Фабрика звёзд по-русски (fb2)


Настройки текста:



СЕРЕБРЯКОВ Дмитрий Фабрика звёзд по-русски

Правда о шоу-бизнесе, которой не знает никто.

«Его ждали в подъезде. Из темноты вылетел кулак и чётко вписался в скулу. Потом ударила сзади по почкам. Потом, уже лежащего, несколько раз пнули. Хорошо, что он успел принять грамотную позу – скрючился, закрыл голову руками. Сознание не терял, и оттого и смысл произнесенных слов воспринял чётко. В переводе с непечатного на обычный русский они звучали, как дружеский совет нет интересоваться чужими делами…»


Роман

Серия «Адреналин»

Серия «Адреналин» основана в 2004 году


Все персонажи повести и все их действия вымышлены.

Любое совпадение с реально существующими

людьми и событиями случайно.

Вечер первый ЧЕТВЕРГ, 30 АПРЕЛЯ


Это называлось «приходить в себя». Или «отпиваться чаем».

Когда заканчивались все дела очередного суматошного московского дня, он садился на кухне, пил почти черный и совершенно горький чай, курил и подводил итоги сегодняшней своей жизни, глядя в телевизор. И пока не выпивал три-четыре кружки, даже не пытался ложиться спать. Чай засыпать совершенно не мешал, скорее даже способствовал. А без чая он почти заболевал. В течение дня нужно было выпить большой чайник заварки. Иначе тянуло в сон, не работалось, не думалось…

Огромный выбор сортов чая. Наверное, только это по-настоящему и нравилось Совину в наступившей эпохе постсоциализма.

Восемнадцать лет назад Дмитрий Совин, только закончивший институт, по распределению попал в Монголию — учить тамошних детей русскому языку. А продуктами советских спецов снабжала организация под названием «Внешторг». Именно в это время Совин полюбил чай, чему способствовало в первую очередь «наличие присутствия» во «Внешторге» хорошего чая, а ещё — удивительная горная вода. Она стекала с таявших ледников, многократно профильтровывалась сквозь мелкие обломки горной породы и скапливалась внизу, под долиной, на которой стоял город Улэгей. А сама долина находилась в монгольском Алтае, на высоте две с лишним тысячи метров над уровнем моря. Из этих естественных резервуаров под долиной — кажется, их называли «блюдцами» — и качали воду. Налитая в ванну, вода имела нежно-голубой цвет. И удивительный вкус.

На любви к чаю сказались и местные традиции чаепития. Совин сходился с людьми легко и друзей всегда имел множество. Подружился и со многими коллегами, местными учителями-казахами. Монгольскими казахами.

Как они оказались в Монголии? Местные рассказывали, что до тридцать восьмого года советские казахи свободно кочевали по степям, забредая иной раз и на монгольскую территорию, граница с которой была открыта. А в тридцать восьмом границу внезапно закрыли. Кочевники остались в Монголии, осели и образовали целую казахскую область. Так что, живя в Монголии, Совин монгольского языка так и не узнал. Зато начал понимать, а потом потихоньку и говорить по-казахски. Надо отметить, что Дмитрий Георгиевич Совин обладал частью врожденным, частью развитым в течение жизни феноменальным языковым чутьем. К концу третьего года, несмотря на то, что казахский принадлежал к семье тюркских языков, то есть совершенно чуждых русскому уху, Дмитрий понимал процентов семьдесят того, что говорили вокруг, понимал даже юмор, что вообще в изучении иностранного уже считается «высшим пилотажем». Часто бывал в семьях местных учителей, где первым и непременным блюдом, предлагаемым гостю, был «казах шай» — казахский чай — смесь плиточного зеленого чая, жира, муки и соли. Русские специалисты, как правило, к такому «чаю» относились либо с большой любовью, либо с плохо скрываемым отвращением.

Совин же этот чай просто обожал, что хозяевам очень льстило. Иной раз с местными друзьями заезжал в такие места, где и русских никогда не видели. Заходили в юрту к какому-нибудь родственнику. Хозяйка начинала суетиться, собирать угощение. И первым вопросом к совинскому спутнику, родственнику хозяев, был вопрос, пьет ли «орос мугалим», то есть русский учитель, казахский чай. Совин улыбался и отвечал по-казахски, что не только пьет, но очень любит. Хозяева расцветали. На столе появлялся чай, потом местная водка архи, потом уже собственно угощение — вареная баранина. Причем именно в такой последовательности.

Увы, сколько Совин ни пытался сварить «казах шай» дома, ничего у него не получалось. В оправдание его надо, однако, отметить, что такого чая никогда не смог сварить ни один советский специалист, хотя среди них были и казахи, и узбеки. Ну не получалось, как ни старались.

Через три года Совин вернулся в Москву, но чай к этому времени стал у него почти культовым напитком.

В начале перестройки, когда с прилавков пропали продукты, страдания Совина, оставшегося без чая, были неописуемы. Совин добывал приличный чай всеми мыслимыми и немыслимыми способами, но иной раз приходилось употреблять и всякую гадость вроде турецкого гранулированного чая, о чем он вспоминал с ужасом и отвращением. Но наступила эра построения капитализма, и Совин, что называется, «оттягивался», пробуя чай всех сортов без разбора. Однако же постепенно успокоился и нашел свой сорт, который абсолютно устраивал его по параметрам цена — качество…

Чаю он пил много, потому что и думать приходилось много: Дмитрий Георгиевич Совин работал литературным редактором рекламной службы одной из московских радиостанций.

Станции не было еще и года, но она стремительно набирала популярность, и количество рекламодателей росло. А естественным следствием популярности радиостанции было множество обязанностей у литературного редактора Дмитрия Совина. Он писал тексты рекламных роликов, согласовывал их с заказчиками, работал в студии со звукорежиссером и актерами. Иной раз и сам начитывал тексты. Когда появлялся серьезный клиент, разрабатывал для него комплексную рекламную кампанию с использованием газет, журналов, телевидения.

Работал Совин с удовольствием. И рекламу делал качественную. Благо, условия для работы были идеальными. Директор понимал, так сказать, природу творчества, и с утра до трех часов дня Совин работал дома, где можно было творить. Без опаски, что тебя оторвут от работы, собьют с мысли. А с трех до конца рабочего дня — до семи-восьми вечера — трудился в офисе. Потом — домой, ужинать, отпиваться чаем, и снова за компьютер, до глубокой ночи. Фамилия его — Совин, с ударением на «о»,— очень подходила к образу жизни. Дмитрий Совин был ярко выраженной «совой»: к вечеру работоспособность его росла, и обычно спать он ложился под утро. Вставал трудно, но все же вставал, принимал душ, брился. Чтобы хоть как-то прийти в себя, наливал кофе. Но после кофе — обязательно выпивал пару кружек чаю.

В том, что Совин так много работал, для него не было ничего необычного. Он любил работу со словом. Писать текст, особенно когда тема обещала интересный поворот, было наслаждением. Как вкусная еда с хорошим вином. Совин чувствовал язык, его ритм и пластику. Правда, сам никогда в жизни не писал ни стихов, ни прозы. Да и правил русского языка уже почти не помнил, хотя изучал его на литературном факультете пединститута.

Именно тогда, в институте, преподаватель практического русского Ольга Сергеевна Нестерова, заставлявшая студентов каждый день писать сложнейшие диктанты, удивлялась: «Совин, как вы умудряетесь так хорошо писать диктанты? Ведь вы же не знаете правил!..»

Правил он действительно не знал, но «абсолютное языковое чутье», как это называла та же Ольга Сергеевна, помогало: Совин писал как чувствовал, никогда не проверяя написанного. Не проверял еще со школы, где прекрасно писал сочинения. Потому что если брался проверять, то начинал сомневаться и частенько исправлял правильно написанное на неправильное…

Возможно, займись Совин иностранными языками, смог бы выучить не один, но мешала лень. Да и надобности не было. Но зато с русским языком все было в порядке. Среди рекламщиков он считался одним из лучших.

Сегодняшнее подведение итогов дня и было связано с этим самым языковым чутьём. Совин уловил фальшь, несоответствия в текстах. Не в своих текстах, в чужих…

В последнее время все московские радиостанции крутили песни поэтессы, композитора и певицы Марины Снегиревой в исполнении некоей Лены Мосиной. Лену явно кто-то, как это сейчас называется, раскручивал. Молоденькая девочка со смазливым личиком. Петь она — в лучших традициях современной российской эстрады — совершенно не умела.

Но на популярность Лены работала трагическая история Марины Снегиревой.

Марина Снегирева, красивая молодая женщина, жила себе в провинциальном тихом Владимире, писала стихи, музыку, записывала свои песни на кассеты. И хотела покорить своим искусством Москву. В дороге машина друзей, с которыми она ехала, перевернулась. Снегирева погибла. Ее похоронили. А вся эта история стала, используя стандартный оборот, достоянием гласности.

Но если бы все было так просто... Началось нечто невообразимое. Газеты все разом стали печатать портреты Снегиревой, стихи, размышления о ней и ее творчестве. О погибшей женщине в одночасье узнала вся страна. Не было такого средства массовой информации, которое не сочло бы своим долгом написать или сказать о Снегиревой хоть что-нибудь. О ней говорили одноклассники и родные, близкие и дальние. Целыми полосами печатались фотографии: Марина в младенчестве, Марина в подростковом возрасте, Марина с гитарой у костра, Марина с женихом у машины.

В публикациях было множество нестыковок и несуразностей, а порой и прямо противоречивших друг другу фактов. Однако никого это не смущало.

О необычайном таланте Марины Снегиревой рассуждали звезды эстрады. По телевидению показали концерт в память о трагически погибшей поэтессе и композиторе. Сама Великая Певица даже исполнила одну из песен Снегиревой. Могила ее стала местом паломничества неуравновешенных подростков обоего пола. Такое паблисити не снилось, похоже, даже самым именитым западным звездам, периодически наезжавшим с концертами в бывшую Страну Советов. Всей этой вакханалией явно кто-то умело дирижировал…

На взгляд Совина, стихи Снегиревой не были ни гениальными, ни даже просто талантливыми. Разве только чуть-чуть выше обычного уровня заполонившей эфир русской попсы. Был, правда, этих стихах свой стиль. Эдакий трагизм с желанием (и, надо отдать должное, некоторым умением) выдавливать женскую или подростковую слезу. И Совин не сомневался: песни Снегиревой нашли бы поклонников. Если бы ей удалось пробиться на эстраду…

Но ей не удалось. И сейчас ее песни исполняла Лена Мосина. Вышел компакт-диск, на котором Лена записала песни на стихи Марины Снегиревой. Диск «раскручивался» всеми музыкальными станциями и расходился быстро. Тиражи — большей частью пиратские — допечатывались и вновь расходились: кто-то зарабатывал на этом огромные деньги. Шли разговоры о том, что Мосина записывает второй компакт с песнями Снегиревой. И три вещи с будущего компакта уже звучали в эфире. Только Совин очень быстро понял, что это уже не стихи Снегиревой…

Совин попсу не любил, считая ее чем-то вроде печально известной «МММ»: людей беззастенчиво обманывали, выдавая явный суррогат за произведение искусства. Но по долгу службы приходилось слушать эфир, в том числе и конкурирующие станции. И хочешь не хочешь, а песни назойливо лезли в уши. А что касается песен Снегиревой, то Дмитрий просто хотел понять природу широко разрекламированного «таланта» и оттого специально прислушивался. Он быстро почувствовал стиль и язык Снегиревой. И поэтому насторожился, когда зазвучали песни со второго компакта. И понял: тексты песен со второго диска перу Снегиревой не принадлежали, их написал кто-то другой…

Сначала Совин это просто почувствовал. Потом вслушался и убедился окончательно: писала не Снегирева. Произвести профессиональный лингвистический анализ да ещё с криминалистическим уклоном Совин не сумел бы. Потому что просто не знал, как это делается. Но ему это было и не нужно. Хватало уникального языкового чутья. Ему Совин верил безоговорочно. Тем более что за свои сорок три года не раз имел возможность убедиться, что это чутьё его никогда не подводит…

Печатное слово и смотрится, и читается по-другому. Несмотря на занятость, Совин не поленился и набрал тексты песен с первого и второго компакта на компьютере. Распечатал, почитал вслух, посмотрел на рифмы, на слог. И еще раз убедился: Марина Снегирева не сочиняла песни, которые должны были выйти на втором диске и которые ей приписывались....

На свете, а в особенности в нынешней российской действительности, много несправедливого.

Грабеж, обман, насилие, увы, не редкость, а норма. Озверевшие — другого слова Совин не смог бы найти — люди делали деньги всеми возможными способами. «Крыши», «наезды», «разборки», заказные убийства, скандалы и грязные махинации в высших эшелонах власти стали нормой. Закон не работал. Милиция, как выразился один высокий чин, «отслеживала» бандитские группировки. Но почему-то именно отслеживала, а не боролась. Или боролась не очень активно. Случаи, когда милиционер получал деньги от государства и от бандитов, не были редкостью. Нормальные люди перестали видеть в милиции защитников. Все это было противно, но приходилось привыкать. И терпеть.

Совин всегда был спокойным человеком, но такой способ зарабатывания денег, каким стал обман со стихами Снегиревой, его буквально взбесил. Это не был грабеж. Это было нечто гораздо худшее: деньги делались не просто на крови — шла совершенно грязная спекуляция на памяти погибшего человека…



* * *


С этими мыслями Совин вылил в раковину остатки чая, сполоснул кружку и отправился спать.




Вечер второй ПОНЕДЕЛЬНИК, 4 МАЯ


С седьмого этажа гостиницы «Заря» открывался прекрасный вид на разлившуюся Клязьму и за-клязьминские луга. На улице было тепло, и Совин сидел у открытого окна, курил и ждал, когда «командировочный» кипятильник вскипятит стакан чая.



* * *


Руководство радиостанции решило, что все майские праздники рекламная служба работать не будет. Промежуток между Первым и Девятым мая денег не приносил — гулял русский народ в этом промежутке. Рекламодатели, также принадлежавшие к русскому народу, гуляли вместе с ним. Приличные фирмы просто распускали своих сотрудников дней на десять. Потому у Совина и получились маленькие десятидневные каникулы…

Совин и сам не знал, что его погнало во Владимир, откуда была родом Марина Снегирева. И теперь, и позже, по окончании «дела Снегиревой», Совин так и не смог себе объяснить, чего ради он в это самое дело полез. Может быть, хотелось еще разок проверить свое языковое чутье, доказать себе что-то. Может быть, просто было интересно…

Но факт оставался фактом: четвертого мая Дмитрий сидел не в своей московской квартире, а в одноместном номере владимирской гостиницы в самом центре города и с нетерпением ждал, когда вскипит чай. Потому что не пил его целый день, с самого раннего утра. Ничего не объяснив Татьяне, сказав, что ему нужно поработать, позавтракал, заехал домой, взял кое-какие вещи, сел в автобус и к обеду уже был во Владимире. Остановился в гостинице, поболтал с дежурной и выяснил, что здесь же, в гостинице, арендует площади местная радиостанция «Радио-Стиль». Совин поднялся на тринадцатый этаж и, не называя своих целей, представился главному редактору.

Редактор, молодая женщина, похоже, знала в городе всех. Позвонила по нескольким номерам, и через полчаса Дмитрий получил адрес матери Снегиревой и телефон журналистки местной газеты, которая хорошо знала Марину.



* * *


На звонок в дверь никто не открыл. Совин позвонил ещё раз — понастойчивее. Тишина.

Этажом выше хлопнула дверь и послышались шаркающие шаги. Медленно спускалась тепло одетая, несмотря на хорошую майскую погоду, старушка.

Вам кого, молодой человек?

Здравствуйте. Я к Надежде Васильевне.

Умерла Васильевна.

Как умерла? Давно?

Да уж месяцев пять. Как дочка-то у неё разбилась, она и слегла. И, почитай, недели две только и проболела. Похоронили мы её…

Совин медленно спускался с четвертого этажа вместе с разговорчивой старушкой.

А вы Марину знали?

Знала, как не знать. Считай, здесь и выросла, на глазах. Хорошая девка была. Тихая да воспитанная. И красивая. Парни за ней ухаживали. А она ничего, блюла себя-то. А за полгода до смерти один стал часто к ней заезжать. Машина иностранная. Сам видный из себя такой. Говорили — богатый парень-то. Бизнесмен. Вместе с ним она и разбилась.

А говорили, будто с друзьями она в Москву ехала.

Ой, милый, может, и с друзьями. Старая я, могу и напутать. А ты сам-то зачем к Васильевне?

Журналист я. Из Москвы. Собираю материалы о Марине.

Тут вашего брата много перебывало. Тоже все про Марину спрашивали. Да про песни ейные. Только кто ж расскажет-то. Васильевна слегла. А мы толком и не знаем ничего.

А писала Марина песни?

Говорят, писала.

А у Надежды Васильевны стихов Марининых не осталось?

Не знаю я, сынок. В квартире сестра двоюродная сейчас живет. Ты приди попозже, часов в шесть. Может, она что и расскажет.

Чья сестра?

Васильевны, чья же ещё. Она её и хоронила.



* * *


Совин отыскал телефон-автомат, набрал номер. А поскольку поиск телефона-автомата занял достаточно продолжительное время, он несколько раз успел пожалеть о том, что не взял во Владимир свой мобильный телефон. Дубина. Всех и дел-то было: позвонить в свою сотовую компанию и узнать, работает ли совинский сотовый во Владимире…

Слушаю вас.

Здравствуйте. Могу я поговорить с Гаврилиной?

Сейчас позову…

Алло.

Здравствуйте, моя фамилия Совин. Я журналист из Москвы. Не можем ли мы встретиться?

А по какому вопросу?

Видите ли, я собираю материалы о Марине Снегирёвой…

О Марине? Вы сможете подъехать в редакцию?

Смогу, только объясните — куда и как.

Собеседница объяснила. Через полчаса Совин уже входил в кабинет на третьем этаже здания редакции городской газеты «Молва».

Навстречу поднялась женщина лет тридцати. Свитер, джинсы, очки. И весьма хороша собой.

Это вы из Москвы? Кофе будете?

А чая нет?

Только кофе.

Что ж, давайте пить кофе, — согласился Совин.



* * *


В стакане забурлила вода. Дмитрий выключил кипятильник, засыпал чай, накрыл стакан согнутым пополам листом писчей бумаги. Не лучший способ заваривания, почти варварский. А все же чай, не кофе. Достал из сумки пачку сахара. Снова закурил, устремив взгляд куда-то за Клязьму.

По словам его сегодняшней собеседницы журналистки Галины Гаврилиной выходило, что она не просто знала Снегиреву, но и была с детства её близкой и, по сути, единственной подругой. Стихи Марина действительно писала. И даже пыталась их петь, избрав Галину слушательницей и рецензентом.

Пела она неплохо, — рассказывала Гаврилина. — Научилась играть на гитаре, знала множество бардовских вещей. В основном предпочитала малоизвестных бардов, из тех, чьи песни не несли на себе яркий отпечаток личности. А вот что касается ее стихов… Знаете, есть такое выражение: если можешь не писать — не пиши. То есть писать нужно только тогда, когда стихи сами просятся наружу, когда их удержать внутри себя невозможно. У Маринки не так было. Писала она очень мало. Стихи буквально вымучивала. Была у нее одна общая тетрадь. Там страниц тридцать, и все были исписаны. Получалось, прямо скажем, весьма посредственно. Это на мой взгляд. Да и писала она их по одной причине — хотела стать звездой. И чего ей взбрело в голову? Взрослая баба, казалось бы. Вышла бы лучше замуж, детей нарожала…

Красивая была?

Очень. Мужики вокруг нее крутились — страшное дело. А она собралась покорять вершины шоу-бизнеса.

Говорят, ухаживал кто-то за ней последние полгода.

Говорят, Олег какой-то. Она про него почти не рассказывала. Познакомились случайно. Вроде бы он бизнесмен местный. Любовь у них была. Она его любила. Не знаю, как он, но говорила, что обещал в Москву взять, на эстраду протолкнуть. А погибли вместе. Я как раз в отпуске была. Приехала, а Марину уже похоронили. Глупо всё ужасно…

Машина перевернулась?

Нет. Это потом в ваших московских газетах наврали. Грузовик какой-то их протаранил. Шофёр с управлением не справился. Суд был. Посадить хотели шофера, да он адвоката хорошего купил. Тот его и вытащил.

Московского адвоката?

Нет, нашего. Андрея Игоревича Сергеева.

Не любите вы его?

Не люблю. Грязный...

В каком смысле?

Вы как дитя. Конечно, не в смысле костюма. Душа у него грязная. И деньги зарабатывает грязные… Впрочем, это наши дела, провинциальные. Вам не интересно, да и не нужно…

Много этот адвокат берет за свои услуги?

Очень много...

Скажите, Галя, а вот песни на компакт-диске — их Марина написала?

Не знаю. Наверное, она, кто же ещё. Но именно эти песни... Во всяком случае, мне она их никогда не показывала.

А как они в Москву, к Лене Мосиной, попали?

Откуда я знаю?! Я не интересовалась. Попали как-то…

Ничего интересного больше Дмитрий от Гаврил иной не узнал.



* * *


К двоюродной сестре Марининой матери Дмитрий съездил. Та поворчала на тему бродящих тут журналистов, но все-таки пообещала поискать тетрадь со стихами…



* * *


Чай совсем остыл. Совин сунул в рот кусок сахару и отхлебнул глоток — он любил так пить чай, считал, что сахар, в отличие от всех других сладостей, не отбивает вкус напитка. Отхлебнул ещё глоток и решил, что пора спать.




Вечер третий ВТОРНИК, 5 МАЯ


Поздним вечером Дмитрий Совин обнаружил, что в его вещах кто-то порылся. Несколько взятых с собой документов (Снегиревой они не касались) лежали не в том порядке, в каком должны были лежать и в каком сложил их Совин.

Данный печальный факт заставил его качественно, со вкусом загрустить.

Дмитрий сейчас редко читал серьезные книги. Времени хватало только на специальную литературу. Правда, круг интересующих его тем был весьма широк. Психология, особенно «бессознательное и подсознание», техника общения, коммуникационные технологии, книги по рекламе. Очень интересовался PR-ом — «паблик рилейшнз», — отношениями с общественностью. Даже закончил специальные курсы в Российской PR-ассоциации.

А для отдыха читал детективы. Леонова, Маринину, Дашкову. Из зарубежных — Алистера Маклина, Рекса Стаута, еще нескольких. И из детективов сделал простой вывод: если занимаешься расследованием — а то, что он делал сейчас, по-другому назвать было трудно, — то разумнее всего обращать внимание на любую мелочь. И еще: лучше предполагать худшее. «Какой каламбур» — отметил про себя Совин последнюю фразу.

И предположил, что в вещах рылась не горничная. Скорее всего, это был некто, кому Совин нечаянно наступил на хвост. Или на ногу. И сделал это явно не в троллейбусе, а в ходе встреч с разными людьми, коих спрашивал о Марине Снегиревой.

Повод загрустить был: назревали неприятности с возможными осложнениями здоровья. А Совин не имел оружия и не умел драться на манер крутых парней из американских боевиков. В предполагаемой ситуации это был минус, точнее, два минуса.

Последний раз он дрался лет в пятнадцать.

Сто восемьдесят пять сантиметров роста. Восемьдесят с небольшим килограммов веса — здоровьем и силой Бог Совйна не обидел. Трусом он не был, но и на рожон никогда не лез. Так и обходился без драк. В тридцать лет занялся было каратэ, но нехватка времени заставила бросить это занятие. Не изучил даже ката, так и остановился на ударах и блоках…

Бывали, правда, случаи… Например, стычка в общественном транспорте полгода назад. Но весьма условная. Вырвал сигарету изо рта какого-то пьяного парня. Тот начал было громко задавать грубые вопросы с упоминанием частей тела и домашнего животного козла. Совин взорвался и пообещал втоптать его между дверью троллейбуса и первой ступенькой. Парень поднял вроде бы руку, но взглянул на Дмитрия и затих. Начал что-то бормотать про мир и дружбу. А Совин потом час утихомиривал свой организм, взбудораженный гигантской дозой адреналина и яростью, какую и сам от себя не ожидал.

Но этот случай даже близко нельзя было поставить рядом с тем, что можно получить в тихом городе Владимире.

Ясно было, что самодеятельность Совина кого-то заинтересовала. Ясно было, что данный интерес может закончиться для Совина печально: на имени Марины Снегиревой делались огромные деньги. А по теперешним временам людей легко убивали и за гораздо меньшие суммы. И даже в рублях.

И ещё в одном труженик рекламы Дмитрий Совин убедился окончательно: в «деле Марины Снегиревой» нечисто. Прямо можно сказать — грязно.



* * *


Но криминал криминалом, а чай — это святое. Совин включил кипятильник и начал вспоминать события прошедшего дня.



* * *


Двоюродная сестра покойной Надежды Васильевны Снегиревой тетрадь Марины нашла.

Нет, мил человек, я тебе ее не отдам. Вы там у себя в Москве деньги лопатой гребете. Ты тетрадочку-то возьмешь да денежку на ней заработаешь. А нам, выходит, шиш?.. Песни-то Мариночкины поют, а нам никто ни рублика не заплатил. Заплатют — тогда и отдам тетрадь-то.

Я петь ничего не буду. Мне просто стихи нужно почитать, понять, что за человек была Марина…

А почитай. Вон в комнате посиди да почитай…

Еле-еле Совин уговорил наследницу позволить ему снять ксерокопии с тетради. Паспорт оставил, пятьсот рублей денег и побежал в гостиницу на радиостанцию. Там решили проблему без вопросов — коллеги как-никак, — и через пару часов Совин вернул тетрадь. Получил обратно паспорт. И деньги за вычетом полусотни: хозяйка решила, что и за погляд платить следует.

Ещё в процессе копирования, после беглого знакомства с тетрадью, Совин не нашёл ни одного знакомого текста. Это было странно. Журналистка Гаврилина утверждала, что все стихи Марина записывала в одну тетрадь.

Совин присел на поваленные футбольные ворота на школьной спортплощадке. Полистал ксерокопии. Под каждым стихотворением стояла дата. По грубым прикидкам выходило, что Снегирева писала по стихотворению в месяц. В тетради, таким образом, содержалось «Собрание сочинений» примерно за два года. Последнее стихотворение было записано за две недели до смерти.

Стихи были откровенно слабыми. Но главное — они не имели ничего общего с песнями первого компакт-диска Лены Мосиной. И второго тоже…



* * *


Дмитрий растянулся на гостиничной кровати, поставил на тумбочку стакан со свежим чаем, на живот — пепельницу и закурил.



* * *


Сегодня же днем состоялась и встреча с адвокатом Сергеевым. Да, он помнит того водителя. Да, защищал его интересы. Да, всего лишь несчастный случай — техническая неисправность, в которой водитель не был виноват. Деньги? Очень скромные. Фамилия водителя? А для чего? Ах, Снегирева. Да-да, очень жаль женщину. Нет, фамилию он назвать не может. У человека и так были неприятности, а московские газеты раздуют скандал. И потом — интересы клиента святы… Нет-нет. Извините, дела. Всего доброго. Рад был познакомиться...

Опять выручили коллеги с «Радио-Стиль». Ведущий передачи «Хроника происшествий» знал всех и вся в учреждениях, которые соответствовали духу радиопрограммы. Звонок в областную ГАИ — и пожалуйста: Чертков Александр Иванович, 1970 года рождения, проживает в городе Москве, работает водителем ЗИЛ-131 в строительно-монтажном управлении номер такой-то, домашний адрес, телефон…

Спроси, кто погиб вместе со Снегиревой, — внезапно вспомнил Совин.

Да, Василий Сергеевич, — среагировал журналист, — а как звали хозяина машины? Ну, того, который погиб вместе со Снегиревой. Не погиб? Записываю… Ага. Ага. Спасибо. До свидания.

Непогибшего друга Марины звали не Олегом.

Владимир Борисович Глебов. Коммерсант из Москвы. Тридцать пять лет. Адрес, телефон. Судя по характеру полученных травм, стал инвалидом. Из владимирской больницы его забрала жена через полтора месяца после катастрофы.

Дмитрий поблагодарил коллегу и двинулся осматривать город. Золотые ворота, Успенский собор, Дмитриевский, музей в бывших архиерейских палатах...

Вернулся часов в десять вечера, ближе к полуночи полез в сумку и вот тут-то и выяснил, что в бумагах кто-то рылся.

Серьёзно загрустил. С тем и заснул.




Вечер четвёртый СРЕДА, 6 МАЯ


Надо было что-то решать. К этой простой мысли Совин пришел еще во Владимире. Он выехал из Владимира утром, как следует отоспался в автобусе, побродил по магазинам, чтобы купить каких-нибудь продуктов, принял ванну и теперь сидел, наслаждаясь пивом с воблой. На экране включенного телевизора что-то происходило с крутым Уокером. Кого-то он бил ногой в живот, решая тем самым различные американские проблемы.

Совин решал свою. Одну, но большую проблему: что делать дальше со свои самодеятельным расследованием.

Продолжение не сулило ничего хорошего. Если некто решил, что расследование мешает его денежным интересам, то Совина ждут события, назвать которые неприятностями можно только в шутку. Разум подсказывал, что дальше углубляться не стоит.

За «делом Снегиревой» стояли большие деньги и очень серьезные люди. Эти шутить не будут. И если потребуется остановить доморощенного следователя, остановят наиболее эффективным способом. Иллюзий на этот предмет Дмитрий не питал. Силы были явно неравны.

И Совин как разумный человек решил отказаться от мысли продолжать начатое во Владимире расследование…




Вечер пятый ПЯТНИЦА, 8 МАЯ


«Ну и рожа у тебя, Шарапов!» — глядя на себя в зеркало, отметил Совин словами Жеглова — Высоцкого из знаменитого приключенческого фильма. Прихватил пальцем мазь из обнаруженного в аптечке тюбика и бережно смазал глубокие царапины на левой щеке. Синяк под правым глазом смазывать не стал — бесполезна. Еще раз скептически осмотрел свою «рожу» и, нехорошо ругаясь при каждом шаге, начал передвигаться в сторону кухни. Само собой разумеется, пить чай и думать…



* * *


Шестое и седьмое мая Совин провел с любимой женщиной. Восьмого с утра она поехала к матери, где и собиралась провести праздники.



* * *


Они познакомились два года назад. К так называемой тусовке Татьяна, к счастью, никакого отношения не имела. Работала она в одно научно-исследовательских институтов в отделе по контактам с иностранцами. На очередной презентации Татьяна оказалась случайно: у ее подруги пропадал пригласительный билет, припасенный для приятеля, который именно в этот вечер оказался в командировке.

Обменялись парой замечаний, потом разговорились. Она сразу понравилась Дмитрию, и он от нее не отходил. Подруга тактично затерялась в толпе гостей и журналистов.

Совин проводил ее до дома, они обменялись телефонами.

Через день Совин позвонил. Через месяц сказал «люблю».

Ещё через месяц услышал «люблю» от неё.

Совин жил у Татьяны неделями, приносил ей зарплату, занимался хозяйственными делами в доме, но предложения не делал. Иной раз, нечасто, только когда работа требовала сосредоточиться, уезжал жить в свою однокомнатную квартиру. Но выдерживал не больше трёх-четырёх дней и возвращался. Он был по-настоящему счастлив…



* * *


Весь день восьмого мая он бродил по Москве. Посидел в кафе, зашел в кинотеатр на гремевшего «Титаника». Короче — наслаждался ничегонеделанием. Видеть никого почему-то не хотелось.

К вечеру двинул к себе домой, на «Щелковскую»…

Его ждали в подъезде. Из темноты вылетел кулак и четко вписался в скулу. Потом ударили сзади по почкам. Потом ещё раз спереди — в солнечное сплетение. Потом, уже лежащего, несколько раз пнули. Хорошо, что он успел принять грамотную позу — скорчился, закрыл голову руками. Сознания не терял, оттого и смысл произнесенных слов воспринял четко. Типа «прошу», как говаривал Жванецкий. В переводе с непечатного на обычный русский язык они звучали как дружеский совет не интересоваться чужими делами. Новые друзья, правда, оказались какими-то неласковыми, не захотели остаться на чай и довольно быстро ушли.

Дмитрий кое-как поднялся на четвереньки, потом, держась рукой за стену, встал на ноги. Сильно тошнило. Каждый вдох отдавался болью во всем теле. Окружающая действительность приобрела размытые очертания. Совин, с трудом передвигая ноги, поднимался по лестнице. И черной завистью завидовал героям боевиков и триллеров. Еще бы! Их так бьют, а они находят в себе силы вставать и последним ударом отправлять на тот свет главных злодеев. А потом красиво идти в сторону восходящего (вариант — заходящего) солнца…

Ключ с трудом нашел замочную скважину, рука с трудом этот ключ повернула, и Дмитрий практически ввалился в прихожую. Кое-как запер дверь. Прислонясь к ней побитой спиной, медленно разделся, бросив одежду на пол. Прошлёпал босыми ногами в ванную и встал под душ. Сначала горячий, потом — нанедолго — холодный. Снова горячий.

С трудом перелез через бортик ванны, кое-как промокнул полотенцем капли воды. Критически посмотрел на побитое тело.

И серьёзно обиделся.

Совин очень серьёзно обиделся. Во-первых, получил в морду. Во-вторых, без достаточных на то оснований, потому что от дела уже отказался. Оправдывало неизвестных «друзей» только то, что они об отказе знать не могли. Оттого, наверное, и устроили эту «дружескую» встречу.

Обиделся Совин и на себя. Потому что не смог посопротивляться даже для виду.

И снова Дмитрий вернулся к проблеме, которую обдумывал прошедшим вечером. То есть: что делать дальше со своим самодеятельным расследованием.

Совин терпеть не мог принуждения. И в случае, когда считал себя правым, мог пойти на конфликт с кем угодно, с начальником любого ранга. Вплоть до увольнения с работы. Понятно, не начальника.

Здесь случай иной. Речь шла не о работе. Но принцип был тем же — принуждение. Причем в особо грубой форме…

Сорокатрёхлетний Дмитрий Совин был человеком общительным. Родился и прожил пятнадцать лет на севере, в городе Котласе Архангельской области. Позже отца перевели работать в Москву. Здесь Дима закончил школу, учился в институте, менял места работы, увлекался многими вещами и друзей имел множество. Пути друзей то сходились, то расходились. Но они друг друга из виду не теряли. Встречались нечасто, но то и дело перезванивались, вместе отмечали праздники, ездили на рыбалку, иной раз собирались в какой-нибудь кафешке, чтобы просто посидеть, поболтать о том, о сём.

Жизнь в период начала строительства капитализма перевернула все. Кто подался в бизнес, кто — в бандиты, кто — в политику, кто — в правоохранительные органы. И везде друзья и знакомые Совина занимали не последние посты — в возрасте «за сорок» каждый уже заработал себе положение. Шла нормальная смена поколений — уходили старики, на их место приходили те, кто помоложе. Сейчас было время совинского поколения. Так что в случае неприятностей Совину всегда было к кому обратиться. Иной раз и обращался, но старался делать это пореже. Похоже, что сейчас настал ещё один «иной раз»…



* * *


Дмитрий выключил чайник, налил себе чаю. Поднялся, доковылял до ванной, снова критически осмотрел лицо. Постоял, раздумывая, и произнес: «Ну, гады, коли вы так, я вас достану!» Наверняка кому-то в этот момент икнулось…

Особенностью характера Совина было то, что он редко отступался от принятых решений.

Чай — и спать. Побитые мышцы просили отдыха.




Вечер шестой СУББОТА, 9 МАЯ


Вопрос. Почему его били? Хотя это не вопрос. В подъезде ему на него ответили «по-дружески» чётко и недвусмысленно. Не следует интересоваться гибелью Марины Снегиревой.

Но почему не следует? Что стоит за гибелью Снегиревой?

Почему она погибла? Или поставим вопрос по-другому. Что знала в своем провинциальном Владимире скромная и безобидная женщина такого, из-за чего её убили?

Ещё вопрос. Кто сбросил в Москву информацию о том, что некто интересуется историей Марины Снегиревой?

«Я даже простейшими навыками следователя не владею. И куда меня понесло? — с тоской подумал Совин. — Ладно, вспомним прочитанные детективы и опробуем метод исключения…»

Так кто сбросил в Москву информацию о том, что некий Совин интересуется Снегиревой?

Не двоюродная сестра Марининой мамы. Не соседи. Не журналистка Гаврилина. Не коллеги с владимирской радиостанции. Все эти люди к деньгам, которые делались на имени Марины Снегиревой, не имели ровным счётом никакого отношения. И к её гибели тоже. А вот некий адвокат Сергеев имел некий интерес. Хотя бы потому, что защищал водителя машины, убившей Марину.

Значит, адвокат… Во всяком случае, пока больше никто не просматривался.

Отсюда следовало, что следовало поинтересоваться водителем.

«Шикарный каламбурчик!» — вслух съязвил Совин, закуривая.

На вполне мирной кухне перед вполне мирной кружкой чая Совин обдумывал далеко не мирные вопросы.

Практически весь день он провалялся в постели — болело лицо, болело всё тело. Смотрел телевизор, переключаясь с канала на канал, изучал стихи Снегиревой. И думал.

Не проходила обида за получение легких телесных повреждений. Пугало чувство опасности. И было интересно: как будто он читал детектив и ждал разгадки, которая, как известно, всегда бывает в конце. Заставляло задуматься только то, что в детективах, как правило, наличествовал хэппи-энд — счастливый конец. Жизнь была сложнее. И насчет хэппи-эндов в ней не всегда ладилось, ой не всегда…




Вечер седьмой ВОСКРЕСЕНЬЕ, 10 МАЯ


Сумерки заползали в окно рабочего кабинета Совина. Мягко светился экран компьютера, мурлыкал радиоприемник, настроенный на волну родной станции. Дымилась чашка кофе, поскольку чай в закромах кабинета рекламной службы закончился аккурат перед праздниками.

Последний нерабочий день был весьма продуктивным. И вечером Дмитрий пошел не домой — откровенно говоря, было страшно,— а на работу.

Съел разогретую в редакционной микровол-новке пиццу, заварил кофе и сидел перед своим компьютером — он называл это «сидеть на машине».

Открыл текстовый редактор, создал свою папку, запрятал ее в недра машины среди других, служебных, файлов. Назвал папку так, чтобы никто и не подумал, что в ней хранится информация, да еще защитился паролем от любопытствующих, если вдруг таковые появятся.

И сейчас делал записи. Позже все записи он скопирует на дискету и перетащит их на винчестер своего домашнего компьютера. А записи из домашнего компьютера скопирует на свой рабочий. Никогда не помешает иметь лишнюю копию своих рабочих материалов. Мало ли что…



* * *


Хорошие они ребята — эти старушки. С ранне-го утра сидят себе на лавочке. Общаются. И рады поговорить с любым, лишь бы поговорить. И на любую тему.

На лавочке перед подъездом дома, в котором жил якобы владимирский бизнесмен Олег, а на самом деле коммерсант из Москвы Владимир Борисович Глебов, сидели как раз такие старушки. Не сильно доброжелательные, но словоохотливые. Да и ладно. Совину детей с ними не крестить.

Стандартный ход, известный, наверное, с тех самых пор, как человек научился говорить: Дмитрий назвался приятелем Глебова, забывшим номер квартиры, долго охал по поводу постигшего друга юности несчастья и выяснил, что тот сейчас в больнице (это через полгода-то после аварии!), а жена дома.

Такой же способ, поднявшись в искомую квартиру, использовал и с женой Глебова. Судя по красивому, но жесткому лицу женщины, судьба супруга ее не очень интересовала. Разговаривала она нехорошо, торопилась скорее закончить, однако адрес больницы дала и попрощалась.

Совин поехал в больницу…



* * *


Да, это не была больница для богатых. Скорее наоборот. И палата не радовала чистотой и порядком. Хотя в ней лежал только один человек.

Совин поздоровался, не услышав ответа, сел на стоящий рядом с кроватью стул и начал выкладывать на тумбочку принесенные с собой фрукты. Судя по всему, посетители больного не баловали. Совин уже знал от медсестры, что лежащий здесь человек обречен на жалкое существование инвалида — у Глебова был серьезно поврежден позвоночник. Ходить Владимиру Глебову более не суждено. Хорошо — руки действовали да головой можно было ворочать.

Оба молчали. Больной — красивый черноволосый мужчина — рассматривал посетителя. А посетитель не знал, как начать.

Вас Ленка прислала? Или Толстый? — вдруг спросил Глебов.

Кто?

Понятно. Значит, не они. Зачем я им такой сейчас нужен?

Лена — это Мосина, певица? — поинтересовался Совин.— А Толстый кто?

Ну вы точно не от них. Иначе бы и вопросов таких не задавали. Чему обязан? — Глебову не хватило только вздернутого подбородка для столь аристократического вопроса.

Откровенно говоря, ни Лена Мосина, ни ее Толстый меня не интересуют,— ответил Совин, изрядно при этом соврав: они как раз его очень интересовали.

И Совин не зря еще раз повторил имена. И возражений на них опять не последовало. Значит, Глебов знаком и с Мосиной, и с неким Толстым. Уже какая-то информация, хотя неясно пока, с чем ее можно связать.

Владимир Борисович, меня Снегирева интересует. Я журналист, собираю материалы о ней, — начал Совин и вдруг неожиданно для себя решил идти напролом. — Почему вы во Владимире назвались Олегом?

Не знаю — команда такая была, и всё.

Какая команда? От кого? — не понял Дмитрий.

С Мариной познакомиться. Толстый так сказал.

А зачем?

Понятия не имею. Стихи ему Маринины привозил, фотографии.

А это зачем?

Да откуда я знаю! Толстого не поймешь. Какие-то свои дела. А мое дело маленькое: сказали, заплатили — я сделал…

Ладно, Бог с ним, с Толстым. Меня всё-таки Марина Снегирева интересует, — перевёл разговор Совин. — Что она была за человек?

На самом деле Дмитрия уже не интересовал внутренний мир погибшей женщины. Он продолжал задавать вопросы о Марине и механически слушал ответы. Его занимал Толстый.

А собеседник разговорился. Он как бы ушёл от своего жалкого существования в мир, где был здоров, где рядом с ним была красивая женщина, которой, похоже, он тогда не на шутку увлёкся…

…И Андрей передал, что пятнадцатого Толстый будет ждать Марину. Она же хотела пробиться на эстраду. Поехали — тут «урал» в лоб нам и вышел. Марина рядом сидела, а я, конечно, влево руль дернул — её под удар и подставил. Очнулся в больнице… — Глебов замолчал.

Какой Андрей? — очнулся Совин.

Сергеев, какой же еще? — удивился Глебов.

«Адвокат из Владимира!» — догадался и удивился Совин.

А как вы с Мариной познакомились? — спросил Дмитрий, уже зная ответ.

Так Андрей и знакомил. Она иногда в кафе забегала, в Доме работников искусств. Он меня туда и привез. И познакомил...

А адвоката вы откуда знаете?

Так Толстый дал его адрес и телефон, чтобы на Марину выйти.

Они поговорили ещё полчаса. Глебов ушёл в воспоминания. По правде говоря, Дмитрий слушал вполуха. Значимой информации в воспоминаниях не было. Совин незаметно подвел разговор к завершению и распрощался. И только выйдя за территорию больницы, достал из кармана куртки диктофон, с которым никогда не расставался, и выключил его.

Это был третий, записанный на кассеты разговор, включая разговоры с Гаврилиной и с адвокатом…



* * *


Дмитрий перегнал записанный с помощью диктофона разговор с микрокассеты на обычную кассету. Качество было не лучшим, но слова — вполне разборчивы. Совин попеременно щёлкал клавишами магнитофона и компьютера, слово в слово занося в него все три разговора…



* * *


Давно стемнело. Совин выключил компьютер, уселся в кресло и попытался заснуть. Поза была не совсем удобной. Ещё менее удобными были мысли. Он заснул под утро…




Вечер восьмой ПОНЕДЕЛЬНИК, 11 МАЯ


Сегодня Совин ушёл в отпуск. Руководство со скрипом, но согласилось. Обговорив, что сложные заказы для серьёзных рекламодателей все-таки будет выполнять именно он. Невзирая на отпуск. Это было даже к лучшему. Он мог спокойно появляться на станции, не вызывая ни у кого вопросов. Вечерняя его работа тоже была привычной для всех.



* * *


Решив вопрос с отпуском, Совин взял кое-какие рабочие материалы и двинулся на розыски водителя, протаранившего «фольксваген» Глебова.

