Гипноз и самогипноз. 100 секретов вашего успеха (fb2)


Настройки текста:



Геннадий Гончаров ГИПНОЗ И САМОГИПНОЗ. 100 СЕКРЕТОВ ВАШЕГО УСПЕХА

Предисловие

Геннадий Гончаров: Кто он?

Седьмого августа 1961 года в деревеньке Нежково, что в Могилёвской области (Белоруссия), родился человек, которому было суждено стать одним из лучших гипнологов нашего времени — Геннадий Гончаров.

Впечатлительный, наделенный богатый воображением, задумчивый ребенок рос в окружении внешне неброской, но одухотворенной природы средней полосы. Леса, поля, пригорки, реки, луга, озёра казались ему живыми существами, родными и понятными. Населявшие их птицы, звери, рыбы, стрекозы, пчёлы, кузнечики рассказывали мальчику чудесные волшебные сказки.

Природу Гончаров считает главным своим учителем.

Но среди людей первым из них была бабушка Домна Афанасьевна. Она была не только его наставницей, но и няней, воспитателем. Позднее, когда он научился читать, бабушку Гончаров часто сравнивал с Ариной Родионовной, сыгравшей выдающуюся роль в жизни Пушкина.

Домна Афанасьевна, кроме того, была потомственной народной целительницей и знахаркой. В округе она пользовалась широкой известностью и уважением. Лечила людей от недугов, многих поставила на ноги после тяжелых болезней, помогала советами и делами.

Домна Афанасьевна, будучи простой малограмотной крестьянкой, обладала выдающимся талантом экстрасенса. Она лечила не только травами, но и словами, мыслью. Взглядом умела настолько парализовать волю человека, что он не мог ни двигаться, ни говорить при ясном сознании. Прекрасно понимала целебные свойства трав и растений, передала внуку многие рецепты.

Бабушка была хранительницей древней народной мудрости, родившейся из единения человека с природой. Во многом она уже утрачена, но Домна Афанасьевна хранила в своей памяти немалую её толику. Вот одна из них.

После грозы она шла в лес и искала дерево, в которое попала молния. Найдя, обнимала его и долго так стояла. Внуку говорила, что в таком дереве энергия молнии сохраняется сутки-двое и человеку она передается. По народному же поверью человек, получивший энергию молнии, приобретает чудесные дары; познаёт суть вещей, может лечить людей и предсказывать будущее.

Домна Афанасьевна прожила без малого сто лет. Обладая наметанным взглядом, определила, что внук «мечен» от Бога и предсказывала ему великую будущность. У них были поистине родственные души.

Другими учителями были книги. Уединившись от сверстников, не принимая участия в их забавах, мальчик поглощал книгу за книгой. Каждая из них открывала ему удивительный мир, такой непохожий на то, что его окружало. Сказки русских и белорусских писателей, приключения, классика пленяли его воображение и развивали творческую фантазию.

Очень рано у Гончарова проявился интерес к духовной литературе. Труды философов, Жития Святых, Библия, Ветхий и Новый Заветы становится приоритетными в круге его чтения. Библию, например, он прочитал около двух десятков раз, всегда открывая в ней точные ответы на мучившие его вопросы.

Другим любимым чтением его до сих пор является величайший духовное произведение древнеиндийского героического эпоса «Махабхарата». В этом сложном многотомном произведении юный Гончаров увидел другой источник мудрости, дающий ему энергию в напряженной работе, во многом сформировавший его мировоззрение.

Примерно тогда же у Гончарова появился интерес к гипнозу и суггестии. Окружающие, да и он сам, заметили, что ему легко удаются внушения образов. Вот характерный пример. На лето к Гончаровым привозили из города малышей. Домна Афанасьевна уходила в поле собирать травы и приказывала внуку следить за ребятней. Ему не очень-то хотелось сидеть весь день дома. Тогда, повинуясь какому-то наитию, он нарисовал прутиком большой круг и усадил в него детишек. Пристально посмотрел на каждого и произнес: «Никто не выйдет за эту границу». Дети подбегали к черте, хныкали, но линию не переступали.

Он понял, что знания по интересовавшему его явлению следует искать в книгах.

Не так уж много литературы по гипнозу имеется и сейчас, а тогда, в семидесятых годах, её было еще меньше. Но Гончарову везло. Книги сами шли к нему в руки, как будто кто-то невидимый их подбрасывал тому, кому они нужнее, чем другим. По собственному признанию, Гончарову удалось прочитать их около трехсот.

Обдумывая прочитанное, он экспериментировал. Результаты были обнадеживающими. Потом наступила пора изнурительных тренировок, поиска своих методов, закладывания основ собственной системы…

Тяжёлая работа отнимала всё время. Для выработки концентрации внимания Гончаров, например, по шесть часов кряду, не мигая, смотрел на кончик карандаша. Тренируя волю, к неудовольствию родителей, на несколько дней отказывался от пищи, ходил босиком по снегу и раскаленным углям, доводил себя до изнеможения физическими упражнениями… Желая поскорее овладеть искусством гипноза и суггестии, даже спал с книжками под подушкой и видел вещие сны.

К шестнадцати годам он вполне сформировался как гипнолог. Тогда же начались и первые публичные выступления. Сначала они были любительскими с небольшим числом зрителей, затем — профессиональными.

Параллельно с этим Гончаров отрабатывал и шлифовал свое мастерство, искал учителей и перенимал их опыт и знания. Занятиям гипнозом и суггестией не мешала учеба в институте. Наоборот, первые помогали второму. Однако полученная в вузе профессия Гончарова не увлекла. Свою жизнь он решил посвятить призванию.

Вместе с опытными наставниками Гончаров начал ездить по стране с массовыми сеансами гипноза. Затем стал работать самостоятельно. Его выступлений помнят жители областных, краевых и районных центров бывшего СССР. Они всегда проходили с неизменным успехом. Местная пресса и специалисты давали о нём блестящие и лестные отзывы.

Затем наступила очередь Москвы. И здесь выступления Гончарова обратили на себя внимание. Его партнерами по сцене с другими номерами были звёзды ТВ, как, например, диктор радио и ТВ — Виктор Балашов. Конферансье на выступлении Гончарова в Театре Эстрады был корифей этого жанра Борис Брунов.

Поездки по стране продолжаются. Гончаров с триумфом выступает в цирках, театрах, Дворцах культуры и т. д. Афиши с его именем расклеены на улицах Ленинграда, Киева, Читы, Таганрога, Риги, Ростова, Иваново, Москвы и многих других больших и малых городов. После выступлений его осаждают зрители, желающие получить совет или исцеление, услышать доброе слово или просто прикоснуться, чтобы получить частичку живительной энергии.

С ним происходят забавные истории. В Таганроге на сцену к Гончарову обращается со слезами цыганский барон и уговаривает кочевать вместе с табором — он был потрясен исцелением его сына от тяжелой болезни глаз.

Венцом триумфа была победа на конкурсе «Лучшие экстрасенсы мира» в 1992 году в Токио. Тогда в столицу Японии съехались более двухсот представителей этого искусства из пятидесяти с лишним стран мира: Италии, Франции, Китая, США, Индии, Австралии и других. Участники демонстрировали невероятное, повергавшее в изумление жюри, присутствовавших в зале и миллионы телезрителей.

Но это были, так сказать, чудеса одного плана. Конкурсанты показывали чудеса, в которых главными действующими лицами были они сами. Их выступления были похожи на фокусы индийских факиров и демонстрировали удивительные возможности человеческого тела и духа. Хотя это и производило впечатление на придирчивое жюри, но не удовлетворяло его.

Гончаров избрал принципиально новый подход. Он ввел в детство японца-добровольца средних лет. Испытуемый находился под контролем новейшей медицинской аппаратуры. Она регистрировала работу сердца, давление, деятельность мозга и др. Эксперты пришли к выводу, что все приборы зарегистрировали состояние организма, соответствующее ребенку в возрасте 5–6 лет.

Затем Гончаров поднял возрастную планку. Приборы бесстрастно изменили показания…

Итог — Главный приз конкурса.

Спустя полгода испытуемый выглядел и чувствовал себя значительно моложе своих лет. Несколько лет спустя к Гончарову приехали теледокументалисты из Токио и сообщили, что его бывший партнер по сцене некоторыми показателями своей жизнедеятельности выгодно отличается от сверстников. Это произвело на японцев большое впечатление.

Деятельная и энергичная натура Гончарова, однако, не могла удовлетвориться достигнутым. Целью своей миссии в этой мире он считает служение людям с наибольшей отдачей. Массовые и индивидуальные сеансы, которых он дал более двух тысяч, сопровождавшиеся оздоровительным и другими положительными эффектами, были всё-таки каплей в море страданий и проблем людей.

Поэтому он решил нести гипноз и суггестию в широкие массы, не заботясь о том, что тиражирует умение, бывшее уделом избранных, замкнутой касты.

В 1987 году он основывает единственную в своем роде Московскую школу гипноза и становится её бессменным руководителем по сей день. В настоящее время в МШГ прошли обучение и уже успешно работают Елена Фирсова, известная по телепередаче на РТР «Цена успеха», психолог и целитель Павел Корчагин.

Широк диапазон целей Школы: от просветительской до оказания практической помощи обратившимся в нее.

Одной из главных является раскрытие творческих способностей человека и его самоусовершенствование. Эти свойства личности помогают решить многие сложные задачи: от преодоления начальных стадий самых разнообразных заболеваний до достижения успеха в той или иной сфере жизни.

Принятые в Школу проходят специальное обучение, поэтапно приобретают знания по технике гипноза I и II ступени, о здоровом образе жизни, методах аутогенной тренировки. Лекции читают не только сам Г. Гончаров, но и профессор Э. Каструбин и другие преподаватели.

Теоретические занятия завершаются практическими, где происходит усовершенствование обучающихся. Выпускники получают дипломы, дающие право на занятия целительской деятельностью. После окончания Школы они имеют право посещать её для встреч в клубе по интересам. На таких встречах Гончаров уступает свое место руководителю клуба, а сам скромно садится среди собравшихся.

За семнадцать лет существования Школу окончило несколько тысяч человек. Не все из них избрали основной профессией гипнологию и целительство, но подавляющее большинство обрели веру в свои возможности, обогатились новыми знаниями о человеке и жизни. Среди его последователей и учеников числятся такие знаменитости, как диктор ЦТ В. Балашов, маг Ю. Лонго, художник Н. Сафронов, американский астронавт Э. Митчелл, предприниматель Владимир Землянушин и др.

Разные люди занимаются в Школе: бизнесмены, творческие работники, медики, предприниматели, психологи. Все они благодарны Геннадию Гончарову.

Сам же Гончаров в последние годы отходит от практики «жесткого» гипноза. Всё большее внимание в своей деятельности он отводит аутотренингу и медитации, как более высшим формам развития души человека. Гончаров является и создателем оригинального учения «Храм Солнца», аккумулировавшего в себе высшие тайные знания мироздания.

Он часто выступает по радио и в печати, является нередким гостем домашнего экрана. Многие телезрители, наверное, помнят его по передачам «Третий глаз», «Экстра-НЛО», «Большая стирка», «Малахов+», «Интуиция», «Невероятно, но факт», «Дети молний», «Вольф Мессинг». Г. Гончаров занимается активной деятельностью, пишет книги, принимает гостей и многое другое. Никогда не сидит без дела. Каждое мгновение его насыщенного до предела дня отдано служению людям во имя Добра.

А людей тянет к нему некая таинственная Сила. Видимо, унаследована она Гончаровым от местности, в которой он родился. Есть там гора, в которую беспрерывно бьют молнии. У подножия её некогда производилась знаменитая булатная сталь. Таких мест на нашей планете немного. Специалисты называют их Точками Силы. Да и родился он в доме, на месте которого ранее был Храм.

В предлагаемой книге дано некоторое представление о многогранной деятельности Геннадия Гончарова как гипнолога и учителя, а также, возглавляемой им Московской школе гипноза. В дальнейшем, вероятно, появление о них обстоятельной монографии.

Взгляд, изменивший мир

— Я к вам, доктор, по личному делу, — хриплым голосом произнес очередной посетитель Московской школы гипноза и облизнул тонкие губы.

— Я не доктор, — возразил Гончаров, — а гипнолог.

— Разве это не одно и тоже?!

— Конечно, гипноз и медицина имеют немало общего, но, в то же время, и отличаются друг от друга.

Посетитель задумался, потом сказал:

— Ладно. Наверное, я пришел куда надо. Потому что доктора мне не помогут.

Пока он мочал, Гончаров внимательно его рассмотрел. Это был молодой человек, лет двадцати семи. Первое, что бросалось в глаза, — это необыкновенная мрачность и унылость. Опущенные, как у старика, вниз углы губ и концы бровей, ввалившиеся плохо выбритые щёки на длинном узком лице, всклоченные грязные волосы, ссутулившаяся спина, мятые брюки, куртка и сорочка, хоть и модные, составляли облик парня.

Глубоко посаженные глаза смотрели исподлобья хмуро и недоверчиво. Казалось, владелец ждал подвоха и был начеку.

— У вас есть неприятности? — ласково спросил Гончаров. — В семье? На работе или учебе? С друзьями?

Ему всегда было жаль таких скованных посетителей. Это, как правило, глубоко несчастные люди. Они живут в мире неразрешимых проблем, тратят массу сил на борьбу с ними и всегда остаются в проигрыше, потому что сражаются сами с собой. Эти проблемы ими выдуманы и сидят глубоко в них, как болезнетворные микробы.

— Всё у меня плохо, — буркнул парень. — Спросите лучше, что хорошего есть.

Гончаров заглянул в лежавшую перед ним на столе карточку. Посетителя звали Валерий Петрович, он имел высшее образование, женат не был, в настоящее время не работал.

— Можно я буду называть вас просто Валерой? — спросил Гончаров.

Парень утвердительно кивнул. Гончаров продолжал:

— Скажите, Валера, а что у вас хорошего?

— Что хорошего может быть у человека, которого мама в понедельник родила? Да еще в конце осени? В високосный год? — спросил посетитель. — Мрак.

— Вам не везет в делах? Не можете найти работу?

— Почему не везет? С этим нормально. Верчусь, как все.

— Официально вы — безработный, — показал на карточку Гончаров.

— То официально… Я занимаюсь торговлей продуктами. Есть небольшой навар. Шиковать, конечно, не могу, но концы с концами свожу.

— Хорошо. Здоровье как?

— В порядке, — ответил Валера.

— Пьёте?

— Не увлекаюсь. Надо бы пить больше — для успеха в бизнесе. Но душа не принимает.

— Любовь есть?

Парень поднял бровь, вытаращил глаза и коротко хохотнул. Смешок был похож на выхлопы неисправного автомобильного двигателя.

— Да кого любить? Мочалок этих? Они же жадные дуры! Им от мужика только фанера нужна.

— Не все такие, — примирительно сказал Гончаров. — Есть и порядочные девушки, для которых деньги не главное в жизни.

— Таких нет, — убежденно заявил Валера. — Женщины все одинаковы.

— Ладно… А друзья у вас есть?

— Друзья такие же: я им нужен, когда у меня деньги есть. Когда их нет, фейсы воротят. И вообще все люди — подлые. Только и норовят друг дружку подставить да обштопать. Я в этом на своем бизнесе убедился. Верить никому нельзя.

— А себе?

Валера немного подумал и буркнул:

— Себе тем более.

— Почему?

— Потому что человек — враг себе. Он делает глупости, несет всякую чушь и гонится за ерундой… А потом чешет себя ниже спины и думает: «Почему мне всё боком выходит?»

— Выходит, человек несовершенен, а мир плох? — улыбнулся Гончаров.

— Получается так, — недовольным голосом ответил Валера, заметивший его улыбку.

— Тогда чего же вы от нас хотите? Чтобы мы изменили вас и мир?

— Меня менять не надо. Я и так неплохой. Не хуже других: пью мало, не наркоман, не граблю и не убиваю, а жульничаю в лимитах, по совести.

— Значит, Московская школа гипноза должна помочь вам и изменить мир, — сделал вывод Гончаров.

— Угу, — буркнул Валера. — Вы ведь колдуны.

— Мы колдовством не занимаемся, — протянул Гончаров и немного задумался.

На его лице заиграла тонкая хитрая улыбка и он оживился.

— У вас оригинальная просьба. Впервые к нам с такой обращаются… Давайте попробуем изменить мир.

— Вы это серьезно? — недоверчиво спросил Валера.

— Серьёзнее быть не может.

— А разве это возможно?

— В гипнозе всё возможно. Вы передумали?

— Нет, но я…

— Тогда — за работу. Прямо сейчас начнем изменять мир, — встал из-за стола Гончаров и энергично зашагал по кабинету.

Валера вжался в кресло и с некоторым испугом наблюдал за гипнотизером.

— Мы дадим вам несложные упражнения, которые вы будете ежедневно выполнять самостоятельно. Согласны?

— Да…

— Эти упражнения сделают чудо. Они позволят изменить мир, окружающий вас, в нужном направлении. Вы приобретете необыкновенные силы и могущество. Вам будет всё удаваться. Вы получите от жизни всё, что хотите.

— А что за упражнения? — хрипло спросил парень.

— Они применяются в гипнозе. Созданы в седой древности мудрыми магами.

— А эти маги не были жуликами?

— Что вы! — возмутился Гончаров. — Этими упражнениями пользовались все великие гипнотизеры. Да и я их практикую время от времени. Они очень эффективны.

— Давайте, — согласился Валера.

— Но сначала нам нужно пройти сеанс аутотренинга. — сказал Гончаров и коротко объяснил ему суть дела.

Валера послушно выполнял все команды и после сеанса, в самом деле, почувствовал себя отдохнувшим. Даже черты его лица изменились. Он уже не выглядел таким угрюмым и замкнутым. Теперь это был обычный, нормальный парень, правда, несколько мрачноватый.

Гончаров вернулся к столу и стал писать. Закончив, вручил бумагу Валере и попросил выполнять то, что в ней написано, в состоянии расслабления, которое он только что испытал во время сеанса. Пригласил зайти через две недели за новым заданием на дом.

Валера поблагодарил и вышел. На улице развернул бумагу. В ней было написано:

«Нарисуйте на белом листе бумаги темную точку размером с кнопку. Повесьте лист на стену так, чтобы когда вы сядете на стул, точка была в одной плоскости с вашими глазами. Сядьте на расстоянии двух метров.

Смотрите на точку, не моргая, внимательно и пристально. Так, как будто стараетесь прожечь её взглядом. Смотрите до тех пор, пока не появятся слёзы. Остановитесь и перенесите упражнение на вечер, если вы занимались утром и, соответственно, на утро, если делали его вечером.

Когда смотрите на точку, чувствуйте всю мощь своего тела и представляйте, что из ваших глаз выходят два луча, которые сходятся в нарисованной на бумаге точке. Придавайте очарование взгляду».

«Только и всего?» — разочарованно подумал Валера и сунул бумажку в карман куртки.

С чувством досады из-за того, что его надули и в Школе гипноза, Валера занимался своим делами до конца дня.

Дома он вспомнил о бумажке и прочитал её еще раз. Подумал и нарисовал фломастером жирную черную точку размером с самую маленькую монету. Повесил на стене бумагу, сам сел напротив и стал таращиться на точку.

Глаза залились слезами уже через пару минут, и он завалился спать. Утром повторил упражнение. Во сне глаза отдохнули, и на точку, не мигая и без слёз, Валера смотрел минуты три с лишним.

Настойчивости у него всегда хватало. Хоть он и вымотался за день, вечером упражнялся снова. Утром делал то же самое.

К концу недели Валера мог смотреть на точку ровно пять минут. Дальше прогресс затормозился, но всё же на исходе второй недели он мог выполнять упражнение в течение семи минут.

С таким результатом и пошел в Школу.

— Отлично, — похвалил Гончаров. — Теперь это ваш постоянный взгляд, взгляд сильного, уверенного в себе человека. Где бы вы ни находились, смотрите таким, концентрированным взглядом. Окружающие будут чувствовать ваш взгляд даже спиной.

Гончаров сделал паузу.

— Вы должны смотреть, не мигая. Иначе поток флюидов прервется, и взгляд потеряет энергетику.

— Это я понял, Геннадий Аркадьевич, — сказал Валера. Ещё я заметил, что у меня внутри какая-то сила, что ли, появилась! Может такое быть?

— Это следствие ваших занятий. Но впереди нас ждёт большее, приступим к сеансу.

Гончаров ввёл Валеру в аутогенное погружение и произвёл внушение того, что взгляд у Валеры должен быть чарующим. Затем дал описание второго упражнения. Оно заключалось в следующем:

«Встаньте перед зеркалом и найдите для себя такое выражение ваших глаз, которое вам наиболее нравится. Зафиксируйте его и старайтесь смотреть так всегда. Утром и вечером запоминайте выражение своих глаз. Тренируйтесь две недели».

«Какое же выражение глаз мне нравится?» — стоя перед зеркалом в коридоре, недоумённо думал Валера.

Вопрос ставил его в тупик. То, что у него был неприятный, тяжелый взгляд, он знал. Об этом ему говорила мать, приятели, знакомые и даже прохожие. Но Валера не обращал на замечания внимания. Ему даже нравилось смотреть букой. Он испытывал иногда удовольствие, когда слышал за спиной недовольный шепот в свой адрес.

Но сейчас надо было взгляд менять.

Валера ломал голову над содержанием слова «чарующий». Что под этим следовало понимать? Взгляд змеи на кролика? Он толком и змеи не видел, не говоря уже о её взгляде.

Взгляд волшебника? Что он — ребенок? Взгляд какого-нибудь актера? Кто из них смотрит чарующе?

Валера начал перебирать в голове взгляды артистов, запомнившихся ему на экране телевизора и по видеокассетам. Ни одного не мог вспомнить. Казалось, все смотрели жуликами, подлецами, прохиндеями.

— Что ты всё перед зеркалом вертишься? — спросила проходившая за спиною мать. — Влюбился?

Валера смутился, взял зеркало поменьше и пошел в свою комнату.

Там продолжал искать чарующее выражение своих глаз. Не найдя ничего, лег в постель.

Поиск продолжался дней десять. Валера думал о своем взгляде днем и ночью. Утром и вечером продолжал делать первое упражнение. В нём добился успеха — не моргая мог смотреть больше десяти минут. Но очарования во взгляде не было. В этом он не обманывался.

Однажды, во сне, под утро, ему кто-то сказал: «Ты должен смотреть с любовью». Валера тут же проснулся и понял, что нашёл мучившее его решение.

Но решение мало было знать, его еще следовало понять. Как смотреть с любовью? Валера никого не любил, если не считать глупостей в школе. Пользоваться опытом других? — Что тут хорошего…

И вдруг он вспомнил, как смотрит иногда на него мать, как она любовалась им, когда он был веселым, смешливым, живым пацаненком. Когда мир был прекрасным и жизнерадостным, сверкающим и цветущим, ласковым и любящим, тогда казалось, что впереди ждет только счастье, а горя и обид не будет никогда.

С первой же попытки Валере удалось найти для своего взгляда выражение пронзительной любви ко всему, что его окружало. Любви, ничего не требующей взамен, являющейся выражением безграничного счастья из-за того, что этот мир существует, и мы в нём живем.

Гончаров в первый момент даже не узнал Валеру, когда тот после месячного перерыва снова появился в Школе. Оценивая взглядом его стройную фигуру, облаченную в модный серый костюм от достойной фирмы, со вкусом подобранные галстук, носки, туфли и почувствовав аромат изысканных духов, сказал:

— Перемены — революционные. Но не слишком ли быстрые?

— Одно связано с другим, — обаятельно улыбаясь, ответил Валера. — Когда мне удалось поставить чарующий взгляд, понял, что он диссонирует с тряпьем, в котором я раньше щеголял. Пришлось с ним расстаться.

— На я не слышу ответа на свой вопрос.

— О, не беспокойтесь, Геннадий Аркадьевич! Таким я буду всегда. Мой новый имидж привел к успеху в бизнесе. А я не намерен ссориться с капризной дамой по имени Госпожа Удача.

После того как Валера стал другим человеком, его жизнь круто изменилась. Люди стали смотреть на него другими глазами. Случайный знакомый предложил ему выгодный контракт на поставку вин из Франции. Пришлось даже слетать в эту страну в командировку. Затем последовали еще два подарка Судьбы. У него начали появляться ценные знакомства. Он начал нравиться женщинам, и они стали Валеру интересовать.

И всё же проницательному Гончарову во взгляде его казалось что-то наигранным. Где-то в глубине глаз Валеры сидела жесткость? Или даже жестокость?

— Дать вам еще упражнение? — спросил он.

Валера согласился без особой охоты. Гончаров предложил смотреть в темной комнате на пламя свечи и отождествляться с ним.

Валера заглянул к нему месяца через три. Он был великолепен. Нельзя было им не залюбоваться. Дела его процветали. Он бросил частный бизнес и устроился в государственную фирму на высокооплачиваемую работу, стал помощником известного депутата, одного из лидеров партии с громким названием. Собирался жениться на его дочери. Честно признался, что упражнения забросил — нет времени. Да и незачем ему больше заниматься всякой ерундой.

— Словом, спасибо и извините, Геннадий Аркадьевич.

Валера расплатился по прейскуранту и пообещал сделать Школе ценный подарок. С тем и отбыл.

Раза два или три после этого Гончаров видел его по телевизору. Валера с чарующим взглядом вещал с экрана о любви к обездоленным учителям и врачам, обещал, что когда его партия придет к власти, Россия забудет слово «кризис».

Потом случайно прочитал в газете, что Валера попал в какую-то темную историю и ему грозит суд.

Размышляя над его судьбой, Гончаров еще раз убедился в правильности положения о том, что прекративший саморегуляцию человек отбрасывается не только на исходные позиции, но даже за них.

Как распускается роза

— Помните ли вы меня, Геннадий Аркадьевич?

Вопрос задала женщина лет сорока с расплывшейся фигурой и резким неприятным выражением крупного лица. С косметикой она переборщила и потому чем-то была похожа на вождя краснокожих.

Безвкусица и неряшливость чувствовались также в дорогой одежде от Кардена или Версаче. Даже украшения привлекали внимание не работой ювелиров, а массивностью и аляповатостью.

Пока Гончаров напрягал память, посетительница подсказала:

— Десять лет назад вы выступали в Доме культуры имени Горбунова. Я оказалась среди приглашенных на сцену.

Говорила она резким, скрипучим голосом, вызывающим на конфликт. Именно такие дамы бальзаковского возраста из-за пустяка затевают свары в общественном транспорте, магазинах, на рынках. Од ним-двумя тщательно подобранными словами они способны вызвать в современном человеке лютую злобу далекого пещерного предка.

Предчувствие его не обмануло.

— Как чертик из табакерки, вы вылетели на эстраду и начали откалывать свои колдовские номера, — продолжала женщина. — Из меня вы сработали пятилетнюю девочку. Мне потом рассказывали, что я играла в куклы, пела и плясала. Спасибо, что на горшочек не посадили! Люди бы такое увидели… Га-га-га!..

От её смеха задребезжали стёкла в окнах. Посетительница резко его оборвала и продолжала:

— Но я помолодела всего на несколько минут, тогда, десяток лет назад, мне было …дцать годков и о старости я не думала. А сейчас я — женщина бальзаковского возраста.

Она запнулась и неожиданно спросила:

— Хотите анекдот на тему?

Не дожидаясь ответа, рассказала:

— Один говорит другому: «Мне нравятся женщины бальзаковского возраста». Другой отвечает: «Да вы, батенька, гурман! Бальзаку через два года двести лет стукнет».

Отсмеявшись, женщина вздохнула.

— Это про меня. Мне еще сорока лет нет, а я считаю, что мне двести стукнуло… На ряшке морщины, как у слона подмышкой, волосы засеребрились. На пляже разденусь — мужики свирепеют.

И расплакалась. Горько, как маленькая девочка. Гончарову стало её жаль. Когда женщина успокоилась и, достав зеркальце, стала приводить лицо в порядок, спросил:

— Вы, наверное, пришли в Школу в надежде, что гипноз поможет вернуть молодость?

— Да ну! — отмахнулась посетительница. — Если б гипноз помогал, то к вам бы стояла очередь до Владивостока. Я об этом не мечтаю. Мне хотя бы удержать то, что есть. В последние годы стала очень быстро сдавать. Ещё недавно у меня была стройная фигура — помните, какой я была на сцене? Гончаров кивнул.

— А сейчас я стала поперек себя шире. Хотя сижу на диетах. Лицо, вот, разбухло. Что я с ним не делала! Мешки под глазами начали появляться. Сами глаза тускнеют. Морщин всё больше и больше. Не помогают ни бассейны, ни шейпинг, ни процедуры… Ни-че-го! Один доктор сказал, что у меня гены такие. В самом деле, у меня мать рано постарела. И бабка тоже.

— Женщина с грустью на лице задумчиво посмотрела в окно. Потом почти прошептала:

— Я махнула на себя рукой. Будь, что будет… Мужа, правда, боюсь потерять. Он у меня умный, талантливый бизнесмен. Большими деньгами ворочает. Говорит: «Не бойся. Я тебя не брошу…» Да я не верю. Разве нужна ему такая старуха, как я?

— Он старше вас?

— Моложе на семь лет. Вот кому повезло! Ему его года ни за что не дашь — мальчик! Таким, как он, женщины старше их нравятся. Они в них матерей ищут. Ну, а я ему теперь не мать — бабушка. И когда мы по улице идем или на приемах бываем, на нас так и смотрят: внучек с бабушкой.

— Сгущаете краски, — поморщился Гончаров.

— Нет, правда, — печально произнесла женщина. — Недавно вспомнила вас. Решила разыскать да попытать: может что подскажете?

Гончаров задумался. К нему не она первая обращалась с подобными просьбами решить проблему, волнующую человечество испокон веков. Как объяснишь им, что нет лекарства от старости, не придумано оно еще и вряд ли когда-нибудь появится? Несмотря на страстное желание каждого из нас вернуть молодость, человечеству в целом это не нужно, ибо тогда оно остановится в своем развитии, если не хуже. Течение времени вспять приведет к его деградации и вырождению.

Но как объяснишь это сидящей перед ним женщине со слабыми огоньками надежды в глазах, которая и неприятной стала потому, что озлобилась на природу?

— Как вас зовут? — спросил Гончаров.

— Галя… Галина Алексеевна.

— Галина Алексеевна, кажется, я могу вам помочь.

На лице женщины появилось изумление. Гончаров продолжал:

— Советом.

Предваряя разочарование, пояснил:

— Таким советом, который заменит самый дорогостоящий эликсир или бальзам в мире. Вы видели, как распускается роза? На покрытом колючими шипами побеге сидит бутон — зеленый кругляшек, незаметный и невзрачный… Но вдруг зеленая оболочка трескается, и обнажаются пока еще закрытые лепестки цветка, лепестки медленно раскрываются, расходятся в стороны, нежно выгибаются, и вдруг перед нами появляется прекрасный цветок. Его вид — отрада для глаз, аромат приятно кружит голову, и в сердце приходит радость.

— Хорошо, — хрипло произнесла Галина Алексеевна. — Цветы — половые органы растений. А мне какой прок с их сексу?

Гончарова внутренне передернуло, но он сдержался и сказал:

— Это аналогия. Так же и вы можете превратиться из бутона в прекрасный цветок. Если захотите.

— Я-то захочу, да как?

— Это я вам объясню, но прежде хочу спросить: какие розы быстрее всего увядают?

— Чайные?

— Те, которые срывают. Предупреждаю: если вы хотя бы раз сорветесь, весь наш труд пойдет насмарку.

— Этого не будет, Геннадий Аркадьевич, — пообещала же — Муж мне дорог.

Для начала Гончаров провел с ней индивидуальный сеанс аутогенной тренировки. Во время наиболее глубокой фазы внушил неуклонно выполнять его рекомендации по саморегуляции. Выведя из погружения, дал и сами рекомендации на первое время.

— Значит, я должна каждый вечер или ночь ловить момент погружения в сон и как можно больше раз проговаривать про себя формулы самовнушения? — спросила Галина Алексеевна.

— Это так называемый метод Куэ. Формула должна быть конкретной и выражаться в четырех-пяти словах. В ней не должно быть частицы «не».

— И какую же формулу я должна произносить?

— Такую, которая вам нужна.

Галина Алексеевна задумалась. Затем спросила:

— А могу ли я засыпать с мыслью: «Я красива и обаятельна?»

— Пожалуйста, — ответил Гончаров. — Неплохо также просыпаться с этой мыслью и почаще повторять её днем на работе, в дороге, занимаясь домашними делами.

— Хорошо. А дневник вести зачем?

— Самосовершенствование, к которому вы, в конечном счете, стремитесь, — процесс длительный, двигаясь вперед, иногда необходимо оглянуться назад. Хотя бы для того, чтобы не повторять старые ошибки. Это будет скорее не дневник, а психологическая тетрадь. Внешние события в ней отражайте только же те, которые связаны с вашим внутренним миром. Записывайте мысли о людях и событиях, сны, образы, фантазии, переживания. Не стесняйтесь писать о том, что вызывает у вас гнев и раздражение. Будьте откровенны с бумагой, отражайте всё, чем отягощено ваше сердце. Никому не показывайте тетрадь, даже мне.

Гончаров предложил Галине Алексеевне заглянуть через пару недель.

За это время с ней произошли незаметные, может быть, для других изменения, но Гончаров их сразу увидел. Во-первых, Галина Алексеевна стала спокойнее и это состояние отразилось на её лице — оно стало мягче, добрее. Во-вторых, она уже не производила впечатление фурии, готовой вспылить по малейшему поводу. В-третьих, она уже не сутулилась и стала больше следить за собой. Спокойным, благожелательным тоном Галина Алексеевна рассказала о том, что метод Куэ она применяет ежедневно и ведет дневник. Перед приходом к Гончарову заглянула в него и ужаснулась:

— Оказывается, я скандальная баба, — призналась она. — Могу из мухи слона сделать. Кроме того, я мелочная, завистливая, злорадная.

— Не более других, — утешил её Гончаров. — Не думайте о себе плохо. Не занижайте самооценку, лучше — вообще её себе не давать. Предоставьте это увлекательное занятие другим.

— А я себя последнее время только ругаю.

— Зря. Будьте спокойны и невозмутимы, дайте внутренней энергии прорваться через выстроенные вами препоны. Сметите хотя бы один из них вечерним анализом событий уходящего дня. Делайте его объективно, как диктор, читающий новости по радио, не радуйтесь и не огорчайтесь, отстранено регистрируйте факты. Гончаров замолчал, затем вдруг спросил:

— А кто вы по натуре? Ребёнок? Поэт? Одиночка?

Он пояснил свою мысль:

— Каждый из нас — личность. В то же время в каждом из нас есть несколько под личностей. Одна из них — доминирующая. Вы понимаете, о чём я говорю?

Галина Алексеевна кивнула. После паузы ответила:

— Вообще-то обо мне говорят, что я — большая девочка. Я и сама себя иногда ощущаю подростком.

— Вы помните себя в этом возрасте?

— Прекрасно.

— Возьмите фотографию того периода и медитируйте на нее. Некоторые оккультисты рекомендуют углубляться в прошлое не более, чем на пятнадцать-двадцать лет. Но вы погрузитесь чуть глубже — это не беда. Представьте себя как можно ярче. И вспоминайте несколько раз в день.

Гончаров ознакомил Галину Алексеевну с основами медитации, которые не вызвали у нее недоумённых вопросов, ибо она была внутренне готова к такому упражнению духа.

В её следующий визит, а он состоялся снова через две недели, прогресс был, что говорится, налицо.

Галина Алексеевна посвежела и похорошела. Глаза её молодо блестели, на щеках появился легкий румянец, на губах заиграла улыбка, теперь её можно было назвать привлекательной.

Она была в прекрасном настроении и щебетала, как птичка:

— Вы знаете, Геннадий Аркадьевич, самосовершенствованию я посвящаю всё время. По нескольку часов в день медитирую на свою старую фотографию — ту, которую сделали, когда я была в восьмом классе. На меня все мальчишки ходили смотреть, как на картину. А один десятиклассник хотел из-за меня повеситься. Не знаю: понарошку или взаправду? Каждый вечер делаю анализ событий ушедшего дня так, как вы учили. Веду дневник и применяю метод Куэ.

— Вы настойчивы, — похвалил Гончаров.

— А что остается делать? Но больше всего мне нравится медитация на фотографию. Знаете, я пошла дальше. Я начала окружать себя обстановкой тех лет. Одну из комнат, как могла, превратила в ту, в которой жила в детстве… Привезла от мамы мебель. Нашла платья — они сохранились у нее на антресоли. На полке разместила любимые книги тех лет, а на серванте — безделушки и игрушки. Укрываюсь старым пуховым одеялом. Нельзя выбрасывать старые вещи. Вместе с ними мы выбрасываем частички себя.

— Верно, — согласился Гончаров.

— Бабушка меня учила: покупай не модную вещь и не ту даже, которая тебе нравится, а ту, что на тебя смотрит.

— А теперь вам следует перейти к более серьезной духовной работе, — сказал Гончаров. — Внешние изменения должны вытекать из внутренних. Вы должны размышлять над качествами своей личности. Такими, как сострадание, доброта, понимание, доброжелательность, великодушие, признательность, восхищение поступками и успехами других, терпимость, правдивость, искренность, чуткость, гармония, обновление.

— О, как сложно! — воскликнула Галина Алексеевна. — Где же взять столько времени на всё это?

— Эти качества тесно переплетены друг с другом. Заострив внимание на одном, вы вскоре увидите, как за его спиной вырастают все остальные. Возьмите, например, чуткость. Разве можно представить по-настоящему чуткого человека двоедушным, лжецом и скупердяем?

— Нет, конечно, — согласилась женщина. — Вы правильно говорите, что внешнее должно вытекать из внутреннего. Но я всё же не представляю, где найти времени. Хорошо еще, что меня муж кормит. А если бы я работала?

— «Душа обязана трудиться и день, и ночь…» — сказал поэт, ответил Гончаров. — Мы нередко недооцениваем себя и создаем некий образ из своей личности, который намного хуже того, кем мы являемся на самом деле. Существуют также образы нас в восприятии других людей. Одни видят нас такими, другие — по-иному, третьи — еще как-то.

Есть и образы того, какими бы нас хотели видеть близкие или хорошо знающие нас люди. Муж хочет, чтобы вы были такой-то. Мать — несколько иной. Ребёнок желает видеть свою маму самым прекрасным человеком на свете, а она ссорится с папой, ворчит и придирается…

А самое главное, в глубине души каждого человека существует идеальный образ — тот, к чему мы неосознанно стремимся и не можем осуществить. Нам хотелось бы быть такими, но не получается. Это выше наших сил. Мы разводим руками и сконфуженно признаёмся: «Ничего не поделаешь… таким меня Бог создал». Следует поработать с этими группами образов.

— Сложно всё это, Геннадий Аркадьевич, — вздохнула Галина Алексеевна. — А как?

Гончаров терпеливо повторил сказанное выше и дал необходимые рекомендации. Следующую встречу назначил через месяц.

Галина Алексеевна пришла через два месяца. Она так изменилась, что Гончаров её еле узнал и не поверил своим глазам.

Перед ним стояла элегантная молодая женщина, очень привлекательная и уверенная в себе. Галина Алексеевна стала стройной, цветущей, выглядящей моложе своих лет. Пахло от нее смесью из дорогих духов, дыма изысканных сигарет и коньяка.

— Зашла на огонек, — развязно сообщила ока, подняла еще выше короткую юбку и села, закинув нога на ногу. — Как у вас дела?

— Работаем, — ответил Гончаров.

— А я благодаря вам здорово омолодилась. Даже суженый бросил. Сказал: «Ты теперь мне в дочки годишься!» Собрал чемодан и слинял, конявый. Ну и… с ним!

Она произнесла слово, которое в стенах Школы никогда не употреблялось.

Гончаров поморщился и поинтересовался:

— Неужели причина в этом?

— Естественно! Ваш способ — чудо. На меня мужики стали так смотреть, что шеи сворачивали. Завелись у меня дружки. А что? Вороной старой сидеть? Один понравился больше всех, за границу с ним смоталась на неделю. А мой козёл бодаться начал. Я назло домой ночевать пару раз не пришла. Запили мы с бойфрендом. Сдуру я его к себе привела. Козёл на дыбы встал и схилял. Да пошел он! Надоел!

— Вы занимаетесь по моей системе? — желая отвязаться, спросил Гончаров.

— А зачем? — в свою очередь спросила Галина Алексеевна. — Я выгляжу моложе своих лет. Это мне мой друг всё время говорит. Кстати, он моложе меня на четырнадцать лет.

— У вас очень реактивная нервная система. Вам удалось разбудить дремавшую в вас колоссальную внутреннюю энергию. Она вырвалась мощным потоком и произвела благотворные изменения. Но ваша нервная система кроме того и лабильна.

— А это хорошо или плохо?

— Не подпитываемая стимулами, одним из которых являлось страстное желание самосовершенствоваться, и при игнорировании духовного развития энергия может иссякнуть.

— Вы хотите сказать, что я снова стану такой развалиной, которой была? — с вызовом спросила Галина Алексеевна. — Но почему же я с каждым днем становлюсь моложе и краше?

— Энергия движется по инерции.

— Ха! Мне это не грозит. Я скручу ей рога, как ковбой быку. Спасибо и будьте здоровы.

Она встала и, покачивая бедрами, направилась к выходу. Перед ним обернулась.

— Кажется, вы мне хотели еще что-то сказать?

— Ничего.

— Так-таки ничего?

— Помните, как я вам рассказывал о распускающейся розе?

Галина Алексеевна наморщила лоб.

— На розовом кусте есть зелёный бутон. В вершине его — розовая точка. Неожиданно зелёный шарик раскалывается. Появляются нежные розовые лепестки, они расправляются и грациозно изгибаются, теперь перед нами прекрасный цветок. Душа наполняется восторгом, сердце — радостью.

Посмотрите в центр цветка, там вы увидите лицо мудрого существа. Глаза его глядят на вас с любовью и пониманием. Спросите его: «А какая я?»

Когда Гончаров умолк, женщина фыркнула:

— Только и всего?

Он не ответил. Галина Алексеевна вышла с недоумённым видом.

Больше она не приходила.

Некоторое время спустя Гончаров однажды зашел в магазин на окраине Москвы. В овощном отделе за прилавком стояла женщина, показавшаяся ему знакомой, он присмотрелся и узнал Галину Алексеевну.

Как же она изменилась! Галина Алексеевна выглядела, какой она была, когда впервые пришла в Школу. Нет, даже еще хуже. Она растолстела, обрюзгла, поседела и опустилась. Хриплым голосом ругалась с продавщицей из соседнего отдела.

Почувствовав на себе взгляд, Галина Алексеевна посмотрела на Гончарова, слегка покраснела и отвернулась.

Верить ли в гипноз?

Гончаров внимательно оглядел присутствующих и задал неожиданный вопрос:

— Скажите, есть ли среди вас те, кто не верит в гипноз и его возможности?

Слушатели смутились. На курсы они пришли добровольно, с каждым Гончаров предварительно имел собеседование, неподходящим, с его точки зрения, откровенно советовал не поступать. Казалось, какие могут быть сомнения?

— Признавшимся ничего не будет, — улыбнулся Гончаров. Они продолжат обучение наравне с теми, кто верит в гипноз.

— Я не очень верю, — произнес крупного сложения мужчина из второго ряда и добавил задумчиво. — Может есть он, а может нет его. В общем, не видел.

— Хорошо. Как вас зовут?

— Алексей Иванович, — представился мужчина.

— Очень приятно. А верящие в гипноз есть?

— Да! Конечно! Я верю! — зашумели слушатели.

— Прекрасно, — сказал Гончаров. — Кто-нибудь может обосновать свое убеждение? Вот вы, например?

Он обратился к полной яркой блондинке средних лет, пришедшей на занятия с дочерью-подростком.

