Необязательные отношения (fb2)


Настройки текста:



Ирина Кисельгоф Необязательные отношения

Лаврова никогда не гадала. Не любила, не признавала, боялась. Ее уговорила Вита. Лаврова нехотя скомкала бумагу и подожгла. Скрученный бумажный шар мгновенно вспыхнул костром. Она отшатнулась и подула на пальцы. Будущее обожгло заранее, без предупреждения. Гадать не стоило. И так все было ясно. Лаврова перевела взгляд на стену и увидела прошлое, привычным, тяжким грузом следующее за ней в знакомое будущее. Все как всегда. Судьба, записанная тенями, сложилась давно разгаданными картинками.


Сначала в круге белого света возник он — Верховный судия и палач, облаченный в ритуальную мантию, с руками, надменно сложенными на животе. Каратель, отмеченный орденом за безучастную справедливость и предумышленную беспощадность. Но вот судья шагнул в сторону. Это движение было не милостью, а лишь отсрочкой. С пугающей предупредительностью он уступил место старой ведьме — великой грешнице с обожженными аутодафе космами. Голова старухи была вскинута из-за стянутой гарротой шеи. Ее ноги, раздробленные испанским сапогом, упирались в днище узкой лодки. Она стремительно неслась вперед, оставляя за собой горящие клочья одежд и волос. Через мгновение силуэт ведьмы слился с Верховным судией и они тут же взорвались, распавшись на куски. На донышке перевернутого блюдца осталось лежать крошечное тельце со сложенными на груди руками. Вскоре и оно рассыпалось в прах.


— Мрак! — Вита задула свечу и включила свет. — Пепла-то сколько! — Она потерла черные от пепла руки и обернулась к Лавровой. Та не отозвалась. — Наташ, ты что? Расстроилась из-за этой ерунды?

Лаврова по-прежнему молчала.

— Все гадают в сочельник, чтобы узнать будущее, а не ворошить прошлое. — Вита участливо склонилась к Лавровой. — Речь о будущем. Поняла? И успокойся.

На Лаврову сочувственно смотрели круглые, навыкате, глаза ее не самой близкой подруги. Склеры глаз были красными.

«Дрозофила», — подумала Лаврова.

Вита подошла к Лавровой и коснулась ее плеча черной от пепла ладонью, и та невольно отстранилась. Вита смущенно потерла руки, сходство с дрозофилой усилилось. Лаврова вдруг расхохоталась. Она не хотела обидеть Виту, но так получилось. Сочувствие подруги было вялым и совсем ненужным. Выражение такого сочувствия является обязательным ритуалом среди людей, вступивших в необязательные отношения. И в этом нет ничего особенного: людей, находящихся в необязательных отношениях, подавляющее большинство.


Лаврова не могла уснуть до утра. Память, отгоняя дремоту, снова тянула темную нить из прошлого в будущее. Хотя будущего у Лавровой не было, она понимала это и без гадания.

— Ни к чему было напоминать. — Она посмотрела вверх. — Без тебя знаю.

Рождество оказалось испорчено. Все как всегда. Расстраиваться не стоило.

Бессонница Лаврову не пугала, впереди воскресенье. У нее бездна времени на сон. И бездна времени на будущее, которого нет. Расстраиваться действительно не из-за чего.

Глава 1

Лаврова смотрела на прекрасную бабочку, сотканную из узорчатых цветков сирени. Бабочка являлась хищницей, нежной и свирепой красавицей, закоренелым убийцей, врагом и другом одновременно. Ее внутренний мир был крошечным, зато ареал обитания огромен для такой серьезной малышки. Бабочку окутывала округлая, призрачно-дымчатая мантия, украшенная рубиновыми брызгами крови ее врагов. Она выворачивала чужаков наизнанку, прежде чем предать решительному уничтожению. Возможно, бабочка была дисциплинированным служакой, равнодушно выполняющим поточную работу. Или, напротив, гордилась своей миссией, включающей изощренные пытки. В любом случае, она являлась Торквемадой своего мира, воплощением несправедливости добра. Бабочка носила скучное научное название — макрофаг note 1. Она не была особенной, таких, как она, много и в крови, и в печени, и в легких, и в нервной системе — везде. Они окружают, захватывают пришлых врагов, заботливо окутывая их своей мантией, и, усыпив бдительность, пожирают, впуская яд. Справедливые палачи ежесекундно неслышно хрустят, чавкают, давятся полуживыми чужими и умершими своими. А затем безвестные солдаты локальных сражений, выполнив долг, умирают на поле боя от булимии.


Лаврова убрала предметное стекло со срезом ткани миокарда из-под объектива микроскопа, откинулась на спинку стула и потянулась.

— Так и запишем, стадия организации инфаркта. — И, покосившись на микроскоп, рассмеялась: — Вот такие мы, людишки, противные и неблагодарные. Вы наши друзья, а мы на вас чихать хотели. Ни венков, ни мадригалов.

У Лавровой было прекрасное настроение. От рождественского обжорства. От того, что ей повезло с работой. Точнее, с маленьким и дружным коллективом кафедры патологической анатомии. Рыба цвела с головы, которой, в прямом и переносном смысле, являлся Князев. У Князева была огромная гидроцефальная голова с медовым редколесьем на своде черепа. Именно такая и нужна, чтобы размышлять о тайнах человеческого космоса — органах и тканях. Князеву лучше думалось, когда он, накрутив на пальцы медовый сноп волос, выдирал его вместе с луковицами. Восстановлению волосы не подлежали, потому глава кафедры неумолимо лысел. Его большие скорбные глаза под навесом широкого лба казались еще огромнее за счет щегольских плюсовых очков.

«Уфологи не там ищут, — думала Лаврова. — Вот он, зеленый человечек, припудренный белой рисовой пудрой».

Князев любил науку, она платила ему взаимностью. Князев обожал жизнь, наука не ревновала, она любила его безоглядно. К науке ревновала Ильинична, доцент кафедры патанатомии. Ильинична ревновала ко всем без разбора: к науке, к жене Князева, к ассистенткам, соискательницам, слушательницам курсов повышения квалификации, к любым женщинам и даже мужчинам. Ильинична была русской синеглазой красавицей. Каждое утро она так туго заплетала косу, что кончики славянских глаз слегка приподнимались к вискам. Она казалась сиамской кошкой, ей незачем ревновать, она это знала, но поделать ничего не могла.

У Лавровой было прекрасное настроение, она уже не боялась. Баба Иня обещала, что ничего страшного не случится, когда Лаврова, смеясь над собой, рассказала ей о рождественском гадании. Все верили бабе Ине, она была толкователем снов и примет. В штатном расписании кафедры баба Иня значилась служителем морга, а на деле работала уборщицей. На вид ей было лет сто. Латышский бог, отливая ее в назначенную форму, отвлекся, и биомасса застыла крупными глубокими складками, изрезав поверхность лица и тела, как лава вулкана.

— Маленький трупик означает чью-то смерть и относится к прошлому. А старуха на лодке — скорая весть об этой смерти.

— А верховный судья? — усмехнулась Лаврова.

— Это ты, — сказала баба Иня, перетирая беззубыми деснами свиной рулет, — скорее всего.

У Лавровой в животе что-то екнуло и отпустило. Внутри ее тела потекла душистая малиновая речка домашней наливки. Члены маленького дружного коллектива их кафедры и гости галдели, сдвигая бокалы.

— Себя не потеряй, — прошамкала баба Иня.

Лаврова увидела совсем близко ее мутные, слезящиеся от старости глаза.

— Что? — переспросила Лаврова и тут же отвлеклась.

К ней тянулся докторант профессора Князева. Они лихо чокнулись, и малиновые капли из ее рюмки, сверкнув, взлетели и растворились в чистом как слеза медицинском спирте.

* * *

Лаврова заправила растительным маслом салат из квашеной капусты. В дверь позвонили, она выключила газ, накрыла крышкой скворчащую на сковороде картошку и пошла открывать. Щелкнув замком, выглянула из квартиры. На пороге стоял маленький круглый человечек. Колобок из колобков. Золотой призер чемпионата самых круглых человечков Алматы и Алматинской области.

— Лаврова Наталья Валерьевна?

— Да, — удивилась Лаврова.

Колобок отодвинул ее, прошел в коридор и стал стягивать пальто.

— Я из военной прокуратуры, Хадаев Фарид Алимович. — Он вытащил удостоверение с гербом и тут же снова засунул его в нагрудный карман пиджака. — Можно пройти?

— Да, — кивнула Лаврова, глядя в спину колобка, уже уверенно катящегося в гостиную.

«Медкомиссия. Весенний призыв, — ни с того ни с сего решила Лаврова — Надо технично отбояриться».

Она пошла по мокрому следу ботинок незваного гостя, который уже впился клещом в ее кресло. Колобок деловито вытаскивал из портфеля бумаги и раскладывал их на журнальном столике.

— Присаживайтесь, — пригласил он.

«Бред какой-то», — подумала она, усаживаясь в собственное кресло.

Колобок щелкнул пузатой ручкой, из которой послушно вылетел кончик стержня.

— Сообщите ваши паспортные данные, — попросил он.

— Зачем?

— Надо.

Лаврова пошла искать удостоверение личности. Она рылась в сумке и думала: бред, бред…

Колобок деловито вписал ее личные данные в бланк, озаглавленный словом «Протокол». Лаврова следила за скользящим по бумаге стержнем пузатой ручки.

— Две тысячи четвертый год, Байгельды. Помните?

— Да. То есть нет, — растерялась Лаврова.

Она взглянула на колобка. Он пристально, по-деловому всматривался ей в лицо. Его маленькие круглые глазки цвета сливы подпирали тугие яблоки щек. Лаврова никогда не видела таких глаз, у них не было склеры, только иссиня-черная радужка и точечные зрачки величиной с булавочную головку.

— Так да или нет?

— В чем, собственно, дело? — разозлилась Лаврова. — К чему это?

— Скоро узнаете, — сообщил колобок и нетерпеливо выстрелил дуплетом из пузатой ручки. Стержень опять с готовностью замер над бумагой. — Вспоминайте, это важно.

— Для чего важно?

— Для следствия.

У Лавровой разом вырвало с корнем все внутренности, и они камнем рухнули вниз.

— Но я ни в чем не виновата, — чужими губами произнесла она.

— Мы знаем, — согласился посетитель.

Он участливо посмотрел на Лаврову. Она была ему благодарна, бесконечно благодарна формальному участию человека, находящегося с ней в необязательных отношениях.

— Что вспоминать? — Она растерла пот на своих ладонях. Ее уже отпускало.

— Все. По порядку. Когда прибыли, когда убыли, что произошло в промежуток между прибытием и убытием.

Казенная лексика круглого незнакомца, пришедшего к ней без приглашения, успокаивала, как успокаивает правильный порядок правильных вещей.

* * *

После окончания шестого курса Лаврова с мужем отдыхали на Черном море. Это было самое счастливое время, счастливей у нее уже не будет.

Они путешествовали автостопом. К морю ехали на старой разбитой «Волге» без заднего стекла. Остро пахнущий полынью ветер трепал и закручивал волосы. Жгучая, как ветер, пыль кубанских степей с привкусом цемента покрывала тонким слоем лицо и руки. Солнце поднималось выше, меняя суть вещей. Силуэты далеких придорожных столбов дрожали и расплывались в знойном мареве. Искажался состав разогретой солнцем пыли, состоящей теперь из растертой душицы, полыни, опийных маков и морской соли. Эта адская смесь забивалась в нос, рот, застила глаза. Она вызывала томление, страсть, которую нужно скрыть, спрятать от неуместного свидетеля, сидящего за баранкой. Она вызывала тревогу, что этот путь никогда не закончится и не случится то, что должно уже случиться.

— Сил нет, — выдохнул муж, касаясь губами ее лица. Его дыхание почти не ощущалось в знойном мареве кубанских степей.

Лаврова рассмеялась во весь рот. Целый мир был в ее власти.

Денег у них почти не осталось, но это казалось совсем не важным. В Дивноморске они жили в ветхом сарае за пыльными зарослями зефирнобордовой мальвы. Ранним утром их будило южное солнце, нахально пробираясь сквозь широкие щели в стенах и крыше. Немногословная хозяйка кормила молодых борщом, она приносила его в банке. Дочерна высушенное солнцем лицо кубанской казачки насмешливо морщилось.

— Йисть-то надо, — уходя, ворчала она под нос. — Голодранцы!

Голодранцы, молча виляли хвостами и прыскали со смеху.

У них не было ни ложек, ни вилок, только нож, но это тоже их ничуть не огорчало. Сначала они по очереди пили пряную жидкость, заедая черным хлебом с натертой чесноком корочкой. Затем руками вытаскивали куски сладкой картошки, длиннющие ленты капусты, запятые болгарского перца, кирпичики свеклы и обломки стрелок фасоли и чеснока. Вкуснее того кубанского борща Лаврова уже никогда ничего не пробовала.

Они валялись на раскаленной солнечными лучами гальке в Кринице. Вода в заливе была чистая и прозрачная, как родниковая. Солнце доставало до самого дна. Нырни с открытыми глазами — и увидишь солнечно-красных и черных рыбок и их мальков. Лаврова нашла у самого берега куриного бога, на одной из его сторон была загадочная клинопись, тайный шифр, выполненный самой природой. Куриный бог до сих пор хранился у нее. Закодированное послание южного моря Лаврова не смогла прочесть ни тогда, ни сейчас.

В Ново-Михайловское они приехали ночью. Не было видно ни звезд, ни луны. В кромешной тьме поднимались по крутому склону среди раскидистых кустов, а вокруг летали светляки. Их были мириады. Они разыскали Лаврову и ее мужа и теперь сопровождали их, как верные псы. В доме, где путников согласились приютить, им отвели детскую. Простыни на кровати были влажными от детской мочи. Но Лаврову это не заботило, она чувствовала запах тела самого близкого ей человека, заставляющий биться ее сердце в сумасшедшем ритме. Потом они купались голышом под грозовыми тучами в ночном, затихшем перед штормом море. На волосах Лавровой и ее мужа сверкали галактическими звездами их новые друзья светляки.

Назад в Краснодар они возвращались на «Жигулях». Заднее сиденье машины отсутствовало, хозяин продал арбузы курортникам и порожняком ехал домой. Лаврова и ее муж возлежали на надувном матрасе, заменявшем заднее сиденье. Время от времени приходилось останавливаться, матрас сдувался, его нужно было подкачивать. Лаврова пожаловалась на сквозняк, хозяин, остановив машину, вышел и снаружи стал пальцами поднимать боковое стекло. Когда они, наконец, приехали на место, муж Лавровой повернул ручку дверцы, и она осталась у него в руках.

Лаврова смеялась как ненормальная. Жизнь тогда была вкусной, яркой и сочной. И Лаврова цеплялась за каждый день.


Приехав домой, интерн Лаврова вышла на работу в областную больницу, опоздав на две недели. В назидание ее отправили на полмесяца замещать врача сельской врачебной амбулатории в село Байгельды. Для Лавровой это не было наказанием, приключения продолжались, рядом плескалось Капчагайское море. Во время приема больных Лаврова нередко убегала под любым предлогом, чтобы перелистать справочники. Она окончила институт с отличием, но их не учили применять свои знания на практике. Главный врач СВА сразу свалил на нее все ночные дежурства, о чем Лаврова не жалела ни тогда, ни потом. Это стало для нее хорошей школой.


У главного врача было странное, редкое имя, в переводе на русский то ли паук, то ли паутина.

— Торгын, — подсказал колобок.

— Да, точно. Мне сказали, так иногда называют новорожденных, чтобы отвести дурной глаз.

— Когда вы убыли из Байгельды?

— Двадцать седьмого. Нет, двадцать восьмого августа.

Лаврова не заметила, как прищурились сливовые глазки колобка, как раздулись ноздри его расплющенного носа, сдвинулись лишенные растительности надбровья, напряглись желтые перезрелые яблоки его щек.

— Двадцать восьмого? — Его рука, без устали строчившая пузатой ручкой, застыла над вязью синих крошечных значков, острых и угловатых, совсем непохожих на своего хозяина — Вы уверены? Все же пять лет прошло.

— Да. Мне нужно было приехать домой двадцать девятого. У моего мужа… — Лаврова запнулась и сама на себя разозлилась. — Бывшего мужа, — поправилась она. — У него двадцать девятого августа день рождения.

— Что произошло ночью с двадцать седьмого на двадцать восьмое, не помните?

— Помню. Женщину привезли после автокатастрофы. В лобно-теменной части черепа дыра, обломки костей вонзились в мозг. Все лицо в крови. И волосы светлые тоже в крови, и одежда — Лаврова повела плечами. — У нее еще был открытый перелом фаланг правой кисти, пальцы только на кожных лоскутах держались.

— Что вы предприняли?

— Ничего. Почти сразу пришел главный с какими-то людьми. Он сказал, что займется пострадавшей сам.

— И вы ушли?

— Да. Главный сказал, что я не нужна. Случай слишком сложный. Не для моего врачебного опыта.

— И все?

— Все. Главный пожелал счастливого пути, ручкой помахал, и я ушла собираться домой.

— Вы сами сказали, случай был сложный. Разве главному врачу не требовалась квалифицированная помощь?

— Ну… — Лаврова пожала плечами. — До этого я из Байгельды в Капчагай больного с разрывом капсулы селезенки привезла. Врач приемного покоя кричал, что я ненормальная. Человек мог умереть в дороге от внутреннего кровотечения. Мне тогда просто повезло. С тех пор я с корифеями не спорила.

— Как вы считаете, такие повреждения у пострадавшей могли быть вследствие автотравмы?

— Не знаю, — Лаврова задумалась. — Трудно сказать. Если бы я знала больше…

— Что за люди были с главным врачом?

— Русские. Один высокий, другой пониже.

— Гражданские?

— Одеты в гражданскую одежду, а так, кто их знает, может, военные. Там же рядом гарнизон. Кстати, один из этих двоих был лидером.

— Почему?

— Он все время шикал на маленького. Маленький выглядел очень напуганным. Не в себе. У него на руках были свежие бинты. На голове бейсболка, низко надвинутая, потому я лица его не видела.

— Имен они не называли? — перебил Лаврову колобок.

— Нет. Только к главному врачу обращались по имени.

— Хорошо, — неожиданно для Лавровой он свернул допрос — Прочитайте, подпишитесь на каждой странице протокола и поставьте сегодняшнюю дату.

Он протянул Лавровой свою пузатую ручку, она была скользкой от жира. Лаврова наскоро прочитала и подписалась, стараясь скрыть отвращение.

— А дальше что?

— Ничего. Если вы понадобитесь, мы вас вызовем.

— Так что же все-таки случилось?

— Рядовая автотравма, — колобок закрыл за собой дверь и исчез в неизвестном направлении.

Лаврова, давясь, съела холодную картошку, она была жирной, как пузатая ручка. Приняла душ, надела пижаму и шерстяные носки. Ей было холодно. Она собиралась заснуть, но сон не шел. В ее тело вкрадчиво вползла тревога, она стянула гарротой ее шею, не давая дышать. Она сдавила сердце, сковала холодом ноги. Лаврову тошнило. Она вышла в туалет и, склонившись над унитазом, вложила два пальца в рот. Осклизлая, жирная жареная картошка выскользнула ужом и исчезла в сосудах ее дома. Лаврова выпрямилась, повернула голову и посмотрела на отражение в зеркале. Она увидела лицо того, кто убил человека и убил самого себя.

Глава 2

Гремели техно и R'n'B в ночном клубе «Метро». В этом заведении не было строгого фейсконтроля. Здесь расслаблялись люди с большими деньгами и маленькими. Они переступали порог и переходили в состояние броуновского движения, подчиняющегося только рваным, оглушающим ритмам наркомузыки. В этом месте каждый был сам по себе даже в самой большой компании. На танцполе стиралась личность. Лаврова любила это место, оно позволяло по-настоящему забыться.

В клубе царила другая Лаврова, без прошлого и будущего. Здесь она становилась такой, какой ей хотелось быть. Чужой для всех, без комплексов и страхов, без имени и фамилии, без рода и племени. Лаврова танцевала каждый раз до упаду. Ее алкали, жаждали незнакомые мужчины. Она же не хотела ничего. Ни с кем. Никогда.

— Эй, красотка, греби к нам!

Кто-то схватил Лаврову за руку. Она, смеясь, выдернула ее не глядя и проплыла между дергающимися куклами к стойке бара.

— Сухой мартини, пожалуйста, — сказала Лаврова и повернулась к танцполу. Краем глаза она видела приближающийся к ней бокал с мартини.

— За мой счет, — произнес чужой глуховатый голос.

Лаврова нехотя крутанулась на стуле. Ее взгляд остановился на глазах, прикрытых козырьками набрякших коричневых век. Они смотрели пасмурно. Так не бывает у людей, желающих познакомиться. Лаврова, не зная, что сказать, приподняла бокал с мартини.

— Сергей Александрович. — Незнакомец отодвинул свой стакан с виски подальше от Лавровой. Его древесные веки прищурились, складки у наружных краев глаз углубились, губы сложились длинной брюзгливой скобой. Его веки делали свое Дело: скрывая глаза, они утаивали его мысли.

— Наталья Валерьевна, — ответила Лаврова.

Незнакомец отпил из своего стакана. Он внимательно, без каких-либо эмоций, изучал Лаврову. Складывалось впечатление, что его интерес к ней чисто академический. Лаврова почувствовала, как капля пота стекла с шеи в вырез ее блузки. Она неловко промокнула ее бумажной салфеткой. Нужно было бы вытереть влажную от пота шею и мокрые на висках волосы, но не хотелось доставлять незнакомцу удовольствие от такого зрелища. Она подняла бокал с мартини к самым глазам. Сквозь стекло верхняя губа незнакомца казалась узкой бледной нитью, нижняя стала похожа на толстую кирпичную гусеницу, горбиком книзу. Его лицо растянулось вширь, сгладились резкие складки у носа, смягчились скулы, еще больше отяжелел подбородок, черные широкие брови сошлись на переносице, глаза превратились в щелочки, скрыв пасмурный взгляд. Лаврова рассмеялась резче, чем обычно. Ее смех покоробил ее саму.

— Пойдем отсюда. Мне надоело.

Лаврова отняла бокал от глаз. За спиной незнакомца стояла длинноволосая девушка с ореховыми глазами. Ее длинные, тонкие пальцы с французским маникюром лежали на его мощных плечах. Она была вдвое моложе его и моложе Лавровой.

— Отвяжись, — лениво процедил незнакомец и раздраженно повел плечами.

Девушка испуганно отдернула руки.

— С кем я поеду? — растерянно спросила она.

— С кем угодно.

Он рассеянно смотрел в сторону. Разговор был исчерпан. Девушка смерила Лаврову взглядом ореховых глаз, развернулась и растворилась в толпе. Он даже не потрудился проводить ее глазами.

«Вот так-то!» — поаплодировала себе Лаврова.

Мрачный бука на крючке, на ее крючке. И все же сомнения оставались, слишком хороша была юная девочка с чистыми ореховыми глазами. Но Лаврова уже свободней играла в вербальный пинг-понг. Рука незнакомца, обтянутая рукавом темно-коричневой рубашки, оперлась о стойку бара. На руке бугрились мышцы, крупная кисть костистыми, узловатыми пальцами небрежно удерживала стакан. На широком запястье блестел хронометр с черным циферблатом. У незнакомца имелись деньги, это нетрудно было понять даже неискушенной Лавровой.

Лаврова пила уже третий мартини, а ее молчаливый поклонник все цедил свой первый стакан виски.

— Поедем ко мне, — предложил он.

Лаврова не удивилась, она этого ждала. Она удивилась бы, если бы он поступил иначе.

Они приехали к нему на «Хаммере». Раньше Лаврова думала, что на «Хаммерах» разъезжают закомплексованные коротышки. Незнакомец не производил впечатления закомплексованного, но он был невысокого роста. Крепкий перец, далеко за сорок. Лаврова смотрела на его кисти, лежащие на руле, такими руками можно легко свернуть шею. Он вез ее к себе домой, глядя вперед, не проронив ни слова. Лаврова никогда не знакомилась с мужчинами в ночных клубах, ей это было не нужно. Она поехала с незнакомцем, потому что развязка еще не наступила. Хотелось узнать, что случится дальше. Она была любопытна, как зритель, пришедший на премьеру спектакля. Так же молча они поднялись на лифте на нужный этаж. Мужчина смотрел в сторону, будто жалея, что опрометчиво пригласил постороннего. Лаврову его затруднения подзадоривали.

Она сразу прошла в гостиную, на ходу сбросив с себя пальто. Пальто упало к его ногам. Он перешагнул через него, не подняв. Лаврова уселась в кресло и откинулась на спинку.

— Сапоги сними, — приказала она, блестя глазами.

Она думала, он откажется, вспылит, обругает, надает по щекам. Сделает то, чего она от него ждет. И он наклонил голову, как зверь перед схваткой. Лаврова увидела, как сузились его веки, дернулся кадык, жестко сомкнулись губы. Его глаза, покрытые толстой древесной корой, сжали расстояние между ним и Лавровой до миллиметра. Через мгновение он улыбнулся, впервые. Затем присел и расстегнул ее сапог. Он снимал ее сапоги вместе с чулками, а Лаврова смотрела на его голову. В гуще темных жестких волос серебрилась алюминием седина.

* * *

Лаврова проснулась в чужой постели.

«Минотавр, — подумала она. — Как я сразу не догадалась?»

Ее новый знакомец походил на мифического зверя как две капли воды.

Было раннее утро. Розовый шар весеннего солнца величественно выкатывался из-за горизонта, окрашивая невзрачную белую линкрусту своим нежным светом.

«Я выгляжу ужасно. Я всегда ужасно выгляжу с перепоя».

Лаврова прислушалась, безрезультатно пытаясь уловить звуки чужого дыхания за спиной. Она осторожно перевернулась. На кровати лежали только смятые, скомканные простыни и подушка без вмятины от головы. Было тихо. Так тихо, словно она осталась одна в незнакомой квартире.

«Ушел», — решила Лаврова и невольно почувствовала облегчение.

Она обмотала себя простыней, подхватила одежду, лежащую на черном, скинутом на пол одеяле, и пошла искать ванную, по пути разглядывая обстановку. Унылый хай-тек, никаких картин, аксессуаров. В этой квартире явно никто постоянно не жил. Наверняка она использовалась для кратких встреч с малознакомыми женщинами, Другими словами, для мимолетного поточного спаривания.

— Мужикам хорошо, — говорила мама подружки Лавровой. — Сунул, вынул и пошел.

Случайно Лаврова поймала свое отражение в огромном зеркале в прихожей. Северный утренний свет равнодушно выделил серый цвет кожи, синие круги под глазами. Она выглядела старше на десять лет. Оставляя свои проблемы в ночных клубах, она, как получалось, платила за это своей молодостью.

Горячий душ вернул румянец, но не вернул хорошего настроения. Она вяло натянула одежду и поплелась к выходу. Неожиданно Лаврова вздрогнула от щелчка. Она обернулась и увидела в глубине кухни Минотавра. Стоя к ней спиной, он наливал в кружку дымящуюся воду.

— Привет, — сказала она.

Не ответив и не обернувшись, он шагнул к окну. Она смотрела на него, он смотрел в окно. Она постояла у двери кухни и вышла, тихо захлопнув дверь чужой квартиры.

— Он не позвонит. — Лаврова вспомнила невинные ореховые глаза длинноногой девушки.

Глаза у Лавровой были старые, намного старше ее самой. Раньше муж называл ее глаза лучистыми, перед которыми нельзя устоять.

Лаврова чувствовала себя униженной. Это было странным. Она получила то, чего и ждала. И все же чувство унижения не проходило. Ее унизило то, что Минотавр занимался с ней любовью, закрыв глаза. Ее унизило то, что даже во время кульминации его лицо было бесстрастным и сосредоточенным. Ее унизило то, что он дисциплинированно делал свою поточную работу, не тратя времени на формальные чувства и слова, принятые среди людей, вступивших в необязательные отношения.


Он позвонил через неделю, в пятницу.

— Давай поужинаем вместе. Я заеду за тобой завтра около семи, — сказал он будничным голосом.

От неожиданности Лаврова согласилась. Она не верила, что он позвонит. Минотавр застал ее врасплох. Она не успела ничего придумать. Или не хотела ничего придумывать.

Лаврова раскрыла дверцы шкафа, у нее был небогатый гардероб. На зарплату ассистента кафедры не разживешься. У Минотавра имелась дорогая одежда, Лавровой хотелось соответствовать, хотя это казалось глупым.

Она трогала пальцами старые вещи, которые давно не носила. Они были из другой жизни.

«Надо их выбросить, — решила она, — в воскресенье».

Она опять коснулась черного платья, которое купила вскоре после замужества. Строгое приталенное черное платье чуть выше колен, на спине треугольный вырез. Все говорили, что оно ей очень идет. Лаврова руками разгладила на кровати черную ткань и примостилась рядом, встав на колени.


— Ты лучше всех, — шептал муж и целовал ее голую спину, не стесняясь шумной компании.

Лаврова ежилась и смеялась, ее глаза сверкали. Все смотрели на них. Им тогда завидовали, она хорошо это помнила.

— Ты его только надела, а мне уже хочется его снять, — говорил муж, медленно застегивая молнию на спине.

Он касался голой кожи ее спины горячими губами, они поднимались вверх сантиметр за сантиметром, за его губами робко кралась молния. Лаврова не всегда могла устоять перед натиском его лихорадочных губ. Супруги часто опаздывали, если ей вздумывалось надеть черное платье.


— Решено, я буду лучше всех. — Лаврова выбрала черное платье.

Она никак не могла застегнуть молнию, ей некому было помочь. Она закрутила сзади руки, поднялась на цыпочки, и наконец молния сдалась.

— Вот так-то, — торжествующе сказала ей Лаврова и рассмеялась.

Она взглянула на себя в зеркало: платье сидело на ней как влитое.

— Повезло, — решила Лаврова.

К семи она была полностью готова. К платью она вдела в уши тяжелые грузинские серьги, крученый трилистник с черным ониксом. Муж купил ей эти серьги в Сухуми. Серебро сильно окислилось и потемнело от времени. Лаврова нашла старый зубной порошок и отчистила так, чтобы сохранить их черненый рисунок. Зачем-то надела легкие туфли на шпильках, набросила плащ и спустилась вниз к Минотавру. Дверца «Хаммера» была приоткрыта, Минотавр ее ждал. На твердой дубовой коре его лица красовались солнцезащитные очки, такие же узкие, как прищур его глаз.

Они мчались прочь от центра, к окраине, в нижнюю часть города. Мимо проносились улицы с ресторанами, клубами, кафе, уже открытыми летними площадками, но они не были целью. Минотавр вел Лаврову по своему лабиринту. Она не знала, где случится остановка, она просто ждала. Не снимая солнцезащитных очков, чтобы быть с ним на равных.

Они вырулили на трассу, ведущую к Капчагаю, и поехали дальше. Лавровой вдруг стало смешно, и она расслабилась. Она вспомнила, как познакомилась в бассейне с хилым яппи, истощенным неравной карьерной борьбой. Он пригласил Лаврову на рандеву. Она взяла с собой подругу, чтобы своевременно от него отвязаться. Он вез их по городу, показывая на рестораны и казино, приговаривая: «Я был здесь. И здесь я был». Но рестораны и казино проносились мимо, а они целеустремленно двигались к окраине, пока не остановились у края вспаханного поля. В одном из двух покосившихся киосков он купил коньяк «Казахстан» и две плитки шоколада. Давясь от смеха, Лаврова с подругой пили коньяк, закусывая шоколадом. Хилая офисная поросль, обесцвеченная лампами дневного света, смотрела на них глазами побитой собаки. А Лаврова покатывалась со смеху, только взглянув на его лицо.


«Хаммер» свернул на проселочную дорогу вправо от трассы и вскоре оказался у одноэтажной кафешки, стены которой были покрыты облупившейся штукатуркой. Таких забегаловок много у обочин дорог Средней Азии. Перед кафе на плохо заасфальтированной площадке стояли припаркованные машины. У входа уныло торчали скелетики двух низкорослых деревцев.

«Дежавю», — подумала Лаврова, ступив шпильками на неровную землю.

Минотавр молча пошел к кафе. Лаврова шагала за ним, покачиваясь на шпильках. По дороге ей попался камешек, она пнула его, он отскочил к ботинку Минотавра, но тот не оглянулся.

«В этом кафе я точно буду лучше всех», — посмеялась над собой Лаврова.

Ее стали забавлять необязательные отношения с необязательным для нее человеком.

«Чудило, — ласково подумала о Минотавре Лаврова. — Какую же гадость мне ждать от тебя?»

Она уселась на деревянную скамью, напротив расположился сумрачный спутник. Деревянный стол был липким то ли от лака, то ли от пива и жира. Ей не хотелось класть на него руки, пришлось сложить их на коленях. К ним подошел кавказец и протянул меню.

— Что будете заказывать? — осведомился он, глядя на Лаврову.

Его речь звучала протяжно, словно он был не местным, а только-только приехал из родной Кахетии.

— Как всегда, — ответил Минотавр.

«Надо же, он в этой дыре часто бывает», — удивилась Лаврова.

Она оглянулась. За двумя сдвинутыми столиками сидели хорошо одетые мужчины. Они тихо говорили о чем-то, как разбойники с большой дороги, соединяющей Алматы и Капчагай. Она вспомнила внедорожники, припаркованные у кафе. Машины посверкивали как новые. За столиком подальше сидели парень с девушкой, им было наплевать на всех, влюбленным никто не нужен, им хорошо вдвоем. Лавровой внезапно стало тоскливо, но ее тут же отвлекли.

— Что дама будет пить?

— «Хогарден», — ответила Лаврова и забыла о парочке.

Кавказец поклонился и отошел. Значит, такое пиво в этом кафе есть. Наверное, в этом кафе имеются все сорта пива. Это кафе с двойным дном, непрезентабельная на вид шкатулка с секретами. Может быть, кавказцу не понравился ее выбор? Наверное, он ожидал, что она закажет грузинское вино. Здесь грузинское вино точно должно быть настоящим. И ей так сильно захотелось настоящего грузинского вина, такого, какое она пила на озере Рица. Но было уже поздно, кавказец ушел, оставив аромат и вкус грузинских вин на потом.

Минотавр смотрел в окно на унылую, слякотную степь. От нечего делать Лаврова открыла меню и стала его изучать. Меню было отпечатано на дорогой бумаге. В нем предлагались шашлыки на любой вкус: из мяса, рыбы, птицы, печени, овощей, на шампурах, шпажках, шпильках, косточках. Было даже канапе из шашлыка.

Лаврова закрыла лицо меню, как чадрой, оставив только глаза, и велела:

— Рассказывай.

— Что? — не отрывая взгляда от окна, спросил Минотавр.

— Чем тебе нравится это кафе?

— Хорошей кухней, — он был немногословен.

— Сколько тебе лет?

— Сорок семь.

— Старый хрыч, — с удовольствием сказала Лаврова.

Ее улыбку скрыла чадра из меню. Он промолчал. Его лицо осталось амимичным, как маска африканского божка.

— Ты пригласил меня помолчать на брудершафт?

Минотавр поморщился, шутка Лавровой пришлась ему не по вкусу.

— Хорошо, будем молчать. — Лаврова отложила меню в сторону.

Кавказец принес им пиво в запотевших ледяных кружках, графинчик водки и печенные на гриле овощи, нанизанные на шампура.

— От хозяина даме, — кратко сказал он, показав глазами на овощи.

Минотавр кивнул.

Лаврова вонзила зубы в нежную мякоть томатов, с которых заботливо была снята кожица. Они брызнули кровью с привкусом базилика, тимьяна и меда. Среди ломтиков красного и желтого болгарского перца, присыпанных душистым перцем и мускатным орехом, таились розовые луковички, замаринованные в соке граната, и подсоленные пластинки баклажанов, натертые чесноком. В меру, так, чтобы потом, не рискуя, можно было позволить глубокий поцелуй. Лаврова держала в руках шампур и ела с него, не пользуясь вилкой. Пробовала на вкус, жадно кусала пахнущие дымком и истекающие пряными соками овощи и, не стесняясь, облизывала губы и пальцы.

Она бросила случайный взгляд в сторону. На нее смотрел мужчина, сидящий за соседним столиком. В глазах незнакомца читалась тоска. Лаврова ему улыбнулась, он поднял кверху большой палец. Лаврова перевела взгляд на Минотавра. Его огромные кисти с застывшими потеками синих вен лежали на столе. Они были сжаты так, что побелела кожа под ногтями больших пальцев. Лаврова улыбнулась и ему, он опять отвернулся к окну, в котором уже ничего нельзя было разглядеть.

Кавказец принес им два огромных блюда, в которых дымился коктал. Минотавр разломил лаваш руками. Лаврова ела и не могла остановиться, ей казалось, еще немного — и молния на ее платье разойдется. Минотавр поглощал пищу медленно и безучастно, его мощные челюсти мерно перемалывали нежное тело рыбы, как грубые кости крупных животных. Он походил на человека, поедающего забитого им мамонта только для того, чтобы выжить. И совсем не напоминал того, кто мог оставить потомкам наскальный рисунок.

Лаврова пошла в туалет привести себя в порядок, Минотавр остался расплачиваться. Когда она вернулась в зал, его уже не было. Она вышла из кафе, «Хаммер» тоже исчез. Она оглянулась окрест и ничего не заметила. Минотавр испарился вместе с машиной. Лаврова истерически расхохоталась. Так ее еще никто не динамил. Вокруг была унылая степь, ни одного здания в округе, кроме кафе. До города далеко, дальше не бывает. Из окон кафе лился свет, такой теплый, как дома. Лаврова заплакала навзрыд. Она не знала, что делать. Она помнила глаза мужчины за соседним столиком. Он восхищался ею. За короткое время ее статус изменился, она вновь превратилась в Золушку. Падение — ниже не бывает.

— Скотина, мерзкая скотина! Гад! — выругалась Лаврова и заскулила.

