Время смирения 2. Дорога смертников (fb2)


Настройки текста:



Лисина Александра. Время смирения 2 Дорога смертников 

Пролог

На залитой солнечным светом опушке царило напряженное молчание. Несмотря на то, что там находились шестеро смертных, трое эльфов и одна нервно прикусившая губу Гончая, которую появление Перворожденных самым настоящим образом выбило из колеи.

Наемники, едва схлынула первая оторопь от внезапной встречи, предпочли бесшумно отойти в сторонку, не нарушая воцарившейся тишины. Молча сели, опустили руки и, повинуясь выразительному взгляду нанимателя, благоразумно закрыли рты. Хотя глаза и уши, напротив, раскрыли так, чтобы увидеть каждое движение и услышать каждое оброненное слово. А еще (чем Торк не шутит!) все-таки попытаться понять, что же за иррдова грань тут творится, почему Белик так резко сменил свое мнение, откуда вообще знает этих остроухих (которые, надо заметить, тоже не из простых подметал!), и, наконец, почему сами эльфы ведут себя столь неподобающе. Иными словами, выжидательно посматривают за тем, как растерянный пацан меряет шагами притихшую поляну, как кусает губы и заметно хмурится; однако ни словом, ни жестом не показывают собственного нетерпения, не требуют немедленных действий, не расспрашивают, не злятся, не вспоминают о нанесенном оскорблении. А напротив, безмолвно следят за мечущимся пацаном, терпеливо дожидаясь, пока он успокоится.

Белка растерянно взъерошила волосы и в который раз посмотрела на "заказчика". Да, на нем по-прежнему красовалась искусно слепленная личина, сидящая поверх истинного облика так естественно, словно настоящее, данное при рождении лицо. Эти длинные черные волосы, уложенные в причудливую прическу, тонкий нос, благородные брови, красивый овал лица, как у всех без исключения эльфов, удивительная соразмерность и правильность линии рта... если бы не глаза, она бы решила - так и должно быть. Так было и всегда будет. Но глаза у него чересчур жесткие для обычного остроухого. Властные, с хищным огоньком потомственного мага в глубине. Опасные глаза существа, привыкшего повелевать и требовать подчинения. Глаза ОЧЕНЬ сильного эльфа, прекрасно сознающего свою мощь, умеющего добиваться поставленных целей и способного испепелить любого, кто только рискнет встать у него на пути. Именно они выдавали его сейчас, потому что это были глаза великого Темного мага, в котором, как и во всех мужчинах его Рода, неизменно проглядывал Безумный Владыка Изиар. Те самые глаза, которые могли принадлежать лишь одному единственному на Лиаре эльфу.

Она нерешительно остановилась, даже сейчас с трудом различая под наведенной маской ослепительно красивое лицо, с которым не смогла бы сравниться никакая личина. Безупречно очерченные скулы, которые он попытался спрятать, совершенную гармонию черт, ошеломляющую привлекательность, свойственную всему Роду Л'аэртэ, которую, как ни старайся, все равно не скроешь ни за каким маскарадом. Это лицо было слишком хорошо ей знакомо, чтобы ошибиться. Слишком много с ним было связано, чтобы она могла его не узнать. И даже если бы изнутри не проступала, как выплывающая со дна глубокого озера, его истинная суть, то длинные белые волосы, умело скрытые за искусной иллюзией, не позволяли усомниться ни на миг - на Лиаре был только один Темный эльф, имеющий такую роскошную белоснежную гриву.

Владыка Тирриниэль по-прежнему молчал и терпеливо ждал, когда пройдет первый шок.

- Ну, Тиль, - наконец, ошарашено помотала головой Белка. - Честное слово, мне просто нечего сказать. Кого угодно был готов увидеть, но тебя...

- Ты не рад? - мягко уточнил эльф.

- Да как сказать... ты какого Торка тут делаешь? Спокойная жизнь надоела? Чертоги наскучили? Развлечений захотелось или ты все-таки нашел время, чтобы взглянуть, как устроился Тир?

- Всего понемногу.

- Иррдово племя... но почему ОДИН?! В таком виде?! И... - Белка растерянно оглянулась на молча взирающих на нее Братьев. - Еще и с НИМИ?! Торк... ты что, решил переполох устроить в своем Лесу?! Отказался, наконец?! Все бросил и в гости надумал заглянуть?! Что за шутки, Тиль?!

- Никаких шуток, малыш, - спокойно отозвался Владыка Л'аэртэ. - Все как раз очень серьезно. Ты же знаешь: я никогда и ничего не делаю просто так. И если искал именно Ходока, значит, в нем действительно возникла большая необходимость. В первую очередь, для меня лично.

Она странно хмыкнула и сложила руки на груди.

- Правда? Ну, давай, рассказывай. Мне даже становится интересно. Особенно то, что это за причина такая великая, из-за которой ты чуть ли не впервые за полторы эпохи решил выбраться из Темного Леса в такую даль? И что за проблема, которую ты не смог решить сам, а потащился аж в Новые Земли, вместо того, чтобы просто отправить Зов своим внукам? Думаешь, Эл бы не помог? Отказал бы в проводнике, раз уж ты надумал попутешествовать? Или Тир бы заупрямился, не пожелав тратить время и силы на Переход? С Быстрым Путем бы не договорился у гномов? Наконец, какого Торка тебе потребовался Ходок, когда в твоем положении до Золотого Леса можно дойти за пару-тройку дней, всего лишь воспользовавшись нужным порталом?!

- Это долгая история, - вздохнул Тирриниэль.

- Ничего. Времени у меня вполне достаточно. Так что не мнись и выкладывай, пока я еще могу себя сдерживать. А то возьмусь за тебя сам, и ты сильно пожалеешь, что вообще сюда явился.

Владыка Темного Леса только хмыкнул и заговорил.

Глава 1

- Полагаю, тебе нет необходимости напоминать, куда и зачем некоторое время назад исчез здешний Хозяин, - осторожно начал Тирриниэль, будто ступая по тонкому весеннему льду. - Как нет нужды говорить, что именно по этой причине Проклятый Лес в последние годы крепко спит и почти не тревожит нас своим присутствием. Поэтому же Золотые встали на стражу его Границ, усилили заставы, увеличили количество Патрулей и до сих пор пристально следят за всем, что творится возле Кордона...

Белка опасно сузила глаза.

- Продолжай.

- Полагаю, ты также помнишь, чья это была идея и почему был усыплен Лабиринт...

Она совсем насторожилась.

- ...для чего создавался Портал и отчего перед Чертогами повелителей Золотого Леса до сих пор стоят две весьма опасные скульптуры...

- Тиль, мне очень не нравится твое предисловие!

- Мне тоже, - признался Темный эльф. - Но в некотором роде эта вина легла на мои плечи, хотя (ты же знаешь!) я бы сделал все сам. Сам бы открыл Портал, шагнул бы туда и попробовал вам помочь. Если бы, конечно, имел силу Таррэна.

- Он не хотел рисковать, - сухо бросила Белка, снова начав мерить шагами поляну. - Ни тобой, ни Тиром, ни Элом. Поэтому и ушел один. Я, как ты знаешь, этому ОЧЕНЬ не рад, но пойти следом не смог, а переубедить его не успел. Поэтому, собственно, все последнее время и стараюсь быть неподалеку. На случай... да на любой случай. Даже на тот, если его перстень вдруг окончательно погаснет.

Тирриниэль отвел взгляд.

- Прости. Я не думал, что получится так плохо.

- Ты же не за извинениями сюда пришел? - нехорошо прищурилась она, заложив руки за спину и отвернувшись, чтобы не видеть раскаяния на его красивом лице. - Не за тем, чтобы убедиться, что я уже не злюсь? И не за тем, чтобы позвать на ваш дурацкий бал, где меня не было...

- Да, - тихо отозвался эльф. - Тебя не было в Темном Лесу очень долго.

- Может, вообще больше не будет.

- Бел...

- Заткнись, Тиль! - жестко оборвала она. - Я был против тогда и я против сейчас. Более того: я просил вас не рисковать понапрасну и подождать еще пару лет, когда с Порталом стало бы все ясно и риск для Таррэна стал бы минимальным. Я просил вас быть осторожнее. Просил подумать еще раз. Просил сперва усилить Полог сна над нашими кошками и не лезть в неизвестность очертя голову. Так?

- Да, Бел. Я виноват...

- Нет, Тиль! Ты не просто виноват! Ты - самый настоящий предатель! Потому что именно ты убедил остальных, что риска почти нет! И это ты помог его открыть, когда меня не было рядом! Помнишь?!

Владыка эльфов сконфуженно опустил глаза.

- Я понимаю, что ты сердишься...

- Я?! - резко обернулась Белка. - Тиль, ты глубоко ошибаешься, потому что я не сержусь - я в ярости! На всех на вас, дураков ушастых! На Тира, так как он решил управиться сам! На Эла - за то, что не остановил мальчишку! И на тебя особенно! Потому что это ТЫ должен был за ними следить и присматривать! Я ТЕБЕ их доверил! На ТЕБЯ надеялся! ТЕБЯ просил быть осмотрительнее и не позволять ЕМУ сигать в Портал, словно неразумному юнцу! А ты вместо этого...

- Да, - неслышно вздохнул Тирриниэль. - Я понимаю твою злость. Но Таррэн был уверен, что медлить нельзя, а в таких вещах я доверяю ему полностью. Он сильнее всех нас, вместе взятых. И мудрее тоже. Поэтому я и... согласился с его аргументами. Он знал, что делал, когда уходил.

- Не говори мне, что это он во всем виноват!

- Я всего лишь сделал то, о чем он меня просил!

- И не сделал то, о чем просил тебя я!!

- Малыш...

- Не смей меня так называть!! - окончательно взъярилась Белка, бешено сверкнув позеленевшими глазами. - Ты понял?!! НЕ СМЕЙ!!!

- Бел...

Она резко отвернулась, сжав кулаки и больно прикусив губу, чтобы не сорваться. Какое-то время стояла неподвижно, крепко зажмурившись и тяжело дыша в попытке унять бушующую внутри эльфийскую кровь. Молчала, чтобы не наговорить в запале совсем уж страшных вещей. И стояла в наступившей тишине так долго, что эльфы неуютно заерзали на своих местах, наемники начали тревожно переглядываться, а свирепый грамарец рискнул осторожно переступить ногами и вопросительно пискнуть.

- Молчи, - тихо попросила она. - Все пока помолчите. Дайте мне время.

Мужчины послушно затихли.

Белка еще несколько минут постояла, постепенно успокаиваясь и приводя в порядок растревоженные мысли. Устало растерла лицо, смахнула с ресниц невесть откуда взявшуюся влагу. Наконец, глубоко вздохнула и медленно подняла голову.

- Извини, Тиль. Я все еще на тебя злюсь. Но и сделать ничего не могу, потому что исправить вашу ошибку уже нельзя, мстить за нее глупо, а простить... слишком сложно. Вы все поторопились с Порталом. Особенно Таррэн.

- Он - хороший маг, - мягко сказал Владыка Л'аэртэ. - И лучше всех понимает, чем это может быть опасно. Он не наделает глупостей. Он вернется. Как только закончит с делами, сразу вернется. Хотя бы потому, что никогда от тебя не откажется.

Она снова прерывисто вздохнула и, наконец, присела напротив слегка расслабившихся эльфов.

- Ладно. Чего теперь... зачем вам понадобился Ходок? Вы ж его не просто так целый месяц искали?

- Нет, конечно, - незаметно перевел дух Картис. - Владыка Л'аэртэ посчитал, что он поможет Темному Лесу избавиться от некоторых... э-э, проблем.

- В самом деле? - Белка быстро покосилась на Тирриниэля: забавно, что он не сказал Стрегону о своем происхождении. - И что же такого вдруг случилось, что он рискнул просить помощи? Насколько я помню, этот гордец даже про Уход помалкивал, пока не стало слишком поздно?

Тиль неуловимо поморщился.

- Скажем так: причина его беспокойства довольно весома. А точнее: три месяца назад он получил Зов из Золотого Леса. И короткое послание от Владыки Тирраэля о том, что известный тебе Портал стал слегка... нестабильным.

- Что?!

- Нет-нет. Не переживай, ничего страшного не произошло, - поспешил вмешаться Ланниэль, едва не перебив своего повелителя. - Отец сказал, что там просто появилось некое волнение, которое пока сложно расценивать как-то определенно. Но Золотые решили, что нашим магам тоже надо взглянуть, поэтому мы и здесь.

- Чего ж вы пешком поперлись? - мрачно осведомилась Белка. - Делать больше нечего? Проветриться решили?

- Нет.

- Тогда в чем дело? Явились бы через портал, пожали друг другу руки, да разобрались бы на месте...

- Темный Лес официально не поддерживает отношения с Золотым, - напомнил Тирриниэль. - Поэтому ни о какой делегации речи быть не может: Совет просто взбеленится, если узнает, что на самом деле связь между нашими Родами до сих пор существует и вполне себе процветает.

- Ну, конечно, - язвительно фыркнула Гончая. - Эти старые крысюки скорее правую руку себе откусят, чем признают, что проиграли! Охрипнут, слюнями все вокруг забрызгают, сдохнут в своей изоляции, как голодные кошки возле старой помойки, но будут до скончания веков орать, что Золотые нарушили закон! Мол, не посоветовались с ними! Не испросили высочайшего соизволения! Спелись со смертными и (какой ужас!) без зазрения совести выдают им ваши великие тайны!

- Что-то вроде того. Поэтому, как ты понимаешь, ни о каком портале или, тем более, о вежливом визите даже заикаться не стоило.

- Что ж так? Неужто ваш Владыка утратил хватку? - вдруг усмехнулась она. - Что, не мог стукнуть кулаком по Ясеню и велеть всем заткнуться? Или жахнуть по кому-нибудь Огнем и сделать так, как решил? Кто б ему возразил? Кто б вякнул? Неужели он сдает свои позиции?

- Нет, - спокойно отозвался Тирриниэль. - Он решил, что без шума все будет гораздо проще. Поэтому в Золотой Лес мы ушли втроем: я, Картис и Ланниэль.

- Гениально! Ты у нас - самый невзрачный остроухий во всем Темном Лесу! Прямо уйдешь, и об этом ни одна ушастая собака не прознает! Такой весь из себя незаметный, маленький и скромный! Просто мелкий клоп на пальце своего мудрого Владыки! Тень, сон, дух и вообще, можно сказать, в глаза никому не бросаешься!

- Не совсем так, Бел. Но мы нашли неплохой способ прикрыть мой отъезд.

- Да ну? - невольно восхитилась Гончая. - И кто же остался там вместо тебя?!

- Линнувиэль.

- Что-о-о?!

- Да, - спокойно кивнул Тирриниэль. - Немного магии крови, искусная личина, нужная одежда и пара дополнительных штрихов, после которых почти никто не сумеет нас отличить друг от друга. С Ясенем проблем не возникло. Сам Линнувиэль согласился, что это - хороший выход. Навел на меня эту маску, слегка подучил манеры и остался изображать активную деятельность, чтобы Совет так и не прознал, куда подевался из Темного Леса один, как ты говоришь, "маленький и незаметный" эльф.

- А Картис?! - непонимающе нахмурилась она.

- Как раз накануне отъезда бедняга Картис впал в большую немилость, поскольку умудрился случайно зацепить своего лорда на тренировке. Да так неудачно, что здорово порезал ему лицо и отдавил правую ногу.

- Левую, - флегматично поправил повелителя Картис. - На Совете мы сказали, что это была левая нога.

Гончая громко присвистнула.

- Ого! Картис! Выходит, тебе прилюдно набили морду?

- Ну... набить не набили, зато отчитали довольно громко. И, я бы даже сказал, весьма... э-э, жарко.

- Бедняга, - посочувствовала Белка, слегка развеселившись. - Зная вашего лорда, вполне могу себе представить, как он зверствовал.

- Ничего он не зверствовал, - тут же буркнул Владыка эльфов. - Так, штаны ему слегка подпалил и велел убираться дураку, пока раздражение не пройдет, а рана на лице не придет в порядок. Потому что наш общий знакомый умудрился порезать его не простым клинком, а Именным. А раны от такого лезвия даже у хороших магов подживают... кхм, довольно плохо. И, как ты знаешь, требуют наложения особого вида чар, за которым практически не видна настоящая аура.

- Что?! Тиль! Да вы сумасшедшие, раз рискнули так дразнить Совет!

- Знаю, риск был. Но в итоге все вышло просто отлично, и они до сих пор любуются на разукрашенную физиономию своего Владыки, тогда как мы спокойно сидим здесь и никого не раздражаем.

- Ладно, а Лан? Как вы его вывели? - невольно заинтересовалась она. - Хранителей слишком мало, чтобы даже вероятный кандидат в их ряды смог бесследно исчезнуть. Как вы это обыграли?

- Проще простого, - улыбнулся юный эльф. - Мы с отцом малость повздорили насчет наследства. При посторонних, конечно же. Можно сказать, "опрометчиво" вынесли сор из избы и слегка погорячились. В смысле, пошумели, пару рощиц в округе сожгли. Покричали, естественно, для большей достоверности. Вот меня и отправили в Ланнию в качестве второго посла - набираться, так сказать, ума-разума. С разрешения и соизволения высокого лорда.

- Верно, - кивнул Владыка. - После их "разговора" Чертоги три дня дымилась, потому что наши маги, как ты знаешь, временами бывают довольно буйными. Поэтому Владыка подумал и решил, что одного отошлет на долгое время в Священную Рощу, чтобы постигал себя. Ну, к Хроникам, поглубже, в подземелья Иллаэра... где его никто не хватится. А второго под шумок убрали из Леса, дав строгий наказ не возвращаться, пока не научится справляться с эмоциями. Где же этому учиться, как не в работе со смертными?

- Ага, - хитро улыбнулся Ланниэль. - Я честно до Ланнии добрался, а потом тихонечко открыл портал и умыкнул "ценного посла" (то есть, себя) поближе к Хребту. Там все и встретились. Ничего сложного. Отец остался руководить, Совет до сих пор скрипит зубами, большая часть вообще ни о чем не подозревает... Владыка все хорошо продумал.

- Хитрецы, - хмыкнула Гончая. - Но, Тиль... а ты не боишься, что Линнувиэль не справится? У тебя ж там немало недоброжелателей накопилось. Вдруг они рискнут головы поднять? Или, чего доброго, силушку его поиспытывать?

- Нет, не боюсь: я оставил ему Венец.

- КАК?! - ошеломленно моргнула она, но Владыка Л'аэртэ только кивнул. - Ничего себе! Вот теперь я вижу, что тебя действительно припекло! Выходит, если что, Линни сможет жахнуть не хуже, чем ты?

- Верно. Нам пришлось потратить некоторое время на частичную Передачу, поэтому я и ушел не сразу, как только получил Зов. Но теперь... если вдруг что-то пойдет не так... у Темного Леса по-прежнему будет сильный Владыка.

Белка неожиданно посерьезнела и со странным выражением уставилась на царственного эльфа. Замолчала, задумалась, внимательно всмотрелась в его спокойное лицо... странно. Очень и очень странно, что Тиль решился на такой шаг, как частичная Передача, и даже отдал Венец с накопленной там немалой силой. Фактически он только что дал понять, что если с ним что-то случится, Линнувиэль должен будет принять на себя всю полноту власти и продолжить династию Л'аэртэ. Должен будет заменить Владыку, да еще так, чтобы никто ничего не заподозрил. Более того, если вдруг Старший Хранитель Знаний рискнет начать свою игру и попытается сделать это заранее, еще ПРИ ЖИЗНИ своего лорда, тому придется ОЧЕНЬ постараться, чтобы вернуть себе утраченное. Иными словами, Тирриниэль настолько доверял своему младшему брату, что решился даже на это?!

- Тиль?

- Да, Бел, - без малейшего сомнения кивнул Владыка эльфов. - Я постарался предусмотреть все. Даже тот вариант, что наши... недоброжелатели все же рискнут проверить мои силы.

- Все настолько серьезно?

- Более чем.

- Совет? - быстро уточнила она, покосившись на обратившихся в камень наемников. Тирриниэль так же быстро кивнул, но, против ожиданий, не велел Братьям погулять пару часиков неподалеку. Кажется, зачем-то решил выложить им часть правды, кроме того, разумеется, кем являлся на самом деле. И, что самое интересное, ему это было очень нужно.

Но зачем?

- Плохо, - нахмурилась Гончая. - Кажется, я слишком давно не был у тебя в гостях, раз они опять зашевелились. Забылись, что ли, раз опять воду мутят? Или просто обнаглели? Тиль, ты про них что-то выяснил?

- Все, Бел. За последние десять лет я выяснил про них все, включая серьезные огрехи трех глав Совета Старейшин и целую кучу иной мелочи, у которой пока не хватало сил, чтобы попытаться слегка подправить историю. Правда, в этот год они заметно оживились. С виду вроде ничего серьезного: тут не до конца исполнили приказ Владыки, там малость сократили сроки, немного "недопоняли" его слова, чуть-чуть запоздали с поклоном... сам понимаешь. Явных причин для неудовольствия нет, но тенденция настораживает.

- И ты оставил их на Линнувиэля? - совсем нахмурилась она.

- Нет, - тонко улыбнулся Владыка эльфов. - Это было бы глупо - оставлять на кого-то своих преданных врагов. Поэтому я сделал лучше: позволил одному из не самых верных своих сторонников услышать немного лишнего.

- Та-а-к... хочешь сказать, что у вас случилась запланированная "утечка"?

- Именно. Так что те, кому надо, уже отлично знают, где я, с кем и куда собираюсь.

- Не боишься, что Линни там станет тяжко?

- Нет, - качнул седой головой царственный эльф. - У них сейчас совсем иные проблемы. Ведь мои силы вдалеке от Источника стали меньше. Здесь я более уязвим. Менее защищен. Никакой охраны, не считая Картиса. Никаких магов, кроме юного Ланниэля. Никакого сопровождения и дополнительной защиты. Я - открыт, Бел. Как никогда за свои полтора тысячелетия для них открыт. Думаешь, Совет упустит такой шанс?

Белка прикусила губу, исподволь поглядывая на Владыку Л'аэртэ: а он спокоен. Прямо-таки ненормально спокоен, когда сказал, что сделал себя доступным для чужой стрелы, магии и любой иной атаки. И это при том, что ситуация в Темном Лесу наверняка более, чем накалена. Раз уж он несколько месяцев потратил на то, чтобы красиво уйти... раз постарался оставить за собой неяркий, но вполне различимый след, избавив, тем самым, Старшего Хранителя от своих проблем... раз взял для охраны лишь шестерых смертных (а они, хоть и лучшие в Братстве, все равно - простые смертные)... да еще занялся поисками хорошего проводника в здешних неспокойных местах...

- Ти-и-ль? - с нескрываемым подозрением протянула Белка. - Ты хочешь сказать, что за нами скоро увяжется хвост?

- Уже увязался, - безмятежно улыбнулся Тирриниэль. - Думаешь, для чего Ланниэль был отправлен не во временное изгнание, а всего лишь послом, когда его можно так легко проверить? Или Картису прилюдно всыпали по первое число, но не пришибли на месте, а только пальчиком погрозили? Думаешь, чего я задержался на Тракте? Лошадей оставил на первой заставе и сделал все, чтобы нас запомнили. Не явно, конечно, а то это было бы странно. Но по чуть-чуть: следок - тут, там - кроха обороненной магии, здесь - кусочек плаща, а еще через сотню шагов - намеренно упавшая в траву булавка...

- То есть, вся армия, на которую наверняка расщедрился ваш Совет, уже потихоньку топает за тобой?!

- Точно, - кивнул Темный Владыка. - Полагаю, я не зря им три месяца намеки делал, и теперь по нашим следам ползет немало магов, наемников и всякой дребедени... даже из наших, полагаю, кто-нибудь не утерпит.

- Ты что, спятил?! - отшатнулась Белка.

- Нет. Напротив, я очень даже в своем уме. Ты же не думаешь, что я позволю им портить свои планы? Или испытывать на прочность Линнувиэля, когда у него нет всей полноты власти? Может, считаешь, что я - совсем сволочь и пытаюсь убрать соперников чужими усилиями?

- Ты не сволочь, а болван, Тиль! - всплеснула она руками. - Да если у вас в Лесу все так плохо, если ты действительно встал Совету поперек горла, то за возможность от тебя избавиться они ничего не пожалеют! А то и сами сюда ножками двинут, чтобы быть уверенными!

- Я очень на это надеюсь.

- Что?!

- Бел... - внимательно посмотрел на невестку царственный эльф. - Я ведь не зря столько времени тянул. Не зря выжидал и целых три месяца осторожно распускал слухи. На самом деле Совет еще не пришел к единому мнению относительно моей персоны. Они еще НЕ готовы выступить открыто. Пока только задумываются и собираются с силами. Размышляют, прикидывают, ищут, как подобраться так, чтобы был и повод, и хорошая возможность решить это одним махом. Я, как ты правильно понял, в последние годы им сильно мешаю. Очень резко их ограничиваю в ряде вопросов, которые кажутся им жизненно важными. Я не даю им делать то, что они хотят, намеренно пресекаю попытки изменить наш уклад. Не даю им свободы. Зажимаю, ущемляю и всячески стараюсь держать линию, выбранную нашим лордом еще пятьсот лет назад - линию на сближение со смертными. Конечно, не так резко, как это сделал Золотой Лес, иначе у нас случилась бы настоящая война, но достаточно жестко, чтобы они понимали, что это не остановить. Совет, как ты знаешь, до сих пор упорствует. Они категорически возражали против обучения смертных. Они почти зашли за рамки приличий. Они также требовали Отречения для тех, кто ушел следом за Владыкой Тирраэлем и Владыкой Элиаром. Причем, требовали и Светлые, и Темные, включая даже Хранителей. Столь быстрые перемены им не по нраву. Они опасаются усиления позиций людей и гномов. Боятся потерять свою роль. И этот напор весьма нелегко сдерживать, потому что в данном вопросе у Совета есть немалая поддержка от других Родов. Однако до некоторого времени они еще надеялись остановить своего Владыку. Все еще пытались аргументировать, бороться словом. С чем-то смирились, из чего-то даже стали извлекать пользу. Но в последние десять лет в ряде кругов появились намеки и на более решительные меры.

- Хочешь сказать, они планируют смену династии? - сузила глаза Белка.

- Пока только в мыслях. Но, как понимаешь, от мыслей очень недалеко до действий. А мои сородичи любят продумывать все до мелочей и строить планы даже тогда, когда идея еще теплится в зародыше.

- То есть, кто-то начал наводить мосты и проверять, хватит ли у вашего лорда решимости уничтожить их за неповиновение?

- Верно. Причем, давно. Понемногу. Лет с десять или пятнадцать, как я заметил первые признаки. Но пока они действуют крайне осторожно. Деликатно. Почти неуловимо. Вроде как желают убедиться, что Владыка размяк и уже не так жесток, как половину эпохи назад.

- Ага... я даже начинаю припоминать причину такой мягкотелости!

Тирриниэль тихо вздохнул.

- На самом деле он действительно сильно изменился, Бел. И начал поступать не так, как раньше, стал менее жестким, впервые за много веков пошел на уступки, начав проявлять снисхождение...

- И Совет решил, что это - плохой признак. Дескать, слабый повелитель хуже, чем бездушный тиран!

- Пожалуй, ты прав. Думаю, они пришли к мнению, что для Темного Леса будет лучше, если на троне появится другой Владыка. Пускай, менее сильный и не так прямо связанный с Изиаром, но все же более покладистый и готовый им уступать. Однако для решительного рывка они пока не готовы. Все еще присматриваются, колеблются, сомневаются...

Гончая вдруг хищно прищурилась.

- И ты решил дать им толчок. Верно, Тиль? Те, кто колебались, должны будут принять чью-то сторону. Кто-то решит не рисковать; кто-то, наоборот, усмотрит в этом отличный шанс ослабить правящий Род; кто-то захочет устранить досадную помеху для своих планов, а у кого-то появится неплохой шанс подняться по иерархической лесенке. Или сыночка, например, втянуть повыше. Как раз до твоего уровня. А там, глядишь, и о Владыке можно будет забыть... я прав?

Тирриниэль холодно улыбнулся.

- Я дал им возможность все взвесить и принять решение. Дал время одуматься и отказаться. Дал возможность избежать поражения... но ты прав: это был хороший шанс все ускорить и разобраться с Советом одним ударом. Именно сейчас, когда они еще не готовы, когда начнут спешить и наделают немало ошибок. И когда у меня есть отличная возможность не вовлекать в это ВСЕ наши Рода. Понимаешь? Мне не нужна кровавая междоусобица, в которую так или иначе вовлекутся наши Дома. Не нужны лишние смерти или рекой льющаяся кровь. И гибель этого мира мне тоже не нужна. Я НЕ ХОЧУ повторения, Бел. И не хочу прослыть вторым Изиаром.

- Зато ты хочешь идти через Проклятый Лес. Один, - странно наклонила голову Белка. - Хочешь рискнуть и уйти от них за Кордон?

- Да. Там нас никто не увидит и не помешает разрешить все эти... разногласия.

- То есть, ты собираешься сунуть голову в пасть хмере и надеешься выжить? Тогда как отправленные за твоей головой "друзья" непременно пойдут следом? В количестве, намного превышающем наш скромный отряд? С магами? С отличной поддержкой? С заговоренным оружием и специальными щитами от силы Лана? Когда ты не можешь не понимать, что имеешь все шансы пожаловать в гости к Ледяной Богине даже без чужой помощи? И то, что если они тебя все-таки достанут и укокошат быстрее, чем Проклятый Лес, никто даже знать не будет, где и кто тебя прибил?

- Ты не понимаешь, Бел, - еще более странно улыбнулся Владыка Л'аэртэ. - Я ХОЧУ, чтобы они за мной пошли! ХОЧУ, чтобы все они собрались в одном месте! ХОЧУ встретить их в Проклятом Лесу один на один! И ХОЧУ завершить этот вопрос тем единственно верным способом, после которого (если, конечно, Линнувиэль не подведет) уже ни одна (как ты говоришь) собака не посмеет даже вякнуть в мою сторону! Не сможет больше усомниться! И не рискнет даже в мыслях держать идею о смене Рода Л'аэртэ! Вот для чего Темный Владыка отпустил Картиса! Вот почему здесь оказался я! И вот почему нам так нужен Ходок - без него через Проклятый Лес никому из чужаков не пройти!

Братья быстро переглянулись и тихо выматерились про себя, понимая многое из того, о чем раньше никак не могли подумать. В частности, то, почему наниматель не соизволил ни представиться, ни пояснить свой странный Заказ. Почему в Аккмале от него, едва получив намек на ВАЖНЕЙШЕЕ повеление Темного Владыки, так шарахались в стороны. Почему на этого эльфа (никак, самого приближенного к повелителю?) с таким почтением посматривают два других его спутника. И почему сейчас разговор ведется почти открыто.

"Значит, Проклятый Лес, - хладнокровно констатировал Стрегон, разобравшись в обстановке. - Значит, мы были правы, и он не просто так искал два (именно наших!) ситта. Выходит, Владыка эльфов собирается с нашей помощью избавиться от своих врагов? И с помощью этого типа, плюс еще одного молодого мага? А кто тогда сам Тиль? Явно кто-то из Хранителей, не меньше - никому другому лорд не доверил бы такое дело. Я б на его месте вообще сам пошел... если бы, конечно, не боялся потерять свою голову".

- Тиль, ты спятил? - очень тихо спросила Белка в наступившей тишине. - Ты вообще в своем уме был, когда придумывал этот дурацкий план? Ты хоть представляешь, с чем столкнешься, едва переступишь Кордон? И с кем тебе придется сражаться за каждую пройденную пядь земли?

- Да, - кивнул царственный эльф. - Прежде, чем идти сюда, я внимательно прочитал Хроники и разузнал все, что мог. Я говорил с Хранителями. Вспомнил то, что узнал от Тира...

- Тебя там в два счета сожрут! И Лана! И Картиса, несмотря на то, что он - все еще лучший меч вашего дурацкого Леса! Неужели забыл, что ушастые даже со своих Застав не рисковали отойти далеко! Вы ж для местных - самая сладкая добыча после магов! От вашей крови все здешние твари буквально дуреют! Как с цепи срываются! Отовсюду сбегутся, если хоть что-то заподозрят! На одной ноге допрыгают, на зубах подтянутся... весь Проклятый Лес на уши встанет, если только узнает, что к нему в гости такой шикарный подарок пожаловал! Тебе что, жить надоело?!

- Нет, - спокойно отозвался эльф. - Я ведь не зря Ходока искал: говорят, он знает, как пройти. А наши преследователи, надо думать, этого НЕ знают. Чем не шанс?

- Сумасшедший! - едва не сплюнула Белка. - Еще один безумец во всем вашем ненормальном Роду! Начиная с Изиара, которого не так давно, наконец, полностью пришибли, и заканчивая твоим сыном, у которого хватило ума снова открывать... тьфу! И не смотри на меня, как хмера - на мага! Я никуда тебя не поведу! И никакого Ходока ты тоже не увидишь, понял? Есть гораздо более приятные способы свести счеты с жизнью, чем идти в Проклятый Лес в такой компании!

- Бел...

- Нет, я сказал!

- Бел, - терпеливо повторил Тирриниэль. - Ну, послушай... я ведь не зря искал именно эти два ситта в Братстве.

- Ты еще и их собрался туда тащить?! - совсем вызверилась Гончая.

- Да. Но они - именно те, кто сумеет это сделать... Бел, я давно наблюдаю за Братством. Клянусь, что уже несколько веков слежу за тем, кто там есть и кого они выпускают из своих Школ. Поверь, они справятся!

- Они - люди!

- Ну и что? Помнится, когда-то туда спокойно входили и обычные смертные.

- Это было пять веков назад! И тогда их было всего пятеро! Плюс, трое магов из ваших, а все остальные - Стражи! Восемь Диких Псов, из которых половина были Гончими! Понимаешь?! Гончими! А вас тут - девять ненормальных дураков, двоих из которых никакими щитами не укроешь от здешних тварей!

Тирриниэль снова вздохнул.

- Бел, но они - не простые люди.

- Да плевать мне на их руны! - огрызнулась она. - Толку с них ТАМ не будет никакого! И от Лана тоже! Потому что, едва он покажет свой Огонь, к нам столько гостей набежит, что можно будет самим удавиться, повеситься и сразу закопаться поглубже! Но и в этом случае от вас даже костей не оставят! И ты, болван, должен все прекрасно понимать! Никакие Братья против НЕГО не устоят! Никакие расчудесные вояки, будь они хоть трижды Магистрами!!!

- Они не просто Братья, - спокойно сообщил Владыка эльфов. - Каждый из этих шестерых - дальний потомок прежних Стражей. Понимаешь, Бел? КАЖДЫЙ.

Наемники дружно вздрогнули, а она неверяще обернулась.

- Что?!

- Они не зря объединены в ситты. Не зря считаются лучшими. Не зря у них так развиты чутье, реакция, сила и скорость... даже без всяких рун! Не зря их зрение и слух на порядок выше, чем у остальных. Они - Псы, Бел. Пусть уже ослабленные и немного изменившиеся, но все-таки Псы. Они справятся.

Белка неверяще оглядела непонимающе мнущихся мужчин.

- Они?! ВСЕ?!

- Да, - повторил Тиль, а потом вдруг кивнул на Стрегона. - Или ты думаешь, я бы взял его просто так? Доверил бы сразу два ситта?

- Да про него и так все ясно, - к удивлению эльфов, отмахнулась она. - Но остальные... чтобы я, да промахнулся... где ты их взял, Тиль? Откуда так уверен?

- Я же сказал: с некоторых пор слежу за Братством. Такая сила не должна быть без присмотра, иначе сам знаешь... получится мало хорошего. А насчет этих людей нет никаких сомнений: я, когда готовился, навел все справки и тщательно проследил их родословную. Так что будь уверен: все они - потомки Диких Псов, хотя сами, может, и не подозревают об этом. Правда, их предки были не с Левой Заставы, но все равно...

- Вот оно что, - присвистнула Гончая. - Правые и Центр... а я-то понять не мог, чего они такие шустрые: никакими рунами этого не объяснишь! Хорошо, верю. Даже в Диких Псов. Но все равно: их нельзя с собой брать. Если уж решаться на дурость, то только с вами тремя. Больше Ходок просто не убережет.

- А этого и не надо. С известными тебе проблемами их хорошо учили справляться. Это раз. Второе: их специально готовили к подобным вещам и даже на Испытание забрасывали туда, куда никого больше не решались. Наконец, третье: у них есть Заказ, от которого они не отступятся...

- От Заказа я их хоть сейчас избавлю, - мрачно предложила Белка. - Вместе с дурными головами, заодно. Стрегон, вы что, действительно настолько сумасшедшие, что рискнете пойти в Проклятый Лес вместе с этим остроухим безумцем?

Наемники ответили хмурыми взглядами. А что им оставалось? Заказ действительно не отменишь, если, конечно, наниматель сам его не снимет. Не отвернешься от него, не уйдешь, не бросишь. И дело даже не в деньгах: Братство уже три века упорно держится за свои принципы, среди которых одним из первых пунктом стояла незапятнанная честь и верность слову.

- А если я сделаю так, что ваш Заказ снимут? - словно угадала их мысли Гончая. - Если Тиль от вас откажется и велит топать обратно? Что тогда?

Лакр недовольно засопел. Если бы заказчик так сделал по собственной воле, он бы только обрадовался. Но когда его об этом просят, мотивируя тем, что они (хоть и потомки Стражей... здорово, да?) слишком слабы и беспомощны для настоящего дела - это уже намек на незаслуженно полученное звание Магистра. И вообще - почти открытое оскорбление.

Терг, переглянувшись с Ивером и Броном, заметно потемнел, прокручивая в голове точно такие же доводы. Если бы был получен Отказ, никаких бы проблем не возникло. Они со спокойной душой плюнули бы на ненормальных остроухих и бодро развернули коней. Но когда их считают просто слабаками, которым нечего делать в по-настоящему опасном предприятии... нет, Братья не отступают оттого, что где-то, кому-то вдруг показалась недостаточно чистой дорожка. И не бегут от страшных слухов, как мыши при виде кота. Их не испугает Проклятый Лес, несмотря на все свои ужасы. И не заставит бросить незаконченное дело только оттого, что кто-то посчитал их недостойными его завершения.

- У нас неснимаемый Заказ, - спокойно озвучил мнение Братьев Стрегон. - Если его исполнение требует идти в Проклятый Лес, значит, так и будет. Тем более, Белик, ты еще не знаешь, что свои ауры господа Перворожденные привязали к нашим. А значит, без нашего присутствия им будет там весьма нелегко.

- Оп-па. Тиль? - растерянно обернулась Белка.

- Так и есть, - кивнул Владыка Тирриниэль. - Чтобы не светиться, мне пришлось слегка поломать голову. Однако Линнувиэль предложил очень неплохой вариант: связав наши ауры с аурами смертных, мы почти перестали выделяться. Значит, не привлечем к себе внимания и получим неплохой шанс выбраться из Проклятого Леса живыми. Люди, в свою очередь, обрели некоторые наши свойства, так что на время стали еще немного выносливее и ловчее. Полагаю, это - достаточно веская причина, чтобы больше не задевать их самолюбие? И не обижать недоверием, подозревая в непростительной слабости?

Гончая озадаченно нахмурилась, пристально всматриваясь в попутчиков.

- Хочешь сказать, рядом с ними вас будет трудно почуять?

- А ты ничего странного в нас не замечаешь?

- Ну... да. Вы почти не пахнете, если, конечно, не подходить слишком близко.

- Верно. Более того, даже Ланниэль хорошо закрыт. И я специально брал с собой шестерых, чтобы пришлось по двое на каждого из нас: Стрегон и Лакр висят на мне; южанин и второй стрелок - на Картисе, а остальные двое - на Ланниэле. Таким образом, для ваших зверушек мы будем выглядеть не отрядом из трех эльфов и шестерых смертных, а всего лишь небольшой помехой в их исконных владениях. Не говоря уж о том, что магией там никто пользоваться не собирается.

Она только головой покачала.

- Ты действительно многое предусмотрел...

- К тому же, говорят: Ходок знает какую-то безопасную тропу через Лес, - уверенно добавил Тирриниэль. - Если это действительно так, то риск для нас сводится к минимуму, а шансы добраться до Золотого Леса резко возрастают.

- Торк! Тиль, да зачем такие сложности?! Прибил бы свой "хвост" где-нибудь по дороге! Зачем так мудрить?!

- Нельзя, - непритворно вздохнул эльф. - У Темного Леса теперь мирный договор со всеми соседями. Если я их удавлю, то на нас посыплется столько проблем, что может развалиться вся Лиара. Да еще если Совет не погнушался связаться с гномами в поимке какого-нибудь "особо опасного преступника"... ты же не думаешь, что они всем и каждому сообщают, на кого объявили охоту?.. то вот тогда у нас действительно появятся "неразрешимые противоречия", а Войны Рас не покажутся чем-то далеким и забытым. Поэтому, пока на нас не нападают, я вроде как не должен огрызаться. А они не нападут, пока не будут полностью уверены, что никто об этом не узнает. Пришлось дать им возможность сделать это побыстрее и понадежнее. А Зов... ну, считай, что Тир просто предоставил мне хороший повод исполнить сразу две задумки вместо одной. В конце концов, проблема с Порталом может подождать еще пару месяцев: они и без меня отлично справляются.

Белка покачала головой.

- Ну, Тиль... ну, интриган... ты еще и меня хочешь использовать, на пару с Ходоком? Думаешь моими усилиями задницу свою прикрыть и избавиться сразу от кучи соперников? Ну, нахал... такой наглости я давно не встречал... чтобы ТАК все закрутить и даже башку свою в петлю засунуть ради того, чтобы за ней туда сунулась еще пара сотен чьих-то неумных голов... а потом спокойно увернуться и затянуть веревочку потуже... знаешь, это до того дерзко, что я прямо не знаю... попробовать, что ли?

Эльфы незаметно перевели дух.

- А что? - задумчиво рассуждала она. - Если у тебя все получится, то я поучаствую в славной забаве. Если нет, то хоть посмотрю, как вас будут красиво пытать и с чавканьем раздирать на мелкие кусочки... чем не развлечение? Да и погоня за нами будет в лучших традициях старого времени, и зверушки дикие, птички злобные, ядовитые цветочки на каждом шагу. Эти типы, опять же... надо же - Псы! Дохлые и слабые, конечно, но надо же глянуть, на что они стали способны через столько веков? Вдруг и ничего? Вдруг вполне даже сойдут? А потом еще где пригодятся? Да и над кем другим я так поизмываюсь в процессе?..

Тиль затаенно улыбнулся: он знал, что намек на Псов не оставит ее равнодушной. И знал, что такой возможности вспомнить прошлое она тоже никогда не упустит.

Наконец, Белка обреченно вздохнула.

- Ладно, уговорили. Будет вам Проклятый Лес, Ходок и воз приключений в придачу. Попробуем рискнуть. Но только, Тиль... ответь мне на последний вопрос?

- Конечно. Что ты еще не понял?

- Что ваш Владыка не поделил с Советом, раз тот так решительно задумал от него избавиться? В чем причина, Тиль? Отчего такая ожесточенность? Помнится, не так давно они не смели даже рта раскрыть без разрешения, а тут будто с ума посходили.

Темный эльф на мгновение замер, жутковато сверкнув побагровевшими от гнева глазами. Зло прищурился, сжал кулаки, помрачнел, а потом резко отвернулся и глухо бросил:

- Изменение...

Белка словно окаменела.

Братья не поняли, отчего так страшно изменилось ее лицо и запылали зелеными искрами такие же суженные, как у Тиля, глаза. Почему мгновенно побелели от напряжения пальцы, а из груди вырвался непривычный рык, словно у сорвавшегося с привязи зверя. Но когда Лакр неосторожно взглянул на ее застывшее лицо, то отчего-то почувствовал неприятный холодок между лопатками: кажется, странный эльф все-таки нашел тот веский аргумент, ради которого Ходок непременно согласится вести чужаков за Кордон. В то время как Белик... Белик в какой-то момент вдруг показался Братьям гораздо более опасным существом, чем их могущественный и очень непростой наниматель.

Глава 2

Едва рассвело, уютно спрятавшийся среди деревьев лагерь был уже на ногах. Эльфы еще с первыми лучами солнца оказались полностью готовы к дальней дороге - собраны, одеты в странно переливающиеся кольчуги из какого-то особого материала, без привычных плащей, но в необычных куртках, тоже умеющих становиться легким и прочным доспехом. Волосы у всех подобраны и надежно закрыты, чтобы никакая мошка случайно не запуталась. На груди висят широкие платки из плотной плащовки, затылки прикрыты такими же надежными капюшонами. За спинами терпеливо ждут своего часа родовые клинки, на которых любопытные взгляды смертных не сумели углядеть ни одного клейма. А сами остроухие, как только на поляне появилась неутомимая Белка, немедленно поднялись. Вместе с тщательно собранными и ко всему готовыми Братьями.

Окинув мимолетным взглядом подтянувшихся наемников и их оседланных скакунов, она быстро кивнула.

- Тиль, что у вас за оружие? Свое?

- Да. Линнувиэль защиту сверху наложил, чтобы не светилось. Я, как понимаешь, даже в это не вмешивался, чтобы не наследить.

- Хорошо. Разумно. Кольчуги, я вижу, из того сплава, что Крикун присоветовал?

- Верно, - кивнул эльф. - Людям мы тоже такие отдали. Надеюсь, этого хватит?

- Должно, - Белка мазнула по наемникам рассеянным взглядом. - Стрегон, ты в обнове?

Полуэльф молча кивнул.

- Молодец. Старый меч оставь здесь - он тебе уже не понадобится. Да и тащить с собой лишний груз неразумно. Картис, ты насчет поклажи предупредил?

- Да. Все, как ты велел.

- Прекрасно...

Лакр изумленно вскинул брови, когда скрытный (вот же гад!) вожак послушно прикрепил старый двуручник к седлу своего жеребца, а затем вытащил откуда-то совершенно незнакомые ножны явно эльфийской работы. Но еще больше Братья изумились, когда он не только спокойно за них взялся, но и по-хозяйски пристроил за спиной. Тогда как изящная рунная вязь на гарде коротко вспыхнула, признавая хозяина, и успокоено погасла.

- Стрегон! - тихо ахнули пораженные люди.

- Бел! - удивленно вскинули брови эльфы, а Тирриниэль озадаченно хмыкнул.

- Малыш? Это ТОТ меч, что я думаю?

- Да, - равнодушно отвернулась она. - Стрегону подошел, так что я ему его и отдал. За одну серьезную услугу.

- Но ведь...

- Ты прав: меч его тоже признал. Да и как не услышать родную кровь?

Эльфы дружно вздрогнули.

- Там же Именное Клеймо!

- Верно. Но он - тот, кто он есть, други мои, так что иного и быть не могло. Хоть и времени много прошло, вот и глаза уже не красные, а почти голубые, однако... эльфийская кровушка еще до-олго дает о себе знать. В цвете волос, в голосе, в зове крови. Тогда как мечу даже самой крохотной капельки хватит, чтобы покориться воле хозяина. Пусть не самого, а его о-ч-чень дальнего потомка, но я не виноват, что Стрегон родился пятью столетиями позже. Главное, что он жив. И меч его принял. Поэтому пусть владеет - у него на это есть полное право.

- Но это же... - ошарашено повернулся Владыка эльфов. - Бел! Как ты узнал?!

- Да чего тут не узнать? - вздохнула она, искоса взглянув на обернувшегося Стрегона. - Мне только интересно, Тиль, откуда ТЫ выяснил, что его предок был Псом? И почему именно его выбрал в качестве прикрытия для своей ауры? Все-таки подобное смешение рас вы никогда особенно не уважали.

Темный эльф выразительно посмотрел в ответ.

- Тебе ли не знать причины!

- А я что? Чего ты на меня уставился?

- Ничего, Бел, - покачал головой эльф. - Насчет Стрегона все тоже просто: когда-то его прадед оказал нашему Лесу и лично Владыке Л'аэртэ одну немаловажную услугу. Причем, услугу довольно специфическую, хоть и не планировал получить нашу благодарность. Просто оказался в нужном месте и в нужное время, а один из моих сородичей, благодаря его отваге, сохранил себе жизнь. Я, разумеется, без внимания это не оставил, памятуя о некоторых особенностях твоего (кстати!) прошлого. Ну, кое-что выяснил, кое-кого заставил поработать. Узнал, почему на его шее висит амулет Гончих... и потом не оставлял вниманием весь этот род. А когда пришло время и Стрегон, следом за отцом, вступил в Братство, то вовсе порадовался, потому что такая кровь (хоть и смешанная) не должна пропадать. Тем более что я ей в некотором роде обязан.

- Еще бы, - буркнула Белка. - Если бы ты знал, кем был первый полуэльф в этом роду, то поклонился бы ему до земли.

Вот тогда к ней изумленно обернулись уже все.

- Не понял? - озадачился Тирриниэль.

- А что тут непонятного? Или думаешь, что пятьсот лет назад в Пределах обитала настоящая толпа его братишек, способных завоевать себе звание Вожака? Тиль, основатель этого рода когда-то оказал тебе еще более важную услугу, чем дед Стрегона! Настолько важную, что если бы не он, весь твой Дом давно извели бы под корень!

- ?!

Белка только вздохнула, а потом пристально вгляделась в непривычно чистое, полностью избавившееся от шрамов лицо полуэльфа.

- Когда-то... очень давно... совсем недалеко отсюда... твой предок, чью могилу я тебе показал и чей меч ты сейчас держишь в руках... случайно спас на Тропе Смертных ребенка... девочку... на пару с ее кровной сестрой... и это, как ни странно, очень сильно повлияло на будущее Диких Псов. Особенно Гончих, которых некоторое время спустя она возглавила вместо него. Из-за этого человека (а он действительно был настоящим человеком!) та девочка уцелела, сумела выжить в Серых Пределах. Благодаря ему сами Пределы когда-то обрели настоящего Хозяина. Вот почему мы до сих пор о нем помним. И вот почему так упорно храним место его упокоения от любопытных взглядов. Если бы не он, на Лиаре могло не быть ни меня, ни тебя, ни Пределов, ни Обитаемых Земель... ничего вообще, потому что именно с помощью простой человеческой девчонки Амулет Изиара был все-таки уничтожен. Так что можно смело сказать, что это ОН спас наш мир, Стрегон. Дал ему возможность выжить, приведя ту девочку на свою Заставу, хотя теперь об этом, конечно, мало кто помнит. А она...

Белка странно улыбнулась.

- Она и по сей день живет, ежедневно благодаря его за науку.

- ЧТО?! - громко ахнул Владыка эльфов.

- Да, Тиль. Теперь понимаешь, почему я не прошел мимо? И понимаешь, почему вернул ему этот меч?

Тирриниэль буквально впился глазами в непонимающе нахмурившееся лицо смертного. Даже побледнел слегка, отступил на шаг, нахмурился.

- Бел... а ты не ошибаешься?

- Нет, - она неожиданно перешла на эльфийский. - Сар'ра был именно таким - белым, гордым и поразительно сильным. Всегда. Даже перед смертью. А Стрегон - просто вылитый он. Прямо одно лицо, даже сравнивать не надо. Только выражение глаз немного другое, да чуть повадки сменил. Но в остальном... и ведь я даже не знал, что у НЕГО был сын! Не подозревал, иначе давно бы... весь мир бы перерыл, до Лунных Гор бы добрался, хоть до Ланнии или к Торку на рога, а их нашел! Все бы сделал, жизнь бы положил, но вместо этого... я, когда в первый раз увидел, сперва вообще подумал, что с ума схожу! Брежу! Потому что такого просто не бывает! Но он есть. Понимаешь, Тиль? Он все еще жив - в Стрегоне, в его прадеде, деде, который тоже тебе помог, в отце и даже сейчас...

Темный Владыка медленно подошел, со странным выражением изучая лицо человека, чей давний предок почти пять веков назад так резко изменил судьбу его Рода. Всего Рода. Особенно сыновей, Белки и его самого. Человека, благодаря которому она выжила и, убив одного его наследника, невероятным образом помогла выжить второму. Благодаря чему он собрал воедино свой угасающий Род. Узнал, что такое любящая семья, дети, внуки. Счастливо избежал Ухода. Помог многим из собратьев избавиться от проклятия Изиара... и стоял сегодня здесь, на пороге Проклятого Леса, но при этом чуть не впервые в жизни совершенно не знал, что сказать.

Стрегон нахмурился, неожиданно припомнив, как его перепутали при первой встрече, приняв за кого-то другого. За того, кем он не мог быть по определению, потому что пол-эпохи уже прошло. И вот теперь выясняется, что это - неспроста. Что висящий у него за спиной меч не зря признал его хозяином, а крохотная примесь эльфийской крови все же сыграла с ним очередную нелепую шутку.

- Что у него с лицом? - вдруг полюбопытствовал Тиль. - Кто его так облагодетельствовал?

- Кхм, - громко кашлянула Белка, смущенно потупившись.

- Бе-е-л?

- Э-э... я случайно.

- Правда? - неожиданно усмехнулся эльф. - Насколько я знаю, ты никогда и ничего не делаешь случайно. И раз уж слегка подправил внешность нашему смертному другу, то явно с умыслом, верно?

Она совсем потупилась.

- Да как сказать... не мог же я все время смотреть, как это лицо уродуют дурацкие шрамы? На мне их, кстати, тоже немало, так что вполне могу понять чувства Стрегона всякий раз, когда приходилось откидывать капюшон. Вот я и помог малость.

- Не извещая его, разумеется? - улыбнулся Ланниэль, а Картис понимающе хмыкнул.

- Ну... мне отчего-то показалось, что он не слишком обрадуется, - Гончая так же внезапно перешла с эльфийского на всеобщий. - Наш белобрысый друг и без того слишком бурно отреагировал, чтобы я сразу рискнул просветить его относительно той мази. Которую, кстати, Тиль, именно ты мне когда-то заговаривал от порчи!

- Жива еще?!

- А то. Ничего ей не сделалось, родимой. Вишь, как новенькая сработала! Даром что столько лет прошло!

- Белик? - вдруг опасно прищурился Стрегон, которому откровенно надоело, что его обсуждают без всякого стеснения, причем, в его же присутствии. - Ты что, НАМЕРЕННО истратил всю травку и уже тогда строил планы на мой счет?! С мазью?!

Она тихонько хихикнула.

- Ага. Но ты ж вроде не злишься?

- И про меч ты тоже знал?!

- Э-э-э... догадывался. И на могилу сводил не зря... но ты же сам узнал ту руну! Я только не сказал, что семилучевая звезда была персональным знаком твоего дальнего предка. Ну, и Гончих заодно. А во всем остальном не соврал ни словечка. Клянусь.

- Белик!!!

- Да что опять не так? - искренне удивилась она. - Чем ты недоволен, белобрысый? Морду тебе поправил, меч подарил, кольчужку отдал... что еще надо сделать, чтобы ты перестал хотеть меня убить?

Стрегон, до хруста сжав кулаки, шумно выдохнул.

- Ну, ты и...

- Так, все. Закончили, - внезапно посуровела Гончая. - Курш, ты где?

Грамарец немедленно вывернулся из-за кустов.

- Помнишь, что надо делать? Хорошо. Берешь этих копытных за жабры и ведешь обратно к Браду. С рук на руки сдашь, а потом бежишь к эльфам и говоришь, что мы скоро будем. Никаких выкрутасов по дороге, никаких свар и посторонней охоты! По сторонам смотреть в оба, меня не искать и ни с какими незнакомыми зверьми не драться! Все понял?

Курш тоскливо вздохнул.

- Тогда забирай этих куриц и вперед, - сурово велела Белка, делано не замечая огорчения несчастного зверя. - Когда вернусь, все проверю и выясню. Тира предупредишь сам, Элу от меня копытом в лоб засветишь, если выпадет случай. А потом будешь сидеть там и ждать, пока мы не появимся. Узнаю, что опять сбежал - накажу. Вздумаешь дома ушастым рушить - накажу еще сильнее. Не говоря уж о том, что фонтан я тебе портить запрещаю. По крайней мере, до того дня, пока сам не вернусь. А теперь ступай и не изображай умирающего ползуна. Ступай, сказал! У Кордона тебе делать совершенно нечего!

Грамарец жалобно посмотрел, надеясь на снисхождение, но хозяйка была неумолима. Никогда его внутрь не пускала. Никогда те чудеса даже мельком не показывала. Говорила: мал еще, не дорос, не справишься... и теперь тоже! Он тихо заскулил, но ослушаться не посмел: хозяйка порой бывала ужасно строгой. Не исполнишь приказа - сильно накажет. И отругает, конечно, и кастетом по бокам отлупит, но, что самое страшное, больше свистеть на дудочке не будет и никогда не покажет красивых огонечков в глазах... Курш ласково ткнулся в любимую щеку, потерся, показывая, что беспокоится. Но быстро понял, что решения она не изменит, а затем неохотно потрусил прочь, поминутно оглядываясь и с надеждой вскидывая уши.

За ним, словно послушные куклы, двинулись оседланные кони наемников.

- Не волнуйтесь, - бросила в сторону Белка. - Брад их потом в Синтар переправит, к Фаргу на постой, вместе с задатком и просьбой присмотреть. Если через полгода не вернетесь, то поступит с ними так, как посчитает нужным. Если вернетесь, сами заберете. Тиль, у тебя есть какие-то сроки относительно Портала? Надо нам бежать, как на пожар, или можно слегка пожалеть наших смертных друзей?

Тирриниэль задумчиво потер подбородок.

- Четких сроков нет. Но поспешить все равно надо: вдруг с Порталом что-то более серьезное, чем мы считали? Да и погоня, я думаю, скоро сообразит, что к чему.

- Откуда, думаешь, пойдут?

- Я бы на их месте подобрал людей вдоль всего Тракта - рейдеры, заставные, эльфов бы с собой привел... чтобы, как только будет дан знак, с трех сторон прижать и оттеснить к Кордону, откуда, как они считают, нам уже никуда не деться.

- Полагаешь, про Лес еще никто не понял?

- Ну, - кашлянул эльф. - Если и понял, то вряд ли поверил.

- Все с тобой ясно. Короче, тогда так: какой темп задам, с таким и побежите, - Белка недолго помолчала. - Там, за Мертвой рекой, начинается межлесье. Это я вам уже говорил. Верю, что все вы - народ опытный и бывалый, но НАШЕ зверье и травки вы все же не знаете. Поэтому идем следующим образом: я - впереди, на два шага дальше остальных. За мной Тиль и Лан, потом Картис. Стрегон, своих распределяй, как считаешь нужным, но Тиль и Лан ВСЕГДА должны быть закрыты вашими телами.

- Зачем?! - возмущенно вскинулся Ланниэль.

- Надо! - отрезала Белка. - Еще раз услышу подобный вопль - оставлю здесь! Все ясно?

- Да, - буркнул эльф, поджав губы.

- То-то. Все, больше никаких шуток и веселья. С этого дня смотреть в оба и ежесекундно пробовать воздух на вкус. Что не понравится, тут же скажете. Что-то заметите - немедленно шепните. Воду без разрешения не пить, на цветочки не заглядываться, любые ямки обходить, а не перепрыгивать, и от чересчур пышных деревьев держаться подальше. Бежим ровно. Темп обычный: пятьсот семь шагов бегом, затем двести пятьдесят три - шагом, и снова - бегом, пока не скажу, что можно встать. От основной группы не отдаляться, в стороны не отбегать, даже если приспичит. Если действительно приспичит, тут же скажете - будем ждать неподалеку. Стеснение здесь совершенно неуместно (рыжий, не кривись): мне совсем не хочется обнаружить через пару минут твой полуобглоданный труп в соседних кустах. Памятуя, что где-то по этому направлению должна быть прорвавшаяся из-за Кордона тварь, ведем себя так, как будто она уже за спиной: то бишь, молчим, слушаем и смотрим во все глаза. Никаких посторонних разговоров и никаких смешков. Лакр, ты понял?

- Понял, понял. Необязательно...

- Заткнулся, друг мой, - неласково посоветовала Гончая. - Забудь про этот лес, прежний мир и то, каким ты был там молодцом. Здесь твоя выучка будет стоить немногого. Ивер, постарайся не цеплять на болты заклятия - потом такой след останется, что не только наш неведомый "хвост" почувствует, а половина местных обитателей сообразит, где им можно получить бесплатный обед. Но палец от скобы никуда не убирай - вдруг тварь действительно рядом? Терг, следи за ним. Упустишь - головы отверчу обоим. Это - не шутка. Тиль, ты выдержишь рядом со мной столько времени?

Владыка эльфов быстро кивнул.

- Постараюсь.

- Хорошо... - Белка еще раз оглядела чужие лица, убедилась, что ее поняли правильно, затем глубоко вдохнула и тихо закончила: - Тогда идемте. До темноты надо добраться до Места Мира.


Русло высохшей реки миновали быстро. Конечно, Братья подспудно ждали, что где-то поблизости найдется указатель, длинная полоса выжженной земли или еще какой-нибудь знак, которым рейдеры отгородили обычный лес от межлесья. Но нет - никаких знаков: ни полосок, ни заборов ни каких-либо заграждений. Просто прошли высохшую речку напрямик и без всяких проволочек углубились в такой же с виду лес, что остался с той стороны. Где и деревья вроде бы те же, и мошкара все такая же назойливая, и птицы поют совершенно так, как и ТАМ, за спиной. И солнце то же - ясное да теплое, и ветерок один в один, и недовольное цоканье потревоженной белки...

Однако примерно через час, в течение которого Белка гнала их в своем привычном темпе, начали появляться и отличия. На первый взгляд, совсем крохотные, незначительные, но Братья сразу ощутили: межлесье действительно живет какой-то своей, непостижимой, резко отличающей его от других мест жизнью. Здесь и дышится по-другому, и воздух кажется напоенным ароматами леса так, что его почти можно пить. И птицы стали странно провожать глазами незваных гостей. И бабочки запорхали перед лицами чересчур настойчиво... хорошо, что на лица были вовремя надеты плотные повязки, иначе в тот момент, когда одна из лесных "красавиц" вдруг выплюнула в сторону отряда крохотную прозрачную струйку, вполне мог кто-то пострадать. Но Белка была начеку - прямо на ходу вдруг высоко подскочила, выбросила руку далеко вперед и бестрепетно раздавила ядовитую дрянь в кулаке. После чего отбросила ошметки в сторону, проследила за тем, как шипит от едкой слизи трава, и равнодушно отвернулась.

- Глаза берегите, - только и сказала она попутчикам, а потом снова побежала.

Вскоре Лакр приметил довольно крупного зайца, который, заслышав непонятный шорох, не бросился наутек, как сделал бы обычный косой, а напротив - настороженно замер, поводя мокрой пуговкой носа и пристально наблюдая за пронесшимися мимо людьми крупными черными глазами. Сам серый, матерый, толстый. Уши почти ослиные, здоровые. Однако и зубки в пасти оказались под стать: едва у ланнийца рука дернулась к арбалету, ушастый грызун вдруг тихо зашипел, словно гадюка перед нападением, обнажил совсем не заячьи клыки и, сердито прыснув, гигантскими скачками скрылся в чаще.

У Братьев как-то нехорошо заныло под ложечкой.

- Не тронет, - равнодушно пояснила Гончая, даже не обернувшись. - Нас слишком много. Стаями иногда рискуют нападать на одиночек, но нас им не одолеть. Вот волки - совсем другое дело. На них нарваться совсем нежелательно. Тиль, как твой нос?

- Терпимо, - ровно отозвался эльф, не отставая ни на шаг.

- Если зацепит - скажешь.

Он только кивнул, но даже Стрегона поразило неподдельное беспокойство в голосе Белки, когда она на мгновение обернулась.

- Тиль, я серьезно. В последние годы мне трудно себя контролировать. Могу и не успеть. Так что не геройствуй, ладно? Хватит с нас одного ненормального эльфа, рискнувшего ко мне приблизиться. Второго сумасшедшего мага я просто не вынесу.

- Я понял, Бел. Не волнуйся.

- Да я ж за себя, - вздохнула она тихонько. - Если с тобой что-то случится, Таррэн расстроится. А я, как ты знаешь, этого очень не люблю. Потому что когда он расстраивается, нам приходится половину Леса высаживать заново, а это ужасно хлопотно. Веришь?

Владыка Л'аэртэ странно хмыкнул, и она снова надолго замолчала.

Братья тоже бежали молча, про себя поражаясь тому, что юный проводник до сих пор не споткнулся, не запыхался, не сбил дыхание и по-прежнему несется по лесу ровной трусцой, будто каждый день развлекается подобным образом. Но с такой невероятной скоростью, что за ним было трудно угнаться даже им - не раз попадавшим в переделки ветеранам. Он мчался диким зверем, держа нос по ветру и чутко шевеля изящными ноздрями. Где-то слегка задерживался, где-то вдруг резко сворачивал, не поясняя причин. Временами, напротив, внезапно ускорялся, но большую часть дня скрупулезно соблюдал свой странный ритм - пятьсот семь шагов бегом, еще двести пятьдесят три - шагом, а потом снова бегом. При этом Стрегон, добровольно оставшийся в арьергарде, совершенно точно знал, что этот странный малыш вполне способен не делать никакого перерыва на шаг. Вообще. Точнее, делает его лишь ради них, улиток - чтобы чуть перевели дух и смогли мчаться в таком темпе до самой ночи.

Еще через час, когда мимо с поразительной скоростью замелькали совсем другие деревья, а просветы между ними становились все уже и реже, Лакр начал смутно подозревать, что никакого привала не будет. Часа через два он в этом прочно уверился. Через три - начал беспокойно поглядывать на побратимов, молча испрашивая: "вы это видали?!", но, разумеется, не получил никакого ответа, потому как даже Терг лишь изумленно качал головой: Белик гнал их вперед в таком сумасшедшем темпе, что тренированные тела едва справлялись. А сам при этом выглядел свежим, бодрым и полным сил,. Да еще и поглядывать начал через плечо, стараясь угадать, когда вместо обычных лиц начнет видеть распаренные и мокрые физиономии, в чужих глазах вместо удивления появится раздражение или злость, а легкий шелест чужих ног станет больше напоминать топот сражающихся за самку носорогов.

Пока они неплохо держались: чуть вспотели, стали чаще дышать, немного потяжелели, но все же не проявляли признаков усталости. Кажется, вполне осилят этот нелегкий темп, что было хорошим признаком - значит, в Проклятом Лесу не придется за ними следить, как за малыми детьми. Конечно, удивляются, молча вопрошают, непонимающе косятся, но пока в их глазах теплится лишь один насущный вопрос: "как ты это делаешь?!"

Белка, усмехнувшись, снова отвернулась.

Ближе к полудню она вывела небольшой отряд к берегу какой-то мелкой речушки. Но напиться никому не дала: во-первых, рано, а во-вторых, вода была ядовитой. Так что Гончая не только не остановилась, а коротко велела прыгать через реку, словно дурным козлам, посоветовав постараться сделать это так, чтобы не замочить даже сапог. Но во время "переправы" так придирчиво следила, что даже ворчливый Лакр счел за лучшее просто подчиниться.

В какой-то момент она молча ткнула пальчиком куда-то в сторону, одновременно сворачивая в противоположном направлении. Стрегон добросовестно покосился на громадный медвежий след, сильно смахивающий на тот, что он встретил у водопада, и откровенно задумался: а не тот ли это медвежонок и был? Потому что, судя по соседнему отпечатку, возле него каких-то два дня назад стояла еще одна огромная туша, раза в два больше и тяжелее... может, правда, мамка? Чем Торк не шутит? Хотя представить себе ТАКУЮ мамашу было весьма непросто. Но даже если все так, то я первый подам сигнал драпать отсюда как можно дальше, потому что ее, родимую, наверняка ни один арбалет не возьмет. Не зря Белик так резво наддал.

- Не наступите, - снова подала голос Гончая, старательно огибая какой-то невзрачный цветок. - Если заденете, выстрелит спорами, а эти заразы так глубоко въедаются в кожу, что потом придется всю шкуру исполосовать, чтобы достать хоть одну. А спор тут много.

Стрегон молча свернул, мельком глянув на блекло-голубой венчик, внутри которого проглядывала крохотная формирующаяся коробочка. Еще не совсем созревшая, правда, но уже почти. Так что если мальчишка прав и она на прикосновение выстреливает тучами въедливых спор, то лучше заранее проявить благоразумие, чем на собственной шкуре убедиться, что цветочек созрел немного раньше, чем они подумали.

Лакр судя по всему, тоже так решил, потому что, против ожиданий, не сунул любопытный нос и не принялся ни о чем дотошно расспрашивать. Просто обогнул дурное растение и подозрительно косился назад все то время, пока мог его видеть. Из-за этого, разумеется, едва не влип в какую-то паутину, потому что бежал крайним слева, как раз между Ланниэлем и Тергом. Но последний успел вовремя среагировать и дернул зазевавшегося побратима за локоть, спасая от повторно распухшей морды.

Стрегон, увидев, молча погрозил раззяве кулаком, и тот сконфуженно отвел глаза.

Так и неслись: почти в полной тишине, мимо сотен и тысяч вплотную подобравшихся деревьев, мимо густой листвы, от мелькания которой уже начинало рябить в глазах, громадных туч надоедливой мошкары (хвала эльфийской плащовке!), по едва заметной звериной тропке, которую маленькая Гончая чуяла даже с закрытыми глазами. Причем, не просто чуяла, а вела людей строго на северо-восток, уходя ближе к Кордону и лишь слегка сдвигаясь в сторону Золотого Леса.

Она только в одном месте сошла с выбранного направления - когда заслышала впереди приближение многочисленной семьи диких кабанов. К счастью, совершенно обычных, некрупных, но вставать на пути у чем-то раздраженного самца не захотела, поэтому предпочла немного свернуть. И Стрегон ее хорошо понимал: кабаны - непредсказуемые звери, могут и мимо пройти, даже ухом не дернув, а могут с ходу налететь, целясь клыками в уязвимое брюхо. Лишние проблемы и шум им были ни к чему, так что Белик правильно поступил: в подобной ситуации Братья тоже выбрали бы разумное отступление.

По мере продвижения вглубь межлесья Братья стали подмечать, что вокруг здорово потемнело. Но не столько из-за приближающегося вечера, сколько по причине заметного увеличения толщины древесных стволов и укрупнения их и без того пышных крон. Порой листья над головами переплетались так плотно, что едва пропускали солнечный свет, а когда между ними запутывался легкий ветерок, и вовсе начинало казаться, что гигантскими зелеными шапками играет какой-то невидимый великан.

Со временем на пути стали попадаться такие непролазные дебри, что Лакр замучился их обходить. Но Белка напрямик никогда не лезла - опасалась тех, кто мог притаиться в чаще. А потому уверенно огибала, постоянно держа в поле зрения верхние ветки и крадущиеся под ними маленькие тени.

- Ивер, следи за кронами, - вдруг вполголоса посоветовала она и почти сразу отпрыгнула назад, когда впереди невесомым облачком слетел какой-то серый пушок. - Вот зараза! Слишком рано для тебя!

Отряд немедленно замер, ощетинившись оружием, как многоголовый еж.

Белка отстранилась от неловко замершего Тиля, которого чувствительно толкнула макушкой под подбородок, быстро покосилась по сторонам, поворошила серую тряпочку, больше похожую на обрывок паутины, носком сапога. Затем вдруг проворно подхватила с земли увесистый камешек и с силой запустила в переплетение веток. Там раздался сочный чмокающий звук, кто-то истошно заверещал и вдруг со всех ног (лап? когтей? крыльев?) кинулся прочь, оглашая окрестности громким плачем неправедно обиженного ребенка.

- Бегунок, - задумчиво кивнула Белка, отбрасывая серую пакость подальше. - Эту дрянь не трогайте - серый мох смертельно ядовит. Не знаю, что он делает так далеко от Кордона, но бегунок не придет зря: всегда знает, где можно поживиться падалью, а этот мох убивает примерно за пару-тройку минут. Тиль, ты живой?

- Вполне, - странно кашлянул эльф, неуверенно потерев виски.

- Задело?

- Капельку. Ничего, сейчас буду в порядке.

Она на мгновение обернулась, всмотревшись в его, чуть сильнее, чем обычно, заблестевшие глаза, и быстро кивнула. Потом осмотрела остальных, убедилась, что народ проникся и своевольничать не будет. Строго покосилась на Ланниэля, у которого от любопытства широко раздулись красиво вылепленные ноздри, и с удовлетворением встретила спокойный взгляд Картиса - вот уж кто не терял самообладания ни при какой ситуации. Братья послушно застыли рядом, окружив троицу эльфов своими телами, как живой броней. Дистанцию соблюдали, вперед не рвались, но и не отставали. А сейчас использовали любую крохотную возможность, чтобы перевести дух, хотя даже после целого дня утомительного бега выглядели очень и очень неплохо.