— Могу, — ответила женщина. — Гипноз применяется в медицине, как…

— Подождите, — попросил Гончаров. — Представьтесь сначала.

— Ольга Фёдоровна.

— Ольга Фёдоровна, а не могли бы вы попытаться убедить в своей правоте Алексея Ивановича?

Женщина с недоумением на него уставилась. Гончаров тем временем обратился к мужчине:

— Алексей Иванович, могли бы вы доказать Ольге Фёдоровне, что гипноза нет? Мы бы с удовольствием послушали ваш спор.

Мужчина обернулся и с интересом посмотрел на сидевшую Ольгу Фёдоровну. В её взгляде тоже было любопытство.

— У вас обоих есть житейский опыт, — продолжал Гончаров. Как я убедился на собеседовании, о гипнозе вы тоже имеете представление. Работа у вас интересная. Напомните, чем занимаетесь?

— Я преподаю в колледже, — сказала Ольга Фёдоровна.

— Рекламный работник, — сообщил Алексей Иванович.

— По роду своих занятий вам приходится убеждать людей, — сказал Гончаров, то есть, внушать им что-то. Внушение же — составная часть гипнотического воздействия. Вот и попробуйте друг другу внушить то, что вы думаете о гипнозе.

В помещение воцарилась напряженная тишина. Все не сводили глаз с лиц мужчины и женщины. Ждали, что произойдет.

— Ладно, — с вызовом произнесла Ольга Фёдоровна и бросилась в атаку. — Алексей Иванович, вы утверждаете, что гипноза не существует?

— Я так не говорил, — возразил мужчина, — Я сказал, что не знаю, есть он или нет.

— А на себе гипноз испытывали?

— Ни разу! Если не считать сеансов аутогенной тренировки, которые проводил Геннадий Аркадьевич.

— Тогда в чём вы убеждены? Есть гипноз? Или его нет?

Мужчина задумался, потом ответил:

— Если я его не видел и не испытывал на себе, тогда для меня гипноза не существует… Вот говорят и пишут об НЛО. Но я в инопланетян поверю только тогда, когда летающая тарелка сядет на крышу моего дома. Пока этого не случилось. Значит, НЛО — сказки.

— Всё ясно, Алексей Иванович, — сказала Ольга Федоровна. — Вы заблуждаетесь, потому что доверяете только личному опыту. В таком случае для вас нет радиоволн, которые вы, да и никто другой, никогда не видел. Нет Антарктиды, в которой вы, наверняка, не бывали. Нет термоядерной реакции, которую вам не довелось пощупать. Нет ничего, что лежит вне зоны действия ваших органов чувств. Нет даже Бога!

— Ну, вы круто взяли, — обиделся мужчина. — Такие выводы сделали, как моя жена!

— А гипноз тоже невидим, — не обращая внимания на его слова, продолжала Ольга Федоровна. — Как невидимы слова, из которых состоит внушение.

— Э, нет! — перебил Алексей Иванович. — Загипнотизированный сидит с закрытыми глазами. Ведёт себя не так, как в бодрствующем состоянии — стишки детские читает или танцует, иногда его кладут на сцене затылком и пятками на стулья, залезают на него несколько человек, а он не шелохнется, даже не прогибается.

— Вы же говорили, что гипноза нет! — воспользовалась промахом женщина. — А теперь доказываете, что он есть!

— Я не доказываю, — начал защищаться Алексей Иванович. — Я рассказываю то, о чём читал и видел на фотографиях. Одна из них, кстати, висит здесь же в коридоре, на ней изображен Геннадий Аркадьевич.

— А это что такое? Шарлатанство?

— Что вы мне приписываете то, о чём я даже не думаю? Разумеется, это не трюк. Каталепсия бывает при летаргии, истерии, психических болезнях, кататонии, например. А гипноз, который вы так защищаете, может быть и есть одна из форм душевного помешательства. Слово «гипноз» в оборот пустил английский врач с характерной фамилией — Брэд.

— Понятен ваш намек, — парировала Ольга Федоровна, — Один известный всему миру психиатр выразился более определенно: «Гипноз- безумие вдвоем». Пусть даже так. Значит, он существует.

— А что хорошего в безумии? — спросил Алексей Иванович.

— А, может, психиатр сказал, не подумав? И, вообще, сами психиатры — люди со странностями.

— Может быть, мы со странностями?

— А хоть бы и так! Со странностями или нет мы все, включая психиатров, но гипноз есть. И вам следует это признать. Впрочем, вы это уже сделали.

— Вот теперь я с вами никак не соглашусь! — воскликнул Алексей Иванович и даже встал от волнения. — С какой стати расстройство психики, пусть даже временное при гипнозе, выдавать за норму жизни и пропагандировать его, навязывать людям в клиниках, книгах, газетах, на сцене? Помешательство надо жалеть, в худшем случае не обращать на него внимания, а в крайнем — лечить. Но уж никак его не превозносить. Тем более связывать с ним надежды на самосовершенствование и успехи в творческой или практической деятельности.

Кто-то возмущенно фыркнул, остальные недовольно зашумели. Гончаров сидел с невозмутимым видом. Алексей Иванович продолжал, обращаясь не столько к Ольге Фёдоровне, сколько к остальным слушателям.

— Я выражаю не свою точку зрения, а распространенную. Многие считают гипнотизеров мошенниками. Особенно тех, кто выступает с массовыми представлениями. В южных курортных городах они дурачат отдыхающих. Кочуя с сеансами из одного санатория в другой, они возят с собой подсадных уток. Те занимают места среди зрителей, потом выходят на сцену, дружок их «гипнотизирует» и они откалывают номера.

— А сеансы в маленьких городах, где все на виду? — спросила Ольга Федоровна.

— Не знаю… — ответил Алексей Иванович. — Я сообщаю то, что мне рассказывали друзья.

— Во всяком деле есть нечистые на руку люди. Но из-за них не стоит отрицать явление, как таковое, — примирительным тоном произнесла Ольга Федоровна.

— Конечно, — согласился Алексей Иванович. — По мошенникам нельзя судить о всех. Наверняка есть честные гипнотизеры, мастера своего дела. Они приносят пользу людям, помогают избавиться от вредных привычек, лечат болезни. Но, главное, они демонстрируют необыкновенные возможности человека и указывают путь к его совершенствованию и самореализации.

— Это так, — задумчиво произнесла Ольга Федоровна. — Но как еще ни один философ в мире не построил справедливое государство, так и гипноз не может решить всех человеческих проблем. Гипноз существует столько, сколько и человек. Люди всегда им пользовались. Но разве они стали от этого лучше, здоровее и счастливее?

— Нам неизвестно, какими были бы люди, если бы гипноз не существовал, — парировал Алексей Иванович. — Могу предположить: стали бы хуже.

— И кто дал гипнотизерам моральное право, я уж не говорю о юридическом, вмешиваться в самое сокровенное, что есть у человека — его психику, душу? — спросила женщина. — Чем они лучше нас?

Алексей Иванович задумался. Многие смотрели на Гончарова. Он молчал с бесстрастным видом.

— Я полагаю, что само прикосновение к этому искусству или подобному роду деятельности производит изменения в лучшую сторону в душе у человека. Посвящённый в гипноз автоматически становится чище, моральнее, добрее. Поэтому он и приобретает моральное право. Ну а юридическое, как известно, подтверждает его. Это формальность, не стоящая внимания, — наконец сказал Алексей Иванович.

— А мошенники, о которых вы рассказывали? — сощурилась женщина. — Преступники, применяющие гипноз, тоже имеют моральное право?

— Такие случаи крайне редки. Обычные преступники предпочитают пользоваться более надежными способами, чем гипноз, — оружием, мошенничеством, угрозами.

— А необычные?

— Кого вы имеете в виду?

— Политиков, правителей, тиранов. Всех этих завоевателей и осененных властью бандитов, от Александра Македонского до Пол Пота, погубивших сотни тысяч и миллионы людей? — спросила Ольга Федоровна. — Ведь одной властью, унаследованной или обретенной в результате политических интриг, нельзя объяснить то, что у них были миллионы приверженцев, слепо им веривших и готовых за них отдать жизнь. Они, конечно, искусно использовали массовую идеологию, подходящую для данного исторического момента. Но это не отрицает, что на народ гипнотически действовали их личности. Вспомните, хотя бы, женщин в нацистской Германии, истерично кричавших на митингах: «Хочу ребенка от фюрера!»

— Я думаю, гипноз здесь ни причем, — после короткой паузы ответил Алексей Иванович. — Совершать преступления им помогали обстоятельства: социальные, политические, экономические. Да мало ли какие механизмы использовало Провидение, для того, чтобы вытолкнуть их наверх из гущи себе подобных?

— А личностные качества — интеллект, целеустремленность, характер, умение подчинять своей воле окружающих убеждением и внушением?

— На одних этих качествах далеко не уедешь. Гораздо большее значение имеет случай.

— Значит, я была права, когда говорила, что гипноз не способен решить болезненные проблемы, — заявила Ольга Федоровна.

— Но затем вы доказывали, что обладающие гипнозом люди творили историю, — возразил Алексей Иванович.

— Я так не говорила! — вспыхнула Ольга Федоровна и тоже поднялась.

— А кто сказал: «Никто не отрицает, что на народ гипнотически действовали их личности»?

Ольга Федоровна замялась и выпалила:

— Вы отрицаете существование гипноза?

— Нет, — ответил Алексей Иванович и сам спросил. — А вы?

— Да!., то есть, тоже нет…

— Тогда о чём мы спорим?

— Вот именно, о чём? — опросила Ольга Федоровна.

Оба умолкли и с недоумением уставились друг на друга.

Кто-то расхохотался. Его поддержали остальные. Несколько минут в помещении царило веселье. Раздавались голоса:

— Доспорились!

— В тупик забрели!

— Не выберутся!

— Рассудите их, Геннадий Аркадьевич!

Гончаров попросил тишины и сказал:

— Вот наглядный пример гипноза убеждений. Оба спорщика незаметно, исподволь навязали друг другу противоположные убеждения тем, с которых они начали дискуссию.

Как я полагаю, произошло это не потому, что они оба — мастера полемики, а из-за нестойкости убеждений. Я не хочу их в этом упрекнуть — слабая вера свойственна многим. Ею надо преисполниться для того, чтобы чего-то добиться в духовной или материальной жизни, в том числе и в гипнозе.

Но об этом чуть позже. Сейчас я хочу оказать, что не буду разбирать их аргументы. Они верные, и оба спорщика по-своему правы, хоть и запутались в результате.

Их подвела тема. Сам по себе гипноз настолько недостаточно еще изучен, что на нём ломают копья даже маститые ученые и опытные практики. Это одна из великих загадок природы. Немудрено, что наши уважаемые спорщики не могли договориться и понять друг друга.

Кроме того, в гипнотическом воздействии участвуют и какие-то таинственные силы, которые препятствуют познанию смысла явления. Это похоже на то, как во время телесъёмок или при записи на радио вдруг выходит из строя надежная аппаратура, садятся батарейки, летают пробки, или происходит что-то еще мистическое. Зная это, операторы, например, приходят на запись с карманами, набитыми батарейками.

Но сейчас я хочу немного поговорить о вере, которой не хватило Ольге Федоровне и Алексею Ивановичу.

Речь идет не о религиозной вере, а об убеждениях человека. Когда говорит обычный человек, он высказывает свои убеждения. Когда говорит учитель, получается вероучение или канон, которые принимают миллионы людей. Так, сказанное Иисусом Христом запечатлено в Евангелиях, Магометом — в Коране, Буддой — в сутрах, Лао-цзы — в «Дао Дэ Цзин» и так далее.

Человек и всё вокруг него — воплощение веры.

Приступая к изучению гипноза и практикуя его, человек может преследовать много целей: оздоровление самого себя, избавление от вредных привычек, стремление помочь другим, обретение особых способностей, попытку вырваться из пределов обыденного существования, познание тайн природы и человеческой сущности, зарабатывание на жизнь или даже просто получить необычное развлечение.

Для каждой из них ему нужна вера. Не отвлеченная умозрительная, а конкретная, дающая результаты на практике.

Занятия гипнозом помогают сосредоточению на какой-нибудь одной, полезной информации, выделенной из лавины ее, ежечасно обрушивающейся на современного человека. Они вселяют веру в полученную информацию, позволяют эффективно её использовать.

Фиксированное мышление, лежащее в основе гипнотического воздействия, позволяет высвобождать внутреннюю энергию человека и добиваться впечатляющих результатов. Оно же выковывает уверенность в своих силах.

Вера, в свою очередь, вызывает рост энергии, которая производит благотворные изменения в душе и теле человека. Апостол Павел не зря говорил в Послании к евреям: «Вера же есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом» (11:1).

Вера — важнейший источник энергии в гипнозе.

Успех любого дела определяется количеством и качеством веры. Если её мало и она неглубока, провал обеспечен. Избыток веры, который иногда называют наивностью, тоже к хорошему не приводит.

Начавший заниматься гипнозом пасует при первых неудачах, значит у него мало веры и она слаба. Верящий каждому слову в противоречащих друг другу книжках и хватающийся за всё сразу подобен слепому котенку — у него много веры, и он тоже слаб.

Поэтому под верой лучше понимать «информацию энергии сознания», которая позволяет познавать явления на глубинном уровне мышления — так, как считают китайские мастера цигун, имеющего много общего с гипнозом[1].

Самый грозный враг веры — сомнения, они тормозят достижения поставленной цели. «Сомнение вызывается равенством противоположных доводов» — отмечал Аристотель. А немецкий философ правильно подметил природу сомнений: «Истинно то, что человек любит заблуждаться и что заблуждение есть для него некоторого рода отдохновение духа, который абсолютно не хочет проявлять внимательность и подчиняться порядку, правилам».

Занимающийся гипнозом укрепление веры должен начать с самодисциплины. Он должен поступать правильно, быть искренним, не лгать, не делать неблаговидных поступков, строго придерживаться принятой морали.

Он должен выбрать правильную методику и неуклонно выполнять её требования, согласуя с целями, которые он перед собой ставит.

Его вера должна подкрепляться разумом и проверяться практикой. Вера должна давать плоды в виде конкретных дел, а не пустой болтовни.

Постоянно укрепляя и совершенствуя веру, занимающийся гипнозом приходит к вершинам мастерства.

Этому нас учит опыт великих специалистов в области гипноза.

Журавль в небе

Бледный, сутулый, в облезлой куртке и выцветших джинсах, грязных ботинках он робко переступил порог школы. Тихим, дрожащим голосом спросил, как попасть на прием к её руководителю.

— А по какому вопросу? — поинтересовалась секретарша, продолжая разговаривать по телефону.

Посетитель ответил, когда она опустила трубку:

— У вас… это… кодируют на удачу?

— Да. Желаете стать нашим клиентом?

Вошедший замялся. Он переводил глаза с находившихся в приемной людей на дверь и, кажется, подумывал о том, чтобы улизнуть без ответа.

Сидевший в углу Гончаров пришел на помощь. Он ободряюще улыбнулся и сказал:

— Давайте побеседуем с глазу на глаз.

Встал и жестом пригласил следовать за собой. Посетитель с облегчением пошел за ним в кабинет.

Гончаров дал время ему освоиться с необычной обстановкой и угостил душистым чаем. Спросил с той же ласковой улыбкой:

— Итак, какие у вас проблемы?

Располагающий тон, с которым были произнесены эти слова, и доброжелательная атмосфера, чувствовавшаяся в кабинете, а, главное, сам хозяин с его внимательным и лучистым взглядом сломали у гостя стену робости и недоверия. Перескакивая с одного на другое, возвращаясь к уже сказанному, забегая вперед и поминутно спрашивая, не утомил ли он слушателя, поведал свою невеселую историю.

Удивления у Гончарова она не вызвала. Таких случаев в его практике хватало. Но он ни одним движением или словом не высказал своей реакции и продолжал слушать, не задавая вопросов.

Посетителя звали Виктор Б. Ему не было еще и тридцати лет, хотя выглядел он на все сорок. Казался он старше из-за нес ложившейся, по его мнению, судьбы.

Тридцать три несчастья для меня игрушки, — откровенничал Виктор. — Я их имею по девяносто девять в месяц.

Он рано лишился отца, и воспитывала его мать, добрая болезненная женщина. Жили в постоянной нужде на пенсию за отца и скудную её зарплату работницы трикотажной фабрики. Одевались бедно, недоедали, не имели самого необходимого.

В детстве он часто болел, но учился неплохо. Учителя часто ставили его в пример за трудолюбие и усидчивость. Он этим не гордился, ибо всё время жил в постоянной тревоге из-за того, что вот-вот придет беда. Большая и неотвратимая, по сравнению с которой прежние покажутся цветочками.

А «цветочков» в жизни Виктора хватало. Хоть он и не проказил, как друзья, доставалось ему почему-то больше других. Играют, например, они во дворе. Вдруг забегает собака и бросается на них. Первым ей в зубы попадается, конечно, Виктор.

Или лезут на дерево. Каждый старается забраться повыше. Виктору это удается, но ветки не выдерживают его веса и он падает. Рубашкой цепляется за сук.

Снимать его приходится с лестницей. Об этом узнаёт мать, и к ней приезжает «скорая».

На контрольной по английскому языку, который он знал не хуже других, сосредоточиться не дают сидящие за ним девчонки. Он им подсказывает и исправляет ошибки. В результате оказывается за дверью. Его засекает завуч и вызывает мать.

Такие несчастья случались с ним почти каждый день. Это заметили друзья и стали над ним смеяться. Пришлось побить двух из них. В результате оказался в одиночестве. Друзей заменил книгами и гантелями.

А в шестнадцать лет произошло чудо. Виктора покинули несчастья, как назойливые осенние мухи с первыми морозами. Ему стало везти во всём и везде.

Он окончил школу с серебряной медалью и без труда поступил в технический университет. Подрос на двадцать сантиметров и заимел три первых спортивных разряда. На него стали заглядываться девчонки, но Виктору было не до них. Словом, из гадкого утенка превратился в прекрасного лебедя.

Услышав это, Гончаров про себя удивился: не очень-то походил его посетитель на сей поэтический образ.

— Так продолжалось все студенческие годы, — продолжал Виктор. — Вплоть до получения диплома.

Учился он блестяще. Ему предлагали остаться в аспирантуре, но Виктор отказался. Он женился на пятом курсе и к окончанию университета был отцом очаровательной Наташки — вылитой его копии с точностью до запятой.

Надо было содержать семью. Виктор отказался от распределения на недурно живущий завод и подался в бизнес. Он поставил задачу: не только кормить жену с дочкой и матерью, но и заработать денег, чтобы открыть собственное дело.

Виктор хотел ремонтировать иномарки в своей мастерской, любил машины, хотя своей у него не было. И в университете это дело изучал, один раз был даже на практике в ВАЗе. Так что, в профанах не числился.

Была у него и база — в ремонтной мастерской развалившегося колхоза в ближнем Подмосковье. Имелись там стены с крышей, заржавевшие станки и подъездные пути. Не хватало хозяина и денег.

Виктор примкнул к однокурсникам, давно занимавшимся торговлей и не без успеха. Ему сулили золотые горы.

Однако, дружба дружбой, а бизнес — бизнесом. Третья поездка за золотом в Объединённые Арабские Эмираты обернулась для него катастрофой.

Накануне того рокового дня Виктор вместе с двумя напарниками выпил бутылку вина. Утром сел за руль взятой напрокат БМВ и отправился по делам, а друзья остались в гостинице.

Надо же было такому случиться, что он чуть не сбил перебегавшую дорогу женщину. Ежу было ясно, что виновата женщина! Но тамошние гаишники остановили его и поволокли на экспертизу.

Когда анализ показал наличие алкоголя в крови, офицер просиял. Виктора бросили в тюрьму — «зинджан» по-ихнему.

Что там творилось! Перенаселённые отечественные тюрьмы, наверное, казались курортом по сравнению с этим зловонным подземельем в процветающей стране. Виктор думал, что умрет через месяц, но выдержал все шесть месяцев, которые ему присудили.

И хоть бы кто-нибудь пришел на помощь! Никто пальцем не шевелил. Лишь жена билась в истерике в МИДе и валялась в ногах у президента фирмы «Лал», с которой он связался в недобрый час.

Лишь в Москве он понял, что подставили его дружки. Они прекрасно знали, что в Эмиратах спиртного следует избегать, как огня. Знали, но сами и предложили Виктору выпить. Таковы волчьи законы российского бизнеса.

Он высказал «Лалу» всё, что о нём думал. В итоге потерял заработанное в предыдущих поездках и еще остался должен. Чтобы вернуть долг, пришлось пойти торговать в палатку.

Через три недели на палатку наехали рэкетиры в тот момент, когда он в ней находился. Защищая хозяйское добро, был жестоко избит. Тем не менее, владельцы фирмы посчитали, что Виктор причастен к ограблению и выставили его на улицу.

Кое-как оклемавшись, занял у дяди супруги пять миллионов и закупил на них партию колготок. Все они оказались на левую ногу.

И пошло-поехало! За что бы ни взялся, всё валилось из рук. С горя стал пить. Жена сначала отговаривала, потом сама втягиваться начала. Нет, алкоголиками они еще не стали, но до этого недалеко. Вещи пока не продают, а драгоценности понесли в ломбард. Мать в больницу слегла надолго. Дочь в школу пошла, да учителя ею недовольны. «Невнимательная она у вас и нервная, говорят. — Хотя не без способностей». Кругом- облом!

А тут узнал о Московской школе гипноза, и в сердце забрела надежда.

— Мечту о мастерской забросили? — сделав паузу, спросил Гончаров.

— Какая-такая мастерская! — горестно вздохнул собеседник. — Не спиться бы да на прокорм начать зарабатывать.

— О главной цели никогда забывать не следует.

— Это — журавль в небе. Мне бы сейчас воробья в руку, с легким раздражением повторил свою мысль Виктор.

— Это предел ваших желаний?

— Да.

— Следовательно, удача вам нужна для того, чтобы немного зарабатывать и вести трезвый образ жизни?

— Конечно.

— Из пушки по воробьям стрелять хотите? — улыбнулся хозяин кабинета.

— Если не можете помочь, так и скажите, — обиделся Виктор и поднялся с кресла.

— Не спешите, — попросил Гончаров. — В помощи мы вам не отказываем. Я только хотел сказать, что средства должны соответствовать целям. Если выразил эту мысль в обидной для вас форме, извините.

— Я и не думал обижаться, — покривил душой Виктор и опустился в кресло.

— У меня к вам есть несколько вопросов. Согласны ли вы, что пьющий человек — работник неважный?

— Кто бы стал спорить.

— Мы можем вас закодировать на отвращение к алкоголю и закодировать на удачу. Что вам нужно? — поинтересовался Гончаров.

— Лучше на удачу, — немного подумав, ответил Виктор. — С пьянством я и сам справлюсь. Мне завязать легко.

— Уверен в этом, — наклонил голову Гончаров.

Тон, которым были произнесены эти олова, ободрил Виктора. Значит, не так сильно вкоренился в него порок, если даже посторонний человек видит это.

— Скажите, а вы помните себя в период везения? — продолжал допрос хозяин кабинета. — Какое у вас тогда было настроение? Посещали ли вас уныние и апатия? Болезни? Как вас воспринимали окружающие? Как вы тогда выглядели? Сколько вам было лет?

Виктор задумался. По правде говоря, светлый период жизни в последнее время казался принадлежавшим не ему, а совсем другому парню — веселому, жизнерадостному здоровяку, с накачанными мышцами и густыми волосами, которому давалось всё, стоило лишь подумать о желаемом. Тогда и друзья были настоящими, девушки красивее, мать здоровее, небо синее, звёзды ярче.

— Тогда я учился в университете, как уже говорил, — начал он, сморщив лоб. — Студенческие годы мне запомнились.

— Расслабьтесь, — попросил Гончаров.

Виктор недоумённо на него взглянул.

— Примите удобную позу. Руки положите на бёдра. Закройте глаза. Замолчите и постарайтесь ни о чём не думать.

— Гипнотизируете? — спросил Виктор и почувствовал, что какая-то сила внутри него заставляет выполнять требуемое.

Он глубоко вздохнул и, опустив веки, послушно положил руки на бёдра, почувствовал, как по телу от головы друг за другом бежали маленькие волны. Это было похоже на рябь, внезапно поднятую налетевшим ветерком на застывшей глади реки.

Повинуясь командам, его тело то тяжелело, то становилось легким, как перышко. Рябь превратилась в могучие волны, заставлявшие трепетать Виктора до глубины души. Его бросало то в жар, то в холод.

А потом наступило блаженство. Ему стало легко и приятно. Тело исчезло, осталась только душа. Она стремилась к неожиданно хлынувшему потоку яркого света.

Не открывая глаз, Виктор вдруг увидел себя со стороны. Не нынешнего, а на восемь лет моложе. Будто бы ожила сделанная на третьем курсе фотография.

Тот Виктор и этот бросились друг другу навстречу. Ещё ярче вспыхнул свет, как при коротком замыкании. Каждая клеточка, каждый атом обоих завибрировал, и молодой Виктор вселился в этого.

А над головой звучал тихий голос:

— У вас активно вырабатываются гормоны удачи. Они всегда были у вас, как и у каждого человека. Они проявили себя тогда, когда вы были студентом. Они никуда не исчезали. Сейчас число их увеличивается. Вам теперь будет везти. Удачи вы добьетесь трудом и верой в несомненный успех. Счастливый случай также будет частым вашим гостем.

И хоть язык молчал, тело Виктора на каждую фразу отвечало радостным «Да!».

Затем оно снова становилось тяжелым и легким, горячим и холодным, содрогавшимся от волн.

— Сейчас я буду считать от трех до одного, — раздался голос Гончарова. — При счете «один» вы откроете глаза, потянетесь, почувствуете себя бодрым и отдохнувшим.

Виктор открыл глаза и с удивлением оглянулся. Потом вспомнил, как здесь оказался, поднялся и достал кошелек. Гончаров остановил его предупредительным жестом. Провожая до двери, попросил с улыбкой:

— Зайдите как-нибудь. Поделитесь новостями.

Виктор кивнул. С ощущением, будто у него что-то внутри перевернулось, вышел на улицу.

Ненастным осенним вечером, когда вокруг всё кажется серым и унылым, а на сердце скребут кошки, в школу вихрем ворвался высокий румянощёкий здоровяк. Энергичным движением стряхнув дождевые капли с элегантного плаща, радостно забасил:

— Где тут ваш командир?

— У Геннадия Аркадьевича прием, — ответила секретарша.

— Ждём-с, — сообщил вошедший, сел на стул и положил на колени огромный букет роз, к которому немедленно обратились взоры ходивших в приемной женщин.

Несколько минут спустя открылась дверь кабинета Гончарова. На пороге появился его хозяин, провожавший визитера. Здоровяк вскочил и бросился к Гончарову. Энергично затряс его руку.

— Спасибо, дорогой человечище! — бормотал он взахлеб. — Ты чудо сотворил! Волшебник из сказки!

Спохватился и спросил:

— Узнаёте?

— Если не ошибаюсь, вы — Виктор Б., - после паузы ответил Гончаров.

Вот память у человека! — воскликнул Виктор, обращаясь к свидетелям этой сцены. — А некоторые друзья меня не узнают. Узнав, говорят: «Заматерел ты, Витька!»

Не дожидаясь вопросов и не стесняясь присутствующих, он в три минуты выложил всё о себе.

После того визита Виктор почувствовал себя преображенным, будто заново родился. Навалившиеся неприятности показались такими пустяками, которые плевка не стоят. А они, поупиравшись некоторое время, вдруг растаяли, как легкие облачка в летнем небе.

Буквально на другой же день он нашел выгодную работу и через полтора месяца вернул долг дяде супруги. Затем подвернулось еще выгодное дело. Вернул оставшиеся долги и еще кое-что осталось.

«Деньги идут к деньгам», — говорит народная мудрость. Вот и они к нему повалили с неожиданных сторон. Случаются, конечно, и проколы. Но на потери он смотрит не как на приоритеты, а как на необходимые элементы везения — по-философски, диалектически.

Не пьет даже по большим праздникам. Жена у него — послушная, как он, так и она. Матери нашли хороших эскулапов и забрали из больницы в новую квартиру. Дочь стали хвалить.

— Ас мастерской как? — спросил Гончаров.

Виктор достал из внутреннего кармана бумажник и продемонстрировал копию лицензии.

— Значит, поймали всё-таки своего журавля в небе?

— Не журавля, а жар-птицу! — поправил Виктор.

В глазах его было столько наивной радости, что все заулыбались, как при виде прорвавшихся сквозь тяжелые тучи лучей солнца.

Приёмы гипнотизации

Усыпление отвлечением внимания

Путь по кривой иногда оказывается короче пути по прямой.

Этот способ основан на использовании волнения или чувства страха у впервые подвергающихся гипнозу.

Даже самый закоренелый скептик, волею обстоятельств оказавшийся на приеме у гипнотизера, в глубине души испытывает сомнения в непоколебимости своей позиции: «А вдруг здесь что-то есть?», «А что, если меня в самом деле загипнотизируют и я натворю чего-нибудь?», «А как я узнаю — загипнотизировали меня или нет?»

Усадите такого «Фому неверующего» в кресло или уложите на диван. Заведите разговор на посторонние темы, не требующие особого напряжения умственных способностей: о погоде, спорте, помещении, в котором находитесь и т. д. Можете иронизировать о гипнозе, демонстрируя к нему пренебрежение.

Слушая вашу болтовню, нервничающий субъект успокаивается, а скептик ослабляет оборону, оба думают: «Сегодня, наверное, гипноза не будет». Принимают участие в беседе, увлекаются ею.

Интуитивно ощутив нужный момент, бросайтесь в атаку.

Сожмите левую руку в кулак, оставив средний и указательный пальцы прямыми. Резко бросьте руку к глазам гипнотизируемого и потребуйте:

— Спите!

Если гипнотизируемый не закроет глаза и посмотрит на вас с недоумением, производите внушение:

— Ваши веки смыкаются… они тяжелеют… Всё больше и больше… Вам хочется спать… Всё больше и больше… Вы погружаетесь в сон… Глубокий, освежающий сон…

Как правило, этот прием дает прекрасные результаты. Вместо выбрасывания руки с вытянутыми пальцами можно произвести одно вращение руками перед лицом гипнотизируемого по часовой стрелке или произвести другое какое-нибудь необычное движение. Главное, чтобы оно выполнялось неожиданно и быстро, решительно и в нужный момент.

Приём хорош тем, что не вызывает утомления у гипнотизера и гипнотизируемого в сравнении с работой по другой методике. Недостатком является то, что загипнотизировать этим способом человека можно всего лишь раз. В следующий он вряд ли поддастся гипнотизации таким именно методом. Зато тот, кто хоть однажды будет загипнотизирован, в будущем легко усыпляется иным способом.

Усыпление пассами

Это один из древнейших методов гипнотизации. Он также с успехом применяется в лечебно-оздоровительных целях, как профессиональными целителями, так и любителями. Видоизменение его называется бесконтактным массажем.

Пассами называются однообразные медленные движения ладоней гипнотизера вдоль тела гипнотика или пациента от головы до коленей. Ладони располагаются на расстоянии нескольких сантиметров от тела, перемещаются плавно и мягко, без резких движений, они находятся в расслабленном состоянии, ладони как бы есть, и в то же время их как бы нет. Это очень важное ощущение для гипнотизера или экстрасенса, которое достигается с практикой.

Способ базируется на биоэнергетическом воздействии гипнотизера (целителя) на гипнотика (пациента). Чем более мощным оно окажется, тем эффективнее будет результат.

Руки в этом случае оказываются инструментом и проводником биоэнергии, для этого они должны быть соответствующим образом подготовлены.

Безусловными требованиями к рукам являются:

♦ отсутствие на них колец, браслетов, часов, цепочек, резинок и прочего, что затрудняет кровоток;

♦ их идеальные чистота и сухость;

♦ разогрев до тепла перед сеансом.

Как разогреваются руки?

Существует несколько способов этого. Наиболее простейшим являемся энергичное растирание ладоней — одна другой. Для того, чтобы ладони стали горячими, требуется более двух десятков движений. Скорость разогрева у каждого индивидуальна, она зависит от темперамента и состояния гипнотизера (целителя), темпа и силы движений, времени года и суток.

Не следует проводить сеанс будучи нездоровым, в неважной физической форме, неуверенным в своих силах. Это может привести к истощению биоэнергетики, нулевому результату или даже вреду для гипнотика (пациента).

Другим распространенным способом является следующий. Пальцы и ладони сводятся вместе на уровне груди и при этом плотно прижимаются друг к другу. Затем с сопротивлением, опираясь на кончики пальцев, разводят ладони в стороны. В углублении между ними ощущайте упругий комок или шарик. Разводите медленно ладони в стороны. При этом комок или шарик пусть остается на месте.

Эти действия полезно сопровождать самовнушением по следующей схеме:

«Мои пальцы наполняются теплотой.

Теплота появляется в центре каждой ладони и кончиках всех пальцев.

Тепла всё больше и больше.

Оно обжигает мои руки.

Тепло начинает стекать с моих ладоней и пальцев».

С течением времени необходимость в самовнушении и манипуляциях с ладонями и пальцами может отпасть. Достаточно будет быстро свести руки перед грудью на 5-10 см и представить комок или шарик между ними. Вслед за этим появится ощущение тепла в руках.

Некоторые вместо комка или шарика представляют разноцветный жгут наподобие радуги. Китайские мастера цигун, например, могут делать жгут видимым для посторонних.

Ещё одним способом является растирание ладоней об энергонесущие части собственного тела. Такими частями могут быть бёдра, бока, голова, грудь, предплечья. У каждого человека есть такая часть тела, обладающая самым высоким биоэнергопотенциалом. Определить её можно опытным путем.

Появление ощущения покалывания в кончиках пальцев и ладонях является целью тренировок по разогреву рук. При этом не следует забывать о концентрации внимания на ладонях.

Разогрев руки, можно начинать сеанс усыпления.

Положите гипнотика на диван или усадите на стул в удобной для него позе. Предложите ему расслабиться и успокоить мысли. Если их трудно остановить, то пусть они свободно текут в голове, как вода в трубе или реке. Объявите, что сейчас будете его усыплять.

Медленно, не говоря больше ни слова, проводите ладонями вдоль тела гипнотика, начиная с головы и до колен. Гипнотик должен через одежду чувствовать исходящее от ваших ладоней тепло, движение воздуха, легкое покалывание и, вероятно, что-то еще, нам неизвестное.

Эти слабые раздражители через десять-пятнадцать минут приведут к торможению в коре головного мозга, замедлению кровообращения во всём теле и измененному состоянию сознания. Убедиться в этом можно по выражению глаз гипнотика, замедленной мимике, ровному, как у спящего, дыханию. Можно также поднять его руку и зафиксировать её в вертикальном состоянии на 1–2 сек. Если она останется в таком положении, значит нужное состояние уже близко.

Усыпление блестящим предметом

Около 20 % людей, уверяющих, что они не подвластны никакому гипнозу, усыпляются фиксацией своих глаз на блестящем предмете. Что уж тогда говорить о гипнабельных людях, которых достаточно вокруг нас?

Усадите пациента на стул, в кресло, положите на диван. С верой в себя, решительным тоном скажите ему, что сейчас он будет пять минут смотреть на блестящий предмет. Предупредите, что через некоторое время он почувствует, как его веки начнут тяжелеть, по телу разольется приятная истома и возникнет сноподобное состояние.

Можно сделать дополнительное внушение на расслабление мышц и общее успокоение.

Некоторое время спустя уверенным тоном скажите, что блестящий предмет с каждым мгновением притягивает взгляд всё сильнее и сильнее. Становится трудно отвести глаза. Веки наливаются тяжестью. Нарастает желание забыться во сне. Глубоком сне.

Дайте возможность гипнотизируемому смотреть еще пять минут на блестящий предмет. Почти каждый за это время закроет глаза и незаметно для себя уснет.

Если же этого не произойдет, мягкими и осторожными движениями сами закройте веки у пациента и скажите:

— Спите… Спите спокойно… Вы погружаетесь в сон… только сон… Глубокий, освежающий сон…

Говорите медленно, четко, негромко, уверенно, стараясь передать свои ощущения сна и представляя пациента спящим. Чем сильнее будут ваши чувства и ярче «картинка», тем лучше станет результат.

Этот древний метод усыпления имеет много разновидностей. Связаны они с объектом фиксации глаз пациента — блестящим предметом.

А что им может быть? Всё, что угодно, лишь бы это ярко блестело ровным светом и отражало взгляд. Золото, серебро, драгоценные камни, отчасти, поэтому имеют притягательную силу. По той же причине нелегко отвести глаза от яркой звезды или планеты, сверкающей под солнцем реки, лунной дорожки на море и т. д.

Всё блестящее завораживает и очаровывает. Это объясняется тем, что появление в поле зрения светящейся поверхности с яркостью, превышающей яркость фона, вызывает нарушение работы глаза. Контрастная чувствительность, острота зрения, быстрота восприятия устойчивость ясного видения и другое нарушаются. Блеск в той или иной степени ослепляет. Возникает потребность закрыть глаза. А с закрытыми глазами недалеко до сна.

Этим явлением успешно пользовались маги древности, с успехом применяют его практикующие врачи и целители.

Наилучшие результаты достигаются, если блестящим предметом является металлический или стеклянный шарик размером с куриное яйцо или меньше, лучше всего, если это будет круглый, отполированный хрустальный шар диаметром около восьми сантиметров.

Пользуясь подобным шаром, Нострадамус составлял свои знаменитые катрены, а Калиостро устраивал нашумевшие сеансы ясновидения. Граф собирал детей от семи до пятнадцати лет, вводил их в гипнотическое состояние и задавал им вопросы об отсутствующих людях, событиях, происходящих на далеком расстоянии, в будущем и т. д. Точность полученных ответов поражала современников и до сих пор не нашла удовлетворительного объяснения, даже самые заядлые скептики не могли и не могут доказать, что это было мошенничеством.

Родственник хрусталя — кварц, маги считают его застывшим светом. Его любят шаманы и никогда не расстаются с кусочком грубо обработанного камня на шее. Считается, что шаман потеряет силу, если лишится кварца.

Кристаллы кварца растут. Созерцать процесс их роста — быть очевидцем иной жизни, ибо считается, что на нашей планете есть две формы бытия: — белковая, к которой принадлежат люди, флора и фауна, и кремниевая.

Роль магических хрусталя и кварца могут выполнять и наши глаза. Смотрящие пристально, не мигая, с истекающей из них психической энергией колоссальной силы, они производят неотразимое впечатление. Нет, наверное, на свете людей, которые бы хоть раз в жизни не испытали силы такого взгляда или сами не оказали им воздействия на кого-либо. Иным подобный взгляд дается от природы. Но его можно и выработать способами, о которых уже говорилось.

Другие приемы гипнотизации

Усыпление по Левенфельду

К началу XX столетия метод вербального (словесного) гипноза окончательно принял современные черты. Вот, например, как он выглядел у известного в то время немецкого исследователя и практика гипноза Левенфельда[2].

«Гипнотизируемому, расположившемуся на диване или в кресле, я говорю: „Лежите спокойно и не заботьтесь ни о чём. Вами всё больше и больше овладевает чувство покоя, приятного, удобного покоя. Все нервы, все члены, всё тело успокаивается.

Голова устает всё больше и больше. Усталость всё больше возрастает — руки, ноги, всё тело становятся усталыми, тяжелыми, вялыми. Усталость переходит и на глаза.

Глаза тяжелеют, устают всё больше и больше. Зрение становится всё туманнее, всё неяснее, всё слабее.

Глаза устали совсем, совсем отяжелели. Веки опускаются всё ниже и ниже, смыкаются всё больше и больше и вот теперь совсем закрываются (при этом внушении объект фиксации — рука гипнотизера — постепенно опускается. Если глаза при этом не закрываются произвольно, гипнотизируемому дается знак закрыть их).

Глаза закрыты совсем, усталость и сонливость растут. Во всём теле становится всё спокойнее и всё тише.

Дыхание медленное, спокойное, ровное. Сердце бьется спокойно и медленно — в голове всё спокойнее и спокойнее.

Мысли исчезают, становятся всё более и более вялыми, их всё меньше и меньше. А вот они уже и начинают путаться. Всё путается в голове, всё стирается, всё исчезает. Вами всё больше и больше овладевает дремота. Вы тихо и спокойно засыпаете. (Последние фразы произносятся всё более пониженным голосом, который, в конце концов, переходит в шепот).

Вам становится всё приятнее и приятнее. Сонливость, забытье растут всё больше и больше. Вы не думаете ни о чём больше, ни о чём не заботитесь, ничего не знаете.

Вы не видите ничего. Слышите только невнятно и как будто откуда-то издалека. Вы ничего не чувствуете. Сознание исчезает куда-то.

Вы всё крепче и крепче засыпаете. Сон ваш всё глубже и глубже, всё крепче и крепче. Вы засыпаете спокойно и сладко. Вы спите спокойно и крепко“».

Усыпление по Форелю[3]

Вот еще один метод, применявшийся в конце прошлого века[4].

«Пациента усаживают в кресло, заставляют его смотреть себе в глаза в течение нескольких секунд, но не больше одной или, в крайнем случае, двух минут и заявляют ему громким и уверенным, но несколько монотонным голосом, что у него всё идет превосходно, что глаза его становятся уже влажными, что веки его тяжелеют, что он чувствует приятное тепло в ногах и руках.

Вслед за этим заставляют его фиксировать два пальца (большой и указательный) левой руки (гипнотизера), которые затем незаметно мало-помалу опускаются, с целью выполнить опускание век. Если веки опускаются, то цель достигнута. В противном случае пациенту говорят: „Закройте веки“.

Вслед за тем поднимают руку пациента, прислоняют её к стене и говорят, что она оцепенела.

Лучше всего тут же заявить ему, что кисть этой руки непреодолимо притягивается к голове. Если это не достигается, то слегка помогают этому, внушают определенно и убедительно, внушают в то же время и исчезновение мыслей, послушность нервов, благосостояние, спокойствие, дремоту.

Как только замечают, что одно из этих внушений начинает действовать, так тотчас же стараются это использовать, подчеркивают это и предлагают пациенту подтвердить это кивком головы.

Каждое подтвержденное внушение является вначале значительным активом, который необходимо использовать для дальнейших внушений: „Смотрите, как это прекрасно действует! Вы крепче засыпаете. Ваша рука цепенеет всё больше, вы уже не можете её опустить!“ (Пациент делает успешную попытку, ему препятствуют в этом и заявляют решительно: „Нет-нет, когда вы хотите её опустить, она сама поднимается к голове! Вы видите, я всё больше притягиваю её к голове!“ И так далее.)»

Усыпление по Фогту1

В отличие от своих современников Фогт применял метод повторного усыпления. Метод заключался в нескольких коротких гипнотизациях, прерываемых пробуждениями.

Если коллеги Фогта стремились к немедленному усыплению, то он, наоборот, эту цель отодвигал на будущее. Добившись легкой гипнотизации, он через короткое время пробуждал пациента и спрашивал о результатах внушения. С учетом ответов, проводил повторную гипнотизацию. После пробуждения и расспросов, осуществлял третью гипнотизацию и т. д.

Точно сообразуя внушение с индивидуальностью пациента, дозируя внушения, повторяя и усиливая их по мере необходимости, видоизменяя методы гипноза, он тем самым добивался прекрасных результатов. Даже неподдающихся гипнозу Фогт нередко усыплял с первого раза.

Наряду с подобными вышеизложенным в прошлом имели распространение приемы, пришедшие к нам из Индии. В измененной форме кое-где они применяются и в настоящее время.

Гипноз танцем

Несколько человек начинают танцевать, сосредотачивая свои мысли на определенном желании и адресуя их одному из танцоров. Вскоре он впадает в бессознательное состояние. Это состояние превращается в транс по окончании танца. Тогда ему задают вопросы, связанные с ясновидением. Полученные ответы истолковываются и служат основой для принятия решения.