Она уже стала замерзать, когда из кафе вышли парень с девушкой. Он целовал ее на капоте своей старой «Ауди». Рядом стояла Лаврова, ожидая, когда ее заметят.

— Подвезите меня, — спокойно сказала она им.

Они ничуть не удивились. Лаврова опустилась на заднее сиденье машины, отодвинув их вещи в сторону. Привалилась к дверце и закрыла глаза.

«Больше никогда. Ни с кем», — сказала она себе.

Ее довезли до Саина, дальше им было не по пути. Лаврова встала у обочины, чтобы поймать машину. Около нее притормозил «Хаммер», его дверца открылась.

— Ты куда исчезла? — буднично спросил Минотавр.

— Вон пошел, — спокойно ответила Лаврова.

Он рассмеялся:

— Не лучшее место ловить машину. Вдруг примут за проститутку? Или как?

Не ответив, Лаврова отошла подальше и подняла руку, возле нее тут же остановилась машина.

— Телка! Сколько за соску с троих? — раздался пьяный гогот.

Лаврова отпрянула. Из салона выскочил парень и схватил ее за руку. Лаврова вырывала руку, он хохотал, подзывая своих. Не помня себя, она бросилась бежать. Лаврова уже коснулась дверцы «Хаммера», как он тронулся с места Она, задыхаясь, бежала за его габаритными огнями, он уезжал все дальше и дальше. Она бежала и думала все пропало.

У бордюра стоял старенький пустой автобус, коробочка, в нем сидел немолодой водитель. — Тебе куда? — спросил он.

— Домой, — задыхаясь, прошептала Лаврова.

— Залазь, — скомандовал он.

Она влетела в автобус и уселась на сиденье как можно ближе к нему. Она всю дорогу сжимала сумку так, что посинели пальцы. И все бежала и бежала, и не могла остановиться.

Дома Лаврова бросила взгляд на зеркало. Страх вместе с тушью тек из ее глаз, он выбелил ее лицо, изуродовал ее губы, поставил клеймо на лоб, исказил черты скул. Она смотрела на себя и не узнавала. Она перестала быть на себя похожей. В ухе не хватало одной сережки, которую подарил ей муж. Когда Лаврова заметила это, то снова заплакала, и ее, наконец, отпустило.

Глава 3

Вот они, злобные, пронырливые предатели. Ставшие чужими среди своих. Агрессивные зомби или умные, беспощадные стратеги. Из темноты они сверкают рубиновыми каплями с огненным ободом по краям. Они расползаются полчищами безжалостных рыжих муравьев по всему организму. Человеческое тело истекает кровью и лимфой на их пути. Они толпами мигрируют через мембраны клеток и капсулы органов, растекаются диким, безудержным племенем завоевателей по чужой территории. Для них это просто. Их лица скрыты масками исконных, Доверчивых жителей своей страны.

Лаврова взяла с предметного столика ЛЮМА-Ма окрашенный флюорохромом мазок с раковыми клетками. Подумала и протерла руки спиртом. Рак не заразен, просто ей было немного не по себе.

Что появилось раньше, курица или яйцо, применительно к соотношению мужчина и женщина? На примере раковых опухолей можно смело отдать предпочтение женщине. Развитие опухолей происходит от более сложного, нового к более простому, древнему. Изменения опухолевых клеток иногда так значительны, что нормальные клетки уподобляются их эмбриональным зачаткам. Пол злокачественных клеток всегда женский. У здоровых людей пол клеток совпадает с полом носителя. Страшно возвращаться к началу начал, к состоянию непостижимого хаоса и первобытной дикости. Не потому ли женщина сосуд греха?

Лаврова поймала себя на том, что давно уже смотрит в окно, рассеянно и отрешенно. Как Минотавр. Она ничуть не злилась на случайного знакомого из ночного клуба «Метро», и ей не было жаль себя. Кто-то развлекается, как может, кто-то — как получится. Ей повезло. Эксперименты следовало прекратить. То, что с ней произошло, было не стоящей внимания чепухой по сравнению с прошлым. На Минотавра нужно просто забить, что Лаврова и сделала. Жизнь вкатилась в обычную, скучную колею. Рутина привычно завешивала прошлое непроницаемым полотном.

* * *

— Все мужики козлы, — сказала Линка и зарыдала.

— Хуже. Головоногие моллюски, — классифицировала Аська. — И не реви, как больной слон.

Один взмах ножа, и она отправила кусок еще горячей пиццы себе в рот. Все с ней согласились, сдвинув кружки с пивом.

Сегодня утешали Линку. Она осталась одна. Ее зыбкий, прекрасный возлюбленный перекочевал в жаркие объятия другой женщины. Линка наблюдала за ними в бинокль из окна дома напротив и писала автомобильной краской на стенах их подъезда: «Баха, я люблю тебя!» Она поджидала его у работы и плакала, когда он равнодушно проходил мимо. Она прошла кастинг в ночной клуб на место танцовщицы кордебалета, где служила менеджером его новая возлюбленная. Он теперь там часто бывал.

— У меня болят, ноют все мышцы. Там такие нагрузки, — пожаловалась Лина. — Я устала как собака. Днем работаю, ночью таскаюсь плясать в этот проклятый клуб. Со сцены я его не вижу. Зачем мне такая жизнь?

У Линки ныли и болели не только мышцы ног. У нее ныло и болело сердце. Алкоголь и подруги могли унять эту боль только на время. Похмелье скоро вернет память, и все завертится сначала.

— Я потратила кучу денег на коррекцию носа и убрала булки на ляжках. А он ушел к другой.

Линка плакала и жевала пиццу. Слезы ручьем текли по лицу до скривившихся губ. Хрустальные слезы, огибая губы, капали с подбородка на блузку. Линке ничто не могло помочь, кроме времени.

— Ноги покажи! — велела Аська. Аська, Азия, однокурсница и лучшая подруга Лавровой.

Линка задрала юбку.

— Супер! — вынесла вердикт Лаврова — Баха может отдохнуть. С такими ногами ты найдешь мужика и получше.

— Да? — улыбнулась сквозь слезы Линка.

Она перевела взгляд на свои безупречные ляжки и опять зарыдала.

— Шиздец! Вот тебе и венец творения на «му», — сказала Аська — Что вы хотите? Два слова начинаются и заканчиваются одинаково. Мужик и мудак.

— Одно и то же! — развеселились Лаврова и Линка.

— Я вам больше скажу, — подняла указательный палец Лаврова — Эволюция доказывает…

— Ша! — перебила ее Аська и постучала вилкой по бутылке пива «Бланш Брюссель». — Лаврова сейчас с программной речью выступать будет.

Захмелевшие подружки зааплодировали.

— Так вот, — важно сказала Лаврова. — Весь процесс эволюции доказывает, что развитие жизни происходит от простейших форм к более сложным. Если взять яйцеклетку и сперматозоид, то сравнение не в пользу последнего. Это все равно что поставить на одну ступень современный многоцелевой военный крейсер, напичканный сложнейшей электроникой, и прогулочный катер. Куда-то ведь катер гуляет.

— Знаем мы, куда гуляет, — загалдели подружки.

— К тому же что такое сперматозоид? Жгутиковое. Каких жгутиковых вы еще знаете? — Лаврова обвела подружек взглядом.

— Я знаю лямблию и трихомонаду, — задумалась Аська.

Все покатились со смеху. Мужчинам нашлась достойная компания.

— Феминистки оголтелые, — отсмеявшись, сказала Линка.

— Ну и проси милостыню у своей трихомонады, — пожелала Лаврова. — Вечно.

Линка скривилась, собираясь заплакать. Аська ткнула ее пальцем в живот.

— Мужиков надо принимать как аспирин. Что тебе прописные истины повторять?

Линка успокоилась.

— Они думают, что нас используют. Ничего подобного. Это мы их используем. Мы можем без них прекрасно обойтись. Дайте только банк замороженной спермы, и все это на века, только бы электричество не отключили. И в результате сплошные тетеньки и никаких дяденек.

— Новые амазонки, — хихикнула Линка. — Помню, чем кончилось!

— Забудь. Прогресс не дремлет. По столовой ложке эндорфинов три раза в день после еды. И все!

«Аспирин. Точно. Я использовала Минотавра, а не он меня», — подумала Лаврова и обернулась к лучшей подруге:

— Какая ты умная, Аська!

— А то ж, — согласилась Аська и гордо выпятила грудь.

Аська никогда не влюблялась и относилась к мужчинам утилитарно. Она называла их монофункциональными человеко-единицами, назначение которых быть ходячими банками спермы. Природа слепила их из того, что было. Она подсунула им товар с брачком, одноногую Y-хромосому с усеченным генокодом.

— На какой противопехотной мине Х-хромосома лишилась одной ноги? На мужике, — говаривала Аська.

Аське в любви не везло. Впрочем, как и всем.

* * *

Лаврова пришла с работы в приподнятом настроении. В новой группе слушателей курсов повышения квалификации оказались одни мужчины. Целая упаковка аспирина. Она купалась в их внимании. Не беда, что скоро они разъедутся по своим городам. Важным было то, что она ежедневно получала по столовой ложке, нет, по стакану эндорфинов три раза в день.

Погода стояла отличная. Солнце разгуливало по синему весеннему небу пушистым цыпленком. Чахли последние островки снега, их безжалостно огибали разогретые ручьи, весело хлюпавшие под башмаками прохожих. По утрам с крыш робко капал растаявший иней, заворачивались в белые и розовые шали яблони и урюк. Свежий, пахнущий черемухой ветер щекотал кожу, ласково теребил волосы, нахально забирался под подолы юбок, которые Лаврова начинала носить весной. Теперь Лаврова возвращалась домой пешком. Ее каблуки бессознательно выстукивали азбуку Морзе, а она удивлялась, ловя на себе взгляды встречных мужчин. Они уступали ей дорогу, подавали руку, дарили незатейливые комплименты. Она, смеясь, принимала эти знаки внимания.

В прихожей Лаврова скинула с себя туфли и против воли залюбовалась своим отражением в зеркале. Зазвонил телефон. Трубка голосом Минотавра произнесла:

— Здравствуй.

У Лавровой все сжалось внутри. Она молчала, не зная, что сказать.

— Есть предложение, — продолжил Минотавр, — пойти в центральный парк развлечений.

Лаврова расхохоталась. «Каждый развлекается, как может или как получится», — вспомнила она.

— Зачем? Покататься на карусэлях? — спросила она у аспирина.

— И на них тоже.

— Легко, — согласилась Лаврова.

— Я за тобой заеду.

— Не стоит. Встретимся у главного входа.

Минотавр помолчал и предложил:

— Завтра в одиннадцать.

Лаврова положила трубку. Ей не хотелось ехать в зеленом «Хаммере». Она его невзлюбила.


Лаврова могла добраться до парка на такси, но она прошла пешком пять кварталов до остановки и села в троллейбус. Она ехала в троллейбусе, и ей хотелось сойти на каждой остановке. Ей не стоило встречаться с Минотавром. Она сама себе дала зарок. Ни с кем. Никогда.

Лаврова опаздывала больше чем на полчаса. Она надеялась, что он ее не дождется и его не будет, когда она появится на площади перед входом. Лаврова ошиблась. Минотавр ее ждал.

— Ты опоздала на сорок минут, — хмуро буркнул он.

— Ну и что? — огрызнулась Лаврова.

— Никита, — позвал Минотавр.

Лаврова оглянулась. К ним бежал маленький мальчик. Он остановился, будто споткнувшись, в нескольких шагах от них. Лаврова смотрела на мальчика, он на нее. Весенний ветер топорщил его волосы веселым цыплячьим хохолком. Рыжие солнечные веснушки рассыпались в блестящей голубой радужке его глаз. Его глаза были похожи на море в Кринице, когда солнечные лучи достают до самого дна.

— Мой сын. Ему семь лет, — сказал Минотавр. — Это Наташа, поздоровайся.

Мальчик молча обошел отца и взялся за его руку с другой стороны, подальше от Лавровой. Лаврова ожидала увидеть любого Никиту, только не маленького семилетнего мальчика.

— Привет, Никита, — растерянно произнесла она.

Мальчик не ответил.

Все опять шло не так, как она могла предположить. Лаврова не понимала, зачем знакомить чужую женщину с сыном. Легко можно выбрать время, чтобы провести его с собственным ребенком без посторонних.

«Чудило», — подумала о Минотавре Лаврова.

— Прости, — обратилась она к мальчику. — Если бы я знала, что ты меня ждешь, я бы приехала на такси.

Мальчик отвернулся. Он ничем не походил на отца, зато молчал так же, как он. Они зашли на территорию парка.

— Я есть хочу, — еле слышно сказал мальчик.

— Завтракать надо, — без выражения отозвался Минотавр. — Пойдемте в ближайший фастфуд.

Они заказали себе кингбургеры, Лавровой есть не хотелось, и она попросила молочный коктейль с яблочным соком. Минотавр разделил огромный кингбургер на половинки и протянул сыну. Мальчик его снова соединил и принялся есть. Он широко открывал рот, как голодный птенец, а получалось откусить только маленький кусочек.

«Молодец, — мысленно одобрила мальчика Лаврова. — Так ему».

Она имела в виду Минотавра. Мальчик начинал ей нравиться.

— Пойдем, вымоем руки, — сказал мальчику отец, когда они доели кингбургеры.

— У меня чистые, — снова не согласился Никита.

Минотавр ушел, мальчик выдувал воздух в стакан с колой. Кола гневно бурлила и пузырилась. Лаврова решила наводить мосты.

— Ты уже учишься? — спросила она.

Вместо ответа Никита выстрелил колой из трубочки в лицо Лавровой. Она опешила, он рассмеялся. И опять выстрелил. Кола потекла по ее белой футболке коричневым ручейком.

«Вот паршивец!» — подумала Лаврова и выстрелила в него молочным коктейлем. Он пригнулся, она промахнулась.

— Не уйдешь. — Лаврова набирала коктейль в трубочку.

И снова получила колой прямо в глаз. Ее ответный удар попал в цель. Молочный коктейль потек от его носа к губам.

— Ух ты! Как сопли, — восхитился мальчик и слизнул молоко с верхней губы.

— Это что такое? Устроили аттракцион! — возник рядом со столиком Минотавр. Он ел глазами Лаврову. — Все на вас смотрят.

— Надо пройти с шапкой по кругу, — практично сказала она. — Нечего на халяву развлекаться в парке развлечений. Пойдем умываться?

Мальчик отвернулся к отцу.

— Не хочешь, как хочешь, — решила Лаврова и отправилась в туалет.

Лаврова не придумала ничего нового. У нее просто не было другого выхода из дурацкой ситуации. На них действительно все смотрели.

«Надо завязывать с этим идиотизмом. С наглыми мальчишками, их полоумными папашами, ореховыми девочками», — злилась Лаврова, отмывая футболку от колы.

Лаврова не умела и не любила общаться с Детьми. Она не знала, что с ними делать, поэтому просила подруг приходить к ней без детей. Дети в ее мир не вписывались.

Держа вымытые руки, как хирург, Лаврова пнула ногой дверь туалета и вышла к семейке Адамс. Не говоря ни слова, семейка направилась в сторону аттракционов. Они уже все решили и без Лавровой. Она шла следом и злилась. На американских горках Минотавр и его сын уселись впереди, Лаврова устроилась за ними. Во время спусков мальчик кричал, Минотавр и Лаврова молчали. Ее внутренности каждый раз взлетали вверх и ухали вниз, но не от страха, а согласно законам физики. Лаврова молчала и смотрела на бычью шею Минотавра, на его бычью голову, облагороженную аккуратной стрижкой. Среди жестких темных волос вилась алюминиевой проволокой седина. Ее стало больше, или она ярче блестела на солнце.

На автодроме мальчик все время норовил столкнуться с машиной Лавровой. Он вел счет. Ей это наконец надоело, она резко сдала назад и врезалась в их бампер.

— Бац! — крикнул мальчик. — Пять один в нашу пользу.

«Фиг вам!» — подумала Лаврова.

Минотавр пошел платить за следующий круг, мальчик и Лаврова остались ждать.

— На меня билет не бери, — попросила она, ей хотелось сбежать.

— Никита — ни рыба, — мстительно сказала Лаврова мальчику, когда они остались наедине.

— Почему? — удивился он.

— Потому что ни-кто, ни-где, ни-когда. «Ни» — отрицательная частица.

Мальчик отвел глаза в сторону и замолчал, Лавровой стало стыдно.

Минотавр с сыном катались на автодроме, Лаврова на лавочке ела мороженое. Ей до сих пор было за себя стыдно.

«Плевать», — решила она, завидев смеющегося Никиту и его отца. Мальчик уже все забыл или ничего не понял.

Они остановились у зеленого «Хаммера». Никита запрыгнул на переднее сиденье, Минотавр открыл заднюю дверцу.

— Я сама, — сказала Лаврова. — Мне нужно заехать еще в одно место.

— Попрощайся с Наташей, — Минотавр повернулся к сыну.

Тот протянул ладошку. Лаврова подошла ближе и осторожно пожала ее. Она была маленькая и липкая. От колы, наверное.

Лаврова возвращалась домой в троллейбусе. Из-за жары ее разморило и хотелось спать. Тогда она сняла джинсовую курточку и вдруг вспомнила маленького мальчика.

«Как ему живется с этим чудовищем?» — подумала она.

Глава 4

Лаврова пила охлажденное белое вино на кухне у Минотавра. Он сидел напротив в деловом костюме и галстуке. Он не снял ботинки, Лаврова тоже решила остаться в туфлях. Ее рабочий день только закончился, и она была голодна.

— Есть хочется, — сказала она.

— Еды нет.

— Где живет твой сын? — она вспомнила кингбургер.

— Дома.

— А мы где?

— Не дома.

— Логично. — Лаврова отпила вино из фужера. — Чего канителиться? Давай действуй. Я тогда успею вовремя поужинать.

— Интересно, — Минотавр усмехнулся.

— Что интересно? — ощетинилась Лаврова.

— Какая ты на самом деле?

— А мне не интересно, какой ты на самом деле.

— Значит, тебе на всех плевать, — сухо произнес Минотавр.

— Точно.

Минотавр поднял на Лаврову глаза, в них была ненависть. Она окутала Лаврову легким аэрозольным облачком, острыми льдинками царапнула ей лицо, обожгла холодом роговицу глаз, ледяным воздухом скользнула в легкие.

Лаврова осеклась на полуслове и моргнула застуженными веками. Из глаза вытекла слезинка, облик Минотавра стал четче. У него было сонное лицо. Как всегда.

— Что тебе от меня надо? — спросила Лаврова.

— Ничего особенного. Пошли в койку. — Минотавр поднялся из-за стола и вышел из кухни.

Лаврова осталась допивать белое вино.

Минотавр снова был бесстрастным, Лаврова от него не отставала. Они дисциплинированно выполняли поточную работу.

«Ни стона из ее груди, — злорадно усмехнулась Лаврова, когда все закончилось. — Получи Удовольствие бесплатно, бычара».

Лаврова села на край кровати и стала натягивать белье и колготки. Надевание колготок не самое привлекательное зрелище, но Лавровой было наплевать, хотя Минотавр следил за ней из-под корявых полуопущенных век. Она чувствовала его взгляд спиной. Она достала сумочку, подкрасила губы и обернулась к нему. Он лежал, закинув руку за голову, под мышкой, на груди и внизу живота курчавились черные волосы.

«Зверь на лежке», — мысленно констатировала Лаврова, улыбнулась и послала ему воздушный поцелуй. Он не ответил, она бы удивилась, если бы он поступил иначе. Лаврова уже выходила, когда услышала за спиной его голос:

— Эй, подожди-ка.

Она повернулась. Он стоял в трусах и протягивал ей десятидолларовую банкноту.

— Моя такса выше, — ответила она.

Лаврова закрыла дверь и заплакала. Он опять ее унизил. Она считала, что он уже ничем не сможет ее достать, но ошиблась.

«Почему мне не все равно? — думала она в такси. — Ведь мне действительно на него наплевать. Почему меня так больно ранят его выходки?»

Зайдя домой, Лаврова громко сказала:

— Ни с кем. Никогда. Поняла, дура?

В ванной она докрасна отскребла жесткой щеткой память о Минотавре и легла спать. Она собиралась начать правильную жизнь без случайных знакомств.

— Клин клином вышибают. Минотавр нужен, чтобы выбить память о прошлом. Теперь Минотавр станет моим прошлым, которое надо забыть.


Минотавр позвонил через пару дней.

— Давай сегодня в то же время, — без предисловий начал он.

— Я не могу, — спокойно ответила Лаврова.

— Когда? — Он был привычно немногословен.

— Никогда, — с удовольствием произнесла Лаврова.

Он расхохотался.

— Я заплачу больше. Назови сумму.

Лаврову бросило в жар. Ее начало трясти от ненависти.

— Слушай, ты, старый хрыч! Урод! Ты мне надоел! Понял? — кричала Лаврова.

Он смеялся. Лаврова распалялась все сильнее.

— Только попробуй позвонить еще раз, урою! — Она с силой швырнула трубку.

Лаврова посмотрела на себя в зеркало, ее лицо было пунцовым от злости, глаза полыхали от ненависти и обиды.

— Гад! — Лаврова пнула табуретку, стоящую в коридоре, и скорчилась от боли.

К вечеру палец распух, и она поехала в травмпункт. Ей наложили повязку, успокоив, что перелома нет. Если бы рядом был Минотавр, Лаврова его убила бы.


Наутро Лаврова еле нашла подходящую обувь, чтобы доехать до работы. К несчастью, у нее было запланировано два вскрытия. Предстояло провести на ногах полдня.

Князев принес на кафедру диктофон, это было удобно. При заполнении протокола не приходилось вспоминать то, что удалось обнаружить во время вскрытия. Однако со стороны могло показаться странным, что одинокий человек в пустой секционной громко читает сам себе лекцию.

У больного произошел обширный геморрагический инсульт, от чего он, собственно, и умер. Санитар заранее извлек мозг из черепной коробки, оставалось только найти участки поражения. Случай выдался яснее ясного — красное размягчение мозга. Кровоизлияние локализовалось в подкорковых узлах и мозжечке с прорывом в боковые желудочки головного мозга. Они были расширены и заполнены сгустками крови.

Лаврова стала патологоанатомом не потому, что ей так хотелось, а потому, что ей предложили место в клинической ординатуре.

«Спасибо партии родной за двухгодичный выходной», — принято говорить среди медиков. Эта присказка сохранилась еще с советских времен. Лавровой после пережитого требовался выходной. Она нашла его среди тихих пациентов, лежащих на секционном столе. Работа на кафедре патанатомии, как ни странно, ей помогла. Раньше она боялась смерти, а теперь научилась ее уважать и относилась к ней как к неизбежному. Окончив ординатуру, Лаврова защитила кандидатскую диссертацию ради того, чтобы к зарплате шла небольшая прибавка за ученую степень. Князев навалил на Лаврову научную работу, на его кафедре должны были трудиться только доктора наук. Ильинична уже стала докторантом, через год ей светила защита.

Лаврова разложила части извлеченных органов в банки, где был заранее налит физиологический раствор, и прилепила наклейки с данными больного. Положила банки с органами в ящики, стянула латексные перчатки, выбросила их в ведро с надписью «Грязное», туда же кинула одноразовый халат. Помыв руки, подхватила ящики с органами и поковыляла из прозекторской в здание, где располагалась кафедра. Прозекторская и кафедра были на расстоянии квартала. Палец болел. Уже терпимо. Память о Минотавре уходила вместе с болью.

Лаврова отдала ящики лаборантам. Им надлежало из кусочков извлеченных органов нарезать на микротоме тончайшие срезы и покрыть их нужными красителями. Расцветить красками, как говорил Князев. Тогда человеческое тело опять превращалось в произведение искусства.

В своем кабинете Лаврова включила диктофон и принялась заполнять протоколы вскрытия. Ей было жаль неизвестного Киикбаева пятидесяти шести лет от роду. Инсульты не случаются просто так. Человека надо до этого довести. Киикбаев еще работал, в анамнезе у него была гипертоническая болезнь и склероз сосудов мозга. Но с таким анамнезом можно дожить до глубокой старости. Кто-то или что-то достало Киикбаева так, что его сосуды не выдержали. Теперь его близким оставалось скорбеть, а Киикбаеву было уже все равно. Ныне его никто не достанет.


Когда Лаврова закончила работу, палец совсем перестал болеть, отек спал.

«Жить буду», — удовлетворенно подумала она.

Лаврова вместе с Венеркой, старшим лаборантом их кафедры, вышла из здания и увидела у входа матово поблескивающий зеленый «Хаммер».

— Какая тачка! — восхищенно присвистнула Венька.

Ее зеленые миндалевидные глаза расширились и взмыли к вискам туго натянутой тетивой. Венька была кзыл-ординской казашкой с белой кожей и зелеными загадочными глазами томной восточной красавицы. Ее глаза цвета крыжовника и гладкая матовая кожа пользовались бешеным успехом у мужчин. С Венькиной точки зрения, у нее имелся единственный недостаток — далекие от совершенства ноги, потому Венька всегда носила брюки, даже летом. У Веньки была пятилетняя дочка, которую она растила без мужа. Венька ждала принца. При такой красоте она имела на это право.

Лаврова пошла вперед, не оборачиваясь. Венька отстала. И тут Лаврова услышала ленивый голос Минотавра. Он открыто клеился к Веньке, та не возражала. Он говорил громко, Лаврова могла разобрать каждое слово. В ней бурлила дикая смесь злости, обиды, унижения. На глазах закипали слезы.

— Когда же все кончится?

Это было слишком. Общение людей, вступивших в необязательные отношения, требовало соблюдения формального правила: никогда, ни при каких обстоятельствах не использовать своих против своих. Открыто добивать нельзя. Формальные люди делали это втихую.

Мимо Лавровой проехал зеленый «Хаммер», Венька высунулась из окна и весело спросила.

— Подвезти?

Лаврова отмахнулась. «Хаммер» подмигнул Лавровой габаритными огнями и исчез в потоке машин.

— Сволочи! — громко сказала Лаврова и поковыляла к остановке.

Палец опять нестерпимо болел.

Дома Лаврова выпила коньяка, это был ее стакан эндорфинов.

«Жизнь в розовом свете», — покачиваясь в волнах ванны, думала Лаврова.

Она легла спать без ужина, забыв выключить свет.


Венька встречалась с Минотавром. Он водил ее по самым дорогим ресторанам и ночным клубам города почти каждый день. Венька взахлеб рассказывала о нем. Она нашла своего принца на белом коне. Веньку все поздравляли, Лаврова вяло отмалчивалась. Она представляла их в его квартире, она видела их вместе в его кровати. Она ненавидела Минотавра, Веньку, «Хаммер».

Однажды Венька затащила Лаврову в свой кабинет.

— Посмотри, что он мне подарил. К моим глазам, сказал он.

Венька подошла к зеркалу и покачала серьгами, посверкивающими бриллиантами и изумрудами.

— Классно, — безразлично ответила Лаврова.

Венька повернулась и подбоченилась.

— Завидуешь? — Она улыбалась улыбкой счастливой женщины.

Неожиданно Лавровой стало ее жаль.

— Завидую.

— И тебе повезет. Обязательно, — пообещала ей счастливая женщина.

— Вряд ли.

— Кстати, он о тебе спрашивал.

У Лавровой все сжалось внутри. Ей показалось, они говорили о ней, чтобы посмеяться.

— Он спросил, что за скучная девица была вместе со мной. — Венька запнулась и округлила глаза. — Ой, прости.

— И что ты ему сказала? — злобно спросила Лаврова.

— Ничего, — испуганно ответила Венька.

— Только попробуй еще раз заговорить с ним обо мне! — И Лаврова вышла из кабинета, хлопнув дверью.

Теперь Венька была нарочито вежлива с Лавровой, Лаврова как всегда вяло отмалчивалась. Но Венька уже не рассказывала о Минотавре, Лаврова радовалась и этому.

* * *

Лаврова сидела у Аськи, они жаловались друг другу на житье-бытье и пили коньяк.

— Жизнь похожа на автобус. Когда он на твоей остановке — белая полоса, на чужих — длинная черная. Никогда не знаешь, доедет ли он до твоей остановки? Вдруг поменяет маршрут? Или встанет на капремонт?

— Мой автобус давно пустой, кроме меня в нем никто не ездит, — согласилась Лаврова. — Остается тупо ждать конечной.

Подруги уже прикончили одну бутылку коньяка и принялись за вторую.

— Познакомь меня с кем-нибудь, — попросила Аська.

— С кем? — рассмеялась Лаврова.

— Такие бабы пропадают, — вздохнула Аська. — Где найти рынок любовников?

— В газете.

— Давай брякнем, — Аськины глаза загорелись.

— Вот дунька! Знаешь, сколько это стоит?

— Сколько?

Лаврова наморщила лоб, подумала и призналась:

— Не знаю.

— Давай брякнем и узнаем.

— Давай, — согласилась Лаврова, и они покатились со смеху.

Аська ушла искать газету. Через пятнадцать минут она вернулась. У нее был несчастный вид.

— Газеты нет, — грустно сказала она.

— И здесь не везет, — захохотала Лаврова, за ней Аська.

Они хохотали до слез.

— А может, нам повезло, — вытирая слезы, сказала Аська — Ну их в баню, альфонсов с триппером.


Лаврова возвращалась домой. Было поздно и очень темно. Лаврова не боялась, в ней носились огромные дозы коньячных экзорфинов. Она дошла до своего подъезда и оглянулась. Вокруг не было ни души. Лаврова сделала ласточку и крикнула.

— Вот так-то!

Ей захлопали, она оглянулась и замерла в позе ласточки. Рядом с ней возник ее вечный кошмар: Минотавр.

— Какие люди! — восхитилась Лаврова и покачнулась на одной ноге. — Ты так можешь?

— Нет.

— Ласточка ты моя с ржавыми крыльями! — Лаврова рассмеялась. — Что, шасси заклинило?

— У тебя язык заплетается.

Лаврова закачалась и чуть не упала. Он придержал ее за руку, ей пришлось приземлить ногу.

— Рожденный ползать летать не может. — Лаврова отдернула руку и похлопала себя по рукаву. Она стряхивала с себя Минотавра.

— Твоя подруга Венера сказала, что у тебя никогда не будет детей, — сказал Минотавр.

Лавровой показалось, что она умерла. Она упала навзничь, на спину. Ее душа улетела далеко-далеко. Прошлое вернулось и убило ее.

* * *

— Как ты могла? — У больничной койки Лавровой сидел ее муж.

Лицо его было черным от горя. Будучи врачом, Лаврова знала, как это объяснить. Прилив крови к смуглой коже, вот и все. Ничего мистического.

— Я должна была решать! Мне мучиться вынашивать! Мне мучиться рожать! Мне кормить, поить, менять подгузники! Ты здесь при чем? О чем тебя спрашивать? — кричала Лаврова. — Нет у нас на ребенка денег! Нет!

Муж закрыл лицо руками. Лаврова с силой развела его руки. Его лицо было мокрым от слез. И тогда Лаврова зарыдала, завыла. Она билась головой о стену и выла. Она не видела, как ее муж выбежал из палаты. Он несся по больничному коридору и спрашивал всех: «Где он? Где он?»

Он нашел ее лечащего врача и наотмашь ударил ею по лицу, бил кулаками в грудь, в живот. Врач упал, муж избивал ею ногами. Ею еле оттащили.

— Не надо звонить в милицию. Оставьте его в покое, — сказал врач разбитыми в кровь губами. — Не я делал вашей жене аборт.

Мужа Лавровой всего трясло. Он сел на пол, прислонившись к стене. Его обходили как прокаженного. К нему вернулся лечащий врач Лавровой и протянул стакан со спиртом. Муж Лавровой его выпил и заплакал на глазах у всех. Все отвернулись, чужое горе заразно.

Лаврову ненавидели все в отделении: персонал, больные. Ей было это безразлично. Сильнее, чем она сама, ее не ненавидел никто.

* * *

Лаврова пришла в себя в зеленом гробу «Хаммера» на коленях Минотавра.

— Я успел тебя подхватить, иначе бы ты покалечилась.

— Зря. Лучше бы я разбилась и умерла.

Минотавр наклонился и коснулся ее губ. Его поцелуй был соленым и горьким, как слезы. Лаврова отвела его лицо рукой.

— Я убила человека. Своего ребенка. Сама.

— Почему ты потом ничего не сделала?

— Зачем? Разве я имею на это право?

Лаврова замолчала. В зеленом гробу «Хаммера» стояла необыкновенная тишина. Так тихо бывает только на кладбище.

— Мне жаль своего мужа.

— Куда он делся?

— Ушел.

— Сбежал.

— Нет, ушел, — упрямо повторила Лаврова. — Я стала невыносимой. Меня нельзя было терпеть.

— Все можно терпеть.

— Да, — согласилась Лаврова.

Она притерпелась к жизни без будущего. Это не так страшно, как может показаться вначале.

— Поехали ко мне.

— Нет. Мне противно.

— Я встречался с твоей подругой в гостиницах. Их полно. Она никогда не была в этой квартире.

— Нет, — сказала Лаврова.

— Это правда, — Минотавр завел мотор и поехал.

Лаврова не видела улиц. Она плакала молча, с ней рядом находился чужой человек.

Минотавр открыл дверцу машины и протянул к ней руки.

— Я сама. Я уже трезвая как стекло.

Он взял ее на руки и понес. Лавровой показалось, что впервые за последнее время за нее кто-то несет ответственность. Она устала быть одной. Она устала все время наказывать себя. Лаврова закрыла глаза. Она была маленьким ребенком в чьих-то сильных, надежных руках.


Лаврова смотрела на Минотавра. Его бычья шкура слезла, обнажив его до мяса. Она видела струйку пота, стекающую со лба, пульсирующую артерию на виске. Она слышала штормовой гул кузнечных мехов, работающих в его грудной клетке. Его сердце колотилось барабанной дробью, кривились кирпичные губы, расширенные зрачки вбирали радужку до краев. Ее глаза читали его глаза, она видела в них боль и страсть, которые он забыл утаить. Его бычья шкура черным одеялом лежала у подножия кровати.

Лаврова прижимала его к себе так, словно он являлся единственным на земле человеком. Словно только они остались на белом свете и больше никогда никого, кроме них, уже не будет. Она чувствовала во рту привкус свежей крови. Ее губы были искусаны ею самой. Через мгновение ее сердце замерло и остановилось, а душа улетела высоко-высоко в синее небо, к самому солнцу. Лаврова уже ничего не видела и не слышала, она следила за свободным полетом своей души.


Лаврова пришла в себя, Минотавра рядом не было. Она опять заблудилась и осталась одна. Ей стало страшно, и она пошла его искать.

Она нашла его у окна кухни. Он стоял спиной. Аргоновая подсветка дома сияла вокруг него ореолом, рельефно выделяя мышцы. Его мощные лопатки в черных мешках тени походили на зачехленные крылья.

Она обняла его сзади.

— Не надо, — глухо сказал он.

Лаврова развернулась и ушла в спальню. Она с головой завернулась в черное одеяло, как в кокон. Она не знала, вернулся ли к ней Минотавр. Она спала. Утром его уже не было. Она приехала на работу. Начинялся обычный день, каких много будет в ее жизни.

Глава 5

В кабинет Лавровой влетела Венька.

— Ты с ним? — с порога крикнула она.

— С кем? — притворно удивилась Лаврова.

— С Сергеем!

— С кем? — искренне удивилась Лаврова. Она забыла имя Минотавра.

Венька всмотрелась в лицо Лавровой и зарыдала. Черные ручейки текли по ее матовому лицу.

— Он меня бросил, — беспомощно сказала она.

— Глупая ты, Венька. Таких, как он, миллионы, а ты одна.

— Нет! Таких, как я, миллионы.

Венька была уничтожена. Минотавр заманил ее в свой лабиринт и равнодушно прикончил очередную ритуальную жертву. Для прихоти, для забавы. Просто так. Ему даже не хотелось есть.

Минотавр успел внести раздор в их маленький, дружный коллектив. С этим надо было покончить. Венька ушла, Лаврова позвонила Минотавру.

— Никогда не приезжай ко мне на работу, — велела она.

— Хорошо, — нетерпеливо произнес он. — Я занят.

— Я тоже, — сказала Лаврова самой себе, положив трубку.

Лаврова чувствовала себя глупо. Возможно, он и не думал приезжать за ней куда бы то ни было. Возможно, он вообще не собирался с ней видеться. Ни сейчас, ни в дальнейшем. Лаврова вдруг вспомнила маленького мальчика. Откуда-то дети берутся. У мальчика должна быть мать. Лавровой казалось странным, что она даже не подумала о том, что у Минотавра, наверное, есть жена. Что он хороший семьянин, любящий своих жену и сына Возможно, встречи с другими женщинами нужны ему только для куража или как средство от скуки. Лаврова обманулась. Она чувствовала себя ненужной. Минотавр снова ее унизил.

Он позвонил вечером.

— Есть предложение пойти в цирк на братьев Запашных в эту субботу.

— В цирк? Я не люблю цирк. С детства.

— Почему?

— Мне жалко зверей, выполняющих глупые человеческие прихоти. Мне жалко людей, выполняющих глупые прихоти зрителей. Тиссен пригласил меня в цирк. Мы сидели во втором ряду, у самой арены.

— Что такое Тиссен? — перебил Минотавр.

— Фамилия, — рассмеялась Лаврова. — Прямо перед нами работали два пожилых акробата. Мужчина и женщина. Им было тяжело. Они надсадно дышали. Им хотелось поскорее закончить номер. Мне стало стыдно за себя и за них.

— Никита очень хочет пойти.

— А, — сказала Лаврова.

— Там не будет пожилых акробатов, — пообещал Минотавр.

Никита, похоже, рожден Минотавром без участия женщины. Такое возможно только у Минотавров.

* * *

Тигры очень коварны. Намного коварнее львов. Они незаметно крадутся за жертвой и нападают сзади, смыкая челюсти на холке. Сила сжатия челюстей тигра равна одной тонне. Их когти раздирают тело до кости. Прирожденные убийцы великолепны. Их шкура лоснится гречишным медом и углем. Сидя на тумбе, они ласково щурят глаза, как домашние кошки. Но из прищура льется багровый, адский отсвет. Их пасти всегда раскрыты, обнажая огромные оранжевые клыки. Непокоренные, неукрощенные тигры всегда готовы убить. Они терпеливо ждут удобного момента, надо только повернуться спиной и подставить шею.

