Из любви к искусству (fb2)


Настройки текста:



Андрей ВОРОНИН и Максим ГАРИН ИЗ ЛЮБВИ К ИСКУССТВУ

Глава 1

Такой теплой осени в Москве не было уже давно. Глядя по утрам в окно, трудно было поверить, что на дворе стоит вторая половина октября. Небо над крышами старых многоэтажных зданий голубело свежо и ярко, и в кронах деревьев все еще оставалось очень много зеленого цвета. По утрам с Москвы-реки приползал легкий холодноватый туман, но стоило взойти солнцу, как туман рассеивался и город проступал из него, как переводная картинка, – огромный, яркий, полный движения и жизни.

Ольга Дмитриевна Валдаева очень любила эти утренние часы – два с половиной часа, проходившие с того момента, как стоявший в изголовье ее кровати старенький электронный будильник принимался истерично пиликать, возвещая начало нового дня, до той минуты, как она вступала в короткую, обсаженную липами аллею, в конце которой виднелось сложенное из красного кирпича старое трехэтажное здание школы. На протяжении этих ста пятидесяти минут она целиком и полностью принадлежала себе. Это было время, отведенное ей для размышлений и короткой прогулки по городу – от подъезда дома до дверей школы. За долгие годы работы она приучила себя не тратить эти драгоценные минуты на нервотрепку и мысли о делах: для этого впереди у нее был целый бесконечно долгий день, до отказа наполненный гамом, суетой, дребезжанием звонков, склоками в учительской и размеренной рутиной уроков. Ольга Дмитриевна двадцать лет преподавала в школе математику и уже десять лет была бессменным завучем старших классов. Десять долгих лет она приходила в школу первой и уходила последней, целиком отдавая себя работе. В этом не было ни горечи, ни самопожертвования: Валдаева действительно любила свою работу. И потом, на что еще тратить свое время старой деве сорока пяти лет от роду, как не на работу! Семейная жизнь, которая не сложилась ни в двадцать, ни в тридцать лет, вряд ли сложится после сорока, а значит, и переживать не о чем. И вообще, после полного рабочего дня в родном учебном заведении становится не до переживаний. Доползти бы до дома, пожевать чего-нибудь, а там и на боковую…

Ольга Дмитриевна без аппетита проглотила уже успевший слегка подсохнуть бутерброд с вареной колбасой, запив его большой чашкой черного как деготь, основательно подслащенного кофе, сполоснула чашку под струей горячей воды и пошла одеваться. Разглядывая свое отражение в большом зеркале трюмо, она суховато улыбнулась, подумав о том, что профессия уже успела наложить на ее внешность неизгладимый отпечаток. Стройная и подтянутая, прямая, как линейка, немного сухощавая фигура, идеально, волосок к волоску, уложенная прическа, из-за стандартного платинового цвета и обилия лака больше похожая на искусно выполненный парик, чем на живые волосы, красивое бесстрастное лицо со строгим макияжем. Никаких морщин, никакой седины, никаких мешков под глазами, но вот в уголках губ уже проступили характерные жесткие складочки, и еще одна такая же складочка навеки залегла между выщипанных в ниточку бровей, и ничем ее теперь не разгладишь… Клеймо профессии, каинова печать нищего российского педагога, вынужденного семьдесят процентов своего рабочего времени посвящать делам, более всего подобающим какому-нибудь фельдфебелю. Внимание, класс, я жду тишины. Игорь, не вертись. Девочки, что за вид? Вы пришли в школу или в ночной клуб? Тише! Звонок не для вас, а для меня. Запишите домашнее задание…

Ольга Дмитриевна еще раз суховато улыбнулась своему отражению, поправила на груди крупную янтарную брошь, стряхнула с лацканов строгого темно-серого жакета несуществующие пылинки и со вздохом надела туфли на высоченном каблуке. И без того прямая спина от этого стала еще прямее, грудь приподнялась, увенчанная короной волос голова гордо запрокинулась, и сразу же исчезла предательская дряблая складка под подбородком. Вот так, подумала Ольга Дмитриевна. И нечего себя жалеть.

Она надела плащ и вышла из дома, ступая уверенно и твердо. Многие встречные мужчины провожали ее глазами. Она привыкла к этому, как и к жадным взглядам некоторых старшеклассников, которые частенько обшаривали ее глазами от подошв туфель до макушки, подолгу задерживаясь на разрезе юбки и гордо приподнятом бюсте. Старшеклассники были не в счет, а мужчины никогда не задерживались подле нее надолго: по сравнению с Ольгой Дмитриевной даже самые твердые из них невольно ощущали себя тряпками, каковыми и являлись на самом деле. Да и какие, скажите на милость, могут быть в школе мужчины?! Так, бабы в штанах, и больше ничего… Ни Макаренки, ни Сухомлинские среди них не встречаются, а наблюдаются, напротив, неудачники, мелкие карьеристы, способные конкурировать только с загнанными женщинами, лентяи, бездари и алкаши – как потенциальные, так и вполне сложившиеся. Выйти за такого замуж – значит обречь себя на вечную муку, а переспать с таким… Господи, да ведь потом всю жизнь не отмоешься! Он же прямо с утра побежит всем рассказывать, что ночевал у самой Валдаевой. Со всеми подробностями и с перечислением всех особых примет, вплоть до родинки под правой грудью… Вот и получается, что все, на что ты можешь рассчитывать в свои сорок пять, – это взгляды, завистливые взгляды баб-педагогинь, восхищенные взгляды встречных мужиков на улице и трусливо вожделеющие взгляды половозрелых сопляков в душных светлых классах.

До школы было совсем недалеко, каких-нибудь полчаса неторопливой ходьбы, по московским меркам – всего ничего. Ольга Дмитриевна шла по улице, знакомой до мельчайшей трещинки в тротуаре, и с наслаждением вдыхала полной грудью пьянящий аромат осени. Время от времени с ней здоровались: она прожила здесь всю жизнь, все сорок пять лет, двадцать из которых проработала в здешней школе. За это время через ее классы прошло бог знает сколько учеников, да плюс их родители, многие из которых в свое время тоже были ее учениками… Она отвечала на приветствия коротким кивком головы, иногда произнося: «Доброе утро.» Голос у нее был мелодичный, глубокий и хорошо поставленный, очень ровный и лишенный интонации, как у диктора телевидения или у автомата, объявляющего названия станций в вагоне метро.

Свернув в обсаженную липами аллею, которая вела к школе, Ольга Дмитриевна, как всегда, немного замедлила шаг: во-первых, здесь было очень красиво, особенно сейчас, пока аллея не наполнилась галдящими толпами школьников, а во-вторых, это была последняя возможность хоть немного оттянуть неизбежное начало очередного сумасшедшего дня. Она шла, шурша устилавшими аллею лимонно-желтыми листьями, и думала о том, что ей редко приходится видеть эту аллею летом. Осенью – да. Зимой, когда она превращается в черно-белый рисунок тушью, или весной, когда деревья тонут в зеленой дымке лопающихся почек, но почти никогда летом. Ну разве что в июне или августе, перед отпуском или сразу после него…

Аллея кончилась слишком быстро. Привычно подавив вздох, Ольга Дмитриевна придала лицу озабоченное деловое выражение и вступила на серые бетонные плиты школьного двора. Она прошла под аркой, где между стен гуляло одинокое эхо ее шагов, пересекла внутренний дворик с клумбами, на которых пестрели поздние цветы и грустно шевелили полуоблетевшими ветвями плакучие ивы, поднялась по выщербленным ступенькам широкого крыльца и подошла к дверям. Взявшись правой рукой за отполированную тысячами ладоней дверную ручку, Ольга Дмитриевна привычно подняла левую руку, чтобы постучать, но дверь неожиданно легко подалась и распахнулась настежь.

Это было довольно необычно: как правило, в дверь приходилось подолгу барабанить, прежде чем сторож добредал до тамбура и отпирал замок. Тем более что сегодня на вахте сидел Михаил Иванович, который не только любил выпить на дежурстве, но был еще и туг на оба уха, так что дозваться его обычно было весьма затруднительно. Ольга Дмитриевна невольно посмотрела на часы: а вдруг она каким-то образом шла на работу дольше обычного? Но часы показывали десять минут восьмого – столько же, сколько и всегда. Неужели кто-то явился в школу раньше нее? Это было довольно сомнительно, как и предположение, что Михаил Иванович, вопреки обыкновению, не спал и, углядев ее в окошко, дал себе труд заранее отпереть дверь.

Впрочем, все когда-нибудь случается впервые, и Ольга Дмитриевна, поправив на плече узкий ремешок сумочки, без колебаний вступила в полумрак тамбура. Две из трех освещавших это мрачноватое место лампочек опять не горели. Валдаева нащупала на стене выключатель и немного пощелкала клавишами. Разумеется, свет так и не включился: лампочки снова вывинтили. И когда успевают? И ведь, казалось бы, школа престижная, в самом центре Москвы, не какая-нибудь окраинная громадина. Детей лимитчиков здесь нет, родители все до единого обеспеченные, уважаемые люди, и не просто уважаемые, а в большинстве своем вполне интеллигентные и воспитанные, а чада их, как и двадцать лет назад, развлекаются тем, что вывинчивают лампочки и бьют их о кирпичную стену… Ведь не для того же они их воруют, чтобы отнести домой! Черт знает что, честное слово… Завхоз из-за этих лампочек просто на стенку лезет, предлагает взять их в проволочные колпаки, как в какой-нибудь тюрьме. Понять его, конечно, можно, но это не выход: во-первых, здесь все-таки не тюрьма, а школа, а во-вторых, никакие сетки не остановят юных вандалов. Разве что поставить возле каждой лампочки по дюжему физруку с гимнастической палкой в руке, да и то вопрос, поможет ли…

На выкрашенной светло-серой масляной краской поверхности внутренней двери красовалось свеженькое украшение: намалеванная черной краской из аэрозольного баллончика пятиконечная звезда, заключенная в кривую окружность. Да нет, пожалуй, не звезда, а.., как это?., пентаграмма. Да, именно пентаграмма. Вот вам, пожалуйста, полюбуйтесь: сатанисты. Новое веяние. Докатилось, значит, и до нас… Ерунда это, конечно, никаким сатанизмом здесь скорее всего и не пахнет, а пахнет здесь обыкновенным хулиганством и подростковым недомыслием, которое проходит с возрастом, но приятного все равно мало. Хочешь не хочешь, а придется проводить воспитательную работу, да и дверь не миновать перекрашивать, а это опять скандал с завхозом.

И опять же, когда успели? Ведь вчера вечером этого украшения на двери, помнится, не было. Или было все-таки? Не ночью же они сюда пробрались! Дверь-то заперта! Сторож запирает ее сразу же после того, как здание пустеет, а иногда даже и раньше. Ольга Дмитриевна живо припомнила нашумевший случай, когда Михаил Иванович – тот самый, который дежурил сегодня, – запер в школе двух второклассниц, почему-то задержавшихся в крыле младших классов. Что-то они там разглядывали – не то фишки, не то наклейки какие-то – и так увлеклись, что напрочь забыли о времени. С детьми это бывает. А старый пьяница запер дверь, даже не потрудившись обойти здание, выпил бутылку своей бормотухи и завалился спать в учительской на третьем этаже. Может быть, и сегодня он сделал то же самое, только вместо второклассниц на сей раз в школе оказались запертыми ребята постарше? Порезвились – оттянулись, как они это теперь называют, – размалевали стены, а когда надоело, спокойненько открыли дверь и ушли, а сторож, естественно, этого даже не заметил.

Открывая внутреннюю дверь, она грустно улыбнулась. День, как всегда, начинался с забот и треволнений по пустякам. Надо же – пентаграмма! Между прочим, убедить завхоза перекрасить дверь будет непросто. Он обязательно упрется и наверняка станет аргументировать свою патологическую жадность тем, что пятиконечная звезда – знак наш, советский, а не свастика какая-нибудь фашистская и уж тем более не матерное словечко, которое так любили писать на заборах и стенах школьники в его, завхоза, молодые годы. Ну его к черту, подумала Ольга Дмитриевна. Пускай директор сам с ним ругается. Мое дело – организация учебного процесса в старших классах. Ругани мне хватает и при распределении нагрузки, не хватало еще дверями заниматься…

Тесноватый вестибюль с массивными квадратными колоннами был сумрачен и пуст. Свет здесь почему-то не горел, что вообще не лезло ни в какие ворота. Даже в царившем здесь полумраке Ольга Дмитриевна разглядела, что за столиком, стоявшим рядом с дверью медпункта, где обычно сидел сторож, никого нет. «С ума сошел», – пробормотала она, имея в виду сторожа. Она пересекла вестибюль, сердито цокая каблуками по мозаичному бетону пола, подошла к расположенному на противоположной стене ряду выключателей и один за другим нажала все шесть штук. Под потолком с жужжанием ожили и замигали лампы дневного света.

Ольга Дмитриевна осмотрела вестибюль, рассеянно вытирая пальцы носовым платком: ей показалось, что последний выключатель был каким-то липким. Сторожа по-прежнему нигде не было видно. Она перевела взгляд на свои руки и непроизвольно вздрогнула: указательный и средний пальцы правой руки были испачканы какой-то загустевшей красной дрянью, – а ее тщательно отглаженный и надушенный носовой платок покрылся неприятными красно-бурыми смазанными пятнами. Больше всего это напоминало кровь. С сильно бьющимся сердцем Ольга Дмитриевна обернулась к выключателям и сразу увидела, что крайний справа густо измазан все той же полусвернувшейся темно-красной жидкостью. Пятно выглядело так, словно кто-то небрежно ударил по кремовой пластмассовой коробке выключателя грязной рукой, оставив на пластмассе и на масляной краске стены четыре смазанные полосы, – несомненно, следы пальцев. Пальцев, испачканных.., чем? Уж не кровью ли?

«Негодяи, – с разгорающимся гневом подумала Ольга Дмитриевна. – Хороши шуточки у нынешней молодежи! Да и чего от них ждать, если по телевизору кроме боевиков и ужастиков ничего не передают? Кровь по экрану так и течет… Чего проще: явиться в школу пораньше, сунуть сторожу бутылку бормотухи, чтобы не путался под ногами, выключить в вестибюле свет и намазать выключатель краской, чтобы завучиху кондрашка хватил…»

Она поднесла испачканную руку к лицу и осторожно понюхала. Вопреки ожиданиям, покрывавшее ее пальцы вещество не пахло ни лаком, ни растворителем. Кетчупом или, к примеру, вишневым вареньем оно тоже не пахло, но и запаха крови Ольга Дмитриевна не почувствовала. «Дура, – сказала она себе. – Откуда ты знаешь, чем пахнет кровь? Ты видела кровь тысячу раз и никогда не чувствовала никакого запаха. Это только в книгах пишут: тяжелый запах свежей крови… У обыкновенной туши и то гораздо более сильный запах. Может быть, это тушь? Да нет, тушью не пахнет. Где же эти негодяи? Наверняка прячутся в раздевалке, давясь от идиотского хохота.»

Она посмотрела на раздевалку, отгороженную от вестибюля декоративной деревянной решеткой. Решетка эта начиналась примерно на уровне пояса, а ниже шла сплошная деревянная панель, покрытая облупившимся светлым лаком. Сквозь частый деревянный переплет виднелись ряды рогатых металлических вешалок. На одной из них висел забытый кем-то из девочек фиолетовый берет.

Ольга Дмитриевна сделала шаг в сторону раздевалки, но еще раньше, чем подошва ее туфельки коснулась пола, она вдруг заметила то, чего не замечала раньше: там, где деревянный барьер размыкался, образуя некое подобие дверного проема, через который можно было попасть в раздевалку, из-за обшарпанной светло-желтой панели торчала нога в стоптанном ботинке армейского образца. Ботинок был темно-коричневый, остроносый, чем-то похожий на утюг, с лопнувшим в трех местах и неаккуратно связанным разлохмаченным шнурком. Словом, это был ботинок сторожа Михаила Ивановича, больше такой обуви не было ни у кого из знакомых Ольги Дмитриевны.

«Напился, – подумала Валдаева. – Напился как свинья, упал, расшибся, зачем-то выключил свет и уполз в раздевалку дрыхнуть. Выключатель кровью перемазал, старый алкаш…»

Ее передернуло от отвращения, и она твердой поступью отправилась карать нарушителя трудовой дисциплины, нервными движениями продолжая оттирать испачканные в крови пальцы. Постепенно шаги ее замедлялись, пока наконец она не остановилась совсем, не дойдя до раздевалки каких-нибудь полутора метров. В вестибюле по-прежнему было тихо. Мертвецки пьяный человек, каковым она полагала сторожа, обычно храпит, сопит, бормочет во сне что-то нечленораздельное и распространяет вокруг себя облака мерзких запахов. Ничего этого не было и в помине. Михаил Иванович лежал, не издавая ни звука, да и перегаром вокруг не пахло, хотя на таком расстоянии вонь дешевого портвейна должна была буквально валить с ног.

Стройная немолодая женщина с горделивой осанкой кадрового педагога, в модном приталенном плаще с пелериной и в туфлях на высоком каблуке стояла в пустом вестибюле школы, нервно теребя ремень сумочки, и не решалась сделать шаг. Наконец она встрепенулась, вспомнив, что вестибюль вот-вот начнет наполняться школьниками, которым вовсе не обязательно видеть то, что лежит в раздевалке.., что бы там ни лежало. Вот именно! Что бы там ни было, ей придется войти в раздевалку и разобраться в ситуации самой. Может быть, там вообще никого нет, а старый ботинок подложили те же шутники, которые испачкали выключатель кро.., чем-то красным. И с той же целью…

Она сделала шаг, потом второй и заглянула в раздевалку.

Сторож лежал на полу, подвернув под себя одну ногу и широко разбросав руки. Он был явно и безнадежно мертв. Ни о каких шутках и розыгрышах не могло быть и речи: голова старика превратилась в бесформенный красно-фиолетовый кочан, по цементному полу расползлась не правдоподобно большая лужа полусвернувшейся крови. В стороне под вешалкой валялась густо перемазанная красным железка, почти такая же, как та, что лежала у Ольги Дмитриевны в шкафу, где хранились оставшиеся от отца инструменты. Она называлась, кажется, фомкой, и именно этой фомкой, похоже, убили сторожа.

А на деревянной панели чуть выше разбитой головы Михаила Ивановича кто-то изобразил пентаграмму: пятиконечную звезду, вписанную в окружность. Только на этот раз неизвестный художник воспользовался не черной краской из аэрозольного баллончика, а подручным материалом: линии незатейливого рисунка были темно-красными и изобиловали неаккуратными потеками…

Ольга Дмитриевна покачнулась на внезапно ставших непослушными ногах и, чтобы не упасть, схватилась за ребро перегородки, свободной рукой вцепившись себе в горло. Она чувствовала, что вот-вот потеряет сознание и свалится прямо в эту ужасную, лаково отсвечивающую лужу рядом с уже остывшим трупом сторожа.

Она боролась с обмороком почти целую минуту, а когда немного пришла в себя, сразу же вспомнила о детях и первым делом бросила панический взгляд на часы. Было семь восемнадцать или что-то около того – точнее Ольга Дмитриевна сказать не могла, перед глазами у нее все плыло и двоилось. «Сейчас повалят», – поняла она, и немедленно, словно в ответ на ее мысли, в тамбуре бухнула входная дверь.

* * *

Валдаева сама не помнила, как очутилась в тамбуре. Перемещение это произошло с поистине волшебной быстротой: казалось, только что она стояла в раздевалке над трупом сторожа, борясь с подступающим обмороком, а в следующее мгновение ее уже вынесло в тамбур, где в полумраке топталась какая-то смутно знакомая фигура. Ольга Дмитриевна вцепилась в эту фигуру обеими руками, с неожиданной для себя самой силой и напористостью вытолкала ее вон и с облегчением привалилась лопатками к входной двери, разбросав руки в стороны и намертво преградив дорогу туда, где лежал труп.

– Назад! – каким-то не своим, разом севшим на пол-октавы голосом каркнула она и для верности выставила перед собой руку ладонью вперед. Рука у нее сильно дрожала. – Назад! Туда нельзя!

– Ольга Дмитриевна, – изумленно пролепетала стоявшая перед ней девчонка лет двадцати. Слава Богу, это была не школьница. Ольга Дмитриевна только теперь разглядела, что это учительница начальных классов Елена Самойлова. – Ольга Дмитриевна, что случилось? На вас лица нет! Что стряслось? Пожар? Террористы?

– Что? – Ольга Дмитриевна с трудом поняла, о чем ее спрашивают. Она напряженно думала, что теперь делать. – Какие еще террористы? Ах, террористы… Нет, Елена Сергеевна, это не террористы, это гораздо хуже… Вы почему так рано?

– У меня открытый урок, – испуганно ответила Самойлова. – Вы же сами назначили…

– Ах да. Считай, что тебе повезло, – незаметно для себя переходя на «ты», сказала Ольга Дмитриевна. Она попыталась улыбнуться, но вместо улыбки у нее получился страшноватый оскал, как будто ее мучила острая резь в животе. Этот оскал, кажется, напугал несчастную Елену Сергеевну еще больше. – Вот что, Леночка. Стой здесь, – Ольга Дмитриевна похлопала ладонью по двери, – и никого не пускай. Ученикам скажи, что занятий сегодня не будет – по крайней мере, в первую смену. Насчет второй еще посмотрим… Да. Учеников по домам, а учителя пусть подождут здесь, во дворе. Скажи, что это мое распоряжение. И технический персонал, конечно. – Она вдруг вспомнила кровавую лужу на полу раздевалки и намалеванную кровью пентаграмму на стене и подумала, что кому-то из техничек спустя час-другой придется отмывать всю эту красоту. Вот уж кому не позавидуешь! – Ты все поняла?

– Д-да, – с запинкой ответила Самойлова. – То есть нет. Что случилось?

– Что надо, то и случилось, – отрезала Ольга Дмитриевна. – Если появится директор, пусть стучит.

В проеме арки за спиной у Самойловой показалась долговязая фигура физрука Антонова, потом к ней присоединилась парочка фигур помельче, волочивших туго набитые портфели. Больше не слушая растерянного лепета Самойловой, Ольга Дмитриевна юркнула за дверь и с лязгом задвинула засов.

Она хотела постоять хотя бы несколько секунд на месте, чтобы перевести дыхание и собраться с мыслями, но нервы у нее совсем расходились, воображение взыграло, и Ольга Дмитриевна поняла, что, оставаясь в полутемном тамбуре, попросту умрет от обыкновенного страха. Тени в углах угрожающе шевелились, готовясь наброситься на нее и задушить, и она готова была голову дать на отсечение, что убитый сторож встал со своего места и поджидает ее прямо за дверью вестибюля, держа в мертвой руке окровавленную фомку. Если она останется здесь, в тамбуре, еще хотя бы на несколько секунд, у него может лопнуть терпение, и тогда он войдет сюда сам…

Валдаева опрометью бросилась вперед, всем телом ударилась о дверь и влетела в вестибюль, едва удержавшись на ногах. Здесь она немного успокоилась, потому что лампы под потолком сонно гудели, заливая вестибюль ярким голубоватым светом, и тело сторожа, конечно же, вовсе и не думало разгуливать по зданию, а лежало, как и полагается мертвому телу, там, где Ольга Дмитриевна видела его в последний раз.

Она бросилась к столику с телефоном и только теперь заметила, что телефонному аппарату досталось ничуть не меньше, чем голове несчастного сторожа. Куски красной пластмассы, из которой был изготовлен корпус, валялись по всему столу и по полу вперемежку с какими-то проводами и железками, сломанная пополам трубка с отскочившим наушником лежала под дверью медкабинета, как мертвая крыса с перебитым хребтом, розетка была с корнем выдрана из стены. Кусая губы, Ольга Дмитриевна бросилась бежать по коридору к кабинету директора, но на полпути вспомнила, что тот заперт. Ближайший телефон располагался в ее кабинете на втором этаже, и она побежала к лестнице. Ее каблуки выбивали паническую дробь, зубы стучали, и, добежав наконец до своего кабинета, она не сразу попала ключом в замочную скважину.

Когда все нужные звонки были сделаны, она положила трубку, не сразу попав ею на рычаги, и подошла к окну. На подоконнике стояла пыльная герань в щербатом глиняном горшке. Запах у герани тоже был какой-то пыльный, удушливый, и Ольга Дмитриевна раздраженно отодвинула горшок в сторону, едва не уронив его на пол.

На серых плитах школьного двора густела толпа. Ученики, узнав об отмене занятий, конечно же ликовали, но расходиться не спешили: с одной стороны, им было любопытно, а с другой – ну кто же упустит случай немного помучить молоденькую учительницу, работающую в школе чуть больше месяца? Несчастная Елена Сергеевна с трудом сдерживала напор оживленно жестикулирующих старшеклассников, которые делали вид, что им просто необходимо попасть в школу. Жить они, видите ли, не могут без родного учебного заведения… Физрук Антонов, эта долговязая медуза, индифферентно покуривал в сторонке, но в конце концов сжалился над девчонкой и наискосок ввинтился в толпу, одергивая, расталкивая и совершая повелительные жесты длинными руками.

Толпа перед крыльцом стала понемногу рассасываться, потом начали по одному и парами подходить учителя, с ходу занимая оборону, хотя и они сгорали от любопытства.

Ольга Дмитриевна остро позавидовала коллегам: лично она никакого любопытства не испытывала.

Потом во дворе, протискиваясь через редеющую толпу школяров, появился канареечно-желтый «жигуленок» директора, и Ольга Дмитриевна, вздохнув, покинула свой наблюдательный пост. Нужно было спускаться вниз и открывать дверь, а для этого, как ни крути, придется снова пройти мимо раздевалки и торчащего из-за деревянной панели коричневого офицерского ботинка.

Идя по пустому гулкому коридору к лестнице, она заметила то, чего не увидела впопыхах, когда бежала к кабинету. Дверь школьного музея была распахнута настежь, косяк в районе замка разворочен (наверняка той самой фомкой, которой убили сторожа), на полу валялись острые щепки, неприятно белевшие на фоне темной половой краски. На внутренней стороне двери Валдаева разглядела знакомый рисунок: черную пентаграмму, заключенную в окружность. В музей она заглядывать не стала: на сегодня зрелищ ей было предостаточно.

Милиция прибыла через двадцать минут, почти сразу же после «скорой помощи». К этому времени во дворе почти не осталось учеников. Вокруг крыльца кучковались недоумевающие педагоги, реакция которых на происшествие мало чем отличалась от реакции их подопечных: удивление, любопытство, легкое беспокойство и, конечно же, тщательно скрываемая радость по поводу отмены занятий. Тарахтящий сине-белый «уазик» в сопровождении микроавтобуса с экспертами въехал во двор и остановился в сторонке, угодив передним колесом прямо в клумбу с георгинами. Мордатый сержант со сдвинутой на живот расстегнутой кобурой прочно утвердился у дверей, широко раздвинул ноги в высоких ботинках и стал со скучающим видом смотреть поверх голов. Оперативники и эксперты в сопровождении еще двоих сержантов вошли вовнутрь, и дверь за ними закрылась.

Через пару минут дверь снова распахнулась, и на крыльцо вышла бригада «скорой помощи» в полном составе. Не отвечая на расспросы любопытных учителей и нескольких неизвестно когда и как успевших затесаться в толпу старушек из соседних домов, они протолкались к своей машине, но не уехали, а расположились на перекур с таким видом, словно вознамерились простоять здесь до самого вечера. Через некоторое время к ним начали по одному прибиваться учителя-мужчины: подходили, просили прикурить и приступали к осторожным расспросам. Впрочем, все, чего им удалось добиться, сводилось к одной-единственной фразе, которую лениво обронил толстый неряшливый санитар. «Не наш клиент», – равнодушно сказал этот брат милосердия и, отвернувшись, длинно сплюнул в клумбу.

Потом на крыльцо вышел невзрачный человек в штатском и негромко осведомился, здесь ли учитель истории Михаил Александрович Перельман. Учитель Перельман оказался здесь. Это был молодой человек не старше тридцати лет с довольно приятной и даже где-то мужественной внешностью, которую немного портили сильные очки в толстой роговой оправе. Он с отсутствующим видом стоял в сторонке, полускрытый ветвями плакучей ивы, и курил вонючую отечественную сигарету, гадливо морщась при каждой затяжке, словно его силой заставляли глотать отраву. Его бледное лицо сегодня казалось сильноосунувшимся, а мысли явно витали где-то далеко отсюда. Когда его окликнули, он заметно вздрогнул и после секундного колебания двинулся к крыльцу.

– Я Перельман, – сказал он человеку в штатском.

– Майор Круглов, – представился тот. – У меня есть к вам несколько вопросов. Давайте пройдем в здание.

Учитель недоумевающе пожал плечами и молча вошел в предупредительно открытую майором дверь.

– Замели Перельмашу, – нервно пошутил физрук Антонов. – Славная муниципальная милиция города Москвы раскрыла сионистский заговор…

Никто не засмеялся. Какая-то старуха, бренча сеткой с пустыми молочными бутылками, азартно приставала ко всем подряд, пытаясь выяснить, «кудой подклали бонбу» и «сколь ему таперича дадут». От старухи раздраженно отмахивались и спрашивали, как ей не стыдно. Бойкая старуха отвечала на это, что стыдиться ей нечего, потому как она никому бомб не подкладывала и вообще не террористка какая-нибудь и не жидомасонка, а коренная москвичка и сроду копейки чужой не взяла.., а еще учителя называются! Встревоженные учителя не стали ввязываться в склоку, и старуха разочарованно удалилась, дребезжа своей авоськой и бормоча что-то про творог, кефир и жидомасонов.

В вестибюле вовсю кипела работа. За решетчатой перегородкой раздевалки раздавались приглушенные деловитые голоса, шаркали по цементному полу подошвы и раз за разом полыхала голубая молния фотовспышки. В углу двое озабоченных экспертов колдовали над испачканным кровью выключателем. Посреди вестибюля стоял высокий молодой человек в короткой кожаной куртке и с озабоченным видом вертел перед глазами испачканную кровью фомку, разглядывая ее со всех сторон так внимательно, словно искал на ней сделанную мелким шрифтом надпись. Еще один молодой человек в штатском о чем-то расспрашивал завуча Валдаеву. Та отвечала ему высоким срывающимся голосом и, похоже, находилась на грани истерики, что было совершенно неудивительно. Директор школы был здесь же: с заботливым и обеспокоенным видом поддерживал Валдаеву под локоток и время от времени вставлял в разговор реплики, давая пояснения, в которых, судя по всему, никто не нуждался.

Перельман покосился на эту группу с явным неодобрением, но бликующие стекла очков мешали майору Круглову разобрать выражение его глаз.

– Слушаю вас, майор, – отводя взгляд от Валдаевой и поворачиваясь к Круглову, произнес Перельман. – Только учтите, я ничего не видел. Я, если хотите знать, даже понятия не имею, что здесь произошло. То есть я вижу, что сторожа нашего, судя по всему, убили.., ведь его убили, не так ли?

– Так, – спокойно сказал майор. – Да вы не волнуйтесь так, ради бога. Вас же никто ни в чем не обвиняет. Просто мне нужна ваша помощь. Ведь это вы возглавляете работу школьного музея?

– Ну уж, работу… – неопределенно буркнул Перельман. – Какая уж там работа… Дети, знаете ли, легко загораются, но так же легко и гаснут, так что вместо работы получается пшик… Так, иногда удается пополнить экспозицию, но не более того. Знаете, как я это делаю? Пообещаю этим лоботрясам четверку в четверти, они и тащат из дому, что под руку подвернется. Один умник приволок отцовский газовый пистолет: вот, говорит, возьмите, а то какой же музей без оружия?

– Н-да, – сказал Круглов. – А настоящего оружия в вашей экспозиции нет?

– А как же! – гордо заявил Перельман, и майор едва заметно напрягся. – Конечно есть! Штык от трехлинейки есть – правда, ржавый и с обломанным концом. Потом, ППШ – тоже ржавый, без затвора, ребята его на школьном дворе нашли, когда теплотрассу ремонтировали. Десяток гильз разного калибра – от пистолетной до снарядной, две каски – наша и немецкая… Вот, пожалуй, и все.

– Пожалуй или все?

– Да все, все! Что я, по-вашему, своего хозяйства не знаю?

– Хорошо, – сказал майор, и по его лицу было видно, что он действительно доволен. – Это хорошо, Михаил Александрович. А то был я, знаете ли, в одном школьном музее… Захожу, а там на стенде парабеллум – даже без стекла, не говоря уже о сигнализации. Я проверил, оказалось – исправный, хоть сейчас на огневой рубеж. И никто, что характерно, не может толком объяснить, откуда он там взялся… Н-да… Ну а ценное что-нибудь в вашем музее имеется? Такое, что можно было бы без труда и с выгодой для себя превратить в деньги?

– Ну-у, – протянул Перельман, – эк вы куда хватили! У нас же все-таки не Лувр и не Эрмитаж, а школьный музей! Хотя, – он многозначительно поднял кверху указательный палец, – один из старейших в Москве. Если бы не это обстоятельство, давно бы бросил к черту такое безнадежное дело. Кому сейчас интересна история? Тем более преподанная в виде пыльных макетов и сломанных прялок… Простите, майор, но я никак не пойму, к чему вы клоните. При чем тут музей?

– Честно говоря, я и сам не пойму, при чем тут музей, – признался милиционер. – Я очень надеялся, что вы развеете это мое недоумение. Я и сейчас продолжаю на это надеяться.

Видите ли, – торопливо продолжал он, видя, что Перельман нахмурился и открыл рот, – видите ли, Михаил Александрович, дело в том, что школьный сторож действительно убит. При этом ни кабинет информатики, ни кабинет директора, ни учительская не пострадали. Во всем здании взломано только одно помещение, и это – ваш музей. Поэтому я был бы вам очень благодарен, если бы вы поднялись со мной наверх, внимательно осмотрели экспозицию и сказали мне, что из экспонатов пропало.., если что-нибудь пропало.

– Вот оно что, – медленно проговорил Перельман и характерным жестом ухватил себя за кончик носа. – Вот, значит, до чего дело дошло! Ах мерзавцы! Простите, майор, я могу задать вам один вопрос?

– Разумеется.

– Они.., я имею в виду взломщиков… Они не оставили никакого знака? Ну, какой-нибудь рисунок на стене или на дверях, скажем… Что-нибудь наподобие пентаграммы, а?

– Пентаграммы?

– Ну, такая, знаете, пятиконечная звезда, как ее рисуют дети – не отрывая руки, крест-накрест… И все это обведено окружностью, вписано в нее…

– Так, – медленно, веско сказал майор Круглов. – Я вижу, нам с вами есть о чем поговорить.

– Похоже на то, – согласился учитель истории Михаил Александрович Перельман.

Не говоря больше ни слова, они двинулись к лестнице, которая вела на второй этаж. У них за спиной санитары погрузили на носилки и понесли к дверям длинный тяжелый мешок из плотного черного полиэтилена.

Глава 2

Учитель истории Михаил Александрович Перельман остановился на пороге школьного музея, обвел помещение долгим внимательным взглядом, открыл рот и на одном дыхании выдал чудовищное по своей длине и замысловатости матерное ругательство. Возившийся в углу возле расколотой стеклянной витрины эксперт поднял голову и посмотрел на него с нескрываемым уважением. Перельман перехватил этот взгляд и слегка смутился.

– Простите, – сказал он, – это я от неожиданности.

– Ничего, – сказал майор Круглов, – не стесняйтесь. Я вас отлично понимаю. Зрелище, что называется, не для слабонервных.

– Ну, с нервами у меня все в порядке, – рассеянно откликнулся Перельман и сделал неуверенный шаг вперед. Под его ногой захрустело стекло. – Если бы я был нервным, духу моего здесь давным-давно не было бы.

– В этой школе? – спросил Круглов.

– В этой стране, – ответил Перельман.

Эксперт снова метнул на него взгляд из своего угла, поднялся, закрыл свой чемоданчик и, осторожно переступая через разбросанные по полу предметы, подошел к майору.

– Я закончил, – сказал он. – Ничего интересного обнаружить не удалось. Краска из аэрозольного баллончика – черная, стандартная. Отпечатков уйма – сами понимаете, музей…

– Ладно, Слава, – со вздохом сказал майор, – ступай себе с богом.

– Удачи, – выходя, сказал эксперт Слава.

– М-да, – с сомнением откликнулся майор и повернулся к Перельману. – Итак?..

Перельман вынул из кармана клетчатый носовой платок, протер им очки, снова водрузил их на переносицу и, хрустя стеклом, прошел на середину помещения. Он был бледен, но в остальном держался вполне удовлетворительно. «Впрочем, – подумал майор, – чему тут удивляться? Разгромили все-таки не его квартиру, а всего-навсего школьный музей, к которому он к тому же относился с нескрываемой прохладцей.»

Учитель двинулся вдоль стены, обходя помещение по периметру. Сделать это было довольно затруднительно, поскольку музей превратился в склад поломанной и опрокинутой мебели, битого стекла, сорванных со своих мест раскуроченных стендов и разбросанных повсюду экспонатов. Грубо намалеванная на двери пентаграмма висела над всем этим разгромом, как невиданное черное солнце, и казалась здесь вполне уместной.

Перельман остановился возле разбитой стеклянной витрины, запустил в нее руку и, скривившись, как от боли, вытащил оттуда тяжеленный чугунный утюг – старинный., из тех, которые засыпали раскаленными углями. В витрине что-то жалобно звякнуло.

– Подонки, – сказал Перельман, разглядывая утюг с каким-то удивлением. – Вы спрашивали насчет ценностей… Вот в этой витрине у нас стоял сервиз кузнецовского фарфора – разрозненный, конечно, далеко не полный, но все же… Теперь уж не склеишь…

– Да, – с сочувствием сказал Круглов. – Вообще, все это производит впечатление скорее погрома, нежели ограбления. И все же, Михаил Александрович, посмотрите повнимательнее: может быть, что-то все-таки пропало?

Перельман еще раз огляделся и беспомощно развел руками.

– Так сразу и не скажешь, – ответил он. – Понимаете, ведь музей создавал не я, поэтому так, с ходу, не сверившись со списками… Впрочем, пардон. Я не вижу штыка. Помните, я вам говорил?..

– Помню, – сказал майор. – Вот он, ваш штык.

Он указал на облезлое чучело совы, которое, как бабочка булавкой, было вниз головой пришпилено трехгранным русским штыком к фанерному планшету со сведениями о флоре и фауне Подмосковья. Стеклянные глаза совы смотрели на майора снизу вверх с выражением тягостного недоумения: это что же такое, граждане? За что? Немного выше совы с помощью все того же аэрозольного баллончика кто-то написал корявыми печатными буквами: «ЭТО ТЫ ЖИДЯРА».

– Да, действительно, – сказал Перельман. – Вот подонки!

– Простите, Михаил Александрович, – борясь с неловкостью, проговорил майор, – но, по-моему, это адресовано вам.

Он указал на надпись.

– А то кому же! – откликнулся Перельман. – И нечего извиняться, майор. Национальность, знаете ли, не выбирают. По слухам, мои соотечественники две тысячи лет назад продали Христа, зато ваши – вот, – он обвел широким жестом разгромленный музей. – Право, не знаю, что лучше.

– Да уж, – со вздохом сказал Круглов. – Что есть, того не отнимешь. А пентаграмма эта, – он указал на дверь, – это что же, сатанисты?

– А вот это вам виднее, – ответил Перельман. – Я школьный учитель истории, а не специалист по запрещенным сектам. Хотя, на мой взгляд, это обыкновенные хулиганы, не знающие, на что выплеснуть свою энергию. Ну какой, к чертям собачьим, у нас на Москве-реке может быть сатанизм? Впрочем, повторяю, я не специалист. Одно вам скажу: устал я от всего этого как собака. Детишек понять можно, они развлекаются в меру своей убогой фантазии.., тем более что и некоторые взрослые от них недалеко ушли. Ну а мне надоело. Записочки эти, угрозы, звонки телефонные… Дня здесь больше не проработаю, пропади оно все пропадом. И вообще, похоже на то, что пора мне собираться на историческую родину.

Мать звонит через день, рыдает в трубку: приезжай, сынок, убьют они тебя там… А я все характер доказывал. Вот и доказал, человека из-за меня убили, мерзавцы…

– Вам угрожали? – насторожился Круглов.

– А вы встречали еврея, которому ни разу в жизни не угрожали? – с горечью спросил Перельман. – Лично мне не приходилось.

– Может быть, у вас сохранились записки с угрозами?

– Я что, похож на мазохиста? – язвительно осведомился Перельман. – Разумеется, всю эту мерзость я без промедления отправлял в мусоропровод. Я ведь не собирался обращаться по поводу этих угроз в милицию. Я сам могу за себя постоять, знаете ли… И потом, несерьезно это все: записочки, пентаграммочки, свастики разные… То есть это я думал, что несерьезно, – поспешно поправился он. – А оно вон как обернулось…

– Да, – согласился майор, – хуже некуда. А что писали-то?

– А что в таких случаях пишут? Оскорбления, брань, угрозы… Повторяю, я был уверен, что это просто чьи-то идиотские развлечения. Да я, если хотите знать, и сейчас в этом уверен… Знаете, иногда они свои, с позволения сказать, послания подписывали. Причем всякий раз по-разному: то российскими патриотами назовутся, то детьми Сатаны.., причем Сатана у них, заметьте, пишется через "о" – «СатОна»… А как-то раз, вообразите себе, подписались «воинами ислама»… А почерк при этом один и тот же, и даже орфографические ошибки одинаковые. Ну что я должен был подумать? Резвятся подростки, некоторых политиков наслушавшись, газет начитавшись да насмотревшись нашего родного телевидения. Вот и дорезвились.

– Да уж, – сказал Круглов и попробовал выдернуть штык, которым была пришпилена сова. Штык оказался вбитым в фанерный планшет прочно, на совесть, и сидел мертво, как на резьбе. От совы исходил сухой пыльный запах.

К обратной стороне перевернутой деревянной подставки, на которой сидела несчастная птица, была приклеена потемневшая медная пластинка с гравировкой. «Мастер Гуляев, – с трудом разобрал мелкий шрифт майор, – Москва, 1937 г.» – Вы говорили, вам угрожали по телефону, – продолжал он, отводя взгляд от злосчастной совы, которую сегодня ночью убили во второй раз. – Расскажите об этом.

– Да нечего особенно рассказывать, – развел руками учитель. – Ну, звонили пару раз ко мне домой… Раз пять, если быть точным. Ну, повесить обещали, яйца оторвать.., извините за подробности.., даже, простите, изнасиловать. Голоса разные, но все принадлежат соплякам не старше семнадцати лет, в этом я уверен. Пробормочут какую-нибудь пакость замогильным голосом, фыркнут и повесят трубку… Неприятно, конечно, но кто воспринимает такие вещи всерьез?

– А по голосу вы никого из своих учеников не узнали? – спросил майор.

– Вас интересует, подозреваю ли я кого-нибудь конкретно? – уточнил Перельман. – Увы! Если бы я кого-то опознал по голосу или каким-либо иным способом, я давным-давно оборвал бы сопляку уши и сделал бы это так основательно, что у него разом вылетела бы из головы вся эта сатанинско-исламская дурь.

Уверяю вас, для меня это не составило бы труда.

Круглов оценивающе посмотрел на Перельмана и понял, что это правда. Очки с сильными линзами создавали иллюзию беззащитности, но плечи у историка были прямыми и широкими, шея напоминала ошкуренное бревно, на груди можно было при желании ровнять гвозди, а рукава серого поношенного пиджака туго облегали довольно внушительные бицепсы. Кроме того, учитель явно был неглуп и, что называется, не робкого десятка – по крайней мере, держался он вполне достойно, хотя неожиданный переход хулиганствующих малолеток от телефонных угроз и дурацких записочек к погромам и убийствам наверняка должен был произвести на него самое угнетающее впечатление.

– Знаете, – снова заговорил Перельман, – мне не хотелось бы.., э-э-э.., возводить напраслину на кого бы то ни было.., тем более на своих учеников, но дело обернулось неожиданной стороной… Все это слишком серьезно – убийство и вообще… У нас в школе есть определенный контингент.., буквально несколько человек… Вам ведь знакома эта молодежная мода – бриться наголо?

Майор кивнул.

– Ну вот… То есть я не думаю, конечно, что это настоящие скинхеды, но чем черт не шутит?

– Кто? – переспросил майор. Слово было какое-то знакомое, но он никак не мог припомнить, где слышал его раньше.

– Скинхеды, – повторил Перельман. – Бритоголовые. В буквальном переводе с английского – «кожаные головы». Я где-то читал, что наци и сатанисты бреют себе черепа, и вот теперь подумал, что…

– М-да, – недовольно проворчал майор. – Уф-ф-ф… Чертовски неприятная история. Терпеть не могу работать с подростками.

– Очень хорошо вас понимаю, – подхватил Перельман. – Они как инопланетяне: своя система ценностей, свой кодекс чести, круговая порука и полная уверенность в том, что все взрослые – просто банда самодовольных идиотов. А каждый из них, само собой, непризнанный гений…

– А вы не очень-то их любите, – заметил майор.

– Поработайте в школе, – предложил Перельман. – Я уж не говорю :

– годик, но хотя бы месячишко. Уверяю вас, майор, таких испытаний не выдержит никакая любовь. Разве что родительская, да и то… Я вот что подумал, майор: если это бритье голов – не просто дань моде, то за этими мальчишками наверняка стоит кто-нибудь постарше. Этакий гуру – идеолог, преследующий какие-то свои цели.

– Несомненно, – сказал майор. – Если это так, то мы его найдем и непременно возьмем. А знаете, что я думаю? Я думаю вот что: ну почему все время получается, что обыкновенные уголовники работают с подростками гораздо успешнее, чем наши дипломированные педагоги? И общий язык они находят, и общие интересы…

– Бросьте, майор, – скривившись, как от кислого, ответил Перельман. – Не надо заводить эту песню, она устарела. По идее, в ответ на ваш вопрос я должен покраснеть, потупиться и начать оправдываться и разводить руками: упустили, проморгали, виноваты и обещаем исправиться… Черта с два! Вот я им говорю: ученье – свет, а неученье, соответственно, тьма. А они видят, что учитель Перельман живет в двухкомнатной «хрущобе» и ездит на двадцатилетнем ушастом «запорожце», от которого ржавчина отваливается уже не чешуйками, а целыми пластами. Я в дождь за руль не сажусь, потому что днище дырявое и ноги сразу же по колено промокают… А спекулянт с рынка катается на новенькой «БМВ», курит «Парламент» и спит с манекенщицами, имея незаконченное среднее образование. Потом приходите вы и говорите им: не укради и, самое главное, не убий. А они вам в ответ: а посмотрите вокруг! Кому на Руси жить хорошо? Учителю? Майору милиции? Нет, конечно, если учитель и майор берут взятки, то живется им хорошо, хотя и недолго… А, да что там! Извините, майор. Просто накипело.

Он махнул рукой и принялся бесцельно бродить по разгромленному музею, поднимая и тут же роняя обратно на пол искалеченные экспонаты.

– Да, – вздохнул Круглов, – вы правы… Красиво жить не запретишь, а честно – не заставишь. Скажите, а фамилии этих ваших бритоголовых вы можете перечислить?

– Не уверен, что упомню всех, – ответил Перельман, рассеянно вертя в руках заметно побитую молью серую буденовку с нашитой на лоб голубой кавалерийской звездой. – Впрочем, записывайте. Если я кого-то забуду, вам наверняка помогут мои коллеги…

Он продиктовал с полдюжины фамилий, которые майор тщательно записал в свой блокнот. Это было уже что-то. Круглов не сомневался, что, если здешние скинхеды причастны к нападению на школу, их не составит особого труда расколоть. Сторож был убит явно впопыхах, с перепугу: его просто колотили фомкой по голове, пока он не перестал шевелиться. На хладнокровное умышленное убийство это похоже не было, а значит, убийцы в данный момент сидели по домам, трясясь от ужаса и в сотый раз проверяя свою одежду на наличие кровавых пятен. «Черт с ними, с пятнами, – подумал майор. – Обойдемся без пятен. Это все-таки не рецидивисты, у них все на мордах будет написано. Пара допросов – и признаются во всем как миленькие, начнут валить вину друг на друга и каяться со слезами… Главное – не терять времени, быстренько разузнать их адреса.., в учительской они должны быть, в классных журналах.., разузнать адреса и обойти всех до единого. И непременно с вооруженным сержантом, чтобы сопляки с первого взгляда поняли, что дело плохо, и навалили полные штаны… Я вам покажу сатанизм, воины ислама!»

– Спасибо за помощь, – сказал он Перельману. – На данный момент колодец моей любознательности вычерпан до дна. Когда у меня накопится очередная порция вопросов, я непременно обращусь к вам.

– Милости просим, – сказал Перельман. – С вами удивительно приятно иметь дело. Как-то забывается, что вы милиционер.

– Это потому, что вы не подозреваемый, а свидетель, – успокоил его Круглов. – Ведите себя прилично, чтобы ваше мнение обо мне не изменилось на противоположное.

Они рассмеялись и пожали друг другу руки. Ладонь у Перельмана была сухая и крепкая. Майор Круглов всегда придавал рукопожатию большое значение, и ему нравились люди с такими ладонями.

– Ну, до скорого свидания, – сказал он, доброжелательно глядя на Перельмана, и вдруг осекся.

Перельман не смотрел на него. Сильно нахмурившись, он шарил глазами по стенам и полу кабинета, словно пытаясь что-то найти.

– Что случилось? – спросил Круглов.

– Вы знаете, майор, – ответил учитель, – это хорошо, что вы не успели уйти. Кое-что они таки унесли.

– Так, – сказал майор. – Это уже интересно. И что же они унесли?

– Видите ли, в этом хаосе я как-то даже не сразу заметил.., не сразу вспомнил… В общем, унесли сервиз.

– Сервиз?

Майор невольно оглянулся на витрину, в которой грустно белели осколки кузнецовского фарфорового сервиза, неприятно напоминавшие раздробленные черепа.

– Да нет, – перехватив его взгляд, с досадой сказал Перельман. – Это не тот. Если бы унесли фарфор, я бы сразу заметил. Это, пожалуй, была единственная ценность в нашем музее. А тот сервиз был медный. Ума не приложу, зачем он им понадобился. Разве что в качестве цветного лома… Кстати, мне говорили, что его добыли именно в куче металлолома. Пионеры натаскали, знаете ли, а один из моих предшественников – тот, что основал музей, – заметил в груде хлама что-то интересное и выкопал на свой страх и риск.

– Какой же в этом риск? – удивился майор.

– Теперь никакого, – согласился Перельман. – А тогда был сорок девятый год, страна, сами понимаете, нуждалась в металле, так что определенный риск был. Пионеры-ленинцы собрали металлолом, а беспартийный учитель часть этого драгоценного металлолома, можно сказать, украл. Тем более что сервизик был идейно чуждый и даже вредный – с царскими орлами. За такие фокусы очень даже просто можно было схлопотать двадцать лет лагерей. А он не побоялся. Большой, по слухам, был энтузиаст. Я-то его уже не застал, умер он, говорят, году в семидесятом, я тогда еще в детский сад ходил…

– С орлами, говорите? – переспросил майор. – Так, может, он действительно представляет какую-то ценность? Историческую или, к примеру, антикварную?

– Да бросьте, – махнул рукой Перельман. – Такие вещи по школьным музеям не пылятся. Тем более что наш музей существует аж с сорок седьмого года. За это время у нас столько музейных работников перебывало, столько специалистов… Аляповатая медяшка, вот и все. Какой-то ремесленник склепал на скорую руку, а чтобы было побогаче, начеканил повсюду этих орлов. Когда сервиз был новый, не спорю, это могло выглядеть весьма впечатляюще. Знаете, отполированная медь сверкает, ручечки, завитушечки, орлы двуглавые… На купчиков московских должно было действовать безотказно. А теперь… Теперь на нем такой слой окисла, что я как-то, помнится, взялся чистить, но отчаялся и бросил. Это выше человеческих сил, можете мне поверить. Тут никакого терпения не хватит. А в таком виде, в каком сервиз сейчас, его ни один антиквар не примет. Так что грабители наши скорее всего действительно намереваются сдать его в утиль. А может быть, просто решили мне насолить. Кто их разберет?

– Действительно, – сказал майор. – А фотография сервиза у вас не сохранилась?

– Откуда? Никто ведь не думал, что этот хлам кому-то понадобится. Полвека простоял и еще столько же стоял бы, если бы не эта история.., точнее, если бы не моя национальность. Вот ведь жизнь проклятая! Вы поймите: не за себя обидно и уж тем более не за сервиз этот дурацкий. Даже за сторожа, которого убили, не так обидно, как за этих малолетних дураков. Ведь ничего же хорошего они в жизни не видели и не увидят. Для них хорошее – это деньги, и ничего, кроме денег. Так их воспитали, и удивляться тут нечему. Озлобленные, оболваненные, запутанные… Поломали собственные судьбы, человека убили ни за что ни про что…

– Да, – выдержав деликатную паузу, сказал майор. – Значит, фотографий нет… Ну а описать сервиз вы можете?

– Более или менее, – ответил Перельман. – Значит, так, записывайте… Самовар медный, литра на три, на четыре, чашки – двенадцать штук, блюдца…

Они вышли из музея вместе, рука об руку, испытывая взаимное расположение.

– Я думаю, мы найдем их довольно легко, – говорил майор Круглов. – С этим сервизом у них вышел форменный прокол. Допросим ваших бритоголовых, и, если у кого-то из них вдруг обнаружится припрятанный самовар с царскими орлами, дело можно будет с чистой совестью передавать в суд. Не думаю, что у них хватит времени и ума припрятать улики подальше. Пока сообразят, пока отважатся… Они сейчас по своим норам дрожат, а сервиз этот ваш – штука громоздкая, днем они его перетаскивать не рискнут… В общем, есть надежда разобраться с этим делом еще сегодня.

– Да бог с ним, с сервизом, – рассеянно ответил Перельман, безуспешно пытаясь закрыть изуродованную дверь музея. – Что мне сервиз? Человека-то все равно не вернешь. Уеду я отсюда…

– Ну, до конца расследования вам так или иначе придется подождать, – напомнил майор.

– Разумеется, – сказал историк. – Само собой… Всегда к вашим услугам, майор. В любое время дня и ночи. Предпочтительнее, конечно, было бы рабочее время. С вами общаться приятнее, чем с этими юными вандалами…

– Если узнаете или вспомните что-нибудь новое, – сказал майор, – сразу же звоните мне. Вот мой телефон.

Он протянул Перельману карточку с номером и замер, прислушиваясь. Со стороны лестницы доносились шаги и приглушенные голоса. Потом шаги гулко затопали по дощатому полу коридора, и вскоре из-за поворота появилась небольшая группа людей: двое мужчин и женщина. Женщина была высокая, статная – настоящая русская красавица, одетая по последней моде и очень на кого-то похожая. Майор все еще пытался сообразить, кого напоминает эта пышногрудая красотка, но тут в глаза ему бросился висевший на плече у одного из мужчин потертый объемистый кофр, и, прежде чем он понял, что происходит, по глазам ударила голубоватая молния фотовспышки.

Вспышка сверкнула четыре раза подряд, совершенно ослепив Круглова.

– О, дьявол! – прорычал рассвирепевший майор, пытаясь рассмотреть уверенно приближавшихся к взломанным дверям музея людей сквозь плавающие перед глазами черно-зеленые пятна. – Как они пронюхали? Кто их, черт подери, сюда пустил?

– Кого? – спросил растерявшийся Перельман.

– Журналистов, вот кого! – с досадой ответил Круг-лов. – Свободную прессу, чтоб ей ни дна ни покрышки… Сейчас растреплют на весь город, сделают из мухи слона, да не просто слона, а с ярко выраженными политическими взглядами… Ей-богу, иногда я жалею, что мы живем не в полицейском государстве.

– Ну, вам жалеть об этом сам бог велел, – пошутил Перельман, но тут журналисты приблизились на расстояние удачного плевка, снова засверкала вспышка, и грудастая красавица, – не теряя времени, взяла в оборот Круглова, вычислив его так же уверенно и безошибочно, как если бы тот был в милицейской форме.

* * *

Старший оперуполномоченный уголовного розыска майор Круглов отделался от журналистов с огромным трудом. Для этого ему пришлось призвать на помощь все свое терпение, обаяние и умение работать с людьми, но этого оказалось мало, и тогда он бросил на растерзание гиенам пера несчастного Перельмана, испытывая при этом сильнейшие угрызения совести: учитель был ему симпатичен, а о методах, которыми пользовались охочие до сенсаций столичные щелкоперы, потроша угодивших к ним в лапы свидетелей, майор знал не понаслышке.

Собственно, как показалось майору, щелкопер здесь был только один, но зато экстра-класса. Невысокий чернявый тип в обтерханной матерчатой курточке, потертых джинсах, с кофром и с громоздким профессиональным фотоаппаратом был, конечно же, обычным фоторепортером. Второй мужчина, повыше ростом, пошире в плечах и одетый не в пример лучше, хотя и без особых претензий, все время молчал и смотрел по сторонам без видимого интереса, так что майор про себя решил считать его редакционным водителем. А щелкопером оказалась женщина, и теперь Круглов вспомнил, почему она показалась ему знакомой. Он действительно знал ее, это была Варвара Белкина, знаменитая своей феноменальной способностью вынюхивать скандалы и мастерским умением писать разгромные статьи, о которых потом неделями шумела вся Москва. Меньше всего на свете майор хотел бы стать героем одной из этих ее статей, и потому колебания его были совсем недолгими. Подставив вместо себя Перельмана, майор незаметно ускользнул и отправился по своим делам.

Для начала он разыскал завуча Валдаеву и попросил ее помочь разобраться в классных журналах. Валдаева к этому времени уже окончательно пришла в себя и, хотя все еще казалась неестественно бледной, перестала поминутно срываться то на крик, то в слезы. Похоже, это была настоящая профессионалка, закаленная многими годами работы с подростками и способная быстро примениться к любым, даже самым неблагоприятным, обстоятельствам. Кроме того, она была сногсшибательно красива даже в свои сорок пять лет, и, разговаривая с ней, майор нарочно старался смотреть мимо, чтобы не отвлекаться.

Работа с классными журналами была для нее привычным делом, и постепенно она совсем успокоилась, так что Круглову удалось получить ответы на интересующие его вопросы. Впрочем, все эти ответы были отрицательными. Ни о каких сатанистах в своей школе завуч Валдаева до сегодняшнего дня слыхом не слышала, учитель Перельман ни на какие угрозы со стороны учеников ей не жаловался («Он, оказывается, молодчина, – сказала по этому поводу Ольга Дмитриевна. – Признаться, я считала его такой же тряпкой, как и все остальные наши мужчины.., если их можно так назвать»), никакая антисемитская пропаганда и агитация у них в школе не ведется и никогда не велась – ни в каких формах и ни под каким соусом, уж она-то, Ольга Дмитриевна Валдаева, наверняка об этом знала бы, а если бы знала, то, можете не сомневаться, пресекла бы эту мерзость в самом зародыше… Так что причины сегодняшнего дикого происшествия были Ольге Дмитриевне абсолютно неизвестны, не говоря уже об участниках. Бритоголовые? Ну да, есть у нас и такие, но это же просто дань моде. В конце концов, это все-таки лучше, чем грязные патлы до плеч. По крайней мере, гигиеничнее… Нет, конечно, если милиция считает необходимым переговорить с этими учениками, завуч Валдаева ни в коем случае не станет чинить какие бы то ни было препятствия и даже готова оказать в этом деле посильную помощь, все-таки речь идет об убийстве… Но именно потому, что речь идет об убийстве, более того, о зверском убийстве, она, Ольга Дмитриевна Валдаева, не может не высказать по этому поводу своего личного мнения. Она уверена, что никто из учащихся школы не имеет к этому ни малейшего отношения. У нас, знаете ли, совсем не такой контингент… Покойный, между прочим, был не дурак выпить и вполне мог пригласить кого-нибудь из своих приятелей, а то и вовсе случайного знакомого, чтобы было с кем скоротать вечерок. А по пьяной лавочке, сами понимаете, может случиться все что угодно.

Голос Ольги Дмитриевны во время этой небольшой речи постепенно креп и наконец приобрел непререкаемый металлический тон, свойственный некоторым высшим чинам армии и министерства внутренних дел, а еще кадровым педагогам с большим стажем работы. Слушая этот голос, майор Круглов все время боролся с инстинктивным желанием отложить ручку, встать и вытянуться по стойке смирно. Даже бьющая в глаза красота Ольги Дмитриевны как-то неуловимо изменилась. Завуч буквально на глазах теряла индивидуальность и женскую привлекательность, превращаясь в гранитный монумент педагогической добродетели, и майор между делом понял, почему на правой руке Ольги Дмитриевны до сих пор нет обручального кольца. Впрочем, подумал он, вполне может оказаться, что кольца нет не до сих пор, а уже – было и сплыло, и удивляться тут нечему, потому что не родился еще мужик, способный выдержать такое. А если родился, то на бой не сгодился, – прямо по тексту известной сказки…

Выбравшись наконец из учительской, майор встряхнулся всем телом, как это делают собаки, вылезая из воды. Болтавшийся в коридоре сержант посмотрел на него и сочувственно ухмыльнулся. Круглов поспешно сделал сердитое лицо, озабоченно нахмурился и, засовывая во внутренний карман добытый ценой получасовой лекции список с адресами бритоголовых питомцев Ольги Дмитриевны, повелительно махнул сержанту рукой.

– Пошли, – сказал он. – Нечего тебе здесь болтаться. Надо подъехать в пару мест.

– Всегда пожалуйста, – с готовностью откликнулся сержант. – А то я здесь уже затосковал. Так и кажется, что вот-вот к директору вызовут.

– А, – сказал майор, – так ты у нас, выходит, бывший хулиган?

– Почему это я хулиган? – обиделся сержант, торопливо шагая вслед за майором в сторону лестницы.

– Ты бы лучше спросил, почему бывший, – ответил майор. – Давай, давай, шевели фигурой, пока эти дети Вельзевула совсем не разбежались.

– Будем брать? – деловито спросил сержант.

– Посмотрим, – ответил Круглов. – Твое дело маленькое: стоять в дверях и изображать гестаповца. Понял задачу?

– Так точно. Будем колоть на месте, – блеснул дедуктивными способностями сержант.

– Вот именно.

В вестибюле майор собрал своих людей и в двух словах объяснил им задачу. Затем он разделил список по количеству присутствующих. Каждому из оперативников досталось по два адреса «скинхедов». Себе майор оставил троих. Затем на правах старшего он присвоил «уазик» вместе с водителем и отправился объезжать подозреваемых.

По первому адресу, где проживал некий Виталий Скороходов, майору никто не открыл. Престарелая соседка вполне толково объяснила ему, что Скороходовых дома нет: мать с отцом на работе, а сын Виталька, как положено, с утра пораньше отправился в школу.

– А вы не знаете, – спросил майор, – он сегодня дома ночевал?

– Виталька-то? – без тени удивления переспросила старуха. – Да кто его, черта бритого, знает. Вообще-то, он частенько у приятелей ночует. А насчет сегодняшнего врать не буду, ничего не знаю. Хотя с утра-то он дома был, видела я, как он в школу уходил. В черном весь, как смерть, прямо глянуть страшно…

– В черном? – насторожился майор.

– Весь как есть, – подтвердила старуха. – Он другой одежи не признает, даже летом в черном с головы до ног ходит.

– Ясно, – сказал майор. – Это интересно… Скажите, а друзей его вы не знаете?

– Одного знаю, – сказала старуха. – Юрка Суслов из соседнего дома. Они его Сусликом кличут, я слыхала. Тоже черепушку бреет и в черное одевается.

– Ага, – сказал майор.

По лицу старухи было видно, что о бритом черепе Юрия Суслова по прозвищу Суслик, а также о манере друзей одеваться во все черное она упомянула неспроста. Интересные времена наступают, подумал майор. Ведь старуха наверняка отлично понимает, о чем идет речь, и слово «сатанизм» ее ничуть не шокирует. Сейчас мы с сержантом уйдем, а она бросится звонить по всему району, что в соседней квартире накрыли шайку сатанистов прямо во время кровавого жертвоприношения.

Адрес Юрия Суслова стоял в списке вторым. В этом не было ничего удивительного: Суслов и Скороходов жили в соседних домах, учились в одном классе, и даже в классном журнале их фамилии стояли рядышком. Номер двадцатый – Скороходов, номер двадцать первый – Суслов…

За дверью квартиры Сусловых вовсю грохотала музыка. Доносившиеся оттуда грохот, лязг и сиплый рев солиста не имели ничего общего с попсой. Плохо разбиравшийся в музыкальных стилях майор решил до полного выяснения считать эту какофонию тяжелым металлом и решительно нажал на кнопку звонка.

Звонить пришлось долго. Музыка за дверью ревела и завывала, сержант тяжело топтался и сопел позади, и майор уже начал понемногу терять терпение, когда потусторонние звуки внутри квартиры наконец прервались. Видимо, наступила пауза между композициями, хотя Круглое не расслышал в хриплых переборах бас-гитары и лязге ударных ничего, что напоминало бы финал музыкального произведения. В наступившей тишине стала отчетливо слышна жиденькая трель дверного звонка, на который майор непрерывно давил уже вторую минуту. Потом внутри послышались неторопливые шаги, замок щелкнул, и дверь приоткрылась.

В образовавшуюся щель выдвинулось лицо. Лицо это было, несомненно, молодым, но поражало какой-то нездоровой бледностью, неприятным застывшим выражением и нехорошей худобой. Выбритый наголо череп матово поблескивал, оттопыренные уши торчали, как тарелки локаторов, и над левым ухом темнела большая родинка. Глаза у молодого человека были глубокопосаженные, серо-зеленые и смотрели на майора со скукой и пренебрежением, как на случайно приблудившегося облезлого дворового пса.

– Что надо, мужчина? – лениво поинтересовался обладатель этой любопытной физиономии.

Майор открыл было рот, чтобы представиться, но тут в квартире с новой силой грянул тяжелый металл. Теперь, когда между источником этого рева и лестничной площадкой больше не было запертой двери, акустический удар едва не опрокинул Круглова. В ту же секунду бритый мальчишка увидел сержанта, который с угрюмым видом топтался позади Круглова. Он стремительно отпрянул назад и попытался захлопнуть дверь, но оглушенный майор успел просунуть в щель ногу, ухватился за ребро дверного полотна и сильно рванул его на себя.

Мальчишка отскочил в глубь прихожей. Он был тощий, костлявый и угловатый, одетый, как и говорила соседка Скороходова, во все черное. На цыплячьей шее поверх черной футболки болтался на металлической цепочке никелированный кулон размером с екатерининский пятак – пятиконечная звезда, вписанная в окружность.

В прихожей сильно пахло сигаретным дымом. Майор повел носом, но ничего, кроме табака, так и не унюхал: травкой здесь, по крайней мере, не баловались. Прижавшийся спиной к обремененной плащами и куртками вешалке молодой служитель Сатаны что-то кричал, скаля мелкие желтоватые зубы, но за грохотом музыки его не было слышно. Круглов сделал знак сержанту, приказывая взять мальчишку под охрану, и решительно двинулся на звук. «Ох и вломят мне за такую самодеятельность!» – подумал он мимоходом.

Квартира была трехкомнатная, довольно большая и весьма недурно обставленная. В двух комнатах было аккуратно прибрано, а дверь третьей оказалась закрыта. Музыка доносилась именно оттуда. «Несчастные соседи», – подумал Круглов и повернул ручку, заранее приоткрыв рот, чтобы уберечь барабанные перепонки.

Он открыл дверь и задохнулся. Сказать, что запах табачного дыма усилился, означало бы вообще ничего не сказать. Воздуха в комнате практически не было, его полностью вытеснил сизый никотиновый угар, и майор подумал, что лицо открывшего входную дверь пацана неспроста показалось ему таким синевато-бледным. Эта густая, малопригодная для дыхания смесь ритмично вибрировала, сотрясаясь от зычного рева двух огромных колонок, укрепленных под потолком в разных углах комнаты.

За глухими шторами угадывались закрытые жалюзи, перекрывавшие дневному свету доступ в комнату; в дыму, мерцая от недостатка кислорода, горели свечи. Их огоньки вздрагивали в такт ударам басовых барабанов, окрашивая темноту в грязно-оранжевый мутноватый цвет. Все это напоминало внутренность печки, когда ее топят сырыми дровами. Разглядеть что-то в этой оранжеватой мути было сложно, и майор первым делом нащупал выключатель.

Под потолком вспыхнул светильник. Быстро осмотревшись, майор в три больших шага пересек комнату, разобрался в клавишах мощного музыкального центра и сделал так, чтобы музыка прекратилась. Тишина упала, как огромная ватная перина. Майору даже показалось, что он оглох.

Привольно раскинувшийся поперек кровати молодой человек – тоже бритый наголо и весь в черном, как ниндзя, – открыл глаза, вынул из зубов дымящуюся сигарету и сел.

– Э, мужик! – недовольным юношеским баском возмутился он. – Ты чего, с цепи сорвался? Весь кайф поломал, мосолыга!

Не отвечая, Круглов шагнул к окну, с треском раздернул тяжелые пыльные шторы, рывком поднял до самого верха жалюзи и торопливо распахнул форточку. В комнату ощутимо потянуло свежим воздухом, и майор решил, что пока что постоит здесь.

Он еще раз огляделся, давая сидевшему на кровати мальчишке время осмыслить ситуацию и испугаться. Пугаться тому наверняка было чего, и обстановка комнаты это только подтверждала. На стене прямо над кроватью висело перевернутое вверх ногами распятие, придвинутый вплотную к кровати столик был захламлен какими-то брошюрами, густо посыпан сигаретным пеплом и плотно уставлен пивными бутылками – как пустыми, так и полными. Пепельница в виде человеческого черепа стояла здесь же, среди бутылок, а над дверью – майор даже не поверил своим глазам – красовался, жутко скаля длинные широкие зубы в недоброй ухмылке, рогатый коровий череп. Еще один череп, когда-то, судя по всему, принадлежавший крупной собаке, дружелюбно улыбался майору с книжной полки. Как ни странно, помимо черепа на полке было довольно много книг. На специальном столике в углу стоял компьютер с большим офисным монитором. Майор отметил про себя, что компьютер мощный, наверняка один из новейших, и решил, что это ему еще пригодится.

Выдержав паузу, майор повернулся наконец к мальчишке, который все так же сидел на кровати и смотрел на незваного гостя, держа в руке дымящуюся сигарету. Увы, испуганным он вовсе не выглядел.