Этот прием был распространен у племен, находившихся на низкой стадии развития.

Гипнотизирует нос

Этот прием распространен среди индийских йогов и их последователей для самогипноза или приведения себя в трансовое состояние.

Сидя в удобной позе, человек всё свое внимание сосредотачивает на кончике собственного носа. Сведение зрительных осей при ритмичном дыхании быстро приводит в гипнотическое состояние.

Иногда в этом принимает участие и гипнотизер. Он делает пассы перед лбом человека, сосредоточившимся на кончике своего носа.

Гипноз дуновениями

Точка между бровями у йогов считается внешним проявлением «третьего глаза» — духовного центра ясновидения. Надо внушить пациенту, чтобы он поддавался сну и долго дуть в эту точку, желательно через тонкую трубочку.

Гипноз с помощью языка

Один из распространенных приемов приведения себя в трансовое состояние в йоге заключается в том, что человек заворачивает язык и касается его кончиком альвеол в верхней челюсти. Тем самым замыкается кольцо, по которому циркулирует внутренняя энергия. В это время гипнотизер делает пассы перед лицом и полузакрытыми глазами пациента.

Гипноз палочкой

Очень опытные йоги и факиры умеют вызывать гипнотический сон заостренной палочкой, которой водят перед глазами пациента.

Гипноз по часам

Этот способ также связан с «третьим глазом» (см. «Гипноз дуновениями»). Гипнотизёр делает пассы перед лбом пациента и одновременно внушает ему, что он заснет в определенное время. При этом поглядывает на часы, чтобы доказать, что сон наступит тогда, когда он сказал.

Гипноз точками на веках

Пациента просят поднять глаза вверх и опустить веки. Внимание при этом он должен сконцентрировать на точке внутри или вверху век. В то же время гипнотизер внушает пациенту, что он заснет от этой операции.

Гипноз затыканием ушей

Пациенту предлагают заткнуть плотно уши своими пальцами. При этом он будет слышать звуки от разбивающегося стекла. Ему предлагается сконцентрировать внимание на звуках. Говорят, что такой способ приносит эффект даже без участия гипнотизера.

Гипноз пальцами

Йоги считают, что в верхней части головы под черепной крышкой находится вместилище души. Поглаживая это место пальцами, гипнотизер может вызвать сон.

Гипноз взглядом

Этот индийский способ в свое время был широко распространен в Европе. Его не забыли и современные гипнотерапевты. Вот как описывает способ автор популярной в прошлом книги по гипнозу Гирам Джаксон:

«В той комнате, где вы намерены принимать ваших пациентов, поставьте постель с изголовьем не выше шести дюймов (1 дюйм = 2,54 см). Уложите пациента во всю длину на это ложе, а сами сядьте у его изголовья.

Наклонитесь над его головой таким образом, чтобы вы могли смотреть ему прямо в глаза. Для большего пояснения, упомяну еще, что в данном случае пациент не должен смотреть в ваши глаза.

Теперь наклонитесь над пациентом так, чтобы его лицо было на расстоянии 4–6 дюймов. Пристально смотрите в его глаза и требуйте от него такого же пристального взгляда. Вы не должны говорить ни слова, а также и вокруг, в смежных комнатах, не должно быть ни малейшего шума, чтобы вы не отвлекались.

Так вы должны просидеть, если нужно 1–2 часа, настоятельно думая о том, что пациент должен заснуть.

Спустя полчаса, или даже менее, веки больного начнут мигать. Но одно слово из ваших уст снова прикует его внимание, и он опять попытается держать глаза открытыми.

Эти усилия будут постепенно ослабевать. Наконец чувство усталости настолько возьмет верх, что он не будет более в состоянии противиться сну, и глаза его совсем закроются.

Когда вы пробуете этот метод, вам нет необходимости испытывать, впал ли ваш пациент в гипнотическое состояние.

Этот метод всегда сопровождается успехом, если предположить, что ваш пациент не склонен намеренно вас обманывать. Ваш пациент непременно впадет в состояние, известное под названием магнетического сна»[5].

Тот же автор приводит еще некоторые способы гипнотизации, которые вряд ли являются его изобретением. Вот некоторые из них.

Гипноз по визитной карточке

«Напишите на листке бумаги или лучше на своей собственной визитной карточке черными буквами слово „спи“. Прикажите затем субъекту смотреть на карточку и настоятельно повторяйте ему, что всякий раз, как его взор будет падать на этот предмет, он тотчас же будет погружаться в глубокий гипнотический сон, причем всё время он будет слышать ваш голос, который будет ему говорить: „Спи!“

Достоинством метода является то, что для него нет ни времени, ни расстояния. Стоит лишь взглянуть на визитную карточку, как Морфей принимает вас в свои объятия. На любом расстоянии от гипнотизера».

Так это или нет, предоставляется выяснить всем желающим.

Гипноз счетом

Этот метод адресован нервным женщинам, но может быть примененным и к мужчинам.

«Заставьте вашу больную удобнее расположиться на софе и обратитесь к ней со следующими словами:

„Вы должны исполнять в точности то, что я вам предпишу. Я буду громко считать и усыплю вас под этот счет. Но по мере того, как я считаю, вы должны попеременно открывать и закрывать глаза. Теперь пока закройте глаза и держите их так, пока я начну считать; а как только я скажу „раз“, на секунду откройте глаза и взгляните на меня, а потом снова закройте.

Когда скажу „два“, опять на секунду откройте, взгляните на меня и снова закройте и т. д.“

Затем медленно считайте от 1 до 20. Причём между каждыми двумя числами делайте паузу на 5 секунд. Затем снова начинайте с одного, делая между двумя числами промежуток в 15 секунд.

В моей практике никогда не приходилось идти дальше третьей серии. Обыкновенно пациентка вследствие напряженного внимания при таком следовании моему предписанию и стремления приспособиться к нему необычайно утомлялась и после нескольких успокоительных внушений погружалась в глубокий сон».

Джаксон дает следующее объяснение эффективности метода:

«Поднимание и опускание век производит в них отяжеление, наводящее сон. Тот факт, что глаза закрыты, делает, наконец, пациентку более восприимчивой к внушению сна, так как это прекращает её сношения с окружающим и не дает ей развлекаться. Многие врачи говорили мне, что при помощи этого счетного приема им удавалось иметь успех даже с самыми упрямыми женщинами, которых они усыпляли».

В заключение он приходит к выводу, над которым стоит подумать: «Было бы большим заблуждением утверждать, что та или другая особа не способна поддаться влиянию потому только, что известный метод на нее не подействовал. В таком случае доктор должен прибегнуть к другому методу».

Гипноз ударом

Этот способ применялся во время массовых сеансов гипноза.

«Профессор подходит к краю эстрады и в тот момент, когда субъект ставит на нее ногу, он вдруг одной рукой наносит ему удар по затылку, между тем, когда публика думает, что он хочет ему помочь войти.

Этот удар имеет целью усилить замешательство новичка. Не давая ему времени опомниться, гипнотизер ладонью другой руки довольно крепко сжимает ему подбородок, так что получается новый толчок, передающийся через нервы позвоночному столбу и причиняющий в настоящий момент бесчувственность. Субъект ощущает шум в ушах и как бы теряет сознание.

В этой стадии гипнотизер должен решительно и строго приказать: „Спи! Скорее засыпай!.. Теперь ты внезапно погрузишься в сон!“

Во многих случаях этот прием сопровождался успехом. Субъект закатывал глаза и с этого момента находился в состоянии сомнамбулизма.

Эта метода сценического гипнотизма совершенно верная, но подробности ее, всё-таки, не должны быть видимы или понимаемы публикой. Толчок под подбородок должен быть едва заметен для присутствующих и отнюдь не должен быть грубым или причинять боль. Его нужно дать быстро, и тогда он обыкновенно обеспечивает успех».

Гипноз испугом

Приведённый выше способ, как и следующий, относятся к виду мгновенного гипноза. В основе того и другого лежит страх или испуг, овладевающий пациентом или партнером по сцене во время сеанса массового гипноза.

«Для этого можно воспользоваться серебряным ящичком или другим подобным блестящим предметом, который подносят к глазам субъекта и положительно утверждают, что он не может отвести от него глаз, что он вынужден повсюду следить за ним глазами, куда бы его не уносили.

Разумеется, при этом не надо давать времени субъекту для размышления, ибо иначе он тотчас же узнает, что в ящике нет никакой притягательной силы, заставляющей его не отводить от него глаз».

А если субъект страстно захочет узнать, что скрывается в ящике, и пойдет к нему или протянет руку? На такой поворот событий Джаксон дает следующий совет: «При этом движении субъекта гипнотизер кладет ему руки на глаза и закрывает веки, говоря: „Ты не спишь, а между тем ты не можешь открыть глаза“».

Гипноз своими глазами

Гипнотизёр говорит пациенту: «Закройте глаза. Теперь закатите глазные яблоки насколько возможно под лоб так, чтобы почти что казалось, будто они находятся в мозгу.

Теперь внушайте насильно самому себе, что вы не можете открыть глаз. Попытайтесь изо всех сил поднять веки, в то время как будете закатывать глаза назад.

Вы увидите, что вам совершенно невозможно открыть глаза. Но вы пытайтесь еще чаще и настойчивее сделать это. Вы должны сосредоточить свои мысли там, в мозгу, где находятся ваши глаза, и скоро вами овладеет глубокий гипноз.

Вы ничего не будет слышать, что происходит в комнате, и всё свое внимание будете посвящать исключительно моему голосу».

Глаза и зрение в гипнозе играют значительную роль. Вот еще несколько приемов, основанных на их использовании.

Гипноз движениями пальцев

Вытянутыми пальцами гипнотизер вертит вокруг головы пациента, стараясь, чтобы они проходили перед его глазами. При этом через равные промежутки времени дует в точку между глазами — в область «третьего глаза».

Гипноз повторением слова

Субъект должен сидеть удобно и ритмично, тихим голосом повторять односложное слово. Например: «Сплю… Сплю… Сплю…» В это же время гипнотизер делает пассы перед его глазами и активно желает ему глубокого сна.

Гипноз запретом

Гипнотизёр некоторое время пристально смотрит в глаза пациента, затем объявляет, что тот теперь навсегда лишился возможности закрыть их. Теперь глаза его будут всегда открытыми.

Хорошо внушаемый человек так и не сможет закрыть глаза. Если он всё же сделает это, внушите ему, что теперь он больше никогда их не откроет.

Гипноз взглядом вверх

Смотреть вверх обоими глазами — превосходное средство впасть в гипнотический сон. Особенно если этому помогает внушениями хороший гипнотизер.

Гипноз с глазу на глаз

Гипнотизёр и пациент некоторое время пристально смотрят друг другу в глаза. Затем гипнотизер приказывает пациенту опускать веки в том темпе, в котором он сам их закрывает, и останавливать это мигание по команде. Проделывать это следует в течение пяти минут. В конце этого времени пациент получает приказ закрыть глаза и открыть лишь тогда, когда получит разрешение.

Гипноз шариком

Гипнотизёр держит перед субъектом металлический или хрустальный шарик таким образом, чтобы тот видел в нём свое изображение.

Субъект должен сосредоточить всё свое внимание на этом изображении и получать внушение, что его глаза уменьшаются и закрываются.

Правая рука гипнотизера при этом должна лежать на голове субъекта.

Гипноз одним глазом

Гипнотизёр сажает субъекта перед собой и предлагает ему закрыть один глаз. Затем делает пассы перед закрытым глазом и внушает субъекту, что он не может открыть глаз, даже если приложит для этого все силы.

То же можно проделать и с обоими глазами.

Гипноз лампой

Гипнотизёр держит перед субъектом включенную лампочку или фонарик и предлагает ему попеременно закрывать и открывать глаза. Попутно внушает, что в скором времени субъект вообще не сможет их открыть. Это приведет к утомлению глаз, и они закроются.

Гипноз зеркалом

Гипнотизёр дает пациенту зеркало и приказывает ему внимательно смотреть в отражение своих глаз. Зеркало следует держать примерно в 25 см от лица. После некоторого времени большинство пациентов впадает в глубокий гипнотический сон.

Гипноз черной точкой

Гипнотизёр усаживает субъекта лицом к свету за столик, на котором лежит лист бумаги с черной точкой диаметром 5 мм. Садится напротив него и берёт за обе руки у пульса. Требует пристально смотреть, не отрываясь, на черную точку. Сам смотрит в лицо субъекта, часто и внушительно приказывая ему думать о сне.

Гипноз переносицы

Гипнотизёр садится напротив пациента. Его глаза находятся выше уровня лица пациента. Правой рукой нащупывает пульс на левой руке пациента и оставляет её там. Левую руку кладет на правое плечо пациента.

Приказывает пациенту смотреть ему в глаза и расслабиться, полностью доверяясь.

В течение пяти минут фиксирует свой взгляд на переносице пациента. Потом производит устное внушение сна. Заходит сзади и приказывает пациенту закрыть глаза. Проводит пальцами по его векам сверху вниз.

Через пять минут несколько раз повторяет: «Спите! Вы уже спите!»

Гипноз ладонью — 1

Гипнотизёр располагает свою открытую ладонь на расстоянии 8-12 см несколько выше уровня глаз субъекта. Предлагает ему смотреть в центр ладони, не отвлекаясь на посторонние мысли. Старается вызвать поток тепла из ладони.

За счет сильного утомления глаз появляется желание закрыть их. Заметив это, гипнотизер производит устное внушение сна.

Гипноз ладонью — 2

Правая рука гипнотизера с вытянутыми пальцами лежит на голове субъекта. При этом субъект смотрит гипнотизеру в глаза. Гипнотизер монотонным голосом внушает ему, что он вот-вот заснет. Одновременно медленно давит на голову субъекта, который вследствие этого вскоре закрывает глаза.

Этот прием очень эффективен в отношении лиц, легко поддающихся гипнозу.

Гипноз скоростью

Металлическим или хрустальным шариком на расстоянии 15 см от лица гипнотизер делает движения перед глазами пациента, постепенно наращивая скорость. Затем резко уменьшает ее. Проделав это несколько раз, добивается глубокого гипнотического погружения.

Гипноз свечой

Гипнотизер подносит как можно ближе к глазам пациента зажженную свечу (лампочку, фонарик), затем удаляет ее. Снова приближает и удаляет. Делает так до тех пор, пока не добивается усыпления.

Гипноз холодной водой

Пальцами, смоченными холодной водой, гипнотизер легко скользит по лицу субъекта, начиная от корней волос и до подбородка. При этом указательный палец проходит по правому глазу, средний по носу, а безымянный по левому глазу. Одновременно внушает субъекту, что глаза его закрываются, несмотря на все усилия держать их открытыми.

Гипноз закрытыми глазами

Субъекту предлагают закрыть глаза и положить на них свою ладонь. Продержав его некоторое время в таком положении, гипнотизер внушает, что он должен впасть в глубокий сон. Для этой цели гипнотизер напрягает всю свою волю. Если субъект чувствителен, то он засыпает очень быстро.

Существует и ряд приемов, которые условно можно назвать тактильными, т. е. использующими чувство осязания. Вот некоторые из них.

Гипноз с помощью спины

Гипнотизер касается пальцами спины субъекта и сосредотачивается на том, что он с закрытыми глазами пойдет по комнате и дотронется до такого-то предмета. При этом гипнотизер должен следовать за субъектом, ни на мгновение не отпуская его спину.

Субъект не замедлит прикоснуться к избранному предмету. После этого следует разрешение открыть глаза.

Гипноз с помощью позвоночника

Гипнотизер кладет ладонь правой руки на макушку пациента, а левой проводит пассы вдоль позвоночника или гладит его, внушая в то же время, чтобы он впал в состояние гипноза. Чувствительный пациент обычно поддается сразу.

Гипноз рукой об руку

Гипнотизер предлагает субъекту положить свою руку на его. При этом уверяет, что при всём желании и старании субъект не может убрать свою руку. Так обычно и происходит.

Гипноз тремя пальцами

Гипнотизер нажимает на затылок субъекта тремя пальцами (всё равно какими). Проделывает это с перерывами несколько раз. При этом внушает субъекту, что он не может открыть глаза. Понемногу приходит сон, а потом и гипноз.

Существуют и приемы, ориентированные на использование чувства слуха. Вот два из них.

Гипноз звуком

Медленно и ритмично гипнотизер бьет железным прутиком или ложкой по металлической вазе или другому предмету из этого же материала. При этом напоминает пациенту, что он заснет, когда прозвучит сотый удар.

Гипноз часами или колокольчиком

Гипнотизер предлагает субъекту закрыть глаза и слушать тиканье часов или звон маленького колокольчика. Затем внушает субъекту, что он заснет под эти звуки. Потом медленно отодвигает часы или колокольчик на такое расстояние, на котором их звуки не будут слышны субъекту.

Чувствительный человек потеряет сознание, как только перестанет слышать звук, на который ему было предложено обратить внимание.

Гипноз и магнетизм тесно связаны и нередко действуют в союзе друг с другом. Вот два приема, в которых магнетизм помогает гипнозу.

Гипноз водой

В присутствии пациента гипнотизер делает пассы поверх стакана с чистой водой. Говорит ему, что если пациент выпьет эту воду, то тотчас же заснет. Затем предлагает выпить воду и делает пассы от головы до коленей пациента. Тот может быстро заснуть.

Гипноз окроплением

Этот же результат может быть достигнут, если пациента окроплять той же заряженной водой из стакана.

И в заключение несколько приемов, стоящих особняком.

Гипноз части тела

Иногда бывает необязательно гипнотизировать всего человека. Можно ограничиться и какой-либо частью его тела. Для этого, удобно усадив или уложив пациента, делают пассы над той именно частью, с которой хотят работать. Как только эта часть тела поддастся гипнозу, пациент теряет контроль над ней: мускулы остаются неподвижными, а чувствительность исчезает.

Гипноз дыханием

Гипнотизер предлагает субъекту медленно и ритмично сделать 6–9 вдохов и выдохов. Затем делает пассы перед глазами и грудью субъекта, делая устное внушение сна.

Гипноз словом «сон»

Гипнотизер предлагает субъекту 70 раз произнести слово «сон» таким образом, чтобы при каждом слове он закрывал глаза. Гипнотизер стоит рядом и также повторяет это слово. К концу такой операции субъект будет в состоянии гипнотического погружения.

Гипноз книгой

Гипнотизер открывает книгу перед субъектом и предлагает ему медленно читать каждое слово по слогам. При этом внушает ему, что он заснет прежде, чем дойдет до последней страницы.

Вот далеко не полный перечень способов гипнотизации. Их существует гораздо больше. Многие из них, успешно применявшихся магами прошлого, утеряны безвозвратно.

Некоторые сложны, требуют определенных условий и подготовки. Но даже тех, которые здесь приведены, вполне достаточно для современного человека, могущего быть как гипнотизером (экстрасенсом), так и субъектом (пациентом).

Последнее у него чести не умаляет.

Как разбудить загипнотизированного

Во все времена имели хождение обывательские слухи о людях, которые не могли выйти из состояния гипнотического сна. Какие только не рассказывают страшные истории. То загипнотизированный ходит, как лунатик, пугая окружающих. То его не могут разбудить даже опытные врачи. То гипнотический сон превращается в летаргический, и гипнотик спит долгие годы, принося страдания родным и близким.

Однако эти интригующие слухи лишены основания. Таких фактов нет и попросту не может быть, ибо гипнотическое воздействие строится на условных рефлексах, которые не могут привести к радикальным изменениям в физиологической деятельности, в том числе к длительному сну.

Случается иногда, что гипнотизеры-любители погружают в сон легко поддающегося субъекта и потом не умеют его разбудить. Это приводит их в замешательство, усугубляемое реакцией очевидцев. Тогда спешат за помощью к врачам. Хорошо, если среди них находится разбирающийся в гипнозе. Если же такового нет, то медики могут только ухудшить дело, напрасно утомляя гипнотика.

Опытный гипнотизер, разумеется, всегда выведет субъекта из гипнотического погружения. Он даст загипнотизированному установку немедленно проснуться по определенному сигналу. Сигналами могут быть счет до трех, щелчок пальцами, слабый свист и др.

Другим способом является установка на то, чтобы субъект сам проснулся через определенное время, допустим, через 20–30 минут.

Иногда помогает легкое прикосновение рукой к телу, слабое дуновение в лицо, четко произнесенная команда: «Проснитесь!»

У некоторых людей имеются на голове так называемые гипнофренологические участки. Надавливание на них иногда вызывает быстрое пробуждение.

Во всех случаях следует поступать решительно и энергично, не проявляя страха, растерянности, грубости.

Если уж ничего помочь не может, тогда загипнотизированного следует уложить в постель или на диван и дать ему возможность спать спокойно до тех пор, пока он не проснется.

Десятое правило

Внушение внушению — рознь. Одно и то же требование гипнолога, обращенное к конкретному лицу, может быть им выполнено или нет. Здесь всё зависит от таланта или профессионализма производящего внушение.

Если гипнолог мастер, то для него нет ничего невозможного. Если профан и невежда, происходит дискредитация гипноза. Люди теряют веру в него, а мастеру приходится тратить больше сил для исправления ошибок своих нерадивых коллег.

— Я уже всякую надежду потеряла, что он переменится, — жаловалась женщина средних лет, показывая глазами на сына. — Что мы только с мужем не делали! По душам говорили, стыдили, советовали, примеры приводили, книги нужные покупали, педагогов и психологов нанимали. Ничего не помогает! Ненормальный растет, не такой, как все дети.

— Пороки имеет? — спросил Гончаров.

— Слава Богу, нет. Не курит, не выпивает, о наркотиках представления не имеет, не ругается. Само собой не хулиганит и не безобразит. Но нам от этого не легче. Иногда мы с мужем, грешным делом, думаем: «Лучше бы из него обычный лоботряс вырос, чем такой неврастеник!»

— Этого желать не следует, — заметил Гончаров, — ибо так может случиться. Зло активно, а добро, к сожалению, пассивно. Как он учится?

— Да никак! — воскликнула мать. — Совсем в школу не ходит.

— Почему?

— Боится.

Женщина сделала паузу и с горечью пояснила:

— Его там дразнят и обижают из-за бельма на глазу. «Перископом» зовут. Он же у нас высокий.

Гончаров перевел взгляд на её сына. Это был парень лет шестнадцати, рослый и хорошо сложённый, в грязных джинсах и заношенной рубашке. Почти весь правый глаз закрывало большое бельмо.

— Из-за этого недостатка у Алёши развился комплекс. Он считает себя уродом, калекой, — продолжала мать. — Ему кажется, что все над ним смеются и издеваются, как в школе. Он даже на улицу старается не выходить. А куда-нибудь на дискотеку или в кафе послать вообще невозможно.

Гончаров не сводил глаз с его лохмотьев. Мать перехватила взгляд:

— Опустился, вот, как бомж. Одеждой не интересуется. У нас в доме полный достаток. Шифоньер целый забит его костюмами, куртками, рубашками. Покупаем ему самое модное, а он ничего одевать не хочет.

— Друзья-то есть?

— Нет. Бирюк он, — ответила женщина и обратилась к сыну. — Витька почему перестал заходить?

— Мы расстались, — неохотно ответил Алёша.

— Почему?

— Не хочу говорить.

— Вот такой он, — вздохнула мать. — Единственный соседский мальчик, приличный такой, ходил к нам и тот перестал. А наш сын вообще ногой ни к кому. Отец хотел ему ко дню рождения яхту подарить — у нас дача на Клязьминском водохранилище… А он говорит: «Зачем?» Ничем не интересуется!

— Вы к специалистам обращались? — опросил Гончаров.

— Были у них, — с пренебрежением ответила женщина. — В центрах, салонах, академиях. Даже у гипнотизеров. Все только деньги берут. Один, правда, честным оказался: денег за свой гипноз, бесполезный, не взял и рекомендовал к вам обратиться.

— Хорошо, — сказал Гончаров. — Позвольте нам побыть наедине.

— Женщина вышла. Её сын, закинув нога на ногу, сидел в кресле и безучастно рассматривал свои грязные ногти.

— Всю отцовскую библиотеку перечитал? — опросил Гончаров.

— Не всю, — с удивлением в голосе ответил Алеша. — Откуда вы знаете, что я много читаю?

— Основной метод Шерлока Холмса — дедукция.

— То есть?

— Имеешь много свободного времени — раз. Пороками не отягощен — два. У тебя высокий лоб — три.

— При чём здесь лоб?

— Большому лбу требуется много информации — это почти закон.

— Вообще-то я почти Новую энциклопедию прочел. Третье издание, — признался Алеша.

— С девушкой почему не поговоришь?

— Вы и это знаете? — широко открыл глаза парень. Бельмо при этом почему-то сузилось и стало почти незаметным.

— Я многое знаю… Так почему не признаёшься?

— Алеша помолчал и ответил:

— Подойти боюсь… Отошьёт меня, такого.

— Ты в этом уверен?

— Да…

— Значит, ты её любишь, а она об этом и не догадывается, подвел итог Гончаров. — Я бы на твоем месте подошел и признался. Девушки любят, чтобы их любили, — извини за каламбур. Она может и ответить на твое чувство.

— А если отмажет?

— Отрицательный результат в науке тоже считается результатом.

— То в науке, — вздохнул Алеша.

Наступила пауза. Её нарушил парень:

— Гипнотизировать сейчас будете или потом?

— С чего ты взял, что я это буду делать? — удивился Гончаров.

— Вы же гипнотизер.

— Ну и что? Я к тому же еще и химик. Что, мне с тобой и химическую реакцию проводить? Но ты, я вижу, о гипнозе невысокого мнения.

— Да.

— Почему?

— Не помогает суггестия ваша, — скривился Алеша.

— Ты и это знаешь? — широко раскрыл глаза Гончаров.

Голос его располагал к откровенности, Алеша оживился. Ему стало интересно говорить. А Гончаров слушал внимательно.

— Я гипнозу не поддаюсь. Меня четыре гипнотизера обрабатывали и ничего у них не вышло. Потому что я книжки по гипнозу читал. Знаю даже правила внушения наяву.

— Это интересно. Можешь их назвать?

Парень подумал и ответил:

— Гипнотизер должен быть уверенным в себе.

— Правильно, — сказал Гончаров. — Те, кто тебя гипнотизировал, были уверенными?

— Да. Только у них со мной не вышло.

— Хорошо. Продолжай.

— Гипнотизер должен говорить громко, ясно, четко.

— Тебе так говорили?

— Конечно, но у них…

— Можешь не повторяться, — предложил Гончаров.

— Ещё он должен смотреть в глаза. Не злиться, не спорить, быть решительным. Не оценивать и не оскорблять гипнотизируемого.

— Всё перечислил?

— Нет, сейчас еще вспомню.

Алеша поднял глаза к потолку и наморщил свой высокий лоб. Гончаров терпеливо ждал.

— Вот еще что: гипнотизер должен быть расслабленным и использовать местоимение «я».

— У тебя прекрасная память, — похвалил Гончаров. — Я тоже интересовался гипнозом, когда мне было ровно столько, сколько тебе сейчас. Всё вспомнил?

— Последнее: гипнотизер должен дать установку. Как это?..

— На требуемое ожидание, — подсказал Гончаров. — Он должен объявить в самом начале, чего он хочет, зачем и почему.

Алеша кивнул в знак согласия.

— Всё назвал?

— Кажется…

— Молодец. Ты перечислил девять необходимых правил успешной работы гипнолога. Есть, правда, еще одно.

Оно, как и остальные, несложное, но о нём частенько забывают, — сказал Гончаров. Наверное, его не применяли те, кто пытался произвести тебе внушение. Неудача их этим и объясняется.

— А какое правило я забыл? — спросил Алеша.

— Ты хочешь овладеть гипнозом?

— Мне интересно.

— Тогда приходи к нам на курсы, — пригласил Гончаров. Совершенно бесплатно. Хоть ты и имеешь кое-какие знания, тебе там будет интересно. Узнаешь для себя много нового, встретишь интересных людей, попрактикуешься.

— Когда они начнутся?

Гончаров назвал дату проведения занятий и место — Дом культуры ГУВД. Дал понять, что разговор закончен, и по обычаю пошел провожать парня к двери. Неожиданно остановился и сказал:

— Да, вот что. На занятия собираются приличные люди. Постарайся получше одеться. Сбрось эти грязные портки, надень чистую рубашку, туфли хорошие. Стань элегантным. У тебя это получится. Я же чувствую, ты человек со вкусом. И надень темные очки, закрой это дурацкое бельмо, о котором такой умный парень, как ты, должен вообще забыть. Уверен: наденешь очки — оно исчезнет для окружающих и тебя. И вообще, стань другим человеком. Вернись в школу уверенным, сильным, смелым. Превратись из гадкого утенка в прекрасного лебедя. Я же знаю, у тебя есть колоссальные силы для этого. Почему же их не использовать?

Алексей остолбенел. Лицо его превратилось в застывшую маску, в глазах появилось выражение крайнего изумления, рот раскрылся для того, чтобы что-то спросить или сказать. Но Гончаров открыл дверь и буквально вытолкал его.

Алеша прошел полный курс обучения и получил красный диплом гипнолога. Гончаров, читая лекции, часто на него поглядывал и про себя восхищался.

Да и как было не залюбоваться высоким стройным юношей, элегантным, в темных очках на узком интеллигентном лице? Он задавал интересные вопросы и демонстрировал глубокие знания. Трудно предсказать станет ли он профессиональным гипнологом. В его возрасте далеко не загадывают. Но то, что он формировался, как личность — было бесспорно, и Гончаров по праву гордился своей победой.

— Что с ним произошло? — недоумевала мать. — Неужели на Алёшу ваше мастерство подействовало?

Сама же себе отвечала:

— Нет, гипноз на него не действует. Всё дело в генах. Сынок мой в деда пошел.

После окончания занятий Алеша подошел к Гончарову и сказал.

— Теперь я знаю десятое правило успешного внушения. Гипнотизер должен прекрасно понимать партнера, ловить его мельчайшие реакции, сопереживать ему.

— Этим правилом должен руководствоваться каждый человек, а не только гипнолог, — ответил Гончаров.

Сбили над Кремлём

Однажды в Школу пришел ученик, экстрасенс, кстати, с перевязанной головой.

— Что случилось? — спросил Гончаров.

— Понимаете, — ответил тот, — ночью я вышел в астральный мир. Полетел к Кремлю и над ним меня сбили. Знаете, какая там защита?

Гончаров посмеялся про себя, а потом задумался. Нельзя, конечно, на все сто процентов отвергать объяснения ученика — чего в жизни не бывает? Скорее всего, так не было. А в целом этот анекдотический случай свидетельствует о неумении работать с образами. Распространённое, к сожалению, явление среди интересующихся гипнозом, магией, оккультными науками.

В той или иной форме «над Кремлём сбивали» немалое число обучавшихся в Школе.

— Как-то вы говорили, что в любом коллективе находятся люди, берущие на себя энергетику, адресованную всем, — обратилась однажды к Гончарову его слушательница, женщина лет 55, яркая брюнетка из тех, которых иногда называют «пиковая дама».

— Да, я утверждаю это на основании исследования немецких специалистов и личного опыта, — подтвердил Гончаров.

— Вы приводили абстрактные примеры. Если, скажем, в одном месте собрать пятьсот человек, абсолютно не поддающихся гипнозу, то среди них обязательно кто-то сцепит руки по внушению гипнолога… И наоборот: если собрать пятьсот сомнамбул, двадцать сцепят руки, а остальные не поддадутся, — вспомнила «пиковая дама».

— У меня нет объяснения этому явлению.

— У меня тем более. Но я хочу спросить вот о чём: в небольших коллективах оно встречается?

— Закономерность не распространяется только на одного человека, — ответил Гончаров. — Вас что-то конкретно интересует?

— Да. Я работаю в правительственном учреждении, — сказала женщина. — Судеб России мы, конечно, не решаем, но делаем ответственную работу. Подготовленные нами документы поступают в правительство. Оттуда же нам опускают задания. Мы должны их качественно выполнять. Ошибок, сами понимаете, на таком уровне быть не может.

Она говорила властным, не терпящим возражений голосом. Гончаров и не думал с ней пререкаться. Он просто слушал.

— Я возглавляю ведущее подразделение — отдел планирования. Вам должно быть известно, что даже при рыночной экономике кое-что планируется.

— Разумеется, — с тонкой улыбкой кивнул Гончаров.

— Не буду объяснять суть нашей работы, вы всё равно ничего не поймете. Короче, у меня в подчинении семь классных специалистов. Все с большим опытом и знаниями. Кое-кто старается изо всех сил, кое-кто с ленцой, но все вместе мы дружно тянем воз и маленькую тележку наших нелегких обязанностей.

«Пиковая дама» сделала паузу и продолжала:

— До недавних пор руководство нами было довольно. Нас ставили в пример другим и щедро поощряли. Но около года назад началась черная полоса. Один за другим пошли проколы и промахи. Разумеется, посыпались нарекания. Стали грозить оргвыводами. Начали искать виноватых. И не нашли. Вроде все всё делают правильно, а ошибки получаются. Откуда — понять не можем! Мистика какая-то!

— Интересно, — согласился Гончаров.

— Одно время нас хотели даже расформировать. Но благодаря связям мужа этого не сделали. Пока…

— Неудачи продолжаются?

— К сожалению… То в цифрах ошибаемся, то в фактах, то фамилии и должности перепутаем. Знаете, как на это начальники обижаются? Они же такие самолюбивые — ужас.

— Знаю, — вздохнул Гончаров, вспомнив свои мытарства по сановным кабинетам.

— Как-то в слове «учебный» одну букву пропустили и получилась нецензурность… Смех и слёзы! А крику было! Заменили двух сотрудников новыми, но ничего не изменилось. Поставили компьютеры пятого поколения, сменили факсы, модемы, связь — не помогает.

Разволновавшись, дама достала из сумочки пачку «Житана», закурила. Некурящий Гончаров табачный дым не выносил, но из деликатности сделал вид, что ничего не заметил.

— Нервишки у нас разгулялись. Кричим, ругаемся, плачем. Трясёмся над каждой цифрой, буквой, запятой.

— И еще больше ошибаемся.

— Идём по документу друг за другом, как верблюды в караване, но когда он попадает на подпись к нашему начальству, обязательно что-то всплывет! Поп приходил, помещение и нас святой водой окропил да помолился, а бес, похоже, не выписался.

— Бес есть отрицательная энергия.

— Наверное… Я и на курсы к вам пошла, Геннадий Аркадьевич, чтобы с этой напастью разобраться и справиться. Если получится, — закончила женщина и сильно затянулась сигаретой.

— Если разберетесь, обязательно справитесь, — пообещал Гончаров. — Наша Школа для того и существует, чтобы учить людей собственными силами и нетрадиционными методами решать свои проблемы. За вас никто это делать не будет.

— Знаю, — со вздохом произнесла «пиковая дама», затушила сигарету и пошла за Гончаровым в кабинет, ибо перерыв кончился.

— Окружающий нас мир глубоко информативен, — начал лекцию руководитель Школы. — Он насыщен и перенасыщен сообщениями для всех наших пяти органов чувств и не только для них. Он буквально кричит о себе, всеми силами стараясь привлечь наше внимание. В нём столько интересного. Он — открытая книга, на страницах которой неисчерпаемый кладезь знаний. Эти знания ждут нас.

Но мы ленивы и равнодушны, слепы и глухи. Из этих знаний берем лишь то, что отвечает сиюминутным, преходящим интересам, да и те должным образом не усваиваем. К подавляющему большинству знаний любопытства не испытываем. Потому и путаемся, ошибаемся, делаем глупости.

Избежать этого, расширить сознание можно с помощью аутогенных тренировок. Занимаясь ими изо дня в день, можно сократить до минимума во времени путь в аутогенное погружение. Это объясняется тем, что мозг легко обучается и запоминает постоянно вводимую в него информацию. Вам достаточно будет нескольких минут, чтобы вызвать ре лаке.

Через некоторое время в вашем сознании непроизвольно начнут возникать образы. Это может быть птица, море, небо, что-то кошмарное из детских страхов. Здесь всё индивидуально.

Этот этап является созерцательным. Он соответствует седьмой ступени йоги — «дхаране». А «дхарана» — компонент высшей раджа.

В СССР раджа-йога не приветствовалась. И это было правильным, ибо раджа-йогой следует заниматься, хорошо освоив хатха-йогу.

Т. е. освоив контроль над дыханием, сердцебиением, эмоциями. Не овладев им, человек, занявшийся раджа-йогой (йогой психического превосходства), рисковал угодить в психиатрическую больницу. Он становился жертвой вырвавшихся из-под контроля демонов, образов, появившихся в мозгу.

Связь между ними и реальной жизнью прямая. Хорошо, если у человека всё благополучно в семье, на работе, в делах. Тогда и образы будут светлые. А если у него не всё ладится, то в воображении прочно поселятся чудовища, и тогда не миновать горя ему и его близким. Они могут человека погубить.

Вот почему приступая к созерцанию, дхаране, следует навести порядок в своем теле и доме. Тогда демонам будет затруднен прорыв в сознание.

Занимающийся аутотренингом учится управлять энергией своего тела. В результате происходит удивительная вещь — исчезает первопричина всех заболеваний. Человек становится спокойнее и веселее. Появляется больше шансов, что образы к нему придут приятные красивые, добрые. Возникает неописуемое состояние блаженства.

У расслабленного и умиротворенного человека мозг становится, как чистый лист бумаги, В нём царит покой. Поэтому и создаваемые им образы будут чистыми.

В таком состоянии человек волен вызвать любой образ. Высшим из них будет образ Создателя. Но как он выглядит, человеку не дано знать. Поэтому остается лишь призывать Его. Реально можно вызвать образ Божьей Матери, Иисуса, святых, например, Серафима Саровского.

Конечно, нечисть может прорваться в сознание, но сделать ей это теперь будет нелегко. Появлению же чистого образа предшествует свет, в начале в виде вспышек, потом со всё более удлиняющимся во времени сиянием.

«Выходы в астральный мир» и тому подобные дешевые приемы бесплодны и не имеют никакой практической ценности. Гораздо продуктивнее создавать нужные вам образы во время аутогенного погружения. Этот путь более перспективен.

Если человек создан по образу и подобию Божьему, то теоретически он обладает и его возможностями. Когда человек со всеми расслабленными мышцами и чистым сознанием видит образ, то он имеет все шансы реализоваться. Если, допустим, перед ним предстоит дом, который он хочет построить, то таким он и будет. Любые сделки или финансовые операции, художественное произведение, ситуация в личной жизни и всё остальное будут именно такими, как представляете в чистом сознании.

— А возможно навести таким способом порядок в моём отделе? — не вытерпела «пиковая дама».

— Да, — ответил Гончаров. — Если будете строго соблюдать условия, о которых я только что говорил.

— Мне следует войти в аутогенное погружение?

— Разумеется, если вы этим заинтересовались. Вы же не случайно здесь оказались. Каждое событие следует истолковывать, как предзнаменование.

Гончаров сделал паузу и добавил:

— Неплохо, если бы в аутогенное состояние вошел весь ваш коллектив. В таком случае энергетика усилится, и результат придет быстрее. Появившиеся перед вами образы, возможно, укажут на причину сложившегося положения.

Затем продолжал прежним тоном:

— Образ должен быть тщательно сконструирован, объемен, точен в деталях, не иметь огрехов. Только тогда он и материализуется в масштабе один к одному. Пробел в созерцании приведет к неудаче.

Далее. Образ влияет не только на самого творца его, но и всех, кто к нему причастен. Наиболее сильное влияние он оказывает всё-таки на «хозяина». Человек его никогда не забудет и постарается реализовать его. Впрочем, успех в реализации не всегда зависит от его создателя. Образ реализуется с помощью иных сил, иногда неожиданных и непонятных.

В тот раз эти мысли Гончаров иллюстрировал примерами из личного опыта, вызвавшими живой интерес у слушателей. Затем провел сеанс аутотренинга.

«Пиковая дама» на следующее занятие пришла с диктофоном. Неожиданно он забарахлил. Выяснилось, сели батарейки.

— А ведь свежие поставила… — недовольно пробормотала она.

— Это нередко бывает и при видео- или киносъемках, — сказал Гончаров. — Батарейки катастрофически быстро истощаются, иногда и аппаратура выходит из строя. Говорят, что это происки нечистой силы.

— Она, видно, во мне сидит, — пошутила «пиковая дама».

Слушатели рассмеялись.

Дальнейшее показало, что шутка лежала близко от истины.

Примерно полгода спустя в Школу позвонили из департамента с длинным трескучим названием. Звонивший представился заместителем начальника и спросил:

— У вас училась Огурцова Анастасия Борисовна?[6]

— Сейчас уточним, — пообещала секретарь и заглянула в картотеку. Затем ответила положительно.

— А могу ли я поговорить с вашим начальником?

Гончаров вел прием. Чиновника попросили позвонить попозже. В конце концов они связались.

— Хочу вас поблагодарить, — сказал заместитель начальника департамента. — Классно работаете!

— Что вы имеете в виду? — насторожился Гончаров, ибо большие начальники редко говорят правду.

— То, что сказал, — почувствовав недоверие в голосе собеседника, произнес чиновник. — Ваш метод помог вырвать из прорыва отдел планирования в нашем департаменте. У вас училась его бывшая начальница Анастасия Огурцова — помните?

В голове Гончарова мгновенно высветился образ «пиковой дамы».

— Госпожа Огурцова у вас больше не работает? — спросил он.

— Нет. Ушла по собственному желанию, но мы её и не задерживали. Хотя специалистом и организатором она была неплохим. А уйти, между прочим, помогли вы.

— Каким образом?

— Научили вы её работать с образами. Она своих подчиненных к этому приохотила. Занималась с ними этим… ауто…

— Аутотренингом, — подсказал Гончаров.

— Именно. Мы не возражали, готовы были хоть чёрту молиться, чтобы наладить работу плановиков. Так вот что интересно: на сеансах этих выяснилось, что Огурцова генерировала бесовскую силу.

— Отрицательную энергию…

— Пусть так… В общем, из-за нее дела шли вкось и вкривь… Как там это выходило- ученым судить, не мне. Работать же нормально отдел мог только без нее — это все в трансе видели. Даже я узрел, когда к ним пришел. Когда от нее избавились, всё наладилось. Заработал наш плановый, как часы.

Заместитель начальника департамента кашлянул и подытожил:

— Такая вот история.

Сколько мы стоим?

— Тормозни! — попросил водителя Гончаров.

Они проезжали мимо внушительного здания с рустикой на первом этаже, аляповатой мраморной лепниной и огромными окнами с тонированными стеклами, отбрасывавшими на дорогу мрачные желтые пятна.

Это был типичный образчик безвкусицы, захлестнувшей Москву в последние годы. Сомнительного происхождения капиталы материализовались в архитектурных монстров. Метафорически они выражали нравы своих хозяев и напрочь были лишены одухотворенности.

Из здания выходила яркая брюнетка с отличной фигурой и мужской походкой. Она на ходу что-то говорила двум молодым мужчинам, следовавшим за ней. Слова бросала, не оборачиваясь. Спутники подобострастно ловили их, а один даже записывал на диктофон.

Женщина спустилась по ступенькам и направилась к одной из многочисленных машин на стоянке.

— Анастасия, можно вас?! — крикнул Гончаров, выйдя из машины.

Прохлаждавшиеся водители и охранники стоянки, с любопытством поглядывавшие на «кадиллак» Гончарова, повернули головы к женщине.

Огурцова узнала его и, отбросив важный вид, поспешила к «кадиллаку». Похоже, она обрадовалась встрече.

После обмена приветствиями, Гончаров спросил:

— Как ваши дела?

— Отлично, — ответила «пиковая дама». — Тружусь здесь.

Она повела волевым подбородком на здание и продолжала:

— Занимаю такую же должность. Под моим началом двадцать три человека. Получаю в несколько раз больше, чем в департаменте. Ваши курсы мне очень помогли, господин Гончаров. Спасибо.