Лаврова зачаровалась дикими полосатыми кошками так же, как и Никита и как остальные зрители.

— Ух ты! — воскликнул восхищенный мальчик после первого отделения. — Какие суперские кошаки!

— Пойдемте в буфет, — предложил Минотавр. — И только попробуйте плеваться.

— Тогда я не пойду, — сказал Никита.

— Я тоже, — согласилась Лаврова. — Я в буфеты хожу только чтобы плеваться.

— Балбесы, — констатировал Минотавр.

Мальчик рассмеялся и посмотрел на Лаврову.

— Хорошо. Давай возьмем пирожные. И все. Пойдет? — спросила Лаврова.

— Лучше хлеб с колбасой, — ответил он и взял Лаврову за руку.

— Тебе понравились тигры? — жуя колбасу, поинтересовался Никита у Лавровой.

— Нет. Им лучше в дикой природе.

— Ты была в дикой природе? — с уважением произнес он.

— Ты бы лучше спросил, где Наташа видела диких тигров?

— В национальном парке Кении, в Серенгети. Там кишмя кишит тиграми. Они с утра до вечера клацают голодными челюстями. Над Кенией стоит сплошной лязг их зубов. Серенгетцы уже обалдели от этого лязга. Даже беруши, закупленные ООН, не помогают.

— Врешь, — мальчик хитро посмотрел на Лаврову.

— Вру, — не стала спорить она и отправила в рот последний кусочек медового торта.

— А что такое беруши?

— Затычки для ушей, — объяснил Минотавр.

— Дурацкое слово, — фыркнул мальчик и протянул по слогам: — Бе-ру-ши.

Лежа в кровати, Лаврова думала, зачем заставлять тигров прыгать через горящий обруч. Это победа человека или очередная хитрость коварной дикой кошки?

* * *

Лаврова с чужим семейством была на природе. Они любовались божьими коровками. Божьи коровки цветными гирляндами рассыпались в пахучей весенней траве. По случаю начала нового года насекомые приоделись в роскошные одежды. Алые божьи коровки украсили хитиновый панцирь черными зернышками душистого перца, черные — золотыми яблоками, коричневые — сочными апельсинами, желтые — маковыми росинками. Божьих коровок было великое множество. Наверное, Лаврова и ее спутники наткнулись на место их великих собраний.

Одна из божьих коровок доползла до кончика пальца Никиты и остановилась в задумчивости. Потом тщательно вымыла передние лапки, расправила крылья и улетела в голубую высь к кудрявым облакам.

— Она мне палец обкакала, — Никита понюхал палец и смешно сморщился.

— Это горючее вытекло, — не согласилась Лаврова — Теперь у нее не хватит бензина, чтобы долететь до небес.

— Ей понадобится другая коровка для дозаправки, — апатично сказал Минотавр.

Лаврова с Никитой переглянулись.

— Зачем ей на небо? — спросил Никита Лаврову.

— У нее там дом в райских кущах, — ответила она.

— Что такое райские кущи?

— Кусты в раю с медовыми бананами.

— А, понятно, — удовлетворенно сказал Никита.

Лавровой стало смешно: для ребенка рай — обычное место, до которого рукой подать. Стоит только захотеть. И никакой дозаправки не надо.

Лаврова с Никитой перевернулись на спины и раскинули руки как крылья. Над лицом Лавровой покачивалась пушистая розовая головка кашки. Лаврова отодвинула ее ладонью, чтобы не мешала смотреть в вечность.

— Все облака пузатые, — сонно произнес мальчик.

Лаврова перевела на него взгляд, он уже спал.

«Какой он красивый», — подумала она, и у нее защемило сердце.


Они довезли Лаврову до ее дома. Она вышла из «Хаммера», и мальчик сказал ей в спину:

— Приходи к нам в гости.

Лаврова медленно развернулась:

— В гости ходят с тортом. У меня денег нет.

— Я дам тебе денег. Я коплю монетки, они мне не нужны, — произнес чужой ребенок с грустными глазами.

Лаврова заторопилась домой. Ей хотелось плакать.

— Больше никогда, — сказала она самой себе.


Лаврова тосковала. Целыми днями она стояла у окна и рисовала пальцем на пыльном стекле бессмысленные значки. Минотавр не звонил больше недели. Вместе с маленьким мальчиком он улетал в прошлое, которое надо забыть.

* * *

Первый раз Лаврова влюбилась в пятом классе, в старшеклассника. У него были золотые кудри и синие глаза. Она бессознательно ходила за ним хвостом. Однажды он взял ее за руку и, улыбаясь, привел в пустой класс. Там был его товарищ. Они сорвали с ее головы шапку и стали играть ею в волейбол. Они смеялись, а Лаврова плакала. Первая любовь Лавровой нахлобучила ей шапку по самые глаза и хлопнула ладонью по макушке.

— Малявка, — сказал ей златокудрый мальчик. — Возьми совок и иди в песочницу.

Тогда Лаврову в первый раз унизили. Она не знала, почему ей это вспомнилось именно сейчас.


Минотавр объявился через десять дней. Он вез Лаврову в свою квартиру для встреч. «Хаммер» тихо скользил в городском море и зловеще скалился акульей пастью. Его внутренности пахли дорогой кожей, выделанной из шкур сожранных им животных. Его мотор тихо и сыто урчал. «Хаммер» вышел на охоту для забавы.

Минотавр прошел сразу в спальню и рухнул на кровать в одежде и ботинках из бычьей кожи.

— Ботинки сними. Я устал.

Лаврова стояла у кровати, опустив руки.

— Что в моей просьбе особенного? — раздраженно спросил Минотавр. — Ты же просила меня снять твои сапоги. Значит, для тебя это нормально.

«Логично, — подумала Лаврова. — Око за око, зуб за зуб».

Она наклонилась и стащила сначала один ботинок. Ее ладони покрылись тонким слоем городской пыли. Чтобы снять другой, Лавровой пришлось опуститься на колени. Носки Минотавра пахли тщательно выделанной в дорогой мастерской бычьей кожей.

Он присел на кровати и рывком за плечи поднял ее к себе. Она упала на его твердое, как вековой дуб, тело и сразу оказалась внизу. Минотавр пах не только бычьей кожей, он пах ненавистью. Это был запах раздавленных желудей, толченой дубовой коры и миндаля. Тяжелая, как свинец, бурая, как свернувшаяся кровь, вязкая как расплавленный гудрон, чужая ненависть растекалась по простыням. Лаврова тонула в ней, как в трясине.

Минотавр был грубым и жестоким, как распаленный кровью врагов завоеватель. Он раздирал на Лавровой одежду. Она защищалась руками и ногами как могла.

— Убью, — хрипел он. Его кирпичные губы крючились ненавистью.

Лаврова перестала сопротивляться. Ей стало страшно как никогда.


Когда его дыхание выровнялось, он сказал:

— Мой сын все время спрашивает о тебе.

Она улыбнулась и спрятала улыбку в подушке.

«Один ноль в мою пользу», — решила Лаврова.

* * *

Минотавр поставил сумку Лавровой в холле загородного дома. К ним навстречу выбежал Никита. За ним шла пожилая женщина.

— Галина Захаровна, — представил женщину Минотавр. — Няня Никиты.

— Она не няня. Я уже большой, — крикнул Никита.

— Раз большой, сам себе готовь, стирай и гладь, — бросила в ответ Галина Захаровна. — И убирай тоже.

Женщина без улыбки смотрела на Лаврову. В этом доме ей был рад только мальчик.

— Здравствуйте, — сказала Лаврова. — Наталья Валерьевна.

Она пряталась за Минотавром. Ей было не по себе.

— Привет! Пойдем, я покажу тебе твою комнату, — Никита взял Лаврову за руку и повел за собой.

«Слава богу, у меня будет своя комната, — подумала Лаврова и осеклась. — А как же? Кем он меня видит в своем доме?»

Комната Лавровой была на втором этаже. Из окна открывался вид на перевернутые чаши предгорья. Их густой еловый ворс отсвечивал на ярком солнце сединой. Вдалеке виднелись сливочно-клубничные вершины заснеженных гор.

Лаврова вышла на балкон. Никита держал ее за руку. Чужой ребенок болтал без умолку.

«Что же делать? — спросила она себя. — Зачем он меня сюда привез? И зачем я только согласилась? Дура! Какая же я дура!»

Ей хотелось сбежать. Она бы уже сделала это, только жаль было маленького доверчивого мальчика.

Она поцеловала Никите макушку, он прижался к Лавровой всем телом. Его волосы почему-то пахли южным морем, солью и солнцем, аромат которых не мог заглушить даже запах фруктовой жвачки.

«Твой папаша идиот, — подумала Лаврова. — Он загнал в угол не только меня, а еще и собственного сына».

Лаврова присела на корточки, взяла его ладошки и серьезно сказала.

— Никита, я буду твоим другом. Я специально приехала к тебе для этого.

— Ясно дело, — весело ответил мальчик. — Жаль только, что ненадолго.

— Идиотка, — сама себя обругала Лаврова.

Минотавр был изощренней Торквемады.

Спальня Минотавра оказалась в другом конце дома Минотавр ее туда не пригласил. Лаврова легла спать одна. Она смотрела на горное небо и считала звезды, пока не заснула.


На следующий день Лаврова отправилась с Никитой осматривать окрестности. Минотавра дома не было. Он уехал, не потрудившись объясниться. Лаврова представляла его в объятиях женщин с глазами цвета крыжовника или ореха. Ей хотелось думать, что он делает это в гостиницах, а не в своей квартире.

— Здесь бульдозеры работали.

Она услышала рядом с собой голос забытого ею мальчика.

— С чего ты решил?

— Канавы видишь?

Лаврова оглянулась. Они находились в сае, он был безжизненным. Мертвая земля и множество мелких камней. Наверное, здесь прошел сель, Убив все живое. На мертвой земле виднелись параллельные ряды плоских углублений. Казалось, они сделаны руками человека, только очень давно, так как кое-где пробивались кустики худосочной травы.

— Это арругии, — сказала Лаврова.

— Арругии? — удивился Никита. — Это что?

— Разработки для добычи золота. Их создали две тысячи лет назад древние римляне.

— Кто?! — у Никиты округлились глаза.

— Древние римляне, — рассмеялась Лаврова — Они обнаружили в этом месте золотоносное месторождение. Пригнали рабов и построили их руками штольни.

— Штольни?

— Такие длинные подземные норы с деревянными подпорками.

— А дальше?

— Рабы строили штольни и месяцами не видели белого света, опускаясь все глубже и глубже, в абсолютную тьму. Они спали и ели прямо под землей. Потом начиналось самое главное. Деревянные подпорки специально ломали, начиная с самой последней в глубине. Одну за другой. Начинался обвал земли, она проседала вниз. А надсмотрщик снаружи криками и стуками вызывал рабов. И убегал сломя голову, чтобы избавить себя от верной смерти.

— И что? — глаза чужого ребенка горели.

— Земля обваливалась со страшным грохотом и гулом, которого не мог выдержать ни один человек. — Лаврова поймала себя на том, что говорит нараспев, ей это понравилось. — Вся земля кругом дрожала, с гор срывались валуны и обломки скал, а из обрушивающихся штолен вырывался ураган, выбрасывая тучи пыли, огромные камни, растерзанные тела несчастных рабов, которые не успели выбежать. А навстречу из соседней реки несся с диким ревом шквал воды, смывая все на своем пути: землю, камни, обломки скал и уцелевших рабов. Спастись удавалось лишь немногим. Зато римские императоры купались в золоте, покрывая им даже купола и стены своих дворцов.

— Ух ты! — восхищенно присвистнул сын Минотавра. — Ну ты даешь!

— Пошли искать золото.

Никита отступил назад. Лаврова наклонила голову набок и насмешливо прищурилась:

— Боишься?

— Нет, — ответил маленький мальчик и опустил голову.

— Там все уже давно обвалилось. Осталось только намыть золото. — Она протянула Никите руку, он доверчиво вложил свою ладошку в ее ладонь.

Вечером позвонил Минотавр.

— Приезжай на квартиру.

— Зачем? — удивилась Лаврова.

— Дурацкий вопрос.

— Идиот, — решила Лаврова, положив трубку.

Она позвонила Галине Захаровне и отправилась собираться. Лаврова прошагала почти километр до остановки, ругаясь на чем свет стоит. И села на последний маршрутный автобус. Она доехала с пересадками до квартиры Минотавра. Прошла сразу в спальню и рухнула на кровать.

— Сними с меня все. Я устала. И наполни ванну горячей водой.

* * *

Галина Захаровна жила в поселке неподалеку. Она приезжала на работу рано утром, отвозила Никиту на машине в школу, а по дороге забрасывала Лаврову на автобусную остановку. В машине не разговаривали. Никита дремал. Лаврова тоже. Галина Захаровна молчала, как Минотавр. Лавровой казалось, что она ее осуждает.

Лаврова целыми днями не видела Минотавра. Он не приглашал ее в свою городскую квартиру и приходил очень поздно. Лаврова представляла его в ночных клубах, саунах, гостиницах с чужими, доступными женщинами. Он дарил им дорогие подарки, целовал их обнаженные спины, возил в загородное грузинское кафе и угощал их там печеными овощами, предназначенными и созданными искусником поваром только для нее.

Она стала приглядываться к Веньке, пытаясь определить по мелким признакам: счастливому смеху, особому взгляду, уверенной походке, новым украшениям, — не появился ли у нее мужчина. Лаврова боялась, что Венька с Минотавром снова вместе.

Дозы ее эндорфинов уменьшились. На кафедре была новая группа слушателей, состоящая почти из одних женщин. Мужчины на улицах скользили по Лавровой равнодушными взглядами и проходили мимо. У нее опять были старые глаза. Ей хотелось встряхнуться или сбежать.

Глава 6

— Я получил пятерку за сочинение, — гордо сказал. Никита за ужином.

— Сочинение? Ты же в первом классе! — Лаврова решила, что министерство образования сошло с ума.

— Никита учится в школе для одаренных детей, — сухо сообщила Галина Захаровна. — Уже второй год.

«Где еще могут учиться дети богатых людей. Только в школах для одаренных», — раздраженно подумала Лаврова.

— Я написал об аругах.

— Арругиях, — машинально поправила Лаврова.

— Я так и сказал. Представляешь, училка не знает, что это такое!

У Лавровой зазвонил сотовый телефон. Она вышла из-за стола.

— Ты куда запропастилась? — жизнерадостно спросила Аська. — Завтра едем на Капчик, на два дня. Автобус от моей работы. Мужичонки замшелые, но на худой конец сойдут. С тебя купальник.

— Уже можно купаться? — удивилась Лаврова.

— Нужно, — ответила Аська. — Завтра в семь у меня.

— Ладно. — Лаврова нажала отбой и размечталась о свободе.

Ей необходимо развеяться. Иначе она засохнет, как фикус без воды. Точнее, без эндорфинов и аспиринов.

— Я уезжаю на два дня, — объявила она Никите. — Буду в понедельник.

Лаврова чмокнула его в щеку и поехала за купальником домой.


Лаврова приехала с Капчагая обгоревшая, покусанная комарами и злая. Мужички действительно оказались замшелыми. Ей все время приходилось отбиваться от их потных рук и отпихивать пахнувшие водочным перегаром рты. У этого аспирина вышел срок годности.

Лаврова полночи проторчала на лавочке у их покосившегося коттеджа, пока Аська удовлетворяла свои древние инстинкты с бритым наголо качком, помеченным татуировками и железными фиксами. Он был водителем автобуса.

— На безрыбье и рак рыба, — без смущения сказала Аська.

— Отвянь! — Лаврова улеглась в кровать, кипя от злости.

* * *

Лаврова только вышла из ванной, как в дверь позвонили. На пороге стоял Минотавр.

— Ты уже? Я сейчас. Проходи.

— Было бы странно, если бы ты не сделала аборт, — вдруг сказал он.

Он говорил спокойно, но его слова прозвучали пощечиной.

— Сволочь! — крикнула Лаврова.

Он бросил на пол ее сумку и развернулся к выходу. Лаврова, подскочив, преградила ему.

— Ты, кажется, ненадолго пригласил меня подружить с твоим сыном. Ненадолго! — Она выкрикнула слово «ненадолго». — Никита сам мне это сказал!

— Отстань от моего сына. Ты ему не нужна. — Минотавр закрыл за собой дверь и ушел навсегда.

— Не очень-то и хотелось, — сказала ему вслед Лаврова, но он уже ее не слышал.

Лаврова уселась на табурет в коридоре и уставилась в одну точку. Она ничего не понимала.

— В чем я виновата? — спросила она себя. — Не знаю. Наверное, я дура.

Ночью Лаврова проснулась от кошмара. У нее неистово билось сердце. Она помнила только грохот обвала, раскрытые в немом крике рты, мириады переполненных ужасом глаз и тонкие детские ручки, торчащие из-под земли. Лаврова рыла землю руками до крови.

Она включила свет и поднесла руки к глазам. На них не было ни одной царапины.


Через неделю Лаврова решилась позвонить Минотавру. У нее билось сердце, как во время ночного кошмара.

— Прости меня, — срывающимся голосом произнесла Лаврова. — У меня не было детей. Я не знаю, что с ними делать.

Минотавр молчал.

— Он расстроен? Сильно?

Минотавр ничего не ответил.

— Он был таким веселым, когда я уезжала. Если бы он не разрешил мне уехать, я бы осталась. — Лаврова глотала слезы. — Я дура.

— Я тебе позвоню, — сказал Минотавр и нажал отбой.

Лаврова слушала короткие гудки.

«Он не позвонит, — решила она. — Такие не прощают».

Она улеглась на кровать и скукожилась, как эмбрион. Для кого-то рождение — оглушительный провал, для кого-то — счастливый билет в новую жизнь. Лавровой лучше было не рождаться. Она пустоцвет. Такие, как она, биологически бесполезны. Раньше у нее была душа, но она умерла, когда Лаврова убила своего ребенка.

«Я стала чужой, и муж от меня ушел. Он ни в чем не виноват. Он не мог жить с зомби. Это заразно. Он мог стать таким же».

Лаврова закрыла глаза и увидела раковые клетки, злобных, рыжих муравьев, расползающихся по всему белому свету и убивающих все живое. За полчищами никчемных зомби оставалась бесплодная, мертвая земля.


Минотавр пригласил Лаврову в кинотеатр на утренний сеанс. Они втроем — он, Лаврова и Никита — жевали попкорн и смотрели на жителей подводного царства. Мультяшные герои не на шутку боролись за свое место под солнцем. Антигерои были аутсайдерами. Аутсайдеры неизбежно проигрывали. По непреложным законам придуманного мира они не могли выиграть никогда.

— Ты по мне скучал? — спросила Лаврова Никиту, когда Минотавр отошел.

— Ясно дело, — ответил веселый чужой ребенок. — А ты?

— Я по себе тоже скучала, — грустно заметила Лаврова.

Никита рассмеялся.

— Разве по себе скучают?

— Я да.

— Ну ты даешь! — Никита насмешливо смотрел на нее.

Он не походил на страдающего, покинутого ребенка. Дети не умеют притворяться. Минотавр опять ее обманул.

— Я водил папу к аругам.

— Арругиям, — машинально поправила Лаврова.

— Я так и сказал. Папа говорит, что ты все выдумала. Там нет золота. И римлян тоже никогда не было.

— И кому ты поверил?

— Тебе, — серьезно произнес ребенок. — Там же рядом речка, где моют золото.

Лаврова его обняла. Она мысленно поблагодарила Плиния Старшего, которого процитировала тогда почти наизусть. У Лавровой было полно таких книг. Она обожала читать их в детстве.

— Папа подарил мне фильм о золотоискателях. Только это на Аляске. Они моют золото в речке, в сите. Представляешь?

— Представляю, — рассмеялась Лаврова.

— Папа тоже не знает, что такое арругии.

— Это великий секрет. Про арругии знают только археологи, историки и один минералог.

— А, понял. Чтобы другие золото не нашли.

— Именно.

— Тамошнее золото наше. Это будет наш великий секрет. Лады?

— Лады.

Никита и Лаврова хлопнули друг друга по ладоням, как бывалые спортсмены.


Минотавр довез Никиту до дома. Лаврова, которую зайти не пригласили, осталась в машине. Минотавр вскоре вернулся, завел мотор, и «Хаммер» тронулся с места.

— Куда едем? — спросила Лаврова вспомнив дымящийся коктал в кафе, двуликом, как мифический Янус. От предвкушения у нее уже заранее текли слюнки.

— Ко мне.

Лаврова пододвинулась ближе к окошку. Минотавр никогда не оправдывал ее ожиданий. Ради Лавровой он не напрягался, с нее было достаточно поточного перепиха без увертюры.

— Я не поеду.

— Старая песня, — усмехнулся Минотавр.

— В новой аранжировке.

— Мне обратиться к продажным женщинам?

— У тебя хорошо получается и на халяву.

— Я же сказал. Назови таксу.

— Моя такса — отсутствие твоего присутствия. Не слишком дорого, правда?

Минотавр расхохотался.

— Вряд ли тебе будет везти, — злорадно заметила Лаврова.

— А мне и не надо.

Оставшийся путь до его квартиры они молчали. Минотавр подал ей руку, когда она выходила из «Хаммера».

— Спасибо, — бросила Лаврова и пошла ловить такси.

Глава 7

Время остановилось. Кто-то забыл перевернуть песочные часы. Лаврова жила в пустом аквариуме, плотно закрытом крышкой. В него забыли налить воду и поставить систему подачи воздуха. По ту сторону стекла, снаружи, разевали рты похожие на людей рыбы. Лаврова силилась их услышать, у нее ничего не получалось. Как положено рыбам, они были немы и жили собственной жизнью, безмолвно проносясь мимо Лавровой по своим важным рыбьим делам. Снаружи за стенками ее аквариума, цвели редкие экзотические водоросли. Они колыхались течением жизни, иногда бурно и строптиво волнуясь, иногда покорно и согласно сгибаясь. Лаврова пыталась их разглядеть сквозь мутные стенки аквариума, у нее опять ничего не выходило.

Ей оставалось только рассматривать произведения альтернативного искусства, созданные человеческим телом. Желтые булочки атеросклеротических бляшек, похожие на термитники пудинги туберкулезных гранулем, бледные гиалиновые леденцы, жирные селезеночные сардельки с полупрозрачными включениями сала, медово-коричные коврижки почек и слоеный торт из тромба, который кондитер до поры до времени прячет в разветвлениях сосудов.

Природа создала тромб, чтобы защитить человека, закупорить раненый сосуд, укрепить его стенку при аневризме. Тромб обвыкся в человеческом организме, осмотрелся и придумал себе маску, похожую на человека. Создал себе головку, гофрированное тельце, конечности, растущие в ветвях мелких сосудов. Наступило назначенное время, тромб убил своего хозяина, и кровь замерла навсегда. Глупый тромб не знал, что, уничтожая хозяина, он тем самым убивает себя.

* * *

По зеленой траве носился Никита, над ним высоко в небе реял воздушный змей. Он щурил раскосые глаза и скалился загадочной улыбкой далеких и древних юго-восточных чудовищ. Лаврова сидела обхватив колени и мечтательно смотрела в небо. Оно было прохладным и чистым. Если постучать по небу стеклянной палочкой, оно запоет, как драгоценный богемский хрусталь. Долго лететь в этом небе нельзя, можно легко замерзнуть. И тогда надо забраться в теплое ватное облако, завернуться в него, как в одеяло, и хорошенько отогреть свои крылья. Лаврова верила, что ее летающее счастье сейчас греется в самом большом, самом горячем ватном облаке. Стоит еще немного подождать, и отдохнувшее счастье к ней вернется.

— О чем думаешь? — сонно спросил Минотавр.

— Интересно, меня кто-нибудь еще полюбит по-настоящему?

— В этом деле редко кому везет.

— Мне везло, — Лаврова щелчком сбила ползущую по ее ноге букашку, — до поры до времени.

Минотавр промолчал. Лаврова засунула свою голову между коленями и закрыла ее ладонями, скрестив пальцы. Голос чужого ребенка и стрекот кузнечиков стали тише. Ее макушка была горячей от солнца, ладони стали защитой от его лучей. В ее скрещенные пальцы вдруг что-то воткнули. Она подняла голову и поднесла руку к глазам. Между пальцев покоился огромный лимонный цветок с толстыми восковыми лепестками. Внутри его толпились длинные тычинки с головками желтых одуванчиков.

— Это тебе, — улыбнулся Никита.

Лаврова засмеялась и засунула цветок за ухо.

— Ты очень красивая, — серьезно сказал чужой ребенок.

За его спиной небрежно лежал лицом вниз проигравший сражение юго-восточный бог.

«Как здорово, что дети не умеют лгать, когда им это не нужно», — подумала Лаврова.

Она схватила Никиту за руку, и они побежали к дому, вниз по склону, за ними волочился плененный, поверженный юго-восточный божок.

— Быстрей! — кричала Лаврова. — Я не успею на последний автобус.

— Зачем автобус? Тебя папа отвезет на машине.

— На автобусе интереснее. Там можно поговорить с кондуктором о жизни.

— Я тоже хочу ездить на автобусе, — позавидовал Никита.

— Папа, купи ребенку автобус! — расхохоталась Лаврова, вспомнив бородатый анекдот.

— И кондуктора, — добавил прагматичный сын богатого человека.

В доме Лаврова быстро схватила сумку, ей надо было спешить на автобус.

— Оставайся у нас ночевать, — попросил мальчик.

— Я не могу, мне завтра на работу.

Минотавр довез ее до остановки и уехал «Хаммер» на прощание подмигнул Лавровой габаритными огнями.

— Тьфу на тебя! — сказала Лаврова и уселась на скамейку.

— Автобус ждешь? А он только что уехал. — Рядом с Лавровой сидела посторонняя тетка.

— Что же мне делать? — растерянно спросила Лаврова.

— К хахалю возвращаться, — ответила тетка, поднялась и пошла прочь, подхватив свои сумки.

Лаврова легла на скамейку и сложила на груди руки. Она смотрела на облака. Ее летающее счастье было в самом далеком облаке и уносилось вместе с ним в незнаемые края.

На площадку въехал «Хаммер» и сыто рыгнул. Его лоснящееся крокодилье тело посверкивало в лучах заходящего солнца. Минотавр подошел к Лавровой.

— Я решил из магазина заехать сюда. Проверить, уехала ли ты.

— Проверил? — поинтересовалась Лаврова. — Ну и вертайся в свой магазин.

— Садись в машину. Переночуешь у нас. Тебя приглашали.

«Хаммер» раскрыл пасть, Лаврова влезла в его утробу. Он иронически хохотнул своим механическим сердцем и повез ее к дому Минотавра.

Лаврова вышла на балкон и привязала свежевыстиранное белье к чугунным перилам. Она засмотрелась вдаль. Края черных гор светились багрянцем в лучах догорающего солнца, как угли костра. Рядом с ней возник Минотавр.

— Что приперся без стука?

— Я у себя дома.

Лаврова задохнулась от негодования. Минотавр окинул взглядом балкон.

— Вывесила белый флаг? — он смотрел на полощущееся на ветру ее нижнее белье.

— Если бы я вывесила белый флаг, я бы сама пришла.

— Пойдем ужинать.

Лаврова прислушалась к своему организму. Он просил есть. Ей пришлось принять приглашение и пойти за Минотавром на кухню.

У Лавровой не было тапочек, она ходила босыми ногами по ледяным плитам пола на цыпочках. От холодильника к столу, от стола к плите. Минотавр сидел у стола и, покачиваясь на стуле, лениво наблюдал за ней. Он не считал нужным ухаживать за Лавровой, она была в состоянии накормить себя сама.

Лаврова поставила на стол блюдо с бутербродами и не заметила, как оказалась сидящей на столе. Над ней скалой навис Минотавр, она оттолкнула его ногами. Он даже не пошевелился. — У тебя ноги ледяные, — сказал он.

— У тебя как тумбы.

Минотавр развязал пояс ее махрового халата.

— С ума сошел, — Лаврова кинула испуганный взгляд на дверь.

— Он уже спит.

— А как же?..

— Никак. — Минотавр сорвал с нее халат.

На нее смотрели его глаза. Они были такие же, как он сам. В черноземе радужки от зрачка, как от ствола, раскинулись крепкие, разлапистые корни. Они давали жизненную силу красным, изогнутым ветвям, свободно расходящимся в голубизне склеры. Лаврова увидела свое отражение в роговице. Его глаза сплели красную паутину, и она запуталась в ней глупой, самонадеянной жертвой. Лаврова закрыла глаза и закусила губы. Когда она закричала, ей закрыли рот рукой. Ее очередное поражение осталось тайной для спящих обитателей лабиринта.

— Молодец, — Минотавр одобрительно похлопал ее по влажному плечу. — Чайник включи.

Глава 8

— Ты кто? — спросила Лаврова сидящего напротив нее парня со смешными лягушачьими губами.

— Кто-кто. Человек, — ответили лягушачьи губы.

— Который смеется? — Лаврова вспомнила Гуинплена и потянула из трубочки нелюбимый «Варштайнер».

— Он не смеется, он плачет, — отозвался узколицый друг лягушонка. У него была короткая стрижка и оттопыренные уши. — Ему нужна девочка. Хорошая. Ты хорошая?

— Да, — соврала Лаврова.

— Очень хорошая, — подтвердила Линка. — Когда спит.

Она ревниво следила за успехами Лавровой. Получалось, новоявленные знакомые клеятся только к Лавровой. Линка оказалась не у дел Ее это задевало.

— Давайте пересядем, — предложил друг лягушонка. — Я зажарюсь на солнце.

— Жарься, — сказала вредная Линка.

— Злюка, — беззлобно ответили ей.

Лаврова с Линкой сидели на летней площадке, на них попадала тень от зонтика, на самцов-поисковиков — нет. Им приходилось париться на солнцепеке.

Лаврова закрыла глаза и мысленно соединила узкое лицо, оттопыренные уши и лягушачьи губы. Получилось забавно. Она расхохоталась.

— Над кем смеешься? — спросил лягушонок.

— Над тобой.

— Смейся, — разрешил лягушонок. — Я Константин, что значит постоянный.

— Ага. Когда спит. Один, — пошутили оттопыренные уши. — Я Стас.

— Таз? — вредно удивилась Линка.

Оттопыренные уши по имени Таз пересели поближе к ней и шепнули на ушко:

— Тебя как зовут?

— Алина, — улыбнулась Линка.

— А подругу как?

— Сам спроси, — перестала улыбаться та.

Лаврова открыла рот, чтобы назвать свое имя.

— Не надо имени! Не сейчас, — взмолился лягушонок.

Лаврова, опешив, закрыла рот.

Стас и Линка воззрились на лягушонка в недоумении.

— О чем-нибудь другом говорить можно? — осторожно осведомилась Линка.

— Можно. — У лягушонка был несчастный вид. — Я сейчас заплачу. — Стас взял бумажную салфетку и приложил ее к глазам.

— Чем ты занимаешься? — спросила Линка лягушонка. В ее голосе была жалость покоренной женщины.

— Мы художники по стеклу, — сообщил Стас.

— Ух ты! — воскликнула Лаврова совсем как Никита.

Перед ее мысленным взором возникли изысканные изделия Тиффани. Они переливались всеми цветами радуги, в них сверкали инкрустированные кусочки полудрагоценных камней. Они отсвечивали красивым металлическим отблеском, нежным, но все же металлическим. Вот такая странная особенность у бесценных стеклянных узоров Тиффани.


Лаврова возвращалась домой с лягушонком. У ее подъезда они остановились.

— Я пойду? — спросил лягушонок. У него снова сделался несчастный вид.

— Иди, — разрешила Лаврова.

Он взял ее руку в свою ладонь. — У тебя красивые пальцы. Ноготки как жемчуг. Лавровой было смешно слышать детское слово «ноготки» из лягушачьих губ высокого взрослого мужчины. Она, смеясь, отняла руку и шагнула в подъезд.

Дома она подошла к окну. Лягушонок стоял под ее балконом, засунув руки в карманы, и смотрел вверх. Лаврова глядела на него. Он не мог ее видеть за шторой из органзы. Он просто смотрел вверх. Когда она устала стоять, то притащила из коридора табурет, села и положила руки на подоконник. Лягушонок по имени Постоянный опустился на бордюр и оставался перед ее подъездом, пока не спустилась ночь. Может, и тогда он не ушел, а просто исчез из виду.

Лаврова легла спать, завернувшись в теплое облако.


Лаврова встречалась теперь с лягушонком по имени Костя. Он трогал завитки ее волос. Прятал лицо в ее ладонях, касаясь губами запястий. Целовал свод стопы, надевая ей туфли. Засыпал, набросив на лицо вуаль ее волос. Он украшал ее голову, запястья, лодыжки узорами из цветов и ягод. Любовался изгибом ее талии и бедер. Его чувственность обостряла желание, разжигала страсть, и она, Лаврова, летела к слепящему свету по бесконечным коралловым сосудам, внутри которых, лепесток за лепестком, распускались пятилистники огромных золотых цветов.

Возвращаясь домой, Лаврова смывала желтую цветочную пыльцу, вобравшую пыль старого дивана, запах разгоряченных тел, терпкий аромат красок, температуру огнежидких растворов и расплавов художественной мастерской.

Ее обожали. Это было впервые.

Костя постоянно делал наброски Лавровой. В одежде, обнаженной, распаленной любовью и удовлетворенной любовью.

— Не то, — повторял он. — Все не так.

Лаврова смеялась и просила:

— Дай посмотреть.

— Нет, — он спешно собирал рисунки и прятал их в ящик под ключ. — Потом.

— Когда потом? — смеялась Лаврова. Ее забавляли и трогали его мучения.

— Когда получится, — смущался и хмурился он. — Не сейчас.

Тогда она целовала его лицо и руки. Так она просила прощения. Он улыбался ей в ответ. У него была такая хорошая улыбка.


При свете опалового светильника они почти каждый день занимались любовью на продавленном диване в мастерской. Стас уходил курить.

— Я обкурился до смерти, — наконец сказал он.

В ответ ему звучал смех счастливых людей.

Костя показывал Лавровой свои работы. Они были выполнены преимущественно в пастельных тонах. В них присутствовали излюбленные пейзажные мотивы со струящимися, волнистыми линиями и размытыми контурами. Она рассматривала ею картины на свет и восхищалась. Лавровой особенно нравилась их акварельная, прозрачная нежность, незащищенность и искренность. Ее трогала чистота рассветного неба со сверкающим куполом улетающей ввысь звонницы, утонувшие в туманной палевой дымке крыши старых домов. Она чувствовала щемящую тоску летящих в никуда осенних листьев на торжественной глади финроза. У нее невольно сжималось сердце при виде искривленной, почерневшей от времени одинокой сосны, чьи синеватые иглы замерзали в промозглом студеном воздухе тронутого патиной зеркала.

— В японской живописи сосна — символ стойкости и мужества — говорил Костя.

— И одиночества, — добавляла она.

Костя слушал ее комплименты, изысканные, как витражи Тиффани, и смущался.

Лаврова разбила стекло с рисунком отцветающих, заиндевевших зарослей сакуры. Она так расстроилась, что чуть не расплакалась.

— На счастье, — рассмеялся он и бережно уложил Лаврову на продавленный, заляпанный красками диван.

В мастерскую часто приходили посредники и покупатели. Они бродили между рядов рукописных картин, прихотливо изогнутых ваз, ажурных подсвечников и пластинчатых фонарей, зеркал в барочных багетах, сплетенных из стеклянных цветов, плодов и ветвей. Посетители качали головами, поднимали брови, цокали языками. Часто останавливались и, прицениваясь, сосредоточенно морщили лбы. Как правило, покупатели выбирали самые мажорные, наиболее яркие и нарядные работы. Лаврова переживала: деликатная, тонкая, близкая ей Костина манера исполнения была не в цене. Оставшись одна, Лаврова оглаживала ладонями холодные поверхности хрупких предметов. И чувствовала, как быстро они согреваются, оживают от ее бережных прикосновений.

Костя, казалось, совсем не ценил свои работы. Его хрупкие холсты стояли на полу мастерской, приткнувшись к стене. Забытые в небрежении, они покрывались пылью, их краски тускнели. Лаврова осторожно вытаскивала из очередной груды стеклянные картины, одну за другой, и долго смотрела на каждую, то отдаляя, то приближая ее к себе. Выплывающие из дымки или тонущие, словно в тумане, образы отбрасывали сумеречные тени, приобретая объем, и в сочетании с проходящим боковым светом создавали ощущение бесконечной глубины. Она с острым любопытством сравнивала, как полотно одной и той же картины расслаивается и мерцает в электрическом освещении, вспыхивает или тает при свете дня, тускнеет и угасает к ночи. Это был сказочный, иллюзорный мир, наполненный неясной грустью, которую не мог скрыть даже яркий солнечный свет.

— Я ремесленник, — полушутя, полусерьезно говорил Костя.

— Неправда. Ты ворожей света Хозяин шестимерной вселенной, — горячо не соглашалась она.

— Я базарный китчер, торгующий поделками, — отрезал он.

Но Костя сам нередко возвращался к теме своего рукомесла, как он сам его называл. Лаврова с жаром его утешала, он отчего-то мрачнел.

«Наверное, он не слишком счастлив», — мелькнула у нее мысль.

Ей непременно захотелось узнать почему. Но спросить об этом у Кости она не решалась.

Чтобы найти разгадку, Лавровой оставалось только перелистывать его стеклянные картины, как слайды, будто там хранились закодированные отпечатки его мыслей и чувств.


Лаврова сама создавала свои мозаики на прекрасных холстах человеческого тела. Из раковых жемчужин, полупрозрачного, как слюда, гиалина, аметистовых и нефритовых кабошонов амилоида, апельсиновых маркиз гематоидина, черно-бурых панделоков гема или кофейных бриолетт липопигментов. Ограненные и отполированные в недрах человеческой планеты, они создавали причудливые броши, кулоны, подвески, затейливые цепочки из бусин и бисерин органического происхождения.