– Ты кто? – спросил у него майор. – Скороходов или Суслов?

– А тебе какое дело? – вопросом на вопрос ответил юнец и, словно спохватившись, сунул в рот свою сигарету. – Ты кто такой, дядя? Сосед, что ли? Если насчет музыки, то вали отсюда, пока тебе здесь холку не намяли. С семи ноль-ноль до двадцати трех ноль-ноль можем делать что хотим.

Он явно не собирался пугаться. «Погоди, сопляк, – подумал Круглое. – Еще не вечер. Я тебя еще напугаю…»

В это время дверь распахнулась, и в комнату заглянул сержант. Открывший дверь подросток был с ним – сержант крепко держал его за плечо.

– Этого куда? – угрюмо спросил сержант, морщась от табачного дыма. – Сразу в машину или вы с ним сначала побеседуете?

– Надень браслеты и в машину, – сухо сказал майор. – Хотя… Ладно, погоди. Посиди с ним где-нибудь.., в гостиной, что ли. Сейчас я с этим закончу, – он небрежно кивнул в сторону сидевшего на кровати подростка, – и подойду к вам. Только постарайся, чтобы без синяков и прочих увечий. Ты меня понял?

– Чего ж тут не понять? – с довольной ухмылкой сказал сержант. Видно было, что он вовсю развлекается, получая от ситуации невинное удовольствие. – Пошли, красавец, – дружелюбно добавил он, обращаясь к своему пленнику. – Классная у тебя Прическа! На зоне в самый раз будет.

– Не имеете права! – без особой уверенности возмутился мальчишка.

– Пойдем, пойдем, – спокойно сказал сержант. – Я тебе сейчас подробненько растолкую, на что я имею право, а на что не имею…

– Дверь прикрой, сержант! – крикнул им вслед Круг-лов. – Поплотнее!

Он не спеша подошел к двери, проверил, плотно ли та закрыта, и выключил ставший ненужным верхний свет. Подросток следил за каждым его движением округлившимися глазами. «Ага, – подумал майор, – готов! Навалил в штаны, сверхчеловек? Погоди, то ли еще будет.» В представлениях не было нужды, и Круглое с ходу взял быка за рога.

– Фамилия? – казенным тоном спросил он, недоброжелательно разглядывая подростка.

– Скороходов, – ответил тот.

Похоже, он хотел, чтобы это прозвучало как можно более нагло и вызывающе, но голос его предательски дрогнул.

– Допрыгался ты, Скороходов, – доверительно сообщил ему майор. – И дружок твой допрыгался. Лет-то вам обоим по скольку – по шестнадцать, по семнадцать?

– Шестнадцать, – сказал Скороходов и неуверенно добавил:

– С половиной.

– Ах, даже с половиной! Значит, до перевода во взрослую зону остается годика полтора, а если отбросить предварительное следствие, то год. Всего-навсего! Ты ведь у нас Сатане служишь, верно? Значит, должен знать, к чему готовиться. Там, в зоне, тебе очень хорошо растолкуют, что такое ад. Расскажут, покажут и дадут попробовать. И пробовать, по всему видно, придется долго.

– Да чего вы привязались! – плачущим голосом выкрикнул Скороходов. Как-то незаметно он начал обращаться к майору на «вы», и это был явный прогресс. – Чего вы меня пугаете? Думаете, дурачка себе нашли? Не делал я ничего, и нечего передо мной своей зоной трясти! Сами в ней сидите, если она вам так нравится!

– Ничего не делал? – переспросил майор. – А это что такое? – Он взял со стола одну из лежавших там брошюр и прищурился, читая название. – «Пришествие Сатаны»… Любопытно. А это? «Как стать верным слугой дьявола»… Ну, и как же стать его верным слугой? А, Виталий? Может быть, для этого нужно слать учителю по почте записки с угрозами? Или пару раз позвонить ему по телефону?

– Не понимаю, о чем вы, – угрюмо буркнул Скороходов. – Никому я не звонил и ничего не писал. И книжки эти не мои, а Суслика. Он их на улице нашел. Вот, решили почитать, но бросили. Неинтересно.

– Нашел, говоришь? – спросил майор, разглядывая корешки стоявших на полке книг. Судя по названиям, все они были примерно одинакового содержания, за исключением затесавшегося в эту компанию пособия по рукопашному бою в засаленном бумажном переплете. – Как же он такую кучу домой-то допер? Или он их несколько раз находил?

– А что, почитать нельзя? – агрессивно поинтересовался Скороходов. – За это теперь в тюрьму, что ли, сажают? Вы это в школе скажите, вам народ в шесть секунд памятник поставит и на крутую тачку скинется.

– Читать можно, – согласился майор. – Читать можно что угодно, а Вот угрожать людям по телефону и в письменном виде нельзя. Стены разрисовывать тоже нельзя, но это уже мелочь. А вот убийство, друг Виталий, это такая штука, которую тебе никто не простит – ни закон, ни люди.

– Какое еще убийство?! – вскинулся Скороходов.

– Тихо! – прикрикнул на него майор. – Сидеть, подозреваемый! У тебя сейчас один выход: рассказать мне все раньше, чем твой дружок расколется. А он расколется, можешь не сомневаться. И ты расколешься, деваться тебе просто некуда. Ты что же, думал, что тебе все это вот так просто сойдет с рук? Ошибочка вышла, гражданин Скороходов.

– Да что вы на меня наезжаете? Ничего не пойму. Что вам от меня надо, товарищ…

– Гражданин, – – резко перебил подростка Круг-лов. – Гражданин майор. Привыкай, Скороходов. По эту сторону проволоки у тебя теперь товарищей нет, одни граждане. Товарищи твои ждут не дождутся, когда тебя к ним посадят. Они молоденьких любят, поверь мне. И справиться с ними будет посложнее, чем со школьным сторожем.

– С каким еще сторожем?! – чуть не плача, выкрикнул Виталий.

– Которого ты убил, – сказал майор.

Он как бы между делом подошел к шкафу, приоткрыл дверцу и бросил быстрый взгляд вовнутрь, потом приблизился к кровати и, приподняв покрывало носком ботинка, заглянул в пыльное пространство под ней. Ничего похожего на описанный Перельманом медный сервиз в комнате не было. Впрочем, Круглов и не надеялся вот так, с ходу, взять убийц. Сервиз мог быть где-то в другом месте, да и причастность Суслова и Скороходова к убийству сторожа вызывала у майора некоторые сомнения. Майор брал подростка на пушку в надежде, что тот что-нибудь знает о ночном происшествии и поделится своими знаниями, спасая собственную шкуру.

– Я никого не убивал! – заявил подросток. – И вообще, мне нужен адвокат.

Круглов только махнул рукой.

– Какой еще адвокат, – рассеянно сказал он. – Сначала ты мне расскажешь, как сторожа завалил, а уж потом поговорим об адвокате.

– Да я в глаза не видел никакого сторожа!

– Ну да? Может, ты и записочек не писал? И пентаграмм своих на стенах не малевал? Вот этим? – майор схватил валявшийся на подоконнике аэрозольный баллончик. Судя по маркировке, краска в нем была вовсе не черная, а синяя, но в данный момент это не имело значения. – А?!

– Ничего я не писал, – уперся Скороходов. – И не малевал.

– Хороший у твоего друга компьютер, – резко меняя тему разговора, сказал майор. Он присел на вращающийся стул и рассеянно побарабанил пальцами по клавиатуре. – Очень полезная штука. Ты не знаешь, твой Суслик дневничок не вел? Сейчас мода такая пошла: хранить всякие записи не в папках и тетрадках, а на жестких дисках…

Скороходов едва заметно вздрогнул, отводя взгляд, и майор понял, что он на верном пути. Все эти сверхчеловеки просто обожают вести дневники, фиксируя в них каждый свой пук как очередной шаг на пути к высшему духовному и физическому совершенству. Незаметно усмехнувшись, майор уставился на подростка в упор и некоторое время сверлил его холодным непроницаемым взглядом.

– Отлично, – сказал он после паузы и, найдя сетевую кнопку, включил компьютер. Серый ящик системного блока едва слышно зажужжал, на нем пошли перемигиваться цветные лампочки. – Даю тебе последний шанс, Скороходов. Пока эта штука грузится, у тебя еще есть возможность добровольно рассказать все, что ты знаешь о музее, стороже и угрозах в адрес.., ты сам знаешь, в чей адрес, не буду тебе подсказывать. Это будет официально оформлено как явка с повинной и зачтется тебе при вынесении приговора.

Он говорил нарочито монотонным, скучным, казенным тоном, даже не глядя на подростка, и тот, как и следовало ожидать, не вынес этого тоскливого напора, не оставлявшего ему никакой надежды. Все-таки это был не матерый уголовник и даже не «братишечка» из какой-нибудь подмосковной группировки, а обыкновенный сопляк из вполне благополучной семьи, понятия не имевший о том, что такое реальная жизнь, и потому возомнивший себя каким-то особенным, отличным от своих сверстников, стоящим на ступень выше них. Он сломался раньше, чем майор закончил свою короткую речь, и принялся торопливо выкладывать все, что знал.

Как оказалось, знал он, увы, не много. Да, записки и телефонные звонки Перельману были делом его рук – его, Суслика и еще парочки таких же недоумков. Сочиняли они свои послания коллективно, а писал их он, Виталий Скороходов, лично. Эту ночь он провел дома, в своей постели: посмотрел телевизор, сделал запись в своем «дневнике самонаблюдений» и спокойно уснул и ни о каких убийствах даже не слышал. Утром пошел в школу, узнал, что занятия отменили, обрадовался и вместе с Сусловым отправился к нему домой – пить пиво, кайфовать с сигаретой, слушать музыку и читать специальную литературу, очень помогающую в самосовершенствовании.

Выслушав эти признания, майор вздохнул и на всякий случай поинтересовался, куда они с Сусловым девали сервиз. «Какой сервиз?» – на мгновение перестав хлюпать и утирать сопли рукавом, с неподдельным изумлением спросил Скороходов. Круглов в ответ лишь махнул рукой, нашел на полке лист бумаги, ручку, вручил все это подростку, велев изложить свои показания в письменном виде, выключил компьютер и пошел разбираться с Сусловым.

Юрий Суслов сидел на диване в гостиной и был даже бледнее, чем в тот момент, когда майор увидел его впервые. Шестипудовый сержант сидел напротив него, задом наперед оседлав красивый стул из красного дерева. Облокотившись на гнутую спинку, сержант курил и, прищурив один глаз, другим пристально разглядывал подростка. Сигарету он держал в левой руке, а с указательного пальца правой, легонько покачиваясь, свисали вороненые браслеты наручников. По всему было видно, что Суслик готов к употреблению.

Используя показания Скороходова и предполагаемый дневник Суслова в качестве дубины, майор расколол подростка в два счета и с разочарованием обнаружил, что об убийстве тот знает не больше своего приятеля. Список членов секты, данный майору Сусликом, был не намного обширнее того, который продиктовал ему Перельман. Майор не исключал возможности того, что подростки умело водят его за нос, но такое предположение казалось ему весьма сомнительным: на великих актеров эти сопляки никак не тянули, а такая игра была бы под силу только по-настоящему большому и талантливому артисту. Приходилось констатировать, что казавшийся поначалу таким многообещающим визит в квартиру Сусловых закончился пшиком. Вот разве что идиотские выходки с записками и телефонными звонками учителю истории на время прекратятся. Если Перельману вздумается подать заявление, всю эту компанию «детей Сатаны» можно будет притянуть к ответу. Не посадить конечно, но хорошенько пугнуть. Это было бы весьма и весьма полезно, решил майор.

Он отобрал у подростков письменные показания и покинул квартиру, велев обоим «сатанистам» сидеть по домам и ждать повестки: брать их под стражу у него не было никаких оснований. Он и без того сильно превысил свои полномочия, но у него теплилась надежда, что перепуганные подростки не станут жаловаться родителям на незаконные действия майора уголовного розыска. Тогда им пришлось бы подробно рассказать своим предкам, чем были вызваны эти незаконные действия, а такая перспектива их вряд ли устраивала.

Если бы майор Круглов мог знать наперед, каким образом будут развиваться дальнейшие события, он без раздумий запер бы обоих мальчишек не то что в камеру, а в каменный мешок, даже если бы это стоило ему добытых с таким трудом майорских звезд.

Глава 3

Незадолго до начала описанных выше событий Варвара Белкина крепко поругалась с главным редактором. В последнее время они ругались чуть ли не каждый день, хотя оба прекрасно понимали, что ругань ни к чему не приведет. Они были бессильны хоть как-то повлиять на ситуацию, в которой оказались волей обстоятельств: главный редактор «Свободных новостей плюс» Якубовский не мог ни разрешить Белкиной печатать то, что она хотела печатать, ни изменить строптивую журналистку, а та в свою очередь не могла ни сломить сопротивление главного, ни заставить себя заживо похоронить почти вылупившуюся сенсацию.

Речь снова шла о задуманном Белкиной цикле разоблачительных статей, посвященных деятельности покойного бизнесмена Эдуарда Таировича Гаспарова, убитого в собственном доме во время, как сообщалось в милицейской сводке, крутой бандитской разборки. Варваре Белкиной, которая лично присутствовала при смерти этого уважаемого человека, такая формулировка казалась верхом милицейского нахальства и открытым ущемлением свободы слова. Уж ей-то, Варваре Белкиной, было не понаслышке известно, кем был, чем занимался и как закончил свой жизненный путь бизнесмен Гаспаров! Кто, как не Варвара Белкина, раскопал грязную историю со снятым людьми Гаспарова порнофильмом, из-за которого погибли трое школьниц? Кто, если не журналистка Белкина, был похищен из собственной квартиры бандитами Гаспарова и бог знает сколько дней просидел в сыром подвале? Кто рисковал жизнью и едва не погиб во время перестрелки в особняке порнодельца? Это была сенсация, это был просто суперэксклюзив, более того – это была чистейшая правда, даже не нуждавшаяся в приукрашивании, а главный редактор, кровно заинтересованный в повышении тиражей, не давал Варваре Белкиной раскрыть рта!

Варвара, конечно, понимала, что у Якубовского имеются весьма веские причины для такого поведения, но что это были за причины, оставалось только гадать. В голову ей лезли самые различные предположения. Якубовского могли запугать угрозами, а могли и купить с потрохами. И то и другое было вполне естественно и, с точки зрения Варвары, вовсе не бросало тени на доброе имя главного редактора: такова жизнь, и что, в конце концов, такого драгоценного могло быть в их бульварной газетенке, чтобы жертвовать ради этого головой и благосостоянием?

Она и сама совершенно не собиралась приносить в жертву свободе слова ни свое здоровье, ни имущество, ни тем более жизнь. Но Варвара была журналисткой до мозга костей, добыча и распространение информации давно стали для нее единственно возможным образом жизни. Владея сенсацией и не имея возможности предать эту сенсацию гласности, Варвара ощущала себя надутым сверх всякой меры воздушным шариком, готовым вот-вот лопнуть с громким звуком и разлететься в клочья. Это было непривычное и очень неприятное ощущение; кроме того, сенсация – это живые деньги для того, кто ее раскопал и вынес на свет, а деньги для Варвары Белкиной никогда не были лишними. Этим и объяснялась та ярость, в которую приводили Варвару регулярно повторявшиеся отказы Якубовского опубликовать уже готовые материалы и дать «добро» на продолжение расследования.

Якубовский безумно устал от этого бесконечного противоборства. Порой ему хотелось махнуть на все рукой и разрешить Варваре печатать все, что взбредет ей в голову, положившись на авось. Но ему было известно то, чего не знала Варвара: вдова Гаспарова вернулась из-за границы и временно поселилась в Москве, а все права на газету после смерти Эдуарда Таировича теперь принадлежали ей. То, что казалось Белкиной сенсацией, на самом деле было петлей, готовой затянуться на шее «Свободных новостей плюс», и в особенности – на шее главного редактора этого уважаемого издания.

Вдова Гаспарова, истеричная новорусская дамочка, при всей своей глупости догадалась не обнародовать связи своего покойного мужа с приносящим стабильный доход изданием. Подумать было страшно предложить ей напечатать что-то, порочащее ее дорогого покойника!

Дура или нет, Гаспарова обладала широчайшими связями, доставшимися ей по наследству от муженька, и могла сделать с газетой все, что ей заблагорассудится: задушить экономической удавкой, продать с молотка, уволить всех сотрудников до последней уборщицы и набрать на их место новых, а то и попросту заказать главного редактора, чтоб другим неповадно было чернить светлую память об уважаемом Эдуарде Таировиче. Хуже всего была полная непредсказуемость этой богатой истерички, и Якубовский уже третий месяц жил словно в кратере вулкана: и оставаться на месте нельзя, и выбраться не получается. А тут еще эта Белкина со своей бульдожьей хваткой… И ведь возразить ей нечего! Материал действительно убойный, и вывел ее на этот материал не кто-нибудь, а он, главный редактор Якубовский, самолично. Вот в этом самом кабинете он дал ей задание и выплатил аванс, который она честно и, как всегда, блестяще отработала. И потом, журналист, стремящийся, несмотря на все преграды, докопаться до истины, всегда имеет моральное преимущество перед редактором, который без объяснения причин затыкает ему рот. А как их объяснишь, эти причины? Варвара, конечно, все поймет и даже не осудит, но она журналист божьей милостью, для нее журналистика важнее личных обстоятельств главного редактора, да и жить, опять же, на что-то надо. Она же просто вежливо извинится и уйдет в другую газету. Ее везде примут с распростертыми объятиями, она же примадонна, а не главный редактор, которых в Москве сколько угодно… И там, в другой газете, буквально на следующий день после ухода из «Свободных новостей плюс» взорвет свою бомбу, не забыв присовокупить к уже имеющимся материалам полученную от Якубовского информацию. Она произведет фурор и в очередной раз докажет, что равных ей в журналистике мало, а от «Свободных новостей плюс» останутся рожки да ножки. А уж от главного редактора принадлежавшей порнодельцу Гаспарову газеты не останется даже мокрого места… Времена нынче крутые, не успеешь оглянуться, как станешь безработным с волчьим билетом в зубах, а то и вовсе отправишься на тот свет.

«Смыться бы отсюда хоть на время, – подумал Якубовский, украдкой наблюдая за Варварой из-под полуопущенных век. – В отпуск бы уехать, к морю… Или хотя бы лечь в больницу. С сердечным приступом, например. Чтобы лежать на спине, смотря в белый потолок, и чтобы беспокоиться было строжайше противопоказано. Идея. Меняю журналиста Белкину на инфаркт миокарда. Можно даже на два инфаркта. На три – это уже многовато, а два будут в самый раз.»

Бледная от злости Варвара резким жестом выхватила из принадлежавшей главному редактору пачки третью по счету сигарету, небрежно, по-мужски сунула ее в угол густо накрашенных губ и принялась чиркать колесиком зажигалки. Онемевшие от ярости пальцы слушались ее плохо, зажигалка никак не желала срабатывать. Варвара раздраженно брякнула ее на стол и выжидательно уставилась на редактора.

Якубовский длинно вздохнул, вынул свою зажигалку и дал Варваре прикурить. После этого он поднялся, кряхтя, обошел стол, позвенел ключами, открыл сейф, вынул оттуда початую бутылку коньяка и сделал в сторону Варвары приглашающий жест бутылочным горлышком. Белкина сидела к нему спиной, прямая, как палка, и курила глубокими нервными затяжками, так что жест Якова Павловича остался незамеченным. Тогда Якубовский энергично встряхнул бутылку, заставив коньяк аппетитно булькнуть.

– Не буду я с вами пить, – не поворачивая головы, непримиримо сказала Варвара. – Вы меня не любите, я вас ненавижу – чего добро понапрасну переводить?

– Так уж и понапрасну, – миролюбиво сказал Яков Павлович.

– Конечно! – с вызовом ответила Варвара. – Я вам не алкаш. Я, во-первых, женщина, а во-вторых, журналист. Как женщина я могу выпить с симпатичным мне мужчиной, чтобы легче было затащить его в койку и чтобы он при этом поверил, будто не я его, а он меня снял. А как журналист я пью либо с теми, кто дает мне информацию, либо с теми, кто ее у меня покупает и печатает. Спать я с вами не собираюсь – не в коня корм, печатать вы меня не хотите… Какого же дьявола я потащусь через полгорода домой в пьяном виде? Еще в вытрезвитель заберут.

– Ну вот, – со вздохом сказал Якубовский, ставя на стол бутылку и блюдечко с подсохшим лимоном. – Опять ты за свое… Пойми, Варвара, я не могу это напечатать. Просто не могу. Физически. При всем моем к тебе уважении – не могу! И потом, это уже просто неактуально. Три месяца прошло, про Гаспарова твоего все давно забыли, даже дело о его смерти, насколько мне известно, закрыто. Информация о перестрелке прошла по всем СМИ, так какой смысл махать кулаками после драки?

Он наполнил рюмки и осторожно, боясь расплескать, подвинул одну из них Варваре. Белкина покосилась на коньяк, как мышь на укрепленный внутри мышеловки кусочек сыра.

– Никто из этих ваших СМИ не докопался до правды, – сказала она уже гораздо более спокойным тоном. – Да, занимался бизнесом, ну, убит, похоронен… А что касается следствия, то оно закрылось вовсе не потому, что все выяснилось, а просто потому, что спросить стало некого. По-вашему, это нормально, что Супонев, правая рука Гаспарова, повесился в камере? Думаете, его совесть замучила? Лично мне кажется, что в роли совести на сей раз выступил кто-то из конкурентов или деловых партнеров Гаспарова. Кто-то, кому очень не хотелось, чтобы его имя было названо. И я уверена, что смогу найти этого человека.

– Чепуха какая, – сказал Якубовский, поднимая рюмку. – Давай лучше выпьем и забудем об этой истории.

– Да не хочу я ни о чем забывать! С какой это радости? Чего ради, спрашивается?

– Ради меня, например, – негромко произнес Яков Павлович. – Материал отменный, Варвара, но публиковать его нельзя. Несвоевременно это, понимаешь? Несвоевременно и очень опасно для нас обоих. Пожалей старика. Ни одна сенсация не стоит того, что может с нами обоими случиться. Ты молодая, у тебя впереди этих сенсаций еще будет воз и маленькая тележка… Ну их к дьяволу, этих порнократов. Пусть себе давят друг друга до полного взаимного уничтожения, нам-то зачем в эту бойню соваться? А, Варвара? Ну, я тебя очень прошу.

Варвара зябко повела плечами, резким жестом ввинтила в пепельницу выкуренную всего лишь до половины сигарету и взяла рюмку.

– Я давно ждала, что вы это скажете, – нехотя проговорила она. – Три месяца вы меня за нос водите, дорогой мой Яков Павлович, и вот наконец соизволили высказаться напрямую. Да и то – ну что вы мне сказали? Ничего вразумительного. Одни эмоции. А мы с вами журналисты и работаем не с эмоциями, а с голыми фактами, которым придаем ту или иную эмоциональную окраску по собственному усмотрению. Ну что мне с вами делать?

– Послушаться, – предложил Якубовский. – Хотя бы для разнообразия.

– Почему это я должна вас слушаться? – вяло возмутилась Варвара, вертя перед глазами рюмку с коньяком.

– По трем причинам. Я твой начальник – это раз. Я вдвое старше тебя и желаю тебе только добра – это два. И наконец, я лучше тебя информирован и точно знаю, что из твоей затеи не выйдет ничего хорошего, кроме плохого. Это три. По-моему, достаточно. И учти, что информация, о которой я только что упомянул, абсолютно для тебя бесполезна и очень вредна для здоровья.

– Бесполезной информации не бывает, – еще более вяло возразила Белкина.

– Бывает, – заверил ее Якубовский. – Еще как бывает! У меня же она есть.

– Интересный образец так называемой логики, – заметила Варвара. – По форме сильно напоминает пресловутую женскую логику, изобретенную некоторыми самодовольными самцами исключительно в целях самоутверждения, а по сути – казуистическая белиберда.

– Хорошо сказано, – похвалил Якубовский и залпом выпил коньяк. – Грамотно. Слушай, что ты делаешь в журналистике? В тебе погибает профессиональный спичрайтер. Если ты станешь писать речи для политиков, это будут гениальные произведения. Звучать они будут сверхубедительно, а главное, никакой электорат не поймет в них ни слова.

Варвара фыркнула и тоже выпила.

– Вот именно, – сказала она, подвигая к Якубовскому пустую рюмку. – Вот это и есть главный вопрос: что я делаю в журналистике? Писать мне не дают, а кушать, между тем, хочется постоянно. Я вам не какой-нибудь худосочный мешок с костями, – она потянулась и провела ладонями сверху вниз по своим напоминающим виолончель формам, – мне нужно держать себя в порядке, а для этого нужно не только регулярно питаться, но еще и одеваться, и краситься… А вы меня коньяком поите, как будто я за этим на работу прихожу. Я работать сюда прихожу. Точнее, зарабатывать.

Яков Павлович вздохнул, закряхтел, по локоть запустил руки в выдвижной ящик своего обширного стола и начал копаться там, совершая стесненные движения плечами и время от времени нагибаясь, чтобы одним глазом заглянуть под крышку.

Варвара наблюдала за этими знакомыми манипуляциями с растущим интересом. «Неужели даст? – думала она. – Точно, даст. Интересно, сколько? И с какой радости? Я уже месяц не сдавала ему ничего, кроме заметок для отдела происшествий. За что же он собирается мне заплатить? Дура ты, Белкина. Как это за что? За молчание! Неужели его все-таки подмазали и все эти слезливые причитания – просто способ оставить себе побольше, а мне отстегнуть поменьше? Ладно, посмотрим, в какую сумму вы оцениваете мое молчание, уважаемый господин Якубовский. Продаваться нам не привыкать, но дешево нас не купишь…»

Яков Павлович со стуком задвинул ящик, вынул из-под стола руки и положил их перед собой, сцепив ладони в замок. Из этого замка торчала тощая стопочка зеленых бумажек. Варвара поймала себя на том, что деньги притягивают ее глаза, как сильный магнит, заставила себя отвести взгляд от ладоней главного редактора и с нарочито равнодушным видом закурила очередную сигарету.

– Триста, – сказал Якубовский, кладя деньги на стол.

– Странная сумма, – откликнулась Варвара, заставляя себя не смотреть на деньги, в которых, как всегда, остро нуждалась. – Для милостыни многовато, а для отступного слишком мало.

– Цинизм – оружие слабых, – ввернул Яков Павлович вычитанную в незапамятные времена цитату.

– А я и есть слабая, – сказала Варвара. – Я слабая женщина, а меня здесь затирают, унижают и оскорбляют. На, сиротка, денежку… Мне подачки не нужны, я умею зарабатывать себе на хлеб.

– На хлеб, – фыркнул Якубовский.

– Знаешь, сколько хлеба можно съесть на триста долларов? Ни в одно платье не влезешь. И потом, кто здесь говорит о подачках? Это аванс. У меня есть для тебя работа.

– Ушам своим не верю, – сказала Варвара. – Да неужто? А что произошло? Чью-нибудь кошку переехал самосвал?

– Мне нужна статья о Басманове, – не обращая внимания на сарказм подчиненной, сказал главный редактор. – Хорошая статья, развернутая. Как ты умеешь.

– О Басманове? – Варвара недовольно поморщилась. – Это который с чайником? Да что же тут разворачивать? Ну, эмигрант первой волны, белогвардеец… Ну, удачно женился, хорошо вложил деньги жены, разбогател.

Коллекционер произведений искусства, одна из самых богатых коллекций во Франции. Ну, помер благополучно и завещал своей исторической родине чайник работы Фаберже… Между прочим, бред какой-то: Фаберже и вдруг чайник. Сроду Фаберже никаких чайников не делал. Скоро утюги работы Челлини начнут всплывать. С бриллиантами и изумрудами… И вообще, о чем тут писать? С момента оглашения завещания прошло два месяца, и за два месяца нам этим чайником все уши прожужжали. Меня лично от этого чайника уже тошнит, что уж говорить о ни в чем не повинных читателях?

– Ты все сказала?

– выждав несколько секунд, спросил Якубовский. – Лично мне показалось, что ты хотела поработать. Я даю тебе задание. Задание звучит так: в эту субботу в министерстве культуры состоится торжественная церемония передачи дара господина Басманова российской стороне. Приедут французы, все будет очень официально и торжественно, с речами и банкетом. На банкет нашего брата, конечно, не пустят…

– А вот это вопрос спорный, – негромко пробормотала Варвара.

– Тем более, – согласился редактор. – В твоих способностях я никогда не сомневался. Так вот, все, что я тебе сейчас сказал, изложено в пресс-релизе, разосланном министерством культуры. То есть на эту церемонию из нашего брата-журналиста не придет только ленивый да еще, может быть, смертельно больной. Телевидение, радио и вообще все на свете… В такой ситуации слепить из этого дерьма конфетку сможешь только ты, Варвара.

– Сомнительно, – сказала Белкина. – Но за комплимент спасибо. Разрешаю налить мне еще двадцать граммов. Чем черт не шутит: вдруг вы мне все-таки понравитесь?

– Уволь, – с улыбкой сказал Якубовский, наполняя рюмки. – Ты что, смерти моей хочешь?

– По-моему, смерть в моей постели для мужчины вашего возраста не менее почетна, чем на поле боя, – лукаво сказала Варвара.

– Так оно и есть, – согласился редактор. – Но я человек мирный.., уже давно, – добавил он, немного подумав. – Давай вернемся к нашим баранам. До субботы еще четыре дня. Если заняться делом вплотную, можно как следует подготовиться. Мне видятся в этой теме кое-какие перспективы. Вот ты, например, только что возмущалась: какое отношение Фаберже имеет к кухонной утвари и, в частности, к этому чайнику? Резонный вопрос, между прочим. Так почему бы тебе не попытаться найти на него ответ? Вопросов тут много. Что за чайник? Почему чайник, а не.., вот же черт!., не утюг? Откуда? Каким образом попал во Францию и, в частности, в коллекцию этого белогвардейца? В пресс-релизе было упомянуто, что чайник восстановлен в первоначальном виде. Что это значит? Что, к нему ручки какие-нибудь припаивали, носик? Тогда где его настоящий, родной носик? Золото не ржавеет, и значит, потерянная деталь до сих пор лежит в чьем-то комоде. Это же настоящий детектив! И никакой порнографии…

– Ну да, – насмешливо подхватила Белкина. – После выхода статьи всю Россию непременно охватит эпидемия кладоискательства. Граждане поголовно отправятся рыться на чердаках и свалках в надежде отыскать золотую ручку от чайника…

– А почему бы и нет? Пусть себе роются. А вдруг действительно найдут? И ты не ленись, поройся в архивах, поспрашивай знающих людей. Чем черт не шутит? Вдруг действительно что-то интересное нащупаешь? Читатель устал от бандитских некрологов, а тут прямо приключенческий роман: золото, война, революция, эмиграция, потерянное и возвращенное сокровище…

– Заказ ясен, – сказала Варвара. – Этакая романтическая сказка со счастливым концом. Господи, чем только не приходится заниматься из-за денег!

Она решительно сгребла со стола купюры и поднялась, на мгновение сверкнув белозубой улыбкой. Главный редактор улыбнулся в ответ, подумав о том, что головная боль, оказывается, бывает порой удивительно красивой. Варвара Белкина была его постоянной головной болью, но газета держалась на плаву во многом благодаря ей.

Когда журналистка ушла, на ходу убирая деньги в сумочку и явно прикидывая, на что их потратить, Якубовский вздохнул и снова наполнил свою рюмку. Вопрос о Гаспарове был снят – на время, а может быть, и навсегда. Право же, за это стоило выпить.

* * *

Сергей загнал машину в гостеприимно распахнутые ворота гаража, выключил двигатель и некоторое время неподвижно сидел за рулем, привыкая к тому, что он снова дома и никуда не должен торопиться. Стоило на секунду закрыть глаза, как перед ним сразу же возникала дорога: нагретый неярким сентябрьским солнцем асфальт, пестрящий несущимися навстречу белыми полосами разметки, бесконечные просторы убранных полей, отдыхающих в ожидании нового посева, подернутые голубоватой дымкой очертания гор на горизонте, а потом и сами горы – старые, выветренные, крошащиеся, сначала пологие, а потом становящиеся все выше и круче, – и горные серпантины, где справа возвышается, уходя в самое небо, испещренная поперечными бороздами и трещинами отвесная стена, а слева зияет пропасть, на дне которой курчавится темная зелень деревьев, белеют торчащие из нее верхушки скал и тускло блестит на солнце серо-стальная змейка неглубокой прозрачной реки. Тамара жутко боялась серпантинов и, когда дорога, нырнув в тоннель, круто поворачивала и пропасть вдруг оказывалась не слева, а справа, в нескольких сантиметрах от бешено вращающихся колес, крепко зажмуривала глаза, вцеплялась обеими руками в дверную ручку и сидела так до тех пор, пока Сергей со смехом не сообщал ей, что опасность миновала и обрыв снова перекочевал на левую сторону шоссе.

Время от времени на склонах возникали небольшие селения или просто отдельные домики – белые стены, красная черепица, кудрявая зелень садов. Сергей никак не мог взять в толк, откуда здесь, в этих отвесных каменных горах, берется вода. В конце концов он не утерпел и пристал с расспросами к хозяйке придорожной закусочной. Оказалось, что в большинстве случаев воду привозят снизу, из долин, в автомобильных цистернах. Тогда Дорогин перестал понимать другое: что заставляет людей здесь жить? Найти ответ на этот вопрос ему так и не удалось: помешал языковой барьер, а возможно, и что-нибудь еще.

А потом дорога пошла под уклон, страшное ущелье осталось позади, на склонах стали встречаться уничтоженные страшными летними пожарами оливковые рощи. Сергей сотни раз встречал в художественной литературе выражение: «дуплистые стволы олив», но лишь теперь, когда он своими глазами увидел эти светло-серые, словно сплетенные из толстых веревок, пронизанные десятками и сотнями разнокалиберных отверстий деревья, до него окончательно дошел смысл этой заезженной фразы. Склоны спускались к дороге искусственными террасами, и на этих террасах росли сады и оливковые рощи. А еще через пару часов впереди и внизу вдруг распахнулось море. Они вышли из машины и увидели далеко внизу, прямо у себя под ногами, игрушечный городок и похожую на иллюстрацию к детской сказке каменную крепость на мысу… До города было рукой подать, но спуск по серпантину занял почти час.

Бархатный сезон на Адриатике тоже был похож на сказку: теплое прозрачное море, ласковое солнце, которое не обжигает, галечные пляжи, ярко-голубое небо и непроглядные южные ночи, под покровом которых было так хорошо любить друг друга. Волны лизали подножия древних крепостей и обломки рухнувших в море циклопических стен, пронизанных узкими бойницами, а по ночам к набережной приплывали привлеченные ярким электрическим светом рыбы и тыкались в серо-желтые камни парапета своими удивленными лупоглазыми мордами. Мальчишки ловили маленьких каракатиц, стоя на камнях. Они забрасывали в воду леску, к концу которой вместо крючка был привязан кусок белого хлеба, и глупое головоногое вцеплялось в добычу своими щупальцами, не выпуская ее даже тогда, когда его рывком вытаскивали из воды и бросали в плетеную корзину. Сияя разноцветными огнями, на берегу вертелось чертово колесо, и просто невозможно было поверить, что в этом сказочном краю могут быть какие-то проблемы, о которых так много говорили по телевизору люди, ни разу не ступавшие на этот зажатый между отвесными горами и ласковым морем каменистый берег.

Но бархатный сезон кончился, как рано или поздно кончается все на свете, в том числе и отпуска медицинских работников. С моря потянуло холодным ветром, цвет воды изменился, стал каким-то жестким, неприветливым, и волны больше не шептали, накатываясь на галечный пляж, а зло бились о него со звуком, напоминающим пощечину. В один из таких дней, сидя на террасе открытого кафе и наблюдая за волнами, Сергей совершенно случайно заметил, что Тамара украдкой разглядывает под столом карманный календарик и хмурит тонкие брови, подсчитывая, сколько дней осталось ей до выхода на работу. «Соскучилась?» – спросил он, и Тамара молча кивнула, а потом дотронулась до его запястья и благодарно пожала его своими прохладными длинными пальцами. «Пора», – понял Сергей, и на следующее утро покрышки их автомобиля опять запели свою монотонную гулкую песню, с каждым оборотом колес унося их все дальше от сказочного побережья.

Дорогин открыл глаза, с хрустом потянулся, уперевшись сжатыми кулаками в крышу салона, и с улыбкой дотронулся пальцем до изогнутого желтого клюва рыбы-попугая, чье пустотелое чучело болталось под зеркалом заднего вида. Рыба была совсем небольшая, чуть побольше детского кулачка, и очень забавляла Тамару удивленным выражением своей птичьей физиономии. Так и казалось, что она вот-вот взмахнет несуществующими крыльями, разинет клюв и скрипучим голосом испорченной электронной игрушки произнесет: «Попка – дурак!» или еще что-нибудь столь же содержательное.

От легкого прикосновения Сергея чучело закачалось, неторопливо поворачиваясь вокруг своей оси, словно осматривалось на новом месте. Взгляд стеклянных глаз показался Дорогину изумленным, как будто рыба никак не могла понять, куда это ее занесло.

«Где ж тебе понять, – подумал Сергей, неторопливо вытряхивая из пачки сигарету и закуривая. Вылезать из машины не хотелось – точнее, было просто лень. Мерно тикал двигатель, остывая после двухдневной гонки, тихо булькала, стекая обратно в радиатор, охлаждающая жидкость, в гараже было сумрачно и тихо. Чучело рыбы-попугая раскачивалось на прозрачной леске, как маятник, постепенно укорачивая взмахи. Когда оно совсем остановилось, застыв в неподвижности и уставившись на Сергея правым глазом, Дорогин снова толкнул его пальцем, заставив возобновить движение. – Где тебе что-нибудь понять, – мысленно обратился он к рыбе, – когда в голове у тебя ничего нет, кроме пары кубических сантиметров воздуха? А если бы и было там что-то, так много ли тебе от этого пользы? Я, например, уже давным-давно перестал понимать что бы то ни было, хотя назвать меня пустоголовым чучелом можно разве что со зла. Вот съездил на море, сменил обстановку, отдохнул… От чего, спрашивается? От какой такой работы вы так сильно устали, господин Дорогин? И что вы намерены делать дальше? Опять отдыхать?»

Он усмехнулся, вспомнив некоторые из своих затей, призванных наполнить его жизнь хоть каким-нибудь смыслом. Например, свой первый и последний опыт на писательском поприще. Идею подсказала ему Тамара. «Попробуй, – сказала она. – Ты мне, конечно, ничего не рассказываешь, но я все-все про тебя знаю. Того, что ты повидал, хватит на сто романов, так что тебе даже выдумывать ничего не придется. Так, изменить кое-что, подпустить всяких красот… Ты же у меня знаменитым станешь!»

Дорогин опять усмехнулся. Знаменитым… Спорить с Тамарой было трудно: он отлично понимал, что помимо уютного дома, материального достатка и даже самой нежной любви женщине нужно от мужчины кое-что еще, а именно возможность гордиться своим избранником. Можно, конечно, объяснить эту потребность обыкновенным женским тщеславием и махнуть на нее рукой: от добра добра не ищут! А можно попытаться хотя бы на время стать таким, каким хочет видеть тебя твоя любимая. Тем более что никаких срочных дел у тебя нет и в ближайшее время не предвидится.

Он попытался. Эта попытка отняла у него месяц жизни и невообразимое количество сгоревших дотла нервных клеток. Закончилась она, как и следовало ожидать, ничем: однажды утром Сергей сел в глубокое кресло у камина, положил на колени папку со своей незаконченной рукописью (писал он от руки, как Хемингуэй) и стал вынимать из нее страницу за страницей. Вынимал, пробегал глазами, качал головой и бросал в огонь. Это выглядело чертовски аристократично, и, глядя на себя со стороны, Дорогин испытывал очень противоречивые чувства: ему было смешно и обидно одновременно. Смешно потому, что вот он, взрослый, самостоятельный, серьезный, в общем-то, и многое повидавший на своем веку дядя, сидит перед камином, нарядившись в стеганый халат, и жжет рукопись, как герой дешевой мелодрамы. А обиду вызывал тот простенький факт, что он – взрослый, неглупый, прошедший огонь и воду и медные трубы, опытный, сильный и так далее, – оказался абсолютно не способен передать словами то, что видел, чувствовал, думал, переживал и делал собственными руками. Ему действительно ничего не нужно было высасывать из пальца; садясь писать, он всегда очень четко представлял себе все, о чем намеревался рассказать, но через десять минут оказывалось, что слов катастрофически не хватает, а те, что есть, никуда не годятся. Фразы получались сухими, корявыми и бесцветными, как куски шлака, мысли прыгали, как блохи, и были туманными, и сюжет расползался, как обветшалая тряпка, так что в конце концов Сергей переставал понимать, о чем он пишет. Это вызывало бессильную ярость: события, которые он пытался описать, были в его памяти живыми и яркими, а то, что выходило на бумаге, казалось, не имело с ними ничего общего. Потом он заметил, что по мере того, как его, с позволения сказать, работа с жутким скрипом продвигалась вперед, сами факты его биографии начали как бы засыхать, обесцвечиваться и становиться такими же сухими, корявыми и даже как будто выдуманными от нечего делать из головы, как и его писанина. Это выглядело так, словно, прилежно карябая ручкой по бумаге, он уродовал, уничтожал, стирал из памяти собственное прошлое. Осознав это, Сергей оставил свои литературные упражнения, сжег рукопись и, свернув в тугой комок, запрятал в самый дальний угол шкафа свой роскошный стеганый халат.

– Так-то, рыба, – вслух сказал Сергей рыбе-попугаю и потушил сигарету в пепельнице.

Рыба-попугай деликатно промолчала, глядя сквозь запыленное лобовое стекло на стеллаж с инструментами и едва заметно покачиваясь. Дорогину почудилась в этом покачивании немая укоризна, и он сердито щелкнул рыбу по твердому, залитому толстым слоем лака хвосту, заставив ее заплясать на леске.

– Не твое рыбье дело, – сказал он, и тут раздался стук в боковое окошко.

Сергей повернул голову и увидел Тамару – красивую, загорелую, веселую и немного усталую с дороги. Наклонившись, она заглядывала в машину через полуопущенное стекло.

– С кем это ты тут общаешься? – удивленно спросила Тамара.

– Объясняю твоей рыбе, что…

– Что?

– Да я и сам толком не знаю, – рассмеявшись, признался Сергей. – Поэтому, наверное, и не могу ей ничего доказать.

– А ты уверен, что не можешь? – поддержала игру Тамара. – А вдруг она с тобой целиком и полностью согласна, только молчит?

– Как же, согласна, – проворчал Сергей, выбираясь из машины. – Ты только полюбуйся на ее недовольную физиономию!

– На ее месте ты тоже вряд ли стал бы улыбаться, – заметила Тамара.

– Ни разу в жизни не был на ее месте, – сказал Дорогин. – И очень надеюсь, что не буду. Зачем тебе надувной мужчина?

Он шутливо обнял Тамару за талию одной рукой и притянул к себе.

– Я тебя всякого люблю. Станешь надувным – привяжу на веревочку и буду повсюду носить с собой, как воздушный шарик. Перестань, я вся потная, пыльная и пахну, наверное, отвратительно, – сказала Тамара, выворачиваясь у него из рук.

Сергей поймал ее и снова притянул к себе.

– Ты пахнешь незабудками и ландышами, – сообщил он и, не удержавшись от маленькой мести, добавил:

– Я тебя всякую люблю.

– Негодяй, – сказала Тамара и уперлась обеими руками ему в грудь. – Господи, да что же ты такой здоровенный-то? Прямо как железный… Прекрати немедленно, что это за конский флирт! Да еще в гараже…

– В открытом гараже, – целясь поцеловать ее в губы, уточнил Сергей. – Настежь… Ты знаешь, что оказание сопротивления при задержании усугубляет вину и утяжеляет последствия?

Тамара резко повернула голову влево, и губы Дорогина скользнули по ее щеке.

– Знаю, – слегка задыхаясь, ответила она. – Я, может быть, именно этого и добиваюсь. А то взял моду – с рыбами секретничать…

– Так, – сказал Сергей. – Все, пеняй на себя. Чаша моего терпения переполнена, уже через край течет. Берегись, женщина! Придется тебе ответить за твои насмешки!

Он присел, быстро обхватил Тамару поперек талии и одним движением вскинул на плечо, как свернутый в рулон ковер. Тамара забила обтянутыми узкими джинсами ногами и принялась понарошку колотить его по спине кулачками.

– Ой, – торопливо шагая к выходу из гаража, восклицал Дорогин, – ой, больно!

– Ты куда меня несешь, разбойник? – смеясь, спросила Тамара, когда Дорогин, не опуская ее на землю, боком протиснулся в дверь дома.

– Куда прикажете, принцесса! – ответил Сергей. – Повелевайте! Так в ванную или сразу в спальню? – добавил он деловито.

В ответ Тамара звонко, от души шлепнула его ладонью по заднему карману джинсов.

– Ой, – снова сказал он. – Понял, понял. Разберусь сам…

Через час он оторвал голову от подушки и, приподнявшись на локте, посмотрел на Тамару. Она спала на правом боку, повернувшись к нему спиной и совсем по-детски подложив под щеку сложенные лодочкой ладони. Лицо у нее было спокойное и умиротворенное, на красивых губах блуждала тень загадочной улыбки. Зрелище было знакомое, и Сергей в который уже раз подумал, что отдал бы многое за возможность узнать, что снится Тамаре, когда она вот так улыбается во сне. Несколько раз он спрашивал ее об этом, но Тамара только пожимала плечами: своих снов она, как правило, не помнила и па-тому утверждала, что не видит их вообще. Сергей осторожно укрыл ее простыней, бесшумно встал, закрыл жалюзи, чтобы солнечный свет не разбудил Тамару, и, прихватив со спинки стула джинсы, на цыпочках вышел из спальни.

Он старался не шуметь, чтобы дать Тамаре возможность выспаться с дороги. Делать в огромном доме, за месяц их отсутствия насквозь пропитавшемся сиротливым запахом нежилого помещения, было абсолютно нечего. Сергей почесал бровь, прикидывая, чем бы заняться, и вдруг вспомнил, что их чемоданы до сих пор лежат в багажнике автомобиля. Вот тебе и занятие, решил он и направился в гараж.

Он открыл багажник и выгрузил из него чемоданы и сумки с подарками для знакомых. Подарков было довольно много: Тамара всегда старалась не забыть никого из своих коллег, не избалованных обилием денег и частыми заграничными поездками. Как правило, это были безделушки, подобранные по принципу «дорог не подарок, а внимание». Кроме того, как давно догадался Сергей, Тамаре доставлял невинное удовольствие сам процесс выбора, приобретения и вручения сувениров. Она обожала выгружать набитые пестрой дребеденью сумки и упаковывать каждую безделушку на свой лад, предвкушая радость знакомых, которым эти подарки достанутся.

Захлопнув багажник, он взялся было за ручки чемоданов, но вспомнил, что у него есть в гараже еще одно дело. Дело это не было ни срочным, ни интересным, но его следовало сделать просто для порядка.

Он прошел в угол и с грохотом отодвинул стоявший на крышке тайника ящик с болтами и прочим металлическим хламом. Сентябрь выдался теплым, дождей почти не было, и доски оказались сухими, ничуть не разбухшими. Сергей отставил их к стене и заглянул в тайник.

Объемистый стеклянный цилиндр с деньгами и золотом был, разумеется, на месте. Дорогин вынул сигареты и закурил, сидя на корточках на краю ямы и глядя вниз, как удачливый кладоискатель, у которого уже не осталось сил радоваться найденному сокровищу. Вид денег давно перестал возбуждать Сергея Дорогина, и даже заключенная в этой многомиллионной груде долларов потенциальная опасность его больше не пугала, как не пугает выходящего на проезжую часть пешехода теоретическая возможность угодить под самосвал. Он смотрел на деньги равнодушно, хотя их, пожалуй, с лихвой хватило бы на то, чтобы купить на корню половину Государственной думы. «Герой, – с иронией подумал он о себе самом. – Просто граф Монте-Кристо. Интересно, что было бы, если, отвалив крышку тайника, я обнаружил бы внутри пустую яму с кучкой мусора на дне? То-то забегал бы, наверное… Жизнь сразу обрела бы смысл, и стимул бы появился, и желание что-то делать, и легкость во всем теле…»

Он прислушался, не донеся до губ тлеющий окурок. Ему показалось, что где-то звонит телефон, и через секунду он понял, что так оно и есть. Телефон звонил в холле первого этажа, и звук доносился в гараж через две открытые двери. Аппарат в холле был старомодный, без электронных наворотов, зато такой голосистый, что его можно было без труда услышать, находясь в любой точке дома и даже во дворе, при условии, что входная дверь оставалась открытой, как это было сейчас.

«Вот же дьявол упорный, – с досадой подумал Дорогин, вслушиваясь в монотонные нескончаемые трели и торопливо закрывая тайник. – Называется, дал жене выспаться… Этот трезвон мертвого поднимет. Нужно было его выключить ко всем чертям. Как же это я не догадался?»

Он быстро задвинул на место ящик с болтами, маскируя тайник, и, на бегу отряхивая ладони, опрометью выскочил из гаража, в последнюю секунду чудом не споткнувшись о стоявший на дороге чемодан. «Чуют они, что ли? – думал он, несясь к входной двери, из-за которой доносились упорные звонки. – Не успели порог переступить – и на тебе! Или звонят просто наудачу, проверяют – а вдруг мы уже приехали?»

Он ворвался в холл, плюхнулся на диван и сорвал с телефона трубку.

– Слушаю! – неприветливо бросил он в микрофон.

– Ой, какой ты сердитый, Дорогин! – сказала Варвара Белкина. Сергей закатил глаза: судя по игривому тону журналистки, разговор обещал быть долгим. – Ты почему к телефону не подходишь? Спите вы там, что ли?

– Тамара спит, – со сдержанным неодобрением, адресованным Варваре, ответил Сергей. – Устала с дороги. Двое суток на колесах…

– Я уже не сплю, – сказала Тамара, появляясь на верхней площадке лестницы. Она еще не успела причесаться, на правой щеке розовел рубец от наволочки, а глаза были заспанными. – С вами поспишь… Это, конечно, Варвара?

Сергей кивнул, испытывая некоторую неловкость. Какой бы современной и эмансипированной женщиной ни была Тамара, она никогда не скрывала, что ревнует Дорогина к красивой, эффектной и напрочь лишенной комплексов журналистке. Это было довольно неприятно и создавало массу ненужных сложностей, но Сергей вынужден был признать, что на месте Тамары вел бы себя точно так же, если не хуже. Если бы кто-то попросил его проиллюстрировать фотографиями Камасутру, он обязательно пригласил бы в качестве фотомодели Варвару. Кроме того, Белкиной явно нравилось поддразнивать Тамару, заставляя ее ревновать, и Сергей часто задумывался над тем, какова же на самом деле доля шутки в этих заигрываниях журналистки.

– Слушай, извини! – с умело разыгранным раскаянием говорила тем временем Белкина. – Я ведь даже не знала, что вы уезжали! Такая у меня сейчас на всех фронтах непруха, что хоть волком вой…

– А у тебя всегда так, – устраиваясь поудобнее в предчувствии долгой беседы, сказал Сергей. – Сначала сплошная непруха и полный останов, потом вдруг оказывается, что на тебя охотятся три бандитские группировки, а ты в это время находишься в плену у четвертой.

Тамара глазами спросила, в чем дело, и он в ответ махнул рукой: все нормально. Тамара кивнула и вышла. Через несколько секунд Сергей услышал, как на кухне зашумела набираемая в кофеварку вода.

– Ты вечно все преувеличиваешь, Дорогин, – сказала Варвара. – Тебя бы к нам в газету, в отдел происшествий.

Публика проливала бы над твоими заметками крокодиловы слезы.

– Нет уж, уволь, – откликнулся Сергей. – Тоже мне, нашла работу: журналист! Кто тебе вообще сказал, что это профессия? Вы же просто банда болтунов и сплетников.

– Ты сегодня на редкость любезен, – без тени обиды сказала Белкина. – Так и сыплешь комплиментами. А профессия, дорогой мой, это не то, что приносит пользу обществу, а то, за что платят деньги. Кто это такой – общество? У меня нет ни друзей, ни родственников с такой фамилией. Зато я хорошо знаю парня по имени Бенджамин Франклин. Когда-то давно он был президентом Соединенных Штатов, а теперь стал лучшим другом россиян. Все россияне, и я в том числе, обожают коллекционировать его портреты. И в связи с этим хочу тебе сообщить, что я получила очередное редакционное задание.

– Поздравляю, – осторожно сказал Дорогин, для которого намерения Варвары после этого сообщения стали ясны до мельчайших подробностей.

– Спасибочки, – сказала Варвара. – Только вот какое дело: времени у меня в обрез, а беготни предстоит чертова уйма.

– Сочувствую, – еще более осторожно сказал Дорогин.

– Я в тебе не ошиблась, – довольным тоном сообщила Белкина. – Значит, завтра в десять у меня. Договорились?

– Стоп-сигнал! – скомандовал Дорогин. – О чем это мы с тобой договорились?

– Ну как же! – обиделась Варвара. – Я же тебе битый час толкую, что мне просто необходима машина с водителем. Ты сказал, что сочувствуешь, а значит, готов помочь. О чем тут еще разговаривать? Учти, что я трачу на тебя драгоценное рабочее время.

– Слушай, Варвара, а может, ты воспользуешься такси? – предложил Сергей. – Я даже согласен взять на себя часть расходов…

– Такси?! – у Варвары был такой голос, словно ее только что незаслуженно и очень грубо оскорбили. – На четверо суток? Ты что, миллионер? Лично я – нет.

– И я – нет, – не моргнув глазом соврал Дорогин. – Но не считаю это достаточно веским поводом для самоубийства.

– Брось, Дорогин, – сказала Варвара. – Какое еще самоубийство? Мы знакомы сто лет. Ты же меня знаешь…

– Потому и не хочу связываться, – вставил Сергей, уже понимая, что Белкина не отстанет и что с завтрашнего утра ему снова предстоит мотаться с нею по всей в Москве в поисках приключений на свою шею.

– Клянусь, – торжественно произнесла Варвара. – Клянусь светлой памятью Бенджамина Франклина, что ничего опасного или хотя бы интересного нам с тобой не предстоит. Век стодолларовой бумажки не видать! Просто мне действительно надо обежать всю Москву и, возможно, не один раз. Все музеи, все исторические архивы, всех антикваров и коллекционеров, которых удастся найти… Да, и еще министерство культуры! В общем, тоска зеленая и полные ноздри пыли веков.

– А редакционная машина? – без всякой надежды спросил Сергей.

– А ее продали, – огорошила его Варвара. – Сотрудникам нечем было платить, вот шеф и толкнул нашу тележку с аукциона. Представляешь?

– С трудом, – сказал Дорогин, который действительно был очень удивлен. Он не мог знать, что своим тяжелым финансовым положением «Свободные новости плюс» обязаны ему лично. Если бы не его вмешательство, владелец газеты Эдуард Гаспаров был бы жив и здоров по сей день, а в могилу вместо него отправилась бы не в меру любознательная и удачливая журналистка Варвара Белкина. – С ума сойти! Неужели ваши дела действительно так плохи?

– Вообрази себе, – сказала Варвара. – Уже три месяца перебиваемся с хлеба на воду, как будто это Гаспаров перед смертью нас проклял.

– Н-да, – проговорил Дорогин.

– Очень может быть, что и проклял. Согласись, у него для этого были все основания.

– Да ну тебя, Дорогин! Прямо мороз по коже… Так ты поможешь?

– Я подумаю, – сдержанно сказал Сергей.

– Значит, поможешь, – обрадовалась Варвара. – Ну все, до завтра. Извинись за меня перед Тамарой, поцелуй ее. Хорошенько поцелуй!

– Сам как-нибудь разберусь, – пообещал Дорогин, сдерживая улыбку.

Глава 4

Перед уходом на работу Тамара сказала, грозно нахмурив тонкие брови:

– Передай Варваре привет и скажи, что, если она опять втянет тебя в какую-нибудь историю, я ее просто убью. Лично. Вот этими вот руками.

– Руками не стоит, – серьезно сказал Сергей. – У вас с ней разные весовые категории.

– Ничего, справлюсь. Или приглашу в гости и отравлю. Не забывай, что я медицинский работник. Кто-нибудь из наших врачей выдаст справку о смерти, в которой будет написано, что она упала с лестницы и сломала себе шею. Муки совести я как-нибудь переживу, зато она больше не будет заставлять тебя рисковать головой только для того, чтобы написать в своем желтом листке очередную гадость.

– Ладно, – пообещал Дорогин, – передам слово в слово. Ты только на своих больных не тренируйся.

– Больные – это святое, – сказала Тамара. – Хотя порой попадаются такие типы, что руки чешутся: так бы и удавила.

– У тебя сегодня превосходное настроение, – сказал Сергей.

– Ты просто излучаешь оптимизм.

Ну, в чем дело?

– Это все из-за твоей Варвары, – нехотя призналась Тамара. – Я понимаю, что это глупо, но мне все время кажется, что она положила на тебя глаз и только ждет подходящего момента, чтобы отбить.

– Отбить, обвалять в муке и положить на сковородку, – задумчиво пробормотал Муму. – Жарить до образования золотисто-коричневой корочки…

– Шути, шути, – вздохнула Тамара. – Дошутишься.

– Ты же знаешь, что все это чепуха, – сказал Сергей. – Варвара не годится мне в любовницы. Ей нужен теленок, чтобы таскать его за собой на веревочке, а я не такой.

– Но вертит она тобой как хочет, – заметила Тамара.

– Не правда, – слегка покривив душой, ответил Муму. – Просто мы друзья.., даже не друзья, а скорее уж боевые товарищи.

– Это еще никогда и никому не мешало.

– Мне мешает, – твердо сказал Сергей. – И ей тоже, поверь.

– Верю, – сказала Тамара. – Тебе я верю, а ей.., ну просто не получается. Ты же знаешь, что все бабы дуры.

– Не все, – возразил Дорогин. – Ты у меня самая умная, самая красивая и вообще самая-самая. Одна на всем белом свете.

– Скажи что-нибудь еще, – попросила Тамара.

– Еще? Пожалуйста. Еще ты рискуешь опоздать на работу.

Проводив Тамару, Муму стал собираться в Москву. Неприятный утренний разговор оставил в душе мутный осадок, словно что-то нехорошее уже произошло или должно было вот-вот произойти. Сергей немного посидел на крыльце, глядя на зеленевший за высоким забором сосновый бор и цеплявшиеся за верхушки деревьев, похожие на легкие клочья ваты облака. Он выкурил три сигареты подряд, думая о Тамаре, стараясь мысленно собрать всю свою любовь и теплоту в один пучок и послать этот луч ей вслед, чтобы оградить ее от дурных мыслей и злых людей. А что еще он мог сделать? Можно было, конечно, перезвонить Варваре и твердо отказаться от участия в ее очередной затее. В конце концов, она бы это как-нибудь пережила. Но, действуя таким образом, очень легко перейти от маленьких уступок к большим, а потом и окончательно утратить последние остатки свободы. Свобода – это не самоцель, решил Дорогин. Свобода – это то, что отличает человека от домашнего животного. Любовь ненасытна, она всегда стремится сделать человека своим заложником, парализовать его и намертво приковать к ногам любимой, как.., как чугунное ядро. Даже самый преданный пес может смертельно надоесть, если он только и умеет что приносить хозяину тапочки да смотреть на него влюбленными карими глазами. Как в том старом анекдоте: назовите постельную принадлежность из трех букв. Ответ: муж. Зачем Тамаре говорящий диванный валик, даже если он умеет латать крышу и дарить цветы? Она первой устанет от такой любви и будет абсолютно права. Да она и сама это отлично понимает, просто совладать с собой часто бывает гораздо труднее, чем с десятком самых ярых недругов.

Подняв себе таким образом настроение, Сергей вывел из гаража машину и вскоре уже гнал ее в сторону Москвы, прибавляя газу на крутых поворотах и рискованно обгоняя попутчиков. Погода была просто отличная, машина идеально слушалась руля, двигатель ровно гудел под длинным обтекаемым капотом, и Муму дал себе волю, в полной мере насладившись быстрой ездой и тугим встречным ветром, врывавшимся в приоткрытое окно. Этот ветер окончательно выдул из его головы все тревожные мысли, и Сергей сбросил газ и притормозил перед постом ГИБДД на въезде в город с огромным сожалением.

К дому Белкиной он подъехал, когда часы на приборной панели машины показывали девять пятьдесят три.

Разумеется, Варвара даже не подумала спуститься вниз и подождать его у подъезда: такое поведение было совершенно не в ее правилах. Дорогин почти не сомневался, что журналистка все еще валяется в постели, а если уже встала, то до сих пор слоняется из комнаты в комнату заспанная и в одном белье, пытаясь сообразить, на каком она свете. Белкина была типичной совой, причем совой убежденной, опытной и умеющей извлекать из своей приверженности к ночному образу жизни максимум удовольствия и пользы. Кроме того, она неукоснительно следовала неизвестно кем выдуманному правилу, которое гласило, что уважающая себя женщина просто обязана повсюду опаздывать. Впрочем, правило это у нее распространялось только на встречи, не имеющие прямого отношения к ее главному делу – добыче информации.

Он запер машину и поднялся к Варваре. Здесь его ждал сюрприз: Белкина не открывала дверь и вообще никак не реагировала на звонки. Наученный горьким опытом, Дорогин предположил худшее и первым делом осмотрел замки. Замки были в полном порядке и при поверхностном осмотре показались ему нетронутыми. Он снова позвонил в дверь, а потом придавил кнопку звонка большим пальцем и держал целую минуту, слушая, как за дверью переливаются электронные трели. Если Варвара была жива и находилась внутри, она наверняка услышала бы этот шум даже сквозь самый крепкий сон.

– Куда, куда вы удалились? – пробормотал Дорогин и стал спускаться по лестнице.

Торчать на площадке, трезвоня в дверь, ему не хотелось. Позвоню из автомата, решил он. А если она не ответит и на телефонный звонок, подожду часок в машине и с чистой совестью поеду домой. А можно заскочить на Мосфильмовскую к Сан Санычу, проведать старика, попить чайку… Правда, подарок для него остался дома, но это поправимо…

Он старательно думал о пустяках, не давая тревожным мыслям прорваться на поверхность сознания. В самом деле, куда могла подеваться Варвара? Да еще в такую рань – по ее понятиям, конечно… Или она вообще не ночевала дома? Белкина – дама непредсказуемая. После ее вчерашнего звонка прошли почти сутки, а за сутки она вполне могла затеять что угодно – от внезапного бурного романа до столь же внезапного и неожиданного для нее самой журналистского расследования со всеми вытекающими отсюда неприятными последствиями.

«Давай-ка для разнообразия все-таки предположим, что у Варвары роман, – решил Дорогин. – Хватит с нее неприятностей. Да и с меня тоже… Пускай бы она встретила мужчину своей мечты: молодого, красивого, богатого и готового сделать богатой ее. Я таких не очень люблю, но моего мнения в данном случае никто и не спрашивает. Главное, что такая встреча объясняет все: и отсутствие Варвары дома с утра пораньше, и то, что она, похоже, начисто забыла о нашей договоренности…»

Он услышал вопли автомобильной сигнализации, когда был на площадке второго этажа. Дорогин ускорил шаги. Последний лестничный марш он преодолел бегом, толчком распахнул дверь подъезда и сразу же увидел Белкину, которая, засунув руки в карманы длинного, похожего на старинный сюртук жакета, бродила вокруг его машины, время от времени задумчиво пиная колеса. После каждого пинка сигнализация принималась причитать с новой силой, словно машина была живым существом, протестовавшим против такого вольного обращения. Сидевшие на скамеечке у соседнего подъезда старухи зорко приглядывались к Белкиной, явно прикидывая, вызвать им милицию или разобраться с хулиганкой своими силами.

Сергей улыбнулся, между делом удивившись тому облегчению, которое испытал, увидев Белкину живой и здоровой. В глубине души он не очень-то верил клятвам Варвары, обещавшей, что их совместная деятельность ограничится только музеями и архивами. Она могла сколько угодно говорить, что не намерена влезать ни в какие криминальные истории, и при этом свято верить собственным словам, но Муму успел основательно ее изучить и знал, что намерения Варвары Белкиной, как правило, сильно отличаются от ее поступков. Она принадлежала к той категории людей, которые, увидев золотого идола, не могут удержаться, чтобы не ковырнуть его ногтем: а вдруг подделка? И не ее вина, что под тонким слоем позолоты действительно сплошь и рядом оказывалось олово, а то и просто сушеное овечье дерьмо… Хранилища музеев и архивные подвалы скрывают в себе очень много информации, которую многие богатые и влиятельные люди предпочли бы похоронить навеки, а Варвара Белкина была, есть и будет универсальным прибором для выкачивания информации – самоходным, не нуждающимся в подзарядке, самопрограммирующимся и обладающим великолепным чутьем на скандалы и сенсации.

Дорогин вынул из кармана брелок с ключом от машины и нажатием кнопки отключил сигнализацию. Сирена коротко вскрикнула в последний раз и смолкла. Белкина удивилась и пнула колесо. Отключенная сигнализация продолжала молчать. Варвара пнула колесо посильнее, как будто потусторонние вопли сигнализации доставляли ей удовольствие, но и этим ничего не добилась.

– А ты ее, проклятую, камнем, – вкрадчиво посоветовал Дорогин, бесшумно подойдя к Варваре со спины.

Белкина вздрогнула, резко обернулась, но, увидев Дорогина, расслабилась.

– Развлекаешься? – спросил Сергей, открывая перед ней дверцу автомобиля. – Где это ты бродишь с утра пораньше?

У него вдруг возникло очень неприятное предположение, почти уверенность в том, что Варвара все-таки ухитрилась влипнуть в очередную историю и теперь прячется, боясь даже на минутку зайти домой. А весь вчерашний разговор насчет музеев, архивов и скучного задания был затеян только для отвода глаз, чтобы Муму согласился помочь. Расчет был верный: Варвара точно знала, что Дорогин ее в беде не бросит. По телефону он еще мог бы отказаться, а теперь… Теперь поздно.

Придерживая распахнутую перед журналисткой дверцу машины, Сергей окинул двор и окна домов быстрым профессиональным взглядом. Все было спокойно.

Белкина заметила этот взгляд и возмущенно фыркнула. – Ты, кажется, вообразил, что я обвела тебя вокруг пальца? – с вызовом спросила она. – Расслабься. Ничего интересного нам с тобой, увы, не предстоит.

Сергей мягко закрыл за ней дверцу, сел за руль и снова посмотрел на Варвару. Да, она совсем не походила на беглянку в этом своем облегающем мини-платьице и длинном просторном жакете. Макияж у нее тоже был в полном порядке, накладывала она его явно не второпях, и пахло от нее не страхом и потом, а дорогими духами. Прическа, как всегда, без затей, да и к чему какие-то затеи, когда у тебя такие роскошные волосы? На шее скромное колье, которое на первый взгляд выглядит как бижутерия, но это только на первый взгляд. На самом деле никакой бижутерией здесь не пахнет. Ногти на руках в идеальном порядке: любовно отполированы, обработаны, ухожены и сверкают темным лаком.

Именно ногти убедили Сергея в том, что Варвара не лжет. Уж если у нее хватило времени и желания заниматься ногтями, значит, ничего любопытного в ее жизни действительно не происходит. Есть время заняться собой и между делом состроить кому-нибудь глазки…

– Ты так на меня смотришь, – сказала Белкина, – что мне начинает казаться, будто впереди у меня все-таки маячит какое-то приключение.., скорее приятное, чем опасное.

– Не обольщайся, – сказал Сергей. – Я просто пытаюсь сообразить, где ты была, раз уж получить ответ от тебя не удается.

– Фи, – разочарованно сказала Варвара, – всего-то… Если хочешь знать, я была в министерстве культуры. – Она без спроса вытянула сигарету из лежавшей на приборном щитке пачки и выжидательно уставилась на Дорогина. Муму чиркнул зажигалкой и дал ей прикурить. – Мерзавцы, – продолжала Варвара, выпуская через нос две толстые струи дыма. – Представляешь, назначили встречу на восемь пятнадцать! Я им как вчера позвонила, так у меня на весь остаток дня настроение испортилось. Из-за всякой ерунды подниматься в такую рань!

– Перезвонила бы мне, – сказал Дорогин, запуская двигатель. – Я бы приехал пораньше и отвез тебя в твое министерство… Кстати, что ты там делала?

– А! – Варвара досадливо махнула рукой с зажатой в ней сигаретой. – Общалась с пресс-секретарем. Этакий лощеный хорек, вонючка в галстуке. Ведет себя так, словно я пытаюсь выведать у него военную тайну. Как будто это не они затеяли всю эту бодягу, а я…

– Какую бодягу? – спросил Муму, видя, что Варваре необходимо выговориться.

– Ты что-нибудь слышал о Басманове?

– О Басманове? А, это тот французский коллекционер! Белогвардеец, кажется… Слышал конечно. Все уши о нем прожужжали. Очередной шаг к улучшению российско-французских отношений. Что-то такое он нам завещал.

– Что-то… – передразнила Варвара. – Поехали в центральный исторический… Не что-то, – продолжала она, когда Дорогин тронул машину с места и вывел ее со двора на улицу, – а золотой чайник работы Фаберже. По слухам, чайник этот принадлежал царской фамилии.

– Интересно, – сказал Дорогин. – Только я что-то не слышал, чтобы Фаберже занимался какими-то чайниками. Пасхальные яйца – это понятно, это у всех на слуху. Украшения, безделушки всякие, статуэтки, мелкая пластика – это да. Но чайники… Впрочем, я не специалист.

– Специалисты тоже разводят руками, – сказала Варвара. – Так, во всяком случае, утверждает этот министерский хлыщ. Но в том, что это именно Фаберже, никаких сомнений нет. Чайник прошел чуть ли не сотню экспертиз – именно потому, что это чайник, а не брошка какая-нибудь. Представляешь себе – чайник! Не уменьшенная копия, не безделушка, а вполне нормальный заварочный чайник, только золотой и с царским гербом.

– Ну и что? – пожал плечами Дорогин, перестраиваясь в левый ряд. – В конце концов, Фаберже был официальным поставщиком царской семьи. Значит, поступил такой заказ… Не понимаю, почему ты этим занимаешься.

– Это все Якубовский, – проворчала Варвара. – Совсем с ума сошел. Кстати, тот материал, который мы с тобой летом раскопали, он мне так и не дал напечатать.

