КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно 

Сумеречная зона [Александр Лидин] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Александр Лидин Сумеречная зона

Всякие совпадения в портретах героев с реально существующими людьми — чистая случайность.

Автор

ЧАСТЬ 1 Раз мутант, два мутант…

Мы в такие шагали дали,
Что не очень-то и дойдешь.
Мы в засаде годами ждали,
Не взирая на снег и дождь.
Мы в воде ледяной не плачем
И в огне почти не горим,
Мы — охотники за удачей,
Птицей цвета ультрамарин.
А. Макаревич «Синяя птица»

Глава 1 У костра

Дождь вновь припустил. Пришлось пересилить себя — вытащить руку из теплого кармана и поправить чуть съехавший набок капюшон. Ткань плащ-палатки даром, что прорезиненная, казалась влажной, склизкой на ощупь. Меня аж передернуло. Небось, опять какую гадость из города принесло. Вытер я пальцы о штаны — мало ли что. С вечера спрячешь грязную руку в теплый карман, а на утро клешню вытащишь, а то и того похуже. СПб он СПб и есть, никогда не знаешь, какой сюрприз он тебе преподнесет. И хоть сидел я у самого огня, инстинктивно подвинулся к костру. Хотя куда ближе то? Пламя и так брови палило, лицо жгло. Но костер, он костром, а промокнешь, замерзнешь и все… Город больных не любит. Он и здоровых-то не очень жалует, все норовит больными сделать, искалечить, а больным тут и вовсе хана.

Потом я голову поднял. Смотрю, Болтун над костром навис. Колдун, да и только. Над котелком застыл, уставился в варево, губы скривил в зловещей усмешке, ноздри раздул, козлиную бородку вперед выставил, словно не фасолевую похлебку варит, а зелье заговоренное. Из-за вибраций горячего воздуха от костра, казалось, что губы Болтуна шевелятся, словно он про себя читает сложное заклятие. И одет он не по-местному в каком-то ватнике драном, треухе.

Слева — Дикой нож полирует. Знаменитый клинок. Не финка, а произведение искусства, такие еще в середине прошлого века зеки в тюрьмах делали. Клинок тонкий, длинный, трехгранный, видать из напильника выточенный. Рана от такой штуки заживать будет раза в три дольше, чем от простого ножа. Рукоятка трехцветная, наборная…

На привалах Дикой всегда этот клинок полирует, потому и Дикой. Ноги он, как и я, чуть ли не в огонь сунул, капюшон надвинул, нахохлился, и знай себе тряпицей по сверкающей стали водит. Сосредоточенно работает, словно в этом весь смысл жизни его. Только никто никогда не видел, чтобы Дикой этим ножом пользовался. Для обыденных дел у него другой нож есть — охотничий, а трехгранная финка — для дел особых. И мне про те дела лучше и не знать вовсе. Меньше знаешь — крепче спишь.

Чуть дальше остальные искатели сгрудились — Гера, Гвоздь, Волк, Бес. А может и не искатели они вовсе, может бандиты или стрелки-наемники. Кто ж разберет? Все вооружены до зубов, в армейских брониках. Да, в общем, мне-то какое дело. Меня Эдичка пригласил, барыш пообещал, вот теперь из-за жадности своей сижу посреди леса под открытым небом, мокну.

Хотя с другой стороны в лесу классно, не то, что в городе. Там можно на чудиков или мутантов напороться, а то еще того хуже, на спецназ. Если мутанты — то еще туда-сюда, отобьешься или смоешься. В воздух пострелял, пошумел, пару гранат кинул, они и разбежались. А вот спецназ на такое фуфло не купишь. С ними надо или сражаться до конца или договариваться, что само по себе противно натуре любого искателя. А куда деваться? Или к стенке по закону военного времени, будто войн какая сейчас идет, или помогай военным, о чем бы не попросили; помогай, но, естественно, в пределах разумного. Только вот с разумом у них последнее время туговато… А про чудиков я и вовсе говорить не хочу. Кто его знает о чем они думают. На то они и чудики. Могут на обед пустить, а могут одарить, и вмиг станешь миллионщиком…

И еще запахи! В городе чем пахнет? Смертью. Словно те трупы, что давно скелетами стали, все еще по подвалам гниют. А здесь!.. Я поглубже вдохнул аромат сырых сосновых веток, смолы, запах костра, смешанный с запахом вареной фасоли и тушенки. Мне показалось, стоит закрыть глаза и все это исчезнет. Не будет ни Болтуна, ни Дикого, ни Гвоздя, ни остальных. Залив. Рыбалка в ночное. Вокруг раскинулся мир не знающий ни чудиков, ни федералов спецназовцев, ни мутантов — «Мир До» — как называет его старшее поколение. До того, страна развалилась, и коллайдер рванул. Тогда все по-другому было, жизнь иной была.

Только об этой жизни в тот вечер мне помечтать не пришлось. Стоило мне глаза закрыть и мысленно переместиться лет этак на двадцать назад, присесть на камень у полосы прибоя, Болтун мне в ухо как гаркнет:

— Не спи, парень, замерзнешь…

От неожиданности я аж подскочил. Разом вся сонливость с меня слетела. А остальные у костра на меня уставились, смеются.

— Ты чего, Болтун, сдурел? — говорю. — Ты меня заикой сделаешь.

А Болтун на меня смотрит. Глазки щурит, и хитрые они, шаловливые, словно у кота, который сметану всю слопал, и не попался. И в самой глубине этих зенок-щелочек огоньки — искорки. Или это отблеск пламени костра?

— Это ты Угрюмый сдурел. Нельзя в этом лесу спать. В больших парках в городе спать можно, в зданиях проверенных можно, даже тут, за переездом в лесу спать можно, а здесь нельзя.

Я вновь внимательно на Болтуна взглянул, исподлобья посмотрел, нехорошо так. Меня в свое время за этот взгляд Угрюмым и окрестили.

— И чем же этот лес, остальных хуже? До города рукой подать, опять же предместье Царского села, там народу полно, да болота рядом, ни один федерал не сунется…

— Нет, посмотрите-ка на него, — тут Болтун в мою сторону ложкой ткнул, не знаю уж откуда она у него в руке взялась, потом к котелку метнулся, варево зачерпнул, попробовал, покачал головой, видно рано еще, не готово, запустил руку в карман, высыпал щепотку какой-то гадости в котелок, и снова ко мне. — Только посмотрите на него… Угрюмый, ну ты ведь опытный искатель, не раз по городу хаживал. Неужели мне тебя, как лопуха зеленого жизни учить надо? Ты что историю о Заблудшем не слышал?

— Слышал наверное, — отмахнулся я. — Тут этих легенд-историй пруд пруди. Одна другой диковинней. Северная столица когда-то была, как ни как. Куда ни плюнь — памятник древности… А все слушать да запоминать, уши завянут.

От такой отповеди Болтун застыл. Рот раскрыт, сказать ничего не может — слова в горле застряли, только руками разводит — мол «Ну, ты, Угрюмый, даешь». И глазки совсем прикрыл — не глазки щели амбразуры.

Собирался я ему еще про болтливость добавить, что, мол, хороший искатель, не тот, кто у костра байки свистит и молодежь глупостям учит, а тот, кто полный рюкзак из города прет, только Дикой меня опередил. Он свою финку из руки в руку переложил, тряпицу грязную в огонь швырнул и, любуясь клинком, заговорил. Голос у него под стать кличке грубый, хриплый, словно кто наждаком по стеклу водит.

— Ты, Болтун, ботаника из себя не строй, не стой тут, словно столб телеграфный, проводами размахивая. Рассказчик ты знатный, вот и поведай нам свою байку, чтобы спать не тянуло. А то до рассвета еще далеко, а историй по Зоне много ходит, каждый по-своему все переиначивает…

— История та случилась давным-давно… — начал Болтун, чисто механически, ошалело. А потом резко замолчал, потряс головой, словно пытаясь в себя прийти, повернулся к костру. Зачерпнув варево со дна котелка, он высоко поднял ложку, внимательно наблюдая как густая жижа огромными жирными каплями падает назад в котелок.

— Не, еще не готово. Фасоль она, что консервированная, что — нет, а тверже дроби. Такую сожрешь, по кустам с неделю скакать будешь, словно заяц-дристун. Не… Чтобы армейскую хавку жрать, надо проварить ее хорошенько, иначе ни один желудок не сдюжит…

— Ты своими помоями занят или историю рассказывать будешь? — недовольно пробормотал Дикой. — Обещал, так трави байду…

— Ах, да… да… да… — забормотал Болтун, словно вспоминая что-то. Только вид у него был слишком хитрющий для простачка забывчивого. Тоже мне Иван-дурак нашелся. Не, это он, наверняка, про суп свой разговор завел, чтобы посмотреть, его слушать будут или решили над рассказом поглумиться. Но, уверившись, что слушать вроде в самом деле собрались, Болтун еще шире расплылся улыбкой. Рожа у него стала довольной, хоть прикуривай. Как-никак нашел все-таки внимательную аудиторию.

— Ты не молчи, брехай свою сказку! — встрял Гвоздь.

Тогда Болтун еще пару раз свое «да… да…» повторил словно горло прочищал, а потом начал рассказ…

* * *
Случилось это давно, а как давно, никто и не знает. Терся тогда в Царском один мужичок. Как звали его никто сейчас и не упомнит. Но везучим был гад. И трофеи при нем, и нычки все полны, и если кто наймет его, так непременно с барышом выходит. В общем, удачливым этот парень слыл без меры.

Времена тогда смутные были. Половина пригородов закрыто. Федералы страну делят им не до нас. А у нас тогда еще с военными терок не случалось. Поговаривали даже, что вояки народ боеприпасами и оружием снабжали. Не как сейчас, а официально. Типа, Родина в опасности, вот сам себя и защищай. Однако дело то не в этом… Штаб федералов тогда в Гатчине был, а форпост свой они в Смольном организовали. Ну, так, по старой памяти. Но только стали они обустраиваться, из-под земли как поперло.

Это сейчас каждая сопля знает, что под Смольными настоящие катакомбы с метро связанные. Их еще коммунисты копали. Некоторые даже говорят, что там одноколейка есть, аж до Кронштадта. а тогда об этом никто и не подозревал. Вот из-под земли «духи» и вылезли. Уж потом, когда разобрались, что это за твари, их мутантами окрестили…

Так вот, только федералы в Смольном обустроились, из каждой щели «духи» полезли. Только одну атаку спецназ отобьет, лаз в подземелье заделают, как новый лаз в другом месте открывается. И тогда они клич кинули: мол, искатели, кто заработать хочет и получить что-то вроде амнистии, вступайте в ополчение.

Сначала народ не слишком поверил, а потом ломанулся. Все таки лучше в мире с вояками жить, чем от каждой тени шарахаться. Вот и тот мужичек… тот везунчик, о котором я говорил, к федералам примкнул.

Сколько прослужил он у федералов неизвестно, только отправили его как-то в патруль. Те, кто в центре города бывал, знают. Иногда между кварталами расстояние рукой подать, а идти будешь три дня…

Так вот через день от этого патруля тревожный сигнал пришел, мол, очередная яма-нора открылась. Нужно подкрепление. Вот волонтеров и послали военным пособить. Только им не повезло. Прокопались волонтеры и только ночью к указанной точке подошли. К тому времени из патрульных в живых никого не осталось.

А волонтреры-то с марша в бой. Пол отряда в первую минуту полегло. Неразбериха началась полная. А тот везучий мужик, о ком я рассказ веду, сразу смекнул, что дело пахнет керосином. Уложил он одного гада, сорвал с него тряпки, обмотался ими, морду грязью измазал. Только собрался бежать, как кто-то из своих же его крепко по голове приложил.

А очнулся Везунчик уже глубоко под землей, в туннелях метрошных. Весь в грязи, в крови, одежда — одни лохмотья. Как он потом рассудил, мутанты его за своего приняли. Видят живой, хоть и без чувств. Вот они его вниз и сволокли, прямиком к своей королеве…

Никому не ведомо каких ужасов он в тех туннелях насмотрелся, только нашли его через полгода в одном из кварталов руин на Суворовском. Бродил он, неприкаянный, бормотал чепуху разную. Ничего не помнил, даже имени своего. Видно здорово ему там, под землей досталось. Поначалу-то его за зомби приняли, пристрелить хотели, а потом присмотрелись, человек нормальный, только грязный больно и вроде как контуженный.

Вывели они его из города. Ну, ребята жалостливые, кто плащ-палатку дал, кто сапоги, кто хавчик, кто пистолет с боеприпасами. И стали «найденыша» Заблудшим кликать. Поначалу он и вовсе как дитя малое был. Но со временем пообтерся, стал как все, только порой накатит на него. Сядет у костра, к огню спиной, уставится в темноту и сидит час или два, что-то бормочет себе под нос. А что именно не разобрать никак, да и на людской язык не сильно похоже. Спросишь его о чем, так он и не слышит тебя вовсе. Мысли его где-то там во тьме блуждают.

Это уж потом, кто-то из федералов к нашим по своим делам зарулил и узнал бедолагу, назвал и имя его, и фамилию. Только найденыш Заблудшим так для всех и остался…

А время-то шло. Стал Заблудший в город ходить, и все удачно. Везенье с ним осталось. В те дни считалось: если в город с Заблудшим пойдешь, непременно разбогатеешь. Кое-кто поговаривал, что все его везение от того, что знал он тайную тропку к Эрмитажу. Только я в то не верю.

Все хорошо было, пока за город военные не взялись. Это когда Москва окончательно отделилась, и республику Московия провозгласили. Тогда вояки совместно с федералами кучу дряни по всей зоне истребили. И что самое главное, королеву мутантов отловили.

Да, не все про то знают, только у мутантов королева была. Как матка у муравьев. Иначе откуда эта нечисть перла в таких количествах? А может королев и несколько было, не знаю… Но та тварь, что в туннелях солдаты отловили огромной оказалась — вдвое против человека. Вроде женщина, а вроде и нет. Мохнатая вся… И пока ее скрутить удалось, солдат полегло немерено. Сначала-то они пытались ее живой взять, ученым на опыты, а потом озлобились, плюнули, нашпиговали свинцом.

Знаете автобусную остановку на пересечении жд и Ленинского? Тут недалеко. Советская постройка из белого кирпича? Вот они на стене этой остановки ее и распяли. Вбили костыли в руки и ноги и оставили висеть. Говорят, она еще живая была, когда костыли вбивали. Вопила так, что аж в Кронштадте слышно было. Но солдатам-то все одно: нечисть, она и есть нечисть. К тому же озлобились они на королеву эту из-за погибших своих товарищей. Распяли и ушли в лагерь. А лагерь их где-то тут был, неподалеку. Где точно не скажу. Может даже на том самом месте, где мы костер жжем.

Так вот, когда это все случилось, Заблудший большую группу искателей — человек десять, по городу водил. Не знаю, что они там на искали, да, в общем, речь не о том. Только как вояки костыли вбивать в руки и ноги королевы стали, он разом отключился, впал в эту кому свою, хоть расстояние отсюда до центра — ого! Сами знаете… Ну, спутники Заблудшего понятно удивились сильно. Хотя чему удивляться? В СПб всякое случиться может. Тормознули они. Куда без проводника идти? Вляпаешься, разорвет в клочья и ищи ветра в поле. Еще за светло лагерь разбили, дозорного поставили, все как полагается. А только с утру Заблудший исчез. Когда и куда ушел он никто так и не узнал. А ребята те без проводника остались, из десяти только двое из города выбрались. И то один без рук остался…

А Заблудший через два дня у Эдички объявился. Как он за два дня на Ленинский из центра добрался — тайна за семью печатями. Может, знал он какой туннель тайный, чтобы на прямую пробраться?

Объявился Заблудший у Эдички. Рюкзак у него от всяких штуковин ломился. Ну, Эдичка-то, понятно дело, про брошенных в городе не знал ничего, иначе он бы с Заблудшим и говорить не стал. А так, скупил у него Эдичка весь улов, а Заблудший в свою очередь выгреб весь арсенал торговца. Все тогда удивлялись с кем Заблудший воевать собрался. Думали, что он поход на «Ваську» затевает. Несколько ребят за ним увязалось, хотели на хвост сесть, новую тропинку протоптать.

Но не пошел Заблудший в центральные районы. Ничего подобного. Добрался он до той остановки, где труп королевы мутантов висел. Снял его, похоронил, как людей хоронят. Поговаривали, что он над ней даже молитву прочел. А потом пошел на Московский в сторону Пулковских высот, и открыл сезон охоты на военных, федералов, и нашего брата — всех, кто в этом лесу в ту пору оказался. Покрошил он людей… За королеву мстил. Почему? Зачем? Никто не знает. Однако пощады он не знал: стрелял людишек, резал почем зря. Многие хорошие парни тогда приняли смерть лютую. Вояки в свою очередь охоту на Заблудшего объявили, решили, что тот просто с катушек съехал. Но не все так просто…

Гонялись за ним чуть ли не год целый. Вроде бы прикончат, ан нет. Стоит лагерь на южной окраине разбить как люди гибнуть начинают, а уж если кто уснет, то и вовсе не проснется… Во как…

* * *
— Хватит байки травить! — из темноты к костру выступило несколько фигур.

В первый момент я, как и остальные потянулся за оружием. Да только не к чему это было. К нашему огоньку пожаловал сам Эдичка и компани. Всего человек пять. Все в брониках, увешанные оружием. Выходит и в самом деле повоевать придется. Впрочем, какая разница — Эдичка платит. А, судя по хмурому выражению его лица, он и в самом деле собирался платить. Но выглядел он ни дать — ни взять настоящим пиратом. Ногу бы еще ему отрезать, попугая на плечо посадить и можно снимать Остров сокровищ.

Тяжело опираясь на трость Эдичка прошествовал к костру. Ребята подвинулись и торговец привел на корточки, вытянув к огню ладони. Капли дождя блестели на ежике седых волос.

— Ну, что, бойцы не заржавели тут под дождичком сидя? — и услышав нестройное «нет» продолжал. — Ничего, мы еще до рассвета выдвинемся, а пока, он выудил из-за пазухи бутыль «Столичной», протянул мне, а потом, повернувшись к тем, кого привел с собой, кивнул в сторону костра. — Да вы садитесь. Не маячьте там. А ты Семен, как самый молодой пару кружков сделай, понюхай, что да как.

— Да я… — попытался было возразить молодой. Из-за низко надвинутого капюшона я лица его не видел.

Но Эдичка не дал ему договорить:

— Я что сказал? — прорычал он, сдвинув брови, а потом мягче добавил. — Быстро давай. Одна нога здесь, другая там. — И вновь ко мне повернулся. — А ты чего медлишь, Угрюмый. Ты бутылочку раскурочь. Промочим горло, потом о делах наших поговорим и в дорогу.

Я нахмурился. Не нравилось мне все это. Если бы не крайняк с деньгами, ни за что бы не вписался в эту компанию. Хотя я пока толком и не знал в чем дело-то. Ну, попросил Эдичка нас собраться за царским селом, в месте условленном, вот и собрались мы. И если бы один Эдичка попросил. Волчара просил. А Волчара человек не последний. Он считай каждому второму искателю жизнь спас. Он свое дело дюже знает. Так что когда он попросил меня с Эдичкой в этом лесу встретиться я согласился. А больше я пока ни на что не подписывался…

— Ты не спи, Угрюмый. Водка стухнет, — продолжал Эдичка.

Тогда я взглянул на него по злому, изподлобья.

— Что-то я не припомню, чтобы ты кому-то водку бесплатно разливали. Открыть бутылочку дело-то не сложное, расплатиться бы потом…

Эдичка улыбнулся. Слащаво расплылся. Он всегда так улыбается, когда тебя дурит.

— Ты, Угрюмый, сегодня смотрю не в духе… А насчет расплаты. Погода сегодня нелетная, а вы сюда слетелись, видишь, уже чего-то заработали…

Не стал я дослушивать до конца, что он там дальше понес про дружбу и солидарность между искателями. Знаем мы эту дружбу! Однако крышечку с бутылки свинтил, хлебнул из горла теплой ядреной жидкости. Словно не водка, а керосин. Интересно из чего же ее в Подмосковье гонят? Не из пшеницы уж точно. К тому же, что удивительно, погода — холод собачий, а водка — теплая. Вот ведь напиток мерзкий.

Однако без второго глотка не обошлось, а потом передал я бутылочку дальше по кругу — Болтуну. А сам пригляделся к тем, кого Эдичка с собой притащил — все парни молодые здоровые, им бы молотобойцами в кузне работать, а не по руинам чалить. Да ладно, не мое это дело. Только один из них вроде как моего возраста, а может и того постарше. Седой весь. Я повнимательнее-то пригляделся. Ба, да это же Дед — знатный искатель, давно по пригородам утюжит, хотя подвигов особых за ним вроде не водилось…

Пока я ребят Эдички разглядывал, бутылка первый круг завершила. Когда ее передали Эдичке, он вместо того, чтобы отхлебнуть поставил ее на землю, обвел всех нас заговорческим взглядом. Все попритихли. Тогда он и заговорил:

— Вот такие дела ребятки, не знаю с чего и начать… — тут он сделал театральную многозначительную паузу, словно ожидая, что мы к нему с вопросами ломанемся, но все сидели, слушали. — Старшего Хасима все знаете? — последовал гул одобрительных голосов. Этого типа знали все и сильно не любили. То ли бандит, то ли искатель, Хасим сколотил группу человек из двадцати и промышлял, грабя гуманитарку и геройствуя где-то в депо жд— Так вот, Волчара разнюхал, что те наемники, что на наших за Пулково наезжали от Хасима были. А недавно он совсем обнаглел — обосновался тут неподалеку, стал с вояками шуры-муры водить. Потом где-то в метро вроде бы какого-то мутанта особого отловил. Решил погонникам его загнать. Не знаю, что в той твари особого, только денег Хасим заломил — не представить, а эти суки продажные сразу и согласились, а заодно пообещали нашего брата поприжать, а то Волчара им последнее время сильно не нравиться… Я предложил Хасиму искателей не трогать, не зарываться. Но поганец меня послал, да еще заявил, что, как с вояками договориться, вышибет меня из моей норы, и все южные окраины к рукам приберет… — И вновь Эдичка сделал многозначительную паузу.

Однако никто не нарушил молчания, все слушали внимательно. Да и я уши насторожил. Эдичка кадр еще тот, но с ним в принципе дело иметь можно. Да и Волчара с ним заодно. А вот относительно Хасима я сомневался. К тому же «поприжать искателей» выльется в дело кровавое. Право ношения оружия, дарованной новой конституцией Московии еще никто не отменял. Много невинных ребят ляжет ни за что, а ведь СПб и так могилами усеян.

— Поэтому решил я, ребятки, вас попросить, не за даром, конечно, людей Хасима разогнать. Мутанта же мы себе заберем. Я с вояками сам добазарюсь. Зато каждому из вас, кто живым из дела выйдет, хлебно жить будет. Эдичка добро помнит.

— Не даром, это за сколько? — неожиданно встрепенулся Гера.

Эдичка наградил его укоризненным взглядом. Прям отец-учитель взывающий к раскаянию одного из своих шаловливых отроков.

— По три куска, если хочешь знать!

— Велика щедрость нашего эмира! — фыркнул Гера. — Я за три куска под хасимовские пули не пойду. Или ты амулеты неуязвимости раздашь?

— Ты и за сто три не пойдешь, — пренебрежительно бросил ему Дикой, а потом внимательно глядя в лицо Эдичке поинтересовался. — Я так понимаю, что Волчара за тобой стоит?

Эдичка кивнул.

— И никаких колдовских штучек чудиков?

Еще один кивок.

— А мутанта себе заберешь? — тем же размеренно-равнодушным тоном продолжал искатель. — Ну, а общак их, если найдем всем поровну…

На несколько мгновений над костром воцарилась мертвая тишина. Дикой и Эдичка разглядывали друг друга не отводя взглядов. Торговец не выдержал первым — голову опустил.

— И с тебя деньги вперед, — добавил Дикой.

— Хорошо, — пробормотал поникший Эдичка. С деньгами он всегда расставался с трудом. — Выдам на рассвете, перед тем как выступим. — А потом, подняв с земли бутылку, опорожнил ее огромным глотком и, бросив пустую тару в огонь и достал следующую.

Глава 2 В логове бандитов

Только начало светать, Эдичка отдал команду выступать.

К тому времени дождь почти стих, но воздух буквально пропитался влагой. Низины затянуло густым туманом, что было нам на руку. Вот только бы на чудиков не нарваться. Хотя говорят, что сырой погоды они не любят.

Перед тем как кострище за камнями покинуть Эдичка и в самом деле башли раздал. Хотя, что это за деньги — три тысячи! А с другой стороны, я из-за Волчары с предложением торговца согласился, да еще потому, что не хотел, чтобы воцарился бандитский беспредел. Потому что на личные разборки Эдички и Хасима мне глубоко плевать. Пусть хоть глотки друг другу грызут, вмешиваться не стану — не мое это дело. Остальные… У каждого свой интерес. Тот же Гвоздь, например, денег не взял, хоть и вопил о них больше всех. Я точно видел. Перекинулся с Эдичкой парой слов и все. Так что воевать с хасимовскими ребятами у каждого из нас свой резон. Эдичка точно подгадал, кого приглашать.

План был такой: заходим тремя группами. Несколько человек к воротам, Дикой с тремя молотобойцами в обход справа, остальные заходят с тыла. Слева от дома дорога, и если голубчики на нее выскочат, то как на ладони будут. К тому же задача у нас была не перестрелять бандитов, а разогнать.

Однако все получилось не так, как планировали. К воротам фермы мы вчетвером вышли: Эдичка, Леха, Дед и я. Эдичка гранату в подствольник зарядил, хотел по воротам долбануть — сообщить Хасиму, что у него гости, да не тут-то было.

Шум. Треск. Мы по кустам залегли ждем. Искатель ведь какой выживает? тот, который ждать умеет. А тот, который не умеет, умирает очень быстро. Потому СПб спешки не любит. Покой он любит… И лучше — вечный.

Только устроились, глядь с неба вертушка. Припарковалась на землю перед воротами, нам всю панораму закрыла. Вояки пожаловали. Видать прав был Эдичка, что погонники с Хасимом снюхались.

Я-то было растерялся. Мне ведь драка с военными ни к чему. Еще засветишься где, а потом трофеи сдавать будешь, или на менять, тебя и повяжут, как ребенка. Пикнуть не успеешь. И никакие заклятия не помогут. А дальше «по закону военного времени»…. Так наших много полегло. В первую очередь те, кто с вояками общего языка найти не смог, или баловал не по-детски.

Я уж решил было с Диким перетереть тему вояк, да и ноги сделать. Черт с ними с деньгами, при случае Эдичке верну. Хотя он вряд ли возьмет. Гордый.

Но Эдичка мне опомниться не дал. Подствольник у него уже взведен был, вот он и шмальнул по вертолету. Тот полыхнул, словно ветки политые бензином. От взрыва слетели ворота, и тут же весь подлесок прочертили трассеры. Я так толком и не понял, кто в кого стрелял. Да какая разница. Сам мордой в кусты, АК над головой. И как говорится «Трах-трах-тибедох». В кого бог пошлет.

А бог и в самом деле в этот день послал. И не Хасима, и не Эдичку, а всех нас вместе взятых. Так что когда отстрелял я обойму в сторону дома, Дед меня по ногам пнул.

— Вставай, Угрюмый. Нечего патроны зря изводить. Пошли посмотрим, кто там в живых остался.

Я голову-то повернул. Глянул. Никого и нет. Эдичка с Лехой слился куда-то. Только я с Дедом и остался. Ну, мне-то негоже труса из себя корчить. Репутация дороже. Так что пришлось вылезти из своей «норки». Обойму сменил, ствол наперевес и следом за Дедом к дому похромал.

А там народ орет, палит в божий свет, как в копейку. Только не в нашу сторону целят. Это потом только я сообразил, что горящий вертолет нам как щит встал. Нас из-за него совсем не видно.

Но только мы вертолет обогнули, смотрю сквозь дырку в черепице в доме у ворот чья-то голова высунулась. Точно не из наших. Целиться, стрелять у меня времени не осталось. Тем более этот фрукт уже и меня, и Деда на прицеле держал. А пальнув с пояса я бы его не снял. Хоть стрелок я не плохой, но ведь не снайпер. Поэтому пока он родимый целился, выбирая кого из нас первым подстрелить, я так незаметно левой рукой гранату от пояса отцепил и вверх подбросил, а сам на спину Деду прыг.

Повалились мы в грязь, тут наверху как рванет. И только краем глаза вижу летит стрелок мой задумчивый, руками машет. Не стал я его траекторию до конца отслеживать, с Деда скатился. Тот приподнялся, обматерил меня без злобы. Сам понимает, что к чему.

Так мы до ворот и добрались.

Я осторожно во двор заглянул. Никого не видно, пара бандитов посреди двора валяется, да народ из всех щелей друг в друга палит, а где наши, где не наши, бог их разберет.

— И что делать будем? — повернулся я к Деду.

— Зайдем сбоку… — спокойно так ответил он, сигаретку затянул, автомат на груди поправил и шнырк мимо меня во двор. Но не к зданию, а вдоль стены налево. Туда, где кусты, где за выступом укрыться можно.

Мне ничего не оставалось, как за ним нырнуть. Однако кто-то нас заметил, шмальнул дробью. Мне осколками кирпича щеку покарябало, хорошо глаз не задело. Плюхнулся я в кусты, следом за Дедом, а там — канава, грязь. Но мне уж не до того было.

Пока я с морды кровь стирал, Дед вволю настрелялся. Отступил ко мне в канаву и говорит:

— Угрюмый, хватит сопли жевать. Мне этих гадов отсюда не достать. Так что давай дуй в обход. Постарайся во двор заскочить, тогда они у тебя как на ладони будут, а я пока их внимание отвлеку.

Я кивнул. А что делать. Дед дело говорил.

Собрал я себя в кучу и ломанулся в кусты. Что это за растение и представить себе не могу, но мерзотное на редкость. Колючки одни. Может тоже чудики. За плащ-палатку цепляют, а когда начинаешь ветки ломать, сок сочиться белый, а запах — хоть удавись. Такое ощущение, что клопов пригоршню раздавил.

Вывалился из кустов, к кирпичной стене приник, отдышался. Проверил свою «машинку», чтобы не заклинило патрон, если что. За угол заглянул. Так и есть — стоит один из бандитов ко мне спиной, целит куда-то. Я ему в спину, одиночным. Тут как говорится не игра в благородных ковбоев, а пряталки-стрелялки по-хохлятски.

Не успел бандит на землю плюхнуться, я аккуратненько гранату с пояса, и угол ее закатил. Гранаты конечно жалко, она денег стоит, но «профилактические меры» прежде всего.

Ухнуло. Полыхнуло. Дым повалил.

Я АК наперевес и в дверной проем, в дым головой вперед.

Справа пальнул кто-то. Дал я очередь в ответ. Попал… не попал, не знаю. Смотреть было некогда, тем более, что приземлился я очень неудачно. Кто же знал, что у них там пол наполовину разобран? Врезался я боком в какие-то кирпичи, так врезался, что от боли взвыл, и в глазах потемнело. Однако, как говориться, сам виноват.

Откатился я в сторону, на всякий случай. Замер, во тьму вглядываясь. Нет, вроде никого больше тут нет. Отдышался, бок пощупал. Больно. Может, ребро сломал. Обидно, если придется к Айболиту пилить…

Где-то ухнула еще одна граната а потом АК захлебнулся дробной очередью. С потолка посыпались пыль и грязь.

Бой продолжался, и отлеживаться мне никакого резона не было. Кто сколько навоюет, тот столько с бандитского общака и получит. Знаю я Дикого. Он поровну делить не станет, не его стиль.

Так что пришлось мне подниматься. Проковылял я вглубь сарая, аккуратно заглянул в соседнюю комнату. Не комнату даже, комнатушку. Глава у меня еще толком к темноте не привыкли, но то, что в комнатушке никого нет, я разглядел. Пустое помещение, только в углу лестница наверх, на чердак.

Тут меня словно черт дернул. Дай, думаю, на чердак заползу. Как там поется: «Мне сверху видно все, ты так и знай»… И своих прикрою, а может еще кого из бандитов достать повезет.

Метнулся я через комнату, а потом вверх по лестнице. Только не повезло мне. Под лестницей в тени сидел кто-то, потому как только на пол пути к чердаку оказался, меня за ноги ухватили. Полетел я головой вниз. Чудом шею не свернулся. Правда, дальше хуже вышло, потому как приземлился я на отбитый бок.

Боль была такой, что перед глазами круги черные поплыли.

Сознание я не потерял. Видать в организме еще оставались какие-то внутренние резервы, а может, мне повезло.

Автомат я выронил, но тело мое действовало самостоятельно. Не обращая внимания на боль, противника я встретил на согнутые ноги. Потом я ноги резко распрямил, и нападавший полетел во тьму, а я вдвое согнулся от боли.

Нет, явно то был не мой день.

Однако боль, болью, а правой рукой я по полу шарил в поисках чего-нибудь, что за оружие сойти может. И тут я вспомнил про нож за голенищем. Только я к нему потянулся, как противник вновь обрушился на меня. Всей своей массой навалился, выбив из легких воздух.

А потом запах. Он словно плотная подушка не дал мне заглотить ни капли живительного воздуха. Смесь запаха гнилых яиц, стухшей плоти, перепрелой листвы… По сравнению с ним, вонь кустов за сараем напоминала запах французской «шанели».

Отбивался я отчаянно, только вот сделать ничего не мог — чувствовал, как крепкие, словно стальные, пальцы противника скользят по воротнику моего комбинезона, хотят в горло впиться. Ну, уж нет! У всех искателей в воротники вшиты металлические кольца или прутья. На тот случай если вурдалака встретишь. Как там говориться: «Не целуется взасос петербургский кровосос»…

Только тогда я об этом не думал. Все мое существо направленно было лишь на то, как вывернуться из-под этой, невесть откуда взявшейся твари. И тут мне случайно повезло. Я коленом попал гаду в пах.

Ну и взвыл же он. Меня словно водой из помойного ведра смрадом окатило, но я не растерялся. Треснул его лоб в лоб, так что искры из глаз посыпались. И оттолкнувшись ногами, на спине скользнул назад, прочь. Мой противник метнулся было за мной, но что-то его удержало. А я откатился к стенке, нож вытащил, выставил.

Но мой противник за мной не последовал — скрылся назад под лестницу.

Какое-то время я лежал, пытаясь разглядеть противника, но ничего так и не увидел. Темно было. Постепенно боль в боку поутихла. Я медленно на локтях приподнялся. Где-то вдалеке за фермой все еще стреляли.

Боль в боку вспыхнула с новой силой, но все это ерунда. Пошатываясь, я встал на ноги и какое-то время стоял вглядываясь во тьму. Потом заметил на полу отблеск железа. Осторожно, покачиваясь, выставив нож вперед сделал шаг вперед, нагнулся, подхватил с пола свой АК. Передернул затвор, нацелил в сторону лестницы.

— Кто там есть, выходи!

В ответ донеслось лишь злобное ворчание.

— Я сказал: выходи! — повторил я. — Я на вашего брата зла не держу. Оружие на землю и марш отсюда. Мне на себя лишнюю душу вешать ни к чему.

Снова под лестницей заворчали.

Вскинул я машинку. Шмальнул в потолок. От грохота чуть не оглох. Давно я не занимался стрельбой в закрытых помещениях. И тут кто-то в дом прошмыгнул. Зашел в ту же дверь, что и я.

— Кто? — сдавленными голосом прошипел я, потянулся за новым магазином и тут обнаружил, что сумку с боеприпасами я где-то потерял. Судя по всему, обронил в первой комнате. Единственное, что осталось мне, так это пересчитывать сколько патронов в магазине осталось. Щелчком пальца сбросил рычажок на одиночную стрельбу, замер выжидая.

— Угрюмый, ты что ли?

— Фу, — облегченно вздохнул я. Словно разом воздух выпустил. Дед это был.

— Я… Я… Повредило тут меня немного.

— Ранен, что ли? — голос Деда звучал равнодушно.

— Ты осторожнее, — кривясь от боли, продолжал я. — Тут один под лестницей сидит. Шустрый шибко, но вылазить не хочет.

Дед остановился на пороге. Чиркнул спичкой. Отблески пламени запрыгали по кирпичным стенам, но угол под лестницей остался черной кляксой — скоплением теней. Через мгновение огонек погас и стало еще темнее.

— И…

И тут Дед с разворота огрел меня по уху прикладом. Боль страшная. Я дернулся, ударился головой о стену. Сотрясение без вариантов. А дальше все было как во сне… страшном сне.

Пока я, выпучив глаза, сползал по стене, Дед у меня автомат забрал, шагнул в сторону лестницы.

— Ты? — голос его казался далеким, словно находился он в конце туннеля.

— Я… — ответили из-под лестницы. Голос моего противника звучал странно, надрывно, словно заика, которому с трудом удавалось говорить членораздельно. — Это я.

— Выходи.

— Не могу… Боюс-с-сь… З-з-злые люди привяз-з-з-али меня.

— Сейчас помогу, — Дед шагнул в сторону лестницы. В руке его сверкнул нож.

— С-с-спасибо.

Происходящее напоминало мне кошмар. Может, я и самом деле сплю, задремал у костра, и все это мне мерещиться? Нет, пожалуй. Уж очень больно. Или Дед на сторону бандитов переметнулся? Кто его знает. Душа искателя — потемки. Может, Хасим ему что пообещал, а может… Нет, гадать бессмысленно. Голова болит, бок горит… Не человек, а истребитель какой-то.

Тут Дед ко мне повернулся, посмотрел на меня как-то странно, отрешенно, потом вновь повернулся в сторону лестницы.

— Ну-ка помоги мне… Давай-ка его наверх. Там все обмозгуем.

И шагнул в мою сторону, подхватил меня за руку, вынул у меня из руки нож. Как тот вновь у меня в руке оказался, не помню. А потом из-под лестницы вынырнула фигура в черном плаще, только не бандит это был вовсе…

Я, как увидел, задохнулся.

И в самом деле, кошмар. Под лестницей сидел мутант, только не обычный — видимо тот самый мутант, которого Хасим военным торговал. Выглядел он, как и его собратья — белесая плоть, покрытая язвами, настоящий обитатель подземки. И еще… Его оскаленная, злобная морда казалась одухотворенной, а взгляд — осмысленным. И никакой звериной ненависти ко всему живому. Странный мутант..

Однако не успел я толком рассмотреть мутанта, как тот оказался рядом. Огромные налитые кровью глаза твари уставились на меня, изучая. Никогда раньше не видел живого метрошника так близко. Запах, исходивший от твари, был просто непереносим.

— Это-о-от сделал мне больно, — неожиданно захныкал мутант, ткнув огромным когтем мне в грудь. Но Дед не обратил на его слова никакого внимания.

— Возьми его за руку. Потащили наверх, пока тут еще кто-нибудь не объявился.

Мутант кивнул.

Они подхватили меня под руки и поволокли вверх по лестнице. Я попытался было самостоятельно переставлять ноги, но ничего не получилось. Хорошо мне врезал Дед. Что-что, а свое дело он знал.

Затащили они меня наверх, усадили, потом Дед вернулся вниз, видимо боялся, что кто-то нас увидит. Я попытался было руками пошевелить. Мутант заметил, ощерился, зарычал. Тут же я все попытки оставил. С этими тварями и в полном здравии не сильно-то повоюешь. А так и пробовать не стоит.

Вот Дед вернулся, тяжело вздохнул, привел на корточки рядом со мной. Какое-то время он внимательно рассматривал меня, словно увидел впервые, потом покачал головой.

— Ладно Угрюмый… Человек ты хороший, не стану я тебя убивать, но только ты мне слово дать должен… что молчать будешь.

Я попытался что-то ему сказать, но вместо «да» прозвучал странный хриплый звук.

— Да ты не переживай, — продолжал Дед. — Алекс, — тут он кивнул в сторону мутанта, — он тихий. Он мертвечиной не питается… И колдовским штучкам чудиков не обучен. Да, Алекс?

Мутант кивнул, подтверждая слова Деда.

— В общем, — продолжал Дед, — я его отпущу. Эдичке хватит и того, что он Хасима потеснил. Пусть своей монополией наслаждается… А Алекса я отпущу, и ты никому ничего не скажешь.

Я снова промычал.

— Вижу, согласен, — вздохнул Дед. — Ты пока посиди тут, а я выведу Алекса с фермы.

Дед отстегнул рожок от моего АК, положил машинку у моей ноги. Потом подумал и отшвырнул рожок в дальний угол.

— Это на тот случай, если тебе в голову придут какие-нибудь глупости, — Встав, он повернулся к мутанту. — Пошли…

И они спустились на первый этаж.

Скривившись от напряжения, так что глаза из орбит чуть не повылазили, я потянулся к автомату. Что Дед забыл, так это передернуть затвор. А там должен остаться патрон.

Только автоматом я воспользоваться не успел. Внизу стали стрелять, потом кто-то взвыл. Зло так взвыл, по-звериному. Послышался шум борьбы, кто-то по-черному выругался, однако вскоре все стихло. Совладав с трясущимися руками, я нацелил автомат в сторону лестницы. Кто бы там ни был, я не собирался задешево продать свою жизнь.

— Эй, есть тут кто? — поинтересовались с лестницы.

Голос я узнал сразу. Гвоздь это был. Трясущимися руками я ствол-то опустил. Рукой о пол уперся, встать попробовал.

— Это я… — губы, словно огромные подушки, едва слушались меня.

Сказал, и тут рука подвернулась, я со всего маха о пол треснулся. В этот раз свет окончательно померк, и я погрузился в пучину бессознательной тьмы.

Глава 3 Человек у столба

Голова болела невыносимо.

Лежал я на чем-то мягком, было тепло. С неимоверным трудом я поднял руку, потер глаза, а потом попытался разлепить веки.

— Смотри-ка, Угрюмый очухался… — голос был знакомый, говорил Болтун.

— Я всегда говорил, что у вашего брата череп — сплошная кость с маленькими такими лифмоузелками. По такой голове ломом колотить можно, и ничего не случиться. Только лифма взболтается, — ответил Эдичка.

— Можно подумать сам ты из другого теста, — фыркнул Гвоздь.

— Естественно, — спокойно ответил Эдичка. — У меня в голове ценный механизм — калькулятор, а то еще круче бери — компьютер. А иначе торговцем и не выживешь.

— А искатели, по-твоему, тупой и еще тупее?

— А то, как же! Ну, вот подумай сам, Гвоздь. В большом мире до хрена всяких хороших профессий. Бабла — завались. А ты, вместо того, чтобы выучиться на какого-нибудь там доктора или инженера, прешься в СПб, рискуешь здоровьем, чтобы мародерствовать или с чудиками торговать, а мне или кому другому толкать трофеи. При этом ты жизнью рискуешь. А вот сидел бы где-нибудь под Москвой, ходил бы на работу в чистеньком костюме. Так нет, ты лучше тут на голодный желудок за халявой гоняться.

— Ты бы Эдичка не лечил. Как Россия рассыпалась, так вкалывай, не вкалывай, ничего не заработаешь. Кто тогда при власти был хапнули, до чего дотянуться смогли и все… остальным ничего не осталось. В этой стране денег для нас нет…

Наступила пауза. Я повернулся. У костра сидело несколько человек, только в этот раз капюшоны были откинуты и отблески пламени костра играли на небритых лицах.

— Обидные ты слова говоришь, Эдичка, — со вздохом продолжал Гвоздь. — Может, все так и есть, но… пойми. В Московии душно. Рутина: живешь по правилам, как в клетке, изо дня в день, а эффекта тот же ноль. В шесть утра подъем, в восемь на работу… От всего этого выть хочется. А тут — свобода…

— На хрена тебе свобода эта? Бегаешь от всех, словно затравленный хищнике и палишь в божий свет, как в копейку.

— И романтика, — продолжал Гвоздь, закинув руки за голову и облокотился об обломок кирпичной стены.

— Вон один уже доигрался в романтиков, спасатель Малибу хренов, — фыркнул Эдичка, мотнув головой куда-то в сторону.

Проследив взглядом я с удивлением увидел странный силуэт. Человек, привязанный к столбу. В неровном свете костра невозможно было разглядеть деталей — черт его лица. Однако я сразу догадался, кто это… Бедный Дед. Да, наши не любят, когда вот так, в спину. С одной стороны их, конечно, понять-то можно. Друг мутанта — сам мутант. А то, что с нами водяру хлебал, и под пули шел, так то не в счет. То притворь одна. Вот и пойми их. С одной стороны посмотришь, нормальные мужики, а с другой только один Аллах знает, куда зарулят завтра. Иногда такое устроят, что на утро смотреть друг на друга тошно. Вот и сейчас.

В общем, пришел я немного в себя и спрашиваю, так спрашиваю ни к кому конкретно не обращаясь, а просто, на вроде дурачка:

— И чего это вы Деда к столбу прицепили?

Все на меня и уставились. А потом Дикой и говорит:

— Ну, ты Угрюмый даешь. Он же тебе чуть бошку не раскроил, шелудивого защищая, а ты в заступники.

— Нет, Дикой… Я так спросить.

— А так, так нечего и лясы точить.

— Ссучился Дед, — встрял в разговор Эдичка. — А может и не Дед он вовсе, а тварь приодетая. Вот мутантом торганем, а там посмотрим.

Я только фыркнул, не понравился мне его тон, словно задумал он чего, а говорить не хочет. Ну, а мне-то что. Я свое отстрелял. Теперь гони бабло и как говориться «ау-фидерзейн»! Только все так по-простому не вышло. Дерьмо вышло и только…

— А что насчет общака слышно? — продолжал я. — Небось, пока в бессознанке был, все поделили?

— Угу… пожуй нугу, — фыркнул Гера.

Вот меня Угрюмым зовут, а если так, то Геру нужно Недовольным звать. Все у него не так, все наперекосяк, а послушай, так все вокруг виноваты, кроме него. Настоящий жиденыш.

— То есть? Не понял… — с недовольством протянул я, хотя на самом деле-то все я давно понял. Видел я часть этого общака, как мертвого осла уши. Или зажал кто его в тихую… или поделили меж собой, пока я в отключке лежал (в том числе и мою. Долю). С наших станется.

— Нету общака! Нема! — взвился Гера. — Или попрятал его кто, аль того хужей! Не было ничего вовсе.

— Ты мне дурындо-то не лепи, — фыркнул я, как положено за ножом потянулся. А по глазам вижу — не врет, нет не вред падлюка. И в самом деле ничего. Но отступать поздно. Оно, конечно, может и прав он, а репутация многого стоит. Раз кинули Угрюмого, так он теперича всех порвать должен.

— Нету… нету ничего!

Выхватил я ножичек, прижал Гере к горлу, чтобы думал он не том, как свет белый ненавидит, а о том какая с ним жопа приключится может, если он тут же не откроет мне все сокровенные секреты СПб и компании. Только говорить Гере было нечего. Стоял он ресницами хлопал — ветер создавал. Мне бы понять, что все они за одно, а я так нет — сплоховал.

В общем пока я Геру плющил, Дикой мне сзади чем-то тяжелым по башке вдарил. У меня аж искорки перед глазами вспыхнули, развернулся я, хотел Дикого, ну если не ножом ткнуть, то хоть поинтересоваться, за что такая немилость. Только с головой у меня и в самом деле в той день беда была, потому как повернулся я слишком медленно, уклониться не успел, как Дикой мне снова прикладом по голове — хрясть! Точно в лоб. Навострился гад. Нет, если б у меня кость тонкая была или кальция в организме не хватало, я б там на мене коньки отбросил, а так рухнул на спину, словно таракан дихлофосный. Перед глазами круги красные, не виду ни черта, но слышу все и так отчетливо словно зрение в слух перешло.

— Ну, даешь! — это Гера. Радуется лапченками сучит гнида. — Спасибо, что выручил… Только что теперь делать будем. Угрюмый в себя придет, поржет нас на ленточки для бескозырок.

— А ты не дрейфь раньше времени, — это Дикой. Голос у него неприятный, хриплый, словно кто наждачкой по стеклу водит. — Ты денег хотел — вот они лежат у тебя под ногами.

— То есть?

— То самое. Сколько Угрюмый стоит знаешь?.. Знаешь… Вот и сдай его воякам — твоя доля общака нашлась!

— А если… — в голосе Геры слышались нотки неуверенности. Я бы, если честно на его месте тоже был бы неуверен, потому как если он и в самом деле воякам меня сдаст, то осерчаю я сильно, а если осерчаю, то непременно из Геры сделаю Геру древнеримскую, без рук, без ног и без меж ног… Или то не Гера была, а Венера Милоославская?.. Или Гера… Да шут с ними обеими! Думать надо, как выбираться. Тут вместо того, чтоб затаиться, я шевелиться начал. Вот Дикой Гере и проорал благим матом:

— Ты лучше Угрюмого пакуй, а то он сейчас в себя придет и наваляет тебе по самое не хочу, так сказать.

Начал Гера мне руки крутить. Ну, сопротивляться у меня силенок не было, но руки напряг, чтоб потом его узлы сами спали. А сам-то я Волчару взглядом ищу. Он же честный, его все искатели уважают, он меня в обиду не даст. Только нет нигде Волчары. Может, подстрелили, а может ушел куда. Вот, думаю непруха, так непруха, и как ведь сердце чувствовало, что не стоит с Эдичкой связываться. Он ведь только болтать и обещать мастер.

Тем временем Эдичка встал, ко мне подошел, постоял посмотрел, головой покачал. Я думаю, вступится, нет помолчал-помолчал и отошел назад к костру. Сам ведь звал гад, сам прибыль обещал, а теперь что: в кусты?

А эти паскуды Гера и Дикой хвать меня и к столбу рядом с Дедом.

Ну, думаю, дай мне только вырваться я вас не то, что на ленточки… мокрого места не останется от вас, гады. И памяти не останется, и дети ваши до конца жизни кровавыми слезами умываться будут, если они есть у вас. Это ж надо, чтобы искатели своего же сдали военным? Это когда такое свинство было.

Хотя понять ребят можно. Искатель искателю — волк и враг, поскольку все чего-то ищут, а вот находит далеко не всякий. Так что со своими ухо в остро держать надо. Тут я, так я, так сказать, прошляпил…

В общем, стою это я у столба, голова так трещит, что мочи нету. Но молчу. Не стану же я унижаться, у гадов этих чего-то просить. Как говориться: лучше слямзить и молчать, чем унижаться и просить. Стоял я столба, думал о жизни моей скорбной, но тут слышу, кто-то рядом со мной шепчет:

— Руки вдоль столба опусти. У меня нож за голенищем.

Я покосился. И в самом деле Дед шепчет, только видок у него… Разделали его наши под орех. Один глаз заплыл, губы вспухли, стали точно две оладьи, нос перебит, морда вся в крови.

— Чего это ты решил мне помочь? — спрашиваю. — Совесть взыграла.

— Тебе сколько на Большой Земле светит? Лет восемь не меньше? — Нет, не знал Дед о всем моих подвигах. Вышка мне светит, не даром за голову вояки деньги дают. Знал бы, что Эдичка продался, ни за что бы не согласился участвовать в этом «турпоходе».

— Лады Дед уговорил, — знает ведь нужные слова чертяка!

Потянулся я за ножом. Вроде кончиками пальцев нащупал, сейчас достану. Но если ж… настало, то не рыпайся, не выкрутишься. Не заметил я, как Гера ко мне подкрался.

— Что, — говорит, — ты Угрюмый измыслил. Или в зону не хочешь, работы с кайлом тебе не по нутру. А я так вот прям и вижу тебя в карьере, где-нибудь на Новой Земле или на Апатитах. Так сделаем мечты явью… Что там у тебя? — наклонился он у сапогу Деда. Выудил нож покрутил в руке. — нехорошо ты ведешь себя Угрюмый, не по компанейски. Так вот с одной твоей шкуры мы людям денежки дадим. А ты что ж, решил нас без денег оставить? Не хорошо это, не по товарищески… — и как под дых мне саданет. Я б вдвое согнулся от такого удара, так нет… стою, пытаюсь воздух вдохнуть, только не выходит оно никак. А Гера стоит рядом, усмехается.

Нет, отдышавшись-то, ему все сказал. Хорошо так сказал:

— Ты что ж, гнида, думаешь, что я сдохну у вояк? Я ж когда вернусь тебя наизнанку выверну.

— Ну, это когда еще будет, а я пока погуляю на «твои» денежки, — и так насмешливо по голове меня потрепал.

Рванулся я изо всех сил, только сил-то не хватило. Нет, я не всю жизнь тогда улыбающуюся морду Геры запомнил. Бывают ведь гниды…

А народ у костра тем временем разомлел.

Болтун опять речь завел о чем-то, только в этот раз его заткнули быстро.

— Брехать то хватит!

— Собака брехает, а я рассказываю, о том что было…

— Да ладно… Одну мы твою сказку уже послушали, — фыркнул Гвоздь, — так что помни, ты у нас следующий, — и он кинул в нашу с Дедом сторону. — Сам знаешь: раз мутант, два мутант…

— Так чего рассказать-то?

— Чего… — задумчиво протянул Гвоздь.

Тихо трещала костер, высвечивая красным лица искателей у костра и бросая кривые тени на кирпичные стены.

— Вот чего… — начал вставая Эдичка. — Ты, болтун ребят пока позабавь чем-то… расскажи, например как все это вышло, — тут он махнул в сторону СПб, а я прогуляюсь до шоссе. Вояки должны вот-вот подъехать. Сами знаете перед ними лучше полебезить. И помните, вертолет ребята Хасима грохнули, потому как с вояками не договорились. Смотрите, не проболтайтесь… А то вон им компанию составите, — это он нас имел в виду. — Так что без глупостей тут без меня. Сидите, Болтуна слушайте.

Повернулся и ушел. Словно призрак в тумане растаял, только его и видели. Это значит с полчаса по буреломам до шоссе, ну там с полчаса, чтобы вояк встретить и полчаса назад. Выходит у нас с дедом полтора часа осталось на все про все. Мысли-то по кругу бегают, только как сбежать не придумать. Все тупик один и ступор выходит. Куда не кинь везде… писец.

Так значит стою я, мозгую над своей судьбою печальной и представляю себе, что с Гекрой и Диким сотворю, когда из этой переделки выберусь. Только вот не мозгуется ничего путного. А Болтун как всегда от важности надулся и начал:

— История эта старая, уже, наверное, и во всех учебниках прописана, только вот в книгах-то все чуть не так как было сказано. А почему? Потому как не хотят власти истину открывать и СПб с кем-то еще делить. А ведь если узнают правду, так со всего мира сюда народ кинется…

— Да не бреши, никто не кинется. Что думаешь дураков много? Европе не до нас. Они после иприта отдышаться не могут. У них Ливийско-Французская война поперек горла еще стоит. Кадафи их тогда славно причесал.

— Ты говорить то мне дашь! — взвился Болтун. — Нет, если хочешь, сам рассказывай. Ты же у нас больше знаешь!

— Не-а! — покачал головой Гвоздь. Тебе рассказ вести поручили, ты и говори. Я эту историю сто раз слышал, как и остальные.

— Слышало так, да не так, — возразил Болтун. — Каждая история она свое время требует и своего рассказчика. Вона я поведал вам о Заблудшем-Везунчике, вон он и нарисовался. Подумай над тем, что я говорю и послушай, что скажу…

Тут даже я задумался. А что? Верно Болтун говорил: только вкрутил он эту свою историю про мутантов, как сразу же Везукнчик и обозначился. А до того, Дед был, как Дед, все знали, все уважали. А через него и разброд пошел и я у столба оказался.

— Так вот… В те годы Россия была уже не Империей, потому как империю развалили и растащили, а так большим государством и было у него две столицы. Одна первопрестольная Московия, а вторая — творение Петра Великого — Санкт-Петербург. А жизнь тогда была хуже некуда. Внешне вроде бы усе и в порядке, а вглядеться, так хуже чем счас: все на взятках, обмане, полиция — продажная, медики все как один вредители. В общем чтобы не случилось с тобой, заболей ты или попади под раздачу — хана. Заправляли тогда в стране проходимцы, все из чинуш, грабили страну почем зря, а себе дворцы строили… И все бы так и продолжалось, и невесть чем закончилось бы, если бы ученые в Европе коллапсер этот не построили.

— Не коллапсер, а «коллайдер» — поправил Гера.

Болтун замолчал, повернулся к Гере и наградил его таким уничтожительным взглядом, что будь у Болтуна вместо глаз лазеры, от Геры только кучка пепла и осталась бы.

— Так вот, для дебилов, и тех, у кого в ушах серные пробки, повторю: Если бы ученые в Европе колллапсер не построили. Сначала то его и впрямь колландером называли, а потом, как все случилось, он в коллапсера и превратился… Так вот, построили они этот коллапсер и стали частицы в нем разгонять, да не рассчитали чуток. А может просто не знали, на что та фигня способна. В итоге, когда волна иприта до них докатилась, это «кол» рванул. Только заряд, или что там было не в воздух, а в землю ушел. Пробил он Землю нашу под углом и как есть СПб накрыл… Уж не знаю, что тат коллапсер делал, только получилось так что столицу нашу северную он из нашего мира выбил, а в другой не перенес, и застряла это местечко между миров разных, а посему пооткрывались тут двери разные в миры иные, так что порой в парадную дома заходишь, и неизвестно выйдешь где, да и вообще выйдешь ли. Ну и естественно радиация там всякая, и гадости иноземные так и полезли. Две трети населения там и погибло, а остальные, кто бежал, кто что… Посему СПб забором обнесли и запретной зоной назвали, только для народа СПб, как он был так и остался. Но сразу искатели появились. Кто, за чем в СПб перся. Кто хорошей жизни искал — богатства то все в городе остались. А ведь какие музеи были… Золотые цацки там всякие, картины, иконы, да и иное появилось. Про живую солярку ведь все знают. Теперь на ней все ездют и летают. А откудова она изначально то взялась? Ведь никто ее не изобретал. А эти умники из Сколково до сих пор не знают, что это такое: вещество али существо. Во как!.. Так вот после солярки той неофициально вояки перестали нашего брата гнобить. Но ведь многие идут не за тем, а ищут двери в райский мир. Слухи ходят, что и такие есть, хотя большинство миров по ту сторону дверей — ад кромешный. Оттуда порой заразу всякую и приносят. Да не только приносят, порой зараза эта сама ползет все стороны. Вот возьмите хотя бы крестовиков! Да и мутанты с чудиками. Тут иной раз в какую дверь зайдешь, а назад чудиком выйдешь! Там за дверью такое увидишь, что мозги набекрень встанут. Или облучишься какой хренью, вот тебе и мутант. А ведь есть тупики, что так город и не покинули и живут там с самого начала и по сей день. Чем питаются неизвестно, зато плодятся как тараканы. Не было на Земле никогда таких тварей… Почему СПб и закрыт и толком не изучается, так возится пара экспедиций дурковатых ученых и только. То есть, как в СПб нельзя ходить, но если едешь и не шалишь, то вроде и можно. Законов то никаких нет. У кого патронов больше, тот и прав. Сейчас СПб что-то вроде Клондайка, только ни у кого денег нет, чтобы под себя его целиком подмять.

— А откуда ж им взяться! — хмыкнул довольный Гера. — Европу до сих пор от иприта колбасит. Восточные республики с азиатами воюют, за океаном гражданская…

— Да тут глядишь, как бы Московия халифатом не стала, какие уж тут исследования, — вздохнул Дикой, и не просто вздохнул, а глубоко проникновенно, словно это не он, а я.

И только тут до меня доперло. Он ведь гад все время под меня косил. Нет, Дикой, он, конечно, сам по себе Дикой, и нрава его дикого у него не отнимешь, но местами я и раньше ловил его на том, что он то ли подражать мне пытается, то передразнивает, хотя скорее первое, потому что до клоунады Дикому как до луны, тыщу верст и все лесом. Он сидит себе свой знаменитый ножичек полирует и…

— Так вот все и было… А теперь кто в СПб пойдет и кому повезет, тот сразу себе обрезанье и в халифаты. Там-то и жизнь хороша и жить хорошо… Только вот мало кто чего полезного теперь находит. Вещички что разным богатеям принадлежали, да наверху лежали все наш брат или военные потырили, а если найдешь дверь куда, то ни повод, что в хорошее место та дверь приведет и что не закроется раз и навсегда, пока ты по иному измерению лазишь, сокровища выискиваешь.

— Ну, так кому-то все таки везет, — иначе и нас не было бы, и в СПб никто не ходил бы.

— А то, как же, — согласно кивнул Болтун. — Кому-то везет. Только вот мы неудачники. Ничего не нашли, зато теперь своими же торгуем…

— Эй-ей-ей! — вскочил Гера, схватился за нож, весь трясется. Смотреть жалко. — Ты на кого гнида намекаешь, — он нож вытащил, к Болтуну шагнул, ножичком играет: мол порежу сейчас тебя, гада ползучего. — Ты кого решил защищать? Дружка мутанта или этого чокнутого? — тут он на меня головой качнул. Я тут от злобы так и взвыл. Эй, если б не связанные руки, я б ему показал, кто тут «гнида» и что бывает, когда своих воякам сдаешь.

— Ладно, — неожиданно встрял в разговор Дикой, он даже не стал вставать, а так же сидел и спокойненько клинок свой полировал. — Болтуне прав, а ты, Гера, полегче, а то живо с Угрюмым местами махнешься. За тобой, мил человек тоже делов много числится… А ты, человек Божий, — это он уже к Болтуну повернулся. — Ты поменьше варежку не по делу разевай. Тебя зачем Эдичка попросил лясы точить. Для того, чтоб нас рассказом занять и чтоб мы тут с большой любви друг друга не порешили. А вот рот не по делу открывать и порожняк нести тебя Эдичка не просил. Так что банкуй, но меру знай.

Болтун только кивнул. А потом застыл, сказать ничего толком не может, все на нож Дикого коситься. А потом возьми и ляпни:

— Не праведно оно все таки своих сдавать.

— Хорошо, можешь от своей доли отказаться, болтун хренов.

— Ну а если б кого другого этот Дед окучил?

— Кого окучил, того бы и сдали, — отрезал Дикой. — Хоть меня, хоть Геру.

— Ну раз так…

Я и глазом моргнуть не успел, как Болтун выхватил из костра горящее полено да со всего раза по балде Геру треснул. Тот видно не ждал такого угощения, потому как стоял, как и упал, разве что не мордой в костер. А жаль… Я, конечно, не злой человек… Но жаль, конкретно.

И только дошло почему искатели по одиночке в СПб бродят, потому что искатель искателю не друг, не товарищ и не брат. Тут каждый за себя, каждый свою добычу или выгоду ищет. Каждый готов везунчика к стенке пришпилить.

Встал болтун над телом с дымящимся поленом в руке и уставился на Гвоздя и Дикого, а тем плевать похоже.

— Что ж, Геру тоже вояки не жалуют.

— И то верно, — согласился Гвоздь. — А потом автомат свой хвать. На Дикого наставил. — Пойду я, пожалуй, — говорит.

— А что так? — Дикой аж привстал от удивления.

— Пойду я, — повторил Гвоздь. — Мне за товарищей своих деньги получать не с руки будет. А что они гадами оказались и перегрызлись, так за то им военные серебряников насыпят. А мне такие деньги не нужны, тем более, что я тоже в этой компании окажусь, стоит только зазеваться, — тут он в нашу сторону дулом повел.

Зря повел. Дикой не зря со своим ножичком не расставался. Метнул он его. Точно метнул.

Гвоздь задохнулся, автомат выронил, за ручку торчащую из груди ухватился. Рот его широко открылся, будто хотел он большое «о» сказать, только не сказал ничего, а так в огонь и рухнул. И сразу мясом паленым потянуло, а Дикой к Болтуну повернулся.

— Сколько мы милок с тобой нынче заработали…

— Я… я… я… — со своего место я отлично видел, что болтуна дрожь била, потому как и он и я поняли, что Дикой это все заранее подстроил. Когда собираются вместе герои, вроде нас, грех на них не заработать. То — то я думал, с чего это он с такой легкостью меня Гере отдал? Ведь хоть волк волку волк, но под пули хачиков вместе шли. А так… Если кто его спросит, так он все на Хасима спишет. Эдичка свою долю получит и молчать будет. Только вот Болтун… Не даром он Болтуном зовется. И понял я тогда, что Болтун не жилец, и Болтун сам это понял. Испугался. На Дикого смотрит, а у самого от страха поджилки трясутся, и не бежать, ни шагнуть в сторону не может.

Я уж хотел было крикнуть предупредить, только вот не стал. Уж лучше в плен к военным, чем на нож Дикого. Стою, смотрю. Дикой встал, подошел к трупу Гвоздя, присел над ним.

— И как ты думаешь Болтун сколько они за труп Гвоздя дадут. Нет, конечно за живого больше бы отсыпали. Но за труп… Две сотни монет дадут, как думаешь?

И рывком ножик из груди мертвеца он вынул. Да ты чего брат молчишь, и, шагнув к Болтуну, он его свободной рукой по плечу похлопал. Вдруг Болтун странно дернулся, всем телом, и начал медленно на землю оседать, а Дикой отступил и пару раз провел плоскостью ножа по камуфляжу Дикого. Нож вытирал гадина, а потом Болтуна оттолкнул, так что тот на землю грохнулся, причем у самых моих ног грохнулся. Дикой на свое место у костра вернулся и вновь давай свой нож полировать.

Я взгляд опустил, а Болтун еще жив. Он мой взгляд поймал и замер со ртом приоткрытым, и вид у него такой словно о чем попросить меня, только вот сил нет. Так, наверно поросенок на хозяина смотрит, когда ему горло режут. А лицо у него жалостливое, жалостливое и удивленное.

Я не мог ему в глаза смотреть, взгляд отвел, а когда снова посмотрел, он уже был мертв.

Глава 4 Крылатая кавалерия

Вояки сажали свою вертушку на шоссе — оно и понятно, у лагеря бандитов садиться было негде. Кроме той площадки, где уже один вертолет догорал, места не было. Хотя, конечно, они хитрые, с них станется. Могли какую гадость придумать, только в этот раз они хорошо подготовились. Да и вертолет был не простым, а десантным, в нем человек сто поместиться, а то и больше.

Только лучше обо всем по порядку…

Значит Дикой Болтуна кончил, а я в тот миг больше всего о веревках думал, потому как нужно было от них избавляться и ноги делать. В свете последних разговоров я понял только одно, никто с нами церемониться не собирается, и все случившееся не плохая шутка а реальность, хуже некуда. Подергался я еще, пытаясь руки освободить. Нет, не судьба. Тогда я стал о другом думать. Давно еще один человек, славный был старик: сгинул где-то возле Петропавловки. То ли мир себе подходящий нашел и решил больше не возвращаться в наш гадюшник, тио ли убил его кто… Так вот в свое время он научил меня двум вещам: если мерзнешь, начинай медленно, ноги напрягая, с пятки на носок перекатывать вес своего тела. Греет, не то слово. А вот если тебе выждать надо, то лучше чем стихи про себя повторять, не спеша, с выражением. Так глядишь, то ли успеешь, то ли время скоротаешь. Тут как получиться.

Только вот в сложившейся ситуации стихи мне в голову не шли. Ну, никак не шли. Все, что угодно в голове вертится, кроме стихов. Вот так я все время и промучился, и хотя тянулось оно как резина. Однако всему даже самому неприятному ожиданию конец приходит. Точно так и в этот раз вышло. Но всему даже напряженному ожиданию приходит конец.

Вот ветви расступились, и из зарослей лесных к костру высыпалось с десяток вояк в камуфляже, а с ними офицер и Эдичка. Ну, у вояк выправка стандартная всем нам автоматы в носы понатыкали. Только дернись. А куда дергаться-то? Я привязанный, Дед — тоже, Гера до сих пор в отключке. Вот только Дикий, при виде нацеленных на него автоматов дернулся было — привычка она привычка и есть, но в последний момент себя в руки взял нож положил, застыл словно истукан каменный.

В офицере я сразу полковника Мамаева признал. На Пулковских личность известная. Туповат он и жаден, а посему на заставе и уцелел, и в тот раз когда мутанты прорвались, всех на заставе перебили, и когда у военных между своими конфликт вышел. Я-то с ним лоб в лоб не сталкивался, но кто сталкивался утверждал, что гнилой он, потому всех других офицеров на Пулковских и пересидел. Кому сам взятку даст, у кого возьмет, где подмажет. Думаю, именно из-за таких горе-вояк наша армия сидит в глубокой просрации и все считают военных, ну если лучше полицейских, то самую малость.

Сам-то Мамай внешне личность заметная: высок, только вот лыс, как яйцо и глаза у него большие, навыкате. Словно кто-то по затылку его веслом треснул вот глаза-то и повылезли. А может это от того, что любит он новобранцев гонять. Я сам как-то видел. Построит он их в исподнем, сам перед строем в парадной форме щеголяет, потом неожиданно остановится, да как заорет «Лечь!», а у самого глаза аж навыкате от натуги…

Ну и Эдичка, конечно при Мамае этом вьется как рыба прилипала вокруг акулы. И куда делся тот вальяжный хозяин южных пригородных земель? Он этой перемены в Эдичке меня скособочило больше даже, чем от его предательства.

— Вот тут мы и устроились, Андрей Павлович, — а глаза хитрые, хитрые, так и бегают. — Все как я вам и обещал. Вот они все красавцы.

Подошли они к нам. Мамаев руку вперед вытянул, фонарик включил и ну меня слепить, а сам в лицо вглядывается, словно боится, что ему Эдичка кого-то другого подсунет.

— Да вы не сомневайтесь, Андрей Павлович, — Это не безизвестный в Царском себе Угрюмый. Рядом с ним Дед, к нему у вас много вопросов было…

Полковник движением руки попросил Эдичку замолкнуть и стоял, долго вглядываясь в лицо старика. Наконец задумчиво протянул:

— Вот и свиделись…

— Сегодня твоя взяла, — зло так сказал Дед и кивнул.

Так они и стояли пожирая друг друга взглядами. Только первым сдался полковник. Он голову опустил, потом пнул ногой Геру.

— А это кто?

— Кличка у него Гера, — подобострастно сообщил Эдичка. — У вас на нем куча подвигов числится.

— Что-то не припомню…

— Гвоздь вон у костра, скопытился вас не дождавшись.

— Сам вижу. А где Волчара?

Эдичка сдулся, словно проколотый воздушный шарик. Только руками развел.

— Он и остальные парни сразу ушли. Я их хотел соблазнить наградой, но они ждать не стали, словно почуяли чего.

Полковник какое-то время молчал, потом печально покачал головой.

— Волчара он такой, всегда опасность за версту чует. Ну, да ладно, улов итак не плох.

Это что же выходит? Выходит, что Эдичка заранее все продумал, загодя с вояками договорился, чтобы всех нас им разом сдать. Тогда может и касса Хасана была, только он ее вовремя под себя под греб. Нет, если бы тогда Дед меня не приложил, я бы сразу как все закончилось с Волчарой смысля бы, а деньги я потом с Эдички всегда стребовать мог, только когда никого рядом не будет. Ну, ничего, икнется это ему, отольются ему заячьи слезы.

— А мутант? — продолжал расспросы Мамай.

— Он в сарае остался, так где ребята Хасана его приковали. Негоже чудище такое… — Эдичка и Мамаев от нас отвернулись, так что конец фразы я не слышал.

Только прежде чем уйти, Мамаев повернулся и приказал:

— Пакуйте их всех!

Вот думаю, и пришла хана. Ну что ж, за последние часа полтора я с происходящим смирился, что на роду написано, того не избежать. Только вот Дикой, когда ему, как и нам, наручники одевать стали, забился.

— Да я не с ними! Оставьте меня! — глазками засверкал, ножонками затопал. Только кто ж его, родимого слушать будет? А ведь не даром его Бешенным прозвали! Орал благим матом, так что, наверное, в ГДР[1] слышно было. — Позовите Эдичку, он вам все объяснит! Я же с вами! Я за вас!..

Хорошо, что Гера в отрубе был. Представляю, как они бы вдвоем голосили!

Однако вояки скрутили болезного, да еще напинали, не сильно зато больно. Это они умеют, врезать так чтоб синяка не было, а потом ты неделю мучался. Я даже как-то подозревать стал, что их этому специально учат. И курс называется «Как сделать больно надолго».

Нас тоже отвязали, скрутили, но мы с Дедом не сопротивлялись. Какой смысл? Все равно не уйдешь, только потом с месяц кровью харкать будешь.

Что для себя, то я решил: утро вечера мудренее. Все равно сначала на Блокпост отвезут, а оттуда уже в тюрьму в Царское село. Из тюрьмы-то не удрать, а вот что касается Блокпоста…

В общем, как только все окольцевали, потащили нас через лес, сначала к дороге, а по ней к шоссе. Всего идти ничего, только вот дорога так разбита, словно по ней год минометами били. А ведь нас еще заставили Геру тащить. Ну, мы с дедом сразу согласились, а куда деваться. Правда, в наручниках нести эти сволочь оказалось очень неудобно. Так случайно он выскользнул у нас из рук пару раз. Первый раз мы его в грязь макнули. Глубокая такая промоина. Я лично думал, что он после такой ванны в себя придет. Нет, не пришел. Вытащили мы его, всего в грязи, мокрого насквозь. Как не утопили сам удивляюсь. Наверное, удержались лишь потому, что вокруг спецназа было слишком много. А так если б они чуток внимание ослабили, то не всплыл бы Гера из той лужи. Дальше потащили грязным потащили. Я все коровьи лепешки высматривал. Под Питером много бездомных коров развелось. Молоко у них ядовитое, мясо противное и никому они не нужны, но порою по дороге не идешь, а прыгаешь, как по полю минному, это если стадо прошло. А тут как назло никаких стад не попалось. Жаль…

Вышли мы на шоссе, а там и в самом деле большая вертушка стоит — десантная с двумя пропеллерами. Нас туда наши провожатые и препроводили. Устроились мы в уголке на жестких скамейках. Геру на пол кинули. У меня все-таки было подозрение, что он давно уже в чувства пришел, только вида не хотел подавать — другими словами дурковал, ждал момента ноги сделать. Только такого момента ему не представилось, потому как мы с него глаз не спускали, а нас солдаты пасли.