Лаврова рассматривала свои работы на свет. Она любовалась черными кристаллами гематина, мерцающими в поляризованном свете, порфиринами, поблескивающими соком грейпфрута в ультрафиолетовом освещении, сравнивала игру внутреннего света молодого золотисто-желтого и зрелого красно-коричневого липофусцина. Она использовала знания Великого Делания и получала металлическое серебро, выявляя меланин. Добавляла концентрированную азотную кислоту и следила за алхимическими превращениями красно-желтых кристаллов билирубина в зеленый, синий, а затем в пурпурный цвет. Она гордилась своей работой. Только ей было некому ее показать. Ее бы никто не понял, кроме узкого круга профессионалов.


Костина живопись изменилась. Его хрупкие стеклянные картины переполняла жизнь. На них полыхала алым светом заря, среди буйных розовых садов бродили важные золотые фазаны, распускались яркие цветочные снопы пионов и георгинов среди сочной зеленой листвы. Трепетали от ветра пушистые лепестки нежно-голубых ирисов и атласные бутоны пурпурных тюльпанов. В окружении надменных восковых нарциссов рдели коварные восточные маки. На глазах наливались соком солнечные груши и краснобокие яблоки, спели янтарные сливы, волновалась морем рассыпающаяся зернами пшеница, истекал молодым вином черно-синий виноград.

— Базар-вокзал, — хмыкал Стас. — Напоминает гобелены с лебедями.

— Иди ты! — кричали ему хором счастливые люди.

— Бездарь! — добавляла Лаврова, защищая своего лягушонка.

— Мне-то что, — не обижался Стас — Деньги идут. Здесь такое любят.

Глава 9

Мастерская не только закупала заводское стекло, Костя и Стас создавали его сами. Лаврова зачарованно следила за тем, как современные ей алхимики выдували реторты и колбы, священнодействовали у плавильных печей. Она наблюдала, как расплавленное стекло формовали, раскатывали, резали, как тесто, замешивали в него кусочки цветного стекла, металлические кристаллы и нити, запекали многослойными формами. Она видела, как цветные вставки плавились и растекались причудливыми, размытыми пятнами среди мерцающих волокон и переливчатых вспышек. Благодаря слоистости свет проникал сквозь самодельное стекло, по-разному преломляясь, отражаясь, дробясь, и тогда художник получал новые возможности играть со светом и красками, выстраивая сюжет. Лаврова только поражалась, как из крохотных, почти невидимых ростков распускается фантазия автора.

Костя и Стас использовали технику живописи не только на стекле, но и под стеклом. Приемы росписи под стеклом казались особенно своеобразными и непривычными, они подчинялись странным законам мира, где объекты рождаются из собственной тени, а причины вытекают из следствия.

— Попробуешь? — предлагал Костя.

— Я плохой рисовальщик. Совсем никакой, — отнекивалась Лаврова.

Костя брал ее пальцы и выводил контур рисунка, затем она пробовала сама, и у нее ничего не получалось.

— Почему с тобой у меня получается, а без тебя нет? — спрашивала она.

— Наверное, только вдвоем у нас все получается, — улыбался он.

Лаврова пыталась также выдувать и разглаживать стекло. Не слишком успешно. Точнее, безуспешно. Она ругалась и смеялась над своими «пытками» вместе с Костей и Стасом.

— Буду со стороны восхищаться чужим талантом, — наконец решила она.

— Бездарь, — беззлобно поддел ее Стас.

Она показала ему язык.

Галерея Костиных выдумок и фантазий становилась бесконечной и неудержимой. Она вилась коринфским кружевом в метеоритных потоках вкраплений цветного стекла, плела венки из романских башен, шпилей готических храмов и луковиц минаретов. Кружилась в фантасмагорическом танце многоцветных райских птиц, крылатых драконов, стрекоз и единорогов. Жонглировала раскаленными материками и тусклыми пятнами мировых океанов во время парада далеких и близких планет. Вышивала на реющих орденских лентах, флагах и знаменах гербы, экслибрисы, зеркальные отражения инициалов, его и Лавровой. Жила в полуночном индиговом небе среди млечного пути из прозрачных россыпей пузырьков воздуха и водила там странные хороводы с затуманенными лунным светом ночными бабочками, взявшись за их крылья с узорами из немигающих человеческих глаз.

* * *

Через три недели беззаботного счастья позвонил Минотавр.

— Есть предложение, — начал он.

— Я занята, — перебила его Лаврова.

Минотавр и его сын стали далеким прошлым.

— Надумаешь, позвони, — апатично произнес Минотавр.

Лаврова засмеялась и положила трубку. Ее ждал Костя.

— Свет очей моих, — сказал он, взял ее на руки и закружил по комнате.

Глаза Лавровой наконец-то снова лучились, она напевала мелодию вальса. Костя кружился, держа ее в своих руках, пока они без сил не упали на кровать.

— У тебя лицо Мадонны. Когда я впервые тебя увидел, я сказал Стасу: «Если эта девушка не будет моей, я умру».

Лаврова смотрела на него блестящими глазами и думала: «Вот дурачок. Глупый, милый дурачок».


— Знаешь, что меня больше всего в нем цепляет? Глаза без зрачков, — Костя склонился над репродукцией. — Странное чувство, правда?

Он сидел за Лавровой, обхватив ее руками и ногами. Его губы дотрагивались до ее уха каждым словом, его пальцы осторожно касались внимательных, широко распахнутых чужих глаз без зрачков. Их глазурованная гладь стыла на величественном, монументальном лице.

— Угу, — не понимая, кивнула Лаврова.

— Я тогда перестал писать лица. Дело не в зрачках, не в рисунке или перспективе, не в светотени или палитре, композиции или форме, а совсем в другом, — горячо говорил Костя. — Можно писать глаза без зрачков и добиться выразительности образа. Надо только ухватить суть модели как вещи в себе. Постичь непознаваемое, душу, характер. Но для этого нужны мистическое озарение, особая интуиция, божий дар, но он не каждому дается…

— Это озарение мне не симпатично, — перебила его Лаврова и ткнула ногтем в лицо с глазами без зрачков.

Костя закрыл ей рот поцелуем. Лаврова не заметила, как упустила шанс узнать его. Костя не заметил, как снова простил ее.

Косте нравился этот художник, ей нет. Она листала страницы без особого интереса, когда «Играющие мальчики» вдруг зацепили ее сознание. Лаврова, перелистав страницы, вернулась к репродукции. Что имел в виду художник? Парадоксальную связь между игрой и реальностью? Занесенный камень в руке как угроза и символ власти, первая ступень неосознанной, еще по-детски наивной жестокости. Высвеченный контраст между другом-врагом, между прошлым и будущим и пугающе бездумная легкость этого превращения. Какая все же тонкая, едва заметная грань, переход за которую не оставляет надежды на прежнюю жизнь.

— Что думаешь? — услышала она голос Кости.

— Неплохая иллюстрация к опытам над поведением человека, — отшутилась Лаврова.

— Хочешь посмотреть на экспериментатора? — Костя перевернул страницы, его палец на мгновение коснулся огромного, неподвижного глаза в центре купола.

— Что это?

— Неканонические Овручские фрески. Теперь вообрази этот глаз в реальном масштабе, а потом представь во вселенском.

На фоне привычного Костного голоса «всевидящее, химерическое» око вибрировало расходящимися концентрическими волнами, многократно дублируя радужку и склеру, в центре которой покоился неподвижный зрачок-глаз. Странный, будто танцующий Каин с огромным цветком парил в небесных волнах химерического ока. И словно уже лишенный высшего интереса Авель недвижно и мертво лежал в весенней траве.

— Не будет возмездия, — откликнулась Лаврова. — Все как всегда.

— Почему ты так решила?

— Он не «взирает на злобу и жертвы людей». Его глазное яблоко заведено кверху, — ноготь Лавровой перечеркнул химерическое око снизу вверх. — Видишь? Ему по барабану.

— Тогда зачем ему понадобилось начинать эксперимент, столкнув братьев лбами?

— На практике подгонял человеческую этику и мораль к своему ГОСТу, — резко сказала Лаврова.

— Грешница! — Костя легко куснул мочку ее уха.

— Боишься?

Лаврова обернулась к нему и жестко сверкнула глазами. Костя неожиданно отшатнулся и заморгал.

— Боишься, — удовлетворенно констатировала Лаврова и засмеялась.

Он растерянно провел ладонями по глазам, словно проверяя себя.

* * *

Лаврова приоткрыла глаза. В оранжевом круге света на краю дивана сидел Костя с замершим над бумагой карандашом. Он не мигая смотрел на Лаврову. Она сладко потянулась и, нагнувшись, неожиданно выхватила листок.

— Здорово! — восхитилась она, рассматривая рисунок. — Как две капли воды.

— Так себе.

Он вынул из ее рук набросок и разорвал пополам.

— Вот балбесина сумасшедшая! — воскликнула она в сердцах.

Ей было не по себе. Ее только что разодрали надвое.

— Зачем ты это сделал?

— Ты другая. Ты лучше.

Рисунок распался на клочки, покрыв белыми хлопьями простыни. На Лаврову с укором смотрел ее собственный глаз, выколотый безжалостными пальцами одержимого перфекциониста. Ее бесстыжий, алый от крови ночного светильника глаз.

— Ты распилил меня на куски!

— Мне так нужно, — упрямо сказал он.

Он лег, повернувшись к ней спиной. Лаврова прижалась к Косте всем телом. Она не знала, как защитить любовника от него самого. Он целовал ее ладонь, каждый ее выступ, каждую впадинку. Его дыхание обжигало кожу ладони, запястья, кончиков пальцев.

— У тебя получится. Уже получилось.

— Не знаю.

— Зато я знаю, — объявила Лаврова.

Перед ее мысленным взором возникли обнаженные модели Сальваторе Фьюме. Ей хотелось стащить Костины рисунки. Лаврову обуревало тщеславие.

Глава 10

Лаврова, не раздумывая, принимала Костю целиком, и ей казалось странным, что он каждый день будто открывает ее заново. Он мог целую вечность вглядываться в ее лицо, рассматривать ее тело, затем внезапно закрывал глаза, и тогда его лицо кривилось, словно от боли.

— Перестань на меня таращиться!

— Не могу, — улыбался он.

— Как ты не понимаешь? — раздражалась Лаврова. — Я представляюсь себе подопытным кроликом. Объектом научных исследований безумного перфекциониста.

Он продолжал смотреть на нее, когда она засыпала. Чувствуя его взгляд, Лаврова терпела, сколько могла, пока ресницы не начинали трепетать. Тогда она открывала глаза и резко отворачивала голову в сторону. Она отчего-то испытывала неловкость, словно подглядывала за тем, кто подглядывал сам.

— Зачем ты это делаешь, когда я сплю? — спрашивала Лаврова.

— Не знаю, — он краснел и отворачивался.

— Зачем? — злилась Лаврова.

— Это так красиво, — ответил он.

— Блаженный, — решила Лаврова.

Ей стало его жаль. Ненадолго.

Костя стал стесняться открыто проявлять свои чувства и желания. Просыпаясь, Лаврова заставала Костю за тем, как его пальцы, слегка касаясь ее кожи, выписывают магические знаки вокруг сосков, пупка, ягодиц, скользят по поверхности плеч и бедер. Она сжималась, стараясь скрыть волнение, ощущая прикосновения его ладоней на груди, внизу живота, ступнях. Сдерживая дыхание, он украдкой целовал мочки ее ушей, подушечки пальцев ног, яремную ямку, впадины ключиц. Во время сна ее тело было во власти другого человека. Это пугало Лаврову, она перестала чувствовать себя защищенной.

Ей стало казаться, что в мастерской за ней наблюдает все и вся. Внимательные Костины глаза. Все, что сделано его руками. Переливчатые тигровые глаза круглых золотисто-желтых крюшонниц и прищуренные кошачьи глаза овальных зеленовато-серых ваз. Светящиеся соколиные глаза пузатых сине-голубых бокалов и фосфоресцирующие совиные глаза полупрозрачных, волокнистых фужеров. Мерцающие антрацитом змеиные зрачки многослойных, пластинчатых конфетниц и пылающие очи фруктовниц, скрученных саламандрой в плавильной печи. За ней бесстыдно следили пауки, сороконожки, гусеницы, муравьи, заключенные в толщу слоистого янтарного стекла напольной вазы. Бабочки, стрекозы, птицы, мифические звери на Костиных картинах. Затаившись в тени на пластиковых полках, металлических кронштейнах, веревочных подвесках, они сладострастно подсматривали за ее тайной жизнью.

Раньше Лаврова восхищалась ночным светильником с изысканным стеклянным абажуром цвета огненного опала со сверкающими россыпями золотых октаэдров металлической меди. Теперь оранжевые языки его пламени, вспыхивающие яркими искрами, отливающие багрянцем расширенные зрачки бесчисленных стеклянных глаз вызывали тревогу и заставляли колотиться сердце. Лаврова не умела спать при свете, и она не могла спать, когда ее изучают. Она стала вздрагивать от каждого прикосновения. Костя страдал, она раздражалась все больше.

— Только попробуй лапать меня глазами, пока я сплю!

— Хорошо, — говорил он. — Не буду. Прости.

— Вообще не трогай!

— Хорошо. — Он отводил глаза.

И Лаврова вновь просыпалась от его взгляда. Ее стала мучить бессонница.

* * *

Лаврова смотрела на икону, выполненную на стекле. Лик византийской святой под складками лазурной накидки, на ней сверкающая золотом Вифлеемская звезда и золотой кант по краю. Правильные черты лица, огромные глаза под дугами темных бровей, точеный нос, длинные тонкие пальцы правой руки безмятежно лежат на груди, Ребенок в белом свивальнике, отвернувшись, спит на ее плече. Картина наполнена тишиной и покоем, но тревожные, мятущиеся глаза, румянец на скулах и припухшие грешные губы, слегка изогнутые улыбкой, подчеркивают неоднозначный замысел автора.

— Ну, и как? — спросил Стас.

— Ересь, — выдавила Лаврова. — Этого не должно быть.

Она протянула руки.

— Тихо, тихо. — Стас отвел ее руки. — Я не должен был этого делать. Костя меня убьет.

Он завесил картину, убрал подальше и обернулся к Лавровой:

— Ничего ему не говори. Ты обещала.

Лаврова не ответила.

— У него талант. Все это говорят. Жаль, что он бросил учиться.

«Все намного хуже», — думала Лаврова. Она была раздавлена.

* * *

— Познакомь меня со Стасом, — потребовала Аська.

— Он же с Линкой.

— У него на нее не стоит. Она мне сама говорила.

— Нет. Я Линку боюсь. Давай я тебя с Костей познакомлю.

— С ума сошла! — бросила резко Аська. — Он же тебя любит.

— Не любит, а плачет.

— То есть?

— То и есть. Плачет каждый раз во время оргазма. Сначала меня это трогало, потом стало смешить, а теперь бесит. — Ложечка Лавровой, стукнувшись о кофейную чашку, раздраженно звякнула. — Представляешь? Голый здоровенный мужик рыдает прямо на тебе. Каково?

— Опупеть! — потрясенно протянула Аська.

— Надоело, — взор Лавровой был устремлен в окно. Ей хотелось на волю.

— Но он же художник. Тонкая натура. У каждого могут быть свои слабости, — жалобно сказала Аська.

Все женщины жалеют мужчин. Лаврова не видела ни одного мужчины, который жалел бы женщин.

— Натура — дура! Любовь в больших количествах яд. Ее надо принимать гомеопатическими дозами.

Лаврова взяла свою сумочку и засобиралась домой. Она спускалась по лестнице, Аська свесилась с перил.

— Идиотка! — крикнула она.

— Сама знаю, — пробурчала Лаврова.


Она думала, как ей незаметно пробраться домой. Свободный художник Костя взял за обыкновение ждать ее у дома. Лаврова подошла к своему подъезду, около него уже торчал Костя. У него был всегдашний несчастный вид.

— Что тебе от меня надо? — злобно выкрикнула она.

— Я люблю тебя, — тихо, с нажимом сказал он.

— Может, и жениться хочешь? И детишек хочешь? — распаляясь, кричала Лаврова.

— Хочу, — ответил он. — Хочу. Только от тебя.

Лаврова приблизила свое лицо к его. В ней бурлила ненависть.

— Не повезло! — Лаврова хрипло расхохоталась. — У меня не может быть детей! Ни от кого! Даже от святого духа.

Она поднималась по лестнице и смеялась, как ведьма, вспоминая его потрясенное лицо.

— Отвязалась. Слава тебе… — Она осеклась. — Гореть мне в аду!

* * *

Лаврова приходила с работы и ложилась на кровать. Не хотелось есть, пить, мыться. Ухаживать за своим никчемным, биологически нецелесообразным организмом было незачем.

Ей позвонил Стас.

— Ты что с ним сотворила?

— Что?

— Он целыми днями лежит. Ничего не делает. И молчит, — голос Стаса дрожал от возмущения.

— А я при чем? — вяло поинтересовалась Лаврова.

— Стерва! — Стас бросил трубку.

Глава 11

Лаврова сидела у Аськи. Они пили казахстанский коньяк и закусывали пирожками с капустой.

— Я всю ночь заснуть не могла. Все думала, что он там умирает. Долго. Как Сталин. Если бы ему оказали помощь вовремя, он бы выжил.

— Сталин?

— Дура! Ястреб.

У Аськи был сосед по подъезду со странной фамилией Ястреб. Ему уже перевалило за шестьдесят. Он разошелся с женой и жил один. Когда Аська загорала на балконе, он подглядывал за ней сверху со своего балкона. Охотился за ней по диагонали. Как и положено орлам, он гнездился на вершине скалы, на самом верхнем этаже человеческого дома.

— Вчера его жена просила, чтобы открыли дверь его квартиры, проверить, как он. Она не могла ему дозвониться уже два дня. Все отказались. Все тупо сидели у телевизоров и жрали свой ужин. Зачем напрягать себя после работы? Вдруг увидишь смерть и потом не уснешь. Ведь завтра на работе нужно быть огурцом.

— И что оказалось?

— Когда взломали дверь, он лежал на полу. Мертвый. Уже давно. Соседка, живущая этажом ниже, сказала, что два дня назад она слышала, как он упал и застонал. И ничего не сделала. Сука!

— Обычное дело, — согласилась Лаврова. — Это доказали еще Дарли и Ладен. Когда толпа людей слышит, как кого-то убивают, каждый надеется, что поможет другой. Твоя соседка рассчитывала, что ему помогут другие соседи. Виновата не она, а человеческая натура — привычка перекладывать ответственность на чужие плечи.

— Получается, все люди сволочи.

— Точно. Представляешь, мы умрем, и нас обнаружат недели через три по тошнотворному запаху из квартиры.

— Идиотизм! — Аська повела плечами. — Давай выпьем.

— Давай.

— Когда выпьешь, не так страшно, — крякнув, сказала Аська.

— Угу.

* * *

Нужно было забыться. Лаврова с Аськой и Линкой отправились в «Метро». Лаврова надела на себя самую короткую юбку, блузку завязала узлом на животе, открыв пупок. Ей хотелось оголить себя побольше. Костя говорил, что у нее атласная кожа.

«У всех людей кожа шелковистая, у тебя атласная. Это редкость», — уверял он, нежно скользя пальцами по ее обнаженной коже.

Из грузинской сережки с черным ониксом, пара к которой была потеряна, Лаврова сделала кулон и надела его на цепочку. Оникс тускло светился колдовским, цыганским глазом в ложбинке между ее грудей. Лаврова подвела глаза стрелками и стянула на макушке конский хвост. Он воинственно торчал, словно боевая ритуальная прическа древних ацтеков. Она собиралась выдержать бой со своей памятью, заранее зная, что проиграет. Лаврова не умела сражаться, ее этому не учили.

К ним почти сразу пристали два перца. Два молодца, одинаковых с лица. Они были перекачаны анаболическими стероидами. Лаврова с подругами пила за их счет. Перцы надеялись получить за это дармовое развлечение. Лаврова пошла в туалет. Ее догнал один из близнецов. Он прижал ее к стене и, дыша в лицо кислым табаком и перебродившим алкоголем, позвал в свою квартиру.

— Поехали, оторвемся. У меня дома есть гаш.

— Я люблю садо-мазо, — процедила Лаврова.

— Садо или мазо? — ухмыльнулся близнец близнеца.

— Я прикую тебя наручниками к кровати и буду бить металлической пряжкой.

— Где твои наручники? — продолжал дышать перегаром безмозглый, как амеба, качок.

— В сумке.

— Мне поровну. У моей кровати деревянная спинка, — заржал ходячий анаболик.

— Я прикую тебя к батарее, тушканчик! Понял? — Лаврова с силой толкнула его в грудь кулаками и, не разбирая дороги, помчалась к туалету.

Она с разбегу налетела на чье-то тело и подняла глаза. Перед ней стоял Минотавр. С ним была невысокая моложавая брюнетка. Ее ненастоящие волосы блестели черной фашистской каской, огромные губы распускались красным плотоядным амариллисом на бледной маске лица. Лаврова прищурила глаза и присудила кирпичным губам Минотавра поцелуй Иуды. Поцелуй превратился в смачный укус.

— Ты что, взбесилась?

— Я проверяю, где прячется ботокс.

Кровь Минотавра была горькой, как желудь, со слабым привкусом сухого мартини.

И тут послышался стрекот цикады, похожий на смех.

— Если ты собираешься найти себе девицу, далеко ходить не надо. Она на тебе уже висит.

— Я знаю, где прячется ботокс, — Лаврова в упор смотрела на толстые губы брюнетки.

Минотавр рассмеялся. Глаза брюнетки сузились.

— Старый мерзавец! — Она развернулась и пошла прочь.

Лаврова захлопала ей вслед. Она была солидарна с брюнеткой во всем. Минотавр хохотал как ни в чем не бывало.

Лаврова уселась в недовольный крокодилий «Хаммер», его механическое сердце хмуро урчало.

— Ты по мне скучал? — спросила Лаврова.

— Нет.

— И я по тебе нет, — Лаврова хихикнула. — Кто она?

— Никто.

— А я кто?

— Все мы никто.

— Логично. — Лаврова замолчала.

* * *

Они лежали в его кровати. Лаврова трогала пальцами свою укушенную губу. Ее кровь вкуса сухого мартини смешалась с горьким отваром коры дуба.

— У тебя нет фантазии, — заметила Лаврова. — Ты играешь в зеркало Джона, а ведущим быть не получается.

— Дурочка, — ответил он.

— Похорони меня, когда я умру, — попросила она.

— Ты сама себя похоронишь.

Лаврова закрыла глаза и представила себя мертвой, роющей самой себе могилу. Даже мертвой у Лавровой не получалось вырыть себе нормальную могилу, как у людей. Она была такой маленькой, что Лавровой пришлось лечь на бок и подогнуть колени к груди. Ветер забросал ее влажной, червивой землей. Все как всегда.

Лаврова провела пальцами по жестким, проволочным волосам лежащего рядом мужчины.

— Ты по мне скучал? — жалобно спросила она.

— Нет.

«А я скучала, — подумала она, — по мальчику с глазами цвета моря в Кринице».

Лаврова взъерошила волосы Минотавра.

— Получились рога, — объявила она.

— Ты нашла того, кто тебя полюбил?

— Не-а, — после паузы сказала Лаврова.

Она не могла вспомнить лицо Кости. Его образ размывался и уходил в прошлое.

Минотавр упал на нее всем телом и приблизил лицо к ее волосам. Его ноздри с шумом втянули воздух. Он обнюхивал ее, как зверь, спускаясь все ниже и ниже. Лаврова была ни жива ни мертва. Он остановился внизу ее живота, и через несколько мгновений Лаврова погрузилась в наркотическую нирвану.


Лаврова стала крошечной и порхала с цветка на цветок, с ультрамариновых колокольчиков на лазурные лилии, с фиолетовых роз на васильки. Все, абсолютно все цветы были синими. Их головки покоились на могучих, насыщенных влагой, бирюзовых стеблях. Яростный порыв ураганного прозрачного ветра вырвал их с корнями, пролившись теплым ливнем голубого желейного сока. И Лаврова полетела в бескрайней сине-фиолетовой туче свежих, пахучих цветов в аквамариновое небо жаркой и влажной планеты.

* * *

— Как Никита? — Лаврова небрежно задала вопрос, мучивший ее все время.

— Нормально.

— Мне бы хотелось его увидеть. Можно? — Лавровой было стыдно, что ее голос дрожит.

— Надо спросить у него, — без эмоций ответил Минотавр.

Минотавр пригласил Лаврову на бокс. Они приехали к одиннадцати.

— Почему так поздно? — удивилась она.

— К развязке.

Их проводили к столику на двоих у самого ринга. За столиками для випов располагались тесные ряды кресел. В маленьком зале висело густое облако табачного дыма и испарений от человеческих тел. Многочисленные зрители битком набили крошечное помещение. Среди них было много женщин в вечерних платьях, фривольно обнажавших их тела. Лица этих женщин разного возраста, роста, с разным цветом волос казались похожи друг на друга как две капли воды. На всех стояло общее пожизненное клеймо, бессрочная татуировка — искушенные, много видевшие, усталые глаза. Такие же старые, как у Лавровой. Наверное, эти женщины приезжали сюда после ужинов в дорогих ресторанах, оплаченных дряхлеющими, самодовольными хозяевами своей и чужих жизней. Свободно раскинувшись, сытые зрители перебрасывались незначащими фразами, вяло флиртовали, флегматично пили коктейли и ждали. Толпа получила свой хлеб, теперь она требовала зрелищ.

На ринг вышли два гладиатора, синий и красный. Лавровой стало смешно, что в ее далеком городе соблюдаются традиционные бойцовские ритуалы, включая бравурную музыку, выход на арену стройных девушек в купальниках, протяжно выкрикивающих имена гладиаторов штатных зазывал. Ей было забавно смотреть на ритуальные пляски самих гладиаторов, предназначенные для потехи публики, а не для обоюдного устрашения.

— Комедия, — заключила она и потянула из трубочки «Маргариту».

Красный и Синий сошлись в схватке. Публика реагировала вялыми хлопками. Соперники долго кружили, примеряясь друг к другу, публика возмущенно свистела. Они били друг друга на равных, картинно отлетая к канатам. Лавровой нравился Красный. Он двигался, словно танцуя. Быстро переходил в обмен, красиво принимал удары, чаще попадал по цели. Его стихией было постоянное наступление.

— Красный сильнее, — сказала Лаврова Минотавру.

— Да.

— А Синий?

— Он должен понравиться публике.

Лаврова пожала плечами, в словах Минотавра таился двойной смысл.

У Красного оказался пушечный удар с большой амплитудой. Красный мощно бил на длинной и средней дистанциях. Синему оставалось только уворачиваться и отклоняться, перевес, безусловно, был на стороне его противника. Разогретая публика орала и топала ногами.

— Дай ему! — вскочив с места, кричала Лаврова вместе со всеми.

В ней кипела эйфория, вопили проснувшиеся гены дремучих кровожадных пращуров. Она мельком поймала взгляд Минотавра, обращенный на нее, и тут же забыла о нем, увлеченная главным действом.

В пятом раунде соперники сошлись в клинче. Красный выиграл время и со скачка отправил Синего в нокдаун. Нокдаун длился больше двенадцати секунд, бой был окончен. Толпа разочарованно свистела. Ей хотелось крови.

Лаврова развернулась к Минотавру. Он бесстрастно смотрел на ринг.

— Еще не все, — сказал он. — Судья не открыл счет.

Его слова подтвердил восторженный рев толпы. В центре ринга стояли Красный и Синий.

Красный спуртовал в шестом раунде. Он месил Синего, как тесто. Синий отступал и отступал, защищаясь на отклонах. Ею рассеченная бровь и губа кровоточили. Разгоряченная толпа улюлюкала. Синий сделал длинный свинг и в прыжке ударил противника в правое надбровье пудовой гирей своей головы. На глаз Красного потекла кровь. Рану быстро прижгли ассистенты.

Следующие раунды превратились для Лавровой в кошмар. Синий сменил тактику. Он почуял запах мертвой крови, как гриф, и стал великолепно работать корпусом. Начал острее, более размашисто действовать. Его длинные свинги точно попадали в правую височную область. Красный все чаще уступал инициативу своему сопернику, не успевая уклоняться. И постоянно щурил глаза. Постоянно. Будто ему было плохо видно.

Угол Красного хорошо просматривался с места Лавровой. В перерыве она видела, как Красный, держа перчатками голову, что-то говорит тренеру. Тренер, не дослушав, вытолкнул его на ринг. Хороший менеджер отрабатывал свои деньги. Красный шел к центру, по его телу стекала вода, смешанная с потом, его склеры были сгустками крови. Лаврова вдруг поняла: он обречен. Толпа окружила ринг. Лаврова видела вскинутые руки, красные, возбужденные лица, распахнутые в безумном крике рты, расширенные зрелищем насилия зрачки, вздыбленные адреналином волосы.

Красный, боец и игрок до мозга костей, в прыжке сумел ударить соперника по затылку, тот, упав на колено, успел подняться до окончания счета. Синий был живучим как кошка. В этом сражении коса и вправду нашла на камень.

Лаврова сидела, сжав кулаки. Ее трясло.

«Когда же это кончится?» — думала она.

Ей хотелось уйти, но она не могла сдвинуться с места, словно оказалась пригвождена к своему месту в тесном вонючем зале, заполненном ордой бессмысленно беспощадных людей.

В девятом раунде Красный сдал. Синий обрабатывал его затылок, бил в висок, в печень, в корпус. Уже все поняли, что Красный обречен, но судья не давал закончить бой. Не хватало яркого мазка, эффектного заключительного аккорда, чтобы потрафить зрителям. Наконец Красный упал на колено и не смог подняться. Получился чистый нокдаун.

Синий победил в жестоком и нечестном бою. Толпа приветствовала победу оглушительным ревом, она рукоплескала герою, скандируя его кличку, ей было не до Красного. Жалкого неудачника следовало тут же выбросить из памяти. Красный дошел до своего угла и уже там, с табурета сполз на пол. Толпа метнулась к нему, забыв о своем Синем герое.

Минотавр и Лаврова ушли, не узнав, чем закончилась драма на ринге.

— Он умрет? — спросила она.

— Не знаю, — равнодушно ответил Минотавр. — Если да, его близкие получат неплохую страховку. Гораздо хуже, что я просадил кучу бабок. Все просадили, потому что ставили на фаворита.

— Сволочи!

— Все мы дети Каина. Ты не знала?

Глава 12

— Ты где была?

— Где-где. В Караганде.

— Что ты там не видела?

— Ничего не видела. Там была скука смертная.

— Ты по мне скучала? — спросил Никита и вдруг смутился.

— Да. А ты?

— Я тоже по себе скучал, — рассмеялся чужой ребенок, не ведающий, что такое скучать по самому себе.

Лаврова его обняла и поцеловала в нос. У нее замирало сердце. Никита отстранился.

— Не надо. Я это не люблю.

— Балда. Люди любят, когда их целуют. Значит, они кому-то нужны.

— Сама балда. Целовать носы лажово. В них козявки.

— Значит, мне нужны твои козявки.

— Ну ты даешь! — восхитился Никита.

— В давние времена люди не умели целоваться. Они нюхали друг друга.

— Врешь!

— Нет. Они только-только стали из обезьян человеками и учились любить, — сказала Лаврова и подумала: «Целоваться научились, а любить нет. Может, лучше нюхать друг друга, чтобы по запаху отыскать своего настоящего суженого?»


Стояла жара. Лаврова с Никитой нашли небольшой островок мягкой травы среди сплетенных ветвей диких деревьев, шиповника и барбариса Лаврова легла на спину и закрыла лицо платком от палящих лучей солнца. Платок из натурального шелка был очень дорогим. Ей подарил его Костя. Этот платок олицетворял собой кусочек тропической жизни, в которой ей никогда не бывать. Его терракотовый песок украшали невиданные цветы с выпуклыми фиолетовыми прожилками на телесно-розовых лепестках. Маленькие обнаженные головки стыдливо прятались в пышных, многослойных, оборчатых юбках горделивых бледно-желтых и роскошных карминных цветов с фестончатыми лепестками. У скромных розовых цветков были только тычинки, у желтых — толстые стволики пестиков с игольчатыми коронами на головках. В укромных глубоких складках карминных цветов крепились и росли яйца кошенили. Все как в реальной жизни.


— Мне тебя не видно.

Никита скинул с ее лица платок и разглаживал его на голых коленях.

— Гладкий какой, — удивился он.

— Это шелк. Он очень дорогой, его сплел тутовый шелкопряд. Шелкопряда совсем мало, а тутовых деревьев еще меньше. Раньше шелк стоил дороже золота. Ради него убивали.

— Друг друга?

— Да. Если поехать в Кызылкум, в песках можно найти останки отважных путешественников, остовы верблюдов и тюки драгоценного, спекшегося от времени шелка Купцы в то время были хорошо обученными воинами, владевшими мечом не хуже рыцарей-крестоносцев. Они сражались за шелк не на жизнь, а на смерть. И умирали в поющих барханах пустыни.

— Как это, поющих? — у Никиты округлились глаза.

— Когда они погибали, песок становился мокрым от слез. Он визжал и рыдал, пока они умирали, а потом тихо пел, подзывая к себе новых обреченных героев.

— И они шли?

— Они шли, ехали, плыли отовсюду. Из Европы, Китая, Индии, Персии, Египта, Руси. Ради драгоценного шелка.

— Ради этого шелка? — Никита поднял платок и посмотрел через него на свет.

— Ну да. Нам с тобой повезло. Мы живем на перекрестке Великого шелкового пути.

— А, — протянул Никита. — Отстой. Нас этим путем в школе задолбасили.

— Между прочим, на месте, где мы с тобой сидим, был огромный караван-сарай с метровым слоем земли на крыше. Он спасал от палящей жары. Каждого путника здесь встречали верблюжьим молоком, прохладным, как родниковая вода, и кислым и ароматным, как молодая алыча. В этих местах придерживались древних законов. У тех, кто воровал, отрубали руки. Мятежников, осмелившихся убивать, обезглавливали. Их головы на крепостной стене еще долго устрашали инакомыслящих.

— Кто это, и-на-ко-мы-сля-щи-е? — произнес по слогам Никита.

— Те, кто думает не как все.

Лаврова поражалась. Никита спокойно реагировал на страшилки и удивлялся обычным вещам. Типичное дитя телевидения и компьютерных игр.

— А что, плохо думать не как все?

— Хорошо.

— Я тоже так считаю. А одна училка говорит, что я дурной. Все на блины, а я за веником.

— Тебе плохо в школе? — испугалась Лаврова.

— Щас! Всех порву, — горя глазами, пообещал уверенный в себе сын Минотавра. — Я в школе главный.

— Ну ты даешь, — протянула Лаврова.

Никита воспринял это как комплимент. И ответил ей тем же:

— Ты самая лучшая. С тобой интересно.

Лаврова поцеловала его в нос. Он опять отвернулся. Без слов.


Вечером Галина Захаровна и Никита отвезли ее на автобусную остановку.

— Барханы правда поют? — спросил мальчик.

— Давай поедем на поющие барханы. Я хочу их услышать.

— Конечно. Они совсем близко от Алматы.

Лаврова помахала ему рукой из автобуса. Ей хотелось остаться. Никита стал главным не только в школе.

* * *

Лаврова открыла дверь, за порогом стоял Костя.

— Че пришел? — вульгарно спросила она.

— Можно? — Его лицо было преисполнено мрачной решимости.

— Нельзя. — Лаврова придержала дверь.

Костя взял Лаврову за плечи и мягко отодвинул Они стояли у раскрытой двери, он ее обнимал. Его лягушачьи губы целовали ей глаза, губы, плечи. Лаврова отталкивала его, он обнимал ее все крепче и крепче. Он душил Лаврову в своих объятиях, он душил ее своей любовью.

Лаврова закрыла дверь и села на табурет в прихожей.

— Не нужен ты мне, — переведя дух, сказала она.

— Мне все равно.

Он опустился перед ней на колени. Он прятал свое лицо на коже ее бедер, которая становилась соленой и влажной. Его плечи вздрагивали. Его пальцы давили на ее голени, оставляя синяки. Здоровый и сильный мужчина опять плакал. Молча. Лавровой не было его жаль.

— Что надо? — спросила она.

Костя, отвернувшись, неловко вытер глаза коротким, до локтя, рукавом рубашки с одной стороны, потом другим рукавом с другой стороны. Он стыдился Лавровой, а не своей слабости.

— Выходи за меня.

— Для этого ты упал на колени? Почему сразу на оба?

— Перестань. Я буду беречь тебя.

Своими ладонями он держал ладони Лавровой. На миг ее окутало теплое ватное облако. Она отдернула руки и встала.

— До поры до времени, — глядя на него сверху вниз, сказала она. — Потом ты найдешь себе другую, которая нарожает тебе детей. Мал мала меньше. Вы будете жить счастливо и умрете в один день, а похоронят вас ваши детки. Мы это уже проходили.

Костя встал напротив Лавровой. Его глаза постоянно щурились. Постоянно. Хотя в прихожей не было света.

— Ты ничего не понимаешь. Люди разные.

— Все я понимаю. Человек слабее природы. От нее не уйдешь.

— Мы возьмем ребенка, если захочешь. Таких семей много.

— Расхочу, сдадим назад, — усмехнулась Лаврова — Хватит! Надоел! Еще вопросы будут?

— Ужасно, — вдруг сказал он, — что у такой красивой женщины не может быть детей. Это так несправедливо.

— Сволочь! — закричала Лаврова — Вон! Вали отсюда, гад проклятый!

Она толкала его руками и рыдала до конвульсий, как безумная.

— Теперь я в бога не верю, — сказал он. У него было страшное лицо.

Он остался у Лавровой и сидел на полу у кровати как верный пес Он был милосердным богом Лавровой, которого она ненавидела лютой ненавистью.

