Собрание сочинений. В 4-х т. Т.3. Парии человечества (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Луи Жаколио Парии человечества

I Пария

СУЩЕСТВОВАНИЕ ПАРИЕВ В ИНДИИ — это книга, окутанная тайнами, прочесть которую никто еще не дал себе труда. Установили, что эти отбросы брахманистского общества влачат свое существование в глубоком унижении, наука порешила, что Чандала, т. е. человек вне касты, совсем не достоин ее внимания, что его жизнь, полная отчуждения и страданий, не стоит того, чтобы быть предметом изучения. Но история человечества не должна иметь белых страниц, и это кажущееся равнодушие или забвение объясняется только трудностями, притом нередко непреодолимыми, с которыми соединено изучение париев.

Письменные свидетельства по этой теме отсутствуют. Понятно, что ученые знатоки Индии, большинство которых и не покидало Европы, не имея перед собой письменных документов по данному предмету, не могут ничего и говорить о нем. Следовательно, все, что только возможно сказать о париях, должно быть почерпнуто в устных преданиях.

Но к этим преданиям нельзя прибегать в больших городах Индии, где пария живет на глазах у европейца, пользуется относительным покоем и забывает обычаи своих предков, заменяя их в гражданском и религиозном быту обычаями других каст, которые хотя против этого и протестуют, но не могут с этим бороться с тех пор, как брахманизм утратил свое господство. И для того, чтобы изучить странные нравы, плоды векового притеснения, которое брахманы применяют к париям без малейшей помехи и против которого Англия не осмелилась ничего предпринять из-за страха поднять против себя все индусские касты, надо проникнуть в глубь страны, странствовать по лесам и джунглям, жить целые месяцы в селениях париев, в отдалении от всех центров цивилизации, вечно борясь с тем отвращением, которое внушает их вонючие жилища и ни с чем не сравнимая безнравственность их обитателей; надо выдержать этот ужасный климат болотистых местностей Индии, куда вынуждены были скрываться эти отверженные, для того чтобы соединяться в общественные группы, на что закон не дает им права; надо, наконец тесно освоится хоть с некоторыми языками, на которых они говорят: тамила, телинга, канара, ульгу и т. д. Предрассудки, которые обрушились на парию, пустили такие глубокие корни, что тот, кто пожелал бы их разрушить, должен предвидеть самое ужаснейшее возмущение, какое было занесено на страницы истории. Полтораста миллионов людей поднялись бы как один человек и пошли бы на смерть со всем равнодушием фатализма в тот самый день, когда издан был бы указ об уничтожении касты. Такое средство никуда не годится, и им невозможно ввести париев в общий круг общественной жизни. В Индии насчитывается до сорока миллионов этих отверженных. Уже эта цифра показывает, что наука должна была бы проникнуться интересом к умственному и нравственному состоянию этого народа, который где-то в отдаленном уголке земного шара живет среди других людей, внушая им не больше интереса, чем шакал или гиена. Мы долго колебались, прежде чем приняли решение начертать мрачную картину этих терзаний, этих ужасов, которые приводят в трепет разум, и этих противоестественных пороков, в которых резюмируется положение индусского чандалы. Но нам подумалось, что подобно тому, как бывает полезно вскрыть язву для того, чтобы ее вылечить, столь же полезно может быть и вскрытие общественных язв, хотя бы для того, чтобы внушить желание исцелить их. Мы действовали так же, как действует физиолог, производя вскрытие, и наше перо, как скальпель, не отступало перед ужасом истины.

II Песнь парий

В ТОЙ ТАИНСТВЕННОЙ, ПЕЧАЛЬНОЙ ДРАМЕ, которая разыгрывается на земле уже сотни столетий, есть одна роль, для которой никогда не было недостатка в исполнителях, — это роль угнетенного, раба, отверженного, парии. Сколько раз мне случалось видеть бедного индуса, которому жреческое господство брахманов отказывало в человеческом достоинстве, который шатающейся поступью пробирался по глухой тропинке, отыскивая себе в пищу какие-нибудь отбросы, из-за которых ему приходилось вступать в драку с шакалами и гиенами. Будь он болен, погибай от голода, никогда ни одна дверь не отворится перед ним. Дети его родятся посреди джунглей; тело его гниет в глухих углах, потому что он не имеет права на обычное погребение. Притеснение, которому деспотизм жреца подвергать всю его расу, простирается на него даже за гробом.

Среди париев, несмотря на всю их ужасающую приниженность, однажды народился крупный поэт, носивший имя Тируваллува. Этот вдохновенный поэт изобразил вековые страдания своих сородичей в следующих строфах:

«Нужды нет, что Сурья (солнце) продолжает в небесных пространствах свой вечный бег, что он плотными снопами своих лучей, которых не в состоянии вынести глаз, освещает землю.

Небо и земля, вы видите, что мы такое.

Что нам за дело, что три божества создают, сохраняют и преображают вселенную. Не для нас блистают они во славе своей.

Небо и земля, вы видите, что мы такое.

Не для нас возносится к эфиру дым жертв, не для нас цветы покрывают землю, не для нас плоды висят на деревьях, не для нас текут священные воды Ганга.

Небо и земля, вы видите, что мы такое.

Не для нас животные дают свой приплод и пчелы свой мед. Не для нас молодые девушки растирают в звонких ступках священную траву, из которой делают божественный напиток Сомы.

Небо и земля, вы видите, что мы такое.

Не для нас Агни создал огонь и не для нас бессмертный Индра создал молитву.

Небо и земля, вы видите, что мы такое.

Где те источники чистой воды, из которых мы можем утолять свою жажду? Наше единственное питье — вода, что расплескивается из корыта, из которых поят животных.

Небо и земля, вы видите, что мы такое.

Где поля, которые производят для нас рис и другое зерно? На земле нет ни одного стебля проса, ни одной соломинки, ни одного лепестка розы, который принадлежит нам.

Небо и земля, вы видите, что мы такое.

Дикие звери имеют свою берлогу, змеи прячутся в муравейниках, птица свободно парит в воздухе, и любая древесная ветвь дает опору и защиту для ее гнезда и для ее песен. Агни обладает вселенной, Вапу — воздухом, Адитья — небом, Чандрамы — звездными пространствами, Видиут — облаками; люди четырех каст умирают и родятся в жилищах своих отцов. Но сын парии, где он открывает глаза свои? Где та дружественная земля, которая примет его останки?

Небо и земля, вы видите, что мы такое.

Когда женщины начертали на пороге своего жилища священные знаки, прогоняющие злых духов, когда все люди предаются покою, где упокоится пария?

Небо и земля, вы видите, что мы такое.

Когда каждый плачет в доме своем при снаряжении погребальной колесницы, увенчанной цветами, душа усопшего бывает довольна. Жидкий бальзам прольется на погребальный костер. Тот, у кого не отнята надежда, что его, уснувшего, будут сопровождать священные гимны, может с радостью ожидать пробуждения на небесах. Но где может умереть пария? Где может он иметь надежду возродиться?

Небо и земля, вы видите, что мы такое».

Мы часто слышали эту печальную, полную безнадежности песнь на Коромандельском берегу, в джунглях Траванкора и в лесах Малабарской земли. Иной раз ее пела монотонно и жалобно юная девушка, сидя на берегу болота и плетя корзины, иной раз бедный мальчуган, гнавший тощую козу на пустынное кладбище, иногда одинокий старик.

И вот, став лицом к лицу с этими страданиями, выпавшими на долю многочисленного человеческого племени, мы испытали естественное желание узнать, какое место в человечестве занимает это племя.

III Происхождение париев

РАНЬШЕ ДУМАЛИ, ЧТО ПАРИИ — ЭТО ПОТОМКИ первобытного населения Индостана, завоеванного брахманами. Но такое мнение проистекало из двойной ошибки. Прежде всего, брахманы вовсе не явились в Индию как завоеватели, а родились на берегах Ганга и Годавари. Немецкие ученые создали небезызвестные антропологические теории, и им во что бы то ни стало нужно населить древнюю Индию белокурым и рыжеволосым племенем. Поэтому они и выводили индийских завоевателей то из Бактрианы, то из стран, лежащих по реке Оксусу, то с плоскогорий северо-восточной Азии. Но все их гипотезы, страдающие отсутствием научных доказательств, не имеют никаких преимуществ ни перед текстами Ману и вед, ни перед мнениями самих брахманов, которые считают колыбелью своей расы ту самую страну, которую они в настоящее время населяют.

Если бы даже на минуту принять теорию завоевания, то и тогда нельзя было бы думать, что завоеватели, вместо того чтобы просто-напросто обратить завоеванных в рабов и заставить их обрабатывать для себя землю и пасти скот, почему-то предпочли бы привести в полное бездействие силы нескольких миллионов людей, объявив их вне закона, создать для них положение хуже, чем для нечистых животных, лишить их земли, солнца, воды, риса и огня. Нет сомнения, что подобная мера привела бы побежденных в полное отчаяние, вызвала бы смертельную борьбу, которая непрерывно возобновлялась бы, не принося завоевателю ничего, кроме явного вреда.

Пария возник из уголовного закона, навязанного брахманами своим подданным, уже после того как касты были учреждены. Всякое преступление против политического и религиозного владычества жрецов каралось гражданской смертью. Человек, настигнутый этой ужасной карой, лишался отца, матери, жены, детей, имущества, касты. Каждый мог его убить, как дикого зверя. Каждый, кто оказывал ему какую бы то ни было помощь, давал ему приют, пищу, тем самым повергал себя в то же самое положение, и ему оставалось только одно — бежать в леса и жить там, не питая ни малейшей надежды на восстановление своих прав.

Вот таким-то путем мало-помалу с течением времени в среде нации сформировалась другая нация, считающаяся нечистой, которая в действительности представляла собой смесь представителей всех каст. В этом смысле Ману и называет париев «чандала», т. е. людьми смешанных каст. Подобно евреям, этим париям Египта, индусские чандалы не замедлили сделаться опасными для общества, среди которого они жили. Брахманы же, вместо того чтобы мудрыми путями призвать этих несчастных к возрождению, придумывали всевозможные меры и средства для того, чтобы их окончательно принизить и пришибить.

Происхождению чандалы мы уже посвятили очень подробный этюд в другой нашей книге; здесь же мы займемся только нравами, верованиями, обычаями и преданиями париев, людей, находящихся в положении во сто раз худшем, чем рабство.

Мы уже указали на то, что происхождение этого исключенного из всех каст племени надо всецело приписать тому уголовному праву, которое было введено в Индии брахманами. Теперь, прежде чем приступить к дальнейшему изложению предмета, мы приведем несколько цитат из различных постановлений, изданных кшатриями против париев. Эти постановления главным образом направлены на то, чтобы остановить их размножение. По этим текстам, кстати, будет видно, с какой беспощадной жестокостью относились к этим несчастным в тех случаях, когда они робко приближались к городам и селились в них или около них, и, пользуясь покровительством нравов, более снисходительных, чем законы, пытались хоть немного улучшить свое положение.

Вот, например, что говорится в одной из книг законов, так называемой «Аваданашастре»:

«Ману говорит: чандалы родятся от любодеяния, от кровосмешения и от преступления. Они не могут иметь другой одежды, кроме одеяния мертвых, не могут иметь другой домашней посуды, кроме черепков; их украшения могут состоять только из железа; они не могут поклоняться никому, кроме злых духов; они не могут жить оседло, а должны непрестанно переходить с места на место.

Мудрецы всех времен постоянно подтверждали эти установления. Чандалам воспрещается отправлять какие бы то ни было погребальные церемонии в честь своих предков, соединяться в селения, поддерживать между собой какую бы то ни было разницу кастового происхождения с целью пользования кастовыми привилегиями. Они не имеют права приносить жертвы и возлияния воде и огню.

Им воспрещается произносить имя Брахмы и таинственное слово; воспрещается читать, переписывать и преподавать другим книги вед; воспрещается писать слова направо, ибо такой способ писания принадлежит только добродетельным людям из четырех каст и предназначены для священного писания.

Для того, чтобы заключать условия между собой или с людьми других каст, так как им не возбраняется наниматься на работы по отвозу нечистот и уборки гниющих трупов, а также по выделке кирпича, они не имеют права писать правой рукой и должны ставить буквы справа налево. Ибо правая рука предназначена для совершения жертвоприношения богам, и ею могут пользоваться только люди каст. Да будет так, под угрозой смерти. Таков закон».

Как видно из этого текста, парии, постепенно придвигаясь к населенным местам, добились того, что им стали поручать кое-какие самые гнусные работы, как, например, отвоз нечистот и падали, или особенно тяжелые ремесла, как, например, выделку кирпича (работа под палящим солнцем Индии, невыносимая, сокращающая жизнь). Можно также заключить, что эти несчастные делали попытки соединяться в поселки и даже завести у себя что-то вроде разделения на касты; наконец, осмелились даже справлять какие-то религиозные церемонии. Все это в глазах их притеснителей принимало вид покушений на восстановление своих человеческих прав. Такие попытки, как видно, сейчас же подавлялись, и парии вновь ввергались в бродячее и одичалое существование. Пользование их работой старались ограничить кирпичным производством. Об этом мы находим специальное упоминание в «Аваданашастре»:

«Дозволяется пользоваться кирпичами, выделанными людьми смешанных каст, ибо земля столь чиста, что не может быть осквернена прикосновениями чандал.

Отныне чандалы должны быть употребляемы единственно только для выделки кирпичей и глиняной посуды за счет вайшьев. Их надлежит собирать отрядами и велеть им окружать кирпичными стенами города, строить из кирпичей пагоды и крепости, не выдавая им за то никакого иного вознаграждения, кроме пищи».

Вот еще постановление, касающееся пищи париев, которой наниматели должны были снабжать их во время работы: «И да будет единственной пищей, какую дозволено им давать, только лук и чеснок, так как священные книги запрещают давать в снедь чандалам зерна и плоды, а также воспрещают им употребление огня.

Чандалы не имеют права брать воду для своих надобностей ни из рек, ни из источников, ни из прудов, а только из болот и из водопойных помещений для скота. Воспрещается им мыть свое белье и тело. Вода должна служить им только для утоления жажды».

Итак, пользуясь этими текстами, мы можем в общих чертах восстановить всю картину житейского обихода тех париев, к которым судьба была так жалостлива, что дозволила им войти в некоторое общение с людьми, принадлежащими к кастам. Им разрешался каторжный труд на солнце и у отверстия печей для обжигания кирпича. Их пища состояла исключительно из сырых овощей, питье — из грязной воды. Им воспрещалась всякая забота об опрятности. Не подлежит сомнению, что самый сильный, обладающий богатырским телом и духом народ при таком жизненном укладе был бы доведен до скотского состояния.

Ближайшим последствием отсутствия хорошей питьевой воды и вынужденной неопрятности было развитие среди париев ужасных болезней. Так как при болезненном состоянии чандалы не могли быть употребляемы ни на какие работы, то издано было постановление, в силу которого у чандал отбиралось в пользу казны любое оказавшееся у них имущество, так что юридически они лишались права собственности.

Доведенные до полного отчаяния, несчастные предпочли совсем удалиться от других людей и повели кочевую жизнь, скитаясь в лесах и джунглях. Здесь они по крайней мере пользовались полной свободой, и единственными их врагами тут были только дикие звери.

Судя по санскритским текстам, чандалы в древние времена делали немало попыток пристроиться к жизни других людей, но каждый раз свирепые законы вроде тех, которые мы только что привели, заставляли их бежать в джунгли, где их ждала свобода.

При мусульманском владычестве их положение не улучшилось, а скорее ухудшилось. От завоевания Индии европейцами, как мы уже говорили, они ровно ничего не выгадали.

Когда же наконец пробьет час пробуждения для этих отверженцев, которые в настоящее время пали так низко, что для их оправдания необходимо помнить, что они были жертвами свирепости жрецов?

IV Семья у париев

У ПАРИИ ЕСТЬ СЕМЬЯ В ТОМ СМЫСЛЕ, КАКОЙ с этим словом соединяется не только у цивилизованных народов, но также у множества диких племен. Те из них, которые живут в больших городах — в весьма незначительном числе — пользуются оказываемым им покровительством для того, чтобы подготовлять своих женщин и даже маленьких детей к самому гнусному ремеслу. Благодаря насильственному одичанию, их нравственные понятия не зашли за ту ступень, где оценка добра и зла сводится к полному безразличию. Закон тут совершенно бессилен. Глубоко укоренившиеся понятия и нравы населения установили на парий взгляд, как на нечистое животное, и ставят решительную преграду всяким попыткам их нравственного возрождения. Чиновник-европеец, поставленный лицом к лицу с такими нравами, оказывается в состоянии самого жалкого бессилия.

Автор сам был чиновником во французских владениях в Индии и по собственному горькому опыту очень хорошо знает, что пария считается человеком только по своему зоологическому обличию и по имени. Франция доказала бы свое великое умственное и нравственное превосходство над Англией с ее бесчеловечным равнодушием, приняв на себя неустанный труд освобождения этих несчастных отщепенцев из-под гнета тяготеющих над ними закона и обычая.

Париями, в строгом смысле слова, мы будем считать только тех поставленных брахманами вне закона отверженцев, которые живут за чертой человеческого общества, в болотах, пустынях, лесах. Этих людей обычно называют париями джунглей.

Известный знаток Индии Дюбуа дает такую характеристику этих людей:

«В лесах Малабарского берега встречаются племена, которые считаются стоящими намного ниже диких зверей, разделяющих с ними эти глухие места. Им не позволяется даже строить себе хижины, чтобы защитить себя от непогоды. Они сооружают себе только навесы на четырех бамбуковых столбах, со всех сторон открытые; эти навесы еще кое-как защищают от дождя, но никак не могут защитить от ветра. Многие из них сооружают себе что-то вроде гнезд среди самых густых зарослей, и в этих гнездах укрываются на ночь, словно какие-то хищные птицы. По проезжим дорогам, даже по тропинкам, они никогда не осмеливаются ходить. Вообще, если они заметят издали кого-нибудь, идущего к ним навстречу, то обязаны предупредить его особым криком, сами же должны обойти место встречи стороной. Они не имеют права сходится с людьми других каст ближе чем на сто шагов. Если кто-нибудь, чем бы то ни было вооруженный, встречает на своем пути одного из этих несчастных, то имеет право убить его тут же на месте, не неся за это никакой ответственности. Эти парии, или пандии, как их называют, ведут совершенно одичалую жизнь и не имеют никаких сношений с остальными людьми».

Дюбуа удалось посетить одно из тайных убежищ, где ютились эти несчастные. Это был жалкий шалаш, и, чтобы войти в него, пришлось опустится на четвереньки.

«И вот я вполз в это отвратительное логово. Я держал около рта платок, смоченный в крепком уксусе, и это отчасти охраняло мое дыхание от того ужасающего смрада, который охватил меня со всех сторон. Внутри шалаша прямо на голой земле лежал какой-то скелет, у которого под головой не было даже ни камня, ни куска дерева, чтобы заменить подушку. На этом несчастном было только истерзанный кусок какой-то рвани, который далеко не мог прикрыть всего его тела. Я сел на землю рядом с этим человеком, и первые слова, которые он произнес слабым умирающим голосом, были: „Я умираю от голода и холода“».

