сказала Дессима. — И тут мисс Даррах говорит: «Ему плохо, дайте ему хлебнуть коньяку, это бодрит». Еще кто-то, кажется мистер Помрой, сказал, что надо бы смазать пораненный палец йодом. Я побежала к буфетному столу и стала искать стакан с коньяком, но как на беду все стаканы уже были пусты… Я взяла бутылку. Когда я наливала коньяк, мистер Помрой как раз смазывал палец мистера Уочмена йодом… Мистер Уочмен тут как заскрипит зубами, да как закричит! Он отдернул руку и не позволил дальше мазать йодом…

Дессима умолкла и прикрыла глаза…

Вошел Билл Помрой, неся в руках простыню. Он накинул простыню на тело Уочмена и повернулся к Дессиме.

— Не нужно тебе быть при этом, Десси, — сказал он. — Пойдем-ка наверх, к миссис Ивз…

— Нет. Погоди, я закончу.

— Не надо.

Билл обнял Дессиму за плечи и обернулся к констеблю Оутсу:

— Я вам скажу, вот мистер Периш, стоящий тут, уже говорил, что Уочмен не выносил вида собственной крови. Но, одним словом, мой отец все-таки полил ему палец йодом и забинтовал, а мисс Десси дала ему хлебнуть коньяку. Однако стакан выпал у него из руки…

— А мисс Даррах как раз собиралась завязать узелок на бинте — я-то плохо вижу, — как вдруг свет отключили, — добавил Эйб Помрой.

— Как это — отключили?

— А вот так-с! Тут, пока гроза играла и резвилась, этот, с позволения сказать, свет то гас, то разгорался… Срам один — словно при царе Горохе живем, при лучине…

— Ужасно было слышать, как он с трудом дышит, — вставил Периш. — Везде валялись битые стаканы, и голоса в темноте гудели… А зажечь масляные лампы никто не догадался… Но зато Легг сказал, что подбросит поленьев в камин, чтоб поярче разгорелся и стало светлее… Только он сделал это, как свет включился.

— Так, сэр, погодите-ка, не тараторьте, мне все это надо записать, — важно пророкотал Оутс, снова распахивая свой блокнот.

— Но… э-э… погодите… — замямлил Периш.

— Но тут свет зажегся и мы увидели Уочмена, — прервал его Билл Помрой. — Мистер Уочмен был очень нехорош. Дрыгал ногами, будто его щекотали, и дыхание у него было очень странное… Я пошел к телефону и попытался вызвать доктора, но все без толку — с проводами что-то случилось. Тогда я вышел на крылечко и стал звать вас, мистер Оутс.

Билл решительно потащил слабо упиравшуюся Дессиму к двери.

— Если я понадоблюсь, я буду у себя, — угрюмо бросил он, обернувшись к отцу. — Ну, так ты идешь, Десси?

— Со мной все в порядке, — тихо пробормотала девушка.

— А наверху, в покое, тебе станет еще лучше. Пошли.

Дессима поглядела на него, колеблясь, потом повернулась к мисс Даррах:

— Может быть, вы пойдете со мной? — спросила она.

Мисс Даррах пристально посмотрела девушке в глаза и после короткой паузы ответила:

— Ну конечно, дорогая. Сейчас нам лучше быть подальше от всего этого, знаете ли…

Мисс Даррах собрала свой подрамник с художественными принадлежностями и покатилась к двери, как большой круглый мяч в кегельбане.

Легг подошел к покойнику.

— Боже мой, неужто это могло приключиться от маленького дротика? — хрипловато пробормотал он. — Как это все странно — раньше я ни разу не промахивался… Эх ты, черт, не надо было мне пить этот коньяк!

— Где дротик? — сухо спросил Оутс, продолжая записывать.

Легг нагнулся и стал шарить по полу. Под ботинком у него хрустнуло стекло.

— Эйб, если ты не возражаешь, лучше нам сейчас не ходить по этой стороне комнаты, — заметил констебль. — Если никто не против, давайте перейдем в общий зал.

— Конечно, бога ради, почему же нет! — воскликнул Периш.

Мистер Нарк вдруг схватился за живот. Через секунду он продемонстрировал полный набор последствий неумеренных возлияний, которые тут же оказались на полу и могли бы красноречиво рассказать незнакомцу о меню этого ужина…

— Ну раз так, тем более пошли отсюда! — хладнокровно заключил Эйб Помрой.

* * *

— Так, спокойно! — сказал доктор. — Нет особых причин для спешки. Ехать в такую погоду по Оттеркомбскому тоннелю — не шутка… Да мы уже совсем близко, не надо так гнать.

— Извините, доктор, — пробормотал Кьюбитт, сбрасывая скорость и переключая передачу, — но я все думаю, что вы еще можете чем-нибудь помочь…

— Вряд ли, — мрачно заметил доктор. — Ну, вот уже и поворот. Это же надо — держать дорогу в таком раздолбанном состоянии…

Кьюбитт притормозил у самого входа в «Перышки». Доктор распахнул дверцу, прихватил свой саквояж и побежал под дождем к крыльцу.

— Вы говорили, он в отдельном зале? — крикнул на бегу доктор Шоу, толкнул дверь, и они ввалились внутрь.

Отдельный зал был пуст, а из общего доносился приглушенный гул голосов.

— Эй! — позвал доктор Шоу.

За стойкой появился Билл Помрой.

— Вот и доктор приехал! — сообщил он через плечо в большой зал.

Выполз массивный Оутс.

— Ну, что случилось, Оутс? — спросил доктор Шоу.

Оутс молча указал на диван. Доктор Шоу прокашлялся, снял плащ и шляпу, после чего присел к распростертому телу и откинул простыню.

Кьюбитт отвернулся. Доктор встал с корточек и опять покрыл тело простыней.

— Ну что ж, теперь самое время еще раз послушать, как было дело, — сказал он. — Мистер Кьюбитт в машине мне пытался что-то объяснить, но был так взволнован, что я понял не так-то много. Где остальные?

— Пройдемте сюда, доктор, — пригласил Эйб Помрой, указывая на общий зал.

Доктор Шоу не был особенно видным мужчиной, но на фоне этих подавленных людей он явно доминировал. Шоу был хорошо выбрит, слегка лысоват, носил очки, которые придавали его умным голубым глазам дополнительное выражение учености. Говорил он по-особенному, несколько медлительно, слегка выпячивая нижнюю губу. Доктор Шоу внимательнейшим образом оглядел всех присутствующих.

— Тут есть его родственники или друзья?

Периш выступил вперед:

— Да. Я его двоюродный брат и, в сущности, ближайший родственник.

— Ага, — кивнул доктор. — Вы — мистер Периш?

— Да.

— Сочувствую. Ужасное происшествие.

— Но почему? — простонал Периш. — Он превосходно себя чувствовал! И вдруг такое… Нет, просто не могу понять.

— Скажите, а вашему кузену стало плохо сразу же после того, как его ранило дротиком?

— Да… По крайней мере, он сразу побледнел. Но я сперва не придал этому значения, поскольку он вообще не выносил вида крови.

— И что было дальше? Можете описать?

— Ну… Ох, нет, лучше ты попробуй, Норман…

Кьюбитт сосредоточенно нахмурился:

— Ну, он чертыхнулся, потом вытащил дротик из пальца и кинул на пол… Потом рухнул на диван, очень бледный… По-моему, тут он и скончался.

— Я как-то видел человека в столбняке, — вдруг сказал Легг. — Выглядел он точь-в-точь так же. Как вы думаете, доктор, он мог получить столбняк от этого несчастного дротика?

— С налету не скажешь, — покачал головой доктор Шоу и снова повернулся к Норману Кьюбитту: — А что дальше?

— Мистер Помрой притащил флакон с йодом и облил Уочмену палец… Потом мисс Даррах, дама, которая… здесь тоже отдыхает, забинтовала ему палец, а мисс Мур поднесла коньяку.

— И он его выпил?

— Думаю, успел выпить немножко, но потом у него судорожно сжались челюсти, он клацнул зубами и стакан упал на пол.

— Он жаловался на боль?

— Нет, но выглядел испуганным…

— А потом?

— Потом? Ну, как раз в этот миг погас свет, а когда снова зажегся, Люку уже было много хуже. То есть он был просто в ужасном состоянии…

— Вот так, был человек — и нет человека! — заговорил вдруг гадким голосом мистер Нарк, шумно икая.

— Здесь повсюду сильнейший запах спиртного, — брезгливо заметил доктор Шоу.

— Это коньяк пролился на пол, — торопливо пояснил мистер Нарк.

— Ладно, так где дротики, Оутс? — спросил доктор.

— Здесь, сэр. Я их сложил в чистую баночку и закрыл пробкой.

— Отлично. Давайте-ка я их возьму. Сейчас приедет суперинтендант полиции… А тело увезут утром. Вас это устраивает, Помрой?

— Куда ж деваться, сэр…

— Мистер Периш, боюсь, что в сложившихся обстоятельствах я вынужден доложить о случившемся коронеру.

— Вы хотите сказать, что предстоит следствие?

— Если коронер сочтет это необходимым.

— И… и патоанатомическое исследование тела?

— Если так распорядится коронер.

— О господи! — простонал Периш.

— А покамест сообщите мне полное имя и адрес вашего кузена.

Доктор Шоу мрачновато заметил, что эта смерть — большая потеря для юриспруденции. Затем он ушел в отдельный зал, а констебль Оутс присел и вытащил свой зловещий блокнот.

— Будьте добры, господа, назовите мне ваши имена и адреса.

— Зачем воздух-то сотрясать? — возразил мистер Нарк. — Ты сам прекрасно знаешь наши адреса! Запиши их к себе в книжку, да пограмотней, а мы под этим подпишемся — вот и все!

— Знаю я ваш адрес, мистер Джордж Нарк, или нет, лучше спросите свой радиомоторный хвост! — объявил Оутс, весь лучась собственной значимостью. — А вот обязанности свои я знаю назубок! Так что будьте любезны!

Он переписал всех в комнате, после чего вновь появился доктор Шоу.

— Откуда взялся этот вот дротик? — спросил он у Оутса.

— Легг подобрал его с пола.

— Попробую собрать осколки стакана… Но похоже, он размолот в мелкую крошку. А откуда, кстати, взялся йод, которым смазывали ранку?

— Эйб Помрой держит свою аптечку в буфете, вот тут… Он очень уважает йод. Намедни мистеру Леггу давал целый пузырь, когда тот слегка порезался при бритье.

Доктор Шоу нагнулся и поднял маленькую бутылочку, закатившуюся под диван.

— Да, тут был йод, — пробормотал он, понюхав флакончик. — Только вот где пробка?

Доктор поискал на полу, нашел, закупорил флакон.

— Надо еще взять пустую бутылку из-под бренди и аптечку мистера Помроя, — заметил он, подходя к буфету, и вдруг ахнул:

— А это что за флакон?!

— Где? — Оутс подскочил к доктору. — А, это какая-то дрянь, которой Эйб морил крыс в гараже…

— А что за препарат?

— Что-то вроде синильной кислоты, сэр… Не знаю точно.

— Неужели? — быстро переспросил доктор. — Послушайте, Оутс, дайте-ка мне перчатки из кармана пальто…

— Перчатки?

— Ну да. Я хочу открыть буфет и поглядеть, что это за химикат…

Но когда Оутс принес перчатки, доктор Шоу, задумчиво глядя на буфет, проронил:

— Нет, пожалуй, я не стану сюда лезть. Тут везде может быть масса отпечатков, еще смажу… Лучше дождемся приезда экспертов, Оутс.

Глава шестая Расследование

Иллингтонским коронером был Джеймс Язвент, эсквайр, доктор медицинских наук, шестидесятисемилетний джентльмен, выглядевший на все шестьдесят восемь по причине диспепсии. Даже на своих старых приятелей он смотрел очень подозрительно, исподлобья, и то и дело тяжко вздыхал. В свое время мистер Язвент занимался бактериологией, и ходили шутки, что он рассматривает людей не более как питательную среду для роста бацилл и стрептококков. Кроме того, говорили, что когда он ведет судебное заседание, то вполне может сойти за труп убиенного: он сидит, сгорбясь за своим столом, с таким отсутствующим видом, что никакие улики не могут пробиться к его сознанию… Но это был уже перебор. Вообще-то мистер Язвент был человеком знающим и способным.

В начале судебного заседания по факту смерти мистера Уочмена коронер Язвент, брезгливо пропустив мимо ушей процедуру судейской присяги, угрюмо и подозрительно оглядел свидетелей. Заседание проводили в ратуше, поскольку смерть Уочмена привлекла внимание газет и желающих поприсутствовать собралось видимо-невидимо.

Из Лондона на заседания суда приехали также адвокат Уочмена, его секретарь и личный врач. Язвент, скорбно вздохнув, встал и попросил суд решить, последовала ли смерть мистера Люка Уочмена от уголовных, случайных или естественных причин.

— Желает ли суд осмотреть труп? — спросил в заключение Язвент.

Смотреть на труп трехдневной свежести судьям не очень хотелось, но председатель пробормотал, что в данной ситуации им все-таки придется на него взглянуть.

Коронер вздохнул еще глубже, словно паровая машина, и отдал приказ своему помощнику. Судьи встали и пошли глядеть на тело. Затем началась собственно судебная процедура.

Констебль Оутс поведал, как им было обнаружено тело. Себастьян Периш был призван на опознание. Все, кто видел Периша в роли брата умершего в недавнем фильме, живо вспомнили этот фильм и эту роль. Но Периш, помимо некоторой рисовки, был и вправду страшно бледен, и Норман Кьюбитт про себя гадал, насколько сильно Периш переживает эту утрату, особенно в сочетании с перспективой получения наследства. Когда Себастьян Периш тихим томным голосом описывал сцену смерти своего двоюродного брата, несколько пожилых леди от души прослезились, то есть, в сущности, сэкономили на билетах в театр… Периш в темно-сером костюме, белоснежной рубашке и черном галстуке выглядел невероятно привлекательно, и при входе в ратушу его уже успели сфотографировать вездесущие газетчики.

Вслед за Перишем выступал Кьюбитт. Он подтвердил показания актера.

Следующей присягу дала мисс Даррах. В отличие от прочих свидетелей держалась она без малейшего стеснения, очень естественно. Судья спросил ее, может ли она добавить что-нибудь к предыдущим показаниям.

— Нет, — сказала мисс Даррах. — Я уже рассказывала доктору Шоу, а затем — констеблю Оутсу. Мне кажется, что маленькая ранка, нанесенная мистеру Уочмену дротиком, никоим образом не могла послужить причиной его смерти…

— А почему вы так думаете, мисс Даррах? — спросил коронер.

— Ну так ведь это всего один маленький укольчик, он и ребенку вреда не причинит! Как говорил мистер Периш, Уочмен боялся вида собственной крови. Может быть, в этом все дело. Во всяком случае, таково мое впечатление.

— А когда ему стало хуже? Может быть, после коньяка?

— Да. Ну, может быть, не сразу…

— А коньяк покойному дали после того, как мистер Помрой облил ему палец йодом?

— Да, после.

— С остальной частью показаний вы также согласны?

— Да.

Вызвали Дессиму Мур. Она выглядела очень подавленной, но показания свои изложила четко и твердо. Когда она дошла до момента поднесения Уочмену стакана коньяка, коронер остановил ее. У коронера была смешная манера перед всякой репликой протяжно мекать, словно он исполнял роль священника в театре.

— М-м-м, так вы говорите, мисс Мур, что покойный проглотил немного коньяку?

— Да, — отвечала Дессима.

— М-м-м? И вы настаиваете на этом?

— Да.

— Хорошо. А что случилось со стаканом?

— Он выбил стакан у меня из рук.

— У вас не возникло ощущения, что он сделал это нарочно?

— Нет. Это вышло у него совершенно непроизвольно.

— И значит, стакан, м-м-м, разбился?

— Да, — сказала Дессима. — По крайней мере…

— М-м-м, что? Что «по крайней мере»?

— Стакан был разбит, но я не могу точно сказать, в какой момент это произошло — когда он только упал на пол или позже, когда погас свет. Кажется, все впотьмах ходили по битому стеклу — такой был звук.

Коронер сунул нос в свои пухлые записи.

— И наконец, мисс Мур, вы согласны с показаниями мистера Периша, мистера Кьюбитта и мисс Даррах?

— Да.

— Во всех деталях?

Теперь Дессима стала бледна как смерть.

— Все они говорили верно, но есть одна деталь, которую они не заметили, — выдавила она.

Коронер глубоко и протяжно вздохнул.

— Так что же это за деталь, мисс Мур?

— Когда я подавала Люку коньяк, он открыл рот, словно собирался сказать что-то… Но прошептал только одно слово…

— Какое?

— «Отравлен…»

В зале произошло заметное шевеление публики, и слово это зашелестело эхом…

Коронер черкнул что-то в своих бумагах.

— Что было потом?

— Он стиснул зубы… И я думаю, больше ему ничего не удалось сказать.

— А стакан, в который вы налили коньяк, был именно его стаканом?

— Да, я заметила его стакан и налила коньяк именно в него. Из бутылки, которая стояла на стойке бара.

— Вы не заметили, чтобы кто-нибудь трогал стакан мистера Уочмена до того?

— Нет, этого я не заметила.

— Хорошо, — заключил коронер. — Есть у вас еще что-нибудь новенькое сообщить суду?

— Ничего, — ответила Дессима и вернулась на свое место.

Билл Помрой приносил присягу с невероятной торжественностью и даже боязнью, но на поверку вышло, что его показания ни единым словом не отличались от других.

Когда был вызван Роберт Легг, публика в зале снова встрепенулась. Свет из высокого окна падал на Легга. Кьюбитт с интересом вгляделся в грубое лицо, обрамленное седыми уже волосами, посмотрел на огромные руки, покрытые чудовищными мозолями. Кьюбитт все думал, отчего Уочмен так бросался на Легга — интересно, сколько тому было лет? Какая жизненная история стояла за всем его обликом? Но Легга не так-то просто было вычислить, классифицировать. Одет он был хорошо, немного старомодно, но все же хорошо. Говорил как интеллигент, а двигался как грузчик. Поймав на себе взгляд Кьюбитта, он приветственно поднял руку, как это часто делают наемные солдаты-легионеры. Сейчас Легг был сумрачен, пальцы его легонько постукивали по столику, но держался он собранно. Коронер сцепил перед собой руки и уставился на них с некоторым омерзением.

— М-м-м, а вот этот ваш эксперимент, м-м-м, с дротиками, — начал он, — когда впервые возникла эта мысль?

— Наверное, в тот первый вечер, когда приехал мистер Уочмен. Я сказал, что умею делать такое, а Уочмен заявил, что ему ничего не стоит подставить собственную руку. На следующий вечер я сделал этот трюк при нем, и он сказал, что если я выиграю у него в «круглые сутки», то он готов положить свою ладонь на мишень…

— А что это такое — «круглые сутки»? — раздраженно спросил коронер.

— Это когда вы бросаете дротики поочередно во все сегменты круга, начиная с единицы. Если вы промахнулись, право метать дротик получает соперник. У вас есть три дротика на первую попытку, а уж если попали, то надо продолжать до первой ошибки. Закончить надо на пятидесяти.

— И вы все играли в эту игру?

Легг призадумался.

— Ну, пожалуй, все, за исключением мисс Даррах. Начинала мисс Мур. Когда она промахнулась, продолжил мистер Кьюбитт. Потом был я. И я не промахнулся.

— М-м-м, вы хотите сказать, что прошли весь круг целиком?

— Да.

— И что потом?

— Ну, мистер Уочмен решил, что при моем мастерстве мне можно доверить свою ладонь…

— И вы продемонстрировали свой трюк?

— Нет. Я побоялся и предпочел перевести разговор. Но позже, в общем зале, я выполнил этот трюк.

— А на следующий день вы повторили эту штуку на покойном?

— Да.

— А почему вдруг снова возникла такая идея?

Легг с хрустом сжал пальцы.

— Ну, в сущности, при тех же обстоятельствах, в баре. Мы все были в отдельном зале. Уочмен опять предложил сыграть в «круглые сутки» и объявил, что если проиграет мне, то подставит свою руку… Я снова выиграл, и он настоял на этом эксперименте.

— А вам не хотелось?

— Мне — пожалуй, нет. Я делал этот фокус раз пятьдесят и ошибся лишь однажды. Дротик тогда задел палец, но слегка. Так, сущая царапина. Я рассказал о том случае, но мистер Уочмен настаивал на своем. Тогда я согласился. Он растопырил свои пальцы на доске-мишени так, что между каждыми двумя пальцами был промежуток ровно в два сегмента. Так что, как видите, целиться мне было проще, чем в «круглых сутках». Вдвое проще. Я попробовал дротики, они были новые, а потом начал игру…

— И четвертым дротиком задели палец мистера Уочмена?

— Да.

— И как вы это объясните?

— Сперва я подумал, что он двинул пальцем. Я и сейчас этого не исключаю.

Коронер поднял брови:

— А почему вы словно не уверены в этом? Вы ведь целились, и пальцы его должны были видеть отлично!

— Я смотрел не на пальцы, а между пальцами, — уточнил Легг.

— Ага, понятно. — Коронер снова прильнул к своим записям. — Предыдущие свидетели утверждали, что вы все выпили некоторое количество коньяку. А сколько именно вы выпили сами, мистер Легг?

— Пару рюмок.

— Какого объема? Мистер Уильям Помрой сообщил, что из бутылки наливали всем, кроме него самого, мисс Даррах и мисс Мур. То есть коньяк был разлит на шесть человек и каждому досталась примерно шестая часть бутылки?

— Ну, наверное, так.

— А вы уже допили свой коньяк, когда стали метать дротики?

— Да.

— А вы пили что-нибудь перед тем?

— Пинту пива, — уныло пробормотал Легг.

— М-м-м… Ну ладно, а откуда вы взяли дротики, которые использовали в своем эксперименте?

— Мистер Эйб Помрой достал новый набор и сказал… сказал, что мне их надо как бы объездить, что ли… Испробовать, одним словом.

— Никто другой их не трогал?

— Ну, мистер Билл Помрой и мистер Периш брали их и рассматривали.

— Ага, понятно. А теперь слушаем вас дальше, мистер Легг…

Но дальше показания Легга вновь в точности совпали с предыдущими. Ему дали подписать бумагу, после чего вызвали Эйба Помроя.

* * *

Старина Эйб был явно не в своей тарелке — встрепан и нервозен. Природная веселость покинула его, и на коронера он глядел со смесью почтения и ужаса, словно на ангела, записывающего в чистилище прегрешения каждого… Когда дошли до эпизода с коньяком, коронер спросил, сам ли Эйб откупоривал бутылку. Эйб отвечал утвердительно.

— И вы же разливали?

— Да, сэр…

— Скажите суду, откуда вы взяли стаканы и сколько было налито в каждый стакан.

— Стаканы я взял из буфета, откуда же еще. Это мои лучшие стаканы. Поскольку мистер Уочмен собирался выпить бутылку в два глотка, я понял это так, чтобы разлить сперва полбутылки, а потом еще половину. То есть два раза примерно по два пальца. Как только мы это приняли на грудь, они принялись играть в дартс. Но по чести сказать, к своей второй порции я так и не притронулся. Я вообще не привык много пить, — добавил Эйб голосом невинного агнца. — И я предпочитаю пиво.

— А вы сами раздавали стаканы с коньяком?

— Сейчас и не вспомнить, сэр, — отвечал старый Эйб. — Послушай, Билл, сынок, ведь в первый раз стаканы разносил мистер Уочмен, так?

Билл, сидящий в зале, кивнул.

— Вы не должны советоваться с другими свидетелями, прежде чем отвечать, — строго заметил коронер. — А во второй раз кто раздавал стаканы?

— Второй-то раз я разливал прямо у себя на стойке, а компания уже так здорово разошлась к тому моменту, что я думаю, каждый сам взял себе свой стакан, — отвечал Эйб Помрой.

— Можете ли вы сказать, что в тот момент присутствующие были трезвы?

— Ну, нельзя сказать, сэр, что совсем уж трезвы, но и не сказать, чтобы кто-то был пьян в стельку. Пожалуй, за исключением Джорджа Нарка. Он-то напился до поросячьего визгу, это точно…

В публике засмеялись, судьи тоже позволили себе улыбнуться. Коронер обвел зал нехорошим взглядом, и смешок затих.

— Верно ли, что вы травили крыс в своем гараже, мистер Помрой? — спросил мистер Язвент.

Старик побелел и еле слышно пробормотал:

— Да, сэр…

— Чем вы их травили?

— Да какой-то пакостью, купленной в аптеке…

— Ага… Вы сами покупали?

— Нет, ее купил для меня мистер Периш… Я его просил, и он любезно привез мне эту отраву. И надо сказать, сэр, когда он привез мне ту бутылочку, она была чин-чинарем запечатана, как у аптекарей это водится…

— М-м-м… Так-так… И знаете ли вы, какое там было вещество, в этой самой отраве?

— Думаю, сэр, это была как бы синяя кислота — в принципе безвредное вещество… Однако на ярлыке так было и написано — «яд».

Эйб Помрой облизнул губы и снова, причем достаточно занудливо, рассказал историю появления яда в гостинице. И что каждый в доме прекрасно знал, где стоит ужасный флакончик.

— Мы слышали, что раствор йода был взят из того же буфета, где находился и яд, — прогремел коронер. — Так ли это?

— Да, сэр, но они стояли на разных полках, — заметил Эйб Помрой.

— Ладно… Вызывается Бернард Наггинз, аптекарь из Иллингтона…

Мистер Наггинз был тощ, высок, глаза его за стеклами очков слезились, а рот был постоянно приоткрыт, поскольку бедолага страдал сенной лихорадкой. Он был к тому же немолод, стеснителен и страшно боялся коронера. Аптекаря спросили, помнит ли он мистера Периша, который заходил к нему в лавку. Аптекарь отвечал, что прекрасно помнит.

— Так мистер Периш просил у вас крысиного яду?

— Да. Да-да. Именно крысиного яду он и просил.

— А вы что ему дали?

— Я? А, я… Я дал ему… Шиллеву кислоту. Я считал, что против крыс она подействует лучше мышьяка.

— Значит, вы продали мистеру Перишу Шиллеву кислоту?

— Да… то есть… понимаете, я ее развел… Иначе говоря… Я добавил немного исходного раствора… Одним словом, если это важно, я продал мистеру Перишу пятидесятипроцентный раствор синильной кислоты…

Коронер оглушительно уронил ручку и уставился на аптекаря немигающим взглядом. Аптекарь засуетился:

— Сэр, не подумайте, я предупредил мистера Периша! Полный инструктаж, все как положено. И ярлык…

Коронер, глубоко вздохнув, спросил:

— Зачем же вы сделали и без того смертельную жидкость еще более опасной?

— Крысы, — пояснил аптекарь мистер Наггинз, — крайне живучие существа, а мистер Периш говорил, что отрава готовится для крыс… Что мистер Помрой уже пробовал всякие другие патентованные средства… И вот я и подумал…

Коронер поднял ладонь и произнес:

— Леди и джентльмены, исходя из обстоятельств дела, считаю необходимым выслушать мнение врача. Вам слово, доктор Шоу!

Доктор Шоу, словно руки вымыл перед осмотром больного, наскоро принес присягу и затараторил:

— Глаза покойного были раскрыты, зрачки расширены, пульс отсутствовал…

Легг смотрел на доктора как загипнотизированный. Билл Помрой держал Дессиму за руку. Старик Помрой осматривал свои ботинки. Мистер Нарк в ожидании своей очереди глядел на мир жалобными глазами, словно агнец перед закланием. Вдруг поднялся высокий человек в штатском, хотя ясно было, что он привык носить форму, и громогласно спросил:

— Была ли сделана аутопсия?

Это был суперинтендант полиции Николас Харпер.

— Да, была, — отвечал доктор.

— Что же вы нашли?

— Да ничего особенного. Кровь как кровь — прекрасного качества. Не у всякого живого человека найдешь такую кровь, как у нашего покойника, — заметил доктор Шоу. — Небольшую часть мы послали на исследование в центральную лабораторию…

Доктор Шоу сделал паузу.

— Ну и? — поторопил коронер.

— Так вот, анализ в центральной лаборатории выявил в крови следовые количества синильной кислоты.

— Этого было достаточно для смертельного исхода?

— Более чем.

— А вы послали на тот же анализ бутылки из-под йода и из-под коньяка?

— Да.

— И каков же результат, доктор Шоу?

— Пробы оказались отрицательными. Ни следа синильной кислоты.

— А на дротике?

— Дротик также изучили на предмет наличия синильной кислоты, — отвечал доктор Шоу и, помолчав, добавил: — Первый тест был отрицательным. А второй анализ показал наличие следов синильной кислоты на острие дротика…

* * *

Оставалось выступить представителю фирмы-производителя игровых дротиков. Лощеный достопочтенный джентльмен подробно и убедительно рассказал, что ни на одной стадии изготовления дротиков не применяются те или иные соединения синильной кислоты.

Коронер мистер Язвент выступил с заключительной речью, которая оказалась на удивление понятной, хотя и несколько затянутой. Из манеры его речи явствовало, что сам суд он полагает сборищем недоразвитых кретинов, но его превосходное воспитание не позволяет высказать это вслух, а принуждает лишь максимально подробно излагать очевидные вещи…

Коронер указал, что слово «отравлен», якобы вылетевшее из уст покойного по словам единственного свидетеля, не должно слишком уж занимать суд. Кроме того, остается непонятным, почему покойный мог произнести это слово и на чем он при этом основывался, поскольку, как достопочтенному суду известно, покойный, к сожалению, умер.

Однако тот же достопочтенный суд должен обратить самое пристальное внимание на тот факт, что в крови покойного найдены следы синильной кислоты. Суд должен отметить также, что яд хранился в доме крайне неаккуратно, без должных мер предосторожности.

Кроме того, коронер напомнил суду об аллергии покойного Уочмена к ядам. Кроме того, он изложил краткую справку о возможных формах подобной аллергии. Кроме того, он заметил, что, если в желудке покойного не обнаружено синильной кислоты, это значит, что тот ее не глотал.

К этому следует присоединить и тот факт, что в бутылке коньяка также не обнаружено признаков синильной кислоты, как и во флаконе из-под йода. Осколки стакана, из которого пил покойный, тоже дали отрицательный результат на присутствие синильной кислоты, но суд должен помнить, что осколки те были весьма мелкого размера, а химический анализ имеет свои количественные пределы. То есть не исключено, что весьма летучее вещество, а именно синильная кислота, испарилась с этих осколков раньше, чем их исследовали в лаборатории. Следовательно, результаты этого анализа нельзя считать окончательными.

Конечно, важнейшим для суда является тот факт, что дротик, который поранил покойного, нес на себе следы синильной кислоты. Дротик был новым, и до мистера Легга его касались только три человека. Коронер объявил, что, по его мнению, смерть наступила от отравления синильной кислотой, однако в настоящее время не представляется возможным сказать, каким образом яд попал внутрь организма, и, следовательно, суд должен учесть эту незавершенность следствия…

После этого намека суд удалился на совещание, но через десять минут вернулся и вынес решение, слово в слово повторяющее заключение мистера Язвента. Кроме того, судьи вынесли частное определение о недопустимости хранения в доме синильной кислоты.

Таким образом, суд был завершен, а кузен покойного, Себастьян Периш, получил право захоронить тело…

Глава седьмая Жалобы трактирщика

— Лето наступает, — говорил суперинтендант Аллейн задумчиво, — и у меня кровь словно сворачивается… Словно длительность светового дня, дорогой Фокс, связана в моем организме с длительностью моих реакций на всякие внешние раздражения… И вообще, лето отвратительно по многим причинам…

— Вам что же, не нравится теплая погода? — вежливо переспросил инспектор Фокс.

— Нравится, Братец Лис, но только не в Лондоне. И не в Скотленд-ярде. Тут лето приобретает просто чудовищные черты. Чувствуешь себя запыленным, как античная статуэтка, только что выкопанная из земли. Да еще не говоря об одежде, которая вся сплошь пахнет бензином… Ужас, только что от меня вышел джентльмен, так от него несло бензином, словно от дешевого щеголя одеколоном… Итак, Фокс, что вас привело ко мне?

— Видите ли, сэр, ко мне в приемную ввалился некий мужичок и рассказал странные вещи, и… Я не думаю, что в этом есть что-то этакое, но я все же решил вас известить.

— Так в чем же дело? — слегка оживился Аллейн.

— Я уже чуть было не послал его ко всем чертям, — неспешно повествовал Фокс, — и сказал парню, что у нас ему нечего делать, а пойти ему надо к участковому суперинтенданту, который примет меры, если сочтет нужным…

— Послушайте, дружище Фокс, — взмолился Аллейн. — Я сижу перед вами, словно Тантал, по горло в воде, не имея права на глоток… Хватит ходить вокруг да около, говорите в чем дело! Что вам сообщил этот загадочный посетитель?

— Это насчет дела Уочмена, если вы в курсе.

— Хо! — Аллейн крутнулся в кресле. — Это интересно! И что же?

— Я помню, что вас заинтересовало то дело, мистер Аллейн, и что покойный был вашим приятелем…

— Ну, приятелем — это слишком сильно сказано… Точнее — знакомым.

— Да, конечно… Так вот, вы мне говорили, что при судебном расследовании не было затронуто несколько деталей, которые…

— Ну и?

— Так вот, этот парень, точнее дед, как раз об этих опущенных деталях и рассказал. Насчет дротиков.

Аллейн помолчал, потом неохотно выдавил:

— Нет, ему нужно пойти в местную полицию.

— Но я, сэр, подумал, что перед тем вам есть смысл встретиться с ним…

— А кто он?

— Трактирщик.

— Так он что, из самого Девона приехал, чтобы поговорить с нами?

— Точно так, сэр. Он говорит, что начальник полиции в Иллингтоне попросту не желает его слушать.

— Это уж не наша печаль.

— Просто, сэр, я подумал, что, может быть, вы захотите с ним повидаться, — повторил Фокс.

— Ладно, черт с вами. Ведите его сюда…

— Хорошо, сэр! — Фокс поспешно вышел в приемную.

Аллейн, оставшись один, поаккуратнее сложил бумаги на столе и часть из них опустил в ящик. Бумага была гадкая на ощупь, а ручка ящика — липкой. Проклятое лето, подумал Аллейн. И вдруг ему захотелось, чтобы из этого дела Уочмена всплыло что-то действительно важное. Все-таки это же интересно! И к тому же Оттеркомб! Морское побережье!.. Аллейн попытался вспомнить судебный отчет о том деле. В свое время он внимательно прочел эту бумагу…

— Да-да, именно в этом документе! — нахально сказал Фокс, который по сю пору не ушел, а стоял, держась за ручку двери. — Там много сказано о мистере Помрое, сэр…

Аллейн подумал, что, наверное, Эйб решил изобразить из себя характерного провинциала, с плоскими и солеными шуточками, с грубым акцентом и странным представлением о жизни вообще.

— Добрый день, сэр! — несколько испуганно поздоровался Эйб Помрой.

— Добрый день, мистер Помрой. Я слышал, вы спустились со своих неприступных гор, чтобы повидаться с нами?

— Нет, сэр. Я просто выполнял мелкие домашние поручения здесь, в Лондоне, и потому зашел к вам…

— Ну, если так, вам просто повезло… Присаживайтесь, мистер Помрой.

— Спасибочко большое, сэр…

Старый Эйб Помрой плюхнулся в кресло.

— Этот джентльмен, — начал Эйб Помрой, глядя на Фокса, — говорит мне, сэр, что к вашим делам мое прошение касательства не имеет. Однако я уже имел честь пообщаться с судейскими и полицейскими ребятами в Иллингтоне и понял, что, кроме вас, никто этого дела не распутает. Но теперича я вижу, что зря тратил свое время и деньги…

— Вообще-то инспектор Фокс совершенно прав, — заметил Аллейн. — Дело в том, что расследование ложится на Скотленд-ярд только тогда, когда случай доложен и представлен местным суперинтендантом. Однако если бы вы могли сообщить мне в неофициальном порядке, в чем состоит ваш вопрос, то мы могли бы поладить…

— Ну что ж, сэр, говорить кое-что — лучше, чем ничего, — заявил Эйб Помрой. — Поймите, впервые какая-то уголовщина вмешалась в мою жизнь. В «Перышках» всегда было чисто и хорошо, и я не имел ни малейших затруднений с клиентами… Мы соблюдаем закон, черт возьми, и почему закон не хочет нас защитить?

— Так вы упомянули об уголовных преступлениях? — переспросил Аллейн.

— Ну так о чем же другом, сэр? Ведь вы же понимаете прекрасно, что смерть мистера Уочмена не была просто несчастным случаем!

— Давайте начнем по порядку, — заинтересовался Аллейн. — Вы пришли к нам с сообщением, что…

Эйб открыл было рот, но сказать ничего не успел, поскольку Аллейн продолжил:

— …сообщением, что смерть мистера Уочмена не была таковой…

— Неслабо сказано, — заметил Эйб Помрой. — Круче не скажешь!

— Решение суда дословно состояло в том, что мистер Уочмен умер от отравления цианидом, без указания на путь, как в его организм поступил яд…

— Ну и как вам нравится этот вердикт? — саркастически вопросил Помрой. — И каков результат? Результат таков, что тупой, как точильный камень, мистер Нарк ходит по поселку и всем твердит, что я будто бы отравил мистера Уочмена по халатности своим синильным ядом… Но слушать без дрожи его могут лишь одни природные кретины, сэр, право слово.

— Звучит очень бодро, — заметил Аллейн. — А кто такой мистер Нарк?

— Да это старый глупый фермер, сэр, и я бы не обращал на него ни малейшего внимания… Я-то знаю, что у него язык подвешен только других поливать грязью, это да… Меня тревожит, что и соседи его слушают, а это мне неприятно. Это всю мою торговлю портит. — Эйб понурился. — Но я тут ни при чем, сэр. Бутылочка с ядом стояла на своей полке несколько дней, и если из нее и брали, то по злому умыслу, а вовсе не по халатности, как Нарк изволит выражаться. И к тому же, если разумно рассудить, сэр, в мои лучшие стаканы не могла попасть отрава, которая стояла за стеклом! Я это утверждаю! А вы, сэр, считаете, что так могло быть? Ишь ты, случайно смертельный яд попал в бокал!

— Действительно, это выглядит как колдовской трюк, — улыбнулся Аллейн.

— Ну так это и я говорю…

— А что насчет дротика скажете, мистер Помрой?

— Ха! — подскочил Эйб Помрой. — Этот чертов дротик! Ежели верить дураку Джорджу Нарку, так я собственноручно отравил тот дротик синильной кислотой! Еще чего! Поверьте мне, сэр, дротики были распечатаны из упаковки за пять минут до того, как с ними началась игра в баре!

— Ах да, конечно, ведь это же был новый набор, если я не ошибаюсь.

— Именно так, сэр, точно! Именно ими они и стали играть в «круглые сутки», а потом вытворять свои шуточки с рукой… Это были именно новые дротики, сэр!

— А все-таки, — заметил Аллейн, — химик обнаружил следы синильной кислоты на том дротике, который поранил мистера Уочмена.

Эйб пришлепнул ладонью по колену.

— Да ведь он дурной, небось, энтот ваш химик! — крикнул он. — И об той же дури талдычит наш мистер Нарк каждый раз, как только пасть разинет! Да посмотрите сами, сэр! Прошло до черта времени, больше суток, с того чертова мгновения, как я поставил эту чертову бутылку в шкаф! И потом, как это я мог успеть заразить синильной кислотой ихние дротики?

Аллейн посмотрел на потное, честное лицо трактирщика и сказал мягко:

— Да, это и впрямь выглядит неестественно…

— Неестественно… Да это попросту чушь собачья!

— Но…

— Ежели яд и попал через этот чертов дротик, — зашептал Помрой, пригнувшись к Аллейну, — так это по злому умыслу, а не по недосмотру или там по моей халатности, как мистер Нарк говорит. Я и халатов-то, ваша честь, отродясь не надевал!

— Но как вы считаете…

— Да никак я не считаю! — воскликнул Ном-рой. — В смысле считать — так пусть суперинтендант наш Николас Харпер считает! И в результате его идиотских подсчетов получится небольшой, маленький такой, кукиш! Дуля! Вот и все!

— Да-да, — поспешно согласился Аллейн. — Но вспомните, что мистер Харпер отвечает за множество вещей, правильно? И не думайте, что раз он вам не сказал много чего, так он…

— Да это просто не то слово — «не сказал много чего»! — взревел Эйб Помрой. — Что вы мне мозги пудрите! Мой сын с Ником Харпером ходил в школу, и я его знаю как облупленного! А теперь он сидит за своим чертовым столом и смотрит на меня, будто я дурень последний, а ведь в свое время списывал у моего сына по математике!.. Да он просто дальше своего носа не видит и видеть не хочет, вот в чем беда… Но меня другое беспокоит. Что станется с «Перышками», ежели так продолжится и дальше? Разоримся, по миру пойдем? Какая у нас торговля получится, а ведь мы ведем свое дело вот уже второй век…

— Не надо слушать всяких недалеких людей, — посоветовал Аллейн. — Конечно, мы вовсе не хотим потерять наши старинные пабы в деревенской местности… Да и вряд ли какая-то минутная сплетня способна поколебать такой солидный бизнес, как у вас в «Перышках»… Погодите немного, и разговорчики уймутся сами по себе.

— Ежели эти разговорчики уймутся просто так, сэр, на моей совести повиснет убийство, которое так и не раскрыто…

Аллейн поднял брови в удивлении:

— Ничего себе! Вы так это воспринимаете?

— Да, сэр! Я честный человек! И кроме того, я готов даже назвать имя того, кто…

Аллейн предостерегающе поднял руку, но Эйб продолжал:

— Мне плевать, ежели кто меня и услышит! Имя его — Роберт Легг!

Кое-как Аллейну удалось выпроводить старого Эйба, после чего Фокс вернулся в кабинет.

— Старик, конечно, уже немного не в себе, — сказал Аллейн.

— Сам не пойму, отчего он вбил себе в голову, что убийца — этот самый Легг, — пожал плечами Фокс.

— Но Уочмен здорово цеплялся к Леггу перед кончиной! — напомнил Аллейн. — Это ведь тоже странно, а?

— Я видел Уочмена в суде, — хмыкнул Фокс. — Он выглядел первостатейным демагогом и пренеприятным типом…

— Не знаю. У него есть что-то зловещее в характере, да и в прошлом тоже. Много обаяния и нездоровая порция тщеславия. И ему почему-то всегда хотелось нравиться людям. Так мне кажется, но я его не слишком хорошо знал. А его кузен — хороший актер. В чем-то похож на самого Уочмена. А вот старик из Оттеркомба меня потряс… Он, бедняга, наивно верует, что Скотленд-ярд решает все на свете проблемы…

— А вы знаете суперинтенданта в Иллингтоне, мистер Аллейн?

— Харпера? О да… Он вырос и воспитывался в Девоне. Думаю, мне лучше было бы написать ему и предупредить о паломничестве старика Помроя…

— Конечно, кто-нибудь мог сыграть глупую шутку с флакончиком цианида, — заметил Фокс. — Но кто? И зачем? Или же, в другом случае, это на самом деле убийство… По-моему, смешная мысль.

— Может быть, Фокс. Во всяком случае, вы можете посмеяться над этими предположениями дома, не занимая для своего смеха служебного помещения. Вам ясно? Во всяком случае, я иду домой.

Но когда Фокс ушел, Аллейн не стронулся с места. Наоборот, он придвинул к себе чистый лист бумаги и стал писать:

Дорогой Ник!

Прошло много времени с нашей последней встречи, и Вы, вероятно, удивитесь, почему вдруг я Вам пишу. Ко мне наведался один Ваш старый приятель — Эйб Помрой, из Оттеркомба. Он в беспокойстве и желает докопаться до истины в деле о смерти Люка Уочмена. Я решил предупредить Вас, хотя этот упорный старикан будет у Вас в приемной раньше, чем к Вам попадет мое письмо. Отнеситесь к нему с оглядкой. Но только не подумайте, Христа ради, что Скотленд-ярд стремится поскорее закрыть это дело. Вовсе нет.

Как поживаете, старина? Завидую Вашей работе, если перед Вашими глазами постоянно мелькают наивные трактирщики и подобная публика. Легко и приятно иметь дело с такими. В Лондоне безумно душно, так что завидую и вашему приморскому климату…

Ваш Родерик Аллейн

Аллейн запечатал письмо, взял шляпу, натянул одну перчатку, чертыхнулся, стянул ее, схватил со стола газету с репортажем о смерти Люка Уочмена…

Прошел целый час. Затем Аллейн наконец вышел из Скотленд-ярда и быстро зашагал по набережной вдоль причалов. Губы его кривились в азартной саркастической ухмылке…

Глава восьмая Аллейн в Иллингтоне

Суперинтендант Николас Харпер — Суперинтенданту Аллейну.


Полицейский участок Иллингтона,

Южный Девон,

8 августа


Дорогой Аллейн!

Спасибо за письмо от позавчерашнего дня. Спасибо за предупреждение насчет старика Помроя. Ваше письмо помогло мне управиться с ним получше… К Вашему сведению, но только между нами, мы работаем над этим делом и уже сейчас вырисовываются две-три подробности, которые идут вразрез с версией несчастного случая. Был рад получить от Вас весточку.