Утром она сказала.

— Больше не приходи. Я не хочу тебя видеть. Никогда.

* * *

Лаврова с Минотавром и Никитой путешествовали по окрестным горам. Они опять забрели в унылый сай, где скрывались загадочные рукотворные арругии.

— Ну, и где ваше золото? — спросил Минотавр.

Никита подмигнул Лавровой.

— Его здесь нет, — ответила она. — Мы пошутили.

— А ты поверил, — рассмеялся Никита.

Минотавр отвернулся.

— Смотрите, ящерица! — закричал Никита — Вон она.

Неподалеку, у чахлого кустика травы, сидела маленькая серая ящерица. Она ворочала головкой в поисках пищи.

— Давайте ее поймаем. — У Никиты загорелись глаза.

— Если ящерицу взять за хвост, она сбросит его и удерет, — сказал Минотавр.

— И что потом?

— Ничего. Хвост отрастет, и все.

— А до этого времени она будет израненным, беспомощным инвалидом, — добавила Лаврова — Легкой добычей для всех.

— Давайте ловить! — рвался вперед Никита.

— Лучше я. — Минотавр отстранил сына рукой и сделал несколько осторожных шагов.

На глазах у Лавровой в изведанном, исхоженном краю изменилась реальность. Мифический зверь бесшумно крался по безжизненной, мертвой земле, не потревожив ни один камешек, ни одну песчинку. Его тень осторожно кралась за ним. Он навис над ящерицей хищным оскалом, его когти, похожие на пальцы, выстрелили из ладони.

— Bay! — восхитился Никита.

В ладони Минотавра билась глупая ящерица, беспомощно вращая ненужным хвостом.

— Надо ее убить! — воскликнул сын Минотавра.

— Не надо! — взмолилась Лаврова.

— Надо, — не согласился сын Минотавра. — Она пыльная и противная, как змея.

— Если ее полить дождиком, она станет блестящей, как крапчатый мрамор, из которого строят дворцы, — обреченно сказала Лаврова Никите.

— Слюнявая чушь! — раздраженно откликнулся Минотавр.

— У нее ядовитые зубы. Ты что, не знаешь? — возмутился сын Минотавра.

Лаврова поднесла палец к ящерице, та ухватила его своей черной крошечной пастью. Ее челюсти были такими слабыми, что Лаврова ничего не почувствовала. Никита, замерев, смотрел на нее широко раскрытыми глазами.

— Когда Наташа умрет, что будем делать? — спросил своего сына Минотавр.

Неожиданно тело мальчика дернулось, и он заплакал. Он плакал так горько, что его маленькое тельце сотрясалось. Лаврова гладила его по голове, целовала его мокрые глаза, его сопливый нос. Он все плакал, а Лаврова повторяла.

— Папа пошутил. Я тоже. Мы просто пошутили.

— Отпусти ящерицу! Отпусти! — оттолкнув Лаврову, закричал Никита отцу.

— Твоя ящерица жива и здорова. Что ты как маленький? — Минотавр потрепал сына по голове. Тот отдернул голову.

Лаврова собиралась домой. Минотавр подогнал к крыльцу свой «Хаммер».

— Оставайся у нас ночевать. Пожалуйста, — попросил Никита.

Он с тревогой вглядывался в Лаврову. Та бросила взгляд на Минотавра. У него был отсутствующий вид.

— Ладно, — сказала она — Остаюсь.

— Пойдем, я покажу тебе свои рисунки. — Никита повел Лаврову в свою комнату.

Лаврова листала рисунки. Она была потрясена. Каждая фигурка птицы, животного, человечка с еще неверными, нечеткими контурами имела свое выражение, свой характер. Фигурки двигались, вступали в отношения, жестикулировали, дрались, обижались, плакали, смеялись. Они жили своей жизнью в созданных маленьким режиссером мизансценах. У Лавровой не было детей, она не знала, насколько талантливы семилетние дети. Она не помнила, как рисовала в этом возрасте сама, но на уроках рисования ей ставили не выше четверки, за черчение она получала двойки. Она дошла до конца альбома и стала перелистывать сначала.

«Он талантлив, — подумала она, — или я дура».

— Как? — спросил ребенок.

— Здорово! — искренне ответила она.

Никита улыбнулся.

— Вообще-то это фигня. На компе рисовать интереснее. — Он кивнул на свой навороченный компьютер.

— Покажешь?

— В следующий раз, — насупился ребенок.

— Ладно.

— Только когда ночевать останешься.

— Хорошо, — с улыбкой кивнула Лаврова.

Она поцеловала его в нос и пожелала Никите спокойной ночи.


Лаврова лежала в темноте и думала, как настолько необыкновенный ребенок мог родиться у такого бесчувственного чудовища. Хотя темы черно-белых рисунков иногда были слишком жесткими для семилетнего мальчика, даже при условии, что его воспитывали неразговорчивый отец и чужая женщина. В который раз Лаврова подумала о матери Никиты. Ей хотелось понять, какая она. И почему она не вместе с сыном.

Вдруг дверь комнаты Лавровой отворилась, и на пороге возник лунный мальчик. Он забрался к ней под одеяло и попросил:

— Расскажи мне что-нибудь. Я заснуть не могу.

— Что? — рассмеялась Лаврова и притянула его к себе. Он вкусно пах маленьким человеческим детенышем.

— Что хочешь.

— Тогда я расскажу тебе сказку, как прекрасный юноша влюбился в Ослиную Шкуру.

— Он что, больной? — удивился ребенок.

— Нет. Ослиная Шкура оказалась самой красивой в мире красавицей. Ее нужно было только поцеловать один разочек.

— Ясно, — сообразил понятливый ребенок. — Как ящерица под дождем.

Никита заснул, Лавровой не спалось. Она пошла искать Минотавра. В спальне его не было, не было и в кабинете. Она спустилась на первый этаж. Из кухни лился свет. У стола спиной к двери сидел Минотавр. Перед ним стояли ополовиненная бутылка виски и стакан.

— Зачем ты ему это сказал?

— Чтобы он понял, что такое смерть, — после паузы произнес он.

— Маленький мальчик?!

Минотавр не ответил.

— Что с его матерью? Где она?

— Умерла. — Минотавр смотрел мимо Лавровой.

— Потому он так расстроился?

— Нет. Она умерла давно. Он ее не помнит. Он о ней даже не думает. О ней давно все забыли, будто ее и не было.

Не сын, а сам Минотавр казался покинутым и никому не нужным. У Лавровой что-то порвалось внутри, и в груди стало тепло. Она подошла и обняла его. Он поднял на нее глаза.

— Она умерла, а ты жива, — сказал он так буднично, что Лаврова не сразу его поняла.

* * *

Лавровой позвонила ее подруга. Они не виделись более месяца.

— От меня ушел муж. К другой, — спокойно сказала она.

— С ума сошел? — Лаврова от неожиданности потеряла дар нормально выражаться.

— Не знаю, — ответила подруга.

Лаврова мало знала ее мужа. На старых семейных фотографиях он выглядел мужественным и подтянутым гвардейским офицером. От его улыбки хотелось улыбаться всему миру. Он женился на самой красивой девушке, похожей на Мирей Матье. Ее фотография была у каждого солдата срочной службы. Она могла выйти замуж за любого, а выбрала его. У них был единственный, любимый десятилетний сын. Счастливая семья. Время сыграло злую шутку, и она рассыпалась как карточный домик.

— Кто она? — Лаврова представила длинноногую, юную девушку с невинными ореховыми глазами.

— Не знаю. Не хочу ничего знать. Никаких подробностей.

У Лавровой не укладывалось в голове, что красавицу подругу оставил муж ради женщины, которую никто не знал. Что в ней могло быть такого?

Подруга Лавровой замолчала. Ее молчание было красноречивей всяких слов.

— Хочешь, я к тебе приду?

— Не надо, — ее подруга плакала — Мне нужно побыть одной.

Она была очарована и раздавлена своей первой любовью.

* * *

Лавровой нравился дом Минотавра. Он совсем не походил на соседние дома нуворишей, напоминающие замки с нелепыми башнями. Дом был выстроен в колониальном стиле: с белыми стенами, украшенными ажурными балконами и решетками из литого чугуна. На стороне дома, обращенной к горам, находились прохладная, тенистая арочная терраса на первом этаже и галерея на втором. Террасу обвивал пышно разросшийся виноград, к перилам галереи были прикручены ящики, из которых свисали красные, сиреневые, желтые, голубые махровые граммофоны вьющегося табака. Они одуряюще пахли вечером, а ночью их вызывающий аромат возбуждал и манил, отчего начинало тревожно и сладко биться сердце.

За деревьями никто не ухаживал, они росли, как им заблагорассудится, уносясь ввысь или широко распустив свои кроны. Под платанами всегда было темно, на влажной земле, среди мха и папиросно-желтых подсвечников водосбора, толпились белыми горками грибы, неподалеку покачивал головками первоцвет. Одичавшие жасмин и миндаль нависали над дорожками сада, их приходилось раздвигать руками. Трава в саду была выше колена, ее никто не подстригал. Среди овсюга, чертополохов и репейников виднелись календула, мелисса, расползался розовоцветный вьюн. В сорняках, отчаянно стремясь выжить, тянулись к солнцу готические купола люпина и живокости, пышные воланы бархатцев, зонтики турецкой гвоздики и диклитра, носящая в народе название «разбитое сердце». У изгороди росла штамбовая роза, ее заглушали заросли персидской сирени и желтой акации. В саду водились ежи, они выходили на прогулки ночью, цокая коготками по кирпично-красным шишковатым плитам террасы.

Через сад протекал широкий ручей, отвод горной речки, образуя в центре пруд, в нем полоскали седые пряди печальные, усталые ивы. По ночам у пруда собирались оливково-серые жабы, курлыча унылые песни под аккомпанемент невидимых сверчков. При приближении человека жабы прыгали в черную воду, тогда зыбкое отражение луны разлеталось ртутными брызгами.

— В прошлом году я жабу убил, — сказал Никита.

— Зачем?

— Хотел посмотреть, что внутри.

— И что оказалось?

— Кишки, — разочарованно вздохнул мальчик.

Лаврова вспомнила, как в детстве она разрезала бутылочным стеклом узкое коричневое тельце живой гадюки. Лавровой тоже нужно было узнать, что у нее внутри.

— Не расстраивайся. Я похоронил ее с жабьими почестями. С улитками и кузнечиками.

Лаврова ночевала у Минотавра, он задерживался и попросил ее остаться. Лаврова с Никитой сидели на террасе, облокотившись о перила. Парило, как часто бывает перед грозой. Солнце, скрываясь за краями свинцовых туч, просвечивало сквозь них огнем страшных, дымных пожарищ.

Лаврова вспоминала прочитанные ею книги. Она рассказывала о древних империях, которые создавались огнем и мечом и рушились от огня и меча, когда приходило назначенное время. Об исчезнувших, канувших в небытие народах, смешавшихся кровью с завоевателями. О смуглых ассирийцах с длинными, черными, завитыми бородами, золотоволосых, голубоглазых эллинах, загадочных ариях, изнеженных римлянах, воинственных монголах с миндалевидными глазами, кровожадных, краснокожих ацтеках и диких галлах.

Зачарованный мальчик широко распахнутыми глазами смотрел в дали дальние.

— И сказал великий мудрец, что государство есть нечто дикое, — по-восточному, нараспев говорила Лаврова, — и укротить этого зверя может только кнут справедливости. Иначе вырвется на волю всепожирающий демон всевластия, и восстанут инакомыслящие. И пойдет тогда человек против человека, и прольется кровь невиданная, и исчезнет народ в дыму пожарищ и омуте времени.

— Ты же говорила, что думать не как все хорошо, — вдруг перебил ее Никита.

Лаврова запнулась. Никита ждал ответа.

— Вообще-то быть инакомыслящим, плохим или хорошим, неблагодарное и трудное дело. Любой мятеж — это сжигание целых миров в святом костре.

Лаврова перефразировала Шевчука. Она никак не могла объяснить маленькому мальчику, что имеет в виду.

— Понял?

— Нет, — искренне признался Никита.

— Ладно. Мысли бывают разные, со знаком плюс и со знаком минус. Если задумал недоброе, жди несчастья, доброе — счастья.

— Так бы сразу и сказала.

— А про кнут справедливости понял?

— Нет.

Лаврова рассмеялась.

— Это значит, законы должны составляться так, чтобы все было по-честному. Полезно для государства и справедливо для всех людей.

— Я так и подумал. Только тебе не сказал.

Лаврова опять рассмеялась, Никита обиделся. Она чмокнула его в нос, он отвернулся.

— Я этого не люблю. Я же говорил.

— Правда, на самом деле мудрец сказал, что справедливо для всех не бывает. Бывает справедливое зло или несправедливое добро. Для кого как. — Она почему-то вспомнила Костю. — Милосердие важнее справедливости, но быть жертвой милосердия противно.

— Ты меня совсем запутала, — обиженно буркнул несчастный ребенок.

— Жизнь — сложная штука, — подняв палец, объявила Лаврова — Ее с наскока не понять.

Из тьмы возник Минотавр в сполохах молний и вихрях пыльного, воющего ветра.

— Вы что в темноте сидите? — спросил он и зажег на террасе матовые фонари в чугунной оправе. Сразу стало уютно.

— О жизни говорим, — как старичок вздохнул Никита.

— Пошли в дом. Ужинать будем, — скомандовал Минотавр. — Сейчас дождь польет.

Лаврова и Никита двинулись за Минотавром, как крысы за дудочкой крысолова.

В окна бился ливень, струи дождя водопадом стекали по стеклу. Прямо над домом громыхала колесница Ильи-пророка.

— Расскажи мне сказку под грозу, — потребовал завернутый в одеяло ребенок. — Чтобы страшно было.

— Очень?

— Очень.

— Ну, тогда слушай самую страшную сказку всех времен и народов.

И Лаврова рассказала историю Красной Шапочки на разные голоса. Ребенок хохотал так, что явился Минотавр.

— Чем вы тут занимаетесь? — спросил он.

— Я теперь не усну, — пожаловался отцу Никита. — Мне Наташа сказку страшную рассказала. У меня от этой сказки даже щеки болят.

— Балбесы, — констатировал Минотавр.

Глава 13

Лаврова с Ильиничной искали Князеву подарок на день рожденья. Сумма была никакая, не большая и не маленькая. Из бюджета мало платили. Они обошли все магазины, у них уже отваливались ноги.

— Давай подарим ему трусы, — предложила Лаврова.

Она смотрела на стопки ситцевых семейных трусов с одинаковым рисунком «огурец» производства АХБК. Можно было подобрать огурцы на фоне любого цвета радуги.

— Надо же. Каждый охотник желает знать, где сидит фазан, — удивилась Ильинична — Все семь цветов.

— Будут трусы-неделька, — заключила Лаврова. — Под настроение. Красные — под веселое, зеленые — под грустное.

Обе покатились со смеху. На них неодобрительно глядела пожилая продавщица. Они ушли, похохатывая, не взяв радужные трусы с огурцами. Для начальника это было слишком лихо.

Наконец, купив на скромную сумму достойный известного ученого и профессора подарок, пни забрели в турецкую кофейню.

— Знаешь, я скажу тебе одну вещь. Только никому… — начала Ильинична.

— Ясно дело, — Лаврова стала говорить, как Никита.

— У меня появился мужчина.

— Как? — изумилась Лаврова.

Ильинична боготворила Князева. Он был ее идолом и фетишем. Она только что не целовала пол, по которому он ходил.

— Так, — сиамские глаза Ильиничны в красноватом сумраке кофейни светились рубинами.

— И кто он?

— Просто Вася, потому что Василий. Он живет теперь у меня.

— А как же Князев?

— Он муж другой женщины. Он не уйдет от нее никогда.

— Ты полюбила, — поняла Лаврова.

— Нет, — прекрасные глаза тайской принцессы померкли. — Я устала ждать.

* * *

На Лаврову навалилась депрессия. Она всегда приходила неожиданно, ни с того ни с сего. Хорошее настроение испарялось, оставалось только констатировать его внезапную смерть и написать посмертный эпикриз. Такое случалось часто, но Лаврова никак не могла к этому привыкнуть. Она лежала, устремив глаза в одну точку, без единой мысли в голове.

Незваная гостья усаживалась рядом с Лавровой и чего-то ждала. У нее не имелось лица, глаз, рта, потому с ней нельзя было говорить, и невозможно было понять, чего она хочет. От этого неприятного соседства саднило в горле, сжимались легкие, давило сердце, останавливалась кровь, потому Лаврова всегда мерзла. У нее не находилось сил на то, чтобы согреться. Она не могла встать, достать одеяло, вскипятить чай, оттого что ее руки и ноги наливались свинцом. В эти дни она не ходила на работу. Она ждала, когда серая безликая гостья исчезнет и Лаврова перестанет ощущать себя где-то посредине между жизнью и смертью.

Черная трубка мобильного телефона завибрировала на ее груди. Она поднесла ее к лицу и включила.

— Почему ты не приехала в выходные? — спросил Минотавр.

— Меня не приглашали.

— Ты заболела?

— Нет.

— Ты дома?

— Да.

Трубка замолчала, Лаврова нажала отбой. Ей стало жаль себя, и она заплакала. Это было очередным началом очередного выздоровления.

* * *

Лаврова ехала в зеленом «Хаммере». Его утроба пахла болотной тиной и лимоном. За время ее отсутствия «Хаммер» стал плотоядным вегетарианцем.

— Почему ты не работаешь в частной клинике?

— Зачем?

— Чтобы получать больше денег.

— Зачем?

Лаврова вяло отбивалась от нелепых вопросов богатого человека, который стал богатым не потому, что у него имелись деньги, а имелось нечто другое, чего у Лавровой быть не может при всем ее желании. Зачем получать больше денег, если нет никакой цели и тебе не за кого отвечать?

— Значит, тебе ничего не нужно.

— Значит, — эхом откликнулась Лаврова.

— Что тогда небо коптишь?

— Не знаю, — безразлично ответила Лаврова.

Хотя ответ на этот вопрос она знала очень хорошо. Смертная казнь — слишком легко. Надо пройти все круги ада.

Минотавр привез ее в летний загородный ресторан с укромными уголками. Традиционный азиатский жастык отгораживали занавеси из полос яркого узбекского шелка, который хлопал и надувался парусами древних арабских фелюг. Скрытые от глаз посетители курили кальян, и не только кальян. Свежий горный ветер уносил запах горящей запретной травы в сторону далекого города.

Лаврова лежала на огромных цветастых подушках у берега узкой горной речки, в которой отражался свет фонарей и луны. Она зябко ежилась от вечерней прохлады. Им принесли лоскутные одеяла, кок-чай и самокрутки. Красивый узбекский парень с точеными чертами лица, встав на колени перед низким столиком, переливал дымящийся чай из третьей пиалы в чайник, затем назад, до тех пор, пока чай не становился ароматным и крепким, как требовала чайная церемония Среднего Востока. От его неспешных, заученных движений и еле слышного журчания речки Лаврову охватило дремотное оцепенение. У тусклого света керосиновой лампы порхал мерцающий огонек, описывая волнообразные дуги от губ Минотавра к лампе и назад. В этом месте все текло по замкнутому циклу, удаляясь и возвращаясь на круги своя.

— Хочешь?

Она покачала головой.

— А так?

Она почувствовала, как ее губ касаются его губы. И с ними в нее вливается блаженство, делая тело легким и воздушным, как поцелуй ангела. Ее душа, отлетев, описывала круги у пламени керосиновой лампы, удаляясь и снова возвращаясь все ближе и ближе. Лаврова почувствовала ожог и не ощутила боли. В ирреальном мире нереальной оказалась даже боль. Так должно быть всегда.

Им принесли блюдо под названием «пять пальцев». Это было приготовленное на тандыре мясо ягненка на пяти маленьких детских ребрышках. Лаврова упивалась детской плотью. Она ела ее с жадностью голодной волчицы. Она чувствовала себя вервольфом, пожирающим мертвое детское тело. Так должно быть всегда.

Не доехав до города, они занялись любовью в машине. Лаврова терзала ногтями, зубами тело черного человека, лица которого она не видела. И получала то же взамен. Око за око, зуб за зуб.

* * *

Никита показал Лавровой свои рисунки, сделанные на компьютере. Темы некоторых из них были навеяны ее рассказами, и Лаврова почувствовала гордость. Рисунки оказались цветными и неожиданно очень яркими.

— Почему ты рисуешь на бумаге черным, а в компьютере используешь цвет?

— Фломастером не катит, а красок у меня нет.

— Папа не знает, что ты рисуешь? — поразилась Лаврова.

— Знает, — ответил ничуть не огорченный ребенок. — На компе лучше. Париться не надо.

Лаврова решила отвести Никиту в изостудию. Она нашла в городе лучшую, где мастер-классы с детьми проводили известные художники и скульпторы.

— Если примут, мы папе скажем. Если нет, то нет. Ладно? — Она не была уверена в реакции Минотавра.

— О'кей, — согласился ребенок.

— Ты не расстраивайся, если не примут.

— А, пусть, — махнул рукой маленький пофигист. — Не надо будет туда таскаться. У меня школа уже вот здесь сидит.

Никита растопырил ладонь выше макушки.

— Зачем тогда идешь?

— Просто так.

Никиту приняли без слов. Лаврова позвонила Минотавру, решив быть максимально гибкой, если он окажется против.

— У меня есть новость, — осторожно начала она.

— Хорошая или плохая?

— Не знаю. Хорошая. Никиту приняли в изостудию. Мне сказали, у него ясный и точный рисунок. Из него выйдет толк.

— Как он там очутился? Ты его привела?

— Да.

— Какого черта?! — неожиданно разозлился всегда апатичный Минотавр.

— Он станет великим художником!

— Кем? — Минотавр рассмеялся. — Он должен твердо стоять на ногах. Для этого у него должна быть нормальная профессия.

— Он может стать архитектором, в конце концов, — не сдавалась Лаврова. — Строить общественно-полезные здания. К примеру.

— Какие общественно-полезные? — продолжал смеяться Минотавр.

— Тюрьмы и концлагеря! — разозлилась Лаврова.

— Хватит! Мне надоело, что ты вбиваешь ему в голову всякую чушь! Какие-то хрустальные небеса, ватные облака, — Минотавр орал в трубку. — Бредятина! Мне нужен нормальный ребенок, а не нюня сопливая!

— Злобный гоблин тебе нужен!

— Советую помнить, он мой сын, а не твой. И не лезь не в свое дело, — произнес Минотавр, выделяя каждое слово. — Мне решать, а не тебе. Поняла?

— Да. — Сердце Лавровой сжалось. — Он твой сын.

— Вот и молодец. Продолжай в том же духе.

Минотавр бросил трубку. Лаврова все провалила, во рту был горький привкус поражения. Но теперь она точно знала, что у маленького сына бесчувственного чудовища есть способности. Ей сказали об этом в изостудии, посмотрев его рисунки. Его в изостудии ждали.


Через пару дней Лавровой позвонил Никита.

— Ты куда подевалась? Нам же в изостудию.

— Твой папа против.

— Ничего не против. Я сказал, что это прикольно, и он согласился.

С точки зрения Лавровой, Минотавр любил своего детеныша неправильной любовью. Он потакал его желаниям, но отдавал мало тепла. Лаврова не видела, чтобы он когда-нибудь обнимал, целовал сына, рассказывал ему сказки. Самым большим проявлением отцовских чувств было похлопывание по плечу, или он мог потрепать волосы Никиты. При таком отношении ребенок должен бы вырасти с однобокой душой, но этому мешало воображение. Для того чтобы рисовать, надо уметь мечтать. Может, мечтать лучше получается в одиночестве?


Лаврова приехала к Никите с букетом воздушных шаров и детским шампанским.

— Давай отметим твой успех, — сказала она. — Не всех принимают в изостудию.

— Здорово! — загорелся ребенок. — У меня есть карнавальные шапки. Самое то.

Лаврова лежала на траве, голова Никиты на животе Лавровой. Они глазели в синее небо.

— В какие незнаемые края ты хотела бы поехать? — спросил Никита.

— На берег Карибского моря. В Картахену.

— Почему?

— Жара, древние жестокие тайны и самые красивые католические храмы с высокими белыми звонницами. Местные жители смешались кровью с потомками испанских конкистадоров. Они смелые и отчаянные, а их женщины прекрасны, как цветы. Мужчины всегда носят стилеты, их ножны обтянуты галюшой, выделанной из шипованной шкуры акул.

— Зачем им стилеты? Чтобы драться? — Никита вонзил воображаемый клинок в крошечную кочку травы. — Вжик!

— Нет. Чтобы защищать себя и беречь своих женщин.

— Это одно и то же.

— Нет. Оружие — это проверка. Оборона или нападение. Либо ты оправдываешь его неприменение, либо наоборот.

— Как это?

— Защищать своих близких — честно. Нападать на людей исподтишка и даже в открытую — подло. — Лаврова не стала морочить ребенку голову.

— Ну, теперь понятно. А что за жестокие тайны?

— Жрецы вуду и живые мертвецы. — Лаврова клацнула зубами и протянула руки к шее Никиты.

— Знаю, — он, смеясь, отбивался от ее рук. — Это на Ямайке.

— Нет, на Гаити. — Лаврова боролась со смелым и отчаянным потомком мифического зверя. — А на Ямайке ром, рэгги, — она неудачно увернулась от маленьких ладошек и попала в клинч, — и тонны награбленных пиратами сокровищ на дне Карибского моря.

— Как думаешь, они там до сих пор?

На Лаврову смотрели солнечно-голубые глаза победившего в неравном бою чужого ребенка.

— Конечно. — У нее отчего-то сжалось сердце. Она скрыла это улыбкой.

— Их стерегут как зеницу ока самые злобные акулы в мире, до зубов вооруженные абордажными саблями и мушкетами. В этих акул вселились души кровожадных пиратов, самых отпетых головорезов. Когда на море полный штиль, сокровища затонувших испанских галеонов сияют ярче солнца.

— Тогда акулам приходится надевать черные очки, — засмеялся Никита.

— И сидеть в очереди к окулисту с бутылкой рома в плавнике!

— Я представляю! — расхохотался он. — Толпу одноглазых акул, берущих на абордаж кабинет окулиста!

— Под бульканье турецкого марша…

— Под бульканье! — зашелся от смеха Никита. — Какого марша?

— Сейчас узнаешь. Все время подпевай мне «пупа-пупа», — велела Лаврова и торжественно провозгласила: — Выступает хор боевых акул Карибского военного округа!

Когда Лаврова закончила петь, ребенок уже не подпевал, он катался по траве, выкидывая коленца.

— Бесилово! — визжал он от смеха. — Пупа ква!


— Что бы ты сделала с сокровищами? — отсмеявшись, спросил Никита.

— М-м. Купила бы тропический остров. А ты?

— А я бы парусник, — мечтательно произнес он. — Трехмачтовый, с пушечной палубой.

— Тогда я на своем острове построю причал, чтобы ты всегда мог пришвартоваться.

— Пусть твой остров и мой парусник будут общими. Нашими. Согласна?

— Согласна. — Она пожала ему руку. — Давай пошлем шапки в Картахену. На разведку.

— Только свяжем наши шары вместе, тогда шапкам будет не скучно лететь.

Они прицепили шары к своим шапкам и отпустили. В синее небо летели сверкающие шапки в сопровождении почетного бело-розового эскорта дирижаблей. Шапки держали курс на юг. К самой Картахене. Лаврова и Никита салютовали им по-армейски.

— С тобой веселее, чем в школе, — сказал Никита.

— Да, — согласилась Лаврова и взяла его за руку.

Они зашагали к дому под звуки воинственного акульего марша, положенного на музыку великого Моцарта.


— Как провели время? — спросил вечером Минотавр.

— Здорово! — крикнул ребенок. — Ерундили весь день!

— В смысле? — Минотавр поднял брови.

— Дрались подушками и провожали шапки на юг!

— Не понял.

— Папа ква! — засмеялся Никита.

Минотавр отвернулся.

Глава 14

На балконе у Лавровой Линка делилась своей всепоглощающей любовью к Стасу.

— Почему мы от них так зависим? — спросила она.

— Про дзинь и дзянь слышала? — поинтересовалась Аська и побренчала вилкой по стакану.

Линка кивнула.

— Ну вот. Сними фиговый лист и зри в корень.

— Жалеем впрок, — задумалась Линка. — Они природой назначены быть пушечным мясом.

— У-сю-сю, — скривилась Аська. — Святой Наиль!

Линка раздраженно нахмурилась.

— Кстати, я посмотрела «2046» note 2. Листала каналы и случайно наткнулась, — объявила Аська. — Не впечатляет.

— Важен контекст, — не согласилась Лаврова.

Под контекстом подразумевался Линкин одноклассник Наиль. С первого класса и по сей день его мучила любовь к Линке. Линка плакалась ему в жилетку, целовала мимоходом в щеку, забывала поздравить в день рождения, заявлялась среди ночи с ворохом друзей, просила ключ от квартиры для встреч с другими мужчинами и снова целовала мимоходом. Наиль мучился и страдал. Насколько сильно, не знал никто, но он подарил Линке «2046» со словами: «Похоже на нас». «Спасибо», — сказала Линка и в знак дружеского расположения, не раздеваясь, полежала с ним на его кровати на расстоянии вытянутой руки. Недолго. Потом легко поднялась и ушла восвояси.

— Оглянулась? — спросила Аська.

Линка подняла на Аську недоумевающий взгляд.

— Вдруг помер? — членораздельно пояснила Аська слабоумной Линке.

— Да ну, — отмахнулась та. — Что с ним сделается?

Действительно, Наиль был жив до сих пор, он обреченно ждал Линку.

— Притерпелся, живя надеждой, — говаривала Аська. — Не приведи господь надежде осуществиться. Парень не вынесет разочарования.

— Аська! Ну хватит, — взмолилась Линка. — Мы же не об этом.

— Ах да. Забыла. Мы о высоком. Ну, и что дальше с нашим Стасиком?

— У него такой тембр, — Линкины глаза затуманились, — низкий, бархатистый. У меня всякий раз мурашки по коже. Слышу его голос, и плакать хочется.

— Отрежь яйца и смейся, — посоветовала Аська и откупорила очередную бутылку пива.

— У тебя руки так и чешутся отрезать что-нибудь, — разозлилась Линка. — Хирург ты наш!

— Хирург-яйцерезка! — захохотала Аська. — А я терпеть ненавижу, когда наши хирурги пялятся на рентгенснимок органов малого таза и ржут как кони, глядя на спираль. Ржут твоим любимым тембром, между прочим.

— Это не тембр. Это вибрация голосовых связок потоком воздуха. — Лаврова пропела басом. — Балалайка блынь-блынь-блынь-блынь!

— И гармошка дрынь-дрынь-дрынь-дрынь! — басом поддержала Аська.

— Погремушка бла-бла, — грустно согласилась Линка.

* * *

Никита стал ходить на занятия в изостудию. Лаврова рассказывала ему о великих художниках. Она показывала ему репродукции удивительных картин Джузеппе Арчимбольдо, вдохновленного рисунками Леонардо, индийскими миниатюрами, древними манускриптами, где растения, лица, фигурки складывались как мозаики из других; плодов, фигурок и лиц.

— Здесь изображены времена года. Они соответствуют этапам возраста человека. Угадай, где лето, весна, осень и где юность, молодость, старость.

— Это просто, — отвечал понятливый ребенок.

Лаврова им гордилась. Она, затаив дыхание, следила, как его пальцы бережно касаются дешевых репродукций гения Арчимбольдо.

— Что тебе больше понравилось?

— «Весна» понравилась, а «Осень» нет.

— Почему не понравилась?

— Ну, — Никита вдруг передернул плечами. — Она рыхлая, мягкая, вся расползается. Пахнет гнилыми яблоками, и вкус у нее горько-сладкий. Противный. Он еще долго на языке и зубах остается. Понимаешь?

Никита видел, слышал, чувствовал, мыслил живыми образами. Лаврова этому не удивлялась. Таким, по ее мнению, и должен быть настоящий художник.

— Творчество Арчимбольдо следует «Тайной философии», суть которой заключается в том, что каждый предмет, процесс или мысль имеет две разные стороны одного и того же, белую и черную, жизнь и смерть. Плавно или яростно перетекают они из одного состояния в другое, вкладываются друг в друга, как матрешки, всегда меняясь местами. Сегодня это маленькая матрешка, а завтра она самая большая, — переиначивала по-своему Лаврова.

— Как это?

— В «Тайной философии» написано: огонь горяч и сух, земля суха и холодна, вода холодна и влажна, воздух влажен и горяч. Все это колдовские превращения, загадочные метаморфозы одного и того же единственного существа Замкнутый цикл необыкновенной жизни природы.

Никита смотрел в дали дальние зачарованными глазами.

Лаврова рассказывала ему о необычайном каталонском художнике Дали, странном и самовлюбленном, как мифический Нарцисс.

— Маленьким мальчиком он создал произведение искусства из трухлявой двери и вишен.

— Как это? — опять удивился ребенок.

— Он все переставил местами. Вынул из старой двери жуков древоточцев и вставил их в сердцевину спелых вишен, а косточки вишен заняли место жуков. Трухлявая дверь преобразилась волшебным образом. Ее безжизненная поверхность засветилась влажными золотистыми косточками, украсилась спелыми винными вишнями. Она зажила жизнью жуков древоточцев, отчаянно плывущих в растекающемся, густом вишневом соке.

Лаврова показывала Никите картину Дали с изогнутым, расплывающимся циферблатом часов, чтобы продемонстрировать, что время не только течет. Оно также искажается, двигаясь то быстрее, то медленнее. Изменяясь само, оно меняет все на свете.

Она рассказывала о тайне улыбки Джоконды, которую никто не смог разгадать сотни лет, потому она до сих будоражит умы и распаляет воображение людей.

— Как она улыбается? — спросила Лаврова.

— Для себя, — не задумываясь ответил очарованный странник.

— Что значит «для себя»?

— Ну, так бывает, когда думаешь о чем-то своем, хорошем. Поняла?

— Когда мечтаешь?

— Не всегда. Иногда когда мечтаешь, а иногда это уже сбылось.

Лавровой не приходило в голову, что улыбка Джоконды не предназначена зрителю. Ее мог случайно поймать своей кистью художник, как энтомолог ловит и накалывает редких бабочек булавкой. Едва заметная улыбка Джоконды — это бабочка, сложившая крылья. Взгляд сверху. Странно, что такое пришло в голову маленькому мальчику.

Лаврова находила в Интернете фотографии садов камней, созданных закрытой культурой жителей островов, находящихся в краю восходящего солнца, и показывала их Никите.

— Японцы приходят сюда и долго и молчаливо созерцают свои магические сады.

— Зачем?

— Чтобы понять, как неведом и мир, и сам человек.

— Зачем?

— Это вызов. Жить должно быть интересно.

Лаврова отдавала свои знания щедрым потоком, рассыпала их из рога изобилия своей памяти. Ей хотелось отдать как можно больше и быстрей, словно времени у нее было в обрез.

Глава 15

Из школы высыпала галдящая толпа одинаково одетых детей. Навстречу Лавровой летел, самолетиком расставив руки, маленький ребенок, одетый по-взрослому, в строгий костюм и галстук с рисунком. Синий галстук скособочился, за костюмной спиной эклектично торчал рюкзак, рот был раскрыт в диком крике. Ребенок приветственно боднул головой Лаврову, крик захлебнулся в ее животе.

— Привет, — сказала она. — Шла мимо. Дай, думаю, отведу в изостудию.

— Здорово! — Он поднял голову.

Под правым глазом намечался фонарь, верхняя пуговица у рубашки была оторвана, хохолок воинственно топорщился петушиным гребнем.

— Доложите обстановку, полковник, — приказала Лаврова. — Со щитом или…

— Со щитом! — гаркнул полковник и победоносно задрал кулак вверх. Костяшки пальцев были ободраны.

— И кого вы щитом?

— Сишников! Они Пузо били. А мы их за Пузо отдубасили, отплющили и под конец закатали! — Мальчик энергично забоксировал воздух.

— За Пузо? — удивилась Лаврова — Вы же его презираете.

Пузом был одноклассник Никиты, пария и изгой, безответный объект классного террора. С ним никто не дружил, не разговаривал, его не замечали.

— Представляешь! — удивлялся Никита — Ему Дервиш стул на ногу поставил и сел. Случайно! Дервиш даже внимания не обратил. А это Пузо… — Никита задохнулся от возмущения, — терпело и ревело три часа, вместо того чтоб по шее дать!

— Кому дать? — спросила Лаврова. — Дервишу?

— Ну.

— А потом вы всей толпой навалитесь и таким же образом обучите Пузо вежливости?

— Нет.

Лаврова склонила голову и прищурилась. Ребенок сделал честные глаза и ушел в несознанку.

— Все равно интересно, почему вы Пузо защищали?

— Как ты не понимаешь? — возмутился ребенок. — Это же наше Пузо, а не ихнее!

— Их, — машинально поправила Лаврова.

— Я так и сказал! И знаешь. Не пойду я в изостудию. Надоело!

— Почему?

— Потому! Надоело рисовать всякие кубы и кувшины!

— Ты ведь уже так много узнал. Что такое светотень, перспектива…

— Фигня! Я и раньше все знал. Я буду комиксы рисовать, там это не нужно.

— Даже в комиксах все персонажи имеют, тень. Это только начало. Все художники начинали с малого, много работали и постоянно учились. Всю жизнь. Учиться живописи и заниматься искусством, особенно в давние времена, было очень опасно. Тогда не создавали изостудий, где все преподносят на блюдечке. Понимаешь? Очень опасно!

— Почему опасно? — попался в ловушку ребенок. Лаврова про себя улыбнулась.

— Во времена господства инквизиции художник, надев маску и плащ, под покровом ночи тайком пробирался темными переулками к окраине города. К мрачному зданию, где в подземелье скрывалась покойницкая, — тихо, как заговорщик, рассказывала Лаврова — Художнику это было нужно, чтобы живопись получалась правдивой. Чтобы научиться достоверно передавать характер своего героя, его настроение и даже судьбу. Ты только представь, в промозглом холоде и мраке покойницкой, освещенной единственным факелом, он изучал строение мертвого тела, и его свидетелями были лишь тени умерших людей! Художник рисковал своей жизнью, его могла схватить святая инквизиция.