СМУ, или строительно-монтажное управление, где работал Чертков, находилось на другом конце столицы. Совин утомился, добираясь до него с неимоверным количеством пересадок на разные виды общественного транспорта. В салонах было душно и полно народу. И Дмитрий в который раз пожалел о том, что у него нет машины…



* * *


Водитель, Чертков Александр Иванович, в СМУ больше не работал. Уволился сразу после суда по делу о наезде и оправдательного приговора.

Совин давно заметил, что в разговорах с журналистами люди становятся весьма откровенными. Без какого-либо принуждения они частенько рассказывают журналистам то, что и от близких скрывают. В причины этого он никогда не вдумывался. Но рассчитывал именно на это, показывая свое удостоверение и объясняя, что пишет о Снегиревой. И тут же выдумал еще одну причину, по которой интересуется водителем: дескать, интересно было бы узнать, как чувствует себя человек, нечаянно убивший другого. Именно нечаянно, что подтвердил и суд. И собеседники верили. До такой степени, что Дмитрию становилось немного стыдно за свою ложь.

Диктофон в нагрудном кармане бесшумно работал, записывая словоохотливую женщину-диспетчера, механика гаража и водителей.

Вырисовывалась интересная картина. Чертков в день аварии находился в отгуле. И, как предполагали собеседники, выполнял рейс для другой фирмы. После аварии неделю на работе не появлялся. (Совин уже во Владимире от ведущего «Хроники происшествий» знал, что три дня из этой недели водитель провёл в камере владимирского следственного изолятора. Был отпущен под небольшой залог и поручительство адвоката.)

Нельзя сказать, чтобы Чертков сильно переживал по поводу случившегося. После суда сразу же уволился. Устроил мужикам «отвальную». Крепко выпив, похвастался, что должен получить крупную сумму денег. Оттого и увольняется. Будет заниматься коммерцией. Через неделю заезжал на бывшее место работы за какими-то своими вещами на новой черной «девятке». Был молчалив. Быстро уехал. Больше никто его не видел…



* * *


Дмитрий поехал на работу. Из своего кабинета набрал владимирский номер.

Здравствуйте, Галя. Моя фамилия Совин. Из Москвы. Мы с вами недавно говорили о Марине Снегиревой.

Здравствуйте, я помню.

Галя, у меня к вам просьба. Тут слишком много странностей нарисовалось. Вы никому ничего не говорите, но, если возможно, постарайтесь выяснить, какой фирме принадлежал «Урал», который протаранил машину Олега.

Хорошо, я выясню. В ГАИ есть знакомые, а информация не секретная. А в чем дело? Что-то случилось?

Галя, если хотите, я приеду в субботу и всё вам объясню. А вы узнайте то, о чем я прошу, хорошо?

Хорошо, приезжайте. Встретимся в субботу, в четырнадцать часов в моем кабинете. Вас это устроит? Успеете?

Спасибо, успею. До субботы.

До свидания.



* * *


Совин закурил. Неудивительно, что Чертков при аварии совершенно не пострадал. Армейский «урал» мог протаранить что-нибудь и потяжелее «фольксвагена».

Совин хорошо знал «урал» по своей армейской службе в летном центре ВВС ПВО. Каждый год центр отрабатывал стрельбы на полигоне в Средней Азии. Рядовой Совин ездил на эти стрельбы в составе роты технического обслуживания. И как-то на его глазах прямо около самолетов загорелась «кислородка» — фургон на базе «ЗИЛ-130». Внутри фургона были установлены баллоны с кислородом и водородом для заправки некоторых систем истребителей. Мог произойти взрыв. Мощный взрыв.

Обслуживающий персонал, хорошо представляющий себе, к чему может привести взрыв такого количества сжиженных газов, рванул от горящей машины на максимально возможных скоростях. И в этот момент на площадку вылетел «урал». За рулем сидел приятель Совина Мишка Шуршин. «Урал» подлетел к горящей машине, которая стояла на ручном тормозе, и за пятнадцать секунд вытолкнул «кислородку» метров на сто от истребителей. Тут и подоспели расторопные пожарные. «Кислородка» взорваться не успела. Все обошлось. Вот тогда-то Совин и оценил автомобиль «урал». Позже ему удавалось на «урале» поездить. Водитель из Дмитрия был никакой, но по ровной туркменской пустыне ездил не опасаясь врезаться в столб или дерево по причине их полнейшего отсутствия. И тот же Мишка Шуршин не боялся доверить руль приятелю.

Чертков, оставшийся не только живым, но и совершенно невредимым после столкновения с глебовским «фольксвагеном», надо полагать, «Уралом» был просто доволен…



* * *


Предстояли ещё две встречи. Совин никак не мог себе позволить подставить под возможный удар двух самых любимых людей. Он вышел из здания радиостанции и спустился в метро…



* * *


На настоящий момент Дмитрий был холост. Он развёлся с женой два года назад. «Не сошлись характерами». Жена была человеком жестким. Совин терпел, но наконец не выдержал, и семейная жизнь, продолжавшаяся четырнадцать лет, после очередной серьёзной размолвки закончилась.

Трёхкомнатную квартиру разменяли на двух-и однокомнатную. Дочь Аня осталась с бывшей женой. Но отношения у отца с пятнадцатилетней дочерью были хорошими. Каждое воскресенье они встречались и с удовольствием проводили вдвоем весь день. Сидели в кафешках, гуляли, разговаривали. Сейчас он ехал к дочери.

К счастью, мать после выхода на пенсию переехала жить к сестре в Питере. Стало быть, ее ни о чем предупреждать было не надо. И слава Богу, а то расстройств и беспокойств не оберешься…



* * *


От дома позвонил. Спросил разрешения у бывшей супруги. Поднялся на второй этаж. Продемонстрировал синяк под глазом и, не вдаваясь в подробности, но и ничего не скрывая, объяснил ситуацию.

Договорились так. Старые знакомые и друзья все знают. Тут ничего не скроешь. Но если вдруг появится кто-нибудь новый и начнет задавать вопросы, отвечать следует по легенде: отец нас бросил два года назад. С тех пор не встречались. И как он живёт — не знаем. И знать не желаем. А среди старых знакомых совместными усилиями бывшее семейство распространяет информацию о том, что дочь насмерть поссорилась с отцом полгода назад.

И с тех пор не встречалась с ним.

И ещё одно. При первом проявлении какого-нибудь интереса к персоне Совина он срочно должен об этом узнать. Всю информацию сбрасывать ему на пейджер, но только в экстренном случае. И не с домашнего телефона. И желательно не прямым текстом, а как-нибудь иносказательно, эзоповым, но понятным языком. На его сотовый не звонить. Договорились? Да. Ну и хорошо…

И пейджер, и мобильный телефон оплачивала родная радиостанция. Совин довольно часто выезжал к клиентам, и все эти атрибуты «новых русских» нужны были только для того, чтобы, как говорится, достать Совина и из-под земли…



* * *


И здесь, в квартире любимой женщины, Совин привычек не менял. Он сидел в уютной кухне и пил чай из персональной кружки. Разговор с Татьяной, на ту же тему, что и с дочерью, уже закончился.

Она правильно всё поняла. И эта встреча была последней. Понятно, что только до тех пор, пока все неприятности не закончатся. Совин был оптимистом и считал, что они вновь встретятся через месяц. А пока... Для старых знакомых приготовлена версия о том, что Дмитрий и Татьяна расстались по-хорошему, но навсегда. Для новых — расстались по причине совершенно гнусного совинского характера.Оба с трудом представляли себе, как переживут друг без друга этот гипотетический месяц. Совин представлял молча. Татьяна отплакала свое, и Дмитрий уложил ее спать. А сам отправился на кухню осмысливать прошедший день.



* * *


Через час, когда Совин тихонько ложился в постель, Татьяна проснулась. Острота предстоящей разлуки добавила им сил для этой ночи. Возможно — последней. Хотя вот так думать совершенно не хотелось…




Вечер девятый ВТОРНИК, 12 МАЯ


Прошедший день был для Совина удачным. Рано утром Татьяна попрощалась с ним и с заплаканными глазами ушла на работу. Совин сел в кресло, пододвинул к себе телефон, полистал записную книжку, набрал номер.

Стас, привет, как жизнь молодая?

Многолетняя работа в разных изданиях, необходимость бывать на всяких презентациях, пресс-конференциях и других тусовках естественно приводят к тому, что у человека появляется масса хороших знакомых. Растут и ширятся так называемые корпоративные связи. И сейчас Дмитрий разговаривал с журналистом из популярной московской городской газеты, который много писал о шоу-бизнесе. По совместительству журналист уже лет десять был близким другом Совина.

Здорово, ты где пропадаешь?

Работы по уши.

Знаю-знаю. Станция развивается. Люди говорят, рекламу делаешь хорошо. Кормит тебя твоя голова?

Кормит. Не шикую, но на хлеб хватает.

С маслом?

Бывает и масло. У тебя время есть? Надо встретиться поболтать. Хлеб и масло мои. Идет?



* * *


Встретились днем в маленьком частном ресторане, коих расплодилось по Москве немало. Поболтали о том, о сём. Недорого и вкусно пообедали. Уже за кофе Совин задал интересующий его вопрос. Потом ещё один, потом ещё… Разговаривали долго. И узнал Совин немало…

Стас постоянно выпасался на различных тусовках, бывающих в московских клубах чуть ли не ежедневно. Всю шоу-братию знал в лицо. Перо у него было хорошее, человеком он был не злым, не скандальным, не болтливым. И оттого был принят практически везде, напоен, накормлен, подпитан информацией, иногда весьма конфиденциального свойства.

Но никогда Стас без разрешения эту информацию не использовал. А знал он действительно много. Характеристики людям давал короткие, ёмкие и меткие. Совину доверял и при встречах частенько рассказывал любопытные истории о поп-звёздах и поп-звёздочках.

Лена Мосина? Ты знаешь, по-моему, она девка неплохая. Только какая-то пришибленная. Да у Виталика не попрыгаешь. Серьёзный мужик! И она делает всё, что он скажет. Но своё дело он знает туго. Он же её раскрутил. Толстый, а прыти у него, как у кузнечика.

Толстый? — удивился Совин. Он и предположить не мог, что разыскивать Толстого, а он не знал даже, с чего начинать, ему просто не придётся.

Ну да. Некий Виталий Петрович Клевцов. За глаза его все Толстым зовут. Мужику лет тридцать. Умница — дай Бог каждому. Но и сволочь — не дай Бог. Маму родную продаст. Если предложат хорошие деньги.

А кто он такой? Откуда вылез?

Понятия не имею. Сам из Москвы. Начал появляться на тусовках года полтора-два назад. Услуги разные оказывал то одному, то другому. Потихоньку стал для тусовки своим. Потом где-то Лену откопал. А как Марина Снегирева погибла, Лена и начала петь ее песни.

Он о Марине Снегиревой что-нибудь говорил?

Говорил о какой-то удивительно талантливой девушке. Где-то в провинции откопал. Обещал вывести её на эстраду и поразить всех. Я думаю, что это и была Снегирева. Хотя фамилии этой Толстый никогда не называл. Снегирева погибла, но он и Лену нормально раскрутил. Я думаю, он такие бабки сейчас срубил, какие нам с тобой и в страшном сне не приснятся. И ещё срубит, будь уверен. Лена сейчас только на взлёте. Её время впереди.

Слушай, Стас, а с этим Толстым все чисто?

Не знаю. С такими денежными делами по определению всё чисто быть не, может. Но я ничего такого не слышал. Была, правда, одна история. Мальчишка молодой появился. Говорили, что стишки пописывает. Тоже пытается пробиться в поэты-песенники.

Почему «тоже»?

Да таких вокруг поп-звезд знаешь сколько крутится? Сто тысяч штук на одну звезду. А этот пацан с Толстым на тусовках частенько встречался. А потом внезапно пропал. Поговаривали — убили его. Причем глупо, на улице. Шпана какая-то. Забили насмерть. Их так и не нашли.

И каким боком тут Толстый?

В общем, никаким. Но ты спросил — я ответил.

Понятно. А как того парня звали?

Да хрен его знает.

А узнать можешь?

Поспрашиваю. Позвонишь через пару дней. А что это ты вдруг тусовкой интересуешься? Ты ведь этих ребят терпеть не можешь.

Да как тебе сказать, есть интерес…

Не хочешь — не говори. Твои дела.

Да нет никаких дел, Стас. Или пока нет. Короче, если что-нибудь будет, ты узнаешь первым. И вот ещё что: ты мужик не трепливый, не надо про наш разговор никому рассказывать.

Ну, Совин, ты прямо Шерлок Холмс! Ладно. Никому ничего говорить не буду. Мне оно ни к чему. Но насчет того, что если что-нибудь будет — помни: ты обещал. Давай плати да пошли. Мне ещё в редакцию надо.

Ага. Я тебя хлебом кормлю. И, заметь, с маслом. А ты меня баснями, как того соловья.

Честный бартер. Не при деньгах я сегодня. Следующий обед за мной…

Так я через пару дней звякну?

Звони. Пока. Я побежал.

Стас сел в свой потрепанный «москвич», который непонятно почему называл «зинзибаром». Совин давно хотел спросить о причинах такого странного имени и постоянно забывал. Забыл и сейчас. «Зинзибар» яростно зачихал, взревел и уехал, выхлопом из трубы подняв в воздух этикетку от портвейна. Грязновата была столица, грязновата...

Совин выключил диктофон, закурил и пошёл к остановке троллейбуса.



* * *


Всё. Точка. Разговор со Стасом был занесен в компьютер. Дмитрий потянулся до хруста в спине, встал из-за стола и подошёл к окну. Дома все же было лучше, чем на работе, привычнее, уютнее.

Сумерки ложились на огромный город. В домах уже зажигались огни. Во дворе со страшным звоном мальчишки гоняли палками банку из-под какого-то импортного напитка. В унисон звону за спиной Совина телевизор посоветовал хозяину «пить легенду». «Сам пей», — отозвался Совин. «Не дай себе засохнуть», — настаивал телевизор. «И то», — согласился Дмитрий, включил газ и поставил на огонь чайник. Телевизор не унимался и начал женским голосом рассказывать о молодых людях, которых можно встретить где угодно и которые ничем, кроме жвачки, не питаются. Этого профессионал-текстовик, или, на западный манер, копирайтер, Совин вынести уже не смог и выключил звук.



* * *


До того как прийти домой, Совин часа три сидел в засаде. То есть надел солнцезащитные очки и занял позицию на лавочке у одного из подъездов соседнего дома. Достаточно далеко, чтобы взгляд наблюдателя не смог его сразу обнаружить. И достаточно близко, чтобы иметь возможность наблюдать за своим подъездом. Огромный двор был одним на четыре панельные девятиэтажки, стоявшие лицом друг к другу. В центре двора — вытоптанный кусок земли с парой десятков чахлых невысоких деревьев. Здесь обычно гуляли дети и собаки из всех четырех домов. У подъездов кое-где росли редкие кустики. Породу их Совин определить не брался. Под прикрытием одного такого кустика он и сидел, внимательно разглядывая входящих и выходящих из его подъезда людей.

Разглядывая, Совин пытался вспомнить, как вели наружное наблюдение герои знакомых ему детективных романов. Для начала — отсекали, исключали из зоны внимания тех, кто врагом явно быть не мог. Дмитрий прикинул, что в его случае таковыми лицами являются женщины и дети, и начал стараться не обращать на них внимания. Получалось не очень, но стало проще концентрироваться на других, тех, кто врагом быть мог,— на мужчинах. Старики отпадали. Он начал искать во дворе тех, кто не был занят делом или прикидывался, будто что-нибудь делает. Таковых вроде бы не оказалось. В машинах никто не сидел, газет и журналов никто не читал. Не было мужчин, сокрушенно поглядывающих на часы. Похоже, что Совина никто не ждал. «Не пас», как иногда выражались герои детективов.

Время было дневное, а преступники, как известно, любят творить свои черные дела в темное время суток.

Но в современной России могли запросто пристрелить и днём.

Сделав это вполне логичное, хотя и не блестящее умозаключение, Дмитрий решился все-таки идти домой. Не век же здесь сидеть. Да и входить в подъезд лучше днем, а не вечером — лампочки давным-давно были побиты резвящейся молодежью или вывернуты малоимущими, остро нуждающимися в освещении.

К счастью, никто не ждал его и в подъезде. На малоквалифицированный взгляд Совица дверь в квартиру тоже не вскрывали.

В квартире присутствия чужих людей не чувствовалось…



* * *


Вскипел чай. Совин налил половину кружки, взял сахар и сел в кресло. Нажав кнопку на пульте, прибавил громкости телевизора. На НТВ начинались новости, одна из немногих программ, которые Дмитрий старался не пропускать. День заканчивался.




Вечер десятый СРЕДА, 13 МАЯ


Дмитрий ещё раз осмотрел разложенные на столе устройства и хмыкнул: «Забавные штучки!»

Эти «штучки» он приобрел сегодня утром в одной из фирм, торгующей средствами самозащиты и безопасности. Изрядно потратился, конечно, но здоровье дороже. От всех опасностей эти устройства не спасут, но в трудную минуту кое в чем помогут.

Смешная, казалось бы, вещь — пневматический пистолет «вальтер». Но, во-первых, точная копия настоящего, а во-вторых, в глаз человеку попадешь — убьёшь сразу. А в лоб — и кровь пустишь, и ошарашишь как следует. Есть, конечно, шанс, что в ответ в тебя пальнут из настоящего пистолета, но в положении Дмитрия этот шанс и так присутствует. Так уж лучше иметь хоть что-то, напоминающее боевое оружие, чем ничего не иметь вовсе.

Противник — он тоже человек. Тоже жить хочет. Глядишь, и испугается, не полезет. Исполнители недавнего конфликта в подъезде — люди, скорее всего, нанятые. И характер работы таков, что за нее много не платят. А значит, и погибать за какого-то дядю им вряд ли захочется. Хлипкие рассуждения, но что-то в них есть. И хоть отчасти успокаивают.

Выкидной нож с длинным острым лезвием. Ну тут все ясно.

Светошокер. Хорошая вещь. Вспышку дает настолько яркую, что человек на минуту-другую не просто слепнет, а теряет всякую ориентацию в пространстве. Кажется, даже вестибулярный аппарат переСтаст работать. Как минимум, будет хотя бы время убежать. Тем более что даже авторы книг по самозащите рекомендуют именно такой способ спасения. И даже звезда боевиков, несокрушимый Жан Клод Ван Дам, на вопрос, что будет делать, если вдруг на него нападут пятеро хулиганов, ответил: «Убегу». А уж им, ван дамам, виднее.

«Прямо Шварцнеггер!» — съязвил вслух Совин, засунув за пояс пистолет и рассовав по карманам прочее «оружие».

Шварцнеггер имел, конечно, арсенал посерьёзнее, но тут уж приходилось делать поправку на российскую действительность. В этой действительности преступники были отлично вооружены, а законопослушные граждане — абсолютно безоружны. Взятые с оружием в кармане, преступники быстро выходили на свободу под залог, дела о хранении оружия усилиями ловких адвокатов разваливались. Незаконопослушные граждане родного государства вновь вооружались и творили свои чёрные дела.

Законопослушные за нож в кармане могли свободно угодить за решетку.

Ещё один парадокс заключался в том, что ножи можно было купить в любом коммерческом киоске. За продажу не наказывали. А за ношение — наказывали. Впрочем, Совин давно отчаялся найти логику в современной действительности…

Придётся, конечно, носить куртку, чтобы весь арсенал не был заметен, но в нужный момент оказался под рукой. Слава Богу, весна была не очень тёплой.



* * *


Совин закинул в микроволновку пиццу и поставил на плиту чайник. Надо было и поужинать.



* * *


Купив все эти штучки, Совин заглянул в оружейный магазин, где за немалые деньги приобрёл арбалет.

Мысленно прикинул общие убытки от покупки оружия в переводе на доллары и задумчиво пробубнил под нос: «С этими крылышками я надежно защищена…»

Миллионером Совин не был, но кое-какие деньжата у него водились. Периодически, кроме основной работы, Совин выполнял заказы на тексты, и не только на них, со стороны. И эти «левые» деньги откладывал на валютный счёт.

На всякий случай обзавелся кредитной карточкой, благо довольно развитая система банкоматов позволяла снимать деньги без очередей и иных проблем. Это была так называемая заначка. Действительно, не просить же деньги на подарок любимой женщине у нее самой. Или на сигареты…

Чудное у нас государство. С ударением на букве «о». Ружье просто так купить нельзя. А вот арбалет — можно. А эта штука покруче ружья будет. Лупит дальше. Убойная сила неимоверная. Человека насквозь прошить — раз плюнуть. Это человека в костюме. А человека в бронежилете короткая и тяжёлая стрела из арбалета — профессиональное ее название «болт» — просто убивала. К сожалению, в этом случае насквозь прошить не получалось. Не выходил болт из спины. Зато защиту на груди пробивала легко. И абсолютно бесшумно. Правда, громоздкая вещь. Но и умельцев у нас хватает. Совин ужаснулся своей кровожадности и побежал в мастерскую к давнему своему приятелю Сашке Надирову.

Тот держал свой маленький автосервис. Занимался кузовными работами. И в этом деле был гением. Без преувеличений и шуток. Не было такого дефекта, который он не мог бы исправить. Походив вокруг помятого автомобиля, внимательно на него посмотрев, брался за дело. Там за бампер цепью потянет, там погреет горелкой, тут молотком постучит. Стойки сами встают на место, вмятины выправляются, бугры и складки куда-то деваются.

На вопрос, как Сашка узнает, что надо делать для исправления кузова, он и сам не мог ответить. Он просто чувствовал железо. И оно ему подчинялось. Как пластилин рукам ребенка…

Сашка осмотрел арбалет. Принёс обрезок двухдюймовой доски, прислонил его к стенке гаража. И пробил его насквозь. Заодно продырявил и железо гаража — пришлось за болтом сбегать на улицу. Поцыкал зубом, сообщил, что дырка в гараже обойдется Совину недешево. Выслушав просьбу, почесал башку и велел зайти завтра…



* * *


Чай вскипел. Совин включил телевизор и взялся за пиццу.



* * *


Полдня он провел на работе. Никто его не вызывал. Просто новой информации по «делу Снегиревой» не поступало, а идти домой не хотелось. Поехал немного поработать.

Лучше бы не ездил. Опять попался, по классификации Совина, «до фига грамотный рекламодатель».

Для любого рекламщика нет бедствия страшнее, чем «до фига грамотный рекламодатель».

В доперестроечном Советском Союзе любой гражданин с образованием не выше пяти классов отлично знал четыре вещи: как правильно играть в футбол, как лечить, как учить и как управлять государством. Достаточно было послушать комментарии любого болельщика перед экраном телевизора во время футбольного матча. Или посмотреть программу «Время».

Практически любой советский зритель был готов сей же момент дать руководителю любого ранга два-три совета и в области экономики, и в сфере внешней политики. Советы могли быть толковыми, здравыми, талантливыми или просто гениальными. Складывалось искреннее впечатление, что не умеют управлять, лечить, учить и играть в футбол именно те, кто этим профессионально занимается. То есть буквально несколько сотен абсолютных бездарей, коих судьба вынесла на руководящие должности в здравоохранении, образовании и футболе. Что уж говорить об управлении государством! Двести миллионов советских людей прекрасно знали, как им (государством) нужно управлять. Но, увы! — никто из них не был в правительстве...

А в послеперестроечную эпоху появилось огромное количество рекламодателей, отлично разбирающихся в рекламе.



* * *


Каких только типажей Совин не насмотрелся за свою долгую работу в различных рекламных организациях!..

Он имел счастье общаться с директором фирмы, торгующей автомобилями. Директору хотелось поставить на скоростной автостраде огромный рекламный щит. Он поставил непременное условие: на щите ни в коем случае не должен быть изображен автомобиль, но должно быть много текстовой информации. Это на скоростной-то трассе, где и полагающихся для рекламного щита три-четыре элемента не успеешь разглядеть! Видимо, директор перепутал щит и объявление в газете. Но на своем настоял. Таким образом, фирма обеднела на три тысячи долларов. И не заработала ни одного.

А какой ужас приносили рекламодатели под видом рекламных текстов! Они явно полагали, что человек, немного говорящий на русском языке и употреблявший слово «блин» не через слово, а через два, легко и непринужденно может написать и рекламный текст. Когда им пытались втолковать, что хороший текст вообще и хорошая реклама, в частности,— искусство, они по-детски удивлялись: «А чего там писать-то?»

Ах, русский язык! После таких визитов Совин дико ругался: «Хоть бы какая гадюка «продавала»! Нет — все «реализуют». А некоторые, особо грамотные, и вовсе «предлагают к реализации»! Цены — у всех поголовно «ниже рыночных» и «приятно вас удивят». Предел мечтаний — прочитать в эфире прайс-лист. Долго и нудно, чтобы радиослушателям было тошно. Почему я не прихожу в фирму и не учу их торговать! Потому что я в этом ни хрена не понимаю. А они меня учат писать! Только потому, что говорят по-русски…»

Иногда Совин убеждал людей в своей правоте. Иногда нет. Тогда рекламодатель шел на другую радиостанцию и уносил туда свои денежки. Зато не страдала чистота эфира родной радиостанции. И руководство было согласно с такой постановкой дела.

Были, правда, идеальные рекламодатели. Они приносили деньги и говорили: сделайте хорошую вещь. В сроках не ограничивали, хотели качества. И они его получали. Над записью таких роликов с огромным удовольствием трудились и актеры, и звукорежиссер. Именно эти моменты приносили всем искреннее удовольствие. И клиент бывал доволен — реклама достигала своих целей...

А сегодня день был плохой. Заказчик попался упертый, настаивал на своем. После двухчасовой дискуссии со скрипом согласился попробовать то, что ему предложила рекламная служба. Оставалась надежда убедить его окончательно. Но слабая.

Совин считал, что в таком положении вещей во многом виновата литература по рекламе. Человек прочитывал какую-нибудь брошюрку и думал, что он стал специалистом.

Вы возьмёте меня к себе главным бухгалтером, если я честно прочитаю «Самоучитель бухгалтера»? — спрашивал в таких случаях Совин.

Клиент бурно возражал, но аналогия до него не доходила...

В бухгалтерии практика нужна, а писать-то… — справедливо возражал заказчик.

Тоже правильно, — язвил Совин, — Есть же «Словарь рифм», а Пушкина второго что-то больше нет.

Так это Пушкин!.. — возражал клиент, имея в виду, что не надо большого ума для тридцатисекундного рекламного текста…

Короче, сказка про белого бычка…



* * *


Совин отрешился от грустных рабочих мыслей и уставился на экран телевизора. Крутой Уокер железной пяткой вершил «Правосудие по-техасски».




Вечер одиннадцатый ЧЕТВЕРГ, 14 МАЯ


В своём рабочем кабинете Совин попеременно щелкал клавишами диктофона и компьютера. Он только начал. А работы предстояло сделать немало.



* * *


Сегодня Совин проснулся неожиданно рано. Повалялся минут пятнадцать, поудивлялся столь раннему просыпанию. И понял, что очень ждал этого дня: сегодня он должен звонить Стасу. Быстро умылся, почистил зубы, налил кофе и взялся за трубку телефона.

Здорово, Стас. Это я.

Ты что, озверел?! Семи еще нет. Я домой только в пять вернулся.

Ладно, не кричи. Ты узнал про того… — Совин внезапно замолчал. В голову пришла неожиданная мысль о том, что телефон может прослушиваться.

Эй, ты чего замолчал?

Ничего. Так надо. Досыпай, я сейчас к тебе подъеду.

Совин положил трубку, не дав собеседнику возразить. Быстро оделся, экипировался, взял сумку и вышел из дому. К метро шел неуклюже оглядываясь,— проверял, не идет ли кто-нибудь за ним. Проверял и в метро, во время пересадок, и в немноголюдных переулках в районе старого Арбата, и в подворотне большого дома в Серебряном переулке, где жил Стас. Кажется, никто за ним не шел.

«Хвоста за собой не привёл?» — «Всё чисто, Косой!» — проговорив про себя этот уголовный диалог, Совин поднялся на третий этаж и позвонил.

Ты точно озверел! Дай поспать! — начал ругаться всклокоченный Стас, открывая дверь. — Ты чего приперся в такую рань? Спросил бы по телефону — я бы все рассказал.

Не могу по телефону.

Почему? — Стас все никак не мог «въехать».

Потому! — внезапно обозлился неизвестно на кого Совин.

Ты что, боишься прослушивания? — Стас, похоже, «въехал». — Ты во что влез, мужик?

Не знаю.

Бандиты?

Ты рожу мою видишь?

Я её и позавчера видел да спрашивать не стал. Они?

Какие такие «они»? А-а-а, да. Они не представились.

Как не представились? Визитная же карточка у тебя на морде! — Стас дико заржал.

Какой ты всё-таки!..

Какой?

Грубый ты. И неженственный.

Ты женственный. С такой-то мордой! Ты в зеркало на себя смотрел?

Ладно. Ты про парня того узнал?

Про какого парня?

Теперь я вижу, что ты лёг в пять. Про парня, который крутился с Толстым.

Подожди, я хоть умоюсь.— Стас ушлёпал в ванную.

Совин прошел на кухню. Поставил чайник на газ. Заглянул в заварочный чайник, презрительно хмыкнул и вывалил старую заварку в мусорное ведро.

К появлению Стаса свежий чай был уже налит в чашки.

Парня звали Владик Семенов.

Родные есть? Адрес?

Я так и думал, что именем не отделаюсь. Он жил с матерью. И адрес знаю. Записывай.

Совин записал.

Адрес-то откуда узнал? — поинтересовался, прощаясь в прихожей, Совин.

От верблюда. С ребятами поговорил, которые криминальную хронику ведут. Те по своим контактам в милицию позвонили.

Журналистская мафия-братия. Понятно. Спасибо. Пока.

Пока. Так во что же ты вляпался?

Сказал уже: не знаю пока. Узнаю — ты после меня узнаешь первым.

Смотри — ты обещал.

Ладно. Только ты адресочек Толстого узнай. Но очень осторожно.

Ну ты, Совин, и хам!..

Стас, надо. Я сам к нему и на пушечный выстрел подойти не смогу. Ни к Толстому, ни к Лене Мосиной. А у меня все интересы именно там и сосредоточены. Да, и вот еще что: ты мне не звони, если что — сбрасывай информацию на пейджер.

Вернись и записывай.

Что?

Ты тупой, Совин. Адреса записывай. Лены и Толстого.

Что, все вопросы мои предусмотрел?

Хреновый я был бы журналист. Я же всё-таки о попсе пишу. Если я таких адресов знать не буду, меня с работы попрут.

Ты, типа, чисто, конкретно, хороший журналист, что ли, в натуре? — Совин аж запыхался, произнеся эту галиматью на жаргоне «новых русских» из анекдотов.

В натуре,— с удовольствием согласился Стас.

Тогда у меня ещё одна просьба к тебе. Ты про Толстого мне поподробнее узнай.

И ключ от квартиры, где деньги лежат? — поинтересовался Стас.

Но молодой человек врал,— с достоинством, хотя не совсем точно, начал цитировать из «Двенадцати стульев» Совин. — У него не было ни денег, ни квартиры, ни ключа, которым можно было бы эту квартиру отпереть.

Зарвавшийся беспризорный понял всю беспочвенность своих претензий и отстал, — завершил цитату Стас — Я к тебе в докторы Ватсоны не нанимался. Как платить будешь?

Твой хлеб, о мой беспринципный друг, — информация! Так вот. Если я что-нибудь нарою. Нет, не так. Когда! — Совин уверенно выделил это слово и повторил: — Когда я что-нибудь нарою, сенсация будет твоей. Твоя желтая газетёнка тираж впятеро поднимет. Редактор поцелует тебя в… Он обнимет тебя за… — Совин снова не был оригинален, цитируя «Рассказ подрывника» многоуважаемого Михал Михалыча Жванецкого.

Стас грустно посмотрел на нахального своего приятеля и молча открыл входную дверь. Молчание его тоже явно было цитатой из богатого лексикона подрывников и людей прочих мужественных профессий…



* * *


Совин выключил диктофон. Нажал «мышкой» на экране компьютера кнопку «сохранить». Закрыл файл. Закурил и решил выйти поужинать в ближайшее кафе. Работы оставалось еще много. Ночевать явно придется в кабинете. Предстояло перенести в компьютер разговор с мамой Владика Семёнова. Совин был у неё сегодня.



* * *


Сиреневый бульвар. Совсем недалеко от дома, где жил Совин. Третий этаж обычной хрущевской пятиэтажки. Дверь открыла маленькая седая женщина о удивительно открытым и ясным лицом. Такие лица бывали у пожилых актрис в советских фильмах семидесятых годов. Они играли матерей главных героев, женщин, прошедших тяжелый жизненный путь — войну, разруху, голод, лишения. Они сразу располагали к себе, были исключительно добры и мудры. Но Дмитрий впервые увидел такое лицо в жизни. От женщины веяло каким-то удивительным теплом и покоем.

Совин извинился за ранний визит и понял, что не знает, с чего начать.

Простите, как ваше имя-отчество?

Нина Власовна.

А меня зовут Дмитрий Совин. Я сотрудник радиостанции, рекламщик, журналист. — Совин показал удостоверение. Правда, в современной России удостоверению могла поверить лишь совершенно безгрешная душа. Но люди верили, что говорило о почти врожденных привычках.

Простите, чему обязана?

Нина Власовна, может быть, мы пройдём в комнату? Если вы не против.

Да, конечно. Проходите, пожалуйста. Хотите чая?

Ужасно хочу. Вы знаете, я без чая жить не могу. Честное слово. Работали после института с женой в Монголии. Жизнь неспешная. Чай пьется исключительно. Помните, в восьмидесятых с хорошим чаем проблемы были? Забыли, как он и выглядит. А в Монголии нас «Внешторг» снабжал. Да еще вода с горных ледников совершенно изумительная. Не поверите — она натурального голубого цвета. А чай какой на ней! Я такого и не пил больше. Короче, пристрастился ужасно. Я за собой в этом смысле смотрю — прямо как наркоман стал. Только у них наркозависимость, а у меня — чаезависимость. Чаю не попью — я не человек...

Совин говорил, а сам лихорадочно соображал, что делать. Обманывать не хотелось. Нет, не то слово — было противно. И когда Нина Власовна пригласила его к столу, он рассказал ей все, что знал сам...

Простите, Дима, я не очень поняла, — прервала чуть затянувшееся после совинского рассказа молчание хозяйка. — Вы считаете, что Владик как-то причастен к смерти Снегиревой?

Нет, Нина Власовна. Конечно, нет. Но мне лицо не зря уродовали. Вокруг этого самого Толстого что-то нечисто. Но подойти я к нему никак не могу. Поэтому к вам и приехал. Понимаете, Владик встречался с этим человеком. Я хочу вас поспрашивать. Вы меня, ради Бога, простите. Сын ваш погиб, убийцы не найдены…

Почему не найдены? Их нашли. Троих. Пьяные мальчишки, да вы таких на улицах видели. Не учатся, не работают… Они у Владика закурить спросили. А он и не курил никогда. Избили до смерти. Ни за что, просто так. И ограбили. Часы сняли, кроссовки, куртку. Пошли к киоскам, пробовали обменять на водку. Их продавцы запомнили. А когда милиция за это дело взялась, нашли их быстро. Суд уже был. Посадили всех. Всю жизнь себе испортили, глупые...

В голосе женщины совершенно не было ни зла, ни ненависти. Отчетливо слышалась только жалость. Жалость к убийцам сына.

Нина Власовна, вы сможете со мной поговорить? Вам тяжело…

Смогу, Дима. Вы не беспокойтесь. Владика уже не вернёшь. А у вас действительно нехорошее что-то?..

Спасибо, Нина Власовна. Только у меня просьба к вам: вы не рассказывайте никому о нашем разговоре, хорошо?

Конечно, Дима. Да и некому мне рассказывать. Подруг почти не осталось. С соседями общаюсь редко. А для души только и осталось, что память да книги. Вы не беспокойтесь.

И Совин скрепя сердце начал спрашивать…



* * *


Владик Семенов был поздним, желанным и любимым ребенком. Так получилось, что рос он с мамой.

Отец его, простой инженер-конструктор, работал в строительном НИИ, трудился честно, но талантами не блистал. Не достиг никаких высот и к сорока стал мучиться комплексом неполноценности.

Кризис среднего возраста.

Известно, чем заканчиваются такие вещи в матушке-России. Отец запил. Нина боролась, как могла. Никто не смог бы упрекнуть ее в том, что она ему не помогала.

Помогала, да не помогла. Усилия ее оказались тщетными. Муж не смог победить себя. И через два года после рождения сына он сгинул где-то без следа. То есть следы, конечно, были. Но пытаться возвращать этого мужчину домой Нина Власовна не стала. Решила воспитать сына одна.

Работала она учительницей русского языка и литературы в находящейся рядом с домом школе. Она была хорошим учителем. И хорошим педагогом. Ее любили ученики. Отношения с коллегами были ровными и уважительными. Ей сочувствовали, хотя она никогда не искала сочувствия и не любила жалости.

Занятость в школе, необходимость воспитывать сына и довольно узкий круг общения ограничивали возможности для знакомств. Служебные же романы с немногочисленными преподавателями мужескаго полу, которые, к тому же, все поголовно были женатые, ее не устраивали. И через несколько лет сорокатрехлетняя женщина поняла, что на личной жизни можно поставить крест. Она решила посвятить себя сыну. Вложила в него душу.

Владик рос тихим, послушным мальчиком. Много читал. Сам писал стихи. Мама видела, что стихи слабоваты, но сына разочаровывать не хотела. И когда Владик спрашивал ее мнение, говорила, что стихи неплохие, но надо больше работать, шлифовать свой талант.

К чести Владика, — он работал. И, по большому счету, стихи становились лучше. Во всяком случае некоторые из них…

После школы Владик поступил в педагогический. На факультет русского и литературы. Заканчивал четвертый курс, когда это случилось…

Нина Власовна, а стихи Владика сохранились?

Вы знаете, Дима, я ведь в его стол не заглядывала. Тяжело, не могу…

А мне разрешите посмотреть? Я понимаю, просьба наглая, ведь даже вы…

Вы не стесняйтесь, Дима. И не бойтесь меня обидеть. Знаете, вы мне почему-то Владика напоминаете, хотя внешне совсем не похожи. И, я думаю, дело, которым вы занимаетесь, не злое. Если вам стихи как-то помогут...

Не знаю. Может быть, и помогут.

Совина ждало поразительное открытие. В одном из ящиков стола лежала толстая папка отпечатанных на машинке стихов — целое собрание сочинений. Под каждым из стихотворений стояла дата написания. И подпись. А вверху каждого листа — имя автора: Владислав Семенов.

Лежавшие сверху листы были скреплены зажимом. Их было двенадцать. Десять из них были текстами песен с первого компакт-диска Лены Мосиной. На диске они значились как стихи Марины Снегиревой. Если верить проставленным датам, семь из них были написаны до смерти Марины, три — Семенов написал в течение месяца после гибели Снегиревой. И за два месяца до своей нелепой смерти. И меньше чем через две недели после выхода первого компакт-диска Лены Мосиной…



* * *


После встречи с мамой Владика Совин махнул к Сашке Надирову. Приятель вытащил откуда-то из-за верстака оставленный вчера арбалет.

Как Сашка сделал то, что сделал, Совин не знал, но результат был налицо: ложе арбалета укорочено до минимума, концы лука у цевья отпилены и присобачены обратно на каких-то хитрых замках с упорами. Арбалет стал складным. И по размерам был не больше обреза охотничьего ружья. То есть помещался в сумку, хотя немного — сантиметров на десять — и торчал наружу. Сашка показал, как приводить арбалет в боевое положение.

Совин давно перестал удивляться его умениям. И не пытался хоть что-то в этих умениях понять. Он молча достал сыр, кусок колбасы, хлеб и бутылку купленного загодя белого вермута.

Сашка уважал этот напиток. Он принес из подсобки пару стаканов, и они разложили закуску и поставили бутылку прямо на капот ремонтируемой машины. Выпили по полстакана, закусили, молча перекурили, выпили ещё по чуть-чуть. И Совин уехал. Денег Сашка с друзей никогда не брал…



* * *


Было уже три часа ночи, когда Совин закончил печатать разговор с мамой Владика Семенова. Светало: день в конце мая заметно прибавился, и утро начиналось рано.

На столе лежала папка с найденными стихами. Нина Власовна согласилась дать их Совину на несколько дней. Рядом с папкой — копии стихов, которые Дмитрий сделал на редакционном «ксероксе». Стихи он вернет завтра утром. Точнее, уже сегодня. Вот только поспит немного…




Вечер двенадцатый ПЯТНИЦА, 15 МАЯ


На этот раз итоги дня Совин подводил в вечернем автобусе на Владимир. Дорога была длинной, времени для раздумий хватало.



* * *


Утром он поехал к Нине Власовне. От предложенного чая отказался, чем немало огорчил женщину. Но времени не было, а сделать предстояло много. Поблагодарив за возможность ознакомиться со стихами, спросил то, что пришло в голову только сейчас: можно ли посмотреть черновики. Если они есть.

Они были. Несколько толстых общих тетрадей. И на этот раз Нина Власовна не отказала в просьбе взять бумаги сына на несколько дней.

Дима, вам как-то помогли стихи Владика?

Честно говоря, не знаю. То есть, конечно, помогли. Но какие из этого следует делать выводы… Надо помозговать. Я зайду к вам через несколько дней, верну тетради. Может, к этому времени что-то мне в голову и придёт.

Дима, останьтесь, попейте чаю. Всего на полчаса. Чай уже готов. Я ждала вас…

Ждала. Хотя ещё не было и девяти утра. Совин понял, как плохо пожилой женщине одной. И остался. О «деле Снегирёвой» не говорили. Только в конце чаепития Совин задал ещё один вопрос:

Нина Власовна, а девушка у Владика была?

Да. Настя. Хорошая девочка. Она часто у нас бывала. И сейчас ко мне иногда забегает. Переживала она очень, приходила ко мне и плакала. Ну и я с ней…

Они учились вместе?

Да, только она на курс младше.

А вы не знаете ее адреса?

Конечно, знаю. Да я вам его дам. И телефон тоже. Дима, а для нее это не опасно?

Нет, ну что вы!.. Да я с ней по-другому разговаривать буду. Она и не поймёт ничего.

Только вы уж, пожалуйста, осторожнее, Дима. — Нина Власовна написала адрес на листке в клеточку и аккуратно сложила его вдвое.

Конечно, не беспокойтесь.



* * *


Насти дома не было. И вообще никого не было. На звонки никто не отвечал. Совин решил позвонить после приезда из Владимира. И поехал на работу — делать копии черновиков стихов Владислава Семенова. Работал долго. Но снял копии со всех стихов. Сложил тетради и копии с них в ящик своего стола и пошёл к метро.



* * *


Двигатель «икаруса» работал ровно. Автобус шел в потоке автомашин, владельцы которых стремились на выходные к своим дачам, порой за две сотни километров от столицы. На встречной полосе машины встречались нечасто.

Совин уселся поудобнее. Пространства между сиденьями не было, они явно не были рассчитаны на его длинные нижние конечности. Поэтому он всегда старался занимать место не у окна, а у прохода — в него можно было вытянуть ноги.

На Дмитрия, как и на многих людей, нападало иногда желание куда-нибудь поехать. Ему нравилось стоять у окна поезда и смотреть на проносящиеся мимо «картинки с выставки». Вот по дороге идёт человек. Куда? Зачем? Почему он не дома, когда на землю спускаются сумерки? И как его встретят дома? Накормят ужином, напоят чаем. Или дом его пуст и холоден…

А вот мальчишки жгут прошлогоднюю траву…

Мост. Река. Лодки с сидящими в них рыбаками…

Хотелось побыть каждым из этих людей. И одновременно хотелось ехать. Не останавливаясь. Обычная человеческая жизнь виделась из окна поезда как-то по-другому. Как — Совин никогда не мог определить… Может быть, из глубин подсознания всплывало желание что-то изменить в жизни. Уехать. Начать все заново. Сначала. И путешествие в поезде как-то компенсировало это желание, которое никогда и ни у кого не исполнялось. А может, у кого-то исполнялось…

Путешествие в автобусе было другим. И жизнь пролетающих мимо деревень воспринималась иначе. Не так, как воспринималась она в поезде. Не было того чувства отстраненности, отрешенности от жизни. Но все равно — хорошо…

И думалось в автобусе хорошо. Перво-наперво — два противоречия в информации. Считается, что в машине вместе со Снегиревой погиб её друг Олег. А он не погиб. И зовут его вовсе не Олегом.