Только расположились мы поудобнее, как над головой загудело, засвистело. Тут и мутант наш появился. Его два спецназовца на цепи приволокли, словно тварь дикую. Ну и видок у него был, скажу я вам: весь избитый, аж смотреть страшно. Его видно ребята Хасима отрехтовали, потом наши прошлись, а в финали вояки натюрморт завершили. Так-то они якобы слуги закона, в как нормальных людей гнобить, это они завсегда. Порой я даже задавался вопросом, где Московии таких уродов берут? Ведь ни один нормальный человек ни в полицию, ни в армию добровольно не пойдет. Все же знают и про дедовщину, и про скотские выходки военных и полицаев. Для них любой человек потенциальный козел отпущения, с которого надо или капусты содрать или отделать его под орех, выместив на нем все свое недовольство этой жизнью: и то, что зарплата с гнулькин нос, и то что жена и теща — стервы, и то, что до пенсии еще лет двадцать трубить, и то что дети — шпана с ранних лет наркотой и таблетками балуются… Ведь перспектив-то нет.

Так вот только мутанта погрузили вертолет стартанул. Только не было в нем ни полковника Мамая, ни Эдички. Остались они где-то там, на земле, то ли дела у них там еще какие были, то ли брезговали они нашим присутствием.

Лететь тут было всего ничего. Минут пять не больше — дольше снижаться и опускаться, зато Свалку минуем. А Свалка место неприятное и для искателей и вояк. Раньше там городская свалка была. Дерьмо со всего огромного города свозили, ну и собак конечно диких там развелось. А потом свалка осталось, только за популяцией собак следить перестали вот они и расплодились не в меру. Все заполонили. А что с ними делать? Их бы пострелять, да военным все равно, а из искателей кто за такое дело возьмется? Да и ни к чему оно. А так своего рода природный барьер для того чтобы народ с южных подходов в СПб не шастал, а с другой стороны, чтобы военные поменьше пеших рейдов устраивали. Да и твари, что из чудиков Свалку не жалуют.

Так вот миновали мы Свалку, а там и Блокпост. Раньше был просто пост ПИДРов в плохом значении этого слова. А для, кто не знает, поясню ПИДРы — Полицейские Инспектора Дорожного Регулирования. Только тут название в самую точку, потому как пидры они пидры и есть. За сто рублей родную маму продадут… В общем пост у них тут был. Потом к ним военные прибавились — не намного лучше. Пост расширили. Пару бараков возвели, гараж, каталажку для таких как мы, чтобы значит на месте все выведать у искателя и только потом его в Царское тащить для полных и окончательных разборок. В Царском-то особо не лютуешь. Там тебе и адвокаты, и правозащитники, и ё-мое всякое. А тут, прикладом по ребрам сунут, зубы об батарею пересчитают и скажут, что и было, а потом доказывай, что это тебя не какие-то чудики в СПб разукрасили, а свои же защитники отечества приложили не по-детски.

В общем, когда снижаться через пять минут начали, я понял, что в расчетах своих не ошибся. Остановка первая Блокпост.

Ну мы опять Геру подхватили, вынесли и быстренько до каталажки. А там каталажка хитрая, каждому своя камера метр на два. Уложили мы в одну клетку Геру, в другую Деда запихнули. Я уж хотел в следующую залезть, но один из конвоиров меня тормознул. С нами, мол, пойдешь. Ну я плечами пожал, а чего делать… Пошел. Меня прямо в комендатуру местную и отвели.

Сначала обшмонали по полному. Карманы все, даже потайные вывернули, все мое барахло выгребли, хотя чего там грести-то было? Я ж ушлый, я, прежде чем на встречу с Эдичкой отправиться, все самое ценное в одном из парников припрятал. Там же по левую сторону от шоссе как в СПб идешь, сначала остатки аэропортов, потом несколько брошенных центров торговых. Мужики говорили там до сих пор поживиться можно, а потом парники идут. Без конца и края. Так вот теперь-то от парников одни каркасы стоят, и то не все, ни стекол, ни пленки не осталось, а внутри какая-то нечисть развелась. Заросли там, лучше не лезть, если конечно тропинки не знаешь. Мне-то те тропинки еще лет пять назад один искатель показал. Знатный был ходок Философом звали. В общем есть там один закуток, без поллитра не найдешь, там я все свои сокровища и оставил. А то, что по карманам так — мелочь всякая.

Тем не менее, дежурный лейтинантик всю эту мелочь выгреб, переписал, в отдельный мешочек сложил, а потом бланки достал и начал вопросы задавать.

— Имя, фамилия, отчество? — спрашивает.

— Да вы и сами знаете, — отвечаю я ему. — Чего дурить-то если у вас вон над головой мой портрет висит на стенде «разыскивается». Там про меня все подробно написано. Чего диктовать-то. Перепишите и дело с концом будет.

Тут он как разойдется. Схватил дубинку, приложил меня. Ну, а у меня даром что наручники. Руки-то спереди скованы, не сзади. Это для того, чтобы я Геру тащить мог. Только лейтинантик-то этот забыл наверное с кем дело имеет, или подпись под моей фото плохо читал. Вырвал я у него дубинку и сам его саданул хорошенько. Ну, чтобы помнил, что связанных бить не хорошо. А он хлипким оказался, взвыл как белуга, на пол повалился, ножками дергает, ждет, когда его полярный пушной зверек посетит. Ну, я не стал вояку разочаровывать. Приложил ему сапогами, благо у меня сорок пятый разношенный, да еще с подковками на носиках, ну, чтоб меньше подошва стиралась. Сплясал на костях лезгинку — пару ребер ему сломал, к гадалке не ходи, да пальцы на правой руке подробил, чтобы он гад к дубинке следующий раз не тянулся. Я б ему чего еще тогда разворотил бы, уж больно я злой был на Эдичку, на Волчару, который слинял во время, на Дикого… только тут вояки понабежали. Дубинку у меня отобрали, мне же напихали, за лейтенантика и просто так, ради удовольствия.

Как меня в камеру отволокли не помню. В себя я пришел, когда меня водой холодной из ведра обдали, наверное, чтобы взглянуть: живой я, али как.

Пришел я в себя почти сразу. Не умеют вояки бить, гуманисты. Если бы я к полицейским попал, те бы из меня душу вынули, а это так — семечки для острастки. Тем более, что я сразу жмуром прикинулся. Не стал голой жопой на амбразуру лезть. Только отдышался, меня снова хвать, руки за спиной сковали и снова в допросную. А прошло то минут десять. И не лень им меня туда-сюда таскать? Хотя с другой стороны… Валандаться со мной у них нет резона, чем быстрее сдадут полицаям в Царском, тем быстрее свои наградные получат и гуляй рванина… Только в этот раз в кабинете меня седой такой товарищ встретил в штатском. Лицо словно маска невозмутимости.

— Что ж, это вы, Николай Иванович озоруете? — спрашивает, а в уголках глаз морщинки, издевается надо мной. Только уж не повыеживаешься. Руки за спиной, да и не плюгавый передо мной лейтенант. Такого нахрапом не возьмешь. Такому лучше, как отцу родному в жилетку поплакаться, всю правду рассказать.

— А чего, — отвечаю, ваш сотрудник глупости спрашивает и хамит.

— Так уж и хамит? — удивился штатский и ко мне так бочком подходит.

— Хамит, обижает, я может соблазну поддался, решил в СПб пробраться, может ценного чего отыщу, а он как шакал на падаль…

Но договорить я не успел, этот штатский как с разворота мне по почкам врежет. Я от боли аж к потолку подскочил. Ну, думаю, попал, теперь точно месяца два кровью ссать буду.

— Ну, как помять проясняется, Николай Иванович?

— Конечно, конечно, — пробормотал я, потому как память моя изначально на месте была, а вот боль была сильная. — Это я шакал, набросился на стража закона и порядка, как…

Еще один удар заставил меня снова подскочить. Только в этот раз подскочил я более удачно, на стол завалился, опрокинул пенал с карандашами, в котором стоял и ножичек для резки бумаг. Так я этот ножичек… раз, два… и в рукав, а сам стоны испускаю, завываю, в общем, готов признаться по полной. В общем этот экзекутор в штатском увидел, что я вроде как созрел, усадил меня назад, собрал карандаши в пенал, достал бланк и начал так не торопясь заполнять его.

— Фамилия, имя, отчество?

— Ну, вы же сами знаете!

У штатского от такой борзости брови вверх пошли.

— Вам что повторить урок?

— Нет… Нет… Нет… — тут же откликнулся я. Даром меня Угрюмым зовут, забыл я тогда о своей угрюмости. Ножик для бумаги буквально кожу жег, и больше всего хотелось мне поскорее выбраться с Блокпоста, а посему я решил прикинуться испуганным. Пусть пишет, что хочет, меня оттого не убудет.

— Значит так: фамилия, имя, отчество, — повторил он.

— Павлов, Николай Иванович.

Он записал.

— Вот видите. Можете, когда захотите, — а потом продолжил. — Родились?

— В октябре 2101.

— Образование.

— Высшее техническое.

— Когда прибыли на запретные территории?

— А какая разница?

Штатский встал, обошел вокруг меня, изучая, словно видел впервые, а потом неожиданно схватил меня за ногу, прижал лицом к гладкой поверхности стола.

— Когда я спрашиваю ты отвечать должен…

Он, конечно, все учел, вот только про нож для бумаг в рукаве не знал. И хотя руки у меня были в наручниках за спиной, я ножичек из рукава в руку выпустил. Его рукоять легла в ладонь, а потом резкое движение рук вверх. Нож по рукоять вошел в пах штатского. Тот замер, какое-то время простоял, ловя ртом воздух, а потом повалился на пол в луже крови.

Терять мне было не чего, за свои десять лет исканий по окрестностям СПб я себе на вышку хоть так, хоть этак заработал, так что терять мне было нечего, а посему руки у меня были развязаны, тем более что военных я ненавидел ну разве чуть меньше полицейских.

Теперь промедление было смерти подобно. Я рухнул на пол по другую сторону от корчащегося на полу штатского. Дальше пришлось напрячься. Продеть ноги через кольцо скованных рук — упражнение для тренированных. Как говориться, нервных просят не смотреть. Через несколько секунд хоть руки у меня были и не свободны, я обшарил карманы извивающегося на полу штатского и добыл ключ от наручников. Раз, два, три… Наручники я одел на штатского, а ключик в окно выкинул: чтобы не повадно было.

Еще в одном из карманов раненного я нашел магнитный пропуск и пистолет — и то и другое пригодиться. Ну, а теперь нужно было сматываться. Рот штатского я забил его же галстуком. Почки у меня до сих пор болели, так что действовал я жестко. Пусть, гад на себе все прочувствует.

Теперь часовой за дверью.

Я нажал кнопку на столе. Дверь открылся. Конвойный вошел не подозревая подвох и тут же получил от меня рукоятью пистолета по оснбовению черепа. Он осел на пол, а я обзавелся калашом со складным прикладом.

Вот теперь повоюем.

Глава 5 Бегство

Какое-то время я простоял у приоткрытой двери, ведущей в коридор размышляя. Мыслей было много, они кружились в голове, подгоняемые потоком адреналином, только вот в какой-то реальный узор не складывались, А нужно ведь было что-то быстро придумать, иначе поймают и наваляют так, мало не покажется. Могут и вообще забить, с них станется… После распада России законов почти не оставалось, а здесь на окраине СПб их и вовсе не было. Вояки должны были поддерживать порядок, вот они этим и занимались. А подстреленный искатель — благодарность в личное дело.

Постоял я у двери послушал. Вроде все тихо. Никто пока моих подвигов не заметил. Итак, что же дальше? В одиночку мне из отсюда не выбраться. Слишком много вояк. Нет, если б ночь была, то я, быть может, еще попробовал бы, но середине дня? К тому же не смотря на всю мою похвальбу, чувствовал я себя не очень…

Значит, надо вначале наведаться в местный «зоопарк», только вот кого мне освободить, уж точно не Геру с Диким. Эти пусть посидят. Дед? Пожалуй. Хотя после всего случившегося к Деду я особой симпатии не испытывал. Мутант! Вот, кто мне нужен. И военных взбодрит, и внимание на себя отвлечет. А я тем временем… Впрочем, и Дед не лишним будет.

В коридоре никого, и ждать никакого резона не было, я выскочил и побежал. Только на лестнице в «зоопарк» остановился. Перещелкнул предохранитель, и звук мне не понравился. Снял я рожок. Да, самые худшие мои подозрения подтвердились. Рожок был пуст. В духе наших вооруженных сил. А зачем им патроны для конвоя арестованных? Приклада вполне достаточно. Значит, остается только пистолет. Поставил я калаш у стены. Авось на обратном пути пригодиться, обойму пистолета проверил. А стена… Ведь сколько лет прошло, а стены в казенных заведениях ничуть не изменились все та же грязно-зеленая краска и некогда белый потолок.

Пистолет, слава богу, был заряжен. Сверкающие пули в черном пластиковом корпусе обоймы. Крошечные, смертоносные малышки.

Часовой в «зоопарке» дремал, за что и поплатился. Молодой такой солдатик, наверное, из последнего набора. Гробить я его не стал. Мальчик же не виноват, что в неподходящее время оказался в неподходящем месте. Так кулаком по кумполу и уложил у стены. Снял у него пояса связку ключей на огромном стальном кольце. Что характерно и у этого молодца рожок калаша был пустым. Разобравшись с часовым я осторожно выглянул в коридор, по обе стороны которого располагались клетки с заключенными.

В той клетке, что ближе всего лежал Гера. Он так в себя и не пришел. Чуть дальше сгорбился в клетке Дикой, за ним — Дед. А чуть дальше, через пару клеток сидел мутант. Вот он мне как раз и нужен. Решительным шагом я пересек «зоопарк». При моем появлении Дикой вскочил, подошел к решетке.

— Выпустишь?

Я даже в его сторону не посмотрел. Если бы не он и не Эдичка, был бы я сейчас где-нибудь на Космонавтов, сидел бы в какой-нибудь квартирке брошенной, что почище и пересчитывал свои доходы. А теперь мне нужно с вояками воевать, да и прибыли от похода я никакого не получил. В общем, сиди Дикой, жди у моря погоды.

Видимо Дикой понял мое «отношение», вздохнул, отступил, вернулся на свое место. Вид у него надо сказать не очень был. На мгновение у меня мелькнула мысль: «а не освободить ли его?», ведь его ждала, скорее всего, высшая мера. А с другой стороны, долг платежом красен.

Дед посмотрел на меня и ничего не сказал, даже не двинулся. На лице у него была странная маска отрешенности. Он даже не смотрел в мою сторону до того самого момента, когда я подошел к «клетке» мутанта. Только тут он встрепенулся.

— Ты что делать собираешься?

— Выпущу его…

— То есть?

Я повернул ключ в замке, отворил клетку.

— Выходи!

Мутант на полу зашевелился, потом чуть приподнялся, посмотрел на меня… И… я даже не успел заметить его движение… миг, и он оказался рядом со мной. В какой-то миг меня охватило какое-то странное чувство — страх, точно страх… Мне тогда показалось еще чуть-чуть и он кинется на меня с растопыренными когтями, но в последний момент он застыл и протянул мне скованные руки. На руках у него были не наручники, а настоящие цепи. Я стал искать ключ от них на связке, только ни один ключ не подходил. Замок то там был примитивным, только сделан так, что самому не открыть. Пришлось мне пистолет за пояс заткнуть. Пару минут и использовав один из маленьких ключиков, я открыл замок. С грохотом цепи упали на землю.

Еще несколько секунд мутант смотрел на меня своими огромными, вылезшими из орбит глазищами. А потом повернулся и подпрыгивающей, странной походкой подошел к клетке Деда. Подергал дверцу, потом посмотрел на меня. Жалостливо так посмотрел. Вздохнул я и стал искать ключ от клетки Деда.

Пара мгновений и он оказался на свободе. Вышел, посмотрел на меня.

— И что дальше?

— Дальше? Смываться отсюда надо.

— Как ты себе это представляешь?

Видок у Деда был еще тот, он словно за одну эту ночь постарел годков на десять.

— Выберемся из этого гадюшника, а там по обстоятельствам.

Дед только хмыкнул.

— Хорош план, ничего не скажешь… Ладно, пойдем, посмотрим, что сделать можно.

В это время где-то наверху ударила автоматная очередь. Мы оба разом вздрогнули, повернулись, а мутанта нет нигде. Дед только и сделал, что поднял взгляд к потолку, потом по плечу меня похлопал.

— Пойдем понемногу. Не стоит тут торчать.

Мы прошли мимо Дикого и Геры, даже не взглянув на них. Дел на мгновение остановился возле часового.

— Можешь не стараться у «калаша» патронов нет.

— Все равно пригодиться, — и в голосе Деда прозвучала какая-то нотка. Раньше я ее не слышал и не замечал. Точно не слышал, потому как не хотел бы я оказаться по разную сторону баррикад с человеком, который простыне три слова с такой интонацией произнести может.

Десяток ступеней и мы вновь оказались в коридоре, куда кабинеты выходили, а в противоположном конце его дверь, вот только… только посреди коридора лежал мертвец, которого раньше там не было. Скорчился солдатик в луже крови. Меня аж передернуло, а Дед улыбнулся. Не по-доброму улыбнулся.

Тут на улице снова выстрелы загрохотали, потом граната ухнула, и кто-то страшно, пронзительно завопил.

— Поторопимся?

Дед кивнул.

Проскочили мы мимо мертвеца. Я мельком взглянул на него. Мутант его буквально выпотрошил, все кишки наружу. И лицо перекошенное, словно он хотел у кого прощенья попросить, только никто из нас его не простил бы.

У двери, ведущей во двор, замерли. Я на деда смотрю, а он автомат сжимает, даром, что без патронов. Покумекал я мгновение, а потом пистолет Деду отдал.

— Прикроешь. Бегаю, я быстрее тебя.

Тот кивнул и потом затвором щелкнул, патрон в ствол загоняя.

Я ж развернулся, пинком дверь распахнул. Смотрю: передо мною бетонная площадка, огороженная бетонным же забором. Сбоку башенка КПП, видно из поста ГАИ переделанная. Наверху в стеклянном колпаке суетятся вояки, словно чего выглядывают. А потом вижу, дверца в основании башни начинает открываться. Ну, я тогда собрался и как стайер метнулся к башне. Только где-то сзади — Бах! Бах! Бах! — Дед палить начал. Каждый из его выстрелов у меня в ушах грохотом. Дверь в основании башни уже почти открылась, и тот, кто за ней стоял дуло автомата выставил, только я ему весь прицел сбил. Треснул дверью по дулу, так что филенки затрещали, потом дверь распахнул, схватил за дуло и вырвал оружие из рук паренька. Он замер, растерявшись, а я ему прикладом в лицо. Тут жалеть незачем, потому как если не ты их сегодня, так завтра они сами тебя к стенке поставят. Солдатик откачнулся назад, я дверь захлопнул.

Я на шаг отступил и очередью по стеклянному второму этажу саданул, так что стекла во все сторону полетели, только уворачиваться успевай. Дед из дверей барака выскочил и во двор. Я еще наверх пальнул для острастки, и за ним. А там, ну прямо для нас, открытый газик стоял. Разбитая машина, вся грязная царапанная, впрочем, как все в здешних краях. Естественно ключа в замке зажигания не было. Дед — за руль. Тут смотрю, двое с дороги от шлагбаума бегут. Снял я их одной очередью, и автомат пустой отшвырнул. Теперь он был бесполезен. Дед все над проводами колдовал — завести машину пытался. А я стал шарить под сидениями, там обычно оружейные ящики ставят. И этот раз не оказался исключением. Можно было сказать, что мне несказанно повезло. Мгновение, и в моих оказалась «муха» и еще один калаш с полной обоймой и пару пистолетов. Теперь было чем повоевать.

Наконец мотор завелся.

— Жми на газ, — Дед кивнул, крутанул руль и вдавил педаль газа. Газик со всего маха врезался в ворота, те с грохотом рухнули в пыль. И тут же вскинув «муху» я пальнул по сторожевой вышке на другой стороне шоссе. Заряд вошел кривенько. Вместо вышки угодил в дерево. Вышку засыпало щепками и затянуло дымом. Ранил я кого или нет, я так и не понял. Машина рванула, я повалился на сидение, с трудом удержавшись в машине. Еще бы чуть-чуть и кубарем слетел бы на дорогу. Однако мне все же удалось удержаться. Рука сама собой легла на приклад «калаша». Тем временем Дед снова тормознул, только в этот раз я был готов. А потом я содрогнулся от отвращения, когда рядом со мной на заднее сидение запрыгнул… мутант. Вид у него был странный. В первый момент я даже не понял, в чем дело, а потом понял — он с головы до ног покрыт кровью.

Что он делал все это время, сколько человек убил?

Газик вновь рванул, я повернулся и увидел, что с десяток вояк появилось из-за угла. Не целясь, я дал длинную очередь. Автомат в руке запрыгал как живой. Только я не собирался никого убивать, так, положил мальчиков на асфальт — пусть полежат. А газик, уже вылетев с блокпоста, устремился вверх по склону холма, к шоссе, уходящему в СПб.

Что же до меня, то первым желанием было пристрелить мутанта. Нет, встреться мы с ним где-нибудь на окраинах, я бы пристрелил его, даже не задумываясь. А сейчас… сейчас, мы вроде оказались по одну сторону баррикад, вояки по другую, а СПб, СПб всегда был сам за себя и никого не признавал, ни таких как я, ни таких как этот несчастный.

— Слабо у них охрана поставлена, — заметил я, обращаясь к Деду, который словно заправский гонщик, склонился за рулем и гнал машину все дальше и дальше.

Сидел я тогда на заднем сидении, отдыхал, прямо шоссе, не совсем пустое — кое-где остовы сгнивших автомобилей. Справа поле, слева стена деревьев, разделяющих полосы. Когда-то там росли только кусты, а потом они разрослись, превратившись в настоящие заросли, и местами нависали над дорогой. Солнце склонилось на вторую половину дня, Было жарко, душно. Я пошарил под сидением, но ничего полезного не нашел. Потом на мутанта покосился. Стремно ехать рядом с этим чудовищем. Я, конечно, мог пересесть на сидение рядом с Дедом, но тогда тварь оказалась бы у меня за спиной. А вот этого допускать не следовало. Я мельком взглянул на руки мутанта, широкие красные ладони с огромными кривыми когтями, под которыми еще кровь не высохла. Такими когтями раз по шее провести и каюк.

Несколько раз я назад поворачивался. Погони не было. Странно, неужели они вот так нас выпустят? Да не может того быть.

Дед словно заметив то, что я то и дело поглядываю назад, притормозил, повернулся ко мне.

— Погоню смотришь?

— Странно, почему их нет. Ведь наверняка у них там не один газик.

— А они не спешат. Вертушку подготовят и нас с неба накроют. Тут до города еще пилить и пилить — они про то знают.

— И что делать будем? — поинтересовался я.

— А мы машину бросим. Пойдем через руины. Они нас фиг сыщат.

— Думаешь? У них ведь олфаскпоы, куда ты от них денешься.

Дед только хихикнул.

— Тебе Угрюмый все скажи, да расскажи… Идем?

Я только фыркнул. А куда мне деваться. В клетке на суд добропорядочных граждан? Дудки! Тем более, что вышка мне светит так и так.

— Ну, что ж, пошли, — говорю.

Вылез я из машины, смотрю мутант за мной следом.

— А этот что, тоже с нами? — поинтересовался я у Деда.

— А ты что, сдать его хочешь? — в тон мне вопросом на вопрос ответил Дед.

— Не то чтобы сдать, — поморщился я. Хотел я было сказать, что стремно по окраинам Питера с мутантом бродить. Что если он своих встретить, а то и просто заклинит его и порвет он нас на мелкие лоскутки. Посмотрел я на Деда и ничего говорить не стал, потому как сын это его, и если Дед тогда против искателей пошел, то и сейчас пойдет против меня. Пристрелит или сынку отдаст, и не посмотрит, что я их от военных спас.

С другой стороны, чем я рискую? Если меня вояки встретят — пристрелят. А так хоть шанс какой-никакой есть. А от мутанта я в любой момент слинять могу…

Так что я все быстренько прикинул.

— Хорошо, — говорю, — Дед. Пошли. Мы с тобой теперь вроде как друзья по несчастью. Только вот куда пробираться будем? К Эдичке нельзя.

У Эдичке при его лабазе своя деревня была на Металлострое. Там много кто ошивался. Новички в основном. И вояки их не трогали. Им же Эдичка как родной. У них свой гешефт. А вот если инспекция из Московии или облава какая, они сами же Эдичку предупредят. Все искатели разбегутся, забьются в щели, переждут и назад. А если кто Эдичке не миг, то он забыть предупредить может. Так, жертва обстоятельств. Все вопросы к господам военным. Но нам теперь путь к Эдичке был заказан. Там нас свои же повяжут и воякам сдадут.

— На Васькин нам нужно, на Васькин, — вздохнул Дед.

— На Васькин? И что там? Рай для беглецов?

Если честно, предложение Деда встревожило меня не на шутку. Васильевский остров можно сказать сердце СПб — самый загадочный район города. Раньше он соединялся с остальным городом четырьмя мостами, но те мосты давно рухнули — одни быки остались. А посему Васильевский считался самой богатой и самой таинственной частью города. Через Неву фиг переберешься…

О Ваське ходило много всяческих слухов, поговаривали, что там полно порталов в иные миры. У них даже есть свой базар, где можно приобрести удивительные диковины. Кое-кто говорил о покойниках и странных тварях обосновавшихся на берегу Финского залива. Военные предприняли более десятка экспедиций на Ваську, только назад никто не вернулся. А потом все плюнули, объявили Ваську запретной территорией, точно так же как большую часть Петроградской стороны и бывшее ЦПКО.

— Ты что Дед и на Ваське бывал?

Но Дед не ответил, только загадочно усмехнулся, а я не стал настаивать на ответе, как говориться: меньше знаешь, крепче спишь.

В общем, бросили мы машину, продрались через лесополосу. А на той ее стороне такое же шоссе — встречная полоса, поле за полем остатки Гипермаркетов и парники, где у меня нычка. Ну, я о нычке то и не думал Деду говорить. Как говориться жизнь вместе, а деньги врозь. Только он сам объявил:

— Пойдем в маркеты, подзаправимся.

— Да там ж пусто, — усмехнулся я. — Все давно выгребли.

— Я смотрю Угрюмый, зеленый ты, как какаду недоношенный. Пойдем, открою тебе один секрет, все равно после этих подвигов, я в этих краях не скоро появляюсь.

Закинул я автомат через плечо и пошли мы по разбитому асфальту в сторону гипермаркета. Из-за пустых витрин он беззубую старуху здорово напоминал. Мутант вперед убежал, а я шел следом за дедом, все время назад оглядываясь, потому как понимал: ох скоро вояки за нами отправятся. Найдут козла, поймут, что мы где-то неподалеку и начнут утюжить местность.

— А ты не боишься… — начал было я, но Дед только рукой махнул. — Ты держись меня, и выкрутимся. Да и Питер нам поможет.

— Питер? — удивился я. Город то тут при чем, или у Деда от всего случившегося чердак поехал?

— Это я так мальчика зову, — пояснил Дед.

Вот никогда не слышал, чтобы у мутантов имена были. Но все когда-нибудь в первый раз бывает.

Спустились мы с дороги и вышли на огромное поле. Некогда тут асфальт был, а теперь он весь потрескался, и через трещины высокая трава проросла. Так вот только мы на это поле ступили, как Дед остановился, замер, палец к небу поднял. Я тоже застыл. И тут слышу, где-то далеко-далеко мотор стрекочет.

— Вертущка?

— Бежим!

Но мы стремглав припустили, а я то и дело через плечо взгляд бросаю, когда же эта гадина над горизонтом покажется. Звук все громче.

— Стой! — неожиданно Дед тормознул. — До гипермаркета не успеем. Давай сюда, — и к остову ближайшей легковушки. Я, понятное дело, за ним. Только нырнули мы в машину, как вертушка из-за горизонта выплыла. Ползет вдоль дороги, нас высматривает.

В общем вовремя мы с Дедом спрятались. Хотя место скажу не из приятных. Ржавчина и гниль одна. Потом отмываться неделю придется.

— Сейчас посидим, — начал тут Дед, — а только сядут бегом к маркету. Пока они машину осмотрят, пока свои нюхалки включат нам до места добраться надо.

— А что за место?

— Придешь, увидишь.

Тут меня еще одна мысль осенила.

— А Питер где? — спрашиваю. До меня ведь только сейчас дошло, что я уж минут пять мутанта нигде не видел.

— Ты за Питера не переживай, — ухмыльнулся Дед. — Он себя в обиду не даст.

— Что ж, если он такой крутой, его те хачики повязали?

— Они его обманули, — и Дед отвернулся, давая понять, что разговор закончен.

Стали мы ждать. А время медленно так течет… Вот, наконец, вертушка в брошенной машине подобралась и опускаться стала — лениво так опускается. А куда этим гадам торопиться, мы все равно никуда не денемся? Но это так они считали, а у Деда расчет был видно совсем иной.

Только вертушка за вершинами деревьев скрылась, он буквально волоком вытащил меня из авто, хоть я совсем и не сопротивлялся, и понеслись мы гигантскими прыжками к супермаркету. Где-то сзади за деревьями громыхала вертушка, воздух казался густым, горячим и буквально жег легкие, а спасительное здание все было так же далеко.

Вскоре я почувствовал, что не могу больше. На секунду остановился, тяжело дыша, согнулся, упершись руками в колени. То ли ночь сказалась, то ли удар по почкам. Единственное, что радовало, тому штатскому в отличие от меня полгода на койке валяться, уж это как минимум.

— Давай, Угрюмый, чего встал!

Поднял я голову, на Деда выпучился. Я — здоровый мужик выдохся, а он Дед, отметеленный в усмерть, провесивший ночь на столбе, живее меня. Вот те на! Собрал я силы и так, прыжками, ногу левую подволакивая и корчась от боли в боку вновь к гипермаркету припустил.

Вот и они, спасительные тени. Я чуть не полетел, зацепившись за поребрик. Не видно его совсем за этой травой. В последний миг на ногах удержался. Так и влетел в здание, врезался в стену и по ней сполз на пол. Сил, ртом воздух глотаю, почти отваливаются, легкие нгорят, словно мне в рот раскаленного свинца налили.

А Деду все нипочем.

— Чего, — говорит, — расселся. Пошли. Вояки сюда в первую очередь сунуться.

Я голову то поднял, смотрю наши следы на полу. Тут видно пару лет не ходили, мы пришли — наследили. А там уж над деревьями винт вертушки показался. Взлетают. И в самом деле, минут десяти не пройдет, тут будут. Я снова на следы… Руку вытянул, Деду в них тычу:

— А с этим как? Они ведь увидят, враз поймут, что мы тут были.

— Ты бы парень рассуждал меньше, а побольше делал, — возразил мне Дед. — Давай вставай, а то и в самом деле попадемся. А следы эти… Никуда они их не приведут.

Повернулся и пошел вглубь здания. Быстро пошел, и я сразу понял, разговор окончен. Теперь мне или с ним, или военным сдаваться. Только военным сдаваться мне никак нельзя. Поэтому превозмогая боль, приподнялся я:

— Дед, — завопил я. — Дед, подожди! Да иду, я, иду!

Пошатываясь побрел я за Дедом. А он даром, что в возрасте прыткий. Завернув за угол, он взял стоявший у стены факел, запалил его. «Интересно откуда этот факел взялся?» — подумал я, только вслух ничего не сказал.

После этого Дед быстрым шагом пересек обширную залу, нырнул в дыру, которая когда-то была подсобкой и стал не торопясь спускаться по лестнице, а потом остановился. Дальше лестница уходила грязнобурую воду.

— И дальше что?

— Как ты относишься к водным процедурам? — со смешинкой в голосе поинтересовался Дед.

— Это что ты хочешь сказать…

— Нет, можешь остаться и пообщаться с вояками… — продолжал Дед. — Впрочем, тут все предельно просто. Ныряем. Вниз полэтажа. Дальше направо вдоль стены и еще раз направо.

— И?

— Все сам увидишь.

— Хорошо, — кивнул я. Особо-то выбирать мне не приходилось. Без Деда спецназовцы меня все равно бы загнали, словно зверя дикого загнали бы. А так… Нет, думаю, что мне удалось бы от них уйти. Но экспериментировать как-то не хотелось.

— Ты уверен? — я еще раз покосился на воду. В свете факела она выглядела черной. По поверхности расплылась масленая пленка, по которой плавали какие-то обломки. — А не… — начал было я.

— Можешь не бояться, — заверил меня Дед. — Я уже несколько раз ходил этой дорогой, и как видишь, ничего со мной не случилось.

Где-то далеко послышались крики, раздался какой-то грохот. Дед положил горящий факел на пол у своих ног.

— ?

— Сюда идут, так что поторопись, и помни два поворота направо.

С этими словами Дед засунул пистолет за пояс и широко расставив руки начал не спеша входить в воду, потом неожиданно нырнул и… исчез. Я-то хотел спросить его про факел, но так и не решился. Все равно вояки двигаясь по следам в пыли и через несколько минут должны были оказаться здесь. А найдут они факел или нет… Какая разница!

Я решительно шагнул в воду, и она обожгла кожу ледяным прикосновением. «Ладно, будем надеяться после этой ванны, я не мутирую», — пронеслось у меня в голове, я осторожно сделал еще один шаг. Я вытянул вперед руку и неожиданно по горло ушел в воду. Автомат больно ударил меня по спине. Прежде чем двигаться дальше пришлось снять ремень автомата с плеча и перекинуть через голову. Теперь вроде я был готов. А раз так… Я решительно шагнул вперед, и, набрав побольше воздуха в легкие, нырнул. Что там говорил Дед? Вниз пол пролета и направо, а потом еще раз направо.

Я-то ли пошел по дну, то ли поплыл, выставив вперед руки. Вскоре одна из них натолкнулась на стену. Я провел влево вправо и нашел косяк. Теперь направо и вперед, и вновь стена ушла из под рук, я вновь повернул направо. Легкие уже начинало жечь. Я хотел вдохнуть, только вдыхать было нечего. Еще мгновение… и тут кто-то схватил меня за руку, потащил вперед…

Глава 6 Склад

Дед буквально втащил меня в воздушный мешок. Тут между поверхностью воды и потолком было сантиметров сорок. Откуда-то сбоку тянуло свежим воздухом. Но видно ничего не было. Я хотел задать старику пару вопросов, но он зажал мне рот рукой.

— Молчи, Угрюмый, у вояк уши хорошие.

Я кивнул. Собственно деваться мне было некуда. Дед меня сюда притащил, и видимо только он знает, как меня отсюда вытащить. А я что? Решил: подожду, подумаю, посмотрю.

Только не знаю, чего мы ждали. Тишина стояла мертвая, как в гробу. А вода — холодная руки и ноги коченеть стали. Нет, заболеть я особо не боялся, а вот если под водой ногу сведет, совсем нехорошо будет.

И сколько мы так простояли — не скажу. Может минуты три, а может и час. Ощущение времени ушло напрочь, осталось только злость на Деда. В конце концов, он меня в это дело втянул и что теперь получается: ждем неведомо чего. На хвосте вояки… А может, это он меня на вшивость проверяет? Дескать, достоин ли я с их величеством вместе ходить-бродить. Нет, за такие шутки точно схлопотать можно.

Так вот только собрался я начать «разговор по душам», как Дед притянул меня к себе. Сунул что-то в руку и прошептал:

— Вот тебе ремень. На руку петлей набрось. Тут темно, заблудишься не всплывешь.

Не понравилось мне это сильно. Выходило так, что я сам, по доброй воле на милость Деда отдаюсь. Вот оно мне надо? Он ведь не то, что нормальный искатель, а так, с мутантами водится. Вот и думай! А мне-то куда деваться?

Затянул я ремень на ощупь.

— Ну, готов? — поинтересовался Дед.

— Как юный пионер.

— На счет три. Раз… Два… Три…

Мы нырнули. Дед дернул меня куда-то в сторону. Мне ничего не оставалось, как последовать за ним. Оказавшись под водой, я мысленно выругался. В этой грязи такую заразу прихватить можно… Только подумал я об этом, как мне, словно юной барыне-девице поплохело. А все потому, что вспомнил я одного искателя. Тот неудачно окунулся один разок, а потом стал похож на крокодила, чешуей покрылся и позеленел, как ель кремлевская.

Однако долго предаваться печальным мыслям и строить планы относительно мести Деду и его сынку, мне не пришлось. Проплыли мы наверное метров двадцать и снова вынырнули в темном «кармане».

Тут у меня зародилось еще одно неприятное подозрение. А не водит ли меня Дед за нос. Может у него и в самом деле тут, где нычка есть, только вот дорогу к ней мне показать не хочет. С одной стороны, конечно, это его право. Нычка не моя. А с другой… Я ведь из-за него в такое г… вляпался. Если раньше вояки меня ловили без энтузиазма. Ну, сегодня они меня поймают, заработают свои тридцать серебряников, а завтра застрянут где-нибудь в городе и никто им не поможет. Так что награда наградой, а специально за мной гоняться не стали бы, а вот теперь… Теперь честью почтут мою жопу на барабан натянуть.

— Отдышался? На счет три. Раз… Два… Три…

И точное повторение предыдущего купания. Плывешь в полной темноте. Одной рукой загребаешь, другая, с ремнем вперед вытянута — путеуказатель, Нет, если Дед меня кругами под водой не водил, то фиг я доплыл бы. Интересно, а ему, кто дорогу указывал? Мутант? Питер этот? Нет, надо же мутанта в честь город назвать? Или город в честь мутанта? Нет, город раньше был…

Тут я ногами в бетонный порожек врезался, не сильно так, но ощутимо. Встал, и оказалось, что стою я по пояс в этой «воде». Тьма кругом. А потом что-то щелкнуло, и стало так светло, что я чуть не ослеп.

Через минуту-то зрение вернулось, и оказалось, что не такой свет и яркий. Я бы даже читать при таком не смог. А Дед стоит рядом улыбается.

— Ну, вот, слава боги и прибыли. Тут нас ни одна ищейка военная не найдет. Только помни, Угрюмый, ты в это место сам дороги не найдешь, а посему будем считать, что ты тут не был.

Я кивнул. Нет, плохо Дед меня знает, если думает, что я чуть что чужие нычки закладывать пойду. Не на того напал. Сам, конечно, будь такая необходимость, зарулил бы. Но теперь… Теперь в любом случае на север перебираться придется. По крайней мере на два ближайших годика, пока состав кордонов не сменится. А как новый набор вояк на «вахту» заступит, так и разберемся. К тому же с севера СПб финики пасут, а с ними у меня пока никаких неприятных терок не было. Даже если поймают, москалям не сдадут.

А пока… Пока огляделся я. Бетонный подвал, на стене красная лампа под защитным колпаком, потому целой и осталась. За спиной стена искореженного бетона. Видно там, под водой дыра, через которую мы и просочились. Прямо передо мной лесенка с металлическими перилами, и большая дверь.

Пока я в себя приходил, да глаза тер, Дед из воды вылез. Поднялся по лесенке и застыл меня ожидая.

— Чего, Угрюмый, тормозишь? Или тебе особое приглашение надобно?

Вот этим «надобно», он меня убил. Это ж надо такое слово выискать. Ну, Дед, он Дед и есть.

Поднялся я за ним следом. Распахнул Дед дверь и тут… батюшки… челюсть у меня аж до полу опустилась. Нет, я, конечно, ожидал чего-то в таком духе. Дед он личность загадочная. А если к тому добавить, что он еще и Заблудший, и Везунчик — как говориться один в трех лицах — я конечно ожидал солидный схрон увидеть, но такое! Это был склад — огромный склад, тут, наверное, вся застава вояк поместилась бы, да еще место осталось. Высотой метров десять, а конца и края не видно, только огромные стеллажи и коробки, коробки, коробки, вещи всякие. И все новенькое с иголочки, в упаковочке, даром, что столько лет прошло. Экое богатство. Я бы на месте Деда давно Эдичку бы подвинул. Да какое так Эдичка. Он по сравнению со всем этим богатство, нищ, как крыса приходская.

— Пошли, пошли, — подтолкнул меня Дед. — Нечего пялиться. Склад, как склад. — И видя мое замешательство, добавил. — Тут полным полно всякого разного.

— Так ведь все это еще до Распада сделано?

— До Распада.

— Так ведь все это стоит…

— И что с того? Ты пойми, Угрюмый, если бы отсюда что-то стоящее вытащить можно было, то давно б стащили… Знаешь по Питеру сколько таких нычек, складов разных… бомбоубежищ… Одно метро чего стоит. А Смольный?

— А что Смольный?

— Я катакомбы под ним имею в виду.

— А-а-а… — задумчиво протянул я. О катакомбах под Смольным, я тоже слышал, только все это считали чем-то вроде легенды. Впрочем, если бы кто мне и вот об этом подземном складе рассказал, я бы не поверил.

И тут меня словно током пробило. Поднял я глаза. Точно. На потолке мощные лампы горят. Втянул воздух — чистый — вентиляция работает.

— Слушай, — говорю, — скажи мне, Дед. — А электричество тут откуда?

Тот только плечами пожимает.

— Не знаю. Меня Питер сюда года три назад привел. С тех пор ничего не меняется. Вот разве что пара ламп сгорела, так делать нечего было, я их поменял, а так… Я думаю, что тут подземный кабель есть, к магистрали прицепленный.

— И что до сих пор никто утечку электричества не обнаружил?

— А кто ее обнаружить-то должен? У нас же знаешь, что государственное, то ничье… — и Дед рукой махнул. — Этот склад тут давным-давно, так что к утечке привыкли, наверное.

Да, уж в нашем бардаке чего только не увидишь. Может именно потому, я на все плюнул, да в искатели подался? В Москвовии правды нет, в Сибирский халифат мне путь заказан — чурок не люблю. Финики к себе не возьмут… В общем куда не кинь — везде клин.

В общем так, разговаривая, мы неспешно прошли вдоль многоярусных стоек с холодильниками и еще какой-то бытовой техникой — все новенькое с уголочки, в упаковочке.

Посреди склада было небольшое пустое пространство, где расположилось три стола и пара раскладушек.

Дедовский мутант ждал нас там. Сидел на одном из столов, и поедал содержимое какой-то ржавой банки.

— Опять говно жрешь! — набросился на него Дед. — Сколько раз тебе говорить: железо с полок не трогай. Заболеешь, и что я с тобой делать буду? — и, словно собираясь наподдать уроду, метнулся вперед, только Питер вывернулся, соскользнул с потресканной полировки и продолжая чавкать, отскочил от Деда подальше. — Вот он так всегда, — продолжал Дед, повернувшись ко мне, — не слушает. Нажрется всякой гадости, а потом неделю животом страдает. Дите малое-неразумное.

Я только кивнул. А что мне оставалось. Правда, если говорить честно, то проблемы пищеварения мутанта меня интересовали меньше всего.

— Ты тут пока побудь, а я пожрать принесу.

Дед повернулся, сбросил на один из столов промокшую насквозь куртку, и решительным шагом отправился куда-то дальше, вглубь склада. Ну, а я, подражая Питеру, уселся на край стола. Устал я сильно. Больше всего мне сейчас хотелось пить и спать. И даже свет мне ничуть не помешал бы.

Мутант, как только Дед ушел, вернулся к столам, уселся на один из них, как раз напротив меня, а потом, словно заискивая протянул мне полупустую жестянку:

— Хочешь… ешь…

Я только головой покачал. В дерьме я сегодня уже искупался, вот только осталось того же дерьма до отвала нажраться, и пусть потом кто-то скажет, что у меня не дерьмовая жизнь.

Увидев, что я «угощением» не интересуюсь, Питер вернулся к трапезе, а я еще раз оглядел бескрайние штабеля товара. Похоже, тут было все: от бытовой техники, до средств индивидуальной гигиены. Значит и спиртное тут должно быть. Нужно только поискать.

Воодушевленный этой мыслью, я встал, начал оглядываться, пытаясь понять в какую сторону двигать, чтобы отыскать чего-нибудь душеспасительного. Только не успел я. Пока оглядывался, Дед вернулся и пришел он не с пустыми руками. Он перед собой тележку катил — решетчатую такую тележку, до отказа набитую всякими разностями, а точнее вкусностями. За такие баночки многие искатели всю свою добычу отдали бы. Нет, я не месте Деда давно тут торговлю развернул, да такую, что Эдичке и нее снилось. Только вот Дед не я.

Подкатил он к столу. Перво-наперво бутылку текилы на стол водрузил, а потом ко мне повернулся, мол, помогай. А текила-то настоящая — мексиканская. Только я на него не смотрел, я на бутылочку уставился. Не, такое я только в кино видал в Москве. Или, может, у кого из чиновников-правителей такое со старых времен сохранилось.

Тут он видит, что я в ступоре и говорит:

— Ты на жратву не пялься. Разгружать помогай.

И тут, словно черт меня за язык дернул.

— Слушай, — говорю. — а обязательно нам назад, через дерьмо плыть? — Потому как после такой закуски в дерьме купаться не охота.

Он ничего не ответил, плечами только пожал, то ли хотел сказать, что другого пути в эту сокровищницу нет, то ли — не нравиться не ешь. Нет, Дед и в самом деле человек загадочный, вроде как простой, словно угол догма, и всбе тебе вы нем понятно, до последней черточки, ан нет! В самый последний миг выползает чудинка, и перечеркнет все, что ты раньше думал. Вроде того же сына-мутанта. И выходит: ни черта ты об этом человека не знаешь, и не подозреваешь даже, чем он дышит, о чем думает.

— Ты меньше болтай — дольше будешь, — прервал Дел затянувшуюся паузу. — Пока угощайся. На Ваську путь дальний.

— Что ты заладил: Васька и Васька… Там что маслом намазано?

Дед сновав вздохнул, так словно на плечах у него лежали все тревоги и заботы мира.

— Много знать вредно.

— И все же? — не унимался я.

— Ты хочешь, чтобы за тобой вояки до конца твоей жизни гонялись?

— Нет, — покачал я головой.

— Вот тогда слушай меня и делай, как скажу.

— Это я тебя от военных выволок. Тебя и этого, — я кивнул в сторону мутанта. — А ты мне тут командовать…

Хотел, было я еще Деду пару ласковых сказать о том, что думаю по нашему поводу, только он так на меня посмотрел, что понял я: лучше мне помолчать. Может Дед и в самом деле какой секрет знает.

Дед же насупился. Посмотрел на меня из-под насупленных бровей, потом продолжал:

— Ладно… — он уже хотел было начать, только мутант встрепенулся. Я-то о нем уж и думать забыл.

— Молчи… Лучше не говори… Не твой секрет, а королевы Стрекоз…

Дед резко повернулся к мутанту. На мгновение он смотрел на Питера, потом тяжко вздохнул, и махнул рукой, отвяжись мол и снова повернулся ко мне.

— Потом расскажу… А сейчас давай поедим… И ты мне помочь должен будешь.

— Хорошо… — кивнул я. И сели мы есть. Только что-то тут не то было. Я-то не сразу сообразил в чем дело, а ведь вроде как опытный искатель.

Колбаса, которую мы ели была свежей! Ни один холодильник не сохранит ее в таком виде в течении стольких лет. Нет, если только в глубокой заморозке. Но тогда и вкус, и цвет другим будет, да и разморозить колбасу Дед не успел бы. А хлеб? Он был еще теплым!

Откуда такие продукты?

Однако последним пакетом Дед меня напрочь убил. Он достал… свежие огурчики и помидоры. Да я ничего подобного в радиусе трехсот километров от СПб не видел. Откуда он взял их? Да еще на этом складе?

— А с продуктами что? Где ты их берешь?

— Сам увидишь. А пока давай.

Распечатал он текилу. Соль в ложбинку между указательным и большим пальцами насыпал. Хлебнул из горла и солью закусил. Ну, я натурально, сам не пальцем деланный, повторил его прием. Ох, и жгучая гадость, и пьется мягко, а потом словно взрыв в желудке. Голова чуть закружилась и стало приятно, словно на карусели кружишь.

— Сейчас подкрепимся, потом пойдем за амуницией, там сам все поймешь.

Не понравилось мне это замечание. Что, по человечески, сразу сказать нельзя, все надо кругами ходить, да загадки лепить? Скривился я, но промолчал.

Однако сначала подкрепились. И то сказать у меня сутки во рту маковой росинки не было. Все подмели подчастую. Я-то хотел было что-нибудь оставить на потом, но Дед не дал.

— Ты не экономь, не экономь. Пойдем… там хрень такая… — он еще что-то бормотал, только я его не слушал, а точнее не прислушивался, потому как разобрать, что он там говорит невозможно было.

Наконец обед, ужин или завтрак (как говорится в анкетах: «нужное подчеркнуть») был закончен, и Дед сложив «грязную посуду» в тележку направился вглубь склада.

— Пошли…

Я не спеша в развалочку направился за ним, на ходу допивая «огненную жидкость». Теперь текила не казалась мне такой крепкой, пилась как вода.

Прошли мы мимо стоек я ящиками и вышли к противоположной стене склада. Там двери были такие большие двери, что в обе стороны открываются с окошками-иллюминаторами. Я уже хотел было двери толкнуть — приоткрыть, чтобы Дед тележку закатил, но тот меня остановил, к «иллюминатору» потянул, заставил глянуть в окошко. А глянул я, так и обмер. За дверьми коридор начинался. Только сперва стены его были из кафеля, а чуть дальше из какой-то светящейся голубоватой хрени. Не сильно так светящейся. Я в иллюминатор то уставился, постоял какое-то время, потом к Деду повернулся и спрашиваю:

— И что это?

— Не знаю? — Дед только плечами пожал. — Может временной коридор, а может… — тут он только рукой махнул, давая понять, что не в силах описать словами это странное явление. — Одним словом неведомое неисследованное, только я так скажу, если по этому коридору пойдешь то, вроде как, на склад продуктов попадешь. Только этот склад странный. На полках продукты, ну и там товары разные лежат. Ты сквозь эти синие стены сачок сунешь, что подцепишь и вытянешь — твое. Все продукты в свежие.

Я только головой покачал.

— Да быть того не может.

Получается не явление какое-то странное, а рог изобилия не иначе.

— Только вот самое странное, — продолжал Дед, чуть понизив голос, что никак эти продукты не кончаются. Я несколько раз пробовал. Закинешь сачок или веревку, чего вкусное вытянешь, несколько минут проходит, ан глядь, бутылка или там банка какая на месте. Я вначале подумал, что их кто-то подменяет. Специально следил, долго следил — никого. И что самое странное, сама подмена происходит совершенно незаметною. Я стоял, смотрел, смотрел, глаз не спускал. Только не увидел я никого. Вот стою смотрю, нет бутылки, а потом раз, и она уже не своем месте стоит и что самое удивительное, пыль на месте… Та самая, которую я стер, бутылку доставая.

Тут я только плечами пожал. Понятно, что «засада», вот только, в чем там дело на самом деле? А с другой стороны, СПб место странное, тут сюрпризов полно, а если еще не дай бог не в те двери войдешь, то можно в таком месте оказаться. Вон очкарики из Московии ушлые, сидят себе на окраине, ямки ковыряют, а чтобы там подальше куда зайти или с чудиками торговлю наладить, то они ни… ни…

— Так вот, — продолжал Дед. — Сейчас мы с тобой этим коридором пройдем, мешки затоварим. А в конце коридора выход. Выйти можно, только назад войти нельзя, так что меня слушай и вперед не беги…

Я кивнул.

После чего двери открыли, вошли. Дед он сразу в этот странный светящийся коридор нырнул, ну а я замялся. Боязно мне было. Все-таки это ж какая-то дрянь навороченная. Однако, когда Дед остановился, повернулся, взглянул на меня, стыдно мне стало, что сдрейфил. Ступил осторожно я в синеватое полупрозрачное свечение. И что? Да ничего. Идешь, как в густом тумане и только.

— Ты ступай аккуратно, — предупредил Дед. — И из этой трубы не высовывайся, потому как высунешься, не знаю я, что с тобой будет… Яшку Лиса помнишь?

Я кивнул. Был такой искатель. Не скажу, что человек приличный. Так скорее, да, впрочем, и бог с ним. Я с ним особо не дружился, но и не сталкивался. Так виделись раз десять, то у Эдички, то в одном из баров чудиков.

— Так вот выследил меня как-то этот Лис. Уж не знаю, как ему это удалось. Я и сам порой под водой плутать начинаю. А может, он тогда ко мне маячок какой подцепил. Не знаю, в общем. Но факт, фактом. Выследил, повязал. Пошел сам в коридор, да вместо того, чтобы сачком или веревкой вещи с дальней полки цеплять, сам полез… И где он теперь?

— Где?

— А черт его знает, — вздохнул дед. — Только сдается мне, что вся это круговерть со временем связана. Да сам сейчас увидишь.

Тут как раз стены, обступавшие светящийся коридор исчезли, и очутились мы в еще одном огромном зале. Только это был не склад, а торговый зал, примерно такой, как на фотках в старых журналах. Со всех сторон стойки с продуктами. Какие поближе, какие подальше, а светящийся коридор, по которому мы шли враз между ними. Сам-то зал чистотой блестит, на витринах товар свежий. Того и гляди продавцы заявятся, деньги требовать начнут.

— И где все?

— Счас увидишь.

Прошли мы мимо полок с консервными банками. Дед и в самом деле достал штуку странную — сачок, не сачок, а какая-то штука странная с телескопической ручкой. Я и глазом моргнуть не успел, как он словно из воздуха с разных полок банок натаскал, ссыпал себе в рюкзак, да мне чуток. И что самое удивительное ловко он так с этим сачком обращается. Я бы, наверное, эти банки полгода доставал, а у него сноровка.

А вот как стеллаж закончился, коридорчик между стеллажами открылся. Дед туда тележку с мусором задвинул, да так, чтобы сама тележка из светящегося коридора выехала, а ручки внутри остались.

— Следующий раз сюда приду, никакого мусора на тележке не будет, — пояснил он.

— А куда ж он денется?

— Откуда я знаю, — пожал плечами дед, только вот тележка будет, а мусора не будет.

— Но ведь это глупо, нелогично, — попытался возразить я. — Если мусор исчезнет, то и тележка исчезнуть должна, пол логике.

— По логике… по логике… — передразнил меня Дед. — Да нет тут никакой логики, а если и есть, то мне она неведома. Хотя иногда мне кажется, если бы я тележку целиком за светящийся коридор задвинули, то она может тоже исчезла бы… а может и нет. Не охота экспериментировать, больно штука удобная. А вон, посмотри и Лис, о котором я тебе говорил, о чем-то с продавцом спорит.

Глава 7 Человек прошлого

И в самом деле, передо мной был Лис и еще какой-то человек в белом халате, белой шапочке и синем переднике. Они стояли и смотрели друг на друга. Неестественно так стояли. В первый момент я не понял, что мне так глаза режет, а потом… Нет, ни один человек в такой позе не устоял бы. Непременно грохнулся. Или у них там за пределами коридора законы гравитации другие? Я с таким уже сталкивался в одном из домов у Обводного, но не об этом сейчас речь.

— Что с ними?

— Застыли. Они уже так почитай два года стоят, не движутся.

— А ты не пытался?..

Я и договорить не успел, как Дед головой покачал.

— И тебе не советую. Лис гнилым искателем был, что твой Дикой или вот этот… Эдичка. Пусть лет десять постоит, потом может выручу. Мне больше того парня — продавца жаль.

— А он-то как туда попал?

— Да застрял он тут еще со старых времен. Так что его спасать мне вроде и вовсе резону нет. Вот вытащу я его в этот коридор, и что скажу? Здравствуй дорогой друг, тут техногенная катастрофа получилась, Россия распалась, и ты, милый мой, все потерял. Нет у тебя теперь ни денег, ни машины, ни семьи, ни жилища. Иди и воякам в зубы не попадайся… Хорошо будет, как ты думаешь?

Я только плечами пожал. Может и прав Дед. Застыл человек, пусть стоит. Он мне что кум, сват, брат? Зачем в чужую жизнь лезть? А с другой стороны. Вон Лис, сам виноват. А этот-то парень при чем?

— Не, я так не могу.

— Так ты их что всех спасать собираешься?

— Их что, много?

— Я человек десять насчитал. Может и больше. Только остальные много дальше от коридора стоят, не дотянешься.

— Что ж, что могу, то и сделаю.

— Ты что, Угрюмый, серьезно?

— Серьезней не бывает, — подтвердил я.

— Ну… Ну… — с сомнением посмотрел на меня Дед. Однако спорить не стал.

На самом деле я тогда сомневался сильно. Стоит ли человека из прошлого вытаскивать? Может ему там в прошлом хорошо? Он-то не знает, что застыл, во что Петербург превратился… Только остановиться я не мог. Уж слишком сильно меня Дед заел. И во всем-то он мудрей и лучше меня, а то, что с мутантами водиться, да не просто водится, а… Впрочем, каждый из нас своего рода извращенец. Как говориться, не суди, да не судим будешь. Не помню, откуда эти слова, но суть передана точно. И еще очень мне хотелось узнать: если этого молодца из магазина выдернуть к нам, то появится ли на его месте еще один молодец, как консервные банки появлялись? Это сколько же тогда людей одинаковых таким способом наплодить можно? А если себя самого размножить?

В итоге, раз решил парня вытащить, то придется попотеть.

— Только учти, вытащишь этого молодца, сам с ним цацкаться будешь.

Сделал я петлю, ну а дальше, как в плохих фильмах о ковбоях, закинуть «лассо» мне удалось только с пятого раза. Петля крепко затянулась на левой руке продавца, чуть отставленной в сторону. Я осторожно дернул. Однако даже мой легкий рывок вывел его из равновесия. Продавец, или кем он там был, пошатнулся и упал.

Грохнулся на пол. Я думал, пыль взметнется или что-то еще произойдет, только ничего не случилось. Упал он и остался лежать, словно поверженная статуя. Как такое возможно? Потом я долго думал над этим случаем. Ведь если и в самом деле время течет у нас с разной скоростью, то веревка, которую я бросил должна факел напоминать, ведь силу трения никто не отменял. А, следовательно, по ту сторону коридора она должна нестись с невероятной скоростью, рассекая все на своем пути. Или вот Лис. Ведь при переходе из нашего времени в то, его разорвать должно было на куски. Представьте, что рука у вас живет в ритме в тысячу раз медленнее, чем тело! Это как же кровь течет, как… Да слов у меня нет, чтобы даже вопрос задать. А ведь живой Лис, по крайней мере, внешне..

Нет, все-таки неправ Дед, время тут конечно тоже роль играет, но дело вовсе не во времени… Тут не замедление времени, а что-то совсем другое. Я-то не ученый и то, как начинаю думать об этом, у меня волосы дыбом встают.

Только тогда мне раздумывать особо времени не было. Повалил я того парня на пол, потом потянул, и он так лихо, особо не за что не цепляясь по полу, скользнул прямо в наш туннель.

Очутившись в нашем коридоре, он сразу обмяк. Обычное тело на полу. Ну, я махнул деду, мол, помоги. Подхватили мы страдальца под руки, а он вроде живой, шевелиться, бормочет что-то.

— Ну, идем дальше? — это я Деду.

— Нет, с ним нам на поверхность рано вылезать. Давай на склад вернемся, отдохнем, да и этот в себя придет, — тут он кивнул на несчастного продавца. — Там вояки. Давай его назад на склад и без глупостей.

Я кивнул.

Прав был Дед, зря я все это затеял. Ну, придет сейчас в себя этот парень, и что с ним делать?

Подхватили мы его, оттащили назад, туда, где «обедали», уложили несчастного на один из столов. Я дал ему водки из нашего нового «улова» хлебнуть. Он-то сам вроде контуженбногог. В себя пришел, а что к чему пронять не может. Лежит постанывает головой крутит. Потом неожиданно приподнялся, хвать меня за грудки и к себе тянет. Губами шевелит, словно что-то хочет сказать, только не может. Ну, я ему еще водки вылил. Он и обмяк. Видать проняло. Только тут я хорошенько спасенного рассмотрел. Судя по чертам лица он был из этих, из зверьков мусульманских. Кожа темная, глаза чуть раскосые, губы широкие. На вид лет двадцать-пять тридцать, хотя кто их там разберет. И, правда, на черта я его вытащил? Тут что ли таких мало? Вон пол Москвовии заполонили, скоро и ее то ли Султанатом, то ли Ордой какой объявят. Хотя скорее Ордой, ведь их орда. Но это сейчас… А может в прошлом азеры были не такими. Ведь то, что у тебя дед с пальмы слез — или что у них там в султанатах растет — не мешает тебе быть приличным человеком. По крайней мере, так меня в детстве учили, хотя если честно, я за свою жизнь ни одного хорошего хачика не видел.

Я тогда снова к Деду поворотился:

— Ну, что, — говорю. — Давай сходим, посмотрим, что там наверху твориться.

— Не-а.

— То есть? — не понял я.

— То и есть, что не съесть, — фыркнул Дед. — Тут дорога в одну сторону. Если мы отсюда уйдем, то вот этот, — тут он в спасенного ткнул, — тут один останется.

— А мы, глянем и вернемся.

— Ты, Угрюмый, тупого не включай. Выход отсюда в конце того коридора и дверь там в одну сторону. Выйти можно, войти нельзя.

— То есть? — вновь повторил я.

— А то и есть! — взвился Дед. — Если мы отсюда через тот вход выйдем, то, чтобы войти вновь в дерьмо нырять придется. Хочешь?

Посмотрел я на Деда, репу почесал, вспомнил удивительный урок дайвинга. Нет, снова приступать к водным процедурам мне не хотелось. Да и военные могли в конце той лесенки какую-нибудь гадость сотворить, а то и вовсе тот туннель засыпать. Не, это не выход.

— Хорошо, — говорю, — дождемся пока этот гусь оклемается. Там и решим, куда податься.

И стали мы ждать.

Вот так сидел я на столе, водку потягивая, и ожидая, когда зверек проснется, и водку посасывал. Напротив меня Дед расположился, а чуть подальше, на полу, у самых полок — Питер. Только я за Дедом и мутантом не смотрел, и за спасенным не смотрел, я думал, потому как устал и под водку разные мысли в голову лезли, глупые и не очень.

В основном думал я о том, как жить дальше. Бывают такие периоды в жизни: бежишь, несешься куда-то сломя голову, а потом раз, остановился, и стоишь на месте, думаешь: как дальше жить? Вот и сейчас, что-то вроде того. И чем больше я думал, тем меньше мне нравилось то, что в голову мое лезло. А желание, если честно у меня было только одно, а точнее два: или на службу финикам податься, им вечно волонтеры нужны грязь разгребать. Сами-то они белоручки, они своих людей жалеют, не то что наши вояки. Или например сесть на лайнер… Нет в лучшем случае пробраться на какой-нибудь ржавый тихоход, прихватив с собой запасы еды и воды, и мотануть куда-нибудь на юга. Ну, там в Южную Америку или в Австралию. А что? Мастеровые люди с руками всюду нужны. Ну, не век же мне по руинам СПб ползать, с чудаками общаться. Или, пусть, к примеру, мне повезет, открою я очередную дверь, а там Эдем — рай по нашему. Говорят, существует он где-то, только вот не знал я ни одного, кто бы сам тот Эдем видел. Хотя с другой стороны, если выпадет тебе счастье Эдем увидеть, то разве попрешься ты назад по руинам шарить? А посему все кто видел Эдем, там и сгинули…

И попытался я себе тот Эдем представить. Только не вышло ничего, уснул я. Неудобно так уснул, сидя на столе, нос повесив. Что снилось мне, не знаю. Только проснулся от страшного вопля. Открыл глаза, хвать автомат, смотрю: мой «зверек» на четвереньки на столе встал, на Питера уставился и шипит, словно кобра.

А он — Питер-то — тоже встал в позу ошпаренного кота. Когтистые руки выставил, вот-вот метнется. Нет, определенно нужно было что-то делать, иначе каюк.

Единственное на чего у меня ума хватило, как это вскинуть руку к потолку и дать очередь из автомата. Нас тут же битым стеклом засыпало и в зале разом потемнело, словно кто свет притушил. Тут же все внимание на меня переключилось. Дед, ко мне бросился, в автомат мой вцепился и ну говорить про меня всякие разности, где самым мягким было «пидроклан тупорылый». Нет, в тот день я изрядно свой словарный запас пополнил. Но, разговор не об этом…

Деда я от себя отцепил. Дал ему в тыкву, чтобы под ногами не мешался, взмахом руки Питера отослал: мол, иди мальчик, погуляй, пока мы тут разберемся, а сам к «зверьку» подступил.

— И что же, — говорю, — ты, падла делаешь? Чего это ты на людей, — (хотя какой Питер человек, так одна видимость, гуманоид недоделанный), — кидаешься?

А он стоит, белый как снеговик, губы дрожат, глаза из орбит повылазили, на меня уставился, словно я — черт из табакерки.

— Что так и пялиться будем? — спрашиваю. — Или ты делом займешься… Скажешь, хотя бы как зовут тебя, да поблагодаришь, что мы тебя вытащили.

А он все равно ничего не говорит, только смотрит на меня как-то странно и что-то то ли бормочет, то ли лопочет. Только все это не речь, а нечленораздельный звуки, которые никак в слова не складываются.

— Ладно, — говорю и сую ему бутылку водки. Он пару раз глотнул, потом снова на меня уставился. — И как тебя, зовет, чудо морское?

Он губы облизал, словно с мыслями собираясь, и выдавил.

— Тимур.

— Хорошее начало, — подбодрил я, хотя акцент этого парня мне не понравился. И в самом деле, зверек.

— Где я?

— А ты не узнаешь?

— Похоже на наш склад.

— Точно…

Вот так слово за слово мы и разговорились. И выяснилось, что и в самом деле он Тимур и в СПб давно живет — лет пять, только не в нынешнем СПб, а в том старом Петербурге, каким его никто сейчас и не помнит. По его рассказу выходило так, словно он в свободное от работы в отделе время ходил по магазину, товар расставлял, и тут прямо перед ним, словно из пустоты детина появился. Здоровый такой бугай с оружием. Тимур решил было, что кто-то собрался магазин грабить к сигнализации рванул, да не добежал… Ну, а дальше все как в тумане. Какие-то люди — это я с Дедом. Голова кругом. Потом пустой склад и ужасное чудовище, то есть Питер. Тут Тимур в самую десятку попал. Если бы не Дед, я бы тоже вначале в Питера шмальнул, а потом стал разбираться кто он такой и насколько разумен.

Дальше попытался я Тимуру рассказать об истинном положении вещей, только он мне не поверил, решил, что его разыгрывают. Я итак и этак, только он не в какую, уперся и все. Мол говори, говори: собака лает, ветер уносит. Только я тоже зазря не привык языком молоть, ну не договорились и ладно. Не знаю, чем бы тогда на складе дело кончилось, только Дед вмешался.

— Ладно, — говорит, — можешь ты, Тимур, нам не верить, потому как я бы и сам, окажись на твоем месте, ни одному бы слову не поверил. Только давай так: ты хочешь назад вернуться? — с подковыркой так спрашивает и мне подмигивает, мол разведем сейчас парня.

— Да.

— Тогда вот что, Тимур. Веришь ты нам или нет, только тебе с нами придется на Васькин остров переться.

— А там что Исполнитель желаний откопали? — это уже я влез. Мне ж интересно, что Дед меня так на Васькин идти агитирует. Нет предложил бы он мне в ГДР пилить, или Озерки, я бы понял: у фиников под боком и от вояк подальше.

— Нет, никого Исполнителя желаний. Не существует, потому как все это сказки.

— Ты Дед не темни.

— А ты Угрюмый на рожен не лезь. Вот к Неве подойдем, там я тебе скажу, потому как мне все равно будет — цель-то рядом.

— Хорошо. Только вот я подумал Дед. Может не стоит по городу до Васьки идти. Там по пути кварталы страшные, сгинуть, как два пальца об асфальт. Может лучше по заливу. Васька как-никак остров. Доберемся до Гавани…

— Если раньше вояки с Канонерки не постреляют…

На том спор наш и закончился. А Тимур, ну, он повыкобенивался еще чуток, а потом согласился сменить свое белое обмундирование на походные брюки и куртку. Они с Дедом прогулялись среди полок и быстренько что нужно подобрали.

А дальше суть да дело решили мы наконец склад покинуть. Опять пришлось в этот таинственный коридор тащиться, запасы пополнять.

И еще, странно мне было, что Дед над Тимуром шефство взял. То мне высказывал не надо мол, на свою голову человека спасаешь… только много дней спустя я понял, что не спроста он так подстроил, чтобы я Тимура спас. Потому как вдвоем, даже имея в арьергарде Питера, нам до Васьки было бы не добраться. И сам он это отлично понимал.

Однако в коридоре чуть конфуз не вышел. Увидев стены родного магазина, а вдали застывших продавщиц, Тимур было к ним рванулся. Я-то впереди шел и не рассчитывал на такой поворот событий, а Дед тот хитрючий, или опытный, уж тут как вам нравиться, только приложил он зверька прикладом и потом тельце своему отпрыску передал, чтобы тот тащил. А мы стали «запасы пополнять». Вскоре наши мешки вещевые ломились от всяких вкусностей.

Прошли мы через весь продуктовый торговый зал, а дальше мебель пошла, фуфло разное, игрушки детские. Нет, мы и их могли натырить, ну хотя бы для торговли с чужаками или чудиками, только тут один минус был: мы-то натырим, а кто тащить будет? Мы итак решили наши рюкзаки Тимуру отдать. Он без оружия, пусть тащит. К тому же с таким грузом он глупостей делать не станет, не драпанет в самый ответственный момент.

Потом зал был со всякой компьютерной хренью. Вот в зале «рыболов-спортсмен» мы притормозили. Как никак рыбная снасть всегда пригодиться. Хоть из меня рыбак и аховый, но чудикам загнать снасти всегда можно. К тому же, вдруг на вход в Эдем нарвемся.

Были еще и эскалаторы и кофейня, где я стащил с прилавка пару пачек вкусных пончиков. А от нее не прошли мы и ста шагов, как я остановился. Туннеля-то дальше не было. Ровный сияющий круг и никакого туннеля.

— И что дальше? — повернулся я к Деду.

— Ты в сияние это иди. Это и есть та самая дверь, о которой я тебе говорил.

Посмотрел на это сияние, потом вдоль коридора.

— Нет, Дед, ты первым ступай, а я посмотрю.

Он только хмыкнул, мимо меня протиснулся, несколько шагов и растаяло в вспышке света. Питер сразу за ним бросился. Так спешил, что чуть меня из светового коридора не вытолкнул. Ну а если б вытолкнул, вот был бы я хорош. Словно Лис стоял бы замертво. Мимо меня столетия проносились, а я бы все так и стоял, считая, что прошла всего одна минута, а не сто тысяч лет. Да, кстати Питер так за своим папашей торопился, что про Тимура на плече забыл. А может оно и к лучшему.

Остался я один. Постоял. В какой-то момент в голову полезли странные мысли. Вот прыгнуть в зал, замереть. И стоять так вечность, а вояки, пусть гоняются за разумными мутантами, торгаши, продают искателей, пусть все СПб катится в тартарары, только я один стоять буду незыблемо…

Не знаю, сколько я так простоял, таращась на торговый зал перед сверкающей стеной, перегородившей коридор. Наконец, вздохнув поглубже, шагнул вперед. В первый миг показалось, что в кожу мине впилось несколько тысяч раскаленных иголок. Я уж собирался заорать от боли, только раз и оказался в бетонной арке, и никаких следов белой сверкающей стены. Словно по мановению волшебной палочки я в эту арку перенесся. Глянул. С одной стороны от меня котлован, с другой — тоже котлован, только грязной водой залитый. Да ведь быть того не может! Только что я был на складе под землей. А здесь… Здесь ведь подземного склада быть не может. Огляделся я недоумевая. Глаза протер. Еще раз в одну сторону посмотрел, потом в другую. Да и сама арка — метров десять длиной и никакого тут склада быть не может, так как стоит она на перемычке двух огромных ям, где быть может когда-то что-то строить и хотели, да только дальше пеньков свай не пошли. Неужели мне все пригрезилось? Неужели не было никакого склада? Да, нет, судя по тяжести мешочка за спиной, был. Как говориться был, да сплыл. Что ж, запишем еще одну загадку в список тайн СПб. У меня за время блуждания по окраинам города много таких загадок накопилось.

Вздохнул я, вышел из арки на склон котлована, что не затоплен, Вышел и зажмурился. Редкий день над СПб солнышко сверкает. Выходит это сколько мы под землей пробыли: сутки или чуть больше? Оглянулся, на то здание через арку которого вышел. Тоже весьма престранное сооружение. Строили, строили, да не достроили. И черт с ними! Еще одно нелепое сооружение из серых бетонных плит. Единственное, что меня порадовало, так это Дед с Тимуром сидящие на плитах прямо над выходом.

Смотрелись они органично.

— Вояк не видно? — поинтересовался я снизу, задрав голову.

— Не-а, — покачал головой Дед. — Пошарили, ничего не нашли и убрались. Вояки СПб не любят.

— Но это-то еще не СПб…

— А какая разница? И здесь всякой дряни хватает.

— Как клиент? — поинтересовался я, кивнув в сторону Тимура.