– Про Гаспарова?

– Ну да! Представляешь, уперся и ни в какую! Неактуально, говорит. А по-моему, ему то ли заплатили, то ли припугнули его так, что он готов меня зубами загрызть, лишь бы я помалкивала.

– М-да, – неопределенно сказал Дорогин. Ему было известно об этой истории гораздо больше, чем Варваре, и он подозревал, что за странным поведением главного редактора стоит конкурент убитого Гаспарова Андрей Петрович Мамонтов. Но сообщать о своих подозрениях журналистке Муму не собирался. Мамонт был очень опасным человеком, и связываться с ним по собственной инициативе Дорогин не хотел.

– Вот тебе и «м-да»! – сердито продолжала Белкина. – Я с ним третий месяц собачусь. А тут этот чайник подвернулся. В субботу его привезут в Москву. В министерстве культуры состоится церемония передачи. Церемония! Речи, музыка, шампанское, операторы с камерами, целое стадо писак… И все вокруг этого несчастного чайника. Тоска! Как представлю себе все это, прямо скулы сводит. Но мы, продажные журналисты, обязаны писать то, за что нам платят, и писать добросовестно. Тем более что у нас не ежедневная газета, а еженедельник. Если дать обыкновенную информашку с опозданием на пять дней, это будет полный пшик. Кому интересно читать то, о чем почти неделю назад подробно рассказали по телевизору?

– И теперь ты должна подсыпать в эту преснятину соли и перчику, – закончил за нее Дорогин. – Да, тебе не позавидуешь. Слушай, а ты сочини что-нибудь этакое, скандально-детективное… Басманов умер, Фаберже умер, не говоря уже о царской семье, так что судиться с тобой никто не станет. А публика будет довольна. Дураки станут неделю обсуждать все перипетии сочиненной тобой истории, а умные в течение той же недели будут ругать желтую прессу и покупать вашу газету для того, чтобы повозмущаться по поводу твоей статьи. Нет, правда… Ну, зачем тебе в архив?

– Ты не оригинален, – вздохнула Варвара. – Я уже об этом думала. Если бы это была стопроцентная преснятина, я бы, наверное, так и поступила, очень уж деньги нужны. Но тут есть один просвет, который сулит определенные перспективы…

– Вот как?

– Да. Видишь ли, с этим чайником вышла какая-то странная история… Только учти, Дорогин, если ты кому-нибудь проболтаешься, я тебя уничтожу! Я первая это раскопала, это моя добыча, понял?

– Да понял, понял, – с улыбкой ответил Сергей. – Ты же знаешь, я не болтлив и терпеть не могу журналистов.., кроме тебя, конечно, – поспешно добавил он, перехватив свирепый взгляд Белкиной.

– Ладно, верю, – проворчала Варвара, закуривая новую сигарету. – Так вот, этот пресс-секретарь из министерства то ли в самом деле ничего не знает, то ли темнит. Но там очень кстати оказался один тип из французского посольства – культурный атташе, кажется. По-моему, я ему понравилась…

– Ну, еще бы, – усмехнулся Дорогин, живо представив себе, как все это происходило. Охотясь за информацией, Белкина превращалась в беспощадную и абсолютно беспринципную хищницу, и вырваться из ее когтей было почти невозможно. Бедный атташе, подумал Сергей. Заглянул по делу в министерство культуры – культуры, а не обороны или внутренних дел! – и угодил в мясорубку…

– И нечего иронизировать, – обиделась Белкина. – По-твоему, я не могу понравиться солидному мужчине? Между прочим, он пригласил меня на ужин.

– Бедный атташе, – не удержался Дорогин. Варвара ухмыльнулась, как капитан пиратского фрегата, готовящийся взять на абордаж беззащитный галеон.

– Еще не бедный, – сказала она. – Бедность у него впереди. Ты будешь слушать или нет?

– Буду, – кротко ответил Дорогин. – Уже слушаю. Так что там за темная история с этим чайником?

– История не то чтобы темная, но какая-то странноватая… Оказывается, Басманов приобрел чайник еще в двадцатом году. Угадай где? В Стамбуле, на блошином рынке! Приобрел буквально за гроши…

– Прелестно, – сказал Дорогин. – Русский эмигрант в Стамбуле за гроши приобретает на блошином рынке чайник из чистого золота, принадлежавший царской фамилии. А тебе не приходило в голову, что твой атташе – вовсе никакой не атташе и даже не француз, а просто журналист из конкурирующего с вами издания? Уж очень вся эта история напоминает кастрюлю с лапшой…

– Очень смешно, – проворчала Белкина. – Ты не пробовал заняться сочинительством?

Дорогин крякнул, получив удар в больное место.

– Ты не дослушал, – продолжала Варвара, не обратив внимания на странную реакцию Муму. – Басманов действительно приобрел чайник за гроши, потому что в то время он был медный… Вот этого я, честно говоря, не понимаю, но француз клянется, что так оно и было.

– Вот оно что, – сказал Дорогин. – Ну тогда я могу тебя просветить. Хотя стоит ли? Может быть, надо дать тебе возможность докопаться до всего самой?

– Дорогин, – взмолилась Варвара, – миленький! Ты же знаешь, как я тебя люблю! Всегда любила, а теперь просто обожаю… Ну не томи! Скажи, чего ты хочешь?

Только учти, что денег у меня нет, – добавила она деловито. – Хочешь, поедем ко мне? Черт с ним, с этим архивом… Между прочим, те фильмы, что мы купили на Горбушке, все еще у меня, никак не соберусь выбросить… Хочешь, устроим просмотр? Ну, родненький, расскажи!

– Эх, Варвара, – вздохнул Дорогин. – Непохоже это на тебя.

– Что непохоже? – изумилась Белкина.

– Покупать кота в мешке. Может быть, моя история яйца выеденного не стоит, а ты с ходу начинаешь рисовать перспективы…

– Дурак ты, Дорогин, – сказала Белкина. – Я же, в отличие от тебя, никогда не скрывала, что не прочь затащить тебя в постель безо всяких историй. А тут такой предлог… Эх ты, бестолочь… Ну, будешь рассказывать или нет?

– Буду конечно, – сказал Сергей. – Да и рассказывать-то особенно нечего. Просто как-то раз довелось мне услышать, что сразу после революции у нас в Москве орудовал один умный еврей. Фамилии его я не помню, но знаю, что до революции был он ювелиром. В семнадцатом он драпануть почему-то не успел: жена у него захворала, что ли… А когда жена умерла, драпать было уже поздно: золотишко реквизировали, кругом фронты, пальба, банды шастают… В общем, пришлось ему приспосабливаться. И приспособился-таки! Конечно, в восемнадцатом году в Москве ювелиру делать было нечего, но он нашел выход из положения. Смастерил, понимаешь ли, гальваническую ванну и развернул бизнес: золотые и серебряные изделия медью покрывать. Милое дело! Было, скажем, блюдо золотое, а стало медное. Крестики нательные, брошки.., да всего не перечислишь. Много золота благодаря ему под видом простых медяшек за границу уплыло, а многое и здесь осело. Причем случалось так, что хозяин такой вот замаскированной под медь драгоценности умирал, а вещь попадала в случайные руки. И вот сидел в каком-нибудь приюте сопливый беспризорник и хлебал баланду золотой ложкой… По слухам, такие вещи в Москве всплывали даже в шестидесятых годах. Вот, собственно, и вся история. Правда это или нет – не знаю, но очень похоже на правду. По крайней мере, случай с чайником Басманова эта история объясняет полностью.

– Да, – задумчиво сказала Варвара, – похоже на то. Слушай, а откуда тебе это известно?

– Оттуда, – уклончиво ответил Дорогин, который услышал эту историю почти десять лет назад, во время обеденного перерыва, когда вместе с другими зеками сидел, покуривая, на штабеле бревен за лесопилкой. Тогда он счел ее обыкновенной тюремной байкой и очень удивился, через столько лет получив подтверждение ее правдивости.

– А что потом стало с этим ювелиром, ты не знаешь? – спросила Варвара.

– Согласно каноническому тексту данной легенды, – сказал Дорогин, – старика таки вычислили и забрали. Лет ему в ту пору было уже порядочно, так что он скорее всего умер в лагере.

Белкина задумалась. Вид у нее при этом был грустный и сосредоточенный.

– Да, – сказала она наконец, – печальная история… Не люблю я писать про жертвы режима…

– А при чем тут жертвы? – пожал плечами Дорогин. – Наоборот, старикан до самой смерти жил наперекор всему и играл по своим правилам. Очень жизнеутверждающая история. Железный старикан, теперь таких не делают.

– Да, – Варвара щелкнула пальцами, – ты прав. Спасибо тебе, Дорогин. Можно считать, что начало статьи уже есть. Хорошее начало. Действительно, с этим чайником получается целый детектив. Это можно раскрутить. Ей-богу, можно!

Она заметно оживилась, от ее дурного настроения не осталось и следа. Теперь перед Дорогиным была совсем другая Белкина, больше всего напоминавшая изготовившуюся к прыжку пантеру. Бедный атташе, снова подумал Муму. Ведь он теперь, пожалуй, будет ждать Варвару в ресторане совершенно напрасно. Она напала на след, ей теперь не до амуров с культурными атташе…

Он припарковал машину, выключил двигатель и затянул ручной тормоз.

– Приехали, шеф, – сообщил он.

– Что? – встрепенулась Варвара.

– Центральный исторический архив, – сказал Дорогин. – Твоя остановка. Не забывайте в вагонах багаж и личные вещи…

* * *

Варвара позвонила в субботу вечером. Ее голос показался Дорогину усталым, раздраженным и не совсем трезвым, что было неудивительно: церемония передачи пресловутого чайника должна была завершиться несколько часов назад. Четырехдневный марафон закончился, а Белкина по-прежнему оставалась там же, откуда стартовала: ни в музеях, ни в архивах ей не удалось обнаружить ничего нового об уникальном чайнике работы Фаберже. Правда, она раздобыла кое-что о Басманове, но это были самые общие сведения, не представлявшие никакого интереса для затеянного Белкиной расследования. Граф Георгий Дмитриевич Басманов был ровесником века, частенько гостил при дворе вместе со своими родителями и, согласно свидетельству кого-то из придворных, активно оказывал знаки внимания одной из фрейлин императрицы Александры Федоровны. Повоевать на фронтах Первой мировой юный граф не успел, зато в Гражданскую прошел путь от подпоручика до командира полка и отбыл из Одессы в Турцию с последним пароходом, куда его, раненного в голову и полумертвого от потери крови, с боем втащили двое товарищей по оружию. Удивительным во всей этой вполне заурядной истории было разве что долголетие древнего старца, который умер в Париже, не дотянув до своего столетнего юбилея всего ничего – каких-то два с половиной месяца. По всему выходило, что знаменитый чайник действительно попал к нему в руки по чистой случайности. Детективная история не клеилась, и Варвара была вне себя.

– Как прошла церемония? – поинтересовался Дорогин.

– А ты что, ящик не смотришь? – слегка заплетающимся языком спросила Варвара. – Полчаса назад в новостях показывали. Пан… Панде.., панде-мо-ниум, понял? Ностальгия по русским березкам… Как будто во Франции своих нету. Правда, чайник красивый. Прямо горит, аж глазам больно. А на банкет меня пускать не хотели. Только для белых, понял?

– Понял, – сказал Дорогин. – Но ведь пустили же в конце концов?

– А ты не придирайся. Это мой атташе устроил. Слушай, ты не знаешь, зачем я тебе звоню?

– О, – сказал Сергей, – я вижу, банкет прошел успешно. Действительно, зачем ты мне звонишь? Ты сейчас должна общаться с атташе…

– Атташе остался с министром, – сообщила Белкина. – Он у нас здесь уже четыре года, так что шампанское его теперь не устраивает, ему водку подавай. А, вспомнила! Слушай, ты мне понадобишься. Завтра, прямо с утра.

– В воскресенье? Зачем это?

– Все по тому же делу. Появился просвет. Вернее, слабая надежда… Дали мне тут по знакомству телефончик одного любопытного старичка. Говорят, большой знаток по ювелирной части и, в частности, по Фаберже… Если кто-нибудь что-нибудь знает об этом чертовом чайнике, так это он. Давай подъедем, а? Я с ним уже договорилась, дело только за тобой. Уж больно неохота к нему в Монино на электричке пилить. Если хочешь, я могу с Тамарой поговорить. Я же знаю, как она относится к нашим совместным поездкам.

– Никак она к ним не относится, – солгал Сергей. – И вообще, она сегодня заступила на дежурство. Вернется только завтра вечером, так что я все равно сирота. Можем съездить, если хочешь.

– Очень хочу, – с пьяной убедительностью сообщила Варвара.

– Слушай, – сказал Дорогин, – а зачем тебе все это надо? Ну расскажет тебе этот твой старичок еще что-нибудь про басмановский чайник… Что тебе, гонорар за это увеличат?

– Чудак, – рассмеялась Варвара. – Гонорар – это хорошо, но на нем свет клином не сошелся. Это ведь история, понимаешь? А я – профессионал. У меня в руках ниточка, а что на другом конце этой ниточки – неизвестно. Неужели тебе самому не любопытно? Правильно, сейчас много развелось таких журналюг – потянет за ниточку, оборвет кончик и ну размахивать этим обрывком: вот, мол, смотрите, у меня сенсация! А смотреть-то и не на что. Халтурить я тоже умею не хуже иных-прочих, но не люблю. Тем более что до выхода газеты время еще есть. А в Монино, между прочим, сейчас хорошо. Свежий воздух, и яблоки еще не все собрали…

– Уговорила, – рассмеялся Дорогин. – Ложись-ка ты спать, Варвара, а то завтра до полудня не проснешься.

– Не учи ученого, – проворчала Белкина и дала отбой.

В Монино они приехали уже после полудня. Перед этим Дорогину пришлось долго звонить Варваре в дверь, а потом еще дольше ждать, пока Белкина оденется и приведет себя в порядок. За это время он успел выпить две чашки кофе и выкурить сигарету. Третью чашку кофе и еще одну сигарету он употребил за компанию с Варварой, которая заявила, что без чашечки кофе никуда не поедет, и тут же добавила, что пить кофе в одиночку не станет – какого дьявола, когда на кухне сидит мужчина? Выпить кофе одна она еще успеет, и так каждое утро глотает его без всякого кайфа, как лекарство…

В Монино действительно было хорошо – и по части свежего воздуха, и по части поздних яблок, и вообще. Удовольствие от поездки было немного омрачено непрерывным ворчанием Белкиной, которую мучили последствия вчерашнего банкета. Впрочем, Дорогин давно привык к частым перепадам настроения своей старой знакомой и не обращал на ее жалобы и язвительные замечания никакого внимания. Страдающую от вызванного неумеренным употреблением дорогого шампанского похмелья Варвару не устраивало буквально все: природа, погода, дорожное покрытие, музыка, которую включил Дорогин, чтобы заглушить ее жалобы, поведение водителей и пешеходов, стиль вождения Дорогина и даже цель поездки, которую затеяла она сама. Чтобы перевести разговор на другую тему, Сергей спросил ее, что это за старик, к которому они едут.

Поначалу Варвара ворчала и огрызалась, но, взбадриваемая и понукаемая неумолимым Дорогиным, в конце концов разговорилась и сообщила, что фамилия старика Яхонтов, зовут его Даниилом Андреевичем, что он уже десять лет на пенсии, а до этого всю жизнь проработал ювелиром-реставратором в Алмазном фонде. Кроме того, Даниил Андреевич Яхонтов был непревзойденным знатоком и ценителем русской старины и, в частности, большим энтузиастом истории ювелирного дела в России. По этой части он считался едва ли не самым авторитетным из ныне здравствующих экспертов, и Варваре удалось заполучить его координаты лишь ценой неимоверных усилий.

Получив такую информацию, Дорогин ожидал увидеть старинный особняк, от фундамента до крыши набитый антиквариатом и золотыми украшениями. Поэтому он очень удивился, когда Варвара велела ему остановить машину у калитки аккуратного и ухоженного, но очень скромного одноэтажного домика на окраине Монино.

– А ты ничего не перепутала? – спросил он.

– Представь себе, нет, – сказала Варвара. – Меня предупредили, что старик с причудами, старой закваски. Знаешь, из этих: бедный, но честный. Черт, башка трещит просто невыносимо… Испорчу я интервью, как пить дать испорчу.

– Не испортишь, – успокоил ее Сергей. – Ты у нас профессионал. И вообще, старый конь борозды не портит.

– Сам ты старый конь, – огрызнулась Варвара и решительно полезла вон из машины.

Даниил Андреевич Яхонтов оказался вовсе не сухоньким близоруким старичком с профессорской бородкой и обширной блестящей плешью, которого вообразил себе Муму. Это был грузный, страдающий одышкой пожилой человек, более всего напоминавший ушедшего на покой грузчика или молотобойца. Голова у него была крупная, с отвисшими бульдожьими щеками, заросшая густым, как мех, коротким седым волосом, с низким широким лбом и неожиданно острыми, совсем молодыми глазами, утонувшими в складках тяжелых морщинистых век. Над этими похожими на буравчики глазами нависали густые косматые брови, абсолютно черные и оттого казавшиеся накладными. Время беспощадно изуродовало его фигуру, но в костлявых сутулых плечах и длинных волосатых ручищах все еще угадывалась недюжинная сила. «Вот это ювелир, – подумал Дорогин. – Такому никакие грабители не страшны. Двинет разок в ухо, и инцидент можно считать исчерпанным…»

Отставной реставратор принял их на просторной застекленной веранде и усадил в легкие плетеные кресла подле простого деревянного стола, на котором стояла стеклянная ваза с поздними яблоками. Варвара с наслаждением втянула ноздрями исходивший от яблок терпкий осенний аромат.

– Угощайтесь, – пригласил старик. – Для начала яблоками, а я сейчас жене скажу, чтобы сообразила чего-нибудь посущественнее.

– Спасибо, – сказала Варвара. – Не стоит беспокоиться, мы не голодны.

– А я и не говорю, что вы голодные, – ворчливо ответил Яхонтов. – А только, раз пришли ко мне в дом, извольте подчиняться моим правилам. А правило у меня простое: гостя сначала накормить надо, а потом разговоры разговаривать. Все ясно? Анна Сергеевна! – зычно позвал он, распахнув дверь, которая вела в дом. – Гости у нас! Собери-ка на стол!

Через минуту на веранде появилась сухонькая старушка с седыми, собранными в аккуратнейший пучок волосами. Лицо у нее было тонкое, почти прозрачное, глаза лучились добротой, морщинистые бескровные губы приветливо улыбались. На ней было старенькое, но очень аккуратное темно-синее шерстяное платье и белая шаль, сколотая на груди массивной и, судя по виду, очень старой янтарной брошью. В руках Анна Сергеевна с заметным усилием удерживала потемневший серебряный поднос, на котором имели место фарфоровое блюдо с домашними пирогами, объемистый хрустальный графин, доверху наполненный какой-то темно-красной жидкостью, и три хрустальные рюмки.

Приветливо поздоровавшись, Анна Сергеевна поставила поднос на стол.

– Перекусите пока, – сказала она. Голос у нее был неожиданно глубоким и мелодичным, он совершенно не вязался с ее внешностью. Казалось, что голос этот лет на тридцать, а то и на все сорок моложе своей хозяйки. – Обед будет через полчасика.

Варвара прижала ладонь к груди и открыла рот, чтобы возразить, но хозяин уже завладел графином, наполнил рюмку и протянул ей.

– Тихо, тихо, – сказал он. – Не надо спорить. Это наливочка – вишневая, домашняя, на спирту… Если голову не поправить, то и разговора не получится. Правильно я говорю? – повернулся он к Дорогину.

– Правильнее не бывает, – подтвердил Сергей и с улыбкой покосился на Варвару.

Белкина выглядела смущенной и растерянной. «То-то же, – злорадно подумал Муму. – Не надо думать, что ты одна умеешь видеть людей насквозь. Но до чего же старик интересный! Молодец Варвара, что вытащила меня сюда!»

– Пироги ешьте, – угощал Яхонтов. – Вот эти с капустой, эти с мясом, а эти вот – с яйцом и луком. В супермаркетах таких не продают, это я вам точно говорю. Пейте, пейте, наливки у меня полный погреб… Извините, что в дом не зову. Печку я затеял перекладывать, так что там у меня содом и гоморра…

– Сами? – удивился Сергей.

– Чего? А, печку-то… Так на печника, понимаешь, деньги требуются, а с моей пенсии не больно разгуляешься. Ничего, всю жизнь справлялся и теперь справлюсь.

Варвара, все это время с опаской разглядывавшая свою рюмку, наконец решилась и залпом опрокинула ее в рот. Лицо ее немедленно побагровело, глаза выкатились, и она мучительно закашлялась.

– Что, невкусно? – с подковыркой спросил старик, опять заставив Дорогина усомниться в том, что они приехали по адресу. Анна Сергеевна была похожа на супругу эксперта по ювелирному делу, но самого Даниила Андреевича можно было скорее принять за отставного прапорщика спецназа, чем за реставратора на пенсии.

– Вкусно, – утирая слезы, призналась Варвара. – Но крепко.

Дорогин, который с любопытством наблюдал за Варварой, перевел взгляд на старика и увидел прямо у своего носа наполненную до краев рюмку. Он хотел было отказаться, сославшись на необходимость вести машину, но потом решил рискнуть: старик ему нравился, и обижать его не хотелось.

– С удовольствием, – сказал он, – но только одну. Я за рулем.

– Правильный подход, – пророкотал Яхонтов, наливая себе. – Ну, со свиданьицем.

Сергей выпил, и у него перехватило дыхание. Это действительно было вкусно, но по крепости настойку Даниила Андреевича можно было сравнить с динамитом. Зловредный старикан наблюдал за ним с хитрым прищуром, поэтому Сергей, не дрогнув ни единым мускулом лица, потянулся за пирогом и отхватил от него огромный кусок, поначалу даже не почувствовав вкуса. Он посмотрел на Варвару. Белкина уже перестала кашлять. Она сидела в свободной расслабленной позе, откинувшись на спинку кресла, и жевала пирог с капустой, заедая яблоком. При этом на ее губах играла блаженная улыбка, при виде которой Дорогин сразу вспомнил старую поговорку, гласившую, что неосторожный опохмел приводит к длительному запою.

Яхонтов выпил, крякнул и со стуком опустил рюмку на стол.

– Ну, – сказал он, вставая, – будем считать, что боевое крещение вы приняли. Теперь можно и поговорить.

– Обязательно, – согласилась Варвара, без спросу налила себе жидкого динамита и медленно, смакуя каждую каплю, выпила рюмку до дна.

Тяжело ступая, Яхонтов ушел в дом и через минуту вернулся, неся в руках потертую картонную папку.

– Мне сообщили, что вы интересуетесь басмановским чайником, – сказал он, развязывая замусоленные тесемки. – Честно говоря, я сначала засомневался. Не делал Фаберже посуды! Тем более чайник… А потом припомнил, что будто бы слышал или читал о чем-то похожем, только никак не мог вспомнить, что именно читал и где. Пришлось поднять свой архив. И представьте себе, был такой чайник! И теперь понятно, почему его ни в одном каталоге нет. Кроме каталога коллекции Басманова, разумеется. С чайником этим получилась прелюбопытнейшая история…

– Извиняюсь, – сказала Варвара и вынула из сумочки диктофон. – Вы не возражаете, если я запишу ваш рассказ?

Движения у нее были неуверенными, глаза подозрительно блестели, а голос сделался тягучим, как патока. Она чуть не уронила диктофон и не сразу разобралась в кнопках. Яхонтов заговорщицки подмигнул Дорогину и отставил графин на край стола, подальше от Варвары.

– Не возражаю, – сказал он. – Пленка-то в нем есть?

– Должна быть, – ответила Варвара. – А вообще-то, черт ее знает…

Дорогин вздохнул, отобрал у нее диктофон, проверил кассету и положил включенную машинку на стол перед Даниилом Андреевичем.

Старик открыл папку, бережно полистал пожелтевшие страницы и вынул лист плотной бумаги с наклеенной на него картонкой. При ближайшем рассмотрении картонка оказалась старинной, основательно потертой и пожелтевшей фотографией, на которой была изображена какая-то металлическая посуда – судя по всему, чайный сервиз на двенадцать персон. Посреди композиции возвышался затейливый самовар, увенчанный пузатым заварочным чайником, который сверкал, как маленькое солнце.

– Вот это и есть басмановский чайник, – сказал Даниил Андреевич, постукивая по фотографии желтым квадратным ногтем. – Изготовлен на фабрике Фаберже в тысяча девятьсот одиннадцатом году по заказу императрицы Александры Федоровны.

– Погодите, – сказал Дорогин, поскольку Варвара, судя по всему, пребывала в легкой прострации. – Ведь речь идет о чайнике, а тут целый сервиз!

– Где сервиз? – осведомилась Варвара, делая попытку встать и, перегнувшись через стол, заглянуть в папку.

– Сиди! – хором сказали Яхонтов и Муму, и Варвара опустилась опять в кресло, обиженно надув губы.

– То-то и оно что сервиз, – согласился Яхонтов, бережно убирая фотографию в папку. – Тут вот какое дело… Это действительно был сервиз. Фаберже, как известно, числился официальным поставщиком драгоценных безделушек для императорской семьи. Само собой, пользуясь положением, драл он за свои изделия по семь шкур, и императрица, земля ей пухом, обычно старалась как-нибудь потихоньку обойти этого рвача и приобрести украшения на стороне, у того же Никитина, к примеру.

Качество было не хуже, а обходилось это гораздо дешевле – иногда раз в пятнадцать, в двадцать… Но это когда она покупала для себя. А в торжественных случаях, когда нужно было сделать кому-то ценный подарок от лица российской короны, приходилось обращаться к Фаберже и раскошеливаться – положение, как известно, обязывало. И вот в одиннадцатом году Александра Федоровна заказывает Фаберже этот самый сервиз в подарок королю Монте-Негро. Звали короля, кажется, Негошем, но в нашей истории он никакой роли не играет…

– М-монте-Негро? – вскинула отяжелевшую голову Варвара. – Это в Бразилии?

– Это на Балканах, – терпеливо пояснил Дорогая, в то время как Яхонтов с веселым удивлением разглядывал расклеившуюся журналистку. – «Монте» – горы. «Негро» – это, по-моему, и без перевода понятно. Черногория.

– Ах да, – шумно обрадовалась Варвара. – Я просто забыла.

Дорогин сунул ей в руку пирог с мясом и повернулся к Яхонтову.

– Извините, – сказал он. – Она вчера была на банкете по случаю возвращения на родину этого самого чайника и немного перебрала шампанского.

– Эх, семь-восемь! – сокрушенно воскликнул Яхонтов. – Кто же знал, что в ней шипучка эта бродит! А я, старый дурак, спирту ей…

– Ничего, – сказал Муму, – она крепкая, оклемается.

Яхонтов оценивающе оглядел Варвару с ног до головы и снова с заметным удовольствием вернулся к ногам.

– Да, – одобрительно сказал он, – крепкая. И вообще… Эх, годков бы двадцать долой, я бы ей показал!

– Ишь чего захотели, – жуя пирог, невнятно проговорила Варвара.

– Годков бы двадцать… И вообще, не забывайте, что разговор записывается. Только пленку зря переводите, а она денег стоит…

– И то правда, – сказал старик, с видимым облегчением оставляя скользкую тему. – Так вот, этот самый черногорский король Негош был большим другом России и императорской семьи, так что подарок ему решили сделать поистине царский: настоящий чайный сервиз из чистого золота, с черногорскими гербами…

– Стоп, – снова вмешалась в разговор Белкина. –С гербами? Тогда это не то. На басмановском чайнике царский герб, я сама видела. Российский, а никакой не черногорский. Кстати, а какой герб у Черногории?

– Двуглавый орел, – сказал Дорогин.

– Ну да?! Врешь ведь, Дорогин.

– Не врет, – сказал Яхонтов. – Так оно и есть. Отличия, конечно, имеются, но в целом… В общем, чтобы заметить разницу, надо приглядеться и вдобавок иметь оба герба перед глазами.

– Па-ардон, – сказала Варвара. – Я, кажется, сегодня слегка.., гм.., невпопад.

– Да уж, – сказал Дорогин.

– Ничего, – успокоил присутствующих Яхонтов. – Так даже веселее. Давненько я красивых девок не спаивал. Так вот, Фаберже получил заказ. Непривычно, конечно, но деньги-то немалые! Да и с императрицей не больно-то поспоришь. Сегодня ты официальный поставщик двора, а завтра пойдешь своими брошками на ярмарке торговать… В общем, сделал он сервиз и представил на высочайшее рассмотрение. И что-то такое у них там вышло, что-то не срослось… Короче говоря, сервиз не одобрили и подарили Негошу что-то другое. А сервиз как-то незаметно пропал. В ту пору из дворца многое вот так пропадало: было и сплыло, и спросить не с кого, потому что здоровье наследника важнее…

– Распутин? – быстро спросил Сергей.

– Поговаривали, что он, но разве теперь узнаешь? За руку его не схватили, так что этот вопрос пока остается открытым. Да так, видно, открытым и останется. Вот, собственно, и все. Да, и еще одно. Басманов, конечно, чайничек свой купил не случайно. Ну сами подумайте: эмигрант, без году неделя в Стамбуле, ни денег, ни жилья, ни перспектив, ни здоровья… И вдруг – на тебе! – покупает чайник. Не кусок хлеба, а медный заварочный чайник. Не из-за герба же он его купил! Тем более что Басманов-то как раз знал, чем черногорский герб отличается от российского. Значит, приходилось ему слышать о сервизе, а может быть, и видеть. Может быть, Басмановы его у Гришки и купили, кто знает? У старого графа знаменитая коллекция была, многие завидовали. Так или иначе, а чайник он опознал сразу и безошибочно. Не удалось его провести старому Шульцу…

– Шульцу?

– Ну да. Орудовал после революции в Москве такой комбинатор, золото под медь маскировал. Замели его в двадцать четвертом году, но расколоть не успели: на второй день помер в камере.

– Убили?

– Да какое убили! От старости он помер, старый сквалыга! Всю жизнь всех за нос водил, и тут вывернулся.

– Надо же, – сказал Дорогин. – Выходит, правду мне рассказывали. А я-то думал, что это просто байка.

– Где это тебе про него рассказывали? – живо заинтересовался Яхонтов.

Дорогин замялся.

– Да так, – сказал он, – в одной компании…

– И долго ты в этой компании сидел? – спросил старик.

– Н-да… – удивленно произнес Сергей. – Да нет, не очень. Но мне хватило. А как вы узнали, если не секрет?

– Не секрет, – ответил Яхонтов. – На ювелира ты не очень похож, а байки про старого Шульца только в двух местах можно услыхать – за столом, где наше старичье про былые времена вспоминает, и еще там, где ты про него слышал.

На веранде неслышно возникла Анна Сергеевна и спросила, подавать ли обед. Дорогин поспешно поднялся и сказал, что им с Варварой пора.

– Нам еще нужно обработать материал, – заявил он, вынимая из внутреннего кармана куртки бумажник. – Журналисты, знаете ли, работают без выходных.

– Так уж и без выходных, – проворчала Варвара. Дорогин немного удивился, поскольку ждал этой реплики, но вовсе не от Варвары, а от Яхонтова.

– Я имею в виду хороших журналистов, – сказал он, – а не тех, которые регулярно напиваются на работе.

– Да ладно тебе, – примирительно пробасил Даниил Андреевич, – особенно-то не строжись. Это я виноват. Не рассчитал маленько.

– А вы не могли бы еще немножечко провиниться? – невинно поинтересовалась Варвара. – Граммов на пятьдесят, не больше.

– Тогда твой.., гм.., твой коллега тебя до дома не довезет, – сказал Яхонтов.

– Давай уж как-нибудь в другой раз. Созвонимся, я жену куда-нибудь отправлю… А?

– Не обращайте на него внимания, пожалуйста, сказала воспитанная Анна Сергеевна.

– Спасибо вам огромное, – поблагодарил хозяев Дорогин, убирая в карман Варварин диктофон. – Даниил Андреевич, у меня к вам просьба. Вы не одолжите нам на время фотографию сервиза? Мы скопируем и сразу же вернем, обещаю.

– Верните обязательно, – сказал Яхонтов, вынимая из папки фотографию. – Сервиз-то сгинул, так что вот эта картонка – единственная о нем память. Две войны, три революции… Вряд ли мы о нем еще когда-нибудь услышим. Хоть чайник нашелся, и то ладно.

– Спасибо, – повторил Муму, бережно принимая фотографию. Он открыл бумажник и вынул оттуда пятьдесят долларов, жалея о том, что нельзя дать больше, не возбудив у Яхонтова подозрений: благотворительности старик явно не признавал и запросто мог обидеться. – Вот, пожалуйста. Это вам.

– Это еще что? – грозно прорычал Даниил Андреевич, глядя на деньги так, словно Дорогин протягивал ему дохлую кошку.

– Процент от авторского гонорара, – невозмутимо солгал Дорогин. – Таков порядок, извините. Не я его придумал, не мне его менять. С нас за это строго спрашивают, так что вы уж не подводите нас с Варварой под монастырь. Да, квитанцию я привезу вместе с фотографией, тогда и распишетесь. Я понимаю, что этого маловато, но, как говорится, чем богаты…

– Впервые в жизни вижу честного журналиста, – проворчал Яхонтов, принимая деньги. – Ну спасибо, коли так. Дрянь ведь, бумажки захватанные, а жить без них как-то не получается.

Дорогин сердечно распрощался с хозяином и его женой, подхватил под локоть довольную всем на свете Варвару, почти волоком протащил ее через сад и со вздохом облегчения усадил в машину. Запустив двигатель, он оглянулся, но на крыльце уже никого не было.

Глава 5

Был субботний вечер. Школьному сторожу Михаилу Ивановичу Струкову оставалось жить меньше двух с половиной суток, но он об этом, конечно же, не знал. Не знал об этом и учитель истории Перельман, тезка Михаила Ивановича, работавший в той же школе, что и страдавший от хронического алкоголизма сторож. Он провел этот вечер точно так же, как и сотни других вечеров, с той лишь незначительной разницей, что сегодня над ним не висела тягостная необходимость вставать назавтра в половине шестого утра и битый час трястись в переполненном транспорте только затем, чтобы убить еще один день своей жизни на вдалбливание в тупые головы современных подростков исторических сведений, которые были этим подросткам абсолютно не нужны.

Завтра воскресенье, а это означало, что сегодняшний вечер принадлежал ему безраздельно. Невелико сокровище, конечно, но для человека, который шесть дней в неделю занимается нелюбимым делом, даже один абсолютно свободный вечер – это уже что-то.

По субботам во второй смене у Михаила Александровича Перельмана было всего три урока, поставленных к тому же подряд, один за другим – с первого по третий. Благодарить за это следовало Ольгу Дмитриевну Валдаеву, которая составляла расписание, но Перельман не собирался рассыпаться перед ней в любезностях. Валдаева просто делала все от нее зависящее для того, чтобы сохранить в школе сравнительно молодого грамотного специалиста, да к тому же мужчину. Мужчины-учителя – вымирающий вид, их нужно беречь, о них нужно заботиться, с них нужно сдувать пылинки. Кроме того, Перельман подозревал, что завуч Валдаева имеет на него и другие виды. Кого бы она из себя ни строила, она в первую очередь была женщиной, а всем женщинам, по твердому убеждению Перельмана, свойственно хотеть замуж. Это как у Козьмы Пруткова: «Все девицы вообще подобны пешкам: каждая мечтает, но не каждой удается пройти в дамки».

И кем бы ни воображал себя учитель истории Перельман, он прекрасно понимал, что одной ногой уже стоит на выжженной южным солнцем священной земле Израиля. Мать и сестра уехали больше года назад и с тех пор не оставляли его в покое, непрерывно бомбардируя слезными письмами и телефонными звонками: приезжай, Миша, как ты там без нас, как мы здесь без тебя? Когда они уезжали, он был тверд. «Мой дом здесь, – сказал он, – а там меня никто не ждет. Я там ни разу не был, зачем же говорить, что там моя родина? И потом, что я, по-вашему, буду там делать? Строить дороги? Так я не умею строить дороги. В конце концов, я не хочу ничего строить, я учитель! И я очень сомневаюсь, что там мне удастся найти местечко преподавателя истории России.»

Все это было так, но за год взгляды Михаила Перельмана как-то незаметно переменились. Возможно, дело было в этих дурацких записочках от каких-то «детей Сатаны» и «воинов ислама», которые стали с завидной регулярностью появляться в его почтовом ящике, или в телефонных звонках с угрозами сделать ему «обрезание по самые уши». А может быть, свою роль сыграло резко изменившееся отношение к нему завуча Валдаевой – женщины, бесспорно, сногсшибательно красивой, но чересчур авторитетной и какой-то замороженной, словно она много лет пролежала погруженной в жидкий азот и до сих пор не могла оттаять. С некоторых пор – а именно с того дня, как в школе стало известно об отъезде его родственников за рубеж, – Валдаева вдруг начала вести себя с ним как-то странно, и лишь спустя несколько недель до Перельмана наконец дошло, что замороженная завучиха попросту строит ему глазки. Разумеется, у Михаила Александровича и в мыслях не было не то что жениться на Валдаевой, но даже и спать с ней. Как-то раз, он честно попытался представить себе, как это могло бы быть, но получившаяся картинка была довольно безрадостной и отчетливо попахивала некрофилией. Тем не менее у него хватило ума не доводить дело до решительного объяснения, что дало ему некоторую передышку и позволило пользоваться плодами расположения завуча, ничем за это не расплачиваясь.

Это не могло продолжаться вечно. Валдаева не молодела и отлично об этом знала. Перельман понимал, что ее терпение скоро лопнет, она перейдет от осторожной осады к более решительным действиям, и тогда о спокойной жизни можно будет забыть. Первым делом старая стерва составит такое расписание, что он при минимальной нагрузке будет вынужден торчать в школе по двенадцать часов в день шесть дней в неделю, и каждый второй данный им урок будет открытым. Чем дольше тянулась неопределенность, тем явственнее Михаил Александрович понимал неизбежность такого финала. Ожидание неприятностей, как водится, изматывало сильнее, чем сами неприятности, а тут еще эти сопливые идиоты со своими подметными письмами ни с того ни с сего активизировались и принялись буквально изводить его. Дело дошло до того, что кто-то намалевал аэрозолем жирную свастику прямо на портфеле, с которым Перельман ходил на работу, – среди бела дня, на большой перемене, в классе, где было полно учеников… Он стоял перед ними, смотрел в их невинные глаза, разглядывал их молодые чистые лица и думал о том, что все они знают, кто шутит над ним так подло, – знают, а может быть, и сами принимают участие. Дикость, средневековье, тысяча лет до рождества Христова! И все это – на пороге нового тысячелетия…

Последним, третьим по счету во второй субботней смене у Перельмана стоял урок истории в седьмом "В". Входя в класс, Михаил Александрович поймал себя на чувстве трусливого облегчения: эти были еще слишком юны, чтобы доставлять серьезные неприятности. Все, на что они были способны, пока что начиналось и заканчивалось детскими шалостями: намазать доску воском, подложить на стул кнопку, принести в школу белую крысу или подвесить где-нибудь в укромном местечке за шторой «хохотунчика» на батарейках, который отзывался на каждое повышение голоса взрывами истеричного хохота. Затея с «хохотунчиком», между прочим, Перельману понравилась. Он оценил ее по достоинству, тем более что сам никогда не орал на учеников, считая подобный стиль поведения унизительным прежде всего для себя. Зато биологичка, которую предусмотрительные родители назвали Флорой (Флора Эммануиловна, с ума можно сойти!) и которую изобретательные школьники, разумеется, моментально окрестили Фауной, неоднократно прибегала в учительскую в состоянии, близком к буйному помешательству. Насколько было известно Перельману, Флора Эммануиловна собственноручно разорвала в клочья четырех «хохотунчиков», но детишки не унывали и регулярно покупали новых, благо деньжата у их родителей водились.

Седьмой "В" нравился Перельману. Детишки здесь учились далеко не самые способные, подобранные с бору по сосенке, и родители у них были попроще, чем у юных снобов, которых по старой традиции отбирали в "А" классы, но именно поэтому с учащимися седьмого "В" было проще работать. В них не было того холодного насмешливого равнодушия ко всему на свете, которое так пугало Перельмана в некоторых учениках. Зато с чувством юмора у них был полный порядок, не то что у большинства коллег Михаила Александровича.

На субботу Перельман назначил седьмому "В" самостоятельную письменную работу, что позволяло, во-первых, немного побездельничать самому, а во-вторых, отпустить пораньше тех, кто справился с заданием. Если не делать задание излишне сложным и объемным, можно закончить урок за каких-нибудь двадцать минут и быть наконец свободным до самого понедельника. Он распределил варианты, пустил по рядам карточки с вопросами и уселся за стол, разворачивая газету.

В классе стоял неприятный запашок какой-то тухлятины. Перельман старался не обращать на него внимания. Причин для запаха могла быть уйма: чье-нибудь расстройство желудка, небрежность уборщицы, которая вымыла пол в классе грязной, уже начавшей гнить тряпкой, какая-нибудь околевшая за плинтусом или под шкафом мышь… Но когда он сел за свой стол, запах, казалось, многократно усилился. Перельман заметил, что некоторые ученики украдкой принюхиваются, морща носы, и вертят головами, пытаясь установить источник вони.

Он медленно свернул газету, отложил ее в сторонку и осторожно огляделся, пытаясь понять, откуда все-таки воняет. В душе его крепло неприятное предчувствие, что все это неспроста. Стараясь действовать незаметно для учеников, он приоткрыл тумбу стола и заглянул вовнутрь. Внутри не было ничего, кроме сваленных беспорядочной грудой бумаг: каких-то старых контрольных работ, забытых тетрадей, пожелтевших газет и иной макулатуры.

Перельман закрыл дверцу тумбы и потянул на себя выдвижной ящик. Вонь ударила в нос, как боксерская перчатка. На дне ящика, распластанная на светлой фанере распоротым брюхом кверху, лежала огромная полуразложившаяся крыса. Грязно-бурая жесткая шерсть слиплась и вылезла клочьями, оранжевые зубы торчали наружу в мучительном оскале, а на груди у дохлого грызуна лежал грязноватый клочок бумаги, на котором кто-то синим фломастером изобразил звезду Давида.

Борясь с тошнотой, Перельман быстро задвинул ящик. Ему хотелось вскочить, отшвырнув стул, ударить обоими кулаками по столу и бешено, надсаживая горло, заорать: «Кто?!». А потом хватать этих юных мерзавцев за шиворот и трясти – каждого, всех по очереди, так, чтобы их тупые головы мотались из стороны в сторону, лязгая зубами, – до тех пор, пока виновный не будет установлен.

Он до хруста стиснул зубы и начал считать про себя в обратном порядке, начиная со ста. На счете «семьдесят три» он почувствовал, что начинает понемногу успокаиваться, и тут же вспомнил, что, направляясь сюда из учительской, столкнулся в коридоре с двумя бритоголовыми из десятого "А" – Скороходовым и Сусловым. Они, как всегда, поздоровались с ним с издевательской вежливостью, и он, как всегда, ответил им спокойным и ровным тоном, и только сейчас до него дошло, что этой парочке было совершенно нечего делать здесь в это время – десятый "А" занимался в первую смену…

Он снова открыл ящик стола, прихватил дохлятину так и не прочитанной газетой, стараясь при этом сохранять невозмутимое выражение лица, обернул эту дрянь со всех сторон, чтобы никто из учеников, а особенно учениц, не заметил, что там, внутри, и не поднял крик, задвинул ящик локтем, встал и, пробормотав: «Я сейчас вернусь», торопливо вышел из класса.

Домой он отправился пешком. Это было не близко, но погода стояла не по-осеннему теплая, а ему просто необходимо было проветриться. Желудок его все еще бунтовал, перед глазами периодически всплывало отвратительное видение полуразложившейся крысиной тушки (ничего себе тушка – килограмма полтора!), а одежда, казалось, насквозь пропиталась тошнотворной трупной вонью. Вот тебе и субботний вечерок – единственный по-настоящему свободный и беззаботный вечер за всю неделю!

Утраченную беззаботность необходимо было вернуть, и для этого существовало проверенное веками народное средство. Перельман зашел в гастроном, тщательно осмотрелся, проверяя, не вертится ли поблизости кто-нибудь из учеников, и купил бутылку водки. Это незапланированное приобретение пробило в его скудном бюджете колоссальную дыру, но Перельман чувствовал, что без водки ему сегодня не обойтись. В конце концов, ему просто хотелось выпить, и он, черт подери, имел на это полное право!

Придя к такому выводу, он переместился к мясному отделу и раскошелился на килограмм ветчины. Какого черта?! Что он, не человек? Эти сопляки, родители которых спекулируют на рынке, каждый день жрут что хотят и курят «Мальборо», а он вынужден терпеть их оскорбления и на голодный желудок проповедовать им высокие принципы! Черт с ними, с деньгами, потом как-нибудь выкрутимся…

В киоске на углу он купил пачку «Парламента» – гулять так гулять! Торопливо разорвал целлофановую обертку, откинул тугую картонную крышечку, выдернул прокладку из фольги, вытянул сигарету и закурил. Сигарета показалась ему совсем слабой, не то что родная «балканка», но она, по крайней мере, не воняла сушеным навозом. И все, сказал он себе. Ни слова о школе до самого понедельника. Пропади она пропадом, эта школа!

До дома он добрался, когда уже начало темнеть. Отвыкшие от таких нагрузок ноги приятно гудели, полупустой портфель оттягивал руку, но эта тяжесть тоже была приятной, поскольку лежали в портфеле не тетрадки, а бутылка водки и килограмм ветчины. Черт, про тетрадки-то я и не подумал, вспомнил Перельман. Самостоятельные работы нужно было бы проверить… А впрочем, я и так знаю, кто из них на что способен, с точностью до плюс-минус одного балла в каждом конкретном случае. И потом, мы ведь решили, что не будем думать о школе. Вот и не надо. Плевать.

Он с усилием потянул на себя тяжелую, сплошь стеклянную дверь подъезда. В почтовом ящике что-то белело. «Опять подметное письмо», – подумал Михаил Александрович. Придерживая портфель, он позвенел ключами, выбрал нужный и отпер ящик. Внутри, вопреки его ожиданиям, оказалась не анонимка, а большой белый конверт с красно-синим бордюром авиапочты. Он глянул на обратный адрес: Хайфа, Израиль… Опять они за свое…

Он вскрыл письмо в кабине лифта. Собственно, никакого письма в конверте не было, а было там оформленное по всем правилам гостевое приглашение. В комментариях это не нуждалось. Не хочешь, мол, перебираться сюда насовсем, так приезжай хотя бы в гости, осмотрись, подумай. Перельман досадливо поморщился. Мать и сестра были очень милыми женщинами, и он искренне любил обеих, но порой они таки ухитрялись вывести его из равновесия. Ну, нельзя же, в самом деле, быть такими безмозглыми курицами! Начало октября, учебный год только-только стартовал, а они зовут его в гости!

Он засунул документы обратно в конверт, а конверт небрежно затолкал в карман пиджака, нимало не заботясь о том, что приглашение помнется. Тоже мне, сокровище…

Ковыряясь ключом в дверном замке, он услышал, как внутри квартиры заходится звоном телефон. Перельман заторопился. Звонила скорее всего мать, чтобы поинтересоваться, дошло ли ее письмо. Между прочим, такие вещи надо отправлять заказным, а не совать в почтовый ящик, но объяснять ей это бесполезно: все равно через минуту забудет.

Ключ наконец вошел в прорезь, замок дважды щелкнул, и дверь распахнулась. Бросив портфель на тумбочку с обувью, Михаил Александрович поторопился к телефону и сорвал трубку.

– Да! – крикнул он. – Слушаю! Мама, это ты?

– Здгавствуй, Мойша, – кривляясь, произнес в трубке мальчишечий голос. – Это я, твоя мамочка Сага, звоню тебе с бегегов Кгасного могя. Тебе еще не отгезали твои симпатичные яички? Пгиезжай скогее ко мне, я дам тебе титю. Или тебе больше нгавится сосать гусский хген?

– Ублюдки, – выдавил он сквозь стиснутые зубы. – Поймаю – убью…

В трубке фыркнули, и сразу же зачастили короткие гудки отбоя. Пора покупать телефон с определителем номера, понял Перельман. Давно пора. Или просто обрезать шнур. Зачем он мне вообще нужен, этот телефон? Кому звонить-то?

Он протянул руку и выдернул шнур из розетки. Сволочи… Ах скоты!

Переодевшись в домашнее, он вывесил костюм в лоджию, чтобы выветрился трупный запах, тщательно, как хирург перед операцией, вымыл руки и приготовил себе незатейливый ужин: накрошил салата, нарезал толстыми ломтями хлеб и ветчину, зажарил три последних яйца («Как там твои симпатичные яички? Их еще не отрезали?»), открыл водку и включил стоявший на холодильнике переносной телевизор.

Оказалось, что его пешая прогулка отняла даже больше времени, чем он рассчитывал: по ОРТ уже вовсю шла программа «Время». Будто нарочно, Перельман включил телевизор как раз на сюжете о нападении на синагогу. Показывали какую-то лестницу с залитыми кровью ступеньками, забрызганные, исписанные стены… Михаил Александрович поспешно хватанул водки и переключился на другой канал.

Здесь кипели латиноамериканские страсти и плелись интриги, смысла которых Перельман не понимал и вникать в которые не имел ни малейшего желания. Он поддел на вилку кусок ветчины, отправил его в рот, откусил от толстого ломтя бородинского хлеба и снова переключил программу, наугад ткнув пальцем в кнопку на пульте дистанционного управления.

Оказалось, что это канал «Культура». Вообще-то «Культура» Перельману нравилась, но сегодня все словно сговорились испортить ему вечер: передавали официальную тягомотину. По экрану группами перемещались мужчины в строгих черных костюмах и женщины в вечерних платьях, сияли хрустальные люстры, вспыхивали острыми огоньками драгоценности, дрожали блики на бледных лысинах, звучали какие-то обтекаемые до полной невразумительности фразы об улучшении российско-французских отношений…

Михаил Александрович невнятно выругался и снова наполнил рюмку. Пожалуй, следовало взять более быстрый темп: водка никак не начинала действовать, а по телевизору показывали сплошную белиберду. «Теперь, когда уникальный чайник работы Фаберже возвращен наконец на родину, он займет достойное место в коллекции Алмазного фонда, где хранятся драгоценности, принадлежавшие некогда царской семье», – вещала симпатичная тележурналистка, стоя на фоне какой-то застекленной витрины.

«Любопытно, – подумал Перельман, – кто сказал этой дуре, что Фаберже делал посуду? Это же просто анекдот…»

Чтобы насладиться анекдотом в полной мере, он поправил очки и внимательно уставился на экран. Как раз в этот момент журналистка отступила в сторонку, открывая витрину, камера дала наезд, и на экране возник, заполнив его целиком, сверкающий желтым металлом пузатенький заварочный чайник на изящной подставке. Затейливо изогнутая ручка была перевита какими-то лепестками и завитушками, длинный носик напоминал своим изгибом лебединую шею, на полированном боку выступало какое-то рельефное изображение.., кажется, двуглавый царский орел. В общем, вещица была в высшей степени изящная и наверняка очень дорогая, поскольку выглядела не только старой, но вдобавок еще и золотой, однако вовсе не это заставило Михаила Александровича Перельмана замереть, не донеся рюмку до приоткрытого рта.

Его внимание привлек герб. Точно такой же по рисунку и размеру герб он видел где-то совсем недавно. Обвивавшие ручку чайника лепестки и завитушки тоже казались ему странно знакомыми, да и общий облик этой драгоценной безделушки наводил на мысли о чем-то, что учитель Перельман видел чуть ли не каждый день и к чему уже успел привыкнуть настолько, что перестал замечать.

– Ну-ка, ну-ка, – пробормотал он, щурясь и жалея о том, что нельзя, как при просмотре видеофильма, задержать изображение на экране.

Глядя на чайник, он попытался представить себе, как тот выглядел бы, если бы был покрыт неопрятной пленкой окисла. Ну да, да, золото не окисляется, это ясно, это знают все, но все-таки!.. Если представить себе… А ведь похож, ей-богу, похож!

«К сожалению, – слышался за кадром голос журналистки, – предположения о том, что так называемый басмановский чайник является частью большого золотого сервиза, до сих пор остаются только предположениями. Специалистам не удалось обнаружить в архивных материалах ни одного упоминания о таком сервизе, хотя вероятность его существования, по мнению экспертов, довольно высока. Видимо, эта часть нашей культуры безвозвратно утрачена, и нам остается лишь сожалеть об этом и любоваться великолепным произведением декоративно-прикладного искусства, счастливо возвращенным нам благодаря любезности господина Басманова…»

Изображение золотого чайника исчезло с экрана. Снова мелькнули хрустальные люстры, смокинги и лысины, и сюжет сменился. Чепуха, подумал Перельман. Такого просто не бывает, а если бывает, то с кем угодно, но только не со мной. Ишь, чего выдумал…

Он не торопясь, обстоятельно выпил водки и закусил уже начавшей остывать яичницей. Ветчина буквально таяла во рту, и он невольно усмехнулся, вспомнив, как однажды сестра по секрету от мамы нашептала ему по телефону, что там, в Хайфе, целые компании новоявленных иудаистов тайком покупают на рынке свинину и выбираются на шашлыки в.., пустыню. А на базаре сидят пейсатые хохлы и из-под полы торгуют салом. «Чего я там не видал, – подумал Перельман. – Шашлыков с песочком я там не видал? Сала я и здесь могу купить, причем совершенно открыто…»

Он снова наполнил рюмку. Видение сверкающего золотого чайника с двуглавым орлом на боку и оплетенной какой-то растительностью ручкой неотступно маячило перед глазами. «Ну и ладно, – весело подумал он. – Раз уж меня сегодня все равно весь вечер преследуют видения, пусть будет чайник. По крайней мере, это гораздо эстетичнее, чем дохлая крыса.» Почему бы скромному школьному учителю не помечтать о несбыточном? О несбыточном ли? Конечно о несбыточном! Ведь чайник-то золотой, а сервиз, который вот уже несколько десятилетий пылится на полке школьного музея, медный. Неполный сервиз, в котором всего-то и не хватает что заварочного чайника. Сервиз с затейливо изогнутыми ручками, оплетенными сложным рельефным узором из листьев и завитушек, с двуглавыми царскими орлами на каждом предмете… Медный сервиз, найденный в сорок девятом году покойным учителем истории Пестряковым в груде металлолома, натасканной на школьный двор тогдашними пионерами. Учитель Пестряков был большим энтузиастом своего дела. Как раз в то время он активно занимался организацией школьного музея и, разумеется, не мог пройти мимо такой любопытной штуковины, как этот сервиз. Медный сервиз с орлами…

Медный ли? И не кажется ли вам, господин учитель, что это очень странное совпадение: полная идентичность декоративной отделки и то, что в сервизе не хватает именно чайника? Случаются ли вообще такие совпадения? А если случаются, то как объяснить то происшествие годичной давности?

* * *

Примерно год назад, почти сразу после отъезда мамы и сестры на историческую родину, учитель Перельман переживал довольно тяжелый период своей жизни. Строго говоря, легких периодов в его жизни было очень мало, а учитывая их мизерную продолжительность, можно было сказать, что их не было совсем. Но теперь – другое дело.

Мать и сестра частенько раздражали Перельмана своей шумной бестолковостью, неряшливостью в быту и скоропалительностью суждений, которые они с великолепной непосредственностью высказывали направо и налево. На протяжении нескольких месяцев, предшествовавших отъезду, все эти качества, и без того трудно переносимые, многократно усилились и обострились – вероятно, на нервной почве, – так что Михаил Александрович под конец совсем осатанел и просто не мог дождаться, когда же наконец эти две курицы сядут в самолет и дадут ему хоть немного покоя.

Но уже в аэропорту, когда по радио объявили посадку и обе родственницы вдруг как по команде разразились мелодраматическими рыданиями и полезли к нему обниматься, Перельман не то чтобы понял, но как-то предощутил, что покоя и одиночества в его жизни теперь будет, пожалуй, даже чересчур много. Весь влажный и липкий от их слез и слюнявых поцелуев, он стоял в огромном гулком зале аэропорта, и внутри у него стыло тоскливое предчувствие. Он вдруг осознал, что остался совсем один, как если бы мама и сестра не уехали, а умерли.

Пустая квартира встретила его предотъездным разгромом. Повсюду были разбросаны какие-то оброненные в спешке тряпки, на стенах темнели прямоугольные следы снятых картин, тут и там вместо привычных, примелькавшихся предметов зияли пустые замусоренные квадраты дощатого пола, вся мебель была сдвинута, словно в квартире произошел обыск. Нужно было как-то наводить порядок и жить дальше. Перельман вдруг представил себе эту дальнейшую жизнь: бесконечную череду унылых в своей одинаковости дней, однообразную смену времен года за огромными окнами душных светлых классов, вечную нехватку денег, пустые ненужные разговоры с абсолютно посторонними людьми… Безнадега. Тоска. Одиночество.

Именно тогда он предпринял попытку спастись, с головой уйдя в работу. Он торчал в школе с восьми утра до восьми вечера, он добился того, что кабинет истории был признан лучшим в школе, и даже на какое-то время сдвинул с мертвой точки работу школьного музея, который давно висел у него на шее ненужной обузой.

Музей располагался в двух смежных кабинетах на втором этаже восточного крыла, где занимались старшие классы. Перегородку между кабинетами сломали, лишнюю дверь заложили кирпичом и оштукатурили, а образовавшееся кишкообразное помещение до отказа набили выгоревшими фанерными стендами и пыльными экспонатами, которые выглядели так, словно их украли с городской свалки. Впрочем, в большинстве случаев так оно и было.

Обычно музей был заперт, поскольку с тех пор, как Пестряков сначала ушел на пенсию, а потом и умер, успел превратиться из живого интересного дела в мертвую строчку ежегодных отчетов, посылаемых администрацией школы наверх: школьное самоуправление, ремонт кабинетов, компьютеризация, работа школьного музея… Когда Перельман пришел на работу в эту школу, двое здешних историков как раз были заняты спихиванием этой обузы друг на друга, и, как и следовало ожидать, администрация живо нашла соломоново решение: повесила музей на новичка.

Перельман честно заходил в музей раз в неделю, чтобы сдуть пыль с экспонатов и проверить, не потекли ли батареи парового отопления. Иногда ему приходилось открывать дверь музея, чтобы продемонстрировать его очередной комиссии или делегации учителей из отдаленных районов Москвы и Подмосковья. Большего от него не требовали, понимая, по всей видимости, что реанимировать этот высохший труп выше человеческих сил.

Теперь, когда главной проблемой Перельмана сделался избыток свободного времени, он взялся за музей всерьез. Ему даже удалось сколотить небольшую группу энтузиастов из учащихся восьмых и девятых классов, с помощью которых он обновил стенды и обревизовал экспозицию, приведя в порядок то, что еще поддавалось реставрации, и безжалостно выбросив то, что уже не подлежало восстановлению. Почти начисто объеденное молью чучело рыси он спихнул в кабинет рисования, где его с воинскими почестями водрузили на шкаф. На следующий день на голом шелушащемся боку этого облезлого страшилища появилась сделанная фломастером надпись: «Hello, monster!».

С учительницей рисования Ирочкой Маркиной у Перельмана установились довольно теплые приятельские отношения, которые могли бы, наверное, со временем перерасти во что-то большее, если бы Ирочка не была такой дурнушкой. Ее обижали все, кому не лень, и Перельману было ее жалко. Иногда по просьбе Ирочки он выдавал ей некоторые экспонаты из музея в качестве наглядных пособий для ученических натюрмортов. Сама Ирочка рисовала довольно пристойно, хотя и не блистала талантом, и написанные ею акварели украшали ее кабинет, служа ученикам, как принято было считать, образцом для подражания.

Из-за своей специфики кабинет рисования был оборудован умывальником – треснувшей, вечно изукрашенной разноцветными акварельными потеками фаянсовой раковиной и хронически подтекающим краном с холодной водой. Работая в музее, Перельман частенько забегал сюда сполоснуть испачканные руки или набрать воды – туалет располагался в дальнем конце коридора, там вечно стоял невыветриваемый запах общественной уборной и толклись старшеклассники.

Однажды на глаза Михаилу Александровичу попалась стоявшая на краю раковины пластмассовая баночка с чистящим порошком, и его осенила свежая идея: а что, если попытаться отчистить покрытый толстой коричнево-зеленой пленкой окисла медный сервиз, который стоит на одной из полок музея? Для начала можно воспользоваться абразивным порошком, а потом навести окончательный глянец пастой ГОИ или каким-нибудь из новомодных средств для чистки металлической посуды. Он представил себе, как будет сверкать надраенная медь, и решил, что займется этим немедленно.

Ирочка ссудила его порошком с радостью – она, как и завуч Валдаева, явно имела в отношении Перельмана далеко идущие планы. Наблюдая за тем, как Ирочка суетится, отсыпая порошок в отдельную баночку, Михаил Александрович подумал, что, попроси он, бедная дурнушка с такой же радостной поспешностью сняла бы с себя трусики прямо здесь, в кабинете.

В музее он придвинул к окну стул, разложил на подоконнике свои причиндалы – тряпочку, банку с порошком, фотографическую кювету с водой и, конечно же, пепельницу, – снял с полки увесистую медную чашку, уселся поудобнее, закурил и взялся за дело.

Это оказалось гораздо сложнее, чем он думал. То ли слой окисла был чересчур толстым, то ли подкачал дешевый отечественный порошок, то ли сам Михаил Александрович был слишком неважной домохозяйкой, но дело продвигалось туго. Посыпанная чистящим порошком влажная тряпка скользила по округлой коричнево-зеленой поверхности чашки, почти не оставляя на ней следов. Дым зажатой в зубах сигареты разъедал глаза, и вскоре Перельман раздраженно сунул бычок в пепельницу. Он уже давно подозревал, что труд домохозяйки – не сахар, но сегодня впервые прочувствовал это до конца.

Минут через десять он сделал перерыв. На грязной поверхности виднелось размытое светлое пятно размером в пару квадратных сантиметров, и это было все. Перельман понял, что, если дело и дальше пойдет в таком же темпе, он не управится до Нового года. Нужно было искать более радикальное решение.

Михаил Александрович прошел в дальний угол и порылся в груде засунутого в стенной шкаф хлама. В основном это были пришедшие в негодность экспонаты, дожидавшиеся отправки на свалку. Перельман быстро отыскал в этой пыльной куче старья до неузнаваемости изгрызенную молью солдатскую шинель. Лет этому лапсердаку было никак не больше пятнадцати, никакой исторической ценности он не представлял, а если бы и представлял, то думать об этом было поздно: моль превратила шинель в сложную систему обрамленных расползающимися клочками шерсти дырочек, дыр и дырищ. Перельман нашел кусок поцелее и легко отодрал его.

С суконкой дело пошло веселее, особенно когда Михаил Александрович перестал жалеть порошок. Вскоре под обрывком шинельного сукна начал весело поблескивать красноватый металл. Перельман поднажал. Когда дело сдвинулось с мертвой точки, работать стало даже приятно, тем более что эта работа оставляла голову абсолютно свободной. Можно было размеренно и монотонно двигать рукой взад-вперед и так же размеренно думать о самых различных вещах: о том, как устроились на новом месте мама и сестра, об арабских террористах, о завтрашней контрольной в восьмых классах, об Ирочке и об авансах замороженной Ольги Дмитриевны Валдаевой. Любопытно, подумал Перельман, а как она выглядит без одежды? Наверняка в натуральном виде Ольга Дмитриевна гораздо больше похожа на человека, чем в этом своем деловом костюме типа «смотри, но не трогай». Но для того, чтобы в этом убедиться, пришлось бы принести в жертву слишком многое, да и стоит ли эта овчинка выделки? Это же генералиссимус в юбке, и к ее постели придется подходить строевым шагом – в широком смысле слова, разумеется…

Перельман посмотрел вниз и понял, что, задумавшись, несколько увлекся. Руки у него были сильные, а в порошке хватало абразивных веществ, так что крохотный пятачок, который он надраивал, теперь просто сверкал, причем цвет у металла был какой-то странный – не красноватый, как у меди, а желтый, как у.., как у золота.

«Да, конечно, – ядовито подумал Перельман, беря злосчастную чашку за ручку и вертя ее перед носом. –Разумеется, золото! Что же это еще может быть?! Просто окислилось немного оттого, что долго валялось на помойке. Что вы говорите? Золото, говорите, не окисляется? Ну, так а я вам про что толкую? Я уж не говорю о том, что золотые сервизы, как правило, в металлолом не сдают…»

Конечно же, это была обыкновенная латунь. Даже не медь – просто латунь, из которой в огромных количествах клепают снарядные гильзы, бляхи для солдатских ремней и прочие столь же «драгоценные» предметы. Например, втулки какие-нибудь… В наше время никому и в голову не придет делать из латуни посуду, а в начале века какой-нибудь кустарь вполне мог изобрести что-нибудь в этом роде просто для того, чтобы привлечь покупателей из тех, которые поглупее. Сервиз был просто обманкой. Перельман снова посмотрел на бледно-желтое пятно чистого металла, сравнил его с благородной зеленью окисла и решил, что окисел все-таки красивее. Тем более что возиться с порошком и суконкой Михаилу Александровичу уже порядком опротивело.

Он вытянул руку на всю длину и оценивающе осмотрел чашку издалека. Н-да… С этим дурацким пятном вид у чашки был дьявольски нелепый. Можно, конечно, немного изменить композицию, повернув чашку изуродованным боком к стене, но он-то, Михаил Александрович, будет знать, что к чему, и проклятая чашка станет резать ему глаза.

Перельман вздохнул, поставил чашку на подоконник и не спеша, нога за ногу, отправился в кабинет рисования, прихватив баночку с порошком и кювету с грязной водой. Там он разжился у безотказной Ирочки коробкой гуаши и за десять минут ухитрился кое-как замазать желтое пятно густой коричнево-зеленой жижей. Потом он вернул чашку на место, поставив ее так, чтобы плоды его «художественного творчества» были обращены к стене, и забыл о дурацком сервизе на целый год – до той самой минуты, как сверкающий, будто миниатюрное солнце, золотой заварочный чайник ударил его по глазам с мутноватого экрана старенького переносного телевизора.

Припомнив давно забытое происшествие с чашкой во всех подробностях, Михаил Александрович коротко, прерывисто вздохнул. Безумная догадка буквально на глазах превращалась в твердую уверенность. Кому и зачем понадобилось покрывать золотой царский сервиз слоем плебейской меди, оставалось только гадать, но Перельману сейчас было не до шарад и ребусов. Его сердце билось тяжело и медленно, и ему казалось, что все тело содрогается в такт этим размеренным ударам. Это был такой клад, каких давно не находил никто. О таких находках пишут во всех газетах, трубят по радио и телевидению, а авторы находок в одночасье становятся известными и весьма обеспеченными людьми. Интересно, подумал он, а действует ли еще старый советский закон, согласно которому нашедшему клад полагается двадцать пять процентов от стоимости находки? И очень интересно, сколько может стоить этот сервиз? Это должны быть абсолютно сумасшедшие деньги, даже если не учитывать историческую и художественную ценность сервиза, а брать в расчет только массу презренного металла…

На дне сознания немедленно поднял колючую головку и бойко завертел ею во все стороны худосочный, но весьма зловредный червячок сомнения. Разумеется, никто не станет учитывать культурную ценность сервиза. Взвесят на весах и выплатят двадцать пять процентов по грабительским ценам золотоскупки, вот и вся недолга. Да еще и обвесят, наверное, сволочи…

Ерунда, сказал он себе. Это уже жадность, а жадность, как известно, до добра не доводит. Как бы тебя ни обвешивали и ни обсчитывали, полученная сумма все равно будет посолиднев, чем выигрыш в «Русское лото». Плюс к тому неизбежная слава. Учитель Перельман, конечно, давно уже не мальчик, мечтающий о славе, но у такой известности есть свои плюсы. Наконец-то удастся пообщаться с умными, по-настоящему образованными людьми – учеными, музейными работниками, серьезными журналистами… Если повести себя умно и расчетливо, эта находка может круто изменить его судьбу. В музеях тоже платят не ахти какие деньги, зато не надо каждый день общаться с малолетними идиотами и, черт подери, совсем не надо все время думать о том, как отклонить авансы Валдаевой и не обидеть ее при этом!

А если это не выгорит, у него все равно будет на руках сумма, достаточная для того, чтобы протянуть какое-то время, пока не подвернется работа получше. Может быть, он наконец-то решится бросить все и засесть за давно задуманный роман, наброски которого уже не первый год пылятся дома на шкафу. Потом роман напечатают, он получит за него еще какие-то деньги, и – лиха беда начало! – процесс пойдет, как говорил один всеобщий знакомый…

Дурак, сказал внутри его головы какой-то незнакомый голос. Голос явно принадлежал заплесневелому от старости ортодоксальному еврею, каких уже практически не осталось в реальной жизни, но которых так любят играть некоторые актеры кино. Идиот, сказал голос. Родился идиотом и таким помрешь. Процентики считаешь! Метишь в младшие научные сотрудники музея! Эту посуду надо брать под мышку и уносить ноги. Это тебе не процентики…

Перельман усмехнулся. Спорить с голосом не хотелось, да и не о чем тут было спорить. Он представил себе, сколько народу сейчас скачет перед своими телевизорами, потрясая в воздухе кулаками и издавая нечленораздельные вопли. Полсотни учителей, почти тысяча учащихся и еще бог весть сколько выпускников школы, начиная с сорок восьмого года, – все, кто видел этот чертов сервиз и кому посчастливилось посмотреть по телевизору репортаж о возвращении на родину золотого чайника…

И потом, какой из учителя Перельмана вор? Тоже мне, Фантомас и Арсен Люпен в одном лице! А на нары не желаете, господин учитель? А, да что там!.. Все равно уже в понедельник утром в школе будет не протолкнуться от журналистов и музейщиков. А может быть, они даже до понедельника ждать не станут, а заберут сервиз завтра с утра или прямо сейчас – это, конечно, при условии, что кто-нибудь догадается позвонить куда следует.

От этих мыслей лицо Михаила Александровича невольно вытянулось, и он поспешно хватанул еще одну рюмку водки. Ч-черт… Вот тебе и слава! Вот тебе и двадцать пять процентов! Тут уж, как говорится, кто успел, тот и съел. Самому, что ли, позвонить? А куда, собственно, надо звонить? Музеи все закрыты, и до утра там никого не будет. В милицию? Здравствуйте, я Перельман. У меня тут случайно нашелся золотой чайный сервиз на двенадцать персон, который принадлежал царской фамилии… Не интересуетесь? Где нашелся? Да в школьном музее! Дежурный пошлет его к черту, а то и вызовет машину из психушки.