Второе противоречие. Считается, что убийц Владика не нашли. А их нашли. И даже судили.

Думал Совин не очень долго. Эти противоречия лишь на первый взгляд казались противоречиями. На самом деле все абсолютно правильно. По законам жизни.

Все просто. Погибла Марина. Кого это затронуло? Только близких. В данном конкретном случае — мать и двоюродную тетку. Когда в семье такое горе, кто из родных будет интересоваться судьбой какого-то чужого человека? Никто. А из близких подруг — только находившаяся в отпуске Гаврилина. Приехала, переживала гибель подруги. Дошла до нее информация, что «Олег» погиб. Что ж, значит, погиб. А если учесть еще закон о неизбежном искажении и затухании информации, то все вСтаст на свои места.

То же и в случае с Владиком Семеновым. Близких людей в тусовке у него не было. Погиб человек — его просто списали со счетов даже те, кто мог быть в нем заинтересован. И никто не задумывался, найдены ли убийцы. Никто этим и не интересовался. И опять же законы искажения и затухания информации. Логично? Логично. Вопрос снят.

Следующий вопрос. Стихи Владика Семенова, которые выдаются за стихи Снегирёвой. Тут все ясно: подлог. Хотел Толстый раскрутить Снегирёву, да она погибла. Взял чужие стихи. Кто же в этом случае писал стихи для второго компакт-диска? Это, безусловно, вопрос.

Но важнее всего вопрос другой: кому нужна была гибель Марины Снегиревой? А в том, что смерть её не случайна, Совин почему-то не сомневался. Доказательств у него не было. Но были настораживающие факты.

Преуспевающий адвокат взялся за дело о какой-то аварии, каких на дороге происходят сотни в месяц, хотя по словам Гаврилиной можно было понять, что адвокат Сергеев занимался только очень серьезными делами. И гонорары брал немаленькие. Откуда у водителя большие деньги для оплаты услуг адвоката? Почему владимирский адвокат вносит залог за водителя-москвича? Почему он его защищает? Откуда у шофёра Черткова появляются хорошие деньги почти сразу после гибели Марины Снегирёвой?

И был ещё один фактор, заставляющий Совина верить не в гибель, а именно в убийство Марины Снегиревой: интуиция.

Совин неоднократно убеждался в том, что интуиция — весьма неплохая штука. И что если следовать ей, то придешь к цели быстрее и с минимальными потерями. Сначала он сформулировал это положение сам для себя.

А буквально год назад увидел по телевизору беседу с Натальей Петровной Бехтеревой.

Он, конечно, не был знаком с этой женщиной — академиком, директором Института мозга и внучкой прославленного невролога и психиатра, — но преклонялся перед ее умом. И вот в ее беседе с журналистом услышал то, что его просто поразило. Наталья Петровна утверждала, что интуитивный тип мышления на самом деле самый сильный. Интуиция — это способность бессознательно чувствовать и учитывать мельчайшие факты и подробности, которые ускользают из-под контроля сознания. А если к этому добавить хоть немного логики — о большем и мечтать не следует…



* * *


За Покровом автобус вошел в зону приема дружественного Совину владимирского «Радио-Стиль». Совин достал портативный приемник, с которым по долгу службы никогда не расставался, настроился на FM 102,4. И в который раз тепло подумал о работниках этой провинциальной радиостанции и о том, что Москва — отнюдь не сборище талантов и гениев. Пижонства столичного много. Денег много. И только. Из нечастых своих командировок Дмитрий вывез один вывод: талантов в провинции больше, чем в зажравшейся и зажиревшей столице. Жалко, денег в провинции меньше. А работать там умеют. И «Радио-Стиль» — лишнее тому доказательство… Молодцы, молодцы ребята…



* * *


Автобус въехал во Владимир. По просьбе Совина водитель притормозил на Садовой, прямо напротив гостиницы «Заря». Совин купил в соседнем магазине хлеба и пошел в гостиницу.

Номер, в котором он останавливался две недели назад, был свободен. Дмитрий принял холодный душ — горячей воды не было — и забрался под одеяло…



* * *


Именно в это самое время в Москве от одного из своих многочисленных осведомителей Палач впервые узнал о существовании Дмитрия Совина. Впрочем, Палач никогда себя Палачом не называл. Он называл себя Исполнителем.




Вечер тринадцатый СУББОТА, 16 МАЯ


Совин не любил электрички. Поэтому из Владимира он уезжал на автобусе. Был вечер. Снова он смотрел в окно на спешащих куда-то людей, чувствуя отстраненность и легкую грусть.

Автобус обогнул Золотые ворота. Совин уселся поудобнее и закрыл глаза. Он вспоминал встречу с Галиной Гаврилиной.



* * *


Ровно в четырнадцать часов, хорошо отоспавшись, Дмитрий вошел в кабинет Гали Гаврилиной. Она ждала его. Даже чай приготовила. Правда, в одноразовых пакетиках, которые русский народ метко прозвал «презервативами». Но всё ж не кофе…

Гаврилина не производила впечатления болтливой женщины. Иначе Совин никогда не пытался бы с ней встретиться и рассказать ей то, что узнал в ходе своего самодеятельного следствия.

Он рассказал все. Понятно, предупредив о возможной опасности и продемонстрировав следы синяка под глазом.

Знаете, что я думаю, Галя. К Москве — к этому Толстому, к Лене Мосиной — убийства отношения не имеют. Руки они на смерти, конечно, погрели и еще погреют. Но мне сдаётся, что причина смерти Снегиревой здесь, во Владимире. Вы говорили, что Марина работала в банке. Что это за банк?

Когда Галина ответила, Совин сразу же решил, что его версия весьма перспективна.

Марина Снегирева действительно работала секретарем директора в банке. Назывался он «Золотое кольцо» и оперировал исключительно деньгами Пенсионного фонда области. Более того: областная налоговая служба несколько раз выявляла в банке серьезные нарушения финансовой деятельности. Настолько серьезные, что неделю назад у банка была отозвана лицензия на его деятельность.

Галя, попробуйте покопать именно здесь. Связей у вас полно. А я займусь московским водителем. Попробую выяснить, каким боком он причастен к этому делу. Хотя, кажется, я понимаю. Просто ваши наняли убийцу в Москве. Имитировали аварию. Водителя-убийцу отмазали. Он укатил в столицу. Если что и сболтнет, то не здесь, не во Владимире. Дело и затихнет. Вам не кажется натяжкой это моё умозаключение?

Не кажется. Наверное, вы правы, Дмитрий. — Гаврилина подумала и ещё раз кивнула. — Это похоже на правду. Многие дела в провинции рано или поздно выходят на какие-нибудь московские интересы. Только часто в Москве задействованы такие люди, что никто там копать не рискует. Стараются ограничиваться местным уровнем. А что касается Марины… Тут и вовсе дело закрыто. Причина смерти ясна. Во всяком случае, на первый взгляд. А второго взгляда и не будет. Если я, конечно, что-нибудь не раскопаю.

Только будьте осторожны, Галя. Почувствуете опасность — сразу в сторону. Хорошо? Кстати, вы об «урале» узнали?

Да. Вот листок. Здесь все написано.

Совин развернул листок бумаги. Машина была зарегистрирована в Москве и принадлежала фирме с ничего не говорящим названием «Старт». Юридический адрес. Адрес офиса.

Из путевки, выданной водителю, явствовало, что машина направлялась за кирпичом на Владимирский завод керамических изделий. Ничего необычного. Московские фирмы и правда покупали во Владимире кирпич. Развернувшееся в Подмосковье строительство коттеджей требовало стройматериалов. Настораживало только то, что автомобиль «урал» категорически не годился для перевозки кирпича. «Урал» был просто мощным армейским Тягачом, но никак не грузовиком, на котором выгодно возить кирпич. В этом случае только расходы на топливо сожрали бы всю прибыль от поездки.

Совин поделился этой мыслью с Галиной.

Вам виднее, Дмитрий. Я в этих грузовиках ничего не понимаю. Мне что «урал», что «газель»…

Хорошо. Спасибо, Галя. Я пойду. Хочу успеть на автобус.

Дима, дайте мне свой телефон. Вдруг найду что-нибудь. Как вам позвонить?

Хороший вопрос. Только позвонить мне не получится. Я вроде бы как на нелегальном положении. То там, то здесь. Скрываюсь, одним словом. Что-то по лицу получать больше не хочется. Поэтому вот вам телефон оператора пейджинговой компании и номер моего пейджера — на всякий случай. Сбросите сообщение — я сам вас найду…

До свидания. Звоните. — И она добавила, имитируя интонации Андрея Миронова из фильма «Бриллиантовая рука»: — Береги руку, Сеня! — И засмеялась.

Я должен принять ванну, выпить чашечку кофе, — подхватил игру Совин. Улыбнулся и вышел.



* * *


И теперь, устроившись в кресле автобуса, думал о том, правильно ли сделал, рассказав всё журналистке и матери Владика. И решил, что правильно.

Совин понимал, что эпизод в подъезде, закончившийся «дружескими» советами не лезть не в своё дело, — не последний. За ним следили. Его активность наверняка не осталась незамеченной. Рано или поздно, но нечто подобное, если не хуже, произойдет снова. И любой, кто каким-нибудь образом связан с Совиным, находится в опасности. И должен о ней знать. Предупрежден — значит, вооружен…



* * *


Когда-то Исполнитель служил в Комитете госбезопасности СССР.

Он начал свою службу сразу после школы. Чистый наивный мальчик, ученик московской школы, он начитался шпионских книжек и уже в двенадцать лет решил беречь Родину от происков империалистов. Обладая незаурядными способностями, без блата поступил в МГИМО — в те времена он был одной из кузниц кадров для КГБ. Уже на первом курсе сам пришел в первый отдел с просьбой по окончании института продолжить учебу в школе КГБ. На него обратили внимание, пообещали содействие, конечно, при условии хорошей учебы. Юноша принял условие и закончил институт с отличием. Потом — школу КГБ. Потом работал за рубежом. В том числе и на нелегальном положении. Был блестящим разведчиком, настоящим профессионалом в лучшем смысле этого слова. Но уже в первые годы службы романтический флер спал с глаз молодого разведчика.

Работа нисколько не походила на то, что делали доблестные советские разведчики в советских книжках и фильмах. Она была откровенно грязной, полной лжи, провокаций и предательств. Зачастую среди своих же. Те же карьеристские соображения, то же двойное мышление… Но Родину он не предавал.

Уже в начале перестройки он вернулся в столицу, вышел на пенсию. Избыток энергии не давал сидеть дома, и он, удивляясь сам себе, подался в бизнес. Конечно, в той области, которую знал лучше всего. И теперь был фактическим владельцем нескольких московских фирм, торгующих средствами безопасности. Сейчас фирмы твердо стояли на ногах, практически не требуя его участия в управлении бизнесом.

Он еще в конце восьмидесятых легко спрогнозировал предстоящий рост преступности. И не ошибся.

Не ошибся и в другом. Параллельно с началом бизнеса Исполнитель начал создавать свою сеть осведомителей и тайных агентов. Свою «Паутину».

Ему нравилось это название — «Паутина». Когда-то, в далеком детстве, он был романтиком. По большому счёту, остался им и сейчас. В другом качестве. Хотя условия жизни и бизнеса заставляли вести жесткую борьбу за выживание, где не было места романтике. Иногда жесткость бизнеса доходила до жестокости. Но иначе было не выжить.

И тем более невозможно было выжить во второй, тайной его жизни. Но он выжил. Не просто уцелел, а за десять лет превратил «Паутину» в мощнейший аппарат разведки. Тысячи людей самых разных профессий и должностей работали на него, не зная об этом. Сотни работали на него, зная, что работают для кого-то агентами и осведомителями. Но не знали — для кого. По-настоящему о его. тайных делах и целях догадывался только один человек — его заместитель. Не знал, а лишь догадывался. Его считали главным напрямую связанные с ним еще пятеро — верхушка «Паутины».

Но главным все-таки был Исполнитель. Именно он находился в центре сплетенной им «Паутины».

Сейчас краешек «Паутины» задел Дмитрия Совина. Дернулась одна тонкая-тонкая нить. Совершенно незаметная. Для Совина. Но не для сидящего в центре паука.

В конце концов, каждая, даже самая тонкая паутинка, служит для того, чтобы передавать сигнал хозяину, который ее сплел. Хозяин уловил сигнал.

И наряду с другими делами начал собирать информацию о личности Дмитрия Совина. И о деле, которое Совин вёл.



* * *


Автобус пришел в Москву в девятом часу вечера. Целый час простояли на трассе: что-то там у потрепанного «икаруса» сломалось, и водитель, глухо матерясь и проклиная демократов, которые, как известно, виноваты во всех грехах, занимался ремонтом.

Совин — от греха — решил ехать ночевать на работу.

Да и разговор с Гаврилиной нужно было занести в компьютер. Вроде ничего особенного сказано не было, а все-таки нужно. Система есть система.

Ещё покойный отец любил говаривать: «Если что-то делаешь, делай хорошо. Или совсем не делай…»

Дмитрий старался следовать этим словам. Из любви к рано умершему отцу. И потому ещё, что не раз убеждался: сделаешь что-нибудь плохо, позже тебе это отольётся.




Вечер четырнадцатый ВОСКРЕСЕНЬЕ, 17 МАЯ


В воскресенье утром Настя была дома. Совин, опасаясь прослушивания и совершенно искренне беспокоясь о безопасности собеседницы, позвонил ей из автомата и договорился о встрече в десять утра. Девушка собиралась по своим делам и только после того, как Дмитрий сказал, что речь идет о Владике Семенове, согласилась встретиться в центре, у метро «Арбатская».



* * *


Забота о безопасности Насти требовала последовательных действий. Поэтому на встречу Совин поехал за полтора часа до намеченного времени. С одной только целью: оторваться от слежки, если таковая имелась. Первое, что он сделал,— посетил платный мужской туалет на автостанции.

Выбрав время, когда за ним никто не следовал, быстро вошел в туалет, тут же надел черные очки, поверх куртки накинул белый плащ, достав его из приготовленного еще дома пакета. Пакет скомкал и сунул в карман, сгорбился и, неуклюже прихрамывая, вышел вон. Медленно пройдя по перрону, свернул за угол и бросился бежать. Обогнул автостанцию, сел в такси и доехал до метро «Первомайская». И только оттуда поехал на встречу с Настей. Может быть, со стороны это выглядело смешно, но рисковать безопасностью девушки он не имел права…



* * *


Прежде чем подойти к стройной светловолосой девушке в джинсовом костюме, Совин некоторое время понаблюдал за ней, стараясь понять, что она за человек.

Покопался в памяти, попытался восстановить свои ощущения первых секунд, когда только узнал Настю среди таких же, ожидающих встречи людей.

Он давно убедился, что в его практике первые впечатления от человека всегда самые верные. К сожалению, в жизни на эти ощущения нового человека он не всегда обращал внимание. И позже часто жалел об этом. Чаще, чем хотелось бы. Но факт оставался фактом: в девяноста девяти случаях из ста Совин получал возможность убедиться, что не понравившийся ему с первого взгляда новый знакомый оказывался «не его человеком». Не всегда плохим, но «не его».

В свои сорок три года он не заводил новых друзей. Вполне хватало и старых. И потому Дмитрий даже с непонравившимся человеком поддерживал ровные отношения, старался не иметь никаких общих дел, тактично отодвигал в сторону тех, кто вдруг начинал набиваться в друзья. Иногда позволял себе роскошь не обращать внимание на первые впечатления вовсе, понимая, что с этим человеком ему детей не крестить.

Однако сейчас такой роскоши он позволить себе не мог. Слишком уж в серьезное дело он ввязался.

Оттого и Настю разглядывал минут десять, пытаясь понять ее и мысленно строя предстоящий разговор. Ту правду, которую знали мама Владика и владимирская журналистка, Насте он рассказывать не собирался.

Девушка ему понравилась. Открытое лицо, плавные движения руки, откидывающей за плечо длинные светлые волосы, легкая улыбка, иногда появляющаяся на губах в ответ на заинтересованный мужской взгляд. Улыбка, не призывающая к знакомству, а просто — от молодости и радости жизни.

Здравствуйте. Вы — Настя?

Ой! А вы — Совин? Вы так неожиданно подошли. Я даже испугалась...

Настя, у вас дела, да и я человек занятой. Извините, я сразу к делу. Я занимаюсь сейчас одним делом, и в круг моих интересов совершенно случайно попал Владик Семенов. Хотел с ним поговорить, но эта нелепая смерть… Вы простите меня, что я вот так врываюсь… Вам наверняка больно вспоминать о нем, о Владике. Но без необходимости я бы никогда...

Это вы были у Нины Власовны?

Я.

Она мне звонила, говорила, что вы будете меня искать и просила помочь. Удивительная женщина. Мудрая, светлая какая-то...

Да. Я таких никогда не встречал…

А энергии у нее!.. Вы не представляете! Закаливанием занимается. Купается весь октябрь, чуть не до снега. Форточки в квартире никогда не закрывает, даже зимой — будь на улице хоть минус сорок. И Владик такой же был. Я у них зимой всегда мерзла… — Настя замолчала.

Но мы отвлеклись, Настя. Если позволите, я задам вам несколько вопросов…

А что за дело? Владик в чём-то замешан?

Почему вы так решили? У вас есть основания для этого?

Нет. Пожалуй, нет. Так что же все-таки за дело?

Я не могу вам об этом сказать. Правда, не могу. И Владик ни в чем не замешан. Просто он мог что-то случайно услышать или увидеть. Вы ведь знаете, он пытался попасть в шоу-бизнес. Стихи писал, свел кое-какие знакомства…

Знаю, только не нравилось мне все это. Вся эта тусовка… — Настя произнесла это слово так, как произносил его сам Совин. С презрением и нелюбовью.

Вам не нравится это слово, Настя.

Мне эти люди не нравятся.

Почему? Вы с ними даже не знакомы. Нормальные певцы. И певицы.

Простите, Дмитрий, вы слышали, как и что они поют?

Слышал, Настя, слышал.

Нравится?

Нет.

Так что ж вы такие вопросы задаете? Ни голоса, ни вкуса, ни образования, ни чувства меры — ничего нет. Уважающий себя и людей человек такого петь не будет. Тусовка, она и есть тусовка. Мне это слово напоминает другое — тасовка. Знаете, тасуют старую колоду грязных засаленных карт. На таком же грязном столе. И такими же грязными руками.

Настя, вы стихи, случаем, не пишите? Уж больно образ хороший.

Не пишу. Спрашивайте, что вы там хотели спросить!

Разговор шел явно не по плану Совина. Настя почему-то сердилась, но это было даже к лучшему: подверженный сильным эмоциям человек скорее ответит на вопросы. Ему сложнее скрывать правду. В случае, когда он лжет, делает это довольно неуклюже. Однако же интереснее всего то, что тема тусовки взволновала девушку сильнее, чем упоминание имени любимого человека. Трагически погибшего человека…

Настя, у Владика что-то случилось. Это как-то связано с шоу-бизнесом. Я прав?

Это они виноваты в том, что Владик погиб!

Кто «они», Настя? Ведь убийц нашли…

Нашли… Да если бы он не шастал ночами по этим сборищам, не возвращался бы так поздно и его не убили бы…— И Настя вдруг разрыдалась.

Совин страшно боялся женских слез. Он чувствовал себя совершенно беспомощным перед плачущей женщиной. Не знал, как и чем остановить этот поток рыданий. Тем более что чаще всего не мог определить причину слез. Здесь причина была ясна. Впрочем, легче от этого не было.

На них — на плачущую девушку — оглядывались люди. Совин обнял ее за плечи, и она уткнулась ему в грудь и заплакала еще громче.

Настя, Настя, ну успокойтесь… Что вы… Настя…

Утешитель из него был никакой. Но даже его бессвязный лепет и обнимающая девушку рука сделали свое дело. Настя понемногу успокоилась, и Совин повел ее на Старый Арбат. Отыскал свободный столик в ближайшем летнем кафе и заказал минералки. Девушка успокоилась окончательно, вытерла слезы.

Спрашивайте, что вы хотели.



* * *


Запись разговора с девушкой была отвратительная — диктофон хоть и хорошая штука, но глупая: записывал все уличные шумы. Гудели машины, играл далекий уличный оркестрик, шуршала одежда.

Это человеческое ухо может слушать избирательно. Железяка-диктофон писал все, что слышал. Приходилось многократно отматывать пленку и вслушиваться, пытаясь разобрать слова. Дмитрий решил найти свободное время, перегнать записи в компьютер и попробовать «почистить» все зафиксированные разговоры.



* * *


Прежде чем начать расспрашивать Настю, Дмитрий незаметным движением включил диктофон, спрятанный в нагрудном кармане.

Разговор был долгим: Совин не хотел, чтобы девушка догадалась о том, что конкретно его интересует, и потому старательно «топил» важные для него вопросы в огромном количестве неважных или просто никакого отношения к делу не имеющих. Похоже, это получилось так хорошо, что спустя час, в заключение разговора, собеседница спросила, узнал ли он хоть что-нибудь полезное. Узнал. Только ответил уклончиво: «Не знаю…»

А полезным было следующее. По словам Насти выходило, что Толстый отобрал какое-то количество стихов с обещанием их использовать. Но что-то было не так, потому что Владик был удручен, неясно говорил об обмане, хотел в чем-то разобраться, хотя толком ничего не объяснял.

Новые сведения, по большому счёту, новыми не были. Совин уже раньше понял, что Владик Семенов раскусил обман со стихами. Непонятно было, как Толстый удержал его от скандала. Впрочем, это технические трудности… И Совин подумал, что если молчание Владика не купили (а это вряд ли — денег у него не было), то в самое ближайшее время его могла бы ожидать печальная участь. Совин был почти уверен, что Толстый мог бы прибегнуть и к крайним мерам. Да сидящие ныне в тюрьме малолетние убийцы Семенова «успели» раньше. Чем изрядно Толстому помогли…

Дмитрий попрощался с Настей у метро, искренне надеясь, что вреда ей этой встречей не причинил…



* * *


Он ехал в метро и думал, что пора покупать машину. Расследование затягивалось. А оно требовало быстрых и свободных перемещений по городу. Общественный же транспорт такой возможности не давал.

Деньги у Совина были. Он разрабатывал рекламу для газет — кроме слова, он прилично владел и графическими компьютерными программами. Консультировал некоторые фирмы в области «отношений с общественностью» — для клиентов этих фирм и для их коллективов. Кое-что соображал в выборных технологиях, а это знание и вовсе дорого оценивается…

Права Совин получил давно, но машину не покупал: не любил да и не умел возиться с техникой. Сейчас ситуация подпирала. Дмитрий купил бутылку вермута и поехал к Сашке Надиро-ву. Приняли по чуть-чуть, поболтали. Сашка, естественно, знал, куда сунуться, чтобы не только купить, но и тут же оформить необходимые бумаги. Взял у Совина сотовый телефон, позвонил в несколько мест, пока Дмитрий потягивал вермут, переоделся, умылся и, не долго думая, завел «жигули» очередного клиента. Машина была почти готова, на ходу.

Такими понятиями, как доверенность на вождение, Сашка голову себе не засорял. Просто использовал тот транспорт, какой был в данный момент под рукой. Своей машины у него не было. Да и зачем, когда в гараже, всегда стояли две-три отремонтированные.

Понятие «пьяный за рулем» ему тоже было неведомо. В любом состоянии Сашка водил машину как настоящий профессионал. Но конфликтов с гаишниками у него почему-то никогда не случалось. Видимо, благодаря совершеннейшей наглости…



* * *


Вся бодяга с покупкой и оформлением заняла несколько часов. Машину, слегка подержанные вишневые «жигули» девятой модели, Совин лично погнал к Сашке в гараж и оставил её Надирову. Тот должен был к следующему дню полностью подготовить её к работе. Сашка тут же полез под капот, потом лег спиной на специальную тележку и вовсе скрылся под машиной и на прощание Совина только что-то невнятно пробурчал. Многословием он не отличался.

Дмитрий сообщил, что уходит, услышал нечто, напоминающее слова прощания, и вышел из гаража.



* * *


Время ещё было. Все поездки Дмитрий решил отложить на потом, когда будут «колёса». И остаток дня посвятил странному, на первый взгляд, занятию — исследованию окрестностей своего дома и офиса.

Занятие было странным только на первый взгляд. Любитель детективов и сам частный детектив, Дмитрий Совин вспомнил персонаж Николая Леонова — матерого сыщика Льва Гурова, который учил, что у каждого сыщика должны быть заранее подготовленные пути отхода, места, где особым финтом можно уйти от слежки и прочая, и прочая, и прочая. То есть в целях сохранения собственного здоровья необходимо знать всякие там проходные дворы, подъезды, подземные переходы, магазинчики, где можно нырнуть в подсобку и выйти через чёрный ход… Кое-что в результате этих исследований Совин нашёл. Особенно по душе пришлась ему автостанция на «Щелковской» — она давала просто огромные возможности…



* * *


В подъезд родного дома Совин вошёл со всеми мыслимыми предосторожностями. К счастью, никто его не ждал. Так что вечер прошел мирно — сначала за компьютером, куда Совин занес разговор с Настей, потом перед телевизором, с.кружкой чая…



* * *


Откуда Совину было знать, что в квартире уже стоят «жучки»? Что квартиру в настоящий момент прослушивает человек Исполнителя из стоящей рядом с домом машины? Диктофона он слышать не мог. Дмитрий работал в наушниках. Но человек все же сделал кое-какие выводы относительно щёлканья клавиш компьютера…




Вечер пятнадцатый ПОНЕДЕЛЬНИК, 18 МАЯ


«Самые приятные моменты в жизни связаны с удовольствиями». Совин подумал и еще раз повторил эту фразу из только что прошедшей на экране телевизора рекламы жвачки. Гениальная фраза! А самые неприятные моменты связаны с неудовольствиями и неприятностями. А ненастные дни связаны с дождем. Тоже хорошая мысль. Главное — оригинальная. Совин выругался про себя в адрес текстовика и налил чаю. Предстояло подведение итогов дня.



* * *


Вчера, точнее — уже сегодня, Совин в полном соответствии с фамилией спать лег очень поздно. Проснулся соответственно — часы показывали уже половину первого. Бутерброды, кофе, чай, арсенал — за пояс и по карманам. И — быстро-быстро к Сашке, за транспортным средством.

Транспортное средство стояло перед надировской мастерской и рыло копытом землю в надежде куда-нибудь поехать. Сашка что-то буркнул, из чего Совин сделал вывод, что с ним поздоровались и что с машиной все в порядке. Он расплатился с мастером за уже залитый в бак бензин, тайно сунул в карман надировского пиджака стольник и отъехал.

Ехал он в больницу, к Глебову Владимиру Борисовичу, который Марине Снегиревой был известен как Олег.

Зачем Совин это делал, он и сам не знал. То есть какие-то вопросы, конечно, были. Однако Совин, как слепой щенок, тыкался носом куда попало, зачастую не совсем понимая смысла этих тыканий. Дмитрий и сам осознавал, что не владеет даже простейшими технологиями следствия, и действовал по наполеоновскому принципу: главное — ввязаться в драку, а там посмотрим.

Но осознание собственного непрофессионализма угнетало и наводило на грустные мысли.

Ах, как легко ведут следствие герои детективных повестей! Они не следователи, но в каждую следующую минуту они знают, что делают и будут делать в ближайшее время. Все отлично владеют приемами рукопашного боя, у всех под рукой есть оружие, из которого они великолепно стреляют, даже не практикуясь в стрельбе…

«Супермена, однако», — вслух, с акцентом малых народностей Севера, подвел Совин черту под своими размышлениями. Его машина попетляла по улочкам и наконец въехала в большой парк, в центре которого и находился больничный комплекс. И тут вдруг запищал пейджер. Дмитрий затормозил, выключил двигатель, закурил и прочитал пейджерограмму: «Из осведомленных источников стало известно, что в интересующем нас учреждении очень не все в порядке. Галя». Ясно. Сообщение из Владимира. В банке обнаружен какой-то криминал. Собственно, это и раньше было ясно, но сейчас еще раз подтвердилось, надо полагать — есть новые основания так утверждать.

На редкость своевременное сообщение. Дмитрий посидел полчаса, заново разрабатывая план предстоящего разговора с Глебовым. Парк располагал к размышлениям. Через полчаса Дмитрий вновь запустил слегка остывший двигатель и проехал оставшиеся двести метров.

Он остановился позади корпуса, где лежал Глебов, аккуратно поставил машину на ручной тормоз, тщательно проверил, закрыты ли все дверцы, и вошел в парадный подъезд...

С первого взгляда ясно было, что больной рад посещению малознакомого человека — похоже, не сильно его баловали визитами: не было видно ни книг, ни недавно принесенных гостинцев. Совин положил на тумбочку купленный по пути детектив и связку бананов.

Спасибо, конечно, — отреагировал больной. — Только зачем вам это?

К больному человеку еду. И вопросы всякие задаю. Так что это вроде стопроцентной предоплаты. Шутка.

Вопросы? Давайте ваши вопросы.

А вам не страшно, Владимир Борисович?

Страшно? А чего я должен бояться?

Знаете, у меня складывается впечатление, что вы ввязались в какое-то не очень хорошее и довольно опасное мероприятие.

Почему опасное? Познакомился с женщиной, повёз в Москву…

Мне за то, что я во всем этом копаюсь, серьёзно лицо начистили. Видать, какая-то тайна здесь есть… Скажите, почему ваш любимый Толстый…

Совин специально так выразился — «ваш любимый Толстый». И не ошибся в реакции. Именно такой реакции он ожидал от забытого, покинутого всеми больного человека: Глебов взорвался. И Дмитрий только чуть-чуть направлял Глебова вопросами в нужное ему русло...

Глебов не был удачливым коммерсантом. Крутился, как-то держался на плаву, но больших или даже просто приличных денег не имел. К тому же его интерес к противоположному полу требовал определенных материальных и временных затрат, что не способствовало ни успеху коммерции, ни миру в семье.

Кто-то из знакомых свел его с Виталием Клевцовым, с Толстым. И тот нанял Глебова на работу, которая заключалась в «охмурении» жительницы Владимира Марины Снегиревой. Глебов в это время был совсем на мели и согласился. На естественный вопрос — зачем это нужно? — Глебов получил ответ: таланты лучше искать в провинции, где они есть и где купить их можно за небольшие деньги. А прикидываться местным бизнесменом следует для того, чтобы не было недоверия: известно, как провинциалы относятся к москвичам. От ответа за версту пахло фальшивкой, но Глебов над этим не задумывался и принялся (на деньги господина Клевцова) разыгрывать из себя коммерсанта-интеллектуала.

Любовь, однако, девушка капризная. И Глебов влюбился совершенно искренне и страстно, чего и сам от себя не ожидал. Помочь Марине пробиться на эстраду стало и его желанием. И если бы не катастрофа…

Владимир Борисович, а вы со мной разговаривать не боитесь? — повторил Совин. — Что-то во всем этом нечисто. И у вас могут быть неприятности.

Неприятности? Какие еще неприятности могут быть у паралитика? Убьют? Да кому я нужен!..

Может, вы и не нужны. Но то, что вы знаете, уж точно для кого-то представляет опасность. Могут и убить.

Пусть убивают. Я ведь никому не нужен. Ни здесь, в больнице, ни жене, ни Толстому.

Тому, как Глебов произнес эти слова, Совин поверил сразу и безоговорочно. И ещё он поверил глазам этого молодого и красивого инвалида.

Мне смерть — облегчение. Разом и от воспоминаний избавлюсь, и от боли.

Разговор начинал сворачивать в нежелательное направление — к состоянию здоровья, и Дмитрий быстро перевел его в нужное русло:

Владимир Борисович, а вам Марина ничего о своей работе не рассказывала?

О работе? А что о ней рассказывать? Работа ла в каком-то банке. Секретаршей директора. Вот и всё…

Понимаете, в чем дело. В банке вскрыты очень серьёзные нарушения. И Марина могла об этом знать. А если так, то и машина на вас наехала не случайно. Такое возможно?

Нет, категорически нет. Если бы Марина знала, она мне хоть что-нибудь рассказала бы. Она очень открытая была, ничего прятать не умела.— Глебов начал уходить в прошлое.

Дмитрий быстро прервал его:

А давайте представим, что катастрофа всё-таки была запланирована. Смотрите. По дороге вы идете на очень приличной скорости. У вас, насколько я помню, черный «фольксваген-пассат». Но для того, чтобы «урал» не ошибся в выборе машины, кто-то должен пальцем показать, в какую конкретно машину нужно въезжать. Ведь «фольксвагенов» на дороге много, а номера на скорости не очень различишь…

Я бы, например, сделал так. Пустил бы за вами машину, потом обогнал бы, оторвался, убедился бы в том, что договоренность соблюдена и машина-убийца действительно ждет на дороге, дал «уралу» команду приготовиться, вернулся обратно, навстречу вашей машине, развернулся, ещё раз обогнал бы вас, посигналил фарами или каким иным образом приближающемуся «уралу», а он уж выбрал именно вашу машину... Хотя нет. Дважды вас обогнать не удалось бы. А вот один раз точно. Исходим вот из чего. В любом случае вас обгоняли, что довольно сложно, а потом давали сигнал тому «уралу».

Повспоминайте, пожалуйста: за вашей машиной «хвоста» не было? Кто-то за вами ехал, потом обогнал, а потом еще раз обогнал... Вы могли это запомнить. И знаете почему? Потому что, как я представляю, шестьдесят километров в час вы не ездите.— Совин специально употребил глагол в настоящем времени, чтобы заставить инвалида забыть свое беспомощное положение и представить себя здоровым, вернуться в недалекое прошлое, на дорогу. Совин не умел вести следствие, но в том, как строить беседу, кое-что понимал.— Обогнать вас сложно. Значит, и обгоняли вас единицы. Я не прав?

Меня обогнать сложно. Иду я, если дорога позволяет, сто сорок — сто шестьдесят километров…

Вот! Закройте глаза, вспоминайте, да не дорогу вспоминайте, а свои чувства: досаду от того, что вас обогнали, желание самому обогнать уходящую вперед машину. Настройтесь на свои чувства — подсознание само выведет вас на нужные воспоминания, вытащит из памяти то, что нужно. Вспоминайте удивление, когда вас обгоняла какая-то незатейливая машина: вы едете и вдруг удивляетесь: вас обходит!.. Тем более я заметил, что дорога на Владимир не очень-то хороша, так что сто сорок вы вряд ли делали. Ну, вспоминайте…

Меня обходит красная «девятка»...

Вспоминайте, вспоминайте!

Вроде бы «мерс» шестисотый обходил...

Нет, «мерседеса» в этой ситуации быть не могло. Вспоминайте: еще раз вас эта «девятка» обгоняла? Вспоминайте номер, какую-нибудь вмятину на кузове, какую-нибудь особую примету… Не открывайте глаза, вспоминайте!

Красная «девятка», обходит с трудом, я сразу пытаюсь ее обойти, на меня идет встречный автобус, я торможу. — Глебов говорил медленно, боясь ошибиться. На лбу выступили капельки пота. Под опущенными веками было заметно движение глаз — он видел эту картинку. — В номере есть единица и тройка — тринадцать. Я еще думаю, что это несчастливое число. Номер московский. Сзади, справа, — наклейка-клякса, желтая. «Девятка» несколько раз Опасно обгоняет, но не меня, а тех, кто впереди, и уходит вперед. Я торможу перед светофором на этом, как его… Марина говорила, на каком-то там повороте…

На ставровском?

Да.

Отлично. Если позже «девятка» попалась вам навстречу, вы ее наверняка не заметили. Вспоминайте. Вы должны были ещё раз удивиться тому, что в номере есть число тринадцать, что эту кляксу вы уже вроде бы видели… Было такое? Могло, правда, и не быть.

Было. А ведь точно, было! — удивился Глебов.

Всё-таки было, вас обходили дважды. Хороший водитель управлял той «девяткой». Не отвлекайтесь, вспоминайте. Вот «девятка» вас обходит, вы смотрите влево, водитель «девятки» смотрит на вас… Смотрит?

Да.

Как он выглядит?

Блондин, волосы длинные, сзади собраны в косичку, лет двадцать пять, темные очки в позолоченной оправе, во рту папироса…

Папироса? Не сигарета?

Нет, именно папироса, так сигарету во рту не держат. Я сам когда-то курил папиросы — знаю. Сейчас-то бросил…

Не уходите в сторону.

Да. Навстречу идет «КамАЗ», я торможу, чтобы пропустить блондина, «девятка» опасно обгоняет какую-то старую иномарку и быстро уходит вперед… Я выхожу на горку… Господи!

Что?

Так я же её ещё раз вижу. Километров через десять. Она стоит на обочине, на самой горке. Я её проезжаю, а водитель открывает капот, смотрит на меня, потом куда-то вперед. Дорога идет вниз, потом вверх, и на нас летит сверху этот самый «урал». Больше ничего не помню…

«Урал» стоял впереди, на следующей горке,— продолжил Совин.— Вы его, конечно, не видели. А он увидел поднятый капот красной «девятки», дал по газам — и врезался в ваш «фольксваген». Вот так вот...

Реконструкция этой катастрофы была плодом долгих размышлений Совина. Он прикинул, как сам бы действовал, будь он на месте организаторов убийства. Надо было убедиться, что Глебов выехал из Владимира, надо было убедиться в наличии обговоренного «урала», надо было дать соответствующий сигнал. Наверное, были и другие способы, но Совин, который не имел профессионального опыта организации автокатастроф, догадался только до такого. И не ошибся. Удивительно, но не ошибся. Скорее всего, потому, что и убийцы не были профессионалами. Иного объяснения не находилось.

«Да они могли бы использовать, например, радиосвязь. И тогда никаких обгонов не было бы. Либо они дураки, либо я шибко умный,— мысленно подвел итоги Совин.— Во всяком случае, я еще раз убедился, что Марину убили. Хотя нет. Радиосвязь использовать опасно. А вдруг кто-нибудь перехватил бы разговор? Пресловутых уоки-токи сейчас довольно много. А гарантий от перехвата нет. Так что они не дураки…»

Владимир Борисович,— начал Совин и взглянул на Глебова. И замолчал.

Из-под закрытых век Глебова медленно выкатывались слезы.

Марину убили...— тихо провыл лежащий человек.

Владимир Борисович…

Уходите.

Извините меня.

Уходите…

Совин ушёл.



* * *


Наверное, приятно осознавать, что ты умный. Приятно разгадывать детективные загадки и тайны. Но как же тяжело видеть при этом страдания человеческие...

Настроение было испорчено напрочь. Совин не торопясь поехал домой. Его соображения об убийстве Марины еще раз подтвердились. Девушка явно что-то знала о грязных делах в банке. Потому и умерла.

Совин надумал ехать домой. Надо было познакомиться с фирмой под названием «Старт». Но сначала домой — обедать.



* * *


По дороге на книжном лотке Дмитрий купил один из множества справочников о товарах и ценах на оптовых складах в Москве. Дома прежде всего залез в компьютерную базу данных по столице. Нашел несколько «Стартов», по адресам отсеял ненужные, то же проделал и со справочником. «Старт» оказался средней оптовой фирмой. Нигде не говорилось о том, что фирма ведет строительство.

Быстро пообедав, оседлал своего железного друга и двинулся в путь. Но не в «Старт». Сначала в некую фирму, которая занималась комплексной поставкой стройматериалов для строительства в Москве и Подмосковье. Услуги фирмы пользовались большим спросом у денежных людей, желающих что-нибудь построить. Удобства несомненные: сделал заказ — и в ус не дуешь. Тем более что и цены в ней зачастую — парадокс! — были ниже, чем у производителей. В фирме рекламой командовала его хорошая знакомая. Она по просьбе Дмитрия и позвонила в «Старт» с вопросами о поставках материалов. В частности кирпича. Поболтала о том, о сем и совершенно точно выяснила, что за последний год фирма ни одного кубометра кладки не сделала за ненадобностью таковой. Что и требовалось доказать. Совин получил адрес и телефон владимирского представительства фирмы (было и такое), подарил коробку конфет, чмокнул приятельницу в щечку и уехал.

Отъехал недалеко. Остановился в глухом переулке, достал свой сотовый и нахально позвонил директору «Старта», совершенно четко представляя, что директора в два часа дня на месте быть не может по определению. Директора и не было. Ответила секретарша.

Дмитрий серьезно откашлялся и представился майором Петрухиным из ГАИ города Москвы. Дальнейшее было делом техники. Совин задавал вопросы, собеседник на другом конце провода отвечал, а если не мог ответить, переключал его на отдел кадров, в транспортный отдел, снова на секретаршу.

Выяснилось, что путевку во Владимир на предмет получения кирпича водителем Чертковым А.И. подписывал заместитель директора господин Терехин Александр Александрович, которого, естественно, на месте тоже не оказалось. Сам же водитель нанят был по договору на один рейс. А зачем фирме кирпич, того и вовсе никто не знал...

Совин отключился и отметил парадоксальность выражения «собеседник на том конце провода». И это при разговоре по сотовому телефону, у которого отродясь никаких проводов не было.



* * *


Неплохо было бы посмотреть на водителя «урала» Черткова А.И., но не сегодня. Сегодня Совин решил порешать («Тоже хорошо сказано: "решил порешать"», — оценил оборот Дмитрий) ещё одну проблему. Он опять ехал тратить деньги. На подслушивающие устройства…

Этого добра в столице продавалось много, как в шпионском раю. Через час Совин уже обладал рядом презабавнейших устройств, позволяющих незримо присутствовать в чужом жилище.

А поскольку еще раньше он стал не менее счастливым обладателем адреса господина Клевцо-ва В.П., в дружеских компаниях именуемого Толстым, то и новоприобретенные устройства Совин решил установить как раз по этому адресу. Но сначала нужно было изучить инструкцию по применению. Лучше всего дома, в спокойной обстановке.

Забавное совпадение. Всю эту подслушивающую технику Совин приобрел в фирме, которая принадлежала — не по бумагам, а по факту — человеку, который называл себя Исполнителем. Только ни тот ни другой об этом не знали.



* * *


Был уже третий час ночи, когда Совин закончил печатать свой ежедневный компьютерный отчет и изучать подслушивающие устройства. А завтра с утра предстояло сделать множество дел. Дмитрий завел громко тикающий допотопный будильник, который ласково называл трактором, принес в комнату самую большую кастрюлю. Комбинация кастрюли и помещенного внутрь будильника и давала желаемый эффект пробуждения. Учитывая включенный радиоприемник, начинавший вещать в шесть утра и радиоприемник-будильник, поставленный уже на шесть тридцать.

Конечно, если бы кто-то еще и позвонил утром, но об этом приходилось только мечтать. Была все-таки надежда, что Совин проснется вовремя.

Надежда умирает последней.

Даже в таком безнадёжном деле, как утреннее пробуждение Совина…




Вечер шестнадцатый ВТОРНИК, 19 МАЯ


Совин всё-таки проснулся рано утром. И это явно сказывалось на его теперешней вечерней трудоспособности. Работалось плохо и жутко хотелось спать. Спасал любимый напиток — крепко заваренный чай…



* * *


Ранним утром Совин завел машину, кинул на сиденье фотоаппарат с заряженной цветной пленкой, термос с чаем и уже вскоре въезжал во двор типовой панельной девятиэтажки, где обитал водитель «урала» и владелец новой черной «девятки» Александр Иванович Чертков. Как и предполагалось, черная «девятка» обнаружилась под окнами. А поскольку других подобных черных автомашин не было, Совин справедливо предположил, что данная машина и принадлежит искомому человеку. Дмитрий припарковался поодаль так, чтобы можно было спокойно двинуться за Чертковым, выключил двигатель, налил в крышку термоса горячего чаю, закурил, спел себе строчку из Юрия Лозы — «закурил махорочку, начинаю ждать» — и начал ждать.

Правду пишут в детективах: нет ничего хуже ожидания. Отслеживаемый мерзавец живет себе своей жизнью в свое же, заметим, удовольствие и знать не знает, что его ждут. И натурально, не торопится удовлетворить справедливое желание следящего и начать осуществлять свои черные замыслы.