Он сидел на краю железобетонной балки, свесив ноги. Выглядел парень не здорово. Хмуро. Мне показалось, что он до сих пор не верит в реальность происходящего. Скорее всего он считал все это затянувшимся кошмаром. Может, я зря его сдернул? Может, стоило лучше Лиса взять? Да, ладно, что сделано, то сделано, назад не воротишь.

Поднялся я к Деду, огляделся, пейзаж вокруг безрадостный, то ли стройки брошенные, то ли руины, и все травой заросло. Однако я-то давно привык. СПб, он СПб и есть.

Повернулся к Тимуру, протянул ему свой мешок.

— Ты у нас носильщиком будешь.

Тот головой покачал.

Я усмехнулся. Нет, парень и в самом деле с норовом.

— Так может ты и стрелять умеешь?

Он только головой покачал.

— Тогда мешки наши потащишь, чтобы у нас с Дедом руки свободны были. А то нагрянут какие-нибудь мутанты или чудики…

— Это вроде того? — Тимур кивнул в сторону Питера, затаившегося в тенях.

— Питер на нашей стороне, а те, что могут нагрянуть много хуже, — пояснил я. — Так что если не хочешь пойти на «рыбий корм», а хочешь вернуться к себе, то наши мешки потянешь, — хотя насчет «вернуться к себе» я явно погорячился, потому как некуда было Тимуру возвращаться… А может, может и была где-то среди бессчетных миров «за дверью» Земля, точно такая, как та, что мы потеряли. Но только тогда там должен быть свой Тимур и свои Угрюмый и Дед.

Тяжело вздохнув Тимур встал, закинул за спину мой мешок, Дед ему свой протянул.

— Бери не стесняйся.

Я еще раз осмотрел горизонты.

— Пойдем на восток, — наконец объявил я.

— Это почему? — удивился Дед.

— Во первых мне нужно возле своего тайника побывать. Жрачкой мы затоварились, а с одним магазином с самое сердце города лучше не ходить.

Дед понимающе кивнул.

— Оттуда через аэродром выйдем в юго-восточные районы. Там у меня есть связи среди чудиков. Может проводников найдем.

— Проводников? — удивился Дед.

— Ну… — замялся я. — До Обводного я конечно и сам доведу, но дальше…

Дед усмехнулся.

— В прошлом году я до Медного Всадника добрался. Васькин за Невой видел, только уж слишком зыбко там. Назад пошел… Все по-иному, меняется все прямо на глазах.

Я кивнул. Бывал я в таких кварталах. В одну сторону идешь квартал-то всего-ничего, шагов сто в длину, а назад пойдешь, сутки пилишь, и цель видна метрах в пятидесяти и шагаешь быстро-быстро, а все словно на месте стоишь. СПб место странное, потому и запретное. Умереть там или в какое дерьмо вляпаться пять секунд. А то нарваться на компанию каких-нибудь чудиков-отморозков. Да и свой брат искатель обычно не из лучшего теста слеплен. Ведь кто в искатели идет? Те, кто в Московии усидеть не могут, кто работать не слишком любит или у кого с законом разногласия принципиальные. Ведь проще по мирам соседним шариться, с чудиками торговать, мутантов отстреливать или просто по старым кварталам мародерствовать, чем с утра до вечера по двенадцать часов на московских заводах спину гнуть за три рубля, а потом выслушивать речи олигархов-чиновников, о том, как с каждым годом жизнь становится все лучше и лучше, только вот хорошей никак стать не может…

Глава 8 Обитатели окраин

Лопату я нашел там, где оставил — в зарослях сорняков. Отвратительные растения — помесь репьев с крапивой, или что-то в такой роде. И колется и жжется. И нашего брата искателя не любит. Значит самое то.

Выудил я лопату не без потерь, раза три руку обжег. Ну да ни беда. Ожоги до завтра пройдут, зато такой тайник лучше любой другой нычки. Только сумасшедший полезет в такие заросли.

Добыл я лопату и пошел в парник. Хотя какой это парник — одно название. Стеком нет, да и сама деревянная рама местами обвалилась, зато в отличии от земли между парниками, внутри ни одно растение не растет. Эти безумцы землю какими-то веществами обработали, так что в ней могли расти только растения определенного рода. И секрет этой удивительной обработки земли ныне утрачен. Вот бы найти формулу и запродать ее в один из Халифатов. Денег до конца жизни хватило бы.

Но сейчас не время было предаваться мечтам.

Отсчитав десять шагов прямо, потом три направо, я начал копать сухую землю палу взмахов лопаты, и я наткнулся на крышку железного ящика. Несколько минут, и на свет появилась моя сокровищница, и пусть внешне она выглядела не слишком представительно, зато внутри хранились настоящие сокровища — все, что нужно бродягам СПб. Оружие — настоящий арсенал, с которым можно было не то, чтобы отбиться от вояк, а даже взять штурмом любой из их аванпостов. Особенно я гордился ручнбым противозенитным орудием. Из такого можно было сбить даже тяжелые бронированные вертолеты вояк.

А еще там был запас лекарств, не то чтобы дефицитных или дорогих, но так… дешево и сердито на все случаи жизни. Кроме того в ящике лежали различные всякости, вроде сапог повышенной радиационной защиты или очки для ночного видения.

Вооружившись до зубов, я отступил, предлагая Деду «подзаправиться», но тот только головой покачал, потом повинуясь моему настоятельному взгляду, шагнул вперед, выбрал из груды оружия обрез и взял к нему две коробки патронов. Обладая стальным сердечником, они не пробивали, а буквально продавливали бронежилеты вояк.

Дед действовал обстоятельно. Долго обрез в руках крутил целился, потом загнал в ствол два патрона, щелкнул, взвел курки, долго целился куда-то, а потом плавно спустил курки.

— Хороший дробовик, — пробормотал он. — Сгодиться.

Я только усмехнулся. Если бы он знал, где я эту штуку добыл. А висела она раньше в одном из музеев. Помню, мы с Арбузом тогда почти сутки завал разбирали, а в итоге нашли кучу оружия — по большей части бесполезного, потому как древнего, ну а несколько ружей вполне ничего были, так мы из них обрезы сделали. Не будешь же по СПб с охотничьим ружьем шастать. Пока такое ружье с плеча снимешь, прицелишь…, а из обреза с пояса бить можно, особенно если на стаю собак или еще какой нечисти нарвешься.

И еще Дед АК взял. Как говориться: «бьет Ак наверняка, без него ты как блоха».

Перед тем, как вновь свой ящичек закопать, бросил я косой взгляд на Тимура. Он хоть и зверек, но я ж за него в какой-то степени отвечаю. Пошарил я в своем «сундучке Пандоры» и выудил оттуда «бульдог» и пару обойм к нему. Хоть они и круглые, неудобные, но лучше револьвера ничего не найдете. Безотказная машинка.

Протянул я «бульдог» Тимуру.

— Возьми, — говорю.

Он на меня покосился.

— Зачем это мне? За ношение оружия срок дают.

— Какой срок? — удивился я.

— Ну, в тюрьму сажают.

Тут мы с Дедом со смехом полегли.

— Ты без этой штуки можешь до тюрьмы не дожить, — ухмыльнулся Дед. — Бери и не дури. Нам дорога дальняя предстоит. Так что не кобенься.

— И…

— И учись стрелять, — добавил я. — Мир изменился. Теперь все по-другому. Теперь без ствола жизни нет. Вон напорешься на стаю собак или чудиков и что делать будешь? Байки травить?

— Но…

— Бери, бери и не выделывайся.

Тимур с сомнением взял револьвер, несколько секунд крутил его в руке, а потом засунул в карман куртки, а обоймы — в другой.

Я защелкнул подствольник на трофейный АК. Второй АК — Деду. Несколько взмахов лопаты, присыпать раскоп сухой землей и можно идти дальше. Однако тут у нас спор вышел. Дед предлагал по траве идти, мол земля в парниках ядовитая, не дай бог чего подцепим. Но по траве идти себе дороже будет. И высокая она, и колючая, а внутри парников земля утоптанная, голая, как по проселочной дороге дошагать можно.

И все-таки я Деда убедил. Мы быстро миновали парники — не было тут никаких загадок-аномалий. Потом полчаса по сельской дороге вдоль взлетных полос Пулково мимо мертвых домов, то ли бывших дач. Черные бревна, выбитые окна, проваленные крыши… Такие поселки можно найти где угодно, по всей бывшей России. Как-то пытался я на карте тот поселок найти. Там аэродром есть, Лиговский канал есть, даже МКАД, которой нет — есть, а поселка или садоводства — хрен их разберешь… нет… А за ним шло широкое поле, тут должен МКАД проходить. Только никакого МКАДа там в помине не было. То есть он должен… но не обязан. Если по МКАДу идешь, то он есть, а если через поле — то есть перпендикулярно ему, то МКАДа нет. Ни насыпи нет, ни ограждений, ни асфальта — ничего. Но для СПБ это вещь обычная, иначе бы он СПб не был.

Тут надо было держаться осторожно. Поле просматривалось на большом расстоянии. Стоило появиться вертушки или БТРу и деться некуда.

— Что делать будем? — поинтересовался Дед. — Кстати, ты ведь знал…

Если честно, то я замялся. Нет, не раз ходил я по этой дорожке, но… То ли память меня подвела, то ли…

— Не ожидал, что так быстро доберемся. Ладно, Дед, не сердись. Считай я маху дал. Давай подождем до темноты.

— Я до темноты хотел к убежищу на Ветеранов выйти.

— И что?

— Ночевать в том районе перспектива не из лучших. Там банды…

— Да сам я знаю… — отмахнулся я.

— А если попытаться обойти?

Я посмотрел вдоль поля на север, где раскинулся Петербург.

— Не знаю… Там железнодорожная ветка с насыпью. Вдоль нее патрули шастуют. Можно на вояк нарваться.

— Да, — печально протянул Дед. — Но на это поле днем я не полезу. Тем более что сейчас все вояки нас ищут. Много ж мы их там накрошили.

— Была б моя воля, всем перебил бы, — фыркнул я. — Ладно, пошли до ближайшего домика. До наступления темноты часа четыре осталось. А только темнеть начнет, через поле рванем. Вон видишь, чуть левее станция Ульянка, — я указал на две разбитые бетонные платформы. — Там касса была. В ней укроемся до утра. А в город пойдем под прикрытием тумана.

— Тумана?

— Тут по утру всегда туман встает…

Зашли мы в один из домов, что выглядел чуть поцелее. Разломанная, полусгнившая мебель. Какая-то грязь на полу. Расположились, кто где. Только вот «зверек» наш явно нервничал. Все косые взгляды бросал, то на дверной проем, то за окно. За пистолет свой хватался.

— Чего нервничаешь?

— А где этот…

— Питер? Он живет по своим законам. Но когда надо придет на помощь, так что не дрейф.

— Не могу… Все время странное ощущение, что за тобой наблюдают.

Я согласился:

— Есть такое. СПб тем и славен. Странный город со странной судьбой… — и замолчал. Не хотелось мне эту тему развивать.

Дед тоже болтать не хотел. Сидел молча. Мне даже в какой-то момент показалось, что он задремал. Ну и пусть спит. Я бы тоже вздремнул. Отдохнуть явно не мешало, вот только Тимур меня смущал, сильно смущал. Ведь один Бог знает, что этому «питекантропу» в голову придти может. Хотя с другой стороны я сам виноват. Ведь говорил же Дед — не трогай! Нет, все же почему я вмешался и полез его «спасать»? Раньше я за собой такого никогда не замечал. Нет, порой поможешь кому из искателей, но здесь-то… Странно, очень странно… В какой-то миг я даже подумал, а не подтолкнул ли меня кто к подобному поступку. Ну, так незаметно влез мне в голову и незаметно подтолкнул. Раз… Два… Три… и бросился я невесть кому помогать. Странно…

Вот так сидел я и думал… думал… да и сам не заметил, как задремал. А проснулся — картина маслом. Тимур у дверей топчется, а то ту сторону чуть поодаль Питер стоит зубы скалит.

Я на стол, куда автомат положил, глянул. Автомат на месте и кроме него там мой «бульдог» лежит. Значит так выходит, что Тимурчик этот хотел ноги сделать и пистолет оставил. Кретин! Нет, не поверил он нашим рассказам, точно не поверил. А Питер молодец. Да, похоже, сынок Деда хорошее приобретение. Не дал придурку сбежать.

Только дело тут не только в Тимуре было. Я это сразу почувствовал. Есть у каждого искателя пунктик, некое шестое чувство, словно какой-то переключатель в мозгу. Сначала все вроде в порядке, и ты живешь обычной жизнью, потом «щелк» и ты начинаешь жить в другом режиме. То ли адреналин тело наполняет, то ли активируются нервные волокна, то ли проявляются скрытые возможности человеческого организма, то ли еще что происходит, не знаю. Это пусть очкарики из институтов разных решают, а я знаю, если щелкнуло, значит рядом опасность. Причем в этот раз это были не люди, иначе Питер бы спрятался, наверное. А здесь… здесь, что-то не то.

Ну, я понятно Деда тряхнул и к окну. А за окном уже сумерки, ничего толком не разглядишь. Нам выходить надо. Я к Деду повернулся:

— Чуешь?

Он кивнул.

— Там что-то не так. Говорил, не надо до вечера сидеть.

— Надо не надо… Днем вояки нас бы точно засекли, а так… Может, пронесет.

— А лучше пару раз, — усмехнулся Дед. — Ладно, раз дело такое, надо идти, — взял свой автомат, потом словно нехотя кивнул зверьку. — Собирайся. И нечего оружие разбрасывать. Когда понадобиться, фиг найдешь.

Я-то хотел было вспылить, надавать Тимуру, чтобы он впредь меня слушал, только делать этого не стал. Не время и не место. А надавать ему по шапке я всегда успею.

— Ладно, выдвигаемся, — говорю. — Я первый, потому как дорогу знаю, Тимур за мной, ты — Дед, последним, а твой сынок пусть по округе шарит.

Потом осторожно выглянул из домика. Нет, все вроде в порядке. Может, меня мои чувства подвели. Но лучше все же перестраховаться. Посему я не сразу вышел из дома, а кинул несколько камешков сначала в одну кучу кустов, потом в другую. Ноль реакции. Такое может быть только если вояки засаду устроили, потому как бандиты — люди неорганизованные, палить начали бы, звери метнулись бы в сторону и только вояка, подчиняясь приказу безмолвно сидел бы в кустах вынося все мои издевательства. Но вояк в кустах быть не могло. Не стали бы они сидеть в засаде ради двух искателей и одного мутанта. С десяток дымовых шашек и пару гранат с ипритом и никаких церемоний. После удара Кадаффи по Европе иприт в моде.

Выждал я с минуту. Кусты не шелохнулись. Тогда я вылез, полной грудью вдохнул кисловатый, отправленный болотными испарениями воздух.

— Вроде никого, пойдем что-ли? — ткнулся мне в спину Дед.

— Пойдем, — согласился я, только это самое «пойдем» мне не нбравилось. Эх, кабы не Дед, ни Тимур, ни Питер… Если бы я один был, то заперся бы в каком-нибудь чуланчике, сел бы на пол, ногами дверь подпер, автомат с предохранителя бы снял, с поспал бы сутки, пока ощущение неприятное не прошло бы. Но сейчас идти надо было, тем более, что вояки хоть и отстали, но мысли заполучить менбя и мутанта назад не бросили. У них ведь как, если что в череп втемяшится, то все — туши свечи. А тут мы их сильно потрепали, да и потом скрылись, нос им натянув. Нет, такого вояки не прощают.

Вышел я осторожно из дверного проема, сделал пару шагов, поводя дулом автомата справа налево. Никого. Мир словно умер. Ни ветерка, ни звука. Можно сказать буря перед затишьем.

— Знаешь, Дед, говорю, — не нравится мне все это. Давай-ка руки в ноги и поспешим.

— Я давно тебе про то толкую. Раньше сядешь, раньше выйдешь.

Ну и пошли мы, так как я говорил: Я впереди, чуть пригнувшись, автомат вперед выставив. За мной Тимур. Этот шел ровно, пыхтел, но два рюкзака тащил. Топал он как слон, так что слышно его было за версту. А Дед сменил автомат на дробовик. В этой полутьме стрелять на расстояние было бессмысленно, а окажись ты неожиданно лицом к лицу с противником, лучше ему в харю из дробовика шмальнуть. Пуля ведь дурра, в молоко уйти может, а из дробовика стопроцентное попадание.

Быстренько вышли на край того самого поля. Тут я тормознул, назад повернулся.

— Ну что, с Богом?

Дед мне кивнул.

— Давай не задерживай.

Посмотрел я вперед — поле травой поросшее, над ним клочковатый туман стелется, а где туман пореже, трубопровод видать. Здоровенная такая труба от горизонта к горизонту змеилась над землей на опорах — теплоцентраль наверное когда-то была, а может что другие. Сейчас-то кто разберет. И расстояние до нее, ну метров пятьсот максимум. Но это обман зрения. В этом то весь СПб, весь его хищный нрав. Я через этот поле ходил раз пять, и всякий раз по иному выходило. Иногда и десяти минут хватало чтоб до трубы добраться, а один раз я часа четыре шагал. Идешь, вроде как, а все выходит, что на месте топчешься. Одно слово СПб.

— Пошли!

И перепрыгнул через придорожную канаву отделявшую дорогу вдоль поселка от поля. Потом повернулся, потом Тимуру с его мешками помочь. Дед сам перепрыгнул. Ему как барышне не нужно было ручку подавать.

Рванули мы через поле. Но я сразу, с первых шагов понял, что не мой день. Поднял руку, давая сигнал остановиться. Еще раз внимательно огляделся. Ничего. Черное поле, кое где усеянное клочками травы. Кстати интересно почему она здесь не растет. Вон возле супермаркетов лебеда с человека высотой. А тут… Клочки белого тумана. Низкое темно-серое, почти в цвет земли, небо. Тишина, словно мир замер в ожидании чего-то ужасного.

Сколько я так простоял вглядываясь и вслушиваясь в пустоту. А потом… Нет в первый миг мне показалось, что померещилось. Я даже моргнул несколько раз вглядываясь в темные провалы между лоскутами тумана. Нет, не показалось. И стало мне неприятно и тоскливо. Ну почему, почему именно сейчас. Мгновение и все предыдущие дни и события сложились в некую странную картину под общим названием «Не везет». Не повезло мне, что я тогда оказался в Металлострое и Эдичка выцепил меня на охоту на Хасима, да и Волчара хорош… Потом с вояками поссорился, зато с мутантом подружился. И еще этот Тимур — зверек восточный — на мою голову. А теперь вот это…

— Крысюки, — говорю, только тихо так говорю, чтобы Дед услышал и не более.

А сам тут же прикидываю, что я об этих тварях слышал. Быстрые, противные, внешне на крыс похожи, но только на очень больших. Разумные, правда никто их языка не знает. Откуда взялись тоже неизвестно, только говорят все, будто пришли они к нам из одного из миров. Судя по сплетням обитали они в Южноприморском парке. А вот что они на Ульянке делают?

— Что делать будем? — поинтересовался Дед.

— Вы лучше скажите, что происходит! — нервы у Тимура явно были на пределе. — Что за «крысюки»?!

Тут мы на него оба разом цыкнули. Нет, если ты и в самом деле годен лишь для того, чтобы рюкзаки таскать, то молчи в тряпочку, таскай и людям думать не мешай. Вот как славно в рифму вышло. Нужно будет запомнить. Потом другим искателям рассказать… Только я думать надо было не об этом, а как дальше быть. То ли в самом деле вернуться в поселок, занять круговую оборону и сидеть там, пока жратва не закончится. То ли полезть на рожон. Я даже краешек воротника комбеза зубами прикусил. А ткань соленая, потом пропитанная. Лучше соломинку прикушу — в раздумьях помогает. Только на этом поле лучше соломинки не срывать — себе дороже будет.

Чувствую пауза затянулась. И возвращаться неохота и вперед идти боязно. А потом словно опять подтолкнул меня кто.

— Пошли вперед, — говорю. — Была не была.

Крысюки они крысюками, однако ж это не башенные собаки и не всякие там свиноголовые. Крысюки — твари разумные, а раз так, чем черт не шутит. Вряд ли они явились по нашу душу. А раз так стоит рискнуть. У них свои цели, у нас свои. К тому же в отличит от крысюков мы хорошо вооружены. А крысюки твари полудикие. Ну копья там, топоры из костей и все. А что такое костяной топор против АК?

И пошли мы вперед. Только медленно, в полной тишине. У меня палец на спусковом крючке стоит, в любой момент нажму и залью тьму переплетением трассеров. Но тогда все: руки в ноги и бегом. Военные наверняка нас до сих ищут. А как заслышат выстрелы, то непременно заглянут посмотреть, кто стрелял.

В общем прогулка через поля вышла еще та. Мы идем, дулами автоматов водим. Вокруг туман, словно и не на Земле мы, а перешли грань реальности и оказались в волшебном мире полном сверхъестественных ужасов. А в глубине тумана тог и дело вспыхивают красные огоньки. И еще труба где была там и есть, словно и не имеем мы по полю, а на месте топчемся.

Сколько мы так шли? Час? Два? Теперь спасительные домики оказались далеко у самого горизонта, но что характерно труба ни на метр не приблизилась. Земля была мягкой и каждый раз ступая я оставлял четкие следы, впрочем, и мои спутники. Других следов не было. Однако судя по огонькам глаз, твари окружали нас со всех сторон. Он двигались вместе с нами и, по идеи мы не раз уже должны были пересечь их следы. Только никаких следов не было. Лишь иногда в воздухе появлялся неприятный запах сырой шерсти — острый, неприятный.

Неожиданно впереди появился чей-то силуэт — кто-то заступил нам дорогу. В темноте было не рассмотреть очертаний, но судя пор расположению сверкающих глаз-огоньков, ростом незнакомец был чуть пор ниже меня.

Я вновь сделал своим спутникам знак остановиться. Потом взял на прицел смутный силуэт, пытаясь разглядеть, кто же все-таки передо мной. Однако кто бы это ни был а очередь в грудь с такого расстояния он не переживет.

И тут неожиданно из тумана между мной и неизвестной тварью вынырнула еще одна тень. В первый момент я едва на надавил на курок, а потом, в последний момент палец замер на спусковом крючке — я узнал Питера. А мутант ничуть не смущаясь встал между мной и незнакомцем, распрямился во весь рост — обычно он двигался сгорбившись. Я и не думал, что он такой высокий. Наверное головы на двеб меня выше и в плечах шире. Так вот выпрямился он, словно пружина разогнулась, вскинул руки к темному небу и что-то… пропищал. Точнее голос-то его был громким только на писк походил и язык был совсем не непонятный, а может и не язык вовсе. И тут тварь со светящимися глазами мутанту ответила.

Вот что жутко. Тьма, клочья тумана и мутант лишь отдаленно похожий на человека, беседующий с тварью в которой человеческого и вовсе нет. И непонятно кто на тебя первым бросится. А вокруг зловещими созвездиями пылают огоньки-глаза других чудовищ. И понимаешь: один взмах невидимой лапы и все. Тут никакой автомат не поможет. Ну, скошу я первую волну нападающих, а дальше что. Разорвут, и поминай, как звали. В этот момент мне захотелось вернуть все назад. Пусть меня вояки судят. Дальше Владимира не сошлют, а если к вышке приговорят, то лучше получить пулю в затылок, чем пойти на корм гигантским крысам. Тем более крысам неземным.

Но пока крысы, точнее крысюки, держались вполне достойно. Мутант же нас о чем-то поговорил с таинственной фигурой, а потом, повернувшись к предводителю крысюков спиной, пошел к нам. Я автомат-то опустил.

— Что скажешь Питер? — обратился я напрямую к мутанту.

Тот замер, словно не ожидал, что расспрашивать его стану я, а не Дед. Он смотрел на меня так, словно в первый раз увидел, но тут сам Дед вмешался:

— Ты, Питер, говори. Мы слушаем.

Тот покачал головой, словнбо пытался подобрать нужные слова, а потом заговорил, нараспев растягивая каждую фразу.

— Вожак свободного племени спросил, что мы делаем в их новых владениях. Я ответил, что мы не знали, что владения их рода простираются столь широко. Еще сказал, что мы воюем с зелеными, и они преследуют нас. На что вождь сказал, что они тоже воюют зелеными, потому что те устроили бойню племени, что ушло вдоль большой соленой воды. Тогда я сказал, что враги их врагов им друзья.

— Железная логика, — признал я.

— Тогда они пригласили нас на свою стоянку. После они проводят нас до границы своих владений.

Вот чего только не хватало, так это экскурсии в логово крысюков.

— Они сказали, что ныне царство их простирается до Длинной дороги…

— Длинной дороги? — удивился Тимур.

— Ленинский проспект, проспект Славы и далее… — пробормотал Дед.

— А нет никакой возможности отклонить предложение. Мол, мы торопимся и все такое?

— Даже если и есть не стоит, — одернул меня Дед. — В конце концов нам представляется уникальная возможность побольше узнать об этих тварях.

— Я смотрю, тебя не только мутанты интересуют, — фыркнул я.

— Ты смотри, смотри, да не заговаривайся, — рука Деда так крепко сжала автомат, что пальцы побелели. Казалось, еще чуть-чуть и он со всего маха врежет мне прикладом между глаз.

— Ладно, извини, перегнул, — и я поднял руки в примирительном жесте. В конце концов, каждый имеет право на маленькие слабости.

— Так что им сказать? — все так же нараспев поинтересовался Питер.

— Скажи, что мы с удовольствием принимаем их приглашение, — за всех нас ответил Дед.

Мне ничего не оставалось как только кивнуть, подтверждая его слова, а мнения Тимура никого не интересовала. Даже если бы мы отправились в Ад, он потащил бы туда наши рюкзаки.

Глава 9 Царь крысиного племени

В ту ночь, шагая следом за Питером я думал о многом. Например, о том, как я дошел до жизни такой. Как из Николая Ивановича Угрюмова стал Угрюмым, как попал в СПб. А все было просто: в юности я жил лишь сегодняшним днем. Родившись в благополучной семье, я не думал о том, что случиться завтра и довольствовался немногим. Я помню детство, то как ходил с бабушкой по магазинам, отоваривая пищевые карточки на всю семью, как бегал в лесопарк за улицей Красной Сосны, где мы играли в искателей и вояк. Тогда в детстве я и предположить не мог, что через какие-нибудь двадцать лет эта игра станет основой моей жизни, основой моего существования и в руках у меня будет не игрушечный автомат, а настоящий АК, а ставкой станет не эфемерная победа над врагом, а собственная жизнь.

Из облачков тумана, словно из пустоты выплывали лица моих родителей: матери — бухгалтера и отца — мелкого чиновника, которому не суждено было подняться вверх по служебной лестнице, хоть он и суетился, и пытался вылезти наверх любыми способами. А я или бегал со сверстниками, или играл на компе, но конечно, только в те дни, когда давали электричество. Чаще всего его давали по ночам, и вот, завалившись спать в пять утра, в восемь я вставал, чтобы идти в школу. Не понимая причин своего раздражения, а всему виной было недосыпание, я срывался на родителях и сверстниках. Сколько раз я потом жалел о бесцельно упущенных годах, о том, что, получи я хорошее образование, я мог бы эмигрировать в один из халифатов. Но что теперь то об этом говорить, а я стал тем, кем стал — человеком без роду и племени безвестным Угрюмым, который словно пришел неоткуда и так же никуда уйдет, сгинув где-нибудь в ненасытной утробе СПб.

Только я погрузился в бездны воспоминаний, монотонно вышагивая по полу вслед за Питером, как мы уже и пришли. Передо мной в обе стороны, насколько хватало глаз, протянулась труба теплорцентрали. А может и не теплоцентрали. Сейчас сложно было понять, что это такое. Разбитая и искореженная некогда упрятанная в белу оболочку теплоизоляции, ныне она больше всего напоминала гигантского раздавленного червя.

Я рассчитывал, что добравшись до трубы мы переберемся через нее и направимся в город, но не тут-то было. Вместо этого мы пошли вдоль трубы.

Мне это очень не понравилось. Однако я решил, что крысюки ведут нас к месту, где удобнее через трубу переправиться. Например, возле платформы Ульянка до си х пор должны были сохраниться переходные мостки. По крайней мере, они были, когда проходил тут в последний раз года два назад. Однако до платформы мы не дошли. Остановились у распределительного узла трубы — здесь труба разветвлялась, одна ветвь шла дальше вдоль поля, вторая уходила вглубь города. А само пересечение… Оно было расплющено, словно по нему сверху, с неба, долбанули гигантским молотком. Правда я знал об этом и раньше. А в ту ночь… в ту ночь я едва мог различить общие контуры… а все остальное дорисовали моя память и фантазия. Уж лучше бы этого не происходило, потому как Питер, фигура которого рисовалась мне смутной тенью, направился к трубе, которая вела в город. Неужели он собирается лезть в нее? Эта мысль меня сразила словно молния. Нет, я не страдал от приступов клаустрофобии, да и труба была достаточно большой, чтобы взрослый человек смог пройти по ней не сгибаясь. Только вот оказаться запертым в трубе с крысюками впереди и сзади мне не хот елось. Если в поле у меня оставался хоть крошечный шанс отбиться, то очутись я в трубе я становился совершенно беспомощным. Достаточно перекрыть заслонками вход и выход, а когда я окочурюсь, придти и выгрести полумертвое тело… И автомат мне не поможет и гранату не рванешь, потому как если и рванешь, то сам первый же и погибнешь.

Остановился я у входа в трубу. Тимур во тьме налетел на меня и чуть не упал — я едва успел его подхватить.

— Что случилось? — подходя поинтересовался Дед.

— Они хотят, чтобы мы в трубу полезли.

— И?

— И там нам всем каюк придет.

— Почему ты так решил, — лицо Деда в темноте я не видел, но тон, которым он говорил, звучал совершенно спокойно, словно ничего сверхъестественного не происходило. — Ты что думаешь, если эти твари устроили лагерь, то он будет где-то в руинах на поверхности? Они — норные существа, не даром их крысюками прозвали, так что я с самого начала подозревал, что придется лезть в какую-нибудь дыру. Что ж, это не хуже других.

Я только фыркнул.

— Да они нас там растерзают…

Но Дед не дал мне договорить.

— Послушай, если Питер за ними пошел, то и нам идти можно, потому как он им просто так доверять бы не стал.

— Если он такой опытный, почему его ребята Хасана заловили?

— То отдельная история, потом расскажу, — отмахнулся Дед, словно не расслышав подвоха в моих словах. — Ты только фонарик включи, как там, в трубе пойдешь, а то там может всякое быть. Не хватало еще, чтобы ты поскользнулся и разбился.

Я кивнул. А что мне еще оставалось делать?

Развернув спиной к себе Питера, я залез в свой рюкзак и извлек мощный фонарь со склада Деда.

— Только зажжешь его, когда в трубе будешь, иначе на этот огонек все стервятники в округе слетятся.

— Вы идете? — откуда-то издалека гулко прогудел голос Питера.

— Идем, идем, — подтвердил Дед. — У нас тут небольшая заминочка. Сейчас все закончим и пойдем.

А я тем временем наклонился к уху Тимура.

— Значит так, — начал я едва шевеля губами, чтобы стоящий в полутометрах от нас Дед ничего не услышал. — Слушай меня и делай все точно, как я скажу. Любой приказ выполняй быстро и точно. Скажу говно кушать — должен кушать быстро и с удовольствием. От этого и твоя и моя жизнь завит… и Деда, — последние слова я добавил после небольшой паузы, чуть подумав. А теперь пошли… — И уже громким голосом добавил. — Готов.

— Тогда вперед, — усмехнулся Дед. — Если честно, то я не слышал чтобы кто-то из людей побывал в лагере крысюков.

— Я бы предпочел уступить кому-то другому эту сомнительную честь, — пробормотал я.

А потом развернувшись я на ощупь подобрался к срезу трубу. Мгновение и я был внутри гулкого железного коридора. В самом деле интересно, что раньше по этой трубе текло. Судя по запаху — дерьмо, хотя время дли стали бы строить так высоко над землей дерьмовод и еще к тому же столь тщательно его теплоизолировать.

Шагов десять, а потом я зажег фонарь, тут же высветив спину Питера, шагавшего далеко впереди. Скорее всего предводитель крысюков шел впереди Питера, только я его не видел. Труба была прямой, никаких поворотов, никаких ответвлений. Как говориться скоростной спуск в Ад. Свет фонарика многократно отражаясь искрился на стенах.

Питер впереди шел почти бесшумно, точно как Дед, зато Тимур топал за троих. Порой мне начинало казаться, что он делает эту специально, пытаясь растоптать свой страх.

Однако путешествие по трубе оказалось не таким долгим, как я предполагал. Неожиданно идущий впереди Питер исчез, а свет фонаря, рванувшись вперед, растаял во тьме, так и не встретив преграды. Десяток шагов и я оказался на краю трубы — она выходила о небольшой квадратный зал, то ли упрятанные глубоко под землей, то ли просто лишенный окон. Из этого зала в разные стороны расходилось несколько труб. Кроме того в зале было порядка двадцати странных существ — явно не людей, но рассмотреть мне их так толком не удалось, так как все они стояли, отвернувшись и закрывшись тряпками от света моего фонаря.

Поняв, что происходит, я тут же щелкнул выключателем, громко объявив: «Извините». Как говориться со своим уставом в чужой монастырь… После яркого света несколько секунд мне казалось, что в зале царит абсолютная темнота, но нет. Постепенно глаза стали адаптироваться к полутьме, и я понял, что в зале достаточно света, и свет этот исходит из груды гнилых палок и веток, набросанных в кучу посреди зала. В их зеленоватом свечение я видел фигуры крысюков, но разглядеть детали не мог. А вот запахи. Я их ощутил сразу и вонь немытой мокрой шерсти, не такой так тот, что я почуял еще там, в поле, а сильный запах — почти вонь, в букет которой добавляли свои штрихи запах сгнивших фекалий и тухлого мяса. Очаровательные духи настоящий аромат СПб.

Чтобы не загораживать выход из туннеля своим спутникам, я спрыгнул вниз — от края трубы до дна было около метра — и отошел чуть в сторону, по-прежнему не в состоянии отвести взгляда от уродливых теней чужаков.

Вскоре Тимур и Дед оказались рядом со мной.

Тогда вперед выступил один из крысюков, до той поры неподвижно стоявший по другую сторону костра. Он пропищал что-то невразумительное, но стоявший чуть в стороне от нас Питер перевел тем же равнодушно-монотонным голом:

— Повелитель южной стаи, приветствует вас в своей новой резиденции!

— Не слишком ли громкое название для подземного коллектора? — пробормотал я себе поднос, а Дед шагнул вперед к «костру» и взмахнув рукой отвечал.

— Мы рады великой чести лицезреть вас в вашем окружении.

Не слишком ли высокопарно для разумной крысы?

— Надеюсь, у вас имелись веские причины, чтобы потревожить наши границы. Мы хотим выслушать ваш рассказ, и только потом решим, что с вами делать.

— Что значит, что делать, — сразу вскинулся я. — О чем это вы? Вы ведь сами нас сюда затащили.

— Если вы отказываетесь исполнять простую просьбу нашего царя, то мы умертвим вас сразу… — тут голос Питера оборвался, очевидно до него дошел смысл переводимых им фраз. И теперь, вместо того, чтобы дальше переводить, он заговорил на языке крысюков, стал о чем-то спорить с хозяевами пещеры.

Воспользовавшись паузой я повернулся к Деду:

— Понимаешь, что происходит?

— А чего тут понимать? Они хотят, подать нас на обед в виде первого, второго и третьего, а Питер хочет чтобы обед пождали нам — тонкости перевода…

— И что ты собираешься делать?

Дед плечами пожал. В окружающей нас полутьме я едва разглядел его жест. А потом Дед неожиданно шагнул вперед, воздев руки к потолку.

— Да здравствует пресвятейший Правитель, будь он принц, царь или король! Я приветствую носителя власти как такового, а не звание, которым тебя наградили твои подданные. Позволь же твоим гостям поинтересоваться, что побудило тебя пригласить нас в свою обитель и что вам от нас нужно.

— Сначала ответьте на их вопросы, — вместо перевода взмолился Питер. — Они очень сердиты тем, что мы пришли сюда.

— Оригинально, они сами нас сюда затащили, а теперь… — начал было я, но Дед меня остановил. — Не мешай. Тут важны нюансы перевода, а я боюсь, что Питер с подобной работой не справиться. Правда, другого толмача у нас нет. Но ты только представь. Эти твари ничуть не похожи на людей, а Питер, он тоже ре человек. Они говорят ему, он по мере возможностей понимает, что они говорят, и переводит нам, а мы воспринимаем это по-своему…

— Так, хватит меня грузить, — отмахнулся я. Это и в самом деле было выше моего понимания. — Раз такой умный разговаривай с ними сам.

Я шагнул назад, прижался спиной к бетонной стене и замер, попытавшись абстрагироваться от окружающего мира. Я полностью отключил слух, не хотел я слышать, что несет Дед. Это был его спич, а не мой. Меня все это не касалось. Вместо этого я попытался разглядеть того с кем говорил Дед. Иногда видеть противника важнее, чем слышать его. Правда, сколько я зрение не напрягал ничего кроме общих контуров мне уловить не удалось. Но даже по контурам можно было понять, что это существо не человек. Короткие ноги и очень широкие бедра, туловище раза в три длиннее ног и передние лапы, свешивающиеся почти до земли. Я пытался разглядеть контуры морды твари, но не видел ничего кроме горящих глаз — тьма милостиво скрывала детали.

Неожиданно Дед потряс меня за плечо.

— Алло, Угрюмый, проснись. Нас пригласили на ужин.

— В виде гостей или в виде первого блюда?

— Скорее первое чем второе, хотя возможны различные сочетания.

— И…

— Отказываться не стоит.

Следуя за Дедом мы с Тимуром пересекли темный зал. Мине казалось, что я физически ощущал страх, исходящий от спасенного мной «зверька». Интересно о чем он думал? Наверное, о том, как было хорошо в далеком прошлом до Войны Религий. Может быть… может быть… Только попав в это подземелье он начал понимать, что мы с Дедом его не обманываем, что Питер никакой не урод, с точки зрения мутантов, конечно, и что мир изменился и возврата к старому не будет.

Вновь мы вошли в коридор-трубу, только была она намного короче впервой и вела под углом. Тут мне пришлось сосредоточить все свое внимание, чтобы не скатиться на своих спутников. Теперь Дед шел первыми, а я замыкал процессию. К тому же двигаться приходилось в полной темноте, ориентируясь лишь на шорох шагов своих товарищей.

Неожиданно стены вновь расступились, и мы оказались в большом зале, метров сто длиной. Потолок его терялся в тенях. Что тут располагалось раньше, сказать было невозможно, сейчас же тут потрескивало с десяток небольших костров, вокруг каждого из которых сгрудилась толпа крысюков. Не знаю, что огни там жгли, но дыма почти не было, а тот, что был поднимался тонкими бледными нитями к невидимому потолку.

Только тут я смог хоть как-то рассмотреть этих обитателей подземелья. Они и в самом деле полностью оправдывали свое сильно напоминая крыс. Вытянутые, нечеловеческие морды, горящие глаза пуговки. Черная, кожа с розовыми пятнами с кустами шерсти. Непропорциональные тела закутанные в одежды из грубой мешковины, И все это подсвечено красным, плотоядным пламенем. Босховский «Страшный суд» бледнел в сравнении с этой картиной. В какой-то момент мне стало страшно.

Возле дальнего самого большого костра был возведен трон из человеческих черепов на котором восседал один из крысюков. Видимо тот самый царек, с которым беседовал Дед. С того места где я стоял трудно было рассмотреть детали, да и не было на то у меня никакого желания. Зато Тимур похоэжеб смотрел во всю. В какой-то миг8, бросив на него косой взгляд, я удивился. Мне показалось еще чуть-чуть и глаза у парнбипшки вылезут из орбит.

Уверенным шагом мы прошли по щербатому бетону между кострами и остановились перед троном. Крысюки подкатили деревянные колоды, и мы сели на них. В тот момент когда одна из этих тварей оказалась рядом со мной меня окатила такая волна зловония, что я едва сдержал свой желудок, не дав ему выплеснуть все свое содержимое к ногам Царя подземного мира.

Наконец верховный крысюк махнул рукой и мы повинуясь силе. Все, кроме Питера, который так и остался стоять рядом с Дедом.

— И что теперь? — поинтересовался я.

— Теперь нас ждет веселый вечерок с этими тварями.

Что ж, похоже и в этот раз Дед был прав. Ладно, если это неизбежно, то, по крайней мере попробуем получить удовольствие.

— Итак, Его величество ждет вашего рассказа, — вновь обратился к отцу Питер.

А я вновь начал разглядывать предводителя крысюков, и в один прекрасный момент поймал себя на странной мысли. Тут можно смеяться или плакать, но в какой-то миг мне стало его жалко. Вот представьте себе, вы спасаетесь от какого-то неведомого врага или просто скитаетесь со своим племенем в поисках пищи и крова, а потом перед вами открывается дверь. Дверь, ведущая в иной мир, узкая лазейка по которой можно проскочить неведомо куда. Вы не примянете воспользоваться ей, только вот последствия оказываются весьма плачевными. Вы — в ином мире. Само по себе это уже сильный психологический шок. Не каждый человек сможет такое вынести. Первые исследователи СПБ — ученные очкарики, явившись в разрушенный город тоже совали свой нос в такие двери, и в результате правительство официально отказалось от подобных экспериментов. Нет в Москве такого количества домов для умалишенных… Так вот, насколько же одинокими, заброшенными, несчастными должны были чувствовать себя эти крысюки. На мгновение мне показалось, что я один из этих уродов — тварь привыкшая к доброй, ласковой темноте, к мягкой грязи в пахучих, ароматных норах и вот передо мной яркий, безумный мир, населенный двуногими, не знающими пощады хищниками… И тут я сказал себе: стоп! Это не моя мысль. Я не мог вообразить себя одной из этих отвратительных тварей. Только вообразил. Я тут же напрягся.

То, о чем я думал…

И тут же в памяти всплыл Болтун. Как-то давно мы оба пару дней тусовались у Эдички. А Болтун, он на то и Болтун, чтобы болтать. В основном все его байки так, сказочки для тех, кому делать нечего, Вот только… Как там говориться: сказка ложь, да в ней намек. Так вот он тогда говорил что-то…

А образы заброшенных в иной мир и страдающих крысюков все равно не покидали меня. Мое сознание как бы раздвоилось. С одной стороны я ощущал вселенскую тоску и любовь ко всему живому, с другой пытался понять, откуда нахлынула на меня эта сентиментальная волна, а так же усиленно пытался вспомнить, о чем говорил тогда Болтун. Я отлично помнил его хитроватый прищур, усмешки, гнилой зуб одиноко торчащий из нижней челюсти, но вот те самые слова, которые я искал. Они были, но ускользали из памяти. Я помнил когда Болтун рассказывал байку о… о чем! О чем же он тогда говорил?

Естественно рассказ Деда, его беседа с Царем богомерзких тварей интересовала меня в последнюю очередь. Отлично понимая, что дипломат я нулевой, я предоставил Деду выкручиваться. Сам же я готов был в любой момент врубить «машинку» и постараться как можно дороже продать наши жизни.

Что-то с головой… Определенно у меня что — то с головой. Мысль об этом не давала мне покоя. Я потер виски, потом лоб — все безрезультатно. Единственное, что мне оставалось, переключиться и послушать о чем там все таки толкует Дед. Не стану пересказывать его спор с главным крысюком. Сошлись же они на том, что оружие у нас славное, а посему завтра подземные твари устроят охоту. Дневную охоту! И мы будем в роли охотников, а поймать нам предстоит какую-то сверхопасную тварь — природного полуразумного врага крысюков, явившегося в этот мир вслед за ними. Если нам удастся убить тварь, то крысюки в благодарность проводят нас до границ своих владений. Бред какой-то, если крысюки выжали с юго-востока людей и прочих тварей, неужели им не справиться с каким-то хищником. Бандиты и люди, к примеру, поопасней любых хищников будут. А научиться пользоваться оружием людей тоже не так сложно.

Я даже Деда толкнул, мол во всем этом какой-то подвох. Что-то тут не так. Но тот только отмахнулся, полностью поглощенный спором с «их высочеством». Я снова огляделся и тут взгляд мой случайно упал на Тимура. «Зверек» сидел, все еще выпучив глаза. Я наклонился к нему. Решил поинтересоваться, что его так ошарашило. Только он молчал, словно был в трансе, и слов моих не слышал. Вот ведь хрень на мою голову. И снова я задумался: почему… почему я его вытащил? Из жалости? Нет. Из жалости я должен был оставить его стоять в вечном неведении о судьбе планеты… И сколько я не думал об этом выходило, что кругом ж… полная. И все один к одному. Ну, ладно, то что Эдичка — гнида я и так давным-давно знал. А вот все остальное? И почему сейчас я сижу, словно парализованный, слушаю, как спорят Дед и царь крысюков и молчу. А ведь должен был кричать! Влезть в их беседу и попытаться склонить чашечку весов на свою сторону.

В общем странные это были переговоры. Собственно беседовали Питер и Дед, а мы с Тимуром сидели молча. Тимур — парализованный страхом, я задумавшийся о смысле жизни, прошлом и вообще о разном. А потом неожиданно я почувствовал тепло костра. Вытянул к нему ноги, почувствовал как горячий воздух медленно омывает меня…

И очнулся… на поляне. Было раннее утро, но уже светло. Где-то неподалеку пели птицы, перекликаясь на все голоса. И воздух был таким свежим, насыщенным ароматом травы и листьев, словно не начало октября, а конец мая. А потом совершенно неожиданно мне на голову хлынула вода много воды. Я вскочил отплевываясь.

— Что? Где?

Надо мной стояли Тимур и Дед.

— И чем ты ширяешься? — поинтересовался последний, убирая ведро.

— Я… ширяюсь? — я был поражен. — Где мы? Что случилось?

Только что мы сидели где-то глубоко под землей в окружении чудиков-чужаков, а теперь? Я с недоумением уставился на Деда.

— Как мы тут оказались?

— А то не знаешь! — фыркнул он. — Напрасно думает пилот, что не подействует трава.

— Ты о чем?

— О чем… о чем… Пока я вчера через- Питера с этим нелюдем разговаривал, ты, мил человек, чего-то наглотался и вырубился. Едва в костер не свалился, хорошо вот Тимур тебя поймал во время.

С сомнением посмотрел я на «зверька», но тот лишь кивнул, подтверждая слова Деда.

— А потом?.. — неуверенно поинтересовался я.

— А потом… суп с котом, — Дед тяжело вздохнул и присел на траву, неподалеку от меня. — Потом они нас на охоту отправили. Только тебя нести пришлось.

— На охоту? — недоверчиво протянул я. Голова болела так, словно накануне я выпил жбан низкопробного самогона, глаза резало, словно кто мне в лицо песка сыпанул. Может я и в самом деле чего-то наглотался. Я призвал на помощь свою память. Про охоту я вчера кажется слышал. Что-то насчет прирожденного врага крысюков. Нет, ничего подозрительного я не глотал. Тогда что же со мной происходит? Задав себе этот вопрос, я тут же отвел его в сторону, потому как сейчас много важнее было то, что вообще происходит. — Мы на охоте?

— Вроде того, — хмыкнул Дед. — Я крысюкам пообещал, что как только ты придешь в себя, мы отправимся на охоту.

— А они что сами не могут?

— Как мне объяснили, это — их природный враг…

Это я тоже слышал.

— А посему они хотят расправиться с ним чужими руками.

Глава 10 Большая охота

Долго я пытался восстановить детали нашей встречи с царем крысюков, сидел на земле, едва заметно покачивая головой из стороны в сторону, но лишь много позже понял почему воспоминания о той встрече постоянно ускользают от меня..

А в то утро. В то утро мне некогда было предаваться долгим размышлениям. Мы были в парке Александрино. Только об этом я узнал позже, а тогда в первые минуты мне показалось, что по мановению волшебной палочки я перенесся куда-то на восток за Москву, а может в одно из восточных царств. Только вот Дед все портил. Не давал мне расслабиться, придти в себя.

— Пойдем, — торопил он. — Крысюки сказали, что они на рассвете установят приманку в конце этой тропы. Сказали, чтобы мы не медлили, чтоб, как только ты в себя придешь, мы сразу же выступали.

Я внимательно посмотрел на Деда. Это был прежний Дед. Тот, которого я знал по Металлострою. Похоже, к нему вернулась прежняя самоуверенность, осознание собственной значимости в этом мире. Тимур выглядел по-прежнему стукнутым пыльным мешком.

— Ты хоть узнал, кого нам подстрелить надо, и почему эти твари сами с ним не покончили?

— Я ж третий раз тебе повторяю: природный враг.

— И что? У меня в природных врагах нынче вон все вояки. Я ж не нанимаю крысюков их убивать.

— Но ведь и нас никто не нанимал. Мы окажем услугу, нас отпустят живьем.

— Все равно мне это не понятно, — упорствовал я, вновь начав растирать виски.

— Ладно увидим, что за тварь сами поймем. Только сдается мне здесь что-то хитрое.

— Какая-то ж… о которой мы не знаем. Когда-то мне говорили, что жизнь полосатая, как зебра. Только вот похоже мы ту зебру прошли и оказались там, где вместо полос одно большое ж…

— Вот что за человек, ты Угрюмый, то все к дерьму свел, теперь к жопе.

— Не я, жизнь свела! — философски протянул я, наконец, поднимаясь на ноги. Встал, АК на плечо закинул. Плечо холодом обожгло — замерзла машинка. Огляделся я. Нет, будь моя воля, никогда бы в такой мирный лесок не полез. — Ну, что показывай тропинку. Посмотрим, что там за приманку крысюки устроили.

Дед только плечами пожал.

— Говоришь так, словно я этим тварям лучший друг…

— А где Питер?

Дед снова пожал плечами.

— Один бог знает. Может где-то поблизости бегает, опасность вынюхивает, а может, развернулся на все сто восемьдесят, послал нас и ушел. Я ж ему не хозяин.

Посмотрел я на Деда. Хотелось мне сказать: «Ну, что ты, папаша заливаешь. Он твой сын, чудо твое кровное, он тебя еще как слушается».. Только посмотрел я на Деда и ничего не сказал, потому как жалко мне его стало. Да и Питеру лишнего знать не стоило: меньше знаешь, крепче спишь.

В общем, пошагали мы с Дедом по узкой тропинке. Когда-то тут и в самом деле парк был, оставались и дорожки с гравием, и даже каменные ножки от скамейки. Сама-то она лет двадцать назад в небытие сгинула, а может и все сорок, а железобетонные ножки остались. А парк зарос — не парк, а настоящие джунгли. Вот ведь интересно: в одних местах в СПб все усиленно растет, а в других, ну хоть травинка появилась бы.

Минуты три ходу и вышли мы на полянку. Посреди нее столб вкопан, а к столбу маленький крысюк прикручен веревками. То ли карлик какой, то ли детеныш — один черт этих тварей разберет.

— И что дальше? — спрашиваю я Деда.

— Надо его развязать, — неожиданно встрял Тимур.

Мы оба разом повернулись — «зверек» до того держал позади нас — посмотрели на него, словно на пустое место, которое неожиданно заговорило.

— А вот тебя мы в последнюю очередь спросим! — осадил его я. Все таки я его «вытащил», значит, за него в ответе и соответственно мне его воспитывать.

— Я так думаю, что либо они своих не шибко любят, либо это преступник какой, — после долгой паузы заметил Дед.

Я подошел поближе. Пожалуй, в первый раз я смог рассмотреть крысюка вблизи, при нормальном освещении. Зрелище, скажу я вам малоприятное. Создание напоминало некую помесь грызуна и человека. Если бы не утверждения, их царька, что они явились из другого мира, я бы, наверное, решил, что это странная мутация, которую получили военные очкарики, скрестив человека с крысой.

— И что делать будем? — поинтересовался Дед, забыл, что смол вчерашнего вечера он у нас за главного.

— А ты, что предлагаешь? — поинтересовался я. — Как по мне, так все это мне не нравиться. Пойди туда, не знаю куда, прибей того, не знаю кого. Надо бы расспросить этого крысеныша.

— Только Питера нет…

— Да… и Питер куда-то запропастился. Кстати, а почему хищник до сих пор не напал, если это такая классная, такая аппетитная приманка?

Неожиданно Тимур положил наши мешки на землю, решительным шагом, отодвинув нас в сторону подошел к крысенышу. В руке его сверкнул нож. Интересно, откуда он его взял? Уж я-то точно ему ножа не давал. Надо будет присмотреться к этому Тимуру. А то тихоня, тихоней, «зверек» — «зверьком», а потом отчебучит что-нибудь такое-этакое, и вовсе несуразное.

И тут что-то во мне екнуло: да ведь он зарезать крысенка хочет. Я было напрягся метнуться к нему, но тут в мозгу моем раздалось нечто странное.

— Остановись. Он не убьет его.

Я замер словно громом пораженный. Нет, по окраинам СПб я находил много, всякого видел. Порой таких чудиков встретишь, что и не описать будет. Помню как-то в подвалах на Дальневосточном я столкнулся к какой-то желеобразной тварью. Стреляли мы в нее стреляли, да все без толку. Единственное, что нас тогда спасло, что двигались мы очень медленно… Но, что б у меня в голове говорил кто-то… Такого раньше не бывало. Вообще после того, как меня по башке долбанули со мной что-то странное творилось. Так что вместо того, чтобы за Тимуром погнаться, опустился я на землю, голову руками обхватил.

— Что с тобой? — Дед поинтересовался. А как же ему не интересоваться, мы ж теперь с ним повязаны, по крайней мере до тех пор как с южных окраин не свинтим.

А что я ответить ему могу? Что у меня слуховые галлюцинации. То есть «белочка» при полном отсутствии алкоголя…

— Ты, искатель, не дергайся. Это не галлюцинации.

Так… Продолжение. Так сказать вторая часть «марлезонского балета». Я чуть голову приподнял. Смотрю, Тимур веревки крысюку обрезает на свободу его выпустить собирается.

— Ты кто? — спросил я, глядя на крысюка. Может это он голову мне дурит. Черт его знает. О мутантах разные истории ходят. Может и есть такие мутанты, что как телепаты мысли читать могут. Миров то ведь множество, и куда когда в дверь откроется, неизвестно. Только Дед меня не понял, так и застыл рот открыв и на меня глаза выпучив.

— Ты чего, Угрюмый. Чердак поехал что ли? — он еще что-то говорил, только я его не слышал. Руку поднял, чтобы замолчал он, да так и застыл.

— Зови меня… Рыжиком можешь звать… Так проще. Все равно тебе моего имени не выговорить.

— Ты кто? — вновь отупело повторил я. Эта фраза застряла у меня в голове и другие слова в голову не шли. Ну никак.

— Дед я, ты чего меня не узнаешь? Что с тобой, Угрюмый.

— А ты успокойся. Автомат на землю положи, расслабься. А то я выйду, а ты еще пальнешь сдуру.

— Хорошо, — с трудом выдавил я, пытаясь загасить неприятное послевкусье чужих мыслей. Нет таких слов чтобы описать то неприятное чувство, когда кто-то тебе в голову лежит и в мыслях копается.

— И приятеля своего попроси…

Я словно вернувшись в реальность посмотрел на Деда. Он стоял прямо передо мной, автомат наготове с предохранителя снят. Правда, в меня он целить не стал, но был наготове. Я-то еще отлично понимал. СПб место странное, а если твой спутник с катушек слетел, то лучше прикончить его на месте, чтобы сильно не мучался, потому как СПб не для слабонервных. А что он еще подумать мог. Я ведь и на переговорах странно себя вел, а потом и вгвсе вырубился, и этого Тимура зачем-то вытащил…

— Послушай, Дед… — начал я, только язык у меня заплетался и губы были, как ватные. — Послушай… — говорю. — Тут такая дурка. Кто-то у меня в голове говорит.

— То-то смотрю с головой у тебя…

— Не то это Дед. Ты оружие пока убери, тогда помотрим, то ли мне кто-то голову дурит, то ли и в самом деле телепат объявился.

Дед какое-то время смотрел на меня, словно оценивал можно мне верить или нет. Однако автомат на предохранитель поставил, за спину закинул.

— Ну и где, твой телепат?

Я огляделся. Кроме нас с Дедом на поляне никого не было, если, конечно, не считать Тимура с крысенышем. «Зверек» все еще возился с веревками. Где-то в лесу пели птички, в вышине над головой сверкало солнце.

— И?

Выходит и в самом деле у меня глюники. Пора голову лечить. Я губу нижнюю прикусил. Жду, секунды считаю, и Дед смотрит на меня, молчит. Эх, что б я в тот миг отдал, чтобы узнать, о чем он думает, только вряд ли мысли его мне понравились бы. А у меня только одна мысль: где голову починить? Ведь если и в самом деле… — только завершить я свою мысль не сумел, потому как на поляну из кустов вышел… огромный рыжий кот. Точнее не совсем рыжий, а скорее белый в темно-рыжую полоску. Огромный такой кот с добрую овчарку. Морда плоская, глаза чуть раскосые, вислоухий. Встал и уставился на меня, а я на него. Причем совершенно беззвучно появился. Только по тому как глаза мои округлились, Дед понял, что что-то там, за его спиной происходит. Резко повернулся и тоже замер, а крысюк завопил истошно, только кот к нему повернул голову, взглянул и крысюк словно окаменел.

— Ты кто?

— Я тебе уже сказал: Рыжик, — и чуть дернул длинным пушистым хвостом.

— И?

— Вот пришел на тебя посмотреть. Не каждый день человека встретишь, у которого Древние открыли мозг.

— Открыли мозг?

— Ладно, мы потом об этом поговорим. Как я понимаю, эти твари, — кот качнул кончиком хвоста в сторону крысюка, — отправили нас поохотиться на меня… Только боюсь охоты не получиться… Предводитель этих тварей знал, что ты меня заинтересуешь, именно потому и не убил, и за мной отправил. Так что лучше нам поторопиться. Я итак многим рискнул, сюда за вами отправившись.

— Но приманка, — я даже не понял, подумал я о крысюке, привязанному к столбику или произнес это вслух.

— Неужели ты думаешь, что на такую примитивную приманку можно меня поймать? Вот ты бы сам клюнул на такую приманку? Вот то-то и оно.

— Вы говорите о чем-то? — неожиданно произнес Дед.

— Угу, — кивнул я. — И этот… кот… говорит, что надо ноги уносить.

— И чем скорее, тем лучше. Эти… как вы их называете… крысюки, скоро замкнут кольцо, и тогда выбраться будет намного сложнее.

— А ты считаешь, что ему можно доверять?

— Не знаю.

— Тебе лучше поверить мне, иначе все кончится для вас весьма печально.

«Жаль Питера с нами нет. Он бы эту “приманку” расспросил», — пронеслось у меня в голове.

— Мутант у них в руках.

— Постой… Что ты имеешь ввиду?

— То, что сказал. Они схватили мутанта, который был с вами. Думаю, его подадут к обеду.

— Стоп!.. Стоп!.. Стоп!.. — я медленно встал и шагнул к коту. — Ты утверждаешь, что родичи этой твари у столба, схватили мутанта, который путешествовал с нами.

— Да, — согласился кот. — Ему уже не поможешь.

— Что происходит? — Дед не слышал нашего разговора, но по выражению моего лица понял, что происходит что-то неправильное, что-то не то. А любой искатель на подобное сообщение реагирует одинаково — хватается за оружие и… Кот отреагировал моментально, он резко выгнулся и защипел, словно предупреждая. Шерсть у него на загривке встала дыбом. Нет, не хотел бы я оказаться врагом такой твари.

Понимая что вот-вот может произойти что-то непоправимое я шагнув встал между котом и Дедом.

— Так, остановились! Оба.

— Тогда объясни…

Но я не стал слушать Деда.

— Этот кошак утверждает, что Питера схватили крысюки и… что он…

— Я возвращаюсь!

— Подожди… Он еще утверждает, что мы окружены, и нужно куда-то бежать со всех ног, если мы хотим остаться в живых.

— Именно так…

— Но я не могу оставить Питера. Если этот… кот… прав, то нужно вернуться и…

— Я… я вам помочь, — мы все разом замерли, а потом повернулись к источнику странного писклявого голоса. Говорил крысюк, привязанный к столбу. — Только вы мне обещать… обещать не бросать меня. Увести меня отсюда.

— И чем ты можешь нам помочь? — с сомнением глядя на маленького чудика поинтересовался Дед.

— Я отвести вас на кухню, а потом вывести за пределы района, а вы, за это помогать мне добраться до какого-нибудь безопасного места, и не отдавать ему.

— С какой это стати ты станешь нам помогать? И откуда знаешь наш язык? — поинтересовался Дед.

— Я… — начал было крысюк.

— Поторопитесь!

— Надо спешить. Все разговоры на потом.

— Они хотеть меня убить! Отдать ему, — тут крысюк ткнул пальцем в сторону кота и произнес какое-то странное слово, совершенно непроизносимое.

— Ладно… Поговорим потом… — я вскинул АК. Щелчком снял с предохранителя. Повернувшись к крысюку, повел стволом. — Надеюсь, ты понимаешь?

— Если я попасть к своим, я умирать…

— Тогда пошли, — и повернулся к коту. — С нами?

— Видимо. По крайней мере, это будет занимательная охота.

Крысюк пробежал через поляну и нырнул в кусты. Тимур следовал за ним след в след. Мне ничего не оставалось, как присоединиться к ним. Но огонек сомнения все равно остался. Нет, если бы мне дней пять назад сказали, что я буду бегать по окраинам СПб в компании гигантской крысы, огромного кота, чурки и Деда. При чем не просто бегать не спешить на помощь мутанту, которого, встреть я его дней пять назад, я бы пристрелил не задумываясь. Бред какой-то! И, тем не менее я действовал, практически не задумываясь.

Побежали мы по какой-то тропе. Несколько минут и оказались на краю парка. Деревья и заросли кустов закончились… дальше широкая дорога с потрескавшимся асфальтом через трещины которого проросла трава аж по пояс… Я остановился. Что дальше. Стоит мне выскочить из под укрытия кусов и я окажусь как клоп на плацу. А с другой стороны…

— Нам на ту сторону, — голос крысюка был противным донельзя. И почему я должен был ему доверять? Посмотрел направо, налево… Вроде простые пустые руины.

Дед остановился рядом со мной.

— Куда ты рванул? Мы ничего ж не обсудили?

— А чего тут обсуждать Питера спасать надо.

— С чего бы это ты его спасать взялся. Еще пару дней назад тебя от одного твоего вида мутило. До того ты хотел его военным сдать, а теперь… Теперь…

— Тихо… Пошли…

Я перебежал через дорогу к ближайшему зданию. Не знаю, почему я так сделал. Словно кто-то изнутри меня подтолкнул. Но стоило мне сделать первые пару шагов, как откуда-то справа раздался дикий крик. Я повернулся и на мгновение замер. Откуда-то из-за домов вывалила целая толпа крысюков и теперь они, опустившись на все четыре конечности, гигантскими прыжками неслись в нашу сторону.

— Бегите! — заорал я. И, вскинув автомат, дал очередь. Те твари что бежали впереди, словно натолкнулись на стену. Словно в замедленном кино, я видел как пули пробивают их тела и те, пролетев метра два-три, падают в траву, заливая дорогу «алой краской». Но через их трупы перескочили те, кто бежал следом. До них оставалось метров десять. Еще несколько секунд и не смотря на АК они просто сметут меня. И тут крысюки неожиданно замерли, все разом замерли, как один. У меня аж рот от удивления открылся. Я повернулся и увидел, что буквально в метре от меня стоит Рыжик. Кот внимательно смотрел на крысюков, и те замерли не в силах двинуться или отвести взгляд.

— Поторопись и скажи своим друзьям, чтобы поторопились. Я не смогу их долго сдерживать, их слишком много.

— Бежим! — заорал я, обращаясь к остальным и мы все разом бросились к ближайшему дому. Влетев в парадную, я рванул дверь квартиры, которой должны были выходить на другую сторону дома.

— Нет! — остановил меня крысенок. — Наверх!

— Но мы там окажемся как в ловушке! — возмутился Дед.

— Наверх! — Лапки крысенка дрожали.

— Делайте, как он говорит. Я уже иду.

— Побежали, — и, оставив дверь, я рванул вверх по лестнице. За мной затопали Дед и Тимур. Первый, второй, третий этаж. Я на мгновение остановился и выглянул из окна. Кот огромными прыжками мчался к парадной. За ним много медленней двигалась толпа крысюков. Быстрым движением я поменял магазин, кивнул Деду на соседнее окно и чуть подальше высунувшись открыл огонь.

— Ты хоть понимаешь, что делаешь?

Я посмотрел на Деда, а потом покачал головой и полностью переключился на уничтожение крысюков.

— Не уверен.

— ?

— Потом поговорим.

— Поднимайтесь.

Я повернулся. Тимур и крысюк были уже двумя этажами выше. «Зверек» задыхался под тяжестью наших рюкзаков.

Мы побежали дальше вверх по лестнице. На площадке последнего этажа была приставная лестница, ведущая на крышу.

— И что мы будем делать на крыше? Держать осаду?

— Там разберемся.

Дед только покачал головой. Но быстро полез вверх, а я за ним. Наверху у открытого люка нас ждали крысенок и Тимур. «Зверек» тяжело дышал, однако рюкзаки наши не бросил, дотащил.

Как только я оказался на крыше, Дед поспешил закрыть люк, но я остановил его.

— А кот?:

— Господи, безумие какое-то! Нам только кота не хватало!

Мгновение и на крышу вылетело рыжее облако шерсти.

— Закрывайте!

Я выпустил руку Деда и вместе с ним навалился на люк. Несколько мгновений, и железная планка легла в петли. Теперь люк можно было вышибить только гранатой. На мгновение все замерли, переводя дыхание.

— Снова хочу спросить: что дальше? Будем держать осаду.

Но крысенок покачал головой.

— Пошли.

Он подбежал к дальнему краю крыши. Мы последовали за ним. И в самом деле в том месте, куда привел нас маленький уродец с крыши вниз вела пожарная лестница. Когда-то вела. Теперь же она превратилась в перекрученную металлическую дорожку, уходящую на балкон соседнего здания.

Я с сомнением посмотрел на эту «дорогу».

— И ты предлагаешь..?

Крысенок кивнул.

— Другого пути нет, — пропищал он. — Поспешить. Иначе вас друг мертв.

— Никакой он мне не друг, — прошептал я себе под нос, но вслух ничего не сказал, лишь покосился на кота, который остановился в некотором отдалении, и склонив голову на бок с интересом изучал нас. — А ты, что скажешь?

— Крыс прав. Это — единственный путь. Можете верить ему, он на вашей стороне.

— Как получается, что слышу твои мысли.

Кот поежился, потом широко зевнул.

— Это тема для отдельного разговора. Не здесь, не сейчас…

Я лишь вновь поржал плечами, повернулся назад к своим спутникам и обмер. Крыс уже перебирался по ненадежному мостику из стальных прутьев между двумя зданиями. Он был почти невесомым, но и под его весом прутья опасно прогибались и скрипели. Судя по всему, я был самым массивным из всей компании.

Следующим пошел Дед. Мало ли что. Надо и по другую сторону моста иметь человека с оружием. Третий — Тимур, потом кот и самым последним должен был идти я, как самый тяжелый. Если что-то случиться и мост не выдержит моего веса, то все остальные уже будут в безопасности.

Оказавшись на краю крыши, я на мгновение замер. Когда-то это была пожарная лестница из железных прутьев с площадками на каждом этаже. Словно некий гигант, схватив ее огромной рукой, оторвал от стены и протянул к соседнему дому.

— Поспеши!

— И долго ты будешь командовать? — не выдержал я.

— Не знаю, — ответил кот. — Но сейчас нам надо поспешить, пока преследователи не выбели люк. Нам нужно спешить… оторваться от них. Даже с вашим оружием, вы не сможете совладать с целым племенем.

Эх, мне бы сейчас машинку с вертушки вояк. Я бы тогда не то, что крыс этих остановил, а извел бы на корню их зловредное племя.

Я осторожно поставил ногу на первую ступень. Она немного прогнулась под моим весом, но выдержала. Что ж, приятное начало… Я осторожно перенес вес тела на следующую ступень, ухватился рукой за шаткие перила. Еще один шаг…

— Давай, смелее, — подбодрил меня Дед.

Глава 11 Спасти мутанта

Что мне нравиться в СПб, так это изначальная лживость всего и вся. Город на болоте, а подземные коммуникации год ходи не обойдешь. А метро! Это же город в городе! Нет, конечно, говорят что в Московии во много раз больше подземка, ну так и что с того. Мне вот лично СПб подземелий вполне хватает. И это ведь не в центре города, а на окраинах… Интересно было бы в центре в подземку заглянуть. Там-то небось еще в семнадцатом века копать подземелья начали. Хотя тоже непонятно: если тут болото, то, как в болоте можно туннели копать?

Стоял я так и рассуждал при себя, потому как говорить не стоило, а что еще делать, когда сидишь и ждешь. И чего ждешь? То ли того, что сзади на тебя крысюки навалятся, то ли этот Рыжик на спину вскочит. Вот только это мысль в голову пришла, как тут же я ответ получил:

— Никто тебе на спину прыгать не собирается. Хотел бы, вы бы с той поляны нее ушли.

— Послушай, — я это подумал а не сказал. — Если ты мои мысли слышишь, то и говорить мы можем мысленно.

— Можем.

Отлично. Вот и нашлось чем время убить, а заодно попытаться ситуацию прояснить.

— Ты знаешь, где мы находимся?

— Да. Малыш привел нас к залу для пиршеств. Эти твари обычно поедают тут пленных.

Я едва не поперхнулся.

— Поедают пленных?

— Те, кого вы называете «крысюками» — древняя раса в основе которой лежат хищнические инстинкты. Они готовы претендовать на все и вся, уничтожать все подряд. Некогда они были великими…

— Ты хочешь сказать…

— Я говорю именно то, что хочу… Так вот, эти существа в одном из миров заняли лидирующее место в животном мире. Они развились в разумных тварей, практически уничтоживших планету. Когда баланс был сильно смешен, появились мы — природные враги, машина доля истребления, аналог чуме и СПИДу вашего мира.

— Но почему…

— Потому что все в природе стремиться к равновесию. И когда открылись двери Перекрестка миров, сюда бежало несколько племен деградировавших потомков некогда великой расы, а следом за ними пришли мы.

— А я, почему именно я — тот, с кем ты можешь говорить?

— Слишком много вопросов мой пытливый попутчик, слишком много вопросов… Потом, чуть позже, когда выдастся передышка, я раскрою тебе часть секретов, но сейчас… Сейчас тебе лучше сосредоточиться. В зал уже привели пленного.

Только вот я никакого ни пленного, ни зала не видел. Все мы: я, Дед и Тимур затаились в каком-то темном коридоре, который словно насмехаясь над нами уходил в бесконечность в обе стороны. Бетонные стены, покрытые пылью и паутиной, какие-то ржавые, наполовину прогнившие трубы над головой и сильный, тошнотворный запах высохшего крысиного дерьма. Мелкий крысюк, которого спас Тимур, куда-то подевался. Однако, по словам Деда, перед тем как исчезнуть, он шепнул, чтобы мы — «Ждать тут»! Вот мы и ждали. А что еще делать было. Дед понятно за своего сынка и в огонь и воду полезет — это мы уже проходили. Тимур — человек подневольный. Вот только что я делаю в этой компании непонятно, хотя за последнее время я совершил непонятных поступков много больше, чем понятных… Кота тоже нигде видно не было, хотя, судя по только что состоявшемуся разговору, он находился где-то поблизости. Вот только где?

И опять эти мгновения ожидания. Терпеть не могу.

Мне казалось прошла целая вечность, прежде чем Дед осторожно коснувшись моего плеча прошептал:

— Пошли…

Подсвечивая себе под ноги фонариками мы медленно побрели по темному коридору. Я услышал, как щелкнул предохранитель автомата Деда и сделал то же самое.

Еще несколько шагов, и мы оказались вначале бетонной лестницы, которая уводила куда-то дальше во тьму.

— Что там? — мысленно спросил я, обращаясь к коту. Судя по всему эта рыжая тварь все знала.

— За тварь еще ответишь, — тут же прозвучал ответ у меня в голове. — А что касается лестницы… Тут всего с десяток ступеней, потом будет дверь из металла, а за ней пиршественный зал.

Пиршественный зал, где восседает царь крыс. Щелкунчик прямо какой-то. Я головой потряс. Потом, на мгновение, передо мной встали картинки вчерашнего вечера. Бетонное подземелье, костры, жуткие морды крысюков… и эти омерзительные звуки: то ли писклявая речь тварей, то ли шорох коготков по бетону. Омерзительно. От одной мысли о чем-то подобном меня передернуло. Только реальность оказалась, как всегда много хуже. Мне бы такое даже в самых неприятных снах не пригрезилось.

А вышло так, что металлическая дверь возле которой мы в итоге сгрудились была с маленьким зарешеченным окошечком. Даже не окошечком, а узкой щелью. Однако и этого было вполне достаточно, чтобы разглядеть, что происходит в зале по ту сторону двери. А ничего хорошего там не происходило. Во-первых сам зал. Когда-то это был бассейн, а теперь… теперь стал пиршественным залом крысюков.

Сам бассейн — то место где собственно когда-то была вода, оказался до верху наполнен какими-то объедками и отбросами — там, по щиколотку утопая в гнилье «танцевали» крысюки по стенам, некогда отделанным кафелем, а теперь черневшими провалами отколовшейся плитки протянулись рыжие подтеки. По углам зала горело четыре костра, и из-за их призрачного света помещение казалось еще темнее.