- Тут недалеко осталось, - впервые обозначила легкую улыбку Гончая. - Еще с часик и встанем, а то дальше идти опасно: ночью тут совсем иная жизнь. Не Проклятый Лес, конечно, но уже близко. По темноте опасно бродить даже вам. Так что подтяните ремни и постарайтесь, если увидите такую же серую гадость, не наступить: раз прицепится, потом не отдерешь. Заодно, посматривайте наверх - теперь, скорее всего, будут стараться прыгнуть на макушки. Ивер, заметишь тень - сразу стреляй.

- Я понял, - кивнул стрелок.

- Тиль?

- Нормально, - выдохнул Владыка Л'аэртэ, полностью придя в себя. - Можно идти.

Белка еще разок внимательно глянула, но его зрачки уже погасли, так что она тоже перевела дух и снова повернула на северо-восток. Про себя поблагодарив провидение, что именно Тиль немного более устойчив к ее чарам, чем все остальные. И он не просто оклемался в считанные минуты, но и последствий, будем надеяться, никаких не испытает. Ведь кровь его Рода, с некоторых пор текущая и в ее жилах, давала всем его представителям весьма неплохую защиту от рун Подчинения. Хоть и не абсолютную, конечно.

Примерно через час, как и обещала, Белка отыскала уже знакомое Братьям убежище среди толщи бурелома, каких-то колючек и поистине непроходимых дебрей, куда они никогда бы не сунулись, будучи в здравом уме. Да не просто не сунулись, а даже не заподозрили бы, что за этой мешаниной из сучьев, шипов и подозрительно поблескивающих листочков может притаиться спокойное, уютное, тихое место, где есть достаточно пространства для отдыха, крохотный ледяной ключ под корнями молодого ясеня, не гудят назойливо местные кровопийцы и довольно ясно подсвечивают сверху слабые лучи заходящего солнца.

- Устраивайтесь, - кивнула Гончая, открывая проход на поляну тем же способом, какой Стрегон уже видел. - Тут никто не побеспокоит: Хозяин запретил. Так что крупного зверья и яда не опасайтесь, но никаких ягод и плодов в рот не суйте. Вода чистая, можете пить и наполнить фляги. Только костер не жгите.

- Ты куда? - немедленно встрепенулся Ланниэль.

- Пойду, прогуляюсь по округе. Послушаю лес, посмотрю, кто чем дышит. Вдруг следы какие найду?

- Может, сперва перекусишь?

Она только покачала головой, понимающе улыбнулась и беззвучно растворилась в темноте.

Глава 3

Все то время, пока отсутствовала Белка, Стрегон исподтишка наблюдал за остроухими. Спрашивать ни о чем не рискнул: невежливо, да и Кодекс велит держать язык за зубами касательно дел нанимателя, кем бы он ни был и как бы странно себя ни вел. Однако изучать, оценивать и размышлять он отнюдь не запрещал, поэтому наемники могли позволить себе эту маленькую вольность.

Стрегон краем глаза заметил, что побратимы тоже поглядывают на эльфов с нескрываемым любопытством, но даже Лакр мудро прикусил язык, памятуя от том, насколько суров бывает их необычный заказчик. Хотя и от его взгляда (судя по промелькнувшему на лице изумлению) не ускользнуло то, каким глазами Тиль проводил дерзкого пацана до самых деревьев. И то искреннее беспокойство во взоре, которое он даже не подумал скрыть. Кажется, привык к тому, что может делать и поступать так, как ему угодно.

Однако когда хрупкая фигурка Белика исчезла вдали, его глаза снова похолодели, стали жестче, суше. Причем, это произошло настолько быстро и резко, что даже Ланниэль с Картисом не решились потревожить молчание повелителя. Ни тогда, когда лорд вяло жевал вчерашнее мясо, ни когда уселся в стороне, сосредоточившись на собственных ощущениях, ни когда с тихим вздохом поднялся, выразительным взглядом присматривая особенно густые кусты.

Стрегон давно заметил, что Перворожденные предпочитают держаться от Тиля неподалеку, но все же на хорошо ощутимой дистанции. По имени, в отличие от Белика, никогда не зовут. Обращаются на "ты", но временами заметно, что такая фамильярность им непривычна. Картису, правда, лучше давалось бесстрастное выражение лица, с которым он спрашивал своего повелителя о том или ином деле, а вот Ланниэлю было явно неловко. Кроме того, эти двое никогда не рисковали заступать дорогу своему властному собрату. Вольно или невольно, но неизменно держались немного позади, за его широкими плечами, при этом готовые не только закрыть его собой и обнажить родовые мечи, но при необходимости - и выпустить спрятанную до поры до времени магию.

Тиль же словно не замечал молчаливого сопровождения. Когда считал нужным, поворачивал голову и делал какое-нибудь небрежное замечание, словно знал, что его непременно услышат. Иногда общался жестами, ничуть не заботясь о том, смотрит ли кто за его руками или нет. Частенько рассеянно кивал или качал головой, но большую часть времени отдавал приказы просто глазами. И даже Братья за пару недель близкого знакомства научились различать оттенки его непростого настроения по тому, как темнеют или, наоборот, ярко блистают всеми оттенками зелени его изумрудные радужки.

Только с Беликом Тиль вел себя по-другому. Казался живее, мягче, намного внимательнее и гораздо более походил на живое существо, чем когда бы то ни было. Такое впечатление, что у него даже глаза горели иначе, чем всегда. Оттуда неизменно уходила знакомая сталь, взамен появлялось удивительно несочетающееся с прежним образом выражение добродушной снисходительности, какое бывает у умудренного жизнью деда при виде здорово подросшего, горячо любимого, но не слишком разумного и все еще по-детски озорного внучка. Кажется, сегодня утром Стрегон впервые увидел, как Тиль улыбается и смеется. Впервые подметил в нем что-то человечное. Нашел за внешним равнодушием искренние чувства, неподдельные переживания и даже сомнения; какую-то трепетную заботу, словно о собственном сыне или просто близком родиче. Но при этом Тиль все равно умудрился не потерять прежний ореол власти, который так поразил Братьев при первой встрече.

Сейчас он выглядел расслабленным и спокойным, хотя несколько вскользь брошенных взглядов все же могли подсказать внимательному наблюдателю, что на самом деле это далеко не так. Стрегон таким наблюдателем был, а потому, как и все последние дни, просто терялся в догадках.

- Seille? - тихо, но очень уважительно обратился к повелителю Картис. - Для малыша это неопасно?

- Нет.

- Он без брони...

- Здесь она ему не нужна, - негромко отозвался Ланниэль, присев на корточки неподалеку. - Или забыл, как в прошлый раз все переполошились, когда Траш его зацепила?

Картис зябко передернул плечами, постаравшись поскорее загнать воспоминание о стае Белки подальше, а Тирриниэль, напротив, вдруг соизволил улыбнуться.

- Да. Малышу пока хватает своей защиты. И мечей, разумеется.

МЕЧЕЙ?! - неожиданно поперхнулся Лакр, у которого, конечно же, уши отросли едва ли не побольше, чем у виденного недавно кроля. МЕЧЕЙ, ОНИ СКАЗАЛИ?!

Стрегон обменялся быстрым взглядом с Тергом, и тот незаметно кивнул: тоже подумал про странную палку, которую пацан без передыху таскает с собой и, разумеется, взял даже сейчас. Потому что если и искать у него где-то старательно укрытое от посторонних взглядов оружие, то только в этой деревяшке. Иного просто быть не может - больше их негде спрятать.

- Почему мы не пошли с ним, Seille? - снова спросил Картис. - Насколько я понял, Бел хочет поискать наших преследователей?

- Не исключено.

- Может, мне за ним сходить?

- Нет, - ровно отозвался Тирриниэль. - Если бы было нужно, малыш бы сказал. А раз нет - сиди и жди на месте.

- Бел всегда все делает по-своему, - тихонько вздохнул Ланниэль. - Сколько себя помню. Никто не отговорит, кроме молодого лорда, да и то - при удаче. А на всех остальных просто посмотрит разок, глазищами сверкнет и все, даже слова не вставишь. Настоящая хмера. Поди с такой, поспорь.

- М-м-м, - странно потупился Картис. - И это при том, что спорить он ОЧЕНЬ любит.

- Точно. Помню в тот раз, когда ты с ним повздорил...

- Нашел, что вспоминать, - совсем сконфузился начальник личной сотни Темного Владыки. - Да когда это было-то?

- Не так уж давно, - хмыкнул Тирриниэль, подметив неподдельное смущение верного телохранителя. - Помнится, малыш тебя тогда обозвал... кем?

- Кроликом, - обреченно вздохнул Картис. - Глупым ушастым кроликом, который не сможет его обезоружить при всем желании.

Ланниэль тихо хихикнул.

- Эх, как жаль, я не видел!

- Зато видел твой отец.

- Точно. Но в таких подробностях потом пересказал...

- Ланниэль, остановись, - ровно посоветовал собрату Картис. - На меня и так смотрели, как на злостного вредителя, и всем скопом считали, что я поддался в угоду молодому лорду и его паре.

- Ага. Зато потом коситься на тебя перестали, - радостно кивнул молодой маг. - Как раз после того, как Бел за полчаса довел до истерики половину твоей сотни!

Тирриниэль снова хмыкнул.

- Да уж. Зрелище, надо сказать, незабываемое. Пожалуй, такого позора Темный Лес еще не знал. Но когда эти лапушки принялись резвиться на пару с Траш... хм-м-м... боюсь, если бы наша грозная красавица не остановилась вовремя, Владыка вполне мог остаться без личной сотни вообще.

- Согласен, Seille, - уныло вздохнул Картис. - Это действительно был полный провал. А если бы я не выбил у него тогда из руки один меч...

- Подло, - тут же напомнил Ланниэль, хихикнув еще радостнее. - С земли, на излете, ногой...

- ...то можно было засчитывать нам абсолютное поражение.

- Зато теперь Бел тебя уважает: кроликом больше не кличет, а насчет ушей вспоминает лишь тогда, когда сильно расстроится. Все-таки хоть какое-то признание, не находишь?

Картис только недовольно покосился.

- Тебе хорошо говорить.

- Конечно, - жизнерадостно оскалился маг. - В отличие от некоторых, я всегда знал, что с Бел спорить не только бесполезно, но и вредно для здоровья. А Траш задевать вообще - чудная забава для законченных самоубийц. Но ты лучше о другом подумай: ведь если все получится, как надо, если мы справимся и лекарство все же найдется... если Бел перестанет на нас дуться за... (Тирриниэль мимолетно поморщился, и Ланниэль поспешил заменить конец предложения на более нейтральный)... за ту оплошность, то тогда можно будет надеяться, что на Праздник Летнего Равноденствия они снова появятся все вместе!

- О, нет, - вздохнул телохранитель. - Второго такого нашествия наш Лес не переживет.

- Зато сколько веселья будет...

- Для кого веселье, а для кого - сплошная головная боль!

- Да брось, - отмахнулся Ланниэль. - Зато у тебя появится отличная возможность взять реванш. Или ты не для того последние десять лет так усиленно тренировался?

Картис раздраженно отвернулся.

- Нет. Не для того. Послушай лучше лес: вдруг чего полезного поймешь?

- Никакого слушанья! - вдруг отрезал Темный Владыка. - Вы меня поняли? Никаких амулетов и магии!

- Да, Seille, - разом подтянулись эльфы и мгновенно притихли.

Стрегон в который раз подивился про себя такой дружной покладистости и тоже принялся ждать, знаком сообщив побратимам, что снова возьмет последнюю стражу. После чего неторопливо перекусил, прислушался к собственным ощущением, но ничего опасного поблизости не обнаружил и, пользуясь моментом, провалился в недолгий, чуткий, довольно беспокойный сон, в котором, как и наяву, все никак не мог задать Белику свои многочисленные вопросы.

Спал он относительно недолго, но отдохнуть все же успел: ему вполне хватало трех-четырех часов сна, чтобы восстановиться. Зато очнулся, как привык, мгновенно - всего лишь от легкого прикосновения к плечу. Рывком приподнялся, но тут же узнал Терга и отпустил рукоять меча: время. Затем бесшумно поднялся, уступив нагретый плащ побратиму, отошел в сторонку, мельком оглядывая погруженный в сон лагерь. А мгновение спустя приметил хрупкую фигурку Белика возле молодого ясеня и давно проснувшегося Тиля, с которым вернувшийся проводник о чем-то тихонько беседовал по-эльфийски.

Стрегон мигом навострил уши.

- ...следок пока только один - с юга, - шепотом сказала Белка, рассеянно жуя сухую травинку. - Судя по всему, ты был прав: с Тракта идут. Возможно, под видом охотников на ту тварь. Человек тридцать-сорок, не меньше, иначе юрки бы не всполошились к ночи. До них примерно сутки пути, но запах я все же учуял. Думаю, по нашу душу идут, иначе не захватили бы с собой эльфийского пса.

Наемник мысленно присвистнул: эльфийский пес - весьма любопытный зверь. Из тех, кого сумели вывести Перворожденные за последние двести-триста лет. С виду вроде собака, некрупная - всего по колено будет. Но зато с совершенно непревзойденным нюхом; потрясающей хваткой, из-за которой с ними можно без опаски охотится даже на пещерного медведя; поистине неутомимыми лапами и умением выслеживать добычу даже посреди вонючего болота. След эти невзрачные собачки держали так уверенно, что нечего и думать их обмануть - против них никакие уловки не помогут. Единственное спасение - быстрые ноги, большая вода, через которую им не перепрыгнуть, и далеко бьющий арбалет, из которого их можно попробовать подстрелить. Сложность только в том, что шкура у такого пса - под стать неуязвимым грамарцем: не всякой стрелой пробьешь и не каждым клинком поцарапаешь. Поэтому вариант с побегом все же предпочтительнее.

- Думаешь, взяли след? - напряженно уточнил Тирриниэль.

- Пока нет, но это - дело времени. Движутся в нашу сторону, завтра к вечеру будут здесь. Не исключено, что и с первой заставы кто-то идет навстречу, пытаясь зажать в клещи. А может, и повсюду такая хрень творится. Я бы, например, именно так и поступил, если бы под рукой были деньги, нужные люди и широкая территория, на которой надо срочно выловить какую-нибудь заразу.

Владыка эльфов пожевал губами.

- Это не страшно. Даже с псом.

- Нет, - согласилась Гончая. - Если надо, собаку я уберу.

- Пока не стоит. Пусть идут. Мне надо, чтобы они были твердо уверены в том, куда я направился и в каком именно месте перешел Кордон.

Она только плечами пожала.

- Без проблем. Хочешь, я им пару следочков оставлю утром, чтобы не промахнулись?

- Обойдутся. Ты лучше передохни: совсем без сна даже тебе нельзя. А я пока посторожу, чтобы проблем не возникло.

- Идет. Только, чур, поутру без рук...

- Да помню я, Бел. ВСЕ помню, - странно улыбнулся эльф. - Иди, отдыхай, не то завтра нам придется нести тебя на себе, а этот подвиг, признаюсь по секрету, даже мне не осилить.

Она тихонько фыркнула, но привередничать и вспоминать про былое недоверие к ушастым не стала: отошла на шажок, чтобы отказаться в стороне и от людей, и от эльфов, затем свернулась калачиком и затихла, хорошо зная, что Тилю в этом деле довериться можно. Все-таки он не полный дурак, чтобы рисковать ее касаться. Да и остальным не позволит: зачем бы ему нужны поутру свежие трупы?

- Тиль? - неожиданно позвала Гончая, приподнявшись на локте.

- Что?

- Я хочу спросить... насчет Изменения...

Владыка Л'аэртэ мгновенно потемнел лицом.

- Тиль? Ты слышишь?

- Да. Пока я жив, никаких новых рун не будет. Никогда, Бел.

- Я знаю, - невесело улыбнулась она. - Мне просто хотелось узнать: давно Совет снова начал сходить с ума от этих идей?

- Да.

- А точнее?

Эльф помрачнел еще сильнее и отвернулся.

- Больше полувека, Бел.

Она сильно вздрогнула, неверяще уставившись на Темного Владыку, который так и не нарушил данного ей слова. Упорно сопротивлялся настойчивым просьбам, а потом - почти открытому требованию Совета. Много раз заново выслушивал старые аргументы: о вымирании собственной расы, о былом величии Перворожденных, о том, что есть быстрый способ это исправить... особенно тогда, когда один живой пример уже пять веков бродит по Лиаре, а многие из тех, кто раньше неизменно попал бы под проклятие Изиара, так и не достигли своего совершеннолетия... как хорошо она знала эти весомые и правильные слова! Не раз слышала, задыхаясь в духоте тесного подвала! Не раз просыпалась с громким криком и потом долго не могла уснуть, с ненавистью вспоминая лицо Темного эльфа, рискнувшего сделать ее иной.

Тирриниэль хорошо знал, через что ей пришлось пройти. Видел глазами погибшего сына, начавшего эту страшную пытку. Слышал его нетерпение, злость, нездоровый азарт. На себе прочувствовал безумную страсть старшего наследника, когда он создавал самое страшное оружие, которое только можно вообразить... да, он тоже это помнил. И поэтому все еще держал запрет на повторение того эксперимента. Поэтому почти пять веков стойко выдерживал бесконечные нападки Совета. Стискивал зубы и отворачивался, когда ему в глаза тыкали выгодами, которые принесли бы Лесу новые Измененные. Старейшины из числа особо упорствующих даже готовы были найти добровольцев! Десятки смертных женщин, способных ради таких возможностей, как у Белки, лечь под эльфийский нож. Они обещали золотые горы. Сулили быстрое возрождение всего народа. Мечтали о том, что мужчины Перворожденных больше никогда не вспомнят о роке под названием "второе совершеннолетие"... много чего обещали. Даже предлагали ему создать одну такую женщину для себя...

Тирриниэль сжал челюсти, которые буквально свело от ярости.

Проклятье! Это была сладкая ловушка! Красивая подмена! Поразительно приятная ложь, которой так искусно маскировали уродливую суть! Ему снова предлагали власть над жизнью! Снова сулили возможность подняться над смертью! Манили призрачной возможностью обмануть Ледяную Богиню и Творца, ненадолго занять их почетное место и вершить чужие судьбы одним росчерком пера... как это было знакомо! Но каким же страшным в прошлый раз было наказание!

Он отказался терять то, к чему так долго шел. Отказался, отлично помня о способностях своих Хранителей. Не сомневаясь, разумеется, что среди диких смертных найдутся и добровольцы, но совершенно не горя желанием принимать этих глупцов в свой народ. Более того: был абсолютно уверен в том, что при отсутствии таковых Совет найдет способ сделать так, чтобы "добровольцы" все равно появились - заставят, уговорят, обманут... с магией эльфов это будет так просто! А заполучить на алтаре еще одну растерзанную девчонку он был не готов. Даже ради себя и реальной возможности снова познать счастье настоящего отцовства.

Он отказался.

Это правда.

И эта правда стала последней каплей в переполненной чаше тех неразрешимых разногласий, которые поставили его и Совет Старейшин на грань настоящей войны. Которые могли бы привести еще к одному расколу в Темном Лесу. Могли бы вызвать кровавый переворот. Стать причиной такого кошмара, какого не было со времен Владыки Изиара, ведь возможность отсрочить второе совершеннолетие была настолько заманчивым кушем, что из-за нее кружились головы далеко не у самых глупых на Лиаре эльфов. Как Светлых, так и Темных. Но он все равно бы этого не сделал. Не допустил Изменения. Все равно не пошел бы на уступки. Никому. Просто потому, что еще не забыл того, как за одну единственную ошибку был однажды опасно близок к Уходу, как за заманчивое предложение побыть новым Творцом едва не расстался с жизнью и чуть не погубил собственный Род. И потому, что после этого просто не смог бы смотреть в глаза младшего сына и его удивительной пары - единственной, кто сумел преодолеть все ужасы истинного Изменения.

Он отлично знал, какова была цена за это внешнее благополучие. Видел ее слезы. Слышал ее безнадежный крик. Вместе со старшим сыном умирал когда-то на каменных плитах и слышал, как совершает последние удары разрубленное ею сердце. Нет. Такой судьбы он ни для кого не хотел. Даже ради себя.

Не ТАКОЙ ценой.

- Спасибо, Тиль, - вдруг тихо сказала Белка, без труда поняв, что значил этот отказ для немолодого Владыки.

- Да спи уже, - хмыкнул он, слегка опустив сведенные плечи.

- Тиль...

- Спи, Бел, - повторил эльф. - Эти проблемы тебя больше не касаются.

- Неправда. Они касаются всего Рода.

Владыка Л'аэртэ только вздохнул.

- Я не это хотел сказать. Просто... помнишь, ты когда-то говорил про выбор? Помнишь, ты говорил, что у каждого есть на него право? Как и право на ответственность, которую потом ты берешь на себя? Так вот, однажды я уже сделал неправильный выбор и был за него наказан. Я опасно оступился, позабыв про свой настоящий долг. Тогда это была грань, Бел. Последняя, откуда не бывает возврата. Но мне повезло. Мне очень повезло, что нашлись те, кто сумел меня понять и простить. Кто принял тот выбор и помог мне его пережить. Поверь, это было ОЧЕНЬ нелегко. Поэтому я больше не хочу ошибаться. И я не дам им второго Изменения. Никогда.

Она тепло улыбнулась.

- Я знаю, Тиль. Я тоже им этого не позволю. Мы пройдем через Проклятый Лес, обещаю. А потом вернем Таррэна и заглянем к тебе на пару денечков в гости. Всей стаей. Так, чтобы ни у кого больше не возникало вопросов насчет Изменения, моей семьи и моего Рода, который они вздумали уничтожить.

Темный эльф слабо улыбнулся.

- Только не сноси там все до основания, ладно? Линнувиэль огорчится, если твоя стая с размаху разрушит нам Священную Рощу. А если с тобой придут и другие...

- А как же! Конечно, придут. Куда они от меня денутся?

- Вот-вот. Если вы заявитесь туда всей толпой, боюсь, от Чертогов не останется ни одного корешка.

- Угу. А поголовье Темных эльфов в одном, отдельно взятом Лесу, здорово сократится. Как раз на то количество, которое рискнет открыть рот против моего Рода.

Тирриниэль глубоко вздохнул.

- Ох, Бел... как же ты иногда походишь на Траш!

- Знаю. Но тут уж ничего не поделаешь. Терпи.

- Терплю, - покладисто кивнул Темный Владыка. - Что мне еще остается?

Белка тихонько хихикнула и снова юркнула под плащ.

- Конечно, ничего, - закончила уже оттуда. - С этим, как известно, бороться совершенно бесполезно: ты же знаешь, мне просто невозможно отказать!

Владыка Темного Леса шутливо погрозил кулаком.

- Спи, юла.

- А то что?

- Бел!

- Не ори - людей разбудишь.

- Ох... как тебя только стая терпит?!

- Так же, как и весь Род: с трудом, - хитро улыбнулась она. - Даже ты, представляешь? Но куда деваться? Раз уж принял, так не жалуйся теперь.

Тирриниэль горестно возвел глаза к темному небу, однако не стал отвечать на такую явную провокацию. Да и права она: сам принял, с радостью. К тому же, как ни крути, ей действительно невозможно отказать. Ни в чем. А она, бессовестная, этим внаглую пользуется!

- Вот поэтому я и отказался от Изменения, - буркнул себе под нос Владыка Л'аэртэ. - Терпеть под боком вторую такую занозу просто выше моих сил!

Белка снова хихикнула, зная, что говорилось специально для нее, но больше испытывать его терпение не стала - отвернувшись к зеленой стене, мгновенно провалилась в крепкий, спокойный сон. И этому ничуть не помешало соседство царственного остроухого, которого она только что так славно уела; а также близость Проклятого Леса и внимательный взгляд со стороны, в котором светилось крайне необычное выражение.

Стрегон мысленно сделал очередную зарубку в памяти и порадовался тому, что, на свое счастье, весьма неплохо знает эльфийский.

Глава 4

Весь следующий день Белка упорно вела их по выбранному маршруту, не останавливаясь ни для привала, ни для легкого перекуса, ни даже для того, чтобы проверить, кто там неловко наступил на волчью какашку, а теперь с остервенением вытирает о траву испачканный сапог.

Немного привыкнув к навязанному темпу, наемники перестали поражаться выносливости своего проводника. Больше не делали больших глаз, когда он уверенно перепрыгивал через поваленные деревья, которые порой доставали им до середины груди. Наловчились идти по его следам. Не изумлялись, когда приходилось внезапно сворачивать или резко останавливаться, грозя вот-вот пихнуть в бок идущего рядом соседа. Наконец, поймали странный темп, в котором все отчетливей просматривался правильный ритм биения сердца Перворожденного, и в который раз обреченно вздохнули: у Белика оказалось так много скрытых талантов, что удивляться уже не было никаких сил.

Белка большую часть времени бежала молча, безошибочно ориентируясь в здешних дебрях и без труда находя проход там, где даже остроухие следопыты порой недоуменно вскидывали брови. Она просачивались мимо тесно сдвинутых стволов, невесомой тенью проходила сквозь колючие заросли вездесущего храмовника. Уверенно определяла, где поблизости находится крупный зверь, и заранее сворачивала в сторону, не желая тратить силы на выяснение отношений.

Время от времени она кивала на какой-нибудь цветочек, советуя поберечь глаза. Когда-то осторожно огибала невинную с виду полянку, стараясь не потревожить вязкий и какой-то душный воздух. Однажды ненадолго исчезла, велев эльфам и Братьям замереть на месте, потом в той стороне раздался раздраженный рев какого-то местного хищника, быстро перешедший в истошный визг издыхающей свиньи. Еще через пару минут Белка вернулась, на вопросительный взгляд Картиса задумчиво покачала головой (дескать, нет, кабан был местным и вовсе не походил на тварь, о которой беспокоился Брадорас). А потом неторопливо убрала в ножны тщательно очищенный от крови нож и без единого пояснения помчалась дальше.

- Сколько до Кордона? - решился потревожить ее после полудня Тирриниэль.

Гончая, не оборачиваясь, сухо бросила:

- Обычно дней пять. Но нам, если идти в том же темпе, хватит и трех. Правда, доберемся ближе к вечеру, так что, думаю, лучше встать лагерем заранее, а к Кордону подойти уже на рассвете. Когда он поспокойнее и когда основная масса его обитателей отсыпается после сытной охоты.

- Там тоже есть Место Мира?

- Да. За пару часов до Границы. Хозяин специально оставил их на расстоянии дневного перехода друг от друга - так, на всякий случай. Мало ли когда в жизни пригодится? Мы так и пойдем: от одного к другому, чтобы лишний раз не рисковать. И на ТОЙ стороне тоже.

- Бел...

- Ты ничего не чуешь? - вдруг встрепенулась она и резко встала.

Эльфы мгновенно насторожились, зелеными столбиками замерев за ее спиной, и дружно завертели головами, стараясь уловить причину беспокойства Гончей.

- Магии нет, - беззвучно шепнул через пару секунд Ланниэль.

- Чужаков тоже, - так же тихо отозвался Картис.

- Тварь? - первым догадался Стрегон, бесшумно потянувшись к ножнам.

Белка вытянулась струной, настороженно раздувая ноздри, даже голову запрокинула назад, чуть приподняв верхнюю губу. Какое-то время неподвижно стояла, полуприкрыв веки, но потом встряхнулась и шумно выдохнула:

- Ушло. Кажется, действительно тварь, но довольно далеко.

- Хочешь взглянуть? - осторожно уточнил Ланниэль.

- Надо бы. Но времени жаль. Если след попадется, сверну. Если нет, то оставим на эльфов. Не зря ж они тут столько веков толкутся? Пусть хоть немного поработают. Да и вдруг ОНА нашим преследователям слегка подпортит жизнь? Не будем лишать их удовольствия от встречи.

Стрегон только кивнул, слегка расслабившись, потому что не имел никакого желания раньше времени сталкиваться с тварью из Проклятого Леса. Однако про себя подумал, что воин на заставе говорил именно о северо-восточном направлении, где не так давно пропало несколько рейдеров. Следов он, правда, никаких не увидел, но Лакру все равно сделал знак, чтобы он был готов стрелять на любое подозрительное движение. Вдруг Белик прав? В последние дни Братьям уже довелось узнать, что он всегда знает, что делает, и ОЧЕНЬ редко ошибается по-настоящему. Так что даже его смутное беспокойство было хорошим проводом, чтобы глядеть в оба и в любую секунду ждать какой-нибудь пакости.

Как ни странно, вплоть до полудня их никто не потревожил. Так, всякая мелюзга сбегала из-под ног, тучами вились жадные до крови мошки, да назойливо звенели над ухом многочисленные комары. Но можжевельник не подвел - надежно отваживал мерзкий гнус, и наемники в который раз вознесли благодарность обширным знаниям Белика, потому что могли себе представить, во что бы превратились их лица всего через пару часов путешествия по здешним чащобам.

Нередко навстречу гостям устремлялись поразительно крупные бабочки с бархатными крыльями (от них ловко уворачивались и зорко следили, чтобы гадкие твари не плюнулись ненароком), на редкость шустрые, раскрашенные во все цвета радуги стрекозы (от которых Белка посоветовала держаться еще дальше, чем от бабочек), толстые слепни, жесткокрылые жуки... с веток то и дело падали склизкие мокрицы, которые так и норовили упасть за шиворот. Над головами весь день стоял неумолчный птичий гомон. Пару раз Братья подмечали мелькание рыжих беличьих хвостов на дальних ветках. Однажды под елями проскочила охотящаяся лиса... тоже здоровая, зараза, с молодого кабанчика, морда хищная, узкая, да и клыки под стать... но большим отрядом не заинтересовалась - слишком опасная добыча, а потом приметила сверкнувшую на солнце сталь и поспешила освободить дорогу, пока чужаки не достали из мешков больно кусающееся серебро.

Белка не уделила ей никакого внимания.

Потом были новые рощи и непролазные чащобы. Коварные, невесть откуда взявшиеся ямы, частично засыпанные старыми листьями. Бесконечные коряги, поваленные стволы, буйно разросшиеся малинники... много чего довелось повидать опытным наемникам за свою нелегкую жизнь. И леса, и поля, и заснеженные горные склоны. Однако нигде больше, ни в одном месте на Лиаре, им еще не доводилось видеть столь оживленного, но и столь опасного для чужаков места. Если бы не проводник, они бы непременно напоролись на какую-нибудь ловушку. Влипли бы в ядовитую паутину, рискнули бы сорвать с детства знакомую ягодку, глотнули бы холодной воды из прозрачнейшего родника... но Белка только однажды бросила: "Ядовито!", и они навсегда зареклись тянуть в рот то, что росло в этом странном лесу. Старались лишний раз даже не касаться подозрительно быстро опадающего с деревьев мха, тщательно следили за тем, чтобы ни одно насекомое не приблизилось на расстояние плевка. Настороженно поглядывали за кустами, ветками над головой и даже за крохотными ямками, потому что еще не успели забыть, как из одной такой ямки перед самым носом у Белика вдруг высунулась огромная змеиная голова и с громким шипением метнулась прямо к его горлу.

Гончая, не сбавляя хода, молниеносно перехватила чешуйчатую гадину и буквально выдернула ее (а змея оказалась чуть ли не с долговязого Лана длиной) наружу. По пути небрежно свернула ей шею, отшвырнула подальше, чтобы неистово бьющийся змеиный хвост никого не задел. А когда от поднятого шума где-то наверху встрепенулась целая стайка мелких зверушек наподобие безобидных и проворных юрков, неожиданно подняла голову и зашипела еще громче, чем змея недавно. После чего мохнатые падальщики испуганно пискнули и кинулись прочь, перепрыгивая с дерева на дерево настолько проворно, что даже тренированный глаз не успевал заметить.

- Пакостники, - неохотно пояснила Белка в ответ на девять вопросительных взглядов. - На них серый мох почти не действует, вот они и селятся там, где его много. Любят пошвыряться этой дрянью сверху. Она, коли на кожу попадет, разъест мгновенно. А если хоть одна пылинка коснется глаз - все: считай, ослеп на всю оставшуюся жизнь. А они, как только жертва теряет ориентацию, уже спокойно прыгают с веток и вцепляются везде, где сумеют. Сами мелкие, конечно, с ладошку Терга, но зубы у них не тупее ваших кинжалов. Зато они питонов боятся, потому как змеи очень уж любят жевать их мягкие шкурки, которыми очень хорошо чистится пасть. Да и мясо у них... ничего. Но этих гадов лучше сразу отваживать, чтобы потом не преследовали.

- Ты отвадил? - нерешительно уточнил Лакр, у которого от ее шипения еще не все мурашки пропали с кожи.

- Да. Теперь не полезут. Если бы у них нюх был потоньше, то удрали бы сразу, как меня завидели, но поскольку они изрядно туповаты, пришлось добавить. Думаю, больше с ними проблем не будет.

- Почему?

- Потому что для них мы теперь - большой многоголовый питон, пришедший сюда на охоту. Я им так и сказал. А значит, теперь все поголовье этих крохотуль будет сидеть в своих дуплах и носа наружу не покажут, пока мы не скроемся из виду. Да еще и другим стаям передадут, чтобы затихли.

- Ясно, - деревянным голосом отозвался ланниец. - Теперь я буду точно знать, что ты еще и по-змеиному умеешь.

- Я не умею, - хмыкнула Белка. - Но кое-какие звуки, вроде шипения голодной самки питона, только-только отложившей яйца, запомнил. Для пользы дела, так сказать.

- А Ходок тоже так может?

- Он много чего умеет, - согласилась Гончая. - Даже с хмерами разговаривать, если придется. Но его вы увидите только возле Кордона.

- Почему?

- Потому, рыжий, что трудный он человек. Слишком уж резкий и совершенно не терпящий возражений. Настоящий Вожак. Рядом с ним, если рот не вовремя откроешь, он тебе его закроет навсегда. Вякнешь там, где не надо, и останешься без языка. А уж коли не сделаешь то, что велено... о-о, боюсь, он оставит тебя под ближайшим деревом - ждать компании местных зверушек. А чтобы ты отказаться не смог от жаркой встречи, вырвет тебе обе ноги и красиво положит рядом. Для комплекции. Ты понял?

- Он что, такое чудовище?

- Иногда, - помрачнела Белка. - Порой самому не по себе становится. Но не зря в Проклятом Лесу есть его личная Тропа - на ней, когда он не в духе, предпочитают не задерживаться ни на секунду. Ни звери, ни птицы, ни комары. Временами бывает так тихо, что даже не знаешь, сон это или нет. Вокруг тишина, словно в пустыне, никто не вякнет, морду наружу не высунет - боятся. Только проводят глазами, убедятся, что ушел, и лишь тогда рискуют выползти обратно. Хорошо запомнили, что когда он сердится, может удавить любого - быстро и без раздумий. Просто потому, что под руку попались. Но за то Ходока и уважают. За то и боятся. Проклятый Лес даже сейчас признает лишь тех, кто сильнее. А Ходок на самом деле ОЧЕНЬ силен. Те дорожки, которыми он чаще всего ходит, считаются неприкосновенными. И для вас это - единственный шанс пройти через Проклятый Лес.

- Он знает Хозяина? - следом за побратимом полюбопытствовал Терг.

- Давно. Хозяин когда-то разрешил ему беспрепятственно ходить по своим владениям. Защиту дал. Слово тайное сказал и знак свой оставил, чтобы Кордоны не трогали, а зверье почтительно расступалось. Но Ходок этим правом редко пользуется - любит все делать сам. Поэтому и живет, как на войне: в сражениях, в бесконечной борьбе с самим собой, почти всегда на грани... по крайней мере, в последние годы. Говорят, переживал сильно, когда Дикие Псы отсюда ушли. Тосковал, когда Заставы рушились и менялись под новых поселенцев. Какое-то время вообще был похож на дикую хмеру, готовую бросаться на каждое неосторожное слово, но потом смирился. Свыкся с мыслью, что Серых Пределов и хранящих их Стражей больше нет. Смолчал, когда появились Новые Земли и смели все то, что он когда-то знал. Однако сам не ушел. Так и бродит по Проклятому Лесу, словно в старые добрые времена. Слушает его. Беседует. И ждет... все время ждет, что это когда-нибудь изменится.

Наемники ошарашено переглянулись.

- Сколько же тогда ему лет?!

- Много, - равнодушно отвернулась Белка. - Он помнит эти места еще с тех времен, когда тут не было никакого Хозяина. Когда-то воевал вместе с Псами. Бывало, водил их за собой. Потом ушел, затерялся в веках. Некоторое время назад опять появился среди людей... говорят, пока Хозяина нет, именно он следит за тем, чтобы Проклятый Лес снова не проснулся. Присматривает за Кордонами. За Лабиринтом. Слушает, что творится вокруг, незаметно наблюдает, но лишний раз из своего Дома не выходит - не любит чужаков. Поэтому пока вам лучше идти со мной, а не с ним... все-таки компания Белика - не такое тяжкое испытание, как компания Ходока.

Эльфы дружно вздохнули.

- Да, идемте, - тут же отреагировала она. - Примерно половину пути мы осилили, но надо пройти еще столько же. Потом переночуем, а послезавтра рванем за Кордон.

После чего развернулась и, больше ни слова не говоря, ускорила шаг.


Ближе к вечеру Стрегон ощутил смутное беспокойство. Что-то совсем неуловимое, почти незаметное... так бывает, когда ловишь в толпе чей-то внимательный взгляд, прохожий быстро отворачивается, но ты неожиданно понимаешь, что случай тут совершенно не при чем. А потом целый день ходишь, настороженно оглядываясь и тщетно выискивая хоть какой-то признак, что тебе не померещилось.

Так и здесь: вроде тихо вокруг, в лесу ничего не изменилось, птицы не умолкли внезапно, предупреждая об опасности, никто не напал из-за угла, не зарычал вдалеке, но что-то странное повисло в сгустившемся воздухе. Неуловимый аромат приближающейся угрозы. Не смертельной, однако вполне достаточной, чтобы чувствительная натура Братьев беспокойно встрепенулась и подала предупреждающий сигнал.

- Не нравится мне это, - беззвучно шепнул Лакр, настороженно оглядываясь.

- Правильно не нравится, - вдруг отозвалась Белка. - Мы зашли на чужую территорию, а волки всегда очень трепетно относились к своим границам. Но до другого Места Мира нам уже не успеть - станет слишком темно, поэтому придется рискнуть. На всякий случай будьте готовы: они уже собрали стаю.

Стрегон ругнулся про себя, но их проводник так и не замедлил бега. По-прежнему несся вперед, словно почуявшая запах добычи хмера. По сторонам почти не смотрел, однако кончики его круглых ушей едва заметно шевелились, ноздри раздувались еще более широко, чем утром, а взгляд стал неимоверно острым, хищным, прицельным. К тому же, упоминание про волков наемнику ОЧЕНЬ не понравилось: с учетом того, какие тут водились грызуны, легко представить зверей, которые рисковали на них охотиться. А если их здесь целая стая...

Он неожиданно рассмотрел стремительную серую тень за деревьями и молниеносно выхватил меч. Побратимы, не медля, тоже ощетинились оружием. Эльфы прямо на бегу сдернули со спин тугие луки и приготовились ко всему. Однако Белик так и не подал знака остановиться. Даже не сбился с темпа и бежал так же ровно, как пару минут назад. Тогда как чужое присутствие стало уже не просто явным, а откровенно навязчивым: то тут мелькнет чей-то смазанный силуэт, то там кто-то демонстративно захлопнет широкую пасть, то за дальним кустом чья-то мощная лапа звучно царапнет когтями кору...

- Пугают, - успокаивающе хмыкнула Белка, все еще не сбавляя темпа. - Пока лишь предупредить хотят, чтоб не лезли к норам и не соблазняли самок. Окружили, конечно же, но на рожон не попрут - нас слишком много, а вожак не хочет рисковать. Понимает, мохнатый, что мы ему тут половину стаи положим, как минимум.

- Может, обойдем? - вполголоса предложил Ивер. - Мы их, разумеется, перестреляем, но и мечами поработать придется. Ты же сам говорил, что эльфам не стоит здесь свою кровь проливать.

- Говорил. Но мы попробуем обойтись без боя.

- Это как?

- А вот так, - Гончая неожиданно запрокинула голову и без предупреждения издала такой жуткий рык, что у Перворожденных сами собой дрогнули руки, а Братья дружно споткнулись.

Тирриниэль ошеломленно моргнул: ничего себе! Вот уже четыре века он не слышал рев доминирующей хмеры вживую; ровно с тех самых пор, когда в его Лесу перестали появляться на охоте костяные кошки, а кровная сестра Белки надолго уснула в недрах Золотого Леса - до того времени, пока любимый Хозяин и мудрый Вожак не отыщет для нее другого способа обмануть время.

От раздавшегося рыка громадные, почти с теленка ростом, волки пугливо дрогнули и отступили, не в силах преодолеть животный страх перед мимолетной тенью древнего ужаса этих земель. Костяных кошек уже не было здесь, когда самый старый из этих волков появился на свет. Они никогда не видели их вживую, не помнили вида и настоящего облика. Но память рода была жива. И она отчетливо говорила серым охотникам, что сегодня на их территорию пришел крайне опасный чужак, перед которым даже их когти и зубы могут оказаться бесполезными.

Не дав им опомниться, Белка взревела снова, заставив спутников повторно вздрогнуть и неловко отереть выступившие на лбу капельки холодного пота. Однако в этом реве не было угрозы или желания начинать охоту - просто констатация факта своего присутствия, за которым скрывалась едва уловимая нотка нетерпения и тщательно завуалированное желание избавиться от внимания местных хозяев. Она не боялась, нет. Просто предупреждала, что идет мимо, но ни на миг не задержится с наказанием, если кто-либо посмеет тронуть ее стаю.

И волки вняли: щеря огромные клыки и сверкая в темноте желтыми глазами, осторожно попятились. Они не посмели заступить чужакам дорогу. Не решились протестовать в голос. Не напали из-за кустов и не облили презрительным рычанием издалека. Просто подались в стороны, выражая готовность биться за территорию даже с хмерой, если та вдруг решится остановиться, но все же не начиная смертельную схватку первыми.

Лакр, подметив длину зубов громадных хищников, зябко передернул плечами. Это ж просто монстры, а не волки! Прямо адские звери! Чудовищные! И в их глазах уже светится не привычная желтизна, а, если взглянуть на них под углом, просматривается какая-то нездоровая зелень. Бр-р-р... не хотелось бы ему махаться со всей стаей сразу! Не исключено, если на них тоже будет отвратительно действовать магия! Как на Курша. Или Белика, который (гад такой!) даже не предупредил, что тут водятся такие страшилы!

Терг с Броном покрепче сжали рукояти мечей, стараясь не сбиться с шага. Торос внушительно крутанул свои сабли, выразительно оскалившись. Держащийся рядом с ним Ивер глаз не спускал с отступающих зверей, но о предупреждении помнил - татуировку пока не тревожил. А вот Стрегон даже в лице не поменялся, когда одна из мохнатых тварюг вдруг проворно высунулась из-за ствола - просто коротко взмахнул эльфийским клинком, едва не обрубив наглой зверюге нос и недвусмысленно предупредив о последствиях. Та с невероятным проворством отпрянула, глухо зарычав в ответ, но он лишь равнодушно щелкнул клинком по толстой ветке, выражая неудовольствие. После чего молодая волчица зарычала громче и, в последний раз огрызнувшись, неохотно отступила: такая добыча была ей не по зубам.

Стрегон до последнего держал ее в поле зрения, рискнув на какое-то время слегка отстать от побратимов, но нет - стая не двинулась следом. Просто проводила чужаков до границ своей территории, а потом лишь следила издалека, чтобы опасные гости не надумали вернуться. Спустя полчаса в глубине леса впервые подал голос невидимый вожак, отчего наемникам не повезло в третий раз вздрогнуть от неожиданности. Белка в ответ испустила уже знакомый рев, словно подтверждая, что уводит свою стаю. Мохнатые звери удовлетворенно тявкнули, зашевелились и, наконец, стремительными тенями исчезли вдали.

Убедившись, что они действительно ушли, Гончая странно хмыкнула:

- Надо же... еще помнят.

- Что именно? - прерывисто поинтересовался Лакр. - Что ты тут - редкий гость?

- Нет. Что некоторые соседи могут быть гораздо опаснее всей их стаи. Если бы я не рыкнул, они бы набросились. Как пить дать - кинулись, даже если бы я обогнул логово по дуге. А тут - ничего.

- Не погонятся? - ровно уточнил Картис.

- Не. Теперь нет резона. Я их слишком напугал. Или ты не заметил, что вожак вперед даже носа не высунул?

- Заметил.

- То-то. Значит, матерый он уже, опытный. Чует, где можно пасть открывать, а с кем и поостеречься нужно. Кстати, Стрегон, ты зря волчицу пожалел: надо было ей башку смахнуть, чтобы не лезла, тогда бы от нас сразу отстали.

- Я не убиваю просто так, - спокойно отозвался наемник.

- Ну-ну. Когда зайдешь в Проклятый Лес и снова пожалеешь какую-нибудь милую зверушку, я вам об этом напомню. Как раз в тот момент, когда она кинется на тебя со спины в милом желании облобызать твое нежное горло. А то и стаю свою позовет, пока такие наивные дураки не ушли далеко.

- Там что, весь Лес живет стаями? - выразил удивление Терг.

- Точно. Одиночкам просто не выжить - свои же сородичи и сожрут. А в стае у всех кровные узы... ну, как у наших ушастиков, кто в один Род входит. Иначе не получается: вокруг слишком много всякого ворья, жадного до чужой плоти и крови. А в стае даже белки могут время от времени разнообразить свой рацион свежим мясом... кстати, я не говорил, что там почти все цветочки плотоядные?

- Нет, - мрачно переглянулись наемники.

Белка бодро кивнула.

- Теперь, значит, сказал. Как говорю и то, что в Проклятом Лесу нельзя НИЧЕГО совать в рот из того, что растет под ногами. Ни ягодку, ни воду, ни травинку... Лакр, это к тебе относится... кроме того, что взяли с собой. В межлесье поспокойнее и попроще. Ядовитых тварей почти нет; то, что едят звери, вам есть можно. Воду - тоже... правда, не везде. Но, что самое главное, тут крупных хищников практически не водится. Ну, может, медведя изредка встретишь. Или волков. Правда, те, от которых мы ушли, почитай, единственные на много дней вокруг. Им большая территория нужна для охоты. Мы их только краешком зацепили, по самой границе, считай, прошли, потому-то так легко и отделались. А вот если бы в центр забрались, да еще посреди ночи, когда они не в пример наглее... вот тогда бы нам пришлось поработать ручками.

- Что ж ты их не обошел? - хмуро спросил Терг.

- А зачем? Тут напрямик до Места Мира всего несколько минут осталось. Рядом с волками, опять же, границу никто не переступит. От этих мы заранее избавились, а других тварей поблизости нет. Так что можно быть уверенным в том, что больше нас никто не потревожит.

- Бе-е-л... - вдруг с подозрением протянул Ланниэль. - Хочешь сказать, что ты НАМЕРЕННО зашел за границу их территории?

- Естественно, - ничуть не смутилась она. - Они бы в любом случае наш след нашли. Или ночью, или к утру. И обязательно явились бы проверить, кто тут такой наглый сыскался, что рискует влезать на чужие земли. Но ночью я люблю спать, а не орать на весь лес дурной кошкой, тогда как утром у нас с вами хватит других забот. Так что пусть умоются сейчас и отстанут. А я спать буду. И вам того же советую.

Тирриниэль тихо вздохнул.

- Заноза... хоть бы предупредил!

- А зачем? Все и так прекрасно получилось. Сейчас я вам полянку найду, и пожалуйста - дрыхните, сколько влезет, - Белка насмешливо хмыкнула, когда Братья дружно сплюнули, и стремглав умчалась вперед, к показавшемуся впереди зеленому исполину, рядом с которым начиналась уже знакомая зеленая стена. Проворно отстучав пальчиками по стволу затейливую дробь, она ласково погладила пару веточек, что-то шепнула. С удовольствием юркнула в открывшийся проход и уже оттуда радостно помахала.

- Эй, улитки! Да скорее же! А то останетесь там до рассвета куковать!

- Идем, идем, - испустил мученический вздох Лакр. - Но вот когда-нибудь ты ошибешься, оставишь на этих колючках свою шкурку, и вот тогда я тебе все припомню, дерзкая креветка, про то, что ты вытворял тут от безнаказанности!

- Ага. Как же. Жди! - фыркнула Белка, про себя порадовавшись, что после утомительного дня у кого-то из них еще остались силы на ворчание и шутки. Терпеливо дождалась, пока они выберутся на уютную полянку. Пристально оглядела усталые, но далеко не измученные лица. Удовлетворенно кивнула, мысленно похвалив Тиля за отличный выбор (ишь ты, даже про Псов вызнал раньше нее!). А потом лихо подмигнула и шагнула обратно.

- Пойду, проведаю наш драгоценный "хвост", чтобы (не дай бог!) не потерялся.

- Осторожнее там, - буркнул Картис.

- Я всегда осторожен. Но, если не веришь, могу взять тебя с собой.

Эльф быстрым взглядом испросил разрешения у Владыки Л'аэртэ, немедленно его получил и, посветлев лицом, чуть ли не быстрее Гончей ринулся прочь.

- Эк тебя зацепило... - понимающе хихикнула она. - Пока, Тиль. Мы ненадолго. Пару следочков им оставим и тут же придем. Но имей в виду: если твой остроухий наступит не туда, то я верну его тебе в крайне неприличном виде.

- Я понял: без ушей, - улыбнулся Темный Владыка. - Ты, главное, руки ему оставь, чтобы без работы не сидел, и ноги, чтобы дошел до конца. А с остальным сам решишь, что делать.

- Ого! Картис, ты слышал?! Этот наглый нелюдь отдал тебя мне на растерзание! Здорово, правда?

Густая листва палисандра бесшумно сомкнулась, пряча недовольное лицо Картиса от любопытных взоров, но его слова наемники расслышать все-таки успели. До того, как шустрая Гончая уволокла попутчика в темноту.

- Здорово-то здорово... но ты уверен, что дело не обстоит как раз наоборот?

Тирриниэль только усмехнулся, поражаясь наивности собрата, а Белка, прежде чем окончательно исчезнуть, вдруг звонко, задорно расхохоталась:

- Какой наивный кролик... ладно, давай за мной, остряк, и поверь: скоро тебе шутить расхочется совершенно.

Глава 5

Она как в воду глядела: по возвращении с ночного рейда Картис был удивительно мрачен и поразительно молчалив. Тогда как сама Гончая, напротив, весела и чрезмерно язвительна. На вопросительные взгляды эльфов лишь беззаботно отмахивалась. Деликатное покашливание Тиля просто не заметила. Братьев вовсе не замечала, как будто их не существовало в природе. И лишь когда недовольный телохранитель кинул на нее совсем уж мрачный взгляд, деланно всплеснула руками:

- Картис, да ты чего? Все ж просто замечательно вышло!

- Неужели? - эльф хмуро отвернулся. - Интересно, для кого именно?

- Ну, вот, - расстроилась Белка. - Так всегда... я его на прогулку вывел, следочки показал, в кустики сходить разрешил, а он опять недоволен. Мы даже нашли кого хотели, признали, что я был прав и там действительно есть пара неплохих магов... ну, подумаешь, пару волосков у тебя выдрал для того, чтобы наш "хвостик" не промазал с направлением? Ну, клочок одежды на колючку повесил, чтобы было достовернее...

- Моей одежды, - мрачно напомнил эльф, не соизволив обернуться.

- Конечно, твоей! Да что ж я себе - враг?! У тебя ведь наверняка запасные штаны есть!

- Бел? - удивленно приподнял красивые брови Владыка Л'аэртэ. - Что ты опять натворил? Отчего Картис не в себе?

- Да ничего! Форменным образом ничего плохого! - торопливо затараторила она. - Так, малость оступился, толкнул его локтем в бок... да случайно же... э-э, почти. Кто ж знал, что он так неудобно си... стоял?! Кто ж знал, что у него нога вдруг соскользнет с обрыва?! А там понизу кустики такие густые, буйные...

- Ты спихнул меня в храмовник! - наконец, повернулся и обвиняющее ткнул в нее изящным пальцем Картис. - Зараза! Бел, нельзя было поаккуратнее?!

- О-о, прости, мой ушастый друг, - раскаяно вздохнула она, словно не заметив оживленно переглянувшихся Братьев. - Но разве я мог предположить, что ты такой неуклюжий? Да и надо же было нашим гостям показать, что мы - вот они, совсем рядом... прямо-таки под самым носом... только догони и поймай. Вот я и подобрал то, что осталось от твоих... э-э, штанов... и подвесил так, чтобы они точно не прошли мимо. Ты ж сам видел: там рейдеров полно! Да и с другой стороны наверняка людишки подтягиваются! Я, пока ты в кустиках отдыхал, уже успел пробежаться по округе и нанюхать слабый дымок... во-о-т. Так что не просто так тебя бросил выпутываться из горячих... в смысле, колючих... объятий тех кустиков, а строго по делам ходил! Между прочим, совершенно один, хотя вчера кто-то, помнится, очень стремился мне помогать!

- Бел, я тебя когда-нибудь прибью, - обреченно вздохнул Картис.

- За что?

- За все.

- Ишь какой, - неожиданно насупилась Гончая. - А чего ж ты тогда меня за рукав цапнул, а? Чего за собой в овраг поволок, как любимую девушку?

- Я поволок?! - мгновенно вспыхнул эльф. - Это ты меня толкнул и прыгнул следом! Из-за тебя меня так приложило за-а... спиной, что оттуда еще полдня придется колючки вытаскивать!

- Ничего. Лан у нас неплохой лекарь, он и вытащит. Зря его, что ли, отец столько времени натаскивал?

- Бел!

- Что?! - возмущенно вскинулась она. - Можно подумать, я был в восторге, когда ты меня лапал!

Перворожденные странно поперхнулись, а Картис окончательно побагровел и едва не треснул себя по башке, потому что, оступившись на краю обрыва, действительно машинально цапнул ее за рукав и утянул за собой вниз. А потом еще ОЧЕНЬ долго приходил в себя. Даже сейчас не отошел до конца, хотя времени прошло достаточно. А она, зараза, еще насмехается! Знает же, как действует ее запах! И еще лучше знает, что случается, когда доведется ее ненароком коснуться! Тогда как ему недавно не повезло и с тем, и с другим, да еще довелось с размаху ткнуться носом в ее шею. До сих пор уши начинали алеть от нехорошей зависти к молодому лорду, который (единственный!) мог безнаказанно касаться этой дивной кожи! Причем, не только руками, но и...

Картис уронил взгляд в землю и поспешно отвернулся, чтобы не продолжать даже в мыслях.

- Бе-е-ел? - насторожился Тирриниэль, сразу поняв, отчего его верный телохранитель вернулся таким взбудораженным.

Гончая, мгновенно перестав кривляться, сердито засопела.

- Ну чего?

- Что там у вас случилось? Почему Картис сегодня такой... неадекватный?

- Нипочему. Просто этот неуклюжий ползун едва не напоролся на эльфийскую розочку... вот эту, если тебе интересно... - она разжала кулак, где еще извивался тонкий зеленый стебелек. - Наступил в темноте, болван, раздавил семечко, а оно и высунулось наружу. Я его сразу в бок пнул, чтобы брюхом не напоролся, так он сопротивляться начал... я едва успел, пока эта дрянь не пробуравила ему шкуру! А что еще прикажешь делать?! Потом замучились бы выковыривать обратно! Пусть уж лучше с храмовником милуется, чем с этой красавицей. Вот я и толкнул. А он, болван, вместо того, чтобы тихо рухнуть на колючки, меня туда стянул, ну и... в общем, вот. Пока он в себя приходил, я маленько прошелся по округе, узнал, что хотел, штаны его разодранные по соседним кустикам развесил... ну, чтобы хоть не зря мучились. Потом вернулся, а этот неразумный кролик на меня с ходу и окрысился.

Владыка эльфов резко повернулся.

- Картис?!

- Роза?! - неверяще вскинул голову Картис, но тут же увидел проклятый шип, обожавший прорастать через свои жертвы насквозь, стремительно побледнел, вздрогнул, а потом приглушенно охнул. - Бел! Ты не мог сразу сказать?!

- А с чего бы я вдруг стал тебя в траве валять? Развлечения ради?! - огрызнулась Белка. - Может, чтоб на морду твою красную полюбоваться?! Ради удовольствия в ухо дать?! Или исцарапанную задницу разглядывать, из-за которой ты на меня там кучу любезностей излил?!

- П-прости, Бел...

- Да пошел ты!

- Извини, - сконфуженно повторил Картис, а остальные дружно присвистнули. - Я... я просто не понял.

- Что ты вообще понимаешь, идиот?!

- Что ты мне шкуру спас. Дважды.

- Трижды, ушастый, - буркнула Белка, слегка успокоившись. - Третий раз - когда не стал тебя ногами пинать и швырять обратно.

Эльф совсем смешался, потому что она была права, а когда перехватил неодобрительный взгляд своего Владыки, растерялся окончательно.

- Чего ж ты тогда... сразу не сказал?

- Ничего. Ты в первый момент так забавно оторопел, потом так же красиво смутился, после чего, наконец, страшно разозлился... что я подумал: так будет лучше. Злость, как ты знаешь, отличное средство против ненужных мыслей, вот я и дал тебе время привести себя в порядок. Надеюсь, больше у нас таких сложностей не возникнет?

- Нет, Бел. Я все понял, - пробормотал, отводя глаза, Картис.

- Вот и славно. Тиль, оставь свои кровожадные планы в отношении этого дурного типа: он уже наказан. Да и я тоже хорош: не доглядел, что его зацепило. Лан, закрой рот и перестань глупо таращиться - тебе отлично известно, как опасна эльфийская роза. И еще лучше известно, что я намного опаснее. Даже когда сам этого не желаю. Поэтому помоги ему подняться, а еще лучше - поделись опытом: он все-таки в первый раз... и вообще, собирайтесь: солнце уже высоко, а мы еще даже не вышли.

Перворожденные неловко прокашлялись, старательно обходя взглядами смущенного Картиса. Люди непонимающе переглянулись, пожали плечами, но послушно начали собираться. А когда увязали вещи, то еще несколько минут терпеливо ждали, пока она что-то тихо договаривала на ухо выбитому из колеи Картису. Но только после этого эльф, наконец, вздохнул с облегчением, посветлел лицом и кинул на нее благодарный взгляд.

- Спасибо, Бел.

- Не за что. Но чтоб я от тебя таких финтов больше не видел, ясно?

Картис торопливо кивнул, только теперь в полной мере прочувствовав, насколько опасна подаренная ей сила. Старательно затолкал неуместные воспоминания и эмоции поглубже, а потом, наконец, сообразил, почему даже Владыка Л'аэртэ за столько веков ни разу не посмел обидеть эту маленькую, но невероятно опасную женщину. А еще внезапно осознал, что сделает все, чтобы никогда больше этот мир не узнал такого страшного испытания, как пережитое ей много лет назад Изменение.


В это утро Белка впервые позволила им сделать небольшой привал возле небольшого родника, вода в котором, в отличие от многих других мест, была чистой, свежей и безопасной. Правда, сама пить не стала: оставив удивленных спутников под тремя громадными елями, между которыми журчал крохотный ручеек, надолго пропала в лесу. А когда вернулась, то, кажется, выглядела еще более хмурой и озабоченной, чем раньше.

- Что-то не так? - уточнил Стрегон, которому последний час тоже было не по себе.

- Не знаю. Что-то мне не нравится. Только не пойму, что, - Гончая устало растерла виски. - Такое чувство, что за нами следят, но я не нашел ни одного следа. Преследователи еще далеко, эльфийского пса тоже не слышно, никого поблизости нет... но мне все равно не нравится. Тиль, ты что-нибудь чуешь?

- Нет, - покачал головой Владыка Л'аэртэ. - Это плохо?

- По-всякому. Если бы ты почуял, это значило бы, что те маги нас не только заметили, но и чувствуют себя достаточно уверенно, чтобы колдовать в межлесье... поверь, для этого нужно много мужества... или дурости. Однако тогда я хотя бы знал, в чем дело. Но раз ничего нет, то придется идти наугад, а я этого ужасно не люблю. Ладно. Поднимайтесь и доставайте оружие. Не знаю, что будет впереди, но не хочу, чтобы нас застали врасплох.

- А я? - осторожно уточнил Ланниэль.

- Сиди и не высовывайся. Я бы на месте Тиля вообще не решился тебя сюда тащить.

- Отец сказал, что у меня достаточно сил...

- Он так сказал, чтобы в вашем Роду, если ничего не получится, остался хотя бы один наследник, - вздохнула Белка. - И чтобы у Тиля был еще один верный спутник, на которого он мог бы положиться во всем. Но если Картису, слава богу, лет девятьсот, как не нужен ничей присмотр, то ты... прости... слишком молод для такого похода, несмотря на всю твою силу, которой, между нами говоря, еще далеко до истинной мощи. Твой отец прекрасно это знает, поэтому-то и оставил рядом с собой Лариэлля, а тебя, младшего, отправил сюда. Понадеялся, что нашего с Тилем присутствия хватит, чтобы тебя уберечь. Даже в том случае, если ему не удастся одурачить Совет, все вскроется, а им придется вдвоем защищать честь своего Владыки.

У молодого мага вытянулось лицо.

- Бел!

- На месте Линнувиэля я бы тоже так поступил. Но это не значит, что мне нравится такое положение дел.

- Но он же...

- Глупый мальчик, - неожиданно печально улыбнулась Гончая. - Он слишком тебя любит, чтобы рисковать вами обоими. Конечно, Тиль тоже рискует. Смертельно. А его единственный сын сейчас в еще большей опасности, чем все мы, вместе взятые. Но твой отец поступил мудро, разделив своих наследников и понадеявшись, что даже в самом плохом случае один из них уцелеет. Он сделает все, чтобы закрыть собой Лариэлля. А мы с Тилем постараемся защитить тебя.

- Seille? - нерешительно обернулся к своему лорду молодой маг. - Но я думал: я здесь для гарантии, что Венец... и Чертоги... чтобы вы были уверены...

Владыка Тирриниэль, обернувшись, улыбнулся еще печальнее, чем Белка.

- Неужели ты думаешь, я ушел бы, если бы не был полностью уверен в твоем отце? Или начал ритуал Передачи, если имел хотя бы тень сомнения? Белик прав, мой мальчик. Хотя, конечно, я надеялся, что ты этого до последнего не узнаешь.

- Глупо скрывать от него такие вещи, - фыркнула Гончая. - Он уже сейчас должен понимать, что это не игра, не веселое приключение и не шутка. Если ты хоть немного промахнулся и за нами отправили действительно достойную погоню, то всему придет конец. Если Ходок слегка упустит момент в Проклятом Лесу, нам тоже будет невесело. Если Совет заподозрит, что Тиль все это спланировал заранее, то твоему отцу и брату, Лан, придется туго. А если Совет при этом решит, что игра стоит свеч, то им придется уничтожить весь Темный Лес ради того, чтобы выжить. Теперь понимаешь, почему я был так зол, когда увидел вас вдвоем?

Ланниэль растерянно поднял глаза.

- Но почему отец не сказал сразу? Почему не объяснил?!

- Он хотел тебя уберечь. И брата. И Мирену... он ведь отослал ее из Темного Леса?

- Да. Они поругались.

- Еще бы, - огорчилась Белка. - Я бы на ее месте тоже взвился до небес, если бы узнал, что оба моих ребенка оказались в такой опасности. А Линни, не исключено, мог даже не объяснить ей причины. И когда это вскроется... ох, Тиль, она тебя проклянет.

- Надеюсь, ей все-таки не придется этого делать, - тяжело вздохнул Владыка. А Ланниэль вдруг подозрительно прищурился и сердито сверкнул заалевшими глазами.

- Я не передумал с тобой идти, Бел, если ты это хотел узнать!

- Умный мальчик, - еще тяжелее вздохнул Темный Владыка. - Не волнуйся, никто тебя не гонит и не старается спрятать от опасностей. Просто ты должен знать, что на кон наш лорд поставил не только свою жизнь, но и благополучие Темного Леса. Потому что, если он проиграет и Совет сумеет дорваться до Хроник... то даже с учетом того, что твой отец здорово их подчистил и вымарал все, что касается Ритуала... боюсь, никакие мирные договоры наш народ уже не спасут.

Белка криво усмехнулась.

- Они все равно попытаются, Тиль. Даже наугад, как когда-то Иттираэль и Талларен. Но поскольку нужных сведений у них уже не будет, то в результате они получат не новое поколение, как хотят, а просто несколько десятков свежих трупов. Потому что я не думаю, что найдутся те, кто сможет ЭТО пережить. И не думаю, что Старейшины будут более удачливы, чем Талларен. Даже если к этому подключатся и предадут своего Владыку сразу ВСЕ Хранители. Зато после... когда все откроется... на Лиаре случится еще одна Эпоха Расовых Войн. Теперь ты понимаешь, Лан, почему я все-таки рискнул?

Молодой мог хмуро кивнул.

- Да, Бел. Совет надо остановить. Но я все равно не отступлю.

- Да я не сомневался. Мне бы только очень хотелось, чтобы ты не усложнял мне жизнь.

- Не буду, - твердо сказал Ланниэль. - Я все понял, Бел. Я не подведу.

- Вот и хорошо. Тогда идем тем же порядком. Лан, Тиль - вы активно прикидываетесь ходячими кустиками. Картис вас прикроет. А остальные будут держать периметр, чтобы ни капли вашей кровушки на эту землю не пролилось. Иначе очень скоро станет нам весьма неуютно. И совсем не так одиноко, как сейчас.

Белка подавила очередной вздох, подметив во взгляде остроухого мальчишки настоящую обиду, уловила там же мрачную решимость идти до конца. Мысленно покачала головой, потому что он действительно был слишком юн для таких испытаний. А потом уверенно повела отряд дальше, потому что хорошо понимала - план Тиля, хоть и невероятно опасен, все же дает им неплохой шанс остановить Совет, не вовлекая в это дело остальной Темный Лес. Ведь Старейшины, раз уж решились на такое кощунство, как смена правящего Дома, вряд ли остановятся - они тоже поставили на кон все, что имели. И отчетливо понимали, что если Владыка покинет Проклятый Лес на своих ногах, то лучше им самостоятельно отыскать ближайший сук и благополучно на нем повеситься, потому что он и сейчас справедливо носил титул второго по силе мага Лиары. А уступал в этом только своему младшему сыну, которого Серые Пределы по праву признавали своим единственным Хозяином.

Все то время, пока мимо проносились заметно погрузневшие и потяжелевшие деревья, в которых просматривалось все больше сходства с исконными обитателями Проклятого Леса, она напряженно размышляла. В чем-то сомневалась, о многом беспокоилась. Старалась предусмотреть все, с чем им придется столкнуться, и сетовала на то, что осталась одна, без своих верных Псов, по которым даже спустя пять веков отчаянно тосковала. С ними все было бы гораздо проще. Меньше риска. Больше шансов на успешный исход. С ними можно было попробовать разобраться с погоней в любую понравившуюся ночь, когда нанятые Советом люди расслабятся и станут доступнее. С ними она рискнула бы даже идти напрямик, минуя Места Мира... но никого из старых друзей, увы, рядом не было. А Братья... их она еще плохо знала, чтобы доверять в таком важном деле.

Ведь они, хоть и потомки Стражей, слишком слабы по сравнению со своими великими предками. К тому же, они уже выбрали себе вожака. И, что бы ни случилось, в первую очередь будут подчиняться именно ему - потому что так привыкли, так их учили и так требовал долг. За последнее время она уже не раз успела в этом убедиться. И именно в этой преданности усматривала наибольшую проблему: в стае не может быть двух вожаков.

Гончая тихо вздохнула, ломая голову над этой немаловажной проблемой, и едва не пропустила клочок повисшей высоко над головой паутины, которую ветер лениво раскачивал между соседними деревьями. А когда в последний момент заметила неладное, то остановилась так резко, что Тиль едва успел отшатнуться.

- Тихо! - свистящим шепотом велела, пригибаясь к земле и крадущимся шагом обходя разорванную паучью сеть. - Замрите и гляньте, нет ли где еще такой паутины. Стрегон, имей в виду: от нее даже твой меч не поможет!

Эльфы послушно завертели головами. Белка, тем временем, медленно обошла опасное место вокруг. Потянула ноздрями воздух, нехорошо прищурилась. Внимательно изучила густую листву на деревьях, где могло скрываться немало неприятных сюрпризов. Наконец, высоко подпрыгнула, легонько дернув за обвисшую ниточку, после чего молниеносно отскочила назад и настороженно прислушалась.

Прошла секунда, другая, третья... но в лесу по-прежнему было тихо. Никто не спешил проверять ловчую сеть на предмет появления там какой-нибудь живности. Не капал сверху слюнями, облизываясь на долгожданную добычу. Никто даже не пришел выяснить, кто именно потревожил сигнальную ниточку. Но когда подул слабый ветер, стало ясно: паутина необитаема - от малейшего порыва она так легко всколыхнулась, что даже не смогла сопротивляться, а несколько дальних нитей вообще свободно висели в воздухе и по ним, против ожиданий, никто так и не спустился.

- Ушел, - сухо констатировала Белка, когда убедилась, что опасности нет.

- Кто? - настороженно спросил Лакр.

- Паук. Большой, толстый и восьминогий. Был тут несколько дней назад, но почему-то ушел. Хотя, кажется, именно он недавно потревожил Кордон.

Стрегон нахмурился: паутина была слишком велика для простого паука. Правда, само плетение выглядело неуверенным и незаконченным, словно неведомому пауку кто-то помешал. Или с размаху влетел в нижний уголок сети и, не заметив, жестоко порвал тонкое кружево.

- Кабанья тропа рядом, - ответила на его мысли Гончая. - Видимо, паук решил, что тут слишком беспокойно. По крайней мере, до тех пор, пока не достигнет нужных размеров. Но чтобы вдруг обычная малышня смогла преодолеть Кордон... не нравится мне это. Ой, не нравится. Тиль, глянь-ка! Да не бойся: она не ядовита.

Тирриниэль осторожно коснулся липкой нити, бессильно раскачивающейся между ветвей, и аккуратно потянул, стараясь взяться так, чтобы не приклеились пальцы. Намертво пристать не опасался: прекрасно знал, что липкие капли паук выдавливает из брюшка не сплошным слоем, а цепляет на паутину через равные промежутки, чтобы можно было ходить самому. В противном случае тоже приклеется и будет трепыхаться, как беспомощная мошка. У паука было только одно преимущество перед своими жертвами (исключая, разумеется, количество ног и скорость) - он прекрасно знал, где и чем накапал, а ориентировался в собственной сети даже с закрытыми глазами так, как некоторые не смогли бы и дома. Поэтому Темный эльф, присмотревшись, довольно быстро нашел безопасное место и уверенно потянул.

От его усилий одна из веток соседнего дерева заметно прогнулась, недовольно зашуршав листьями. Паутина задрожала, натянулась, как струна. Липкая нить опасно напряглась, но все же не порвалась, хотя эльф очень старался. А когда ему надоело испытывать ее на прочность, распрямилась так проворно, что освобожденная ветка едва не взмыла до небес.

- М-да, - многозначительно заметила Белка, проследив за бешеной пляской потревоженной паутины.

- Ну, и что это значит? - нахмурился Терг.

- Только то, что паучок был тут не меньше недели назад, иначе она бы порвалась.

- Но люди с заставы же пропали за пару дней до того, как мы туда подошли!

- Нет. Это эльфы оттуда ушли за пару дней до нас. А люди исчезли (в этом, кстати, районе) еще за несколько суток ДО ТОГО. А уж сколько пропало поблизости бессловесного зверья, мы и вовсе никогда не узнаем. В любом случае паук ушел, и мы совершенно не знаем, в какую сторону.

Владыка Л'аэртэ чуть нахмурился.

- Он для нас опасен?

- Нет. Но он тут может быть не один. И мне очень не хочется думать, что где-то поблизости может притаиться его грозная родительница. Потому что, в отличие от этой козявки, ОНА вполне могла бы преодолеть Кордон, а это значит, что как раз с ней-то у нас и могут возникнуть большие проблемы... ладно. Поступим так: я пройду немного вперед, чтобы успеть вернуться, если они все-таки не ушли далеко, а вы топайте строго за мной, след в след, поглядывайте по сторонам и, особенно, себе под ноги. Иногда эти твари любят прятать кончики паутинки под листьями. По такой заденете коленом, только-только сообразите, что вляпались, а они уже тут как тут.