Ожидание надоело Совину в тот момент, когда закончилась первая крышка чая и докурилась сигарета. Читать было нельзя. Оставалось слушать радио. Дмитрий пошарил по эфиру, нашел родную станцию и вновь уставился на дверь подъезда, в котором предположительно жил Чертков.

Музыка играла бодрая, но спать от этого меньше не хотелось. Совин пил чай, курил, жевал резинку и тосковал. Единственным развлечением было разглядывать выходящих из дома людей. Заспанных и торопящихся на работу. Женщины сосредоточенно цокали каблуками, мужчины прогревали машины.

А Александр Иванович Чертков изволил пек явиться только около десяти. И появлением своим не порадовал. Точнее, порадовало то, что ожидание закончилось, но видом своим коммерсант Чертков оскорбил эстетические чувства Совина. Это был тип классического мерзавца: высокий, худой, длинные руки с большими кистями, короткие черные волосы, нездоровая бледность, мешки под глубоко посаженными темными глазами, дегенеративный лоб, развинченная походка, щетина на подбородке и щеках.

«Постаралась матушка-природа, — хмыкнул Совин, нажимая на спуск фотоаппарата. — Такого увидишь раз — до конца жизни не забудешь». Он завёл машину и двинулся за выруливавшим со двора Чертковым…



* * *


Следить за Чертковым было легко. Ехал он спокойно, не торопясь. Не торопясь ставил машину на стоянке у вещевого рынка. На рынок Совин вошел вслед за Чертковым, держась всего в трех метрах позади него. Тот приблизился к продавцам, торгующим недорогой и не очень качественной кожей. Совин рядом находиться не рискнул, постоял в стороне, понаблюдал. Судя по тому, как продавцы разговаривали с Чертковым, как отдавали ему деньги, ясно было, что он — хозяин.

Следующим пунктом был Курский вокзал, где Совин просто запомнил киоск, торгующий часами, презервативами, сигаретами, ножами и прочей ерундой. По тому, как Чертков вошёл внутрь, Дмитрий без особого напряжения понял, что и здесь видит хозяина данного торгового заведения…

Посидев какое-то время в киоске, неэстетичный господин Чертков вышел и поехал домой.

Совин, проводив его до дома, бросил слежку, вернулся к киоску и нахально спросил у продавца, где в данный момент пребывает хозяин Санька Чертков. По ответу, что хозяин был здесь час назад и поехал по делам, Дмитрий убедился в истинности своих догадок. Убеждаться на рынке в том, что он и так уже знал, не стоило. К чему терять время, когда других дел по горло…



* * *


Въехав во двор дома на Кутузовском проспекте, где жил Толстый, Совин заглушил двигатель, набрал на сотовом номер домашнего телефона Клевцова и, когда в трубке раздался заспанный мужской голос, потребовал Агриппину Семеновну. Таковой, само собой разумеется, не оказалось. Совин не очень расстроился по поводу отсутствия Агриппины Семеновны и поехал в магазин «Рабочая одежда», где приобрел синий сатиновый халат, кепку и нитяные перчатки.

Заехав домой (в подъезд вошёл с оглядкой), нашёл старенький потёртый портфель, покидал туда кое-какой инструмент, аккуратно положил шпионские штучки и вновь припарковался у кустов во дворе дома на Кутузовском проспекте. Вновь набрал номер Толстого, чтобы выразить желание услышать Агриппину Семеновну, однако абонент не отозвался. Пожалев, что сегодня не удастся лицезреть выходящего из подъезда господина Клевцова, поднялся на третий этаж. Надев халат, кепку и перчатки, позвонил в дверь квартиры Клевцова. Дверь ему, как и следовало ожидать, не открыли...

Известно, как русские мастеровые неаккуратно протягивают всевозможные провода. Из распределительных устройств провода выходят неряшливыми пучками и разбегаются по квартирам. Определить, какой именно телефонный провод забегает в квартиру Толстого, не составило труда даже такому дилетанту от техники, каким был Совин. Несложно было проникнуть и в распределительное устройство. Совин подключил соответствующее шпионское устройство, называемое еще «жучком», спрятал его за провода, что несложно было сделать из-за исключительно маленького размера, прикрыл для верности пожелтевшим обрывком газеты, припорошил пылью и осыпавшейся штукатуркой. Закрыл крышку. Кашлянул, похвалил свой технический гений и услышал за спиной женский голос: «Что это вы здесь делаете?»

Дмитрий просчитывал вероятность того, что подобный вопрос прозвучит, а потому был к нему готов и даже не оглянулся.

Телефонная станция. Эпибрируем коммутирование линий. Кстати, вы из какой квартиры?

Вот из этой.

Совин снова не оглянулся.

Проверьте-ка свой телефон. Всё ли в порядке.

Женщина хлопнула дверью и спустя минуту открыла ее снова.

Да, все нормально, спасибо… — И застучала каблуками вниз по чисто подметенной лестнице.

Прием сработал. Собственно, прием был простым и примитивным плагиатом. И словечко «эпибрировать» тоже. Давным-давно, лет в тринадцать, Дмитрий прочитал смешной зарубежный рассказ о клерке, который не выполнил вовремя какое-то поручение и на вопрос начальника о причинах невыполнения ответил, что данный вопрос требуется «проэпибрировать». Начальник не понял ответа, но боязнь показаться глупым удержала его от естественных вопросов по поводу незнакомого слова. Клерк избежал нагоняя, а впоследствии даже сделал карьеру. «Эпибрация» же пошла гулять по конторе. Нижестоящий отговаривался от вышестоящего тем, что данное ему поручение должно быть проэпибрировано. Тем же отбивались и от клиентов.

В случае.Совина все произошло как по писаному. Если невозможно было понять «эпибрацию», то уж «эпибрация коммутирования» — даже для Совина — и вовсе была темным лесом. Говоря словами уважаемого Михал Михалыча Жванецкого, «тут все в тупике».

Совин был абсолютно уверен, что таким образом он легко отделался бы и от более сведущих в техническом плане мужчин. Он похвалил свой технический и лингвистический гений и спустился к машине…



* * *


Выкурив сигарету и допив чай из термоса, Совин набрал хорошо знакомый номер.

Вас слушают.

У-у-у, богема проклятая. Спишь?

Сам ты богема, Совин. Работаю. Хотя и явился вчера поздно.

Тусуешься?

Тусуется как раз богема. А я работаю. Чего тебе?

Стас, скажи, на какой машине Толстый ездит? И где у него студия?

Зелёная «вольво». Номер не помню. Но в нём точно есть цифра семь.

А студия?

Совин записал адрес.

Всё. Пока.

Стой, не бросай трубку! Ты мне ничего рассказать не хочешь?

Пока не хочу. Будет что — ты узнаешь первым. Я же обещал…

Ладно, пока.



* * *


Ага. Вот студия, а вот и зелёная «вольво» с госномером 723. Повезло. Но не так, чтобы уж и очень, потому что опять предстояло ожидание.

Однако повезло ещё раз. Дверь открылась, и на улицу вышел хозяин. В том, что это был хозяин зелёной машины, Дмитрий не сомневался ни на минуту: вышедший был действительно толстым. И впечатление производил приятнейшее: лет так тридцати пяти, толст, но не до безобразия, одет в недешевые брюки, ковбойку и замшевую куртку. Чисто выбритый подбородок, аккуратно постриженные светлые волосы, очки в тонкой старомодной золотой оправе. И бездна обаяния, источающегося целиком на идущего рядом худощавого лохматого парня в джинсовом костюме — явно творческого человека. Его даже можно было бы назвать человеком искусства, но тогда слово «искусство» пришлось бы писать с маленькой буквы и в кавычках: от той музыки, которой занимался Толстый, за версту несло таким примитивом, что… Впрочем, русская публика это с удовольствием кушала.

Фотоаппарат исправно щелкал, автоматически перематывал пленку и снова щелкал. Дмитрий любил этот фотоаппарат. И называл его и ему подобных техникой для дураков. Никаких тебе выдержек и диафрагм, никаких наводок на резкость. И плёнку потом проявлять не надо: отдал в любую лабораторию, деньги заплатил, а через день получил готовые снимки…

Собеседники сели в машину, и иномарка аккуратно вырулила на дорогу, вежливо пропустив несколько автомобилей. При наглом московском стиле езды подобная вежливость на дороге смотрелась анахронизмом.

Бовину повезло ещё раз. Будь Толстый в меру нахальным, Дмитрий ни за что бы не удержался у него «на хвосте» — водитель из Совина пока был плохонький. Но «вольво» ехала со скоростью от силы шестьдесят километров в час, никуда не рвалась, тормозила на желтый свет, трогалась на зеленый. Минут через пятнадцать пассажир высадился на Профсоюзной улице и вошел в продовольственный магазин. «Вольво» отъехала от тротуара и грамотно вписалась в поток машин, а машина Совина осталась на месте: Дмитрий ждал появления лохматого молодого человека. Зачем, он сам пока не знал. Но предполагал, что знакомство с творческой личностью, пусть даже одностороннее, не помешает. Творческая личность вышла из магазина с пакетом продуктов, удачно подставилась под объектив совинского фотоаппарата и вошла в арку этого же дома, на первом этаже которого и был расположен магазин.

Совин шёл следом. Едва молодой человек вошел в подъезд, Дмитрий прибавил шагу. В подъезде, глядя вверх, бесшумно стал подниматься по ступенькам и остановился между вторым и третьим этажом. Объект стоял у двери на третьем этаже и возился с замком. Наконец дверь захлопнулась.

«Квартира номер двенадцать, — отметил Совин. — Ну-ка, где тут у нас дворовые бабушки-старушки, которые все знают?»

Дмитрий спустился к машине, надел синий халат, кепку, прихватил портфель с инструментом и снова вошёл во двор. Вот и столик под липами, а за столиком те самые бабушки-старушки, которые явно перемывали косточки ближним. Косточки ближних, дальних, Чубайса и даже самого президента становились все чище.

Здравствуйте, девушки! — радостно и громко поприветствовал Совин бабушек.

Если бы такое приветствие исходило со стороны какого-нибудь двадцатилетнего пацана, то оно показалось бы хамством. Из уст же сорока-с-лишним-летнего мужчины звучало комплиментом. Бабушки заулыбались и растаяли. Совин взял их голыми руками, без боя. Дмитрий заглянул в вытащенную из кармана халата бумажку и заглянул в нее, сверяясь с ранее сделанными записями. Бабульки не могли знать, что бумажка была девственно чиста.

Иванихины из двенадцатой где живут?

Минуту назад за такую неграмотную постановку вопроса он запросто мог бы нарваться на грубость: дескать, в двенадцатой и живут, где же ещё. Но не теперь. Теперь Совин получал горячую информацию легко и без особых усилий. К тому же фамилия «Иванихин» при популярнейшем русском корне «иван» на самом деле была весьма редкой — в вопросах языка Совин ляпов не допускал и просчитывал вперед на пять ходов. Фамилия была специально изобретена, чтобы даже случайно не совпасть с действительной фамилией лохматого музыканта. И номер квартиры упомянул сразу не зря. Действительно, не будешь же подходить с вопросом, кто живет, в двенадцатой квартире. Примут за какого-нибудь жулика, А Дмитрий Совин считал себя человеком честным. И если жуликоватым, то в меру.

Бабушки тем временем нестройным хором излагали подробную биографию жильцов двенадцатой квартиры.

Андреевы. Что ж, прекрасная фамилия. Мать… Отец… Это пропускаем. Володька Андреев. Композитор проклятый. Почему же проклятый? А спать людям не дает, покою от евонной музыки нет. Да разве это музыка! Одно буханье. Вот раньше была музыка! Бабушки, раздраженные современной российской эстрадой, хоть сейчас готовы были исполнить «Вот кто-то с горочки спустился...» Совин с трудом их остановил.

И далее в том же духе… Бабушкам так понравился общительный и внимательный молодой человек, что с проклятого композитора Володьки они плавно перешли на алкоголиков Дрыновых («Вот уж воистину “говорящая” фамилия!» — восхитился про себя Совин), жильцов квартиры номер тридцать шесть. Но эта информация была уже лишней.

Ну не интересовали Совина граждане Дрыновы, хоть ты тресни…

Дмитрий вернулся к Иванихиным, выяснил, что ошибся номером дома, что таких здесь нет, сокрушенно похлопал себя по лбу, широко оповестил старушечью общественность о начавшейся в столице повсеместной эпибрации коммутирования линий, которая, известное дело, ждать не может, и отбыл к машине, оставив «девушек» в состоянии совершеннейшей в себя влюбленности.



* * *


По поводу очередного совинского звонка оторванный от работы шоу-журналист Стас выразился непечатно. «Проклятый композитор» Володька Андреев не был ему известен. А поскольку в музыкально-попсовом мире Стас знал очень и очень многих, практически всех, Дмитрий сделал вывод, что господин Толстый работает с неизвестным молодым аранжировщиком по причинам, о которых с большой долей уверенности можно было догадаться.

Причина номер раз. Молодой Андреев, видимо, в музыке кое-что может. Здесь уверенность почти стопроцентная. Попса, конечно. То есть не Бетховен. Но мелодии у якобы «песен Марины Снегиревой» всё-таки отличаются от общего серого среднего уровня.

Причина номер два. С более-менее известным композитором работать Толстому опасно и дорого. Да и вряд ли кто из известных пойдет на такую фальсификацию, какой занимался Клевцов.

Зачем в расследовании нужно было выходить на композитора, Дмитрий и сам не знал. Но, с другой стороны, никакое знание лишним не бывает. Совин мысленно поставил в «деле Снегиревой» галочку и завёл двигатель…



* * *


«Какая нонсенс!» — любил говаривать один сокурсник Совина. Иметь оружие и не уметь им пользоваться — это, по меньшей мере, неправильно. Руководимый этой мыслью, крутой рейнджер Дмитрий Совин в глухом месте Измаиловского парка уже третий час тренировался в стрельбе из пневматического пистолета и арбалета.

Надо сказать, что оружие он любил настоящей мужской любовью, но стрельбой никогда профессионально не занимался, хотя постреливать в жизни приходилось. В армии стрелял из автомата Калашникова, карабина Симонова и пистолета Макарова. В тирах стрелял из пневматической винтовки, из «мелкашек» — пистолета и винтовки. Когда отец брал подростка Диму на охоту, не обходилось без пальбы по бутылкам.

В самом раннем детстве Совин имел стрелковую практику: из рогаток — камнями и алюминиевыми и медными «пульками», из «дудок» — набранной в рот зеленой незрелой рябиной. Не обошлось и без самодельных луков. Самое интересное — непонятно, от кого Совину достался хороший, меткий глаз. Тоже врождённое. Ещё в детстве метров с десяти из «дудки» Совин мог выбить изо рта сигарету у ребят постарше. И позже Дмитрий довольно метко стрелял. Но никогда и никак эту способность не использовал и не развивал. А вот сейчас пришлось вспоминать навыки стрельбы из всего…

На поваленном стволе дерева и на ветках стоящих рядом кустов Дмитрий расставил и развесил спичечные коробки, жестяные банки и пластиковые бутылки из-под различных напитков. Начал с пистолета. Одиночными выстрелами в одиночную мишень с упора — чтобы приноровиться к «вальтеру», почувствовать его, потом перешел к серии выстрелов по разным мишеням. Когда-то он читал о ковбоях-стрелках — «ганфайтерах». Автор (имени его Совин не помнил) утверждал, в частности, что в те времена хороших и отличных стрелков было немало. Однако огневые столкновения выигрывал тот, кто был быстрее в доставании револьвера из кобуры. Этих людей так и называли — «быстрые револьверы». Дмитрий изрядно поразмышлял над этой информацией и пришел к выводу, что и для него умение быстро доставать пистолет может весьма пригодиться, хотя бы даже при встрече с хулиганами. И начал учиться быстро вытаскивать пистолет, снимать с предохранителя и стрелять навскидку… Кое-что получалось. Конечно, не сразу. Но получалось.

Сложнее было приноровиться к арбалету. Но и интереснее. Это всё-таки было уже настоящим оружием, оружием, из которого можно было ранить или убить. Дмитрий не относил себя к числу кровожадных людей. Но в игре, которую он затеял, похоже, мог наступить момент, когда для своего спасения понадобится отнять жизнь другого человека.

И к этому нужно быть готовым. В смысле «настоящести» оружия арбалет, в отличие от пневматики, давал теплое чувство защищенности. Была еще одна мысль о том, как можно использовать это оружие, но для ее реализации требовалось настоящее умение и настоящая меткость стрельбы…

Поэтому Совин себя не жалел и занимался до позднего вечера, пока не перестал окончательно различать мишени. И даже тогда остановился не сразу, справедливо рассудив, что надо уметь стрелять и в темноте, наугад. Закончил, только когда зарядил в пистолет последний баллончик с углекислым газом, — надо было оставить заряды для обеспечения безопасности. Разобрал арбалет и поехал домой.

Но в машине вспомнил ещё одну штуку, о которой прочитал в романе «Дата Туташхиа». Там упоминался «метод полутора тысяч патронов». Вроде бы у кавказских абреков был такой метод обучения стрелков: пятьсот патронов нужно было выпалить стоя и по неподвижной мишени, еще пятьсот — на скаку по неподвижной мишени, и последние пятьсот — на скаку по движущейся мишени.

После чего абрек достигал нужной меткости. Во многом и за счёт большого количества использованных боеприпасов. Естественное стремление человека хорошо сделать свое дело заставляло очень стараться попасть в цель и приучало к автоматическому, инстинктивному использованию оружия. В этом, похоже, тоже был свой смысл. Дмитрий решил заниматься стрельбой больше и чаще.



* * *


Поставив под окнами машину в надежде, что к утру ее не угонят, Совин бесшумно и очень осторожно вошел в подъезд. К счастью, стараниями людей из жилконторы, подъезд был хорошо освещён. К ещё большему счастью, никто в подъезде Дмитрия не ждал. «Похоже, у меня уже развился комплекс на почве подъезда, — ехидно отметил Совин. — Боязнь подъезда. То-то были бы довольны психиатры, если бы меня обследовали: новый вид мании… Как бы это получше назвать? Во… подъездофобия…»



* * *


И в этот вечер чай, компьютер, отчет о сделанном за день и — спать. А впрочем, нет, не спать. Дмитрий набрал домашний номер Стаса и приготовился выслушать рассказ о его чувствах к своей персоне. Однако просчитался. Полночь для журналиста, снискивающего хлеб насущный великосветскими сплетнями, была обычным рабочим временем.

Слышь, Стас, помнишь я просил тебя об одном мужике узнать: что он такое? Узнал?

О Толстом, что ли?

Заткнись и не говори лишнего. Так узнал?

Ну кое-что узнал.

Я сейчас подъеду. Завари-ка мне свежего чая.

Совин, как ты меня достал!.. Подъезжай. А чая у меня нет.

Ладно, сам привезу. А то заваришь какую-нибудь бурду… — И Совин бросил трубку, не дожидаясь ответа.

А чего его ожидать. Всё равно только какую-нибудь грубость услышишь. А всякая грубость была противна утонченной натуре Совина.



* * *


Совин, ты мне работать не даёшь, — встретил Стас позднего гостя — Меня скоро попрут с работы. Предупреждаю: если это случится, я сяду на твою шею. Будешь меня кормить и поить.

Кормить — ладно. Но поить!.. Это ты загнул. Спиртного на тебя не напасёшься. Кстати, выпить что-нибудь есть?

Вопрос — и Совин прекрасно об этом знал — был чисто риторическим. У неженатого компанейского Стаса все спиртное исчезало значительно быстрее, чем успевало появляться. Товарищи по журналистскому цеху — Стас любовно называл их журналюгами — любили бывать в этом доме, из чего автоматически проистекало отсутствие в нем и закуски, и выпивки. Сам Стас выпить тоже любил, какое-то время даже злоупотреблял. Потом одумался и держал себя в рамках. Что особенно было важным при его работе, сопряженной с едва ли не ежедневными тусовками: с пьяным и разговаривать особо никто не будет. Ибо пьяный человек болтлив, несдержан, чужих секретов не хранит. Да и просто по-человечески неприятен.

А Совин знал нескольких ребят-журналистов, именно по причине невоздержанности в выпивке потерявших сначала доступ к светской информации, а позже — за наступившей своей ненужностью — и работу.

Дмитрий достал из пакета бутылку коньяка, чай, коробку конфет.

Ты хоть чайник поставил бы, Стас.

Уже стоит. Я сейчас закончу абзац — и поговорим. — Стас уселся за свой ноутбук, стоявший тут же, на кухонном столе. Сунул в рот сигарету, не глядя прикурил. И застучал по клавишам.

Совин тем временем священнодействовал: смешал в жестянке индийский и цейлонский чай, добавил бергамот. Сполоснул заварочный чайник, залил кипятком, слил, еще залил, снова слил, засыпал пять больших ложек заварки, залил ее кипятком на треть, закрыл крышкой, обернул чистым льняным полотенцем, найденным в стенном шкафу…

Ну, Совин, ты даёшь. Знаешь, кого ты мне напоминаешь? — внезапно спросил Стас.

И кого же? — откликнулся Дмитрий, готовясь к традиционным подколам друга.

Гингему. «Волшебника Изумрудного города» читал в детстве? Ведьма там такая была. Тоже любила всякие зелья варить. Её потом девочка Элли своим домиком пришибла. Ты, когда чай завариваешь, — чистая Гингема. — Стас подумал и добавил: — И наполовину Бастинда. Была там ещё одна такая вредная старуха. Тебе бы еще приплясывать надо вокруг чайника и заклинания твердить.

Ты сам Гингема. В твоем заварочном чайнике мыши, тараканы и пауки завелись. И плесень. Ведь еле отмыл. Ты закончил?

Закончил.

Совин долил в чайник кипятку, налил полную чашку заварки, слил обратно в чайник, повторил процедуру.

Точно Гингема, — констатировал Стас. — Попили бы кофию, да и всё.

У восточных народов существует традиция дважды наливать в чашку заваренный чай и дважды сливать его обратно в чайник. Это называется «женить чай». Считается, что после такой процедуры чай приобретает исключительные цвет, вкус и аромат. Вопросы к лектору есть? Для особо тупых могу повторить. Этой штуке меня узбеки научили.

Ладно, не болтай языком, наливай коньяк, — прервал лектора хозяин.

А я-то пытаюсь нести в массы свет знаний! — разливая коньяк лицемерно вздохнул Совин. — И что вижу? Права истина: не мечите бисер перед сам знаешь кем. За что выпьем?

Чтоб тебя, Совин, как ту Гингему, не придавило бы домиком девочки Элли.

Элли? Элли-то уж точно не придавит.

А кто придавит? — В Стасе моментально проснулся охотничий журналистский азарт.

Кто? Дед Пихто! Но тост хороший, правильный.

Друзья опробовали коньяк. И коньяк оказался правильный.

Давай про Толстого, Стас. Накопал чего? — поинтересовался Совин.— И чем больше, тем лучше.

Нету больше. Толком о нем никто ничего не знает. Москвич, не женат, высшее образование. Умен. Появился пару лет назад. У звезд эстрады тоже ведь всякие проблемки есть. Кому прописка нужна в столице, кому квартира подешевле и получше, кому то, кому сё. А у Клевцова, похоже, есть кое-какие связи. И похоже, среди бывшего городского и районного партийного начальства, не выше. Постепенно стал своим и нужным. Денег ему это, правда, не принесло. Но и не бедствует. Пытался продюсировать кого-то — не вышло. Денег на раскрутку нет. А без денег в шоу-бизнесе, сам знаешь, ловить нечего. Деньги решают все. Талант не решает почти ничего. Я, знаешь, когда вижу совершенно бездарно поющих детей богатых родителей, всегда думаю: «Смотри-ка, как, оказывается, могут петь мамины деньги». Да ладно... Вылез Толстый со Снегиревой. Как уж он ее нашел, не знаю. Но гибель ее сыграла совершенно замечательную роль. Господин Клевцов развернулся во всю ширь и денег заработал несметно, уж ты мне поверь. Знаешь, как компакт-диски выпускают? Чуть-чуть официально и дикое количество левым образом. А если еще учесть концерты, где Лена Мосина поёт песни Марины Снегирёвой, — тоже неплохой приварок получается… Но это, собственно, все. Мало в тусовке о Клевцове знают. Очень мало.

И на том спасибо, — поблагодарил Совин. — Давай-ка ещё выпьем, да я у тебя переночую. Не хочу домой ехать.

А по мне, хоть всю жизнь живи, ежели человек хороший, — процитировал Стас бессмертные слова дворника из «Двенадцати стульев»…




Толстый


Скудные Стасовы знания о Виталии Петровиче Клевцове не означали, однако, что у означенного субъекта напрочь отсутствовала история жизни, сиречь — биография.

В 1965 году в простой рабочей семье Петра и Валентины Клевцовых появился на свет пухленький ребенок, которого назвали Виталиком в честь погибшего на фронтах Великой Отечественной войны деда со стороны отца.

Рабочая семья Клевцовых ничем особенным от подобных семей не отличалась.

Впрочем, было одно отличие. Отец, Петр Клевцов, не пил. Нет, не так, чтобы совсем, позволял себе, конечно, по праздникам, но очень, очень умеренно — две-три рюмки за вечер, не больше. После получки спокойно проходил мимо пивного ларька, не реагируя на приглашения приятелей. Именно приятелей, потому что близких друзей у семьи Клевцовых не было.

Не складывались как-то у Клевцовых дружеские отношения с людьми. Возможно, потому, что оба родителя были не то чтобы скупые, но прижимистые. Копейки без дела не тратили, а отношения дружеские на Руси предполагают открытость и щедрость. Им бы, Клевцовым, немцами родиться. Пожалуй, ужились бы они с бюргерами.

Но жили Клевцовы в советской стране. Хорошо жили, в достатке. Получше, во всяком случае, всяких там инженеров: партия подкармливала рабочий класс. Типичная политика тоталитарного режима, вспомнить хотя бы Гитлера: хорошо и удобно управлять относительно малообразованными, сытыми и благодарными тебе за это людьми. А при случае можно и на гнилую интеллигенцию натравить, если она, интеллигенция, о себе вдруг что-то возомнит…

В положенное время отец вступил в партию. Но ни о какой партийной карьере и речи быть не могло: для партийного роста нужно было ещё кое-что, кроме пролетарского происхождения. Необходимо и умение вовремя лизнуть вышестоящего, и лягнуть провинившегося, и выступить с инициативой: вовремя поддержать, заклеймить, осудить от имени всего рабочего класса. А вот этими умениями Клевцов-старший не владел. Зато и врагов не нажил. Что ж, тоже хорошо.

Хозяйство домашнее, а потом, когда пошла мода на дачные участки, и хозяйство дачное всегда были в полном порядке. Полы не скрипели, краны не капали, утюги исправно нагревали и гладили, положенная на участке растительность кустилась и колосилась, сорняк же, наоборот, гибнул под беспощадным натиском материнских рук.

В семье царили мир и покой. Не так, опять же, чтобы совсем без конфликтов. Всякое бывало. Но сугубо в пределах нормы. И по большому счету, супружеская чета Клевцовых друг другом была вполне довольна. А женщины Валентине еще и завидовали. Кто хорошей, а кто и черной завистью. А что? Мужик все в дом несет, не пропивает с дружками ни деньги, ни семью, ни хозяйство. И ребеночек у них хороший.

А ребеночек и впрямь был хороший. Здоровенький, пухленький. И — мать вовремя это заметила своим звериным чутьем, свойственным всем матерям,— умным родился парнишечка. И рос умницей, дай Бог ему здоровья.

А что ещё оставалось делать Виталику? Что еще оСтастся человеку, к которому уже в садике намертво прилипла кличка Толстый?

В детстве и юности в компаниях сверстников клички имеют многие. Но в редких случаях одна и та же кличка сопровождает человека всю жизнь. А вот с Виталием Петровичем Клевцо-вым случилось именно так. В садике, а позже в школе, в институте, в любом коллективе его сразу определяли как Толстого. Самое же интересное, что рядом с ним неоднократно оказывались люди гораздо больших габаритов, а вот, поди ж ты, Толстым называли только его, Виталия. Чего уж в нем было такого, что соответствовало кличке,— непонятно. Но, видать, что-то было.

Впервые так обозвала Виталика его подружка по младшей группе детского сада. Виталик — и тут он не был исключением: все мальчишки так делали — из вполне естественного и здорового детского любопытства подсматривал за девчонками в туалете, который делился на девчоночью и мальчишечью половины только условно. Девчонка (он и имя ее уже давно забыл) только успела приспустить штанишки, как увидела десяток пар любопытных мальчишеских глаз.

Естественным было бы крикнуть всем: «Уйдите, дураки!», но девочка почему-то выделила криком Виталика: «Уйди, ты, толстый»!

Всё. Никто тогда не понял, что криком этим она поставила печать на всей жизни Виталия Клевцова. По жизни с этой минуты он шёл уже Толстым.

Дети порой жестоки. Даже часто жестоки. И они называли Виталика Толстым и тогда, когда хотели оскорбить, и просто по привычке, когда хотели обозначить в разговоре или обращении нужного человека…

Попытки отстоять свою честь кулаками заканчивались неудачно. Виталик рос рыхлым, не умел драться, не был быстр, не умел использовать массу своего тела. И чаще всего в детсадовских стычках доставалось именно ему.

Увы, родители слышали, как обзывают сына, но не придали этому значения, а сам он с матерью обидами не делился. Расскажи он матери о своих страданиях, она, возможно, и нашла бы нужные для сына слова, но мальчик промолчал. Полнота стала комплексом, от которого он так и не избавился.

Назови его кто-нибудь так впервые лет в тридцать, он только посмеялся бы и спокойно носил бы прозвище, не обращая на него никакого внимания. Ведь только с возрастом люди начинают понимать, что комплекция или красота играют в жизни далеко не первую роль. В конце концов, Талейран, один из самых выдающихся дипломатов в истории, слыл одновременно и одним из самых выдающихся донжуанов своего времени, имевшим оглушительный успех у женщин. А парадокс ситуации заключается в том, что был он уродливым горбатым карликом. Только, если это слово в данном случае уместно, он по праву считался еще и одним из самых блестящих умов Франции.

Виталий Клевцов был далеко не глуп. И ближе к тридцати годам от комплекса почти освободился. И пришел успех в отношениях с женщинами. Но это потом, к тридцати.

А сначала, после той «туалетной» истории, мальчик долго переживал. Он чувствовал себя изгоем, хотя таковым в действительности не был.

Но тогда же, в детском саду, он впервые познал власть. Маленькую, но власть.

Он уже свободно читал, когда многие дети еще не знали ни одной буквы. И находчивые воспитательницы быстро приспособились: когда им надо было решить какие-нибудь свои взрослые дела, они давали Виталику книгу сказок, и он читал всей группе. Хорошо читал, с выражением, по ролям. Читал и видел, КАК, открыв рты, завороженно слушают его дети. При малейшем шуме он прекращал читать и с упоением слушал, как его просят продолжить и как успокаивают шумящего. В эти мгновения он ощущал себя ТЕМ, КТО ПОВЕЛЕВАЕТ.

Но проходил этот упоительный час, детей вели на прогулку, и тогда он опять становился Толстым.

Толстым он был и в школе. Неуклюжим, неповоротливым, объектом насмешек на уроке физкультуры.

Но только на уроках физкультуры. Потому что на всех остальных уроках он был первым, редко — вторым. И на переменах перед уроками физически развитые сверстники шли к нему на поклон. И он царским жестом давал списывать всегда отлично приготовленные домашние задания. Правда, царским жест был как бы внутри него. Мальчик уже в начальных классах прекрасно понимал, что показывать людям свое пренебрежение нельзя. Ни в коем случае. И, презирая в душе одноклассников, он давал списывать, выказывая всяческое радушие, расположение и дружескую помощь.

Представительницы прекрасного пола в силу свойственной девочкам усидчивости домашние задания в основном готовили дома и списывать просили редко. А любили как раз этих самых — физически развитых. Черных, кудрявых, стройных... В этом вопросе шансов у Виталика не было. Это он так считал. Хотя, включи он на полную мощь свой интеллект, не устояла бы ни одна. Старая истина: женщина любит ушами… Талейран это знал. Виталик, увы, нет. Потом, позже, он дорос до этого понимания. Но гораздо позже. А внимания девочек хотелось уже в двенадцать.

Когда человеку чего-то не хватает, он добирает это в другом месте и другим способом. Старик Фрейд, о котором Виталик только слышал, но не читал (не принято было печатать эту буржуазную гадость в советской стране), ввел такой термин, как «сублимация». Фрейд трактовал это понятие как трансформацию половых (большей частью) влечений — либидо — на цели социальной деятельности и культурного творчества.

Виталик Клевцов сублимировался совершенно неожиданно: он до самозабвения увлёкся Высоцким. Скорее всего, тут сыграло роль то, что в стихах и ролях Владимира Семеновича наличествовали Мужчина и Борец. Именно этих ипостасей не хватало в характере Виталия.

И он слушал «Балладу о борьбе», и в эти короткие и бесконечно длинные четыре минуты именно он, Виталий, рубил врагов и плакал над телом убитого друга. И в «Балладе о Любви» именно его, Виталия, душа «бродила в цветах», а в «Балладе о ненависти» именно он, Виталий, беспощадно карал негодяев…

Коснулась подростка и тема, если так можно выразиться, инакомыслия. Свобода, фронда в полной мере отвечали подростковому максимализму.

«Только в грезы нельзя насовсем убежать…» Во время помпезной московской Олимпиады восьмидесятого года, в закрытой от приезжих Москве, двадцать пятого июля скончался Владимир Высоцкий.

Смерть Поэта стала для страны шоком. Ночь перед похоронами Виталий Клевцов провел на Таганке в компании с десятком таких же, как он, потрясенных людей. К утру начали подходить еще люди. В театр Виталик попал в первой сотне. И положил к гробу цветы. И заплакал…

И год жил с чувством утраты.

Спустя год он провел рядом с Ваганьковским кладбищем ночь с двадцать четвертого на двадцать пятое июля. Не один. Там были люди из Владивостока и Курска, Владимира и Архангельска. Особенно запомнилась ему женщина-одесситка с двумя дочерьми, симпатичными близняшками примерно его же возраста. Пили дешевое вино, слушали магнитофон, говорили о Высоцком, шарахались от многочисленных милицейских патрулей.

К утру невыспавшийся Виталик сломался. Не в физическом смысле. В духовном…




Вечер семнадцатый СРЕДА, 20 МАЯ


Вечер был плох. Точнее, сказать о том, что он был плох, значило только — ничего не сказать…



* * *


Когда-то Совин слышал о таких вещах. Но, не обладая в то время машиной, значения информации не придал. И, как выяснилось, зря. Потому что, выйдя поутру от Стаса к своему железному коню, обнаружил, что два колеса из присутствующих четырех проколоты. Хорошо еще, вовсе не поснимали колеса. Вот тут Дмитрий и вспомнил рассказы о том, как владельцы автостоянок нанимают всякую шпану, которая прокалывает шины у автомобилей, стоящих во дворах ближайших домов. И тем как бы подсказывают владельцам автомобилей нехитрую истину: лучше всего автомашина сохраняется именно на стоянке.

Русский маркетинг. Борьба за клиента по-русски: хочешь, мы будем охранять твою машину? Не хочешь? А придется!..

Одно колесо удалось заменить запаской. Но техническая грамотность Совина оставляла желать много лучшего. Поэтому и замена длилась долго: никак не укладывался Дмитрий в нормативы. Как принято говорить в народе — в смысле техники руки росли не из того места. Второе колесо Совин подкачал и тихонько тронулся в сторону автомастерской Сашки Надирова.

По пути раз десять останавливался и подкачивал, подкачивал, подкачивал. Процесс подкачивания сопровождался различными непечатными выражениями в адрес владельцев стоянок, малолетней шпаны и их ближайших родственников. Если бы Совин догадался записывать все высказанные им вслух соображения о виновниках своих проблем, то уже по приезде в мастерскую он мог бы издать многотомное собрание сочинений, эдакий, знаете ли, словарь живого великорусского языка. На манер словаря знаменитого энтузиаста родной речи Владимира Даля.

Автомастер Надиров похрюкал, что обозначало смех, открыто поухмылялся и оставил автомобиль у себя до завтрашнего вечера. Совин слетал за вермутом, хотя не был любителем начинать с утра…



* * *


Утро было испорчено. Планы полетели ко всем чертям. Настроение тоже. Чтобы хоть как-то отвлечься, Дмитрий решил посетить Нину Власовну — вернуть тетради со стихами сына...



* * *


Дверь в квартире Нины Власовны была опечатана.

Ничего не понимая, не желая понимать, Совин выскочил на улицу и увидел то, чего не заметил на пути к дому: выбитые стекла и обгоревшие рамы в окнах второго этажа.

О, Господи!

Говорят, газ взорвался...

Совин оглянулся. Рядом с ним, чуть слева и сзади, стояла пожилая женщина.

Хорошо еще, весь дом не рухнул...

Когда? — выдохнул Дмитрий.

Позавчера, под утро уже, часа в четыре. Громыхнуло и тряхнуло так, что посуда в серванте зазвенела, мы вскочили, не понимаем ничего, смотрим — вроде двор огнем освещается. Народ повыбегал, милицию вызвали, пожарных. Мужики дверь вышибли, а войти не смогли — прихожая горела сильно... Пожарные приехали быстро и погасили, но говорят, вся квартира выгорела…

А Нина Власовна?

Погибла. Надо же как — сын, а после и она…

Да…

Совин повернулся и пошел прочь, сгорбившись и сунув руки в карманы.

Взрывы газа в Москве конца девяностых уже не были редкостью. И несчастный случай с мамой Владика можно было бы отнести к разряду трагических случайностей. Если бы не два обстоятельства: если бы она не была мамой Владика и если бы не оказалась втянутой в орбиту расследования Совина.

И потому он в трагическую случайность не поверил…



* * *


Домой Дмитрий не поехал. Усевшись в каком-то дворе, на лавочке вдали от подъездов, достал сотовый телефон и принялся нажимать кнопки. Нужного человека на месте не оказалось. А секретарша сообщила, что Николай Палыч вернется с совещания через час-полтора.

Идти никуда не хотелось. Вообще ничего не хотелось. Дмитрий закурил и уставился куда-то в пространство. Пока окурок не начал жечь пальцы. Совин выбросил сгоревшую сигарету и набрал номер службы информации родной радиостанции.

Слышь, Алик, дело есть. Ты на хронике происшествий сидишь, и информаторы у тебя есть.

Ну.

Не нукай, а слушай. Позавчера под утро на Сиреневом газ в квартире взорвался…

Знаю.

Я знаю, что ты знаешь. Там женщина погибла, Семенова Нина Власовна. Так вот. Ты со своим народом в милиции поболтай и постарайся выяснить, как она погибла и все ли в этой смерти чисто...

Ага. А если там нечисто? Я им позвоню, а они меня за хобот — и в милицию. Поинтересоваться, откуда это у меня такой интерес… Мне это надо?

Мне это надо. Ты, брат мой черноглазый, дураком-то не прикидывайся. Твои контакты информацию тебе дают за деньги и в обход начальства. И та информация иногда бывает весьма горячей. Так что ни один из них перед своим начальством светиться не будет и тебя не подставит. Я правильно рассуждаю?

Правильно, правильно. Дим, а зачем тебе это?

Хреновые дела, Алик. Сильно хреновые. Я эту женщину хорошо знал. А недавно она что-то такое говорила, чего я не совсем понял, а вот теперь вроде бы понял получше. И мне её гибель не нравится. Ты попробуй выяснить, что к чему. А потом забудь, что я спрашивал.

Ладно. Ты мне к концу дня позвони.

Мне к концу дня поздновато. Через час позвоню. Ты уж расстарайся…

Да пошёл ты!

Ага. И тебе большое спасибо.— Совин отключился и снова закурил, уставившись в пространство. Без чувств. Без мыслей…



* * *


Спустя час Дмитрий снова набрал номер. Секретарша соединила с вернувшимся Николаем Павловичем.

Здорово, Палыч. Это Совин.

А, Димка! Ты где пропадал, чёрт такой! Мы тут на рыбалку собираемся. Мужики велели тебя найти, а ты не…

Ты где обедаешь? Дома?

Да, как обычно.

Во сколько?

Через час. Сейчас бумаги подпишу и…

Ладно, через час у тебя…



* * *


Подполковник милиции Николай Павлович Корзунов всю свою жизнь жил в доме, в котором когда-то — по приезде из Котласа в Москву — поселилась семья Совиных.

За серьезность, основательность и надежность друзья звали Колю Корзунова Палычем.

Дмитрий и Палыч не просто дружили. Они проучились в одном классе всего год, но как-то быстро нашли друг друга и очень быстро сошлись. Вместе увлекались одним и тем же: читали одни и те же книги, смотрели и любили одни и те же фильмы, вместе мотались на подмосковные рыбалки, даже ухаживали за одной и той же одноклассницей. Она, как это чаще всего и бывает, благоразумно выбрала третьего.

Окончание десятого класса совпало с получением Совиными новой квартиры. Друзья расстались. Оба поступили в институты, зажили каждый своей жизнью. Но расставание было фактом не времени, а пространства, потому что юность продолжала жить в них все эти годы.

Они периодически перезванивались, гуляли друг у друга на свадьбах, а позже и жизнь взяла свое: каждому мужчине нужно еще что-то, кроме семьи и работы, и они стали встречаться на нечастых, но желанных рыбалках. Бывали ситуации, когда кому-то из друзей требовалась помощь. Тогда другой забрасывал свои дела и целиком переключался на проблемы друга.

В общем, дружба их была той самой мужской дружбой, которая совершенно не зависела от частоты встреч.

Но сейчас Палыч требовался Дмитрию в качестве подполковника милиции, начальника одного из отделов московского уголовного розыска.



* * *


Мне ты рассказать ничего не хочешь?

Не хочу.

Кроме того, что уже рассказал?..

Да у меня ничего нет. У меня только одна просьба: сделай так, чтобы точно знать, есть ли хоть что-нибудь, что позволяет усомниться в несчастном случае. Осмотр тела, экспертиза газового оборудования… Мне, что ли, тебя учить?

Совин, я не оперативник. Я работаю с личным составом. Ментовский «паблик рилейшнз», понял? И дело это не в МУРе, а в отделении. И убийство на себя никто вешать не захочет. Закроют дело, Совин. И я ничего сделать не смогу, понял?

Понял. А ты узнай.

Тьфу! Черт упертый! Ладно. Машина, наверное, уже пришла. Тебя куда подбросить?

Домой. Наталье кланяйся от меня. А за «чёрта» ответишь.

Да пошел ты! Я и говорить не буду, что ты тут был. Она мне башку оторвет, если вы с Татьяной в ближайшее время не объявитесь.

Что за день сегодня такой? Все меня посылают… Ладно, созвонимся и объявимся. Поехали…



* * *


При входе в подъезд Совина можно было брать голыми руками. Опустошенный известием о гибели Нины Власовны, он шел не глядя по сторонам. К его счастью, в подъезде не оказалось никого, кто желал бы с ним встретиться.

Дома он поставил сотовый телефон на подзарядку и взялся за трубку обычного телефона.

Алик, ну что, узнал что-нибудь?

Ничего, Дима. Дело в отделении милиции. Всё чисто. Будут закрывать и сдавать в архив.

И всё? Никаких подозрений, никаких тёмных мест?

Нет. Разве что наличие в организме снотворного. Но для старой женщины это нормально. Да и доза нормальная. Так что… Извини, больше ничего.

Ладно. Спасибо, пока.

Будь здоров.

Совин положил трубку и завалился спать. Сил совершенно не было. Даже на чай.



* * *


Плавно уйти в ночь из дневного сна Совин не смог — около десяти проснулся. Страшно болела голова. Он выпил таблетку анальгина, повалялся полчаса, потом встал, заварил чай. Покурил и, повинуясь какому-то неосознанному желанию, вышел на улицу.

Ноги сами принесли его во двор дома на Сиреневом бульваре. Дмитрий уселся за столик в глубине двора, под деревьями. Во всем доме светились огнями окна квартир. А три окна на втором этаже слепили глаза Совина своей чернотой. Дмитрий смотрел на них и пытался поймать мысль, пришедшую в момент вечернего пробуждения на зыбкой границе сна и несна. И тут же забытую, но очень-очень важную. Он курил и смотрел на проходящих иногда по двору людей. Мысль была где-то рядом. Но вспомнить Совин так и не смог…



* * *


Родимый подъезд, меры предосторожности и — захлопнувшаяся наконец за спиной дверь квартиры. Совин поставил на газ чайник и включил компьютер…




Толстый (окончание)


К утру невыспавшийся Виталик сломался. Не в физическом смысле. В духовном…

Странные пришли ему в голову мысли. И непонятно, отчего подумал он так, а не иначе. Но он вдруг понял, что слава — тлен.