Большое спасибо, всегда Ваш,

Н. Харпер,

суперинтендант

Выдержка из письма полковника Максвелла Браммингтона, старшего констебля Южного Девона, к суперинтенданту Центрального отделения Скотленд-ярда:

…и с учетом интересов и рода деятельности покойного, которые целиком концентрировались в Лондоне, я предложил суперинтенданту Харперу посоветоваться с Вами. По-моему, данный случай отчасти вне компетенции и превыше возможностей нашей несчастной местной полиции, бедственное положение которой Вы сами прекрасно себе представляете. И если бы расследование возглавил суперинтендант мистер Аллейн, мы были бы просто искренне рады. Однако это, как Вы понимаете, решать Вам.

С уважением,

Максвелл Браммингтон

— Хм, ну что ж, мистер Аллейн, я могу заключить только, что вы, оказывается, весьма популярны в Южном Девоне, — заметил главный констебль, глядя, как Аллейн читает это письмо.

— Да уж, но это будет дело, от которого им самим, а не то что чертям тошно станет, — бросил в ответ Аллейн.

— Ну да? Получается, что вам пора упаковывать чемодан и предупреждать жену о командировке?

— Да, похоже на то.

— Вы ведь знали Уочмена?

— Очень мало, сэр. Помнится, когда я проходил свидетелем по делу Дэвидсона, он меня просто из себя вывел… И во многих других делах, прямо скажем…

— Ну, я думаю, что в профессиональных вопросах вы были с ним некоторым образом равной силы… А вот лично — вы его хорошо знали?

— Ну так, слегка.

— Говорят, умнейший был человек.

— Да, пожалуй.

— Ну раз так, постарайтесь сделать все аккуратно, как вы умеете.

— Да, сэр.

— Возьмете Фокса?

— Если можно.

— Ладно. Надеюсь, дадите знать, если что-то прояснится.

Аллейн вернулся в свой кабинет, быстренько собрал вещи в плоский чемоданчик и послал сообщить Фоксу.

— Вот что, старина Фокс, — бодро сказал Аллейн, — кажется, сбылась ваша — и моя — голубая мечта о морском курорте… Одним словом, мы еще успеем на дневной экспресс в Южный Девон…

* * *

Дорога от Эксетера до Иллингтона петляла, но неотвратимо приближалась к морскому побережью. Аллейн и Фокс лениво изучали панораму проплывающих за окном деревенек. Потом Аллейн опустил раму окна, и они стали наслаждаться ароматом нагретых солнцем трав и деревьев…

— Скоро будем на месте, дружище Фокс. Вон я вижу шпиль Иллингтонской церкви, а дальше уже море блестит…

— Очень рад, — отвечал грузный Фокс, утирая свое обширное лицо явно маловатым для этого платком. — Однако же здесь жарко…

— А что вы хотите, такое уж лето выдалось…

— По вас, мистер Аллейн, никак не скажешь, что на вас действует жара. А я чувствую, что становлюсь очень горячим мужчиной. У меня ощущение, что еще немного и из ноздрей повалит пар… Интересно, заплатят мне плюс к командировочным еще и «перерожденческие» деньги, как компенсацию? Все же не так-то весело ощущать себя паровозным котлом.

— Конечно, заплатят, Фокс. Может быть, к зиме.

Поезд замедлил скорость. Проплыло за окном слово «Иллингтон», выложенное белыми камнями по зеленому газону, и состав на черепашьей скорости вполз на станцию.

— А вот и супер, — воскликнул Фокс. — Эким франтом вырядился!

Суперинтендант Харпер церемонно пожал руки двум детективам. Аллейну всегда нравился Харпер: лысоват, лицом геморроидально красен, глаза голубые, а речи — сардонические.

— Рад видеть, мистер Аллейн, — приветствовал его Харпер. — Добрый денек. Здравствуйте, мистер Фокс. На площади перед станцией нас ждет машина…

Он отвез их в полицейском «форде». По пути Аллейн приметил вывеску: «Бернард Наггинз, аптека».

— Слушайте, не тот ли это Наггинз, у которого Периш закупил несметные припасы цианида? — заинтересовался Аллейн.

— Видать, вы времени даром не теряли, мистер Аллейн, — заметил Харпер, который постоянно забывал имя Аллейна, хотя мог вполне называть его «Родерик» — исходя из близости знакомства… — Именно так. Редкий идиот этот Берни Наггинз. Вон, мы уже подъезжаем к участку… Сейчас наш полковник выйдет. Он, знаете ли, просто вне себя от этого дела, но я надеюсь, вы потерпите его причуды, да?.. Я подумал, что, прежде чем мы поедем в Оттеркомб, вы захотите просмотреть имеющиеся по делу бумаги…

— Конечно, почему бы нет? А где мы остановимся?

— Вообще-то, как захотите, мистер Аллейн, но я предупредил старика Помроя в Оттеркомбе, чтобы он забронировал вам пару номеров… То есть я подумал, что вам интереснее будет проживать прямо на месте преступления, если, конечно, это было преступлением… А пока пройдемте в участок.

— Ну что ж, все отлично, — пробурчал Аллейн и — делать нечего — пошел вслед за Харпером в дом.

Пока Харпер искал бумаги, Аллейн печально смотрел на выцветшие фотографии по углам, на драный линолеум на полу, на обшарпанную мебель и думал, сколько же раз в своей жизни ему приходилось сидеть вот так в несчастных клетушках провинциальных полицейских участков… Аллейн, надо сказать, был самым молодым суперинтендантом в Центральном отделении Скотленд-ярда, хотя ему уже стукнуло сорок три.

Я старею, думал Аллейн. А Фокс так и вообще уже седеет вовсю, ему скоро пятьдесят. Сколько же раз мы с ним ездили вот так вот черт знает куда и черт знает зачем!

А вслух Аллейн неожиданно для самого себя сказал:

— Надеюсь, мы не причиним вам особых неудобств, Ник. Подобные случаи всегда немного утомительны для местной полиции, правда? Ну, всякие домашние интересы и все такое прочее…

Харпер пришлепнул своей разлапистой ладонью листок бумаги к столу и поглядел на Аллейна через узкие очки:

— Домашние интересы? — повторил он. — Доморощенные кретинизмы — так бы я это назвал! Мне плевать на все это! Они тут про себя мыслят своими дуплистыми мозгами и каждый день выдают по новой версии. И Эйб Помрой еще не самый худший из этих старцев… Есть тут и другие эксперты: Джордж Нарк и компания, вот он, корень зла-то! Нарк уже накатал три письма в «Иллингтонский Курьер»… Сперва он требовал снять отпечатки пальцев с бутылочки с ядом. Я плюнул, снял отпечатки с него самого и обнаружил, что кое-где в комнате они имеются. Это его просто возмутило… Тогда он сочинил еще пару пасквилей, в которых чуть ли не с Адольфом Гитлером меня сравнивал. Вот так вот. А редактор газеты, который знает грамоту ничуть не лучше самого фермера, пишет убойную передовицу про мое преступное бездействие…

Аллейн и Фокс поспешили издать сочувственные восклицания.

— Прежде чем смотреть документы, хотелось бы услышать ваше собственное мнение о деле, — осторожно начал Аллейн. — В принципе, мы уже читали бумаги по судебному расследованию…

— Мое мнение? — повторил мистер Харпер. — Если уж спрашивать меня, то, конечно, здесь не могло быть никакого несчастного случая!

— Вот те раз? Неужели? И вы так с ходу это решили?

— Нет, я много думал. Как могло это произойти? Наверное, старик Эйб уже докладывал вам свои опасения? Блеял о своих невзгодах трактирщика, которому перекрыли кислород? Плакался, что в «Перышки» опасаются ездить курортники? Ладно, с ним все ясно. В любом случае, я не понимаю, как он мог случайно отравить дротик, ежели спрятал бутылочку с ядом в буфет еще за сутки до того? На склянке есть только его собственные отпечатки. И все.

— А как много его отпечатков на дверце буфета? — спросил Аллейн.

— Много. На одной только ручке — штуки четыре. И на ключе, которым он запирал буфет, тоже его отпечатки. А трюк с открыванием замка с помощью карандаша там не проходит — это я уже проверял…

— Самое важное тут — это дверца буфета…

— Разве? Ладно, пойдем дальше. Когда он вскрывал коробку с дротиками, он взломал печати. Я осмотрел остатки упаковки и обломки печатей — все в порядке, на них стоит штамп магазина.

— Прекрасно, Ник, — подбодрил его Аллейн, но Харпер не выглядел слишком довольным.

— Таким образом, — продолжил Харпер, — когда коробку вскрыли, дротики были в порядке. Молодой Помрой и Периш достали дротики, а Легг их испробовал. А с другой стороны, стоило одному из этих дротиков воткнуться в палец Уочмену, как через пять минут получили свеженький труп.

— Ну и каков вывод?

— А черт его знает! На дротике нашли цианид, но каким образом он туда попал — загадка! Думаю, старый Помрой намекал вам на Легга?

— Точно.

— Ну так вот, Легг был без пиджака, а рукава рубашки закатал по локоть. Кьюбитт и Билл Помрой клянутся, что Легг брал дротики левой рукой за оперение, пока их пробовал. Просто пошвырял их в доску, сказал, что дротики нормальные, и у них началась игра. Как видите, все они следили за Леггом.

— Угу.

— А что насчет остальных пяти дротиков? — спросил Фокс. — Ведь Легг использовал для своего фокуса шесть штук, не так ли?

— То есть одному из них могла прийти в голову мысль капнуть ядом на лежащие в коробочке дротики, пока Легг прицеливался?

— Это полная чушь! — воскликнул Аллейн. — И к тому же как могли знать Помрой или Кьюбитт, что Легг по ошибке пришпилит своего клиента Уочмена?

— Верно, — согласился Харпер. — Значит, это должен был сделать только Легг, хотя Легг и не мог… Это — несчастный случай, хотя явно таковым быть не может. Смешно получается, правда?

— Очень.

— Идем дальше. Флакон из-под йода в полном порядке и коньячная бутылка — тоже.

— А стакан из-под коньяка был-таки разбит?

— Расколот в мелкую крошку, за исключением донышка, всего — больше тридцати кусочков… На осколках цианида не обнаружено.

— А на каком именно месте дротика обнаружен яд?

— На кончике и чуть выше по стальной иголке. Там везде отпечатки Легга. Вот тут отчет аналитика…

— Хорошо. Вы не уловили какой-нибудь возможный мотив?

— Деньги Уочмена по завещанию отходят на две трети к Перишу и на одну треть — к Кьюбитту. Ну, не считая нескольких мелких наследников… Периш его ближайший родственник, так что все понятно. Адвокат покойного неразговорчив, как садовая улитка, но мне удалось выяснить, что от Уочмена осталось что-то около пятидесяти тысяч фунтов… В общем-то, нам не потребовалось знать больше, чем знают все вокруг. Себастьяна Периша все видят на экране, а Кьюбитт — довольно известный художник.

— Ну и?

— Так вот, известно, что дела Периша в последнее время шли не блестяще и он обращался к ростовщикам. У Кьюбитта была небольшая сумма, вложенная в банк, который лопнул. Так что вот вам мотивы, пожалте…

— Еще что-нибудь нашли? Помрой? Или этот загадочный Легг?

— У Помроя и близко не могло быть мотивов, дорогой мой. А вот Легг, по всеобщим отзывам, вызывал у покойного странные нападки… Судя по всему, у них случилось столкновение на дороге в тот день, когда Уочмен приехал в Оттеркомб. Легг плохо водит, это всем известно. И при первой же встрече Уочмен высказал Леггу все, что думал о нем, его машине и его водительском мастерстве… Но к тому же и взгляды Легга вроде как здорово раздражали покойного.

— Взгляды?

— Легг рьяный коммунист, не к ночи будь помянут… Секретарь и казначей Оттеркомбского отделения Левого Движения, в одной компании с мисс Мур и Биллом Помроем. Уочмен пытался поиздеваться над Леггом и его убеждениями, верно, но ведь вы не станете убивать человека только за то, что он выставил вас на посмешище, правда?

— Да, всякий раз за это не станешь убивать, точно… А что это за птица, Легг? Давно в этих краях?

Харпер стянул с носа очки и положил на стол перед собой.

— Нет, — сказал он. — Легг здесь чужак. Мы попытались выяснить кое-что о нем, но продвинулись недалеко. Сам он говорит, что приехал сюда подправить здоровье. Открыл небольшой счет в Иллингтонском банке. Примерно на триста пятьдесят фунтов… В «Перышках» появился десять месяцев назад. Он получает кучи писем, сам пишет по разным адресам по всему западному полушарию, а также рассылает массу бандеролей. Похоже на то, что занимается коллекционированием почтовых марок. Причем мне удалось выяснить, что при этом он действует в качестве агента некоего «Общества филателистов Филипса». Я послал одного нашего парня проследить за ихней штаб-квартирой в Лондоне. Кроме того, Легг сдружился с молодым Помроем и около трех месяцев назад получил место казначея в штате этого Левого Движения. По правде говоря, мне вовсе не нравится эта личность. Странный он какой-то. И я бы сказал, что вид у него нездоровый. Что-то с ушами не то… В его комнате я обнаружил аптекарскую бутылочку и пипетку. Он вводит себе в уши какую-то дрянь — лечится то есть. Короче, я попробовал закапать себе в ухо эту микстуру. Гадость шипучая! Пришлось вернуть вместе с пипеткой. В других комнатах, правда, ничуть не лучше. У художника все завалено красками и трудно пройти мимо стульев так, чтобы не запачкать брюки. А уж что говорить про Периша, — вдруг скривился Харпер. — Периш употребляет ужасный одеколон, точнее, злоупотребляет им! Я чуть с копыт не слетел, только нюхнул… Одним словом, мне действительно не нравится Легг, но мисс Мур сообщила, что Уочмен говорил, будто никогда раньше не видел этого человека. Так что все странно…

— Пойдем дальше по списку, — устало кивнул Аллейн, выслушав проникновенный монолог Харпера. — Что скажете о молодом Помрое?

— Помрой… — Харпер, тупо моргая, уставился на список. — Билл Помрой говорит, что Уочмен никогда ему не нравился. Он совершенно не скрывает этого. Периш утверждает, что Билл ссорился с Уочменом из-за этого Легга. Не то чтобы у них там случился крутой спор, но ясно, что у Билла вырос зуб на Уочмена.

— А эта, как ее… Как там звать эту девушку? Мисс Мур? Что она?

— Тоже ничего. Водит дружбу с Биллом Помроем. Ее отец фермер, содержит ферму Кэри Эдж. Мать происхождением повыше и все никак не может забыть, что после замужества она, так сказать, опустилась по социальной лестнице. Сама мисс Мур обучалась в Оксфорде, получила хороший диплом. Они с мистером Уочменом немножко спорили на темы политики. Вот и все! Ничего больше.

— Получается пять человек, — заметил Аллейн. — Считая старого Помроя, шесть. Но мы забыли о мисс Виолетте Даррах и об этом старом склочнике, Джордже Нарке.

— Забыли — и ладно, все одно, — махнул рукой Харпер. — Эта Виолетта Даррах — старая дева из Ирландии, которая пытается научиться малевать холсты. Когда все это произошло, она сидела в уголке и строчила письма. Я говорил с ней — она чудачка, причем чертовски смешная. Готова говорить о чем угодно часами. То же самое — этот дурень Джордж Нарк. Он слишком глуп, чтобы быть убийцей.

— А кто из них пока еще в Оттеркомбе?

— Да все они там.

— Боже мой! — воскликнул Аллейн. — Я думал, им всем не терпится поскорее смыться из этого печального местечка!

— С одной стороны, это так, — кивнул Харпер. — Но вот, например, Кьюбитт начал писать серию пейзажей и хочет их закончить. Да еще портрет мистера Периша. А до того — суета с похоронами и поминками. Все это устроили прямо здесь. У покойного не было других близких родственников, кроме Периша, а Периш заявил, что его покойный кузен предпочел бы, чтобы его похоронили в тихой сельской местности. Из Лондона приехали несколько весьма лощеных джентльменов… Венки были потрясающие! Просто шедевры! Так что Кьюбитт все еще рисует, причем не особенно торопится. Хладнокровный он клиент, надо сказать…

— А сколько еще они здесь пробудут?

— Ну, еще недельку, наверное. Приезжали, во всяком случае, на три недели. С момента смерти Уочмена уже прошло две. Отдельный зал в баре пока еще закрыт и запечатан. У самого покойного ничего в карманах не обнаружено. Курил он какие-то привозные египетские сигареты — «Даха» что ли, или как они там… Мы изучили его передвижения здесь. Приехал вечером в четверг и никуда не выходил. В пятницу утром отправился прогуляться — неизвестно куда, — возможно, пошел по тоннелю. В пятницу после ленча поднялся к себе в комнату. Его видела там кухарка миссис Ивз, когда в половине четвертого поднялась к нему закрыть окна и застала его спящим на постели. В четыре часа его видел также Кьюбитт, когда возвращался со своего сеанса рисования на причале. В четверть шестого — или около того — Уочмен спустился в отдельный кабинет бара и находился там все время до самой смерти. Вот и все. Кажется, я ничего не пропустил.

— Я вам полностью доверяю, — сказал Аллейн.

Харпер кисло улыбнулся:

— Вообще-то чистая мистика эта смерть. Я понимаю, что это был не несчастный случай, но доказать ничего не могу. Мне говорят, что Уочмен умер от цианидного отравления, а я отвечаю — тогда покажите мне, кто мог нанести на дротик этот самый цианид? Теперь дальше. Эйб Помрой, когда морил крыс, отливал из бутылочки цианид в китайскую чашечку, и он клянется, что отлил ровно одну полную чашку. А я взял точно такую же посудину и измерил количество жидкости. Оказывается, в бутылке недостает примерно четверти унции от того, сколько в ней должно было бы быть.

— Так-так… — заинтересовался Аллейн. — А сколько времени флакончик с ядом оставался открытым?

— Старик Эйб клянется, что, пока он манипулировал с чашкой, куда отлил яд, флакон он поставил на полку рядом с собой. Кроме того, он божится, что ни капли не пролил. И никто, кроме него, не мог трогать бутылочку. А те, кто за ним наблюдал, все толпились в дверях.

— Значит, бутылочка оставалась открытой пару минут?

— Думаю, что так.

— Хорошо, а дальше?

— Ну, потом он встал с пола и заткнул флакон, естественно! — пожал плечами Харпер. — Мне следовало бы отдать содержимое бутылочки на анализ, но в любом случае у нас нет оснований подозревать старого Эйба Помроя. Потом, заметьте, мистер Аллейн, яд был обнаружен на дротике и больше нигде. И если именно этот дротик и убил Уочмена, то нам надо вязать Легга, потому что только Легг мог нанести яд на острие — никто другой с дротиками не имел дела.

— Дурацкий способ убийства! — заметил Аллейн. — Мне кажется, все это не слишком убедительно…

— Ну, может быть, он надеялся, что у него будет время вытереть дротик начисто? — предположил Харпер.

— У него такой шанс был, — тут же возразил Аллейн. — Ведь он помогал констеблю Оутсу искать этот самый дротик, правда? И что же он его не вытер как следует? Значит, он был ни при чем.

— А вот и наш полковник! — объявил Харпер.

* * *

Главный констебль был старым знакомым Аллейна. И Аллейн любил полковника Браммингтона — колоритного чудака, чьи манеры скорее забавляли, чем раздражали Аллейна. Браммингтон был так резко непохож на обычного провинциального главного констебля, что его назначение на эту должность можно было считать волшебством. Он подъехал к участку на своей патрульной машине, которая выглядела словно престарелый ветеран всех войн. О ее приближении можно было догадаться издалека, и Харпер с глубоким вздохом сказал:

— Ну вот, едет! А ведь мотор у этой колымаги — чистое наказание господне, и жители нам постоянно жалуются! Жалобы сыпятся просто со всех сторон, не говоря уже о собаках, которые носятся рядом и норовят цапнуть колесо! Но он не желает чинить ее…

Прибытие полковника было ознаменовано тяжким скрипом шин и диким визгом тормозов. Полковник, отдуваясь, вылез из машины. Жесткие рыжие волосы торчали во все стороны, глаза навыкате весело блестели — их громогласный обладатель был явно в приподнятом настроении, хотя, судя по одежде, ему не раз пришлось по дороге валяться в пыли под машиной…

Браммингтон приветственно крикнул Харперу, пожал руку Аллейну с осторожностью, словно в рукаве у того была спрятана бомба, а пальцы служили спусковым крючком взрывателя, удивленно заморгал на Фокса, после чего рухнул в изящное плетеное креслице с таким решительным видом, словно намеревался пробить его своим чугунным задом.

— Я собирался быть здесь уже полчаса назад! — загремел полковник Браммингтон. — Все этот автомобиль, будь он проклят! Вот погань-то!

— А что случилось, сэр? — кротко спросил Харпер.

— Дорогой Харпер, разве я что-нибудь в этом понимаю? К счастью, неподалеку был гараж и мастерская… А в гараже их парнишка засунул голову прямо в дымящийся мотор, произнес какие-то заклинания насчет «патрубков» и «дросселей», совершил ритуальные обряды с водой и маслом, после чего этот обрубок жести снова заработал. Ф-фу!

Полковник поудобнее устроил свою тушу в кресле, которое жалобно пискнуло под тяжестью, и уставился на Аллейна.

— Очень благородно с вашей стороны, Аллейн, что вы откликнулись на наш призыв! — весело крикнул полковник. — Теперь у нас работа закипит! Перемирие закончено!

— На вашем месте, сэр, я бы так не ликовал, — сказал Аллейн осторожно. — По-моему, перед нами вырисовывается весьма запутанное дело.

— Ну, бросьте, у вас же всегда озарение приходит неожиданно, как удар молнии! У вас есть сигареты, Харпер?

Аллейн протянул полковнику свою пачку.

— Спасибо! — заорал полковник. — Но боюсь, у меня нет даже спичек!

Аллейн щелкнул зажигалкой. Полковник с удовлетворением затянулся и выпустил клубящееся облако дыма изо рта, ноздрей и даже, кажется, ушей и глаз.

— Надеюсь, Харпер вам уже все рассказал?

— И даже вручил письменный отчет. Думаю, мы с Фоксом заберем бумаги в Оттеркомб, чтобы как следует переварить.

— Ну да. Впрочем… Ах, ладно. Но… Вы не обсуждали с ним дело?

— Обсудили, сэр. Харпер представил нам великолепный обзор местных типажей и нравов.

— Да, народ у нас тут особенный живет — потомки пиратов, что делать! И что же вы решили — несчастный случай или убийство?

— Думаю, это не несчастный случай, — сказал Аллейн.

— О господи! — Полковник вскочил с кресла и, скрипя половицами, забегал из угла в угол. — Ну что ж, я с вами согласен! Он был убит! И притом убит самым бессовестным образом! С помощью мерзкой стальной палочки, обмазанной ядом! И как вы думаете выследить этого субчика?

— Какого субчика, сэр?

— Убийцу, дорогой Аллейн, кого же еще? Если есть убийство, обычно бывает и убийца, ведь верно? А в нашем случае все яснее ясного. Он смазал дротик ядом. Потом прицелился и метнул в руку жертвы…

— Харпер сказал мне, что все свидетели в один голос утверждают, что у Легга — если вы имеете в виду именно его — не было ни малейшей возможности отравить дротик, — заметил Аллейн.

— Да все они были пьяны! — громыхнул полковник так, что едва не треснуло оконное стекло. — Пьяны в стельку! В дым! Этот коньяк любого собьет с колес! Вот мое мнение!

— Может быть, и так, сэр.

— Так и только так! И это было бы ясно и раньше, если бы наш маразматик Язвент не завалил дело и не объяснил все суду честь по чести! Впрочем, поступайте как считаете нужным…

— Спасибо, сэр, — сдержанно и мрачно поблагодарил Аллейн.

— Ваша вежливость просто горы способна свернуть! Во всяком случае, такую гору, как я! — захохотал полковник Браммингтон и, тяжело поднявшись, направился к выходу. — Поужинаете завтра со мною? Оба?

— Конечно… Я могу вам позвонить?

— Ну да, — гаркнул полковник уже от дверей. — Вы покрутитесь, покрутитесь и поймете, что я прав! — объявил он Аллейну. — Готов биться об заклад, что вы перемените свое мнение!

— На данный миг у меня нет собственного мнения по данному вопросу, — дипломатично отвечал Аллейн.

Полковник вышел во двор и вставил ключ в зажигание. Когда заработал мотор, всем показалось, что во дворе началось извержение средних размеров вулкана.

— Ну что ж, посмотрим, — пробормотал Аллейн минут через десять, когда грохот наконец стал затихать вдалеке.

Глава девятая Аллейн приезжает в «Перышки»

Солнце уже садилось, когда Аллейн с верным Фоксом подъезжали к Оттеркомбскому тоннелю. Вечер стоял ясный, прозрачный; вдали, у скалистого пляжа, золотилась пена на гребнях волн. Впереди показалась табличка «Оттеркомб. Осторожно, опасный поворот. Сбавьте скорость», и Аллейн послушно сбросил обороты.

— Это и следовало ожидать… — Аллейн покосился на совершенно отвесный обрыв впереди…

Внизу, в седловине между двух скал, скульптурно высвеченных розовым заходящим солнцем, виднелась усадьба «Перышки».

— М-да, неудивительно, что Кьюбитт приехал сюда писать на природе, — протянул Аллейн. — Какой чудный вид, не правда ли, Братец Лис? Эти боковые крылья дома, с центром в форме пивного зала. А перед домом на завалинке, как средневековый стражник, засел наш Помрой…

— Как часть пейзажа? — саркастически усмехнулся Фокс.

— Да вы посмотрите своими глазами вокруг, старина! Вдохните запах моря — соленый, йодистый… Ладно, убийство там или не убийство, я очень рад, что мы сюда приехали.

— Хоть один человек из нас двоих доволен, — пробурчал прозаичный Фокс.

— Не гасите моего экстаза, Братец Лис! Добрый вечер, мистер Помрой!

— Добрый вечер, сэр. Рад приветствовать вас у нас в «Перышках».

Помрой сказал те же слова, с тем же жестом, как двумя неделями раньше приветствовал тут Уочмена.

— Билл! — позвал старик Эйб. — Билл!

И Билл, точно так же, как тогда, рыжий, взъерошенный и слегка заспанный, появился на крыльце и направился к машине доставать багаж. С ним вместе из дома вышел человек, которого Аллейн тоже сразу узнал — в миру он не слишком отличался от своего сценического образа. Походка его была совершенно особенной, а чуть манерный жест приподнятого левого плеча копировала половина молодых лондонских актеров.

Человек этот мельком глянул на Аллейна и Фокса и подошел к старику Помрою.

— Еще один волшебный вечерок, а? — кинул он.

— Точно, мистер Периш, — отвечал Эйб и прибавил, повернувшись к сыну: — Покажи джентльменам их комнаты, Билл. Они из Лондона, из Скотленд-ярда.

Билл Помрой вытаращил глаза.

— Наш вестибюльчик будет в полном вашем распоряжении, мистер Аллейн, — сказал Эйб. — Если вам, к примеру, понадобится поговорить с кем-нибудь приватно или допросить с пристрастием…

— Отлично задумано, особенно насчет допроса с пристрастием, — с усмешкой кивнул Аллейн. — Спасибо вам.

— Вы еще не ужинали, сэр?

— Спасибо, мы поели с мистером Харпером.

— Удивительно, — вдруг сказал Помрой совсем другим тоном, — что вас при этом не вывернуло!..

— Сюда, пожалуйста, джентльмены. — Билл искоса посмотрел на отца.

Детективы послушно поднялись вслед за молодым человеком по узкой лестнице.

В «Перышках», как и в любом старом доме, стоял свой характерный запах. Может быть, отчасти запах обоев, немного — печного дымка и довольно существенно — пива. Из распахнутой входной двери тянулся холодный поток пряного и солоноватого морского воздуха. А в целом здесь царил непередаваемый дух отстраненности и уединения. Аллейн и Фокс заняли комнаты рядом, с окнами, выходящими на море.

— Ванная комната — в конце коридора, — махнул рукой Билл. — Что-нибудь еще, джентльмены?

— Спасибо, мы тут чудесно устроимся, — поблагодарил Аллейн и, когда Билл уже был на пороге, спросил вдогонку: — А вы — сын мистера Помроя?

— Да, — деревянным голосом ответил тот.

— Думаю, мистер Харпер объяснил, зачем мы сюда приехали?

Билл молча кивнул.

— Знаете, я был бы признателен, если бы вы мне уделили пару минут, попозже, — попросил Аллейн.

— Ну что ж, я буду в баре весь вечер.

— Ладно, тогда я повидаюсь с вами там, спасибо.

Но Билл, кажется, раздумал уходить. Он, задумчиво глядя в окно, проронил:

— Эта история здорово расстроила папашу. Похоже, он принимает ее слишком близко к сердцу. То есть все эти сплетни…

— Понятное дело.

— Но я думаю, он прав. Это вовсе не несчастный случай…

— Вы так думаете?

— Да. Никто не стал бы трогать ту бутылку по ошибке. Это просто невозможно.

— Погодите, — поспешно сказал Аллейн, видя, что Билл собирается уходить, — не могли бы вы задержаться сейчас на пять минут — показать мне ту крысиную нору в гараже?

Билл удивленно заморгал.

— Ну чего там, — протянул он. — Положим, я вас могу сводить туда… Почему нет? Ежели полиция чего-нибудь задумала, нет смысла запираться, верно? Хотя вы могли ведь подстроить какие-нибудь подвохи, если с кем-нибудь снюхались по блату…

Он переминался с ноги на ногу.

— Бог с вами, — усмехнулся Аллейн, — не так уж мы испорчены, как вы думаете…

Билл покраснел:

— Я имел в виду не людей, так сказать, не вас лично. Я говорил о системе…

— Ну да, для богатых один закон, а для бедных — другой и все такое прочее? — улыбнулся Аллейн.

— Ну что ж, вы все правильно сказали…

— Ну, возможно, в чем-то это верно. Наверняка так. Только я вовсе не коррумпирован, если вы это имели в виду. Мы всегда пытаемся быть честными, хотя бы на первых порах… Так мы идем в гараж?

— Нетрудно сделать из чистой правды откровенную нелепицу, — добавил Билл, заметно начиная злиться. — Никогда человек не выглядит глупее, чем когда говорит от всего сердца… Я знаю! Знаю!

— Ну конечно, — с усмешкой кивнул Аллейн. — По-вашему, апостолы в свое время были так же лишены слушателей своих откровений, как и в наши дни — ораторы в Гайд-Парке?

— Я об этом ничего не знаю. Но я просто говорю о правде, о самой настоящей трезвой и горькой правде.

— Согласен, — сказал Аллейн. — Вы все верно говорите. Так мы пойдем посмотреть на крысок?

Они прошли с Биллом по двору к гаражу. По пути легкий морской бриз своим ледяным дыханием обдал Аллейна, заставив поплотнее запахнуть легкий твидовый пиджачок. С берега доносились отдаленные голоса.

— Вот-вот совсем стемнеет, — заметил Билл Помрой, адресуясь в воздух.

— Ничего, я захватил с собой фонарик.

— Но дело в том, что крысиная нора не совсем в самом гараже, как бы. Она в отдельном боксе, который заперт, а ключи забрали с собой люди Харпера.

— Мистер Харпер дал мне ключ, — успокоил его Аллейн.

И верно, искомая секция гаража была заперта и опечатана ленточкой с сургучной печатью. Аллейн разломал печать и открыл замок.

— Не могли бы вы, приятель, — заявил вдруг Аллейн, — сходить за моим напарником мистером Фоксом? Пусть он захватит с собой мой чемоданчик. У него есть также второй фонарик, пусть он его не забудет…

— Хорошо, сэр, — растерянно пробормотал Билл.

Аллейн открыл дверь и вошел в секцию. Тут, перебивая застарелый запах навоза и острый аромат бензина, разливался и другой, сладковатый и тошнотворный дух. Цианид явно успел свалить с ног по меньшей мере одну крысу, подумал Аллейн. Войдя в загон, Аллейн поводил лучом фонарика по углам и наконец нашел крысиную нору. Ранее, как сказал Харпер, он, никому ничего не говоря, вытащил из этой норы тигель с ядом, снял имеющиеся отпечатки (они все принадлежали Эйбу Помрою), после чего налил назад содержимое чашечки. Аллейн увидел, что и сейчас тигелек был полон.

Снаружи послышались шаги. Это был Фокс, он светил фонариком во все стороны, пытаясь нащупать дорогу к гаражу.

— Гляньте-ка, Фокс, — сказал ему Аллейн, не оборачиваясь.

Фокс перегнулся через плечо шефа и посветил фонариком.

— Полная, — удивился он.

— Вот именно, это все решает!

— Что решает?

— То, что Уочмена все-таки убили! — просто ответил Аллейн.

* * *

Приемная, или иначе вестибюль, — это в «Перышках» единственное помещение, где в принципе никто не обитает. Располагается эта комната по ходу бокового коридора, напротив общего бара. Оттуда открывается вид на Рыбью тропу и Оттеркомбскую лестницу. Картины, изображающие юбилей королевы Виктории и женитьбу принца Уэльского, висят там друг напротив друга, так что королева словно придирчиво смотрит на бракосочетание своего внука. На каминной полке стоят три большие морские раковины. Одним словом, у этой комнаты имеется своя особенная жизнь и особенная обстановка.

К приезду Аллейна приемную привели в порядок, и кто-то заботливо расставил тут и там вазочки с цветами. Старик Эйб спешно выставил на письменный стол чернильницу с засохшими чернилами, потрепанный блокнот и карандаш, настолько ветхий, что он мог бы сойти за осколок каменного угля. И все равно старик то и дело появлялся в дверях и спрашивал у Аллейна, чем он может помочь.

— Пару пинт пива, мистер Помрой, — придумал наконец Аллейн, — и мне бы хватило занятия на весь вечер…

Эйб с заговорщицким видом сдвинул набок свой фартук, обнажив внушительного объема бутыль, засунутую в карман брюк.

— А я подумал, грешным делом, что вы попробуете вот этого! Божественный напиток, должен вам сказать, сэр! Вообще-то это просто шерри. «Мантиляди» (он хотел сказать «Амонтильядо», но такие сложные слова старику не давались).

— Ну конечно, мой дорогой Помрой, — улыбнулся Аллейн. — Это и вправду нечто особенное. Спасибо. Просто напиток богов, да и только.

— Вы нам сделаете честь, сэр, коли отведаете этого напитка.

— Очень мило с вашей стороны.

— А с вашей стороны, сэр, было мило, когда вы меня чин-чинарем приняли у себя там, в Лондоне… Ежели позволите, я вам стаканчики подам.

— А знаете, мистер Помрой, это вино надо бы перелить в графинчик.

— Ну конечно, конечно… Так я поищу графин, ладно? Сей секунд мы откупорим эту бутыль!

Наконец бутыль была открыта и разлита в два стакана для Аллейна и Фокса.

— За тень достославного Эдгара Аллана По! — провозгласил Аллейн, поднимая стакан[1].

— Остальное вино в этой бутылке — тоже ваше, джентльмены! — торжественно провозгласил Эйб Помрой. — Ежели не хотите допивать сейчас, я перелью его в графин и поставлю на особом месте у себя в буфете! Надеюсь, вы не боитесь, как этот старый дурак Джордж Нарк, что у меня тут везде яд?

Аллейн и Фокс пробормотали что-то вежливое, но крайне неразборчивое.

— Могу я быть чем-нибудь полезен, джентльмены? — повторил неугомонный Помрой.

— Мы хотели бы осмотреть ваш отдельный зал в баре, если можно.

— Ну конечно, сэр, конечно! И вообще, хорошо бы, чтоб вы его наконец распечатали! А то знаете, даже как-то не по себе — то покойник в доме валяется, то пивной зал запечатан сургучом! А ключи у вас есть? Неужели вам их тоже дал Харпер?

— Что? А, ну да. Дал.

— Ник Харпер! — поморщился Эйб Помрой с невыразимым отвращением. — Вечно он выделывается, корчит из себя Шерлока Холмса… Пойдемте, джентльмены, я провожу вас. Вот сюда, осторожнее… Так вот, я ему говорю: «Ник, ты уже вытер пол в моем отдельном зале до блеска, собрал своим брюхом всю пыль, что копилась там уже третий век, так чего же ты тут ищешь? Может, решил найти место, где покойник успел накорябать имя убийцы пальцем по этой самой пыли?» Вот так вот я его спрашивал, джентльмены, а в ответ мне Ник Харпер только гадости говорил всякие… Вот сюда, пожалте…

Аллейн выволок из кармана связку ключей и отпер дверь.

Отдельный зал бара был заперт Оутсом две недели назад, а Харпер с помощником открывали его только раз, с целью исследования. Загородка над стойкой бара была опущена, ставни на окнах закрыты. Стояла полная темнота.

Эйб Помрой нашарил кнопку и включил свет.

«М-да, вид у зальчика неважный», подумал Аллейн, обводя взглядом комнату. Помещение враз подурнело, словно молодая девица, за ночь превратившаяся в дряхлую старуху, — такое было ощущение. Везде лежал толстый слой пыли; густо, по всему полу, валялись окурки, а что касается табачного пепла, то он распределялся весьма прихотливо — где тонким слоем, а где небольшими горками. В камине окаменевшей лавой громоздились угли, весело горевшие в тот вечер, когда умер Уочмен. Пять пустых стаканов хранили на донышках рыжеватую пленку от высохших остатков «Курвуазье», а два — пузырчатые следы пива… На полу помимо прочего мусора валялось также несколько осколков разбитого стакана, которые ускользнули от бдительного ока Харпера… Пахло тут заброшенностью и чем-то несвежим.

— Мне прямо хочется сквозь землю провалиться, что мой отдельный зал так погано выглядит перед вами, — понурился Эйб.

— Ничего, мистер Помрой, мы к таким вещам привыкшие, — успокоил его Аллейн.

Аллейн с Фоксом стояли у самой двери. Эйб топтался позади и не мог видеть, как по-разному детективы осматривали место преступления… Глаза у Фокса расширились и блестели все ярче, по мере того как он осматривал помещение; Аллейн же, словно обычный вежливый гость, скользил по комнате равнодушным взглядом.

Однако уже через пару минут суперинтендант смог отметить про себя некоторые важные детали. Во-первых, он установил взаиморасположение мишени для дартса и стойки бара, позицию ламп и очерченный мелом силуэт на полу, который оставил Оутс. Он оценил также, что прямо на то место, где мог стоять Легг, когда метал дротики, светила мощная лампа. В комнате было два выключателя — один прямо у двери, а второй — рядом с камином.

Затем Аллейн не спеша прошел к буфету.

— Ник Харпер, — снова заговорил Эйб Помрой, — забрал оттуда эту бутыль с отравой, будь она неладна. Он забрал еще осколки стакана, бутылку из-под коньяка и пузырек от йода. И все новые дротики забрал, собака, все шесть штук! И вот что осталось после визита Ника Харпера — разор, грязь и погань! Теперь вот, извольте со всем этим справиться…

— Ну, с вашей помощью справимся, — заметил Аллейн. — Можете вы нам подсобить, мистер Помрой?

— Подсобить — завсегда пожалуйста! — с готовностью откликнулся Эйб. — Чем могу — помогу! Я так понимаю, что вы, как два джентльмена, хотите вернуть мне мое честное имя трактирщика, и я в лепешку ради этого разобьюсь!

— Отлично. Тогда попробуйте припомнить, где стоял каждый из посетителей в то время, как вы разливали коньяк по второму кругу. Покажите нам прямо вот здесь — кто где находился две недели назад.

— Ну, конечно, я могу припомнить, — медленно проговорил Помрой. — Я все это каждую ночь вспоминал да пережевывал, уж мозга за мозгу заходит… Ну так вот, я стоял за стойкой…

— Давайте поднимем щиток над стойкой, — предложил Аллейн.

Фокс повернул ключ в замочке щитка и с усилием поднял панель. Они зашли за стойку. Внутренняя стеклянная дверка между общим баром и отдельным кабинетом была заперта. Аллейн видел, как Помрой-младший в общем зале обслуживает каких-то рыбаков. Видимо, Билл услышал звуки за спиной и повернулся к стеклянной двери. Он глянул на Аллейна, как рыба из аквариума, и отвернулся.

Аллейн осмотрел стойку. На поверхности сохранились круглые рыжеватые отпечатки от стаканов — судя по слою пыли, явно двухнедельной давности.

— Вот здесь вот стояла бутылка с коньяком, — указал Эйб на кружок большего размера.

— Так-так… А где располагались посетители? Вы говорили, что все они сгрудились около стойки?

— Да, только мой Билл был вон там, напротив доски, и швырял в нее дротики. А остальные как раз только закончили играть в «круглые сутки». Боб Легг одолел их всех. Играли они старыми дротиками. После игры Боб сложил их в ящичек и вернул мне… А Ник Харпер, — добавил Эйб Помрой с большим сарказмом, — оказался так щедр, что оставил мне старый набор, да… Новенькие-то дротики он все до одного прихватил с собой — а теперь ведь ищи-свищи…

— Гм! Да-да, — поспешно подтвердил Аллейн. — Так где же стояли остальные посетители?

— Да я же вам все хочу рассказать, сэр, а вы никак не дадите мне дойти до сути… Так вот, как только этот Легг выиграл, мистер Уочмен и говорит: ей-богу, говорит, это просто уголовщина какая-то, колдовство да и только, дескать, в средние века за такое сжигали на вертеле… Давайте, говорит, опрокинем по второй рюмахе, и я готов подставить свою руку, клянусь небом! Вот так он и сказал, мистер Уочмен. Сказать-то он в шутку сказал, но мне сдается, сэр, что он знал кое-что об этом Легге насчет уголовщины, и притом такое, что Бобу совсем не нравилось…

Аллейн кинул осторожный взгляд через плечо на стеклянную дверь, за которой стоял Билл, но тот, казалось, и ухом не повел. А вот трое рыбаков, отхлебывая пиво, без стеснения глазели на детективов, словно на обезьян в зоопарке.

— Так вот, — продолжал Эйб, понизив голос. — Легг не обратил никакого внимания на мистера Уочмена, только сказал будто случайно: я, дескать, выполню свой трюк, но только если вы, дескать, не будете нервничать… И так он это с намеком выговорил, будто и вправду против мистера Уочмена злился. Вообще, тухлый человек этот Легг. Оттого он и старые дротики отверг, побрезговал. Давайте, говорит, мне новые… В общем, взял он дротики и пошел вон в тот конец бара, а леди и джентльмены стояли у стойки, кроме мисс Даррах, которая занималась своими писульками там, в закутке. Пила она джинджер, как и мисс Десси, то есть мисс Мур. А мисс Мур сидела вот тут, этак с вызовом тоже, нога на ногу… Три джентльмена сидели вслед за ней в таком порядке — Кьюбитт, Уочмен и Периш. Еще помню, мисс Даррах над ними подшучивала. Три грации, говорила она про них…

— Так, но вы забыли про мистера Джорджа Нарка.

— Про этого старого попугая забудешь! Он сидел у самой двери. Навалился локтями на стол, такая уж у него привычка… И стоит ему выпить коньяку, как он сразу делается зеленым, как гнилой сыр, и просит попить содовой. И первый же глоток этой содовой у него прыщет изо рта назад, и он сразу же становится таким пьяным, что не приведи Господь… Ну вот, сэр, а мистер Уочмен берет стакан Легга с каминной полки и просит туда налить по второй.

— Значит, в этот миг собственный стакан мистера Уочмена оставался стоять между Перишем и Кьюбиттом?

— Ну да. А Легг не хотел пить, и ясно почему. Ему нужно было сохранить свою меткость, раз уж он задумал поразить несчастного мистера Уочмена своим отравленным дротиком…

— Мистер Помрой, я вынужден предупредить вас, чтобы вы воздержались делать такого рода заявления, — остановил трактирщика Аллейн. — А не то вы легко можете попасть в неприятную историю. Итак, что произошло дальше? Вы налили в стакан Легга?

— Да. И мистер Уочмен сунул ему стакан со слотами, что тут отказа просто быть не может. Он и сам выпил, после чего говорит, я готов к делу.

— Находился ли Легг где-нибудь поблизости от стакана мистера Уочмена?

Эйбу вопрос явно пришелся не по сердцу:

— Нет, сэр, нет… Не совсем так. То есть совсем нет. Он выпил свой коньяк чуть поодаль, в закутке, напротив мисс Даррах.

— Ну хорошо, а теперь расскажите о самом происшествии, — попросил Аллейн.

Эйб почти слово в слово повторил содержание отчета Харпера.

— Хорошо. — Аллейн бросил недовольный взгляд на следящих из-за стекла рыбаков. — Теперь давайте о том, что было после. Вы достали йод из буфета…

— Точно, сэр. Из буфета я его и достал.

— Покажите мне, как это было.

— Конечно, сэр… Кто-то мне говорит, кажется, этот Легг, с его гаденьким лицемерием: помажьте, говорит, ранку йодом… Ну, я натурально иду к буфету, который Ник Харпер потом весь обнюхал, открываю нижнюю дверцу вот так и достаю оттуда мою аптечку с йодом…

Аллейн и Фокс еще раз оглядели буфет, представлявший собой солидный кусок плохо отесанного дуба со стеклянными дверцами в два «этажа». Эйб открыл нижнюю полку, где оказалась обычная аптечка и еще весьма миленький на вид графинчик.

— Вот, джентльмены, — заметил Эйб, — в этот графинчик мы перельем ваше шерри до завтра, а назавтра я первый выпью, чтобы показать вам, что в нем никакой отравы нет…

— Спасибо, но я думаю, нам нет особой нужды пить горячительные напитки во время следствия…

— Если захотите отравиться, поговорите с дубиной Джорджем Нарком, — горько проговорил Эйб Помрой. — Но уж за вашим здоровьем, джентльмены, я слежу как за своим собственным, и ежели вас и отравят, так только опосля меня…

— Так это ваша аптечка? — торопливо спросил Аллейн, желая сбить старика со столь скользкой темы.