— Рад за вас, — ответил Гончаров. — Значит, всё хорошо?

Огурцова чуть-чуть задержалась с ответом.

— Ну, не без проблем, конечно. В общем, чудесно. Я так рада, что оттуда ушла. Еще раз благодарю вас, Геннадий Аркадьевич.

— Не за что. С проблемами и без заходите в Школу. Не исчезайте.

Огурцова поблагодарила и они распрощались.

Что-то в голосе женщины Гончарова насторожило. Может быть, едва чувствующееся несоответствие между содержанием слов и тоном, каким они были произнесены? Или нежелание быть откровенной до конца?

«Похоже, мы снова увидимся», — подумал он, сидя в машине. «Пиковая дама» объявилась раньше, чем предполагал Гончаров.

— Мне нужно с вами поговорить наедине, — решительно заявила она.

У Гончарова как раз выдалась пауза, и он пригласил её к себе.

— Вам известно, почему я ушла с прежнего места работы? — бросила Огурцова.

Гончаров кивнул.

— Откуда вы знаете? — удивилась она.

— Я не могу ответить на ваш вопрос, — сказал Гончаров. Он не хотел «продавать» бывшего начальника Огурцовой.

«Пиковая дама» пожала плечом и продолжала:

— Тем лучше. Вы меня научили работать с образами, а я эту методику привила своим бывшим подчиненным. Вместе мы занимались аутотренингом. И вот что выяснилось: они генерируют отрицательную, разрушительную энергию. Необыкновенной мощности! Перебороть её я не могла. Потому и ушла добровольно.

Гончарову стало досадно, как преподавателю, услышавшему ошибочный ответ от старательного ученика. Выходит, она ничего не поняла? А, может, она права?

Впрочем, бесспорно одно: Огурцова, как начальник, не сработалась с подчиненным коллективом. А у кого был «плюс» или «минус» — предстоит выяснить.

— Сейчас я работаю в крупном коммерческом банке. Сами понимаете: случайных людей туда не берут. Меня приняли охотно. Не столько благодаря связям мужа, сколько из-за моих личных качеств. Я с блеском прошла троекратное тестирование. Обычно проводится одно тестирование. Но я на первом показала такой результат, что они не поверили своим глазам и устроили мне два испытания. Результат, кстати, с каждым разом становился лучше и лучше. Уж не занятия ли у вас помогли?

— Наших заслуг здесь мало, — ответил Гончаров. — Скорее всего, сказались занятия аутотренингом. Вы продолжаете сеансы?

— Бросила, когда ушла из департамента. Плановый отдел у руководства банка был не на высоте. Оно надеялось, что я эту службу подниму на уровень. Изо всех сил я принялась за работу. Первое время я работала по четырнадцать-шестнадцать часов в сутки. Я забросила семью и развлечения. Возвращаясь домой, я мечтала только о том, чтобы добраться до постели и вытянуть ноги, которые стали сильно болеть. Можно я поверчу в руках сигарету? Курить не буду, только её понюхаю.

Гончаров разрешил. Огурцова достала пачку «Жита-на», взяла из нее сигарету и с наслаждением понюхала.

— Подчинённых гоняла, как собак. Пятеро уволилось, трое уйдут завтра. На их место взяли новых. Я радикальным образом поменяла содержание и стиль работы. Мои преобразования дадут неслыханные прибыли. Правда, в будущем. А пока… Пока начальство ждать не хочет. Перспективы их не интересуют, им давай результат вчера.

— Чем же мы можем вам помочь? — опросил Гончаров.

«Пиковая дама» задумалась, видимо, решая, как поточнее выразить мысль. Наконец, тряхнула высокой прической из смоляных волос, обвитых тонкими жемчужными нитями.

— Дело в том, что я, как собака на хвосте, принесла с собой груз отрицательной энергии с прежнего поприща.

— Вы так думаете?

— Всё повторяется один к одному: ошибки, проколы, искаженная отчетность, неточная информация на выходе. Виновных, как всегда, нет. Сваливать всё на стрелочника — не лучший вариант.

— Как на это смотрит руководство банка?

— Пока с пониманием. Оно же видит, как я работаю… Кроме того, меня поддерживает заместитель председателя правления, мой близкий друг. Но долго так продолжаться не может. Банк — это не бюджетная лавочка. Дайте совет: что делать?

— Какие у вас отношения с мужем? — задал вопрос в лоб Гончаров.

— Естественные, — вскинула бровь «пиковая дама». — У него своя жизнь, у меня- своя… В семейных делах он меня полностью и охотно слушается. А как же иначе?

— Есть дети?

— Бог уберег. А какое это имеет отношение к моей проблеме?

— Это вам потом станет известно. Друзья?

— Были… — буркнула Огурцова. — Дружба- анахронизм нашей эпохи.

— Любовника любите?

— Он мне нужен по работе.

«Пиковая дама» достала зажигалку, щелкнула ею и задула желтое пламя.

— Я жалею, что родилась женщиной. Иногда возникает желание сменить пол, бросить штукатуриться, сбросить вонючую юбку и рассупониться.

— Неужели вы и в юности никого не любили?

— Психоанализ, Геннадий Аркадьевич, применяете? — недовольным голосом спросила Огурцова.

— Я хочу вам помочь, — ответил Гончаров. По вашей же просьбе. Если вам вопрос кажется неприятным, не отвечайте. Меня устроит и ваше молчание.

— Молчу, — улыбнулась «пиковая дама». Её лицо засияло таким светом, что от лежавшей на нём печати мрачной решимости не осталось и следа.

— Вам часто приходится улыбаться? — спросил Гончаров.

Лицо Огурцовой мгновенно приняло обычное выражение.

— У меня такая работа, что не до смеху. Я имею дело с солидными цифрами, которые оказывают весомое влияние на экономику России. В некоторой мере я стою сотни миллионов долларов. Или условных единиц, если хотите.

Гончаров удивился, «пиковая дама» пояснила:

— Каждый человек стоит столько, какими цифрами он оперирует. Дензнаков, разумеется.

— Тогда почему кассиры так мало получают?

— Кассиры не в счет. Они — последнее звено в цепи превращений денег. Если бы вы были знакомы с банковским производством, то не задали бы такой вопрос.

— В банковском деле я не силен, — признался Гончаров. — Но вы же не являетесь собственником всех тех денег, с которыми вам приходится работать. Вы оперируете абстрактными цифрами.

— Простой вопрос, — вскинулась Огурцова. — Вы смогли бы работать на моём месте?

— Нет, конечно.

— И многие не смогли бы. В Москве очень мало специалистов моего уровня. Значит, я и стою таких денег. А мой личный капитал… Впрочем, всё это укладывается в вашу теорию образов.

Она умолкла на короткое время, затем продолжала:

— Я еще в детстве представляла себя птицей высокого полета. Светившую подавляющему большинству женщин роль наседки с отвращением отвергала. Образ незаурядной личности стал моим вторым «я». И, вот, он реализовался. Мне бы день простоять, да ночь продержаться, и я стану членом правления. А там, глядишь, еще поднимусь на самую вершину.

— Я в этом не сомневаюсь, — искренне произнес Гончаров. Скажите, ваш образ конкретен?

— На все сто! Знаете, я была беленькой до шестнадцати лет. А потом внезапно стала брюнеткой, — пустилась в воспоминания Огурцова. — Нос выпрямился. А до того его кончик задирался. Губы были пухлыми, сейчас, видите, — узкие. Именно такой я хотела быть в своих мечтаниях. Разумеется, я также выковала свой характер — стала решительной, волевой, жесткой. Разве это плохо в наше время?

— Конечно, — вяло произнес Гончаров, думая о чём-то своем.

— Вам что-то не нравится? — насторожилась «пиковая дама».

— Ваша ситуация в банке.

— Помогите её изменить.

— Не кажется ли вам, что источником отрицательной энергии на прежней работе и нынешней являетесь вы сами? — напрямик спросил Гончаров.

— Что? — рыкнула женщина таким баском, что у человека робкого десятка, наверняка, подогнулись бы колени.

— Разделяете ли вы ту точку зрения, которую я освещал на курсах — корень зла в нас самих?

— То теория, — успокоившись, отмахнулась Огурцова.

— Работающая с тех пор, как появился человек. Попробуйте изменить себя. Станьте терпимее, снисходительнее, покладистее.

— Да с какой целью? — раздраженно спросила «пиковая дама».

Гончаров сделал паузу в мучительных поисках нужных слов, которые никак не приходили на ум всё время беседы с Огурцовой.

Ему нужно было включить в женщине могучий и таинственный механизм саморегуляции, который способен совершить чудо из сказки. Дремлющая в каждом из нас огромная энергия при толчке извне подхватывается этим механизмом и производит колоссальные, а иногда и революционные изменения.

Выздоровление неизлечимо больных, творческие озарения гениев, спортивные рекорды, сенсационные открытия, феноменальные достижения — всё это результаты деятельности саморегуляции, над разгадкой тайны которой бьется не одно поколение ученых.

Несколько точных слов, а иногда и одно, сказанное в нужный момент нужным человеком являются одним из ключей механизма саморегуляции. Не так уж редки нужные люди. Диапазон их необычайно велик — от живущих ныне авторитетов и покойных корифеев до случайного знакомого. И нужными моментами насыщена наша жизнь. А нужные слова найти не легче, чем иголку в стоге сена.

Они приходят внезапно, как молния, и бьют с такой же силой, освещают терзающую проблему таким же светом.

— Для того, чтобы доказать себе и другим, что вы достигли сверхсознания, — вдруг вырвалось у Гончарова. — Украсьте свой имидж новыми гранями.

Его опыт свидетельствовал: ключ к механизму саморегуляции должен быть как можно проще — самый сложный замок легче всего вскрыть ломом.

— Да зачем мне это?! — вырвалось в свою очередь у Огурцовой, и она осеклась. Затем сильно задумалась.

Гончаров ждал её реакции. Если она будет отрицательной, придется применять другой метод. Ему очень хотелось, чтобы эта красивая и незаурядная женщина смогла усовершенствовать свое «я». Но он бессилен за нее это сделать. Он может только подсказать.

— С чего начать? — глухо спросила Огурцова.

— Займитесь снова аутотренингом. Находясь в погружении, производите нужное самовнушение. Лучше образное.

— Какое? Нет, я сама придумаю нужный образ.

По просьбе Огурцовой Гончаров провел с ней индивидуальный сеанс. В самой глубокой фазе кодирование не применял, ибо не считал себя вправе вмешиваться в сознание посетительницы без её желания. Он оставил в фазе пустое место. Ему показалось, что бывшая ученица немедленно начала заполнять «чистую доску» своей картинкой, сделанной неповинующейся рукой.

Огурцова пришла чудным майским днем с огромным букетом гвоздик.

Ее узнали с трудом. «Пиковая дама» исчезла, вместо нее была принцесса из сказки. Огурцова излучала столько света и обаяния, что, глядя на нее, заулыбались даже самые мрачные из посетителей, дожидавшихся приема у Гончарова.

Казалось, она помолодела и даже стала шатенкой. От последнего её внешность даже выиграла. Как, впрочем, и от иной косметики, цвета и стиля одежды.

Гончаров выглянул из кабинета, и Огурцова бросилась к нему.

— А у меня приятная новость! — воскликнула она.

— Не сомневаюсь, — кивнул Гончаров. — Как говорят англичане, самые плохие новости — отсутствие новостей.

— Правильно! Ноу меня наилучшие, в самом деле: наш отдел вышел из прорыва и руководство банка нами не нахвалится. Меня даже будут выдвигать в правление на общем собрании акционеров!

Огурцова протянула цветы и сказала:

— Результаты появились после того, как я последовала вашему совету скорректировать имидж. Я создала для себя новый образ.

— Результат налицо, — каламбуром подтвердил Гончаров.

— И почти сразу начали происходить чудеса. Ошибок у нас стало меньше. Появлявшиеся я встречала шутками и никого не наказывала. Если дело доходило до претензий начальства, вину брала на себя. Подчинённых всегда хвалила, женщинам делала комплименты, мужчинами искренне восхищалась. По делу, разумеется. Стала чаще улыбаться и смеяться, хотя это мне было непривычно и трудно сначала. Затем привыкла. Отрицательная энергия быстро исчезла. Как будто её и не было никогда!

После короткой паузы неожиданно сказала:

— Представляете, в момент перелома меня захотели снять. Так весь отдел встал на мою защиту! И — неслыханное в практике коммерческих банков явление — начальство уступило коллективу!

— Люди успели вас оценить, — сказал Гончаров.

— Это так. Но лишь после того, как я сама себя правильно оценила.

Резервные возможности человека

Рассказывают, что некий китайский император однажды пригласил к себе трех самых сильных людей в стране и стал расспрашивать об их методах тренировок.

Первый, огромный и толстый, сказал:

— Я просыпаюсь в полдень, за завтраком съедаю барана, потом начинаю поднимать тяжести.

Второй, тощий, как жердь, поведал:

— Я поднимаюсь на рассвете и три часа медитирую. Затем съедаю несколько орехов и приступаю к упражнениям.

Третьим силачом был обыкновенный человек — не упитанный, но и не худой, не с мощными мышцами, но и не хилый, он объяснил свои успехи так:

— Я встаю с постели когда вздумается, ем столько, сколько хочется, но в тренировки вкладываю всего себя.

Вот три основных направления для развития физических возможностей человека.

Наибольшее распространение имеет первый путь — атлет должен много есть и спать, дабы быть готовым к колоссальным физическим нагрузкам во время тренировок.

Второй путь считается экзотическим и фантастическим. Многие слышали о медитации, но возможности её представляют плохо. Между тем один из выдающихся мастеров медитации Шри Чинмой одной рукой поднял вес, превышающий три тонны! А на специально сконструированной платформе одной рукой поднял над головой более 2000 человек из разных стран мира!

В такие результаты трудно поверить, и возникает законный вопрос: «А почему их не видно в мировых спортивных достижениях?»

Тем не менее, медитация всё больше и больше входит в арсенал психологической подготовки спортсменов.

Труднее всего понять третье направление. Что значит вкладывать всего себя? Разве не полностью выкладываются атлеты, тренирующиеся по обычным методикам и даже с применением медитации? Есть здесь ка-кие-то секреты?

Как-то Гончарову довелось работать с группой силовиков под руководством Анатолия Самодумова. Это известные люди, о которых немало писали в газетах, их часто показывали по телевидению.

Обыкновенные мужчины и женщины, девушки, неспортивной наружности, показывают результаты, которые не по зубам хорошо тренированным атлетам. Семнадцатилетняя девушка, например, отрывает от пола штангу весом 500–700 кг, мужчина удерживает на месте автомобиль с работающим мощным двигателем, другой тащит за собой самолет.

У них есть свои методы тренировок, которые корнями, вероятно, уходят вглубь веков, к временам былинных богатырей. Рассказы о силе героев народных преданий, конечно, грешат преувеличениями, но и содержат долю правды. Скандинавские саги, например, сообщают о викинге, который в полном вооружении мог с места подскочить на высоту, превышавшую его рост. Средний вес викинга с оружием по подсчетам специалистов составлял около 200 кг.

Да и в наше время нередко появляются сообщения о невероятных свершениях заурядных людей, которые просятся в таблицу мировых рекордов.

Но они никогда туда не попадут, ибо их показывают не на спортивных состязаниях, а в экстремальных условиях.

Известен случай, когда охотник, внезапно атакованный диким зверем, подпрыгнул с места на три с лишним метра и уцепился за сук дерева. Во время войны один солдат легко забросил в кузов машины колесо весом около 180 кг (дело было во время вражеского артналета, в обычных условиях это он проделывал с помощью двух товарищей).

Спасая ребенка, мать подняла кусок стены рухнувшего во время землетрясения дома. Сдвинуть его потом оказалось под силу только бульдозеру. Бегун, замыкавший группу марафонцев, неожиданно развил прыть и финишировал одним из первых — оказывается за ним погналась собака на одном из этапов.

Обед, расположившихся на привал охотников, был испорчен самолетом сельскохозяйственной авиации. Самолёт распылял над полями минеральные удобрения, они густым слоем покрыли снедь и стаканы с горячительным. Обозлившись, один охотник схватил бутылку и запустил в самолет. Бутылка угодила в мотор, и самолет был вынужден совершить посадку. Следователи потом долго недоумевали, как на таком почтительном расстоянии можно было совершить столь точный бросок?

Таких примеров можно привести много.

А может ли обычный человек показывать похожие результаты в будничной, неэкстремальной обстановке?

Гончаров считает, что да, может.

Для этого следует воспользоваться гипнозом.

Сам он, любопытства ради, в присутствии того же Самодумова отрывал штангу весом 500 кг. Что в несколько раз превышает его собственный вес. Из рекомендаций силовика воспользовался лишь одной — надел валенки для сохранения тепловой энергии. Главным методом, позволившим взять такой вес, был самогипноз.

Именно интерес к гипнозу и привел группу Самодумова в Московскую школу гипноза.

Успешным было сотрудничество Гончарова и с детской хоккейной командой «Динамо». В свое время юные хоккеисты переживали затяжной кризис. Пошли провалы и травмы, команду покидали лучшие игроки, таял бойцовский дух.

Сеансы гипноза принесли результат: команда вырвалась в число лидеров и на долгие годы заняла ведущее место.

Гипноз совершает заметные изменения в психике, теле и облике человека. Экспериментально установлено, что под гипнозом зрение и слух улучшаются примерно в два раза, чувство вкуса возрастает в восемь, а обоняния — в шестнадцать.

Любопытное происходит с тактильными ощущениями — осязанием. Их можно передать на много километров, и они сохраняются на долгие годы. Какое-нибудь невинное прикосновение гипнотизера к плечу гипнотизируемого останется в памяти последнего едва ли не навсегда.

Одним из удивительных чудес гипноза является выведение деятельности органов чувств во внешнюю среду. Например, гипнотизер держит во рту кусочек сахара, а гипнотизируемый чувствует его вкус.

Каким образом вкусовые ощущения передаются на расстояние, неизвестно.

После сеанса непритязательной аутогенной тренировки у участников изменяются лица. Они становятся мягче, спокойнее, добрее, принимают черты, свойственные им изначально. Частично это объясняется снятием напряжения и усталости. Но появляются и одухотворенность, просветление. А они откуда берутся?

Загадочные метаморфозы в гипнотическом погружении происходят с мышцами и сухожилиями.

Яркий пример тому — иногда демонстрирующаяся на эстраде каталепсия. Это явление известно с давних времен. Оно было рассчитано на то, чтобы поразить воображение наших предков с их незатейливыми и грубыми вкусами. Для сохранения аромата той эпохи приводим описание каталепсии из изданной сто лет назад книги Гирама Джаксона «Полный курс изучения гипнотизма, месмеризма, терапевтики внушения, лечения и воспитания в сонном состоянии»:

«Те из вас, которые видели гипнотические развлечения и представления, вспомнят, как слабого сложения мужчины или женщины могли держать на себе тяжести в несколько сот фунтов, если экспериментатор клал их горизонтально между двумя столами или другими опорными пунктами, причем в действительности тяжесть давила только на их голову и ноги.

Это одно из состояний мускульного оцепенения. При большом упражнении иные субъекты способны развивать в этом отношении весьма значительную силу.

Каталепсию вызывают следующим образом. Предположим, что вы занимаетесь с мальчиком, которого вы погрузили в сон, во время которого вызвали у него обман различных чувств. Проведите руками вдоль всего его тела с обеих сторон от головы до ног и обратитесь нему с такими словами:

„Ты сделаешься теперь совершенно неподвижен. Ты уже более не мальчик. Ты теперь кусок железа, и ты не будешь в состоянии сгибать свое тело. Где я тебя ни положу и что я с тобой ни стану делать, ты останешься неподвижным, подобно трупу“.

Затем положите мальчика, ставшего совершенно неподвижным, между двумя стульями так, что его голова лежит на одном, а ноги на другом, и вот перед вами типичный случай каталепсии.

При этом биение пульса у мальчика учащается, но кроме этого нельзя ничего заметить, что указывало бы на испытываемое мальчиком напряжение. Внушите ему дальше следующее:

„Ты не чувствуешь никакого напряжения, ты мог бы теперь выдержать всякую тяжесть, положенную на твое тело“.

Действие этого опыта вызывает, конечно, в зрителях изумление. Мальчик может попытаться произвести это над самим собой в бодрственном состоянии, причем он заметил бы, к своему удивлению, что ему ни разу не удастся даже с величайшим напряжением сил удержаться в таком положении».

Далее автор предостерегает от увлечения демонстрации каталепсии, опасность, по его мнению, заключается в том, что у гипнотизируемого может выработаться привычка держать мышцы в закрепощенном состоянии.

Видно из объяснений этого явления такое: человек имеет двенадцатикратный размер прочности. Наши кости, мышцы, сухожилия не такие уж хрупкие, как кажется. Они способны выносить чудовищные перегрузки — возьмите летчиков-испытателей, космонавтов. Люди этих профессий, так же как и спортсмены, упорными тренировками повышают их крепость для суровых испытаний во время работы или соревнований.

Гипноз позволяет добиться таких же результатов более быстрым и не столь дорогостоящим путем. Но отношение к нему насторожённое, так же как и к медитации. Причина этого не только в сложившихся воззрениях и традиции, но и в недостаточной изученности того и другого.

А гипноз и медитация продолжают подбрасывать нам загадку за загадкой. Что удивительно, прогресс в этом идет параллельно с научно-техническим прогрессом. Как будто Создатель специально задался целью продемонстрировать нам два пути развития — традиционный и альтернативный.

Распространилось телевидение, и тут же появились люди, которые силой мысли могут убирать изображение с экрана или менять по своему желанию. Появились компьютеры — мы услышали о людях, выполняющих такие же операции не хуже приборов. Некоторые из них даже умеют читать информацию с дискет — они приходили в Московскую школу гипноза и демонстрировали такие чудеса.

Есть люди-хронометры, люди-сейсмографы, люди-радиоприемники, люди-калькуляторы, люди-локаторы, люди-звукоулавливатели, люди-телескопы. Не говоря уже о специалистах в диагностике, целительстве, поиске воды, месторождений и т. д.

«Гвозди бы делать из этих людей!» — иногда в шутку говорят о тех, кто отличается волей и упорством. Сказанное относится не только к психическим возможностям человека, но и к его телу.

Китайский цигун, имеющий много общего с гипнозом, позволяет сделать тело крепче железа. Несколько полуголых шаолиньских монахов наводили ужас на закованных в металл воинов феодальных армий. Действуя посохами, а чаще голыми пятками и кулаками, укладывали рыцарей, как костяшки домино. А острые копья и мечи отскакивали от тел монахов, как горох от стены.

Один из авторов этой книги как-то видел по телевидению такой трюк. Приехавший из Китая мастер цигун сложенной вчетверо десятирублевой ассигнацией старого образца перерубал палочку слоновой кости толщиной в палец. Аппаратура подтвердила, что никакого мошенничества в этом не было. Ему же, лежащему на полу, бросали на голый живот тяжелый острый нож. Нож не оставлял ни единой царапины.

И вот зимой 1997–1998 гг. появляется в одной из центральных газет корреспонденция об одном нашем соотечественнике. Заострённый прут ему вставляют в ямку на горле под адамовым яблоком, давят с недюжинной силой, и прут сгибается или ломается. Во время испытания человек стоит, не шелохнувшись. На горле, разумеется, тоже нет ни царапины.

Если это может сделать один, то почему не может сделать другой? А я чем хуже?

Пришли как-то в Школу мужчина и две женщины и сказали, что могут считывать информацию с дискет, не вставляя их в компьютер, и умеют гнуть гвозди только им известным способом.

Тут же продемонстрировали свое мастерство. Не прилагая заметных физических усилий, один из гостей согнул средней толщины гвоздь. Попытка Гончарова повторить трюк едва не кончилась для него плачевно — чуть пальцы не сломал.

Пришедшие объяснили, что имеют возможность проникать в металл силой мысли или внутренней энергии через дырки в ионных сетках, которые окружают каждую молекулу.

Насколько научно такое объяснение, остается только гадать. Но факт есть факт. И даже если он основан на ловкости рук, всё равно вызывает уважение вложенным в него трудом.

Заглядывали в Школу и люди, уверявшие, что владеют телекинезом. Обещали, например, силой мысли сбросить сигарету со стола. Но доказать действием это не смогли.

А сколько приходит ясновидцев, пророков и даже мессий!

Один, например, всерьез уверял, что знает, где закопано золото Колчака. Надо ехать в тайгу за триста километров от Омска, по направлению, ему известному. Другому приснилось место захоронения библиотеки Ивана Грозного. Третий пришел с грандиозным проектом спасения человечества от разрушительного катаклизма, который вот-вот произойдет.

Таких людей здесь терпеливо выслушивают, хотя работники Школы с первых слов легко догадываются, с кем имеют дело. Уважение к каждому человеку, каким бы он ни был, — здесь главный принцип. Кроме того, теплится слабая надежда на чудо: а вдруг человек говорит дело? Пусть даже он грязен, оборван, небрит, с горящими глазами. Разве мало гениев и феноменов имело такую наружность?

Гостей просят доказать делом свои слова. И, в основном, они тушуются, сконфуженно оправдываются и спешат ретироваться. Таких здесь называют с долей иронии «людьми XXI века». Кто знает: может в будущем эти люди и не будут выглядеть чудаками.

Примечательно, что действительно необычных и талантливых людей, как и их антиподов — чудаков и явных безумцев, гипноз притягивает, как магнитом. Это объясняется тем, что они и так загипнотизированы поглотившими всё их существо идеями, как правило, это фанатики, подпавшие под власть своих или чужих убеждений. Многим из них следует наведаться к психиатру.

Инстинктивно они ищут в гипнозе орудие влияния на других людей с целью реализации своих сверхценных идей. Кроме того, хотят получить от гипноза качества, которых им не хватает.

А у людей, действительно добивающихся успеха в жизни, от неграмотных шаманов до президентов, миллиардеров, великих ученых и т. д., есть кое-что общее. Прежде всего, уверенность в себе и своей победе, «везучесть» и предопределение свыше, которое выражается в благосклонности судьбы, иногда помогающей подарками. Талант, способности, воля, одержимость и другое здесь не идут ни в какое сравнение с перечисленным выше.

Высшие же силы помогают лишь тем, кто действительно этого заслуживают. В этом и заключается их мудрость.

Наблюдения мастера

Кто поддается гипнозу?

В той или иной степени все мы подвергаемся внушению или оказываем его на других людей. Даже очень одинокие люди или изолированные от общества живут под воздействием самовнушения.

Внушаемость — составная часть нашей натуры, она не покидает нас никогда, она всегда внутри нас. И это к счастью. Представьте, во что превратилась бы наша жизнь, если бы человек вдруг утратил способность к внушаемости? Дети не слушались бы родителей, ученики не воспринимали бы знания от учителей, люди не соблюдали бы законов, забыли о морали, не подчинялись бы правительству, жизнь превратилась бы в хаос, и наша цивилизация погибла бы.

Из-за внушаемости не следует считать себя психически неполноценным человеком, её не надо стыдиться. Следует знать, что каждого психически здорового субъекта внушением можно ввести в гипнотическое состояние.

Следует различать два вида внушаемости — нормальную и повышенную.

Первая имеется у психически нормального человека в бодрствующем состоянии. Вторая появляется под гипнозом и при некоторых болезнях. Первая у людей считается в порядке вещей, вторая вызывает повышенное внимание и пристальный интерес. Но четких границ между обоими видами внушаемости нет. Нормальная незаметно переходит в повышенную и наоборот.

Нормальная внушаемость существует в определенных обстоятельствах — социальных, политических, экономических, культурных и т. д. На нее оказывают влияние образование, род занятий, образ жизни, традиции, принадлежность к социальной группе, тип личности человека на и многое другое. Всё это должно учитываться гипнотизером или целителем.

Повышенной внушаемостью обладают определенные группы людей. Исторические условия оказывали влияние на их виды, состав и численность. В настоящее время, по наблюдениям Геннадия Гончарова, наиболее легко поддаются гипнозу люди по следующим признакам:

♦ блондины в целом по сравнению с брюнетами;

♦ все люди с рыжими волосами за исключением огненно-рыжих;

♦ люди с очень сухими руками;

♦ люди с очень влажными руками — особенно те из них, у кого на верхней губе видны капельки пота или испарина;

♦ люди с черными и карими глазами;

♦ крупные, большого роста мужчины (они легко поддаются внушению и в бодрствующем состоянии);

♦ люди, напоминающие святых на иконах или картинах старых мастеров (они кроткие и стеснительные, с глазами, устремленными вверх или опущенными вниз, со скорбными морщинами у рта);

♦ дети от семи до пятнадцати лет — на 100 %, за редким исключением; причем мальчики легче, чем девочки;

♦ люди истеричные;

♦ люди, которые были хотя бы один раз загипнотизированы или испытали гипнотическое воздействие в иной форме.

Если вашему гипнозу или целительству захочет подвергнуться человек, обладающий хотя бы двумя из перечисленных признаков, то работать с ним вам будет легко. Если признаков будет больше, считайте, что получили подарок от Судьбы.

Кто не поддается гипнозу?

Понятие «неподдающийся гипнозу» довольно относительно. Во многом оно определяется не столько свойствами личности гипнотизируемого, сколько опытом и мастерством гипнотизера — то, что не выходит у одного, получается у другого.

Точно определить группы невосприимчивых к гипнозу сложно. В каждой из них могут быть исключения. Выявить такое исключение тоже непростая задача. Поэтому огульно зачислять в неподдающиеся гипнозу каждого по перечисленным ниже признакам не стоит. Надо работать со всеми, проявляя настойчивость и не огорчаясь отрицательными результатами — они относительны.

По мнению Геннадия Гончарова, довольно трудно поддаются гипнозу:

♦ сильно пьяные (у них отсутствует восприятие внушений);

♦ глубокие старики (в преклонном возрасте воображение и действие внешних раздражителей снижаются);

♦ младенцы (они не понимают действия раздражителей, их воображение еще не сформировано);

♦ дебилы и люди с тяжелыми душевными заболеваниями (у них разрушена психика);

♦ смеющиеся люди.

К этим группам можно прибавить и значительную массу людей, уверенных, что на них гипноз не действует. Как правило, они имеют нормальную внушаемость, т. е. легко поддаются убеждениям родных, друзей, случайных знакомых, начальства, преподавателей, властей, прессы, радио, телевидения и т. д.

Не испытав на себе действия гипноза, они считают, что не поддадутся ему, и тем гордятся. Как правило, в глубине души такие люди мечтают, чтобы их загипнотизировали. Т. е. они уже находятся под влиянием гипноза, и в этом одна из его великих тайн.

Эти люди тоже поддаются гипнозу, если не с первого, то с десятого раза. Иногда требуется и больше попыток. В истории гипноза известен случай, когда доктор Брамуэль загипнотизировал пациентку на 151-м сеансе.

В основе такой настойчивости лежит выработка условного рефлекса по методу великого физиолога И. П. Павлова. Если упрямцу провести десять сеансов гипнотического внушения и раз сто дать установку на сон, то он в конце концов уснет. Ведь засыпаем же мы каждую ночь по условному рефлексу.

Выработкой условного рефлекса у значительной части людей с успехом, например, занимаются и в тоталитарных обществах. Пропагандируя свои идеи средствами массовой информации, речами политиков, искусством и т. д., они добиваются того, что даже самые трезвомыслящие люди становятся загипнотизированными и послушно выполняют волю диктаторов, считая их идеи своими. Тому есть немало примеров в истории и прошлом России.

Также не поддаются гипнозу смеющиеся люди. Несложными психологическими приемами их можно вывести из этого состояния и перейти к внушению.

Таким образом, круг неподдающихся гипнозу значительно сужается. Но и среди них, повторяем, есть исключения.

Передача образов на расстоянии

Как-то Гончаров с друзьями ехал в метро. Среди них был научный работник МГУ, психолог и философ. Он спросил:

— Можешь ли ты заставить кого-нибудь из едущих в нашем вагоне произвести какое-то действие?

— Могу, — немедленно ответил Гончаров.

— Тогда сделай так, чтобы кто-то из сидящих напротив почесал нос.

Гончаров выбрал объект потруднее. Это был сладко дремавший мужчина лет сорока. Он сидел со скрещенными ногами и руками, в положении «конверта». «Конверт», по представлениям магов, защищает человека от проникновения чужой энергии, воздвигает эффективный барьер перед ней.

Гончаров сосредоточился, сконцентрировал свою энергию и выплеснул её на объект.

Неожиданно человек встрепенулся, взялся за нос, открыл глаза и удивленно посмотрел на друзей. Те прыснули со смеху.

— Поздравляю, — сказал психолог и философ. — Как тебе это удалось?

Объяснение, которое он услышал, вряд ли его удовлетворило. Но Гончаров сделал для себя вывод: «Не стоит быть игрушкой в чужих руках. Нельзя позволять манипулировать собой. Это ни к чему хорошему не приводит».

Человек в любой форме заставляющий вас что-то сделать, приобретает власть над вами, лишает вас свободы выбора и отнимает энергию, которая могла бы быть употреблена на другое, более полезное дело.

Лиха беда — начало. От безобидного пожелания заставить кого-то почесать нос начинается дорога к неблаговидным поступкам и, может быть, преступлениям.

Человек, позволяющий командовать собой, приперт к стенке. По сути, у него два выбора: подчиняться или погибать. Борьба лишена смысла и невозможна, ибо человек безоговорочно отдал инициативу другому.

А если бы у Гончарова ничего не вышло? Посыпались бы насмешки. Выслушивать их — травмировать душу даже у очень сильного человека.

Есть люди, которых неудачи подстегивают. А сколько таких, которых они ломают? Сколько талантов погибло из-за нехватки силы воли?

— Вы утверждаете, что каждое магическое действие должно иметь практический результат, — в перерыве между занятиями сказал Гончарову один из слушателей Школы. — А если он не выходит?

— Значит, действие произведено неправильно.

— Но я всё делаю правильно. Да толку нет.

— Этого не может быть. Идеальное и материальное связаны между собой прочными узами. Одно не может существовать без другого. Они дополняют и переходят друг в друга, как свет и тень. Пересмотрите свои действия еще раз. Уверен: найдете ошибку. Устранив ее, получите прекрасный результат, — ответил Гончаров.

Он вспомнил одну забавную и поучительную историю.

Это случилось в одной из африканских стран лет тридцать назад. Заканчивался чемпионат по футболу. В финал вышли две команды. По всем показателям и прогнозам одна из них должна была проиграть.

Расстроенные болельщики этой команды стали думать, как помочь объекту своего поклонения. Кто-то, смеха, ради предложил обратиться к известному всей стране колдуну. Предложение было принято с восторгом.

Старик охотно взялся решить сложную задачу. Он даже отказался от вознаграждения, ибо сам был болельщиком кандидата в аутсайдеры. Он только попросил доставить ему компоненты для деревенской магии: список игроков противника, три черных свечи, черную курицу, несколько мелких монет, иголку. Получив это, стал колдовать.

Затем вручил болельщикам порванный список, свечные огарки, окропленные кровью монеты, сломанную иглу. Всё это просил зарыть в полночь в центре поля накануне дня финального матча.

Весь первый тайм ворота слабейшей команды стояли, как заколдованные. Форварды противника били выше и мимо них, в штангу, а то и прямо в руки вратаря. Они были вне себя от изумления и досады. Болельщики на трибунах сходили с ума…

Слабейшая команда сделала несколько удачных контратак и увенчала их голами.

Зато во втором тайме сильнейшая не только поквиталась с ним, но и разгромила соперника с внушительным счётом.

Разъярённые фанаты захотели побить колдуна. Он оправдывался:

— Я всё сделал правильно! Но вы не предупредили меня, что во втором тайме команды обменяются воротами, а я об этом забыл.

Валерий второй раз подходил к руководителю Школы со своей проблемой. Он искренне недоумевал и, кажется, огорчался.

— Может быть, мне не хватает опыта? Знаний?

— Опыт не имеет решающего значения, — отвечал Гончаров. Знания же я вам дал. Вы хорошо помните, что я говорил на предыдущем занятии?

Не дождавшись ответа, напомнил:

— Метод воздействия с помощью направленных образов требует особого подхода к результату. Вы должны хотеть добиться эффекта и в то же время оставаться равнодушным. Получится — хорошо, не получится — жизнь на этом не кончается. Попробуем другой метод или повторим попытку. Нельзя всё бросать на кон. Страстное желание успеха отбирает энергию, которая могла бы быть потрачена на достижение цели.

— Это я не могу понять, — сказал Валерий. — Как можно сочетать желание и безразличие? По-моему, если чего-то захотел, костьми надо лечь! Великие люди потому и стали великими…

— Нам о них трудно судить, — перебил Гончаров. — Мы видим лишь результаты их деятельности и имеем поверхностное представление о том, чего им это стоило. Одно можно с уверенностью утверждать: они умели распоряжаться своей энергией должным образом. Нам, простым смертным, надо учиться этому у них.

Он сделал паузу и продолжал:

— Как-то ко мне на прием пришла мать с взрослым сыном, попросила освободить его от алкогольной зависимости. У нее было страстное желание этого. А сыну было всё равно. Я начал работать и почувствовал, что мать мне мешает. Ее желание отнимало значительную долю моей энергии. Я попросил женщину оставить нас наедине. И даже присутствие её за дверью создавало отрицательный фон для кодирования. Видите, с какими тонкими вещами приходится иметь дело?

— Хорошо, — сказал Валерий. — Кажется, это уложилось в моей голове.

Больше в тот день они на эту тему не разговаривали. Но на возобновившемся после перерыва занятии Гончаров сказал слова, которые Валерий принял на свой счет:

— Не следует привязываться к вещам. Ни в коей мере нельзя отождествляться с ними. Если человек, например, осуществил долгожданную мечту — приобрел автомобиль — то он холит и лелеет ее. Машина становится частичкой его души. А если машину украдут? Лишится частички души? Да, такое может быть. Человек будет убит горем, он постареет, заболеет… Произойдёт надлом в его психике.

Можно быть привязанным к людям, но к вещам следует относиться спокойно. Правы были древние мудрецы, которые советовали представить, что ты внезапно потерял свое добро. Не надо жалеть о потерях.

Опыт показывает, что результаты лучше у тех, кто равнодушен к достижению цели, чем у тех, кто страстно желает её добиться. Вторые своим горячим желанием и нетерпением сами мешают себе. Нужно лишь быть расслабленным и собранным.

— А одно другому не противоречит? — перебил кто-то.

— Нет. Мир, в том числе и наши ощущения, един. Дискретность появилась благодаря логике, которая, увы, всего объяснить может. Надо учиться воспринимать всё слитно. Этот метод позволяет видеть картину мира более близкой к действительности и добиваться лучших результатов в практической деятельности.

Европейцы говорят: «Человек смотрит на Луну». Сих точки зрения здесь три понятия: «человек», «смотрит», «Луна». Понятия надо связывать, чтобы получить образ. Даосисты говорят так: «Человек-смотрит-на-Луну». Субъект и объект суждения у них неразделимы. Такой принцип позволяет им ощущать человека частью Вселенной.

Но я продолжаю: человек должен быть не только расслабленным и собранным, но и сконцентрировавшим свое внимание на передаваемом образе. Он должен его ярко представлять не только зрительно, но и с участием других органов чувств. Чем «объемнее» получится картинка, тем лучше.

На Международном конкурсе в Токио в 1992 году основная моя трудность заключалась в том, что я не знал японского языка. Но я был уверен в успехе, ибо сделал ставку на воздействие с помощью направленных образов.

Образы универсальны. Для них не существуют границы государств, языковые барьеры, расстояния в пространстве и времени. Способность воспринимать образы засвидетельствована всей историей человечества. В этом, например, убеждают факты телепатии, засвидетельствованные в вызывающих доверие источниках.

Эксперименты В. Райкова доказали, что при гипнозе и медитации повышается температура правого полушария человеческого мозга. То же самое происходит в процессе работы художника, писателя, композитора…

Следовательно, есть какая-то общая основа в гипнозе, магии, медитации и искусстве. По-видимому, это способность человека создавать и воспринимать образы. Преподаватели одного из театральных московских вузов, например, считают, что чем гипнабельнее их студент, тем он талантливее.

Образы могут возникать спонтанно. Но нередко их требуется создавать. Как же это делать?

Существует только один путь — медитативный. Для этого надо расслабить тело, успокоить сердце и душу, остановить мысли, превратить сознание в чистый лист бумаги. Затем тренироваться, переходя от простого к сложному. Начинать нужно с однотонного образа — чистого неба, зеленого луга, заснеженного поля, красного занавеса… Потом переходить к комбинированным образам.

Объектом Гончарова в Токио был мужчина лет 45, крепкого сложения со здоровой психикой и, кстати, известный человек.

Гончаров представил его в виде ребенка, играющего в песочнице. Это блестяще удалось. Когда ему дали микрофон, японец тонким голоском пел детские песенки. С закрытыми глазами нарисовал кошку. Взглянув на рисунок, Гончаров с трудом сдержал смех: у кошки были узкие глаза. (Впоследствии эту деталь Гончаров счел своей недоработкой — он должен был внушить, чтобы подопытный нарисовал кошку с нормальными глазами.)

Современная электронная аппаратура зафиксировала у подопытного давление, содержание гемоглобина и другое в пределах, соответствующих детскому возрасту.

Внушение, произведенное Гончаровым, оказалось настолько сильным, что и несколько лет спустя эти показатели были на уровне человека намного моложе его реального возраста.

Зыбка и невидима граница между созданными образами и мечтами. Нет между ними существенного различия. — Последние, может быть, несколько поэтичнее и отражают наиболее сокровенные чаяния человека.

Значит ли это, что не стоит тратить время на мечты, и направить всю энергию на действительность? Ведь к слову «мечты» часто прикладывается эпитет «бесплодные». Гончаров считает, что мечтать необходимо и полезно.

Мечты рано или поздно сбываются. Они проекция материальных вещей и явлений. Из невидимого мира они переходят в мир осязаемый с фатальной неизбежностью. Даже самые смелые, безумные, невероятные мечты обязательно сбываются.

Если это не происходит сейчас, в сию минуту, не следует отчаиваться. Надо насыщать мечты энергией действия, осознанного или бессознательного, и ждать. В первую очередь они материализуются у верящих и терпеливых.

Гончаров, например, в далеком детстве мечтал о золотых ключах. Он не знал их назначения, но был очарован этим красивым образом, неизвестно почему возникшем в сознании. Прошло много лет и однажды ему принесли золотые ключи из детской мечты — ключи от «кадиллака», полученного в дар за уникальное достижение в борьбе с недугом.

Поэтому Гончаров призывает своих учеников, не привязываясь к вещам, стремиться получать материальные доказательства своей по-новому организованной психической деятельности.

— Мечты должны быть реализованы, — говорит он всем слушателям Школы.

Прошло несколько месяцев после разговора Гончарова с Валерием и обращенных к нему слов на одном из занятий.

Валерий пришел в школу с сияющими глазами.

— Поздравьте меня, — сказал он. — Отныне я аспирант.

Он произнес название престижного учебного заведения.

— Поздравляю, — искренне оказал Гончаров. — Как вам это удалось? Простым смертным, как я знаю, путь туда заказан.

А мне удалось миновать конкурс кошельков и связей. Я вводил себя в медитативное состояние и представлял, как берут мой экзаменационный лист с отличными оценками и зачисляют. Председатель приемной комиссии говорит: «Этого парня надо взять. Он — будущая наша гордость!» Так и сбылась моя самая главная мечта последних лет.

— А если бы не зачислили?

— Поступал бы в подобную академию. Или на следующий год сюда же. Не стоит привязываться к вещам.

Почему алкоголику являются черти, а не слоны?

— Закройте, пожалуйста, глаза и повторяйте мысленно за мной «Я расслабляюсь и успокаиваюсь… Мои мышцы расслабились… Очень хорошо расслабились», — попросил однажды Гончаров своих слушателей. Они проходили курсы первой ступени в его школе.