«Ну да, – сказал он себе. – Так оно и будет. И отлично! Это меня, учителя истории, пошлют к черту, а что уж говорить о какой-нибудь Флоре Эммануиловне или о ком-то из учеников! И потом, музей-то заперт и ключ от двери у меня, так что в обход меня у них все равно ничего не выйдет – разве что дверь сломают. А звонить наобум, не убедившись в том, что это именно тот сервиз, я не стану. А вдруг ошибка? То-то смеху будет! Ведь со свету сживут, придется в дворники идти…»

Раздираемый противоречивыми чувствами, Михаил Александрович Перельман просидел на кухне до самой полуночи, как-то незаметно для себя самого уговорив литровую бутылку водки. Часам к десяти вечера сервиз уже вылетел у него из головы. Михаил Александрович сходил в спальню за гитарой, кое-как настроил старенькую шестиструнку и устроил вечер бардовской песни, время от времени прерываясь лишь для того, чтобы осушить очередную рюмку. Бутылка опустела к половине двенадцатого, а в двадцать три сорок пять наступило кратковременное прояснение: Михаил Александрович заметил, что не попадает пальцами по струнам, а его пение давно превратилось в монотонное и абсолютно нечленораздельное мычание.

– Пора спать, – громко объявил он заплетающимся языком и выпустил из рук гитару.

Гитара с грохотом и звоном упала на пол.

– Пр-дон, – сказал ей Перельман и поднялся на подгибающихся ногах.

Путь до спальни показался ему очень длинным, но в конце концов он все же добрел до кровати и, не раздеваясь, рухнул на нее лицом вниз.

Он заснул почти одновременно с Варварой Белкиной, вернувшейся с банкета по поводу возвращения басмановского чайника, но ни он, ни она еще не знали о том, что вскоре им предстоит встретиться и встреча эта станет для одного из них роковой.

Глава 6

В понедельник с самого утра Сергей Дорогин отправился в Москву вместе с Тамарой. Никаких особенных дел у них здесь не было: Тамара просто заявила, что устала сидеть взаперти и желает проветриться. В устах человека, меньше недели назад вернувшегося из проведенного за границей отпуска, это звучало довольно забавно, и Дорогин не замедлил сообщить Тамаре об этом своем наблюдении. В ответ его обозвали придирой, занудой и скупердяем. Последнее обвинение проливало некоторый свет на истинную цель планируемой поездки, и перед выходом из дома Муму позаботился о том, чтобы кошелек его был полон хрустящих купюр.

Готовить завтрак Тамара отказалась, и они позавтракали в городе. К тому времени, как Сергей остановил машину у понравившегося им кафе, у обоих уже проснулся настоящий аппетит, и сонный официант, получив непривычно обширный для столь раннего времени заказ, заметно оживился.

После завтрака Дорогину было объявлено, что, раз уж они все равно в Москве, не мешало бы пройтись по магазинам. Он посмотрел на Тамару и без труда разглядел прыгавших в ее глазах озорных чертиков. Периодически она развлекалась тем, что пыталась вести себя как «современная женщина» с обложки журнала «Вок». Выражалось это в изнурительных марш-бросках по дорогим бутикам и косметическим салонам, где Тамара с веселым блеском в глазах заставляла вышколенный персонал суетиться и прыгать вокруг себя, словно была женой олигарха. Называлась эта процедура «пойти оттянуться» и заканчивалась, как правило, гораздо раньше, чем у Дорогина лопалось терпение. Он подозревал, что все это и затевается именно с целью проверить его на выносливость, и потому стоически сопровождал Тамару в ее шоп-турах, сохраняя неизменно радостное выражение лица и бурно участвуя в выборе каждой покупки, будь то шляпка или нижнее белье. «Ну что это такое? – возмущался он, вертя в руках кружевную тряпицу и разглядывая ее на просвет. – Ты что, собираешься ходить в этом на работу? Дело, конечно, твое, но учти: твой главврач будет недоволен. Через это кружево ничего не видно!»

Сегодня, однако, Тамара была настроена весьма серьезно, и уже на выходе из третьего по счету магазина Дорогин понял, что она не шутила, говоря, что хочет обновить осенний гардероб. День обещал быть долгим и предельно скучным. Видимо, эта мысль все-таки отразилась на его лице, потому что Тамара вдруг сжалилась и, легонько похлопав его ладонью по сгибу локтя, сказала:

– Ладно, рыцарь. Как сказано у классика, не печалься, ступай себе с богом… Постараюсь обойтись без тебя, а ты попробуй обойтись без меня. Идет?

– Обойтись без тебя будет гораздо сложнее, чем без твоих магазинов, – признался Сергей. – В галантерейных отделах у меня почему-то начинает болеть голова.

– От цен? – лукаво спросила Тамара.

– Брось, при чем тут цены… Ты же знаешь, что дело не в них. Просто мне почему-то все время кажется, что все эти тряпки меня душат. Как будто их как следует пронафталинили перед тем, как вывесить в торговом зале.

– Аллергия, – с серьезным видом профессионального медработника поставила диагноз Тамара. – Ну иди, подыши. К Сан Санычу своему съезди, что ли… А часика в три встретимся и немного погуляем вместе. Ладно?

– Ладно, – сказал Сергей, целуя ее в щеку. – Хотя, будь на моем месте один небезызвестный мавр, он бы наверняка что-нибудь заподозрил, и кому-то здесь пришлось бы несладко.

– Иди уж, мавр, – улыбнулась Тамара. – Сто раз пыталась представить себе сцену ревности в твоем исполнении.

– И как, получилось?

– Представь себе, нет. Ты какой-то непробиваемый. Хоть бы раз из-за меня подрался.

– По-моему, дрался я из-за тебя неоднократно, – напомнил Сергей.

– Ты дрался не из-за меня, – сказала Тамара. – Ты дрался за меня. Не из ревности, а потому, что мне угрожала опасность. Это же абсолютно разные вещи!

– Виноват, – понурился Муму. – Исправлюсь. Сегодня же вечером приглашу тебя в ресторан и там учиню драку с ломанием мебели и битьем зеркал. Потом окажу сопротивление сотрудникам милиции и, если повезет, совершу побег… Такая программа вечерних развлечений тебя устраивает?

– Смейся, паяц, – грустно сказала Тамара. – Знаешь, я почему-то уверена, что, если ты меня к кому-то по-настоящему приревнуешь, все произойдет совсем не так.

– А как?

– Мне кажется, этот человек просто исчезнет.

– О да! И никто не узнает, где могилка его…

– Вот и не смешно.

– А вот и смешно. И вообще, не понимаю, зачем ты затеяла этот разговор.

– А затем, – ответила Тамара, – что я, кажется, начинаю сходить с ума. Ревную тебя к каждому столбу, а особенно к Варваре.

– Стоп, – сказал Сергей. – Там, где появляется однообразие, кончается веселье и навеки поселяется скука. Мы ведь этого не хотим, правда? А хотим мы, насколько я понял, пройтись по магазинам и слегка обновить гардеробчик. А вечером мы сядем у камина, и я расскажу тебе про Варвару, как она поехала брать интервью, а вместо этого напилась домашней наливки, и интервью пришлось брать мне.

– Мы, женщины, очень несчастные существа, – со вздохом сказала Тамара. – Нам так легко заговорить зубы! Все, иди, не то мы до вечера простоим на этих ступеньках.

Стоя у открытой дверцы машины, Сергей понаблюдал за тем, как Тамара садится в такси. Когда ярко-желтая «волга», фырча выхлопной трубой, скрылась за поворотом, он вздохнул и почесал в затылке, чувствуя себя виноватым со всех сторон. Меньше всего на свете ему хотелось огорчать Тамару, но начатый ею разговор напомнил ему, что он обещал Варваре позвонить прямо с утра и вот, поди ж ты, начисто забыл!

Огорченно покачав головой, он захлопнул дверцу и направился к видневшейся поблизости будке таксофона.

Обещанный Белкиной телефонный звонок был, конечно же, пустой формальностью. Вряд ли Варваре сейчас требовались услуги водителя: по идее, материала у нее теперь хватало на три статьи, и она должна была, не разгибаясь, сидеть за компьютером, чтобы успеть сдать материал к среде. Но позвонить все равно следовало – хотя бы потому, что он обещал это сделать.

«А ведь, пожалуй, это хорошо, что Тамара решила прогуляться по магазинам одна, – думал он, набирая знакомый номер. – Все, конечно, ерунда, но ревность – такой зверь, что доводы логики на него не действуют. Это потому, что мозгов у него нет, а есть одни зубы. Чуть оступился, и зверюга порвала тебя в клочья, и не только тебя, но и все хорошее, что есть в твоей жизни. А что хорошего есть в моей жизни, кроме Тамары? Не деньги же, в самом деле…»

Белкина, как и следовало ожидать, сидела дома. Трубку она сняла сразу же, словно дожидалась звонка, сидя у телефона, но отвечать почему-то не спешила. Дорогин отчетливо слышал ее осторожное дыхание, похожее на легкий шум помех. Впрочем, это и в самом деле могли быть помехи. С какой стати Варвара стала бы молчать в трубку, как телефонная хулиганка наоборот?

– Варвара, – позвал Дорогин, – эй, Варвара! Ты там?

В трубке раздалось звучное «пф-ф-ф!», словно кто-то долго задерживал дыхание, а потом разом выпустил воздух сквозь зубы.

– Это ты, Дорогин? – спросила Белкина.

– Что у тебя с телефоном? – вместо ответа" поинтересовался Сергей.

– Это не с телефоном, – ответила Белкина. – Это со мной.

Только теперь Муму заметил, что у нее слегка дрожит голос. «Господи, – подумал он, – ну что там опять?»

– Опять? – с тоской сказал он. – Ты когда-нибудь угомонишься? Что с тобой на этот раз?

– За мной следят, – сообщила Варвара, не принимая шутливого тона. – С самого утра.

– Именно с сегодняшнего утра? – удивился Дорогин.

– Откуда я знаю? Заметила я их только сегодня. Красная «девятка». Таскается за мной, как привязанная…

– По квартире?

– Очень смешно… Я ездила в редакцию скопировать фотографию этого сервиза… Кстати, ты молодец: интервью провел на твердую четверку и фотку стрельнуть не забыл. Можно сказать, выручил.

– С кем поведешься, от того и наберешься, – скромно сказал Муму.

– Береги печень, – посоветовала Варвара. – Я ведь не только журналистике могу обучить.

– Не отвлекайся, – попросил Дорогин. – Что там с этой «девяткой»?

– Да ничего, – сказала Варвара. Страх из ее голоса почти исчез, и вместо него появилось раздражение. Это было понятно: теперь, когда ей удалось переложить заботу о своей безопасности на плечи Дорогина, она могла немного расслабиться. – «Девятка» как «девятка». Ездит за мной повсюду: от дома до редакции, от редакции домой с остановками у каждого магазина… Я ее сейчас вижу. Стоит прямо под моим окном, жаба. Второй час уже стоит, между прочим.

– Так, может, она пустая?

– Как же, пустая! Два мордоворота на переднем сиденье. Стекла опустили, курят… Слушай, что им от меня нужно?

– Ты меня об этом спрашиваешь? По-моему, тебе виднее. Кого ты там в последнее время бичевала и обличала?

– Вот и видно, что мою газету ты не читаешь, – вздохнула Варвара. – Иначе знал бы, что я уже битых три месяца не пишу ничего, кроме криминальной хроники: неработающий А, приревновал свою жену В, к слесарю домоуправления Ц, и пытался вскрыть себе вены столовой ложкой. Никаких фамилий и вообще ничего интересного. Со стоянки угнан джип, просьба вернуть за вознаграждение… В общем, сплошная тоска. Решительно не понимаю, кому я опять не угодила. Разве что этот наш вчерашний реставратор из Монино вовсе не такой лубочный дедуля-пасечник, каким хочет казаться.

– Ну, на главаря банды он тоже как-то не очень похож, – с сомнением сказал Дорогин. – Впрочем, если бы был похож, уже давно бы сидел.

– Слушай, – сказала Варвара, – тебе хорошо философствовать по телефону. А мне что прикажешь делать? Я работать не могу, все время бегаю от окна к двери и обратно…

– Позвони в милицию, – посоветовал Дорогин.

– Вот спасибо! И что я им скажу? Дяденьки, у меня под окном какие-то типы в красных «жигулях». Они мне не нравятся, прогоните их… Знаешь, куда они меня пошлют? Уж если ты мне не веришь, то чего ждать от этих городовых?

– Да верю я тебе, верю, – задумчиво кусая губу, сказал Дорогин.

Он действительно верил Варваре. Они были знакомы не первый год, и Муму мог поручиться, что, кем бы ни была журналистка Белкина, паниковать без причины она наверняка не стала бы. С другой стороны, слежка могла ей просто почудиться. Красная «девятка» – не такой уж редкий в наших широтах автомобиль. Возле редакции могла быть одна машина, возле гастронома – другая, а возле дома Белкиной – третья. А Варвара еще не до конца отошла от событий этого сумасшедшего лета, когда она много дней провисела на волоске между жизнью и смертью. Тут немудрено испугаться. А если Варвара права и за ней действительно следят? Такой мерзавец, как покойный Гаспаров, способен достать своего обидчика и из могилы…

– Ладно, – проворчал он, – успокойся. Постарайся взять себя в руки и садись работать. Дверь никому не открывай, станут ломиться – звони в милицию, открывай окошко и кричи…

– Может, лучше сразу выпрыгнуть? – язвительно поинтересовалась Белкина. – Я с ним как с человеком, а он меня глупостями кормит.

– Ничем я тебя не кормлю, – сказал Сергей. – Сейчас я подъеду и разберусь. Хотя лично мне кажется, что это все твои фантазии.

– Нет, – еще более ядовито, чем раньше, произнесла Варвара. – Это не фантазии. Это провокация с целью заманить тебя в мою квартиру и соблазнить. Ты как, соблазнишься?

Дорогин плюнул и повесил трубку. «Ладно, – подумал он. – Хорошо уже то, что она перестала молчать в трубку и начала язвить. Значит, все не так страшно. А впрочем, черт их разберет, этих женщин. Они могут упасть в обморок при виде паука, а через десять минут так отделать зонтиком маньяка-убийцу, что ментам приходится везти беднягу не в кутузку, а в травмопункт… Ладно. Посмотрим, что там за мордовороты.»

Он добрался до дома Белкиной довольно быстро и снизил скорость, вертя головой во все стороны и пытаясь засечь красный автомобиль, о котором говорила Варвара. Запыленная «девятка» действительно обнаружилась у бровки тротуара прямо под окнами квартиры Белкиной, напротив двери ее подъезда. Парковочное место позади нее было свободно. Дорогин немного увеличил скорость и припарковался с расчетливой лихостью, стукнувшись своим бампером о задний бампер «девятки». Скрупулезно рассчитанный удар был не настолько силен, чтобы что-нибудь повредить, но его было вполне достаточно, чтобы заявить о себе.

Муму выбрался из-за руля и с огорченным видом обошел свою машину спереди, качая головой и цокая языком. Обе передние дверцы «девятки» синхронно распахнулись, и на покрытый трещинами асфальт выбрались двое молодых, спортивного вида крепышей, дорого и со вкусом одетых, аккуратно причесанных и очень сердитых. Их хмурые лица не были обезображены печатью интеллекта; на пальце у того, что был повыше, поблескивал тяжелый золотой перстень, а второй, похожий на бывшего штангиста, щеголял корявой зоновской татуировкой на кисти левой руки. Приглядевшись к ним, Дорогин немного успокоился: если эти двое действительно «пасли» Белкину, то слежка была организована не МУРом и не спецслужбами. Перед ним были обыкновенные бойцы, «братишечки» второго, а возможно, и третьего сорта, каких любой авторитет может без труда набрать хоть сотню на первой попавшейся помойке.

– Слышь, братуха, – сказал высокий, – ты в курсе, что попал? Тачка у тебя клевал, что ж ты с ней так неосторожно?

– Извините, ребята, – развел руками Дорогин. –Не рассчитал маленько.

– Ха, – сказал татуированный штангист, – не рассчитал! Надо рассчитывать, брат. Кто не рассчитывает, тот рассчитывается.

Он хохотнул, очень довольный собственным плоским каламбуром.

– Да, землячок, – продолжал высокий, придирчиво оглядывая задний бампер своей машины, – рассчитаться надо бы.

– Да бросьте, ребята, – примирительно сказал Муму, – ну какие тут расчеты? Ничего же даже не поцарапалось! Вот я сейчас машину отгоню, сами посмотрите. Я же вас еле-еле задел, какого-то миллиметра не хватило…

– Ну, – сказал штангист, – а этот.., как его.., моральный ущерб-то? Да хрен с ним, с моральным ущербом! Я как раз в бардачке рылся, а тут сзади как шарахнет! Я так башкой гвозданулся, что думал, панель треснет. Не, не треснула… Но могла!

– Интересный ты мужик, – сказал высокий. – Ну неужели не ясно: раз влетел, надо платить. Платить, понял? Пока опять не влетел…

– По-крупному! – добавил штангист. Он, похоже, от души забавлялся. Дело явно было для него привычным: снять с подвернувшегося лоха сколько получится и отпустить восвояси, – и он занимался этим с большим удовольствием. – Тут, братишка, как в «Поле чудес»: кому приз, а кому это.., банкрот. Ну, так как: скажешь слово или дать тебе по барабану?

Дорогин сокрушенно вздохнул и полез в карман за деньгами. Вид у него при этом был самый унылый. Он на ощупь вынул из кармана сто долларов и отдал их высокому.

– О, – сказал тот, – это уже разговор.

– А мне? – возмутился штангист. – Почему это ему сотку, а мне хрен с маком? Это же я черепушкой треснулся!

– Больше нет, – сказал Дорогин.

– А если проверить?

– Самсон, кончай, не надо, – заволновался высокий. – Слышишь, кончай! Не до того нам сейчас. Да уймись ты, урод!

Он с некоторым трудом оттащил свирепо сопящего Самсона от Дорогина и толкнул в сторону распахнутой дверцы «девятки». Самсон перестал пыхтеть и раздуваться так же внезапно, как и начал, закурил сигарету и боком пролез за руль. Дверца за ним с лязгом захлопнулась, но стекло было опущено, и в окно немедленно высунулся локоть Самсона и потянуло сигаретным дымком.

Высокий чуть помедлил, аккуратно убирая в нагрудный кармашек пиджака сложенную вдвое стодолларовую купюру. Его блуждающий взгляд ненароком остановился на Муму. На лице высокого изобразилось легкое презрение.

– Ну, чего стал? – спросил он. – Вали отсюда, пока Самсон не передумал.

Он отвернулся от Дорогина и сел в машину.

Сергей для верности выждал почти целую минуту. «Девятка» стояла на месте с выключенным двигателем, из открытых окон лениво выползали облачка дыма и доносились песни «для братвы». Когда стало совершенно очевидно, что сидящие в машине люди никуда не собираются ехать, Дорогин подошел к «девятке» со стороны водителя и вежливо постучал по крыше костяшками пальцев.

Музыка стала тише. Дорогин наклонился к окошку и увидел удивленное лицо штангиста Самсона.

– Во, блин, – растерянно сказал Самсон. Высокий молча подался вперед, выглядывая из-за своего напарника. Он тоже казался удивленным.

– Ребята, – заискивающе сказал Дорогин, – извините, но я как-то не до конца понял… Вы кто – бандиты?

– Не, – широко ухмыляясь, ответил Самсон, – мы менты. Хромай отсюда, калека, пока не замели.

– А удостоверение можете показать? – продолжал любопытствовать Дорогин.

– Вот тебе удостоверение! – Самсон сделал неприличный жест и повернулся к напарнику. – Не, ну, Борис, ну, чего он, в натуре?

– Тебе чего, мужик? – спросил высокий Борис, снова сильно подаваясь вперед.

– Да я тут подумал, – с заминкой сказал Дорогин, – не много ли вы с меня взяли за моральный ущерб?

– Во дает, сука! – восхитился Самсон. – Ты что, мужик, в детский садик не ходил? Слыхал, как там говорят? Подарки – не отдарки!

Он благодушно откинулся на спинку сиденья, повернул сигарету к себе и стал от нечего делать дуть на тлеющий кончик. Когда уголек на конце сигареты формой и цветом стал напоминать заостренный нос зенитной ракеты, Муму сильно толкнул Самсона под выставленный в окошко локоть.

Оранжевый уголек с силой воткнулся в вытянутые трубочкой губы. Самсон взвыл и прикрыл ладонью обожженный рот. Сломанная сигарета выпала из его руки, уголек упал на колени, соскользнул на сиденье и между расставленных бедер Самсона закатился прямиком под его седалище, оставляя прерывистый коричневый след на светло-сером велюре сиденья. Самсон привстал и изогнулся винтом, одной рукой по-прежнему зажимая рот, а другой пытаясь стряхнуть уголек на пол.

– Менты вы или нет, – с расстановкой сказал Муму, обращаясь в основном к Борису, поскольку Самсон был занят, – но делать вам здесь нечего. Следить вы не умеете. Человек, которого вы пасете, вас заметил, так что валите отсюда, пока ментовка не приехала. Кто вас послал, я не спрашиваю, потому что мне на это плевать. Но передайте ему, что в следующий раз я переломаю его уродам ноги. Все ясно?

Самсон толкнул дверцу, пытаясь выбраться из машины и добраться до врага. Дорогин ударил по дверце ногой, оставив на ней вмятину и вернув воинственного водителя на место, и, просунув в открытое окошко руку, коротко, без замаха, ткнул Самсона кулаком в челюсть. Голова штангиста мотнулась к правому плечу, он закатил глаза и обмяк в кресле.

Высокий Борис открыл дверцу со своей стороны и вылез из тесного салона. Это было сделано как бы в два приема: сначала он очень решительно и резко распахнул дверцу и поставил на асфальт ногу в модном тупоносом ботинке с таким видом, словно его терпение наконец лопнуло и теперь он все и всех разнесет; через мгновение, однако, его движения заметно замедлились, и дверцу за собой он захлопнул уже без всякой охоты.

– Не надо, дружок, – сказал ему Дорогин. – Не стоит. Береги здоровье. И запомни: оставьте эту женщину в покое. Она вас не трогала, и вы ее не трогайте. Капиталов у нее нет, богатых родственников тоже, так что выкупа вам никто не даст.

– Погоди, мужик, – осторожно обходя машину спереди, заговорил Борис.

Тон у него Был рассудительный и вполне мирный, но глаза были раскрыты слишком широко и смотрели чересчур честно – высокому бандиту явно хотелось отвести взгляд, но он из последних сил старался выглядеть человеком, который решает все споры путем переговоров. – Постой, давай разберемся. На хрена нам, в натуре, этот шум среди бела дня? Драка, пальба, менты… Ты чего наехал-то? Ни хрена не пойму. Слежки какие-то, журналистки… Ты нас с кем-то перепутал, брат.

– Конечно, перепутал, – сказал Муму. – Только откуда ты тогда знаешь, что я говорил о журналистке?

– Ну, козел, – запуская руку за пазуху, процедил Борис, – сам, блин, напросился.

Он был уже совсем рядом, и Дорогин ударил его в живот, не дожидаясь, пока он достанет из-за пазухи руку. Борис согнулся и получил удар коленом в лицо. Он удержался на ногах, но о продолжении военных действий, похоже, больше не помышлял.

Дорогин взял его за воротник дорогого черного пиджака, подтащил к задней дверце «девятки» и забросил на сиденье.

– Не вздумай доставать ствол, – предупредил он. – Отберу – хуже будет.

Он перестал обращать на Бориса внимание и занялся Самсоном. После нескольких крепких пощечин коренастый крепыш открыл глаза и уставился на Дорогина мутноватым бессмысленным взглядом.

– Просыпайся, просыпайся, – дружелюбно сказал ему Муму. – Ехать пора, а ты здесь разлегся, лентяй. Я не понял, ребята, – добавил он, – вы новенькие, что ли?

– Кровью умоешься, падла, – пообещал с заднего сиденья Борис.

– Точно, новенькие, – вздохнул Дорогин. – Ох и нагорит вам, ребята! Поезжайте вы от греха подальше, пока мне не стало интересно, кто вас к Белкиной приставил.

Он быстро переместился к задней дверце как раз вовремя, чтобы отобрать у Бориса пистолет, который тот все-таки вынул из внутреннего кармана пиджака. Борис не хотел отдавать пистолет, и Дорогину снова пришлось пустить в ход кулаки. В заключение он запустил два пальца в нагрудный карман пиджака своего противника и выудил оттуда сто долларов.

– Можно было бы, конечно, оставить их вам на йод и бинты, – задумчиво сказал он, – но баловать вас не хочется. Не заслужили. Все, пошли вон!

Теперь, когда у него в руке был пистолет, у бандитов окончательно пропало желание спорить и качать права. Коренастый Самсон послушно запустил двигатель, со страшным хрустом воткнул передачу и рванул с места так, что задымились покрышки.

Дорогин поспешно спрятал пистолет за пояс брюк, воровато огляделся – не видел ли кто – и, повернувшись лицом к дому, поднял голову. Как он и ожидал, Белкина наблюдала за ним из окна и теперь изо всех сил махала рукой, приглашая подняться наверх.

Дорогин посмотрел на часы, вздохнул и вошел в подъезд: нужно было хотя бы попытаться выяснить, что все это означает.

* * *

Всю первую половину воскресенья Михаил Александрович Перельман провел, мучаясь от жуткого похмелья. Он с трудом нашел в себе силы на то, чтобы дотащиться до ближайшей коммерческой палатки и купить пару бутылок пива. После вчерашнего гулянья в кошельке было почти пусто, и Перельман впервые в жизни заметил, каким безобразно дорогим сделалось в последнее время отечественное пиво. Раньше он как-то не обращал на это внимания, поскольку не имел привычки напиваться до беспамятства и опохмеляться по утрам. Пива ему не хотелось и сейчас, но похмелье было таким сильным, что он чувствовал: если не сделать хоть что-нибудь сию же минуту, можно просто умереть от тошноты и головной боли.

При одном взгляде на пивные бутылки ему сделалось еще хуже, но он мужественно донес их до дома, мужественно откупорил одну и заставил себя единым духом выпить половину. После этого дело пошло уже проще, и Михаил Александрович с удивлением убедился, что пиво действительно помогает.

Немного придя в себя, он прибрался на кухне, имевшей такой вид, словно здесь всю ночь веселилась компания из десяти человек, побрился и отправился в гараж, где стоял его ушастый «запорожец». Если бы кто-то спросил, зачем ему это понадобилось, Перельман затруднился бы с ответом. В последнее время старенький «запорожец» ездил очень неохотно, а сам Михаил Александрович садился за руль с еще большей неохотой: его вдруг начали одолевать совершенно неуместные, какие-то детские комплексы, выражавшиеся в том, что он стал стесняться своей машины. Времена, когда любой, даже самый скромный, автомобиль считался атрибутом красивой жизни, как-то незаметно миновали. Улицы города постепенно заполнились новенькими, с иголочки, «волгами» и «Жигулями», не говоря уже об иномарках, самая старая из которых могла не глядя дать жестянке Перельмана сто очков вперед. Сидя за рулем своего «запора», Михаил Александрович невольно чувствовал себя взрослым дядей, сдуру вырядившимся в ползунки и вместо сигареты засунувшим в рот пустышку. Кроме того, издыхающая от старости машина требовала постоянного ухода и ремонта, а ковыряться в грязном железе Перельман, мягко говоря, не любил.

Тем не менее, приведя в порядок себя и квартиру, он натянул на широкие плечи старенькую куртку из треснувшего на сгибах дрянного кожзаменителя, надвинул на лоб засаленную «гаражную» кепку и вышел из дома, держа путь к своему гаражному кооперативу.

Кооператив был старый, полудикий и представлял собой два длинных ряда ржавых жестяных гаражей, приткнувшихся к серой бетонной стене какого-то завода, – какого именно, Михаил Александрович так и не удосужился узнать. Асфальта здесь не было, охраны тоже, но Перельмана такое положение вещей вполне устраивало: бездорожье было его машине нипочем, а времена, когда кто-то взламывал и угонял «запорожцы», слава Богу, давно прошли и забылись, как сон.

Он выкатил свою тележку на пустырь, загнал ее на эстакаду и немного поковырялся под днищем, проверяя подвеску. Внизу все заросло толстенным слоем сухой крошащейся грязи, и Перельман так и не понял, в порядке у него подвеска или нет. На всякий случай он прокачал тормоза, немного поработал насосом, подкачав все четыре колеса, проверил уровень масла и заправил бак из стоявшей в углу гаража тридцатилитровой канистры. Зачем он все это делает, Михаил Александрович по-прежнему не представлял. Просто ему вдруг подумалось, что машина, раз уж она имеется, должна содержаться в порядке и быть готовой в любой момент отправиться в путь.

О сервизе он почти не думал – так, вспомнил пару раз и почти сразу же забыл. Он давно заметил, что в пьяном виде люди склонны строить воздушные замки и воспламеняться самыми безумными и завиральными идеями. Для пьяного не существует никаких преград – вернее, он склонен их не замечать. Ладно, рассуждает пьяный человек, ладно, вы правы. Сейчас я пьян и не уйду дальше вытрезвителя, но завтра!.. Завтра, когда я буду трезв, ничто не помешает мне стать богатым и счастливым! Я сделаю то-то, то-то и еще то-то, рассуждает он. Не понимаю, как я не додумался до этого раньше? А наутро сверкающие горизонты опять сужаются до размеров крохотной серенькой точки, и препятствия, накануне казавшиеся пустяковыми, вырастают до самого неба, полностью закрывая цель. И начинает казаться, что никакой цели не было в помине – так, мираж, элемент пьяного бреда… Ну какие, в самом деле, могут быть золотые клады – в наше-то время, в самом центре Москвы! Ну найдут горшок с медяками при сносе старого дома.., или, скажем, рулон «катенек», засунутый в старый дымоход. Да и то… Нет, чепуха это все!

Он с неловкостью вспомнил вчерашний вечер и даже тихонько застонал от стыда. Это же надо было такого насочинять! Тоже мне, граф Монте-Кристо… Хорошо, что хоть в милицию звонить не начал, чтобы опередить возможных конкурентов. Вот было бы позорище!

Он вернулся домой, принял душ, плотно пообедал остатками вчерашнего ужина и провел вечер перед телевизором с книгой на коленях. Когда по телевизору начиналась рекламная пауза, он отключал звук и принимался читать, все время чувствуя затылком леденящее дыхание пустоты, привычно заполнявшей двухкомнатную квартиру, в которой когда-то было так тесно, а теперь стало чересчур просторно. Невидящим взглядом глядя в раскрытую на середине книгу, он думал о маме и вдруг вспомнил, что в кармане вывешенного в лоджию для проветривания пиджака лежит приглашение в Израиль. Теперь его мысли целиком сосредоточились на этой бумажке.

«Может быть, хватит? – подумал Михаил Александрович. – Хватит доказывать силу воли и свой патриотизм, которого на самом деле нет и быть не может. Откуда ему взяться? Только что я там буду делать со своим высшим педагогическим образованием – улицы мести, на рынке спекулировать? Были бы деньги…»

Он стал думать о том, как мог бы устроиться в Израиле, если бы у него были деньги, и очень быстро пришел к выводу, что на Израиле свет клином не сошелся. С настоящими деньгами он мог бы стать желанным гостем везде – хоть в Штатах, хоть в Австралии, хоть в Европе. Это были старые мечты, привычные и уютные, как поношенный домашний халат, и совершенно несбыточные.

Утром Михаил Александрович явился в школу к началу первого урока – не потому, что его интересовал сервиз, а потому, что первый урок стоял у него в расписании. Правда, он как-то ухитрился все перепутать и очень удивился, когда к нему в кабинет вместо ожидаемого восьмого "Б" с шумом и хохотом ввалился горячо им ненавидимый десятый "А" – тот самый, где учились бритоголовые Скороходов и Суслов. Он почти сразу забыл о своем удивлении, поскольку мысли его были заняты совсем другим.

Утром в учительской никто даже словом не обмолвился о сервизе – буквально ни одна живая душа! Михаил Александрович был этим так удивлен и разочарован, что на собственный страх и риск сам завел осторожный разговор о басмановском чайнике. Оказалось, что все без исключения коллеги были в курсе дела: кто-то смотрел репортаж, кто-то читал о пышной церемонии в газетах или слышал по радио, а кто-то, как всегда, ничего не смотрел и не читал, зато слышал обо всем в троллейбусе по дороге на работу. И при этом никому даже в голову не пришло связать басмановский чайник со стоявшим на полке школьного музея сервизом. Правда, большинство учителей не заходило в музей уже по несколько лет, а были и такие, кто не бывал там ни разу. А с другой стороны – ну не слепые же они все-таки!

Конечно же, дело было не в учителях и не в запущенности музея, который месяцами стоял запертым на ключ с тех пор, как Перельман остыл к музею и оставил свои попытки привести его в порядок. Дело было, как всегда, в водке, а точнее, в ее чрезмерном количестве. Все беды и разочарования в России происходят от неумения вовремя остановиться, когда дело доходит до выпивки. Как в песне поется: «Я пью чуть больше, чем могу, но меньше, чем хочу…». Клад он, видите ли, нашел!..

Урок в десятом "А" шел своим чередом. Скороходов и Суслов, как всегда, о чем-то шушукались, пересмеивались и бросали на Михаила Александровича полные недоброй насмешки взгляды, когда думали, что он их не видит. Перельман, как всегда, жалел, что не имеет права вывести этих сверхчеловеков в коридор и разобраться с ними коротко, без лишних слов, по-мужски. Несмотря на свою близорукость, он легко мог справиться с "десятком таких Скороходовых и напрочь отказывался понимать, почему весь цвет мировой педагогической науки буквально заходится в истерике, стоит только упомянуть о телесных наказаниях. Да бог с ними, с розгами! Ведь пара обыкновенных затрещин в кратчайшие сроки привела бы этих избалованных ублюдков в полный порядок! Это же не дети, им в армию скоро. Такие вот, с позволения сказать, детишки вовсю грабят, насилуют и даже убивают в подъездах и на темных улицах, так почему же учитель, вынужденный проводить в их обществе большую часть своей и без того не слишком веселой и легкой жизни, не может бороться с ними их же оружием?

Мысль о борьбе с бритоголовыми их же оружием почему-то застряла в голове у Перельмана как заноза. Ничего конкретного в этой мысли не было, она просто крутилась в мозгу, как заезженная пластинка: бороться с ними их же оружием.., их оружием.., бороться их оружием… – до тех пор, пока эти слова не потеряли какой бы то ни было смысл, превратившись в надоедливый рефрен наподобие прилипчивого попсового мотивчика. Что это означало, Перельман не понимал. Как это – бороться с ними их оружием? Нарисовать на спине у Скороходова свастику? Подбросить Суслову в сумку дохлую крысу? Подстеречь их в темном подъезде и надавать по шеям? «Довели, стервецы, – думал он, исподтишка разглядывая юных мерзавцев. – О чем я думаю? Это унизительно, в конце концов: строить планы мести сопливым шестнадцатилетним мальчишкам…»

Во время опроса он вызвал к доске Скороходова – просто для того, чтобы доказать себе, что может спокойно смотреть на этого наглого сопляка и не утратил способности держать себя в руках. Надо было отдать Скороходову должное: материал он знал не то чтобы назубок, но вполне прилично, в датах не путался и излагал свои познания грамотным литературным языком. Сопляк был из благополучной семьи и, похоже, отлично понимал разницу между личностью учителя и предметом, который этот учитель преподает. Он работал на аттестат, и Перельман вынужден был признать, что аттестат у Скороходова скорее всего будет очень даже приличным, хотя до золотой медали ему далеко.

В самом конце Скороходов все-таки ошибся, и Перельман с легким сердцем вывел в журнале напротив его фамилии четверку. При этом он пытался убедить себя, что не испытывает ничего, что хотя бы отдаленно напоминало мстительную радость. Все было правильно, ответ Скороходова заслуживал твердой четверки. Даже, может быть, четверки с плюсом. Если бы не эта вызывающе обритая голова, если бы не дохлая крыса, таинственным образом попавшая в ящик вот этого самого стола два дня назад.., в общем, если бы это был не Скороходов, а кто-то другой, Перельман, не задумываясь, поставил бы в журнал пять баллов.

Скороходов, похоже, отлично разобрался в ситуации и счел себя несправедливо обиженным. Он покраснел до корней волос (которых не было), стиснул зубы и, не разжимая губ, еле слышно процедил:

– Жидовская морда…

Перельман еще не решил, как ему реагировать на эту выходку, а Скороходов уже круто развернулся на каблуках и пошел к своей парте, громко стуча подошвами.

– Продолжим опрос, – спокойно сказал Михаил Александрович. – Арсеньев, пожалуйте к доске…

После третьего урока у Перельмана была «форточка». Перемену он провел в учительской, чутко прислушиваясь к разговорам. Говорили, как всегда, о чепухе: обсуждали фасоны платьев и наряды старшеклассниц, ругали учебные программы и переживали из-за неприятностей героини какого-то очередного убогого сериала. О басмановском чайнике больше не было сказано ни слова, и, когда звонок разогнал учителей по кабинетам, Михаил Александрович медленно, словно бы нехотя, направился в музей.

За те полторы недели, что он здесь не был, в музее ничего не изменилось. Разве что слой покрывавшей полки пыли стал немного толще да подставка с чучелом совы опять сорвалась с гвоздя, так что несчастная пернатая хищница теперь криво висела вниз головой на одном гвозде, удивленно уставившись на Перельмана прозрачными стекляшками глаз. Михаил Александрович нашел на полу и вставил на место вечно выпадающий гвоздь, осторожно вернул сову в исходное положение и только после этого позволил себе посмотреть на сервиз.

Сервиз стоял на месте и был именно таким, каким помнил его Михаил Александрович. Впрочем, дело было слишком серьезным, чтобы Перельман мог целиком положиться на собственную память. Он полез во внутренний карман и вынул оттуда сложенный вчетверо субботний номер «Вечерки», который стянул десять минут назад с подоконника в учительской. Развернув газету, он уставился на сделанную крупным планом фотографию басмановского чайника. Снимок был довольно скверный, детали декоративной отделки сливались на нем в какое-то невнятное серое месиво, но даже эта газетная фотография убедила Михаила Александровича в том, что память и глазомер его не подвели: чайник был словно создан для того, чтобы венчать собой пузатый самовар – тот самый, что стоял на полке в углу школьного музея.

Перельман вернулся к двери и повернул барашек замка. Ничем предосудительным заниматься он здесь не собирался, но ему не хотелось, чтобы его беспокоили. Нужно было подумать, убедиться… Михаил Александрович чувствовал, как безумие субботнего вечера снова нарастает в нем, и был только один способ избавиться от этого помешательства: убедиться во всем собственными глазами. Тем более что сделать это было совсем не сложно.

Он не сразу нашел ту самую чашку, но все-таки нашел. Неопрятное буро-зеленое пятно засохшей гуаши было на месте и казалось вполне уместным на темном фоне окислившейся меди.., или латуни все-таки? Немного поколебавшись, Перельман прикоснулся к пятну пальцем и осторожно поскреб его ногтем. Сухая корка гуаши отскочила легко, словно только того и дожидалась, и из-под нее в глаза Михаилу Александровичу сверкнул ничуть не потускневшим блеском отполированный желтый металл.

Перельман оглянулся на дверь, нашарил позади себя стул и медленно уселся. Достал из пачки сигарету, мимоходом удивившись тому, что это оказался чудовищно дорогой «Парламент», не разминая, сунул ее в зубы и чиркнул зажигалкой. Прежде чем прикурить, он поднес зажигалку к сверкающему желтому пятнышку на темном боку чашки и держал до тех пор, пока оно полностью не покрылось копотью, а зажигалка не начала жечь пальцы. Тогда он торопливо прикурил и бросил горячую зажигалку в карман.

– Вот так, – пробормотал Михаил Александрович, жадно затягиваясь и неотрывно глядя на чашку. Желтое пятно на ее боку стало черным. – Думаю, этого хватит. Надо убедиться…

Сдерживая нетерпение, он выкурил сигарету до конца и лишь после этого вынул из кармана носовой платок. Копоть въелась в окислившуюся медь намертво, но там, где из-под слоя окисла проглядывал желтый металл, сажа снялась легко, открыв взгляду Перельмана ничуть не потускневший блеск. Он очистил протертое пятнышко до конца и придирчиво осмотрел его под разными углами. Ни малейшего изменения цвета, никаких следов побежалости… Может быть, стоило попробовать травить металл кислотой, но внутренний голос подсказывал Михаилу Александровичу, что этот опыт ничего ему не даст: он был слишком неважным химиком, чтобы провести испытание корректно и верно оценить его результаты. Да и какой во всем этом смысл? Ведь ясно же, что это золото, еще в субботу было ясно, но он, дурак, боялся поверить своему счастью. Да и то сказать, это был первый случай, когда Миша Перельман вытянул выигрышный билет в жизненной лотерее, куда более жестокой и несправедливой, чем все лотереи в мире. Впервые в жизни ему по-настоящему повезло, и теперь следовало окончательно и бесповоротно решить, что делать с этим неожиданно свалившимся на голову везением.

Он задумчиво поставил на место чашку и глубоко затянулся сигаретой. На сервиз он не смотрел, целиком сосредоточившись на собственных ощущениях. В нем что-то происходило, и он почти наяву слышал треск и скрежет, с которым перемещались, сталкивались и ломались на куски внутри его головы многолетние пласты представлений о том, что такое хорошо и что такое плохо. С детства вколоченные в мозг гвозди заплесневелых догм со ржавым визгом выскакивали из гнезд, растрескавшаяся штукатурка затертых до неузнаваемости слов и бессмысленных правил поведения рушилась пластами, обнажая грубый корявый камень дремлющих первобытных инстинктов. Это напоминало землетрясение, которое наконец-то обрушило дрожащий от ветхости дом, где уже много лет не жил никто, кроме крыс и тараканов.

Потом это ощущение ушло, и Перельман понял, что никакого землетрясения на самом деле не было. Он просто пережил кратковременный приступ золотой лихорадки – опасной болезни, от которой не бывает лекарств. И хорошо, что приступ был кратковременным. Возможно, у богатых людей с годами вырабатывается иммунитет, но откуда ему взяться у нищего учителя? Надо держать себя в руках, понял Перельман. Иначе немудрено наделать глупостей, за которые потом придется расплачиваться всю жизнь.

Он завернул окурок в обрывок газеты и тут же закурил снова. Совершенно неожиданно обнаружилось, что в голове у него хранится невесть откуда взявшийся подробный план, словно, пока он пил водку, сомневался и занимался самоосмеянием, его второе "я" занималось делом и вот теперь, в точно рассчитанный момент, преподнесло ему на рассмотрение плод своих трудов. В этом плане нашлось место всему: и пришедшему из Израиля приглашению, и бритоголовым идиотам из десятого "А", и даже тому обстоятельству, что сегодня вечером на дежурство заступал тезка Перельмана Михаил Иванович, широко известный своим пристрастием к дешевому портвейну. Теперь Перельман понял все: и свое нежелание звонить в милицию и сообщать об открытии, и внезапно проснувшуюся в нем тягу к технике, и даже то, для чего он прихватил на работу короткий, очень удобный гвоздодер, называемый в народе фомкой. Ему-то казалось, что он собирался наконец выдернуть надоевший гвоздь, который вылез из пола в его кабинете прямо напротив доски и о который регулярно спотыкались ученики и он сам. На деле же все обстояло гораздо сложнее и интереснее.

На мгновение Михаил Александрович испугался: уж очень все это напоминало раздвоение личности или, говоря попросту, шизофрению. Потом он вспомнил дохлую крысу в ящике своего рабочего стола и понял, что у него хватит сил пройти через это до самого конца.

«И будьте уверены, – мысленно сказал он, обращаясь к невидимой аудитории, – я позабочусь о том, чтобы конец этот был счастливым!»

Глава 7

Ровно в пятнадцать ноль-ноль Дорогин остановил свою машину на том же месте, где они с Тамарой расстались в начале дня. Он был уверен, что ему придется ждать как минимум полчаса, а то и целый час, но Тамара уже была здесь – сидела за столиком под полосатым тентом уличного кафе и не спеша попивала кофе. Вид у нее был задумчивый и немного усталый, но она все равно была красивее всех женщин, которые сидели за соседними столиками. «Просто я необъективен, – подумал Сергей, наблюдая за ней из окна машины. – Да и с какой стати мне быть объективным? Объективность нужна при вынесении приговора в суде или, скажем, при написании диссертации. А когда дело касается отношений между людьми, ни о какой объективности не может быть и речи. Объективно существует огромное количество женщин, у которых фигуры стройнее, внешность приятнее и голова работает лучше, чем у Тамары. Наверное, таких женщин миллионы, но меня они не интересуют. То есть интересуют конечно, но Тамара интересует меня гораздо больше, чем все они, вместе взятые. Почему? Пытаться ответить на этот вопрос объективно и логически обосновать свой ответ – занятие абсолютно бесполезное. Можно часами городить ерунду, говоря о менталитете и психологической совместимости, но все это будет обыкновенная словесная шелуха, а единственно возможный ответ очень прост и не имеет никакого отношения ни к логике, ни к объективности. Я ее люблю, вот и все. Звучит немного смешно и старомодно, но другого слова никто пока что не придумал.»

Тамара немного повернула голову и увидела машину, за рулем которой сидел Дорогин. Ее лицо сразу ожило, осветившись изнутри. Усталость и озабоченность исчезли, уступив место улыбке, на которую невозможно было не ответить. Улыбаясь, Сергей выбрался из машины, пересек тротуар и опустился на легкий пластиковый стул рядом с Тамарой. Возле стола немедленно возникла симпатичная рыжая официантка в крошечном белом передничке поверх узких джинсов и в бумажной кепке с круглым козырьком. Дорогин заказал себе кофе и снова улыбнулся Тамаре. После наглых бандитских рож и испуганного, напряженного лица Варвары Белкиной смотреть на Тамару было особенно приятно.

– Что ты так улыбаешься? – спросила Тамара. – Я смешная, да?

– Ужасно смешная, – сказал Дорогин. – Обхохочешься. За это я тебя и люблю. В этом мире до обидного мало смешных людей.

– Это что, комплимент? – понарошку обиделась Тамара. – Что это ты прячешь за спиной?

– Так, ерунда, – ответил Дорогин. – Пустячок. Тебе неинтересно.

– Так-так-так, – голосом следователя, ведущего допрос, проговорила Тамара. – Ну-ка, покажи!

– Да говорю же – пустяк, – отмахнулся Дорогин. – Не понимаю, зачем тебе это нужно. Что за любопытство? А вдруг это какая-нибудь гадость?

– Ничего, – сказала Тамара. – Что я, гадостей не видела? Не забывай, что я – медицинский работник.

– А я и не забываю, – Дорогин пожал плечами, продолжая держать правую руку за спиной. – Я помню, что ты у меня медик. Тем более. Зачем тебе на это смотреть?

Тамара приподнялась со стула и попыталась заглянуть ему за спину. Дорогин живо развернулся так, чтобы она ничего не увидела.

– Прекрати немедленно! – потребовала она. – Я могу умереть от любопытства.

– Ну, если умереть… – изображая нерешительность, протянул Сергей. – Умирать из-за такого пустяка, пожалуй, действительно не стоит. Пожалуйста, смотри.

Он вынул из-за спины и протянул Тамаре букет пышных белых хризантем.

– Я же говорил, что это пустяк, – сказал он. – А ты, наверное, решила, что там бриллиантовое колье или чья-нибудь отрубленная голова. И теперь, конечно, разочарована…

– Конечно, – сказала Тамара. Она ткнулась лицом в цветы и смотрела на Дорогина поверх букета. Глаза ее улыбались. – Разочарована, оскорблена в лучших чувствах и полна решимости отомстить. Ты не знаешь где-нибудь поблизости местечка, где я могла бы осуществить свою страшную месть?

– Н-не знаю… – нерешительно сказал Муму. – Это смотря какая месть. А наша спальня для этого не подойдет?

– Великолепно! – воскликнула Тамара. – Отличная идея. А главное, очень свежая и оригинальная. Поехали скорее!

– Подожди, – сказал Сергей. – Ты же хотела погулять…

– Я ужасно соскучилась, – призналась Тамара. – Москва все-таки слишком большая. Я чувствую себя в ней какой-то козявкой – маленькой, заблудившейся, никому не нужной козявкой. Я провинциалка, да?

– Да, – сказал Дорогин, – ты провинциалка. Тургеневская барышня с медицинским образованием. И я хочу тебе сказать… Нет, не скажу. Боюсь, ты не правильно меня поймешь.

– А ты попробуй, – предложила Тамара.

– Ладно, попробую. Так вот: ты самая красивая из провинциалок, и я тебя люблю. Только никому не говори, а то меня засмеют.

– Опять ты дурачишься, – вздохнула Тамара. – Что это с тобой сегодня?

"В самом деле, – подумал Муму, – что со мной? Странное ощущение, будто перед грозой. Все затихло, в воздухе полно статического электричества, и все чего-то ждут. Время ожидания нужно чем-то заполнять, отсюда и дурачества, и пустые разговоры, и эти странные вспышки ревности у Тамары… Возможно, во всем виноваты какие-нибудь магнитные бури или это затянувшееся бабье лето… Все ведут себя странно и непривычно, как будто в мире что-то сдвинулось и пошло наперекосяк. Мы болтаем, смеемся и строим планы, а вокруг нас все сгущается ощущение надвигающейся грозы. Тамара наверняка это чувствует, она очень тонко воспринимает такие вещи, она вообще гораздо тоньше и проницательнее, чем кажется. Варвара обожает ее дразнить, Тамара наверняка кажется ей немного простоватой, не такой утонченной и светской, как она сама, но это напоминает попытки пуделя разозлить сенбернара. Хотя если судить по комплекции, на сенбернара больше похожа именно Варвара.

Варвара… Она действительно выглядела испуганной, когда я поднялся к ней пару часов назад. Эти подонки на красной «девятке», похоже, на самом деле преследовали ее все утро. Может быть, я напрасно не допросил их как следует? Впрочем, как я мог их допросить? Двор многоэтажного жилого дома – не самое удобное место для допроса третьей степени. И потом, мне ужасно не хочется торопить события и снова очертя голову бросаться в кровавую кашу. Куда спешить? Эта каша уже который век булькает на медленном огне в огромном котле по имени Россия. В любой момент можно подойти и зачерпнуть из этого котла, особенно если умеешь держать в руках ложку. Неизвестно, что окажется в твоем черпаке. Это может быть какой-нибудь порноделец, обыкновенный ворюга или прокурор без штанов, но можно не сомневаться, что это будет какая-нибудь дрянь. Ничего хорошего из этого варева не выловишь, и остается только сочувствовать тем, кто по долгу службы обязан все время запускать в котелок ложку: ментам, работникам прокуратуры, журналистам… Они несчастные люди, потому что навеки отравлены ядовитыми испарениями этого сатанинского зелья. Именно поэтому им порой бывает так трудно посочувствовать.

Когда Варвара открыла дверь, лицо у нее было совсем белое – целиком, даже губы. Только глаза казались живыми, но и они напоминали двух перепуганных зверьков, которые без устали мечутся из угла в угол по тесной клетке. Белые губы тряслись, и рука, которой она заперла за мной замок и накинула цепочку, тоже дрожала. Человеку, пребывающему в таком состоянии, просто невозможно не посочувствовать, и я сочувствовал ей и беспокоился за нее, но в то же время испытывал нарастающее раздражение. Я до сих пор раздражен, и хорошо, если Тамара этого не заметила. Сколько можно, в самом деле? Человек, который шурует палкой в осином гнезде, должен быть готов к тому, что его серьезно покусают. Варвара всю жизнь ворошит осиные гнезда, а отгонять от нее рассерженных ос приходится мне. Вот и теперь… Она клянется и божится, что не знает, чем вызвана слежка, и клятвы эти звучат вполне убедительно, но вот беда: я ей не верю. Она наверняка опять сунула свой любопытный нос куда не следует, а теперь, когда по этому носу щелкнули, испугалась. После общения с Эдиком Гаспаровым и его ребятами немудрено начать бояться собственной тени, но Варвара не из пугливых, и если она боится, то страх ее вызван вовсе не призраками, а вполне реальной угрозой очередного похищения или расправы.

Впрочем, до расправы скорее всего не дойдет. Расправиться с ней могли в любой момент, это дело нехитрое. Слежка, да еще такая наглая, по всей видимости, должна была послужить ей предостережением: дескать, не забывайся, детка, мы о тебе помним и можем достать тебя в любой момент. И это чистая правда, потому что я не в состоянии проводить с ней двадцать четыре часа в сутки.

Ладно. До завтра с ней, по крайней мере, ничего не случится. Холодильник у нее набит продуктами, сигареты есть, а значит, выходить из дома ей незачем. Дверь у нее крепкая, а на самый крайний случай я оставил ей пистолет, который отобрал у этого отморозка. Как его – Борис? Интересно, это имя или кличка? Впрочем, какая разница? Главное, что до завтрашнего утра Варвара может спокойно сидеть у себя в квартире и работать над статьей. Начнут ломиться в дверь – пальнет разок из пистолета и позвонит в милицию. Если не она, то соседи позвонят. Менты прилетят мигом, поскольку пальба – это не семейная ссора и не пьяная драка, тут они среагируют оперативно, научились…

И все-таки – кто? Это, конечно, не мое дело, и я дал себе слово не вмешиваться без самой крайней необходимости, но мысли почему-то упорно возвращаются в привычную колею. Кто и зачем? Гаспаров умер и похоронен три месяца назад, его приятель Супонев при странных обстоятельствах повесился в камере следственного изолятора – то ли сам повесился, то ли его повесили, чтобы ненароком не сболтнул лишнего… Может быть, эта слежка – отголосок того дела? Вряд ли, ведь Варвара так ничего и не написала о Гаспарове, Якубовский ей запретил… Кстати, очень интересно, почему он это сделал? Казалось бы, материал вполне сенсационный, а он зарубил его на корню, и даже Варваре с ее уникальными пробивными способностями не удалось прорваться через выставленные милейшим Яковом Павловичем рогатки. Не здесь ли собака зарыта?

Не знаю. Вряд ли. Тогда в чем же дело? Неужели Варвара права и эта слежка вызвана нашим визитом к старому реставратору? Яхонтов не похож на преступника… Хотя почему, собственно, не похож? Характер у него, судя по всему, железный, умом он не обделен, а что мастями не разрисован, так у большинства воров в законе кожа чистая, без наколок. Они ребята серьезные, дешевых понтов не признают. И все-таки не верится, что это он.

Ладно, допустим на минуту, что Яхонтов все-таки бандит. Все равно не клеится. Зачем ему эта слежка? Чего он хочет таким образом добиться? Какая ему от этого выгода и чем ему помешала Варвара? Кстати, а случайно ли вышло так, что Варвара практически сразу напилась и оказалась недееспособной? Заранее знать, что она так быстро опьянеет, старик, конечно, не мог, но вот рассчитывать, надеяться на такой исход дела он мог вполне. Если так, то дело наверняка как-то связано с басмановским чайником. Единственное предположение, которое приходит на ум: сервиз короля Негоша действительно существует и, более того, Яхонтову известно, где этот сервиз находится. Следовательно, шум вокруг сервиза ему совсем не нужен, и это хоть как-то объясняет слежку за Варварой. Хотя… Если старик по какой-то причине не хотел, чтобы статья об этом сервизе увидела свет, он вполне мог просто промолчать. Ничего не знаю и знать не хочу, какой еще чайник? Ах, басмановский чайник? Впервые слышу… И все. И не надо волноваться и затевать эту дурацкую слежку.

Но если старик тут ни при чем, значит, существует еще кто-то, кому известно о сервизе Фаберже больше, чем всем остальным. Этот кто-то подозревает, что Яхонтов может располагать какими-то данными о сервизе, и на всякий случай за ним послеживает. Потом на горизонте возникает басмановский чайник, и немедленно к старику приезжает известная журналистка Белкина. В совпадения наш неизвестный «доброжелатель» не верит и быстренько делает вывод: Белкина приезжала по поводу басмановского чайника, и Яхонтов мог сказать ей о сервизе. Если за домом Яхонтова действительно следили, то по продолжительности разговора легко можно догадаться, что так оно и было. Тайна перестала быть тайной, она начала распространяться, а как только Варвара закончит и опубликует свою статью, известие о том, что где-то существует бесценный золотой сервиз работы Фаберже, замаскированный под медь, станет достоянием миллионов. Сотни людей бросятся выкапывать по чердакам и сараям прадедовские самовары и до посинения надраивать их наждачной бумагой в надежде, что из-под грязи вдруг блеснет золото. И единственный способ этому помешать – сделать так, чтобы статья никогда не увидела свет. Этого проще всего добиться путем физического устранения Белкиной, и значит, Варвара опять попала в беду.

Господи, какая чепуха! Все-таки во мне пропадает беллетрист. Вот так, не сходя с места, за чашечкой кофе высосать из пальца целый детектив – это же не каждый сможет! Может быть, из моего писательства ничего не вышло именно потому, что я писал о том, что видел и пережил сам? Может быть, поэтому написанные моей рукой слова казались мне такими сухими и мертвыми? Возможно, мне нужно было действовать именно так: просто сидеть и выдумывать разную чепуху, травить байки на потеху почтеннейшей публике…"

– Что с тобой? – спросила Тамара. – У тебя такой вид, словно ты не здесь, а на обратной стороне Луны.

– Правда? – встрепенулся Дорогин. – Не знаю… Как-то вдруг задумался. Дай, думаю, о чем-нибудь поразмышляю. Давненько, думаю, я ни о чем не размышлял. Так ведь недолго и совсем отвыкнуть. Понадобится потом о чем-нибудь подумать, глядишь, а ты уже забыл, как это делается. Некрасиво может получиться. Вот я и решил немного потренироваться.

– И о чем же ты размышлял? – со смехом спросила Тамара.

– Я? Сочинял детективный роман о золотом сервизе работы Фаберже. Захватывающая получилась штука.

– А разве Фаберже делал сервизы?

– Не делал конечно. Но один, по слухам, изготовил – в виде исключения. Слыхала про басмановский чайник? Ах да, ты же была на дежурстве, когда заварилась вся эта каша…

Тамара горестно покивала головой. – Так я и знала, – сказала она. – Стоит Варваре появиться на горизонте, как тут же заваривается какая-то каша.

– Я сказал «каша»? – удивился Дорогин. – Извини, я оговорился. Никакой каши. Так, компот из сухофруктов… Все, что могло случиться с этим чайником, случилось много лет назад, задолго до моего и твоего рождения. Волноваться не о чем. Я же говорю, что занимался сочинительством. Между прочим, я пришел к выводу, что мой путь в литературе – это чистая беллетристика, а не мемуары. Вымышленные герои пластичнее, их легче заставить плясать под свою дудку, чем живых людей.

– По-моему, ты опять пытаешься заговорить мне зубы, беллетрист, – сказала Тамара. – И мне это активно не нравится.

Дорогин вздохнул и полез в пачку за сигаретой. Тамара настороженно наблюдала за тем, как он закуривает. «Чувствует, – снова подумал Сергей. – Я что-то чувствую, а она чувствует, что я чувствую, и беспокоится. Ей все время приходится беспокоиться обо мне, как будто я подводник или служу на Кавказе. Тяжело ей со мной, окаянным.»

– Тебе, наверное, ужасно трудно со мной жить, – сказал он. – Ни минуты покоя. Да?

– Мне нравится с тобой жить, – просто сказала Тамара. – Жить с тобой совсем не трудно. Трудно ждать тебя и каждый раз, когда ты уходишь из дома, гадать: вернется или не вернется… Мне трудно не с тобой, а без тебя, как ты не можешь этого понять? И именно поэтому мне кажется, что я имею право знать правду.

– Слушай, – сказал Дорогин, затягиваясь сигаретой, – а давай сегодня напьемся! Ты да я, да мы с тобой… Звать никого не будем, зажжем камин, свечи запалим, откроем коньячок и.., того. А? И ни о чем не будем разговаривать. Просто молча выпьем коньячку и пойдем в постель, как добропорядочные граждане великой России.

Это немного вредно для печени, но мы купим самый хороший коньяк, какой можно достать в Москве, так что наша печень как-нибудь выдержит… Как ты полагаешь?

– Я полагаю, что хватит водить меня за нос, – строго сказала Тамара. – Что вы с Варварой опять затеяли?

– Ничего криминального, – для убедительности приложив к сердцу ладонь с зажатой между пальцев дымящейся сигаретой, проникновенно сказал Дорогин. Он отхлебнул кофе и сделал затяжку. – Варвара пишет статью об этом басмановском чайнике, а я временно работаю ее личным водителем. Ну хочешь, я начну брать с нее за это деньги?

– Давно пора, – проворчала Тамара. – Завтра ты опять к ней?

– Угу, – изучая узоры кофейной гущи на донышке чашки, ответил Дорогин. – К ней, разлучнице. К ней, проклятой… Надо будет доставить ее в редакцию и потом еще немного повозить по городу. А что?

– Она что, не может добраться до редакции на метро?

– Может. Просто ей показалось…

– Что она может затащить тебя в постель, – закончила за него Тамара. – Ты это хотел сказать?

– Смотри, смотри! – вскакивая и указывая куда-то в сторону протянутой рукой, воскликнул Дорогин. – Да вон же, вон, побежала!

– Кто побежал? – невольно оборачиваясь, спросила Тамара. – Я никого не вижу. Кто это был? Собака?

– Поздно, – разочарованно сказал Муму, опускаясь на стул. – Уже свернула за угол. Теперь не догнать. Жаль. Крупная была.

– Да кто?! Кто был крупный? Кто убежал?

– Ссора, – ответил Дорогин. – Пусть себе бежит. Подумаешь, невидаль.

Он расплатился с рыженькой официанткой, потушил сигарету в пепельнице и встал, подавая Тамаре руку. Тамара улыбнулась, оперлась на его руку и пошла к машине, свободной рукой прижимая к груди букет. Несколько человек обернулись им вслед, независимо друг от друга подумав, что вот идет очень красивая молодая пара, у которой все хорошо и нет никаких забот и волнений, кроме тех, что случаются порой даже у самых счастливых и обеспеченных людей.

В какой-то мере это было именно так, но тень недосказанности осталась и повисла между ними легким облачком, заставлявшим Тамару по дороге домой озабоченно хмурить брови и исподтишка поглядывать на Дорогина, словно она пыталась хотя бы теперь что-то понять в человеке, с которым уже не первый год жила бок о бок. Ей вдруг подумалось, что ее спутник всегда охотно делился с ней радостями, оставляя свое горе при себе и стараясь по возможности взвалить на себя и ее неприятности. «Редкое для мужчины качество, – подумала она. – То есть считается, что так и должно быть, но между тем, что должно быть, и тем, что есть на самом деле, всегда оказывается огромная пропасть.»

А Дорогин гнал машину в сторону Клина и ругал себя за то, что испортил Тамаре день. Не стоило ему упоминать о сервизе и тем более о Варваре. Этот разговор превратил смутные предчувствия Тамары во вполне конкретные подозрения: не в том, конечно, что Дорогин изменяет ей с Белкиной, а в том, что он вот-вот снова ввяжется в неприятности.

Хуже всего было то, что Дорогин и сам очень смутно представлял себе, что это будут за неприятности и как их избежать.

* * *

Около полуночи, как раз в то время, когда камин в гостиной просторного дома, построенного покойным доктором Рычаговым, прогорел и Сергей Дорогин, взяв на руки Тамару, отнес ее наверх, в спальню, в двух кварталах от школы, где работал Михаил Александрович Перельман, остановилась красная «ауди» с длинной антенной радиотелефона на багажнике и с укрепленным на крыше светящимся плафончиком, украшенным шашечками, надписью «такси» и телефонным номером, по которому, видимо, это такси можно было при желании вызвать.

Сидевший на переднем сиденье пассажир расплатился с водителем, вежливо поблагодарил и выбрался из пахнущего синтетической обивкой салона в прохладную темноту октябрьской ночи.

Это был высокий и широкоплечий мужчина, мужественную внешность которого немного портили сильные очки с бифокальными линзами, заключенные в старомодную широкую оправу. Он был одет в джинсы, кроссовки и короткую утепленную куртку. Под мышкой он держал туго свернутую клетчатую сумку из разряда тех, которыми пользуются в своих деловых поездках наши «челноки».

Мужчина не спеша направился в сторону ближайшего жилого дома. На секунду он остановился, чтобы прикурить сигарету. За это время такси свернуло за угол. Тогда мужчина убрал сигарету и зажигалку в карман, повернулся спиной к тому дому, куда направлялся вначале, и быстро зашагал в сторону школы.

Михаил Александрович шел целеустремленно, не прячась и почти не оглядываясь по сторонам. Это был лучший способ добраться до места, не возбудив ненужных подозрений, – просто идти себе, словно нет ничего естественнее, чем прогуливаться перед сном вокруг школы.

В сотне метров от того места, где ничего не подозревающий таксист высадил своего пассажира, стоял в безмолвном ожидании старенький желтый «запорожец» с грузовым багажником на крыше и со смешно оттопыренными «ушами» воздухозаборников. Перельман мимоходом похлопал старичка ладонью по переднему крылу и сквозь ткань джинсов пощупал лежавший в кармане ключ зажигания. Вечер выдался довольно хлопотным: пришлось добираться до гаража, выводить «запорожец» и загодя гнать его сюда, чтобы не привлекать лишнего внимания, причаливая посреди ночи к школе на этом тарахтящем корыте, а потом снова ехать домой и ждать наступления темноты.

Свернув в липовую аллею, он отступил в тень и обернулся. Скупо освещенная улица позади него была пуста, лишь поблескивали в свете фонарей капоты и крыши припаркованных у обочин автомобилей да светились кое-где разноцветные прямоугольники окон.

Перельман поправил под мышкой съехавшую сумку и двинулся дальше. В пустой безлюдной аллее, которая просматривалась из окон школы насквозь, он повел себя осторожнее, стараясь держаться в тени, хотя и предполагал, что осторожность эта излишняя: идя домой с работы, он встретил сторожа Михаила Ивановича, который как раз выходил из магазина, воровато заталкивая в глубокий карман своих сто лет не глаженных брюк бутылку дешевой бормотухи. Конечно, для Михаила Ивановича такая доза была смехотворной, но можно было не сомневаться, что до наступления следующих суток неугомонный сторож еще успеет слетать в магазин как минимум один раз.

Позади вдруг затарахтел изношенный автомобильный движок. Перельман вздрогнул и метнулся за ствол ближайшего дерева, хотя сидевшие в машине люди и так наверняка не могли бы его увидеть: центр аллеи был ярко освещен, а боковые пешеходные дорожки тонули в густой тьме.

Мимо убежища, в "котором, затаив дыхание, стоял Михаил Александрович, медленно, словно приглядываясь, прокатился милицейский «уазик». Перельман разглядел за темными стеклами едва различимые светлые пятна лиц и красный огонек сигареты. Патрульная машина доехала до школы, обогнула ее по периметру, скрежетнула шестернями коробки передач, рыкнула двигателем и, набирая скорость, проскочила мимо Перельмана в обратном направлении.

Михаил Александрович вышел из-за дерева. Это простенькое действие стоило ему неожиданно больших усилий: из него словно по мановению волшебной палочки ушли все силы, руки и ноги сделались ватными, в ушах тоненько звенело. Очень хотелось плюнуть на все, завести «запорожец» и махнуть домой, а там завалиться на диван и закрыть глаза, чтобы больше ничего не видеть и не слышать. Ну какой из него, к дьяволу, грабитель? Смех, да и только. Жаль, что те ребята, которые только что проехали мимо на своем дребезжащем «уазике», вряд ли оценят юмор ситуации, застукав его в то время, как он будет взламывать музей. С юмором у них плоховато вообще, а уж когда они находятся при исполнении, ни о каком веселье не может быть и речи. Когда на тебе стальная каска и бронежилет, а в руках зажат короткоствольный «Калашников», хочется не шутить, а стрелять на поражение или, на худой конец, бить прикладом по почкам.

Он представил себе, что будет, если его поймают, и обессиленно привалился плечом к шершавому стволу липы. Нет, к этому он не готов. Что угодно, только не арест. Это, знаете ли, матерому уголовнику по большому счету наплевать, возьмут его или нет: тюрьма для него – дом родной, и чувствует он себя там немногим хуже, чем на воле. А для Михаила Александровича Перельмана, учителя истории, начитанного и образованного человека, пользующегося определенным уважением среди своих коллег и знакомых, арест будет означать полный крах. Вся жизнь пойдет псу под хвост из-за каких-то побрякушек…

Он оттолкнулся от дерева и сделал шаг вперед. Этот шаг дался ему тяжело, словно он шел под водой против сильного течения. В то же время Михаил Александрович чувствовал, что, как только он повернется к школе спиной, ноги сами понесут его прочь от этого страшного места, как если бы на них вместо старых кроссовок были надеты крылатые сандалии древнегреческого бога Гермеса. Это было унизительно – чувствовать, как твой организм пытается диктовать мозгу собственную волю, которая сводится к тому, чтобы всегда и всюду двигаться по линии наименьшего сопротивления. Ах, как это сладко и легко – двигаться по линии наименьшего сопротивления! На этом пути нет ни препятствий, ни опасностей. Правда, на нем хватает унижений, но к этому постепенно привыкаешь и даже начинаешь находить в этом какое-то горькое удовлетворение. Зато жив-здоров и на голову не капает…

Перельман немного постоял на месте, разжигая в себе злость. Он заставил себя вспомнить все обиды и унижения, пережитые им в последнее время. Обид и унижений набралось предостаточно. Если оставить все как есть, отказавшись от своей затеи, обиды и унижения будут множиться, расти как снежный ком, пока их тяжесть не сломает ему хребет. И никакие газетные статьи, восхваляющие его за обнаружение считавшегося безвозвратно утраченным сервиза, не помогут ему справиться с этой тяжестью. Скороходов, Суслов и их бритоголовые дружки газет не читают, а если и услышат что-нибудь краем уха, это их только еще больше озлобит. Деньги, которые ему может быть выплатит, а может, и не выплатит государство, разойдутся за полгода на всякую чепуху, если раньше их не отнимут какие-нибудь сообразительные бандиты. И что тогда? Да то же, что и раньше…

Михаил Александрович закурил, наплевав на конспирацию, и докурил сигарету до самого фильтра. Какого черта! Кто сказал, что его поймают? Учитель Перельман – это вам не мелкий урка с тремя классами образования. Все предусмотрено и рассчитано на десять шагов вперед, и помешать ему может только случайность – такая же, как падение кирпича на голову или наезд автомобилем, за рулем которого сидит обкурившийся до полного обалдения наркоман. Вероятность угодить под колеса гораздо выше вероятности ареста, но ведь она не мешает ему ежедневно по многу раз пересекать проезжую часть!