— Да, сэр, тут был йод и рядом с ним бинт. Я взял и йод и бинт сразу.

— Вам бы надо хранить аптечку взаперти, — холодно бросил Аллейн.

— Но так ведь и есть, сэр! Тут через дверцу и моль не пролетит!

— А флакончик с цианидом у вас стоял наверху?

— Да, крепко заткнутый пробкой. Ник Харпер уже взял…

— Да, я знаю. А та верхняя полка была заперта?

— Ну да!

— На следствии вы говорили, что ранее в тот же вечер уже использовали йод, правильно?

— Да, верно. Боб Легг порезал свою поганую морду при бритье, когда собирался ехать в Иллингтон. Было пять часов. Но тут налетел ураган, и я посоветовал Леггу не трепыхаться и подождать до завтра. Ах, как я сейчас жалею о своих глупых словах! Пусть бы он лучше катился на все четыре… Ну, одним словом, я дал ему пузырек йода и кусок пластыря для его хари…

— Вы уверены, мистер Помрой? Учтите, это важно…

— Да я на Библии поклянусь! — воскликнул Эйб. — Да вы спросите у самого Легга! Спросите!

— Так вы уверены, что этот разговор между вами произошел в пять часов?

— Боб Легг спускается за своей пинтой пива каждый день ровно в пять, — тяжело вздохнул Эйб. — И так каждый день, исключая воскресенье. Все эти десять месяцев, что он здесь живет. Да что говорить, я бросил взгляд на часы, когда давал ему йод.

— Когда накануне перед тем вы поставили флакон с ядом в буфет, на вас были перчатки. Вы их стянули, перед тем как повернуть ключ в замке?

— Да, а потом я их кинул в горящий камин, вот так! А Ник Харпер, дурень, талдычит небось, что мои отпечатки остались на том ключе! Но ведь мои перчатки доказуют обратное! Разве не доказуют?

— Конечно, доказывают, — кивнул Аллейн.

В этот момент Фокс издал звук, похожий одновременно на мычание раненого быка и икание цапли, поперхнувшейся слишком большой лягушкой.

— В чем дело, Фокс? — приподнял брови Аллейн.

— Э-э-э… Да ничего, сэр…

— Ну что ж, мы подходим к концу, — заявил Аллейн. — Остается выяснить, что было с тем коньяком, который мисс Мур налила из бутылки и поднесла Уочмену. Кто предложил ей так поступить?

— Не смогу наверняка сказать, сэр… Кажись, мистер Периш, а может быть, мисс Даррах, хотя и вряд ли…

— А вы можете сказать точно, что никто не подходил вплотную к стакану мистера Уочмена между тем, как он выпил вторую порцию, и тем, как мисс Мур налила в стакан еще и подала ему?

Эйб задумался.

— Во всяком случае, не Легг, — сказал он с сожалением оттого, что приходится свидетельствовать в пользу невиновности Легга. — Тот стоял посредь комнаты. А мистер Уочмен был промеж ним и столом, где стоял стакан. Остальные вообще по бокам толпились…

— Хорошо, теперь вспомните, что произошло после несчастья. Кто где был?

— Ну как же, все сгрудились вокруг мистера Уочмена, конечно. Только мисс Даррах стояла позади, да еще мисс Мур и мой Билл. Я пролез под прилавком и тоже подошел к мистеру Уочмену. Ближе всех к стакану, почитай, стоял мистер Периш. Но он сразу же шагнул вперед, к тому дивану, куда Уочмена уложили… А про остальных наверняка сказать не могу. Трудно такое упомнить…

— Немудрено, — согласился Аллейн. — Так можно ли считать, что в тот промежуток времени никто не мог притронуться к стакану?

— Не думаю, чтобы кто-нибудь мог, — проворчал Эйб.

— Даже Периш?

Эйб посмотрел в окно и выпятил губу, отчего стал похож на обиженного ребенка — только весьма почтенного возраста.

— Наверное, Периш мог, — наконец изрек Эйб. — Да только он этого не делал…

Глава десятая Стакан или дротик?

— Вообще-то мы спокойно можем позволить ему привести комнату в порядок, — сказал Аллейн Фоксу, когда старый Эйб Помрой вышел. — Харпер сделал все необходимое в таких случаях.

— Да, Ник Харпер дотошный парень…

— Единственный его прокол — это с чашечкой яда в крысиной норе. Ну ладно… Давайте напоследок все же осмотрим комнату — и с богом.

Они обошли все закоулки еще раз. Вдруг Аллейн остановился у камина.

— Ха! Поглядите-ка, Братец Лис, он даже не ворошил золу! Может быть, нам это сделать — мало ли что?

Фокс нашел в чемоданчике у Аллейна маленькое проволочное ситечко, и они тщательно перетряхнули всю золу. Лишь из последней порции в ситечко попал странный плоский, с округлыми краями предмет. Аллейн обдул его со всех сторон, после чего вытер тряпочкой и поднес к свету.

— Ба, да это кусок стекла! — присвистнул он. — Ну вот, мы кое-что уже нашли!

— Но ведь огонь был скорее всего разведен на старых углях, — возразил Фокс. — Так что стекло это могло попасть в камин бог весть когда!

— И так и не так. А вдруг Оутсу с Харпером удалось собрать не все осколки разбитого стакана? Например, они не нашли донышка — а донышко как раз должно быть примерно такого размера, толстенькое… А где было рассыпано стекло от стакана?

Фокс указал на отчеркнутую мелом область на полу.

— Да, предусмотрительность Харпера просто поразительна! — вздохнул Аллейн. — Стань он нашим премьер-министром, цены бы ему не было… А все-таки мы не продвинулись ни на шаг. Ах, дружище, я иногда бываю таким болваном, что говорю совершенную чушь…

Фокс удивленно взглянул на шефа.

— Нет-нет, дорогой Фокс, именно это я и имею в виду… Хотел бы я, чтобы этот чертов стакан не был так гадко растоптан…

— А вы что, все-таки думаете, что яд содержался в стакане?

— Да не знаю я! Если б я только знал! Но чувствую, что мы вполне способны кое-что узнать об этом.

— Но ведь мы по крайней мере знаем, что цианид был на острие дротика, — заметил Фокс. — И зная это, а также исключая версию несчастного случая, следует признать, что старик Помрой может быть прав. Похоже, что мы ищем Легга…

— Но каким образом Легг мог обмазать дротик цианидом в присутствии восьми человек, пристально наблюдающих за ним? И потом, он стоял под ярким светом.

— Наверное, приемчики всякие знал, — неуверенно промямлил Фокс. — Например, заранее смазал себе пальцы…

— Помилуйте, Фокс! Цианид — дьявольски летучая штука. И вряд ли Легг стал бы ждать два часа с намазанными ядом пальцами, рискуя самому отравиться через кожу! Нет, ему понадобилась бы бутылочка с ядом прямо под рукой!

— Может, так и было. Не исключено ведь, что он какой-нибудь иллюзионист, фокусник, раз так метко швыряется этими самыми дротиками, — нашелся Фокс.

— Ну хорошо. Предположим, что он мог. Остается только выяснить — как.

Аллейн закурил и присел на табурет.

— Давайте я вам изложу свои соображения, — сказал он, — а вы меня прервете, если я ошибусь, ладно?

— Судя по всему, это будет все-таки монолог, — сухо заметил Фокс. — Вы ведь как-никак мой начальник… Ну ладно, давайте, я весь внимание.

Аллейн начал рассуждать, и, по мере того как он забирался все дальше и дальше, начинало вырисовываться некое подобие осмысленной системы в этих построениях. Невозможные, возможные и наиболее вероятные варианты были рассортированы и проанализированы. Наконец была выстроена вся цепочка имеющихся улик.

— Этого, конечно, крайне недостаточно, — признал в конце Аллейн. — Но во всяком случае впечатляет, не правда ли?

— Впечатляет, — заверил его Фокс. — Однако, если я все понял верно, гипотеза базируется на мысли об отравленном дротике?

— Да, — кивнул Аллейн без особой радости. — Вроде просто глупая ссора в баре после пьянки и все такое прочее… Хватит заниматься фантазиями, Фокс, давайте приступим к рутинной работе. Я слышу из общего зала трубный глас старшего Помроя. Это значит — сына он отпустил погулять. Давайте вернемся в любезно выделенную нам приемную…

— Мне что, привести туда молодого Помроя?

— Ну да, на минутку. Скажите ему, чтобы подал нам туда две кружки пива. Но только не предлагайте ему выпить с нами. Он нас обоих боится и не особенно жалует и поэтому сразу откажется. А это — не лучшее начало такой беседы.

Аллейн зашел в закуток у камина, выбил трубку о каминную решетку и вдруг сказал Фоксу:

— Взгляните-ка сюда, Братец Лис!

— Что там, сэр?

Фокс нагнулся и посмотрел в ящик, крышку которого раскрыл перед ним Аллейн. Там были сложены дрова для камина и старые газеты на растопку. Аллейн осторожно вытянул из ящика кусок бумажки и поднес к свету.

— Похоже, бумажка была влажной, — установил Фокс.

— Не то слово! Просто погружена в жидкость! А вы понюхайте ее — как вам душок?

Широкие ноздри Фокса энергично втянули воздух.

— Коньяк?

— Не уверен, но похоже… бумажка явно смялась, пока лежала у кого-то в кармане… Возьмите-ка ее осторожно и спрячьте у себя в комнате. А потом разыщите Помроя-младшего.

Сам Аллейн вернулся в приемную, включил лампу с красным абажуром и устроился за столом.

Вскоре вошел Фокс, сопровождаемый Биллом Помроем, который нес на отлете две кружки пива.

— Спасибо, — поблагодарил Фокс, когда кружки заняли подобающее им место на столе. — Вы можете уделить нам пару минут?

— Ну?

— Вы не присядете?

Билл явно колебался, как ему поступить. Наконец он выбрал наименее удобный стул и примостился на самый краешек. Фокс вытащил блокнот, и молодой человек испуганно мигнул. Аллейн выложил на стол три ключа.

— Думаю, мне пора вернуть вам эти ключи, — заявил он. — Тогда вы наконец сможете привести дом в порядок…

— Спасибо, — буркнул Билл и одним движением сгреб ключи.

— Я хотел с вами поговорить вот по какому поводу… Мог ли дротик, поранивший мистера Уочмена, быть запачкан в яде, которым ваш отец накануне перед тем травил крыс? Цианид, кажется, хранился на верхней полке буфета? Так вот, ваш отец…

— Я знаю, что вам наболтал мой отец, — прервал Аллейна Билл. — Но я за это не отвечаю. У моего папаши в голове бродят совершенно дикие идеи.

— Дикость какой именно идеи вы имеете в виду? — вежливо переспросил Аллейн.

Билл глянул на него своим «особым» взглядом, сквозь прищуренные веки, но промолчал.

— Вы хотите сказать, что мысль вашего отца насчет виновности Боба Легга — дикость?

— Если угодно… У отца вырос огромный зуб на Легга, причем только из-за прогрессивных идей, которые поддерживает Легг. Я могу поклясться перед любым судом, что Боб не имеет никакого отношения к отравленному дротику.

— Почему вы так уверены? — осведомился Аллейн.

— Да я за ним следил! Я следил за Леггом все время, пока он метал дротики…

— Как это — «все время»? С того самого момента, как дротики распаковали, что ли?

— Да, — упрямо отвечал Билл. — Все это время…

— Почему же?

— А?

— Я спрашиваю, почему вы так пристально за ним наблюдали?

— Потому что он собирался сделать этот невероятный трюк… Мы все смотрели на него во все глаза.

— Представьте себе, — решил смутить его Аллейн, — что просто из желания с вами поспорить я скажу, что мы точно знаем, как, держа дротики в левой руке, мистер Легг правой рукой быстро залез к себе в карман и…

— Я вам сразу скажу, что это враки! Не лазил он к себе в карман!

— Почему вы снова так уверены?

— Да потому что он был в рубашке. И без всяких карманов!

— Ну и что? Ведь у всякого мужчины, как правило, имеются еще и брюки, а также пиджак. Там тоже есть карманы.

— На нем не было пиджака. Он закатал рукава рубашки. И руки держал вдали от карманов брюк. Легг взял дротики в левую руку, и я видел, как он осторожно пробует пальцем их кончики.

Билл честно глядел Аллейну в глаза.

— Подумайте, — добавил он, — если бы Боб Легг собирался нанести яд на дротики, почему он так много о них говорил, что мы во все глаза смотрели именно на эти чертовы штуковины? Зачем бы он стал привлекать к ним внимание? А?

— Очень веский аргумент, — согласился Аллейн. — Ему не стоило этого делать…

— Ну вот!

— Ладно. Так следующее, что он сделал, — это метнул все шесть дротиков в доску, правда? У него ведь было шесть?

— Да, в новой упаковке было шесть штук… В обычной игре используют только три, но тут он взял для своего трюка все…

— Отлично. И что же он сделал после того, как метнул их?

— Он сказал, что летят они отлично. Он аккуратно обсадил ими самый центр мишени. Потом мистер Уочмен правой рукой вытащил дротики и снова протянул Леггу…

Аллейн коротко присвистнул. Билл уставился на него.

— Об этом ни слова не было на судебном расследовании, — тихо сказал Аллейн.

— О чем?

— О том, что мистер Уочмен вытащил дротики и передал их Леггу.

— Да, но я вспомнил эту деталь только сегодня, сэр. Мне, наверное, надо было сказать об этом мистеру Харперу, но…

— Странно, что у вас случился такой избирательный провал памяти. На целых две недели!

— Ну почему? — возразил Билл. — Мы в тот момент вообще ни о чем таком не думали… Спросите любого, кто там был. Отца моего спросите… Все вспоминается потом постепенно…

— Ну что ж, — согласился Аллейн. — Это, наверное, вполне естественно.

— И я понимаю, что это важно! — возбужденно добавил Билл. — Ведь мистер Уочмен покрутил их вот так в руке, и Боб Легг уже не мог знать, который из дротиков — какой…

— Это не так просто, но можно… Что скажете на это?

— Так вот, Боб взял дротики и отступил на несколько шагов. Потом он стал целиться и метать их… И черт меня подери, если он смотрел еще на что-нибудь, кроме дротика и мишени. Он вообще очень быстро закончил.

— Ну да, после того как четвертым дротиком поранил палец Уочмену!

— Да, — занудливо повторил Билл. — И все равно!

Аллейн молчал. Фокс, держа в руках свой блокнот, подошел к окну и стал обозревать окрестности.

— Я скажу вам, в чем тут все дело, — вдруг опять заговорил Билл.

— Неужели? — хмыкнул Аллейн.

— Думаю, что яд на том дротике — это для отвода глаз!

Билл сказал это дерзко, вызывающе, словно ожидал, что тут же на него посыплется град возражений. Но Аллейн воспринял его выкрик вполне спокойно.

— Да, и это тоже вполне возможно, — кивнул он.

— Послушайте, что я имею в виду! Что убийца заранее решил убить мистера Уочмена, примешав ему яд в питье, как только выдастся удобная минута. А тут Боб Легг неосторожно поранил палец мистеру Уочмену, и убийца сказал себе — такой возможности у меня больше не будет! Он потихоньку влил яд в стакан Уочмену, когда ему собирались нести коньяк, а потом смазал дротик ядом. Но стакан разбился в мелкие брызги, а вот на дротике нашли яд! Так я это все понимаю! И причем все так было задумано, чтобы навлечь подозрения на Боба Легга.

Аллейн, не мигая, продолжал спокойно смотреть на Билла.

— Ну хорошо, а чем вы можете подкрепить свою гипотезу?

Билл притормозил, взгляд его забегал между Аллейном и Фоксом. Было похоже, что он готов взять свои слова обратно.

— Поймите меня правильно, я вовсе не пытаюсь выжать из вас показания, — заметил Аллейн. — Но с другой стороны, если вы знаете что-нибудь, что может придать вашей гипотезе некую достоверность, то уж лучше скажите сразу, не томите.

— Я знаю одно: Боб Легг не стал бы отравлять дротик!

— Но ведь в конечном счете, когда констебль стал искать этот самый дротик, разве не Легг его нашел и поднял с пола?

— Вот именно! Разве Легг не использовал бы шанс стереть яд с дротика, если он сам его намазал?

— Верно, — кивнул Аллейн. — Оставим это пока. Но в вашей теории промелькнуло также слово «стакан». Как вы думаете, кто мог капнуть отраву в стакан мистеру Уочмену?

Лицо Билла покраснело до самых корней волос, которые, впрочем, тоже были практически красного цвета, так что вся голова его превратилась в шаровую молнию.

— Я не желаю никого обвинять, — буркнул Билл. — Я только знаю, кто уж наверняка невиновен, и говорю только об этом. Наверное, не так много людей могли сделать это…

— А теперь послушайте меня, — с приятной улыбкой вымолвил Аллейн. — Вы все это высказали от своего имени, и похоже, что вы все хорошенько продумали. Но вы должны понимать, что самый лучший путь доказать невиновность Легга — это найти виновного…

— А вот об этом уж я ничего не знаю.

— Правда?

— Именно так, сэр! — твердо ответил Билл.

— Понятно. Скажите, а не стоял ли мистер Легг где-нибудь поблизости от коньячной бутылки, прежде чем принялся обсаживать пятерню мистера Уочмена дротиками?

— Ни боже мой! Он и близко к бутылке не подходил!

— А кто же стоял к ней ближе всего?

Билл молчал, сжав губы в ниточку.

— Ну, например, мистер Себастьян Периш был рядом с бутылкой?

Билл напряженно сглотнул.

— Ну, во всяком случае, он мог там стоять, — наконец выдавил он неохотно.

* * *

— А теперь, Фокс, мы поболтаем с мистером Себастьяном Перишем, если он только где-то в доме. Я спинным мозгом чувствую, что если он и вышел, то слоняется где-то рядом. Пойдите посмотрите, может быть, вам удастся его отыскать…

Фокс вышел. Аллейн набрал побольше воздуха и надолго припал к своей кружке. Через минуту он оторвался и стал разбирать каракули, которые Фокс старательно вывел в своем блокноте. Свет, до того слабо льющийся из окна, совсем померк, и весь поселок погрузился во тьму. Аллейн слышал вдалеке покрикивания рыбаков, втаскивающих на песок свои лодки, и шум прибоя о каменный волнолом.

Внутри дома тоже тем временем послышались шаги и шорохи. Помрой явно не терял времени, чтобы привести в порядок отдельный зал бара. В общем зале послышался чей-то тост, потом все загоготали, потом — наступила тишина. Очевидно, там пили. Затем прозвучал голос Фокса, и кто-то ему ответил: «Ну конечно, сэр!»

Это наверняка Периш, подумал Аллейн. Дверь из общего зала в коридорчик распахнулась и снова захлопнулась. Фокс и Периш вошли в приемную к Аллейну.

Вечер выдался теплый, и Себастьян Периш расхаживал в шортах и тонкой голубенькой тенниске. Но он носил свой незамысловатый наряд с таким апломбом, словно производители этой немудреной одежды на коленях слезно молили его носить — в качестве Лучшей рекламы для их товаров — эти шорты и эту тенниску летом и зимой, днем и ночью, всегда, до самого его смертного часа! Периш сильно загорел, и на его оливкового цвета груди золотились колечки выгоревших под солнцем волос. Кудри на голове Периша были уложены с таким тщанием, будто его парикмахер только и делал, что мотался вслед за своим клиентом по стране и каждые пять минут подправлял волосок в шевелюре. Было нечто очаровательное в таком типе мужской красоты. Себастьян Периш словно совмещал в себе черты богатого колониального саиба, греческого бога — или, на худой конец, полубога — и истинного английского джентльмена. Вошедший вслед за ним обрюзгший и слегка неряшливый Фокс выглядел на этом фоне словно поганая антитеза всему прекрасному на земле…

— О, добрый вечер, инспектор! — воскликнул Периш.

— Добрый вечер. Извините, что побеспокоил вас, — учтиво ответил Аллейн.

Взгляд Периша словно сказал: ого, да вы, видно, тоже джентльмен! Он шагнул вперед и картинным мужским жестом выпростал вперед ладонь:

— Буду рад, если хоть чем-нибудь смогу вам помочь!

Примостившись на ручку кресла, актер вопросительно посмотрел на Аллейна, затем на Фокса.

— Мы все надеялись на это, — заявил Периш. — Все гадали, кто же даст знать в Скотленд-ярд?

— Но и местная полиция поработала совсем неплохо, — пробормотал Аллейн.

— О, ну конечно, бедняжки сделали что могли! — вздохнул Периш. — Конечно, они в простых вещах очень крепки и последовательны, но ведь не всякий случай прост и последователен, не так ли? Я был уверен, что по поводу смерти моего кузена обязательно запросят Скотленд-ярд!

Периш пристально глянул на Аллейна и вдруг выпалил:

— А ведь я вас знаю!

— Неужели? — вежливо удивился Аллейн. — Я и не предполагал, что…

— Я знаю вас! — повторил Периш драматическим баритоном. — Погодите минутку… Ну конечно! Я видел ваш портрет в книге о знаменитых судебных процессах!

И Периш с весьма светской улыбкой на лице повернулся к Фоксу.

— Как имя этого джентльмена?

— Это мистер Аллейн, сэр, — подавив усмешку, отвечал Фокс.

— Аллейн? О господи, ну конечно, Аллейн!

— Фокс, будьте так добры закрыть дверь, — сухо распорядился Аллейн, которому вся эта игривость совсем не нравилась. Он подождал, пока Фокс сделал требуемое, после чего заговорил деловым тоном:

— Мистер Периш, мы хотим задать вам ряд вопросов по поводу смерти вашего кузена. Местный суперинтендант представил нам отчет, но мы бы хотели выяснить подробности лично, если не возражаете.

Периш сделал выразительный жест царского легкомыслия и воскликнул:

— Ну естественно, джентльмены!

— Так вот, мы решили, что нам следует поговорить с вами…

— Одну минуточку, — вставил Периш. — Мне надо знать только одну вещь — был ли мой кузен убит?

Аллейн посмотрел на изящные руки Периша и, помолчав, ответил:

— Я не могу дать вам прямого ответа. Но насколько мы успели выяснить, признаков несчастного случая не имеется…

— Это чертовски гадко, — глухо проронил Периш. И туг в первый раз голос его зазвучал искренне.

— Но, конечно, как вы понимаете, признаки несчастного случая могут обнаружиться в дальнейшем, — утешил его Аллейн.

— Боже мой, я надеюсь, что это так…

— Да, конечно… Теперь, думаю, вы понимаете, что нам очень важно получить совершенно полную картину всего того, что произошло перед этим прискорбным происшествием?

— А вы уже говорили со стариком Помроем?

— Да.

— Он намекал вам на этого загадочного Легга?..

Аллейн оставил без внимания этот вопрос и задал свой:

— Мне бы хотелось выяснить точное расположение каждого человека в комнате в тот миг, когда мистер Легг метал дротики. Можете ли вы вспомнить?..

— Да я об этом всем думаю по сто раз на дню! Нет, не могу вспомнить, хоть убейте!

— Ничего, вы скажите, как помните, а дальше посмотрим, — предложил Аллейн.

Рассказ мистера Периша если и отличался чем-то от показаний старого Эйба Помроя, то только изяществом выражений.

— А можете ли вы вспомнить, где точно вы стояли, когда мистер Легг бросал дротики? — Задав этот вопрос, Аллейн отметил быстрое невольное движение холеных рук и небольшую паузу, которую выдержал Периш.

— М-м-м, я не совсем точно помню…

— Ну, например, не стояли ли вы рядом со столиком или у мишени?

— Ну, в принципе, может быть. Я следил за Леггом…

— Нет, все-таки попробуйте вспомнить. Вообразите, вот тут вот стоит Легг и целится своим дротиком…

На лице у Периша отразилась напряженная работа всех закоулков памяти… Аллейн быстро подбавил жару:

— Ну вот видите, вы вспомнили! Вы говорите, все здесь следили за Леггом? Итак, и вы на него смотрели во все глаза. А он сам к вам поворачивался?

— Э-э-э… Да.

Аллейн подвинул актеру лист бумаги:

— Поглядите, здесь изображена схема бара. Вот мишень, рядом со стойкой. Легг должен был стоять здесь, правда? И не остается места для двух человек, которые могли бы втереться сюда, в торец стойки, а ведь там уже стоял Билл Помрой. Итак, для того чтобы посмотреть в лицо Легга, вы должны были находиться у столика.

— Ну ладно, — примирительно хохотнул Периш. — Я же не говорю, что я не стоял у столика! Я только был слишком занят, чтобы обращать внимание на место, где я нахожусь…

— Естественно. Я хочу у вас спросить о другом. Видели ли вы, как Легг выдергивал дротики из мишени после пробных бросков?

— Ну да. То есть мой кузен выдернул их и дал Леггу. Я это помню.

— Великолепно! — заметил Аллейн. — Это важный пункт, и хорошо, что мы его уточнили. Спасибо… Теперь скажите, если вы стояли вот так, вы ведь видели всю комнату, правда? Не могли бы вы вспомнить, кто где стоял?

— Я могу только сказать, что все сгрудились вокруг Легга. Ну, кроме старика Эйба. Он торчал за стойкой. Да, и еще Билла. Он был там, в уголочке. Да, точно.

— То есть никто не мог подойти к столику без того, чтобы вы обратили на это внимание, так?

— Думаю, так. Ну конечно, о чем говорить! Но будь я проклят, если понимаю, зачем вам это нужно!

— А разве вы не помните, — вкрадчиво произнес Аллейн, — что стакан мистера Уочмена стоял на столе? Именно тот стакан, в котором чуть позже мисс Мур поднесла покойному глоток коньяку?..

* * *

Периш не отличался излившей чувствительностью, но быстрота, с которой цвет его лица сменился с розового на иссера-голубой, произвела на Аллейна сильное впечатление. Лицо актера враз осунулось, зрачки расширились как от боли.

— Это был отравленный дротик, — прошептал Периш. — Ведь полиция выяснила, что дело было в отравленном дротике… Отравленный дротик…

— Да-да. Так как? Никто не подходил к тому столику?

— Я… я просто не могу никого припомнить… Я… Да, наверное, никто…

— И после того как произошел несчастный случай?

— Что вы имеете в виду?

— Где каждый из вас находился?

— Ну, Люк… То есть мой кузен… Ему стало очень плохо — здесь, на кушетке… Кажется, я наклонился к нему… Помнится, я сказал… Ах, впрочем, теперь это не имеет значения…

— Тем не менее нам хотелось бы знать, что вы сказали ему.

— Ну, я велел ему держать себя в руках… Ну, поймите, я же не думал, что все так обернется. Ему всегда становилось дурно при виде крови — вот я и подумал, что и на сей раз он из-за этого расквасился.

— А знал ли кто-нибудь, кроме вас, об этой ахиллесовой пяте мистера Уочмена?

— Не знаю… Ну, наверное, Норман знал… Норман Кьюбитт. Мы с ним не так давно именно об этом болтали… По-моему, точно, болтали об этом…

— Мистер Периш, — строго произнес Аллейн, — не могли бы вы сконцентрировать все способности вашей памяти только на тех событиях, которые произошли после укола в палец, который ваш кузен претерпел с таким… гм!.. мужеством?

Периш встал и забегал по комнате, явно не находя себе места. Впрочем, Аллейн на протяжении своей карьеры неоднократно имел дело с артистами. Он хорошо представлял, что их поступки часто являются продолжением их сценических ролей, ничего с этим не поделаешь, и нельзя их насквозь фальшивое поведение считать просто притворным, как у нормальных людей другой профессии. Аллейн знал, что у актеров зачастую трудно распознать, где они говорят от души, а где этой самой душой кривят, и, кроме того, является ли это искривление души инстинктивным или намеренным. Короче, Периш метался по комнате, словно выполнял приказания весьма требовательного режиссера. И вероятно, он сам не предполагал, насколько театральными кажутся со стороны его страстные движения.

— Нет, я начинаю что-то понимать, — вдруг заявил Периш, круто оборачиваясь к собеседнику. — Но это похоже на дурной сон, ей-богу! Понимаете, погас свет, то есть не погас, а лампы вдруг потускнели до чертиков, а кроме того, все были здорово навеселе и мало что могли приметить… Я, простите, просто пытаюсь думать об этом как о мизансцене, а в мизансценах я всегда помню расстановку исполнителей…

— Отличная мысль! — подбодрил его Аллейн.

Отворилась дверь, и в комнату просунулась чья-то нечесаная голова.

— Извините, миль пардон, — молвила голова.

— А, мистер Кьюбитт? — сразу отреагировал Аллейн.

— Заходи, Норман! — пригласил Периш.

Кьюбитт вошел и прислонил холст, который держал в руке, лицом к стенке.

Периш представил друга следователям.

— Рад познакомиться, — сказал Аллейн. — Мы тут с мистером Перишем пытались восстановить картину, которая возникла после ранения пальца мистера Уочмена.

— Угу… — Лицо Кьюбитта скривилось в улыбке. — Ну, продолжайте, продолжайте… Прости, Себастьян, за мое вторжение в столь ответственный момент…

Художник присел на низенький табурет у огня и стал тыкать в камин палочкой. Периш, однако, выглядел сбитым с панталыку.

— Так вот… — пробормотал он. — Люк опустился… Опустился на кушетку. На ту, что рядом с камином… Легг, помнится, щебетал что-то о том, как ему невыносимо жаль, что так получилось… Норман и Дессима были у стойки бара, так? Она сидела на табурете у дальнего конца. Билл сделал шаг вперед, и старый Помрой тоже перегнулся через стойку. Погодите… Да, мисс Даррах сидела у камина в закутке, а в дупель пьяный Джордж Нарк шатался в том же районе… Правильно я говорю, Норман?

— Продолжайте, пожалуйста, — попросил Аллейн.

— Ну, свет замигал, а потом стало вдруг совершенно темно… — Периш искательно посмотрел на Кьюбитта.

— Да-да, — подтвердил Кьюбитт. — Это не коньяк виноват, Себ. На самом деле свет погас.

— А дальше вообще все было отвратительно, — вздохнул Периш. — Просто ужас! Может быть, мне не надо продолжать?

— Ну что ж, может быть, вы продолжите, мистер Кьюбитт? — предложил Аллейн.

Кьюбитт сосредоточенно набивал свою трубку. Ногти его, как обычно, были окрашены в разные цвета масляными красками.

— По-моему, эта мысль уже звучала на следствии, — заметил художник. — То, что Люк Уочмен был настолько потрясен видом собственной крови, что мог вполне дать дуба… И насчет погасших огней тоже правда. Похоже было, что свет в комнате запульсировал… И тени заметались… Я помню правую руку Люка. Этой рукой он шарил по груди, словно искал носовой платок или что-нибудь еще… Легг воскликнул что-то вроде: «Бог мой, неужели я его так поранил?» А потом говорит: «Посмотрите на его лицо! Разве это не приступ?» И туг ты, Себастьян, в запале отвечаешь: «Нет, ему просто конец приходит, когда он видит свою кровь…» Тогда именно ты это и сказал, Себ, насчет чувствительности Уочмена.

— А что я мог еще подумать? Я ведь…

— Я и не считаю, что ты думал в тот момент вообще что-нибудь. Но ведь Легг на самом деле был здорово расстроен, и тут Эйб побежал к буфету, стал вытягивать оттуда йод и бинт… Мисс Даррах очнулась от своей дремоты и взяла бинт у Эйба. Эйб налил йод на ранку, и тут Люк прямо передернулся весь, словно его оса укусила… Мисс Даррах сказала, что не худо бы ему дать глотнуть коньяку, и Дессима быстренько налила в стакан и подала Люку. Стакан-то стоял прямо здесь, на столе.

— На столе рядом с мишенью, близко от мистера Периша? — уточнил Аллейн.

— Ну да. — Кьюбитт насмешливо глянул на Аллейна сквозь клубы табачного дыма. — Так вот, Дессима дала Люку коньяку. Он глотнул, и тут уж ему стало совсем худо. Он прямо задергался весь… — Кьюбитт помолчал, покурил… — Это выглядело чертовски скверно. Стакан выпал из его руки. Тут подошла мисс Даррах со своим бинтиком и… И свет как раз вырубился…

— Ну что ж, все понятно, — подытожил Аллейн. — Я понимаю так, что после того, как Эйб Помрой взял йод и бинт из шкафа, и до того момента, как мистер Уочмен скончался, вы все собрались вокруг Уочмена?

— Да. И мы все не слишком-то двигались, прямо скажем. Во всяком случае, Легг, я, Билл… Да и Себастьян. Эйб и обе наши, так сказать, девушки подошли поближе. Вот и все.

— А когда свет наконец зажегся, все стояли на прежних местах? И никто не двигался? — спросил Аллейн.

— Ну, в основном да. Только…

— Только что?

Кьюбитт обратил долгий взгляд на Аллейна. Его погасшая трубка грозно торчала изо рта, словно замолкшее на время корабельное орудие. Он пошарил по карманам в поисках спичек.

— Насколько я помню, без света в комнате было до черта всяких движений…

Глава одиннадцатая Будни расследования

— О каких передвижениях вы говорите? — несколько удивленно переспросил Аллейн.

— Я знаю, о чем речь, — вмешался Периш, прежде чем Кьюбитт успел ответить. — Дело в Люке. У него случился приступ именно тогда, когда погас свет. И он дергался как марионетка… Это было ужасно — просто пантомима какая-то…

— Нет, я вовсе не это имел в виду, — флегматично продолжал Кьюбитт. — Да, Люк издавал какие-то звуки. И он колотил ногами по кушетке, словно намеревался выбить на ней узор в форме своих подошв, скажем мягко… Он раскидывал руки в стороны — ну и всякое такое…

— Бога ради, не надо говорить о подобных вещах! — взмолился Периш. — Я просто не понимаю, как ты можешь сидеть здесь так спокойно и рассуждать обо всем этом!

— Но ведь именно это от нас сейчас и требуется? — заметил Кьюбитт.

— Боюсь, что именно так, — вмешался Аллейн. — А какие еще передвижения вы заметили, кроме движения мистера Уочмена?

— Кто-то явно шарил по полу, — вставил Кьюбитт.

Периш нетерпеливо махнул рукой:

— Милый Норман! «Шарил по полу!» Ты вводишь суперинтенданта в явное заблуждение! Явное! Скорее всего кто-то просто наклонился к Люку, чтобы оказать ему помощь! Вот и все!

— Нет, я именно имею в виду — шарил! — повторил Кьюбитт. — Потому что кто-то даже боднул меня головой в коленку, а этого я не могу забыть и простить!

— А где вы стояли, мистер Кьюбитт? — спросил Аллейн.

— У самой кушетки, спиной к ней. Касался ее ногами, можно сказать.

— А почем ты знаешь, что тебя задели именно головой? — бросил Периш раздраженно. — Может быть, ногой?

— Я способен отличить башку от ноги даже в темноте, — отрезал Кьюбитт. — Поверь, для этого у меня достаточно жизненного опыта…

— Тогда, наверное, кто-то хотел подобрать упавший стакан, — заметил Периш.

— К этой минуте стакан уже был разбит! — Кьюбитт глянул на Аллейна. — Кто-то наступил на него в темноте и раскрошил… Но все это не так уж важно. Тем более, я не могу определить, чья это была голова. Снаружи головы у всех одинаково твердые…

— Может быть, это была голова Легга? — спросил Периш.

— Я же сказал, — мягко повторил Кьюбитт, — мне трудно судить о принадлежности боднувшей меня головы. Я знаю только, что она меня боднула. Причем ее тут же отдернули.

— Тогда, возможно, это был Эйб? — предположил Периш.

— Почему именно Эйб?

Периш повернулся к Аллейну и сказал несколько заискивающе:

— Дело в том, что, как раз перед тем как погас свет, Эйб Помрой уронил на пол склянку с йодом. Я хорошо это помню. Наверное, он нагнулся за ней.

— Да, если это был Эйб, то ему не удалось выполнить свою миссию, — заметил Аллейн. — Как вы помните, склянку потом нашли под диваном.

— Ну, он вполне мог ее не найти, ведь было чертовски темно!

— Верно, — кивнул Аллейн. — А почему сначала вы подумали, что это мог быть Легг?

Периш сразу как-то сник. Он встал, подошел к камину и засунул руки в карманы своих шортов. Выпятил челюсть.

— Знаете, я вовсе не собираюсь кого-нибудь обвинять, — сказал он. — Просто появляются всякие мысли… Мы уже обсуждали это с Норманом…

— Брось ты об этом! — воскликнул Кьюбитт. — Мы же не имеем ничего против этого человека! И ничего интересного для мистера Аллейна мы о нем сказать не можем. Я вполне отдаю себе отчет, что сам думаю прежде всего о собственном алиби. Ведь Уочмен завещал мне некие деньги — вы ведь знаете об этом, мистер Аллейн?

— Да.

— Ну так вот. Это ведь прекрасный мотив для нас с Перишем, не правда ли? Так что я не тешу себя надеждой, что вправе делать всякие предположения относительно других людей… — вызывающе проговорил Кьюбитт, пристально глядя вбок, в окно. — Эти вопросы, — добавил он, — всегда выявляют, так сказать, тонкие места в броне честности человека…

— Надеюсь, эти места не так уж тонки! — поспешил вставить Аллейн, желая успокоить художника.

— Ну да, конечно… Во всяком случае, спасибо, — сухо отвечал Кьюбитт.

— Ну-у, — протянул Периш с таким выражением, словно пытался изо всех сил встроиться в чужую беседу. — Не могу с тобой полностью согласиться, Норман. Я вовсе никогда не делал тайны из того, что старина Люк завещал мне деньги. Вообще-то это было вполне естественно — я ведь его ближайший родственник.

— Но ведь я-то ему не родственник! — заметил Кьюбитт.

— Милый мой! — торопливо вскричал Периш. — Ты был его самым близким другом! Люк именно так и сказал мне, когда…

Тут Периш осекся.

— Когда решил подставить свою руку под безжалостные дротики мистера Легга? — насмешливо продолжил Аллейн.

— Я не хотел об этом говорить, — потупился Периш. — Но послушай меня, старина Норман! Я просто уверен, что в этом грязном деле замешан Легг! Ведь кто еще мог знать, что дротик попадет в руку и, значит, вызовет такой ужасный конец? Не вижу здесь особых загадок!

— А какой у него мог быть мотив? — безнадежно спросил Кьюбитт.

— Насколько я понял, ваш кузен и Легг были совершенно незнакомы, — вставил Аллейн.

— Это он так говорил, — буркнул Периш. — Но я не слишком верю в это. Думаю, что Люк узнал Легга. Не сразу, конечно, а попозже. Вы, наверное, в курсе, что этот революционер долбанул машину моего двоюродного брата? Вообще все это страшно любопытно. Если, конечно, задуматься над этим, а не заниматься ерундой…

— Так каков же твой печальный вывод, Себ? — поинтересовался Кьюбитт. — Уж не думаешь ли ты, что Легг в течение года сидел в засаде в своей двухместной крошке, ожидая появления машины Люка Уочмена, чтобы протаранить ее? При чем тут эта авария?

— Не будь ослом, Норман! Я просто хотел сказать, что это странное совпадение…

— Вы имеете в виду первый вечер в баре? — осведомился Аллейн совершенно открыто, поскольку решил, что между друзьями и без того сказано достаточно. — Можно поговорить откровенно.

— Да… Ну ладно, я и так собирался вам рассказать… — пробормотал Периш. — Я говорил с Люком за ужином в баре. Он сообщил мне об аварии и весьма нелестно отозвался о виновнике — то есть о мистере Легге. И тут… Одним словом, Легг сидел тут же, в баре, и Люк понял, что тот слышит его разглагольствования. Тогда он встал, подошел к Леггу и стал с ним вести запанибратские беседы… Хотел исправить впечатление… Ну, вы понимаете, о чем я говорю. Легг был очень зажат и напряжен. Мало говорил.

— А это все случилось в тот момент, когда в гараже Помрой травил крыс?

— Да-да. Именно так.

— То есть Легг не присутствовал при травле?

— Надо полагать, нет! Но он все знал. Дело в том, что, когда Эйб вернулся из гаража со своей отравой, он громогласно объявил всем… Но… Это трудно описать, но ведь вы не знали моего кузена. Он кидался на Легга, но кидался очень аккуратно. Ты понимаешь, Норман, что я имею в виду.

— Да, — кивнул Кьюбитт. — И я отношу это на счет тщеславия Уочмена.

— Тщеславия? — переспросил Аллейн.

— Да, Периш не соглашается со мной в пункте о тщеславии Люка, — невесело улыбнулся Кьюбитт. — Но я всегда замечал: для Люка очень важно — чувствовать, что он со всяким может сойтись. Найти общий язык — а потом одержать верх. И мне кажется, что, когда Легг остался глух к красноречию Люка, тот здорово обозлился. Потом у них был матч в дартс и Легг победил. Но Люк не унимался. Он стал задевать Легга по поводу его убеждений и его работы. И именно в тот момент впервые проскользнула мысль об этом фокусе с дротиками.

— Ее высказал как раз Легг, — указал Периш.

— Да, но на эксперименте-то настоял Люк!

— Мистер Кьюбитт, у вас не возникло ощущения, что эти двое уже встречались раньше? — спросил Аллейн.

— Я не могу сказать наверняка, — заявил художник, откидывая назад волосы со лба. — Но в любом случае я не стал бы придавать большого значения словам Люка… — и добавил, вторя Перишу: — Вы ведь не встречали при жизни Люка Уочмена. Вам трудно понять, что он мог наговорить человеку при первой же встрече…

Аллейн посчитал неуместным заявлять, что он очень даже встречался с Уочменом при жизни, и потому спросил:

— А вы не могли бы указать на какой-нибудь конкретный признак того, что они друг друга узнали?

— Вообще-то больше значило то, как Люк с ним разговаривал, чем то, что он говорил, — заметил Периш. — Он болтал что-то о работе Легга и намекал, что тот здорово гребет под себя, в смысле общественной кассы… Что-то в этом роде, правда, Норман?

— Да, я припоминаю фразу о том, что он готов водить людей за нос, — согласился Кьюбитт. И эта фраза прозвучала, конечно, оскорбительно. И конечно, Люк пригласил Легга сыграть в «круглые сутки» вовсе не по всем правилам этикета, или, если хотите, с очень толстым намеком… В общем, слушать их беседу было довольно тягостно. Люк еще спросил у Легга, как тому удается убивать время.

— О-о-о! — протянул Аллейн.

— Но это звучало тоже очень обидно, особенно с его адвокатской интонацией…

— Можно подумать, старик, что ты взялся защищать Легга, — нервно осклабился Периш. — Вот уж нелепица!

— Вовсе я не пытаюсь его защищать — на кой он мне сдался! Просто я не хочу делать из него таинственного незнакомца, «мистера Икса». Так вот, насколько нам известно, этот мистер Икс — большой поклонник России и эту свою любовь сочетает с увлечением почтовыми марками. Но самое главное, я не могу понять, каким образом Легг мог бы отравить дротик. Я почти готов поклясться, что он этого не делал. Я следил за его руками — а руки Легга смахивают на заляпанные навозом грабли и мало способны на какие-либо тонкие действия. Ты заметил, Себастьян, ведь он вечно роняет деньги, когда расплачивается? Вряд ли бы он взялся за деликатную работу с цианидом…

Аллейн искоса глянул на Фокса:

— Мистер Фокс тут гадал, уж не фокусник ли мистер Легг…

— Кто знает? — воскликнул Периш. — Все может быть!

— Нет уж, я могу биться об заклад, что он простофиля и медведь! — упрямо рубанул Кьюбитт, закурил и неожиданно добавил: — Что, конечно, тоже абсурдно.

Периш вздрогнул и посмотрел на Кьюбитта так, словно страшно ненавидел его и боялся…

— Кажется, ты сильно в себе уверен, Норман, — процедил он сквозь зубы. — А мое мнение для тебя — тьфу! Раз так, я лучше пойду и не стану отнимать у мистера Аллейна его драгоценного времени!

— Мой милый Себ… — начал было Кьюбитт, но тут вмешался Аллейн:

— Попрошу вас, мистер Периш! Я вижу, что этот бессмысленный обмен колкостями вас весьма раздражает. Но хочу вас заверить, что мы будем продвигаться в нашем исследовании хоть и медленно, но очень осторожно. И если между вашим покойным кузеном и этим человеком была некая связь, мы ее обязательно выявим.

— Хотелось бы надеяться, — проронил Периш неуверенно. — Прошу прощения, я был несдержан, но вы должны понять, что эти события поразили меня в самое сердце!

«М-да, подумал Аллейн, гладко излагает, как по-писаному…» Вслух же сказал:

— Ну конечно, мы уважаем ваши чувства… Я уже почти закончил свои вопросы. Остаются только один-два пункта. Я понял так, что вы осмотрели новый набор дротиков, прежде чем их взял Легг?

Периш оцепенел. Глаза его испуганно забегали, словно у нашкодившего школяра.

— Я только взял их и осмотрел, — промямлил он. — Вам каждый подтвердит… — Тут он вдруг взорвался: — Черт возьми, вы еще станете намекать, что я убил собственного кузена!

— Я не собирался этого делать, — примирительно улыбнулся Аллейн. — Мне бы только хотелось узнать, кто трогал дротики до и после вас.

Периш судорожно глотал ртом воздух. Когда он наконец смог заговорить, в голосе его звучала бессильная ярость:

— Что же вы сразу-то не сказали — у меня чуть сердечный припадок не случился!..