Конечно, не все парии живут так, как этот несчастный, но лишь немногие из них имеют обеспеченный кусок хлеба на завтрашний день. Но это только те, которые здоровы, а тем, кому случается захворать, почти неминуемо попадают в такое же положение, в каком Дюбуа нашел этого несчастного. Больного все покидают, никто о нем не заботится. Даже родной сын не уделит больному отцу ни крошки из того скудного запаса кореньев и трав, который он насобирает за день в лесу.

В некоторых областях Индии париям дозволяют строить деревни и, следовательно, соединяться в общины, под условием, однако же, чтобы эти селения располагались в уединенных местах, вдали от селений кастовых людей. Но эти грубые зачатки общественной жизни мало облегчают положение париев. Они прежде всего не имеют права собственности на землю, которую заняли под свое жилище, так что люди из ближайшей деревни с кастовым населением могут придти и занять их землю, а их самих прогнать. Случается, что так и делают, в особенности в тех случаях, когда парии расчистят окружающую их селение землю и произведут на ней посев. Поэтому-то парии никогда не приступают к обработке земли, если не уверены самым положительным образом, что жатва их посева достанется им, а не другому.

Среди этой беспрерывной борьбы за жизнь дух семьи, конечно, не мог развиться у парии джунглей, как и у парии городского. Но все-таки нравы парии дикаря несколько мягче, чем парии городского, и его нравственность не так далеко отступает от законов природы, как у его вконец развращенного сородича. Он соблюдает кое-какие кастовые различия, которые напоминают собой что-то древнее, отдаленное; быть может, это пережиток тех попыток удержаться за цивилизованную жизнь, какие делали еще его предки-чандалы. Между тем пария городской утратил всякое представление о своем прошлом, и в его памяти не живет ровно ничего из остатков прошлого. Даже поэтическое чувство, высоко развитое у восточных народов, и то проявляется у парии джунглей. Он, например, помнит множество древних песней, сказок, басен, прибауток, героических рассказов, и хотя большей частью не понимает их смысла, но знает их наизусть, декламирует и напевает. Совокупность всех этих произведений свидетельствует о том, что у его предков существовала обширная устная литература, явно указывающая на гораздо более высокий уровень духовного развития, чем у современного парии. В этой литературе сохранилось даже несколько драматических произведений, являющихся по своему содержанию сатирами на людей касты, и конечно, по преимуществу на жрецов. Судя по совершенству стиля, по идеям и по исполнению, эти вещи, вероятно, были сочинены какими-нибудь брахманами, изгнанными из своей касты и изливавшими в этих сатирах свое мстительное чувство к своим собратьям. После долгих поисков нам удалось добыть несколько образчиков таких произведений, и мы в этой книге представим их перевод. К сожалению, трудно предъявлять вниманию европейского читателя полные переводы этих произведений без всяких пропусков, потому что бесцеремонное отношение авторов к вопросам приличия и к опрятности языка часто выходит из всяких границ.

Всматриваясь в духовное состояние париев, особенно поражаешься им потому, что оно есть явление упадка. В подобном же состоянии мы видим массу диких и полудиких племен, например в Африке. Но эти племена, подобно младенцам, еще не выросли, не дошли до духовного уровня взрослого человека; однако по естественному ходу вещей можно питать надежду, что они вырастут и разовьются. Парии же, напротив, — это как бы взрослые люди, уже достигшие полного расцвета духовных сил, но исторгнутые из общества и под давлением непостижимых притеснений утратившие человеческий образ. Иному могло бы показаться, что, будучи отринуты своими собратьями, они прониклись каким-то адским духом злобы и сами постарались подавить в себе последние остатки всего человеческого, как бы в отмщение за свою обиду. У них, например, сохранилось в памяти множество молитв, заклинаний, стихов и церемоний, очевидно заимствованных из древнего брахманского культа; но они придали всему этому вид диких, безумных, донельзя гнусных, а иногда и преступных фарсов.

Приведем этому пока один только пример. У индусов существует древний обычай: когда старец переживает последние часы своей жизни, его переносят на берег какой-нибудь реки, из числа тех, которые в Индии считаются священными (Ганг, Годавари, Кришна, Кавери); если же река далеко, то выносят его на берег пруда ближайшей пагоды. Считается, что умирающий, взирая в свои последние минуты на эти священные воды, очищается этим от былых грехов. У париев сохранился в памяти остаток этого обычая, но он принял у них совсем другой вид. Когда у них готовится к смерти дряхлый старец, который уже не в состоянии сам себя прокормить и которого никто не желает взять на свое попечение, то его сыновья или другие близкие родственники относят его за милю или за две от жилья, куда-нибудь в густые заросли, и там прямо бросают, оставляя на съедение диким зверям.

Но самый перенос этой жертвы, обреченной на съедение, совершается с известным церемониалом. Жертву кладут на носилки из древесных ветвей, покрывают ее тело дикими цветами, и процессия направляется к избранному месту, громко распевая такие строфы, которые невозможно слушать без ужаса европейцу, понимающему туземный язык. Чувство ужаса подчеркивается еще и тем, что первую строфу обычно затягивает старший сын умирающего.

Приводим здесь текст этого песнопения, которое очень наглядно характеризует отношение между членами семейства у париев.

Старший сын

Ну-ка! Уберем с соломы эту старую рухлядь, которая стала ни к чему негодной.

Провожатые и носильщики

Ха, ха! Нынешним вечером у шакалов будет настоящий пир.

Старший сын

Он больше не может ходить, и мы не хотим ходить ради него.

Провожатые и носильщики

Ха, ха! Сегодняшним вечером у коршунов будет настоящий пир.

Старший сын

Он не может больше ходить в лес и там собирать для себя травы и коренья, а мы не можем за него ходить собирать их.

Провожатые и носильщики

Ха, ха! Сегодняшним вечером у черных воронов будет настоящий пир.

Старший сын

Зубы у него стерлись, как у старого слона; он не может больше есть, а мы не можем есть за него.

Провожатые и носильщики

Ха, ха! Сегодняшним вечером у гиен будет настоящий пир.

Старший сын

Он не может больше лазать на кокосовые пальмы, чтобы воровать орехи у земледельцев, а мы не можем воровать за него.

Провожатые и носильщики

Ха, ха! Сегодняшним вечером у диких волков будет настоящий пир.

Старший сын

Он не может больше ходить за водой, а мы не можем ему носить воду.

Провожатые и носильщики

Ха, ха! Все звери воют от радости; у них сегодня вечером будет пир.

Старший сын

Он больше не может ни видеть, ни говорить, ни слышать Разве может другой человек видеть, слышать и говорить за труп?

Провожатые и носильщики

Ха, ха! Когда другие звери все растащат, червям ничего не останется.

Старший сын

Ну-ка! Швыряйте эту старую падаль, которая стала ни на что негодной! Брюхо шакалов — кладбище для париев.

Провожатые и носильщики

Ха, ха! Собирайтесь сюда, все братцы из джунглей! Вот вам пиршество на сегодняшний вечер.

После этого старца оставляют на его ложе из ветвей и цветов, и все уходят. Обычно, не успеет еще пройти и ночь, как от несчастного полутрупа почти ничего уже и не остается. Звери накидываются на него целой стаей, прежде чем он успеет испустить дух.

Во время моего странствования мне дважды случалось встретить такую процессию. За несколько монеток мне удавалось выручить умирающего и снова водворить его в его жалком шалашике, но надолго ли, я не знаю. Мы, европейцы, слишком малочисленны в Индии, чтобы наш почин в этом деле мог что-нибудь значить, ввиду закоренелых предрассудков ста пятидесяти миллионов индусов и добровольного попустительства со стороны Англии.

В пределах французских владений такие «похороны» строжайше запрещены. Но наша территория так мала, что наш благой пример не приносит никаких ощутимых результатов.

Для того, чтобы поднять парию, чтобы ввести его полноправным членом в великую человеческую семью, Европа должна была бы предпринять такой крестовый поход, какой был совершен ради освобождения негров. Но ведь это значило бы восстать против Англии, которая прикрывает свое недостойное хозяйничанье в Индии знаменем прогресса и цивилизации. Кто же на это решится? Тысячами голосов своей прессы, своими бесчисленными филантропическими и негрофильскими обществами, своей борьбой против пауперизма наши соседи сумели так отвести глаза общественному мнению целого мира, что даже самые возвышенные умы были введены в обман этой поверхностной болтовней, этой условной фальшью и забывают, что этот народ, который беспрестанно выставляет на вид свои лицемерные гуманные чувства, на самом деле никогда не колебался перед самыми безнравственными действиями, если только в игру вступали его интересы.

Вот факт, который еще на свежей памяти у всех.

Пекинское правительство, опираясь на то разрушительное в физическом и духовном отношениях влияние, какое оказывает на китайцев опиум, запрещает ввоз этого продукта в пределы Китая.

Но Англия ежегодно ввозит в Небесную империю более чем на четыреста миллионов франков этого прибыльного товара, добываемого ею в своих индийских владениях.

Что же она предпринимает в виду Пекинского указа? Спокойно и без всяких колебаний она решается отстоять выгодную статью своей торговли. Она силой врывается в китайские гавани, знать не хочет о правительственном указе, подавляет вооруженное сопротивление и навязывает свой товар. Китайцы могут себе продолжать отравляться в свое удовольствие, вопреки воле их правительства, слишком слабого, чтобы оградить их от яда.

Во время войны 1870 года во Франции, в Совете Министров, поднимался тревожный вопрос о том, не пожелает ли Англия, пользуясь тем, что у нас руки связаны войной, напасть на наши владения в Африке, на Берегу Слоновой Кости? Этого на самом деле не случилось; однако во время прений по африканским делам в английском парламенте вполне открыто поднимался и обсуждался этот вопрос. Один лорд даже упрекал правительство в том, что оно не воспользовалось благоприятным случаем.

Конечно, не от такой нации надо ожидать освобождения париев. У этой жертвы вековых предрассудков, семья не что иное, как мимолетный союз, благое действие которого немедленно прекращается для каждого члена, который по болезни или старости не может вносить своих трудов на общую пользу.

V Брак

ПАРИИ НЕ ПРИПИСЫВАЮТ НИ МАЛЕЙШЕЙ важности тем формальностям, которые предшествуют союзу мужчины с женщиной, и можно думать, что те немногочисленные церемонии, которые ими выполняются при свадьбе, служат для них только предлогом для нескончаемых оргий.

Молодые люди обоего пола живут у них ровно ничем не стесненные, так что когда они достигают зрелого возраста, то у них утрачивается всякое понимание того чувства, которое мы называем стыдом, которое так глубоко укоренилось у нас и явные следы которого мы находим даже у самых духовно убогих диких племен. Я не думаю, чтобы в целой Индии среди парий можно было встретить девочку шести лет, которая еще не утратила своей невинности.

Тем не менее обычай браков все-таки сохранился у парий, и когда молодой человек достигает шестнадцатилетнего возраста, он начинает искать себе жену. Только при этом он вовсе не имеет в виду приобрести себе подругу жизни и создать семью в нашем смысле слова, а ему просто желательно обзавестись рабочей скотиной, на которую можно взвалить большую часть хозяйственных дел и забот.

Как только он наметил себе невесту, он сейчас же начинает накапливать (если только не позаботился сделать это раньше) большой запас разного зерна, кореньев, и в особенности кокосового вина. Эти припасы ему совершенно необходимы для того, чтобы в течении целого месяца обильно кормить всю семью своей невесты, причем подразумевается, что вся эта семья в течение этого льготного месяца освобождается от всяких забот по собственному пропитанию. Вообще, пить и есть до отвала — высшее блаженство для парии, и если при этом он избавлен от всяких забот и трудов, то этим завершается весь цикл его мечтаний, так что жених, не позаботившийся о достаточно обильном запасе продовольствия, будет только напрасно тратить время на ухаживание. Да с ним и разговаривать не станут.

А собирание этого запаса — дело весьма хлопотливое. Надо собственноручно наплести корзинок, циновок, надо наловить разных редких птиц и животных, надо приручить гепарда, и все это сбыть за деньги европейцам, любителям разных редкостей. А главное, надо длительно и осторожно странствовать в жатвенное время по полям, садам и огородам соседних земледельцев, чтобы наворовать там как можно больше всякого съедобного добра. И вот во всеоружии этого оригинального приданого искатель спутницы жизни предстает перед очами ее родителя. С ним в этих случаях всегда являются в роли ассистентов два-три родственника или друга. Претендент, обращаясь к хозяину, держит такую речь:

— Отдай мне эту женщину. У меня есть чем сотворить радость вашему чреву в продолжении месяца.

Родитель начинает торговаться. Ему, конечно, желательно, чтобы даровое кормление и сопряженное с ним блаженство праздности продолжались как можно подольше. И вот он принимается превозносить добродетели своей дочки. Она каждый день приносит домой столько-то и столько-то вязанок хворосту; она собирает столько-то зерна, плетет столько-то корзин. С такой женой муж не будет знать никаких забот, будет сыт, не ударив палец о палец. А претендент на руку его дочери только и знает, что преподносит ему при перечислении всех этих пунктов порцию за порцией кокосового вина. Несговорчивый родитель вскоре оказывается под хмельком и становится значительно более уступчивым. И вот наконец он в присутствии двух свидетелей, которых приводит с собой претендент, произносит следующую обычную формулу:

«Даю тебе эту женщину, и пусть злые духи овладеют телом ее, если она не будет повиноваться тебе, как раба».

А претендент и в действительности не представляет себе будущую подругу жизни иначе, как в виде рабыни. С той минуты как она вступает под кровлю убогого шалаша своего мужа, она понесет на себе все самые тяжкие работы. Она будет с утра до ночи бродить по лесам и джунглям, добывая топливо, собирая дикие плоды, разные коренья, травы, молодые всходы бамбука и трупы всевозможных животных, погибших от болезней или старости. По вечерам она будет плести корзины из тростника, ткать грубые ткани и шить из них одежду, если только такого названия может заслужить то, чем парии покрывают свое тело. А ее супруг в это время будет греться на солнышке и если изредка будет прерывать это сладостное времяпровождение, то разве только для того, чтобы избить ее за малейшую провинность.

Дюбуа, долго проживший среди париев, в следующих словах описывает их домашнюю жизнь.

Их нечистоплотность приводит в ужас. Их хижины, кишащие паразитными насекомыми и загаженные всякими нечистотами, способны внушить, пожалуй, еще большее отвращение, чем они сами. Черты лица у них обычно суровые, грубые, наглядно характеризующие их духовное состояние. Но их духовная грубость даже превышает грубость их внешности. Они все предаются пьянству, которое у индусов считается гнуснейшим пороком. Упиваются они перебродившим пальмовым соком, носящим по имени пальмы название каллу. Это весьма мерзкий, вонючий напиток, возбуждающий тошноту, но они глотают его, словно нектар. Состояние почти постоянного опьянения порождает между ними ссоры и драки, очевидно служащие для них большим развлечением. За неимением поводов к драке с посторонними они обрушиваются на своих женщин, с которыми обращаются очень жестоко; они бьют их, часто не обращая внимания на то, что те беременны. Частые выкидыши, которые случаются среди них, я приписываю этому дурному обращению.

Индусы в особенности возмущаются отвратительными качествами тех припасов, какие парии употребляют в пищу. Они, например, издали чуют запах падали и со всех сторон сбегаются к ней, вступая из-за нее в драку с собаками, шакалами, воронами и другими плотоядными животными. Они рвут на части полусгнивший труп, тащат эту добычу в свои хижины и там ее пожирают часто даже без риса или какой бы то ни было другой приправы. Им нет никакой заботы до болезни, от которой пало животное. Случается, что они нарочно отравляют коров и буйволов своих соседей-индусов, чтобы потом питаться их трупами, когда чистоплотные индусы выкинут эту падаль в лес.

Трупы животных в каждой деревне по обычному праву принадлежат так называемым тотти, т. е. батракам-работникам. Эти люди, зная вкусы париев, продают им мясо палого скота. Парии, если они не в состоянии сразу съесть всю приобретенную партию говядины, остаток провяливают на солнце и сохраняют в своих хижинах на черный день, когда станет нечего есть. В редкой хижине париев не увидишь целые гирлянды этих отталкивающих клочьев мяса. Но гнилой запах, который от них исходит, нимало не беспокоит хозяев, и только человек, которому случайно приходится быть около жилища париев, слышит этот запах и по нему тотчас же узнает, на чью обитель он случайно набрел. Этой ужасной пище я и приписываю большую часть тех заразных болезней, которые часто свирепствуют среди париев, в то время как жители соседних индусских селений этими болезнями не поражаются.

Девушка, выросшая в такой среде, выходя замуж, в сущности не испытывает никакой перемены в своей жизни. Раньше она работала на своего отца и братьев и терпела побои от них, а выйдя замуж, будет работать на мужа и терпеть побои от него, а впоследствии и от своих собственных детей мужского пола.

В день, назначенный для свадебной церемонии, выступает на сцену и играет главную роль так называемый валлува. Это своего рода жрец, хотя вся его специальная выучка состоит только в том, что он знает наизусть несколько заклинаний против злых духов. Он и сочетает новобрачных. Самый же чин бракосочетания состоит в том, что он кладет им в рот по щепотке соли и мажет им лоб грязью из золы, изготовленной из коровьего помета. При этом он бормочет какие-то заклинания и через известные промежутки времени бьет в тамтам; этими звуками и заклинаниями от сочетающихся удаляются всякие пагубные влияния.

Как только церемония окончена, тотчас же начинается оргия, сразу достигающая невиданный размах. Родители, родственники, приглашенные гости, численность которых сообразуется с запасами яств и питья, доставленных новобрачным, принимаются объедаться и упиваться, а при наступлении ночи разбредаются по соседним зарослям и там предаются чудовищному разгулу, в подробности которого нет никакой возможности входить.

Чаще всего оказывается, что провизии, запасенной якобы на целый месяц, на самом деле хватает едва лишь на неделю. Но так как каждый из участников пиршества всю эту неделю пил и ел до отвала, то все чувствуют себя удовлетворенными и не жалуются на неисполнение обещанного. Все мирно расходятся по домам, давая тут же обещание ровно через год, в годовщину свадьбы, устроить в складчину пир для новобрачных. Пария — человек не столько невежественный, сколько глубоко испорченный, и притом испорченный под давлением таких могучих внешних обстоятельств, вовсе от него не зависящих, сопротивление которым было бы под силу разве только совершенно исключительной натуре, достигшей высшего духовного просвещения. Поэтому все их пороки, и внешние, и внутренние, было бы в высшей степени несправедливо ставить им в личный укор.

Заметим в заключение, что развод у париев совершается с такой же легкостью, как и брак.

VI Рождение

ПОЧТИ У ВСЕХ НАРОДОВ, НА КАКОЙ БЫ низкой ступени развития они ни стояли, рождение ребенка обязательно сопровождается хоть какими-нибудь религиозными церемониями. У париев не приходилось наблюдать ничего подобного. Родительская любовь не имеет большой доли участия в этом событии, и отцу оно не причиняет ничего, кроме затруднений.

Можно утверждать, что не менее половины новорожденных детей у париев погибает в течение первого месяца жизни, главным образом оттого, что их бросают почти на произвол судьбы; некоторая часть новорожденных попросту истребляется самими родителями.