— И что теперь? — с ужасом прошептал Дед. — Здесь их наверное тысяча, а то и больше. Они же нас числом задавят.

— Не задавить, — пропищал маленький крысюк.

Только сейчас я заметил его, путающегося под ногами Деда. Видимо он инстинктивно старался держаться подальше от меня, понимая, что попадись он мне, мутант там в опасности или нет, а шею я ему сразу сверну.

— А Питер… мутант, где?

— Другой сторона зала. Там есть стол, он к нему привязать.

— И как же мы станем стрелять, чтобы его не задеть? — продолжал Дед. Только тут я его остановил, потому как в голову мне пришла одна идея. Точнее не совсем пришла, мне словно кто ее подсказал. И это был не кот. Его мысли — грубое вторжение в мой разум я чувствовал сразу, а здесь все сделано было много тоньше, словно мне ту мысль подпихнул. Вот секунду назад ее не было, а потом так медленно проступила из глубин памяти. Только вот не могла она вот так проступить, потому как не откуда мне было все это знать и тем не менее в первый то момент мне показалось, что это я сам неожиданно откуда-то все вспомнил и придумал.

— Здесь не число важно, — тихо я начал Деду на ухо нашептывать. — Нужно сигналкой бахнуть. От света всех этих тварей унесет.

— Да что-то не заметил я, чтобы крысюки света боялись.

— Он дело говорит, — неожиданно встрял малыш. — Это загонщики и охотники к свету привычные, а тут в основном те, кто дневного света отродясь не видели. Мы ж в основном твари ночные, подземные.

— Хорошо, положим, уговорили, — кивнул Дед. — Зальем мы из светом и… дальше что?

— Вдоль земли бить надо. Твой разлюбезный мутант, наверняка на возвышении лежит. Если вдоль земли стрелять будем, то его не заденем. По крайней мере, рискнуть надо. Иначе, ему каюк будет. И сидеть тут, ожидая чуда тоже не зачем. А то досидимся… потом поздно будет.

Дед снова согласно кивнул.

— Тогда как? На счет «три»?

И гранату достал.

— Поехали.

Только все получилось не так просто, потому как дверь, хоть она и старая была, удалось вышибить только с третьего удара. Однако в зале наших усилий никто не заметил. Крысюки и дальше бы продолжали заниматься своим делом, если бы не страшный звук. В первый момент я даже не понял что это. Тог ли завывание какой-то странной сирены, то ли утробный рык гиганбтского хищника. Только этот звук разом перекрыл весь шум в зале и заставил всех крысюков разом замереть. А Дед тем временем гранату швырнул в самую гущу толпы. Рвануло знатно. А если прибавить оглушительный звук эха в небольшом гулком помещении, то эффект пролучился потрясающий.

Не успело эхо отгудеть, как мы с Дедом разом не сговариваясь нажали на курки, заливая бассейн свинцовым дождем. Я только успевал менять магазины. После третьего понял, что все — пули закончились. Выхватил из-за пояса здоровенный охотничий нож и рванул вперед. Только я был не первым. Мимо меня с жутким рыком пронеслась рыжая тень. Я видел, как рванулись в сторону от нее оставшиеся в живых крысюки. Во все стороны полетели куски окровавленного мяса. Правда, следить за победоносным шествием кота у меня времени не оказалось. Прямо передо мной из клубов порохового дыма, смешанных со штукатурной взвесью вынырнула огромная крыса. Я нанес удар, не думая, одним взмахом почти перерубив тонкую шею твари. Меня тут же обдало струей густой, вонючей крови, но я словно не замечая этого, ударом ноги отшвырнул тело и бросился дальше. Удар ножа, пинок с разворота, снова удар. Я и сам не мог понять, откуда столько прыти у меня взялось.

В какой-то миг три крысюка повисли на мне пытаясь повалить, только им это не удалось. Лицо мое заливала кровь, и я буквально в слепую рубил ножом, рассекая плоть и кости противника.

Вся схватка длилась не больше минуты. А потом неожиданно оказалось, что сражаться больше не с кем. Мы залитые кровью стояли возле возвышения на котором извивался Питер, связанный по рукам и ногам. Несколько секунд, и я разглядел, что возвышение — пиршественный стол, на котором лежит Питер — всего лишь возвышение на котором раньше была установлена вышка трамплина. В бетоне до сих пор темнели дыры от ее креплений.

Рядом со мной держась за плечо стоял Дед. Видно ему не так повезло, как мне и крысюки его достали. Комбез его был располосован по всем правилам и кровь заливала правую руку. По другую сторону возвышения застыл Рыжик. В свете племени костров, приглушенном пылью и дымом он казался совсем черным, особенно окровавленная довольная морда. Всем своим видом он напоминал довольного кота, только что укравшего крынку сметаны.

— Освобождайте своего друга и пошли отсюда. Тут задерживаться не стоит. Скоро крысюки поймут, кто на них напал, и явятся сюда всей толпой.

Похоже, этот кошак не так плохо соображал. Нужно было и в самом деле торопиться. Явись сюда крысюки, мне осталось бы от них только ножом отбиваться, да и Дед ранен.

Шагнув вперед, я двумя быстрыми движениями перерезал веревки на руках и ногах мутанта. Второй раз за последние несколько дней спасаю жизнь нелюди, которого неделю назад пристрелить был готов! Сам себе удивляюсь. Потом, махнув в сторону Деда, сказал:

— Ты папаше своему помоги. Похоже, ему досталось.

Питер соскочил со стола, чуть покачиваясь видно ноги и руки еще не слишком слушались его, подскочил к Деду, залопотал что-то на своим языке, а потом подставил ему плечо и вместе покачиваясь, они побрили назад через зал к твой двери, откуда мы появились. Мы с котом стали отступать следом за ними, внимательно глядя на пару огромных дверей ведущих их зала. Сколько крысюков успело скрыться, бежав через них, я понятия не имел. Впрочем, меня сейчас это особенно и не интересовало, я совершенно не был настроен на уничтожение всего крысиного племени, хотя будь у меня под рукой что-нибудь мощненькое, например авиационный пулемет, я бы с удовольствием подождал их возвращения. Нет, даже Питер не смотря на наше длительное знакомство был мне не особо приятен. А эти крысюки, которые в моих глазах выглядели пародией на людей, казались мне и вовсе отвратительными. Пусть у себя там они хоть трижды венец революции, а что до людей, то люди всегда будут к ним отвращение испытывать, как ко всяким там сколопендрам. А так как не было у меня никакого пулемета, и то что я фактически без царапины вышел из всей этой заварушки само по себе было чудом, нужно было брать руки в ноги…

У двери нас ждал Тимур и крысеныш.

Тимур был весь в поту, словно это не мы, а он с крысюками бился. Мне даже пришлось тряхнуть его для острастки, чтобы он в себя пришел.

— Ты что?

— Пожалуйста… — проговорил он запинаясь, и произнося каждое слово так, что я слышал, как стучат его зубы, — Пожалуйста, разбудите меня… Ведь все это сон, да? Это же не может быть правдой? Ведь не может быть, так?

Пришлось врезать ему, но так, не по злому, а для острастки, чтобы в себя пришел. Похоже, в нашей компании осталось только два полноценных бойца: я и кот, поскольку Питер был занят Дедом.

— Значится так, — начал я, оставив Тимура, все его глотающего слезы с соплями и взяв за шкирятник крысеныша. — Есть тут где-нибудь спокойное местечко, где мы смогли бы пересидеть, перышки почистить? Такое, где бы нас твои сородичи не нашли?

Крысеныш задумался. С минуту думал не меньше, потом говорит есть. Однако сказал он это как-то вяло, неуверенно. Я тогда вновь его тряхнул:

— Точно? — спрашиваю.

— Точно, точно…

— Не врет?

— Да. Я то место тоже знаю. Там можно другие «приключения найти», но крысюков там нет.

«?»

— Не знаю, как у вас оно зовется. Но отсюда недалеко. Часа два ходу, если во временную аномалию не попадем.

— Интересно, откуда коты такие мудреные слова знают. Или в вашем мире вы тоже в университеты ходите?

— Это не я, а ты такие слова знаешь. Я же тебе образы посылаю, а ты их в слова превращаешь, если можешь, конечно… Впрочем поговорим об этом позже.

— Согласен, — это я уже вслух брякнул.

— С чем это ты там согласен, — прохрипел Дед.

— Ты не болтай, а лучше силы береги.

Я забрал у Тимура рюкзаки. Один напялил себе на спину, другой протянул Питеру. Тот, повинуясь моим указаниям, явно с сожалением передал Деда на попечение Тимура.

— Будешь замыкающим, — приказал я, а потом крепко прихватив крысенка за плечо, продолжал. — Мы впереди, ты Тимур с Дедом сразу за нами. Про кота я ничего говорить не стал. Какое-то внутреннее чувство подсказало мне, что командовать им бесполезно, все равно он станет делать только то, что ему нужно. — Что стоим, вперед.

И крысенок засеменил назад во тьму коридора, откуда он нас привел.

Опять пошли бесконечные повороты и проходы. Вот чего я как и любой свободный искатель ненавидел: подвальных катакомб. Только в этот раз я хлебнул их через край. Теперь мне, наверное, миллион дадут, только я ни в какие щели не полезу. Хотя за миллион?

Тимур неожиданно остановился и подергал меня за рукав.

— Ему совсем плохо.

Тормознули мы. Я на Деда глянул. Он и в самом деле не хорош. Весь в крови. Посветил назад в коридор — за нами кровавая дорожка — иди по следку — не хочу.

— Значит так, — говорю. — Привал! Тимур, займись ранами Деда. Там у меня в рюкзаке должен быть пакет первой помощи. И потом в руку вколи ему белый шприц.

— А вы?

— Руку жгутом перетяни, а я сейчас.

Сунул я руку в рюкзак Деда. Молодец я, прав был на все сто. Там еще пара гранат нашлась. Эх, еще лески бы или проволоки какой. Но чего нет, того нет. Придется как всегда.

Запихал я гранаты за пазуху и рванул назад по коридорам, ну чтоб подальше отойти. Пробежал метров триста, остановился, прислушался. Тишина в туннелях мертвая. Ну, это, в общем-то ничего не значит.

Выдернул шнурок из рукава куртки. Жаль. Теперь рукав болтаться будет, да и шнурок слишком толстый, заметный, но ничего. Поставил растяжечку, да не простую, с секретом, потому как, если секрет не знаешь и начнешь ее снимать, то вторая граната рванет вперед первой. А там и первая вдогон.

Теперь если крысюки за нами гоняться, а погонятся они непременно, то рванет так, что мало не будет, а если повезет, то туннель и вовсе засыплет. Вот тогда и ищи нас, как ветра в поле.

Потом бегом назад.

Нет у этого Тимура точно руки из жопы растут, ну не иначе. И верно говорят ничего «зверькам» доверять нельзя. Перебинтовал он Деда, да только трехлетний пацан это и то лучше сделал бы. А уколоть не может. Сидит со шприцом в руке и то на Деда смотрит, то на шприц. Вколол я Деду… Не помню как эта гадость называется, но боль уходит это точно, и сил прибавляется не на шутку. А Деду то смотрю совсем плохо, мокрый от пота весь горит, рука вздулась, стала как нога слона. Видать крысюки ему яд какой-то занесли. Да, что с них возьмешь — нелюдей. Еще неизвестно какие у них там болезни, в их мире.

В общем, только с Дедом закончили, все подземелье встрянуло. Да так встряхнуло, что земля из под ног ушла, и мы разом все на пол повалились. Выходит во время я подсуетился. Крысюки и в самом деле за нами шли. Еще чуть-чуть и нагнали бы. Вот тогда все… потому как гранаты в туннелях не оружие, а ножами от этих тварей не отобьешься.

Только чуть пыль осела, я опять крысенка за плечо хвать. Веди мол дальше. А у него зуб на зуб от страха не попадает, только кивать может. Но страх великий двигатель прогресса и не только, потому как после взрывов крысеныш понесся так, что я за ним еле успевал. К тому же, мне совершенно не нравилось то, что я давным-давно потерял чувство направления. Спроси меня: где мы сейчас? Ни за что бы не ответил. А это для искателя хуже всего, потому как можно в таком месте оказаться откуда и не выбраться вовсе будет. А уж какое расстояние мы за это время нарезали. Нет, если б я не знал про всякие там фокусы с временем расстоянием, решил бы, что вот-вот и выйдем мы где-нибудь в Хельсинки. Только с СПб так нельзя. Тут с одной стороны все компактно, все рядом, а с другой… Я например не уверен, что мы в двери между мирами пару раз не проскочили, потому как когда через такую дверь проходишь у тебя чувство странное появляется. А тут в этих подземельях у меня постоянно такое чувство. Да еще эти странные спутнички. Кошки-мышки. Том и Джерри. Бред! Такое впечатление, что как меня там, в логове Хасана по голове стукнули, так я в себя никак придти не могу. То одно, то другое. Как говориться: «все дальше и дальше, все страньше и страньше». И не дай бог, что с Дедом случиться, тогда вообще веселуха будет. Я тогда останусь в компании мутантов и чудиков.

А коридоры все ветвились. То и дело приходилось голову нагибать, чтобы под очередной распоркой пролезть. Паутины было все больше, хорошо еще, что это была обычная паутина.

В итоге, поднявшись по очередной лестнице и протиснувшись в очередной люк, мы оказались в подвале полуобвалившейся многоэтажки. Крысеныш попросил передышки. Даже он выдохся после такого марш-броска. На Тимура вообще смотреть было жалко. А Дед больше напоминал печку. Руку раздуло так, что она больше напоминала перетянутую веревками сосиску, а не человеческую конечность. Губы Деда шевелились, словно он хотел что-0то сказать да не мог. В какой-то миг мне стало его жалко. Через столько ужасов человек прошел, а тут…

Единственный, кто казался в порядке, так это Питер. Сел, как ни в чем не бывало, прислонился к стене и застыл, словно и не человек вовсе. А может, так оно и было? Кто этих мутантов знает? Может Дел ошибался и не сын это его вовсе, а там, еще один… крысеныш переодетый.

И еще: кота с нами не было. А ведь я даже не заметил, в какой момент он исчез. Хотя что-то подсказывало мне, что он где-то рядом. Стоит только оглянуться и упрешься взглядом в его наглую щекастую рыжую морду с вислыми ушами. Ладно, с котом и с тем, что у меня в голове твориться я потом разберусь. Сейчас нужно в себя придти и как там говориться… последний рывок.

Я подошел к одному из узких горизонтальных окошечек, через которое пробивался узкий пучек света. Попытался выглянуть наружу, только ничего не увидел. Лишь кусок земли и тонкие желтые травинки. Так что мне оставалось лишь догадываться где мы.

Вернувшись к своим спутникам, я обшарил рюкзак Деда. Возражать мне естественно никто не стал. В итоге я нашел то, что искал: припрятанную обойму от АК. Чудненько. Хоть что-то, хотя, конечно если крысюки или кто еще навалится, то одна обойма это так — не серьезно. Перевел автомат на стрельбу одиночными.

— Ну, что отдохнули?

— У вас нет воды? — спросил Тимур.

Вода была, только пить нельзя было. Попьешь, отяжелеешь, отяжелеешь в нужный момент сил не хватит. Недаром вояки на марш-бросках воду не пьют, только губы смочат, да рот прополощут. Ну, а эти… никакой дисциплины. Им только дай.

— Вода есть, но мало, — пустился я на хитрость. — Пока не дойдем, никто пить не будет. Понятно?

Тимур кивнул, только посмотрел на меня нехорошо, с ненавистью, зло так посмотрел. А с другой стороны, какое мне дело до того, как ко мне этот «зверек» относится. Мне с ним детей не крестить.

— Ну что? — спрашиваю, потому как вопрос то только к Тимуру. — Отдохнули? Тогда пошли, — и снова крысеныша хвать за плечо. — Далеко еще?

Тот мяться стал, я его и тряхнул хорошенько.

— Далеко еще?

— Вдоль дома идти, проспект идти, на холм идти.

— Вроде не далеко, — это я для Тимура сказал. Пусть парень с силами собирается. Не Питера же просить Деда тащить. Питер всем нам пригодиться может, случись чего.

Я уж собрался отдать приказ выступать, но тут у меня одна мыслишка появилоась:

— Кот Базилио, ты меня слышишь?

— Не знаю кто такой Базилио, но судя по всему, ты о нем не очень высокого мнения.

— Хватит хвостом вертеть. Ты можешь сказать: крысеныш нас в засаду не заведет?

— Может и заведет. Только сам он к своим попасть никак не может, потому что к прежним его преступлениям, теперь еще предательство добавилось. Думаешь, царь этих тварей не догадывается, кто на их гнездо вас навел. Сами то вы в миг заблудились бы и вовек того места не нашли бы и погром такой не устроили, да еще меня с собой привели… Это ж такой грех, какой ни одной смертью не искупишь. Так что теперь если малыша поймают, то умрет он не скоро, сначала помучается.

— Это хорошо если помучается, — прошептал я себе под нос. — Ладно, пошли.

Глава 12 Засада

Из подвала в парадную вела короткая лесенка. И отделяло ее от лестницы, ведущей наверх, к квартирам толстая ржавая решетка из сантиметровых прутьев. Крысенок между прутьями проскочил, но ни я, ни Питер не прошли бы, а о раненном Деде я и не говорю. Грустное зрелище. Нет, конечно, можно было это заграждение разнести, только слышно было бы за версту. Тут же все крысюки с окраины сбежались бы.

Какое-то время я стоял, смотрел на решетку, думал. И ничего умного мне в голову не приходило.

«И что дальше? Тупик? Искать другой выход?» Только судя по состоянию этого здания другого выхода тут не было.

— А ты сбоку, под лестницей посмотри.

Я сначала не понял о чем собственно речь. Сунулся туда-сюда. Присмотрелся. И в самом деле, под лестницей, той что вела на первый этаж было пустое пространство, этакий закуток в дальнем конце которого что-то поблескивало. Я согнулся в три погибели, залез в самый угол, а там решетки, о которые люди, входя в дом, должны были ноги вытирать. Тяжелые железные решетки просто уложенные в углубления в бетоне. Правда за эти годы они словно вросли в камень, так просто мне их приподнять не удалось. Только с помощью обломка какой-то трубы, тоже прогнившей насквозь. И если раньше я сильно испачкался, то теперь больше походил на искателя года два прошатавшегося вдоль Фонтанки. Интересно сколько разной заразы я подцепил. Небось, через пару месяцев стану таким как Питер — мутантом отшельником. Но об этом я потом думать стал, а тогда… Тогда я думал только о том, как побыстрей из этого подземелья выкарабкаться.

Выполз я на свет божий. Выглянул за парадной. Двор заросший. Девятиэтажки еще советских времен. Всюду бурьян мне по пояс, а то и выше. Я к крысюку.

— И где, — спрашиваю, — твое безопасное место? Ты там вроде что-то про дорогу плел?

А он мне на угол дома показывает, гаденыш.

— Дорога там.

— Точно?

Он только кивнул и зубами клацнул, когда я его снова тряхнул. А потом ухватился за мой рукав.

— Только вы меня не бросай. Я совсем один. Мои меня убить. Зверь меня убить. Все меня убить.

Я смерил его взглядом, сперва так пренебрежительно сверху вниз, а потом…том жалко мне его стало. Мордочка у него испуганная. Усики тоненькие подергиваются. Глаза-бусинки слезами налились, вот-вот разрыдается. И тут стало мне его жалко, словно щенка брошенного. Нет, конечно будь все по старому, я скорее всего прописал бы гаденышу пинка. Вот только с крысюками я не водился! А там пусть выкручивается как знает. В конце концов СПб такое дело… Тут каждый за себя и никаких сантиментов. А то пожалеешь раз, пожалеешь два, тут тебя же за твою же жалость и вздрючат не по детски. И никто не узнает, что в душе был ты белым и пушистым. А тут, то ли эта неразбериха у меня в голове, то ли за те несколько дней, что провел я с Дедом и мутантом, сердце мое размягчилось, только не стал я крысеныша прогонять.

— Хорошо, — говорю, — пока с нами пойдешь. Только смотри, какой фортель выкинешь, я пули жалеть не стану.

А тот ничего не говорит, только сопли кулаком подтирает.

— Выберемся в места безопасные, там поговорим.

В общем, пока я с крысенком болтал, из дыры следом за мной мутант вылез, Деда выволок, а потом следом за ним и Тимур нарисовался. Оглядел я свою команду — зрелище печальное. Краше в гроб ложатся. Ну, ничего. Как там, в сказке, говориться: «я от дедушки ушел, я от бабушки ушел».

— Идем дальше в том же порядке. Тимур возьми Деда под руку, а ты держись Дед, держись. «Еще три тысячи ведер и ключик наш».

И поползли мы. Сначала до угла дома, потом дальше вдоль него к дороге. А Дорога оказалась широкой, словно лента мелководной реки, где вмести воды растрескавшийся, оплавившийся асфальт. А вот на другой стороне лебеда в рост человека, а дальше холм. И что на том холме один Бог знает, да и он скорее всего не в курсе.

— Готовы? На счет три…

Выскочил я первым, несколько шагов и я уже у обочины. На колено припал, стволом автомата из стороны в сторону вожу. Вроде все тихо. Крысюков не видно. Может после взрыва в подземелье у них пропало желание с нами пообщаться. Хотя очень сомнительно, слишком сильно мы проредили их орду.

Следом за мной Тимур Деда тащит, а крысеныш ему помогает. Полезным хочет быть. Может пристрелить его сразу, чтоб не мучался и других в соблазн не вводил? Нет, пока пусть будет. И последним Питер. Вот ведь зрелище мерзкое. Скособочившись идет, плечи буграми мускулов надулись, когти чуть ли по земле царапают… Нет, век бы его не видел, не снились бы кошмары.

Только кошмар-то в другом оказался. Только крысеныш с Тимуром Деда на шоссе втащили, как движения их замедлились. Они стали двигаться, словно во сне. Теперь понятно почему шоссе это не заросло — временной поток. Есть такая гадость. Никогда не знаешь, как в него попадешь. Только время в нем относительно окружающего замедляется. Понял я тогда, почему крысюки за шоссе не ходят… Нет, в целом временной поток штука не опасная, только вот чтобы перейти такое шоссе может пара суток потребоваться. Для тебя-то пара минут пройдет, а вот в реальном мире…

Видно, эта штука по природе своей схожа с тем коридором… с помощью которого я Тимура вытащил, тоже самое явление, определенно. Ну, сейчас у меня желания рассуждать на эту тему не было. Наши уже в этом дерьме завязли, потому мне ничего не оставалось, как разбежаться и прыгнуть подальше от края шоссе. И все. Больше я ничего сделать не смог.

Прыгнул я, приземлился возле своих, обогнал их — вперед рванул. Только тут темно стало. Словно в глазах потемнело, или затмение, какое приключилось. Я еще пару шагов вперед сделал. Гляжу справа от меня над крышами многоэтажек солнце разгорается, я шагу то прибавил. А толку! Два шага — солнце уже в зените. Назад повернулся, посмотрел — ужаснулся. У шоссе огромная толпа крысюков собралась. Детали рассмотреть не могу, уж больно они гады быстро двигаются. Мелькают словно тени. Однако никто на шоссе из них не сунулся, видно в отличии от крысеныша, они знали об этой ловушке. Ну, тут уж ничего не сделаешь. Зато это препятствие так препятствие. Так сказать разделительная черта. И тут мне в голову пришло еще одно соображение, которое мне очень не понравилось. Так не понравилось, что я шаг замедлил, почти остановился, своих поджидая.

Ведь вояки то нас искать не перестали. Южную часть города, что до Невы они точно контролируют. А тут толпа крысюков! Неужели никто не поинтересуется, чего ради они тут собрались. Уж явно не на демонстрацию в честь независимости Московии. Тут мы на открытом месте, словно тараканы посреди пустыни, и никуда нам от их пристальных взоров не деться. А дальше что? Выскочим мы из потока и капут. Снова в каталажку?

Только вслух о своих сомнениях и подозрениях я говорить на стал. Зачем. Все равно теперь ничего не изменишь.

Единственное что, повернулся я к крысюкам, так чтобы с холма видно не было чем я занят, и так незаметненько складной ножичек за голенище сапога опустил. Идти я с ним долго не смогу, да долго и не придется. Если на той стороне шоссе засады нет, то сразу ножичек выну, а если повяжут нас, глядишь он и пригодиться.

После чего кивнул своим, вновь к холму повернулся, попытался хоть, что-то рассмотреть. Да тут разве рассмотришь? Уже и темнеть начало и трава — расплывчатое пятно и только. Там не то, что засада вояк, там целая армия засядет, я не увижу. Однако делать нечего.

Подошел я к краю, глянул на Тимура с Дедом, они в шагах пяти за мной были, шагнул из потока. Тут меня скрутило немного… Всегда если в такой поток попадешь, то потом желудок… Да что желудок!.. Всего тебя скрутит, вывернет… А дальше, ну все как я подозревал. Чьи-то руки подхватили меня. Автоматик из рук вынули. К тому времени как я в себя пришел я был спеленут с головы до пят. Лежал как куколка шелкопряда веревками опутанный, и не пошевелиться, ни сказать ничего не мог.

Отнесли меня наверх, на холм, а там, то ли ангары, то ли павильоны какие-то брошенные среди травы невытоптанной. И в самом деле, если по траве судить и по отсутствию тропок, тут в жизни никого никогда не было.

И тут появился… Кто бы вы думали? Нет, не солдафон в здоровенных сапогах, для бутцканья пленных, а… Эдичка.

Присел он рядом со мной, бутылку водки достал, крышечку свинтил. А бутылочка само загляденье только что со льда, вся в капельках конденсата. Ведь умеют некоторые устраиваться! Ну, где здесь в этом районе найти бутылку водки? И не просто бутылку, а правильно охлажденную? И ребятки с Эдичкой все новые, ни одного раньше не видел. Нет, если бы рот у меня заклеен не был, я бы им рассказал, кто такой этот Эдичка, сколько он нашего брата погубил; сколько он искателей воякам сдал. Только рот мне заклеили, значит, чтобы не болтал. А сам Эдичка-то болтал, рта не закрывая. Все молодежь поучал. И про то, какими искатели быть должны, и про то, что дружить с мутантами и чудиками — последнее дело, а кто если и задружит, то кончит плохо, вроде меня. Нет, душевная сволочь. Мне так и хотелось встать да и начистить ему морду.

Наверное, с час он так болтал, пока водка не закончилась. Потом оставил часовых и убрел куда-то, но не надолго, потому как ко мне еще трех пленных принесли: Тимура, Деда и крысеныша. Только вот чего я не понял: зачем они крысеныша в плен взяли? Куда проще было бы его там же сразу на месте в расход пустить. На фиг он им сдался? От него пользы никакой… Если только Эдичка опять не задумал с вояками торговать. Тогда может ученые за него кругленькую сумму выложат: все таки пришелец — чудик. Тимуру тоже, как и мне рот лентой залепили, только Деда не тронули. В сторонке положили, видно плох он совсем, раз они на него наплевали.

Кто у нас там остался еще? Питер! Нет, этого они голыми руками не возьмут. А ведь он им, скорее всего, больше всех нас нужен. И еще кот… Вот ведь тварь удивительная. Это ж насколько наши миры близки и похожи.

— Ну, не так уж и похожи. Но в принципе… они ведь параллельные миры, а значит…

Но я не дослушал.

— Ты здесь? Рядом?

— А как же. Я же сказал вам, что стану сопровождать вас на Ваську.

— Что-то я такого не помню… Хотя, все равно спасибо. Так ты на свободе? Ты нас выручишь?

— Всему свое время… Всему свое время…»

— Эй… Ты хоть скажи, чего ты там задумал.

Но кот не ответил. То ли молчал по собственному желанию, а может с ним что-то случилось. Может, его схватили люди Эдички? Хотя последнее вряд ли. Вот только как кот перешел шоссе, да так что его никто не заметил? Ну, все эти загадки я решил на потом оставить, потому как сходу мне их было все равно не решить, а главное сейчас было вырваться из лап Эдички, и если возможно будет — отомстить этому гаду. И за Болтуна, Геру и Гвоздя — за то, что сбил искателей с пути истинного, и за себя хорошего, и за тех парней, что он воякам сдал… Однако думать — хорошо, а делать много сложнее.

Только вот Питера до сих пор с нами не было. А может эти гады его в другое место определили?

И еще мне никак не давал покоя Васькин остров. Чего Дед знал о нем такого, чего не знал я? Почему он рвался на этот остров, о котором ходили самые неприятные слухи? Что за Королева Стрекоз, о которой он помянул?

Вот так лежал я в ожидании дальнейших неприятностей. Собственно неприятность была только одна — вновь оказаться в руках вояк. В этот раз уж манне будет так легко не выпутаться. Наверняка, после того что случилось эти гады станут действовать осторожнее. Тут я вспомнил про нож в сапоге. Попытался до него дотянуться. Ничего не вышло, люди Эдички свое дело знали.

Тогда я, как только охранник отвернулся, вскинул ноги к небу. Ножик скользнул из голенища и упал на землю. Теперь нужно было извернуться так, чтобы поднять его связанными руками, портом на ощупь вытащить лезвие и перерезать путы себе и остальным. Да еще сделать это так, чтобы стоящий в трех метрах от тебя часовой ничего не заметил. Чудненько! Хотя с другой стороны выбора у меня не было.

— И ты думаешь, у тебя получиться?

— Опять ты?

— А кто еще станет с тобой разговаривать, когда у тебя рот липкой лентой заклеен?

— Ты бы лучше не болтал, а помог.

— Я именно этим и занимаюсь, а посему попрошу тебя не делать никаких глупостей, чтобы внимание охраны не привлечь.

Я снова застыл. Выходит нужно ждать, ждать и ждать. Надеясь на то, что кот все-таки придет нам на помощь. Однако чем дольше длилось ожидание, тем невыносимей оно становилось. Какой-то ученый подсчитал, что треть своей жизни человек проводит в ожидании: ждет в очередях, ждет транспорта, и потом ждет пока этот транспорт куда то довезет его, ждет чьих-то решений, чьих-то указаний… ждет… ждет… ждет…

Неожиданно где-то за ангарами раздался страшный крик. Кричал без сомнения человек, вот только что нужно сотворить, чтобы вырвать у него из глотки такой звук? Часовой, повернулся в ту сторону, откуда донесся крик. Напрягся. Он во время не заметил тени, которая отделившись от стены, метнулась к нему. Мгновение и булькая разорванным горлом часовой упал на колени, автомат выпало у него из рук, а над ним гордо, словно охотник только что совершивший удивительный по меткости выстрел, застыл Рыжик.

Несколько секунд он простоял, изучая, истекающего кровью искателя, потом толкнул его лапой, так что тот плашмя рухнул на бетон. Только после этого неспешной походкой кот направился к нам.

Нет, это был не кот, а настоящий аристократ из котов. Толстые передние лапы, огромная голова, чуть раскосые оливки-глаза.

— Чего уставился? Повернись.

Я перевернулся на живот. Моей кожи коснулся коготь, острый как бритва. Мгновение и я уже сидел, растирая затекшие руки.

— Ты не руки три, а давай к часовому! — приказал кот.

Я повиновался. Нет. Сходу встать на ноги мне не удалось, но я на четвереньках подполз к мертвому часовому и, стараясь не вляпаться в черную лужу крови, расползающуюся из-под трупа забрал у него автомат. Потом быстро обшарив карманы выудил у него пару магазинов и две гранаты. Теперь можно двигать дальше. Я повернулся к Рыжику, но тот вел себя несколько странно. Крысеныша он освободил, а вот развязывать Тимура и Деда не думал.

— Что… — начал было я, но кот не дал мне договорить.

— Пусть пока тут отдохнут. Они нам только мешать будут.

— Ты что? Собираешься их бросить.

— Нет. Но пока они нам не нужны.

— Но нам же нужно идти…

— Тебе нужно не бежать, поджав хвост, а вначале свести счеты со своими друзьями. Ты что хочешь бегать по городу с этой компанией на хвосте? Один раз я вас выручил, но второго такого случая может не представиться.

— И что ты предлагаешь?

— Сейчас они все у костра собрались. Думают, как поймать вашего Питера. Так что момент удобный… Только знай: главное, убить главаря, остальные разбегутся.

— Ладно, убедил.

Я пошатываясь встал, проверил оружие.

— Где они, веди.

— Малыш тебя отведет.

— А ты?

Но кот не ответив отступил и растворился среди теней. Нет, было не темно и тени в пустом ангаре были не такими уж густыми, но только через пару мгновений я не видел кота. Был и нет. Остался только дрожащий крысеныш.

— Знаешь куда идти?

Тот быстро закивал головой.

— Ну, смотри у меня, еще один подарок вроде того сюрприза на шоссе, и я с тебя живьем шкуру спущу. Молить будешь, чтобы я тебя твоему приятелю-коту на обед скормил.

Крысеныш повернулся и, ничего не говоря, направился в дальний конец павильона. Дело шло к вечеру, но сумерки еще не сгустились, поэтому я двигался осторожно. Чем черт не шутит, какой сюрприз мог мне Эдичка приготовить. Хотя с другой стороны: какие, к черту, сюрпризы? Если что было бы, кот бы предупредил.

Заднюю часть ангара перегораживала стена с небольшой дверью, точнее дверным проемом. Двери тут давно не было. Сама стена была из тонкого дюраля, такую пули прошьют как бумагу, поэтому оказавшись у дверного проема я опустился на корточки и осторожно выглянул наружу. Никого там не было. Словно дремучий лес поднимались заросли сорняков, а за ними метрах в пяти стоял еще один точно такой же ангар. Осмелев, я высунулся чуть дальше. Такие же ангары были справа и слева. Они стояли в два ряда, штук по пять в каждую сторону.

— Дальше куда? — поинтересовался я у крысеныша.

Он ничего не сказал, ткнул лапкой в сторону ближайшего ангара.

— Хорошо, — протянул я, спрыгнул в траву. Вот чего я не люблю, так это протаптывать новые тропинки. Тут ведь неизвестно в какую каку вляпаться можно. Это «весна покажет, кто где срал», а если трава выше тебя и не видишь куда ступаешь. Можно ведь и на гадюку наступить и на кого похуже, по сравнению с которыми все эти кошки-мышки — родные создания.

Но в этот раз мне определенно везло. Ни во что я не вляпался, а мирно так протоптал дорожку до соседнего ангара. А может прав был крысеныш, и место это и в самом деле тихое и спокойное.

Так или иначе, оказался я у ангара. Чуть на носки привстал, в ангар заглянул. Никого. Только за дверью в противоположном конце ангара огонек горит. Тут я и задумался. Лезть в ангар или лучше его обойти, а то и вовсе под ним пролезть. Он ведь на сваях стоит в метре над землей. Как говориться и хочется, и колется, и в руки не идет. В итоге решил я идти напрямую через ангар. Безопаснее будет.

Осторожно снял автомат с плеча, положил на пол ангара, зацепился, подтянулся. И через мгновение лежал на полу. Вот только тут я понял что ошибку сделал, потому как пол этого ангара в отличии от того, где нас держали, прогнил. И теперь мне нужно было петляя от стены к стене пробираться по несущим, потому как любая другая доска могла провалиться под моим весом. Большая часть этих досок итак отсутствовала. А ведь мне нужно было торопиться. Не дай бог Эдичка пошлет кого пленных проведать, или сам решит нас навестить, поболтать чуток.

С автоматом на шее, широко расставив руки для равновесия, я начал спешно пробираться в противоположный конец ангара. Когда я был где-то на середине пути, мне стали четко слышны голоса искателей… Хотя какие они к черту искатели! Искатели друг на друга не охотятся и воякам своих не сдают. Так, могут конечно повздорить, пострелять друг друга, но с вояками связываться — это западло. А здесь…

— Ты Михась подумай только, я ж смогу на те бабки квартиру в Мытищах откупить. Мне моя баба век благодарна будет.

— Ты Копейка мечтай, да не заговаривайся. Знаю я твою подругу. Пойдешь в первый же бар в Царском и там с блядями за неделю все деньги спустишь, а потом всем рассказывать станешь о том, какой ты бедный и несчастный.

— Не прав, ты Михась, не прав. Обижаешь ты меня… А вот если того мутанта заловим…

— Да заловим, не дрейфь, никуда он то нас не денется.

Ну, и дальше все в том же духе. Они обсуждали, как потратят деньги, которые им за нас заплатят. Однако! А в принципе они ничуть не хуже Геры и Дикого. Ладно. Не придется вам эти денежки тратить. Скоро я вас сильно удивлю, ребята.

Подкрался я дверному проему, выглянул. Ну, просто картина маслом. Костер в старой железной бочке развели и стоят вокруг руки греют. Трое их, а Эдички нигде не видно. Ладно, и его отыщем в свое время, а пока надо, для начала с этими друзьями разобраться.

Вытащил я одну из гранат. Разрывная. Чудо а не грана. Кольцо вытянул, потом до десяти сосчитал и аккурат гранату в бочку швырнул. Это на тот случай если не взорвется сама. Гранаты разные бывают.

Граната в костер упала и болтуны мои замерли. Понять не могут, что к нему.

Один из них только и успел спросить:

— Что это?

Как бочка рванула. Всю троицу смело взрывом. Да только я не рассчитал. Меня тоже смело взрывной волной. Осколками слава Богу не задело, зато с маху, спиной приложило к гнилым доскам и полетел я в гнилую траву и грязь под ангаром. Вот вляпался, так уж вляпался.

Только вот автомат я из рук не выпустил, потому как выпусти я его, не нашел бы. Сжал я его покрепче, замер на спине. Слышу чьи-то голоса, кто-то у костра ходит и разговаривает. Один голос незнакомый, а второй вроде Эдичкин. А потом неожиданно в той дыре, что я, падая, в полу проделал, чье-то лицо появилось. Ну, я шмальнул почти не глядя. Незнакомец дернулся, заорал и исчез.

Но и мне тут оставаться было не с руки. В любой момент могла прилетать граната. Поднялся я на четвереньки и стал пробираться, но не к костру, а чтобы выйти сбоку — между ангарами.

Выскользнув в траву я распрямился и несколько минут стоял, переводя дыхание, потом осторожно пошел вдоль стенки ангара. Добрался до угла и осторожно заглянул за него. На вытоптанной в траве площадке догорали разбросанные взрывом головешки, а на том месте, где раньше был костер сидел Эдичка. Был он без оружия и крепко связан.

ЧАСТЬ 2 Птицы не летали, там где мы шагали…

Раз я в Питере с другом хорошим кирнул,
он потом на Литейный проспект завернул,
и все рассказывает мне, все рассказывает,
и показывает, и показывает.
Юз Алешковский «Белые Чайники»

Глава 1 Двое в одном

Наступила ночь, и тьма окружила нас плотным кольцом. Казалось, мира за пределами светового круга не существует, а есть только мы и все. Мы это я, Дед, так и не приходящий в сознание, Эдичка, спеленутый с ног до головы, Тимур и крысеныш. Где был кот, я понятия не имел. Хотя, судя по тому, как активно он участвовал в нашем разговоре, находился он где-то неподалеку.

— И что мы станем с ним делать? — поинтересовался я, глядя на Эдичку.

Дед промолчал. Не знаю, слышал он мой вопрос или нет.

— Убить! — это было мнение Питера. Однако его мнение интересовало меня в последнюю очередь. А к чьему мнению мне еще стоило прислушиваться. К мнению Тимура? Этот пионер, по-моему, до сих пор не разобрался что тут к чему. К тому же он «зверек». Мнение крысеныша? У такого как он мнения своего быть не может, и уж я точно буду последним, кто к его мнению прислушивается. Кот…

«Кстати, а ты что об этом думаешь?»

— Возьми его с собой.

«Это еще зачем?»

— Пригодиться.

Я задумчиво прикусил губу, потом обошел костер и оказавшись лицом к лицу с торговцев, наклонился к нему, внимательно посмотрел в глаза.

— А ты, как думаешь, что мне с тобой делать, а?

— Отпустить… — губы Эдички дрожали, и весь он выглядел напуганным, перепуганным.

— С какой радости? Чтобы ты снова на нас вояк навел. Нет уж, мил человек, так не выйдет, не получится.

— И что ты станешь со мной делать?

В порыве злобы я выхватил нож, размахнулся, только вот всадить в глаз не смог. Рука не поднялась. Я ошарашено замер. Попытался снова ударить Эдичку, и снова у меня ничего не получилось. Я замер совершенно ошарашенный.

«Что происходит?»

— Вот об этом нам стоит поговорить.

«Так это твои шутки, Барсик недоделанный!»

— Нет, — ответил Рыжик. — Я тут не при чем. Это кто-то другой. Я уже говорил тебе, что могу общаться с тобой только потому, что у тебя в отличии от других, открыт телепатический канал.

«Телепатический канал?»

— Нет разницы в том, как его называть. Кто-то открыл твой телепатический канал, и ты…

«И я стал больным на голову.»

— Не совсем так. Ты стал частично управляемым.

«То есть?»

— С помощью этого канала тебе можно внушить мысль о том, что нужно сделать то или иное действо.

«И ты можешь?»

— Нет. Если бы я обладал такой силой, я бы использовал тебя совсем по другому. У каждого из нас своя цель. Моя цель — отыскать дверь, ведущую назад, вы смой мир.

«Но мне сказали, что ты явился сюда как Бич Божий, в погоне за крысюками».

— Это лишь отчасти верно. Наши взаимоотношения несколько сложнее, чем взаимоотношения охотника и дичи. Тем не менее, скажем так… в какой-то миг я слишком увлекся и совершил необдуманный поступок, за что расплачиваюсь и по сей день.

— Хорошо. Предположим, кто-то поймал меня на эту удочку, но при чем тут Васильевский остров? Почему Дед, да и ты, собственно хотите именно туда. Куда безопасней было бы осесть где-нибудь в ГДР и торговать с финиками.

Какое-то время кот молчал. Я решил уже было, что он обиделся и, как обычно, по-английски удалился. Но все оказалось совсем не так. Стоило мне попытаться вновь переключить свое внимание на тех, кто сидел со мной у костра, как кот заговорил снова.

— Не знаю, нужно ли тебе это знать… Вот, к примеру человек, которого ты зовешь Дедом, не спешил тебя посвящать. Однако рано или поздно ты все равно узнаешь… В общем ходят слухи, что на Васькином острове есть дверь, которая ведет не в другой мир, а в другие времена. То есть ты можешь вернуться в прошлое и исправить свои ошибки.

— Предположим. Только тебе это зачем?»

— Затем же, зачем и тебе. Хочу вернуться в прошлое и исправить свои ошибки, хочу вернуться в прошлое и попасть домой.

— Ну, а я-то, точнее… мы… тебе зачем? Судя по тому, насколько незаметно передвигаешься, мы в виде прикрытия тебе совершенно не нужны.

Сказал и уселся у костра, уставился на Эдичку. Убить или не убить? А Эдичка словно понимал, о чем это я думаю. Я видел, как поблескивают капли пота, сползающие у него по щекам. И тут мне смешно стало. Всего несколько дней назад мы сидели точно так же, ну почти точно так же, только до наоборот. Я был связан, а он вершил мою судьбу, а теперь роли поменялись.

Я сидел и молчал, разглядывая Эдичку, а потом словно повинуясь какому-то внезапному импульсу, я поднялся, шагнул к нему, и, что есть силы, врезал ему по лицу. У Эдички аж глаза округлились. Нет, он наверное решил, что я его убивать буду, только я решил по-другому. А может, это за меня решили. Объяснения кота были слишком туманными. В любом случае, стоило подождать до утра. Только вот Дед мне не нравился. Не жилец он был, это точно. Если до утра дотянет, и то праздник будет.

— Ты о своем приятеле сильно то, не жалей. Ты спать ложись, отдохни. И помни, если мы до нужной двери доберемся, то все будет чики-чики. Ты сможешь заново кусок свой жизни прожить, только ошибки, которые сделал, исправишь.

— Думаешь получиться?

— На то эта дверь и существует. Из-за этого Дед к ней и шел, потому как хотел переиграть что-то в своей жизни, а может во всех ваших.

Я только головой покачал.

— А ты бы хотел, что-то в своей жизни изменить? — повернулся я к Тимуру.

— То есть как «изменить»? — не понял тот.

— Ну, если б можно было назад в прошлое вернуться и снова прожить отрезок жизни, поступить по другому или как…

— Я б в тот день в магазин не пошел, — с загадочной улыбкой на лице пробормотал Тимур. — Я б дома остался и посмотрел что случиться.

— Тогда ты, наверное, погиб бы. Болтун\ говорил, когда все это случилось почти все, кто был в городе погибли.

— Может погиб бы, а может и нет, — задумчиво продолжал Тимур. — Зато все было бы по-другому.

— Может ты и прав, — согласился я. Остальных можно было и не спрашивать. Мутант он мутант и есть, будет есть что есть. А крысеныш… нет, все таки интересно… — Скажи, — повернулся я к крысюку, — а за что тебя твои к смерти приговорили?.

— Хотеть вернуться домой.

— И все?

Крысеныш молчал.

— Ты хотел вернуться домой и за это тебя приговорили к смерти? По моему, ты еще слишком мал…

— Возраст не важно. Наш царь править тут, зло править. Дома он — никто. Один из слуг. Он не хотеть домой. И те, кто рядом с ним не хотеть.

— Так… понятно, — протянул я. — А как ты собирался вернуться домой?

— Искать путь. Говорят он есть. Я искать. Меня ловить. Потом судить…

— Потом казнить, — печально добавил я. — А кот, кто он?

— Враг.

— А точнее?

Но точнее крысеныш так ничего объяснить и не смог. То ли у него не хватало словарного запаса, чтобы растолковать мне, кем на самом деле был Рыжик, то ли он не знал, ввиду своей молодости. И еще мне странно было, что крысеныш говорит по-русски. В этом было нечто противоестественное.

Шло время. По идеи мне нужно было встать и громогласно объявить: мол завтра по утру отправляемся на Васильевский остров. Только я ничего похожего не делал, потому как странно себя чувствовал. С одной стороны понимал: идти нужно. Или дверь во времени найдем, тогда все проблемы сами собой решаться, или просто проберусь поближе к северным окраинам города. Существовал, конечно, более легкий путь: переправиться через Неву где-нибудь на юге и через Охту спокойненько выбраться в северные районы. Но только там меня наверняка ищут вояки. Никто из них и подумать по посмеет, что я через территорию крысюков ломанулся. Только вот Эдичка… Успел он военных вызвать? Нет, скорее всего, нет. Иначе его бы так от страха не трясло. Но на всякий случай я решил подстраховаться: ночевать не у костра, а в бараке, только с нормальным полом. И еще: я хотел выйти к заливу и немного почиститься, а то вид у меня, скажем прямо, был никудышным.

В общем «отдохнули» мы у костра, а потом я приказал мутанту и Тимуру Деда в барак оттащить. Сам же, костер притушил, да растяжечку поставил. Так, если кто сунется, так в первую очередь к костру, а мы о том сразу узнаем. А потом вместе с крысенком отправился в дальний барак, только тут меня ждало принеприятнейшее известие.

Только я залез на деревянный настил, как Тимур меня новостью ошарашил:

— Ваш друг умер.

В первый момент я хотел сказать, что никакой мне Дед не друг, а так знакомец, и вообще во всю эту передрягу я из-за него попал, да только тут до меня дошло то, что Тимур мне сказал:

«Ваш друг умер».

Вот те номер, взял и помер. И что? Как я теперь без него на Васькин попаду? Это он ходы-выходы в центре города знал, а я то в тех краях никогда не был. Вообще искатели в основном тусовались на юге, да юго-востоке. Самые отважные доходили до Смольного — там у вояк пост, но не дальше. Многие о Зимнем мечтали. Раньше там, говорят, мировой музей был. Только не слышал я ни разу, чтобы кто-то дошел до него. Там аномалия на аномалии, и радиация, и гравитация, и чудиков, и юдиков всяких… Только вот Дед помер. И что теперь? Ведь это большое счастье, что нам шоссе перейти удалось, а ведь могли вон как Тимур, в статусе застрять и торчать там или до новой Катастрофы или до Страшного Суда.

Да, Дед… Дед… подвел ты меня… можно сказать подставил по полной программе.

— Ты уверен, что твой друг так тебе нужен?

Ну, вот теперь еще и кот. Совсем я о нем забыл.

— Слушаю внимательно… Да, уверен.

— Тогда есть один способ, только тебе он может не понравиться.

— Не понравиться?

— Долго ты будешь меня переспрашивать?

— Ладно, извини, — вот только перед котами я еще не извинялся. Последнюю мысль я засунул как можно дальше, попытался спрятать ее, так чтобы ментальный сканер Рыжика не заметил. — Так что ты там про Деда говорил?

— В течение суток после смерти разум любого разумного существа можно переместить в иной носитель.

— Так, пожалуйста, с этого места поподробнее и на русском.

— Я уже «говорил», что общаясь с тобой не использую слов. Слова использует твой разум. Я проецирую тебе в разум образы, благодаря открытому ментальному каналу, твое подсознание само облекает их в нужные слова. Но это так, с сведению. Что же касательно твоего приятеля… У тебя — открытый метальный канал. Если ты сможешь подключиться к его разуму, он сможет перейти в твой мозг. И тогда у тебя в голове будет жить Дед. Захочешь, сотрешь его. Но это все равно, что человека убить.

— То есть ты хочешь, чтобы я подселил в свое тело Деда?

— Я хочу добраться до временного портала и убраться из твоего вшивого мира!

— Понятно.

Я сел, пытаясь разобраться, что к чему. Неужели и в самом деле такое возможно: взять разум одного человека, да и переписать его в голову другому. Я о много в СПб слышал, порой искатели такие байки загибали, что хоть сесть, хоть встать, но эта… Это выходит, что у меня в голове будет сидеть Дед. А как же неприкосновенность личности?

Хотя какая тут к чертям неприкосновенность! Вот так и застыл, сам в себя погруженный и полный тягостных раздумий. Где-то далеко завывали дикие собаки, громко стрекотали сверчки, в соседнем ангаре под порывами ветра била об стенку железная пластина. Мысли мои неслись кувырком и ничего определенного я придумать не мог.

— Решайся, хуже не будет. В конце концов, всегда можешь стереть его память или передать в другой биологический носитель…

Рыжик вещал что-то, только я его не слышал. Я думал о чем-то о своем. Только, чем больше я об этом думал, тем меньше мне это нравилось.

— Хорошо, я согласен, — не уверен, что это было мое решение. Может всему виной тот самый неведомый «кукловод»? Только я уже был в том состоянии, когда невозможно отличить свои мысли от чужих. — И что мне делать?

— Прежде всего расслабься. В таком напряженном состоянии ты ничего не добьешься. Потом… пусть тело Деда ровно уложат на спину: ноги вместе, руки вытянуты вдоль тела…

Я отдал соответствующее приказание и Тимур с мутантом хоть и удивились, но точно выполнили все мои распоряжения.

— Теперь встань на колени так, чтобы мертвец упирался стопами в твои бедра. И четко выполняй все мои распоряжения.

Я машинально повиновался.

— Постарайся выгнать из головы все посторонние мысли. Попробуй ни о чем не думать. Теперь сосредоточь все внимание на макушке. Расслабь макушку. Все внимание на лоб. Расслабь лоб…

И пошло поехало, пока не дошли до пальцев на ногах.

— Теперь представь что тело твое пустое изнутри, а в макушке гигантский поршень. И этот поршень начинает движение вниз выдавливая из тебя все мысли и желания…

Проделав с десяток медитативных упражнений, порядок и суть которых я и не вспомню, мы через полчаса наконец-то перешли к главному.

— А теперь представь, что внутри головы твоего друга золотистый сверкающий шар. Представь что этот шар медленно скользит внутри его тела и переходит в твое… — голос Рыжика был мурлыкающий, завораживающий. А может, такие интонации предавало ему мое подсознание.

Я не заметил, как тело мое обмякло, и я повалился на пол, погрузившись в глубокий сон. Тимур говорил, что они с Питером тогда очень испугались. А вдруг я умру? Потому как если мутант был голов к жизни в СПб, то о Тимуре этого сказать никак нельзя было. И только убедившись, что я жив, они отправились спать, даже часового не выставив. Я потом их за эту беспечность взгрел не по детски. Ладно, я, меня тогда Рыжик вырубил, а они тоже хороши. Наплевав на все, беспечно завалились спать посреди СПб. Приходите, твари разные, какие угодно, отведайте нас неразумных…

Только вот сон у меня был странный. С одной стороны я вроде бы и спал, а с другой стороны мне казалось, что нахожусь в странном месте. В первый момент, я решил, что это сон такой, только это был не сон.

Я парил в темноте, медленно вращаясь. И в этой тьме, как мне казалось, не было никого кроме меня. Потом неожиданно далеко-далеко вспыхнула маленькая светлая звездочка. Шло время, и она начала постепенно приближаться ко мне, становясь все больше и больше. Через несколько минут я уже видел, что это не просто звездочка, а человек — Дед, такой, каким он был лет двадцать назад, а то и больше. С его лица исчезли глубокие морщины, сложившиеся в маску отчаянья. Еще минута, и он повис в пустоте напротив меня, внимательно меня разглядывая.

— Спасибо, Угрюмый, что «приютил меня».

Я хотел сказать, что думаю, по этому поводу, только не сказал. Такое было ощущение, словно кто-то говорит моими устами.

— Рад был тебе помочь. Но знаешь моя роль в спасении твоего «я» невелика.

— Подозреваю, — согласился Дед. — Ты хочешь добраться до временного портала.

— Да, — кивнул я. — И не я один. Все мы хотим.

— Мы — понятие растяжимое.

— Я, кот, крысюк, «зверек» из магазина, твой…

— Вот о нем не надо. Дважды проходил я через этот портал, желая только одного: чтобы Питер никогда не родился и всякий раз он появлялся на свет.

— Но…

— Только в последний раз что-то изменилось и я не смог пробраться на Ваську.

Я кивнул.

— А теперь ты решил попасть туда на моем горбу?

— Ну, если ты не решишь стереть меня, то да. Я вновь вернусь в свое тело, в прошлое, но буду помнить что случилось, и постараюсь, чтобы все пошло по-другому.

— Предположим, — кивнул я. — Но чтобы все вышло, как ты хочешь, ты должен побольше рассказать мне о том, что нас ждет впереди.

— Зачем? Ты хороший искатель, Угрюмый. Ты сам в нужный момент сообразишь, что делать, а мой рассказ заставит тебя предвзято смотреть на вещи.

— Может ты, Дед, и прав, но все же…

— Иди вперед, — и он стал постепенно отдаляться от меня, таять, растворяться вол тьме.

— Но! — я попытался было броситься к нему, но лишь замолотил руками и ногами в пустоте. Мне было не дотянуться до Деда, не ухватиться за него, чтобы схватить, подтянуть к себе, привести к ответу.

Я забился, замолотил руками и ногами по воздуху, дернулся и… проснулся.

Весь в холодном поту я лежал на дощатом полу там, куда меня перенесли Тимур и Питер. Откуда-то тянуло прохладным ветерком. Пропитанный специфическими запахами осени — запахом сухой лебеды и прелых листьев, он рождал грустные мысли: размышления о дальней дороге. О том, что придется несколько дней пробираться по неизвестной мне местности, а печальной участи мутанта, обреченного…

Стоп! Стопе! Стоп!

Вот это точно не моя мысль. Откуда она взялась? А, так я же вчера приютил Деда. Господи, какая глупость. Помедитировал и чей-то разум вселился мне в голову.

— Не чей-то, а мой.

— Дед!

— Нет, техасский рейнджер.

Странное это было ощущение, словно у тебя отнялась часть головы, и именно из нее наносится голос, только никто его, кроме тебя не слышит. Я мысленно тяжело вздохнул. Выходит ничего мне не приснилось и не пригрезилось.

— Теперь ты, что, все мои мысли знать будешь?

— Буду, — согласился подселенец.

— И?

— Ну, влиять я на тебя не смогу. Так умный совет дать разве что…

— Не стоит.

Я потянулся и резко сел. Вот ведь морока на мою голову. И откуда все это взялось? Почему именно мне так «повезло»?

Волевым усилием я заставил себя открыть глаза. Я все еще был в том же самом ангаре. В нескольких метрах от меня лежало тело Деда. Чуть подальше спали Питер и Тимур. Рядом с ними свернутым тюком валялся Эдичка. А крысеныш? Я покрутил головой. Нет, крысеныш был на месте — сидел в углу сжавшись, нахохлившись. Нахмурившись я внимательно посмотрел на него. Кстати, а как его зовут? Не называть еже его постоянно крысенывшем. Стоп. Меня «крысеныш» вполне устраивал. Кого из тех, кто влез мне в голову это имя не устраивает. Я хотел было задать этот вопрос вслух, но промолчал. А мое-то какое дело? Пусть будет не «крысеныш».

— Замерз?

Крысенышь закивал. Я медленно приподнялся. Все мышцы тела ныли, словно я год грузил уголь на карьере. Стараясь не обращать внимание на неприятные ощущения, я поднялся, потянулся, потом вновь повернулся к крысенышу:

— Все тихо?

Крысеныш снова закивал.

— Ну, пойдем к костру, согреемся, чайка заварим.

При слове «чаек» крысеныш поморщился. То ли он чая не любил, то ли не знал, что это такое.

На улице было препротивно: все заволокло туманом, да так что едва можно было разглядеть соседний ангар.

Осторожно подойдя к кострищу, я в первую очередь убрал растяжку, а потом занялся костром.

— Как тебя зовет? — поинтересовался я не поворачиваясь.

Крысеныш какое-то время молчал, потом тихо произнес:

— Ветерок.

— Ветерок? — удивился я.

— А чего ты хотел? Грызун Ужасный, — тут же встрял Дед. — Наверняка, его имя — набор непроизносимых звуков. А Ветерок… вполне адекватный перед, хотя о деталях можешь поинтересоваться у Питера. Он лучше меня знает язык крысюков.

— Теперь я даже посрать в одиночестве не смогу?

— Не стал бы утверждать, что подобное времяпровождение принесет мне удовольствие.

— Я — быстро бегать и быстро думать, как ветерок.

— Насчет быстро думать, это ты в точку, — усмехнулся я.

— А ты и шутить умеешь?

— Может заткнешься? — в этот раз я не на шутку разозлился.

— Молчу… молчу…

Костер быстро разгорелся. Ночью дождя не было и вчерашнбие угли оказались сухими. Тем временем Ветерок принес воды в огромной пластиковой банке. Она была мутной и пахла то ли красной, то ли каким-то смазочным веществом. Я не стал спрашивать, где он ее взял. Меньше знаешь, лучше ешь. Три таблетки очистителя. Потом двойной армейский фильтр и на выходе оказалась прозрачная безвкусная жидкость вполне годная к употреблению. Поставив чай, благо в припасах Эдички даже котелок нашелся, я послал Ветерка за остальными. Вскоре они появились. Мутант печальный, с низко опущенной головой, и Тимур толкавший перед собой Эдичку. Расселились у костра. Настроение у всех было не веселое, да и сырой туман не способствовал веселью.

По кругу пустили здоровенную металлическую чашку с чифирем, куда я плеснул еще граммов сто водки.

Первым тягостное молчание нарушил Тимур:

— Что с трупом делать будем? Надо ж его похоронить.

Однако Тимура никто не поддержал.

— Тебе надо, ты и хорони, — фыркнул я.

Тут же мутант возмущенно задергался. Я видел, как сжимаются его руки. Казалось еще чуть-чуть и он на меня бросится.

— И что мне с ним делать? Застрелить.

— Дай я сам с ним поговорю, — попросил Дед.

— А он тебя слушать станет?

— Обычно слушал.

— Ну, валяй.

А дальше я впервые испытал странное чувство отстраненности. Я был и в то же время не был. Я словно висел в пустоте, где нет никаких ориентировав, причем я чувствовал, что что-то происходит вокруг моего тела. Что-то говорилось, что-то происходило, но я всего лишь присутствовал, не в состоянии понять, что же происходит. Сколько времени это длилось, не знаю, но, скорее всего, минут двадцать, а потом Дед позвал меня:

— Может возвращаться. Я все уладил.

— Вот спасибо тебе, мил человек, — ответил я, вложив в эти слова весь сарказм, что накопился у меня за последние несколько лет.

А потом раз… и снова я был сам собой.

Казалось, у костра ничего не изменилось. Все сидели на своих местах, только вот ощущение напряжения исчезло. Все словно разом вздохнули с облегчением, только момент самого вздоха я пропустил.

— И что вы тут без меня решили? — поинтересовался я.

Глава 2 По долинам и по взгорьям

Труп Деда мы хоронить не стали. Хотя, если честно у меня так чесались руки, всучить лопату Эдичке и начать перевоспитание с помощью трудотерапии. Но на это не было ни сил, не времени. К тому же мы все еще находились на территориях, которые в теории контролировались вояками, и в любой момент нам на голову могла свалиться десантная вертушка. Так что лучше было поспешить. Только вот быстро все не вышло, потому как от этого места путь в центр города был только один — через здоровенный мост — путепровод Автово. А там наверняка вояки пост держали. Раньше, года два назад поста тут не было, а теперь…

Нет, рисковать смысла не было. Тогда оставалось только одно — где-то неподалеку от автострады раньше был мостик, ведущий на дорогу в Угольную гавань. Им мы и решили воспользоваться.

Идти нам стало теперь много легче. Мутант, как всегда убежал вперед. Дед сказал, что его сынок, скорее всего, будет ждать нас у моста. А мы вчетвером побрели по узкой, едва различимой тропке, что вилась между холмами песка и промышленного мусора, заросшего гигантской лебедой и репейником. Эдичку я решил с собой взять. Однако ноги ему пришлось развязать.

Сначала я хотел побеседовать с ним по-свойски. Использовать его как грушу и выместить всю ту злобу, что у меня накопилась. В конце концов именно из-за него я попал во все эти неприятности. А потом я решил плюнуть. Сломаю ему что-нибудь невзначай, потом тормозить будет. Но пообещал, что если он чего выкинет, сдохнет первым.

А погода определенно начала портиться. Только мы вышли, откуда-то с Ладоги налетел ледяной ветер. Под ногами хлюпала грязь. Вот ведь интересно… Никто по этим тропинкам не ходит, а грязи тут по колено, словно полк прошел.

Потом, ни с того ни с сего, начал накрапывать дождичек. А с другой стороны нам это только не руку. На посту у вояк наверняка часовые выставлены, так что чем хуже видно будет, тем лучше.

Только никаких часовых мы так и не увидели. Прошли мимо разбитых складов. А может то и не склады были вовсе а так, и не выходя на шоссе, нырнули в заросли кустов. Кусты оказались густыми и колючими. Мне то и дела не было — комбинезон веешь хорошая, а вот Тимуру пришлось несладко. Ветерок же проскальзывал между колючими ветками, не замечая их. Десяток метров и мы по большей части ободранные в кровь вывалились на железку. Множество путей, разбитые и целые товарные вагоны, проржавленные цистерны.

Ветерок догнав меня, дернул за рукав.

— Смотреть. Там кто-то есть.

Посмотрел я указанном направление. Ничего. Серость, дождь.

— Уверен?

Тот кивнул.

— Что делать станем? — поинтересовался я у Деда.

— Ты станешь, тебе и решать.

— Ну, а ты бы, как поступил?

— Сходил бы, одним глазком глянул. Неизвестно, кто там. Если враги, то могут на хвост сесть. Если свои — могут информацией поделиться.

— Значит так, — повернулся я к своей разношерстной команде. — Мы с Тимуром сходим, посмотрим. Ты, Ветерок, останешься стеречь этого гада, — я ткнул пальцем в живот Эдичке. Потом вытащил нож и передал его крысенышу. — Если попробует какие-нибудь фокусы выкидывать, прирежь. Не жди и не жалей. Понятно?

— Да.

Мы с Тимуром медленно побрели по шпалам. Я осторожно незаметным движением, подтянул автомат.

Еще с десяток шагов и завернув за вагон мы увидели костер. У него сидело двое искателей. В куртках и бронежилетах вооруженные до зубов, они грели руки у крошечного костра, над которым висел старый помятый чайник.

При нашем появлении оба искатели встрепенулись. Но, увидев что нас только двое, причем второй не вооружен, сели назад. Одной из них толстого, рыжего и розовощекого я знал. За глаза его называли Хряком, но лучше было обращаться к нему по имени. Сам же он выдавал себя за потомка финна, только ошивался почему-то не на северных, а на южных окраинах.

— Привет, Костик, — протянул я ему руку.

— Привет, привет Угрюмый, — он говорил, а беломорина так и весела, на его нижней губе, как приклеенная. Неожиданно он улыбнулся, привстал, мы пожали руки друг другу, а потом Костик кивнул в сторону своего приятеля — тощего парня и длинным лицом, землистого цвета. — Это Матрос. А что это за ботаник с тобой?

— Тимур, — представил я своего спутника.

— Со «зверьками» водиться начал? Да, ладно, не обижайся. Присаживайтесь. Каким ветром сюда тебя занесло?

Я, ничего не ответив, тяжело вздохнув, подсел к костру, прикидывая, чтобы ответить, но, похоже, мой ответ Костика не сильно интересовал. Он принадлежал той редкой породе людей, которые думают только о себе.

— Мы вот тут с Матросом по порту шарим.

— А чего по нему шарить. Он пустой давно.

— Не скажи. Про Кривую дамбу слыхал?

— Что-то слышал. Только сдается мне, водой она со всех сторон окружена.

— Это ты точно подметил, — вздохнул Костик. Только глаза у него при этом были хитрыми-хитрыми. Нет не просто так он тут шлялся. — А с приятелем твоим что? Один он как-то не по сезону. К тому же никогда я не слышал Угрюмый, чтобы ты со «зверьками» в поиск ходил.

Тимур при втором понимании слова «зверек» насупился, ну я мне ничего не оставалось, как сделать хорошую мину при плохой игре.

— Знаешь, Костик, ты в чем-то прав… это ты точно подметил.

— Ладно, Угрюмый, только смотри на Маршала Жукова не суйся, там вояки засели кого-то ищут. Кто-то насолил им по черному… Да уж не ты ли?

— Куда мне с вояками тягаться, — в ответ улыбнулся я. — Вояки они… — тут я замялся, подбирая нужное слово, — … они — сила. А я ж так… погулять вышел.

— Да знаю я, знаю, — усмехнулся Костик. — Они Деда ищут. Ты его не встречал?

— Деда… — я сделал вид, что задумался. — Не-а. Но если встречу предупрежу. Знаешь, не доверяю я что-то этим воякам. Они сегодня тебе друзья и, если что надыбишь, купят не брезгуя, а потом тебя же своим же и сдадут, и отправишься ты прямиком в Царское село на суд москальский… Вы лучше расскажите, что на югах слышно?

— Да ничего толком не солышно.

— Эдичка пропал, — неожиданно встрял в разговор Матрос. — То всех цеплял, торговлю во всю развернул, а сейчас исчез, ни следа, ни вести. То ли его, кто из «зверьков» подрезал. Воевали они. Слышал?

— Я кивнул.

— А теперь уж вторая неделя пошла, как Эдички никто не видел. Вот такой весь СПб, трудишься, бизнес налаживаешь, а потом пшик и нет человека. А зачем все это делал, к чему стремился… к тому, чтобы сгинуть в одночасье в этом мертвом городе.

На мгновение в памяти моей встали серые, угрюмые здания Московского. Черные пасти окон и изъеденные временем фасады и всюду груды грязи, каких-т о обломков, обрывков, происхождение которых наверное не установить даже при спектральном анализе. Интересно откуда они взялись в пустом городе? Неужели это все, что осталось от прежних жителей города?

— Ладно, хватит рассуждать, — Костик повелся к Матросу. — Ты чего сидишь, вода вон давно кипит. Заваривай, давай, — и снова ко мне. — Чай-то с нами выпейте?

— Да я бы, Костик, с удовольствием, но нам идти надо. Дорога у нас дальняя. А за то, что про вояк предупредил, спасибо. Мне с вояками лишний раз встречаться не резон будет.

— Ну, смотри, если что обращайся, всегда поможем.

Обменявшись на прощание рукопожатиями мы направились назад, туда, где остались нас ждали Эдичка и Ветерок. Однако не отошли мы и на двадцать шагов, Тимур поинтересовался:

— Почему он меня «зверьком» назвал?

Посмотрел я на него. Тимур нахохлился, видимо обращение искателей не пришлось ему по сердцу. Нет «зверек» он и в Африке — «зверек».

— А как тебя назвать то еще?

— Но почему «зверек»? — продолжал недоумевать Тимур. — Я что на зверя похож?

Хотел я было рассказать ему про тяжелую судьбу выходцев с юга в Московии, но только рукой махнул, потому как разговор этот был долгим, а сейчас у меня на него не было ни времени, ни желания.

— Когда-нибудь сам поймешь, — закрыл я тему, мысленно поставив жирую точку, после чего ментально обратился к Деду. — А ты что думаешь старик?

— Костик он хоть и п…бол, искатель знатный. Посему не стоит нам на Маршала Жукова соваться. Придется руинами идти, через Северную верфь и Кировский завод. Хотя посмотрим, что Питер углядит. Тут места ближе к центру, всяких выкрутасов побольше будет, и еще… смотри вокруг внимательно. И остальным скажи, чтобы смотрели. Есть здесь такая нечисть — облачка, так я их называю. Пару раз с ними сталкивался на Жукова. Так вот на вид туман как туман, а зайдешь внутрь, то и растворишься. Один скелет с автоматом останется.

— Ладно, предупрежу.

Не знаю, что я ожидал увидеть, когда вернулся на нашу стоянку. То ли Эдичку с ножом в пузе, то ли придушенного Ветерка, а может отряд вояк, только все осталось точно, так как было, когда мы ушли. Связанный Эдичка сидел на земле, крысеныш стоял неподалеку с ножом наготове.

— Подъем! — скомандовал я. — В дорогу. Нас ждут великие дела!

Эдичка тяжело поднялся с земли. И куда девались его неуклюжесть и хромота? Вот ведь гад. Раньше строил из себя хромого да убогого, а как паяльник подошел к жопе, зашевелился. Что ж, мой милый друг… В путь…

Но только мы собрались идти дальше, как из-за ближайшего вагона разом вынырнули Питер и кот.

— Поспешим… Сюда идет большая беда.

— Большая беда? — переспросил я.

— Да. Пошли.

— Что конкретно?

— Некогда разговаривать.

Неожиданно откуда-то справа донеслись взрывы, а потом разом ударило несколько автоматных очередей. Судя по расстоянию, стреляли за путепроводом Автово. Я еще раз оглядел свой разношерстный отряд. Нет, всякое бывало, но в такой «разношерстной» компании я еще никогда не путешествовал.

Мы быстро подобрались и пошли поперек железнодорожных путей.

— Успеем проскочить мимо устья Большой Турухатной гавани? — поинтересовался Дед.

— Может и успеем, — а потом «переключился на волну» кота, или как это там называлось. — И все таки, что там такое?

— Лучше тебе не знать…

— И все же.

— Вояки разбудили того, кого лучше было не трогать. Сейчас у них большой дембиль, но нас это не должно коснуться.

— Будем надеяться.

— Стоп! — неожиданно объявил мутант.

Мы застыли, словно окаменев. Лицо Питера и без того уродливое, приобрело странное выражение. Потом очень осторожно я проскользнул вперед. Выглянул из-за бурой разбитой цистерной и замер. Далеко, наверное, в километре от нас, там, где заканчивался мост путепровода Автово, вниз по склону спускалась шеренга автоматчиков. За ними виднелась вторая шеренга.

— Что это? — тихо пробормотал мутант. Стоять с ним рядом было почти невозможно — вонь оглушала, но в этот миг я вони не замечал. Солдаты прочесывали местность, и искали они нас. А если даже и не нас, то попадись мы им в руки, нам бы все разом вспомнили. Я бы отправился в Царское, где меня рано или поздно расстреляли бы. Чтобы стало с Эдичкой не знаю. Крысеныш и мутант пошли бы на опыты, да и Тимуру, расскажи тот правду, тоже не поздоровилось бы. Всех на опыты!

— Впереди вояки местность утюжат, что делать будем? — этот вопрос я задал одновременно и Деду и коту. Дед задумался, а кот ответил сразу:

— Бежать бессмысленно. Они вас или догонят, или прижмут к временной ловушке. Перспектива неприятная, безрадостная. С одной стороны вояки, с другой крысюки, и если у крысюков стрелять нечем, то вояки наверняка подстрелят и только потом из временной аномалии вытащат.

Тут мешался Дед:

— Кот прав, нужно спрятаться.

— Где?

— Не знаю, спроси хотя бы у кота.

— Что скажешь?

— Укрытия мы тут не найдем. Они выжмут нас к Маршалу Казакову и…

— Что же нам делать? И не говори, что плохого может случиться, лучше подскажи, как этого можно избежать.

— Избежать? Да есть один способ, но тебе он не понравиться.

— Знаешь ли, все, что происходит последние время, мне активно не нравиться. То меня продают и сажают в кутузку, то заставляют в дерьме плавать, потом хотят скормить полчищам крысюков… Так что не думаю, что тебе удастся придумать что-то хуже того».

— Скудная у тебя фантазия.

— Хватить болтать. Лучше показывай дорогу, а там разберемся.

Кот повернулся и огромными прыжаками помчался вдоль железнодорожного полотна, перпендикулярно приближающимся цепям вояк. Нам же ничего не оставалось, как последовать за котом.

А бежать вдоль путей было неудобно. Гравий насыпи то и дело скользил под ногами. Хуже всего было крысенку — он ведь был босиком и камешки насыпи больно резали ему подушечки ног. Но это я узнал потом. А тогда мы рванули со всех ног за Рыжиком. Эдичка даже пару раз споткнулся и со всего маха въехал мордой в «камешки». Но если честно, мне его было ничуть не жаль.