«Ну и что? Жил Высоцкий, владел умами, боролся с Системой насмерть. И чем это закончилось? Умер. Нищим умер. А Система стоит и будет стоять вечно. А мог бы и жить. Уехал бы к своей французской жене и жил бы в свое удовольствие. А он умер. И получается, что для жизни нормальной важны только Власть и Деньги. Что, по сути, одно и то же. Есть Власть — будут Деньги. Есть Деньги — будет и Власть».

Такие или примерно такие мысли роились в затуманенном мозгу. Нелогичные, несвязанные одна с другой. Неумные. Но произвели они на Виталика впечатление неизгладимое и странное. В одночасье из мятущегося подростка вылупился вполне определившийся в жизни юноша.

Итак, Власть и Деньги. Именно в такой последовательности. Ибо поставить наоборот в стране советов — значит, сидеть в тюрьме. Государство не давало подданным зарабатывать. А те, кто пытался заработать деньги, большие деньги, делали это путем, наказуемым «в порядке применения УК РСФСР». Да Владик и не знал иных путей легкого обогащения, кроме тех, которые показывались в советских детективах. Этими путями были воровство, грабеж, убийство, спекуляция, продажа Родины и прочее в том же духе.

Другой путь — делать карьеру. Можно в профессиональном смысле. Но такое направление если и сулило успех, то очень нескорый. А вот карьера комсомольско-партийная была куда как заманчивее. И гораздо перспективнее.

В школе делать комсомольскую карьеру уже поздно. Владик налег на учебу и через год, летом восемьдесят второго, благополучно закончил школу, с золотой медалью, заметим.

В конце десятого класса учитель математики, искренне любивший своего одарённого ученика, предложил помочь — замолвить словечко в Бауманском училище. Но Виталий отказался. И выбрал самый непопулярный в Москве институт, где практически наверняка не было тех студентов, которых называли блатными. И где ему, человеку без роду без племени, не помешают делать карьеру детки влиятельных родителей.

Он легко поступил в институт. Он все верно рассчитал. И начал делать комсомольскую карьеру.

На первом комсомольском собрании сам предложил себя комсоргом группы. На него косо посмотрели сокурсники: в свободомыслящей студенческой среде комсомол как верный помощник и резерв партии не пользовался популярностью. Но Виталию на косые взгляды было наплевать. Он поставил перед собой Цель. И он ее достигнет, чего бы это ни стоило.

На втором курсе Виталий Клевцов стал комсоргом курса.

На третьем — комсоргом факультета и членом КПСС.

На четвертом — комсоргом института и попал в номенклатуру райкома партии.

О-о-о! Теперешние молодые не знают, как сладко попасть в номенклатуру райкома. А после стать инструктором райкома... Как приятно появляться «на предприятиях и в организациях», где парторги ломают перед тобой шапку и всячески стараются услужить! Как хорошо обрастать связями с большими и нужными людьми!..

Был, конечно, в такой карьере свой минус. Уж очень много приходилось прогибаться.

И иной раз прогибаться очень круто. И начальство парить веничком в баньке, и водочку за столом раскупоривать и разливать. Кое с кем из немолодых партийных активисток и переспать пришлось. Не из любви. А из партийной необходимости. Но... любишь кататься, люби и самочек возить, пошутил как-то большой начальник, сделавший себе хорошую карьеру не головой, а совершенно другим выдающимся органом. Ничто человеческое, как говорится...

Виталик стал Виталием Петровичем, солидным мужчиной при костюме и галстуке. У Виталия Петровича появилась своя квартира, небольшая, но двухкомнатная и в хорошем районе. Холодильник всегда был полон. Стали доступными всяческие невинные мужские шалости: партийные сауны с вином, пивом, бассейном и молодыми партийно-комсомольскими работницами.

И тут грянула перестройка, гори она огнём! И этот пятнистый Горбач вместе с ней, сволочь! «Партия, дай поручить!» — заорали эти вшивые демократы. Партии, конечно, руль отдавать не хотелось. Да его уже наперебой рвали из ее рук. Она слабо цеплялась, но ручонки были уже не те.

Из партийных комитетов всех уровней все, кто поумнее, начали плавно перетекать в рай- гор- и другие исполкомы, куда уже уходила хозяйственная власть.

А Виталий Петрович Клевцов лопухнулся. Или как там еще говорят? Облажался. Да, облажался Виталий Петрович. Обида взыграла.

А на что обида? А на то, что с недавних пор понял Виталий Петрович: он почти уже дорос до своего карьерного потолка. Для дальнейшего роста требовались связи. И далеко не того уровня и силы, что наличествовали у него.

И правильно он просчитал: время партии закончилось. Вот тут бы и переползти в райисполком, тем более что и неплохая должность светила. Ни много ни мало, замом председателя мог стать. А уж на этой должности много всего можно иметь. И почет, и уважение, и денежку. А уж в наступившей приватизации поучаствовать можно было с таким вкусом да смаком!..

Но вместо этого Виталий Петрович отступился от партийных принципов, от товарищей по партии отвернулся. И ломанулся, как те черепахи, в кооперативное движение. И перестал быть Виталием Петровичем и снова превратился в Толстого.

Поначалу дела как бы заладились. Да настолько, что и квартирку свою двухкомнатную он поменял. На гораздо лучшую, понятно. И обставил ее как надо. И на «вольво» стал ездить. И, к чести Виталия, родителей своих старых, но и ныне здравствующих не забывал, обеспечивал, чем надо, и еще сверх того.

А потом вдруг дела посыпались, неудача пошла за неудачей. Причина была, по сути своей, простой. Работал Толстый фактически в одиночку. Не в том смысле, что помощников не было. Были — нанимал по надобности подчиненных. А в том смысле в одиночку, что делиться ни с кем не хотел. Из тех, кто стоял у ресурсов материальных и финансовых и помогал в различных, иной раз не совсем чистых делах. А ведь тут как? Помогли тебе — не жадничай, поделись. И тогда ещё помогут.

А Толстого вдруг обуяла жадность. Раз с человеком не поделился, в другой раз отстегнул меньше, чем рассчитывал помогавший, в третий раз и вовсе «кинул» оказывающего содействие.

Ну, телефоны, слава Богу, работают исправно. А люди сообразительные да осторожные будущим партнером интересуются. Вот и Толстым поинтересовались. Он пижонил, козырял именами. Людям с этими именами и позвонили. И в очередной сделке предполагаемый партнер вдруг дал задний ход, сорвалась сделка.

Неустоечку пришлось платить господину Клевцову.

Зубной техник Шпак в знаменитой гайдаевской комедии «Иван Васильевич меняет профессию» сокрушался: «Все, что нажито непосильным трудом, все ж погибло…»

Нет, и квартира осталась, и машина. И даже кое-какие сбережения. Но в бизнесе Толстый провалился окончательно.

Помыкался-помыкался, потыкался в разные углы, да все без толку. Карьеру приходилось начинать заново. И как-то вечерком, подсобрав предварительно побольше информации, подумал, посчитал и решил двинуть в шоу-бизнес. Понимая, что и здесь с нуля быстрой карьеры не сделаешь. Сначала требовалось внедриться в тусовку, стать своим, что он не без успеха и проделал.

Потом не увенчалась успехом попытка продюссировать молодую поп-команду. Но Толстый рук не опустил, осматривался, ждал случая. И дождался.

Нет, это не Лена Мосина. Таких безголосых смазливых девочек, желающих пробиться на эстраду, миллионы. И не будь Лены, была бы другая, такая же.

Нет, настоящим счастливым случаем стала Марина Снегирева. Впрочем, нет, и не она даже.

Случай поджидал его в виде случайного пассажира, ловящего частника на одной из московских улиц.

Увидев поднятую руку, Виталий Петрович Клевцов мягко притормозил и открыл дверцу своего «вольво»:

— Садитесь, пожалуйста. Вам куда?




Вечер восемнадцатый ЧЕТВЕРГ, 21 МАЯ


За окнами давно уже было темно. Улицы Москвы затихли. Совин выключил компьютер. Последняя кружка чая. Последняя на сегодня сигарета. И подведение итогов сегодняшнего дня…



* * *


Утро началось поздно, около полудня. Вяло позавтракав, Дмитрий добрался до надировской автомастерской. Получив в пользование машину, достал бутылку вермута. Сашка посмаковал напиток, Дмитрий ограничился минералкой и сигаретой. Потом сел в машину и набрал номер.

Палыч, привет. Как там мои дела?

Никак. Ты что, хочешь, чтобы я такой вопрос тебе за день решил? Во вторник позвони. И не пытайся даже возражать, что поздно. У меня тоже проблемы есть. В том числе и в твоём вопросе. Кстати, Наталья тебе точно башку оторвёт, если не появитесь. Всё. Пока.

Совин плюнул и отключил свой сотовый. Включил его только во дворе дома, где жил Толстый. Во дворе стояла зелёная «вольво». Стало быть, и хозяин был на месте. Дмитрий включил приемник, входящий в джентльменский набор шпиона, и настроенный на волну, которую посылал установленный недавно «жучок», подсоединил диктофон.

«Кого же мне в прошлый раз нужно-то было? Ах да, Агриппину Семеновну». Набрав номер и услышав уже знакомый голос, Дмитрий снова попросил мифическую женщину. Ему вновь сообщили об ошибке — Совин самым вежливым тоном извинился — и положили трубку. Дмитрий проверил запись. Аппаратура работала нормально. Новоиспеченный Джеймс Бонд сунул в ухо миниатюрный наушник и собрал все отмеренное ему Богом терпение: вновь предстояло ждать. Причем неизвестно что.

Зато есть время. Можно подумать. Не можно — нужно. Над главным сейчас вопросом: почему погибла мама Владика Нина Власовна? Невзирая на отсутствие каких-либо подтверждений этой гипотезы, Дмитрий был в ней уверен. Для него гипотезы не существовало, была аксиома — положение, не требующее никаких доказательств.

А вариантов ответа было немного. Только два.

Первая возможная причина гибели — сам Совин. За ним следят, его действия контролируют. И потому с дороги убирают человека, который может оказаться нежелательным свидетелем.

Маленькое возражение: гораздо проще и, по сути своей, грамотнее убрать саму первопричину — Совина. Однако такую попытку пока не делали. То свидание в подъезде с плохо воспитанными громилами не в счет. И к тому же — Совин был уверен в этой мысли — первое и пока, к счастью, единственное нападение связано с гибелью Марины Снегиревой, с той ветвью ее дела, кою можно назвать «владимирской». Если это так, значит, побои организованы не Толстым, а кем-то иным, но с подачи проживающего во Владимире адвоката Сергеева.

Пока все логично. И пока Совин вплотную не приближается к разгадке обстоятельств гибели Марины, ему ничего или почти ничего не грозит. Само собой разумеется, что ничего не может грозить и тем, с кем Дмитрий встречается в ходе исследования деятельности господина Клевцова.

Второй вариант ответа. Нина Власовна гибнет по воле Толстого. Совин к этой гибели отношения не имеет. Конечно, на первый взгляд, логичнее было бы тайно посетить квартиру, где жил Владик, обыскать ее и изъять черновики и прочие бумаги.

Однако мама наверняка заметила бы пропажу, пожаловалась бы в милицию, а там Бог весть, к какому результату пришло бы возможное следствие. Да и память о сыновьих стихах… Её ведь не сотрёшь, память-то. А значит, и свидетельница остаётся. Опасная свидетельница. Которая в самый неподходящий момент вдруг сможет сказать, что не Марины Снегиревой стихи звучат в эфире, а сына её погибшего.

Но почему свидетельница гибнет именно сейчас, а не три месяца назад? Нет ответа.

Насколько в смерти Нины Власовны виноват Совин? Исходя из того, что Совина пока никто не трогал, получалось, что и вовсе он не виноват.

Нехороший вопрос. И ответ нехороший, нечестный. А почему нечестный? Да потому только, что есть у человека дивное свойство: не допускать в голову никаких мыслей относительно собственной виновности.

Ибо мысль сия неприятна и для внутреннего мира разрушительна. А психика, она ведь не дура и себе разрушить себя же саму не позволит, защитные механизмы включит вовремя. Принцип же работы защитных механизмов хитрой психики прост как веник: убедить саму себя, что кругом все гады, а я невиноватая.

Зная эту человеческую особенность, Совин очень тщательно и нелицеприятно взвесил степень своей вины в гибели женщины. И вины не нашел. Пока не нашел. Вот только почему же всё-таки Нину Власовну убили сейчас, а не три месяца назад?..



* * *


Размышления прервал появившийся у своей машины Толстый. Со вкусом одет, тщательно выбрит. А запах одеколона, дезодоранта и еще чего-то после бритья виделся так просто невооруженным глазом. Хотя и не ощущался, потому что сидел Совин в полусотне метров и против ветра. Не дожидаясь, когда зеленая машина двинется с места, Дмитрий завел своего коня и максимально быстро погнал его к чудо-механику Надирову, с которым ещё утром договорился на предмет получения ряда специфических услуг…



* * *


Спустя четыре часа часть услуг была уже почти оказана. Друг-автомеханик, обладавший всеми возможными талантами по части металла, не только внимательно осмотрел замки на стальной входной двери в квартире господина Клевцова, но по возвращении в мастерскую даже изготовил пару приспособлений для тайного доступа в желанную квартиру. Что-то такое из области отмычек…

Совин решил оставить машину и свой пейджер Сашке. Договорились, что Дмитрий завтра утром сообщит ему об отъезде Толстого из дому и автомеханик тут же подъедет на совинской машине к месту действия.

Домой Совину предстояло добираться на своих двоих, что давало простор для фантазии в выборе спиртных напитков. То есть наличествовало настроение слегка выпить и забыть на время обо всех неприятностях. Дмитрий отдался этому настроению, понимая, что сыщик из него сейчас никакой.

Посетил ближайший гастроном, и теперь мужики молча выпивали, закусывали и курили. Сашка разговорчивостью никогда не отличался. И сегодня это было удобно: не хотелось Совину ни о чём разговаривать. Очень не хотелось. Он и не разговаривал…



* * *


Домой Дмитрий добрался без приключений, выждав, когда закончится в метро час пик. Несмотря на количество выпитого, чувствовал только ужасную усталость.

В подъезд вошёл не скрываясь. Да его никто и не ждал. Дома скинул кроссовки, прошлепал на кухню и поставил на газ чайник. Заварил свежий чай, поставил компакт с флойдовской «Стеной», сел в кресло и включил компьютер. Настроение настроением, а порядок ежедневных записей в компьютерную память следовало соблюдать неукоснительно…




Вечер девятнадцатый ПЯТНИЦА, 22 МАЯ


Сегодняшний вечер ничего общего с предыдущими не имел. И чай был, и сигарета вечерняя. Только сидел Совин не у себя на кухне, а на берегу безымянного водоема Владимирской области. И подводить итоги приходилось в уме.

— Когда я итожу то, что прожил, и роюсь в днях — ярчайший где, я вспоминаю одно и то же: двадцать пятое — первый день,— начал излагать Совин в темноту ближайшего леса строки Владимира Маяковского, и внезапно понял, что продолжения совершенно не помнит. Что-то такое про революцию…

Дмитрий бросил это бесперспективное занятие — вспоминание поэмы — и окунулся в события прошедшего дня...



* * *


Толстый уехал. Совин взялся за телефон и набрал номер своей пейджинговой компании.

Третий слушает.

Здравствуйте, примите сообщение для абонента двадцать пять пятьдесят девять.

Слушаю.

Саша, подъезжай. Подпись: Дима.

Третий принял.

Спасибо, третий.

До свидания.

Совин отключился и поудобнее уселся на лавочку ждать приезда чудо-механика Надирова…



* * *


С утра Дмитрий занял позицию около соседнего с клевцовским подъезда. Автомашина была на месте. «Надо же, ему, паразиту, почему-то колеса не прокалывают,— подивился Совин.— И тачку не угоняют. Платит, наверное, тутошним бандитам…» Дмитрий слышал, что существует такая практика: за деньги можно договориться о том, чтобы машину не угоняли и не уродовали. Как бы там ни было, машина стояла целехонькая и ждала своего толстого хозяина.

Толстый, судя по предыдущим наблюдениям, вел довольно богемный образ жизни. Во всяком случае, до сих пор в раннем просыпании он не замечался. Хотя нельзя сказать, чтобы дрых до полудня. Какой-то режим дня у него все-таки был. И в другое время Дмитрий не стал бы приезжать сюда раньше десяти. Но на сегодня он назначил несанкционированное проникновение в квартиру. И потому «сова» Совин с вечера ещё настроил будильник, радиоприемник и себя самого на раннее пробуждение. И пробудился, различными русскими словами проклиная за это и Толстого, и свою неудавшуюся жизнь.

Но после чашки кофе и пары чашек свежезаваренного чая несколько пришёл в себя. Жизнь казалась уже не столь пропащей. За окном светило солнышко. В кустах активно и жизнерадостно чирикали невидимые Совину пернатые. И Дмитрий тронулся в путь. И благополучно завершил его у нужного дома…



* * *


Надиров был собран и, как обычно, молчалив. Дмитрий подошёл к нему, когда Сашка запирал машину. Они молча поднялись на нужный этаж. Механик поколдовал над замком, и дверь открылась. Иного результата Совин не ждал и совершенно не удивился. И внезапно вспомнил, как однажды, зная удивительные таланты друга по части всевозможных замков, спросил у него: «Сань, а чего бы тебе квартиры не пограбить? Работы всего ничего, а прибыли куда как больше. Замок-то, ты любой вскроешь…»

Вопрос он задал полушутя, а вот ответ получил лаконичный и совершенно серьезный: «Нельзя. Нехорошо…»

Квартирка была ничего себе такая. И в смысле отделки, и в смысле мебели, и в смысле светильников-холодильников-микроволновок-аудио-видео и прочего. Но на разглядывание времени не оставалось. Следовало пристроить «жучки», коих было три.

Итак. По капле суперклея на поверхность этих устройств. И первый — за шкаф в кабинете. Второй — за батарею на кухне. Третий — за вешалкой в коридоре. Отлично! Уходим!

Ушли. И дверь закрыли. Сели в машину.

Нелегкое и не очень-то приятное шпионское ремесло!..

«Э-ге-гей! Привыкли руки к топорам! Только сердце непослушно докторам. Если иволга поет по вечерам. Лесорубы!..» — Очень кстати вспомнилась Дмитрию эта песня из советских времен.

Да, к топорам привыкли руки. К клавиатуре компьютерной привыкли. А вот к установке подслушивающих устройств в чужих квартирах не привыкли, отчего изрядно дрожали. И адреналинчик по телу бегал. И сердечко постукивало изрядно. «Шпионы» посмотрели друг на друга и … Смехом это назвать никак было нельзя. Ржаньем, пожалуй, можно.

— Это нервное,— отсмеявшись, объяснил приятелю Совин.— Заплати налоги и живи спокойно.

Сашка откликнулся, и они минут пять рассуждали о непосильном налогообложении индивидуальной трудовой деятельности секретных агентов, разведчиков и шпионов в деле торговли государственными тайнами. По всему выходило, что гостайнами торговать невыгодно: налогами задавят, штрафами задушат…

Поржали — отошли немного, успокоились. Покурили, чаю из термоса Совина попили. К полудню Сашка, слегка нарушая правила дорожного движения, довёз себя до своей мастерской, и друзья расстались.



* * *


«А я не вижу причин, по которым благородный дон не мог бы поехать во Владимир»,— вслух, почти цитатой из своих любимых Стругацких ответил на свои же размышления Совин. Необходимо было как-то отвлечься от тягостного состояния, не проходящего с того момента, как Дмитрий узнал о смерти Нины Власовны. Дорога для этого подходила как нельзя лучше.

Ещё лучше подошла бы встреча с любимой женщиной, но мысль о том, что для Татьяны встреча с ним, с Совиным, может представлять опасность, приводила горе-сыщика в ужас.

Совин покидал в машину рыбацкие принадлежности, термос, тёплую одежду, всё своё оружие. Сказал «поехали» и махнул рукой. Как Юрий Гагарин в песне…



* * *


Трасса была загружена до безобразия. Трудовые массы москвичей уже после обеда в пятницу стремились из столицы на свои дачные участки. Иные аж за сто и более километров. И скорее всего, не отдыхать, а работать: копать, пахать, боронить и сеять. Или ещё вот: заниматься вспашкой зяби. Что такое «зябь», Совин не знал. И по своим внутренним причинам не залез даже ни разу в словарь Даля, чтобы выяснить значение этого слова. Дмитрию нравилось, что малопонятное слово несет в себе загадку и одновременно некоторый сарказм в отношении самого Совина, не любящего ни пахать, ни сеять, ни «поднимать зябь».

Загруженность трассы Совина по-своему устраивала. Водитель из него пока был так себе, и ехать в общем потоке, с заботой только о том, чтобы выдержать дистанцию, было вполне удобно. Так и продвигался он со средней скоростью шестьдесят километров в час, слушая Высоцкого и ни о чем не думая. Миновал границу Владимирской области и уже посматривал по сторонам, выискивая приличную, но глухую дорогу в сторону, когда заметил на обочине двух, голосующих девчушек. Остановился, открыл заднюю дверцу.

Вам куда, девчонки?

Дяденька, подвези до Покрова.

Садитесь.

Девчонкам было лет десять-восемь. Плохонькие платьица, грязноватые и изрядно потертые джинсовые курточки.

Совин на ходу залез в лежащую рядом сумку и протянул девчонкам пачку печенья и двухлитровую бутылку газировки.

Угощайтесь.

На заднем сиденье зашелестели оберткой.

Сёстры?

Угу,— подтвердили сзади набитыми ртами.

А в Покров зачем?

На бензоколонку. Денег на хлеб просить.

Совин резко ушел на обочину и остановил машину. Едущий следом «жигуль» возмущенно просигналил, а водитель беззвучно проартикулировал губами что-то непечатное.

Дмитрий закурил и повернулся к сестрёнкам.

А вы откуда?

Девчонки отвечали спокойно и по-деревенски обстоятельно.

История их была проста и типична для нынешней российской провинции. Семья Ивановых — уж куда типичнее, с такой-то фамилией! — жила в небольшой деревушке в десяти километрах от трассы. Отца-механизатора пять лет назад свела в могилу водка. Остались больная мать да четверо детей. Младшая родилась уже после смерти отца.

Мать числилась в колхозе, не имея от него ни работы, ни денег. Государство полагающимися пособиями баловало редко. Жили тем, что выращивали на огороде. Единственный сын — двенадцатилетний Витька — каждый день ездил в ближайший город Покров мыть на автозаправках машины. Но таких желающих и среди городских ребят было предостаточно. Конкурента не любили. И он через день возвращался с синяками и ссадинами, пока упорством своим не отвоевал у городских право на труд. Место было не ахти, но позволяло привозить домой и хлеб, и молоко для младшей сестренки. Иной раз и на колбасу хватало. А двое средненьких — Валя и Лена — в свободное от огородных работ время осваивали науку попрошайничества. Увы, и здесь существовала жесткая конкуренция. Девчонок били сверстники и сверстницы, их гоняли с теплых мест, отбирали заработанное...

И сколько же в день вы зарабатываете?

А чего, хорошо собираем-то. Иногда даже десять рублей.

А домой как добираетесь?

До поворота на попутных, а там пешком.

Не обижают?

Шофера-то? Нет, ничего. Мы так-то стараемся в грузовые машины садиться. Они ничего, добрые. Которые дак и денег дают. Дяденька, а мы когда к бензоколонке подъедем, вы скажите мальчишкам, чтоб нас не забижали, ладно?

Ладно, скажу, — Совин завёл двигатель, дождался просвета в потоке автомашин и резко развернулся обратно, в сторону Москвы.

Дяденька, ты куда?

Мне обратно надо, девчонки. Забыл я кое-что.

Ты нас-то высади, нам-то в Покров надо!

Не надо в Покров, девчонки. Хотя бы сегодня. А десять рублей я вам дам, хорошо? Да ещё и до дома довезу.

Ну, коли дашь, тогда ладно. А то Витька уж два дня денег не носил. В доме хлеба ни крошки. И младшая без молока.

Совин притормозил у первой попавшейся закусочной.

Вы посидите, девицы, я сейчас вернусь. — Он взял полиэтиленовый пакет, зашел в закусочную. А когда вышел, старшая уже говорила что-то в полуоткрытое окно подъехавшего «москвича».— Валентина! Давай в машину!

Запыхавшаяся Валентина уселась рядом с сестрой.

Дяденька мне два рубля дал!

Молодец, поехали домой…

В деревню Совин заезжать не стал. Развернулся на окраине, остановил машину.

Всё, девчонки. Приехали. Пакет этот матери отдайте. Здесь хлеб, колбаса, сок сестренке. И вот деньги вам. Отдайте маме, не тратьтесь. Договорились?

Как же, конечно. Мы-то большие уже, а маленькой расти надо… А сколько это ты нам дал, дяденька?

Мамка скажет.

А пойдём к нам в гости! Мамка картошки наварит, грибов солёных даст. У неё, знаешь, какие грибы вкусные! Самые вкусные в деревне! И еще капуста квашеная! Пошли!

Нет, девчонки. Дела у меня. До свидания. Деньги, глядите, не потеряйте!

Уж не потеряем!..

Совин сел в машину и, уже отъехав, высказал вслух несколько соображений в адрес президента и правительства. При девчонках такие слова говорить нельзя было. А так — ничего. Машина железная, стерпела.

Благотворительность обошлась ему примерно в полторы сотни новыми. Он не жалел этих денег. Думал о том, что завтра эти девочки снова выйдут на трассу. И о том, что он не может накормить всех голодных детей, стариков и собак… И жалко было и тех, и других, и третьих. До слёз жалко. Только вот всех не накормишь…



* * *


До Владимира Совин не доехал. Где-то за Петушками свернул, решив, что рано или поздно найдет приемлемый водоем. На окраине какой-то деревни накопал червей. И нашел озерцо, поспрашивав немного у местных жителей. Выбрал место у воды, натаскал дров, развел костер. Забросил удочки и уселся на валявшуюся у воды корягу…

В рыбалке Дмитрий искал отдыха. Рыба ему была не важна. Нет, готовился он именно к поимке рыбы. Да такой, чтобы все удивились. Но нужно было совсем другое: гаснущая дорожка заката на глади воды, неподвижно стоящий поплавок, удивительное ожидание… Вот сейчас поплавок качнется, чуть наклонится и медленно пойдет в сторону, чуть притапливаясь, и — подсечка, и — тяжесть на том конце лески, и — борьба, короткая, заставляющая лихорадочно биться сердце, и — тяжелая, отливающая серебром рыбина на берегу… Чаще всего ничего этого не случалось. И сегодня до темноты не случилось...

Совин сидел у костра, попивая чай с дымком и смородиновыми почками. Из открытой дверцы машины тихонько мурлыкала стильная музыка, которую крутило «Радио-Стиль». Хорошая музыка для хороших людей...

Дмитрий ждал утра — еще одного важного компонента рыбалки. Начинает светать. Небо чуть розовеет. Становится прохладнее. Тянет сыростью. Над водой густым холодным молоком струится туман. Поплавок едва виден. Напротив, на той стороне, странно кричит какая-то птица. То там, то здесь расходятся круги от играющей рыбы. И снова волшебное ожидание поклевки, в мечте даже более интересной, чем наяву…

После рыбалки Дмитрий успокаивался. Душа пребывала в удивительном равновесии и тишине. И лучшего отдыха он не знал. Да и уверен был, что лучшего быть не может. И лучшего для него не было…

В эту ночь и в это утро все получилось так, как хотелось. А когда окончательно рассвело и ясно стало, что сегодня уже клева не будет, он завалился спать прямо на земле. И не было сна приятнее, чем этот, после бессонной рыбацкой ночи…




Вечер двадцатый СУББОТА, 23 МАЯ


Вечер субботы был еще более необычным. Совин проводил его в старенькой деревянной беседке на территории детского садика в городе Владимире. Проводил в ожидании, без чая и сигарет.



* * *


Было уже далеко за полдень субботы. Дмитрий прекрасно выспался. Внутри, в душе, поселилось давно забытое спокойствие. Он вытащил из машины арбалет и стрелу за стрелой всаживал в выбранные им мишени.

Выходило очень неплохо. Дмитрий начинал чувствовать оружие, а это уже залог хорошей прицельной стрельбы. А первый действительно серьезный выстрел предстояло сделать сегодня вечером.

Если образуется нужная ситуация…



* * *


Уже в первый свой приезд во Владимир Совин озаботился тем, что у Гали Гаврилиной переписал себе на дискету компьютерную базу данных «Телефоны Владимира». База была устаревшей и неполной, но телефон и адрес адвоката Андрея Игоревича Сергеева в ней имелись. Бывший так называемый обкомовский дом на улице Диктора Левитана. Второй этаж. Окна выходят во двор. А во дворе — детский садик с густыми деревьями и массой всяких детских построек: деревянных корабликов, машин, качелей, беседок и террасок…

Совин появился во Владимире вечером — темнота была непременным условием того, что он задумал сделать. Он тщательно обследовал всю прилегающую территорию, в удобном месте поставил машину. Уже смеркалось, в домах зажигались огни, но в окнах квартиры господина адвоката свет не горел. Это устраивало Дмитрия. Собственно, все расчеты и строились на том, что холостой адвокат (Совин знал, что он не женат) вечером в субботу не будет сидеть дома и вернется, если вернется, довольно поздно, уже в темноте. Вопрос, как узнать Сергеева в ночи, не беспокоил Дмитрия. Проход между домами, откуда и должен был появиться адвокат, хорошо освещался уличным фонарем. Территория же детского садика, где засел Совин, не освещалась вовсе...

Да, ожидание в машине — это совсем не то. Удобное сиденье, тихая музыка из приемника, сигареты, чай из. термоса. Прямо летнее кафе в Париже, а не слежка.

Сегодня вечером Совин получил примерное представление о том, что такое труд снайпера, что такое настоящее ожидание. Он ждал с девяти вечера до трех ночи. Без чая. Без сигарет: огонек могли увидеть из окон. Хорошо еще, можно было свободно двигаться, сидеть, вставать, ходить. С единственным условием — не выпускать из виду место, откуда должен появиться адвокат.

Около трех ночи Совин услышал шаги и увидел того, кого ждал.

Время вдруг почему-то стало тянуться медленно, как не тянулось никогда.

Совин поднял арбалет…

Адвокат шел к подъезду…

Совин прицелился…

Адвокат подошел к двери…

Совин затаил дыхание и положил указательный палец на спуск…

Адвокат медленно поднял руку…

Совин потянул спусковой крючок…

Адвокат взялся за ручку двери…

Зазвенела тетива…

Дмитрий не промахнулся. Стрела впилась в дверь как раз над головой адвоката. Тот опешил, быстро оглянулся, рванул на себя дверь подъезда и юркнул в нее. Через полминуты на втором этаже хлопнула дверь. Дело было сделано.

Дмитрий перемахнул через забор детского садика, бесшумно добежал до подъезда, с превеликим трудом вытащил стрелу, припасенным заранее мелком начертил вокруг оставшегося от стрелы отверстия три концентрические окружности, перечеркнул их вертикальной и горизонтальной чертами — получилась мишень с отверстием посередине — и быстрым шагом пошел к машине, стоявшей в соседнем дворе. Открыл дверцу, завел двигатель, включил сотовый телефон. Набрал номер адвоката и, услышав произнесенное испуганным голосом «алло», сказал, понизив голос и добавив в него обертонов: «Спустись к почтовому ящику. Возьми письмо. И не бойся: сегодня больше ничего страшного не случится. Будь здоров. Целую в уши». Отключил телефон и нажал на педаль газа.

Через пятнадцать минут машина уже была на автостоянке у гостиницы «Заря». Он разложил сиденья и лег. Надо было хоть чуть-чуть поспать перед дорогой в Москву. Ехать ночью нельзя — наверняка тормознут на посту ГАИ да еще и обыщут. Арбалет не считался запрещенным оружием, но мало ли что… Лучше не рисковать.

А господин адвокат, Совин знал наверняка, читал сейчас письмо, напечатанное Дмитрием еще в Москве. Письмо Совин опустил в почтовый ящик примерно в полночь. Содержало оно слова неласковые и для адресата неприятные:


«Не считай сегодняшний выстрел промахом. Не надо. Утром посмотришь: увидишь, что я попал как раз туда, куда целился.

Придет время, я тебе позвоню, и ты мне коротко ответишь на пару вопросов. Не ответишь, сам понимаешь, что будет. Стрела летит без звука, так что тебе придется постоянно бояться. И ночью. И днем. А это очень утомительно — я знаю.

До моего звонка ничего не бойся. А бояться ли тебе после моего будущего звонка — это, как вести себя будешь. Я существо терпеливое и обязательно тебя подловлю, если будет что-то не так, как я хочу».


Дмитрий засмеялся, взял телефон и вновь набрал номер домашнего адвокатского телефона. Трубку Сергеев снял после третьего гудка, но отвечать не торопился. Впрочем, Дмитрий ответа и не ждал.

Не звони, Римский, никуда, худо будет!

Что?

Совин отключил телефон и уже в темноту ответил:

Что-что! Булгакова читать надо! Михаила Афанасьевича…

Возможно, второй звонок был и ни к чему, но уж больно похулиганить хотелось. Да и ситуация прямо подталкивала к тому, чтобы процитировать бессмертные булгаковские строки. Но нужно было и поспать, и Совин откинулся на спинку сиденья…




Вечер двадцать первый ВОСКРЕСЕНЬЕ, 24 МАЯ


Снова кухня родного дома. Снова компьютер, чай, сигарета. До настоящего вечера далеко, но Совин торопился побыстрее закончить обычную работу, чтобы поскорее лечь спать…



* * *


Автостоянка оживает рано. Народ начинает разбирать свои автомобили уже часов в пять утра. Первыми уезжают «газели» — они чаще всего направляются в Москву, за товаром. Чуть позже заводят свои машины водители, перевозящие начальство. Еще позже — те, которые добираются на машинах до заводов, контор и других рабочих мест. Ещё позже, уже в девять — в десятом, выезжают со стоянки машины подороже, иномарки. Их хозяева могут себе позволить и поспать подольше, и по делам своим поехать попозже…

В общем, сна нормального не получилось. Для любителя поспать это нож острый. Совин проснулся от звука прогреваемых двигателей. И от холода.

Разозлился, завел двигатель, нагрел салон и попытался уснуть снова. Не тут-то было! Он запер машину, зашел в гостиничный туалет на первом этаже и холодной водой умыл помятую физиономию. Взглянул в зеркало: физиономия определенно была ему противна. Как и весь белый свет. Решив, что с таким настроением выезжать из города не стоит, он поехал на вокзал, где с удовольствием съел в буфете копченую «ножку Буша». Судя по ножке, президент Соединенных Штатов Америки мало чем отличался от курицы. Подивившись про себя непрактичности американцев, избравших себе такого руководителя, язвительный с утра Совин вытер руки, запил все это американское безобразие стаканом кофе и, не торопясь, выехал из города Владимира в направлении города Москвы.

Бессонная ночь и нешуточные волнения, кои пришлось пережить в подкарауливании владимирского адвоката, бодрости Совину не добавили. Безумно хотелось спать. Но поскольку за рулем делать это небезопасно, Дмитрий непрерывно мял зубами жевательную резинку. Чтобы не заснуть, способ очень неплохой: при жевании работают лицевые мышцы и не закрываются от усталости глаза.

Торопиться в таком полудохлом состоянии не резон, потому и дорога до столицы заняла почти пять часов. С остановками, питьем кофе, жеванием мороженого, пирожков сомнительного качества и прочими прелестями дороги.

На въезде в столицу Дмитрий, естественно, попал в автомобильную пробку. Действовали «закон Мэрфи» и поправка к нему: если неприятность может случиться — она случается; если неприятность может не случиться — она все равно случается.

До своего дома Совин все же добрался. Разгрузил рыбацкое барахлишко и богатый арсенал вооружений, отогнал машину на ближайшую стоянку. Доплелся до дома, поставил чай, включил компьютер, закурил.

Мысль о деятельности любого рода внушала отвращение. Поэтому Дмитрий очень торопился закончить записи, только чтобы поскорее лечь спать. И это у него очень неплохо получилось. Даже кровать не разобрал — просто плюхнулся одетым под плед. И зевнуть не успел…




Вечер двадцать второй ПОНЕДЕЛЬНИК, 25 МАЯ


Вечер в разгаре. Пепельница уже не вмещает окурки. Организм уже отказывается от любимейшего терпкого напитка. А мысли все никак не хотят приводиться в порядок. Документ, чрезвычайно серьезно озаглавленный как «План расследования», кроме означенного заголовка, не содержит в себе ещё ни строчки…



* * *


Дмитрий Совин сидел за компьютером с того самого момента, как проснулся и позавтракал, а произошло это эпохальное событие около часу дня.

Он решил никуда не ехать. То есть ехать, конечно, нужно. Нужно следить, подслушивать, что-то и кого-то искать. Но Совин оттого и не поехал искать, что не знал: ЧТО он должен искать.

Есть старая-старая мысль, которую приписывают китайскому мудрецу Конфуцию: «Очень трудно поймать в тёмной комнате чёрную кошку, особенно если её там нет». Совин слышал её в десятках детективных фильмов и читал в сотнях детективных повестей. Очень затасканная мысль. Но очень верная. Истинность ее и осознал частный сыщик Дмитрий Совин. Случилось это в период между поглощением первого и второго утренних бутербродов с колбасой. Совин вдруг понял, что не видит плана собственных действий на ближайшее время.

Да, совершено преступление. Убита молодая женщина. В этом направлении Дмитрий кое-что делает. Не зря, например, он ездил во Владимир и насмерть запугал тамошнего адвоката. К адвокату надо ехать ещё раз, но позже: адвокатская психика должна побыть в состоянии неуравновешенности.

Убита мама поэта Владика Семенова Нина Власовна. Здесь, увы, не сделано практически ничего.

Господин Клевцов вовсю фальсифицирует компакт-диски. Здесь Совиным кое-что сделано. Есть доказательства, что тексты песен с первого компакта Снегиревой не принадлежат. Есть уверенность, что тексты для второго компакта пишет кто-то другой. Есть подозрения, что музыку для второго компакта пишет Володя Андреев. Не исключено, что и для первого компакта музыку писал он же.

А что делать дальше? Как сломать Толстому его грязный… нет — кровавый бизнес?

И самое страшное, что в голову ничего не приходит.

Впрочем, это сейчас не приходит...

Совин знал особенности своей головы. Когда требовалось написать какой-то сложный рекламный сценарий, Совин всегда действовал по одной и той же отработанной годами схеме. Сначала он загружал мозг всей имеющейся информацией, которая могла быть использована в предстоящей работе. После загрузки задача отодвигалась в сторону. Через пару дней Дмитрий к ней возвращался и вновь, не сильно напрягаясь, рассматривал проблему. И вновь забывал о ней на день-другой. И уже за пару дней до срока сдачи работы садился за компьютер по-настоящему, капитально. Заваривал свежий чай, включал флойдовскую «Wish you were here» — всегда именно этот диск — и… начинал играть в DOOM. Именно таким образом, бродя по коридорам компьютерной игры и паля во все стороны по мерзопакостным монстрам из самого немыслимого оружия, он настраивался на работу. Чаще всего бывало так, что вдруг посреди игры он выключал ее; входил в текстовый редактор, и начиналась работа. Шла она легко, все получалось как надо.

Кажущаяся легкость когда-то давно, когда Совин не знал еще особенностей своего мышления, подвинула его на эксперимент: он пытался выполнить работу по принципу «сел и сделал». Не вышло. Дмитрий ошибку осознал, башку свою постарался изучить и использовать наиболее эффективно. Позже, порывшись в литературе по психологии, понял, что самостоятельно, без подсказки поставил себе в услужение так называемый механизм озарения — на манер того, который в свое время позволил химику Менделееву увидеть таблицу элементов во сне…

И сегодня Совин решил работать по привычной схеме. Конечно, времени откладывать расследование на несколько дней не было. Но этого и не требовалось. Расследование и так занимало в голове Совина главное место. Нужно настроиться на работу, а потом просто резко мобилизовать все мозговые ресурсы на решение проблемы под названием «План расследования»:

Совин включил компьютер, загрузил DOOM. Монстры набежали незамедлительно, как будто его, Совина, только и ждали. Супермен Дмитрий Совин, призванный спасти всю планету Земля, поднял дробовик и нажал на клавишу CTRL. Раздался выстрел. Жутко заорал смертельно раненный шипастый монстр… где-то в душе супермену стало жалко бедное инопланетное существо. Однако его приближающиеся собратья с агрессивным выражением на противных физиономиях, видимо, не заметили деликатных движений нежной и ранимой суперменской души. И стали забрасывать его, супермена, огненными шарами. Совин ужасно обиделся и вновь поднял дробовик…



* * *


За окнами уже стемнело, когда супермен перелез через горы трупов, вылез из компьютера и все-таки решил поужинать. За эти несколько часов Дмитрий уже трижды заканчивал игру и пытался хоть что-то сообразить в смысле своих дальнейших действий по «делу Марины Снегиревой». Ничего не соображалось. И приходилось возвращаться в мрачные лабиринты…

Ужин Совин сварганил на скорую руку, простой, но вкусный: на сковороде — он не любил есть из тарелки — аппетитно шкворчали залитые тремя яйцами черные, круто посоленные гренки. Со сладким, даже переслащенным кофе — самое то!

Вот паразитство, в разгар ужина в голову полезли мысли и решения, те самые, которых он так ждал. Дмитрий с набитым ртом сел к компьютеру, открыл текстовый редактор.

Итак, первое. Установить за Толстым слежку и через его контакты определить автора текстов. Скорее всего, с этим человеком Толстый встречается довольно часто. Почему? Сейчас в эфире крутятся только три песни с обещанного нового диска «Марины Снегирёвой». Надо полагать, что остальные находятся в стадии записывания, сведения и прочего, то есть над ними сейчас работает лохматый Володя Андреев. Не исключено, что он же встречается и с автором текстов — это обычная практика в тандеме поэт — композитор. Наверняка Толстый торопит их с исполнением заказа: диск должен быть выпущен и продан как можно быстрее, пока публика еще помнит о трагедии Марины Снегирёвой.

Второе. Не исключен вариант, что и с композитором, и с поэтом могут случиться какие-нибудь несчастья. Во всяком случае, будь на месте Толстого Совин, он бы точно эти несчастья устроил. По той простой причине, что соучастники в один прекрасный момент могут элементарно начать шантажировать организатора всего этого дела. Шаткая версия? Вряд ли. Достаточно вспомнить, что Нину Власовну убили.

И нужно учесть еще одно соображение: нельзя бесконечно выпускать диски Снегиревой. Один диск погибшей певицы — это нормально. Два — так-сяк, но терпимо. Три? Пожалуй, уже многовато…

Если допустить, что после двух дисков работы над третьим не будет, то и отправленные в отставку подпольные творцы захотят урвать кусок побольше. А каким образом? Да просто пригрозить Толстому открыть его тайну. Тем более что при умелом ведении дел тиражи даже двух дисков можно допечатывать и получать с этого немалые деньги.

Захочет ли господин Клевцов делиться с тем же Володей? Это вряд ли. Не закон, что так и будет, но версия интересная.



* * *


Третье. Необходимо продолжать распутывать убийство Нины Власовны. Как? Вот об этом надо подумать…

Три пункта есть. Конечно, задачи определены на довольно короткий срок, но они существуют. А правильно сформулированный вопрос — это уже практически половина ответа...

Совин выключил компьютер. Потом ласково погладил по темечку свою умную голову и пообещал ей: «Молодец, голова. Шапку куплю».

И отправился спать.




Вечер двадцать третий ВТОРНИК, 26 МАЯ


За окном уже светало. Город просыпался. Совин давно закончил свою обычную — с начала самодеятельного следствия — вечернюю работу. Но заснуть не удавалось: в мозгу точку не поставишь. И не отключишь голову, как компьютер. Больше того: и заставить себя не думать тоже не получится…



* * *


Палыч, здорово. Это Совин,— начал Дмитрий. Он едва дождался этого дня и, едва минутная стрелка подошла к двенадцати, показав, что на часах ровно девять утра, набрал номер старинного друга.