После разрешения от бремени мать роет ямку где-нибудь в углу хижины, бросает туда охапку сухой травы и листьев и кладет на это ложе новорожденного. Его отчаянные вопли, по-видимому, мало беспокоят ее, да если бы и беспокоили, так она все равно не в состоянии была бы уделить ему много внимания, потому что супруг даже и в этот день не склонен оказывать ей ни малейшего снисхождения и заставляет ее исполнять все обычные работы. Чаще всего ей удается покормить грудью новорожденного лишь на следующий день.

Для того, чтобы в ее отсутствие младенца не беспокоили мухи, комары и другие насекомые, она прикрывает его колыбель-нору большим камнем, оставляя лишь маленькое отверстие для свежего воздуха, чтобы ребенок не задохнулся. Покончив с этим делом, мать уходит на несколько часов, иногда на весь день за своей добычей в леса и джунгли. Случается, что, вернувшись домой, она находит камень отодвинутым в сторону, а младенца — исчезнувшим из ямки. Это означает, что в ее отсутствие в хижину наведались шакалы, привлеченные воплями ребенка, и, не встретив никакой помехи, завладели им, как законной добычей.

Такое зрелище, конечно, приводит в отчаяние бедную мать, потому что материнское чувство у жалких существ не могли начисто вытравить никакие притеснения. Но все-таки она не смеет очень громко жаловаться; ее вопли и стоны могли бы обеспокоить супруга, вкушающего сладостный отдых, и тогда ей пришлось бы круто.

Тяжкие работы, которые несет на себе женщина у париев, и столь же частые побои, которым она ежедневно подвергается, не дают ей возможности долго сохранить добрые качества кормилицы. Обычно через два месяца после родов, а иногда и через месяц, молоко у нее иссякает. Поэтому часто уже через две недели после рождения она начинает подкармливать своего малютку кашей из риса или из проса. Но иногда она так бедна, что не в состоянии добыть этих продуктов, и тогда она заменяет зерно кореньями и травами, которые варит или печет, пока они не превратятся в такую мягкую массу, чтобы малютка мог ее легко проглатывать. Иная трудолюбивая и заботливая мать путем долгих и кропотливых сбережений успевает прикопить столько деньжонок, чтобы купить себе тощую козу, которую она и пасет где-нибудь по соседству в джунглях. Такая жалостливая мать некоторое время подкармливает своего малыша козьим молоком, конечно, в строжайшей тайне от мужа, который, узнав об этой козе, не только будет сам выпивать ее молоко, но под пьяную руку или под влиянием усиленного аппетита и самую козу не задумается зарезать и съесть. Судьба же собственного детища навряд ли будет им принята в соображение.

Повсюду, где мне удавалось наблюдать женщину у диких народов, в Индии, в Океании, на равнинах Дальнего Запада в Америке, я видел развитие материнской нежности, достигавшей гораздо более высокой степени, нежели нежности отцовской. И в других областях духовного развития женщины у дикарей сплошь и рядом опережают мужчин. Из этого можно заключить, что издревле начавшееся порабощение женщины вовсе не явилось результатом ее низшей натуры, а должно рассматриваться как следствие жестокой тирании со стороны мужчины.

Таким образом у париев ребенок растет, почти всецело предоставленный самому себе. Наступает день, когда он, опираясь на свои слабые ручонки и колени, вылезает из норы, а затем выползает и из хижины, чтобы согреться на солнышке. Мало-помалу он привыкает бегать на четвереньках, как животное. Равнодушие к нему родителей простирается до таких пределов, что они и не подумают обучать его ходьбе на ногах, и он продолжает ползать на четвереньках иной раз до четырех и пяти лет. Но на шестом-седьмом году его уже можно использовать, как рабочую силу. Тогда отец наконец обращает на него некоторое внимание, стараясь извлечь из него возможную пользу, и с этой целью тратит некоторое усилие на его дрессировку. Но чем только не становятся несчастные дети париев с самого нежного возраста!

Пария не различает добра от зла. Он не почитает своих предков, не почитает и родного отца. Он не служит охранителем своей жены. Он развращает своих детей.

Не прав был поэт париев Тируваллува, утверждая в своих звучных стихах, что пария такой же человек, как и все другие люди. Пария — не человек.

VII Различные племена париев

ИНДУСЫ В СВОЕМ ПРЕЗРЕНИИ СМЕШИВАЮТ всех париев в одну сплошную массу, и не устанавливают между ними никакого различия по племени и по происхождению. На самом же деле парии носят разные имена, смотря по местности, где они обитают, и по занятиям, которым предаются, все они, вместе взятые, внушают одинаковое отвращение людям полноправных каст; но между собой парии проводят совершенно определенные разграничительные черты, почти такие же резкие и глубокие, как и та, которая отделяет их от остальных индусов.

Самый распространенный на юге Индии класс париев — это курубару. Эти люди занимаются многими ремеслами, которые в силу религиозных предрассудков индусов считаются оскверняющими и позорными. Так как люди из других каст чуждаются этих ремесел, то курубару и являются в них монополистами. Это обстоятельство дает многим из них возможность достигнуть некоторого благосостояния, если только глубоко укоренившаяся, можно сказать, почти врожденная склонность к пьянству не отшибает у них всякой охоты к накоплению сбережений. По какому-то странному излому мышления те товары, которые выделывают курубару, свободно обращаются на рынках и не считаются нечистыми, каковыми, казалось бы, должно было считаться все, что выходит из их нечистых рук. Люди из каст купцов и ремесленников могут спокойно пользоваться этими вещами. Однако представители двух высших каст, брахманы и воины, не могут пользоваться этими вещами.

Некоторые из курубару занимаются перевозкой соли на ослах с Коромандельского берега вглубь страны. На вырученные деньги они покупают рис и другие зерновые хлеба и перепродают их потом своим сородичам. Другие плетут корзины и циновки из прутьев и бамбука. Для того, чтобы добыть себе работу, они беспрерывно должны переходить с места на место. Как только они появляются в какую-нибудь деревню, местный старшина прежде всего отводит место для их стоянки на все время их пребывания. Когда все их дела с местными жителями заканчиваются и никто больше не испытывает надобности в их услугах, они обязаны удалиться.

Эти курубару, по словам Дюбуа, подобно нашим цыганам, занимаются хиромантией и всякими другими видами предсказания. Для того, чтобы входить в сношения с жителями разных местностей, курубару с течением времени создали особый язык, который понятен и им, и индусам разных племен. Вообще, по их нравам, обычаям, по образу жизни они очень напоминают наших европейских цыган. Предсказаниями занимаются по преимуществу их женщины. Но ворожба их отличается от ворожбы наших цыган некоторой особенностью церемониала. Наша цыганка просто берет руку и, глядя на нее, плетет все, что ей взбредет в голову. Ворожея же курубару, усадив перед собой своего клиента и заставив его протянуть руку, бьет в маленький барабан и читает какое-то заклинание, обращенное к богам и домашним духам, которое заканчивается быстро и громко произносимым набором разных непостижимых слов. Только после этого она приступает к подробнейшему изучению линий руки сидящего перед ней простофили и предсказывает ему все худое и доброе, что с ним должно приключиться.

Очень долгое время происхождение наших цыган было темным и спорным вопросом. Его разрешение получилось путем лингвистических сближений. Оказалось, что наши цыгане говорят на языке, весьма схожем с наречиями некоторых племен, обитающих в Декане, откуда и можно было заключить, что цыгане — выходцы из этой местности.

Женщины курубару — искусные татуировщицы. В Индии молодые женщины очень любят татуироваться, и бродячие артистки очень искусно накалывают им на теле фигуры птиц, цветов и разные символические рисунки.

Другое очень распространенное племя париев, носящее имя колла-бантру, живет в лесах и горах Малабарского берега. Эти занимаются по преимуществу грабежами и кражами, и за ними так и утвердилась репутация великих художников этого дела. Родители с самого нежного возраста приступают к выучке своих чад, и в то же время готовят их к выносливости по части побоев и вообще всяких лишений, каковые им угрожают в их будущей карьере. Тут имеется ввиду главным образом закалить будущего вора, чтобы впоследствии, будучи пойман и подвергнут пытке, он не выдал ни себя, ни своих сообщников, невзирая ни на какое усердие палачей. Англичане лишь недавно уничтожили пытку в индийском законодательстве, так что еще и теперь можно встретить представителей колла-бантру, кого без носа, кого без ушей, а иного даже без правой руки. Таковы кары за воровство, предписываемые законами Ману. Само собой разумеется, что в глазах соплеменников эти увечные статьи свидетельствуют о доблести изувеченных.

Колла-бантру в самом деле изумительные артисты по части кражи. Они умеют проскальзывать ночью в жилой дом и буквально опустошить его, не потревожив никого из спящих обитателей. Есть между ними такие доки, которые даже снимают все украшения со спящих женщин, не разбудив их. Один из моих знакомых, путешествующий по Майсуру, однажды ночевал в своей повозке, держа в руке заряженный револьвер и вообще приняв все меры предосторожности, так как очень хорошо знал, что та местность кишит ворами и грабителями колла-бантру. Однако, несмотря ни на какие предосторожности, он был начисто ограблен, так что ровнехонько ничего не слышал, а между тем у него с мизинца был снят очень дорогой перстень. Утром он вспоминал только, что во время сна чувствовал какой-то легкий зуд в этом мизинце и даже наполовину проснулся от этого ощущения, но не придал ему значения и снова заснул. Обычно колла-бантру совершают свои артистические подвиги по ночам. В Индии, стране тропической жары, человек измается за день так, что, когда ночью его охватит относительная свежесть воздуха, он спит крепко, и в это время можно с ним распорядиться по усмотрению.

Есть еще особый класс воров, так называемые канеджи; но эти специализировались на краже пищевых припасов, преимущественно разного зерна, риса, проса, сорго и других. Крадут они не из жилищ, а прямо с полей, когда приближается время жатвы. Нагрянут они обычно целой шайкой и живо кончают дело. На другой день владелец посева приходит посмотреть на свое добро и находит лишь аккуратно сжатый участок.

В Траванкоре и Майсуре обитает племя ламбади, внушающее местным жителям немалый страх. Я сам редко встречал этих людей и не видал, где они ютятся, потому что английская полиция загнала их в неприступные дебри гор. Но вот, что говорит о них Дюбуа.

«О происхождении этого племени ничего не известно. У них есть особая религия, особые нравы и обычаи, каких не встретишь у других каст Индии. Эти ламбади — очень опасные и смелые хищники и грабители. Одно время местному населению не было от них житья, потому что они грабили решительно все, что только попадало под руку. Но потом начались против них жесточайшие преследования, которые несколько ограничили их хищничество. Они уже не смеют предаваться открытому грабежу. Но горе путнику, который попадется им в руки в укромном месте. Эти люди весьма охотно поступают в войска тех мелких царьков-раджей, которые еще не признали английского владычества. Эти войска в сущности простые шайки воров и грабителей, потому что они знать не знают никакой дисциплины. Ламбади охотно идут в эти войска, потому что находят в них все благоприятные условия для применения на практике своих грабительских наклонностей. Случается, что два таких соседних независимых царька поднимают войну. Тогда для ламбади наступает сущее раздолье. Они предлагают свои услуги и той, и другой воюющей стороне, избирая в данный момент ту из них, где предвидится больше поживы. А если вслед за тем фортуна станет более ласковой к противной стороне, то и ламбади спешат перебежать туда. Кроме того, они хорошо зарабатывают в военное время как носильщики и возчики. У них имеются волы, и они поставляют целые обозы для перевозки военных грузов и припасов. Так, например, во время войны англичан с майсурским султаном англичане наняли их в количестве нескольких тысяч для передвижения своих припасов, Однако наниматели потом горько раскаивались в своей оплошности. Им было известно, что они связываются с людьми, свободными от всяких уз совести и нравственности, и следовало заранее представлять последствия подобного шага. Их возчики с таким азартом грабили местности по пути своего следования, что подвергли их почти полному опустошению, да и самим англичанам нанесли такие убытки, какие не нанесла бы и неприятельская армия. Англичане без всякой пощады расправлялись с их главарями, но эти несчастные ничего не могли поделать со своими строптивыми подданными».

В мирное время эти разбойники прикидываются купцами. Они скупают и перепродают зерно и соль, перевозя эти товары с места на место на своих волах. Но как только в области вспыхивает война или просто становится неспокойно, они сейчас же держатся настороже, ловя первый благоприятный момент для того, чтобы безнаказанно предаться грабежу. Злополучные жители области не так трепещут перед вторжением неприятельской армии, как перед набегом ламбади, почуявших добычу. Из всех париев ламбади обладают самой зловещей внешностью. Черты лица у них грубые и жестокие, и у мужчин, и у женщин; выражение лица злобное и лукавое. Вся их внешность сразу выдает всю их внутреннюю суть. Полиция зорко следит за ними на всем протяжении полуострова, потому что, где бы они не появлялись, от них нельзя ожидать добра.

Женщины их очень безобразны и отталкивающе неопрятны. Сверх того они отличаются распущенностью нравов, чуть не вошедшей в пословицу по всей Индии.

Еще ламбади приписывается жестокий обычай, а именно человеческие жертвоприношения. Когда наступает время совершения этого обряда, они, как рассказывают, очень ловко и таинственно похищают первого попавшего человека, уводят его куда-нибудь в пустынное место и закапывают по самую шею в землю. Затем они месят муку в тесто, выделывают из этого теста нечто вроде чашки, чашку эту ставят на голову своей жертвы. В чашку наливают масло, в масло опускают четыре светильни и зажигают их. После этого все участвующие в жертвоприношении берутся за руки и, образовав круг около жертвы, с дикими криками и воплями исполняют какой-то дьявольский танец.

Есть у ламбади один удивительно курьезный обычай, в происхождение и значение которого до сих пор никак не удавалось проникнуты они пьют воду, только взятую из источников и колодцев и никогда не пользуются водой из рек и прудов. В случаях неизбежной необходимости они выкапывают яму на самом берегу реки или пруда и ждут, пока в эту яму просочится вода. Эту воду им можно пить, она становится как бы родниковой и колодезной.

В последнее время кровавые междоусобицы в Индии мало-помалу прекращаются, потому что независимые раджи один за другим подчиняются Англии. Вместе с тем ламбади лишаются совершать свои обычные подвиги. Но это обстоятельство нисколько не смягчает их нравов, и они по-прежнему живут в полном отчуждении от остального населения, с которым входят в сношения лишь побуждаемые к тому крайней нуждой. Ламбади по складу своей жизни — настоящие кочевники, подобно древним обитателям Декана. Их основное имущество — скот, и их главари иногда обладают значительными стадами волов, буйволов и ослов. Кочуют они всегда группами по десять, двадцать, тридцать семей. Они живут в кибитках, плетенных из лозняка или бамбука, которые везде возят с собой. Каждая семья обладает такой кибиткой. Обычные размеры этого жилья — семь-восемь футов в длину, четыре-пять в ширину, и три-четыре фута в вышину. В эту клетку набиваются отец, мать, дети, куры, часто даже и свиньи; другого крова и защиты от непогоды у них не имеется. Свои становища они устраивают в самых глухих и потаенных местах, чтобы отбить у любопытствующих всякую охоту подсматривать, как они проводят время у себя дома и чем занимаются.

Кроме плетенных изделий и всех принадлежностей, необходимых при кочевой жизни, у них всегда есть еще запасы провизии, главным образом в виде разного зерна, и некоторые домашние принадлежности для изготовления пищи. Таким образом, в ряду других париев, ведущих не только нищенский, но почти животный образ жизни, ламбади могут считаться чуть не богачами. К тому же у них есть скот, который служит и для передвижения грузов, и в пищу.

Эти кочевники разбиты на множество отдельных групп, и в каждой из них установились особые нравы, обычаи и законы, так что каждая такая группа образует особую маленькую, независимую республику, управляемую собственными законами.

Окрестное население никогда не имеет никаких сведений о том, что творится среди этих людей. Вожди каждого племени избираются и смещаются общей подачей голосов. На их обязанности все время, пока власть держится в их руках, лежит забота о поддержании порядка, разбор всевозможных дел и приведение в исполнение судебных приговоров. Все это у них, конечно, совершенно своеобразно и не имеет ничего общего с соответствующими актами жизни цивилизованных народов.

Постоянно бродя из области в область, эти бродяги не платят никаких податей правительству; так как большинство из них не владеет никаким имуществом, то и не имеет никакой надобности в покровительстве закона. Правосудие у них свое, домашнее, и они не обращаются со своими делами в правительственные суды. Им некого просить о помиловании, потому что, находясь под гнетом общего презрения, они и мечтать не смеют ни о каком милосердии.

Другой бродячий класс париев — это так называемые оттеры, или колодезники. Эти люди тоже постоянно бродят с места на место, ища себе работы. Кроме рытья колодцев, они принимают на себя также исправление каналов, плотин и запруд. Нравы у них такие грубые и скотские, что они считаются настоящим бичом той местности, где поселились; их, впрочем, и выпроваживают немедленно вслед за тем, как они кончают работу, ради которой переносили их присутствие.

В южной части полуострова есть еще племя, члены которого носят имя паканатти и говорят на языке телинга. Лет двести тому назад они входили в состав признанной и законной местной касты голлавару, т. е. пастухов; эта каста считалась разветвлением третьей индусской касты купцов — шудра. Они занимались земледелием. Потом они перешли на скотоводство и так пристрастились к этому занятию с его кочевым образом жизни, очевидно пришедшимся им по натуре, что с тех пор их стало невозможно вернуть к прежней жизни. Самый же переход к пастушеству был вызван тяжким оскорблением, которому подвергся один из их главарей со стороны правителя той провинции, где они жили. Так как они не добились воздаяния за эту обиду, которое их удовлетворило бы, то они в виде мщения за нанесенную обиду поднялись все как один человек, ушли из той области и раз и навсегда оставили земледелие.

С тех пор они ни разу даже и не подумали о возвращении к прежнему образу жизни и теперь беспрестанно бродят с места на место, никогда и нигде не оседая. Некоторые из их главарей, с которыми мне приходилось сталкиваться, уверяли меня, что все их племя состоит из двух тысяч семей и что часть их бродит по области Телинга, а другая — по Майсуру. Их старейшины иногда собираются на совместные совещания, на которых разбирают дела своих подчиненных.

Эта каста паканатти из всех описываемых племен и каст — самая мирная, причиняющая наименьший вред населению. Правда, они обычно бродят целыми шайками, но никто никогда и нигде не ставил им в упрек воровства или грабежа, совершенного скопом, как это делают, например, ламбади, о которых сказано выше. Если же отдельные члены касты совершают какое-нибудь преступление, то их за это сурово наказывают свои же соплеменники, среди которых учрежден весьма бдительный полицейский надзор. Живут они в нищете; самые богатые из них владеют разве только несколькими буйволами да коровами и продают их молоко. Большая часть из них занимается тем, что собирает разные травы да коренья, использующиеся либо в лекарство, либо для разных технических применений, например для окраски тканей. Этот товар у них охотно забирают местные туземные врачи и мастера; этим путем они отчасти и прокармливаются, а кроме того занимаются еще охотой, рыбной ловлей, отчасти также и попрошайничеством.