Пробежали мы этак с полкиллометра. Я потом через насыпь-то глянул, а вояки уже совсем рядом.

«Ну, — думаю, — если ты, кот в ловушку нас завел, то я тебя первого на стельки пущу».

— Смотрю я, слишком ты кровожадный, и не веришь никому. Может мне и в самом деле вас воякам отдать, а себе других спутников поискать?

— Ты говори-говори, да не заговаривайся, — фыркнул я.

Кот тем временем остановился возле одного из вагонов. Вагон как вагон — обычная теплушка или вроде того.

— Ну и куда дальше?

— Залезайте!

— Ты что думаешь, что если мы в вагоне спрячемся, вояки нас не найдут?

— Искать не захотят. Пошли, а то нас и в самом деле накроют.

Делать нечего, пришлось в вагоне лезть. Ну мне-то и Тимуру просто, крысюка мы с легкостью затащили, а вот с Эдичкой пришлось помучатся. Во-первых очень сложно залезть в вагон со связанными руками, а развязывать его никто не собирался. Я, наоборот, был категорически против. Потому нам втроем: мне, Тимуру и Питеру пришлось поднапрячься. Эта сука Эдичка оказался тяжелым… словно из чугуна отлитым, А еще этой гниде пришло в голову поорать. На помощь мол! Ему-то что, он у вояк в законе. Ему даже выгодно, если они нас заметут. Его-то отпустят. Вот он рот и открыл. Пришлось закрыть. Успокоить, так сказать, простыми методами без анестезии. Только после этого он отключился и мы втроем его на себе потащили. А ведь он жирным был, как кабан. Намучились мы, взмокли. Солдаты уже метрах в ста.

Внутри вагона было пусто, лишь темные тени в дальних углах, да еще омерзительный запах старых испражнений и перегнившей соломы.

— Где твое укрытие? — набросился я на кота, потому как если мы сейчас не укроемся, так по-хорошему с головой, то солдаты нам мигом схватят, даже если попытаться убежать. Прижмут с неба вертушкой и каюк. Или лапы в гору или в гости к жмурикам.

А этот Рыжий такой спокойный, словно бочку тормозной жидкости проглотил.

— Идите за мной.

И в дальний темный угол вагона.

Я пару шагов за ним сделал и тут сердце мое екнуло. Нечто такое я и подозревал. Пространственная дверь — тонкая мерцающая мембрана за которой скрывался другой мир — мир параллельный нашему, в чем-то наверняка похожий, а чем-то сильно отличающийся от него.

— Нет, нет, погоди, — осадил я кота. — Мы с тобой так не договаривались. Ты что хочешь затащить нас в другой мир?

— Да, и не вижу в этом ничего предосудительного», — продолжал кот.

— Но… — у меня даже слов не нашлось. Нет, я конечно много раз видел пространственные двери, знал множество существ, явившихся в наш мир из иных миров, но… Но лезть самому в иной мир, рискуя застрять там навсегда…

— И что нас ждет по ту сторону двери?

— Ничего хорошего.

— И ты так просто об этом говоришь?

— А как я должен говорить об этом? Словно… Дышать там можно. От заразы не умрешь. Вообще все миры одного пучка — параллельные, как вы их называете — сильны похожи.

— И ты уверен, что это окажется безопасно и мы с легкостью вернемся?

— Я ни в чем не уверен. Уверенным я могу быть, только в одном: вояки за нами не сунутся. Но они могут установить тут пост, и тогда нам придется искать другие врата, уже в том мире.

— А если таких не существует?

— По моему ты понапрасну тратишь слишком много времени, задавая мне бессмысленные вопросы.

Я шагнул к стене теплушки и отыскав щель пошире глянул. Солдаты были совсем близко… Итак.

— Хорошо, — а потом повернулся к остальным. — Нам придется рискнуть, но другого варианта, похоже нет.

— ?..

— Придется пройти через «дверь».

Эдичка побледнел, как полотно. Похоже, только он один понял смысл моих слов. Тимур не знал о чем речь, мутанту было все равно, крысенышу, похоже, тоже. Что ж, тогда в путь. А мнение Эдички я и не собирался принимать на вид.

Повернувшись к Рыжику, я кивнул:

— Мы готовы.

Кот не спеша проследовал в темный угол вагона, потом что-то там сверкнуло серебристым светом и кот исчез.

— Следующий, Ветерок! — приказал я.

Крысеныш, опасливо покосился на меня, а потом быстро перебирая задними лапками кинулся вслед за котом.

— Тимур.

«Зверек» не спеша направился в угол. Несколько мгновений. Что-то сверкнуло и… до меня донесся его вскрик, полный удивления.

— Теперь ты, — махнул я в сторону Питера и прихвати нашу «кладь».

Эдик сразу понял, что речь идет о нем: уперся ногами, начало верещать о том, что мы права не имеем, что он будет жаловаться, что нам это отольется… Видимо у него голова не прошла против первого «рихтовангия». Ну, я Питеру кивнул, однако стоило ему только кулак занести, как Эдичка тут же стал много покладистее. Поняв, что так или иначе, а через дверь пройти придется, он словно обреченный на смерть побрел к двери, а Питер шел за ним след вслед, чтобы, не дай бог, Эдичке в голову какая-нибудь глупость не пришла.

— Ну что пришло время испытать судьбу? — «проснулся» Дед.

— Теперь это так называется? — вопросом на вопрос ответил я. — Однако прежде нужно нашим «друзьям» подарочек приготовить.

Несколько секунд ушло у меня на то, чтобы установить растяжку. Теперь даже если вояки рискнут за нами сунуться, то десять раз пожалеют об этом.

Еще раз глянув в щель на приближающиеся цепи, я грустно вздохнул. У меня страшно чесались руки, дать очередь по надвигающейся шеренге. Человек пять положил бы без сомнения. А что толку? Пока находятся мерзавцы, добровольно идущие на службу нашему чудному правительству, воющему против народа, я — пас. Тут сколько не стреляй, всех не перебьешь. А революционного подъема в душе я не чувствовал. Тут шкуру бы свою спасти, не до революций.

Однако уходить в другой мир я не спешил. Что ждало меня там? Присев я полез в рюкзак, вытащил последнюю бутылку водки, крутанул крышечку. Водка показалась мне отвратительной — теплой и сивушной, — однако я сделал большой глоток и потом замер, чувствуя, как теплая жгучая жидкость сползает в желудок. Сколько я просидел так, уставившись на желтую, медную пробку. Что ж, теперь, похоже, я был готов.

— Эй, есть там кто?

Похоже, я слишком задержался. Осторожно поднявшись, я стал медленно двигаться в темный угол, где исчезли мои спутники. И тут что-то предательски хрустнуло у меня под ногой.

— Там есть кто-то!

— Доигрался! — в «голосе» Деда чувствовались нотки злой иронии.

— Хоть ты отстань…

Я замер.

— Сейчас глянем.

И в проеме двери теплушки появилась чья-то тень. Еще мгновение…

Повернувшись, я ласточкой нырнул в дальний угол, но грохот взрыва все-таки догнал меня, по спине ударили куски, раздробленного дерева, но я уже был по ту сторону врат. Несколько секунд блеска перед глазами и странное ощущение невесомости — мне казалось, я падаю в бездонную пропасть, и удар о землю в конце будет просто чудовищной силы. Вместо этого я ударился о землю и прокатился несколько метров.

Первым подскочил ко мне Тимур.

— Все в порядке?

Я только кивнул, и тут почувствовал перемену, от которой мне и в самом деле стало не по себбе. Воздух был сухим. Невероятно сухим, как в пустыне, и никакой болотной сырости, от которой нельзя скрыться в СПб.

Приподнявшись на локтях, я обгляделся. Вокруг, насколько хватало взгляда, был один песок. Песок только песок. Яркое солнце, но не такое горячее, как на юге. А над головой… над головой было зеленое небо. Зеленое! На мгновение решив, что у меня галлюцинация, я крепко зажмурился и покачал головой. Но когда я снова открыл глаза, ничего не изменилось: песок, зеленое небо и растерянный Тимур.

— Скажите где мы?

Если бы я знал. Этот вопрос нужно было скорее задать Рыжику.

— Мы перенеслись в иной мир, и теперь нужно прикинуть, как отсюда выбраться, — «Только не станем спешить, потому как моя растяжка только усилила любовь вояк. А пока, наверное, стоит осмотреться. Может в этом мире есть нечто полезное, такое что может перинести доход…» — это я не стал говорить вслух, однако и Дед, и кот услышали мои мысли. И обоим мои мысли не понравились.

— Вообще-то, мы собирались на Васькин, — напомнил мне Дед.

— Не стоит задерживаться в незнакомом месте, так как мы не знаем какие тут есть сюрпризы. Вполне возможно, что тут скрываются сюрпризы, по сравнению с которыми вояки просто мелкая неприятность.

Глава 3 Иной мир

Сев на песок, я еще раз оглядел своих спутников. Все прибывали в полной растерянности, а лица Тимура и Эдички приобрели нездоровый зеленоватый оттенок. Я повернулся в ту сторону, где должны были быть врата, только там ничего не было. Обычно врата обозначались слабым серебристым мерцанием. Только тут никакого мерцания не было.

— Похоже, мы влипли, Дед.

— Быть может, только вслух этого говорить не надо.

— ?..

— Итак, все испуганы, а этот кот… он, скорее всего, все и так знает. Может он это и подстроил.

— Ты язык-то попридержи, — в ментальном «голосе» кота послышались неприятные, злобные нотки. — Мне кажется я тут уже бывал… И только дурак устраивает взрыв возле «дверей».

— Спасибо, что просветил. Я-то будучи специалистом по вратам в другие миры никак не мог догадаться.

— Хватит болтать, — Дед тоже, похоже, начал сердиться. — И валяться хватит. Судя по пейзажу, этот мир — пустыня, тут нам нечем будет поживиться. В общем, чем раньше мы отсюда выберемся, тем лучше для всех нас будет.

Тут я не мог с ним не согласиться. Мне самому окружающая обстановка совершенно не нравилась. Только вот как отсюда выбраться. Где искать врата, которые привели бы нас назад, в наш мир?

— У кого-нибудь есть по этому поводу какие-то соображения?

— Сначала поднимись куда повыше, чтобы оглядеться, — попросил Дед.

В этот предложении была толика здравого смысла. Сверху можно было бы оглядеться. Я тяжело поднялся.

— В первую очередь оглядимся, а потом решим куда идти.

— А чего тут думать, — встрял Эдичка. — Нужно идти к центру города. Все знают, чем ближе к центру СПб, тем больше дверей в другие миры.

Если честно, то я был с ним согласен. В славах Эдички была определенная логика, только вот показывать то, что я с ним согласен, я не собирался.

— Осмотримся, а там решим, — неспешно произнес я, словно ставя в нашем разговоре последнюю точку.

Неспешно поднявшись я молча прошествовал на вершину ближайшего «бархана». Да, судя по всему, Дед был прав. Ландшафт в точности повторял ландшафт нашего родного мира. Только тут не было ни залива, ни Невы с ее безумной дельтой, ни заброшенных домов — ничего. Один песок. Серый песок и неестественно зеленое небо. Видимо и в самом деле нужно идти к центру СПб, надеясь, что нужная «дверь» сама отыщется. Хотя, что тут идти, даже с учетом песка? Сам-то СПб не такой и большой и если не всевозможные аномалии то из конца в конец часов за десять можно дойти, а то и быстрее. Только тут я наконец подумал, что может нам наоборот повезло. Вместо того, чтобы пробираться по территории наполненной всевозможными ловушками и западнями, достаточно просто прогуляться по иному миру, лишенному всех этих «чудес», а потом вернуться домой где-нибудь на берегу Невы, или вообще на Ваське, миную зоны заселенные чудиками и мутантами, обойдя все аномалии и ловушки. Так вот славненько раз… два… три… и в дамки.

Я повернулся и оглядел свою «команду». И в самом деле, более странного сборища я не встречал. Тем не менее, пока у всех одна цель беспокоиться не о чем. Ну а доберемся до дыры во времени или нет, там видно будет. До северной окраины доберемся всяко. А там финны. Это не наши вояки. Финны порядок любят, все по правилам. Там слово «взятка» никто не знает… Хотя, может, на деле все не так.

— Ну что пошли?

А собственно у кого я интересуюсь? Разве что у кота мнение спросить, так он давно высказался, а остальные так…

— Пошли! — уже утвердительно заявил я, и направился в сторону реки Красненькой, точнее сухого песчаного русла. Мостов и эстакад в этом мире не было, за то и воды тоже. И тут меня неожиданно пронзила неприятная мысль. Я нагнулся, зачерпнул горсть серого песка, поднес к глазам, понюхал, потер между пальцев. Точно! Догадка оказалась верной и от этого сердце неприятно заныло. Такое порой бывает, когда окажешься перед какой-то западней или опасной аномалией, нутром чуешь, что впереди жопа, только сказать об этом не можешь, и объяснить в чем дело не в состоянии. А здесь… Не песок это был, а пепел… Пепел! Мир пепла!

— Ну и откуда столько пепла по-твоему взялось? — поинтересовался Дед.

— Не знаю… — протянул я. — только чую, не к добру это. Дыма без огня не бывает.

— Ты панику-то не сей. Погоди… Погуляем, посмотрим. Там авось и пронесет.

— Главное чтобы было, чем потом штаны отстирать…

Тем не менее, ничего не оставалось как идти вперед. Пока я пепел изучал, мои спутники меня обогнали. Мы перешли несколько дюн, спустились по отвесному «берегу» и оказались на «дне» реки. Пепел тут оказался несколько иным. Он словно слежался в толстую корку, превратившись в подобие ссохшейся глины. Идти стало легче, ноги не вязли. Жаль только само русло было всего метров двадцать шириной. Первым шел крысеныш, он и поплатился.

Неожиданно земля под ногами у нас вздрогнула, и все мы разом повалились. А потом часть русла впереди опала, превратившись в огромную воронку, из центра которой к небу взметнулись черные, как смоль, щупальца, увенчанные огоньками присосок. Ветерок же оказался на краю этой воронки. Он, как и все мы, не устоял на ногах и упал, а потом начал медленно соскальзывать вниз. И хоть он изо всех сил молотил по склону руками и ногами, он никак не мог остановить движение. Я и Тимур одновременно бросились ему на помощь, но я тут же притормозил, потому как «зверек» был много ближе к крысенышу. Вместо того, чтобы бежать на помощь, я вскинул автомат и дал очередь, целясь в центр воронки. И, похоже, пули мои достигли цели, так как щупальца задергались, заметались, со свистом рассекая воздух.

И тут одна из них изогнувшись ударила по краю ямы, зацепив руку крысеныша. Мгновение он взлетел в воздух и повис над землей. Подскочив Тимур прыгнул и, зацепившись за ногу Ветерка, попытался притянуть его к земле, но ничего не вышло. Щупальце казалось не заметило лишнего веса. А как Ветерок вопил! Это был не просто крик боли. Наверное, так кричали несчастные еретики в застенках инквизиции. Вскинув автомат к плечу, я попытался нацелиться лучше и перебить очередью плоть неведомого противника.

Тут к воронке подоспел мутант. Не раздумывая Питер широко разведя руки с огромными ногтями-когтями прыгнул прямо в самую гущу черной извивающейся плоти.

Как раз в этот миг мне удалось достать щупальце. Пули перерезали плоть, словно гигантский невидимый нож. Ветерок и Тимур, отброшенный в стороны повалились на землю и откатились подальше от края воронки, туда, где щупальца чудовища не могли их достать. Тварь же, издав странный утробный звук, начала ввинчиваться назад в песок. Стрелять я не мог — боялся задеть Питера — Дед мне бы этого не простил. Так я и стоял глядя как тварь оплетя мутанта, словно змей Лаокоона, тащит его под пепел, в свое логово.

— Сделай хоть что-нибудь? — в «голосе» Деда ощущались нотки отчаянья.

— И что конкретно?

— Ты… — он замолчал, словно пытаясь подобрать нужные слова. — Это же… Питер…

— И теперь мне из-за этого прыгать в пасть этой твари? — поинтересовался я с изрядной долей сарказма. — Поверь, сына твоего я нее спасу, а вот погибну без сомнения… Да и стрелять нельзя. Я его задену.

Теперь из пепла торчали лишь плечи мутанта. А щупальца продолжали свиваться и распрямляться.

— Боюсь, что это не последний сюрприз этой земли.

Я оглянулся, Крысеныш и Тимур лежали на песке, все еще стараясь восстановить дыхание. Кота нигде не было видно — впрочем, судя по всему это было в его духе — исчезнуть в самый ответственный момент. Кроме того исчез Эдичка. Только что был здесь, а теперь, как только все отвернулись, он пропал. Сбежал гаденыш. Да и черт с ним! Пусть бежит, еще не хватало гоняться за ним по этим горам пепла! Сам вернется, а если и сгинет — его проблема.

Посмотрел я снова в яму, а там — никого, только пепел один. Погиб мутант, как пить дать погиб.

Только вот дальше что?

Подошел я к Крысенышу. Вижу, он без сознания, а в тех местах, где щупалец его коснулся, Шерсть побелела, обесцветилась.

— Последи за ним, — кивнул я «зверьку», а сам дальше пошел, туда, где в пепле лежало отсеченное пулями щупальце. Уж больно хотелось мне понять, что это за тварь такая, с кем мы дело имеем.

Присел я в пепел рядом с отрубленным щупальцем. Нож достал, ткнул осторожненько. Плоть твари оказалась упругой, словно из резины сделанной, а те красные огоньки, они словно камешки. Я пригляделся. И впрямь камни, вроде рубинов. Хотя я в камнях не шибко тог разбираюсь. Однако, как бы то не было, штука ценная. Это я сразу сообразил, такие штуки задорого загнать можно. В общем, я ножиком их отковырял. Получилось штук тридцать ярко-красных, сверкающих камней размером с ноготь на моем мизинце. Большую часть я сразу спрятал в карман на молнии. А потом долго сидел, перекатывая на ладони последние три камешка. Эх, знать бы наперед, сколько за это заплатят, можно было бы и в пасть к этой твари прогуляться.

— Сволочь ты меркантильная, — но я пропустил эти слова Деда мимо ушей. Пусть развлекается, в конце концов, он в чем-то прав. У него горе, а я тут веселюсь, себя не помня. Денежки считаю. Только вот чтобы получить эти денежки нужно сначала в СПб вернуться.

Наигравшись вдоволь, я встал и подошел к крысенышу. Только тут картина оставалась все той же. Ветерок был жив, только без сознания. И что теперь делать? Потормошил я его. Пару оплеух дал. Но похоже его сильно вставило. Сидеть тут, пока он в себя не придет мне не хотелось. Значит нужно идти дальше. А с ним что? Бросить его тут? Не хорошо, как-то.

Я еще раз взглянул на Тимура. Что ж, похоже, ему не повезло.

— Сможешь его нести? — поинтересовался я.

Тимур голову вздернул, посмотрел на меня… Неприятно так посмотрел, с ненавистью.

— Тогда собирайся, пойдем…

Только собраться и далеко уйти мы не успели, потому как что-то обожгло мне щеку. Не сильно так, но чувствительно, словно кто разбавленной кислотой капнул… Я пальцем провел. Подушечка стала зеленого цвета, и палец щипать начало. Вот ведь гадость и откуда. И тут смотрю зеленоватые капли на пепел падать начали, а тот шипит, дымиться. Вот тогда я по-настоящему испугался. Потому как если это и в самом деле кислотный ливень, то всем нам каюк.

Я рывком капюшон надвинул, головой закрутил. Куда бежать? А куда тут побежишь — кругом одни барханы — негде спрятаться. Но тут случилось чуда.

— Сюда! Сюда!

Со дна воронки Питер зовет. По пояс в пепле стоит и рукой машет. Ну, если честно я дрогнул, хотя с другой стороны. Капли падают все чаще. Вот-вот хлынет ливень, а когда все. Тут никакой комбинезон не спасет. Тимур на земле извивается, куртку на голову натянул и орет благом матом. Ну, я его хвать за воротник, крысюка на плечо и вниз по склону. Налетел на Питера, тот чуть в сторону подался, и все мы разом в какую-то пещеру и провалились. Но я не растерялся, схватил Тимура и крысеныша в охапку и оттащил от дыры через которую мы туда попали, потому как и в самом деле хлынул настоящий ливень.

Интересно как там Эдичке? Дай бог, чтобы и он под этот дождичек попал… Ну, это я так, от злобы души. А сам на мутанта смотрю, глазам своим не верю.

— Раздуйся, Дед, победил Лоакоон чудовище.

Только Дед мне не ответил. Или все еще скорбел по своему сыночку, или переживал его неожиданное «воскрешение». Впрочем, какая разница. Я чуть перестроил ментальную волну и поинтересовался.

— А ты, кот. Где ты?

И в этот раз мне никто не ответил. Что ж мудрого и своевременного совета ждать неоткуда. Я щелкнул фонариком, поводил лучом из стороны в сторону. В итоге оказалось, что сидим мы в странной пещере из пепла. Словно кто плюнул, плевок застыл, вода испарилась, и осталось некое пустое пространство, все пересеченное влажными полупрозрачными мембранами. И была эта пещера метров в десять в длину и метра два в высоту. Посредине в потолке — дырка из которой на пол лился поток зеленоватой едкой жидкости. Она образовала лужу на полу «пещеры» в а потом, видимо, проев пол, просачивалась куда-то дальше, иначе мы уже давно стояли бы по щиколотку в этой дряни.

Передо мной на противоположной стороне «лужи» сидел Питер. Вид у него был помятый, но, тем не менее, судя по тому что он был жив, и внешне вроде бы особо не пострадал, выходило, что победу в поединке одержал он. Рядом с ним сидел Тимур. Бледный, словно вырезанный из куска слоновой кости, он по-прежнему недоверчиво глядел на «лужу» смертоносной жидкости, и видно не мог поверить, что все это и в самом деле наяву происходит. У ног моих лежал крысеныш. Он находился без сознания, только теперь его шкура местами дымилась.

Вроде обошлось, пронеслось у меня в голове. Интересно надолго ли это дождь и как часто он тут бывает… Кстати, где же хозяин «пещеры»? Я покрутил лучом фонарика, а потом заметил в одном из дальних углов переплетение чего темного.

— Обошлось? — «голос» Деда странно дрожал.

— Вроде того. И волки живы и овцы целы.

Вытащив нож я направился к переплетением щупальцев. Красные камешки манили меня.

— Поражаюсь твоей хладнокровности и жадности.

Кожу, там, где ее коснулись зеленоватые капли дождя все еще жгло.

— А ты что предложил бы?.. По-крайней мере надо извлечь из этого «приключения» максимум пользы.

— Но… если ты вернешься назад, в прошлое, ты же лишишься этих драгоценностей.

— Для того, чтобы вернуться в прошлое, надо сначала добраться до Васьки. Только боюсь, все это будет не так просто, как тебе кажется. Посему драгоценности сыграют нам на руку… Быть богатым всегда выгоднее, чем бедным.

— А я бы на твоем месте лучше поинтересовался состоянием твоих спутников.

— Смотри, договоришься, сотру.

Дед замолчал, а я неспешно принялся за дело: начал обшаривать мертвые щупальца и камешки выковыривать. Что же до моих товарищей… Все равно я им ничем помочь не мог. Крысеныш лежал в обмороке, Тимура сильно дождем обожгло, только я то что? Не было у меня ни воды, ни лекарства, чтобы кислотные раны промывать.

Хотя должен отдать должное, чем больше я со щупальцами возился, тем больше понимал, насколько же здоровым должен быть Питер, чтобы голыми руками с такой тварью справиться. Но самое удивительное, что все эти гигантские щупальца исходили из мешка, размером с мою голову — и в основании были тоненькими и бледными, потом чем дальше становились все толще, а потом снова утончались. Так вот камни были только на концах этих щупалец.

Я оказался на какое-то время занят: резал и кромсал черную плоть, выковыривая блестящие в луче фонарика драгоценности. Наконец нож мой затупился, энтузиазм ослаб, а работы еще было непочатый край… если бы конечно я вознамерился собрать все драгоценности. Жадность жадностью, ног и меру знать надо.

Где-то через пару часов весь перемазавшись в черной крови этой твари я вернулся к своим спутникам. Выглядели они скажем не очень. Мутант был как мутант, а вот Тимур окончательно сдал: лицо и руки его покрыли багровые язвы, хорошо хоть глаза целы остались. Он сидел на полу, руки скрестил на коленях, и тупо покачивал головой из стороны в сторону. Взгляд его был устремлен в бесконечность. Да и крысюк до сих пор в сознание не пришел, хоть и половины свой шкуры лишился.

— Ну, что, пришли в себя? — поинтересовался я, отлично понимая, что вопрос этот чисто риторический. Понятно было, что в себя никто не пришел, однако оставаться в этом милом мире у меня не было ни малейшего желания. Неизвестно, что еще мог преподнести нам этот мир. — Встаем, встаем, не засиживаемся, — и, заметив чуть ли не умоляющий взгляд Тимура, добавил. — Питер позаботься о Ветерке. Не станем же мы тут его бросать.

Потом подпрыгнув, я зацепился и попытался вылезти, но это оказалось нее так-то просто. Всякий раз как я начинал подтягиваться, края дыры обламывались, и я срывался вниз. А ведь мне еще приходилось всякий раз показывать настоящие чудеса эквилибристики, чтобы не угодить в кислотную лужу под отверстием. Вот ведь засада. В итоге плюнул я на гордость, подозвал Питера, и, стараясь дышать как можно реже — запашок от мутанта еще тот шел, и вон подсохшего ихора щупалец аромата ему не прибавило — залез ему на спину, а потом выбрался на поверхность.

Пепел был еще влажный и ладони жгло невыносимо, но я старался на это внимания не обращать, все равно поделать я ничего не смог. Теперь непременно руки клешнями и щупальцами станут, только думать об этом сейчас не стоило. Сейчас о другом надо было думать: как назад в СПб возвернуться.

Выбравшись наверх постоял я минут пять, оглядывая темно-зеленые небеса, готовые разразиться новым кислотным ливнем, а потом приказал всем вылезать. Если снова под дождь попадем, то уж больше так не повезет… И еще странно было: пепел словно песок впитал кислотную водичку и все… никакой тебе реакции. А может, ее и не должно было быть? А может я в детстве плохо химию учил или в этом мире совсем другие химические законы действуют. Однако как бы то ни было, нужно было идти и чем быстрее мы в путь отправимся, тем лучше будет.

Помог я выбраться Тимуру, и только теперь при свете разглядел, насколько сильно ему досталось. Грамотно паренек был изуродован, теперь ни одна девушка, даже из этих, из «зверей» к нему близко не подойдет. Жуть с ружьем. Теперь его самого спокойно за чудика или мутанта принять можно. А может, стоит помыться и все пройдет, черт его разберет под этой коркой из пепла, зеленой засохшей жижи и обожженной кожи.

Ветерка вытащили с трудом. Он так в себя и не пришел. Вообще Дед мне заявил, что незачем с крысенышем возиться. Оставить его тут и пусть жизнь сама рассудит… И тут, сам не знаю почему я заявил, что не способен предать беззащитное существо смерти. Дед долго хохотал, до истерики хохотал, до почечных коликов, если, конечно у бестелесных духов, заселившихся в чужой мозг, бывают колики. А я между тем задумался. Нет до таких искателей как Дикой мне далеко было. То свирепый народ и за пачку сигарет может кишки выпустить. Но ведь и меня не даром Угрюмым кличут. Угрюмый он и есть Угрюмый, и никто у него милости и пощады просить не станет… А тут… Словно и не я это вовсе был, а кто-то другой, кто много милосерднее и добрее меня. Или это всего лишь очередная…

— Все целы-то?

Вот и кот объявился. Тоже мне Рыжик. Сука-рыжая — вот это точнее. Где гулял, пока мы тут со щупальцами бились, да от дождя страдали? Он-то появился все такой же, как прежде, рыжий с вислыми ушами и огромным носом-клювом. И ведь никаких тебе следов кислотного дождя. Словно явился с кошачьей выставки: такой же миленький, гладенький, симпатичненький — душка-плюшка.

Только вот я — весь в дерьме — бросил на этого стервеца косой взгляд и отвернулся. Сам завел нас сюда, а когда запахло керосином слинял.

— А чего ты от меня хотел? Чтобы я в объятия этой твари полез, или под дождичком постоял шкуру прожег? Ты радоваться должен, что за мной ничего не случилось.

— Ага, — только и сказал я, затвор автомата передернул, и дулом в сторону хитрожопого кошака повел.

— Ты мне это прекрати! Ты так не шути!

— А я и не шучу. Еще одна такая выходка, и от следующего кислотного дождя мы укроемся под твоей шкурой.

Кот ничего не ответил, лишь замер, весь подобравшись, надувшись. Ну и пусть обижается, сколько хочет, я-то тоже обидеться могу.

А тем временем из дыры вылез мутант. Я в очередной раз поразился, насколько гибким и изворотливым был Питер. Порой мне начинало казаться, за его внешней неуклюжестью скрывается настоящий атлет, этакий гуттаперчевый мальчик, не менее.

Я очередной раз обвел взглядом мой «отряд».

— Значит так. Идем на север, быстро. Внимательно смотрим по сторонам. Чем быстрей обнаружим врата, тем быстрее вернемся в СПб. Впереди — Питер. Ему сам черт не страшен, — когда я произнес эти слова, мне даже показалось, что мутант улыбнулся, хотя черт его знает. У него такая рожа, что поди, разбери. — Потом Тимур с Ветероком.

— Опять мне тяжесть тащить! — заныл «зверек». — Почему именно я! Чем я других хуже.

— Это кого ты имеешь в виду под «другими»!? — взорвался я. — Разуй глаза, посмотри. Питер нам нужен как боец и разведчик. У меня автомат, а с котом… с котом сам договаривайся.

Тимур только всхлипнул. Он уже видно понял, что от меня поблажек ожидать бессмысленно, так что ной, не ной, а тащить придется.

— И в тылу я с «тяжелой артиллерией». Все понятно? Тогда вперед.

И мы медленно побрели прочь от спасительно воронки. Кота же я специально не помянул, однако тот отправился с нами, держась чуть в стороне. Я то и дело бросал в его сторону косые взгляды, но кот казалось их не замечал, или делал вид, что не замечает. Хотя, кого он хотел обмануть?

Глава 4 Возвращение в Спб

Шли мы быстро, насколько быстро мог идти Тимур, тащивший перекинутого через плечо крысеныша. И за все время мы сделали только пару остановок. Первая получилось, когда мы неожиданно наткнулись на труп Эдички. Точнее даже не труп, а скелет. Я опознал мертвеца по часам. Большим командирским. В свое время я даже пытался у него их выкупить, потом обменять, но Эдичка тогда уперся. Часы мол старинные работы великолепной. Так мне их не отдал. А теперь я и сам не взял, потому как негоже трупы обирать.

Постояли мы над скелетом.

В какой-то момент мне даже жалко его стало. Никому бы не пожелал принять такую смерть: страшную и неминучую. Совсем недавно это был живой деятельный человек, а вот, прошло всего несколько часов, и от него только скелет остался — ни кусочка плоти, ни клочка ткани. А может тут ни один дождь виноват? Не могла кислота так труп разъесть. Я невольно огляделся, но вокруг насколько хватало взгляда простиралась голая пустыня. А фантазия уже рисовала мне ужасных чудовищ, которые в любой момент готовы были напасть на наш крошечный отряд.

— Может похороним его? — поинтересовался я у Деда, но тот лишь усмехнулся.

— И зачем? Ты что крест ему ставить будешь? А без креста что? Могилку через день пеплом занесет и все, а потом ветер налетит пепел сдует, и снова твой скелет лежать будет, на всеобщее обозрение кости выставив.

И то верно. Ну, а тащить труп с собой ни сил, ни желания ни в кого не было. Неблагодарное это дело — трупы с собой таскать. Так что постояли мы над скелетом. Я мысленно с Эдичкой простился, только часы снимать не стал. Не хорошее это дело мертвецов грабить. Хотя в сущности-то своей чеб м все искатели занимаются? Мертвецов грабят. Вроде могильщиков лазят в мертвый город и растаскивают то, что до них не растащили или с чудиками торгуют. Хотя сильно-то не поторгуешь. Тут я покосился на крысюка на плече Тимура. А ведь этот парень (крысюк) еще туда-сюда, есть ведь такие твари, что и не поймешь к кому их отнести, то ли к амебам, то ли к птицам парнокопытным.

Вот так молча постояли, а потом дальше пошли.

Несколько раз на таких же тварей в пепле нарывались, только Питер их отлично чуял. Как только песок вниз идет, он прыжком к краю, и поминай как звали, даром что щупальца по воздуху бьют. Ну а Тимур и я обходим воронку, держась подальше.

Серьезное же препятствие оказалась перед нами, когда вышли мы к крутому обрыву. Это скорее всего Большой бассейн был, а может и нет. Не знаю. В той части города я плохо ориентировался всегда. Да и Дед толком не помнил, тем более, что были то не в СПб.

Остановились мы у края обрыва метров в тридцать и задумались: то ли назад идти и обходить его, то ли попробовать спуститься, вот только как. Дед вроде как дискутировать с нами отказался. Ну а кот ничего полезного сказать не мог. Стоял в отдалении на обрыв уставившись.

— Нам надо туда, — объявил, наконец он.

— Спасибо, Колумб ты наш, Христофорович. Я и сам знаю, что туда. Вопрос: как?

— Придется искать спуск.

— Или сделать из твоей шкуры дельтаплан.

— Не остроумно, — и кот, повернулся, ко мне спиной, вздернул свой хвост словно пику к небу.

Так и пришлось бы тащиться в обход, если бы Питер не нашел неподалеку узкую расселину. По ней мы словно горошины скатились вниз, подняв невероятное облако пепла. Чтобы не нарваться на неожиданность какую и в этом облаке не заблудиться пришлось нам отойти к востоку до конца бассейна, а там рывок и мы уже на территории Кировского завода, точнее на том месте, где он в нашем мире стоит. Ну, а тут-то, что завод, что не завод — серая равнина с барханами. Впереди Екатерингофка — точнее ущелье, которое в нашем мире рекой было. Снова искать спуск, потом подниматься нам не хотелось, а посему повернули мы к востоку. Я надеялся выйти в район улицы Газа. Как-то на Металлострое слышал я рассказы о том, что в том районе, особенно вокруг Комсомольской площади полным-полно дверей и мутантов. Там даже свой рынок есть. Только все это слухи, а пока… Пока перемалывая пепел мы шагали на восток. Нудное это дело по пепельной равнине шагать.

Однако далеко идти не пришлось.

— Впереди множество дверей, будьте осторожны.

Будь проклят этот кот и все его котята дол третьего поколения! Я замер на месте.

— Стоп!

Вся команда остановилась. С тяжелым вздохом Тимур шлепнулся в пыль, опустив крысюка рядом с собой. Я покрутил головой, но не с первого раза заметил вдали рыжее пятнышко.

— Иди сюда, поговорим.

— Только прошу без грубостей.

Кот вальяжной походкой отправился в мою сторону.

— И о чем ты с ним говорить собираешься? — поинтересовался Дед.

— Хочу узнать куда, какая дверь ведет. А то один раз сунулись.

— Ну, тогда у вас выбора не было, — встрял кот.

— Я бы на твоем месте молчал, — заметил я. — Где ты прохлаждался пока мы под дождем мокли?

— Прятался. Но ведь не о том сейчас речь, — мягко возразил кот.

— А о чем. Заведешь нас опять неведомо куда.

— Ну, уж и не ведомо…

— А если и ведомо, то тебе одному. Поэтому рекомендую тебе самому выбрать дверь, причем правильную. Так чтобы мы не очутились на Луне, к примеру.

— К примеру, на Луне не очутитесь, а так…. Все может быть. Мир такой изменчивый.

— Я тебе покажу изменчивый, — вновь щелкнул я предохранителем. Этот звук выбивал кота из колеи, чего я собственно и добивался.

— Ладно, ладно, посмотрю, что к чему, может и в самом деле нужную дверь обнаружу, — и кот, резко сменив направление, отправился туда, где стоял мутант.

Я устало зевнул. Потому прикинул, что по времени уже давно должен был вечер наступить. Все тело ныло, а желудок настоятельно требовал пищи, вот только вокруг по-прежнему было светло, словно день и не думал заканчиваться.

— Нет уж, пока отсюда не выберемся, никаких привалов, — объявил я сам себе.

— И это правильно, — согласился Дед. — Мы же тут стоим совершенно беззащитные. А если опять дождь пойдет или что того похуже.

— А ты не каркай, — огрызнулся я. Мне самому все происходящее категорически не нравилось, особенно поведение кота, вот только поделать с этим я ничего не мог. Оставалось только ждать и надеяться на лучшее. Хотя какое там ко всем чертям лучшее? И надо же мне было согласиться на просьбу Волчары…

— Эх, вспомнила бабка, как девкой была.

— Ты у меня сейчас и бабкой и девкой станешь в одном флаконе, — цыкнул я на Деда.

— А мне-то что я на острый мувинг не подсаживался.

Тут мне и сказать нечего. Прав Дед на все сто прав. Ну, сидел бы я сейчас где-нибудь под Москвою, не лез бы на территорию с повышенной биологической опасностью. Так нет, адреналин… вот, что нужно нашему брату, и как можно больше.

— Ладно, посмотрим, что там.

Вышел я вперед, но не слишком. А ведь в самом деле впереди словно три паутинки серебристые на ветру мерцают. Выходит и в самом деле дверей здесь пруд-пруди. Вот только какая куда ведет? Поговаривали, что был один любитель по другим мирам шляться. Закончил он плохо — попал в мир, где воздуха нема и все… задохся субчик. Так что людям через эти двери ходить заказано. Вон ученые, бумагомараки ведь не ходят. С чудиками торгуют, болтают, а не ходят, потому как нечего там делать в мирах иных. Только ноги мозолить.

Кстати о ногах, взглянул на свои сапоги и больно мне стало. грязные, пожженные, а ведь перед тем как на Хасана идти новые прикупил у одного барыги.

— Нашел время о сапогах тужить!

— А когда ж еще?

— Кстати, ты не заметил, куда этот Рыжийц подался? — это я уже вслух сказал, к мутанту обращаясь. Но Питер только плечами пожал. Тогда я попробовал ментальную связь:

— Гараж, ало! Рыжий, ты меня слышишь…

И вновь молчание. Может эти телепатические волны через преграды вроде порталов не проходят? Все может быть. Кто-то экспериментировал? Да никто. Вот и выходит, что никто ничего в этом мире не знает… И все же, куда Рыжий подевался? Ну, сунул голову в портал, посмотрел, какая там погода и назад давай мы же ждем. Кстати, о погоде. Покосился я на небо и не понравилось оно мне очень. Противное такое — темно-зеленое, почти черное. Вот-вот любимый дождичек хлынет. А в этот раз укрыться уж точно негде.

Я тогда Тимуру махнул, мол давай сюда, подтягивайся. А то опять ненастье случиться и что? Придется в первую попавшуюся дверь ломиться. Что там за ней будет неизвестно. А здесь-то точно кирдык наступит, это без вопросов.

Только Тимур с крысюком до меня доползли, как Рыжик появился. И вот ведь гад. Я ж так и не заприметил из какой дымки он вынырнул. То смотрел нет никого, а то раз и есть. Стоит самодовольный, на нас пялиться.

— И? — спрашиваю.

— Та, что справа… Рот меня справа, от вас слева и путать не надо. Поспешите, а то вот-вот новый ливень начнется.

— Сам вижу, не слепой.

Подхватил я крысеныша у Тимура, а то он «зверек», конечно, «зверек» только выдохся, устал, да еще эти ожоги. У него-то даже костюма вроде моего нет. Так обычная одежда.

— Давайте за мной быстро, а то, как ливанет.

Оба моих спутника тоже на небо поглядывают. В общем помчались мы со всех ног к порталу, что Рыжий нам указал, только он, гад конечно, вперед нас обернулся. Только мы его и видели. Рыжий хвост мелькнул и все.

Однако добрались мы до портала без приключений. Потом вспышка серебристого цвета, мгновенное ощущение свободного полета и… Как говорят цирковые фокусники: «Эй, Цвей, Дрей!»… и мы очутились в темноте. Под ногами что-то хрустнуло. Битое стекло? Я тут же притормозил. Пока не видишь куда идти, лучше не ходить. Отыскал на ощупь фонарик. Поводил лучом из стороны в сторону. Парадняк, как есть разбитый, загаженный парадняк. Лестничные площадки, устланные слоем битой штукатурки. Облупленные, закопченные, разукрашенные надписями стены. Выгнутые изломанные словно от прямого попадания гранатой почтовые ящики, точнее их останки. Перекошенные входные проемы, за которыми когда-то были чьи-то ухоженные квартиры. Судя по высоте потолков и тому, что осталось от перил — сталинка. Значит дома? Хотя не факт. Параллельные миры, они на то и есть параллельные.

Все здесь, все успели. Вот только где кот? Опять Рыжий пропал, а раз так действовать надо осторожно. Я очередной раз приметил, как какая опасность или неприятности рыжий исчезает.

Оставив остальных у «двери» я поднялся на полэтажа повыше. Выглянул через лестничное окно. Передо мной лежала большая площадь, заставленная различными лотками, весьма странной конфигурации. Несколько человеческих фигур… Они находились слишком далеко, так что я не мог точно определить чудики это или люди. Сами же дома… Раньше, я никогда в этих краях не был, но архитектура напоминает тяжелый сталинский стиль. Может мы и в самом деле вернулись. Попали именно туда, куда хотели. Что ж, в этом случае Рыжий и в самом деле отличный проводник. То, что надо. Ладно, разберемся.

Я повернул назад к своим.

— Значит так. Мы вроде бы вернулись, хотя с первого взгляда сказать точно нельзя. По крайней мере, небо синее и дома наши… И то хорошо. Сейчас сделаем так. Мы с Тимуром сходим оглядимся, а ты, — я повернулся к Питеру, — возьми крысюка и спрячьтесь где-нибудь, — я кивнул в сторону выбитых дверей ныне пустых квартир. — А мы сходим, посмотрим что тут к чему. Через пару часов вернемся, — потом снова повернулся к Тимуру, снял с плеча автомат Деда. Оружейный метал приятно холодил разгоряченные ладони. — Умеешь обращаться.

«Зверек» кивнул. Я видел, как в глазах у него сверкнули искорки, и, если честно, мне это не понравилось. «Зверек» с оружием — опасный зверек. Хотя, там у себя на юге, они, как говорят, все ходят вооруженными с ног до зубов. Но ведь это вовсе не повод давать автомат в руки… Ладно посмотрим. Тимур и так был странно одет для здешних мест, а без оружия и вовсе доверия не внушал. Что ж, поглядим на что он способен, все равно рано или поздно он себя покажет.

— Тогда бери, только смотри, если что… патроны береги.

— А вода будет?

— Будет, будет, — кивнул я. — Мне тоже помыться надо. Ну, пошли с Богом.

— Не боишься? — поинтересовался Дед.

— Не-а, — спокойно ответил я ему. — Чего тут бояться? Я ему уже один раз пистолет давал, если помнишь. К тому же, он же не современный «зверек». Он не знает… — тут я запнулся, потому как не мог точно сформулировать того, что должен знать Тимур, чтобы пальнуть мне в спину. Ну, а если он все же пальнет… то и черт с ним. За последние дни я как-то проще стал относиться и к опасностям, и к собственной жизни. Одно дело копаться в мусорных кучах в районе Рыбацкого, и совсем другое шастать по центральным районам СПб. И вот ведь кажется, город то совсем не большой, не то что Московия, но… Но насколько тут всего больше.

А сам начал прикидывать, что кроме красных драгоценных камней у меня есть на обмен. Это на тот случай, если московские рубли тут не в ходу. И выходило так, что почти ничего. Тогда я решил немного схитрить, и отложил несколько камешков отдельно. Несколько камешков ценятся всегда больше, чем горсть. И для любителей поживиться за чужой счет нет соблазна.

И вновь стоило только мне достать камешки, они не несколько минут приковали мой взгляд. Было в них что-то гипнотически-завораживающее, что-то болезненно нездоровое.

— Кот, мы собираемся сходить посмотреть, что на площади.

Но Рыжик по своему обыкновению молчал. Не было у него желания с нами разговаривать, когда он того не желал.

Я осторожно спустился вниз на полпролета. К моему удивлению дверь оказалась на месте. Я подергал. Не заперто. И то хорошо. Осторожно приоткрыв дверь, я выглянул на площадь. Там все осталось по-прежнему. Казалось, нашего появления никто не заметил. И то хорошо. Я еще раз глянул на Тимура. Нет, выглядел он омерзительно. Посмотрим, сколько дадут за камешки. Если много, то так и быть приодену его по человечески, а то так оборванец-оборванцем, смотреть страшно. А в СПб так нельзя.

Широко распахнув дверь я шагнул наружу, секунду смотрел прищурившись, а потом зашагал к нагромождению киосков издали они выглядели довольно пестро, и только подойдя ближе я разглядел, что большая их часть заброшена и наглухо заколочена. На части были странные надписи и висели удивительные плакаты. Никогда такого языка не видел, ни у а что до изображений на плакатах: один бог знает, что на них было изображено. Наверное, какие-то товара или продукты. Точнее сложно сказать.

На углу одного из киосков стоял и лузгал семечки странного вида гуманоид. На вид он был человеком, только кожа у него была неестественно желтая. Лысый, он стоял, лузгал семечки, меланхолично разглядывая полуразрушенное здание, из которого мы только что появились. Застиранный свитер неопределенного цвета, грязные джинсы, дранные кроссовки. Вид у него был отстраненный, и судя по всему он никуда не торопился.

Остановившись в нескольких шагах от незнакомца я прокашлялся. Тот, словно только заметив нас, повернулся. На лице его была написана глупая, немного дебильная улыбка.

— Привет, — начал я.

— И вам туда же, — ответил незнакомец. Голос его звучал печально, но при этом был плавным и напевным.

— Как дела?

— И вам туда же, — не впопад повторил незнакомец. — Зачем пожаловали? — а потом, не дожидаясь ответа, продолжал. — Зря вы сюда пришли, только ноги стоптали. Торговля тут нынче не то, что раньше. Теперь мало и людей осталось и товара. Нет товара — нет торговли. Такой закон.

— Нас твоя торговля не особенно волнует. Нам бы воды чисто литров пять, а то и все десять купить. Дав еще и одежонкой какой вон для него подразжиться, — кивнул я в сторону Тимура.

— Этого добра тут навалом, — кивнул парень. — И воды… И одежды… И провианта… И боеприпасов, — последнее он добавил обведя нас мутным взглядом. — Только чем платить будите?

— А ты что ли продавец?

Он сразу нахохлился, скривился.

— Да ладно, мне-то все равно. Только ни Москальские, ни финские бумажки у нас не в ходу.

— А чем расплачиваетесь? Монгольскими тугриками?

Незнакомец какое-то время молчал. Вид у него стал еще печальнее.

— Про тугрики не знаю, — наконец выдавил гон. — Может они в ходу, а может и нет.

Похоже, у этого типа и в самом деле было ничего не добиться. Есть такие неприятные люди. Ты начинаешь с ними общаться, и потом понимаешь, что или они полные дебилы, или в самом деле ничего не знают, а только щеки дуют для пущей важности.

Прошли мы мимо, направились вдоль киосков. Только почти все они закрытыми были. Может у них сегодня тут не торговый день. Но даже итак не понятно откуда здесь нормальные люди, хотя тот гуманоид, с которым мы говорили, за нормального человека смог бы сойти с большим трудом.

Только шестой от угла киоск оказался открытым. И надо сказать товар в нем был выставлен довольно странный. Если бы меня спросили: «Что это такое?» ни за что ответить бы не смог. Сам торговец азиат — еще один «зверек» себя шире, сидел медитируя в пустоту. Один он был типично для выходцев с Востока: кожаная куртка, тренировочные штаны, кепка.

— Эй, почтенный? — позвал я. — Чем торгуешь?

— А что надо? — заулыбался в ответ торговец.

— Интересно как они сюда попадают? Вроде и город оцеплен, и по прямой не пройдешь? — пронеслось у меня в голове.

— Думаю где-то рядом пост военных, — отозвался Дед.

— А раньше ты подумать об этом не мог? Нас тут спокойно повязать могут. Особенно если про камни узнают.

— Не думаю. Если все выйдет, как ты говоришь, военные нас повяжут и все отберут и у нас, и у торговцев. Так что выдавать нас местным не резон.

— Логично, — согласился я, а вслух продолжал. — Мне бы воды канистры две литров по пять, и одежонку, какую парню нормальную, — тут я кивнул в сторону Тимура.

Торговец посмотрел на него языком поцокал, головой покачал.

— Вижу, издалека идете.

— Кому издалека, кому по соседству, — угрюмо ответил я. — Ты лучше скажи, есть у тебя, что прошу, тогда и о цене поговорим.

Торговец снова замялся. На мгновение мне показалось, что он мнется, желая накинуть цену, а потом я неожиданно понял: он страшно боится. Вот сейчас наведу я на него автомат, дам очередь, слава богу если не задену, а потом отберу все что пожелаю, и ищи правды и ветра в поле. Потому как по правде и по закону, так его самого тут быть не должно.

Наконец решившись торговец нырнул куда-то вглубь киоска и через мгновение поставил передо мной две армейские пятилитровые пластиковые канистры с водой.

— Нормально?

— Нормально-то, нормально. Только я одежды не вижу.

— А я не вижу, чем платить будешь.

Я не спеша достал из кармана несколько московских тысяч.

Продавец косо посмотрел на меня, потом видя, что я и в самом деле хочу предложить ему эти купюры, заохал:

— Шутки шутить?

Тут же обе канистры исчезли с прилавка, как ветром сдуло.

— Эту бумагу, можешь в туалете пользовать, когда другой не будет…

— Да ты погоди не горячись, — попытался успокоить я торговца. — Лучше скажи, как ты относишься к финским маркам?

— Вай-вай-вай… — покачал головой продавец, отходя куда-то вглубь киоска. — Зачем обижаешь? Зачем предлагаешь крашенные фантики?

— Хорошо, — неспешно я достал из кармана красный камешек.

— …Вай… — торговец остановился на полпути. — Его взгляд замер на маленькой красной искорке у меня в руке. — … Вай… — он повернул назад и теперь в его голосе не было неуверенности. Он выглядел точно, как рыба заглотившая приманку. — …Вай… — Он словно загипнотизированный уставился на камешек.

Тогда я осторожно протянул его торговцу, тот буквально выхватил его у меня, поднес к самому носу.

— И сколько у тебя таких безделушек милейший?

— Одну дам за воду, вторую — за одежду.

— Ты грабишь, меня. Эти стекляшки ничего не стоят.

— Тогда отдай, — я потянулся за камешком, но торговец буквально отскочил от меня, и убрал руку с камнем за спину.

— Ладно… Ладно, я пошутил.

Я отступил.

— Давай воду и одежду, и разойдемся друзьями.

— Внимание, опасность, — словно из ниоткуда появились канистры. Я тут же передал их Тимуру. После этого на столе появился комбез, сапоги, бронежилет. Все ношенное, но не до дыр. В принципе не так плохо, если учесть, где покупаешь.

Я осмотрел вещи, кивая с миной знатока.

— Хорошо.

— У вас не больше пяти минут, уходите с площади, — в голосе кота чувствовались напряженные нотки, но я не спешил. Ленивым движением я достал еще один камешек, после чего аккуратно свернул одежду.

— Всего хорошего.

— С вами приятно иметь дело.

— Надеюсь еще увидимся.

Я неспешно прошел к углу. Где раньше маячил желтокожий придурок теперь тут никого не было.

— Бегите!

— А в чем собственно дело.

— Идут покупатели… Бегите… — то ли в голосе кота прозвучали какие-то особые, напряженные нотки, то ли я и сам почувствовал некое напряжение повисшие в воздухе, однако стоило нам завернуть за угол, туда, где торговец ларька нас не видел, я развернулся и помчался со всех ног к парадной, из которой мы вышли.

И только когда входная дверь хлопнула за спиной Тимура, я остановился, прижался спиной к стене и поинтересовался уже совершенно спокойно:

— А теперь внятно расскажи, что происходит?

Глава 5 Караван

Дверь захлопнулась у меня за спиной, и я замер в темноте, прислушиваясь к тому, что происходит на улице. Моя сердце отчаянно билось, но чего я испугался? Я и сам не мог ответить на этот вопрос. Быть может основной причиной моего бегства стало предупреждение кота… Нет, не так… Неведомое — вот истинно правильное, созидательное слово. Неведомое! Именно она меня испугала, потому как если не видишь опасность и не можешь, как говориться, потрогать ее на ощупь, то порой очень сложно справиться со своими чувствами и разыгравшейся фантазией.

Тем более СПб — город, который не могут контролировать ни военные, ни ученые, ни искатели. Город, в котором течет странная, совершенно непонятная порой жизнь. И город-то сам по себе не такой большой — не Москва, но… Все-таки интересно, как существует этот вот рынок? Людей почти нет. С кем они торгуют? С мутантами? Откуда берут товар. Нет, судя по тому, что мне всучили товар от вояк…

— Ты бы лучше прекратил предаваться меланхоличным рассуждениям, а собрал жопу в горстку и поперся на второй этаж, посмотрел бы, что за напасть, — встрял Дед в мои размышления.

— Ох, и зануда же ты! Будь проклят тот день, когда я решился на этот эксперимент. Сотру тебя и дело с концом.

Дед замолчал, а я прикинул, что, в общем-то, он прав. Стоит забраться повыше и посмотреть, кто там явился и зачем. Посмотрев на Тимура я не мог толком разглядеть его в темноте, видел лишь смутную тень среди теней, и, наверное, если бы не знал куда смотреть его бы не заметил.

— Оставайся здесь. Если в дверь, кто сунется, стреляй не задумываясь.

— А если это будет кот?

— Он предупредит и в лоб ломиться не станет, — и не дожидаясь ответа я отправился наверх.

На второй этаже, я даже останавливаться не стал, проскользнул сразу на третий. Ступать старался осторожно, бесшумно, но не скажу, чтобы это у меня получилось. Лестница была засыпана всевозможным мусором, и все же я проскользнул почти неслышно: так пару раз треснуло стекло под сапогом и разок зашуршала осыпавшаяся штукатурка.

Вот и третий этаж. Я зашел в одну из квартир и осторожно подобрался к окну, выходящему на площадь. Она была переполнена. Нет, я ожидал чего-то подобного, но… такого количества народа! Лошади, верблюды, люди — по одежде мусульмане. И еще трюки, смотри, скатки. Переселение народа. Нет, не похоже, слишком аккуратно уложен груз, слишком похожи друг на друга тюки. Ни одной женщины — только мужчины. Караван? Скорее всего. Откуда они взялись тут? Я замер наблюдая за ними и прислушиваясь к непонятной мне речи. А может это были и вовсе не мусульмане? Черт их разберет. И куда интересно вояки смотрят? Или… Тут мое сердце сжалось от предчувствия чего-то недоброго. Или это как и крысюк, и кот — выходцы из иного мира. Но зачем они тут? Что могло им понадобиться в разбитом и брошенном городе?

Я покрепче сжал автомат. Кот говорил об опасности, но эти люди выглядели совсем не опасными и главное… все они выглядели безоружными. Даже подобия на оружие у них не было. Я задумался.

— Судя по всему, это караван.

— Быть может, — согласился Дед. — Хочешь попытать счастья?

— А почему бы и нет? Если это и в самом деле караван, направляющийся в центр города… Судя по внешнему виду они не вооружены.

— Но их очень много.

— У меня две обоймы и пара гранат, так что в случае чего шугану их не по-детски.

— Ладно, попробуй. Только смотри, чтобы не вышло как с крысюками.

— Ну, там ситуация была совсем другой. К тому же это люди.

— Вот это меня особо настораживает.

— ???

— Люди лживые и неприятные создания…

— Стоп, Дед… Я тебя пронял. Дальше слушать не хочу.

Скользнув от окна я быстренько спустился к Тимуру.

— Останешься охранять вход. Постарайся не высовываться. Если попробуют зайти сюда, незаметно отходи.

— А вы куда?

— На Кудыкину гору.

Пройдя первый этаж насквозь я вышел к задней стене здания и вылез через одно из окон. Осторожно прокрался до угла, выглянул. Большая часть топталась у ларьков, часть народа занималась животными, хотя никто не собирался распаковывать тюки. А значит выходило, что караван скоро отправиться дальше.

Какое-то время я наблюдал за караванщиками, прикидывал, как лучше завести разговор. Потом переложил пару камешков во внешний карман. Не стоит лишний раз демонстрировать свое богатство, после чего я наметил человека, который, как мне показалось главный. Он стоял и отдавал приказания, порой топал и кричал. Одет он был довольно странно. Белоснежные чалма и шарф полностью закрывали голову, оставляя лишь узкую прорезь для глаз. Поверх широкой длинной рубахи неопределенного цвета была надета пропылившаяся, но изначально черная безрукавка, расшитая разноцветным бисером. На ногах незнакомец носил штаны под стать рубахе, обмотки и деревянные башмаки… С него и начнем.

Взяв автомат наперевес, я неспешно вышел из-за угла и неторопливо направился к намеченному мной человеку.

— Приветствую, — начал я, остановившись в метрах в пяти.

Тот, резко дернувшись, замер, а потом повернулся в мою сторону.

— …? — спросил он, только я не понял.

— Приветствую, — повторил я, не найдя ничего лучшего. Жаль что лицо моего собеседника было скрыто и я даже и предположить не мог, что оно сейчас выражает. Может статься, если бы я видел его, я бы повел себя по другому, но я сделал в него сторону еще один шаг и протянул ему руку — условный жест приветствия, принятый у многих народов Земли.

Только он видно не понял моих намерений. А может у них этот жест обозначал совсем другое. Отпрянул он от меня и в свою очередь выкинул вперед руку. Блеснули перстни и… в лицо мне ударила вспышка. Дикая боль прокатилась по телу, словно в меня ударил электрический разряд. Я покачнулся, отступил, выронил автомат, а потом повалился на колени. Тут же ко мне подскочили два недюжих караванщика и заломили мне руки. А через пару мгновений я лежал на земле спеленатый по рукам и ногам. Все случилось так быстро, что в первый момент я даже не понял, что происходит.

Несколько секунд и я лежал в пыли у ног странного караванщика не в состоянии пошевелить не рукой ни ногой.

— Похоже, влипли.

— Да уж. А ты тоже хорош. Взял вот так и вышел…

— Что-то я не припомню, чтобы ты мне предложил какой-то другой план.

— Ты лучше скажи, что делать дальше?

— Хороший вопрос…

Но тут внутренний монолог с Дедом пришлось прервать «внутренний» разговор. Караванщик подошел ко мне, ловким движением подцепил носком туфля меня за подбородок и приподнял мою голову так, чтобы заглянуть мне в лицо.

— Кто ты есть? — голос караванщика звучал хрипло.

Я только пожал плечами, а точнее скажем, хотел ими пожать. Только ничего из этого не вышло. Тяжело пожимать плечами, когда руки вывернуты за спиной.

— Кто ты есть? — вновь повторил караванщик. — Вижу, что один из искателей… Ты пришел сюда один?

К караванщику подскочил один из его шестерок и стал что-то нашептывать тому на ухо.

— Мне сказали, ты ходил не один. Ты ходил с другом. Где твой друг?

Я промолчал и тогда караванщике расчетливо, со всей силы съездил мне ногой в ухо. Задохнувшись от боли, я прохрипел.

— Кот, предупреди остальных, пусть бегут.

— Я бы рад, но поздно… — донеслось в ответ.

Наклонившись, караванщик схватил меня за волосы и приподнял мою голову. Боль была страшной, в какой-то миг мне показалось: вот-вот кожа лопнет и скальп соскользнет с моего черепа, оставшись в руках моего мучителя.

— Что ты шептать себе в нос? Я не слышал.

— Я убью тебя, — пообещал я. — И смерть твоя будет долгой и неприятной.

Караванщик расхохотался. Неприятный это был смех, утробный. В какой-то миг мне показалось, что там под одеждой нет никакого человека. Там вообще ничего нет, лишь пустое черное ничто.

Отсмеявшись караванщик изо всех сил пнул меня под ребра, а потом отшвырнул как, что я упал на вывернутые руки. Боль была непереносимой. Я закричал, выгнувшись всем телом.

— Смотрю, ты не только хамить, но и кричать умеешь. Ничего, я люблю строптивых. Моя плетка их быстро обломает. Так что не разочаруй…

Он еще что-то говорил и говорил, но я его не слышал и не слушал.

— Ты понял, из чего он в меня пальнул?

— Нет, вроде как из пальцев, но это невозможно.

— Вот и я у него никакого оружия не видел.

— Тогда выходит, что колдовство и в самом деле существует.

— Ахинею-то не неси, — ощетинился Дед. — Я, в отличии от тебя, Угрюмый, много где побывал, многое видел. И могу тебе без ложной скромности сказать, что колдовства не существует. Есть много всякого разного, чего наука не может объяснить. Да вот хотя бы то, каким образом я у тебя в голове поселился. Это тоже ненаучная фантастика.

— Что б тебя… Сейчас-то нам что делать?

— Ждать?

— А как думаешь, они нас военным отдадут?

Только добеседовать спокойно у нас тогда не получилось. Чьи-то крепкие руки подхватили меня, на ноги поставили, А потом один из слуг караванщика начал шарить у меня по карманам. Делал он это весьма профессионально, что в свою очередь мне очень не понравилось. Не в первый раз он это делал. А тогда выходило, что у этих ребят все отлажено, и слинять от них будет не так-то просто. И все же интересно, что они со мной дальше делать собираются военным продать или использовать по своему.

Тот, что обыскивал меня, тоже полностью закрывал голову, да и одет был как его хозяин, с единственным отличием, что жилетик у него был подешевле. И еще, в первый момент я не обратил на это внимание, но… нет, это были вовсе не люди. Это были совершенно иные существа, потому что у людей не может быть таких пальцев, гнущихся под такими странными углами. Не пальцы, а щупальца прям какие-то.

Тут-то непоправимое случилось. У меня забрали камешки. Обидно стало. Только что я сделать могу.

— Откуда такие камни? — поинтересовался мой пленитель.

А что я ему скажу? Что подобрал их неведомо где, в пустыне из пепла, выковыряв их из тела твари, состоявшей по большей части из щупалец? Разве такому поверишь?

— Откуда камни?

— И что ему ответить?

— А ты скажи, что на Ваське их подобрал.

Вот и котик материализовался. А ведь знал, что с этими гадами шутки плохи, что не договоримся.

— Знал.

— И молчал?

— Почему же. Я предупредил, что прятаться надо. Ты не послушался, вылез теперь пеняй на себя. Это тебе не крысюки, от них так просто не сбежишь.

— То есть?

— Сам увидишь. Накликал беду, так изволь.

— Не пойму я тебя, кот. Иногда мне начинает казаться, что ты специально заманиваешь нас… — вмешался Дед, только кот его живо на место поставил.

— А ты вообще молчи. Напакостничал в юности… Теперь вот… — голос его стал тише, словно кот отдалялся, а потом и вовсе затих.

— С кем это ты там болтаешь? — караванщик схватил меня ха волосы, оттянул назад мою голову. — Говори!

Только я молчал. Да и что я ему мог рассказать. Шли наткнулись на мышек, они попросили кошку убить. Это тебе какой-то «Том и Джерри» получается. История созвучная драгоценностям из щупальцев.

— Как я понимаю, говорить ты не станешь?

Я даже счел не нужным головой покачать. Он ведь итак, скотина, мой ответ знал.

— Ладно, — караванщик отступил на шаг, а потом не поворачивая головы приказал одному из своих прихвостней. — Принесите змейку.

Тот исчез среди киосков, но через пару минут появился снова, и теперь у него в руках была большая трехлитровая банка, где в воде плавала неприятного вида тварь, напоминающая гигантскую бурую пиявку. Караванщик показал на банку.

— У тебя есть последний шанс. Если не станешь отвечать я познакомлю тебя с Инквизитором.

— Хоть с самим папой Римским.

— Она высосет твой разум, проглотит все твои мысли, если ты не скажешь, где ты взял…

Но договорить караванщик не успел. Его приятели или слуги, я так и не понял до конца из взаимоотношений выволокли на площадь Тимура и Ветерка. Оба были в крови и отчаянно сопротивлялись. Тем не менее их бросили к ногам караванщика, а чуть позже к несчастным присоединился мутант. Он был безсознания. Его длинные руки, украшенные чудовищными когтями безвольно болтались вдоль туловища.

— И что дальше, Дед?

Тот какое-то время молчал.

— Знаешь, я слышал про этих тварей. Они высасывают из тела разум…

— И…

— У меня есть одна идея. Я думаю, можно попробовать. Но ты должен пообещать мне не вмешиваться. Тогда у нас будет шанс.

— Я бы не стал делать это, старик, — вновь заявил о себе кот.

— А я бы, на твоем деле, не стал вмешиваться, — фыркнул Дед. — В конце-концов, это мое дело. Тело мое погибло, а разум… Зачем мне… Впрочем сейчас нет времени, ни рассуждать, ни философствовать, — после этого он вновь обратился ко мне. — Отдай мне управление телом и затаись. Если все выйдет, как я думаю, ты останешься. А когда придешь в себя, нагонишь караван и освободишь остальных.

— А пупок у него не развяжется, — в «голосе» кота слышались нотки сомнения.

— А если развяжется. То зря мы этот поход затеяли, и не стоило нам от вояк бежать. Поставили бы нас к стенке и мирно расстреляли, и никаких проблем.

— Что-то настроение у тебя, Дед, траурное.

— Нет, я должен танцевать, подпрыгивая от восторга! Давай-ка лучше прячься, пока не началось.

Пару мгновений я еще сомневался, в том, стоит ли поступать так, как предложил Дед, но когда караванщик длинными костяными щипцами выудил тварь из банки… Я отлично видел, как в жестком захвате из ввивалось амебообразное бурое тело Инквизитора.

— Сейчас ты нам все расскажешь… — караванщик еще что-то говорил, но его слова с трудом долетали до меня. Я, передав управление своим телом Деду, оказался, словно отгороженным от него толстой полупрозрачной стеной. Теперь я за всем происходящим наблюдал отрешенно, как бы со стороны.

Слуги караванщика разрезали мой костюм, так чтобы обнажилась верхняя часть моей груди, а потом караванщик посадил Инквизитора мне под шею, прямо на грудь. Первое прикосновение амебы оказалось прохладным и имело такого отталкивающего воздействия, как например прикосновение каракурта. Потом укол боли — это тонкие усилии присоединились к нервным рецепторам.

— Теперь ты станешь говорить правду, всю правду, пока Инквизитор пьет твою душу… Итак первый вопрос: где ты взял драгоценности?

— Я подобрал их на берегу Васильевского острова. Нашел тайник. Там еще много камней, — невозмутимо соврал Дед. — Теперь, когда ты знаешь правду, то можешь снять с меня эту дрянь.

Не смотря на плотный занавес, я почти физически ощущал ту боль, что испытывал он. Чудовищную боль. Кем бы не была эта разросшаяся пиявка, которую они называли Инквизитором, она свое дело знала. Прямое воздействие на нервные окончания.

— Сдается мне, что ты мне все врешь, — покачал головой караванщик. — Помучайся еще немного, а я тем временем «расспрошу» твоих спутников.

— Они пришли с юга и ничего не знают о камнях.

Несколько секунд караванщик стоял, склонив голову на бок, словно обдумывая ответ Деда.

— Хорошо, предположим я тебе поверю, конечно, если ты точно расскажешь о том месте, где нашел камни. И помни: твои друзья у меня в руках. Ты-то все равно умрешь через несколько минут, а вот если ты мне соврал такая же мучительная смерть. Они пойдут со мной, и если выйдет так, что я не найду сокровищницу или она окажется пустой, их ждет участь еще хуже твоей.

Боль была и в самом деле чудовищной. Я ощущал ее сквозь завесу и с трудом мог терпеть. Она накатывала горячими волнами, словно отливы и приливы, обжигая и оставляя уродливые шрамы. Но каково же было Деду? Как он выдерживал эту боль? Наверное, примерно тоже ощущает человек, которого сжигают заживо. Я хотел сопротивляться, этой боли, но не мог. Дед буквально сковал меня по рукам и ногам.

А вокруг меня что-то происходило. Караванщик отдавал какие-то приказания. Мимо мелькали тени. Но я ничего этого не видел. Я был словно погружен в странный сон, где все люди вокруг — призраки, а все происходящее порождение страшной фантазии, единственное, что я точно знал, что если останусь в живых смерть этого караванщика — моего мучителя, будет долгой и мучительной. В следующий раз он будет ползать предо мной на коленях, умирая раз за разом.

Не знаю, сколько я извивался в пыли у ног своего мучителя. Да это и не важно каждая минута превратилась для меня в столетие, и пытках длилась целую вечность. А потом… потом пришла долгожданная тьма… благословенная тьма…

— Вставай! — голос звучал внутри все еще раскалывающего от боли черепа. — Вставай! Ты должен мне помочь. Одному мне их не сдержать.

Я с трудом разлепил слипшиеся от слез и пота веки. Голова болела так, что хотелось выть и… чего-то не хватало. Чего-то… Дед! Я не чувствовал его присутствия! Его не было! Так что же произошло? Однако голос который заставил меня очнуться нее отставал. Словно заноза впился он в мой мозг, вызывая зуд по всему телу.

— Очнись! Быстрее! Я не могу их больше сдерживать!

Это был кот. Он стоял надо мной. Только это был не тот Рыжик, которого я знал: хитрый и самодовольный кот, неизвестно откуда появляющийся и неведомо куда исчезающий. Это была истинно рыжая бестия. Шерсть у него стояла дыбом. Огромная пасть оскалилась белыми, острыми, словно бритвы зубами. А сам он выгнулся, хвост его раздулся и стал толщиной с мое бедро… А я? Я сидел на песке, в той позе, что оставил меня караванщик.

Я чуть приподнял голову. Зрение возвращалось ко мне постепенно. Словно в тумане видел я темные фигуры, окружившие меня. Сейчас единственным моим защитником был кот… и с первого взгляда было ясно, что противников слишком много. Каким бы мощным не был этот зверь, они просто скрутят его, взяв числом.

Еще раз обведя всю картину мутным взглядом, я увидел автомат. Точнее даже не я сам, а словно кто-то подтолкнул меня, заставив опустить голову. Мгновение я смотрел на АК, лежащий в пыли у моих ног, потом словно ныряя в бездонный омут, я дотянулся до оружия. Те, что окружили меня, качнулись назад. Видно они никак не ожидали от меня такой прыти. А дальше… Дальше руки действовали сами. Автоматически. Пальцы нашли и перещелкнули предохранитель, потом передернули затвор. Целый патрон вылетел в пыль, но я даже не посмотрел в его сторону — все это заняло не более пары секунд. А потом я надавил на крючок срезая длинной очередью темные фигуры. Я не понимал, кто они, но отлично знал: это враги.

С криками несколько человек упало, а остальные бросились врассыпную.

— Наконец-то. Я боялся, что ты никогда не очнешься.

— Почему? — удивился я, даже не заметив, что задал этот вопрос вслух.

— Потому что ты должен был быть мертв. Твою душу выпили.

— Но я жив!

— Вот это торговцев и удивило.

— Так это не караванщики? — с удивлением кивнул я в сторону оставшихся на земле тел.

— Естественно. Караванщики ушли, забрав остальных.

— Остальных?

— Ты так и будешь у меня все переспрашивать? Включи мозги! — фыркнул кот. — Да, они ушли, забрав Тимура, Питера и Ветерка.

Я с облегчением вздохнул. Баба с возу, кобыле легче. Теперь… Теперь не нужен мне никакой Васька. Переправлюсь через Неву и к финикам, и никакой ответственности. Знай себе броди по руинам и в ус не дуй.

— Что-то мысли мне твои не нравятся… — продолжал кот, только в голоске его появились неприятные нотки. Но, если честно я внимание на это сразу не обратил. Тогда у меня мысли были лишь о том, что я от обузы избавился и что, прежде всего, в себя придти нужно, а то «друзья» торговцы могут и возвернуться, а я был не в том состоянии чтобы дать достойный отпор. Да и неизвестно было, сколько осталось пуль в рожке.

Тяжело дыша, словно после долгого бега я опираясь на автомат попытался подняться с земли. Мне ужалось это далеко не сразу. Тело с трудом повиновалось мне. Ладони и пальцы, покрытые холодным потом, скользили по металлу, голова кружилась.

— И все таки что случилось?

— А ты не понял? Инквизитор выпил твою душу, точнее не твою, а Деда. Так что ты еще жив, а он мертв, теперь уже окончательно.

Хотелось бы мне обрадоваться. Как говориться минус жилец в однокомнатной квартире моего черепа. Только вот радоваться не хотелось. Было в Деде что-то такое… А может, за эти безумные дни прикипел я к нему. Не знаю. Хотя раньше я себя на подобных слабостях не ловил, но когда в голове у тебя сидит кто-то, кто всегда готов дать дельный совет… Даже и не знаю. Раньше я себя никогда на подобных слабостях не ловил. Любой искатель сам по себе одиночка, которому никто не нужен. Сам нашел, сам закурковал, сам продал. Вот так-то, а тут всякие нежности… Нет, я понимаю девка какая была бы. А то… Впрочем, как обычно, для самокопаний у меня времени не было. Торговцы или кто бы они там ни были могли в любую минуту возвернуться.

— И что теперь?

— Теперь давай на исходную позицию. Они за тобой не пойдут, побояться. А там, разберемся.

— А чего тут разбираться?

Я пошатываясь направился к ближайшему дому.