Трехэтажная громадина школы была непривычно темна и безмолвна. В черных стеклах неподвижно стояли искривленные отражения зеленоватых уличных фонарей, и только коридор первого этажа и вестибюль были освещены призрачным голубовато-серым светом дежурных ламп. Сквозь огромные окна были видны ряды пустых вешалок в раздевалке и приземистые квадратные колонны, на которые опирался потолок вестибюля. Перельман немного постоял у входа в арку, которая вела во двор, и двинулся вправо, обходя школу по периметру. Идя по ярко освещенному пространству, он чувствовал себя беззащитным, как ползущий по праздничной скатерти таракан, но место здесь было глухое, отделенное от ближайшего жилого дома зелеными насаждениями, хозпостройками, стройплощадкой и еще бог знает чем, так что смотреть на него здесь было некому.

Свернув за угол, куда не доставал свет укрепленных на фасаде школы ртутных фонарей, Перельман вздохнул свободнее. Окно мужского туалета располагалось в торце здания. Михаил Александрович заранее позаботился о том, чтобы оно было открыто, начисто сорвав с него все шпингалеты при помощи фомки. Если бы на месте Михаила Ивановича был другой сторож, Перельман не отважился бы на такую грубую работу, которая могла быть обнаружена во время вечернего обхода и сведена на нет при помощи молотка и пары гвоздей. Но старик Струков никогда не утруждал себя такой утомительной формальностью, как тщательный осмотр принимаемого под охрану помещения, по старинке полагая, что воровать в школе нечего, кроме классных журналов с двойками и колами. То, что на дежурство сегодня заступил именно он, Перельман считал указующим перстом судьбы.

– Все одно к одному, – пробормотал он и толкнул раму.

Дождя не было уже давненько, и сухая, как порох, оконная рама открылась легко, негромко стукнув ручкой о стекло внутренней рамы. Михаил Александрович привстал на цыпочки и нажал посильнее. Окно распахнулось с торжественной медлительностью, словно приглашая его вступить в новую жизнь или заманивая в смертельную ловушку.

Перельман огляделся в последний раз и решительно забросил в черный проем окна свою свернутую сумку. Теперь пути назад не было. Он подпрыгнул, уцепился пальцами за нижний край оконного блока и легко подтянулся на руках. Тело у него было сильное и ловкое. Когда-то он приобрел гири и начал накачивать мускулатуру, чтобы в подходящий момент суметь постоять за себя. До настоящей драки дело так и не дошло, зато его занятия очень пригодились теперь, когда нужно было действовать быстро и без лишнего шума.

Осторожно соскользнув со щербатого, изрезанного перочинными ножами подоконника на сухой кафельный пол, он первым делом плотно закрыл окно, чтобы случайный прохожий или вернувшийся милицейский патруль ничего не заметил. При мысли о милицейском патруле по спине у него пробежал неприятный холодок. Он понятия не имел о том, что милицейская машина объезжает школу, и это был непростительный просчет. А если они наведываются сюда каждый час или даже каждые полчаса? А если они не только объезжают школу, но и заходят внутрь, чтобы сменить обстановку и поболтать со сторожем? Как быть, если он наткнется на них, уходя с места преступления с тяжелой сумкой? Конечно, предусмотреть все просто невозможно, но о том, что школу охраняет не только пьяница-сторож, можно было как-нибудь догадаться.

Он еще немного постоял, переводя дыхание. Страшно хотелось курить, но теперь, когда он начал действовать, расслабляться было нельзя. Кто знает, какие выводы могут сделать современные криминалисты из откатившегося в сторону столбика пепла или окурка, по рассеянности брошенного на кафельный пол? Кто знает, не попадется ли на глаза случайному прохожему тлеющий в темном окне школьного туалета огонек сигареты? Рисковать не стоило. Кроме того, решил Перельман, выкуренная в полной безопасности после завершения дела сигарета будет ему наградой за страх, которого он натерпелся в аллее.

Он подобрал с пола сумку. Жесткий целлофан, из которого она была сшита, противно захрустел. Лежавшие внутри баллончики с краской негромко звякнули, соприкоснувшись алюминиевыми боками. Услышав этот глухой звук, Перельман криво улыбнулся. «Я вам покажу черную мессу, сопляки», – мстительно подумал он.

Дверь туалета открылась без скрипа. Это было неудивительно: туалет располагался в тупике, где, кроме него, находились только столярная и слесарная мастерские, в которых учитель труда Бурцев пытался прививать юным белоручкам элементарные трудовые навыки. Между делом тот же Бурцев время от времени смазывал дверные петли как в своих мастерских, так и в обоих туалетах – мужском и женском.

Перельман прокрался по коридору, стараясь держаться поближе к стене – доски на середине коридора были расшатаны тысячами детских ног и противно скрипели при каждом шаге. Он добрался до небольшой рекреации, где были три застекленные двери. Две из них вели на лестничные пролеты, которые расходились отсюда в разные стороны, чтобы снова сойтись на втором этаже, а третья открывалась в вестибюль. Через нее в темную рекреацию проникал рассеянный голубоватый свет. Сквозь захватанное пальцами дверное стекло Перельман видел сторожа, который дремал, уронив плешивую голову на свой столик рядом с телефонным аппаратом. Михаил Александрович сделал в сторону своего тезки непристойный жест и стал подниматься по лестнице.

Хотя школа и была непривычно пустой, словно вымершей, Перельман почувствовал себя здесь гораздо увереннее, чем в темной липовой аллее. Поднимаясь по знакомой лестнице, было очень легко вообразить, что ничего особенного не происходит. Как будто он сильно задержался после работы. Кстати, такая мысль у него была: засесть в кабинете, запершись изнутри, и там дождаться темноты. Но он решил, что будет лучше, если кто-нибудь из учителей сможет рассказать, что ушел из школы вместе с ним. Это, конечно, не алиби, но кто станет его подозревать?

Первым делом он отправился в кабинет истории, отпер дверь своим собственным ключом и, не включая света, полез в стенной шкаф. Завернутая в газету фомка лежала на дне шкафа под ворохом карт и наглядных пособий. Перельман взялся за нее, но тут же спохватился, полез в карман и натянул на руки тонкие резиновые перчатки, купленные несколько часов назад в хозяйственном отделе гастронома. После этого он освободил фомку от газеты и взвесил ее в руке. Тяжелая железка лежала в ладони удобно, и Перельману вдруг захотелось изо всех сил гвоздануть ею по чему-нибудь твердому: по столу, по классной доске, а лучше всего – по бритой макушке наглеца Скороходова. Он подмигнул висевшему над доской портрету Геродота, сунул фомку под мышку и вышел из кабинета, аккуратно заперев дверь на два оборота.

Поднимаясь на второй этаж, он тщательно закрывал за собой все двери: ту, что вела из рекреации в вестибюль, обе двери на лестницу и обе двери, которые открывались с лестничной площадки в коридор второго этажа. Учитывая глухоту сторожа и выпитое им вино, Перельман считал, что этого было вполне достаточно, чтобы чувствовать себя свободно.

Михаил Александрович подошел к двери музея, аккуратно положил на пол сумку, глубоко вдохнул и на выдохе с силой вогнал заостренный конец гвоздодера в щель между дверью и косяком. Он надавил на образовавшийся рычаг, и старое пересохшее дерево неожиданно легко уступило. Послышался громкий треск, от косяка отскочила длинная острая щепка, и по дощатому полу со звоном запрыгала деформированная железная пластинка с отверстиями для защелки и язычка замка, которую трудовик Бурцев почему-то упорно называл личинкой.

Когда в гулком коридоре замерло эхо, Перельман чутко прислушался. На всех трех этажах школы царила мертвая тишина. Ничего другого он и не ожидал. Сторож не проснется, хоть из пушек пали, а больше здесь никого нет.

Перельман поудобнее перехватил фомку и шагнул в темный дверной проем.

Глава 8

Дорогин заехал за Варварой в половине восьмого утра и, к своему огромному удивлению, застал ее уже одетой и готовой к выходу. Судя по всему, Белкина сегодня встала в несусветную рань, а то и вовсе не ложилась спать. Сергей повел носом, принюхиваясь. Из комнаты, которая служила Варваре рабочим кабинетом, густо тянуло смешанным запахом застоявшегося табачного дыма и крепчайшего кофе. Точно, не спала, понял Дорогин. Всю ночь лепила нетленку, а может быть, просто тряслась от страха с пистолетом в руке…

Варвара повернулась боком, впуская его в прихожую, и только теперь Дорогин заметил у нее в руке пистолет – тот самый, о котором думал мгновение назад. Пистолет смотрел дулом в пол, и курок, конечно же, не был взведен.

– Отстреливаться собралась? – спросил он, кивая на пистолет.

– Куда там! – Варвара безнадежно махнула рукой с зажатым в ней пистолетом. – Я даже не поняла, как сделать так, чтобы эта штуковина выстрелила. Инструкцию по пользованию ты мне не оставил, а экспериментировать я, сам понимаешь, не рискнула. Так что забери ты его от греха подальше, чтобы глаза не мозолил. Он меня отвлекает. Лежит на столе и как будто ухмыляется: слабо, мол, пальнуть? Да не в стенку, а в живого человека… Нет, это не для меня.

– Знаешь, – сказал Дорогин, забирая у нее пистолет, – когда-то я думал так же. Не веришь? Зря. Это вранье, что бывают прирожденные убийцы или, скажем, солдаты.

Убивать себе подобных противоестественно, природа не могла заложить в нас такую программу. Мы живем в несовершенном мире, поэтому надо уметь защищаться. Особенно если имеешь вредную привычку наступать сильным мира сего на мозоли.

– Да не наступала я ни на чьи мозоли! – взорвалась Варвара. – Очень мне нужны чьи-то там мозоли!

– Жаль, что мы одни, – сказал Дорогин. – Только что прозвучало сенсационное заявление: журналиста Белкину не интересуют секреты олигархов и мрачные тайны главарей мафии. Журналист Белкина переходит в отдел рекламы… Ладно, рекламный агент, смотри, как это делается.

Он снял пистолет с предохранителя, оттянул затвор, загоняя в ствол патрон, осторожно спустил курок и снова поставил оружие на предохранитель.

– Теперь остается только передвинуть вот этот рычажок вниз, – сказал он, – взвести курок – вот он, – и можно стрелять.

– Надо же, как сложно, – сказала Варвара. – В кино это все делается легко и непринужденно: бах-бах, и нету. А зачем ты мне это показываешь? Я думала, ты заберешь эту гадость.

– И не подумаю, – отозвался Муму. – Во-первых, он все-таки может тебе понадобиться, во-вторых – тс-с-с! – у меня есть свой, а в-третьих, я не намерен возить с собой эту пушку по всей Москве. Откуда мне знать, сколько на ней покойников? Не хватало еще, чтобы меня РУБОП замел с этой мортирой в кармане. А у тебя ее искать никто не станет. Когда все это выяснится и рассосется, я заберу у тебя пистолет и утоплю его в речке. Кстати, как твоя статья?

– Можно сказать, никак, – призналась Варвара. – Всю ночь просидела за компьютером, писала и переписывала, но чем дальше, тем хуже получается. Голова не тем забита, руки трясутся, пальцы по клавишам не попадают…

– Да, – сказал Дорогин. – Стал снимать пижаму – все пуговицы отскочили, взялся за портфель – оторвалась ручка. Боюсь идти в туалет…

– Сам придумал? – скривилась Белкина.

– В Интернете вычитал, – признался Сергей. – Чего там только не вычитаешь! Так какие у нас с тобой планы?

– Для начала надо смотаться в редакцию, я там забыла кое-какие бумаги и копию фотографии сервиза. Может быть, при виде ее на меня вдохновение накатит, а то всю ночь мерещилось черт знает что: подвалы, наручники, кляпы, хари какие-то нечеловеческие… Ты кофе будешь?

– Не буду, – отказался Дорогин. – И тебе не советую. Про сердце я не говорю, но цвет лица и зубов ты себе такими дозами точно испортишь.

– Цвет лица портится от чая, – возразила Белкина. – Поехали, знаток!

До редакции они добрались в начале девятого. Муму хотел было подождать Варвару внизу, но та наотрез отказалась выходить из машины одна, без эскорта. Всю дорогу она вертелась на сиденье, выглядывала в заднее окно и гадала, какой из десятков двигавшихся в попутном направлении автомобилей занят слежкой. При этом она почти непрерывно курила, хотя присутствие рядом Дорогина, похоже, все-таки немного успокоило ее. Так что, когда Варвара безапелляционным тоном заявила, что одна она никуда не пойдет, Сергей не стал спорить, а молча вылез из машины.

В редакции было как-то пустовато. Дорогин решил, что это из-за чересчур раннего времени. Ему как-то не приходилось встречать журналиста, который признался бы в том, что он – жаворонок. Все они были совами, все превращали ночь в день с помощью кофе, сигарет и бесконечной трепотни, которая каким-то волшебным образом совершенно не мешала им работать, и все обладали непостижимой для Дорогина способностью спать до полудня. Впрочем, когда он поделился этим своим наблюдением с Варварой, та заявила, что он склонен к скоропалительным обобщениям и вообще ничего не понимает ни в журналистике, ни в журналистах. Журналисты – тоже люди, сказала она, а люди тем и хороши, что одинаковых среди них не бывает.

Подойдя к своему столу, Варвара по-приятельски похлопала ладонью по клавиатуре своего выключенного компьютера, выдвинула ящик и принялась копаться в нем, разыскивая нужные бумаги. Сергей деликатно отошел в сторонку и закурил, привалившись задом к подоконнику и оглядывая заставленное столами и оргтехникой помещение. Дорогину нравилось в редакции. Ему почему-то казалось, что люди, которые здесь работают, делают это с удовольствием – не за страх, а за совесть. Наверное, решил он, журналистика – это такое дело, которым невозможно заниматься через силу. Калибровать гайки или торговать на рынке, испытывая отвращение к своей работе, наверное, можно, а журналист скорее призвание, чем профессия. Хотя и здесь, вероятно, не обходится без исключений. Не будем делать скоропалительных обобщений, подумал он и посмотрел на Варвару. Белкина сосредоточенно копалась в ящике стола.

– Варвара, – позвал он, – ты любишь свою работу? Белкина подняла голову, сдула со щеки упавшую прядь и посмотрела на Дорогина убийственным взглядом.

– Ты что, больной? Кем это надо быть, чтобы любить работу? Любая работа – это торговля собой, своей собственной жизнью. Торговать приходится в рассрочку и всегда в убыток себе. Что же тут любить? Ты рассуждаешь как школяр, начитавшийся умных книжек и наслушавшийся еще более умных речей. И вообще, Дорогин, не мешай мне. Эта чертова фотография куда-то запропастилась, а ты пристаешь с дурацкими вопросами.

Дорогин слегка напрягся. Исчезновение фотографии сервиза ему очень не понравилось. Подозрения снова всколыхнулись в его душе, и тревожное предчувствие неприятностей заворочалось где-то в районе солнечного сплетения тугим угловатым комком.

Впрочем, мгновение спустя Варвара выудила из ящика лист плотной бумаги и издали показала его Дорогину.

Это была фотография – вернее, ее копия, надлежащим образом обработанная на компьютере и ставшая после этой обработки гораздо качественнее оригинала.

– Вот она, – сказала Варвара. – Просто засунули на самое дно. Опять в ящике рылись, творческая интеллигенция!

Дорогин приподнял бровь.

– Это что, в порядке вещей? – спросил он.

– Что именно? – рассеянно переспросила Варвара, просматривая извлеченные из ящика бумаги.

– Рыться в чужих столах, – уточнил Дорогин.

– А, это… Да как тебе сказать… Не то чтобы в порядке вещей, но случается, конечно. Ластик кому-нибудь понадобился или скрепка.., да мало ли что! Я и сама, бывает… А что?

Дорогин помедлил с ответом. В самом деле – а что? Он не мог толком объяснить даже себе самому, почему его обеспокоил тот факт, что кто-то рылся в столе Варвары в ее отсутствие. У них же тут, наверное, все общее. Понадобилась человеку ручка или, скажем, телефонный справочник, под рукой искомого не оказалось, вот он и пошел по всем столам…

Он так и не успел ничего сказать Варваре, потому что дверь вдруг распахнулась, и на пороге возник главный редактор Якубовский. Увидев Варвару, он заметно обрадовался и устремился к ней как коршун, падающий на добычу. Правда, при виде Дорогина его радость несколько померкла, и в косом взгляде, которым главный редактор стрельнул в него из-под очков, Сергею почудился чуть ли не испуг. Муму решил, что Якубовский просто не до конца оправился от недавней истории с похищением Белкиной. В каком-то смысле так оно и было, но Дорогин не мог знать, что именно он осиротил «Свободные новости плюс», отправив на тот свет владельца и главного спонсора газеты.

Якубовский, в отличие от Дорогина, был полностью в курсе дела, и появление этого загадочного приятеля Белкиной в помещении редакции ему очень не понравилось. То обстоятельство, что Дорогин действовал из самых лучших побуждений и фактически по его, Якубовского, просьбе, ничего не меняло. Умом главный редактор понимал, что виноват во всем покойный Гаспаров да еще, пожалуй, он сам, но ничего не мог с собой поделать: один вид Дорогина вызывал у него нервную дрожь. Помимо всего прочего, Якубовский побаивался, что Дорогин и Белкина, действуя в паре, могут невзначай докопаться до его связи с Гаспаровым.

– Здравствуйте, Сергей. Рад снова вас видеть, – с вежливой улыбкой солгал главный редактор и поспешно повернулся к Варваре. – Варвара, тебя мне сам бог послал! Как удачно, что ты здесь оказалась!

– Правда? – подозрительно спросила Белкина, отлично понимавшая, что бурный энтузиазм главного редактора наверняка вызван самыми прозаическими причинами.

– Правда, правда. Ты же видишь, все в разгоне, никого за хвост не поймаешь. Журналиста, как и волка, кормят ноги. Так что…

– Это в деревне, – перебила его Варвара. – В крайнем случае, в городишке с населением в десять тысяч. А в Москве журналиста кормят колеса. Те самые, которые вы по дешевке толкнули с аукциона. Якубовский огорченно развел руками.

– Сейчас не время препираться, – сказал он. – Они же там вот-вот разойдутся, разъедутся, потом никого не найдешь и ничего не узнаешь.

– Кто разойдется? – с тоской спросила Варвара. – Мне же нужно материал закончить!

– Варвара, – проникновенно сказал Якубовский, – если не ты, то кто же? Я бы ни за что не стал тебя отвлекать, но ты же видишь…

Он трагическим жестом обвел пустую комнату.

– Да что случилось-то? – немного смягчаясь, спросила Белкина. – Коммерческий ларек обокрали?

– Школу, – со вздохом ответил Якубовский.

– О господи! – простонала Варвара. – И занесло же меня сюда…

– Выручай, Варвара, – попросил главный редактор. – Надо торопиться, пока труп не увезли.

– Труп?

– Там, кажется, убили сторожа. Подробностей я не знаю. Мне позвонил подписчик, он там рядом живет… Милиция приехала буквально двадцать минут назад, так что, если поторопиться… Да, обязательно возьми фотографа. Клюев уже на работе, сидит в лаборатории…

Он замолчал, с удивлением уставившись на Варвару, которая стояла протянув к нему правую руку ладонью вверх. Видя это удивление, Белкина сложила большой и указательный пальцы в щепоть и потерла ими друг о друга.

– Не понял, – строго сказал Якубовский.

– Вы сказали, что надо поторопиться, – самым невинным тоном ответила Варвара. – В этом жестоком мире все продается и покупается, в том числе и скорость. Я не умею бегать со скоростью автомобиля, так что кому-то придется платить.

– Кому-то, – проворчал Якубовский и полез за бумажником. – Ох-хо-хо… До чего же трудно с тобой работать, Варвара!

– Все мы, бабы, стервы, – процитировала Белкина. – Ну, что вы там копаетесь?

– Мелочь ищу, – ворчливо ответил главный редактор. – На такси… Ну вот, опять двадцать пять! Мельче пятидесяти долларов ничего нет. Как же быть-то?

Задавая свой вопрос, он неосторожно вынул пятидесятидолларовую бумажку из кошелька и показал ее Варваре. Белкина сделала быстрое движение рукой, и злосчастная купюра в мгновение ока перекочевала к ней.

– Я разменяю, – деловито сказала Варвара, защелкивая замок сумочки. – Не огорчайтесь, Яков Павлович. Вы сами сказали, что меня сюда сам бог послал. Откуда нам с вами знать, зачем он это сделал? Может быть, ему сообщили, что мне срочно нужны деньги. Вот он и пошел навстречу несчастной одинокой женщине, вынужденной в поте лица своего зарабатывать на хлеб с маслом.

Якубовский недовольно пожевал губами, но возражать не стал, поскольку это было бесполезно. Судьба пятидесяти долларов была решена в тот момент, когда он, забыв об осторожности, показал деньги Варваре.

– Клюев в лаборатории, – со вздохом напомнил он и вышел.

Фотокор Клюев оказался невысоким, щуплым, чернявым, как обгорелая спичка, остролицым мужичонкой, одетым в мятую матерчатую куртку спортивного покроя, чересчур просторные, сильно вытянутые на коленях и вдобавок уже заметно нуждавшиеся в стирке джинсы и вызывающе новые ботинки из рыжей кожи на толстенной рифленой подошве. Никакого энтузиазма по поводу полученного задания он не проявил и немного оживился лишь тогда, когда Варвара сообщила ему, что добираться до места происшествия общественным транспортом не придется – у подъезда ждет машина.

Собрался Клюев быстро: заглянул в сильно потертый объемистый кофр, пробормотал что-то себе под нос, нашел на захламленной полке черную цилиндрическую коробочку со сменным объективом, сунул ее в кофр, защелкнул замок, набросил ремень кофра на плечо и объявил, что готов к труду и обороне. В дверях он задержался, прикуривая сигарету, и устремился по длинному коридору к лестнице, похожий на маленький маневровый паровоз – юркий, черный, закопченный, очень деловитый, оставляющий за собой медленно тающий в воздухе шлейф синеватого дыма.

Школу, в которой произошло убийство, они отыскали быстро. Дорогин загнал машину в вымощенный бетонными плитами внутренний дворик с клумбами и плакучими ивами и остановил ее поодаль от патрульного «уазика», который торчал под широкими окнами вестибюля, заехав передним колесом на клумбу с георгинами. Вообще, дворик был буквально забит машинами, как платная стоянка. Помимо «уазика», здесь стояли два микроавтобуса – один из больницы скорой помощи, а на втором, вероятнее всего, приехали эксперты, – чей-то канареечно-желтый потрепанный «жигуленок» и машина Дорогина. Возле кареты «скорой помощи» лениво перекуривала бригада медиков, ожидая, по всей видимости, когда можно будет забрать тело. На бетонных плитах двора кучками и по одному стояли люди, но было видно, что основная масса зевак уже рассеялась и здесь остались лишь самые стойкие – те, кто твердо решил во что бы то ни стало поглазеть на труп. У дверей школы, загораживая проход, стоял мордатый сержант в бронежилете. Вид у него был скучающий и недовольный.

– Действуй, Клюев, – бросила Варвара и, издалека улыбнувшись охранявшему вход сержанту, устремилась к медикам.

Клюев деловито расстегнул кофр, вынул аппарат, навинтил на него объектив и принялся приседать и изгибаться, выбирая ракурсы и время от времени подкручивая что-то на объективе. Потом голубоватой молнией засверкала фотовспышка: Клюев фотографировал все подряд, начиная, разумеется, с возвышавшегося на крыльце сержанта.

Тем временем Варвара закончила с медиками. Многого она от них не добилась, но факт обнаружения трупа они подтвердили, а это уже было кое-что. Кучковавшиеся во дворе свидетели на поверку оказались, как и следовало ожидать, обыкновенными зеваками: несколько учителей, которых не пустили на работу, пара старушек с авоськами и с десяток школьников, ужасно обрадованных отменой занятий. Здесь никто ничего не знал, и Варвара, махнув рукой Клюеву и цепко взяв за рукав Дорогина, повела свой маленький отряд на штурм школьных дверей.

Увидев, как они поднимаются по ступенькам крыльца, сержант набычился. По выражению его широкой физиономии было видно, что он намерен стоять насмерть, но ему явно никогда прежде не приходилось иметь дело с представителями свободной прессы и, в частности, с Варварой Белкиной. На крыльце состоялся короткий, но весьма содержательный разговор, в ходе которого неоднократно упоминались полковник Терехов, министр внутренних дел, какой-то майор Круглов, Господь Бог, конституция, свобода слова, тайна следствия и даже черт.

Тон беседы постепенно повышался, а потом что-то вдруг изменилось, и скучавшему в сторонке Дорогину почудилось промелькнувшее в разговоре слово «ресторан».

Он посмотрел на участников беседы и невольно ухмыльнулся. Сержант больше не нависал над Варварой как грозовая туча. Он стоял в свободной позе, картинно отставив ногу в высоком нечищеном ботинке, и, подбоченясь, слушал, что говорила ему Варвара. Слов Белкиной было не разобрать, она говорила вполголоса, и до Дорогина доносилось только нечленораздельное вкрадчивое воркование, но, судя по улыбке сержанта, которая с каждым мгновением становилась все шире, речь шла о чем-то весьма приятном.

Стоявший рядом с Муму Клюев поднял фотоаппарат, нацелив объектив на сержанта. Дорогин прикрыл объектив ладонью и в ответ на недоумевающий взгляд фотографа отрицательно покачал головой: сделанный не вовремя снимок мог разозлить грозного блюстителя порядка, и ювелирная работа Варвары пошла бы насмарку.

Наконец Варвара повернула к ним голову и повелительно дернула подбородком, указывая на дверь. Сержант отступил в сторону, и они проникли в темноватый тамбур. Последней в дверь прошла Варвара, напоследок обворожительно улыбнувшись сержанту.

Дверь за ними захлопнулась. Клюев устремился было вперед, но Варвара остановила его, схватив за рукав, и указала на внутреннюю дверь, сомнительно украшенную сделанным при помощи аэрозольного баллончика изображением пятиконечной звезды, вписанной в неровную окружность.

– Этот снимок мне нужен, – сказала она.

Клюев немного поворчал, жалуясь на плохое освещение, покрутил кольца объектива, повздыхал над экспонометром и в конце концов дважды щелкнул затвором камеры, запечатлев нарисованную на двери пентаграмму.

– Вперед, – скомандовала Варвара и первой вошла в вестибюль.

* * *

Андрей Петрович Мамонтов, грузный, черноволосый, начинающий лысеть, тяжело поднялся из глубокого кожаного кресла и принялся расхаживать по комнате длинными нервными шагами. Его большие ступни бесшумно ступали по пушистому ковру, белая рубашка неприятно липла к вспотевшей спине. Несмотря на возраст и немалый вес, Мамонтов не выглядел жирным и дряблым. Он был словно целиком отлит из какой-то чрезвычайно плотной тяжелой резины, и казалось, что он способен выдержать любой удар, будь это удар судьбы или удар топором по голове.

Не переставая расхаживать по превращенной в кабинет жилой комнате, Петрович вынул из кармана свежий носовой платок и вытер лоб и щеки, покрытые прозрачными каплями пота. Всякий раз, когда ему приходилось нервничать, он обильно потел. Из-за этого его раздражение только усиливалось, и он начинал потеть еще обильнее. Это было очень неудобное качество. Какой смысл в умении владеть лицом, когда тебя выдает струящаяся изо всех пор влага?

Впрочем, в данный момент Петрович не собирался скрывать от окружающих свои чувства. Напротив, он вызвал сюда этих болванов именно для того, чтобы дать волю эмоциям.

Болванов было двое. Они скромненько стояли у дверей, потупившись, как нашкодившие школяры в кабинете директора, и только что в носах не ковыряли, стремясь продемонстрировать покорность и раскаяние. Петрович расхаживал по кабинету, время от времени бросая на эту парочку короткие злобные взгляды. Смотреть на них долго он не мог, потому что бесился от одного их вида. Он частенько прощал своим людям ошибки – разумеется, только в тех случаях, когда ошибки эти вовремя исправлялись. Единственное, чего он органически не переносил в своих подчиненных, – это расхлябанность и привычка работать спустя рукава, кое-как, для галочки. Такая работа обычно приводит к весьма неприятным последствиям, из которых арест и посадка являются далеко не самыми страшными.

Более или менее успокоившись, Петрович вернулся в кресло и вытащил из пачки сигарету. Оба провинившихся олуха абсолютно одинаковым жестом полезли за своими зажигалками.

– Обойдусь, – буркнул Петрович. – Мне лакеи не нужны. Мне нужны помощники.

Он зажег сигарету и стал вертеть ее в пальцах. Курить ему совсем не хотелось. Олухи молча стояли у дверей и ели его глазами. Они, по всей видимости, были не прочь закурить, но не отваживались даже заикнуться об этом. Петрович снова посмотрел на них и быстро отвел взгляд. Стоят, уроды… Один длинный и тонкий, а второй приземистый и широкий, как несгораемый шкаф. Тарапунька и Штепсель, так их и разэдак…

– Ну, – угрюмо сказал он, – похвастайтесь, как дело было.

– Так, Петрович, – разводя толстыми, как свиные окорока, руками, заговорил тот, что был пониже. Говорил он не совсем внятно – мешали волдыри на обожженных губах. – Мы-то тут при чем? Нам велено было пасти эту бабу, мы ее и пасли…

Звали этого недоумка, кажется, Юриком, но отзывался он в основном на кличку Самсон. На левой скуле у Юрика-Самсона багровел здоровенный кровоподтек. Его длинный приятель по имени Борис выглядел немногим лучше.

– Вам велено было ее пасти, – зловеще ровным голосом повторил Петрович. – А вы, уроды, что сделали?

Вы ее спугнули! Плюс к этому дали набить себе морды и потеряли ствол. Может, вам премию за это выдать? На лекарства, а?

– Прокол вышел, Андрей Петрович, – сказал Борис. По тому, как он говорил, было видно, что ему больно двигать челюстью. – Мы не думали, что эта телка нас засечет.

– Телка вас засекла, а бык забодал, – подытожил Петрович. – Ну, и кому вы такие нужны? Кому вы нужны, я вас спрашиваю?! Нет, что вы не гении – это я знал. Но я-то думал, что беру на работу бойцов! А вы вдвоем от одного фрайерка отбиться не смогли. Баба их засекла! Это как надо было за ней следить, чтобы она вас засекла?! Клещ с Батоном за ней три месяца ходили, и хоть бы что. А вас на три дня не хватило. Вы хоть понимаете, что натворили? Теперь она поняла, что ее пасут. Задумываться начнет: с чего бы это? Кто бы это мог быть? А искать эта баба умеет, не то что вы. Одно слово, уроды. Описать этого быка вы можете? Или вы его даже разглядеть не успели?

– Выглядит обыкновенно, – шмыгнув носом, заговорил Борис. – Нипочем не скажешь, что такой махаться умеет. Разговаривает культурно, вежливо. Прикид в порядке.., ну, мужик как мужик.

– Я таких на зоне пачками делал, – вставил Самсон. – Ты делал, – презрительно передразнил Петрович. – Это тебя делали, недоумок! Пальцем… Подробно описывайте! Глаза, волосы, нос, рот, уши всякие – в общем, полный фоторобот. Ну?!

Сбиваясь, путаясь, перебивая и дополняя друг друга, Самсон и Борис с грехом пополам описали Мамонтову внешность человека, который напал на них во дворе дома, где жила Варвара Белкина. Выслушав их, Петрович крепко задумался: нарисованный бандитами портрет показался ему знакомым. Он уже встречал человека, как две капли воды похожего на незнакомца, так отделавшего его людей, да и способ, которым этот тип решал свои проблемы, тоже наводил на неприятные воспоминания.

Они встретились всего один раз, но и этого единственного раза Петровичу было достаточно, чтобы понять: этот человек слеплен из крутого теста и лучше его не трогать, чтобы не нажить себе лишних проблем. Мамонтов не боялся никого и ничего, но он был разумным человеком и предпочитал обойти препятствие, а не биться о него головой. Кроме того, он неплохо разбирался в людях и умел ценить и уважать достойного противника. Человек, которого Петрович знал как Серого, был, несомненно, очень достойным противником, который действовал решительно и наверняка, не оставляя своим врагам времени на раздумья.

Этого и следовало ожидать, подумал Петрович. Ведь там, на Медвежьих Озерах, где была сгоревшая видеостудия, Серый искал именно эту бабу. Бабу похитил конкурент Петровича Гаспаров, а Петрович помог Серому советом. Не помогать ему надо было, а грохнуть, пока не поздно! А журналистку наверняка убрал бы сам Гаспаров, и теперь у Андрея Петровича Мамонтова не было бы этой головной боли.

Возможно, затевать слежку за журналисткой не стоило. Теперь, когда с момента гибели Гаспарова миновало три месяца, Петрович был в этом почти уверен. Но Гаспаров погиб с таким шумом, а его порнобизнес завалился с таким треском и грохотом, что Мамонтов занервничал. Случись все как-нибудь потише, лучшего подарка нельзя было бы желать: главный конкурент, кровный враг, который спалил студию Петровича, убил его людей и подбирался к самому Мамонтову, умер и утащил за собой в могилу весь свой бизнес и почти всех своих помощников. Рынок был практически свободен – приходи и владей, но прийти и взять то, что осталось без хозяина, Петрович уже не мог. На Горбушке свирепствовала милиция, переодетые опера шныряли вокруг подземных переходов и лотков с видеопродукцией, вылавливая распространителей порнографии. Нескольких торгашей взяли с поличным, но те молчали – берегли здоровье. Всякая активность на рынке порнофильмов замерла.

Это, конечно, временное явление, но этот период нужно как-то пережить.

Больше всего Петрович опасался того, что в ходе расследования дела Гаспарова менты докопаются до его собственной далеко не последней роли в развитии отечественного порнобизнеса. Сразу же после перестрелки в доме Гаспарова он принял кое-какие экстренные меры, и ближайшего помощника Гаспарова Сергея Супонева нашли повешенным в камере СИЗО на второй день после ареста. Он умер, не успев ничего сказать, и на какое-то время Петрович успокоился. Все, кто остался в живых и не угодил за решетку, были мелкой сошкой и не знали о нем ничего конкретного. Он свернул бизнес, разогнал актеров и отправил весь технический персонал и своих ближайших помощников, связанных с производством порнофильмов, в продолжительные отпуска за границу. После этого ему оставалось только сидеть тихо и подсчитывать убытки, постепенно смиряясь с их астрономическими размерами.

Единственным человеком, который теперь мешал ему спокойно спать по ночам, была журналистка Варвара Белкина. Она слишком много знала о Гаспарове. Петрович осторожно навел о Белкиной справки и понял, что та может добраться до него, если займется раскручиванием истории с Гаспаровым. У нее был отменный нюх, огромная пробивная сила и способность к анализу, а ее статьи, которые принесли Петровичу для ознакомления, по ударной силе напоминали динамит. Если такая как следует запустит зубы в интересную тему, то не успокоится, пока не распотрошит ее до конца. А история о порнобизнесе, круто замешанная на крови и пересыпанная трупами, была, по мнению Петровича, очень интересной темой.

В течение двух недель он с тягостным чувством ждал появления в «Свободных новостях плюс» большой статьи, посвященной Гаспарову и его вкладу в современное киноискусство. Статьи все не было, но это не успокоило Петровича: по его мнению, молчание Белкиной объяснялось тем, что проклятая журналюга решила сначала разузнать все до конца и теперь уверенно шла по следу, с каждой секундой все ближе подбираясь к нему. Тогда-то Петрович и принял решение установить за Белкиной круглосуточную слежку, благо других дел у него теперь осталось до обидного мало.

Слежка продолжалась долгих три месяца, и за все это время, насколько было известно Мамонтову, Белкина ни разу не попыталась разузнать что-либо новенькое по делу Гаспарова. Она не появлялась возле лотков с кассетами и не была замечена в компании людей, которые могли бы сказать ей что-то лишнее. Она словно забыла о Гаспарове или же была так напугана своим похищением, что навсегда вычеркнула слово «порнография» из своего лексикона.

Петрович уже несколько раз собирался отдать приказ оставить Белкину в покое и снять с нее слежку, но его что-то останавливало. «Еще недельку», – говорил он себе, и Клещ с Батоном продолжали повсюду следовать за журналисткой на ржавом «опеле» Батона. Иногда их сменяла другая пара, и в течение долгих трех месяцев все было нормально.

Неприятности начались три дня назад, когда на Клеща и Батона, возвращавшихся ночью от Белкиной, напала компания каких-то пьяных отморозков. История была нелепейшая, Петрович поначалу даже отказывался в нее верить, но факт оставался фактом: Батон валялся на больничной койке с переломанными ребрами, сотрясением мозга и глубоким порезом левого предплечья, а Клещ вовсе загремел в реанимацию, где до сих пор отлеживался после того, как врачи заштопали на нем шесть ножевых ранений.

Теперь Петрович не мог понять, почему не принял решение прекратить слежку в тот же день, как узнал о происшествии. Такое решение сэкономило бы ему массу времени и нервов, но он, словно подстрекаемый каким-то мелким бесом, послал следить за Белкиной этих недоумков Самсона и Бориса, которых раньше использовал лишь для выполнения мелких поручений. Вот они и наследили, черт бы их побрал…

Теперь оставалось только гадать, как отреагируют на такое странное происшествие Белкина и ее приятель по имени Серый. Вспоминая о Сером, Петрович морщился: этому человеку было отлично известно, кто он такой. Никаких доказательств у него конечно же нет, но этот Серый явно не из тех, кто бегает жаловаться в ментовку. Хрусталев намекал, что у него что-то такое вышло с Резаным. Вряд ли, конечно, Резаный был человеком серьезным, но не мешало бы как-то разузнать подробности этой истории. Да только у кого их теперь узнаешь? Резаный умер, а этот Серый вряд ли поделится своими воспоминаниями.

Ну хватит, мысленно сказал себе Петрович. Хватит грызть себя. В жизни случаются переделки и покруче. В конце концов, что мне этот Серый? Какое мне до него дело? Он человек явно неглупый и не станет лезть в бутылку только из-за того, что два дебила напугали его знакомую. Я его не трогал, и мстить ему не за что. А если он все же решит сглупить и полезть в драку, я его быстро поставлю на место. Вернее, положу.

– Ну хорошо, – сказал он, с раздражением ввинчивая в идеально чистое донышко пепельницы наполовину выкуренную сигарету. – Потрудились вы на славу. Может быть, у вас есть какие-нибудь умные мысли по поводу того, как исправить положение?

Дебилы молчали, и было невооруженным глазом видно, что никаких мыслей у них нет и сказать им ровным счетом нечего. То есть какие-то мысли у них наверняка имелись – например, о том, что было бы недурно сейчас оказаться подальше отсюда, где-нибудь, где можно было бы без помех выпить водки и пощупать сговорчивую бабу.

– Так, – сказал Петрович. – Мыслей нет… Тогда слушайте меня. За бабой следить по-прежнему, но так, чтобы она вас не видела. Если не знаете, как это делается, зайдите в больницу к Батону и проконсультируйтесь.

Кр-р-ретины… Дальше. Сегодня вечером зайдете к ней. Кем вы представитесь и, как проникнете в квартиру, думайте сами, не маленькие уже. Объясните ей, что не хотели ее пугать, извинитесь и дадите денег. Скажете, что это что-то вроде отступного… Но между делом этак аккуратненько дайте ей понять, что, если она начнет трепаться, разговор может пойти по-другому. Совсем по-другому. Ясно?

– Ясно, Петрович, – со вздохом сказал Борис. – А деньги?

– Что – деньги? – нахмурился Петрович.

– Ну, вы сказали, чтобы мы дали ей денег…

– Сказал. Вы что же, хотите, чтобы я за вас платил? Вы наколбасили и вы же ко мне в карман лезете? Не выйдет, ребята. Ошибки надо исправлять самостоятельно. Как в школе, помните? На дом задавали сделать работу над ошибками. Вот и поработайте, тряхните мошной. Я думаю, пяти косарей для возмещения морального ущерба ей хватит.

– Пятьсот баксов?! – поразился Самсон, который словно проснулся, когда речь зашла о деньгах. – Полштуки из своего кармана этой козе?

– Да, – подтвердил Петрович, глядя на Самсона из-под насупленных бровей тяжелым, как свинец, недобрым взглядом. – Именно полштуки и именно из своего кармана. По двести пятьдесят на брата. Думаю, вы это как-нибудь переживете. Если у вас есть возражения, я готов их выслушать.

Самсон открыл рот. Все-таки из них двоих полным идиотом был именно он. До него даже теперь не дошло, в какой грозной опасности находится его драгоценная шкура. Петрович подумал, что вчера, когда их накрыл Серый, за рулем машины наверняка был Самсон. Ну давай, подумал он. Скажи что-нибудь, возрази. Пришью идиота и по частям в канализацию спущу…

Борис едва заметно толкнул напарника локтем, и тот, спохватившись, захлопнул пасть. Его круглая, украшенная фингалом физиономия приняла по-детски обиженное выражение. Похоже, ему было до смерти жалко расставаться с деньгами. А еще ведь и извиняться придется, никуда от этого не денешься…

– Андрей Петрович, – осторожно подал голос Борис. – Тут такое дело… Это насчет слежки…

– Ну? – неприветливо спросил Мамонтов.

– Понимаете, мы, конечно, виноваты… Но все равно… То есть не все равно, а тем более. Машину нашу она запомнила, а теперь, когда этот козел дверцу помял, ее вообще ни с какой другой не спутаешь. Да и приметная она очень, потому что красная. Может, потому эта баба нас и вычислила? Так вот я хотел…

– Ясно, что ты хотел, – проворчал Петрович. – Черт с вами, возьмите машину Батона и не приставайте ко мне с пустяками. Но, если будет что-то интересное, звоните немедленно. Немедленно, вам ясно?

– Ясно, – нестройным хором ответили Борис и Самсон.

– Тогда пошли вон, – напутствовал их Петрович, вынимая из пачки новую сигарету и отворачиваясь к окну.

За окном был непривычно теплый и солнечный октябрь, по голубому небу плыли прозрачные клочья облаков, а в желтых кронах деревьев все еще оставалось довольно много зеленых пятен.

За спиной у Петровича неслышно закрылась входная дверь и негромко чмокнул язычок замка. Мамонтов вздохнул и пошел на кухню, где в холодильнике стояла початая бутылка водки. Проходя через то место, где минуту назад стояли его подчиненные, Петрович тяжело вздохнул и пробормотал:

– Отморозки…

Глава 9

Дорогину уже приходилось видеть, как действует Варвара Белкина, когда занята своими профессиональными обязанностями, но он просто не мог не залюбоваться той ловкостью, с которой она взяла в оборот бродивших по мрачноватому школьному вестибюлю сотрудников милиции. Она работала с четкостью хорошо отлаженного компьютера, умело сочетая личное обаяние с бешеным напором. Благодаря этому сочетанию ей очень быстро удалось добиться разрешения сфотографировать труп и выведать у оперативников все, что им было известно. К сожалению, известно им было немного, и Варвара разочарованно оставила их в покое. Дорогин тихонько потешался, издали наблюдая за милиционерами, которые, избавившись от Варвары, с облегчением переводили дух и одновременно выглядели слегка разочарованными тем, что общение с эффектной журналисткой так быстро закончилось.

– Безнадега, – сказала Варвара, подходя к подоконнику, на котором расположились Дорогин и Клюев, которому нечего было снимать. – Никто ничего не знает. То ли обыкновенная бытовуха, то ли действительно сатанисты здесь побывали… В общем, никакого эксклюзива из этого не получится, а получится, как всегда, коротенькая заметка в разделе уголовной хроники. Ей-богу, я его убью!

– А я помогу, – добавил чернявый Клюев.

– Это вы о ком? – поинтересовался Сергей.

– Это мы о Якубовском, – ответила Варвара. – Отправил меня в эту дыру, старый негодяй, а у меня статья до сих пор даже наполовину не готова. Правда, есть еще маленькая надежда поиметь с этой паршивой овцы хоть шерсти клок…

– С Якубовского?

– Все, что можно было состричь с него сегодня, я уже состригла, – сообщила Белкина. – Я об этом деле. Где-то там, – она ткнула наманикюренным пальцем в потолок, – бродит их начальник. Какой-то майор Круглов. Вроде бы музей здесь ограбили, так он пошел смотреть. Вот там можно будет разузнать что-нибудь интересное, хотя лично я в этом сильно сомневаюсь.

Она закурила и выпустила вверх длинную струю дыма.

– Восстанавливаю душевное равновесие, – сказала она в ответ на удивленный взгляд Дорогина. – Сколько лет работаю, всякого насмотрелась, но как увижу труп, прямо мурашки по коже. Не могу привыкнуть. Не понимаю, как люди работают в моргах. Бр-р-р!

Она зябко передернула плечами и жадно затянулась табачным дымом. Дорогин промолчал, и маленький Клюев, озабоченно копавшийся в недрах своего обтерханного кофра, промолчал тоже. Говорить тут было не о чем. Смерть всегда страшна и неприглядна. Этого не могут скрыть даже самые пышные похоронные ритуалы, а уж когда все, что осталось от человека, лежит на грязном цементном полу в луже собственной полусвернувшейся крови, к этому и вовсе невозможно привыкнуть.

Они перекурили и вслед за приободрившейся Варварой двинулись к лестнице, которая вела на второй этаж.

Оказавшись в коридоре второго этажа, Белкина сразу же устремилась к двоим людям, которые стояли возле полуприкрытой двери какого-то кабинета. Один из этих двоих показался Сергею ничем не примечательным: это был невысокий, чуть повыше маленького Клюева, неброско одетый и небрежно причесанный субъект с невыразительным лицом школьного учителя или бухгалтера. Зато второй был высок, статен и широкоплеч, имел твердые черты лица и квадратный волевой подбородок. Его мужественную внешность немного портили лишь старомодные очки в роговой оправе с мощными линзами, но в остальном он выглядел именно так, как должен выглядеть образцовый майор уголовного розыска, переодетый в интересах службы в штатское платье. Дорогин решил, что именно он возглавляет прибывшую на место происшествия бригаду, и очень удивился, когда Варвара, не обращая на высокого красавца никакого внимания, с ходу набросилась на невзрачного типа, который был откровенно недоволен оказанным ему вниманием.

Муму удивился еще больше, когда узнал, что невзрачный тип и есть майор уголовного розыска Круглов, а высокий плечистый красавец, принятый им за милиционера, на самом деле работает в этой школе учителем истории. Более того, фамилия учителя была Перельман. Дорогина никогда не интересовали вопросы чистоты российской нации и характерные для той или иной национальности формы черепа и виды волосяного покрова, но ему показалось, что учитель Перельман менее всего похож на еврея. Нос у него был самый обыкновенный, и в прическе не усматривалось никакой кучерявости и черноты: она была короткой, гладкой и вдобавок пепельно-русой. Шустрый чернявый Клюев, который вертелся вокруг, щелкая своей камерой и ежесекундно ослепляя присутствующих бликами фотовспышки, походил на еврея куда больше. Тут Дорогин поймал себя на том, что начинает рассуждать как ярый баркашовец, и переключил свое внимание на майора.

Майор Круглов, в отличие от своих подчиненных, оказался твердым орешком. Чары Варвары Белкиной не произвели на него ровным счетом никакого впечатления, а подсунутое ему под нос журналистское удостоверение он окинул лишь беглым взглядом. Было видно, что мысли майора заняты чем-то гораздо более важным, чем дача эксклюзивного интервью для «Свободных новостей плюс», и он ждет только удобного момента, чтобы улизнуть. Видя, что отделаться от Белкиной будет не просто, он нехотя сообщил, что в школьном музее, судя по всему, похозяйничали какие-то вандалы, разгромившие экспозицию и похитившие с неизвестной целью часть экспонатов. «Об этом вам лучше побеседовать с господином Перельманом», – сказал майор и сбежал раньше, чем Варвара успела задать следующий вопрос. Мстительный Клюев немедленно сфотографировал спину поспешно улепетывающего в сторону лестницы майора и тут же нацелил объектив камеры на Перельмана.

Учитель Перельман был заметно потрясен происшествием и разговаривал неохотно. Впрочем, чинить препятствия свободе печати он не собирался и без возражений распахнул перед Варварой изувеченную дверь школьного музея. Войдя в помещение, Варвара тихо охнула, а Клюев длинно присвистнул и тут же защелкал затвором камеры, вертясь вокруг своей оси, как орудийная башня линкора.

Дорогин вошел в музей последним и увидел картину страшного разгрома. Все здесь было перевернуто, сломано, испорчено, разбито вдребезги и вдобавок обильно полито черной краской из аэрозольного баллончика. На внутренней поверхности двери чернела коряво нарисованная пентаграмма – точь-в-точь как та, что была на двери тамбура в вестибюле. На фанерном планшете с каким-то текстом и рисунками, изображавшими растения и зверушек, которые водятся в средней полосе России, вниз головой висело, раскинув слегка побитые молью крылья, чучело совы, приколотое, как с удивлением убедился Муму, трехгранным русским штыком. «ЭТО ТЫ ЖИДЯРА», – поясняла сделанная все той же черной краской надпись на планшете. Возле планшета, хрустя рассыпанным по всему полу битым стеклом, топтался Клюев, выбирая ракурс.

– Да, – сказала Белкина. – Похоже, кто-то из ваших учеников очень вас любит, Михаил Александрович.

– Как видите, – довольно сухо отозвался Перельман. Похоже, Белкина была не в его вкусе. – Я, право же, не знаю, что вам рассказать. По-моему, все видно и так. Музей разгромлен, сторож убит – скорее всего случайно. Просто не вовремя подвернулся под руку, вот и дали по черепу…

– Что-нибудь украли? – спросила Варвара. Перельман слегка замялся, и эта заминка удивила Дорогина. Ведь майор из угрозыска ушел две минуты назад, а до этого они наверняка составили полный список похищенного. Почему же учитель ведет себя так, словно вопрос Варвары поставил его в тупик?

– Да, – ответил он наконец. – Кое-что украли.

После этого он замолчал. Варвара немного подождала продолжения, не дождалась и задала следующий вопрос:

– А что именно украли, вы нам не скажете? Поделитесь с читателями, Михаил Александрович!

Учитель снова замялся. Дорогину даже почудилось, будто он собирается соврать или попросту отказаться отвечать на этот вопрос, но Перельман все же ответил.

– В общем-то, украли чепуху, – неохотно сказал он.

– Старый самовар, несколько медных чашек с блюдцами…

– Именно чашек, а не кружек? – уточнила удивленная Варвара. – Это что, был сервиз?

– Ну, я бы это так не назвал, – с очередной заминкой ответил Перельман. Дорогин решил, что у учителя просто странная манера разговаривать. А может быть, как раз и не странная, подумал он. Разве это странно – обдумывать ответ на поставленный вопрос? – Правда, кое-кто из моих коллег и даже некоторые музейные работники считали это именно сервизом, но я с ними не согласен. Просто посуда, подобранная с бору по сосенке…

– Ясно, – сказала Варвара, через плечо метнув на Дорогина многозначительный взгляд. Сергей сдержал улыбку. Голова у Варвары явно до сих пор была забита басмановским чайником и исчезнувшим золотым сервизом работы Фаберже, и она уже начала в уме сочинять жуткую детективную историю, совсем как давеча сам Дорогин. – Ас кем из специалистов вы советовались, если не секрет?

– Боюсь, вы неверно меня поняли, – ответил Перельман. – Что значит «советовался»? Я не видел раньше и не вижу сейчас необходимости специально советоваться с кем-то по поводу этого хлама. Просто наш музей один из старейших школьных музеев в городе, и было время, когда нас активно посещали всевозможные группы и делегации, в составе которых попадались знатоки старины и даже музейные работники. Теперь все это, разумеется, в прошлом…

– Почему?

– Ну, во-первых, переменились времена, – уже гораздо спокойнее ответил Перельман. – И потом, вы же видите… – Он указал на царивший в музее разгром. – Экспонаты собирались на протяжении полувека, а уничтожили их за какой-нибудь час. Пройдет еще полвека, прежде чем здесь будет на что посмотреть.

– Будем надеяться, что это произойдет гораздо быстрее, – утешила его Варвара. – А как он выглядел, этот украденный сер.., э-э-э.., набор посуды?

– Вполне обыкновенно, – ответил Перельман. – Старый, медный, позеленевший… Ничего интересного.

Варвара задала еще какой-то вопрос, Перельман начал отвечать. О басмановском чайнике никто не упоминал. Хрустя стеклом и перешагивая через обломки, Дорогин двинулся к выходу из музея. Ему казалось странным, что учитель, который отвечал за работу музея, не смог сколько-нибудь вразумительно описать похищенный из этого музея экспонат. Более того, он и говорил-то о нем с явной неохотой, словно этот разговор был ему почему-то неприятен.

Оказавшись в коридоре, Сергей прикрыл за собой дверь музея и огляделся. Коридор был тих и пуст, лишь в музее невнятно бубнили голоса. Дорогин вынул из кармана сигареты, закурил, отошел к окну и стал смотреть во двор. Никаких догадок и предположений по поводу произошедшего здесь дикого случая у него не было. Он и не собирался строить догадки. Его делом было доставить сюда Варвару и Клюева, а патом отвезти их обратно в редакцию. Он не собирался ничего расследовать. Для этого существовали майор Круглов и его подчиненные.

Через окно он видел, как санитары вынесли из дверей школы укрытые простыней носилки. Под простыней угадывались очертания тела. Машины с экспертами во дворе уже не было, а через минуту уехала и «скорая».

Водитель не стал включать мигалку и сирену – торопиться его пассажиру было уже некуда.

Из дверей в сопровождении рослого сержанта торопливо вышел майор Круглое, махнул рукой второму сержанту, который все еще торчал на крыльце, и устремился к милицейскому «уазику». Перед тем как сесть в машину, он что-то сказал бесцельно слонявшимся по двору учителям, и те с видимой неохотой потянулись к дверям. Дорогин понял, что майор предложил им разойтись по рабочим местам, и торопливо, в четыре длинных затяжки докурил сигарету. Учеников в здании не было, но курить в школьном коридоре все равно было как-то неловко, словно из-за поворота вот-вот мог показаться кто-нибудь из учителей, взять за ухо и отвести к директору, как в давно забытые времена золотого детства.

По лестнице, шаркая подошвами по бетонным ступенькам и о чем-то переговариваясь, поднимались несколько человек. Часть их миновала второй этаж и пошла подниматься дальше, а трое или четверо появились в коридоре и сразу же уставились на Дорогина, приняв его, по всей видимости, за сотрудника милиции или коллегу Белкиной. Муму смущенно кашлянул в кулак и отвесил неловкий полупоклон. Строгие педагогические дамы поздоровались с ним вежливо и холодно, после чего разошлись по своим кабинетам, бросая опасливые и любопытные взгляды на взломанную дверь музея.

Одна из них, сутулая и очень некрасивая девица лет двадцати пяти или тридцати (точнее определить было трудно), поблескивая очками то на Дорогина, то в сторону музея, отперла расположенную по соседству с музеем дверь и вошла в кабинет. «Класс изобразительного искусства», – прочел Дорогин укрепленную на двери табличку.

Он не спеша двинулся вперед и постучал в эту дверь, еще не зная, что скажет. У него было явственное ощущение, что в этот кабинет просто необходимо наведаться, но зачем это нужно, он не смог бы сказать даже под пыткой. Вероятнее всего, причиной этому был учитель истории Перельман, а точнее – та почти инстинктивная неприязнь, которую Дорогин к нему испытывал. Перельман зачем-то врал Белкиной, и делал он это не так, как делал бы испуганный и потрясенный до глубины души человек, а как человек, которому есть что скрывать. Муму никогда не считал себя тонким психологом, но лгунов на своем веку он повидал предостаточно и почти всегда мог определить, говорит его собеседник правду или врет прямо в глаза.

– Войдите, – послышалось из-за двери в ответ на стук.

Сергей повернул ручку и вошел в кабинет.

Кабинет понравился ему с первого взгляда. Здесь было светло и чисто. На стенах, помимо неизбежных планшетов с наглядными пособиями, висело множество рисунков – как детских, так и выполненных умелой, явно взрослой рукой. Вероятнее всего, довольно грамотные, хотя и скучноватые, на вкус Дорогина, акварельные натюрморты были написаны учительницей – той самой бесцветной особой в очках, которая сейчас стояла у своего стола, с испугом глядя на вошедшего. Выражение лица у нее было такое, словно она точно знала, что Дорогин пришел пить из нее кровь и грызть ее кости. Похоже, она до икоты боялась всех без исключения мужчин.

Муму заметил в углу возле самого входа треснувшую фаянсовую раковину с потемневшим никелированным краном и понял, как начать разговор.

– Здравствуйте, – сказал он. – Я подумал, что в кабинете рисования обязательно должна быть вода, и решил заглянуть. Мне бы руки помыть… Вы не возражаете?

– Да, пожалуйста, – едва слышно прошелестела учительница, откашлялась и уже более внятно повторила:

– Пожалуйста, прошу вас. Раковина справа.

– Спасибо, я вижу, – поблагодарил Дорогин, повернулся к раковине и пустил воду. – Жуткое дело, – продолжал он, споласкивая ладони. – Я такого сроду не видел. Я ведь сюда попал, в общем-то, совершенно случайно.

Знакомая попросила подвезти. Варвара Белкина. Знаете такую?

– Так это действительно Белкина!

– оживилась учительница. – А я смотрю и не могу понять, она это или у меня уже галлюцинации от нервного перенапряжения. Такой кошмар!

– Боюсь показаться вам циничным, – сказал Муму, закрывая кран, – но люди ежедневно гибнут сотнями по гораздо более нелепым причинам. А этот ваш сторож умер на боевом посту, защищая вверенное его заботам государственное имущество. Только вы не подумайте, что я над ним насмехаюсь. Я абсолютно серьезен. Право же, в его возрасте людям редко подворачивается возможность умереть не просто так, а в бою за что-нибудь конкретное.

– Да, – сказала учительница, – вы действительно кажетесь циничным. Вернее, вы просто циничны безо всяких «кажется».

– Это я так умело притворяюсь, – с обаятельной улыбкой заверил ее Дорогин. – А на самом деле я как в том анекдоте – белый и пушистый. Это ваши акварели на стенах?

– Мои, – сказала учительница.

– Послушайте, но вы же здесь пропадаете! – неискренне воскликнул Муму, обводя взглядом стены. – Вы же настоящий художник!

– Ваша лесть звучит гораздо менее убедительно, чем ваш цинизм, – пресекла его поползновения учительница. – Вы уже помыли руки?

– Гм, – сказал Дорогин. Робость этой серой мышки оказалась такой же напускной, как и его пресловутый цинизм. Теперь следовало срочно искать новую тему для разговора или убираться подобру-поздорову.

В поисках новой темы он снова обвел взглядом увешанные акварелями стены и вдруг замер, увидев что-то знакомое. В простенке между окнами висел натюрморт с изображением пузатого медного самовара. Ручки и носик самовара были украшены каким-то сложным растительным орнаментом, а на выпуклом боку красовался двуглавый орел. Натюрморт был акварельный, и мелкие детали выглядели на нем нечеткими, совсем как на старой фотографии. Не обращая внимания на то, что пауза в разговоре затягивается, Дорогин присмотрелся и увидел на стенах еще пару натюрмортов, которые живо его заинтересовали. На одном был изображен некий медный сосуд – не то сахарница, не то сливочник, а на другом красовался все тот же самовар, но на сей раз в компании чашки и поставленного на ребро блюдца.

– Извините, – сказал он, – а вот этот самовар… Вы его с натуры рисовали?

– Писала, – поправила учительница. – Я всегда пишу с натуры, – с гордостью добавила она.

– Как это приятно, – совершенно искренне сказал Муму. – Я думал, таких вещей уже ни у кого не осталось. Вы не продадите мне этот самовар? Обожаю старинные вещи. Вы не поверите, но у меня дома целый склад подков, утюгов и прочей металлической рухляди. Есть даже медная каска пожарника.

– Я не могу вам продать самовар, даже если бы захотела. Это экспонат нашего музея. Просто мы с Михаилом Александровичем – это наш историк – поддерживаем неплохие отношения. Он приходит сюда за водой или, как вы, помыть руки, а я иногда прошу у него что-нибудь из экспонатов. Согласитесь, детям приятнее рисовать самовар, чем табуретку или гипсовый шар. Он мне никогда не отказывает. Порой я сама берусь за кисть. Просто руки иногда чешутся…

– Значит, это и есть тот самый самовар, который украли, – со вздохом сказал Дорогин. – А вы не знали? Представьте себе, вы остались без натюрмортного фонда… Но каковы мерзавцы!.. Послушайте, тогда продайте мне хотя бы один из натюрмортов! Нет, серьезно. Я понимаю, что сейчас не время, но все-таки. В вашу школу я больше не попаду, потому что живу за городом и никаких дел у меня в этой части Москвы, как правило, не бывает. А самовар был хорош. Если уж мне не суждено увидеть оригинал, так не лишайте меня возможности любоваться изображением! Тем более таким талантливым изображением.

– Это немного неожиданно, – сказала учительница. – Но если вы так просите… Заберите его даром. Я.., я не продаю свои работы.

«Вернее, у тебя их не покупают», – с жалостью подумал Дорогин.

– Позвольте, – сказал он, – так не пойдет. Зачем же вы ставите меня в такое неловкое положение? Вы создаете искусство, я его потребляю. Вы нарисовали.., прошу прощения, написали натюрморт, я желаю украсить им свое жилище. Во всем мире и даже у нас в России процедура в таких случаях всегда одинакова: я получаю картину, вы – деньги. По-вашему, это зазорно? Все великие художники, насколько мне известно, торговали своими полотнами. Должны же они были чем-то питаться! Я уж не говорю о материалах для живописи… А вы предлагаете мне свою работу так, словно это газета, которую вы прочли и отдаете попутчику в электричке только потому, что она вам больше не нужна. Этим вы унижаете и себя, и меня, а заодно и искусство. Ну как, я вас убедил?

Они еще немного поспорили об искусстве и о роли денег в его развитии. Спор этот закончился тем, что учительница рисования стала богаче на двадцать долларов, а Дорогин покинул кабинет, бережно неся в руке лист бумаги с изображением самовара.

Перед тем как выйти из кабинета, он выставил голову в коридор и осмотрелся. В коридоре никого не было. Дорогин закрыл за собой дверь, поспешно сложил только что приобретенный натюрморт вчетверо и засунул его под куртку.

Это было сделано вовремя. Спустя несколько секунд дверь музея распахнулась, и на пороге в сопровождении учителя Перельмана возникла Варвара. Белкина была явно разочарована результатами интервью и даже не пыталась скрыть это от своего собеседника. Собеседник, впрочем, ничуть не казался обескураженным ее поведением. Было хорошо заметно, что он мечтает поскорее избавиться от надоевшей ему журналистки и остаться наедине со своим разгромленным музеем.

Следом за ними, на ходу доставая из кармана сигареты, появился хмурый Клюев. Его кофр был наглухо застегнут и висел на плече.

– К черту, – сказала Варвара, когда они сели в машину. – Это какая-то сказка о потерянном времени.

– Я бы так не сказал, – возразил Дорогин.

Он вынул из-за пазухи и передал Варваре сложенный вчетверо натюрморт. Белкина, хмуря брови, развернула плотный лист. Взгляд ее вдруг застыл, рука с зажатой в ней бумагой дрогнула.

– Ну, – сказал Дорогин, – как ты полагаешь: получится из этого интересный материал?

Через минуту он уже гнал машину в редакцию, одновременно с помощью носового платка устраняя с обеих щек следы темно-вишневой помады, которой сегодня у Варвары были накрашены губы.

* * *

Михаил Александрович Перельман проводил удаляющихся журналистов долгим, ничего не выражающим взглядом и вернулся в музей. Он поднял уцелевший стул, который, задрав ножки, лежал в разбитой витрине, поставил его у окна и сел в привычной позе, поставив локоть на подоконник и подперев ладонью голову.

Голова у него была словно залита свинцом, глаза горели, будто в них сыпанули по горсти горячего песка, а отяжелевшие веки так и норовили слипнуться. Это была иллюзия чистой воды: он знал, что уснуть ему не удастся еще очень долго, а если и удастся, то сон будет недолгим. Перельман был уверен, что, как только он уснет, события минувшей ночи вернутся к нему и снова повторятся с самого начала, как в кинотеатре повторного фильма.

Этого ему хотелось меньше всего на свете.

…Первым делом он спрятал в сумку сервиз, переложив предметы кусками все той же шинели, полу которой когда-то пытался использовать в качестве суконки. За год от шинели почти ничего не осталось, поскольку вездесущая моль продолжала делать свое черное дело и плевать хотела на нафталин и иные, более современные инсектициды. Сумку он поставил возле выхода и сразу же, пользуясь падавшим из коридора слабым светом, нарисовал на двери пентаграмму – такую же, какими любили украшать свои послания к любимому учителю бритоголовые отморозки.

Потом он принялся за дело. Включать свет было опасно, фонарик он не взял (невозможно, черт подери, предусмотреть и запомнить все до мелочей!), так что действовать пришлось в основном на ощупь. Впрочем, здесь он мог найти что угодно с завязанными глазами или вообще без глаз. Не вышивать же он сюда пришел, в конце-то концов!

Для начала Перельман разделался с совой. Чтобы добраться до штыка, ему пришлось разбить стеклянную витрину взятым с соседней полки старинным ржавым утюгом. Он пригвоздил сову к планшету, используя штык в качестве булавки и утюг в роли молотка. Грохот от ударов разносился, наверное, по всей школе, но Перельман перестал обращать на это внимание: спящий пьяным сном тугоухий сторож вряд ли мог его услышать. Он ломал, крушил и с остервенением раздирал в клочья то, что нельзя было сломать. Едкая пыль забивала ноздри, мелкий мусор оседал на ресницах и попадал в глаза, во все стороны летели щепки, осколки стекла и глиняные черепки. Междувделом Михаил Александрович не забывал работать баллончиком, обильно распыляя вокруг себя черную краску.

В какой-то момент он посмотрел на часы и понял, что увлекся. Перельман тряхнул головой, отгоняя наваждение. «Что это со мной? – подумал он. – Я словно с ума сошел.» Это действительно напоминало буйное помешательство: он крушил музей с таким наслаждением, словно каждый удар падал не на безответные пыльные экспонаты, а на ненавистные бритые черепа фашиствующих подростков. «А ведь мне нечего делать в школе, – понял он. – Ведь я их по-настоящему ненавижу. Еще немного, и я начну их бить, а может быть, и убивать. Пора бросать все и уезжать отсюда ко всем чертям, пока я окончательно не свихнулся. Тем более что теперь я обеспечен до конца жизни. Черт, до чего же это непривычно: чувствовать себя обеспеченным до конца жизни!»

Он повесил на плечо тяжелую сумку и вышел из музея, не потрудившись закрыть за собой дверь. Сумка висела на левом плече, а в правой руке Перельман держал фомку. Мимоходом он подумал, что если в таком виде его застукает милицейский патруль, то ему даже не станут задавать вопросов, а просто бросят животом на капот машины, заломают руки и защелкнут наручники. Впрочем, сейчас такая перспектива казалась ему очень нереальной. Дело было сделано, оставалось только добраться с добычей домой, засунуть ее в кладовку и начинать оформлять документы на выезд. А Скороходова и его бритых приятелей уже завтра утром начнут таскать на допросы, и их счастье, если они отделаются условным приговором.

Он спустился на первый этаж и сразу увидел, что застекленная дверь в вестибюль открыта. Перельман отлично помнил, что плотно закрыл ее перед тем, как подняться наверх. Конечно, дверь могла открыться сама, вся столярка в школе давно нуждается в ремонте, но все же…

Он вытянул шею и выглянул в вестибюль. Столик с телефоном был на месте, и стул стоял рядом с ним, но вот сторожа на стуле почему-то не оказалось. Это уже было нечто, на что Перельман никак не рассчитывал. Это было опасно.

Он осторожно отступил на шаг назад и глянул вдоль коридора, который вел к мастерским. Из-под неплотно прикрытой двери туалета, через окно которого Перельман проник в здание, сочился яркий электрический свет.

«Старый болван просто решил помочиться, – сказал себе Перельман. – Пузырь у него уже слабенький, вот его и гоняет в туалет по десять раз за ночь. Хорошо, если так. А если он услышал шум? А если даже и не услышал, то он запросто может заметить, что окно не заперто. Чепуха! – прикрикнул он на себя. – Если раньше не заметил, то не заметит и сейчас. Просто старый бурдюк решил помочиться, а я этого не предусмотрел. Надо было, черт подери, лезть через женский туалет…»

Он прислушался, но со стороны туалета не доносилось ни звука. «Стоит над писсуаром и трясет свой кран-тик, – решил Михаил Александрович. – Тужится, чтобы поменьше попало в штаны. Дело, конечно, бесполезное, но мне на руку. Надо сматываться поживее, пока он не вышел и не застукал меня прямо тут…»

Перельман выскользнул в вестибюль и, бесшумно ступая по цементному мозаичному полу, устремился к выходу. Он прошел уже половину расстояния, когда из отгороженной деревянным барьером раздевалки вдруг, как чертик из табакерки, появился сторож. Вид у старика был обеспокоенный: вероятно, он все-таки что-то услышал, но не сообразил, откуда доносится звук, и отправился проверить. «А свет в туалете этот старый осел, конечно же, просто позабыл выключить…» – эта мысль промелькнула в голове Михаила Александровича за тысячную долю секунды. В следующее мгновение он уже растянул непослушные губы в приветливой улыбке, отлично понимая при этом, что улыбаться и что-то говорить бесполезно: в руке у него фомка, на плече висит сумка с украденным сервизом, а наверху остался разнесенный вдребезги музей. Даже если сторож сейчас по глупости и выпустит его отсюда, то утром его наверняка спросят, что произошло за ночь с музеем, и вот тогда-то старик все и расскажет…

Перельман поймал себя на том, что внимательно приглядывается к сторожу. Пожалуй, записывать Михаила Ивановича в старики было рановато. Ему было шестьдесят два, но он все еще оставался довольно крепким и наверняка сильным мужчиной. Конечно, Перельман был сильнее, да в придачу к этому еще и вооружен, но перспектива затеять драку со сторожем ему совсем не улыбалась.