Белка еще раз огляделась, но ничего подозрительного не нашла и медленно двинулась дальше, поминутно останавливаясь и настороженно поводя носом. Вот миновала два крупных валуна, как специально расположенных так, чтобы между ними образовалась узкая щелочка. Небольшую рощицу, в которой, напрочь опровергая подозрение о близости паучьего семейства, щебетали на все лады беззаботные птицы. Вот промелькнул крохотный ручеек, в котором наемники едва намочили сапоги. Потом вокруг немного посветлело, потому что деревья стали постепенно расступаться. Вот промелькнула одна уютная полянка, где царила благодать полнейшая идиллия, другая, третья...

Лакр тихонько перевел дух: кажется, им не придется добывать себе на обед свежую паучатину?

Но тут Белка неожиданно остановилась.

- Что-то больно тихо стало... ждите-ка здесь. И ни шагу в сторону! - после чего оставила их на краю очередной поляны и быстрым шагом скрылась между деревьев.

Наемники без напоминаний сгрудились вокруг эльфов. Дружно ощетинились оружием. Слегка прищурились, потому что яркое солнце упруго било прямо в глаза, да еще так сильно играло бликами на мокрых после небольшого дождика листьях, что на них было больно смотреть. Тирриниэль настороженно огляделся, хорошо зная, что Гончая зря не встревожится. Ланниэль и Картис старательно его прикрывали, держа ладони на рукоятях родовых клинков. В шаге от них застыли неподвижными статуями Братья, которым от внезапно наступившей тишины тоже стало неуютно. И, наконец, Лакр тихо обронил:

- Мне не нравится, что мы торчим тут на самом виду. Прямо как приглашение к обеду. Только приходи и жри в свое удовольствие. Может, отойдем подальше и перестанем выглядеть, как главное блюдо на обеденном столе?

Стрегон тоже огляделся, но очень быстро пришел к выводу, что побратим совершенно прав: они действительно стоят на самом виду, как дураки, солнце уже ощутимо жжется, над головой так и вьются мелкие кровососы, выискивая малейшую брешь в можжевеловой защите. А молчаливые деревья сомкнулись вокруг них тесным полукругом и теперь злорадно наблюдают за тем, как глупые чужаки опасно долго медлят с принятием решения.

- Действительно, как на лобном месте, - наконец, негромко буркнул Терг. - Стрегон, давай-ка сдвинемся назад. Под прикрытие деревьев. Вдруг кто сверху прилетит? Говорят, тут водятся весьма крупные и хищные птахи.

Стрегон неуверенно покосился на совершенно чистое небо, но не признать правоту побратима не мог: действительно, сейчас они открыты со всех сторон, особенно сверху. Спереди и сбоку за деревьями ни Торка лысого не видно - слишком плотно стоят. Кроны у всех, как на подбор: широкие, плотные, за листьями даже сучков не рассмотреть. Кто там, за этими сучками, спрятался - не видно тем более. Не говоря уж о том, что каждый миг ждать удара со всех сторон сразу - не самое приятное времяпрепровождение, а отсутствие тени и чрезмерно яркое солнце сводило на нет все их преимущество в хорошем обзоре.

- Влево отступим, - наконец, принял решение вожак. - Немного. Только чтобы с открытого места уйти. Но к деревьям вплотную не приближаться.

Ситты, привыкшие повиноваться вожаку беспрекословно, послушно шевельнулись, машинально увлекая за собой и эльфов. Картис и Лан, переглянувшись, не стали противиться: элементарная логика утверждала, что Стрегон прав. Правда, Тирриниэль при этом ощутил какое-то смутное беспокойство, потому что Белка зря не скажет и явно не могла оставить их торчать на виду, как дураков, надолго. Но ее все еще нет, на сердце становится все тревожнее, а с доводами смертных не мог не согласиться: действительно, они тут похожи на красиво сервированное блюдо для сбежавшей из-за Кордона твари. Осталось только платок на шею повязать и приступать к трапезе. К тому же, от бликов уже начинали слезиться глаза. Даже непонятно, что это там могло так ярко...

Он вдруг замер от неожиданной догадки, а потом рывком запрокинул голову, запоздало сообразив, что солнце бликовало даже там, где НЕ БЫЛО никаких листьев! Казалось, это искрился и блестел сам воздух! Просто потому, что в нем присутствовало что-то еще! То, от чего отражались солнечные лучи и давали такой невыносимый блеск! Что-то совершенно непонятное! Настолько чуждое его привычному миру, что он даже не сумел ЭТО правильно распознать!

Стрегон, последовав примеру эльфа, на мгновение обомлел и чуть не застонал с досады, слишком поздно различив отчаянно слезящимися глазами нити огромной, невероятно прочной, но при этом почти прозрачной паутины, которая накрывала поляну гигантским колпаком. Несколько десятков этих нитей надежно крепились к верхушкам дальних деревьев, давая ей хорошую опору. Между ними натянулся прочный каркас из расходящихся к стволам нитей потоньше. А уже на них неведомый ткач не поленился наложить идеально повторяющие друг друга круги, на каждом из которых играли на свету сотни, тысячи прозрачных липких капелек, чья поверхность так издевательски ярко отражала злорадно скалящееся наверху солнце.

От ужасающего зрелища раскинувшейся прямо над головой гигантской ловчей сети наемники сдавленно ругнулись и инстинктивно попятились еще дальше, не отрывая от нее испуганно расширенных глаз. Шли очень медленно, осторожно, бесшумно переставляя ноги и стараясь ничем не потревожить покой здешних хозяев. Та ли это зверюга, о которой предупреждали на заставе, или еще кто решил поселиться неподалеку от кабаньей тропы - теперь уже стало все равно. Ни у кого не возникло желания знакомиться с местными обитателями поближе. Помня о том, какие тут водятся кролики и волки, как-то не хотелось узнавать, какими вырастают пауки.

Неожиданно Лакр обо что-то запнулся, едва не потеряв правый сапог, но тут же выровнялся и с приглушенной руганью вернулся в строй. Вроде бы целый и невредимый, но у Стрегона в голове вдруг сиреной взвыло знаменитое эльфийское чутье. Он только мельком глянул себе под ноги и едва не взвыл, поняв, что ланниец, зачарованный зрелищем гигантской паутины, напрочь позабыл о предупреждении Белика и только что задел одну из десятков... если не сотен... нитей, которые предусмотрительный и очень необычный паук пустил ПО НИЗУ! Под слоем листьев! Старательно укутал ими землю, словно прозрачным покрывалом, и теперь только ждал, когда неразумная дичь сама потянет за веревочку, сообщая, что обед уже подан.

- Что за...?! - споткнулся следом за Лакром Терг.

- Мать твою! - выругался Ивер, обнаружив, что левое колено во что-то влипло.

- Стоять! - рыкнул Стрегон. - На месте стоять! Не двигаться!

Тирриниэль мелодично выматерился на певучем языке эльфов, но сделать ничего не успел: они почти достигли деревьев, возле которых нижний этаж паутины был особенно плотным. А на слабое колебание нитей этой хитроумной и поистине гигантской сети сверху уже надвигалась чья-то массивная тень.

Лакр с воплем отшатнулся, когда ему на голову свалилось что-то увесистое и мохнатое, крутанулся волчком, стряхивая крупного, размерами с упитанную кошку, паука. В тот же миг Стрегон полоснул по нему мечом, и поляну огласил пронзительный, отчаянно громкий визг, от которого у Братьев заложило уши. Но им внезапно стало не до того, чтобы морщиться, удивляться тому, что у пауков тоже, оказывается, есть голос, или выражать неудовольствие по этому поводу. Потому что с соседнего дерева неожиданно посыпался настоящий дождь из мохнатых тел. А следом за ними, вторя отчаянному воплю погибающего детеныша, откуда-то сверху раздался глухой утробный рык, при звуках которого у Стрегона что-то противно сжалось внутри.

- Мамаша, - звучно сглотнул Лакр, во все глаза уставившись на выскочившую из-за зеленых крон массивную тушу. - Кажется, это пришла их дурная мамаша. И вот теперь нам точно крышка...

Глава 6

Паучиха оказалась настолько большой, что с трудом помещалась на собственной паутине. Казалось, под ее чудовищным весом деревья вот-вот сломаются, а кажущаяся хрупкой кружевная сеть, протянутая над поляной, прогнется до самой земли. Однако нет - ветки все-таки выдержали. С трудом, но справились с непосильной задачей. Да и самка, как оказалось, не зря выбрала именно это место для кладки: у местных палисандров и громадных сосен запас прочности оказался таким, что даже это испытание они сумели выдержать с честью.

Наемники внутренне содрогнулись при виде мощного бочкообразного тела, восьми многосуставчатых, широко расставленных лап, с помощью которых паучиха легко скользила по паутине; покрытой естественным панцирем груди, на которой неподвижно сидела уродливая голова. По достоинству оценили поразительную подвижность, с которой передвигалась эта огромная тварь. А потом с каким-то странным равнодушием подумали о том, что ее будет трудно завалить простым оружием.

Впрочем, может, до этого дело могло и не дойти, потому что в этот же самый момент молодые пауки вдруг с такой прытью начали падать им на головы, будто с появлением матери всерьез заопасались остаться без обеда. Причем, их было так много, что это просто не укладывалось в голове. Хотя если учесть, что даже обычная паучиха способна отложить до пяти сотен яиц в одной кладке, то эта...

От последней мысли Лакру стало нехорошо.

При виде новой напасти Перворожденные молниеносно выхватили свои клинки, властно оттеснив смертных в сторонку и создав между собой и тварями настоящую стальную стену, через которую, как ни старались, не смогла пробиться ни одна из них. Воздух мгновенно наполнился свистом, хрустом разрубаемых тел и неприятным скрежетом, с которым прочные хитиновые пластины неохотно поддавались эльфийской стали. Разрубленные и сброшенные наземь пауки пронзительно визжали, захлебываясь слизью и странного вида кровью, безуспешно пытались подняться, а затем с остервенением лезли обратно, стремясь любой ценой добраться до сопротивляющейся добычи. Они ползли, волоча за собой вывалившиеся внутренности, упорно пытались дотянуться хотя бы до забрызганных кровью сапог... погибали, естественно, потому что эльфы никому не давали второго шанса. Но сверху постоянно напирали все новые и новые твари. Причем, так настойчиво, как будто их подгоняло нечто гораздо большее, чем обычный голод.

Стрегон только мельком глянул в сторону Перворожденных и облегченно вздохнул: кажется, наниматель превосходно позаботится о себе сам, да еще и их прикроет, если потребуется. Не зря же говорят, что эльфы (особенно Темные!) - непревзойденные бойцы. А эти трое с лихвой оправдывали славу изумительных мечников, поскольку без особого труда умудрялись держать на расстоянии такую прорву пауков.

Успокоившись насчет тыла, Стрегон с готовностью обернулся к мамаше, ожидая от нее самых крупных неприятностей, однако та, что удивительно, не спешила нападать. Отчего-то замерла в нескольких шагах от центра паутины, чуть раздвинула устрашающих размеров жвалы, но помогать своим деткам не стремилась. Просто внимательно следила за тем, как остроухие стремительно сокращают количество ее отпрысков, позабывших об осторожности. И не вмешивалась все то время, пока эльфы щедро усеивали землю визжащими, бьющимися в судорогах телами, отшвыривали прочь шевелящиеся обрубки и попутно изящно материли ее голодное, нетерпеливое и ОЧЕНЬ многочисленное потомство. А пошевелилась ненадолго лишь тогда, когда на кронах соседних деревьев с тихим шелестом раздвинулась густая листва и оттуда, взамен уже спустившихся с деревьев и, по большей части, погибших пауков, начали выглядывать целые сотни и тысячи новых любопытных мордочек.

- Матерь божья... да сколько же их тут?! - приглушенно ахнул Лакр, поняв, что на ветвях, искусно скрываясь в листве, притаилась целая армия восьминогих тварей.

Стрегон беззвучно ругнулся, с тоской понимая, что они, пытаясь избежать одной вероятной опасности, очень крупно вляпались в другую. И что выбраться без потерь с этой проклятой поляны, которая кишмя кишела голодными тварями, им вряд ли удастся. А может, не удастся вообще, несмотря на все их таланты, эльфийские руны, способности бессмертных спутников и их чудные клинки, с помощью которых они без особого труда разрубали хитиновые доспехи и с огромной скоростью сокращали число нападающих. Торково копыто... кажется, Белик привел их прямиком в ловушку, тогда как сам ловко ушел из-под удара, оставив их разбираться с этой напастью один на один.

Интересно, он знал, куда их завел?! Или это была всего лишь чудовищная ошибка?!

Лакр только сплюнул, когда громадная масса проснувшихся пауков нетерпеливо сдвинулась с места. Машинально рассек какую-то особо прыткую тварь, вздумавшую отведать его кровушки. Выразительно поморщился от истошного визга. Брезгливо отбросил вяло трепыхающуюся падаль подальше, а потом расслышал повелительный рык паучихи и понял, что она не вмешивается лишь потому, что просто дает деткам (и откуда их взялось СТОЛЬКО?!) возможность поохотиться самим. На беспомощную, глупую, но очень удачно зашедшую в гости добычу, которой даже с учетом возможностей эльфов хватит далеко не всем.

Он так увлекся завораживающим зрелищем приближающейся паучьей лавины, до того проникся ужасающей красотой этой диковатой картины, так ярко представил себе, как эта шевелящаяся масса сейчас накроет их с головой, вонзая тысячи жвал и раздирая их тела на миллионы кусочков... что не сразу обратил внимание на то, как в какой-то момент вдруг странно дернулась и завертелась на своей паутине чудовищная мамаша. Как сухо щелкнули ее жвалы, беспокойно шелохнулась передняя пара лапок, задергались тонкие усики и тревожно выскочило из брюшка ядовитое жало. Но потом откуда-то услышал еще один, гораздо более громкий, чем в первый раз, рев, и неожиданно осознал, что серьезно ошибся в выводах, считая главной в этой большой семье громадную мамашу. А когда жуткий звук, в котором смешался волчий вой, птичий клекот и издевательский хохот гиены, раздался в третий раз, со всей ясностью понял, что самка не только давала деткам славно отобедать, а просто-напросто ждала к накрытому столу своего чудовищного супруга.

- Нам хана, - деревянным голосом сообщил Терг, первым подметив, как выразительно заколыхались кроны дальних деревьев. - Теперь, когда сюда спешит папаша, нам точно хана.

- Не хочу, чтобы меня жрал и мазал соплями какой-то здоровый восьмирукий мужик, - тихо согласился Лакр, краем глаза отметив, что у эльфов слегка поубавилось работы, а пауки, словно по сигналу, отпрянули в разные стороны. Кажется, мелкота решила не мешаться под ногами у родителей? - Торос, самец твой, а я возьму на себя "девушку". Все-таки женский пол в моей компании - гораздо более естественное зрелище, нежели что-то другое.

- Жаль, что этим зрелищем ты уже не успеешь насладиться, - огрызнулся южанин, пытаясь стряхнуть с сабель густую паучью кровь.

- Да и ты, как мне кажется, уже не сумеешь позлорадничать...

Тем временем, рев самца неожиданно взвился до небес, отчего самка нервно заозиралась, а ее "детки" совершенно отчетливо и поразительно дружно попятились, стремясь как можно скорее взобраться обратно на деревья. Мгновением спустя подозрительно громко хрустнула подломившаяся под огромным весом сосна, негодующе заскрипели столетние палисандры, застонала от натуги потревоженная паутина. Наконец, откуда-то сверху с поразительной скоростью и просто фантастическим проворством спрыгнула гигантская, совершенно невероятная по своим размерам туша, рядом с которой мощная самка смотрелась как-то мелко. А потом огромный самец заметался среди натянутых по низу нитей, беспрестанно вопя и безжалостно обрывая концы любовно сплетенной сети, словно обезумев от ярости. Или же... от боли?

Терг звучно сглотнул, абсолютно не представляя, что они смогут сделать с подобной тварью, но паук, не обратив никакого внимания ни на людей, ни на подругу, ураганом пронесся по всей поляне. Кажется, не видя никого и ничего. Не слыша предупреждающего ворчания самки. И даже не замечая, что испуганно разбегающиеся во все стороны детеныши гибнут под его лапами целыми десятками. Паутина в тех местах, где он умудрялся ее задеть, опасно натягивалась и ощутимо трещала, грозя вот-вот порваться. Верхушки соседних деревьев склонились чуть ли не до земли, до последнего сопротивляясь тяжелому весу. При виде неистовства супруга даже воинственно настроенная самка прекратила ворчать и тревожно попятилась. Однако это ее не спасло: в какой-то момент он все-таки не сумел вовремя свернуть, неловко зацепил одну из нитей, едва не прилипнув к клейкой поверхности, и лишь в самый последний момент успел этого избежать. Но при этом не удержался на повороте и, задев подругу плечом, едва не сшиб ее на землю. После чего получил молниеносный ответный удар жвалами в грудь и заметался по поляне с удвоенной силой, оглашая ее невнятным рычанием и подозрительными хрипами.

Лакр сперва подивился этим странностям, потому что такое поведение, по его мнению, было совсем нетипично для хищников, но потом ему стало резко не до размышлений, потому он, наконец, понял причину беспокойного поведения самца. Вернее, увидел крохотную, почти незаметную фигурку, сидящую на его волосатой спине и остервенело вонзающую в узкую щель между хитиновыми пластинами странный, иссиня черный клинок, по которому то и дело пробегали зеленоватые искры.

- Белик! - дружно ахнули воины, а Тирриниэль ошеломленно поднял голову. - Ты что делаешь?!

Но Белка даже не обернулась: вцепившись в паучий загривок чуть ли не зубами, она с силой ударила снова и зло искривила губы, когда самец вздрогнул всем телом и хрипло заорал. Затем ловко нагнулась, выхватила откуда-то из-за спины еще один меч, на котором ядовитым пламенем горели древние эльфийские руны, и, уцепившись за какой-то нарост, соскользнула вниз. Но не упала. Отнюдь. Несмотря на то, что гигантский паук, обезумев от боли, начал сшибать собой вековые сосны. Она просто повисла на одной руке, уподобившись дерзкой пиявке. Наконец, перехватила родовой клинок поудобнее и, улучив момент, с размаху вогнала в единственную, по-настоящему уязвимую точку - прямо у основания головы, слева. Как всегда делала с тварями Проклятого Леса.

Паук хрипло вскрикнул, опасно споткнулся, жутковато захрипел. Лапы его подогнулись, заставив толстое брюхо вспахать рыхлую землю. Почти в тот же миг он начал странно заваливаться, неуклюже пошел боком, выворотив с мясом какой-то пень. Едва не затоптал ошеломленно замерших Братьев, а потом... развернулся и вдруг буквально прыгнул к растерявшейся от неожиданности подруге. То ли за помощью, то ли от отчаяния, а то ли ища спасения в липкой, потревоженной, но все еще опасной для чужаков паутине.

Самка не успела отреагировать на этот странный маневр и не смогла увернуться, когда разогнавшийся самец ударился об нее всем телом. Мощным ударом ее буквально вынесло на край поляны, опрокинув навзничь и отбросив довольно далеко от ошеломленно застывших Братьев. Однако от этого рывка и Гончая не удержалась - изрыгнув целый рой страшных проклятий, все-таки сорвалась со скользкой спины издыхающего паука, и, сочно выругавшись во второй раз, невесомой ласточкой улетела вперед.

Прямо на звучно щелкнувшую жвалами самку.

- Бел!!! - тихо ахнули эльфы и, позабыв обо всем на свете, в едином порыве бросились к Белке. Стрегон, к своему немалому удивлению, тоже от них не отстал. А вместе с ним слаженно рванули и остальные, не успев даже подумать, зачем и почему это сделали.

Белка же, успев в последний момент поджать под себя ноги и диковато извернуться, перехватила бешено щелкающие жвалы одной рукой, с силой оттолкнулась от обманчиво тонкого усика второй. Взлетела в воздух повторно и вполне удачно приземлилась. Правда, не в жадно распахнутой пасти, как подумали всполошившиеся эльфы, а почти на загривке неловко упавшей самки.

Рухнув на нее плашмя, Гончая намертво вцепилась в хитиновые наросты, незаметно перевела дух, торопливо нащупывая ногами опору. Затем коротко оглянулась, ища растерявшихся спутников (не задело ли, пока она тут объезжала паучка?), но вдруг обнаружила всех девятерых бегущими навстречу и глухо застонала:

- Дураки... назад! Назад, кому сказано!

Да только они, к несчастью, не услышали. И, кажется, даже не заметили, что с Гончей все в полном порядке. А если и заметили, то не остановились, явно вознамерившись во что бы то ни стало отвлечь на себя внимание твари.

Что уж заставило их забыть о привычной осторожности - непонятно. Почему даже рассудительный Тиль вдруг отбросил в сторону свойственную ему разумность - непонятно вдвойне. Но факт в том, что они в тот момент как с цепи сорвались и, вопреки всем разумным доводам, дружно накинулись на пришедшую в себя паучиху.

Причем, поначалу им даже везло: пока она поднималась, Тиль и Лан, проскользнув под самыми жвалами, смогли подрубить одну многосуставчатую ногу, заставив самку пошатнуться и, разумеется, взъяриться еще больше. Стрегон и Лакр в это же самое время с непонятным ожесточением взялись за другую ногу. Брон, Терг и Ивер нацелились на третью, а Картис попытался достать до относительно мягкого брюха, где хитин с виду был тоньше и уязвимее, чем, скажем, на боках.

Однако, как оказалось, он жестоко ошибся, потому что, как выяснилось, громадная самка везде была защищена одинаково хорошо, за исключением всего нескольких точек, так что даже эльфийские клинки не причинили ей особого вреда. Но зато она, обезумев от ярости, ответила на атаку настолько стремительно и точно, что замешкавшегося эльфа буквально вышвырнуло с поляны. А стоявшему рядом с ним Брону досталось так, что от сочного хруста, с которым ее жвалы распороли ему бедро, казалось, заложило уши. После чего его еще и с силой толкнули в грудь, заставив пролететь добрые два десятка шагов, проломить собой густой куст храмовника и со всего маха удариться о сосновый ствол, по которому потерявший сознание наемник беззвучно сполз на землю и уже там подозрительно быстро затих.

Секунду спустя от неистово мечущейся самки отпрыгнул, тряся окровавленной рукой, Лакр. Затем выпал из схватки Терг, получив скользящий удар по голове и едва с ней не расставшись. Потом чуть не попался Лан. Следом за ним некстати оступился Ивер, но Стрегон вовремя выдернул побратима из-под удара ядовитого жала, так что он почти не пострадал.

А вот Белка, отчаянно пытающаяся удержаться на неудобной паучьей спине, благодаря их вмешательству чуть не свалилась на землю. С чувством поминая про себя самоуверенных болванов, не дающих ей закончить грязную работу, она с трудом дождалась, пока самка ненадолго остановится. Выхватила из-за пояса подарок Крикуна и, мысленно возблагодарив старого друга за заботу, с силой всадила вороненый клинок в узкую щель между хитиновыми пластинами по самую рукоятку.

От резкой боли самка пронзительно взвизгнула, но почти сразу неловко споткнулась и буквально рухнула на неподвижное тело мертвого супруга. Белка, хищно сверкнув глазами, тут же перелетела через ее голову, умудрившись прямо на ходу высвободить из убитого паука свои парные клинки. Ловко перекувырнулась, вскочила, намереваясь добить живучую гадину. Но увидела, что та уже проворно развернулась, готовая к новой атаке, и зло оскалилась в ответ.

Она не учла только одного. И лишь об одном не успела подумать, когда пристально следила за грозной противницей. Одного не предусмотрела, когда буквально по секундам вымеряла скорость своего последнего рывка, потому что слишком привыкла к тому, чтобы ее приказы исполнялись безукоризненно точно. И не сразу увидела, как под ноги раненой твари в самый последний момент метнулось чье-то гибкое и ловкое тело. Которое обозленная до предела, смертельно раненая, но еще не потерявшая сноровки паучиха с легкостью перехватила прямо в полете, играючи подбросила передними лапами, а потом раздраженно щелкнула челюстями, намереваясь перекусить пополам.

Тиль... эх, Тиль... ну, куда ты полез, ненормальный, упрямый до безумия эльф?!

Белке потребовалась лишь доля секунды, чтобы осознать свой нелепый промах и тихо застонать от отчаяния, а затем сигануть с места в гигантском, просто невозможном прыжке, чтобы успеть выбить из паучьих лап упрямого остроухого дурака, а потом самой взвыть от ощущения сомкнувшихся на талии челюстей.

- Белик! - горестно ахнул Стрегон, когда она в последнем усилии замахнулась мечами, которые так и не пожелала выпустить из рук. - Зачем?!

Вместо ответа Гончая упрямо вонзила родовое оружие в неподатливое паучье тело и что-то сдавленно прошептала. Эльфийские клинки тонко вскрикнули, засветились, а затем, распоров потемневшее небо двумя серебристыми молниями, буквально взорвали массивное тело твари изнутри. Забрызгав поляну едкой слизью, яростно полыхнув зелеными огнями, едва не ослепив поспешно отвернувшихся Братьев и напоследок щедро окатив их жгучими искрами исконно эльфийской магии. Которая, впрочем, очень быстро угасла, оставив после себя лишь витающие повсюду клочья жирного пепла, стойкий запах гари и мерзкий привкус на губах, от которого хотелось поскорее избавиться.

От удара паучью голову с зажатой в жвалах Белкой отбросило далеко в сторону. Несколько раз ее перекувырнуло в воздухе, затем протащило по земле, покрыв устрашающей маской из крови, обрывков ткани, иголок и прилипших листьев. Наконец, зацепило о какой-то ствол, с гулким стуком перевернуло, и только тогда мертвая башка, наконец, соизволила остановиться. В этот же момент обезглавленное тело окончательно осело на горящую землю. Затем благородная эльфийская сталь медленно погасла, погрузив поляну в оглушающую, какую-то мертвую тишину. А в этой тишине, словно нелепый дождь, с деревьев плавно, как в дурном сне, посыпались моментально издохшие пауки.

На какое-то время лес пугливо притих, словно страшась нарушить воцарившееся молчание. Птицы разом замолчали. Звери, если кто и был поблизости, тоже предпочти затаиться. Чудом уцелевшие люди растерянно опустили руки, молча глядя на неподвижное тело под ногами, а Лан и Картис оказались ошеломлены настолько сильно, что лишь через несколько секунд смогли издать какой-то жалкий стон и, в ужасе переглянувшись, беззвучно прошептать:

- Seille...

Владыка Л'аэртэ не двигался и, кажется, почти не дышал. Лежал ничком, уронив гордую голову и зарывшись лицом во влажную землю. К несчастью, мощный удар пришелся по нему дважды: сначала паучиха зацепила когтем, играючи распоров куртку, рубаху, прочную кольчугу и половину груди вместе с ней. А потом отбросила из-под смыкающихся челюстей Белка, благодаря чему царственный эльф, хоть и потерял сознание, но все же был жив.

- Темная Бездна... - Ланниэль только горестно застонал, когда упал возле повелителя на колени и с ужасом увидел на его груди глубокую, безобразную, обильно кровоточащую рану. Картис побелел, как полотно, и пошатнулся от ужасной мысли, с тревогой следя за повелителем, пока молодой маг торопливо отдавал ему свои силы. А затем подошел, со стыдом опустив голову, и обреченно протянул руку:

- Возьми мою.

- Нет. Ты еще можешь понадобиться, - мотнул головой Ланниэль. - Если я не справлюсь, ты его защитишь и поможешь. Твоя жизнь ничего не исправит: наши силы слишком малы для него. Но я постараюсь... я сделаю все, что смогу... посмотри, как там Бел, хорошо?

Стрегон стремительно повернулся в сторону паучьей головы, под которой почти не виднелась хрупкая фигурка Гончей. Только испачканные и порванные сапожки выглядывали из-под тяжелой туши, да неимоверно бледное, совсем нетронутое смертью лицо: красивое, утонченное, изящное. Он уже видел: Белик не дышал. Вернее, вообще не шевелился, но не оттого, что мешала дикая тяжесть на животе, а потому, что острые жвалы несколько раз подряд прошили его тело насквозь, после чего чудовищная голова еще и вдавила в землю так, что легкий мальчишка буквально утонул в недорытой могиле.

- Гляньте, что там с Броном, - внезапно севшим голосом велел вожак, с трудом заставив себя отвести взгляд.

Терг поспешно кивнул и бегом кинулся к раненому. По пути сперва осторожничал, не до конца веря, что со смертью "родителей", остальные пауки разом испустили дух, однако неподвижные твари никак не отреагировали на его тяжелую поступь - не пошевелились, не пискнули и даже не огрызнулись. Просто с отвратительным хрустом проминались под сапогами, оставляя после себя мерзкие пятна какой-то вонючей слизи. Но не больше.

Добравшись до неподвижного побратима, Терг почти сразу нахмурился: у того оказалась скверная рана. Паучиха разодрала ему бедро почти до кости, от мышц остались лишь жалкие обрывки, так что вряд ли Брон когда-либо сможет нормально ходить. К тому же, Брон при всех своих способностях до сих пор не пришел в себя и был едва ли не бледнее Белика.

Терг сжал челюсти, привычно стянув изувеченную ногу побратима собственным ремнем. Затем отыскал в карманах и разжевал несколько полезных травок, которые могли бы ему помочь. Аккуратно, но быстро перевязал. Наконец, осторожно поднял бесчувственного напарника с земли и бережно перенес на поляну, где уложил под относительно целым деревом, заботливо закрыл плащом и только после этого сухо отчитался Стрегону.

Полуэльф, едва взглянув на раненого и убедившись, что Терг действительно сделал все, что мог, лишь молча кивнул. Одновременно с этим пристально проследил за тем, как Лакр торопливо перевязывает себе руку, а Ивер, болезненно морщась, осторожно вытирает окровавленный висок. При виде настороженно озирающегося и практически невредимого Тороса удовлетворенно отвернулся. Затем убедился, что наниматель тоже жив и окружен заботой сородичей, на лицах которых отчаяние уже сменилось неимоверным облегчением. Потом тяжело вздохнул и, скрепя сердце, подошел к неподвижно лежащей Белке.

Какое-то время он пристально всматривался в безусое лицо, с затаенной надеждой выискивая там признаки жизни. Со странным чувством смотрел на плотно закрытые веки, за которыми не угадывалось никакого движения. Следил за упавшей на губы травинкой, стараясь уловить хоть малейшее шевеление, которое подсказало бы, что мальчишка еще дышит. Несколько ударов сердца напряженно ждал, но потом с новым вздохом опустился на корточки и протянул руку.

- Эх, Бел...

- Стой! - хриплым шепотом велели ему со спины. Стрегон изумленно обернулся, но пришедший в себя Тирриниэль - бледный, измученный и едва живой - вдруг с немалым трудом поднялся с земли и сердито на него уставился. - Не трогай его! Не смей!

Наемник совсем оторопел, когда эльф, буквально издыхавший минуту назад, упрямо выпрямился, а затем, опасно пошатываясь, сделал несколько безумно тяжелых шагов к Белке, решительно оттолкнув чужую руку.

- Не трогай, - повторил устало, падая возле нее на колени и с силой зажимая окровавленный бок. - Никогда его не трогай... если хочешь жить...

- Seille? - непонимающе переспросил Стрегон.

- Отойди!

- Вам надо отдохнуть и перевязаться. Ваша рана... - наемник с досадой поджал губы, когда наткнулся на откровенно раздраженный взгляд нанимателя. - Она очень опасна. Вам не следует собой рисковать.

- Я сказал: вон отсюда!

Стрегон, не смея больше перечить, резко отвернулся и послушно отошел.

- Seille?! - вместо него горестно воскликнул Картис. - Он прав. Пожалуйста... позвольте нам помочь... у вас не хватит резерва! Здесь нет Источника! И вам нельзя пользоваться магией! Seille!

Ланниэль тяжело вздохнул.

- Пожалуйста... это слишком опасно!

Но Тиль даже головы не повернул - он до рези в глазах всматривался в неподвижное лицо Гончей, как недавно Стрегон. Потом с силой сжал гудящие виски, понимая, что снова рискует, а затем коротко велел:

- Освободите!

Лан и Картис, пряча отчаяние, без единого возражения взялись за тяжелую паучью голову. Дружно приподняли, позволили повелителю бережно вытянуть из-под нее бездыханное тело невестки и горестно вздохнули: на ней живого места не было - изящная курточка оказалась изодрана в клочья, от правого рукава остались одни ошметки, покрытая слизью рука казалось окутана тончайшей пленкой засохшей крови, которая отчего-то легла на белоснежную кожу не просто так, а странными, причудливыми узорами. На живот вообще было страшно смотреть - надетая под куртку кольчуга свалялась тугим комком и была порвана сразу в дюжине мест, будто ее ожесточенно жевали. А все остальное настолько вывозилось в земле, что не представлялось никакой возможности оценить, насколько же серьезно она пострадала.

- Ох, Бел... Seille, как он?! - не выдержал, наконец, Лан.

- Сейчас узнаем, - устало отозвался Тирриниэль. - Отойдите. Я не уверен, что малыш будет в состоянии отличать друзей от врагов.

- Может, лучше мне? - робко предложил молодой маг, качаясь от слабости.

- Сиди. Себя сумей на ногах удержать.

- Но вы ранены!

- Ничего. Как говорит наш малыш: авось не помру, - прошептал Темный Владыка. - Все-таки у меня шансов немного побольше, чем у вас двоих, так что не будем рисковать.

Он с тихим стоном наклонился, пережидая боль в поломанных ребрах, незаметно скривился, почувствовав, как по телу тоненькими струйками сбегают горячие алые ручейки, но все равно упорно протянул руку и бережно, самыми кончиками пальцев коснулся гладкой щеки Белки.

- Малыш...

Тирриниэль ждал этого, готовился, надеялся, что сумеет выстоять и успеет отшатнуться, но даже он не смог сдержать тихого возгласа, когда от мимолетного касания его пальцы пронзила невидимая молния, заставив руку онеметь до самого плеча. На коже Гончей мгновенно вспыхнула сложная вязь узоров, сверкнула на короткий миг ядовитой зеленью, едва его не ослепив, а затем бешено засияла, вынуждая инстинктивно зажмуриться. Правда, деталей он уже не увидел, потому что мир внезапно вспыхнул изумрудным пламенем и ненадолго угас, бесследно растворившись в бешеном водовороте нахлынувшего безумия. А потом ненадолго исчез, оставив после себя лишь звенящую пустоту в душе, смутную боль от ощущения острого одиночества и странное чувство того, что это когда-то уже было.

Никто и ахнуть не успел, как она распахнула глаза и взметнулась с земли в неимоверно быстром, поразительно мощном прыжке. С лютым рыком отшвырнула склонившегося эльфа, ударила его коленями, играючи опрокинув навзничь. Придавила для верности тяжело вздымающуюся грудь и, стиснув одной рукой) податливую глотку, второй молниеносно выхватила нож. После чего хищно оскалилась и буквально вонзила лютый взгляд в его побледневшее от боли лицо.

Стрегон вздрогнул, не найдя в этих жутко позеленевших радужках ни единого проблеска разума. Только звериную ярость, дикую по своей силе ненависть, необъяснимое, но неподдельное бешенство и леденящую, какую-то неукротимую злобу, от которой сердце было готово вот-вот дать предательский сбой. Краем глаза он подметил, как пятятся назад побратимы, инстинктивно пряча лица и опуская взгляды, а руками непроизвольно нашаривают рукояти мечей. Потому что в этот миг их юный проводник, умеющий парой слов развеселить даже самого завзятого хмыря, вдруг сам превратился в настоящего зверя.

При виде этих бешеных глаз полуэльф вдруг некстати подумал о том, что вполне мог бы сейчас лежать на месте Тиля. А еще через миг со всей ясностью вдруг понял, почему в ту ночь... у могилы собственного предка... получил предательский удар: кажется, теперь он понимал, почему задорный сорванец просил не трогать его руками... боже... это было действительно страшно!

- Малыш, это я, - хрипло прошептал Тирриниэль, чувствуя, как безвозвратно теряет себя, но не делая попытки вырваться из стальной хватки. - Это всего лишь я... ты меня не узнаешь? Малыш, остановись... прошу тебя... не надо...

Белка тихо заурчала, подражая кровной сестре. Затем стремительным движением наклонилась ниже, обдав Темного эльфа ошеломительным ароматом эльфийского меда, от которого его сердце гулко загрохотало и едва не выпрыгнуло из груди. Странно наклонила голову, всмотрелась. Наконец, в изумрудных глазах промелькнула слабая тень узнавания, удивление, а потом - и первая разумная мысль.

- ТИЛЬ?!

- Я, малыш, - с невыразимым облегчением выдохнул раненый эльф. - И я ужасно рад, что с тобой все в порядке.

Белка сильно вздрогнула и внезапно опомнилась. Осознала себя сидящей на груди бледного до синевы остроухого свекра, держащей его за глотку, трепанной и встопорщившей невидимую шерсть. Затем увидела свою руку, на которой все еще полыхала зелеными огнями эльфийская магия, и с тихим проклятием отпрыгнула в сторону, лихорадочно заозиравшись в поисках хоть какого-то спасение. Наконец, забилась под первый попавшийся куст, сжалась в комок, крепко зажмурилась и так застыла, проклиная все на свете и упорно гася рвущуюся наружу силу, с которой никто из присутствующих был просто не способен совладать.

- Господи...

Ее сотрясла крупная дрожь.

Владыка Л'аэртэ, тяжело дыша, обессилено прикрыл веки, силясь унять бешеный галоп взбунтовавшегося сердца. Пытаясь не вспоминать то, что видел, и не думать о том, что могло бы быть, если бы не сын, не его перстень, не ее нежелание... боги, какой же это соблазн - просто коснуться, вдохнуть поглубже, замереть, наслаждаясь чужим счастьем и незаслуженной близостью! Как трудно его перебороть, как хочется потянуться навстречу, надеясь и боясь одновременно...

Он с огромным трудом заставил себя выкинуть из головы посторонние мысли. Пинком затолкал недостойные эмоции поглубже, с хрустом сжал челюсти и едва не взвыл от упорного желания шагнуть за ней следом. Но все-таки удержался, остановился, заставил себя думать о другом. Ведь несчастная девчонка, обретшая по вине его старшего сына свою ужасающую силу, ничем не хотела его задеть. Никогда. Ни разу. И сейчас до крови кусала губы, ненавидя себя за то, что натворила в беспамятстве.

- Бел? - наконец, прошептал он, когда смог нормально вздохнуть.

- Прости... прости, Тиль, я не хотел... ты же знаешь, что этого нельзя делать... зачем... ну, зачем ты так рисковал?!

- Я беспокоился.

- Проклятье! - простонала Белка, постепенно усмиряя вышедшую из-под контроля магию. Стиснула пальцами виски, уткнула нос в колени и повторила: - Проклятье! До чего мне все это надоело!!!

Ланниэль, спохватившись, кинулся поднимать своего повелителя с земли, а Картис осторожно направился к раскачивающейся на земле Гончей, благоразумно остановившись в нескольких шагах от нее.

- Бел, все хорошо. С ним все в порядке. Он сильный. И руки у тебя уже не светятся... Бел?

- Как же я все это ненавижу! Столько лет... столько проклятых лет...

- Бел, ты как?

Она на миг сжалась в крохотный несчастный комочек, словно хотела вовсе отсюда исчезнуть, напряглась, задрожала... а потом вдруг разом выпрямилась. Словно заметила, наконец, неловко переминающегося поодаль эльфа, вспомнила про остальных, кто до сих пор не мог поверить в ее неожиданное воскрешение. Решительно стряхнула с себя ненужную слабость и распахнула ясные голубые глаза, где больше не было ни единого намека на прежний яд. Потом так же упруго поднялась и, сбросив с себя маску озорного мальчишки, отрывисто бросила:

- Тиль, ты ранен?

- Есть немного, - хрипло отозвался Темный Владыка, осторожно перенаправляя в обескровленном теле основные потоки силы. Довольно быстро ему удалось полностью остановить кровотечение, уменьшить боль, заставив края раны потянуться навстречу друг другу. Но Гончая не стала дожидаться, пока он истощит свои резервы: рывком подняв свой мешок, она оттуда вытащила драгоценный пузырек с "нектаром" и кинула молодому магу.

- На, хлебни. И этому ушастому герою тоже дай. Потом натри вокруг раны и перевяжи. Кого еще задело? Картис?

- Нет. Царапина.

- Стрегон? Терг?

- Брона зацепило крепко, - осторожно подал голос Лакр.

При виде окровавленного тела под деревом у нее опасно похолодел голос.

- Лан, оставь Тиля на Картиса и займись им. Быстро. Мы тут сильно наследили, поэтому надо убираться как можно скорее. Дай парням по капле "нектара", а Брона смажь так же, как и Тиля. Но не больше, понял? Как придем - сам посмотрю. Рыжий, покажи ему свою руку. Остальным - собирать вещи и быть готовыми к тому, что до ночи придется бежать бегом. Раненых возьмете на руки и будете сменять друга по мере необходимости. Все, за работу!

Белка окинула потемневшим взглядом разгромленную поляну, убитых пауков, поломанные деревья, щедрые брызги крови на траве, свои отброшенные мощным ударом в сторону мечи... и с трудом заставила себя смолчать. Только хлестнула злым взглядом по хваленым членам Братства, у которых не хватило терпения просто стоять на месте, по сконфуженно опустившим головы эльфам, которые не догадались их остановить, а затем резко отвернулась.

- Живо! - сухо повторила Гончая, прекрасно понимая, что они слишком ошеломлены случившимся, чтобы повиноваться беспрекословно. Особенно тем, что она до сих пор жива, ходит и даже способна ругаться, в то время, как кольчуга под курткой (да и сама куртка) превратилась в жалкие лохмотья, а сложный узор на руке только-только сменил цвет с изумрудного на привычный алый.

Не обращая больше внимания ни на кого, она рывком избавилась от нижнего края бесполезной брони. Просто дернула и оторвала, не услышав дружного изумленного вздоха за спиной. Затем сняла с ножен испачканную тряпицу, осторожно потрогала отчаянно ноющие бока, на которые пришелся мощный удар острых жвал. Незаметно скривилась, а затем резким движением обернула тряпкой поясницу и скрыла от посторонних глаз причудливую рунную вязь на обнажившейся коже. Потом подхватила перепачканные слизью мечи, резким движением стряхнула с них зеленоватые капли и вернула на законное место. Наконец, так же молча подняла выроненные Тилем родовые клинки, полюбовалась высветившимися защитными рунами на слегка изогнутых лезвиях и ловко забросила в валяющиеся неподалеку ножны.

- Хорошие у тебя мечи, Тиль...

- Да уж, не хуже твоих, - криво усмехнулся Тирриниэль, осторожно ощупывая грудь.

- Идти сможешь? До ночи потерпишь?

- Да. Но учти: потом свалюсь с ног. И надолго.

- Ничего, - рассеянно кивнула Белка, протягивая ему родовое оружие. - Там у нас будет время заняться твоей раной и резервом. Главное сейчас - запутать следы. Лан, как у тебя?

- Не больно хорошо, - вздохнул молодой эльф, закончив перевязывать Брона. - Крови потерял много, и нога явно не выдержит его веса. Но повязка сухая - "нектар" отлично сработал. Да и в себя он уже пришел. Правда, не знаю, надолго ли его хватит.

Она коротко посмотрела, и раненый наемник невольно вздрогнул от непривычно острого, поразительно колючего взгляда, которого в дерзком пацане прежде не подозревал.

- Ты идешь вместе со всеми, - холодно сообщила ему Белка, подбирая с земли свои вещи. - Выдержишь мой темп - выживешь. Свалишься - умрешь. Если твой ситт вытащит тебя на руках - выживешь. Бросят - умрешь. Никаких других вариантов для тебя нет. Если дотянешь до вечера, приведем тебя в порядок, но до тех пор терпи и радуйся, что нас еще не вычислили и ты не превратился в бесполезную обузу. Будь мы в Проклятом Лесу, ты был бы уже мертв. Все понял?

Братья ошеломленно моргнули. Но маленькая Гончая преобразилась настолько внезапно и резко, что они на какое-то время самым невероятным образом растерялись. Ее красивое лицо стало вдруг жестким и бесстрастным. Голос - ровным и тихим, с отчетливыми рычащими нотками. Тонкие пальцы, подобравшие с земли какой-то сучок, без особого труда расщепляли столетнюю древесину на отдельные волоконца. А походка из прежней, угловатой и резкой, вдруг превратилась в мягкую, крадущуюся, кошачью. Белка словно стелилась по земле хищным зверем, готовая в любое мгновение развернуться и бестрепетно сломать чужую шею или вырвать этими самыми пальчиками чей-нибудь беззащитный кадык. Она словно стала иной. Чужой. Страшной. Какой-то ужасающе великолепной, какой только может быть удачливая, смертоносная хищница. И это настолько чувствовалось, настолько пропитало потяжелевший воздух, что у людей просто волосы встали дыбом.

- Белик...

- Заткнись, Лакр. У меня нет времени, чтобы все пояснять или препираться. Выбирайте: или вы идете со мной, или дожидаетесь смерти тут. Если предпочтете первое, то сразу предупреждаю - за первое же ослушание убью на месте. И запомните: предупреждаю я только один раз, - она обвела их жутковатым неподвижным взглядом, из которого напрочь исчезли всякие отголоски чувств. Вынудила отступить на шаг, потому что в этих помертвевших и словно выцветших глазах больше не было ни угрозы, ни прежней ярости... ничего. Только бесконечный холод и лютая стужа. Та самая угнетающая, поистине страшная стужа, которой Гончие всегда отличались от остальных Диких Псов. - Дальше вы идете молча, смертные. И вы подчиняетесь или мне, или же никому. Сегодня из-за вашей ошибки могли погибнуть все. Вам было велено ждать на месте и не вмешиваться. Вам было велено не лезть туда, куда не просят...

У нее в голосе проступили нехорошие шипящие ноты.

- Но вы подвели меня, люди. И совершили опасную ошибку, за которую в прежние времена я убил бы любого из своих Псов. Вы не исполнили то, что было велено. Я недоволен. И я больше не намерен этого терпеть. Тиль!

- Да, Бел, - немедленно отозвался Темный Владыка.

- В стае может быть только один Вожак. Это значит, что у тебя больше нет права голоса.

- Хорошо. Я понял.

- Картис, ты делаешь только то, что скажу я. Ничто другое не имеет значения.

- Да, Бел. Я не оспариваю твое право.

- Лан, ты следишь за Броном и делаешь все, чтобы он дотянул до вечера.

- Конечно, я постараюсь.

- Ты СДЕЛАЕШЬ, а не постараешься! - бешено сверкнула глазами Гончая, на мгновение став до боли похожей на свою кровную сестру.

- Да, Бел. Я все сделаю, - дрогнувшим голосом отозвался эльф.

- Хор-рошо, - она неторопливо прошлась вдоль строя оторопевших людей, враз ощутивших ее истинную суть. Внимательно оглядела их мертвыми глазами бесконечно древнего, чуждого, смертельно опасного существа. Затем подчеркнуто медленно обнажила ровные белые зубы и тихо проурчала:

- А вы... если еще раз меня подведете, никогда больше не спутаете гнев настоящей Гончей с жалким недовольством своих Мастеров. Это понятно?

Стрегон замер, ощущая, как истошно вопит об опасности внутренний голос и как дрожит на коже его татуировка, которую попеременно бросало то в жар, то в дикий холод, словно говоря, что этот странный пацан, превратившийся вдруг в свирепого зверя... что он не лжет. Ни в чем. Даже в том, что считает себя вправе и имеет все возможности, чтобы легко справиться даже с двумя полными ситтами Братства.

- Вот так, - зловеще прошептала Белка, с удовлетворением увидев промелькнувший в чужих глазах отголосок первобытного страха. - Почувс-с-твовали, что я могу при желании разор-рвать вас-с на части... и это хор-рошо... Картис!

- Да, Бел, - выжидательно посмотрел эльф.

- Ты поведешь их вперед. Строго на север. Темп - тот, что я показал вчера. Справа от тебя будет ручей - двинешься точно по нему. Потом будет протока - по ней и свернешь. На сушу не выходить, тряпки не бросать, кровью нигде не пачкать. За Тиля отвечаешь головой. Лан, на тебе Брон. Стрегон, следишь за своими подопечными, чтобы снова ничего не напортили. А я нагоню позже. Все, свободны.

Перворожденные без тени сомнений похватали свои вещи и почти бегом кинулись прочь: отлично почувствовали, что ей в таком состоянии нельзя ни перечить, ни сомневаться, ни спорить. Если, конечно, дорога жизнь. Потому что это не Белка сейчас говорила, нет. Это грозно ворчала ее кровная сестра на пару с проснувшимся от долгой спячки Вожаком Гончих - тем самым, которым она бессменно была на протяжении более пяти с половиной веков. И возражать этому страшноватому дуэту казалось сейчас не только неразумным, но и крайне опасным занятием.

Стрегон тоже сделал своим знак собираться, но понукать никого не потребовалось: проникнувшись до мозга костей, наемники поразительно быстро похватали все, что могли. Насторожено покосились на изучающего их холодными глазами Белика. Еще раз убедились, что опасно ошиблись в этом скрытном пацане, и поспешили нагнать нанимателя с его притихшими спутниками. Потому что пронизывающий насквозь взгляд, которым одарила их взбешенная Гончая, не мог не вызывать внутренней дрожи - это был странный, внимательный и откровенно оценивающий взгляд голодной хмеры, которой она на какое-то мгновение действительно стала.

Глава 7

Ручеек нашелся именно там, где было указано, и в течение нескольких долгих часов вел людей и эльфов сперва на северо-восток, потом разбился на несколько, примерно одинаковых по ширине рукавов, один из которых, как и предсказывала Белка, уходил строго на север. Но примерно через час весьма некстати закончился небольшим болотцем, откуда, в свою очередь, брала начало узкая лента какой-то мелкой реки.

Картис прямо на бегу перепрыгнул из одного водяного рукава в другой. Бестрепетно прошел по краю болота, заставив следующих за ним по пятам наемников вывозиться чуть ли не до ушей. Тщательно проследил за тем, чтобы никаких следов после них не осталось, убедился, что повелитель пока не собирается терять сознание, и, больше не оглядываясь, упруго побежал дальше. Причем, с такой скоростью, какую и в родном Темном Лесу себе не позволял.

За Картисом молча бежал Тиль, старательно оберегаемый Стрегоном и Лакром; за ним - Ланниэль; затем Терг и Торос, несущие на себе раненого Брона, а замыкал отряд беспрестанно оглядывающийся Ивер, который ни на миг не отнимал указательного пальца от взведенной скобы самострела.

Они бежали на пределе сил, тяжело дыша и с трудом справляясь с нагрузками. По щиколотку, а где и по колено в воде. Мокрые, потные, подозрительно быстро устающие. В полном вооружении и ежесекундной готовности встретить на своем пути еще один полноценный паучий выводок. Но Картис бежал настолько быстро, насколько позволяло его собственное, бессмертное, поистине неутомимое тело. Гнал их безжалостно, словно позабыв про раненого Брона. Гнал, прикусив губу чуть не до крови, потому что не думать о пострадавшем господине все же не мог, поэтому мчался так, будто его за пятки уже кусала свора голодных гиен.

Пока им везло - отряд никто не преследовал. Не напал на след вырвавшейся из эльфийских мечей магии, не учуял восхитительного аромата крови Перворожденных. Не бросился наперерез и не попытался закончить то, что не смогла сделать почтенная паучья чета. Быстро текущая вода надежно смывала глубокие отпечатки их сапог, надежно прятала следы, растворяла выроненные с распаренных лиц капли пота и иногда - крови. Она немного охлаждала разгоряченные тела, но не могла восполнить их силы. И с каждым часом становилось все невыносимее мчаться по восхитительной влаге, задыхаясь от быстрого бега, но при этом не имея возможности ее глотнуть.

Примерно через час их нагнал Белик - по-прежнему злой и мрачный, как обманутый демон. Чехол с парными клинками он привычно забросил за спину. Был трепаным, грязным, покрытым с ног до головы подсохшей слизью, паучьей кровью и Торк знает чем еще. Молчаливый, по-прежнему люто сверкающий зелеными от ярости глазами, в которых Терг с содроганием узнал неведомую и смертоносную тварь из Синтара, от одного взгляда которой они надолго потеряли волю и разум.

Бесшумно вынырнув откуда-то из-за деревьев, Белка немедленно заняла главенствующее положение в небольшой стае. Негромко рыкнула, предупреждая ненужные разговоры и дурацкие вопросы. Убедилась, что ее прекрасно поняли, и повела провинившихся спутников дальше. Все так же молча, гневно раздувая ноздри и настороженно посматривая по сторонам. А за спиной - там, где осталось лежать несколько тысяч паучьих трупов - медленно, но верно разгорался огромный пожар, который должен был окончательно уничтожить все следы, способные привести сюда не только настойчивый "хвост" Тиля, но и гораздо более опасных гостей, с которыми даже Белка не хотела бы связываться.

Она отлично понимала, что магию ее мечей Проклятый Лес за прошедшие века запомнил очень хорошо. Как запомнили ее и многие из живущих там тварей. Была бы она одна, все стало бы намного проще. Но сейчас с ней шли девять самоуверенных дураков, которым не хватило ума терпеливо дождаться ее возвращения; девять свежих кусков парующего мяса, способных стать для здешних обитателей превосходным обедом; девять идиотов, из которых один опасно ранен, второй находится при смерти, а двое вообще являлись изысканнейшим деликатесом для большинства обитателей здешних дебрей. И Белка совершено не была уверена в том, что сумеет отстоять их в одиночку. Злилась на дураков, злилась на себя, но поделать ничего не могла: приходилось спасать их никчемные шкуры хотя бы до того времени, пока не удастся помочь Тилю. Иными словами, бежать... постоянно бежать, без отдыха и малейшей заминки... путая следы, пряча малейшие отголоски своей магии, скрывая отпечатки сапог, растворяя в текущей воде медленно утекающую из смертного кровь... и страстно надеяться, что они выдержат этот сумасшедший темп, который в свое время выдерживали лишь одни существа на Лиаре - знаменитые Гончие. Но которого она просто не могла не потребовать, потому что лишь в этом было их единственное спасение.

Стрегон поостерегся выяснять, зачем Белик спалил паучьи туши, дым от которых был способен привлечь еще большее внимание, нежели следы крови или вмятины от тяжелых сапог. Зачем устроил гигантское зарево, которое было видно чуть ли не от самого Большого Тракта... зачем так явно просигналил, если не хотел прежде времени выдавать свое местоположение.

Он только взглянул на лицо внезапно преобразившегося мальчишки и мудро прикусил язык, постаравшись не думать о причинах этих перемен, и прилагал все усилия, чтобы выдержать предложенный Гончей бешеный темп, который отличался от прошлого раза (в ту ночь, когда поранился Курш) точно так же, как спокойный шаг опытного лесника отличается от стремительного бега напавшего на след хищника. Как оказалось, тогда Белик бежал далеко не в полную силу. Пожалел его. Позволил почувствовать себя равным. Но зато теперь, когда угроза стала по-настоящему реальной, неожиданно припустил так резво, что тренированные наемники подозрительно быстро запыхались, взмокли и, несмотря на то, что их когда-то специально подвергли действию особых заклятий, повышающих выносливость и силу, едва-едва успевали.

И от понимания этого становилось так тоскливо, до того муторно, что даже Терг лишь молча стискивал зубы, все с большим отчаянием поглядывая по сторонам. И со всей ясностью сознавал: если они не выдержат и отстанут, Белик их немедленно бросит; если взмолятся об отдыхе, он презрительно сплюнет и кинет их, слабаков, прямо на звериной тропе; если они не удержат на себе раненого товарища, он безжалостно бросит и его тоже. А если они вдруг взбунтуются или схватятся на оружие, просто остановится на мгновение и равнодушно убьет. После чего так же равнодушно отвернется и абсолютно спокойно продолжит свой бег.

Они все это почувствовали. В полной мере ощутили недавно, когда впервые узрели истинную суть их необычного проводника. Когда с дрожью признали в его глазах то же самое выражение, которое видели у кровожадной твари в Синтаре. Нутром ощутили это ужасающее сходство. Откуда-то знали, что причина для этого тоже имеется, однако спросить не решались - просто потому, что в глубине души уже знали правильный ответ.

Белка же не останавливалась ни на миг. Несколько раз она зачем-то исчезала в лесу, возвращая право ведущего Картису. Затем снова появлялась, озабоченно хмуря брови и, ни слова не говоря, заставляла отряд резко сворачивать с намеченного пути. Ее ни о чем не спрашивали. Однако внимательные взгляды Братьев не раз и не два подмечали свежие алые брызги на ее изорванной куртке, а чуткие ноздри безошибочно распознавали острый запах смерти, идущий от низкорослой, с виду хрупкой и неопасной фигурки, у которой недавно хватило смелости и сил, чтобы бестрепетно удавить двух огромных чудовищ.

Более того, в какой-то момент Стрегон справедливо заподозрил, что они даже в таком виде производят немало переполоха среди здешних обитателей. Несмотря на принятые меры, проточную воду под ногами, отсутствие явных следов и сравнительно небольшой шум от тяжелых сапог. Наверняка те звери, что были покрупнее да поудачливее, испытывали страстное желание хотя бы краешком глаза взглянуть, что за дерзкие чужаки вдруг рискнули без спроса бродить по здешним (наверняка чьим-то) владениям и распугивать мелкую дичь. Однако Белка всякий раз вовремя меняла маршрут, вынуждая выбравшихся из своих нор тварей разочарованно поворачивать, грубым рыком подгоняла задыхающихся людей, а сама... если они не успевали... ненадолго задерживалась и в своей манере объясняла голодным соседям, что ОЧЕНЬ не любит, когда кто-то засматривается на ее стаю с гастрономическим интересом.

Несколько раз Братья слышали рев крупных зверей, раздававшийся с той стороны, куда она уходила. Иногда им отвечал уже знакомый рык свирепой костяной кошки, от которого бросало в дрожь и появлялось сильное желание оказаться от нее как можно дальше. Порой вдалеке отчего-то падали тонкие деревца, хрустел кустарник, кто-то жутковато хрипел и царапал когтями кору. Потом подозрительная возня стихала, неизвестный зверь или проворно убегал, потихоньку огрызаясь, или с долгим вздохом вытягивался возле норы, не сумев принять верного решения: Гончая не щадила никого из тех, кто рисковал бросать ей вызов - убивала быстро и уверенно, отлично зная о том, что с наступлением темноты все, кто сопротивляется сейчас, непременно двинутся по свежему следу. Но тех, кто вовремя понимал опасность и мудро оставлял ей свое логово, она не трогала: такие не станут нарываться во второй раз. А потому не стоят лишнего времени и сил.

После полудня она исчезла надолго. Не говоря ни слова, не предупредив никого и ничего не пояснив. Просто повелительно кивнула Картису, в очередной раз передавая право на принятие решений, коротко махнула рукой, обозначив направление, в котором надо двигаться. Затем сдернула с плеч свой мешок, швырнула безропотно поймавшему его Ланниэлю и, ни на кого больше не глядя, растворилась в лесу. А Перворожденные только красноречиво переглянулись, прекрасно понимая, что ничего изменить здесь не в силах: Белка, когда превращалась в Ходока, даже для них становилась совершенно чужой. Им оставалось лишь терпеливо ждать, когда она успокоится и пожелает хоть что-то прояснить.

Еще через час чуткий слух Стрегона уловил какой-то шум позади и гораздо восточнее выбранной им тропы. Слабый, отдаленный и сильно искаженный расстоянием. Был бы он простым человеком, вовсе бы не услышал, однако в нем текла кровь Перворожденных, да еще особые руны помогали, поэтому встрепенулся он почти одновременно с эльфами. А спустя несколько минут, за время которых ни один из них не посмел сбавить сумасшедшего темпа, с той же самой стороны донесся истошный, полный боли и неподдельного ужаса визг эльфийского пса, который кто-то грубо оборвал на особенно неприятной ноте. После этого с той же стороны послышался слабый человеческий вскрик, и снова все стихло.

Братья обменялись быстрыми взглядами, остроухие понимающе прикрыли глаза, но никто ни не произнес ни слова, когда еще через час Белка все-таки вернулась и на пару секунд окунула окровавленные по самые локти руки в попавшуюся на пути бурную протоку. После этого стряхнула с предплечий алые брызги, брезгливо поморщилась при виде безнадежно испорченной куртки, а потом опять исчезла среди буйной зелени. После чего наемники в очередной раз вздохнули, поежились и поспешили выровнять шаг, пока сердитый окрик не заставил их сделать это гораздо быстрее.

Ланниэль, скрупулезно исполняя волю Вожака, не отходил от Брона ни на шаг. Постоянно держался рядом, несмотря на то, что, пытаясь помочь Тирриниэлю, и сам здорово ослаб. Время от времени он трогал пульсирующую жилку на шее раненого, осторожно гладил мокрые от пота виски, приподнимал веки, озабоченно хмурился и на вопросительные взгляды Терга все чаще качал головой: Брон слишком долго не приходил в себя. Последние четыре часа его несли на руках, словно драгоценный груз, осторожно передавая друг другу и сменяясь примерно один раз в час. Он уже даже не стонал, когда его перекладывали, не шевелился и не открывал глаз, если побратимы неловко задевали изувеченную ногу. Одно хорошо: "нектар" сумел остановить кровотечение, и Брон больше не терял кровь, однако тот же самый чудодейственный эликсир с такой ужасающей скоростью вытягивал из него силы, что молодой маг всерьез опасался, что смертный просто не выдержит.

- Как он? - внезапно вынырнула откуда-то слева Белка.

Ланниэль, вздрогнув от неожиданности, торопливо обернулся.

- Плохо.

- До вечера дотянет?

- Не знаю, Бел. Я сделал все, что мог.

Она мгновение помолчала, а потом просто кивнула и отошла. Какое-то время держалась возле Картиса, про что-то вполголоса его расспрашивая. Потом быстро оглянулась на Тирриниэля, уловила едва заметный ответный кивок (упрямый, держится!) и, коротко бросив ему что-то по-эльфийски, в который раз оставила их одних.

В какой-то момент небольшая протока, по которой они неслись, будто дикие лоси в период гона, стала заметно шире, глубже, темнее. Затем забурлила, будто в период нереста крупной рыбы, с вызовом продемонстрировала несущимся по берегу людям шумные пороги, но потом снова успокоилась, присмирела, хотя в ширину, кажется, стала еще больше. Наконец, она вольготно разлилась в обе стороны полноценной рекой, остепенилась и дальше понесла свои воды неторопливо, гордо, словно вышедшая из материнства, но еще не потерявшая былой красоты зрелая женщина, которая несет себя по жизни со спокойной уверенностью и нескрываемым достоинством.

Белка, безошибочно отыскав единственный на всю округу брод, упруго спрыгнула с невысокого обрыва и знаком велела спутникам готовиться к переправе. В воду тоже зашла первой, так же молча велев эльфам быть начеку, но без приказа на глубину ни в коем случае не соваться.

Глубина там, кстати, оказалась сравнительно небольшой - на середине переправы вода едва доходила невысокой Гончей до пояса. Людям и долговязым эльфам будет еще проще. Да и течение тут небыстрое, вода почти спокойная - только закатай штаны и иди. Вот только Белка, что странно, сперва дошла до присмотренного места сама, посреди реки зачем-то остановилась. Внимательно осмотрелась, отступила немного в сторону, для вящей устойчивости широко расставила ноги и, неторопливо высвободив родовые клинки Л'аэртэ, зачем-то надрезала себе кожу на запястье.

В тот же миг вода вокруг нее буквально вскипела. Едва крохотные алые капельки коснулись водяной глади, к ним устремилось такое количество здешних рыб, что люди невольно содрогнулись: от плотных серебристых тел вода просто бурлила. Сама рыба сравнительно некрупная, с детскую ладошку, но было ее так много, словно сюда приплыл целый косяк и зачем-то решил наброситься на окаменевшую посреди реки Гончую.

Белка не стала ждать, пока острые зубы вопьются в ее кожу: она вдруг с такой скоростью заработала руками, что даже Перворожденные не успевали следить за стремительными росчерками эльфийской стали. Казалось, маленькая Гончая превратилась в настоящую мельницу, а ее родовые клинки с тихим пением разрубили воду, чужие тела, кости, прочную чешую, в мгновение ока окрасив воду широкими алыми разводами.

- Пошли! - внезапно рыкнула Белка, на мгновение обернувшись к растерянно мнущимся наемникам. - Живее! На ту сторону! Цепочкой!

Картис, спохватившись, первым кинулся исполнять приказ Вожака, властно потянув за собой Ланниэля и при этом постаравшись оказаться как можно дальше от бьющейся в судорогах рыбы. Он хорошо понимал, что Гончая в очередной раз их прикрыла - намеренно отвлекла на себя внимание. Приманила речных хищников, завлекла ароматной кровушкой и, тем самым, позволила остальным без потерь перебраться на ту сторону.

Стрегон, последовав примеру эльфа, внутренне содрогнулся при виде неистово бурлящей воды. А потом содрогнулся снова, рассмотрев в распахнутых рыбьих пастях устрашающие зубы: такими не только кость - стальной гвоздь перекусить можно! И здесь их сотни. Тысячи! Причем, большая часть пока неистово билась внизу, на глубине реки, и лишь малая их часть сумела пробиться на поверхность. Правда, лишь затем, чтобы попасть под сдвоенный удар знаменитой эльфийской стали. Если бы не это, зубастые твари, учуяв запах крови от беспамятного Брона или Тиля, в момент окружили бы беззащитных людей. Прокусили бы кольчуги, разодрали куртки и жадно вгрызлись в живую плоть. Тогда как Белка...

Белка каким-то чудом все еще держалась.

Братья, страшно выругавшись, со всех ног кинулись следом за пересекающими брод эльфами. Напрягая жилы и жутковато хрипя, с проклятьями пробрались сквозь красную воду, поминутно оглядываясь и боясь даже представить, во что должны были превратиться конечности Белика, если от такой массы клыкастых чудовищ не спасала никакая броня.

Правда, как только тяжело дышащий Ивер выскочил из воды, Гончая осторожно попятилась, все еще убивая, а затем небрежно отшвыривая разрубленные тела прочь. Пристально следя за покрасневшей рекой, в которой могли скрываться зверушки, гораздо более опасные, чем эта серебристая мелочь. Однако здешние хозяева не торопились высовываться наружу: то ли далековато ушли и еще не успели почуять; то ли, что вернее, решили не рисковать и, заслышав тихое пение эльфийских мечей, поспешили укрыться на глубине.

Наконец, она выбралась на сушу, тяжело дыша и сбрасывая с себя особо настойчивых преследователей. Быстро покосилась на мокрых, трепаных попутчиков, следящих за ней огромными, неверящими глазами. Незаметно перевела дух (живые!), отцепила от штанины неистово щелкающую челюстями рыбину. Брезгливо сморщилась, когда острый клык длиной с ее мизинец (и откуда у такой мелюзги подобная жуть?!) попытался воткнуться в ладонь, затем безжалостно смяла в кулаке и кинула обратно в реку. После чего стряхнула с оружия налипшую чешую, отбросила со лба мокрые волосы и, нимало не смутившись оторопелыми взорами спутников, сухо велела:

- Вперед!

После такого даже Стрегон счел за мудрое поторопиться, а Лакр, разинувший было рот для изумленного вопля, так же быстро его закрыл. Только Картис позволил себе беспокойный взгляд, означающий, что он действительно переживает за своего Вожака, да Тирриниэль тихо вздохнул:

- Спасибо, Бел... это было очень кстати.

Гончая хмуро покосилась на свои изорванные штаны, больше похожие теперь на лохмотья. Выразительно скривилась, заметив, что теперь там слишком явно просматривается ее белая кожа, на которой весьма красноречиво выделялся алый узор. Затем убедилась, что куртка и любимая рубаха выглядят не лучше. Зло сплюнула, потому что переодеваться было некогда и не во что. Обмотала спину остатками ткани с ножен, чтобы ни одна из смертоносных рун Подчинения не мелькнула на свету, и дала отмашку двигаться.


После реки Стрегон отметил, что их сумасшедший бег немного замедлился. Но это было хорошо, потому что он вовсе не был уверен, что дотянет до вечера. И без того сердце колотилось уже в ушах, воздуха постоянно не хватало, одежда намокла так, что можно выжимать, и оставшаяся позади река была здесь совершено не при чем. Он хорошо знал, что уже давно бежит на пределе своих возможностей. Понимал, что еще никогда в жизни ТАК не выкладывался. Сознавал, что долго не продержится, а потому вздохнул с нескрываемым облегчением, когда Белка ощутимо замедлила шаг.

Как эту гонку выдерживала она сама, Братья старались даже не думать: после пауков, полученных ран, многочисленного зверья и тех кругов, которые она постоянно наматывала, оберегая их от голодных хищников... после речки этой проклятой, наконец... она все еще выглядела, как взведенная скоба арбалета. Напряженная, сосредоточенная, неуловимо быстрая; по-настоящему неутомимая и нечеловечески проворная. Она дышала лишь немного чаще, чем обычно. Ее движения по-прежнему были плавными, отточенными и экономными. Грудная клетка вздымалась ровно. Сильные ноги несли ее вперед легко, словно и не было этого дикого кросса, не было ран, не было этой бешеной спешки и отчетливого страха за жизни своих слабых спутников.

Ближе к вечеру Стрегон заметил, что Гончая все чаще оборачивается и все ближе держится к их нанимателю. Незаметно присматривает, оценивает, следит и как будто ждет, когда у того закончатся силы. Брон так и не пришел в себя с тех пор, как в последний раз Ланниэль заставил его напиться. А вот Тиль пока бежал сам, не отставая и с обманчивой легкостью сохраняя навязанный темп. Он ни разу не пожаловался, не позволил себе ни единого стона. Не попросил снисхождения или сочувствия - просто бежал так, как требовала от него маленькая Гончая, и выглядел очень неплохо для существа, которому этим утром щедро распороли один бок. Его лицо по-прежнему оставалась строгим и бесстрастным, холодный блеск зеленых глаз мог бы замораживать океаны, на корню пресекая любые вопросы или сомнения в его железной воле. Однако взгляд Белки с каждым разом становился все тревожнее и все дольше задерживался на его посеревшем лице. Особенно тогда, когда он стал дышать с перерывами и впервые за день опустил потухший взор в землю.

Знакомую зеленую стену без единой свободной щелочки наемники встретили с таким невыразимым облегчением, словно родную мать увидели после долгой разлуки. Едва не рухнули прямо возле нее от осознания того, что бешеная гонка, наконец, подошла к концу, а показавшееся впереди Место Мира готово охотно принять их в свое лоно. Они с трудом остановились, хватая ртами жизненно необходимый воздух, но ни капли не удивились, когда под властным взглядом Белки колючие ветви и покрытые ядовитыми капельками шипы плавно подались в стороны. Затем без тени сомнений забрались внутрь, не обращая внимания даже на чьи-то голодные глаза из соседних кустов и подозрительно шевелящиеся над головами лианы. На карачках доползли до благословенной поляны, где можно было передохнуть. И, едва дождавшись разрешающего кивка от Гончей, в изнеможении свалились прямо там, куда дошли, потому сил ни у кого из них больше не было.

Перворожденные, не стесняясь собственной немощи, тяжело рухнули рядом, открыто демонстрируя, что и им этот сумасшедший кросс дался очень нелегко. Один только Тирриниэль не позволил себе слабости - окинув снисходительным взглядом измученных спутников, неторопливо шагнул на мягкую траву, увидел роскошный и очень древний Ясень в дальнем углу. Как-то странно улыбнулся, словно встретил старого знакомого, глубоко вздохнул и... только тогда неожиданно начал медленно заваливаться навзничь.

- Тиль!!! - Белка, ожидавшая этого еще два часа назад, быстрее молнии метнулась от закрывающегося прохода. Уверенно его подхватила, не позволив упасть, осторожно придержала. Затем бережно уложила на землю, торопливо сдернула изорванные в клочья перчатки и торопливо потянулась к своему мешку. - Лан! Живо встал и подполз сюда! Картис! Разводи огонь и вари свои травы... только чтоб без дыма, понял?! Лан, возьми у меня "нектар" и займись Броном, пока он не помер. Вотрешь в рану столько, сколько она возьмет и никак не меньше! Потом капнешь всем во фляги и заставишь выпить до дна! Тем, кто не ранен, по две капли, Лакру - три, Брону - пять, себе и Картису - по восемь. Тилю наберешь отвар, который сделает Картис, и добавишь двенадцать, понял?!