Надо еще упомянуть о так называемых домберах, которых включают в число самых жалких отверженцев среди индусского населения. Эта группа париев состоит из всякого рода шарлатанов и фокусников; среди них попадаются акробаты, странствующие актеры, атлеты, борцы, канатные плясуны и т. д.

Некоторые из этих бродяг собираются в компании и образуют группы бродячих артистов. Они бродят по самым захудалым деревенькам, населенным представителями низшей касты, и представляют главным образом религиозные мистерии вроде десяти воплощений Вишну. Другие артисты этого племени бродят небольшими группами и дают представления на подмостках, сооружаемых посреди улицы; они разыгрывают смешные, грубые и совершенно неприличные фарсы. У многих из них есть куклы, с которыми они распоряжаются, как с нашими Петрушками; тут тоже идут на сцене такие пьесы, которые были бы нестерпимы для зрителя-европейца. Правда, там, в Индии, публика на этих спектаклях состоит сплошь из представителей четвертой касты, т. е. разных ремесленников, рыболовов, птицеловов, вообще людей, на которых представители высших каст смотрят чуть ли не с таким же презрением, как на париев.

Далее, отметим племя кахду-курувер; это земледельцы, но земледельцы особенные, бродячие. Они заявляются куда-нибудь в дикий лес или в джунгли, расчищают клочок земли и засевают его. Когда жатва поспела, они снимают ее и вместе с ней сами снимаются с места и уходят.

Так называемые солигуру занимаются врачебным искусством, но исключительно в среде париев. У них есть известные лекарства, и они не без пользы применяют их. Но к этим чисто врачебным средствам они присоединяют разные заговоры, заклинания, воззвания к демонам, от которых, по местному верованию, исходят все хвори и которых надо умилостивить, чтобы добиться исцеления недужного. Однако же, я должен сказать, что был свидетелем-очевидцем того, как один солигуру вылечил человека от проказы, в наличности которой не было никаких сомнений. А известно, что эта ужасная болезнь не поддается никакому лечению по приемам европейской медицины. И невольно задаешь себе вопрос: не обладают ли эти люди, которые вечно бродят по лесам и джунглям, вечно возятся с разными травами и кореньями, изготовляя из них целебные снадобья, не обладают ли они какими-нибудь особенными, совершенно нам, европейцам, не известными врачебными средствами, которые им могла доставить роскошная тропическая флора? Этот вопрос было бы очень интересно изучить на месте какому-нибудь преданному науке европейскому врачу, который бы не отступил перед решимостью прожить несколько лет среди лесов и джунглей Индии, в обществе своих полудиких коллег.

В некоторых местностях Малабарского берега встречается племя, носящее название малаи-кондиайриу. Это грубые дикари, но все же не так далеко отступившие от общественной жизни — по крайней мере, низших классов населения Индии — как племена, только что нами упомянутые. Малаи-кондиайриу живут в лесах. Их главное занятие — извлечение сока из пальмы каллу. Часть этого сока идет на их собственные нужды, а остальное они продают. Извлечением сока занимаются исключительно женщины, которые путем постоянной практики достигают величайшего совершенства в искусстве лазить по деревьям.

Люди этой касты ходят совершенно нагие, и только женщины обматываются небольшим куском ткани, да и то больше для соблюдения условного приличия. Последний независимый майсурский раджа во время одного из своих вторжений в горную область встретил толпу этих дикарей и был весьма смущен их наготой. Он был мусульманин, и хотя его индийские единоверцы в частной жизни не очень церемонны, но зато вне дома, на публике, проявляют утонченную щепетильность в соблюдении скромности и приличий и в этом смысле особенно требовательны к женскому полу. Раджа велел привести к себе старшин встреченной толпы и задать им вопрос: По какой причине они сами и их женщины не носят на теле никаких покровов? Старейшины сперва сослались на ужасную нищету, а затем на обычаи своего племени. Раджа на это возразил, что он требует и повелевает, чтобы они носили одежду, как все прочие обыватели области, и что если у них нет средств на приобретение одежды, то он будет доставлять им каждый год безвозмездно запасы ткани в достаточном количестве.

Дикари, понуждаемые своим владыкой, принялись униженно и усердно молить его, чтобы он избавил их от такой напасти, что одежда для них одно мученье. Они заключили свои мольбы уверением, что если он будет настаивать на своем, вопреки их укоренившимся обычаям, то они скорее решатся уйти из его области, нежели подчинятся такому варварскому притеснению, и уйдут куда-нибудь в другой отдаленный лес, где их оставят в покое. Раджа отступился от своего требования.

Нам остается еще упомянуть о последней группе париев, о так называемых иеру-вару. Это тоже дикари по складу жизни, но далеко не достигшие тех степеней испорченности, как другие.

Иеру-вару живут в области Курга и в окружающих местностях, составляя несколько групп, рассеянных по лесам. Это настоящие парии, но так как страна, в которой они живут, населена народом, относящимся к париям с некоторым снисхождением, то их легко принимают на всякого рода работы, в том числе и земледельческие.

Побуждаемые нуждой, иеру-вару приходят из своих лесных дебрей в населенные места и нанимаются в батраки к местным крестьянам, которые ставят их на самые тяжкие работы, а вознаграждают непосредственно натурой, т. е. отсыпают им несколько мер проса и риса. Но только эти дикари народ беззаботный. До тех пор, пока у него в шалашике остается мерочка зерна, он ни за что на свете не пойдет ни на какую работу. Он поднимается с места только тогда, когда уже доест последнее зернышко из своих запасов. Окрестные жители дорожат этими дешевыми работниками, стараются по возможности не обижать их, потому что они очень злопамятны. Если один из них претерпел обиду, то и все другие принимают ее к сердцу, и тогда уж никто из них не пойдет в работники к хозяину, обидевшему их соплеменника. Примирение же с ними обходится недешево.

Иеру-вару ведут чрезвычайно простую жизнь. Они не носят никаких украшений, до которых так охочи индусы, а особенно их женщины. Они и в пище чрезвычайно умеренны и редко изъявляют претензию на что-либо, кроме соли и перца, которыми приправляют свою обычную еду, зерна и коренья.

Эти дикари — народ очень мирный и тихий. У них нет никакого вооружения, и часто достаточно одного только появления чужого человека, чтобы целая толпа их обратилась в бегство.

Индусы, как мы видели, относятся к ним с терпимостью, однако ставят им в вину колдовство, которым будто бы они занимаются. Индусы глубоко убеждены, что иеру-вару посредством разных волшебных операций могут наносить вред своим недругам.

Среди них соблюдается некоторое деление на касты. Они никогда не едят говядины. Они сохранили обычай очищения после соприкосновения с нечистыми вещами. А эти обычаи, как известно, свято соблюдаются индусами признанных каст. Очень возможно, что это племя париев не было отторгнуто от общества, а само от них отторглось по каким-то неведомым причинам и превратилось в дикарей. Именно за этот-то дикарский образ жизни индусы и презирают вообще всех париев. Презирают их также и за то, что они очень невнимательно относятся к религиозным церемониям, и, наконец, за гнусную распущенность нравов, которая царит среди многих племен париев: обжорство, пьянство, пожирание падали и разных нечистых животных, вроде крыс, змей, шакалов, к которым индусы питают неодолимое отвращение.

Все это, да еще в сочетании с религиозным предрассудком, укоренило в индусе такое отвращение к париям, что он скорее согласится тысячу раз умереть, чем ввести парию в свою семью. Для правоверного индуса уже одно только мимолетное общение с женщиной-парией влечет за собой неминуемое отлучение от касты.

VIII Книга поэта париев

МЫ УЖЕ ГОВОРИЛИ РАНЬШЕ, ЧТО ПАРИЯ не столько невежественен, сколько испорчен. Самое печальное в его положении — это именно то, что он не младенец, который еще не достиг высоты духовного развития, свойственного взрослому, а наоборот, взрослый человек, уже достигший полного расцвета духовных сил, а потом опустившийся, развращенный, павший. Такое падение в истории человечества весьма обычное явление, постигающее целые народности. В этом, быть может, и все несчастье париев. Недоросля можно воспитать, причем он и сам этому поможет процессом своего собственного дозревания. Но что делать с павшим взрослым? Его, как старика, склонившегося под грузом лет, уже не приведешь снова к годам возмужалости, силы и крепости.

Что же касается духовного развития париев, то мы не имеем никакого права утверждать, что они все поголовно впали в полную идиотию. Мы знаем, что у них есть довольно обширная изустная литература и что во главе ее стоит замечательная книга, автором которой считается уже упомянутый нами знаменитый поэт париев Тируваллува. Книга эта так замечательна, что мы считаем далеко не излишним ознакомить публику с ее содержанием. Книга эта, носящая название «Книги Обязанностей», чрезвычайно популярна среди париев. Иные знают всю ее наизусть, и редкому не знакомы хоть несколько строф из нее. Написана же она, как огромное большинство древних индусских книг, в стихотворном размере, так что ее обыкновенно декламируют нараспев.

Внимательное изучение этой книги должно убедить нас в том, что пария вовсе не остается в неизвестности относительно тех основных правил здравой морали, которая принята, — хотя, увы, далеко не целиком исполняется всеми, — во всяком благоустроенном обществе. Если бы дело состояло только в том, чтобы внушить париям здравое нравственное понятие, то одной этой книги было бы достаточно как руководства, ибо с ее содержанием знакомы чуть ли не все сорок-пятьдесят миллионов париев, живущих в Индии. Но мы уже сказали, что причины скотского состояния париев чисто внешние, независящие от них. Пария подобен человеку, у которого связаны руки и ноги и который брошен на произвол судьбы. Очевидно, что для того, чтобы такой человек мог начать вести человеческое существование, надо снять с него веревки и предоставить ему свободу действий. Но это-то именно и невозможно при существующих в Индии порядках общественного устройства. Мы уже говорили об этом и еще раз повторяем, что вздумай Англия издать закон, освобождающий париев из-под гнета тяготеющего над ними проклятия, и ей придется подавлять бунт двухсот пятидесяти миллионов индусов, которые поднимутся как один человек, в глубоком убеждении, что им приходится отстаивать свою религию, свои самые священные верования, наконец, просто весь склад своей общественной жизни.

Книга, о которой мы завели речь, вещь в самом деле замечательная уже в одном только том отношении, что ее одобрили и приняли даже брахманы, хотя знают, что ее автор пария, что вся она проникнута симпатиями к отверженным и что она написана для них. Брахманы придумали и имя автору этой книги. Это они назвали его Тируваллува. Тиру — значит божественный, валлува — пария-жрец.

Эту книгу уже несколько раз пытались перевести на европейские языки, но попытки ограничивались раньше отдельными частями книги. Раньше других появился перевод миссионера Вески, выполненный латинскими стихами. Но этот перевод сделан по рукописи, тщательно выправленной брахманами, которые, само собой разумеется, исключили из книги все, что в ней относилось к человеческим правам париев.

Потом появился перевод Лондонского Библейского Общества, еще более сокращенный.

Третий перевод сделан Лемерессом, инженером путей сообщения, долго служившим в Пондишери. Но он ничем не отличается от перевода Вески, потому что сделан с той же рукописи.

Во всех этих переводах, как уже сказано, допущены самые существенные просчеты, которыми уничтожена основная суть произведения. Автор, очевидно, главным образом имел в виду провозглашение великого принципа равенства людей. Все его введение в книгу и представляет собой в сущности ничто иное, как торжественное требование человеческих прав для его братьев париев. А между тем это введение полностью исключено из переводов на европейские языки.

Я много лет напрасно старался отыскать полный и неискаженный список этой книги. Только случайно в одном из храмов на юге Карнатика мне удалось наконец достать полный список этого любопытного литературного памятника. Туземные знатоки местной литературы уверяли меня (причем я, конечно, не ручаюсь за точность этих уверений), что все существующие списки «Книги Обязанностей» представляют собой в сущности вольные фантазии переписчиков, из которых каждый считал себя вправе искажать подлинный текст по своему усмотрению. Во всяком случае, ходячие списки, обработанные брахманами, попадаются во множестве. Добыть их очень легко. Отсюда понятно и то заблуждение, в которое впадали все прежние переводчики. Видя, сколь распространена эта книга, они считали ее, так сказать, классической, и делали перевод с первого попавшегося в их руки экземпляра.

Многие брахманы, когда я говорил им о добытом мной полном списке книги, пытались уверить меня, что все, относящееся в ней к правам париев, является позднейшим добавлением к первоначальному тексту. Но едва ли это так. Тируваллува сам был пария и задался целью написать книгу для париев.

Я не хотел принимать на себя роли судьи в этом вопросе и сделал полный перевод знаменитой книги без всяких пропусков.

Для того, чтобы дать понятие как об основном замысле автора, так и о духе его произведения, мы приводим здесь полный перевод его вступления, а затем дадим лишь краткое и сжатое описание всего дальнейшего текста книги.

Вот это вступление:

«Тот, кто страдает, кто молится и кто любит, — человек. Пария страдает, молится и любит. Пария — человек.

Все те, кого солнце обогревает своими лучами, все те, которые разрезают землю острием плуга, — люди. Пария пользуется солнцем и кормится плодами земли. Пария — человек.

Все те, кому разум говорит: это добро, это зло, — люди. Пария познает добро и зло. Пария — человек.

Все те, которые почитают предков, воздают уважение своим отцам, защищают своих жен и своих детей, — люди. Пария приносит жертвы душам предков, чтит своего отца, охраняет свою жену и своих детей. Пария — человек.

Горе тем, которые наложили запрет на землю, на воду, на рис и на огонь для париев, ибо парии — люди.

Горе тем, которые их прокляли. Горе тем, которые принудили их ютить старость прадеда и колыбель младенца в местах, где укрываются дикие звери, ибо парии — люди.

Горе тем, которые отбросили париев в касту коршунов с желтыми когтями и гнусных шакалов, ибо парии — люди».

Далее следует воззвание к Брахме:

«Брахма — зародыш и начало вселенной, подобно тому как буква А — первая буква в азбуке.

Вы никогда не приобретете знания, ежели не падете распростертыми у божественных стоп того, от кого исходит всяческая мудрость.

Бессмертная жизнь на небесах ожидает тех, которые осыпают цветами дивные стопы верховного существа.

Тот, кто недоступен любви и ненависти в делах этого обреченного на гибель мира, дает мир и здоровье на этом свете всем, кого видит распростертыми у ног своих.

Тот, кто обладает всеобъемлющим познанием верховного существа, обладает познанием истины.

Вечное блаженство в бессмертии ожидает того, кто творит добро и не поддается ни одной из тех страстей, что проистекают из пяти чувств.

О Брахма, не ты ли учишь любить добродетель, единственное прибежище для души против бедствий мира сего!

Не ты ли, бесконечный из бесконечных, помогаешь нам пройти через все переселения, какие суждены человеку, чтобы достигнуть небесной обители?

Не ты ли создал всех людей равными, и не ты ли разгневанным оком смотришь на тех, которые говорят братьям своим: уйдите отсюда, ибо вы нечистые твари.

Тот, кто не знает тебя и не почитает тебя в твоей славе и в делах твоих, тот живет на сей земле, подобно части тела, пораженной проказой. Он — как слепой, не способный составить себе понятия о свете солнца, как глухой, который не слышит священных гимнов, воспеваемых во славу твою.

О ты, через которого все прияло существование, через которого природа покрывается цветами и успокаиваются моря и вне которого все лишь печаль и горе, о Брахма, повелевающий ангелам!

О ты, кого никто не может понять, кто недоступен разуму, кто не поддается чувствам, ты, жизнь которого есть вечное созидание, вечное круговращение, подобное вращению колеса, непрерывно бросающего все зародыши в бесконечные пространства!

Ты, который создал человека через соединение твоей мысли с твоей волей, сделав это соединение существенным путем верховного напряжения твоей воли.

Ты, которому поклоняются во всех проявлениях существа, о Брахма, отец, мать и сын, из самого себя исшедший божественный зародыш, покоившийся в золотом яйце!

Ты, который существовал в хаосе тогда, когда еще ничто не существовало, и который послал свое дыхание на поверхность вод для того, чтобы породить на них первый производящий зародыш!

О Брахма, чистая сущность, тонкий дух, душа всех творений, удостой выслушать прекрасные песни, которые я обращаю к добродетели, исполни меня вдохновения, о ты, вечный образ истины и правосудия».

Далее следует воззвание к небу и воде:

«Мир сохраняется водой, которая падает на землю, жизнь всего, что существует, зиждится на воде, и без нее погибли бы и вселенная, и человек.

О дождь, с твоей помощью произрастают зерна, корни, травы и плоды, которыми питаются все твари, и сам ты разве не божественный напиток, который очищает нашу кровь? Ты орошаешь наше тело подобно тому, как орошаешь землю.

В тот день, когда вода исчезла бы из этого мира, по всей земле распространились бы отчаяние, голод и смерть, и вместе со всеми существами, которые живут на земле, погибло бы и плодородие жизни.

Когда солнце сжигает почву, земледелец перестает погонять своих могучих волов; он возносит к тебе мольбы, ибо твое отсутствие приводит его в отчаяние.

Тогда, услышав его мольбу, Брахма открывает небесные водовместилища, и ты своим появлением тотчас утешаешь тех, кого твое отсутствие приводило в отчаяние.

Если бы обширные моря иссякли, если бы солнце перестало тянуть к себе пары, если бы на небесах перестали накопляться тучи, — на земле не нашлось бы ни одного пучка зеленой травы, и животные, обитающие в воде, как и обитающие на земле, и птицы, все иссохли бы на пустынных берегах.

Если бы жидкая пелена вся испарилась в небеса, то боги не видели бы больше дыма от жертвенников, воздымающегося к ним, и не слышали бы священных гимнов, которые поются в честь их.

Молитва, милостыня и покаяние исчезли бы из этого мира, добродетель и добрая, и злая, дающая радость богам, не имели бы более своих храмов на земле.

О Брахма, в воде, вселенском начале жизни, я узнаю твое могущество. Без нее ничто не было бы возможно здесь, на земле: ни знание, ни суровая жизнь пустынников, ни любовь, связующая все существа.

Нет ни одного зародыша, ни растительного, ни животного, который мог бы развиться без воды, и поэтому я молю тебя, о Брахма, сохрани для нас благодетельную влагу, без которой ничто не может существовать».

Вслед за воззванием к небесам и воде идет воззвание к святым пустынножителям:

«О святые пустынножители, труды и лишения которых направляют этот тленный мир на путь блага, напрасно пытался бы я воспеть хвалы вам.

Напрасно я пытался бы перечислить все ваши добродетели, более многочисленные, нежели все люди, которые теснились на сей земле с самого ее сотворения.

Никакая песнь не в состоянии изобразить те заслуги, которые вы приобретаете созерцанием и строгим соблюдением правил отшельнической жизни.

Все, что только есть великого на земле и на небе, сохраняется лишь при вашей помощи; молитвы пустынножителей радуют небеса и водворяют мир на земле.

Тот, кто подавляет страсти, исходящие от пяти чувств, игом, подобным тому, которое налагается на слова, трудится ради бессмертия.