Я так и думал,— откликнулся Корзунов.

Что ты думал?

Что первым будет твой звонок.

Ну?

Что?

У вас похороны?

Похороны? — искренне удивился собеседник Совина.

Палыч, мы только что разыграли с тобой сценку из Жванецкого. Называется «Как хоронят в Одессе». Если ты с утра тупой, я тебе напомню, что это начало разговора жильца и бригадира оркестра. Так я продолжу: ну не тяни, выноси!

Отсутствовавшее с утра у подполковника чувство юмора, похоже, вернулось на положенное ему в милицейском организме место, и ответом Дмитрию было классическое:

Кого?

Эксперта, Палыч, эксперта. И его оценки и заключения.

Понял. Не злись. Подъедешь к часу ко мне. Пообедаем.

Ладно. До обеда. Будь здоров.— Совин отключил сотовый и снова включил приёмничек, исправно транслирующий хозяину звуки жизнедеятельности господина Клевцова в его собственной квартире.

А у господина Клевцова утро тоже уже наступило. Совин, с утра обосновавшийся во дворе дома, где жил главный объект слежки, поочередно слышал шлёпанье по квартире, процесс умывания, сопровождаемый плеском воды и напеванием под нос неопределенных мелодий. Далее, как положено, хлопанье дверцы холодильника, гудение микроволновки, звуки соприкосновения с тарелкой ножа и вилки.

К счастью, чувствительные микрофоны не передавали чавканья, что ещё раз подтверждало высокую культуру Толстого. Мысли о завтраке заставили и Совина налить себе чаю из термоса. А нежно прокурлыкавший в квартире телефон подтолкнул к вполне логичному переключению на «жучок», прилаженный к телефонной линии.

Виталий Петрович?

Я.

Это Сергей Розанов. Значит, материал я показывал. Почти все редакторы согласны.

Почти? Сколько их?

Из пятнадцати восемь согласились.

Это не «почти все». Это всего на ноль целых пять десятых больше половины.

Виталий Петрович...

Ладно. А деньги?

Все в пределах оговоренных сумм.

Хорошо. А эти семеро... Сегодня начинаем расклейку афиш по городу. Концерт через две недели. И эти семеро согласятся — никуда не денутся. Чтобы эта желтая пресса прошла мимо такого события. Да никогда! Это не что-нибудь. Это концерт памяти прекрасной женщины. Это презентация компакта. Согласятся. Но ты работай по этому вопросу. Афиши пару дней повисят — снова к ним подъедь. Понял?

Понял, Виталий Петрович.

И смотри: я деньги за плохую работу платить не буду. Или заплачу очень мало.

Виталий Петрович…

Всё. Позвонишь утром в четверг.— Толстый положил трубку.

Совин задумался. Но сначала выругался. Разговор был предельно ясным. Готовился цикл статей о Марине Снегиревой. Готовился большой концерт ее памяти. Готовилась презентация нового компакт-диска.

Отсюда и выходило, что на все следственные мероприятия и на акцию, которая остановила бы бизнес на крови Марины Снегиревой, Совину полагалось всего две недели. Не успеет за это время — все: Толстый сорвет куш. Конечно, можно найти убийц Марины. Но как доказать убийство, если даже милиция не смогла это сделать? Да и не относится убийство к фальсификации творчества покойной Снегиревой. Убийство Нины Власовны? И здесь зацепок никаких! И без того разрозненная картина следствия становилась окончательно неясной. Хоть на луну вой! И взвыл бы, да не поможет…

Через полчаса Толстый вышел к своей машине и уехал.

Совин посмотрел вслед зелёному «вольво» и грубо высказался в адрес ни в чём не виноватого автомобиля.



* * *


К обеду он познакомился с хозяевами шести из пятнадцати квартир в подъезде, где жила Нина Власовна.

В девяти квартирах просто никого не было. Из шести обойдённых в двух наличествовали бабушки, в трёх — обычные взрослые, в одной — подросток мужского пола годах так об шестнадцати. Всем, кто открывал ему двери, Совин нагло совал в лицо уже открытое удостоверение сотрудника радиостанции и представлялся капитаном Совиным из МУРа. Благодаря исконному русскому страху перед силовыми структурами — будь то КГБ или опричнина Ивана Грозного — ни один из собеседников даже не попытался рассмотреть удостоверение в красной обложке получше.

Но и ни одного устраивавшего его ответа Дмитрий Совин не получил. Ни в день взрыва в квартире Семеновой Н. В., ни в предшествовавший вечер никто ничего подозрительного не заметил.

Пора было ехать на званый обед к другу мятежной юности…



* * *


Никаких следов насилия на теле погибшей не обнаружено. Ее не связывали, не били, не насиловали, не пытали. В организме обнаружено небольшое количество снотворного — таблетки две, не больше. Снотворное довольно сильное, продается только по рецепту врача. Но для человека ее возраста проблемы со сном — дело обычное.

А дверь проверяли? Ну там, взлом… отмычки и прочее…

Никаких следов взлома нет. Признаков, что замок открывали отмычкой, не обнаружено. Ну что?..

Ты знаешь, Палыч, она… Впрочем, нет, ничего. — Совин отхлебнул чая. — Спасибо тебе за обед. Поеду я.

Мы тачку твою обмывать будем? — возмутился подполковник.

Потом, Палыч. Недельки через две.

Да что с тобой происходит, Димка?

Ничего, Палыч, ничего. Всё нормально. Пока. Я позвоню. — Совин закрыл за собой дверь, закурил и спустился к машине...

Спустя час он был уже в поликлинике, которая обслуживала жителей Сиреневого бульвара, и в частности того дома, где жили Семеновы. Еще через пятнадцать минут выяснил, что Семенова Н. В. к участковому врачу обращалась последний раз несколько лет назад. А снотворное ей и вовсе никто не выписывал. В поликлинике просто подтвердили то, в чем Совин и так был уверен: при таком здоровом образе жизни, какой вела Нина Власовна, ей и не требовалось снотворного. Даже после смерти сына.



* * *


Редкий случай — Совина неожиданно потянуло в послеобеденный сон. Не зная толком, чем занять себя до вечера, он поехал домой, отключил телефон и лег спать. Вечер предстоял трудный, нужны были силы…

В половине девятого он вновь сидел во дворе дома на Сиреневом бульваре. С этой лавочки прекрасно видны были все четыре подъезда, входящие и выходящие люди.

Дмитрия интересовали выходящие. И не просто выходящие, а выходящие с собаками. Известно, что с собаками хозяева гуляют по вечерам. Причем в одно и то же время. У каждого человека свой режим дня. Под него подстраивают и собаку. Совина интересовали такие же, как он сам, «совы».

Троих собачников Совин уже опросил. Безрезультатно.

Ага, вот ещё «дама с собакой». Определение «с собачкой» к ней никак не подходило: женщина вела на поводке крепенького такого добермана. Метрах в двадцати от Дмитрия спустила его с поводка, и кобель тут же задрал заднюю лапу и принялся поливать чахлое дворовое растение. В лесу это растение было бы березой. В московском дворе оно больше напоминало общипанную метелку. Впрочем, живую.

Не тронет? — вполголоса поинтересовался у доберманской хозяйки Совин.

Не бойтесь. Если хотите, можете даже погладить. Он у меня мальчик умный.

Добермана погладить? Спасибо, уж лучше вы к нам…

Этого добермана можно. Вот если вы вдруг меня решите погладить, тогда да, тогда у вас будут большие неприятности.

Верю.

Я серьёзно. Собака хорошо воспитана. Знаете, в городе со злой собакой проблемы. Народ кругом, дети носятся… А я его приучила: он ни велосипедистов, ни лыжников, ни детей не трогает. И все равно охранник хороший. На слух знает жителей всего подъезда. Я на первом этаже живу. Мимо квартиры все ведь проходят. Пёс молчит. Стоит к кому-нибудь гостям прийти, не лает, но на звук шагов рычит. Тихонько, просто показывает, что за дверями чужой. В глазок посмотришь — точно, не наши.

Женщина присела рядом с Совиным на лавочку. Животное перестало поливать окружающую флору, подошло и задумчиво посмотрело на Дмитрия и на хозяйку.

Гуляй-гуляй, любопытный! — посоветовала зверю хозяйка.— А то сейчас на поводок — и пойдём Валю встречать.

Пёс навострил уши на знакомое имя.

Это дочь моя,— пояснила собеседница Совину. — Ей восемнадцать. Дело молодое, мальчик уже появился. Он, конечно, провожает, но я всё равно вечером на остановку встречать хожу. Время очень уж неспокойное.

Да, насчёт времени это вы верно заметили, — отозвался Дмитрий и вновь начал играть роль капитана Совина. Безрезультатно. Через пять минут, когда женщина поднялась с лавочки, Дмитрий по-прежнему имел ноль бит информации. Но зато появилось одно соображение. Для его проверки требовалось присутствие Совина во дворе едва ли не в течение всей ночи.

Женщина попрощалась с Совиным и хлопнула в ладоши. Из темноты молча появился доберман, недружелюбно, но спокойно посмотрел на лжекапитана, пристроился к хозяйкиной ноге, оделся в поводок и начал нести охранную службу.

Дмитрий посмотрел вслед этой паре, мазнул глазами по фасаду дома и вдруг понял, что его неясно беспокоило. Да-да, в день, когда он узнал о гибели Нины Власовны, он спал почти до вечера. Проснулся с неясным ощущением, что потеряна какая-то важная мысль. А сейчас заблудившаяся мысль появилась вновь во всей своей полноте. Совин поднялся и подошел ближе к дому. На него со второго этажа смотрели окна с обгоревшими рамами и наполовину выбитыми стеклами.

Холодало. Видеть то, что он хотел увидеть, мешала темнота. И ожидание предполагалось долгим. Поэтому Совин двинулся в сторону автостоянки и вернулся уже на машине, с чаем в термосе и с биноклем. И уже в бинокль увидел то, что хотел: во всех окнах квартиры Семеновых все форточки плотно закрыты. Нина Власовна, это еще Настя говорила, никогда не закрывала форточки. Даже в самые лютые морозы.

Снотворное и запертые форточки. Многовато несуразностей. И никаких следов взлома или отмычек. Если убийца, или убийцы, Нины Власовны существовал, то она сама его впустила…



* * *


Преступники в смысле мыслительных способностей — обычные люди. С моральными качествами у них плоховато, а с мозгами — так же, как и у всех других.

Совин закурил и продолжил рассуждения. Суперхитроумные негодяи — это, как правило, герои детективных произведений, да и то не всех. Некто совершает преступление. Его находят. И когда на последних страницах романа детектив подробно рассказывает преступнику, что и как тот делал, выясняется, что ничего особенного негодяй и не совершал. Все трудности расследования заключались в собирании улик, в восстановлении маршрутов передвижений подозреваемых, нахождении орудий убийства и прочих вполне обыденных действиях. Если эти рассуждения верны, а других, собственно, и нет, то надо попробовать поставить себя на место преступника.

Положим, я хочу проникнуть в квартиру с целью убийства. Стандартная логика: я должен войти в квартиру и выйти из неё так, чтобы никто меня не видел.

В случае с Ниной Власовной есть ещё и временные рамки. Взрыв произошёл где-то в четыре часа утра. Но для того, чтобы устроить взрыв, надо наполнить газом квартиру. Простейший вариант: открываются все конфорки газовой плиты, на пол или на подставку ставится горящая свеча. Газ, который тяжелее воздуха, скапливается на полу, поднимается до уровня горящего фитиля — и мы имеем результат. Возможно, что и свечи нет. Тогда жертва просто задыхается. Тоже хорошо. А вот какое-то специальное устройство для поджигания использовать нельзя — при расследовании могут обнаружиться его останки. Но чтобы бабахнуло в четыре утра, конфорки надо бы открыть в полночь или около того. А перед этим — проникнуть в квартиру, да не очень поздно, чтобы не напугать жертву, чтобы человек открыл дверь. Вот и получается, что убийца, или убийцы, должен был войти в квартиру Нины Власовны где-нибудь от одиннадцати вечера до часу ночи. Как уж он, или они, уговорили хозяйку открыть дверь, сейчас не важно. Важно найти тех, кто видел входящих в подъезд незнакомых людей. Или выходящих. Ведь если газ включен, то находиться в квартире и резону нет.

Собаколюбы в качестве свидетелей отпадают. Во-первых, они уже опрошены. Во-вторых, редкий хозяин выходит с животным так поздно. Тогда кто может быть свидетелем? Правильно: либо молодежь с гитарами и пивом, либо парочки влюбленных — эти имеют обыкновение прощаться долго, с поцелуями…

Что ж, грамотно сформулированный вопрос — уже половина ответа.

В четвёртом часу ночи Совин понял, что сегодня разговор с группами подростков или припозднившимися влюбленными ему не грозит. Хорошо, попробуем завтра. А сейчас пора спать. Дмитрий завёл двигатель и поехал в сторону дома. Нет, сначала, конечно, на стоянку.

Пуганая ворона, знаете ли, машину на стоянку ставит.




Вечер двадцать четвертый СРЕДА, 27 МАЯ


Озвереть можно: Дмитрий опять закончил свой вечерний труд фактически к утру — в четыре часа. После полуночи, понятно, А ведь надо бы еще и поспать. Особенно учитывая то обстоятельство, что к восьми утра Совин уже должен опрашивать соседей Нины Власовны, а к девяти быть у дома Толстого, чтобы выслушать очередной его разговор с неким Розановым, готовящим статьи о Снегиревой.

Что ж, Совин в очередной раз принял соответствующие меры к собственному пробуждению. И в том числе самую радикальную из них: решил спать, сидя на стуле.



* * *


Первой мыслью после тяжкого раннего пробуждения была мысль о Володе Андрееве.

Володенька, а ведь ты уже приговорен к смерти. Судя по вчерашнему разговору, компакт-диск уже практически готов. Похоже, что осталось только напечатать тираж и пустить его в продажу. Что делать будем? — обратился вслух к далёкому собеседнику Совин. — Сначала позавтракаем и попьем чая. А потом?

Потом будет суп с котом, — ответствовал Совин сам себе и сел завтракать.



* * *


В эту же самую минуту в центре Москвы Исполнитель завершил телефонный разговор:

Повторяю: должны быть приняты все меры. Но незаметно и непонятно.

Собеседник Исполнителя подтвердил получение распоряжения и то, что все будет исполнено в точности.



* * *


Времени на успешное окончание расследования — или на его провал — оставалось совсем немного. Таиться смысла не имело. И, нажимая на кнопку звонка у двери квартиры Андреевых, Совин понимал, что своим приездом, выражаясь образно и в стиле шпионских романов, всполошит всех пауков в банке. И они станут опасны. Очень опасны.

На звонок открыл сам Володя Андреев.

Здравствуйте, Володя. Меня зовут Дмитрий Георгиевич. Вы меня не знаете, но это значения не имеет.— С этими словами Совин, отодвинув хозяина, проник в прихожую, оттуда — в комнату, где, как он; заметил, обстановка походила на ту, что была у него на радиостанции в звукозаписывающей студии.

Совин давно заметил за собой некую странность. Будучи от природы человеком стеснительным, он становился нахальным и пробивным в тех только случаях, когда чувствовал за собой абсолютную правоту. Именно это странное качество его личности и помогало ему в расследовании. Именно оно вело его и сейчас.

Мне вас порекомендовали, — продолжал Совин, не оборачиваясь к вошедшему вслед за ним хозяину и разглядывая обстановку: включённый компьютер, мощные клавишные, электронную ударную установку, стойку с аппаратурой. Неслабо, весьма неслабо.— Очень, знаете ли, неплохо о вас отзывались. Прямо скажем: хвалили мне вас. Я вас хочу нанять. Иными словами, есть для вас работенка, Володя. Да-с, милостивый государь. Судя по стилистике, и первый, и второй диск для Леночки — ваших рук дело. Кстати! — Совин резко повернулся к Андрееву и выбросил в его направлении руку с оттопыренным указательным пальцем.— Второй снегирёвский диск вы полностью закончили?

Да, — машинально кивнул ошарашенный таким напором Андреев. — А собственно, кто вы такой? Кто это вам меня рекомендовал? Что вам вообще здесь надо?

Для начала нормального разговора — чаю, и покрепче, — жестко ответил Совин. — Хотя чувствую я, что к моему приходу вы совершено не готовы и чай не заварили. А я пью только свежезаваренный чай. Вперед! На кухню! Заварка есть?

Слышь, мужик, а не пошёл бы ты знаешь куда? — судя по интонациям и используемой лексике, в коридоре Володя уже пришел в себя. — Я не знаю, кто меня тебе рекомендовал. И говорить с тобой я не желаю.

Ай-ай-ай!-Не ожидал я от вас, не ожидал. Такой культурный молодой человек. Композитор! Вольфганг Амадей, грубо говоря, Моцарт. И такие слова говорит!.. — Продолжая ёрничать, Совин вплотную приблизился к хозяину квартиры. Расчетливо приблизился. Имея целью создать дискомфорт, потому что вторгся в так называемую интимную зону — в примерно четвертьметровое пространство вокруг человеческого тела. И сменил интонацию. И голос сменил, сделав его приглушенным и насыщенным обертонами. — Володя, вас убивать будут. Вы им больше не нужны, Володя.

Кто убивать? Да что вы такое городите? Какое убивать? Кто ты такой?

Заткнись! — вдруг рявкнул Совин. — Сядь и слушай!

Вконец ошарашенный композитор сел на стоявший в коридоре пуфик.

Именно, вы, Володя, написали музыку к двум компакт-дискам как бы Марины Снегирёвой. Работали вы по заказу Виталия Петровича Клевцова, или, как его ещё называют, Толстого. Стихи к первому написал Владик Семенов, увы, безвременно погибший. И мама его погибла только что. Как бы случайно. Кто писал стихи ко второму компакту, я не знаю. Пока. Но узнаю обязательно. Вы прекрасно понимаете, что участвуете в нехорошем деле. Уверен, что Толстый договорился с вами о том, что, вы не будете никому рассказывать о своей работе. Вам обещаны деньги. Хорошие деньги. После выпуска второго компакта. Но сейчас работа закончилась. Третьего диска не будет. Вы стали опасны, Володя. И, насколько я знаю Толстого, от вас постараются избавиться. Два трупа уже есть. Третьим будешь? А?

Лицо Андреева выражало явную работу мысли. И растерянность.

Совин продолжил:

Вы, Володя, сейчас мне ничего не говорите. Не надо. Я приеду сегодня вечером, часов в восемь. Если вы согласитесь с тем, что я только что сказал, я спрячу вас в безопасном месте. Всего на несколько дней. И мы с вами сломаем Толстому весь его грязный бизнес. И не думайте вы, ради Бога, о деньгах. О своей жизни подумайте. И о душе. И еще. Вы сейчас, после моего ухода, к телефону не бросайтесь. Сначала подумайте. Я не прощаюсь. До вечера. — Совин с мягким щелчком закрыл за собой дверь. И вытер рукавом пот со лба.

Он был мокрый как цуцик. Это было выражение отца. Для Совина так и осталось загадкой, кто такой этот самый цуцик. Понятно было только, что упомянутое существо вечно ходило мокрое.

Дмитрий пожалел себя, пожалел животное цуцика, выключил диктофон и спустился к машине.



* * *


В покинутой Совиным квартире хозяин её Владимир Андреев поднял трубку телефона и набрал хорошо знакомый номер.



* * *


Пообедавший и немного поспавший, а оттого подобревший душой Совин завершал расшифровку и занесение в компьютер разговора с Андреевым. Завершение работы требовало некоторого обмывания. Чаем. Дмитрий с хрустом потянулся и пошел на кухню, по пути сняв трубку с зазвонившего телефона.

Слушаю вас внимательно… Но не слышу. Говорите! Алло! Перезвоните, вас не слышно.

Не перезвонили. Совин взял маленькие специальные щипчики и принялся колоть сахар к предстоящему чаепитию. На компакте низким голосом и умопомрачительной гитарой Фрэнк Заппа рассказывал о «Нескончаемой пытке». По квартире разливался запах свежего чая. Кайф…



* * *


Заппа — это вам не Лена Мосина,— с удовлетворением сообщил в пространство Совин, запирая дверь на оба замка, — мера, введенная с момента начала расследования.

Пора было ехать к Андрееву.

Когда этажом ниже Дмитрий увидел медленно поднимающихся навстречу двоих молодых людей неприятной наружности, он сразу понял, что это к нему. И вряд ли с дружеским визитом.

Они поднимались медленно и спокойно, не вынимая рук из карманов кожаных курток. Совин пятился, нащупывая ногами ступеньки. Все трое понимали, что бежать Совину некуда, что, даже добеги он до квартиры, быстро дверь открыть не удастся. Придерживаясь левой рукой за перила, Дмитрий правой медленно расстегивал легкую куртку, чтобы попытаться добраться до своего пневматического «вальтера». И чувствовал, что не успеет. Не дадут успеть.

А послышавшийся сверху топот и неясное бормотание и вовсе остановили пытавшуюся дотянуться до пистолета руку...

Но двое нижних внезапно остановились и коротко поглядели друг на друга.

Совина хлопнули сзади по плечу, и он почувствовал ядреный запах спиртного.

Слышь, мужик! — Двое изрядно поддатых крепких мужиков лет по тридцать обращались именно к нему, к Совину.— Мы знаем, у тебя внизу тачка. Ты нас довези до метро. И все! Нам надо!

Им надо. Очень хорошо. Совин видел мужиков в первый раз. Но надо полагать, что это были соседи. Впрочем, он в подъезде никого и не знал — стандартная ситуация многоэтажек.

Двое нижних повернулись и начали медленно спускаться вниз. Этажом ниже открылась дверь лифта, и такой же нетрезвый голос проорал:

Эй, вы там где?..

На улицу вышли, шатаясь и обнимаясь, уже впятером. Совин почти оглох от пьяного шума. Но это было куда как лучше общения с теми двумя. А где же они? Во дворе их не было. Пронесло, стало быть. Во всяком случае, на данный конкретный момент.

Дмитрий усадил нетрезвых спасителей и тронулся в сторону «Щелковской». И не удивился, заметив, что сзади пристроилась «девятка» с двумя людьми.

Он удивился другому. Пристроившаяся сзади «девятка» принадлежала Черткову А.И., водителю автомобиля «урал», полгода назад протаранившего неподалёку от Владимира другую машину — «фольксваген», в которой в качестве пассажирки находилась Марина Снегирёва…



* * *


Ещё бы чуть-чуть, и Совин мог бы попасть в ситуацию из черных анекдотов о «новых русских». Всем известно: в шестисотый «мерс» въезжает гордость советского автомобилестроения наш родной «запорожец»... И так далее. Обошлось. И Совин, рискуя врезаться в сверкающую иномарку, резко повернул налево, нырнул в какой-то переулок и начал петлять по неизвестным ему улочкам. Впрочем, это было уже лишним. От черной «девятки» он оторвался сразу, когда подрезал иномарку.

Чертковская машина сопровождала его и до метро, близ которого Дмитрий высадил нетрезвых спасителей, и намеревалась сопровождать дальше, если бы дилетант-водитель Совин не пошел на рискованный маневр. Деваться, однако, Совину было некуда. Не тащить же, в самом деле, этих ребят к Андрееву. Не тащить. Кто не рискует, тот…

Совин мысленно распивал сам с собой шампанское, не понимая да пока и не пытаясь понять, осознать, осмыслить странный факт знакомства двух неуважаемых им господ — Толстого и Черткова. А то, что они знакомы, не подлежало сомнению, ибо только два человека могли подослать неласковых ребят. Только двоих Совин в последние дни потревожил.

Первый — это адвокат Сергеев из Владимира. Маленькая тонкость: адвокат не мог знать, что именно Совин затеял с ним непонятные игрища. А вот господин Клевцов Виталий Петрович мог. Если ему позвонил Володя Андреев…

«А ведь ты позвонил, Володя. Позвонил. Нехорошо! — укорил Дмитрий отсутствующего Андреева.— С тобой сейчас будет трудно разговаривать. Злой я весь. Неласковый. Как те ребята, что пытались меня… А что они пытались?»

Тут только до Совина стало доходить, что его могли бы и убить. Он почувствовал, как в кровь бросился адреналин. Задрожали руки, бешено забилось сердце. Пересохло в горле. Классические симптомы уже пережитой опасности.

Дмитрий прижал машину к обочине, налил из термоса чаю и закурил.



* * *


Когда дверь квартиры Андреевых открыла женщина с красными от слез глазами, Дмитрий понял, что опоздал. Поговорить с Володей Андреевым ему больше не удастся никогда. И единственное, что он смог узнать, содержалось в скупой фразе:

Володю сбила автомашина… Час назад… Прямо у дома… Насмерть…

Примите мои соболезнования. Извините… — Совин повернулся и спустился к машине.

Многовато сегодня курил Совин. Многовато. Но меньше как-то не выходило…

«Ах, Володенька, не послушался ты меня. Не послушался. И вот чем всё кончилось. А я ведь тебя предупреждал…»

Дмитрий достал сотовый телефон, поднял в машине стекло и набрал домашний номер Палы-ча. И изложил ему свою просьбу.

Дим, что-то вокруг тебя трупов много, а? Ты не находишь? — отозвался друг, выслушав Совина. — Позвони мне через десять минут:

Спустя двадцать минут Совин вошел в дежурное помещение отделения милиции и представился сидящему за барьером лейтенанту.

Да, подполковник Корзунов мне звонил. Машину нашли на соседней улице, недалеко от места происшествия. Сейчас она во дворе, отбуксировали. Хотите посмотреть? Сержант, проводите товарища. Да, кстати, сейчас привезут хозяина, можете и на него взглянуть. Час назад он подал заявление по месту жительства о том, что его машину угнали. Свидетели говорят, что за рулём была молодая женщина в бейсболке и тёмных очках. Не остановилась… — Лейтенант четко выполнял указания подполковника.

Товарищ лейтенант, я посмотрю машину, а потом посижу в уголочке, на хозяина посмотрю. Вы ему ничего не говорите. Хорошо?

Договорились. Сержант, проводите товарища корреспондента. И ничего не трогайте.

Совин не ожидал увидеть то, что увидел, но увидев, не удивился. Красная «девятка» с московским номером — цифрами девять-один-три. И с жёлтой наклейкой-кляксой. Если Глебов вспомнил правильно и именно эта машина обгоняла его под Владимиром, то и хозяином должен оказаться курящий папиросы блондин с длинными волосами, собранными в косичку.

Войдя в дежурку, Совин надел тёмные очки и, покурив минут пять, коротко взглянул на доставленного наконец хозяина машины. Все приметы были при нем. Даже темные очки в золотой оправе.

Не нужно было бы Совину встречаться с этим блондином. Дмитрий отвернулся к стене и стал внимательно изучать развешанные на досках объявления. Ужасно его заинтересовало, кого же разыскивает милиция? К счастью, блондин на Совина даже не посмотрел.

Пока лейтенант задавал хозяину «девятки» формальные вопросы — фамилия, имя, отчество, год рождения, адрес, — Дмитрий, щелкнув клавишей диктофона, ждал. Закончились формальности, выключил диктофон и хотел было попрощаться. Но остановился, подождал, пока блондина отправят в какой-то кабинет писать свою версию на бумаге.

Подробности предстоящего с блондином разговора он и без того знал из того простого факта, что в момент гибели Володи Андреева блондин подавал заявление об угоне в свое отделение милиции. Правда же заключалась в том, что никакого угона не было. И гибель Андреева была грамотно спланированной акцией. И хрен под неё подкопаешься, под версию об угоне. И бабу, за рулём сидевшую, не найдёшь. Никогда.

Но когда блондина увели, записал имена и адреса трех свидетелей. Едва ли он найдёт эту девицу, сидевшую за рулем. Но она связана с «делом Снегиревой». Это первое.

А второе: чем чёрт не шутит?! Пусть будут эти адреса. Не пригодятся — выбросить можно в любой момент. А если пригодятся?



* * *


В машине Совина клубился сигаретный дым, с неохотой выползая на улицу. Родная радиостанция объявила полночь. Совин ждал.

Странно, но во дворе дома, где жили совсем в недавнем прошлом Нина Власовна с сыном, не было подростков с гитарами. Совин уповал только на влюбленных. Впрочем, их тоже пока не наблюдалось.

Совин ждал и решал непростую задачу: ехать ли домой, учитывая сегодняшнюю встречу на лестничной клетке. И если не ехать, то где тогда ночевать. Так и не придя ни к какому решению, он увидел вошедшую во двор пару. Парень и девушка остановились у подъезда. Не у того, в котором находилась квартира Семеновых, но всё же…

Эй, ребята! — окликнул он припозднившуюся парочку и вылез из машины.

Произошла процедура представления липового капитана милиции Совина и его собеседников — Аллы и Михаила. Естественно, в этом доме жила Алла.

Дмитрий объяснил причины своего интереса и после первого же заданного вопроса получил важную информацию.

Да, в тот вечер влюбленные припозднились и подошли к дому где-то в половине первого ночи. Да, прощались довольно долго. Да, из соседнего подъезда выходили трое ребят. Примерно одинакового роста. Двое крепких парней в кожаных куртках и один худощавый — в джинсовом костюме. Особые приметы? Нет, никаких. А-а-а, этот, в джинсе, был в бейсболке и белых кроссовках. Шел чуть впереди остальных. Увидел, что Миша с Аллой стоят, развернулся и пошел в обратную сторону. Молодой совсем, лет пятнадцать. А те двое постарше — лет по двадцать пять. Нет, если бы встретили, не узнали бы. Темно ведь было. Молодого? Да, он ближе всех был, но все равно, темновато было. А может, и узнали бы… А почему вы про них спрашиваете? Это со взрывом связано? Ну нельзя так нельзя. Пожалуйста. Да не за что. До свидания…



* * *


Ну и что мы имеем? Да практически ничего. Ещё одно доказательство, что Нину Власовну убили. А доказательство ли? Вышли трое ночью. И что из этого следует? Ничего. Пока.

А вот завтра рано утром кое-что станет ясно. В восемь утра жильцам всех квартир в интересующем Дмитрия парадном он задаст один вопрос. Всего один.

И если ни из одной квартиры гости в половине первого не выходили, то эти трое окончательно обретут в сознании Совина статус убийц.



* * *


Всё-таки сразу в свой подъезд Совин не вошёл. Он сначала поставил на стоянку машину, обошел дом и убедился, что черная «девятка» Черткова нигде не стоит. Тщательно пряча огонек сигареты в рукав, покурил на скамеечке в соседнем дворе. Конечно, искавшие с ним встречи молодые люди находиться здесь никак не могли. Если у них, а пуще — у того, кто их направил к Дмитрию, есть хоть капелька мозгов, то вряд ли они рассчитывают, что жертва второй раз наступит на грабли. По всем законам жанра Совин просто обязан скрываться и ни в коем случае не появляться у себя дома.

Это только отважные герои боевиков ничего не боятся и тупо, не принимая никаких мер предосторожности, прутся туда, где их ожидает опасность. Все они матерые каратисты. А их соперники — не менее тупые дебилы, яростно бросающиеся в драку с голыми руками. Ясно, что герой избивает их до полусмерти. И только потом, пребывая уже в совершенно искалеченном виде, злодеи своими разбитыми головами соображают, что неплохо было бы достать и автоматы с глушителями. Что мешает им сразу всадить в тупую голову героя пулю? Неясно.

А вот Совин боялся. И нисколько этого не стыдился. На самом деле боятся все. Есть старая истина: мужественный человек — не тот, кто не боится, а тот, кто умеет преодолевать свой страх. Настойчиво уговаривая себя, что ему ничего не грозит, и сжимая в левой руке светошокер, а в правой — пневматический пистолет, Дмитрий благополучно добрался до двери своей квартиры.

Быстро открыл и так же быстро захлопнул дверь. Включил в прихожей свет и радостно подвел итог, сообщив сам себе, что он, Совин,— человек, безусловно, мужественный. А также решительный и, по большому счету, где-то даже отважный. Оставалось еще выяснить, где именно.

Дмитрий поставил чайник, кинул в микроволновку пиццу и включил компьютер.

И понял: что-то с компьютером не так. И спустя секунду понял даже, что именно не так.

Наступил новый день. И при первом в этот день включении машина обязана была сама себя протестировать. Так уж она была настроена. Но компьютер этого не сделал.

Из чего следовал простой и очевидный вывод: в период между полуночью и настоящим моментом (а сейчас уже половина третьего ночи) в машину лазил кто-то чужой. Сначала Дмитрий понял это мозгом. Спустя еще полминуты он просто почувствовал, что в квартире побывал чужой человек. Совин включил свет и подробно осмотрел квартиру. Всё как обычно. Но он готов был поспорить на любые деньги, что визит состоялся. Совин очень доверял своей интуиции, даже не интуиции — чутью. И теперь удивлялся только, что не почувствовал чужака раньше.

Ужаснуло чувство незащищенности. Впрочем, на долгие переживания не было времени и сил. Дмитрий накинул на входную дверь цепочку, защелкнул на обоих замках предохранители, достал из микроволновки пиццу и сел работать. Сначала, правда, зарядил арбалет.



* * *


Спустя час он выключил компьютер, погасил свет и заснул, сидя на стуле. Он прекрасно понимал, что если ляжет в постель, то ни за что не проснётся к нужному времени — к семи часам.




Вечер двадцать пятый ЧЕТВЕРГ, 28 МАЯ


Ну и денёк выдался! Как говорится в одной рекламе: «Ничего себе ириска!»



* * *


Посреди ночи — Совин взглянул на часы: было уже четыре утра, так что о ночи и говорить уже не приходилось — зазвонил телефон.

С ума сошли! — бурчала «совища противная», поднимая трубку. — Слушаю вас.

Дмитрий Георгиевич? — осведомились несколько искаженным глуховатым мужским голосом.

Да, слушаю вас.

Дмитрий Георгиевич, вы меня не знаете, я из Владимира звоню. Вы ведь занимаетесь гибелью Марины Снегирёвой?

И чего вы хотите? — Сон как рукой сняло. Совин насторожился.

Дмитрий Георгиевич, — торопясь заговорил собеседник на том конце провода.— Я работал в банке вместе с Мариной. Я знаю, почему она погибла. Вы сможете сегодня подъехать?

Сегодня?

Да. На въезде в город, на перекрестке проспекта Ленина и Верхней Дубровы… Вы ведь были во Владимире, вы знаете. Так вот, на перекрестке повернете направо, проедете метров пятьдесят. Там за троллейбусной остановкой есть такой «карман»… ну поворот, ответвление дороги… Вы там встаньте, я к вам подойду. У вас какая машина?

Совин назвал модель, цвет и номер.

Приезжайте. Часам к одиннадцати успеете?

Да я и раньше успею.

Раньше не надо. Подъезжайте к одиннадцати. Дело очень срочное. И, честно говоря, я боюсь. Если они узнают…

А вас-то как зовут?

Потом, при встрече. До свидания, до одиннадцати. Я буду вас ждать.

И в трубке зазвучали гудки отбоя.

Так, выезжать надо почти сразу. На семь часов утра, правда, планировался обход жильцов в доме, где жила и погибла Нина Власовна. Но это розыскное мероприятие временно придется отложить.

Что ж, на кухню, завтракать, заваривать чай. Нет, сначала под душ.

Совин побрился, позавтракал, налил в термос крепкого горячего чая, прихватил с собой пару бутербродов. Потом сходил на стоянку, подогнал машину, отнес в нее свой богатый арсенал.

Часы пропищали семь. Времени оставалось в обрез. Совин прогрел двигатель и выехал на объездную.



* * *


Любимый Совиным английский писатель Джером К. Джером, автор знаменитого произведения «Трое в лодке, не считая собаки», в одной из глав рассказывал, как гребет старый опытный лодочник. Он никуда не торопится и его обгоняют все другие лодки, во всяком случае те, которые плывут в ту же сторону.

Совин напоминал сам себе того лодочника. Нельзя сказать, чтобы он не торопился. Торопился — время поджимало. Но слабые водительские навыки и элементарные соображения безопасности диктовали неторопливый стиль езды. Естественно, с пристегнутым ремнем.

Совин, конечно, схитрил. Пристроился в хвост междугородному «икарусу». В таких автобусах за рулем сидят очень профессиональные водители. И скорость держат приличную. Главное — держать дистанцию. Тогда всё будет в порядке. Есть определенные неудобства, что дороги впереди не видно, но и это небольшая беда. Эти едущие впереди профи сидят высоко, видят далеко и людей везут аккуратно, а потому и тормозят плавно.

От скуки краем глаза Совин поглядывал на обгонявших. Навороченные иномарки. Ну, эти вечно куда-то торопятся, хотя больше пижонят. Смотрите, дескать, какой я крутой и какая крутая у меня тачка! В общем, пальцы веером.

Так и ехал себе, слушая старый добрый «Deep Purple». Да поглядывал на обгонявших. Да еще в зеркало на лобовом стекле: нет ли кого сзади. Да кто ж его разберет, есть ли, нет ли. Вон сзади какая вереница машин!..

Под гитарное соло старика Блэкмора — звучала «Звезда автострады» — проводил глазами еще одного торопыгу на красной «девятке».

И только когда вещь закончилась, понял, что есть в этом что-то знакомое. Жёлтая клякса на правом заднем крыле… И номер — 913… Опять эта машина! Стало быть, отдали её хозяину.

Совина «вели». И всё это напоминало сценарий катастрофы, в которой погибла Марина Снегирёва.

Дмитрий стал лихорадочно вспоминать, не обгоняла ли его эта «девятка» ещё раз. Вроде бы нет.

А если обгоняла? Значит, его что, «урал» ждет? Они решили повторить? А почему бы и нет? Это Совин знает сценарий. А они не знают, что Совин знает («Хорошо сказал!» — восхитился корявостью собственной мысли рекламщик).

Ладно, не отвлекаемся, думаем дальше. Если будет катастрофа, то будет она в пределах Московской области. Ещё раз повторить эту штуку близ Владимира они не рискнут. В крайнем случае — пойдут на таран недалеко от границы Владимирской и Московской областей. Чтобы попасть под юрисдикцию какого-нибудь другого города. Скорее всего, около Покрова или Петушков. Не факт, конечно, но наверняка именно так. В конце концов, не полные же они идиоты. Совин до этого додумался, и они, похоже, додумались. Ладно, как любили вопрошать партийцы на собраниях: кто за то, чтобы принять за основу? Единогласно. Воздержавшихся нет? Кто против? Против тоже нет.

Далее. Надо немедленно отстать от «икаруса», чтобы видеть подальше вперед. А может, повернуть обратно? Нельзя, во Владимире будет ждать человек.

Ладно. Ждем второго обгона. Если та «девятка» пойдет во встречном потоке, на такой скорости ее не заметишь. А вот будет обгонять, считаем, что это сигнал.

Если сценарий тот же, то эта самая «девятка» должна еще раз обогнать машину Совина и встать на горке, по одну сторону впадины: ее ведь должны увидеть с другой горки из «урала». Кстати, не закон, что это будет «урал». Однако примем за основу, что это все-таки будет именно «урал». По прикидкам выходит, что только он и годится для организации катастрофы. А, скажем, «МАЗ» или «КамАЗ»? Нет. В них может не поздоровиться водителю. «ЗИЛ-131»? Вот это возможно. Хорошая машина.

А можно ли о машине, которая тебя будет убивать, сказать, что она хорошая?

«Старый хрыч купил “москвич”. Налетел на тягача — ни хрыча, ни “москвича”»,— вслух продекламировал Совин всплывший откуда-то из детских лет стишок.

Совин ёрничал. Может быть, и не очень хорошая привычка, но она как-то помогала сохранять некоторое подобие душевного равновесия.

Но что же всё-таки делать, когда на обочине он увидит «девятку» с поднятым капотом?

Что-нибудь нестандартное. И Совин решил, что именно.

Как и предполагалось, во встречном потоке «девятку» Совин не заметил. А ведь она была. Была, потому что иначе как бы уже за пределами Московской области смогла вновь обогнать железного совинского коня.

Совин приготовился, притормозил, пропустил вперед группу из нескольких машин, выдержал паузу. Метров на сто впереди дорога была свободной.

Вот и горочка. Хорошая горочка, крутая.

А можно ли назвать горочку хорошей, если именно на ней тебя будут убивать?

«Я повторяюсь, — укорил себя Дмитрий. И тут же оправдался: — Это лишь показывает смятение моих мыслей».

Есть стоящая «девятка»! Поднимается капот. А вот и тот самый длинноволосый блондин с папиросой и в темных очках.

Начали! Смотреть вперед на машину-убийцу не получится. Все внимание — блондину.

Совин притормозил и встал позади якобы ремонтирующейся машины. Снял с предохранителя свой пневматический «вальтер», сунул за пояс, так, чтобы под курткой он был незаметен. Двигатель оставил включенным, вылез из машины. Узнает его блондин после вчерашней встречи в милиции или нет?

Что у тебя? Помочь, что ли?

Да нет, нормально все, свечи подзасорились. Езжай.

«Молодец водила, соображает. Хорошо сориентировался. И похоже, он меня не узнал. И слава Богу», — отметил про себя Совин. И еще отметил, бросив короткий взгляд вперед, что там с горы на хорошей скорости, но явно притормаживая, спускается «урал».

Все-таки «урал», правильно прикинул, не ошибся!

Ну, и что же вы, ребятки, теперь делать собираетесь? Голыми руками меня убивать прямо на трассе? На виду у проезжающих?

Нет, мужики, сломался ваш сценарий. И что сейчас делать, вы не знаете. Совин пару раз присел, разминая ноги, и посмотрел вниз. Вон он, «урал», уже стоит. На самой нижней точке стоит, под горочкой. И если ему сейчас навстречу неторопливо спуститься, он уже ничего сделать не сможет. Не разогнаться ему, не сманеврировать. А пытаться догонять «жигули» на многотонном тягаче, чтобы снести с трассы ударом, — дело бесперспективное. Уйдёт «жигуль», как нечего делать уйдет. И оружия, судя по всему, у вас, ребятки нет.

Ничего нового, конечно, Совин в этой ситуации не придумал. Просто использовал старый, как мир, уличный прием.

Вот идёшь ты по улице. А навстречу тебе группа хулиганов. Не переходи на другую сторону. Не беги. А лучше всего издалека залихватски, но вежливо попроси сигарету, посетуй вслух, что свои закончились, утопи ситуацию в словах. Такой прием срабатывает в девяноста девяти случаях из ста. А если еще постоять с ребятами, побазарить за жизнь, то точно вернешься домой с нетронутой физиономией.

Психологическая основа этого примитивного приема проста. Ребята идут по улице с готовым сценарием развития событий. Подошли — попросили закурить — дали в морду независимо от наличия или отсутствия у тебя сигарет. Это стандарт. Это то, что уже было не один раз. Они к этому привыкли.

Сломай сценарий! Человек долго перестраивается. А пока перестраивается, ты уже стал как бы своим и морду тебе бить неловко как-то.

Совин, держа все-таки в поле зрения блондина, уселся в машину и закурил. Ничего, пущай те внизу подождут, понервничают. И этот, который блондин, тоже…

Выбросив окурок, понаблюдав, как блондин изображает ремонтно-восстановительные работы, Совин пристроился между двумя большущими «КамАЗами» и спокойно миновал стоящий внизу «урал».

Потом обошел идущую впереди тяжелую машину, набрал скорость и, проверив, нет ли кого сзади, ушел вперёд.

И козе понятно. И ежу понятно. Короче, обоим этим животным из современного русского фольклора понятно, что не ждал никто во Владимире Дмитрия Георгиевича Совина. Не жаждал с ним встречи. И на самом деле звонили ему из столицы нашей Родины города-героя Москвы. И если бы не последний разговор с Глебовым, когда они оба восстановили обстоятельства катастрофы, Бог весть, чем закончилась бы эта поездка…

Совин выбрал момент, резко развернулся на сто восемьдесят градусов и погнал машину обратно, в столицу.

На горочке дружка рядом с дружкой, как шерочка с машерочкой, стояли два автомобиля: автомобиль «урал» и красный автомобиль «жигули» с желтой кляксой на заднем правом крыле и номером 913. Два человека активно общались, судя по размаху рук. Машину Совина они даже не заметили.

Если бы Дмитрий Совин был всепрощенцем, он бы мог даже пожалеть этих ребят. Ведь не исключено, что они попытаются дождаться его возвращения из древнего города Владимира. Скорее всего, так и будет. Ведь они считают, что задуманная операция сорвалась случайно. А из этого — по их логике — следует, что Совин сейчас едет во Владимир. А поскольку «место встречи изменить нельзя», то на этом самом месте можно Совина подхватить и вновь вести к месту следующей запланированной катастрофы.