Картис, позабыв про усталость, без лишних слов помчался выполнять приказ, благо котелок они не потеряли, а холодный родник в Местах Мира был всегда.

- Лан?! Торк тебя возьми! Ты меня слышал?!

- Да, Бел, - сглотнул молодой маг, запоздало сообразив, что повелитель опасно качается на самом краю. Однако ослушаться не посмел: изнемогая от усталости, все же потащился за прозрачным пузырьком, достал его дрожащими пальцами. Затем испуганно покосился на едва дышащего лорда и торопливо уполз к Брону, чтобы попытаться дать ему крохотный шанс на выживание. Точно так же, как Гончая собиралась дать этот шанс Темному Владыке.

Успокоившись насчет остальных, она пристально всмотрелась в лицо Темного эльфа и покачала головой. Упрямец... самый настоящий упрямец. Просто кремень. И ведь не сдался. Сам бледен до синевы, резервы исчерпал до дна, чтобы не стать никому обузой. Молчал всю дорогу, как гном под пытками, и только теперь окончательно свалился.

- Ох, Тиль...

Белка осторожно смахнула с его лица черную прядь, стараясь не потревожить искусно наведенную личину. Тяжело вздохнула при виде резко заострившихся черт и совершенно бескровных губ, которые больше подошли бы покойнику. Мельком заглянула в потухшие глаза, где почти не осталось жизни, тихонько шмыгнула носом, понимая, что он снова очень близок к грани. А затем ножом разрезала мокрую от крови рубаху и насквозь пропитавшиеся тряпицы.

Стрегон только охнул, когда увидел на теле эльфа длинную безобразную рану, протянувшуюся от грудины до самой подмышки - неровную, ужасающе глубокую, с обломками разрубленных ребер и отвратительными багровыми сгустками, которые от легчайшего прикосновения Гончей начинали с мерзкими шлепками вываливаться наружу. От костра горестно застонал Картис, где-то рядом с ним смертельно побледнел Ланниэль, но Белка сделала знак не вмешиваться, и они вынужденно остались на своих местах. Потом она так же бережно освободила Тилю грудь, вытряхнула на ладонь из драгоценного пузырька щедрую россыпь янтарных капелек, которой с ней некогда поделилась кровная сестра. Мысленно вздохнула и принялась сноровисто втирать в уродливую дыру, стараясь как можно быстрее наполнить рану целительным "нектаром".

Тирриниэль вздрогнул всем телом, когда ее руки коснулись обнаженной кожи, но в себя не пришел. А Братья лишь сейчас окончательно осознали, насколько же сильно он рисковал сегодня ради Белика. Насколько боялся за него, тревожился, страшился. Себя не пожалел, а теперь почти умирал от слабости и истощения, потому в его сильном теле жизнь уже едва теплилась. Они не знали, чего ему стоило держаться наравне со всеми. Не догадывались о том, сколько усилий пришлось приложить, чтобы за весь день не издать ни единого стона и выдержать поистине безумную боль, которая от каждого движения и с каждым прожитым мгновением становилась все мучительнее. Быть может, только Белка понимала, что ему пришлось сегодня перенести. Быть может, Ланниэль смутно догадывался, насколько выложился за этот день его немолодой повелитель. Ужаснулся, видя всю глубину его страданий, и сейчас молча плакал, страшась, что от этой раны он уже никогда не оправится.

- Ты сильный, Тиль, - тихо прошептала Белка, закончив с "нектаром" и ласково погладив трепаную шевелюру эльфа. - Я знаю, что ты сильный. Весь твой Род такой, до самого последнего мужа. Ты молодец, остроухий. Ты справился. Все выдержал, не подвел меня... держись, Тиль. Я рядом и не позволю тебе умереть. Держись...

Ланниэль заметно вздрогнул, когда она стремительно нагнулась и прижалась щекой к его неподвижной скуле.

- А теперь дыши, эльф, - снова шепнула в остроконечное ухо, чуть отстранилась и тихонько выдохнула. - Дыши глубже... забирай!

У Владыки Л'аэртэ едва заметно затрепетали ноздри, с жадностью втягивая нежный аромат эльфийского меда с примесью восхитительно свежей, чистой, буквально бьющей ключом магии, которую эта дивная женщина умела хранить в себе, как в божественном сосуде. Даже будучи без сознания, он нетерпеливо потянулся навстречу, всем существом чувствуя, что этот аромат сулит ему жизнь, почти мгновенное восполнение резерва, избавление от ран, новые силы, долгожданный отдых и... блаженство. Настоящее блаженство оттого, что она просто позволяла зарываться лицом в свои волосы и жадно вдыхать благословенную, надежно прятавшуюся внутри ее тела мощь.

Эльф тихо застонал, сквозь забытье чувствуя, как быстро возвращает его к жизни эта восхитительная женщина. Под ошарашенными взорами смертных выгнулся навстречу, с поразительной быстротой заживляя страшную рану. Жадно задышал, стараясь не упустить ни крохи вливающейся в него силы. Но лишь когда его дыхание выровнялось, Белка слабо улыбнулась и, переведя дух, ласково повторила:

- Дыши...

Ланниэль благодарно прикрыл глаза, хорошо понимая, как трудно ей было решиться даже на такую малость. Но при этом точно зная, что Белка слишком дорожила своей стаей и слишком ценила вновь обретенную семью, чтобы позволить кому-то ее разрушить. Да, она безжалостно гнала их вперед, пинками придавая ускорение, но лишь для того, чтобы сейчас, оказавшись, наконец, в безопасности, вырвать из рук Ледяной Богини сразу две уходящие жизни: опасно пострадавшего Брона, который уже сейчас выглядел гораздо лучше, чем час назад, и погибающего от истощения мага, который все свои силы сегодня истратил на то, чтобы удержаться на этом свете хотя бы до вечера.

- Хорошо, - снова улыбнулась Белка, ненадолго приложив ладонь к бурно вздымающейся груди эльфа. Потрогала свежий шрам, проверила целостность ребер, легонько погладила и только тогда осторожно отодвинулась, не слишком уверенная в том, что не перестаралась. А потом тихонько позвала:

- Ти-и-ль?

Эльф не пошевелился.

- Тиль? Хватит прикидываться - я отлично знаю, что ты уже пришел в себя. Эй, ушастик... ты как?

Владыка Тирриниэль раскрыл внезапно заалевшие, пышущие жаром истинного Огня глаза и странно улыбнулся.

- Живой. Хотя на какой-то миг показалось... - он глубоко вздохнул. - Спасибо, Бел.

Гончая только кивнула.

- Отдыхай. Какое-то время на восстановление понадобится даже тебе. Картис, что там с отваром?

- Почти готов, - немедленно отозвался от костра эльф, с радостью видя, что повелитель почти здоров.

- Хорошо. Сделаешь, как я велел, и тогда они восстановятся гораздо быстрее. Лан?

Молодой маг со вздохом поднял голову.

- Нормально. Но глянь лучше ты: вдруг я что-то упустил?

Белка быстро подошла и на мгновение заглянула в бледное лицо Брона. Тот уже открыл глаза, с изрядным удивлением следя за тем, как под руками эльфа и тонкой пленочкой чудодейственного "нектара" его нога приобретает вполне сносный вид. Жжется, конечно, безумно, но за такую скорость заживления он был готов стерпеть и худшее.

- Хорошо, - хмыкнула Белка, убедившись, что все правильно. - Брон, бедро чувствуешь?

- Щиплет, - хрипло отозвался наемник.

- Так и должно быть. Сегодня ногу больше не тревожь. Только до кустов допрыгаешь и обратно. Тогда к утру она заживет полностью, и мне не придется оставлять тебя здесь. Перевязывать тоже не надо: пленка сама сойдет, когда в ней не будет надобности. Понял?

Брон быстро огляделся, сообразив, что большую половину дня самым неприличным образом пропустил. Мельком глянул на измученных, но искренне обрадованных побратимов. Покосился на окровавленную рубаху Тиля, на трепаный вид самой Белки, измученных Братьев, практически выдохшихся эльфов, а потом покачал головой:

- Знаешь, Бел... если бы мне кто сказал, то я бы, наверное, не поверил...

- Ничего, - усмехнулась она. - С первого раза никто не верит. Хорошо, что жив остался, а то мне бы не хватало потом твоей смурной морды.

- Гхм... я, знаешь ли, тоже не против пожить. Спасибо, что не бросил. У меня только один вопрос: кто ты, Бел? Что за существо, раз творишь такие жуткие вещи?

Она насмешливо покосилась.

- Неужто еще не догадался?

Брон странно нахмурился, непонимающе огляделся, но по лицам побратимов понял, что те уже знают правильный ответ. Только отчего-то помалкивают, страшась его озвучить, и с откровенной опаской косятся в сторону мелкого сорванца.

- Нет. Стрегон?

Тот странно отвел глаза.

- У меня много имен, - Белка упруго поднялась, хлопнув недоумевающего воина по плечу. Да с такой силой, что тот болезненно охнул. - И много разных личин, которые я ношу в зависимости от случая. Одну, кстати, вы уже видели, вторую, я надеюсь, никогда не увидите, третью я вам и сам не открою, про четвертую знают только родичи, а пятая... Стрегон, ты озвучишь или мне имеет смысл заново представиться?

- Не нужно, - покачал головой полуэльф. - Только одно существо в Новых Землях могло бы сделать то, что удалось сегодня тебе. Только ему подчинились бы малые Кордоны, за которыми можно чувствовать себя в полной безопасности. Ему могли бы доверить охрану и заботу о ТОЙ могиле... старый друг... боюсь, мой дальний предок действительно был тебе другом... ты ведь долго живешь? И давно наблюдаешь за Серыми Пределами? Называешь Подгорных магов друзьями, запросто общаешься с Хранителями Трона. Тебя хорошо знают и уважают в Золотом Лесу. Ты отлично изучил эти места... они ведь - твой родной дом, правда? Да еще эта сила, скорость, выносливость... ты даже знаешь, как выглядят и подают голос хмеры, которых тут уже пять веков никто не встречал! Не эльф, не гном, не человек... пожалуй, прав был Фарг: с тобой не сравнится никто, даже Перворожденные... верно, Ходок?

Белка раздвинула губы в хищном оскале и согласно наклонила голову.

Глава 8

Теперь, когда главное, наконец, оказалось озвучено и стало понятным многое из того, что вызывало вопросы, у Братьев было над чем поломать головы, о чем вспомнить, задуматься, пожалеть и даже крепко выругаться. Они снова и снова косились на спокойно взирающего от костра мальчишку, пытаясь представить, сколько лет... вернее, веков... он ходит по этим местам, не боясь ни зверей, ни людей, ни нелюдей. Неизменно молодой, полный сил, невероятно выносливый, живучий и... одинокий. Странное, непонятное существо, помнящее времена, когда Серые Пределы считались самым опасным местом на Лиаре. Видевшее живых Стражей. Помнящее те дни, когда здесь безраздельно властвовали хмеры, а им уверенно противостояли знаменитые воины прошлого, легендарные бойцы, носящие заслуженное звание непобедимых... Дикие Псы, одним из которых Белик тоже когда-то был.

- Бел... - судорожно вздохнул Брон, поняв, что это - действительно правда.

Гончая, чуть сузив глаза, холодно посмотрела на смятенных мужчин.

- Фарг сказал вам правду: Ходок может выглядеть по-разному. И его действительно невозможно узнать, если он того не хочет. Фарг - мой старый друг. ОЧЕНЬ старый. Его род пошел от одного проворного Сторожа, с которым я тоже был когда-то дружен. И детей которого на протяжении многих лет стараюсь не упускать из виду. Он не солгал вам, когда говорил, что, даже зная о том, что я в городе, никто не может быть уверен, где именно и в каком виде меня можно отыскать. А если и слукавил, то лишь потому, что действительно верен Братству и на самом деле очень не хотел, чтобы я убивал вас из-за Договора. Поэтому и медлил так долго. Поэтому же хотел выяснить, на что именно у вас взят Заказ.

Терг неловко отвел взгляд.

- Он сказал, что знает только проводника...

- Тоже верно. Потому что Белик и Ходок - совершенно разные люди, которые сменяют один другого, когда это нужно. Не думайте, что это - блажь или признак безумия. Просто так гораздо проще. Особенно, когда жизнь заставляет тебя быть то диким зверем, то сопливым недорослем, то Вожаком... так легче не сойти с ума от бесконечно тянущейся череды десятилетий, которые порой проходят слишком быстро. Или, наоборот, слишком медленно... это с какой стороны посмотреть. Однако речь сейчас не обо мне, а о вас. И о том, что случилось сегодня из-за вашей безалаберности.

Наемники мрачно переглянулись.

- Глупцы, - все так же холодно уронила Белка. - Наивные, неразумные, самоуверенные мальчишки... из-за вас мне пришлось ломать свои планы и делать то, чего я делать совершенно не собирался. Я целую неделю потратил на то, чтобы вы осознали, насколько хорошо мне известны здешние места, повадки зверей, поведение птиц и все остальное. Я показал вам вещи, которые мог бы не показывать. Дал вам увидеть свою силу, позволил прикоснуться к истории. Я вывел бы вас по безопасному маршруту - спокойно и без всякого шума. Я специально обошел основное логово по широкой дуге. Оставил вас там, где без разрешения самки ни одна тварь не посмела бы к вам прикоснуться - при условии, что вы не заденете нитей. Я убрал эти самые нити с вашего пути и ушел за самцом, чтобы он привел меня к ней, потому что после ее смерти ни один из детенышей бы не выжил... я так хорошо все продумал и рассчитал... даже с учетом того, что кто-то из младших мог не стерпеть и подкрасться ближе. Я нашел вожака этой стаи, ранил, заставил нестись сломя голову... отыскал самку и намеревался одним ударом избавить межлесье от этих тварей, а вы...

Белка с тихим шипением обернулась к эльфам.

- Тиль, куда ты полез, а? Тебе что, жить надоело?!

Тирриниэль следом за Тергом виновато отвел взор.

- Для чего ты вообще сунулся вперед?! Зачем рисковал? Ты же знал, что меня просто так не убить и даже не ранить... все знал... вот уже пять веков... ну что ж ты до сих пор мне ТАК не доверяешь?!

- Прости, Бел, - тихо отозвался эльф.

- Дурак!

- Дурак, - покорно согласился Темный Владыка, когда она с досадой отвернулась.

- Ты мог погибнуть! Ты хоть ЭТО понимаешь?! Что, если бы я не успел?! Что, если бы она оказалась немного расторопнее?! Каким местом ты думал, когда кидался меня спасать от того, что мне В ПРИНЦИПЕ навредить не может?!

Перворожденные сконфуженно переглянулись.

- Я что, первый день в Пределах живу? - продолжала она, явно начиная злиться. - Не умею отличить простого паука от здорового? Следы разучился читать? Ослаб? Поглупел? Позабыл, чему меня научили Гончие? Может, считаешь, я зря столько лет был у них Вожаком? Тиль?

Владыка Тирриниэль тяжело вздохнул.

- Нет, Бел.

- Я просил вас только об одном: ждать меня на месте. Никуда не уходить и молчать. Это что, было так сложно?!

- Ты ничего не объяснил...

- Проклятье! Я потратил бы два часа на то, чтобы вы поняли и прониклись! От вас только и требовалось, что не задеть нитей! И все! Остальное я бы сделал сам! Брад ведь не зря просил заглянуть меня в этот сектор! И не зря та, первая паутина, была слишком слаба! Ее мог сплести только неразумный подросток, еще не избавившийся от уз матери! А значит, и мать должна была быть где-то рядом! Я разве ОБ ЭТОМ вам не сказал?! Тиль! Разве ты мог подумать, что я ТАКУЮ тварь оставлю гулять на свободе?! При том, что всего за пару месяцев она наводнила бы все межлесье своими детками?! Или забыл, почему я так упорно слежу за Кордоном?!

- Нет, Бел, я помню, - неслышно обронил Темный эльф.

- Так какого же рожна... - она сжала кулаки. - Какого дерьмового рожна ты позволил этим неразумным соплякам нарываться и нарушать то, что ВЕЛЕЛ сделать я?! Почему позволил уйти с единственного безопасного места, где я мог быть уверен, что до поры до времени вас не тронут?! Не просто не остановил, а еще и сам вперед вылез?!

Владыка Темного Леса странно посмотрел.

- Я не хочу тебя потерять, Бел.

- Ты что, забыл, какие руны на мне горят, а?! Забыл, почему я так долго живу?! Почему свободно пользуюсь Кордонами и беспрепятственно прохожу даже к Лабиринту?! Может, тебе напомнить, что меня даже аконит с трудом берет?!

Наемники ошеломленно моргнули.

- Я не хочу тебя потерять, - твердо повторил Тирриниэль. - Меня не понял бы мой Род, мой Дом и мой сын. Меня не поняли бы твои дети. Я не простил бы себя сам, если бы с тобой... тем более, по моей вине... что-нибудь случилось.

Гончая опасно прищурилась.

- Я не ребенок, Тиль. И вполне могу о себе позаботиться.

- Это ничего не меняет.

Она нехорошо прищурилась.

- Вот как? Неужели дело в Таррэне? Боишься, что он не простит? Или убьет тебя, если узнает?

- Нет, Бел, - грустно улыбнулся эльф. - Я не этого боюсь.

- Может, за перстень его переживаешь? - ее голос опустился до змеиного шипения. - Думаешь, не уберегу?

Белка странно сжала кулаки, напряглась, подобралась, словно была готова в любой момент прыгнуть. Стояла от Тиля на расстоянии почти десятка шагов, но никто даже не усомнился в том, что она сможет одним прыжком его преодолеть. И смотрела так пристально, так остро, но, вместе с тем, так люто, что у Братьев невольно мороз пробежал по коже.

Однако Тирриниэль бестрепетно выдержал этот страшный взгляд.

- Нет, Бел. Просто ты - часть моего Рода и моей семьи. Ты - то, что дорого мне не меньше, чем Таррэну. То, ради чего мой сын отказался возвращаться из Серых Пределов. Единственное существо, ради которого он живет. Поэтому я сделал то, что посчитал нужным, и сделал бы это снова. Прости, но... я уже жил по-другому. Уже умирал, и не раз. Причем, не только за себя. Однако я все равно согласен с сыном: иногда стоит идти даже на такие жертвы.

Белка долгое мгновение изучала застывшее лицо Темного эльфа, а потом резко отвернулась.

- Сегодня в этом не было необходимости.

- Может быть. Но я не хочу оставаться в стороне, глядя на то, как гибнет мой Род. Эту чашу я однажды уже испил до дна и больше не допущу повторения. Ни с сыном, ни с внуками, ни с тобой. Особенно... с тобой.

Гончая плотно прикрыла веки, но Тирриниэль говорил правду. Ни в чем не солгал, ни единым словом. Отпуская сына в полную неизвестность и не подозревая о том, насколько затянется несложный, в общем-то, поход, он поклялся, что не позволит его паре страдать и мучиться. Поклялся, что поможет во всем, выручит, не оставит одну... и все равно не сумел ее удержать, когда выяснилось, что этот сговор... их общий сговор, о котором промолчал даже Тир... доставил ей столько боли.

Они искали ее почти двенадцать лет. Тщетно пытались вымолить прощение. Приглашали вернуться. Предлагали помощь. Просто звали, совершенно точно зная, что она слышит и никогда не отойдет далеко от раскрытого в иные миры Портала. Но даже подумать не могли, что этот обман приведет ее в такую ярость. Не предполагали, что увлеченный своей идеей Таррэн исчезнет так надолго. И совсем не ожидали, что, узнав о его внезапном уходе... казалось бы, ненадолго, на какие-то жалкие часы, которые по какой-то неизвестной причине вдруг превратились в кажущийся бесконечным кошмар... она взорвется так, что даже Тиру станет страшно. Еще не выяснив, почему заботливый муж решил сделать все по-своему, не выслушав ничьих аргументов и оправданий, она вдруг взовьется до небес, в гневе разрушит большую часть Чертогов, раскидает по углам выскочившую навстречу охрану, а потом бесследно исчезнет. Не на день, не на неделю или месяц... на годы! При этом надолго оборвет все связи с Золотыми. Наглухо закроет от чужаков Проклятый Лес. Скроется от чужих глаз за его надежными стенами. Спрячется от растерянных родичей, похоронив свое горе в глубине Лабиринта. Резко усилит Кордоны, отпустит на волю диких хмер. Затаится, пропадет, тщательно замаскирует все следы. И вернется только через три года, одна - но подчеркнуто не к трем предателям, тщетно пытающимся вымолить прощение, а к дочери, внукам, да к паре хороших знакомых, которых все же не бросила.

Тиль понимал: это была их общая вина, о чем Белка тоже прекрасно знала и поэтому намеренно избегала общения. Она заставила мужчин своего Рода переживать, беспокоиться, терзаться угрызениями совести и на протяжении целых двенадцати лет наотрез отказывалась разговаривать на эту щекотливую тему. А по-настоящему откликнулась только сейчас. Неожиданно отозвалась на нелепое прозвище "Ходок", о котором Темный Владыка узнал совсем недавно. Но благодаря которому все же сумел ее выманить из Проклятого Леса и хотя бы поговорить. А потом с облегчением убедился, что и она уже порядком остыла. Быть может, не простила его вину, но хотя бы смирилась, потому что исправить действительно ничего не могла, а разрывать отношения с Родом из-за того, что Таррэн просто оказался убедительнее... глупо. Он выбрал сам. Сам открыл Портал и, испросив у нее прощения через отца, ушел. Ради детей, Траш и спящего Каррашика... ради всех них ушел, пытаясь отыскать средство, чтобы сохранить свою стаю. Ведь хмеры, хоть и живут довольно долго, все же не бессмертны, как эльфы. А он не хотел их потерять из-за нелепой ошибки природы. Поэтому и ушел. Туда, откуда Владыка Изиар когда-то призвал своих злобных демонов. В тот самый Мир, который столько времени наводил на Лиару священный ужас. Туда, где мог найти ответ на этот животрепещущий вопрос.

А после этого бесследно пропал.

Владыка Тирриниэль тяжело вздохнул.

- Прости меня, Бел. Я действительно виноват.

- Да, - глухо согласилась она.

- Я...

- Помолчи. Мне надо подумать, как объяснить. Молчи... пожалуйста, - Гончая устало опустилась на траву, а потом подняла тяжелый взгляд, и люди невольно вздрогнули от промелькнувшей там боли. - Я не злюсь на тебя за ту глупость с Порталом. Точнее, я злюсь, конечно, но не настолько, чтобы взять меч и смахнуть прочь твою красивую голову с плеч. Я... просто ждал, что так случится, Тиль. Ждал и боялся, что за последние годы ты изменился слишком сильно, а потому не сможешь отстраниться от чувств, когда это действительно потребуется. Я знаю, как тяжело находиться со мной в такой близости. Особенно эльфам. Особенно тебе. За Лана, как ни странно, я почти не боюсь - он уже привык и хорошо усвоил, что можно, а что нет. Картис - тоже, потому что я сравнительно недавно доказал, что, хоть и моложе его в два раза, неплохо освоил ваши родовые клинки и вполне способен его одолеть. Но ты, Тиль...

Владыка Л'аэртэ изумленно округлил глаза.

- Я проверял тебя несколько раз, - вздохнула Белка. - Не думай, что я не знаю, как ты ко мне относишься. Не думай, что я не вижу или не понимаю: ко мне невозможно относиться иначе. И не надо таращить глаза: прошлое прошлым, но ты - моя семья, ради которой я на многое готов. Даже сейчас, когда вы так меня подвели. Не думай, что я остался прежним и держу зло за Изменение. Нет, Тиль, меня это больше не тревожит. Но я... хочешь - смейся, хочешь - нет... я сделал то, на что в другой ситуации никогда бы не решился. Ради Таррэна, ради твоего Леса, ради Тира и Милле, я... я тебя подставил, Тиль.

- Что-о-о?!

- Да, - грустно улыбнулась Гончая на его искреннюю оторопь. - Мне нужно было знать, как ты поведешь себя в Проклятом Лесу, если мне будет грозить опасность. Как поступишь, чем рискнешь, на что будешь готов. Твоих смертных друзей я проверил еще раньше - у меня было достаточно времени, и, надо признать, для людей они держатся весьма неплохо. В Лане и Картисе, как я уже сказал, я уверился давно, оставалось лишь дополнить кое-какие штрихи...

Картис приглушенно охнул, неожиданно сообразив, что накануне оказался в храмовнике далеко не случайно. А когда взглянул на ее спокойное лицо, совсем сник: вот теперь он понял, для чего его в ту ночь не просто взяли с собой, но еще и подвергли сомнению его мужественность. И пристально наблюдали за вполне ожидаемой реакцией все то время, в течение которого он старательно гасил неуместные эмоции.

Вот, выходит, для чего она "не уследила"!

- Ты прав, Карт, - невесело хмыкнула Белка. - Я не просто так тебя коснулся. Но ты повел себя почти безупречно... поверь, лучше, чем большинство ваших, а это многого стоит. Прости, что это было так трудно, но теперь я могу быть уверенным, что при любом раскладе ты сумеешь совладать с моей магией, не поддашься и не подведешь нас в самый ответственный момент. Я готов взять тебя за Кордон. Как Лана и Братьев. А вот с тобой, Тиль, возникла большая проблема...

Перворожденные ошарашенно разинули рты.

- Б-бел...

- Я всегда заранее смотрю на тех, кто просит провести их тропой Ходока. Всегда выхожу навстречу. Изучаю. Разговариваю и делаю выводы. Смотрю, как они двигаются, как долго сносят присутствие Белика, как владеют мечом, насколько хороша их выдержка... Стрегон, у тебя в ситте собрались хорошие воины. Немного самоуверенные, но это пройдет. Ивер слегка вспыльчив и рановато получил статус Магистра, но стрелок он действительно превосходный. Лакр болтлив, не слишком заботится о последствиях своих шуток, зато необидчив, верен долгу и предан тем, кого считает друзьями. Торос надежен, как скала, но частенько медлит с принятием решений, дожидаясь, пока это решение примут за него другие. Терг чересчур нахрапист и слишком уповает на свои руны, но он силен и умеет вовремя остановиться. Брон отлично чувствует опасность, хоть и не всегда соотносит силу рун с силой собственного духа... поверьте, для смертных это - хорошая характеристика. Поэтому к вам у меня претензий нет, кроме одной: вы СЛИШКОМ давно выбрали себе Вожака и привыкли исполнять исключительно ЕГО приказы. Правда, их-то вы как раз выполняете сразу и без разговоров. Но вот это - самая главная ваша проблема. Лан, Картис... ваши слабые стороны я вам уже объяснил. Повторяться нет смысла. А Тиль...

Белка грустно посмотрела на растерявшегося от неожиданности эльфа.

- Боюсь, ты слишком долго видел меня тем, кем я на самом деле не являюсь. И позабыл о том, насколько я в действительности опасен. О том, что Серые Пределы - мой Дом, Лабиринт - моя колыбель, и здесь я - такой же зверь, как и те, кого мне пришлось сегодня убить. Проклятый Лес - не то место, где можно дать волю чувствам, Тиль. Если оступишься, он больше не позволит тебе подняться. Если хоть раз подведешь стаю, она погибнет вся. Наш Лес не даст второго шанса никому. Даже мне, если я вдруг ошибусь. И тебе, если вдруг ошибешься ты. Там уже не будет Белика, Белки и всего того, что ты когда-то знал. В Проклятом Лесу останется лишь Ходок. Твой единственный ведущий и безусловный Вожак, которому ты должен будешь подчиниться даже в том случае, если решишь, что это приведет нас к гибели. Я, как уже сказал, проверял тебя неоднократно, потому что, Тиль... как ни странно, ты - самое слабое звено в нашей цепочке: ты привязан ко мне больше всех. И боишься за меня, как никто другой.

- Да, - сглотнул пораженный до глубины души эльф. - Боюсь.

- Плохо, - вздохнула она. - Я проверил тебя на стойкость, чувствительность к своему яду, на покладистость, способность отказаться от привычного статуса... ты смирился со всем, что я для тебя уготовил. Даже на оскорбления внимания не обратил, хотя всего пару веков назад вспыхнул бы, как сухая соломина. Но я дал тебе шанс доказать, что ты мне все-таки веришь. Нашел эту паучью гадину, выбрал место и время, чтобы это было достаточно безопасно. Понадеялся, что ты сможешь остаться таким же хладнокровным, как и пять веков назад...

Белка покосилась на окаменевшие лица наемников.

- Стрегон, ты заметил, что твоих парней я не трогаю и почти ни в чем не обвиняю?

Братья мрачно переглянулись.

- Верно, - наклонила голову Гончая в ответ на их молчаливый вопрос. - Вы поступали так, как велел ваш прежний (сравнительно небольшой, надо признать) опыт и наработанные в Интарисе умения. Завидев паутину, вы решили, что это - ловушка и закономерно попытались выбраться. Это было глупо, но я полагал, что так случится. Был уверен, что вы все равно устоите перед мелюзгой... хотя, конечно, не думал, что вы настолько безумцы, что кинетесь в рукопашную... однако это было испытание не для вас, смертные. Это было последнее испытание для Тиля, и он его, увы, не прошел.

Перворожденные оторопело застыли.

- Я не мог тебя бросить, - резко отвернулся Темный эльф.

- Плохо, - ровно повторила Гончая. - Потому что никакой угрозы для меня не было. Я бы отлично справился без вашей помощи. И без твоего геройства. Но вместо того, чтобы спокойно прикончить эту тварь, мне пришлось вытаскивать тебя из-под ее когтей, спешно заметать следы, палить нашу с тобой ОБЩУЮ кровь, по которой нас будет ОЧЕНЬ просто найти. Мне пришлось перебить кучу зверья, которое могло бы потревожить нас в то время, когда вы оказались совершенно неспособны сопротивляться. Гнать отряд так, как я гнал бы своих Псов перед угрозой нападения на Заставы. Бросать все дела, портить себе одежу, тратить на вас с Броном время и силы, извести почти половину "нектара"... а этого можно было избежать. Понимаешь? Если бы ты только поверил мне и послушался.

Тирриниэль потемнел лицом.

- Порой самое трудное, Тиль, это - кого-то отпустить. Остаться в стороне. Не вмешиваться. Даже когда кажется, что случится что-то страшное. Я проверял тебя, это правда. Я рисковал собой, это тоже правда, но... я не отказываюсь вести тебя дальше.

Владыка Л'аэртэ непонимающе обернулся.

- Что?

- Да, - кивнула Гончая. - Завтра утром мы встанем и перейдем Кордон, несмотря на все ваши недостатки. Совет нужно щелкнуть по носу, Изменение не должно повториться, Портал ты просто обязан осмотреть, а короче дороги, чем через Проклятый Лес, здесь нет. Да и "хвост" наш я не обрубил до конца, так что в этом наши планы не поменялись. Но, Тиль... с этого момента я хочу быть уверенным, что больше ты не будешь тем, кем был у себя в Лесу, а станешь тем, кем назначу тебя я. Ты не станешь игнорировать мои слова, как делал это дома. Потому что в противном случае я не смогу на тебя рассчитывать. И не смогу быть уверенным в том, что доведу тебя до Портала живым. Понимаешь?

- Нет, - хмуро отозвался Владыка Л'аэртэ.

Тогда она быстро подошла и пристально заглянула в его пылающие гневом глаза.

- Я давно не хочу твоей смерти, Тиль, - тихо сказала по-эльфийски. - Не хочу причинить тебе боль... потому, что мне тоже дорог мой Род. И потому, что с некоторых пор один неразумный, гордый, ставший немного сентиментальным эльф каким-то чудом вошел в мою стаю. Сегодня ты впервые за много лет заставил меня испугаться, Тиль. А я этого, поверь, не люблю. Но перестать бояться за тебя я смогу лишь в одном случае - если ты пойдешь со мной в качестве обычного попутчика, от которого я не потребую ничего, кроме беспрекословного подчинения. Потому что иначе он, этот попутчик... не зная НИЧЕГО о том месте, куда нам предстоит сунуться... однажды снова сорвется там, где не надо, и глупо погибнет. А мне придется собирать те жалкие ошметки, которые от него останутся, и тихо проклинать тот день, когда я не нашел правильных слов, чтобы объяснить ему то, что было нужно для выживания.

Темный Владыка странно дрогнул.

- Но я не...

- Каким же ты иногда бываешь глупым, - удивительно тепло улыбнулась вдруг Гончая, подойдя к нему почти вплотную. - Хоть и живешь в три раза дольше. Конечно, я помогу Тиль. И сделаю все, чтобы ты утер нос своему Совету. Даже если для этого мне придется сделать тебе больно.

- Бел! - ошарашено воскликнул Ланниэль.

- Да, - повысила она голос, снова переходя на всеобщий. - Ты прав: это было жестоко. Но в Проклятом Лесу не бывает по-другому, и я хочу, чтобы вы понимали это уже сейчас, потому что времени учиться ни у кого не будет. Я хочу, чтобы именно здесь вы приняли окончательное решение: идете ли вы до конца или поворачиваете обратно, - Гончая жестко осмотрела растерянных людей. - На ТОЙ стороне я не стану мягче или снисходительнее. За промедление или отказ я накажу любого. Даже тебя, Тиль, потому что от этого будет зависеть моя жизнь и жизнь каждого из вас. Сегодня я наглядно показал, что бывает за ослушание. Будь на вашем месте мои Псы, я бы одного добил, чтоб не мучился, а второго жестоко покалечил, чтобы навсегда запомнил, насколько я НЕ ЛЮБЛЮ возражений. Но вы - не они. Вы не знаете того, что положено знать им. Поэтому я никого не тронул и поэтому же стою тут, как дурак, и разжевываю то, на что со следующего дня у нас не будет ни одного лишнего мгновения. Проклятый Лес - это хищный зверь, чуткий, внимательный и очень опасный. Он, как я уже сказал, не прощает ошибок, но ценой за каждую вашу оплошность станет чья-то жизнь. Сегодня это стали бы Тиль и Брон. Завтра, быть может, Лакр или Терг... и пусть сейчас этот зверь дремлет, пусть я могу провести вас наиболее безопасной Тропой, но это не значит, что кому-то станет легче. Вам придется бежать тогда, когда скажу я, прыгать туда, куда велю. Есть, спать и ковырять в носу исключительно в тот момент, когда я дам на это время. Никаких самостоятельных решений. Никаких выкрутасов. Никаких шуток и веселья, потому что за каждый лишний шум вам придется кем-то заплатить. Завтра вы будете бежать так, как делали это сегодня. Вы будете уставать, подыхать от жажды, проклинать все на свете... и все равно побежите, потому что остановиться ТАМ - значит, умереть. Вот для чего я дал вам возможность почувствовать то, что доведется испытать там. Вот для чего привел сегодня к паукам. И вот для чего показал все последствия вашей самодеятельности. Надеюсь, претензий больше нет?

Наемники со скрипом сжали кулаки, только сейчас осознав, насколько же ловко их всех подставили с этим логовом. Заставили отступать, теряться, почти впасть в отчаяние... а потом загнали чуть не до полусмерти и спокойно сообщили, что это - ради их же блага. Все лишь проверка. Очередная... чтоб ее... и, быть может, далеко не последняя!

Тирриниэль на долгую минуту закрыл глаза, пытаясь справиться с эмоциями.

- Хорошо, Бел, - наконец, сказал он. - Возможно, ты прав: я действительно не понимал, что делаю.

- Теперь понял? - совершенно серьезно спросила Гончая.

- Не знаю. Наверное.

- Хорошо. Тогда прими мои извинения и постарайся не злиться, ведь тебе тоже приходилось принимать нелегкие решения и разрываться между большой и малой пользой для своего Рода. Полагаю, ты все-таки предпочел бы большую пользу, даже если это значило бы в чем-то ущемить себя, любимого.

Эльф медленно кивнул.

- Так и есть. Просто я не ждал от тебя... такого подвоха.

- У меня не было выхода: ты должен был понять, чтобы в следующий раз остаться на месте до того момента, пока я не разрешу вмешаться. Даже если при этом тебе будет казаться, что я уже издыхаю и вот-вот помру. Знаю, что это жестоко и некрасиво, но за все время, что я вожу за собой Гончих, еще не было случая, чтобы новички поняли все до конца и только со слов. Ни разу. А тобой я не мог рисковать. И не мог не проверить. Хотя, конечно, совсем не ожидал, что ты окажешься настолько... сумасшедшим.

Тирриниэль кинул быстрый взгляд на перетянутый обрывками ткани живот Белки.

- Она тебя задела?

- Немного, - отмахнулась Гончая. - Кольчугу, конечно, в клочья, но на коже - просто царапины. Плохо то, что я головой приложился и упустил несколько капелек крови. Да еще с мечами наследил - торопился. Пришлось подчищать, чтобы неприятные гости внезапно не нагрянули.

- "Нектар" возьми, что ли? - неуверенно подал голос Ланниэль. - И отвар уже поспел.

- Мне он не нужен. Лучше разделите на всех, чтобы завтра не спотыкаться на бегу. И ложитесь отдыхать: сегодня был трудный день. Даже для меня.

- Да? А погоня?

- Ты про собаку? - поморщилась Белка.

- Да. Не боишься, что к ночи сюда подойдет наш "хвост"? - беспокойно привстал Картис. - От пожара такой след остался, что можно вслепую отыскать.

- Нет. Не боюсь. Ты ж не считаешь, что я зря вас по воде все время гнал?

- Мы слышали крики, - деликатно напомнил Стрегон.

- Да, мне попался на глаза небольшой отряд агинцев, а я их еще с прошлых времен недолюбливаю. С ними и пес эльфийский был, - пояснила Гончая. - Сами знаете: настырные твари, а уж вою-у-ут... фу. Я его, как выловил, так и удавил, чтобы воздух не портил. А с остальными малость побеседовал. Кстати, Тиль, ты снова оказался прав: с ними шло двое магов, проводник из местных рейдеров и один эльф. Темный.

Владыка Тирриниэль нехорошо сузил глаза.

- Убил его?

- Разумеется. Он не был похож на неразумного мальчишку, которого держали в неведении по поводу истинной цели этой охоты. А когда я малость надавил, то он довольно вежливо признался, что рассчитывал на изрядный куш от твоей драгоценной головы. Род Таррис, как ты помнишь, находится далеко не в числе сильнейших, а ему, как последнему и самому непутевому отпрыску, там и вовсе ничего не светило. Поэтому он решил слегка исправить ситуацию за наш счет. И еще он сказал, что отрядов за нами идет не два или три, а штук десять: четверо с Большого Тракта, еще три с Северного, двое (ну, теперь уже один) напрямик через межлесье и последний - от первой заставы. Думаю, завтра нас нагонят, так что надо будет хорошо подгадать со временем. А еще мне этот "говорун" признался, что в каждом отряде идут по два-три неплохих мага. Правда, люди. И, как минимум, три десятка наемников. Но, тем не менее, Братьев... я удивлен!.. ни одного не прихватили!

- Правильно. Потому что я запретил им на время большие Заказы. А что Совет?

- Да ни Торка он не знал про истинное положение дел, просто ввязался по глупости и жадности. Так, приблизил его недавно ллер Гиарас и тут же оправил от себя подальше. Ты ведь о нем уже знаешь? Ну, вот. Говорю же: очередной болван, позарившийся на славу покорителя магов. Но поскольку этот хлыщ собирался тебя поранить, то я избавил его от этой нехорошей идеи. Проводника, правда, отпустил, потому как он тут не при чем, а вот с агинцами пришлось здорово повозиться, чтобы их приняли за жертву нападения одной нашей знакомой паучихи. Вывозился я, конечно, как свинья, но по-другому никак: вряд ли кто-нибудь поверит, что она убила их эльфийским клинком. Вот и пришлось... м-м-м, подражать.

Ланниэль ошарашено разинул рот.

- Ты их что... руками?!

- Не напоминай, - поморщилась Белка. - До сих пор мутит. Но зато такая красота получилась, словно там не я, а настоящий монстр порезвился.

Стрегон неловко кашлянул.

- А по пути ты кого успел выловить?

- Лучше не спрашивай, - посоветовала она. - Не то кошмары замучают, а мне бы хотелось, чтобы хотя бы эту ночь ты спал спокойно.

- Спокойно?! Рядом с тобой?! - не поверил пришедший в себя Лакр.

Перворожденные дружно усмехнулись.

- Кхм, - потупилась Белка. - Ну, по крайней мере, половину ночи я вам точно дам подремать. Так что пользуйтесь моим отсутствием и наслаждайтесь недолговечной свободой.

- А ты куда? - обеспокоился Ланниэль.

- Мыться, - хмыкнула Гончая. - И переодеваться, чтобы не смущать вас видом моей голой... э-э, спины... заодно, немного отдохнуть от ваших нескромных взглядов, которыми некоторые скоро дырку во мне просверлят!

- Я не сверлю, - буркнул Лакр, поспешно отвернувшись. - Просто пытаюсь сообразить, чем это тебя так симпатично разрисовали.

- А вот это, рыжий, не твоего ума дела. Более того: те дураки, кто увидел этот рисуночек целиком, уже никогда о нем не расскажут. А полные идиоты, которые не поверили, что зелененький цвет этих линий может сжигать человеческие души за долю секунды, до сих пор двух слов не свяжут. Все ясно? Тогда, надеюсь, нескромные дыры в моей одежде все-таки оставят тебя равнодушным и поберегут твое здоровье для будущих подвигов.

Стрегон вдруг неуловимо нахмурился.

- То, что к тебе нельзя прикасаться... это из-за них?

- Да.

- А когда...

- В ту ночь я спас тебе жизнь, - спокойно кивнула Гончая. - Если бы ты успел сделать это еще раз, мне пришлось бы волочь тебя обратно на себе. А то, может, и убить, потому что на некоторые вещи невозможно смотреть в здравом уме.

- Так ты поэтому все время сбегаешь?! - догадался, наконец, Терг.

- Точно. И постараюсь вас и дальше поберечь. Один Тиль может более или менее ЭТО выносить, но даже ему бывает нелегко. Ну, и еще здешний Хозяин, да его сыновья. А больше - никто.

- А я? - насупился Ланниэль.

- Ты еще молод, - тепло улыбнулась Гончая. - Хоть и приходишься мне дальним родственником. Но, поскольку кровушка Изиара в тебе все-таки здорово разбавлена, твою выдержку мы испытывать не будем. Даже тогда, когда ты, наконец, обретешь полную силу и убедишь своего Владыку в том, что достоин места Младшего Хранителя не меньше, чем Лариэлль. А теперь, господа, я должен вас покинуть. Но к тому времени, когда вернусь, хотел бы увидеть всех отдохнувшими, собранными и с вопросами наготове, если у кого они еще остались.

Братья озадаченно переглянулись, слегка шалея от резких перепадов ее настроения, открыли было рты, собираясь задать целый ворох набежавших вопросов, но на прежнем месте уже никого не было: Белка снова ушла легко, плавно и незаметно. Просочилась незримой тенью мимо деревьев, неуловимым призраком растворившись в сумерках. Но, что самое главное, сделала это быстро и абсолютно бесшумно, поскольку еще в детстве хорошо освоила неподражаемую манеру передвижения своей кровной сестры, а со временем довела ее до истинного совершенства.

Глава 9

Вернувшись поутру, первое, что увидела Белка - укоризненный взгляд Темного Владыки, выражающий всю степень его неудовольствия по поводу того факта, что на многочисленные вопросы Братьев ему пришлось отвечать одному. Без нее. Просто по той причине, что она вовремя сбежала. А в связи с тем, что вопросов у парней накопилось ОЧЕНЬ много, эльфам пришлось здорово помучиться, чтобы ответить на них честно и при этом не выдать один ма-а-а-ленький такой секрет.

- Кхм, - кашлянула Белка, когда следом за Тилем в ее сторону обернулись Ланниэль и Картис. - Ну, по крайней мере, время на пустяки нам больше тратить не надо. Готовы?

Молодой маг только глаза закатил.

- Боже, Бел... ты хоть знаешь, что тут вчера было?

- Представляю, - хмыкнула она. - Рыжий наверняка устроил допрос с пристрастием?

- Хуже, - мрачно отозвался Картис. - Он пытался строить догадки.

- О! Тогда я тебя понимаю! Полагаю, полукровкой дело не ограничилось?

Лакр возмущенно засопел.

- А что я еще должен был подумать? Особенно, узнав, что ты так долго живешь, спокойно бродишь по Проклятому Лесу, на эльфийском говоришь, как на родном, с эльфами на короткой ноге...

- А еще разукрашен эльфийскими рунами и абсолютно не поддаюсь магии, - невозмутимо закончила Белка. - Что ж, надеюсь, Тиль все объяснил и заверил, что эльфийская кровь во мне есть, что он действительно принял меня в свой Род, что долго живу я по той же самой причине, по которой безнаказанно таскаю с собой родовые клинки Темных, а Проклятый Лес... это и в самом деле мой родной Дом. Здесь я вырос, здесь нашел свою стаю, здесь встретил друзей и свою пару... да и помру, наверное, тоже здесь. Если, конечно, доживу до этого далекого дня.

Ланниец сердито фыркнул.

- А почему "Ходок"? Почему ты не придумал что-нибудь более благозвучное?

- Не люблю громких имен, - усмехнулась Гончая. - А "Ходок" появился от эльфийского Riarrae Allire, что в переводе означает: "Тот, Кто Свободно Ходит по Лесу". Кому надо знать - знают и, если вдруг понадобятся мои услуги, подскажут, где найти. А кому не надо - к тем я просто не прихожу. Гляну издалека, попугаю, чтоб не лезли...

- Как нас, например? - насупился Терг.

- Угу. Иногда я могу быть жутким. Но, как я уже сказал, "мой зеленоглазый друг" появляется нечасто. А в данном случае я только хотел вас проучить за Фарга: мне не нравится, когда с моими друзьями поступают несправедливо.

- Значит, это тоже был ты? - прикусил губу Ивер. - Очередная твоя маска? Тогда, в Синтаре?

Гончая плавно обнажила белые зубы и, чуть наклонив голову, сверкнула позеленевшими глазами.

- А разве не похож-же? Думаеш-ш-шь, у меня только одна лич-чина? - Братья мудро опустили глаза в землю, чтобы снова не попасться на крючок, но даже здоровяк Терг не смог сдержать внутренней дрожи, когда она неуловимо быстро скользнула ему за спину и тихо заурчала. - Я могу быт-т-ть р-разным, ч-ч-еловече, и таким тож-же... ос-с-обенно, когда с-с-ержус-сь и плохо контролирую с-свою нас-стоящую с-суть. Так что не з-злите меня понапрас-сну, ведь Ходок - не с-с-самая с-с-страшная моя мас-с-ка. Иногда бывает х-хуже... много х-хуж-же... и я не думаю, ч-что вам с-с-стоит узнавать меня с-с-лиш-шком близ-с-ско!

Стрегону пришлось приложить немало усилий, чтобы стойко выдержать острый взгляд Гончей и не поддаться жутковатому очарованию. Однако именно в этот момент он понял, почему даже ситт, в совершенстве освоивший руны Воли и Разума, не сумел противостоять этому... существу. Почему побратимы Терга бессильно опустили руки, отказались от борьбы и позорно бездействовали, позволяя творить с собой все, что угодно. Однако, как выясняется, ЭТОМУ действительно невозможно сопротивляться, потому что Белик сейчас выглядел как истинное порождение Проклятого Леса. Как никогда раньше, казался смертельно опасным хищником. И полностью оправдывал ту страшноватую славу, которая тянулась за ним уже много веков.

Наконец, Белка отвела горящий взор и сухо осведомилась:

- Полагаю, больше сомнений ни у кого нет?

Братья поспешно мотнули головами.

- Хорошо. Тогда выступаем, иначе рискуем нарваться на гостей.

- Ты что-то заметил? - немедленно поднялся Тирриниэль. Прежним, гибким и исполненным потрясающей грации движением, словно не умирал вчера от усталости и кровопотери.

- На севере юрки беспокоятся. Полагаю, наш "хвост" не только не отстал, но и приобрел прямо-таки ненормальную прыть. Им досюда всего несколько часов добираться, так что нам не стоит медлить. Брон, ты пришел в себя?

Владыка Л'аэртэ быстро кивнул, почти не ощущая дискомфорта в груди ("нектар" действительно творил чудеса!), а Брон вместо ответа просто встал и прошелся по поляне - быстро, уверенно, без всяких признаков хромоты.

- Сойдет, - кивнула Гончая, надевая перчатки. - В полную силу, конечно, не побежишь, но сегодня и так достаточно. А вечером мы тебя еще разок обработаем, потому что дальше нам понадобятся все ваши умения и вся выносливость, что только есть.

Стрегон пробежался глазами по преобразившейся фигурке Ходока и внезапно понял, что в ней изменилось этим утром: Белик был одет иначе. Теперь на нем красовались странные сапоги с нашитыми сверху и очень плотно подогнанными чешуйками; такие же чешуйчатые перчатки, которые он уже натягивал на изящные кисти; вместо старой изодранной куртки теперь на нем красовалась новая - расшитая костяными пластинками и стачанная точно по фигуре. А за спиной висел тонкий, невероятно прочный капюшон из все той же змеиной чешуи, который наглядно доказывал, что на этот раз Ходок не пренебрег своей безопасностью. Более того, впервые за все время надел под верхнюю одежду удивительно прочный и гибкий доспех из кожи черного питона... выходит, вот что за вещи он взял в схроне?

Любопытно, но у него даже походка заметно изменилась: стала плавной, еще более экономной, чем прежде, невероятно пластичной. Он будто по воздуху плыл или танцевал под неслышную музыку. Не зря даже эльфы так и следили за ним восторженными глазами, хотя, наверное, не в первый раз видели ТАКОГО Белика.

- Тиль, держи, - Гончая небрежно бросила свернутую в рулон кольчугу. - Брон, и тебе тоже, раз уж ваши пришли в негодность. Ну, и остальные, разумеется: ваши брони меня совсем не устраивают. Если уж одного подвели, то и другим несильно помогут. А это - огненная саламандра. На нее ни яд, ни зубы, ни даже колючки не подействуют. Если лица хорошо закроете, то, авось, и выживете. Примерьте. Должны подойти.

Наемники только ахнули, когда она выволокла из-за куста объемистый баул и принялась деловито вытаскивать оттуда мерцающие радужными бликами кольчуги. На ощупь они оказались слегка теплыми, будто живыми, удивительно легкими, но при этом прочными и абсолютно не стесняющими движений. Настолько гибкими, что даже танцевать можно, не боясь прищемить себе... ничего.

- Спасибо, Бел, - благодарно кивнули Перворожденные.

- Не за что. Только под куртки спрячьте, а то они блестят больно. И капюшонов нет, потому как их Сторожа носили - тем было удобнее затылки шлемами прикрывать, а капюшоны тачали только для Гончих.

- Ты... ты откуда их взял?! - восторженно обернулся Лакр, благоговейно разглядывая обнову.

- Откуда надо. Есть у меня поблизости один тайничок... надевай, да поживее, пока нас не поторопили.

Ланниец поспешно разделся, скинув прежний доспех, как змея - старую кожу, проворно нырнул в новый, приладил, потом поднял лучащиеся удовольствием глаза и пробежался пальцами по гладким чешуйкам.

- Ну, Бел... никогда в жизни подобного чуда не видел!

- И не увидишь. Теперь ни у кого таких нет. Только у эльфов пара штук сохранилась, да Крикун себе на память взял. Все, готовы? - она окинула строгим взором изрядно растерявшихся Братьев, которые неверяще переглядывались, торопливо затягивали пояса и осторожно ощупывали подарки. - Тогда вперед. Порядок тот же, что и вчера. Стрегон, ты - последний.

Полуэльф, хорошо понимая, что идти последним - значит, быть и ответственным за возможную погоню, беспрестанно следить не только по сторонам, но и за тем, что находится за спиной, чутко слушать все, что творится вокруг, вовремя подать знак об опасности... неожиданно не сдвинулся с места.

- Что не так? - нехорошо прищурилась Белка. Однако Стрегон так и не отвел взгляда. А секунду помолчав, вдруг странно нахмурился. - Что не так?

- Вчера ты хорошо описал наши недостатки...

- Разве я в чем-то ошибся?

- Нет. Но ты кое о чем забыл.

- В самом деле? - она забавно наклонила голову, изучая его, словно необычную зверушку.

- Да. Ты не сказал обо мне, - напряженно отозвался Стрегон. - Обо всех отозвался, а мои недостатки упустил.

- Ах, твои... - Белка тихонько хмыкнула, когда на нее с нескрываемым интересом уставились сразу восемь пар глаз. - Что ж, изволь: ты слишком громко сопишь во сне и думаешь, что это никому не мешает. А теперь, если дурацких вопросов больше нет, двинулись, не то до Проклятого Леса ни в жизнь не доберемся. Тиль, ты способен выдержать еще один забег?

Темный эльф согласно кивнул, и она тут же отвернулась, обойдя изумленно застывшего Стрегона, словно соляной столб. Сделала вид, что не заметила крякнувших от удивления Братьев, и первой скрылась среди листвы, предварительно закинув на спины ножны из черного палисандра и наглухо затянув ворот своей необычной куртки.

Наемники мгновение потоптались, непонимающе переглянулись, но вовремя припомнили переменчивый нрав своего нового вожака и, похватав вещи, длинной вереницей потянулись следом, потому как не имели никакого желания испытывать его невеликое терпение.


Знаменитый Кордон они завидели издалека. Да и как не заметить сплошную черно-зеленую стену, перегородившую лес до самого горизонта, словно гигантская гусеница? Чем-то эта стена смутно напоминала естественные барьеры вокруг Мест Мира, но при том и отличий отыскалось немало. И, в первую очередь, по размерам: если палисандры у Мест Мира росли небольшими островками, то Кордон величественной преградой вставал на пути у любопытных путников, в качестве предупреждающего знака выставив наружу все свои шипы и колючки. Надежно оберегая и защищая межлесье от незваных гостей, а, заодно, чутко следя за тем, чтобы никакой безумец не вздумал штурмовать эти зеленые стены. Казалось, его ветви плотно переплелись друг с другом, слиплись, стянулись лианами, прижались настолько тесно, что внутрь не просочился бы незамеченным ни один чужак. Могучие кроны деревьев неторопливо покачивались, почти осознанно поворачивали навстречу солнцу острые листья, и при этом двигались они в каком-то странном ритме: будто бы все сразу. Из-за чего даже при резких порывах ветра между ними не мелькало ни щелочки, ни крохотного просвета. Кордон казался несокрушимой стеной, отделяющей межлесье от загадочного Проклятого леса. Суровым стражем. Неподкупным хранителем. Таким же древним, как сами эти земли. Молчаливым, умеющим хорошо беречь свои тайны и умело отваживать нежелательных гостей.

Однако при этом он совсем не выглядел необитаемым или мертвым. Напротив, с его пышных ветвей то и дело слетали мелкие пичуги, на листьях лениво колыхалась изящная в своей простоте паутина. Так же, как и везде, жужжали толстые шмели, метались суетливые стрекозы, звенели вездесущие комары, распускались цветы, по низу сочным ковром стелилась безупречно зеленая трава, шевелились мелкие кустики, когда под ними пробегал какой-нибудь мелкий зверек...

Стрегон беспокойно повел плечами. Ему было не по себе рядом с Границей. Но еще больше тревожило смутное ощущение, что они здесь не одни. Причем, как показалось, чьи-то внимательные глаза пристально следили за ними со всех сторон. И, особенно, из-за настороженно притихшего Кордона, который, словно почуяв присутствие чужаков, недвусмысленно выставил наружу все свои шипы и иголки.

Стрегон хорошо видел, как крупные цветки на ветках деревьев жадно поворачивали к ним свои яркие головки и незаметно сдвигались в сторону, если рядом пролетала какая-нибудь мошка. Иногда цветки успевали захлопнуться, заключая незадачливого летуна в смертельную ловушку, иногда просто выпускали вдогонку легчайшую пыльцу, от которой неосторожный летун стремительно терял высоту и в беспамятстве падал вниз. Однако до земли, как правило, не долетал: парализованную добычу тут же перехватывали или лианы, или паутина, или чьи-то крючковатые лапки с острыми когтями... странный он был, этот Кордон. Чужой. Словно не из этого мира. Почти что живое существо. Причем, недобро настроенное к посторонним. Неприветливое. Опасное. Хищное. При виде которого никогда не отличавшиеся трусостью Братья вдруг почувствовали, что совсем не хотят к нему приближаться.

- Держитесь от меня на два шага позади, - тихо предупредила Белка, первой шагнув на свободную от деревьев опушку. - Но как только открою проход, не медлить. Стрегон, тебе это уже знакомо, так что пойдешь первым. Я прикрою.

Наемники дружно кивнули.

Она так же быстро осмотрела пустое пространство, отделяющее Кордон от межлесья. К чему-то прислушалась, заколебалась на секунду, но потом тряхнула головой и уверенно двинулась прямиком к зеленой стене. Назад уже не оглядывалась: свою спину оставила на чуткого полуэльфа. Только у самых деревьев сделала еще один предупреждающий знак и, резко замедлившись, осторожно прошлась вдоль тесно стоящих исполинов.

Лакр внутренне поежился, поняв, что следом за ней настойчиво поворачиваются гигантские, похожие на желтые маки, цветы; потихоньку, но весьма целеустремленно спускаются с ветвей узловатые лианы. Пару раз он подметил словно невзначай упавшие с веток куски серого мха, от которых Гончая просто отступила. Затем среди листвы промелькнуло чье-то длинное и очень гибкое тело, похожее на изрядно подросшую ласку. Сверкнули зеленью умные маленькие глазки, донесся сердитый клекот.

Белка сняла перчатки и, тронув один из шипов, что-то тихонько прошептала. Или пропела? Он не разобрал. Однако в этот момент по зеленому морю словно ветер пронесся, заставляя кроны тревожно зашуметь, зашелестеть руками-ветками, взъерошить заостренные на кончиках листья, заворчать сразу на сотни голосов. Откуда-то сверху проворно выметнулся целый рой диких ос, целеустремленно спикировав на замершую возле Кордона Гончую. С одного из деревьев вдруг сорвалась крупная стая красногрудых птиц, молчаливо закруживших над ее головой. Откуда-то сбоку с тихим шипением выскочила та самая ласка, оказавшаяся в длину чуть не в половину человеческого роста, грозно оскалила зубы, встопорщила удивительно красивую рыжеватую шерстку... под землей почти сразу что-то беспокойно зашевелилось, вспухло, поднимаясь наверх ожившими корнями... вот оплело маленькую ногу, дотронулось до спокойно опущенной кисти, на которой просматривался алый... нет, уже позеленевший рисунок...

А потом Кордон успокоился так же внезапно, как и заволновался. Его угрожающе топорщившиеся шипы проворно убрались куда-то внутрь, ярко желтые лепестки поспешно свернулись, чтобы не выронить сонную пыльцу, длинные корни перестали пытаться сдавить ноги Гончей, а потом бережно подхватили под локти и игриво пощекотали подбородок, надеясь на ответную ласку. Белка в ответ бережно погладила настойчиво ищущие ветви, потрепала прильнувшую к ладони ласку, вяло отмахнулась от ос и что-то повелительно крикнула.

Кордон тихо вздохнул и послушно расступился, открыв перед ней широкий, утопающий в зелени проход, в котором легко бы поместился целый отряд всадников. А Гончая, довольно кивнув, быстро обернулась к остолбеневшим спутникам.

- Теперь бегом. Я подержу, чтобы вас не накрыло. Только сперва ко мне подойдите, чтобы вас признали. Стрегон, живее!

Стрегон, с некоторым трудом поборов уже знакомый ступор, покорно приблизился к Белику и позволил тонким пальчикам с силой мазнуть по левой щеке.

- Терпи, - холодно велела Белка, когда он вздрогнул от пронзившего до самого позвоночника разряда молнии. Потом по его лицу расползся странный жар, гулко стукнуло сердце, в голове появился мутный туман, а затем вдруг до боли захотелось увидеть странные, бездонные, манящие голубые глаза, в которые он уже однажды неосторожно заглянул. - Все, свободен! Пошел!

Стрегон снова вздрогнул, вмиг покрылся мурашками до самых пяток, но тут же вспомнил о предупреждении и торопливо отступил. А потом развернулся, уступая место Перворожденным, и, стиснув зубы, почти бегом кинулся прочь. Еще успев расслышать напоследок шумный вздох Картиса и глухое ворчание Ланниэля; убедился, что даже они не остались равнодушными к мимолетному прикосновению Гончей; искренне порадовался, что не один такой болван. А когда различил сзади изумленный возглас Лакра, немедленно перешедший в сдавленный стон, то и вовсе ухмыльнулся - кажется, этот дуралей впервые испытал на себе странную магию долгоживущего пацана. Причем, хватанул самый ее краешек, крохотную капельку, а все равно: ноги как подрубило, в глазах все плывет, да головой приходится трясти, как укушенному, чтобы избавиться от этого странного дурмана.

Кто, интересно, наделил Белика такой странной властью? Ведь, судя по всему, потрясающая покладистость Кордона обусловлена именно ей? Его взгляд, этот странный голос... недаром же полный ситт Братьев оказался против него бессилен! Так же, как ласка, цветы, деревья... Торк возьми! Да все мы! ВСЕ! Такое впечатление, что Белика специально создавали, чтобы вызывать симпатию у живых существ! Может, и медведя того он сперва взглядом своим наградил, а потом еще и прикоснулся, чтобы у того лапы подогнулись от удивления? Тогда понятно, отчего хрупкому малышу удалось справиться с ним так легко. Надо бы узнать, что это за штука такая и как от нее избавиться...

Стрегон быстро пригнулся, чтобы не задеть макушкой низко повисшую лиану, и вынужденно отвлекся от беспокойных мыслей. Он уже успел понять, что в здешних местах нельзя доверять даже дохлой травинке. Тут каждое дерево может в любой момент протянуть к тебе свои корявые руки, каждая муха так и норовит плюнуть ядовитым дерьмом, даже симпатичная ласточка не преминет злорадно клюнуть по темечку, а на каждом листочке непременно найдет острый (обязательно ядовитый!) шип, которым тебя непременно попытаются проткнуть, если подвернется возможность. А здесь этих самых шипов много-о-о-о... вон, со всех сторон торчат: сверху, снизу, с боков... Да еще лианы тычутся в кольчугу корешками. Какие-то жуки регулярно сыплются сверху. Паутина того и гляди накроет стальной сетью... ядовитая ведь, зараза... а смутное шевеление в соседних кустах вообще не дает спокойно идти. Такое впечатление, что там незваных гостей поджидают зверушки побольше и позубастее той ласки на входе. И все голодные, ловкие, вон, как шныряют! Прямо ждут, что он сойдет с узкой тропки или оступится! Гады! Как есть, гады и монстры! Вон, опять чей-то хвост торчит поперек дороги... не наступить бы... вдруг это не хвост, а чье-нибудь щупальце? В таком месте можно ожидать чего угодно, вплоть до того, что навстречу сейчас выскочит взрослая хмера и да ка-а-к рявкнет: "Ты кто такой?!"...

Кажется, Проклятый Лес специально вырос, чтобы уничтожать тех, кто ему не принадлежит. Кажется, он вооружен для этой цели лучше любой армии. Кажется, он действительно живой и в достаточной степени разумен, чтобы ловко орудовать своим немалым арсеналом и делать все, чтобы ни один чужак не проник сквозь его живые заслоны.

- Поторопитесь! - донесся сзади напряженный голос Белки.

Стрегон пригнулся еще ниже, втянул голову в плечи и понесся, словно скаковой конь на призовом забеге, буквально нутром чувствуя, как проход за ее спиной стремительно схлопывается, надежно отрезая им дорогу назад.

Пару раз он спотыкался о невесть откуда взявшиеся коряги, раз сто чувствовал возле себя чьи-то настойчиво шарящие усики. Когда предплечье обжигало болью от татуировки, немедленно вскидывался и торопливо подставлял левую щеку, на которой еще горел след от мимолетного прикосновения Белки, а потом с огромным облегчением видел, что от него шарахаются прочь, словно от чумного бубона.

Кажется, малыш отлично знал, что делал, когда ставил свою метку! И каждый из них был готов на что угодно, даже (как выразился Белик) стать чьей-то "растолстевшей задницей", лишь бы и дальше не испытывать проблем с местными обитателями.

- Вниз! - вдруг гаркнула Белка, едва не оглушив идущего последним Ивера, и впечатленные последними событиями наемники послушно рухнули на землю, умудрившись еще в падении выдернуть из ножен оружие. Эльфы от них не отстали, и вовремя - в спины им словно дохнуло ледяным ветром угрозы, а мгновением спустя по волосам кто-то невидимый чиркнул кончиком жесткого крыла. - Ах ты, гад! Проверить меня вздумал?!

До Стрегона донесся сочный хруст, истошный визг, быстро перешедший в жалобный стон. Кто-то умоляюще залопотал на непонятном языке, явно торопливо извиняясь, но в ответ послышалось только сердитое шипение громадной кошки. Затем мерзкий хруст повторился, словно неизвестному сломали не только крыло, но и хребет. Потом с отвращением сплюнула Белка, отшвырнула какой-то бесформенный комок в сторону, и все стихло.

- Поднимайтесь, - сердито буркнула она, бесцеремонно пройдясь по чужим спинам. - Теперь не тронут. А коли тронут, я им быстро покажу, как нарушать приказы Хозяина. Стрегон, не спи, все бока отлежишь! Рыжий, убери свой зад от камня, а то он не стерпит такого неуважения и цапнет тебя за мягкое место!

Лакр проворно перекатился, вскочил на ноги, стараясь не коснуться макушкой низко опущенных ветвей, с опаской отодвинулся от серого валуна, рядом с которым только что лежал. Подозрительно всмотрелся, сжал рукоять меча покрепче, но нет: камень как камень - вроде не двигается, совершенно не шевелится и признаков жизни не проявляет.

Он украдкой вытер внезапно повлажневший лоб.

- Ф-фу... Бел, не шути так больше.

Белка только фыркнула, а затем кинула в ту сторону шишку, попав точнехонько в центр смирно лежащего камешка. Тот странно дрогнул от удара, шишка звонко щелкнула, однако, вопреки ожиданиям не отлетела в сторону, не отскочила, а, напротив, намертво прилипла. После чего подозрительный камень вдруг обозначил спереди широкую пасть, смахнул мраморным языком досадную помеху, пожевал, разочарованно выплюнул и, коротко сверкнув в полумраке двумя яркими изумрудами глаз, снова застыл в абсолютной неподвижности.

Гончая равнодушно отвернулась, не увидев, как передернул плечами ланниец, и, стащив с ближайшей ветки какую-то любопытную змеюку, укоризненно буркнула: "Не шали". После чего так же равнодушно свернула ей шею и без промедления двинулась дальше. Успев, правда, перехватить по пути Ланниэля, собиравшегося перешагнуть через какую-то корягу, сорвала алый цветочек, развернувший лепестки в сторону Тороса, откинула с дороги еще один зубастый камешек и, хмуро рыкнув на вынырнувшего из-под земли большущего крота, уверенно пошла вперед.

Братья дружно сглотнули, понимая, что не увидели и десятой доли всего, что тут водилось, кушало и капало слюнками на их несчастные головы, но задерживаться не рискнули: за их спинами снова недвусмысленно зашелестели ветки, все быстрее смыкая проход и непрозрачно намекая на то, что тоже не прочь перекусить. Поэтому Братья инстинктивно сгрудились вокруг Тиля и, опасливо посматривая наверх, почти бегом кинулись к выходу.

Бежать сквозь Кордон пришлось почти два часа. Все в том же сумасшедшем темпе, что и вчера, однако на этот раз никто даже пикнуть не посмел, потому что было ясно: чем быстрее закончится этот смертоносный коридор, чем меньше шансов, что какая-нибудь ползающая, летающая или прыгающая гадость вцепится им в глотки. С учетом того, что от пения Белки Граница заметно притихла, звери предпочли укрыться в норах, насекомые умчались искать более доступную добычу, а птицы сквозь плотное переплетение ветвей просто не добирались, Гончей все равно регулярно приходилось оборачиваться и избавлять попутчиков от особо тупых или настойчивых тварей. Благодаря чему Братья моментально осознали одну простую... и даже очень простую истину: без Ходока им бы никогда не перебраться на ту сторону.

Какой уж магией наделил его Хозяин Проклятого Леса - неведомо. Но то, что эта магия сейчас спасала им шкуры, было очевидно. Так что, когда впереди снова забрезжил солнечный свет, даже Терг покосился на прямую спину Белика с нескрываемой признательностью. Лакр испустил такой вздох облегчения, что его, наверное, услышали за сто верст окрест. Остальные только расслабили сведенные от дикого напряжения плечи, чуть опустили оружие и запоздало почувствовали, что, кажется, в этой безумной затее у них все-таки есть шансы на успех. А когда деревья окончательно расступились, то и вовсе поверили, что сумеют выжить.

Причем, верили они ровно до тех пор, пока не вылетели на сравнительно чистый пригорок, не вздохнули полной грудью свежий воздух и не утерли мокрые от пота лица, одновременно с этим поднимая глаза... после чего дружно запнулись и растерянно замерли, потому что вместо ожидаемой свободы на них уставились сотни внимательных глаз, почти столько же наконечников старательно оперенных стрел, огромное множество предусмотрительно обнаженных клинков, а чей-то мелодичный голос с нескрываемым удовлетворением произнес:

- Добро пожаловать в Проклятый Лес, господа! Признаться, мы вас уже заждались...

Глава 10

Завидев чужаков, Белка резко остановилась, с неприятным удивлением обнаружив, что ее ловко переиграли. Затем попятилась было назад, осторожно заозиралась, но почти сразу снова замерла и с досадой прикусила губу: увы, поздно - Кордон за спиной не может стоять открытым дольше определенного времени, и теперь, исчерпав свой срок, он стремительно закрывался, отрезая все пути к отступлению. Ей, как ни старайся, уже не успеть нырнуть обратно в его спасительные заросли, эльфам - тем более, да и люди не осилят это испытание во второй раз. Тем более что в этот момент все они оказались под прицелом сотен луков и нескольких десятков арбалетов. Торк! Кажется, кто-то отлично знал, где и когда они перейдут Границу!

Неужели предательство?!

Она с холодным интересом оглядела выстроившийся полукругом и перегородивший им путь отряд из почти полутора сотен Темных эльфов. Красивых, темноволосых, нечеловечески спокойных; предусмотрительно натянувших свои знаменитые луки, внимательно следящих за каждым движением ее стаи и готовых стрелять на поражение при малейшем признаке неповиновения. Ни у кого не дрогнет рука, если появится хотя бы малейший повод. Ни один не промахнется, даже с двух сотен шагов. А они стояли сейчас гораздо ближе...

За эльфами так же неподвижно замерла плотная масса человеческих наемников - в наглухо закрытых шлемах, знакомых доспехах из плотно подогнанных, старательно выкрашенных в черное пластин... что ж, агинцы в такой ситуации - вполне ожидаемое зло. Конечно, кого еще можно уговорить войти в Проклятый Лес? А эти сумасшедшие, дав однажды клятву нанимателю, никогда не отступают. Хоть в ад, хоть в рай - везде пройдут, под землю влезут, скалы прогрызут, ничего не побоятся. С их фанатичной верностью слову можно быть уверенным, что осечки не случится. Но сколько же их здесь? Две сотни? Три? У половины в руках виднеются луки и арбалеты, вторая часть хищно ощетинилась сталью. Хотя последнее было явно лишним: от такого количества эльфийских стрелков даже Гончей было бы сложно увернуться. Не говоря уж о том, что за ее спиной сейчас в совершеннейшем ступоре застыли шестеро смертных и трое ошеломленно озирающихся Перворожденных, которых при любом раскладе совершенно невозможно бросить.

Ох, Тиль... кажется, ты здорово недооценил своих врагов.

Белка чуть сузила глаза, пристально изучая молчаливых противников. Да, они оказались ловчее и гораздо изобретательнее, чем она рассчитывала. Не стали тратить силы на погоню по межлесью, не повелись на ее уловку, не обманулись. Судя по всему, кто-то очень хорошо все рассчитал, сначала забросив в Пределы искусно сплетенную ловчую сеть, раскидав по заставам своих людей и старательно наводнив рейдерами леса вдоль Тракта. Позволил Тилю увериться в собственной смекалке. Длительно время держался поодаль, внимательно наблюдая за развитием событий. А затем умело затянул петлю, позволив рыбке ускользнуть именно туда, куда нужно, после чего уверенно взял горловину в свои руки и удовлетворенно кивнул, потому что улов оказался действительно хорош. Причем, хорош настолько, что Гончая даже задумалась над столь удачным совпадением и появлением семейства пауков возле Границы именно в то время, когда тут оказались трое высокопоставленных Перворожденных.