— Не туда. Тебе нужна соседняя парадная.

Я не стал спрашивать почему та парадная, а не эта. Не мое дело, как говориться. Да и не до того мне было. Доплелся я до указанной парадной. Каждый шаг — подвиг. Во время этой чудной прогулки, в какой-то миг у меня возникло странное ощущение, словно я иду глубоко под водой, и все движения у меня плавные, замедленные. Но, боюсь, это мне только казалось. Скорее всего, со стороны я выглядел весьма своеобразно, если не сказать более.

Вот и дверной проем без двери.

— Тебе на третий этаж!

— Издеваешься?

— Ничего проползешь. Тут перила.

— А с чего ты решил, что торговцы за мной не сунутся?

— Не сунутся, не сунуться.

Подъем оказался для меня еще кошмарнее прогулки. Пару раз я чуть не потерял автомат. Перед глазами все плыло, что-то сверкало. Но я с трудом воспринимая реальность двигался исключительно по приказал кота, чуть ли ни ноги переставлял под его метальное «ать-два»!

И вот, наконец, я оказался перед парой матрасов — старых, выцветших, которым наверное было лет сто. Лежали они прямо на полу поверх груд штукатурки, бетонной крошки и еще какого-то строительного дерьма. Тут организм мой окончательно сдался, ноги подкосились, и, не спрашивая разрешения у кота-мучителя, я как есть лицом вниз рухнул на матрасы, и, падая, провалился в омут сна. Так что когда мое тело коснулось жесткой «постели», я уже крепко спал.

Глава 6 Странный мир

В итоге ситуация сложилась принеприятнейшая. Я оказался вдалеке от границ СПб, без запасов в компании с чудиком — огромным разумным котом, явившимся в наш мир невесть откуда. Но что самое неприятное… этот кот требовал, прямо-таки давил на совесть, с тем, чтобы я отправился вслед за караваном, и вытащил своих спутников. Только вот как он себе это представлял?

Сам СПб не такой и большой. Это вам не Московия! До Невы часа за два дойти можно, если не… Вот это самое «если» все и портит. Кот уверил меня, что караван непременно отправиться туда, только пойдет не на прямую, что само по себе опасно или даже невозможно, а через какой-нибудь другой мир. И это понравилось мне еще меньше.

А вообще, что мне этот кот? Разве чудикам верить можно? Да не в жись! Так что, перво-наперво отоспавшись, я решил навестить торговцев. Поинтересоваться так сказать… А заодно и счеты свести. А то неловко получается…

Кроме того ни пищи, ни воды, ни камешков у меня не осталось, так что скорее всего придется действовать напролом. Постоял я пару минут перед тем как на площадь выйти. Собрался, мысленно прочел «Отче наш», правда не знаю, помогают ли ныне, в наш безбожный век молитвы. Но так, на всякий случай… Еще минуты две потратил на изучение теней на двери. Не то, что это было нечто важное, скорее наоборот, так… игра света, только уж очень не хотелось мне все это начинать… Но как говориться, не хочется, а придется. С тяжелым вздохом я толкнул дверь, и та стала медленно открываться, скрипя на проржавленных петлях.

— Ну, что готов?

— Да готов я, готов.

— Хорошо, ступай. В случае чего я прикрою.

Очень мне нужно его прикрытие, если бы не этот Рыжик, я бы повернулся и бодрым шагом направился вдоль Обводного на восток, а там и через Неву на Охту и на север, к финикам. Так нет. Ступай туда делай то! Уже вышагивая через площадь к ларькам я задумался: «Почему я вообще этого кота слушаю? Потому что он мне в голову забрался? Или нет…» Как говориться мысли не о чем.

А вот и ларьки-киоски.

И тут я неожиданно для себя самого притормозил. Может, я не с того конца начинаю? Ведь эти торговцы живут где-то. Может, не стоит громить их бизнес? Может, стоит зайти к ним домой, вытащить, как говориться, тепленькими из постели и спросить: «А собственно где?» И чем больше я думал, тем больше склонялся к этой мысли. Только вот осуществить ее мне было не суждено, потому как из-за ближайшего киоска вырулила четверка «зверьков» и лениво так направилась в мою сторону. Я сделал шаг назад и покосился через плечо. Там тоже была парочка моих вчерашних знакомцев.

— А я вижу уроки тебе впрок не идут, даром, что не понял, — начал один из тех, что шли прямо на меня. Вид у него был самый что ни на есть бандитский: бритая голова и длинная, распушенная борода, толстый свитер, армейские брюки заправленные в высокие, шнурованные ботинки. Ему бы еще автомат в зубы и в кавказский халифат, в горы. — Придется урок повторить.

— Где мои спутники?

— Ушли с караваном, а тебе, повезло, — он говорил широко улыбаясь, с издевкой, словно перед ним не искатель, а червь помойный. Нет, я такого обращения не люблю. Зря он так. Я еще раз оглядел, приближающуюся ко мне четверку. Что ж…

— Рыжик, тыл обеспечь.

— Хорошо…

А дальше я стал действовать без предупреждения. Нож словно молния вылетел из моей руки. Клинок еще не успел впиться в горло бородатого, а я очередью с левой перебил ноги двум его спутникам справа. Тот, что слева вскинул руку с пистолетом выстрелил. Я почувствовал, как рядом с моей щекой просвистела пуля, опалив кожу своим раскаленным дыханием. Но к тому времени я уже прыгнул вперед. Второй выстрел торговец сделать так и не успел. Приклад моего АК врезался ему в лицо, плюща хрящи носа и дробя кости лица. На ближайшие полгода с него хватит.

Во все стороны хлынула кровь, но я, казалось, не замечал этого.

Быстро развернувшись я бросился к тем, кого подстрелил. Будь они профессионалами, или хотя бы опытными искателями, я бы уже был нафарширован свинцом. А они вместо того, чтобы вначале меня пристрелить, предпочли стонать и охать, побросав оружие. Где-то за спиной у меня грохнул выстрел, но я даже не обернулся. Рыжик свое дело знает, ну а если я ошибаюсь, то все равно, какой смысл поворачиваться? Ну, получу я пулю в глаз, а не в спину? Что мне от этого легче будет?

Одного из раненных я вырубил хорошим пинком, а вот с четвертым решил заняться.

— Привет!

Я присел на корточки и схватив за шиворот приподнял раненного с земли.

— Внимательно слушаю.

Он не сопротивлялся — руками зажимал дырку в бедре — занятие завлекательное и бессмысленное, потому как зажимая рану кровь не остановишь. Тут нужен жгут. Только у раненного похоже с головой проблемы были. А впрочем, как может быть иначе у тех, кто живет в СПб. Тут два варианта: или ты военный и у тебя сука начальник, или ты больной на всю голову, но это не лечится. В противном случае тебе в центре СПб делать нечего. А искатели… Ну, тут разговор особый, к тому же искатели в СПб не живут. Они там бывают, а это вещи совершенно разные.

Однако прежде чем допросить раненного, я вновь бросил взгляд через плечо. Зря беспокоился. Рыжик справился, лучше некуда. Уложил обоих торговцев мордой в грязь и стоял над ними как вертухай на вышке. Ладушки.

Я повернулся к своему пленному: Передо мной был типичный «зверек». Лба почти нет, кожа темная, глаза раскосые, морда круглая.

— Что, в молчанку играть будем?

— Б-б-больно, — наконец выдавил он жалобным тоном.

— А мне думаешь не больно, когда я думаю о том, что ваши приятели моих друзей утащили?

«Зверек» наморщил лоб.

— Друзей?

— Друзей, спутников, товарищей… называй, как хочешь. Давай напрягай свои лимфоузлы. Куда их увели, куда они направились?

«Зверек» ничего не говорил, жевал верхнюю губу, лоб пучил, но мысль видимо не шла. А может боялся лишнего сболтнуть.

— Ты давай, рассказывай, — наградил я его легкой затрещиной. — И не надо так напрягаться. Все равно я их найду, только вот в одном случае ты останешься жив, а в другой кровью истечешь и сдохнешь.

Мой пленник покосился на расползающуюся в пыли лужу крови — его крови.

— А если я скажу, ты мне поможешь?

— Скажем так: не наврежу, — поправил его я. — Итак, говори быстро, куда они ушли, как их догнать. Сколько их, и что это у них за оружие… Ну, то которым они меня оглушили? Давай колись, иначе будет очень больно.

— Я не знаю…

— Ответ не верный! — и я с размаху влепил «зверьку» пощечину.

Удар вышел звонкий. Голова несчастного откинулась назад, и он взвыл от боли. У меня от удара заныла рука.

— Ну, будем говорить?

— Они ушли через врата в Черные земли.

Так, это было уже ближе к истине. Черные земли. Но тут перед глазами моими вновь встали равнины пепла. Замечательно. Еще одно такое «путешествие» и… Да и вообще, почему я должен спасать какого-то мутанта, «зверька» и чудика? Зачем это мне. Ну, был бы жив Дед, еще ладно… А так… Да и прошлое переделывать какой смысл. Нет, пошло оно все прахом, а я в ГДР, под бок к финикам…

В какой-то миг, поняв, что решение уже принято, я расслабился. Отпустил своего пленного…

— И ты думаешь, что тебе позволено, будет вот так все бросить? — поинтересовался кот. Видимо почувствовав мои «настроения».

— А-то нет?

— Если ты так считаешь, то глубоко ошибаешься.

— Это почему?

— Потому как не стоит так поступать. Даже если один из твоих товарищей погиб…

— И это ты, комок шерсти дранной жизни учить меня будешь? — возмутился я.

— Еще как, если ты такой тупой. К тому же ты, как-никак, жизнью мне обязан.

— Кто обязан, тот привязан, — пробормотал я вслух, сквозь крепко сжатые губы. Мой пленник с недоумением уставился на меня. Ладно, посмотрим. Размахнувшись я со всей силы врезал ему в подбородок. Тот головой дернул и обмяк, тогда я выдернул у него ремень и перетянул ему бедро, чуть выше раны. Вот так-то. Может и будет жить. По крайней мере, кровью не истечет.

— И зачем это ты ему помогаешь, если всех «зверьков» так ненавидишь?

Я только фыркнул в ответ. Достал меня этот клубок рыжей шерсти. То не скажи, этого не сделай. Можно сказать совесть бродячая. Только вот откуда у искателя совесть? Ладно, это вопрос отдельный. Сначала нужно было тут все дела закончить, и лишь потом решать, куда двигать.

Так что перво-наперво я вычистил карманы всем «зверькам», и надо сказать полезного там нашлось не мало. Однако меня в первую очередь интересовало оружие и боеприпасы. А с этим у них было не так чтобы очень. Револьвер, пара ТТ, старинный «вальтер» и набор разнокалиберных патронов к этому бестиарию. Я распихал все это добро по карманам, только револьвер не стал убирать. Пусть машинка старая, зато надежная.

— Разборки продолжаются, — мысленно объявил я. — И куда бы я не направился, без припасов да еще с таким арсеналом мне на просторах СПб делать нечего.

Кот промолчал. Видно был со мной согласен. Ну, а я особо ответа от него и не ждал. Повернулся, да пошел к тому киоску, где прошлый раз закупался. Однако там никого не оказалось. Ларек открыт, все на месте, только продавца нет. Видимо зрение меня не подвело, и один из «встречающей команды» был торговцем, с которым я прошлый раз дело имел. Что ж, раз он на меня напал, то можно сказать сам себя подставил. Теперь пора ему «заплатить штраф» за свое некорректное поведение.

Ударом ноги я выбил хлюпкий замочек на двери, а потом вошел в киоск. Внутри места почти не было. Товар — г… всякое, ни воды, ни еды, ни боеприпасов. Какие-то мятые железки, запчасти невесть к чему, цветочные горшки… Интересно, зачем они здесь? Неужели это кто-то покупает?

— И дальше что?

— А ты за занавесочку-то загляни.

Я огляделся. И в самом деле в дальнем от меня конце киоска часть стены закрывала грязная занавеска. Некогда темно-синяя, она по большей части своей выгорела и была покрыта таким слоем грязи, что первоначальный цвет определить можно было с большим трудом. Отодвинул я занавесочку. А там… матерь божья огромный морской контейнер. Он видно боком к киоску придвинут был и дыра в стене киоска соответствовала дыре, вырезанной в боковой стенке контейнера. Тусклая лампочка под потолком заливала длинное темное помещение болезненным, желтым светом. По обе стороны от меня вытянулись полки и тут полезных товаров было много больше. Я уже хотел было начать сгребать все подряд с полок, как заметил наши с Дедом вещевые мешки. Они так и стояли нетронутыми в уголке.

Отлично. Я конечно для проформы внутрь заглянул. Все на месте. Тогда в один из мешком я канистры воды добавил. Себе на пояс пяток полных рожков АК — все равно больше не стащить. Один из рожков сразу на место пристроил, затвором щелкнул и почувствовал себя человеком.

— Ну, вот я ты боялся, — усмехнулся кот.

— Ничего я не боялся… Но ты меня так и не убедил, почему мне нужно идти и спасать остальных.

— Потому как без них, даже если тебе удастся до временного портала добраться, прошлого не изменить.

— Ну это…

— Послушай, Угрюмый. Есть такая вещь, Судьбой называется. Не даром Древние твой метальный канал открыли, не даром судьба тебя со всеми нами свела… Есть здесь какой-то великий замысел и даже Королева Стрекоз не сможет его разгадать.

— Королева Стрекоз. Второй раз слышу это странное имя и во второй раз…

— Не ломай зря голову, Угрюмый. Тебя ждет долгий путь. Тебе нужно нагнать караван и спасти своих.

— Всю жизнь, мечтал…

— Поспеши, поздно будет… — и кот замолчал. Только удалось ему последние свои слова таким голосом сказать, что отпало у меня всякое желание с ним спорить. Умел он оставить за собой последние слово и заставить людей (да и только) поступать сообразно своим желаниям.

Еще пяток гранат с полочки и я готов был на выход.

Удивительное дело: я-то ожидал неприятной встречи, только никого снаружи не оказалось. Однако последние дни показали, что если Рыжик советует поспешить, то пренебрегать его советом не стоит. В конце концов, я могу за караваном и не ходить. Выскочу через «дверь» посмотрю, что на той стороне и сразу назад. Зато местные ни за что не найдут. Вряд ли кто из них в другой мир сунется. Это я могу. Мне терять нечего. Даже если среди миров затеряюсь, тропинки назад не найду, все равно.

Вот так и вышло, что я, взяв руки в ноги, рванул к тому порталу, на который мне раненный «зверек» указал. Только есть там портал или нет, непонятно было.

Когда пробегал то место, где только что заварушка случилась, удивился сильно. Лужи крови остались, следы на земле, а самих клиентов словно корова языком слизала. Впрочем, не мое это дело загадки СПб решать. Однако я немного притормозил. Начал головой крутить. Мало ли что. Иногда поспешишь, а потом жалеть будешь.

— Что тут..?

— Не останавливайся, беги.

— Но…

— Беги, а то будет поздно…

Я еще раз огляделся. Опасности никакой, только может это и плохо. Порой бывают такие моменты перед грозой, когда весь мир словно замирает. И в мире воцаряется мертвая тишина, которая вот-вот смениться бурей разгулявшейся стихии. Вот такой момент тогда и наступил. А я… я оказался словно зачарован. Стоял на месте, несмотря на призывы кота и крутил головой из стороны в сторону, не в состоянии сделать ни шагу, а потом. Потом неожиданно где-то далеко-далеко послышался странный гул. Словно бежало по асфальту человек тридцать, а то и больше.

Я резко повернулся. Так и есть. Вдали по улице мчалась толпа. Мчалась в мою сторону. Я промедлил еще мгновение, пытаясь разглядеть детали, только ничего так и не разобрал. Люди бежали молча, размахивая то ли палками, то ли каким-то оружием. Пока они были далеко, но… И вместе с ними нарастал гул их шагов. Входит Рыжик снова оказался прав. Мне ничего не оставалось, как развернуться и рвануть с места в карьер, надеясь, что врата именно там, где сказал «торговец». Мчался я со всех ног, не оглядываясь, только вот порой проклиная себя за жадность. Потому как брось я все свою амуницию, побежал бы раза в три быстрее. А шум шагов становился все ближе и ближе. Если мои преследователи догадаются кинуть что-то мне в спину…

Врата оказались именно там, где и должны были быть. Впопыхах я не заметил серебристого сверкания, иначе как минимум притормозил бы. А так я словно в омут нырнул во врата. Тут же земля ушла у меня из-под ног, и я полетел кубарем вниз по косогору. Повезло, что шею себе не сломал, хотя синяков набил — не счесть.

Особенно неприятным этот «спуск» вышел в самом конце, когда я со всего маха въехало в огромный камень, так долбанулся, что из глаз искры посыпались. Однако, толком еще не разобравшись где я, я крутанулся, выставил автомат, готовый очередью свинца встретить своих преследователей. Только никаких преследователей не было. Передо мной уходил вверх крутой голый земляной склон, усеянный огромными округлыми валунами. Нигде не травинки. Синее небо.

Я сидел неподвижно, тяжело дыша.

— И куда я попал?

— Куда хотел.

Что-то над головой моей зашуршало. Я запрокинул голову. Неизвестно чего я ожидал там увидеть, только над головой у меня на вершине камня сидел Рыжик и вылизывался. Огромный, наглый рыжий кот.

— И куда же я хотел попасть?

— Неприятностям в пасть.

— Ты нормально сказать можешь?

Но кот как обычно в таких случаях промолчал. Мерзкий характер.

Я же никуда не спешил. Посидел, отдышался, потом поднялся и замер, ухватившись за камень, так как голова у меня закружилась. Склон уходил вниз… в бесконечность… и конца склона видно не было. В какой-то миг мне показалось, что вся вселенная встала набекрень. Я качнулся, пытаясь сохранить равновесие.

— Понравилось?

Я со злобой посмотрел на кота, который, похоже не испытывал никакого дискомфорта.

— Мог бы хотя бы предупредить?

— И что мне нужно было сказать. Что это мир со смешенным центром тяжести?

— То есть это не склон?

— Не склон, — подтвердил кот. — Странный мир. Если покатиться вниз по этому «склону» то рано или поздно прикатишься в исходную точку.

— Обалдеть! — вырвалось у меня вслух. — И..?

— Тебе следует поспешить.

Чуть поднявшись вверх по склону, я натолкнулся на узкую тропку, идущую перпендикулярно склону. Земля была истоптана.

— Что ж, поспешим. Не думаю, что они долго гуляли по этому склону. Место слишком неприятное.

Вот тут я был с Рыжиком согласен. Чем быстрее выбраться отсюда, тем лучше будет. Интересно, как мне удастся их нагнать. Прошло слишком много времени. Сейчас они могли уже быть в любом конце СПб.

— Никуда они не денутся.

— Откуда такая уверенность?

Так и не дождавшись ответа, я неторопливо побрел по дороге. Земля была растоптана и местами мои сапоги чуть ли не по щиколотку уходили в грязь. Под ногами противно чавкало. В какой-то момент я остановился с тоской оглядевшись. Земляной склон, валуны и синее, бездонное небо. И еще эта грязь. Я шел по дороге всего минут десять, а уже был забрызган ею с ног до головы. На мгновение я бросил косой взгляд на кота, который шел чуть выше по склону вдоль дороги. Но на удивление мех Рыжика был совершенно чистым. И как это ему удается?

И еще… Чистый, пьянящий воздух. В первые минуты я не заметил этого. И вот только сейчас шагая по грязной дороге, я оценил его чистоту. Такой воздух, наверное, после ливня в сосновом лесу, когда воздух перенасыщен кислородом и озоном.

В какой-то момент у меня снова закружилась голова. Кислородное опьянение.

— Далеко еще?

— Потерпи. Почти пришли.

И вновь я прозевал момент перехода. Очередной шаг и под ногой вместо грязи оказался потрескавшийся асфальт. Мертвецами встали серые дома, чернеющие провалами окон. Родной СПб. Вот только, где я? Остановившись, я покрутил головой, пытаясь обнаружить какие-то знакомые детали. Но не тут-то было. Я был во дворе старого дома. Явно какой-то старый район, только вот какой. Если расстояние в мире откоса соответствует расстоянию в нашем мире, то я должен был находиться где-то неподалеку от Невы. Хотя все могло оказаться совсем не так. Да и полной уверенности, что я вернулся в свой мир, тоже не было. Похожий мир, так правильнее сказать.

Я хотел было поинтересоваться у Рыжика, тут ли караван и где мне его искать (если, конечно, я все же решу спасать своих товарищей). Только вот кота нигде не было. То ли он остался в мире косогора, то ли, чуть обогнав меня, уже спрятался в одной из парадных. Кошак — и этим все сказано. И все же, что делать дальше? Прежде всего оглядеться. Только вот. Я огляделся. На первый взгляд двор был пустым. Что ж…

Развернувшись, я нырнул в ближайшую парадную, поднялся на второй этаж. Внутри дома меня ждала обычная картина: обломки, осыпавшаяся штукатурка, какой-то мусор, происхождение которого невозможно было определить. Отыскав темный уголок, наверное раньше тут была кладовка, я аккуратно сложил рюкзаки, поставил растяжечку, на тот случай, если кто на мои вещи позариться. Делиться я не с кем не собирался.

После этого я последовал наверх. Надо же все таким понять, куда меня занесло. Только с крышей мне не повезло. Лестницы на чердак не было, да и, судя по всему, наверху все прогнило. А из окон верхнего этажа разглядеть оказалось ничего невозможно. Серые стены, небо, крыши.

Видимо, придется действовать вслепую. Только этого я не любил. Да и не один искатель не обрадуется. Спустившись вниз, провозился, снимая растяжку, потом еще раз оглядел пустой двор. Осторожно прошел к арке ворот. Еще раз проверив оружие осторожно проскочил на улицу и замер, пытаясь высмотреть таблички с названием улиц. Только табличек никаких разглядеть мне не удалось. Те же самые серые дома… Посмотрев направо, потом налево… быстро проскочил на другую сторону улицы и замер в ожидании. Нигде никого. Только мертвые дома. В первый момент я хотел попробовать подняться на крышу другого дома… А потом решил сначала дойти до угла квартала. Там вроде бы проходила другая более широкая улица…

Глава 7 Пленник

Неприятно оказаться в незнакомом, потенциально опасном месте. Однако самое обидное для меня было в том, что я понятия не имел, насколько я продвинулся к своей цели. Вокруг возвышались старинные дома, возведенные еще несколько столетий назад. Точнее их останки. И нигде ни одной таблички с названием улицы.

Вышагивая к углу квартала я насколько раз пробовал мысленно позвать кота, только мне никто не ответил. И чем дальше я шел, тем сильнее становилось неприятное ощущение, что я попал не в СПб, а в один из его многочисленных двойников. Почему бы где-то не существовать миру как две капли похожему на наш. Вот доберусь сейчас до угла и нос к носу столкнусь с самим собой, только с другого мира. И что мне тогда делать, о чем говорить?

Правда, стоило мне добраться до угла, как мысли мои приняли совершенно иной поворот. Я оказался на берегу канала. Чуть правее меня он стыковался с еще одним, а дальше маячила полуразрушенная церковь. Сюрреалистическая картина. А потом я узнал искореженную решетку набережной. Цветочек — значит Мойка. В СПб каждая набережная имеет свои решетки. Если знаешь об этом, то сориентироваться легко. Я посмотрел на право. Так и есть, вдали маячил купол Исаакия. Выходит, я почти до цели добрался. Впереди, неподалеку Нева. Только вот где караван? А может, и не нужен он мне вовсе. Переправлюсь через Неву. Там Васильевский, да и до фиников рукой подать.

А потом вспомнил я лицо Тимура — туповатая мордочка, вот только… Ну, и пусть он «зверек», только стоял он в своем универсаме, стоял никому не мешал. А я его сдернул, «спас» так сказать. Только спас ли? Стоял бы он там себе и стоял. Может и не стоял вовсе. Может жил он себе в другом мире, в другом времени… А крысеныш? Он ведь нас выручил, вывел из крысиных кварталов. Но ведь мог убежать… И мутант… Собственно он причина всех моих несчастий. Хотя… Рассуждать так можно было до бесконечности. Только все это было бессмысленно. Я знал, что надо их выручить, вот только где они? Где караван? Был бы Рыжик рядом, я б его допросил с пристрастием, а так.

И тут я замер. Потому как на противоположной стороне Фонтанки увидел человека с тюрбаном на голове. Значит караван где-то неподалеку. Теперь… А ведь лица-то у них замотаны. И тут меня осенило: а что если… Только действовать нужно предельно осторожно. Да и это странное оружие, которым он меня тот раз сразил.

Человек на той стороне Мойки меня вроде бы не заметил. А посему я пригнулся и медленно отступил в ближайшую парадную. Все бы замечательно, только надо надо придумать, как переправиться на ту сторону. Вплавь не пойдет, потому как один бог знает, что за твари в этой Мойке живут, и что там за вода. Можно ведь стать кем-то похуже Питера. Я часто такие истории слышал. Только вот правду ли говорят? Нет, на своей шкуре проверять истинность легенд сумеречной зоны не хотелось. С меня ватит. Так что пришлось опять по лестницам ползать. Сверху ведь видно лучше. Действовать в этот раз пришлось осторожно, так чтобы с того берега меня не заметили. Однако в этом тоже минус свой был, толком в окно не высунешься, много не разглядишь. Тем не менее, того что я сумел разглядеть мне вполне хватило — слева от меня несколько мостов было. Первый — широкий — был разворочен так, словно в середину его артиллерийский снаряд попал. Во все стороны торчали отломки бетонных плит и перекрученная арматура. Там не проберешься. А вот дальше… Дальше был пешеходный подвесной мостик, каким славится старый СПб. На вид он был целым, а даже если и нет, то по тем обломкам на другую сторону перебраться можно будет, да так чтобы этот часовой или кто он там меня не заметил. Ну, а дальше все дело техники. Только вот как по набережной пробраться незаметно?

Пришлось внутрь квартала отступить и по руинам полазить. Но сначала я за своим скарбом вернулся. Никто его не потревожил. Все лежало там, где я оставил, и рюкзаки и растяжечка.

Так что на исходной позиции я оказался только к вечеру. Вот только одно покоя мне не давало: не случилось бы что с моими. Только вот слово «мои» мысленно произнес и сразу себя одернул. Ну, какие же они мои? Ну разве такое быть может. Не может, а значить… И опять пошла пучина самокопаний. Только к чему все это?

Огляделся я. Тот с замотанной головой куда-то исчез. Это мне сильно не понравилось. Может он меня засек и теперь теплую встречу готовит? А может просто надоело ему на пустой набережной, словно пугало в одиночку торчать. Наверняка, у него своих дел по горло. Ну, если честно, то это я себя успокаивал, а сам к худшему подготовился. После чего еще раз вся свое барахло проверил: ну там чтобы рюкзаки не гремели, чтобы автомат готов был. Эх, сейчас бы хоть один пистолет с глушителем. Очень он бы мне пригодился. А то в случае чего пальнешь, на пол СЧПб слышно будет. Разом все собаки сбегутся. Ну, да делать нечего. Выскользнул я на набережную и бегом к остовы ближайшего авто, благо их по всему городу видимо не видимо. Старые, гнилые, без стекол, они являли собой некий памятник-символ великому прошлому. И кроме того часто служили неплохим укрытием.

Так и тогда, притулился я за обломками очередной полусгнившей развалюхи и еще раз осмотрел противоположный берег. Вроде пусто. Только словечко это «вроде» мне совсем не нравилось. Тем более, что на противоположной стороне не жилое здание было, а то ли склад какой, тио ли часть какого-то предприятия — старое здание красного кирпича, в такое не пролезешь вот так просто. Так что на той стороне укрыться так особенно и негде: остовы нескольких машин, да огромные пни. Видно когда-то здесь росли роскошные деревья, только портом люди их порубили. А еще чуть по далее, отделенная искусственным рвом Крюкова канала застыла полуразрушенная Новая Голландия — крепость внутри города. Можно сказать вторая Петропавловка, только с не столь мрачной судьбой. Только увидев ее, я наконец-то сообразил, где именно нахожусь. И то хорошо. Район этот я знал плохо, точнее совсем не знал, только по старым картам.

Когда сумерки начали сгущаться, я решил, что пора. Белые ночи давно миновали, а в темноте ползать по обломкам моста — перспектива не из лучших. Так что стоило очередной тучке набежать, на только что вскарабкавшуюся на небо Луну, как я выскользнул из своего укрытия и чуть пригнувшись быстрым шагом направился к мосту. Тот, на удивление оказался целым. Ни одной дощечки не прогнило. Вот вам еще одна загадка. Сколько без ухода может простоять мост с деревянным покрытием? И хотя внешне все выглядело отлично, я ступил на мост с опаской, готовый в любой момент прыгнуть в сторону, вцепиться в спасительные металлические перила.

Так я и шел, осторожно, шаг за шагом. Что до того, чтобы спрятаться или там еще чего… то просто возможности такой не было. Поэтому мне ничего не оставалось, как надеяться на удачу и, как говориться, русский «авось», потому как по-другому ничего не вышло бы. Доски подо мной трещали и прогибались. И там, на мосту, меня больше всего интересовало, насколько они прогнили и выдержат ли мой вес, потому как если не выдержат, то я со всей своей поклажей полечу вниз в грязную воду. Я вспомнил «урок подземного плавания» под руководством Деда и всем телом содрогнулся. Вот только этого мне сейчас нее хватало.

Но доски, не смотря на свой недюжий возраст, выдержали. Проскрипели, потрещали но выдержали. Когда до края моста оставалось метра полтора, я не выдержал и прыгнул, а потом оказавшись на набережной замер, переводя дыхание. Я стоял, прижавшись спиной к какой-то статуи вроде льва с крыльями и с шумом вдыхал воздух, упершись руками в дрожащие колени и уставившись в землю. И выходило так, что я сам того не заметив последние пару минут шел, сдерживая дыхание, а теперь мои легкие просто разрывались. Я с шумом втягивал воздух радуясь, что обошлось. Только когда я поднял голову, то понял, что не обошлось, а совсем наоборот, потом как в лицо мне было нацелено дуло автомата. Это был тот самый незнакомец с замотанной головой… А может и кто-то другой, из той же компании. Он стоял, прицелившись мне в грудь, и я понимал, что одно неверное движение и случиться непоправимое.

Видимо решив, что я особо не стану сопротивляться, незнакомец жестом приказал, чтобы я аккуратненько снял автомат с плеча и бросил на землю, а потом толкнул в его сторону. Рюкзак он мне оставил. Значит сразу убивать меня на собирался. И то неплохо.

Я все сделал, как он мне жестами показал. А сам с него взгляда не сводил. Нет, если б мы с ним встретились на равных, я бы такого одним ударом прикончил. Шибзик да и только. Роста мелкого, такого один раз по макушке хлопнешь, мокрое место останется. Только против автомата не поспоришь.

Однако дальше случилось невероятное. В тот момент, когда этот недоросток за моим автоматом наклонился в воздухе мелькнула тень и Рыжик обрушил на спину моему врагу. Одним ударом лапы, он выбил оружие из рук моего противника, одновременно повалив его на остатки брусчатки. Тут и я не зевнул. Рюкзак оставил метнулся вперед, оружие с земли подхватил, дуло своего автомата в замотанную тряпками башку упер.

— Только пикни гад! — говорю, а сам все никак отдышаться не моргу, в себя придти.

— Смотри-ка какой шустрый! — в ментальном голосе Рыжика звучала насмешка.

— Мог бы и раньше объявиться.

— А зачем. Ты без меня итак неплохо справляешься.

— Ладно. Что дальше?

— Есть два варианта. Можно в канал скинуть, но лучше забрать куда-нибудь в темный уголок и допросить, как следует. К тому же тебе одежда может понадобиться. Если в таком виде в их лагерь пойдешь, караванщики тебя сразу на ремни порежут.

— А с чего это мне нужно в лагерь караванщиков переться? — вот чего я не люблю, когда кто-то начинает мне диктовать, как жить и что делать. Пусть даже эти указания с моими собственными планами совпадают. Стоит такому случиться, как внутри меня просыпается демон противоречия, и тут хоть кол на голове чеши. — И с чего это я должен своей жопой рисковать?

— А с того, что я тебе очередной раз жизнь спас. Так что должен ты мне по жизни, Угрюмый. И никуда тебе от этого долга не деться, а так как человек ты совестливый…

Дальше он мог не продолжать, гнида рыжая, ведь отлично знал на чем меня подловить. И все эту сценку с шибзиком наверняка сам подстроил. Знал, что без его «ценных указаний» я на этого недоноска напорюсь. А посему специально ждал, чтобы в последний момент во фраке с белыми блестками. Вот он я — спаситель, и теперь ты мил человек, должен мне, и делай то, что сказано и нос никуда не суй. Да пошел он вместе с Дедом и Васильевским островом. Надо оно мне! Мне к финикам надо, в Старую Деревню или на Комендантский. А на Васькин это Деда тянуло, а не меня… Только вслух я сказал совсем иначе:

— Хорошо, гадина рыжая, твоя взяла. Показывай, давай где тут безопасный уголок, чтобы я смог с этим дружком не по детски пообщаться, — а потом, чуть нагнувшись, своему пленнику по голове прикладом приложил. Так оно верней будет.

— Ну вот смотрю я на тебя, Угрюмый, и поражаюсь, — как не в чем ни бывало продолжал кот. — Что ты творишь? У тебя, что последние мозги отсохли. На фига ты этого вырубил? Теперь его тебе тащить придется, а так бы он сам пошел, как миленький пошел бы.

Я только вздохнул. И в этот раз Рыжик прав был. Только не нравилась мне его правда, потому как мало ли что, а враг настороже.

— Эх, Угрюмый… Угрюмый… Ладно собирай вещи и пошли, а то неровен час еще кто сюда явится.

Я кивнул. Вернулся, рюкзак подобрал, потом автоматы и только в конце руки пленнику своему стянул каким-то шнурком, да закинул бедолагу себе на плечо.

— Куда идти, путь давай показывай.

Кот словно тень проскользнул к ближайшему зданию. Я подхватил с земли тело пленного. Не скажу, что он был очень тяжелым, только в дополнение к оружию и рюкзаку вес изрядный. Так что пришлось мне поднапрячься. Ну, ничего, благо идти недалеко оказалось. Скользнули мы сквозь кусты, а там, в стене, трещина. Мы туда.

Тут-то я тормознул.

— Погоди, — говорю коту. — Это ты в темноте видишь, а я не очень. Грохнусь я со всей этой поклажей, так что косточек не соберешь.

— Сам виноват, а свет фонарика твоего виден будет.

— Мы в доме. Окон тут вроде как нет. Кто увидит?

— Хорошо. Только постарайся под ноги светить.

Я остановился. Пленника на землю сгрузил, фонарик достал, на ремень прикрепил, так чтобы он под ноги светил, снова пленника на плечо закинул.

— Веди, только о ступеньках ну и всяком таком предупреждай.

— Хорошо, — отозвался Рыжик, только «голос» у него был такой, что я сразу понял. Затея моя ему в корне не понравилась. Тем не менее без каких либо неприятностей миновали мы несколько комнат, потом спустились по железной лесенке в подвал, прошли по коридору и остановились у железной двери, а за ней комната была. Мы туда зашли. Дверь я запер, благо засов имелся, хоть и старый ржавый, а тем не менее задвинуть его мне удалось. Теперь нас даже гранатами было не взять. Главное чтобы вентиляция работала, а то надышишься, сам себя же и отравишь. Правда, кот, в отличие от меня, к такой должен иметь повышенную чувствительность.

— Ну и что мы будем тут делать? — поинтересовался я у своего спутника, опустив свою ношу на пол.

— В шашки играть…

— Лучше в лапту.

— Ты должен этого гаврика допросить, узнать, где наших держат, переодеться и пробраться в лагерь караванщиков. Впрочем, где наших держат я и сам знаю, а вот какая там охрана, кто и где…

Ничего я на это не сказал, включил фонарик на полную мощность и подвесил его под потолком. Теперь яркий луч бил в потолок и оттуда отраженным рассеянным светом заливал комнату. Так что теперь в нашем «убежище» воцарился полумрак, но хоть что-то стало видно. Комната и в самом деле была пуста, если не считать нескольких труб с вентилями в углу. Тут и грязи то особой не было. Да и откуда ей тут взяться.

Отложив автоматы в сторону я занялся пленным. В первую очередь нужно было привести его в себя и допросить. А для этого нужно было тряпки с головы снять. Процедура оказалась весьма продолжительной. Нет, если бы мне не нужно было сохранять все эти тряпки в целости и сохранности, я бы управился за минуту-другую, на то есть нож. Но если и в самом деле мне придется все это использовать, то чем меньше я попорчу одежку, тем лучше будет. В общем, пока я нашел крючки, пока их расстегнул, пока понял, как эта штука на голову одевается минут десять прошло, а то и больше, и клиент в себя приходить начал, а посему когда я окончательно справился с этим нестандартным головным убором и стянул его с головы пленника, тот уже полностью пришел в себя, и в последний момент даже попытался меня укусить, только я во время руку убрал и услышал, как клацнули в пустоте его зубы, а потом застыл пораженный. И было от чего. Пленник оказался… девушкой. Причем не просто девушкой, а довольно привлекательным «зверьком». Вот те на, и тут без них не обошлось.

— Что скажешь?

Я только плечами пожал, с удивлением разглядывая точеные черты незнакомки. У нее был тонкий прямой нос, огромные глаза, украшенные длинными ресницами, чуть припухлые губы, короткие вьющие волосы, подстриженные как у пацана. Только спереди на лоб падало несколько непокорных завитков. Да что говорить от нее веяло молодостью и свежестью… Я бы даже сказал, что она прекрасна, если бы только не уродливое клеймо — иероглиф, на правой щеке.

— И как прикажешь все это понимать? — мысленно обратился я к коту, не сводя взгляда со своей пленницы. А она даже на меня не смотрела, отвернулась поджав губы.

— Не плохой улов. Только я вижу, ты размяк, а ведь должен помнить: перед тобой враг. Полчаса назад она не думая выпустила бы всю обойму тебе в живот.

Хотел я заявить Рыжику что-нибудь пафосное, вроде: «Я с женщинами не воюю», или, например, «я не будут мучить девушку, ради трех уродов-чудиков». Только ничего такого я не сказал, а мысли эти постарался загнать в самый дальний уголок своего сознания.

Только не получилось, и тут меня осенило.

— Послушай, Рыжик, ты ведь можешь мысли читать?

— В определенных пределах.

— Скажем так. Пытать женщин… это не соответствует моим эстетическим нормам…

— А пытать мужчин тебе в кайф? По-моему это у вас, людей, называется извращением.

— Нет… Ты меня не так понял. Я вообще пытать никого не хочу.

— Вот и не пытай, а допроси с пристрастием.

— Но ведь ты сможешь узнать ответ, когда я задам вопрос?

— Обычно именно так и происходит.

— Вот и чудно. Я задаю вопросы, ты читаешь ответы и сообщаешь их мне.

— Зачем?

— Чтобы не причинять вреда этой красавице…

Кот задумался.

— Не тем местом ты мыслишь, Угрюмый, не тем. Вот окажись она на твоем месте, она в первую очередь твой мыслительный орган отрезала, и тогда у твоих дальнейших действий была бы иная первопричина.

— Послушай, ты — комок рыжего меха… — задохнулся я и замолчал, не находя слов от возмущения. На мгновение перед моим внутренним взором возникла картина, распятого Рыжика. Нет, лучше постелить его выделанную шкуру на полу, чтобы ноги не мерзли…

— Да? Внимательно слушаю ты что-то хотел сказать? — как ни в чем не бывало поинтересовался Рыжик. — Впрочем, можешь начинать. Я принимаю твои условия игры.

Но я не спешил. Минут пять я посидел, приходя в себя. Чего-чего этому коту с легкостью удается, так это вывести меня из себя. Однако время шло. Скоро уже полночь наступит, а там пара часов и выступать будет пора, если я, конечно, хочу застать врагов врасплох. А я еще понятия не имел, с чем дело имею. Наконец, успокоившись, я отставил автоматы подальше, на всякий случай, сел на корточки возле пленницы и достал охотничий нож. Нож этот был не таким крутым, как у Дикого, но я не хотел пугать свою пленницу до потери чувств.

Подсев к ней, я поиграл ножом, а потом поинтересовался:

— Ты на русском говоришь?

— Говорит, говорит… И хватит дурацкие вопросы задавать у нас не так много времени.

Тогда я осторожно провел ножом себе по внешней стороне ладони, сразу за костяшками. Нож едва касался моей кожи, но кровь выступила сразу. Этакая дешевая демонстрация, тут и говорить ничего не надо. После этого я кровь свою слизнул, и той же окровавленной рукой взял девушку за подбородок, развернул ее к себе личиком. Она попыталась извернуться, цапнуть меня зубами, только ничего у нее из этого не вышло.

— Прямо как дикая кошка, — задумчиво начал я. — Ну, да ничего. Ты бы лучше не молчала, а стала отвечать на мои вопросы, — и я осторожно пришел плоскость лезвия ножа к ее щеке, так чтобы с одной стороны кожу не порезать, а с другой, чтобы эта красавица почувствовала холод металла и мою липкую кровь. Она замерла. В глубине ее темных глаз полыхнули огоньки страха. Или мне это только показалось? — Продолжаем разговор. Первый вопрос: как тебя зовут?

Девушка упрямо молчала, крепко сжав губы.

— Зайра, — подсказал мне Рыжик.

— Вот и хорошо Зайра, — продолжал я все тем же вкрадчивым тоном. — А теперь ты должна рассказать мне кто вы такие, откуда взялись, и где мои товарищи? И советую не врать. Если соврешь, я об этом сразу узнаю.

— Так, Угрюмый, не пойдет. Притормози, спокойней. Задавай по одному вопросу за раз, у нее итак в голове сумбур, сам черт ногу сломит.

— Хорошо, — я покосился на кота, но тот сидел отвернувшись от нас и вылизывался. Обыкновенный домашний барсик, только «слегка» разросшийся. И, казалось, дела ему нет до нашего разговора. Хитрец, однако. Я вновь переключил все свое внимание на пленницу, — Итак повторяю: кто вы такие?

— Шпионки. Диверсионный отряд работающий лично на Карла XVIII.

— Шведы, а они-то тут при чем? К тому же она из «зверьков».

Зайра с недоумением уставилась на меня.

— Они работают непосредственно на королевскую семью. Как ты знаешь после Черной революции, когда Швеция была провозглашена Черным королевством, и белое меньшинство вынуждено было сдать свои позиции, королевская семья сбежала в Эстонию, и судя по всему они до сих пор не смирились с потерей трона.

— Ну а СПб тут при чем?

— Как говорит ваша пословица: утопающий хватается за соломинку.

— И?

— Поиски сверхоружия, сверхтехнологий. Думаю, Эстония тоже отчасти финансирует эти поиски.

— Выходит это никакой не караван?

— Да, судя по тому, что мне удалось выудить из головы пленницы это скорее разведывательный отряд, который под видом караванщиков нарезает круги по СПб, и судя по всему отряд не первый. Многие канули в лету в иных мирах.

— Чудненько. И мне что со всем этим делать?

Кот лишь плечами пожал, если можно пожать плечами ментально. Но насколько я понял в отношении всего происходящего он в таком же недоумении как и я, хотя ему-то проще. Он же из иного мира, а посему совершенно не завязан на условности, к которым мы привыкли с раннего детства. Для меня же Швеция была далекой страной, типа Гондураса, от которой ничего не зависело и в принципе зависеть не могло. Ан нет, выходило-то все совсем по-другому.

Глава 8 База шпионов

Что ж, как говорилось в одной детской книжке: «Все дальше и дальше, все страньше и страньше…» Хотя куда дальше и куда страньше? То, что «рассказала» мне Зайра, итак ни в какие ворота не лезло. Хотя с другой стороны в нашем мире слишком много неожиданного и неопределенного, особенно, если поглядеть на то, что происходит за пределами Московии. Когда начался период Распада все было понятно, а потом мир словно с ума сошел. Гибель Европы, все это халифаты, орды, гражданская война в Америке. А теперь вот шпионы шведского монарха-изгнавнника, замаскированные под невесть кого!

Если судить по рассказу Зайры, они каждые два месяца обходили караваном СПБ по кругу. База у них была на Площади Труда, а дальше по огромной спирали, где в нашем мире, где в других они делали огромный круг по СПБ, где-то в районе Елизаровской, нырнув в параллельный мир, форсировали Неву, шли через Охту, Девяткино до Комендантского, а потом возвращались тем же путем, по дороге торгуя, как с чудиками и мутантами, так и с вояками, и с финиками. Зайра утверждала, что у них есть карта, на которую нанесены все основные врата, а так же частичные карты иных миров, составленные самостоятельно или выменянные у чудиков. Вот бы раздобыть эти карты, сделать копии и воякам толкнуть. Интересно, сколько они за такую инфу отвалили бы? Но это все так, маниловщина, а в реальности…

Еще меня позабавило то, что согласно «рассказу» пленницы весь караван состоял из азиатов.

— Это для того, чтобы в случае стычки с вояками или финнами вопросов не возникло, — объяснил мне Рыжик. — Ваши хачики всегда во всякие там диаспоры объединяются. Так что такая команда ни у кого вопросов не вызовет. Им и клеймо всем на левой щеке выжгли одинаковое — как знак одного рода.

— Словно коровам?

— Может итак… Только она, — тут кот кивнул на нашу пленницу, — считает, что в этом знаке более глубокий смысл. — Это как принадлежность к одной из восточных… — тут мое подсознание забуксовало, подыскивая нужное слово, — организованных банд-формирований созданных по родовому принципу, вроде… триад.

— Триад? — с удивлением переспросил я. Интересно откуда коту известно это слово? Нет, скорее слово знал я а мое подсознание… Ладно с этим все ясно… Не ясно почему они лица прячут.

— Чтобы никто не видел их знака и не смог, если его увидит сопоставить с караванщиками.

— Тогда зачем его на лице выжигать? Выжгли бы себе на заднице. Встретились, штаны сняли, жопы друг другу показали, и все довольны, — «говоря» это я лишь пошутить хотел, но кот воспринял мои слова более чем серьезно.

— Никогда не поворачивайся задом к незнакомцу, — нравоучительным тоном «произнес» он.

— Да, что ты говоришь! А я и не знал! — и я вновь внимательно посмотрел на Зайру. — Итак, еще раз опиши вашу базу?

Она гордо вздернула носик и отвернулась.

— Все тоже, — раздался у меня в голове ментальный голос Рыжика. — База их под площадью. Там торговый подземный центр сделали, стали метро копать, да не докопали. Тем не менее они с подземщиками торгуют.

— Вот только метро нам не хватало.

Столько ужасов слышал по подземные коммуникации Петербурга, а после последних приключений, купания по Дедовски и визита к царьку крысюков, лезть под землю мне и вовсе не климатило. Уж увольте. Есть много других способов покончить с собой.

— А ты и не лезь.

— Но ведь пленников держат под землей, на базе.

— Ну ты, Угрюмый, и тормоз. Тебе же ясно сказали. Завтра должен катер со шведской подложки придти. Они что все эти диковины и мутантов, и оружие для себя собирают. Фиг. Они их отправляют в Эстонию королю своему, чтобы тому было на что жить, да переворот готовить. Так что пока катер не пришел, нам на базе делать нечего.

— То есть?

— Ты как собираешься через Неву на Васькин переправиться? Вплавь… Кстати и не думай Ваську стороной обойти и к финикам смотать. Ничего у тебя не выйдет. Мы на Ваську шли, туда и дальше пойдем.

— Да на хрена мне твой Васька! — не выдержав взорвался я вслух. Нет, знаете ли обидно поучения от кота получать, пусть даже размером он с тигра. Кстати интересно, а чем этот Рыжик все это время питался? Неужели ловил крыс по подвалам? И что это за крысы должны быть, чтобы такую тушу насытить?

— Был бы ты чуть поумнее, не пришлось бы тебя учить, а что касается моей диеты, то она тебя совершенно не касается, хотя, — тут Рыжик неожиданно повернулся в мою сторону и посмотрел на меня правым глазом, нехорошо так посмотрел. — Ты смотри, будешь много болтать не по делу, она и тебя может коснуться. Искатели, они хоть и костлявые, но иногда в виде исключения вместо свиного рагу сойдут.

Интересно. Кот не из нашего мира. Откуда он знает, что такое свиное рагу? Не может он этого знать. А так как говорит он со мной ментально, то те образы что он посылает мое подсознание само в слова переделывает. Тогда интересно, что он имел в виду под свиным рагу. Вот бы точный перевод получить.

— Тебе этого лучше не знать, — объявил Рыжик. — Не всякое знание полезно как йогурт.

— Вернемся к Ваське, — я сделал вид, что не расслышал последние замечание Рыжика. — Что там у нас?

— У нас?

Я снова повернулся к Зайре:

— Так что у вас на Васильевском острове?

Она вновь дернула очаровательной головкой. Говорить со мной, она явно не собиралась. Да мне того и не требовалось.

— Она не знает. Они несколько раз пытались высадиться на Ваську, потеряли много людей и отказались от этой затеи. Пока отказались. Единственная, что известно, что правит там некая королева Стрекоз, и соваться туда не рекомендуется.

— Вот и я о том же.

— Не очкуй. Тебе туда надо, нам всем надо.

— Да для чего мне пилить туда, жизнью рисковать?

— Будто и сам не знаешь. Дед тогда точно все рассказал. Есть там одни врата, что не в иной мир ведут, а в прошлое. Можно туда сунутся и ошибки свои исправить.

— Какие ошибки?

— Те, что ты по жизни натворил. Тогда все по-другому будет.

Да, если честно, заманчивая перспектива. Только тревожило меня несколько вопросов, и один из них был на мой взгляд самым важным: А почему до сих пор никто на этот остров не вломился и не изменил все эти безобразия, что ныне в Московии творятся? А раз никого раньше не было, то не факт, что такие врата существуют.

— Меньше сомневайся, больше делай. Или, как говориться: не попробуешь не узнаешь!

И вновь кот был прав.

— Ладно, черт с тобой хвостатый. Ты лучше скажи, каков будет наш план?

— Подберемся к катеру. Как только они погрузят на него все свои «сокровища» захватим его и айда на Ваську.

— Хорошо, — тяжело вздохнул я. План вроде был ничего, только одна деталь мне в нем категорически не нравилась: нужно было пройти через угол площади, под которой располагалась база шведов.

Конечно, можно было ее обойти, то есть сделать крюк обойдя Новую Голландию. Однако не было никакой вероятности, что нам это удастся. Дорога была неизвестная и с какими ловушками можно столкнуться ни я, ни Рыжий не знали. Зайра же тоже была о тех местах несведуща. Она лишь первый год ходила с караваном, и город, если не считать протоптанного маршрута, почти не знала.

— Пойдем-то мы пойдем… Вот только что с ней делать, — и я кивнул в сторону пленницы.

— В расход… — и почувствовав мои сомнения добавил. — Ну, если тебя это смущает, я могу все сам сделать.

— Меня смущает то, что она не шведка, а азиатка.

— Нет, по твоему она должна быть блондинкой двухметрового роста?

— Это было бы логично.

— Посмотри на иероглиф на ее лице. Это знак байкальской триады. Если кто схватит эту красавицу, то никто и не подумает связать ее с Эстонией, то бишь Швецией. Именно на это и рассчитано.

— То есть…

— Ты узнал правду, прочитав ее мысли, а остальным это не дано.

— Чудненько… — и вновь повернулся к девушке. — И что прикажешь с тобой делать?

— Ты ей дай талоны на усиленное питание.

— Я сейчас одному коту дам звонкий пендаль.

— Вот она и есть, человеческая благодарность.

Я отвернулся. С рыжиком мне больше говорить было не о чем.

— Ты на мой вопрос не ответила.

Она только гордо вздернула носик. Ну и пусть. Это, в конце концов, ее проблемы.

— Знаешь, Рыжик, я оставлю ее здесь. Пусть с ней ее сородичи разбираются. Я-то тут при чем?

— Поступай как хочешь!

И кот замолчал, явно презирая мою нерешительность. А чего мне решать-то?

— Раздевайся! — приказал я девушке, и видя как округлились ее и без кого большие глаза, добавил. — Давай, давай! А то не хотелось бы срезать с тебя одежду, — и сделал «страшное» лицо. Говорят это у меня здорово получается.

Кот мысленно хохотнул, но я постарался не обращать на него внимания. Надо, так сказать, не выходить из образа. А согласно образу, я должен быть страшным и противным. И никак иначе. Несколько секунд я ждал, а потом сообразил, что руки-то у моей пленницы связаны. Тогда пришлось искать автомат, а потом под дулом ей руки развязывать. Не хотелось мне этого делать, но иначе ей одежду не снять будет.

— Когда ей руки развяжу, подстрахуй, а то она дикая.

— Так и быть… И до чего же вы люди беспомощны. Сейчас только начинаю понимать, как вы этот мир просрали.

— Не мир, а всего лишь СПб…

— Ты не спорь, не разглагольствуй а за «клиентом» следи.

— И без глупостей, — обратился я к Зайре. — Ты мне не нужна, только твоя одежда.

Однако, судя по дрожащим рукам, Зайра то ли не поняла всю глубину моего «гениального» замысла, то ли не поверила. Тем не менее, когда руки ее оказались свободны, она встала и начала медленно раздеваться. Честное слово, настоящее представление устроило. Ей разве что шеста не хватало. А ведь фигурка у нее в самом деле была будьте-нате. Если б я был лет на десять помоложе и встретился с Зайрой при других обстоятельствах, может быть и приударил бы за ней. И плевать, что она из «зверьков».

Тем не менее, через пару минут она оказалась в нижнем. Видимо войдя во вкус, она собиралась продолжать, только мне пришлось представление остановить. Когда она осталась только в топе и лифчике, я назад ее усадил, снова руки ей скрутил. А сам начал ее одежку рассматривать. Нет, размерчик был конечно не мой. Но лучше так, чем с боем пробиваться. Тем более я отличнбео помнил о странном кольце на руке убийцы Деда. Не хотел я снова с караванщиками воевать. У меня другая задача была.

А Зайра до последнего момента понять не могла, зачем я ее раздел, и только когда я начал поверх своего комбеза ее шмотки пялить, она поняла в чем дело. И тут, не смотря на то, что она была пленницей, она начала улыбаться. А потом и откровенно рассеялась, словно я клоун какой. Я на кота посмотрел, и мне показалось, что эта рыжая гадина тоже улыбается. А одежды Зайры, хоть и были широкими поверх комбинезона никак не лезли. Пришлось мне раздеваться. Это вызвало новые приступы безудержного смеха. Нет, может и в самом деле зрелище потешным выходило только мне тогда не хотелось смеяться. Не разделял я общего веселья, потому как широкие шаровары Зайры на меня не налезали. Пришлось тут подрезать, там надрезать… В итоге зрелище получилось и в самом деле потешным. Представьте себе детину, втиснувшегося в костюм восемнадцатилетней стройной, хрупкой девушки. Хотя, если честно, я подозревал, что Зайра много старше. Если бы ей едва было за двадцать, ее, скорее всего, не взяли бы в караван.

Переодевшись, я спрятал свои вещи в рюкзак. Моего маскарада должно хватить на то, чтобы проскользнуть по краю площади, на которой расположены входы на Базу, и только. Воевать, а тем более разгуливать по городу в этой форме я не собирался.

— В общем я готов, — объявил я коту, одев тряпичный головной убор.

Тот согласно кивнул.

— Не ахти какая маскировка, но в предрассветный час сойдет… Что ж поспешим… Кстати, что ты надумал делать с пленницей?

Я задумался. Потом вынул запасной нож и положил его на пол в дальнем конце комнаты.

— Подберет и выберется.

— А потом заложит тебя своим.

— Как ты себе это представляешь? Она ведь и понятия не имеет о том, что я задумал.

Кот с минуту молчал.

— Хорошо, как пожелаешь… Только я на твоем месте поступил бы иначе.

— Каждый из нас на своем месте.

Мне показалось, что Рыжик печально вздохнул, хотя я был не уверен.

Уже у самого входа я в последний раз взглянул на Зайру. Она сидела у стены, вытянув ноги, и я невольно залюбовался ей, потом достал фонарик Деда, не хотелось оставлять девушку в полной темноте.

— Ты ей еще руки развяжи и пистолет дай, — посоветовал Рыжик.

— Обойдусь без умников, — фыркнул я. А вслух добавил. — Там в углу я оставил нож, только советую не торопиться с освобождением, а то мой спутник, очень нервный и не любит молоденьких девушек, — а после повернувшись решительным шагом покинул бетонную душегубку. А то и в самом деле, останься я на какое-то время…

Обратная дорога показалась мне очень короткой. Меньше чем через минуту я уже выглядывал через трещину в стене на темную улицу. Время было предрассветное. Над Крюковым каналом полз туман, порою перехлестывая через гранитные берега и заливая набережную. Из тумана колоннами поднимались деревья, растущие у самой воды.

— Ничего подозрительного? — поинтересовался я у Рыжика, но этот гад не откликнулся. Как всегда в самый ответственный момент кот испарился. Что ж стоило этого ожидать. Впрочем, ничего подозрительного я не заметил. Улица, а точнее набережная в обе стороны была пуста. Отлично. Я тенью выскользнул из трещины и стал неспешно пробираться вдоль стены, не рискую выходить на открытое место. Ступать я старался как можно тише, но выходило это не очень. А потом… в какое-то мгновение я пожалел, что там милосердно обошелся с пленницей. Сколько времени ей потребуется на то, чтобы освободиться. Минут двадцать-двадцать пять. А вот я, если буду и дальше так же осторожно красться вдоль стены, до площади буду добираться больше часа. Так что мне пришлось резко, в несколько раз увеличить скорость. Правда, теперь меня стало слышно. То и дело под ногами что-то хрустело, то сухая веточка, то обломок кирпича. И в мертвой тишине этого места, каждый такой звук казался мне орудийным залпом.

А вот и площадь. Я выглянул за угол. Всего в паре десятком метров от меня виделось ближнее из отверстий, ведущих под землю. Всего их на площади оказалось около десятка. Этакие бездонные норы. И нигде ни часового, ни охранника, хотя я был уверен, что площадь находится под тщательным наблюдением.

Как же мне проскочить? Только если в наглую.

Я весь подобрался, сбросил автомат с предохранителя, дослал патрон, потом подобрался весь, скукожился и решительным шагом вышел из кустов, несколько десятков шагов и я был у набережной. Я старался ступать как можно осторожнее, но теперь этого и не требовалось, я словно призрак, по колено утопая в ледяном тумане, проплыл вдоль набережной Крюкова канала на мгновение остановился на углу — там где Крюков канал поворачивал на девяносто градусов превращаясь в канал Адмиралтейский, скользнул через набережную и исчез в руинах трехэтажного дома. И лишь шагнув в сторону от дверного проема и замерев прижавшись спиной к стене я понял, что последние минуты две не дышал.

Я стоял с шумом вдыхая сырой, пропитанный плесенью воздух, ожидая что с любой момент вспыхнут прожектора, раздадутся крики, выстрелы, но ничего похожего не случилось. То ли стражи каравана и в самом деле были крайне беспечны, то ли мне помогла моя маскировка — не знаю. Факт только в том, что я оказался в заброшенном квартале слева от площади, и при этом никто меня не остановил. Теперь нужно было занять выгодную позицию, переодеться и подождать, когда прибудет шведский катер, после чего… после чего видно будет…

Одежду Зайры я выбросил — оставил в углу одной из пустующих комнат. Все равно после того, как я «разносил» ее, она уже ни на что не была пригодна.

Солнце уже показалось над горизонтом далеко на востоке, когда я занял наблюдательную позицию на крыше одного из домов на углу Галерной. До входов в подземелья отсюда было далековато, зато хорошо просматривались все подходы к обломкам моста, а следовательно, если караванщики станут перетаскивать на катер свою добычу, я сразу увижу. Пока же площадь пустовала. В какой-то миг меня взяла оторопь. А что, если Рыжик ошибался, если Зайре каким-то образом удалось его провести? Я вздрогнул всем телом от одной мысли об этом. Однако никаких признаков существования Базы под площадью я не видел. Площадь как площадь.

Солнце поднялось почти в зенит.

Я уже готов был совершить какой-нибудь необдуманный шаг, когда неожиданно над пустой площадью ударил колокол. И почти сразу из дальней дыры подземного перехода вынырнуло человек десять. Действуя слаженно и быстро они установили небольшой помост, собрав его из частей, которые другие караванщики выносили из подземелья. Сколько же их всего было: сотня может больше? Зачем шведскому королю такое число агентов здесь, в СПб. Человека три-четыре с легкостью бы справились со сбором артефактов по СПб. Зачем держать тут столько народа?

— Ты забыл об иных мирах.

— А… появился.

— Я никуда и не пропадал.

— Тогда почему не отвечал?

— Был занят… Или тебе представить отчет в трех экземплярах?

— Интересно, где ты всего этого набрался?.. А что до твоих дел, то мог бы придумать чего поумнее… И много они там на изучали?

— Достаточно. Это ваши бояться лезть к черту на рога по приказу. А караванщики — наемники. Им платят по результату. Если бы твоим воякам так платили СПб был бы давно цивильной зоной, а не черной дырой.

— И откуда ты все это знаешь? Ты ведь не из нашего мира.

— Только пробыл у вас тут больше, чем хотелось бы, — в тон мне ответил кот.

— Тогда просвяти меня, серого, что тут намечается?

— Где тут?

—..?

— Я видишь ли нахожусь довольно далеко, и мне сложно сказать где твое «тут».

— На площади, над Базой караванщиков.

Наступила долгая пауза. В какой-то момент я решил, что кот вновь пропал, и опаять весь обратился в зрение. Только с того места, где я находился видно было не так чтобы очень. Тем не менее, я отлично видел, как постепенно из подземелий стали выползать люди. Все больше и больше. В итоге их собралось на площади сотен пять. Где они все прятались раньше? Я попытался себе представить подземные лабиринты в которых они жили и вздрогнул. Ведь не может под СПб таких лабиринтов быть, тут же вода кругом. Стоит ямку выкопать вмиг зальет. А тут нет не заливает видимо.

Народ же явившийся на свет божий начал волноваться, тем более, что солнце — редкий гость этих мест припекало по-летнему. Я даже начал подумывать, а не перебазироваться куда-либо в тень.

— Сейчас они устроят экзекуцию. Показательную порку, после чего преступницу отправят на суд короля.

— Преступницу?

— Твою давнишнюю знакомую.

—..?

— А потом когда ее кровь смоет позор, они отправятся на охоту. Тебя будут ловить. Да и меня в придачу. И только после этого прибудет катер, которого ты так жаждешь.

Первой моей мыслью было повернуться, плюнуть на все и отправиться восвояси. Вот только в кошки мышки с бандой «зеков»-фанатиков я не играл. Да пошло все к …. Только вот у Рыжика на это имелось с вое мнение.

— Нет, конечно, ты можешь попробовать сорваться, — самодовольно объявил он. — Только далеко ты не уйдешь. За спиной у тебя Нева и залив, через площадь тебе не проскочить, а Новая Голландия окончательно отрезает тебя от города.

В принципе кот был прав. Тут ничего не попишешь, хотя сдаваться я не собирался. Даже если бы караванщикам удалось меня достать, то это стоило бы им очень дорого.

— А ты, что можешь предложить?

— Полюбуешься экзекуцией, а потом переберешься в одно укромное местечко, смею заверить, они туда не сунуться.

— А любоваться обязательно?

— А как иначе, Угрюмый… Как иначе… — философски протянул кот. — Я предлагал тебе ее убить, но ты смалодушничал. Что ж, посмотри к чему это привело. Или тебе наплевать на творение рук твоих?

Прямо не кот, а философ-наставник какой-то. И спорить с ним невозможно, потому как он всегда прав.

А на площадь меду тем вывели мою давнишнюю знакомую. Теперь она была совершенно обнажена. Двое здоровенных громил, с лицами, закрытыми черными покрывалами провели ее на эшафот. Деталей я не видел, но мне показалось, что Зайра идет с трудом, низко опустив голову.

Потом ее поставили на колени, привязав руки к железным кольцам, вделанным в помост. Палачи встали по обе стороны от нее и достали длинные бичи. На мгновение все собравшиеся на площади замерли, а потом я услышал свист и звук удара, эхом разнесшийся среди пустых близь лежащих зданий. А потом Зайра закричала так, как может кричать лишь человек с которого заживо сдирают кожу.

Я отвернулся, зажал уши, чтобы не слышать ее крики.

— Что тебя смущает? — поинтересовался кот. — Ты же сам выбрал для нее эту участь. Ты не затыкай уши, послушай, может чему и научишься.

— Я не знал…

— Не знание законов не освобождает от ответственности.

Глава 9 Экскурсия в прошлое

Как только тело Зайры унесли, народ начал с площади рассасываться. Не знаю, живая она была или нет, только высекли ее не по-детски. Может и в самом деле стоило ее пристрелить? Только мне рассиживаться на месте больше времени не было. Как говориться: руки в ноги и бежать.

Только вот, куда?

— Пойдешь во двор. Дальняя правая парадная, третий этаж, квартира направо. Обойдешь комнаты, найдешь очередные врата.

Врата! Врата! Врата! Никогда я столько в чужие миры не шастал. Раньше я за всю свою жизнь трижды был там, где не должно, а теперь, теперь за последние дни третий раз придется. Тут же я с ужасом вспомнил мир пепла с его ужасными тварями, а потом наклонный мир, неизвестно где начинающийся и куда уходящий. И вот теперь опять…

Тем не менее, тормозить не следовало, а общаться с караванщиками у меня не было никакого желания. А посему я покинул свой наблюдательный пункт, и закинув рюкзак за спину поспешил в указанном Рыжиком направлении. Интересно, что бы я делал без этого кота. И тут же я отогнал эту мысль. Еще не хватало выражать ему свою признательность. Ведь возгордиться, гад.

До указанной парадной я добрался без всяких приключений. Сложнее было найти нужную квартиру. С третьим этажом я промахнуться не мог, а вот «квартира направо».

Всего их на площадке было четыре — огромные, видимо коммунальные. Нигде ни одной двери, повсюду грязь, груды каких-то то ли обломков, то ли остатков — давно сгнившие кучи первоначальное содержание которых определению не подлежит. Тем не менее, морщась и кривясь я обошел всю квартиру справа от лестницы.

Ничего. Ни мерцания врат, ни каких-то следов. А может я чего-то не понял, или проклятый кот не точно объяснил. Может говоря о квартире «направо» он стоял лицом к лестнице, а следовательно я сунулся не в ту квартиру. Ладно, проверим.

И тут мое внимание привлек какой-то шум. Во дворе дома кто-то бродил и разговаривал. Я осторожненько выглянул из окна. Точно, облава началась. Там были те самые люди с головами замотанными тряпками. Человек пять. Четверо с оружием, один без. Но судя по тому, как он держал себя… Нет, скорее всего он был вооружен одним из этих камней пьющих сознание. В общем, не хотел я встречаться с этими ребятами. А посему я снова безуспешно позвал кота. Вот ведь тварь. Нет, встречусь с ним, обязательно выскажу все, что думаю…

А пока я торопливо начал обследовать квартиру, что по моему изначальному мнению находилась слева — справа, если встать лицом к лестнице.

Врата я нашел почти сразу, но только потому, что искал. Иначе в жизни бы не нашел. Смутное мерцание я различил на стерне в крошечном закутке, где раньше, видимо, располагался сортир. Вот так то! На полу еще можно было различить фаянсовый обломок ножки унитаза, а сбоку на темной стене что-то мерцало, вроде паутинки. Вот я туда и сунулся. Раз… И я очутился в совершенно другом месте, точнее в том же самом, только выглядело оно по-другому.

В этом мире сортир был ухоженный: унитаз целый, стены аккуратно до половины выкрашены зеленой масленой краской, потолок отштукатурен, на полу вязаный коврик. Не туалет, а мечта сортиров. Но что самое главное: по другую сторону унитаза сидел Рыжик.

— И что дальше? — вопросительно уставился я на него.

— Посидим, подождем.

— Почему ты не откликаешься, когда я тебя зову?

Но кот не счел нужным отвечать на мой вопрос. Он вытянул заднюю лапу и начал ее неторопливо вылизывать. Обычный дворовый Барсик, если бы не размер.

— Что, так и будем сидеть?

Кот молчал.

— В общем ты как хочешь, а я пойду погляжу, куда мы попали.

— Не советую.

— А что ты советуешь?

— Чего тебе, тут плохо? Хорошо, тепло, не капает, не дует. Посидим часика два и вернемся.

— Вот только в сортирах я по два часа не сидел, — с этими словами я решительно распахнул дверь и оказался в коридоре. Квартира явно была жилой, но что удивительно если в СПб сейчас время едва приближалось к полдню, то здесь был то ли поздний вечер, то ли уже ночь. В коридоре было темно, однако яркие лампы на улице давали достаточно света, чтобы я сумел разглядеть огромный бельевой шкаф, на верху которого громоздилась целая пирамида каких картоночек, коробочек и узлов. За ним стояла пара доисторических чемоданов, я такие только в кино видел. Да и сам шкаф выглядел очень старомодным.

Взяв автомат наизготовку я еще раз внимательно огляделся. Нет, судя по всему если кто и жил в этой квартире, то сейчас он крепко спал и я не собирался тревожить его сон. Осторожно пройдя по коридору я подошел к одной из дверей, и тут что-то скрипнуло у меня за спиной. Я резко обернулся. Дверь в одну из комнат была приоткрыта, и на пороге стоял коренастый человек, невысокого роста в странной военной форме. Зеленый мундир и темно-синие штаны с огромным галифе. В руках у него был пистолет, и что самое удивительное нацелен этот пистолет был на меня.

— А ну, стой! — приказал незнакомец.

— Сам стой! — я навел на него дуло автомата.

Я почувствовал, что пауза затягивается. Конечно, я мог срезать его одной очередью, только тогда я во-первых сильно нашумел бы, во-вторых этот незнакомец мог в ответ мне пулю всадить.

— Ты кто такой?

— Человек, — пожал я плечами.

— Что за человек?

— Так прохожий.

— И что ты тут делаешь, прохожий?

— Прохожу.

Глупый какой-то диалог получался. И снова в голову мне закралась весьма неприятная мыслишка, что прав был Рыжик, и нужно было мне послушать кота, отсидеть пару часов в сортире, потому как чем меньше видишь, тем дольше спишь.

— Ты не из ГУГБ? — продолжал расспросы незнакомец.

— Не-а, — покачал я головой. — А ГУГБ, это что?

Тут незнакомец в свою очередь замялся.

— А может ты шпион? — неожиданно высказал предположение незнакомец. — Уж больно одет ты странно и оружие у тебя не наше.

— Почему не наше? — удивился я. — Наше что ни на есть. Последняя модификация АК, — и я довольный погладил приклад.

— АК? А еще говоришь, что наш. Небось немецкий шпион, прибыл, чтобы убить товарища Сталина.

Тут что-то в голове моей стало проясняться. Отдельные кусочки мозаики начали медленно складываться в общую картину: и странная отделка сортира, и старомодный шкаф и чемоданы…

— А год сейчас какой?

— Будто сам не знаешь? Тридцать девятый.

— А-а-а-а… — задумчиво протянул я. Выходит это я в прошлое зарулил. Только вот в какое: наше или не наше? — А ты чего тут в коридоре в форме делаешь?

— Ареста жду.

— И давно ждешь?

— С утра, — с вызовом ответил военный.

— Ладно, проехали… — пробормотал я, пытаясь сообразить, что делать дальше. Если сейчас попрощаться и отправиться в сортир, то рано или поздно этот кадр врата найдет. Нет в этом ничего сложного. С другой стороны возвращаться в свой СПб никакого смысла не было. Встреча с людьми в белых тряпках на голове ничего хорошего мне не сулила. А торчать тут..? — Давай не будем торчать в коридоре. Зайдем, разве что к тебе? — и я кивнул в сторону освещенной комнаты за спиной незнакомца.

— Хорошо, — согласился тот.

Тогда я первым пошел на уступки, опустил автомат. Через несколько секунд незнакомец последовал моему примеру, потом отступил в комнату.

— Заходи.

Я согласно кивнул. Прошел мимо него. Только теперь мне удалось хорошенько рассмотреть его лицо. Простое, но в то же время… было в нем что-то странное, такое… несовременное. Вроде бы все на месте. И разрез глаз нормальный, и нос картошкой, и овал лица — правильный, только в целом… Таких людей нынче не выпускают. Хотя если верить словам незнакомца, тут на дворе не то, что год другой, иное столетие.

Конечно я многим рисковал оставив его у себя за спиной, а с другой стороны… Нет, если бы мине грозила реальная опасность, кот меня бы предупредил.

Комната оказалась небольшой, и обставленной как в кино. Этажерка с книга, бельевой шкаф, походная койка, у окна — старинный письменный стол с зеленым сукном, в центре комнаты маленький круглый столик. На нем натюрмортом застыла тарелка с несколькими кусками хлеба, сахарница и видавший лучшие времена металлический чайник. Под потолком, лампа в дешевом ситцевом абажуре.

— Садись, — предложил хозяин.

Я сел, как говориться: в ногах правды нет.

— Чай будешь?

Я кивнул. Что-то я чего-нибудь горяченького я бы выпил с удовольствием. Только, увы, чай оказался едва теплым. Зато варенье, которое достал Михаил. Давно я не ел настоящего земляничного варенья. Все эти концентраты военных, да заморский конфетюр ни в какое сравнение с настоящим вареньем не идут.

— А не боишься вот так незнакомца к себе приглашать?

Военный усмехнулся.

— С меня не убудет. Врагом народа меня уже объявили, так что больше собственно бояться нечего. А ты я смотрю человек странный.