А ведь им, бедолагам, сегодня вечером докладываться Заказчику.

«Ай-яй-яй, как всё запущено!» — посетовал Совин.



* * *


Только дома он понял, как его вымотала эта история. Да еще почти бессонная ночь. Совин понял, что если не выспится, то сыщик из него будет никакой.

«Какая Маша? Уже никакая!» — определил свое состояние Дмитрий Георгиевич словами из известного анекдота. Он запер дверь на все, на что только можно было ее запереть, прислонил к ней поставленный вверх ногами стул — он упадет и загрохочет, если кто-то вдруг дверь всё-таки откроет, — положил рядом с собой взведенный арбалет и уснул.

К вечеру он проснется и сядет за компьютер. Подвести итоги. Как обычно.




Вечер двадцать шестой ПЯТНИЦА, 29 МАЯ


Удивительный вечер. Удивительный!

Совин не был большим любителем кроссвордов. Но его работа в известной степени напоминала кроссворд или шахматную головоломку. Дается тема, на которую следует написать хороший рекламный текст. После раздумий и самого процесса работы появляется результат в виде готового текста. И если он действительно хорош, внутри образовывается удивительной приятности чувство.

Сейчас же удовольствие было неизмеримо большим. И даже не удовольствие, а… Это сложно определить, но было хорошо.



* * *


С какой башкой Совин проснулся утром, не описать. Но время не ждёт, как сказал Джек Лондон. Очень быстро: завтрак, стоянка автомашин и — вперед, на Сиреневый бульвар.

На обход девятнадцати квартир в подъезде, где двадцатая по-прежнему была опечатана, времени много не потребовалось. Девятнадцать раз представиться, задать девятнадцать вопросов, получить девятнадцать одинаковых отрицательных ответов: нет, в тот вечер от нас в половине первого гости не выходили. И никого похожего на них мы вовсе не знаем. Точка. Здесь все ясно. В машину!



* * *


Совин опаздывал к дому Толстого и поэтому включил прослушивание эфира раньше, в надежде успеть. Но крайне ограниченная зона передачи сигнала не позволяла услышать происходящее в квартире Клевцова издалека. Сигнал появился только метрах в двухстах от дома.

Совин немного опоздал. Толстый уже разговаривал по телефону. С женщиной.

Дмитрий включил загодя подключенный к приемнику диктофон.

…пропали, не звонили.— Дмитрий начал прослушивание с этого обрывка фразы, произнесённой голосом Клевцова.

Ладно, не дёргайся,— отозвался молодой женский голос: — Твоё дело — провести концерт, дать статьи. И чтобы тираж вовремя пошёл в продажу. И второй тираж заказывай. Сегодня же. Мне, что ли, тебя учить! Успеем — всё в порядке. И с другой проблемой все уладим. С другими людьми, конечно.

Зря я тебя тогда подвез. Если бы ты не села в машину…

Зря подвез, говоришь? Да ты и сегодня был бы на побегушках. И в нищете.

Зато спал бы спокойно.

Что ж теперь об этом говорить. Раньше нужно было думать. А может быть, ты в сторону решил уйти?

Я бы ушёл. Да курящих много развелось, которые без сигарет. А я, как на грех, не курю. Ты сама знаешь.

Правильно соображаешь. Главное, чтобы к нужному человеку подошли.

Ты-то в этом понимаешь.

Всё, хватит! — закончила собеседница нехороший, но абсолютно непонятный Совину разговор. — Делай всё, как договорились. Мне не звони. Я сама позвоню.— И повесила трубку.

Совин резко переключился на прослушивание квартиры.

Сука! — выругался Толстый и повторил снова: — Сука! — И разразился тирадой абсолютно непечатных выражений, что никак не соответствовало его облику интеллигентного человека.

Ничего больше не происходило в квартире Клевцова в течение получаса. А спустя полчаса он сошёл вниз, сел в свою иномарку и уехал.

Совин не поехал за ним. Не было резона. Зато был большой смысл осмыслить («Как сказано!» — сыронизировал над собой Совин) довольно бурные события последних дней и часов. И лучше не дома. Мало ли, кто его мог там ждать…



* * *


Лучшего места для размышлений, чем дебри Измайловского парка, и придумать нельзя.

Однако, приехав в эти самые дебри, Дмитрий осознал: в голове такой сумбур, преступление запутано в такой клубок, что непонятно, за какую ниточку надо тянуть, чтобы распутать этот клубок.

С другой стороны, ниточек, конечно, торчало множество, загадок стояло еще больше: Клевцов и Снегирёва, Клевцов и шофер-убийца Чертков, адвокат из Владимира и Клевцов, убийство Нины Власовны, убийство Володи Андреева, неизвестная женщина, явно замешанная в преступлении…

Много ниточек, много. Но реально потянуть можно за очень немногие. И вопросы задавать можно очень немногим людям. Если, конечно, хочешь получить ответ. Ведь и Толстого спрашивать можно, только он ведь ничего не ответит да еще плохих парней подошлет для разговора. Опять.

Если быть реалистом, то вопросы действительно можно задать сейчас только двум людям. Во-первых, адвокату Сергееву из древнего русского города Владимира. При условии, что он на самом деле испуган. Кстати, не факт, что это так.

Во-вторых, есть еще один человек, который пусть очень косвенно, но всё-таки имеет отношение к расследуемому делу. Это Настя, девушка Владика Семенова. Тем более что нарисовалось в мозгу Совина одно упущение в ситуации с Владиком.

Как Владик вышел на Толстого? Не будучи человеком тусовки, попасть в неё сложно. Сложно найти нужного человека. Сложно. А Владик нашел. Как? И почему он, будучи человеком честным, не поднял скандал по поводу того, что его стихи использовались в записи фальшивых песен «Марины Снегиревой»?

К чему терзаться вопросом, когда можно спросить? Совин набрал номер домашнего телефона Насти.

Вас слушают,— ответил мягкий женский голос. Мама.

Здравствуйте. Настю будьте любезны.

Настю? А ее нет.

Простите, а где она?

Совин получил ответ, что Насти нет дома, что будет она дня через три, что Настя уехала к родственникам. Вежливо поблагодарил. Выключил свой сотовый телефон. Закурил.



* * *


В детективах Микки Спилейна частный детектив Майк Хаммер часто упоминал о том, как складывается мозаика, как восстанавливается картина преступления. Совин об этом, читал.

Сейчас, сидя у своего компьютера, он почувствовал это на самом себе. Кстати, очень интересный процесс…

Картинка начинала складываться. Точнее говоря, сложилась, почти сложилась картинка. Но только в мозгу. Умозрительно. Бездоказательно. А хотелось и доказательств, и полной ясности. И в конце концов, просто понимания: как, почему и зачем.

Строго говоря, вопросы «почему?» и «зачем?» не стояли. В этом деле главную роль играли деньги. А вот вопрос «как?» был очень интересным. И требовал ответа…




Вечер двадцать седьмой СУББОТА, 30 МАЯ


«Тихо! Чапай думать будет!!» — цитатой из бессмертного фильма шепотом рявкнул себе супермен Совин. И принялся думать, прихлебывая чай и постреливая из дробовика по DOOMовским монстрам. После беготни по мрачным коридорам бессмертной игры-«стрелялки» организм получал небольшую встряску и думалось лучше.

«Экий, однако, каламбурчик! “Думать” — значит, играть в ДУМ», — улыбнулся внезапно пришедшей мысли Совин.

Мотающиеся по экрану монстры грязно ругались. Шум и пальба стояли несусветные. За окнами зажигались огни. Дмитрий Георгиевич готовил себя к работе.

Только сидел он не дома, а в своём рабочем кабинете. Охранник внизу давал не стопроцентные, но достаточно серьёзные гарантии того, что ночь у Совина будет спокойная, без нежелательных визитов. Тем более что машина стояла на стоянке, не на той, заметим, где стояла всегда, а на совершенно другой.

На работу Совин приехал на такси, по дороге оглядывался да ещё попетлял, отрываясь от возможной слежки. Никакой слежки он не заметил, но чем чёрт не шутит, когда Бог спит!.. Опять же — бережёного Бог бережёт…



* * *


Иногда Совин почему-то любил спать на полу. Бросал на ковер подушку, брал старый овчинный тулуп, ставил рядом пепельницу. Все предметы в комнате снизу смотрелись иначе, появлялось какое-то ощущение новизны и необычности.

Он вспоминал, как однажды в студенческие годы в каникулы со свои приятелем три дня прожил на шкафу. Самым натуральным образом. Спускались они только затем, чтобы сварить пельмени да, пардон, по зову организма. Даже ели и спали на шкафу. Как ни смешно это сейчас вспоминать, но было интересно, как будто они находились совсем в другой, незнакомой, комнате…

Сегодняшнее утро началось как раз с того, что Совина разбудила некая помятость в боках. Сон на полу не располагал к тому, чтобы проспать, например, до двенадцати. Даже до десяти. Что, собственно, Совину и требовалось.

Сегодня он спал ночь на полу не для удовольствия, а для раннего просыпания. Чего с успехом и добился. Учитывая, понятно, все иные задействованные для пробуждения совинского организма средства — радиоприемник и будильник в кастрюле.

Сегодня, увы, была суббота. Нерабочий день, мертвый. Нужно было идти к Палычу. А это значит — получить взбучку и от самого хозяина дома, и от его жены. От Натальи.

Совин с Татьяной не навещали друзей почти Полгода, хотя приглашаемы («Вот это словечко!» — подивился себе текстовик-рекламщик) были постоянно. Вечная загруженность помешала даже присутствовать у Натальи на дне рождения. И за это прегрешение Дмитрий не без оснований ожидал качественной женской мести. При всем том, что отношения с Натальей у Совина были исключительно хорошими, совсем как у брата и сестры.

Конечно, в рабочий день позвонил бы Дмитрий Палычу на работу, пообедали бы вдвоём, поговорили бы. Но сегодня суббота. А завтра и вовсе воскресенье. А время не ждет!..

Совин набрал номер Корзуновых. Ответила Наталья.

Привет, Наташ. Это Дима.

Какой такой Дима? — язвительно осведомились на другом конце телефонного провода.

Совин.

Ах, Совин! А я-то не узнала!

Долго жить буду, — не нашел лучшего ответа Дмитрий.

Если я тебя, паразита, раньше не пришибу!

«А ведь и пришибёт, — подумал Совин. — Женщина она крупная и “беспощадная к врагам рейха”. И “характер нордический, твёрдый”».

Да ладно тебе ругаться, Наташ,— миролюбиво предложил Совин. И льстиво добавил: — А я вот в гости к вам собрался. Соскучился. Сто лет ведь не виделись.

Ты мне еще какую-нибудь сказочку расскажи. «Соскучился»! От Кольки что-то нужно. Причём сильно нужно. Вот и собрался.

Нет, правда соскучился,— робко запротестовал Дмитрий.

Чтоб с Татьяной был! Понял?

Обязательно, Наташ. Так я еду?

Езжай, паразит. К часу чтобы был — обедать будем.

А Палыч-то где? Он будет?

То есть ты все-таки соскучился? — уточнила Наталья.

Многажды претерпеваю, — неискренне пожаловался Совин и тихонько положил трубку.

Конечно, Татьяну он с собой брать не собирался. Дела его приняли нежелательный оборот, и подставлять любимую женщину Совина не заставит никто. Даже Наталья.



* * *


До часу было ещё далеко. Оставалось время потрудиться на ниве частных расследований. Совин прихватил все отснятые пленки и махнул на машине в ближайшую фотолабораторию — сдать их для проявки и печати.

За стойкой скучала девушка. То есть она, конечно, как бы работала. Принимала заказы, выдавала готовые снимки и проявленные пленки. Но как-то без энтузиазма и любви к клиенту. Девушка была молода, и по возрасту ну никак не могла пройти горнило того, что лет десять назад гордо именовалось «советской торговлей». А это гордое название было синонимом неприкрытого хамства и абсолютного презрения к покупателю.

Но, может быть, это у нее наследственное, может быть, в «советской торговле» трудились ее родители?

Эта горестная мысль Совина о тяжёлой наследственности, а также лицо девушки ясно говорили о том, что придется идти на финансовые жертвы. За две зеленоватые бумажки, достоинством в десять условных единиц каждая, девушка взялась выполнить заказ в течение часа.

Что и было проделано, пока Дмитрий бесцельно шатался по близлежащим магазинам.

Снимки получились неплохие. Дмитрий снова вскочил на железного коня и махнул на работу, где можно было бы эти фотографии отсканировать. Зачем на радиостанции присутствовал сканер — неясно. Но он присутствовал. Дмитрий отсканировал интересующие его снимки, перекинул их на дискеты. Позже он с ними поработает. А сейчас пора ехать к Корзуновым.



* * *


Ну и почему ты один? Где Татьяна? — Наталья встретила Совина на пороге в фартуке и подбоченясь.

У матери, — соврал Совин. — Дела там у неё.

Врёшь ты все, Димка, — грустно констатировала Наталья. — Ладно, как хочешь, это твои дела. Заходи.

Дядя Дима! — Из комнаты выбежала семилетняя Женька. — А я вас по радио слышала!

По радио? Было такое дело, рекламу делали — пришлось самому читать. Клиент мой голос заказал. Ну да ладно. Дитям мороженое, бабе — цветы, — плоховато имитируя Лелика из «Бриллиантовой руки», сообщил Совин. И вручил означенные подношения.

Розы достались Наталье, мороженое — Женьке. Девочка ушлёпала в свою комнату, тем самым избавив дядю Диму на некоторое время от своих неизбежных вопросов.

Из кухни вальяжно вышел глава семьи. В фартуке. Руки по локоть в муке.

Торт делают!..— догадался сладкоежка-Совин. — Это радует.

Поздоровались.

Сама все доделаешь, ладно, Наташ?.. — вкрадчиво мурлыкнул грозной супруге Палыч. — А мы пока покурим…

В кабинете — была такая роскошь в этой трехкомнатной квартире — Палыч пошарил за книгами, достал початую бутылку коньяку, два коньячных, широких, сужающихся кверху бокала. Плеснул по чуть-чуть. Совин на время решил забыть, что он за рулем, отхлебнул коньяку, покатал его во рту, почмокал, вдохнул запах напитка, возвел очи к потолку, всем своим видом показывая, что коньяк хорош.

Ну ты, эстет! — отреагировал хозяин на пантомиму Совина. — Чего припёрся-то?

Какой ты нетактичный всё-таки, — тяжело вздохнул Дмитрий.— И что самое страшное, тебя ведь уже не перевоспитаешь.

Болтай-болтай. Чего надо?

Ладно, раз так — бери ручку и записывай. Где-то в марте тремя пьяными подростками был забит насмерть некий Владислав Семенов. Подростков (Совин делал ударение на первой в слове букве «о») нашли сразу. Посадили. Мне нужны их имена. Это первое. Второе: адреса мест заключения. Третье: свидание со всеми тремя.

И ключ от квартиры, где деньги лежат? — печально осведомился подполковник Корзунов.

Денег у тебя, мента, нетути. Так что и ключ мне твой не нужен.

И когда тебе это все нужно?

Вчера.

Палыч пригорюнился

Палыч, надо. Мне не хотелось бы тебя так напрягать, но деваться некуда. И не к кому идти.

Я, конечно, напрягусь. Но в любом случае — информация будет не раньше вечера понедельника. А что случилось? Не расскажешь?

Не расскажу. Пока.

А потом?

А потом, Палыч, сдается мне, что твоя помощь понадобится. И не только твоя. Может быть, и парней в камуфляже и масках придется вызывать на подмогу.

Что, все так серьёзно?

Не исключено.

Слышь, Димка, а тебя не убьют? — тихо спросил подполковник.— Может, это… посерьёзнее как-нибудь к твоим вопросам подойти? Может, все-таки расскажешь?

Спасибо, Палыч. Ты настоящий друг. Это я не шучу, так что ты не обижайся. Меня два раза уже пытались убить. Я думаю, что третьей попытки не будет. Не оттого, что они не хотят, а от того, что у них просто не получится со мной встретиться, где бы они меня ни искали. Сегодня я ночую на работе. Завтра, возможно, у тебя. Ты уж извини за такую наглость. А потом съезжу по адресам, которые ты мне дашь.

В зону?

Да, Палыч. И ты мне еще три письма к начальникам колоний напишешь, чтобы я смог с этими ребятами встретиться. На фирменном бланке. С печатью и подписью. Ну, типа, журналистское расследование, цикл программ и тому подобное. Сам додумаешь. Ученого учить — только портить. Ведь напишешь?

Мне башку свинтят, если узнают. Может быть, как-нибудь без писем, а?

Не свинтят. Думаю, тебе такое дело в руки приплывёт, что тебе всё простят.

Смотри, Дима.

Палыч, я тебя когда-нибудь подставлял? Нет. И в этот раз не подставлю. Давай ещё по чуть-чуть, прячь коньяк и пошли обедать…

Хозяин кабинета тщательно замаскировал заветную бутылку и бокалы.

Ну, выпили, мужички? — встретила их Наталья.

Мужички попытались сделать честные глаза.

Вы мне глазки не стройте, Шерлоки Холмсы занюханные, Эркюли Пуары примитивные. Я жена. Я вас, подлецов, насквозь вижу. И бутылку вашу за книгами тоже. Давай, Николай, тащи остатки, допьём, и я с вами тоже выпью.

Палыч, ты от нее деньги в ствол пистолета не прячешь? Помнишь в «Месте встречи…» сыщик один?..

Вы ещё заминируйте что-нибудь в квартире! — отозвалась Наталья. — Лейтенанты Коломбы! Миссисы Марплы! — Подумала мгновение и добавила в сердцах: — Блин!

Палыч построился по стойке «смирно» и печатным парадным шагом ушел за остатками коньяка.

Вот так-то лучше, — сообщила ему вслед супруга. — Садись, Дим, на своё место. Рассказывай, как сам-то. Только не ври.

В другой раз, Наташа. Вот дельце одно закончу, тогда и расскажу.

Договорились. Не хочешь рассказывать, не надо. Давай просто поболтаем. Как там Татьяна?

…Обед прошел, без ехидства, в теплой дружеской обстановке. Совин любил этот дом и этих людей. Здесь ему было тепло и хорошо.

И безопасно, что тоже немаловажно. Несколько устал Дмитрий Георгиевич от покушений. Пусть даже неудавшихся.



* * *


После обеда, поставив машину, как уже говорилось, на незнакомой стоянке, Дмитрий Георгиевич Совин поиграл в DOOM и занялся компьютерными художествами.

Хорошая это штука — компьютер! Кто в детстве не пририсовывал усы и бороды на портретах писателей и исторических персонажей в школьных учебниках? Не исключено, что эта тайная страсть подвигла повзрослевших и ставших программистами школьников на создание интереснейших программ. В этих программах на фотографии реальных людей можно было и пририсовывать усы, и надевать очки и шляпы, и вообще творить с ними что угодно. Чем Совин не без успеха и занимался этой ночью. Фотографий было несколько. Человек, на них изображенный,— только один.

Далеко за полночь компьютерный художник Дмитрий Совин критически оглядел еще раз создание своих рук.

И, само собой разумеется, в голову начитанного художника пришла бессмертная цитата из бессмертного произведения Ильфа и Петрова «Двенадцать стульев». И именно из главы, где рассказывалось о прибытии парохода в город Васюки. Да, то место, где описывается гигантский плакат, изготовленный художниками Бендером и Воробьяниновым: «...шкодливая рука Остапа изобразила некий обрубок с сахарной головой и тонкими плетьми вместо рук…»

Впрочем, нет. Пожалуй, коллега сына турецко-подданного Остапа-Сулеймана-Берты-Марии-Бендер-бея был к себе излишне критично настроен. Получилось очень даже ничего.

Совин вывел на цветном струйном принтере несколько вариантов фотографий, выключил всю технику и улегся спать. Точнее было бы сказать — уселся. Кровати не было, но было кресло…




Вечер двадцать восьмой ВОСКРЕСЕНЬЕ, 31 МАЯ


Этот воскресный вечер Совин снова проводил на работе. Было что заносить в память компьютера, было над чем подумать.



* * *


Ранним утром он позвонил в дверь квартиры одного, точнее — одной из свидетельниц гибели Володи Андреева под колесами автомашины.

Совину открыли, а когда он, предъявив соответствующее удостоверение, отрекомендовался сотрудником радиостанции, его впустили. Но убеждать Наталью Андреевну Савельеву посмотреть на снимки пришлось довольно долго.

При нынешней криминальной обстановке в России люди шли в свидетели крайне неохотно, опасаясь серьезных неприятностей. Что же делать, если не существует в родной стране то, что наличествует, например, в тех же Штатах: программа защиты свидетелей. Хотя будь она (программа) в России, Совин с трудом представлял, как она работала бы. Кто при наших стойких родственных связях, при наличии рабочего места в Москве, согласился бы бросить всё и уехать в какую-нибудь Тмутаракань. Нет, и существуй такая программа, она всё равно в нынешних условиях бездействовала бы.

Америка — другое дело. Потомки бродяг со всей Европы и Азии, нация, где родственные связи довольно слабы... Да и условия жизни практически одинаковы повсюду — что в Нью-Йорке, что в любом другом приличном городе. А у нас? Попробуйте уговорить москвича уехать в какую-нибудь Воркуту! Нет, это из Воркуты народ в Москву норовит...

Наталья Андреевна, вы поймите: я веду журналистское расследование. На меня дважды покушались. Я думаю, те же люди, которые убили и этого молодого человека. Если удастся их остановить, вот тогда только вы будете спать спокойно.

А вы уверены, что вы сможете это сделать?

Абсолютно. С вашей, между прочим, помощью. И не только с вашей. Есть ещё три свидетеля только по этому происшествию. Два — по-другому. Обязательно остановим. Иначе зачем бы я-то жизнью рисковал?

Ну хорошо, давайте ваши фотографии.

Спасибо, Наталья Андреевна. Только хочу предупредить. Снимков будет несколько. На них запечатлены несколько реальных людей. И они же, но с добавлением нескольких атрибутов. Это сделано с помощью компьютера. Шапочка дорисована, очки…

Совин подготовился, чтобы опознание, если оно состоится, было как можно более достоверным: свидетельница должна была выбирать один снимок из нескольких — разных людей, в том числе тех, которые к преступлению никакого отношения не имели.

Ему повезло сразу. Гражданка Савельева, перебрав все листы, довольно уверенно выбрала только один снимок…



* * *


Мнения двух других свидетелей, которых Совин ухитрился до обеда посетить, разделились. Женщина не выбрала никого. Пожилой мужчина, пенсионер, бывший военный, не только выбрал тот же объект, что и Савельева, но и утверждал, что ошибиться не мог ни в коем случае.

Понимаете, я друга ждал. А он опаздывал. Я улицу вдоль и поперек изучил. Машин немного, солнце не слепит — дело-то к вечеру. И плюс ко всему — я очень близко стоял. Машина после наезда не то что бы заглохла, но не могла сразу скорость набрать. Я на номер не смотрел, мне почему-то водитель был интересен. Так что я не ошибаюсь. Все верно. Вот этот снимок. И потом, понимаете, нас ведь в армии учили не только смотреть, но и видеть. Наблюдать. А это суть вещи разные, уж вы мне поверьте.

Верю-верю. Тем более что это ваше опознание целиком укладывается в некую схему. Так что спасибо вам.— Совин помолчал и спросил: — А не боитесь показания давать? Время-то вон какое… Бандитское время.

Я давно уже свое отбоялся.

Совин ещё раз поблагодарил отставного полковника и поехал разыскивать некую Аллу. И, к удаче своей, разыскал её. Она была дома.

Алла, вы меня извините. Помните наш раз говор несколько дней назад? Ну, о том, как вы с Мишей в ночь пожара в соседнем подъезде троих ребят видели?

Сегодня ведь выходной. А что, у вас в милиции и в выходные работают?

Работают.— Совин не забыл, что представился влюбленным капитаном милиции.

Несладкий у вас хлеб.

А кому сейчас легко? — отговорился расхожей фразой лжемилиционер. — Вы, Алла, Мише позвонить сможете и пригласить его сюда, к вам? А я подъехал бы. Вы только время назначьте сами.

А чего его назначать? Я сейчас позвоню — Мишка точно дома и звонка моего ждет. А вы через час подъезжайте.

И Совин приехал через час. И не пожалел. Правда, на этот раз снимок был один. Но то ли ракурс был удачным, то ли Совин грамотно на компьютере порисовал, то ли ещё что, но ребята абсолютно уверенно опознали представленного им человека…



* * *


Валентин, ты? — сказал в телефонную трубку Совин, когда ее после нескольких гудков сняли.

Ну я. А вы кто? Я вас не узнаю.

Понятное дело. Где вам, «новым русским», узнавать нас, скромных тружеников рекламы! И кстати, бывших одноклассников!

Димка, ты, что ли? — искренне обрадовался собеседник. — У-у-у, душа пропащая! Что-то тебя не видно, не слышно. Ты где запропал?

Ну насчет «не слышно», это ты зря. Слушай мою станцию. Я там нет-нет да читаю что-нибудь. А насчет «не видно», это мы исправим сейчас же. Готов к встрече? Так я подъеду.

Вот так вот резко и внезапно?

Ага, резко и внезапно.

Значит, дела у тебя ко мне. Какие?

Вот не зря, Валентин, именно ты у нас «новый русский»: на лету подметки рвешь...

Да пошел ты, Совин, со своим «новым русским»… знаешь куда?..

Куда?

Валентин сообщил адрес, куда, по его мнению, должен отправиться его одноклассник, и добавил, что ждет его, как он выразился, «с нестерпе-нием». Напомнил, что живет он в красивом доме на Кутузовском проспекте и что коньяк, конечно, с хозяина, а чай заваривать будет гость. «Интересно,— отметил про себя Совин.— Валентин на Кутузовском живет. Недалеко от Толстого, кстати».

Через час Совин уже сидел в квартире, которую мог бы охарактеризовать как шикарную. Не был, конечно, Валентин никаким «новым русским» — пальцы не умел веером раскидывать, Но торговый бизнес имел не самый плохой. И опт, и розница, как говорится. Не гнался за 1 сверхприбылями, цены на его товары «приятно удивляли». Брал умно, с оборота. А оборот был будь здоров какой.

Было у Валентина соответствующее доходу хозяйство в Москве. И домик в Подмосковье. Когда Совин впервые вошел в этот домик, то не нашёл ничего лучшего, как процитировать фразу из записных книжек Ильфа и Петрова: «Дворец обвиняемого адвокат называл хижиной».

Ну, за встречу, что ли? — провозгласил тост хозяин.

Ага, со свиданьицем, — ответствовал гость.

Выпили. Валентин закусил коньяк лимоном, а Совин — по-плебейски — подцепил на вилку копченого мяса.

У меня появилась скверная привычка употреблять коньяк, а потом садиться за руль, — констатировал Совин.

Э, да ты тачку взял! И за это выпьем, — обрадовался Валентин.

Обязательно, но потом, в другой раз, — согласился-отказался Совин. — Дел полно, да и я действительно за рулём.

А я выпью.— И Валентин выпил.— Давай выкладывай свои дела. Слушай, а мы когда без дел встречаться будем? Весна заканчивается, сады цветут… Давай-ка на выходные ко мне, а, Совин? Палыча возьмем с семьей. Давайте, мужики. А то я замучился: все бизнес да бизнес. Деньги, рауты какие-то дурацкие. — Валентин внезапно пригорюнился.— Я опустился. Провожу время не с теми, с кем хочется, а с теми, с кем надо.

Богатые тоже плачут, — посочувствовал гость.— Ладно-ладно, не сердись. Это я так, по своей вечной привычке ерничаю. Валентин, мне нужен выход на какого-нибудь авторитета в моём районе.

Наехать, что ли, на кого надо? — поинтересовался хозяин.

Ты что, совсем сдурел со свои бизнесом? — возмутился Совин.

Извини.

Мне нужно, чтобы ты меня представил этому авторитету.

Молчи, дай подумать. — Хозяин задумался, подтянул к себе записную книжку, полистал её, поморщил лоб, что должно было для постороннего наблюдателя означать работу мысли. — Давай-ка для начала Лёхе позвоним, — предложил он.

Какому Лёхе?

Какому-какому… Лёхе Маленькому, конечно.

Леху Маленького окрестили так за то, что здоров он был как бык. Ну не изобрела детская фантазия ничего лучшего... Кличка закрепилась. Совин недолюбливал его со школы, а после окончания сего учебного заведения встречался с ним нечасто. Хотя Леха к Совину относился с уважением. Может быть, за знания, коими сам не обладал.

Совин слышал краем уха, что имеет Леха какой-то, назовем это так, пост в какой-то криминальной структуре. Не самый большой, но и не самый маленький. Как бы это выразиться… член совета директоров, что ли.

Валентин, не хочется мне к Лёхе обращаться.

Ну и гуляй тогда! — вдруг разозлился хозяин. — Мне это надо? Ты что думаешь, сидит мой «крёстный отец» и ждет не дождется, когда я ему гражданина Совина представлю? Или меня дожидается? Под ним таких, как я, сто тысяч человек. Знаешь, где он меня видел? И тебя вместе со мной? — И грубый Валентин сообщил Совину место, где криминальный авторитет видел и Совина, и Валентина вместе с ним. Не лучшее место, прямо скажем.

Ясно,— отозвался понятливый Совин после вполне эмоционального описания этого самого места. — Звони Лёхе.

Валентин позвонил и, как ни странно, дозвонился. Через час они были радушно встречены Лёхой.

Часа два Лёха, ушедши на кухню, с кем-то созванивался и о чем-то договаривался — всё-таки давали о себе знать «школьные годы чудесные».

Через три часа Совин в сопровождении Лёхи вошел в небольшой ресторанчик. Где-то в том районе, где жил Совин. Он даже не понял, где именно, потому что Лёха вёз его на своем джипе и Немилосердно петлял.

Без Лехи его сюда точно не пустили бы. На входе Леха Маленький шепнул что-то двум скучающим, но внимательным паренькам такой же, как у Лёхи, комплекции, и они вошли без проблем.

Присели за столик. Заказали минералку.

Народу было мало. Совин с Лёхой, трое мужичков за столиком у окна, которые практически и не ели ничего. Похоже, посещение этого ресторанчика входило в круг их служебных обязанностей. Мужички внимательно изучили вновь прибывших и поглядели в сторону столика в глубине зала.

Аккурат за тем столиком, в уголочке и лицом к двери, не у окна, сидел и культурно ужинал пожилой мужчина приличной наружности, в очках с золоченой оправой, в приличном костюме. Спокойно ужинал, не торопился, по сторонам не смотрел. Проглотил очередной кусок бифштекса, запил минералкой. И спокойно посмотрел на Леху.

Леха немедленно встал.

Посиди пока, — бросил он Совину и пересел к культурно одетому мужчине. Коротко поговорил и махнул Совину рукой.

Совин подошёл.

Садитесь, — предложил пожилой.

Спасибо. — Совин сел.

У вас дело именно ко мне?

Ну раз Лёша меня к вам привел, стало быть, к вам.

Ну излагайте.

И Совин принялся излагать. Смысл изложения заключался в следующем. Убиты три, нет, четыре человека. Дважды покушались на него, Совина. Он, Совин, примерно знает, кто эти люди. Хочет собрать доказательства и сделать так, чтобы их арестовали, а их дела нехорошие прикрыли. Нужны свидетельства трех пацанов. Пацаны сейчас сидят в колониях. Он, Совин, обещает, что на них никак не отразится то, что они ему, Совину, расскажут.

А что же Леша ваши проблемы не решит, Дмитрий Георгиевич?

Я, знаете, от помощи Лёшиной не отказался. Сами видите. Но дело своё сам до конца довести хочу.

И ментам людей сдать. Нехорошо.

Я слышал, что слово «человек» в вашей среде понимается несколько по-другому. Так вот в вашем смысле это не «люди».

А «люди», — пожилой грамотно, интонацией поставил кавычки у слова «люди», — не пострадают?

Нет.

Ну что, Лёша? Под твою ответственность, а? — обратился пожилой к Лёхе.

Отвечаю, Петр Петрович, — откликнулся Лёха.

Что ж, молодой человек, — вновь обратился к Совину Петр Петрович. — То, что Леша согласился и ответственность на себя взял, — знак хороший. Так вы уж не подведите меня, старика. С молодыми будете говорить, можете на меня сослаться. Судя по вашему рассказу, они меня знать должны. Ну, не лично, конечно. Но, думаю, слышали обо мне.

Спасибо, Петр Петрович, — поблагодарил Сорин.

Не на чем. Всего хорошего. Леша, ты останься на минутку. А вы, Дмитрий Георгиевич, его за своим столиком подождите.



* * *


Совин потянулся. От долгого сидения за компьютером болели плечи. Он повертел шеей, подвигал плечами, закурил последнюю перед сном сигарету. Устал. Все, спать! Завтра дел предстояло столько, что…

А, ладно!. Утро вечера мудренее.




Вечер двадцать девятый ПОНЕДЕЛЬНИК, 1 ИЮНЯ


Да, сегодня Совину спать не придется. Время не ждет, сном приходится жертвовать.

Фары рассекали темноту. Динамики разрывал тяжелый рок. Совин гнал машину в Архангельскую область, в «места, не столь отдаленные».



* * *


Совин с большим удовольствием проснулся бы поздно, но беда в том, что с девяти часов утра родная радиостанция всё-таки начинала работать. И, натурально, на работу приходили люди, которые, собственно, и разбудили Дмитрия.

Совин умылся, позавтракал в ближайшей пиццерии, взял со стоянки машину и поехал домой. Аккуратно, с оглядкой. И в подъезд не так чтобы вбежал — с оглядкой входил. Однако тихо было в подъезде. И дома все в порядке. И слава Богу. Совин принялся готовиться к отъезду.

Первое дело — душ перед дорогой. Вооружение. Еда. Термос с любимым чаем. Одеяло: вдруг придется спать в машине. Оно хоть и май, но ночами не так уж и жарко. Деньги. Диктофон. Кассеты с записями. Фотоаппарат. Папка с бумагами.

Ну, вроде ничего не забыл. Теперь оставалось только ждать звонка от Палыча.

Ага, «не прошло и полгода», как пел Владимир Высоцкий.

Ну что, Палыч, сделал всё?

Да, подъезжай, я встречу на улице…



* * *


Встреча состоялась. После неё в совинской папке для бумаг уютно расположились три рекомендательных письма к начальникам трех разных колоний строгого режима: двух в Кировской области, одной — на юге Архангельской. Грустно, но, скорее всего, выйдут ребятки оттуда хоть и на свободу, но вряд ли с чистой совестью. Ну уж как будет…

Дело же Совина — до конца решить свое дело. («Хорошо сказал, — сыронизировал над собой Совин, — сразу чувствуется: художник, блин, слова!»)



* * *


По мнению следователя, который вел дело этих троих ребят, «дело об убийстве Владислава Семенова», неформальным и формальным лидером в этой троице был некий Константин Тарановский. Именно к нему первому решил ехать Совин.

Еле-еле нашёл колонию в Архангельской области, ибо располагалась она «вдали от шума городского», сильно вдали. Совин попетлял по родным российским просторам, среди которых тянулись не менее родные российские дороги. Блуждая, он успел вспомнить о российских дорогах все: от песни со словами «Эх, дороги, пыль да туман…» до двух российских бед — дураков и все тех же дорог.

Однако же цели достиг и аккуратно поставил машину недалеко от железных ворот.

Проник-таки к начальству, понимая, что письмо Палыча законом здесь не будет. Расчет строился на другом. Какой провинциальный начальник откажется оказать услугу столичному корреспонденту и полковнику, письмо подписавшему? Да никакой. Глупый не откажет, а умный так вовсе и постарается создать все возможные удобства. А ежели к этому письмецу и пару бутылок коньяка неплохого добавить… Тоже хорошо. Согревает и убеждает. И добавил Совин коньяка. Капитан было воспротивился коньяку, но как-то неубедительно. В итоге вопрос решился. Понятно, что главным аргументом стало все же письмо.

Понимал Совин, что когда-нибудь Палычу придётся это письмецо отрабатывать: обратится к нему этот капитан, начальник колонии. Но считал, что дело его важнее.

Выполнил начальник его просьбу, и заключенного Константина Тарановского Совин встретил не в каком-нибудь там кабинете для допросов, а в комнате для свиданий

Жратву разложил на столе. Нехитрую, но обильную и вкусную. Сигареты, кока-колу, чай даже заварил.

Заключенный Тарановекий сидел на железной койке и молча смотрел на Совина. Требовалось сказать речь.

Отлично, Константин! — процитировал Совин Жванецкого. — Слушай сюда. Сейчас Чебурашка скажет речь. Мне от тебя не нужны показания. Мне от тебя нужна информация. Мы встречаемся с тобой в первый и последний раз. То, что ты мне расскажешь, я, да и не только я, никогда не потребую подтверждать где бы то ни было. Ты мне просто расскажешь, как вы убили того парня. Но не так расскажешь, как на суде, а так, как на самом деле было. Потому что есть у меня кое-какие сомнения. И есть у меня кое на кого большой зуб, потому что меня два раза пытались убить. Сдается мне, что парня тебе того показали. И я даже предполагаю, кто именно. Может, тебе заплатили, но я так думаю, что с вами троими еще кое-кто сидеть должен. Так вот, ежели ты мне все расскажешь, эти кое-кто тоже сядут. И это будет справедливо. Во всяком случае — по отношению к вам троим. Да и во всех других смыслах тоже. Сам-то как считаешь, а, Константин? Да не торопись с ответом, подумай сначала…

Но Константин всё-таки поторопился — молодой ещё, что с него возьмёшь:

Да пошёл ты…

Хороший ответ. Не хотел его Совин услышать, но ожидал. И потому не обиделся, а улыбнулся только в ответ и пригласил Константина к столу.

Грубо, конечно. Ладно, оставим пока этот вопрос. А давай-ка мы с тобой, любезнейший Константин, пожуем. Ибо проголодался я сильно; часов восемь толком не ел ничего. И пойми ты меня, братец, правильно: я тебя не покупаю. Ты, как я понял, не продаёшься. А мне и не нужно. Но мы пожуем и поболтаем. И я тебе расскажу кое-что. А жратву не жалей. У меня ещё есть. Что не съедим — возьмешь с собой, я договорился…



* * *


Через четыре часа Совин вышел из ворот колонии, прогрел двигатель, покурил на вольном воздухе.

Уговорил он парня. Пришлось, правда, и на Петра Петровича ссылаться. Но уговорил. Рассказал, пожалуй, несколько больше, чем следовало. Но ничего. Скоро все равно об этом узнает широкая публика.

И снимки показал Совин.

Так, есть ли смысл ехать ещё в две колонии? «Нет, — решил Совин. — Теперь — в столицу».

«Вставайте, граф, вас ждут великие дела!» — продекламировал он, врубил на полную катушку Заппу, нажал на педаль газа и помчался в столицу со страшной скоростью — двадцать километров в час. Больше на этих дорогах не получалось. Не беда: скоро машина выйдет на трассу…




Вечер тридцатый ВТОРНИК, 2 ИЮНЯ


Ну вот, приехали с орехами, — сообщил окружающей обстановке своей квартиры путешественник и исследователь русского Севера Дмитрий Совин. Бабушка так говорила, когда Дима был маленький и она возила его на санках.

Совин с наслаждением поплескался в душе, сбрил трехдневную щетину.

Прошел на кухню и наконец-то заварил себе настоящего, крепкого, душистого чая.

И «поплыл». Два дня за рулем в его годы — это… Что «это», Совин решил додумать завтра утром. Тем более что дел завтра будет!.. Ещё в институт ехать, где Владик Семенов учился…

«Господи, отдохну я когда-нибудь от всего этого?»

Эти слова Совин произносил уже во сне.




Вечер тридцать первый ЧЕТВЕРГ, 4 ИЮНЯ


Он медленно приходил в себя. Странно, но в сознание его возвращала жуткая боль в затылке.

Ждал Совин гостью. Ждал с ней встречи. Сам позвонил и пригласил. И неприятности от этой встречи ждал. Но никак не предполагал, что они будут такими болезненными.

Когда после ожидаемого звонка в его квартиру Дмитрий открыл входную дверь, гостья, поздоровавшись, так быстро вошла в глубь прихожей, что он автоматически повернул голову, на доли секунды выпустил из виду входную дверь и не успел закрыть её. Лопухнулся! И получил сзади по затылку. И вырубился…

А вот сейчас медленно вылезал из черноты, постепенно осознавая, что сидит в кресле, что слева и справа стоят два человека, которых он полностью не видит, только боковым зрением рукава их курток да брюки.

Гостья сидела на диване и спокойно смотрела на Совина.

Ну и что теперь со мной будет? — спросил Совин не очень послушными еще губами.— Газом задохнусь или опять взрыв?

Я думаю — взрыв, — спокойно улыбнулась собеседница. — В огне все следы нашего пребывания здесь погибнут. Сейчас примете снотворное, мирно уснете. Проснуться вам не судьба.

Нет, ну так нельзя! — натурально и даже обидевшись возмутился очухавшийся Совин. — Вы же грамотный человек. Вы просто обязаны соблюсти законы жанра.

Да-да, извините, конечно, — искренне заулыбалась гостья. — Перед смертью благородного главного героя главный злодей должен раскрыть все свои тайны.

Именно. Приятно вести дело с культурным человеком.

Но мы с вами все равно из жанра выпадаем. Не будет финальной схватки, из которой главный герой как раз и должен выйти победителем.

Конечно. Не может главный благородный герой бить женщину, к тому же такую молодую и красивую.

Вы абсолютно правы. Да вам, знаете ли, и ребята меня бить не дадут.

Совин медленно повернул голову направо, потом налево, потом снова перевел взгляд на собеседницу.

Слева блондин, — констатировал Совин. — Лет двадцати пяти, волосы собраны в косичку, курит папиросы. Именно он поднятым капотом и фарами подал сигнал о том, какой автомобиль следует протаранить недалеко от города Владимира. В результате погибла Марина Снегирёва и стал инвалидом на всю оставшуюся жизнь некий Глебов.

Это на его машине вы сбили Володю Андреева. А он в это время как раз подавал в отделение милиции заявление об угоне.

Браво! Мы в восхищении! Королева в восхищении! — Цитатой из «Мастера и Маргариты» гостья восхитилась познаниями Совина. — Дальше.

Справа — господин Чертков. Водитель-убийца как таковой.

Смотри-ка, вы неплохо покопали, Дмитрий Георгиевич.

Скажите, а где другие двое? Которые были с вами у Нины Власовны. Сдается мне, что и меня они тоже пытались повстречать. Совсем недавно.

Интересный вопрос. Но об этом я как раз хотела узнать от вас.

Не понимаю, — удивился Совин.

Это я не понимаю, — ответила собеседница. — Куда-то ребятки подевались. Не звонят. Да Бог с ними. Продолжайте. Пожалуйста.

Э нет, по законам жанра именно вы должны рассказывать мне о своих злодеяниях, — запротестовал Дмитрий.

Согласна. Но я буду — по вашей просьбе, конечно,— проливать свет на темные пятна в вашем расследовании. А основной рассказ — ваш. Договорились?

Это долгая история.

Ничего. Времени у нас много. А мне очень хочется вас послушать. Мне хочется знать, где были допущены ошибки. Так сказать, поучиться на них. Если вы не против, Дмитрий Георгиевич, в некоторых местах вашей печальной повести я буду вам задавать вопросы, а вы уж на них отвечайте.

Почему печальной?

Нет повести печальнее на свете… Да просто положение ваше нерадостное. В отличие, скажем, от моего. Скажите мне, Дмитрий Георгиевич, почему вы занялись расследованием? Где я допустила ошибку?

Нигде.

Объяснитесь, пожалуйста.

Если говорить о том, что меня непосредственно подтолкнуло к расследованию, то это всего лишь мое языковое чутье. Если бы не оно, я бы и не полез в это дело.

Языковое чутьё?

Да. Я ведь рекламщик, текстовик. Языковое чутьё у меня практически врожденное… — Дмитрий перевёл дыхание.

И?