Кажется, преследователи Тиля не просто полагались на удачу и, вполне возможно, догадывались о том, что Гончая обязательно придет разобраться с этой напастью. А имея точное представление о местоположении твари... а то и найдя способ помочь ей преодолеть Кордон... довольно легко вычислить примерное время и участок Границы, который вскоре должен был открыться...

Белка недовольно нахмурилась: да, такой вариант был вполне возможен. Однако для того, чтобы воплотить его в жизнь, неизвестному недоброжелателю требовалось абсолютно точно знать несколько важных вещей. Первое: что тварь готова к откладке яиц. Второе: что она будет поблизости и сумеет прошмыгнуть через приоткрывшуюся Границу. Третье: он должен был суметь открыть Кордон хотя бы на пару минут, а это - работа для опытного Темного мага, владеющего частичкой Огня Жизни и кое-чем еще, что позволило бы преодолеть сопротивление Проклятого Леса и заставить его подчиниться. Наконец, четвертое (и самое главное!): он должен был знать, с КЕМ и КУДА пойдет Тиль для осуществления своей опасной задумки. И вот эта-та информация вряд ли была доступна всем желающим. А раз так...

Белка даже не удивилась, когда дальние ряды Перворожденных расступились, и вперед неторопливо вышли две поразительно ладные фигуры: Темные эльфы были настолько похожи, что сразу стало понятно, что они находятся в близком родстве. Более того, Гончая очень хорошо их знала и, к собственному растущему раздражению, только теперь смогла объяснить причину их присутствия в Проклятом Лесу.

- Добро пожаловать, - негромко повторил один из Перворожденных, тонко улыбнувшись при виде упрямо вздернутого подбородка Гончей.

- Брегарис! - чуть не сплюнул Владыка Л'аэртэ, тоже узнав говорившего. - Как же я тебя-то, змея, не заметил ...

Хранитель Знаний, один из Равных, второй Советник Темного Трона и Хранитель Священной Рощи ллер Брегарис илле Аларис, улыбнулся шире и с нескрываемым удовольствием оглядел долгожданных гостей.

- Что ж, все вышло очень удачно, - промурлыкал он, бесстрашно не замечая гнева своего повелителя. - Не совсем так, где мне бы хотелось, но все равно неплохо. Жаль, конечно, что вам не пришло в голову использовать подготовленный нами проход... не зря же мы гнали сюда ту милую зверушку с потомством... однако не заметить волнение Границы было довольно сложно. И, к счастью, оно случилось не слишком далеко от условленного места, так что мы успели как раз вовремя.

Ах, вот оно что... значит, все-таки тварь...

- Кажется, он тебя переиграл, Тиль, - вполголоса обронила Белка, хладнокровно оценивая обстановку. - И, кажется, ты далеко не все выяснил насчет своих врагов: оказывается, не только Совету ты встал поперек горла - среди Хранителей тоже зреет бунт. Не зря я тебе советовал распустить их всех к Торку. Кстати, заметь: они стоят достаточно далеко, взяли нас на прицел уверенно, сами не дергаются, не сомневаются. Не боятся того, что оказались в Проклятом Лесу. Да и этот гаденыш держится весьма неплохо. Но, что самое обидное, он оказался весьма предусмотрительным: встал так, что отсюда даже мне не допрыгнуть. И магией тут не воспользуешься...

- Иррадэ! - процедил Тирриниэль, сжимая кулаки.

- Тихо, Тиль. Не сверкай глазами. Проигрывать надо уметь, а он, признай, ловко тебя провел. Скажи, он знал обо мне?

- Нет! Только Линнувиэль.

- Кхм, - Белка, как ни странно, осталась поразительно спокойной. - Выходит, или наш Линни вдруг проболтался, что в принципе невозможно, либо его все-таки скрутили и...

- Если бы он погиб, я бы сразу узнал. Да и Лан бы почувствовал.

- Значит, они получили информации из другого источника.

- Но это невозможно! - зашипел Тирриниэль, опасно сузив заалевшие глаза.

Брегарис еще раз с удовольствием всмотрелся в лица "гостей", подметил решительно ощетинившихся сталью Братьев, а потом вдруг сделал странный жест - словно очертил в воздухе ровный круг, внутри которого обозначил пятилучевую звезду. При виде которой у людей невольно дрогнули руки, а у Стрегона вырвался судорожный вздох:

- Не может быть...

- Оружие вниз! - коротко велел Хранитель, и они, будто неживые, послушно опустили мечи. - Отошли на два шага назад! Клинки на землю! Пояса снять!

Белка непонимающе обернулась, но наемники, словно бездушные марионетки, беспрекословно исполнили все, что от них потребовали. Причем, так проворно, что Ланниэль тихо выругался себе под нос, Картис потемнел лицом и поспешно заслонил собой повелителя, а сам Тирриниэль процедил под нос страшное проклятие.

- Это еще что такое? - неподдельно изумилась Белка при виде редкой покорности Братьев. - Стрегон, ты спятил?! Может, еще на колени встанешь, если попросят?! Или сам на меч напорешься, чтобы им было удобнее?!

Наемники даже не шелохнулись. И ртов не раскрыли в свое оправдание. Только зубами скрипнули, мрачно буравя взглядами стоящего напротив эльфа, и шумно задышали, словно тщетно боролись с какой-то невидимой силой, сковавшей их по рукам и ногам.

- Встанет, - с удовольствием рассмеялся Брегарис, видя тщетность их усилий. - Любой из них встанет, если велят. Даже зарежется во славу своего Кодекса и Заказа: Патриарху никто из них не рискнет возражать. Верно, Тиль? Они ведь послушные дети своего создателя? Наивные, простые и ОЧЕНЬ преданные? Но, кажется, теперь ты об этом сожалеешь?

Владыка Л'аэртэ заметно помрачнел.

- Что? - с подозрением обернулась Белка, но он только отвел глаза и помрачнел еще больше. - Тиль, о чем это он?

- А разве тебе не сказали? - делано удивился Хранитель Знаний.

- Про что?

Брегарис вдруг оглушительно расхохотался.

- Поразительно! Нет, это просто невероятно! Я, конечно, знал, что наш Владыка стал в некоторых вещах наивен, но чтобы до такой степени... открой глаза, Бел! Неужели ты думаешь, что твои спутники могли получить свои руны у кого-то, кроме эльфийских магов? Или смогли воспользоваться ими без нашего согласия и нашего же контроля?!

ЧТО?!

Белка сильно вздрогнула.

Братство?! Эльфы?! И ТИЛЬ?!!

Она некстати вспомнила, как упорно в свое время пыталась добраться до таинственных основателей так называемого Братства. Как настойчиво рыскала по всему Интарису и даже Ланнии, отчаянно желая найти неизвестного наглеца, посмевшего замарать имя Диких Псов. И в какую ярость пришла, когда осознала, что до неведомого создателя этой заразы, несмотря на все усилия, не сумеет добраться. Столько труда она в свое время приложила, столько народу измучила, столько времени потратила, чтобы добиться правды, но, потратив на поиски несколько долгих лет, лишь плюнула с досады и неохотно признала, что неведомый кукловод, собравший в один кулак такую опасную силу, остался для нее недосягаем. Он был слишком хорошо укрыт. Слишком умел. Слишком ловко прятал следы и заранее позаботился о том, чтобы никто не смог узнать его в лицо. Даже старейшие Мастера Школы не имели о нем никакого понятия! И руны... она уже тогда подозревала, что тут замешаны остроухие гады, но чтобы все зашло ТАК далеко?!

Гончая гневно сузила глаза:

- Ти-и-ль? Это что... скажи мне: Брегарис не врет? И это нелепое Братство... Школы, Мастеров, Испытания, Кодекс это дурацкий... ты что, имел к нему какое-то отношение?!

Почувствовав нехорошие перемены в голосе Белки, Тирриниэль невольно отступил на шаг и затравленно заозирался.

- Прости, я... все тебе объясню...

У Гончей шумно раздулись ноздри, а глаза мгновенно превратились в две узкие щелчки.

- Это что, была ТВОЯ работа?!

- Бел...

- Конечно, его, - охотно подтвердил ее догадку Брегарис. - Кто бы еще догадался внедрить самым лучшим из смертных наши руны, подобные тем, что есть у тебя?

У Белки окаменело лицо.

- Только с его подачи и с его же разрешения мы открыли людям эту тайну. И только с его позволения эти заклятия вошли в обиход обычных магов. В то числе, и слабые аналоги рун Подчинения, которые ты знаешь. Да и само Братство - это была его идея. Хотя до сегодняшнего дня я был твердо уверен, что ее осуществили именно с твоей подачи.

Тирриниэль несильно вздрогнул, а Белка, услышав о рунах Подчинения, смертельно побледнела. Проклятье... столько лет!.. столько Торковых лет в полнейшем неведении, сомнениях и бесплотных поисках! А ответ, оказывается, все это время был рядом! Прямо под носом! При том, что этот ушастый гад отлично знал, что его ищут! Знал, чего ради она исчезала из Темного Леса во время последних визитов! И все это время подло молчал! Предатель!

Гончая негромко скрипнула зубами.

- Тиль... как ты мог?!

- Прости, - тихо повторил эльф, упорно отводя глаза и на время едва не позабыв о довольно усмехающемся Хранителе. - Наверное, надо было сказать раньше? Но ты так долго этому сопротивлялась, что... я решил немного обождать, чтобы ты увидела, поняла... я хотел, чтобы это было что-то новое. Что-то, что приносило бы пользу и наглядно доказало, что даже от рун Подчинения есть толк. Что с их помощью можно нанести не только вред... поверь, обычно Братство не вмешивается в то, что не касается непосредственно Заказа. Они не наемные убийцы, не воры, не регулярная армия. Они служат за деньги, это правда, но... они не служат никому, кроме самого Братства. И я сделал все, чтобы это осталось именно так.

- Ты хотел сделать из них Диких Псов! - рыкнула Белка, сверля огорченного Тиля злым взглядом.

- Нет... то есть, в каком-то смысле, да, - тяжело вздохнул царственный эльф. - Мне было жаль терять такие удивительные таланты. Ведь Стражи действительно были непревзойденными бойцами. Верными слову. Быстрыми и поразительно сильными для смертных. Я не хотел, чтобы все это бесследно пропало. Поэтому и нашел тех, кто уцелел после открытия Новых Земель, помог создать идею, которой они могли бы служить, занялся Школами, Мастерами... ввели новые правила, татуировки, немного магии, чтобы она помогала в работе...

- Проклятье! Но почему ты не сказал МНЕ?!

- А вы бы признали их? - грустно улыбнулся Тирриниэль. - Ты бы смирился? Вот так... сразу? После того, с какой настойчивостью меня искал и грозил на месте удавить того, кто все это организовал?

Гончая, скрипнув зубами, резко отвернулась.

- Мы поговорим об этом позже. Когда разберемся с другими делами и отвернем чьи-то неумные головы... и я потребую от тебя ответы на ВСЕ свои вопросы. Ты понял?!

- Боюсь, моя маленькая Гончая, что нет, - притворно огорчился ее словами Брегарис. - Не думаю, что ты сможешь осуществить свою сладкую месть. По той простой причине, чем заниматься Братством твой любимый родственник поставил именно меня. И именно я следил за тем, как оно растет, развивается. Я составлял Кодекс, который так тебе не по нраву, вырастил не одно поколение Братьев и сделал все, чтобы они были верны только одному господину - Патриарху. То есть, мне. Так что не надейся, что твои спутники тебе помогут - в моей власти сделать так, чтобы они обратили свои мечи против вас. Не правда ли, мои смертные друзья? Или, может, правильнее будет назвать вас своими рабами?

Стрегон сжал зубы и, чувствуя, как неистово жжется татуировка под рубахой, с усилием кивнул. А потом услышал, как скрипнули зубами побратимы, и со всей ясностью понял, что "Псы" и им причиняют немилосердную боль, вынуждая склонить головы, униженно упасть на колени, задыхаясь от мучительного дара, от которого, как казалось, в мгновение ока воспламенилась каждая клеточка тела.

- Вы правы, - улыбнулся Брегарис в ответ на злые взгляды смертных, которых пригибала к земле невыносимая тяжесть. - Ваши узоры специально сделаны так, чтобы вы не могли сопротивляться. Разумеется, тогда, когда это нужно мне. Ничего особенного: одна лишняя руна, и вы - мои. Забавно, правда? А если я еще немного добавлю Огоньку?

Гончая покосилась на тяжело дышащих, смертельно побледневших наемников, у которых болезненно исказились лица, и до скрипа сжала кулаки.

- Отпусти. Тебе они без надобности.

- Верно, - благосклонно кивнул эльф. - Но, видишь ли, Бел, пока они в таком состоянии... пока твои родственники находятся под прицелом, я могу потребовать от вас все, что захочу. Но ты ведь уже знаешь, что мне нужно?

- Откуда ты узнал обо мне? - сухо спросила Гончая.

- Это было просто: Братство подчиняется мне целиком, так что вся информация о нанимателях рано или поздно достигает моих ушей. А один наш общий знакомый был весьма неосторожен, сообщая свой Заказ в Аккмале, где, разумеется, есть немало верных мне людей. Поэтому, как только я услышал про Ходока и добыл кое-какие сведения касательно Золотых, стало ясно, где его искать. И с кем. Как видишь, я был прав, так что теперь могу спокойно убить одним ударом двух зайцев.

- Уверен, что справишься?

- Думаю, да, - довольно хмыкнул Брегарис. - Наш Владыка в последние пару веков стал весьма сентиментален и непростительно слаб. Однако в паре важных вопросов он упорствует с усердием, достойным вьючного осла: Изменение вовсе не так страшно, как считалось раньше. С его помощью можно многое сделать. Возродить наши Рода, вернуть былую власть, славу, поставить на место тех, кто незаслуженно поднял голову и забрал то, что им не принадлежит...

Белка скривилась.

- Кажется, ты слишком долго общался с Иттираэлем: его яд сжег тебе мозги, которые остались после того, как их впервые в жизни опалил Огонь Жизни. Уцелела, я так полагаю, только малая часть. А теперь ты и вовсе спятил, надеясь жить в вечном блаженстве. Правильно мне мама говорила: все мужики с ума сходят, когда им отказывают. А вы на пару с сыночком... да, забыл сказать тебе "привет", Берралис... надеюсь, у тебя до сих пор башка болит по ночам?

Второй эльф, поразительно похожий на Брегариса и до сих пор хранивший презрительное молчание, зло искривил губы, однако почему-то решил не отвечать на нападки Гончей. Впрочем, Белку это не остановило: гнусно ухмыльнувшись, она многозначительно потерла костяшки пальцев на правой руке и насмешливо заметила:

- Жаль, что я не прибил тебя в прошлый раз: сейчас имел бы меньше проблем. Ровно на одну ушастую морду и пару весьма посредственных яиц, от которых прока не больше, чем от...

- Заткнись! - все-таки не выдержав, прошипел Берралис.

- Отчего же? - мило улыбнулась Белка. - Правда глаза колет? Порадовался, что о твоих ночных похождениях не узнал Таррэн, расслабился, осмелел, наглости набрался... а помнится, тогда ты умолял меня на коленях...

Темный эльф явственно скрипнул зубами, но она сделала вид, что не услышала.

- Так скажи-ка мне, родной: а не для того ли твой отец приволок сюда почти весь свой Дом, чтобы ты смог почувствовать себя более уверенно? Да еще игрушки свои колючие на меня наставил? Думаешь, они тебе помогут?

- Довольно, - сухо велел Брегарис.

- Какой суровый мужчина! - Белка, словно не услышав, картинно всплеснула руками. - Знаешь, ушастый, мне отчего-то вдруг стало казаться, что за смутой в Совете стоишь именно ты. Полагаю, без поддержки второго по силе Дома ни один из них не решился бы возникать против Л'аэртэ. Чем ты их сманил? Изменением? Пообещал каждого обеспечить неутомимой постельной игрушкой? Или детьми? Покорными рабынями, от которых будут рождаться исключительно маленькие эльфики? А?

- Всем, - раздался еще один голос, и рядом с Хранителем встали еще трое Темных эльфов.

- Ого! Какая встреча! - фальшиво изумилась Гончая при виде новых действующих лиц. - Тиль, ты только глянь! Ллер Эналле илле Этаррас, ллер Гиарас илле Таррис и ллер Инару илле Хатарин! Потрясающе! Из десяти ваших Домов сразу три представителя Старших и два Младших имеют на тебя зуб! А я-то все голову ломаю, отчего у нас был такой настойчивый "хвост"! И откуда эти два бездаря-мага, которым уши следовало обрубить еще во младенчестве, вдруг набрали так много остроухих последователей, готовых скинуть с трона нынешнего Владыку, чтобы посадить на него... да, наверное, вон того недоумка с излишне активным... гм, самомнением.

- Ш-ш-ш-а-с-са, Гончая! - прошипел Берралис, едва сдерживаясь, чтобы не сорваться. - Придержи свой язык, иначе твои дружки умрут прямо здесь!

Она даже не дрогнула и не стала смотреть назад, чтобы увидеть шестерых опасно побагровевших смертных, которые медленно опускались на колени, судорожно хватаясь за горло и тщетно пытаясь избавиться от сжимающийся на нем невидимой удавки. Только взгляд стал еще более острым и злым, да в голосе прорезалось змеиное шипение.

- Отпусти, - недобро улыбнулась Белка, показав ровные, белые, но подозрительно заострившиеся зубы. - Опусти их, слизняк, или я вскрою тебе глотку быстрее, чем ты успеешь моргнуть. Имей в виду: если кто-то из них сейчас умрет, вы меня не получите, ясно? И вся ваша затея с Изменением стухнет прямо тут, у вас на глазах. Брегарис, останови своего дурака-сыночка, пока я не испортил ваши великие планы.

Немолодой Хранитель Знаний чуть скосил глаза в сторону Братьев, и сиплые вздохи за ее спиной быстро прекратились. После чего неслышно отступил и, словно что-то заподозрив, оказался на приличном расстоянии от резко похолодевшей Гончей.

- Хороший эльф, - бесстрастно похвалила Белка, убедившись, что Стрегон и его люди начали приходить в себя. - А теперь сними с них удавки и прикажи своим недомеркам опустить луки.

- Луки останутся, - без улыбки отозвался Брегарис, настороженно замерев. - С тобой ни в чем нельзя быть уверенным.

- Я тебя убью! - нехорошо прищурился Тирриниэль, решительно выступив вперед и приподняв ладони.

- Нет, Тиль, - сухо возразила Гончая, не отрывая взгляда от Хранителя. - Никакой магии.

- Бел...

- Нет, тебе говорят! Это уничтожит нас быстрее, чем стрелы. За спиной Кордон, забыл? Если тут вспыхнет хоть одна кроха вашего Огня, даже мне вас будет не спасти.

- Зато от этих избавимся, - угрюмо процедил Темный Владыка. - Раз уж я просмотрел такую змею в своем Доме, то мне с ней и разбираться. А моих сил, я тебя уверяю, хватит даже на то, чтобы открыть тут новый вулкан...

- Вулкан под названием "Тиль - дурак!", - так же сухо заметила она. - Все, остынь. Я не собираюсь сегодня умирать и тебе не позволю. Не говоря уж о том, что вон тех сине-зеленых типов надо бы привести в чувство. Лан, займись! Постарайся ослабить татуировки, чтобы они больше не застали нас врасплох.

- Ты что задумал?! - всполошился молодой маг.

Белка только усмехнулась.

- Ну, раз уж мы все в это вляпались, то постараюсь хоть подороже продаться.

- Бел!

- Заткнись и делай, что говорят!

Ланниэль обреченно сжал кулаки: он слишком хорошо знал этот тон, понимал, что возражать бесполезно, и опасался, что это не сулит им ничего хорошего.

- Эй, ушастый! - вдруг громко крикнула Гончая, привлекая к себе внимание простых эльфов, агинцев и, заодно, членов Совета. - Эй, ты меня слышишь, кролик вислоухий?! Я так полагаю, ты многое предусмотрел! Даже думаю, что припас для себя какой-нибудь славный артефакт - на тот случай, если у нашего Тиля вдруг взыграет оскорбленная гордость и появится желание испепелить мне половину Леса. Скажи, я прав?! Ты ж не просто так такой наглый?

Брегарис нервно дернул щекой.

- Попробую угадать! - снова крикнула Белка. - Как насчет Двенадцати Камней Бездны?

Тирриниэль сильно вздрогнул и неверяще прошептал:

- Нет... он не мог...

- Выходит, мог, - вполголоса отозвалась Гончая. - Я прямо чую, как от него тянет нездешней силой. И Огнем вашим, заодно. К тому же мне оч-чень не нравится ожерелье на его шее. Сам глянь: по-моему, это именно они.

- Ого, - усмехнулся Хранитель, на мгновение коснувшись груди, где поблескивала длинная нить из невероятно крупных, искусно ограненных алмазов. - Кажется, у тебя побольше ума, чем я считал, Бел. А наш Владыка (насмешливый взгляд в сторону окаменевшего от внезапного понимания Тиля) совсем позабыл, что, кроме него, в сокровищницу есть доступ и некоторым другим Хранителям. В частности, мне. Так что пусть он не мечтает воспользоваться Огнем Жизни - Камни этого не допустят, зато мои люди при первой же попытке к сопротивлению легко превратят вас в решето.

Владыка Л'аэртэ стремительно побледнел, неожиданно осознав, что сильно ошибся в своем Хранителе. Причем, не раз, если он смог заполучить себе столь мощный артефакт и научился его контролировать. Эх, время, время... требуется немало времени, чтобы подчинить и обуздать силу Двенадцати Камней Бездны. Лет пять-шесть, а то и все десять, пока древний артефакт, созданный еще Изиаром, признает нового хозяина. Тиль в свое время не рискнул с ним связываться, побоявшись непредсказуемых последствий, а вот Брегарис, похоже, не погнушался.

Хранитель, вдоволь насладившись своим триумфом, отвернулся от бывшего повелителя, славящегося своей предусмотрительностью и, к несчастью для себя, оказавшегося (вот горе-то!) таким недальновидным, а затем снова обратился к Белке:

- Ты ведь чуешь их, верно?

- Вонь я твою чую, отрыжка дохлого ползуна! А еще чую, что от сыночка твоего несет, словно из выгребной ямы, в которой неделю назад утопилась пьяная крыса!

- Фу, как грубо, - холодно отозвался эльф, не шевельнув даже бровью.

- Чего ты хочешь? Раз до сих пор еще выпендриваешься, значит, чего-то тебе от нас все-таки нужно, верно? - прищурилась Гончая. - Хотел бы убить Тиля, давно бы справился: пока у тебя Камни, он без Источника бессилен. Так чего ж ты хочешь?

Брегарис снова соизволил многозначительно улыбнуться.

- Немногого: мне нужна ты, Гончая.

- М-м-м, - ничуть не удивилась она. - Надеюсь, не для себя лично? А то я ужасно расстроюсь от мысли, что ко мне все время тянет какую-то гадость! То Изиар засматривался, то Талларен, то Иттираэль...

- Лорда Торриэля не забудь, - ядовито посоветовал Берралис.

- Тебя не спросили, пенек озабоченный! Так зачем тебе я, Брегарис? Уж не для этого ли ушастого болвана присматриваешь? Тогда прости, но он старый и страшный. Я такими не интересуюсь. И вообще - не люблю эльфов. Особенно Темных.

- Нам нужен образец, - неласково сообщил один из молчаливо взирающих на ее кривляния эльфов. - Высокий лорд опрометчиво уничтожил все записи об Изменении. Поэтому нам нужен последний уцелевший образец - ты. И это - единственное условие, с которым мы согласны оставить жизнь твоим... спутникам. В противном случае, вы все умрете.

- А как же я? Вдруг вы меня пораните?

- Ничего, - нехорошо улыбнулся Берралис, поравнявшись с отцом. - Мы постараемся не уродовать твою дивную кожу и ничем не испортить рисунок. Правда, руны Подчинения утрачивают силу после смерти носителя, так что в некотором роде нам предпочтительнее видеть тебя в мертвом виде, чем в живом. Но поскольку риск все-таки есть, то мы даем тебе шанс.

- Как заманчиво... - неопределенно протянула Белка, мысленно что-то прикидывая и просчитывая варианты. - Ладно, мне надо подумать.

- Думай, - зловеще процедил Хранитель, предусмотрительно отступив еще дальше. - Но не слишком долго. Мы и так потратили много времени, чтобы вас найти.

- Эй! А Тиль? Его вы прибьете?

- Нет. Если наденет он браслеты из аконита, то будет жить. Но, разумеется, о своем прежнем положении может уже не мечтать. И магии, само собой, его тоже лишат.

Белка удовлетворенно кивнула и обернулась к взбешенным спутникам, которые в ответ уставились на ее так, словно собирались прямо здесь разорвать на куски. Внимательно их оглядела, странно хмыкнула, а потом вполголоса спросила:

- Ну, что, братцы-кролики? Как вам перспектива?

Владыка Л'аэртэ опасно побелел. При этом глаза у него запылали так страшно, что пришедшие в себя Братья опасливо попятились.

- Тиль, держи себя в руках, или я тресну тебя по башке, - строго посмотрела в ту сторону Гончая. - Лан, что скажешь? Стоит нам рискнуть моей шкурой?

- Нет, - мрачно ответил молодой маг, посверкивая такими же алыми глазами, как у Тиля.

- Решительно и твердо, - усмехнулась Белка. - Картис?

- Нет.

- Очень умно. А главное, солидарно. Тиль?

Темный Владыка зло выдохнул и скрипнул зубами.

- Ясно: нет, - ничуть не расстроилась Гончая, которая, кажется, совершено перестала беспокоиться о чем бы то ни было. И вроде бы снова натянула неуместную среди такого напряжения личину Белика. - Стрегон? Терг? Лакр... раз уж вы вляпались вместе с нами, то тоже имеете право голоса.

Стрегон, быстро покосившись на готовых к стрельбе эльфов, поджал губы.

- Какие у нас варианты?

- Первый разумный вопрос, - спокойно кивнула Белка. - Молодец. Но вариантов на самом деле немного. Первое: мы гордо говорим "нет!", затем отчаянно сопротивляемся и гарантированно мрем, потому что ушастые, как ты знаешь, стреляют довольно быстро, а от такой тучи стрел даже мне будет сложно увернуться. В итоге, вон те кролики получают себе мое тело, голову Тиля и ваши теплые трупы; они при этом жутко довольны, мы с вами оказываемся на том свете, Лана и Картиса в лучшем случае убьют, а в худшем - вернут обратно в Темный Лес, где предоставят в качестве веского аргумента нынешнему "Владыке", чтобы он осознал, что это - полный провал, после чего перестал артачиться и красиво уступил свое место во-о-он тому хмырю с недовольной рожей побитого осьминога. Второй вариант - мы опять же говорим гордое: "НЕТ, ПОШЛИ ВЫ НА...!", но вместо активного сопротивления сразу кидаемся бежать... и бежим куда глаза глядят, потому что Кордон я открыть не успею - на это требуется время, которого и так не будет. Но, стараясь выжать из ситуации все до последнего мгновения, Тиль с Ланом пытаются прикрыть нас магией, вы с парнями прикидываетесь живыми щитами, я помчусь впереди с гордо поднятой головой, а кто-нибудь самый невезучий начнет изображать героя и будет до упора прикрывать наш отход своей широкой... кхм, спиной. Исход - тот же самый, потому что после первого же магического удара за нас возьмутся здешние зверушки. Остановить их я сразу не смогу. Более того: вы, как связанные Заказом, вряд ли оставите Тиля. Лан и Картис из-за клятвы верности - тоже. Ну, а одному мне уходить несолидно. Так что Брегарис с сыночком, у которых есть отличная защита от Огня, опять живы и веселы, а мы - в полной заднице. Вариант третий: я все-таки пытаюсь открыть вам проход в Кордоне, несмотря на стрелы и высокий процент неудачи; вы опять же старательно прикрываете меня и друг друга; потом (если у меня получится, а мы все еще будем живы) пытаетесь бежать, изредка вскрикивая от удачных попаданий в голову, ноги и всякие другие места. А кто-нибудь особенно смелый останется в качестве главного "мальчика для битья". Исход печальный: скорее всего, мы свалимся примерно на втором шаге, попадем в плен или сдохнем на месте, потому что пленные им, судя по всему, не нужны. Тиля, разумеется, обезглавят, меня тихонько удавят, а люди с Ланом и Картисом... ну, оставим этот вопрос на больную фантазию победителей. Вариант четвертый: я соглашаюсь на все их условия, добровольно бросаю оружие и не сопротивляюсь, пока меня хорошенько вяжут; вас, как только все будут уверены, что мне не сбежать, быстренько нашпиговывают стрелами, а потом для верности рубят в капусту, чтобы уже не воскресли; я при этом, естественно, сержусь и кричу, что так нечестно, потом рву оковы и пытаюсь страшно отомстить, но они не теряют времени и заканчивают это дело, как в предыдущих вариантах...

Стрегон мрачно посмотрел на Тирриниэля и внутренне вздрогнул: у того в глазах бушевало пламя такой неистовой ненависти, что даже стоять рядом с ним было неуютно. У Ланниэля зрачки выглядели чуть лучше, но лишь по причине того, что он был моложе. И только Картис смотрелся более или менее пристойно. Правда, в его глаза Стрегон заглядывать поостерегся - перекошенное лицо эльфа говорило само за себя.

- А пятого варианта не предусматривается? - наконец, хрипло спросил он, поняв, что остальные, если и услышали разглагольствования Гончей, вряд ли восприняли их всерьез.

Белка широко улыбнулась.

- Я как раз до него дошел.

- Мне не нравится то, что ты задумал, - недовольно буркнул Ланниэль.

- Ты же еще ничего не знаешь.

- Поэтому и не нравится! У тебя всегда идеи сумасшедшие! Особенно, когда ты в личине Белика!

- Так предложи свою! Что, не можешь? Тогда слушай и, будь добр, сделай несчастное лицо, потому что за нами наблюдают... Тиль, у меня к тебе три вопроса!

Владыка Л'аэртэ свирепо покосился за спину Белки.

- Я им тебя не отдам!

- Да-да, я знаю, что ты меня любишь. Но все-таки ответь мне, пожалуйста, на три важных вопроса.

- Какие? - с подозрением уставился он.

- Первый: ты мне доверяешь?

Под многочисленными взглядами Тирриниэль насупился и угрюмо нахмурил красивые брови.

- Да.

- Хорошо. Второе: ты помнишь, что случилось с нами вчера лишь из-за того, что ты мне помешал?

- Да, - процедил эльф.

- И третье: хочешь ли ты, чтобы это повторилось?

- Зачем спрашиваешь? - фыркнул Владыка эльфов. - Конечно, нет! Но я не вижу выхода, который дал бы нам возможность уцелеть. Я могу только призвать Огонь и попытаться спалить их до того, как полетят стрелы. Моей силы хватит на то, чтобы превратить этот пригорок в кипящую лаву!

- Камни, - совершенно спокойно напомнила Гончая. - Твой неразумный Владыка опрометчиво забыл спрятать от чужих жадных ручек Двенадцать Камней Бездны. Не забрал с собой, как следовало, не выкинул и не уничтожил, чтоб ни у кого даже соблазна не было. А оставил их на виду, понадеявшись на Линнувиэля, у которого и без того хлопот хватает. И это при том, что подобные безделушки (даже я помню!) умеют превосходно поглощать магию в любом виде. Особенно твой Огонь. А ты, к тому же, опрометчиво пропустил среди своих недоброжелателей одного из Равных. Позабыл про Иттираэля, доверился им снова, хотя я еще пятьсот лет назад предупреждал, что идея с Хранителями весьма неудачна: их слишком много для одного повелителя. И ты даже с этим согласился, но, по-видимому, решил не усугублять ситуацию с Советом и отложил их роспуск на "более подходящее время". Да еще сыночка Брегариса проглядел, который в магии мало чем уступит отцу. В итоге ты ошибся дважды: когда оценивал потенциал своих врагов и когда решил, что они еще не готовы. А теперь скрипеть зубами поздно: они нас действительно переиграли и подготовились гораздо лучше, чем можно было ожидать. Сам посуди: ты остался один, ты слаб и почти беззащитен. А их много, у них луки, арбалеты и куча решимости избавить этот мир от твоего утомительного присутствия. Даже без всякой магии. Однако если сейчас ты позволишь себе сцепится хоть с одним из этих крысюков, мы немедленно получим две крайне неприятные вещи: ты опустошишь свой резерв досуха, но при этом не только не прибьешь своих главных врагов, но и отдашь им все свои силы. А нас, сразу после того, как тебя зашибут, охотно скушают подопечные Таррэна, которые (напоминаю) мне не подчиняются. Вернее, подчиняются, но не все, не здесь и не так, что делает наши шансы совсем уже минимальными при любом арскладе. Тогда как Брегарису и его обожаемому сынуле в любом случае ничто не угрожает.

- Я их уничтожу!

- Сомневаюсь. Но даже если так, то Совет потом уничтожит нас. Просто потому, что ты будешь пуст, как корзинка из-под маминых пирожков, а у Лана не хватит сил даже на один хороший щит: твой Огонь, как ты помнишь, благодаря Камням перейдет к Брегарису и сделает его способным уничтожить даже Венец. А это значит, что ты и Линнувиэля подставишь. Плюс Кордон, опять же, близко - не забывай. Еще варианты?

- Ты... ты мог бы побыть моим Источником, - нерешительно предположил Тирриниэль, мельком оглянувшись на Братьев. Те вежливо потупились и сделали вид, что самым неожиданным образом оглохли. - Если ты отдашь мне свой резерв... этого должно хватить на Камни.

Белка вздохнула.

- Если бы на твоем месте был Таррэн, я бы так и сделал. Но, Тиль... прости, ты очень сильный. После него, пожалуй, самый сильный. Однако даже в этом случае слишком велик риск того, что твои мысли повернут не в то русло. Пойми: я - не маг и интенсивность потока почти не контролирую. Поэтому отдам тебе сразу все, что имею. И даже если тебя не разорвет на месте, с ним будет крайне сложно управиться. Таррэн и то едва успевает, приходится вовне отводить и портить здешнюю растительность. А ты к этому не привык. К тому же, ты в любом случае спалишь Стрегона с его парнями. Ну, и Картиса, конечно. Брегарис, разумеется, тоже останется тут лежать кучкой черного праха, но мне кажется, что это - слишком большая цена за такого урода.

- Хорошо, - обреченно вздохнул Тирриниэль. - Что ты предлагаешь?

Она улыбнулась и вдруг хитро подмигнула испуганному Ланниэлю.

- Предлагаю немного поразвлечься... у кого есть ненужный нож из гномьего аконита?

Глава 11

Брегарис, стоя в отдалении, с брезгливым интересом наблюдал за тем, как яростно жестикулируют эльфы в отчаянной попытке что-то доказать решительно настроенной Гончей. Он видел, как исказилось неподдельным отчаянием красивое лицо Ланниэля ллере Л'аэртэ - младшего отпрыска Старшего Хранителя Знаний и его последней надежды. Как резко помрачнел учитель Лана - Картис илле Маллентэ, который в данный момент почти не имел права голоса. С каким неподдельным раздражением заспорили с ней смертные... идиоты... до сих пор называют ее глупым именем "Белик" и исключительно в мужском роде - странная причуда, которая не к лицу такой удивительной женщине, как Белка...

Бывший Владыка Темного Леса тоже это видит и, кажется, вот-вот взорвется от гнева. Он не хочет ее отпускать, но это вполне естественно - наследники Изиара всегда были невероятно вспыльчивы и ревнивы... да. Очень ревнивы. А он до сих пор пытается прятать свои чувства. Даже от себя самого... старый дурак. Даже слепец бы заметил, что они никогда не были по-настоящему искренними. Да и как иначе? Перед Белкой невозможно устоять. Не зря ее образ вот уже пять веков будоражит Темный Лес, а ее изысканная красота заставила не одного молодого эльфа потерять голову. Она действительно была прекрасной. Желанной до боли и опасной, как кровожадная хмера. Хотя для него... одного из Равных... эта опасность не имела особого значения. Потому что реальная угроза быть покалеченным или даже убитым почему-то воспринималась лишь пикантной добавкой к сладкому блюду под названием Измененная. И Брегарис многое бы отдал, чтобы попробовать его на вкус.

Зная о том, что Таррэн Илле Л'аэртэ надолго (а скорее всего, навсегда) исчез с Лиары, пожалуй, он не зря рискнул повторить его оглушительный успех. Тем более, когда в его отсутствие бывшие Пределы стали не в пример уязвимее, спокойнее и, как ни странно, покладистее. Они, как оказалось, признавали власть лишь одного Хозяина и лишь одну кровь, которой, кстати, в самом Брегарисе текло вполне достаточно, чтобы заполучить статус Хранителя. Да и после двенадцати лет одиночества граница между отпрысками различных ветвей рода Л'аэртэ стала для Леса потихоньку стираться. Оставшись без твердой руки Хозяина, он сперва крепко уснул, затих в ожидании чуда; затем, когда стало ясно, что Господин не вернулся, ощутимо забеспокоился, что закономерно привело к ненадежности Кордонов; какое-то время еще надеялся сохранить прежний статус, но теперь, наконец, отчаялся... вместе с Белкой начал предчувствовать, что Таррэн уже не вернется, и вполне созрел для появления нового Хозяина. Из той же ветви, к которой когда-то принадлежал старый. И тот факт, что Двенадцать Камней Бездны - единственный в своем роде артефакт, некогда принадлежавший самому Изиару - вдруг сумели его пробудить от долгого сна, лишь наглядное тому подтверждение.

Правда, Брегарис, даже досконально изучив чудом сохранившиеся записи Иттираэля, до которых Владыка Тирриниэль в свое время так и не добрался, до последнего сомневался, что сумеет подчинить себе опасное наследие Изиара. Читая вольный пересказ Хроник в исполнении бывшего Хранителя, он многое оттуда почерпнул, выяснил все об Изменении, со всей ясностью осознал его жизненную необходимость для Темных. Тщательно изучил записи, касавшиеся самого ритуала, и в итоге пришел к выводу, что просто обязан его повторить. Точно так же, как обязан воспользоваться оставленными Иттираэлем подсказками и применить артефакты Изиара по прямому назначению.

Камни, как ни странно, откликнулись на его зов. Узнали магию крови, поделились силой, помогли ощутить Равному невиданное прежде могущество... и, заодно, вызвали острую зависть к тем, кто мог безвозбранно прикасаться к Огню Жизни с тех самых пор, когда Владыка Изараэль нашел способ зажечь его в своей крови.

Тирриниэль, кстати, зря не рискнул воспользоваться его наследием. И зря опасался непредсказуемых последствий - Камни оказались на диво послушны, на редкость мощны и, как ни странно, обладали весьма полезными свойствами. В том числе, способностью подчинять себе другие артефакты создателя. Например, Зеркало Мира, о происхождении которого даже Иттираэль ничего не знал, или самого Проклятого Леса, который, как известно, был взращен со вполне определенной целью. И только для прямых наследников Изиара, к которым Брегарис... после Таррэна, Тиля и младшей ветви Л'аэртэ в лице Линнувиэля и обоих его отпрысков... тоже имел непосредственное отношение.

Теперь надо было остаться единственным наследником, чтобы осуществить свои далеко идущие планы. И в отсутствие Таррэна они, как никогда, оказались близки к реализации.

Скорого возвращения Хозяина Проклятого Леса Брегарис не боялся: раз уж тот за двенадцать лет не сумел найти дорогу домой, то за несколько последующих дней точно этого не сделает. Его сыновья все эти годы беззаветно тратили силы на то, чтобы сохранить открытый им Портал стабильным. А значит, сейчас они гораздо слабее и беззащитнее, чем когда-либо раньше. Значит, они не только не успеют, но и не сумеют помешать Совету. А если при этом все будет сделано тихо... здесь, в Проклятом Лесу, куда, благодаря Белке, даже их детям не было свободного доступа... то они и вовсе никогда не узнают правды. Следовательно, у них не будет повода для мести. Тогда как Тиль... многомудрый, высокомерный, вечно предусмотрительный Тиль, как специально, вдруг начал совершать одну нелепую ошибку за другой. Будучи в полной уверенности, что сплел красивую и безупречную интригу, он внезапно ушел из Чертогов. Отдал Линнувиэлю Венец, понадеявшись на его способности. Оставил после себя внятный след, искренне веря, что эту уловку никто не разгадает. Да еще и смертным доверился, чего никогда не сделал бы раньше. А после, напрочь позабыв об осторожности, почти открыто отправился в Новые Земли, рискнув искать помощи у обозленной Белки...

Даже странно, что она до сих пор его не убила. Зная о том, КТО прикрывал уход Таррэна и помогал создавать портал в иной мир... зная, по чьей вине Таррэн так и не смог вернуться обратно... прекрасно сознавая, что без него Проклятый Лес рано или поздно проснется и начнет искать нового Хозяина... она просто не могла относиться к Тилю спокойно. Однако поди же ты: все-таки стоит... разговаривает... что-то упорно доказывает... и даже пытается убедить его в том, что поступает правильно.

Неужто действительно приняла его в свою стаю?!

Заслышав за спиной недовольное фырканье, Хранитель быстро покосился на сына и ни на миг не усомнился, что в стремлении Берралиса участвовать в этой авантюре во многом виновата именно Белка. Берралису отчаянно нужна была такая же неистовая пара, какую повезло заполучить лорду Торриэлю. Пускай, не именно Гончей... хотя отомстить за пережитое унижение он, конечно, захочет... однако не менее страстная и способная не только стать ему верной подругой, но и принести долгожданного наследника. Ему ОЧЕНЬ нужна Измененная. И многим из рискнувших сюда прийти эльфов она нужна не меньше. Ведь это так заманчиво - освободиться от угрозы второго совершеннолетия...

Однако Белка, скорее всего, станет для них лишь образцом. Живым материалом, с которого будут рисоваться эти руны на другие, более покладистые тела, способные со временем вернуть Темному Лесу прежнюю славу, положение и влияние. А еще через несколько сотен лет, когда молодых эльфов станет, наконец, достаточно, можно будет попробовать изменить все остальное. Ведь пара веков - не слишком большой срок для тех, кто хочет повторить путь Владыки Изиара... в конце концов, сам Изиар ждал своего шанса больше девяти эпох. И что с того, что в последний момент он проиграл?

Хранитель Знаний слабо улыбнулся, когда увидел, как разъяренная несогласием своих спутников маленькая Гончая вдруг выхватила оба родовых клинка и, грозно рыкнув на несогласных, стремительно вырвалась из плотного кольца мужских тел. Кого-то намеренно больно ударила, кого-то бесцеремонно оттолкнула, остальных просто раскидала в стороны, а потом резким движением очертила на земле широкий двойной круг.

Брегарис хорошо знал об этом негласном правиле: наружный круг Белка всегда дозволяла переступить, чтобы принять чей-либо вызов. Это был ее первый и единственный подарок дураку, рискнувшему с ней поспорить, потому что тот, кто рисковал туда зайти, всегда уходил от нее живым. Покалеченным, окровавленным, но все-таки живым. Что бы ни случилось, какое бы оскорбление ни нанес или гнусный намек ни сделал. Даже такой откровенный, какой умудрился сделать его неразумный сын почти пять веков назад. Но вот те, кто решались зайти во второй круг...

Темный эльф негромко хмыкнул.

Странно, что на этот раз она обвела не себя, а других. Но, вероятно, это лишь для того, чтобы быть уверенной, что никто из них не переступит защитной черты. В том числе, Тирриниэль, который знал ее лучше всех. Как знал и то, что пощады в случае нарушения этих границ не будет даже ему: Гончая всегда держала свое слово. И раз рявкнула в голос, пообещав срубить любую дурную голову, которая только сунется следом, значит, непременно сделает. Так что не зря он так яростно матерится сейчас сквозь зубы и бессильно смотрит ей вслед, не смея переступить материальное воплощение этого обещания - ее чудесные клинки, воткнутые в землю на границе второго круга. Не зря тихо стонет, стараясь делать это незаметно. И не зря с таким отчаянием смотрит ей в спину - с болью, с настоящей мукой... все-таки есть... есть в нем и другие желания, которые он тщательно прятал все эти долгие годы. Глупец!

- Я готов, - сердито рыкнула Гончая, решительно шагнув к заметно напрягшимся эльфам. - Но у меня будет пара условий, Брегарис.

Хранитель Знаний только усмехнулся (еще бы их не было!) и благосклонно наклонил красивую голову.

- Слушаю.

- Первое: ты оставишь Тилю, Лану и Картису жизнь. Второе: отпустишь смертных восвояси - наш спор их не касается. За ушастых не прошу - понимаю, что вы все равно не отпустите, но их жизни меня вполне устроят. Наконец, третье: я не хочу, чтобы меня лапали твои нелюди. Особенно твой милый сынок. И я требую клятву Рода, что все будет так, как я хочу.

- Что взамен? - вкрадчиво поинтересовался Брегарис.

- Я не буду сопротивляться, - спокойно отозвалась Гончая. - Вы сможете увидеть все, что захотите.

- Этого мало, - нехорошо улыбнулся эльф.

- Что тебе еще надо?

- Ты позволишь нам БЕЗ ПОМЕХ изучить твой рисунок, Гончая. И позволишь изучать его столько, сколько потребуется. Ты не сбежишь, не покалечишь никого из тех, кто будет с ним работать. И не причинишь вред мне и моему сыну, если возникнут вопросы более... личного характера.

- У меня уже есть Хозяин, - криво усмехнулась Белка. - Так что не льсти себе: подчинить меня не удастся. И учти: если кто-то из вас тронет меня недостаточно аккуратно, я сверну ему шею. Если посмотрит мне на спину, умрет независимо от моего желания. Если вздумает распустить руки, то я их тут же вырву. Так что или убей меня сейчас, пока есть такая возможность, или соглашайся на то, что я могу тебе предложить.

Берралис выразительно взглянул на отца.

- Твои друзья могут пострадать от твоей несговорчивости, Бел, - вкрадчиво начал он. - Не стоит давать мне повода снова испытывать их на прочность.

Это он о Стрегоне и Братья? Решил, что сможет этим кого-то шантажировать?

- Я дам тебе возможность рассчитаться, - неожиданно кивнула Гончая. - Но только ради них и только тебе одному. Один на один. Сумеешь со мной справиться - получишь любую награду. Не сумеешь - не обессудь.

- Согласен, - прошипел Темный эльф, не заметив предостерегающего взгляда отца. - Хоть сейчас. Мои условия ты знаешь: ПОЛНАЯ свобода во всем, что касается тебя!

Она холодно улыбнулась.

- Прекрасно. В таком случае выходи, и мы поглядим, на что ты способен. Правда, мечей у меня уже нет, но я лучше рискну сейчас, чем буду потом терпеть твое мерзкое дыхание на своем горле. Кстати, я надеюсь, сегодня ты хотя бы успел вымыться? А то в прошлый раз... прости за откровенность... от тебя нещадно воняло!

- С'сош! - дернулся навстречу Берралис.

Белка насмешливо хмыкнула и, вытащив из-за пазухи короткий нож, с силой полоснула лезвием по своей ладони.

- Вот же придурок: пятьсот лет прошло, но ты все так же быстро выходишь из себя. А теперь... если, конечно, ты не струсил... я засвидетельствую свое почтение этой земле и перед всеми поклянусь, что если ты сумеешь меня обыграть, то я сделаю все, что ты от меня потребуешь. Даже то, до чего твой взбаламученный страстями мозг еще не додумался, - щедрая россыпь алых брызг оросила мягкую траву и моментально впиталась в землю. - Так что, мой ушастый красавчик? Поиграем?

Темный эльф с хрустом сжал кулаки: проклятье, это был настоящий вызов! Ему, его крови, Роду и даже мужественности! Это был великолепный шанс отомстить! Решить все здесь и сейчас! Ведь в случае победы он получит много больше, чем мог даже мечтать, хотя в случае поражения, конечно, вряд ли когда-нибудь сможет иметь дело с женщинами. А Белка сильна. Ох, как же она сильна... но и заманчиво доступна тоже... прямо нарывается, обещает несбыточное, почти поддается... настоящая ловушка для дураков!

Берралис, смутно чуя какой-то подвох, вопросительно взглянул на отца.

- Нет, - сухо остановил сына Брегарис, и тот крайне неохотно отступил на шаг назад. - Не здесь. И не сейчас. Брось нож, Гончая. Немедленно, или тебя нашпигуют стрелами.

Белка, ничуть не огорчившись, независимо пожала плечами и, присев на корточки, с размаху вогнала окровавленный клинок в рыхлую землю по самую рукоятку.

- Так и знал, что твой сын - трус. Мелкий, ушастый и ничтожный.

Брегарис не обратил на оскорбление никакого внимания. Берралиса, правда, перекосило от ярости, но ослушаться отца он не посмел и только поэтому остался на месте.

- Остальные ножи - тоже. Живее!

- Пожалуйста, - Белка без возражений отстегнула ножны с бедер. Потом сняла пояс с метательными ножами и небрежно швырнула на землю. - Раз вы такие пугливые...

- Бел, что ты делаешь?! - дружно вскрикнули за ее спиной Ланниэль и Картис.

- Шкуры ваши спасаю. Не видно?

- Не смей! Оно того не стоит!

- А ну, заткнулись, идиоты!

- Бел!!!..

- В цепи эту дикую кошку, - негромко бросил Хранитель Знаний, убедившись, что Белка отошла в сторону от своего оружия. - К коже не прикасаться, в глаза не смотреть, луки держать наготове. Если дернется - стреляйте в глаза или в горло.

Белка только презрительно скривила губы.

- Трусы. Я тут всего один. Один единственный Дикий Пес. Последний, можно сказать, а вы трясетесь, как ползуны перед дикой хмерой... ша-с-с-с-са-а-р-е-е... иллуре-е-е и-т-а-а-аоле в-в-илаа-а... как же с вами стало трудно... сейр!

Перворожденные, заслышав, как изменился ее голос, тревожно дрогнули.

Гончая же сердито сплюнула, процедив сквозь зубы еще какое-то непонятное ругательство, от которого эльфы, а вместе с ними и молчаливые агинцы, дрогнули снова. Но лишь спустя пару секунд до них внезапно дошло, что на самом деле трясет не их, а это медленно и угрожающе содрогается целый холм, на котором они стояли. Вместе с заключенными в защитный круг Братьями, Тилем, Кордоном, Гончей и всеми теми, кто держал ее на прицеле, отслеживая каждое неверное движение.

- Что ты творишь?! - в панике прошептал Брегарис, когда земля содрогнулась в третий раз, а он едва устоял на ногах. - Что это такое?!

Белка, мгновенно упав на четвереньки, зловеще искривила губы и почти так же тихо прошептала:

- Ну что, теперь поиграем, мальчики? Только, чур, мне водить...

В этот момент взгляд Хранителя непроизвольно упал на окровавленный нож, ее порезанную руку, на которой уже почти исчезла небольшая ранка, на тщательно отгороженных ее клинками Братьев, Тирриниэля, его близкого родича и верного телохранителя. На то, как стремительно и слаженно они вдруг распластались по земле, не нарушив очерченных границ. Внезапно понял все, посерел от ярости и осознания ее обмана (все-таки провела, стерва!), уже открыл было рот, чтобы отдать решительный приказ, но не успел: в том месте, где земли коснулась ее необычная кровь, пригорок неожиданно вспух безобразным комок и будто взорвался изнутри.

От мощного удара те, кто был поблизости, не удержались на ногах и попадали оземь, инстинктивно цепляясь друг за друга. Кто-то диким голосом закричал, когда что-то с силой схватило его за лодыжку и настойчиво потянуло прочь; кто-то захлебнулся кровью, когда выросший прямо из-под земли толстый корень насквозь прошел через грудную клетку. Кто-то, не дожидаясь команды, успел спустить тетиву, и стрелы с угрожающей скоростью метнулись в сторону проворно отскочившей Гончей. Вот одна клюнула ее в плечо, другая в бедро, третья уверенно чиркнула по щеке...

Тирриниэль, увидев несколько алых капелек, брызнувших в стороны, до скрипа сжал челюсти. А Белка вдруг диковато изогнулась, опасно балансируя на вздыбленных пластах земли, проворно увернулась от выросших прямо из-под них древесных корней, ловко перепрыгнула с одного на другой и, проскользнув между ними, стремительно исчезла из виду. К этому моменту растерявшиеся было эльфы уже снова оказались на ногах, агинцы, не теряя присутствия духа, осторожно попятились от многорукого чудовища, вдруг забушевавшего на том месте, где пару секунд назад торчал окровавленный кинжал. Уловив на его поверхности какое-то непонятное движение, дружно спустили тетивы, целясь в промелькнувшую там гибкую фигурку и, кажется, даже попали, потому что показавшаяся на вершине одного из корней Белка вдруг вскрикнула и ухнула куда-то вниз. Но именно после этого возле Кордона началось что-то совершенно невообразимое.

Стрегону показалось, что вся Граница неожиданно качнулась над ними, протягивая жадные ветви к тем, кто посмел пролить здесь кровь Л'аэртэ. Лес взревел на сотни голосов, возмущенно зашумел, закричал, забился, словно в болезненных корчах. Из-под земли начали буквально выпрыгивать гибкие корни, взбивали землю, с хрустом вырывали из нее целые пласты и с пронзительным свистом хлестали по воздуху, с одинаковой легкостью сметая прочь и людей, и нелюдей. А затем, жутковато заскрипев, начали с жутким чавканьем вонзаться в тела, обкручиваться вокруг тех, до кого могли дотянуться, сдавливать их гигантскими тисками, жадно хватать и рвать, рвать, рвать на части, не щадя никого и ничего.

Братья с холодком следили за тем, как над ними проносится все больше и больше жадных зеленых "рук". Слышали, как страшно кричат нанизываемые на ожившие корни агинцы. Как отчаянно пытаются спастись Перворожденные, но, при всей своей ловкости, далеко не всегда успевают увернуться. Кто-то из них пытался даже рубить неподатливое дерево, но тщетно - Проклятый Лес, внезапно выйдя из повиновения, одним махом смел дураков со своей земли и мстительно похоронил их под вырванным с мясом громадным пластом дерна.

Брегарис, по счастливой случайности стоявший от взбесившегося Кордона дальше всех и потому успевший отскочить на безопасное расстояние, до крови прикусил губу, понимая, что без магии тут не справиться. Но использовать Огонь Жизни он не мог - Иттираэль в своих записях четко предупреждал, что при живом Хозяине это будет смертельно опасно. А Двенадцать Камней Бездны, несмотря на всю свою силу, могли лишь ненадолго подчинить себе Границу. И то - не полностью и только до тех пор, пока в дело не вступит кровь прямых наследников. Таких как Таррэн, оба его взрослых сына и, как ни странно, Белка. Поэтому ему оставалось лишь бессильно наблюдать за тем, как бьется в корчах изуродованный холм, как хлещут по воздуху слепые корни. Как легко сметают со своего пути все, что только попадется, переплетаются друг с другом, сталкиваются с оглушающим треском, извиваются словно голодные змеи и ищут... беспрестанно ищут, кого бы схватить.

Лакр опасливо покосился на ползущее совсем рядом деревянное щупальце, едва не задевшее его трепанную макушку, и инстинктивно замер, совершенно не желая повторить участь агинцев. А щупальце, словно и правда было разумным, поразительно целеустремленно двинулось в его сторону, но затем наткнулось на оставленную Хозяйкой защиту, попробовало обогнуть, чтобы добраться до чужаков, после чего тревожно дернулось и быстро отступило - ее молчаливый приказ был понятен: ЭТИХ не трогать! На них был ее запах, за ними стояло ее оружие, а значит, они, несмотря ни на что, сейчас неприкосновенны.

Щупальце пару раз разочаровано потыкалось слепым концом в родовые клинки Л'аэртэ, словно надеясь, что Ходок передумает, но за второй круг зайти все-таки не решилось. А затем почувствовало, как неподалеку от чьего-то топота слабо подрагивает земля, и радостно рвануло дальше. После чего безошибочно отыскало какого-то мечущегося агинца, проворно обвилось вокруг его лодыжки, поднатужилось, напряглось. А потом с довольным урчанием потянуло добычу в ближайшие кусты. Туда, где уже алчно поблескивали чьи-то голодные глаза и слышалось негромкое урчание голодного зверя.

Лакр нервным движением отер со лба выступившую испарину и вжался в землю еще плотнее, чтобы вылетевшие из кустов огрызки чужих сапог не ударили его по голове. Он старался не слышать отвратительных чавкающих звуков, с которыми то один, то другой эльф из отряда Брегариса исчезали в густой листве. Старался не слишком внимательно смотреть на то, как захлебываются в собственной крови попавшие в деревянные тиски люди. Пытался не чувствовать забивающий ноздри аромат свежей крови, но при этом все время настойчиво выискивал хрупкую фигурку Белика, сумевшего заварить такую страшную кашу.

Пока его не было видно. Ни рядом с бушующим неподалеку гигантским цветком из корней и белесых отростков. Ни возле торопливо отступающих агинцев, ни среди затравленно озирающихся эльфов, многим из которых тоже удалось уцелеть. Ни даже среди бессильно наблюдающих за этим кошмаром троих членов Совета, которые не имели ни сил, ни средств, ни возможностей вмешаться. И наблюдали они за этой агонией ровно до того момента, пока из-за ближайших деревьев не начали с бешеной скоростью выскакивать странные звери, а с небес не ринулись в атаку неистово вопящие птицы.

Ланниэль пораженно ахнул, поняв, что Белка не просто взбаламутила этот участок Кордона: она его буквально разбудила, заставив нападать на все, что движется в пределах его досягаемости. Она вынудила сонный лес вспомнить о строгом приказе пропавшего без Хозяина, гневно вскинуться, раздвинуть еловые лапы, выбросить вперед шершавые "руки" и жестоко прихлопнуть чужаков, посмевших вторгнуться на запретную территорию. Если бы была такая возможность, деревья просто шагнули бы вперед и смяли дерзких букашек, но они не могли покинуть веками насиженное место. А поэтому всего лишь выплюнули наружу то, что было способно двигаться вместо них - ядовитых ос, тучи комаров, проворных острозубых зверьков, юрких белок, сердитых ласок, голодных змей и многие-многие сотни острых, неуловимо быстрых шипов, от одного выстрела которых добрая четверть армии Брегариса с болезненным стоном схватилась на грудь. Конечно, на них были кольчуги, шлемы, наплечники и наколенники. Конечно, многие выстрелы до них не достали, но под такой массированной атакой даже Перворожденные были вынуждены отступить. А агинцы, хоть и славились своей невозмутимостью, все труднее сохраняли строй и все быстрее пятились следом за своими нанимателями.

- Отлично, - выдохнула Белка, вынырнув рядом с Картисом чуть ли не из-под земли. - Вот теперь им некуда отсюда деться!

- Бел! - с облегчением узнал ее Ланниэль. - Тебя не ранили?

- Чем? Стрелами? Фу, как ты плохо обо мне думаешь! Правда, штаны опять порвали, но это мелочи. Главное, я сумел их щелкнуть по носу, и теперь они от нас ни в жизнь не отвяжутся. Точнее, у них просто не будет иного пути, как последовать за нами: Кордон теперь с неделю будет свирепствовать и вообще никого близко не подпустит. И никакие Камни им уже не помогут - пока Граница снова не уснет и не позабудет про Таррэна, даже артефакты Изиара будут бессильны.

Она лихорадочно огляделась, оглядывая взбудораженный Лес и картину жутких разрушений, но нашла в округе не так много неподвижных тел, как хотелось бы, и разочаровано вздохнула.

- Ладно. Пошли, пока есть время. Не то они скоро опомнятся и начнут с расстройства палить по всему, что увидят. С одной стороны это, конечно, неплохо: пополнить запасы стрел при такой Границе им не удастся, но с другой - не все такие крепкие, как я, - Белка с усмешкой выдернула из бедра запутавшийся в штанине наконечник. - Ежели по вам попадет, то мы далеко не уйдем. А у меня уже есть неплохой план, как испортить этим гадам настроение. Тиль, ты не против? Они ведь первыми нарываться начали.

Владыка Л'аэртэ какое-то время пристально смотрел на возбужденно раздувающую ноздри невестку, прекрасно чувствуя ее нездоровое веселье, потом мысленно покачал головой, потому что это ненормальное стремление к риску могло дорого им обойтись, но все-таки кивнул.

- Замечательно! - просияла Гончая, лихорадочно посверкивая голубыми глазищами. - А теперь поползли, пока кому-нибудь из вас не прострелили что-нибудь важное...


Когда им, наконец, позволили остановиться, Лакр с тихим стоном рухнул в траву и закатил глаза. Грудная клетка работала так, словно это кузнечные мехи сейчас раздувались, а не загнанные до полного изнеможения легкие. Рядом с ланнийцем измученно повалился Ивер, чуть поодаль с хрипами прислонился к какому-то дереву Терг, а едва держащийся на ногах Торос с нескрываемой завистью покосился на тяжело дышащих, но вполне дееспособных эльфов, у которых после сумасшедшей гонки еще хватило сил оглядеться и аккуратно присесть вместо того, чтобы рухнуть на землю там, где стояли, жалобно попросив пощады.

Они бежали до самой ночи, путая следы и едва не вспахивая носом землю. Часа три просто ползли, потому что Гончая запретила им подниматься. Потом ползли уже на карачках, поскольку опасность от Кордона уменьшилась, но еще оставалась угроза от преследователей. Разумеется, ползти пришлось долго, обогнув по хорошей дуге замешкавшихся, но отнюдь не растерянных эльфов. Закономерно получили вслед отличную порцию эльфийских стрел и арбалетных болтов. После чего Тирриниэль громко вскрикнул и все-таки повалился на Стрегона. Тот так же громко и пространно выругался, помянув весь род стрелявшего до последнего колена, взвалил на себя тяжелого эльфа и, скрипя зубами, поволок на себе, мстительно задевая им о каждую встречную корягу.

По крайней мере, Тирриниэль именно так и заявил, когда Белка велела ему прекратить изображать умирающего и ползти самостоятельно. Стрегон был ей за это ОЧЕНЬ благодарен, а вот эльф, напротив, остался недоволен, потому как считал, что сыграл недостаточно убедительно. После чего Братья справедливо заподозрили подвох и вполголоса сообщили Картису, что его властный остроухий господин, похоже, при падении сильно ударился головой, раз изъявляет недостойное бессмертного желание кататься на чужих спинах. В ответ, пользуясь тем, что Белка ненадолго отлучилась, разраженный телохранитель выдал несколько длинных фраз на своем певучем языке, а потом заявил, что готов тащить Тиля на себе так долго, сколько потребуется. Более того, вообще больше не доверит столь важное дело неблагодарным, невоспитанным, хамоватым типам, которые...

Вернувшись, Гончая как раз успела застать конец долгого, прочувствованного монолога, который слушал с искренним интересом не только Тиль, но и завороженные эльфийским красноречием наемники. После чего, разумеется, взъярилась, раздала всем присутствующим по сочному пинку (Ланниэль был не на шутку возмущен, за что получил дополнительный подзатыльник) и, рыком подняв глухо ворчащих людей и нелюдей на ноги, погнала на северо-восток, стремясь как можно быстрее дойти до безопасного места. Более того, на их спор она рассердилась настолько, что без передыха вела в еще более сумасшедшем темпе до самой темноты. Без еды, воды и малейшей остановки. И это при том, что Стрегону успели-таки, как самому последнему, зацепить локоть, Лакр изорвал о колючки все сапоги, у Терга на одной из штанин красовалась нескромная дыра, а Торос в процессе организованного бегства умудрился повстречаться с каким-то некстати вылезшим на его пути корешком и, защищаясь, сломал об него свой нож.

В общем, настроение было хуже некуда. Но зато они на собственных шкурах осознали, КАКИМ способом Дикие Псы когда-то умудрялись выживать в этих первобытных джунглях, не имея при себе ни рун, ни предупреждающих об опасности татуировок, ни проводников и ничего вообще, кроме собственного чутья, быстрых ног, да фантастического везения. А поскольку бежать пришлось по пересеченной местности, то и дело падая, распахивая собственным брюхом свежие борозды, уползая от какой-то неведомой опасности, а потом снова вскакивая и мчась вперед, не разбирая дороги... то к вечеру даже Стрегон был вынужден признать, что потерял направление. Более того: уже почти не замечал, где, каким образом и по чему именно бежит. Только видел, как сменяют друг друга удивительно толстые деревья, да разбегаются из-под ног какие-то букашки. А мечтал сейчас только об одном: где был лечь и спокойно умереть.

- Я уж... думал... не доживу, - прерывисто сообщил побратимам Лакр, когда они, наконец, добрались до Места Мира, и в воздухе прозвучал долгожданный приказ отдыхать. - В жизни еще так... не бегал... даже от пауков... кажется, Белик сегодня превзошел сам себя...

Брон, бревном рухнув рядом, тихо замычал в траву.

- Кому-то хорошо... а я вчера вообще едва без ноги не остался... и сейчас она снова отваливается...

- Погоди, - устало отозвался Ланниэль. - Я скоро тобой займусь. Малость дух переведу и сделаю.

- Спаси...бо...

Тирриниэль, успевший прийти в себя раньше остальных, наскоро осмотрелся, пытаясь найти отличия в этом Месте Мира от тех, что были в межлесье, но, кроме более старого и дряхлого Ясеня, существенной разницы не увидел. Кажется, все та же мягкая трава, тот же веселый ручеек между корней, та же надежная зеленая стена из слегка измененного палисандра...

- Ясень не трогай, - предупредила от ручья Белка, зачерпывая ладонями прозрачную воду. Затем старательно отерла лицо, намочила волосы и стряхнула влажные капельки на землю. - Он магию высасывает, как пересмешник - свежую кровь. Пару часиков под ним посидишь, и придется заново восстанавливать резерв. А если просидишь всю ночь, поутру вообще не встанешь. Кстати, еще два дня эту воду вам пить нельзя - отравитесь.

- Почему? - вяло поинтересовался Лакр, не делая, впрочем, попыток подняться.

- Ядовита. Новичкам требуется трое суток, чтобы привыкнуть к здешнему воздуху, и еще столько же, чтобы можно было без опаски пить из ручья. Даже если на неделю отсюда уйдете, по возвращении все равно придется привыкать заново.

- А ты?!

- На меня не действуют яды, - Белка, отряхнув ладони, снова поднялась. - А вот вам не мешало бы помыться. Всем сидеть здесь, носа наружу не казать, костер не разводить, магией не пользоваться. Если надо будет в кусты - вон там, слева от Ясеня, есть закуток. По деревьям не лазьте - они этого не любят. На комаров не охотьтесь, но можжевельником намажьте все, до чего дотянетесь: здесь мошки еще злее, чем везде. Крупное зверье к вам не сунется - нельзя, но если вдруг кто в гости заглянет, не бойтесь: в Местах Мира запрещено проливать кровь. Если сами не подставитесь, никто вас не тронет.

- Ты куда собрался? - мигом насторожился Владыка Тирриниэль.

- Гляну, как там наши друзья. Не потерялись ли?

- Бел, не надо...

- Надо, Тиль. Я хочу знать, куда вас вести дальше, а это будет зависеть от того, сколько их осталось и как хорошо они уцепились за наш след. Может, успею еще кого удавить... что тоже будет неплохо. В любом случае, надо посмотреть. А чтобы не оставлять вас совсем без присмотра... - Гончая быстрее молнии выхватила свои клинки и прочертила ими по всему периметру уже знакомый двойной круг, который не осмелилось бы переступить ни одно живое существо. После чего с усмешкой оглядела настороженные лица попутчиков, удовлетворенно кивнула и, на ходу убирая мечи, бесшумно растворилась в темноте. Еще до того, как Стрегон успел поднять голову, а Тирриниэль сердито подскочил на месте.

- Иррадэ! Трэнш диарэ!..

- Я всегда говорил, что упрямее Бел нет никого на свете, - тяжело вздохнул Ланниэль, когда у повелителя закончился запас относительно приличных слов. - Никогда не слушает. Всегда поступает по-своему.

- Точно, - опустил плечи и Картис. - Вот если бы молодой лорд был тут...

Они красноречиво переглянулись и поспешно умолкли. Но Владыка Л'аэртэ не нуждался в продолжении: если бы Таррэн был здесь, она бы никуда не ушла; сам Тиль бы никогда не сунулся в Проклятый Лес, не столкнулся так неудачно с Брегарисом, не бежал бы потом сломя голову и не остался бы один на один с неизвестностью, не зная даже, где ЕЕ теперь искать и что делать, если Белка вдруг поутру не вернется. Потому что карт этого Леса не существовало в принципе - он еще пятьсот лет назад обладал способностью меняться до неузнаваемости за какие-то пару сотен лет. А сейчас Тиль вообще не представлял, где находится. Да еще если вспомнить про разбуженный Кордон, смертельно оскорбленного Брегариса, про настойчивых, словно эльфийские псы, агинцев, невозможность использовать магию, проклятую ночь, надоедливых мошек, назойливые мысли о возможной неудаче...

Тирриниэль устало закрыл глаза и мысленно проклял тот день, когда согласился с сыном и, вопреки данному Белке обещанию, все-таки помог ему открыть тот грешный Портал.

Видит небо, он не хотел для нее такого. Не хотел ТАК ошибиться снова. Не хотел ее мучить и причинить эту боль. Но теперь собирался сделать все, что в его силах, чтобы этот кошмар, наконец, закончился... вернее, закончился хотя бы для нее.

Глава 12

Стрегон проснулся внезапно, будто кто в бок толкнул, хотя за последние двое суток вымотался просто неимоверно, проспал половину ночи, как убитый, да и его очередь караулить еще не подошла.

Вокруг по-прежнему было темно. Побратимы беспробудно дрыхли, потому как Перворожденные, умеющие отдыхать всего за пару-тройку часов, сегодня пожалели своих смертных спутников и по-благородному взялись за стражу сами. К тому же, поблизости никто не зашумел, не заурчал и не решил вдруг попробовать крови дерзких чужаков. Ничьи слюни Братьям на голову не капали, никакая тварь не надумала втихомолку отгрызть у полуэльфа ногу... так в чем же дело?

Пытаясь понять причину, Стрегон тревожно шевельнул ушами, настороженно прислушался, не меняя положения тела, незаметно втянул ноздрями воздух... совсем чуть-чуть, на пробу... просто потому, что в Проклятом Лесу ни в чем нельзя быть уверенным... а потом обнаружил источник недавнего беспокойства и широко распахнул глаза.

- ...я убью тебя, Тиль! - злым шепотом рыкнула Белка, прижав изумленного Владыку к заволновавшемуся Ясеню. - И не дергайся, кролик вертлявый, иначе проткну насквозь! Или вовсе без ушей оставлю, чтобы ты навсегда запомнил, что я ОЧЕНЬ не люблю, когда мне ЛГУТ ПРЯМО В ГЛАЗА! Замри, гад! А то я за себя не отвечаю!

Тирриниэль послушно замер, вжавшись спиной в шершавую кору и стараясь не слишком глубоко дышать, чтобы кончик родового клинка Л'аэртэ не пропорол ему кадык. Не совсем понимая причины ее внезапного гнева, не успев толком проснуться и почти не заметив, когда проворная и незаметная, словно тень, Гончая успела подкрасться, он сознавал только одно - не надо злить ее еще больше. Поэтому покорно застыл, пережидая наиболее опасный момент, и на всякий случай приготовился оправдываться.

Однако ее это не удовлетворило - приперев остроухого к стенке, Белка отбросила его родовые мечи подальше, вдавила острие своего клинка почти до упора, едва не разорвав нежную кожу на горле. Затем впилась в растерявшегося эльфа злым взглядом и яростно выдохнула:

- А теперь говори!

- Бел, ты чего? - осторожно спросил Владыка Л'аэртэ. - Что-то случилось?

- СЛУЧИЛОСЬ?! А ну, говори, сукин кот, что за дерьмо тут творится!

- Бел...

- Почему они снова оказались ТАК близко?! КАК нашли нас по следу?! Что такое ты спер из сокровищницы, что они буквально наступают нам на пятки?! Говори, мерзавец! Что это за штука, на которую натасканы их псы?!! Амулет? Еще один артефакт? Активные узы?! Что их ведет за тобой, да еще ТАК точно?! Мне уже надоело резко менять свои планы и вытаскивать вас из задницы! В третий раз! Из-за тебя! И я хочу знать, что тут происходит!