— Я понимаю, что здесь вам сидеть не совсем удобно, продолжал он. — Тогда подумайте о том, что через несколько часов вы будете дома. Там, в спокойной и уютной обстановке, вы повторите это занятие. Мысль об этом сейчас вам очень поможет.

Далее спокойным, монотонным голосом Гончаров произносил обычные формулы внушения по классической схеме аутотренинга: вызывание релаксации, тяжести, тепла… Особо просил акцентировать внимание на состоянии покоя и невозмутимости.

Он предложил слушателям занять место на дне лодки, мерно покачивающейся на волнах реки и влекомой её течением. Затем говорил следующее:

— Вы покачиваетесь вместе с лодкой, и в вашем сознании появляются сначала смутные, затем всё более и более отчетливые образы… Что-то связанное с летом… Грибной лес… Подмосковье… Дача… Река.

Давайте поработаем с образами. Вот белый-белый снег… Пеленой его, толщиной в метр, укутана земля…

Толстыми пластами он лежит на еловых лапах… Покрывает кусты, оголенные ветви дубов и берез, вершины сосен… Зимняя сказка.

Бескрайние поля, как одеялом, укрыты белым, пушистым снегом. Много снега… Очень много… Он только что выпал… Продолжает падать… Всё кругом белым-бело… Можете ли представить столько снега?

А теперь прошу представить золотую осень… Тверской Лес… Жёлтые кленовые листья… Они лежат под ногами и висят на ветках деревьев… Много-много желтых листьев… Жёлтое солнце… Золотистое солнце… Золотая осень нам снится.

Еще образ. Журчат ручьи… Радостно поют птицы… Маленькие зеленые листочки вылупляются из почек деревьев… Из земли пробивается зеленая травка… Всё кругом зеленеет — поляны, кусты, березки, дубы, клёны…

Над нами бездонное синее небо… Оно темнеет, и загораются звёзды… Во всём величии открывается Космос…

Каждая звезда подобна нашему Солнцу… Вокруг них планеты, подобные нашей Земле… Возможно, на некоторых из них есть подобные нам существа и города, в которых они живут… Просто живут, едят, пьют, работают, любят…

Но мы разделены Бездной, огромными расстояниями… И ничего поделать не можем… Всего лишь одна наша мысль метнулась за несколько сот световых лет… И вот мы стали ближе… А может, они одновременно подумали о нас.

Яркие звёзды мерцают… Необычайно красиво… Звёздное небо — лучшее произведение природы.

Хочется путешествовать в пространстве и времени… Наш дом может быть на этой планете и другой… Когда-нибудь мы попытаемся прорваться сквозь толщу пространства, но сейчас нашей душе пора возвращаться в свое тело.

Сеанс закончился традиционным выходом из транса и следующим предупреждением:

— Если у вас когда-нибудь что-то заболит, постарайтесь расслабиться так, как на этом сеансе. Ваше тело само погасит любую боль. Исчезнет причина страдания, и всё у вас будет хорошо.

Затем Гончаров спросил:

— Есть ли какие-нибудь ощущения? Удалось ли, в частности, увидеть белый снег?

Многие слушатели это подтвердили, Гончаров их похвалил и пояснил:

— Образы белого снега и белого света свидетельствуют о чистоте вашей души и отсутствии болезней.

— А я спал на вашем сеансе, — признался молодой крепкий парень. — Заснул, как только вы начали говорить.

— Это у нас разрешается, — ответил Гончаров.

— Но когда речь зашла о снеге, я проснулся. А в звездное небо меня засасывало, как в воронку, — продолжал тот же парень.

— Видимо, ваш дух стремится к путешествиям. Это неосознанное вами влечение, которое когда-нибудь может реализоваться, прокомментировал Гончаров, — Но вы должны уметь контролировать себя даже во время аутогенного погружения. Вы должны иметь те ощущения, которые просите. Ане те, которые приходят помимо вашего желания. Даже если они очень хороши. Утрируя эту мысль, можно сказать так: мы должны иметь то, что хотим, а не то, что нам дают. Таким правилом неплохо руководствоваться и в обыденной жизни. Соблазны не от Бога, а от Сатаны, и к добру не ведут.

— Какие красивые образы возникали у меня в голове! — вздохнула пожилая слушательница.

— Это говорит о том, что у вас активно начало работать правое полушарие мозга, которое ответственно за творческие способности. Правое полушарие «работает» на опережение. Т. е., оно как бы знает будущее. Появление ярких, красочных образов свидетельствует об улучшении кровотока в нём, в то время как левое полушарие успокаивается. Происходит своеобразное выравнивание деятельности обоих полушарий.

Все науки, которые мы, например, усваиваем в школе, «оседают» в левом полушарии: физика, химия, математика. Лишь одно пение усваивается правым, — пошутил Гончаров.

— Зависят ли образы от позы, в которой мы спим? — опросила молодая женщина.

— Разумеется. Если вы хотите видеть любовные сцены, спать надо на левом боку. Если вам нужно хорошо выспаться, спите на животе. Физиологически полезным для человека является сон на спине, — последовал ответ.

— А какая разница между гипнотическим сном и обыкновенным? — спросил кто-то.

— Однажды я выступал в маленьком городке. На сцене в гипнотическом сне пребывало двадцать человек. Вдруг в соседнем здании вспыхнул пожар. Половина зрителей выбежала из зала для его тушения. Оставшаяся половина бурно реагировала на происходящее бедствие. А сидевшие на сцене ничего не видели и не слышали, до пожара им не было никакого дела! — рассказал Гончаров. — В гипнотическом сне человек отключается от окружающего мира и все раздражители, минующие гипнотизера, на него не действуют. Связь с реальностью он доверяет загипнотизировавшему его. Спящего же обыкновенным сном могут разбудить любой шум или прикосновение.

— Иногда образы возникают в больной голове, — оказала женщина средних лет. — Не являются ли они порождением болезни?

— Связь между тем и другим установить трудно. У нормальных людей образность мышления болезнью не определяется. Для того, чтобы свести к минимуму влияние головной боли, следует наладить биоэнергетику организма, т. е. попросту расслабить все мышцы. Иногда можно попытаться вызвать прохладу в области лба.

— Образы являются в измененном состоянии сознания, — сказал молодой мужчина. — Но может быть это галлюцинации?

— Вы, наверное, галлюцинации понимаете в соответствии с распространенным мнением, что это мнимые восприятия, возникающие независимо от реального объекта? — спросил Гончаров.

Слушатель согласился с таким толкованием. Гончаров продолжал:

— На самом деле еще нет точного определения понятия «галлюцинация». Галлюцинация остается нерешенной тайной психики. Можно с уверенностью сказать лишь одно: галлюцинации на пустом месте не возникают. В их основе лежат материальные и нематериальные явления. Почему, например, алкоголикам являются черти, а не слоны? Наверное потому, что в измененном состоянии сознания, вызванном алкоголем, не могут появиться чистые образы, такие как при аутогенной тренировке, мобилизующей всё лучшее, что есть в человеке.

Букет жёлтых роз

— Ну и задание дал! — фыркнул крепко сбитый парень, весь в черной коже. — Представить, будто приносят букет желтых роз… зачем мне цветочки? Я, что, девушка?

— А не всё ли тебе равно, что представлять? — спросил стоявший рядом его рыжеватый ровесник.

В перерыве между занятиями они вышли на улицу и сейчас курили возле подъезда.

— Конечно, не всё равно. Я могу представить то, что хочу: семисотый «Мерседес», виллу на Канарах, счет в швейцарском банке, вкусную девочку… А розы мне — как козе баян.

— Мне тоже, — признался собеседник. — Но я буду выполнять домашнее задание.

— Ничего у нас не выйдет. Образ может получиться, если его насытить энергией сильного желания. Если желания не будет, образа не получится.

— А ты попробуй заиметь желание.

— Нет уж: через себя не переступишь…

С этими словами они вошли в кабинет, где уже сидели остальные слушатели.

— Я не очень доверяю получившим в последнее время широкое распространение книгам по оккультизму, магии, гипнозу… — начал Гончаров. — Они содержат искаженную, а иногда и неверную, информацию. Зачастую авторами их являются люди, далекие от истинных знаний.

Настоящие мудрецы — отшельники. Вдали от суетного мира они заняты напряженным духовным трудом. Им не до сочинительства. Эти люди настолько продвинуты, что считают недостойным пропагандировать свои идеи такой несовершенной формой, как печатное слово, неспособное передать всю глубину мысли и её силу.

Эти люди пользуются внушением направленных образов, телепатией, массовым гипнозом и, очевидно, еще неизвестными нам способами. По сути все достижения человечества появились благодаря горстке гениев, за которыми стояли Иисус, Магомет, Будда… Последние вдохновили гениев, а гении эти идеи передали массам, которые их материализовали в плоды цивилизации.

Авторами же продающихся книжек являются люди, далекие от истинных знаний. Они вульгарно излагают мысли великих, нередко вовсе их не понимая. А если к этому добавить погрешности перевода, иногда двойного или тройного, то от учения в конце концов мало остается.

— Значит, лучше их не покупать? — спросила женщина, сидевшая во втором ряду.

— Покупать можно, но содержание их воспринимать критически, преломляя через собственный опыт и знания, полученные из надежных источников.

— А что считать надежными источниками? — не отставала слушательница.

— Знания, переданные истинными учителями и полученные из немногих книг. Учителей от Бога, к сожалению, крайне мало. Великое счастье выпало тому человеку, который обрел истинного учителя. Это как крупный выигрыш в лотерею.

Подавляющему же большинству приходится довольствоваться книгами, как мне, например. Один мудрец как-то сказал, что каждый человек должен за свою жизнь прочесть пять-шесть хороших книг. «А каких?» — спросили его. «Вот для этого следует их прочесть тысяч десять-пятнадцать», — ответил мудрец.

Мне повезло. Я прочитал хороших книг больше, чем он советовал. Среди них на первом месте я ставлю Библию. Каждому её слову, от первого до последнего, следует верить. Весь ход истории и опыт отдельного человека свидетельствует в пользу этого.

— Библия далека от жизни, — перебил парень в черной коже. А нам каждый день приходится решать практические задачи. При этом требуются советы. Что, искать их в этой книге? Или лучше обратиться к опытным людям?

— Вот и я хочу поделиться своим опытом, — с улыбкой ответил Гончаров. — Нельзя верить простым смертным. Как говорил Мюллер из «Семнадцати мгновений весны»: «В наше время, дорогой Штирлиц, никому верить нельзя. Даже самому себе».

Кому же тогда верить? Святым, отшельникам, монахам, т. е. людям, живущих достижениями вершин человеческого духа.

— До них не добраться, — буркнул «кожаный».

— Но к ним можно приблизиться. Это может каждый из вас.

Заметив недоумение на лицах сидевших, пояснил свою мысль.

Мы, простые смертные, не принадлежим себе. Мы скованы цепями обязанностей, условностей, привычек. Мы вертимся, как белки в колесе. Мозги наши перегружены потоками мыслей и поступающей информации. Эйнштейн говорил, что мы больше всего нуждаемся в скамеечке, чтобы сесть и подумать. Он имел в виду раздумья над фундаментальными основами бытия, а не над тем, чем мы заняты повседневно. Но для этого у нас не хватает времени, а иногда и желания.

Люди зациклены. А между тем душа каждого из нас мучительно ищет ответ на вопросы: «Кто мы? Зачем мы живем? Откуда мы пришли? В чём смысл жизни?..» Но мы ничего не говорим ей, ибо погрязли в рутине обыденного существования. Этим мы невыгодно отличаемся от святых и подвижников, которые ищут и знают ответы на названные вопросы.

Мы можем приблизиться к уровню их понимания, если будем медитировать, ежедневно находить время для размышления в расслабленном состоянии. Даже отсутствие мыслей в соединении с глубокой релаксацией способно произвести чудо, которое поразит вас окружающих.

Эти занятия, на которых вы приобщаетесь к тайным знаниям, тоже дадут вам силы для свершения многого такого, что недоступно обыкновенным людям.

Одним из способов приобретения таких сил является аутогенная тренировка. Разработанный мной метод позволяет добиться в душе, радости на сердце в состоянии глубокой релаксации. Само по себе такое состояние вызывает улучшение деятельности иммунной системы. Это происходит за счет устранения «зажимов» в мышечной и нервной системе, которые, в основном, появляются из-за стрессов.

Очень хорошо начинает работать и кровеносная система. Это объясняется тем, что расслабленные мышцы не давят на сосуды и артерии, а кровь циркулирует без помех по всему телу. В результате сердце получает возможность работать в облегченном режиме. Ему уже не приходится тратить силы, необходимые для движения крови по блокированной «зажимами» системе.

Такой аутотренинг особенно полезен людям, подверженным инфарктам. Регулярно занимаясь медитацией и находясь в ре лакее, они отодвигают недуг во времени, ибо их сердце получает передышку.

Глубокий релакс выравнивает и давление. Его снижают те, у кого оно «подскочило», и повышают те, у кого упало.

Гончаров сделал паузу, дабы передохнуть. Ее заполнил парень в черной коже. Он был очень похож на героя распространенного плаката «Техносила». У него был такой же мощный торс, красивое лицо с уверенной улыбкой, крепкие руки. Не хватало только черных очков, кожаного шлема и руля мотоцикла.

— Всё это, Геннадий Аркадьевич, можно купить в любой аптеке, — сказал парень.

— Разумеется, — кивнул Гончаров. — Правда, лекарства, почти все, одно лечат, а другое калечат. Этот же метод противопоказаний не имеет, ибо организм борется с болезнью своими силами. Но самое главное и поразительное в другом.

Есть древняя поговорка, которая звучит примерно так: «Вчера я был умным и пытался изменить мир, чтобы мне было удобнее в нём. Сегодня я стал мудрым и начал изменять самого себя». Добившись покоя в душе, мы вдруг с удивлением начинаем замечать происходящие вокруг нас изменения. И изменения эти приятны — они отвечают нашим стремлениям и планам.

Работая над собой, человек, в конце концов, приходит к такому моменту, когда он начинает управлять событиями во внешнем мире. Он производит нужные ему завихрения в пространстве и времени. Это вызывает полезные для него события: неожиданно появляется интересная и хорошо оплачиваемая работа, звонит нужный человек, на голову сваливаются деньги, приходит любовь и т. д.

— Фантастика! — воскликнула молодая девушка.

Остальные слушатели заволновались. Лишь один парень в черной коже скептически улыбался. Его рыжеватый сосед опросил:

— И этого можно добиться аутотренингом?

— Да, — оказал Гончаров, — но не тем аутотренингом, который растиражирован в печати: «Я красивая, молодая, умная…» Я не буду вас учить этому примитивному действу. Всё значительно сложнее и интереснее. Практические занятия аутотренингом, которые я провожу с вами и другими, — основа для психической деятельности высшего уровня.

На каком-то этапе вы вдруг обнаружите у себя способность читать мысли, у вас разовьется интуиция, и появятся другие полезные качества. Вам станет интереснее жить, и вы увидите мир с другой точки зрения. Увидев, восхититесь его гармонией и красотой.

Не пытайтесь изменить мир. Это вам не под силу и не нужно. Меняйте себя изнутри. Станьте добрее, лучше, покладистее. Чище, спокойнее, мудрее…

— Что значит добрее? — спросила та же девушка, и кто-то следом хохотнул.

— Не надо смеяться, — попросил Гончаров. — В нашей школе не задают бесполезных вопросов. Мой ответ, наверное, покажется странным, но он отражает высшую реальность. Добрый человек не окажется в полночь в глухом месте парка, ибо он не ищет приключений. Добрый человек не будет вкладывать деньги в банк, который сулит астрономические дивиденды, ибо не стремится к обогащению сомнительным способом. Добрый человек не совершит подлость даже по отношению к обидчику.

Аутотренинг в той форме, с которой вы здесь познакомитесь, не решит всех ваших проблем, но он укажет путь к лучшей и более содержательной, осмысленной жизни. Разве хотите вы в конце её задать себе горькие вопросы: «А зачем, собственно, я жил? Что хорошего сделал? Что ценного оставляю кроме детей и барахла?»

Ответом Гончарову было молчание. Даже парень в коже перестал улыбаться.

Затем последовал сеанс аутотренинга. В конце занятия Гончаров напомнил о домашнем задании — представить, что вам дарят большой букет желтых роз. Посоветовал вообразить всю цепочку: кто, где, когда, при каких обстоятельствах дарит вам эти нежно пахнущие цветы с капельками влаги на лепестках.

На другой день Гончаров поинтересовался выполнением задания. Ответы были разные: у одних слушателей образ не получался, у других выходил смутно, у третьих вообще не возникал… Парень в черной коже честно заявил, что на задание у него не было времени.

— Я и не устанавливал конкретные сроки, — сказал Гончаров. — Тем более не могу гарантировать, что если вы всё будете делать правильно, розы вам принесут немедленно. Вы можете получить букет через год или двадцать лет, но он непременно будет. Ибо созданный в мыслях яркий образ всегда стремится к материализации.

На последнем занятии Гончаров всем вручил дипломы. Лёгкая скептическая улыбка продолжала играть на губах Игоря — назовем так парня, сошедшего с плаката «Техносила», — когда он получал свой. Даже не заглянув в корочки, небрежно бросил их в черный дипломат.

— Что полезного узнал? — с легкой досадой, обращаясь к себе, спросил Игорь.

Он только что вышел из Школы вместе с рыжеватым Валентином. Тот задумчиво ответил:

— А мне кажется, здесь что-то есть…

— Зря время потеряли.

Они расстались, чтобы встретиться через год при необычных обстоятельствах.

Валентин пришел в известную в Москве больницу, чтобы навестить оказавшегося в ней друга. Пока он оформлял пропуск, его окликнули. Валентин обернулся: перед ним стоял улыбающийся Игорь. Он казался исхудавшим и ссутулившимся, побледневшим, постаревшим! Правая рука его была в бинтах и висела на косынке, закрепленной на шее.

— Ты как здесь оказался? — бодрым голосом спросил Игорь.

Валентин объяснил. В свою очередь поинтересовался рукой знакомого.

— Если бы только это, — вздохнул Игорь. — У меня еще два ребра сломаны и уха едва не лишился.

— Что случилось?

— Давай сядем, а то мне долго стоять тяжело.

Они сели на скамейку и Игорь рассказал свою историю.

Художник, рисовавший «Техносилу», очевидно, воспользовался его образом во всех деталях. Недаром он изобразил своего героя как бы едущим на мотоцикле.

Несмотря на солидный возраст (Игорю было двадцать пять лет), он был рокером. Лет в шестнадцать он полюбил на бешеной скорости носиться на мотоцикле по ночной Москве. Это было главным удовольствием в его жизни.

Сначала он носился в компании, потом всё чаще и чаще в одиночку. Быть вожаком стада сумасшедших мотоциклистов ему надоело, ибо это лишало его свободы. Его девизом были слова Ницше: «Быть голодным, жестоким и одиноким- таков удел львиной воли».

Голодать Игорь не собирался, а одиночество ему нравилось. За рулем мотоцикла он чувствовал себя львом — царем над жалкими пешеходами и укрывавшимися в машинах их братьями. Он был сильнее быстрее, смелее их. Кроме того, его опьяняла игра со смертью, подстерегавшая на каждом перекрестке и каждое мгновение.

Игорю везло. Он ни разу не попал в аварию, его не могли догнать гаишники и сбил он только шестерых за все годы. Правда, со временем пришлось перебраться на окраины столицы и гонять по малоосвещенным и плохо обустроенным проспектам. Это добавило риска, который Игорь так любил.

Но около трех месяцев назад на своем «Харлее» он не успел увернуться от неожиданно выскочившего наперерез «Гранд чероки». Удар пришелся по заднему колесу. Игоря вырвало из седла и пронесло по воздуху больше десятка метров. При падении он сломал руку и рёбра, торчавшая из земли проволока едва начисто не отрезала ухо.

Его отвезли в институт Склифосовского, затем доставили сюда. Лежать бы ему здесь еще месяца два, да…

— А знаешь, что помогло мне так быстро оклематься? — неожиданно спросил Игорь.

— Понятия не имею, — признался Валентин.

— Розы! Букет желтых роз! Помнишь, нам о них говорил Гончаров? Задание еще давал.

Конечно, Валентин помнил. Он и сам раза три попытался их представить. Вроде бы ясно видел, но розы ему пока не приносили.

А Игорь рассказал, что в этой больнице занялись его основательным лечением. Однако выздоровление шло медленно, несмотря на новейшие медикаменты и аппаратуру. Игорь рвался из больницы, а врачи советовали потерпеть.

Соседом его по палате был старик с седой длинной шевелюрой. У него было что-то с сосудами на ногах. Говорили, что из-за курения. Ему тоже делали операцию.

Старик был художником. Рассказывал о себе мало, больше любил слушать. Игорь как-то рассказал ему, что прошел обучение в Московской школе гипноза у самого Гончарова.

Художник давно интересовался этими делами, прочел много книжек и сам пытался гипнотизировать. Лучше всего ему удавался самогипноз. Когда Игорь рассказал про букет желтых роз, перебил:

— А почему тебе его не несут?

— Да зачем он мне! — отмахнулся Игорь, подумал и добавил. — И некому их мне нести. А просить я не буду.

Особенно Игоря навещать было некому. Родители его умерли в детстве, а единственная родственница, старая тетка, сама еле ходила. С любимой девушкой он расстался накануне аварии, остальных подруг видеть не хотел. Друзья по бизнесу? Известно, какая это дружба… Оставались три школьных друга. Они и ходили по разу в неделю. Но желтые розы не несли.

Слушая его, художник качал головой. Он тоже был одинок, если не считать однажды приходившей старухи.

Кем она ему приходилась — женой, сестрой или соседкой — Игорь не интересовался.

Больные ноги не позволяли ему надолго выходить из палаты. Но вдруг художник начал пропадать часами. Возвращался он усталым, но довольным. Где был — молчал.

— Дело на поправку пошло? — как-то спросил Игорь.

— Вроде… — ответил художник и замурлыкал под нос.

Однажды утром, еще во сне, Игорь вдруг почувствовал, что куда-то исчезла ноющая боль в ранах. Тело стало легким и свободным. Появилось ощущение радостной истомы, которая постепенно начала заполнять сердце, мозг, легкие, каждую клеточку. Ему хотелось вскочить с опостылевшей постели и крикнуть во всё горло:

— Люди, я здоров!

Не веря нахлынувшему счастью, он открыл глаза, чтобы вернуться в невеселую действительность, и чуть не обомлел.

В ногах его лежал букет желтых роз.

Думая, что это продолжение сна, Игорь зажмурился. Затем снова открыл глаза. Розы не исчезли.

Перед ним находились пышные красавицы, будто только что прибывшие с бала цветов, где они были королевами. Изумрудная зелень листьев оттеняла сиявшие перламутром нежные лепестки в тугих бутонах. На каждом из них в лучах восходящего солнца веселыми огоньками играли капли росы.

— Нравится? — спросил сосед, лежавший на боку в своей постели.

— Как живые… — прошептал Игорь, не сводя глаз с роз.

— Есть еще порох в моей пороховнице, — довольно произнес художник. Достал из-под подушки пачку «Беломора» и закурил, пуская дым в приоткрытое окно. — Краски с кистями, к счастью, нашлись у сестры-хозяйки. Немного нам для радости нужно. Он надрывно закашлялся и перевернулся на спину. С того утра на Игоре всё стало заживать, как на собаке. Врачи разводили руками и объясняли чудо молодостью организма. А сегодня его выписали и он едет к тетке.

— Значит, ты представлял букет желтых роз? — спросил Валентин. — Как просил Гончаров?

Игорь помолчал и ответил:

— Нет. Но однажды я его видел во сне.

— Ас художником что?

— Вчера выписался. Сказал, что поправиться ему помогла любимая работа.

Как стать человеком-невидимкой

— Если вы к Гончарову, молодой человек, то будете за мной, — сказала Гончарову женщина, стоявшая у двери.

Она пришла в Школу, чтобы встретиться с Гончаровым, и заняла свое место в очереди. Гончаров же только что приехал и проходил мимо женщины в свой кабинет. Она сочла его норовящим попасть на прием без очереди.

Женщине в голову не приходило, что гипнотизером может быть человек, внешне ничем не выделяющийся из окружающих. В её представлении, да и многих других, гипнотизер — человек демонической наружности, с горящими и пронизывающими глазами, чуть ли не пахнущий серой.

В другой раз Гончаров предупредил своих сотрудников, что никого сейчас принимать не может. Сам остался среди них в приемной. Если придут незнакомые люди, пусть сотрудники им отказывают. Если пожалуют знакомые или друзья, что ж, он уделит им внимание. Неожиданно в Школу явилась бойкая старушенция и объявила:

— Недавно я видела Гончарова по телевизору и хочу с ним поговорить.

Сотрудники ответили, что в данный момент Гончаров никого не принимает, ибо готовится к проведению курсов. Посетительница оказалась настырной. Она настаивала на немедленной встрече, ей в этом отказывали…

Перепалка продолжалась минут пятнадцать. Наконец Гончаров сдался и попросил старушку изложить свое дело.

— А вы как здесь оказались? — изумилась она, — Я же такая зоркая да наблюдательная! А вас и не приметила.

Над этими случаями можно было бы посмеяться, если бы в основе их не лежал осознанный принцип Гончарова, потребовавший от него многих лет напряженного труда.

Принцип заключается не только в его прирожденной скромности, философском безразличии к бренной внешней мишуре — яркой наружности, блеску, восхищению поклонников, славе и т. д. Не объясняется он и желанием быть «серым кардиналом», втихомолку преследующим какие-то свои тайные цели. Тем более не назовешь его и заурядным человеком, которому на роду написано быть незаметным.

Перед тем как стать атрибутом личности Гончарова, его своеобразной визитной карточкой, принцип долго формировался в подсознании, выполнявшем титаническую работу по освоению искусства гипноза, выработки новых подходов к нему.

Глубокие раздумья, мучительные поиски, изнурительный труд, в конце концов, привели к аккумуляции такой энергии, которая не нуждается во внешнем проявлении, не стремится показать себя.

Мы не видим космическую энергию. Тем не менее в существовании её мало кто сомневается. Мы также не представляем зримо электрическую энергию, энергию пара, гравитацию, биополе. Однако они есть и не нуждаются в доказательствах своего наличия.

Энергии безразлично, что о ней думают. Она есть и в этом всё заключается. Когда нужно, она проявляет себя во всех формах жизни на Земле и достижениях человеческой цивилизации. Даже камни есть сгустки энергии, правда, застывшей.

Энергия существует по своим законам. Лишь часть из них нам ведома, о многих мы даже не догадываемся.

Судить об энергии по её внешнему проявлению так же трудно, как и о величине айсберга по его надводной части. Никто не знает, сколько льда скрывается в пучине моря.

Это же относится и к людям. Внешность почти никогда не дает полного представления о человеке. Часто она скрывает горькую правду и приносит нам разочарование. Великий английский драматург Бернард Шоу с иронией писал: «Кто из нас не взглянет на красивую девушку, входящую к нам в дом? Но кто будет смотреть на нее через три дня после этого?»

Но иногда у людей возникает осознанная необходимость не выделяться из окружения, быть незаметным, невидимым. Не будем гадать о причинах. Они могут определяться не только напряженной работой духа и этическими соображениями, а и вполне прозаичными, будничными соображениями.

Этому можно научиться. Вот что рассказывает Геннадий Гончаров:

— Существует тибетский принцип «невидимки». Вы, наверняка, слышали о магах, которые по своему желанию могут делаться невидимыми. Таким магом в результате тренировок может стать каждый.

Наше тело обладает уникальными свойствами, которые сводятся к способности исчезать из поля внимания органов чувств других людей. Поясню это положение простым примером.

Возьмите красивого мужчину, производящего неотразимое впечатление. Познакомившись поближе, однажды заметите, что на его красоту внимания не обращаете. Вы узнали его как человека, и он разочаровал своими отрицательными качествами, например, неумением держать слово, двоедушием, предательством и т. д. Вы общаетесь уже с его душой, а не телом.

Особенно это заметно в семье. После долгих лет совместной жизни супруги перестают обращать внимание на наружность друг друга, хотя в период знакомства много лет назад она имела важное значение.

Экспериментами установлено, что общение людей основано на восприятии электромагнитных волн, испускаемых мозгом, а не на реагировании на наружность.

Проведите такой эксперимент. Придите, например, в какое-нибудь учреждение или организацию. Поздоровайтесь, любезно поговорите с сотрудниками. Затем умолкните, сядьте в укромном месте и выключитесь. Молчите и даже не смотрите на находящихся в помещении людей. Уйдите в себя, сосредоточьтесь на своем «я» и ни на что не обращайте внимания.

Вскоре вы обнаружите любопытный факт. Через пять-десять минут вас перестанут замечать. Люди будут продолжать жить своей обычной жизнью — разговаривать, смеяться, ссориться… Вы для них исчезнете. Спохватившись, кто-то неожиданно удивится:

— А вы еще, оказывается, здесь?

Поймите: вас перестали замечать, не потому что вы не представляете интереса, а потому, что вы этого захотели.

Вы ушли из поля внимания этих людей, так как погасили волны своих электромагнитных излучений.

Вы стали похожи на прекратившую работу радиостанцию, которую теперь не могут поймать радиоприемники.

Ниндзя используют этот прием в сочетании с умением быстро перемещаться и занимать позицию за спиной противника. Они прекрасно знают, как и цыгане, что взгляд не успевает фиксировать движения тела и его частей. Т. е. внимание движется медленнее, чем глазное яблоко.

Этим же феноменом объясняется разнобой в свидетельских показаниях очевидцев катастрофы или преступления, которые происходят в считанные мгновения. Глаз успевает зафиксировать лишь какой-то момент события. Дальше он не успевает за ним уследить. Для становления картины подключается воображение, которое своей фантазией доставляет нелегкую работу следователям.

Старайтесь не попадать в фокус чужого внимания — правоохранительных органов, преступников, просто неприятных и ненужных вам людей. Это нужно и для того, чтобы не подпадать под чужое биоэнергетическое воздействие, на котором, в частности, основана и природа «сглаза», порчи.

Не злоупотребляйте и вы пристальным вниманием. Не смотрите долго человеку в глаза. Это считается признаком дурного тона не только у культурных людей, но и в криминальном мире. Распространённый кое-где обычай не разрешать смотреть младенцу в лицо является профилактической мерой, направленной на защиту от сглаза со стороны постороннего — им может быть недобрый человек.

Нельзя, разумеется, жить всё время вне внимания других людей, да и не нужно это.

Рядом с «невидимками» лежит феномен привидений, которые, как известно, могут встречаться всюду. На появление их люди реагируют эмоционально, чаще всего со страхом. Английским законодательством, например, предусмотрено расторжение сделки по купле-продаже недвижимости, если продавец не предупредил покупателя о том, что в продаваемом им замке или доме имеются привидения.

Специалисты в этой области считают, что привидения, как таковые, не существуют. Но они появляются тогда, когда человек хочет их видеть. Привидения — зримый продукт его воображения. У каждого из нас в мозгу есть некий «черный ящик», где хранится информация о таинственных явлениях и случаях, необыкновенных возможностях, странных историях и прочих чудесах. Под влиянием определенных раздражителей «черный ящик» может открыться и начать проецировать эту информацию в окружающий мир, как киноаппарат демонстрирует кинофильм на экран.

В данном случае таким раздражителем для «черного ящика» является сообщение: «Здесь есть привидения!» «Ящик» открывается и «начинается кино». Причём зрителями могут быть не только авторы «фильма», но и их близкие, а также посторонние люди.

Что же касается самого Гончарова, то его относительная видимость на фоне Джуны, Кашпировского, Чумака, Лонго и многих других его прославленных учеников объясняется гораздо более сложными причинами, о которых говорилось в начале главы. Здесь можно добавить еще вот что.

Занимаясь проблемами саморегуляции, Гончаров, естественно, не мог пройти мимо дзен-буддизма. Дзен настаивает на необходимости внутреннего духовного опыта, который откровенно противопоставляется книжному знанию и авторитетам. («Если ты встретишь Будду, убей его!» — гласит один из дзенских афоризмов. И ничего кощунственного здесь нет, так как подразумевается не уничтожение Бога, а необходимость следования только своему личному опыту, но не опыту даже Высшего Существа.)

Дзен весь устремлен в практику. Это привлекло Гончарова. Сама судьба привела его в дзенские монастыри Японии. Японцы не только достойно оценили его мастерство гипнотизера, но и сочли его почти своим, ибо дзен очень популярен в их стране.

Гончаров не делает предпочтения ни школе Сото, ни школе Риндзай, хотя последняя более подходит его темпераменту. Но в последнее время, отказавшись от увлечения жестким гипнозом и занявшись основательно аутотренингом, он всё большее значение придает спокойной медитации, характерной для Сото-дзен.

Опыт дзен как учения совпал с его интуитивным озарением: настоящий мастер всегда незаметен, но он сворачивает горы и сведущие люди «вычисляют» его в толпе.

Сеанс аутогенной тренировки

Слово «аутогенный» состоит из двух составных частей сложных слов: «ауто» (авто) — свой, собственный или основа «само…» и «генный» — связанный с происхождением (соответствует русскому «родной»). В целом переводится, как «возникающий в самом организме».

Аутогенная тренировка- вид самовнушения и активный метод психопрофилактики, психогигиены и психотерапии.

Цель аутогенной тренировки — увеличение возможностей организма и их реализация в сфере здоровья, труда, спорта, искусства, межличностных отношений и т. д.

В основе метода аутогенной тренировки лежит активное самовнушения на фоне мышечного расслабления.

Впервые метод аутогенной тренировки был сформулирован немецким врачом И. Г. Шульцем. Подвергая своих пациентов гипнозу, он заметил, что эти люди и без его помощи входили в состояние покоя, расслабленности, частичного и полного сна. Фактически аутогенная тренировка известна с незапамятных времен. Ею пользовались в своих целях жрецы, маги, святые, подвижники и др.

Аутогенные тренировки практически — безвредны. Они противопоказаны лишь для страдающих острыми формами сосудистых, инфекционных, психических заболеваний.

Имеется много вариантов аутогенных тренировок, предназначенных для различных целей.

Кульминационным моментом каждой аутогенной тренировки является внушение определенной установки. Диапазон установок безграничен: от решения сверхзадач до приобретения полноценного отдыха.

Аутогенной тренировкой можно заниматься самостоятельно или под руководством опытного наставника.

Условия для занятий: тихая комната о мягким, рассеянным светом и средней температурой без сквозняков. Занятия могут проводиться в сопровождении негромкой спокойной музыки. Впрочем, эти условия не являются обязательными. Главным считается одно: чтобы вам никто не мешал — не приставал с вопросами, не шумел, не толкал и т. д.

Занятия приносят наибольший эффект, если проводятся в утренние часы и перед сном — вечером или ночью. Именно в это время активизируются потоки космической энергии, которые помогут вам в проведении аутогенной тренировки.

У начинающих аутогенная тренировка отнимает 15–20 минут. По мере приобретения навыков время занятий может сокращаться. Однако, не следует ставить целью сокращение или увеличение времени тренировок. Целями являются содержание тренировки и её установка.

Для достижения целей необходимо научиться расслабляться, вызывать ощущения тяжести и тепла в теле.

Это не так просто, как кажется. Под воздействием окружающей среды и в силу других факторов скелетные мышцы человека постоянно находятся в напряженном состоянии. Все мышцы расслабить практически невозможно. Даже во время сна, лежа в удобной постели, небольшая часть их остается «закрепощенной», как говорят спортсмены. Идеалом физического расслабления является ощущение отсутствия собственного тела.

Интересный способ расслабления мышц предлагают китайские мастера цигун. При вдохе они советуют направлять внимание на место расслабления, а при выдохе произносить про себя слово «расслабляюсь». Мысли при этом следует сосредотачивать на области «дань тянь» (нижняя часть живота). Но можно и на точках «юн-цюань» (центр верхней половины стопы), «да-дунь» (основание ногтя большого пальца ноги), «цзу-сань-ли» (под коленной чашечкой), «мин-мэнь» (на границе нижней и средней трети позвоночника) и «чжун-чун» (верхний конец среднего пальца).

Расслабление осуществляется по трем линиям. Для этого следует разделить тело на четыре части: голова, руки, туловище, йоги. Каждая часть делится на более мелкие. Расслабление производится сверху вниз и сопровождается мысленным произнесением слова «расслабляюсь». Линии идут по бокам, передней и задней стороне тела.

Расслабление начинается с первой, боковой линии. Внимание следует пустить по боковым сторонам головы и мысленно при этом говорить «расслабляюсь». Затем внимание направляется на бока шеи с тем же словом, по плечам, рукам, локтям, предплечьям, кистям, пальцам. На каждом участке произносится слово «расслабляюсь».

После этого в течении одной-двух минут мысли сосредотачиваются на средних пальцах рук. Затем приступают к расслаблению по второй линии.

Она идет по передней стороне: по лицу — «расслабляюсь», по шее, груди, животу, бедрам, коленям, голеням, подъемам, пальцам. Внимание на каждом участке подчиняется команде «расслабляюсь».

Снова следует сосредоточение на одну-две минуты на больших пальцах ног. Потом производится расслабление по третьей линии, идущей по задней стороне. Здесь объектами внимания являются: затылок, шея, спина, подколенные впадины, задние стороны голеней, пятки, ступни. Каждой части поступает мысленный приказ расслабиться. Это расслабление завершается сосредоточением мыслей на точке «юн-цюань» в течение трех-пяти минут.

После оборота по всем трем линиям внимание концентрируется на три-четыре минуты на области «дань-тянь» или одной из вышеперечисленных точек. При этом следует сохранять состояние покоя.

Другим вариантом способа является разделение тела на части и расслабление по ним сверху вниз. Можно использовать комбинацию из двух вариантов.

Расслабление тела и успокоение мыслей тесно связаны между собой. Добиться последнего также нелегко. Попробуйте хотя бы минуту ни о чём не думать, Голова непременно наполнится мыслями. По выражению тех же китайцев, они будут скакать, как пьяные обезьяны. Или, например, попробуйте не думать о белом медведе, как ехидно предлагали старые психологи, — он обязательно займет ваши мысли.

Полное расслабление помогает успокаиваться. Успокоившись, можно почувствовать расслабление тела.

Расслабление и успокоение можно понимать в двух смыслах. Один предполагает расслабление мышц во всём теле, но не расхлябанность. Другой — расслабление мыслей, т. е. появление чувства легкости и свободы. Оно сопровождается своеобразной эйфорией, когда кажется, что каждая клеточка тела танцует от счастья. Это ощущение трудно описать словами, его можно только почувствовать индивидуально.

Однако такая релаксация не заменяет аутогенной тренировки. Она может служить лишь её подготовительным этапом, без которого, впрочем, можно и обойтись.

Ощущения тяжести и тепла также сугубо индивидуальны. Со стороны их трудно проконтролировать. Правда, экспериментами установлены факты, когда тренированные йоги повышали самовнушением температуру своего тела в пределах до одного градуса, а мастера цигун изменяли вес до десяти килограммов.

Скорее всего на физическом уровне вес и температура остаются неизменными, но иллюзия этих изменений приобретает реальные черты и вполне справляется со своей задачей.

Находясь в аутогенном погружении, человек сохраняет ясный ум и контроль над собственным телом. Тем не менее на первых этапах занятий у некоторых людей могут возникать слуховые и зрительные галлюцинации — необычные звуки, голоса, световые пятна, искры, странные картины и т. д. Иногда они «отправляются в полёт» или падают в бездну. Возможно появление странного вкуса во рту, необычных запахов, пугающих прикосновений. Этих явлений не следует опасаться, они проходят сами собой.

Тексты аутогенных тренировок сейчас достаточно распространены. Однако начинающие заниматься по ним самостоятельно нередко совершают характерную ошибку, которая сводит к нулевому результату их усилия и вызывает разочарование. Ошибка состоит в том, что занимающиеся механически повторяют формулы, забывая о их содержании — вызывать ощущения расслабленности, покоя в мыслях, тяжести, тепла и т. д. Т. е. главное остаётся на втором плане и тренировка сводится к пустословию.

Нельзя также резко выходить из состояния аутогенного погружения. Выход должен быть плавным и постепенным, стремительный переход от «транса» к бодрствованию может неблагоприятно сказаться на нервной системе.

Занимающийся самостоятельно вслух или мысленно проговаривает формулы аутогенной тренировки. Для этого текст надо выучить наизусть, как артист роль. Полезно и представлять себя таким артистом, вживаясь в образы, заключенные в словах.

На первых порах формулы следует произносить медленно, можно два-три раза. Формулы должны отделяться друг от друга паузами, не слишком короткими, но и не слишком длинными. Паузы играют не меньшую роль, чем слова. Они закрепляют образы и насыщают их энергией.

Иоганн Шульц разделил аутогенную тренировку на две ступени — низшую и высшую. На низшей, по его мнению, следует оперировать с понятиями «тяжесть», «тепло», «дыхание», «сердце», «тепло в области солнечного сплетения», «прохлада в области лба». Это помогает руководить своим настроением, помогает выполнять тяжелую и неинтересную работу, улучшает самочувствие, способности и т. д. Результаты зависят от правильности тренировок и поставленных установок.

Вторую ступень «отец» аутогенной тренировки считал наиболее важной для овладения психическими процессами. Выполняя семь её основных упражнений, можно научиться вызывать перед своим мысленным взором образы и картины, абстрактно и интуитивно мыслить, внушать и лечить на расстоянии, развить свои творческие способности до высокого уровня и т. д.

Практика, однако, показывает, что такие результаты приходят и при регулярных длительных занятиях по несколько модифицированной низшей или первой ступени. Нет необходимости осваивать довольно сложные и требующие больших затрат времени (более часа на одно занятие) семь упражнений высшей или второй ступени. Результаты здесь могут быть сомнительными. Лучше действовать по пословице: «Тише едешь — дальше будешь».

Ниже приводится текст аутогенной тренировки для желающих овладеть техникой гипноза, проводимой Геннадием Гончаровым.

«Внимание!

Сядьте удобно. Расслабьтесь. Сбросьте мышечное нервное напряжение. Отключитесь от внешнего мира. Приготовьтесь секунд через 15 закрыть глаза.

Мы сели удобно. Расслабились. Закрыли глаза. Отключились от внешнего мира. Постепенно расслабляются мышцы рук. Руки расслабились.

Внимание на ногах. Постепенно расслабляются мышцы ног. Мышцы ног расслабились.

Полностью расслабились мышцы рук и ног.

Постепенно расслабляются мышцы спины, шеи, груди, живота… Расслабляются мышцы лица.

На нас спускаются покой и сон. Мягкие, теплые волны окутывают наше тело. Мы расслабились, отключились от внешнего мира и погружаемся в состояние покоя и сна…

Только сон. Приятное чувство отдыхав покоя и сна… Мягкие, теплые волны окутывают наше тело. Мы погружаемся в сон…

Только сон… Спокойный, глубокий сон…

Всё тело расслабленное, тёплое… Мы ощущаем приятные волны, которые накатываются на наше сознание… Мы погружаемся в сон… Спокойный и глубокий сон.

Мы расслабились и сейчас будем совершать путешествие в сознание.

Блаженство и сон… Только сон… Сон…

Всё глубже и глубже…

Мы начинаем кружиться… И к нам приходят видения.

Вроде бы мы не спим, всё слышим и всё понимаем, всё ощущаем. Но сейчас мы совершаем путешествие в сознание — в страну нашего детства.

Вспоминаются яркие картинки. Вспоминается наше босоногое детство, прошлое…

Яркие, красочные образы проплывают перед нашими глазами…

Самое лучшее, что было в нашей жизни, сейчас вспоминается. Первая любовь… Мы никогда не забудем человека, которого впервые в жизни полюбили. Мы сейчас это всё видим…

Мы видим улицу, по которой мы много раз ходили, бегали, гуляли… Мы видим до боли знакомые дома… Мы видим всё до мельчайших подробностей, деталей…

Мы видим близких, любимых, родных людей… У некоторых из нас их уже нет. Они ушли в мир иной, однако же в нашей памяти они живы. И сейчас мы их видим мысленным взором… Мы их даже слышим.