Бог небесных сфер Индра был вынужден склонить голову под проклятием пустынножителя, который высокой заслугой дел своих достиг сверхъестественного могущества.

Люди, которые неспособны повелевать своими чувствами, не способны и к возвышенным делам.

О святые пустынножители, вы поклоняетесь Брахме, предку всех существ, душе вселенной, в свете, в бесконечных пространствах, в звуке, в запахе, во всем, что мы можем видеть, слышать, во всем, что составляет исхождение из его божественного могущества.

Людей ценят по их делам, а не по их словам; святые пустынножители ценятся по чистоте их учения, когда оно согласуется с чистотой их жизни.

О святые пустынножители, достигшие последней ступени совершенства, удостойте вдохновить меня в этих песнопениях, предназначенных к тому, чтобы внушить людям знание их долга».

Далее идет краткое наставление к упражнению в добродетели:

«У человека нет богатства, которое можно было бы предпочесть тому, какое он извлекает из добродетели; в нем он получает счастье в мире этом и в будущем.

Если добродетель есть величайшее из благ, то утрата ее — величайшее из бедствий.

Во всех твоих действиях, в какое бы то ни было время и в каком бы то ни было месте, не избирай себе в своем поведении никакого другого правила, кроме добродетели.

Без добродетели все дела становятся как бы пустыми звуками, которые угасают немедленно вслед за тем, как произошли.

Добродетель учит самоотвержению, воздаянию добром за зло, воздержанию, честности, власти над чувствами, правдивости, познанию всемирного духа, и она же учит избегать зависти, похоти, злословия и гнева.

Когда мы умираем, родители, друзья и носильщики сопровождают нас лишь до костра, на котором сжигается наш прах; одни только добрые дела остаются с нами.

Добродетель — вечная спутница праведного человека.

Добрые дела, которые творят в этом мире, подобны стене, которую строят перед воротами, откуда выступают последовательные переселения души.

Поэтому каждый, кто хочет прервать ход своих переселений и достигнуть небесного жилища, должен творить добродетель, бежать от зла и поступать по правилам долга».

На этом заканчивается вступление в «Книгу Обязанностей», и дальше идет самый текст книги. Она разделена на три части. Первая трактует об обязанностях главы семьи, вторая — об обязанностях царей, о выборе министров, послов, воинов, и третья — об обязанностях министров, предводителей войска и подданных. Каждая часть разбита на главы, которые в подлиннике называются падья (слово мужского рода); в первой части девятнадцать этих глав, во второй — двадцать три и в третьей — двенадцать. Каждый падья состоит из семи-десяти куплетов или стихов. Вообще же книга написана так же, как писалось большинство санскритских книг.

Первый падья первой части начинается очень характеристическими словами, исчерпывающими, очевидно, основную мысль автора этого труда.

«Все люди, — говорит он, — равны перед оком Брахмы; верховный владыка не создавал ни каст, ни париев, и его наставления и повеления обращены ко всем людям без различия».

Далее, любопытно в бытовом отношении определение, делаемое автором, всего круга обязанностей главы семейства:

«Глава семьи, — говорит он, — естественная опора трех родов людей: брахмачари, или послушников, давших обет воздержания на все время их учения, брахманов и пустынножителей. Он их снабжает пищей, необходимой одеждой и вообще всем, что им нужно для того, чтобы мирно предаваться их занятиям.

Глава семьи должен также простирать свое попечение на бедных, на странников, на путников. Каждый раз, вкушая пищу, он должен часть ее отделить и поставить около своего жилища».

Затем, в этой главе даже и не упоминается об обязанностях главы семьи к самой своей семье, а только превозносится супружеское согласие и верность.

Второй падья воспевает добродетели жены и матери, в третьем — указуются и перечисляются уже обязанности добродетельных детей по отношению к родителям; в четвертой главе — звучные гимны супружеской любви. На этой главе и заканчивается обозрение внутренних отношений в семействе.

Далее, в главе пятой, излагаются обязанности по отношению к гостю. Видно, что гостеприимство, как, впрочем, чуть ли не у всех древних народов, ставилось у индусов в число первых добродетелей. Автор книги призывает проклятие на голову негостеприимцев и называет «невеждами» тех, кто боится разориться, практикуя гостеприимство.

«Подобно тому, как цветок аматлэ вянет в тени, так же увядает счастье того, кто прячется, когда видит вдали на дороге гостя, направляющегося к дому его, усталого и покрытого пылью».

В следующих главах содержатся наставления о личном поведении главы семьи, о преимуществах постоянной приветливости и доброты в обхождении, о воздаянии за оказанные услуги, о добродетельном владении и пользовании имуществом, о власти разума над чувствами, о добрых нравах, об умеренности и воздержании, о прощении обид и т. д.

В первой главе второй книги автор в следующих словах определяет главные обязанности царя.

«Шесть вещей придают царю такое же могущество среди людей, какое лев имеет среди зверей: войско, закаленное в боях, обширные владения, многочисленность народонаселения, прочные союзы, искусные министры и неприступные крепости». Личных же царских добродетелей автор книги намечает четыре: правосудие, независимость, мужество и твердость в решениях, бдительность и опытность в искусстве управления. Но, чтобы хорошо править, царь должен еще владеть знаниями, науками, во главе которых автор ставит чтение, письмо и науку счисления. Эти знания все равно, что «очи науки, которые освещают учение и без которых ничего невозможно познать».

Очень любопытна та высшая почтительность к учителю, которой требует автор даже от обучающегося принца.

«Бесполезно и пытаться приобрести знание тому, кто не держится перед учителем в почтительной позе сына перед отцом, бедняка перед благодетелем. Надменный человек никогда ничему не научится».

Второй, третий и четвертый падьи этой части содержат восхваления науки и мудрости, советы царям — окружать себя мудрыми людьми, удалять от себя знатных и гордых невежд, и т. п.; пятый трактует о благоразумии царя, которое «обеспечивает его подданных от глада, опустошения и войны». «Лучше отречься от славы, нежели от благоразумия», основательно философствует автор.

Шестая глава перечисляет те пороки, которые царь особенно должен искоренять в себе: беспорядочное пристрастие к накоплению богатства, гордость, из-за которой человек утрачивает здравые понятия о справедливом и несправедливом, и знакомство с распущенными людьми.

«Неумеренная любовь к золоту, — говорит он, — для царя более унизительная страсть, чем для других людей, ибо богатства должны сосредоточиваться в его руках только ради того, чтобы через тысячу каналов изливаться от него, облегчая горе и вознаграждая добродетели».

Седьмая глава касается выбора министров, которые должны быть «людьми мудрости и опытности». «Царь, не умеющий окружить себя преданными и честными друзьями, всегда отличается умением наживать себе врагов».

Восьмая глава остерегает царя от общества придворных и льстецов. «Подобно тому, как вода, просачиваясь сквозь землю, напивается веществами, которые встречает на пути, и человек воспринимает качества и недостатки людей, с которыми водится».

Девятая, десятая и одиннадцатые главы содержат наставления, касающиеся войны, двенадцатая и тринадцатая — опять возвращаются к министрам, их выбору и качествам.

Четырнадцатая глава трактует о семье царя. «Многочисленные семейства пользуются благословением богов. Царь должен, сколько может, увеличивать свое семейство, ибо этим он обеспечит себе помощь в счастье и великую преданность в несчастье». Пятнадцатая глава — посвящена воспитанию сына-наследника.

В шестнадцатой главе речь идет о правосудии царя, которое он должен оказывать «всем своим подданным без различия, не проявляя снисхождения, доходящего до слабости, и строгости, превышающей указания закона».

Семнадцатый падья содержит мысли о налогах, причем автор с резким негодованием обрушивается на излишнее усердие во взимании их. «Что касается царей, применяющих жестокости и пытки, чтобы отнимать добро своих подданных, то они стократ презреннее убийц и в течение тысячи переселений будут возрождаться в образах нечистых животных».

«Милосердие и любовь, — говорит автор в начале следующей, восемнадцатой главы, — суть две добродетели, через которые охраняется и процветает вся эта вселенная». Он предписывает царю эти качества. «Он (т. е. царь) должен не озлобляться провинностями своих подданных, а должен быть удручен необходимостью карать их. И даже наказуя, царь никогда не должен становиться предметом ужаса для подданных, ибо тот, кто распространяет вокруг себя ужас жестокостью казней, приготовляет себе презренный конец».

Девятнадцатая глава указует царю на необходимость обзавестись тайными соглядатаями, «людьми честными и преданными его особе». Через них он должен узнавать обо всех беззакониях, творящихся в его царстве. Эти же соглядатаи стерегут и его внешних врагов.

«Когда царь, — говорится далее, в двадцатой главе, — узнает что-нибудь важное от одного из своих соглядатаев, которого он послал для обозрения области, он должен послать туда другого соглядатая, не говоря ему ничего о том поручении, которое уже выполнено первым соглядатаем. И если донесения обоих посланных совпадут между собой, тогда царь может быть спокоен, что он напал на след истины».

Двадцать первая и двадцать вторая главы возвращаются к личным качествам царя; первая из них указывает на необходимость закаленного характера у царя, вторая поучает, что «лишь в ожесточенной работе, а не в телесных наслаждениях царь находит средства к разрешению всяких затруднений». И автор ссылается на то, что «все цари, оставившие по себе великую славу мудрости, обязаны ею только непрестанному труду, которому они предавались».

«Когда царь впадает в бедствие, не сделав ничего такого, в чем мог бы себя упрекать, — говорит автор в заключительном падье этой части, — пусть он его переносит с ясной душой, пусть, послужив раньше примером могущества, он теперь послужит примером в несчастье». И автор заканчивает эту часть словами:

«Царю лучше погибнуть на поле брани, нежели сдаться врагу; от крови царей, павших на поле брани, родятся герои».

В третьей части мы знакомимся с воззрениями автора на обязанности министров и другого начальства, а затем и подданных. К министрам он предъявляет высшие требования.

«Кто не любит царя, — говорит он, — и не готов посвятить свое имущество, самого себя, свою семью благу государства и славе своего повелителя, тот не должен и принимать на себя сложные обязанности министра». Точно так же отговаривает он от принятия на себя этой должности тех, кто имеет значительный круг бедных родственников, ибо, — «кто поручится, что он не злоупотребит своим положением для обогащения родни». Главным добрым качеством хорошего министра автор считает красноречие; искусным словом он способен убедить в благих действиях и разубедить в нехороших.

Очень цветисто и красноречиво изложена пятая глава этой книги:

«Есть нечто, превышающее своим блеском алмаз, своей чистотой — золото, и ценностью — жемчуг. Нечто, встречающееся реже, нежели розовый лотос, прекраснее, чем белая лилия, символ добродетели. Нечто обширнее океана, диковиннее неба, усеянного звездами. Эта вещь — хороший министр. Счастлив тот царь, который найдет себе такого, и ничто не сравнится с его радостью, ибо это служит знамением любви богов».

Приводим целиком заключительную главу книги, в которой автор делает трогательное лирическое воззвание к своим братьям, париям:

«Таким-то путем, по дружному взаимодействию отцов семейств, царей, министров, послов и воинов, в сем мире все преуспевает, все выполняет предначертания богов.

Пробудись, человек джунглей, ты, что спишь века в своей презренной жизни; для тебя и одним из твоих написана эта книга обязанностей. Проснись, чтобы завоевать свое место на солнце и дать благо народу.

Научи своих детей петь эти стихи, где прославляются добродетели, правосудие, мужество, и тогда в их жилах будет течь более благородная кровь. Проснись, человек джунглей!

Проснись, дай предков сынам твоим, и пусть через тысячу лет и дольше будут прославлять твое мужество и твое освобождение.

Земля велика, каждый человек имеет право попирать ее, обрабатывать, строить на ней города и собирать с нее зерно, чтобы обеспечить предку спокойную старость. Пробудись, человек джунглей.

Пробудись, и ты будешь тоже обладать и зелеными жатвами и стадами, и на твоих восхищенных глазах свободные молодые люди будут обращаться с радостными словами к стройным юным девушкам.

Проснись, человек джунглей, проснись, жизнь ждет тебя, приди и приветствуй ее, как подобает человеку, и когда враги твои увидят тебя восставшим, они отступят в страхе и ужасе, как палач перед жертвой, восставшей из костра, чтобы поразить его. Проснись, человек джунглей!»

* * *

Книга Тируваллува представляет для нас весьма серьезный интерес. Кроме ее философского и поэтического значения, которое в ней оценивают все знатоки и любители восточной литературы, она имеет еще значение как единственная известная нам попытка пробудить париев и способствовать их освобождению.

Но Тируваллува не стал, подобно Моисею или Спартаку, проповедовать вооруженное восстание; он, подобно мирному миссионеру, пошел в глубь джунглей с книгой в руках и стал там петь песни в честь добродетели, мужества, целомудрия, самоотверженности. Он верил в мощь добра, и его сородичи с любопытством и вниманием слушали его и пели вместе с ним, но, увы, продолжали вести ту же скотскую жизнь их предков.

— Где же нам собираться в поселки? — говорили ему везде и всюду. — Где эти жатвы, которые ты сулишь нам? Покажи нам ту землю, на которой мы можем мирно пасти наш скот, землю, которую мы можем передать в наследство нашим детям? Добродетель хороша для того, кто владеет, кто может спокойно пользоваться благами мира. А нам, не имеющим права даже рвать траву в джунглях, что на нашу долю останется? Что такое честь, что такое целомудрие, преданность, воздержание для того, кто не смеет брать воду из реки, не смеет сорвать цветка в лесу, плода с дерева без того, чтобы не стать вором и не понести кары за кражу?.. Разве достаточно только петь вместе с тобой: «Парии тоже люди!» — для того, чтобы с нами перестали обращаться, как с дикими зверями, чтобы сняли для нас запрет с земли, воды, риса и огня?

Что мог ответить на это Тируваллува?

Это был мечтатель. Прежде чем сочинять эту свою идеальную конституцию для народа, царей, воинов, он должен был освободить несчастных, для которых ее предназначал.

Если бы на обращенные к нему вопросы он отвечал: «Земля, которую вы ищите, — вот она, у вас на глазах; пробудитесь с огнем и железом в руках, отомстите тем, кто вас сделал тем, что вы есть»; если бы он проповедовал войну, грабеж, разрушение, он увлек бы миллионы людей. А он проповедует мир, и вот, по его же собственным словам, он пронесся, «как благовонный ветерок, едва сгибающий вершины великого леса, а не промчался, как ураган, который поднимает моря и опустошает города».

Тируваллува был только голос, а нужна еще рука. Парии хранят память о нем, поют его стихи, и это все, что осталось от него и от его попытки перерождения своих собратьев.

Для того, чтобы закончить картину физического и нравственного состояния париев, мы приведем здесь несколько образцов басен, сказок, сатир и фарсов, плодов фантазии их рапсодов. Эти образцы послужат прекрасной характеристикой несчастных отщепенцев, натура которых состоит из смеси легковерия и скептицизма.

Надо только предварительно заметить, что странствующие поэты и комедианты отверженного племени знать не знают никакой узды и решительно ни перед чем не останавливаются. Поэтому приходится делать строгий выбор материала, чтобы удержаться в границах европейского литературного приличия. Нас поражают черты бесцеремонности у многих писателей классического мира Европы, Но в индусской литературе мы то и дело встречаем уже не бесцеремонные, а прямо чудовищные отступления от самых законных требований нравственной опрятности. А между тем именно эти-то пикантные места, по-видимому, особенно нравятся местной публике, которая их слушает и смотрит с шумным восторгом.

Просим только читателя помнить, что мы с ним на Востоке, что мы изучаем очень древнюю цивилизацию, и поэтому некоторые отступления от наших обычных литературных форм и норм никого не должны смущать. Замечательно еще то обстоятельство, что в баснях париев, где действующими лицами по большей части являются животные, никогда не встречаются нецензурные места. Мы собрали до полусотни этих басен, и ни в одной из них не было ровно ничего даже сомнительного. Только их общий нравственный характер небезупречен, потому что обычная мораль басни клонится к тому, чтобы осмеять лучшие свойства человеческого духа: самоотвержение, воздержание, мужество и т. д. Нам даже думается, что басни париев сочинены не ими самими, а еще в незапамятные времена заимствованы из каких-нибудь брахманских сборников.

IX Басни париев, собранные в Траванкоре, Малаияламе и на острове Цейлон

1. Ворон и мангуста

Один курубару поставил сети в джунглях, в расчете поймать какую-нибудь птицу себе в пищу.

Ворон, паривший в воздухе, высматривая змей и крыс, за которыми охотился с той же целью, увидал в траве половину кокосового ореха.

— А, — сказал он, — вот лакомый плод, который упал туда нарочно для меня.

Он ускорил полет и ринулся на добычу, чтобы схватить ее, но едва прикоснулся к траве, как его лапа запуталась в ловушке курубару.

Напрасно делал он бесполезные усилия, чтобы освободиться; ловушка крепко держала его, и черный приятель должен был признаться, что попал в плен.

Тогда он начал из всех сил кричать и созывать к себе на помощь других воронов, чтобы они его выручили.

Но они, летая вокруг него, отвечали ему:

— Мы ждем, когда ты умрешь от истощения, ибо только тогда ты будешь на что-нибудь пригоден и мы тебя съедим.

Толпа крыс, привлеченная криками, подбежала к ловушке и с радостью смотрела на неминуемую гибель, грозившую их врагу.

— Выручите меня, — сказал им ворон, — и я заключу с вами навеки дружественный союз.

— Ну нет, — отвечала ему старая крыса, — уж этого-то мы ни за что не сделаем. А вот скоро придет курубару, убьет тебя палкой, и будет у нас одним врагом меньше. — И с этими словами крысы убежали в свои норы.

— Увы, увы! — вскричал ворон, — никто не придет мне на помощь.

— Да ты сломай себе лапу клювом, — посоветовала ему ящерица. Я сама вовсе не желаю тебе помогать, потому что ты не дальше как вчера съел одну из наших.

Проходившая мимо мангуста сказала ему:

— Зачем ты все обращаешься к таким животным, которых ты истребляешь? Разве не дурак был бы тот из них, который освободил бы тебя?

— Помоги мне выпутаться отсюда, — сказала ей птица жалобным голосом. — Ведь мы с тобой оба истребляем змей и крыс. Разве у нас не одни и те же враги?

— Ладно, — отвечала мангуста, — но с одним условием. Я давно уже собираюсь сходить на богомолье к берегам Ганга. Ты должен меня туда доставить на своих крыльях.

Обрадованный ворон охотно согласился на эти условия, и мангуста принялась грызть сеть, которая его опутала. Как только птица освободилась, она приняла своего спутника к себе на спину и, громко каркая, поднялась на воздух.

Взлетев высоко вверх, ворон встряхнулся, сбросил с себя мангусту, и она полетела вниз. Упав на землю, несчастное животное сильно расшиблось.

Тогда ворон бросился на нее и принялся рвать ее на части своим клювом.

— Это ли ты обещал мне? — вопрошала его бедная жертва, готовясь испустить дух.

— Да на что же ты жалуешься? — отвечала птица. — Не сама ли ты назвала дураком того, кто вздумал бы меня освобождать.

Никогда не рассчитывай на признательность голодного брюха.