Тирриниэль осторожно вдохнул, внутренне поежившись от неприятного холодка между лопаток: Белка была невероятно рассержена. Ее глаза опять горели бешеными зелеными огнями, лицо стало жестким, злым. Ноздри бешено раздувались, словно от быстрого бега. Но во всем виде было столько уверенности, что Владыка сразу понял: она все знает и непременно убьет его, как обещала, если не услышит правдивого ответа. И не поймет, почему после целого дня уверток и искусного заметания следов преследователи сумели нагнать их так быстро, будто точно знали, куда идти.

- Бел, я все объясню, - хрипло закашлялся эльф, грозя перебудить весь лагерь. - Дай мне немного времени. Клянусь, что все скажу.

Она хищно прищурилась и, секунду помедлив, все-таки отвела руку.

- Давай. Объясни, почему они снова висят у нас на хвосте всего в ЧАСЕ ходьбы отсюда?!

Стрегон мысленно охнул, с ужасом припомнив сегодняшний сумасшедший кросс, едва не отправивший его и побратимов на тот свет. Они-то надеялись, что основная опасность осталась позади. Отчаянно пытались выиграть время - хотя бы полдня, сбить погоню со следа, завести их в ловушку, просто спокойно уйти, наконец... но, выходит, у Брегариса гораздо больше возможностей, чем предполагал Тиль? И гораздо меньше опасений насчет ночевки в Проклятом Лесу, чем у некоторых? С учетом того, что поблизости имеется лишь одно Место Мира, и того, как Белик петлял и кружил по лесу, надеясь затеряться, число преследователей, благодаря местным зверушкам, должно было заметно уменьшиться. Однако этого не только не произошло, но и, судя по всему, Хранителю даже блуждать по округе не пришлось! Кажется, его вело по следу Тиля нечто иное, чем смутные, едва заметные отпечатки сапог. Кажется, здесь было что-то еще, кроме простого везения и "счастливой" случайности.

- Что ты с собой несешь?! - снова приглушенно рыкнула Гончая, сверля притихшего эльфа бешеным взглядом. - Что за дрянь, по которой нас так легко вычислили?! И почему я ее не чувствую?!

Владыка Л'аэртэ неслышно вздохнул.

- Отвечай, гад! ЖИВО!

- Это Ключ, - вымученно выдавил из себя эльф, мысленно попрощавшись с ушами.

- Какой еще ключ? - непонимающе нахмурилась она. - Ты что, забыл запереть двери в собственную спальню, когда сбегал из Чертогов? И прихватил его с собой, не зная, что у Брегариса есть точно такой же?

- Не ключ, а Ключ, Бел, - очень тихо отозвался Темный эльф. - Тот, который мы получили в наследство от Изиара... понимаешь? ЕГО Ключ с заключенной там магией ЕГО же крови. Помнишь, почему он был разделен на части и затем отдан Владыкам мира?

Белка странно вздрогнула и отступила на шаг.

- Что?! - произнесла едва слышно, невольно вспомнив о Лабиринте. - ТОТ САМЫЙ?!

Владыка быстро кивнул.

- Да. Я забрал его, и Брегарис об этом прекрасно знает. Вернее, я сделал все, чтобы он об этом узнал и чтобы, так сказать, азарт от погони неожиданно не угас. Это - гарантия того, что он будет преследовать меня до самого конца, и того, что мне все-таки удастся уберечь Темный Лес от войны. Потому что это - один из трех артефактов, делающих власть Л'аэртэ в нашем Лесу безоговорочной. Без него Совету не удастся подчинить себе Венец и Чертоги. И без него им вряд ли удастся справиться с Линнувиэлем.

- Но как... откуда... где ты его взял?! - откровенно растерялась Белка. -Насколько я помню, одна из трех частей Ключа покинула Лиару вместе с Таррэном, вторая навсегда затерялась в веках, а третья...

- Третья довольно долго была в Лунных Горах, - кивнул Тирриниэль, осторожно ощупывая невредимое горло. - В безопасности и под надежным присмотром Рода А'врас. Совершенно верно. До недавнего времени она действительно хранилась у Подгорного Трона, а теперь... ну, можно сказать, мне ее одолжили. На время.

- Что-о?! Ты был у Крикуна?! - тихо ахнула Гончая.

- Верно.

- И он отдал ее ТЕБЕ?! По доброй воле?!

- Да, - так же спокойно ответил Владыка Л'аэртэ. - Это было необходимо, и он тоже согласился, что так лучше. Ключ - превосходная приманка для Совета. Ты ведь помнишь, как они скрипели зубами, когда одну его часть забрал Таррэн? Ну, вот. Для того, чтобы завладеть второй, они пойдут на многое. А с учетом того, что третья бесследно исчезла пару веков тому... в общем, думаю, ты понимаешь, насколько я им нужен. Чтобы не рисковать, я наложил поверх защиты Крикуна еще и свою, а ту, в свою очередь, прикрыл Линнувиэль. Снаружи мы опутали его Коконом Отторжения, чтобы никто не почуял неладного, а потом благополучно укрыли Завесой Молчания. Поэтому никто ничего не ощутил, пока мы везли его через половину Интариса и Новые Земли. Даже ты. Но, чтобы Совет меня все-таки не упустил, я позволил одной ниточке остаться снаружи. Очень небольшой, почти не дающей следа. Хотя, разумеется, для опытного мага не составит сложности ее вычислить и правильно проследить... именно ее-то и чувствует Брегарис. Правда, я совсем не ожидал, что он сумеет удержать ее так долго, да еще в Проклятом Лесу.

Белка ошеломлено моргнула.

- Тиль, ты... хочешь сказать, что спокойно прогулялся в Лунные Горы за артефактом дикой мощи, тихо-мирно побеседовал с Крикуном, и он сам его тебе отдал?! Эльфу?! Да еще и Темному?! После чего ты приволок его сюда, скрыл от меня, чем именно приманивал свой драгоценный "хвост", понадеялся на "авось" и теперь еще удивляешься, что тебя вычислили?!

- Не сердись, пожалуйста, - осторожно попросил эльф. - Я не сказал сразу лишь потому, что сперва хотел убедиться, что он надежно скрыт от постороннего взора. А что касается Брегариса... прости. Но мне было ОЧЕНЬ нужно утянуть его за собой в Проклятый Лес.

- Да? И как, утянул? - ядовито осведомилась Белка, отступая на шажок. - Теперь счастлив? Доволен, что они нас ни в жизнь с этой безделушкой не потеряют?!

- Не совсем.

- Зачем, Тиль?! - в сердцах воскликнула она. - Зачем опять так сложно?! Неужели ты последние мозги отсидел в своих Чертогах, что решил вдруг поиграть ТАКИМИ вещами?! Может, скучно стало на старости лет?! Или забыл, как за Ключом гонялись в прошлый раз?! Забыл, чего нам стоило его отбить?! А Орден?! А Светлые?! Или считаешь, там до конца выкорчевали эту заразу?! Проклятье... ты не мог быть более осторожным? Не мог сказать мне об этом раньше?!

- Пожалуйста, Бел, - кротко посмотрел эльф, когда она раздосадовано отвернулась. - Дай мне все объяснить.

Белка со стуком сомкнула челюсти, мрачно покосилась, но мечи все-таки убрала.

- Говори.

- Спасибо, - перевел дух Тирриниэль. - Как я уже сказал, три месяца назад я отправился в Лунные Горы... не хмыкай, не под настоящим именем. А просто в составе обычного, рядового, можно сказать, посольства, занятого самыми обыденными проблемами нашего Леса. Точнее, сперва я отправил Крикуну послание... с одним доверенным лицом, которое не вызвало бы у него подозрений... а в письме подробно объяснил ситуацию с Порталом, появление коротких периодов нестабильности, подозрения Тира и Эла по этому поводу, свои собственные выводы... и он согласился, что Ключ может нам пригодиться в качестве хорошего Источника. Через Портал, как ты помнишь, не проходит ни один Зов, не летят письма и сквозь него не отправишь мыслеречь. С Таррэном нет никакой связи, что, признаться, сильно меня тревожит...

Белка поджала губы, но все-таки смолчала.

- Так вот, - немного спокойнее продолжил Тирриниэль. - Этот вопрос мы уже не раз обсуждали с Элом и многократно пытались понять, что случилось с Таррэном. Почему все так затянулось. Ведь он планировал потратить месяц... ну, может, пару месяцев на поиски эликсира для вашей стаи. С учетом возможной ошибки в расчетах или вероятных сложностей с ТЕМ миром и его обитателями... хорошо, быть может, год. Но не двенадцать! С одной стороны, если бы с ним случилась беда, мы бы уже узнали. Если бы он погиб, мы бы тоже почувствовали. Но ветвь на Ясене все еще жива, перстень пока чист, хотя и потускнел, Лабиринт по-прежнему спокоен... я, признаться, не первый год ищу способ его вернуть. Или хотя бы открыть Портал и отправить Зов, чтобы Таррэн понял, насколько мы встревожены. Быть может, там другие временные потоки? Или, напротив, они одинаковы, но их течение трудно уловить? Может, дело в межмирье? Может, он просто не понимает, что стоит на месте? А если бы мы могли хотя бы сообщить ему об этом, то, возможно... все окажется далеко не так плохо, как мы думаем. Поэтому я посоветовался с Крикуном и решил, что надо попробовать отправить Зов. Магия крови, к счастью, до сих пор остается самой мощной из существующих на Лиаре сил. И если что-то может помочь с ним связаться, то только она. Ключ же ее просто поддержит.

Гончая негромко фыркнула.

- Для этого нужен Источник, которого у нас нет. В прошлый раз таким Источником был сам Таррэн. А поскольку он ушел и пропал неведомо где, то никого иного вы туда больше не пошлете: Эл просто не справится, да и Милле его не пустит; Тир не рискнет нарушить приказ отца, Тебр - тем более, да и не отправлю я их одних. А у тебя еще меньше шансов, чем у них обоих.

- Правильно. Но ты забываешь, что одну часть Ключа Таррэн взял с собой. И я подумал: а что, если оправить Зов не напрямую, как мы делали раньше, а воспользоваться артефактами точно так же, как это сделал Брегарис? Вспомни: Камни ведь тоже были созданы Изиаром. Точно так же, как Ключ и разбитый тобой Амулет. С помощью Камней любой Хранитель способен определить местоположение других артефактов того же создателя... магия крови все еще жива в них! И нам это сегодня наглядно доказали, а заодно, ненавязчиво намекнули, что моя догадка верна... Бел, поверь, я никого не собирался обманывать. И, кстати, подумай вот о чем: что, если мы противопоставим обе части Ключа друг другу? Раз одна ушла на ТУ сторону, в иной мир (куда Изиар, между прочим, уже открывал Портал и где просуществовал, без малого, девять эпох!), а вторая осталась у нас... что, если мы попробуем активировать НАШУ? Сможет ли она активировать ЕГО часть?

Гончая надолго задумалась.

Какое-то время она молча стояла, изучая неподвижные листья ближайшего палисандра. Нервно крутила короткий каштановый локон, хмурилась, размышляла, стараясь представить последствия такого странного, на первый взгляд, решения. Затем принялась постукивать пальцами по колючей ветке, тревожа ее обитающих там муравьев. Пару раз тряхнула головой, нервно хрустнула пальцами...

Тиль даже дыхание затаил, понимая, что без ее помощи весь план заранее обречен на провал.

- Не знаю, - наконец, сказала Гончая, отпуская мелко подрагивающую ветку. - Это будет очень сложно: магия Изиара требует присутствия представителей всех рас. Так же, как и во время нашего первого похода в Лабиринт, опять потребуется не только мощный Источник, но и твоя кровь, способная заставить узор на Ключах сложиться воедино. Разумеется, согласие Подгорного Трона...

- Оно у меня есть. Вместе с частицей Подгорного Пламени.

- ...согласие Светлых...

- Эл не откажет, - кивнул Тирриниэль.

- ...и смертных. Без их крови Ключ станет нестабильным и уничтожит любого носителя. Несмотря на магию крови.

- У нас есть шестеро Братьев, - так же уверенно кивнул эльф. - И из них лишь один не подходит под категорию "чистокровный человек". Остальные - самые настоящие люди.

- Тиль, если помнишь, в прошлый раз мы не рискнули связываться с Дикими Псами, - нахмурилась Белка. - Пришлось искать подходящих кандидатов по всему Интарису, чтобы кровь была чистой, без магических штучек и всяких примесей. Чтобы они были только людьми и никем больше. Разве что воинами хорошими, которые не оплошали бы в Пределах, но на этом их способности и заканчивались. Никаких амулетов, никаких дополнений, никаких лишних умений. Поэтому не думаю, что идея с Братьями тебе поможет: вряд ли Ключи примут тех, над кем уже поработали ваши руны.

- Но ведь в Золотом Лесу хватает и простых смертных, - легко согласился Владыка. - Неужто они откажут нам в паре капелек своей крови?

Гончая медленно покачала головой, все еще напряженно размышляя над странной мыслью, озвученной Тилем. В чем-то он был прав: три части некогда единого артефакта вполне могли бы сработать наподобие магнитов. Изиар создавал их, как один амулет. Вместе срастил из остатков своего перстня, напитал сумасшедшей силой, а затем мудро разделил свое творение на несколько частей и оставил эльфам, гномам и людям. В качестве гаранта мира на Лиаре на целых девять тысячелетий.

Конечно, на деле оказалось, что это не совсем так, и Ключ служил лишь толчком к возвращению Безумного Владыки, да и с демонами вышло все иначе... но какой-то смысл в идее Тиля есть: оказавшаяся в Портале частичка Ключа может... вернее, она просто ДОЛЖНА откликнуться на зов второй такой же частички, оставшейся на Лиаре. Точно так же, как она когда-то откликнулась на Зов Изиара. А если это случится, то Таррэн сможет понять, что мы тревожимся. Если он вдруг потерял дорогу домой или заблудился между мирами, она укажет ему путь. Если он ранен и обессилел после перехода, она поможет ему восстановить резерв... никто ведь не знает, с чем он столкнулся по ТУ сторону Портала. Там, где находился в заточении целых девять эпох Владыка Изараэль.

Она больно прикусила губу.

- Ты хочешь использовать частичку Ключа Таррэна, как точку опоры? Хочешь, чтобы оставшиеся две части ее активировали? Думаешь, накопленной ими силы хватит, чтобы перебить энергию самого Портала?

- Не знаю, - честно ответил эльф. - Но хочу попробовать. Крикун тоже согласился, что шансы есть. Хотел даже сам поучаствовать, но старейшины уперлись, как бараны, так что ему пришлось смириться и отдать мне Ключ потихоньку, пока никто ничего не прознал.

- А ты, выходит, не смирился?

- Нет, Бел. Я думаю, что возможность исправить нашу оплошность все-таки существует.

- А внешний контур? А стабильность самого заклятия? - Белка неожиданно заходила по поляне, нервно стиснув кулаки. - Если все получится, то выплеск от Ключа будет таким, что от Золотого Леса останется только горстка пыли. Я помню, на что был похож Лабиринт, когда мы нашли его в первый раз: горы старых костей и пустая земля, на которой не росло почти ничего, кроме колючей травы. Куда ты хотел пустить излишки?

Тирриниэль тяжко вздохнул и неожиданно признался:

- Отдать тебе.

- ЧТО?! - отшатнулась Гончая. - Ты спятил?! Да мне туда и на шаг нельзя приблизиться! Забыл, что в моем присутствии магия уходит лишь в одном направлении?! В моем!

- Именно поэтому я тебя и искал...

- Но мне туда НЕЛЬЗЯ! Понимаешь, НЕЛЬЗЯ! Портал может схлопнуться за пару секунд! И что мы тогда будем делать?! Кто его откроет во второй раз?! Или ты полагаешь, я просто так брожу по Лесу кругами, не смея сунуться к Золотым? Думаешь, зря хожу тут, как голодная хмера возле приманки?! Думаешь, я не рискнул бы сигануть в этот дурацкий Портал следом, если бы был уверен, что это не убьет ЕГО?!! - у Белки неожиданно сорвался голос и как-то обреченно поникли плечи. - Я... я совершенно ничего не могу сделать, Тиль. Вообще ничего. Только сидеть тут и ждать, надеясь на чудо и на то, что ОН все-таки найдет способ вернуться обратно. Я... я не могу больше, Тиль. Я просто схожу с ума и уже не понимаю, кто я и зачем живу. Как пустышка. Чистый лист бумаги. Пустая оболочка. Кажется, у меня снова внутри все выгорело и теперь там только пепел... точно такой же пепел, который остался от Малой Сторожи...

Владыка Тирриниэль несильно вздрогнул.

- Бел, я клянусь тебе, что мы найдем выход. Мы попробуем. Все вместе. Обязательно. Как только разберемся с Советом.

- А если не получится? - горько прошептала она. - Если вы нарушите равновесие еще больше? Если ты ошибешься снова? Кто ему тогда поможет? Кто укажет путь из этого мрака? Что, если он уже пропал, а перстень только продлевает агонию?.. я так боюсь этого, Тиль. Боюсь, что получится, как с тем Светлым в Лабиринте... целая эпоха прошла, а он один, замурованный в камне, сошедший с ума века назад, но еще умеющий чувствовать боль от собственного безумия... что, если Таррэн останется, как Изиар, в этой "изнанке"? Что, если он не найдет дорогу домой? Что тогда будет?!

Гончая медленно опустилась на траву и с силой сжала виски.

- Господи, Тиль... если бы ты знал, как мне плохо! Я схожу с ума от одиночества! Но еще больше схожу с ума от мысли, что ЕМУ может быть сейчас гораздо хуже! Он сильный... я знаю, что он сильный, но иногда одной силы может быть недостаточно. И, что самое страшное, я совсем не знаю, жив ли он вообще... перстень потускнел, но не угас... Лабиринт спит, но с каждым днем все тревожнее. Кордоны слабеют, тварей вылезает оттуда все больше, все труднее становится за ними уследить и все чаще и чаще приходится напоминать о том, кто их Хозяин... за двенадцать лет там сменилось уже два поколения хмер, почти целиком обновились старые рода и стаи. Всякая мелочь о Таррэне вообще почти не помнит... да и моя "защита" скоро совсем перестанет работать. И чем больше проходит времени, тем тяжелее с ними становится, тем чаще мне приходится убивать и все сложнее становится пройти через Границу без боя. Только Лабиринт, пожалуй, помогает нам выжить. Да самые старые наши друзья, которые не успели забыть, кому обязаны жизнью. А остальной Лес словно понемногу вспоминает прошлое, Тиль. Словно видит сон о том, что было, и начинает меняться. Ты сам видел: я уже не успеваю его сдерживать. Поэтому он снова убивает, охотится на чужаков, недовольно ворочается, будто наложенные Таррэном оковы с каждым годом слабеют. И все чаще он оглядывается в поисках того, кто смог бы принять власть над его Границами. Брегарису это почти удалось... на время... если бы я не разбудил Кордон, нам пришлось бы туго. Если бы я не заставил его вспомнить вкус нашей крови, мы бы не ушли оттуда без потерь. Правда, во что это потом выльется...

Белка внезапно отвела глаза и тяжело вздохнула.

- ...надеюсь, что цена не будет слишком велика. Я даже не знаю, что уже думать и как с этим бороться. Я... я просто рвусь на части, Тиль! Мечусь во все стороны раненой хмерой и теряю себя! Только одно меня еще держит, ради него живу, но это так тяжело!..

Владыка Л'аэртэ осторожно присел рядом, ободряюще сжав ее плечо, но Белка вдруг не выдержала и прижалась, впервые в жизни ища у него (Темного!) помощи и понимания. И эльф молча обнял ее задрожавшие плечи, притянул как можно крепче, уткнулся щекой в трепаные каштановые волосы и тихо выругался про себя, прекрасно понимая, кто во всем этом виноват.

Белка... она всегда была невероятно сильной. Ничего не боялась. Ни у кого не просила пощады. Всегда все делала сама. Но теперь... кажется, она едва держалась, чтобы не закричать в голос и не завыть на луну подобно смертельно раненому зверю. Дрожала всем телом и тщетно пыталась скрыть рвущиеся наружу рыдания.

- Я все исправлю, малыш, - торопливо прошептал эльф, бережно придерживая ее подрагивающие плечи. - Клянусь, я найду его и верну. Я все сделаю, как надо. Я все продумал: надо только правильно активировать Ключи и стабилизировать внешнее поле... да, у нас больше нет Траш и Карраша, но твоих сил должно хватить на это.

- Но я не могу! - бессильно простонала Белка. - Не могу туда даже подойти, понимаешь?!

- Я тебя прикрою, малыш. Не волнуйся: я все возьму на себя. И твою магию тоже. Тогда ты сможешь нам помочь, а Портал не пострадает.

- Ты? - замерла она, словно только сейчас ощутив на спине сильные руки. - Ты возьмешь на себя мою магию?! ВСЮ без остатка?!

- Да, - вздохнул Тирриниэль. - Больше это никому не выдержать.

- Но ты не сможешь!

- Я постараюсь. Это была моя вина, так что я очень постараюсь. На самом деле это не так трудно... если не смотреть прямо в глаза...

Гончая, опомнившись, вдруг резко отстранилась и покачала головой.

- Нет, Тиль. Я не хочу, чтобы ты так рисковал. Да и не выйдет у вас ничего: Ключи слишком сильны. Даже когда их только два.

- Сильны, - неслышно отозвался Темный Владыка. - Но я уже думал над этим и пришел к выводу, что для обеих частей Ключа нужен хороший противовес. Нет, не ты, конечно - у тебя будет совсем иная задача, а... скажем так, еще один Источник. Равный или почти равный им по силе.

- У тебя его нет, - тихонько шмыгнула носом Белка, старательно пряча глаза. - Третья часть Ключа, как ты знаешь, бесследно исчезла из Интариса еще несколько веков. Там как раз дворцовый переворот случился, помнишь? Когда один дурак пытался сцапать силу Изиара для себя одного, но в последний момент обнаружил, что вместо Ключа в тайнике мирно дремлет искусная подделка?

Тирриниэль устало прикрыл веки.

- Да. Жаль, что мы его упустили. Даже Светлые не смогли его найти, хотя у них были все шансы на успех. Я тоже не сумел, хотя, признаться, потратил когда-то немало сил и времени. Но теперь никто не знает, куда он пропал, и это заставляет нас искать иных путей для активации Ключа.

- Точно. А когда частей только две, нечего и пытаться трогать Портал - вас разорвет на месте.

- Нет, - странно улыбнулся Тирриниэль, осторожно погладив вихрастую макушку Гончей. - Потому что я не об этом противовесе говорил.

- А о каком тогда? Где ты найдешь такую же силу, как в Ключе?

- В маге, в котором текла бы та же кровь, что и в Изиаре. Который сумел бы удержать эту мощь в своих руках и замкнул бы круг. Пусть ненадолго, но пары минут нам бы хватило, чтобы перенаправить потоки от второй части Ключа и объединить их в один узкий луч, к третьей частице.

Белка, замерев на месте, внезапно нахмурилась.

- Но это убьет его...

- Совсем необязательно. Очень велика вероятность, что ему удастся спастись.

- Нет, Тиль. Даже у Тира вряд ли хватит сил, чтобы бороться с наследием Изиара. Даже вдвоем с Тебром или Мелиссой... но я никому из них не позволю туда вмешиваться! Даже, ради Таррэна!

- Я не пущу туда ни Тира, ни Тебра... - странно улыбнулся Владыка Темного Леса. - Никого не пущу, потому что ты прав: это СЛИШКОМ опасно.

- Вот именно. Так что забудь о дурном маге, собравшегося себя укокошить столь неприятным обра... - у Гончей вдруг расширились глаза от внезапного понимания. - НЕТ! Тиль, ты же... только не говори, что хочешь сделать это САМ!

Владыка Тирриниэль отвел потяжелевший взгляд, и Белка в ужасе отшатнулась.

- Сумасшедший! Это тебя убьет!

- Может, и нет, - торопливо принялся оправдываться эльф. - Никто не знает, что случится, если третий Источник будет живым.

- Потоки разорвут тебя на части! Дурак! Да как ты посмел даже предложить такое?!

- А как еще? - возразил эльф, в отчаянии ухватив ее за локоть. - Мальчишек я туда не отправлю. Милле рисковать никогда не позволю. А я... по крайней мере, это лучше, чем ждать из года в год, постепенно теряя надежду. Лучше, чем сидеть, не зная, чем это кончится. Лучше, чем винить себя в том, что случилось. И гораздо лучше, чем смотреть, как медленно сохнет твоя ветвь...

Белка ошеломленно моргнула.

- Ты действительно умираешь, - горестно прошептал Владыка Л'аэртэ, безрассудно пытаясь заглянуть в ее глаза. - Без Таррэна ты гибнешь так же быстро, как не политое вовремя дерево. Он горел для тебя. Берег. Защищал. С ним твоя кровь становится не такой яростной, как раньше, а с тобой его Огонь перестает быть таким жгучим. Вы - одно целое, Бел. Если что-то случится с тобой, то и он погибнет. Если вдруг исчезнет он, то тебе тоже не выжить. Узы крови никто не в силах отменить. А ты... твоя ветвь уже начала угасать: медленно, но неотвратимо. Ты правильно чувствуешь: без него ты сжигаешь себя заживо, слабеешь с каждым годом, страдаешь... и это - исключительно моя вина!

- Нет! - отшатнулась она. - Я тебе не позволю!

- Мне нужна твоя помощь, Бел, - умоляюще посмотрел Тирриниэль. И было в этом взгляде что-то такое, что она снова дрогнула и почувствовала, как на глаза набегает предательская влага. - Без тебя нам не удержать потоки достаточно долго!

Белка сглотнула.

- Нет, Тиль. Я... не буду разменивать одну жизнь на другую!

- Будешь, потому что мне придется просить твоей помощи. Один я не справлюсь.

- Нет!!

- Да, - печально улыбнулся Тирриниэль. - Я только поэтому не хотел ничего говорить. Поэтому скрыл истинные причины: знал, что ты будешь против. Ты всегда против таких вещей. И всегда бережешь чужую жизнь гораздо больше, чем свою собственную. Но другого варианта у нас нет: дальше тянуть просто опасно, а никому, кроме меня, это не под силу. Поэтому я сделал все, чтобы закончить с Советом заранее. Я увел их из Темного Леса. Нарочно раздразнил и поманил блестящей перспективой. Дал им след от Ключа, заранее передал Венец, закончил с делами и почти завершил ритуал Передачи... хотя Линнувиэль об этом еще не подозревает. Так что в данный момент почти вся моя сила сосредоточена в его руках. Осталось только дать последний толчок, и можно будет спокойно уходить. В конце концов, мое время должно было наступить гораздо раньше. Если бы не ты и Таррэн, так бы и случилось. Не думай, что я забыл. Не думай, что мысли об этом не терзают мою душу. Я виноват, Бел. Очень виноват перед вами обоими. Снова. И я исправлю эту ошибку.

Гончая медленно покачала головой, не заметив, как по ее щекам сбежали две крохотные слезинки. Диковато расширенными глазами изучала лицо царственного эльфа, все еще не веря, что он действительно решился на такое безумие. Что собрался позволить нестабильным потокам развеять свое сильное тело в пыль, надеясь, что успеет завершить задуманное до того, как из его груди вырвется последний вздох.

И ведь он не сомневался, когда принимал это невероятно трудное решение. Не колебался, не выискивал для себя отговорок. Может, уже не первый год искал какой-то способ, чтобы одним махом разрубить этот запутанный узел. Сожалел о том, что натворил в неведении. И, одновременно с этим, настойчиво искал людей, способных помочь ему в намеченном деле, тщательно изучал их прошлое, следил за зашевелившимся Советом, напряженно размышлял, торопливо раздавал указания верным соратникам, сплетая эту чудовищную интригу... свою последнюю и самую красивую интригу, над которой трудился, наверное, не один год. Наконец, он бросил на поиски пропавшей невестки все силы, сумел отыскать ее следы в Синтаре. Поступился старыми законами и лично отправился к Подгорному Народу, прося (умоляя!!!) их о помощи. А когда встретил со стороны Крикуна, вопреки ожиданиям, понимание и искреннее сочувствие, то с неимоверным облегчением свел эти нити воедино и все-таки сумел избавить Темный Лес от смуты, Линнувиэля - от ненужных проблем, Чертоги - от кровавой войны за власть. А теперь собирался истратить последние крохи собственной мощи на то, чтобы, наконец, отдать огромный долг единственному сыну, который после двух с половиной веков Отречения все-таки нашел в себе силы его простить.

- Тиль! - Белка пораженно уставилась в горящие искренней заботой глаза царственного эльфа. Несколько долгих секунд смотрела, не в силах до конца осознать принесенную им жертву, а потом со вздохом прижалась, впервые в жизни позволяя себе обнять его так, как он уже даже не чаял.

- Спасибо, - тихо шепнула она, пряча лицо у него на груди. - Ты - лучший отец, о котором только можно мечтать, и Таррэн это хорошо знает. Я, конечно, не терплю эльфов... особенно, Темных, но иногда... очень редко... среди них все-таки встречаются настоящие люди.

- Спасибо, малыш, - облегченно вздохнул Тирриниэль, крепко прижимая ее к себе и баюкая, словно ребенка. - Маленький наш бельчонок... прости: я сделал тебе больно, хотя когда-то обещал, что это не повторится. Но ты и сейчас - моя семья, мой Род, моя стая. Поэтому я верну Таррэна, малыш, обещаю.

Она тихо шмыгнула носом, торопливо стирая мокрые дорожки со щек.

- Конечно, вернешь... только не так, как собирался.

- Но...

- Забудь, - со слабой улыбкой отстранилась Белка, а потом осторожно погладила его по щеке и со странным чувством повторила: - Забудь о долгах: какие могут быть счеты в семье? И забудь о своей вине - я прощаю твою ошибку.

Он только покачал головой.

- Зато не прощаю я...

- Ты не понял, Тиль: я не позволю тебе делать глупости. И в первую очередь потому, что могу немного подправить твою идею, - спокойно закончила Белка. - Вернее, я могу дать тебе то, что позволит осуществить ее без риска. Понимаешь? Я ЗНАЮ способ помочь нам всем! И знаю, где найти третью часть Ключа, не рискуя никем из вас!

Тирриниэль пораженно замер.

- Ты?! Но откуда?!

- А ты как думаешь? - прошептала Гончая, пристально изучая его ошарашенное лицо. - Помнишь Большой Совет в Аккмале, когда мы впервые встретились? Помнишь, ЧТО я передал тогда королю? Мирдаис доверил мне ключик от тайника, где все это время прятался твой драгоценный артефакт. Я почти пять веков хранил его тайну, столько же молчал, прятал следы... полагаешь, я не сделал себе дубликата?

У Темного эльфа расширились глаза от внезапного понимания.

- Да, - шепнула Гончая. - Это я нес с собой нашу частичку Ключа. Я ее хранил, потому что за моей аурой не чувствуется даже она. Я проследил за тем, чтобы после Похода эта частичка вернулась на свое законное место. И я же, спустя двести лет, когда последние Кирдаисы окончательно отказались от претензий на трон, незаметно выкрал ее оттуда, чтобы ни у кого больше не возникло соблазна... я спрятал ее, Тиль. Спрятал так, что никто, кроме меня, его больше не отыщет. И никто не сможет ею воспользоваться без моего разрешения.

- Темная Бездна!

- Ты прав: третья часть Ключа никуда не пропала. Поэтому сейчас мы можем активировать все ТРИ его части и сделать так, чтобы эта магия не уничтожила половину Лиары. Если ты прав, то мы сможем дотянуться до Таррэна, где бы он ни находился! Даже если завис между мирами! Я просто никогда не думал о Ключе с этой точки зрения, иначе давно бы попробовал сам! Понимаешь, Тиль? Я дам тебе противовес!

Владыка Л'аэртэ ошеломленно моргнул.

- Не знаю, как ты уговорил нашего Крикуна, - со вздохом продолжила Белка. - Что пообещал взамен и каких уступок он от тебя потребовал... но если твой план считать верным (а он очень похож на верный!), то у нас есть шанс избежать ненужных потерь и помочь Таррэну вернуться.

- Бел, но разве... - эльф почти застонал от неожиданного прозрения. - Боги, ты ведь тоже был в Аккмале во время той смуты! Там еще правнук Вала затесался... разумеется, ты бы не оставил его без присмотра... я просто никак не мог подумать, что... малыш, но где же тогда Ключ, если в Аккмале до сих пор лежит простая фальшивка?!

Белка негромко шмыгнула носом.

- Ну, не простая, конечно: одному умельцу пришлось здорово постараться, чтобы вышло похоже... но ты прав: настоящий Ключ сейчас находится в самом безопасном месте на Лиаре. Здесь, Тиль - в Проклятом Лесу, в самом его сердце. Под надежной охраной из Кордонов, хмер и всего того, чем прекрасен наш новый дом.

- Он все это время был там?! - пораженно отшатнулся эльф.

- Люди слишком часто поддаются эмоциям - ты сам это говорил. Вот я и подумал, что, не имея преданного человечка в Аккмале, мы просто не можем быть уверены в его сохранности.

- Бел! - Тирриниэль с восторженным мычанием внезапно притянул ее к себе и крепко обнял в третий раз. - Ты - чудо!

Белка снова шмыгнула носом.

- А я о чем все время говорю? Сказал бы ты о Ключах раньше, я бы вас другой дорогой повел. Забрали бы его незаметно, проскользнули мимо твоего Совета и - ищи потом ветра в поле. Никакие Камни бы не помогли. А теперь придется поворачивать и здорово поднажать, чтобы оставить Брегариса с носом. Но, если честно, я даже рад, что так вышло: все-таки это у нас в крови - решать проблемы быстро и разом. Даже у меня не получается по-другому. Согласен?

Тирриниэль смог только тихо застонать и жадно вдохнуть чудесный аромат спрятанной в ее теле силы, после чего бессовестно восполнить потраченный у Ясеня резерв, а потом обнять ее еще крепче и с тихим смехом поцеловать каштановую макушку. Потому что эта хитрюга... эта маленькая хитроумная проныра... эта дикая изворотливая кошка... сама того не зная, в который раз за последние пять веков привела его в совершеннейший восторг! Он искал этот Ключ много лет! В последнее десятилетие велел своим советникам буквально носом землю рыть! Весь Интарис вверх дном перевернул! Светлых всполошил! Свой Лес прочесал чуть ли не на версту в глубину! Гномов озадачил! Братство поднял на уши! Даже решился на совсем отчаянный шаг, потому что не видел иного пути, а она...

Тирриниэль крепко зажмурился.

- Ох, Бел...

- Да, - шепнула она. - Никуда ты от нас больше не денешься, ушастый. Рано собрался на покой, подлый врун и любитель сбегать от своего дурацкого Венца. В прошлый раз едва обратно усадили. Теперь опять... нет уж, я ни за что не позволю тебе так просто помереть и еще заставлю немало помучиться. А Таррэн по возвращении только добавит. Особенно, когда я ему скажу, что это ты создал дурацкое Братство, на которое мы столько лет точили зубы, да еще отдал его на растерзание Брегарису! Знаешь, что он после этого с тобой сделает?!

Тирриниэль облегченно перевел дух и, наконец, поверил в то, что его сумасшедшая идея вполне осуществима. Но, что самое главное, понял причины недоверия и прежней холодности Белки, которые, как ему казалось, даже прошедшие пять веков не смогли уменьшить. Однако теперь все правильно. Наконец, все встало на свои места. Наконец, он почувствовал, что полностью принят, признан и одобрен. Наконец, она позволила себе стать откровенной.

И, наконец, сказала то, чего он с надеждой ждал столько веков.

- Я люблю тебя, Тиль, - негромко хмыкнула суровая Гончая, подметив его отчаянно заблестевшие глаза и с трудом удерживаемую улыбку. - Хотя никогда не думала, что в один прекрасный день назову тебя вторым отцом. Но если ты еще раз меня обманешь, я тебя все-таки зашибу. Клянусь. Только, в отличие от прошлого раза, сделаю это тоже - с любовью.

- Согласен, - рассмеялся Темный Владыка, уже без опаски взъерошив ее густые волосы. - На все уже согласен ради вас... да вы и сами это отлично знаете!

Глава 13

Поутру они собирались так быстро, как никогда в жизни: едва забрезжил рассвет, проворно повскакивали со своих мест, молниеносно перекусили, спешно покидали вещи в дорожные мешки. Накинули на головы капюшоны, повязали на лица маски, укутались, словно зимой, пряча уязвимые лица от здешних кровососов. Брони, конечно, на ночь не снимали, поэтому поутру оставалось лишь набросить сверху плащи. Затем заполнили и тщательно закопали глубокую яму за старым Ясенем. Сверху, чтобы отбить запах, посыпали выданным эльфами порошком из сушеной полыни. Ланниэль, пока было время, осмотрел ногу Брона и, в последний раз смазав свежий шрам "нектаром", уверенно сообщил, что помощь лекаря тому больше не понадобится. Тирриниэль, придирчиво изучив свою рану и найдя ее вид вполне приемлемым, уже принялся нетерпеливо мерить шагами поляну... однако ушедшая ближе к рассвету Белка почему-то не торопилась возвращаться.

Причем, никто даже не знал, куда она снова исчезла, а Стрегон, который до последнего следил за якобы задремавшей Гончей, к собственной досаде так и не уловил момент, когда она, улучив момент, незаметно испарилась. Более того, даже не понял, как она это сделала, если он к тому времени уже честно заступил на последнюю стражу, неотрывно следил за всем, что творилось вокруг, а глаза отвел в сторону, заслышав какой-то невнятный шум снаружи, буквально на пару секунд. Но даже за эти краткие мгновения Белка успела не только подняться, но и бесследно исчезнуть в темноте. Как обычно, не оставив после себя ни следа, ни примятой травы, ни потревоженных листьев деревьев.

Он неслышно вздохнул, начиная смутно подозревать, что все последние годы сильно льстил своему чутью и умению распознавать чужое присутствие. А потом снова уловил краем глаза какое-то смутное движение, машинально повернул голову и ошеломленно замер: маленькая Гончая, как ни в чем не бывало, уже стояла в нескольких шагав от Ясеня. Только что там было пусто! Никого! Вообще! Но вот - опять! Прошел какой-то жалкий миг, она беззвучно выскользнула из-за барьера, черным призраком возникла из ниоткуда и упругой походкой направилась к поднявшимся эльфам.

- Привет всем! Как спалось? - бодро поинтересовалась Белка, скидывая со спины деревянные ножны. - Уже поели? Молодцы. Хвалю. Вы что-нибудь после себя оставили или мне опять придется охотиться с утра пораньше?

Ланниэль молча протянул эльфийскую лепешку, славящуюся своей сытностью и полезным свойством сохранять вкус неизменным многие дни и даже недели. Гончая благодарно кивнула, плюхнулась на послушно вылезший из-под земли ясеневый корешок и с жадностью принялась за еду .

- М-м-м, спасибо, что оставил голодному ребенку пару крошек. А то я не успел: все дела, дела... Лан, а еще есть? Ура! Даже две?! У-у-х, ты мне просто жизнь спасешь! Давай сюда!

Братья, полностью собранные и только ждущие команды выходить, неуверенно помялись, словно скаковые рысаки перед долгим забегом. Но она не обратила внимания - с видимым удовольствием жевала мягкий хлеб, положив на него какую-то незнакомую травку. Причем, если обычному человеку хватало всего половины лепешки, чтобы наесться досыта, Белке и трех оказалось мало: с сожалением отряхнув ладони, она вытребовала себе еще парочку, с аппетитом сгрызла все и лишь после этого довольно откинулась на шершавый ствол.

- Мр-р-р, хор-р-ошо... еще бы подремать пару часиков, и можно считать себя человеком... жаль, что вы вскочили ни свет ни заря, а то я бы успел еще малость соснуть.

- Мы разве не торопимся? - осторожно уточнил Лакр, в полном облачении стоя у выхода и вместе с побратимами ожидая лишь приказа.

- Торопимся, - с готовностью кивнула Белка, небрежно закинув ногу на ногу. - Но не прямо сейчас, а чуть попозже.

- Кого-то ждем? - первым догадался Картис.

- Угу.

- И кого же?

- Сейчас увидишь... в смысле, услышишь, потому что ОНИ порой бывают очень шумными. Не всегда, конечно, а только когда сердятся или забывают об осторожности. Но рассердить их как раз несложно: достаточно сунуть дулю под нос или сцапать кого-нибудь из малышни, чтобы все стадо тут же обезумело от ярости...

Эльфы быстро переглянулись.

- Бел, ты о чем?

- Об этом, - любезно пояснила Гончая и махнула рукой в сторону барьера. Там вдруг что-то застучало, загрохотало, затряслось, будто в сторону Места Мира со всех ног неслось немаленькое оленье стадо. Потом пугливо задрожали листья на деревьях, заходила ходуном земля. Вверх взвилась противная мелкая пыль. Затем топот стал отчетливее, сильнее, быстро приблизился, заставив Братьев инстинктивно отшатнуться от зеленой стены. Наконец, прямо за ней, где-то совсем близко к нервно подрагивающим палисандрам, раздалось тяжелое дыхание крупного зверя, а после этого воздух распорол чей-то грозный, свирепый, невероятно могучий рев.

Стрегон внутренне поежился.

- Это кто? - благоразумно отступил от зашатавшихся деревьев Ивер, на всякий случай изготовившись стрелять по любой мишени, которая только рискнет засунуть сюда свою морду. - Дикие мамонты? Носороги на прогулке? Хмеры из-за Кордона вырвались?

- Не, - отмахнулась Белка, ничуть не обеспокоившись. - Это кабанчики в гости пришли. Целым стадом, как водится.

- Да? - опасливо отодвинулся Лакр: несчастные сосны и палисандры уже дрожали так, словно их трясли великаны. На земле было трудно стоять - так сильно она подпрыгивала, а совсем недалеко (да буквально за деревьями!) во весь опор неслось что-то громадное, могучее, шумно дышащее и явно не боящееся никого и ничего. - А ты ничего не напутал? Действительно кабаны?

- Да точно тебе говорю! Сам у них пару часов назад поросюнчика скрал - вот такая тварюга! Всего неделю, как родился, а уже мне по пояс, клыки - во! Морда - во! Да еще и лапы с когтями!

- У них же копыта!

- У НИХ есть все, - убежденно отозвалась Белка, прислушиваясь к быстро отдаляющемуся топоту. - И копыта, и пятаки, и даже когти, как у Курша.

Стрегон мысленно прикинул размеры здешних "кабанов", увеличил такого "поросеночка" раз в двадцать, так же мысленно ужаснулся и постарался не думать о том, что будет, если один такой зверь вдруг решит заглянуть к ним в гости. Как известно, кабаны имеют весьма крутой нрав, а уж такие здоровущие, как эти... не-ет, не хотел бы он встретиться с ними на узкой тропке. И еще больше не хотел бы оказаться у них на пути, когда взбаламученное стадо мечется в такой ярости.

Неудивительно, что Белик все еще не тропится выходить наружу.

- Бел, а ты зачем утащил у них поросенка? - удивленно обернулся Картис, когда топот постепенно затих вдали.

- Как, зачем?! А друзей наших с утра пораньше порадовать? А компанию им подобрать достойную? Неужто я не позабочусь об их досуге? Тем более, в такой чудный день, как сегодня?

- Ты, что, подкинул им свинью?!

- Точно, - коварно улыбнулась Белка. - Да еще какую! Просто огромную! Как думаешь, что случится, когда мой поросюнчик очнется, поймет, что заблудился, а поблизости вдруг обнаружатся незнакомые дядьки с большими ножами, явно собравшиеся порезать его на холодец?

Словно в подтверждение, воздух прорезал истошный визг насмерть перепуганной свиньи: долгий, пронзительный, пробирающий до костей, который просто невозможно было не услышать. Где-то не очень далеко, часах в двух... может быть, в трех быстрой ходьбы. А следом повторился уже знакомый рык, больше похожий на рев разъяренного медведя, которому вторил целый хор не менее сильных и свирепых голосов и среди которых побратимы насчитали никак не меньше дюжины оттенков.

- О-па, очнулся малышок! - радостно оскалилась Гончая. - Я его остаток ночи тащил через весь лес, чтобы успеть аккурат к утру, а потом очень нежно положил совсем недалеко от того места, которое облюбовали себе Брегарис и его озабоченный сыночек. Оглушил потихоньку, конечно, чтоб не брыкался. Незаметно умыкнул у мамки из-под бока, свернул кулечком и вприпрыжку понесся обратно, пока она не сообразила, что к чему. Как видите, удачно вышло: наши хрюшки как раз опомнились и обнаружили пропажу, только-только ринулись на поиски... кстати, я не говорил, что в Проклятом Лесу за детеныша глотку порвут любому? Причем, не только кабаны и хмеры, но и простые ползуны?.. вот так. Зато теперь они точно не ошибутся с направлением и сравняют с землей все, что только найдут в радиусе пары сотен шагов. Даже наш драгоценный "хвост". Особенно, если заподозрят, что их милому крохотуле (а он весит почти как я!) злые эльфы посмели подпортить розовую шкурку.

Побратимы странно закашлялись, силясь представить себе ярость диких свиней при виде перепуганного, привязанного за ногу "малыша", возле которого собрались гадкие двуногие звери с острыми железками в руках. Кабаны и в обычном-то виде не отличались особой покладистостью, матерый самец, разозлившись, может кинуться на любого зверя, невзирая на размеры, длину зубов, наличие когтей и всего остального. А уж эти...

Воздух снова разорвал слаженный кабаний рев, в котором почти сразу пробился повторный, полный искренней обиды визг ни в чем не повинного поросенка. Затем донесся невнятный из-за расстояния шум, новый яростный рык, как будто бы даже чьи-то крики...

- Надеюсь, эти милые зверьки еще немного сократят число наших преследователей, - кивнула Белка, неожиданно поднимаясь. - А пока они там сильно заняты, предлагаю совершить утреннюю пробежку, чтобы увеличить отрыв. Потерять они нас все равно не потеряют - Камни Бездны укажут путь к Тилю из любой точки Лиары, да и псы у них еще остались. Плюс маги, плюс ушастые следопыты... так что не стоит задерживаться. Кабаны отвлекут их лишь на время. Ну, может, пришибут пару-тройку десятков агинцев и с пяток эльфов. А потом Брегарис сумеет их отогнать. С ранеными они тоже вряд ли станут возиться, так что у нас есть час. Максимум, два, чтобы восстановить равновесие. Поэтому поднимайтесь: нам снова придется немного побегать. Тиль, ты в порядке?

Тирриниэль молча кивнул.

- Хорошо. Брон, как нога?

- Выдержу, - спокойно отозвался наемник. - По горам, конечно, не полазаю, но бежать могу в полную силу.

- Крови нет?

- Нет. Ланниэль даже повязку не стал накладывать.

- Тогда идемте, - отвернулась Белка, мгновенно посерьезнев. - И чтоб ни одного звука: впереди нас ждет оч-чень неприятное место.

- Мы уходим с твоей Тропы? - настороженно уточнил Стрегон.

Гончая, странно замерев на месте, вдруг очень внимательно посмотрела на полуэльфа. Причем, ТАК, что тому стало крайне неуютно под этим изучающим холодным взором. Кажется, в глубине ее глаз снова промелькнула опасная зеленая искра, хотя он не был уверен. Зато неожиданно понял, что Ходок откуда-то вдруг прознал, что у его ночного разговора с Тилем был, как минимум, один свидетель.

Белка на мгновение задумалась, мимолетно покосилась на откровенно недоумевающих побратимов. Обменялась с Тилем многозначительными взглядом и, наконец, негромко ответила:

- Верно. Дальше мы пойдем другой дорогой.

- Это связано с тем, что несет с собой Тиль? - снова рискнул уточнить Стрегон.

- Тоже верно, - медленно наклонила голову Гончая и чуть прищурилась. - Оказывается, друг мой, у тебя ОЧЕНЬ хороший слух.

Тирриниэль тоже покосился в сторону полуэльфа, но тот сделал вид, что не заметил. Только пожал плечами как можно небрежнее и кивнул.

- Вы шумели.

- Возможно, - еще медленнее отозвалась она. - Порой я бываю весьма раздражительным. А когда я раздражаюсь, то нередко становлюсь шумным и довольно неприятным собеседником. И вот тогда... с теми, кто рискует меня разозлить... случаются разные нехорошие вещи. Не всегда, конечно, но бывает, бывает...

Стрегон внутренне подобрался.

- Надеюсь, ко мне это не относится?

- Нет, - после недолгого раздумья обронила Гончая. - Тиль, что скажешь?

Владыка эльфов задумался, искоса наблюдая за молчаливыми Братьями, которые всем существом чувствовали скопившееся в воздухе напряжение, но пока не понимали его причины.

- Не знаю. Считаешь, они должны быть в курсе?

- Кое в чем.

- Насколько?

- Насколько сочтешь нужным.

Тирриниэль скептически хмыкнул.

- Я бы предпочел оставить все, как есть.

- А я бы предпочел сообщить им хотя бы часть. Может, они все-таки умеют бояться и передумают идти с тобой дальше, - спокойно отпарировала Белка. - В конце концов, никто их не заставляет и нож к горлу не собирается приставлять. А жилы им рвать еще придется. Причем, не раз. И мне бы не хотелось в последний момент обнаружить, что кто-то вдруг сорвался или встал в позу. Полагаешь, они не должны знать хотя бы, зачем? А если их это не устроит?

- Что именно мы должны знать? - нахмурился Терг, настороженно поглядывая на эльфов.

- Опять какая-то гадость? - мрачно предположил Лакр. - Белик, ты это имеешь в виду?

Гончая странно кашлянула.

- Не совсем гадость, но близко.

- М-да? Знаешь, мне это не очень нравится. Но все-таки хотелось бы знать о мерзких подробностях нашего дальнейшего путешествия заранее, чтобы, так сказать, подготовиться и смириться с неизбежным.

- Что? Отступать не собираешься? - хмыкнула она.

Ланниец хмуро покосился на Перворожденных.

- А разве у нас есть выбор? Особенно после того, как выяснилось, что наше Братство создавалось... некоторыми из здесь присутствующих? А мы дали ему клятву на крови, что исполним все, что потребуется? - Тиль спокойно выдержал изучающие взгляды наемников, не подав виду, что его это как-то встревожило или задело. - После того, как выяснилось, что нас в любой миг могут собственные татуировки, в которые, как стало ясно буквально вчера, засунули какую-то рунную пакость, умеющую вырывать чужие души? После того, как оказалось, что тут замешаны эльфы? Да они же еще и сделали нас зависимыми от собственных "Псов"?

- То есть, дело не в Заказе? - уточнила Белка.

- Нет, - ответил вместо раздувающего ноздри Лакра Стрегон. - Вернее, не только в нем. Мы просто хотели уточнить некоторые детали.

- Какой ты деликатный... я бы на вашем сказал, что просто мечтаю выпустить кишки одному скрытному ушастому мерзавцу за обман и потребовать ответа! За то, что не поставил меня в известность обо ВСЕХ свойствах нанесенных рун, от которых, между прочим, теперь не удастся избавиться! А еще я желал бы у него поинтересоваться: кто еще, кроме Хранителей, может ими воспользоваться? Кому это вообще было нужно - ставить Магистров Братства в такую зависимость от Патриарха? Принадлежала ли эта идея целиком и полностью Брегарису или тут замешан кто-то еще? А, Тиль?

Тирриниэль снова ощутил себя на перекрестье взглядов.

- Нет, - вздохнул он, понимая, что объяснений не избежать. Вчера ни времени, ни сил ни у кого не нашлось, чтобы задать накопившиеся вопросы, но теперь отвертеться больше не удастся. - Идея Братства действительно принадлежала мне. Брегарис не солгал. Оно создавалось, как независимая организация, в память о Стражах и Диких Псах, и как наглядное подтверждение того, что человеческая раса способна конкурировать с нами на равных.

Владыка эльфов недолго помолчал, размышляя о чем-то своем, но потом заговорил снова.

- Эта идея пришла ко мне далеко не сразу. Пожалуй, толчком послужил наш с тобой разговор, Бел... помнишь, когда-то ты обмолвился, что сильно скучаешь по своим Псам? Боишься, что о них забудут, а их потомки всего через несколько поколений потеряют все, что было накоплено за века их дедами и прадедами? Что Гончие никогда больше не войдут под сень Проклятого Леса, а их слава станет простой легендой, которая очень скоро превратится в забавную сказку, а потом и вовсе исчезнет?

- Хочешь сказать, это я во всем виноват? - нахмурилась Белка.

- Нет. Просто в то время меня эта мысль чем-то зацепила. Особенно, когда я припомнил твоих Гончих и сравнил с личной сотней нашего Владыки, которой они, между нами говоря, ничем не уступали. После того дня я долго думал, анализировал, вспоминал и вскоре пришел к выводу, что ты прав: такой удивительный потенциал не должен пропадать зря. Гончие - это лучшее, что когда-либо создавало человечество. Пусть, не само, а с помощью магии Изиара, но все-таки... поэтому я решил, что надо попробовать сохранить хотя бы то немногое, что еще осталось. А поскольку Изиар в какой-то степени имел отношение к появлению первых Стражей, то мне показалось, что будет только справедливо, если мы снова поможем им выжить. Но не просто так, конечно, потому что им понадобилась бы новая цель взамен прежней, новые идеи, задачи и способы их решения... ведь согласись: глупо возрождать воинский орден, для которого не нашлось бы дела?

- И ты решил приспособить их в качестве наемников, - скривилась Гончая.

- А почему нет? Пускай Проклятый Лес перестал быть опасным, пусть его Кордоны надежно отгородили дикое зверье, а в Стражах не стало нужды, но разве это повод, чтобы опускать руки? Я подумал, что Братство станет неплохим средством заставить кровь Диких Псов разгореться с прежней силой. Не даст ей угаснуть. Позволит возрождаться в каждом новом поколении воинов, и даст возможность жить столько, сколько будет живо человечество. Да, конечно, это не совсем те Псы, которых мы знали. Но все же они живы, по-прежнему помогают людям и все еще славятся, как лучшие бойцы человеческой расы.

Братья непонимающе переглянулись.

- А Кодекс?

- А что Кодекс? - удивился Тирриниэль. - Раз уж я задумывал вас, как лучших воинов, то не мог же оставить без присмотра? Да и как оставить без идейного вдохновения целую армию подготовленных и тщательно обученных бойцов? Как позволить им разбрестись в разные стороны и скатиться до уровня простых убийц, готовых за деньги избавить этот мир от любого, кто станет неугодным заказчику? Для того и нужен жесткий контроль. Для того и Кодекс, и Устав, и Следящая руна в ваших татуировках. Даже среди того отбора, который устраивает Школа (а отсев уже в первые годы весьма велик!), все равно находятся те, кому милее зарезать безвинного прохожего, чем блюсти устав Братства и чувствовать гордость за то, что оно делает. Для того же мы запретили Мастерам брать Заказы у нелюдей. Для того разработали систему наказаний... да, жестко, не спорю, но ведь и Братья - не дети в песочнице! Каждый из тех, кого выпускает Школа, намного превосходит обычного солдата. В разы, если не в десятки раз! А со временем их сила, благодаря опыту и рунам, только увеличивается. И мы поощряем это. Позволяем им становиться еще сильнее и опаснее. Но зато и спрашиваем за ошибки, как нигде больше.

Братья до скрипа сжали зубы.

- А как насчет руны Подчинения? - мрачно осведомился Лакр. - Той забавной штуки, которой вчера воспользовался Брегарис?

Владыка Л'аэртэ огорченно вздохнул.

- Этого я не планировал. Точнее, планировал, но совсем не так: по задумке, каждому Магистру должны были нанести (разумеется, с его согласия!) руну Арда - руну тела, позволяющую обездвижить любого из вас, если бы вы вдруг решились на бунт или обернули силу против своего собственного народа. Такую возможность я не мог не учитывать. И вы должны были знать о том, что последует за нарушением Кодекса и что наказание за предательство будет суровым. ВСЕГДА.

- Мы знали, - так же мрачно сообщил удрученному эльфу Стрегон. - Об этом Старшие Мастера предупредили. Но это - совсем не то, что случилось с нами ВЧЕРА!

- Правильно, - буркнула Белка. - Потому что на вас горит не только Арда, но и, судя по реакции, Уррда - руна духа. Верно, Тиль?

- К сожалению, да. И вот ее-то отдавать я совсем не планировал. Брегарис сделал это без моего ведома, хотя на самом деле каждый Магистр, прежде чем ему наносят руны, должен быть представлен мне. И только с моего разрешения вам позволялось получить высокий статус Мастеров.

У наемников дружно вытянулись лица.

- Да, - невесело улыбнулся Тирриниэль. - В тот день, когда вы по одному приходили к Патриарху, то не знали, кому на самом деле вас представляют. Никто из смертных не видел его в лицо. Даже ваши Мастера. Он приходит и уходит, когда ему нужно. У него есть свой знак. Глухой голос, низкий капюшон, полная непроницаемость для магического взора... порой это был Брегарис, иногда, когда кандидат казался особо интересным, как в твоем случае, Стрегон... я присутствовал лично. Но мне, как бы ни хотелось, все равно не успеть повсюду, поэтому Брегарис занимался Братством в гораздо большей степени, чем я. И это, как оказалось, было ошибкой. Потому что я никак не мог предположить, что он рискнет без моего ведома... к'саш! Когда вернемся, я постараюсь избавить вас от Уррды. Даю слово.

- Зачем? - многозначительно посмотрел на Владыку Лакр, машинально поглаживая рукоять метательного ножа. - Это ведь так удобно: опытные, опасные и абсолютно послушные рабы, которых очень легко контролировать... для чего что-то менять?

Владыка Л'аэртэ нехорошо сузил глаза, безошибочно уловив весьма прозрачный намек. Затем оглядел мрачные лица наемников, на которых читалась та же самая мысль, а потом вдруг очертил странную фигуру в виде перечеркнутого треугольника, вписанного в идеально ровный круг. И еще одну, похожую на перекошенный квадрат, у которого зачем-то обрезали острые углы.

У Стрегона расширились глаза. Одновременно с этим Терг отшатнулся, Торос тихо охнул, Брон нахмурился, а Лакр с Ивером стремительно побледнели, непонимающе глядя на гаснущие перед глазами, словно вычерченные в воздухе зеленым огнем руны. Их только одно существо умело рисовать с такой поразительной легкостью. Только один единственный Мастер мог позволить себе открывать их посвященным. Тот, чьего лица, как и лица Патриарха, не знал никто. Когда-то они полагали, что их последний учитель и есть тот самый Патриарх. Когда-то наивно считали, что он на самом деле - человек. Но вот теперь вдруг узнали его тихий, невыразительный голос и увидели личный знак, которым он всегда приветствовал появление в Братстве нового Магистра.

- Думаете, я не смог бы вас заставить делать то, что мне нужно? - спокойно осведомился эльф, когда люди судорожно вздохнули и растерянно уставились на его личину. - Думаете, не нашел бы способа подчинить вас без всяких рун? Или полагаете, что ваша учеба в Закрытой Школе была случайной? А может, считаете, что она полностью завершена?

- Н-нет, Мастер, - дружно поклонились Братья, не сумев скрыть ошеломления. Стрегон даже зажмурился, в подробностях вспомнив последний, свой самый тяжелый год у Неизвестного Мастера, после которого по праву получил алого "Пса". Проклятье! Он никогда не подозревал, что в действительности этим Мастером был Темный эльф! Ведь тот никогда не высказывал никаких предпочтений! Не упоминал про Перворожденных! Говорил лишь о том, что было важно, скрупулезно проверял чужие знания. Заставлял выкладываться на многочасовых тренировках так, как никогда в жизни. Много рассказывал, еще больше показывал, тщательно следил за каждым движением! Просто учил своему бою! Но учил так, что даже по прошествии многих лет его уроки Стрегон вспоминал с благодарностью. А теперь, наконец, увидел его без маски и впал в какое-то странное оцепенение. Знал бы раньше, склонился бы до самой земли, потому что никогда, ни разу, даже на последнем Испытании ему не удавалось обойти Неизвестного Мастера на мечах.

Боги... выходит, только из-за этого в Аккмале перед ним ТАК расстилались?! И поэтому же нарушили запрет на предоставление Заказа нелюдям?!

Тирриниэль цепко оглядел ошеломленных смертных и опасно тихо спросил:

- Надеюсь, теперь вы понимаете, почему каждый из вас, Магистров, для меня до сих пор остается нерадивым учеником?

- Да, Мастер! - дружно выдохнули Братья.

- Полагаю, больше не нужно пояснять очевидное и отвечать на ваш глупый вопрос?

- Нет, Мастер!

- Тиль, что это за хрень? - недовольно осведомилась Белка, не понимая причин столь резкого перехода от острой неприязни к нескрываемому почтению. - Что ты с ними сделал?

Владыка Л'аэртэ неожиданно улыбнулся.

- Ничего. Я просто когда-то их учил.

- Что-о?!

- Да. По целому году на них потратил, все палки о бока поломал, чтобы вместить в эти глупые головы немного ума. Про Кодекс твердил, как заведенный, чтобы начали хоть немного соображать и понимать, что это - не просто свод правил для вызубривания и скрупулезного выполнения каждой буковки. А теперь что же я вижу? Вместо того, чтобы поблагодарить меня за науку, они стоят тут и интересуются: почему же я не использую их, как дурных марионеток, дергая за ниточки, когда мне вздумается? Почему не берусь за Подчинение, чтобы заставить их повиноваться?

- Тебе вообще никаких рун не надо, - снова проворчала Белка. - У тебя одним взглядом получается ломать спину даже самым несговорчивым, а уж улыбочка порой такая, что даже мне бывает не по себе.

- В самом деле? - с интересом повернулся к ней Темный эльф.

- А то. Я ж ее у тебя и подсмотрел! Целый год потом репетировал, чтоб было похоже, зато теперь... - Гончая кровожадно улыбнулась. - Ух! Как меня порой боятся! Побольше, чем тебя!

Тиль только усмехнулся.

- Охотно верю.

- Еще бы! Ладно, с Братством я, наконец, понял. Про то, что "Магистра" им давал ты, тоже понял. Могу сообразить, отчего даже у Стрегона сейчас такие большие глаза и то, что он уже сам додумался, какую сморозил глупость... полагаю, в этом мире больше не найдется повода, чтобы ты последовал совету Изиару и снова взялся за руны Подчинения?

- Нет, - сухо ответил Тирриниэль. - Я не для того создавал и взращивал Братство, чтобы уподоблять его послушной кукле. И не для того позволил им обрести такую силу, чтобы повторить путь Проклятого Владыки. Братство было рождено для людей. В память о Диких Псах. И предназначено для того, чтобы оградить наш мир от Расовых Войн. Ни для чего иного. Они - новая сила, способная удержать даже моих сородичей и даже в том случае, если Совет все-таки сумеет скинуть с трона нашего Владыку, а Светлые рискнут возродить Орден Отверженных. В прошлый раз мы сильно обожглись на этом, Бел, но теперь я могу быть уверен, что если подобное повторится, у нас будет чем ответить на угрозу.

Она серьезно кивнула.

- Я верю, Тиль. Плохо, конечно, что ты нам сразу не сказал, но теперь мне хотя бы ясно, что по чем. Хотя, если бы ты спросил моего совета еще тогда... впрочем, ладно. Что сделано, то сделано. Да и Братство уже никуда не денешь - не уничтожишь его, не спрячешь и не забудешь о нем, как о дурном сне. Правда, было время, когда мне сильно хотелось потолковать с его создателями, но раз уж так все вышло... пес с тобой. Живи. Просто избавь их от ненужных рун, и я сниму свои претензии. Но поясни мне, Тиль, что это за чушь ты выдумал с татуировками? Откуда этот дурацкий красный цвет для Мастеров? Неужели ничего другого не нашлось?

Владыка Л'аэртэ огорченно вздохнул.

- Тебе не нравится?

- Нет. А почему мне должно...? - Белка неожиданно осеклась и ошеломленно уставилась на свою правую руку, где точно таким же кровавым светом горел искусно выполненный рисунок. - Господи, Тиль... ты сошел с ума!

Он виновато потупился.

- Ты хотел, чтобы это было похоже на МОЙ узор?!

- Ну, да, - смущенно кивнул эльф, не замечая отвисших челюстей Братьев. - Он действительно неплохо смотрится. А нам все равно надо было как-то отмечать наиболее достойных... так почему бы и не так? Ты ведь по праву уже много веков носишь звание Вожака. И узор на тебе тоже... гм, красивый, несмотря ни на что. Я подумал, тебе бы понравилось.

Гончая с досадой хлопнула себя по лбу.

- Торкова лысина... Тиль! Я, конечно, все понимаю, но тебе не кажется, что ЭТО - уже слишком?! Мало того, что ты им "Псов" НАШИХ нарисовал, мало того, что почти таких же, как у Стражей, мало того, что обозвал Волкодавами и Сторожами... так еще и татуировки сделал КРАСНЫМИ! Картис, как ты это допустил?! Ты же знаешь, что я терпеть не могу вида крови! Лан, куда вы смотрели?!

- Я не виноват: меня тогда еще не было, - поспешил откреститься молодой маг.

- А я вообще ни о чем не знал, - мрачно сообщил командир личной сотни Владыки.

- Все верно, - подтвердил Тирриниэль. - В это были посвящены единицы. В том числе, Линнувиэль... кстати, насчет "Псов" ЭТО была его идея... еще Аттарис (ну, ты же помнишь, как его впечатлил ваш рыжий?), Брегарис, конечно, и я. Первых Мастеров мы учили сами, втайне от Совета и всех остальных. Сами же разработали Кодекс, Устав и знаки отличий. Придумали систему поощрений и наказаний. Разработали систему рангов и званий. Помогли со Школами, обучением и средствами. Позволили прижиться Братству сперва в Аккмале, потом в других городах. Теперь, вот, добрались до Новых Земель...

Гончая обреченно вздохнула.

- Выходит, и пнуть тебя даже незачем, да? Вроде как из высших интересов действовал? За смертных беспокоился? Мир хотел сохранить, когда наши расы начали слишком быстро сближаться?

- Конечно. Нам был нужен гарант стабильности и долговременного равновесия. Перворожденным не слишком нравились такие перемены. Гномам, разумеется, тоже. Особенно, когда угроза возвращения Изиара оказалась исчерпана. А люди в то время были наиболее слабым звеном, поэтому я позволил себе немного его усилить. Так что теперь все мы в некоторой степени уравнялись, а это значит, что мир... как бы ни хотелось некоторым иного... все-таки устоит. А Братство, если в том возникнет необходимость, с готовностью выступит на той стороне, на какой будет нужно.

- Угу. На какой будет нужно ТЕБЕ, - снова буркнула Белка. - Интриган. Одно хорошо: по крайней мере, теперь я хоть знаю, кто отвечает за это безобразие, и смогу в любой момент его пристукнуть, если в этом, как ты говоришь, вдруг возникнет необходимость.

Тиль с нескрываемым облегчением перевел дух (все-таки признала!), с Картис с Ланниэлем дружно закашлялись.

- Тьфу на вас, дураков ушастых, - тут же фыркнула Гончая. - Одни из-за вас проблемы... ладно, все. Хватит ржать и искать виноватых. Надо решить самое главное: Стрегон, вы не слишком удивитесь, узнав, что цель нашего пребывания в Проклятом Лесу немного изменилась?

- Не слишком, - отозвался в тон наемник, окончательно придя в себя. - Если Мастер позволит... - короткий почтительный поклон в сторону Тиля, - мы будем сопровождать его и дальше. Прошу прощения за наши колебания, Seile, но к вам больше нет вопросов.

- Ого! Тиль, да тебя уважают!

Тирриниэль тонко улыбнулся.

- Тебя бы тоже уважали, если бы довелось столько раз уложить их на обе лопатки и наглядно показать, в чем они были неправы.

- Мда? - отчего-то задумалась Белка. - А что? Это идея...

Братья неловко отвели глаза, запоздало осознав причины той невероятной легкости, с которой Тиль, настойчиво вдалбливающий основы Кодекса на протяжении целого года утомительного обучения, раз за разом избегал их атак, ударов и нападений. Почему смог так быстро доказать, что до совершенства им еще далеко. И почему сумел внушить к себе такое искреннее уважение за неизменное спокойствие, поразительную стойкость, неимоверное терпение и потрясающую, просто невозможную для Перворожденного снисходительность к чужому раздражению, буйному нраву и запоздалому преклонению, с которым только могут относиться нерадивые ученики к молчаливому, непоколебимому и строгому учителю.

Белка, перехватив их горящие взоры, только головой покачала. Потрясающе! Даже Стрегон смотрел на остроухого с нескрываемым почтением! Преклонялся перед его невозмутимостью, был готов подчиняться без всякого Заказа и явно горел желанием испросить еще несколько уроков, потому что слишком хорошо понимал, что даже сейчас достиг далеко не всего, чего мог бы достичь под руководством такого наставника.

- Надо же... Тиль, мои поздравления! Я не предполагал, что ты НАСТОЛЬКО изменишь свое отношение к людям за каких-то пять веков!

- Со временем приходится меняться, - с затаенной улыбкой отозвался эльф. - Особенно, когда есть дети и, особенно, когда они становятся взрослыми... не ты ли это говорил?

- Агхм... ну... кхе... да, говорил, - внезапно смутилась она.

- Так чем я хуже?

- Ничем, - вздохнула Гончая и так же внезапно встрепенулась. - Стрегон? Я так полагаю, что ты уже догадываешься, зачем мы сейчас повернем к северу?

- Лабиринт? - ничуть не удивился наемник.

- Точно. Поскольку ты все равно слышал весь разговор, то я повторю для остальных: да, мы немедленно уходим с Тропы. Но только потому, что нам (в том числе, и мне), как вчера выяснилось, крайне важно забрать из Лабиринта одну необычную вещь. Для того, чтобы это сделать, нам придется потратить почти четыре дня на Проклятый Лес, затем преодолеть еще один Кордон и добраться до Лабиринта. После чего снова повернуть к Золотому Лесу и сделать то, ради чего Тиль, собственно, рискнул сюда выбраться, да еще и вам доверился, как собственным детям. Дорогу я хорошо знаю, от всякой гадости постараюсь вас уберечь. Но бежать все равно придется так же, как накануне, потому что на том пути Мест Мира нам почти не встретится. А значит, придется идти и ночью, и вообще - когда я скажу. Зато когда дойдем, можно будет упасть и пару суток отсыпаться: рядом с Лабиринтом нам никакие хмеры будут не страшны.

- Он тебе подчиняется? - с подозрением осведомился Лакр, довольно спокойно восприняв весть об изменении цели их путешествия. Впрочем, остальные не спешили паниковать. Даже удивительно, насколько переменилось их отношение к Тилю: уже в Нижний Мир готовы за ним идти! Ничего не боятся! Выходит, и правда - доверяют целиком и полностью?

- Мне - нет, - странно покосилась Белка. - Но пока он признает меня за своего, и на данный момент этого вполне хватает, чтобы чувствовать себя в безопасности. Я оставлю на вас свой запах, чтобы всякая мелочь не кидалась без разбору, а с крупняком разберусь сам. Они там без Хозяина малость одичали. Некоторые из молодежи его даже не помнят, так что пока по пятаку не получат, не отвяжутся. Но это, как я уже сказал, мои проблемы. От вас требуется только одно: не отстать.

- Что с едой?

- Обеспечу. Воду через день можно будет пить уже из местных рек.

- А хмеры? - поежился Ивер. - Ты говорил, за последним Кордоном они еще остались?

- Верно. Но насчет этого не волнуйтесь: я знаю способ, как их усмирить. Вы точно решили?

- Да, - задумчиво протянул Стрегон. - Но, если позволишь, я бы хотел уточнить кое-что насчет Хозяина...

- Позже, - разом помрачнела Гончая. - Вечером Тиль сам расскажет то, что посчитает нужным. Насчет Хозяина, наших с ним отношений, Изиара, Лабиринта и даже Ключей, ради которых всем нам очень скоро придется сильно напрячься. А сейчас мне нужно знать: готовы ли вы свернуть с безопасной Тропы и шагнуть вглубь настоящего Проклятого Леса? Готовы подчиняться мне так, как я того потребую?

Братья обменялись быстрыми взглядами. Недолго подумали, вспомнили все, что знали о Неизвестном Мастере, как наяву ощутили полученные от него тумаки, с благодарностью сосчитали, сколько раз эти уроки спасали им жизнь, покосились на Белика, подумали еще раз...

- Веди, - просто сказал Стрегон, а остальные согласно наклонили головы.