– Михал Саныч? – удивленно произнес сторож, и Перельман понял, что все окончательно пропало: его узнали. – Ты чего это здесь делаешь?

– Я-то? – переспросил Перельман, чтобы выиграть время. Он вдруг понял, что у него есть только один выход из этого глухого тупика. Этот выход претил его натуре, но Михаил Александрович с легким испугом понял еще одно: мысль об убийстве была ему противна, но не настолько, чтобы из-за этого отвращения отправляться в тюрьму. Вперед, мысленно скомандовал он себе и шагнул к сторожу. – Я, Иваныч, у себя в кабинете забыл кое-что. Вот, проезжал мимо и решил заглянуть. Стучал-стучал, да ты спал, наверное, не слышал… Пришлось через окно лезть. В туалете кто-то окно не закрыл, ты уже видел, наверное…

Из-за глухоты сторожа ему приходилось сильно повышать голос, и от этого все время казалось, что он не объясняется, а скандалит. Впрочем, слова уже не имели значения: сторож, похоже, тоже все понял, а если не понял, то почувствовал, и, когда Перельман в очередной раз шагнул вперед, он поспешно отступил и начал пятиться назад.

Перельман поначалу решил, что старик намерен закрыть собой дверь, но сторож миновал дверь и продолжал пятиться дальше.

– Ты, того, Михал Саныч, – бормотал сторож, – ты извини, конечно. Не в обиду, ладно? Но проверить надо. Придется проверить, работа у меня такая. Все-таки ночь на дворе, и вообще… Мне работу терять неохота…

Перельман вдруг понял, что сторож пятится от него не просто так, а к своему столику с телефоном. Если он успеет снять трубку и набрать «02», ему даже говорить ничего не придется: милицейская аппаратура мигом определит, откуда поступил звонок, и наряд будет здесь через минуту-другую – тот самый наряд, который напугал Перельмана в липовой аллее.

– Погоди, Иваныч, – повышая голос, чтобы старый глухарь мог его расслышать, сказал Перельман. – Ты куда звонить собрался? Зачем? Ты ж меня знаешь как облупленного! Неужели мы с тобой вдвоем не разберемся, что к чему?

– Так-то оно так, – с сомнением ответил сторож, кладя руку на телефонный аппарат, – но порядок есть порядок. Не имею я права, Александрович, сам с такими делами разбираться. Ты уж извини. Да они тебя надолго не задержат, не волнуйся.

– Положи трубку, Иваныч, – сказал Перельман.

Владевшее им отчаяние куда-то ушло, уступив место глухому раздражению. Все складывалось так удачно и просто не могло рухнуть из-за какого-то пьяницы сторожа, решившего не вовремя проснуться. Какое он имел право вести себя с Перельманом как с пойманным на месте преступления воришкой? Какое право он имел становиться у него на дороге? Как он смеет разговаривать с учителем в таком тоне? Что он о себе возомнил, этот старый гриб?

– Положи трубку, – повторил он, больше не скрывая звучавшей в голосе угрозы.

Сторож помотал плешивой головой, глядя на него расширенными глазами, и вставил дрожащий указательный палец в самое нижнее отверстие телефонного диска. Перельман взмахнул фомкой. Он ожидал, что аппарат немедленно разлетится вдребезги, как в кино, но тот лишь треснул и немного сдвинулся со своего места. Сторож успел отдернуть руку и отпрянул, все еще прижимая к уху телефонную трубку.

Перельман стиснул зубы и ударил по аппарату изо всех сил. На этот раз телефон действительно разлетелся, да так, словно внутри корпуса взорвался грамм тротила. Отскочивший прозрачный диск, пьяно виляя, покатился по полу, описал длинную дугу и упал. На конце витого телефонного шнура, свисавшего с прижатой к голове сторожа трубки, болтались какие-то электронные потроха. Перельман прицелился как следует и ударил еще раз, срезав укрепленную на стене телефонную розетку как бритвой.

– Не надо звонить, Иваныч, – сказал Перельман. – Сами разберемся.

Сторож хватанул воздух широко открытым ртом и наконец-то выпустил из ладони ставшую бесполезной трубку. Чувствовалось, что он был бы рад заорать во всю глотку, зовя на помощь, но не может выдавить из себя ни звука. Лицо у него приобрело сероватый оттенок, свойственный дрянной оберточной бумаге. Похоже, до него наконец-то дошло, как следует вести себя с педагогом, имеющим высшее образование и работающим в школе, которую ты всего-навсего сторожишь.

Сторож повернулся к нему спиной и бросился бежать с неожиданной при его возрасте и комплекции резвостью. От этой резвости Перельман слегка растерялся. К тому же ему отчаянно мешала висевшая на плече сумка, так что, если бы у старика хватило ума сразу броситься к дверям, он, пожалуй, получил бы небольшой шанс уйти. Однако он так ополоумел от страха, что побежал не к выходу, а в раздевалку, как будто там можно было спрятаться.

Когда он делал крутой поворот на входе в раздевалку, его правая нога скользнула по мозаичному полу, и он тяжело упал на одно колено. Перельман настиг его и с хрустом ударил фомкой по блестящей от испарины лысине. Старик покачнулся, оперся на руку и повернул к убийце перекошенное от боли и ужаса лицо. Вблизи от него со страшной силой разило перегаром, и он был, черт подери, жив, словно его ударили по голове не железным ломом, а деревянной указкой!

Узкий дверной проем мешал как следует развернуться, и Перельман толкнул сторожа в поясницу подошвой кроссовки, пропихивая его дальше в раздевалку. Старик упал на четвереньки и попытался встать. Поразительно, но он все еще молчал, как будто до сих пор не постиг страшного смысла происходящего. Впрочем, Перельман и сам не до конца понимал, что происходит. Он знал только одно: надо сделать так, чтобы этот старый глухой мешок с дерьмом перестал наконец копошиться под ногами и вонять перегаром.

Он ударил фомкой сбоку, целясь в висок, но старик успел втянуть голову в плечи, и удар пришелся именно в плечо. Перельман зашипел сквозь стиснутые зубы и принялся молотить фомкой куда попало с таким чувством, словно дело происходило в кошмарном сне, где он сражался с громадным пауком и никак, ну никак не мог его убить.

Он опомнился только тогда, когда старик перестал шевелиться, а фомка при ударах вместо глухого стука стала издавать неприятные чмокающие звуки. Все вокруг было забрызгано кровью: пол, деревянная перегородка, одежда Перельмана и, конечно же, сама фомка. Михаил Александрович с отвращением отбросил в сторону свое оружие и, придерживая по-прежнему висевшую на плече сумку, присел над телом. Ему хотелось бежать без оглядки от этого страшного места, но он обязан был убедиться в том, что довел дело до конца. Если бы старик все еще дышал, эта дикая сцена потеряла бы всякий смысл: ненароком выжив и придя в себя, сторож не стал бы молчать о том, кто расправился с ним таким зверским способом. Поэтому Михаил Александрович заставил себя просунуть обтянутый тонкой резиной перчатки палец под окровавленный подбородок своей жертвы и почти минуту пытался нащупать пульс.

Пульса, как и следовало ожидать, не было. Перельман разогнулся и вдруг заметил, что все пальцы его правой руки густо перепачканы кровью. Он криво ухмыльнулся, снова наклонился, обмакнул указательный палец в кровавую лужу и принялся рисовать на деревянной перегородке пятиконечную звезду.

…Он почувствовал дурноту и тряхнул головой, отгоняя воспоминания. Какой уж тут сон… Перельман чувствовал, что этот кошмар будет преследовать его до конца жизни. Сейчас события минувшей ночи казались нереальными, словно увиденными по телевизору или в страшном сне. С одной стороны, это было опасно, потому что расслабляло и делало его менее осторожным и расчетливым; с другой стороны, это было хорошо, поскольку он сам уже наполовину поверил в сказку, рассказанную майору Круглову, незаметно для себя начав перевоплощаться из преступника в невинную жертву.

Он заметил, что с его нижней губы, прилипнув, свисает незакуренная сигарета, и стал шарить по карманам в поисках зажигалки. Руки у него дрожали так, что он не попадал ими в карманы. «А вот это совсем плохо, – подумал он, вынимая зажигалку. – Нельзя распускаться. Нервничать и сомневаться можно было вчера. Сегодня уже поздно что-то менять. Машина заработала, процесс пошел, и остановить его теперь невозможно. Это такая игра, в которую играют до самого конца или не играют вовсе. Выйти из нее нельзя, и взять тайм-аут тоже не получится, как бы тебе этого ни хотелось. Поэтому нужно взять себя в руки и пройти этот путь от альфы до омеги. Неприятно? Да. Блевать хочется? Да на здоровье, кто тебе мешает! Иди в сортир, вывернись там наизнанку и живи дальше, как ни в чем не бывало. Иначе – арест, следственный изолятор, суд и зона. На долгие, долгие годы. А учитывая способ, которым было совершено убийство, возможно, и на всю оставшуюся жизнь. Как называется это место, где содержатся помилованные смертники? Кажется, остров Огненный или что-то в этом роде. Его однажды показывали по телевизору в назидание таким, как вы, Михаил Александрович…»

Он чиркнул зажигалкой и прикурил сигарету. Сигарета была отечественная, причем из дешевых, и курить ее после «Парламента» было все равно что пытаться поймать кайф, жуя конские яблоки. Кривясь и морщась, Перельман сделал несколько затяжек и стал оглядываться по сторонам, ища пепельницу или что-нибудь, чем можно было бы ее заменить. Перестарался, подумал он с отвращением. Пепельницу можно было бы и не трогать. Попробуй теперь, найди ее в этом бедламе…

Он бросил окурок на пол и растер его подошвой. Чуть больше грязи или чуть меньше – какая разница? Все равно этот кабинет теперь долго будет заперт на ключ, и заходить сюда будут разве что технички да трудовик Бурцев…

В приоткрытую сломанную дверь кто-то осторожно постучал. Перельман вздохнул. Нужно было продолжать ломать комедию, передышка закончилась.

– Войдите, – сказал он и полез в пачку за новой сигаретой.

Глава 10

Варвара всю дорогу нетерпеливо ерзала на сиденье и требовала, чтобы Дорогин ехал быстрее. «Что ты тащишься, как вошь по мокрому месту? – бурно возмущалась она. – Забыл, как включается вторая передача?» Дорогин в ответ только улыбался и качал головой да изредка мягко отстранял Варвару локтем, когда та чересчур рьяно рвалась посмотреть на спидометр. На спидометре было около ста десяти, и Муму считал, что для города этого более чем достаточно: машина неслась по улицам, как управляемый реактивный снаряд, мимо мелькали дома, деревья и автомобили, а прохожие поворачивали вслед удивленные и недовольные лица.

Белкина была в восторге. Она то и дело принималась потирать руки и лихорадочно шелестеть листками блокнота. Диктофон все время был у нее в ладони, и она периодически включала его на воспроизведение и, приложив к уху, слушала запись на минимальной громкости.

– Надыбала что-то интересное? – с деланным безразличием поинтересовался с заднего сиденья Клюев.

Варвара немедленно выключила диктофон и повернулась к нему всем телом.

– Клювик, золотце, – подозрительно ласковым голосом проворковала она, – ты знаешь, как я тебя люблю. Фотографии мне нужны прямо сегодня, и их должно быть много.

– Не вопрос, – ответил Клюев. – Ты меня знаешь, за мной не заржавеет. Только я никак не пойму, зачем тебе это надо. Это же не политика грохнули, а школьного сторожа. Из этой чепухи сенсацию не раздуешь.

– Клювик, солнышко, – еще более ласково сказала Варвара. – Ты отличный фотограф. Позволь мне самой судить, из чего можно раздуть сенсацию, а из чего нельзя. И имей в виду, родной: станешь трепаться в редакции – задушу.

В зеркало заднего вида Дорогину было видно, как Клюев возмущенно пожал плечами, давая понять, что он не трепач и что на него можно целиком положиться.

– И вот еще что, – продолжала Варвара. – Вот эту штуковину тоже надо сфотографировать. – Она передала Клюеву акварельный натюрморт, купленный Дорогиным у учительницы рисования. – Сфотографируешь и сразу же вернешь мне, понял?

– Понял, понял, – проворчал Клюев, разглядывая натюрморт с таким видом, словно был маститым искусствоведом. – Этот, что ли, самовар из музея попятили? Что-то он мне напоминает…

– Самовар он тебе напоминает, – сказала Варвара, с опозданием сообразившая, что фотографию сервиза, которую раздобыл у Яхонтова Дорогин, копировал тоже Клюев. – Самовары все на одно лицо.

– Не скажи, – возразил фотограф. Он развернулся на сиденье боком, вытянул руку и стал разглядывать натюрморт издали, прищурив один глаз как настоящий ценитель. – Самовары, особенно старые, совсем как люди – двух одинаковых не найдешь. А этот я определенно где-то видел…

– Клювик, – сказала Варвара, – замолчи. Не то я задушу тебя прямо сейчас. Ты ошибаешься. Понял?

– Понял, – сказал Клюев, сворачивая натюрморт по старым сгибам и убирая его в кофр. По его голосу чувствовалось, что он действительно понял если не все, то многое.

Варвара прожгла его насквозь внимательным взглядом и удовлетворенно кивнула.

– С меня бутылка, ; – сказала она.

– Виски, – быстро уточнил сообразительный Клюев. – Шотландского.

Варвара крякнула. Дорогин рассмеялся, за что был немедленно удостоен свирепого взгляда.

– Ладно, – сказала Белкина. – Но имей в виду, Клювик, что ты бессовестный вымогатель.

– Ты же журналист, Варвара, – рассудительно заявил Клюев. – Ты должна понимать, что свобода слова стоит дорого. Особенно в наше неспокойное время. Но потом, когда будет можно, ты мне растолкуешь, в чем тут соль?

– Потом ты об этом прочтешь, – пообещала Варвара. – Тебе, как знатоку самоваров, должно понравиться. Ты зачем тормозишь? – напустилась она на Дорогина.

– Приехали, – ответил Муму.

Он поднялся наверх вместе с Белкиной, уверенный, что та заскочит в редакцию лишь на пару минут и сразу же помчится домой дописывать свою статью. Однако он ошибся: оказавшись в редакции, Варвара немедленно утвердилась за своим рабочим столом, разложила бумаги, включила компьютер и, вынув из выдвижного ящика наушники, воткнула шнур в гнездо диктофона.

– Ты что, собираешься работать здесь? – удивился Муму, знавший, что серьезной работой Варвара занимается исключительно в спокойной домашней обстановке.

– Да, – ответила Белкина. – Для разнообразия. Все, что я написала по этому поводу до сих пор, никуда не годится. Кроме того, статью теперь все равно пришлось бы переделывать с самого начала. Зато это будет бомба! А интервью с Яхонтовым я помню почти наизусть. Потом, если понадобится, уточню некоторые реплики. Видишь ли, я поняла, что здесь легче сосредоточиться. Дома все время отвлекаешься: то кофейку попить, то в окно поглазеть, то на диване поваляться…

– Раньше ты была другого мнения, – заметил Сергей. – Тебе что, страшно возвращаться домой?

– Глупости какие, – фыркнула Варвара, но было видно, что вопрос Дорогина угодил в десятку. – Слушай, мне работать надо. Ты извини, конечно…

– Конечно, конечно, – поспешно сказал Муму. – Так я поехал?

– Куда это ты поехал?

В голосе Варвары звучало неподдельное изумление, словно Дорогин и в самом деле был ее личным шофером и вдруг в разгар рабочего дня ни с того ни с сего заявил, что отправляется калымить.

– Домой, – ответил Сергей, пропустив мимо ушей ее начальственный тон. – Или ты хочешь, чтобы я целый день слонялся по вашей редакции?

– Слушай, – сказала Варвара, – не бросай меня, а? Что-то мне не по себе… Поезди со мной хотя бы пару дней. Ну я тебя очень прошу! Я не могу этого объяснить, но мне страшно. Эти бандитские рожи в красной «девятке»… И вообще, история с этим сервизом какая-то темная. Что-то мне не верится, что взяли его случайно. Подростки, которые громят школьные музеи, не занимаются сбором цветного лома. И сторожей они не убивают. Когда я думаю о том, что сделали с этим стариком, меня мороз по коже подирает.

Дорогин на минуту задумался, чувствуя на себе умоляющий взгляд Варвары. «В самом деле, – подумал он, – что мне стоит? Я что, по уши загружен неотложными делами? Да ничего подобного! Тамара, конечно же, будет недовольна, но тут уж нам обоим придется потерпеть. Это же не причина для того, чтобы отказывать человеку в помощи. Я, помнится, не собирался ни во что встревать, но, видимо, чтобы жить спокойно, надо, во-первых, перестать общаться с Варварой, а во-вторых, научиться не реагировать на просьбы о помощи, от кого бы они ни исходили. Извините, граждане, но своя рубашка ближе к телу. Меня жена ждет, я не хочу ее расстраивать. И потом, с этим сервизом действительно происходит что-то интересное. Неужели это действительно исчезнувший сервиз короля Негоша? Если это так, то Варвара права: история с убийством школьного сторожа гораздо темнее и глубже, чем кажется на первый взгляд. А бравый майор Круглов, наверное, уже вовсю допрашивает школьников, особенно тех, у кого на головах вместо прически голая бритая кожа. Он попусту теряет время, но говорить об этом с Варварой, разумеется, бесполезно.»

– Послушай, Варвара, – сказал он, – а тебе не кажется, что следует поставить милицию в известность о твоем открытии?

– Не кажется, – отрезала Белкина. – Мне некогда доказывать им, что я не убежала из психушки. И потом, послезавтра газета выйдет, и они все узнают, если еще не разучились читать. Правда, это произойдет только в том случае, если мне дадут спокойно поработать и не станут отвлекать меня пустыми разговорами.

– Подумай, Варвара, – сказал Дорогин, проигнорировав прозрачный намек. – За двое суток с сервизом могут сделать что угодно: продать, вывезти за границу, сдать в металлолом, а то и вовсе пустить в переплавку…

– Чепуха, – отмахнулась Белкина.

– Тот, кто взял сервиз, должен выждать какое-то время, осмотреться, понять, что известно милиции и клюнула ли она на его инсценировку. Только после этого он начнет действовать.

– Ты считаешь, что учиненный в музее погром – инсценировка? – спросил Муму.

– А ты?

– А я пока что не составил по этому поводу определенного мнения, – сказал Дорогин. – Маловато информации. И вообще, я не собираюсь подменять собой наши «внутренние органы». Твой полковник Терехов уже давно имеет на меня здоровенный зуб и все время грозится посадить.

– Он такой же твой, как и мой, – огрызнулась Варвара. – Но ты меня не бросишь?

– Что? – переспросил Дорогин, который давно принял решение и уже успел забыть о нем.

– Я говорю, ты побудешь со мной несколько дней? – повторила Варвара. – Не бросишь меня на растерзание?

– Да что с тобой, Варвара? – удивился Муму. – Ты просто на себя не похожа. Перестань трястись и спокойно пиши свою статью. А я тем временем смотаюсь в Монино, отвезу Яхонтову его фотографию. Кстати, ты не знаешь, может ли Якубовский организовать какую-нибудь бумажку со штампом, чтобы походила на квитанцию?

– Это я сейчас сделаю, – сказала Варвара, выбираясь из-за стола. – Может быть, хотя бы после этого ты оставишь меня в покое. Сколько ты ему дал – пятьдесят? Вот и отлично. Заодно и отчитаюсь перед Якубовским за тот полтинник, что выманила у него вчера. Кстати, ты не мог бы на обратном пути купить бутылку «Джонни Уокера» для Клюева? Я случайно знаю, что это его любимый сорт. Только с красной этикеткой, запомни.

Дорогин открыл было рот, но за Варварой уже захлопнулась дверь.

Даниил Андреевич Яхонтов копался у себя в огороде, перелопачивая опустевшие картофельные грядки. Лопата входила в землю легко и с такой же кажущейся легкостью возвращалась обратно, поднимая на себе увесистый пласт земли. Яхонтов перекапывал огород, время от времени наклоняясь, чтобы отбросить в сторону случайно пропущенную во время уборки картофелину. Сгибался он легко и свободно, лопата в его руках порхала, как дирижерская палочка, и Дорогин в который уже раз подумал, что менее всего старик похож на ювелира. Правда, на сей раз эта мысль имела неприятный привкус смутного подозрения. А если Яхонтов знал о существовании сервиза? Если ему было известно, где этот сервиз находится? Возможно, он много лет ждал удобного момента, чтобы украсть царскую реликвию, а когда появилась Варвара со своими расспросами, понял, что ждать больше нечего: еще немного, и о сервизе станет известно всем и каждому, и тогда о нем можно будет забыть.

Дорогину пришлось снова напомнить себе, что если бы не Яхонтов, то ни Варвара, ни он сам ничего не узнали бы о существовании сервиза. Если старик собирался украсть сервиз, то зачем он собственными руками рыл себе яму, рассказывая о сокровище посторонним людям, да к тому же газетчикам?

– Здравствуйте, Даниил Андреевич, – окликнул он старика.

Яхонтов воткнул лопату в землю, разогнул спину и повернулся к калитке, возле которой стоял Сергей.

– А, писатель, – сказал он. – Здорово, коли не шутишь. Проходи, чего ты там застрял?

Дорогин вошел во двор и поздоровался со стариком за руку. Ладонь у Яхонтова была мощная, мозолистая и твердая, как доска. Он прищуренными темными глазами наблюдал за тем, как Сергей открывает принесенную с собой папку, и удовлетворенно кивнул, когда тот вынул оттуда фотографию сервиза.

– Вот, – сказал Муму, возвращая Даниилу Андреевичу фотографию. – Привез, как и обещал, в целости и сохранности. Спасибо вам огромное еще раз.

– И тебе спасибо, что не обманул, – пробасил Яхонтов. – В дом-то пройдешь или здесь будем стоять? Выпить не предлагаю, вижу, что ты снова за рулем, так, может, чайку хотя бы?

– Спасибо, Даниил Андреевич, – сказал Сергей. –Как-нибудь в другой раз. Дела ждут.

Он замолчал, задумавшись о том, стоит ли посвящать старика в суть сделанного совместно с Варварой открытия. Если старик все-таки был причастен к ограблению школьного музея, это могло поставить Варвару под удар.

Но сейчас, глядя в лицо Яхонтова, Дорогин все больше склонялся к мысли, что этого просто не может быть. Кроме того, Варвара и так уже который день находилась, грубо говоря, под шахом, и, чтобы хоть немного прояснить запутанную ситуацию, не мешало бы понаблюдать за реакцией Яхонтова на сообщение о том, что сервиз Фаберже обнаружен.

– Эй, – окликнул его Яхонтов, – ты что, заснул? О чем задумался?

– Да вот, – ответил Муму, – решаю, сообщать вам новость или не надо.

– Если новость хорошая, то почему бы и не сообщить? – без особого любопытства сказал Яхонтов. – А если плохая, то ее и сообщать не надо, сама дорогу найдет, чтоб ей пусто было.

– Собственно, новостей целых две, – решившись, сказал Дорогин. – И, как всегда, одна хорошая, а другая плохая. Знаете, мы с Варварой, кажется, нашли сервиз.

Мохнатые брови Яхонтова удивленно поползли вверх, собирая лоб в гармошку, а крупный рот сам собой сложился в кривоватую гримасу, выражавшую сильное сомнение.

– Чудны дела твои, Господи, – сказал старик. – Что-то быстро вы управились. Двух дней не прошло, как впервые услыхали про этот сервиз, и на тебе – нашли! Как говорится, свежо предание, да верится с трудом. И где, если не секрет, вы его откопали? В комиссионке?

– Это вышло случайно, – сказал Дорогин. – Буквально сегодня утром. Были по совсем другому делу в одном месте и узнали.., гм.., обе новости.

– Ну, что сервиз отыскался, это, надо полагать, новость хорошая, – рассудил Яхонтов. – А вторая новость какая?

– Украли его, Даниил Андреевич, – сказал Дорогин. – Прямо сегодня ночью. Человека из-за него убили. Вот такие новости.

Яхонтов в сердцах плюнул себе под ноги, выдернул из земли лопату и с силой вогнал ее обратно по самый черенок.

– Эх! – воскликнул он. – Чуяло мое сердце, что не надо было вам про сервиз говорить! Растрепали, сороки болтливые, разнесли на хвостах, а какой-то дурень, сказок ваших наслушавшись, на такое черное дело пошел!

– Зря вы так, Даниил Андреевич, – сказал Дорогин. – Газета выйдет только послезавтра, Варвара как раз сейчас работает над статьей. И я могу с чистой совестью утверждать, что ни я, ни она никому не пересказывали того, что услышали от вас.

Яхонтов молчал несколько долгих секунд, разглядывая его из-под насупленных бровей.

– Верю, – сказал он наконец. – Но тогда вообще ничего не понятно. Ты извини, брат, но придется тебе все-таки попить чайку с пирогами и рассказать мне толком, что к чему. Понимаю, что ты спешишь, но ведь я тебя за язык не тянул. Ты сам об этом заговорил, а раз заговорил, значит, совет тебе требуется. А кто же в огороде советуется?

На веранде, где было чисто, светло и по-осеннему прохладно, за чашкой горячего душистого чая Сергей рассказал Яхонтову об ограблении школьного музея, смерти сторожа и о том, как они с Варварой пришли к выводу, что похищенный из музея сервиз был тем самым, о котором они беседовали с Даниилом Андреевичем.

– Натюрморта у меня с собой, к сожалению, нет, – закончил он свой рассказ, – но я уверен, что самовар на нем точно такой же, как на фотографии. Только на фотографии он золотой и блестящий, а на этой картинке – темный, с прозеленью. Сразу видно, что медный и не чищен сто лет. Так ведь и басмановский чайник, насколько я понимаю, тоже поначалу выглядел не лучше.

– Н-да, – задумчиво протянул Яхонтов и шумно отхлебнул из чашки размером с литровую банку. – Хорош чаек… Если все было так, как ты говоришь, то сервиз либо в точности тот, либо очень похож. Настолько похож, что кому-то это сходство совсем разум застило. Увидел человек по телевизору басмановский чайник и подумал: батюшки мои, да я же что-то очень похожее каждый день вижу! Подождал пару дней, проверил, убедился, что прав.., дозрел за эти два-три дня, остервенился, денежки свои будущие пересчитал и даже потратить, наверное, успел.., а потом отважился. Сторожа он, видать, случайно порешил, под руку тот ему попался… Вот мне и любопытно: зачем убил-то? Неужто убежать не мог от старика?

Дорогин молчал. Он думал о том же, но ему было интересно наблюдать за ходом мыслей Яхонтова. Он вынужден был признать, что Даниил Андреевич рассуждает весьма логично и соображает с поразительной скоростью.

– Получается, что сторож его знал, – продолжал Яхонтов. – Или мог узнать. За это он его и пришил. Так ты говоришь, что этот учитель.., еврей этот.., как его?..

– Перельман, – подсказал Дорогин. – Да, он мне не очень-то понравился, но вовсе не потому, что он еврей. И потом, я не психолог. Он был потрясен, он был унижен.., напуган, наконец. Эта пришпиленная сова и надпись над, ней… Ведь это же было прямое и недвусмысленное обращение к нему лично. Угроза, если хотите. Откуда я знаю, как он реагирует на подобные вещи? Может быть, он так старался держать себя в руках и не впасть в истерику, что немного перестарался и показался мне слегка.., э-э-э.., подозрительным.

– Ну да, ну да, – задумчиво кивая, проговорил Яхонтов. Муму вдруг подумал о том, что они оба занимаются не своим делом, играя в какую-то странную интеллектуальную игру наподобие «Детектив-шоу», в то время как речь идет об убийстве. – Доля правды в этом есть, – продолжал старик, задумчиво помешивая ложечкой в своей чудовищной кружке. Ложечка тихонечко звякала о фаянсовые стенки. – Был у меня в жизни такой случай. Прихожу я утром на работу, а мой напарник – он вечером задержался, заказ срочный заканчивал, – сидит на своем месте и голову на стол уронил. Я думал, спит. Подхожу, а он уже остыл… И до того мне не по себе стало… Что же это, думаю? Убили ведь Степаныча, а я последний живым его видел. На меня ведь подумают! Чуть было в бега не подался, ей-богу.

– И что?

– Да ничего. Инфаркт у него оказался. Старый он был, Степаныч-то. А насчет твоего учителя… Вот посмотри. – Он выставил перед собой огромную темную ладонь и принялся загибать пальцы. – Кто в музее каждую вещь знал? Он. Это раз. Кто мог спокойно, без помех проверить, золотой на самом деле сервиз или все ж таки медный? Опять он. Вот тебе два. Заметь, что чайник по телевизору показывали в субботу, а украли его когда? То-то! Проверял, примеривался… Теоретически, конечно, это могли и школьники провернуть, которые постарше, но такие по музеям не ходят, особенно по школьным, и канал «Культура» даже не включают, разве что по ошибке. Им боевики подавай, игры компьютерные.., не до сервизов им. Они и фамилии-то такой отродясь не слыхали: Фаберже. А те, которые слыхали, сторожей по черепушкам не бьют. Тоже, между прочим, важная деталь. Да школьники, если бы их сторож заметил, бросили бы все к чертям и стреканули куда глаза глядят. Черта с два он бы их потом опознал, для него они все на одно лицо были, уж ты мне, старику, поверь. А сова, пентаграммы всякие… Это же, считай, подпись. Есть там в школе сатанисты или нету их вовсе – это еще вопрос, но искать теперь будут именно сатанистов. Какой же дурак под таким делом подписываться станет? Очень может быть, что все это намалевали для отвода глаз. А кто мог такое для отвода глаз измыслить? Тут как в поговорке: у кого чего болит, тот про то и говорит. Это – три. Я уж не говорю про то, что подросткам этот сервиз просто некуда девать. Кому они его продадут? Не в комиссионку же им его тащить…

– А Перельману он зачем? – спросил Дорогин.

– А затем, что Перельман твой наверняка уже не первый год за бугор поглядывает. Вот ты не поленись, разведай, есть ли у него родственники и где эти родственники живут. Тогда увидишь, прав старик Яхонтов или нет. Сервиз с виду медный, как и чайник когда-то. Его для того и омедняли, чтобы через границу протащить. Скажет: семейная, мол, реликвия, память о прадедушке. Прадедушка, скажет, по меди работал, мастер – золотые руки… А за границей сразу толкнет его с аукциона – сервиз, конечно, а не прадедушку – за такие бабки, каких мы с тобой сроду в глаза не видали. Это ж перспектива, не то что своим педагогическим дипломом там трясти. Кому он там такой нужен? А с деньгами он там королем будет. Положит в банк и станет жить на проценты и на нас с тобой, дураков, через плечо поплевывать.

Сергей аккуратно поставил на стол пустую чашку и встал. Все, что сказал Яхонтов, выглядело очень убедительно. Время от времени Дорогину даже начинало казаться, что все это выглядит слишком убедительно, как будто было продумано заранее.

Что, пора? – не скрывая разочарования, спросил Яхонтов.

– Пора, Даниил Андреевич. Я и так у вас засиделся до неприличия.

– Да, – спохватился Яхонтов, – а квитанцию ты мне привез?

– Черт, совсем забыл, – сказал Дорогин, вынимая из кармана квитанцию, в которой было черным по белому напечатано, что Яхонтов Д. А, получил от редакции газеты «Свободные новости плюс» пятьдесят долларов США в уплату за любезно предоставленные сведения. В углу красовалась художественно выполненная на цветном редакционном принтере круглая гербовая печать. – Вот, пожалуйста. Распишитесь, я сдам это в бухгалтерию.

– Ручку дай, – потребовал Яхонтов, взял протянутую Сергеем ручку и, пристроив квитанцию на уголке стола, подмахнул ее уверенным росчерком. – Так-то оно лучше будет. А то мне почудилось, что ты мне из своего кармана заплатил. Ну счастливо тебе, парень. Что дальше делать будешь, не спрашиваю. Сам станешь с этим разбираться или в милицию побежишь – дело твое. Одно скажу: очень бы мне хотелось на эту красоту хоть одним глазком поглядеть. Отреставрировать его мне, конечно, уже не доверят. Скажут, пенсионер, глаз уже не тот, рука не та, да и пропуск в Фонд давно отобрали… Но поглядеть хотелось бы.

– Это уж как получится, – развел руками Муму.

– И то верно, – вздохнул старик и встал, чтобы проводить гостя до калитки.

* * *

Дверь открылась, и в музей вошла Ирочка. Сегодня она показалась Перельману еще более некрасивой, чем обычно: остренький носик покраснел от переживаний и стал совершенно неотличим от голубиного клюва, космы бесцветных волос выбились из прически и торчали куда вздумается, очки криво сидели на переносице, и их стекла были больше, чем всегда, захватаны потными пальцами.

– Боже, какой кошмар! – забыв поздороваться, воскликнула она.

Перельман с трудом сдержался и не поморщился: начиналось именно то, чего он ожидал. Сейчас школа будет гудеть несколько недель подряд, будут предлагаться версии одна глупее другой, будут долгие обсуждения в учительской, в коридорах, в классах и даже в сортирах – словом, везде, где соберется более одного человека. Он знал, что так будет, но именно сейчас он не хотел говорить об этом: просто не успел подготовиться.

Поэтому в ответ на Ирочкино восклицание он только коротко кивнул и вынул из пачки еще одну сигарету. Курение – вреднейшая привычка, но порой оно отлично помогает выиграть время и воздержаться от никому не нужных реплик. В этом смысле очень хороша трубка, но курить трубку Перельман так и не привык – от трубки его тошнило.

Ирочка осторожно двинулась по музею, озираясь по сторонам со смесью страха и любопытства. Когда она увидела пришпиленную к планшету сову и надпись над ней, ее глаза расширились так, что это было видно даже сквозь очки. Впрочем, она промолчала, и Перельман вынужден был признать, что при всех своих внешних недостатках Ирочка достаточно умна и тактична.

Переборов апатию, Михаил Александрович встал и галантно предложил Ирочке свой стул. Сам он уселся на край перевернутой витрины, как раз под злосчастной совой, закурил и стал разглядывать Ирочку, потому что разглядывать музей больше просто не мог.

– Вы не расстраивайтесь так, Михаил Александрович, – сказала Ирочка. – Их обязательно поймают. А зато вы теперь прославитесь. Знаете, какую Белкина про вас статью напишет!

– Да уж, – криво улыбнувшись, согласился Перельман. – Слава на всю Москву… А кто это – Белкина?

– Как это – кто? Белкина – это Белкина! Известнейшая журналистка! Она же у вас только что интервью брала. Она что, не представилась?

– Представилась, наверное, – сказал Перельман. – Просто мне было не до нее, вот я и не обратил внимания.

«Вот и еще один прокол, – подумал он. – Мне действительно было не до нее, и я действительно почти не обратил на нее внимания. Так, пришла какая-то крупнокалиберная красотка с пышным бюстом, отняла почти час времени… А обратить на нее внимание стоило. Мне теперь нужно держать в голове и подробнейшим образом анализировать каждую свою встречу и каждый разговор, чтобы вовремя заметить опасность. Да, многого я все-таки не предусмотрел, когда затевал это дело…»

– Понимаю, – сочувственно сказала Ирочка. – Я бы на вашем месте.., не знаю. С ума бы сошла, наверное.

«Это факт, – подумал Перельман. – Только для того, чтобы оказаться на моем месте, тебе нужно было сойти с ума заблаговременно. В здравом уме и твердой памяти ты бы на мое место не угодила. Кстати, вот вопрос: а сам-то я нормален?»

У него вдруг возникли серьезнейшие сомнения по этому поводу. Он часто читал, слышал и видел в кино, что обычный среднестатистический человек, совершив убийство, переживает личную драму, мучается угрызениями совести и порой даже идет на самоубийство, чтобы хоть так искупить свою вину. Сам он ничего подобного не испытывал. Ему было слегка не по себе, но и только.

– Послушайте, Ирочка, – сказал он. – Все это ерунда. Вот Михаила Ивановича жаль. Что за поколение растет, не понимаю. Знаю, что это попахивает старческим маразмом, но все равно утверждаю: мы такими не были. Ну вот не были, и все! Чего им не хватает?

– А может быть, они растут такими именно потому, что мы с вами были такими, какими мы были? – предположила Ирочка.

Перельман подавил вздох. Нет, не было в ней никакого особенного ума. Курица ощипанная, и больше ничего. Сказанула… Интересно, в каком сборнике мудрых мыслей она вычитала эту банальщину?

– К черту, – сказал он. – Пропади оно все пропадом. Что же нам теперь – повеситься? Расскажите-ка лучше что-нибудь веселое.

– Веселое? – с сомнением переспросила Ирочка.

– Ну да, веселое. Понимаю, сейчас не до веселья. Ну тогда хотя бы интересное или просто занимательное. Что-нибудь необычное. Помните, вы мне рассказывали про свою кошку? Как она украла расческу и шла по коридору на задних лапах, а расческу несла в передних…

– Про кошку… Знаете, она умерла. Выпала из форточки и разбилась.

– Час от часу не легче, – сказал Перельман. – Извините, ради бога… Но ведь происходит же на свете хоть что-то хорошее? Кому-то же везет в этой жизни? Или я не в курсе последних новостей? Может быть, удачу отменили?

– Да нет, как будто, – сказала Ирочка. – Мне, например, сегодня повезло.

– Ну вот! – обрадованно воскликнул Перельман. – А вы говорите, ничего веселого… Расскажите!

– Я сегодня впервые в жизни продала свою работу, – призналась Ирочка. – Далеко не самую лучшую, но мне дали за нее целых двадцать долларов.

– Вы крупно продешевили, – серьезно сказал Перельман. – Но лиха беда начало. С почином вас, Ирина Олеговна.

– Да какое там – продешевила, – возразила Ирочка. – Работа была так себе, да и выцвела изрядно… Да вы ее видели. Один из тех натюрмортов, что висят у меня в кабинете.

– Да-а? – удивленно протянул Перельман, пытаясь понять, почему его так неприятно поразило это нейтральное, в общем-то, сообщение. – Зря вы так говорите о своей работе: «так себе»… А что за натюрморт?

– С самоваром. Он очень понравился тому человеку, который привез сюда Белкину. Это какой-то ее знакомый. Он сказал, что раз самовар украли и он не может на него взглянуть, то ему необходимо иметь хотя бы его изображение. Я не хотела продавать, но он так настаивал… Сказал, что у него целая коллекция старинных предметов: самовары, утюги, ножницы… Буквально силой всучил мне деньги и… Что с вами, Михаил Александрович?

– Ничего страшного, – через силу улыбаясь разом онемевшими губами, успокоил ее Перельман. – Просто накатило вдруг… А что еще говорил этот знакомый Белкиной?

– Да ничего, в общем… Так, нес какую-то чепуху… Он вообще-то зашел руки вымыть, ну и как-то слово за слово… Что-то об искусстве, о великих художниках… Да, еще он сказал, что нашему сторожу повезло: дескать, он умер не из-за нелепой случайности, а выполняя свои долг, и значит, ему можно позавидовать. Я сгоряча обозвала его циником, но, если вдуматься, в его словах есть что-то…

– Ничего в них нет, – немного резче, чем ему хотелось, перебил ее Перельман. – Не покупайтесь на эту чушь, Ирочка. Насильственная смерть всегда преждевременна и отвратительна, и никакой долг не стоит того, чтобы за него умирать. Вы сами подумайте: ну за что, спрашивается, отдал жизнь наш Михаил Иванович? За старый медный самовар и дюжину чашек? Это же бред, согласитесь!

– Н-ну, если смотреть на это с такой стороны… неуверенно произнесла Ирочка.

– Это единственная сторона, с которой стоит смотреть на любое дело, – сказал Перельман, поражаясь самому себе. Все-таки слова вообще ничего не стоят, подумал он. Ни гроша. Просто диву даешься, когда видишь, что некоторые люди до сих пор верят словам и вообще придают им хоть какое-то значение.

Когда Ирочка наконец ушла, Михаил Александрович поспешно покинул музей и заперся у себя в кабинете. Он чувствовал, что в ближайшие несколько часов музей превратится в место настоящего паломничества, а ему просто необходимо было подумать.

Сообщение Ирочки стало для него настоящим ударом. Из всех его просчетов этот был, пожалуй, самым крупным и наиболее опасным. Как он мог забыть об этих чертовых натюрмортах? Необременительная дружба с учительницей рисования вдруг обернулась совершенно неожиданной стороной. Какого черта он вообще разрешал ей выносить из музея экспонаты?! Ведь имел полное право отказать… Имел? Конечно имел! И если бы он воспользовался этим правом, ему не пришлось бы сейчас сидеть взаперти, курить сигарету за сигаретой и грызть пальцы от волнения.

Все это было неспроста. Просто у кого-то еще голова работала в том же направлении, что и у него, и этот кто-то, увидев на стене в кабинете рисования изображение старого самовара, живо смекнул, из-за чего ограбили музей и что именно из него похитили. Разумеется, никакой это был не водитель и никакой не знакомый Белкиной, а такой же, как она, журналюга, охотник за сенсациями. Скорее всего он работает на Белкину, и теперь натюрморт уже у нее. Белкина, без сомнения, в курсе истории басмановского чайника, и для нее не составит труда сложить два и два. Ситуация такова, что, если знаешь, что именно было украдено, будет вовсе не трудно догадаться, кто украл. Сейчас милиция ищет сатанистов, вандалов, разгромивших школьный музей, чтобы насолить учителю истории. А когда она начнет искать похитителя золотого царского сервиза, подсунутая Перельманом майору Круглову версия будет забыта в два счета. И тогда майор, который сразу показался Михаилу Александровичу очень умным и решительным человеком, без труда вычислит настоящего преступника и возьмет его…

Перельман вышел из кабинета, запер дверь и направился на третий этаж, где располагался кабинет информатики.

Учительница информатики Алла Леонидовна была в школе на особом положении. Во-первых, на самом деле она являлась не учительницей, а бывшим инженером-программистом и потому была лишена большинства чисто педагогических заскоков. Дело свое она знала и любила, уроки вела живо и интересно, посещаемость и успеваемость у нее были практически стопроцентными, а на то, что в отечественной педагогике принято называть воспитательным процессом, она плевать хотела и никогда этого не скрывала.

Во-вторых, она едва ли не единственная из всего педагогического коллектива умела обращаться с компьютером и имела непосредственный доступ к оборудованию кабинета информатики. Перельман, как и подавляющее большинство его коллег, чувствовал себя за клавиатурой персоналки примерно так же, как обезьяна за штурвалом реактивного истребителя, но и он очень быстро оценил преимущество компьютерного набора с последующей распечаткой на лазерном принтере перед традиционным писанием от руки различных планов, графиков и схем. Научно-технический прогресс оказался весьма удобной штукой, и, чтобы иметь доступ к плодам этого прогресса, необходимо было поддерживать хорошие отношения с Аллой Леонидовной.

Впрочем, жрица научно-технического прогресса Алла Леонидовна никогда не задирала нос и отказывала коллегам в их многочисленных просьбах только тогда, когда оказывалась физически не в состоянии их удовлетворить. «Не могу, граждане», – говорила она тогда, и граждане точно знали, что Алла Леонидовна не капризничает и не набивает себе цену, а действительно не может, потому что завалена работой выше головы.

Работала она и сейчас, когда остальные учителя слонялись из кабинета в кабинет, обсуждая новости. Сервер был включен, на большом мониторе мелькали какие-то непонятные таблицы, в углу негромко жужжал, глотая чистую бумагу и отрыгивая исписанную. Алла Леонидовна сидела вполоборота к монитору, курила длинную черную сигарету с золотым ободком и время от времени щелкала клавишами мыши. Она всегда курила очень дорогие импортные сигареты, потому что была красива – едва ли не красивее завуча Валдаевой, не знала отбоя от мужиков и, как разумная женщина, никогда не выбирала себе поклонников из числа своих коллег, предпочитая мужчин посолиднев.

– А, – сказала она, увидев стоящего в дверях Перельмана, – потерпевший! Ну и каково вам в этом качестве?

– Да какой я потерпевший, – ответил Перельман, усилием воли заставляя себя не пялиться на высоко оголенные съехавшей юбкой ноги Аллы Леонидовны. – По сравнению с нашим сторожем я настоящий счастливчик. Это как в песне: Рабинович стрельнул, стрельнул и промазал и попал немножечко в меня… Только тут наоборот.

Целились в меня, а досталось сторожу… В общем, если честно, то чувствуя я себя довольно паршиво. Давайте не будем об этом, ладно?

Алла Леонидовна очень нравилась Перельману еще и тем, что о многих вещах с ней можно было говорить прямо, почти как с мужчиной.

– Не будем так не будем, – легко согласилась она. – Тем более что пришли вы наверняка не для того, чтобы обсудить со мной ночное происшествие. Только учтите, что принтер у меня занят и будет занят еще часа два, а то и все три.

– Мне не нужен принтер, – сказал Перельман. –Мне нужен телефонный справочник.

– Ну, это проще, – ответила Алла Леонидовна. – Вы сможете вызвать программу самостоятельно? Вон та машина, что в углу, в вашем полном распоряжении. Или вам все-таки помочь?

– Я попробую сам, – сказал Перельман. – Двадцать первый век, знаете ли, пора все-таки как-то осваиваться. Только… Я там ничего не сломаю?

– Не думаю, – затягиваясь сигаретой и глядя на монитор, рассеянно откликнулась Алла Леонидовна. – Но если заблудитесь, кричите «ау!». Я мигом вас выручу.

– Спасибо, – сказал Михаил Александрович.

Он постоял еще пару секунд, с удовольствием разглядывая подсвеченный голубоватым сиянием монитора красивый профиль Аллы Леонидовны, и направился в угол, где мерцал цветной заставкой еще один включенный компьютер.

Ему уже приходилось пользоваться компьютерной программой «09». Эта программа была удивительно проста и удобна в обращении, и через минуту Перельман уже прогонял через экран монитора бесконечно длинный список абонентов городской телефонной сети. При этом одним глазом он косился на Аллу Леонидовну, пытаясь угадать, не контролирует ли она его действия через монитор сервера.

Вскоре он пришел к выводу, что Алла Леонидовна целиком поглощена своим собственным делом. Она не отрываясь смотрела на монитор, пощелкивала мышью и периодически небрежно пробегала четырьмя пальцами левой руки по клавиатуре, вводя в машину какие-то команды. Перельман успокоился и вызвал на монитор список абонентов, чьи фамилии начинались на букву "Б". Белкиных в этом списке оказалось столько, что он поначалу даже растерялся: у него просто не было времени на то, чтобы проверить их всех.

Он чуть-чуть напрягся и без труда вспомнил, что журналиста Белкину зовут Варварой. Он помнил это еще с тех пор, когда Белкина работала на телевидении. Тогда это имя было у всех на слуху: репортаж Варвары Белкиной, авторская программа Варвары Белкиной, наш специальный корреспондент Варвара Белкина… Знать бы еще ее отчество! Варвара – редкое имя, но в справочник-то занесены не имена, а инициалы!

Действуя методом исключения, он отобрал полтора десятка Белкиных женского пола. Основная масса телефонов была зарегистрирована на Белкиных-мужчин, и женщин среди этих длинных столбцов было довольно легко найти.

Из этих полутора десятков имена только двух Белкиных начинались на "В", но одна из этих дам жила у черта на рогах, в Зябликово, на каком-то Гурьевском проезде. Перельман в тех местах не бывал никогда, но ему казалось, что это место находится возле самой кольцевой дороги, если не за ее пределами. Вряд ли известная журналистка до сих пор жила в такой дыре.

Зато вторая В. Белкина обосновалась поближе к центру, и Перельман решил, что это именно тот человек, которого он ищет. Он тщательнейшим образом запомнил телефон и адрес, прокрутил список до буквы "К", выбрал курсором какого-то Д. Г. Кузнецова и смущенным тоном окликнул Аллу Леонидовну.

– Извините, – сказал он, когда та подошла, цокая по паркету вызывающе высокими каблуками, – я все-таки заблудился. Вся эта техника не для меня. Я ее просто боюсь. Вот, я нашел нужного человека, но никак не могу вывести на экран его данные.

Алла Леонидовна снисходительно улыбнулась, слегка наклонилась, обдав Перельмана густым ароматом дорогой парфюмерии, и два раза небрежно ударила по клавишам изящным пальцем с длинным, любовно ухоженным и покрытым сверкающим бесцветным лаком острым ногтем.

Не переставая бормотать слова благодарности, Перельман выписал на бумажку телефон неизвестного и абсолютно ненужного ему Д. Г. Кузнецова, закрыл программу, раскланялся с Аллой Леонидовной и ушел.

Он заглянул в учительскую, пообщался несколько минут с коллегами, более или менее ловко уклоняясь от расспросов, а потом извинился и отошел в угол, где на отдельном столике стоял городской телефон. Он трижды набрал номер Белкиной, но ее телефон не отвечал: видимо, журналистка была на работе.

«Или в милиции», – кусая губы, подумал Перельман.

Он тут же в ужасе отмел эту мысль. Если Белкина обратится со своим открытием в милицию, как сделал бы на ее месте любой нормальный человек, он пропал. Через час, а то и меньше, за ним пришлют опергруппу с автоматами. Возможно, это будет не опергруппа, а просто майор Круглое с наручниками в кармане. Неизвестно, что лучше… Да и какая разница? Что взвод ОМОНа, что майор в штатском – конец-то все равно один…

Но Варвара Белкина – это Варвара Белкина, а не какой-то там обыватель. В милицию она не побежит, потому что милиция первым делом в интересах следствия запретит ей обнародовать то, что она раскопала с помощью этого своего приятеля. А для Белкиной главное сенсация, а вовсе не интересы следствия. С какой радости она станет отдавать ментам такой жирный кусок? Пусть ищут сами, а если не умеют – пусть тогда хотя бы газеты читают… Утереть нос уголовному розыску, самолично раскрыть преступление, а заодно и тайну исчезнувшего почти сто лет назад золотого сервиза – это же настоящая слава, от которой ни один журналист не откажется по доброй воле. Тем более что для этого всего-то и нужно, что подержать ментов в неведении денек-другой.

Все это было очень шатко и ненадежно, но Перельман понимал, что рассчитывать ему больше не на что. Если Белкина поведет себя как-то по-другому, ему конец. Если он ошибся, если приятель Белкиной не поделился с ней своим открытием, а решил раскручивать эту тайну самостоятельно, Перельману конец, потому что действовать надо очень быстро, а он не знает не только адреса этого приятеля, но даже его имени.

Впрочем, и имя, и адрес этого незнакомца наверняка отлично известны Белкиной. Если ее попросить – если ее КАК СЛЕДУЕТ попросить, – она просто не сможет отказать и выложит все, что знает об этом деле. А после этого она уже никому и ничего не сможет сообщить.

Так или иначе, начинать нужно было с Белкиной. Приняв такое решение, Михаил Александрович аккуратно положил телефонную трубку на рычаги и не спеша вышел из учительской.

Глава 11

Дорогин вернулся в редакцию уже после обеда, держа под мышкой одолженную у Варвары пустую папку, а в руке бутылку «Джонни Уокера» с красной этикеткой. Когда он шел по редакционному коридору, встречные оборачивались ему вслед. Сначала он решил было, что у него что-то не в порядке с лицом или с одеждой, но потом понял, что смотрят не на него, а на бутылку: при доходах рядового журналиста такую выпивку мог позволить себе далеко не каждый.

Он заглянул в фотолабораторию. Дверь лаборатории была заперта изнутри, и в ответ на стук оттуда послышался сердитый голос, который предложил Дорогину убираться ко всем чертям, потому что здесь печатают фотографии, а не занимаются высасыванием из пальца небылиц.

– Эй, Клюев, – позвал Муму, – это я, Дорогин. Точнее, нас тут двое: я и Джонни Уокер. Тебе знаком этот шотландский джентльмен?

– Уно моменте, – ответил Клюев почему-то по-итальянски, и мгновение спустя дверь распахнулась.

– Заходи, – заговорщицким тоном прошипел Клюев, – только быстро, пока стервятники не слетелись. Тебя в коридоре видели?

– Видели, – ответил Дорогин, входя в лабораторию. – И бутылку тоже видели.

В лаборатории царил красный полумрак, в ванночках с растворами плавали отпечатанные фотографии, и десятки снимков сохли на протянутых поперек лаборатории лесках, как белье. Похоже было на то, что Клюев действительно работал.

– Плохо! – воскликнул Клюев. – Ну никуда не годится! Учишь вас, учишь… Бутылка виски на одного – это райское блаженство, на двоих – праздник, на троих – светский прием, а на всю редакцию – сплошное расстройство и перевод ценного продукта. Кстати, откуда такая роскошь?

– Как откуда? – удивился Дорогин. – От Варвары.

– Наглая ложь, – заявил Клюев, любовно поглаживая бутылку. – К тому же очень неумелая. Когда Варваре что-то очень нужно, она может пообещать золотые горы, а потом всегда каким-то образом получается, что ты же ей еще и должен… Одно слово – женщина! Ну так как – дернем по маленькой?

– Я за рулем, – напомнил Дорогин.

– Ну и что? – удивился Клюев. – Это же скотч, а не паленая водяра. Это же лекарство… Впрочем, как знаешь. В конце концов, мне больше достанется. Ты сейчас от Варвары или к ней?

– К ней.

– Тогда захвати снимки, которые она просила. И натюрморт этот захвати. Слушай, что вы с Варварой в нем нашли? Картинка как картинка. Самовар какой-то… Какое отношение он имеет к убийству?

– Никакого, – перебирая еще влажноватые снимки, ответил Дорогин. – Просто понравилась, как ты выражаешься, картинка…

– Очень сильно понравилась, – заметил проницательный Клюев. – На целый литр скотча. Что-то вы темните, ребята.

– Темним, – согласился Дорогин. – На самом деле этот самовар сделан из чистого золота, и школьного сторожа убили из-за него.

– Не хочешь говорить и не надо, – обиделся Клюев. – Иди к своей Варваре, секретничайте с ней дальше. Но за виски спасибо. Заходи почаще.

Дорогин сложил снимки в папку и покинул лабораторию. Закрывая за собой дверь, он услышал позади характерный треск сворачиваемого с бутылочного горлышка алюминиевого колпачка: жадный Клюев торопился спасти от коллег хоть что-нибудь.

В комнате, где работала Белкина, уже было полно народа. Под потолком густым облаком висел табачный дым, с запахом которого успешно соперничал аромат крепкого кофе. Стоял галдеж, обычный для тех случаев, когда все разговаривают со всеми и никто никого не слушает, негромко жужжали включенные компьютеры, мягко стрекотали под чьими-то умелыми пальцами клавиши, шелестела бумага, и Дорогин в очередной раз поразился тому, что в этом гаме люди ухитряются работать, причем не руками, а головой.

Варвара сидела повернувшись к обществу спиной и с бешеной скоростью набирала текст. К ней никто не обращался, зная, что в такие минуты это небезопасно. Возле ее правого локтя остывала забытая чашка кофе, в переполненной пепельнице дымилась целиком истлевшая сигарета. Чувствовалось, что работа Белкиной сдвинулась с мертвой точки и уверенно близится к завершению.

– О! – воскликнул кто-то, увидев Дорогина. – Вот он, кормилец! Погодите, а где же виски?

Услышав слово «виски», Варвара перестала барабанить по клавишам и обернулась.

– Я знаю, где виски, – откликнулся еще один голос. – Я видел, как этот гражданин приятной наружности заходил с бутылкой в фотолабораторию. Вышел он оттуда уже налегке, отчего его наружность сильно проиграла.

– Клюев! – с замогильной интонацией произнес первый голос.

– Отстаньте от человека, пираньи! – подала голос Варвара. – Я могу вам все объяснить, чтобы вы успокоились.

Просто Клюев задолжал кому-то бутылку виски…

– Задолжал? – спросил кто-то. Шум вдруг стих словно по мановению волшебной палочки.

– Ну да, задолжал и решил отдать долг.

– Ого!

Вот это да!

Дает Клюев!

– послышалось с разных концов помещения.

– Вот вам и да, – сказала Варвара. – Я нагрузила его срочной работой, поэтому он дал Сергею денег и попросил его купить бутылку «Джонни Уокера»…

– Деньги у Клюева? Странно… – сказал молодой человек в очках со стальной оправой, боком продвигаясь к выходу.

– Эй, ты куда собрался? – окликнули его. – Я одалживал ему раньше, чем ты.

– Зато я одолжил больше, – с достоинством ответил молодой человек и, не вступая в дальнейшие пререкания, выскользнул за дверь.

– Пойти прогуляться, что ли? – задумчиво сказал сотрудник с норвежской бородкой, вместе со стулом отъезжая от стола. – Что-то здесь накурено.

– Точно, – поддержали его сразу несколько голосов. – Дышать совершенно нечем. Надо бы проветриться, господа…

В дверях возникла небольшая, тихая, очень интеллигентная свалка. Через несколько минут в комнате остались только Варвара и Дорогин.

– Только бы дверь в лаборатории не сломали, – озабоченно сказала Варвара, прислушиваясь к удаляющемуся топоту в коридоре.

– Слушай, что это с ними? – спросил Дорогин, с удивлением наблюдавший за поспешным исходом журналистов.

– Торопятся получить свои кровные, – усмехнулась Варвара. – Сначала они порвут Клюева, а потом вернутся и примутся за меня.

Он должен всей редакции, от Якубовского до вахтера, и никто уже не надеется получить свои денежки обратно. А тут такая новость… А у тебя что интересного?

Дорогин отдал ей готовые снимки и в общих чертах пересказал свой разговор с Яхонтовым. Слушая его, Варвара курила, задумчиво перебирая фотографии. Ее брови были озабоченно нахмурены. Потом она отложила снимки на край стола, взяла чашечку с остывшим кофе, отхлебнула и сморщилась.

– Гадость какая… Слушай, что-то мне не верится, чтобы школьный учитель мог вот так.., железным ломом по голове… Да еще и рисунок кровью.., не знаю. Сил у него на это, конечно, хватило бы, мальчик он крепкий, но как-то все это… Мне легче поверить в сатанистов, чем в это.

Дорогин тоже закурил, подошел к окну и настежь распахнул форточку.

– Дышать тут у вас действительно нечем, – сказал он. – Слушай, Варвара, зачем тебе вся эта детективная белиберда? Ты писала статью о басмановском чайнике. Ты первая и пока единственная из журналистов знаешь о том, что сервиз Фаберже не выдумка и не гипотеза, а реально существующий набор посуды из чистого золота. Ты нашла место, где он хранился буквально до вчерашней ночи… Может быть, хватит? Тебе не кажется, что ты опять кладешь голову под топор? То, что я тебе только что рассказал, может прийти в голову не только мне, но и тому, кто убил сторожа. У этого человека могут возникнуть в отношении тебя не совсем здоровые желания. Об этом ты подумала?

– Подумала, – сказала Варвара своим обычным легкомысленным тоном. – А ты на что?

– А может быть, оставим богу богово, а кесарю кесарево? – спросил Дорогин. – Может быть, предоставим родной милиции возможность заняться своим делом? Ты и так выполнила за них всю работу, им осталось только взять убийцу.

– Правильно, – сказала Варвара. – А я опять останусь у разбитого корыта. У меня отберут все материалы и запретят что бы то ни было печатать до тех пор, пока не закончится следствие и не состоится суд. А к тому времени все уже забудут и про чайник, и про сервиз, и про сторожа. Скоро начнется суд над вдовой Рохлина. Кто сейчас помнит про то дело? То есть если задумаются, то вспомнят, но этот суп давно остыл в горшке, и подогревать его бесполезно. А ты мне предлагаешь обратиться в милицию! Да я лучше руку себе отрежу! Нет, если ты занят, я тебя не задерживаю. Сама как-нибудь справлюсь. В конце концов, у меня есть пистолет.

Дорогин тяжело вздохнул.

– Ох, Варвара, – сказал он. – Трудно с тобой. Знать бы заранее, убьют тебя или посадят, было бы понятно, что готовить: передачи в тюрьму или венки на могилку.

– Жизнь прекрасна, когда в ней много вариантов, – ответила Белкина. Потом она замолчала, прислушиваясь к доносившемуся из коридора нестройному топоту и шарканью подошв. – Идут, – сказала она. – Возвращаются. И все, как один, жаждут моей крови. Ты погуляй часиков до десяти, а потом приезжай за мной, ладно? Не надо тебе этого видеть, ты от этого зрелища надолго потеряешь аппетит, а главное, окончательно во мне разочаруешься.

Она повернулась спиной к дверям, положила пальцы на клавиатуру компьютера и начала писать с прежней умопомрачительной скоростью, словно вся статья давным-давно целиком, до последней запятой, хранилась у нее в голове. Дорогин подумал, что, наверное, так оно и есть, и позавидовал той легкости, с которой Варвара превращала свои мысли, ощущения и догадки в точные и понятные фразы.

В коридоре он разминулся с компанией разочарованных журналистов, которые возвращались из неудачного набега на крепость хитроумного Клюева. Теперь Дорогину стало ясно, зачем дверь фотолаборатории обита железом: видимо, в дни получки Клюев отсиживался там, тихо вздрагивая, когда сердитые кредиторы принимались гулко барабанить кулаками в оцинкованную жесть.

Усевшись за руль своей машины, Муму посмотрел на часы. Было самое начало четвертого, и до назначенного Варварой времени оставалось почти полных семь часов. Он закурил и задумчиво почесал в затылке, размышляя о том, что Варвара просто рождена для того, чтобы подчинять себе окружающих и командовать ими. «Заедешь за мной часиков в десять…» Как будто он уже дал согласие быть ее телохранителем и получил аванс! Собственно, удивляться тут нечему, Варвара есть Варвара, но вот объяснения с Тамарой наверняка не избежать.

Правильно, с удовольствием подумал он. Съезжу-ка я домой, отдохну. Пообедаем вдвоем, как примерные супруги, попьем кофейку, поговорим… Времени у меня навалом, а если буду опаздывать, позвоню Варваре в редакцию, пусть подождет меня там.

Он вставил ключ в замок зажигания, и тут взгляд его совершенно случайно упал на припаркованный у противоположного тротуара серый «опель-кадет». На первый взгляд в этой машине не было ничего особенного и тем более угрожающего – обыкновенный хэтчбек, сошедший с конвейера никак не позднее восемьдесят пятого года и с тех пор претерпевший множество мелких и крупных неприятностей; но что-то заставило Муму присмотреться к этой машине повнимательнее.

Он не видел, был ли в машине пассажир, но водитель сидел за рулем, повернув к Дорогину широкий стриженый затылок, и курил, выставив в окошко локоть. Что-то в этом затылке и в особенности в этом выставленном в окно локте показалось Сергею мучительно знакомым, виденным совсем недавно, но позабытым за ненадобностью. Он начал перебирать события последних дней, но тут водитель повернул голову и длинно сплюнул в окно, дав возможность полюбоваться своей физиономией, которая была украшена фиолетовым кровоподтеком на левой скуле.

Это был Самсон.

Утренние события напрочь вышибли у Муму из головы и штангиста-коротышку, и его напарника Бориса, так что он был очень неприятно удивлен, обнаружив, что за Варварой продолжают следить. Это было непонятно. Предположение, что двоих мордоворотов нанял учитель Перельман, не выдерживало никакой критики хотя бы потому, что следить за Варварой начали до того, как она познакомилась с историком. По всему выходило, что Борис и Самсон работают на кого-то, кто имеет на Варвару очень большой зуб, и зуб этот растет уже давным-давно. То, что этот клык обнажился именно сейчас, очень не понравилось Дорогину, потому что сильно осложняло его нынешнюю задачу, заключавшуюся в обеспечении безопасности Варвары Белкиной.

Вот же чертова баба, – подумал Сергей, вынимая ключ из замка зажигания. – Легко сказать – обеспечить ее безопасность! Попробуй-ка справиться с задачей, когда эта сумасшедшая так и притягивает к себе неприятности, наживая врагов на каждом шагу!

Я сам виноват. Нечего было с ней связываться. А уж если связался, не стоило ограничиваться полумерами. Нужно было сразу понять, что в этом деле, как всегда, придется идти до конца, и вытрясти из Самсона и его напарника всю правду, пока они были под рукой. Ничего. Лучше поздно, чем никогда. Оживленная улица ничем не хуже оживленного двора: и тут и там все время толчется масса народу, который слегка смущает и отвлекает, но по большому счету не может помешать решительному человеку сделать то, что он задумал. Тем более что дело предстоит пустяковое: подойти, сесть в машину и по-хорошему уговорить ребят рассказать, на кого они работают."

Дождавшись момента, когда Самсон снова отвернулся, Муму открыл дверцу и выскользнул из машины. До серого «опеля» было метров двадцать пять, не считая ширины проезжей части. «Многовато, – прикинул Дорогин. – Наверняка заметят, черти…»

Он оказался прав, но это был один из тех случаев, когда собственная правота его ничуть не обрадовала. До «опеля» оставалось не более десяти метров, когда Самсон вдруг выставил в окно голову, обернулся, всмотрелся в приближающегося Дорогина и в то же мгновение испуганно убрал голову. Стартер старенькой иномарки закудахтал, из выхлопной трубы поползли ленивые клубы сизого дыма. Сергей ускорил шаг, а потом и побежал, но было поздно. Двигатель «опеля» взревел – видимо, Самсон, заводя машину, изо всех сил давил на газ, – выбросил облако дыма, и автомобиль плавно отчалил от бровки тротуара, сразу перейдя на вторую передачу.

О том, чтобы догнать машину бегом, нечего было и думать. Преследовать бандитов на машине тоже не имело смысла: пока добежишь, пока развернешься, они успеют сто раз свернуть в боковую улицу, и поди тогда угадай, в какую именно… Если бы дело происходило на прямом загородном шоссе, догнать дряхлую иномарку не составило бы особого труда, а в центре Москвы шансы на успех практически равнялись нулю.

Вернувшись к своей машине, Дорогин некоторое время размышлял, не лучше ли будет увезти отсюда Белкину прямо сейчас, пока ее «хвост» на время сброшен. В конце концов он пришел к выводу, что в редакции, среди своих коллег, Варвара пребывает в относительной безопасности, в то время как ее домашний адрес бандитам хорошо известен. Пусть она работает, решил Муму и отправился к себе домой, по пути пытаясь решить проблему: стоит или не стоит прихватить из тайника спрятанный там пистолет.

…К дому Варвары они подъехали, когда было уже совсем темно. Приборная панель светилась уютным зеленоватым светом, из колонок лилась тихая музыка. Светящийся циферблат вмонтированных в панель электронных часов показывал 22:40. Варвара курила, устало откинувшись на спинку сиденья, и время от времени непроизвольно зевала, прикрывая рот ладонью. Она больше не вертелась на сиденье, высматривая «хвост», зато Муму непрерывно поглядывал в зеркало заднего вида, уже жалея, что внял голосу рассудка и не взял с собой пистолет.

Слежки он не заметил, но это его ничуть не успокоило: засечь «хвост» на ночных улицах было чрезвычайно сложно. Несмотря на все свои старания, он никак не мог разглядеть марку и цвет шедших позади автомобилей: ему были видны только слепящие пятна фар да отблески уличных фонарей на полированных крыльях и крышах.

Он затормозил у самого подъезда и заглушил двигатель.

– Спать? – спросил он у Варвары.

– Рада бы, да не могу, – подавляя зевок, ответила та. – И без того все сроки кончились. Если завтра же утром не сдам статью, она пойдет только в следующий номер, а это еще одна неделя. Боюсь, что ты столько не выдержишь и сдашь меня полковнику Терехову со всеми потрохами.

– Можешь не сомневаться, – заверил ев Муму, продолжая озираться в поисках серого «опеля» и думая о том, что только зря утомляет глаза: ночью все кошки серы.

– Ну вот, – сказала Варвара и, не удержавшись, протяжно зевнула. – Статья в целом готова, но ее еще надо вычитать, выправить, чтобы потом, когда редактор и стилист ее должным образом искалечат, можно было ткнуть Якубовскому в нос первоначальный вариант: смотри, родной, я тут ни при чем…

– Да, – сказал Муму, – веселая у тебя жизнь… До квартиры тебя проводить?

– Не надо. Если ты поднимешься, я, как гостеприимная хозяйка, буду просто обязана хотя бы напоить тебя кофе. А за кофе мне наверняка полезут в голову разные фантазии – все-таки ночь на дворе. В это время нормальные люди не работают, а занимаются совсем другими делами. Так что отправляйся-ка ты к Тамаре и займись этими делами с ней. А я уж как-нибудь сама потихонечку. На двери подъезда кодовый замок – совсем недавно поставили, еще не успели сломать. Ничего со мной не случится. Пока.

Муму все же проводил ее до подъезда, сам закрыл за ней дверь и проверил, хорошо ли защелкнул замок. Потом он вернулся к машине и закурил, решив на свежем воздухе подождать, пока в окнах квартиры Белкиной загорится свет.

Вечер был на удивление теплым, почти летним. Дорогин неторопливо курил и думал о том, что осень в этом году почему-то не торопится: ни дождей, ни заморозков, сплошное бабье лето. Конечно, зимы все равно не миновать, но такая погода ему нравилась, и он искренне желал, чтобы она простояла подольше.

Он докурил сигарету до половины, когда наверху раздался леденящий душу вопль. Кричали в подъезде Белкиной, да так, что Муму непроизвольно вздрогнул и едва не выронил окурок.

Сигарета полетела в сторону. На бегу Дорогин бросил быстрый взгляд наверх и убедился в том, что свет в окнах Варвары до сих пор не зажегся. Тыча непослушным пальцем в кнопки кодового замка, он проклинал себя последними словами. Кто же в наше время доверяет замкам, особенно кодовым замкам на дверях подъездов?!

Лифт опять не работал. Бормоча проклятия, Муму бросился вверх по лестнице. Он несся огромными прыжками, не заботясь о производимом шуме. На площадке между первым и вторым этажом он услышал, что навстречу ему сверху тоже кто-то бежит, громко топоча и разом перепрыгивая через несколько ступенек.

Они услышали друг друга одновременно. Наверху раздался длинный шелестящий звук, как будто кто-то резко затормозил на бегу, скользя подошвами по метлахской плитке, потом со звоном посыпалось стекло, приглушенный мужской голос отпустил короткое ругательство, опять зазвенело стекло, и, когда Дорогин взлетел еще на один лестничный марш, его взору предстало только выбитое окно.