— А вдруг я вор?

— Не-а, — покачал он головой. — На вора ты не похож, скорее уж и в самом деле иностранный шпион. Оружия у тебя, в арсенал не ходи, — и покосился на мой АК. Ну я-то тоже не дурак. Когда садился, АК себе на колени положил. Приглашение, приглашением, а там мало ли что. — А зовут-то тебя как?

— Угрюмый, — ответил я.

— Это вроде клички, как у зеков?

— Это вроде имени…. как у искателей. Оперативный псевдоним, — возразил я, а потом послал ментальный вопрос. — Долго еще?

— Ну, похоже, ты себе приятеля отыскал, — фыркнул Рыжик. — Так уж и быть, сиди, расслабляйся.

— С тобой расслабишься!

— Будет шухер предупрежу.

И вновь я переключил все свое внимание на незнакомца.

— А тебя как зовут?

— Михаил Окунев.

— И с чего ты решил, что за тобой должны придти?

— Наших всех арестовали еще утром. А я на пол дня заранее отпросился. Надо было в одно место смотаться по личному. Когда приехал все арестованы, контора на замке… Вот жду, когда за мной явятся.

— Странные у вас тут дела.

— Ну а ты-то кто?

— Искатель… Ищу, кто где что… впрочем это объяснить сложно. Не отсюда я.

— Я же говорю шпион! — улыбнулся Михаил. Нехорошо огн так улыбнулся. Так гостям не улыбаются. А посему я почувствовал, что пора это чаепитие заканчивать и делать ноги отсюда, пока кто еще не появился. Нет, тысячу раз прав был Рыжик. Сидел бы я сейчас в сортире и не выделывался.

— Знаешь, а так даже забавнее будет?

— Что забавнее?

— Ну, если тебя как немецкого шпиона схватят.

— Забавнее будет, когда я тебя поймаю и хвост отрежу, чтобы не повадно было…

— И это твоя благодарность!

А Михаил тем временем вновь подлил мне чая. В какой-то миг он казалось потянулся за моим автоматом, но нет… во время распрямился и вновь мне улыбнулся, только улыбка у него была неприятная, фальшивая.

— И все-таки кто ты такой, Угрюмый. Одежка у тебя больно странная. Вроде как военная, а вроде как нет. Да и все остальное…

В какое-то мгновение я задумался. Может рассказать ему правду? Только какой в этом смысл. Все равно не поверит. А так пусть тешится мыслью, что ненбвесть кого задержал и мучается в догадках…

— Говорю не здешний я.

— Шпион?

— Глупости ты говоришь. Просто не отсюда я, да и сюда случайно попал.

— Случайно попал в центр Ленинграда?

— Ленин… — автоматически начал повторять я, вот только посреди слова запнулся. Н-да, раньше его же так и называли. Это мы привыкли СПб и СПб.

— Ленинграда, — внимательно глядя на меня повторил Михаил. — Ты что с неба свалился?

— Можно сказать и так.

— Значит все таки шпион. Германия? Италия? Испания? Япония?.. Нет, на узкоглазого ты не похож.

— А что нужно обязательно быть шпионом, чтобы вот так посреди СПб… Ленинграда оказаться?

— Ну, если ты не турист… и обвешен оружием, словно на войну собрался…

— Это у нас там без оружия нельзя, — попытался успокоить я хозяина. Однако, похоже, сомнения его не рассеялись, а лишь окрепли.

— А к кому ты тут пришел. К Свиридовым? Палкиным? Лопуховым?

Я пожал плечами. Этот жест стал моим любимым на этот вечер.

— Это те, кто тут кроме тебя проживает? Нет… можешь не сомневаться никого я из них не знаю. Так вышло, что я случайно оказался ночью в этом доме, в этой квартире, — эх, не видел он Рыжика. Интересно если бы увидел, то что сказал. Кот переросток в лучших булгаковских традициях… Хотя нет, Булгакова-то они еще не читали.

— Тогда выходит ты домушник, только видно квартирой ошибся, потому как тут воровать нечего, да и оделся ты странное. — Что это у тебя? — и он ткнул в титановый бронежилет, надетый поверх комбеза.

— Бронежилет, — честно ответил я.

— А еще говоришь, что не шпион. Наши такие штуки не выпускают.

И тогда у меня возникло страстное желание, бронежилет снять, вывернуть и ткнуть его носом в лейбу «Произведено в России на тульском заводе им. адмирала Колчака». А потом во время спохватился. Если это и в самом деле конец тридцатых прошлого века, то имя Колчак ругательное…

— Ну что чай попил, поел?

— Опять ты?

— Попил, поел, пора и честь знать. За твоим другом приехали. Давай сюда. Тебе встречаться с ГУГБ нет никакого резона.

Я попытался изобразить максимально вежливую улыбку.

— Что ж, Михаил Окунев, спасибо тебе за чай, только мне пора.

— Пора? — встрепенулся хозяин.

— Да. За тобой приехали, а у меня нет никакого желания с местными властями общаться.

Я начал было вставать из-за стола, но на середине движения замер, потому как в лицо мне уставилось дуло пистолета.

— Никуда ты не пойдешь. Я тебя сдам, и тогда все поймут, что никакой я не шпион.

Я тяжело вздохнул. Ну, вот откуда такие придурки берутся? Но объяснять ему, что его все равно отправят или в лагеря или к стенке поставят по пятьдесят восьмой, смысла никакого не было, потому как если уж человек себе в голову, что вдолбил, то убедить его в обратном крайне трудно, практически невозможно.

Сделав вид, что опускаюсь вниз, я свободной рукой взметнул вверх скатерть, так что и она, и все, что стояло на столе полетело в лицо придурку, а сам я ушел вниз на пол. Так что пуля прошла у меня над головой, а второй раз Михаил выстрелить не успел, потому как я из-под хорошенько приложил его между ног прикладом. Он аж подпрыгнул. А уж каким фальцетом завопил, любо-дорого послушать. Для профилактики я еще разок врезал ему прикладом по голове. Вот так, приглашаешь человека к себе домой, а гость тебя потом «отоваривает» по-полной. С другой стороны: куда деваться? Сам виноват. Нечего в гостей из волыны шмалять.

В это время в дверь коммуналки позвонили. Надрывно, нагло! Кто-то жал на кнопку электрического звонка и не желал ее отпускать: хотел, наверное, весь дом перебудить.

Жильцы остальных квартир начали просыпаться. Медлить смысла не было, так как в дверь уже не звонили, а колотили.

Я наклонился. Михаил похоже был без сознания. Что ж, по крайней мере, какое-то время не будет страдать от боли в паху. Нагнувшись я подобрал его пистолет. Так, на всякий случай. Очень не люблю, когда мне кто-то в спину стреляет.

— Где ты, поторопись… — кот был вездесущ.

Я прыжком отскочил к двери, рванул ее на себя и… оказался лицом к лицу с двумя дородными мордоворотами. Не знаю, кого они ожидали увидеть, но только не меня. Лица у них в миг вытянутулись от недоумения. Дальше пришлось действовать чисто интуитивно. Вскинув автомат я дал очередь. Бил в упор. Пули не просто прошили всю собравшуюся у дверей компанию, но и расшвыряли в стороны мертвые тела. Кто-то в одной из комнат истошно завопил. Но мне разбираться было некогда. В самом деле, нужно было уносить ноги. Вот только…

И тут в моем воспаленном мозгу родилась одна идейка. Бредовая такая идейка, но с другой стороны… а чем черт не шутит, а мне-то что. Я вернулся к столу, схватил Михаила за ногу и потащил волоком по полу. Осторожно выглянул в коридор. Там никого не было. Пять трупов на полу. Двери всех комнат плотно закрыты. Отлично. Никто мешать не станет, а случайных жертв я не люблю.

Когда я протаскивал его через двери, он со всего разгона врезался в лужу крови. Но так, наверное, было еще и лучше. Я протащил его по коридору. За нами протянулись кровавые следы. Замечательно.

Когда я распахнул дверь туалета, кот уже переместился, сидел на крышке унитаза, а не в углу.

— Пусти козла в огород… — начал было он и только тут заметил тело Михаила. — А это что?

— Немецкий шпион.

— Твой знакомец? Зачем ты его…

— Возьмем с собой, — объявил я.

— Ты, наверное, с ума сошел. Там еще облава во всю идет, а ты собираешься туда этого малохольного тащить.

— Ты видел какие архаровцы за ним явились… И еще придут. А мы им дорожку в СПб покажем. Там эти восточные верноподданные шведского короля, тут СМЕРШ гребанный, вот пусть они между собой и разбираются. Ты, кажется, хотел на Васькин?

Кот только головой покачал.

Тут Михаил застонал — видно начал в себя приходить. Нужно было спешить. Протащив «немецкого шпиона» через врата я бросил его на куче сгнившего мусора, только перед этим пистолет ему в руку вложил. Надо же ему чем-то будет от азиатов отбиваться. Мгновение постоял, любуясь кровавым следом. Сейчас, небось, весь Литейный сюда рванет, а по кровавым следам уходящим в стену, они мигом врата вычислят. Сам же я поспешил в одну из соседних квартир. Занял позицию у окна, выходящего на крышу более низкого соседнего дома, что выходил на набережную… и обмер.

За затонувшей ржавой баржой, грудой лома стоящей у самого берега появился новехонький катер. От берега к нему через ржавое тело баржи протянулись мостки. Люди в белых головных уборах сновали туда-сюда — погрузка шла полным ходам. Что ж они гады начали, меня не дождавшись? Непорядок. Надо это дело прервать. Получше прицелившись я дал очередь по хлипким мосткам. Не то, что хотел убить кого-то конкретно, а так попугать, да внимание к себе привлечь. Грузчиков разом словно ветром смело с причала: попрыгали, кто на баржу, кто в воду, но меня сейчас это мало интересовало. После для сущей убедительности кинул гранату вниз в лестничный проем.

Внизу жахнуло. Значит парадную обозначить, чтобы эти гаврики пришли куда надо, не ошиблись.

Не успела пыль от взрыва рассеяться, как в дверном проеме квартиры показался Михаил. Он был словно контужен: постоянно крутил и тряс головой, шел словно слепой. Ну что ж все готово для встречи поколений. Я отступил вглубь квартиры, предоставив Михаилу разбираться с озверевшими подданными Шведского короля. Что ж скоро к нему подойдет подкрепление. А мне пока нужен исключительно катер.

Выбравшись через окно на крышу соседнего дома я осторожно начал пробираться к ближайшему чердачному окну. Идти приходилось осторожно — листовое железо крыши насквозь прогнило, точно так же, как и поддерживающие его балки. А провалившись бог знает куда, можно было не только шею себе сломать, но и пораниться не по детски. Не спеша шаг за шагом… Больше всего я боялся, что кто-нибудь засечет меня, пробирающимся по крыше. А там один удачный выстрел и губ-бай! Но обошлось. Добрался я до приглянувшегося мне чердачного окошка и через минуту был уже на чердаке, а в парадной с Вратами началось. Кто в кого стрелял? Меня это уже не слишком волновало.

Теперь главное катер. И еще…

— Где ты?

— Далеко.

— А друзья нашего Михаила?

— Когда я покидал ту гостеприимную квартиру, большой отряд был уже на подходе. А если учесть те следы.

— Сообщишь, когда они появятся?

— Можешь прорываться на катер, только постарайся, чтобы тебя не заметили. Основной груз — пленные еще не доставлены на борт.

— А ты?

— Появлюсь в последний момент.

Мне оставалось только многозначительно хмыкнуть. Что ж, пока все заняты надо незаметно пробраться на катер. Хотя особо незаметно не получиться.

Внимательно прислушиваясь к выстрелам в соседнем доме, я подобрался к окну, выходившему на набережную. Там ничего не поменялось: полузатонувшая баржа, дощатый причал, новенький катер под шведским флагом. И нигде ни одного часового, только вахтенный на катере. Если бы сейчас был вечер или ночь, то я бы не сомневался. Только в этот раз придется действовать днем.

Стрельба усилилась — похоже, к Михаилу подошла подмога. Ну что ж, будем надеяться мой выстрел никто не услышит. Еще бы оптический прицел, ведь второй попытки у меня, скорее всего, не будет. Я аккуратно устроился. Перевел автомат на стрельбу одиночными, уложил дуло автомата на подоконник. Целиться времени не было. Вряд ли гэпэушники долго продержатся.

С Богом. Палец плавно положил на курок, а потом затаив дыхание осторожно надавил. Тихий хлопок и охранник на лодке сложился пополам, а потом исчез из полу зрения. Что ж, теперь нельзя тормозить.

Я пулей помчался вниз перепрыгивая через три ступеньки. Теперь все решало время и удача. Если я успею проскочить до катера и меня никто не заметит…

Но в этот раз мне похоже везло. Несколько секунд и я вылетев из дома, пересек набережную и помчался по мосткам. Сейчас я стал идеальной мишенью, но другого выхода не было. Секунд двадцать и я уже был на катере. Тут же присев спрятался за фальшборт, автомат к стрельбе. Но нет, похоже никто не заметил моего безумного марш-броска. Теперь главное, чтобы меня не застали врасплох.

Пригибаясь я затащил на борт катера ближайшие три доски. Теперь на катер попасть было не так-то просто. Обеспечив тылы, самое время было заняться зачисткой.

Глава 10 Берег левый — берег правый

Скорее это был не катер, а яхта — крошечное судно, но еще давным-давно переделанная под военные нужды. Верхняя палуба, трюк в новой части, каюта экипажа. Тем не менее, в первую очередь нужно было «зачистить» катер.

Тело подстреленного мною шведа лежало на верхней палубе у рулевого колеса. Первое, что я сделал, после того, как убрал трап, столкнул тело в каюту. Потом осторожно достав нож, начал спускаться в каюту. Стрелять больше я бы не рискнул. Итак, убранный трап — знак опасности, а лишний грохот может только привлечь к катеру нежелательное внимание. Пусть караванщики развлекаются с «приятелями» Михаила, а я пока приготовлюсь к приему главного «груза».

Каюта оказалась небольшим, узким помещением: две койки справа — одна над другой, с другой стороны столик, два стула, некое подобие буфета.

Мне снова повезло, в каюте катера никого не оказалось. Несколько минут, и я был в одеждах шведского моряка, благо он был здоровым парнем. Замотав голову белой тканью, я окончательно расслабился. Теперь, даже вблизи никто из караванщиков не заподозрил бы подмену. Единственное, в чем я мог проколоться, так если со мной заговорят. Но я понадеялся, что этого не случится.

Теперь оставалось только осмотреть трюм, а потом ждать гостей.

Однако там меня ждал сюрприз. Большая часть крошечного трюма была забита ящиками и мешками, а поверх них лежало обнаженное тело — голая Зайра. Руки у нее были скованы наручниками за спиной, а сама спина — кровавое месиво.

Зачем они запихали ее сюда? Решили отправить на суд сюзерена. В какой-то момент мне захотелось просто надавить на курок, или перерезать ей горло… И в самом деле тогда все ее мучения мигом закончились. Но… Сколько времени я простоял в трюме сжимая нож и не в силах нанести роковой удар. С одной стороны, я отлично понимал, что сам ищу себе проблемы, а с другой. Ну, убил бы я ее тогда? И чем бы я тогда отличался от Эдички или Дикого? Нет, не мог я ее убить, однако и отпустить, даже сняв наручники, не мог.

Наконец, пересилив себя, я вернулся на верхнюю палубу. Нужно было еще восстановить трап и убрать труп, так, чтобы если кто-то из караванщиков не удивился, заглянув в каюту. И с тем и с другим я справился очень быстро, а после стал ждать.

Вскоре выстрелы на берегу окончательно стихли, но на набережной так никто и не появился. Я продолжал ждать. Только вот сердце у меня было не на месте. Нет, мне ничуть не жалко было погибших, единственное, что меня тревожило, не изменятся ли из-за этой стычки планы караванщиков. Может, они передумают и решат отправить пленников немного позже?

Но, слава богу, ничего подобного не случилось. Через два часа мое ожидание было вознаграждено. На берегу показался один из караванщиков. Так как головы у всех них, впрочем, как у меня, были замотаны белыми тканями, то отличить одного кочевника от другого я не мог. Он помахал мне, я помахал в ответ.

И неожиданно почувствовал обиду. Где этот проклятый Рыжик? Ведь кот с его телепатическими способностями был бы незаменимым помощником. Я попытался позвать его, но мне, как водится никто не ответил.

Тем временем на набережной появилось несколько носильщиков с мешками. Я в очередной раз порадовался, что не трогал Зайру. Ведь если бы я отпустил ее, мне пришлось бы объяснять, куда она делась или почему она мертва.

Носильщики быстро проскочили на катер. Я открыл им люк грузового трюма. Они быстро уложили свои мешки и тут же исчезли. А через некоторое время они появились снова, и вся процедура повторилась.

Я же, наблюдая за погрузкой, начал нервничать по-настоящему. В грузовом трюме осталось совсем мало места. А что если посадки пассажиров не будет? Может же и Рыжик когда-то ошибаться. Что ж, тогда мне придется вернуться к своему первоначальному плану, Обойду на катере стороной Васькин, высажусь В ЦПКО, а там и Новая деревня с финами неподалеку.

— Не беспокойся, без пленных не поедем.

— Очнулся! — фыркнул я.

— Сейчас приведут пленных. Готов?

— Готов-то готов. Только если они начнуть говорить со мной, что-нибудь спрашивать?

— Глаза бояться, а руки делают. В первую очередь ослабь швартовочный линь. Сделай так, чтобы он едва держал твой катер. Дернешь и плывешь.

Я посмотрел на толстый канат, который был завязан вокруг какой-то железяки затонувшей баржи. Стандартный морской узел. Надо заменить его на какой-нибудь скользящий. Пришлось повозиться. Пока я занимался канатом, мысли мои витали вдалеке.

— А как там наш Михаил?

— Пал смертью храбрых в борьбе с потомками Чингиз-хана.

— А те, кто хотел его схватить?

— Славная там получилась заварушка. Да и караванщики расслабились.

Мокрый, скользкий канат скользил в пальцах, да и затянуть потом канат на бантик было не так уж просто. Единственный плюс канат был полупластиковым, вечным, наш пеньковый я бы часа три развязывал.

Только я закончил возиться, снова появились караванщики. В этот раз их было шестеро. Все с автоматами, только не нашими — эмками. Они конвоировали три скованные фигуры. Впереди шел Тимур. Шел тяжело, покачиваясь. Правый глаз его заплыл фиолетовым синяком, губы распухли так, что он стал напоминать негра.

Вторым шел крысеныш. На его морде побоев видно не было, но я сильно сомневался, что Ветерка оставили в покое. За ним плелся Питер. У мутанта были скованы не только руки, но и ноги, а кроме того на шею был надет «жесткий» ошейник с шипами внутрь. К этому ошейнику была прицеплена веревка, которую держал в ру5ках родин из охранников. Стоило Питеру чуть отклониться или замедлить шаг, длинные тонкие шипы тут же впивались в его плоть. По шее Питера протянулись кровавые полоски, но он, казалось, не замечал боли, или делал вид, что не замечает.

Во главе процессии вышагивал высокий караванщик, пожалуй, даже чуть выше меня. Остановившись перед причалом, он помахал мне, а потом отдал какой-то приказ, и один из его людей ступил на мостки. Когда он прошел полпути, на причал толкнули Тимура. Тому ничего не оставалось, как повиноваться. Я отошел на нос, открыл крышку грузового люка. Тимур пошел вниз первыми, следующий за ним — крысеныш. Теперь уже на носу катера напротив меня стояла пара караванщиков.

— Приготовься, — ментальный голос Рыжика ударил меня по напряженным нервам.

Я замер. Краем уха я слышал как диски причала поскрипывают под весом еще одного караванщика и мутанта.

А потом совершенно неожиданно со стороны берега раздался страшный то ли визг, то ли вой. Краем глаза я увидел, как на трех караванщиков, оставшихся на берегу обрушился Рыжик. Одновременно я короткой очередью срезал двух, стоявших напротив меня, а потом, развернувшись, оказался лицом к лицу с противника, который вел Питера на цепочке. Мутант взвыл, когда его провожатый натянул «поводок» и шипы впились в шею. Не смотря на всю свою силу, мутант был совершенно беспомощным. Ударом ствола, я смел в сторону дуло автомата караванщика, и очередь ушла в сторону. А потом я со всей силы врезал гаду между ног, тот согнулся, потянув цепочку, и я едва успел выхватить ее из его рук. Еще один удар ноги и мой противник беспомощно размахивая руками полетел за борт, а я уже сдергивал канат. Одним огромным прыжком мутант оказался на борту. Однако мне пришлось потратить еще десяток секунд ожидая — Рыжик раскидав оставшихся на берегу, огромными прыжками мчался по причалу. Никогда не видел, чтобы живая тварь совершала такие прыжки — Каждый метров десять, не меньше.

Когда кот с грохотом обрушился на корму катера я, потянув канат, оттолкнулся от причала, а потом метнулся к управлению. Нужно было еще завести мотор. На это ушло еще с десяток секунд, после чего мы все дружно повалились на пол. Над головами у нас засвистели пули. То ли те, кого не добил кот, пришли в себя, то ли подошло подкрепление, только времени на раздумья не оставалось, да и помочь мне никто не мог. Сжав зубы, понимая, что спина моя — идеальная мишень, я подскочил к рулю. Поворот рычага… мгновение напряженного ожидания… и двигатель взревел. Я резко крутанул руль, и катер рванулся с места. Одна из пуль расколола пластиковый щиток, пролетев в нескольких сантиметрах от моего уха, вторая пробила комбинезон, царапнув по руке. Но тогда я даже этого не заметил. Я стоял выруливая катер и чувствовал, что вот-вот в спину мне ударит очередь.

— Сворачивай. Сейчас будет бить снайпер! — «заорал» кот.

Я мельком бросил взгляд влево, потом — вправо. Река была пуста и деваться казалось некуда. Вот только справа возвышались над водой быки — остатки моста Лейтенанта Шмидта. Я резко крутанул руль заворачивая за ближайший пилон, чтобы спрятаться от стрелка.

Скорость катера была такой большой, что я едва не вылетел из-за укрытия. Потом прижался к пилону, пытаясь найти хоть какой-то выступ, чтобы зацепиться за него канатом. Но ничего подобного не было. А лодку сносило из-за укрытия. Снова надавив на «газ» я подал ее чуть вперед. Потом замер, пытаясь высмотреть хоть какой-нибудь выступ на пилоне.

В какой-то момент, я почувствовал, что задыхаюсь и несколькими быстрыми движениями сбросил повязки с головы. Дышать и двигаться стало легче и почти сразу я заметил каменный выступ метрах в трех над водой. Оглядевшись, я увидел багор, висящий на специальных креплениях, схватил его, зацепился за выступ, упершись ногами в дно катера, стараясь удержать суденышко на месте. Какое-то время я боролся, но потом понял бессмысленность этой попытки. Силы были слишком неравными.

— Попробуй перебраться к следующему пилону!

Вот чего я люблю, так это добрый совет под руку. Однако Рыжик вновь был прав.

Бросив багор я вернулся к рулю. Дал газ и катер, взвыв развернувшись на девяносто градусов помчался к следующему пилону.

— Осторожнее на повороте!

— Послушай, советник. Если хочешь, я уступлю тебе место у руля.

Кот не ответил. А у меня на дальнейшую перепалку не было ни времени, ни сил.

Катер выписав удивительную фигуру заскочил за следующий пилон. Тут сохранился и причал и башенка управления разводной частью моста. Только вот разводить давным-давно было нечего.

Лишь накинув канат на швартовый кнехт, я обессиливший упал на сидение. Руки и ноги в один миг стали словно ватные, и я почувствовал насколько устал на последние часы. И… когда я последний раз спал, сутки назад? Нет больше… Я уже готов был провалиться в спасительный сон, вырубиться, так сказать, чтобы хоть на пару часов дать отдых измученным нервам. Вот только у Рыжика был иной взгляд на то, чем мне нужно и чем не нужно заниматься.

— Ты кажется спать собрался? — взбодрил он меня. — Не стоит, не время.

— ?..

— Для начала тебе стоит освободить своих товарищей. Потом, необходимо решить, что делать с Зайрой, и как отсюда выбраться. Учти, караванщики ждать не станут, вытащат свои лодки и все… То, что ты один раз взял их неожиданностью тебе не поможет. Кроме того, помни об их кольцах. С их силой даже я совладать не смогу.

Я только кивнул. Конечно, это обидно подчиняться распоряжениям какого-то там кошака… А с другой стороны, куда деваться? Все что говорил Рыжик было разумно, так что мне ничего не оставалось как последовать его советам.

В первую очередь я занялся Питером. Ключей у меня не было, единственный плюс в том, что наручники караванщиков имели примитивные замки. Куда им до наручников наших вояк, но и те-то я снимал на пару секунд, а тут… Как только руки Питера оказались на свободе, он буквально разорвал металлический ошейник. Никогда не видел ни одного человека, который смог бы разорвать стальной обруч шириной сантиметров в пять и толщиной в пару миллиметров. И не сказал бы я, что разорвать ошейник стоило Питеру больших усилий. Поняв, что с ножными кандалами мутант справится сам, я отправился к носовому трюму.

Присев, и осторожно приоткрыв люк, я опустился на колено и вгляделся в черный прямоугольник трюма.

— Все живы?

— Это ты… Угрюмый?

— Я, Тимур, я. Давай сюда, попробую тебя освободить.

Тимур медленно поднялся и покачиваясь подошел к люку. Мне пришлось спрыгнуть внутрь, хоть там итак было очень тесно.

— Как вы тут?

— Если не считать того, что нас использовали вместо боксерских груш…

Со щелчком наручники соскользнули с его запястий.

— Давай наверх и помоги Питеру. Да, там, в каюте, лежит один из караванщиков. Обыщи его. У него должно быть какое-то оружие, оно нам пригодиться.

Тимур исчез, а я занялся крысенышем.

— А ты как?

Ветерок лишь кивнул.

— Отлично, тогда помоги мне вытащить эту несчастную, — я кивнул в сторону Зайры, которая, судя по всему, так в себя и не пришла.

Вначале крысеныш выбрался из трюма, а потом я осторожно приподняв Зайру передал ее Ветерку, и тот опустил ее на нос нашего судна. Она была совершенно обнаженной, а спина ее представляла собой кровавое месиво.

— Проследишь за ней, — приказал я чудику, и вернулся на верхнюю палубу. — Как будем выбираться? — поинтересовался я у собравшихся, хотя на самом деле мой вопрос был обращен к Рыжику.

— Надо попробовать продержаться до заката. В темноте мы с легкостью сбежим.

— Сбежим?

— Не думаю, что высаживаться нужно прямо здесь, возле моста. Васькин остров не даром находится в центре города. Я бы предложил заплыть со Смоленки и там высадиться. Таким образом можно было бы избежать… Впрочем, сейчас нет времени говорить об этом. А сейчас… Берите оружие и наверх.

Я с удивлением посмотрел на кота, а потом проследил за его взглядом. С этой стороны пилона был причал. Тут же в пилоне было дверное отверстие, а там, скорее всего лестница, ведущая наверх.

— И возьми с собой Тимура. Кочевники могут попытаться зайти с двух сторон. Мы их тут встретим, но лучше не давать им шанса приблизиться.

Я кивнул, потом перевел взгляд на Тимура.

— Как ты?

— Могло быть и хуже, — пожал он плечами.

— Что с оружием.

Тимур продемонстрировал мне М-16 и «глок».

— Отлично. Боеприпасы?

— Есть немного.

Я кивнул.

— Пошли, наверх. Я так думаю, они попробуют нас взять, так что лучше поспешить.

— Уж поспешите, сделайте милость. Они уже грузятся.

— Пошли.

Я спрыгнул с катера и подошел к темному дверному проему. Эх, фонарик бы. Но он остался в каюте, вместе с рюкзаками. Возвращаться за ним времени не было. Затаив дыхание я осторожно шагнул во тьму, и застыл, ожидая, когда мои глаза привыкнут к темноте. Внутри пилона была винтовая лестница. Откуда-то сверху просачивался тусклый свет. Осторожно взявшись за железные перила, а потом осторожно поставил ногу на нижнюю ступень. Лестница была старой и насквозь проржавела, и железа поскрипывала под моим весом. Осторожно я перенес на первую ступень свой вес, а потом… на вторую…

Постепенно я расхрабрился… и едва не поплатился за это, когда двадцатая или двадцать пятая ступень развалилась под моим весом и моя нога по колено провалилась в пустоту. Мне повезло, что в последний момент я успел ухватиться за перила.

На какое-то время я замер, размахивая ногой в воздухе. Одно усилия, и я высвободил ногу, а потом продолжал безумный подъем вслепую. Шаг за шагом. Вот и сама кабинка. Погнутый, разбитый механизм. Интересно, какая сила могла погнуть эти гигантские металлические диски. Нет, в самом деле, СПб место удивительное. К примеру: все здания на набережной стояли, а мосты рухнули, и не просто рухнули. Пролеты моста словно корова языком слизала, в ведь если б они рухнули, то обломки лежали бы внизу… Нет, может они, конечно, и лежат, где-то там, под водой. Только я сильно в этом сомневаюсь…

Я приказал Тимуру, оставаться в лестницы, а сам перебежал на другой конец пилона, грохнулся на пузо. Странно это было: ровная асфальтовая площадка, тротуары, фрагмент перил с морскими коньками, а справа и слева бездна, словно кто-то проломил пролеты моста, а пилоны не тронул.

Только я угнездился на краю, как из-за соседнего пилота выплыла моторная лодка, а за ней вторая.

— Они плывут! — закричал Тимур с другого конца пилона.

— Стреляй! — приказал я. — Целя в мотор, постарайся затопить лодку, люди внутри нас не интересуют! — и прижавшись щекой к холодному деревянному прикладу дал очередь. Отдача качнула меня назад, но я увидел, как пули прошили поперек корпус лодки. Мгновение, и она стала наполняться водой. Я переключил внимание на вторую, но тут мне так не повезло. Очередь прошла наискось никого не задев.

— Похоже, я одну пропустил.

— Что ты говоришь! — на другом конце пилона ударил автомат Тимура. Он бил более длинными очередями. — Ладно, мы их встретим.

Я вновь переключил свое внимание на тонущую лодку. Большая часть пассажиров — человек шесть — уже выпрыгнули за борт и поплыли назад на берег.

Вскочив, я побежал назад, к лестнице.

Тимур стоял на самом краю площадки и стрелял вертикально вниз. Лицо его напряглось. Теперь это была не глуповато-равнодушная маска «зверка» это было лицо человека, переполненного чувством, пусть даже это было всего лишь чувство ненависти.

Когда я подбежал к нему, все уже было кончено. На поверхности воды только булькали пузыри и расплывались кровавые пятна.

— Все… — пробормотал Тимур, опустив автомат и тяжело вздохнув. А потом он повернулся ко мне, и я поразился, куда девалась его злость. Передо мной стоял растерянный мальчишка, который сам не понимал, что только что сотворил.

— Ты раньше убивал кого-то? — поинтересовался я.

Тимур покачал головой.

— Нет… — с трудом выдавил он, и я видел, как дрожат его губы. Еще мгновение и он бы расплакался. Вот только этого мне не хватало.

— Как там у вас? — в полной растерянности поинтересовался я.

— Вашими молитвами, — откликнулся Рыжик. — Не так чтобы в десятку, но кое-как отбились. Теперь думаю, они долго не сунутся. Но тут есть интересные вещи

Я начал осторожно спускаться. Теперь торопиться особо было некуда. Через пять минут я уже стоял внизу на причале. Рядом с нашим катером покачивалась лодка караванщиков. Ветерок по-прежнему сидел над Зайрой на носу катера. Мутант и кот устроились на корме катера. Пара трупом лежало на причале, еще один в лодке.

— Ну и что тут такого-этого?

— А ты посмотри, внимательно… У того, что в лодке — кольцо.

Я повернулся к Тимуру.

— Я осмотрю того, кто в лодке, а ты собери оружие и боеприпрасы — пригодятся.

Осторожно перебравшись на катер я прошел на корму, подцепив багром моторную лодку подтянул ее поближе, потом та, оказалась рядом, перепрыгнув на нее. На дне и в самом деле лежал мертвец… Или… Я наклонился над караванщиком, сорвал тряпки с головы. Этот гад был еще жив, но грудь его была залита кровью из глубокой раны. Азиатское лицо, на правой щеке то же безумное клеймо, губы крепко сжаты, лишь в уголке рта маленькая капелька крови. Опустив взгляд я увидел на указательном пальце караванщика кольцо, точно такое же как то, что погубило Деда. Потянувшись, я содрал его с руки умирающего и сунул в карман к4омбинезорна. Потом разберусь, и снова повернулся к караванщику.

— Ты меня понимаешь?

Умирающий молчал. В какой-то миг я почувствовал жалость к этому несчастному, а потом перед моим взором вновь встала спина Зайры.

— Говори! — я схватил его за грудки, чуть повыше кровавой раны, хорошенько тряхнул. — Что это за кольцо?

Караванщик пробормотал что-то на непонятном мне языке.

— Что он говорит?

— Извини, отвлекся, не слышал.

— Еще раз спрашиваю, что это за кольцо?

— Королева стрекоз… — пробормотал умирающий. На губах его выступила кровавая пена.

— Говори…

Но больше он не смог ничего сказать. Его зрачки остановились, взгляд уставился в пустоту. Все. Я выпустил из рук одежду мертвеца, и он плюхнулся на дно лодки.

— Что он думал? — поинтересовался я у кота.

Рыжик молчал.

Распрямившись, я повернулся в его сторону.

— Не понял, ты же сам послал меня сюда? Чего же теперь молчишь?

— Когда выберемся отсюда, оденешь кольцо, и сам все поймешь. Иначе мне сложно будет тебе объяснить.

Я пожал плечами. Иногда мне начинало казаться, что Рыжик отстоит гораздо дальше от людей, чем любой другой чудик.

— Ладно, разберемся. Что делать теперь?

— Думаю, в ближайшее время они не сунутся.

— А когда сунутся?

— Когда начнет темнеть. Но к этому времени мы должны быть далеко.

— И как ты себе это представляешь?

— Есть идеи, а сейчас иди на нос. Похоже эта девочка пришла в себя. Побеседуй с ней. Нам надо решить, что с ней делать… И потом тебе надо отдохнуть. Похоже, ты едва держишься на ногах.

Я хотел было возразить, но почувствовал, насколько устал. Кот вновь был прав. Я едва держался на ногах, но прежде чем провалиться в долгожданную бездну сна, нужно было еще многое сделать.

Глава 11 Переправа

Как только мутант и Тимур вытащили из каюты труп караванщика, я велел перенести на нижнюю койку Зайру. Потом накрыл девушку одеялом, попросил разбудить меня, если что случиться, а сам забрался на верхнюю койку. Даже ботинок не снял. Все тело ныло, как будто это меня, а не мутанта с Тимуром мутузили всю ночь. Думал, сразу усну, ан нет. Есть такое состояние усталости, когда даже сон тебя не берет. Вот это и был как раз тот случай.

Поворочавшись минут пять, и поняв, что так и не усну, я достал кольцо, стал разглядывать его в тусклом свете ночника. Нет, не кольцо это было, а скорее витиеватый перстень с огромным камнем. Иногда этот камень казался частью перстня, превращая его в кольцо печатку, а если посмотреть под другим углом, то он казался иногда красным, как рубин, иногда синим, как сапфир. Странный камень.

Покрутив кольцо итак и этак, я вспомнил баснею про обезьяну и очки, а посему убрал перстень этот от греха подальше. Может он и в самом деле обладал некой волшебной силой. Правда, в колдовство я не верил. Что такое колдовство? Какая-нибудь фигня, которую ученые умники до сих пор не раскусили. Вот, возьми, к примеру, ту же телепатию. Это ж сколько веков ее считали лже-наукой? И что? Дудки! А человек видимо создан так, что постоянно какого-то чуда жаждет. Может поэтому люди в СПб и тянутся, хоть и чудиков тут полно, и жить нормально нельзя, потому как в Московии жизнь тяжелая, а про Халифаты я вообще молчу. Вот и надеется наш человек на чудо, на то, что найдет заветную дверь в Рай. А там… Только получается все по иному. Обычно не дверь в рай искатель находит, не чудо волшебное, а смерть, причем в самом неприглядном виде…

Так что нет никаких чудес. А колечко это… перстень, наверняка своего рода механизм, действия которого объяснить можно.

— Вот слежу я за тобой, Угрюмый, и все больше убеждаюсь, что прозвище тебе в самый раз дали, — влез в мои размышления Рыжик.

— Ты бы лучше не мешал мне засыпать, а за караванщиками следил. Мы их ряды проредили, так что наверняка они готовятся нам отомстить.

— Не они, а скорее шведы. Им и мутант и крысюк ох как нужны.

— Ну, мутанта я понять могу, а крысюк-то им зачем? Высадились бы где-нибудь в Стрельне и наловили сколько влезет.

— Забываешь, в Стрельне посты вояк, как вы их называете. Территория Московии, не сунешься. Там и международный скандал выйти может.

— Да какой скандал! Откуда! Кому с кем скандалить! Все и так на грани краха… Кстати, Рыжик, откуда тебе столько всего известно. Кажется мне…

— Если кажется, то креститься надо. А если б и ты мысли других читать мог, ты бы столько узнал, что сразу стал бы этим… профессором.

— Или спятил, навроде тебя.

— Или спятил, — согласился кот, только тебе сейчас не о том думать надо. Ты чего в койку завалился? Отдохнуть, поспать? Вот и спи и не морочь себе голову мыслями о «главном». Все равно ничего путнего не придумаешь.

— А если сон не идет?

— Счас придет, — и то, как «произнес» это Рыжик мне и вовсе не понравилось. Зло он это сказал. И только я собрался ему возразить, объяснить на пальцах, где место кошака, пусть даже такого большого и разумного как он, в человеческом обществе, как на меня накатила волна непреодолимой сонливости. Глаза сами собой закрылись и погрузился я в царство Морфея.

И сон мне приснился странный. Неприятный такой сон.

* * *
Сначала я оказался на живописном зеленом лугу. Над головой яркое солнце, в бездонном синем небе ни облачка. Вокруг цветы луговые цветут. Запах! И опять же бабочки, шмели гудят, а где-то в траве поет кузнечик, играет на своей скрипке, заливается. А трава высокая — мне по пояс, и чуть сырая — роса еще до конца не высохла. Где я? Зачем я тут очутился? Но эти вопросы пришли ко мне чуть позже, а тогда я был поражен и испуган. Откуда взялся этот страх, если вокруг меня царила настоящая идиллия?

А потом… потом неожиданно откуда-то донеслась удивительная музыка. Словно разом заиграло десяток флейт и скрипок, создавая нежную вибрирующую мелодию, от которой все внутри замирало. Я стал крутить головой в поисках источника звуков, и, наконец, нашел его. По крайней мере, мне так показалось. Маленькая точка в небе. Я застыл, уставившись на нее, чувствуя, что вот-вот в моей жизни должно произойти нечто важное, значительное.

Постепенно точка начала увеличиваться, и когда она приблизилась, я обмер. Передо мной была фея, фея из сказки. Я напрягся. Я — искатель… хотя когда-то, когда я был ребенком и жил на окраинах Московии у меня была книжка — старая книжка с огромными изумительными картинками. По ней меня учил читать дядя Антон… А может он не был мне никаким дядей, так одно название. Тем не менее, я навсегда запомнил картинку, где была изображена удивительной красоты девушка с тонком, полупрозрачном платье с волшебной палочкой в руке. Так вот теперь передо мной была именно эта фея, только с пустыми руками, и за спиной у нее, точно так же как у той феи из книжки трепетали тонкие, стрекозиные крылышки.

Подлетев, создание повисло в нескольких метрах от меня. Я попытался рассмотреть лицо незнакомки, но ее черты плыли у меня перед глазами, и я никак не мог сфокусировать взгляд.

— Кто ты? — наконец выдавил я.

— Та, кого ты ищешь. Королева Стрекоз.

— Я ищу? — я чуть не расхохотался. — Я ищу лишь покоя. Поссорился с вояками, теперь придется податься к финикам.

— Но ведь тебе не нравится такая жизнь — жизнь искателя?

— А что есть другая?

Фея замялась.

— Жизнь одна, но каждый может по-разному ее прожить.

— Вот только не надо меня лечить, — я вытянул руку, словно хотел остановить королеву. — Я большой мальчик, и поздно читать мне мораль. Это разговор для ботаников. Давай закончим… Ты лучше расскажи мне, что ждет меня?

— Хочешь изменить будущее, загляни в прошлое.

— Говоришь загадками.

— Вся жизнь загадка…

Вот за это я сны и не люблю. Отвернувшись, я пошел прочь. Вот только чего мне не хватало, так это бессмысленных разговоров о «главном». Все эти философствования, самокопание — не для меня. Я к такому не склонен. Это раньше, когда жизнь была более спокойной, размеренной, когда люди верили в гуманистическое начало, и строили Светлое будущее… А теперь? Какое будущее? Большая часть мира охвачена войной, отравлена или лежит в руинах. По планете шастают всякие чудики и мутанты. Под влиянием воинствующих религий и антигуманных идеологий человеческая жизнь потеряла минимальную ценность…

Я хотел было возразить фее, попытаться объяснить ей, что мир отличается от идиллии…

* * *
Сработало выработанное за много лет чувство опасности. А нечто холодное, прижатое к горлу, возле кадыка подтвердило мои наихудшие опасения. Что-что а холод оружейной стали я отличу от чего угодно, а так как у этой металлической штучки было колкое острие… Нож, причем мой нож, судя по всему. Именно поэтому я не спешил открывать глаза.

— Что происходит, Рыжик?.. Рыжик, ау?

Тишина. Все как всегда. Что ж, как всегда придется полагаться только на себя. Я осторожно пошевелил пальцами — никакой реакции.

И тут кто-то снова тряхнул меня за плечо. Вот именно это меня разбудило! Кто-то тряхнул меня. Только очень осторожно. Значит это не караванщики. Они бы точно не церемонились. Кто-то из своих? Вряд ли. Мутант и кот отпадают сразу, а что до Тимура и крысюка, то тоже весьма сомнительно. Выходит это… Зайра? Очень может быть.

Третий раз меня тряхнули за плечо так, что притворяться дальше спящим смысла не было. Я чуть приоткрыл веки. Точно обнаженная девичья рука. Очнулась и решила отыграться? Нет, надо было оставить ее в грузовом трюме. Правду говорят: люди не знают, что такое благодарность.

— Ау, Рыжик, у меня проблемы.

— Да знаю я, знаю.

У меня камень с души упал. Здесь рыжий наглец.

— Как там у вас?

— Все пока тихо, но боюсь это не на долго.

— Зайра?

— А кто же.

— И чего ей надо?

— Для начала она хочет отомстить тебе за то, что с ней сделали. Выместить так с казать свою злобу.

— Чудненько. Я-то тут при чем. Не я ее кнутом подчевал.

— Это ты у нее спроси.

— А чего она меня спящего не пришила?

— Она хочет чтобы ты знал, кто тебя убил, чтобы ты умирал медленно и мучаясь.

— Отлично. Тогда у меня есть шанс.

Весь разговор занял пару секунд — ментальная речь, это не устный диалог, а потом я резко развернулся и выбросил в сторону противника одновременно руку и ногу. Зайру буквально смело. Она отлетела к противоположной стене каюты врезавшись в нее излубцованной спиной. Ох, как она взвыла. Вот только нож из руки не выпустила. Не успел я соскочить с койки, как она снова бросилась на меня с ножом. В очередной раз, поздравив себя с тем, что удачно догадался оставить пистолет и автомат на верхней палубе, я перехватил руку Зайры. Какое-то время мы боролись. Все-таки я оказался сильнее, и в тот момент, когда я решил было, что сломал ее сопротивление, она провела какой-то хитрый прием, а потом ударила по болевым точкам. Я взвыл, опрокинулся. Еще мгновение, и эта разъяренная бестия и в самом деле прикончила бы меня, но занеся руку для рокового удара, она неожиданно застыла, потом глаза ее закатились, нож выпал из ослабевшей руки, и она, издав неопределенный звук, то ли вздох, то ли стон, безвольным телом сползла на пол. За спиной ее стоял мутант с ржавой трубой в руке. Нет… Труба была не только ржавой, она была окровавленной.

Я поднялся, посмотрел на распростертое на полу тело Зайры. Она была мертва.

— А по слабее нельзя было? — спросил я у Питера, но мутант мне не ответил. Он стоял с трубой наготове и словно ждал чьих-то распоряжений.

— Вот и все, — в «голосе» Рыжика не было ни капли печали.

— Ты его послал?

— Нет, волшебник страны Оз.

— Он ее убил.

— Знаю.

— Но…

— А ты что от нее ждал? Чистой и взаимной любви? До чего же вы, люди, примитивны. Особенно мужики. Думаете исключительно одним местом! Ты что думал стать для нее спасителем? Благородным героем?

— Все может быть.

— Вот и я о том. Забудь и радуйся, что жив остался. Я б на твоем месте, ее не доставал бы из трюма, а там бы и прихлопнул.

— Ладно, в следующий раз так и поступлю.

Я присел над телом Зайры. Она лежала так, что изуродованная щека была мне не видна, и быть может по этому, а может из-за плохого освещения, я на мгновение залюбовался ею. Нет, в самом деле, там, в тусклом свете электрических ламп каюты катера, она показалась мне настоящей красавицей… мертвой красавицей.

Склонившись, я вглядывался в черты Зайры. Такая женщина, при соответствующем воспитании, могла бы осчастливить любого мужчину, но она избрала иной путь. И результат… Жаль. Ведь если бы там, на набережной я столкнулся с кем-то другим… Впрочем к чему жалеть? В любом путешествии по СПб потери неизбежны. Вообще, если б нее Рыжик то неизвестно, сколько из нас осталось бы в живых.

Осторожно взяв на руки я вынес на палубы труп Зайры. Там меня ждала вся команда. Питер как обычно то ли сидел на корточках, то ли стоял, низко опустив свою уродливую голову. Тимур выглядел совершенно равнодушным, Ветерок жался в уголке больше всего напоминая серый клубок мокрой шерсти из которого торчал длинный розовый хвост, а Рыжик. Он развалился на носу лодки и… спал, или делал вид, что спит. Оглядев еще раз всю свою команду, я подошел к борту лодки и осторожно опустил тиле Зайры в воду. И речная пучина поглотила ее. Именно так, возвышенно и пафосно.

Потом, повернувшись к своим сотоварищам, я поинтересовался:

— Итак, что дальше?

— Это ты должен нам сказать, — фыркнув, пробормотал Тимур.

— Не перекладывай на других ношу ответственности, — прозвучал у меня в голове уже порядком надоевший мне голосок. — Мы собирались на Васькин и что…

— Есть только маленькое но… На берегу сидит снайпер, а может и не один, и стоит нам только высунуться, он перещелкает нас, как мишени в тире.

— И ничего умного тебе в голову не приходит?

— ?…

— Ну почему я должен всякий раз подсказывать тебе решения проблемы. Оно же очевидно.

— ?…

— У нас есть катер и лодка. Крепим лодку к борту катера, кто-то садится в нее, остальные прячутся в каюте. Лодка протащит катер по течению. Тот, кто будет ей управлять спрячется за бортом катера. Вот собственно и весь план.

Я застыл в растерянности. Нет, этот кот был определенно много меня умней. Я бы до такого не додумался.

— Да и иллюминаторы в катере надо выбить. Караванщики, если увидят, что мы уходим, могут попробовать послать нам на перерез лодки.

Я кивнул. Потом еще раз обвел взглядом свою команду. Если придется стрелять, то мне нужно быть в каюте, точно так же как и Тимуру. Мутант? Один бог знает, что может придти в голову Питеру. Останется только крыс. У него и лапки как руки у людей, так что с «мотором» он справится. Я еще раз взглянул на пучок меха, и уже хотел было начать воплощать в жизнь план Рыжика, но кот вновь «заговорил»:

— Только учти, что чуть подальше, в заливе нас ждет шведская подлодка. Они тоже наверняка в курсе дела, и постараются нас не выпустить.

— И как тогда…

— Посмотрим. Только когда будите сцеплять лодку с катером сделайте это так, чтобы их можно было в любой момент расцепить.

Я только головой покачал. И мы взялись за дело. Инструментов толком не было. Пара гаечных ключей, молоток и топор — все, что мы смогли обнаружить. Тем не менее, мы справились с задачей довольно быстро. В итоге единственное что там удалось сделать так это протянуть канат вдоль левого борта лодки, посредине закрепив его в уключине. Потом одним канатом мы соединили нос лодки и нос катера, борт лодки, там, где была уключина с бортом катера, протянув канат через иллюминатор и закрутив его вокруг койки. Тут мы натянули его так, что лодка прижалась левым бортом к борту катера. Теперь для равновесия нужно было соединить корму с кормой. Только вот канаты закончились. Пришлось разорвать на тонкие полосы одеяла и скрутить из них веревку, не ахти какую, но лучше так, чем никак.

Только начинало темнеть, а все было готово. Дальнейшее промедление было смерти подобно, потому как под покровом темноты караванщики без сомнения вновь бы нас атаковали.

Мотор лодки взревел, катер дернулся и мы отплыли. В каюте и втроем было тесно, поэтому мутанта отсадили в грузовой трюм. Мы же с Тимуром прильнули к разбитым иллюминаторам, с одной стороны стараясь не высовываться, с другой внимательно наблюдая за пустынной набережной. На первый взгляд казалось, там никого нет. А потом вокруг загрохотало. Во все стороны полетали щепки. Мы с Тимуром повалились на пол придавив Рыжика, который зашипел от возмущения. Из десяток дыр в корпусе катера хлынула вода.

— Что это? — отплевываясь, пробормотал Тимур.

Я ничего не смог ответить ему, лишь мысленно переадресовал вопрос Рыжику. И ответ его, меня не порадовал.

— Крупнокалиберный пулемет. Похоже, они собираются превратить катер в решето.

— И?

— Во-первых слезьте с меня. В таком состоянии я…

И кот взвыл. Но вместо этого по катеру ударила новая очередь, кроша левый борт в щепки. На полу уже было сантиметров двадцать воды.

— Если вы не слезете с меня, я захлебнусь! — это был не крик, а настоящий вопль отчаяния.

Набросив на шею автомат, я метнулся к выходу:

— Все наружу!

Ступеньки, ведущие на верхнюю палубу, оказались скользкими, и я грохнулся со всего маха, увлекая за собой Тимура и Рыжика. Мы втроем снова полетели на пол каюты и это должно быть спасло нам жизнь, потому что катер прошила новая очередь.

— Все в моторку! Руби канаты!

— Я не умею плавать!

— Тогда прыгай в лодку!

Со второй попытки, нам удалось выскочить на палубу. И как раз во время. Лодка уже отходила от катера, который вот-вот собирался пойти на дно. Огромный прыжок, и пролетев над лодкой я, подняв кучу брызг, нырнул в ледяную воду Невы. В тот момент я не думал о той заразе, которой славились эти воды. Впрочем, после прогулки по СПб мне, похоже, ничего не страшно. Ледяная, тягучая жидкость ударила мне в лицо, заливая нос и рот. Отплевываясь и загребая руками я вынырнул. Кот был уже в лодке, а Ветерок грыз канаты. Кто-то бултыхался в воде рядом со мной. Загребая изо всех сил я подплыл к лодке, и закинул на ее дно автомат, а потом завис, цепляясь за борт. Было видно, что еще чуть-чуть и катер, в самом деле уйдет под воду, и тогда мы превратимся в беззащитные мишени.

— Быстрее!

Кот бросился к последнему, самодельному канату. Еще один рывок. Рядом со мной вынырнул Тимур. Глаза у него были выпучины, и он хватал ртом воздух.

— Держитесь!

Я подтолкнул Тимура к борту лодки и сам вцепился в него железной хваткой. Лодка дернулась, потом пытаясь подмять нас под себя начала разворачиваться. Я вцепился в грубое дерево так, что побелели костяшки пальцев. И во время. Лодка рванула словно лошадь закусившая удила, и петляя понеслась к гранитному берегу.

Несколько секунд и вокруг нас вновь засвистели пули. Но расстояние уже было достаточно велико. Десять секунд, и мы, обогнув остов какого-то корабля, попытались втиснулись между ним и гранитной набережной. Я понял — еще мгновение и нас разотрет между судами. Метнувшись назад, я врезался в Тимура и тот, не удержавшись за борт, отчаянно размахивая руками и ногами вместе со мной устремился ко дну. Над головой рассекая воду, просвистел винт. Еще чуть-чуть и могло выйти так, что я остался бы без головы.

Лодка же проскочив в узкую щель между набережной и гнилым остовом остановилась.

Вынырнув, мы с Тимуром подплыли к лодке, пора было начать считать потери. Осторожно цепляясь, я выбрался на ржавый остов. Когда-то это был корабль, а теперь он затонул и по большей части сгнил, так что двигаться тут нужно было крайне осторожно. Впрочем, искатели к подобному привыкли. Искатель, который не умеет лазить по руинам, долго не живет. Только сейчас лазить было особенно неудобно, так как мой комбинезон намок и весил я, наверное, вдвое против обычного.

Подобравшись поближе, я осторожно перелез в лодку и тут сердце екнуло. С рыжиком было все в порядке, он словно благовоспитанный кот сидел в носовой части и вылизывался, а вот крыс… Маленький крысеныш был мертв. Он лежал, свернувшись калачиком у руля, все еще сжимая его своими маленькими розовыми пальчиками. Глазки-бусенки теперь напоминали темные стекляшки.

Я тяжело вздохнул и опустился на дно лодки. Странно, никогда не думал, что буду печалиться из-за смерти какого-то чудика. Вот шли мы и шли, никому собственно не мешали, а эти… В тот момент мне захотелось развернуть лодку, вернуться к караванщикам и показать им. Только чтобы я мог им показать? Пристрелили бы меня да и только. Еще одна бессмысленная смерть в этом бессмысленном походе.

— Не печалься. Может так и лучше. Ведь он был совсем один, изгнанный своим народом.

— Бессердечная ты тварь, Рыжик.

— Я не бессердечный, я расчетливый.

— Ай! — я только махнул на него рукой. Отстань мол и не лезь. Тоже мне утешитель нашелся. И тут меня пронзила еще одна неприятная мысль: «А где Питер?» Последний раз я видел его, когда закрывал за ним люк трюма. Где же он сейчас? Погиб? Я повернулся и взглянул на водный простор Невы. Катера на воде и в помине не было. Ушел ко дну. А мутант? Он тоже погиб, или все же…

— Да жив он, жив, — успокоил меня кот. — Скоро появится. Его не так прости извести.

— Вот те на, — протянул Тимур, присаживаясь рядом со мной. Взгляд его застыл на мертвом теле крысеныша. — Как же так. Нас вытащил, а сам…

— В любом случае нам надо в первую очередь выбраться на берег, а там решим, что делать дальше. Так или иначе, а до Васьки мы добрались.

Неожиданно лодка качнулась. Из воды высунулись две мускулистые кривые руки и ухватились за борт. Лодка качнулась еще сильнее и Питер перевалившись через борт рухнул на дно. Какое-то время от сидел неподвижно, словно не мог до конца понять, что с ним происходит. Потом медленно тяжело поднял голову, посмотрел на меня, перевел взгляд на Тимура и медленно выдавил:

— Ранен.

Скользнул взглядом по коту, словно Рыжик было пустым местом, а потом уставился на трупик крысюка.

— Мертв.

«Ранен», я с удивлением повернулся к Тимуру.

— Да так, царапина, — отмахнулся он. И в самом деле комбинезон на его плече покраснел.

— Снимай, посмотрим, — приказал я. Может быть еще можно ему помочь. Я вновь посмотрел на грязную воду и тяжело вздохнул. Шансов на то, что все будет в порядке, казалось очень мало.

Пока Тимур стягивая комбинезон, я протянул автоматный патрон Питеру.

— Сможешь?

Тот взял патрон у меня из руки и начал его крутить, а потом совершенно неожиданно протянул мне пулю и гильзу полную пороха. Я повернулся к Питеру. Его рана и в самом деле скорее напоминала царапину. Я бы и заниматься ею не стал, если бы не купание в Неве. Засыпал дорожку пороха поверх царапины и чиркнул зажигалкой. Тимур взвыл, шарахнулся, едва не улетев за борт. Тем не менее, процедура неизбежная. Теперь нам ничего не оставалось, как надеяться на лучшее.

Глава 12. Васильевский остров

Вот и все. Мы добрались до цели. Только что дальше? В ожидании темноты мы сидели в лодке. Молчали. А о чем говорить? Малыш Крысюк спас нас и сам схлопотал пулю.

Я привык к смертям, искатель — человек, который постоянно жизнью рискует. Сколько таких как я полегло среди руин Северной столицы; сколько приняло смерть ужасную; сколько расстреляно вояками в Царском селе? Только… Только тогда мне не было так больно, как сейчас, когда я смотрел на маленький пушистый клубочек на корме лодки. Что было в этом маленьком зверьке? Никто из нас так и не рискнул сбросить трупик за борт.

А говорить… говорить не хотелось да и не чем было.

Так и седели, молчали, пока не наступили мглистые осенние сумерки. Наконец, вздохнув, я встал, потянулся.

— Пора двигать! — объявил я.

— А я бы не советовал, — «промурлыкал» Рыжик. — Не нравится мне здесь набережная.

Вот ведь существо. Когда нужно нет. Как только расслабишься напрягает. Только в этот раз я решил его не слушать. Да пошел этот рыжий кусок меха. Подошел я к краю лодки. Положил руки на гранитную стену, нащупал желобок — стык, а чуть выше буртику. Можно зацепиться, потянуться. Только вот… Чувствую и в самом деле не стоит нам на эту набережную лезть. Что-то там не так. Есть у искателя шестое чувство, чаще срабатывало бы, было бы нас много больше, а так…

И застыл я там у стены. Сознанием понимаю, что надо на набережную вылезать, только вот не могу. Руки не гнуться, ноги не толкают.

Тимур встал рядом со мной.

— Пошли, что ли?

— Погоди, — говорю. — Не стоит тут лезть. Что-то там не так.

Сам не знаю, что именно, только знаю не стоит туда полсти.

— И что делать будем?

Я задумался. А что, правда, теперь делать? Ну, не могу я на берег вылезти, хоть убей? И что дальше. Единственбное решение вдоль берега пойти. Может там где высадиться место найдется. Однако по течению не пойдешь, там залив и шведская подложка. Вот только ее нам не хватало. Так куда плыть? К Стрелке? Выходит, что так.

Я губу закусил, пожевал, раздумывая, потом повернулся к Тимуру.

— Ты грести умеешь?

Тот только плечами пожал. Я-то думаю, что он никогда за весла не держался. Однако делать нечего. Надо выбираться, и ведь что самое поганое за мотор браться нельзя, иначе наши друзья станут стрелять на звук. И не дай бог попадут. У меня, например, не было никакого желания снова нырнуть в маслянистые, пропитанные химией воды Невы.

— Если не умеешь, то научишься.

— И какой у нас план?

— Сейчас выйдем назад на реку и отправимся вверх по течению на веслах, чтобы с того берега не услышали.

— Почему здесь-то не вылезем?

— Лезь! — я отошел на корму лодки. — Лезь, только за последствия я не отвечаю. Или ты думаешь, зря караванщики в северные районы города в обход ходят? Ты думаешь им делать нечего? Не просто так это.

Тимур замер, задумчиво рассматривая серую гранитную стену набережной. Интересно, о чем он думает. Я, конечно, мог поинтересоваться об этом у кота, только не стал. Неужели каждый свой шаг я должен согласовывать с этим рыжим гадом? Вот уж фиг!

— Ладно, поплыли, — похлопал я Тимура по плечу. Добремся до Дворцового я тебя сменю.

Тимур еще постоял, словно размышляя, подчиняться моим распоряжениям или нет. В итоге он смирился. Положил автомат и рюкзак на дно лодки, и стал высвобождать весла. Я отправился на корму, осторожно поднял тельце крысюка и переложил его на переплетенье прутьев ржавого остова корабля. Не заслуживал он такого. Нужно было или бросить его в воду или… Впрочем, я решил по другому. Снял кольцо и подложил гранату под тельце. Подует сильный ветер, труп сдвинется и… А впрочем не могу сказать зачем я это сделал. Может просто не хотел, чтобы сон зверька кто-то потревожил.

А потом новая волна печали захлестнула меня. Вот так когда-нибудь и со мной будет. Бросят меня где-нибудь среди руин, и никто, никогда не вспомнит, что был такой искатель Угрюмый. Его он хотел, поче5му пошел в искатели, чего хотел добиться. Ведь после меня и в самом деле ничего не останется. Пустое место! Дырка от бублика!

— Ну что, сопли распустил?

— Не твое дело!

— Если решил к Стрелке плыть, то лучше поторопись.

— Греби, давай! — подтолкнул я Тимура. Он только кивнул. Судя по всему у него, как и у меня кошки по сердцу скребли.

Я только кивнул. Ну не было у меня настроения сейчас спорить и ругаться. Сел на скамейку на корме, еще залитую кровью крысюка. Тимур весла в уключины вставил. Пара толчков и вы выбрались из-за спасительных обломков. Только теперь нам мало что угрожало. Темно было. Хотя, конечно, существовали тепловизоры. Только я сомневался, что у караванщиков они есть.

Покачиваясь, мы обогнули стальные обломки, и Тимуру пришлось подналечь на весла. Я сидел на корме, правил, вглядываясь в темные в формы слева. На реке царила тишина, которую нарушали лишь всплески волн, набегающих на берег. Даже скрип весел в уключинах звучал приглушенно, словно доносился через толстый слой ваты. Низкие мглистые тучи затянули все небо. С одной стороны я бы с удовольствием полюбовался берегами Северной столицы, но с другой, чем темнее, тем спокойнее.

Медленно лодка миновала быки моста. Пока мы проплывали мимо них я с тревогой скользил взглядом по черным формам. Но никто не поджидал нас. Засады не было. Видимо наши враги решили, что мы двинем к заливу. А может, мы слишком сильно прочесали их ряды. К тому же совершенно неясно каковы были их потери после встречи с энкэвэдешниками.

Вскоре Питер сменил Тимура на веслах. Мутант был много сильнее, и это сразу стало ощутимо. Когда он взялся за весла, лодка заскользила в два раза быстрее. Я сидел, держась за руль, глядя в пустоту. В какой-то миг пальцы мои нашарили в кармане таинственное кольцо. Вновь накатила волна искушения одеть его, но я быстро отогнал эту мысль. Вещицы чудиков могут быть весьма опасны и неприятны.

— Ты обещал рассказать мне все, что знаешь о Ваське? — обратился я к коту.

— Уверен, что хочешь знать?

Я аж фыркнул.

— А как ты думаешь, если ты, как и Дед, тянет меня туда, то я по-крайней мере, я должен понимать, с чем мне придется столкнуться. Что там такое. Рассказывай… Пришло время. Тем более, что если мне это не понравиться, то за стрелкой можем свернуть к Петроградке или проплыть чуть дальше до ЦПКО и до Старой Деревни.

Кот молчал, словно обдумывал стоит говорить со мной или нет.

— И еще… Что там было на набережной?

— Опасность там… Опасность. Не скажу какая, но ты должен знать о переменных потоках.

— Потоках чего?

— А какая разница. Ведь сама суть того, что случилось в том что местами в городе нарушена сама пространственная структура. Оказавшись в таком потоке ты можешь замедлиться или ускориться как во времени и пространстве, ты можешь перенестись из одной точки в другую, из одного мира в другой… Да мало ли чего еще может произойти.

Я кивнул, хотя не был уверен, что кот сумел разглядеть мой жест.

— А остров?

Кот снова замолчал.

— Почему ты не хочешь поговорить со мной об острове? Потому что тебе может не захотеться идти туда, а \для нас это жизненно необходимо.

— Жизненно необходимо?

— Пойми мы, я имею в виду себя, Питера и Тимура не довольны тем, что очутились в этом гибнущем мире?

— Гибнущем?

— Нет цветущем! Конечно гибнущем. Европа на две трети отравлена и мертва. В Африке и в Азии религиозные воины и голод. Утонувшая Япония оккупировала часть Китая и Австралии. В Америке гражданская война, которая с каждым годом лишь набирает обороты… А мы — все мы хотим вернуться, каждый в свой мир. Мутант хочет спасти своего отца и жить неподалеку от него. Я хочу в свой родной мир, откуда я собственно и попал сюда. В тот мир, где обитают кошки и грызуны. Тимур… Тимур хочет вернуться в свой универсам. Он заработает там кучу денег в его понимании и вернется в свой Таджикистан богатым человеком, заведет там семью…

— «Свой Таджикистан»?

— Не могу тебе подсказать где он лежит. Может в параллельном мире, который очень близок твоему, а может в твоем прошлом. Не смотря на то, что я живу в СПб уже с десяток лет, я не столько хорошо ориентируюсь в вашей географии и истории.

— Иногда мне кажется, что ты это делаешь лучше меня.

— Это лишь самообман, — заверил меня кот. — Я читаю мысли людей, вот и все.

При этих словах я чуть встрепенулся. Вспомнил еще одну фразу, Рыжика и поинтересовался:

— Хорошо, тогда поговорим о другом… Ты говорил, что Древние открыли у меня какой-то канал в мозгу? Именно благодаря этому Дед смог на время поселиться в моей голове. И еще один вопрос сразу, пока не забыл. Кольцо? Что это такое? Каким образом оно высасывает душу человека?

— Ну, про кольцо я тебе ничего не скажу. Кристалл в нем — симбиот. Он что-то дает человеку, и что-то забирает от него. Экспериментировать не советую. Но если все-таки надумаешь ставить опыты, то лучше всего делать это в безопасной обстановке.

Я снова кивнул. Тут кот был совершенно прав. Опыты с вещами чудиков порой до добра не доводить, и как бы мне не хотелось попробовать, стоит отложить эти опыты до лучших времен.

— А Древние… — тут кот замялся. — Ты же неверующий.

— Точно, — согласился я.

— Тогда мне довольно сложно будет тебе все это объяснить. Однако суть в том, что Бог есть, только он слегка иной, чем вы его себе представляете. Может назвать ее первоначальной силой творения. Порой он вмешивается в судьбы людей и не только. И хоть длань его неотвратима, то по большей части она невидима.

— Тогда выходит…

— Да тебя коснулась длань бога, сделав более восприимчивым ко многому…

И наш разговор сам собой стих. Лодка медленно ползла во тьме к Дворцовому мосту, точнее к его останкам, все сидели молча. Тимур отдыхал. Мутант равномерно взмахивая веслами гнал вперед наше крошечное судно.

Наконец я решил, что мы отплыли на достаточное расстояние.

— Запустим мотор?

— Рискнум до первого выстрела.

— Хорошо, — и вслух добавил. — Питер, суши весла.

Мутант тут же повиновался, подняв весла высоко над водой. Я дернул пускатель. Мотор глухо затарахтел, но завелся с первого раза, и лодка, словно обретя крылья, рванулась вперед. Впереди темными колоннами замаячили быки Дворцового моста. Где-то там по слухам был Эрмитаж — музей мирового уровня, вместилище сокровищ. И ведь вроде бы все рядом, только не слышал я ни разу, чтобы кто оттуда живым возвернулся. Хотя порой у костра искатели рассказывали о сокровищах, которые так навсегда и остались в недрах этого здания. Болтали о Золотой кладовой, где собраны сокровища всех царей России и крымское Скифское золото. Если бы кто туда добрался, то смог бы вести небедную жизнь где-нибудь в Халифватах. Там же остались и коллекции дорогого оружия, фарфора. Да мало ли чего ценного могло храниться ва одном из величайших музеев мира!

Еще несколько секунд, и мы скользнули в тень обломком моста. Никто не остановил нас, никто не выстрелил нам вслед. Казалось, город пуст и мертв.

Я чуть сменил направление и лодка заложив вираж скользнула к стрелке. Тут гранитная набережная отступала, открывая пологие спуски к воде.

— Ну что, рискнем высадиться?

Кот молчал.

Через несколько секунд лодка ткнулась в гранитный берег. Тимур выскочил на разбитую брусчатку мостовой. Я перекинул ему остатки каната, и он привязал лодку к ржавому причальному кольцу, намертво вцементированному в гранит. Я передал ему нашу скромную поклажу. Большая часть груза погибла, оставшись на катере. Только если честно мне даже и смотреть не хотелось на те запасы, что остались у нас. Перед глазами все еще был пушистый комочек со стеклянными бусинками глаз. А потом я поймал себя на мысли, что все они — мори товарищи по этому странному путешествию в никуда, стали мне много милее и ближе, чем искатели Металлостроя, чернели которых провел я большую часть своей жизни. Вообще та, другая жизнь отступила, словно подернулась туманом вребмени и порой мне начинало казаться, что до схватки с бандой Хасима ничего в моей жизни и не было. Так пустое времяпрепровождение и мародерские вылазки в спальные кварталы Купчино.

Вскоре мы очутились на берегу.

— Что скажешь? — вновь обратился я к коту. — Куда теперь? Где искать спасительные чудо врата?

И снова Рыжик промолчал, словно в один миг из всезнающего советчика, превратился в обычного кота, только чуть большего размера. Хотя отчего эти врата могут спасти например меня. Может быть прав был кот, не говоря мне ничего. Это им всем врата нужны и я нужен, чтобы помочь до врат добраться.

— Думаю, нужно найти безопасное место и отдохнуть, — «проворчал» кот. — Все мы слишком устали, а тут… тут может случиться всякое…

В этот раз я был полностью согласен с Рыжиком. Я чувствовал себя таким разбитым, что и не думал ему возражать.

Только вот где? Вышли мы прямо перед зданием биржи. Вот туда не долго думая и решили подастся. Бегом в темноте пересекли площадь виляя между проржавевшими корпусами автомобилей. Я по-началу хотел наверх рвануть к большим темным провалам окон, только Рыжик меня снова тормознул.

— Не стоит вот так, в лоб. Зайдем через черный ход, — и нырнул к левой стороне здания. Там были двери, старые из настоящей древесины. Только разбухли они, и от долгих лет их перекорежило так, что только взорвать можно, а иначе не пройти. Ну, посмотрел я на эту дверь, ногой пнул.

— Думаю, нам стоит иное убежище поискать. Так нам эту дверь не открыть, а если рванем, то сюда разом пол Васьки сбежится.

— Да но…

В этот раз кот больше возражать не стал, поднялись мы к выбитым окнам. Они выходили в анфиладу комнат, которая судя по всему шла по периметру здания, а в центре располагался огромный зал — огромное помещение с обрушившихся потолком. Судя по всему в момент обрушения зал был совершенно пуст, потому как кроме обломков кровли ничего не полу не было.

— И где ты собирался найти укромный уголок? — поинтересовался я у кота.

— Тут, как и в любом приличном доме должен быть чердак.

— Чердак в свою очередь удивился я.

— Нет, они крышу чинить наверх по колонная лазили.

— Все ищем лестницу крышу, — объявил я.

И мы пошли искать. Должен сказать, не самое это приятное времяпрепровождение бродить по старым руинам подсвечивая себе, да и остальным крошечным фонарикам. Хотя кому остальным? Кот в темноте итак видел, впрочем как и Питер. Эти мы с Тимуром боялись шаг в сторону сделать из кольца тусклого желтого света.

Странное это было место, непонятное мне. Анфилады комнат, большой зал, грязь, обломки лепнины битая штукатурка.

Ход наверх нашел Питер. Он отвел нас к почти незаметной лестнице, которая начиналась справа от вестибюля, ведущего в главный зал. Однако прежде чем начать подниматься наверх, я направил на лестницу свет луча. Небольшой пролет, а потом лестница разделяясь уходила в разные стороны. Я посветил на ступени. Вроде все в порядке. Тогда подсвечивая себе, я начал медленно подниматься. Всякий раз, прежде чем поставить ногу на ступеньку, я проверял ее на прочность, но похоже эта лестница выдержала испытание временем. Но стоило мне ступить на площадку, как рука автоматически метнулась к автомату, и грохот очереди АК разорвал ночную тьму. Пули ударили в металл, и от рикошета посыпалась штукатурка. А потом я остановился, проняв, что ошибся. Я выругался про себя. Грохот выстрелов наверняка был слышен на большом расстоянии. Но… Я направил вверх свет фонарика. Передо мной была ростра старинного корабля, врезанная в стену, и не просто ростра, а изображение огромного человека — древнего воина, который навис над лестницей, нацелив топор в голову нежданных гостей. Бронзовый гость, защищавший свою обитель.

— Интересно, что тут было раньше? — поинтересовался я. Но, судя по всему вопрос вышел совершенно риторическим, потому как никто из моих спутников не знал ответа.

— Раньше я бывал тут? — неуверенно начал Тимур.

— В здании биржи!

— Нет на стрелке Васильевского. Тут стояли такие штуки, типа колонн, только большие. Они были украшены отпиленными носами кораблей, а на вершине их в праздники зажигали огни…

— А это?

— Похоже на нос корабля.

Я только покачал головой. От кого, от кого, а вот от Тимура я не ждал подсказок.

Мы поднялись еще на несколько пролетов. И всякий раз на повороте лестницы натыкаясь на удивительные скульптуры с носов кораблей. Вскоре мы оказались у полуприкрытых дверей на которых было выгравировано:

«Выставочный зал»

За дверями было с десяток пустых комнат с низким потолком.

— По-моему достойное убежище.

— Если только сюда, сориентировавшись по твоим выстрелам не явятся местные обитатели.

— Будет надеяться, что даже если они явятся, то окажутся не такими кровожадными как эти караванщики.

Кот не ответил. Эта манера оставлять за соперником последнее слово бесило меня больше всего. Понимай, как хочешь и все…

Тем не менее, мы тщательно осмотрели все комнаты. Уже занимался рассвет, когда поставив пару растяжек у выхода на лестницу, мы расположились в одной из самых дальних комнат.