— И что тогда? — глаза ребенка горели.

— Сжигали на костре дотла, до крошечной горстки праха, за богопротивную ересь. Без жалости и раздумий. Его воображение и руки умирали вместе с ним. Но! Его гений, несмотря ни на что, пробивался через толщу столетий.

— Так было со всеми?

— Со многими, — без стеснения преувеличила Лаврова.

— Зачем тогда они на это шли?

— Иногда любимое дело и жажда знания становятся важнее жизни. А иногда просто нельзя иначе. Например, искусство и яды в Средневековье были неразделимы. В скрипториях монахи писали священные тексты чернилами, состоящими из медного купороса, они подчеркивали строки киноварью, полученной из ядовитой ртути. Монахи украшали крыши монастырей черепицей, блестящей и желтой от окиси свинца, выкладывали крытые галереи шифером цвета ядовитой зеленой меди. Свинец, ртуть, медь, свинцовый сурик — сильные яды, они входили и в состав красок. Церковные художники осветляли стекло ядовитым мышьяком, расписывали витражи свинцовыми белилами, золотом, сублимированным с ртутью, оранжевым суриком, зеленым синоплем. Те, кто занимался этим всю жизнь, погибали в страшных, невыносимых мучениях. Но они знали, что выполняли свое дело не зря. Их искусство и слава живут целые тысячелетия!

— Во дают! — восхитился обманутый ребенок. — А сейчас?

— Сейчас для художника самым опасным и самым заманчивым является он сам.

— Как это?

— Узнаешь, — загадочно сказала Лаврова и оставила очарованного странника блуждать в тайных лабиринтах света и тени его собственного воображения.

* * *

Умерла баба Иня. Кафедра собрала деньги, потому как у бабы Ини не было ни копейки. Князев дал столько, сколько все остальные, вместе взятые. Ее сослуживцы пришли в скромную, бедную, очень чистую маленькую половинку покосившегося частного дома на окраине. Здесь их встретили только две соседки бабы Ини, старые, как и она сама. Они обмыли покойную, одели ее в лучшую одежду.

Баба Иня лежала в гробу, который был больше ее раза в два. Она казалась такой маленькой, такой сухонькой, будто умерла как старое деревце без полива. На ее морщинистом лобике склеились волосинки, не убранные под платок. А само лицо было умиротворенным, словно умерла она во сне.

— Так рыдал, зверь проклятый, — причитала соседка — Выл, как собака поганая. На коленях стоял, головой о пол бился.

— Руки на себя наложить пытался. Враль! — вторила вторая. — Разве он на себя руку подымет? Только на мать подымал без зазрения.

Никто на кафедре не знал, как живется бабе Ине. Она никогда не рассказывала. Сына только жалела за то, что пьет.

— Непутевый мой Ленька Бедный мой бедный. Как он один останется? — вздыхала она.

Муж бабы Ини погиб в сталинских лагерях. Она родила сына в лагере. После освобождения осталась в Казахстане, переехав из Караганды в Алматы. Воспитывала сына одна на крошечную зарплату. Лаврова не знала, почему баба Иня не вышла второй раз замуж. Наверное, продолжала любить мужа, фотография которого, желтая, с обтрепанными краями, висела над ее кроватью.

Так получилось, родной сын бабы Ини ее убил. Ударил обухом топора, как принято отправлять на тот свет старушек. Неизвестно, видела ли баба Иня убийцу в последние свои минуты. Наверное, нет. Иначе ее мертвое лицо не выглядело бы таким спокойным и безмятежным. Ее сына забрали прямо из дома, где он рыдал над маленьким бездыханным тельцем своей матери.

Лаврова бросила на гроб бабы Ини горсть земли.

«Вот и все, — подумала она. — Пройдет немного времени, и мы ее забудем».

Поминки прошли тихо. Бедный сын бабы Ини остался один-одинешенек.

Лаврову, вернувшуюся домой, мучило то, что бабу Иню не отпевали. Никто не знал, кем она была: пресвитерианкой, католичкой, атеисткой или православной, — потому священника никто не позвал.

Лаврова боялась, что ее будет мучить мертвая баба Иня, и она попросила соседку поставить в церкви свечку за упокой ее души. Сама Лаврова в церковь не ходила. В детстве ее не окрестили, а потом креститься было бы святотатством. Лаврова обходила Божий дом стороной, как дьявол. Ей нужно было выполнить обязательное условие. Пройти все круги ада и чистилище. Маленький чужой мальчик стал ее чистилищем.

* * *

Лаврова теперь каждые выходные, и не только их, проводила в доме Минотавра. У нее там даже появились свои тапочки, белые, пушистые, теплые-теплые. У Лавровой всегда мерзли ноги. Она приезжала в пятницу или субботу и возвращалась к себе в воскресенье. Минотавр не всегда бывал дома. Может, он проводил время на боях без правил, курил кальян в восточных кофейнях, пил виски в ночных клубах или ночевал в своей квартире с чужими женщинами без имени и лица.

— Среди художников есть гении разума и гении чувства, — рассказывала Лаврова Никите, — но, несмотря на это, живопись, как и музыка, действует на людей, прежде всего будоража их чувства.

Она приводила в пример литовского художника Чюрлениса, который писал музыку кистью. Лаврова рассказывала о том, что на картину надо долго смотреть и слушать ее, потому что у каждой картины есть своя мелодия, но она может меняться в зависимости от настроения или характера зрителя.

— Угадай мелодию этой картины, — предлагала она — Что скажешь?

Лаврова любила оставаться наедине с Никитой, Минотавр ее стеснял.

— Давай слушать дождь. Под него хорошо мечтать, — говорила она, глядя на падающие с крыши капли.

Они с Никитой усаживались у окна и, положив руки на подоконник, смотрели на тусклый, холодный стеклярус дождя, на робкий краешек солнца, на глянцевые листья в зябких пупырышках влаги, мокрую блестящую траву, усыпанные сбитыми листьями скамейки.

— О чем ты мечтаешь?

— Так. Ни о чем, — отвечал Никита.

Когда солнце появлялось, над черной влажной землей поднимался пар ее дыхания; свет от солнечных лучей закручивался и тек прозрачным потоком по белым стенам дома. То тут, то там вспыхивали и гасли капли дождя, семафоря солнечными зайчиками вслед уходящей грозе. На небе, от облака к облаку, от счастья к счастью, невидимый диспетчер сводил семицветные мосты. Нужно было скорее загадать желание, чтобы оно исполнилось.

— Успел загадать? — спросила Лаврова.

— Когда я вырасту, мы с тобой улетим в дали дальние. По-настоящему. Не в мечтах.

— Я буду тебя ждать, — серьезно сказала Лаврова.

— А ты что загадала?

— Чтобы ты никогда не боялся начинать все сначала.

— Расскажи мне сказку о летающем счастье, — попросил ребенок перед сном.

Лаврова рассказала ее любимую сказку о летающем счастье Абу-Гассана.

— Вот дерево этот Абу-Гассан! — воскликнул ребенок. — Надо же было загадать такую фигню! Голубь с выколотым глазом из моря! Придумал бы медузу какую-нибудь или рыбу, как счастье сказало.

— Глупый ты. Дело в другом. Нельзя испытывать свое счастье вечно. Оно может умереть от истощения.

— И что тогда будет?

— Потерявшего счастье ждет наказание, которое не может вынести человеческая душа. Человек станет скитальцем и изгнанником, и никогда и нигде не найдет он покоя, одинокий и никому не нужный. И никто не будет нужен ему самому.

— Ты же говорила, что счастье возвращается. Оно отдыхает и греется в теплом облаке.

— Если в это не верить, то жить не стоит.

— Мое счастье никуда не денется! — сказал счастливый ребенок.

Лаврова чмокнула его в нос, он обнял ее руками за шею. Они еще так посидели немного.

Зачем говорить ребенку, что счастье тоже бывает виновато. Задурит голову, ты расслабишься и привыкнешь к нему, а оно поматросит и бросит.

* * *

К Лавровой пришел Стас. У него в руках был завернутый в бумагу прямоугольник.

— Это тебе от Кости. На память, — он протянул Лавровой пакет.

— Что с ним?

— Он уехал. Куда, не сказал.

Лаврова молчала. Стас потоптался в прихожей.

— Он себя потерял. Писал только глаза. Как ненормальный. Твои глаза. Он говорил, что в них печаль всего мира.

Лаврова снова ничего не сказала.

— Лучше бы вы не знакомились.

— Да.

— Зря ты так. Были бы вместе, он бы тебя всю жизнь на руках носил.

— А я ходить хочу, — возразила Лаврова и закрыла за Стасом дверь.

Она развернула бумагу и поднесла подарок к окну. Узорчатый рисунок стеклянного холста, преломляя солнечные лучи, вспыхивал и разгорался радужным бенгальским огнем. На хрупком полотне Лаврова увидела живую белую птицу. Ее голова была гордо поднята, белоснежные перья отливали в тени голубым, на солнце — янтарем, когти переливались каплями жемчуга. Она стояла на травяном ковре из неоновых звезд незабудок, сиреневых юбочек фиалок, молочно-белых султанов ландышей и шафрановых рылец под синими чепчиками крокусов. В нежно-голубое прозрачное небо поднимались золотисто-белые пушистые шары одуванчиков. Птица расправила огромные сильные крылья, собираясь взлететь. Она смотрела в небо, в самую вышину, откуда звала к себе открытая, теплая, солнечная ладонь. У белой птицы были глаза Лавровой.

Лаврова долго смотрела на картину Кости, ее сердце теснила щемящая тоска. Так бывает, когда уходит что-то очень хорошее, самое дорогое. Но оно обязательно вернется, потому это светлая грусть.

* * *

Чтобы убить тоску и время, Лаврова отправилась в кино. Одна. Шел старый фильм Висконти «Рокко и его братья» с молодыми Анни Жирардо и Аленом Делоном. Черно-белая картина с непопулярным сюжетом об обычной жизни обычных людей. Зал кинотеатра оказался почти пустым, большинство зрителей заняли средние ряды. Рядом с Лавровой уселся очкарик, линзы его очков были толстыми, толще некуда.

Лаврова вяло следила за фабулой, ее раздражал герой Делона. Богоподобный и неубедительно милосердный святой. Сосуд добродетелей и эталон отречения от себя и всех. Ей казалось нелепым, что два человека, один из которых любит так, что решается на убийство, другой — на отказ от любви, хоронят и оплакивают любовь, сжимая друг друга в братских объятиях. Лаврова давилась от смеха в финале, наблюдая, как два сообщника, убившие любовь, смывают ее потоками очистительных слез. Она давилась от смеха, зажимая рот ладонью и оглядываясь по сторонам. Ее могли принять за ненормальную. Она бросила взгляд на очкарика. В черно-белой полутьме он сосредоточенно читал толстую книгу. Лаврова расхохоталась в голос, очкарик рассеянно взглянул на нее и уткнулся в книгу. Ему было не до фильма. Лаврова хохотала. На нее шикали возмущенные и растроганные зрители.

Лаврова вышла из кинотеатра, у нее зазвонила сотка.

— Ты где? — спросил Минотавр.

— В центре.

— Я сейчас подъеду.

Они молча мчались по Капчагайской трассе. «Хаммер» бесцеремонно врезался в прохладный до синевы вечерний ветер, будто тщетно пытался догнать заходящее солнце.

Очищенный гранат закатного солнца стремительно падал к земной кожуре, надеясь укрыться за линией горизонта.

Минотавр остановился на безлюдном берегу у камней. Крокодилий «Хаммер» притаился за каменными глыбами, пряча в тени свои металлические клыки. Серо-голубое небо сливалось с серо-голубым морем. Они были тихими и недоброжелательными, как «Хаммер».

Лаврова смотрела в небо и размышляла, почему в настоящей жизни не так, как в придуманной? В последней совершил преступление, отбыл срок и забыл. А в настоящей — изматывающие допросы, бесконечное судебное следствие, невыносимое ожидание исполнения наказания, отсутствие срока давности. И никакого права на амнистию — полную и вечную потерю памяти.

— О чем думаешь? — поинтересовался Минотавр.

— Ни о чем.

— У тебя тонкое запястье, — Минотавр держал ее руку в своей ладони. Его пальцы лежали на пульсе, они вкрадчиво отслеживали жизнь Лавровой.

Глава 16

Они лежали и смотрели в серо-голубое равнодушное небо.

— Зачем ты ходишь в эти ночные клубы? — после долгой паузы спросил Минотавр.

Лаврова закрыла глаза и направила в шею дуло отцовского охотничьего карабина. Пальцы привычно нажали курок. Газовый столб вышиб кожу, облачко копоти и пороха обожгло черно-красным клеймом. В голову влетела пуля, разрывая мягкие ткани и дробя затылок крестом. Раз — и готово. Все как всегда. Наилучший выход, ставший обыденным.

— Зачем? — повторил Минотавр.

— Чтобы чувствовать, что я жива, — неохотно произнесла Лаврова.

Она не успела договорить. В ее шею уперлось лезвие ножа. В самое яблочко. Нож блестел киноварью в лучах умирающего солнца. Отблеск клинка падал на роговицу Минотавра, оставляя в тени зрачок, узкую камеру пыток. Его глазные яблоки двигались в шарлаховых всполохах адского огня. Они с безжалостным и нетерпеливым любопытством вглядывались в ее лицо. Она слышала, как хрипло он дышит, как часто бьется его сердце. Скоро их дыхание и сердечные ритмы слились.

— Жива? — он надавил на острие, и она почувствовала резкий, сильный укол. — Что молчишь? Ну!

Лавровой не было страшно. Она наблюдала за Минотавром с таким же любопытством, как и он за ней.

— А теперь? — он провел лезвием по ее шее.

Лаврова ощутила боль, как при порезе бритвой. Она почувствовала, как по коже стекает капля крови или, может быть, пота. Ей казалось странным, что ее тело реагировало на опасность, а сознание нет.

— Да, — ответила Лаврова и отвела его руку.

Он сел, отвернувшись, и вытер влажные ладони о брюки. Лаврова взяла нож. Его блестящий, не раз заточенный клинок был испачкан ее кровью. Ее оказалось немного, она уже стала засыхать. Лаврова наклонилась и провела лезвием ножа по его телу. Она часто так делала со своими тихими пациентами. Вслед за клинком на его дубленой коричневой коже вскипали крошечные капельки крови, алый бисер, хранящий в геномах клеток его душу и душу всех поколений до и после него. Его кровь была густой и вязкой. Она должна была быть горькой на вкус. Лаврова слизнула ее, она действительно оказалась горькой. Лаврова поднесла к глазам клинок. На ее крови засыхала его кровь. Теперь их кровь смешалась.

— У тебя какая группа крови? — спросила она.

— Вторая.

— Гемотрансфузионный шок. Нам вместе не выжить.

Он провел пальцами по ее порезу и поднес их к глазам. На его пальцах ничего не было.

— Какая ты?

— Никакая.

Он целовал ее рану. Целовал ее горло, перебирая языком кольца трахеи, как четки. Он отслеживал жизнь Лавровой, касаясь губами пульсирующих сонных артерий. Он забирал жизнь Лавровой, жадно вытягивая ртом воздух из ее легких. Он сковывал запястья наручниками своих ладоней, скручивал пальцы цепью из пястей и фаланг, сжимал грудь колодками, сбитыми из костей его плеча и предплечья. Геномы их клеток смешивались, соприкасались, не проникая друг в друга, чтобы вскоре расстаться.

Они возвращались в город под тихий шорох бесконечной, сумеречной дороги. Она положила руку на его колено, он отвел ногу.

— Я этого не люблю, — сказал он.

Тогда она сложила руки на своих коленях ладонями кверху. Она ничего не просила. Просто так получилось. Минотавр и она оказались лишними, и они были не вместе. Минотавр стал арестантской гирей Лавровой, с которой она улетала в безучастный, призрачный космос.

На следующий день Лаврова отправилась на работу с платком, повязанным вокруг шеи.

* * *

Никита был продвинутый ребенок. Он не писал, свои домашние работы, он печатал их на компьютере. В школе их за это не ругали, а, напротив, поощряли. Лавровой такой подход казался странным.

— Печатать свои мысли нельзя, надо писать. — Да ну, — отмахивался Никита. — Чего заморачиваться? Печатать легче.

— Да. Зато твой почерк может многое о тебе рассказать: о твоем характере, личности, истории твоей жизни, даже настроении, в котором ты писал.

— Зачем это обо мне знать? Я не хочу, чтобы кто-то читал по почерку мои мысли.

— Печатать нужно разведчикам в стане врагов. А близким людям надо знать, какой ты.

— Не надо.

— Очень важно, чтобы тебя поняли. Иначе вы можете стать чужими.

— Ну и пусть, — вредничал ребенок.

— Дерево! — злилась Лаврова.

— Сама дерево!

Лаврова неожиданно обиделась на маленького мальчика, обиженного на нее. Она замолчала и уставилась в стену. Никита отвернулся. Он сидел, сгорбившись и опустив голову. Ей стало его жалко. Захотелось притянуть его к себе и исцеловать всю его макушку. «Бедный мой бедный Никита, — подумала она — Мой китенок».

— Давай мириться, Кит, — предложила она и протянула мизинец.

— Почему кит? — пробурчал ребенок.

— Потому что рыба-кит.

— Ладно, — улыбнулся он и протянул свой мизинец.

В его прозрачно-голубых глазах у самого дня плескались солнечно-рыжие рыбки Криницы.

В воскресенье, проснувшись, Лаврова обнаружила на своей подушке красное сердечко, раскрашенное гуашью. На его обратной стороне корявыми, шатающимися буквами было написано: «Наташе от Кита». Ниже улыбался во весь рот нарисованный кит, на его правый глаз была залихватски наброшена челка водяного фонтанчика.

Лаврова счастливо засмеялась и осторожно поцеловала сердце маленького мальчика.

* * *

Лаврова могла есть что угодно и сколько угодно. Она никогда не толстела, поэтому в еде себя не ограничивала. В ее организме жил огромный солитер под малопонятным научным названием «чувство вины». Лучшим лекарством от него были калории и углеводы.

Лаврова в «Рамсторе» ходила с корзинкой между полок с продуктами, выбирая, что душа пожелает, заранее предвкушая, как усядется в маленькой рамсторской кафешке. Закажет большущий кусок слоеного торта с взбитым, воздушным творогом и медленно, по маленькому кусочку, будет дегустировать его нежный вкус, запивая свежесваренным кофе.

— Эй, Лаврова!

Она оглянулась и увидела старинную знакомую с необычным, арабским именем Камона. Ее волосы, туго стянутые на затылке, темной блестящей патокой обтекали голову. Арабские газельи глаза изогнулись улыбкой к вискам.

— Сто лет не виделись! — воскликнула она. — Как ты?

— Как обычно.

— Зануда! — засмеялась Камона. — Пошли посидим, поокаем.

Они уселись за столик в рамсторской кафешке.

— У тебя как? — спросила Лаврова.

— Отлично! Вышла замуж за француза. Живу в Марселе. Привезла ненадолго внуков к дедке и бабке.

— Как за француза? — изумилась Лаврова. — Ты что, в третий раз замуж вышла?

— Да, — Камона откусила кусочек торта. — Вкуснотища какая!

Она все делала вкусно. Она сама была аппетитной и вкусной, оптимисткой, не знающей, что стакан может быть наполовину пуст. Ее стаканы всегда оказывались полными.

— Поразительно. Толпы женщин мечтают выйти замуж, а у тебя все так легко и просто, — восхитилась Лаврова.

— Это в первый раз сложно выйти замуж и сложно развестись. Все кажется сплошной трагедией. Трудно второй раз выйти замуж, от страха, что опять настанет разочарование. А потом пошло-поехало. Не исключено, что француз у меня не последний.

— И как к этому относятся твои дети?

— Лучше, чем я. Им не приходится с ним спать.

— А что, какие-то проблемы?

— Шутка, — рассмеялась Камона. — Хотя он макает круассан в кофейную чашку и жует мокрый хлеб, запивая кофе с плавающим жиром. Чепуха, а раздражает просто жуть!

— Как тебе удается так легко жить?

— Мужчинами управлять несложно. Надо только делать вид, что ты с ними заодно, — сказала женщина, сидящая напротив Лавровой. «Интересно, мудрость приходит с годами или она не каждой женщине дана?» — подумала Лаврова и вздохнула. Ее мучила зависть.

— Как Мадина? — спросила она о старшей сестре Камоны.

— Живет в гражданском браке с парнем на семь лет моложе. Он ее обожает. Целует взасос у института, где она работает. Все это видят, а ей хоть бы хны. Пускай завидуют, говорит.

Лавровой было удивительно видеть счастливого человека. Ей было удивительно слышать о счастливом человеке. Она раньше думала, что такие люди давным-давно перевелись на белом свете. Все дело в генах, решила она и перестала завидовать.


Когда Лаврова с мужем только поженились, они поехали знакомиться с его матерью. Она жила в Ейске, ее дом стоял почти на самом берегу моря.

Его мать была грузной женщиной с больными распухшими ногами, она ходила, опираясь на трость. За ней ухаживала женщина по имени Зухра. С ними жили ее племянники, подросток Халида и девятилетний Тимур.

Лаврова улыбнулась его матери, она волновалась и не хотела, чтобы та это заметила. Муж тоже нервничал. Ночью Лаврова долго не могла заснуть, она слушала шум моря, которое дышало своими огромными легкими.

На следующий день после обеда все спустились во двор, где рос огромный карагач. Палящее южное солнце пробивалось сквозь его листву золотыми монетами. Лаврова держала за руку Тимура.

— Посмотри, как много на нем старинных золотых монет! Их награбили разбойники и спрятали на дереве. Во смешные! Они думали, что мы их не найдем! — воскликнула Лаврова.

Лавровой нравился мальчик, ведь у нее тоже будет сын, и она хотела его развлечь.

— Давай залезем и соберем их, — включился в игру Тимур.

— Нельзя, там спит кот ученый.

— А что он знает?

— Он звездочет, днем он стережет разбойничьи сокровища, а ночью считает звезды. Их на небе миллиарды. Он не успевает их пересчитать и сбивается, потому что утром звезд уже не видно и ему надо заступать на дежурство.

— Вот глупый!

— Он не глупый, просто так надо.

— Давай я тебе покажу, где растет крыжовник. Он такой вкусный.

Тимур повел ее за собой. Он нарвал ягод и протянул их Лавровой. Они лежали на его грязной ладошке, и Лавровой вдруг захотелось ее поцеловать.

— Хоть одну ягодку дайте! — жалобно попросил ее муж.

Лаврова обратилась к Тимуру, словно он был главный, и предложила:

— Давай дадим, а то он умрет от разрыва сердца.

Тимур неохотно согласился.

Муж лежал на травке, Лаврова одну ягодку клала себе в рот, другую — в его.

— Как хорошо! — сказал муж. — Давай так и проживем здесь остаток жизни.

Потом Лаврова случайно услышала разговор мужа с матерью.

— Плохо, что ты на ней женился. Ты не будешь с ней счастлив, — говорила она.

— Почему? Она тебе не понравилась?

— Понравилась, не понравилась, — проворчала мать. — Она фантазерка. Мог бы найти себе и посолиднее.

— Мог бы, но нашел эту. — Он обнял мать.

— Теперь уже ничего не поделаешь, — вздохнула та. Ей было жаль сына.

Когда стемнело, дети развели костер. Языки пламени поднимались к самому небу. Все ели печеную картошку. Муж очистил одну картофелину и дал Лавровой. Она откусила кусочек, картошка была необычайно вкусная, как в детстве.

Ночью муж вдохнул запах ее волос и произнес:

— Твои волосы пахнут степным пожаром.

Лаврова улыбнулась, и он сказал:

— У тебя страшная улыбка.

Она его поняла и попросила:

— А ты не бойся!

На заре они пошли на море. Лаврова лежала на песке. Солнечная дорожка на море напоминала взлетную полосу. Лаврова заложила руки за голову и стала смотреть в небо. У него был цвет глаз ее мужа. Даже зрачки такие же, как два солнышка.

— Что ты там увидела? — спросил муж.

— Там летают птицы.

— Какие?

— С золотыми перьями и сапфировыми глазами. Они живут на солнце.

— Моя жена фантазерка, — улыбнулся ей муж.

При прощании его мать поцеловала Лаврову. Сына она перекрестила.

Лаврова вышла замуж на пятом курсе института, а развелась с мужем после смерти его матери. После похорон муж сказал: «На свете больше никого не осталось, кто бы меня любил».

Лаврова была виновна в том, что возненавидела самого дорогого ей человека за то, что убила их ребенка и лишила их общего будущего. Ей нужно было освободить его от себя. И она его отпустила.

* * *

Лаврова сидела на камне, опустив ноги в прозрачную воду горной речки. Камень был горячим от солнца, вода ледяная. Лаврова обливалась потом, а ее ноги стыли от холода. Струящаяся вода размывала очертания ступней и камней, лежащих на дне. Вода меняла объем, делая его больше. Вода изменяла цвет, делая кожу белее, а серые пыльные камни, попадая в реку, приобретали оттенок слоновой кости или красного гранита в черных ожогах шрапнели.

— Этот черный с белой полоской посередине, — сказал Никита — Он похож на субмарину с белой ватерлинией.

Никита держал камень под водой, вода закручивалась кольцами возле пальцев мальчика и текла дальше, увлекая за собой запах разогретого тела, грязь и ржавчину забытой и брошенной на берегу черной субмарины. Лаврова поставила замерзшие ступни на горячий камень.

— Как хорошо, — мечтательно сказала она. — Было бы так всегда.

Никита перевернулся на спину и положил субмарину на грудь. Она медленно высыхала, становясь черным камнем с белой полоской.

— Смотри. Солнце в тумане.

Лаврова подняла голову. Высоко в небе светило бледно-голубое солнце с растекающимся неоновым обручем протуберанцев. Это было холодное солнце чужой, бездушной планеты. Ветер отогнал легкое облако, и солнце лишилось прозрачной вуали, снова став горячим сердцем живой плоти земли.

— Почти как на картинах японских художников, исповедующих философию югэн.

— Что такое югэн?

— Самое великое делание. Это предчувствие, написанное кистью. Или, другими словами, изображение не выразимого словами ощущения жизни, вызывающее радость, тревогу или печаль. Например, отражение луны в воде, умирающие осенние листья или туманный свет фонарей ночной улицы. Это живопись, влияющая на настроение человека и помогающая через чувства понять смысл жизни. Такое искусство доступно не многим. Его могут создать и прочесть только те, кто слышит и видит по-другому. Понял?

— Не знаю.

— Когда осенью деревья теряют листья, они перестают дышать и умирают. Тогда нападает грусть и тоска. Оттого, что лето закончилось и начинается сырая промозглая осень с хмурым небом и нудным дождем, а затем наступит холодная, бесконечная зима Мы все это чувствуем потому, что талантливый художник сумел рассказать несколькими мазками красок, как осенний ветер равнодушно сметает листья — обрывки легких, медленно умирающих деревьев. Это и есть югэн. Понял?

— Наверное, — вздохнул ребенок.

— Вообще, живопись — это самая большая тайна в тайне.

— Да?! — глаза Никиты загорелись.

Лавровой нравилось, что он, как все дети, легко меняет настроение, через мгновение забывая, что ему было грустно. Она этому немного завидовала.

— Представь, ты смотришь на картину и чувствуешь тайну. К примеру, художник Модильяни почти всегда писал людей на фоне закрытой двери. Почему она закрыта? Кто это сделал, сам художник или его модель? Что им так хотелось скрыть? В портретах Модильяни есть недосказанность, неразгаданная тайна. Теперь ее уже никогда не узнать. Модильяни рано умер и унес загадку с собой.

— Что за этой дверью? — спросил очарованный странник. — Как думаешь?

— Может быть, прошлое и будущее этих людей или самого художника.

— Здорово знать свое будущее!

— Не всегда.

— Почему? — удивился Никита.

— Жить тогда будет или скучно, или страшно.

* * *

Вечер окутал город мглистыми сумерками и залил дождем голые стволы домов, заблестел тусклыми каплями окон. Дождь потек артериями мощенных красной плиткой тротуаров и черными асфальтовыми венами дорог среди улиц и переулков. Перечеркнул светящийся ореол вывесок и витрин, разлетелся ртутными брызгами луж из-под колес автомобилей, ощетинился иглами фонарей и фар.

Под навесом на скамейке автобусной остановки сидел мужчина средних лет в помятом светлом пиджаке. Лаврова примостилась на другом конце скамейки.

— А вам никогда не приходило в голову, зачем вы живете? — неожиданно спросил мужчина, не глядя на Лаврову.

Лаврова промолчала.

— У меня было все, — продолжал он. — Теперь я потерял деньги. От меня ушла жена, друзья отвернулись. Знаете, что такое аура успеха? Это когда люди слетаются к вам, как мотыльки на свет.

«Не все так просто, — подумала Лаврова. — Мотыльки слетаются на свет и погибают от его жара. Иначе ты не остался бы один».

Незнакомец вытащил из кармана пачку сигарет. Пальцы его дрожали. Он сломал одну сигарету, доставая ее из пачки. Выбросил, закурил другую. Огонек зажигалки трепыхался в его руке. Он перехватил взгляд Лавровой.

— Нет, я не пьян. Я не пью. Но вчера, спускаясь по лестнице, я упал. Я сто раз спускался по этой проклятой лестнице и никогда не падал, а вчера упал. Не знаю, в чем дело. Лучше бы я сломал себе шею. — Он помолчал и добавил: — Да, так было бы лучше!

Он опять помолчал и снова заговорил:

— Вы мне все же не сказали, для чего вам так нужно жить.

Незнакомец пытливо вглядывался в лицо Лавровой, она так и не ответила. Он выбросил недокуренную сигарету, встал и ушел. Его походка была тяжелой, будто вместо ступней у него были свинцовые плиты.

Лаврову мучила вина. Она чувствовала, он может с собой что-нибудь сделать. Она даже не попыталась этому помешать, хотя бы поговорить с ним. Она побоялась, что ей придется за него отвечать, взвалить на себя чужой груз. Она опять оказалась виновна.

Лаврова вернулась домой с похоронным настроением. Чтобы спасти свою душу, ей нужно было только одно. Ухватиться за соломинку — чужого, маленького ребенка.

* * *

— Давай пройдемся, — предложил Минотавр.

— Как же Никита?

— Мы вернемся до ухода Галины Захаровны.

Они отправились к небольшой роще, поднимаясь в гору. Тропа становилась все круче и уже. Вскоре они шли по редколесью, ветер небрежно шевелил листву. Просачиваясь сквозь ветви деревьев, струи нежаркого вечернего солнца охряно-желтыми конусами расходились к земле. Очертания фигур то блекли в серых сумерках, то размывались клубящимся светом солнечных прожекторов. Свет и тень нехотя уступали дорогу друг другу, то даря, то отбирая светящийся ореол у случайных прохожих.

«Получается, и ему приходится решать на ходу, — думала Лаврова. — Или так и должно быть?»

Они взобрались на уступ, покрытый сухой землей и мелкими камешками. Лаврова поскользнулась и чуть не упала. Она была в полуметре от обрыва. Минотавр стоял на самом краю и смотрел вдаль, засунув руки в карманы. Лаврова подошла ближе. Внизу лежал безжизненный сай, где они с Никитой нашли арругии.

Западная сторона сая была темной, восточная покрыта россыпью крупных камней. Они отсвечивали в лучах солнца. Пылающие бурые скалы при переходе к тени становились темно-фиолетовыми, в расщелинах — черными. На дне ущелья шумела узкая горная речка, пробившая извилистый путь в негостеприимной земной коре. Речка билась о берега, у порогов пенились и закручивались медно-зеленые водовороты.

«Если бы он захотел, он мог бы столкнуть меня вниз», — неожиданно подумала Лаврова.

— Как ему удается отделять агнцев от козлищ? — спросил Минотавр, стоя к ней спиной. Он будто читал ее мысли.

— Не напрягайся. Ты не он.

— Скажи, какая ты?

— А ты? — резко бросила Лаврова — Ты виновен?

— Да.

— Что ты сделал?

— Ничего!

Он круто развернулся и пошел к дому не оборачиваясь.

— Убивая дьявола, можно вытравить в себе бога, — крикнула Лаврова ему в спину.

— Бессмысленная затея, — бесцветно отозвался Минотавр. — Это одно и то же.

— Зачем я так сказала? — спросила она саму себя.


У лампы в ее комнате кружили златоглазые мушки с тонкими бирюзовыми тельцами и прозрачными голубыми крыльями. Одна из них, храбрая, безрассудная или отчаявшаяся, влетела в опасную зону. Лаврова, обжигаясь, достала ее из плафона. Она умерла на ее ладони. Лаврова закрыла глаза и увидела лицо Минотавра.

— Убивая Каина, ты убиваешь самого себя в таком же, как ты, — сказала она.

Каменное изваяние бога Аписа осталось надменно бесстрастным. С его застывшего лица на Лаврову отчужденно смотрели глаза без зрачков.

* * *

В изостудии Лавровой сказали, что Никита очень талантлив. Его рисунки выразительные и необычные. У него есть тонкое чувство цвета, формы и богатое воображение, смелое, как полет птицы. Это редкий дар. Его рисунки имеют запах и вкус. Он все делит на вкусное и невкусное. Он говорит, что персик лохматый и теплый, абрикос шелковистый и холодный. Зимний снег пахнет дымом костра, а нежданный, весенний — брызгами соленого моря. Он рисует пустыню, и ему жарко, заснеженные горы — холодно.

— У него большое будущее, — сказали ей.

Лавровой хотелось плакать.

* * *

Было темно, в большом доме Минотавра не горело ни огонька. Склонившись, как заговорщики, Лаврова с Никитой сидели на полу в ее комнате в кругу мерцающих живым огнем толстых свечей. Сквозь окно за ними подглядывала и подслушивала любопытная ночь. Она зажгла матовый шар полной луны, разлила молочные озера и реки среди туманных, пасмурных берегов. Подсветила рваные облака, рассыпала яркие бусины немигающих звезд на черном небосводе. Ночь сложила звезды в светящиеся криптограммы и подвесила так низко, что до них можно было дотянуться рукой.

Лаврова шепотом читала танка: «Росинки дрожат на листьях мисканта, миг, и их нет, но я все живу, надеясь» note 3.

Ей нравилось, как слушал ее Никита, его глаза распахивались широко-широко. Иногда он ее даже не слышал, воображение уносило его в дальние дали.

— Как красиво! — воскликнул ребенок.

— Да, очень. Миг, и их нет. Красиво и грустно. Красивой и грустной может быть только ускользающая красота Ее трудно увидеть и еще труднее сберечь.

— Что такое ускользающая красота?

Лаврова взяла ароматическую палочку и опустила ее в воду. На палочке сверкал и переливался всеми цветами мира крошечный бриллиант, он медленно соскользнул вниз, и через миг его не стало.

— Ах! — отчаянно вздохнул очарованный странник.

— Не расстраивайся. Она возвращается. Ее только надо суметь отыскать.

— Можно я буду ночевать с тобой? — попросил околдованный ребенок.

— Можно, — разрешила Лаврова.

Ночью она его разбудила.

— Кит, вставай, пойдем смотреть на траву.

Они вышли в сад. Перед ними раскинулось море черно-белой травы. Оно простиралось до самого горизонта. Море колыхалось сильным ветром загадочно и страшно. Его волны были высокими и грозными, они, низко склоняясь, опадали, и тут же вздымалась новая волна, величественная и непостижимая. Шепот странного моря вселял тревогу, будоражил душу первобытным страхом. Лаврова и Никита стояли не шевелясь, они были заворожены темной смутой природы.

— Что происходит?!

Они вздрогнули от неожиданности. За ними стоял Минотавр. Он спал чутко, как зверь.

— Мы смотрим на серебряное море травы, — разочарованно произнес маленький мальчик.

— Немедленно в постель!

Лаврова повела Никиту укладываться спать. Минотавр пошел за ними следом.

— Папа, уйди. Ты мне мешаешь.

Лаврова наклонилась над кроватью Никиты и подоткнула одеяло.

— Рассказать тебе сказку?

— Не надо. Я буду думать о серебряном море травы, — сказал необыкновенный ребенок. — Ты иди.

Лаврова вышла из его комнаты. В ее руку врезались когти Минотавра.

— Спятила?! Ему завтра в школу! Как он там будет?

— Ты ничего не понимаешь.

— Что я должен понять? — шипел клубок змей в голове Минотавра.

— Пойдем, я тебе покажу.

Лаврова взяла его за руку и повела в сад. В тайном море травы была буря. В нем носились неистовые смерчи, вздымались громады черных волн с серебряной пеной у края. Дикий ураган выл стаями голодных, бешеных псов. Трещали и ломались хрупкие кости обреченных ветвей.

Лаврова не заметила, как очутилась на самом дне серебряного моря травы. Черный мифический зверь с запахом крови раздавленной травы и влажной земли целовал ее лицо, ее грудь, ее живот, ноги, касался губами ее пальцев. Давил и распинал ее тело. Она почувствовала стон враждебного ветра, и они с его вихрем унеслись в хмурое темное небо.

— Дорогая моя, единственная, — прошептала ей черная тьма.

И вдруг Лаврова услышала звон, будто разбилось что-то очень хрупкое. Минотавра отбросило от нее ударом молнии. Он сел, повернувшись к ней спиной. Его плечи придавило непосильным грузом, спина ссутулилась горбом дряхлого старика. Он молчал и молчал.

— Ты ее очень любил?

— Да, — неохотно ответил он.

— Какая она была?

— Очень женственная, нежная. Слабая. Ей нужна была защита.

Лаврова прильнула всем телом к его неприкаянной душе. Она зашептала. Ее быстрый шепот был горячим, как ее сердце.