Неожиданно вступил Кьюбитт:

— Думаю, я вам могу рассказать об этом, суперинтендант. Эйб распечатал коробку и выложил дротики на стойку бара. Периш просто взял две-три штучки и попробовал иголку на пальце. Вот и все. Правда, Себастьян?

— Не знаю, — буркнул Периш. — Говори, пожалуйста, за себя. Я этого всего не помню. И чего ради мне помнить?

— Люди вообще многое в жизни делают без всякой особой цели! — весело откликнулся Аллейн.

— Так вот, — хладнокровно продолжал Кьюбитт, — когда Себастьян положил дротики на стойку, их взял Билл Помрой. Поднес к свету и стал рассматривать. Он еще что-то сказал о том, как они сделаны… Дескать, у них центр тяжести, что ли, смещен от свинцовой окантовки в сторону медного кончика… Еще он сказал, что с картонными крылышками дротики летят лучше, чем с перьями. Эйб попытался приладить картонные перышки… — Кьюбитт помолчал и добавил: — Вообще-то я готов поклясться, что Периш ничего не делал с дротиками, только взял их, посмотрел и положил обратно…

— Спасибо, Норман! — картинно поклонился ему Периш. — На этом все, мистер Аллейн?

— Почти. Мой последний вопрос — видели ли вы, как мисс Мур наливала коньяк для мистера Уочмена?

Последовало гробовое молчание. Себастьян Периш потер ладонью лоб и взглянул на Аллейна отчасти испуганно, отчасти жалобно…

— Я… я за ней не следил, но… Думаю, вам не стоит углубляться в этот вопрос… Дессима Мур такая девушка, что…

— Себастьян! — спокойно прервал друга Кьюбитт. — Пойми, что мистер Аллейн потом сам поговорит с Дессимой и поймет, что она не представляет интереса для следствия. Но ведь задавать эти вопросы — его обязанность! Это будни расследования, я уверен! Видите, я читаю иногда детективные романы. Не правда ли, мистер Аллейн?

— Совершенно точно! Будни — вот то самое слово! Но их авторы, думаю, представляют себе рутину и будни исключительно по полицейским справочникам и газетной хронике. Конечно, писатель может назвать главу «Будни расследования», и там у него в шесть фраз будет описано шесть недель нуднейшей и противнейшей работы. Ему бы поскорее разделаться с этой рутиной, о которой читателю будет тоскливо читать, и приступить ко всяким пикантным деталям. Хотел бы, чтобы мы в жизни могли поступать так же. Но — увы и ах!

— Ну что ж, я буду следовать правилам жизни, — сардонически усмехнулся Кьюбитт. — Итак, Дессима Мур наливала коньяк. Я не очень-то разобрал как, потому что сделала она это довольно стремительно. Она, вероятно, просто плеснула немного коньяку в стакан и прямиком побежала с ним к Уочмену. И должен отметить, что Дессима была с Уочменом в самых… самых прекрасных отношениях и никоим образом не могла желать ему смерти.

— Господи боже! — воскликнул Периш. — Ну конечно, конечно! Никоим образом!

— Хорошо, — сказал Аллейн. — Но я понял так, что, поскольку мистер Периш стоял рядом со столиком, он просто обязан был видеть, что делалось со стаканом коньяка, не правда ли? Стакан ведь взяли со столика? А вся остальная группа сгрудилась вокруг Легга… Я правильно понимаю, мистер Кьюбитт?

— Да, но… кроме Билла Помроя. Он стоял в сторонке, вот так, но тоже не мог дотянуться до столика… Никто…

Кьюбитт осекся.

— И что же?

— По-моему, стакана никто не мог трогать, ни до, ни тем более после того как его взяла Дессима Мур. Никто.

— Хорошо. Спасибо, джентльмены, — вздохнул Аллейн. — На сегодня это все.

* * *

— Сколько там натикало, Фокс? — спросил Аллейн, подымая глаза от своих записей.

— Половина десятого, сэр.

— Легг появился?

— Нет еще.

Фокс слегка нагнулся и осторожно прикрыл дверь. Он всегда закрывал дверь крайне тщательным образом, словно обычный поворот ручки представлял собой невероятно тонкую операцию.

— Легг, — медленно продолжал Фокс, — здесь, вероятно, здорово страдает и не слишком склонен торчать дома. Я только что был в баре, говорил с людьми, да и кружечку выпил… И встретил там этого. Который Нарк. Правда, хотя он и надирается до полного остекленения, его уж никак нельзя назвать алкашом или, если ближе к его фамилии, Наркошом! На редкость занудливый джентльмен! И рассудителен до тошноты! Понимаю, почему его так невзлюбил Эйб…

— А что такое?

— Он всякий раз вытирает кружку изнутри своим сопливым и заскорузлым носовым платком и только после этого подставляет ее под пиво. Говорит, что так оно будет надежнее в этом гнезде отравителей. Представляете, каково это слушать старику Помрою? А ведь Нарк еще и разглагольствует на всякие темы!

— На какие же?

— О юриспруденции и уголовном праве, — мрачно буркнул Фокс с гримасой отвращения. — Он сел на этого конька, как только узнал, кто я такой и где работаю… Собственно, за те полчаса, что я провел в пивной, человеческое существо не способно высказать больше глупостей, чем это удалось мистеру Нарку. Вы с ним только начните говорить, шеф. Он и вам мозги вправит.

— Нет уж, спасибо, — засмеялся Аллейн. — А почему вы сказали, что Леггу тут несладко?

Фокс грузно опустился в кресло. Кресло жалобно пискнуло, но выдержало.

— Да все дело в старике Помрое, — махнул он рукой. — Эйб думает, что Легг — убийца, и стал давить на него, чтобы тот поскорее искал себе другую квартиру. Но Билл вступился за приятеля, и в результате Леггу позволили остаться здесь, в «Перышках». Но Легг все-таки нашел себе квартирку в Иллингтоне и собирается переезжать туда в понедельник. В баре к нему тут все неплохо относятся, я имею в виду завсегдатаев, но они люди простецкие, мало что понимают в преступлениях… Там сейчас был этот Оутс, местный констебль, очень хочет вас видеть, сэр.

— А-а-а… Ну ладно, давайте с ним потолкуем, рано или поздно придется. Все равно мы пока ждем Легга. Ведите сюда этого деревенского Пинкертона.

Фокс вышел и через минуту вернулся.

— Констебль Оутс, сэр, — провозгласил он.

В комнату втиснулся Оутс, красный, как кирпичная стена, и прямой, как пушечный ствол, от напряжения и осознания важности момента. Взяв шлем под мышку, он отдал честь по всем правилам.

— Добрый вечер, Оутс, — поприветствовал Аллейн коллегу.

— Добрый вечер, сэр!

— Мистер Харпер говорил мне, будто вы дежурили в ту ночь, когда умер мистер Уочмен. Это вы там делали пометки мелом на полу?

Констебль понимающе прищурился.

— Некоторые из них, сэр! — отвечал он. — Ну там место, где дротик нашли, и на диване, куда мистер Уочмен свалился… Я использовал мел от доски, где счет записывают.

— Это у вас первый такой случай в практике?

— Да, сэр!

— Похоже, вы в этакой обстановке не растерялись, а?

Перед внутренним взором констебля Оутса пронеслись яркие картины, вычитанные им из дешевых детективов и виденные в боевиках, когда Молодому Констеблю удавалось подметить детали, ускользнувшие от Старшего Офицера, и тогда мудрый Старший Офицер, милостиво глядя на своего не по годам разумного помощника, покровительственно говорил что-то вроде: «Черт меня подери, парень, ты здорово сделал свою работу!» После этого Молодой Констебль непременно начинал невероятно быстро продвигаться по службе… Причем сам Оутс вообразил себя как две капли воды похожим на молодого удачливого полисмена из фильма…

— Рад стараться! — рявкнул Оутс, выпячивая грудь, хотя до этого казалось, что грудь его выпячена уже до последнего предела анатомических возможностей.

— Я хотел бы узнать, как вы появились на месте происшествия? — спросил Аллейн.

— Сказать своими словами, сэр?

— Вот именно, Оутс, пожалуйста, — кивнул Аллейн, пряча улыбку.

Дик Оутс втянул в себя побольше воздуха, быстренько собрался с теми немногими мыслями, которые удалось обнаружить в голове, и отчеканил:

— Вечером в пятницу, второго августа… — Тут его голос взмыл вверх до дисканта. Заело! Оутс в ужасе замолк, потом прочистил горло и начал снова, уже громовым басом:

— Вечером в пятницу, второго августа сего года, примерно в девять шестнадцать, будучи на своем дежурстве, я следовал патрульным обходом вверх по Оттеркомбской лестнице, когда услышал, что меня зовут. Дважды прозвучало имя «Оутс», из дверей «Перышек», постоялого двора, владелец Эйб Помрой… Проследовав к двери заведения, я был встречен Биллом Помроем и проинформирован им, что произошел несчастный случай. Мисс Дессима Мур изнутри комнаты выдвинулась на позицию у двери и сказала: «Нет сомнений, он мертв». Я переспросил, будучи удивлен: «Боже мой, кто мертв?» Мисс Мур ответила: «Уочмен». Тогда я проследовал в отдельный зал бара, сэр…

Оутс сделал эффектную паузу. Аллейн уже ждал реверанса или чего-то в этом роде.

— Послушайте, Оутс, — взмолился Аллейн, не дождавшись, — когда я просил рассказать своими словами, я имел в виду, что вы передадите нам свои ощущения от случившегося… Не подумайте, эти сведения не будут использованы против вас. Мы уже видели ваш формальный отчет в отделении, у Харпера.

— Есть, сэр! — ухнул Оутс, выпуская из ноздрей набранный прежде воздух с мощностью проколотой шины.

— Ну так что вам показалось — люди там были сильно пьяными, тепленькими, умеренно тепленькими или трезвыми и холодными, как непьющий покойник?

— Я понял так, сэр, что они здорово вмазали, но враз протрезвели, сэр.

— Все?

— Ну, как вам сказать, сэр, когда я уходил из бара прямо перед девятью часами, там все были не то чтобы вдребодан, но, так сказать, под мухой…

— Все, включая Легга?

— Да, сэр, — отвечал Оутс. — Он был протрезвевший, но страшно сконфужен. Даже не мог в рот трубкой попасть.

— Однако с дротиками он управлялся ловко, — заметил Фокс.

— Ну да, сэр, в общем-то так… Но ведь это уж такой навык, который от выпитого не исчезает, правда? А ведь он выпил два бокала коньяку…

— Но сразу протрезвел от потрясения? — спросил Аллейн.

— Я так и прикинул для себя, сэр.

— Было ли что-то в поведении Легга или кого-нибудь еще, что могло вызвать у вас мысль, будто это вовсе не несчастный случай?

— Ну, Легг выглядел просто опрокинутым, так можно сказать. Все ведь смахивало на то, словно он после небольшой ссоры стал биться с человеком об заклад и продырявил ему руку дротиком, то есть, можно сказать, убил человека одним-единственным дротиком, ежели посмотреть на дело со смешной стороны… Легг стоял весь бледный и дрожащий, как ощипанная курица, и все повторял, что у покойного случился столбняк. Вообще-то, сэр, мне его поведение показалось вполне естественным. И то же самое можно сказать про Эйба Помроя. Он был взволнован, да, ну да кто не станет волноваться в таких обстоятельствах, сэр? Когда перед тобой в твоем собственном баре возникает свежий покойник? Молодой Билл — так тот глаз не отрывал от мисс Дессимы Мур. Оно и понятно. Она собой хороша, не поспоришь. И она смотрит на Билла вот такими глазами, восемь на двенадцать, и готова бежать от греха подальше. Вроде как напугана до смерти. Рассказала мне, что налила покойному коньяку, а после вышла вместе с этим Биллом. А уж он сам дал мне полный отчет, чего и как случилось. Парень не растерялся, Билл-то…

— А двое других?

— Ну, мистер Периш тоже выглядел напуганным и довольно жалким. Расстроен до чертиков, чуть не ревет. Говорил отрывисто, не поймешь ни хрена… В общем, сам не свой. Мистер Кьюбитт — тот тоже был аж синий и боялся близко к покойному подходить. Даже смотреть не мог. Но говорил трезво и холодно. Рассудительно. Потом, кажись, мистер Периш ушел, а мистер Кьюбитт остался. И мне кажется так, что все-таки самый расстроенный из всех был мистер Кьюбитт.

— Ясно. Продолжайте, — кивнул Аллейн.

— Ну что еще? Мисс Даррах я не видал до самого следующего утра. Держала она себя очень разумно. У ней, правда, щека подергивалась, когда она говорила обо всем этом, но говорила она разумно. Поболтать она любит, сэр, и похоже, что, как только она оправилась от удивления, она все хорошенько обмозговала…

— Да? Ну тогда у нас остается на закуску мистер Нарк.

— А что Нарк — он только блевал да перхал, как овца, пьяный в стельку, сэр!

— Понятно. Ну что ж, Оутс, вы нам дали вполне достаточно сведений обо всех действующих лицах… Теперь вернемся к дротику. Где вы его нашли?

— Его нашел Легг, сэр. Я почти сразу потребовал разыскать этот дротик. Но все были в таком ступоре, что не откликнулись. Только Легг все повторял, дескать, неужели от укола маленьким дротиком человек может откинуться, и все в таком роде. Легг стал шарить по полу и нашел дротик. Острие было чем-то окрашено, должно быть кровью, сэр, а может быть, и ядом… — Оутс кашлянул и робко добавил: — Если мне можно высказать свое мнение, сэр, то…

— Говорите, Оутс.

— Понимаете, все в один голос говорят, что Уочмен выдернул дротик и бросил его на пол по ту сторону стола. А когда дротик нашелся, так он лежал плашмя на полу.

— Как?! — воскликнул Фокс.

— Да, сэр, лежал плашмя! — повторил Оутс. — Я видел своими глазами. Да вы спросите у Легга.

— А где лежал дротик?

— Перед столом, сэр. Там, где и говорили.

— Ага… — задумчиво протянул Аллейн, а вслед за тем сокровенные грезы констебля Оутса неожиданно стали воплощаться в жизнь. И Старший Офицер, почти божество, суперинтендант Аллейн произнес:

— Черт меня подери, парень, но, по-моему, ты здорово поработал!

Глава двенадцатая Мистер Легг ведет себя очень странно

В свой первый вечер, проведенный в Оттеркомбе, Аллейн и Фокс после ухода Оутса сели рядышком и стали разрабатывать план действий. Теперь у Аллейна уже не оставалось ни малейших сомнений, что Уочмен был убит.

— Если тут только нет какого-нибудь подвоха, — вздохнул суперинтендант. — Посмотрите, Фокс, вся цепочка: крысиная нора, дротик, кусок мокрой газеты — все дает нам пусть самый минимальный ответ на вопрос «кто?», но никоим образом не объясняет «как?» Впрочем, остается еще закопченный кусок стекла из камина.

— Я спрашивал старика Помроя. Камин вычищали как раз накануне.

— Ну что ж, будем надеяться, эксперты нам ответят, осколок ли это от стакана или совершенно посторонняя стекляшка… О-хо-хо!..

Аллейн зевнул, потянулся и облокотился на подоконник. Ночь выдалась лунная, и прихотливо лепящиеся друг к другу черепичные крыши Оттеркомба, бело-черные в молочном свете, выглядели сошедшими со средневековой гравюры… Отсюда, почти что с высоты птичьего полета обозревавшему Оттеркомб Аллейну захотелось снова вернуться в детство и послушать захватывающие дух полуночные детские сказки… На ветвях плакучей ивы сидела кошка, тоскливо глядела на луну и явно с нетерпеньем ждала свидания, назначенного важным, респектабельным котом, который не торопясь приближался к ней со стороны ближайшей крыши…

— Все спят, — сказал Аллейн, — кроме нас и мистера Роберта Легга. Неужели он так и не пожелает прийти и провести ночь в своей постели? Не случилось бы с ним чего…

— А вон по тоннелю едет машина, — заметил Фокс.

Судя по звуку мотора, это был маленький и к тому же старенький автомобиль. Машина въехала во двор с противоположной стороны здания, водитель выключил мотор и на холостом ходу подъехал к гаражу. Скрежетнули тормоза, негромко клацнула дверца. Затем заскрипели ворота гаража.

— Это он, — шепнул Фокс.

— Отлично, — оживился Аллейн. — Ступайте-ка в коридор, Фокс, загородите его. С вашим телосложением это не потребует никаких усилий… Когда появится Легг, тащите его сюда.

Фокс вышел, не притворив за собой дверь. По двору прохрустели негромкие шаги. Вскоре из коридора донесся глухой голос Фокса:

— Добрый вечер, сэр. Вы — мистер Роберт Легг?

Голос отвечал неразборчиво.

— Не могли бы вы уделить нам пару минут, сэр? Мы офицеры Скотленд-ярда. Суперинтендант Аллейн хотел бы побеседовать с вами.

Снова бормотание, потом приближающиеся шаги.

— Сюда, сэр, — сказал Фокс, впуская в комнату Легга.

Аллейн увидел перед собой невысокого сутулого человека. Крупная угловатая голова, седые пряди, грубое, словно вырубленное из дерева лицо, большие мозолистые руки… Легг, щурившийся от яркого света, казался довольно жалким и беззащитным…

— Мистер Легг? — переспросил Аллейн. — Извините, что побеспокоил вас в такой поздний час. Присядьте, пожалуйста.

Фокс подвинул к столу стул, и Легг безмолвно сел. Аллейн отметил, что одежда Легга была, безусловно, в свое время хорошей и дорогой, однако «свое время» давным-давно прошло. Все в этом человеке было блеклым и обезличенным. Легг тревожно посматривал на следователей, из неплотно прикрытого рта выглядывали явно искусственные зубы.

— Думаю, вы догадались, зачем мы здесь, — начал Аллейн.

Легг промолчал.

— Мы проводим следствие по делу о смерти мистера Люка Уочмена.

— Да? — Легг тихо удивился.

— И хотим задать вам пару-тройку вопросов.

Водянисто-бледные глаза Легга замигали.

— Буду только рад, — прошептал он.

— Скажите, у вас сложилось какое-то мнение о происшедшем? — спросил Аллейн.

— Это был несчастный случай.

— А вы думаете, что это возможно?

Легг посмотрел на Аллейна так, словно полицейский высказал нечто совершенно непотребное.

— Как так? Конечно, возможно! Ужасно, но возможно… С ядами нельзя обращаться так беспечно… Надо было купить мышеловки, вот что. И аптекарю надо бы впаять крупный штраф. Это халатность! — Легг перешел на конспиративный шепот. — Это просто дикий, вездесущий яд… И было преступно вносить его в дом. Так и коронер сказал.

Он говорил слегка шепелявя, очевидно, из-за вставных зубов.

— Ну и как, по-вашему, яд мог попасть на дротик, которым был ранен мистер Уочмен? — осведомился Аллейн.

Легг сделал жест, который поразил Аллейна: поднял глаза и погрозил Аллейну пальцем, похожим на шишковатую поджаренную сардельку. Не будь у Легга такого испуганного лица, он бы выглядел довольно устрашающе и развязно.

— Вы меня подозреваете! — обозлился он. — А не следовало бы!

Аллейн был так ошарашен, что не нашелся, что ответить.

— Не следует вам меня подозревать! — повторил Легг уже спокойнее.

— Случай, знаете ли, неоднозначный…

— Он мертв, — прошептал Легг. — И лежит в могиле. Но я не виноват ни в чем. Меня сделали козлом отпущения. Инструментом убийства, без моего ведома… Не так-то приятно, знаете, когда тебя используют в таком качестве…

— Верно. Но тем более в ваших интересах помочь следствию раскопать это дело.

— Я-то готов, — тут же откликнулся Легг. — Но, видите ли, меня не особенно тут любят, и… и это меня пугает…

— Ничто вас пугать не должно, — успокоил его Аллейн. — Впрочем, мы отклонились от рутинной процедуры. Сообщите нам, пожалуйста, ваше полное имя и адрес.

Фокс раскрыл свой знаменитый блокнот. Легг неожиданно встал и быстро заговорил:

— Роберт Легг, Оттеркомб, «Перышки»… Южный Девон. Служебный адрес — секретарь и казначей Комбского Левого Движения, почтовый ящик сто девятнадцать, Иллингтон.

И снова сел.

— Спасибо, сэр, — коротко бросил Фокс.

— Долго ли вы здесь проживаете?

— Десять месяцев. У меня больные легкие, знаете ли. Но ничего серьезного, похоже. Мне, наверное, не стоит нервничать по этому поводу… Но общее состояние здоровья неважное. Фурункулы. Даже, знаете ли, в ушах… Мой доктор посоветовал мне приехать сюда пожить…

— Откуда приехать?

— Я прибыл из Ливерпуля. Жил я там на Флэттери-стрит, семнадцать. Там очень дымный район.

— Это был ваш постоянный адрес?

— Да. Я работал секретарем в двух местах. Потом пыльщиком.

— Кем-кем?

— Пыльщиком. Ну, уборщиком на пылесосе. Но это вредило моим легким. Короче, я бросил это гнилое занятие и решил попробовать с почтовыми марками.

В речи Легга будто случайно проскальзывали некоторые интеллигентские словечки, и Аллейн про себя удивлялся, неужели это простой уборщик или пусть даже филателист…

— Как долго вы жили в Ливерпуле?

— Года два.

— А до того?

— В Лондоне. В Сити. Вообще-то я родился в Лондоне. Почему вы спрашиваете?

— Рутина, мистер Легг, — отвечал Аллейн, вспомнив слова Кьюбитта. — Вот что я хотел у вас спросить: вы встречали раньше мистера Уочмена? До того, как он приехал в Оттеркомб?

— Да, конечно.

Аллейн удивленно поднял глаза:

— А вас не затруднит рассказать мне, где именно вы встречались с покойным? Вы, конечно, имеете право не отвечать на вопросы, если не хотите…

— Ну что вы, я совсем не возражаю, инспектор… У нас было с ним легкое столкновение на дидлстокском перекрестке. Столкновение машин, я имею в виду… Но он повел себя весьма великодушно…

Аллейн смотрел на собеседника в упор, и Легг несколько раз нервно мигнул. Фокс, кажется, втихомолку ухмылялся, черкая в своем блокноте.

— И это был первый раз, когда вы его видели?

— О нет. Я видел его и раньше. В суде.

— Что?

— Я любил ходить на судебные заседания, пока жил в Лондоне. Меня это всегда привлекало, правду сказать. Но мистер Уочмен-то меня не знал, конечно.

— Ну да, ясное дело, — кивнул Аллейн и задумчиво передвинул массивную чернильницу с одного конца стола на другой. — Мистер Легг, — наконец продолжил допрос суперинтендант, — скажите, сколько вы выпили в тот вечер? В пятницу?

— Много, довольно много, — торопливо ответил Легг. — Сейчас только я понял, сколько же я выпил! Может быть, не столько, сколько некоторые там, но вполне достаточно для меня. Наверное, так — иначе бы я не промахнулся… Разве что он сдвинул свой палец… — Легг со значением посмотрел на Аллейна. — Вообще-то я отлично играю, когда чуток подшофе, — продолжал он. — Но в тот раз я явно перебрал, явно. Никогда себе этого не прощу…

— Как быстро вы осознали, что произошло? — спросил Аллейн.

— О, прошло немало времени! Сперва я решил, что это столбняк или что-то в этом роде. В тот момент, знаете ли, я начисто позабыл про эту проклятую отраву. И уж конечно, мне и в голову не пришло, что в то утро мистер Помрой открывал буфет, где стояла эта дрянь.

— Да, но ведь он сделал это из-за…

— Да-да, я знаю, что вы хотите сказать! — воскликнул Легг. — Вы сейчас скажете, что ведь Помрой открывал буфет, чтобы достать оттуда йод именно для меня. Но поверьте, в тот момент я мог и про это забыть. Но… одним словом, может быть, Помрой случайно коснулся флакона с ядом рукой и потом перенес на дротик, не знаю… Не исключаю, что это вообще какая-то мистика и роковая случайность… — Его лицо страдальчески скривилось. — Господи, как же мне не везет всегда, — прошептал он. — Как я жалок, черт возьми…

Люди необаятельные и непривлекательные тем не менее обладают одним оружием, которое применяют редко — но метко. Это оружие — пафос жалости. В Легге сейчас было нечто нестерпимо жалкое: в его порывистости, в его растерянности, в его страхе и робких попытках пожаловаться на жизнь… У Аллейна неожиданно возникло сильнейшее желание вышвырнуть этого размазню прочь, как нечто неприятное и болезненное. Но вместо этого Аллейн сказал:

— Мистер Легг, вы не будете возражать, если мы возьмем у вас отпечатки пальцев?

Стул отлетел прочь и опрокинулся, а Легг, подпрыгнув, словно заяц, поднятый с места собаками, заломил руки и простонал сквозь брызнувшие слезы:

— О боже! Я так и знал! Так и знал, что вы скажете мне именно это!..

* * *

— Ну, давайте без истерик, мистер Легг, — укоризненно покачал головой Аллейн. — Не надо принимать это так близко к сердцу! И потом, если вы уверены, что произошел несчастный случай, вам тем более нечего бояться. В конце концов, в этой процедуре нет ничего ужасного!

— Нет, есть! Есть! — возразил Легг, все еще с нотками рыдания в голосе. — Это совершенно ужасное дело! Оно подразумевает многое! Многое! И я решительно отказываюсь! Решительно!

— Ну что ж, — сказал Аллейн, — значит, мы не станем брать у вас отпечатки…

Легг высморкался в полный нос, шумно и крепко, продолжая затравленно глядеть на Аллейна поверх носового платка.

— Ну да, ну да, — бормотал он. — Я знаю, что вы задумали. Вы возьмете у меня отпечатки обманным путем… Украдете их. Я слышал об этой полицейской практике, слышал… Конечно, в государстве, где заправляют капиталисты, так и должно быть, натурально… Вы мне дадите фотографии якобы на опознание, я их потрогаю, а вы потом снимете мои отпечатки…

— Уже нет, — усмехнулся Аллейн. — Вы ведь нас предупредили…

— Все равно, вы их получите без моего согласия и сфабрикуете улики против меня! Вот что вы сделаете.

— Что вы имеете в виду под сфабрикованными уликами?

— Насчет меня! — воскликнул Легг, драматически шепелявя, как от переизбытка благородных и оскорбленных чувств.

— Вы же сами понимаете, что ерунду городите, — спокойно заметил Аллейн. — Не советую вам продолжать в том же ключе.

— Мне вообще не нужно говорить! Вы загоните меня в ловушку своими ложными уликами! И я не позволю задерживать меня здесь против моей воли!

— Бог мой, вы вольны передвигаться во всех возможных направлениях! — раздраженно бросил Аллейн. — Фокс, будьте любезны, помогите мистеру Леггу открыть дверь!

Фокс, как всегда очень осторожно, щелкнул замком. Легг двинулся к выходу, но на пороге обернулся:

— Если бы только, — выдохнул он с большим волнением и силой, — если бы только у вас хватило здравого смысла понять, что я ничего не смог бы сделать, даже если бы пожелал! Господи, только бы вы это поняли и оставили меня в покое! Вы ведь даже не представляете, какую рану вы мне наносите! Господи, только бы вы оставили меня в покое!

С хлюпаньем потянув носом, Легг обреченно махнул рукой и удалился.

Фокс стоял как скала, положа ладонь на дверную ручку и прислушиваясь к удаляющимся шагам.

— Идет в гараж, — сообщил он. — Надеюсь, этот хлюпик не смоется?

— Не думаю. Во всяком случае, не на машине.

Фокс все стоял, завороженно глядя на Аллейна.

— Странное дело, не правда ли, шеф? — протянул он.

— Очень странное, — кивнул Аллейн. — Вот еще что. По поводу его костюма. Могу биться об заклад, что сшит этот костюмчик был портным именно на мистера Легга, причем лет шесть назад. Он на нем здорово сидит, а фигура у нашего приятеля, прямо скажем, не совсем обычная. Извилистая фигурка!..

— Заметили его лапищи? Похоже, с этим человеком что-то случилось, отчего он покатился вниз. А ведь в свое время наверняка вращался в хорошем обществе!..

— А как же. Тут все вместе — руки, волосы, походка и речь… Я терпеть не могу, когда мужчины хнычут. Ладно. Фокс, позвоните в Иллингтон Харперу, пусть пошлет дротик на экспертизу к Даббсу. На дротике должны быть отпечатки Легга.

Фокс пошел к телефону, передал краткие инструкции и вернулся к Аллейну.

— Все-таки интересно, кто он такой и зачем его втянули в это дело… — задумчиво пробормотал он.

— Вот это нам и нужно выяснить.

— Вел он себя как последний кретин. Какого черта он не дал свои отпечатки? Но ведь нам они все равно нужны?

— Ничего, — лукаво улыбнулся Аллейн. — Мы их возьмем хитростью. Он ведь нам сам это подсказал.

— Любопытно, что он там делает? — нетерпеливо бросил Фокс, вслушиваясь.

— Погодите минутку, я посмотрю… — прошептал Аллейн и крадучись вышел в коридор.

Легг оставил боковую дверь приоткрытой, и видна была часть внутреннего дворика, залитого лунным светом. Передвигаясь мягко, словно кот, идущий на свидание, Аллейн проскользнул через дворик, притаился в тени распахнутых ворот гаража и стал вслушиваться.

Из гаража слышался шепот, прерываемый иногда глухими ударами, и хрипловатое дыхание… По камню шаркнул чей-то ботинок, и снова — шепот… Аллейн так же незаметно стал отступать и вернулся в дом.

— Ну, в чем там дело, сэр? — поинтересовался Фокс.

— Полирует свою машину! Отпечатков на ней больше не будет! — ухмыляясь, объявил Аллейн.

— Черт побери, — пробормотал Фокс.

— Он просто вконец помешался… Ладно, пусть протрет свою крошку, придет в себя. Тушите свет, Братец Лис. Если вы этого не сделаете, он протрет в тачке дыры…

Фокс погасил свет. Некоторое время сыщики сидели в полной темноте, ловя звуки, доносившиеся со двора. Вскоре скрипнула ступенька.

— Поднимается, — шепнул Аллейн.

Легг прошел по коридору, включил свет на лестнице и поднялся на второй этаж. Негромко стукнула дверь. Аллейн и Фокс тоже поднялись наверх.

— Вон его комната, в конце коридора, — показал Аллейн. — Смотрите, у него горит свет. Я уверен, что сейчас он только тем и занят, что везде вытирает свои отпечатки…

— Что за идиотизм? — пробурчал Фокс. — В моей практике еще не встречалось маньяков такого рода!

— Он еще к завтраку в перчатках спустится!

— С него станется, — фыркнул Фокс.

— Тс-с-с! Выходит!

— В туалет?

— Наверное.

Аллейн сделал несколько шагов, держась поближе к стенке, и быстро вернулся в номер:

— Ну вот, готово дело. Он вышел из туалета… Вижу, идет. В одной пижаме. М-да, видок у него еще тот… Ого, да он, кажется, поперся к чужой двери!

— Вот тебе раз! Что он задумал?

— Не знаю, там все в тени… Возвращается к себе… Все, закрыл за собой дверь. Можете включать свет, Фокс.

— Сколько вы дадите ему времени?

— Минут десять. Потом пойду тихонечко. Не надо слишком уж таиться, черт с ним. Интересно, что ему понадобилось у чужой двери? Похоже, он подсунул в щель записку. Чушь какая-то.

— А любопытно, сколько лет этой Виолетте Даррах? — внезапно полюбопытствовал Фокс.

— Старина, как вам не стыдно! Что за неслужебные мысли у вас в голове! По-моему, Легг ходил к двери юного Билла Помроя…

Аллейн, насвистывая, присел на кровать и стал распаковывать свой чемоданчик. Достав полотенце, мыло и зубную щетку, он с заговорщицким видом удалился в направлении ванной комнаты.

Фокс сидел как на иголках.

Через пару минут Аллейн вернулся. Переодетый в ночную пижаму, он выглядел лесным фавном — такое игривое было у него выражение лица… Двумя пальцами он нес сложенный клочок бумаги.

— Ну что? Что там? — зашипел Фокс.

— А черт его знает! Не то угроза, не то приглашение на свидание, а может быть… Не знаю, только разверните бумажку пинцетом — там все-таки могут быть его отпечатки…

Они осторожно развернули листочек и прочли:

Умоляю, приходи на обычное место немедленно. Очень важно. Сразу сожги.

— Ого! Так где вы это нашли, мистер Аллейн? Под дверью у Помроя?

Аллейн лукаво глянул на подчиненного:

— Ну да. Только за дверь Билл Помрой почему-то выставляет туфельки на шпильках производства фирмы Рафферти, Ирландия…

— Все-таки он ходил к Виолетте Даррах! — ахнул Фокс.

Глава тринадцатая Мисс Даррах держится как кремень

В половине шестого утра Аллейна разбудили косые оранжевые лучи восходящего солнца, проникшие в комнату сквозь занавески. Внизу шумело море. Из многих труб в поселке уже вился дымок, и какой-то рыбак, насвистывая, шел вниз по лестнице к своему баркасу…

Через час Аллейн был одет. Он ожидал действий Роберта Легга, с полным основанием полагая, что слово «немедленно» означает, естественно, что «немедленно» будет не раньше, чем мисс Даррах встанет с постели и прочтет записку, хотя и ненамного позже.

Фокс и Аллейн вовсю поработали над запиской Легга. Они положили бумажку в широкую тарелку, куда осторожно капнули йод, стараясь не попасть на бумажку, накрыли тарелку, чтобы бумага пропиталась парами йода и ее можно было бы сфотографировать в свете настольной лампы. Но все оказалось тщетно. На записке не обнаружилось отпечатков пальцев Легга. В результате Фокс отправился в постель в весьма удрученном состоянии, а Аллейн на цыпочках прошел по коридору и возвратил записку под дверь мисс Даррах. Потом вернулся в свою комнату и уже через пять минут крепко спал.

Утро было свежее и ясное. Аллейн перегнулся через подоконник и поглядел налево. В тот же самый миг из соседнего окна, подобно барельефу, высунулась глыбообразная голова Фокса, который с любопытством, как медведь в улей, смотрел направо. Он тоже был одет, если не считать отсутствия котелка на голове.

— Доброе утро, сэр! — прошептал Фокс. — Экая сегодня свежесть! Он уже встает, я думаю…

— Доброе утро, Братец Лис. Встретимся на лестнице…

Аллейн прислонил ухо к двери и прислушался. Вскоре по коридору прошелестели уже знакомые шаги. Аллейн выждал несколько секунд и вышел в коридор. То же самое сделал Фокс.

— Мы с вами как будто синхронные пловчихи… Ну, Пойдемте! — усмехнулся Аллейн.

Слежка — самое гадкое в работе сыщика. Ее часто называют «следованием тенью». Но это чисто поэтическая ложка меда, призванная подсластить бочку дегтя. В первые годы своей работы в Скотленд-ярде Аллейн ненавидел слежку до дрожи и отрыжки, но тем не менее вынужден был в ней преуспеть, что в конечном счете оказало благотворное влияние на его карьеру как детектива…

Вообще существует два сорта слежки в полицейском понимании слова. Вы можете преследовать человека на близком расстоянии, но так, чтобы при этом он вас не мог опознать. Однако бывают обстоятельства, при которых никак нельзя допустить, чтобы подопечный вас заметил. Естественно, в пустынной маленькой деревушке, в шесть утра, мистер Легг вряд ли мог бы не узнать своих вчерашних мучителей. Поэтому Аллейн и Фокс решили следовать за Леггом по возможности скрытно, хоть это было и нелегко.

Они спустились в тесноватый холл перед входом в бар в тот момент, когда Легг как раз вышел на улицу, и быстро разошлись по разным окнам: Аллейн — в отдельный зал, а Фокс — к боковому окошку, и таким образом проследили за Леггом на первом участке его маршрута. Затем Аллейн просигналил Фоксу, и они вместе пронаблюдали за тем, как «объект» спускается по Южной лестнице. Затем Фокс поспешил за Леггом вниз, а Аллейн подошел к гаражу, вывел полицейский «форд» на середину двора, скинул плащ и котелок, выпустил воздух из шины, после чего стал вдумчиво и неторопливо накачивать ее. Но ему, несмотря на всю нарочитую вальяжность и неспешность, удалось закончить эту работу слишком быстро и приступить — деваться некуда — к пристальному осмотру двигателя и ходовой части машины. Наконец из дверей «Перышек» показалась мисс Даррах.

Аллейн не удосужился поподробнее расспросить местного суперинтенданта об этой округлой особе, да и в полицейском отчете о ней было не много сказано.

Суперинтендант тепло поприветствовал тучную леди и снова надел плащ и шляпу.

Когда Аллейн дошел до угла здания, он увидел, как пухленькая мисс Даррах катится колобком вниз по Рыбьей тропе, умело проскальзывая меж валунами. Аллейн пошел вослед, стараясь прижиматься поближе к стенам домов. Вокруг не было ни души — он убедился в этом. Весь грозный рыболовный флот Оттеркомба вышел в море еще на рассвете.

Аллейн увидел, как мисс Даррах оседлала свой мольберт и стала делать эскиз. Сыщик, прячась за пирсом, подошел к самой линии берега и спрятался в валунах у крайнего коттеджа. Здесь был, образно говоря, Бродвей и Мулен-Руж маленького Оттеркомба. Тут жила Петронелла Блум, и дом ее пользовался скверной репутацией, что отнюдь не мешало посещать его изрядному количеству местных джентльменов. Ранее рядом располагалась, по удачному стечению обстоятельств, таверна Уильяма Гласса, пока суперинтендант Харпер наконец не вышел из себя и своей властью не закрыл это злачное местечко. Впрочем, веселые звуки граммофона в доме Петронеллы Блум соблазняли на поход к ней только в вечерние часы, а ранним утром там было все тихо. И популярным женщинам нужен отдых, подумал Аллейн.

Воздух остро пах свежей рыбой и приключениями.

Прошло не более пяти минут, как из-за дальнего пирса появилась нескладная фигура Легга. Он подошел к мисс Даррах и стал напротив нее.

— Черт! — ругнулся Аллейн, которому, естественно, ничего не было слышно из их беседы.

Был отлив, и на мелководье болтались у пирса три рыбацкие лодки. Мисс Даррах не вертела головой, зато сам Легг то и дело посматривал вокруг. Аллейн, стараясь не скрипеть, предпринял попытку продвинуться вперед. Если бы кто-нибудь его видел из окон «Перышек», то могло показаться, будто почтенный джентльмен разыскивает свои пропавшие вещи. Такой мелочный вид был у него.

Примерно на половине длины пирса глубина достигала двух футов. Аллейн, немного поколебавшись, закатал брюки и залез в воду, держась рукой за стену волнолома. Галька уходила из-под его ног, и он был так далеко от своего объекта… Но все же он слышал невнятное бормотанье голосов. И потом, почти рядом с ним болталась лодка, снесенная приливом. Если бы он только мог схватить ее… Аллейну удалось не только схватить лодку, но и тихонько перевалиться через борт, пренебрегая занозами и прочими несущественными мелочами…

Но самое интересное — в этой лодке все дно было как бы устлано мистером Фоксом, который вольно возлежал там, распластав свой необъятный живот и раскрыв блокнот, готовый к записям…

— Опять мы оба пришли к одному и тому же! — прошептал Аллейн, давясь смехом. — Снова мы как в парном танце…

Издалека доносились голоса мисс Даррах и мистера Легга. Аллейн лег на дно лодки и стал прислушиваться к странному говору пожилой ирландки. Она объяснялась какими-то отрывистыми фразами, и Аллейн не сразу понял, что замолкает художница просто для того, чтобы сделать несколько мазков по холсту. Почтенная леди, видимо, не могла делать сразу два дела.

— Но… Но не зашла ли я слишком далеко, придя сюда для встречи с тобой? Нет, я вовсе не желаю идти дальше. Мне очень жаль, что ты попал в такую безумную кашу, но я не могу тебя вытащить, извини… Жаль, что тебе пришлось так круто… Я просто сама не ожидала…

Тут голос мисс Даррах заглох и превратился в самый обычный шепот, практически неслышный. Затем она вдруг внятно сказала:

— Нет, дорогой, нет нужды меня упрашивать, я все равно этого не сделаю!

Легг снова издал шаманское бормотанье. Мисс Даррах отвечала:

— Да-да, это все я понимаю… И не подумай, что я не сожалею обо всем этом. Сожалею, да еще как!.. Конечно, я понимаю, что в этом ты невиновен, но я не могу…

Впервые мистер Легг произнес нечто членораздельное. Он прошипел:

— Моя кровь падет на твою голову!

— Ох, не надо так выражаться. Помолчи и успокойся. Тебе нечего бояться.

Теперь Аллейн, уже подрегулировавший свои локаторы и приспособивший их к лепету мистера Легга, начал улавливать обрывочные фразы:

— Затравили меня… Именно когда я… Ухватились за мою ошибку… Бог знает, когда я освобожусь от этого кошмара…

Послышался треск гальки под тяжеленькими шагами мисс Даррах. Она, вероятно, отошла от мольберта, чтобы получше оценить эскиз. Теперь она стояла у самого пирса, и Аллейн отчетливо улавливал ее стрекотание:

— Я обещаю тебе, что сделаю все, что в моих силах, но я не дам лжесвидетельства!..

— Хм! Лжесвидетельства! — раздраженно воскликнул Легг, переминаясь с ноги на ногу рядом с мисс Даррах.

— Ну или как там это называется… Я уверена, что они попробуют сделать все возможное, но у них ни за что не хватит мозгов… Тогда они поймут, что все бесполезно, и отступятся от тебя. Тебе, конечно, придется несладко, но постарайся не нервничать. Ты ведь знаешь, почему я считаю себя обязанной помогать тебе. Ну ладно, хватит, будем надеяться на лучшее.

— Но не забывай, как я дошел до такой жизни!

— Я помню, помню. Иди теперь, а то не хотелось бы, чтобы нас видели вместе.

— Я в твоих руках, — горько взвыл Легг, после чего по гальке заскрипели его удаляющиеся шаги.

* * *

Аллейн и Фокс завтракали в столовой. Кьюбитта и Периша нигде не было видно, а вот мисс Даррах сидела за столиком в уголке и тепло приветствовала детективов. Аллейн чувствовал, что из-за своей газеты, которую она как бы внимательно читала, толстушка остро поглядывает в их сторону. Аллейн встретился с ней взглядом, но мисс Даррах совсем не сконфузилась, а, подмигнув ему, улыбнулась.

— Вижу, у вас нет газеты? — заметила она. — Не хотите ли взглянуть на местный «Курьер Иллингтона»?

— Огромное вам спасибо, — поклонился Аллейн, вставая и протягивая руку за газетой.

— А ведь вы Родерик Аллейн, не так ли?

Аллейн снова поклонился.

— Я вас узнала, потому что видела вашего брата Джорджа, — продолжала мисс Даррах.

— Я очень тронут, что вы меня узнали, — усмехнулся Аллейн, — но мне никогда не приходило в голову, что между мной и моим братом Джорджем есть сколько-нибудь заметное сходство.

— О, это глубинная близость фамильных черт, я бы так сказала… И кроме того, я слышала от нашего трактирщика, что вы приехали. Вы смотритесь много приятнее, чем ваш брат Джордж. Он, знаете ли, часто отдыхал вместе с моими кузенами в Панчтауне. Я его там встречала. А я — Виолетта Даррах, так что теперь и вы знаете, кто это с вами так смело заговорил…

— Кстати, мисс Даррах, вы не могли бы уделить нам минутку после завтрака? — спросил Аллейн.

— Конечно. Это насчет того ужасного происшествия?

— Да.

— Буду рада вам помочь. Вообще, я сама всегда обожала всякие детективы и мистику, но до тех пор, пока этот кошмар не случился на моих глазах… Самой оказаться свидетелем такого ужаса гораздо менее приятно, чем читать об этом в книжке… Я буду ждать вас в отдельном зале. Так что не торопитесь, завтракайте спокойно.

— Спасибо, — поблагодарил Аллейн. Мисс Даррах встала из-за стола и протиснулась между Аллейном и столом к двери. Детектив распахнул перед нею дверь, она жеманно улыбнулась ему и удалилась.

— Ну и баба, как орех, — заметил Фокс и тут же добавил в рифму: — Так и просится на грех! Вы ведь и не предполагали, сэр, что она тут замешана? А теперь что скажете?

— А вы, оказывается, поэт, дружище. Но вот как мне себя держать с нею? Она колюча, как дикобраз, свернувшийся в клубок вокруг ежа….

— Похоже, — хмыкнул Фокс.

— Лучше бы вы, Братец Лис, в более свойственной вам, чем поэзия, тяжелой официальной манере пригласили ее в нашу приемную. Мне надо сразу пресечь все эти фамильярные разговорчики о семейных делах и общих знакомых… Разве что… — Аллейн задумчиво потер кончик носа… — Разве что мне удастся как-нибудь это использовать… Э, погодите, дайте подумать…

— А что вы имеете в виду под семейными делами, сэр?

— Вы что же, не слышали? Она, оказывается, знакома с моим братом Джорджем, который так же похож на меня, как я — на японского микадо. И внешне, и, хочется надеяться, внутренне. Может быть, конечно, во мне говорит тщеславие… А вы как думаете, Фокс?

— Увы, я не имею чести знать вашего брата, сэр.

— Это ничего, вы не много потеряли. Он порядочный осел, прости господи. Вы закончили свой завтрак?

— Да, сэр.

— Тогда давайте, дорогой Братец Лис, ступайте к мисс Даррах и тащите ее в нашу приемную. Даст бог, мне удастся из нее что-нибудь выжать.