Они нам что-то говорят беззвучно… Мы понимаем их на ментальном уровне. Мы их воспринимаем душой… Ностальгия…

Воспоминания о прошлом… Нам даже хотелось бы заплакать… Защипало в глазах… И слёзы… Слёзы появляются на наших глазах.

Воспоминания о прошлом всегда грустны. Мы совершили слишком много ошибок… Нам не хватило силы воли, чтобы добиться своего… Или вовремя дать отказ… Нам не хватило всего одной секунды, чтобы остановить человека от рискованного поступка, который перечеркнет его и нашу жизнь… Ностальгия и грусть…

Всё это в прошлом…

Мы проваливаемся в транс… Слёзы… Слёзы текут по нашим щекам от воспоминаний о прошлом…

Слёзы… Мы хотим плакать… Наша душа в таком состоянии находится, когда рождаются слёзы. И вместе со слезами выходит всё, что накопилось за эти годы. Происходит разрядка в нервной системе… И мы освобождаемся от нервного напряжения… Освобождаемся от болей, которые нас мучили…

Вместе со слезами уходит и всё, что накопилось в душе.

Мы расслабились… Мы погружаемся в глубокий сон, транс…

Яркие, красочные образы прошлого стоят перед нашими глазами. Проплывают… Мы вспоминаем весну… Море цветов… Гвоздики… Розы… Сирень… Цветы, которые нам когда-то подарили… Которые являются символом чего-то прекрасного…

Мы видим перед глазами бескрайнее море цветов… Тюльпаны… Маки… Цветы…

И наша душа мысленно отождествляется с тем, на что сейчас направлен наш взор…

Покой и сон… Сон…

Мы сейчас находимся в состоянии, когда наше тело как бы спит, а разум бодрствует.

Вы воспринимаете мои слова, и между слов происходит внушение.

Я пытаюсь вызвать у вас состояние измененного сознания…

Сон… Тихий транс… Покой и сон…

Мы погружаемся в блаженное состояние транса… Тихий транс, когда слёзы текут по щекам, но ни один мускул не дрогнет на нашем лице…

А нам хорошо… Но вот сейчас маятник качнулся в другую сторону… И мы чувствуем успокоение…

Вместе с воспоминаниями ушли все отрицательные эмоции… Спал тот груз, который давил на нас… И мы чувствуем легкость, приятные ощущения отдыха, покоя и блаженства.

На душе становится радостнее и веселее. А что такое душа? Это наше истинное „я“. Такие мы есть наедине с собой.

Мы становимся добрее, лучше, чище и сильнее духом.

Я делаю вам внушение, чтобы нормализовалось давление, чтобы нормализовался обмен веществ, чтобы исчезли боли, давно вас мучившие. Я делаю внушение, чтобы вы освободились от привычек, от которых вы страдаете. И пусть энергия этой привычки, которую вы победили, станет для вас силой, используемой при гипнозе.

Покой и сон… Если вы многократно проведете этот сеанс, вы действительно избавитесь от многих болезней. Я их специально не называю… На фоне расслабленного состояния ощущайте всё свое тело и ощущайте одновременно свою боль… Боль сводите в одну точку. Суживайте круг внимания и выводите её в пространство.

И боли нет.

А теперь сосредоточились. Мы хорошо отдохнули. Нам надо выходить из измененного состояния сознания. Мы ощущаем прилив энергии и сил. Тело словно сжатая пружина. Мы чувствуем, как живительные токи бродят по нашему телу.

Усталости как не бывало. Мы готовы к борьбе за жизнь. Мы чувствуем прилив сил.

Растёт сила нашего духа. Мы готовы. Мы чувствуем в себе силы. Мы способны внушать.

Всё тело наливается энергией.

Мы сосредоточились.

Голова чистая, ясная и свежая.

Мы готовы к действием.

Мы способны на поступок. И мы сделаем то, что задумали. Мы не отступим от задуманного.

Как только я скажу „три“, мы сделаем глубокий вдох, откроем глаза и почувствуем себя молодыми, веселыми, красивыми, здоровыми Мы почувствуем себя, даже если таковыми не являемся. Мы будем верить в то, что можем стать сильней, добрей, лучше.

Итак, внимание! Один… Два… Три…

Делаем глубокий вдох. Открываем глаза. Пошевелились… Можно потянуться…

Я прощаюсь с вами. До новых встреч. Всего доброго».

Если эта аутогенная тренировка уводила нас в счастливую страну детства, то нижеследующая является своеобразным путешествием в глубины Космоса. Она также входит в арсенал Геннадия Гончарова.

«Закройте глаза и постарайтесь расслабиться.

Ни о чём не думайте, кроме покоя.

Я сейчас вас приведу в состояние, подобное сну.

И на это время чрезвычайно усилится мое влияние на вас.

Мускулы должны быть совершенно вялыми и расслабленными.

Дышите спокойно и равномерно.

Думайте только о покое.

Всё спокойнее, всё тише в голове, во всех нервах, во всём теле.

Дыхание становится медленным, спокойным.

Сердце бьется также медленнее, всё спокойнее и спокойнее.

Всё больше вас охватывает приятная усталость.

Вы начинаете испытывать приятное головокружение. С каждым выдохом всё спокойнее и ритмичнее работает сердце.

С каждым звуком моего голоса, с каждым вашим дыханием вас всё больше охватывает приятная усталость.

Всё ваше тело расслабляется.

Приятная сонливость охватывает вас.

Мой голос действует успокаивающим, усыпляющим образом.

Дремотное состояние всё усиливается, всё нарастает.

Сонливость, пелена опускается на ваши глаза.

Веки делаются всё тяжелее и тяжелее.

Вы всё больше становитесь усталым, вялым и сонливым.

Веки тяжелеют всё больше и больше.

У вас чувство тяжести во всём теле.

Теперь я кладу вам руку на голову и вы чувствуете, как это успокаивает вас, как приятное тепло растекается по всему телу, чувство покоя всё глубже проникает в голову, как всё тело делается легким, невесомым…

Ваши мысли спокойны и уравновешены.

В организме всё тихо и спокойно.

Ваши мышцы расслабились и успокоились.

Вся нервная система пришла в полный покой.

Ваша кровь тихо-тихо, спокойно-спокойно течет по вашим артериям и сосудам.

Сердце бьется спокойно, ритмично…

Мыслей становится всё меньше и меньше…

Они путаются… Временами они исчезают вовсе… Дремотное состояние увеличивается.

Ваше тело приятно расслаблено.

Приятная, сонная истома овладела вами.

Нет сил думать.

Нет желания открыть глаза.

Хочется спать всё больше и больше.

Дремотное состояние усиливается, нарастает глубже… Еще глубже…

Вы погружаетесь в глубокий, спокойный сон… Только сон… Спокойный, глубокий сон…

Все мышцы расслабились.

Вам хорошо и спокойно.

Вы совсем не чувствуете своего тела.

Вы всё больше и глубже погружаетесь в сон… Только сон… Спокойный, глубокий сон…

Ваша голова чиста и спокойна.

Вы освободились от всех стрессов и забот, которые вы накопили за день.

Ваши нервы в полном покое. Они совсем успокоились.

Вам хорошо и спокойно.

Ваше расслабленное, невесомое, легкое тело медленно поднимается над землей.

Земля всё дальше и дальше удаляется от нас.

Мы поднимаемся всё выше и выше в темный, фиолетовый Космос.

Нас встречают ангелы.

Они летят рядом о нами и показывают нам дорогу.

Наше сердце бьется ровно, ритмично, спокойно.

Кровь спокойно течет по всем нашим сосудам.

Отмирают все старые клеточки и вместо них нарождаются новые клеточки. Они оздоравливают наш организм.

Энергия Космоса наполняет весь наш организм, проникает во все наши клеточки, во все наши органы. Делает наш организм здоровым, крепким, сильным.

В таком состоянии вы избавились от многих болезней. Но нам нужно возвращаться на нашу грешную землю.

Вы хорошо отдохнули, и мы будем постепенно выходить из этого состояния.

Вы сосредотачиваете свое внимание на вашем теле.

Вы чувствуете, как всё ваше тело наполнилось здоровой энергией.

Вы почувствовали свои ноги, руки, живот, грудь, лицо, голову.

Вы чувствуете большой прилив энергии во всём теле.

Чувством радости и покоя наполнились все ваши мысли.

Теперь вы совсем проснулись. На счет „три“ вы сделаете глубокий вдох и откроете глаза. Один… Два… Три…

Глубоко вдохнули и открыли глаза. Пошевелили ногами, руками. Подняли руки вверх и хорошо потянулись».

Эти тексты считаются классическими. С небольшими изменениями, относящимися к участию в сеансе Г. Гончарова, их можно использовать в самостоятельной работе с учетом условий, приведенных в начале данного раздела.

Лодка

— Мне очень не нравится моя работа, — пожаловалась высокая полная женщина лет 35 другой — худощавой брюнетке примерно того же возраста. — Суета весь день. Пяти минут нет свободных.

— Почему вы её не смените, Вера Григорьевна? — спросила собеседница. — Разве трудно найти что-нибудь другое, более подходящее?

— Не могу, — вздохнула Вера Григорьевна. — От дома близко, характер неплохой — я работаю два дня через два… Да и платят недурно.

— Что же вам тогда не нравится?

— Я же сказала: суета. Целый день звонки, посетители, счета.

— Я же секретарь — помощник бухгалтера. Да еще кадрами приходится заниматься. В нашей фирме изрядная текучка. Каждый день по несколько человек принимаю на работу и увольняю. Поверите: некогда чаю выпить! За два дня я так выматываюсь, что в выходные не восстанавливаюсь. Выхожу на работу усталой.

— А напарница у вас есть?

— Конечно.

— Она тоже выматывается?

— Представьте, нет. Вот кому я завидую! — призналась Григорьевна. — Соня чувствует себя в нашем аду, как рыба в воде. Совершенно не устает! Старше меня на два года, а выглядит девчонкой, не такой клячей заезженной, как я. Она и в ресторан успевает на обед сбегать, и по магазинам прошвырнуться, и губы красить.

— И с делами справляется?

— Вполне! Сдаёт мне их в полном порядке. У нее всё в руках горит… А я — недотепа, — еще раз вздохнула Вера Григорьевна.

— Зачем вы так низко себя оцениваете? — укоризненно покачал головой Гончаров.

Женщины были слушательницами Школы. Они пришли на занятия и перед ними затеяли беседу. Гончаров, проходивший мимо, прислушался и вмешался. Он привык считать себя морально ответственным за каждого, переступившего порог Школы. Любые неблагополучие, боль, острая проблема мгновенно вызывали у него мысленный вопрос «А чем я могу помочь?»

— Такая я уж уродилась, Геннадий Аркадьевич, — ответила Вера Григорьевна.

— Считаете, что у вас хватает недостатков. А у кого их нет?

— У меня больше, чем у других.

— А именно?

— Копаюсь… Раздражаюсь… Могу вспылить… Рассеянна… — призналась Вера Григорьевна.

— Это может быть следствием вашей нелюбви к работе, — сказал Гончаров. — Если бы вы её любили, эти качества исчезли.

— Может быть… Когда я работала на прежнем месте, референтом, меня хвалили. Я имела четко очерченный круг обязанностей. Меня не дергали, никто над душой не стоял, я и работала не спеша. Зато качественно. Это была моя стихия.

— Вернуться на то место вы не можете? — озабоченно спросил Гончаров.

— Фирма лопнула, да и платили там мало. А у меня двое детей, отец-инвалид.

— Муж мало зарабатывает? — поинтересовалась собеседница.

— Он тоже на моей шее сидит.

— Что ж так?

— Он у меня не от мира сего. Вбил в голову, что он — гениальный писатель. Стучит на машинке с утра до вечера, а по ночам за гроши стережет пустой склад. И хоть бы печатали! Один раз только пять строк опубликовали в какой-то листовке. Да, ладно. Пусть тешится. Хорошо, хоть не пьет.

— Вам надо попробовать изменить свое отношение к работе, — задумчиво произнес Гончаров.

— Конечно, — поддержала его брюнетка. — Переступите через себя. Попробуйте найти в ней удовлетворение.

Вера Григорьевна в ответ криво усмехнулась и махнула рукой.

— Рутина возникает там, где дух засыпает, — продолжал Гончаров. — Дух человека по своей природе динамичен. Он всегда в движении, порыве, поиске, в отличие от неповоротливой плоти. Но нередко он замедляет свой стремительный бег и тогда рождаются безразличие, равнодушие, скука, тоска, отчаяние. Появляются массы людей, которым ничего не нужно, на всё наплевать. Их сегодняшний день точный слепок со вчерашнего, а завтрашний будет таким же, как нынешний. Они живут, сами не зная зачем, не вызывая интереса у окружающих и не принося никому ни вреда, ни пользы. Их забывают сразу после смерти, а иногда и до нее.

— А я тоже такая, — побледнев, прошептала Вера Григорьевна.

— Нет, — сказал Гончаров. — Я нарисовал образ, которого следует остерегаться. Надо быть бдительным, дабы он не проник незаметно в кровь и плоть и не стал вторым «я». Зло, к сожалению, активно, а добро — пассивно.

Он посмотрел на настенные часы и предложил женщинам и остальным слушателям пройти к нему в кабинет. По дороге кто-то поинтересовался:

— Геннадий Аркадьевич, почему у вас нет наручных часов?

— Мне бесполезно их иметь, — последовал ответ. — Из-за моей высокой энергетики самые надежные часы быстро выходят из строя или начинают неправильно идти. Так же ведут себя часы и в моём кабинете.

Большую часть лекции Гончаров рассказывал о сущности и методах гипнотического внушения. Всем было очень интересно, и слушали его, затаив дыхание. Незадолго до перерыва Гончаров объявил, что сейчас будет проводить сеанс аутогенной тренировки.

Вера Григорьевна напряглась. Она уже дважды в них участвовала и испытала потрясающие ощущения. После окончания занятий дала себе слово перед сном слушать аудиозапись сеанса по плееру.

Сеансы были похожи и непохожи друг на друга. Скорее, они даже больше отличались, ибо Гончаров в каждый из них вносил нечто новое, неуловимое и всякий раз захватывающее. Это выражалось не только в смысле слов и тоне, которым они произносились, но и энергии, их сопровождавшей.

На этот раз Вера Григорьевна ждала для себя нечто особенно необычное и не ошиблась в ожиданиях. Каждое слово Гончарова падало ей глубоко в душу и оставалось там, как её частичка.

Займите для себя удобное положение… Расслабьтесь… Желательно положить руки на бёдра так, чтобы они не соприкасались… — как и на предыдущих занятиях предложил Гончаров.

Вера Григорьевна выполнила команду, хотя расслаблять мышцы полностью она еще не научилась. Какое-то напряжение оставалось в её большом полноватом теле и доставляло неудобство. Как бы прочитав её мысли, Гончаров посоветовал:

— Желательно, чтобы руки были не напряжены, чтобы они просто лежали на бедрах. Плечи, шея, голова также должны быть свободными от мышечных усилий, а голова слегка наклонена вперед.

Закройте, пожалуйста, глаза. Расслабьтесь… Давайте забудем обо всём и на десять-пятнадцать минут настроимся на занятие.

Сами себе сказали: «Я… (вдох)… расслабляюсь… (выдох) и успокаиваюсь. Постепенно расслабляются все мышцы моего тела. Я спокоен. Я совершенно спокоен, У меня приятное чувство отдыха покоя и дремоты…»

Вера Григорьевна успокоилась сразу. С сердца свалился тяжелый груз неприятностей, тяготивший её в последнее время. Наступил отдых, который она не могла получить в выходные дни и даже во сне. Гончаров продолжал:

— Внимание на руках. Мои руки… (вдох) расслабляются… Постепенно расслабляются мышцы рук… Руки расслабились… Полностью расслабились мышцы рук… Пальцы расслаблены… Хорошо расслабились пальцы… Кисти расслабились… Предплечья расслабились. Очень хорошо расслабились предплечья…

Постепенно расслабляются подошвы ног. Пальцы ног расслаблены… Голени расслаблены… Бёдра…

Все мышцы моего тела расслаблены. Расслабились мышцы спины, живота, груди… Хорошо расслабились мышцы шеи… Очень хорошо расслабились мышцы шеи. Хорошо расслабились мышцы лица, губы, щёки, брови, веки.

Внутри нас исчезло всякое напряжение. Расслабились мышцы рук, ног, корпуса… Мы сейчас пройдемся по всему телу и спросим его: «Нет ли где-нибудь какого-то напряжения?»

Веру Григорьевну беспокоили вывихнутая в детстве левая рука и недавно ушибленная правая ключица. Именно там концентрировалось всё напряжение её тела. Но когда она направила внимание на локоть и ключицу, эти очаги растворились. Теперь всё тело было расслабленным и её охватило приятное ощущение легкости и невесомости.

Представим себе, что мы лежим в позе «шавасана» на чистой, мягкой, белой постели, — услышала она сквозь дремоту голос Гончарова. — Расслабившись, мы лежим на спине. Наши руки вытянуты вдоль тела, ноги расставлены на ширину плеч. Эта поза может показаться кое-кому и неудобной, но она важна и ею необходимо овладеть.

Мы закрыли глаза. Чувствуем, как наши веки тяжелеют… Мы уходим в состояние прострации, легкого полусна-полудремы.

Появляется тяжесть в руках. Тяжесть усиливается… Руки ею наливаются, как будто они сделаны из свинца… Тяжесть усиливается, руки тяжелеют всё больше и больше. Руки отяжелели.

Ноги тоже отяжелели. Моё тело отяжелело, как будто я прошла сорок километров… Оно расслабилось, растворилось, и мы погружаемся в ощущение самого себя.

Нам стало хорошо, легко и свободно. Наконец-то я могу десять минут посидеть и ни о чём не думать. Посидеть просто так, расслабиться и посвятить это время себе и размышлениям о смысле жизни…

«Это как раз для меня», — сквозь дремоту подумала Вера Григорьевна.

Появляется покалывание в кончиках пальцев рук, — сказал Гончаров. — Появляется тепло в ладонях… Мои руки стали теплыми. Я опустила руки в теплую воду, и тепло сконцентрировалось в центре ладоней… Делаем вдох и выдох направляем к центру ладоней… Как бы производим выдох через центр ладоней.

Руки теплеют… Теплеют кисти, предплечья… Кровь хорошо циркулирует и нагревает наши руки… Мы ощущаем, что кровь хорошо пульсирует…

Хорошо расслабились подошвы ног. У нас возникает ощущение, будто мы опустили ноги в теплую воду… Они отогреваются и теплеют… Тепло ощущается и в бедрах, и в животе… Даже если оно не ощущается, мы всё равно знаем, что живот теплый.

Тепло появляется и в районе солнечного сплетения… Ярко представим, что там находится раскаленный уголь и от него исходят красные лучи… Они несут тепло, которое постепенно заполняет весь живот…

Тепло поднимается вверх и ощущается за грудиной… Живот остается мягким и теплым.

Тепло укореняется в груди и области сердца… Это приятное, легкое и нежное тепло… Оно мягко струится и нам становится легко, хорошо и свободно… Дыхание тоже становится легким, свободным, чистым… Слюна кажется сладкой…

Нам хорошо… Это блаженное состояние… Отдых… Покой. Сон… Как будто мы опустили свое тело в теплую воду… Мы принимаем теплую ванну… Может быть, кто-то принимал мацестинские процедуры… В больших, просторных ваннах…

Вера Григорьевна по гинекологическому заболеванию была в Старой Мацесте три года назад. Она вспомнила ванны, в которых лежала в теплой, пахнущей сероводородом воде… Ей даже почудился запах, характерный для этого курорта.

— Мы как бы растворились в ванне… — продолжал Гончаров. Нам стало хорошо, легко и свободно… Тело как бы исчезло.

Мы входим в море… Мы стали водой… Мы превратились в волны и накатываемся на берег… Нам стало хорошо, легко и свободно.

А теперь мы снова ляжем в позу «шавасана» и расслабимся. Наши веки отяжелели и закрыли глаза… Мы удобно лежим, и нам ничто не мешает… Мы лежим совершенно неподвижно… Мы готовимся к очень важному упражнению.

Еще лучше расслабьтесь и отключитесь от всего на свете. Нам очень хорошо, легко и свободно…

Теперь представьте что перед вами появилась большая река с медленным и величавым течением… В движении воды чувствуется огромная сила…

Появляется большая лодка… Мы ложимся на дно её… Расслабляемся… Чувствуем, как лодка покачивается на волнах… Чуть-чуть… А внутри нас будто что-то переливается — слева-направо…

Справа-налево… Мы качаемся вместе с лодкой… И внутри нас что-то качается…

Лодка вращается… Ее выносит на середину реки… Она плывет по течению, и волны слегка раскачивают её… Если этого нет, постарайтесь сами раскачать лодку… Чуть-чуть… Чуть-чуть…

Так, впервые в жизни, мы почувствуем движение духа по телу. Сам он не раскачивается внутри нас, поэтому мы как бы раскачиваем лодку… Чуть-чуть…

Мы расслабились и от всего отключились… Нас охватило приятное чувство отдыха и дремоты… Нам легко и свободно… Мы вышли из лодки и превратились в реку… Мы течем… Струимся… Плывём…

На нашем пути возникают водовороты… Иногда замедляется течение… Нонам всё равно хорошо… Возникает ощущение, что течение несет нас к чему-то очень хорошему, блаженству.

Мы приближаемся к морю… Мы войдем в него… Мы станем морскими волнами… Мы растворились в море и отождествились с ним.

Волнами мы накатываемся на берег.

А теперь с расстояния двести метров мы далеко видим белую птицу. Пока как точку… Чайка ли это? Журавль? Или какая-то другая белая птица?

Приблизьтесь к ней на половину расстояния… Постарайтесь увидеть её более крупным планом… Окажитесь рядом с ней…

Воплотитесь в птицу и взмахните крыльями.

У нас появилось ощущение полёта… Мы стали восходящими потоками воздуха… Мы ощущаем себя пёрышком… Мы стали легкими и нас подхватывают потоки воздуха…

Нам стало хорошо, легко и свободно… Хорошо расслабились руки… Появилось ощущение тепла… Оно всё усиливается и усиливается… Тёплым стало всё тело… Оно оказалось внутри теплой ауры.

На расстоянии двух сантиметров от поверхности нашего тела видим голубоватое сияние… Ямы укрылись сейчас внутри своей теплой ауры. Мы будем спать хорошо и спокойно.

Наш сон спокоен.

Вера Григорьевна потеряла ощущение реальности. Раскачивание лодки, т. е. её духа, вызвало блаженство, которого она никогда не испытывала. У нее не было слов для его описания. Самые счастливые мгновения её тридцатипятилетней жизни не шли ни в какое сравнение с этим божественным состоянием!

— А теперь проведем сеанс целительства, — сказал Гончаров. — Ни о чём не надо думать. Ничего не надо делать.

Сосредоточим внимание на кончиках пальцев ног, затем на подошвах. Сейчас мы просто пройдемся по своему телу. Никакой задачи мы перед собой не ставим.

Сконцентрируемся на косточках пальцев. Они начинают медленно двигаться. Внимание переходит на подошвы. Затем — на пятки. По ногам от пяток внимание поднимается к коленям. Мы ощущаем кости и мышцы ног. Внимание сосредотачивается на коленях, и мы знаем, что они холодные, более холодные, чем остальные части тела, за исключением открытых рук, лица и шеи.

Внимание концентрируется в бедрах, в области таза, в нижней части живота, нижней чакре…

Наше внимание находится в нижней части живота. Пусть оно там побудет некоторое время…

А теперь пусть поднимется чуть повыше. У мужчин пусть остановится в области предстательной железы, у женщин — в области матки.

Потом внимание перемещается по кишечнику, печени, почкам, селезёнке… Поднимается к лёгким… Входит в сердце… Оно бьется ровно, ритмично, уверенно.

Внимание переходит в голову, останавливается в глазах. Перед ними возникает фиолетово-синий свет…

Наше внимание на глазах. Это очень для них полезно. Возникает ощущение, что мы вот-вот будем видеть не глазами, а им — нашим вниманием.

Наши глаза становятся необыкновенно чистыми, очень красивыми, приобретают умное выражение. Через пару минут мы их откроем и они будут светиться нашим вниманием. Наши глаза станут красивыми, умными, лучистыми, спокойными, чарующими…

Мы приобретем способность видеть вещи умом. Мы будем видеть и духовными очами, и физическими глазами.

Мы хорошо отдохнули, набрались сил… Сегодня вечером, перед сном, мы повторим это занятие.

Мы чувствуем, как наливаемся энергией. Мы ею зарядились и восстановились, мышцы окрепли, нервная система стала стабильной, уравновешенной и крепкой…

Как только я скажу «три», мы сделаем глубокий вдох, руки в кулаки, откроем глаза, потянемся и почувствуем себя молодыми, здоровыми и красивыми.

Мы до краев наполнимся жизненной силой…

— Что с тобой случилось? — изумленно спросил муж Веру Григорьевну, когда она вернулась домой.

— Почему спрашиваешь? — в свою очередь удивилась Вера Григорьевна.

— Ты так изменилась… Помолодела, что ли? Может, влюбилась?

Вера Григорьевна подошла к большому зеркалу в прихожей. На нее смотрела цветущая, жизнерадостная женщина с сияющими, лучистыми глазами.

Она себе очень понравилась. Такой себя она не помнила давно.

Вера Григорьевна не стала вдаваться в объяснения. Напевая, приготовила поздний ужин и проводила мужа на дежурство. Затем занялась хозяйством. В руках у нее всё горело.

Перед сном еще она раз провела сеанс аутогенной тренировки по записи на плеере. С плеером же и уснула.

Она проснулась в четыре утра прекрасно выспавшейся. Валяться в постели не стала. Стараясь не будить домочадцев, занялась накопившимися за последние дни домашними делами. Встретила мужа, накормила его и детей, ветерком полетела в офис.

День в фирме выдался не из легких, но Вера Григорьевна его не заметила. Так же, на крыльях белой птицы из сеанса о лодке, она вернулась домой. Не устала она и после второго рабочего дня. А в выходной впервые за многие годы выбралась с сыновьями в зоопарк. Там же и пообедали в кафе. Затем пошли по магазинам.

И всё время в Вере Григорьевне что-то переливалось, придавая ей энергии и заставляя забыть об усталости. «Уж не дух ли это?» — думала Вера Григорьевна.

Она окончила курсы, получила диплом народного целителя, но менять профессию не стала. По-прежнему работала в своей фирме секретарем-помощником бухгалтера. Уходить из нее не собиралась. Ежедневные занятия аутотренингом помогали ей держать себя в отличной форме.

Более того, вокруг нее образовалась аура везения в делах и на хороших людей. В ауру попал муж. Его повестями и романами вдруг заинтересовалось солидное издательство. Их напечатали и хорошо заплатили, подписали договор на новые произведения.

Муж настоял, чтобы Вера Григорьевна оставила работу и посвятила себя семье, которую он теперь способен содержать.

Вера Григорьевна на это согласилась. Тем более, что её фирма уверенно шла ко дну.

Домашние заботы вскоре её засосали. Почему-то стало не хватать времени на аутогенную тренировку. Заниматься она стала через день, потом два раза в неделю… Затем вообще забросила тренировки.

Через год Вера Григорьевна превратилась в рыхлую сырую женщину, неопрятно одетую и выглядевшую старше своих лет, с потухшими, усталыми глазами.

Как пользоваться Божьим даром

Как-то Гончаров обратил внимание на одну женщину, пришедшую на занятия в Школу. Она стояла с убитым видом в стороне от оживленно беседовавших других слушателей.

— У вас что-то случилось? — с участием осведомился Гончаров.

— Нет… — поколебавшись, ответила женщина.

— Вам нездоровится?

— Я абсолютно здорова, Геннадий Аркадьевич. Но…

Она умолкла, потом нерешительно спросила:

— Стоит ли говорить о таком пустяке?

— Я чувствую, что ваша душа чем-то озабочена, — сказал Гончаров. — А для нее пустяков нет.

— Мне приснился плохой сон этой ночью, — прошептала она. Такой страшный, что я не могу о нём говорить.

— А вот это плохо. Страшные сны непременно надо рассказывать.

— Почему?

— Надо пережить его в бодрствующем состоянии, — сказал Гончаров. — Рассказать искренне сочувствующим слушателям. Соединёнными усилиями вы одолеете зло, явившееся вам во сне.

— Нет-нет! — воскликнула женщина. — Я не хочу расстраивать мужа, мать и детей… Он непременно сбудется. Меня ждет большое горе. Возможно — смерть.

В глазах её было столько тоски и обреченности, что Гончарову стало не по себе. Для того, чтобы переубедить ее, требовался обстоятельный разговор с применением гипнотерапии, на которые сейчас, к сожалению, не было времени.

— Вы пойдете на занятие?

— Я специально пришла, чтобы отвлечься. Боюсь сойти с ума… — прошептала слушательница.

Набухшие веки и трясущиеся губы свидетельствовали о том, что она могла расплакаться в любое мгновение.

Гончаров деликатно взял её за локоть и повел в кабинет. По дороге он старался, чтобы через это прикосновение энергия спокойствия и умиротворения перешла из его души в душу слушательницы. За ними потянулись её коллеги.

В планы Гончарова на это занятие не входила тема сна и видений. Но появился непредвиденный эпизод, и необходимо было срочно менять программу. Однако ему не хотелось сразу обращаться к проблеме, волновавшей женщину. Упрямые люди в таких случаях настораживаются и еще больше замыкаются в себе.

Всё должно было выглядеть естественно.

Поэтому Гончаров начал запланированную лекцию. Говоря, часто поглядывал на женщину, сидевшую в третьем ряду слева. Она еще больше осунулась и побледнела, черты лица её заострились, а в глазах начала появляться отрешенность. Едва ли она слушала и понимала то, что говорил Гончаров.

А он молил Бога о том, чтобы возник повод для смены направления занятия.

— Геннадий Аркадьевич, а чем отличается гипнотическое состояние от естественного сна? — без всякой связи с его последними словами неожиданно спросил один из слушателей — невысокий чернявый парень. — Находящийся под гипнозом и просто спящий похожи: у обоих закрыты глаза, сокращается пульс на 4-12 ударов в минуту, замедляется дыхание, мышцы приходят в расслабленное состояние.

Гончаров внутренне обрадовался и ответил:

— Разница в природе того и другого. Гипноз — искусственный сон, вызываемый слуховыми, зрительными или тактильными раздражителями. В нём поддерживается непрерывная словесная связь гипнотизера с гипнотизируемым. Кроме того, человек полностью забывает всё, что с ним было связано во время гипноза. Обычный же сон у человека генетически запрограммирован, он естественен, как физиологическая потребность. Иногда вызывается физическим и нервным утомлением, болезнью, климатическими условиями и другими причинам.

Сон — Божий дар для души человека, способный приносить духовные и материальные плоды.

В Библии говорится: «И навел Господь Бог на человека крепкий сон; и когда он уснул, взял одно из ребер его и закрыл то место плотию. И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену и привел её к человеку» (Бытие. 2; 21–22.).

Древние греки сон представляли в виде божества. Они называли его Гипносом — отсюда и название моей профессии. Этого бога считали сыном богини Никты (Ночи) и братом-близнецом бога Танатоса (Смерти).

Гипносу подчинялись все остальные боги. Изображали его в виде спящего мальчика с крыльями бабочки, головкой мака и небольшим рогом в руках.

С тех пор и до настоящего времени существует мнение, что Бог во время сна сообщает человеку его будущее. В какой-то мере я разделяю такую точку зрения. Мой опыт гипнотизера-практика показывает, что сновидение — проекция будущего, сформированная на основе информации из прошлого. Т. е., это- вероятностная модель возможностей человека, предстоящая в виде сложной системы образов, которые возникают на основе опыта.

Косвенным подтверждением этого являются результаты исследований среди людей, слепых от рождения. У них сновидений не бывает. Для сновидений у этих несчастных попросту нет материала в виде образов, которые есть у каждого нормального человека.

— Вы сказали, что сон — Божий дар. А этот дар можно образно представить или он — абстракция? — спросила молодая девушка, соседка женщины, видевшей тяжелый сон.

— Вполне, — ответил Гончаров. — Я уверен, что засыпающий человек обволакивается особым облаком или аурой, или коконом. В нём или ней он пребывает до момента пробуждения. Это облако в какой-то мере хранит и оберегает спящего от житейских невзгод.

Бодрствующий человек живет в зоне непрерывного риска. Он подвержен травматизму, стрессам, ударам судьбы, болезням. Его подстерегают всякого рода опасности.

Во сне мы временно прекращаем борьбу за поддержание своей жизни, получаем передышку и накапливаем силы для последующих схваток.

Кокон спящего способен создавать аналогичные коконы у других людей. Даже зевота, предшественник сна у одного человека, может вызвать эпидемию зевоты у других людей. «Заразительность» того и другого объясняется не только зрительным и слуховым восприятиями. Главная причина в коконе, который, возможно, представляет собой микролептонное поле.

Это наглядно видно во время массовых сеансов гипноза. Посаженные в ряд люди по моей команде засыпают по принципу домино: сначала один, за ним второй, потом третий… Засыпают даже те, кто активно сопротивляется гипнозу, особенно если они оказались между двумя заснувшими. Засыпают и те, кто не видят, что спят другие.

Данное явление, кстати, научно было обосновано известным белорусским ученым Вейником и подтверждено зарубежными исследователями. Таким образом, древние были правы, когда говорили, что спящие живут в своей собственной вселенной.

— Они же говорили, что во время сна душа путешествует, — вставил пожилой человек с бородкой и в очках.

— Это так. Душа действительно путешествует по энергетическим каналам тела. Такие каналы до недавнего времени считались существующими в воображении верящих в них людей. Однако эксперименты французских ученых убедительно доказали их наличие.

Если человеку, например, снится, что он «летает», значит его энергетические каналы не засорены. Поэтому дети и молодые люди «летают» чаще взрослых.

— Какие сны сбываются, а какие нет? — снова спросила та же девушка.

Женщина насторожилась. Она с напряжением ждала ответа Гончарова.

— Сбываются те сны, которые повторяются. Сон может присниться несколько раз — это знает каждый. Значит, вероятность такого развития событий, базирующегося на стабильном опыте прошлого, возрастает.

Здесь уместно вспомнить слова одного из величайших мудрецов древности Гермеса Трисмегиста: «Это верно, без обмана, истинно и справедливо! То, что внизу, как то, что вверху, и то, что вверху, как то, что внизу, для того, чтобы совершить чудеса одного и того же. И подобно тому, как все предметы произошли из одного, по мысли одного, так все они произошли из этого вещества путем применения».

Нельзя отмахиваться от неоднократно снящихся снов, пренебрегать ими. Следует размышлять над ними и учитывать их в своих поступках и поведении. Народная мудрость гласит: «Тот, кто плюнет в прошлое, из будущего пожнет бурю!» Она справедлива не только по отношению к сновидениям, но и к бодрствованию.

Те же сны, которые снятся лишь раз, сбываются редко. Но не следует забывать: сон сну рознь. Иногда бывают такие сны, которые просто необходимо учитывать, чаще снятся такие, на которые не стоит обращать внимания.

— Можно ли сделать так, чтобы сбывались только хорошие сны? — опросила пожилая слушательница.

— Сначала я отвечу, как помешать сбыться плохому сну, — ответил Гончаров, глядя на женщину, с которой беседовал перед занятиями. — Не стесняясь, расскажите о нём тем, кому доверяете. Переживите его снова в бодрствующем состоянии. Будет прекрасно, если вы услышите слова сочувствия и утешения, звучащие искренне. Энергия дружеского участия поможет вам одолеть энергию Зла, и сон не сбудется.

Избегайте говорить о нём людям завистливым и злорадным. Это добавит Злу энергии и вероятность реализации плохого сна возрастет. Не замыкайтесь в себе. Разделённая ноша всегда легче.

Наоборот, хороший сон не следует обсуждать. Молчите о нём. Храните его в себе, как драгоценность в шкатулке. Аккумулируйте позитивную энергию хорошего сна и не разменивайте на такие мелочи, как внимание и интерес окружающих. Среди них могут оказаться завистники, которые своей черной энергией постараются уничтожить Добро, снизошедшее к вам.

При соблюдении этого условия шансы того, что хороший сон сбудется, возрастают.

И еще: помогайте хорошему сну добрыми поступками и делами, любовью к людям. Хороший сон — благая весть от Господа, а он покровительствует добрым.

— В связи с этим я хочу узнать: пророческие сны бывают у всех или только у избранных? — спросила девушка.

Ее соседка сидела, глубоко задумавшись. Кажется, лицо женщины просветлело. Или это ему показалось?

Гончаров ответил:

— Пророческими, или вещими, снами я считаю те из них, в которых участвуют Высшие или Светлые силы. Они могут свидетельствовать об эпохальных событиях для всего человечества. Ценность таких снов неизмерима.

К ним, например, можно отнести сон Иосифа и Марии о рождении у них Сына Божьего. Сны Магомета. Сны Сергия Радонежского…

Иногда они повествуют о событиях менее значительных, но роковых для многих людей. Римский историк Аппиан, например, сообщает о сне соперника Цезаря Помпея перед решающей битвой у Фареалы. Помпею приснилось, что в Риме освящают храм Венеры-победительницы. Сон соратники Помпея истолковали в свою пользу.

Но в это же самое время Цезарь, находясь в бодрствующем состоянии, обещал в случае своего успеха выстроить в Риме именно такой храм. Битву Помпей проиграл, а его соперник стал властителем Рима.

Любопытна история сна корреспондента бостонской газеты «Глоб» Эдуарда Сэмсона. В ночь на 29 августа 1885 года ему приснилась разрушительное извержение вулкана на острове Пралапе близ Явы. Катастрофа сопровождалась гибелью тысяч людей.

Сэмсон сон записал, и он случайно был опубликован. Это было воспринято, как утка, ибо в то время у США с Индонезией (колонией Нидерландов до 1945 г.) не было ни телеграфной, ни другой связи. Сэмсона немедленно уволили, и тут же начали стремительно поступать сообщения о действительно случившемся извержении вулкана, но на острове Кракатау.

Подробности полностью совпадали с фактами, сообщенными Сэмсоном. Его восстановили на работе, но он и многие другие недоумевали, почему название острова фигурировало, как Пралапе, в то время на самом деле оно было Кракатау. И лишь перед смертью Сэмсон случайно узнал, что Пралапе было старым названием Кракатау.

Пророческие сны могут иметь отношение и к одному человеку, вещая о чём-то значительном для него — свадьбе, ценном приобретении, болезни… Иногда такие сны способны резко изменить его жизнь и оказать влияние на многих людей.

Известны случаи, когда приснившаяся Богоматерь превращала преступников в нормальных людей, алкоголики бросали пить, скупые раздавали свое имущество и т. д. От таких фактов нельзя отмахнуться.

Безусловно, пророческие сны не являются уделом избранных. Они могут присниться каждому. Если человек еще не видел такой сон, то должен ждать его и, повторяю, не игнорировать его и использовать во имя Добра и блага ближнего.

Впрочем, пророческий сон — настолько сильное личное переживание, что ни в каких комментариях не нуждается.

Гончарову показалось, что женщина хочет задать вопрос, но не решается. Он решил ей помочь и сказал.

— Плохие сны очень волнуют людей. Многие, если им приснится что-то неприятное, нервничают и обязательно ждут беды. Что можно посоветовать в таком случае еще? Как свести к минимуму Зло от плохих снов, кроме приема, о котором я говорил раньше?

Сделал паузу и снова взглянул на женщину. Она напряглась. Глядя ей прямо в глаза, Гончаров продолжал:

— Существует определенный перечень плохих снов: когда человеку снится, что он пьянеет, сходит с ума, теряет сознание, танцует с пьяным или со Смертью, тонет, задыхается, из его тела что-то растет. Последнее — свидетельство ракового заболевания, например.

В таких случаях в мозгу должна сработать система защиты — знание того, что это всего лишь сон. Если она функционирует нормально, человек немедленно просыпается и облегченно вздыхает: «Надо же какой кошмар приснился!..»

Если система не срабатывает, и человек мучается до утра с закрытыми глазами, переживая ужасы, значит надо её ремонтировать. Радикальные средства — психофизические тренировки и гипноз.

— Мне тоже часто снятся плохие сны, — сказала пожилая слушательница. — Нельзя ли сейчас гипноз попробовать?

— Если таким будет желание большинства… — начал Гончаров и не закончил: слушатели дружно попросили провести сеанс.

Мысли, высказанные перед этим, Гончаров использовал во время аутогенного погружения. Особый акцент он сделал на том, слушатели своими силами активизировали деятельность сторожевых центров нервной системы. Люди должны знать четкую границу между иллюзией, которой является сон, и реальностью.

После сеанса женщина выглядела намного лучше, чем до него. Она оживилась, скорбь и тоска почти исчезли из её глаз. Черты лица смягчились, а щёки слегка порозовели.

— Можно ли управлять сновидениями? — спросил мужчина в очках.

— Да. Как гипнолог, я в этом уверен. На практике я постоянно встречаюсь с подобными фактами. Но сейчас сообщу их лишь из жизни авторитетных людей.

Нильс Бор, например, во сне увидел свою знаменитую модель атома в виде планет, вращающихся вокруг Солнца. Увидел, потому что напряженно работал и подсознательно желал найти решение сложной задачи. То же было с французским математиком Пуанкаре, немецким химиком Кекуле и многими другими. Да и я сам этим пользуюсь.

— А как? — спросил кто-то.

— Промежуток между бодрствованием и сном при общей релаксации является самым продуктивным временем при решении проблем. Именно тогда следует четко формулировать задачу или вопрос, желательно в виде образов, но можно и вербально. Затем «отпустить» задачу или вопрос и погрузиться в сон. Во сне или сразу же после него решение появится, всплывет, как подводная лодка из пучины моря.

Если не получится в первую ночь, попытайтесь во вторую, третью… Всё зависит от силы вашего желания, яркости образов и веры. Важное значение имеет и расслабление. Мозг, как известно, работает непрерывно. Но мы нагружаем одни и те же его участки, и он тает, отказывается работать. Дайте ему отдохнуть. Отдохнувшие участки или другие, простаивавшие без дела, легко решат ваши проблемы. Недаром же в народе говорят: «Утро вечера мудренее».

А иногда решение приходит само собой, без всяких усилий. Как это объяснить? Может быть тем, что кто-то другой хочет, что бы вы эту задачу решили.

Вот, например, какая история приключилась с гениальным произведением Данте «Божественная комедия».

После его смерти выяснилось, что в заключительной части поэмы «Рай» не хватает тринадцатой песни. Между тем точно было известно, что поэт её написал. Поиски ничего не дали.

Но вдруг одному из его сыновей приснился сон, в котором Данте показал на стену и оказал: «То, что вы так долго ищете, находится здесь». Утром в этом месте стены нашли тайник с рукописью недостающей песни.

Любопытно, что начиналась она словами: «Пусть тот, кто хочет знать, что мне предстало, вообразит…».

— Существует много сонников, — сказал чернявый парень. — Нередко они противоречат друг другу. Как самому, без помощи пособий, верно истолковать сон?

— Сначала надо четко уяснить себе, хороший это сон или плохой. Затем прибегнуть к ассоциативному анализу. Связи между приснившимся и реальностью могут быть прямыми (недостающая часть поэмы лежит в таком-то месте) или косвенными (удочка — рыба, телевизор — покупка, мясо — болезнь и т. д.)

Точность толкования во многом зависит от воображения, интуиции.

Они еще немного побеседовали и расстались. Провожая взглядом женщину, Гончаров был уверен, что с ней ничего не произойдет.