Если ты услышишь голос человека, призывающего тебя на помощь со дна колодца, в который он свалился, брось ему камень на голову, потому что, если ты поможешь ему выбраться, он тебя убьет.

2. Шакал и коза купца

Однажды шакал встретился со стадом коз, которые паслись на склоне горы.

Пресыщенный своей обычной пищей, вонючими трупами, и жадный до свежего мяса, которое прыгало перед ним по скалам, он принялся соображать, как бы ему разживиться этой пищей.

Напасть на стадо было нелегко; пастух, который его охранял, имел в руках крепкую суковатую палку и заставил бы его дорого поплатиться за свою смелость.

Он знал, что неподалеку от того места была вырыта яма с острыми кольями, сверху прикрытая ветвями и устроенная для ловли тигров.

Он спрятался в кустарнике, в таком месте, откуда его не мог видеть пастух, и когда одна из коз близко подошла к нему, сказал ей:

— Зачем ты тут ходишь и ешь сухую, нехорошую на вкус траву, когда по другую сторону горы растет хорошая, сочная трава?

— Я хожу там, куда меня приводит пастух, — отвечало доверчивое животное, — а тех мест, про которые ты говоришь, я не знаю.

— Я много странствовал, — сказал шакал, — и если хочешь, я направлю тебя на прекрасные пастбища.

Коза доверчиво пошла за ним, и спутник мертвецов привел ее прямо к яме и заставил идти вперед; и она упала прямо на колья, которые пронзили ее тело.

Шакал осторожно спустился в яму, сожрал козу и таким образом был вознагражден за свою хитрость.

Чем не можешь овладеть силой, тем овладевай хитростью.

Если будешь пользоваться трудом других и изготовленными ими ловушками, то никогда не будешь нуждаться в пище.

3. Два путника и пария

Два путника, странствовавшие вместе, начали ссорится на перекрестке дорог.

— Я уже давно прибыл бы на священные берега Ганга, — говорил один из них, — если бы не навязал себе такого попутчика, как ты!

— Вот это забавно! — отвечал другой. — Разве ты не знаешь, что я очень долгое время служил скороходом у майсурского раджи?

— Пожалуй, когда-нибудь, может быть, и служил, да только теперь из оленя сделался черепахой. Твои ноги стали не те, что были прежде.

Тут они решили сделать состязание в беге и избрали в посредники парию, который собирал траву в соседнем лесу.

Они решили бежать до тамариндового дерева, находившегося от них на расстоянии пятисот шагов. Свои дорожные мешки с обильными запасами провизии всякого рода они сложили на землю и пустились бежать наперегонки изо всех сил.

Видя это, пария схватил их драгоценную ношу и убежал в самую глубь леса.

Всегда следует пользоваться ссорой между людьми для того, чтобы извлечь из нее для себя какую-нибудь пользу.

Старайся всегда идти следом за богомольцами, странниками, воинами; редко случается, чтобы, идя за ними, ты чем-нибудь не поживился.

4. Ворон и очковая кобра

Один ворон напал на очковую кобру и уже готов был раздробить ей голову, чтобы потом пожрать ее.

— Что ты собираешься сделать? — сказала ему змея. — Ты посмотри, какая я тонкая; ведь тебе моего тела хватит поесть только на один раз. Не лучше ли нам войти с тобой в дружеский союз? Я ползаю, а ты летаешь, и, соединив наши силы, мы ни в чем не будем нуждаться.

— Хорошо, я согласен, — отвечал ворон, — но только помни, что если ты меня обманешь, то ты от меня не уйдешь, и тогда уж не рассчитывай на пощаду.

Вернув себе свободу, очковая кобра повела своего союзника к роще, которая находилась неподалеку от храма, посвященного Вишну, где многочисленные странники каждый день приносили жертвы.

— Теперь я спрячусь в кустарнике, — сказала змея своему спутнику, — а ты тем временем сядь на дерево, и если какой-нибудь путник зайдет в рощу отдохнуть, ты каркни и дай мне знать.

К вечеру один богомолец, помолившись перед алтарем божества, прилег отдохнуть под тенью смоковницы.

Ворон сейчас же подал сигнал, кобра выползла из засады, подползла к страннику, укусила его в ногу и убила своим ядом.

Ворон тотчас созвал всех своих друзей; все они набросились на труп и начали его пожирать.

А тем временем змея услаждала себя молоком из сосуда, который богомолец поставил на алтарь Вишну.

Вступай в союз только с теми, кто может быть тебе полезен.

Устраивай свое жилище около перекрестков, где стоят храмы, и по ночам выкрадывай жертвы, принесенные богам.

5. Овод и пчелы

Однажды овод, побуждаемый голодом, заблудился в джунглях. Он увидел рой пчел, который устроил себе гнездо в старом дереве.

Он подлетел к ним и попросил немножко меду, чтобы подкрепить свои силы и быть в состоянии возвратиться на то место, где он жил.

— Ты насмехаешься над нами? — сказали ему пчелы. — Не воображаешь ли ты, что мы несем такие труды ради тебе подобных?

Претерпев тысячи мучений, овод кое-как добрался до своих, собрал их в большом числе и повел войной на негостеприимный улей.

Произошло великое сражение, и так как оводы были сто раз многочисленнее, чем пчелы, то эти последние и были все перебиты.

Тогда оводы овладели ульем и долгое время жили в изобилии.

Рои пчел — это деревни шудров, а оводы — это обитатели джунглей.

О парии, научитесь действовать, как ваши братья оводы.

6. Домбару и крокодил

Один домбару (так называются парии-жонглеры и бродячие комедианты) переплывал реку и увидел крокодила, который попался в ловушку; он метался среди волн с железным крюком, который зацепился внутри его пасти.

— А что ты мне дашь, — откликнулся домбару на мольбы животного, которое взывало к нему о помощи, — если я освобожу тебя от этой штуки, которая тебе грозит гибелью?

— Я вознагражу тебя, — отвечал ему царь рек, — так, что тебе не останется ничего желать больше до конца дней твоих.

Домбару, прельщенный этим обещанием, принялся за дело, и после долгих усилий ему удалось освободить зверя.

Но в ту минуту как он стал просить обещанную награду, крокодил схватил его зубами за ногу и изо всех сил поволок его на глубину.

— Ах, мошенник, ах, злодей, разве ты это обещал мне? — вопил несчастный.

— На что ты жалуешься? — сказал ему крокодил. — Разве не правда, что когда я тебя съем, ты больше уже никогда ни в чем не будешь испытывать нужды? Ты лучше скажи-ка мне спасибо за то, что я тебя избавлю от бедствий и печалей твоей нищенской жизни. Разве ты не помнишь, что сказал мудрец: «Лучше сидеть, чем стоять, лучше лежать, чем сидеть, и лучше умереть, чем лежать».

— О, вероломный, так вот что ожидало меня за то, что я спас тебя? Оставь при себе свою премудрость и не отнимай у меня моей нищенской жизни.

— Откуда ты взялся, такой чудак, — продолжал зверь, — что не знаешь общего правила, царствующего на земле — воздавать злом за добро? Ну хорошо. Коли ты сам этого не знаешь, я обожду; спросим кого хочешь о нашем деле, пусть нас рассудят другие. Если найдется хоть один, который скажет, что ты прав, я тебя пощажу.

Домбару принял предложение и обратился к кокосовой пальме, которая склоняла над рекой свою возвышенную главу; он спросил у дерева, позволено ли воздавать добром на зло.

— Как можешь ты меня об этом спрашивать? — ответила пальма. — Разве ты не знаешь, что именно таково поведение твоих собратьев в отношении меня? Я кормлю их своими плодами, я пою их своим соком, мои листья служат кровлей для их жилищ. А чем они меня вознаграждают за услуги, которые я им оказываю? Как только старость истощает мои соки и я перестаю производить плоды, они рубят меня, отнимают у меня жизнь, чтобы на мое место посадить молодое дерево. Я всегда только и вижу, что люди воздают злом тем, кто их питает; это вошло у них в обыкновение.

Тогда домбару обратился к старой корове, которая паслась на тощей траве, росшей по берегу, и предложил ей тот же самый вопрос.

— Напрасно ты меня об этом спрашиваешь, — отвечало бедное животное. — Я пахала для людей землю, я их кормила своим молоком, я отдавала им своих детей, чтобы и они также служили им. А вот теперь, как стала я ни к чему не пригодна, хозяин выгнал меня, чтобы не кормить даром, и я брожу по пустынным местам, пока не стану добычей хищных зверей.

Тот же вопрос был в третий раз обращен к собаке, которая проходила мимо, и она ответила:

— Я ласкаюсь к своему хозяину, я его охраняю, я караулю воров, которые намереваются проникнуть в его дом, и за это получаю только побои.

— Ну, довольно с тебя и этого, — сказал крокодил. — Теперь тебе нечего жаловаться, если я обойдусь с тобой так же, как твои собратья обходятся со всеми другими существами. И, не слушая больше воплей домбару, он уволок его под воду.

Никогда никому не оказывай никакой услуги, если не хочешь рисковать собственной гибелью.

Помни, что благодетель — бремя более тяжелое, нежели та башня, которую ставят на спину боевого слона.

7. Вор и раджа

Один вор, прославившийся сотней ловких проделок, кончил тем, что попался и был осужден на смерть.

Траванкорский раджа, к которому его привели, сказал ему:

— Я дарую тебе жизнь, если ты укажешь мне вора искуснее тебя.

— Если так, то прикажи освободить меня немедленно, — отвечал ему ловкий пройдоха, — потому что я укажу тебе не одного вора, а десять, сто, тысячу, и притом сейчас же, не сходя с места.

— Хорошо, только сначала ты укажи, — отвечал ему раджа. — А там уж видно будет, заслуживаешь ли ты помилования или нет.

Тогда вор назвал ему поименно всех министров, всех областных начальников и всех сельских сборщиков податей.

— Он прав, — тотчас же согласился раджа. — Развяжите и отпустите этого человека. Все люди, которых он назвал, в самом деле искуснее его, потому что он попался, а они не попались.

Знай, что добродетель служит для людей только покровом, под которым они прячут свои пороки, и что самый добродетельный — это самый ловкий.

8. Кабан, олень и охотник

Один кабан бежал, а за ним гнались охотники. Он уже совсем истомился, охотники наседали на него, и он с минуты на минуту ожидал, что его пронзят стрелами.

В это время он встретил оленя, который горько печалился о своей заблудившейся лани.

— Не встретил ли ты ее где-нибудь случайно? — спросил он у кабана.

— Да, — отвечал тот. — Поспеши спуститься с этого холма, и ты найдешь ее внизу, в трясине, откуда ей не выбраться без твоей помощи.

Обрадованный олень со всех ног помчался в указанном ему направлении и как раз набежал на охотников, которые, видя перед собой более благородную добычу, погнались за ней, оставив в покое кабана.

Всегда следует уметь пользоваться всякими обстоятельствами. Изворотливый человек никогда не попадает впросак.

9. Две лисицы

Каратака и Даманака, две лисицы, прославившиеся своей хитростью, порешили вступить в союз для того, чтобы усладить свою жизнь и доставить себе кое-какой лишний досуг и отдых.

Они условились, что в то время, как одна будет сидеть дома и охранять жилище, другая будет уходить на охоту и добывать продовольствие.

В первый же день они кинули жребий, кому оставаться, кому уходить. Каратаке пал жребий оставаться дома, а Даманака ушла на охоту.

Охотница прежде всего захватила горлицу в гнезде и пожрала ее и ее яйца. «Прежде всего насытимся сами, — рассудила она, — а затем уже поохотимся и ради кумы».

И вот в течение целого дня она неизменно придерживалась этого рассуждения, вечером же, когда она готовилась вернуться домой, держа в зубах тощего ибиса, пойманного около ручья, она рассудила так: а ведь, пожалуй, не стоит и приносить домой такой тощий кусок, а то Каратака еще скажет, что я все хорошие куски съела сама, а ей принесла какую-то дрянь. И успокоив себя этим рассуждением, она тут же съела ибиса.

Тогда, придав себе самый печальный и изнуренный вид и притворившись хромающей, она вернулась к товарке и сказала ей:

— Я все время подкарауливала чудесного аппетитного козленка, но его матка увидела меня, бросилась с рогами наперевес, и вот сама видишь, как она меня обработала. Теперь твоя очередь идти на охоту. Ступай, может быть тебе больше посчастливится, чем мне.

Каратака искренне пожалела свою подругу.

— Хочешь, — сказала она ей, — я приложу тебе к ноге особый пластырь? Я знаю, как его надо готовить. Мой отец когда-то занимался врачеванием и научил меня разным секретам.

— Нет, — отвечала Даманака, — ты лучше иди и постарайся достать какой-нибудь еды, потому что если ты не накормишь меня, то я умру от голода.

Каратака в свою очередь пошла на охоту. Когда настал вечер, Даманака увидела ее, как она возвращалась к их логовищу, хромая еще сильнее, чем сама Даманака накануне.

— Ты что же, ничего не нашла, ничего мне не принесла? — спросила она Каратаку.

— Найти-то нашла, — отвечала Каратака, — да нашла только удар палкой, который меня и привел в такое вот состояние, как сама видишь. Я как раз встретила того самого козленка, которого тебе вчера не удалось взять. Матки около него не было, и я уже совсем схватила его, а пастух увидал…

— Ладно, ладно, будет, — перебила ее Даманака, заливаясь хохотом. — Знаешь, что я тебе скажу? Нам лучше покончить с нашим союзом. Без него, худо ли, хорошо ли, мы ели каждый день, а теперь, как вступили в союз, нам придется есть только через день.

Две лисицы, две обезьяны, два жреца, два доктора — не могут жить под одной кровлей.

10. Брахман и святая вода

— Кому надо священной воды из Ганга для омовений и для очищений? Кому надо святой воды Ганга?.. — Так кричал изо всех сил один брахман, стоя по утрам у дверей своей пагоды.

Толпа людей теснилась к нему и за высокую плату приобретала несколько капель драгоценной жидкости.

В прежнее время этот брахман был нищ, как пария. Но он совершил странствование к берегам священной реки, и вода из нее, которую он с собой принес, привлекла в его дом изобилие.

— Как же нам теперь быть? — сказала ему однажды его жена, увидавшая, что запас священной воды приходит к концу. — Легко ли нам будет после такого благоденствия снова впасть в нищету?

— Не беспокойся, — отвечал ей брахман. — Ведь теперь уже все привыкли к тому, что у нас есть священная вода Ганга, так мы и будем ее продавать до тех пор, пока будет оставаться вода в нашем колодце.

Дураки всегда попадаются на видимую внешность. Старайся овладеть их доверием и уметь им пользоваться.

11. Шакал и шудра

Шакал забрался ночью в курятник одного шудры и, передушив всех кур, принялся их пожирать, а что осталось — переносить к себе в логовище. Когда он пришел за последней курицей, то, обуреваемый радостью, по случаю такого успеха, он порешил воздать благодарность богам за ниспосланную ими милость.

Произнося благодарственную молитву, он так возвысил голос, что жена шудры, которая не спала, разбудила своего мужа и сказала ему:

— Ты слышишь, ведь это голос шакала, который забрался в наш курятник.

Шудра встал с ложа и, вооружившись дубиной, тихонько подкрался к шакалу в ту самую минуту, когда он в своей радости давал обеты совершить богомолье к берегам Ганга.

Шудра одним ловко направленным ударом сокрушил ребра благочестивому богомольцу, которому пришлось заканчивать свою молитву в стране усопших.

Не доверяйся богам, ибо усерднейшее воззвание к ним никогда еще не отражало доброго удара дубиной.

12. Покойник и его старший сын

Одного покойника из касты вайшьев несли хоронить к костру, и все родственники сопровождали его. Во главе похоронного шествия стоял старший сын, который должен был совершать все похоронные обряды. Он терзал себе грудь и сотрясал воздух своими жалобными воплями.

Вдруг на носильщиков напал взбесившийся бык. Те пришли в ужас, бросили покойника и разбежались.

Тот, которого считали уже отправившимся в страну мертвых, от сильного сотрясения очнулся и, довольный и радостный, вернулся в свой дом.

Но спустя несколько времени после этого посланник Ямы (бог подземного мира, индусский Плутон) вновь постучался в дверь этого человека, на этот раз уже с серьезными намерениями.

И вот вайшья снова лежал на смертном одре.

И снова, провожая его на костер, старший сын разражался горестными стонами и воплями, прилагая к изъявлениям своей горести еще больше усердия, чем в первый раз.

Но вдруг, заметив в стороне стадо коров, которые мирно паслись на лугу, он мгновенно прекратил свои рыдания и крикнул носильщикам: «Берегитесь быка».

Есть нечто гораздо фальшивее и лукавее, нежели молитвы брахманов, милосердие царей, справедливость богатых людей и верность жен, — это слезы тех, кому досталось после покойника наследство.

Когда труп парии бросают среди джунглей, то его сын не плачет; он знает, что ему ничего не оставили в уплату за его слезы.

X Сказки и повести париев

МЫ УЖЕ ЗАМЕТИЛИ ВЫШЕ, ЧТО НАСКОЛЬКО басни париев безупречны со стороны нравственной опрятности, настолько же невозможны в этом отношении их повести, рассказы, сказки и т. п. Поэтому мы из длинного ряда этих произведений приведем здесь только один рассказ, предметом которого служит не обычное описание каких-нибудь безобразий и мерзостей, а ряд комических приключений четырех глупых брахманов. Таким образом, этот рассказ является едкой сатирой на ненавистных угнетателей париев.

Наш знаменитый соотечественник Дюплекс, задавшийся высоко гуманной, но, увы, почти несбыточной целью уничтожить вековой предрассудок, выкинувший парию из среды прочего населения Индии, основал с этой целью особые смешанные школы, в которые принимались дети туземного населения, без различия каст. Для этих-то школ Дюплекс и составил сборник народных рассказов, из которого мы и заимствуем приводимый ниже образец. В подлиннике этот рассказ так и называется:

История четырех глупых брахманов

В одной области была объявлена смарадана (так называются ежемесячные праздники, устраиваемые по деревням в пользу брахманов). И вот четверо представителей этой касты из разных деревень отправились на праздник, встретились по дороге и пошли вместе.

Идя путем-дорогой, они повстречали воина, который шел по направлению, противоположному с ними. При встрече с брахманами, воин, как водится, отдал им привет, предписываемый обычаем, произнеся:

— Саравои, айя! (Почтительное приветствие, означающее «о, господин».)

Жрецы отвечали ему тоже обычным словом благословения:

— Ассирвахдам.

Спустя некоторое время четверо наших спутников подошли к колодцу, достали воды, утолили жажду и присели отдохнуть в тени дерева.

Так как при этой остановке у них долго не находилось подходящего предмета для беседы, то один из них, желая завязать разговор, вспомнил о воине, который с ними встретился.

— А ведь надо признать, — сказал он, — что тот воин, которого мы сейчас повстречали, человек очень вежливый и обходительный. Заметили вы, как он сразу обратил на меня внимание, отличил меня от других и как вежливо меня приветствовал?

— Да он вовсе не тебя приветствовал, — возразил брахман, сидевший рядом с ним. — Его привет прямо относился ко мне одному, и никому другому.