Аллейн отправился в приемную, куда через пару минут Фокс привел мисс Виолетту Даррах.

С самого начала своей полицейской карьеры Аллейн подавил в себе обычную человеческую склонность к непосредственным реакциям на новые знакомства. Много раз он твердил себе, что даже чертовски обаятельные люди могут запросто оказаться порядочными мошенниками. Но его холодноватая, отстраненная манера все равно осталась чем-то вроде маски прикрытия внутренней дружелюбности.

Когда Аллейн впервые увидел мисс Даррах, он сразу почувствовал, что было бы интересно поговорить с ней и даже, возможно, подружиться. Он понимал, что ему трудно будет заставить себя поверить, будто она ведет двойную игру. Суперинтенданту пришлось призвать на помощь все свое чувство дисциплины и всю верность служебному долгу, чтобы не потерять бдительности. Аллейн заговорил с мисс Даррах чрезвычайно вежливо.

— Надеюсь, вы великодушно простите меня, — начал он, — за то, что я предложил вам прийти сюда ко мне… Видите ли, мистер Помрой любезно предоставил нам эту комнату в качестве, так сказать, временной конторы, и тут у нас все бумаги…

— Ну что вы, не стоит извиняться! — бросила мисс Даррах и села в кресло, которое Фокс с изумительной точностью подставил под нее. Коротенькие ножки художницы, правда, не доставали до полу…

— Мне здесь невероятно удобно! — заявила толстушка. — А я порядком устала. С самого рассвета занималась эскизами на берегу. А чего стоит один подъем по знаменитой оттеркомбской лестнице! Одно это способно довести человека до потери пульса…

— М-да, там, вероятно, очень живописно, особенно у самого пирса, — пробормотал Аллейн.

— О, да вы разбираетесь в пейзажах! — похвалила мисс Даррах. — Именно там я и была. А может быть, вы меня видели?

— Помнится, вы прошли мимо меня, пока я копался в машине, — напомнил Аллейн.

— Это верно. Но мне кажется, со двора пирс не виден, разве не так?

— Да, пожалуй, — не совсем вразумительно отвечал Аллейн. — Но давайте приступим к делу, которое, боюсь, покажется вам неприятным и утомительным… Я имею в виду события той трагической ночи. Я уже видел записи ваших показаний и читал судебный отчет…

— Ну тогда вы знаете все, что я могу сказать, а это вовсе не так уж много, — заметила мисс Даррах.

— Остается пара пунктов, которые мне хотелось бы еще раз с вами уточнить. Вы сообщили коронеру, что, по вашему мнению, ранение дротиком не могло повлечь смерть мистера Уочмена.

— Да. Я и сейчас в этом уверена. Это ведь была небольшая ранка, как если бы он укололся обычным шилом.

— Но ведь эксперты нашли на дротике цианид…

— У меня нет особого доверия к этому факту, — сказала мисс Даррах.

— Между прочим, анализ делал лучший химик-аналитик во всем Лондоне! — улыбнулся Аллейн.

— Согласна, но и умнейшие ученые могут ошибаться, не правда ли? Я много читала о трудности подобных химических экспериментов, когда нужно найти лишь следы какой-нибудь субстанции… Всякие кислотные тесты, нагревание-охлаждение и тому подобная муть… Знаю я этих ученых, они лопаются от собственного самодовольства и академической спеси… Если от них требовалось найти цианид, так они его в конечном счете и нашли. Пусть даже на дротике и в самом деле была какая-то отрава, это не повлияет на мою уверенность, мистер Аллейн. Что бы там ни было, цианид, синильная кислота или эта, как там ее, Шиллева соль, что на мой взгляд одно и то же, но эта пакость могла быть нанесена на острие либо на фабрике, либо в магазине, поскольку потом никто не имел возможности смазать дротик… Более того, ведь ни одна живая душа из присутствующих тогда в баре не могла предсказать будущее!

— Что вы имеете в виду, мисс Даррах? То есть, вы полагаете, что никто не мог предугадать, что дротик поранит мистера Уочмена?

— Именно.

— Но ведь мистер Легг мог на это рассчитывать? — с усмешкой заметил Аллейн.

— Мог, — ледяным тоном отрезала мисс Даррах, — но он просто не мог ничего сделать с дротиком. Я следила за ним во все глаза, мистер Аллейн, до той самой минуты, как дротик вонзился в палец мистера Уочмена. Я могу под присягой засвидетельствовать, что мистер Легг ничего не наносил на острие!

— Понятно, — кивнул Аллейн.

— Даже сам Помрой, который так настроен против Легга, скажет вам, что у Легга не было ни малейшей возможности отравить дротик.

Художница словно в волнении сцепила руки на груди:

— Я прекрасно понимаю, что тут найдутся люди, желающие сделать мистера Легга козлом отпущения. Но вы бы лучше оставили его в покое. Он очень тонкий, ранимый человек, и эта история просто не оставила от его нервной системы камня на камне. Вам лучше поискать убийцу в другом месте, если тут вообще было убийство…

— А каково ваше мнение о Легге? — прервал ее Аллейн.

— Да как сказать, это обычный маленький человек в лучшем смысле этого слова, и за плечами у него, чувствуется, нелегкая жизнь…

— Так вы что-то о нем знаете? Прекрасно. Я пытался разведать что-нибудь о его жизни у самого мистера Легга и не смог.

Впервые мисс Даррах на секунду замешкалась, но тут же оправилась и отрубила:

— Я здесь уже почти три недели, и этого времени мне вполне достаточно, чтобы составить мнение о человеке!

— И это все?

— Я знаю, что у него были трудные времена, но теперь он прибился к спокойной бухте, если так можно выразиться… Не терзайте его, мистер Аллейн, он не может быть убийцей.

— Если он не убийца, то ему нечего переживать.

— Нет, вы этого просто не понимаете… Не понимаете.

— Напротив, кажется, я начинаю понимать. Прошлым вечером, в порядке обычной процедуры расследования, я предложил мистеру Леггу оставить свои отпечатки пальцев. Он отказался. Как вы думаете, почему?

— Он был подавлен и напуган. Он думает, что вы его подозреваете.

— Но ведь тогда он должен только приветствовать все следственные действия, направленные на выяснение истины, не так ли? И поэтому мог бы сам предложить нам снять у него отпечатки, чтобы ускорить дело, вместо того чтобы ударяться в совершенно недостойную мужчины истерику!

Между бровями мисс Даррах возникла тоненькая складочка, уголки ее губ опустились, словно у обиженного ребенка.

— Я не хочу сказать, что он не делает глупостей, — промолвила она с некоторой горечью. — Я только считаю, что в убийстве он невиновен.

— Может быть, но у меня есть подозрение, что дело тут нечисто вовсе по другим причинам, — веско заметил Аллейн. — Знаете ли, почему люди обычно отказываются дать отпечатки пальцев?

— Понятия не имею.

— Потому что полагают, будто у полиции эти отпечатки уже имеются! В картотеке!

Мисс Даррах молчала, как лунный камень.

— Так вот, если дело тут действительно в этом, то получение отпечатков мистера Легга — только вопрос времени. Если, говоря уж начистоту, Легг сидел в тюрьме, мы сможем быстро отследить это. Но возможно, для этого нам придется арестовать его по подозрению в убийстве…

— Все это еще раз докажет, что Легг не убивал Уочмена! — воскликнула мисс Даррах с чувством. — А как ему дорого обойдется это расследование! Ему придется заплатить своим здоровьем и репутацией за ваши следственные штучки!

— Но тогда ему имеет смысл рассказать нам честно о своем прошлом, прежде чем мы все выясним сами! — заметил Аллейн.

— Откуда вы знаете, что у него темное прошлое?

— Думаю, — медленно выдавил Аллейн, — что мне пора признаться вам. Я находился прямо рядом с пирсом сегодня рано утром, в начале седьмого…

Мисс Даррах широко распахнула глаза, всплеснула пухлыми ручками, а потом вдруг неожиданно расхохоталась.

— Господи, как же вы меня ловко разыграли!

* * *

Но хотя мисс Даррах так мило восприняла сообщение Аллейна, она тем не менее ни в чем так и не призналась. Толстушка выглядела просто удивленной и все время со смехом повторяла, что, видать, из железных лап Скотленд-ярда не так-то просто выскользнуть. Особенно такой вкусной булочке, как она. Одним словом, Аллейну не удалось ни с какой стороны подступиться к леди, и он начал понимать, что мисс Даррах — не просто крепыш орешек, а самый настоящий кремень!

Аллейн оказался в трудном положении, и сам прекрасно это понимал. Запись разговора, которую они с Фоксом вели в раскачивающейся лодке у пирса, была полна провалами и несла в себе крайне мало смысла.

Вообще, полицейским следователям приходится часто руководствоваться не столько правилами и законами, сколько собственным инстинктом. В каждом хоть отчасти необычном случае им приходится прибегать к нестандартным решениям и идти на риск. Если все проходит удачно, то отступление от закона обычно сходит с рук на суде, но вдалеке всегда маячат крупные неприятности — на тот случай, если детективу не удалось уличить преступника…

Итак, мисс Даррах не стала отрицать возможности того, что Легг имел тюремное прошлое, и поэтому Аллейн решил, что так оно и было и мисс это знает.

— Как мило с вашей стороны, что вы не сердитесь на меня, — сказал он.

— Сердиться на вас? За что же?

— Ну как же, я ведь подслушивал вашу беседу, лежа на дне мокрой лодки…

— Но ведь это ваша работа! За что же мне обижаться? Я только боюсь, как бы вы не истолковали неправильно то, что долетело до вас…

— Тогда позвольте, я объясню, как я это истолковываю, а вы меня поправьте, если что не так, — предложил Аллейн.

— Ну валяйте, — добродушно тряхнула головой мисс Даррах.

— Итак, мне кажется, что Легг отсидел в тюрьме, что вы знаете об этом, что вы жалеете его и что ради этого вы будете стараться говорить мне как можно меньше, вплоть до черты, которая отделяет простое недонесение от лжесвидетельства. Верно?

— Во всяком случае, что касается моего собственного языка за моими собственными зубами…

— Хм! — усмехнулся Аллейн. — Похоже, вы и впрямь пытаете меня молчанием, а? Ну так я вам скажу, что, если бы Легг никогда не сидел в тюрьме, вы над моими словами только посмеялись бы, правда? А вы не смеялись.

— Ну и что? Это еще ничего не доказывает.

— И все-таки я на полном серьезе советую вам рассказать мне все, что вы знаете об этом человеке. Если не хотите, то уговорите самого Легга явиться ко мне и рассказать правду. Скажите ему, что у нас имеется наготове ордер на арест, понимаете? Объясните ему, что его нынешняя линия Поведения только возбуждает у нас подозрения.

Аллейн замолк, пристально глядя в глаза мисс Даррах.

— Кажется, сегодня на рассвете вы уже толковали ему что-то в этом роде, — продолжил он. — Но похоже, ваши слова пока не возымели эффекта… Насчет отпечатков — конечно, желательно было бы получить его отпечатки хорошего качества, прямо с пальцев… Но если он не желает давать их, то отпечатки всегда можно снять с того отравленного дротика, который направлен в лабораторию… И когда я просил его предоставить в наше распоряжение свои «пальчики», я хотел, в сущности, просто выяснить его позицию… Так и оказалось: он просто думает потянуть время — вот и все. А уже завтра мне сообщат данные об этих отпечатках по телефону.

— Ну и ладно! — жизнерадостно воскликнула мисс Даррах. Ей все было нипочем.

— Боюсь, что мне придется быть с вами пожестче. Вы ведь придерживаете информацию, важную для полиции, поймите!

— Но при чем тут я? Мне только жаль этого несчастного, которого вы готовы затравить безо всяких на то оснований! Оставьте его в покое, он ни в чем не виноват!

— Этого мы не можем вам обещать! — вздохнул Аллейн. — Мы пока не можем никого из вас оставить в покое…

Теперь мисс Даррах выглядела подавленной. Она стала напряженно потирать руки…

— По-моему, вы взяли не тот след, — сказала она. — Попробуйте поискать подальше и поближе к дому…

Аллейн не понял и переспросил, но мисс Даррах лишь повторила, серьезно и пристально глядя ему в глаза:

— Подальше от дома и поближе к дому…

Глава четырнадцатая Роль мистера Легга в преступлении

— Берите свою шляпу, Фокс, — сказал Аллейн грустно. — Мы прогуляемся до фермы Кэри Эдж, навестим мисс Мур. Мисс Даррах говорит, что идти туда чуть больше мили после тоннеля. Кроме того, она считает, что по пути мы пройдем мимо позиции, занятой мистером Кьюбиттом для отображения мистера Периша на фоне бурливого моря… Так что наша прогулка будет полна впечатлений. Пойдемте.

Фокс достал свой невероятно жесткий котелок, который надевал в тех случаях, когда ему предстояла прогулка по сельской местности. Не исключено, что котелок выполнял просто роль шлема, поскольку даже душевный удар граблями вряд ли бы пробил этот головной убор… Аллейн спросил Билла Помроя, не мог ли бы тот одолжить одну из тросточек, стоявших у дверей.

— Пожалуйста, — коротко отвечал молодой человек.

— Спасибо. А скажите, чтобы добраться до Кэри Эдж, нам после тоннеля надо свернуть направо с шоссе, так?

— Кэри Эдж? — переспросил Билл, уставившись на детективов.

— Ну да, — подтвердил Аллейн. — Ведь там живет мисс Мур, не так ли?

— Сегодня вы ее навряд дома найдете…

— Что там такое, сынок? — позвал сверху старик Эйб. — Что, наши уважаемые джентльмены ищут мисс Десси? Она, чай, сегодня на ярмарку поперлась, не иначе, она всегда по субботам на ярмарку ездит…

Билл передернул плечами.

— Тебе до всех есть дело, папаша… — пробормотал он.

— Спасибо, мистер Помрой! — откликнулся Аллейн. — Надеюсь, мы встретимся с ней по дороге…

— А вообще-то она не столько ездит на своей машине, сколько пешком ходит туда, — добавил Эйб Помрой, спускаясь и выходя к дверям.

— Ничего, мы попытаем счастья, — улыбнулся Аллейн. — К обеду будем, мистер Помрой.

— Хорошо, сэр.

Детективы дошли до тоннеля. Аллейн обернулся и посмотрел на «Перышки». Там у входа все еще стоял Билл Помрой, который, заметив взгляд Аллейна, тут же скрылся за дверью.

— Ну понятно, — проронил Аллейн. — Теперь он позвонит в Кэри Эдж и упредит мисс Мур. Ну да ладно, что за беда. Я думаю, она все равно ожидала нашего появления, рано или поздно…

Они вошли в тоннель. Голос Аллейна, отражаясь от сырых скалистых стен, зазвучал гулко и таинственно:

— Подумайте, Фокс, какая судьба ждала бы Оттеркомб, если бы в свое время они вообще напрочь отгородились от внешнего мира, ведь так легко было завалить тоннель камнями… Удивляюсь, как мисс Мур ездит по этой тесной пещере на машине в любую погоду…

Наконец они выбрались из тоннеля. Под ярким солнцем им предстала картина ясного летнего дня на побережье; с обеих сторон шоссе вниз уходили зеленые склоны, по которым скользили лиловые тени облаков. Дальше, по правую руку, начинались холмы и долины, прелестные поля древнего Девона, где столетиями английские йомены пасли овец, время от времени вглядываясь в бескрайний горизонт в ожидании прихода кораблей, усланных королем в далекий поход…

Аллейн прервал идиллические размышления и скомандовал:

— Теперь направо, Фокс!

Они взобрались на склон и с трудом обогнули густые заросли колючего кустарника.

— Да, вот уж подходящее местечко устраивать любовные свидания или тренировать лошадь брать барьер… — проворчал Фокс, оглядывая примятую траву за кустами.

— Ну да. В принципе-то вы правы, это вообще популярное местечко для свиданий здешней публики… Гляньте, везде разбросаны окурки и трава притоптана… А вот…

Аллейн встал как вкопанный, нагнулся и поднял два окурка.

— Вот окурок! — провозгласил Аллейн. — Конечно, в наше время детективные писатели презирают этот вид улик. А все почему? Потому, что сэр Конан Дойл слишком глубоко проработал в свое время тему разнообразных окурков и сейчас упоминать об этом стало просто неприлично и пошло, Но мы с вами, Братец Лис, ведь не станем чиниться, правда? Так вот, я хочу сказать, что окурок этот — от дорогих египетских сигарет, а в отчете Харпера упоминалось, что в кармане Уочмена была найдена пачка египетских сигарет… Не думаю, что в захолустном Оттеркомбе найдется много любителей курить их… Периш и Кьюбитт, как я заметил, курят трубочный виргинский табачок. А вот на одном окурке след помады. Оранжевой.

— Не мисс Даррах, — постановил Фокс.

— Конечно, Фокс. И не миссис Ивз. Давайте посмотрим повнимательнее… Так, пока курили эти сигареты, пошел дождь — поглядите на эти смазанные края следа от помады… А вот тут я вижу ямки в земле. Наверняка от дамских каблучков.

— Похоже, дама тут сидела или лежала, — заметил Фокс. — Интересно, к чему ее пытался склонить кавалер?

— Да, не сразу догадаешься, правда? Но лично мне теперь понятнее, что имела в виду мисс Даррах, когда сказала: «Ищите ближе к дому и дальше от него», — или что-то в этом роде. Ладно, давайте поищем следы мужской обуви. Ха, вот и они!

— Уочмен?

— Может быть. Надо выяснить. Погодите. Я должен опять зайти в трактир.

Вскоре Аллейн вернулся, держа в руках свой чемоданчик и коробку.

— Уж лучше удостоверимся сразу, Фокс, — сказал он, хлопотливо открывая чемоданчик.

Там у Аллейна был пульверизатор и пузырек с жидким шеллаком. Он опрыскал след от подошвы шеллаком и подождал, пока тот застынет. Фокс сосредоточенно готовил раствор гипса. Гипс также был извлечен из волшебного чемоданчика Аллейна. Наконец детективы получили гипсовый отпечаток подошвы.

— Никогда не знаешь, где найдешь, где потеряешь, — бодро заключил Аллейн в завершение этой мудреной процедуры. — Ну что ж, теперь пошли дальше, дружище Фокс!

Поднявшись вверх по склону, очень скоро они завидели вдалеке Кьюбитта, который дергался с кистью у своего мольберта.

— М-да, какая величественная картина! — воскликнул Аллейн. — А вот он нас заметил! Какое инстинктивно презрительное движение! Ну что ж, Фокс, не станем смущаться. В конце концов, большие художники имеют право недолюбливать полицию… А моя жена, к примеру, в восторге от работ мистера Кьюбитта, если я правильно помню, кем она восхищалась последний раз…

Взобравшись по склону еще на пару десятков ярдов, сыщики оказались на притоптанной площадочке, усеянной обрывками окрашенной бумаги.

— Ага, здесь мисс Даррах пыталась рисовать акварелью, — отметил Аллейн. — Интересно, было ли это именно в ту пятницу? Впрочем, отсюда вы, Фокс, никак не увидите места, где происходило свидание… Однако голоса могли быть слышны, правда?

— Ну, если говорить не шепотом…

— Точнее, если ссориться. Ну что ж, поднимемся еще выше…

Пока они приближались к паре художник — модель, Кьюбитт не обращал на незваных гостей ни малейшего внимания, но Периш, напротив, сразу же заметил их и уже не отрывал взгляда… Тем не менее первым их окликнул Кьюбитт:

— Надеюсь, вы не собираетесь устроить здесь допрос?! Извините, но я сейчас занят!

— Хорошо, — отвечал Аллейн, — мы подождем!

Аллейн прилег на большой валун, Фокс тоже попытался как-то пристроить свое грузное тело в утесах. Внизу о Комбскую Скалу разбивался прибой, над седыми волнами отрывисто вскрикивали буревестники, кружа на границе между солнечным светом и сырой тенью, отбрасываемой скалой…

— Вам как поэту, Фокс, это должно понравиться! — заметил Аллейн. — Тысячи раз эти волны приходили сюда и разбивались об эти скалы, и так же отчаянно кричали птицы, и так же светило солнце во времена, когда… Впрочем, теперь не до поэзии, надо заниматься этим чертовым тягомотным расследованием, а меня что-то в сладкий сон потянуло… Нет, от такой высоты мне определенно не по себе…

— Похоже, сюда идет мистер Кьюбитт, — мрачно сообщил Фокс, которому вся эта волынка надоела отнюдь не меньше, но который не обладал достаточно удачно подвешенным языком для столь изящного оплевывания тягот своей профессии.

Аллейн повернулся набок и увидел широкий силуэт Кьюбитта на фоне синего неба.

— Мы решили сделать перерыв, — сообщил художник. — Простите, что заставил вас ждать.

— Наоборот, это вы нас должны извинить за беспокойство, — учтиво возразил Аллейн, вставая с валуна. — Я прекрасно представляю, как бесит живописцев, когда им распугивают муз.

Кьюбитт опустился на траву рядом с Аллейном.

— Я, видите ли, пытаюсь все время писать по влажной краске. Такую я выбрал технику. И приходится наносить краски согласованно, понимаете?

— Боже мой! — воскликнул Аллейн. — И такое огромное пространство вы успеваете покрыть красками за три часа?

— Нет. Я достал особые краски, они сохнут двое суток. Но все равно, конечно, требуются некоторые усилия.

— Ну еще бы, на такую громадную картину…

На гребне холма показался Периш.

— Эй, разве вы не хотите взглянуть на полуфабрикат моего портрета?! — крикнул он.

Кьюбитт искоса посмотрел на Аллейна.

— Если хотите, пожалуйста, — предложил он.

— Да, очень хочу.

Они стали взбираться вверх, к мольберту.

На холсте фигура Периша темнела на фоне условного неба. Написанный в стиле примитивизма, тем не менее портрет вовсе не казался простым. Кьюбитт писал очень густо, точными и резкими мазками, грубо и зримо ложащимися на холст.

— Великолепно, — выдохнул Аллейн.

— Вам нравится? — склонив голову набок, переспросил Периш, а Кьюбитт вдруг поинтересовался:

— А вы сами не занимаетесь живописью, инспектор?

— Я — нет. А вот моя жена занимается.

— И что же, она выставляется?

— Да, — подтвердил Аллейн. — Ее зовут Трой. Агата Трой.

— Ох ты господи! — воскликнул Кьюбитт. — Извините, не сразу вспомнил. Конечно, я видел ее работы.

— Ну и как они вам? — брякнул Аллейн.

— Лично мне они кажутся восхитительными, — заметил Кьюбитт обтекаемо.

— А вот скажите, Аллейн, я похож на себя на этом портрете? — спросил Периш. — Мне кажется, Норману не совсем удалось выражение глаз… Во всяком случае, по сравнению с моими фотографиями… Не то чтобы портрет мне не нравился, нет. Он чудесен. Но вот глаза…

— Себ, — оборвал приятеля Кьюбитт, — представь себе, что я просто делаю дружеский шарж — тебя устроит такое толкование портрета?

— Ладно-ладно, я ведь ничего плохого не хотел сказать, только вот насчет глаз…

— И долго вы уже работаете над этой вещью? — полюбопытствовал Аллейн.

— Шестой день. Я успел поработать два первых утра до того ужасного происшествия, но потом… Потом пришлось сделать перерыв. Не в том мы были настроении — оба.

— Скажите, а не проходил ли случаем поблизости мистер Уочмен? Пока вы рисовали?

Шпатель, которым Кьюбитт наносил голубую краску на палитру, вывалился у него из рук. У Периша отвисла челюсть. Друзья быстро переглянулись…

— Что вы имеете в виду? Призрак? — осторожно спросил художник. — Ведь он успел пробыть здесь всего один день… Он умер на следующий же вечер!

— Это была пятница. Вы работали тут в пятницу утром?

— Да.

— Так Уочмен был с вами или нет?

— Да нет же! — быстро ответил Кьюбитт. — Он еще валялся в постели, когда мы вышли на пленэр.

— А вы не заметили, как он возвращался домой?

— По-моему, нет, — пожал Периш плечами.

— Вот тут, неподалеку, на небольшой пологой площадочке, чуть ниже по склону? — настаивал Аллейн.

— Нет! — отрезал Кьюбитт чуть громче, чем следовало. — Мы его не видели. А в чем дело?

— Он тут успел побывать, — невозмутимо сообщил Аллейн.

— Ну и ладно, — отмахнулся Кьюбитт. — Вы не против, если я продолжу с картиной? А то, понимаете ли, солнце не стоит на одном месте весь день…

— Конечно-конечно, — кивнул Аллейн.

Периш снова принял живописную позу. Кьюбитт, поглядывая на него, стал смешивать краски на палитре.

— Плохо дело, — буркнул он. — Мы все-таки упустили солнце. Тени лежат уже не так.

— Но ведь еще нет десяти? — удивился Периш.

— Ничем не могу помочь! — усмехнулся Кьюбитт и стал складывать свои инструменты.

— Мы, наверное, вам здорово осточертели? — спросил Аллейн. — Извините…

— Вы бы лучше обратились к скромной мисс Даррах, — заметил Периш. — Она тут обосновалась в десятке ярдов за Норманом и тютелька в тютельку повторяла всякое движение его кисти…

— Ну уж зачем на нее наговаривать, Себ? Она ведь пишет гораздо лучше меня! — с сардонической усмешкой заметил Кьюбитт.

— Не язви. Во всяком случае, портреты ее братьев Теренса и Брайана удались у нее отлично, да и несчастный кузен Брайони — тоже…

— Как? — ахнул Аллейн.

— Ну, у нее был кузен, лорд, которого за что-то засудили там.

— Так лорд Брайони — ее кузен? — ошеломленно переспросил Аллейн.

— Ну, так получается… А вы что, помните этот процесс?

— Смутно, — пробормотал Аллейн. — Очень смутно. А была ли мисс Даррах где-нибудь здесь поблизости в ту пятницу?

— Да, вон где-то там, — указал Периш. — У вас за спиной. Она здесь торчала часами. Потом, уже под вечер, она появилась в баре, промокшая до нитки, и выглядела как Страх Господень.

— Ну да, рвения у нее хоть отбавляй, — проворчал Аллейн. — Ну что ж, не смеем вас более отвлекать, джентльмены. Мы собирались на ферму Кэри Эдж…

Что-то в быстром взгляде Кьюбитта напомнило Аллейну Билла Помроя…

— А, вы решили заглянуть к благовоспитанной Дессиме? Боюсь, вы повздорите с грозным Биллом Помроем… — засмеялся Периш.

— Бога ради, Себ, перестань резвиться, — мрачновато оборвал его Кьюбитт. — А если серьезно, мистер Аллейн, то по субботам мисс Мур обычно не бывает дома в первой половине дня.

— Да, Билл Помрой уже изложил нам ее субботний распорядок, — усмехнулся Аллейн. — Но мы решили подкараулить мисс Мур по дороге. Пожелайте нам удачи! Пойдемте, Фокс…

* * *

Уже подходя к вершине холма, они обнаружили поросшую жесткой травой тропинку, которая вела в сторону от моря, в низины за холмом.

— Думаю, по ней мы как раз и доберемся до места, — предположил Аллейн. — Но мне сдается, дружище Фокс, что наши уважаемые джентльмены соврали нам насчет того, что не видели Уочмена в кустах.

— Я тоже так подумал, сэр. Я не я, дескать, и лошадь не моя…

— Да. Из Кьюбитта не вышло хорошего лгуна. Зато он хороший художник, черт его дери. Надо будет поспрошать мою супругу о нем…

Аллейн остановился и стал ковырять землю тросточкой.

— А что за ерунда там случилась с этим лордом Брайони? — спросил он.

— Он был замешан в деле Монтегю Трингла, сэр.

— Ну, это я знаю. Он получил полгода тюрьмы. Я понимаю, что он был всего лишь слепым орудием этого Трингла. Знаете что, Фокс?

— Что, сэр?

— А ведь Люк Уочмен защищал в суде как раз этого Брайони. Ей-богу, так и было.

— Что-то не припомню.

— Нет уж, вы попробуйте вспомнить. В любом случае, Братец Лис, нам надо будет внимательно изучить тот процесс. Ведь Уочмен защищал Брайони, а Брайони — кузен мисс Даррах. Все это странно. Очень странно!

— Кажись, это ее выставляет в нашем деле совсем с другой стороны…

— Да, Фокс. Давайте пойдем дальше. У нас еще масса всяких мелких хлопот. Например, я очень интересуюсь, пользуется ли мисс Дессима Мур оранжевой помадой. По-моему, мистер Кьюбитт запал на эту пока незнакомую нам даму.

— Что, вы думаете, он влюбился?

— И еще как! А вы не заметили, что прошлым вечером во время нашей беседы его манеры сразу изменились в худшую сторону, стоило мне упомянуть о мисс Мур? И он бесится оттого, что мы пошли на ферму Кэри Эдж. Да и Билл от этого взвился, по-моему. Интересно, что она из себя представляет?

Что из себя представляет Дессима, Аллейн узнал секунд через тридцать. Девушка показалась на гребне холма. Шла она вприпрыжку, пышные волосы развевались по ветру, а губы… Губы у нее были темно-оранжевого, томного цвета… Увидев двух сыщиков, Дессима на секунду остановилась, а затем приблизилась к ним уже другой, смирной походкой.

Аллейн снял котелок и подождал, пока девушка подойдет вплотную.

— Мисс Мур?

— Да, это я.

Она остановилась, но с таким видом, словно очень спешит и не намерена задерживаться надолго.

— Мы так и надеялись, что встретимся с вами по пути, — сказал Аллейн. — Не могли бы вы уделить нам пару минут? Мы, знаете ли, офицеры из Скотленд-ярда.

— Я вас слушаю.

— Извините, что мы побеспокоили вас, но не могли бы вы…

— Давайте лучше пройдем назад, на ферму, и поговорим там, — предложила Дессима. — Это недалеко, за тем холмом.

— Это будет слишком утомительная прогулка для вас, а?

— Ничего страшного. Я могу пойти на ярмарку в Кумб попозже.

— О нет, мы не задержим вас надолго. Не стоит возвращаться назад.

Дессима, казалось, колебалась.

— Ну хорошо. — Подойдя к массивному валуну поодаль от тропинки, она прислонилась к нему спиной. Аллейн и Фокс подошли к девушке.

Дессима смотрела на них таким уверенным взглядом, которым наделены либо женщины, от которых мужчины падают налево и направо, либо уж совершенные простушки. До того никто не говорил Аллейну, что Дессима Мур красива, и теперь он слегка оробел. Неужели она может быть влюблена в этого молодого придурка Билла Помроя, подумал с недоверием Аллейн.

— Наверное, вы по поводу Уочмена? — поинтересовалась Дессима.

— Именно так. Нас, знаете ли, послали дополнительно исследовать этот случай.

— Значит ли это, что Уочмена убили? Или вы на такие вопросы не отвечаете?

— Не отвечаем, — улыбнулся Аллейн.

— Так я и думала.

— Пока что мы пытаемся отследить перемещения мистера Уочмена в первой половине того дня, когда он скончался.

— А зачем?

— Это часть следственной процедуры.

— Понятно.

— И нам все уже понятно, кроме первой половины пятницы.

На мгновение она отвернула голову в сторону Оттеркомбского тоннеля и тут же снова взглянула на Аллейна.

— Уочмен вышел из «Перышек» почти сразу после завтрака, — пояснил Аллейн. — Мистер Помрой видел, как он входил в тоннель. Вы не встретили мистера Уочмена по пути домой?

— Да, — подтвердила она. — Я его видела.

— А не скажете ли, где именно?

— Как раз неподалеку от выхода из тоннеля. Там еще рядом такой колючий кустарник. Сперва мне показалось, что Люк Уочмен задремал прямо на земле.

— Он встал, когда вы проходили мимо?

Дессима обхватила тонкими руками плечи.

— Да.

— И вы остановились, мисс Мур?

— Да, минуты на две, наверное.

— Вас не затруднит рассказать, о чем вы с ним говорили?

— Ничего такого, что могло бы вам помочь. Мы… мы вели теоретические споры…

— Теоретические?

— Ну, о политике. Мы с ним всегда очень расходились в политических взглядах Я, как вам уже наверняка сказали, склоняюсь к красным, понимаете. А его это задевало. Но мы с ним говорили недолго.

— Наверное, на тему Левого Движения Оттеркомба? — с усмешкой пробормотал Аллейн.

— Почем вы знаете?

Аллейн попытался придать голосу извиняющиеся нотки:

— Мне просто подумалось, что разговор у вас мог зайти об этом. Ведь вы участвуете в Движении… Я и подумал, что в политическом споре это как раз и могло стать предметом…

— Неужели? — скривила губы Дессима.

— Вы совершенно справедливо меня одергиваете, мисс, — потупился Аллейн. — Я самостоятельно делаю всякие заключения, не спросясь вас, а ведь это в нашем деле главная ошибка. Правда, Фокс?

— Да, сэр, вы меня сегодня просто удивляете своей несдержанностью, — подтвердил верный Фокс.

Аллейн достал из кармана блокнот.

— Давайте-ка я лучше запишу ваши показания слово в слово… Итак, мисс, когда вы встретили мистера Уочмена?..

— Около десяти или одиннадцати часов утра.

— Понятно… Вы его встретили случайно — просто он ненароком заснул у вас на пути. Вы немедленно вступили с ним в политический спор, в котором, однако, Левое Движение Оттеркомба никак не упоминалось.

— Я ведь так не говорила.

— А не будете ли вы любезны все-таки решить, как вам говорить? — предложил Аллейн.

Неожиданно Дессима улыбнулась ему:

— Ну ладно, положим, мы спорили о нашем обществе, но к произошедшему несчастью это не имеет ровно никакого отношения.

— Если бы вы знали, милая, сколько блокнотов я исписал показаниями, которые в конечном счете не имели отношения к делу, вы бы меня пожалели! — заметил Аллейн.

— Но ведь всегда стараешься говорить по делу, если уж даешь сведения полиции, — парировала Дессима.

— Надеюсь… Так ваш спор был дружеским?

— Совершенно…

— А вы не упоминали в нем о мистере Легге?

Дессима, казалось, запнулась.

— Знаете, пока мы пойдем дальше, мне хотелось бы вам кое-что сообщить, — промолвила она неуверенно.

Аллейн быстро взглянул на девушку. Дессима хмурилась. Глядела она в сторону, на долину, и тонкие пальцы ее рук были крепко сцеплены.

— Вы уж лучше оставили бы мистера Легга в покое, — сказала Дессима. — Если даже Уочмен был убит, Легг здесь ни при чем…

— Откуда вы можете знать, мисс Мур?

— Я все время смотрела на него. Легг просто не имел ни малейшей возможности… Да вам уже, верно, сказали об этом другие. Ну, Билл, Норман Кьюбитт, мисс Даррах…

— А мистер Периш?

— Он болван, — рубанула с плеча Дессима.

— Так же, как и мистер Эйб Помрой?

Дессима неожиданно густо покраснела и стала еще красивее.

— Нет, мистер Помрой — не дурак. Просто он сильно настроен против Роберта Легга. Он такой твердолобый консерватор… Ему кажется, что мы… что Билл и я находимся под влиянием Легга. У него нет никаких особых аргументов против Легга. Он как большой ребенок, вы должны были это заметить… Просто образчик примитивной психологии…

Аллейн заломил бровь:

— Ну что ж, не стану спорить, хотя… Одним словом, понятно. Местечко разделилось на два лагеря — так сказать, Леггитов и анти-Леггитов, так? Но выясняется любопытная деталь. Леггиты однозначно утверждают, что их кумир невиновен, и свято в это верят, похоже. Но было бы естественно, если бы при этом они говорили нам: валяйте, ребята, поищите в своих полицейских архивах, выясняйте обстоятельства его жизни; он честный человек и выстоит против любого расследования. Но Леггиты так не говорят. Напротив, они сразу становятся в стойку от самых наших простейших вопросов о Легге. Почему бы это, а? Почему вы просите нас не интересоваться Леггом?

— Я не…

— Именно просите, — мягко повторил Аллейн.

Дессима внимательно поглядела на суперинтенданта.

— Странно, вы не выглядите совсем уж бесчувственным, — пробормотала она.

— Спасибо за комплимент, — поклонился Аллейн.

— Я хочу сказать, что вы вовсе не похожи на робота. А все-таки обрекли себя на такую работу… Послушайте, в тот вечер Легг собирался на деловую встречу в Иллингтон и уже готовился выезжать, да Билл Помрой его отговорил. Он сказал, чтобы Легг не глупил и не пробовал ехать по сплошной воде, текущей в тоннеле…

Дессима метнула острый взгляд на Аллейна и быстро спросила:

— А вы… вы не знали этого?

Аллейн молчал.

— Да вы спросите Билла. Или человека, с которым у Легга была назначена встреча…

— Полиция в Иллингтоне уже сделала все это, — оборвал ее Аллейн. — Поймите, я не ставлю под сомнение его свидание, я только знаю, что Легг так никуда и не поехал.

— Но ведь он не смог! Через тоннель невозможно проехать, когда там бурлит поток!

— Вообще-то мы не придавали такого большого значения проваленной явке Легга, — пошутил Аллейн. — Это ведь вы на суде первая сказали об этом?

— Но я просто хотела сказать, что Боб Легг не мог предполагать, что вечером будет такая буря и ливень…

— Ну, если исключить ломоту в суставах и ревматизм…

— Не надо так шутить… Ведь вы согласны, что если уж это было убийство, то оно было умышленным?

— Не отрицаю.

— Но тогда подумайте сами! У Легга назначена деловая встреча, он собирается ехать, потом раздумывает — из-за дождя!

— Да-да, я все понимаю, только вот почему он мне сам-то ни разу об этом не сказал? — заметил Аллейн, курьезно заломив бровь.

— Да потому, что он уже на пределе, поймите! Он просто в страшном беспокойстве и ведет себя, возможно, довольно глупо. Прошлым вечером вы его просто довели и теперь…

— Э, постойте, — поднял ладонь Аллейн. — А вы что же, виделись с ним сегодня утром?

Если Дессима и прикусила себе язычок, по ее губкам этого не было заметно…

— Да, я встретила его и с трудом узнала! Это просто комок нервов! Он по-настоящему заболел. Еще немного, и он, чего доброго, признается в преступлении, которого не совершал!

— А как насчет преступления, которое совершил этот комок нервов? — поинтересовался Аллейн. — С его стороны было бы логичнее признаться в преступлении, которое он когда-то действительно совершил, не правда ли?

Эти слова наконец достали Дессиму. Она сразу стала похожа на маленькую виноватую девочку, испуганную в ожидании наказания… Она прижала кулачки к губам…

— Так вы все это время знали… — пробормотала она.

Глава пятнадцатая Дела сердечные

Аллейн был готов к тому, что Дессима начнет упираться, спорить, яриться и, вероятно, станет строить из себя дурочку. И ее неожиданная капитуляция стала для суперинтенданта большим сюрпризом. Теперь ему предстояло мгновенно принять решение. Он решил говорить с Дессимой откровенно и прямо.

— Мы ждем сообщения об отпечатках пальцев Легга, — сказал он. — Как только мы получим их, можно будет сделать окончательный вывод о его судимости, что мы подозревали и раньше, — просто не имели доказательств.

— Ага, и вы тут же по-своему все обдумаете и сделаете самую дикую ошибку!

— Что вы имеете в виду?

— Вы станете его обвинять только потому, что он не заявился к вам и не признался, что у него была судимость… А вы подумали, каково ему сказать про себя такое? Он ведь так и думал — если вы разнюхаете о его прошлом, то сразу посчитаете его самым подходящим кандидатом на роль убийцы. Вы вообще задумывались когда-нибудь, что происходит в душе у человека, когда вы отдаете его в руки так называемого правосудия? Ему ведь все пути в жизни перекрыты. Все предприниматели знают о его судимости. Его нигде не возьмут… Нет уж, лучше сразу повесьте несчастного, чем вот так — отрубить ему крылья и бросить его — чтобы он извивался в пыли…

— Жутковатая аналогия, — заметил Аллейн. — И притом насквозь фальшивая.

— Нет, это сравнение точное. Точное! Разве вы не понимаете, отчего Легг так напуган? Поймите, ведь он только сейчас обрел свою хрупкую свободу. Бедняжка, он думал, что мы перестанем его поддерживать, если узнаем про его тюремное прошлое… Оставьте же его в покое! Пожалейте его, оставьте его в покое!

— А давно ли вы узнали насчет его судимости? — осведомился Аллейн.

Дессима прижала ладонь ко лбу, словно у нее резко разболелась голова.

— Ну… уже некоторое время я в курсе…

— Он вам сам признался? Когда?

— Когда получил у нас эту должность, — ответила девушка.

Аллейн не поверил, но сказал учтиво:

— Это было удивительно порядочно с его стороны, хоть и несколько прямолинейно, не правда ли? — и поскольку Дессима промолчала, он продолжил: — А знаете ли вы, за что его посадили?

— Нет. И не желаю знать! Не надо мне говорить! Он искупил свою вину, ведь правда? В конце концов, Господь всем прощает… Нет, не говорите мне, не надо…

Аллейн постарался не выказать своего удивления этой страстной речью.

— Ну что ж, это все частности. На самом деле я хотел спросить вас… В то утро, в пятницу, вы были с мистером Уочменом тут, за кустами, наедине?

Ага, подумал Аллейн, глядя на ее побледневшее лицо, теперь она боится уже на свой счет. Вот и хорошо — хорошеньких девушек тоже не мешает иногда легонько проучить. И к тому же — кто знает…

— Да… — пробормотала Дессима. — Но вообще-то… То есть, кажется, потом по склону поднимались Кьюбитт и Периш, и тогда…

— Так вы уверены, что Кьюбитт и Периш вас видели?

— Они шли по склону. Да, сейчас я припоминаю. Шли.

— Как странно, — заметил Аллейн. — Когда я спросил у них насчет того утра, они в один голос утверждали, что не видели Уочмена в первой половине дня в пятницу.

— Они, наверное, забыли!

— Не надо, мисс Мур! Неужели вы думаете, что я поверю в этот детский лепет? Да за эти дни они должны были уже по сто раз вспомнить каждое слово, сказанное Уочменом в тот день! В последний день его жизни! По крайней мере, так они мне пытались внушить… Итак, они, вероятно, пошли вместе с Уочменом обратно в гостиницу, правильно? Тогда они не могли об этом забыть, не правда ли?

— Они и не забыли! — воскликнула вдруг Дессима.

— Да?

— Они не сказали из-за… из-за меня… Они все-таки джентльмены…

Аллейн терпеливо ждал, пока Дессима созреет для откровенного разговора.

— Ну ладно. — Она тряхнула кудрями. — Я не воспользуюсь их галантностью, хоть и хочется… Если желаете знать, они застали своего товарища в тот самый миг, как он пытался… пытался меня соблазнить… Но мне его ухаживания не понравились, и я высказала ему все, что о нем думаю. Наверное, Кьюбитт и Периш боялись, что, если расскажут вам об этом, вы перенесете свои главные подозрения с Легга на меня…

— Возможно, — кивнул Аллейн с саркастической усмешкой. — Они, похоже, решили, что я представитель семейства хамелеонов и готов по нескольку раз на дню менять свои взгляды на дело…

— Надеюсь, из того, что я отвергла объятия мистера Уочмена и довольно прямо ему об этом сказала, вовсе не следует, что я могла его убить?

— Во всяком случае, это не станет у нас рабочей гипотезой… А ранее он что-нибудь подобное откалывал? Вы меня понимаете?..

Бледность мисс Дессимы снова сменилась на густой румянец.

— Ну, в общем, что-то в этом роде было… — пробормотала она наконец.

Теперь Дессима стояла совсем в другой позе, без напряжения, и в ее тоне не было ничего вызывающего.

— Поймите, он делал то, что делал, не из желания кому-то навредить… — проговорила она с видимым трудом. — Не подумайте о нем плохо… Нет, я не пострадала, он не пытался…

Девушка изменилась всего за какие-нибудь полминуты. Вся ее высокая образованность и некоторая надменность слетели прочь. Дессима превратилась в самую настоящую деревенскую красавицу, которая вполне понимает, что может соблазнить любого из своих же дереве неких парней…

— С вашей стороны было бы очень мило, если бы вы не передавали нашего разговора Биллу Помрою… — добавила она. — Он ничего об этом не знает — и слава богу. Он ничего не сможет понять…

— Я вовсе не собираюсь делиться этим с Биллом, — улыбнулся Аллейн. — А скажите, у вас с мистером Уочменом это было первое затруднение подобного рода?

Она помолчала и вымолвила наконец:

— Ну… у нас были встречи… Встречи раньше… — Дессима встала. Заговорила она уже совсем по-иному, когда поняла, что прочно держится на обеих ногах… — Люк вообще был человеком любвеобильным. — Она слегка скривила губы. — Но в этот раз он просчитался в своих сердечных делах. Ведь он… Ну, скажем так, он никогда не был влюблен в меня…

— Никогда?

— Был просто маленький неудачный эпизод, который я хотела бы забыть как можно скорее. И надо отметить, со стороны Себастьяна и Нормана было большой жертвой… Ведь они не признались вам, что видели Уочмена в тот день…

— Вообще-то, — заметил Аллейн, — мне хотелось бы иметь полную ясность в вопросе о том, был ли когда-нибудь Уочмен вашим любовником?

— Но ведь я уже сказала вам, что он ни в малейшей степени не был влюблен в меня…

— Наверное, я неудачно выбрал слова. Извините, мисс Мур. А что, он вас целовал когда-нибудь? Или только пытался завалить куда-нибудь на траву?