Глава 14

Хорошо помня недавнюю встречу с Кордоном и то, как он умел в мгновение ока превращаться в прожорливого хищника, Братья подспудно ожидали встретить и в Проклятом Лесу нечто подобное. Столько слухов ходило про эту часть Новых Земель, столько ужасов про нее рассказывали, что, столкнувшись лишь с малой их частью, наемники заранее приготовились к самому худшему.

И это было оправдано: еще в межлесье они всей кожей почувствовали направленные на них настороженные и недобрые взгляды. Всю дорогу ежились от странного чувства чужого, какого-то вездесущего и всеобъемлющего присутствия. Холодели от ощущения разлитой повсюду смертельной угрозы и каждый миг ждали болезненного укола под кожу, ядовитого плевка в лицо, обрушившейся сверху тяжести чужого тела или острых зубов на собственной шее. Даже на Тропе, которую показала им Белка, было откровенно неуютно. Как-то мрачно, темно даже среди белого дня, некомфортно и так тихо, словно местная живность в ужасе забивалась под корни, камни и листья, лишь бы не столкнуться с раздражительным Хозяином.

Братья хорошо это почувствовали. Особенно, когда пересекали Границу - словно в другой мир шли - по диковинному, живому порталу. За последние сутки они не отнимали рук от рукоятей мечей ни на мгновение. До рези в глазах всматривались в окружающие джунгли. С подозрением оглядывались в поисках еще одной гигантской паутины, то и дело старательно нюхали воздух, беспрестанно вслушивались в грозный рев невидимых зверей и каждый миг ощущали на себе такие же внимательные взгляды. У Ивера чуть пальцы не затекли, лежа на скобе самострела. Эльфы вообще казались туго сжатыми пружинами, готовыми и прыгнуть, и побежать, если прикажут, и насмерть драться с какой-нибудь жуткой тварью. Даже ночуя в относительной безопасности Места Мира, было трудно отстраниться от этого, идущего со всех сторон ощущения. Как будто ты явился на чужую территорию, протопал грязными сапожищами через роскошный сад, растоптал красивый цветок, разрушил палисадник, ввалился в ухоженный дом, оставляя на белоснежном мраморе разводы грязи. Ждал, что тебя встретит робкая девица, неспособная ответить на агрессию. Но вдруг наткнулся на разгневанного великана-хозяина, решительно закатавшего рукава и потянувшегося взять тебя за грудки, и разом присел, растерявшись от неожиданности.

Однако сейчас, когда Граница остались позади, внезапно все переменилось. Причем, так резко, что Братья далеко не сразу в это поверили. Здесь им практически на каждом шагу встречались беззаботно порхающие бабочки, которые, как ни странно, больше не собирались плеваться всякой гадостью; деловито гудящие осы, которые предельно вежливо огибали человеческие фигуры, даже не порываясь вонзить в них свои острые жала. Отовсюду слышались громкие трели смело перекликивающихся птиц. По обоим сторонам от тропы приветливо шелестели ветками густые кустарники, на заостренных листьях которых практически не было ядовитых желтых капелек. Красиво зеленела сочная трава под ногами, частенько мелькали звенящие ленты ручьев, которые прямо предлагали напиться вкусной воды...

Братья с растущим изумлением рассматривали кипящую повсюду жизнь, которой абсолютно не было дела до двуногих чужаков, и просто отказывались в это верить.

Конечно, тут встречались те же ядовитые гады, как и раньше. Мелькали под елками такие же огромные зайцы с невероятно длинными зубами и ненормально разумным взглядом. Были и толстые змеи, через которых порой приходилось аккуратно перешагивать, и шипастые ветки, которые Белка осторожно отводила в сторону, давая спутникам возможность пройти. Плотоядные цветы, к которым она благоразумно не приближалась. Разноцветные птицы, имеющие на кончиках крыльев невероятно острые перья, которые могли пробить даже легкую броню... Лакр своими глазами видел, как одно такое перо сорвалось вниз и почти насквозь пропороло не самую тонкую ветку какого-то дерева. Хотел было взять на память, но Гончая как-то буднично сообщила, что кончик такого перышка почти всегда содержит смертельный яд, а на закономерный вопрос, есть ли тут хоть одна травинка без неприятного сюрприза, так же спокойно ответила, что есть, но очень мало. И еще добавила, что растет она лишь возле Лабиринта - по желанию его Хозяина.

Видели они и огромных волков, идущих по следу быстроногого оленя. Однажды обнаружили спрятавшуюся под толстыми корнями одноглазую каракатицу - карадума, забившегося в свою нору, как улитка в раковину. Видели проворных лисиц, лакомившихся какой-то падалью. Тех самых кабанов, с которыми едва не столкнулись поутру - здоровенных, с человека ростом, покрытых густой жесткой шерстью неприятного бурого цвета, с длинными, почти в две ладони, передними клыками и мощными копытами, которыми эти монстры легко взрывали слежавшийся дерн.

При виде них даже Терг неприлично разинул рот и с содроганием прикинул, сколько усилий пришлось бы приложить, чтобы завалить хотя бы одну такую хрюшку. После чего пришел к выводу, что игра не стоит свеч, и предпочел, подобно Белке, потихоньку удалиться, не тревожа покой многочисленного стада...

Однако было во всем этом разнообразии странное, хотя и хорошо ощутимое отличие: ЭТОТ Лес действительно почти не замечал чужого присутствия. Он жил своей собственной жизнью. Цвел. Неслышно напевал мелодию летнего ветра. Неторопливо шевелил руками-ветками и блаженствовал, радуясь каждому солнечному лучику и каждой капле упавшей на землю росы. Он больше не излучал смертельной угрозы. Не нацеливал ядовитые шипы в глотки непрошеным гостям. А если вездесущие комары все-таки пытались по привычке испить свежей крови, то делали это только из-за врожденной необходимости, а не по причине ненависти к нарушителям.

Братьев больше не провожали повсюду настороженными взглядами, не пытались остановить, не набрасывались с ходу. Их просто не замечали. Деловито сновали по своим делам, кого-то ели, от кого-то убегали, росли и тянулись к теплому солнышку, но ничем не показывали, что недовольны. Даже свирепые кабаны только мазнули по веренице людей равнодушными взглядами, убедились, что странные типы не собираются нападать, и невозмутимо вернулись к вкусным корешкам, ради которых остановились на просторной поляне.

И разница эта была настолько резкой и неестественной, что наемники в глухой броне и спрятанными под капюшонами лицами вдруг ощутили себя не в своей тарелке. Словно нищие бродяги, случайно зашедшие в королевский дворец и пораженно застывшие на пороге, ослепленные его роскошью, богатством и повсеместной позолотой.

- Что это? - растерянно прошептал Лакр, совсем не чувствуя всеобъемлющей ненависти, которая так давила на виски буквально с утра. - Белик? Как такое может быть?! Я думал...

Белка ненадолго остановилась.

- Что? Не ожидал?

Он медленно покачал головой, растерянно оглядывая мирную пастораль, которая просто в голове не укладывалась. Неужели вот ЭТО и есть Проклятый Лес?! Чистый, искрящийся и лучащийся на солнце, как настоящая драгоценность? Мягкий, уютный, какой-то по-домашнему приветливый? Добродушный, словно старый пес, играющий с неуклюжими щенками? Незлой? Снисходительно-мирный?! Все это - ОН?!

Лакр даже головой помотал, чтобы избавиться от наваждения. Но тщетно: странное видение никуда не исчезло. Игриво подрагивающие листики так и отбрасывали веселые блики, легкий ветерок ласково ерошил кроны огромных деревьев, многочисленные птицы вдохновенно выводили свои затейливые трели, тихонько жужжала мошкара, под ногами стелился мягкий зеленый ковер, по которому хотелось во весь опор промчаться босиком, впереди мелькнула голубая лента кристально чистой реки...

- Потрясающе! Мне казалось, нас с первого шага будут пытаться сожрать, нагадить на головы, кидаться шишками, плеваться, колоться и все такое прочее. Даже хуже, чем вчера. А это... это что-то невероятное!

Перворожденные сдержанно удивились.

- Действительно. Почти как дома. И палисандр... его больше нигде в мире нет, Бел. Знаешь, сколько будет стоить даже один такой ствол?

Владыка Л'аэртэ с наслаждением вдохнул.

- Это правда: тут очень красиво. И хорошо. Легко дышать, словно этот Лес для нас и создавался. Даже жаль, что я раньше не сподобился сюда заглянуть: здешние чудеса стоят того, чтобы их так защищали. Пожалуй, я соглашусь с Таррэном: здесь действительно самое восхитительное место для нового Дома, какое только можно вообразить.

- Не больно-то расслабляйтесь, - усмехнулась в ответ Гончая. - На самом деле и звери, и птицы одни и те же. Ничего не изменилось за этот день. Мы всего лишь удалились от Кордона, а так - никакой разницы. Деревья, ветки, шипы... даже ядовитая травка под ногами и цветы с колючками. Вон та бабочка, Тиль... да-да, та красавица с рыжими крылышками... может одним касанием усиков свалить тебя с ног. А вон та, беленькая, если присядет на открытую кожу, сожжет ее до кости. Пенек слева от тебя - на самом деле не пенек, а очень даже голодный ползун. Просто ты для него чересчур велик, поэтому он и прикидывается дохлым. Зато под дальним кустом со стороны рыжего притаился зверг и весьма даже напряженно размышляет: успеет ли кого-то умыкнуть, пока все зевают, или же нет? Если бы не я, точно бы попробовал, но мой запах он знает - не думаю, что рискнет нарываться. А если и рискнет, то не сейчас.

Братья, разом опомнившись, молниеносно подобрались и только сейчас заметили под желто-зеленым кустом непонятную плотную массу, которая прежде казалась игрой света и тени, но на самом деле ею не являлась. Потому что очень даже живо таращила раскосые янтарные глаза и по-кошачьи припадала к земле, вонзив туда острые когти.

Поняв, что его заметили, пятнистый зверь решил все-таки не рисковать: фыркнув и сердито зашипев на блеснувшую под солнцем сталь, проворно выскочил из своего укрытия и быстрее молнии скрылся за деревьями.

- Их тут много, - равнодушно сообщила Белка, когда наемники ошеломленно повернулись. - Очень. А прячутся так ловко, что даже мне порой бывает трудно заметить. Просто гении маскировки: пока не пошевелятся, ни за что не найдешь. А с учетом того, что они и окрас могут под цвет окружающей растительности менять, считайте, что вам крупно повезло. Этот зверь, кстати, уже немолод. Годика четыре как бегает по здешним местам. Опытный, матерый, иначе бы не утерпел: вы слишком хорошо подставились.

- Все равно, - растерянно огляделся Лакр. - Это неправильно. Или нет, это, конечно, лучше, чем вчера, но такое впечатление, что нас... пропускают?

- Нет. Просто Кордон - это своего рода предупреждение для тех, кто рискует сюда соваться: ради палисандра, золота, камней или мягких шкур. Он наглядно показывает, что будет с теми, кто пожелает сунуться дальше. И внятно говорит: если не побоишься, если достаточно смел и ловок - проходи, пробуй, охоться. Не нарушишь законов - уйдешь с добычей. Но если оплошаешь - не обессудь: станешь чьим-то обедом. В Кордоне сосредоточена вся сила Проклятого Леса, все его стремление остаться не разграбленным. ТАК он защищает себя от любых посягательств, а самое ценное прячет за шипами и иголками, как устрица - нежное нутро.

- Но мы ведь прошли? - неуверенно подал голос Ивер.

- Да. Но вы - первые за многие годы, кто видит истинные богатства этой земли. Потому что на самом наш Лес не злой. Он просто... привык быть один. Ему нравится такая жизнь. Он странный, необычный, не похожий ни на что, существующее на Лиаре. Но он по-настоящему живой. И очень хорошо знает, кого хотел бы здесь видеть, а кого - нет.

- Выходит, тебя он пускает внутрь?

- Точно, - кивнула Гончая. - Большая часть зверья хорошо знает мой запах и не станет связываться с теми, кто идет под моей защитой. Правда, это не заслуга Хозяина - как я уже говорил, в его отсутствие многие начали забывать, кто я такой и почему имею право тут охотиться. Но вот то, что я опасен, они хорошо помнят. Знают мой запах. Понимают, что такой зверь им не по зубам, и обычно сами уходят с дороги, не рискуя связываться. Именно поэтому нам будет легче, чем Брегарису с его Камнями, и поэтому же я вас сегодня... гм, коснулся.

Братья дружно опустили глаза, стараясь не вспоминать, что им пришлось испытать, когда этим утром на их лбы ненадолго легла прохладная, но удивительно твердая ладошка.

- Это магия, - виновато улыбнулась Гончая. - Просто магия и ничто иное. Поэтому же меня мало кто рискнет обидеть: она просто не дает этого сделать. На меня даже злиться очень трудно, верите? Приходится кучу усилий прикладывать, чтобы вызвать хотя бы кратковременную неприязнь. Поэтому постарайтесь забыть и не думать о постороннем. Я никому не хотел сделать больно.

Больно?!

Стрегон почувствовал, как на нем снова взмокла рубаха.

Больно, он сказал?! Да если бы от этого стало больно, я бы только обрадовался! А это... ЭТО во много крат хуже! Потому что стоять ледяным столбом и чувствовать, как бешено колотиться сердце, покрываться с ног до головы холодным потом и почти умирать под кротким взглядом этих голубых глаз... нет, лучше с хмерой поцеловаться, чем снова испытать эту жуткую, невероятно могучую, пугающую, но дьявольски привлекательную силу. Не бороться с самим собой, проклиная все на свете, а потом не тянуться жадно навстречу, словно дорвавшийся до ласки щенок возле доброй хозяйки.

Стрегон сжал челюсти, старательно подавляя желание коснуться своей щеки в том месте, где недавно дотронулся Белик, и незаметно понюхать пальцы, на которых (он точно знал!) еще остался аромат эльфийского меда. ТОТ САМЫЙ аромат! ЕГО неповторимый запах, от которого быстрее по жилам бежала кровь и начинало заполошно дергаться ненормальное сердце. Магия... это просто какая-то магия... наверняка эльфийская, иначе не смотрел бы Тиль сейчас так виновато. Проклятая ушастая магия, от которой всем им не по себе. И от которой у эльфов до сих пор беспокойно горят глаза и то и дело нескромно подрагивают чуткие ноздри.

- Терпите, - построжал голос Белки, правильно расценившей выражение чужих лиц. - Это всего на три дня, а потом можно будет смыть. Если кому станет совсем невмоготу, скажите - уберу. Лан, ты как?

- Справлюсь, - пробормотал неловко порозовевший эльф. - Хотя это нелегко. Очень нелегко: прав был отец. Не знаю, как тебя столько времени выносит Хозяин... и даже боюсь подумать, чего ему это стоит.

Она заметно помрачнела.

- Мне тоже нелегко, Лан. Я этого не просил. Меня таким создали. Изменили. И не дали никакой возможности выбирать.

- Я помню, - Лан он. - Прости, я не это имел в виду. Просто твоя способность нравиться может свести с ума кого угодно.

- К сожалению, другой защиты в этом Лесу для вас нет.

- Ничего, - устало растер виски Ланниэль. - Мы потерпим. Но если что не так... пожалуйста, не церемонься.

Белка невесело улыбнулась.

- Не волнуйся. Двину так, что мало не покажется.

- Спасибо, Бел. Может, пойдем уже? Когда двигаешься, становится полегче.

Она без лишних слов отвернулась, сделав вид, что не заметила признательных взглядов троицы эльфов и наемников, которым тоже приходилось несладко. Особенно от навязчивых, совсем неуместных в этом суровом месте мыслей, странных эмоций, желаний, догадок, коих в их головах сейчас бродило великое множество. Конечно, им все было объяснено. Конечно, их предупредили, что именно случится. Заранее успокоили, что ничего постыдного в этом нет, потому что магию рун почти невозможно перебороть. Но люди все равно тревожно переглядывались, пытаясь узнать, что царит на душе у соседа, непонимающе принюхивались, беспокоились, нервничали, не понимая, в чем дело. Разумеется, стали менее внимательными и более уязвимыми, но стойкий запах эльфийского меда был способен защитить их от большинства напастей Проклятого Леса. И ради этого стоило рисковать, позволяя им заглянуть под полог той тайны, которой окружила себя скрытная Гончая.

- А почему ты обустроил себе Тропу недалеко от Кордона? - вдруг поинтересовался любопытный Лакр. - Почему не здесь? Не напрямик через Лес?

- Так короче, - ровно отозвалась Белка. - Примерно раза в два.

- Зато и намного опасней.

- Верно. Но мне иногда нужна опасность.

- Зачем?! - изумился ланниец, незаметно втягивая ноздрями воздух, чтобы убедиться, что запах меда шел именно от Белика.

Гончая на мгновение повернула голову, обдав его ледяным взглядом позеленевших глаз, секунду изучающе смотрела, а потом тихо сказала:

- Так надо, Лакр. Время от времени мне нужно кого-нибудь убить, чтобы удержать свою звериную ипостась от срыва. С некоторых пор она осталась без истинной владелицы, поэтому мне приходиться сдерживать ее за нас обоих. До тех пор, пока хозяйка не вернется и не избавит меня от этой ноши. А это, знаешь ли, весьма непросто.

- Какая хозяйка? - не понял он. - Имеешь в виду Проклятый Лес?

- Да... и нет... сложно объяснить. Просто поверь: порой мне нужно побыть одному. Наедине со своими мыслями и самыми голодными тварями Проклятого Леса, которые не помнят, кто дал им жизнь, и которые не побоятся схватиться со мной ради куска сладкого мяса или пары капель моей крови. Когда они кидаются, я могу хоть какое-то время побыть собой. Могу перестать сдерживаться и ненадолго ослабить цепи. Тогда остаются только они и я. И никого больше, кто мог бы помешать нам выяснять отношения. Сила на силу. Кровь на кровь. Коготь на коготь. И никакого оружия. Просто бой - до победы или до смерти. Честный и непредвзятый, равный. Всего лишь потому что с некоторого времени я стал таким же зверем, как и они. И, как мне кажется, с каждым годом это сходство становится все заметнее.

Тирриниэль кинул на невестку беспокойный взгляд, но Белка уже отвернулась - по-прежнему спокойная и несгибаемая, как эльфийская сталь. Она не сгорбилась, не сверкнула повлажневшими глазами. Голос ее по-прежнему оставался ровным, почти мертвым. Спина прямая, гордая. Движения все так же остры и невероятно точны. Однако он все-таки ощутил слабый отголосок той боли, которую слышал этой ночью, и мысленно поклялся, что избавит ее от тяжелой ноши. Потому что, кажется, родство с Траш все-таки подточило ее несгибаемую волю и медленно, но неумолимо заставляло скатываться к звериным инстинктам. Да и немудрено: четыре века без кровной сестры, когда ее тело оказалось заперто в камне, а истинная сущность до сих пор пряталась в душе маленькой Гончей, не могли не сказаться. И Белка, как ни старалась, все-таки начала поддаваться. Не зря Тир так встревожился, когда после той ссоры она почти на три года исчезла в недрах Проклятого Леса. И не зря переживала Мелисса, прекрасно знающая о том, как трудно приходится матери в отсутствии любящего мужа. Быть может, после ухода Таррэна, вторая ипостась Белки уже тогда попыталась вырваться? Захотела свободы в отсутствии истинного Хозяина?

Правда, потом Белка все-таки вернулась - исхудавшая, с лихорадочно блестящими глазами, раздраженная и невероятно ослабленная. Показалась у Золотых на пару часов, успокоила Милле, проигнорировала попытку Эла извиниться и, не дождавшись появления Тира, снова ушла. И с тех пор хорошо, если раз в год заглядывала в Золотой Лес - видимо, неожиданное исчезновение мужа и тот глупый обман подкосили ее гораздо сильнее, чем она хотела показать.

Хотя, может, за этим стояло что-то еще?

Владыка Л'аэртэ не знал. Вообще ничего не знал, потому что больше десяти лет ее не видел. Но неприятно поразился произошедшим с ней переменам и теперь безумно тревожился, понимая, что ее силы могут быть на исходе. Белка просто не могла без конца разрываться между Домом и долгом, страхом и неуверенностью, между собой и дремлющей в ее сознании дикой хмерой, которая с каждым годом все чаще поднимала голову, заставляя лихорадочно искать тех, на ком можно сорвать кровожадный нрав.

Кажется, они не обо всем подумали, когда открывали этот проклятый Портал. Кажется, даже Таррэн не подозревал, что ей станет настолько трудно бороться в одиночестве. Кажется, он не рассчитывал, что придется уйти так надолго. И, кажется, совсем не догадывался, что сейчас с ней творится.

Поэтому надо спешить. Надо как можно скорее добыть Ключ и отправить ему Зов, чтобы опомнился, отыскал дорогу назад и немедленно вернулся. Помог ей обрести утраченное равновесие. Успокоил. Усыпил мятущуюся в сомнениях душу. Дал прийти в себя. И сделал все, чтобы найти, наконец, проклятое лекарство, которое позволило бы продлить жизнь его стае так надолго, как это возможно.

Жаль, что на Лиаре такого не сыскалось.


До позднего вечера Белка упорно гнала свой небольшой отряд на северо-восток. Причем, взяла с места так резко, что Стрегон всерьез заопасался, что начнет задыхаться еще на полпути, Однако она, по-видимому, не слишком торопилась: давала время и передохнуть, и напиться. Пару раз вовсе ненадолго оставила одних, чего не рискнула бы сделать всего день назад. А после полудня сбавила темп до вполне приемлемой скорости и даже расщедрилась на полноценный привал.

Когда в Лесу начало темнеть, Гончая с легкостью отыскала еще одно Место Мира и привычно открыла проход. Тщательно проследила за тем, чтобы усталые, но отнюдь не измученные люди прошли внутрь. Однако сразу за ними не последовала: сперва настороженно прислушалась, аккуратно обошла окрестности, чтобы убедиться, что никаких неожиданных визитеров к ночи не появится. Давая мужчинам время привести себя в порядок, ненадолго задержалась снаружи, ополоснулась в ближайшем ручье и лишь после этого нырнула в густые заросли сама.

- Выходит, вы задумали вернуть Хозяина? - задумчиво произнес Терг, когда эльфы, выполняя обещание, посвятили спутников в некоторые подробности своих ближайших планов. - И для этого хотите заглянуть в Лабиринт?

Тирриниэль кивнул.

- Да. Другого пути его вернуть я пока не вижу.

- Это не опасно?

- Для кого? - фыркнула Гончая, подсаживаясь к Ясеню и с облегченным вздохом вытягивая ноги. - Для вас? Для Лиары? Или для Леса?

- Для всего, - серьезно ответил Терг. - Насколько я понял, Хозяин - могучий маг. Да еще Темный. Не вернется ли он оттуда слегка... неадекватным?

- Он пять веков берег ваши дома от Проклятого Леса. И пять веков сдерживал силу Лабиринта, чтобы только Новые Земли возродились.

- Да, но пребывание в другом мире... памятуя о Владыке Изиаре... может, ему это уже не нужно? Может, он нашел там что-то иное, ради чего решил плюнуть на нас и уйти навсегда?

- Хозяину есть, ради чего возвращаться, - тихо сказала Белка, опустив глаза. - Здесь его Дом, его семья и его пара. Ради них он вернется отовсюду. Надо только показать ему дорогу.

- А может, он ее знает, только не хочет? - неожиданно заупрямился Лакр.

Гончая разом помрачнела и отвернулась.

- Все возможно. Но пока он не скажет об этом сам, будем надеяться, что этого не случилось.

- Конечно, будем, - согласно вздохнул Брон и вопросительно обернулся к Тирриниэлю. - Но объясните, Мастер, почему вы не сказали нам сразу, кто вы есть? Зачем понадобился официально оформленный Заказ? Да еще деньги... для чего они, если вы могли просто приказать, и вам хоть из-под земли достали бы все, что нужно?

Темный Владыка ненадолго задумался.

- Ну, во-первых, мне очень не хотелось, чтобы правда о моей связи с Братством выплыла наружу. Для этого я и передавал Заказ на Ходока в Аккмале через третьи руки... хотя и от имени Патриарха, конечно, чего, наверное, делать не следовало. Но именно я настоял на том, чтобы в составе Братства были только смертные... Стрегон, не вертись, тебя я тоже причисляю к людям...

- Благодарю, Мастер, - признательно наклонил голову полуэльф.

- Не за что. Дело в том, что после окончания последнего Похода обстановка и в Темном Лесу, который лишился одного из своих наследников и едва не лишился Владыки, и в Светлом, где именно тогда были уничтожены остатки Отверженных, и в Подгорном королевстве, внезапно потерявшем главного претендента на трон... была довольно напряженной. Причиной тому стала целая череда предательств, многовековой лжи и всеобщего недоверия, грозящего привести, ни много ни мало, к новой войне. Люди в той ситуации оказались очень уязвимы, и даже состоявшаяся в Аккмале встреча Владык не смогла полностью снять накопившегося напряжение. В то время, как военный конфликт вполне мог уничтожить не только человечество, но и нас. Но поскольку в то время об этом никто не думал, то я взял на себя смелость слегка уравнять наши силы, чтобы даже в случае неблагоприятного события событий любой из Владык сперва сто раз задумался, прежде чем рискнул бы повторить "успех" Изиара. Поэтому же никто не должен был догадаться, что самыми лучшими из вас занимаются Перворожденные. Что ваши руны - это дело наших рук и вообще вся эта затея с Братством исходит из Темного Леса.

- Дальше нас эти сведения не пойдут, Мастер, - дружно кивнули наемники.

- Не сомневаюсь. Вторая причина состоит в том, что о моем участии в вашей судьбе не знает почти никто. А что при моем... довольно высоком, надо признать, положении... - услышав эти слова, Белка тихонько фыркнула, - ...совершенно не годится лично заниматься такими вещами, как обучение смертных нашим приемам. Которые, между нами говоря, запрещены Советом к распространению среди иных рас. Даже среди Светлых. А я, будучи обязанным соблюдать этот дурацкий закон, самым бессовестным образом его нарушаю. Причем, не один век. И попади такая информация в ненужные руки, мое положение в Чертогах могло бы заметно пошатнуться.

- Да у тебя сами Чертоги скоро развалятся, - снова фыркнула Гончая, прикрыв глаза. - Говорил я вашему дурному Владыке, что к ногтю надо всех несогласных, так нет же - он все время тянул, выгоду себе выискивал, медлил, раздумывал... и что в итоге получилось?

Тирриниэль поморщился.

- Перестань, Бел. Такие вещи с наскока не решаются.

- Пять веков тебе было мало?!

- Иногда и тысячи лет не хватит, чтобы учесть все факторы.

- Зануда.

- Бел, не начинай опять. Я прекрасно помню, что ты не ошибаешься, но в этом случае имело смысл выждать. Хотя бы ради того, чтобы не превращать весь Темный Лес в руины и не затевать гражданской войны. Думаешь, мне нужна междоусобица? И нужны трупы молодых Перворожденных, от которых так много зависит?

- Все равно ж пришлось кого-то хоронить, - недовольно буркнула она, не открывая глаз. - За нами почти полторы сотни молодых ушастых идиотов увязалось. Вон, только стреляй и увязывай, как куропаток.

- Да, - грустно согласился Тирриниэль. - Но если бы я не вывел их оттуда, жертв было бы намного больше. Эти глупцы - лишь капля в море... самые торопливые, решительные, жадные... а скорее всего, просто обманутые. Думаешь, если бы я схватил их у себя дома, это понравилось бы остальным Родам? И думаешь, если бы я не нашел неопровержимых доказательств, это не привело бы к новым жертвам? В последние годы наш Лес, к сожалению, похож на тлеющий костер - чуть подует ветер посильнее, как он тут же вспыхнет ярким пламенем несогласия. Заметное усиление роли смертных, отделение Золотых, новая политика Светлых, слишком явное сближение Подгорных с Интарисом... с каждым новым признаком стабильности недовольство Совета только растет. Хватило бы одной искры, чтобы это пламя разгорелось в настоящий пожар, гибельный для всего живого. А наша магия крови, как и вся магия Изиар, все еще остается в этом мире немалой силой... так что давай не будем спорить, ладно? Что сделано, то сделано. Я принял решение и намереваюсь его выполнить. Дай лучше договорить.

Гончая пробурчала что-то невнятное, но глаз так и не открыла. Только непримиримо сложила руки на груди и сделала вид, что задремала. Хотя тихонько шевелящиеся ноздри и едва уловимые движения круглых ушек наглядно показывали, что она внимательно слушает.

И Тиль продолжил:

- Третьей причиной моего молчания стал... сам Ходок, - Белка чуть дернула ухом, но, против ожиданий, комментировать больше не стала, и эльф смог спокойно перевести дух. - Вернее, его более доступная контакту ипостась - Белик. Найти его оказалось нелегко, потому что постоянной личины он носить никогда не любил. Удержать его рядом - задача еще более трудная. Особенно, если учесть, что нанимателем стал Темный эльф. Поэтому я заставил вас умолчать о своем происхождении и поэтому же не дал никакого описания Ходока. Я надеялся больше на любопытство, которое непременно заставит его выбраться наружу и дотошно выяснить, кто именно желает его столь настойчиво видеть.

- Очень умно, - все-таки съязвила Белка.

- Хочешь сказать, что ты бы согласился со мной встретиться? - мягко спросил Владыка Л'аэртэ. - Если бы узнал, что тебя ищут эльфы?

- Нет. Они, между прочим, уже давно меня ищут, но пока безуспешно. Так что я просто послал бы тебя в Бездну вместе с твоими планами и всеми спутниками. Даже в подробности не стал бы вдаваться.

- Вот видишь. Поэтому я промолчал. А они, как планировалось, смогли тебя заинтересовать и привести туда, где мы сумели без помех поговорить. Вот, собственно, и вся история.

Гончая вдруг открыла глаза и внимательно посмотрела по сторонам. Встретила сразу девять изучающих взглядов, поморщилась, без труда прочитав все, что они хотели бы спросить, но пока еще не могли побороть неловкость. Наконец, со вздохом поднялась и подхватила деревянные ножны.

Стрегон и эльфы одновременно насторожились, когда по их макушкам прошелся невесть откуда взявшийся ветерок, но она просто отстучала по палисандру затейливую дробь, легко подхватила выскочившие оттуда родовые клинки, а затем, словно запоздало вспомнив о важном, медленно и подчеркнуто неторопливо обвела поляну двойным кругом. Так, как поступила в прошлую ночь, когда они только-только вступили в Проклятый Лес.

Кажется, для Бел это своего рода ритуал? Или тонкую рунную вязь на ее мечах здешние обитатели тоже хорошо знали?

Поняв, что угрозы нет, Тирриниэль успокоено отвернулся, а она все так же медленно прошлась вдоль сделанной клинками защитной полосы. Полюбовалась стройными рядами молчаливых деревьев, за чьими кронами не было видно остального леса. Отчего-то хмыкнула, ловко крутанула свои клинки, словно разминалась. Наконец, остановилась у внутренней черты и словно невзначай обронила:

- И долго мне ждать, пока вы решитесь? Одер, опять ты?

- Да, Бел, - после краткой паузы прошелестела ночь, а потом бесшумно слетела с ближайшего дерева на распахнутых крыльях. - Здравствуй. Тебя, как всегда, нелегко найти...

Глава 15

Незнакомец оказался рослым, почти на две головы выше Белки, и таким массивным, что казался глыбой, сделанной из черного базальта. Лица и рук его было не видно - они искусно прятались под длинным плащом и низко надвинутым капюшоном. Только глаза посверкивали в темноте странными изумрудными огоньками, да недобро поблескивали ослепительно белые зубы.

Он без единого звука соскользнул с толстой ветки, где находился неизвестно сколько времени, упруго приземлился, не смутившись ни высотой, ни присутствием посторонних. От резкого движения плащ распахнулся, на мгновение показав вполне человеческую фигуру, одетую по моде прошлого века, но у Тиля, когда он попытался прощупать ауру чужака, внезапно волосы на затылке встали дыбом: ее не было! Вообще! Никакого намека на живое биение второй оболочки, будто ее безжалостно сорвали и выбросили за ненадобностью! Но такого просто не бывает! Совсем! Если только...

У эльфа вдруг осыпало морозом спину.

...На самом деле чужак НЕ БЫЛ живым!

Незнакомец странно хмыкнул, когда наемники и эльфы с поразительным проворством молниеносно ощетинились сталью. Но в его усмешке не было ничего, кроме снисходительного презрения к более слабым и менее удачливым соперникам. Если бы он хотел, давно разорвал бы их на куски. Вернее, он непременно сделал бы это, если бы не одно "но".

- Здравствуй, Бел, - вкрадчиво, как-то по-змеиному тихо шепнул опасный гость, незаметно пробуя на вкус ночную прохладу. - Я смотрю, ты опять с новичками?

- Не твое дело. Как жизнь, Одер?

В оглушительной тишине прозвучал неприятный смешок.

- Ничего. Спасибо за заботу.

- Ну, раз ничего, может, скинешь капюшон? - невозмутимо попросила Белка, небрежно поигрывая клинками. - Ты же знаешь, я люблю видеть собеседника.

Незнакомец странно наклонил голову, пристально изучая Гончую крупными изумрудами глаз. И, глядя в эти странные зрачки, Терг вдруг почувствовал, как по виску скатилась крохотная капелька пота: чужак был опасен и скор. Просто невероятно скор для человека. Двигался, как молния. Как голодный тигр, уже завидевший славную добычу. Или напавшая на след хмера, от которой не было спасения. И было в его глазах что-то крайне неприятное. Что-то подозрительное просматривалось в его белых зубах с отчетливо выделяющимися верхними клыками. И эта тьма в глубине...

- Каким ты хочешь меня увидеть, Бел? - все тем же проникновенным шепотом осведомился, наконец, гость.

- Одером. Таким ты мне нравишься больше.

- Как скажешь... - темнота под капюшоном на мгновение шевельнулась, а потом резко сгустилась, обозначив твердый волевой подбородок, болезненно выпирающие скулы, тонкие губы, алым цветком выделяющиеся на поразительно бледной коже. В ту же секунду он стремительным движением поднял руки, отчего у Ивера едва не сорвался с ложа заговоренный болт, так же быстро откинул капюшон и выжидательно посмотрел крупными, непроницаемо черными глазами, в которых лишь на самом дне посверкивали неприятные зеленые искры.

- Так лучше? - спросил Одер почти нормальным голосом, в котором змеиное шипение едва ощущалось.

Белка спокойно кивнула.

- Да. Так ты хотя бы похож на настоящего. Зачем пришел?

- След ваш увидел.

- Врешь, - будничным тоном заметила Гончая, бесстрашно изучая его неестественно бледное лицо. - Запах учуял, верно?

Одер раздвинул губы в неестественной улыбке, и только тогда Стрегон подметил, насколько же сильно выделяются среди нечеловечески острых зубов верхние клыки. А поняв, на кого наткнулся, судорожно сглотнул.

- Нервные они у тебя, - скупо заметил пересмешник, мельком взглянув на людей. Потом выразительно покосился на эльфов и непроизвольно облизнул алые губы. - И славные. Особенно вон те, с ушами.

- Они мои, - слегка напряглась Белка.

Одер неохотно кивнул.

- Я вижу.

- ВСЕ мои, - настойчиво повторила она, и пересмешник с сожалением отвел взгляд от Тирриниэля.

- Жаль, - прошелестел он разочаровано. - Мне бы хватило их надолго. Особенно вон того, постарше. Дивный нектар, да еще приправленный магией... выдержка почти полторы тысячи лет...

Гончая нехорошо прищурилась.

- Он мой, Одер. Ты ведь знаешь: я не отдаю своих на прокорм.

- Знаю, конечно.

- Но все равно явился?

- Да, - пересмешник неподвижно уставился на ее красивое лицо. Какое-то время просто смотрел, не двигаясь и почти не дыша, а потом с видимым наслаждением потянул ноздрями воздух и прерывисто вздохнул. - Ты пахнешь все так же хорошо, Бел. Я просто не мог не прийти.

- Все надеешься, что когда-нибудь повезет? - хмыкнула она. - И для этого детишек с собой прихватил? Думаешь, попробовать справиться с нами втроем?

Стрегон заметно вздрогнул, краем глаза подметив какое-то движение сбоку. Правильно понял причину, по которой дернулся живой мертвец, и моментально подал знак побратимам сомкнуться вокруг эльфов. После чего загородил собой Мастера и вытащил из-за пояса кинжал с серебряной насечкой.

- Так как нас-с-чет твоих деток, Одер-р? - вдруг прошипела Белка, мигом уподобившись дикой кошке и изготовившись к броску. - Ты ведь для этого их с-сюда вз-зял? Думал, справиш-шься со мной? Одолееш-шь легко?

- Нет. Я не велел нападать, - торопливо отступил пересмешник.

- В с-с-самом деле?

- Да. Они - просто сопровождение.

- Тогда пус-сть выйдут на с-свет, чтобы я их увидел!

Одер, неотрывно наблюдая за ее руками, коротко прошипел что-то непонятное, и спустя пару секунд из темноты проступили еще две рослые тени, закутанные в непроницаемо черные плащи. Однако приблизиться к вожаку не посмели: застыли у последних деревьев и алчно уставились на возможную добычу.

- Молодые... но уже оч-чень с-с-ильные, - одобрительно проурчала Белка, коротко оглядев пересмешников. - Неплохая попытка, Одер. Лучш-ше, чем в прошлый раз. Значит, все еще питаешь надежду?

У Одера на мгновение полыхнули алым пламенем глаза, но почти сразу погасли. А когда он снова заговорил, в тихом голосе зазвучала странная боль.

- Нет, Бел. Ты всегда оказываешься быстрее. Тебя очень сложно застать врасплох.

- Тогда зачем ты сюда явился?

Пересмешник со вздохом вытянул перед собой ладонь, на которой стальными крючьями блеснули пять неимоверно длинных и очень острых когтей. Затем разжал кулак и кивнул на арбалетный болт, на кончике которого запеклась крохотная капелька крови.

- Я нашел это прошлой ночью возле Кордона. На западе. Один единственный след... но я не мог не прийти. Ты ведь знаешь.

- О, - нахмурилась она. - Так ты не ради эльфов заглянул к нам на огонек?

- Нет, - неслышно шепнул вампир, с почти человеческой мукой следя за ее изменившимся лицом. - Конечно, нет. Хотя такая добыча стала бы отличным завершение дня, не спорю. Но я спешил целую ночь вовсе не за этим...

- Все еще сходишь с ума от моей крови?

- О, да-а-а...

И люди невольно вздрогнули от прозвучавшей в его голосе страсти. Почти мольбы, граничащей с униженной просьбой, смешанной с жадным нетерпением, алчным огоньком в глазах и кровожадным блеском мелькнувших в оскале клыков. Впрочем, это быстро прошло: глаза вампира быстро потускнели, алые губы, словно смазанные свежей кровью, поблекли, хищно согнувшиеся пальцы снова расслабились, а лицо стало почти спокойным. Он не сделал ни единого движения навстречу Гончей, благоразумно не переступил обозначенную ею черту, не нарушил правил, которые успел хорошо запомнить. Просто стоял напротив, на расстоянии в несколько шагов, и обреченно ждал. Не в силах уйти, но и напасть не смея.

- Напомни-ка мне, Одер, почему я оставил тебе жизнь? - неожиданно спросила Белка, любуясь зеленоватыми бликами на своем оружии.

- Потому что я помню расцвет и падение Стражей, - послушно отозвался пересмешник.

- Правильно. А почему я тебя все-таки убил?

- Потому что... - его голос вновь сорвался на болезненный шепот. - Я подошел слишком близко.

- Как сейчас?

- Ближе, Бел. Гораздо ближе. Но я постараюсь больше не совершать этой ошибки.

- Разумно, - кивнула Гончая, внезапно успокоившись. - Пять веков прошло, а ты, как ни странно, все еще живой... ну, почти живой... если, конечно, это можно назвать жизнью. Однако, если помнишь, я предлагал тебе выбор.

На какой-то миг глаза вампира неожиданно полыхнули настоящей ненавистью, но тут же снова погасли, наполнившись прежним вожделением.

- Да, Бел. Но пересмешник - это гораздо лучше, чем нож в сердце. Так что это был вышел неплохой размен. Правда, моего первого вожака ты все-таки убил... хотя он сам виноват: подумал, что твои раны слишком велики, и не удержался.

- Зато теперь вожак - ты. Разве это плохо? И, заметь, я даже ничего не имею против. До тех пор, конечно, пока твоя неуемная страсть к моей персоне не переходит границ.

- Я помню границу, - прошелестел вампир, с досадой щелкнув клыками. - Поэтому еще живу.

- Но все равно ищешь любую возможность до меня добраться?

- Это сильнее меня, Бел. Сильнее всего. Даже после смерти. Твоя кровь... - вампир алчно заурчал, с жадностью вдыхая нежный аромат эльфийского меда. - Другой такой нет. Никакой остроухий с тобой не сравнится. Настоящий нектар. Выпить его до дна... вот - настоящее блаженство. Но знать при этом, что больше никогда не попробуешь ничего подобного... хуже нет пытки, Бел. Мучительнее нет боли, чем метаться между ненавистью и обожанием. Это разрывает меня на части. Поэтому я прихожу каждый раз, когда слышу твой запах. Поэтому я здесь сегодня. Поэтому безумно хочу... и не могу.

Она наклонила голову, бесстрашно изучая его исказившееся лицо.

- Что ж, враг мой, по крайней мере, у тебя хватает выдержки остановиться. Не сразу, конечно, но все-таки. Другой бы давно бросился из темноты, рванул клыками и...

- И сдох! - глухо рыкнул вампир, распахнув в гневе черные крылья, которые раньше казались обычным плащом. - А я не хочу, Бел! Мне даже такая жизнь лучше смерти! Пусть только ночью, пусть за счет кого-то другого... но все-таки жизнь. Ведь могло не быть даже ее.

- Могло. Кстати, раз уж ты зашел, скажи: твои ребятки сильно голодны?

- Средне. А что? - насторожился вампир.

- Да есть тут неподалеку славная компания остроухих с человеческими магами... всего-то в паре-тройке часов пути западнее. Ты, может, даже следы их видел. С ними еще три эльфийских пса и пара магов из числа Темных.

У пересмешников шумно раздулись ноздри.

- Маги? Да еще эльфы? Это хорошо-о, - негромко проурчал Одер. - Даже очень. Они тебе мешают?

- Немного. Если вы голодны, я не буду против, если к утру их число слегка уменьшится. Можешь даже стаю свою поднять, не возражаю.

- Какую стаю? - у него вдруг тревожно блеснули глаза.

- Одер... - укоризненно протянула Белка. - Вруном ты и при жизни был никудышным, а после смерти вообще потерял это полезное свойство. Не думай, что я не в курсе насчет вашего лежбища возле Большого Утеса. И не надейся, что тебе удастся собрать славную армию, чтобы прорваться за Кордон. Этого не будет, друг мой. Пока ты здесь и ведешь себя тихо, в отсутствии Хозяина я прощаю вам некоторые вольности. И закрываю глаза на то, что охотники до чужого добра время от времени бесследно пропадают в этих дебрях. Но учти, клыкастый: как только вступишь на путь прежнего вожака, я вернусь. И вот тогда у тебя уже не будет выбора. Понял?

Пересмешники дружно зашипели, заставив эльфов качнуться навстречу и выхватить из колчанов стрелы с серебряными наконечниками, но Белка сделала выразительный знак не вмешиваться, и они вынужденно застыли, оттянув тетивы до упора. Стрегон таким же знаком удержал своих от опрометчивого поступка, молча велев побратимам сохранять дистанцию даже тогда, когда одна из клыкастых тварей вдруг сорвалась с места, позабыв про черту и не услышав предупреждающего шипения сородича, а затем набросилась на сладкую добычу, которую пообещал им недавно вожак.

Белка, не моргнув глазом, терпеливо выждала, когда он пересечет вторую линию, и только тогда шевельнулась. Ее мечи сверкнули в темноте двумя ярко зелеными молниями, очертив в воздухе две идеально ровных дуги. В тот же миг ее тело неуловимо даже для Перворожденных сдвинулось, легко уклонилось от молниеносного удара когтей. А затем плавно вернулось в прежнее положение, равнодушно проследив за тем, как располовиненный вампир бесформенной кучей оседает на землю.

- Молодой, - сухо констатировала Гончая, когда мерзкое шипение издыхающего пересмешника стихло. - Слишком молодой и несдержанный. Надеюсь, он метил на твое место?

Одер странно щелкнул зубами.

- Да, Бел. Ты оказал мне услугу.

- Вот и славно. Тогда не смею вас больше задерживать, господа. Только, Одер... имей в виду, что я расстроюсь, если кто-то из тех, до кого вы сегодня доберетесь, не умрет, а слегка изменится. Потому что когда я расстраиваюсь, обычно кто-то вскоре умирает несвоей смертью. Ты меня хорошо понимаешь? - у нее вдруг полыхнули ядовитой зеленью глаза, буквально пригвоздив замершего в нерешительности вампира на месте. - Если в твоей стае появится новый родственник, я наведаюсь к вам в гости гораздо раньше, чем планировал.

Одер звучно сглотнул, не в силах отвести взгляд от ее расширившихся зрачков: их неестественная глубина и поразительная яркость просто сжигали его изнутри. Причиняли почти такую же боль, как при жизни, когда он впервые понял, кто скрывается под маской ехидного сорванца. И они держали его сейчас так же крепко, как и пять веков назад, когда он... еще будучи человеком... так неосторожно рискнул к ним приблизиться.

- Перестань... хватит... Бел...

- Ты меня понял?! - яростно прошипела Гончая, заставляя его отступить и болезненно согнуться.

- Да... не надо... я помню границы!

- Хорошо, - наконец, милосердно отвернулась Белка. Потом порылась в карманах и бросила тяжело дышащему вампиру небольшой, плотно закупоренный пузырек. - Меня, чтоб ты знал, вполне устраивает вожак, с которым можно держать вашу стаю в определенных рамках. Так что возьми и не вздумай открывать поблизости.

- Что это?

- А ты понюхай. Только осторожно: мне бы не хотелось убивать тебя из-за такой малости.

- Кровь? - безошибочно определил пересмешник, а потом нерешительно посмотрел. - Чья?

- Не моя, не надейся, - усмехнулась Гончая, небрежно отпихнув от себя мертвое тело. - Моей тебе хватит даже капли, чтобы разом свихнуться и нарушить все наши уговоры. А я, повторяю, пока не планирую тебя убивать. Это кровь эльфа. Мага, если тебе интересно.

- Мало, - заметил вампир, придирчиво оценив емкость.

- Зато качественно. В наше время и такой не удается достать, поэтому не привередничай. На пару лет спокойной жизни тебе хватит.

- Хорошо. Скольких я могу убить?

- Сколько сумеешь. Там пара сотен смертных, почти сотня эльфов и с десяток магов. Добычи всем хватит. Смотри только, чтоб твои не обожрались.

- Их много, - с сомнением протянул Одер.

- Вас тоже, - кивнула Гончая. - Так что шансы есть, а добыча действительно того стоит. Когда вам еще удастся так славно поразвлечься?

- Я подумаю над твоим предложением, - неожиданно отступил вампир.

- Подумай.

- Пока, Бел, - наклонил он голову, одновременно накидывая капюшон.

- Пока, Одер, - спокойно отозвалась она, пристально наблюдая за тем, как он уходит. Но пересмешник не стал делать глупостей: прошипев что-то повелительное оставшемуся в одиночестве сородичу, попятился к барьеру, до последнего следя за Белкой, потому что справедливо опасался подвоха. Затем коротко взмахнул широкими крыльями, легкой тенью взлетел и почти беззвучно исчез в ночи.

Она не мешала. И только когда убедилась, что оба гостя действительно удалились, опустила занесенные для удара клинки, а потом тяжело вздохнула.

- Трудно с ними. Всегда было трудно. Но одно нужное чувство у них все-таки есть.

- Какое? - хрипло спросил в напряженной тишине Лакр.

- Жажда. И она бывает так сильна, что устоять порой просто невозможно.

- Хочешь сказать, они нападут на агинцев?

- Разумеется. Где-то через час, когда настанет время их наивысшей силы. Это слишком хороший шанс, чтобы они могли его упустить. К тому же, с Брегарисом есть еще маги, а ради такого куша пересмешники готовы на все.

- Не боишься, что они потом снова нас навестят? - настороженно огляделся Терг.

- Нет. Одер не зря пришел проверить, с кем я и сколько нас. Он - мужик умный, на рожон лезть не станет. С первого взгляда понял, что с вами толку не будет: голосу его почти не поддаетесь и оружие сами не сложите. Тиль для него чересчур силен, а Лана он, как бы ни хотел, все равно не достанет.

- Стая у него большая? - напряженно спросил Стрегон, не торопясь прятать меч.

- Десятка два таких же оболтусов, как тот, который портит тут воздух. Может, два с половиной, но не больше, иначе он бы рискнул.

- Он за тобой охотится?

- Все пять веков. С тех пор, как я оставил его умирать возле логова пересмешника, - с готовностью кивнула Гончая. - Он, кстати, когда-то сам был Стражем. Сторожем, если точнее, но потом выяснилось, что у него есть одна нездоровая привычка, вот и... короче, предал он нас. Собирался предать, сам потом признался. А я узнал. Но убивать на виду у всех не стал - просто отвел в лес, обрубил ноги по колено и предложил на выбор: умереть или попробовать выжить. Он, как ни странно, выбрал жизнь, а спустя пару месяцев показался мне уже в новом обличье. Вернее, это пересмешник показался, надеясь обмануть его личиной. Не смог. Правда, и я его не убил. Только ноги обрубил во второй раз и от стаи избавил, чтобы не нарывались. Он один тогда выжил. Единственный. И по несчастливой случайности успел глотнуть пару капель моей крови... меня там зацепили разок, на излете, а на него брызнуло. Вот и вышло... что вышло. Насколько я знаю, ноги он еще с год потом отращивал заново. Плюс крылья, зубы и левую руку... вот с тех пор у нас с ним, скажем так, мирный договор. Он старается сдерживать свою жажду, я по-прежнему оставляю его в живых, как обещал. Он, конечно, все время пытается отомстить, потому как сильно тогда озлился, но пока безуспешно. Так, где-то раз в сто лет рискнет проверить свои силы, однако в последний момент все-таки отступает. Как раз тогда, когда я в очередной раз спалю ему гнездо или перебью стаю. А потом снова тихо.

- И ты... не боишься? - неуверенно поинтересовался Лакр.

- Нет. Кожу он мне не прокусит, хотя и очень надеется. В скорости тоже не успевает, хотя становится тем сильнее, чем свежее и чаще отыскивает себе пищу. Ну, и годы, конечно, сказываются: опыт тоже немаловажен. Однако и я иду вперед, так что он все время опаздывает. А иногда даже оказывает мне некоторые услуги. Поэтому мы все еще держим нейтралитет. Он делает вид, что заходит в гости по старой памяти... правда, старается подгадать так, чтобы я был ослаблен или ранен... я делаю вид, что не вижу его попыток. И мы оба избегаем ненужных конфликтов.

- Но зачем? Почему ты его не уничтожишь? Он же кровосос! Упырь!

- Не знаю, - невесело улыбнулась Гончая. - Может, потому что действительно когда-то пообещал не убивать. Может, он прав, и мне на самом деле хочется, чтобы на Лиаре остался хоть кто-то, кроме меня и эльфов, кто еще помнит Диких Псов. А может... жаль мне его. По моей вине он стал таким. Из-за меня не знает покоя. Рыщет по округе. Грызет кору от бешенства и терпеливо ждет, пока не отыщет какую-нибудь возможность до меня добраться.

- Он тебя видел? - быстро спросил Тирриниэль.

- Частично, - кивнула Белка. - Поэтому его и тянет ко мне отовсюду. С ума сводит. Заставляет бросать стаю и мчаться на запах, как хмеру - на зов свежей крови. Это действительно сильнее его. Поэтому он и любит, и ненавидит меня. Жаждет напиться, но не может даже подойти. Поэтому он не тронет этот проклятый болт и будет хранить, сгорая от желания облизать, но даже в самый черный год все равно не решится - для него запах моей крови подобен аромату райского яблока. И поэтому же он набросится на Брегариса, как только соберет стаю. А потом снова вернется.

- За наградой? - мрачно осведомился Ланниэль.

- В надежде на нее, - согласилась Белка.

- А если он получит то, что желает?

- Не сможет: когда-то я коснулся его, Лан. Хорошо коснулся, правильно. Так что он просто не сможет меня убить. Наброситься - да. Поранить - охотно, но как только почует мою кровь - все. Умрет, на слюни изойдет, всю землю в округе вылижет, но не причинит вреда. Для него это будет хуже смерти: я слишком сильно его привязал.

Наемники странно переглянулись.

- И ты позволишь ему пировать среди агинцев?

- Да, - спокойно отозвалась Гончая, убирая клинки в ножны. - Брегарис собрал неплохую команду. Ее, разумеется, уже потрепали и уменьшили в числе, но эльфов все равно осталось слишком много. Да и агинцы не первый день, как за мечи взялись. Так что, по моим расчетам, они примерно вполовину убавят стаю нашему другу Одеру, а тот, в свою очередь, должен в эту ночь неплохо насытиться. Если выживет, конечно. В результате, мы еще немного сократим наш "хвост", а мне пару лет можно будет не трогать его гнездо.

- Очень удобно, - хмуро заключил Темный Владыка. - Предусмотрительно, умно и заманчиво легко. И давно ты так развлекаешься?

- Всю жизнь.

- Бел...

- Оставь, - отмахнулась она. - Риск есть всегда и везде. В Проклятом Лесу его просто чуть больше. Так что не читай мне нотации и не напоминай о стае: Таррэн давным-давно отказался от глупой мысли меня остановить. Единственное, что он сделал, так это запретил здешним зверушкам нападать на меня первыми. И предупредил, что спросит с них за каждую ранку, которую я получу на охоте. Правда, я довольно долго об этом не знал... зато когда все выплыло наружу, Лабиринт три года не мог восстановить этот Лес, как было. В итоге, сошлись на том, что Таррэн отзывает свой приказ, а я, если в том возникнет необходимость, все-таки пользуюсь правом беспрепятственного прохода через Кордоны и не рискую со всем остальным по глупости или упрямству. Так что теперь, если пожелаю, могу схватиться с кем угодно.

- И это, как я понимаю, тебя полностью устраивает?

- Конечно. Так я не теряю навыков и по-прежнему могу дать вам сто очков вперед. Плюс, зверушки воспринимают меня не как придаток своего грозного Хозяина, а совсем иначе. Уважают и боятся. Так что мне есть, чем гордиться.

Тирриниэль тяжело вздохнул.

- В тебе хватит упрямства на весь наш Род.

- Ну-ну, с тобой-то я всяко не сравнюсь.

- Это еще почему?

- Потому, - фыркнула Белка. - Когда ты, наконец, найдешь себе нормальную пару? Я-то наделся, что после Мирены к тебе очередь из добровольцев выстроится, а ты...

Владыка Л'аэртэ недовольно отвернулся.

- Иррадэ! И ты туда же?!

- Конечно! А как еще? Чего ты ждешь? О чем вообще думаешь? Тебя можно было бы избавить от целой кучи проблем всего парой крохотных рун, а ты вместо этого упрямишься, как баран!

- Хватит уже рун! - непримиримо рыкнул Тирриниэль. - Хватит нам одного Изменения! Второго я не допущу! А делать что-то наполовину...

- О-о! - хищно прищурилась Гончая. - Хочешь сказать: или все, или ничего?

Эльф устало покачал головой.

- Нет, Бел. Просто... в моем положении нельзя быть уверенным ни в чем. Особенно в этом вопросе, потому что повторения я не хочу, а каждый раз подозревать их в лицемерии надоело. Тем более что я всегда оказываюсь прав.

- Просто ты еще не нашел нужной пары, - внезапно успокоилась и Белка. - Когда найдешь, сразу сообразишь: ОНА. И никакие руны тебя уже волновать не будут. Ни до, ни после обручения. А то, может, и всю оставшуюся жизнь.

Темный эльф больше ничего не ответил, а Белка, тихонько вздохнув, с сочувствием покосилась: Тиль действительно был очень упрям, как все мужчины Л'аэртэ. И, однажды увидев, как должно быть у настоящей пары, уже не хотел мириться с тем, чего никогда не имел. Он действительно хотел все. Или ничего. Но второй Измененной на Лиаре не было и уже не будет, а найти кого-то, подобного ей, просто нереально. По крайней мере, в этом мире. Так что, смирившись с одиночеством, он просто перестал обращать внимание на выразительные взгляды многочисленных красавиц своего народа и надежно закрыл свои двери для их цепких ручек и оценивающих взглядов, за которыми, как правило, не стояло ничего, что заслуживало бы внимания.

В том числе, и чувств.

И это была единственная причина, по которой он пока не нашел согласия с самим собой. А настойчивые попытки знати сломать его сопротивление стали единственной вещью, которая вызывала в нем нешуточное, невыносимое, почти что прежнее раздражение. И острое сожаление от мысли, что своей настоящей пары он, наверное, уже никогда не отыщет.

Глава 16

С этого дня они перестали петлять: из-за Камней Бездны стали бесполезны любые уловки и ухищрения. В то время как Проклятый Лес уже второй день поражал своих гостей, оставаясь непривычно тихим, смирным, удивительно покладистым. Позволяя им не только любоваться собой, как драгоценной жемчужиной, но и безропотно убирая с их пути колючие ветки, острые иголки, ядовитые шипы и дикое зверье. Будто почуял, наконец, присутствие хозяйки и добродушно раскрыл для нее свои зеленые объятия.

За целый день Стрегон, как ни старался, не сумел увидеть поблизости ни одного крупного хищника, хотя Белка не раз и не два останавливалась и предупреждающе шипела. Одновременно с этим татуировки на руках Братьев начинало несильно пощипывать, но очень скоро они снова остывали, показывая, что неведомые звери, предпочитавшие оставаться в тени, бесшумно удалялись в поисках более подходящей добычи.

После полудня, когда солнце стало особенно жарким, Лакр едва не упал, попав ногой в огромную рытвину. С тихим проклятием вытащил из ямы застрявший сапог, но лишь потом сообразил, что провалился не просто в чью-то нору, а наступил на ОЧЕНЬ глубокий и крупный след невероятно огромной звериной лапы.

- Медведица, - кивнула Белка в ответ на его дикий взгляд. - Не самая большая, правда. Похоже, охотилась тут с утра.

Лакр опасливо отступил, изучая громадный след и силясь хотя бы представить себе зверя, который мог бы вырасти НАСТОЛЬКО громадным. Получалось плохо, потому что выходило, что "милая косолапая зверушка" без труда накрыла бы собой немаленький сарай. А если бы встала на задние лапы, то вполне дотянулась бы до верхушек некоторых деревьев, которые, кстати, тоже были немаленькими. Пусть не до всех, а лишь до самых молодых и тонких (ага, которые в обхвате вполне могли поспорить с вековой сосной), но все равно - знать, что где-то поблизости бродит этакая махина, было весьма неприятно.

- Не волнуйся, не тронет, - хмыкнула Белка, подметив, как подобрались ее спутники и беспокойно заозирались. - Она уже далеко. Но даже если бы не ушла отсюда, все равно бы не стала лезть на рожон: мы с ней несколько лет знакомы довольно... близко. Даже, помнится, как-то охотились за одним и тем же оленем, которого ей потом пришлось уступить.

- Кому уступить? Тебе? - не поверил Лакр.

- Естественно. Но я тогда без оружия был, поэтому провозился долго. А вот если бы мечами воспользовался... впрочем, чего это я? Какие мечи на хорошей охоте?

Стрегон сделал пару глубоких вдохов, чтобы успокоиться и принять к сведению тот факт, что Белик неспроста так легко управился с ТЕМ медведем у водопада. Еще бы. Если он уверенно соперничает с местными чудовищами, то тот косолапый наверняка показался ему жалким детенышем. Если бы не напал сдуру, может, и ушел бы целым, а так... не рассчитал он, видите ли! Слегка перестарался, удавив огромную зверюгу голыми руками! Да еще искренне об этом сожалел, когда пожирал жареное мясо и морщился от непривычного вкуса!

"Спокойно, - напомнил себе полуэльф. - Если считать, что Дикие Псы с каждым прожитым годом только набирали силу и даже перед смертью могли любому медведю шею свернуть, то Белик... если действительно живет уже пять веков... наверняка способен на большее".

Он заставил себя держать лицо непроницаемым и сделал вид, что не увидел мимолетного насмешливого взгляда, которым одарил его скрытный проводник. А когда пришлось снова перейти на бег, старательно запомнил сторону, в которой пропадали гигантские следы. И очень надеялся, что голодная зверюга действительно не решит связываться с хрупким на вид пацаном, который таковым, как выяснилось, уже лет пятьсот как не являлся.

- А вот теперь тихо, - внезапно посерьезнела Белка, ступив на очередную поляну. - Он где-то поблизости и наверняка охотится. А поскольку бросок у него еще сто лет назад был довольно быстрым, то мне бы не хотелось вытаскивать вас из его пасти. Которая, к слову сказать, будет поболе, чем у той медведицы, которая весьма вежливо уступила нам дорогу.

Сделав знак побратимам замереть, Гончая первой ступила на залитую солнцем лужайку, настороженно принюхиваясь и низко пригибаясь к земле.

Здесь было удивительно хорошо, спокойно, мирно: игриво порхали крупные мотыльки, деловито стрекотали кузнечики под ногами; по огромному черному бревну, перегородившему ей путь, шустро бежала вереница рыжих муравьев. Тоже - удивительно больших и уверенно тащащих в жвалах какие-то белесые комочки. Под бревном - густой синеватый мох, клочьями прилепившийся к шершавому боку. Вокруг - нетронутый зеленый ковер, где без устали шныряли мелкие жуки и голодные полевки. Сверху едва заметно колыхался нагретый солнцем воздух, в котором то и дело поблескивали тончайшие нити чужой паутины... как-то тревожно тут было. Непонятно тревожно для мирного лесного оазиса.

- Молчите, - негромко велела Белка, остановившись возле поваленного дерева, которое доставало ей почти до бедра. - Ни звука. И не шевелитесь, что бы ни случилось: ОН реагирует только на движение, ясно?

"Кто ОН?!" - молча завопил Лакр, лихорадочно крутя головой в попытках отыскать неведомого обитателя полянки.

Но ответ пришел сам собой: едва Белка что-то тихо прошипела и осторожно коснулась мшистого, покрытого старыми листьями бревна. Вернее, чего-то совсем иного, потому что бревно... на самом деле не было таковым. И от ласкового прикосновения вдруг вздыбилось, изогнувшись гибким змеиным телом, стряхнуло мох и нападавшие сверху иголки, проворно прянуло в сторону, молниеносно удлинилось, захватывая добычу в тесное кольцо. Затем изогнулось еще и еще раз, накидывая сверху гигантские кольца. Нехорошо сжалось, чтобы глупая мошка не вздумала ускользнуть, и моментально пошло тугими мышцами, при виде которых у эльфов что-то оборвалось внутри.

- Б-бел... - судорожно вздохнул Лакр, опрометчиво позабыв о строгом наказе, но Стрегон вовремя зажал побратиму рот и вынудил его остаться на месте. Сам, правда, потихоньку вытащил из ножен чудесный эльфийский клинок, глазами показал Иверу, чтобы был готов стрелять, и выжидательно уставился на поляну, где все еще тяжело ворочался тугой комок из змеиных колец.

Довольно быстро полуэльф, к собственному облегчению, услышал недовольное шипение Белика, а потом подметил, что гигантское змеиное тело стало двигаться как-то иначе. Осторожнее и... вроде нежнее? Клубки чудовищных мышц постепенно опали, с легким шелестом раскрыли смертоносные объятия, но не остановились, а продолжали извиваться вокруг громко чихнувшей Белки подобно жутковатому хороводу. То осторожно прикасаясь гладким боком, то отдаляясь, затем приближаясь снова... будто ласкали долгожданную подругу, вдруг откликнувшуюся на эти деликатные ухаживания.

- Брысь! - Гончая с силой хлопнула по тугому боку и деловито подпрыгнула, выбираясь из-под шевелящегося змеиного тела. - Все, хватит играть. Вылезай, Шушан, и не вздумай задевать моих друзей!

Тирриниэль остановившимся взглядом проследил за тем, как она уверено перебирается через мощные кольца, способные без труда удавить даже пещерного медведя, зябко передернул плечами, когда толстый змеиный хвост попытался захватить ее ноги и вернуть обратно. А потом судорожно вздохнул, когда между деревьев вдруг промелькнуло что-то огромное и, бесшумно раздвинув густые ветви, неподвижно уставилось на недовольную Гончую двумя блюдцами громадных глаз.

Лакр тихо охнул, увидев, насколько же велик был чудовищный питон, которого их проводник так невежливо сейчас пихал в толстые бока. Он был огромен, просто невероятно велик, потому что не сумел спрятать свое мощное тело даже среди могучих деревьев. Только обвился вокруг поляны, словно живой лентой, и выставил на солнце лишь нижнюю, самую скромную по толщине часть тела, буквально четверть от истинной длины. А теперь показал ужасающе крупную голову, которая без труда заняла бы первый этаж на постоялом дворе у Фарга, и выжидательно уставился в голубые глаза Белки.

- Фу, - отпихнулась она, когда змеиный язык с невероятной скоростью выстрелил в ее сторону и легонько коснулся лица. - Опять за свое? Не лезь! Я по делу! И играть с тобой сегодня не буду!

Питон снова мазнул воздух раздвоенным кончиком языка и странно качнул головой, издав какое-то низкое, пробирающее до дрожи шипение. Но Белка ничуть не испугалась: зашипела в ответ сама, явно с предупреждением, а затем бесстрашно подошла и пощекотала громадные змеиные ноздри.

Питон шумно вдохнул, послушно пригибаясь ниже.

- Ты что делаешь?! - одними губами прошептал Тирриниэль.

- Познакомься, Тиль, это - Шушан, - бодро известила обомлевших спутников Гончая. - Мой старый знакомец и очень даже любопытная личность. Змеи, конечно, не приручаются и нашу речь не понимают... я даже не думаю, что он знает, кто его сюда принес совсем еще маленьким змеенышем, но за столько лет даже питон может запомнить, кого можно есть, а кого лучше не трогать. Тем более что я для него... м-м-м, скажем так, не просто знакомое существо, а очень даже привлекательное создание, которое он при всем желании постарается не обидеть.

- П-почему? - почти беззвучно спросил Ланниэль, с содроганием следя за мерным покачиванием громадной змеиной головы и стараясь не встречаться с ней глазами.

- Помнишь, из кого скроена моя бронька?

- Д-да. Из самки...

- Черного питона, - гордо кивнула Белка. - Такого же, как Шушан. Соответственно, я и пахну ей, а этот запах для него лучше всякого приворота. Самок, кстати, тут осталось немного, поэтому за каждую в период спаривания они дерутся до последнего вздоха. Так что мне ничего не грозит. И вам тоже, поскольку от вас сейчас пахнет мной. В смысле, ЕЙ. Даже он чувствует.

Картис недоверчиво переступил.

- Хочешь сказать, этот питон считает нас твоими... детьми?

- Именно, - лучезарно улыбнулась она. - Так что не рискнет вас есть, чтобы попытаться получить для себя шанс в следующем сезоне. Но, поскольку Шушан абсолютно не помнит, что в это время я стараюсь держаться отсюда подальше, то мы в любом случае ничего не потеряли. Правда, мой хороший?

Питон снова с шумом выдохнул горячий воздух и обвился вокруг Гончей кольцом, заключая ее в крепкие объятия. Но не так, чтобы причинить неудобство. Скорее, чтобы просто показать, что благоволит и готов продолжить ухаживания.

- А... когда у них брачный сезон? - осторожно поинтересовался Лакр, не смея ступить даже на шаг в сторону.

- Почти закончился. Думаю, Шушан уже успел кого-то найти, поэтому и спокоен. Помнится, однажды я слегка не угадал со временем, так тут такое было-о-о... думал, задушит от радости или в слюнях утопит.

- У змей нет слюней, - механическим голосом сообщил Терг.

- Ага. У вас в обычное время они тоже не висят на подбородках. Но если бы вас так корчило каждую весну, то слюни были бы поболе, чем у моего чешуйчатого друга. А мне в тот раз было весьма невесело уворачиваться от его нежных объятий и попутно сдирать с себя броню, чтобы отстал. Едва успел оглушить до того, как меня признали самой соблазнительной самкой и сделали предложение по всей форме. Я потом вообще зарекся гулять тут по ранней весне. По крайней мере, в ТОЙ броньке.

- И что теперь? - слегка пришел в себя Владыка Л'аэртэ.

- Ничего. Я сейчас буду ему зубы заговаривать, а вы потихоньку пройдете на ту сторону. Только не наступите на него - Шушан от этого сердится. И постарайтесь не слишком громко топать: змеи очень чувствительны к вибрации, - с этими словами Белка повернулась к смирно улегшемуся питону и, сняв перчатки, принялась легонько поглаживать гладкую чешую на чудовищной голове. - Эй! Заснули?! Живее, пока он балдеет и забыл про все на свете!

Наемники, спохватившись, заторопились и осторожно, чуть не на цыпочках, двинулись в обход громадной змеюки, у которой в глазах появилось странное задумчивое выражение. Они бочком обогнули поляну по краю, очень медленно и бережно перешагнули через мелко подрагивающий хвост, стараясь не задеть чешую. Затем попятились спинами впереди, на всякий случай не отрывая глаз от неподвижного монстра. Достигли таким образом противоположных деревьев и только тогда вопросительно взглянули на Гончую.

- Дальше, - напряженно велела она. - Шушан слишком сильно расстраивается, когда я ухожу. Не будем рисковать.

Тирриниэль настороженно покосился на питона, провожающего их неподвижным, задумчивым, будто оценивающим взглядом, и мысленно пожелал ему подавиться во время следующей охоты. Непонятно, для чего Бел с ним воркует, потому что змеи, как известно, абсолютно глухи, но это чудовище явно слушает с удовольствием. Прямо блаженствует, если можно так сказать про его невыразительную морду. Иными словами, безропотно поддается ее чарам и остается тих, как ягненок возле обожаемой мамки.

- Тиль, быстрее! Там, справа, есть довольно глубокий овраг. Ныряйте в него и свистните, когда доберетесь. Только к воде не подходите, ладно?

Эльфы безошибочно уловили в голосе Гончей нешуточное беспокойство и со всех ног припустили в указанную сторону. Надо, не надо... в этих местах Бел - свой человек. Знает этот Лес вдоль и поперек. Отлично понимает, что можно делать, а что нельзя. Так что если советует поторопиться, значит, действительно стоит лететь отсюда, как на крыльях. А еще лучше - воспользоваться порталом и сигануть сразу на сотни верст вперед. Желательно, вообще на другой край мира.

Тяжело дыша, они кубарем скатились в глубокий, густо поросший храмовником овраг, на дне которого действительно нашелся небольшой ручеек. Мимолетом оценили высоту склонов, мысленно поразились, что каким-то чудом не свернули себе шеи, а потом Лакр, едва переведя дух, издал пронзительный свист. В ответ почти сразу раздалось громкое шипение, словно из парового котла кто-то стравливал горячий воздух. Потом вдалеке что-то громко упало, чувствительно потревожив дрогнувшую землю. Отчаянно громко хрустнуло какое-то дерево, будто из него пытались выжать древесный сок, а потом донесся долгий протяжный скрип, закончившийся вторым и последним ударом о твердую землю, после которого все, наконец, стихло.

- Ух! - выдохнула Белка, с разбегу сиганув в овраг. - А говорят, змеи холодные и неживые! Еще как живые! Особенно, когда их оставляют с носом! Видали, как обиделся?

Тирриниэль с подозрением оглядел ее порозовевшее лицо.

- Что ты с ним сделал?

- Ничего. Усыпил малость, чтобы он не сразу очухался, и привязал за хвост к ближайшему дереву. А сам, как свист услышал, дал оттуда деру. Только Шушанчик очень быстро пришел в себя и рванул следом. Соответственно, выворотил с мясом мой стопор и кинулся в погоню. А когда понял, что я уже далеко, то поспешил забраться на дерево, чтобы понять, в какую сторону мы удрали. Правда, позабыл про то, что уже не мальчик... ну, и рухнул вместе с тем дубом обратно. Слыхали грохот?

Эльфы странно кашлянули.

- Ты же сказал, что сезон спаривания у него прошел!