— Не надо. Никогда не возвращайся назад. Там страшно. Так страшно, как не бывает страшно в аду. Я знаю. Я через это прошла. Верь мне, родной мой. Надо жить. И не нужно себя казнить. Она умерла. Нельзя изменить мертвой.

— Изменить? — Он рассмеялся, как дьявол — С кем? С тобой? С куском мяса?!

Он отшвырнул ее руки и растворился во тьме. Она закрыла глаза и умерла по-настоящему.

Она видела, как к ней ползут все гады земли: ящерицы, змеи, жабы. Как струится смертоносный яд, капающий с их жал. Как мерзкие твари обгладывают ее тело, отрывая кусок за куском своими черными пастями. Она слышала хруст своих разорванных сухожилий, костей, исполосованных острыми, как бритва, зубами. Ощущала, как в голове шевелятся влажные кольчатые черви. Как откладывают яйца сине-зеленые мясные мухи, извиваются их личинки пупарии. Она чувствовала нестерпимый запах тухлятины, аромат ее тела, данный навечно. Она ощущала, как лезвиями прорастает сквозь ее тело трава, разрушая сосуды и нервы. Она видела, как распадается ее тело на куски гнилого, осклизлого мяса. Как появляется покрытый плесенью бесполый скелет, чтобы затем рассыпаться серым прахом. Она лежала в земле без имени и фамилии, без пола и возраста, она лежала во мраке и ледяном холоде. Утром выглянуло серое солнце. Она вошла в дом, еле переставляя окоченевшие ноги, забрала свои вещи и уехала.

Глава 17

Лаврова простудилась и взяла больничный. Простуда оказалась не сильной, но ей нужно было быть одной. Ей прислали повестку и позвонили домой из областного военного суда. Ее вызывали на заседание по поводу автоаварии пятилетней давности. Лавровой так не хотелось туда идти. Ей не хотелось никого слышать, видеть, ей нужно было быть одной.

— Я на больничном, — сказала она.

— Вам следует обязательно прийти, — ответили ей. — Вы свидетель.

Лаврову ноги не несли в суд.

«Мне туда нельзя», — подумала она и вошла в зал заседаний.

За столом стороны обвинения сидел Минотавр. Лаврова не удивилась. Она ждала его где угодно. Здесь для него было самое подходящее место.

Лаврова отвечала на вопросы о том, что произошло в ночь с двадцать седьмого на двадцать восьмое августа пять лет назад в Байгельды.

— Врет она все! — закричала женщина.

Лаврова обернулась и увидела жену главного врача сельской врачебной амбулатории Байгельды. Она сразу ее узнала. Его жена работала в СБА медсестрой. Ее муж со странным именем Торгын сидел рядом с ней.

— Не было моего мужа там. Она одна была.

— Не перебивайте свидетеля. Или вас выведут из зала, — отрезал судья.

Лаврова молчала, опустив голову. Она так четко видела этот старый август, словно это было вчера. Женщину, изломанную, как кукла. Ее слипшиеся от крови волосы, закрывающие лицо красным погребальным платком. Белую, без единой кровинки кожу. И кости, вбитые ледорубом в беззащитную ткань мозга.

Лаврова не уехала после заседания суда, она осталась ждать Минотавра. Ожидание было бесконечным и невыносимым. Лаврова ходила по коридору из конца в конец, как заведенная, под навязчивый треск догорающих неоновых трубок. Минотавр прошел, глядя сквозь нее. Она бросилась за ним и схватила его за руку.

— Ты же не веришь им? — умоляла она его. — Нет?

Минотавр, не останавливаясь, молча шагал вперед.

— Клянусь. Я ничего не сделала. Меня там даже не было.

— Почему?

Его налитые кровью глаза врезались ей в лицо. Лаврова запнулась. Она не знала, что ответить. Ее вина увеличилась и стала безмерной, как вселенная.

— Прости меня, — прошептала она.

— Бог простит, если захочет, — усмехнулся он.

Она стояла, прижав руки к груди. Ей было страшно, что она не вынесет груза своей вины.

— Поехали ко мне, — сказал Минотавр и взял ее за руку.

Она благодарно кивнула. Она не могла ответить, в ее горле был огромный ком сплетенных в клубок слез.

Лаврова ехала в тихом зеленом «Хаммере». Он плавно вливался в потоки машин, тихо фыркал мотором, стоя в пробках. Он казался ручным, домашним, добрым.

* * *

Они лежали вместе в его кровати. Минотавр склонился над ней.

— Что мне с тобой делать? — спросил он.

Лаврова не ответила.

— Что мне с тобой делать? — повторил он.

Лаврова молчала.

— Значит, оставляешь выбор мне? А если казнить?

Лаврова не отвечала.

— Учти. От меня не сбежишь. Я в этом городе найду любого.

— Не надо искать, — сказала Лаврова.

Он поцеловал ее губы. Она ласково провела рукой по его проволочным волосам.

* * *

Линка рассталась со Стасом.

В один прекрасный день он ей сказал: «Мы больше не будем встречаться».

— Почему? — спросила она.

— Я тебя не люблю, — преспокойно ответил он, глядя ей прямо в лицо.

— Почему? — опять спросила она.

— Не знаю. — Он пожал плечами.

Линка сказала, это было так буднично, что она даже не заплакала. Она плакала потом. Дома. Навзрыд.

Она плакала сейчас, сидя у Лавровой. Ее снова все утешали.

— Я урод! — твердила она. — Меня никто никогда не полюбит.

— А ты его любишь? — спросила Аська.

— Конечно! — возмутилась Линка. — Как ты можешь такое спрашивать?

— Могу. Ты любишь уже в двадцатый раз. Не надоело?

— Дура! — крикнула Линка.

— Сама такая, — буркнула Аська. — Выпей лучше.

Линка трясущимися руками взяла рюмку водки. Она расплескивалась горькими прозрачными слезами.

— Что во мне не так? — отчаянно спросила Линка. — Может, мне в губы ботокс закачать?

— Балда, — сказала ей Лаврова.

— Удали шишку влюбчивости, — рекомендовала Аська. Ее глаза безжалостно щурились.

Линка рыдала и пила водку маленькими глоточками. Она не могла выпить сразу, она заходилась от плача.

— Слушай! — оживилась Аська — Раз ты рассталась со Стасом, может, мне начать с ним встречаться?

Линка подняла на Аську глаза. В них были слезы и боль.

— Как ты можешь? — прошептала она.

— Могу, — ответила Аська, прикуривая сигарету.

— Гадина!

Линка вскочила и схватила сумку. Подруги услышали, как хлопнула дверь.

— Позвоню, как угомонится.

«Я бы, наверное, не простила, если бы такое сказала моя лучшая подруга», — подумала Лаврова.

— Зачем ты это сказала?

— А что такого? Это жизнь, дорогая моя. — Аська выпустила аккуратные кольца дыма. Они поднимались кверху, закольцовывая ее слова.

По радио звучала старая песня. Обе молча слушали ее слова.

— Глупая, бездарная песня, — раздраженно бросила Аська — Жить без любви не только можно, а нужно. Ни забот, ни хлопот.

* * *

— Давай завтра отвезем Никиту на поющий бархан. Он в восьмидесяти километрах от Алматы, — попросила за ужином Лаврова. — Никита так хочет его услышать.

— Хорошо, — кивнул Минотавр. — Отвезем.

— Никита! — крикнула Лаврова. — Завтра едем на поющий бархан.

В столовую вбежал Никита.

— Ура! — закричал он и захлопал в ладоши.


Лаврова проснулась, в доме было необычно тихо. Она зашла в комнату Никиты, та оказалась пуста. Она обошла весь дом, в нем не нашлось ни души.

— Куда они подевались? — спросила она себя и села их ждать. Она их ждала до глубокого вечера.

Лаврова услышала шум подъезжающей машины и вышла встречать. Из слепящего света фар выбежала маленькая черная фигурка. Она приблизилась, и Лаврова узнала лицо Никиты.

— Наташа! Там было так здорово! — крикнул он. — Он поет! По-настоящему.

— Здорово, — она медленно провела рукой по его цыплячьему хохолку.

— Жаль, что тебя не было. Я хотел тебя разбудить, но папа сказал, что ты заболела.

Лаврова взглянула на Минотавра. Дубовая кора его лица растрескалась узким, корявым дуплом.

— Тебе уже лучше? — спросил он.

— Да.

— Молодец! — Он занес руку, Лаврова отшатнулась.

Он засмеялся и прошел в дом.

— Пойдем, я расскажу тебе, как было, — Никита тянул ее в комнату.

Она вошла вслед за ним.

— Надо сбегать по нему с самой вершины, тогда он поет, как контрабас. Ты же знаешь.

— Нет, — сказала Лаврова. — Я никогда там не была.

— Ты же говорила, что они визжат и стонут от слез погибших воинов.

— Я об этом читала.

— А, — разочарованно протянул Никита. — Они не визжали. Папа сказал, что ты это выдумала. Значит, правда.

— Нет, — Лаврова прижала его к себе. — Они действительно кричат от слез. Об этом знают все люди и передают эту легенду из уст в уста.

— Так жаль, что тебя не было, — огорченно произнес Никита и обнял ее за шею. Она поцеловала его в нос.

— Я туда обязательно съезжу, — пообещала она.

Они сидели, обнявшись, пока в окно не заглянула луна.

— Не плачь, — сказал лунный мальчик. — Мы обязательно поедем вместе в другие незнаемые края.

— Да.

— На Мангышлак. Смотреть окаменевшие скелеты драконов.

— Да.

— А правда, что в их пасти можно стоять в полный рост?

— Правда. Это были древние киты, твои предки. Мы отыщем их дом Каспиотиду, исчезнувший в самой глубокой впадине мира.

— Да! — восхитился лунный мальчик.

* * *

Лаврова приходила кормить крыс свежей травой. Это были чистолинейные крысы. Они ели травинки, аккуратно откусывая кусочек за кусочком. Они уже узнавали Лаврову и встречали ее, забираясь по сетке клеток вверх. Через сетку животные тянули передние лапки за свежей травой. Просто так. Их хорошо кормили, потому что они были беременны. Пришло время, и они родили белоснежных крысят величиной с большой человеческий палец. Крысята раскрывали свои розовые рты и еле слышно пищали. Лаврова вводила в их тельца аллергены.

Потом пришло время забоя. Лаврова отрезала крысятам головы, перекусывая крошечные, тоньше мизинца, шейки острыми ножницами. Крысята еще успевали перед этим крикнуть. Когда ножницы тупились, Лаврова брала другие. И все начиналось заново. Лаврова делала это ради какой-то дурацкой науки. Ради безжалостных к новорожденным крысятам больных людей и больных детей. Людям тоже нужно было выживать.

«Бог меня не простит, — думала она. — Мало кто делает это. Это делаю почему-то именно я».

* * *

Наступили школьные каникулы. Лаврова мечтала, что будет чаще видеть Никиту. Вместо этого он стал отдаляться от нее. Он больше времени проводил с отцом. Уже не у Лавровой, а у Минотавра были с сыном секреты. Она ревновала и мучилась.

— Хорошо, что он много общается с отцом. Это нормально. Я сама так хотела. Они станут ближе, — уговаривала она себя, но на сердце было тревожно.

Никита начал ходить на тренировки в секцию карате.

— Зачем тебе это нужно? — спросила Лаврова.

— Чтобы правильно дать сдачи.

— Тебя бьют?

— Пусть только попробуют.

— Тогда зачем?

— Чтобы быть сильным.

— Зачем?

— Ну ты дрова! — засмеялся Никита.

У Лавровой на глазах выступили слезы. Он отвернулся. Тогда она испугалась, что потеряет его.

— Наверное, ты прав. Без этого мужчинам нельзя. Вы — разведчики эволюции.

Никита молчал. Раньше он обязательно попросил бы ее рассказать подробнее. А теперь молчал. Ей хотелось его вернуть. Ей нужно было его вернуть.

— Я знаю о необычном случае. О хохлатом пеликане. Точнее, о самце хохлатого пеликана. Он прилетел в Россию из Казахстана. Пеликаны не гнездились в тех местах много сотен лет. Ученые выяснили, что время от времени у всех живых существ рождается «разведчик», запрограммированный на поиск новых территорий обитания. Точнее, мест, где много еды и всего другого. В смысле, всего того, что нужно для процветания вида. Знаешь, вид — это… Нет, не слушай, это не важно. Важно другое. Чаще всего разведчики погибают, но в случае успеха их вид… То есть я хотела сказать, если они возвращаются назад и рассказывают, что видели, их сородичей ждет процветание. Хотя, кажется, я уже об этом говорила…

У Лавровой никак не получалось вспомнить, с чего начался разговор. Зачем она это рассказывает? Она не могла собраться с мыслями, путалась и сбивалась. Ей казалось, что она читает скучную лекцию.

— При чем здесь пеликаны? — спросил Никита.

— Не знаю, — потерянно сказала Лаврова.

— Папа мне говорил, что ты в морге работаешь.

— Не в морге, а на кафедре патанатомии. Это разные вещи, — устало произнесла Лаврова.

— Жаль. Мертвецы — это круто! — развеселился сын Минотавра. — Ты бы притащила мне скелет.

Слезы потекли сами собой.

— Ты как ребенок, — сказал ей Никита.

Лаврова опустила голову, она стыдилась маленького, уверенного в себе мальчика. Она не видела, как ушел Никита, ей глаза застили слезы.

«Аура успеха», — думала она, уронив голову на колени.

Перед отъездом к ней в комнату зашел Никита.

— Поцелуй мой нос, — смущаясь, попросил он, — а то ему грустно.

Она прижала Никиту к себе и слушала, как бьется его сердце, отмеряя часы ее жизни.


— Наташа, не приезжай к нам в эти выходные, — сказал Никита. — Мы с папой едем на аэродром. Мы будем там прыгать с парашютом. Из самолета!

— Ты же совсем маленький, — испугалась Лаврова.

— Какой я тебе маленький? — рассерженный мальчик положил трубку.

Лаврова никак не могла успокоиться. Она металась как зверь. Ей представлялось изломанное тельце маленького мальчика Неестественно вывернутая голова со смешным цыплячьим хохолком, слипшимся от алой крови.

— Не каркай! — беспрестанно твердила она. — Все обойдется. Все обойдется. Все будет хорошо.

Она звонила им целый вечер и не могла дозвониться. Всю ночь она не спала. А утром опять набрала номер Минотавра.

— Ты даже не представляешь. Это такой драйв! — воскликнул ребенок. — Я летел как птица!

— Тебе не было страшно?

— Ни капли! На большой высоте никому не страшно. В крови полно адреналина. Как будто в тебе носятся и взрываются шаровые молнии. Ветер ревет, как двигатели космического корабля, аж щеки сдуваются. Земля маленькая-маленькая, как шахматная доска, а небо в вышине и у земли разное, непохожее. В следующие выходные мы тоже поедем на аэродром!

— Когда я тебя увижу? — У нее все еще замирало сердце.

— Скоро, — пообещал ей очарованный странник.

Глава 18

Лаврова изучала под микроскопом ткани убитых ею новорожденных крысят. Перед смертью они отчаянно боролись за выживание. После введения аллергена в их крошечных организмах произошли огромные изменения. Их еще не развитый иммунитет искал выход. Расширялись сосуды, чтобы усилить ток артериальной крови, несущей эликсир жизни — кислород к жизненно важным органам. В бешеном темпе размножались клетки лимфатических узлов, селезенки, тимуса и истощались в борьбе за выживание. Зародышевые центры лимфатических узлов, мозговые синусы селезенки были пусты, в них распадались на куски белковых масс уставшие, умершие клетки, рядом лежала их истерзанная душа — разрушенные клеточные ядра. Их тела, как саван, окутывала ретикулярная сеть. На поверхностях внутренних органов: печени, легких, селезенке, сердце — вольготно располагались новые, наглые, чуждые хозяева. Беспощадные завоеватели, несущие смерть. Новорожденные крысята были обречены.

* * *

Лаврова увиделась с Никитой через полмесяца.

— Расскажи, что с тобой приключилось, пока меня не было, — попросила она.

— Я учусь прыгать с парашютом в формации. Все ложатся на маленькие доски с колесиками, берутся за руки и делают на полу разные фигуры. Все меняется, как в калейдоскопе. Помнишь, ты рассказывала о фее? Ее платье было соткано из порхающих бабочек и живых цветов, которые все время составляли новые и новые узоры.

— Да, — кивнула Лаврова.

— Это то же самое. Все в разноцветных комбинезонах кружатся на полу, составляя все новые и новые мозаики. А представляешь, как красиво это в небе? Я пытался увидеть с земли, но у меня плохо получилось. Это было так высоко и так далеко. Жаль.

Никита опустил голову.

— Еще увидишь.

— Ну да. Конечно, — улыбнулся он.

— Ты сам прыгаешь с парашютом?

— Нет. Для меня нет таких парашютов. Я прыгаю со Снежаной.

— Кто она?

Сердце Лавровой тревожно забилось.

— Она такая крутая! Мастер спорта по прыжкам с парашютом. Ее все уважают и слушаются.

— Что вы еще делаете?

— Снежана учит меня правильно складывать парашют. Я уже научился, — с гордостью сказал он. — Снежана меня похвалила.

— А чему еще учит Снежана?

— Многому. Тебе не понять.

— Да.

Она держала руку у горла. Его давила тоска.

— Знаешь, как она поет?

— Нет.

— Мы все садимся у костра и поем песни под гитару. Начинает всегда Снежана, а остальные подхватывают. Я так много песен выучил.

— Спой мне какую-нибудь.

— Нет. Обстановка не подходящая. И потом. Без Снежаны я петь не могу, — заявил маленький мучитель.

Лаврова ненавидела неведомую Снежану, и за это ей хотелось отхлестать по щекам маленькое жестокосердное чудовище, сидящее рядом с ней. Разбить до крови его губы, чтобы никогда больше не слышать этого имени.

Лавровой виделась Снежана чужой, пришлой женщиной с безжизненным, застывшим лицом и холодными, бледными пальцами. Она представляла, как та поет величественные, божественные литургии на мертвой латыни. И возвышенно-сосредоточенная мелодия ее голоса уносится к самому богу. Чернокнижница. Ворожея. Кто еще мог околдовать ее мальчика?


Лаврова почти не виделась с Никитой. Он все время пропадал на аэродроме. Она ему только звонила.

— Сегодня такое случилось! — возбужденно сказал Никита. — Ребята как попало, пинками сложили парашют своему другу, парашют еле раскрылся у самой земли. Этот парень чуть не разбился!

— И что?! — Лаврова испугалась не за парня, а за Никиту.

— Ничего. Все смеялись. И тот парень тоже.

— Зачем они это сделали?

— Ради шутки. Разве непонятно? — удивился Никита.

— Завтра парашют не раскроется. И его друзья будут искренне скорбеть. Животные! — Лаврова была вне себя. — Никита, тебе нельзя прыгать! Я за тебя боюсь. Очень боюсь! Прошу тебя. Пожалуйста! — взмолилась она.

— Да не бойся ты. Я со Снежаной прыгаю. Редко. Всего два раза. Она сама свой парашют складывает.

— Что у тебя еще нового? — помолчав, спросила Лаврова.

— Я не буду больше ходить в изостудию, — объявил он. — Не успеваю. У меня ведь еще карате.

— Как?! — Земля ушла у Лавровой из-под ног.

— Папа говорит, что это девчачьи интересы. Надо стать настоящим мужчиной.

— Как же твое будущее? Мы мечтали, ты станешь великим художником. — Лаврова не узнавала свой голос.

— А, — отмахнулся маленький мучитель. — Рисовать я смогу и так. Когда захочу. Я теперь все время рисую небо и землю. Зачем мне калякать всякую фигню в изостудии?

— Как поживает… Снежана?

Лаврова снова держала руку у горла. Это становилось таким привычным, что она перестала это замечать.

— Здорово. Мы теперь все время вместе с ней. Вчера ходили в парк развлечений, она, я и папа.

Лаврова положила трубку, не дослушав. Лавровой не стало в прямом смысле слова. Ее место заняла другая женщина. Она вытолкала Лаврову оттуда, даже не узнав, кто она такая. Не пожалев. Не подумав. Просто так.

Лаврова не умела рисовать, не владела ни одним музыкальным инструментом, даже гитарой, не умела прыгать с парашютом, не занималась альпинизмом, не сплавлялась на байдарках, не владела приемами рукопашного боя, не была автогонщиком или горнолыжником. Она не покоряла горные вершины, не погружалась в морские пучины, не бродила по таежным дебрям, не открывала новые земли, не летала в космос. Она была ничем, пустым местом. Она не смогла выполнить даже самого главного, такого естественного для всех женщин предназначения — родить собственного ребенка. Нулем. Вот кем оказалась Лаврова.

«Пусть его жизнь будет связана с блистательными, талантливыми людьми, которые смогут многому его научить. Он с ними вырастет и добьется успеха», — убеждала себя Лаврова, которой до смерти было жаль, что Никита не станет художником.

«Я опять все провалила», — отчаянно думала она.

* * *

На кафедре была комната, где хранились микроскопы и учебные препараты. Они лежали на стеллажах в специальных промаркированных ящиках. Их расставляли лаборанты перед началом занятий со слушателями курсов повышения квалификации. Учебные микропрепараты были тончайшими срезами тканей человека, расцвеченных красками. Ящики имели названия: «паренхиматозные дистрофии», «мезенхимальные дистрофии», «гломерулопатии», «тубулопатии», «пиелонефрит», «пороки сердца», «ишемическая болезнь сердца», «ревматизм» и так далее и так далее.

Лаврова прошла в следующую комнату, которая сообщалась с первой. Эту комнату Князев называл «анатомический театр». На ее стеллажах хранились макропрепараты, части органов, извлеченных из мертвого человеческого тела и достойных внимания врачей, которые проходят повышение квалификации. Макропрепараты находились в закупоренных сосудах, заполненных консервантами, чаще формалином. Лавровой нужно было отыскать макропрепарат с внематочной беременностью, закончившейся разрывом фаллопиевой трубы и внутренним кровотечением, от которого женщина и умерла.

Взгляд Лавровой остановился на полке, где хранились банки с уродцами, внушающими ужас, отвращение, суеверный страх благополучным людям и потому популярными с незапамятных времен. О них писали в одиннадцатом веке арабские лекари, в шестнадцатом веке — врач, ученый и чернокнижник Амбруаз Паре. В семнадцатом веке для своей кунсткамеры их собирал по всей Европе Петр Первый, следуя моде того времени, когда у каждого монарха был свой музей артефактов. Они вдохновили Гете на описание магических ритуалов создания ущербного Гомункула, заранее обреченного на гибель своей нежизнеспособностью.

В далекие времена господства инквизиции отважные грешники тщетно выращивали гомункулов в подпольных алхимических лабораториях с черными стенами, украшенными звездами. Для успеха задуманного они не только использовали знания Великого Делания, но и призывали на подмогу архаичные камни, изображающие фаллос или вульву, мумифицированные останки людей, черепа, чучела филинов и ведьмовские яды, хранящиеся в сосудах-альбарелло из Савоны или Фаэнцы. За гордыню и ересь врач и скиталец Иоганн Фауст, живший в эпоху Реформации, был выпотрошен чертом. А зачем? Он был обречен на провал. Природа прекрасно обходилась сама. Науке трудно разобраться в сложных взаимоотношениях двух биологических объектов — матери и зародыша. Кто-то считает, что ребенку в утробе матери уютно и спокойно, на самом же деле он постоянно борется за выживание с момента зачатия до рождения. Фрейд безнадежно устарел.

Лаврова смотрела на не родившихся детей со сросшимися телами, с избыточным количеством сосков, анэнцефалией, врожденной ампутацией конечностей, выворотом губ и век, волчьей пастью. Она смотрела на распластанный спинной мозг, открыто лежащий на передней стенке позвоночного канала, на ихтиозную кожу, похожую на панцирь черепахи. Смотрела на множественные примеры наследственных уродств, которые могут вызывать такие разрушительные последствия, что лишают всякой надежды на рождение. Она смотрела на детей Каина, отца всех людей, передавшего человечеству «каинову печать» — набор своих генов, среди которых затерялся слабый, едва заметный отпечаток души Авеля. Глаза Лавровой наткнулись на новорожденного ребенка с водяным раком лица. Гангренозный распад затронул не только слизистую, но и все ткани щеки. На месте щеки у ребенка была огромная дыра с рваными краями, на ее дне виднелись маленькие молочные зубы.

— Хорошо, что у меня нет детей. Я бы такого не вынесла.

— Ты? Ты что здесь делаешь?

Лаврова вздрогнула и оглянулась. У двери «анатомического театра» стояла их клинический ординатор Нагима.

— Ты что? Плачешь? — спросила она.

— Я? Нет, — Лаврова отвернулась к окну и вытерла влажные руки о накрахмаленный халат. — Ты иди. Я скоро.

* * *

У Минотавра Лаврову встретил Никита. У него был несчастный вид заброшенного ребенка.

— Она уехала, — горько сказал маленький мальчик. — Надолго.

— На сколько?

— На две недели.

Для него две недели были вечностью.

— Она приедет, — ласково пообещала Лаврова — Обязательно.

— Да, — кивнул он. — Она уехала на соревнования в Австрию. Они будут летать как птицы среди альпийских гор. Без меня.

— Не грусти, китенок.

Никита горько вздохнул.

— Как птицы, — повторил он.

Он уныло слонялся по дому, не находя себе ни места, ни занятия.

— Давай поедем в древнюю столицу Белой Орды, город Савран. Будем бродить среди его развалин и представлять, как он выглядел в старину, — предложила Лаврова.

Никита, казалось, ее не слышал.

— Ты меня слушаешь?

Он рассеянно кивнул.

— Если хочешь, чтобы она быстрее приехала, надо отправиться туда незамедлительно. Потому что единственный оставшийся в степи колодец исполняет самые заветные желания. Возле него лежит гора ведер. Надо привязать ведро к веревке, загадать желание и бросить ведро вниз, тогда оно наполнится свежей водой и даже самое неисполнимое желание сбудется. Поедем?

— Потом.

— Когда потом?

— Когда налетаюсь.

— А если никогда?

— Значит, никогда, — ответил маленький мальчик.

Минотавр рассмеялся.


Лаврова стояла у окна и смотрела вдаль. Она белой птицей летела над землей, то поднимаясь, то снижаясь. Она парила над древним Савраном, ее сильные крылья рассекали разогретый солнцем степной воздух. Она любовалась медресе и его благородными, стройными, как кипарисы, минаретами, стоящими на изящной террасе с колоннами. Она касалась крыльями чубов под куполами минаретов, тогда цепь приходила в движение и минареты начинали качаться, вызывая смятение и ужас чужестранцев и гордость жителей Саврана. Она слушала крик муэдзинов, созывающих к молитве. Смотрела на мощные крепостные стены, которые могли выдержать долгую осаду и сопротивляться осадным камнеметным машинам. Она ложилась на живот и вглядывалась во тьму окружающего город оборонительного рва. Потом крылья несли ее к кяризам, древней системе водоснабжения, гениальней которой еще никто не придумал. Она залетала в ее подземные галереи и взмывала к белому свету из длинного-длинного колодца, исполняющего желания.

— Куда ты смотришь?

— Никуда.

— Ты стоишь у окна уже час.

— Да.

— Ты не его мать. Он не твой сын. Ты должна это понимать.

— Должна, — как эхо повторила Лаврова.

От нее ускользала красота. Это было красиво и страшно.

* * *

Лавровой позвонил Стас.

— От Кости ни слуху ни духу.

— Ясно.

— Ты о нем ничего не слышала?

— Нет.

— Можно я буду к тебе приходить? Хоть иногда? Просто так, — попросил он, и голос его дрогнул.

— Нельзя, — ответила Лаврова и положила трубку.

Лаврова набрала телефонный номер.

— Ты ее любишь? — спросила она.

— Кого?

— Снежану.

— Кого?! — Он рассмеялся. — Я с ней даже не спал. Она никакая.

— Тогда зачем?

— Я никого не люблю.

Лаврова слушала короткие гудки.

— Тогда зачем?

Глава 19

Приближался день рождения Никиты. Лаврова, потратив все накопленные ею деньги, купила ему горный велосипед. Она привезла его из спортивного магазина. Велосипед стоял у окна в гостиной и сверкал сбруей, как чистокровный арабский скакун. Тянь-Шаньские горы похожи на Альпы. Лаврова представляла, как Никита будет носиться на нем свободной птицей среди заснеженных вершин, темных ущелий, покрытых эдельвейсами плато. Любоваться радужными фейерверками далеких водопадов, сверкающими россыпями ледяных зерен фирна, пещерными друзами драгоценных кристаллов. Искать затерянные миры в охряных и иссиня-зеленых бездонных горных озерах. Ей так хотелось его порадовать. Не беда, что он еще мал, дети быстро растут.

Она позвонила Минотавру.

— Я купила Никите горный велосипед.

— Зачем он ему?

— Это подарок на день рождения. — Тебе незачем приходить на него.

— Там будет она?

— Кто?

— Снежана.

— С какой стати? Она никто. Приедут старые друзья нашей семьи.

Ей нечего там делать.

— А как же Никита?

— Никак. Не твое дело.

— Пожалуйста, разреши мне прийти.

— Нет. Я сказал, — грубо отрезал он.

— Скажи, что я прислуга, — униженно молила она. — Пожалуйста!

— Тебя противно слушать.

Лаврова заплакала, он бросил трубку. Лаврова рыдала, обхватив руками немой телефон.

* * *

В тяжелый сон врезалось заклинание «Аллах Акбар». Лаврова, шатаясь, вышла на балкон. Во дворе ее дома у погребальных носилок мулла нараспев читал суры Корана. Вокруг рядами стояли люди, низко склонив головы. На Востоке принято с уважением относиться к смерти. Мулла читал молитву, окруженный скорбящими людьми и торжествующей природой. В один момент в пространстве слились смерть и жизнь. Солнце щедро разбросало золотые шары на яблочно-зеленую, глянцевую листву, лилось сияющим водопадом окон, выкрасило стены домов соломенно-желтой краской, превратило крыши в песчаные пляжи, выискало сверкающие пириты на высохшей кремнистой земле. У балкона качались от ветра торжественные цветочные свечи на зеленом торте каштана, требовательно галдели голодные птенцы варакушки. Из соседнего окна доносились звуки легкого и чистого, как воздух, голоса, поющего на чужом языке вальс Джульетты из оперы Гуно.

Внезапно мир и покой солнечного утра разодрали надвое причитания женщин-плакальщиц. Протяжная, гортанная мелодия их голосов создавала величественный образ смерти. Ода смерти взлетала к небу громкими скорбными выкриками и падала к земле жалобным стоном. Печаль всего мира изливалась многоголосым реквиемом, разрывала душу и сердце, заставляя плакать даже посторонних, чужих покойному людей.

Восточная церемония прощания с покойным напряженная, красивая и трагичная. Соблюдение древних ритуалов позволяет верить, что за гранью жизни будет обретен покой. Лавровой и ее коллегам нередко приходилось убеждать верующих родственников разрешить вскрытие умерших мусульман для установления окончательного диагноза. Теперь она понимала, люди должны были проводить родного человека в последний путь достойно.

«Кто меня похоронит?» — подумала она.

Она вспомнила труп еще молодой женщины, практическое пособие для студентов. Они звали ее Наденька, Надежда. Они болтали ни о чем и ели пирожки рядом с ее растерзанным телом, несмотря на формалин — запах смерти лишних людей.

* * *

В свой день рождения Никита позвонил ей сам.

— Привет! — крикнул счастливый ребенок.

— С днем рождения, китенок!

— Я не китенок, а Никита!

— Хорошо. Никита.

— Знаешь, что подарил мне папа? Горный велосипед!

У Лавровой отнялся язык.

— Ты ко мне не приезжай на день рождения. Придут только дети, тебе будет неинтересно, — сказал не ведающий жалости маленький мальчик. — Ладно?

Лаврова кивнула, она не могла говорить, ее душили слезы. Никита подул в трубку и отключился. Лаврова подошла к окну и стала смотреть в никуда. У нее не было ни единой мысли. Ее взгляд упал на новенький, абсолютно ненужный горный велосипед. Она взяла его в руки, пинком раскрыла балконную дверь и швырнула бесполезный подарок через перила вниз. Скелет горного велосипеда рассыпался на хромированные блестящие кости.

— Вот и все, — решила она. — Я сама отпраздную день рождения.

Она надела свое единственное выходное черное платье. Торжественный и траурный наряд. Самый подходящий для ее случая. Порылась в шкатулке с украшениями. Среди них не было ничего ценного. Она нашла самое дорогое — грузинскую серебряную сережку с черным ониксом — и надела цепочку на шею. Подошла к зеркалу и посмотрела на себя.

У нее были глаза древней старухи, старше всего мира, старше вселенной. Лаврова закрыла их солнцезащитными очками и вышла из дома.

— Может, не будем обрезать такие роскошные волосы? — спросила ее парикмахер.

— Будем, — безучастно ответила Лаврова — Мне все равно.

Парикмахер вздохнула и стала резать ее длинные локоны. Живые змейки волос стекали по телу вниз, как блестящие струи дождя. Они падали на заплеванный, исхоженный, грязный пол, сворачивались клубочками и тут же умирали. Лаврова наблюдала за их жизнью и смертью отстраненно и бесстрастно, как ученый. Их не было жаль, они умирали молча.

Ей уложили волосы шапочкой.

— Где сделаем пробор? — спросила парикмахер.

— Не надо, — сказала Лаврова.

Ей необходимо было утаить свои старые глаза под вуалью. Пышная челка закрывала лоб и прятала глаза.

— Я оставила один длинный локон сзади. Он спускается по спине, закручиваясь внизу. Это так красиво, — парикмахер снова вздохнула. — Так жаль ваши волосы.

— Не жаль, — оборвала ее Лаврова.

— Заберете их?

— Нет.

Лаврова пришла в дорогой ресторан. У нее почти не осталось денег, потому она заказала любимый слоеный торт со взбитым творогом и «Советское шампанское».

В зале отмечали корпоративную вечеринку. Счастливые, беззаботные люди шумно праздновали торжество, но почему-то их лица оказались скрыты масками комедии дель арте. Среди них был глупый, жадный Панталоне, похотливо тянущий руки к хохотушке Коломбине, влюбленной в хамоватого весельчака Арлекина. Арлекин, строящий гримасы и сыплющий шутки, чтобы расшевелить Пульчинеллу. Несчастный, ревнивый Пьеро, с тоской и завистью наблюдающий за своим удачливым соперником. Хитрый и расчетливый Бригелла, прячущий кошелек подальше. Тарталья, обходящий после каждого тоста стол, чтобы чокнуться с каждым. Доктор с огромным клювом на месте носа, надоедающий всем бородатыми анекдотами. А во главе стола записной тамада — враль и фанфарон Капитан.

Лаврова не завидовала им, ей было их жаль. Радость — непрочное чувство. Оно быстро разрушается от любого внезапного удара или исчезает незаметно, словно исподволь, когда ты еще не готов к потере. Жизнь Лаврову опять обманула. Как оказалось, Лаврова к этому еще не привыкла.

Она пила шампанское, глядя на красное сердечко маленького мальчика. Солнцезащитные очки скрывали ее глаза, чтобы не было видно слез. На нее все смотрели: мужчины, женщины, — но никто не подходил. Воздух вокруг нее был отравлен горечью и одиночеством. Это страшно для счастливых людей. Можно заразиться.

Она расплатилась и вышла. Ее догнала Коломбина.

— Здесь все говорят о вас. Кто ваш стилист?

— У меня нет стилиста, — равнодушно ответила Лаврова.

— Где вы делали стрижку?

— В третьеразрядной парикмахерской. Задешево.

Она повернулась и вышла. Коломбина смотрела ей вслед.

Лаврова приехала домой. В кошельке остались две монетки на проезд.

«Не страшно. Завтра займу у Ильиничны», — подумала она.

Она отрезала локон и, не глядя, бросила его в мусорное ведро. Он не был нужен ни ей, ни кому другому.

* * *

На следующий день Лаврова пошла в контору по продаже недвижимости. Ей больше нечего было делать в этом городе. Через три дня к ней пришли мужчина и женщина.

— Какая прекрасная птица! — воскликнула женщина, указывая на хрупкую картину Кости. — Продайте за любые деньги. Прошу вас!

— Она не продается.

Мужчина и женщина ушли, не сойдясь с Лавровой в цене за квартиру. Лаврова сочла это добрым знаком.

«Значит, не все еще кончено, — решила она. — Красота ко мне обязательно вернется».

Она села на кровать, обхватила колени и стала ждать.

* * *

Через месяц ей позвонил Минотавр.

— Мы с Никитой завтра рано утром уезжаем на Корфу. На три недели. Приходи попрощаться.

— Хорошо, — ответила уставшая ждать Лаврова.

Ей было страшно ехать к ним, потому что слово «попрощаться» звучало неумолимо и безнадежно. Но ей отчаянно хотелось поехать, чтобы увидеть свою ускользающую красоту.

Зайдя к ним в дом, Лаврова обняла Никиту. Он так вкусно пах. Так могут пахнуть только родные.

— Как я соскучилась, — шепнула она.

— Я тоже, — ответил счастливый ребенок. — Расскажи мне какую-нибудь историю, — попросил он, взяв ее за руку.

Лаврова смотрела на его глаза цвета моря в Кринице. В их прозрачной голубизне плескались веселые золотые рыбки. У Никиты глаза были точь-в-точь как у ее мужа. Она глядела на мальчика и не могла наглядеться. От счастья у нее не было слов.

— Ладно. Как придумаешь, расскажешь. А я пока пойду к папе.

И он ушел к отцу в соседнюю комнату. Она слышала его голос и улыбалась. Наконец она снова счастлива. Пусть ненадолго, хотя бы до завтра.

Кто-то позвонил. Из комнаты донесся глуховатый голос Минотавра. Его перебил звонкий детский голос.

— Кто звонит?

— Снежана.

— Зачем? Она зовет летать?

— Нет.

— Пригласи ее к нам.

— Нельзя. У нас гости.

— Ну папа! Давай! — канючил мучитель.