Так и случилось. На другой день женщина появилась в Школе принаряженной. Она улыбалась и весело болтала с другими слушателями.

— Решилась ваша проблема? — улучив момент, тихо спросил Гончаров.

— О да! Воспользовалась вашим советом. Рассказала сон дома и подругам. То ахали, то хохотали!

Что это был за сон, Гончаров не спросил. Он не являлся близким другом женщины, и его участие могло быть не столь глубоким и искренним, как это требовалось в таком случае.

Как увидеть своего ангела-хранителя

— У меня к вам необычная просьба, — сказал посетитель и замялся.

Гончаров с интересом его разглядывал. Это был человек лет тридцати с небольшим, красивый, хорошо одетый. На шее сквозь расстегнутый ворот рубахи, явно от Версаче, виднелась массивная золотая цепь с верхней частью креста. На пальцах сверкали золотые перстни, а в запонках — камни хорошей огранки.

Приехал он в БМВ с охранником, который сейчас скучал в коридоре. Держался с видом человека, знающего себе цену. Его можно было бы принять за «нового русского», вдруг попавшего в переплет и пытающегося решить свои проблемы в Московской школе гипноза (такие визитеры у Гончарова случались), если бы не одно «но».

В глазах гостя была необыкновенная глубокая грусть. Такую грусть, подумал Гончаров, можно встретить лишь в глазах святых на старых иконах. Это была вселенская печаль о страданиях человеческих и муках, на которые обречен всяк на земле живущий. Масштаб скорби был таким, что Гончаров не смог долго выдержать взгляд посетителя.

К тому же у него было длинное тонкое лицо интеллигента.

«Непохож он что-то на „нового русского“…» — снова подумал Гончаров и вслух спросил:

— Чем может быть полезна наша школа?

— Позвольте я сначала вкратце расскажу свою историю, а потом задам вопрос. Я не отниму у вас много времени.

Гончаров кивнул, и гость стал рассказывать. Назовём его Игорь К.

Я родился в профессорской семье, — начал он. — Отец возглавлял кафедру в одном из известных вузов, мать преподавала в должности доцента в другом. Родители были слишком заняты своими науками, и меня воспитывала бабушка. Тайком от отца с матерью она стремилась сделать из меня верующего человека. Но я не слушал ни их, ни её и рос сам по себе… Рано начал пить и курить, чуть было не начал принимать наркотики, но вовремя остановился…

Игорь сделал паузу, а Гончаров ввернул комплимент:

— Это не каждому удается.

— Может быть… Я связался с ребятами, стоявшими на учете в отделении милиции. Мы ломали телефонные аппараты, налетали стаей на одиноких прохожих, били их и раздевали. Поджигали газеты в почтовых ящиках. Бегали по крышам и забрасывали с них крюки в форточки окон верхнего этажа. Школу я часто пропускал, хотя учеба мне давалась легко. Типичная история сынка из обеспеченной семьи, не правда ли?

— Не думаю.

— Почему? — удивился посетитель.

— Потому что вы находитесь здесь. Да и сами вы по той же причине незаурядный человек.

Игорь задумался, усваивая услышанное, затем продолжал.

— Родители были в отчаянии. Бабушка умерла после того, как меня отправили в колонию за грабеж ларька.

Я так и не попрощался с ней перед арестом — мне было стыдно. Этого я до сих пор себе простить не могу. Может быть, из любви к ней я в колонии не испортился окончательно. Освободившись, начал новую жизнь. Это мне, кажется, удалось, ибо сейчас у меня всё в порядке: есть интересная и доходная работа, достаток, любимые жена и дочь. Отец с матерью на меня не нарадуются. Друзья уважают. Увлекаюсь отечественной историей и сейчас получаю образование в этой области. Хочу написать книгу о страстотерпцах на Руси.

— Интересно, — похвалил Гончаров.

— «Хочешь быть счастливым? Выучись сперва страдать!» — сказал Тургенев. Страданий мне хватило и в колонии, и после нее. Моё освобождение совпало с началом перестройки. Страна проснулась от спячки, появились неслыханные возможности. Дружки звали меня в мир криминала, но я по этому пути не пошел. Я решил стать честным предпринимателем. А начал о того, что экстерном сдал экзамены на аттестат зрелости. С этим документом я почувствовал себя полноценным человеком.

— Вы целеустремленный.

— Наверное… Затем вошел в кооператив, организованный соседом. Мы быстро прогорели. Сам создал малое предприятие, оно лопнуло, не успев стать на ноги. Занялся торговлей и стал челноком. Сначала в пределах бывшего СССР, затем ездил в Польшу и Китай. Мне не везло. У меня не было опыта, как, впрочем, у многих. Но у тех хоть что-то получалось, а я всегда разорялся. Родителям пришлось продать все ценности, чтобы вытащить меня из долгов. Даже уникальной своей библиотекой начали жертвовать. А мне продолжало не везти. Как будто кто-то проклял!

— Возможно, это была кара за вашу непутевую юность, — предположил Гончаров.

— Я тоже так думаю, — согласился Игорь. — Я до боли ломал голову над причинами своих неудач, ничего не понимал, кроме того, что стал жертвой закона кармы. Но прошлое ведь не переделаешь! Я же не мог избавиться от груза сделанных мной подлостей и гадостей. А наказание есть лишь возмездие за преступления и оно не может стереть память о них.

— Это так, — подтвердил Гончаров.

— Однажды мне приснился сон. Кто-то стоявший за моей спиной сказал: «А ты бедным помогай!» Эта короткая фраза была произнесена так отчетливо, как будто говорил живой человек. Вроде вас. Я вздрогнул и проснулся. В комнате, кроме меня, никого не было. Утром рассказал сон отцу и матери. Они пожали плечами. Сон же не выходил из моей головы. Целыми днями я думал о полученном совете и том, кто его дал. Я чувствовал, что это не простой сон, он — мистический, религиозный…

— Пророческий.

— Да… Неделю спустя я проезжал мимо одной действующей церкви. Что-то меня возле нее остановило. Я зашел в храм и обратился к священнику с просьбой прокомментировать сон. Он тоже сказал, что сон пророческий. А слова произнес мой ангел-хранитель.

Игорь помолчал и продолжал:

— Я последовал совету моего ангела. Я стал подавать нищим, всем, кто обращался ко мне за помощью. Я отдавал даже самое последнее. Друзья говорили: «Что ты делаешь? Эти нищие в тысячу раз богаче тебя. Они кормят не только себя, но и „крышу“ из сытых амбалов, разъезжающих в „мерседесах“, а не таком задрипанном „жигуленке“, как ты…» А я всё равно подавал. Я думал, что если мне не везет, то пусть повезет хоть им, даже с «крышей». Очень жалел калек. Их увечья трогали меня до слёз. Им я подавал в первую очередь. Никакие богатства мира не могут скомпенсировать их несчастья, полагал я. И деньги, которые мы им даем, ценны не сами по себе, а вниманием и признанием косвенной вины нашей перед ними.

— Вы поступали, как христианин, — сказал Гончаров.

— Сказалось влияние бабушки… И вдруг мне стало везти. Сначала поступило одно предложение от старых друзей, о которых я даже не вспоминал. Они разыскали меня и помогли заработать хорошие деньги. О втором выгодном предложении узнал из газеты. Третье попалось на глаза в объявлении, буквально висевшем на заборе. Госпожа Удача повернулась ко мне лицом. У меня выходило всё, за что я ни брался. Даже самые рискованные и безнадежные дела приносили мне огромную прибыль. Деньги хлынули на меня водопадом! Но я всё равно продолжал подавать и помогать. Всё время узнаю адреса нуждающихся и посылаю им переводы. В больницы, детские дома, колонии, тюрьмы посылаю продукты, книги, электронику… Я понял: добро возвращается к нам бумерангом. Принцип «Ты — мне, я — тебе» нуждается в корректировке. Он должен выглядеть так: «Я — тебе, ты — другому, другой — третьему, третий — четвёртому… Итак далее. А затем кто-то сделает добро и тебе».

Гончаров с интересом рассматривал Игоря. Он ему всё больше нравился.

— Я знаю, что ангелы являются слугами Божиими, которым поручается защищать праведных, — говорил Игорь, — расстраивать козни демонов, возносить молитвы людей к Богу, отводить душу в загробный мир, отделять добрых от злых на последнем Страшном Суде. Но к каждому из людей приставлен и ангел для помощи ему в добрых делах. Это ангел-хранитель. Тогда, во сне, ко мне пришел ангел-хранитель, но я его не видел. Гипноз — сродни сну. Не могли бы вы под гипнозом показать моего мне ангела-хранителя?

Гончаров немного подумал и сказал:

— Постараюсь вам помочь. В скором времени в школе будут проходить курсы. На одном из занятий рекомендую вам поприсутствовать.

Он назвал дату и время. Игорь поблагодарил и ушел.

Небольшое время спустя в числе прочих слушателей он сидел в кабинете Гончарова и старался не пропустить каждое его слово.

— Сейчас я познакомлю вас с древней техникой погружения в нижний мир за ангелом-хранителем, — говорил Гончаров. — Я специально не предваряю её комментариями, чтобы не вызвать непроизвольное самовнушение. Это будет чистое погружение в таинственную глубину души каждого присутствующего здесь.

Путешествие в нижний мир подразумевает погружение в подсознание. Соответственно путешествие в верхний мир является восхождением в сверхсознание. Здесь нет ни дурного, ни хорошего. Слова «нижний» и «верхний» являются лишь терминами с условным содержанием.

Тем не менее, считается, что путешествию в верхний мир должно предшествовать погружение в нижний мир.

Оно начинается с классического варианта аутотренинга в сокращенном виде.

Сядьте поудобнее и расслабьтесь. Отключитесь от внешнего мира. Сосредоточьтесь на ощущении собственного тела.

Сами себе сказали: «Я расслабляюсь и успокаиваюсь, постепенно расслабляются все мышцы моего тела. Я спокоен. Совершенно спокоен. Приятное чувство отдыха, покоя и сна захватывает меня. Мягкие, теплые волны окутывают мое тело.

Но сегодня нам не нужен сон. Нет необходимости и в дремоте.

Расслабились мышцы рук. Постепенно расслабляются кисти, пальцы, предплечья, плечи… Мои руки расслабились.

Постепенно расслабляются мышцы ног… Подошвы ног расслаблены, голени, бёдра… Хорошо расслаблены мышцы ног.

Постепенно расслабляются мышцы спины, живота… Наш живот мягкий и теплый.

Расслабляются мышцы лица… Хорошо расслабились мышцы шеи. Очень хорошо расслабились мышцы шеи. Постепенно расслабляются щёки, губы, брови, веки…

Я спокоен. Совершенно спокоен.

Расслабились морщинки, складки… Лицо просветлело, прояснилось. Появляется такое ощущение, что от лица исходит сияние света, покоя и силы.

Мы пребываем сейчас в состоянии покоя — физического и душевного.

Появляется тяжесть в руках. Она усиливается… Возникает тяжесть в ногах. Она усиливается… Руки становятся тёплыми… Нагреваются ладони… Возникают приятная пульсация и покалывание в пальцах рук… Бёдра становятся тёплыми… Ноги тёплые… Постепенно расслабляются все мышцы моего тела… Возникает тепло в глубине живота. Оно растекается по животу идет вниз его, радиирует в почки… Поднимается вверх… В груди ощущается тепло… Дыхание становится легким, свободным… Сердце бьется ровно, ритмично, плавно, легко и спокойно, в благоприятной прохладе…

Мысленно мы повторяем: „В благоприятной прохладе, спокойно, совершенно спокойно…“

Мы выходим на уровень покоя и отдыха — как будто лежим в мягкой белой постели. Мы расслабились, вытянули руки и ноги… Наши веки тяжелеют… Мы погружаемся в мир образов и грез. И сейчас начнется настоящая работа», — произнес Гончаров своим обычным, уверенным голосом.

Чувство восторга нахлынуло на Игоря. Мучившая его последние годы тайна вот-вот могла разрешиться.

— Представьте вход в пещеру, — попросил слушателей Гончаров. — Он в виде колодца или трубы, уходящей в землю. В земле трещины. Мы подходим к колодцу, и наш дух спускается вниз…

Мы спускаемся в очень глубокий колодец. Держась за стенки колодца, доходим до воды на дне его. Уходим под воду и видим песок, укрывающий дно. Достигаем песка и просачиваемся сквозь него подобно воде…

Просачиваемся вниз, глубже и глубже… Оказываемся в туннеле, уходящем вниз. Он наподобие ребристой трубы.

Мы набираем скорость, ибо нам надо побыстрее миновать туннель… Мы физически ощущаем движение. Нам навстречу летит пространство.

Очень далеко внизу мы видим свет. Мы движемся всё быстрее и быстрее, приближаясь к свету. Быстрее и быстрее…

Мы летим на огромной скорости. На ходу видим на стенах туннеля рисунки, изображающие зверей, птиц, рыб… Но только из животного царства.

Ускоряясь, мы летим по этой, кажущейся бесконечной трубе к мерцающему вдали свету.

Но вот туннель неожиданно заканчивается, и мы оказываемся в безвоздушном пространстве.

У нас нет веса, мы легки, как пушинка, и, тем не менее, падаем вниз. Как будто мы находимся высоко в небе и нам предстоит долгое падение в бездну.

Далеко-далеко под нами находится земля. Мы должны попасть на огромный остров, на котором Создатель собрал всех зверей, птиц, рыб.

Но мы еще не достигли острова… Продолжаем пушинкой спускаться вниз… Ниже и ниже…

Наконец опустились на остров. Но нам надо продолжать движение вниз… Нам попадается ручей. Ручей всегда куда-то течет и уходит вниз.

Мы идем по течению ручья… Вокруг мы видим птиц, в воде плавают рыбы, по земле ходят животные… Перед нами возникают картины реального мира…

Ручей превращается в небольшую речку. Мы идем по ней… А она уходит под землю.

Вместе с водой реки уходим под землю и мы. Ниже и ниже…

Вода образует глубокое подземное озеро. В нём рыбы, много всяких рыб… Мимо них мы опускаемся вниз…

Мы попадаем в пещеру на дне реки… На стенах её изображения зверей… Это очень древние рисунки… Рисунки знакомых и не знакомых нам существ… Зверей — домашних и диких… Они нарисованы мелом или глиной на камнях стен…

Мы стираем с них пыль тысячелетий и пытаемся их рассмотреть.

Дно пещеры уходит вглубь, и мы опускаемся по нему всё ниже и ниже… Видим еще более древние рисунки… Животные… Птицы… Рыбы…

Мы знаем, что ниже находятся самые первые, из глубин седой древности рисунки, и нас тянет туда.

Но мы дальше не пойдем. Нам пора возвращаться. Мы поднимаемся к выходу из пещеры.

В пути нас сопровождают тени виденных нами зверей, птиц, рыб… Их изображений смотрят на нас со стен, вылепленные из гипса и глины встречаются на дороге.

А мы поднимаемся всё выше и выше… Выходим из пещеры… Пересекаем озеро… Всплываем на поверхность реки и движемся против её течения…

Попадаем в ручей… Оказываемся на острове… Видим животных птиц, рыб.

Пушинкой поднимаемся вверх, в небо… Нас как бы засасывает в глубину его… Медленно поднимаемся… Мы чувствуем, что нас что-то влечет.

Влетаем в туннель и далеко, в глубине его, видим свет… На большой скорости стремимся к другому концу туннеля… Как вода, просачиваемся сквозь толщу земли вверх… Оказываемся на песке, лежащем на дне колодца.

Проходим сквозь толщу воды… Видим рядом стены колодца. Оказываемся на поверхности воды и взлетаем метров на пятьдесят над колодцем…

Мы — в том месте, откуда начали путешествие в нижний мир. Оглянитесь и постарайтесь понять: знакомо ли оно вам? Посмотрите на него с высоты птичьего полета. Приглядитесь к нему. Что в нём находится? Каких зверей видите?

Запомните это место…

Мы хорошо отдохнули, набрались сил, в нас вливается энергия.

Как только я скажу «три», вы почувствуете себя молодыми, здоровыми, красивыми и весёлыми…

Один… Два… Три… Руки сжали в кулаки. Делаем глубокий вдох. Открыли глаза. Потянулись, пошевелились…

Игорь выполнил приказ и с удивлением оглянулся. Окружающая его реальность показалась фантастической, настолько он свыкся с нижним миром во время погружения в него. Само путешествие, как он считал, казалось очень долгим из-за интенсивной смены впечатлений и обилия увиденного. На самом деле оно продолжалось немногим более десяти минут.

— Видел ли кто-нибудь из вас конкретное животное, птицу или рыбу? — спросил Гончаров.

Слушатели зашумели. Хор голосов был утвердительным. Каждый кого-то видел и пытался его описать словами. Гончаров перебил:

— Речь идет об образе, наиболее часто встречавшемся вам во время путешествия в нижний мир. Если вы увидите его в жизни всего четыре раза, включая первый — сегодняшний, то можете быть уверены: это ваш ангел-хранитель.

Заметив недоумение на лицах слушателей, пояснил:

— Вы можете увидеть его где угодно: в книге, по телевидению в музее, зарубежной поездке… Хоть на небе… Может быть, вы его уже встречали, но не обратили на него внимания. Возможно, он присутствует уже у вас в виде изображения на амулете, брелке, карманном календаре… Не менее четырех раз он должен быть увиден вами.

— А больше может? — спросил кто-то.

— Да, — ответил Гончаров.

Одна пожилая женщина сказала, что во время путешествия видела преимущественно старинные иконы с ликами святых. Гончаров заметил, что это допускается, но в каноническом тексте речь идет только о животных, птицах и рыбах. Это, по мнению специалистов, является доказательством того, что он был создан магами задолго до появления христианства.

Игорь потрясенно молчал. Он лихорадочно перебирал в памяти увиденные во время путешествия образы. Среди животных были могучие львы, грациозные олени на тонких точеных ножках и с закинутыми на спину ветвистыми рогами, лохматые спаниели с добрыми глазами, в которых сквозила безграничная собачья преданность…

Из птиц ему запомнились грозные благородные орлы с могучими крыльями, нежно воркующие белые голуби, миниатюрные, не больше стрекозы, разноцветные колибри… Из рыб- гордо изогнувшиеся морские коньки с костистыми гривами, плоская и огромная в поперечнике луна-рыба с высоким спинным плавником, изящные кардиналы — украшение аквариумов.

Встречались и совершенно фантастические обитатели вод, суши и неба, будто сошедшие со страниц старинных книг…

Игорь вернулся домой, продолжая находиться под впечатлением путешествия. Домашним он ничего не рассказал, поужинал и немного посмотрел телевизор, не понимая, что происходит на экране. Рано лег спать.

Среди ночи неожиданно проснулся и захотел покурить. Осторожно, чтобы не разбудить жену, встал и начал искать на столе сигареты, Они куда-то запропастились. Игорь нащупал фонарик и нажал кнопку.

Узкий сноп света выхватил из тьмы стоявшего на хвосте крошечного дельфинёнка с задранной вверх добродушной мордочкой.

В тот же миг молния озарила сознание Игоря: именно дельфина он постоянно встречал во время путешествия в нижний мир!

Этот же дельфинёнок был старинной копилкой, в детстве подаренной ему бабушкой. В нём он сначала хранил деньги на кино и мороженое. Потом копилка чаще всего была пустой — на развлечения и хулиганство денег всегда не хватало.

Когда Игорь начал новую жизнь, в редкие моменты везения он вспоминал о бабушкином подарке, и верный дельфинёнок выручал его, подбрасывая денежку на половинку батона и метро.

Дельфинёнок стал верным помощником Игоря и после того, как он увидел сон с таинственным ангелом-хранителем. Копилка опорожнялась, едва на дне её что-то заводилось. А однажды дельфинёнок помог пятьюстами рублями старенькой полуслепой профессорше, бывшей учительнице отца, которая не могла купить очки на свою нищенскую пенсию.

Игорь нашел сигареты и выкурил подряд три штуки. Во сне забылся лишь под утро.

Днём дельфин дважды напомнил о своем существовании. Первый, когда ему предложили финансировать научные исследования черноморских афалин — проект в долгосрочном плане обещал солидную прибыль.

Второй, когда возле казино «Дельфин» его БМВ едва не протаранил «Гранд чероки», ведомый пьяным водителем.

— Шанс уцелеть у вас был один из тысячи, — сказал Игорю разбиравший ситуацию сотрудник ГАИ.

Как снять боль

Как-то одна слушательница Школы сказала Гончарову:

— Вчера я вычитала у Чехова забавную мысль: «Одна боль всегда уменьшает другую. Наступите вы на хвост кошке, у которой болят зубы, и ей станет легче». А один мой знакомый всерьез утверждает: «Тесная обувь — хорошее средство от зубной боли». Как вы это можете прокомментировать?

— Ничего хорошего, разумеется, нет в том, чтобы одно страдание заменять другим, — последовал ответ. — Но прием, лежащий в основе таких утверждений, верен.

Женщина удивилась, а Гончаров пояснил:

— Приём заключается в переключении внимания с одного раздражителя на другой. Используя это, на самом деле можно уменьшить боль или избавиться от нее вообще.

— В такое трудно поверить…

— Ничего невероятного здесь нет. Что такое боль? Боль — неприятное гнетущее ощущение, которое появляется при определенных воздействиях на живые ткани. Оно свидетельствует о существовании раздражителей, способных вызвать повреждение или гибель элементов ткани. Так считает медицина.

В процессе эволюционного развития живых организмов боль превратилась в их защитную реакцию. Боль сигнализирует о том, что с организмом происходит нечто неблагополучное, предохраняет его от грозящей опасности. В этом её положительная роль.

Но если боль становится длительной и лечению не поддается, то она нарушает жизнедеятельность организма и сама может его разрушить.

Установлено, что у человека болевые импульсы поступают от пораженного места через нервные корешки б спинной мозг. Отсюда импульсы доходят до зрительных бугров. В коре головного мозга и окончательно формируется чувство боли.

Кора же головного мозга способна изменять болевые ощущения и снимать чувство боли. Есть многочисленные примеры того, как люди силой воли подавляли длительные и мучительные страдания.

— Но не у всех же есть сильная воля. А как быть тем, у кого она слабая?

— Таким людям надо помогать. Если медицина и лекарства бессильны или их применение по каким-то причинам невозможно, надо включить в страдальце механизм саморегуляции. Он базируется на вере в неограниченные возможности человеческого организма, способные творить чудеса.

— Веры многим не хватает, — вздохнула слушательница. — По себе знаю: меня трудно в чём-то убедить до тех пор, пока я сама этого не захочу.

— Верят все, но некоторые люди в этом не признаются. Веру включает истина. Если человек обратился к вам за помощью и услышал от вас правдивые слова или то, к чему он готов подсознательно, то у него включится механизм саморегуляции. Это блестящее доказательство силы внушения.

— То, что вы говорите, Геннадий Аркадьевич, для меня очень интересно, — с жаром произнесла слушательница. — Я собираюсь заняться целительством. Родные и знакомые уверяют, что у меня есть для этого способности. Иногда получается исцеление, иногда нет. Техники, наверное, не хватает.

— Техника — это опыт. Тренируясь, в каждом отдельном случае вы должны находить единственно верные слова, очень нужные пациенту. Для этих магических слов вам необходимо постоянно искать в себе могучие внутренние силы.

Такой поиск сродни с творчеством, с его таинственностью и непредсказуемостью. Яне знаю, что нужно сказать, допустим, человеку, который обратится ко мне за помощью через три минуты. Иногда с ним можно шутить, болтать о пустяках и посторонних предметах, в то же время напряженно подыскивая нужные слова внушения. А иногда они приходят сразу, без видимых усилий.

Но как только вы их произнесете, у человека обязательно включится божественный механизм саморегуляции. Никто не знает её истинной природы, но от этого ценность такого вида психофизической деятельности человеческого организма не уменьшается. Повторяю: саморегуляция (самовнушение) — чудо из чудес, доступное каждому из нас.

— А как практически включить саморегуляцию?

— Расскажите подробнее, Геннадий Аркадьевич, — раздались другие голоса.

Увлёкшись, Гончаров не заметил, как их окружило еще несколько слушателей. Они внимательно прислушивались к его беседе с женщиной.

— Хорошо, — согласился Гончаров. — Давайте уделим этой проблеме часть нашего занятия.

Все прошли в кабинет, и он стал говорить:

— Сегодня я вам дам биоэнергетический метод воздействия на самовнушение человека.

Основан он на одной любопытной особенности нашего внимания. Многочисленные наблюдения и научные эксперименты показывают, что в определенный промежуток времени внимание концентрируется в строго фиксированном месте. Мы не можем в одну и ту же единицу времени, допустим, читать газету, смотреть телевизор и пить чай. Наше внимание очень быстро переключается с одного объекта на другой, с другого — на третий и т. д.

Мы схватываем газетные строчки, например, об очередном преступлении. Затем бросаем беглый взгляд на телевизионный экран и видим перестроенную Манежную площадь. Подносим ко рту чашку с чаем и думаем: «Горячий!»

Наше внимание неделимо. Чем талантливее человек, тем его внимание быстрее движется. Может показаться парадоксальным утверждение, что вегето-сосудистая дистония является одним из признаков таланта, но это действительно так. Гениальные и талантливые люди обладают способностью очень быстро переключать свое внимание. Поэтому лечить человека от вегето-сосудистой дистонии всё равно что убивать талант.

Боль сигнализирует о нарушении в организме, о том, что ему угрожает опасность. Наше внимание уходит туда, где болит. Главная задача боли — привлечь наше внимание.

Когда болевой импульс поступает в кору головного мозга, происходит подавление воли. Нотам, где находится внимание, происходит усиление кровотока, активизируются биологические процессы.

Если, например, на небольшом участке стола поселить две колонии бактерий и на одну из них направить взгляд, то эти микроорганизмы будут продолжать жить, в то время как другая колония погибнет. Происходит это потому, что из наших глаз истекает жизнетворная энергия, которая «подпитывает» бактерии в первой колонии.

Важное значение здесь имеет и содержание внимания. Если вы будете злым, агрессивным, то бактерии будут жить недолго. Наоборот, если ваше настроение будет хорошим и радостным, существование микроорганизмов продлится.

В магии используются различные способы переключения внимания. Цыганский гипноз, например, основан на том, что скорость распространения импульсов в мышцах рук и пальцев намного выше, чем скорость изменения положения глазного яблока. Человек, которого обманывает цыганка, не успевает следить глазами за манипуляциями её пальцев и рук. Чтобы не поддаться внушению, необходимо следить разумом за движениями мошенницы.

Допустим, у человека болит нога. По нервам её распространяются импульсы со скоростью полтора метра в секунду. Импульсы следуют друг за другом непрерывным потоком. Наше внимание сконцентрировано в больном месте.

Вы объявляете такому больному: «Сейчас я заберу вашу боль». Затем требуете, чтобы он смотрел вам прямо в глаза. Он смотрит с любопытством. Его внимание переключается с больной ноги на ваши глаза. На какую-то долю секунды или больше «раскаленный» нерв, по которому шли импульсы, «остывает». На это же время происходит и исчезновение боли.

В сознании появляется ощущение, что боль стала тупой и далекой. Поток импульсов прерывается, им приходится заново пробивать себе дорогу по нервам к коре головного мозга.

Следом происходит самое главное: включается механизм саморегуляции. Человек думает: «Надо же! На секунду посмотрел в глаза, и боль стала тише…» Теперь он на страдание смотрит по-иному.

Запускается механизм чего-то высшего, божественного, что может полностью блокировать эту боль. Для Бога боль — ничто. Человек начинает верить в то, что обладает могучими силами, способными смести его страдания.

— А у самого себя таким образом унять боль можно? — перебила та же слушательница.

— Это гораздо труднее, — ответил Гончаров, — но сделать можно. По моим наблюдениям внешние приемы здесь малоэффективны. Следует искать силы внутри себя.

Но вернемся к исцелению других. Попросите больного сесть удобно, расслабиться, ни о чём не думать и смотреть вам в лицо. Предупредите его, чтобы он не моргал. Если это произойдет, прервется поток болевых импульсов, и всё придется начинать сначала. Если же он устанет, пусть закроет глаза и некоторое время отдохнет. Потом продолжайте сеанс.

Глаза — единственный орган человека, который имеет нервы, непосредственно сообщающиеся с Космосом (все остальные органы закрыты защитной оболочкой из кожи). Внимательно смотрите в глаза больного. Через некоторое время его взгляд мутнеет, как бы размывается. Это продолжается недолго, секунд 15–20.

В этот момент больной считает, что начался гипноз. Включается механизм саморегуляции у тонких, чувствительных натур. Если же человек трудно поддается гипнозу, то по истечении этих секунд он обычно думает, что с ним ничего не произошло и «наваждение» исчезло. Это тоже нормально.

Даже самые неподдающиеся люди — не железные. В конце концов, у каждого возникает потребность отдохнуть. Человек закрывает глаза, и срабатывает сделанное вами в начале сеанса внушение: «Если вы устали, можете закрыть глаза и отдохнуть». Первый раз он использует ваше разрешение, второй- «на автопилоте», третий — даже не обратит внимания на то, что закрыл глаза, четвертый — может забыть их открыть… И он уснет.

Очнувшись, с изумлением подумает: «Я активно сопротивлялся сну, а всё равно уснул…»

Этот прием очень эффективен в отношении детей, впечатлительных людей, спортсменов, занимающихся физическим трудом. Да и многие остальные поддаются ему с легкостью.

У погружённых в такое состояние боль отступает на второй план из-за необходимости смотреть в глаза гипнотизирующего и борьбы с дремотой. Очень часто боль исчезает полностью. Отличные результаты такой прием вызывает среди детей из-за того, что у них очень богатое воображение.

Да и любой взрослый забудет о боли, если вы возьмете его за руку и будете убеждать, что тревожащая боль исчезает. Всё зависит от силы вашего убеждения. Известны, например, случаи, когда под таким гипнозом делали операции на сердце без наркоза.

Страх — колоссальный проводник энергии. Если человек боится, с ним можно делать всё, что угодно. Боль исчезает на фоне страха, импульсы её тонут в волнах импульсов страха.

Есть каналы для распространения внутренней энергии, есть и её резервуары. Китайский цигун, например, базируется на учении о меридианах, по которым движется энергия (те же каналы), и «морях» её (резервуарах). Существование их недавно было подтверждено экспериментальными исследованиями за рубежом.

Когда человек находится в состоянии сильного аффекта (страха, радости или другого чувства — значения не имеет), происходит перераспределение энергии из морей (резервуаров) в систему.

Есть еще один прием снятия боли. Он может показаться парадоксальным, однако действует хорошо. Например, человек сильно ушиб руку. Посоветуйте ему: «Смотрите на ушибленное место!» Если человек послушается, боль утихнет или вообще исчезнет. Это объясняется тем, что благодаря вниманию боль перемещается из ушибленного места в глаза.

С успехом можно использовать и воображение — свое или пациента. В первом случае возбуждается свое воображение и передается пациенту, во втором такому воздействию подвергается только воображение больного. Выбор варианта зависит от конкретных обстоятельств. Наилучшие результаты получаются в сочетании с мануальным гипнозом.

Такие приемы иногда используются и в официальной медицине. Больному, например, дают таблетку из обыкновенного сахара и уверяют, что она является сенсационным новейшим лекарством. Воображение больного включает саморегуляцию и происходит выздоровление. Психологи называют такой феномен «плацебо» — эффект пустой таблетки.

Выдающийся французский хирург Ларрей (1766–1842), участник наполеоновских войн, отмечал, что раны у победителей заживают быстрее — эйфория от победы производит чудо. В расхожем мнении: «Больной должен помогать врачу» есть глубокий смысл. Он подразумевает веру у пациента по отношению к врачу и его методам лечения.

Вера, саморегуляция и воображение — вот основа помощи больным внушением. Здесь богатое поле для творческого поиска.

Когда лекция закончилась, та же женщина призналась Гончарову:

— А у меня мигрень прошла. Она мучила меня две недели.

— Вы нашли в себе силы для преодоления боли?

— Я их не искала, а слушала вас. Произошло чудо?

— У вас спонтанно включился механизм саморегуляции. Но если вы собираетесь лечить других, то вам надо научиться включать его по собственному желанию, — последовал ответ.

От гипноза к медитации

Гипнозом овладеть нелегко, но можно. Добиться успехов в суггестии — задача трудная, но разрешимая. Упорный труд и одаренность от природы в принципе могут привести к эффективной передаче мыслей на расстояние.

Многого можно добиться в жизни с такими качествами — стать предпринимателем и разбогатеть, политиком, модным гипнологом или целителем, известным артистом, художником, писателем…

Вас будут уважать, ценить, ставить в пример. Кто-то станет вами восхищаться, иные начнут завидовать. А у вас всё будет прибавляться материальных благ, авторитета, известности. Беды и напасти станут обходить вас стороной, если же они к вам ненароком нагрянут, владея такими силами, вы легко с ними справитесь.

Кажется, всегда над вами будет голубое небо с сияющим солнцем над головой, дарящим любовь, радость, счастье…

Вы будете полностью удовлетворены. Безмятежно почиете на благах, лаврах, признательности людей, особенно если вы изберете деятельность, приносящую им Добро.

Чего еще желать?

Но так будет лишь у натур низменных, которым чудесные силы гипноза и суггестии понадобились лишь для того, чтобы добиться эфемерных внешних успехов и повысить планку самомнения.

Эти люди или останутся такими или созреют для того, чтобы подняться на новую ступень духовной жизни. Причём процесс этот с течением времени будет всё более и более мощным. Материальные достижения современной цивилизации по мере нарастания их качества и количества всё меньше будут удовлетворять людей.

Гончаров предвидит это. Его духовная эволюция в настоящее время неотвратимо влечет к новым горизонтам для человечества.

На протяжении многих лет занимаясь гипнозом и целительством он приходит к выводу: «ЧЕЛОВЕК ДОЛЖЕН ПОМОГАТЬ СЕБЕ САМ!»

Мысль эта, разумеется, не нова. Но от частого употребления она девальвировалась настолько, что стала расхожей, как мелкая монета. О её цене вспоминают только тогда, когда исчерпываются все ресурсы, не помогают ни медицина, ни деньги, ни удовольствия, а измученная душа не может найти покоя ни в религии, ни в знаниях.

Десятки тысяч людей, которым помог Гончаров, это ничтожная толика от населения России и крошечная частичка всего человечества. А сколько таких, кому он нужен и не имеющих возможности обратиться к нему? И где гарантия того, что он не понадобится вновь тем, кто уже приходил к нему со своими бедами?

«Значит, нужно сделать так, чтобы люди не нуждались в помощи извне, а могли оказывать её себе сами», — размышлял он.

Его возбужденная ищущая мысль останавливается на аутотренинге как наиболее доступном для широких масс методе совершенствования тела и духа Человека. Обучая ему, он надеется, что аутогенные тренировки не только пригодятся данному конкретному человеку, но и благотворно подействуют на окружение этого человека по принципу цепной реакции или перемещаясь в информационном поле Земли.

Посеянное в одном месте Добро вызывает к жизни Добро в ДРУГИХ.

Однако и это его не удовлетворяет. Всё больше и больше Гончаров утверждается в мысли, что люди должны научиться языку, общему с Богом. Точнее, вспомнить его, который он дал когда-то сыновьям своим, а они его утратили и забыли.

Язык этот — медитация. Лишь через нее мы можем обрести божественный покой, в котором нет места горестям, тревогам, болезням души и тела. В ней есть у каждого неудовлетворенная потребность, как чувство голода. Она присутствует в нас, но мы не имеем к ней доступа, ибо невежественны и поглощены мирскими заботами.

Только через медитацию могут расцвести дух Человека и прийти к нему божественные силы, которые сделают прекрасными нас самих и жизнь нашу.

Примерно к таким же выводам пришли близкие к Гончарову по духу люди: Юрий Лонго, Никас Сафронов, Человек Мира Джуна Давиташвили, его друг американский астронавт Митчелл.

Реализации их на практике Гончаров отдает сейчас всю свою энергию и недюжинный дар.

Вместо послесловия

Феномен гипноза. Что такое внушение, гипноз, суггестия. Горячая линия.

Геннадий гончаров отвечает на вопросы

В письмах, приходящих в Московскую школу гипноза, редакции газет, радио и телевидения на имя Гончарова, содержится масса вопросов. Люди, знающие о нём, читатели, журналисты хотят услышать ответы по волнующим их проблемам или получить добрые советы. Вот наиболее характерные из них.


— Многие практикующие врачи разделяют мнение французского психиатра Н. Бернгейма: «гипноза нет, есть только внушение, внушение же есть самовнушение». Как вы к нему относитесь?

— Есть и такая мысль: «Гипноз — безумие вдвоем». Но дело не в терминах, а в явлении. Явление есть. Это подтверждают человеческая история и наша повседневная жизнь — все мы подвергаемся внушению в той или иной форме и сами оказываем его.

Резкий и грубый переход от воинствующего материализма и атеизма к вульгарному идеализму и мракобесию наносит огромный ущерб сознанию. В умах воцарился хаос. Недостаточная критичность в оценке обрушивающейся на человека информации опасна. Гипноз же помогает человеку самостоятельно выработать в подсознании положительную программу действий. В этом его социальная ценность.


— И. П. Павлов дал убедительное толкование гипноза как процесса, протекающего в мозгу. Насколько он полезен?

— Во-первых, научный гипноз никогда не бывает насильственным. Он производится с согласия пациента и направлен на его благо. К нему пациент имеет внутреннюю предрасположенность. Гипнотизер же помогает её активизировать.

Во-вторых, при всём желании гипнотизер не может внушить пациенту действия, противоречащие его нравственным установкам.

Так, если человек не закоренелый преступник, то никакой гипнотизер не сможет ему внушить, скажем, ограбить банк.

Гипноз может служить инструментом для изучения происходящих в мозгу процессов. Это признак нашего времени. Люди начинают понимать, что материальные блага не дают полного удовлетворения и не могут разрешить всех проблем. Поэтому они всё больше проявляют интерес к своему внутреннему миру.

Изучение мозга с помощью гипноза открывает новые возможности в познании Человека и Вселенной.

Еще в 1989 году Конгресс США принял закон № 101-58 об объявлении десятилетия мозга. Практичные американцы подсчитали, что заболевания мозга приносят ущерб в 305 млрд долларов. Только от стрессов у работающих в промышленности теряется 160 млрд.


— На основании вашего личного опыта, в каких случаях эффективен гипноз?

— Успех во многом определяется гипнабельностью пациента. Перед тем, как приниматься за пациента, я вначале точно определяю, сумею ли помочь данному человеку. Если уверен, берусь за работу. При гипнозе происходит концентрация сознания больного на процессе выздоровления. Высокий процент успеха достигается за счет раскрытия резервных возможностей нашего организма, пределов которого никто пока не знает.


— Как вы это объясняете?

— Человек имеет десятикратный запас прочности, обусловленный энергией жизнедеятельности организма. Но запас этот находится в непрерывном движении, концентрируясь в одних местах и истощаясь в других. Там, где его мало, возникает болезнь.

Зато в другом месте энергии в избытке. Я возбуждаю саморегуляцию организма больного с тем, чтобы его энергия была направлена к больным органам в большем количестве. Выражаясь по научному, добиваюсь выравнивания гомеостаза.

На этих принципах, кстати, работает восточная медицина. Да и наше народное целительство нередко их использует.


— Но для того, чтобы качнуть маятник в обратную сторону, тоже требуется энергия. Откуда берёт её гипнотизер?

— Жизненная энергия человека является формой и частью космической энергии. Гипнотизер является её проводником.


— Гипнотизёры — особые люди?

— Я бы так не сказал. Были, конечно, натуры, одаренные от природы. Такие, как Месмер, Калиостро, Распутин, Мессинг… Но в подавляющем большинстве это люди, сделавшие себя сами. Их отличают высокая работоспособность, воля, уверенность в себе, стремление приносить благо людям.


— Тайны гипноза тиражируются?

— Какие в нём тайны? Тайны в личности гипнотизера. Откройте любую энциклопедию — там все тайны выданы. Таинственность связана не с самим гипнозом, а с его результатами. Техника его известна и описана в книгах. В тоже время в гипнозе еще много белых пятен. Он до конца не изучен. А возможности его неисчерпаемы.


— Может быть вы согласны с утверждением Франца Месмера о животном магнетизме — сути гипноза? Это утверждение вызывало и до сих пор вызывает яростные нападки и насмешки.

— А Месмер-то был прав! Животный магнетизм — не что иное, как биополе, зависящее от расположения планет и звезд. Значение его сейчас мало у кого вызывает сомнение. Ноу меня есть своя точка зрения. Одним из главных источников гипнотической энергии является воображение. Есть ли связь между биополем и воображением? Научно поставленные опыты на цветах показывают, что да.


— А между воображением и временем?

— Колдуны и маги древности умели задерживать течение времени и оборачивать его вспять. Это же демонстрируют мои коллеги и я на эстраде. Мы предлагаем сеанс массового омоложения под гипнозом.

Никакого чуда здесь нет. Под гипнозом мобилизуются скрытые возможности организма. При погружении в гипнотический сон я внушаю состояние молодости или детства. Наступает расслабление. Оно приводит к разрядке, сопровождаемой слезами или смехом. Разрядка вызывает соответствующие изменения в организме, психике, внешнем виде.

Жаль только, что это происходит на эстраде и в течение короткого времени. А если такие сеансы проводить систематически на протяжении года, двух?


— Слышала, что открыт новый метод воздействия на людей, настолько сильный, что способен излечить даже наркоманов. У меня сын колется несколько лет, пробовали разные средства, лечили даже в специальной клинике, но он всё равно срывается.

— Есть различные методы внушения и воздействия на психику. Вы, вероятно, имеет в виду нейролингвистическое программирование — НЛП («нейро» — мозг, «лингва» — внушение).

Вкратце суть этого метода следующая. Наше поведение зависит от того, как мы видим, слышим, осязаем, воспринимаем запах и вкус. По взгляду, мимике, позе, жестам пациента гипнолог определяет тип его мышления и то, как лучше довести до него информацию: с помощью ощущений, образов, звуков.

Тем или иным способом воздействуя на сознание, гипнолог вводит пациента в глубокие фазы гипноза и «стирает» психическую зависимость от наркотика. К сожалению, далеко не всем можно помочь. Необходимо добровольное желание наркомана покончить с прошлым. Чем раньше он это поймет, тем легче избавится от этой беды.


— Правда ли, что метод «тройного кодирования» избавляет от тяги к спиртному самых «запущенных» алкоголиков?

— Из личной практики знаю, что это действительно так. Кодируются мозг, сердце и желудок. Пациента надо ввести в особое состояние, при котором его мозг, собственно и дающий команду «напиться», насытить рецепторы, зафиксировал установки гипнолога и впоследствии беспрекословно им подчинился.

В области сердца находится скопление нервных клеток, которые тоже реагируют на код. Мозг командует желудку не принимать спиртное. Бывали случаи, когда пациент, бравируя в компании, срывался, выпивал стопочку и начиналась реакция отторжения: тошнота, рвота, головная боль и другие весьма неприятные, но неопасные для здоровья вещи. Испытав такое однажды, вряд ли он станет повторять подобные опыты.


— Можно ли сфотографировать биополе человека?

— Да, методом Кирлиан. В 1949 году супруги Кирлиан научно доказали, что биополе человека можно сфотографировать с помощью токов высокой частоты. В 1996 году ученые из Российской Академии наук изобрели специальное устройство «Аура-Кирлиан 2000», дающее возможность получить четкое изображение биополя.

Аура многоцветна, и каждый цвет соответствует определенному физическому, психическому, эмоциональному состоянию человека. Красный — цвет энергии, жизненной силы, физической активности. Оранжевый — отражает одухотворенную, творческую сторону личности. Жёлтый — логический и аналитический тип мышления, рациональность и практичность. Наличие белого цвета в ауре — признак мудрости, высокого уровня интуиции.