- ПОЧТИ прошел. Но мужики - это ж такой упрямый народ, что никогда своего не упустят. Вот и Шушанчик решил, что много - не мало, и вознамерился повторить успех у "прекрасной дамы". А поскольку я - не дама и, разумеется, сбежал от такой сомнительной чести, то он немного расстроился и малость побуянил. Чем, собственно, и заслужил увесистый удар дубовой дубинкой по башке.

Тирриниэль усмехнулся.

- Не боишься, что следом пойдет?

- Нет, - отмахнулась Белка. - Он плохо видит и воспринимает мир совсем не так, как мы. Так что в овраге ему нас не высмотреть. Я им, кстати, уже не первый раз пользуюсь. А Шушан через годик все забудет и снова примется за старое.

- Уверен?

- Точно тебе говорю. Проверено.

Братья немного расслабились, с ухмылками поглядывая на "прекрасную даму", отказавшуюся от ухаживаний гигантского питона. Причем, кажется, не в первый и не последний раз.

- Ладно, куда дальше, "змеиная подружка"? - позволил себе слабую улыбку Лакр.

- Налево, - фыркнула Гончая, поднимаясь и брезгливо отряхивая куртку. - Пройдем по дну до упора, а к вечеру доберемся до Тихого ущелья. Если все нормально будет, к вечеру вам еще одно Место Мира покажу, а завтра и до последнего Кордона дотопаем. Главное, чтобы нам не помешали.

Братья и эльфы заметно посветлели лицами, а затем с готовностью встали.


Часа через два после того, как поляна с питоном осталась позади, Стрегону показалось, что с той стороны донесся чей-то слабый крик. Он даже остановился, пытаясь распознать причину шума, но странный звук больше не повторился. Зато до людей донесся долгий, затихающий и полный ужаса вой перепуганного эльфийского пса, погибающего в смертоносных объятиях чудовищной змеи.

Наемники зябко передернули плечами: преследователи подобрались к ним очень близко и явно не собирались отступать. Более того: Брегарис вел их кратчайшим путем, не считаясь с потерями, а Берралис, подгоняемый жаждой мести, наверняка рискнул вырваться вперед, когда собаки подали знак, что добыча уже недалеко. Конечно, Шушан, будучи в некотором раздражении, слегка испортил им планы, но остановить все же не сумел: их было слишком много. И, пока питон занимался псами, остальные ловко обогнули злополучную поляну, уверенно избежав опасности, а затем устремились по свежему следу, игнорируя истошные крики тех, кому все же не удалось уклониться от стремительного змеиного броска.

- Быстро, - скупо заметил Тирриниэль, нагоняя Белку.

- Да. Но им намного проще - не надо искать свободную тропку или беспокоиться о тех зверушках, которых мы распугали своим присутствием. Они идут налегке, ранеными себя не обременяют. О нападении не беспокоятся: крупное зверье я уже отогнал, а мелочь не решится наброситься на большую стаю. Скорее, сами начнут разбегаться в стороны, чтобы не смяли. Да и Брегарис не дурак: все-таки нашел способ договориться с Камнями Бездны. Был бы наш Лес активным, ничего бы не вышло, но он по-прежнему дремлет и просто не знает, что тут стало очень жарко.

- Думаешь, поэтому они идут так легко?

- Безусловно. Я, когда в прошлый раз к ним наведывался, подметил отличный щит над местом стоянки.

- Тоже Камни? - беспокойно повернул голову эльф.

- Точно. Причем, из-за силы Изиара ни они, ни творимая ими магия не воспринимается Лесом, как угроза. Так что Брегарис, в отличие от нас, может ночевать в любом понравившемся месте и не беспокоиться о неприятных визитерах. К тому же, с ним идет слишком много народу, чтобы претендовать на Места Мира, да и вряд ли агинцы знают, где их искать. Правда, я не рассчитывал, что Камни уберегут их даже ночью, но тут, как говорится, никто не виноват: Брегарис оказался подготовлен намного лучше, чем мы думали.

- А как же Одер?

- Не знаю. Как появится, спросим. Но волноваться пока рано: возле Ущелья мы их сбросим со следа. А если и там пройдут, значит, остановим возле Кордона. До него меньше полутора суток пути. Справимся. Главное, самим успеть проскочить, а там нас уже будет не достать. И тогда Брегарису придется или возвращаться обратно, надеясь, что сила Камней не иссякнет самым неожиданным образом, или пытаться прорываться следом, после чего он, если и сумеет осилить этот подвиг, гарантированно останется один. А в таком виде он уже неопасен. Несмотря на все своим амулеты и даже Камни. Так что не переживай и побереги дыхание: нам еще долго бежать.

Темный эльф послушно отстал, но размышлять дальше ему это не помешало.

Брегарис... Тирриниэль знал его больше половины эпохи. Как Хранителя Знаний, одного из Равных и как эльфа, которого было трудно упрекнуть в неповиновении. О его тесных отношениях с Иттираэлем Тиль тоже знал, но долгое время надеялся, что безумие Старшего Хранителя все же не успело коснуться его молодого сородича. И надеялся, как видно, зря. Брегарис слишком сильно желал Изменения - для себя, единственного сына и своего народа, которому, как ни странно, был по-настоящему предан. Для него он хотел новой жизни - светлой, великой, славной. Пусть и за счет смертных детей, предназначенных для Изменения. Но он одобрял первые эксперименты старшего наследника престола. Не стал возражать против отречения младшего. Поддержал идею Иттираэля о начале второго Круга, но при этом как-то очень уж поспешно от него отстранился, когда подошло время Ухода.

Знал ли он тогда, что в Уходе был виновен Иттираэль? Видел ли, почему с каждым годом Владыка теряет силы? Понимал ли, почему все было задумано именно так? Или, напротив, втайне радовался и строил свои собственные планы?

Сейчас Тирриниэль мог об этом только догадываться. И до некоторого времени даже не подозревал, что с Хранителями вновь может возникнуть подобная проблема. Разумеется, когда появились первые признаки готовящегося раскола, он видел, что корни идут от кого-то из ближайшего окружения, но в неведении своем наивно полагал, что для измены вполне хватит Старейшин. Однако оказалось, что начал эту интригу именно Брегарис, а уже через Совет вовлек в нее немало других Родов. Таких, как Этаррас, Таррис, Хатарин... а может, и каких-то еще. Но даже сам факт, что к предательству удалось склонить сразу два Старших Дома, говорило о многом. В частности, о том, что Брегарис провел огромную работу, потихоньку взращивая и искусно подпитывая и без того растущее недовольство Домов своим постаревшим Владыкой. В то время, когда угроза возвращения Изиара исчезла, это было как нельзя к месту: Род Л'аэртэ ослаб, потеряв старшего локквила и Старшего Хранителя Знаний, младший локквил бездумно бросил Родовой Ясень и заперся в Серых Пределах, никак не участвуя в жизни Темного Леса. Его собственные наследники категорически отказались от чести продолжить династию, а второстепенные ветви Рода, тем временем, понемногу набирали силу. Особенно Дом Аларис, главой которого и являлся ллер Брегарис.

Возможно, он не планировал начинать действовать так рано. Возможно, и не решился бы, если бы знал то, что было известно Владыке. Быть может, еще одумался, но... когда появился шанс сделать все быстро и без единого следа, он, судя по всему, просто не удержался от искушения. Ведь это так заманчиво: одним махом возвести свой Род на первую ступеньку, сменить династию и вернуть Лесу былую славу! Как мало для этого нужно! Всего лишь сломить неуемное сопротивление повелителя, склонив его в сторону Изменения, или банально уничтожить, если он не сумеет понять всю серьезность своего положения. Ведь об Изменении мечтали слишком многие. Молодые, амбициозные эльфы своими глазами видели, какими могут стать их Рода и Народ в целом. Сколько новизны способна принести в их мир одна единственная человеческая девочка и сколько с ее помощью наследников сможет получить любой оскудевший Род. Причем, истинных наследников. Долгожданных. Даже у тех, кто давно перешагнул порог второго совершеннолетия.

Это было слишком заманчивая перспектива, чтобы он не рискнул ускорить реализацию своих планов. И слишком сладкая приманка, чтобы на нее не откликнулись истосковавшиеся по утраченным возможностям эльфы.

Тирриниэль подавил тяжелый вздох.

Как хорошо он понимал тех, кто ринулся следом за Брегарисом сломя голову! Действительно понимал их отчаяние! Сам когда-то считал, что Изменение - и есть тот самый выход, который они так долго искали. Слепо верил в то, что может безнаказанно распоряжаться чужими жизнями. Да только никто из тех, кто шел сейчас исступленно по его следу, не понимал и не видел последствий. Они были слепы так же, как когда-то не видел истины он сам. Слишком молодые, слишком горячие, слишком неудовлетворенные... одним словом, мальчишки. Глупые, наивные, легко загорающиеся мальчишки, которые всегда искали легких путей.

Эльф сокрушено покачал головой, сожалея, что за эту ошибку им придется расплачиваться собственными жизнями. Жалея, что не сумел их убедить, когда разговаривал с главами Родов на последнем Совете. Жалея, что эти юнцы так и не увидят правды, но при этом будут умирать с ожесточением, с непониманием, уверенные в своей правоте и не способные на прозрение. Жаль... действительно жаль. Но лучше погубить их сейчас, чем через сотню лет бродить по обугленным руинам Лиары и горько вопрошать почерневшие небеса о том, почему это безумие не было остановлено раньше.

- Тиль, ты уснул? - вдруг недовольно дернула эльфа за рукав Белка. - Замечтался, что ли? Или тебя Брегарис даже на расстоянии достал?

Владыка вздрогнул и очнулся, запоздало удивившись тому, что вокруг стало заметно темнее.

- Вон оно, Ущелье, - махнула рукой Гончая в сторону разверзшейся впереди впадины. - Терг, Стрегон, срубите какое-нибудь дерево поближе, чтобы нам можно было перебраться. Лакр, пригляди за периметром. Торос, Ивер - проследите, чтобы нам никто не помешал. Картис, не стой столбом - помоги... чай, руки тоже из нужного места растут? Или ты горазд на все готовенькое?

Тирриниэль помотал головой, приходя в себя, и быстро огляделся.

Как оказалось, Белка привела их к глубокой расщелине, разделившей Проклятый Лес на две неравные половины. Далеко внизу бурлила и пенилась мелкая речка, из которой выглядывали наружу острые камни. А в обе стороны она тянулась так далеко, что нечего и думать искать обходной путь: на это наверняка потребуется не один день, которого у них попросту не было. И ни моста, ни переправы, ничего, походящего на тропку, поблизости не виднелось.

Наемники, то и дело поглядывая по сторонам, торопливо подрубили могучую сосну, что росла у самого края Ущелья. Кряхтя от натуги, заставили ее медленно повалиться в нужную сторону. Тревожно проследили за тем, как дерево, негодующе зашелестев ветками, неохотно рухнуло, уперевшись макушкой в противоположный склон. Напряглись, когда оно слегка сползло под собственным весом, но потом облегченно перевели дух: оно все-таки удержалось, надежно застряв макушкой между двух громадных валунов, и создало для них импровизированный мост, по которому можно было перебраться на ту сторону.

В какой-то момент Лакр с Ивером вперили хищные взоры в низкие небеса, где, как им показалось, промелькнула странная тень, и дружно подняли самострелы. Но тщетно: темнота сгущалась чересчур быстро, а неведомая тварь, если и была на самом деле, больше на глаза не показывалась, умело хоронясь за тучами.

- Быстрее, - напряженно велела Белка, проследив за их взглядами. - Терг, ты первый. Тиль, Картис, Лан - вы идете следом. Затем Ивер, Стрегон, Лакр. Я - последний.

Наемники беспрекословно повиновались. А Лакр до самого последнего мига следил за мрачным небом, выискивая неизвестного летуна, который так его насторожил, но тот, видимо, не решился напасть на столь многочисленную добычу. То ли улетел, то ли благоразумно схоронился среди листвы, не дав стрелкам ни единого шанса себя обнаружить. Так что эльфы спокойно перебрались на другую сторону; за ними, вполголоса сетуя на торчащие отовсюду колючие иголки, переполз Ивер, потом - Стрегон. Перворожденные, едва оказавшись под прикрытием деревьев, немедленно вскинули луки, готовые прикрыть спутников от нападения сверху. Терг благоразумно подхватил небольшой арбалет, Ивер, не теряя времени, встал с ним рядом, потому что неподалеку снова провыл эльфийский пес. После чего ланниец, облегченно вздохнув, быстрее молнии промчался по опасно закачавшемуся стволу.

Белка, в последний раз оглянувшись на густые заросли и явно услышав больше, чем ушедшие вперед спутники, насмешливо хмыкнула, а затем поспешила завершить утомительную переправу, которая задержала их до темноты. Как только она спрыгнула на землю, Стрегон и Терг тут же подрубили тяжелый ствол, позволив сосне с протяжным скрипом накрениться и с недовольным шелестом рухнуть на острые скалы внизу. Наемники как-то по-волчьи усмехнулись, понимая, что выиграли еще немного времени, и потянулись в сторону леса, где их ждал отдых, еда и очередное Место Мира, которые Белка действительно знала все до одного.

Пропустив Гончую вперед, Стрегон чуть задержался возле обрыва. Быстро глянул вниз, желая удостовериться, что рухнувшая сосна уже не воскреснет и не облегчит преследователям задачу. А затем, заслышав шум приближающейся погони, буквально на миг задержал взгляд на противоположной стороне. И даже не заметил, как из поднебесья на него рухнула массивная крылатая тень. Здоровенная, с телом крупной собаки, алчно горящими бусинками красных глаз и оскаленными клыками на крысиной морде.

В последний момент наемник почуял неладное: все-таки обернулся, инстинктивно отшатнувшись и выхватив меч. Но тут в грудь мощно толкнули сильные лапы, уверенно подцепили за перевязь, яростно куснули за горло, заставив выронить эльфийский клинок. А затем его что-то с силой двинуло по макушке, ненадолго вышибив дух, и стремительно подняло в воздух.

- Кожан! - ахнула Белка, когда крылатая тварь без особого труда взмыла вверх вместе с добычей.

Лакр с Ивером тут же выстрелили, но кожан, будучи опытным и на редкость проворным, вдруг метнулся вправо-влево, хрипло каркнул, потому что с такой ношей даже ему нелегко было маневрировать, однако добычу из лап не выпустил. Один из болтов царапнул ему кожистое крыло, второй прошелся по мохнатой крысиной морде, сорвав с нее целый веер алых брызг, однако серьезно не задел ни один. Затем рывками удаляющуюся тварь догнали сразу три эльфийские стрелы, но бессильно запутались в густой шерсти и только вырвали новый негодующий крик, больше похожий на клекот издыхающей вороны.

- Лакр, стой! - зычно рявкнул Терг, когда кожан завис над Ущельем. - Не стреляй! Упадут ведь! Там Стрегон!

Перворожденные бессильно опустили луки: действительно, если выстрелить сейчас, потерявший сознание Стрегон упадет на скалы, а после такого никакие руны его не воскресят. Правда, он уже начал шевелиться, приходит в себя, ошалело трясет головой, в которой явно звенят все колокола этого мира, с трудом дышит. Однако чешуйчатая броня не подвела - грудь ему чужие когти все-таки не порвали, да и высокий вороник уберег шею от острых клыков.

Белка, крепко выругавшись, в два огромных прыжка оказалась на краю пропасти, одновременно выхватывая свои ножи. При виде крылатой зверюги, зло оскалилась и вдруг яростно зарычала, подражая кровной сестре. Кожан, мгновенно узнав этот рев, испуганно вспорхнул выше, но в этот момент Стрегон как раз очнулся и, извернувшись всем телом, все-таки сумел дотянуться до широкого крыла. Жестоко завернул его, с проклятиями дернул на себя, отчего крысюк с истошным воем разжал когти и, едва донеся несговорчивую добычу до края ущелья, нелепо кувыркнулся в воздухе.

Как только полуэльф отцепился, Белка тут же швырнула сразу оба своих ножа, безошибочно поразив тварь в левый бок, отчего кожан окончательно потерял высоту и, в последний раз возмущенно каркнув, сломанной куклой рухнул в ущелье. Чуть дальше (к счастью, на землю, а не в пропасть) свалился Стрегон, крепко ударившись затылком и второй раз за день потеряв сознание.

Увидев, что вожак жив и относительно невредим, Братья дружно перевели дух и лихорадочно заозирались в поисках подходящего дерева. И вот уж когда остро пожалели, что поспешили скинуть сосну с обрыва - теперь, похоже, придется рубить новое? Однако почти сразу заслышали опасно близко взвывшую собаку, напавшую на свежий след, и бессильно выругались. Проклятье! От Стрегона их отделяют какие-то шаги! Он все еще не шевелится, не чует угрозы, а без его помощи на ту сторону даже веревку не перекинуть!

В лесу снова взвыли собаки.

- Дерьмо! - прошептал Лакр, с отчаянием заметавшись вдоль ущелья. - Какое же дерьмо! Они слишком близко!

- Веревку, - сухо потребовала Белка, подбежав к самому краю пропасти и уже издалека прикидывая ее ширину. - Остальные - назад, под деревья! Живо!

- Ты что задумал?! - ахнул Ланниэль.

Вместо ответа она молча перехватила брошенное Тергом веревочное кольцо, знаком велела ему убрать отсюда остроухих, пока кто-нибудь из преследователей не додумался пустить стрелу из-за кустов. В последний раз окинула глазом расщелину, напряглась, как перед прыжком и... замерла, когда из-за деревьев вдруг выметнулись три приземистые тени и с рычанием кинулись к неподвижному телу Стрегона. А следом из ближайшей рощицы послышались мелодичные голоса Перворожденных.

Полуэльф безжизненно качнулся, когда мощные челюсти сомкнулись на его горле, однако прочные чешуйки доспеха снова спасли, не позволив эльфийскому псу вонзить клыки в уязвимую глотку. Два других зверя с рычанием впились в лодыжки, умело и быстро перегрызая жилы. Затем навалились сверху, тоже попытавшись добраться до нежной шеи, но та была слишком надежно защищена. Поэтому они успели только огрызнуться друг на друга, едва не сцепились над неподвижным полукровкой, но тут с другого берега прилетело сразу три стрелы и больно клюнули их в длинные уши.

От неожиданной боли псы дружно взвыли, завертевшись на месте и силясь избавиться от кусачих жал. Один вскоре получил вторую стрелу в бок, сдавленно захрипел и забился в судорогах, роняя изо рта кровавую пену. Второй жалобно заскулил, пытаясь зубами вырвать засевший в плече наконечник, а третий, которого только чудом не задело, поспешно кинулся обратно в лес, пряча нежные ноздри от эльфийских стрел.

Тирриниэль, первым заметив быстро приближающиеся фигуры на противоположной стороне, обреченно опустил лук: все, выручить Стрегона они уже не успевают. Рядом одинаковым движением поджали губы Картис и Ланниэль: бесполезность этой затеи была слишком очевидна. Если бы он упал на этой стороне - еще куда ни шло, его успели бы подхватить и утащить под прикрытие деревьев, старательно отгоняя от себя мысль о том, как потом с ним быть и где выхаживать, а так... без сознания... с перегрызенными сухожилиями, фактически без ног и неизвестно еще с какими повреждениями... на другой стороне ущелья... нечего и думать его туда прорываться. В лучшем случае, отряд потеряет еще кого-нибудь. В худшем - поляжет весь в тщетной попытке отбить полуэльфа. А если даже не поляжет и каким-то чудом все-таки вытащит невезучего побратима, то раненый Стрегон все равно очень скоро станет нежелательной обузой. Той самой, которая может не просто замедлить их продвижение, но поставит под угрозу саму цель этого опасного похода. А значит... значит...

Тиль с досадой отвернулся и вопросительно взглянул на Гончую. Терг зло сжал челюсти, не хуже эльфов понимая, что они катастрофически не успевают. Лакр отчетливо заскрипел зубами. Ивер с Броном с отчаянной надеждой переглянулись, не желая соглашаться с очевидным решением.

- Уходим, - механическим голосом велела Белка, мгновенно оценив обстановку и быстро отступив от края пропасти. - Мы ничего не можем для него сделать. А вас здесь увидеть не должны. За мной!

После чего повернулась и, скинув с плеча веревку, бегом кинулась прочь.

Глава 17

Стрегон очнулся в полной темноте - оттого, что кто-то слишком резко запрокинул ему голову, заставив жадно хватануть ртом ночной воздух.

Придя в себя, он обнаружил себя сидящим, привязанный к какому-то дереву. Руки ему безжалостно заломили назад, скрутив в запястьях так, что он уже практически не ощущал пальцев. Если его продержат в таком положении еще пару часов, то придется их отрезать, чтобы не сгнили заживо. Грудь дико ломило, каждый вздох давался с большим трудом (кажется, ему успели сломать несколько ребер?), шершавая кора свозь драную рубаху неприятно царапала спину: видимо, своего пленника эльфы тащили по земле без особых церемоний, потому что от малейшего прикосновения кожа под лопатками начинала немилосердно ныть. Руки, конечно, оказались связаны. Горло было перехвачено тугой петлей, чтобы не дергался. Ноги свободны, но...

Стрегон едва не задохнулся от боли, когда попытался ими пошевелить, а затем с тоской признал, что обе сломаны у самых лодыжек. Да еще и жилы перегрызены, так что ходить он теперь точно не сможет. Доспех с него, разумеется, давно содрали. Ушибленная голова гудела, как медный котел. На лице запеклась толстая корка. Во рту было отвратительно сухо и упорно держался стойкий солоноватый привкус. А нос безобразно распух и свернулся набок, потому что кто-то, видимо, в сердцах двинул по нему тяжелым сапогом.

- Ну что? Очнулся? - внезапно прошипел над ухом полуэльфа чей-то незнакомый голос. - Прекрасно... хозяин будет рад с тобой потолковать.

Стрегон с трудом открыл заплывшие веки и осторожно огляделся. После чего быстро узнал поляну, которую они недавно проходили... совсем недалеко от ущелья, где он так глупо подставился... прищурился от излишне яркого света быстро разгорающегося костра и почти сразу снова устало прикрыл глаза. Дерьмово. У Брегариса оказались на диво неплохие ищейки. Человек двадцать агинцев сейчас сидело поодаль, изучая его сквозь узкие прорези шлемов. Рядом с ними презрительно кривили лица Темные эльфы, не чувствующие в Проклятом Лесу, вопреки всем законам логики, никакого дискомфорта. В дальние кусты забился, тихонько поскуливая от боли, единственный уцелевший пес. А напротив пленника, всего в двух шагах, изогнул губы в зловещей усмешке их недавний знакомый - удивительно ладно сложенный тип, смутно похожий на Тиля и прячущий в зеленых глазах торжествующее пламя Огня Жизни. Тот самый, которому так нужен был Белик. Который жаждал заполучить его исписанное древними рунами тело. И который не побоялся уйти далеко вперед, оторвавшись от основного отряда, чтобы собственноручно захватить желанную добычу.

Увидев, что полуэльф пришел в себя, Берралис удовлетворенно кивнул. Он был все так же самоуверен и высокомерно горд. И даже сейчас не отказал себе в удовольствии носить дорогой ланнийский шелк, который так приятно льнул к телу. Поверх, конечно, накинул тяжелую кольчугу, но от шлема пока избавился - жарко. Да и не хотелось ему смотреть на пойманного врага сквозь неудобную глазную щель.

- Замечательно, - чарующе улыбнулся эльф, изучая нещадно избитого, окровавленного пленника. - Полагаю, у нас с тобой есть немного времени для беседы, пока не подошел отец.

Стрегон сжал челюсти.

- Где Бел? - негромко спросил Темный. - Где ваши остроухие друзья? Почему вы свернули с Тропы?

Стрегон не пошевелился. Даже тогда, когда неизвестный агинец еще сильнее затянул удавку на его горле и заставил судорожно закашляться.

- Не надо, - властно остановил агинца эльф. - Я не хочу, чтобы он умирал: отец наверняка пожелает на него взглянуть. К тому же, надо дать нашей маленькой Гончей шанс его выручить: как известно, Бел никогда не бросает своих.

Стрегон снова смолчал. Но про себя подумал, что ушастый урод зря старается: Белик не сделает такой очевидной глупости и не вернется за тем, кто уже обречен. Он слишком расчетлив для этого. Слишком много прожил. И слишком мудр, чтобы попасться на эту старую, как мир, уловку. Неизвестно даже, знает ли он, что Стрегон жив. А если знает, то все равно - Заказ гораздо важнее. Тиль для него важнее. К тому же, Стрегон при всех своих достоинствах значит для отряда не настолько много, чтобы без него не смогли обойтись. Так что нет: Белик не вернется. Никто из них не вернется, потому что Бел им не позволит. Даже Тергу и яростно скрежещущему зубами Лакру, который, хоть и язвит без конца, все же не раз показывал себя верным другом. И это будет разумным решением: в данный момент рваться на помощь побратиму глупо - калека в Проклятом Лесу никому не нужен. Даже с чудодейственным "нектаром", которого осталось совсем на донышке, и вместе со всеми умениями Гончей у него просто не было шансов.

- Молчишь? - неприятно усмехнулся Берралис. - Но ты зря надеешься - я не дам тебе легкой смерти. А заставить говорить можно любого. Жаль, конечно, что без прикрытия Камней нельзя лишний раз потревожить твои руны, но будь уверен - я найду способ причинить тебе беспокойство. Арит?

Незнакомый агинец вышел, наконец, из-за спины Стрегона, отпустил перехваченное удавкой горло и небрежно пнул неподвижные ноги пленника, заставив его дернуться и захрипеть от боли. Затем, перехватив одобрительный взгляд Темного, пнул второй раз и третий...

- Ну как? Нравится тебе такой разговор? - вкрадчиво поинтересовался Берралис.

- Пошел... к Торку...

- Арит, добавь еще немного, а то наш друг слишком упрям.

Агинец сверкнул из-под маски темными глазами и послушно добавил. Сперва - по бессильно разметавшимся ногам, вынудив пленника сдавлено застонать, затем - по лицу, не смутившись раздавшимся хрустом и брызнувшей во все стороны алой юшкой. Потом со знанием дела прошелся кулаками по груди, животу, вырвав еще один мучительный стон и с улыбкой встретив жалкие попытки Стрегона уклониться от града ударов. А когда полуэльф отдышался и открыл горящие ненавистью глаза, без жалости ударил в пах. С удовольствием выслушал сдавленный хрип. Подождал, пока тот снова очнется, затем отошел ему за спину и рывком затянул пропитавшуюся кровью веревку.

- Итак? - выжидательно уставился на хрипящего пленника Берралис. - Что скажешь теперь?

Стрегон сплюнул кровью прямо на его щегольские сапоги, за что немедленно получил тычок под ребра и болезненный пинок в поясницу. Но не сдержался и смачно харкнул снова, стараясь попасть в смазливую эльфийскую морду. Жаль, что не вышло. Зато хоть штаны ему испортил, да сапожки красивые испоганил. Чем не повод для гордости?

У Темного эльфа опасно сузились глаза и закаменело лицо: Берралис несколько секунд сверлил бешеным взглядом окровавленного полукровку, но быстро понял, что тот не собирается говорить, и, холодно кивнув подручному, отошел в сторону.

Арит с непроницаемым видом достал нож.

- Нет, - неуловимо поморщился эльф. - Лишней крови не надо - она может привлечь к нам ненужное внимание. Займись чем-нибудь другим. Чем угодно, только чтобы не сдох раньше времени.

Агинец так же спокойно убрал нож, почтительно наклонил голову, потому что за годы службы успел поработать даже палачом, а затем присел на корточки возле беспомощного пленника и на мгновение всмотрелся в его бледно-голубые глаза, где сверкало невыразимое презрение к смерти и лютая ненависть, как у запертого в клетке зверя. Затем странно хмыкнул, кивнул каким-то своим мыслям и, ненадолго отложив оружие, закатал рукава: хозяин сказал без крови - значит, будет без крови. На человеческом теле достаточно уязвимых мест, чтобы вырвать признание у любого строптивца. Правда, с Братьями ему работать еще не приходилось, но вряд ли их измененные тела так уж сильно отличаются от обычных смертных.

Стрегон стиснул зубы, встретив его изучающий взгляд, и внутренне подобрался.


Пришел в себя он только от третьего ведра холодной воды, с размаху выплеснутого на обнаженное тело. Да и то, очнулся с немалым трудом, потому что кровавое забытье слишком давно и надолго завладело его сознанием, совершенно не собираясь отпускать на свободу. Казалось, в нем не осталось ни одной целой косточки, ни единой живой мышцы. Тело рыдало и плакало кровавыми слезами. На коже не было места, которого не коснулся бы неутомимый и гораздый на выдумки палач. На лицо взглянуть просто страшно: губы порваны, нос неоднократно сломан, глаза заплыли, брови рассечены жесткими ударами, по вискам струится кровь пополам с липким потом. Ноги не шевелятся, потому что к недавним ранам теперь добавились следы от деревянной палки, умело раздробившей коленные чашечки и легко перемоловшей уцелевшие мышцы в вязкую кашу. Рук он давно не чувствовал, так как они были зверски заломлены за спину, но сейчас, едва очнувшись, Стрегон испытал даже нечто, похожее на благодарность, вознося хвалу милосердной Линнет за то, что палач не догадался немного ослабить путы. Потому что изувеченные и искореженные пальцы почти не мешали ему жить, а боль, благодаря впившимся в кожу веревкам, все еще не добралась до затуманенного разума.

От его одежды остались только жалкие обрывки, которыми постыдился бы прикрыться и последний нищий. Отрезать ему, конечно, ничего не отрезали - кровушку берегли, но зато от души пнули везде, куда смогли дотянуться сапогами. Из ребер дай бог, если осталась целой хотя бы половина. Какой-то из осколков, вероятно, сумел пробить легкое, потому что на губах почти постоянно пузырилась алая пена, а на каждый вдох снизу кололо так, будто туда воткнули копье и безжалостно проворачивали, едва Стрегон пытался пошевелиться. Да, сейчас его тело представляло собой не самое приятное зрелище - не зря отошедшие в сторонку эльфы брезгливо отводили глаза всякий раз, когда случайно задевали его взглядами. Не зря отворачивались, пряча отвращение и делая вид, что не замечают следов побоев, которые действительно были страшными. Хорошо хоть, помогать не лезли. Хотя, конечно, если бы все закончилось быстрее, Стрегон был бы только рад. А короткий удар в сердце вовсе воспринял бы, как милосердный дар богов.

- Ну, не передумал еще? - сухо осведомился Берралис, едва очнувшийся пленник закашлялся и попытался увернуться от потока холодной воды.

- Пшел вон... урод...

Эльф с досадой поджал губы.

- Жаль. Арит, помоги ему вспомнить.

Стрегон устало уронил голову на грудь, готовясь к новой боли, но агинец отчего-то не спешил приступать к новым пыткам. Даже отступил на шаг, словно побрезговал заново пачкать руки. Да и вокруг стало непривычно тихо. Так неестественно тихо, что он даже удивился, а потом со странным смешком подумал, что все-таки не посрамил чести Братства и не нарушил наказа строгого Мастера. Не сдался.

- Добрый вечер, господа, - вдруг холодно прозвучал откуда-то издалека смутно знакомый голос. - Я гляжу, вы вовсю развлекаетесь?

Стрегон вздрогнул, узнав этот тихий голос, и живо поднял голову. А потом увидел его обладателя и глухо застонал: проклятье! Зачем?! Один, да еще и без оружия! Дурак... какой же дурак... для этого же все и затевалось! А Белик, болван, сам сунул голову в петлю! Это ведь только для него Берралис до сих пор не торопится! Ждет, мерзавец, что малыш не выдержит и вмешается! Знает, урод ушастый, его лучше меня, поэтому и был совершенно уверен, что Бел непременно придет.

И он пришел... боги, ну зачем он пришел?!!

Стрегон обессилено обмяк и на какой-то момент снова провалился в забытье.

Белка мельком взглянула на его обезображенное лицо и нехорошо сузила глаза. Она была по-прежнему холодна и собрана. Сурова, молчалива, без привычной тяжести за спиной - знала, на что идет. И смотрела на Берралиса так, как только может разгневанная хмера смотреть на вторгшегося на ее законную территорию чужака, вознамерившегося лишить стаю драгоценного детеныша.

Темный эльф, нутром чуя исходящую от нее угрозу, благоразумно отступил, незаметно подав знак своим эльфам. Но те и без приказа немедленно окружили маленькую Гончую, а затем выжидательно замерли, натянув тугие луки, обнажив родовые клинки и приготовившись сорваться с места по первой команде. За остроухими двумя рядами выстроились агинцы, грамотно отрезав ей все пути к возможному бегству. Половина из них подняла на уровень груди взведенные арбалеты, вторая половина весомо качнула в ладонях обнаженные клинки... их было много. Очень много для нее одной. И они прекрасно это понимали, поэтому чувствовали себя весьма уверенно.

Гончая, словно не заметив этих передвижений, отвернулась от Стрегона и, отыскав в толпе своего давнего недруга, холодно улыбнулась.

- Забавно... Берралис, когда-то мне казалось, что ты далек от подобных развлечений. Но, кажется, я ошибся.

- Это жестокая необходимость, - напряженно отозвался эльф.

- В самом деле? Разве не проще было его убить?

- Нет. Ведь тогда у тебя не было бы повода вернуться.

Стрегон, словно услышав, тихо застонал.

- Тоже верно, - она медленно наклонила голову и внимательно оглядела почти полсотни мужчин, забравшихся в такую даль по ее мятущуюся душу. На Стрегона больше не смотрела - видела, что живой и сопротивляется, а большего и не нужно. - Ну, вот. Я пришел. Ты рад?

Берралис хищно улыбнулся.

- Весьма. Ты ведь понимаешь, что против всех тебе не устоять?

- Отпусти его.

- А что взамен?

- Мои условия тебе известны, - ровно отозвалась Белка, словно не видя многочисленных арбалетов.

- Ты сильно огорчила меня, Гончая, - вдруг качнул головой Берралис. - Особенно этой ночью, когда нас навестили твои кровожадные друзья.

- Что? Много народу перебили?

- Достаточно, - зло сжал челюсти эльф.

- Сочувствую, - равнодушно обронила Белка. - Но ты ведь знал, куда суешь свой длинный нос, так что нечего теперь сетовать. Пересмешники всегда голодны, а ваша ушастая братия для них - славная добыча. Скольких они зацепили: два десятка? Три? Прежде, чем вы догадались про серебро и смогли их отогнать?

- Два с половиной! И людей почти в два раза больше!

- Хороший улов, - приятно удивилась Белка. - Даже странно, что им так повезло. Кажется, Одер мне теперь сильно должен.

- Условия меняются, Бел, - жестко заявил Берралис, подавая агинцам еще один знак. - Из-за этих нелепых потерь мне стало гораздо труднее.

- Как замечательно...

- Заткнись! - внезапно рявкнул Берралис, пустив гулять по лесу зловещее эхо. - Кто-то должен за это заплатить! И ответить за смерть наших братьев, которая произошла по твоей вине!

- Вас сюда никто не звал, - холодно заметила Гончая. - И никто не заставлял предавать своего лорда в угоду сиюминутным желаниям и неудовлетворенной похоти. С тобой-то давно все ясно, мой озабоченный друг, а вот как вы сманили остальных... чего наобещали взамен - до сих пор в толк не возьму. Это что, всеобщее помрачение мозгов? Дружное сумасшествие? Всех вас подружки вдруг отвергли, велев больше не показываться на глаза?

- Тебе не понять.

- Куда уж мне! Но неужто ты и вправду решил, что это такое великое благо - Измененные?

- Это спасет нашу расу от вымирания, - презрительно вскинул подбородок Берралис.

- Да ну? Если бы вы не рвались сложить свои головы за чужие нелепые фантазии, никакого вымирания бы не случилось, - язвительно отпарировала Белка. - А теперь в Темном Лесу станет еще на полторы сотни молодых дураков меньше. Которые, вместо того, чтобы на лютнях бренчать, авторитет у соседей завоевывать или в искусстве боя друг с другом соревноваться, решили, что могут переписать историю и удержат в руках власть над Измененными!

Берралис со стуком сомкнул челюсти, сверяя Белку ядовито-зелеными глазами.

- Хоть один из вас, болванов, знает, что это такое - Изменение? - тихо спросила она, медленно оглядывая молчаливо сжимающееся кольцо эльфов. - Хоть кто-то из вас видел, как наносятся эти руны? Понимает, что их вырезают на живую? Острым ножом? И что даже усыпить своего добровольца вы не сможете, потому что ритуал должен проводиться в полном сознании и при абсолютной неподвижности жертвы? Хоть кто-то задумался о том, что для истинного Изменения нужны не взрослые смертные, а именно дети? А? Совсем еще крохи, которые не утратили способности менять свое тело в угоду вашим желаниям? Разве не говорил еще об этом ваш многомудрый Хранитель?!

Белка тяжело оглядела неподвижные ряды Перворожденных.

- Вижу, что нет... но кто из вас готов взять в руки нож и, глядя в глаза такому ребенку, изуродовать его кожу этими рунами? Кто готов смотреть на то, как он истекает кровью, и при этом продолжать резать свое собственное тело, чтобы смешать свое бессмертие с его болью? Кто готов слушать его крики на протяжении нескольких суток, гадая, выживет ли этот малыш после такой пытки или нет? Кто из вас знает, что каждая капля вашей крови подобна для нас смертельному яду? И что она выжигает изнутри не хуже, чем запущенный под кожу Огонь Жизни?

Стрегон, очень кстати очнувшись и услышав последние слова, внезапно вспомнил странные узоры на теле Белика и внутренне содрогнулся, запоздало поняв, откуда у него взялась столь долгая жизнь и такие удивительные способности. Выходит, поэтому? Изменение виновато? Кто-то сделал с ним что-то ужасное и, тем самым, подарил совсем иную жизнь?

- Как ты думаешь, Берралис, - продолжала в полной тишине Гончая. - Что случится, если такой ребенок... ну, будем считать, что вам вдруг снова повезет... как ты думаешь, что он тебе скажет, когда откроет глаза и поймет, что вы украли его жизнь? Как он станет к тебе относиться? Обрадуется? Станет боготворить? На шею кинется и осыплет поцелуями?

- Руны Подчинения работают в обе стороны, - голос эльфа неожиданно охрип.

- Да, ты можешь сделать себя чьим-то Хозяином, - кивнула она. - Можешь начертить на нем свое имя и подчинить своей воле. Это несложно. Но неужели тебе нужен всего лишь послушный раб? Глупая, на все согласная кукла? Готовая и убить, и ноги раздвинуть, и кивать на каждое слово, как глиняный болванчик... тебе ЭТО нужно? Полная власть над живым существом? Над бывшим человечком, которого ты смог бы полностью контролировать? Всего лишь?!

- Если это нужно для выживания нашей расы, то да.

- Это принесет вам смерть, Перворожденные, - жестко бросила Белка. - Потому что никакого добровольного согласия, как бы ни уповал на это Совет, вы на Изменение не получите. Ни от детей, ни от их родителей. Первая же смерть отвратит от вас всех соседей. А последующие, которых тоже будет немало, ввергнут Лиару в новую Расовую Войну. Тогда как сами Измененные, если только вы не сотрете им память, будут ненавидеть вас всю оставшуюся жизнь. Будут помнить горы мертвых тел, среди которых лишь сотая часть сумеет по-настоящему измениться. Они будут видеть это каждый раз, закрывая глаза, и каждый день понимать, что могли бы стать такими же. Да, вы можете заставить их подчиняться. Можете убить. Забрать их разум, волю и тело. Но вы никогда не подчините себе их души. Не возродите свои Дома на чужой крови. Потому что пережитое унижение и боль будут преследовать Измененных вечно. До того мига, пока чья-нибудь милосердная рука не оборвет их чрезмерно долгую жизнь. Даже если не будет памяти, прошлое станет возвращаться к ним во снах. Оно будет рваться наружу, искать себе дорогу. Оно не смирится с утратой естества и когда-нибудь все-таки пробьется на волю. И вот тогда ОНИ вас уничтожат. Просто сотрут с лица земли. Если, конечно, об Изменении не узнают раньше и не решат спалить весь Темный Лес ДО ТОГО, как первые Измененные смогут пополнить ваши ряды новыми эльфами. Именно поэтому ваш лорд отказал Совету. И поэтому же запретил Хранителям начинать новый Круг...

Ее ровный голос то приближался, то отдалялся, теряясь где-то в необозримой дали, но Стрегон не мог не вслушиваться. И не мог не отчаиваться, понимая, что Белик зря тянет время. Несколько часов назад у него был бы шанс все исправить и вытащить отсюда нерадивого Брата живым. Но не теперь, когда его тело превратилось в кусок живого мяса, а внутри не осталось не единой целой косточки. Бел ведь должен это понимать... проклятье, действительно должен! Тогда почему все еще ждет и пытается переубедить равнодушных ко всему нелюдей?!

На поляне воцарилось тягостное молчание. Белка настороженно изучала непроницаемые лица эльфов, в глазах некоторых из которых все-таки промелькнуло минутное колебание. Однако это длилось надолго: вероятная выгода от союза с Измененными все равно с лихвой перевешивала все остальное. А в головах у них билась упорная мысль, что можно будет просто скрыть сам факт Изменения от остальных рас. Как семь веков назад, когда оно было впервые опробовано в Священной Роще. Только теперь у них появится живой образец - настоящий, бесценный... вот он, стоит буквально в двух шагах. Только руку протяни! А значит, и ошибок больше быть не должно.

Гончая с досадой опустила взгляд, ни в ком не найдя настоящего отклика.

- Жаль. Значит, вы уже все решили...

- Верно, - усмехнулся Берралис. - А вот ты зря сюда пришел. Арит!

Стрегон даже не увидел, когда молчаливый агинец вскинул арбалет и, прячась за спиной хозяина, плавно отпустил скобу. Не услышал свиста распарываемого воздуха и не увидел того, как расчертил темное небо смазанный какой-то липкой гадостью болт. Только смог различить сквозь гул в ушах тихий хлопок, с которым тот вонзился в живое тело, с содроганием представил, как холодная сталь насквозь проходит сквозь него, раздирая в клочья кожу, мясо, разбивая кости... наконец, услышал тихий вздох, удивленный вскрик и легкий шорох оседающего на землю тела. А потом заметил, что Белик, как подкошенный, рухнул под ноги Перворожденным, и горестно прикрыл глаза.

- Восхитительно, - едва слышно прошептал Берралис, растягивая губы в торжествующей усмешке. - Прав был отец: толика сонной травы еще никому вреда не приносила. В цепи эту дикую кошку! Арит, проследи! Хотя нет... стой! Я сам!

Эльф быстро шагнул вперед, перехватывая из чужих рук заранее заготовленные цепи, несколько долгих мгновений смотрел на неподвижное, неестественно бледное лицо Гончей, на котором даже ресницы не трепетали. Затем осторожно присел и нерешительно замер: Белка казалась такой беззащитной, уязвимой, бездыханной и... соблазнительной. Настоящее искушение. Несорванный плод, который мог бы достаться ему одному. Чудная возможность познать истинный секрет Измененной. Насладиться всем тем, что могло подарить ее гибкое тело. Сполна ощутить сладость исполнившейся мести. Ведь ее спину можно закрыть. Руки связать. Беспомощная, слабая, безоружная, совсем одна...

Эльф наклонился и жадно вдохнул ее чарующий аромат - дикую смесь терпкого меда и хорошо ощутимой угрозы. Невероятная приманка. Дивная. Уже безопасная. Красивая змея с вырванными ядовитыми зубами.

Стрегон напрягся, когда Перворожденный протянул руку и, позабыв про зажатые в ладонях цепи, неуверенно коснулся гладкой щеки Белика, на которой пламенела длинная царапина.

"Аконит - понял мгновенно, - этот гад выстрелил болтом из гномьего аконита, чтобы отрава сразу попала в кровь. Белик стал абсолютно беспомощным. Слабее ребенка. Уязвимее девчонки. Один. Здесь. Из-за меня. Зачем-то вернулся, попав точно в расставленную ловушку..."

Наемник молча взвыл, заметавшись лихорадочным взглядом по сторонам. Но потом вдруг ощутил осторожное прикосновение и мгновенно обратился в камень.

Что за...?

Вынырнувший из темноты Лакр многозначительно приложил палец к губам. На Белика не смотрел - двигаясь совершенно бесшумно, торопливо избавлял вожака от тугих веревок и растирал побагровевшие запястья, чтобы к ним хоть немного прилила кровь. Стрегон изумленно распахнул глаза, когда с другой стороны мелькнула еще одна пара знакомых рук, но тут же прикусил язык, чтобы не заорать в голос: болваны! Что же вы натворили?!!

- Наконец-то... - истово прошептал Берралис, безнаказанно дотронувшись до нежной кожи Белки. - Больше ты не сможешь мне отказать...

Он странно вздрогнул, когда по ее волосам пробежали короткие зеленоватые искры. Зажмурился от пронзившего руку сладостного укола. Едва не застонал, чувствуя рвущийся наружу Огонь, и под многочисленными непонимающими взорами вдруг низко наклонился.

- Ты будешь моей! - жарко выдохнул в приоткрытые губы Белки.

- Перебьешься, - так же беззвучно шепнула она и, распахнув глаза, резким движением выбросила вперед правую руку.

Стрегон не сразу понял, что именно случилось и почему со стороны образовавшейся вокруг Гончей толпы вдруг раздался странный хрип. Только увидел, как Темный эльф внезапно согнулся пополам. Как страшно исказилось его лицо, изящные ладони метнулись вперед, пытаясь избежать неизбежного, но поздно - она снова его обманула и оказалась сильнее. Настолько, что безжалостно ударила в самое сердце. Голыми руками. Бестрепетно пробив чужую грудь насквозь и вырвав оттуда смятый в стальном кулаке комок еще живой плоти.

На долгое мгновение люди и эльфы словно окаменели, не в силах поверить в происходящее, а Белка, небрежно отшвырнув изуродованное тело прочь, гибким движением поднялась и выставила вяло содрогающееся сердце на всеобщее обозрение. Молчаливая. Страшная. В потеках горячей крови, щедро забрызгавшие ее грудь и неподвижное лицо. С бешено горящими зрачками, в которых металось такое же зеленое пламя, как и в глазах Берралиса недавно. Всклокоченная, но абсолютно невредимая.

Мертвый эльф бесформенной грудой повалился на землю.

- Вот что ждет ваш Лес за каждое Изменение, - очень тихо, но весомо сказала Гончая, а потом резким движением сжала кулак и, отбросив прочь кровавые ошметки, вдруг раскинула руки далеко в стороны. - Graire!

Стрегон успел только ошеломленно моргнуть, запоздало вспомнив, что Белик не поддается не только магии, но и ядам, как воздух расчертили две серебристые молнии, устроившиеся в ее маленьких ладошках родовыми клинками Л'аэртэ. Они ответили на зов, как ответили бы истинной хозяйке, уверенно прыгнули из ближайших кустов, презрев все законы природы, и угрожающе загудели, осыпая почерневшую траву гневными искрами. А на тонких лезвиях отчетливо проступили многочисленные руны, которыми за годы упорных тренировок она тоже овладела полностью.

- А вот теперь поиграем, - зловеще улыбнулась Белка, откровенно наслаждаясь замешательством эльфов, а потом вдруг... исчезла.

Стрегон тихо охнул, когда его настойчиво потянули куда-то назад и в сторону. Побелел от хлестнувшей по телу боли, пошатнулся и беспомощно свалился на побратимов. В голове моментально помутилось, к горлу подкатил удушливый ком, на глаза упала кровавая пелена, а раздавшиеся совсем недалеко крики быстро потонули в невесть откуда взявшемся в голове колокольном звоне. Но он все-таки успел увидеть, как по поляне пронесся свирепый и неуловимо быстрый вихрь. Обдул лицо холодным ветром смертельной угрозы; пронесшись по поляне настоящим вихрем, коротко пропел похоронную песнь; жахнул по остолбеневшим и запоздало попятившимся эльфам целой волной горячей крови, а потом материализовался у противоположных кустов и одарил упавшие, разрубленные надвое тела дьявольской улыбкой на красивом, забрызганном кровью лице.

- Я дал вам шанс, как меня и просили. Дал возможность одуматься. Но вы ею не воспользовались. А зря. Потому что теперь вы - мои... на всю свою недолгую жизнь, которой почти не осталось... МОИ!

Стрегон, наконец, не удержался на краю черной пропасти, где так долго балансировал, и провалился в спасительную темноту. Но даже там его преследовали бешено горящие глаза, которыми Белка смотрела на свои будущие жертвы.

Глава 18

 - Как он? - тихо спросила Гончая, когда Тирриниэль со вздохом отнял горячую ладонь от окровавленной груди Стрегона.

- Плохо. Дважды пробита голова, из ребер целыми осталось только два, несколько осколков задело легкие, печень разорвана, почки отбиты, лодыжки и обе голени сломаны, про пальцы вообще молчу. Кровотечение мне удалось приостановить, но это его не спасет. Он даже "нектар" сейчас не сможет выпить, потому что первая же волна боли убьет его. Не говоря уж о том, что у него просто не осталось сил на регенерацию.

Она медленно кивнула.

- Что еще?

- Разве этого мало? - устало удивился Владыка Л'аэртэ. - Ему жить осталось несколько часов. А помочь я смогу, только если полностью откроюсь. Ланниэль, как твой отвар?

- Почти готов, - напряженно отозвался молодой маг, как раз закончивший колдовать у походного котелка. - Только горячий.

- Воды из ручья плесни, он и остынет, - ровно посоветовала Гончая.

- Тогда эффект будет слабый!

- Стрегону уже все равно. Нам главное, чтобы он выпил, а травы - дело второстепенное. Тиль, придержи его, чтобы не рвался.

- Да куда ему рваться? - вздохнул Тирриниэль. - У него костей-то целых почти не осталось. Не знаю, как вы вообще его сюда дотащили!

Лакр с Тергом пугливо покосились на Гончую.

Они единственные, кто в подробностях видел, что она сотворила с эльфами и агинцами. Сквозь ливень стрел прошла, словно не заметив, разметала их по кустам, развалила на неравные половинки. За несколько минут забрызгала кровью всю поляну, избавив Братьев от необходимости вмешиваться. Всех до единого достала своими неповторимыми клинками, да так быстро, что они просто не успели опомниться! Никто даже рта не раскрыл, как она уже остановилась! А потом только холодно следила за тем, как падают растерянно моргающие люди и Перворожденные, у которых вдруг не стало обеих ног, туловища или головы. После чего на пару минут исчезла в лесу, вылавливая тех, кто все-таки успел проникнуться и попытался сбежать. Столь же безжалостно добила. Разорвала голыми руками жалобно скулящего возле мертвого хозяина пса. Потом вздернула на ноги единственного уцелевшего агинца, которого оставила напоследок. Коротко взглянула в его посеревшее от ужаса лицо, а затем негромко велела:

- Умри.

И Арит умер - тут же, у нее на руках, до последнего мига видя перед собой ее яростно горящие глаза. Умер в муках, сполна испытав ту боль, которую успел причинить Стрегону. А когда в нем больше не осталось жизни, она так же бестрепетно отрубила ему голову и вышвырнула в ближайшую канаву, чтобы и после смерти палачу не было ни упокоения, ни прощения.

Того, что случилось дальше, Лакр уже не видел - покрываясь холодным потом от ужаса, со всех ног бежал обратно, таща на себе вздрагивающее тело погибающего вожака и моля всех своих богов, чтобы успеть донести его до эльфийского целителя. Он плохо помнил, как добрался до Тихого Ущелья, как Белка бесшумно нагнала их у самого обрыва, едва не напугав своим жутким видом до заикания. Как коротким знаком велела перебираться по перекинутой на ту сторону веревке, а сама, без видимых усилий взвалив на плечо тяжелого полуэльфа, внезапно разбежалась и, мощно оттолкнувшись, прыгнула. Но не упала, не разбилась и не споткнулась, приземлившись на твердой почве уже на той стороне. Обманчиво легко перелетев через пропасть, осторожно уложила Стрегона на траву, что-то тихо шепнула в слегка заостренное ухо и бережно погладила запавшую щеку, словно пыталась отдать ему немного своих сил. А едва побратимы ее нагнали, снова поднялась и молча направилась к Месту Мира, которое сумела отыскать только к середине ночи и откуда немедленно направилась обратно, велев остальным готовиться к приему раненого.

Тирриниэль осторожно провел ладонью над головой Стрегона и снова вздохнул.

- Я не смогу его вернуть, Бел.

Она нетерпеливо отмахнулась.

- Я смогу. Прикрой меня только и не дай ему порвать жилы.

- Думаешь, это - хорошая идея?

- Предложи другую! - Белка раздраженно дернула щекой и опустилась возле умирающего полукровки на колени. - Лан, давай быстрее! Картис, держи его за руки! Терг, Лакр - ноги! Ивер, следи за небом: Одер может прийти очень некстати, а у меня не будет возможности отвлекаться на такие мелочи!

- Ты что задумал? - подозрительно обернулся молодой маг.

- Что надо. Ты готов?

- Э-э-э...

- Как только он очнется, дашь ему выпить свою бурду. "Нектар" добавил?

- Да. Целых двадцать капель.

- Хорошо, - Белка на мгновение прикрыла глаза. - Когда скажу, намажешь его так, чтобы закрыть самые большие раны. Особенно грудь, понял? И живот - там, где кровило. Остальное не так важно.

Наемники нерешительно сгрудились вокруг обеспокоенных эльфов. Из разговора поняли мало. Только то, что Стрегон умирает, а Белик собирается ему помочь.

- Бел, что нам делать? - тихо спросил Лакр.

- То, что я сказал. И чтоб помалкивали, пока не разрешу!

Он понятливо кивнул и тут же присел на корточки, осторожно придерживая вожака за ноги, на которых не осталось живого места. Нагота его не смущала - видел побратима еще и не таким. Правда, настолько жутко Стрегон никогда не выглядел, но если шансы для него есть, то он сделает все, что угодно, лишь бы этот белобрысый молчун выкарабкался. Даже за эти самые ноги укусит, если б кто сказал, что оно поможет.

Белка, глубоко вздохнув, сняла перчатки и приложила ладони к лицу полуэльфа, обхватив его, словно хрупкое сокровище, которое ни в коем случае нельзя было потерять. Затем наклонилась к самому уху, осторожно переложила его голову к себе на колени и, мысленно взмолившись Ледяной Богине, очень тихо, почти неслышно запела. Что-то плавное, непостижимое, странно притягательное, но совершенно непонятное.

Лакр возбужденно заерзал, не зная, чего ждать от этого странного существа, чей мягкий голос неожиданно тронул его за душу. Выжидательно уставился на красивое, умиротворенное лицо, ища в нем что-то новое; настойчиво гадал, сомневался, шумно сопел, но спросить все же не посмел - вдруг помешает? А Белка тихо пела для потерявшейся в темноте души, пела и звала обратно, заново собирая ее из многочисленных осколков, терпеливо уводя от края и медленно возвращая в заметавшееся от боли тело.

- Стрегон...

Полуэльф судорожно вздохнул и, услышав свое имя, внезапно рванулся из чужих рук, стремясь на чужой голос, как внезапно обретший надежду смертник. Братья, хоть и изумились проснувшейся в нем силе, поспешно прижали его к земле, не давая сделать глупость. Непонятно, что с ним сотворил Белик, но пускай продолжает, потому что Стрегону от этого явно лучше: он уже не такой бледный, дышит шумно, но ровно, пытается двигать изувеченными пальцами. Кровь из разбитого носа тоже перестала сочиться, а багровые кровоподтеки на боках стали, кажется, даже чуточку бледнее.

- Стрего-он...

Терг вздрогнул от неожиданности, когда полуэльф вдруг выгнулся струной, а затем, опомнившись, с тихим шипением налег на его плечи. Торк! Откуда что взялось?! Только что ж помирал! Трупом висел на плечах!

- Стрегон?

Лакр тихо охнул, когда полуэльф внезапно распахнул глаза и, безошибочно найдя лицо Белки, уперся в них жадным взглядом.

- Живи, - ласково велела она, и он судорожно вздохнул, не смея ни противиться, ни возражать, ни даже лишний раз пошевелиться. Он не видел ничего вокруг. Не замечал радостно переглянувшихся Братьев, помрачневших эльфов, на лицах которых почему-то не появилось облегчения. Ни темного неба. Ни ярких точек далеких звезд. Ни луны, выглянувшей узким месяцев из-за сгустившихся туч. Ничего не видел, кроме огромных сияющих глаз, от которых невозможно было оторваться..

- Живи, - властно повторила Белка, слегка отстраняясь. - Отдай мне свою боль. Ты - мой, Стрегон. И она тоже теперь моя. Отдай. Она тебе не нужна. Отдай. Я заберу ее ненадолго. Отдай!

И полуэльф послушно обмяк, неожиданно осознав, что прежней боли больше нет - вся она отразилась в позеленевших глазах Гончей, а потом спряталась куда-то очень глубоко. Туда, где никому не достать и не увидеть.

Белка, до скрипа сжав челюсти, прикрыла веки и хрипло велела:

- Лан, давай.

Молодой маг проворно поднес кружку к бескровным губам Стрегона.

- Пей.

Стрегон послушно проглотил, неотрывно следя за ее лицом.

- Еще. До конца пей.

И он снова выпил, чувствуя странный покой от одного лишь звучания ее ровного голоса. Какую-то непривычную умиротворенность, ощущение правильность происходящего, от которого никак не мог избавиться. Он бы сделал сейчас все, что потребовал от него Белик: рассмеялся, взбеленился, зарыдал, прыгнул с обрыва... хотя где-то на задворках сознания смутно теплилась мысль, что это странно, что где-то он уже слышал эти слова и наблюдал что-то похожее. Только не с собой. С кем-то другим...

- Бел! - внезапно выдохнул Стрегон, наконец-то, вспомнив про Курша. - Что ты...?!

- Молчи, - сухо приказали ему, и тяжелый взгляд Гончей снова пронзил его душу до самого дна. - Лан, "нектар"! Скорее, пока у него есть силы. Тиль, помоги!

Эльфы проворно вскрыли пузырек с драгоценным составом, в четыре руки обмазали им обезображенное тело Стрегона, то и дело содрогаясь от мысли, что каждое прикосновение причиняет ей дикую боль. Внутренне сжались, боясь услышать ее стон, но так и не дождались: Белка наблюдала за процессом молча и отстраненно, словно это ее никоим образом не касалось. Словно горящее нутро и заживо сгорающая от "нектара" кожа ей больше не принадлежали. Словно ничего вообще не происходило, и ей не требовалась вся накопленная за века выдержка, чтобы не показать того, что творилось сейчас на душе.

- Хорошо, - так же сухо кивнула она, когда Перворожденные, наконец, закончили. - Стрегон, ты меня слышишь?

- Да, Бел, - судорожно сглотнул обездвиженный полуэльф.

- Сейчас ты уснешь. Крепко и надолго. И будешь спать до того времени, пока я тебя не разбужу. Ты забудешь о том, что сейчас видел и пережил. И никогда больше от этом не вспомнишь. Ни завтра, ни через год, ни на смертном одре. Это - приказ. Ты понял?

- Да, - вяло кивнул Стрегон.

- Тогда спи!

Он удивленно моргнул и послушно закрыл глаза, задышав ровно и размеренно, как младенец в колыбели. Его лицо тут же расслабилось, плотный отек с век стремительно спал, кровоподтеки начали быстро бледнеть. Сломанные кости носа, стоило Тилю их осторожно коснуться, с неприятным щелчком встали на свое место. Грудная клетка разом опала, пальцы на руках распрямились, покрылись свежей кожей...

Лакр с радостным возгласом отпрянул, не заметив, как у вожака одновременно заострились черты лица и разом исхудало тело. Но зато он был жив! Он поправлялся! Пусть не так быстро, как Брон, потому что повреждения были не в пример серьезнее, но все равно!

Белка медленно поднялась и, опасно покачнувшись, устало поковыляла в сторону укоризненно зашелестевшего Ясеня.

- Все. Он будет жить. А теперь не трогайте меня, - хрипло велела дернувшемуся следом Тирриниэлю. - Никто. Даже не приближайтесь.

Эльфы тревожно переглянулись.

- Бел?

- Укройте его плащами: Стрегону понадобится много тепла. Лан, свари еще травы, на завтра, и ложись - больше ему ничто не угрожает. Тиль, если заявится Одер, скажи, что я сегодня охотился один и неудачно. Он поймет. А если рискнет переступить черту - убей. Просто снеси башку и сожги. Тогда он будет неопасен. Костер сегодня не гасите - наши звери не любят огня. Если что-то серьезное стрясется, разбудите. Но без причины не смейте даже прикасаться ко мне - могу убить. Все поняли?

- Бел, ты как? - жалобно спросил Ланниэль.

Она на мгновение обернулась, показав потемневшее, почти почерневшее от боли лицо, и растянула бескровные губы в резиновой усмешке.

- Бывало и лучше.

- Бел!!

- Мне нужен сон, - измученно прошептала она. - Единение разбивается только им. Поэтому... не мешайте... мне и так... нелегко.

Тирриниэль до крови прикусил губу, но она уже отвернулась и буквально рухнула под корнями гигантского Ясеня, зарывшись лицом в траву, то и дело тихонько вздрагивая. Какое-то время тяжело дышала, борясь с чужой болью, шумно дышала, но вскоре затихла. А потом забилась в основание могучего дерева и больше не шевелилась. Словно умерла ненадолго, спрятав во мраке царства Ледяной Богини чужую боль, собственные страхи и сомнения в том, что все получилось правильно.

Владыка Л'аэртэ горестно обхватил руками голову и, глухо застонав, крепко зажмурился, но, к несчастью, он ничем не мог ей помочь. Только оказать послушание, которого она попросила, и сберечь ее чуткий сон от чужих посягательств. Как бы это ни звучало странно, Белка не могла иначе: долг жизни священен. И она не могла не отдать его человеку, чей предок когда-то точно также отдал ей все, что имел. Без сомнений, возражений, ненужных признаний и громких слов. Спас от дичайшего кошмара, помог выжить, выучил и позволил не забыть свое истинное имя. Потому что Сар'ра был очень хорошим учителем, превосходным воином и достойным потомком Диких Псов. А она была его лучшей ученицей. И сделала все, чтобы сегодня его далекий сын никогда не повторил его невеселую судьбу.

- Ложитесь, - мертвым голосом велел Тирриниэль недоумевающим людям. - Мы посторожим.

И было в этом голосе что-то такое, отчего даже вознамерившийся было бдеть до упора Лакр не решился перечить. После чего, тщательно укрыв вожака всеми нашедшимися в сумках плащами и заботливо подоткнув края, осторожно улегся рядом, чтобы до утра караулить дыхание вожака и не пропустить момент, когда ему потребуется помощь. Остальные со вздохом пристроились неподалеку. Мельком глянули на мрачные небеса. Тоскливо покосились на сжавшуюся в комочек Гончую, спасшую сегодня одну невероятно важную жизнь. Затем дружно подумали о Курше, которого она так же просила отдать свою боль, и... со стыдом прикрыли глаза. Потому что только сейчас неожиданно поняли, какая страшная цена была уплачена сегодня за эту чужую, в сущности, жизнь. И только Владыка Л'аэртэ знал, что на самом деле эта жизнь была для Белки далеко не чужой.


По утру, против ожиданий, Стрегон так и не пришел в себя. Выглядел он, конечно, гораздо лучше - жуткие раны затянулись, перебитые кости срослись, обезображенная кожа почти очистилась от корок. Свежие шрамы поблекли и стали едва заметными. Старые вовсе не виднелись, словно их милосердно стерли чьи-то заботливые руки. Вот только исхудал он за эту ночь страшно. Побледнел, как смерть, весь как-то истончился, ужался, спал с лица, будто "нектар" высосал из него все силы, и резко осунулся.

Братья его сперва даже не узнали и поначалу испугались, потому что Стрегон стал похож на недельного мертвеца, засохшего в жаркой пустыне. Однако потом с облегчением подметили ровно вздымающуюся грудную клетку и перевели дух: живой. Пусть слабый и похудевший, но живой. Бел не ошибся. Значит, еще повоюем. Значит, он еще наберет силу. Значит, скоро поправится и снова займет свое место в ситте.

- Как он? - беспокойно спросил Картис, когда вернувшаяся из-за Кордона Белка, успев отмыться от следов вчерашней бойни, осторожно присела на корточки и всмотрелась в неподвижное лицо полуэльфа.

- Неплохо. Думаю, через сутки можно будет разбудить. А еще через пару суток снова побежит в полную силу. Лан, что с отваром?

- Остыл, - с готовностью сообщил от костра молодой маг. - Разбудишь его?

- Конечно. "Нектар" еще остался?

- Нет. Все вчера извели.

- Жаль. Придется одними травами справляться, а это дольше. Ладно, тащи, что есть. Его все равно надо напоить и скормить немного мяса, а то не выдержит.

- Ты сам-то как? - тихо спросил эльф, поставив рядом остывший котелок с травяным отваром.

Белка нервно дернула щекой.

- Терпимо, - после чего потерла некстати разнывшийся висок и бережно коснулась полуэльфа. - Стрегон, проснись. Стрего-о-н? Ты меня слышишь? Открой глаза и поешь. Стрегон...

Стрегон вздрогнул так сильно, что едва не уронил заботливо накинутые сверху плащи. Поспешно распахнул поразительно чистые глаза, непонимающе огляделся, странно нахмурился, не совсем сознавая, где он, кто такой и каким образом тут оказался. Но Белка не дала ему времени прийти в себя - властно протянула чашку с отваром и, приподняв ему голову, негромко приказала:

- Пей.

Стрегон, поймав ее взгляд, моментально забыл обо всем на свете и послушно выпил, находясь в каком-то странном полусне. Ничему не удивлялся, на вопросы обрадовано вскинувших побратимов не ответил, не пытался встать или пошевелиться. И лишь за Гончей неотрывно следил, будто привязанный. Послушно прожевал все, что она дала, до дна опустошил целый котелок. Потом так же безропотно закрыл глаза и, игнорируя все, кроме настойчиво звучащего в ушах тихого голоса, снова крепко уснул.

- Собирайтесь, - устало велела Белка, едва он откинулся на траву и затих. - Умойте его, накиньте что-нибудь из одежды, закутайте потеплее. Эти сутки и половину следующих он будет спать. По-другому нельзя, потому что любое напряжение его убьет - "нектар" для исцеления исчерпал резервы тела почти полностью, так что если ваш друг случайно перегрузит себя ходьбой или даже простым возмущением, то умрет. Придется вам нести его на себе и время от времени заботиться, как о маленьком ребенке.

- Мы готовы, - торопливо закивал Лакр, опасаясь, что за право взять вожака с собой ему придется выдержать неравный бой с раздраженной Гончей. Однако, к его удивлению, она только кивнула и ушла собирать вещи. Не сказала ничего про обузу, ненужное промедление и опасность погони. Вообще ничего больше не сказала. Просто отвернулась, а как только они определили очередность, с которой понесут Стрегона, молча велела уходить: они и так задержались, а именно сейчас время стало слишком дорого.

В этот день им снова пришлось бежать на пределе сил, поминутно оглядываясь и постоянно ожидая погони. Снова спешить, то и дело задыхаясь от усталости. Мчаться вперед так, словно за пятки уже кусала стая диких гиен, но они все равно бежали гораздо медленнее, чем хотелось бы, потому что Стрегон не только тяжким грузом висел на их плечах, но и требовал регулярных остановок.

Белка, едва кто-то из Братьев подавал знак, без лишних слов находила ближайший ручей или быструю речку. Полуэльфа бережно опускали на траву, осматривали, обмывали, если требовалось. Затем старательно поили, безропотно отдавая последнюю воду из собственных запасов, но не жаловались - лучше уж так, чем бросить его на растерзание здешнему зверью. Или еще хуже - позволить Брегарису выместить на нем свою злобу. Они терпели. Заботливо оборачивали побратима собственными рубахами, осторожно придерживали ему голову, давая возможность напиться. А воды он требовал теперь много. И не по одному разу за каждый час. Затем Гончая опять погружала его в целительный сон, и они снова бежали, тщетно гадая о том, сколько времени им удастся выдерживать этот поистине сумасшедший темп.

Однажды услышали непонятный шум на соседнем холме, подозрительно похожий на звуки приближающегося большого отряда. Белка немедленно свернула, огибая неудачное место, и поспешно увела свою маленькую стаю в чащу, чтобы не дать лишившимся собак преследователям возможности уравнять силы. Несколько раз им приходилось вплавь перебираться через бурлящие реки, и тогда она безропотно входила в воду, заставляя местных хищников портить себе одежду ради того, чтобы остальные беспрепятственно выбрались на берег.

Встретили они и стаю диких волков, задумчиво следящих за странными двуногими с соседнего пригорка. Но Белка снова издала знакомый по межлесью рев, и хищники немедленно отступили: знали, что за зверь подает такой голос, и хорошо понимали, что охота на его обладательницу не будет удачной.

Потом были длинные овраги, в которые приходилось спускаться на веревках. Были и болота, полные мерзкого гнуса и назойливых оводов. Были высокие холмы и зеленое разнотравье, устилающее бескрайние просторы здешних земель до самого горизонта... а они все бежали - мокрые, закутанные в плащи до бровей, усталые, задыхающиеся от жары, но упрямо стискивающие зубы и настойчиво подгоняющие себя тревожными мыслями.

Ближе к вечеру Лакр впервые запнулся, зацепившись сапогом за какой-то корешок и едва не пропахав носом влажную землю. Картис вовремя поддержал его за локоть, не дав потерять набранный темп, но все хорошо понимали, что это лишь вопрос времени. Люди уже беспрерывно смахивали со лбов едкий пот, дышали тяжело, с хрипами, устало мотая головами и то и дело отбрасывая на затылок взмокшие волосы. Собственные сапоги казались им уже неподъемными. Руки и плечи давно отваливались, потому что Стрегон, хоть и исхудал, все же весил немало. Даже ежечасные смены, в которых участвовали Перворожденные, уже не помогали: усталость наваливалась с такой скоростью, что Терг справедливо заопасался, что через пару часов они начнут падать, как загнанные кони - на полном ходу. Будь они простыми людьми, умерли бы еще до полудня, потому что таких нагрузок не выдерживали даже ко всему привыкшие и дико выносливые эльфы. Однако за этот день и они превратились в бледные подобия самих себя - усохли, посерели, как-то поблекли; их глаза потухли и провалились внутрь, лица заострились, грудные клетки вздымались часто и неровно... что уж тут говорить о смертных. Но Братья все же держались с ними наравне, почти ни в чем не уступили. А если и выглядели жутко, то все равно - не намного страшнее, чем остроухие бегуны.

И только Белка как-то еще справлялась. После трудной ночи, утомительного утра, чужой боли и не до конца выветрившейся памяти о царстве Ледяной Богини, она по-прежнему умудрялась бежать впереди, выискивать безопасную дорогу и первой замечать опасность, когда кто-то из местных начинал с любопытством посматривать на ее слабую стаю.

Лакр не знал, сколько им осталось до Кордона. Не знал, дотянут ли они до него вообще. Но понимал одно: если нет, то Неизвестный Мастер зря дал им красных "Псов" на предплечья. Зря гонял столько времени и пинал всеми известными способами. Зря выбрал именно их для этого безумного Заказа. И зря понадеялся на то, что они - достойные потомки Диких Псов. Поэтому приходилось заставлять себя снова и снова, до боли стискивать челюсти и бежать, хорошо зная, что рядом точно также сражаются с собой побратимы. Лакр уже почти возненавидел себя за слабость, но все равно бежал. Долго, бездумно, машинально. Не видя никого и ничего вокруг. Просто переставлял одеревеневшие от усталости ноги и думал лишь о том, как бы сделать еще один лишний шаг.

- Отдыхайте, - вдруг откуда-то издалека донесся до него прерывистый голос Гончей. - Немного времени у нас есть.

Люди, как встали за ее спиной, так и сползли на землю, распластавшись вытащенными на берег рыбинами и измученно прикрыв отчаянно слезящиеся глаза. Перворожденные опустились чуть медленнее, но все равно без сил. Такие же измученные и равнодушные ко всему. Только Тиль сумел приподнять ненадолго голову, молча испрашивая, не нужна ли ей помощь. Но Белка милосердно покачала головой и, в который раз опустившись возле заметавшегося во сне полуэльфа, тихонько коснулась его виска.

- Стрегон?

Тот немедленно открыл глаза и вопросительно посмотрел ясными глазами пятилетнего ребенка.

- Выпей.

Стрегон послушно проглотил последнюю оставшуюся воду и выразительно провел языком по пересохшим губам. Затем так же быстро прожевал кусок вяленого мяса, часть эльфийской лепешки, которую для него тщательно берегли. Снова облизнул