Не давая себе времени на раздумья, он вскочил на подоконник и нырнул во влажную черноту октябрьской ночи. Крытый рубероидом бетонный козырек над крыльцом подъезда с силой ударил его снизу по ногам. Муму спружинил икрами и спрыгнул с козырька на землю, сразу заметив высокую темную фигуру, которая, заметно прихрамывая, убегала вдоль стены дома.

Он сразу понял, что шансов уйти у беглеца почти нет. Судя по хромоте, тот во время прыжка подвернул или ушиб ногу, и теперь догнать его не составляло никакого труда. Дорогин бросился следом, с каждым шагом сокращая разделявшее их расстояние.

Он настиг беглеца на углу дома и уже протянул руку, чтобы схватить его за шиворот, но тот вдруг остановился и резко развернулся на сто восемьдесят градусов, широко взмахнув рукой с зажатым в ней продолговатым темным предметом. Дорогин разглядел надвинутую на лицо шерстяную лыжную шапочку и тусклый отблеск уличного фонаря на сизом тяжелом железе, а в следующее мгновение страшный удар по голове бросил его на землю, разом погасив все огни.

* * *

На протяжении рабочего дня Михаил Александрович звонил Белкиной четырежды, всякий раз пытаясь сообразить, что сказать, если журналистка вдруг снимет трубку. Правда, характерного сигнала, говорящего о том, что на другом конце провода сработал определитель номера, в трубке не было, так что разговаривать с Белкиной Перельману было вовсе не обязательно.

Когда рабочий день наконец закончился, Перельман отправился домой и оттуда позвонил Белкиной еще раз. Ему по-прежнему никто не ответил.

Перельман вернулся в прихожую и открыл стенной шкаф. Чтобы достать старую телогрейку, ему пришлось вынуть из шкафа стоявшую там сумку с украденным сервизом. «Преступник, – с иронией подумал он. – Вор-рецидивист и по совместительству мокрушник. Провернул такое дело и хранит улики в стенном шкафу у себя дома. Ну и ладно. Кто их здесь будет искать? А если за меня возьмутся всерьез, тут уж мне ничто не поможет, зарой я этот хлам хоть на сто метров в землю…»

Ящик с инструментом стоял на полке в туалете. Сантехника в квартире была старая, и Михаил Александрович, очень не любивший одолжаться перед вечно пьяными работниками коммунальных служб, давно освоил специальность слесаря-сантехника. Главный атрибут этой профессии – огромный газовый ключ с тяжелой раздвижной головкой хранился здесь же, в ящике, чтобы быть все время под рукой. Перельман с лязгом выдернул ключ из ящика и взвесил его на руке. Ключ был тяжелый, словно созданный для того, чтобы крушить им черепа.

Перельман завернул ключ в телогрейку, взял все это добро под мышку и вышел из квартиры. Уже запирая дверь на ключ, он подумал, что не мешало бы прихватить с собой какой-никакой нож, но махнул рукой: ножи в доме были только кухонные, из дрянной, чересчур тонкой и легко гнущейся стали, годные только для того, чтобы орудовать ими при приготовлении пищи. Такое, с позволения сказать, оружие наверняка найдется и в доме у Белкиной, так что нечего позориться, угрожая журналистке хлебным ножиком. Газовый ключ, во-первых, страшнее любого ножа, а во-вторых, гораздо эффективнее.

Он втиснулся в свой «запорожец», бросил телогрейку с завернутым в нее ключом на соседнее сиденье и выехал со двора.

Дом Белкиной Перельман отыскал без труда. Он оставил машину на улице и еще раз позвонил журналистке из обнаружившегося поблизости телефона-автомата. Ее номер по-прежнему не отвечал. Михаил Александрович вернулся в машину и вынул из нашитого на спинку переднего сиденья матерчатого кармана старую лыжную шапочку.

Шапочка была очень простая, сплошь черная, по форме сильно напоминавшая презерватив, который превращался в головной убор только после того, как у него подворачивали края. В развернутом виде эта штуковина закрывала лицо до самого подбородка. Перельман носил эту шапочку несколько зим подряд, а потом стал возить в машине на случай непредвиденного зимнего ремонта и в качестве тряпки для протирания лобового стекла.

Старенький перочинный нож-брелок с пилочкой для ногтей и складными маникюрными ножницами лежал в бардачке. Перельман открыл ножницы, поморщился при виде запятнавшей кривые лезвия рыжей ржавчины и принялся кромсать шапку, прорезая в ней отверстия для глаз.

Дырки получились неодинаковыми по форме и размеру, с неровными разлохмаченными краями, как будто были не прорезаны ножницами, а прогрызены молью. Тем не менее смотреть через них было можно. Перельман примерил модернизированный головной убор и посмотрелся в зеркало заднего вида. Получившаяся у него конструкция напоминала не столько маску спецназовца, сколько черный колпак средневекового палача. Ее свободно болтающийся нижний край едва прикрывал рот, оставляя квадратный подбородок Михаила Александровича на виду, а очки предательски поблескивали сквозь неровные прорези, рельефно проступая под натянувшейся трикотажной тканью.

Не снимая шапки, Перельман подвернул ее края кверху, надвинув головной убор до самых бровей. После этого он взял с соседнего сиденья телогрейку и натянул ее на плечи, мучительно изгибаясь и выворачиваясь в узком пространстве салона. Он спрятал ключ под телогрейку и вышел из машины, чувствуя себя ряженым, который проспал маскарад и выскочил из дома с опозданием, когда все нормальные люди уже и думать забыли об отшумевшем празднике.

Он тут же одернул себя. Его вид был вполне обычным: просто работяга из домоуправления, пришедший по вызову починить протекающий кран. Никто не обращал на него ровным счетом никакого внимания. Прохожие скользили по его замасленному ватнику равнодушными взглядами и торопились по своим делам. Большой город тем и хорош, что в нем у каждого есть свои неотложные дела, никто никого не знает и никто ни во что не хочет ввязываться.

Он вошел во двор и двинулся вдоль дома Белкиной, читая укрепленные над дверями подъездов таблички с номерами квартир. Между делом он заметил, что двери оборудованы кодовыми замками, и понял, что его маскарад пришелся очень кстати. Даже в этой телогрейке и с газовым ключом в руке у него могли возникнуть проблемы при проникновении в подъезд: по идее, явившийся устранять неисправности слесарь должен знать код замка. Но со слесаря взятки гладки: напился, закрутился, заболтался с дружками, что-то перепутал и в результате забыл одну-две цифры, а то и весь код целиком.

Он остановился возле нужного ему подъезда и принялся с озабоченным видом шарить по всем карманам, чтобы потянуть время. Откровенно говоря, он имел очень смутное представление о том, что намерен делать дальше. План, если только это можно было так назвать, был предельно прост и заключался в том, чтобы проникнуть в подъезд вместе с каким-нибудь растяпой из жильцов. Но что делать, если в ближайшее время никто не откроет дверь? Торчать здесь, на виду у всего дома, и продолжать с дурацким видом рыться в карманах?

Теперь Перельман с предельной ясностью понимал, что ему с самого начала не следовало ввязываться в это безнадежное дело. Больше всего на свете он любил и ценил покой и безответственность. Теперь не могло быть и речи ни о покое, ни о безответственности. Он собственными руками разрушил мир, в котором жил, не позаботившись как следует продумать план построения нового. Его ослепил блеск золота, он был в цейтноте и сделал поспешный шаг, не предусмотрев всех его последствий. Да какое там – всех! На поверку выходило, что он не предусмотрел даже самых очевидных последствий своих действий и повел дело так, словно думал, что расследовать его будут постовые милиционеры в чине не выше сержанта.

На минуту на него накатило отчаяние. Он смертельно устал, ему до чертиков надоела вся эта детективно-сатанинская муть, которую он сам же и затеял, и больше всего на свете Михаилу Александровичу Перельману хотелось сию минуту отправиться домой, выпить стакан водки, а лучше даже не водки, а обыкновенной валерьянки – в общем, чего-нибудь выпить, и завалиться спать на полсуток.

"Правильно, – сказал он себе. – Давай, родной! Полный вперед. Лечь спать, проснуться и сделать вид, что ничего не было. Сервиз выкинуть на помойку и жить, как жил. Лучше бы, конечно, вообще не вставать с дивана всю оставшуюся жизнь почитывать книжечки, пялиться в телевизор и жрать куриные окорочка, но так не получится. Вся беда в том, что теперь не получится даже жить по-прежнему, потому что адская машинка уже тикает и, если не успеть ее разрядить, разнесет в клочья…

Потом минутная слабость прошла. Перельман взял себя в руки, не спеша вынул из кармана сигареты и закурил, озираясь с таким видом, словно точно знал, зачем сюда явился и что будет делать дальше.

В ту же минуту, словно в награду за твердость духа, откуда-то возникла дамочка лет двадцати пяти, нагруженная тяжелым пластиковым пакетом с продуктами, прошла мимо Перельмана к подъезду и принялась набирать код. Перельман сунул под мышку свой страховидный ключ и лениво, нога за ногу, побрел за ней следом.

Дамочка открыла дверь и оглянулась на Перельмана. Видя, что она его дожидается, тот слегка ускорил шаг.

– Вы лифтер? – спросила она.

– Какой, на хрен, лифтер? – слегка переигрывая, возмутился Перельман. – Сантехник я. Не видно разве?

Он показал дамочке свой ключ. Дамочка была явно разочарована.

– А лифт починить вы не можете? – на всякий случай спросила она, пропуская Перельмана вперед.

– Не, – сказал Перельман, – лифты не по нашей части. Мы все больше насчет канализации… А у вас что, лифт не работает? Достали, козлы! Опять по лестницам вверх-вниз пешкодралить, а ноги-то не казенные…

Он еще что-то ворчал, возмущался и жаловался, но дамочка уже перестала его слушать. Раз сантехник не мог починить лифт, он был ей абсолютно неинтересен. Похоже, у нее не возникло ни тени подозрения. Перельман давно заметил, что очень многие люди склонны относиться к очкарикам с оттенком снисходительности и считать их абсолютно безобидными созданиями, как будто незначительный дефект зрения был серьезным недостатком наподобие умственной отсталости. Он сам носил очки с пяти лет, но это не мешало ему порой бросать сочувственные взгляды на очкариков, одетых в рабочие комбинезоны. Очки очень плохо сочетались с замасленной робой, особенно когда их обладатель не был пожилым человеком. Ни рост, ни телосложение не играли здесь никакой роли: для среднего обывателя очкарик всегда был и оставался этаким безобидным и беззащитным книжным червем, которому сильно не повезло в жизни и который был достоин всяческого снисхождения и даже жалости.

Дождавшись, когда где-то наверху хлопнет закрывшаяся за дамочкой дверь квартиры, Перельман стал неторопливо подниматься по лестнице, держа на виду газовый ключ. Отыскав нужную квартиру, он позвонил в дверь. Он отчетливо слышал, как внутри мелодично дилинькает звонок, но кроме этих протяжных трелей из-за двери не доносилось ни звука. Квартира журналистки Белкиной была пуста.

Перельман посмотрел на часы и недовольно поморщился. Рабочий день давно закончился, а Белкина что-то не торопилась домой. Михаил Александрович вздохнул. Необходимость дожидаться Белкину на лестнице его беспокоила мало. Гораздо сильнее тревожила неопределенность собственного положения. А что, если это все-таки не та Белкина? Что, если она вернется не одна, а с мужчиной? А может быть, она вообще замужем или имеет постоянного любовника, у которого есть ключ от ее квартиры и который ни с того ни с сего войдет в самый неподходящий момент?

«Да пропади оно все пропадом, – подумал Перельман. – Какой смысл есть себя поедом? Все эти неприятности могут произойти, а могут и не произойти. Заранее этого все равно не узнаешь, так что нечего трепать себе нервы. Нужно верить, что все обойдется, и тогда все действительно обойдется и сложится наилучшим образом.»

Он спустился вниз на один пролет, уселся на подоконник, закурил еще одну сигарету и, чтобы немного отвлечься, стал думать о том, как ему поступить с Белкиной. В конце концов, было просто необходимо продумать как следует, чтобы какая-нибудь нелепая случайность опять не испортила все дело.

Ну допустим, от случайностей никто не застрахован, а вот как сделать так, чтобы эта писака ненароком не переполошила весь подъезд своими воплями? Потом, чтобы заставить ее говорить, может оказаться недостаточно просто показать ей издали газовый ключ. Ее придется бить, а может быть, и резать. "Черт, веревки я не взял, – с досадой подумал Перельман. – Надо будет ее как-то привязать. К стулу. А лучше всего к кровати.

Человек, привязанный к кровати с разведенными в стороны руками и ногами, ощущает себя совершенно беззащитным. Особенно если это женщина…"

Он представил себе, как силой разводит плотно сдвинутые ноги журналистки на максимально возможную ширину и по одной привязывает их к кровати. Красивые, черт их побери, ноги. Длинные и стройные… «А почему бы и нет, – подумал он, чувствуя растущее возбуждение. – Где-то я читал, что изнасилование сильно ослабляет волю к сопротивлению. Особенно хорошо этот метод должен действовать на мужчин, но и с женщиной сгодится. А если это не поможет, так, по крайней мере, будет что вспомнить. Белкиной все равно не пережить этой ночи, так что терять мне нечего. Жалко будет губить такую красоту, ни разу ею не попользовавшись.»

Ждать ему пришлось довольно долго. От мыслей о допросе и сопутствующем ему изнасиловании он перешел к мечтам о том, как легко и славно ему будет житься за границей на вырученные от продажи сервиза деньги. Но Белкина все не шла, и сквозь приятные мысли сильнее и явственнее проступала тревога. К половине одиннадцатого вечера Перельман окончательно уверился в том, что Белкина не придет. Она могла остаться ночевать у подруги или у мужчины, который будет при свечах делать с ней то, о чем мечтал Перельман, – разумеется, по основательно сокращенной программе.

Он решил ждать еще. О том, что будет, если журналистка так и не явится домой, Перельман старался не думать. Каждая минута была чревата разоблачением. Если не заставить Белкину замолчать, он погиб. Погиб в самом прямом и зловещем смысле слова, никакой мелодрамой тут даже и не пахло…

Примерно через пятнадцать минут внизу лязгнула железная дверь подъезда. Перельман встал с подоконника, приготовившись сделать вид, что просто спускается по лестнице, как делал уже раз пять на протяжении этого бесконечного вечера.

Снизу кто-то поднимался, бренча связкой ключей. Шаги были легкими, а когда поднимавшийся навстречу Перельману человек ступал по керамической плитке, которой были выложены площадки, раздавалось отчетливое цоканье каблуков, яснее всяких слов говорившее о том, что по лестнице идет женщина.

У Перельмана сильно забилось сердце. Он еще не мог видеть женщину, но уже не сомневался в том, что это Белкина – именно та Белкина, которая ему нужна, а не какая-то другая. Он бесшумно взбежал на этаж выше и затаился на площадке, заглядывая вниз через перила.

Он не ошибся – это действительно была Варвара Белкина. Она выглядела усталой. В правой руке у нее была связка ключей, а в левой зажат ремень сумочки, которая болталась на нем, почти задевая за ступеньки лестницы. Белкина подошла к дверям своей квартиры и вставила ключ в замочную скважину.

Перельман опустил на лицо маску и стал на цыпочках спускаться по лестнице. Он решил напасть на журналистку в тот момент, когда она откроет дверь квартиры, чтобы не устраивать возню на лестничной площадке. Наброситься, втолкнуть внутрь, захлопнуть за собой дверь и сразу же ударить по голове, чтобы не орала…

Замков было два. Варвара отперла верхний, вставила ключ в прорезь нижнего. Ключ дважды повернулся с отчетливыми щелчками. Дверь начала открываться.

Перельман бесшумной тенью метнулся с последней ступеньки лестницы через площадку. Он знал, что успеет и сделает все именно так, как нужно, но в последнее мгновение проклятый газовый ключ задел рукояткой железную перекладину перил. Перила отозвались протяжным металлическим звуком, похожим на удар гонга. Белкина резко обернулась, увидела несущуюся на нее темную фигуру с занесенной для удара рукой и издала полный ужаса нечеловеческий вопль, похожий на визг циркулярной пилы, вгрызающейся в твердую древесину.

Но это было еще полбеды. Беда стряслась в тот момент, когда Белкина с неожиданным проворством увернулась от просвистевшего в воздухе газового ключа и вдруг наградила Перельмана двумя быстрыми пинками – сначала в голень, а потом в промежность. Удар получился не слишком сильным, но он все-таки заставил Перельмана присесть, и в этот момент проклятая журналюга юркнула в квартиру, как мышь в нору, и с грохотом захлопнула за собой дверь.

Перельман с маху ударился о дверь всем телом, но было поздно: чертова баба успела запереться. Зато в двери соседней квартиры щелкнул отпираемый замок. Этот звук показался Перельману громким, как пистолетный выстрел. Михаил Александрович понял, что теперь его спасут только ноги.

Он бросился вниз по лестнице, перепрыгивая разом по четыре ступеньки и с грохотом приземляясь на кафель лестничных площадок. Он бежал, чувствуя, как стремительно несутся секунды, и на площадке третьего этажа вдруг услышал, что кто-то бежит ему навстречу, тоже спеша, перепрыгивая ступеньки, топоча и на бегу вполголоса бормоча проклятия.

«Милиция!» – пронеслась в голове паническая мысль. Перельман резко затормозил, поскользнувшись на кафеле, и метнулся к окну. Газовый ключ с треском ударил по стеклу, с оглушительным звоном посыпались кривые осколки. Запретив себе бояться и думать, Перельман вскочил на подоконник и тут же, не потратив ни секунды на колебания, прыгнул вниз, на бетонный навес крыльца.

Из-за спешки прыжок вышел не совсем удачным. Левую лодыжку пронзила острая боль. «Перелом, – подумал Перельман. – Вот, собственно, и все…» Он осторожно шевельнул ступней, уверенный, что сейчас же свалится в обморок от новой вспышки боли. Боль была, но вполне терпимая. Никакого перелома, с облегчением понял он. Даже вывиха нет. Обыкновенное растяжение, причем легкое. С этим можно жить, ходить и даже довольно быстро бегать. Вот именно – бегать! Волка ноги кормят, а зайца они, знаете ли, спасают…

Он по возможности мягко спрыгнул с козырька, невольно зашипев от боли в ноге, и, прихрамывая, бросился бежать по узкой полоске асфальта, что тянулась вдоль стены дома, отделяя ее от палисадника. Позади послышался звон потревоженного стекла, удар подошв о крытую рубероидом поверхность козырька и сразу же – глухой шум второго прыжка. Преследователь не колебался ни секунды и, похоже, умел управляться со своим телом даже лучше Перельмана.

Михаил Александрович оглянулся через плечо, пытаясь разглядеть того, кто гнался за ним. Это его едва не погубило: он немедленно споткнулся и едва не растянулся на асфальте, с огромным трудом удержав равновесие. Боль в растянутой лодыжке усиливалась с каждым шагом, а шаги преследователя приближались с каждой секундой. Этот тип, похоже, не только хорошо прыгал, но и бегал, как скаковая лошадь.

У него словно прорезался третий глаз, расположенный на затылке, и этим глазом он будто наяву видел темную фигуру, которая гналась за ним по пятам и должна была вот-вот настигнуть, повалить и, не давая опомниться, заломить руку с ключом до самого затылка, чтобы лежал тихо и не рыпался. Когда ощущение, что его сию же секунду схватят за шиворот, достигло непереносимой, почти панической остроты, Перельман резко остановился и крутнулся вокруг своей оси, наугад махнув зажатой в руке тяжелой железякой, как старинным рыцарским мечом. Ключ со свистом рассек воздух и, к большому удивлению Перельмана, попал именно туда, куда было нужно, – прямо по черепу преследователя, на какой-нибудь сантиметр выше правого виска.

Удар получился неожиданно сильным. От этого удара неудобная сдвоенная рукоятка вырвалась из ладони Михаила Александровича. Кувыркнувшись, ключ улетел в темноту и упал где-то там с глухим металлическим лязгом.

Преследователь пошатнулся, тяжело мотнул головой, колени его подломились, и он мягко, почти без шума упал на землю. Это было как в кино, и Перельман испытал короткую вспышку злобной боевой радости. То была радость победителя, выигравшего очередную смертельную схватку. Теперь поверженного противника следовало добить, но для этого пришлось бы шарить в темноте, отыскивая проклятый ключ. Куда он хоть улетел-то?.. В какую сторону?

У него над головой с шумом открылось окно. В подъезде Белкиной тяжело громыхнула дверь, и Перельман увидел, что кто-то неразличимый в темноте бежит прямо к ним, светя себе под ноги карманным фонариком. Он бросил последний взгляд на поверженного противника и лишь теперь увидел, что это приятель Белкиной, который приезжал утром в школу вместе с журналисткой. Не фотограф, а другой – тот, что не задавал вопросов и вообще делал вид, что жутко скучает, а потом тихо смылся из музея и купил у этой дуры Ирочки ее проклятый натюрморт.

Вспомнив о натюрморте, Перельман люто пожалел о том, что выронил ключ. С каким удовольствием он бы сейчас разнес череп этому негодяю, который погубил его, от нечего делать разрушив все его мечты!

Он повернулся спиной к подъезду Белкиной и, хромая сильнее прежнего, бросился в темноту.

За ним никто не погнался, и через десять минут он благополучно подошел к своей машине совсем с другой стороны, описав для этого широкий круг по темным дворам и избавившись по дороге от телогрейки и шапочки.

Машина завелась, что называется, с полпинка, чего за ней не водилось уже очень давно. «Запорожцу» словно передалось паническое состояние хозяина, и он вел себя просто идеально, лучше любой хваленой иномарки. Вскоре Перельман уже захлопнул за собой дверь своей пустой, уже начавшей приобретать стойкий запах холостяцкого жилья квартиры и с облегчением привалился к ней спиной.

Облегчение было кратковременным, а потом тоска навалилась на него, как тонна сырой земли, забила горло, наполнила ноздри и стала медленно душить. Перельман съехал спиной по скользкому пластику двери и сел на пол, свесив голову между колен и обхватив руками затылок. В голове было пусто, и в груди клубилась холодная сосущая пустота, и из этой непрозрачной пустоты вдруг всплыла совершенно идиотская мысль о том, что его семья за границей, а значит, носить передачи в тюрьму будет просто некому. Вот и живи там теперь без сигарет и без карманных денег…

"Поесть, что ли, – подумал он без энтузиазма. – Ведь с самого утра маковой росинки во рту не было. И не спал уже почти двое суток… А в СИЗО, говорят, спят по очереди, потому что на всех просто не хватает коек…

Бежать надо, вот что. Здесь я точно пропаду, это уже доказано. И бежать нужно не завтра и даже не через час, а сию же секунду, пока не начали искать и не перекрыли все дороги. Брать с собой этот треклятый сервиз, садиться в машину и гнать, пока не кончится горючее, а потом поймать попутку и рвануть совсем в другом направлении. Пусть ищут ветра в поле. Денег нет, но это поправимо. Об аукционе можно забыть, о выезде за границу тоже, но свою шкуру спасти еще можно. А сервиз… А что – сервиз? На войне как на войне. Можно пилить и продавать частями – разным людям, в разных городах…"

Он тряхнул головой, отгоняя сон, и уперся ладонями в пол, готовясь встать.

И тут прямо над ним как гром с ясного неба грянул дверной звонок.

Глава 12

Когда здание, где разместилась редакция «Свободных новостей плюс», осталось далеко позади и стало ясно, что погони за ними нет, Самсон остановил машину и шумно перевел дыхание.

– Блин, – сказал он, – вот вляпались!

– Факт, – согласился с ним Борис, трогая челюсть. – Вляпались от души.

– Ну, – со слезой в голосе проговорил Самсон, – и чего теперь делать? Петровичу, что ли, звонить? Так он же нам за это шары пообрывает и к ушам подвесит!

– Петровичу звонить нельзя, – подтвердил Самсон. – Слушай, но вот же гад какой!

– Кто, Петрович?

– Да нет, этот крендель, что за нами гнался. Замочить бы его, сучару… Чего он все время под ногами вертится? Он что, телохранитель этой Белкиной?

– А хрен его знает. Может, и телохранитель. Да наплевать мне на это. Что делать-то теперь? Эту машину он уже срисовал. Мы на ней к Белкиной теперь и на километр не подъедем. Боюсь, как бы не кончил нас Петрович. С ним шутки плохи. Он любит, чтобы работали отчетливо, а кто не справляется, того потом долго ищут.

– Ну-ну, – недоверчиво сказал Борис.

– Хрен гну, – огрызнулся Самсон. – Что, не веришь? Так пойди и проверь. Петровичу двоих быков в расход пустить – все равно что плюнуть. Нашего брата по России столько пасется, что можно целую армию набрать, лишь бы бабок хватило. Надо что-то делать, братан. Кончит он нас, как пить дать кончит.

– Тачку надо менять, – сказал Борис.

– Легко сказать. – Самсон протяжно вздохнул. – А вот сделать потруднее будет. День на дворе, мудило! Или ты не заметил?

– Ну тогда давай вешаться, – потеряв терпение, предложил Борис. – Что ты ноешь, блин, как бормашина?

Самсон открыл рот, чтобы достойно ответить напарнику, но тут его мобильник, лежавший на приборной панели под лобовым стеклом, издал мелодичную трель.

Напарники переглянулись. Оба отлично понимали, кто им звонит, и у обоих одновременно промелькнула одна и та же паническая мысль: неужели Петрович подстраховался, пустив за журналисткой еще один «хвост», и теперь звонит, чтобы вызвать их на ковер?

Самсон нерешительно протянул руку и взял трубку. Борис смотрел на него во все глаза, словно пытаясь по выражению лица напарника понять, о чем пойдет речь.

Звонил действительно Петрович.

– Что у вас слышно? – ворчливо, но вполне спокойно осведомился он.

– Все нормально, Андрей Петрович, – закатив глаза к потолку салона, нагло солгал Самсон. – Кобылка в стойле.

– Дома?

– Нет, на работе. Тут одна сложность, Петрович… Крендель этот, который нас давеча.., гм.., ну про которого мы вам рассказывали… Так вот, он с ней. Таскается за ней с самого утра.

– Это хуже, – сказал Петрович. – Смотрите, как бы он вас не выпас. Второй раз не прощу, понял? И вот еще что. До тех пор, пока он не свалит, вы к ней со своими разговорами не суйтесь. Костей не соберете, я этого парня знаю.

– Прибрать бы его, Петрович, – просительно сказал Самсон. – Житья ведь от него нету.

– Цыц, дура! – рявкнул Мамонтов. – Ты по телефону разговариваешь или у себя в сортире газы выпускаешь? Думать же надо! Прибрать… Вот верните то, что он у вас отобрал, тогда и поговорим. Может быть, и вправду стоит об этом подумать. Что-то часто я начал об него спотыкаться. Так ты все понял?

Самсон подтвердил, что понял все отлично, и выключил телефон. Он засунул трубку в карман, попав ею в прорезь только с третьего раза, и посмотрел прямо в глаза Борису.

– Ты прав, братан, – сказал он. – Надо искать другие колеса.

Они потратили битых полчаса, пока нашли наконец машину, которую можно было угнать без риска засыпаться. Это оказалась проржавевшая буквально до дыр «копейка» с покрытым радужными разводами лобовым стеклом. Борис курил, стоя на стреме, а Самсон, вспомнив золотые годы отрочества, ловко вскрыл дверцу при помощи карманного ножа. Это заняло у него двенадцать секунд. Еще десять секунд ушло на то, чтобы оборвать и соединить напрямую провода зажигания, и через полминуты ржавый «жигуленок», скрипя, дребезжа и непроизвольно взревывая двигателем, выкатился на дорогу.

– Вот консервная банка, – недовольно проворчал Самсон, – на ходу регулируя чересчур далеко отодвинутое водительское сиденье. – Как на таких люди ездят?

– Люди на таких не ездят, – успокоил его Борис. – На таких ездят только лохи.

Самсон повернул к себе зеркало заднего вида и озабоченно заглянул в него.

– Ты чего? – спросил Борис.

– Смотрю, сильно я похож на лоха или не очень, – откликнулся Самсон. – Вот ты, например, вылитый лох. Так и хочется с тобой в наперстки сыграть или лохотрон для тебя крутануть…

Они подъехали к редакции с другой стороны и издалека увидели, что машины их обидчика нет на прежнем месте. Это было именно то, чего они боялись. Похоже, пока они улепетывали от странного знакомого Петровича и меняли машину, Белкина ускользнула. Впереди была еще половина дня, на протяжении которой пронырливая журналистка могла без их ведома провернуть кучу дел. И кто знает, какие именно из этих ее дел могут затронуть интересы Петровича? Мамонтов никогда не уточнял цели этой слежки, просто приказав докладывать ему о каждом шаге Варвары Белкиной.

Перепуганный Борис отправился на разведку и довольно быстро узнал у вахтера, что журналистка Белкина из здания не выходила. Вахтер был в этом уверен на сто процентов, но Борис все же поднялся наверх и спросил у пробегавшего по коридору долговязого очкарика, где Белкина. «У себя, – на бегу ответил очкарик, махнув рукой куда-то вдоль коридора, – работает.» После этого Борис успокоился, спустился вниз и успокоил Самсона. Белкина по-прежнему оставалась на месте, а отсутствие ее телохранителя было даже приятно, тем более что приказа следить за ним Борис и Самсон не получали.

Они просидели в машине до самого вечера и совсем осатанели от безделья и скуки. За это время Самсон ухитрился проиграть Борису полсотни долларов в вульгарнейшее «очко» и к десяти часам вечера был занят тем, что прикидывал, на какие деньги будет жить до следующей получки. Двести пятьдесят Белкиной и пятьдесят Борису в сумме давали триста долларов чистого убытка, а в заначке у давно отвыкшего считать деньги Самсона лежало всего пятьсот. Двухсот долларов на две недели было катастрофически мало, а тут еще нужно платить за ремонт и покраску машины, которую изуродовал этот псих – телохранитель Белкиной…

«Псих» немедленно возник на горизонте, словно вызванный из небытия мыслями Самсона. Самсон невольно выругался, сразу припомнив поговорку о том, что не стоит поминать черта. Приятель Белкиной подрулил к подъезду редакции, остановил свою машину через две машины от «жигулей», в которых сидели Самсон и Борис, и вошел в здание.

Вернулся он через каких-нибудь десять минут уже не один, а с Белкиной. За время его отсутствия Самсон успел завести двигатель и, как только машина Дорогина двинулась в путь, мягко тронул «копейку» с места.

Преследовать мощную и маневренную иномарку на древних «жигулях», оставаясь при этом незамеченными, было чертовски тяжело. Самсон шипел сквозь зубы и ругался черными словами, все время путался в чересчур тесно поставленных педалях и поминутно сообщал Борису, что он в гробу видал такую работу. Впрочем, через десять минут стало ясно, что Белкину везут не куда-нибудь, а домой, и Самсон с огромным облегчением отпустил машину Дорогина подальше.

Они въехали во двор дома, где жила Белкина, как раз вовремя, чтобы увидеть, как ее приятель, торопясь изо всех сил, ворвался в подъезд.

– Чего это он? – спросил Самсон у напарника. –Трахнуться забыли, что ли?

Борис пожал плечами, и тут на лестничной площадке между вторым и третьим этажом со звоном и грохотом вылетело окно. Напарники с открытыми от удивления ртами наблюдали за тем, как из разбитого окна выпрыгнул сначала совершенно незнакомый тип в телогрейке и трикотажной маске, которая полностью скрывала его лицо, а потом и приятель Белкиной.

Тип в телогрейке бросился бежать вдоль стены дома, заметно припадая на левую ногу. Телохранитель Белкиной погнался за ним. Он нисколько не пострадал во время прыжка и быстро сокращал расстояние, которое отделяло его от беглеца.

– Сейчас заломает, – сказал Самсон.

– Это еще бабушка надвое сказала, – возразил Борис. – Видал, что у того хмыря в руке?

– Не разберу что-то, – пробормотал Самсон. – Монтировка, что ли? Темно, блин, и ведь не посветишь…

Тип в телогрейке дохромал до угла дома, внезапно остановился и вдруг с разворота, совершенно неожиданно, врезал преследователю по черепу своей железякой.

– Так его, козла! – обрадовался Борис.

– Слушай, – задумчиво сказал Самсон, – а ведь Петровичу, наверное, будет интересно, что это за хмырь и что ему понадобилось от нашей журналюги. Давай-ка за ним, только аккуратно. И трубу свою захвати! Если что, звякнешь мне. А я пока что отзвонюсь Петровичу, доложу обстановку и спрошу, как быть дальше.

Борис без возражений вылез из машины и бесшумно растворился в темноте. Самсон проводил его взглядом, вынул из кармана трубку и быстро набрал номер телефона Петровича. Больше всего он боялся, что Мамонтов не ответит: ситуация требовала принятия немедленного и однозначного решения, и брать на себя такую ответственность Самсон опасался.

Петрович, хвала Всевышнему, оказался дома и ответил почти сразу. Самсон, как умел, коротко и ясно описал ситуацию и спросил, что делать дальше. Разговаривая с Петровичем, он наблюдал за суетой на углу дома, где валялся, откинув копыта, приятель Белкиной. Его одолевало беспокойство: вот-вот должна была подъехать «скорая», а там, глядишь, и менты подвалят…

Петрович с ходу вник в ситуацию.

– Так, – сказал он, – интересное кино… Говоришь, Борис пошел за этим фрайером? Это вы молодцы, хорошо сообразили. Вот что, Самсон. Делать вам там больше нечего. Поговорить с этой бабой теперь все равно не удастся. Она сейчас у себя в квартире запрется и дверь, наверное, забаррикадирует, так что про разговоры с ней можно на время забыть. И вообще… Пропасите-ка вы лучше этого фрайерка. Не наше дело, конечно, чего он там с этой телкой не поделил, но все-таки интересно. Расспросите его как следует, подробненько, без спешки… Ты меня понял?

– Понял, – ответил Самсон.

– Тогда действуйте.

По голосу Мамонтова чувствовалось, что он доволен, хотя и несколько озадачен сообщением Самсона. Самсон воспрянул духом: гроза, к которой он готовился, прошла стороной, да и двести пятьдесят долларов, приготовленные для Белкиной, теперь были, можно сказать, в безопасности.

Петрович действительно был доволен: события, о которых доложил ему Самсон, доказывали, что журналистка занялась каким-то новым расследованием, не имеющим никакого отношения к его собственной деятельности на ниве отечественной порнографии. Причем расследование это, судя по последним событиям, было весьма любопытным и результативным. Утомленный длительным бездействием Мамонтов решил разобраться в ситуации: а вдруг Белкина раскопала что-то, на чем можно погреть руки? А если для этого придется кого-то потеснить, то Андрею Петровичу Мамонтову это не впервой…

Через несколько минут Самсону позвонил Борис.

– Заводи, – скороговоркой скомандовал он. – Как выедешь на улицу, сворачивай налево. Только быстро, этот крендель уже садится в машину.

Самсон подобрал напарника в сотне метров от выезда из двора. Он в двух словах передал Борису распоряжение Петровича, прибавив от себя, что им, похоже, удалось реабилитироваться. Борис в ответ только кивнул головой и махнул рукой вдоль улицы.

– Газу, – коротко скомандовал он. – Если не будешь телиться, догоним в два счета. У него желтый «запор». Старый, ушастый. Гони, Самсон!

Самсон удивленно покрутил головой и дал газу. Киллер на ушастом «запорожце» – это ж надо! Телогрейка и древняя непрестижная машина как-то плохо вязались с попыткой убрать известную журналистку. Это было, как говорится, «не в уровень». Судя по всему, тип, который так удачно подвалил крутого приятеля Белкиной, действовал на свой страх и риск, а это означало, что с ним можно не церемониться. Когда серьезный человек посылает одного из своих бойцов на мокрое дело, он должен позаботиться хотя бы о том, чтобы у бойца был приличный транспорт, на котором в случае чего можно уйти от погони. Да и оружие в наше время не проблема, а этот тип пришел мочить журналистку какой-то железякой… А раз за этим человеком никто не стоит, с ним можно беседовать, не опасаясь последствий.

Они быстро нагнали желтый «запорожец» и сели ему на хвост. Водитель «запорожца» явно не был профессиональным киллером: он даже и не думал петлять по городу, заметая следы и проверяя, нет ли за ним погони, а просто как ни в чем не бывало гнал по прямой, словно возвращался из гостей или с дачи, где занимался уборкой картофеля. Он не заметил слежки даже после того, как свернул с оживленной магистрали на тихую улочку, где, кроме его «запорожца» и «жигулей» преследователей, не было ни одной движущейся машины. Самсон даже немного заволновался, решив, что либо они погнались не за той машиной, либо водитель «запорожца» далеко не так прост, как кажется, и старательно заманивает их в ловушку. Вот как заедет в темный двор да как вынет из-под сиденья автомат – тут, как говорится, и сказочке конец…

«Запорожец», не включая указателей поворота, нырнул в темный двор. Самсон стиснул зубы и свернул следом. Это было рискованно, но Петрович платил им с Борисом именно за риск. Умнее было бы немного подождать на улице, но за это время желтый «запорожец» мог проехать квартал насквозь, выскочить на параллельную улицу и безнадежно потеряться в путанице московских дорог. Поэтому Самсон лишь немного притормозил, переключился на вторую передачу и вполз во двор следом за машиной Перельмана.

Человек, за которым они следили, как раз выходил из машины. Телогрейки на нем больше не было, так же как и трикотажной маски. Самсон с удивлением заметил, что на его переносице поблескивают очки, и расслабился: очкариков он всерьез не воспринимал. Перельман был прав, полагая, что очки превращают их обладателя почти что в человека-невидимку, от которого никто не ждет никаких неприятностей.

Самсон медленно проехал мимо «запорожца» и, как только его водитель скрылся в подъезде, ударил по тормозам. Они выскочили из салона, перебежали узкую подъездную дорожку и тихо вошли в подъезд как раз вовремя, чтобы услышать, как наверху звенят ключи и щелкает отпираемый замок. Борис бесшумными прыжками взлетел по лестнице и, вытянув шею, посмотрел вверх.

Наверху хлопнула дверь. Борис удовлетворенно кивнул оставшемуся внизу Самсону и махнул рукой: пошли. Самсон с сомнением почесал в затылке, но в конце концов тоже кивнул и стал подниматься по лестнице. Борис был прав, время терять не стоило. Похоже, они имели дело со стопроцентным лохом, с дилетантом, которого шустрая журналистка просто довела до ручки. Возможно, она мимоходом раскопала какой-то его мелкий грешок, а может быть, просто не захотела лезть к нему в постель. Самсон очень сомневался в том, что за этим нападением стоит что-то серьезное, но ему и в голову не приходило ослушаться отданного Петровичем прямого приказа.

Шедший впереди Борис остановился и указал на нужную дверь. Самсон коротко мотнул головой, предлагая напарнику отойти в сторонку и не торчать перед дверным глазком. Борис шагнул вправо и прижался к стене рядом с дверью. Самсон снова почесал в затылке, прикидывая, что сказать хозяину квартиры, решил, что это не так уж важно, и ткнул толстым указательным пальцем в кнопку дверного звонка.

* * *

Перельман вздрогнул всем телом. «Неужели за мной? – подумал он. – Так быстро?»

Стараясь не шуметь, он повернулся к двери лицом и прильнул глазом к окуляру глазка. Он увидел искаженное выпуклой линзой абсолютно незнакомое лицо, на котором застыло туповатое сердитое выражение. Лицо было круглое как блин, с маленькими темными глазами и со здоровенным синяком на левой скуле. Немного ниже лица виднелся воротник темной рубашки, но не синевато-серой, как у милиционера, а скорее темно-коричневой. В общем, на руководителя группы захвата этот тип был совсем не похож, хотя кто знает, на кого они похожи, эти руководители групп захвата? Сериалы про ментов – это одно, а настоящие менты – это совсем другое, хотя те же сериалы вовсю пытаются убедить зрителя, что менты – это не особая раса и даже не национальность, а точно такие же люди, как и все остальные…

Звонок повторился – нетерпеливый, резкий. Пошел ты к черту, подумал Перельман. Нет меня, и весь разговор. Хотя свет в прихожей горит, и это отлично видно и через глазок, и через кухонное окно. И соседи наверняка слышали, как я хлопнул дверью… И потом, всю жизнь в квартире все равно не просидишь. Да и не дадут отсидеться, просто вышибут дверь, да еще и бока намнут, чтобы не умничал…

– Кто там? – осторожно спросил он.

– Конь в пальто! – грубо ответил стоявший на лестничной площадке круглолицый человек. – Где тебя носит, хозяин? У соседей снизу в хате воды по колено, вот-вот потолок рухнет, а он где-то гуляет! Открывай, сантехник я!

– С-сантехник? – переспросил Перельман. Это уже напоминало какой-то водевиль. Он сам полдня изображал сантехника И вот, пожалуйста… Вряд ли милиция стала бы работать так топорно, повторяя его собственный незатейливый прием. Так что скорее всего это действительно сантехник… – А что случилось?

– Твою мать! – прорычал сантехник. – Весь стояк залило, вот что случилось! Над тобой сухо, а под тобой мокро до первого этажа. Трубу у тебя прорвало, вот что случилось! Открывай, пока я ментов не вызвал! Позовем слесаря, взломаем дверь, тогда тебе мало не покажется!

Перельман совсем растерялся. В квартире было тихо, вода нигде не шумела, но, с другой стороны, мало ли в каком месте могло прорвать старую ржавую трубу? Он хотел сходить и проверить все самолично, но его остановила угроза сантехника вызвать милицию. Его упорное нежелание открыть дверь работнику аварийной службы покажется участковому подозрительным.., или не покажется?

«Сантехник» опять надавил на кнопку звонка и на сей раз не стал убирать палец. Непрерывное электрическое дребезжание давило Перельману на уши, сверлило невыспавшийся перевозбужденный мозг, не давало думать. Сейчас ему хотелось только одного: сделать так, чтобы это дребезжание прекратилось.

Он повернул барабанчик замка, приоткрыл дверь, и в то же мгновение Самсон, который на самом деле был вовсе не штангистом, а боксером-разрядником, нанес ему свой коронный удар в подбородок. Перед глазами у Михаила Александровича полыхнуло полотнище ослепительного белого пламени, челюсти лязгнули. Он отлетел к противоположной стене, ударился о нее лопатками, приложился затылком и обрушился на пол, потеряв сознание.

Первым, что он ощутил, придя в себя, была тупая боль в затылке. Еще ничего не понимая и не помня, что с ним произошло, Перельман попытался потрогать затылок и с изумлением обнаружил, что не может пошевелить рукой. Вторая рука тоже отказывалась работать, хотя он чувствовал, как напрягаются мышцы, пытаясь преодолеть сопротивление непонятной силы, которая удерживала на месте его конечности.

– Смотри-ка, – услышал он смутно знакомый голос, – очухался.

Перельман напрягся и вспомнил, кому принадлежал этот голос. Он слышал его, когда беседовал сквозь дверь с «сантехником». Потом он открыл дверь, и тут что-то произошло – что-то неожиданное и, судя по результатам, очень скверное.

Ощущение большой беды окатило его, как ведро ледяной воды, разом вымыв из головы обморочную муть. Он даже вздрогнул, будто на него и впрямь плеснули водой. Происходило что-то непонятное и жуткое. Оставалось только выяснить, что именно.

Для этого было необходимо открыть глаза, но Михаил Александрович немного помедлил, прежде чем сделать это. Честно говоря, открывать глаза было просто страшно. На ум невольно пришло сравнение с дверью, которую он так опрометчиво распахнул, впустив в дом неприятности.

Где-то совсем рядом послышался металлический щелчок, вжикнуло колесико зажигалки, и потянуло табачным дымом. Перельман собрался с духом и открыл глаза.

То, что он увидел, превзошло самые худшие его ожидания. Отвратительнее всего было то, что увиденное нисколько не проясняло ситуацию.

Он лежал животом на большом обеденном столе в собственной гостиной. Край стола упирался ему в живот, руки были вытянуты вперед, как у ныряльщика, и стянуты веревкой, другой конец которой исчезал под противоположным краем стола и был, по всей видимости, привязан к ножке. Веревка показалась Михаилу Александровичу знакомой, и в следующее мгновение он узнал бельевой шнур, который был натянут у него в ванной.

Своих ног Перельман не видел, и ему потребовалось некоторое время, чтобы понять, что они широко расставлены в стороны и по одной примотаны к ножкам стола – по всей видимости, все тем же бельевым шнуром. Ягодицы слегка замерзли, и Михаил Александрович с новым испугом понял, что ниже пояса на нем ничего нет. Ему мигом вспомнились его собственные размышления о прогрессивных методах ведения допроса, которыми он развлекался, сидя на подоконнике в подъезде Белкиной. Это было страшно и непонятно: кто-то словно читал его мысли, с изуверской последовательностью претворяя их в жизнь. Сначала эта старая байка про сантехника, а теперь эта унизительная поза… Но кто этот человек и зачем ему это нужно?!

Он с трудом повернул зажатую между вытянутыми вперед руками голову и посмотрел через плечо в ту сторону, где недавно слышал щелчок зажигалки. Он увидел «сантехника», который сидел в его любимом кресле, развалившись в нем как хозяин и закинув ногу на ногу. «Кто вы такой?» – хотел спросить Михаил Александрович, но вместо вопроса послышалось лишь нечленораздельное мычание. Только теперь до Перельмана дошло, что рот у него заклеен – вероятнее всего, клейкой лентой, которую он сам купил на прошлой неделе, чтобы заклеить на зиму окна, и которая валялась на подоконнике на самом видном месте.

– С добрым утром, – сказал «сантехник». – Ты извини, мужик, что мы тебе пасть залепили. Орать ты, конечно, не станешь, это не в твоих интересах, но береженого Бог бережет. Вдруг ты псих или просто не успеешь въехать, что к чему… Ты не бойся, мы не менты. Мы – свои ребята, и ты нам сейчас ответишь на парочку вопросов – честно, без гнилого базара, как своим корешам. Говорить будем коротко и ясно, чисто по делу, понял? А если не понял, то мы тебя для ясности поимеем по разику. Попка у тебя крепенькая, как у гимнасточки, так что кайф будет полный. Мне, братан, на зоне понимающие люди объяснили, что пидора поиметь не в падлу.

Перельман замычал.

– Что, ты не пидор? – очень натурально удивился «сантехник». – Ну так ведь это недолго поправить. Зато на зоне тебе проще будет. Тебя там примут как родного, приласкают, обогреют… Тебе понравится, поверь. Ну что, мы договоримся или сначала поиграем?

Перельман стиснул зубы и ничего не ответил. Он понимал одно: «сантехник» и его невидимый приятель – или приятели? – не имеют к милиции никакого отношения. Это были бандиты, и они не собирались шутить. Сопротивляться он не мог, а плакать и просить пощады было бесполезно: что захотят, то и сделают, и наверняка изнасилование – не самое страшное из того, что они могут сотворить с беззащитной жертвой.

– Молчит, падло, – удивленно сказал Самсон и посмотрел на Бориса. Борис стоял позади распятого в унизительной позе Перельмана и, поигрывая никелированной «зиппо», оценивающе разглядывал голый зад хозяина квартиры. – Ну, кто первый?

– Не знаю, – лениво сказал Борис. – Как-то мне… А вдруг он заразный?

– А ты его продезинфицируй, – весело предложил Самсон.

– Это мысль, – обрадовался Борис и со щелчком откинул крышечку зажигалки.

Перельман услышал этот щелчок и почувствовал слабое тепло в самой интимной части своего организма.

Инстинктивно он попытался сдвинуть ноги, чтобы хоть как-то защититься, но добился только того, что ножки старого стола протестующе скрипнули. Старый стол был сработан на совесть.

По мере того как Борис подносил зажигалку ближе, тепло усиливалось, постепенно переходя в жар, в жжение, в невыносимую боль. Михаил Александрович услышал слабое потрескивание, и его ноздрей коснулась удушливая вонь паленых волос. Он рванулся изо всех сил и отчаянно замычал, вертя головой из стороны в сторону. По его щекам струились слезы, из носа текло, но он этого не замечал. Им овладел животный ужас. Воображение вышло из-под контроля и, набирая обороты, пошло рисовать ему яркие картинки, иллюстрировавшие предстоящие пытки: огонь, железо, ранящие угловатые предметы, грубо проталкиваемые внутрь беззащитного организма чужой равнодушной рукой… Ожидание пыток было во сто крат страшнее реальной боли, и Перельман чувствовал, что теряет рассудок.

Потом боль прекратилась. Самсон лениво поднялся с кресла, подошел к столу и, наклонившись, заглянул Перельману в лицо.

– Ну, так как, – спросил он, – будем говорить или продолжим наши игры?

Перельман кивнул так энергично, что ударился разбитым подбородком о крышку стола. Он не обратил внимания на эту новую боль, купаясь в волнах огромного облегчения. Все было предельно просто. Избежать предстоящих мук ничего не стоило, нужно было только говорить правду. Говорить правду – это так легко! Не надо ничего выдумывать, не надо следить за своим лицом, изворачиваться, лгать и бояться разоблачения. Нужно просто открыть рот, расслабиться, дать себе волю, и правда выльется из тебя сама, как вода из перевернутого кувшина. Михаил Александрович понимал, что инстинкт самосохранения окончательно подавил в нем разум, но не мог ничего с этим поделать. Он знал, что этот инстинкт хорош для мыши или зайца. Он заставляет их прятаться и убегать, чтобы не быть съеденными. Но отношения между людьми гораздо сложнее, чем между кошкой и мышью, и здесь древние инстинкты очень часто подводят, оборачиваясь против тех, кто слепо ими руководствуется. Он знал это, но его воля была сломлена, и сил сопротивляться инстинкту самосохранения просто не осталось.

Самсон рывком освободил его рот от пластыря и сунул Михаилу Александровичу в самое лицо любовно отполированное узкое лезвие ножа.

– Учти, козел, – без тени прежнего ленивого благодушия предупредил он, – вякнешь хоть раз – заткну пасть no-новой и больше разговаривать с тобой не стану. Для начала отчекрыжу вот этой хреновиной твои висюльки, потом расклею твой хавальник, засуну их туда и снова заклею. Понял?

– По.., понял, – с трудом выдавил из себя Перельман.

– Вот и молодец. Тогда давай рассказывай. Только не финти. Я же вижу, что ты уже спекся. Не надо идти на попятную и наживать новые неприятности. Мы ведь на тебя только чуть-чуть нажали, а можем нажать и посильнее – так, что дерьмо из ушей полезет. Лучше давай не будем ссориться. Ты зачем хотел журналистку замочить? Давай излагай по порядку, и чтобы без наводящих вопросов.

Перельман предпринял последнюю попытку сопротивления.

– Я не понимаю, о чем вы говорите, – дрожащим голосом пробормотал он. – Какая жу…

Договорить ему не дали. По-прежнему стоявший позади него Борис без предупреждения ударил его носком ботинка прямо в то место, которое сегодня уже подверглось жестокому обращению со стороны Белкиной. Перельман замычал, извиваясь на столе и пытаясь сдержать крик. К горлу вдруг подкатил тугой комок, рот наполнился горечью, и Михаила Александровича стошнило желудочным соком, благо он ничего не ел уже целые сутки.

– Ну и свинья же ты, мужик, – сказал ему Самсон. – Тебя же предупреждали! Вот и лежи теперь мордой в собственной блевотине, урод… А попробуешь опять нам лапшу на уши вешать – зуб даю, сделаю, что обещал. Говори, животное!

Рассказ Перельмана был коротким, но весьма содержательным. Пока он говорил, Борис сходил в прихожую и принес оттуда клетчатую сумку с сервизом. Он раздернул «молнию», запустил в сумку руку, покопался там и извлек чашку – ту самую, с которой Михаил Александрович когда-то пытался счистить толстую пленку окисла. Слушая сбивчивый рассказ Перельмана, он продемонстрировал Самсону сверкающее чистым солнечным блеском пятно на боку чашки. Самсон взял у него чашку, повертел перед глазами, зачем-то перевернул и внимательно осмотрел донышко, словно рассчитывая обнаружить там клеймо с пробой. Потом он потянул из-за пазухи висевшую у него на шее золотую цепь и приложил ее к отчищенному Перельманом пятну, сравнивая цвет и блеск металла.

– Хрен его знает, – сказал он Борису, когда Перельман замолчал и обессиленно улегся щекой в кисло воняющую лужу собственной рвоты. – Похоже, что не врет, но я в этих делах мало что понимаю.

Борис вынул из сумки еще одну чашку, осмотрел со всех сторон и взвесил на ладони.

– Тяжеловата для меди, – сказал он. – Давай решать, братан. Есть два варианта: либо мы сейчас звоним Петровичу и докладываем ему все как есть, либо тихо линяем и становимся богатыми.

Самсон криво ухмыльнулся.

– Ты мне брат, – с почти комичной серьезностью сказал он, – поэтому добазаримся так: ты этого не говорил, я этого не слышал. Богатыми-то мы с этой хреновиной, может, и станем, но ненадолго. Потратить богатство мы с тобой точно не успеем. Петрович нас из-под земли достанет, у него ручищи – ого-го!

Борис вздохнул. Мечта о неожиданно свалившемся с неба богатстве уже успела отравить его мозг своими ядовитыми миазмами, но не настолько, чтобы он не понимал, что Самсон прав. Петрович отыщет их рано или поздно, и тогда дело не ограничится угрозами. Умереть легко и быстро тоже, пожалуй, не удастся. Он тяжело вздохнул и вынул из пачки сигарету.

– Звони, – сказал он, прикуривая.

Услышав щелчок зажигалки, Перельман вздрогнул всем телом. Борис убрал зажигалку в карман, покосился на пленника и брезгливо поморщился. Он понятия не имел, как повел бы себя на месте этого очкарика, возомнившего себя крутым грабителем, но вид сломленного, раздавленного животным страхом даже не смерти, а просто физической боли человека вызывал у него отвращение, как будто на столе был распластан огромный отвратительный слизняк.

Самсон тоже закурил и набрал номер Мамонтова. Вслушиваясь в длинные гудки, он посмотрел на часы и вздохнул: был почти час ночи. Петрович, конечно, не спит, ждет звонка, но вот им с Борисом выспаться не помешало бы. Все эти шпионские страсти буквально осточертели Самсону, тем более что слежка за Белкиной поглощала практически все его время. Журналистка жила в свое удовольствие, с утра до ночи носясь по городу или, наоборот, до полудня не вылезая из постели, а они с Борисом вынуждены были повсюду таскаться за ней, как будто у них не нашлось бы дел поинтереснее…

Когда Петрович ответил на звонок, Самсон подробно и обстоятельно изложил ему все, что узнал у Перельмана. Мамонтов, который, в отличие от своих бойцов, был в курсе некоторых новостей культуры и, в частности, видел телевизионный репортаж о басмановском чайнике, сразу оценил ситуацию и все возникающие в связи с нею перспективы – как приятные, так и не очень. Поверить в то, что школьный учитель нашел и похитил драгоценный сервиз, которому, учитывая его происхождение и историю, теперь буквально не было цены, было тяжело, а не поверить – глупо. Вдруг сервиз все-таки именно тот? Бывают же на свете чудеса… Если сервиз окажется подделкой, от него будет очень легко избавиться, просто утопив в какой-нибудь реке, но, если из-за обыкновенной недоверчивости настоящее сокровище ускользнет на сторону и достанется кому-то другому, это будет настоящим ударом. Петрович представил себе, как однажды утром разворачивает газету и читает набранный крупным шрифтом заголовок: «Сервиз работы Фаберже обретает вторую жизнь» или еще какую-нибудь глупость в этом же роде, и у него на лбу моментально выступила обильная испарина. На такую ошибку он просто не имел права, тем более что сейчас как никогда нуждался в живых деньгах.

– Посуда там? – спросил он, хотя и без того понимал, что, не подержав сервиз в руках, Самсон вряд ли решился бы рассказывать ему такие не правдоподобные байки.

– Тут, – сказал Самсон. – Упакована в сумку, с какими челноки по базарам мотаются. Умора, Петрович! Этот лох ее в стенном шкафу держал, прямо у себя в прихожей. Даже ехать никуда не надо.

– Угу, – сказал Петрович. – Тогда все очень просто. Берите сумку и прямо ко мне. Да не вздумайте потерять ее по дороге! Узнаю, что схитрили, – пеняйте на себя.

– Как можно! – возмутился Самсон. – Да чтобы мы…

– Не ври, я этого не люблю, – оборвал его Мамонтов. – Если вы об этом не думали, значит, вместо голов у вас мясницкие колоды. А если подумали и решили не делать глупостей, значит, мозги у вас работают как надо, и я вами доволен. Только врать мне не надо, я по голосу слышу, когда врут.

– Ясно, Петрович, – смиренно сказал Самсон. – А с этим что?

– Это с лохом вашим, что ли? Мне он не нужен. Делайте что хотите, только чтобы я о нем больше не слышал. Мне не нужны проблемы, а от него, по-моему, проблем будет выше крыши. Он же дурак, его завтра прямо с утра повяжут и расколют на первом же допросе… Улавливаешь?

– Улавливаю, – вздохнул Самсон. В свое время он отсидел шесть лет за то, что изувечил своего приятеля, подравшись с ним по пьяному делу, и теперь считал себя бывалым человеком. Но убивать людей ему еще не приходилось, и, когда дошло до дела, он почувствовал себя крайне неуютно.

Он выключил телефон, убрал его в карман и посмотрел на Бориса. Перельман тихо всхлипывал, упираясь мордой в стол, и Самсон, пользуясь тем, что пленник его не видит, указал на него глазами и сделал красноречивый жест – чиркнул себя по кадыку отставленным в сторону большим пальцем.

У Бориса округлились глаза: к такому повороту он тоже не был готов. Самсон снова вздохнул и оторвал от катушки новый кусок клейкой ленты. Услышав знакомый звук, Перельман снова вздрогнул и поднял голову. Самсон воспользовался этим и ловко заклеил ему рот. Теперь, когда беспомощная жертва лишилась возможности кричать, можно было поговорить.

– Петрович велел его убрать, – сказал Самсон.

– Блин, – пробормотал Борис.

– А ты чего хотел? – с насмешкой спросил Самсон, очень довольный тем, что подельник трусит даже больше, чем он сам. – После такой милой беседы отпускать его нам не резон. Да заткнись ты, петушина, не мешай разговаривать! – прикрикнул он на Перельмана, который извивался и мычал на столе.

– Н-не знаю, – неуверенно промямлил Борис. – Ну, если надо, кончай его.., как-нибудь.

– И откуда ты такой умный? – удивился Самсон. – Кончать, да? А ты в сторонке постоишь, посмотришь… Или, может быть, вообще домой пойдешь, чтоб не мараться? Короче, братан, бери его за патлы и держи покрепче, чтоб башкой не дергал. Щас мы его, муфлона, сделаем без шума и пыли…

Позеленевший Борис навалился на Перельмана, схватил его одной рукой за волосы, а другой за подбородок и задрал его голову как можно выше. Самсон оторвал еще один кусок пластыря, но посмотрел на Перельмана и отложил пластырь в сторону. Пошарив глазами по сторонам, он подобрал валявшиеся на полу трусы Михаила Александровича и тщательно, сильно нажимая, вытер ему мокрые щеки и нос.

– Пластырь не возьмется, – объяснил он Борису и тут же одним быстрым движением залепил Перельману ноздри.

Перельман забился, как выброшенная на берег рыба.

– Держи, сука! – зарычал Самсон на приятеля, увидев, что тот ослабил хватку. – Дело надо делать до конца, а то потом опять начинать придется. Держи крепче!

Он налепил на ноздри Перельмана еще три или четыре полосы клейкой ленты, прежде чем остался доволен результатами своей работы. К этому времени лицо пленника приобрело фантастический багровый оттенок, глаза выкатились из орбит, а бился он так, что казалось, еще немного – и не выдержат либо веревки, либо стол.

– Оставь его, – сказал Самсон. – Аида на кухню, перекурим. Потом вернемся и оформим все как положено.

Для верности они выкурили по две сигареты подряд, хотя обоим хотелось поскорее покончить со своим неаппетитным делом. Лицо Бориса все еще сохраняло неприятный зеленоватый оттенок, да и Самсон выглядел немногим лучше. Доносившиеся из гостиной мычание и глухая возня скоро стихли, но приятели еще долго не решались войти в комнату, чтобы убедиться в том, что дело сделано.

– Пошли, – сказал наконец Борис. – Надо кончать и сваливать отсюда на хрен, пока я с ним рядышком не лег.

Они отвязали труп от стола, освободили его лицо от липкой ленты, одели, брезгливо морщась, и отнесли на кухню, положив возле газовой плиты так, чтобы голова оказалась в открытой духовке. Самсон открыл все пять кранов, и газ со свистом начал растекаться по кухне. Борис взял в гостиной тяжелую сумку, засунул в карман катушку с лентой и снятые с лица Перельмана обрывки и вместе с Самсоном покинул квартиру учителя, испытывая огромное облегчение.

Глава 13

Дорогин открыл глаза, уперся ладонями в шершавый асфальт и сел. Он отлично помнил, где находится и что с ним произошло, и хотел продолжать погоню, но его голова явно была с этим не согласна. Она страшно болела и кружилась так, что время от времени он переставал понимать, где у него верх, а где низ. «Здорово он меня гвозданул», – подумал Муму и все-таки попытался встать. Эта неудачная попытка отняла у него остаток сил, и он привалился спиной к шероховатой стене дома.

– Эй, земляк, – позвал его кто-то, – ты как, очухался? «Скорую» тебе вызвать?

Дорогин с трудом перекатил тяжелые, как свинцовые шары, глаза влево и увидел сидевшего перед ним на корточках мужчину в спортивных брюках с лампасами, нательной майке без рукавов и в домашних шлепанцах. Грудь у мужчины густо заросла жестким черным волосом, и от вида этой кучерявой шерсти Дорогина почему-то замутило. Он отвел взгляд от мужчины и стал смотреть в землю, борясь с тошнотой.

– Ты кто? – спросил он первое, что пришло в голову.

– Да Белкиной сосед, – охотно сообщил мужчина. – Она как заорала, я и не заметил, как на лестнице оказался. Смотрю, на площадке никого, все двери закрыты, а потом внизу стекло посыпалось… Крепкая у тебя черепушка, земляк. Знаешь, чем он тебя причесал? Глянь-ка.

Дорогин услышал приглушенный металлический лязг и увидел возле самого своего лица большой газовый ключ с тяжелой сизой головкой. Ему вспомнился тусклый отблеск уличного фонаря на каком-то металлическом предмете, который стремительно и неотвратимо приближался к нему из темноты, и он как-то сразу понял и ощутил, что болит у него не просто голова, а ее правая половина, которая, как ему показалась, целиком превратилась в мерно пульсирующую, налитую кровью гулю.

– Ой-е… – сказал он, морщась от боли. – Вот гад… Давно я здесь валяюсь?

– Да минут десять уже, – ответил мужчина, зябко ежась от вечернего холодка. – Ну, может, не десять, а семь… Сиди, сиди, его теперь уж не догонишь. Я нарочно никуда звонить не стал, ждал, пока ты очухаешься. Мало ли из-за чего под Варькиной дверью драка может случиться! Она баба приятная, умная, но баба все ж таки, да и характер у нее веселый… Не поделили вы ее, что ли?

– Вроде того, – расплывчато ответил Дорогин. Он понемногу приходил в себя. – С Варварой все в порядке?

– А что ей сделается? Да вон она сама, несется на всех парах!

Сергей повернул голову и посмотрел вдоль стены дома в сторону подъезда, где жила Варвара. Он увидел какой-то смутный силуэт, который приближался к ним. Когда бегущий человек попадал в падавшие из окон полосы света, становилось видно, что это действительно Варвара и что она на самом деле торопится изо всех сил.

Варвара добежала наконец до места, где отдыхал после своей неудачной погони Дорогин, и присела на корточки. В руке у нее Сергей с некоторым изумлением разглядел пистолет – тот самый, который он отнял у Бориса, казалось, сто лет назад и оставил Варваре для самообороны.

– Живой? – выдохнула Варвара, хватая его за руку. – Господи, как я перепугалась!

– Как ты перепугалась, слышал весь дом, – сообщил Варваре ее сосед, который все еще не заметил, что Белкина вооружена. – Это было почище пожарной сирены.

Белкина открыла рот, чтобы ответить, но тут Дорогин крепко стиснул ее ладонь и твердо взглянул ей прямо в лицо: общительному соседу было вовсе необязательно знать подробности ночного происшествия. Этот многозначительный взгляд остался без ответа, поскольку в темноте Варвара не могла разглядеть выражения лица Дорогина, но его рукопожатие было достаточно красноречивым, и Белкина, которая в силу своих профессиональных обязанностей не раз бывала в острых ситуациях, мгновенно сообразила, что к чему.

– А, Юрик, – сказала она, делая вид, что только сейчас заметила соседа. – Привет. Извини, что тебе из-за меня пришлось побегать.

– Ради такой женщины можно хоть сто километров пробежать, – ответил галантный Юрик, зябко потирая ладонями голые плечи. – Ради тебя, Варвара, можно даже железкой по кумполу получить. Я бы, например, не отказался, лишь бы цель оправдывала средства.

– Хорошо, – сказала Варвара, – в следующий раз получишь, я договорюсь. Помоги мне его поднять.

– Спокойно, – сказал Дорогин. – Не надо, ребята, я сам.

В голове у него немного прояснилось, и он действительно смог самостоятельно подняться на ноги, придерживаясь при этом за стену. Оказалось, что все не так страшно, как представлялось поначалу. Голова болела по-прежнему, и на ней повыше правого виска вздулась внушительная шишка. Кожа в этом месте была рассечена и кровоточила, но череп, судя по всему, был цел и невредим, и никакой опасности для жизни полученная Дорогиным травма не представляла.

«Вот стервец, – подумал он о человеке, который наградил его увесистым ударом. – Попади он сантиметра на три, на четыре ниже, и мне бы сейчас ни о чем не надо было думать…»

– Ну что, Ромео, – спросил Юрик, который, похоже, окончательно замерз, – сам добредешь или все-таки помочь?

– Сам, – сказал Муму. – Спасибо, друг. Дальше я сам.

– Это понятно, – вздохнул Юрик. – Дальше-то поприятнее будет. Ну тогда я пошел, пока меня какая-нибудь инфлюэнца не одолела.

– Хороший у тебя сосед, – сказал Варваре Дорогин, когда Юрик, не переставая растираться и смешно семеня по асфальту обутыми в домашние шлепанцы ногами, скрылся в подъезде.

– Чем же это он такой хороший? – спросила Белкина, на всякий случай придерживая его за талию.

– Твой вопль наверняка слышал весь подъезд, – пояснил Муму, – а выскочил он один.

– Просто он, во-первых, не женат, – равнодушно ответила Варвара, – а значит, поймать его за штаны и не пустить на поиски неприятностей было просто некому. А во-вторых, он уже второй год пытается подбить мне клинья.

– Его можно понять, – сказал Сергей. – Слушай, Варвара, можно я немного посижу у тебя? До сих пор звездочки перед глазами летают. Хорошо он меня долбанул, от всей души. Ты его разглядела?

По дороге от угла дома до своего подъезда Варвара подробно рассказала Сергею, что произошло на лестничной площадке перед ее дверью, и попыталась описать внешность нападавшего. Это описание не дало Дорогину практически ничего: телогрейка, трикотажная маска с прорезями для глаз, джинсы, кроссовки, рост немного выше среднего, широкие плечи… Под такое описание мог подойти кто угодно.

– Подумай, Варвара, – сказал Дорогин, поднимаясь по лестнице. – У тебя же профессиональная наблюдательность и память, как у компьютера. Должно же быть что-то, что отличает этого типа от миллионов других. Цвет глаз, например…

– Какой цвет глаз, когда он был в очках! – раздраженно ответила Варвара и махнула рукой с зажатым в ней пистолетом. Дорогин заметил, что на сей раз оружие стоит на боевом взводе, и осторожно отобрал у Варвары пистолет.

– Очки, говоришь? – задумчиво переспросил он, ставя пистолет на предохранитель и засовывая его за пояс. – А тебе не кажется, что очки все объясняют?

– Что могут объяснять очки? – сердито проворчала Белкина, отпирая дверь своей квартиры. – В этом городе черт знает сколько мужиков носят очки, не говоря уже о том, что телогрейку может надеть любой дурак.

– Но только у одного из очкариков были причины желать твоей смерти, – напомнил Дорогин, входя в ярко освещенную прихожую. В квартире стоял знакомый запах. Пахло Варварой: дорогими духами, табачным дымом, кофе. – Именно сегодня и именно твоей. Или ты все-таки думаешь, что это был сексуальный маньяк из числа твоих поклонников? Или охотник на знаменитостей?

Он с облегчением упал в кожаное кресло и снова пощупал раскалывающуюся голову. Когда после этого он посмотрел на свои пальцы, они были в крови.

– Черт, – сказал он, – надо идти в ванную…

– Сиди, – прикрикнула на него Варвара. – Я сама все сделаю. У Тамары это получилось бы профессиональнее, но я все-таки баба. У баб это в крови, наверное.

– Что именно?

– Быть сестрами милосердия. Собирать вас, дураков, по кускам, когда вы встрянете в очередную драку.

Она сбегала в ванную, громко стуча каблуками, вернулась с мокрым полотенцем и принялась осторожно убирать кровь со щеки и виска Дорогина. Когда она коснулась гули, Муму вздрогнул и тихонько зашипел сквозь зубы.

– В крови у вас не только это, – сказал он. – Ты забыла сказать, что зачастую драки, после которых нас, дураков, приходится собирать по кускам, происходят, как пел Шуфутинский, «за милых дам». Слушай, а йодом мазать обязательно?

– Трус, – презрительно сказала Варвара. – Сиди и не дергайся. Йодом мазать обязательно, иначе начнется заражение крови. Это будет уникальнейший случай в медицинской практике – гангрена головы. Придется ампутировать. А на что годен мужчина без головы? Ни поцеловать его, ни пощечину отвесить, когда он руки распускает… Я сказала, не дергайся! Скажи лучше, что ты имел в виду, когда говорил, что очки все объясняют.

Она приложила к ране сложенный в несколько раз кусок марли, покрытый какой-то липкой и очень холодной мазью, с сомнением повертела в руках катушку пластыря, решительно бросила ее обратно в аптечку и вынула оттуда моток бинта в вощеной бумаге.

– Не прикидывайся дурочкой, Варвара, – сказал Дорогин. Он закрыл глаза и откинулся на спинку кресла, целиком отдавшись во власть Белкиной, которая пыталась соорудить у него на голове повязку. Видимо, того, что было у Варвары в крови, оказалось недостаточно: повязка у нее никак не получалась. – Голова у тебя работает не хуже моей, так что не надо, как говорится, лепить горбатого. Или ты тренируешься перед допросом в милиции?