— Ошибаетесь вы оба, — перебил их третий. — Могу вас уверить, что привет воина относился ни к кому иному, как ко мне. И вот вам доказательство: когда он проговорил приветствие, то посмотрел прямо на меня.

— Вовсе нет, и все это вздор! — опровергал четвертый. — Вовсе он не вас, а меня приветствовал, потому что иначе с какой стати я отвечал бы ему: ассирвахдам.

И между ними начала разгораться ссора, которая уже было дошла до того, что они готовились вступить в рукопашную. Но тут один из них, который был поспокойнее и порассудительнее других, начал их урезонивать.

— Зачем же мы будем без всякого толка давать волю своему гневу? Ну хорошо, положим, мы обзовем друг друга всяческими словами, а потом подеремся, как какая-нибудь сволочь шудра, разве от этого предмет нашего спора станет яснее? Кто другой может рассеять наши сомнения, как не тот, из-за которого они возникли? Ведь воин, которого мы встретили, еще не мог далеко уйти. По-моему, нам надо сейчас же догнать его и спросить, и пусть он сам скажет, кого из нас он хотел почтить своим приветом.

Этот совет был найден бесспорно мудрым, и его немедленно приняли к исполнению. Все четверо повскакали с мест и со всех ног кинулись догонять воина. Едва переводя дух, настигли они его, мили за четыре от того места, где встретились с ним.

Еще издали завидев его, они во все горло кричали ему, чтобы он остановился. Затем, подбежав к нему, они рассказали ему о своей распре из-за его привета и упрашивали его сказать, кого именно из них он почтил этим приветом.

Распознав по этой наивной просьбе, с какими убогими головами он имел дело, воин вздумал позабавиться над ними, и, состроив самую серьезную мину, отвечал им:

— Я приветствовал самого глупого из всех вас.

И сказав это, он поспешил повернуться и быстро зашагал вперед своим путем.

Брахманы, крепко ошеломленные этим ответом, в свою очередь повернули обратно и некоторое время шли молча. Но скоро спор между ними возобновился и разгорелся с еще большей силой, потому что они никак не хотели уступить друг другу этого привета. На этот раз им приходилось обосновывать свои притязания уже прямо на словах воина, т. е. доказывать друг другу преимущества своей глупости над глупостью остальных. Во время этих пререканий ими опять овладел такой жар и пыл в отстаивании своих притязаний на первенство в глупости, что новая драка между ними стала казаться неизбежной.

Тогда брахман-примиритель, выступивший с первым предложением, выступил и с новым. Угомонив кое-как кипучих компаньонов, он сказал им:

— Я считаю себя глупее каждого из вас, а каждый из вас считает себя глупее меня. Но я спрашиваю вас, неужели мы, надсаживаясь в криках до потери голоса и награждая друг друга колотушками, таким путем придем к разрешению вопроса о том, кто из нас обладает самой совершеннейшей глупостью? Вот, взгляните, у нас на виду городок Дхармапур. Бросим наши споры, пойдем в город, зайдем в тамошнее судилище и попросим судей разобрать наше дело.

И опять, как в первый раз, совет показался вполне благоразумным трем компаньонам и был ими единодушно принят.

Они предстали перед судьями в самый благоприятный момент. Все дхармапурские власти как раз в это время сошлись в судилище, а никаких дел для рассмотрения не оказалось, так что когда четыре брахмана заявились со своей просьбой, их дело сейчас и было назначено к слушанию.

И вот один из четырех брахманов, выйдя вперед, рассказал, не опуская ни малейшей подробности, обо всем, что между ними произошло из-за приветствия воина и из-за его неопределенного ответа на их просьбу разъяснить дело.

Рассказ этот не один раз прерывался громкими взрывами хохота всех присутствовавших. Председатель судилища был человек очень веселого нрава и искренне обрадовался подвернувшемуся случаю устроить для себя и для других судей даровое развлечение. Он напустил на себя самую торжественную серьезность, велел всем молчать и обратился к тяжущимся со следующими словами:

— Вы в этом городе чужие, и потому нельзя решить ваше дело по показаниям свидетелей, знающим вас. А значит, есть только одно средство просветить ваших судей. Пусть каждый из вас расскажет случай из своей жизни, который наилучшим образом выкажет его глупость. Выслушав ваши рассказы, мы и будем в состоянии рассудить, кому принадлежит первенство, и следовательно, кто из вас имеет право приписать привет солдата исключительно себе.

Все тяжущиеся согласились на это предложение, и один из них начал рассказывать:

— Вы видите, я одет не очень роскошно, и это не только сегодня, так происходит уже давно. А отчего мой костюм пришел в такое расстройство, об этом я вам сейчас и расскажу.

Несколько лет тому назад наш сосед, купец, человек очень жалостливый до брахманов, подарил мне на одежду два куска полотна, самого тонкого, какой только видывали люди в нашем селении. Я их показывал всем своим знакомым, и все они диву давались, глядя на него. «Такой роскошный дар, — говорили все, — доказывает только, что ты творил много добрых дел при прежних твоих переселениях,[1] и это тебе воздаяние за те дела; в теперешней жизни тебе не за что бы и дарить, потому что ты слишком глуп».

Ну, я, конечно, благодарил приятелей за их доброе мнение и, прежде чем сделать одежду из этого полотна, я его вымыл, как следовало по обычаю, чтобы очистить его от прикосновений ткача и купца, людей низшей касты.

Для просушки я его повесил на дерево. И вот случилось, что под полотном, пока оно висело и сохло, прошла собака; я ее увидал, когда она уже прошла и отошла далеко, и не знал, коснулась она его или нет. Я спросил у своих детей, не видали ли они, как прошла собака, задела полотно или нет? Они сказали, что не заметили. Как тут быть? Я стал на четвереньки и держась так, чтобы быть ростом с собаку, прошел так под полотном, а сам и спрашиваю у детей: «Задел я за полотно или нет?» Они отвечают: «Нет!»

Я так обрадовался, что даже подпрыгнул от радости. Но тут мне вдруг вспомнилось, что ведь у собаки-то хвост, и что она его держала торчком и могла им задеть за полотно. Надо было, значит, снова сделать испытание с хвостом. Вот я прицепил себе на спину серп, а сам велел детям внимательно смотреть, как я буду проходить под полотном, задену его серпом или не задену. Дети и говорят, что на этот раз полотно было слегка задето.

Такая меня взяла досада, что я не помня себя, схватил полотно и разодрал его на тысячу клочков.

Скоро молва об этом разошлась среди соседей, и все начали меня стыдить и обзывать дураком.

«Ведь если бы даже полотно и было осквернено таким легким прикосновением, разве не мог ты прочитать над ним очистительные молитвы? — говорили мне. — Наконец, если уж ты считал его окончательно оскверненным, зачем же ты его рвал, отчего не отдал какому-нибудь бедняку шудре? Кто же после такой дурацкой выходки будет тебе дарить ткань на одежду?» И, увы, так оно и вышло. С тех пор, у кого не попрошу полотна, мне в ответ только хохочут да спрашивают: «Зачем тебе полотно? Чтобы изодрать его в клочья?»

Когда он кончил рассказ, один из присутствовавших сказал ему.

— Ты, должно быть, мастер бегать на четвереньках?

— О да, я ловко бегаю на четвереньках, — отвечал брахман, и сейчас же, опустившись на руки, обежал раза два-три вокруг залы судилища, заставив зрителей покатываться со смеху.

— Ну, довольно, — сказал председатель. — То, что мы слышали от тебя, а потом и видели, конечно, говорит о многом в твою пользу. Но все же мы не можем ничего решить, пока не выслушаем других. Рассказывай теперь ты, — обратился он к другому брахману.

— Для того, чтобы предстать в приличном виде на смарадану, куда мы идем, — начал второй брахман, — я позвал цирюльника и велел ему обрить мою голову и подбородок.

Когда он кончил свое дело, я сказал жене, чтоб она дала ему кашу,[2] но она по рассеянности выдала ему две каши. Я стал требовать, чтоб он отдал одну кашу назад; он ни за что не хотел отдать. Спорили, спорили мы, разозлились оба, начали уж переругиваться; но тут цирюльник вдруг смягчился и сказал мне:

— Мы можем поладить миром. За лишнюю кашу, коли хочешь, я обрею голову твоей жене.

— Ты прав, — сказал я, поразмыслив. — Это разрешит наш спор, так что ни тому, ни другому не будет обидно.

Жена моя, слыша наш разговор и предчувствуя, что может произойти,[3] хотела было убежать, но я ее поймал, посадил на пол, придержал, а цирюльник обрил ее наголо.

Жена тем временем кричала во весь голос и разражалась страшными проклятьями на нас обоих, но я дал ей волю браниться сколько душе угодно, предпочитая видеть ее бритой, нежели уступить мошеннику-цирюльнику ни за что ни про что лишнюю кашу.

Жена, лишившись своих чудных волос, от стыда спряталась и не хотела показываться. Цирюльник ушел и, встретив на улице мою мать, первым долгом поспешил рассказать ей всю эту историю. Она немедленно прибежала к нам. Увидав свою невестку бритой, она была так поражена, что некоторое время не могла вымолвить ни слова, а потом осыпала меня градом упреков и брани, на которые я не отвечал ни слова. Я уже начинал понимать, что вполне этого заслужил. А плут-цирюльник тем временем всюду разболтал о происшествии, так что в скором времени я сделался предметом всеобщих насмешек. Злые языки стали даже намекать, что коли я так поступил со своей женой, так уж, значит, не даром, что я уличил ее в неверности. К моему дому собралась толпа; привели осла, чтоб на нем возить по деревне мою жену, как принято делать с женщинами, преступившими супружескую верность. Потом молва обо всем этом дошла и до родителей жены. Они нагрянули к нам, и можете сами судить о шуме и гаме, какой они подняли, когда увидали свою дочь бритой. Они увезли ее к себе, конечно, ночью, чтобы никто не видал и чтоб избавить ее от позора. Четыре года мне пришлось молить их, пока они согласились отдать мне ее обратно.

Надеюсь, что такая черта глупости покажется вам гораздо значительнее, чем та, о какой вам рассказал мой спутник.

Собрание согласилось, что трудно придумать более солидную глупость, но все же порешили выслушать остальных двух соискателей. Настала очередь третьего брахмана, и он начал свой рассказ так:

— Мое имя — Анантайя, но меня зовут Бетель-Анантайя, и вот по какому именно случаю.

Моя жена, по причине малолетства, долго жила в доме своих родителей, пока не была отдана ко мне в дом. Спустя приблизительно месяц после ее переезда ко мне, как-то вечером, перед сном, я, не помню уж по какому случаю, сказал, что все женщины — болтуньи.

Она мне на это возразила, что знает мужчин, которые в этом не уступят никакой бабе. Это она на меня намекала. Я был задет за живое и сказал ей:

— А вот, посмотрим, кто заговорит первый.

— Отлично, — ответила она. — И кто заговорит первый, должен дать другому лист бетеля.[4]

Пари было принято, и мы заснули, тщательно воздерживаясь от произношения единого словечка. Мы решили не вставать с ложа, пока наш спор не будет решен, т. е. пока кто-нибудь из нас не заговорит первый. И вот настал день, взошло солнце, а мы все не показываемся из дому. Соседи заметили это, стали кликать нас, а мы, конечно, молчим. Сбегали к нашим родственникам, известили их об этом. Те, перепуганные, прибежали к нам, послали за плотниками, чтобы разломать двери. Когда же наконец взломали дверь, все вломились к нам, то были несказанно изумлены, видя нас проснувшимися, на вид живыми и здоровыми, но совершенно лишившимися языка.

Дом наш был битком набит людьми, и так как все были убеждены, что мы околдованы, то сейчас же сбегали за колдуном, чтобы снять с нас чары.

Колдун прежде всего заломил страшную цену за свою работу. Он было собрался начать заклинания, но в это время один наш знакомый брахман начал всех убеждать, что мы вовсе не заколдованы, а больны, и от этого и онемели, и что он знает верное средство, как нам помочь, и сделает это без всякой платы.

Он раскалил добела золотой слиток, схватил его щипцами и приложил его сначала снизу к моим ступням, потом к локтям, потом ко лбу. Я вытерпел эту ужасную пытку, не издав ни единого звука.

— Ну, теперь попытаем это на жене, — сказал дошлый лекарь. Но едва коснулся он ее ноги каленым золотом, как она не вытерпела и вскричала:

— Anna, anna! (Хватит, довольно!) — И вслед за тем, повернувшись ко мне, она сказала:

— Я проиграла, вот тебе лист бетеля!

Разумеется, все были поражены изумлением, а я тотчас же сказал ей:

— Я так и знал, что ты заговоришь первая! Ты видишь теперь, я был прав, когда сказал тебе вчера вечером перед сном, что все бабы — болтуньи!

Когда все собравшиеся узнали о нашем пари, они в один голос вскричали: «Вот глупость-то! Поднять на ноги всех соседей, вытерпеть прижигание каленым золотом из-за листа бетеля! Кажется, весь свет изойди, не найдешь других таких пустых голов».

Вот с тех пор меня и начали звать «Бетель-Анантайя».

Суд единогласно признал и эту глупость ничуть не хуже прежних, но предстояло выслушать еще четвертого соискателя. Он начал свою повесть так:

— Когда я женился, моя жена была еще совсем молода и продолжала жить в доме своего отца еще лет шесть или семь. Когда же она достигла брачного возраста, ее родители известили моих, что она отныне может нести свои супружеские обязанности.

Дом моего тестя отстоял от нашего в шести или семи милях. Моя мать в то время хворала и не могла отправиться за моей женой. Поэтому она поручила мне самому съездить за нею, причем все учила меня и наставляла, как себя вести, чтобы не сказать или не сделать чего-нибудь такого, что обнаружило бы мою глупость.

— Ведь я тебя знаю, — говорила она. — Ума у тебя немного, и ты, пожалуй, того и гляди, выкинешь какую-нибудь штуку.

Я обещал ей во всем поступать по ее наставлениям, быть осмотрительным и пустился в дорогу.

В доме тестя меня хорошо приняли, устроили в мою честь пиршество, созвали всех соседних брахманов. Наступил час отъезда, и меня отпустили вместе с женой.

Тесть проводил нас благословениями и благопожеланиями, и когда мы тронулись в путь, залился слезами, словно предчувствуя беду, которая стряслась над его дочерью.

Происходило это как раз в самый разгар летнего зноя, и в день нашего отъезда стояла самая несносная жара. А нам надо было переходить через бесплодную равнину, которая тянулась мили на две. Раскаленный песок опалил ноги моей жены, которая под родительским кровом получила очень нежное воспитание и не привыкла к таким странствиям. Она принялась плакать и скоро, выбившись из сил, упала на землю и решилась тут умереть.

Я был в ужасном затруднении. Я сел рядом с нею и не знал, что делать. В это время к нам подошел караван купца, состоявший из множества волов, нагруженных товарами. Я со слезами на глазах рассказал ему о своем горе и просил его помочь мне добрым советом.

Купец подошел к моей жене, и внимательно рассмотрев ее, он сказал, что при такой ужасной жаре жизни несчастной женщины грозит опасность, все равно, останется ли она тут сидеть или пойдет дальше.

— Лучше же, чем тебе видеть, как она умрет у тебя на глазах, — продолжал он, — да еще при этом, заметь, на тебя может пасть подозрение, что ты сам же и убил ее, — ты бы уступил ее мне. Я ее посажу на лучшего вола и повезу, и она избавится от верной смерти. Ты лишишься ее, это правда, но ведь лучше же лишиться ее, зная, что она осталась жива, чем видеть, как она умрет. Ее одежда и украшения стоят примерно двадцать пять пагод;[5] вот тебе тридцать пагод, и отдай мне свою жену.

Рассуждения этого человека мне показались верными и вполне убедительными. Я взял деньги, которые он предложил, а он поднял мою жену, посадил ее на одного из своих волов и поспешил уехать.

Я тоже пошел своим путем и добрался до дому уже поздно вечером, с обожженными ногами, так как весь день шел по раскаленному песку.

— А где же твоя жена? — спросила меня мать, с удивлением видя меня одного.

Я ей рассказал со всеми подробностями обо всем, что произошло с самого моего отправления из дома, и о том, что случилось дорогой с моей женой, и о том, как я рассудил, что лучше продать ее купцу, который со мной встретился, чем быть свидетелем ее неминуемой смерти да еще подпасть под подозрение, что я сам и был ее убийцей.

Мать моя, задыхавшаяся от негодования при этом рассказе, некоторое время и слова не могла вымолвить. Но потом ее гнев прорвался с неудержимой силой. Она не находила достаточно сильной брани и упреков, чтоб высказать мне свое ожесточенное чувство.

— Безумец, дурак, презренный! — кричала она. — Продать жену! Отдать ее чужому человеку! Жена брахмана, проданная подлому торгашу! Да что теперь о нас подумают, что скажут люди нашей касты! Что скажут родители этой несчастной, когда узнают о такой гнусности! Кто поверит такой глупости, такому неслыханному безумию!

Печальная участь, постигшая мою жену, не замедлила дойти до сведения ее родителей. Они кинулись к нам взбешенные, с дубинами в руках, решив забить меня насмерть. Да так бы и случилось и со мной, и с моей бедной, ни в чем не повинной матерью, если бы мы, заслышав о том, что они идут на нас, не поспешили спастись бегством.

Не успев расправиться с нами своим судом, родители обратились в наш кастовый суд, который единогласно постановил взыскать с меня пеню в двести пагод за бесчестье. Сверх того, было объявлено, чтобы никто не смел выдавать за меня замуж дочь под страхом исключения из касты. Таким путем я и был осужден на вечное одиночество. Хорошо еще, что меня не изгнали из касты; этим я был обязан доброму имени, заслуженному моим отцом, которого многие еще помнили.

Можете теперь сами судить, насколько эта черта глупости превышает все, что рассказывали мои спутники, и насколько основательна моя претензия на первенство.

После зрелого обсуждения всех обстоятельств дела почтенные судьи решили, что все четыре брахмана дали непреложные доказательства своей глупости и что все они имеют одинаковое право на первенство в этом отношении. Посему каждый из них смело может считать себя самым глупым из всех четырех и приписывать привет воина исключительно себе одному.

— Каждый из вас выиграл тяжбу, — сказал им председатель. — Идите с миром и продолжайте ваш путь, если можно, без ссоры и драки. Смотрите, как-нибудь не перепутайтесь между собою, не примите себя за другого, а другого за себя, да берегитесь, чтоб с вами чего не случилось дорогой, потому что страшно было бы подумать, чтоб ваша каста лишилась хоть одного из таких ценных своих представителей.

Все собрание хохотало, слушая это напутствие, а четверо брахманов, вполне довольные таким мудрым решением их распри, вышли из залы судилища, громко восклицая:

— Я выиграл тяжбу, привет воина — мой!