— По-моему, я достаточно ясно объяснила вам, что мое знакомство с мистером Уочменом, как бы далеко оно ни заходило, не представляет для вас никакого интереса! — отрезала Дессима замороженным голосом.

— Так почему бы вам не ответить на мой вопрос прямо, коли так? — продолжал пытку Аллейн.

— Ну что ж… — Голос Дессимы зазвенел, как опрокинутый поднос с чайной посудой. — Тогда запишите у себя, что вплоть до той самой пятницы мистер Уочмен не представлял для меня никакого значения и интереса… И вообще был совершенно случайным знакомым… Записали?

— Да, мисс, я записал, не беспокойтесь, — простодушно заверил ее Фокс, черкая в своем блокноте…

* * *

— Ну так что же, вы закончили со своими писульками? — ехидно поинтересовалась Дессима, которая быстро сумела привести себя в собранное состояние. — Может быть, вам хочется знать еще что-нибудь? Или вы хотите получить от меня описание всех встреч со всеми прочими господами по фамилии Уочмен, которых я когда-либо знала?

— Нет, — выпалил Аллейн. — Это уж слишком. Мы ограничиваем наше нездоровое любопытство строгими рамками полицейского кодекса, гм!.. И наши вопросы будут намного менее оскорбительны, гм… Они касаются только коньяка, который вы налили мистеру Уочмену, стакана, который был так тщательно кем-то разбит, и самой бутылки.

— Хорошо. Так что вы хотите знать?

— Изложите свою версию этих событий.

— Я уже излагала все Оутсу и коронеру. Кто-то предложил налить Уочмену коньяку. Я быстро огляделась, увидела стакан Люка на столе. Он был пуст. На стойке бара стояла бутылка. Я быстро плеснула из нее в стакан. Ничего, кроме коньяка, я туда не добавляла. Я не могу этого доказать, но я не добавляла ничего! Ничего!

— Возможно, нам удастся это доказать. Был ли кто-нибудь рядом со столом? Следил кто-нибудь за этой бутылкой?

— Боже мой, как я устала повторять! — вздохнула Дессима. — У стола околачивался только Периш. Может быть, он что-то заметил. Я — нет. Когда я подбежала со стаканом, я подождала, пока старик Помрой нальет Уочмену йод на палец, после чего мне удалось влить Люку глоточек сквозь сжатые зубы… Думаю, что ему даже не удалось проглотить этот коньяк, но ведь вы мне все равно вряд ли поверите…

— Мисс Мур, нам важны все свидетельства, которые мы слышим, — заверил ее Аллейн. — Поверьте, большая часть рабочего времени уходит у нас именно на выслушивание людей. И хотите верьте, хотите — нет, но у нас развивается некое шестое чувство, с помощью которого нам обычно удается установить, когда человек говорит правду, а когда врет. Но ведь мы не можем опираться на это шестое чувство. Для того чтобы отделить агнцев от козлищ, нам нужны четкие, достоверные улики. Хотя часто, если человек говорит правду, то и улики указывают на то же самое…

— Ах, как здорово и красиво у вас получается, — скривила губы Дессима. — Какая у нас умная, честная и добрая полиция! Горячее сердце, холодный ум и чистые руки…

— Я не говорил таких громких слов, заметьте… Но мне все же хотелось бы знать, сказал ли мистер Уочмен слово «отравлен» именно после того, как вы поднесли ему его последний в жизни коньяк?

— Да.

— А у вас возникло впечатление, что он имел в виду именно этот напиток?

— Нет, но я не знаю, как отнесется к моим словам ваше шестое чувство… Во всяком случае, Люк только попытался выпить коньяк, но, наверное, не смог. И тут он пробормотал это слово — сквозь сжатые зубы. Никогда я еще не видела на лице человека такого дикого выражения страха и злобы… Потом он бешено затряс своей пораненной рукой, мисс Даррах долго ее ловила в воздухе, чтобы перевязать. И тут как раз погас свет.

— И долго вы копошились вокруг Уочмена в темноте?

— Трудно сказать. Я просто не знаю. Казалось, что целую вечность. Потом кто-то щелкнул выключателем, это я помню. Наверное, решили проверить… Вообще, это был кошмар, настоящий кошмар. Да еще дождь барабанил по крыше, словно при казни в средние века… И повсюду трещало под ногами раздавленное стекло от стакана — хрясь, хрясь… И еще — его голос… Словно не человеческий голос, а мяуканье кошки, и притом такое мучительное… И еще — он сучил ногами и выстукивал каблуками дробь по краю кушетки. А во мраке все кричали — каждый на свой манер… — Дессима хрустнула пальцами. — Нет, я больше не могу об этом говорить. И не могу перестать… Стоит только начать, и тебя затягивает. Все было очень странно. Такое ощущение, словно он мучился от страшной боли. И я теперь в ужасе от одной мысли о такой боли… Нет, если я сама, например, заболею раком, я не стану ждать боли. Я пойду на все…

— …но не откажетесь от своих болезненных политических взглядов, — с легкой иронией договорил за нее Аллейн.

— Нет, при чем тут взгляды? Я скорее покончу с собой, чем стану вот так мучиться… Хотя, может быть, Уочмен так дергался не из-за боли, а просто из-за рефлексов. Нервных рефлексов.

— Чувствуется, что и ваша нервная система испытала хорошенькую встряску! — заметил Аллейн.

— Да что вы можете знать о нервах? — с неожиданной горечью воскликнула Дессима. — Нервы! Переживания! Для вас с вашим хваленым шестым чувством это пустые звуки! Похоже, первые пять у вас напрочь атрофировались… Хватит меня терзать! У вас собралось уже пять томов собрания свидетельских показаний об этом случае! Запишите мои показания о том, как крепко Уочмен сцепил зубы или как поджал губы, и наконец дайте мне забыть обо всем!

— Дорогая мисс Мур, меня все-таки по-прежнему интересуют подробности ваших прошлых отношений с Уочменом, мне также необходимо, чтоб вы все вспомнили о злополучном стакане с коньяком…

— Но ведь я уже обо всем рассказала! Что вы еще от меня хотите, что? Что вы выпытываете, что вы копаетесь, что вы мне душу рвете?!

И вдруг взгляд ее сместился куда-то в сторону. По лицу Дессимы пробежала целая гамма чувств.

— Норман! — пронзительно вскрикнула девушка. — Норман!

Аллейн развернулся на каблуках. На гребне стоял Норман Кьюбитт.

— Погоди, я сейчас, Дессима! — откликнулся он и пошел вниз по косогору. Подойдя, он нежно взял ее за руки.

— Ну что случилось?

— Норман, я уже не выдерживаю!

Кьюбитт даже не взглянул на сыщиков.

— Ты вовсе не обязана беседовать с этими двумя юными следопытами, если они тебя мучают. Лучше посоветуй им убираться ко всем чертям!

Кьюбитт повернулся и через плечо усмехнулся в сторону Аллейна нехорошей усмешечкой.

— Ой, как же я сглупила… — прошелестела Дессима одними губами. Она смотрела на Кьюбитта так, словно видела впервые, и он при этой был древнегреческим богом, сошедшим с небес.

— Так какого черта вы к ней пристаете? — спросил Кьюбитт грубовато.

— Из чистого садизма, естественно, — саркастически улыбнулся Аллейн.

— Не надо, Норман, — попросила Дессима. — На самом-то деле они меня вовсе не нарочно мучают. Просто у них такая гадкая профессия…

Глаза Дессимы были усыпаны сверкающими слезами, как бриллиантами, влажные губы чуть приоткрыты, и она глядела в лицо Кьюбитта с тем же восторгом…

— Ох, Норман… — пролепетала она, — я не сдержалась и позвала тебя, прости… Я такая дурочка…

— Ты… — хрипловато начал Кьюбитт.

«Назовите меня китайцем, подумал Аллейн, если он сейчас не поцелует ее прямо на глазах у изумленной публики. Какая завидная популярность у этой красотки — а ведь до сих пор почему-то не замужем…» Вслух же Аллейн сказал:

— Спасибо вам огромное, мисс Мур. Я прошу прощения, что причинил вам неудобства своими вопросами. Надеюсь, у нас больше не будет нужды опрашивать вас.

— Имейте в виду, Аллейн, — жестко заметил Кьюбитт, — если вы вознамеритесь снова приставать к мисс Мур со своими дурацкими ребусами, позаботьтесь и о моем присутствии. Вам ясно?

Прежде чем у Аллейна прошла оторопь и он стал способен издавать членораздельные звуки, заговорила Дессима:

— Мой милый, дорогой человек! — удивленно воскликнула она. — Но ты ведь не можешь настаивать на этом! Ты же мне не…

— А этот вопрос решается в рабочем порядке! — отрезал Кьюбитт. — Ты согласна выйти за меня замуж, дорогая?

Последовала долгая пауза…

— Послушайте, Фокс, чего вы пялитесь? — прошипел Аллейн. — Хотите убедиться, что со времен вашей молодости техника поцелуев мало изменилась? Мы лишние на этом празднике любви… Пошли обратно в Оттеркомб.

* * *

— Ну что ж, мистер Аллейн, — заговорил Фокс, когда они отошли на безопасное расстояние. — Экие удивительные вещи нам приходится наблюдать, а? Какой он выбрал пикантный момент для предложения руки и сердца! Как вы думаете, он уже давно ухлестывал за нею, или ему просто стукнуло что-то в голову?

— Возможно, что и ухлестывал, но и стукнуло — тоже… Наверное, увидев в ее прекрасных глазах слезы, он потерял разум. Должен заметить, девица она хоть куда. Судя по тому, с какой детской непосредственностью и любопытством вы наблюдали за их поцелуем, вы тоже так считаете?

— Да, эта молодая особа вполне способна пробудить страсти, — сдержанно согласился Фокс. — Помнится, суперинтендант Харпер говорил, что она водит компанию с этим молодым придурком Биллом Помроем?

— Говорил.

— Но похоже, она ему не по зубам?

— Похоже.

— Интересно, как она теперь поступит? Расплюется с Помроем и упадет в объятия Кьюбитта? Похоже на то…

— Эх, хотел бы я, чтобы она просветила нас насчет своих отношений с Уочменом, — вздохнул Аллейн.

— Вы думаете, между ними что-то было, сэр?

— По-моему, это однозначно так. Не очень удачное стечение обстоятельств. Для нее.

— Ну прямо роковая женщина, — осторожно произнес Фокс. — Ну да что поделать… Эта современная молодежь, небось, смеется над нашими понятиями о чести, респектабельности…

Аллейн поднял ладонь:

— Не надо, Фокс! Я знаю, что вы собираетесь сказать, и заранее со всем согласен. Да, за ней водятся грешки, она из молодых свободных интеллектуалок, но, думаю, сердце у нее все же имеется. У нее был, видно, некий эпизод с Уочменом, о чем она стыдится вспоминать и страшно переживает собственный стыд… И кроме того, я совершенно уверен, что до сегодняшнего дня она ведать не ведала, что Легг сидел в тюрьме. Ладно, все это — мои голые догадки… Забудем о них. Пора обедать, а потом нам предстоит нанести сокрушительный визит доктору Шоу. Хочу расспросить его насчет ранения Уочмена. Надо поторопиться.

По пути они завернули и к притоптанной полянке за кустами, забрали там сделанные гипсовые отпечатки и чемоданчик Аллейна. Столичные детективы решили не потрясать воображение провинциалов своими загадочными следственными экспериментами, поэтому предварительно зашли в гараж, сложили свои трофеи в багажник и только потом направились ко входу в гостиницу.

Но там их ждала засада. Высокий человек с лошадиным лицом и дурными глазами, сидящий рядом с Эйбом Помроем на лавочке, встал им навстречу и уставился на Фокса, который узнал в дылде мистера Нарка.

— Нашли дорогу, джентльмены? — спросил Помрой.

— Да, спасибо, все нормально, — ответил Аллейн.

— Сегодня тепло, даже не тепло, а прямо жарко.

— И к тому же ужасная сушь, — добавил Аллейн.

— Кажись, джентльмены, вы созрели для кружечки-другой пивка?

— Блестящая мысль!

Мистер Нарк прокашлялся со звуком сработавшего корабельного орудия. Эйб Помрой пытался незаметно пнуть его ногой, но не достал.

— Доброе утро! — рявкнул Нарк, прежде чем Фокс успел протиснуться в дверь.

— Доброе, мистер Нарк, — вздохнула та половина Фокса, которая была снаружи.

— Вот думаю, чего бы мне не опрокинуть кружечку с вами за компанию! — намекнул Нарк, проходя в дверь вслед за Фоксом.

Эйб подал пиво Аллейну и Фоксу.

— А мне сделай пополам, Эйб! — развязно бросил Нарк.

Эйб Помрой вздохнул, вытер пустую кружку насухо чистой бархоткой и нацедил полкружки слабого и половину — крепкого пива.

— Спасибочки, — квакнул мистер Нарк. — Хороню, что ты научился осторожно обращаться с посудой, Эйб. А то ведь немудрено кому-нибудь вдругорядь скопытиться. Не знаю, что там закон говорит о содержании ядов в помещении, где люди едят и пьют. А может, закон ничего не говорит об ентом?

Мистер Нарк очень пристально смотрел на Аллейна.

— Только не трепись, что ты все законы прочел… — пробурчал Эйб Помрой убитым голосом. — Не поверю, чтобы ты хоть Закон Божий помнил…

Мистер Нарк зловеще усмехнулся и припал носом к своему пиву. Сделав несколько шумных вдохов, он с демонстративным недоверием посмотрел на жидкость.

— Ну чего тебе снова не так? — страдальчески скривился несчастный Эйб. — Не стану же я тебя травить каждый день, чудо ты болотное, что ж ты каждый день все принюхиваешься?

— Да, на сей раз ничего, пить можно, — великодушно заметил Нарк. — Небось, новый бочонок откупорил?

Эйб оставил подковырку без внимания. Графинчик, который ранее содержался в буфете, теперь стоял на стойке бара. Протерт он был до блеска. Эйб взял с полки бутылку «амонтильядо», вставил в горлышко графина воронку и стал осторожно переливать шерри в графин.

— Ну и что ты теперь задумал? — занудил Нарк. — Этот графин у вас стоял в том самом насквозь отравленном буфете, елки-палки… Черт его знает, на коем месте тебя в ентом баре приерошат…

Затравленный Эйб Помрой пытался не смотреть на опостылевшую физиономию Нарка. Он обращался исключительно к Аллейну и Фоксу. Эйб дал всесторонние разъяснения по поводу того, какими методами пользовалась миссис Ивз, когда мыла буфет и ополаскивала графин. Эйб так расстроился, что уже за свой счет налил шерри всем — и детективам было неловко отказаться…

Чуть позже Эйб очень старательно выговорил:

— Извините меня, ради бога, ежели что, джентльмены, но мне надо перемигнуться с миссис Ивз… Я буду сию минуту, господа хорошие…

— Ну конечно, мистер Помрой, — великодушно разрешил Аллейн.

Сыщикам пришлось ненадолго остаться наедине с ужасным мистером Нарком.

— Экое сегодня погожее утро, — заметил мистер Нарк в качестве затравки к беседе, и Аллейн вынужден был с ним согласиться. — Но я думаю, — визгливо продолжил надоеда, — что для людей вашей профессии что утро, что вечер, что весна, что осень — одно и то же, а? А вот наука!.. Она, братцы, велика! А вы, сэр, можете ли назвать себя человеком ученым? — вкрадчиво спросил мистер Нарк, все ближе подвигаясь к Аллейну.

— О нет, это вряд ли, — добродушно отвечал Аллейн. — Я полицейский, вы ведь знаете…

— Во! Именно на это я вас и ловил, поняли? Поняли? Во! Так вот, теперь вы мне скажите, вы ведь просто обязаны использовать чудеса науки и техники в своих действиях! А? Обязаны! Взять хотя бы эти дурацкие отпечатки пальцев. Можно подумать, мы тут все расхаживали и лапали все подряд, не задумываясь вовсе о гневе Господнем… И все ради того, чтобы какая-то поганая наука собрала тут наши отпечатки и посмеялась над нами…

Особенностью мистера Нарка было то, что чем ближе он подвигался к жертве своей говорливости, тем громче кричал. Сейчас его лицо находилось не более чем в полуметре от Аллейна, и Нарк уже гремел, как Ниагарский водопад или как продавец на аукционе перед третьим ударом молоточка…

— Я — читатель! — ревел Нарк — Читатель! И если угодно, я студент! Как вы думаете, сколько печатных слов прочел я в своей жизни, а? Говорите, сколько?!

Аллейн понимал, что человек типа Нарка в основном занимался освоением слов непечатных, поэтому ответил уклончиво:

— Видите ли, сэр, я не могу сказать наверняка и боюсь ошибиться…

— Так я скажу вам самолично! — прогремел Нарк. — Пятьдесят шесть миллионов! Я не я буду, сэр, вы просто не знаете моей методы! Как только мне стукнуло пятьдесят лет, я стал заниматься самообразованием. И каждый день, разрази меня гром, я прочитывал не менее четырехсот слов! Понимаете, не менее! И вот теперь я их знаю чертову уйму! Скажите, вы небось не читали такую книгу под названием «Иполлюция видов»?

— Гм! А!.. Пожалуй, читал, — смущенно пробормотал Аллейн, сообразив, что речь идет об «Эволюции видов» Дарвина.

— Едрить его в корень, этого Дарвина, экую дурость он нафигачил! Чтоб меня разорвало и прихлопнуло! Я цельный год потратил, чтобы ее прочесть, дрянью буду! Вообще, я много лет потратил на изучение энтих дурацких наук. А в последние пару лет меня преступления занимают — прямо хоть караул кричи. Интересно и все.

Мистер Нарк припал к своей кружке и мигом осушил ее до дна, после чего демонстративным жестом вытер усы, искоса посматривая на Аллейна.

— А вот теперь у нас тут вы здорово влипли, — заметил Нарк лукаво. — Конечно, сперва вы надеялись обойтись двумя днями? Думали, что спихнете дело по-быстрому?

— Вы говорите одному вам известные вещи, мистер Нарк.

— Не надо! Я был свидетелем!

— А, на суде? Но мне кажется…

— Ну, не то чтобы на суде… — мистер Нарк зачесал у себя под мышкой. — Нет. Этот наш всемогущий суперинтендант Харпер вел следствие. Он не нашел ни шиша — это всем известно. А я совершенно самостоятельно исследовал данный случай и заимел собственные оригинальные выводы! Они, конечно, не заинтересовали Харпера, черт бы его побрал! И я не надеюсь, что они заинтересуют вас… И все равно я расскажу, если позволите!

Естественно, Аллейн не имел ни малейших надежд, что показания мистера Нарка или его гипотезы могут иметь хоть какую-то ценность в ходе следствия, однако — делать нечего — он издал некие согласные звуки. Мистер Нарк нацедил себе еще пива и стал с удовольствием разглагольствовать.

— Э! — крякнул он, прочувствовав прохождение доброго глотка крепкого пива по пищеварительному тракту. — Думаю, я не скажу вам больше других, джентльмены! Есть преступная халатность и есть преступная преступность, если желаете! Тут и там вы найдете до фига мотивов, и всякий из них делает другие мотивы как бы лишенными смысла. Иначе говоря, если я подсыпал своей теще в суп лисий яд, то моему тестю нет смысла подкладывать мне на тарелку мухоморы, правда ведь? Но ведь у нас в округе самый крупный по размерам и по весу болван — это Ник Харпер, а мы… Мы, мужички из Отттеркомба, мы сплачиваемся вокруг красного знамени и Эйба Помроя с его пивной, а ведь это самое главное, джентльмены, правда? Пиво — вот двигатель прогресса!

— Погодите, мистер Нарк. Но вы говорили что-то о преступной халатности? Объясните это поподробнее!

Но если даже самому мистеру Нарку его теория виделась ясной как стекло, он навряд ли был способен разъяснить ее кому бы то ни было. Он стал говорить загадками, в которых основную роль играл его заплетающийся язык. Нарк врал и говорил красивые глупости. Аллейн уже готов был послать его ко всем чертям, когда услышал:

— Мы… — бормотал Нарк, — мы были изгнаны из рая! Из рая, джентльмены, а это примерно то же самое, как когда тебя выпирают из обычной пивнушки под вечер! И вот вам вдруг подворачивается баба! Понятное дело, баба — потребность. Это да. Но она все нам здесь отравила и кое-кого — тоже… Энти французы говорят как — шуршуй ляфам, то бишь ищи бабу! Так вот, милый мой сыщик, любовная история, о которой я талдычу, началась уже год назад, но из действующих лиц живо уже только три, а не четыре, как было сперва… Вы кумекайте, кумекайте, что я тут говорю…

Аллейн с удивлением осознал, что ему следовало раньше сойтись с говорливым мистером Нарком. Пусть тот изрекал одни глупости, но помимо всякой чепухи он сообщал иной раз действительно важные сведения. Более того, ценным было то, что Нарк боялся кары закона, явно боялся. Одним словом, «студент» вдруг представился Аллейну ценным свидетелем. И он решил заговорить с собеседником на его языке…

— Все это безумно интересно, мистер Нарк, черт вас возьми! Не правда ли, Фокс… — тут Аллейн усиленно замигал сонному Фоксу… — Не правда ли, Фокс, что мистер Нарк, неведомыми путями допер до тех же самых выводов, что и мы сами? Вероятно, он использовал те же самые улики и доказательства! Как вы думаете, Фокс?

Фокс послал своему начальнику нехороший взгляд, который мог означать: «Да, я работаю в полиции, но не обязан прирабатывать на полставки половым ковриком, об который все станут тщательно вытирать ноги».

— Бросьте, Фокс, вы же сами мне подобное уже болтали, — размягченно сказал Аллейн, делая безумные знаки туповатому подчиненному.

Фокс был удивлен до чрезвычайности, но тем не менее ласково обратился к Нарку:

— Ну что ж, сэр, коли вы уж так вызываетесь, мы можем вас облечь силой «сотрудника следствия»…

На мистера Нарка это заявление произвело неоднозначное впечатление. Во всяком случае он тщательно застегнул пиджак на все имевшиеся там пуговицы, включая пуговицы на обшлагах.

— Итак, что бы вы хотели от меня получить, джентльмены? — спросил Нарк.

После неоднократных попыток Аллейн понял, что единственное место, где мистер Нарк способен пролить некоторый свет, это поведение Дессимы Мур и все, что с нею связано.

— Так! Мисс Мур, говорите? Так она, значит, была безумно расстроена смертью мистера Уочмена? — спросил Аллейн.

— Хо? Да неужели? Ну да! Да она чуть не с копыт долой, извиняюсь за выражение… Еще бы!

— Чувствуется, что вы видите всю изнанку дела, — неестественно рассмеялся Аллейн и к такому же смеху грозным взглядом склонил Фокса…

Сыщики все еще натужно хохотали, когда мистер Нарк, на организм которого уже начала оказывать действие третья кружка крепкого пива, поведал со своими обычными деревенскими присказками:

— Послушайте например, — сказал Нарк, — послушайте. Энто только для напримера, понимаете? Ежели бы я, к примеру, стал бы прогуливаться поблизости от фермы старика Мура и тут из ихнего огорода услыхал бы знакомый женский голос и потом услыхал бы мужской и незнакомый голос, я бы ведь сделал свои выводы, и если к тому же… — Мистер Нарк сглотнул слюну, с трудом пробиваясь к окончанию своей скрученной в спираль фразы. — И если к тому же подойдя поближе, я бы увидал того рыжего молодого мужчину, кого вы сами знаете, стоящего бледного и молчаливого поодаль в овраге и подслушивающего, то что бы я сказал себе? Погодите, не надо подсказывать, я сам все скажу… Так вот, я сказал бы себе: «Ага! Посмотрим-посмотрим, что из этого тухловатого яйца вылупится!» И потом, ежели цельный год ничего не случается, а потом вдруг льются реки крови и известный вам человек падает, отравленный отравленной стрелой, что мне остается сказать?

Нарк торжественно поднял ладонь в знак того, что вопрос его был риторический. В ответ на это Фокс сцепил свои ладони над головой в жесте «дружба-дружба», а у Аллейна появилась пара мгновений, чтобы успеть закурить.

— Так вот, — величественно заключил Нарк. — А в конце я не скажу вам ни хрена!

— Что?! — вскричал Аллейн.

— Ни хрена. У меня котелок варит, как, как у яка… кака… какадемика!

— И что же сварил ваш котелок? — переспросил Аллейн, безуспешно пытаясь поймать нить разговора.

— А то! Если честно, сэр, мне кажется, что чем надежней я буду держать язык за зубами, тем дольше я проживу! Вот так-то, джентльмены!

Нарк приподнялся, покачнулся, опрокинул пару кружек на столе, после чего тщательно поискал глазами дверь, нашел ее и собрался выходить.

— И не пытайтесь назвать мой рассказ «показаниями», ясно? Мои слова — енто просто олиго… аллегория, а всякая аллегория может жить не тужить без всякой поганой присяги на суде. А вообще-то я вам намекну, за кем бы надо последить… «Шуршуй ляфам», что ли, так это называется… Вот и шуршуйте…

Глава шестнадцатая Аллейн преступает служебные полномочия

После обеда Аллейн внес в свой отчет новые сведения, а Фокс с сумрачным и сонным видом перепечатал их на машинке. Аллейн сходил к Эйбу Помрою, вернулся с тремя стаканами, один из которых аккуратно уронил на пол, собрал осколки в мешочек и все это приложил к отчету как образцы вещественных улик. Потом Аллейн некоторое время бросал на пол дротики, пока не убедился, что, как дротик ни брось, за счет тяжелого кончика он обязательно воткнется в пол. Покончив с этими нехитрыми занятиями, сыщики погрузились в машину и покатили в Иллингтон. Погода испортилась, полил дождь, и дорога стала осклизлой, как лягушачья кожа.

Аллейн высадил Фокса у магазина Вулворта, а сам отправился к доктору Шоу. В хирургическом кабинете, крепко пропахшем йодом, кожей и эфиром, Аллейн его и нашел.

Инспектору сразу понравился доктор. Особенно его прямолинейная манера вести беседу.

— Надеюсь, мой визит в рабочее время не помешает вам и не повредит вашим пациентам? — учтиво спросил Аллейн.

— Все в порядке. Я до двух часов не режу. Резать я начинаю обычно не раньше трех. Так что проходите. Старая карга, которая торчит там у меня в приемной, имеет только одну хворь — болезненное воображение. Она уже меня допекла, ходит через день и жалуется на все сразу… Проще всего сделать ей лоботомию! Садитесь. Так о чем вы хотели потолковать?

— Прежде всего о дротике и о ране. Я читал полицейский отчет, сделанный на суде, но…

— Но вам показалось, что в нем сплошные провалы и белые пятна? Так оно и есть. Коронером у нас работает Язвент, старый зануда, который много о себе воображает. Знаменитый бактериолог, как же… Они с Харпером попросту между собой посовещались и представили все так, как будет проще суду. Так что же насчет раны?

— Обнаружены ли в ране следы синильной кислоты или как там называется эта чертова отрава?

— Нет. Вы знаете, мы нашли аналитика в Лондоне. Лучший ваш эксперт. Язвент и я, мы оба присутствовали при его тестах. Мы в общем-то не ожидали положительного ответа насчет яда в ране.

— Почему же?

— По двум причинам. Во-первых, кровища из пальца прямо струей брызнула, так что яд, скорее всего, должно было смыть. А во-вторых, цианид летуч, как майская бабочка. Он успел бы испариться сто раз.

— Но ведь на дротике нашли его следы!

— Да, но ведь Оутс догадался плотно закупорить дротик в бутылочку! Не мог же он запрятать туда же и палец покойного!

— Верно, но ведь с самого дротика яд все же должен был испариться, разве нет?

Доктор Шоу потер щеку.

— М-да, — протянул он. — Скорее всего, вы правы. Прямо загадка.

— Не похоже ли на то, что раствор цианида намазали на дротик непосредственно перед тем, как Оутсу стукнуло в голову положить дротик в склянку?

— Очень может быть. Я давно уже над этим всем размышляю…

— А как скоро вы поспели на место происшествия, доктор?

— Примерно через полчаса после смерти покойного.

— Ну хорошо… Скажите мне собственное мнение, доктор. Строго между нами! Вы верите, что цианидом можно отравить человека таким вот манером, через дротик?

Доктор Шоу сунул руку в карман и выпятил нижнюю губу.

— Я не токсиколог, — изрек он. — Мистер Язвент больший специалист в таких вопросах. И потом… У Уочмена была аллергия к цианиду, он сам сказал об этом Перишу и Кьюбитту накануне своей смерти.

— Да, я читал об этом в показаниях свидетелей… Но вы считаете, что это серьезно?

— Кто знает. Таких прецедентов у нас не было. Эксперты считают, что это вполне возможно. Дротик был брошен с большой силой и проник в ткани до самой кости. Причем прошел наклонно, вспоров кожу длинной полоской. Туда и мог попасть яд с острия дротика. Наверное, мог…

— А во рту не было следов цианида?

— Нет, но это в принципе не исключает попадания яда в желудок через рот.

— О господи, сколько сложностей! — вздохнул Аллейн. — А в комнате пахло цианидом?

— Нет, она провоняла коньяком и пивом… Кстати, если хотите знать, алкоголь — противоядие при циановых отравлениях. Так же, как и искусственное дыхание, перманганат калия, глюкоза и другие… Но ни одно из противоядий не поможет, если яд попал непосредственно в кровь…

— У вас есть весы? — спросил вдруг Аллейн. — Аптекарские или побольше, но главное — точные?

— Хм! Да, конечно, есть. Только зачем они вам сдались?

— Мой напарник Фокс прибудет сюда с минуты на минуту. Он сейчас звонит из полицейского участка в Лондон, выясняет в Скотленд-ярде, сколько весили осколки того разбитого стакана, которые удалось собрать Оутсу. У меня сегодня возникла безумная мысль. Так, ерунда, но все может статься. Конечно, в баре тоже есть весы, правда, довольно грубые, на них только пудами вешать. И потом я подумал, что вам будет любопытно, если мы часть нашей следственной работы проделаем прямо здесь, у вас на глазах.

— Ну конечно, это интересно! Только погодите секундочку, я выйду к этой ипохондрической вороне, которая нахохлилась у меня в приемной, поговорю с ней. Ей даже лекарств не требуется, только на ушко шепнуть пару комплиментов…

Доктор Шоу вышел, и вскоре до Аллейна из приемной донеслось успокоительное бурчание:

— Соберитесь, голубушка, нельзя так раскисать… Займите себя чем-нибудь… Поверьте, что и следующие свои семьдесят лет вы проживете в полном здравии… Будьте же благоразумны…

Звякнул звонок у входной двери, и в комнату прошел Фокс в сопровождении суперинтенданта Харпера.

— Здрасьте, здрасьте! — воскликнул Харпер. — Кого я вижу? Решил приехать с Фоксом. — Харпер понизил голос. — И к тому же у меня для вас важные новости. Как вы знаете, я послал молодого парня из своих в Лондон, к эксперту Даббсу. И что же выясняется? На дротике полным-полно отпечатков пальцев… И как вы думаете, чьи они?

— Никак не догадаюсь, Ник! — улыбнулся Аллейн с потаенной иронией.

— Так вот, они принадлежат мистеру Монтегю Тринглу, который отсидел четыре года за мошенничество и вышел на волю из Бродмурской тюрьмы чуть больше двух лет назад.

— Мои громчайшие поздравления, — провозгласил Аллейн, не особенно удивленный. — И еще более громкий смех!

— Это почему же? Погодите, это еще не самое интересное. А знаете ли вы, кто выступал на суде защитником подельника мистера Трингла и кому удалось свалить на Трингла всю вину со своего подзащитного?

— Естественно, не кто иной, как Уочмен, адвокат…

— Да, вы правы… У Легга вырос большой зуб на Уочмена. Или, по крайней мере, он вообразил себе, что Уочмен его сильно подставил. Так вот, он вышел на след Уочмена, сам прикинулся несчастной овечкой, проглотил множество оскорблений от Уочмена, а потом просто убрал его.

— А теперь я вам расскажу, Ник, нечто такое, о чем вы пока не догадываетесь, — сказал Аллейн. — Как вы думаете, кто был тот самый подельник Монтегю Трингла? Подельник, который отделался шестью месяцами тюрьмы?

— Лорд Брайони. Помнится, это был крупный скандал…

— Да. Брайони, кузен мисс Виолетты Даррах.

— Да вы что?! Чтоб ослепли мои глаза и оглохли уши! Я о ней всерьез никогда и не думал!

— Похоже, она потихоньку наставляет Легга-Трингла, как ему себя держать… — заметил Аллейн и рассказал Харперу о подслушанном из лодки утреннем разговоре мисс Даррах с Леггом.

— Вот это да! — вскричал воодушевленный Харпер. — Вот это круто! Похоже, пора запастись ордером на арест и звездочками на погоны! Достаточно, я думаю, того основания, что никто, кроме Легга, не мог нанести яд на дротик, — он один мог знать, что дротик вопьется Уочмену в руку… Что скажете?

— Не думаю, что имеет смысл хватать его сейчас.

— Почему бы нет?

— Потому что в результате умники из министерства юстиции повесят на нас «введение правосудия в заблуждение». Я вам сейчас объясню…

* * *

Но прежде чем Аллейн закончил свою краткую лекцию, ужасающий грохот и скрежет за окнами возвестил о скором прибытии сюда полковника Браммингтона на его верном драндулете. Через пару минут в комнату ворвался пузатый Браммингтон с доктором Шоу в качестве арьергарда.

— Да, я видел вашу тачку тут во дворе! — громыхнул он, глянув на Аллейна. — Значит, теперь мудрые эскулапы, вместо того чтобы делать примочки и отсекать бородавки, будут вершить суд и расправу, взвешивая на аптекарских весах вещественные доказательства?

Доктор Шоу, ухмыляясь, выставил на столик весы. Полковник Браммингтон схватил из пачки Аллейна сигаретку и с размаху плюхнулся в кресло.

— Дорогой доктор считает любопытство главным свойством интеллекта. Ну что ж, господа, я готов пасть ниц перед вами и с благодарностью выслушать ваши откровения. Но мой живот, увы, не позволяет мне падать ниц перед кем бы то ни было… Дайте мне кто-нибудь спички! Спасибо…

Харпер, отвернувшись от Браммингтона и подмигнув Фоксу, выложил на стол коробочку.

— Отлично… — Аллейн взвесил коробочку на ладони, затем тщательно пересыпал ее содержимое в чашечку весов.

— Что это? — спросил Браммингтон. — А, узнаю, это осколки того самого коньячного стакана…

— Совершенно верно, — кивнул Аллейн.

— Но скажите, бога ради, зачем вы их взвешиваете?

— Для того, сэр, — учтиво объяснил Аллейн, — чтобы узнать их вес.

— Ей-богу, вы надо мной смеетесь, — пропыхтел полковник. — Ну и сколько весили осколки стакана, в котором Уочмену поднесли коньяк?

— Две унции сорок восемь гранов. Верно я говорю, мистер Шоу?

— Точно.

Аллейн так же аккуратно ссыпал осколки в коробочку и достал другой коробок, уже из своего кармана.

— А здесь у меня полный набор осколков от точно такого же стакана, за который я заплатил добрейшему мистеру Помрою полтора шиллинга из собственного кармана. Это были его лучшие стаканы… Ну что ж, попробуем.

Аллейн ссыпал вторую блестящую горсть стекла на чашку весов.

— Да, любопытно, — усмехнулся Аллейн спокойно, не отводя взгляда от весов. — А тут целых две унции и двадцать четыре грана!

— Что за черт! — вскричал уязвленный Харпер, который в свое время принимал из рук Оутса вещественные доказательства. — Наверное, тут другое стекло! Толстое!

— Ничего подобного, это был набор совершенно одинаковых стаканов. Но на всякий случай я одолжил у Помроя еще два для пробы. Глянем-ка на них.

Фокс вытащил целые стаканы. Оба весили ровно две унции двадцать четыре грана.

— Ну и что? — надулся Харпер.

— Да ведь там мог разбиться совсем другой стакан! — вставил полковник Браммингтон. — Там все были под мухой, могли спутать не то что стаканы, а родную маму с тещей! Или вообще, там могли валяться осколки другого стекла! Носил ли, например, Уочмен очки?

— Да, но они висели у него на шейной цепочке, целые, — вступился доктор Шоу.

— Нет, я уже спрашивал сто раз, там не могло быть другого стекла, — спокойно сказал Аллейн. — А вы собирали все осколки из одного места, Харпер?

— Ну, как вы понимаете, они были слегка разбросаны по полу. Все-таки по ним успели потоптаться. И на подошвах, кстати, могли остаться осколки! Нет, тот стакан просто обязан был весить меньше! — простонал Харпер, осознавая, что результаты его работы вот-вот пойдут насмарку.

На всякий случай Харпер сам перевесил осколки. Все сошлось.

— Крайне загадочно, — проклекотал полковник Браммингтон, наливаясь досадой.

Аллейн рассыпал осколки по листу бумаги и стал осторожно перебирать их пинцетом, разглядывая в сильную лупу.

— Посмотрите сюда, — позвал он. — Из всех осколков только вот эти три сделаны из другого сорта стекла. Видите? Посмотрим, сколько они весят…

За исключением этих трех осколков получалось, что в экспериментальных осколках коньячного стакана все же не хватает довольно много веса. Полковник Браммингтон ничего не понимал, не хотел понимать, а потому потихоньку начинал злиться.

— Если позволите, сэр, я все-таки попытаюсь объяснить, — предложил Аллейн.

— О нет, не надо! Мне ведь, как вы догадываетесь, очень приятно быть вашим Ватсоном, дорогой Аллейн! Вы поужинаете сегодня со мной? Очень хорошо. Тащите мне голые факты, а не эту мистику — и лучше не за ужином и не здесь…

— Но версию мистера Аллейна надо выслушать! — возразил Харпер раздраженно. — Нельзя же занимать такую позицию, что…

— Можно! — рявкнул полковник Браммингтон. — Я предпочитаю слушать голоса небесные, а не тягомотные ребусы, которые рождаются в голове у мистера Аллейна! Нет уж, если желаете привлечь мое внимание, гоните голые факты! Голые! Я спою им хвалебную песнь, как Овидий!

— Но вы вряд ли обретете дар Овидия описывать и толковать эти факты, — заметил Аллейн с холодноватой насмешкой. — В любом случае, я привез вам копию моего отчета о проделанной на сегодняшний день работе.

Браммингтон с неохотой принял листок и торопливо поднялся, словно укушенный блохой в особо чувствительное место. Подтянув повыше свои необъятные брюки, полковник оглушительной скороговоркой пробормотал:

— До свидания, доктор Шоу, до свидания… Приходите ко мне сегодня на ужин…

— Спасибо, — поклонился доктор Шоу. — Какая форма одежды? Черный галстук? Фрак?

— Как вам в голову стукнет. А я постараюсь поразить вас гастрономическим размахом… А вы придете, Харпер?

— Спасибо, сэр, но боюсь, что не смогу. Мне надо…

— Понятно. Дело ваше. Итого, вас трое — Аллейн, доктор и… Ну, надеюсь, ясно.

— Фокс, — вставил Аллейн.

— Что? Ну, до свидания.

— Фокс, — повторил Аллейн.

— А, ну да, мистер Фокс. Всего доброго.

Полковник Браммингтон распахнул дверь рывком, словно с обратной стороны за ручку тянуло четверо человек, и удалился, топая, как раненый слон по джунглям.

— Какого черта вообще ввели эту должность местного старшего констебля! — горько вздохнул Харпер. — Не поверите, доктор Шоу, но, когда брат полковника упокоится в бозе, полковник получит титул лорда. Лорда! Представляете себе, какой вулкан будет сидеть в верхней палате и засыпать английский парламент горами словесного шлака! Ужинать и спать, спать — и обедать. И палец о палец не стукнет осмысленно… Скажите, доктор, чем он болен, наш полковник?

— У него либо нет мозгов, либо памяти, либо библиотеки! — поставил диагноз доктор Шоу.

* * *

Аллейн, Фокс и Харпер, оживленно беседуя, направились в полицейский участок. Там они еще раз достали и разложили на столе у Харпера все вещественные улики. Бутылка из-под коньяка, флакончик из-под йода, пожелтевший расплывшийся кусок газеты, чашечка, изъятая из крысиной норы, и склянка с цианидом. Кроме того, Харпер протянул Аллейну завинченный пузырек.

— Ага, это жидкость из крысиной норы! — узнал Аллейн. — Надо бы отдать ее на химический анализ мистеру Язвенту. Впрочем, нет. Это будет бесцеремонно. Лучше я отошлю эту жидкость в Лондон.

— Думаете, убийца взял яд из той дыры? — спросил Харпер.

— Да.

— Но ведь плошка была полна.

— Естественно. Она и осталась полна.

— Так вы полагаете, что туда долили воды? — медленно протянул Харпер.

— Вот именно, Ник.

— Понял, — кивнул Харпер.

— В карательной экспедиции против крыс участвовал Эйб Помрой, главный палач, а также его сын Билл, мисс Мур, Легг и дюжина рыбаков, которые потом сидели в общем зале и, следовательно, для нас неинтересны. Эйб громогласно предупредил всех, кто находился в баре, о том, что он делает. Так что не имеет большого значения, кто видел его действия в гараже… Но с другой стороны, пятидесятипроцентный раствор синильной кислоты, как говорят эксперты, дьявольски летуч, и пары его укокошили по меньшей мере одну крысу. Я полагаю, что для этого яд должен был постоять в дыре хотя бы час или что-нибудь около того. То есть убийца должен был отлить раствор довольно быстро. Но, увы, свидетели не помнят, кто и когда выходил потом из бара… Но с третьей стороны, через час концентрация раствора должна была сильно понизиться. Короче, тут я не совсем уверен. Нужно будет провести эксперимент. Одним словом, вероятно, что убийца проник в гараж меньше чем через час после того, как Эйб залил туда яд, взял его и хранил в тщательно закупоренном пузырьке.

— Но как ему удалось взять яд? На чашечке только отпечатки Помроя! Ее никто больше не трогал!

— А разве вы не подумали про испаре…

— Ну конечно! — крикнул Харпер, чувствительно хлопая себя ладонью по лбу. — Конечно! Не надо говорить, я понял!

Харпер принялся на все лады ругаться и гордо квохтать — всегда ведь приятно, если своим умом доходишь до того же, до чего дошел сыщик из Скотленд-ярда…

— Отпечатки Эйба, заметьте, — продолжил тем временем Аллейн, — были на ключе от буфета и на ручке дверцы. Невозможно открыть дверцу, не повернув ключа и ручки. Если кто-нибудь касался ключа и ручки, он либо оставил бы собственные отпечатки, либо делал это в перчатках и стер бы отпечатки Эйба. Итак, в буфет никто не лазил. А ведь из плошки в крысиной дыре цианид должен был довольно быстро испариться!

— Ну ладно, — сказал Харпер. — Доктор Шоу и коронер упустили этот момент, согласен. Оутс подтвердил, что плошка в крысиной дыре была полна, и то же самое сказал Эйб Помрой, который сам ее наливал. Но никто и не подумал про испарение!

— С другой стороны, — продолжал Аллейн, — хотя яд нужно было взять сразу же, наносить его на дротик можно было только перед самым убийством, иначе яд испарился бы и с дротика.

— Однако трудно предположить, что Легг взял яд с собой и смог незаметно нанести его на дротик на глазах у всей честной публики… — задумчиво протянул Харпер.

— Он этого и не делал, — заверил его Аллейн. — Он человек довольно неуклюжий, и ручонки у него здорово смахивают на ковши экскаватора… Надо быть фокусником, чтобы суметь нанести яд на дротик в этих обстоятельствах. Даже Эйб Помрой, который убежден, что Легга надо хватать и судить, не может предложить никакого объяснения. Периш, который при каждом случае норовит лягнуть Легга, тоже не имеет предложений. И мы имеем по меньшей мере четырех свидетелей, которые клянутся, что Легг ничего такого с дротиками не делал.

— Но ведь и мы никак иначе не можем объяснить это дело!

— Нет уж, — усмехнулся Аллейн. — Мы-то как раз можем.

* * *

Пробило уже пять часов, а они все еще торчали в полицейском участке. Помимо наведения окончательного глянца на отчет, Аллейн успел проделать эксперимент с раствором цианида. Плошку, наполненную пятидесятипроцентным раствором синильной кислоты, поместили в закрытый ящик. Через сорок пять минут почти половина жидкости испарилась.

— Помимо прочих выводов, можно заключить, что убийца наведался в гараж за ядом накануне убийства минут через тридцать-сорок после того, как Эйб налил жидкость в плошку, — констатировал Аллейн. — В баре Легг показал всем фокус с дротиками, который занял, однако, всего пару минут. Потом последовал спор. Легг вышел в общий зал, где повторил свой трюк с дротиками, а затем вернулся…

— Ну конечно! — азартно хрюкнул Харпер. — Ведь он мог и не… Ну ладно, молчу, продолжайте…

— Конечно, он мог и «не», Ник, но дайте досказать по порядку. Судя по вашему отчету, все они, кроме мисс Даррах, удалившейся к себе в спальню баиньки, пребывали в отдельном зале до самого закрытия. То есть значительно дольше наших сорока минут.

— Вероятно, кто-то из них все же мог незамеченным выйти на пару минут, — предположил Харпер.

— Не исключено, но тут мы пока ничего не можем доказать. А вот с жидкостью, найденной в крысиной норе, мы можем поработать прямо сейчас. Не принесете ли мой саквояж, Фокс?

Из саквояжа Аллейн вынул два стаканчика, два круглых стеклышка и бутылочку.