– Никакой милиции и никаких допросов не будет до тех пор, пока статья не будет опубликована, – железным голосом отчеканила Варвара. – А если будут, то о сервизе Фаберже я не скажу ни слова. Я не скажу, и ты тоже не скажешь, иначе я тебя знать не желаю. Понял?

– Понял, – ответил Муму. – Интересно, как бы ты себя повела, если бы он все-таки проломил мне череп? Собственно, это уже неважно. Второго покушения не будет. Пока мы с тобой тут беседуем, этот тип уже гонит прочь из Москвы со всей скоростью, на которую способен. И сервиз с ним. Он понимает, что мы его вычислили, понимает, что теперь сервиз ему не продать, и он наверняка решил распилить его на куски, переплавить и получить за свои старания хоть что-нибудь…

– Прекрати, – сказала Варвара, но было видно, что она слегка растерялась. – Что ты каркаешь? Журналистка Белкина, забыв о гражданском долге в погоне за сенсацией, стала пособницей преступника… Развел здесь профсоюзное собрание! Ты и вправду считаешь, что на меня напали из-за сервиза? Что это был Перельман?

– А ты придерживаешься иного мнения? – спросил Дорогин. – Ты думаешь, что ему была нужна твоя сумочка?

Белкина не ответила. Она затянула бинт узлом на затылке Дорогина, разогнулась и отошла к бару. В стуке ее каблуков Сергею чудилось неодобрение. Ну еще бы, подумал он, борясь с наваливающейся дремотой. Я ведь предлагаю ей отказаться от по-настоящему интересного расследования, передать сенсацию в руки уголовного розыска. А в милиции, помимо сыскарей, есть еще и пресс-служба, и просто болтуны, которые могут растрепать новость коллегам-журналистам…

Перед его лицом возник широкий бокал, на дне которого плескалась прозрачная жидкость благородного коричневого оттенка. Дорогин потянул носом и удовлетворенно шевельнул бровями: Варвара знала толк в выпивке, и деньги, которые она выманила у Якубовского, были потрачены не напрасно – по крайней мере, какая-то их часть.

Он принял бокал и сделал маленький глоток. Бренди был отменным. Варвара не положила в бокал лед, и это тоже было хорошо.

– А если ты ошибаешься? – спросила Белкина.

– Тогда тем более нужно звонить в милицию, – сказал он и снова пригубил бренди. – Если сервиз украл Перельман, нам хотя бы известно, кого искать. А если это кто-то другой, то на поиски понадобится больше времени, а значит, шансов найти сервиз останется меньше. Ты рискуешь оставить свою детективную историю без хэппи-энда, Варвара. Конечно, она и так будет достаточно увлекательной, но такие вот незавершенные истории оставляют читателя неудовлетворенным.

Все знают, что в реальной жизни счастливый конец – довольно редкое явление, но всем подсознательно хочется, чтобы порок был наказан, а добродетель восторжествовала.

– Наказывать порок – не мое дело, – сердито сказала Варвара и сделала большой глоток из своего бокала. – Мое дело передавать объективную информацию.

– Об этом я и говорю, – проворчал Муму. – Наказывать порок – дело милиции. Вот и позволь ей заняться этим делом. Своим делом. А ты займись своим.

– Ты прав, наверное, – сказала Варвара. Она сидела на подлокотнике кресла, в котором полулежал Муму, и задумчиво покачивала свой бокал, наблюдая за тем, как играет в нем жидкость цвета темного янтаря. – Ты все время прав, Дорогин, и это твой самый крупный недостаток. Хотя в твоих устах призыв переложить ответственность на родную милицию звучит, мягко говоря, непривычно. Эх, вот бы взять этого Перельмана самим! Помнишь, был такой фильм – «Корона Российской империи»? Как они там входят в зал – оборванные, грязные, закопченные, все в крови, а в руках несут корону… Помнишь?

– Помню, – сказал Дорогин. – Детский сад. Это я не про фильм, это я про тебя. Приключенческие фильмы вне критики. Они бывают либо интересными, либо скучными. А вот взрослая тетенька, известная журналистка, на моих глазах силой отобравшая у несчастного главного редактора последний полтинник, выглядит немного странно, когда вслух мечтает найти клад и таким образом прославиться.

– Ясно, – сказала Белкина. Она залпом осушила свой бокал и не глядя сунула его на захламленный журнальный столик. – Отдай пистолет. В конце концов, с этим очкариком я могу справиться и без тебя.

Внутренне усмехаясь, Дорогин вынул из-за пояса пистолет Бориса и отдал его Варваре. Ну-ну, подумал он. Судя по всему, Варвара настроена весьма решительно. Одна она, естественно, никуда не пойдет, но не помешает сделать вид, что я об этом не догадываюсь. Если она действительно найдет сервиз сама, это будет настоящий фурор. Почему бы, черт подери, не сделать ей такой подарок? Сейчас ночь, и, если позвонить в милицию, пройдет довольно много времени, прежде чем они начнут что-то делать. Дежурный в отделении вполне может решить, что какой-то там сервиз никуда не денется до утра, тем более что утром можно будет переложить ответственность на начальство… Голова болит, но терпеть можно. Нанести, что ли, и в самом деле визит этому умнику? «Это не вы потеряли газовый ключ? Вот, возьмите и больше не теряйте…»

Оскорбленно стуча каблуками и держась неестественно прямо, Варвара прошагала в спальню, и Дорогин услышал, как она пинками сбрасывает туфли – сначала с одной ноги, потом с другой. Скрипнула дверца шкафа, застучали раздраженно выдвигаемые ящики, зашуршала одежда. Муму снова прикрыл глаза и глотнул бренди. Каждый глоток придавал ему сил, как будто в бокале плескался какой-нибудь волшебный эликсир. «Молодец, Варвара, – подумал он. – Знает, что нужно контуженному…»

Белкина вышла из спальни, одетая в черные джинсы и черную же водолазку. Глаза ее сердито сверкали, в руке грозно поблескивал вороненым стволом пистолет. Избегая смотреть на развалившегося в кресле Дорогина, она уселась за стол, бросила пистолет на ворох бумаг и включила компьютер. Застрекотали под умелыми пальцами клавиши: Белкина искала в телефонном справочнике адрес Перельмана точно так же, как сам Михаил Александрович несколько часов назад искал ее координаты. Потом коротко прожужжал принтер, распечатывая строку с необходимой Варваре информацией. Варвара вполголоса чертыхнулась – видимо, Перельман жил неблизко – и встала из-за стола.

– Отдыхай, – сказала она Дорогину.

– Постель в твоем распоряжении, так же как и все остальное. В холодильнике есть какая-то жратва, проголодаешься – сам найдешь. Если не вернусь до утра, можешь звонить Терехову. Статья готова, лежит в ящике стола. Отдашь ее Якубовскому, пусть напечатает в ближайшем номере…

– Посмертно, – с похоронным видом вставил Дорогин и, не выдержав, рассмеялся.

– Болван, – сердито сказала Белкина. – Что тут смешного?

– Ты похожа на ниндзя, – ответил Дорогин. – Или надо говорить «на ниндзю»? Так вот, в этом твоем черном облачении ты похожа на очень симпатичную, отлично сложенную ниндзю. Тебе бы в кино сниматься.

– Ах как смешно! – язвительно воскликнула Варвара, но, посмотрев на Дорогина, тоже прыснула. – На себя-то погляди, умник. Голова обвязана, кровь на рукаве… Получил по башке – ив кусты?

– Удар ниже пояса, – отметил Дорогин.

– А я не собираюсь с тобой боксировать, – снова сводя к переносице красивые брови, ответила Варвара.

– Правильно, – сказал Дорогин. – Ты собираешься боксировать с Перельманом. Только имей в виду, что он тоже не утруждает себя соблюдением правил. У него отвратительная привычка бить людей по голове тяжелыми металлическими предметами. Фомку и газовый ключ он уже потерял, но какой-нибудь молоток у него дома наверняка найдется.

Ты уверена, что сумеешь в него выстрелить? Особенно если учесть, что потом придется объяснять, откуда у тебя пистолет и почему ты заявилась с этим пистолетом ночью в чужую квартиру. Тут тебя никакой полковник Терехов не отмажет. И будешь ты редактировать тюремную стенгазету – «На свободу с чистой совестью» или, скажем, «Дорога к новой жизни»…

Он допил бренди и встал, с удовольствием чувствуя, что утраченный было контроль над собственным телом вернулся к нему почти целиком. С разламывающей голову болью он ничего поделать не мог, но могло быть и хуже. Держись, Перельман, подумал он. Я тебе покажу, как бить меня по голове.

– Давай сделаем так, – сказал он Варваре. – Сейчас ты положишь эту мортиру и, как примерная хозяйка, угостишь своего гостя плотным ужином. Потом мы выпьем кофе, чтобы не заснуть прямо посреди нашей благородной миссии, и поедем к Перельману вместе. Если окажется, что за это время он успел слинять вместе с сервизом, мы просто пустим по его следам милицию. Ведь говорить им про сервиз нет никакой необходимости! Просто он на тебя напал, а ты его узнала. Почему напал? Да откуда тебе знать! Свихнулся и напал, вот и весь разговор.

Варвара оглядела его с головы до ног с явным сомнением, но в конце концов кивнула, бросила пистолет на диван и молча двинулась на кухню. Дорогин усмехнулся, но на сей раз потешался он вовсе не над Варварой. Улыбку у него вызвала мысль о том, что так или иначе Белкина опять добилась своего, приложив к этому минимум усилий.

«Вот ведьма», – с улыбкой подумал он и тоже двинулся на кухню, где уже хлопала дверца холодильника и скворчало на сковороде сливочное масло.

* * *

Сворачивая в изрытый трещинами и колдобинами междворовый проезд, Муму вынужден был притормозить, чтобы не столкнуться с выезжавшей ему навстречу из темного двора машиной. Это были основательно потрепанные «жигули» первой модели. «Не спится людям», – подумал Дорогин, пропуская этого ветерана отечественного автомобилестроения мимо себя.

Он нисколько не волновался по поводу предстоящего визита. Застать его врасплох Перельману больше не удастся, огнестрельного оружия у него наверняка нет, в противном случае он бы им давно воспользовался… А если Яхонтов ошибся в своих предположениях и учитель ни в чем не виноват, они с Варварой извинятся, объяснят ему ситуацию и, вполне возможно, приобретут в лице плечистого историка сильного союзника…

Муму на мгновение прикрыл глаза и представил себе, как выглядит со спины Перельман, если его одеть в телогрейку и лыжную шапочку. Картина получилась до отвращения знакомая, и Дорогин подумал, что извиняться и объясняться скорее всего не придется. Просто не перед кем будет извиняться. Учителя наверняка уже и след простыл…

«Черт подери, – подумал он, загоняя машину в неосвещенный двор. – А если за рулем „жигулей“, которые только что выехали отсюда, сидел именно Перельман?»

– Варвара, – позвал он, – ты не заметила, кто сидел в той машине?

– У Перельмана «запорожец», – сказала Белкина. – Он сам мне об этом говорил, когда я пыталась взять у него интервью. Упомянул между делом: вот, дескать, детишек в школу подвозят на «порше» и шестисотых «мерсах», а учитель катается на «ушастом»… Откуда же, мол, взяться авторитету и уважению к благородной профессии учителя?

– А, – сказал Дорогин, – так это он для поднятия авторитета сторожа кокнул… А вот, кстати, и «запорожец». Неужели наш историк до сих пор дома? Что он, с ума сошел?

Он припарковал машину рядом с автомобилем Перельмана.

– Я же тебе говорила, – сказала Варвара, – что вы с Яхонтовым выдумали небылицу. Он учитель, а не убийца.

– Сейчас посмотрим, какой это учитель, – перефразируя знаменитую реплику Верещагина из «Белого солнца пустыни», сказал Дорогин и открыл дверцу машины.

На узкой лестнице было сумрачно и отчетливо воняло кошками. Под ногами валялся мусор, стены были покрыты надписями и незатейливыми рисунками – в основном анатомического свойства. Дорогин покосился на Варвару, но та смотрела по сторонам с абсолютно безмятежным видом: ей приходилось видеть и не такое, вся эта грязь оставляла ее абсолютно равнодушной.

Кошачья вонь, казалось, усиливалась с каждым шагом, и к концу первого лестничного марша Дорогин сообразил, что пахнет здесь вовсе не кошками: на лестнице густо и недвусмысленно воняло газом. Краем глаза он заметил, как Варвара, брезгливо наморщив нос от неприятного запаха, привычным жестом сунула в угол рта сигарету и вынула из кармана зажигалку. Дорогин схватил Белкину за руку как раз в тот момент, когда она собиралась высечь искру.

– Даже не думай, – сказал он. – Ты что, запаха не чувствуешь? Это же газ!

Белкина округлившимися глазами посмотрела сначала на него, а потом на зажигалку в своей руке.

– Черт, – сказала она, комкая в кулаке сигарету. – Вот тебе и ниндзя…

Зародившееся в душе Дорогина неприятное предчувствие крепло по мере того, как усиливался запах газа. Когда они остановились перед дверью квартиры Перельмана и увидели, что та не заперта, а лишь прикрыта, это предчувствие превратилось в твердую уверенность.

Муму толкнул дверь, и та распахнулась настежь. Из темного дверного проема хлынула густая волна удушливого смрада. Откуда-то из темноты доносилось характерное шипение.

– Не включай свет, – предупредил Дорогин и ощупью двинулся на звук, стараясь дышать через раз.

На кухне было темно: судя по всему, окно выходило во двор, где не горело ни одного фонаря. Вытянув руку, Муму двинулся вперед и едва не упал, споткнувшись обо что-то тяжелое, неохотно подавшееся под его ногой. Он сразу понял, что это такое, перешагнул через препятствие, нашарил на стене кран и перекрыл газ. После этого он подошел к окну, которое чуть более светлым прямоугольником выделялось на фоне абсолютной черноты, и распахнул сначала форточку, а потом и обе рамы.

В оконный проем хлынул прохладный ночной воздух, показавшийся Дорогину кристально чистым, словно дело происходило не в Москве, а где-нибудь в тайге или в горах. Запах газа, уже достигший угрожающей концентрации, начал быстро рассеиваться. Выждав пару минут, Дорогин нашел на стене выключатель и, заранее щурясь, включил свет.

Перельман полулежал на полу возле плиты, целиком засунув голову в открытую духовку, и, казалось, спал. «Вот только не бывает так, чтобы люди спали с открытыми глазами, – подумал Муму. – С открытыми глазами и с таким ужасным выражением лица…»

Он услышал осторожный щелчок замка и тихие нерешительные шаги и обернулся. В кухню вошла Варвара и остановилась перед скорчившимся у плиты Перельманом.

– Вот и поговорили, – сказала она.

– Да, – сказал Дорогин. – Самоубийство. Вот кретин! Обезумел из-за золота, напакостил, наследил, запутался и нашел самый простой выход…

– Ты что? – удивилась Варвара. – О чем это ты? Ты что, слепой? Это же убийство!

– Брось, Варвара, – устало сказал Дорогин, присаживаясь на край кухонного стола. – Не надо выдавать желаемое за действительное.

– Слушай, – сказала Белкина, – ты вообще-то хоть раз видел самоубийц, которые отравились газом? Нет? Я так и думала. Ты у нас по другой части. А вот я, представь себе, видела, и не раз. Люди травятся газом потому, что это один из самых легких способов. Ни боли, ни удушья – просто заснул, потерял сознание и больше не проснулся. Понимаешь, заснул! А у этого глаза не просто открыты, а вытаращены, и рожа перекошена так, будто он до последней секунды боролся за жизнь. Да ты на руки его посмотри! Как ты думаешь, что он делал со своими запястьями?

Она присела, как заправский судмедэксперт, без малейшего колебания взяла Перельмана за руку и подняла ее повыше, чтобы Дорогин мог как следует разглядеть глубокую красную борозду, которая кольцом охватывала запястье.

– Его сначала задушили, – сказала Варвара, – а уж потом сунули головой в духовку. Это же ясно как день.

Она встала с корточек, безотчетным движением вытирая о джинсы ладони, и в последний раз с отвращением посмотрела на Перельмана.

– У, гад, – сказала она, – выкрутился все-таки… А я-то мечтала взять у него интервью в зале суда. Ну, зато сервиз…

Она осеклась и посмотрела на Дорогина расширенными глазами.

– Вот именно, – сказал Муму. – И не говори, что я тебя об этом не предупреждал. Сервиз уплыл, и один черт знает где его теперь искать. Та машина, которую мы встретили во дворе… Похоже, сервиз лежал в ее багажнике.

– О черт! – воскликнула Белкина и сделала странное незавершенное движение правой ногой. Дорогину почудилось, что она хотела пнуть труп, но в последнее мгновение сдержалась. – Черт, черт, черт! Ну почему ты не заставил меня послушаться? Ты же знаешь, что все бабы – дуры!

– Не все, – закуривая, утешил ее Дорогин. – Только некоторые, да и то далеко не во всех ситуациях.

Белкина тоже закурила, не сразу попав кончиком сигареты в дрожащий огонек зажигалки.

– Вот ведь ерунда какая, – напряженным голосом пожаловалась она. – Кто бы мог подумать, что меня это так заденет? Ну, увезли сервиз… Не мой же он, в самом-то деле! Материал все равно убойный, во всем этом чертовом городе только мы с тобой знаем эту историю от начала до конца, но ты, слава Богу, не из болтливых… Так что на сервиз по большому счету плевать, но все равно почему-то обидно… Слушай, а давай мы его все-таки поищем!

Дорогин вздохнул: Белкина была неисправима. Спорить с ней не имело смысла, тем более что лишние пять минут в этой ситуации ровным счетом ничего не меняли. Он съехал со стола, на котором сидел, и вместе с Варварой приступил к поискам, все время думая о том, что скажет наряду милиции, если их заметут шарящими по квартире, хозяин которой бездыханным лежит на кухне.

Никакого сервиза здесь, разумеется, не было, зато на журнальном столике в загроможденной давно вышедшей из моды обшарпанной мебелью гостиной Дорогин обнаружил вскрытый узкий конверт с красно-синим бордюром авиапочты. Конверт был изрядно помят, словно его некоторое время таскали в кармане. Обратный адрес на конверте был израильским, а внутри обнаружилось оформленное по всем правилам гостевое приглашение. Муму немедленно вспомнил Яхонтова, который с такой точностью просчитал ситуацию вплоть до наличия этого приглашения, и удивленно покачал головой. Старик оказался чертовски умен и проницателен.

Дорогин окликнул Варвару и показал ей приглашение. Варвара взяла бумагу и стала, хмурясь, вчитываться в текст, и тут на столике задребезжал телефон.

Дорогин переглянулся с Варварой и посмотрел на часы. Время было совершенно неурочное. Интересно, подумал Муму, кому это не спится посреди ночи? И очень интересно, что теперь делать. Брать трубку или не брать?

Пока он колебался, Белкина протянула руку и сняла трубку.

– Слушаю, – сказала она и вдруг, заметно вздрогнув, метнула на Дорогина испуганный взгляд. Видимо, то, что она услышала, прозвучало достаточно неожиданно. – Д-да… А откуда, собственно…

«Ого, – подумал Дорогин. – А ведь звоночек, похоже, адресован именно Варваре. Ах, как это любопытно…»

Осторожно ступая, он сходил в прихожую, запер дверь на замок и вернулся в гостиную, где бледная и хмурая Варвара, кусая губы, слушала то, что говорили ей по телефону.

– Послушайте, – сказала она высоким напряженным голосом, – какое вы имеете…

Она снова замолчала: видимо, голос в трубке не желал отвлекаться на пустые препирательства и упрямо гнул свою линию. Дорогин заметил, что у Белкиной опасно раздуваются ноздри. Варвара сейчас напоминала разъяренного быка, готовящегося атаковать неуязвимого тореро. Муму украдкой вздохнул: он знал, что быкам редко удается живыми уйти с арены.

– Да, – резко сказала, почти выкрикнула Варвара. – Да, черт бы вас побрал, я все поняла! Да, знаю. Верю. Да пошел ты, ублюдок! С-скотина…

Последнее слово она сказала уже в пространство, кладя трубку обратно на рычаги. Рука ее слепо шарила вокруг телефонного аппарата, трубка беспорядочно брякала о пластмассовый корпус. Дорогин отобрал у Варвары трубку, поднес к уху, немного послушал короткие гудки и положил ее на место.

– Ну, – сказал он, – похоже, что теперь ты знаешь больше, чем я. Не хочешь поделиться?

– Мразь, – сказала Варвара. Ее густо накрашенные губы неприятно выделялись на белом как мел, странно неподвижном лице с огромными, обращенными внутрь глазами. – Откуда он узнал, что мы здесь?

– Как раз это проще всего, – сказал Дорогин. – Помнишь «жигули», с которыми мы разминулись? Если это были убийцы, то они нас тоже видели. Они могли заметить и узнать тебя, но скорее всего они узнали мою машину. Значит, это те самые люди, которые следили за тобой. Ситуация от этого только еще больше запутывается, но другого объяснения я просто не вижу. А что тебе сказали?

– Что сказали… Сказали, что, если я хоть словечком обмолвлюсь о сервизе Фаберже, со мной будет то же, что и с Перельманом. Сказали, чтобы я забыла об этой истории, если хочу жить. Сказали, что им известно о каждом моем шаге и что я умру через час после того, как о сервизе узнает кто-то еще. Особенно милиция… Вот, собственно, и все, если не считать эпитетов, повторять которые у меня просто язык не повернется. Ах да! Еще мне велели убираться отсюда поживее, пока меня тут не замели. Боятся, наверное, что на допросе я испугаюсь следователя больше, чем их, и скажу что-нибудь лишнее…

– Насчет того, чтобы убраться отсюда, я с ними целиком и полностью согласен, – сказал Дорогин. – Делать нам здесь больше нечего. Как говорится, суши весла…

Они молчали почти всю дорогу. Белкина мрачно курила, глядя в боковое окно на проносящиеся мимо огни. Центр города жил яркой ночной жизнью в мигающем свете разноцветных реклам и ослепительном сиянии витрин дорогих магазинов. Дорогин вел машину, то и дело поправляя свою повязку. Наверченная неумелыми руками Белкиной марлевая чалма ослабла и все время норовила сползти на глаза, зато головная боль исчезла, словно ее и не было. Правильно, подумал Дорогин. Клин клином вышибают. Перельману, бедолаге, сейчас наверняка хуже.

– Ну, – нарушая затянувшееся молчание, спросил он, – и что ты решила?

– В каком смысле? – после длинной паузы откликнулась Варвара.

Дорогин промолчал. Вопрос Белкиной был чисто риторическим и преследовал одну-единственную цель: немного оттянуть неизбежное и еще раз обдумать слова, которые все равно должны быть сказаны.

– А что тут решать? – подозрительно ровным голосом произнесла Варвара, нервным жестом гася в пепельнице сигарету и тут же вынимая из пачки новую. – Живая собака лучше мертвого льва, и уж тем более живая Варвара Белкина намного лучше мертвой. Если ты придерживаешься на этот счет другого мнения, лучше скажи об этом сейчас.

– Мое мнение в данном случае стоит немного, – сказал Дорогин. – Это твоя жизнь и твоя история. Не все истории заканчиваются так, как нам хотелось бы. Я бы советовал тебе посидеть несколько дней дома, чтобы все это как-то улеглось. Скажись больной или просто возьми отпуск за свой счет. Может быть, лучше даже уехать на какое-то время из города. Если тебе нужны деньги, я с удовольствием помогу.

– Я подумаю, – по-прежнему глядя в окно, сказала Варвара. – Все это еще нужно кате следует обдумать… Спасибо тебе, Дорогин.

– За что?

– А за все, – сказала Варвара и больше не проронила ни слова до самого своего дома.

Дорогин проводил ее до самой квартиры, отклонил не слишком настойчивое предложение выпить чашечку кофе и ушел только после того, как за Варварой захлопнулась дверь. Усевшись за руль, он в очередной раз поправил сползающую на глаза повязку, запустил двигатель и стал думать о том, под каким соусом преподнести эту историю Тамаре.

Ночные приключения оставили у него на душе очень неприятный осадок. Было такое ощущение, словно кто-то очень большой и грубый уперся грязной потной пятерней ему в лицо и презрительно оттолкнул: не лезь, сявка, не твоего ума дело… Он вертел события так и этак, пытаясь отыскать хоть какую-то зацепку, но все было тщетно. У него все время выходило, что кто-то заранее знал и о том, что сервиз будет найден, и о том, кто и при каких обстоятельствах его обнаружит, и даже о роли Варвары Белкиной в этом деле. Ведь не зря же за ней следили те двое! Этого просто не могло быть, но иного истолкования имевших место событий Дорогин не находил, сколько ни пытался.

Сворачивая на проселочную дорогу, которая вела к его дому, Муму решил, что эта история еще далеко не закончена, и дал себе слово позвонить Белкиной, как только проснется.

Глава 14

Петрович задумчиво сложил трубку мобильного телефона и не торопясь положил ее на край стола. Он позвонил на квартиру Перельмана сразу же, как только Борис сообщил ему по мобильнику, что во двор дома, где жил учитель, въехала машина Серого. Мамонтову повезло: трубку взял не Серый, который, чего доброго, мог бы узнать его по голосу, а сама журналистка. Запугать бабу ничего не стоило: она, похоже, и сама понимала, что влезла не в свое дело и зашла чересчур далеко. Под каким бы слоем земли и мусора ни лежали большие деньги, они обязательно рано или поздно вылезут на поверхность, и у них тут же появится хозяин, который будет защищать свою собственность от любых посягательств. А кому быть хозяином? Ответ прост: тому, у кого хватит сил и решимости им стать. Эта роль не для бабы-журналистки и уж подавно не для очкастого учителишки. Это понятно любому, у кого в голове есть хотя бы одна извилина. Учитель сглупил, возомнив о себе лишнее, и был за это наказан, зато Белкина, похоже, очень хорошо все поняла и больше не станет путаться под ногами.

«Только не надо расслабляться, – сказал себе Петрович. – Кто же верит бабе на слово? И потом, где-то рядом с ней все время болтается этот Серый. Парень он крутой. Мне бы таких хоть десяток, я бы горя не знал. Но он не со мной, он сам по себе, и он наверняка в курсе всех подробностей этого дела. То, что за ним никого нет, ничего не значит. Все мы когда-то начинали с нуля, и он может решить, что этот сервиз – его шанс стать человеком. Он не учитель, у него хватит сил на то, чтобы потягаться со мной. Заломать меня у него не получится, но крови он мне попортит ох как много… Очень опасная компания – Серый и эта журналистка. Того и гляди, уговорят друг друга рискнуть… Серый опасен и сам по себе, а вот журналистка без него – тьфу и растереть… Значит, главный противник – Серый. И нечего ждать, когда он сделает свой ход, надо бить первым, да так, чтобы больше не встал. С этим сервизом у меня хватит забот и без Серого. Не хватало еще все время оглядываться через плечо на этого неприкаянного быка. Убрать его, пока не успел напакостить, и спокойно заниматься своим делом.»

Петрович попытался представить, на какую суму может потянуть такая уникальная вещь, как сервиз работы Фаберже, и тут же поспешно одернул себя: торжествовать победу было рано. Он еще не видел сервиза, да и как определишь его стоимость, не проконсультировавшись с надежным и компетентным человеком?

Петрович взял стоявшую на столе початую бутылку водки и до краев наполнил обыкновенный граненый стакан. С тех пор как он занялся бизнесом, ему приходилось пить из самой различной, порой баснословно дорогой и всегда очень изящной посуды, но в глубине души он сохранил верность старому доброму граненому стакану: эта тара лучше любой другой подходила для того, чтобы настоящие мужчины пили из нее настоящий мужской напиток, а именно – русскую водку.

Ему было за что выпить. Реализация уникального сервиза сулила такую прибыль, что сама по себе могла считаться вполне солидным деловым предприятием. Петровичу безумно наскучило вынужденное бездействие, и он был рад возможности напрячь мозги и мускулы, чтобы в очередной раз оставить далеко позади всех конкурентов и натянуть нос ментовке. Да, за это стоило выпить!

Он выпил водку не торопясь, как воду, до последней капли, не дрогнув ни единым мускулом лица. Поставив стакан на стол, он какое-то время посидел неподвижно, а, когда вызванное лошадиной дозой жидкого пламени внутреннее содрогание прошло, все так же спокойно и неторопливо взял сигарету и закурил. Все, что можно было сделать на данный момент, было сделано. Оставалось только ждать и надеяться, что эти придурки Борис и Самсон благополучно доставят на место свой драгоценный груз, не угодив при этом в лапы ментам. О том, что его бойцы могут попросту сбежать вместе с сервизом, Петрович даже не думал: нужно было очень хотеть собственной смерти, чтобы отважиться на такой поступок.

Он успел выкурить еще три сигареты, прежде чем его бойцы, успевшие по дороге сменить угнанный автомобиль на «опель» Батона, позвонили в дверь. Он открыл им сам и молча указал на свой кабинет.

Бойцы выглядели неважно, и Петрович сразу вспомнил, что обоим ни разу не приходилось работать «по мокрому». Это было хорошо: теперь оба отморозка были связаны с ним намертво. Лишь бы они не слишком наследили в квартире этого Сухомлинского…

Коротышка Самсон, перекосившись на бок, волок за ручки здоровенную клетчатую сумку. Внутри сумки при каждом его шаге что-то глухо брякало, и Петрович невольно поморщился: разве можно так обращаться с уникальными вещами!

– Вот, Петрович, – сказал Самсон, опуская свою ношу посреди кабинета, – доставили, как вы велели.

– Покажи, – потребовал Мамонтов.

Самсон раздернул «молнию» сумки, порылся внутри и вынул темную, с прозеленью медную чашку, на боку которой ярко горело, отражая свет мощного потолочного светильника, пятно чистого золота. Петрович не считал себя экспертом, но кое-что смыслил в драгоценных металлах. Он издали узнал этот блеск, и сердце у него радостно дрогнуло: все-таки это не было уткой, как он в глубине души побаивался, и ему удалось-таки снова оседлать удачу.

Сохраняя недовольное выражение лица, он брезгливо, двумя пальцами взял чашку за украшенную какими-то листиками и завитками ручку и осмотрел со всех сторон.

– М-да, – неодобрительно промычал он и вернул чашку Самсону. – Поставь свой баул вон туда, в угол. Надо будет показать знающим людям. По мне, так ничего особенного…

Он заметил, как вытянулись украшенные одинаковыми кровоподтеками физиономии бандитов, и лениво добавил:

– За старание хвалю. А что этот ваш… Макаренко?

– Кто? – удивился Самсон.

– Учитель готов, – отрапортовал Борис, который, похоже, знал, кто такой Макаренко. – Отравился газом. Типичное самоубийство.

– Не вынес угрызений совести, – подхватил Самсон. – Мы его отговаривали, а он ни в какую. Сунул голову в духовку, пустил газ и дал дуба. Так что с ним проблем не будет.

– Орлы, – с некоторым удивлением похвалил Петрович. – Ваши бы слова да Богу в уши… Ну, если так, то я вами доволен. До завтра можете отдыхать, а завтра… Ты, Самсон, меня спрашивал насчет того фрайерка: не убрать ли, мол, его. Так вот, я тут подумал над твоим предложением и понял, что этот человек нам не нужен. Слишком много от него головной боли. Опыт у вас теперь есть, портрет его вам знаком, так что… – Он сделал паузу, вглядываясь в лица своих подручных. Особенной радости на этих лицах не наблюдалось, и тогда Петрович не торопясь, как истинный художник, наложил последний штрих. – Это серьезный заказ, – сказал он, – серьезное дело. А серьезные дела требуют серьезной оплаты. По три штуки на брата, ясно? Наличными. Половина сейчас, – он выдвинул ящик стола и выложил оттуда стопку купюр, – а вторая, когда выполните заказ. Журналистку я передаю Каланче и Чижику, а ваше дело – найти и угомонить этого фрайера. Он мне давно мешает, как заноза в заднице. Я вам этого не забуду. Только не расслабляйтесь, с ним шутить нельзя.

Непрерывно кивая в такт его словам, Самсон сгреб со стола деньги и ловко, словно карты сдавал, разбросал их на две одинаковые кучки, которые тут же исчезли в карманах подельников. Наблюдая за этой процедурой, Петрович с трудом сдерживал презрительную улыбку: и Самсон, и Борис отлично знали, что серьезный заказ стоит гораздо больше, но живые деньги загипнотизировали их, да и торговаться с хозяином они бы вряд ли рискнули, даже если бы очень захотели. Они были пушечным мясом, слепыми исполнителями его воли, которым при любом раскладе была одна дорога: на два метра вглубь, под дерновое одеяло. Они слишком много знали и были чересчур глупы, чтобы Петрович рискнул доверить им хранить эту тайну.

Когда бойцы ушли отсыпаться перед полным забот и тягот трудовым днем, Петрович снова расстегнул клетчатую сумку и по одному предмету выставил весь сервиз на свой обширный дубовый стол. Вид у посуды был такой, словно ей самое место на помойке: грязная, пятнистая, исцарапанная и покрытая зеленоватыми пятнами медная поверхность, густо забитое зеленым налетом окисла рельефное кружево растительного орнамента, до неузнаваемости залепленные какой-то засохшей дрянью царские орлы… Но единственное протертое в этом слое грязи крохотное окошечко сверкало яростным солнечным блеском, и, стоило лишь слегка прикрыть глаза, как Петрович начинал словно наяву видеть сервиз во всем его сияющем великолепии. Он был абсолютно равнодушен к антиквариату, – но стоявшее перед его внутренним взором зрелище вызывало невольное восхищение.

Петрович долго разглядывал сервиз, проклиная медлительное время: ему не терпелось поскорее навести справки и проконсультироваться с настоящим экспертом, который развеет его сомнения и назовет хотя бы приблизительную стоимость сервиза. Но поднимать людей с постели ему не хотелось, и деликатность была здесь ни при чем: Петрович опасался, что внезапно проснувшийся в нем посреди ночи интерес к экспертам-ювелирам может возбудить еще чье-нибудь любопытство и породить ненужные вопросы и домыслы.

Он все-таки заставил себя поспать несколько часов, а утром, едва приняв душ и выпив чашечку кофе, принялся звонить по телефону. Через два часа на столе перед ним лежал список из десятка фамилий и адресов. Это были имена наиболее знающих ювелиров, про которых было известно, что они умеют держать язык за зубами. С дымящейся сигаретой в углу рта и щурясь от дыма, Петрович внимательно просматривал список, время от времени делая на полях какие-то пометки. Две или три фамилии он решительно вычеркнул из списка, а одну обвел жирной чертой. Этот человек давно вышел на пенсию и жил уединенно, почти ни с кем не общаясь, в частном домике на окраине Монино. Возможностей разболтать секреты Мамонтова у него было меньше, чем у других его коллег, да и послужной список этого человека производил определенное впечатление: тридцать лет в Алмазном фонде – не шутка. Уж кто-кто, а этот старик наверняка сумеет отличить царский сервиз от дешевой подделки.

Андрей Петрович Мамонтов никогда не стал бы тем, кем он стал, если бы имел дурную привычку откладывать дела в долгий ящик. Поэтому менее чем через два часа его черный джип уже остановился рядом с калиткой дома, в котором жил со своей супругой Даниил Андреевич Яхонтов. Петрович вышел из машины, неторопливо одернул полы своего легкого осеннего пальто, закурил и не спеша, с большим достоинством огляделся.

Домишко, в котором проживал золотых дел мастер, не производил впечатления зажиточного, но выглядел ухоженным и аккуратным. Небольшой огородик перед домом был тщательно перекопан на зиму, в штакетнике не усматривалось ни одной гнилой планки. Мамонтов даже засомневался, туда ли он попал. Его сомнения многократно усилились, когда он увидел хозяина, который возился в саду, обрезая сучья старых развесистых яблонь. Это был крепкий кряжистый старикан, больше похожий на молотобойца или на вальщика леса, чем на ювелира, который всю жизнь горбился над золотыми финтифлюшками и закорючками. Мамонтов неплохо разбирался в людях и даже издали видел, что этот, с позволения сказать, старичок может одним ударом волосатого кулака сбить с ног годовалого бычка и легко даст сто очков вперед любому молодому.

Один из охранников Мамонтова сунулся было вперед, но Петрович преградил ему дорогу вытянутой рукой.

– В машину, – негромко сказал он и неторопливо двинулся к калитке.

Старик продолжал как ни в чем не бывало пилить сучья, словно не замечая остановившегося за забором джипа, но когда калитка хлопнула, сразу же обернулся, вперив в Мамонтова взгляд маленьких, темных, острых, как буравчики, глаз. В этом взгляде не было ни маразматической старческой приветливости, ни раздражительности.

Это был цепкий, спокойный, изучающий и оценивающий взгляд, и Петрович понял, что перед ним именно тот человек, которого он искал. Этот не станет хитрить и ловчить, маскируя собственную жадность утомительно многословными речами. Он либо сразу назовет свою цену и возьмется за дело, либо с порога пошлет к черту, а то и куда-нибудь подальше. Петровичу, в характере которого доминировали такие же черты, нравились прямые люди, а уж этот старик, судя по всему, был таким прямым, что прямее просто некуда, – если, конечно, это был именно тот старик, а не какой-нибудь другой.

– Добрый день, – поздоровался Петрович. – Я ищу Даниила Андреевича Яхонтова.

– Считай, что нашел, – ворчливо заявил старик. – Я буду Яхонтов. Ты по делу или опять дом торговать? Если насчет дома, говорю в последний раз: дом не продается, не дарится и не оставляется в наследство. Больше говорить не буду, а буду бить прямо в рожу. Замучили, стервецы! Мне плевать, что вам надо свои хоромы строить. Дайте хоть до смерти дожить по-человечески!

– Я не насчет дома, – успокоил его Петрович. – А что, вам досаждают потенциальные покупатели? Я мог бы помочь…

– Сам пока справляюсь, – оборвал его Яхонтов. – Так что за дело? Продать мне нечего, а покупатель из меня, сам видишь, никакой…

– У вас есть товар, который мне необходим, – сказал Петрович. – Ваши знания, опыт… В общем, мне нужна квалифицированная и сугубо конфиденциальная консультация. Может оказаться, что дело не стоит выеденного яйца, но при любом результате я плачу за экспертизу тысячу долларов США. Или вы берете больше?

– Я ничего не беру, потому что не даю консультаций, – спокойно ответил Яхонтов. – Тысяча долларов, говоришь? Многовато за консультацию, даже самую профессиональную.

– Конфиденциальность, – терпеливо напомнил Мамонтов.

– Ну, разве что… А ты кто такой – бандит?

– Бизнесмен, – все так же терпеливо сказал Петрович.

– Бизнесме-е-ен… Ну и что ты с.., сбизнесменил?

Мамонтов неодобрительно кашлянул в кулак. Пожалуй, старик был даже немного прямее, чем хотелось бы Андрею Петровичу. Мамонтов предпочел бы иметь дело с этаким божьим одуванчиком, который, понимая все не хуже Яхонтова, боялся бы собственной тени и на которого было бы достаточно просто посмотреть построже, чтобы он без возражений занял приличествующее ему место. Яхонтов, по мнению Петровича, был чересчур проницателен и явно никого и ничего не боялся.

– Виноват, – сказал Петрович, всем своим видом давая понять, что ни в чем он не виноват и извиняться перед кем бы то ни было не привык, – мы что же, так и будем беседовать во дворе? Дело у меня, может быть, и не очень важное, особенно для вас, но посторонних глаз оно все равно не терпит.

– Фу-ты ну-ты, – проворчал старый грубиян. – Ну, проходи на веранду. В доме у меня ремонт, печка разобрана, грязи по колено, а на веранде будет в самый раз.

Вслед за хозяином Мамонтов прошел на застекленную веранду, где, вопреки его ожиданиям, действительно было чисто и уютно. Старого хлама, который обычно валяется на верандах таких вот деревянных одноэтажных домиков, не было и в помине, зато посреди веранды стояли стол и пара очень удобных, хотя и ветхих от старости, плетеных кресел. Дощатый пол сверкал чистотой, под потолком висели пучки каких-то сухих трав, от которых исходил приятный запах.

Скрипя половицами, Мамонтов подошел к столу и без приглашения уселся в одно из плетеных кресел. Казавшееся на вид очень уютным кресло на поверку оказалось еще уютнее. Оно весьма располагало к тому, чтобы откинуться на его спинку и так, полулежа, вести долгую неторопливую беседу под чаек или под водочку. Именно поэтому Мамонтов сел прямо, не касаясь лопатками спинки, и положил на стол сильные короткопалые ладони, сцепив их в замок. Он посмотрел в большое, во всю стену, окно с частым переплетом и увидел свой джип и одного из охранников, который со скучающим видом курил, прислонившись задом к переднему крылу машины, и притворялся, что считает галок.

– Ну? – требовательно сказал старик. – Говори свое дело, у меня работы выше крыши.

– Прежде всего мне хотелось бы получить гарантии конфиденциальности, – сказал Петрович.

– Мне болтать не с кем, – мрачно ответил Яхонтов. – Да и не люблю я это – болтать. Не мужское это занятие. А насчет гарантий – это, брат, не ко мне. В страховую компанию обратись. У них, говорят, с гарантиями все в порядке. И не вздумай меня своими гориллами пугать. Напугать не получится, а разговор наш на этом кончится раз и навсегда. Знаю, что на мне свет клином не сошелся, и что не вечный я – тоже знаю, да еще и получше тебя. Только мне бояться поздно. Времена не те, возраст не тот… Да я и в те времена не больно-то боялся, особенно таких, как ты и твои мордовороты. Вот такие мои гарантии. Устраивают они тебя – говори, с чем пришел. Не устраивают – проваливай, не отнимай у меня время.

Мамонтов, не скрывая неудовольствия, хмыкнул в нос и достал сигареты. Старик немедленно протянул руку, взял с подоконника тяжелую стеклянную пепельницу и со стуком поставил ее на стол перед гостем. Сделано это было очень подчеркнуто: дескать, не думай, что это я из вежливости, мне просто не нравится, когда пепел на пол стряхивают.

Не обращая внимания на эту демонстрацию, Петрович закурил, нарочито неторопливо порылся в кармане пальто и выставил на стол чашку. Старик шевельнул мохнатыми черными бровями, бережно взял чашку в руки, как будто она была сделана из тончайшего фарфора, и некоторое время вертел ее так и этак, внимательно оглядывая со всех сторон. Сверкавшее золотым блеском отчищенное пятно он удостоил лишь беглого взгляда, сосредоточившись почему-то на рельефе. Он даже поскреб его желтым от никотина ногтем, словно надеялся счистить копившуюся десятилетиями грязь, после чего осторожно поставил чашку на стол и некоторое время молча смотрел в окно, шевеля нахмуренными бровями и со скрипом потирая заросшие седой щетиной бульдожьи щеки.

– Ну, – сказал он наконец, – и чего ты от меня хочешь? Насчет конфиденциальности я теперь все понял. Уверен, на этой вещице крови предостаточно. Но что тебе нужно от меня.., бизнесмен?

– Например, рыночная цена, – сказал Петрович.

– Рыночной цены у этой вещи нет, – ответил Яхонтов. – Ей вообще цены нет, если хочешь знать мое мнение. Здесь ты ее продать не сможешь, а если сможешь, так разве что по дешевке. Эта чашка из сервиза Фаберже. Сервиза этого никто в глаза не видел, большинство ныне действующих экспертов просто рассмеются тебе в глаза: Фаберже, скажут, сроду такой ерундой не занимался. Серость кругом… Нет, если ты, скажем, коллекционер, то это настоящее украшение твоей коллекции, поверь. А насчет продажи.., не знаю, не знаю. Разве что за бугор ее вывезти. И потом, есть в этой твоей чашечке парочка сомнительных моментов… Объяснять не буду, ты все равно не поймешь. Скажу так: я на девяносто девять процентов уверен, что это Фаберже, но если бы, к примеру, мне сейчас предложили подписать официальное заключение – дескать, чашка работы Фаберже, изготовлена тогда-то и там-то по заказу императрицы Александры Федоровны, – я бы отказался. Не стал бы я своим добрым именем рисковать из-за одного процента.

– А есть ли способ развеять ваши сомнения? – с невольным уважением спросил заинтересованный и очень довольный Петрович. Манеры старика не имели значения: он был настоящим специалистом, а специалистам позволительны некоторые отклонения от нормы.

– Нет такого способа, – ответил старик, – потому что сервиза нет. Но спасибо тебе, что заглянул, порадовал старика. Деньги свои себе оставь. Не думал я, что доведется на эту вещь хоть одним глазком взглянуть. А вот поди ж ты, даже в руках подержать посчастливилось…

– Подождите, – остановил его Петрович. – А если представить на минутку, что сервиз у меня… Смогли бы вы тогда с уверенностью утверждать, что это именно тот сервиз, о котором мы с вами говорим?

– После детального осмотра и некоторых анализов смог бы, – ответил Яхонтов. – Только ты извини, не люблю я пустых разговоров, всех этих «если бы» да «кабы». Что толку переливать из пустого в порожнее?

Петрович не спеша отставил в сторону чашку, расстегнул портмоне и выложил на стол десять стодолларовых бумажек.

– Я же сказал, что денег не возьму, – напомнил Яхонтов, бросив беглый взгляд на стол. – И добавить к сказанному мне нечего.

Петрович молча покачал головой и поднес к уху «трубу».

– Принеси, – коротко распорядился он и выключил телефон.

Через минуту на веранде возник охранник с большой клетчатой сумкой. Он поставил сумку на пол рядом с креслом Петровича и молча испарился. Петрович распустил «молнию» сумки и принялся расставлять на столе сервиз. Яхонтов наблюдал за его действиями исподлобья, барабаня толстыми пальцами с каменными ногтями по краю стола.

– Чайника нет, – сказал старик, когда сумка опустела. – Неужели и впрямь тот самый?

– Вот это мне и хотелось бы узнать, – заметил Петрович.

– Где ты это взял, спрашивать не стану, – сказал Яхонтов. – Во-первых, не мое дело, а во-вторых, все равно соврешь.

И вообще, меньше знаешь – лучше спишь. Мне понадобится какое-то время – час, два.., не знаю сколько.

– Я подожду, – сказал Мамонтов. – Если хотите, могу подождать в машине.

– Сиди тут, – проворчал старик. – А то ты будешь ждать в машине, а твои орангутанги в это время будут мне огород вытаптывать, чтобы я ненароком через окно вместе с сервизом не утек. Сейчас кликну жену, пусть чай организует…

– Ну-ну, – мягко остановил его Мамонтов. – Я не хочу обижать вашу супругу, но, может быть, мы как-нибудь решим это дело без женщин? Бог с ним, с чаем. Когда закончим, я его с удовольствием выпью. Очень люблю крепкий чай.

– Чифирь, – уточнил старик, который, похоже, видел Петровича насквозь.

– Это что-то меняет? – не споря, спросил Петрович.

– Да ни в жизнь, – ответил старик. – Пей ты хоть стрихнин, мне-то какое дело?

Он тяжело поднялся и, шаркая подошвами, направился к двери, которая вела в дом. У самой двери он остановился и еще раз через плечо посмотрел на сервиз.

– Лупу возьму, – бросил он Петровичу, – и еще кой-чего… Ты посиди пока.

Петрович кивнул и, как только дверь за Яхонтовым закрылась, снова вынул мобильник.

– Будьте на стреме, – вполголоса сказал он охранникам. – Старик шустрый. Следите за верандой.

Говоря, Петрович не сидел на месте. Старик действительно был очень шустрый и слишком хорошо ориентировался в ситуации. Кто его знает, гниду старую, что у него на уме? Телефончик у него имеется, и кто поручится, что этот боров по старой памяти не подрабатывает стукачом?

Мамонтов подкрался к двери и приложил ухо к замочной скважине. Он давно отвык действовать подобным образом, перекладывая такие дела на своих охранников, но ситуация была не совсем обычная, и попадать в дурацкое положение только потому, что слишком стремился сохранить лицо, Петрович не хотел.

Он услышал обрывок какого-то разговора, происходившего, судя по всему, между хозяином и его женой. Слов он не разобрал, но голосов было два – мужской и женский, а значит, Яхонтов не звонил по телефону. И потом, чтобы растолковать суть происходящего тупому дежурному менту, потребовалось бы гораздо больше времени.

Потом послышались приближающиеся тяжелые шаги, и Мамонтов поспешно вернулся за стол. Дверь распахнулась, и на пороге появился Яхонтов.

На какое-то время Петрович лишился дара речи. Он ожидал от старика любого подвоха, но только не того, что увидел сейчас.

Даниил Андреевич стоял в дверях, широко расставив ноги и держа наперевес охотничью двустволку, стволы которой смотрели Петровичу точно в живот. Старческие руки ни капельки не дрожали, глаза-буравчики смотрели на Мамонтова спокойно и твердо, а на левом плече висел до отказа набитый патронами патронташ. Чувствовалось, что старик хорошенько подготовился к встрече и вовсе не собирается шутить.

– Так я и знал, – спокойно сказал Яхонтов, – так и надеялся, что, раз сервиз украли, мимо меня ему не пройти. Сиди, не дергайся! – прикрикнул он, увидев, что Мамонтов пытается встать. – Руки на стол! Вот так. В стволах у меня картечь, и стреляю я получше твоих обезьян – как-никак сорок лет охочусь. Сейчас моя Сергеевна ментам позвонит, а мы с тобой их подождем…

За стеклами веранды что-то мелькнуло и тут же скрылось. Не меняя выражения лица, старик повернулся в ту сторону всем корпусом, немного опустил ружье и нажал на спусковой крючок. Ружье подпрыгнуло у него в руках, с диким грохотом выбросив из правого ствола длинный сноп огня и целое облако кислого порохового дыма. В дощатой стене веранды чуть пониже оконной рамы возникла огромная дыра с ощетинившимися острой щепой краями. Снаружи послышался сдавленный крик и глухой шум падения.

– Я предупреждал, – сказал старик, снова наводя ружье на Петровича.

Мамонтов закусил губу. Старик не шутил, и теперь, к огромному сожалению Андрея Петровича, все зависело от второго охранника. Если тот не сделает что-нибудь буквально сию же минуту, ничего делать уже не понадобится: все, что нужно, доделают подоспевшие омоновцы.

– Старый козел, – с ненавистью процедил Петрович.

Старик, по всей видимости, собирался ответить, но тут второй охранник пинком распахнул дверь и ворвался на веранду, держа пистолет обеими руками, как герой полицейского боевика. Громыхнул еще один выстрел, но за долю секунды до этого охранник, наученный горьким опытом своего товарища, плашмя упал на пол. Картечь кучно ударила в дверной косяк, мигом превратив его в щепу, а охранник, не вставая с пола, одну за другой всадил в старика четыре пули.

Яхонтов стоял еще как минимум две или три секунды, а потом с грохотом упал на пол, как опрокинутый шкаф, – тяжело, неуклюже, совсем не драматично и очень некрасиво. Из глубины дома послышался тихий, но полный отчаяния женский крик.

– Канистру с бензином, живо, – скомандовал Петрович охраннику. – Что с Бегемотом?

– Замочил наглухо, сука, – слегка дрожащим голосом доложил охранник.

– Бегемота на веранду, – продолжал Петрович, торопливо, кое-как сваливая в сумку драгоценный сервиз. – Берлогу поджечь – и ходу. Живо, живо, мусора на подходе!

Охранник заметался. Петрович подхватил сумку, но помедлил еще секунду, задумчиво ощупывая сквозь ткань пальто лежавший в кармане пистолет и косясь на приоткрытую дверь, что вела с веранды в дом.

А, черт с ней, с этой старой сукой, решил он наконец. И так поджарится. А если уцелеет, значит, так ей на роду написано. Все равно она меня не видела, так что толку от ее рассказа ментам не будет никакого. Зато на мне, может, одним грехом меньше будет…

Через минуту черный джип уже отъехал от весело разгоравшегося дома, а еще через четверть часа уцелевший охранник остановил машину на обочине шоссе, выбрался на дорогу, сорвал с бамперов картонные таблички с фальшивыми номерами, обнажив настоящие, зашвырнул их в лес, вернулся за руль и дал полный газ, увозя хозяина подальше от места преступления.

Не въезжая в город, они свернули в один из многочисленных подмосковных поселков, где у Петровича был надежный, проверенный знакомый, и оставили сумку с сервизом и все имевшееся в машине оружие в подвале, присыпав импровизированный тайник заготовленной на зиму картошкой. Теперь никакие милицейские операции по перехвату им были не страшны, и Петрович немного расслабился.

Реакция Яхонтова на сервиз яснее любых слов говорила о том, что сервиз самый что ни на есть подлинный – тот самый, о котором говорили по телевизору, называя его безвозвратно утраченным и вообще гипотетическим. Старый ювелир был прав: продать сервиз в России будет, пожалуй, трудновато, и дело вовсе не в цене. В России множество богатых людей – богатых по любым, самым строгим мировым стандартам. И деньги свои они тратят совсем не так, как эти западные скопидомы. У русского человека и натура все-таки пошире, и вообще… Так что при прочих равных условиях продать сервиз внутри страны можно было бы даже выгоднее, чем на Западе. Но на нем, черт его подери, и в самом деле слишком много крови, и выставлять эту штуковину напоказ было бы безумием: всех журналистов не запугаешь, всех ментов не купишь, и рано или поздно если не Белкина, то какой-нибудь другой щелкопер раскрутит эту историю, дав прокуратуре богатую пищу для размышлений и выводов.

Вспомнив о Белкиной, Петрович досадливо поморщился: журналистка ему безумно мешала, но принимать в отношении нее радикальные меры было пока рановато. В последние два дня он и так развил чересчур активную деятельность. «Слишком много трупов, – с неудовольствием думал Мамонтов. – Слишком быстро все происходит – до неприличия быстро, как после хорошей клизмы. Время поджимает, и приходится спешить, а когда спешишь, возрастает вероятность ошибки. Того и гляди, кто-нибудь лоханется по-крупному – если не сам, то кто-нибудь из твоих подчиненных. А в нашем деле выговоров не выносят и квартальных премий не лишают. В нашем деле выносят приговоры и лишают свободы, а если очень не повезет, то и жизни… Нужно поднять старые связи. Навестить старых друзей, посидеть вечерок за бутылкой хорошего коньяка, вспомнить былые дни, тактично напомнить этим солидным дядям про некоторые грехи молодости, чтобы были посговорчивее. В особенности это относится к некоторым чинам из таможенного комитета.»

С тех пор как Петрович имел с ними общие интересы, утекло много воды. Кто-то погорел, кто-то ушел в тень, но кое-кто очень неплохо продвинулся за это время – настолько неплохо, что месяц назад Петрович был очень удивлен, увидев на экране телевизора знакомую физиономию. Физиономия выглядела сытой и всем довольной, а ниже физиономии располагался китель с генеральскими звездами на плечах. «Вот тебя мы и достанем, – решил Мамонтов. – С тобой мы и проконсультируемся, как бы нам половчее вывезти за границу доставшийся в наследство от бабушки-старушки набор медной посуды. И ты у меня сделаешь все, о чем я попрошу, иначе в газетах появятся очень интересные публикации. Купить журналиста в наше время не проблема, да и покупать никого не придется. Подкинуть эту кость той же Белкиной – она же ее до самой смерти из зубов не выпустит. Разгрызет на куски и высосет мозг, и тебе, генерал, это отлично известно. Небось холодным потом обливался, когда читал статейки этой Белкиной о том бедняге-прокуроре…»

Домой Петрович вернулся в прекрасном расположении духа, больше не думая ни об убитом Яхонтове, ни о загадочном Сером, который зловещей тенью маячил где-то поблизости. С Серым должны были разобраться Самсон и Борис, а если им вдруг не повезет, то под рукой всегда найдется десяток быков, которые только и умеют, что ломать морды и стрелять из-за угла. У Андрея Петровича Мамонтова были дела поважнее.

С аппетитом пообедав, он сел на телефон и стал наводить справки. Вскоре он уже набрал заветный номер, знать который ему было не положено (и не только ему, но и вообще простым смертным), и, дождавшись ответа, со сдержанной иронией проговорил в трубку:

– Александр Григорьевич? Мамонтов беспокоит. Что, удивлен? У меня к тебе дело, генерал…

Глава 15

Борис остановился на широком бетонном крыльце, не спеша, с удовольствием закурил и стал неторопливо спускаться по ступенькам, с беспечным видом глазея по сторонам и попыхивая зажатой в зубах сигаретой. "Сигарета торчала вверх и вбок под залихватским углом, придавая Борису необыкновенно разбитной и довольный вид, и поджидавший приятеля в машине Самсон понял, что дело выгорело.

Польщенные похвалой Петровича, который до случая с Перельманом если и разговаривал с ними, то только сквозь зубы, приятели не стали ждать милостей от природы и развили бурную деятельность, направленную на то, чтобы отыскать приятеля Белкиной. Для начала они по собственной инициативе связались с Каланчой и Чижиком, которые теперь вместо них «пасли» журналистку, и попросили сразу же сообщить, если на горизонте возникнет этот тип на своей тачке. Исходя из собственного опыта, они предполагали, что звонок не заставит себя долго ждать, но Каланча и Чижик молчали, а когда Самсон позвонил им сам, Каланча довольно неприветливо ответил, что помнит о просьбе, и предложил оставить его в покое и не мешать работать. По его тону было ясно, что они с Чижиком убивают время при помощи засаленной колоды карт и что Каланча, как и Самсон незадолго до этого, уже успел проиграть напарнику довольно солидную сумму.

После полудня стало ясно, что таинственный Серый сегодня не намерен появляться у Белкиной. Приятели поняли, что ждать у моря погоды не приходится, и принялись действовать по собственному усмотрению.

Все, что им было известно о человеке, которого заказал им Петрович, сводилось к марке и номеру его автомобиля. Самсон предложил было позвонить Петровичу и поинтересоваться, не знает ли тот каких-нибудь координат, по которым можно было бы выйти на интересующее его лицо, но Борис резонно возразил, что, если бы Петрович располагал информацией, которая могла им пригодиться, он поделился бы ею сразу, не дожидаясь вопросов. А раз уж он этого не сделал, сказал Борис, то звонить ему сейчас бесполезно – только зря облажаемся…

У Бориса возникла идея, и после краткого обсуждения напарники пришли к выводу, что есть смысл попытаться претворить ее в жизнь.

Дело было в том, что до того, как поступить на работу к Петровичу, Борис несколько лет подряд занимался тем, что он громко именовал «автомобильным бизнесом». Бизнес этот заключался по преимуществу в перепродаже краденых машин по поддельным документам и приносил Борису неплохой доход. Но это была нервная работа, подделывать документы становилось все труднее с каждым днем, на постах ГИБДД, как поганые грибы после дождя, один за другим появлялись до отказа набитые информацией об угнанных машинах компьютеры, а после громких террористических актов на дорогах стало и вовсе не повернуться из-за обремененных автоматами и бронежилетами ментов. Доходы падали, риск возрастал, дорогостоящие связи в ГИБДД и среди судей практически перестали себя оправдывать, и Борис ушел на более спокойную, как ему казалось, работу.

Как бы то ни было, знакомых в ГИБДД у него осталось предостаточно, и предусмотрительный Борис время от времени навещал их, не забывая прихватить с собой бутылочку-другую. Он пользовался среди своих теперешних коллег некоторой популярностью именно потому, что мог, как никто, утрясти мелкие неприятности с дорожной милицией, выцарапав из когтей гибэдэдэшников отобранные у кого-нибудь из «братков» права или снятые за стоянку в неположенном месте номерные знаки. Когда кто-то из братвы собирался приобрести машину, обращались опять же к Борису, который через своих знакомых оперативно проверял, не числится ли та в розыске.

Вывод из всего этого напрашивался сам собой, и сразу после обеда напарники отправились в районный отдел ГИБДД, где за одной из обитых обшарпанным пластиком дверей сидел некий капитан Соловец. Чем занимается капитан Соловец по долгу службы, Борис представлял себе очень смутно, но зато ему было доподлинно известно, с какой стороны к капитану подойти и каким образом дать ему на лапу так, чтобы он, во-первых, принял подношение, а во-вторых, сделал то, о чем его просят.

Самсон остался ждать напарника в машине, где ему пришлось просидеть почти два часа, переводя взгляд с висевшего на приборном щитке мобильника на дверь райотдела. Каланча и Чижик не подавали признаков жизни. Борис тоже не появлялся, и к исходу второго часа ожидания Самсон совсем извелся, решив, что «мусора поганые» замели его напарника и тот уже дает им признательные показания, с хлюпаньем втягивая в себя кровавые сопли. Нервы у Самсона были напряжены, воображение совсем разыгралось, и он уже подумывал, не рвануть ли ему отсюда на все четыре стороны, пока не стало совсем поздно, когда Борис наконец появился на крыльце.

Наблюдая за тем, как напарник фланирующей походочкой спускается по ступенькам ментовки, словно переодетый в штатское генерал, Самсон несколько раз крепко стиснул и разжал литые кулаки, борясь с желанием выскочить из машины и накостылять этому фрайеру по шее.

Борис подошел к машине и непринужденно плюхнулся на переднее сиденье справа от сидевшего за рулем Самсона. Он не спеша опустил стекло со своей стороны, отлепил от нижней губы сигарету, сбил с нее пепел и длинно сплюнул в открытое окно. Самсон отлично видел, что напарник ломается, набивая себе цену, но все-таки не выдержал и спросил:

– Ну?

– Хрен гну, – ответил Борис, затягиваясь сигаретой. – Для настоящего профессионала преград не бывает – ни в море, ни, как говорится, на суше. Наш фрайерок у нас в кармане, осталось только вынуть его оттуда, скомкать и выбросить – вот так.

Он вынул из кармана какую-то бумажку (Самсону показалось, что это квитанция об оплате охраняемой стоянки), небрежно смял в кулаке и еще более небрежно уронил за окошко.

– Герой, – проворчал Самсон и тоже закурил, чтобы успокоить нервы. Почему-то сообщение о том, что клиент найден, не вызвало у него никакого энтузиазма. Самсон вдруг поймал себя на мысли, что он с удовольствием искал бы приятеля Белкиной хоть сто лет, лишь бы быть уверенным, что эти поиски все равно не увенчаются успехом. – Ты что там делал, герой? – спросил он.

– Да в основном торчал, как хрен в огороде, – ответил Борис. – Ты же знаешь ментов! Они быстро только бабки в карман прятать умеют. Все остальное у них происходит медленно и скорбно. Сначала он будет полчаса ходить вокруг да около, потом еще двадцать минут станет расспрашивать, зачем тебе это надо, потом еще десять минут чесать яйца… А потом скажет, что пойдет посмотреть, не вертится ли поблизости начальство, пропадет на час и вернется уже бухой.

– Коз-з-злы, – сквозь зубы процедил Самсон. – Так куда поедем-то?

Борис не глядя сунул ему бумажку с адресом. – Клин, – вслух прочел Самсон. – Это даже хорошо, что за городом, вот только надо бы заправиться.

На заправке их почти одновременно осенила еще одна идея, и они поехали не в Клин, как намеревались, а к одному из своих «коллег».

«Коллегу» звали Степашкой за весьма отдаленное внешнее сходство с бывшим премьер-министром Степашиным. Жил Степашка в Северном Бутово в двухкомнатной квартире вместе с женой и дочкой, которых, как ни странно, очень любил и которые видели в нем только временный источник финансовых средств. Черпали они из этого источника, не стесняясь и не особенно церемонясь при выборе средств. Например, Степашка старался не приходить домой пьяным. Делал он это вовсе не потому, что боялся огорчить семью, а потому, что твердо знал: пока он будет спать пьяным сном, жена и дочь вывернут все его карманы и заберут деньги до последней копейки, а утром скажут, что так и было. Да еще и потребуют компенсации морального ущерба – разумеется, денежной.

Пытаться открыть Степашке глаза было бесполезно. Самсон отлично помнил, как однажды Батон сказал Степашке, что его жена и дочь просто два паразита, которые не угомонятся, пока не выпьют из него всю кровь. «А когда высосут досуха, – говорил Батон, жестикулируя зажатой в руке бутылкой пива, – вот тогда они вытрут об тебя ноги и пойдут искать, к кому бы еще присосаться.» Степашка пожал плечами, молча взял у Батона бутылку (тот не возражал, решив, что братан просто хочет глоточек пива), коротко размахнулся и разбил бутылку вдребезги о голову Батона. С тех пор Батон ходил со шрамом на лбу и избегал общаться со Степашкой.

Но Батон был прав, как бы ни относился к этому сам Степашка. Лучшим доказательством его правоты служило то, что Степашка постоянно нуждался в деньгах, хотя очень редко кутил, сторонился казино и вообще азартных игр, а одевался так, что над ним уже давно перестали даже подшучивать по этому поводу. Самсон и Борис решили, что двухсот долларов – по сотне с носа – будет вполне достаточно для того, чтобы подвигнуть Степашку на участие в задуманном ими мероприятии.

Как и ожидалось, Степашка поначалу заколебался, но, когда Самсон похрустел перед его лицом двумя новенькими портретами президента Франклина, от колебаний не осталось и следа. Тем более что, как объяснил ему Борис, ничего особенного от него не требовалось.

Втроем они подъехали на платную стоянку и сменили приметную красную «девятку» Самсона на незнакомую Дорогину «мазду» Степашки. То, что «мазда» оказалась на стоянке, можно было считать чудом: супруга Степашки, которую все, кроме ее мужа, за глаза называли клопихой, никогда не скрывала своего отвращения к общественному транспорту. Сегодня она не взяла машину только потому, что накануне помяла переднее крыло и разбила подфарник. Поврежденный автомобиль нанес бы непоправимый урон ее тщательно создаваемому имиджу респектабельной дамы. Зато Степашка в своих растоптанных кроссовках, линялых джинсах и обтерханной замшевой курточке никак не тянул на респектабельного господина, чем и остался в данном случае весьма доволен.

Чижик и Каланча все еще не подавали признаков жизни, и приятели отправились в Клин. Самсона всю дорогу терзали нехорошие предчувствия, и даже тяжесть лежавшего за пазухой пистолета на сей раз не успокаивала: один раз они уже пытались угрожать Дорогину пистолетом. Где он теперь, этот пистолет? То-то и оно, что у Дорогина… Впрочем, Самсон не подавал виду, что боится Муму, по той простой причине, что Петровича он боялся сильнее.

Борис всю дорогу развлекался тем, что пускал солнечных зайчиков отполированным лезвием своего охотничьего ножа, безумно раздражая этим Самсона. Нож этот был, по словам Бориса, изготовлен по индивидуальному чертежу из какой-то особенной стали и мог Перерубить любое другое лезвие пополам. Нож и вправду был хорош: длинный, широкий, с хищно вытянутым вперед и вверх острым, как игла, кончиком, с зазубринами на спинке и, разумеется, с желобком для стока крови, который Борис именовал неприятным словечком «кровоспуск». Но насчет стали и индивидуального чертежа Борис беззастенчиво врал: Самсону было хорошо известно, что Борис выиграл нож у Клеща в «железку», а Клещ в свое время купил его по дешевке у зека, который выточил этот тесак чуть ли не из автомобильной рессоры.

Когда они наконец отыскали на некотором удалении от города просторный особняк, солнце уже опустилось за лес и начало понемногу смеркаться. Никакого плана на тот случай, если Дорогин окажется дома, у них не было, и Самсон вздохнул с огромным облегчением, когда увидел, что все окна огромного дома темны, несмотря на сгущающиеся сумерки. Перспектива втроем штурмовать эту крепость Самсону ничуть не улыбалась.

– Может, подождем хозяина внутри? – предложил легкомысленный Борис.

– Дверь ломать придется, – опередив Самсона, ответил Степашка. – Или окно. А если хата на сигнализации? От ментов отстреливаться будем? Я вам, конечно, не указ, но сам за двести тугриков под ментовские автоматы не полезу. Мне бабки нужны, но не до такой степени. Вернуть вам баксы?

– Ладно, – проворчал Борис, – чего ты завелся? Не хочешь – не надо. Разворачивай свою телегу. Сделаем, как договорились.

Степашка развернулся, зацепив колесами обочину и подняв облако пыли. Самсон обернулся и посмотрел на дом. Дом был чертовски хорош. Кто бы мог подумать, что такой невзрачный и никому не известный тип живет в таких хоромах! Или он чей-нибудь телохранитель, а Белкиной помогал в рамках художественной самодеятельности?

Так или иначе, при виде этого удаляющегося дома Самсон испытывал чувство, похожее на то, которое испытывает, наверное, приговоренный к смерти, узнав о помиловании. Хотя какое там, к черту, помилование! Так, коротенькая отсрочка, но и это приятно…

Степашка остановил машину на обочине. Кругом шумел сосновый лес, тень которого уже целиком накрыла дорогу и густела прямо на глазах, сливаясь с наползающими сумерками. Асфальтированный проселок был совершенно пуст, а лесной шум должен был бесследно поглотить звуки выстрелов. Найти лучшее место было бы очень трудно, и Самсон, которому до сих пор было немного не по себе, одобрительно похлопал по плечу сидевшего за рулем Степашку.

Степашка вышел из машины, поднял капот, чтобы было сразу видно, что человек терпит бедствие, достал из багажника кусок резинового шланга и вернулся на свое место, положив шланг на колени. Борис немедленно принялся недовольно вертеть носом: от шланга со страшной силой разило бензином.

– Эх, – сказал Самсон, – бараны мы, бля буду!

– Говори за себя, – продолжая недовольно принюхиваться, проворчал Борис. – Какая муха тебя укусила?

– Нам бы еще одного бойца, – сказал Самсон. – Чтобы сидел за поворотом с «трубой» и следил за дорогой. Вдруг этот тип поедет домой в темноте? Мы же его пропустим! А так все-таки лишняя пара глаз, и предупредил бы он нас заранее…

– Это не лишняя пара глаз, а лишний рот. Если пропустим, значит, будем ждать до утра, – сказал Борис. – А то бойца ему, видите ли, подавай! Может, роту мотострелков вызовем? У нас бабок немеряно, чего их экономить!

Степашка вынул из чехла прихваченный из дому бинокль, поднес его к глазам и стал разглядывать дорогу, которая на этом участке была прямой как стрела.

– Во, – сказал он через несколько минут, – едет кто-то. Быстро валит, гонщик! Ну-ка, ну-ка, поближе давай, чтобы я номерок рассмотрел… – Он немного помолчал, вглядываясь, а потом опустил бинокль и сказал:

– Эй, братки! А ведь это, похоже, наш человек.

Когда отдаленн