— Нельзя. Мы пригласили Наташу.

— Я ее не приглашал. Если с ней нельзя, пусть уходит!

— Молчи!

— Пусть уходит! Пусть! — кричал ребенок, не ведающий жалости, как и все дети.

— Хорошо, мы сами поедем к Снежане. Успокойся.

Лаврова не могла дышать. В ее горле был огромный, туго сплетенный клубок тоски всего мира, невыносимой и страшной.

Лаврова вышла в холл. Там стояли Никита и его отец.

— Мы уезжаем, — не глядя на нее, бросил Минотавр.

Лаврова смотрела на Никиту и молчала. Он не поднимал глаз от пола. Она откашлялась и сказала:

— Я очень. Очень тебя люблю.

И ласково провела рукой по его смешному цыплячьему хохолку.

— Не трогай меня! — как безумный закричал любимый маленький звереныш. — Твои руки воняют мертвечиной!

Лаврова закрыла уши ладонями, но даже сквозь них она слышала страшный визг бархана, мокрого от ее слез.

Новый зеленый «Хаммер» долго не мог завести свое механическое сердце. А она ждала и ждала, когда же они наконец уедут. Ей нужно было сделать очень важное дело. Лишить людей памяти о себе, особенно — маленького мальчика, который ни в чем не виноват. Память нормальных людей отлично устроена. Она удаляет плохое и сохраняет хорошее до мельчайших деталей, будто это случилось вчера. Она даже приукрашивает, осветляет, расцвечивает плохие воспоминания, чтобы спасти человека от самого себя. Это лучшая выдумка бога.

Глава 20

Лаврова тщательно прибралась в своей спальне, ванной комнате. Выбросила все накопившиеся за долгое время мелочи: расческу, зубную щетку, дезодорант, платок, полупустой флакончик духов. Она взяла свои белые, пушистые тапочки, завернула их в черный пакет и выбросила в мусорное ведро.

У нее появилось желание оставить Никите на память куриного бога, которого она всегда носила с собой. Куриный бог не принес ей счастья. А может, она его просто не заметила и выбрала чужое. Она села и написала Никите письмо. Буквы ее были корявыми, строчки прыгали, совсем как у него.

Кит!

Дарю тебе куриного бога. Он приносит счастье. На нем ты увидишь зашифрованное послание южного моря. Я нашла его слишком поздно, потому не смогла прочитать. Верю, у тебя обязательно получится.

Очень, очень люблю тебя. И всегда буду любить.

Потом она передумала. Нельзя провоцировать память маленького ребенка. Память опасная вещь. Она может вспыхнуть от любой, самой незначительной мелочи. Ничто не должно напомнить о Лавровой. Будто ее никогда и не было. Да ее и не было. Потому и следов она никаких не оставит. Никите лучше будет со Снежаной. Он не мог полюбить плохую женщину. Лаврова оставляла счастливого ребенка женщине, которая даст ему гораздо больше тепла.

Лаврова в последний раз оглядела свою комнату. Комната стала ничьей, в ней никто никогда не жил. Лаврова вышла из дома Минотавра и пошла пешком по пустынной асфальтовой трассе. Она шла не останавливаясь. Ей нельзя было останавливаться, иначе одолеют мысли и память. Она шла и шла, продираясь сквозь колючий терновник пустынной асфальтовой трассы.

Человек за всю жизнь выделяет семь ведер слез. Она уже выплакала все положенные человеку слезы. Прошлое выпило ее от краев до самого дна. Она не смогла бы выдавить ни капли, даже если бы очень этого хотела.

Лаврова в который раз поняла, что такой смерть. Она всегда разная. Главное, что ты уже ничего не чувствуешь и ни о чем не думаешь. Сколько таких живых мертвецов рассеяно по всему миру? Тысячи или их большинство?

Лаврова в который раз поняла, что такое любовь. Она похожа на укус яркой, блестящей, ядовитой змеи. Любовь проходит несколько стадий. Сначала ты ощущаешь покалывание и нетерпение, зовущие тебя к избраннику сердца. Затем онемение от неожиданного, невероятного везения. Потом космическую эйфорию счастья. И неизбежный паралич диафрагмы и остановка сердца. Любовь — это змея, кусающая свой хвост. Хуже тем, кто в конце. Лаврова всегда, всю свою жизнь, оказывалась в хвосте.


Лаврова позвонила супружеской паре, сказав, что согласна на их цену. Они обещали заплатить комиссионные и ускорить оформление. Лаврова решила оставить им мебель.

— Делайте с ней что хотите.

Она уволилась с работы и занималась тем, что выбрасывала и выбрасывала свои вещи. Все, что могло напомнить о прошлом. Ей тоже нужно было очистить свою память. Она выбросила черное платье, грузинскую сережку с черным ониксом, все фотографии, памятные подарки, сувениры, любимые книги. Все и вся. Без жалости и раздумий. Она собиралась начать новую жизнь с белого листа.

— Вычеркиваю, — каждый раз говорила она себе. — Все вычеркиваю.


Она покончила с делами и все дни напролет проводила, глядя на сильную белую птицу, которую так легко было разбить. Лаврова никак не могла понять выражение своих глаз. Что в них было? Печаль всего мира или надежда? Ей так хотелось это узнать, но узнать было не у кого.


Лаврова летела к родителям в Россию. Перед вылетом она выбросила свою сим-карту, которая была уже не нужна. Из прошлого она оставила только куриного бога и хрупкую белую птицу. Лаврова сидела у иллюминатора, не закрыв его пластмассовой шторкой, из него сплошным потоком лилось южное солнце. Ей было тепло, даже жарко. Лаврова положила ладонь на стекло, она засветилась красным. В теле Лавровой стремительно текли миллиарды красных кровяных телец, несущих эликсир жизни.

* * *

Немолодой мужчина спешил, расталкивая толпу. Он бежал по лестнице вниз, врезаясь в недоброе человеческое море. Он мчался по запруженной раздраженными людьми улице. Несся через перекрестки на красный свет под визг автомобильных шин. Наконец он догнал того, кого искал, и тронул его за плечо. Тот обернувшись, исподлобья посмотрел на своего преследователя.

— Дело прошлое, — задыхаясь, произнес Терентьев. — Скажите, как было на самом деле?

— На самом деле? — усмехнулся другой. — Извольте. Вашей жене никто не сумел бы помочь. Даже господь бог. Она поступила в коме, с травмами, не совместимыми с жизнью, и скончалась через двадцать минут, так и не придя в себя. Даже если бы была какая-то надежда, все равно случилось бы то же самое. В сельской амбулатории нет оборудованной операционной, аппарата искусственного кровообращения, вентиляции легких. Ничего нет. К ней не успела бы бригада лучших хирургов даже на вертолете. Она умерла, и в этом никто из нас не виноват. Мы сделали все, что было в наших силах. Все, что могли.

Он помолчал и с нажимом добавил:

— А другое? Другое нас не касается.

Терентьев хотел спросить еще, но разговор был окончен. Его собеседник уже растворился в толпе.

Терентьев вернулся домой и вошел в комнату сына. Тоненький, как свечка, мальчик стоял у раскрытого окна и смотрел через пыльное летнее небо на далекие облака. Смешной цыплячий хохолок и маленькие детские ребрышки светились в палящих лучах равнодушного солнца.

— Что ты там увидел?

— Ничего, — еле слышно ответил ребенок.

— Ты опять не поедешь на карате?

— Нет.

— Скажи когда.

— Никогда.

— Давай позовем Снежану. Ты же говорил, она особенная.

— Летать особенно.

— Что ты хочешь? — помолчав, спросил Терентьев. — Снова пойти в изостудию?

— Нет.

Терентьев стоял и смотрел на сына, глядящего в окно безнадежно и потерянно.

— Что же ты хочешь? — устало повторил он.

— Ничего.

* * *

— Сергей Александрович?

— Да.

— Это Елена Леонидовна, классный руководитель…

— Я вас узнал. Что-то опять с Никитой?

— Родители Магомедова подали жалобу. Ваш сын его избил. Жестоко для восьмилетнего мальчика. Очень жестоко. Мы не можем…

— Хорошо, я подъеду, — оборвал разговор Терентьев.

Он посмотрел на свои руки, сложенные на столе. Крепкие руки, ими можно свернуть шею. Легко. Терентьев развернул ладони к себе, они сами собой сжались в кулаки. Тогда он спрятал руки под стол. Нельзя ничего объяснить. Он считал, что поступает правильно, но вышло так, что пострадал его сын. Никита потерял интерес ко всему. Никаких желаний. Только хмурое, тоскливое одиночество без друзей. Каждый день в своей комнате. За столом или у окна, за которым холодное, тусклое небо. Он сам наказал своего сына, теперь сын должен платить за отца. Терентьев разжал кулаки, тяжело поднялся и вышел из кабинета.

— Меня сегодня не будет, — не глядя сказал он секретарю.

— А Карамышев? У вас с ним встреча через полчаса.

— Меня сегодня не будет, — цедя каждое слово, повторил Терентьев.

Секретарь осеклась.


«Хаммер» подъехал к школе. К стоящей у ворот женщине подошел мальчик. Ровесник сына. Она обняла его и поцеловала. Он решительно отвел ее руки. Маленький взрослый мальчик, такой же, как сын. Она, смеясь, снова поцеловала его. Терентьев увидел Никиту тогда, когда тот уже выскочил из ворот и бросился на мальчишку с кулаками. Они упали в слякотную грязь. Сын бил, мальчик защищался, как мог, его мать кричала. Терентьев бежал к ним и видел лицо сына, ожесточенное и беспощадное. Знакомое лицо. Его собственное лицо. Терентьев рванул Никиту за ворот, его сын взлетел в воздух легко. Как перышко. Будто и не было в руке никого.

— Милиция! — плакала и кричала женщина — Милиция!

— Потом, — Терентьев подал ей визитку. — Это мой сын. Я разберусь.

— Ваш? — у женщины вдруг пропал голос. — Ваш?

— Мой. Завтра. Давайте завтра, — устало произнес Терентьев. — Здесь все мои телефоны. Вы легко меня найдете.

— Как же так? — прошептала она — За что?

Она смотрела на Никиту с ужасом. Как на звереныша. Как на шпану.

— Не знаю! Он из другого класса. — Ее сын плакал и размазывал по лицу слезы и кровь. — Из другого!

Никиту трясло. Лицо бледное, губа закушена. И глаза. Жесткие и безжалостные. Чужие глаза. Не сына Его, Терентьева, глаза.

— Садись в машину, — Терентьев подтолкнул сына к машине. Никита вдруг обмяк в его руках, как тряпичная кукла.

Они ехали молча, Никита безучастно смотрел в окно, привалившись к дверце. Терентьеву не нужно было спрашивать «за что». Он это понял. Давно понял.

— Прости, — Терентьев не узнал свой голос, тогда он прокашлялся. — Прости меня. Я во всем виноват.

Сын ему не ответил. Он глядел в пасмурное, осеннее небо, где и не было никого.

Терентьев решил перевести Никиту в другую школу. Наказывать сына было не за что. Хотя все бесполезно. Терентьев тоже это понял. Давно.


Терентьев привык почти не спать. Так было всегда со дня смерти жены.

— Что мне делать? — спросил он.

Ему никто не ответил. Его жена умерла и забыла его. Сына забыла тоже. Некому помочь. Он прошел в комнату сына и присел у кровати. Никита спал спиной к нему. Терентьев уселся за ним, будто боялся, что его увидят. Сел, закрыл глаза и увидел Никиту. Маленького, заброшенного мальчика. Увидел ясно, при свете дня худое, бледное лицо сына, закушенную губу и недетский, отчаявшийся взгляд.

Терентьев провел ладонями по глазам. Они были влажными. Впервые за много лет.

— Папа, — вдруг сказал Никита, — у нас нет ни одной ее фотографии. Ни одной… Я хочу ее нарисовать и не могу. Не помню…

— Давай вместе вспомним, — голос Терентьева сел. Он разозлился сам на себя. Никита развернулся к нему всем телом. Терентьев не видел выражения его лица, но ему было не по себе.

— Она… — голос сына сорвался, — не умерла?

— Нет.

Никита отвернулся.

— Умерла, — безнадежно сказал он.

— Нет, — твердо ответил Терентьев. — Она уехала в другой город.

У него не было ненависти к Лавровой, но сейчас он ее ненавидел. Он забыл лицо жены, но помнил Лаврову. Четко и ясно. Она выжила жену из его памяти и выжила мать из памяти сына. В этом и была ее вина. Именно за это он ее наказал, сделав несчастным своего сына. Не рассчитал, не понял. И проиграл. Во всем.

— Вдруг она найдет там другого мальчика? — тихо спросил сын.

— Не найдет. — Терентьев вспомнил последнюю встречу.

«Сволочь, — сказал он сам себе. — Ты — сволочь! Понял?»

Не стоило тогда уезжать. Нельзя. Все уже было ясно. Он просил прощения у жены.

— Дай мне жить, — попросил.

А потом просил прощения за другую женщину. За Лаврову. За сына просил прощения. Все оказалось напрасно. Ведь знал, надо позвонить. Надо. Хотел и не сделал простой вещи. Не сказал. Приехал и почувствовал облегчение. За свою чистую совесть порадовался. Но забыть не смог проклятую бабу. И сын не забыл. Все впустую. Все.

— Пойдешь в другую школу?

— Мне все равно, — вяло ответил Никита.

— Спи. Все будет хорошо. Увидишь.

Сын ему не ответил.

Лаврова ушла из жизни сына, не оставив ни одной своей вещи на память, не написав ни строчки. Не простила, возложив вину на плечи маленького мальчика. Сломила его характер, лишила опоры, изменила привычки. Заняла место настоящей матери, обманула и бросила. Легко и просто.

Терентьев вернулся в свою комнату и взял в руки фотографию жены. Она ему улыбнулась.

— Ты это сделала? — спросил он. — Сына не жаль?

Он чувствовал, как кривятся его губы, и не мог с собой совладать. Тогда он уронил лицо на фотографию жены, чтобы никто не видел его таким. Кроме нее.

— Ты это сделал.

— Знаю. Прости.

* * *

Никита перешел в другую школу, но и там не нашел ни друзей, ни товарищей.

— Не дерись, — сказал Терентьев. — Махать кулаками бесполезно.

— Да, — равнодушно согласился Никита.

Терентьев должен был что-то сделать для сына. Он занимался поисками Лавровой. Никто из сотрудников не знал, куда она уехала, ее близких друзей не знал он сам. Она исчезла из жизни незаметно, будто и не было никогда. Ее лицо тоже стиралось из памяти. Он помнил только ее глаза. И видел каждый день глаза сына. Отстраненные и чужие. Живым укором. Сам того не желая, он отводил взгляд. Нечего было сказать. Нечего.

За неделю до Нового года Никита сам к нему подошел. Он стоял, опустив голову, его голос подрагивал от волнения.

— Папа, давай отметим Новый год вдвоем. Только вдвоем.

Сын поднял глаза, и Терентьев увидел в них свет. Он покалывал лицо Терентьева раскаленной, голубой радужкой. Такого не было никогда, или он стал лучше понимать своего сына.

— Давай, — улыбнулся Терентьев.

Сын улыбнулся в ответ, и у Терентьева свалилась с сердца невыносимая тяжесть. Он подхватил сына на руки и прижал к своему лицу животом. Как получилось. Сын смеялся, он тоже. Прямо в живот сына.

— Щекотно! — хихикал Никита.

«Забыл, — думал Терентьев. — Наконец-то забыл. Все!»

Терентьеву было и радостно и грустно. Он не чувствовал веса сына. Никита почти ничего не ел. Кожа да кости.

— На чем только душа держится? — говорила Галина Захаровна и поджимала губы. Терентьеву казалось, что она его осуждает. Ничего удивительного, она была с сыном с двух лет. С тех пор, как умерла мать. Терентьев сам велел, никакой близости. Сын не должен забыть мать. Ведь знал, чувствовал, но допустил, чтобы другая, совсем чужая женщина украла сердце его сына. Теперь все кончилось. Наконец!

— Спасибо, — сказал он жене. Она улыбнулась ему с фотографии.


Терентьев позвонил в студенческую канцелярию мединститута, где училась Лаврова. Ему обещали найти ее личное дело в архиве, чтобы узнать фамилии однокурсников из ее группы. Они могли знать о ней.

— Все отменяется, — весело произнес Терентьев. — Не стоит искать.

— А мы нашли.

— Не надо, — легко ответил он.

Прошлое должно было остаться в прошлом. Так лучше. Все забывается. И самое плохое, и самое хорошее. Терентьев доподлинно это знал.

Никита ел теперь за двоих, Галина Захаровна нарадоваться не могла.

— Он выздоравливает, — сказала она.

— Да, — согласился Терентьев.

— У меня уже руки стали опускаться, — на глаза Галины Захаровны набежали слезы.

— Что бы я без вас делал? — Терентьев неловко дотронулся до плеча Галины Захаровны, не зная, как ее благодарить. Она открыла рот, будто хотела что-то сказать, но передумала. На душе. Терентьева стало вдруг муторно.

— Я пойду? — спросила она.

— Идите.

Галина Захаровна ушла, вытирая слезы. Терентьев проводил ее взглядом и подошел к окну. За окном морозное небо сеяло рождественский снег. Твердые, резные снежинки слоями укладывались на подоконник и искрили ярким, зимним солнцем.

— Никита, одевайся! — крикнул Терентьев. — Пойдем снег разгребать!

Они чистили дорожку и хохотали. А снег шел, заваливая расчищенную дорожку.

— Зачем мы это делаем? — отдуваясь, поинтересовался Никита.

— Сегодня католическое Рождество. Как к нам попадет Санта-Клаус? — пошутил Терентьев.

— Через трубу! — засмеялся Никита.

— Точно, — удивился Терентьев и бросил лопату. Они, хохоча, завалились в сугроб и засмотрелись на синее, искристое небо.

«Хорошо», — думал Терентьев, ощущая голову сына на своем плече. Так близко, так ясно он не чувствовал сына никогда.

— Пойдем, — Терентьев встал и потянул Никиту за руки. — Простынешь.

Уже войдя в дом, Никита оглянулся. Расчищенную дорожку почти всю занесло снегом.

— Давай вернемся, — попросил он.

— Зачем?

— А Санта-Клаус? — смущенно улыбнулся Никита, словно смеясь над собой.

— Через трубу! — рассмеялся Терентьев.

Никита мялся, стоя у порога.

— Ты же не веришь в Деда Мороза.

— Нет, — Никита не уходил.

— Мы не католики. К нам Санта-Клаусы не ходят, — серьезно сказал Терентьев. — Правда.

Никита прошел в дом. Неуверенно, нерешительно. Его хорошее настроение исчезло без следа. И Терентьев все понял. Чужая женщина научила сына верить в чудеса, а чудес не бывает. Это все знают.


Терентьев разгребал снег, зная, что сын наблюдает за ним.

— Поможешь? — крикнул Терентьев.

Никита отрицательно покачал головой.

Снег прекратился, когда стемнело. Дорожка была расчищена до ворот. Путь для чудес был открыт, но их не предвиделось ни сейчас, ни в будущем. Терентьев сварил для себя грог и дал попробовать Никите.

— Нельзя складывать руки, — сказал Терентьев. — Надо бороться до последнего.

— Это тост? — спросил Никита.

— Почти. Мне надоело чистить дорожку и… — Терентьев сделал паузу.

— Что и? — не выдержал Никита.

— И я выключил снег.

— Ты? — рассмеялся Никита. — Я. Хотя знал, что Санта-Клаусы к чужим не ходят. Но вдруг занесет нелегкая?

— Нелегкая! — расхохотался Никита.

— Чудеса путешествуют только по расчищенным дорожкам. Что для этого надо? Как думаешь?

— Никогда не бояться начинать все сначала, — серьезно сказал Никита.

Детская вера в чудо и непривычно взрослые слова сына подорвали надежду Терентьева, что все обойдется.

— Верно, — медленно ответил Терентьев. — Но для этого нужно время.

Терентьев не спал до утра. На душе было паскудно, хуже некуда. Он врал и морочил голову своему сыну, зная, что чудес на свете не бывает. Разбитые мечты и неисполненные надежды ломают и взрослого. Корежат самый закаленный характер. Лучше сказать все как есть. Время лечит. Но уже никогда Никита не станет таким, каким был до встречи с Лавровой.

На следующий день Терентьев забрал копию личного дела Лавровой и список студентов ее группы. Забрал и понял. Не стоит ничего делать. Будет хуже.

— Разыщите этих людей, — велел он секретарю.

— Как?

— По справочной, — процедил сквозь зубы Терентьев.

* * *

Новый год шел рука об руку с солнцем, жарким, как знойное лето. Новый год звучал капелью и хлюпал под ногами растаявшим снегом. Старый год боролся до последнего. Развешивал ночью сосульки на деревьях и крышах, расстилал ледяное покрывало на дорогах, заковывал лужи мерцающим зеркалом. Если отколоть у такого зеркала кусочек, с обратной стороны можно увидеть отражение зимнего города с его домами, дворцами, башнями, шпилями и улицами, построенными и сколоченными из сверкающего солнцем льда.

Никита приносил с улицы зимние города и укладывал их в морозильник, в коробки из-под мороженого. Все города были разные. Ни один не походил на другой. Ничем. Но их нельзя было долго разглядывать. Они таяли и теряли красоту. И от них всегда стыли руки. Это были чужие города, где замерзают и пропадают люди, и счастью не отогреться ничем.

Перед Новым годом Никита вынес на улицу все коробки из-под мороженого прямо под лучи жаркого солнца. И ледяные города исчезли на глазах. Никита засунул палец в мутную воду, она была теплой. Теплее, чем снег.

«Здорово!» — решил он, поглядев на солнце. Оно выпучило горячий глаз в рамке из пылающих солнечным светом ресниц. Никита рассмеялся. Солнце в ответ нахлобучило себе на затылок шапку из кудрявого облака. Как десантник.

— Здорово! — смеялся Никита.

Галина Захаровна приготовила праздничный ужин. Никита протянул ей подарок, она поцеловала его в лоб.

— Будь умницей, — сказала она. — Веселым и счастливым. Помни, как Новый год встретишь, так его и проведешь.

— Знаю, — неуверенно ответил он.

Галина Захаровна обняла его и вздохнула.

Никита отстранился:

— Я этого не люблю.

— Знаю, — улыбнулась она. — Держись молодцом, и все получится.

— Ладно, — пообещал Никита.

Ему было страшно и храбро одновременно. Так страшно, что замирало сердце. Не зря же вернулось летнее солнце. Оно нарочно греет облако. Для него.

— Папа, надень свой самый парадный костюм, — попросил Никита — Я тоже надену.

— Хорошо, — согласился Терентьев.

Терентьеву было страшно. Надо сказать сыну, что не бывает так, как хочется. Бывает так, как получится. Терентьеву сообщили, что Лаврова улетела в Москву, но адреса не знал никто. Десять дней праздников исключили праздник для сына. Вот почему от нового года нечего ждать. Все останется по-прежнему. Нужно сказать, а слов не подобрать. Не выходит. Оттого, что Никита веселый и беззаботный как прежде. Терентьева обжигала морозом радость синей радужки глаз его сына. Он ежился и молчал. Не стоит портить сыну настроение перед праздником. Все обойдется.


Новый год наступил, а чуда не случилось. Ночью солнце уходит. Его не вернуть и не заменить огнями фейерверков. Они уносятся в небо, не долетев до облаков. За ночь облака остывают, их ничем не разогреть, даже красивым, но ненастоящим огнем. Он может обжечь людей, а больше ничего не умеет.

Никита уже не выходил во двор, не стоял у двери, не смотрел в окно, не прислушивался к телефону. Он сидел, сгорбившись и опустив плечи. Ничего не ожидая и ничего не прося.

— Пойдем спать. Уже два часа ночи.

— Нет, — не поднимая головы, упрямо произнес мальчик. — Надо встретить Новый год по Москве.

— Когда я чего-то жду, ничего не выходит, — сказал Терентьев. — Все приходит само. Не спросясь. Иногда так поздно, что это становится ненужным.

— Так нечестно! — Никита вскинул глаза и уперся раскаленной радужкой в глаза Терентьева.

— Да, — согласился Терентьев.

— Почему? — Сын требовал ответа, Терентьеву нечего было сказать.

Никита встал из-за стола и вышел из гостиной. Терентьев отыскал сына в его комнате у окна. Терентьев не стал зажигать свет. Он встал рядом с ним и посмотрел в окно. За стеклом крючились от холода голые ветки деревьев, облитые мертвенным светом луны. Наступивший новый год с изнанки не обещал ничего.

— Все будет хорошо. Я знаю. — Терентьев сжал руку сына в своей ладони, и Никита вдруг дернулся всем телом.

— Она не вернется. Я виноват. Я сказал… Я сказал, что ее руки…

Никита заплакал безутешно, тихо и горько. По-взрослому. Терентьев изо всех сил прижимал к себе худое, невесомое тело своего сына, а оно сотрясалось от плача без слез.

— Прекрати! — крикнул Терентьев. — Ты ни в чем не виноват! Ни в чем! Я потребовал, чтобы Наташа уехала. Я!

— Нет. Из-за тебя она бы не уехала. — Никита разнял руки отца и лег на кровать.

Часы пробили три. Наступил новый, московский год. Чужой зимний город, построенный из сверкающего фейерверками льда, счастливо праздновал чужой праздник без солнца.

— Нельзя ничего объяснить, — понял Терентьев. Он сел у кровати сына, не зная, чем ему помочь.

Никита уснул под утро, уже стало светать. Терентьев прошел в свой кабинет и оглянулся. Было серо и сумрачно. За окном из пасмурных, хмурых небес валом валил тяжелый, мокрый снег. Терентьев засунул руки в карманы и подошел к окну. Снег оказался таким тяжелым, что от его груза ломались деревья. Праздников не будет, объяснил снег. Все останется как всегда или хуже.

Зазвонил телефон, Терентьев не оглянулся. Телефон зазвонил опять, Терентьев нехотя взял трубку.

— Это я.

Терентьев узнал голос, от которого разом сдавило все внутренности. Он молчал, не умея найти нужных слов.

— Я позвонила, только чтобы узнать, как Никита, — торопливо заговорила Лаврова — И все. Хотела раньше звонить, но подумала, может, вас нет, — добавила она упавшим тоном.

— Приезжай, — без выражения попросил Терентьев. — Он будет рад. Я оплачу.

Лаврова молчала, и Терентьеву стало страшно, что она снова пропадет без следа.

— Я оплачу, — тупо повторил он.

— Я не могу, — наконец проговорила она.

— Понятно, — сухо ответил Терентьев.

— Он вспоминал меня? Хотя бы раз? — еле слышно спросила Лаврова.

— Ты наказала ребенка за нелепые, детские слова! — Терентьев с трудом сдерживал гнев. — Разве мог он тебя забыть?

На другом конце провода было тихо. Пауза тянулась в бесконечность, в которой безмолвно и тихо исчезали самые нужные, самые важные в жизни люди.

— Я не то хотел сказать, — устало произнес Терентьев. — Ты ни при чем. Никита скучает по тебе. Приезжай.

— Нет, — Лаврова судорожно вздохнула. — Я больше такого не вынесу. Не смогу. Еще раз…

Она замолчала.

— Хорошо, — процедил сквозь зубы Терентьев. — Береги себя!

— Себя?! — Лаврова закашлялась. — Ты снова заберешь у меня ребенка! Снова! И все пропало! Вот чего я не вынесу! Вот чего! Понял? Гад!

Терентьев слушал, как она плачет, и чувствовал, как клещами давит и выворачивает его горло. Нужно было сказать другое. То, что есть на самом деле. Теперь уже поздно. Ничего не выйдет. Его неожиданно охватила апатия.

— Никита стал хуже учиться, — безлично сказал он. — Дерется, пропускает уроки, лишился друзей, потерял себя. Все катится к черту. Хочешь — приезжай, не хочешь — не надо. Дело твое. Надумаешь вернуться, позвони. Я встречу.

— Да, — ответили ему, или это только послышалось.

Терентьев положил трубку и рванул створки окна. Яростный порыв ветра хлестнул по глазам мокрым, тяжелым снегом. Терентьев знал за что. Мучить сына — это по-отечески. Издеваться над женщиной, которая не сделала ничего плохого, взвалить на нее свою вину — это по-мужски.

— Сволочь! Подлая сволочь!

В сумрачном лабиринте было холодно и неуютно. И ни одной живой души. Минотавр съел всех, хотя есть ему не хотелось.

* * *

Лаврова прилетела в ночь со второго на третье. Она сделала бы все, чтобы прилететь как можно раньше. Сразу после разговора с Минотавром. Но все вылеты отменили из-за непогоды. Ни одного билета на ближайшие рейсы, все торопились к родным и близким. Лаврова два дня провела в Домодедово. Ей не хотелось ни есть, ни спать, она слушала рев моторов взлетающих самолетов. Так звучит предчувствие. Беспокойно и обнадеживающе, тревожно и радостно. Так сильно, так больно, что сбивает сердце с привычного ритма. Неужели все происходит именно так, когда жизнь обещает, что красота вернется?

Ей случайно повезло, кого-то из пассажиров сняли с рейса. Все бросились к стойке, отталкивая Лаврову. Она потерянно встала в самом хвосте, чувствуя, как закипают слезы в глазах.

— Девушка! — женщина за стойкой обращалась к Лавровой. — Вам нужен билет?

Все обернулись к Лавровой, она кивнула, не в силах сказать ни слова.

— Ну так идите, — улыбнулась женщина.

— Спасибо, — прошептала Лаврова, взяв билет.

— Не за что. И не надо плакать. Вам повезло.

— Да, — согласилась Лаврова.


Родной город встретил ее двадцатиградусным морозом. Вокруг толпились люди. Радость, смех, шутки. Лаврова оглянулась, Минотавра не было. Она его не ждала, хотя сообщила время прилета.

«Куда мне ехать? — подумала она. — К Аське? Я забыла ее предупредить».

Лаврова подхватила сумку и пошла к выходу, не оглядываясь. Ее тронули за руку.

— Все твои вещи? — губы Минотавра опустились брюзгливой скобой.

— Да.

— Это что? — Минотавр смотрел на завернутый в бумагу прямоугольник.

— Подарок, — коротко ответила Лаврова.

— У нас холодно. Ударил мороз после снегопада.

— Ничего.

Лаврова мельком взглянула на свою короткую курточку и направилась за Минотавром к машине. Он тяжело шагал впереди, неся сумку Лавровой. Ее сердце невольно сжалось. Прошло так мало времени, а его голова стала совсем седой и светилась неоном в искусственном свете аэропорта. Не так давно Лаврова нашла у себя седой волос, накрутила на палец и выдрала. Ей не было еще тридцати, а вслед за глазами начали стареть волосы. Несчастливые люди стареют раньше. Это ни для кого не секрет.

Лаврова каждый день хотела вернуться. Для того чтобы просто видеть или хотя бы слышать любимого чужого ребенка. Ей до смерти нужно было знать, что с Никитой, потому она не вытерпела и позвонила. Ждала услышать, что он доволен и счастлив, все оказалось наоборот. Хуже некуда. Нельзя было уезжать. Это не помогло. Память по-прежнему изводит бессонницей, травит воспоминаниями о потерянном, неверном счастье. Она снова оказалась виновной. Не разгадала судьбу. Спасая себя, сделала несчастным маленького ребенка. Можно ли все исправить или жизни не хватит, чтобы искупить собственную вину?

— Посторонись!

Мимо Лавровой проехала тележка, доверху нагруженная прозрачными пакетами. В них пузырились блестящими елочными игрушками важные мандарины. Тележка уже укатила, а вокруг все еще витал знакомый запах — юга, детской фруктовой жвачки, солнца и моря. У Лавровой тревожно екнуло и забилось сердце.

«Все будет хорошо, — поняла она и улыбнулась. — Я справлюсь».

Лаврова вышла на улицу, мороз ущипнул ей нос. Она потерла его рукавичкой и огляделась. В земляничном морозном тумане на фоне земляничного неба светили земляничные фонари.

— Все розовое, — удивилась она.

— Светает, — Минотавр открыл дверцу. — Садись.

Лаврова села в знакомый «Хаммер», он простуженно чихнул и вытаращил фары.

«Будь здоров», — мысленно пожелала она «Хаммер» недовольно забурчал мотором.

* * *

В машине ехали молча. Лаврова сидела, привалившись к дверце, и смотрела в окно. Совсем как Никита. С Терентьевым всем было неуютно, даже сыну. Бесконечное судилище вытянуло, выдавило из него человека по капле. Ничего не изменить. Все бесполезно. В аэропорту он увидел Лаврову сразу. Она скользнула по нему невидящим взглядом, он отступил назад и смешался с толпой. Струсил. Испугался ее убитых глаз, ее похудевшего, бледного лица. После разлуки они с его сыном стали похожи, как близнецы. Он сам разодрал их надвое, расшвыряв по свету.

— Прости, — Терентьев словно поперхнулся. Он уже будто это говорил. Это уже было. Здесь.

— За что? — спросила Лаврова.

— Я мучил тебя чужой виной, — проговорил Терентьев и после паузы добавил: — Своей виной. Прости.

— Ты ни при чем, — ответила Лаврова, бессознательно повторив его слова. — Никита знает? Ты ему сказал?

— Нет. Думал, вдруг не получится. Зачем зря… — Терентьев запнулся. Он снова сказал не то, что следует.

Он нажал на педаль, машина затормозила, скользя по снежному насту. Лаврова сжалась от неожиданности. Терентьев выключил мотор и развернулся к ней.

— Я… — Он замешкался. — Я думал о тебе.

— Что ты хочешь сказать?

Ему показалось, что она неприятно удивилась.

— Ничего, — он завел мотор. — Забудь.

Они доехали до дома молча, как чужие. В холле Лаврова нерешительно остановилась.

— Пойдем, — Терентьев прошел в гостиную, мимоходом включив свет. — Коньяк?

Он протянул ей бокал. Лаврова покачала головой и стянула курточку.

— Кому подарок? — безлично спросил Терентьев. Ему было тревожно, но лучше это утаить.

— Никите.

Лаврова осторожно развернула бумагу. На черной спинке дивана выступила белая птица. Она глядела на Терентьева калеными, черными как угли, человеческими глазами. Безмолвно и обвиняюще.

— Можешь поставить ее на восточное окно? — Губы Лавровой дрогнули. — В комнате Никиты.

— Вместе?

Лаврова покачала головой.

— Хорошо. Ты не уйдешь?

— Нет.

Терентьев взял в руки птицу, она вспыхнула огнем в его руках. Он отшатнулся и заморгал.

— Не разбей, — попросила Лаврова.

— У нее твои глаза.

— Да.

— Что ты сейчас будешь делать?

— Надувать шары.

— Какие? — не понял Терентьев.

— Воздушные, — улыбнулась Лаврова.

— Чему улыбаешься? У меня что, глупый вид?

— Ты сказал, что думал обо мне. Что думал? — внезапно спросила Лаврова.

— Лучше, чем тебе кажется, — хмуро ответил Терентьев.

— Мне кажется, у тебя глупый вид! — засмеялась Лаврова и вдруг смутилась.

* * *

Утренний свет в детской комнате за одну ночь стал другим. Совсем другим. Сказочным. Свет вспыхивал и разгорался радужным бенгальским огнем везде и всюду. Он рассыпался по потолку и стенам знойным отсветом караванных путей и зажег пожары рушащихся древних империй. Распустился тысячелистным лотосом и расцветился северным сиянием и салютными звездами. Раскинулся во всю ширь волшебными цветами и травами, невиданными зверями и небывалыми морскими чудищами, таинственными узорами и неразгаданными шифрами.

Утренний свет околдовал, заворожил пространство детской комнаты. В нее вернулось Летающее счастье. Живой белой птицей. Ее голова была гордо поднята, белоснежные перья отливали в тени голубым, на солнце — янтарем, когти переливались каплями жемчуга. Она стояла на травяном ковре из неоновых звезд незабудок, сиреневых юбочек фиалок, молочно-белых султанов ландышей и шафрановых рылец под синими чепчиками крокусов. В нежно-голубое прозрачное небо поднимались золотисто-белые пушистые шары одуванчиков. Птица расправила огромные, сильные крылья, собираясь взлететь. Ее глаза были устремлены в небо, в самую вышину, откуда звала к себе открытая, теплая, солнечная ладонь.

На ветру трепетали и бились рвущиеся из окна розово-белые воздушные шары. В самую высь. Живая сказочная птица звала за собой. В синее небо, где сбываются мечты.

— Счастье вернулось! Приехала!!!


Никита выбежал из комнаты и резко остановился, будто споткнулся. На него смотрела Лаврова. Он сжался, чувствуя, как жаром заливает щеки. И тогда он опустил голову.

— Где твои веснушки? — спросила она.

— Не знаю, — еле слышно ответил он.

— Зато я знаю.

Она обняла его. Никита дрожал всем телом. Он уткнулся ей головой в живот и ревел как маленький. — Ты не уедешь? — спрашивал он.

— Нет, — отвечала она — Ни за что.

— Никогда?

— Никогда.

— Правда?

— Правда. Обещаю.

Наконец он успокоился, поднял голову и всмотрелся в ее лицо.

— Я руки твои рисовал, — сказал он. — Все время.

Лаврова погладила его по смешному цыплячьему хохолку.

— У тебя в глазах веселые солнечные веснушки.

— И что? — не понял Никита.

— Ничего! Всего-навсего!

— Всего-навсего?! — удивленно повторил Никита и рассмеялся вслед за ней.

— Балбесы, — констатировал Терентьев и отвернулся. О нем забыли. Он знал, придется трудно, но упорства ему не занимать. Все будет хорошо. Наверное.


Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.

Примечания

Note1

Макрофаги — клетки организма, способные к активному захвату и перевариванию бактерий, остатков погибших клеток и других чужеродных или токсичных частиц.

(обратно)

Note2

Название фильма, режиссер Вонг Кар Вай.

(обратно)

Note3

Акадзоме-Эмон — японская поэтесса (текст танка приведен в сокращенном виде).

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20