Стихи к первому и ко второму компакт-диску писали два разных человека. Разницу в стихах я объяснить не могу. Знаете, в языке есть свои, нигде не записанные законы. Их невозможно знать. Их можно только чувствовать. Вот те, которые чувствуют, становятся гениальными писателями и поэтами. Булгаков, Высоцкий, Шукшин, Пушкин, хотя я даже более талантливым считаю Лермонтова, особенно его прозу, и «Княжну Мэри» в частности. Или вот: «В белом плаще с кровавым подбоем, шаркающей кавалерийской походкой, ранним утром четырнадцатого числа весеннего месяца нисана в крытую колоннаду между двумя крыльями дворца Ирода Великого вышел прокуратор Иудеи Понтий Пилат». Это не слова. Это музыка!

Это, наверное, смешно, но Совин на минуту буквально позволил себе расслабиться и искренне увлечься любимой темой. Только вот собеседница, отметим, начитанная и грамотная, тем не менее не была склонна к такой беседе.

Дмитрий Георгиевич, — укорила она Совина. — Мы же, честное слово, не на литературном диспуте! У меня дел других нет, как выслушивать ваши воззрения о русской и зарубежной литературе. Вы что-то там о языковом чутье говорили. Продолжайте, пожалуйста.

Да, конечно. Я действительно несколько увлёкся. Так вот, о разнице в стихах. Повторюсь, что объяснить я её не смогу. Но она есть. И я её почувствовал.

И это вас толкнуло на такое опасное мероприятие, как частное расследование? — уколола Совина собеседница. — Вы же не можете в своём теперешнем положении отрицать, что следствие оказалось опасным.

Не могу, — согласился Совин. Никакой приятности от настоящей встречи — в этом он себе не стыдился признаться — Дмитрий не испытывал.

Видимо, вы не ожидали, что это дело будет опасным. Но когда вас предупредили, помните, вы и тогда не остановились. Почему?

Обиделся. Видите ли, именно в тот момент я решил… Нет, не так. Именно в тот момент я уже числился отошедшим от расследования. Я от него отказался. В предшествующий встрече с вашими бандитами вечер.

Нехорошо за глаза плохо говорить об отсутствующих людях, Дмитрий Георгиевич, — укорила его собеседница. — Продолжайте, пожалуйста.

А чего тут продолжать?.. Мне набили морду. А я нежный и ранимый. И ужасно обидчивый. Вот и всё.

Понятно. Надо было сначала разузнать о вас поподробнее. Как ни крути, а это ошибка. Ладно, впредь буду умнее. Но я отвлеклась. Продолжайте.

Не буду.

Обижаете, Дмитрий Георгиевич.

Чая хочу. Во рту пересохло. Башка болит. Не нальете — не буду рассказывать. И в конце концов, вы тут единственная женщина. Я прошу вас быть сегодня хозяйкой в моём доме.

Благодарю, ну прямо как в светском романе. — Гостья поднялась и пошла на кухню, коротко бросив: — Посмотрите за ним.

Стоящие по бокам что-то буркнули в ответ.

А может быть, вам кофе, Дмитрий Георгиевич? — донеслось из кухни.

Кофе по вечерам не полезно для здоровья.

О, да вы оптимист! — вернулась из кухни назначенная на этот вечер хозяйка.— Чайник я поставила.

Мне свежую заварку надо. А что касается оптимизма… Может, договоримся? Я рекламщик, могу большую пользу принести...

Я всегда говорила, что каждый продается. Всё зависит только от суммы. В вашем случае сумма — ваша жизнь.— Собеседница помолчала, подумала и пришла к неутешительному для Совина выводу. — Нет, не договоримся. Вы опасны.

Мне очень приятно это слышать. Не о том, что не договоримся, а о том, что опасен. Мне первый раз в жизни об этом говорят. Приятно почувствовать себя крутым.

Ну, насчет крутого вы несколько ошибаетесь. Я вынуждена еще раз напомнить вам о вашем положении.

Дайте закурить.

Дайте ему.

Слева из пространства появилась пачка сигарет, потом горящая зажигалка. Совин сладко затянулся.

Пока чай закипает, давайте продолжим, — предложила собеседница. — Итак, вы поняли, что стихи написаны двумя разными людьми. Дальше.

Поехал во Владимир. У родственницы нашёл тетрадку со стихами Марины Снегиревой. И понял, что она и вовсе не писала стихи с первого компакта.

Ну-ну… — подтолкнула собеседница.

Для порядка копнул под катастрофу. Очень меня насторожил «урал», отправленный за кирпичом во Владимир.

Чем насторожил?

Не подходит он для перевозки кирпича. А вот катастрофу устроить — самое то.

Это ошибка. Хотя и не моя, другого человека, — недовольным тоном отметила молодая женщина.

Ваша — другая. Шофера защищал известный с нехорошей стороны богатый адвокат. Не соответствуют они друг другу — адвокат и клиент.

Тоже верно. Виновата. Извините.

Ничего, — великодушно простил ошибку Совин.

У вас хорошее чувство юмора, Дмитрий Георгиевич.

Я знаю. Пепельницу дайте. Я на пол пепел не могу стряхивать.

Дмитрий Георгиевич, да ведь здесь через несколько часов все сгорит. Что вы как ребёнок, ей-богу. Впрочем, если вам так удобнее… Дайте ему пепельницу. Довольны? Давайте дальше.

Дальше? Побывал в больнице у Глебова. Зря вы его живым оставили.

Согласна. Завтра мы исправим эту ошибку. Продолжайте, пожалуйста.

Узнал о том, что существует некий загадочный Толстый. Потом поинтересовался водителем. Водитель после дорожно-транспортного происшествия уволился. Коллегам проговорился о полученной крупной сумме денег.

Недоносок! — зло глянула на Черткова гостья.

Справа виновато вздохнули.

А вы злитесь, — отметил Совин.

Да,— признала собеседница. — Но я стараюсь сдерживаться. Не будем отвлекаться. Продолжим.

Выяснил, что фирма, отправившая автомашину «урал» за кирпичом, сроду ничего не строила. А через владимирское отделение этой фирмы — есть такое — узнал, что и никаких нарядов на получение кирпича никто не выписывал. Стало быть, за него никто и не платил. А какой нормальный коммерсант погонит машину за товаром, не зная даже, есть ли он. Там чай закипел.

Сейчас заварю. Подождите.

Нет, Совин не зря пригласил её быть хозяйкой: через десять минут она подвезла к нему сервировочный столик на колёсиках. На столике уже стояли две чашки чая, заварочный чайник и вазочка с колотым сахаром.

Отлично, спасибо,— поблагодарил Совин, с удовольствием глотая любимый напиток. — А то, знаете, в горле совсем пересохло.

Волнуетесь? — участливо поинтересовалась собеседница.

А вы как думаете! — возмутился Дмитрий.

А я именно так и думаю. Я даже думаю, что просто трусите. Конфет у вас нет? Все-таки женщину в гости ждали.

Виноват, как-то не подумал.

Ну что, продолжим?

Давайте. Далее обнаружился безвременно и случайно погибший поэт Владик Семенов. Познакомился с Ниной Власовной. В столе Владика обнаружились напечатанные стихи и рукописные их черновики.

Опять ошибка. Сразу нужно было с ней кончать! — Гостья даже хлопнула себя рукой по коленке.

Не согласен, — возразил Совин. — Если бы не это мое проклятое языковое чутье...

Все равно. Она и сама могла бы услышать стихи сына. Да и… В таких делах необходимо создавать стократный запас прочности. А я этого не сделала. Ладно… — И, четко произнося все звуки, проговорила: — На ашипках учемся. Продолжим.

Встретился с некоей Настей.

Знаю такую.

Ничего толкового не узнал.

Естественно.

Ещё раз посетил Глебова и с его помощью восстановил картину катастрофы. И убедился, что её организовали специально. Кстати, и описание вашего блондина, то бишь Сергея Зверева, дал мне Глебов. Он и машину вспомнил, и часть номера.

Это как? Не отвечайте. Вопрос некорректно поставлен. Сформулирую правильно: каким об разом он вспомнил Серёжу и откуда он знал, как его зовут?

Это два вопроса. Как зовут водителя, Глебов, конечно, не знал. Да и машину не помнил. Это я: представил, как я сам организовал бы катастрофу, прикинул систему сигналов-указаний о том, какую машину надо бить. Рассказал Глебову, попросил его войти в то состояние, когда он вел машину… Это долго рассказывать…

Ничего, я с удовольствием слушаю.

Короче, попросил Глебова попытаться вспомнить свои чувства. А через них вышел и на его сознание. Оказалось, он все прекрасно помнит. Что же касается имени…

Он в ментовке меня видел и вопросы ментовские слышал, — перебил блондин, обращаясь к своей хозяйке, а как иначе назовешь ту, которая здесь командовала. — Когда с меня показания снимали про угнанную тачку. Это я только сейчас вспомнил.

А тебя, Сережа, не спрашивали, — жестко проговорила она.

Всё так, — подтвердил Совин. — И еще мы на дороге встретились, когда вы меня тем же «уралом» убить хотели.

Так вы не случайно остановились? Вы знали?

Естественно. Или, как теперь говорят, разумеется.

Это вы Жванецкого процитировали.

Еще раз хочу подчеркнуть, моя глубоконеуважаемая гостья, что с культурно развитым преступником иметь дело гораздо приятнее, чем с некультурным и грубым. Конечно. Я-то сценарий катастрофы знал. А ваши люди не знали о том, что я знаю. И когда меня машина с вашим Сережей за рулем обогнала, я насторожился. Дело, видите ли, в том, что у этой машины есть особая примета: налепленная на правое заднее крыло желтая наклейка-клякса. Мало того: ведь Глебов и две цифры из номера вспомнил, а уж в милиции я третью узнал. Далее, думаю, вам всё понятно. Я просто сломал сценарий, на исполнение которого настроились ваши горе-убийцы. Видать, у них опыта в таких делах маловато… Понял я, что и во Владимире меня никто не ждет. Развернулся и махнул обратно. Кстати, интересно, они меня пытались потом во Владимире обнаружить?

Опустим этот вопрос.

А-а-а, значит, пытались.

Я же сказала, опустим этот вопрос. Вы очень интересно рассказываете, Дмитрий Георгиевич. Но в вашем рассказе я заметила некое несоответствие. Продолжайте пока. А несоответствие я вам позже укажу.

Я примерно догадываюсь. Продолжаю. Начал слежку за этим вашим Толстым и вышел на Володю Андреева. Да, за присутствующим здесь господином Чертковым следил. Выяснил, что они торговать изволят. Больше, правда, ничего.

Мы все ближе подходим к обозначенной мною несуразности, несоответствию. Извините, я вас перебила.

Ничего. На телефонный провод к квартире Виталия Петровича Клевцова я посадил «жучок». И ещё три — в квартиру.

Какой жучок?

Ну-у-у! Вам как преступнице стыдно не знать таких названий. «Жучком» в определенных кругах называют миниатюрное подслушивающее устройство, способное передавать информацию на некоторое расстояние. Информация приходит на радиоприемник. С него пишется на магнитофон. Все просто.

И услышали что-нибудь полезное?

Да, только понял это намного позже. У меня пока все. Давайте ваше несоответствие.

Это ваше несоответствие, Дмитрий Георгиевич. И заключается оно в следующем. Всё, что вы здесь мне рассказали, весьма интересно. Но это просто масса талантливо собранных фактов, подтверждаемых — в основном — только вашей интуицией. Никаких доказательств нет. Верно я мыслю?

Совершенно, абсолютно верно. Знаете, когда я прикинул промежуточные итоги своего расследования, я понял, что по-настоящему-то ухватиться мне не за что. Да, есть пара, которая видела троих молодых людей, выходивших из подъезда того дома, где жила Нина Власовна. Все соседи отрицали, что у них были такие гости. Да, все форточки в окнах взорвавшейся квартиры были плотно закрыты, чего просто не могло быть — Настя мне говорила, что хозяйка форточек и в морозы не закрывала. И снотворное Нина Власовна не пила. И как смерть Володи Андреева организована, я тоже понял. И только. Доказательств, как вы справедливо изволили заметить, не было. И вот я сажусь, итожу, то, что прожил, и вижу — собрано много. И не собрано ничего. И понимаю, что у меня есть только две ниточки. Одна — владимирский адвокат Сергеев.

Поясните этот пункт, Дмитрий Георгиевич. Я не понимаю.

А-а-а, значит, ничего он не рассказал. Всё правильно я рассчитал. Умница. Это я про себя.

Я повторяю: поясните.

Я съездил во Владимир и немного его попугал. Стрельнул из арбалета. Не в него, рядом с ним. Позвонил, ещё попугал. И пообещал появиться снова и задать всего один вопрос.

И появились?

А как же!

И он ответил?

Обязательно.

Хорошо. А вторая ниточка?

Вторая — Настя, любимая девушка Владика Семенова. В том разговоре тоже несоответствие нарисовалось, как сейчас у нас с вами. Я вдруг понял, что о многом ее не спросил. Я, знаете, от женских слез теряюсь. И решил спросить.

Но ведь не спросили.

Верно, не спросил. И знаете почему?

Почему же?

В этот день уже в обед ее не было дома. Это случилось совсем недавно, в пятницу, двадцать девятого мая. Вы догадываетесь, где она была в пятницу?

О, я-то думала… А это случайность.

Вы ошибаетесь. Это не случайность. Это и не совпадение. Случайностей и совпадений в таких делах не бывает. Когда ищешь информацию, она непременно приходит к тебе в руки. Вы, конечно, скажете, мол, если бы я не позвонил, то… Но ведь я позвонил. Потому что искал, потому что хватался за любую возможность добыть хоть крупицу информации. Вы догадываетесь, что мне ответила ваша мама? Она ответила, что вы уехали во Владимир. И даже была столь любезна, что дала мне телефон родственников, к которым вы поехали в гости.

А поскольку у меня вот. в этой самой машине — Совин кивнул на компьютер,— сидит база данных по телефонам Владимира, то я очень просто выяснил, что квартира родственников находится аккурат на той же лестничной площадке, где и квартира адвоката Сергеева. Андрея Игоревича. Такие дела, Настя.




Настя


Настя. Да, Настя.

Она ненавидела идеалы добра и света. При том, что вся жизнь ее родителей была насыщена именно этим. Идеалами добра и света. Благородством, рыцарством.

Пара типичных московских интеллигентов. Роман и Лариса. Оба из семей потомственных интеллигентов. Оба с высшим образованием. Отец работал в каком-то НИИ, Настя никогда не интересовалась даже, в каком именно. Мать — научный работник в каком-то музее.

Квартира, заполненная книгами и записями бардовских песен. Непременные выезды на Грушинские фестивали, куда с раннего детства брали с собой и единственную любимую дочурку.

Интеллигентские разговоры на кухне. Высоцкий, Жванецкий, Булгаков, Айтматов, Шукшин, Тарковский, Солженицын (об этом — шёпотом)… Да разве всех перечислишь!.. Множество выписываемых толстых литературных журналов. Непременные байдарки летом. Песни у костра. И все с дочкой, все для дочки.

Которая ненавидела все это с самого раннего детства. С того самого момента, как поняла, рано поняла, что за доброту и благородство награждаются только сказочные герои.

Она ненавидела этот убогий быт на две зарплаты по сто двадцать рублей (потом зарплаты росли в соответствии с инфляцией, но быт оставался таким же убогим).

Она ненавидела родительских друзей — бородатых интеллигентов с непременными гитарами и бредовой геолого-таежной романтикой, с идиотским «ветром дальних странствий» и прочей белибердой.

То есть Настю вполне можно было бы назвать культурным человеком. Если бы не одно обстоятельство: в культурном человеке есть и другие составляющие, а не только багаж знаний. Наверное, это можно определить как духовность, что ли…

Она ненавидела деток богатых родителей — своих одноклассников. За их богатство. Она ненавидела бедных. За нищету. Она ненавидела знаменитых артистов и особенно их детей. Она ненавидела бездарных певцов и певичек, наводнивших теле- и радиопрограммы. Бездарных — по ее мнению, но часто оно было достаточно объективным, отвечающим, скажем так, действительности.

Она любила себя.

Почему? Откуда эти чувства в девочке из благополучной, в хорошем смысле слова, семьи?

Да кто его знает?!

Яблоко иной раз падает так далеко от яблоньки…

Вся жизнь девочки была сосредоточена в ней самой. Она, только она, была центром своего мира. И она, именно она, считала себя достойной той светской жизни, которую вели люди из шоу-бизнеса — актеры, певцы, продюсеры и иже с ними.

Странным образом представления о светской жизни сконцентрировались на тусовке. Почему так? Ведь был мир банкиров, светская жизнь промышленников, развлечения «новых русских». Все так, но штука-то в том, что эти люди, за редким исключением, широкой публике не знакомы. На телеэкранах, на страницах «желтой» прессы мелькали только люди из шоу-бизнеса.

Странные убеждения для девушки неполных двадцати лет от роду. Тем более странные и непонятные для человека образованного, каковым Настя, без сомнения, и была. Литература, музыка, живопись... Она все это не любила. Но знала. Да и учеба на факультете русского и литературы давала и знания и умение мыслить. Короче, объяснить такую «жизненную позицию» невозможно. Остается только принять.

Или не принять.

Это уж как кому угодно.

С раннего детства девочка Настя никому и никогда ненависти и нелюбви своей не показывала, она изобрела для себя «концепцию добрых человеческих отношений». Несколько раньше нее этой концепцией стали пользоваться в управлении крупными зарубежными корпорациями. Но девочка узнала об этом гораздо позже.

Чего же хотела эта девушка? Она и сама толком не знала. А представляла это себе неясно: деньги, «экипажи, скачки, рауты, вояжи», как спел когда-то Владимир Высоцкий, поклонники, Канары, интервью, восторженная публика…

Но ни в каком виде искусства звезда из нее не состоялась бы. Это Настя понимала с полной к себе беспощадностью.

Что остаётся? Деньги.

Деньги.

Где их взять двадцатилетней девчонке? Но Настя верила, нет, не так — знала, была убеждена, что деньги у: нее будут.

Даже более того. Она их заработает. Сама. Своей головой.

Телом? Ни в коем случае! Хотя такие предложения и поступали. В разное время и от разных людей: от богатых сокурсников до водителей проезжавших мимо и внезапно тормозящих «мерседесов». Уж больно хороша была девушка. «От корней до самых кончиков».

Но продавать себя за деньги? Нет. Тогда она просто перестанет себя уважать.

Маленькая необычность для нашего довольно развратного времени: в свои девятнадцать с лишним лет Настя оставалась девушкой. В то время, когда её одноклассницы уже в седьмом классе начали — не все, конечно,— познавать радости плотских утех, по-детски открыто делясь подробностями, Настя решила: это не для нее. Когда-нибудь это случится. Но только с мужчиной ее мечты. Что представляло из себя существо, подпадающее под категорию «мужчина мечты», она не знала. Но верила: она поймет сразу, как только ЕГО встретит

Итак. Зарабатывать деньги. Причем своим трудом. Стать менеджером, взлететь на вершину огромной служебной лестницы. Как знаменитый топ-менеджер Ли Якокка. И Настя шла к этому, готовила себя к феерической карьере: высшее образование, параллельно — курсы пользователей компьютером, вождения автомашины (будет же и собственная!), каратэ (надо держать форму, да и азы самообороны не помешают в наше неспокойное время, когда вокруг столько мерзавцев), бухгалтерские курсы. Специальная литература по управлению, «паблик рилейшнз», рекламе, психологии, занятия в Ассоциации нейролингвистического программирования, изучение знаменитых карьер знаменитых управляющих…

О, эта девушка знала, куда и к чему стремиться! Не чета деткам, которые уже хлебают славу полной ложкой тем только, что родились у знаменитых и богатых родителей. Но не они — она будет настоящей звездой! И о её карьере будут писать книги и снимать фильмы!

Когда человек к чему-то стремится — и не важно, хороший это человек или плохой,— у него начинает что-то получаться. Когда человек постоянно думает о чем-то одном, в голову ему приходят неплохие мысли.

И однажды Насте такая мысль в голову пришла.

В PR, в «паблик рилейшнз», существует такая практика: специализирующиеся в этой области фирмы в конце года выпускают сборники — их называют «кейс стали»,— где описываются механизмы и способы проведения PR-кампаний. Это могут быть удачные выборы, действия по выводу компаний-заказчиков из кризисных ситуаций, эффективные рекламные кампании по выводу на рынок новых товаров…

Настя доставала такие сборники и весьма тщательно их изучала. А поскольку мысли ее крутились еще и вокруг тусовки, то в голове сам собой родился совершенно замечательный план.

То, что в нем было уделено место запланированной смерти некоей молодой женщины, Настю совершенно не волновало. Если для осуществления плана требуется чья-то смерть, что ж — будет смерть.

Нужны более-менее приличные стихи особенной, просчитанной Настей направленности? Будут стихи. Настя расчетливо завязала отношения с Владиком Семеновым. Что с ним будет потом, когда стихи пойдут в дело,— тоже не важно.

Замечательный план, достойный, правда, скорее монстра, а не красивой молодой девушки. Но Настя об этом не думала.

Однако же при всей его замечательности план требовал помощников, некоторого количества денег и хороших тусовочных знакомств. Их не было. И Настя не знала, где их взять. Пока не знала.

На ловца, известное дело, и зверь бежит. И в один прекрасный день, когда девушка торопилась на очередные занятия и ловила «частника», чтобы не опоздать, рядом остановилась зелёная «ВОЛЬВО».

Дверца открылась, и водитель, которого Настя про себя сразу окрестила Толстым, сказал:

Садитесь, пожалуйста. Вам куда?




Вечер тридцать первый ЧЕТВЕРГ, 4 ИЮНЯ (продолжение)


Надо отдать должное этой девушке. Выдержка у нее, конечно, будь здоров какая.

И что следует из того, что я уехала во Владимир?

Мы уже договорились с вами, что случайностей и совпадений в расследовании не бывает. Давайте остановимся на этой аксиоме.

И продолжим.

Да, и продолжим. Вы хотите знать, что я делал дальше. И как размотал всю цепочку. Время у нас с вами по-прежнему есть?

У меня лично есть. У вас его значительно меньше. Рассказывайте.

Собеседница старательно пыталась задавить психику Совина, запугать его. Надо сказать, что у нее это неплохо получалось. Но не дело, однако, показывать свою слабость.

Совин откашлялся.

Хорошо. Но в некоторых местах придется строить кое-какие предположения. Если я далеко уйду от действительности, вы меня поправьте.

Непременно.

После того как я узнал, что вы во Владимире, я поехал следом за вами. Но не к вам. Надо было поговорить с адвокатом. Я, конечно, мог бы и из Москвы позвонить, да хотелось проветриться и подумать. А по пути слушал одну интересную запись. Помните, я вам говорил, что записал нечто интересное. Это интересное было в момент записи — утром прошлой пятницы — для меня непонятным. Не так чтобы уж и совсем непонятным, потому что в голове что-то ворочалось и просилось наружу. Но никак не могло вылезти на свет Божий. Если хотите, я напомню. И не просто напомню. Процитирую. Я этот кусок наизусть запомнил, ибо слушал многократно. Цитирую:

«Толстый: Зря я тебя тогда подвез. Если бы ты не села в машину...

Женщина: Зря подвез, говоришь? Да ты и сегодня был бы на побегушках. И в нищете.

Толстый: Зато спал бы спокойно.

Женщина: Что ж теперь об этом говорить. Раньше нужно было думать. А может быть, ты в сторону решил уйти?

Толстый: Я бы ушел. Да курящих много развелось, которые без сигарет. А я, как на грех, не курю. Ты сама знаешь.

Женщина: Правильно соображаешь. Главное, чтобы к нужному человеку подошли.

Толстый: Ты-то в этом понимаешь».

Здесь женщина разговор прервала. Так вот, я предположил, что эта женщина — вы, Настя. Просто других не просматривалось, тем более, учитывая вашу поездку во Владимир. Сначала предположил, а потом стал сравнивать с тем разговором, на Арбате. Я ведь его на диктофон записал, разговор тот. И знаете, уверился в том, что не ошибся. Хотя в обоих случаях запись была плохая, но уловил я и тембровую окраску, и интонационную. Все сошлось: Толстый разговаривал именно с вами, Настя.

И пожалуйста, есть вывод номер раз. Вы познакомились с господином Клевцовым случайно — он вас куда-то там подвез. На молодую женщину клюнул. Как я себе представляю, в дороге вы разговорились. Толстый на манер павлина хвост распушил, рассказы рассказывал о том мире, в котором он вращается, и прочее. И он, и вы попали друг на друга очень удачно. Нужны вы были друг другу. Вам нужны были его связи и умения в музыкальном мире, в тусовочном. И некий небольшой начальный капитал. Не любите вы этот мир, Настя. Не любите, но завидуете страшно. Всей этой тусовке, большая часть которой — яркие бездарности. А вы молоды, красивы, умны. И вам так хочется денег, так хочется в блестящий мир…

Я думаю, что рано или поздно вы все равно пришли бы к подобному делу. Вам просто повезло с этой встречей. Но я по-прежнему уверен, что случайностей нет. Так что даже и неправильно говорить «повезло». Вы, Настя, закономерно нашли то, что искали. А вот Толстому нужна была хорошая генеральная идея. И вы ему дали эту идею: откопать талант в провинции. Не он ее придумал, а вы. В вашей паре вы были ведущим, а он — ведомым. Я пока правильно все понимаю?

Правильно, Дмитрий Георгиевич. Все так и случилось.

Нашли вы Марину Снегиреву. Таких сейчас в любом городе не счесть. Но вы искали красивую, молодую, незамужнюю. Получилось. Где-то она, надо полагать, выступала. Или по слухам каким, но нашли. Подослали к ней красивого мужика. Прекрасный ход, потому что Марину всё-таки необходимо было уговорить поехать в столицу. Я думаю, что она чисто по-женски рефлексировала, боялась смутных опасностей… Так?

Так.

Знаете, Настя. Я хочу вам сказать, и без лести или надежд на снисхождение: вы гений, Настя. Вы нашли гениальный рекламный ход. Вы её убили. И на этом построили потрясающую рекламную кампанию. На крови построили. Вы прекрасно понимали, что раскрутить даже талантливого человека стоит огромных денег. А Марина Снегирева талантами не блистала. Зато блистала красотой. Красив был ее возлюблённый. Прекрасна их история любви. Добавить к этому необходимое количество красивой лжи, нанять за смешные деньги более-менее приличных журналистов, поплакать о трагической истории в жилетки нескольким звездам — и готова невероятной силы рекламная кампания. Помните: реклама — двигатель торговли. Вы удивительно использовали этот постулат, Настя. Эта пустышечка, Лена Мосина, была уже готова. Осталось только вывести ее на сцену с песнями Марины Снегиревой — и есть новая звезда, с которой можно качать денежки. А сколько можно получить с продажи компакт-дисков! А если еще печатать пиратские тиражи!

Сами догадались, Дмитрий Георгиевич, или подсказал кто?

Сам, Настя, сам. Как и в случае с текстами песен. Я ведь рекламщик. И PR-мен. Немножко. Вы, Настя, «паблик рилейпшз», случаем, не занимались?

Занималась, и очень тщательно.

Даже подумать не мог. И надо отметить, что догадался я о вашем рекламном ходе далеко не сразу. Больше скажу: я сначала убийство Марины совсем с другой точки рассматривал — что-то неладно в её банке было. И догадался об истинных причинах её гибели именно в прошлую пятницу, по дороге во Владимир.

Так что вы во Владимире делали?

С адвокатом разговаривал. Всего один вопрос ему и задал. В ответе был уверен заранее, но задал всё же. Позвонил, напомнил ему вечер со стрельбой. И спросил, кто Толстого навел на Марину Снегиреву. Он замялся было, так я ему сам имя назвал. Ваше. Он просто подтвердил, что вся эта история любви — ваша разработка. А пока из Владимира ехал, у меня еще ряд соображений появился.

И каких же, если не секрет?

Не секрет. Маринины стихи были однозначно плохи. А вот стихи Владика Семенова — лучше. И музыка, Володей Андреевым написанная, тоже лучше. И решились вы на подмену… Кстати, а интересно, почему я вам звонил в прошлую пятницу?

Мне все интересно, Дмитрий Георгиевич.

Разговор на Арбате со мной вы хорошо провели. А слезы добавили — я и вовсе смешался. Стал было промежуточные итоги подводить, ан не хватает информации. Решил, что вы могли знать, почему Володя скандал не поднял по поводу использования его стихов. Вы его удерживали. А когда поняли, что удерживать больше не удастся, убили.

Убили Володю три пьяных подростка.

Да. Но напустили их на него вы. Будьте внимательны, я опять цитирую:

«Толстый: Зато спал бы спокойно.

Женщина: Что ж теперь об этом говорить. Раньше нужно было думать. А может быть, ты в сторону решил уйти?

Толстый: Я бы ушел. Да курящих много развелось, которые без сигарет. А я, как на грех, не курю. Ты сама знаешь.

Женщина: Правильно соображаешь. Главное, чтобы к нужному человеку подошли.

Толстый: Ты-то в этом понимаешь».

И вот о курении, Настя. Я никак не мог понять, о чем речь. Ясно, что угроза, но неясно, в чем она заключается. Потом вспомнил, как Нина Власовна о гибели сына рассказывала. Чудовищное предположение, но другого не было. Вы не представляете, какую работу пришлось проделать.

Так расскажите.

Обязательно. Я поднял на ноги своих друзей и знакомых из двух полярно противоположных ведомств — из милиции и из тех, с кем милиция борется. И представьте себе, посетил колонию строгого режима в Архангельской области. Малец там сидит, убийца хренов. Свидание мне дали с ним. Я на одного авторитета сослался. С его согласия, конечно. У меня ведь, Настя, ваши фотографии есть.

Откуда?

А я всех, с кем сталкивался в ходе расследования, незаметно фотографировал. Завел, понимаете ли, такую скверную привычку. И вас на нашей встрече сначала сфотографировал, а уж потом подошел. Так вот, по фотографии опознал вас малец-удалец. И рассказал мне кое-что. Потому что убедил я его, что по справедливости рядом с ним и его дружками еще кое-кто сидеть должен…

Пьяные они были. Сильно пьяные. И потому толком рассказать не смогли, как уж вы их уговорили парня незнакомого избить. Что-то про обиду вы говорили, поучить просили мерзавца, защитить бедную девушку. И водочки им налили.

Вы очень здорово все рассчитали, Настя. Подростки и без того плохи, а уж в пьяном виде и вовсе тормозов не имеют. Вы им Володю показали. Они почувствовали себя рыцарями без страха и упрека. И встали на защиту бедной девушки. А начали стандартно — попросили закурить. Я так думаю даже, что начало эпизода вы видели. Забили они Володю. Насмерть. А когда сообразили, что натворили, договорились о вас и вовсе не упоминать. Иначе получилось бы преступление по предварительному сговору. И сроки получились бы совсем иными, подлиннее. Да и вас найти никак бы не удалось. И здесь вы все хорошо просчитали. А Толстый вам об этом намекнул. И вы согласились. Вот и разгадка странного разговора.

Да, Дмитрий Георгиевич. Вы жить не будете. Вы действительно опасны.

Без комментариев. Про убийство Нины Власовны и вовсе много говорить не стоит. Понятно, почему она убийц впустила. Она думала, что дверь вам открывает, а вышло вон как. Для сведения: двое влюбленных опознали вас в качестве вышедшего из подъезда подростка в джинсовом костюме. Нетвердо опознали — темновато было. Но мне-то большего и не надо. Свидетель по фотографии опознал вас как женщину, которая сидела за рулем якобы угнанной автомашины, сбившей Владимира Андреева и с места происшествия скрывшейся.

Как опознали? В этом-то случае фотографий не было.

А я их сделал. Взял ваше фото, сканировал, в компьютерном изображении убрал волосы, пририсовал бейсболку и темные очки. Очень похоже получилось. Буквально краше прежнего вышел снимок.

Что ж, Дмитрий Георгиевич, вы закончили?

Нет ещё. Мы с вами не осветили ещё одну проблему. Кто стал автором стихов для второго компакт-диска «Песни Марины Снегирёвой».

Вы и это раскопали?

Меня отец учил: если делаешь что-то, делай хорошо. Или вовсе не делай. Стихи ваши, Настя. Я парня одного нашёл в вашем институте. Друга Владика Сергеева. Вы его хорошо знаете — Юра Петров. И он вас знает. Он о Владике много порассказал. И кое-какие мои предположения строились на том, что Владик был хорошим честным парнем.

А что касается вас и ваших стихов… у вас ведь в институте проводятся заседания литературного клуба. На таком факультете, как ваш, на филологическом, все гении, все пишут. И разбор произведений случается. Материалы заседаний сохраняются в архиве клуба. Там и ваши стихи были. Помните, заседание на первом еще курсе, в марте? Есть в архиве одно стихотворение. Вы его недавно исправили, когда писали тексты для второго компакта. Но исправили не сильно… Чуть-чуть. Оно очень легко узнается. Я так думаю, вам самолюбие свое захотелось потешить. Да и поэта еще одного искать, а потом снова убивать… Нет, дешевле и безопасней писать самой. Даже если писать плохо. Наша публика неприхотливая и не такое кушает. Откровенно говоря, так себе ваши стишата… У Владика куда как сильнее.

Вывел, вывел Дмитрий Совин собеседницу из себя. Получилось. Вон — щечки порозовели, глаза горят. Да и хорошо. Пора приступать к заключительному акту трагедии.

Вышло ваше время, Дмитрий Георгиевич, — закончила гостья. Мстительно так проговорила. С удовольствием. Смакуя. Наслаждаясь властью.— Сейчас выпьете пару таблеточек снотворного — и баиньки. Уснете быстро — таблеточки хорошие. И во сне ничего не почувствуете. И кстати, оцените мою гуманность. Вас не бьют, не пытают, а могли бы. А за науку спасибо. Заканчиваем.

Минуточку, Настя. Извините за грубую физиологию. Мне бы отбежать на пару минут в маленькую комнатку на одного. А то, знаете ли, чаем обпился. Очень уж неэстэтично, может получиться.

Посмотри в туалете, — приказала девушка блондину.

Тот вышел и вернулся через минуту с заряженным арбалетом и пневматическим «вальтером».

Нехорошо, Дмитрий Георгиевич. Вы меня за дурочку держите. — И обратилась к своим наёмникам: — Проводите. Если что — дайте по голове.

Прежде чем закрыть за собой дверь туалета, Совин громко сообщил оставшейся в комнате гостье и стоящим у дверей парням:

Сейчас пописаю и я весь к вашим услугам, негодяи. — И закрыл дверь на защелку.

Раздавшийся за дверью шум Дмитрия никак не удивил. Вышел он не торопясь. Трое непрошеных гостей уже сидели рядком на диване. Каждого придерживал за плечи парень в камуфляже. И вид у сидящих был грустноватый. Впрочем, нет. Настя грустной не выглядела. Она встретила его таким взглядом, что Совин даже порадовался, что и ее плечи плотно сжаты руками омоновца. Или спецназовца — Совин в этом плохо разбирался.

В кресле сидел подполковник милиции Корзунов. Палыч, друг юности мятежной.

Совин засунул руку за шкаф и вытащил оттуда маленькое такое устройство. И продемонстрировал сидящим.

Вот, друзья на огонек забежали. Я им ключи от своей квартиры дал. Культурные, кстати, люди. Разговору нашему не мешали, дали наговориться всласть. А эта штучка, Настя, и есть то, что в некоторых структурах называется «жучок». Вот такая вот я сволочь. Уж вы извините.

Настя промолчала. Многое умела эта не по годам серьезная девушка. В том числе и достойно проигрывать. А это умение не каждому дано.

А если учесть ещё, что перспективы у Насти впереди маячили самые мрачные, то тем более следовало отдать этой девушке должное.

Совин и отдал. Мысленно.

Ладно,— встрял в лекцию Совина друг детства. И обратился к омоновцам-спецназовцам: — Этих — в машину. А ты, друг разлюбезный, завтра с утра чтоб был у меня в кабинете. С заправленной авторучкой: писать тебе много придется. Пропуск я закажу.

Только не с утра, Палыч! — взмолился Совин. — Я же «сова»! К тому же вся перенервничавшая. Пожалел бы бедную птичку.

Я тебя пожалею! Вот в гости к нам придете с Татьяной, и Наталья моя тебя пожалеет! Я ведь ей все расскажу, имей в виду!

Угрозы?!. И от кого! От милицейского начальника! Всё-всё-всё… Буду к одиннадцати.

К десяти.

Хорошо, к десяти. — И когда в комнате остался только один человек, Дмитрий прошептал вслед ушедшим: — Все равно опоздаю. — И обратился к сидящему на подоконнике Стасу: — Ну что? Всё слышал? Имей в виду: ты получил информацию первым. Как и было обещано. Даже при задержании присутствовал. Завтра в девять утра — пресс-конференция у меня на работе. По этому делу. Народу много соберётся. Приходи. Думаю, будет интересно.

Ну ты даёшь, мужик! У меня слов нет. Я…

Стас, давай водки выпьем.

Давай. За победу!

Нет, Стас. Просто расслабиться. Перепсиховал я. И устал…

Давай, только быстренько. Мне за ночь ещё нужно твою историю на бумаге изложить. К завтрашнему дню, заметим. Больше скажу — к утру. Так что по сто грамм — и я поехал.

У тебя в роду японцев нет, Стас? Ты прямо какой-то трудоголик.

Предупреждаю: будешь болтать — и вовсе с тобой пить не буду…

Всё. Уже налито. Или, как говорят в народе, нолито. Будем здоровы!




Вечер тридцать второй ПЯТНИЦА, 12 ИЮНЯ


На кухне в квартире любимой женщины Совин допивал третью кружку чая, когда зазвонил телефон. Он поднял трубку.

Вас слушают.

Здравствуйте, Дмитрий Георгиевич.

Здравствуйте. Простите, я вас не узнаю. Мы с вами знакомы?

Я с вами знаком. А вы со мной — нет.

Чего вы хотите?

Не бойтесь, Дмитрий Георгиевич. Я хочу вас поблагодарить за то, как вы распутали «дело Марины Снегиревой». Я искренне восхищен. Еще больше я восхищен вашей пресс-конференцией. Пакет документов, пресс-релиз и кассеты с записями всех разговоров были выше всяких похвал. Статьи в газетах и материалы на телевидении получились просто прекрасными. Бизнес на крови Марины Снегирёвой закончен.

И что дальше?

Несколько подробностей. Вы, я думаю, знаете, что в ваш компьютер кто-то залезал.

Знаю.

Вы уж извините. Это мои люди. Мне нужна была более подробная информация.

Для чего?

Знаете, Дмитрий Георгиевич, мы с вами похожи. У нас у обоих есть свой закон.

Не понял.

Чего ж тут непонятного!.. Негодяй должен получать по заслугам. Всё просто. Вам, наверное, известно, что девушке и той паре, что с ней была, уже не открутиться. Как минимум покушение на убийство будет доказано. На вас.

Да, я знаю.

Господин Клевцов, скорее всего, сможет избежать наказания. Точнее, не наказания, а суда.

Простите, что значит…

Он умрёт. Скоро. В автомобильной катастрофе. И некий Чертков скоро умрет. Да, еще одно. Помните ту пьяную компанию, которая вас вытащила в эпизоде с двумя бандитами? Эти пьяные… Это были мои люди. Те двое, которые вас пытались убить — именно убить, они сами признались, и это об их пропаже интересовалась Настя — они уже не живут.

Вы что, судья?

В известной степени.

Вы палач?

Я — Исполнитель. Я исполняю приговоры, которые сам же и выношу. Знаете, когда в стране не работает закон, должен же хоть кто-то этим заниматься.

Скажите, а как вы обо мне узнали?

Я, Дмитрий Георгиевич, много чего знаю.

А вы не боитесь? Вдруг телефон прослушивается?

Он не прослушивается, Дмитрий Георгиевич.

Я почему-то вам верю.

И правильно. Дмитрий Георгиевич, когда вы снова начнете вести какое-нибудь дело и вам понадобится помощь, скажем, люди для грамотной слежки, спецтехника, оружие, вы обратитесь ко мне…

Да вы что! Я больше и близко к таким делам не подойду! Пропади оно пропадом!..

Подойдете, Дмитрий Георгиевич, ещё как подойдете. Не хочу быть пророком, но думаю, что новое дело где-то уже ждет вашего участия. Вы просто об этом еще не знаете.

Вы, что ли, меня в него втянете?

Боже упаси! Вы сами. Вы еще не понимаете, что вы попали в Систему. А коли вы в нее попали, она вас не отпустит.

В какую ещё систему?

Это, Дмитрий Георгиевич, почти мистика. Я этого объяснить не смогу, не сумею. Но в правоте моих слов вы убедитесь довольно скоро. И когда вам понадобится помощь — а она вам обязательно понадобится, — вы поместите в газете «Из рук в руки» объявление в раздел «Знакомства». Следующего содержания: «”Сова” хочет познакомиться с серьезным мужчиной для серьёзных отношений». Вас найдут. Кстати, я на вашем месте попытался бы заняться спортом, кое-что из каратэ вспомнить. Вы ведь занимались когда-то. Вот и все. А пока живите спокойно. Квартиру вашу я с прослушивания снял. Пока. Квартира вашей любимой женщины никогда не прослушивалась. Всего вам доброго. Да, последнее: найдите время, съездите в больницу, к Гле-бову… — Уже.

Ну тогда женщину эту, свидетельницу смерти Володи Андреева, успокойте. Наверняка ведь живет и боится.

Пожалуй, вы правы. Я как-то об этом не подумал. Спасибо за идею. До свидания.



* * *


Даже после этого разговора Дмитрий Совин не верил, что начнёт новое расследование. Но это случилось. И гораздо быстрее, чем ему хотелось бы. Да ему не очень-то и хотелось…


Май 1998 май 1999 года






Оглавление

  • Вечер первый ЧЕТВЕРГ, 30 АПРЕЛЯ
  • * * *
  • Вечер второй ПОНЕДЕЛЬНИК, 4 МАЯ
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • Вечер третий ВТОРНИК, 5 МАЯ
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • Вечер четвёртый СРЕДА, 6 МАЯ
  • Вечер пятый ПЯТНИЦА, 8 МАЯ
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • Вечер шестой СУББОТА, 9 МАЯ
  • Вечер седьмой ВОСКРЕСЕНЬЕ, 10 МАЯ
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • Вечер восьмой ПОНЕДЕЛЬНИК, 11 МАЯ
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • Вечер девятый ВТОРНИК, 12 МАЯ
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • Вечер десятый СРЕДА, 13 МАЯ
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • Вечер одиннадцатый ЧЕТВЕРГ, 14 МАЯ
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • Вечер двенадцатый ПЯТНИЦА, 15 МАЯ
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • Вечер тринадцатый СУББОТА, 16 МАЯ
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • Вечер четырнадцатый ВОСКРЕСЕНЬЕ, 17 МАЯ
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • Вечер пятнадцатый ПОНЕДЕЛЬНИК, 18 МАЯ
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • Вечер шестнадцатый ВТОРНИК, 19 МАЯ
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • Толстый
  • Вечер семнадцатый СРЕДА, 20 МАЯ
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • Толстый (окончание)
  • Вечер восемнадцатый ЧЕТВЕРГ, 21 МАЯ
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • Вечер девятнадцатый ПЯТНИЦА, 22 МАЯ
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • Вечер двадцатый СУББОТА, 23 МАЯ
  • * * *
  • * * *
  • Вечер двадцать первый ВОСКРЕСЕНЬЕ, 24 МАЯ
  • * * *
  • Вечер двадцать второй ПОНЕДЕЛЬНИК, 25 МАЯ
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • Вечер двадцать третий ВТОРНИК, 26 МАЯ
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • Вечер двадцать четвертый СРЕДА, 27 МАЯ
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • Вечер двадцать пятый ЧЕТВЕРГ, 28 МАЯ
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • Вечер двадцать шестой ПЯТНИЦА, 29 МАЯ
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • Вечер двадцать седьмой СУББОТА, 30 МАЯ
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • Вечер двадцать восьмой ВОСКРЕСЕНЬЕ, 31 МАЯ
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • Вечер двадцать девятый ПОНЕДЕЛЬНИК, 1 ИЮНЯ
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • Вечер тридцатый ВТОРНИК, 2 ИЮНЯ
  • Вечер тридцать первый ЧЕТВЕРГ, 4 ИЮНЯ
  • Настя
  • Вечер тридцать первый ЧЕТВЕРГ, 4 ИЮНЯ (продолжение)
  • Вечер тридцать второй ПЯТНИЦА, 12 ИЮНЯ
  • * * *