XI Драматические произведения париев

СРЕДИ ПАРИЕВ ЕСТЬ ТРУППЫ СТРАНСТВУЮЩИХ комедиантов, так называемых домбару, которые чаще всего сами же и сочиняют весь свой репертуар. Но есть у них и древние драматические произведения, есть и списки этих произведений. Об их общем характере мы уже говорили: они нестерпимо неприличны. Из множества этих образчиков ярко порнографической литературы мы выбираем один, который после некоторой чистки и исключений еще может предстать перед европейской публикой. Правда, в нем волей-неволей пришлось оставить некоторую «смелость» мысли; но читатель должен стать на надлежащую точку зрения для суждения об этих столь чуждых ему произведениях Востока. Он не должен забывать, что перед ним развертывается картина совсем особенных нравов, склада жизни, и что если он хочет ближе рассмотреть эту картину, во всяком случае любопытную, то ему надо кое с чем смириться.

БРАХМА И НАУЧНИ Фарс в двух частях

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Супрайя — старый, скупой и распутный брахман.

Рангин — музыкант при погребальных шествиях, бродяга, обычно шатающийся по площадям и торжищам.

Марьяма — научни (баядерка, танцовщица).

Котуал — смотритель базарной полиции.

Маттар — деревенский староста.

Тотти — деревенский стражник, исполнитель приговоров.

Толпа купцов и торговок, нищих, факиров.

ПЕРВАЯ ЧАСТЬ
Улица брахманов в одном местечке. Супрайя, Рангин, Котуал, Тотти, толпа.

Супрайя (выбегает из своего дома). Айо, айо! Меня обокрали, унесли мои деньги!

Рангин (в отдалении поет).

Красавицы-девицы,
Не закрывайте волосами ваших прелестей,
Когда на вас смотрят юноши…

Супрайя. Мои деньги, мои деньги, мои деньги! Мои сокровища!.. Десять коп[6] святой воды тому, кто вернет мне мои сокровища!

Рангин (выходя на сцену). Что это за старый дурень кривляется и орет на улице?

Супрайя. Сто менгани[7] риса тому, кто мне укажет вора!

Рангин. Э, да это почтенный Супрайя. Как это он до сих пор не пьян!

Супрайя. Кто мой вор, кто мой вор, кто мой вор?!

Рангин. Привет тебе, честный служитель Шивы!

Супрайя. Ты не видал его?

Рангин. Кого?

Супрайя. Не знаешь ли ты, кто он?

Рангин. О ком ты говоришь?

Супрайя. Да уж не ты ли помогал ему?

Рангин. Я думал, он еще трезв, а он уже насосался каллу по горло!

Супрайя (хватает его за руку). Караул, караул! Я поймал вора!

Толпа (вбегая на сцену). Кого это схватил почтенный брахман?

Торговка. А, это Рангин, беспутный малый из Пунеара, тот, что играет на трубе при похоронах.

Один из толпы. И который по вечерам водит приезжих по веселым местам.

Супрайя. Хватайте его!.. Он меня обокрал!

Рангин. Первого, кто меня тронет, я тресну вот этим башмаком![8]

Хор пьяниц.

Когда наше чрево налито араком,
Песни сами собой выливаются из нас…
Здравствуй, Супрайя! Ты сегодня еще не пьян?

Супрайя. Помогите мне отвести его к Котуалу, он меня обокрал!

Пьяницы. Твоя казна, Супрайя, ведь это тот сок, который разливают по бродильным сосудам. Так ты, Рангин, выпил его казну?..

Рангин. Как его обокрадешь, этого старого дурака?.. У него не найдется ни гроша во всем доме!

Толпа. Ай, ай! Можно ли так отзываться о брахмане?

Пьяницы. Пойдем к торговцу каллу, Супрайя! Там ты найдешь свое пропавшее сокровище! (Поют.)

Когда наша утроба налита араком,
Песни сами собой льются из нас,
И все девушки нам кажутся красавицами.
Боги променяли бы свой бессмертный напиток
На божественный арак!..

Толпа. Зачем тут шатаются эти бродяги? Ведь они едва на ногах держатся!

Супрайя (со слезами). Не давайте убежать этому вору!

Пьяницы (поют).

Мы только что отпраздновали Шакти-Пуджа!..[9]
Мы орошали красавиц, возлежавших на цветах
Шафранной водой с примесью пяти ароматов!..

Толпа. Берись за дубины, братцы! Выгоним отсюда эту сволочь, чтобы она не шумела на улице!

Супрайя. Мой вор, мой вор!

Пьяницы. Не трогайте дубин, почтеннейшие торговцы бетелем, медом и маслом, если не хотите, чтоб вас самих здорово отдули на глазах у ваших целомудренных супружниц.

Котуал (выходя на сцену). Что за шум? Что за крики?

Супрайя. Господин Котуал, прикажите схватить моего вора!

Толпа. Господин Котуал, прикажите отвести в кутузку всех этих шалопаев, нарушающих наш покой.

Пьяницы. Господин Котуал, заставьте молчать всех этих ревунов; мы шли своей дорогой, а они нас оскорбляют!

Котуал. Ну, ну! Нечего разговаривать, вы, пьяницы!

Все разом. Господин Котуал, задержите моего вора!.. Господин Котуал, отведите в кутузку!.. Господин Котуал, заставьте молчать!..

Котуал. Замолчите все! Пусть первый говорит этот почтенный брахман!

Супрайя. Господин Котуал, я зарыл двадцать пять пагод, в углу, у себя в доме, а сегодня утром, когда вернулся домой после омовения, смотрю — нет ничего!

Котуал. Двадцать пять пагод, сумма крупная… Да не осталось ли там чего, в ямке-то?..

Супрайя. Только три монеты!

Котуал. Дай их мне, честной подвижник! Надо их тщательно осмотреть.

Пьяницы. Вот это самое лучшее помещение для твоих капиталов, Супрайя. Теперь уж у тебя остатка не украдут, будь спокоен!

Котуал. Что это значит?

Пьяницы. Передайте-ка нам эти пагоды, господин Котуал. Мы их тоже тщательно осмотрим!

Котуал. Молчать! Я вас уморю под палками!

Пьяницы. Эти деньги будут целее в наших руках, чем в ваших, глубокочтимый Котуал. Вы теперь натощак, а мы уже готовы!

Котуал. Вы дорого заплатите за вашу дерзость! Эй, Тотти!

Тотти (входя). Здесь я, господин Котуал.

Котуал. Отведи всех этих людей в кутузку!

Пьяница. Пусть-ка этот дурень попробует дотронуться до коммути![10] Мы ему все ребра пересчитаем, да и тебе заодно, Котуал!

Котуал. Вы коммути? А я вас и не распознал под слоем шафрана, покрывающим ваши лица… Привет вам, господа коммути!

Толпа. Привет, привет вам, господа коммути!

Котуал. Ну, значит, этот молодец у нас за все и поплатится!

Супрайя. Это вор! Он меня обокрал!

Котуал. Я уже давно слежу за тобой, Рангин, и сегодня ты получишь воздаяние за все!

Рангин. Как? Вы слушаете этого старого дурака?

Котуал. За эти слова ты получил лишний десяток дубин.

Супрайя. Это вор! Это вор!

Котуал. Зачем ты очутился тут на улице в такой ранний час? Что может тут делать в такое время человек твоей презренной касты?

Рангин. Я возвращался с похорон, а этот пьяница вдруг на меня напал и начал орать, будто я обокрал его.

Котуал. Ты опять за то же?

Рангин. Ты сам видишь, что он сейчас, утром, пьянее, чем ты бываешь к вечеру!

Пьяницы. Браво, Рангин!

Толпа. Неужели его нельзя заставить замолчать?

Котуал. Он осмеливается оскорблять смотрителя базарной полиции!

Рангин. Ты иди, лучше, да будь смотрителем в собственном доме. Там ты усмотришь, что все серьги, браслеты, кольца, ожерелья у твоей жены, сестер и дочерей добыты от гульбы с молодыми и богатыми коммути.

Котуал. Ну, Тотти, нечего зевать, бери этого человека и веди его…

Маттар (выходит на сцену, в сопровождении полицейских). Что тут такое, Котуал? Что тут за шум, из-за которого я не доспал сегодня несколько часов?

Котуал. Да вот, тут Рангин разбушевался…

Маттар. А, Рангин?.. Дать ему десять палок!..

Рангин. Господин Маттар!

Маттар. Пятнадцать палок!

Котуал. Он осмелился…

Маттар. Двадцать палок! И сейчас же, немедленно!.. (Уходит. Полицейские хватают Рангина и уводят).

Котуал. Ага, теперь ты примолк, Рангин, прикусил язычок!

Рангин (уводимый полицейскими). Это пока только дождь, а вот погоди, придет и гроза; тогда поглядим, на кого упадет град. (Полицейские уводят его.)

Супрайя. А мои три пагоды, господин Котуал? Вы их еще не подвергли осмотру?

Котуал. Я их беру в возмещение расходов по задержанию преступника.

Пьяницы. Пойдем с нами пить, Супрайя! Утешь свое горе араком, Супрайя! (Уходят с пением.)

Супрайя. Айо, айо!.. Кто теперь защитит меня против двух воров!..

ВТОРАЯ ЧАСТЬ
Кокосовая роща вблизи проезжей дороги.

Рангин. Так смотри же, Марьяма, если хорошо разыграешь всю эту штуку, получишь от меня пять пагод, как мы уговорились.

Марьяма. Хорошо, будь спокоен.

Рангин. Вот и Супрайя! Я теперь спрячусь.

Супрайя (выходя на сцену). Это что за красавица?.. А какие у нее губки! Точно цветочки!.. Куда это ты спешишь, красавица, со своей посудинкой?

Марьяма. Иду за водой к Неллурскому ручью.

Супрайя. Да зачем же так далеко ходить? Ведь тут недалеко отличный источник.

Марьяма. Разве ты не видишь, господин брахман, что говоришь с девушкой отверженной касты, которая не имеет права брать воду из источников?

Супрайя. Твои очи прелестнее лепестков голубого лотоса! Из уст твоих источается сладостное благовоние! Такая красавица, как ты, достойна быть дочерью брахмана.

Марьяма. Отойди от меня, достопочтенный брахман! Ведь если увидят, что ты со мной разговариваешь, тебя изгонят из твоей касты, ты сам это знаешь.

Супрайя. Не бойся ничего. Тут место пустынное, никто не увидит, не услышит.

Марьяма. Я не могу терять время. Моя мать ждет воду, готовить ужин.

Супрайя. Пойдем-ка лучше вот в эту рощицу, побеседуем там, проведем время!

Марьяма. Я не могу. Меня не могут ждать. Брат придет за мной сюда, увидит…

Супрайя. Я понимаю, тебе больше нравятся молодые. Но не пренебрегай стариками! За ними опыт жизни![11]

Марьяма. А чем ты меня вознаградишь?

Супрайя. О, красавица! Знай, что брахманы умеют так награждать, что боги завидуют.

Рангин (из своей засады). Ах ты, старый мошенник!

Марьяма. У нас дома часто и рису не бывает.

Супрайя. У меня есть немного мелочи, я тебе отдам ее. Да еще дам тебе ладанку, которая была погружена в священную воду Ганга и исцеляет от лихорадки.

Марьяма. Дай мне также твою одежду.

Супрайя. Как же я вернусь домой без одежды?

Марьяма. Ну, как хочешь. Дашь — пойду с тобой, а нет — не пойду. (Супрайя дает ей одежду. Она быстро ее комкает и с хохотом убегает.)

Рангин (выходя на сцену). Доброго здоровья, Супрайя! О-о, да в каком чудесном костюме ты прогуливаешься!

Супрайя (прячась за кокосовый лист). Ты зачем тут, бродяга?

Рангин. Пришел отдать тебе долг — двадцать палок, которые получил сегодня утром.

Супрайя. Как, ты осмелишься поднять руку на брахмана?

Рангин. Подниму на самого Вишну, коли он меня ударит. А кроме того, я дам тебе еще лишних двадцать палок за то, что ты обидел мою сестру Марьяму.

Супрайя. Ты смеешься надо мной? Бить брахмана за девку презренного племени париев!

Рангин. А сам я кто? Разве не пария?

Супрайя. Пусти меня, Рангин. Я тебе подарю лучшую козу из моего стада.

Рангин (бьет его). Пока что получи-ка вот это! У меня, брат, разговаривать времени нет!

Супрайя. Айо, айо, айо!.. (Убегает. Рангин бежит за ним и все время колотит его.)

Пьяницы. Что это за крики? Кто бы мог подумать, что тут, в этом месте, где раздаются лишь поцелуи, вдруг раздадутся крики!

Супрайя. Ко мне! Помогите! Подлый пария осмеливается бить брахмана!

Пьяницы. Э, да это старый Супрайя! Что это ты вздумал прогуливаться без всякой одежды?

Супрайя. Защитите меня от парии!

Пьяницы. Рангин не пария. Он из касты ядавов.[12]

Рангин. Я вернул ему те палочные удары, которые он мне подарил сегодня утром, да добавил еще два десятка за то, что он приставал к моей сестре.

Пьяницы. Радуйся же, Супрайя! Ведь он тебе вернул твое сокровище! (Уходят с песнями. Брахман пользуется случаем, что никого нет, и быстро убегает.)

Котуал (выходя на сцену). Что это тут за шум?

Рангин (спрятавшийся за деревом). О Шива! Это ты мне посылаешь его! Я принесу на твой жертвенник десять чаш душистого масла!

Котуал. Наверное, безобразничают богатые коммути! Все еще не могут опомниться после своего праздника! (Входит Марьяма с кувшином на голове.) Что это за красавица? Можно подумать, что это дева — танцовщица из обители Индры! Куда это ты так спешишь, словно испуганная лань?

Марьяма. Поздно уже, тороплюсь домой, несу воду.

Котуал. Глаза твои пустили в меня стрелу любви. Сам Кама[13] прельстился бы твоей красой.

Марьяма. Перестань, не говори мне таких непристойных слов.

Котуал. Дай мне цветок из твоих черных волос!

Марьяма. Что скажут мои подруги, если увидят, что я говорю с мужчиной в таком пустынном месте?

Котуал. Скажут, что напрасно ты бежишь от любви, которую внушила…

Марьяма. Я не понимаю твоих слов.

Котуал. Скажут, что ты должна погасить огонь, который зажгла.

Марьяма. Скоро наступит ночь. Пусти меня, мне надо идти домой.

Котуал. Пущу, но сначала ответь на мою любовь!

Марьяма. Увы мне! Что мне делать?

Котуал. Уступить моим мольбам!

Марьяма. Одних слов мало, чтобы доказать любовь.

Котуал. Вот, возьми этот перстень! На нем вырезаны буквы моего имени. Завтра ты мне его вернешь, и я его выкуплю у тебя за двадцать пагод.

Марьяма. Нет, я лучше оставлю его у себя.

Котуал. Нельзя, это мой должностной знак, я не могу его отдать тебе.

Марьяма. Ну, дай мне его, и я согласна… (Котуал отдает ей перстень, а Марьяма, взяв его, с хохотом убегает.)

Рангин (выходит из засады). Здравия желаю, господин Котуал.

Котуал. Ты тут зачем очутился, бездельник?

Рангин. Да вот, пришел вам отдать эту дубинку, которую вы забыли сегодня утром на базарной площади.

Котуал. Я с тобой балагурить не желаю, и если ты осмелишься со мной так разговаривать, так я тебя вздую еще покрепче, чем утром!

Рангин. Я и не думаю балагурить, а говорю очень серьезно. И я вам верну не только дубину, но и двадцать ударов, да к ним прикину еще столько же за то, что вы приставали к моей сестре.

Котуал. Я тебя завтра уморю под дубинами.

Рангин. Завтра ты дорого мне заплатишь за то, чтоб я тебе вернул твой перстень. Ну, а пока что вот тебе старый долг, получай! (Бьет его дубинкой.)

Котуал. Айо! Айо! Айо!..

Пьяницы (выходя на сцену). Что за шум? Что за крики?.. Ах, да это сам господин Котуал! Здравствуйте, господин Котуал!

Котуал. Господа коммути! Помогите мне, защитите меня от этого бродяги!

Пьяницы. Рангин вовсе не бродяга. Он добрый малый. Он аккуратно платит свои долги и трубит на трубе для мертвых и живых.

Котуал. Сейчас же пойду прямо к судье!

Пьяницы. Иди, иди, да торопись, господин Котуал! Скажи ему, кстати, что мы сидели тут, спрятавшись, и все видели, как ты отдал свой перстень красавице Марьяме.

Котуал. Пропала моя голова!

Рангин. Ничуть! Можно все это дело закончить по хорошему. Ты примешь полным числом палочные удары, а я от тебя приму завтра полсотни пагод и отдам тебе твой перстень.

Пьяницы. Вот это так! Никому не обидно. Пойдем с нами, Рангин, повеселимся вместе!

Рангин. Прощайте, господин Котуал! Дождь перестал, пошел град! (Пьяницы уходят с песнями.) Ну, Марьяма, получай свои пять пагод, ты ловко обделала дело! А теперь пойдем в рощу. Там все твои подруги и коммути, и с ними золото, и арак, и каллу! Идем!

Примечания

1

Речь идет о переселениях душ, о перевоплощениях, в которые веруют индусы. — Примеч. перев.

(обратно)

2

Каша — монетка достоинством около четверти копейки. — Примеч. перев.

(обратно)

3

В Индии обрезка волос, применяемая как наказание за нарушение супружеской верности, считается страшным бесчестьем для женщины. — Примеч. авт.

(обратно)

4

Бетель — арековая пальма (Агеса Catechu). Его листья индусы жуют, чтобы окрасить зубы в черный цвет. Соль рассказа состоит в том, что целая охапка этих листьев продается чуть не за грош. — Примеч. перев.

(обратно)

5

Пагода — здесь: золотая монета достоинством около двух рублей. — Примеч. перев.

(обратно)

6

Копа — маленькая мера жидкости, около одной сотой доли ведра. — Примеч. перев.

(обратно)

7

Менгани — мера сыпучих тел, около четверти фунта. — Примеч. перев.

(обратно)

8

Удар обувью считается у индусов самым тяжким оскорблением. — Примеч. перев.

(обратно)

9

Нечто вроде сатурналий. — Примеч. перев.

(обратно)

10

Каста купцов с Малабарского берега. — Примеч. перев.

(обратно)

11

Все это место в переводе насколько возможно сглажено. Точный перевод невозможен. — Примеч. авт.

(обратно)

12

Рангин нарочно сказал Супрайе, что он пария, чтобы усилить оскорбление. — Примеч. авт.

(обратно)

13

Бог любви, индусский Купидон. — Примеч. перев.

(обратно)

Оглавление

  • I Пария
  • II Песнь парий
  • III Происхождение париев
  • IV Семья у париев
  • V Брак
  • VI Рождение
  • VII Различные племена париев
  • VIII Книга поэта париев
  • IX Басни париев, собранные в Траванкоре, Малаияламе и на острове Цейлон
  •   1. Ворон и мангуста
  •   2. Шакал и коза купца
  •   3. Два путника и пария
  •   4. Ворон и очковая кобра
  •   5. Овод и пчелы
  •   6. Домбару и крокодил
  •   7. Вор и раджа
  •   8. Кабан, олень и охотник
  •   9. Две лисицы
  •   10. Брахман и святая вода
  •   11. Шакал и шудра
  •   12. Покойник и его старший сын
  • X Сказки и повести париев
  • История четырех глупых брахманов
  • XI Драматические произведения париев
  • БРАХМА И НАУЧНИ Фарс в двух частях