Чем ярче светимость, светлее цвета — тем лучше состояние человека. Тёмные цвета, переходящие в черные, говорят о нарушении ауры, так называемых пробоях. Расшифровав с помощью специальной компьютерной программы фотографию биополя, специалисты — биоэнергетики дадут вам глубокую и полную диагностику здоровья, эмоционального и душевного состояния, наличие сглаза, порчи, венца безбрачия.


— Что такое суггестия?

— Суггестия, выражаясь научно, — процесс привития психической сфере человека посторонней идеи помимо его «я». Т. е., попросту внушение ему чего-то. Суггестия производится не «в лоб», а с «черного хода» психики. Подвергнувшийся суггестивному воздействию человек, воспринимает поступившую в его мозг информацию без её понимания, осмысления, анализа, но в соотнесении со своим личным опытом и состоянием.


— Где применяется суггестия?

— Суггестия применяется почти во всех сферах жизни. Наиболее ярко она применяется и проявляет себя в религии, медицине, педагогике, спорте, военном деле, профессиональном обучении, театрально-сценической деятельности, художественной литературе, живописи, музыке, аутогенной тренировке.


— Кто наиболее подвержен суггестии?

— Люди с богатым воображением, физически здоровые, спортсмены, военные, прошедшие специальную психологическую подготовку, веселые, общительные по натуре, сюда же можно добавить людей, переживших сильный стресс, нервное потрясение, пострадавших от различных бедствий и т. д. В первом случае высокая внушаемость обусловлена хорошим состоянием нервной системы. Во втором случае внушаемость повышается в связи с надеждой на исцеление.


— Что способствует повышению внушаемости?

— Покой, расслабление, сильное эмоциональное возбуждение, переходящее в экстаз, утомление, стрессы, гипноз. Кроме того, имеют значение низкий уровень осведомленности, компетентности в обсуждаемом вопросе или выполняемой деятельности, малая степень её значимости для личности, нехватка времени для принятия решения и многое другое.


— Гипнотизёру необходима концентрация внимания. Как её выработать?

— Внимание — это сосредоточенность сознания человека в данный момент времени на каких-либо конкретных реальных или мыслимых объектах. Концентрация внимания — это его сосредоточенность и устойчивость. Внимание можно развивать, тренируя наблюдательность, т. е. подмечая в предметах и явлениях малозаметные, но существенные особенности.

Хорошая работа органов зрения, слуха, обоняния, осязания и вкуса также способствует внимательности.

Концентрацию внимания можно тренировать следующими приемами:

1. Мысленно воспроизводить объект внимания с закрытыми глазами.

2. Сосредотачиваться на чём-либо при наличии помех — шума, криков, громкой музыки и др.

3. Длительно выполнять однообразную, монотонную работу — считать дыхание, следить за секундной стрелкой, наблюдать за маятником или морским прибоем и др.

4. В течение некоторого времени не думать о каком-либо объекте — хромой обезьяне, белой вороне, испуганном носороге и др.

5. Выполнять одновременно несколько видов деятельности — говорить и читать, говорить и писать, говорить и считать и т. д.


— Недавно услышала слово «энграмма». Что оно обозначает?

— Это недавно появившееся в современном языке слово обозначает понятие, важное в деятельности гипнологов и экстрасенсов. Энграмма — «след памяти». Энграммы есть у каждого человека и они во многом определяют его здоровье, поступки, отношение к жизни и многое другое.


— Как можно развить память?

— Существуют два основных метода развития памяти. Условно их можно назвать так: «мыслефото» и «зубрежка». «Мыслефото» достигается следующими приемами:

— припоминание событий задом наперед;

— мысленное воспроизведение созерцаемых объектов на «экране внутреннего видения»;

— запоминание длинных рядов цифр и множества слов;

— запоминание длинных стихотворных произведений;

— запоминание содержания энциклопедического словаря;

— запоминание графических изображений;

— запоминание лиц и имен;

— «прогулки» по карте местности с закрытыми глазами;

— мгновенный подсчет очков на костяшках домино;

— мгновенное запоминание — «память-вспышка»;

— мгновенное считывание и запоминание информации с раскручиваемых досок- «память-мельница»;

— быстрый счет многозначных чисел — «память-калькулятор»;

— чтение предложенных слов «задом наперед»;

— устный подсчет букв в читаемом предложении;

— устный счет под собственный музыкальный аккомпанемент;

— составление стихотворений на заданные рифмы.

«Зубрёжка» базируется на следующих принципах:

— концентрация внимания на запоминаемом;

— дозировка запоминаемого;

— повторение запоминаемого;

— индивидуализация запоминания.


— Назовите основной метод суггестии.

— Им является вербальный метод или воздействие словом. Роль слова в нашей жизни очень велика. Великий французский мыслитель Мишель Монтень говорил: «Слово принадлежит наполовину тому, кто говорит, и наполовину тому, кто слышит».

Вербальный метод имеет много разновидностей. Их можно разделить на две основные группы:

— суггестия в бодрствующем состоянии или наяву;

— гипносуггестивные методы, т. е. внушение с помощью гипноза.


— С точки зрения производящего внушение какими могут быть те, кому оно адресовано?

— Речь идет о типах человеческой личности. В чистом виде они встречаются крайне редко, чаще преобладают смешанные формы. Но условно всех внушаемых можно разделить на пять основных типов. Вот как они выглядят: демонстративный (истероидный) тип, замкнутый, развязный, возбудимый, тревожно-мнительный.

Опытный суггестор, производящий внушение, сразу определит с кем ему предстоит иметь дело и выберет в зависимости от этого наиболее эффективную тактику.


— Как производится внушение?

— Приёмов суггестии очень много. Выбор приема определяется обстоятельствами, целями, личностями внушаемых, опытом суггестора и т. д. Вот, например, как производится суггестия одеревеневших рук.

Суггестор выбирает трех добровольцев и четким, властным голосом говорит следующее:

«Согните руки в локтях перед собой… Ладони раскройте…

Всем троим сделать пальцы таким твёрдыми…

Будто это гвозди… Вбитые в дерево…

Пальцы сделались такими твёрдыми…

Будто это гвозди… Вбитые в дерево…

Я проведу по ходу нервов рук…

Смотреть на меня…

И скажу слово „Раз!..“

Пальцы… Одеревенеют или, как говорят в народе, „терпнут“…

Я говорю: „Раз!..“

Смотреть на левую и правую руки…

„Раз!“

Смотреть на левую и правую руки…

(Далее суггестор подходит по очереди к каждому человеку.)

А теперь власть над твоими руками…

Переходит ко мне… Я их затормозил…

„Два!“ Смотри на руки…

Ты ими не можешь шевелить…

„Два!“ Смотри на свои руки…

Ты ими не можешь шевелить…

На меня, на меня, на меня…

Не бойся…

„Два!“ Смотри на руки…

Временно, временно…

Временно власть над руками… У меня…

Что это такое?

Состояние или болезнь?

Это состояние, вызванное словом…

Это есть модель нашего общения…

Вот так же, как сейчас сложно сделать мельчайшие движения…

Например… Собрать рассыпавшийся горох…

Вдеть нитку в иголку…

Вот точно так же очень сложно…

Человеку зажатому, скованному общаться…

Но и психологическое, и физическое торможение… Всё при этом смешалось…

Руки на месте… А работать ими нельзя…

Не по-лу-ча-ет-ся!..

Я снимаю это торможение…

Подходя к каждому из вас по очереди…

Сначала с левой руки…

Говоря: „Три!..“ Левая возвращается к вам…

А правая остаётся… Правая остаётся…

А левая возвращается… Возвращается… Возвращается…

„Три!..“ Работает… (Суггестор правой рукой толкает левую руку первого добровольца вниз).

„Три!..“ Работает… (Суггестор правой рукой толкает левую руку второго добровольца вниз).

„Три!..“ Работает… (Суггестор правой рукой толкает левую руку третьего добровольца вниз).

Состояние напряженности с другой руки…

У вас снимается…

Со словом „Четыре!..“

Когда я скажу: „Четыре!..“

И хлопну в ладоши…

Я говорю: „Четыре!..“ (Суггестор хлопает в ладоши).

Руки сомкнулись… Поработать ими… Возвращайтесь на свои места».


— В чём преимущества гипноза по сравнению с другими методами воздействия на психику человека?

— Таких преимуществ несколько. У человека снимается критический контроль. Нет никаких мешающих факторов — контрастирующих мыслей, переживаний, воспоминаний и т. д. Внимание максимально сужено. Почти полностью отсутствует конкурирующее влияние других функциональных систем организма гипнотизируемого. Возможно программирование лечебных и творческих сновидений.


— А недостатки?

— Разная степень гипнабельности (подверженности гипнозу) у людей в зависимости от возраста, пола, свойств личности, физического сложения, образования и т. д. Некоторые люди боятся подвергнуться гипнозу. А зря. Даже один сеанс гипноза производит положительные изменения в организме и психике человека. И, наконец, некоторые люди, прибегающие к помощи гипноза, бывают очень критично настроены по отношению к нему. Это создает дополнительные трудности. Опытный и волевой гипнотизер, разумеется, их преодолеет, потратив лишние время и энергию, которые мог бы употребить на благо пациента.


— Какие бывают стадии гипноза?

— Существуют три его основные стадии. Первая — поверхностный гипнотический сон. Он характерен легкой мышечной слабостью и небольшой дремотой. Гипнотизируемый по собственной воле может открыть глаза, встать и прервать сеанс. Сознание человека полностью сохранено. Он просто лежит в состоянии приятного покоя и отдыхает, а спящим себя не считает. После выхода из гипноза человек помнит всё, что с ним было во время сеанса.

Вторая — легкий гипнотический сон. Он отличается более полным расслаблением мускулатуры и мышечной слабостью. Сознание человека частично нарушено. После сеанса он говорит, что чувствовал в себе силы побороть сонливость и открыть глаза, но такого желания у него не возникало — ему хотелось лежать или сидеть и слушать голос гипнотизера. Он помнит не всё, что с ним было.

Третья — глубокий гипнотический сон. В этом состоянии человек отвечает на вопросы не просыпаясь. Он может делать автоматические движения, теряет кожную, болевую, температурную чувствительности. После пробуждения не помнит ничего из того, что с ним происходило во время сеанса.


— А типы?

— Первый тип гипноза — летаргия. При ней тело человека максимально расслабляется (по стадиям). В глубоком гипнозе летаргического типа, например, тело человека расслабляется до такой степени, что если положить его на узкую подставку или спинку стула изгибается настолько, насколько позволяет его костный остов. Такое явление имеет название «летаргическая дуга».

Второй тип гипноза — каталепсия. При ней тело человека по мере углубления гипнотического сна становится всё более и более крепким, а мышцы его становятся напряженными.

Если поднять руку испытуемого в малом гипнозе каталептического типа вверх, то рука словно застынет в воздухе. Если отнять от нее руку гипнотизера, то она и останется в таком положении.

В среднем гипнозе появляется так называемая «восковидная гибкость». Тело человека может застыть в самой невероятной позе, которую придаст ему гипнотизер.

В глубоком гипнозе мускулатура напрягается настолько, что человека можно уложить затылком на спинку одного стула, а ногами на спинку другого и его тело при этом не прогнется под своей тяжестью. Образуется так называемый «каталептический мост». Тело становится таким прочным, что в прошлом выступавшие перед публикой гипнотизеры взгромождались на него или укладывали на испытуемого большие тяжести. При этом «мост» совершенно не прогибался. А после пробуждения человек ничего не помнил и ни на какие неприятные ощущения не жаловался.

Третий тип гипноза — сомнамбулизм. Этот тип характерен интересными явлениями автоматизма.

Если, например, гипнотизер начнет своей рукой вращать руки испытуемого одну вокруг другой, то это будет продолжаться и после того, как он отнимет свою руку.

В среднем гипнозе сомнамбулического типа загипнотизированный может спать сидя или стоя, спать с открытыми глазами, отвечать на вопросы, не просыпаясь. Он может выполнять сложные движения.

В глубоком гипнозе загипнотизированный напоминает лунатика. Движения его гибки и плавны, при этом он не производит впечатления спящего.

Сомнамбулизм третьей стадии — наиболее глубокая степень гипнотического состояния. Загипнотизированный не воспринимает никаких внешних раздражении. Контакт с внешним миром он осуществляет только через гипнотизера. Психика его как бы раздваивается: одна её часть глубоко спит, а другая бодрствует, находясь под контролем и воздействием гипнотизера.

Гипнотизер может, например, приказать ему крепко спать и испытуемый уснет. Он не проснется даже тогда, когда рядом произойдет взрыв. По команде он проснется, станет ходить по комнате, играть, петь, смеяться… Его зрение и слух обострены, но он видит и слышит только то, что соответствует приказам гипнотизера. Ему можно внушить, например, что он ловит рыбу. Тогда загипнотизированный сядет на полу с воображаемой удочкой и будет вытаскивать воображаемую рыбу из воображаемого пруда.

У гипнотика — сомнамбулы суггестией можно изменять реакции — вызвать несуществующую боль или, наоборот, подавить ее, сладкое сделать кислым, соленое — сладким, холодное — горячим, теплое — ледяным и т. д. Его можно заставить «скакать на лошади», «грести», «загорать на солнце», «отмахиваться от пчел», «играть на скрипке» и другое.

Но если для наблюдателей всё происходящее с сомнамбулой чудеса да и только, то для нее самой это состояние весьма прозаично. Она, собственно, почти ничего и не узнаёт из того, что происходило с ней во время гипноза. Выведенная из гипнотического состояния, она протирает глаза, позевывает и говорит, что здорово спала. Кажется, видела какие-то сны… Но воспоминания о них отрывочны, смутны. Самочувствие после гипноза обычное, иногда даже лучше, чем раньше, и лишь изредка бывает небольшая тяжесть в голове.


— Значит, сомнамбула ничего не помнит?

— Нет, сомнамбула помнит всё до мельчайших деталей. Но вспомнить может лишь по внушению того же гипнотизера. В гипнотическом сне следы памяти продолжают откладываться и фиксируются, а вот доступ к ним закрывается.

Сомнамбулу можно заставить забыть даже свое имя и родной язык. Но новая суггестия легко всё восстанавливает.

Внушением в сомнамбулическом состоянии можно вскрыть такие следы памяти, о существовании которых не подозревал ни гипнотизер, ни сам испытуемый. Его можно отбросить по возрасту на десять, двадцать и более лет или вернуть в детство.

Правда, истинное оживление эха далекого прошлого смешивается здесь с долей непроизвольного актерства. Можно привести такой пример. Двадцатипятилетней женщине внушают, что она столетняя старуха. И вот она сгибается пополам, семенит ножками, кряхтит, тяжело дышит. Что, она была столетней старухой? Разумеется, нет. Это пробуждение тех следов памяти, которые свидетельствуют в представлении женщины об облике старух.

Самоощущение старости в этом состоянии, конечно, есть. Но в бодрствующем состоянии женщина так столетнюю старуху не представит. Это лишь под силу талантливой актрисе.


— Иногда загипнотизированному внушают, что он Наполеон или Репин… Здесь тоже бессознательная игра?

— Поведение его максимально соответствует тому, что он знает и помнит о Наполеоне или Репине, и как он их себе представляет. Ничто не возникает из ничего. Перевоплощённое «я» образуется только из памяти. Но под гипнозом степень мобилизации памяти превосходит обычную.

Связь между гипнозом и бессознательным видна в таких опытах. Загипнотизированному давали, допустим, вату или сырой картофель. Затем суггестировали, что он ест хлеб или мясо. Параллельно вели лабораторные исследования его пищеварения. Выяснилось, что желудочный сок и слюна у испытуемого выделялись в качественном и количественном отношении как и у обычных людей, поедающих хлеб и мясо. Слово гипнотизера оказалось сильнее натурального раздражителя из внешнего мира.

Во время глубокого гипноза у сомнамбул можно легко добиться полной потери чувствительности к боли и выключения других анализаторов. В этом же состоянии можно производить и «постгипнотические» (отсроченные) внушения. То есть, человеку отдают приказ о выполнении какого-то действия спустя определенное время после гипнотизации. Сомнамбулы всегда его выполняют в пределах до года, а иногда и спустя более длительный срок.

Сомнамбулизм — гипнотический максимум, его вершина, апофеоз, состояние ВСЁ — ЧТО — УГОДНО. Для него характерно полное управление полем сознания гипнотизируемого. В нём можно вызвать летаргию и каталепсию со всеми их проявлениями.


— Сколько таких людей среди гипнотизируемых?

— Состояние сомнамбулизма можно вызвать примерно у 20 % из них.


— Какие люди могут быть сомнамбулами?

— В обыденной жизни чаще всего это общительные, отзывчивые, доверчивые, легко увлекающиеся люди. Они любят поболтать и посмеяться. В общем, это нормальные люди, по темпераменту близкие к сангвиническому. Опытный гипнотизер легко распознаёт сомнамбул среди прочих людей.

В сомнамбулическое состояние без проблем входят и некоторые больные, особенно с истерическими неврозами, многие алкоголики и очень легко — подростки.

Словом, предрасположенность к гипнотическому сомнамбулизму вызывается детской непосредственностью, коммуникабельностью, безотчетной эмоциональностью.

Среди сомнамбул слишком высок процент людей с блестящим интеллектом, но и весьма высокий интеллект иногда не оказывается препятствием.

По телосложению среди сомнамбул есть плотные, худые и атлетического типа. Пропорции их тела совершенны и гармоничны. Многие из них изящны и красивы, отличаются физическим и психическим здоровьем. У них мало крайностей в том и другом.


— И всё-таки: сомнамбулизм — это хорошо или плохо? Следует ли опасаться такого состояния?

— Сомнамбулизм — прекрасное состояние человеческой души! Я это утверждаю не потому, что как гипнотизеру мне легче работать с сомнамбулами.

Люди, более активные в сомнамбулизме, как правило, более самостоятельны в жизни. В гипнотическом состоянии, как и в бодрствующем, сомнамбулы удивительно живые и чуткие собеседники, с четкой, мгновенной реакцией. Среди них много творческих натур.

Наиболее близка к гипнотической одаренности артистическая, это почти одно и то же. Выразительность, смелость, способность отдаваться переживаниям и чувствовать другого человека, богатство подсознания характерны для них.

Примечательно, что хорошие сомнамбулы сами становятся хорошими гипнотизерами. Некоторые известные гипнотизеры начинали свою карьеру с того, что сами впадали в глубокий гипноз у другого известного гипнотизера.

Но такие наблюдения не являются общими для всех. Бывают и исключения.


— Вы говорили, что гипнозу поддаются и истеричные натуры. Они также могут впадать в сомнамбулическое состояние?

— Истеричные люди легко впадают в глубокий гипноз. Эмоции у них преобладают над разумом, поэтому они и обладают значительной восприимчивостью к воздействию на психику.

Обычно это натуры с богатым, неудержимым воображением. Окружающий мир они рассматривают через призму собственного эмоционального отношения к нему. Личности с таким характером замечают вокруг себя лишь то, что соответствует их мировосприятию и внутренним склонностям. Они принимают желаемое за действительное. Истина — то, что желательно видеть в качестве истины, а совсем не то, что она представляет собой в действительности.

Это люди крайностей, которые без всяких оснований легко и быстро переходят друг в друга. Существенная черта истеричных людей — предрасположенность к внушению и самовнушению — тесно связана с их повышенной эмоциональностью.

Сомнамбулизм у истеричных людей иногда возникает сразу же при первом сильном звуке камертона, вспышке яркого огня или повелительном окрике: «Спать!» Иногда достаточно слегка потереть кожу на темени.

Гипнотика-каталептика можно перевести в летаргический гипноз следующим образом: достаточно «возложить» ему на лоб свою ладонь, сделать пасс книзу, закрыв ему веки, т. е. прикрыв глаза.


— Стадии гипноза наступают поочерёдно или возможен иной порядок?

— Стадии не обязательно следуют друг за другом. Иногда сразу наступает третья стадия гипноза или вторая. Первую стадию гипноза можно получить у 20–25 % испытуемых. Вторую- у 40 %, третью- у 15–20 %. Пять процентов испытуемых не поддается гипнозу. Впрочем, и здесь многое зависит от исполнителей.

В среднем у 15 % людей гипноз достигается после 2–3 попыток и у 80 % — при первой же попытке.


— Как ведут себя люди во время массовых сеансов?

— Нет такой аудитории, малой или большой, в которой не было бы гипнабельных людей, легко поддающихся суггестии. С ними и происходит основная работа эстрадного гипнотизера.

Но и оставшиеся в зале зрители также поддаются гипнозу, с ними только следует побольше поработать, на что у гипнотизера не бывает ни желания, ни времени. Для выступления ему хватает и тех гипнотиков, которые сразу проявили себя из массы. В среднем, в зале оказывается лишь два процента не поддающихся гипнозу абсолютно. Значительную часть из этого количества составляют страдающие тяжелыми психическими болезнями, глубокие старики, сильно пьяные и малые дети. Впрочем, в последнее время замечено: возраст поддающихся гипнозу снижается. Не следствие ли это стремительного прогресса нашей цивилизации?


— Что говорит гипнотизер тем, кто впервые пришел к нему на прием или вышел на сцену во время массового сеанса?

— Его обращение выработано практикой не одного поколения гипнотизеров и содержит многим известные истины. Он говорит пациентам или партнерам по сцене примерно следующее:

— в гипнозе нет ничего страшного (однако, вы меня немного побаиваетесь);

— в гипнозе нет ничего сверхъестественного (однако, я вам сейчас покажу чудо);

— гипноз не есть насилие одной воли над другой, но встречное взаимодействие воль (это очень важный психологический момент);

— гипноз есть сон с сохранением избирательного контакта (подробно, с примерами).

В гипнозе можно испытать массу фантастических переживаний, проявить неожиданные способности, приобрести зачатки навыка самообладания и т. д.


— Есть ли противопоказания к применению гипносуггестии?

— Противопоказания относительны и в основном они лишь доставляют неудобства в работе гипнотизеру. Одним из них является сильная предрасположенность человека к гипнозу, когда он быстро впадает в гипнотическое состояние и может легко выйти из-под влияния гипнотизера.

Нецелесообразно и работать с людьми противоположной крайности, имеющими отрицательное отношение к гипнозу. Неудобны и испытуемые с резко выраженными истероидными чертами характера. Разумеется, плохо управляемы и психически больные.


— На чём основана телепатия?

— Это явление до сих пор не получило устраивающего всех объяснения. Его природу пытаются разгадать с помощью трех гипотез:

— «электромагнитной» — мысленное внушение передается через пространство с помощью электромагнитной энергии, имеющей ту или иную длину волны;

— «психоэнергетическая» — мысленная суггестия передается через пространство посредством психической энергии;

— «метаэфирная» — мысленное внушение передается через пространство за счет колебаний в мета-эфирной среде.

Какая из них окажется верной, сейчас сказать трудно. Как практик, я убежден в одном: чем ярче передаваемый образ, тем большая вероятность того, что он точнее дойдет до адресата. Бодрствует ли он, поглощен ли делами или заботами, спит ли — здесь существенного значения не имеет. Яркий мощный образ обязательно поступит в его мозг и вызовет необходимый результат.

Но яркость и мощь образа не зависят от концентрации внимания на нём индуктирующего, т. е. передающего мысленное внушение. Нередко одного взгляда, брошенного на предмет, одной полумысли о нём бывает достаточно для того, чтобы с необычайной ясностью зрительный образ или информация о нём передавались перцепиенту (адресату). В то же время иногда самого напряженного волевого сосредоточения внимания индуктора оказывается недостаточно, чтобы испытуемый воспринял посылаемую ему телепатему.

В этом одна из главных тайн телепатии.


— Что такое аутогенное состояние?

— Есть два довольно сложных научных определения аутогенного состояния. Упрощая, можно сказать, что аутогенное состояние — это и особое состояние сознания, которое достигается определенными приемами, и в то же время специфический вид активности, перемещенный из внешнего мира человека в его внутренний мир.


— Каковы преимущества аутогенных тренировок?

— Их несколько. Назову важнейшие. Это возможность в определенных пределах самостоятельно активно изменять процессы, происходящие в собственном организме и управлять ими; повысить качество и эффективность выполняемой деятельности; ослабить или подавить влияние стрессов и вообще добиться желаемых изменений во многом, начиная от внешности и кончая характером.


— А недостатки?

— В сознании человека присутствует критический контроль. Во время тренировки ему могут мешать посторонние мысли, переживания, физиологическая деятельность… Кроме того, аутотренингом не так просто овладеть, особенно самостоятельно. Поэтому в возглавляемой мной Школе ему учат теоретически и практически.


— В чём причина неудач для самостоятельно занимающихся аутотренингом?

Во многом они связаны с механическим повторением формул без понимания физиологических механизмов расслабления. Вся система аутогенных тренировок предполагает сознательное включение этих механизмов, осознанную работу по психической саморегуляции.


— Как аутотренинг помогает снять нервно-психическое напряжение?

Крайними проявлениями этого состояния являются гнев, ярость и страх. У человека, находящегося в таком состоянии, искажается лицо, напряженно сводятся надбровные дуги, до судороги сжаты челюсти и кулаки, всё тело становится подобным туго сжатой пружине, которая вот-вот лопнет…

Если он осознает свое чувство и догадается посмотреть на себя в зеркало в этот момент, то такой нехитрый прием выведет его из этого состояния. Но до зеркала дело доходит редко. Нам знакомы внешние признаки отрицательных эмоций по наблюдениям за другими людьми, но, к сожалению, не за собой.

Попробуем рассмотреть, что происходит в мозгу во время нарастания негативной эмоции. Такая эмоция сопровождается стремительным возбуждением мышц для подготовки тела к «отражению нападения». Запускается возбуждение определенными центрами мозга в ответ на «угрозу». Из мозга к мышцам бегут нервные импульсы с приказом мобилизоваться ввиду грозящей опасности.

Мышцы рапортуют мозгу о выполнении приказа. Тогда из мозга поступает приказ соседним группам мышц и т. д. Чем активнее мобилизуются мышцы и органы, тем сильнее нарушается равновесие в мозгу между процессами возбуждения и торможения. Первое наступает и вытесняет второе. В итоге человек может утратить контроль над собой и своим поведением.

Но если бы нам удалось расслабить мышцы, мы бы прервали поток импульсов из них в мозг. В результате очаг возбуждения лишился бы подпитки горючими материалами и постепенно погас, как костер, в который не подбрасывают веток.

Здесь полезно знать, что различные мышцы посылают в мозг различное количество сигналов. Связано это с тем, что человеческое тело в мозгу представляется своеобразной проекцией.

Так, в области, заведующей двигательной активностью, человек представлен имеющим огромную голову, руки и особенно кисти, а торс и нижние конечности незначительны. Кисть, например, велика потому что является основным рабочим органом человека. Она должна выполнять тонкие дифференцированные движения и посылать в мозг большой поток импульсов. Поэтому в управлении кистью участвует больше мозговых структур, чем, например, в сгибании руки в локте.

То же относится и к мышцам лица, которые отражают тончайшие эмоциональные состояния.

Если бы в процессе нарастания негативной эмоции человек смог расслабить мышцы лица, то в этом случае был бы «обесточен» очаг возбуждения на очень большой поверхности. Стало быть, автоматически включились бы тормозные — контролирующие функции.

У человека с полностью расслабленными мышцами лица разглажены все складки на нём. «Защитные», «гневные», «деловые» маски исчезает. Он едва заметно улыбается. Его лицо прекрасно своей безыскусностью и душевным покоем.

Может быть, в этом таится обаяние облика Джоконды?


— Есть ли «подводные камни» в аутотренинге?

— Да. Их три. Первый и главный из них — вызывание ощущений волевым путем.

Основной принцип аутотренинга- ни одного ощущения не следует вызывать усилием воли. Всю жизнь мы «добиваемся цели», «достигаем результатов», «преодолеваем», «побеждаем», «заставляем себя» и т. д.

Аутогенная тренировка — противоположный полюс по отношению к вышеназванным состояниям. Это наша отдушина, ниша, «психологический оазис», где мы делаем передышку и набираемся сил для дальнейшей активной деятельности. На этом полюсе мы «зализываем раны», абсолютно пассивны и сами ничего не предпринимаем. Мы всего лишь предоставляем себя процессу аутогенного погружения, пассивно отслеживая возникающие при этом ощущения.

Мы предаемся этим ощущениям, а не вызываем их силой воли. Мы отдаемся им, как волне, музыке, любви, шуму дождя, сновидениям… Такое состояние создатель аутотренинга И. Г. Шульц называл «пассивной концентрацией».

Второй «подводный камень» — оценка и нетерпеливое ожидание результатов. Огорчение и радость, чрезмерное ожидание результатов, надежда на чудо, которое вот-вот произойдет, играют роль легковоспламеняющегося горючего в угасающем очаге возбуждения в мозгу.

Третий «камень» — борьба с мыслями. В начале аутогенного сосредоточения мысли по удачному китайскому выражению «скачут, как пьяные обезьяны». Бороться с ними — занятие бесполезное. Лучше дать им напрыгаться и перебеситься. Устав, они угомонятся и успокоятся.

Их скачка — белый шум, фон, на котором прожектор внимания, идущий из мозга, прочно соединяет нас с органом, к которому обращена формула самовнушения. Он не меняет своего направления на отвлекающие мысли. Все они, как и посторонние шумы, — голоса, телефонные звонки и т. п. остаются на периферии и постепенно меркнут, забываются, исчезают.

Эти «подводные камни» следует обойти в нашем необычном путешествии с закрытыми глазами. Они опасны только для новичка. При регулярных тренировках скоро появится опытный лоцман. Он свободно минует «камни» и поведет наш легкий корабль в тихую гавань.


— Кроме «подводных камней», что-нибудь еще мешает человеку в овладении аутотренингом?

— Каждый здоровый, работоспособный человек может заниматься аутогенной тренировкой. Если он всё же не добивается желаемого, то это может быть вызвано причинами, о которых я скажу ниже.

Во-первых, успех зависит от отношения человека к выполнению упражнений, его внутреннего настроя. Добиться успеха мешает крайняя самоуверенность. Сомнения и неверие, разумеется, тоже ни к чему хорошему не приводят. Мало и одного, даже очень сильного, желания. Нужна систематическая работа, упорная и целеустремленная.

Во-вторых, успех на ранней стадии тренировок может дезориентировать человека, вызвать самоуверенность, привести к неумению преодолевать трудности, которые могут появиться в дальнейшем.

В-третьих, плохими условиями для тренировок. Их надо проводить в спокойной обстановке и без помех. По-мере овладения методами аутотренинга его можно проводить в обычных условиях — среди занятых своими делами домочадцев, на работе, в транспорте, парках, лесу и т. д.

В-четвертых, неправильным выбором метода аутотренинга, не соответствующим индивидуальной склонности человека. Метод нужно подбирать, как очки для имеющего проблемы со зрением, и постоянно проверять его эффективность.

И, наконец, успех во многом также зависит от таких качеств человека, как внушаемость и способность к воображению.


— Есть ли противопоказания к занятиям аутотренингом?

— Занятия, разумеется, недопустимы в период обострения любых болезней. Не следует заниматься лицам с тяжелыми психическими расстройствами и сниженным интеллектом. Однако при неврозах и пограничных расстройствах психики аутогенные тренировки существенно ускоряют выздоровление.

Общее расслабление как следствие аутогенного погружения может привести к некоторому снижению артериального давления, что иногда вызывает у гипотоников неприятные последствия.


— Может ли опытный гипнотизер внушить к себе любовь женщины, которая в обычных условиях на него не обратила бы внимания?

— В мире я вижу взаимосвязь во всём. Состояние любви и веры в Бога для меня похожи. Это то состояние, когда психика человека находится в измененном состоянии. Когда человек любит, он уже находится в состоянии своеобразного гипноза, в измененном состоянии, когда он не осознаёт себя. Используя это транссостояние, можно сделать очень многое. Например, генерировать в себе чувство любви и передать его на расстоянии объекту своей любви.

Считаю, что когда вмешиваешься в это, вторгаешься в Божий промысел. Поэтому занимаюсь подобными ситуациями крайне редко, когда уже была или есть любовь.


— Нет ли ничего противоестественного в том, что профессионал использует такие способности в личных целях?

— Исследования, касающиеся гипноза и гипнотического состояния проводились во многих странах выдающимися учеными, среди которых можно назвать Бехтерева, Фрейда, Юнга… В результате выяснилось: ни под каким гипнозом невозможно внушить нормальному человеку и заставить его сделать то, что нарушает известные всем библейские заповеди — не убий, не укради, не прелюбодействуй… Эти заповеди — защита для всех нас. Под гипнозом их преодолеть нельзя.

Из тех, кто владеет гипнотической техникой, не все, конечно, люди чистые и честные. Но как только кто-то из них попытается использовать свои дарования во зло, он натыкается на мощную стену из библейских заповедей. Если же он каким-то образом прорвется сквозь стену, то будет наказан по законам противодействия или кармическим.


— Люди и без гипноза нарушают эти заповеди…

— Поясню. Допустим; есть два испытуемых: вор и честный человек, который никогда ничего не украл. Последний даже в сомнамбулическом состоянии никогда и ничего не украдет. А вор и так крадет, поэтому и нет необходимости внушать ему подобное.


— Получается, что если женщина никогда бы не вступила в интимные отношения с каким-то мужчиной, то и под гипнозом она на это не пойдет?

— Абсолютно верно. То же самое можно сказать и о мужчине — в отношении женщины. Нас охраняют библейские заповеди.

Еще об одном хочу оказать. Гипноз — это метод. А метод не бывает ни хорошим, ни плохим. Всё зависит от личности, владеющей гипнозом, — хорошая она или плохая.

Но! У человека, который глубоко овладел методами гипноза, изменяется и мировоззрение. Он преисполнен силы и осознаёт, насколько опасны игры со Злом.


— Влияют ли луна и лунный цикл на интимную жизнь человека?

— Безусловно, но не все знают об этом. В новолуние допускается потеря сексуальной энергии и лучше зачинать детей. А в полнолуние рекомендуется воздерживаться от сексуальных контактов.

Если в новолуние можно себе позволить съесть мясного, то в полнолуние лучше устроить разгрузочные дни.

Но спутник нашей планеты влияет не только на личную жизнь человека. Почти все катастрофы и катаклизмы происходят именно в новолуние или полнолуние. Из десяти новолуний, если это происходит зимой, на восемь приходятся похолодания, а на оставшиеся два — резкое потепление.


— Если человек абсолютно здоров, может ли он есть всё, что хочет?

Хочу предостеречь от простых решений при выборе пищи. В этом, как и вообще в быту, можно использовать так называемый «бинарный код»: любо- не любо, мило — не мило, к душе — не к душе…

Глядя на какие-то продукты, даже на их изображения, человек должен включать собственный «бинарный код». Если какой-то продукт ему внешне неприятен или вызывает равнодушие, лучше его не есть. Если же человек испытывает внутреннюю потребность в данном продукте питания, тогда стоит прислушаться к зову «бинарного кода».

Если человеку предлагают на выбор десять разных напитков и ни один из них не вызывает активного желания пить, то значит его организму в данный момент он не требуется. Лучше поразмышлять о бренности жизни.


— Что вы можете сказать о современной психосфере?

— Она сильно загрязнена. Далеко не с каждым человеком можно близко общаться. Иногда с некоторыми людьми невозможно просто разговаривать, ибо это принесет вам вред.

Одни люди во время беседы кричат, давят и подавляют нас. Другие делают так, что мы начинаем нервничать. Они радуются этому и откачивают из нас энергию. С третьими людьми можно общаться бесконечно — чувствуешь себя легко и непринужденно. Четвёртых же и пять минут не выдерживаешь.

К сожалению, люди об этом мало задумываются. Они входят в близкие контакты со случайными знакомыми и потом сильно страдают от этого. Ведь человек ежесекундно обменивается информацией и энергией со всеми, с кем общается. Даже если просто посмотрит кому-то в глаза…


— Но бывают же ситуации, когда человек вынужден общаться с неприятными ему людьми. Как вести себя тогда?

— Надо уметь «закрываться». Стараться отвечать односложно: «да», «нет». И не раскрывать им душу.


— Если в семье есть гипнотизер, влияет ли это на взаимоотношения в ней?

— Гипнотизёры в семье и быту, как правило, очень спокойные люди. Они могут управлять тысячами людей, но дома свои способности демонстрировать не станут. Домашних мудрецов или тиранов из них не получается. А члены семьи их воспринимают так же, как вас ваши близкие.


— Что бы вы хотели пожелать людям?

— Не распыляйте внимание на мелочи. Не беритесь сразу за много дел. Выберите одну, но великую цель. Сконцентрируйте всё свое внимание, все силы своего разума на её достижении.

ВЕЛИКАЯ ЦЕЛЬ ДАСТ ВАМ ВЕЛИКУЮ ПСИХИЧЕСКУЮ ЭНЕРГИЮ!

Мысли и афоризмы Геннадия Гончарова

Сознательная трата жизненных сил не опасна. Но — бояться потерять их — вредно.

Гипноз безвреден. Вредным может быть внушение.

Всё зависит от структуры личности. Структура же порождает и её энергетику.

Самая тренируемая в мире система — человек.

Раскаяние позволяет открыть канал набора энергии.

Выздороветь человек может только сам!

Мудрость нашего тела превосходит нас самих.

Мы знаем все друг о друге без слов, но боимся признаться в этом.

Любой художник — гипнотизер.

Разум — фокус всех органов чувств.

Язык связан с душой, а душа — с Богом.

Умейте нравиться Высшим Силам.

Воображение — источник энергии.

Если что-то может один человек, значит это может каждый.

Почему форму сердца имеют клубника, яблоко, луковица? Не защита ли это от сил гравитации? Может, купол храма защищает от притяжения земли?

Всё в живой природе имеет форму сердца: клубника, свекла, луковица, каждый листок. Также и купола храмов защищают от космических излучений.

Свет в конце туннеля — появление из утробы матери.

Правит тот, кто излучает энергию.

Научитесь усыплять себя.

Поступающий правильно — преуспевает.

Человек стареет потому, что его сердце теряет энергию.

Не отдавайте свою инициативу другому.

Добро — есть то, что зависит от нашей волк. Зло — есть то, что от нашей воли не зависит.

Жалобы на невзгоды отбирают энергию у близких.

Великие идеи к творческим натурам чаще всего приходят во время физической работы или упражнений.

Косвенными проявлениями способностей к гипнозу являются феноменальная память и быстрый счет в уме.

Сдержанность в эмоциях, движениях, желании поделиться новостью и т. д. делают человека привлекательным, а глаза его лучистыми.

В гипнозе важно «поймать» фазу, когда приоткрываются защитные энергетические оболочки человека для подпитки его космической энергией. Наступает момент просветления, приходит вдохновение, приоткрываются тайны Вселенной.

Московская школа гипноза Геннадия Гончарова

• Индивидуальное обучение

• Курсы

• Личный приём

Адрес: г. Москва, Страстной бульвар, д. 11 (м. Чеховская)

Сайт: http://goncharov.ru/ E-mail: goncharov808@gmail.com

Фотографии

Мне 16 лет

Москва. Мне 20 лет. Фото из дембельского альбома

Мне 24 года. За плечами уже сотни выступлений с программой «Резервные возможности человека»

Мне 33 года. После победы в Токио

Отбор гипнабельного участника. Чем крупнее мужчина, тем он гипнабельнее. Особенно это актуально для низкорослых японцев

Токио 1992 год. Конкурс «Лучшие экстрасенсы мира». Загипнотизированный пребывает в состоянии пятилетнего возраста. Все изиологические показатели (давление, гемоглобин, скорость распространения пульсовой волны) соответствуют пятилетнему возрасту. лены жюри повскакивали со своих мест. Гран-при обеспечен!

Журавли — один из символов Японии. Токийский приз, полученный на конкурсе «Лучшие экстрасенсы мира» в 1992 году

Мария Магдалина. Вышивка сделана серебром и золотом вышивальщицей, которая потеряла зрение от кропотливой работы. Вышивка сделана по памяти

Картина Никаса Сафронова написана им в 1987 году во время пребывания в Ленинграде, по мотивам сна

На портрете Юрия Лонго работы художника Никаса Сафронова после того, как маг ушел, стали исчезать магические знаки и символы

Лонго и Никас. «Сладкая парочка» — так их называли. Они невероятно сдружились после того, как я их познакомил

Со знаменитым исполнителем психологических опытов, артистом Москонцерта Валерием Авдеевым

За кулисами ДК ГУВД с Аланом Чумаком и Светланой Гончаровой

Вместе с американским астронавтом Эдгаром Митчеллом, который в составе экспедиции «Аполлон-14» побывал на Луне. Митчелл рассказал о Луне то, что никому ещё не говорил

Геннадий Гончаров с астронавтом Эдгаром Митчеллом и главой Международного Монархического Двора князем Бугаевым

Диктор ЦТ, народный артист России Виктор Иванович Балашов, который в течение 3 лет представлял мои выступления в разных городах Советского Союза

20 лет спустя. Встреча с Виктором Балашовым в Останкино на программе «Пусть говорят»

Индия. 2007 год. На ступенях Храма Солнца в Конарке

Индия. 2007. Город индийских йогов Ришикеш у истока Ганга

Один из фрагментов Храма Шивы Лингараджа в Бхубанешваре, куда вход категорически запрещён

Индия. 2007 год. Пури. У входа в знаменитый Храм Джаганахт, куда вход неиндийцам категорически запрещён

Индия. Ришикеш. Медитирующий Шива на берегу Ганга

На ступенях Храма Крылатого Бога Кетцалькоатля

Прибайкалье, река Чёрный Иркут, гора Шаманка

Весной. Во время половодья. На базе школы

Подмосковье, 2009. Елена Камели на фоне Москвы-реки, весной в половодье

Дети — цветы жизни

С сыном Валентином на даче в Подмосковье

Купания в крещенские морозы. На улице -25

Ежедневная вечерняя медитация в 23:00

Примечания

1

Цигун и спорт, 1996, № 5, с. 5.

(обратно)

2

Цит. по кн. Левенфельд Л. Тайна гипноза. Гипнотизм. Спиритизм и сомнамбулизм: пер. с нем. / Л. Левенфельд. — Харьков: Фирма Неофит Лтд, 1995. С. 120–121.

(обратно)

3

Форель Огюст (1848–1931) — швейцарский невропатолог, психиатр, энтомолог и общественный деятель.

(обратно)

4

Левенфельд Л. Тайна гипноза… С. 122–123.

(обратно)

5

Цит. по кн.: «Полный курс изучения гипнотизма, месмеризма, терапевтики внушения, лечения и воспитания Гирама Джаксона. Психологическое книгоиздательство Ван Тайль Даниельса. С.-Петербург. Б. г. изд.» Репр. изд. лит. — худож. объединения «Планета» г. Кировограда, Украина, 1991 г.

(обратно)

6

Имя и фамилия изменены.

(обратно)

Оглавление

  • Предисловие
  • Взгляд, изменивший мир
  • Как распускается роза
  • Верить ли в гипноз?
  • Журавль в небе
  • Приёмы гипнотизации
  •   Усыпление отвлечением внимания
  •   Усыпление пассами
  •   Другие приемы гипнотизации
  •   Как разбудить загипнотизированного
  • Десятое правило
  • Сбили над Кремлём
  • Сколько мы стоим?
  • Резервные возможности человека
  • Наблюдения мастера
  •   Кто поддается гипнозу?
  •   Кто не поддается гипнозу?
  • Передача образов на расстоянии
  • Почему алкоголику являются черти, а не слоны?
  • Букет жёлтых роз
  • Как стать человеком-невидимкой
  • Сеанс аутогенной тренировки
  • Лодка
  • Как пользоваться Божьим даром
  • Как увидеть своего ангела-хранителя
  • Как снять боль
  • От гипноза к медитации
  • Вместо послесловия
  • Мысли и афоризмы Геннадия Гончарова
  • Московская школа гипноза Геннадия Гончарова
  • Фотографии