Однако меня сильно заботил Тимур, точнее его рана царапина, поэтому прежде чем лечь спать, я еще раз осмотрел его рану. Вроде бы все было в порядке, но что-то мне не нравилось. И края лишь чуть-чуть припухшие, и красноты вроде нет, вот только кожа Тимура показалась мне странной, неприятной на ощупь. А может, она такой и была в самом начале? Тем более свет фонарика давал специфический желтоватый свет. И все же что-то новое болезненное, нечеловеческое появилось в лице «зверька». Хотя, каким он был «зверьком», так, азер, которому я попортил жизнь, или наоборот вернул к жизни.

— Как себя чувствуешь? — поинтересовался я.

— Странно. Тело словно чешется изнутри.

Тогда я совершил большую ошибку, не придав значения его словам. После гибели Деда, после купания в Неве, нужно было бы внимательнее отнестись к деталям и… Впрочем, что сделано, то сделано, и даже если бы я хотело тогда что-то изменить, я не смог бы. События происходили одно за другим, и я не мог ничего пожелать, оставаясь всего лишь безмолвным наблюдателем.

Я решил оставить решение этой проблемы до утра. Все равно, даже если что не так, я ничем не мог помочь Тимуру. Наконец, когда начало светать, мы легли спать. Кот удалился в соседнюю комнату, мутант устроился у двери, мы с Тимуром расположились по обе стороны небольшого полукруглого окна.

На востоке уже разгорался рассвет, но мы устали настолько, что едва стояли на ногах. Все же я не смог пересилить себя и подойдя к окну, выходящему на восток, уставился на Неву. В этом месте основное русло реки распадалось надвое с обеих сторон омывая Васильевский. Чуть правнее темнела гранитом Петропавловка, а на другой стороне Невы темной массой застыл Зимний дворец — Эрмитаж, полный бесценных сокровищ. И что удивительное, когда я наконец устроился, подложив под голову рюкзак, сон не пришел. Глаза закрылись, все тело налилось свинцовой тяжестью, вот только сон не шел. Мысли плавно перескакивали с одного предмета на другой. Я думал о том, что ждет нас впереди, о том, что скрывает громада Петропавловки — крепости, всю историю города служившей тюрьмой. Поговаривали там неофициальный пост фиников. Может бросить все, вернуться в моторку и помчаться туда? Только… Я отогнал все эти сомнительные мысли. Раз я решил, то придется идти до конца. Только чем все это закончится?

— Как видишь никто не пришел на звук выстрелов? — мысленно обратился я к Рыжику.

— Посмотрим… Посмотрим… — мой рыжий сотоварищ явно был не в настроении.

— Я вновь повторю свой вопрос: что нас тут ждет?

Думал, кот промолчит, но в этот раз он решил оставить последнее слово за собой.

— Завтра прогуляемся и посмотрим что тут к чему. Узнаем, насколько верны слухи об этом месте.

Я тяжело вздохнул. Да, если Рыжик не хотел говорить, то разговорить его смысла не было, однако эта мысленная перепалка подтолкнула меня к царству Морфея. Еще пара минут и я уже готов был уснуть, когда где-то далеко-далеко в глубине острова ударил церковный колокол. Я вздрогнул. Да, без сомнения тут тоже жили люди… или нелюди, явившиеся из запредельного далека. И вновь я задумался. Зачем мне все это? Почему я согласился отправиться на Ваську? Я знал ответ, но не хотел принять его. Дед, Ветерок… Но хотел ли я вернуться назад, чтобы предотвратить то, что должно было случиться?

Ладно, завтра само собой все решиться.

ЧАСТЬ 3 Есть город золотой

И сказал господь:
«Эй, ключари,
Отворите ворота в сад.
Даю команду
От зари до зари
В рай пропускать десант».
М. Анчаров «Баллада о парашютах»

Глава 1 Туман

Наступило утро, и принесло новые неприятности. По Неве с залива шел туман — белый плотный туман. Туман, о котором ходило много неприятных рассказов. Когда я пробудился и выглянул в окно, он уже затянул Биржу наполовину, и что удивительно, расползаясь по Неве, он не касался противоположных берегов, зато полностью заливал Васькин остров, постепенно поднимаясь все выше и выше.

— Подъем!

Пока Тимур протирал глаза, я обратился к коту.

— Идет туман, что станем делать?

— Уж явно не купаться. Не стоит лезть в эту белую кашу.

— Откуда он взялся?

— Ты вчера пострелял? Ты что думаешь, что подобные вещи пройдут тут безнаказанно. Ты пробудил… Впрочем сейчас нет времени говорить об этим.

— Уверен?

— А ты как думаешь?

— Ты все время темнишь. Лучше сразу скажи, что ты знаешь об этом тумане. Почему лон заливает только водный простор и Ваську, не трогая другие острова?

— Я знаю только те слухи, что ходят между людьми, однако я не стал бы им доверять. Если бы хотя бы половина из них была правдой, то некому было бы эти байки травить.

Я на мгновение замер, пытаясь припомнить, что рассказывали о тумане. А говорили о нем много. Болтун, помню, часто о тумане говорил. Были истории о чудовищах, которые охотились на людей, прячась в тумане; о том, что туман стирает память; о том, что оказавшись в белом облаке можно встретиться с душами давно погибших искателей, и они могут поведать тебе о тайниках с сокровищами, только чаще всего сводят с ума.

— Надеюсь ты не собираешься проверять эти слухи?

— Еще чего. Итак, чем дальше, тем меньше мне все это нравится.

Задумался я. Минуту простоял, наверное, обдумывая, и единственное решение, которое мне в голову пришло мне не понравилось. Тем не менее…

— Нужно поикать какое-нибудь помещение, где запереться можно.

— И быстрее… — согласился кот.

Неужели мне впервые удалось придумать что-то вперед этого комка шерсти. Ладненько… Потом порадуюсь. Теперь нужно было быстро найти место, где можно спрятаться и переждать. Как говориться береженного бог бережет.

Повернулся я к Тимуру, чтобы сказать ему… И снова замер, словно прикованный к месту, потому как почувствовал что-то… Неприятное такое ощущение, словно жаба рядом с тобой отвратительная или какое другое ужасное существо. Я замер. Посмотрел на Тимура. Вроде с парнем все в порядке, огляделся — никого кроме Тимура и Питера в комнате не было. Может, показалось.

— Так, — говорю, конкретно ни к кому не обращаясь. — Нужно найти помещение без окон, где мы смогли бы забаррикадироваться и туман переждать.

— Тогда нужно в подвалы, — это Тимур предложил. Я его за язык не тянул. Подвал, так подвал, только надоели мне все эти подвалы. Он бы еще предложил в метро спуститься и там побродить. Вот где чудовища настоящие обитают. Перед некоторыми из них и королева мутантов красавицей покажется.

В итоге я только неопределенно хмыкнул.

— Можно попробовать.

Однако с подвалами незадача вышла. Стали мы спускаться по лестнице. Сейчас, при дневном свете фигуры с рост выглядели не такими зловещими, как ночью. Просто устрашающие скульптуры, увидев которые враг должен был затрепетать от страха, и в ужаснее бежать. Однако разглядывать ростры сейчас у меня не было. «Найти укрытие», — вот единственная мысль, которая занимала меня. Уж очень не хотелось мне оказаться в белой, слепящей взвеси.

Только вот спуститься нам не удалось, потому как нижние пролеты лестницы оказались залиты туманом и его уровень поднимался прямо на глазах. Прыгая, через три ступени мы вернулись на верхний этаж.

— Я бы на вашем месте лучше поискал лестницу на чердак.

— Не мог сказать раньше.

Мы разбежались по комнатам.

Лестница на чердак оказалась в одной из подсобок — лестница наподобие приставной, сваренная из металлических прутьев. Люк на чердак был заперт на огромный висячий замок. Я махнул Питеру. Он словно огромная обезьяна взлетел вверх по лестнице. Рывок и дужка замка вылетела из стального захвата. Откинув люк мутант выбрался на чердак, потом нагнувшись, позвал нас.

Я с Тимуром последовал за Питером.

Кстати оказавшись рядом с Тимуром я почувствовал неприятный запах, только внимание на него не обратил. Мало ли. Мы уже которой день по СПб бродим, тут от каждого духами пахнуть не будет.

Я уже почти в люк пролез, когда «услышал»:

— А меня?

Рыжик стоял на задних лапах, поставив передние на третью ступеньку лестницы и смотрел вверх. И взгляд у него был жалкий. Куда только делись его обычные высокомерие и независимость?

Я позвал:

— Питер?

В люке появилась голова мутанта.

— Спустись, помоги коту. Ему самому не подняться.

Мутант проворчал что-то недовольное себе под нос, но подчинился. И тут я увидел, как по полу внизу поползли тонкие белые туманные нити. Медлить было нельзя, туман поднимался все выше. Медлить было нельзя, и спускаться вниз было равнбосильно самоубийству. Я перебрался на другую сторону лестницы, и мутант проскользнул вниз мимо меня. Кот пулей взлетел ему на спину, и мутант полез наверх, но много медленнее. Рыжик весил, наверное, килограммов сорок, а то и все пятьдесят — все равно, что попробовать подниматься по приставной лестнице, закинув на плечи мешок с мукой.

Мне пришлось поспешить. Пару секунд, и я очутился наверху. Отошел в сторону и когда Рыжик появился в люке, то вместе с Тимуром помог ему выбраться на чердак. Шерсть Рыжика оказалась мягкой, нежной на ощупь. И еще кончики пальцев чуть-чуть било электричеством. В какой-то миг мне заходилось просто зарыться кВ этот мягкий рыжий мех, вдыхая его непередаваемый аромат. Но я постарался как можно быстрее отогнать эту мысль. Не дай бог Рыжику «услышит» ее. Ведь совершенно непонятно, как он сможет отреагировать на нее.

Следом появился Питер. На мгновение глянув вниз через его плечо, я увидел, что пол помещения уже затянуло туманом. Во время мы…

Теперь самое время было оглядеться. Только на первый взгляд прятаться тут было негде, разве что попытаться выбраться на крышу? Чердак представлял собой гигантское помещение, по обе стороны которого раньше были огромные треугольные панно, от которых теперь остались лишь обломки, правда вот посреди огромного чердака возвышалась груды ящиков. Подбежав к ним, я увидел маленькую фанерную комнатку.

Да, кот, как всегда оказался прав. Я обернулся к своим спутникам, но мутант и Тимур были заняты. Они пытались запереть крышку люка. Быть может это и задержало бы туман, вот только надолго ли? А Рыжик? Он как ни в чем не бывало сидел рядом и вылизывался, словно сейчас не было более важных дел. А может он считал, что наши прикосновения испачкали его чудесную шкурку?

— Давайте сюда! Похоже, тут и в самом деле есть укрытие.

Мутант бросил люк, а Тимур остался возиться с ним.

— Посмотрите, что там, а я тут закончу.

Со своего места я не видел, чем он там занят, да это было и не особо важно. Изо всех сил я рванул дверь ветхого строения. Та распахнулась. Внутри оказалось темным-темно. Что ж, не так плохо, видимых больших щелей нет. Я щелкнул фонариком. Крошечная комнатка три на три с фанерными стенами. Внутри был лишь стол, на котором стояло несколько картонных ящиков, из которых торчали клочья упаковочной ваты. Что ж, могло быть хуже. Убежище не из лучших, но…

В первый момент я хотел попросить мутанта выкинуть коробки, но что-то остановило меня. Какая-то мысль промелькнула, но я не смог удержать ее. Дверь изнутри закрывалась на оконную защелку. Будем надеяться, что никто из «бродящих в тумане» не станет вламываться.

Укрепив фонарик под потолком, мы передвинули стол к двери, и застыли, ожидая кота и Тимура. Как только те вошли, мы заперли задвижку, придвинули к двери стол. Одним прыжком Рыжик заскочил на стол и уселся на одну из коробок. Мы, тяжело дыша, стояли, облокотившись о стены. Теперь оставалось только ждать. Ждать, когда туман схлынет.

Я стоял, прислонившись спиной к тонкой фанере, и в голове моей крутились самые неприятные мысли. Большинство их касалось Васильевского острова, тумана, всего этого «путешествия». И все эти мысли были пропитаны весьма неприятными эпитетами, среди которых «чертов…» было самым мягким. А потом, потом я вспомнил удивительную фею из сна. Да к черту фею! Что-то холодное прикоснулось к моей ноге. И не просто холодное, а омерзительно склизкое, ледяное. Я вздрогнул. Туман. Он проползал в нашу убежище. Тольокро как я мог почувствовать его прикосновение сквозь толстые шнурованные ботинки и две пары носок. Да и откуда тут взяться туману? Я сорвал фонарик направил его на пол. Там уже змеилось несколько «щупалец». Откуда черт возьми?..

— Свети под стол!

Я присел. Так и есть. Дверь не плотно прилегала к косяку. Там была широкая щель, через нее и полз туман. Я беспомощно огляделся. Свет моего фонарика запрыгал по фанерным стенам и остановился на коробках. Вата!

— В коробках вата! Давайте ее сюда!

Дальше все смешалась. Мы разрывали коробки, вырывали вату, затыкали ватой щель. Ругались, толкались. Если бы хоть кто-то сказал, что когда-то я вот так бок о бок буду работать вместе с «зверьком» и мутантом, я б ни в жисть не поверил. Однако…

Потом мы стояли тяжело дыша, я светил фонариком на пол и там не было ни единого белого щупальца. А по ту сторону тонкой дощатой перегородки казалось ничего не происходило. Ну вообще ничего. Ни звука.

— Засеки время, — предложил кот.

— ?..

— Думаю, часов восьми вполне хватит.

— Ты считаешь, что мы сможем просидеть в этой коробке восемь часов?

— А почему нет?

Я только плечами пожал, хотя вряд ли кот смог разглядеть мой жест. Сел я на пол и стал ждать. Меня охватило какое-то странное отупение. Луч света упирался в пол, высвечивая полосу грязной ваты, запиханную под дверь. Но ведь в коробках было что-то, что-то твердое, завернутое в вату. Я повел лучом фонарика по полу. Вначале луч натолкнулся на ногу Тимура, который как и я уселся на пол, прислонившись к стене справа от меня, а потом … В первый момент я даже не понял что это штука, а потом приглядевшись понял — это обломки корабля — игрушечного парусника, сделанного с огромной тщательность. Наверное, каждый мальчишка в детстве мечтает иметь такую игрушку. Я смутно помнил свое детство, но сейчас глядя на обломки этого кораблика лежащего на полу, я нахмурился. Некогда тщательно выполненная модель, ныне имела весьма невзрачный вид: мачты были поломаны, паруса порваны, а в днище зияла огромная дыра. Наверное, так выглядят корабли выброшенные бурей на скалы. Мне казалось, что судьба этого кораблика вторит судьбе города: некогда красивый и гордый от выброшен из жизни, и у него отдано то, что сохраняло его величие… Я вздохнул и закрыл глаза и потушил фонарик. Запасных батареек у меня не было, и неизвестно когда он сможет пополнить запас.

Глаза мои сами собой стали закрываться.

— Просыпайся! Вставай! Надо вставать!

Я только отмахнулся. Что еще надо этой дранной кошке?

— Вставай! Буди остальных! Еще чуть-чуть и будет поздно.

Я тяжело вздохнул. Только дышать оказалось нечем. Я задохнулся. Голова кружилась, дышать стало не чем. Словно рыба, выброшенная на берег, а хлопал ртом, пытаясь вдохнуть хоть немного воздуха. Только в воздухе, который я заглатывал кислорода не было. А сам воздух, он был тяжелым, словно пропитанным свинцовой пылью. Кто-то толкнул меня к стенке. Я ударился головой об угол, да так и застыл, потому что от стыка неплотно пригнанных фанерных щитов тянуло свежей прохладой.

Я бы простоял так целую вечность, но только голос этого проклятого кота не давал мне расслабиться и по настоящему насладиться тонкой струйкой свежего воздуха.

— Открывай дверь! Быстрее!

— Нет! Там туман!

— А здесь смерть. Тут дышать нечем! Еще немного и мы все тут задохнемся.

Я на мгновение вспомнил ощущения от прикосновения усиков тумана и меня передернуло. Я готов был закричать. Готов был…

— Хватит о всякой херне думать. Мне одному стол не сдвинуть.

Задержав дыхание я обернулся, щелкнул выключателем фонарика. Питер и Тимур сидели у стены и то ли спали, то ли находились в отключке, а взъерошенный кот упершись в одну из ножек пытался сдвинуть стол, чтобы освободить дверь.

— Давай, чего стоишь!

Я бросился на помощь Рыжику. Вдвоем мы сдвинули стол. Я рванул шпингалет. Полутьма чердака показалась мне ярким светом, и свет этот ослепил меня, а свежий воздух пьянил. Шагнув за порог фанерной комнатушки я упал на колени, опустил кружащуюся голову, и несколько минут просидел прочищая легкие. Вдох… Выдох… Вдох… Выдох… И все время я ожидал неприятных прикосновений щупальцев тумана.

Однако вместо этого на плечо мне легла чья-то рука. Я повернул голову. Надо мной покачиваясь, словно сильно пьяный стоял Тимур.

— Славно траванулись.

— Скорее уж угорели, — возразил я, и сам свой голос не узнал. Звучал он странно, в нем появились непривычные хрипловатые нотки.

— Выходит ты очередной раз нас спас.

— Не я. Он… — и я кивнул в сторону Рыжика, который сидел рядом со мной вылизываясь. А потом обвел взглядом чердак. Нигде никаких щупальцев тумана видно не было. Словно его никогда не существовало и он мне пригрезился.

Тяжело вздохнув, я приподнялся и покачивающимся шагом направился к треугольному окну. Выглянул. Туман все еще скрывал Неву, но был много ниже и реже, чем когда мы бежали от него.

— Отступает, так и не найдя добычи.

Я и не заметил, что кот последовал за мной. Сейчас, привстав на задних лапах и смешно подвернув передние, он глядел вниз на Неву. В этой позе он больше всего напоминал огромного разъевшегося тушканчика.

— Ты говоришь о нем так, как о живом существе.

— Не знаю… — протянул кот. — Может он сам живое существо, а может в нем живет кто-то смертельно опасный. Не знаю… Да и проверять не хочется, — он еще раз глянул на белую пелену, теперь больше всего напоминающую клочковатое ватное одеяло. — Ты его вчера ночью разбудил. Он пришел, проверил, кто явился в его владения. А теперь ушел.

— Не очень-то он умен.

— Не стоит судить о других по себе. Этот город итак не маленький, после катастрофы стал по-настоящему огромным. С одной стороны он опустел, а с другой — в нем обитает много странного народа, существ этого и иных миров. Это волшебный город, и как все то, что содержит волшебство — опасный.

— Тебе бы Рыжик не по СПб бродить, а романы писать, — проворчал я.

— Это ты про себя говоришь, Угрюмый. Я-то всего лишь посылаю тебе телепатические образы, а твое подсознание облекает их в поэтическую словесную форму.

Мы замолчали, наблюдая за одеялом тумана.

— Ну что пойдем вниз, — поинтересовался я. — А то так опять досидим до темноты.

— Нет, сейчас еще спускаться рано. Ты же не хочешь вновь встревожить белого зверя… Но и в темноте по Ваське бродить не стоит. Тут можно встретить такую тварь, что и не отобьешься.

— Почему-то меня это не удивляет.

Я отошел от окна и вернулся к спасительной комнате. Питер и Тимур сидели у входа, зиявшего черной дырой. Меня беспокоила одна навязчивая мысль, и я решил проверить свою догадку. Вскрыл ближайшую коробку. Там тоже оказалась вата, а под ней кораблик на подставке. Только совсем другой, не тот, что остался лежать на полу в комнате. Это был броненосец — корабль начала двадцатого века. Какое-то время я зачарованный держал его в руках, поражаясь искусству умельцев древности. Сколько мелких деталей, крошечные канаты, люки. В какой-то момент мне даже показалось, что вот-вот откроется один из люков и на палубу выскочат крошечные матросы. Но, естественно, ничего подобного не случилось. Однако модель и в самом деле была поразительной.

— Откуда это? — поинтересовался, подойдя ко мне Тимур, а потом не дожидаясь моего ответа добавил. — Какая тонкая работа.

Я кивнул. Потом аккуратно убрал корабль назад в вату.

— Ну как там в комнате, проветрилось?

— Скорее всего.

— Тогда возьмем вещи. Времени до заката мало осталось, а второй раз ночевать тут не хотелось бы. Пойдем следом за туманом. Доберемся до жилых кварталов, оглядимся. Весь Васькин-то из конца в конец часа за два пройти можно, — тут я и сам насмешливо хмыкнул. Разве можно вот так с бухты-барахты оценивать расстояния в Петербурге?

Но прежде чем начать спускаться мы перекусили. Устроились у окна. Пустили по кругу банку тушенки. Я распечатал вакумку с сухарями. Тушенку Рыжего я на его сухари намазал. Ему ведь мордой в банку не влезть. Запили все это парой глотков воды. Сухари оказались ванильными. Сладкими и твердыми, словно из камня вырезанными. Пока я из грыз вспомнил и склад Деда и разносолы на буфете на катере. Только теперь питания у нас почти не осталось, так что думать надо было, где хавчиком разжиться. Запили мы все это парой глотков из фляги.

— Знаешь, Рыжий, нам в первую очередь какой-нибудь склад местный найти или магазинчик, а не чудеса Васьки смотреть. А ты с этими чудесами мы ноги протянуть можем, это я вслух сказал, чтобы все остальные тоже слышали. Мало того, что у нас боеприпасов почти не осталось, так ведь и жрать-то толком нечего. А что такое четыреста граммов тушенки и восемь сухарей раз в день для четырех здоровых мужиков.

Кот только фыркнул. Уж не знаю, чем он питался пока мы по СПб бродили, только особо изголодавшимся он не выглядел. А может всему виной длинная рыжая шерсть? А вот у Тимура щечки-то втянулись. Ну, я всю жизнь тощим был как сухой саксаул, а что до мутанта… Странный он. Я, например, сколько к нему не приглядывался ни в жись не сказал бы тощий он или с жирком. К тому же его лохмотья четкости форм не добавляют.

В общем отзавтракали мы, после чего я приказал подниматься, собираться, отправляться и, так сказать, в дорогу дальнюю.

Спустились мы без особых приключений. Правда, Рыжик не дождавшись пока Питер слезет вниз прыгнул с полпути вниз, да так задними лапами об мутанта оттолкнулся, что тот чуть с лестницы не слетел. А так без всяких приключений добрались до главного входа в этот «храм». Теперь, когда было светло, туман отступил и стрелка Васильевского острова лежала перед нами, как на ладо. Полукруглая площадь, заросшая кустами, из которых местами выступали обломки Ростральных колонн. Заросли от здания, внутри которого мы переночевали отделяла полоса брусчатой дороги. Местами булыжники брусчатки куда-то побивались, местами между ними проросла трава, еще зеленая в это время года, но уже начинающая блекнуть и желтеть.

И нигде никаких следов таинственного тумана. Неизвестно откуда появившись, он так же неизвестно куда исчез.

— Что ж, надо идти.

— Нет постоим тут, постреляем, может кто еще к нам навстречу выползет.

Осторожно оглядываясь, поводя из стороны в сторону дулами автоматов мы медленно спустились по щербатым мраморным ступеням и обогнув «храм» слева направились вглубь острова.

Кот шествовал впереди высоко подняв хвост. Вышагивал словно на параде. За ним не спеша брели мы с Тимуром, позади, метрах в двадцати от нас шел Питер. Только… Только все мне это не нравилось. И в первую очередь не нравился Тимур. Вроде с ним все в порядке было, был таким как всегда, и все же что-то не то. То ли он каким-то образом изменился, то ли я стал смотреть на все другими глазами, а может… Нет… Я пригляделся повнимательнее, и мнеб показалось, что кожа моего спутника приобрела какой-то нездоровый зеленовато-серый оттенок. Тогда, подойдя к нему поближе, я поинтересовался.

— Тимур, ты как себя чувствуешь?

— Нормально, — ответил он.

— А рука?

— Что рука?

— Не болит?

— Да и я думать о ней забыл, — отмахнулся он.

Однако что-то в его ответах мне тоже не понравилось. Если б я те вопросы ему в другой обстановке задал, то решил бы, что врет он или прикидывается. Только зачем ему это? И потом, если б у него и в самом деле что-то болело, то я сильно сомневаюсь, что он вот так бодро отвечал бы мне и вышагивал ничуть не хромая. И все же… Тогда я решил посоветоваться с котом.

— Что с Тимуром?

— Не знаю. Что-то гложет его. Вот только что?

— Это я и сам вижу.

— Ну, а раз видишь, то чего спрашиваешь. Кстати ты бы лучше ерундой всякой не занимался, а вон в тот магазинчик заскочил.

И в самом деле впереди над подвалом одного из ближайших зданий красовалась выцветшая вывеска, на которой с большим трудом можно было разобрать полустертые буквы: «Магазин. 24 часа». Интересно это магазин так назывался «24 часа» или работал круглые сутки. Впрочем сейчас это никакого значения не имело. Вот и шанс пополнить наш скудный запас провианта.

Я сделал знак притормозить и включив фонарик. Свет луча стал совсем бледным. Батарейка похоже доживала свой век, а сменить ее мне было нечем. Подсвечивая фонариком я спустился в темный зев. Нет, тут похоже нам ничего не светило. Обломки сгнившей мебели. Я осторожно шагнул в кашу гнили, и почувствовал, как прогнулся пол моим весом.

Глава 2 Разговоры о Главном

В глубине магазина царил мрак. Я пошарил фонариком вверх-вниз. Только тьма, грязь и плесень. Тут даже если и чего сохранилось, то выкапывать банки из гнили, ну это дело последнее. Потом заметил в глубине вроде шкаф какой-то. По-хорошему нужно было пойти подальше, в подсобку заглянуть, но у меня такого желания не было. Осторожно пойдя в конец магазина, я остановился. Нет, не люблю, я вот такие исследования. Только не хотелось мне показать свое «я» перед спутниками. Так что я решил шкаф посмотреть и этим ограничится. Ну, понятно стекло переднее у шкафа этого от времени и грязи стало непрозрачным. Я попробовал его открыть. Не тут-то было. А может не в ту сторону я тянул. В общем, постоял я, дверцу подергал, а потом хрясть прикладом АК по стеклу. Ну, понятно осколки во все стороны. Звон, как будто бомба взорвалась. Я замер. Кто его знает, кто на такой грохот явится? Постоял, послушал. Вроде все тихо. Тогда фонариком я в шкаф и посвятил. А там, матерь Божья, настоящие сокровище. Только… Только тут оно бесполезно. Хотя как знать. Вынул я одну их бутылок, пыль рукой с этикетки стер. Фонариком подсветил. Точно. «Водка Столичная». Я глянул. Ну бутылок тридцать будет. Единственный минус ее до границы не дотащить. Там бы такой товар я мигом сбыл. Старая водка она в цене, не то что нынешняя, которую невесть из чего гонят.

Кинул я в свой рюкзачок пару бутылок. Потом взял третью, достал пустую флягу. С пробкой долго мучился. Язычок у пробки оказался оторван, пришлось ножом соскребывать. Открыл понюхал. Оно. Перелил одну бутылку в пустую флягу.

— Ты бы лучше продукты искал!

Господи, опять этот кот! Как надоел. Сделай то, иди туда, достань это! Командир, да и только.

— Нет, не хочешь, можешь жрачку не искать. Я-то найду, чем перекусить…

— Я тоже… — огрызнулся я и направился к выходу, тем более что батареи фонарика почти сели. — Тут так сыро, что любая жесть сгнила давным-давно, или испортилась. Знаешь, что бывает с теми, кто гниль всякую жрет. Долго они не живут.

Кот не стал мне отвечать, только хвост еще выше задрал. И отправились мы дальше.

В одном месте здание рухнуло. Обломки всю дорогу перегородили. Хотел я было назад повернуть, обойти завал, только кот нырнул в соседние здание. Там небольшая арка была а за ней два разъезда: вниз в полуподвальный паркинг и наверх. И табличка проржавевшая на стене: «Отель». Я следом за котом наверх поднялся. Там площадь крохотная. Снаружи дом как дом, а внутри видно было раньше красиво. Все в металле мраморе. Прошли мы в большой зал, где должна быть стойка администратора. Правда ныне тут так, остатки было роскоши. Правда гнили нет и штукатурке на полу поменьше, чем обычно.

Смотрю я Рыжик чуть вперед проскочил и возле одного из шкафов трется. Я подошел, посмотрел. Это шкаф был вроде того, что я только что в подвале разбил, только странный какой-то. И ручки нет.

— И что ты нас сюда притащил? — кота спрашиваю.. — Что это за гроб на колесиках.

— Это автомат. В таких иногда всякие продукты бывают.

Не поверил я, но повнимательнее шкаф осмотрел. Потом хватанул прикладом по мутному стеклу.

В этот раз кот прав оказался. Внутри шкафа пружинки какие-то оказались, а на них хитрым образом нанизаны пакетики с сухариками, чипсами и шоколадки какие-то. Все вроде в целости, временем не тронуто. Едва конечно не ахти какая, но как закуска к водке пойдет.

Сгребли мы с Тимуром все это добро себе в рюкзаки. Тут мой фонарик последний раз мигнул и вырубился. Я выругался, фонарик убрал. А вдруг все-таки случиться чудо и я батарейки найду.

Когда же мы из гостиницы этой назад к завалу вышли, снова смеркаться стало. Не то чтобы уж ночь, а так. Солнце на закат пошло, и пора было себе ночлег искать, потому как фонарика у меня больше не было, а в темноте по домам шарить себе дороже может статься. Не заметишь каких врат, провалишься невесть куда и до конца своей глупой короткой жизни будешь думать-гадать, как оттуда выбраться.

Только кот меня слушать не стал. Рванул через завал. Я только рукой махнул. Сначала решил за ним отправиться, только мы с Тимуром не кошки, быстро не перелезем. Этот только Питер может с Рыжиком в ловкости потягаться.

— Эй, Рыжик, вернись, мы за тобой не управимся! — позвал я.

Но кот видно вновь взялся за свое. Не ответа от него, ни привета. Ладно. Все равно рано или поздно сам объявиться. Посмотрел я еще на завал, потом на гостиницу. И решил вернуться. Гостиница выглядела не такой уж разбомбленной сравнении с остальными зданиями.

— Пошли ночлег поищем, — предложил я. — Только в этот раз ты, Питер первым ступай. У меня фонарик сел., так что по темным углам ты нас вести будешь. И если там опасность какая, ну, например дырка в полу, ты нас предупредить должен, чтобы несчастья какого не вышло.

Питер спорить не стал. Первым пошел. Вернулись мы в тот зал, где я автомат раскурочил. Там в углу лестница наверх оказалась. Поднялись мы на второй этаж. Типичный отель. Коридоры. Номера. Внутри обломки мебели сгнившие мат расы из которых во все стороны торчат ржавые пружины, стены украшенные разводами плесени.

Неожиданно мне в голову пришла забавная идея. Я зашел в один из номеров, что казался мне подороже. И я оказался прав. В углу стояло нечто напоминающее холодильник. Когда я дернул за ручку, дверца осталась у меня в руках. Внутри было грязно. Я осторожно пошарил рукой среди склизкой плесени и пальцы мои извлекли то, что я искал. Маленькую бутылочку коньяка. Как это говориться, на один глоток. Еще несколько секунд и в моем распоряжении оказался целый набор подобной дребедени: водка, виски, ром, текила. Надо же! Я заглянул вол второй, в третий номер и скоро у меня уже некуда было складывать эт и крошечные бутылочки.

К тому времени почти стемнело. В итоге мы обосновались в небольшой комнатке, где не было гнили. Скорее всего — в бывшем подсобном помещении. Кроме того отсюда легко можно было добраться до лестницы, ведущей на крышу. Вдруг туман вернется? Прежде чем улечься спать я, по привычке установил растяжки. Не то, чтобы я ожидал гостей, но так на всякий случай.

После этого мы уселись поудобнее. Я роздал всем по бутылочке. Только вот пальцы Питера были слишком грубыми, и ему было не свинтить маленькой пробки. Пришлось мне ему помочь.

— Ну, за то, что пережили еще один день! — объявил я, подняв крошечную бутылочку. Тимур чокнулся со мной, Питер только головой покачал. Мы выпили.

У меня в бутылочке оказалось виски. Ядреный напиток, на голодный желудок забирал. Но, с другой стороны, закусывать переводить алкоголь и продукты. Алкоголь калорийный, а если много закусывать, то и выпьешь много — как ни крути а перевод дефицитного продукта. Посему, я решил, что сегодня будет алкогольный ужин, а чипсы и сухарики нам еще пригодятся.

Вот мы выпили, а потом сидели молча, уставившись во тьму. Как это было не похоже на обычный ужин, когда пять шесть искателей рассевшись у костра, передают по кругу бутылочку водки и лениво прихлебывая из горла, травят байки про Центральные районы СПб, по таинственный Васильевский и неприступную Петропавловку, про врата, иные миры и чужаков, а потом кто-нибудь достав гитару тихо начинает перебирать струны:

Я не уеду, я останусь,
Ах, как приятно в СПб мне жить,
Здесь молодость моя пройдет,
Надеюсь, что и старость.
Но за Неву не стану я ходить.
Только в этот раз все было по-другому. Говорить мне ни с кем не хотелось. Да и о чем. О жизни на далеком юге в далеком прошлом? Нет, эта тема меня совершенно не волновала. Если бы я был у себя на Металлострое, то конечно можно было бы и о том помечтать, а сейчас в самом сердце СПб… Тут скорее надо думать о том, что завтра с тобой случиться, и как бы до того завтра дожить. А Питер? Он мне тоже был не интересен. Хотя… Я чуть подобрался. Достал по второй. Эти бутылочки шли, как большие стопки. Открыл одну, протянул мутанту. Вторую — Тимуру, сам откроет. Третью… С удивлением обнаружил, что снова попал на виски. Только в этот раз сорт был другой. Этикета давно сползла, но сам напиток был более терпким, сивушным. А может мне это только казалось. Обычно-то я пью водку, потому в виски не разбираюсь.

В общем, треснули мы по второй, и потом, отбросив пустую бутылочку в дальний угол, я поинтересовался у Питера:

— Послушай, ты же откуда-то из центра. Может ты и на Ваське бывал?

Мутант что-то проворчал, только я не расслышал, а потом, когда пауза затянулась, добавил глухим, рыкающим голосом.

— Не-а. Я с Марсова… Там ведь просторы то какие — с десяток гектар не меньше. Там зелень, леса… Домов нет, дичи много…

Я скривился. Насколько я помнил карту — старинную карту СПб, Марсово поле было не таким уж и большим. Однако СПб это СПб. Тут и сто метров в сто километров превратиться может, не заметишь.

— Я на Ваське не был. Далеко. Некоторые наши, что поотважней до Петропавловки плавали. Только далеко очень и там тоже странно. Островок вроде маленький, а от берега до стен крепости больше часа ходу.

Сказал и снова замолчал.

— А болтал может кто о нем… Ваське? — не выдержал я.

— Может и болтал, — согласился Питер, только я не слушал. — К чему мне все это. Я все равно, никогда сюда не собирался.

— Почему так?

— Об этих местах странное говорят. Отец слушал, я — нет.

— И что говорят?

Питер замолчал, словно собираясь с мыслями. Мне даже показалось, что я слышу, как в голове его медленно крутятся шестеренки, складывая воедино слова и фразы. Эх, почему я все время обращался с вопросами только к коту, ведь Питер тоже, наверняка, знал не меньше. Конечно, он не Рыжик. Ему и говорить сложнее и трудней понять его, но все же я бы хоть представление имел, с чем еще кроме тумана нам столкнуться придется. Ладно, лучше позже, чем никогда.

— Разное говорят, — неуверенно начал он. А потом поведал мне довольно странную историю. Он говорило очень невнятно. Мне приходилось многократно переспрашивать его. В общем, разговор этот шел больше часа. За это время мы выпили половину запаса бутылочек, и к концу Тимур, которому было то ли неинтересно, то ли непонятно о чем говорит мутант, собрался на поиски новой партии, но я остановил его. Во-первых растяжка, во вторых слишком темно, и если он сломает ногу, я его на себе не потащу, так я ему и сказал. Ему мои доводы не понравились, но так спиртного было в избытке и к тому же я пообещал ему, что утром пополним запасы, то он согласился.

Видимо правильно, что в халифатах люди не пьют. Вот я могу пол литра засосать и хоть в бой, хоть на свадьбу, а хорошего алкоголя, вроде этих бутылочек и того больше. Тут и закусь не нужна, спирт хорошей очистки человека и кормит и поит… А этот… «зверек»… клюнул и все. В хлам. Ну, это так, между делом все шло, а вот рассказ Питера… Он меня встревожил не на шутку. Потому как по словам мутанта, если, конечно, я его правильно поняло, а для этого переспрашивать приходилось неоднократно сводился к следующему.

Некогда был единый мир и единый Бог и прочее, Все как в Библии. Потом произошло первое грехопадение… Ветхий Завет одним словом. А вот дальше когда люди по Земле рассеялись. Вселенная множится начала, потому как разум каждого человека — целая вселенная… Тут если честно я не все понял, хоть и переспрашивал несколько раз… А дальше. Дальше — больше. Появилось множество взаимопересеченных миров, которые как в теории Большого взрыва стали в разные стороны расползаться. В целом-то они все друг на друга были похожи, но каждый от соседнего чуток отличался. Да и высшие силы всюду разные были. Где пантеоны в сто богов, где Бог един и велик. Все это перемешивалось. И наверное поэтому крысюки на наших крыс похожи, а кот, точнее коты они и есть коты, пусть даже телепатией владеют и разумны не в меру. Вот если бы через врата какие-нибудь жукоглазые марсиане приползли, было бы много удивительнее… Одни из миров соприкасались с нашей Землей в одном месте, другие в другом. В общем, полный бардак вышел. Только чем дальше вребмя шло, тем дальше эти миры расползались. И тут случилась эта катастрофа, будь она не ладна. Естественно Питер таких слов как адронный коллайдер не знал, но выходило так что когда Европу смертоносным газом заволокло, коллайдер то ли рванул, то ли луч какой испустил. Луч тот Землю под углом пробил, да так вышло, что как раз СПб и накрыл. Тут все точно так было, как Болтун говорил. Да и вояки с этой версией согласны были, это я точно знаю. Только по словам Питера этот луч не только Землю насквозь пробил, но и все миры, пронзил как пика. Кого по центру проколол, кого по краю. Вот и получилась в каждом из миров странная Сумеречная зона, откуда в любой другой мир в любое другое время попасть можно. А может и не любой мир и не в любое время. Никто ведь не проверял. Не считал. Только в каждом из этих миров свои физические законы были, а при наложении всякие побочные эффекты возникли… Неприятные такие эффекты. Что же до Васильевского острова, то району Гавани, по слухам больше всего досталось. Там врата были, которые были с самым первым миром соединены были. Среди мутантов ходили разные слухи относительно тех мест. Поговаривали и о кровавых культах, и о мифическом саде Эдема, где все живут в мире и согласии и где всего вдоволь. Только Питер всему этому не верил, потому как не было никого, кто сходил туда и вернулся. Один раз собралась команда и отправилась на Васькин. Только чтобы с аномалиями вокруг Зимнего не связываться они кругом пошли. Мимо Петропавловки. Там раньше мост был Биржевой. Поговаривают, он и по сей день целым стоит, только мост этот перейти нельзя. Вступишь на него и идешь, идешь, вот он Васильевский совсем рядом, а дойти нельзя, и то же самое назад. Вроде на три шага отошел, а вернуться не получится. Так там те смельчаки и сгинули. Может умерли от голода, а может до сих пор идут, пытаются хоть куда добраться. Хотя, по словам Питера, ходил слушок что сгинули они в тумане… Вот такая история. А что от обитателей того мира ждать. Насколько им интересно, что у нас происходит, то никто из нас не знал, и не подозревал даже.

Долго Питер говорил, и, вслушиваясь в его невнятное бормотание, я начал проникаться к нему определенным уважением. Ведь как наши с Металлостроя обычно к мутантам относились: хороший мутант — мертвый мутант. Это с чудиками, что в СПб живут торговать можно, а с мутанта, что возьмешь, они для нас тогда были как зомби. Чем больше настреляешь, тем крепче будешь спать. И только сейчас я поняло, что ничем они не хуже чудиков. Или, по крайней мере, сын Деда таким был. Если б он вид нормальный имел, и среди людей вырос, то пожалуй никто бы в неб м мутанта и не определил. А то, что Хасим охотился за ним, как за диким зверем, да вояки на опыты пустить хотели… Гниды они все. Их бы самих опыты. Сколько нужно было бы офицеров угробить, чтобы скажем для анализов килограмм мозга наковырять. Никак не меньше сотни, и то, наверное, не собрали бы.

Вот с какими мыслями я в ту ночь и уснул. Перед самым сном конечно, пару раз кота позвал. Но Рыжик не ответил. То ли он уже нашел свою смерть, то ли, что много вероятнее, просто вело себя, как обычно. Никого нет дома. Просьба не стучать.

Уснул я как-то сразу. Неожиданно, словно провалился во тьму. Хотя, конечно, тьма тьме рознь. Но тут тьма была абсолютной, максимально неприятной, обволакивающей, липкой. Казалось, из такой тьмы вылезешь, сам черным станешь.

Потом где-то далеко-далеко вспыхнул огонек и стал этак медленно приближаться, расти. Я замер, затаил дыхание, так как боялся спугнуть этот робкий огонек, боялся, что он погаснет от моего неровного дыхания. Но вот огонек оказался совсем рядом и только тогда я разглядел, что это старинный керосиновый фонарь, только не старый, а как в старину делали. А держала его в руках та самая удивительная крылатая фея из сна. Как она там себя называла — Королева Стрекоз. И в том, что это фея сомнений у меня не было никаких, потому как не могла ни одна девушка быть столь совершенной. Таких красавиц можно было разве что в старинных фильмах увидеть. И то не в Российских, а в Американских, которые снимались, еще в те годы, когда Голливуд террористы ядерным взрывом не накрыли.

Если честно, то я смотрел на эту королеву и любовался, потому как полутьме скрыла все изъяны, а воображение… Воображение у меня всегда было богатым, а так как импотентом я вовсе не был. Нет, должен признаться — никаких эротических фантазий, но мысленно я дорисовывал и улучшал, то что и так было совершенно.

— Вы вторглись в мои владения! — без всякого предупреждения объявила Королева. — Как это понимать?

Прежде чем ответить, я попытался вспомнить о чем мы говорили с ней в моем предыдущем сне, Но в мысли лезли какие-то бессвязные обрывки. Что-то о цели жизни и сути моих поисков. Господи, да не было у меня никогда никакой цели. На бутылку заработать, другу помочь, пойти новую улицу осмотреть… И больше ничего… Разве это целью жизни назвать можно? Только, похоже, эта Королева, словно наш кот, знала обо мне больше, чем я сам о себе знал.

— Как это понимать? — настойчиво повторила она.

Сама же в прошлый раз говорила, что я ее искал. А если сама знает, то зачем спрашивать? Однако сон вещь странная, не всегда логику проследить можно. Да и ответить я толком ничего ей не мог. В самом деле зачем мы притащились на Ваську? Потому что покойный Дед того хотел, или потому что Рыжик, хотел врата времени найти в свой мир возвернуться? Только Королева ждала, и мне отвечать пришлось:

— Потому… — пробормотал я слово как резину растягивая, а сам думаю, что ж такое ответить, чтобы полным дураком не выглядеть. — Потому как ищем мы спокойного пристанища.

— Прошлый раз ты утверждал, что ищешь меня.

— Это вы говорили, — возразил я.

— Но ты этого не отрицал.

— А зачем?

— То есть? — нахмурилась Королева.

— Считайте как вам удобнее. Мне-то все равно, — а потом, разглядев недоумение на лице феи, добавил. — Мои спутники хотели прошлое свое поменять врата времени искали…

— С ними мне все понятно, — отмахнулась Королева. — Только вышло так, что тебе мозги Древние прочистили, а не им.

— А вот с этого места, пожалуйста, поподробнее, — вкрутил я в разговор свою любимую фразу. — Кто такие Древние? Почему они сделали так, что я стал слышать голоса разные без слов, например, смог с котом разговаривать? И что тут вообще на Ваське происходит?

— На первый вопрос ответ простой: Древние — те, кто обитают в Первом, заглавном мире.

— В Эдеме? В райском саду?

— Можно сказать и так, хотя этот Эдем сильно отчается от того образа, что у тебя в голове. Что до твоего второго вопроса, то ответ на него я и сама хотела бы знать, поэтому снова тебя спрашиваю: с какой целью явился ты в наши земли?

— Ваши земли! — фыркнул я, потому как это замечание сильно меня задело. — С каких это пор здесь ваши земли? Это СПб, Земля. А вы, как я понимаю очередная разновидность чудиков. Типа эльфов. Так что ваша земля, по другую сторону врат, а все что по эту людям принадлежит и я бы советовал…

— Ты мне советуешь! — Королева была в ярости. Ее прекрасное личико скривилось. Брови сошлись на переносице, глаза округлились. — Ты смеешь мне советовать?

— А что тут такого-то! — фыркнул я. Однако в глубине души я был доволен тем, что сбил спесь с этой феи. А то пальцы веером, королева, твою мать! Я может тоже целый король. В крайнем случае, Принц Датский, собственной персоной!

— Ты не понимаешь, с кем говоришь! — фея метнулась ко мне. Неожиданно я увидел, что в руках у нее огромная игла и вот эта фея со всего маху вонзила мне в руку эту иглу, и не просто вонзила на «прошила» мне ладонь насквозь.

Я взвыл от боли. Сон там был это или наваждение какое, только очнулся я в один миг. И картина, открывшаяся мне в сером свете рассвета ничуть не порадовала меня, потому как первое, что я увидел моя собственная ладонь и правда пробитая насквозь … длинным костяным жалом. А само жало… Нет, не было тут никакой обольстительной феи. Не было красавицы из эротических снов, а была огромная оса, уставившаяся на меня переливчатыми фасетчатыми глазами. И ее жало было в моей руке.

Я инстинктивно потянулся за автоматом, и тут эта тварь крутанула жалом. От боли я весь изогнулся, завопил так, что, наверное, и в Металлострое услышали.

А потом мелькнула мысль: мутант, Тимур? И только тут я увидел, что мутант сидит понуро и возле него уперев острие жал ему в шею на стене сидят еще две осы.

— Твои друзья тебе не помогут. Одного мы схватили, а второй сбежал. Только и в новом обличии он тебе не поможет…

Глава 3 Королева Стрекоз

— И дальше что? — поинтересовался я, глядя на пчелу и морщась от боли. Мне было непонятно, как она говорит. Откуда у насекомого органы речи… Хотя с другой стороны Королева Стрекоз была не обычным насекомым, по крайней мере не земным. И хоть я следил за ней очень внимательно я так и не понял откуда исходит ее голос, хотя он-то точно звучал, в отличие от ментальной речи кота.

— Дальше? Дальше ты добрался до цели, и теперь тебе предстоит выполнить важную задачу, к исполнению которой ты, быть может, готовился всю жизнь.

— Интересно, о чем тут речь. Лично я за собой подобных устремлений не замечал, — фыркнул я. Не понравилось мне, как сказала это Королева, ох не понравилось. — Кстати, руку мою и освободить можно.

— И ты нее начнешь стрелять?

Я внимательно посмотрел на свою продырявленную ладонь и рукав комбинезона залитый кровью, а потом подумал, что пострелять все же придется, и какой бы там волшебницей эта Королева Стрекоз не была пуля в брюхе ей не помешает. Самое то получиться. Оса, фаршированная свинцом по самое небалуйся. Только у этой осы-стрекозы, судя по всему, было точно такое же мнение.

— И как же мы выйдем из этой ситуации, а Угрюмый?

Я зачесал затылок. И в самом деле ситуация складывалась патовая.

— Хорошо. Я дам слово.

— А ему можно верить?

Тут я только плечами пожал. Хочешь — верь, хочешь — нет. Как говориться, личное дело каждого.

— Твое слово…

— Стрелять не буду… пока.

А что мне еще оставалось делать. Королева подловила меня. Знал бы что местные твари летающие поставил бы растяжку по другому. Хотя… мог бы и догадаться. Королева уже приходила ко мне во сне. Интересно, как все это происходит, если она не владеет основами телепатии. Как получилось, что она без всякого акцента говорит по-русски? Неужели в их мире осы по-русски разговаривают?

Жало в моей ране дернулось, я чуть приподнялся, а потом с ужасом заметил, как по жалу вниз к руке катятся грязно-желтые капли какой-то вязкой жидкости. Я дернулся всем телом.

— Эй, постой, мы так не договаривались. Убери яд! — хотя мои слова были бессмысленны. Королева даже если бы захотела не смогла ничего сделать. Выходит она меня обманула! Решила убить! Но зачем так сложно. Пока я спал она с легкостью могла уколоть меня в горло. Пара минут, и я просто бы истек кровью.

Только все оказалось совсем не так. Не смотря на мои отчаянные крики, оса никак не отреагировала. Еще мгновекние… И вязкий яд коснулся моей кожи. Я думал, что вот-вот и тело мое сведет судорога боли. Ничего подобного, мановение и та боль, что таилась в проколотой ладони ушла. А потом Королева начала осторожно, очень медленно вытаскивать жало. Одновременно открывшуюся дыру заполняла вязкая субстанция. Я почувствовал приятный холодок, который пополз от раны по всему телу. Выходило так, что оса этап отлично знала свое дело. Через пару минут моя рука оказалась свободной. Только боли не было, и кровь больше не текла. Я поднес руку к лицо. Рана в середине ладони была аккуратно залита этой самой грязно-желтой… смолой.

— Теперь кровь идти не будет, — объявила оса.

Замечательно! Лучше бы она изначально мне руку не дырявила.

— Вставай. Нам надо идти.

Хотел, я тут было сказать, что это ей идти надо, а мне как и вовсе незачем, но сдержался. Единственное… Прежде чем пойти куда-то я вынул полдюжины бутылочек «на один глоток» и мы с Питером похмелились, потому как не знаю. Уж как у мутантов, а у меня такое ощущение было, что Рыжий ночью вернулся и пока я спал мне в рот нас… Нехорошее ощущение.

А потом, закинув рюкзак и автомат за спину, я отправился следом за королевой. Питер шел позади меня под конвоем двух ос.

Мы вышли из гостиницы, и неспешно зашагали вглубь острова. Хотя эта прогулка получилась не такой уж приятной. Погода явно испортилась. И не смотря на то, что в небе светило солнце было более чем прохладно — с залива дул ледяной ветер. Он налетал прорывами, пробивая комбинезон, словно тот был не из специальной материи, не пропускавшей радиацию, а из тонкой парусиной ткани.

Неожиданно в голову мне пришла одна забавная мысль.

— Почему вы называете себя Королевой Стрекоз? Вы ведь скорее похожи на осу?

— Так повелось. К тому же Королева Ос звучит не так впечатляюще. Но если хочешь, можешь называть меня Королевой Стрек Ос.

Я только головой покачал.

Мы шли удивительным маршрутом. Застройку Васильевского острова, если кто не знает, распланировали еще при основание города в XVIII веке. В этом участвовал сам Петр. Сумасшедший, он хотел основать Северную Венецию и прорыть каналы, чтобы по ним плавали на лодках. Он только не учел двух вещей: наводнений и зимы. Поэтому когда он умер, никто каналы копать не стал, а вот линии и проспекты остались. И планировка правильными квадратиками. А мы шли странно, где по широким проспектам, где через проходные дворы больше похожие на пещеры. Несколько раз я издали видел странные явление. Например стену зеленоватого пламени, которая начиналась в полуметре от земли, поднималась метров на десять и растворялась в пустите. Непонятно, что питало этот огонь. Пару раз я издали видел странные коридоры вроде того, которым мы шли на складе Деда. Раз пять попадали в пространственные коридоры, когда на то, чтобы пройти пару метров, уходило полчаса. Однако осы уверенно вели нас. Видно они отлично знали дорогу среди этих руин. И нигде я не видел ни следов кота, ни Тимура. Ладно, Тимур вряд ли ушел далеко от гостиницы, и то, что осы его не нашли еще ни о чем не говорит, а вот кот?

Несколько раз я пробовал мысленно позвать Рыжика. Однако все было бесполезно. Кот молчал. И единственное на что я надеялся, такое поведение привычно для него, и в последний момент он появится, словно палочка-выручалочка. Однако чем дальше мы шли, тем быстрее таяли мои надежды. Судя по тому как нас вели осы, число ловушек на квадратный метр тут в несколько раз превосходило число ловушек в городе. Если бы мы сюда сунулись без провожатых то, скорее всего сгинули бы ни за грош. А так…

Несколько раз я пытался заговорить с королевой, но бесполезно. Она в основном отвечала односложно, всем своим тоном показывая, что не расположена к разговору, или, что еще хуже: время разговора не пришло.

И еще, как бы то ни было, а по дороге я любовался старым СПб, точнее тем, что от него осталось, не поддавшись напору времени. Удивительно, чем старше были дома, тем они лучше сохранились. А оказавшись возле католического храма, я остановился, сбросил капюшон и не смотря на занудное жужжание Королевы минут пять стоял любуясь удивительным строением. Я даже достал из рюкзака очередную бутылочку и глотнув водки замер. Как давно люди были здесь в последний раз? Кто последним любовался этой неземной красотой, над которой не властно было время? Если бы я оказался тут при других обстоятельствах, я непременно зашел бы в костел, преклонил колени, но сейчас. Конвоир торопил меня, впереди меня ожидала неведомая судьба, и я пусть даже был неверующим и находился не внутри, а снаружи храма, вознес молитву, прося за себя и своих спутников. Вряд ли Бог услышал меня, вряд ли он вообще существовал, ибо существуя не должен был допустить того ужаса, что обрушился на наш мир, но все равно, сердце мое переполнилось неким странным чувством…

Потом мы свернулись на юг, и долго пробивались по Большому проспекту, ныне превратившемуся в непроходимые джунгли. А может это был и вовсе не Большой проспект. Я не такой уж великий знаток центральной части города, особенно Васильевского и Петроградской стороны. Для меня это таинственные места, о которых я знал лишь понаслышке. Тем не менее, я думаю, что это все-таки был Большой проспект. Уж слишком широким он был и слишком зарос. И не смотря на осенний месяц, большая часть деревьев стояла с зелеными листьями, а кусты так переплелись, что местами приходилось буквально продираться через заросли.

Хуже всего приходилось нашим конвоирам. Наконец они вынуждены были оставить нас и подняться выше, держась у нас над головами. После часовой прогулки по бездорожью мы с Питером остановились передохнуть. Не смотря на выносливость мутанта, он выглядел выдохшимся. Какое-то время мы стояли тяжело дыша, а осы кружили над нами.

— Надо бежать, — неожиданно шепотом объявил Питер. — Ты стреляешь, и мы бежим.

— Зачем?

— Надо бежать, — повторил мутант. Он стоял наморщив лоб, словно пытаясь собраться с мыслями, но явно это было бему не по силам, а может ему было просто не поймать ту самую нужную светлую мысль. — Надо бежать, — снова, как попугай, повторил он.

— Нет, — покачал я головой. Зачем бежать? Куда? Мы так долго пытались добраться сюда и теперь бежать. Смысл?

— Надо бежать…

Но мы естественно никуда не побежали. Пошли дальше, продираясь сквозь кусты, и вдруг совершенно неожиданно оказались перед большим стеклянным зданием, точнее когда-то давным-давно оно было стеклянным. Ныне стекол не было просто бетонные клети уходящие вверх на несколько этажей.

— Вот мы и пришли, — объявила Королева Стрекоз, вновь спустившись ко мне с небес.

— И куда мы пришли?

— В нашу обитель. В нашу святую святых. А за ним дальше что Залив? — кивнул я в сторону здания.

— Нет. Вдоль залива протянулись земли Древних. Туда нет хода никому. Древние не вмешиваются в наши дела, но и к себе не пускают.

— Но ведь как я понимаю, именно там лежат ворота в Эдем, которые хотят найти многие искатели.

— Это так… — тут Королева Стрекоз сделала паузу, которая затянулась чуть дольше, чем нужно, и мне это совсем не понравилось. Без сомнение это насекомое что-то скрывало от меня, вынашивая какие-то свои странные планы, причем эти планы казались мне враждебными.

— Я вот хотел сказать «спасибо», — наконец нарушил я затянувшееся молчание. — Но, думаю, ни мне, ни Питеру не стоит заходить в этот дом. Думаю нам нужно идти дальше, и вы нас проводите.

— Нет, — в голосе Королевы послышались злобные нотки. — Ты должен обрести свою судьбу.

— А если я нее соглашусь с вашим заманчивым предложением?

Королева издала странный шелестящий звук и одновременно из всех пустых окон высунулись сотни, нет тысячи ос. Воздух наполнился странным жужжащими звуками. Я замер на месте, словно прикованный. Да, похоже Питер был прав, надо было бежать раньше. Трех ос, я как-нибудь сбил бы, но здесь. Даже Питер, казалось, поник. Он только с укором бросил на меня косой взгляд, но так ничего и не сказал.

— Итак, я вижу, вы передумали. Что ж, идите, обретите свою судьбу, послужите… — Королева Стрекоз еще добавила несколько слов, но то ли она специально произнесла их много тише, то ли жужжание ос на какой-то момент стало чуть громче и заглушило последние слова.

Как бы то ни было, но нам ничего не оставалось, как войти в здание. Мы шагнули внутрь прямо через ближайшую разбитую витрину. Однако Королева и две осы, сопровождавшие нас, остались снаружи. Это еще больше насторожило меня.

Внутри здания оказалось пусто, сухо и чисто. Удивительно, но нигде не было груд обломков, как повсюду. Когда мы вошли в огромный центральный зал, я остановился поряженным. Нам нами на высоте пятиэтажного дома был купол, точнее его остатки, только внизу, на полу не было никаких обломков. Всюду чисто. Здесь явно кто-то регулярно занимался уборкой. Сделав несколько шагов, я замер.

— И куда дальше? Наверх?

Питер огляделся.

— Не знаю.

В принципе другого ответа я и не ждал. Еще раз оглядев огромный зал, я повернул назад, подошел к той витрине, через которую мы вошли в здание, но выходить на улицу не стал. Королева Стрекоз и два ее спутника все еще висели в воздухе на том же самом месте.

— В чем дело? — в голосе Королевы звучали нотки удивления и нетерпения.

— Ну и куда нам идти? — поинтересовался я.

— Разве вы… — и Королева замолчала. Какое-то время она висела совершенно неподвижно, только крылья у нее за спиной стрекотали, с огромной скоростью рассекая воздух. — Извини, — вновь заговорила она совершенно другим тоном. — Я забыла, что вы… — и вновь прозвучало несколько слов, которые я не смог разобрать. Именно тогда я уверился, что она специально говорит так, чтобы мне было не понять о чем речь. — Пойдете через большой зал. Там в конце дверь. Та, которая с двумя створками. Туда, и дальше…

Я только хмыкнул.

Питер ждал меня на том же месте. Когда я указал ему на дверь, куда нам нужно было идти, он вздрогнул всем телом… нет, не вздрогнул, а содрогнулся. Так как ос нигде видно не было, я снял с плеча автомат, передернул затвор. Потом, подумав, достал гранату и передал ее Питеру.

— Знаешь, как с ней обращаться.

Он взял гранату своими неловкими узловатыми пальцами, покрутил, рассматривая, потом кивнул.

— Дернуть кольцо и бросить.

Я кивнул, а потом разом пожалел о двух вещах: о раненной руке и о второй гранате, которая так и оставалась в растяжке в той гостинице на стрелке Васильевского острова. Но что жалеть о былом! Вперед, трубы зовут.

Мы подошли к двери не спеша, словно перед нами были не обычные двери, а вход в ад, или по крайней мере в логово медведя-людоеда.

— Не нравиться мне все это, — пробормотал я себе под нос, а потом пинком распахнул двери. И то, что я увидел дальше не понравилось мне еще больше.

То, что открылось нам лишь отчасти, напоминало коридор. Больше всего это походило… Не знаю как даже это назвать. Ни стен, ни пола, не потолка не было был только слабо светящийся, фосфорицирующий пчелиный воск — коридор из воска и вел он очевидно… Впрочем, куда он ведет нам предстояло скоро узнать. Решительно ступил я блестящую чуть пружинистую поверхность и осторожно пошел вперед. Что я ожидал увидеть в конце этого тоннеля: соты полные меда? Сомнительно. В детстве я что-то читал про ос, но сейчас ничего вспомнить не мог. Единственное, что крутилось у меня в голове: осы любят сладкое.

Несколько десятков шагов пара поворотов и вы вошли в зал. Что тут было раньше? Затрудняюсь сказать. Теперь же это была огромная восковая пещера, посреди которой восседала… Нет, сначала я даже не понял что это. Нечто живое, огромного размера… и лишь потом я осознал что передо мной гигантская оса — оса матка, вроде как у пчел. Оса без крыльев. Огромные лапы, усеянные тонкими щетинистыми волосками, гигантские фасетчатые глаза. Она уставилась на нас, а мы на нее, скованные ужасом при виде этой гигантской туши.

— Итак, рада вас увидеть воочию. Я — Королева Стрекоз, — не смотря на огромные размеры голос твари звучал приглушенно. В тусклом свете я видел как при каждом слове шевелился ее хоботок, но так как подробностей я не мог разглядеть, то сцена рисовалась мне много отвратительнее, чем быть может была на самом деле.

Наконец, придя в себя, я пробормотал:

— А там кто? — я кивнул в сторону выхода. — Она ведь тоже называла себя Королевой?

— Она одна из моих дочерей, — рассмеялось чудовище. — Она говорила с вами от моего имени.

— Что ж… — я выдержал паузу должной длины, а потом продолжал. — Тогда ты, раз ты — истинная Королева, с легкостью ответишь на те вопросы, на которые не захотела отвечать твоя дочь.

— Быть может, — ответила гигантская оса-матка, однако ее ответ прозвучал скорее как «да», чем как «нет».

— Зачем мы вам понадобились? Вы хотите поручить нам…

Но я не успел договорить, так как чудовище рассмеялось, и смех его был громоподобен. От него затряслись стены и ходуном заходил пол.

— Поручить! Да что вы можете, жалкие людишки? Вы даже не знаете своего истинного предназначения!

— А вы знаете!

— Естественно, — и гигантская тварь сдвинулась чуть в сторону, открыв часть восковой стены, которая до того была скрыта от нашего взгляда. То что я увидел потрясло меня до глубины души. Я открыл рот, чтобы закричать, но не смог. Словно рыба выброшенная на берег я беспомощно открывал и закрывал рот, но из горла, сжатого подкатившим комом вырывался сдавленный хрип. Автомат выпал у меня из ослабевших рук и я словно подкошенный рухнул на колени, не в силах отвести взгляд от восковой стены. — Что это? — едва двигая челюстями пробормотал я.

Передо мной в восковой стене словно насекомые в янтаре висели различные животные, в том числе и люди. Все они были давно мертвы и трупы их напоминали высохшие мумии, но не это ужаснуло меня, а многочисленные белые личинки размером с ладонь взрослого человека, которые питались высохшими останками переползая с одного тела на другое по туннелям.

— Да, вы послужите высшей цели, — продолжала истинная Королева. — Вам будет позволено вскормить наше потомство и не только. Все ваши знания, ваш жизненный опыт не погибнет с вашей плотью. Он перейдет нам, прибавиться к тем знаниям, что на протяжении многих лет передаем мы из поколения в поколение…

Я смотрел, слушал и не верил своим глазам. А тварь говорила и говорила что-то о высшем предназначении, о природном отборе… Целую лекцию развела. Мне же вполне хватило того, что я увидел. Вот они истинные хозяева Васильевского острова и их омерзительный лик. Ну, нет, стать пищей для омерзительных белых личинок, пусть из них даже потом родятся осы — это в мои планы совершенно не входило. Я потянулся за автоматом. Как бы то ни было, а им придется дорого заплатить, прежде чем огни получат меня на обед. Только вот ничего из моих усилий не вышло. Я уже почти дотянулся до оружия, когда осознал, что не смогу стрелять. Пальцы у меня были ватными. Да я бы даже фляжки в руке не удержал. Откуда взялась эта слабость? Не знаю, но руки и ноги отказывались мне подчиниться. Я покосился на Питера. С ним происходило то же самое. Он стоял на коленях, опустив руки. Граната, которую я ему дал, выпала и бесполезным камнем лежала перед ним на восковом полу.

— Неужели вы думали, что сможете совладать со мной, с существом, впитавшем в себя опыт тысяч таких как вы? Неужели вы решили, что вам удастся изменить Судьбу…

Вот только договорить тварь не успела. Дальше все происходило с огромной скоростью, и лишь сейчас вспоминая о происшедшем, я смог точно восстановить последовать дальнейших событий. В тот же миг я слабо соображал, в голове у меня все перепуталось, видимо под воздействием некоего яда, который пропитал сам воздух этого помещения, а может по какой-то другой, неведомой мне причине.

Взрыв был ужасен. Часть восковой стены разлетелась в куски, и меня отшвырнуло назад. Я упал на спину, со всего маха треснувшись головой. Из глаз посыпались искры, и мир поплыл перед глазами, словно я несколько часов кружил на карусели. В первый момент, еще не придя в себя, я решил, что Питер все-таки нашел в себе силы швырнуть гранату. А раз так надо помочь. Надо действовать. Я стал шарить вокруг, и пальцы мои наткнулись на холодное железо автомата, вот только поднять я его не смог. Пальцы, словно ватные, скользили по холодной стали АК, но я не мог сжать их, не мог напрячь руку настолько, чтобы подхватить, поднять оружие. И тут мне в шею ткнулось что-то холодное, мокрое, я почувствовал щекотящее прикосновение шерсти.

— Вставай, Угрюмый, иначе уснешь тут вечным сном!

— Рыжик?

— Нет, твой ангел-хранитель! Вставай. Соберись! Да брось ты автомат! Ты его сейчас не стащишь… Давай, давай!

Не знаю уж как, но кот помог мне подняться на четвереньки. В какой-то момент я опять завалился, проваливаясь в бездонную бездну беспамятства. Но кот не дал мне отключиться.

— Вставай, мерзавец! Будешь мне очередной раз должен! Вставай!

Пересилив себя, я все же поднялся на четвереньки и пополз, а кот подталкивая указывал мне нужное направление.

— А как же Питер? Он остался где-то там!

— Не думай о нем. Он крепче тебя. Он выкарабкается. Ползи Угрюмый, ползи!

Не знаю, сколько времени я полз. С трудом переставлял руки и ноги. Я не видел ничего того, что происходит вокруг, я ничего не слышал. Я полз, медленно и печально, и все мое я было сосредоточено на том, чтобы поочередно переставлять колени и локти, потому как ни рук выше локтя, ни ног ниже колена я не чувствовал. А потом неожиданно я оказался у дыры, и зажмурился от яркого уличного света, только передо мной стоял кто-то. Нет, он не загораживал мне проход — специально отодвинулся в сторону, чтобы я смог проползти. Я покосился, и меня чуть не вывернуло, когда я разглядел чудовищную фигуру, еще более ужасную, чем истинная Королева Стрекоз.

Да, нас спас Тимур, только теперь это был вовсе не Тимур, а некая странная помесь человека и паука. По сравнению с ним Питер был королем красоты. А здесь… Кентавр, только задняя половина его была не от лошади, а от паука. Теперь дайте ему в руки АК, и представьте, что при каждом движении брюшка он выбрасывает из своей, извиняюсь, задницы длинные липкие нити, опутывающие налетающих ос. Эти нити сбивали их на землю не хуже пуль.

Только я тогда не поверил своим глазам. Я опустил голову, продолжая машинально переставлять руки и ноги, а в голове у меня набатом стучало:

— Не смотри! Ползи вперед! Ползи! Ты должен! Не останавливайся!

И я полз. Не видя ничего перед собой, повинуясь толчкам мокрого кошачьего носа, который четко направлял меня в нужную сторону. Я полз и полз…

Глава 4 Решение

Боже, как болела голова. Она не просто болела, она раскалывалась. А порой манне начинало казаться, что она по воле неведомого злого волшебника превратилась в наковальню, и вот теперь два дюжих кузнеца с двух сторон охаживают ее гигантским молотами. Такого «кайфа» я не испытывал давно. Это был настоящий отходняк, в лучших традициях. Только вот от чего. Если даже учесть все, что я выпил за последние сутки, такого быть не могло. Я со вздохом попробовал приоткрыть глаза. От яркого дневного света стало больно. Я вновь крепко зажмурился.

— Вставай, соня!

Опять этот проклятый кот! Сколько он будет доставать меня!

— Хватит валяться.

Резким движением, так и не открывая глаза, я сел. Кто-то вложил мне в руки маленькую бутылочку. Глоток. Текила, словно раскаленный свинец хлынула не в горло, разом пробуждая и насыщая. Я чуть не поперхнулся, но в последний момент совладав с собой, проглотил раскаленный напиток и зажмурился, пытаясь окончательно придти в себя. Потом пальцы сами собой разжались. Бутылочка выскользнула из рук и кто-то заботливый вставил в мою руку следующую. Еще один глоток… И я повалился назад на спину.

Я приходил в себя словно после месяца пьянки на Металлострое. Постепенно я стал вспоминать, что было со мной. Королева Стрекоз. Ужасные останки, потом взрыв. Несть откуда взявшийся Рыжик и это странное видение…

Наконец я смог открыть глаза. Над головой моей были ветви с изрядно пожелтевшей листвой, перетянутые паутиной сеткой. Неужели то, что случилось не пригрезилось мне? Неужели это происходило на самом деле? Я покрутил головой. Я лежал на маленькой полянке со всех сторон окруженной кустами. Справа неясно вырисовывались контуры заброшенных домов. Слева… Слева от меня сидел Рыжик. Как обычно в таких случаях он делал вид, что не замечает меня.

— Где я? Что это было?

— Ты на Ваське. В Гавани… А было… Надышался наркотической пыльцы в логове Королевы стрекоз.

— Значит, все это было на самом деле?

— Нет, Олле Луккое наколдовал.

Я с недгорумениеб м уставился на кота.

— И Тимур?

— А что Тимур?

Я снова закрыл глаза и вновь предо мной появился ужасный мутант получеловек-полупаук. Потом открыв глаза, я посмотрел на толстую паутину скрепившие верхние ветки. Значит, все это был не сон. Я в самом деле видел Тимура… Но этого быть не может.

— Если бы кто тебе год назад сказал, что твоим ангелом-хранителем станет кот, ты бы поверил?

— Не поверил, — согласился я. — И все же, что это было?

— Вы позволили осам затащить себя в ловушку, и нам пришлось вас выручить.

— Но Тимур!

— Всего-навсего мутировал.

— Такого не может быть! Не может человек за пол дня превратить с чудовище!

— Ему помогли.

— Кто?

— Древние.

Манера Рыжика начинала бесить меня. Да, он отвечал на мои вопросы, но и только. Нет, чтобы внятно рассказать, что там произошло. Вместо этого он, как мне казалось, пытается выдать минимум информации, специально раздразнивая мое любопытство.

— Может, ты снизойдешь и расскажешь мне все по порядку?

— Что все?

— Начнем с того… Что случилось с тобой?

— Я отправился вперед, разузнать дорогу. Проскочил мимо осиного гнезда Королевы. Встретился с Древними.

— Древними?

— Теми, кто обитают в первоначальном мире?

— В Эдеме?

— Не сказал бы, что это похоже на Эдем, по крайней мере с точки зрения моего рода… Мы нашли общий язык, и они согласились помочь нам, с тем чтобы каждый из нас в свою очередь выполнил их просьбу.

— Их просьбу? Ты хочешь сказать, что договорился об этом за меня?

— Я ничего не хочу сказать. Я вообще могу не говорить, если ты и дальше станешь меня все время перебивать.

— Ладно, молчу молчу… — протянул я. — У нас чего-нибудь выпить осталось?

— Вон в рюкзаке Тимура.

— ?

— Лежит справа от тебя.

Я согласно кивнул. Протянул руку. Пальцы нащупали шершавый брезент рюкзака. Осторожно на ощупь отыскал очередную заветную бутылочку. В этот раз была водка… теплая… Нет, даже не теплая, горячая…

Тем не менее через несколько секунд я почувствовал облегчение.

— Продолжай.

— А что продолжать. Древние подстегнули мутацию Тимура. А потом… мы едва успели, чтобы вытащить вас из логова Королевы.

— И что теперь?

— Теперь ты живой… Не пополнил генофонд этих тварей, а Тимур вообще сильно проредил их ряды. Теперь их стало много меньше, да и часть наследственных знаний они потеряли.

Я вспомнил восковую полупрозрачную стену с высохшими трупами, в телах которых копошились белые личинки и содрогнулся. Нет, все что угодно, только не подобная участь.

— С другой стороны осы идеальный буфер между теми, кто жаждет добраться до Эдема и сокровищ Древних. Врата между мирами не закрыть. Для этого нужны высокие технологии во много раз сложнее тех, что открыли эти врата. Сами же Древние они как дети, все понимают, наивны, но не могут за себя постоять.

— Но как осы могут их защитить, если, как ты говоришь, один Тимур разогнал всю их братию?

— Ты забываешь, что Тимур превратился в существо являющееся для ос прямым антагонизмом… — тут кот сделал паузу, и убедившись в том, что я так и не понял о чем идет речь продолжал. — Почти все разумные и неразумные существа в мире имею прямого врага, создание, которое ограничивает популяцию. Не дает доминирующему биолог