— Это нитрат серебра, — пояснил Аллейн, указывая на бутылочку. — Нельзя ли раздобыть горячей воды, Ник? Не могу утерпеть, — пусть мне даже придется слегка превысить свои служебные полномочия, я проведу экспертизу лично…

Харпер принес горячей воды, Аллейн налил ее в плоский фотографический лоток и установил туда два стаканчика. В один он налил из бутылки с ядом от Помроя, а во второй — немножко жидкости, найденной в крысиной норе. Затем он смочил оба круглых покровных стеклышка нитратом серебра и прикрыл стаканчики. Вся троица с минуту молча наблюдала за экспериментом. В стаканчике с ядом «от Помроя» тоненькой спиралькой стал подыматься белый парок и очень скоро стекло покрылось густым матовым налетом.

— Вот она, реакция кислоты с нитратом серебра! — возвестил Аллейн. — А второе стеклышко чисто, как помыслы младенца! Получилось! Там просто вода! Вода! Можно не отсылать ничего на анализ к химику — мы сами себе химики…

— Получается, мы можем больше не отвлекаться на мысли о буфете? — переспросил Ник Харпер, с уважением глядя на Аллейна. — Значит, из буфета яд не брали?

На ладони у Аллейна лежали те три кусочка стекла, которые он отсортировал от осколков стакана, и рядом с ними — овальной формы закопченный кусок стекла…

— Так-то оно так, — протянул Аллейн. — Но о буфете забывать рано — хотя и по другой причине. Посмотрите, Ник, на эти стеклышки…

Харпер медленно перевел взгляд с лица Аллейна на кусочки стекла и обратно.

— М-да, но ведь вам предстоит чертова уйма работы, чтобы доказать все это…

— Согласен, — устало кивнул Аллейн. — И все равно, Ник, я попробую.

Глава семнадцатая Мистер Фокс пьет шерри

Периш спустился вниз по лестнице, напевая «Сердце красавицы склонно к измене…» Он обладал довольно приятным баритоном если не бархатного, то примерно вельветового тембра, который актер использовал в молодости в коммерческих целях, когда пел в дешевых оперетках. Пел он с выражением, чуть ли не рулады выводил. Распахнув дверь отдельного зала, Периш как раз начал последний куплет ариетты.

— Добрый вечер, сэр! — сказал Эйб Помрой из-за стойки. — Рад слышать, сэр, что вы снова веселы и жизнерадостны!

Периш загадочно улыбнулся.

— Ах, мой милый Эйб! — Он легко вздохнул. — Все не так просто, как тебе кажется, но уверяю тебя, мой бедный кузен и при жизни ни за что не одобрил бы вытянутых лиц и похоронных разговоров на месяц. А уж тем более теперь, когда он и сам в лучшем мире, наблюдая нас оттуда, он этого никак не одобрит!

Эйб сделал живое, хотя и не вполне четкое телодвижение, которое должно было означать примерно то же, что у собаки значит виляние хвостом в знак полной солидарности.

На звуки пения поднял голову мистер Нарк, который еще не был пьян в стельку, но уверенно продвигался к любимому состоянию, а мистер Норман Кьюбитт остренько глянул поверх своей кружки. Легг поспешил скрыться в закуток у камина, где свила себе гнездо мисс Даррах.

— Что будете пить, мистер Периш? — спросил Эйб.

— «Спотыкач». Этого требует моя душа. Привет, старина Норман… — Периш изобразил на лице улыбку, напоминающую гримасу химеры на Соборе Парижской Богоматери. — Как двигается работенка?

— Отлично, Себ! — Кьюбитт глянул на часы и отметил, что уже четверть восьмого. — Думаю начать большое полотно.

— Неужели? И что на нем будет? Явление Легга трудовому народу?

— Дессима, — ответил Кьюбитт, со стуком опуская кружку на столешницу. — Она любезно согласилась позировать…

Периш кашлянул.

— И в какой именно позе ты собираешься запечатлеть ее?

— Думаю, где-нибудь в низинах у фермы Кэри Эдж. На ней будет красный свитер. Портрет хочу сделать в натуральный размер. Во весь рост.

— Именно это я вам все время и советовала! — чирикнула мисс Даррах из своего закутка. — Ведь лучшей модели тут просто не найти! Милая мисс Мур! Не сомневаюсь, у вас выйдет шедевр! Она ведь просто восхитительна!

— Кстати, старик, ты не забыл, что мы с тобой уезжаем через два дня? — тревожно спросил Периш. — Ты успеешь?

— Извини, Себ, я не хотел говорить тебе в лоб… Видишь ли, я собираюсь остаться тут еще на некоторое время, если у тебя нет возражений…

Периш был явно задет.

— Это уж как тебе угодно, — буркнул он. — Только меня не удерживай. Надоело. Здесь бродит слишком много воспоминаний, и далеко не самых приятных…

— А у тебя, как мне помнится, уже в начале недели репетиции? — холодно уточнил Кьюбитт.

— Да, действительно! — Периш взмахнул руками неловко и страдальчески, как раненый пингвин. — Работа, работа… Ладно, кому что… Я могу вернуться в Лондон на поезде.

— Уж в Иллингтон я тебя отвезу, не беспокойся.

— Ну, спасибо, старик. Пора мне вернуться к своим баранам — то есть антрепренерам…

— Ничего, держи хвост морковкой! — подбодрил его Кьюбитт.

Вошел Аллейн. На нем был вечерний пиджак и стоящая коробом накрахмаленная рубашка. Кто-то сказал об Аллейне, что он помесь монаха и вельможи. Сегодня вечером облик суперинтенданта был резко сдвинут в сторону вельможи. Периш одобрительно оглядел его парад, мистер Нарк от удивления издал горлом звуки проснувшегося гейзера, а мисс Даррах расплылась в улыбке. Кьюбитт торжественно возвестил:

— Прошу всех встать, его сиятельство граф пришедши, но еще не жрамши!

Все рассмеялись, а Легг, высунувшийся было из своего укрытия, снова юркнул в закуток у камина. И тут же всех присутствующих словно обдало холодком нехорошего предчувствия. Аллейн попросил два стакана крепкого шерри и сообщил Помрою, что они с Фоксом намерены выйти и вернуться попозже.

— И вот я вас хотел попросить, нельзя ли нам получить ключи от входной двери? — добавил Аллейн.

— Ну, так я вам оставлю дверь приоткрытой, что за вопрос! — воскликнул Эйб. — На что вам ключ, сэр? У нас тут ведь и уголовников-то в округе нет, если не считать кое-кого…

И Эйб злобно посмотрел на несчастного Легга.

— Ну хорошо, — кивнул Аллейн. — А не подскажете ли, как далеко отсюда до дома мистера Браммингтона?

— Что-нибудь миль восемь, сэр. Это в Шанкли Курт. Потрясное местечко, сэр, с этакими железными воротами и потрясающим парком. Проедете на милю дальше Иллингтона и свернете у Девона.

Аллейн стал возиться с повязкой на своей левой кисти. Завязана она была явно неумело и вскоре упала на пол, обнажив красную ссадину. Аллейн вытащил из нагрудного кармана платок, развернул его, приложил к руке и выругался. На платке появилось багровое пятно.

— Порезался, черт подери, — в сердцах ругнулся Аллейн. — Теперь придется взять новый платок…

— Как это вы поранились, сэр? — спросил Эйб.

— Напоролся рукой на гвоздь в гараже.

— В гараже! — воскликнул бдительный мистер Нарк. — Это опасно, черт возьми! В этом доме все пропитано ядом! Смертельным ядом!

— Ну конечно, конечно, Джордж, — зарычал Эйб Помрой. — У меня в доме везде яд, конечно… Прямо удивляюсь тебе, как это ты не боишься приходить сюда кажинный день и надираться в стельку моим пивом! Погодите, сэр, я вам дам вместо платка отличную перевязь, погодите…

— Хорошо бы еще перекись — смазать ранку.

— Не берите ничего у них из буфета! — предостерег неугомонный Нарк. — Если только вам дорога чистота вашего кровотока!

— Ты же прекрасно знаешь, Джордж, что в моем буфете все выскоблено дочиста! — кипятился Эйб. — И к тому же там ничего уже нет! Ник Харпер упер мою аптечку как вещественное доказательство…

— Хорошо, что он забрал и йод, — заметил Нарк, — так что никто не даст инспектору ничего смертельного, даже если хорошенько поищет…

— Там наверху есть другая аптечка, — проскрежетал Эйб, мучительно пытаясь не смотреть в сторону Нарка. — Билл, сынок! Принеси из верхней ванной пузырек с йодом! Да поживее, мальчик!

— Ерунда, не стоит вам так беспокоиться! — махнул рукой Аллейн.

— Нет, сэр, вам нужно продезинфицировать рану, если не желаете получить воспаление! Я прекрасно разбираюсь в медицине, и йод я уважаю больше всего на свете! Не забывайте, сэр, я ведь служил помощником фельдшера во время войны! Так что научные идеи не один Джордж Нарк умеет понимать, хоть он и петушится!

Неся в руках картонную коробочку, спустился Билл. Эйб открыл ее.

— Она совсем новая, — загордился Эйб. — Я ее купил у коммивояжера за пару дней до трагедии… Э, Билл, сынок! Что это?!

— Чего там, папа? — лениво откликнулся Билл.

— Исчез пузырек с йодом! Куда он девался?

— Йод? Почем я знаю? — пожал плечами Билл.

— Нет уж, ты должен знать! Отвечай!

— Послушай, отец, мне нет дела до этого йода! — отрезал Билл.

— Не надо беспокоиться, мистер Помрой, — повторил Аллейн. — Я промою ранку водой. А йода, возможно, и вовсе не было в аптечке.

— Да как же не было?! — взвыл Эйб. — Вот егойная ложбинка, где пузырек лежал! Кому он мог понадобиться? Миссис Ивз! Миссис Ивз!

И старик отправился в глубь дома, на кухню, по пути громыхая ругательствами, как стреляющий танк при приближении к траншее с неприятелем. Аллейн тем временем с помощью мисс Даррах приладил на руку платок, кое-как ухватил два стакана с шерри и пошел наверх. Фокса он застал повязывающим галстук у зеркала. Тот был в своем повседневном синем костюме.

— Хорошо, что я приехал в этом костюмчике, он все-таки прилично выглядит! — бросил Фокс через плечо Аллейну. — И хорошо, что вы захватили смокинг…

— Почему вы не дали мне сказать полковнику, что мы придем в своих обычных костюмах?

— Нет, нет, не надо. Вам по чину положено быть при параде, и мне бы не хотелось, чтобы полковник подумал, будто я пытаюсь претендовать на какое-то особое к себе отношение… Вы меня понимаете? Так вам удалось найти то, что вы искали, мистер Аллейн?

— Оказывается, Эйб прикупил вторую аптечку за два дня до гибели Уочмена. Но пузырек с йодом оттуда вытянули. Старик так и не смог найти его.

Фокс бросил последний оценивающий взгляд в зеркало.

— Я довольно долго отмывал бритву, сэр, — заметил он.

— О да, я себя полоснул от души. Весь бар Помрою залил кровищей. Очень убедительно, как в голливудском фильме. Сколько у нас натикало? Ага, половина восьмого… Нет, ехать еще рановато. Давайте еще раз обдумаем ситуацию.

— Лады, — крякнул Фокс, поднимая свой стакан. — И выпьем за удачу!

* * *

Дессима обещала прийти на скалу Кумб Рок в восемь. Кьюбитт лежал на уступе утеса над самым морем и вглядывался в бесконечную гряду волн, словно пытаясь прочесть зашифрованный в этих пенистых извилистых иероглифах тайный смысл. Волны накатывались и накатывались вечно и неостановимо, и, следовательно, надпись, которую пытался прочитать Кьюбитт, также не имела ни конца ни начала, а лишь одно вечное продолжение… Потом Кьюбитт стал приглядываться к оттенку моря, надеясь утром поймать этот тон в краске…

— Норман?

Ее силуэт был черным на фиолетовом фоне неба. Кьюбитт поднялся.

— Можно подумать, ты только что возникла из глубин моря, как Афродита, — негромко сказал он. — Ты чудесно выглядишь…

Девушка не отвечала. Кьюбитт взял ее за руку и отвел чуть дальше, туда, где их фигуры были бы не видны снизу.

— Я так удивляюсь самой себе, — прошептала Дессима. — До сегодняшнего утра я что только не пыталась почувствовать. Стыд. Не вышло. Потом — хотела полюбить Билла. Тоже провалилось. И даже всеобщая тревога меня не заразила. Не знаю, почему я вдруг так влюбилась в тебя…

— Это только для тебя было вдруг, — заметил Норман. — Но не для меня.

— Но… Это правда? И давно ты?..

— Еще с прошлого года. С первой же недели прошлого года.

Дессима слегка отшатнулась.

— А ты… ты разве не знал? Мне казалось, что ты догадываешься…

— Насчет тебя и Люка? Да, я догадывался.

— Обо всем?

— Да, моя милая, обо всем.

— Ох, как бы я хотела, чтобы всего того со мной не было, — горько вздохнула Дессима. — Мне стыдно… Нет, не потому что я нарушила какие-то там запреты, вовсе нет, просто я повела себя как распоследняя дура. Я-то думала, что мне нужно это, а на самом деле я просто послужила ему игрушкой — не более того. Он поступил со мной как с последней дояркой или горничной…

— Э, ладно тебе, — прервал ее Кьюбитт. — Не надо так чиниться. Разве дояркам нет места в рядах прогрессивного пролетариата, или как там говорит ваше левое учение?

— Хамишь, — нежно прошептала Дессима, пряча мокрое лицо у него на груди.

— Я тебя очень люблю, — тихо шепнул Кьюбитт.

— Как странно, ты совершенно этого не показывал… Никому и в голову бы не пришло, что ты вообще меня замечаешь…

— Ошибаешься. Это кое-кому пришло в голову.

— Кому?! — вскрикнула Дессима в ужасе. — Биллу?

— О нет. Мисс Даррах. Она могла бы мне и не говорить — и так все время чувствовал на себе ее взгляд, стоило мне оказаться с тобой в одном помещении. И я пытался не подходить к тебе близко… Это было для меня чертовски мучительно.

Однако через пару минут Дессима высвободилась из его объятий.

— Нет, не надо, — сказала она, переводя дыхание. — Не надо сейчас этого.

— Ладно, — хрипловато ответил Кьюбитт. — Вернемся на грешную землю. Я решил не терять головы раньше времени. Вот тебе сигаретка, сядь, покури и успокойся… Вот так, умница. А теперь послушай. Ты помнишь утро того несчастного дня?

— Когда Себастьян поднялся на холм?

— Да. Именно в тот момент ты сказала Люку что-то в том смысле, что готова убить его. Но ведь ты не собиралась этого делать, правда?

— Нет.

— Ну конечно, я так и думал. Но видишь ли, мы уже наломали дров. Мы с Себастьяном отрицали, что видели Люка в то утро, и думаю, что этот Аллейн нашу ложь вычислил. Потом меня прямо как током стукнуло, когда он объявил, что идет поговорить с тобой. Я прямо не знал, что делать. В конце концов я поплелся вслед за ним. Но я подошел слишком поздно. Ты ему рассказала?

— Я объяснила ему, что мы с Люком в то утро поссорились, потому что… Потому что Люк приставал ко мне. Ох, Норман, в общем, я ему солгала насчет остального. Я сказала, что между мной и Люком ничего не было. Я была напугана. И я не знала, что вы с Себастьяном ему могли сообщить о нас. И я боялась, что если Аллейн узнает, что я была любовницей Люка и что мы поссорились, то решит, что я могла… В общем, я потеряла голову и уж не помню, что говорила. Ведь полиция обычно думает, что яд — оружие женщин, правда? А этот помощник, как его, Фокс, все строчил и строчил в своем блокнотике… А когда ты пришел, я сразу… Сразу почувствовала, что меня есть кому защитить.

— Почему ты не осталась со мной, когда они отошли?

— Не знаю. Мне надо было побыть одной, обдумать все…

— Я уж боялся, что ты и вечером сюда не придешь.

— Мне и не следовало приходить. Что же мы будем делать с Биллом?

— Скажи ему.

— Мне его ужасно жалко, — пробормотала Дессима.

— А ты бы вышла за него, если бы ничего этого не случилось?

— Но я пока еще не сказала, что я за тебя хочу замуж…

— Зато я это сказал, — заметил Кьюбитт.

— Я, знаешь ли, не могу ручаться, что верю в священный институт брака…

— Ты поверишь, когда попробуешь это со мной. Пусть все решит эксперимент.

— К тому же я дочь фермера.

— Самое скверное в английских коммунистах — это то, что они ужасные снобы, — проворчал Кьюбитт. — Все боятся насчет чистоты своих классовых симпатий. Иди ко мне.

Через пару минут Дессима спросила:

— Норман, а кто это сделал?

— Не знаю… — Кьюбитт постарался взять себя в руки и заговорил спокойно: — А Билл догадывался насчет тебя и Люка?

Дессима отшатнулась.

— Неужели ты можешь поверить, что Билл способен на такое?

— Так он догадывался?

— Я… я не могу сказать наверняка…

— Так я и думал! Билл обо всем догадался, — угрюмо заключил Кьюбитт.

* * *

Когда Аллейн вышел, атмосфера в пивной переменилась. Периш стал болтать с Эйбом, мисс Даррах защебетала с Леггом, а мистер Нарк прочистил горло и привлек к себе всеобщее внимание простейшим методом, а именно — перекричав всех.

— Ага! Так он поспрошал дорогу на Шанкли Курт? Так я и думал!

Эйб вполголоса пробормотал мрачное генеалогическое проклятие в адрес Нарка.

— Я ждал этого! — продолжал Нарк. — Сегодня поутру я с инспектором перебазарил!

— Он свое дело знает крепко, — проворчал Эйб. — Да только на его месте я защелкнул бы кой на ком наручники, вот и весь сказ!

— Стыдно, Эйб! — помотал пальцем Нарк. — Но я тебя не виню. Просто человек с таким грузом на совести, как у тебя, не может отвечать за свои слова…

— На совести? — взъярился Эйб. — При чем тут моя совесть? Ты что, хочешь сказать, что это я убийца?!

— Вовсе нет. Ты не убийца, ты просто был халатен. Халатен, понимаешь?

Вмешалась мисс Даррах:

— Мне кажется, мы все должны надеяться на скорейшее завершение этого жуткого дела. Был ли то несчастный случай или еще что, мы все здорово переволновались, и не стоит усугублять страданий…

— Точно, мисс, чем скорее они схватят убивца, тем лучше нам всем! — кивнул Эйб, искоса глянув на Легга, который, повернувшись к обществу спиной, производил весьма неаппетитные буровые работы в своем ухе при помощи несвежего носового платка.

Периш тоже посмотрел на Легга.

— Лично я не успокоюсь, пока не буду знать, что убийца моего брата понес заслуженное наказание, — сказал он.

— Ой, не надо, мистер Периш, — прочирикала мисс Даррах, — а то вы мне напоминаете грозного мстителя, графа Монте-Кристо!

— Разве я был так уж грозен? — нехорошо улыбнулся Периш.

— Да, чуточку слишком грозен, — хохотнула мисс Даррах таким тоном, из коего было непонятно, иронизирует она или нет.

Наверху раздались вдруг странные звуки, стуки, потолок затрясся, и кто-то явно побежал по коридору.

— У легавых что-то не так, — томно протянул Периш.

Мисс Даррах снова взялась за свое вязание, а Нарк стал тыкать в рот зубочисткой.

— Вам всем хочется видеть, как человека хватают и сажают! — вдруг просвистел Легг своим чудным, высоким голосом.

— Ну конечно-конечно, — мягко осадила его мисс Даррах.

— Они ведут себя возмутительно! — вскрикнул Легг. — Они нарушают гражданские права. Я собираюсь жаловаться на них в комиссию Скотленд-ярда!

Периш сел в кресле поудобнее и далеко вытянул ноги. Голос его заскрипел, как несмазанная дверь:

— Что, Легг, занервничали, приятель? Действительно, какая жалость, что…

— Я вовсе не нервничаю! — завопил Легг в страшном возбуждении, роняя платок и наступая на него. — И если вы намекаете…

— Тихо, джентльмены, — осадил всех старый Эйб Помрой.

Послышалось хлопанье дверей, и на пороге бара показался Аллейн. Мисс Даррах, взглянув на его искаженное лицо, издала короткий вопль.

— Никому не двигаться и не выходить из комнаты, — коротко приказал Аллейн. — Какой номер у доктора Шоу?

— Иллингтон, добавочный пятьсот семьдесят девять, сэр, — пробормотал Эйб.

Аллейн, оставив дверь распахнутой, подошел к телефону на стене в коридоре. Набирая номер, он отрывисто крикнул в комнату:

— Где тот графин с шерри?

— Вот он, сэр. — Лицо Эйба Помроя позеленело, как майская трава.

— Возьмите его аккуратно за ободок на горлышке, заприте в буфете, а ключ передайте мне!.. Доктор Шоу? Говорит Аллейн. Приезжайте немедленно. То же самое, что и в прошлый раз. Я дал ему рвотное, оно сработало, но все равно он, похоже, при смерти. Я попробую сделать искусственное дыхание. Ради бога, приезжайте скорее!

Аллейн повесил трубку, принял у старика трактирщика ключ и стал набирать следующий номер, продолжая параллельно говорить Эйбу:

— Заприте ставни и все двери в доме. Оба бара. Все ключи дайте мне… Это полиция Иллингтона? Оутс? Это Аллейн. Приезжайте с Харпером немедленно! В «Перышки»! Молниеносно!

Он кинул трубку и принялся захлопывать ставни в отдельном зале. Эйб делал то же самое в общем.

— Если кто-нибудь попытается открыть ставни или выйти из комнаты, — бросил через плечо Аллейн, — то последует арест по подозрению в покушении на убийство, понятно?

— Да, но… — начал было Периш.

— Никаких «но»! — отрезал Аллейн страшным голосом. Оставалось только подчиняться. Из общего зала Эйб пригнал парочку перепуганных и удивленных рыбаков и передал Аллейну ключи. Аллейн запер двери. Все было закрыто наглухо. Ловушка захлопнулась.

— А теперь за мной! — скомандовал Эйбу Аллейн и понесся вверх по лестнице, прыгая через три ступеньки. На кровати в комнате Аллейна сидел Фокс, у ног его стоял тазик. Лицо у Фокса было донельзя удивленным и каким-то судорожно напряженным. При виде шефа он попытался заговорить, но рот у него был явно не в порядке. Нижняя челюсть непроизвольно ходила ходуном.

— Отодвиньте тазик, — приказал Аллейн. — Я хочу уложить его на пол.

Эйб отставил тазик подальше, и вдвоем они сгрузили тучного инспектора на пол. Аллейн развязал злосчастный галстук Фокса и расстегнул ему рубашку. Где-то в подсознании его крутилось чувство, что все это происходит во сне — ведь он так давно и хорошо знал своего товарища, а теперь вот… Аллейн начал делать искусственное дыхание, работая руками сильно и ритмично. Эйб молча очищал пространство вокруг Фокса…

— Когда устанете, сэр, я вас сразу же подменю, — проронил старик.

Но сейчас Аллейн почти не ощущал собственного тела, не думал об усталости, все его существо слилось с телом Фокса, его дыхание стало дыханием Фокса… В мозгу Аллейна проносились причудливые видения, и, на мгновение очнувшись от них, он хладнокровно отметил свой стакан с нетронутым, по счастью, шерри, стоявший на столе. Руки Фокса были неподвижны и судорожно вытянуты. Глаза его приоткрылись, стало заметно, что зрачки расширены до края роговицы. А глаза Аллейна заливал пот. И вдруг грузное тело, распростертое на полу, слегка двинулось.

— Вот это уже лучше, Братец Лис, — прохрипел Аллейн, нагибаясь за тазиком. — Кажется, его сейчас еще раз вырвет…

Аллейн приподнял и повернул голову Фокса чуть набок. Пациент аккуратно попользовался тазиком.

— Достаньте бренди, — бросил Аллейн. — Там, в сумке, в гардеробе…

Эйб передал ему фляжку, Аллейн быстро свинтил крышку, понюхал и попробовал бренди на язык. Все было в порядке. Тогда он плеснул бренди в колпачок и влил Фоксу в рот.

Внизу трезвонил телефон.

— Пойдите поднимите трубку, — приказал Аллейн.

Эйб вышел.

— Фокс, дружище… Эй, Фокс, очнись, — тихо, с болью прошептал Аллейн.

Губы Фокса задвигались. Аллейн осторожно вытер платком взмокшее лицо друга.

— Ах, как неловко… — пробормотал еле слышно Фокс, косясь на тазик.

— Старый ты дурила, задница несмышленая, — нежно сказал Аллейн.

Глава восемнадцатая Мистер Легг дерется

— Мне лучше, — просипел Фокс. — Пожалуй, я лучше сяду.

Аллейн с большим трудом помог ему приподняться и прислониться спиной к кровати.

Во дворе раздался скрежет подъехавшей машины, голоса и потом — перестук шагов по лестнице. Вошел Эйб Помрой.

— Приехал доктор. И Ник Харпер с полицией. Да еще полковник Браммингтон ревет там в телефонную трубку, словно недорезанная белуга! — угрюмо доложил Эйб.

— О господи! — выдохнул Аллейн. — Расскажите полковнику, что случилось, извинитесь за меня… Может быть, он захочет приехать сюда сам? А где же доктор?

— Я здесь! — откликнулся доктор Шоу от дверей комнаты.

Он сразу же нагнулся к Фоксу.

— Мне уже лучше, док, — прошелестел Фокс еле слышно. — Слава богу, меня вырвало…

Доктор проверил его пульс, осмотрел зрачки и кивнул:

— Ничего, вы справитесь. Но надо будет с вами поработать… Пойдемте-ка в ванную. А вам, Аллейн, лучше бы пока сохранить для анализа то, что в этом тазике…

Вошел Харпер.

— Я оставил Оутса и еще одного нашего там, внизу, — сказал он. — Что стряслось?

— Просто Фокс решил выпить стаканчик шерри, — объяснил Аллейн. — Вон его стакан. Нам надо задержать всех, кто есть в баре. И вас также, мистер Помрой. Идите вниз и оставайтесь со всеми.

Эйб смачно выругался и заковылял по лестнице.

— А вы, Ник, прикажите Оутсу глаз не спускать с нашего подозреваемого. Эйб покажет вам графинчик с шерри, он в буфете. Принесите его сюда. Вот вам ключ от буфета. Вот перчатки. Обязательно натяните их. Потом надо бы обыскать всех. Мы вряд ли что-нибудь найдем, но для очистки совести — надо. Ну, всех, кроме мисс Даррах. Ее оставим на потом.

Харпер вышел.

— А вы успели выпить шерри, Аллейн? — спросил доктор.

— Я — нет.

— Вы уверены?

— Естественно. А что?

— На вас тоже лица нет.

— Ничего, со мной все в порядке.

— Просто Аллейн спасал мне жизнь и слегка измотался, упражняясь с моей грудиной, — выдавил Фокс с кривой усмешкой.

— Пойдемте в ванную, — сказал доктор, доставая из своей сумки клистирную трубку, и вывел Фокса.

Аллейн, оставшись один, вытащил из кармана конверт и прикрыл им стаканчик, из которого пил Фокс, затем придавил конверт сверху блюдцем. Из саквояжа Аллейн достал пустую бутылочку и воронку. Понюхав содержимое собственного стакана, он покачал головой, потом осторожно перелил шерри в бутылочку и закупорил ее. Аллейн был раздосадован на самого себя, потому что никак не мог унять противную дрожь в руках. Он скривился и сделал приличный глоток из фляжки с бренди.

Вернулся Харпер:

— Оутс вместе с товарищем обыскивают их… Никто вроде не возражает.

— Чего им возражать? Присядьте-ка, Ник, и послушайте.

Харпер убрал тазик подальше и сел.

— Итак, вчера вечером, — начал Аллейн, — Эйб Помрой откупорил для нас бутылочку отличного шерри. Мы с Фоксом выпили по стакану. Сегодня в четверть первого Эйб перелил шерри в графинчик, после чего мы втроем снова выпили по стаканчику. В этот момент в баре был Джордж Нарк. Позже появились мисс Даррах, Легг, Периш, Кьюбитт и Билл Помрой. Мы как раз обсуждали этот шерри. Все знали, что графинчик Помрой выделил в наше исключительное пользование. Минут через сорок Эйб налил из графинчика два стакана и принес их наверх. Фокс выпил первым. Не прошло и нескольких секунд, как ему стало очень скверно. Симптомы в точности напоминали отравление цианидом… Притом я готов поклясться, что старый Эйб ничего не клал в стаканы — даже лед забыл положить… Вот стакан Фокса. Я прикрыл его, но лучше было бы сразу перелить содержимое в крепко закупоренный пузырек. Вас не затруднит сделать это, Ник? У меня что-то рука нетверда… Бутылочку вы найдете у меня в саквояже, а вон на столе — воронка. Только сперва промойте ее, я уже ею пользовался…

Харпер проделал все, как было сказано, и спросил:

— На кой черт ему понадобилось делать это? Предположим, вы оба погибли бы, ну и что? Что им двигало? Паника или ненависть?

— Ни то, ни другое, я думаю. Наверное, это просто его последняя попытка представить дело как несчастный случай. Его сумасшедшая идея заключается в том, что яд мог попасть внутрь графинчика тем же мистическим путем, как и на кончик дротика. Дело в том, что графинчик достали из того же злополучного буфета, это многие видели. Но никто, кроме Эйба и Нарка, не видел, что миссис Ивз раз двадцать промыла графин горячей водой. То есть мы как бы должны были решить, что графин оказался отравленным только потому, что стоял в буфете, где раньше была банка с ядом.

Харпер вполголоса выругался.

— Все верно, дружище, — кивнул Аллейн. — Конечно, это глупо и гадко. Но если бы мы с Фоксом откинули коньки, вам потребовалось бы совершить невероятный подвиг, чтобы доказать, что это убийство. Ну ладно, пока что из данного случая следует два вывода. Во-первых, убийца оставил немного цианида при себе. А во-вторых, он должен был присутствовать в отдельном зале, когда Эйб переливал шерри в графин сегодня днем. Сейчас нам надо поискать по комнатам. Вряд ли найдем что-нибудь, но поискать все же надо. Погодите минутку, я только взгляну, как там дела у Фокса…

Бледный и дрожащий, как говяжий студень, Фокс сидел на краю ванны. Доктор Шоу уже мыл руки.

— Теперь за него можно не бояться, — бросил доктор через плечо. — Самое лучшее сейчас — это лечь в постель и постараться не нервничать.

— Ни за что не смогу! — прохрипел Фокс. — Извините, доктор, но я просто не могу не нервничать, снова оказавшись на этом свете, когда я уже готовился попасть в иной…

Аллейн крепко взял друга за локоть.

— Делай как тебе говорят! — жутким шепотом просвистел он на ухо Фоксу и с немалым трудом запихнул его в постель.

Потом Аллейн с Харпером отправились обыскивать комнаты.

* * *

Первое, что сказал Харпер, это то, что все комнаты выглядят точно так же, как он застал их в первый раз, после смерти Уочмена. В комнате Кьюбитта им в нос ударил обычный запах студии художника, запах масляной краски и сырых еще полотен. Аллейн понюхал тюбики с краской и покачал головой.

— Исследовать эту гадость нам совершенно незачем, — заметил он. — Кто стал бы наливать масляную краску в шерри?

— А что скажете насчет синильной кислоты? Она, насколько я в курсе, пахнет так, что только держись. Посильнее краски.

— Ну да. Запах горького миндаля. А помните, как травили синильной кислотой Распутина?

— Э… Как бы вам сказать… Я ведь не расследовал дело этого мистера… — смешался Харпер.

— Это было давно и в России. Князь Юсупов налил ему цианида в вино. И Распутин выпил несколько стаканов этого вина, причем оставался свеженьким как огурчик. Потом его, правда, пришлось застрелить, но это уже другая история.

— Но…

— Теоретически сахар, содержавшийся в вине, нейтрализовал действие цианида. Может быть, именно поэтому спасся от смерти и Фокс. Хорошо бы найти приличного эксперта по данному вопросу, а то в этом доме, похоже, травят цианидом каждого второго по списку…

— А что же мы ищем?

— То, не знаю что, в чем он держал яд, добавленный в шерри. Конечно, он мог уже как-нибудь избавиться от яда. Как знать…

В ванной на полочке над умывальником они обнаружили вторую аптечку Эйба Помроя. Аллейн спросил Харпера, был ли в этой аптечке пузырек йода, когда Харпер осматривал все здесь после убийства Уочмена. Харпер отвечал отрицательно. Тогда они разделились и стали искать по комнатам самостоятельно. Аллейн зашел в комнаты Легга и Периша, Харпер — во все прочие.

В комнате Периша Аллейн обнаружил небольшой пузырек, который, однако, ничем не пах. В комнате Легга на тумбочке стоял флакон, наполовину заполненный розовой жидкостью, с помощью которой Легг лечил свои уши. Аллейн взял этот пузырек и поискал еще по ящикам и полкам.

За окном раздался бой часов на Оттеркомбской часовне. Пробило десять. И тут же снизу, из отдельного бара, послышался гомон голосов и звуки какой-то возни…

— Кто-то решил подраться, — меланхолично отметил Харпер.

Внизу чей-то истерический фальцет стал визжать страшные проклятия. Харпер метнулся вниз по лестнице, за ним поспешил и Аллейн. Внизу они застали Легга, которого сдерживали с двух сторон Оутс и второй полисмен.

— В чем дело? — осведомился Харпер.

— Безобразно ведет себя, сэр! — пожаловался Оутс, пытаясь свободной рукой остановить кровь, текущую из носу… — Оскорбление и нападение на полицию при исполнении!

— Мне плевать, как вы это называете! — завизжал Легг. — Я больше не могу терпеть этого издевательства!..

— Помолчали бы, глупый вы человек, — попробовал урезонить его Оутс. — Он попытался бежать отсюда, сэр, вот в чем все дело… Заорал, завизжал, как безумный павиан, бросился к двери, выбил ее и кинулся бы наутек, если бы мы его не схватили. Но, видите, Тэйтсу он все-таки тоже успел расквасить нос…

— Я просто загнан… Загнан в угол, — драматически прошептал Легг. — Меня довели до сумасшествия, до животного ужаса… Я понимаю, ах, как я хорошо понимаю эти тюремные штучки!.. Отпустите меня! Дайте мне вдохнуть воздух свободы!

Он попытался лягнуть Оутса. Тот коротко выругался и заломил Леггу руку за спину. Легг взвыл и перестал лягаться.

— Нет, похоже, вас следует запереть, — покачал головой Харпер. — Будете вести себя прилично или надеть на вас наручники?

— Я буду сопротивляться до того самого момента, как вы меня убьете! — патетически воскликнул Легг.

— О господи, уведите подальше этого вождя, — простонал Харпер. — Проведите его в комнату наверху, вы двое…

Оутс и Тэйтс уволокли отчаянно сопротивляющегося Легга.

— Бедняжка, он совершенно не понимает, что с ним происходит, — негромко заметила мисс Даррах.

Кьюбитт прокашлялся и сказал:

— Подумайте, разве это не кажется вам ужасным? Если он невиновен, то почему вы с ним так…

— Невиновен? — вскинулся Периш. — Нет уж, мой милый, для невинного человека его поведение слишком странно! Подозрительно странно!

На сцене появился Билл Помрой.

— Почему Боба арестовали? — спросил он грозно.

— Оскорбление действием и создание помех полиции при исполнении служебного долга, — отвечал Харпер.

— Господи боже мой, но ведь вы сами довели его до этого! Нет, в этой стране не будет справедливости, прежде чем мы не выкинем на свалку истории это капиталистическое правительство! Неужели вам не хватает ума понять то состояние, в которое вы его загнали? Я готов поручиться за него! Отпустите его! Перестаньте мучить!

— Ладно вам, Билл, — отмахнулся Харпер, отворачиваясь.

— Ладно вам! Как вы легко хотите отделаться! Вам-то на все наплевать, кроме собственной карьеры, а ведь это мой товарищ! И товарищ идейный к тому же!

— Тогда я советую вам подумать, прежде чем что-нибудь говорить, — хладнокровно заметил Аллейн. — Или, может быть, вы полагаете, что Харпер должен выстроить своих полицейских в шеренгу, чтобы Леггу было удобнее разбивать им носы? В чем дело? Если уж у мистера Легга такое драчливое настроение, не лучше ли ему побыть маленько в каталажке? Так он, по крайней мере, никого случайно не укокошит… Нащупайте в своей голове мозги и постарайтесь их размять. — Аллейн повернулся к Харперу: — Побудьте здесь пару минут. Я только поднимусь, погляжу на Фокса и сразу же вернусь.

На лестничной площадке Аллейн столкнулся с Оутсом.

— Мой товарищ запер Легга в его комнате, — доложил констебль.

— Хорошо. А вы, прежде чем взяться за исполнение служебного долга, попробуйте окунуть свой нос в холодную воду и подержать его там подольше… Потом спуститесь и смените Харпера.

Оутс отправился в ванную комнату. А Аллейн тихонько прошел к спальне Фокса и приоткрыл дверь. Фокс храпел глубоко и бодро. Аллейн осторожно закрыл дверь и вернулся в бар.

* * *

Снова Аллейн увидел всю компанию курортников, собравшуюся в отдельном баре «Перышек». Детектив пробыл в Оттеркомбе чуть больше суток, но ему казалось, будто он провел в гостинице пару недель… Все подозреваемые в убийстве успели стать для следователя чуть ли не родными. Он уже насобачился с налету узнавать манеры, голос и особенности движений каждого из них. С первого взгляда он улавливал выражение лиц и их настроение. И теперь, еще до встречи с ними, Аллейн воочию представлял себе, как отстраненно посмотрит вбок Кьюбитт, как выдвинет челюсть Периш, как мисс Даррах поглядит на него с напускной невозмутимостью, как глупо покраснеет Билл Помрой, а его отец вытаращит глаза. Манера Нарка склонять голову набок, в важном осознании собственной значимости, тоже врезалась в память так, словно Аллейн познакомился с Джорджем Нарком несколько лет назад, а не позавчера… Но сейчас Аллейну они все надоели до чертиков; ему было тошно от одной мысли о следующем допросе всех этих людей. А ведь Фокса могли убить! Делать нечего, надо опрашивать этих набивших оскомину свидетелей…

— Итак, — сухо сказал Аллейн, обводя глазами компанию, — все вы, вероятно, знаете, что произошло. Между половиной первого и половиной восьмого сегодня кто-то влил яд в графин с шерри, который был предназначен для нас с мистером Фоксом… Вы должны понимать, что мы потребуем полного отчета о всех ваших действиях и передвижениях в этом промежутке времени. Мы с мистером Харпером будем принимать ваши показания там, в приемной. Прошу проходить по очереди. Имейте в виду, что все ваши разговоры между собой будут услышаны констеблем Оутсом, который будет сиднем сидеть с вами, в этой комнате… Ну-с, первым я попрошу к нам мистера Кьюбитта…

Но по ходу допроса Аллейну стало ясно, что дело ему предстоит безумно тягомотное. Снова ни у кого из присутствующих не было абсолютного алиби, то есть в принципе каждый в то или иное время имел физическую возможность капнуть яд в шерри. Конечно, Эйб запер графин в шкафчик, но всем без исключения было прекрасно известно, где он хранит связку ключей.

Кьюбитт сказал, что работал над картиной с двух часов дня до шести, а в шесть вернулся к ужину. Когда Аллейн вошел в бар выпить шерри, Кьюбитт был там, но сразу же вышел, торопясь на встречу с мисс Дессимой Мур на скалах. Другие повторяли свои истории, очень похожие друг на друга, кроме старика Эйба, который простодушно заявил, что все это время просидел в баре, безуспешно пытаясь вчитаться в рекомендованную сыном «левую» газету. Но все в один голос отрицали, что хоть на минуту оставались в одиночестве в помещении бара. В довершение всего сверху привели Легга, который брыкался, как молодой мустанг, и выкрикивал протесты. Его было безумно жаль, и Аллейн, чувствуя подступающую к горлу тошноту, наконец сказал:

— Согласитесь, мистер Легг, мы ведем наше расследование со вчерашнего дня и опросили уже множество людей, но никто еще не возражал против него, во всяком случае, в такой возмутительной форме, как вы. Почему бы это?

Легг молча глядел на Аллейна, бесстрастно, словно слепой. Но его руки работали безостановочно — он то сплетал пальцы, то расплетал, то давал рукам разбежаться по столу, то сцеплял их в крепком пожатии. Потом что-то неразборчиво пробормотал.

— Что вы сказали? — переспросил Аллейн.

— Неважно. Что бы я ни сказал, вы используете это против меня.

Аллейн молча глядел на него.

— Видите ли, — заговорил он наконец, — я должен вас предупредить, что дротик с отпечатками ваших пальцев был послан в Бюро Экспертиз, и сегодня утром мы получили ответ от них… По телефону, разумеется…

Руки Легга двигались, казалось, без всякого на то его желания.

— Итак, их опознали, — продолжал Аллейн, — как принадлежащие Монтегю Тринглу. Монтегю Трингл был осужден на шесть лет за мошенничество, потом срок ему скостили до четырех лет, и он вышел из тюрьмы двадцать шесть месяцев назад… — Аллейн помолчал. Лицо Легга приобрело цвет сухого асфальта. — Вы же понимали, что мы все равно это выясним. Почему же вы не сказали мне об этом сами прошлым вечером?

— Почему? Ах, почему?! — воскликнул Легг. — Вы сами прекрасно знаете почему! Ах, как мило и умно со стороны полиции! Нет, что вы, я ведь хотел доставить вам удовольствие задавать мне вопросы, вопросы, вопросы, и так без конца! Затравить меня, — кричал безумец, — вам ведь это доставляет удовольствие? И кроме того, легко решает ваши собственные проблемы! Еще расскажите всем о моем прошлом — получите дополнительное удовольствие! И у вас еще хватает нахальства мило спрашивать меня, почему это я молчал и не рассказал вам сразу, как пай-мальчик, о своей беде… Бог ты мой!

— Ладно, оставим эту тему. А как вы провели сегодняшний день? — сухим тоном спросил Аллейн.

— Ага, вы снова за свое! — взвыл Легг, чуть не плача. — Вот оно! Все это мерзость, мерзость!

— Ну да, небольшое недоразумение, — заметил Аллейн саркастически.

— Недоразумение! — в жалкой ярости крикнул Легг. — Не надо, не надо так со мной говорить, сэр! Неужели вы не знаете, кто я такой? Знаете ли вы, что до моего несчастья я был крупнейшим финансовым специалистом Англии? Скажу вам прямо, что на свете есть только три человека, которые вполне понимают, что за события произошли при кризисе двадцать девятого года, и среди этих трех — ваш покорный слуга! И если бы я не поверил некоторым титулованным олухам царя небесного, то был бы сейчас в состоянии попросту послать вас, милейший, заниматься своими прямыми обязанностями, а не охотиться за выдающимися подданными Ее Величества! Или я просто бы уволил вас со службы, да еще и присвистнул бы вдогонку: «легавый — жопой слюнявый!»

Ненависть и сила этих слов Легга заставили несчастного Аллейна отшатнуться. Он вспомнил невесть откуда всплывшую в памяти песенку:

Не будем пальчик слюнявить, друзья!
Не будем, не будем!
Не будем с легавым ругаться, нельзя!
Не будем, не будем…

Аллейна передернуло. Он постарался собраться и потребовал у Легга показаний. Легг уже сник и покорно рассказал, что весь день провел за упаковкой своих бумаг, обуви и одежды в чемоданы, а чемоданы потом прилаживал в свою маленькую машину. Кроме того, он написал несколько писем. Письма, впрочем, Аллейн уже видел и пришел к выводу, что они совершенно безобидны.

Вошел Оутс, из ноздрей которого все еще торчала вата.

— Заберите его в участок, Оутс, — приказал Аллейн. — Мистер Легг арестован за оскорбление действием.

Легг взвыл:

— Я требую отпустить меня под залог!

— Об этом может позаботиться мисс Даррах.

— Но я не убивал его! Я знаю, к чему вы клоните! Но я не убивал его! Я могу поклясться!..

— Вы арестованы вовсе не за это, а за оскорбление действием полицейского, — еще раз устало объяснил Аллейн.

Он был почти счастлив, когда орущего и дергающегося Легга наконец вывели под белы рученьки. На прощанье Харпер сказал Аллейну:

— Вас просил к телефону полковник Браммингтон, когда вы метались вокруг своего Фокса… Он, возможно, и хотел бы приехать, но… У него снова сломалась машина! Черт побери, человек его положения, его зарплаты и вообще, почему бы ему… — Харпер осекся. — Ну ладно. Короче говоря, он попросил меня заехать за ним и привезти его сюда. Что из этого выйдет — хрен его знает… Вообще, наш полковник трепется обычно о чем угодно, только не о деле…

— Я пойду взгляну еще раз на Фокса, — пробормотал Аллейн. — Если он в порядке, я поеду с вами в Иллингтон. Я хотел бы попросить доктора еще раз осмотреть Фокса…

Аллейн развернулся на каблуках и нос к носу столкнулся с Фоксом, который стоял в дверях, полностью одетый, с тросточкой через локоть и в котелке…

Глава девятнадцатая Полковник Браммингтон в роли доктора Ватсона

— Я готов к исполнению своего долга, — выпалил Фокс, покачиваясь.

— Вы, старый и гнусный тип, — заорал Аллейн. — Немедленно отправляйтесь назад в постель!

— При всем уважении к вашему мнению, сэр, я туда не собираюсь. Я провел там несколько достаточно незабываемых часов и вполне пришел в себя. Если…

— Никаких если, старина Фокс, — мягко сказал Аллейн. — Неужели мы поссоримся по столь несущественному поводу, как состояние вашего здоровья?

— Надеюсь, нет, сэр. Точнее, уверен, — молодецки ответствовал Фокс. — Мы с вами в паре вот уже шесть лет, и за все эти годы с вашей стороны ни единого нокаута и даже дурного слова…

— Идите в постель, дерьмо собачье!

— Вот я и говорю, ни единого дурного слова…

Сыщики некоторое время остолбенело таращились друг на друга, потом Аллейн ловким приемом усадил Фокса в крякнувшее кресло, а Ник Харпер почел за благо незаметно удалиться из комнаты на цыпочках. Однако на пороге его застал голос Аллейна:

— Послушайте, Ник… Вас не затруднит привезти полковника Браммингтона сюда? Опишите ему некоторые тяжелые… гм! Пудов в шесть… Одним словом, крайне тяжелые обстоятельства, из-за которых я не имею пока возможности покинуть «Перышки»…

— Ерунда, я в полном порядке и… — начал Фокс, но Аллейн оборвал его:

— Помолчите! Кто, в конце концов, здесь старший по званию?

Харпер вышел.

— Сопротивление дисциплине, — ядовито напомнил Аллейн, — согласно семнадцатому пункту закона о полиции приравнивается к основаниям для недоверия…

Фокс вдруг покачнулся в кресле, хотя, похоже, не столько от осознания тяжести содеянного (то бишь неподчинения начальству), сколько от слабости после промывания кишечника…

— Я намерен вернуться вниз, в отдельный зал, — сказал Аллейн. — И если вы, Фокс, попытаетесь сдвинуть свою тушу хоть на дюйм из этого кресла, то черт меня дери, если я вас не подведу под статью!

— Тогда я возьму полковника Браммингтона в свидетели, в соответствии с пунктом семнадцатым! — ответствовал Фокс, после чего закрыл глаза и, похоже, заснул. Аллейн не стал более испытывать судьбу и тихонько вышел.

В отдельном зале внизу Оутс, явственно борясь со сном, геройски нес вахту. Мисс Даррах вязала в своем любимом закутке. Периш стоял, заложив руки в брюки, у запертых ставней. Кьюбитт черкал тушью в блокноте, который всегда носил в кармане. Эйб Помрой угрюмо сидел в углу. На глупом лице мистера Нарка застыло выражение обиды. Почему его считают таким болваном?

— Можно открывать бар, мистер Помрой! — заявил Аллейн. — Никто никого более в этой комнате не задерживает. Однако в настоящее время никто из вас не имеет права покидать «Перышки» до распоряжения полиции. Это не касается, впрочем, мистера Нарка. Он может идти домой.

С лестницы послышался глухой перестук шагов, и в комнату, ведя Легга, вошли Харпер и второй полисмен, Тэйтс. За тем, как уводили арестованного Легга, проследили шесть пар глаз.

Неожиданно мисс Даррах воскликнула вслед Леггу:

— Не бойтесь, приятель! Все это чушь собачья! Я еще поборюсь за вас!

Тут рванулся и Билл:

— Мне надо поговорить с ним!

— Естественно, — не меняя тона, проронил Аллейн.

— Мне очень жаль, что все так повернулось, товарищ! — горячо вскричал Билл. — Конечно, сплошное беззаконие, ничего больше! Но для партии, вы знаете, эти преступные законы не имеют значения! Мы будем биться за вас! Помните это — мы постоим за вас! Хотел бы я расквасить еще кой-кому нос и пойти в тюрьму вместе с вами!

— Нет, они польстились только на меня, — грустно отвечал Легг.

— Да, товарищ, я понимаю… Удачи! Держитесь!

— Ну, пошли, — поторопил Харпер, которому эта волынка безумно надоела. — Пошевеливайтесь! Ты готов, Оутс?

За ними захлопнулась дверь.

— Ну что ж, можно только назвать это шагом в верном направлении, мистер Аллейн, — заметил Периш.

— Ради бога, Себ, придержи свой удлиненный язык, — протянул томно Кьюбитт.

— Что вы этим хотите сказать? — взвился в свою очередь Билл Помрой. — На что это вы намекаете? Советую вам быть осторожнее в выражениях!

— Так не разговаривают с господами, сынок, — глухо напомнил из своего уголка старик Эйб.

— Раз уж Господом Богом мне дан дар речи… — начал Билл.

— …то вам стоит пользоваться им с некоторой осторожностью, — продолжил Аллейн. — Итак, могу только пожелать вам всем спокойной ночи, джентльмены. Настолько спокойной, насколько это возможно.

Все стали выходить. Напоследок, повинуясь своему актерскому инстинкту всегда облекать свои самые ничтожные чувства в роскошные слова, заговорил Периш.

— Я думаю, что не вызову вашего презрительного смеха, если заключу, что арест этого джентльмена означает начало конца! — патетически воскликнул актер, повернувшись к Аллейну.

— Нет, конечно, за подобное высказывание особого презрения вы у нас не вызовете, мистер Периш, — вежливо отвечал Аллейн.

Периш нехорошо рассмеялся и вышел вслед за другими.

Оставалась только мисс Даррах. Она сложила свое вязанье в пластиковый пакет, сняла очки и вопросительно поглядела на суперинтенданта.

— Я понимаю, что вам просто ничего не оставалось, как арестовать этого несчастного. Но вы должны учесть, что у него после всех этих следственных мероприятий от организма остался только комок нервов. Оттого он и сорвался. Ему больше нужен врач, чем полицейский…

— Вы о ком? О мистере Монтегю Трингле? — с напускной рассеянностью переспросил Аллейн.

— Ну значит, все-таки шила в мешке не утаишь! — беззаботно вздохнула мисс Даррах. — Я так и предполагала, что рано или поздно вы разнюхаете об этом… Во всяком случае, с моей стороны я выполняла наш договор безукоризненно.

— А в чем он состоял? — поинтересовался Аллейн.

— А то вы не догадываетесь?

— Неужели семейство лорда Брайони обязалось заботиться о мистере Трингле до скончания веков?

— Бросьте вы выражаться так изысканно! — фыркнула мисс Даррах. — Мой бедный кузен Брайони был просто убит большим сроком, который дали Тринглу… Он ведь чувствовал себя более виноватым, вот ведь какая беда… У моего кузена не было ни малейших способностей к ведению бизнеса, и он часто говорил, что в своей жизни усвоил лишь один тип обращения с финансами, а все прочие возможности заставали его врасплох… Естественно, все, что он умел делать с деньгами, — это их тратить, и, когда ему объяснили, что помимо этого деньги могут и должны приносить некий доход, он был страшно изумлен. Соответственно суд видел, что мой кузен был не более чем тупым орудием мошенничества других, но люди вокруг говорили, что моего кузена спас его титул и все такое, а вовсе не его наивность… Точно так же рассуждал и сам Трингл. А мой бедный кузен в свою очередь чувствовал вину перед Тринглом и после своей смерти завещал членам нашей семьи позаботиться о бедняге. Ведь вы даже не знаете, какой Трингл был блестящий молодой человек до этого краха. О, на него стоило посмотреть! Высокий, черноволосый, зубы сверкающие, не то что эти искусственные булыжники, что ему вставили в тюремной больнице! Одним словом, наше семейство поддерживало связь с Тринглом. Недавно он написал нам, что сменил фамилию на «Легг» и что нуждается в деньгах для поправки здоровья. У нас, по правде говоря, особых средств нет. Но на семейном совете мы все же решили выделить ему немного. И я надумала передать ему деньги сама. Мне хотелось посмотреть на него, прикинуть, что да как. Заодно, подумала я, в этом курортном местечке я смогу попрактиковаться в живописи. А что касается разговоров, которые мы с ним вели, то они сугубо личные и к вашему расследованию отношения не имеют. Так что не просите меня пересказывать их… И потом, боюсь, Леггу уже ничто не поможет. Ах, вы бы видели, как» он дрался с этими двумя полисменами — как смертельно раненый лев! Жаль, жаль… Впрочем, если есть возможность выкупить его под залог, я готова сделать это.

— Ну что ж, спасибо за пояснения, — поблагодарил Аллейн. — Со своей стороны, я передам ваше пожелание начальству. Однако у меня еще один вопрос. Вам не случалось рисовать скалы около въезда в тоннель?

Мисс Даррах сразу словно сжалась.

— Пожалуй, случалось, — выдавила она.

— По утрам?

— По утрам.

— Вы были там в то утро, когда в Оттеркомб прибыл мистер Уочмен?

Мисс Даррах пристально посмотрела на Аллейна.

— Да.

— Мы видели то место с притоптанной травой, где вы крепили свой подрамник… Скажите, мисс Даррах, вы случайно не слышали разговора между мистером Уочменом и мисс Мур?

Мисс Даррах сцепила пальцы и с плохо скрытым ужасом глянула на сыщика.

— Ну так?..

— Да, слышала… Я не могла избежать этого — они расположились слишком близко… А когда я все же решила уйти, я уже боялась показаться им на глаза. Дело успело зайти довольно далеко… Только, пожалуйста, не надо сразу воображать себе всякие безобразия…

— То есть? Вы не хотите, чтобы я понял это как любовную сцену? Но это не такое уж безобразие, говоря откровенно…

— Нет, нет. Скорее напротив…

— Ссора?

— Ну да.

— И вы на это намекали, когда туманно проронили что-то насчет «искать подальше и поближе от дома»?

— Да. Но я вовсе не мисс Мур имела в виду. Ведь… ведь не одна я могла слышать этот разговор… Все, больше я вам ничего не скажу!

Толстушка свирепо защелкнула сумочку:

— Насколько я понимаю, я могу идти?

— Да, — кивнул Аллейн. — Только… Вы не будете возражать, если вместе с вами к вам в комнату поднимется миссис Ивз?

— Нисколько.

— Тогда мы ее сейчас вызовем…

* * *

Пока Аллейн поджидал Харпера и Браммингтона, он быстренько дополнил свой отчет и обсудил его с Фоксом. Тот все еще проявлял слабые признаки неповиновения, но из кресла все равно встать бы не смог…

— Это ужасно, — говорил Фокс. — Клистирная трубка мне почему-то очень не нравится… Не хотелось бы повторения…

— Как только почувствуете, что она вам поможет, доктор вас немедленно удовлетворит в этом смысле, — заметил Аллейн.

— Нет уж, спасибо, я лучше воздержусь… Похоже, я слышу машину.

Аллейн прислушался.

— Да, кто-то едет. Надо будет потребовать у полковника ордер на арест. Но нам все равно придется задержаться тут еще на некоторое время. Как думаете, Братец Лис?

— Наверное. Да, это точно они.

Аллейн высунулся в окно. Полковник Браммингтон вылез из подъехавшей машины и хлестко захлопнул дверцу.

— Еще раз прошу меня простить, полковник… — начал было Аллейн, но Браммингтон энергично замахал рукой.

— Нечего извиняться, Аллейн. Хотя, конечно, это паскудная история, и ужин был заготовлен великолепный! Не могу себе не польстить!

— Безумно жаль, что это великолепие прошло мимо наших желудков! — с сожалением покачал головой Аллейн. — Простите меня за дерзость, сэр, но мне подумалось, что вам захочется приехать сюда, на место происшествия…

— О чем вы говорите! Конечно! И я уверен, что это было именно покушение! Покушение на вас обоих! Когда вы официально оформите арест, Аллейн? Ах, каков мерзавец, каков подлец! Он подмешал яд в шерри? В «амонтильядо»? Тройное святотатство — он надругался не только над милейшим Фоксом, не только над светлой памятью Эдгара По, но и над изумительнейшим напитком!

Затем, пересыпая речь витиеватыми ругательствами, полковник Браммингтон разместил свое грузное тело в кресле и выволок из просторного кармана необъятных, как парус, брюк пачку листков с отчетом Аллейна.

— Я прошелся по вашему отчету, Аллейн, — начал полковник, — как раз в то время, как вы самоотверженно спасали отравленного коллегу Фокса… Блестящий вы накатали отчет, без этих тошнотворных бюрократических выкрутасов. Хоть публикуй его отдельной брошюрой! Сейчас я изложу вам свои соображения. В этом доме найдется глоток спиртного напитка, в который еще не успели добавить яду? Может быть, попробуем распечатать какую-нибудь свежую бутылочку?

Аллейн сходил в бар, обнаружил там три запечатанных бутылки крепкого пива, записал их на свое имя и принес вместе со стаканами в приемную.

— М-да, нам стоило бы поискать пробовальщика, — озабоченно протянул Браммингтон. — Жаль, нет под рукой этого болтливого Нарка, он на дармовщинку точно согласился бы попробовать…

— Нет уж, не надо нам Нарка, — содрогнулся Аллейн от одного воспоминания. — Все бутылки запечатаны, а стаканы я промыл.

Он разлил пиво.

— Однако мне как-то не по себе, — заерзал в кресле Браммингтон. — Эти пробки, знаете ли, не кажутся мне слишком надежными…

— И напрасно, — ответил Аллейн, делая добрый глоток из своего стакана. — Отличное пиво.

— Что ж, я готов согласиться — вы не выказываете признаков судорог или расширения зрачков… — Браммингтон, выждав с полминуты, тоже припал к своему стакану. — Да, пиво недурственное. Перейдем теперь к делу. Насколько я понял Харпера, вы пришли тут все к единому мнению. Позволите ли теперь мне изложить свое видение дела?

— Мы просто сгораем от нетерпения, — выпалил Аллейн, с тоской думая о чистой простыне и мягкой подушке…

— Тогда начнем! — с энтузиазмом воскликнул полковник, разворачивая отчет, и Аллейн увидел, что листки испещрены кропотливыми карандашными заметками… — Я, как и обещал, буду вашим Ватсоном, дорогой Аллейн, и стану совершать промах за промахом, вызывая на себя беспощадный огонь вашей иронии… Впрочем, не будем забывать, что логика — всего лишь способ опровергнуть интуитивную уверенность… Итак, вы готовы?

— Полностью, сэр…

* * *

— С самого начала этот случай показался мне не особенно простым, — заговорил полковник Браммингтон. — Обстоятельства трагичны, способ убийства загадочен, улики запутаны. Единственное, в чем я сразу же твердо убедился, это в том, что произошло убийство.

Полковник бросил умоляющий взгляд на Харпера, который нашел в себе силы смолчать, хотя и был в ярости. Именно полковник Браммингтон пустил дело на самотек, когда в суде признали случившееся несчастным случаем…

— Должен заметить, что я не был лично знаком с покойным, но я обожаю убийства, — продолжал Браммингтон. — Да-да, обожаю, не надо так на меня смотреть. Особенно мне понравилось именно это убийство. Так здорово задумано. Ведь, казалось бы, Леггу надо было успеть отравить дротик и еще попасть им в палец Уочмену! Легг мог случайно подслушать, что Уочмен не переносит цианида, и увидеть, как Эйб Помрой запер бутылку с цианидом в буфете. Чего нам еще не хватает? Конечно, мотивы Легга были не вполне ясны, но когда вы разузнали, что Легг сидел в тюрьме, то многое стало понятнее. Легг приобрел в наших местах некий авторитет, определенное доверие, ему даже поручили держать кассу. И вдруг появляется Уочмен, который узнает его и может разоблачить. И естественно, Легг убивает Уочмена. Так я и думал вплоть до сегодняшнего дня.

Полковник всосал в себя еще один полный стакан пива и откинулся в кресле, которое измученно и обреченно застонало под ним.

— Сегодня утром я был слегка удивлен вашим отказом арестовать Легга тотчас же. Но когда я стал внимательно читать ваш отчет, мое мнение начало постепенно изменяться. Я перечитал все показания и увидел, что все в один голос признают полную невозможность для Легга сделать что-нибудь с дротиком. Мне очень понравилось и ваше точное наблюдение, что руки у Легга неуклюжи и что он не смог бы выполнить такой поистине цирковой трюк — нанести на дротик яд чуть ли не в полете… Кто же нанес яд? И ведь это было сделано непосредственно перед убийством, ведь цианид очень летуч! Далее, меня сильно впечатлил вывод о том, что цианид вытянули из норы вскоре после дурацкой крысиной травли Эйба Помроя… Все подозреваемые могли сделать это, но только четверо имели возможность нанести яд на дротик — это оба Помроя, Периш и Легг. Другие дротиков не касались. Только Легг мог знать, как полетит дротик. Уочмен вытащил их из доски после пробного метания и передал Леггу. Итак, — важно изрек полковник Браммингтон с выражением сознательной скромности на мясистом лице, — удалось мне добавить к вашему отчету кое-что новенькое? Догадываетесь что?

— Попробую, — кивнул Аллейн. — Вы, как мне кажется, не вполне оценили значение того факта, что все дротики были испробованы перед трюком, а раз так, они все воткнулись в доску, и следовательно, будь на острие дротика яд, он был бы стерт.

— Вот те раз! — вскричал Браммингтон.

Он замолк, причем казалось, что в комнате слышен скрип его мозгов. Потом Браммингтон продолжил свою речь, с несколько натянутой непринужденностью:

— Нет, нельзя сказать, что здесь я все учел! Но все равно, это только поддерживает мою теорию. Итак, поскольку именно Уочмен, а не Легг, выдернул дротики из доски, то Легг и не мог знать, который из дротиков намазан ядом. Пусть даже все они были намазаны — знать-то он не мог?! Отсюда следует, что тот дротик, который впился потом Уочмену в руку, был намазан ядом после! После ранения! И это привело меня ко второму варианту!

Браммингтон торжествующе поглядел на Аллейна, ожидая одобрения.

— Да, сэр, именно так, — опять кивнул Аллейн.

— Вы согласны? Вы уже думали над этим?

— Билл Помрой сам предложил второй вариант, — заметил Аллейн.

— Да? — недоверчиво переспросил Браммингтон. — Черт! Ну ладно, продолжаю. Я понял, что Легг, как бы то ни было, не мог отравить все шесть дротиков за те несколько секунд, которые он держал их в руках перед выполнением своего фокуса. И уж тем более Легг не стал бы ставить себя под подозрение, нанося яд на дротик уже после того, как Уочмен помер. Так что должен снять перед вами шляпу, дорогой Аллейн. Как вы и говорили, Легга мне пришлось исключить из списка подозреваемых. Оставалось решить, кто из семи оставшихся подозреваемых мог вытянуть яд из чашечки, поставленной в крысиной норе? И тут на ум приходит Эйб Помрой. Кто наливал цианид? Кто имел в своем распоряжении бутылку с ядом? Кто, наконец, распечатывал дротики? Все это — Эйб Помрой. Итак, мой первый кандидат был именно Эйб Помрой, если отложить в сторону его возможные мотивы. И не надо так на меня смотреть, можно подумать, вы сами так не думали хоть какое-то время! А вот во вторую очередь я подумал о его сыне, Билле Помрое! Мой милый Аллейн, ваш путаный разговор с кретином Нарком содержал по меньшей мере одну любопытнейшую деталь. Если помните, он вам намеками да околичностями дал понять, что как-то раз наблюдал любовную сцену с участием Уочмена и мисс Десси Мур, а чуть поодаль заметил следящего из оврага Билла Помроя! Вот вам и мотив для молодого Помроя! Ведь в настоящий миг — только слепой способен не заметить — флирт между ним и мисс Мур носит все более роковой для всякого мужчины характер… Ясное дело, когда на сцене появился бывший любовник, у Билла возникла куча мотивов извести его… И кроме того, ведь Периш и Кьюбитт намекали на то, что также наблюдали некое странное свидание Уочмена с мисс Мур. Но оставим в стороне мотивы и посмотрим теперь, каковы были возможности для совершения преступления у Билла? Мог ли он держать пузырек с цианидом в кармане? Мог. Мог он незаметно нанести яд на дротики, пока осматривал их? Мог. Да, впрочем, я запамятовал ваше замечание насчет пробных бросков, так что… Нельзя ли откупорить еще одну бутылочку этого восхитительного пива? Оно мало того что не содержит синильной кислоты, просто прекрасно действует на мой организм… Спасибо…

Браммингтон вылил в свою луженую глотку еще один стакан.

— И потом, ведь Билл так рьяно защищал Легга, что вряд ли Билл мог быть убийцей, — резко сменил направление своей мысли полковник… — И я решил обратить свое внимание на дам. Ну, на мисс Даррах нет смысла долго задерживаться, Харпер мне рассказал о том, что вам удалось узнать о ней. Ее случай — совершенно обычный семейный интерес… Но вот мисс Мур! Нет, ее нельзя так однозначно отбрасывать! Между ней и покойником была ссора. Могла она бояться, что ее бывший любовник насплетничает о ней ее жениху? Могла. Или попросту — могла ли даже самая страстная любовь превратиться под воздействием времени в лютую ненависть? Тоже могла. А если говорить о возможности совершения убийства, то кому, как не мисс Мур, было удобнее всего капнуть цианида в стакан коньяку, который она подала Уочмену? Все верно. Но есть одно весомое возражение. Всякий, кто убил Уочмена, должен был всеми силами стараться подставить Легга. А мисс Мур все время стойко защищала его. В ее словах была всегда та горячность, которая является свидетельством искренности. Вы согласны, Аллейн? Итак, я оставил мисс Мур и обратился к Себастьяну Перишу и Норману Кьюбитту. Вот уж у кого мотивов хоть отбавляй. Богатое наследство — разве можно найти более значимый мотив? Кьюбитт не касался дротиков до происшествия, но зато он мог нанести яд на дротик после всего. А как тогда он отравил Уочмена? Налил яд в коньяк. Последнее прискорбное происшествие с Фоксом указывает именно на такую возможность. Однако отпечатки пальцев и крысиная нора отвергают эту идею. Но вполне вероятно, что убийца мог вытянуть яд из чашки в крысиной норе с помощью какого-нибудь инструмента, не оставляя отпечатков пальцев. И эта мысль ведет меня к Перишу.

Полковник Браммингтон метнул искательный взгляд на непроницаемое лицо Аллейна и закурил сигарету.

— Итак, к Перишу… — повторил он многозначительно. — Тут нам надо вполне оценить значение факта, который представляется мне крайне важным. Ведь именно Периш приобрел для Помроя раствор цианида. Именно Периш попросил добропорядочного аптекаря сделать раствор покрепче. Именно Периш привез цианид в гостиницу. Старик Помрой говорит, что печать на бутылочке была нетронута. Но что мешает отодрать один кусок сургуча и потом заменить его другим куском? Велико дело! Однако если так и было сделано, то почему же в чашке, что стояла в крысиной норе, не оказалось яда? Объясню. Периш рассуждал так: если возникнут ко мне вопросы, то я отвечу — зачем же мне было извлекать яд из крысиной норы, если я мог вполне это сделать и до того, имея при себе целую бутылочку с ядом? Я стал думать, изучать записи и вот что подметил, джентльмены. Периш, наряду с Уочменом, предлагал всем выпить бренди, перед тем как Легг стал показывать свой фокус с дротиками. Я подумал, а не могло ли случиться так, что Периш рассчитывал напоить Легга, чтобы тот промахнулся и угодил Уочмену в палец, а сам при том имел под рукой цианид? Сперва это было чистым предположением, дорогой Аллейн, но вскоре я наткнулся на ошеломляющий факт. Ведь в то мгновение, когда мисс Мур наливала в стакан коньяк для Уочмена, именно Периш — и только Периш — стоял в непосредственной близости от того самого стакана! Периш — и только Периш — способен был капнуть чего-нибудь в стакан! И именно Периш был вдохновителем всей канители с травлей крыс при помощи цианида! И он же раскрутил всех на выпивку! И он же стоял рядом со стаканом!

Полковник Браммингтон прихлопнул ладонью по подлокотнику и победно оглядел присутствующих. Он направил свой поросший рыжей шерстью мясистый указательный палец на Аллейна и продолжил:

— И сверх всего, Периш не обвинял прямо Легга, но все время бормотал что-то нехорошее и распускал слухи! А именно слухи, слухи, как нам известно из Фрэнсиса Бэкона, «ранят больнее и глубже, чем самый острый кинжал»! Так вот, я утверждаю, что Периш сумел достать яд из крысиной норы тотчас же после того, как Помрой наполнил чашку, либо же он взял яд из исходной бутылочки, подлил воды и сменил сургучную печать. Во втором случае он попросту, действуя вслепую, перевернул чашку в крысиной норе и потом накапал туда воды, не тронув отпечатков Эйба Помроя. Это, конечно, предполагает некоторую изобретательность… Но вернемся к делу. Периш узнал в тот вечер о чувствительности Уочмена к цианиду и решил воспользоваться фокусом Легга, чтобы отравить своего дружка. Естественно, Периш мог ожидать, что пьяный Легг промахнется и всадит хоть один дротик в руку Уочмену. В момент ранения Периш стоял рядом со столом. Кто-то, естественно, предложил дать раненому коньяку. И тут Периш выполнил свой дьявольский план. А потом, когда погас свет, он, ткнувшись головой в ноги Кьюбитта, нашел в темноте дротик и мазнул по нему ядом. Затем он растер ногой в порошок тот пузырек, в котором хранил яд, осколки перемешались с осколками стакана… Но, пошарив в темноте, Периш находит один крупный кусок стекла. Его не разбить каблуком, и Периш кидает его в камин. Ну, а дальше все ясно, джентльмены. Я считаю, что все сказанное и сделанное Перишем говорит в пользу того, что он отравил своего кузена. Итак, я говорю — это Периш!

Полковник огляделся с видом триумфатора, озабоченного тем, что крики «виват!» звучат недостаточно громко.

— Ну как? Впечатляет? — спросил он Аллейна.

— О да, сэр, — заверил полковника Аллейн. — Я поздравляю вас. Такое точное следование фактам — и вместе с тем такая невероятная интуиция!

Если о столь грузном и багроволицем человеке, как Браммингтон, можно сказать «сиял», то полковник Браммингтон именно засиял от собственного триумфа.

— Значит, мне так и не удалось сыграть роль Ватсона? — спросил он. — Я не сделал промахов? И мои умозаключения совпали с вашими?

— Почти что полностью. Могу не согласиться с вами в одном-двух пунктах, — сдавленно проговорил Аллейн.

— Ну, я же не хочу сказать, будто я непогрешим! — залучился улыбкой Браммингтон. — Нельзя ли узнать, какие там пунктики у меня не проходят?

— Да так, самые пустяковые, — сказал Аллейн, отводя взгляд. — Собственно, всерьез можно говорить только об одном. Я имею в виду, что… То есть как бы… Одним словом, вы указали не на того человека. Убийца — не Периш.

Глава двадцатая Находка

Пару секунд Аллейн ожидал взрыва или, что еще хуже, погружения в полное и окончательное молчание. Завидя жеребячий восторг на лице Харпера, Аллейн на всякий случай встал между ним и полковником, чтобы Браммингтон не был оскорблен выражением лица собственного подчиненного… Но полковник Браммингтон принял этот удар очень мило. Правда, в первую секунду он поперхнулся, щеки его залились темно-малиновой краской. Он сделал непроизвольное движение, от которого пуговицы на груди у него затрещали. Но когда полковник заговорил, его слова прозвучали вполне взвешенно и рассудительно:

— Ваша манера говорить, дорогой Аллейн, достойна пера Честерфилда… Вы подсекли меня под самый корень в тот миг, когда я ждал фанфар… Ну ладно. Вы утверждаете, что это не Периш? Неужели? Если так, то я совершил какую-то гигантскую, эпохальную ошибку в своих расчетах…

— Нет-нет, сэр, вовсе нет. Ваши рассуждения и обвинение в адрес Периша основаны на фактах, не спорю, — дипломатично заметил Аллейн. — Другое дело, что не на всех фактах. И Периш мог бы, конечно, убить Уочмена, если…

— Если что? Говорите скорее!

— Обстоятельство, которое не позволяет обвинить Периша — это способ убийства. Если он сделал это, то лишь только налив яд в стакан коньяку. Но ведь ему предстояло капнуть яда в пустой стакан! Ведь он не мог знать, за какой из семи стаканов схватится мисс Мур! Кроме того, она ведь могла взять и чистый стакан с полки. Нет, у нас есть всего пара настоящих улик, и они указывают отнюдь не на Периша.

— Да? И что это за улики? Еще пива, если не трудно…

— Начать хотя бы с двух бутылочек йода, — заявил Аллейн, наполняя стакан Браммингтона до краев.

— Что?

— Давайте я расскажу обо всем по порядку, сэр. Вы закончили Себастьяном Перишем, а я с него начну. Если бы Периш был убийцей, ему должно было здорово повезти. То есть такого сказочного везения не придумаешь! Периш не мог предугадать, что Уочмен будет ранен дротиком. Значит, как только дротик впился в Уочмена, Перишу предстояло молниеносно провести несколько весьма трудоемких маневров. И как опасно было с его стороны искать в темноте дротик, намазывать на него яд, причем так, чтобы не смазать отпечатков Легга — ведь его целью было именно Легга выставить убийцей, не так ли? После того как он добавил яд в бренди, он остался стоять у столика, где его все видели и все запомнили его позицию, тогда как Периш имел возможность спокойненько отойти подальше. Ну и опять же стакан — откуда ему было знать, куда лить яд? Впрочем, это возражение касается и всех прочих участников сцены. То есть, если предположить, что яд содержался в стакане с коньяком, то никто, кроме мисс Мур, не мог это рассчитать… Кроме того, если исключить Легга, то следует отвести подозрения и от следующей четверки — мисс Даррах, Кьюбитт, Билл Помрой и мисс Мур. — поскольку все они как тигры защищали Легга и в один голос показали, что он ничего не наносил на дротики. Эйб Помрой и Периш — только они открыто нападали на Легга. Особенно настойчиво кидался на Легга Эйб Помрой — он ведь даже приехал к нам в Лондон, чтобы сообщить, что Уочмена скорее всего убил Легг.

— Вообще-то с самого начала я сразу подумал об Эйбе Помрое… — завел было Браммингтон.

— Да, сэр, но я еще далеко не закончил. С вашего позволения, вернемся к коньяку. Впрочем, вам могу предложить еще пива… Итак, мы совершенно уверены, что цианид появился на дротике после, а не до того, как он воткнулся в руку Уочмену. В противном случае яд был бы стерт при попадании дротика в доску при пробных бросках или же был бы смыт струйкой крови, которая так щедро обагрила сие метательное орудие. Получается, Уочмен не мог быть отравлен ни дротиком, ни коньяком. Тогда как же?

— Вы насчет йода? Но ведь в пузырьке не было найдено яда! Пустой пузырек нашли на полу и проанализировали чин-чинарем…

— Верно. Но мы обнаружили, что несколькими часами ранее из аптечки в ванной исчез точно такой же пузырек!

Полковник Браммингтон тупо уставился на Аллейна, открыл рот, чтобы заговорить, но потом, здраво осмыслив ситуацию, передумал. Он лишь махнул рукой и снова погрузил свои розовые губы в пену.

— Так вот, пузырек из-под йода, найденный под кушеткой, конечно, был чист как младенец. Яд содержался в другом таком же пузырьке, который был растоптан в темноте свидетелями, и осколки которого перемешались с остатками коньячного стакана… Вот чем и объясняется разница в весе целого стакана и суммы осколков.

— Ага! — воспрял Браммингтон. — Получается, что раз пузырьки подменили, Эйб Помрой самолично отравил Уочмена, когда залил ему рану йодом! Великолепно! Нет, моя первая версия с Эйбом все-таки работает, а?

— В известном смысле да, сэр, — Аллейн говорил с полковником так, как объясняются с душевнобольными детьми в христианских приютах Африки.

— Отлично, Аллейн! И каков же был мотив у старого дурня?

— Какого именно дурня вы имеете в виду, сэр?

— Какого! Эйба Помроя, конечно!

Аллейн понял, что, несмотря на все свои усилия, он все же несколько переоценил понятливость полковника.

— Извините, сэр, я плохо рассказываю, у меня даже в школе по изложению всегда была тройка… Нет, естественно, у старого Эйба Помроя не могло быть никаких мотивов для убийства Уочмена!

— Тогда что за чушь вы плетете мне вот уже четверть часа, даже не наливая мне пива? — взревел Браммингтон.

— Видите ли, сэр, беря в качестве орудия убийства пузырек с йодом, мы должны все время помнить, что никто, кроме Легга, не мог знать, что Уочмен будет ранен дротиком и что понадобится йод. Так что речь идет именно о Легге, сэр.

* * *

Потребовались последние полбутылки пива, чтобы смягчить сердце героического полковника Браммингтона после столь сокрушительного успеха его следовательской миссии. Допив пиво, полковник несколько обмяк.

— М-да, — сказал он, обсасывая пену с верхней губы, — мне не слишком удалась дедукция… Но, как говаривал еще Локк, одно дело показать человеку его ошибки, а другое дело — показать ему истину. Так что я жду продолжения, дорогой Аллейн. Вскройте передо мною всю истину!

— Мы с самого начала подозревали в основном только Легга, — вернулся Аллейн к рассказу. — И когда я сказал вам, что думаю подождать с его арестом, я просто рассчитывал подольше подержать Легга на длинном поводке. Возможно, в этом я и ошибался, в результате чего старина Фокс вволю утолил цианидную жажду. Но беда в том, что у нас было крайне мало улик, да и те в основном покоились на всяких допущениях. А я хотел представить суду фактические, неопровержимые улики. Итак, Легг задумал представить всю эту катавасию как несчастный случай. Его поведение, казалось, должно было убедить нас именно в этой версии. Легг вел себя так, словно он лишь по глупой случайности стал свидетелем гибели другого человека. Сейчас легко говорить, что он шел на безумный риск, но ведь ему и в самом деле чуть было не удалось ускользнуть! Если бы Эйб Помрой не так обеспокоился престижем своего заведения и если бы болван Нарк не довел Харпера до исступления, то дело так и легло бы под сукно. А мотивы Легга, единственные веские мотивы из всех, коренятся в том давнем прошлом, когда блестящий молодой человек Монтегю Трингл был осужден за мошенничество в особо крупных размерах. Когда афера лопнула, по меньшей мере трое из тех многих, кто доверил ему деньги, покончили с собой. Конечно, это было позорное дельце. А Уочмену, который защищал лорда Брайони, удалось свалить всю вину на Трингла, то есть Легга… Не знаю уж, как и называть его… На Уочмене лежала немалая часть вины за то, что Трингл из молодого красавца превратился в пегого ипохондрика. После выхода из тюрьмы Легг пару лет болтался в Ливерпуле и Лондоне, а потом наконец приехал сюда. Из-за слабых легких и больных ушей. Он думал подлечиться на курорте. Важно, что наутро после смерти Уочмена Харпер обнаружил в комнате Легга пипетку для закапывания. Она теперь перед вами.

— Да, это я ее нашел, — вставил Харпер, словно желая внести посильную лепту в доклад Аллейна.

— Так вот, в Иллингтоне и Оттеркомбе дела у Легга пошли на лад. Он занялся этим филателистическим бизнесом, да еще и устроился казначеем в быстро растущее Левое Движение. Мы просмотрели бухгалтерские книги этого Движения и поняли, что Легг не повторил аферы своей молодости только потому, что средства в фонде были еще слишком незначительны. Но и на них он успел наложить руку… Короче, все уже работало как часы, когда вдруг как снег на голову сваливается Уочмен. Столкновение их машин, наверное, повергло Легга в тихий ужас. Уочмен не узнал Легга. Но в тот же вечер адвокат подсел к нему в баре и стал набиваться ему в приятели. А потом, когда Легг не слишком охотно отвечал, Уочмен стал подкалывать его насчет работы, политических взглядов и прочего. Свидетели подтверждают, что Уочмен вел себя агрессивно и оскорбительно. А потом, между делом, Уочмен ему бросил нечто вроде: «Вам не приходилось ли когда-нибудь коротать время в кутузке?» Я склонен думать, что на самом деле Уочмен узнал Легга и весь вечер играл с ним в кошки-мышки. Такой уж это был человек, в нем была необъяснимая жестокость… Наверное, именно в то мгновение Легг понял, что его раскололи. Тогда Легг вышел в общий зал и вскоре вернулся. Думаю, на самом деле он незаметно пошел в гараж и отсосал немного яда из чашки в крысиной норе с помощью своей пипетки для ушей. На всякий случай, так сказать.

— С ума сойти, — пробормотал полковник Браммингтон. — Ловок, однако, шельма…

— Еще бы. Но мы еще только на середине истории. Следующий день был решающим. После полудня Легг спускается в бар с порезанным бритвой подбородком и просит у Эйба йод. Эйб Помрой достает аптечку из буфета, подает пузырек йода Леггу. Тот уходит с ним и через пару минут возвращается. За это время он помазал себе подбородок йодом и заодно подменил пузырьки, отдав Помрою тот, который ранее находился в ванной. Туда Легг уже влил цианид. Таким путем он вовлек в это грязное дело ничего не подозревавшего Эйба, чьи отпечатки потом и останутся на пузырьке. На вечер Легг гениально сочинил себе встречу в Иллингтоне. Когда в пять часов разразилась буря, Легг решил использовать в качестве фона для задуманной им сцены раскаты грома. Все как в хорошо поставленной пьесе! К тому же ненастье было отличной причиной для отмены мнимого свидания в Иллингтоне. Все в один голос уверяли Легга, что он не проедет в дождь по тоннелю, и тот как бы нехотя согласился остаться. Он спустился в бар и стал играть с Уочменом в дартс, уже решив, что ранит его. Естественно, Легг рассчитывал, что Эйб Помрой, который научился у полкового фельдшера применять йод во всех случаях жизни, сразу кинется прижигать ранку. И план Легга сработал. Тут интересны два момента. Во-первых, неожиданное появление на сцене бутылки коньяка. Легг сидел в закутке у камина и тихо накачивался коньяком, что потом отлично объяснило бы, почему это он промахнулся. А прямо за его сиденьем, в сундуке с дровами, мы обнаружили кусок газеты, куда он и сливал коньячок, чтобы держать голову в холоде…

— Каков мерзавец, — заметил полковник Браммингтон. — Загубить такой коньяк!

— Далее, Леггу предстояло обеспечить себе алиби относительно дротиков. Поэтому он попросил Эйба открыть новую пачку. Он взял их в руки посреди комнаты, под ярким светом, предварительно закатав рукава рубашки, чтобы ни у кого не оставалось сомнений. Потом Легг сделал пробные броски в доску. Это было его ошибкой, но, с другой стороны, странно бы выглядело, не сделай он этого. Ну а потом все и произошло. У Легга было шестеро свидетелей, под присягой подтвердивших, что он ничегошеньки не мог сделать с дротиками.

Аллейн перевел дыхание.

— Ну, еще немного терпения, — сказал он. — Я уже подбираюсь к концу. Когда прибежал Оутс, Леггу пришлось найти и поднять с пола уже отравленный дротик. Но Оутс — он парень зоркий! — углядел, что дротик лежал на полу. А я попробовал сто раз и могу утверждать — как бы вы ни уронили дротик, он обязательно воткнется, такова уж его конструкция. И кроме того, все в один голос свидетельствуют, что, когда Уочмен выдернул дротик и бросил на пол, дротик именно воткнулся. Далее, свет то гас, то зажигался, но страшнее всего было дерганье и завывание Уочмена в темноте, пока все ходили по битому стеклу впотьмах, а Кьюбитта боднули под коленки. Это Легг ползал по полу в поисках пузырька с цианидом, чтобы растереть его в порошок и подложить целый флакончик из ванной. Однако дно пузырька не поддалось его каблукам, и Легг закинул его в камин. В темноте Легг успел проделать еще один фокус — нанести цианид на дротик. Но тут он снова ошибся и оставил свои отпечатки поверх пятна крови. Ему нужно было оставить дротик в покое — и мы решили бы, что яд смыло кровью или он испарился.

— Но зачем ему вообще было отравлять дротик? — удивленно спросил полковник. — Зачем было наводить подозрения на себя?

— Потому что он думал в точности так, как и мы. Мы же кричали в один голос: «Ведь Легг имел все возможности стереть свои отпечатки и не сделал этого! Легг не может быть виновен, у него не было умысла!»

— Если отвлечься от предположений, какие имеются неопровержимые улики? — поинтересовался Браммингтон. — Думаю, мы можем его поймать на пункте с дротиком, а?

— Ну да, ну да. Но я надеялся оставить пока Легга на свободе, чтобы собрать побольше вещественных доказательств. Однако в результате старина Фокс отравился, да и я тоже чуть не глотнул цианида… Вероятно, Легг накапал в графин остатки яда, извлеченного им из крысиной норы. После этого, я думаю, он избавился и от своей пипетки, и от пузырька, где хранил яд. Наша задача — найти то и другое.

Аллейн поучительно поднял палец.

— Нам хватило бы и резинового кончика пипетки, — провозгласил он. — И тогда я буду удовлетворен численным превосходством фактов над догадками!

* * *

— Но это же иголка в стоге сена! — взвыл полковник Браммингтон через минуту, когда сообразил, что к чему.

— Все не так плохо. Во время обеда шел дождь. После того Легг уже не уходил из «Перышек». Он бегал по двору, но ни разу не сошел с булыжной мостовой — ботинки у него чистые. Значит, он спрятал пипетку либо в доме, либо где-то в гараже…

— Или в сортире, — мрачно добавил Фокс.

— Я вполне сочувствую направленности ваших мыслей, дорогой Фокс… Я знаю одно: избавиться от пузырька и пипетки ему надо было незамедлительно. Ведь он не знал, когда мы выпьем шерри и что произойдет дальше. Если я правильно понимаю, прежде всего надо поискать в его машине и в гараже. Он несколько раз спускался к машине и укладывал туда свои книги. М-да… А в гараже — поскольку там навалом сушеного навоза, искать будет особенно приятно…

Аллейн повернулся к Оутсу:

— Ну что, вы готовы совершить подвиг Геракла — разворошить авгиевы конюшни?

— Есть совершить подвиг Геракла, сэр! Так точно, сэр!

— Да повнимательней, — добавил Харпер. — Попристальней.

— Есть, сэр! Так точно, сэр!

Оутс вышел.

— Пойду-ка я попытаю миссис Ивз, — пробормотал под нос Аллейн и тоже удалился.

Миссис Ивз еще не спала. Кухарке удалось припомнить, что она заглянула в комнату Легга, как раз когда он собирал вещи. И там на трюмо она заметила пипетку с резиновым наконечником.

— Он после того ходил в ванную или… гм!.. в туалет? — спросил Аллейн.

— Не знаю, сэр, вроде бы нет. — Миссис Ивз слегка покраснела. — Но он сделал пару ходок во двор, в гараж, а потом спустился в бар. Там сидели эти джентльмены — Кьюбитт и Периш.

Аллейн с четверть часа рыскал по наклонной крыше у окна Легга, а затем вернулся в приемную.

— Похоже, эта штука все же где-то в гараже или во дворе… — несколько уныло сказал Аллейн.

— Между прочим, у пипетки был резиновый кончик, — вставил Фокс. — Он должен всплыть, если Легг, например, бросил пипетку в унитаз…

Вошел Оутс.

— В соответствии с вашими инструкциями, — начал он, — я провел обследование помещений…

— Короче, Оутс! — рявкнул полковник Браммингтон. — Вы тут не на репетиции любительского театра! По делу! Ничего не нашли, конечно?

— Ничего, ничего, Оутс, валяйте, — подбодрил молодого констебля Харпер. — Так каковы ваши результаты?

— Нашел растолченную склянку, — сказал Оутс, стараясь говорить отрывисто и коротко. — Пипку с этой склянки недавно сняли, там след от резины.

— Посмотрим, посмотрим… — заинтересовался Аллейн, приободряясь. — Что еще?

— Я поискал в машине, сэр! — отвечал Оутс. — Сперва ничего не нашел. Потом мне показалось, что из нее вода слита. Я взял на себя смелость залить в бачок воды…

— Ну и? — вскричали все в один голос.

— Всплыло вот это, сэр…

На раскрытой ладони Оутса лежал резиновый наконечник, какой обычно надевают на кончик аптекарской пипетки…

— Ну что ж, — выдохнул Аллейн, — теперь я удовлетворен численным превосходством фактов над догадками.

Он откупорил графинчик с недопитым «Амонтильядо», сиротливо стоящий в уголке, вылил жидкость в стакан и добавил:

— Остается только выпить и… — Аллейн метнул содержимое стакана в открытое окно.

Примечания

1

«Амонтильядо» — рассказ Эдгара По, в котором изощренное убийство происходит после того, как жертву заманивают в подземелье попить вино «Амонтильядо». — Примеч. переводчика.

(обратно)

Оглавление

  • Глава первая Постоялый двор «Перышки»
  • Глава вторая Успехи Уочмена
  • Глава третья Дальнейшие успехи Уочмена
  • Глава четвертая Вечер вопросов
  • Глава пятая Неудача мистера Легга
  • Глава шестая Расследование
  • Глава седьмая Жалобы трактирщика
  • Глава восьмая Аллейн в Иллингтоне
  • Глава девятая Аллейн приезжает в «Перышки»
  • Глава десятая Стакан или дротик?
  • Глава одиннадцатая Будни расследования
  • Глава двенадцатая Мистер Легг ведет себя очень странно
  • Глава тринадцатая Мисс Даррах держится как кремень
  • Глава четырнадцатая Роль мистера Легга в преступлении
  • Глава пятнадцатая Дела сердечные
  • Глава шестнадцатая Аллейн преступает служебные полномочия
  • Глава семнадцатая Мистер Фокс пьет шерри
  • Глава восемнадцатая Мистер Легг дерется
  • Глава девятнадцатая Полковник Браммингтон в роли доктора Ватсона
  • Глава двадцатая Находка