Бог и попаданцы (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Екатерина Морозова Бог и попаданцы

Здравствуйте. Это снова я. Я не могу найти ошибку в программе, заданной мне на лето по информатике, поэтому я решила забить на это и что-нибудь написать. Очень постараюсь, чтобы это что-то было достойно прочтения. Хотя кого я обманываю?

О чем мне написать? Нет, нельзя развивать эту тему, а то снова ударюсь в унылые умствования, а это у меня получается еще хуже, чем жить. Поэтому я прибегну к испытанному способу, а именно поставлю три звездочки, начну с новой строки и отключу соображалку. Проверено, работает. Хотя и не всегда.

* * *

Солнце поднималось над горами. Наверняка это было частью какой-то игры или заставки, потому что именно этим компьютер встретил вошедшего в комнату Ивана. Так, что вчера было? Почему компьютер не выключен?

Анализ воспоминаний показал, что он не помнит не только того, что было вчера, но и всей своей жизни. И какое-то противное чувство внутри подсказывает, что ни своей комнаты, ни компьютера у него раньше не было. Да и был ли раньше он сам?

Так или иначе, знания о том, как пользоваться компьютером (вплоть до языков программирования), в голове почему-то имелись. И потом, в компьютере может скрываться подсказка.


Три часа спустя.

Принадлежность Ивана к тому миру, в котором он находился, еще оставалась под вопросом, но рефлексы полноценного интернетозависимого были на уровне. Поэтому уже три часа Иван сидел на сайте Вконтакте (откуда у него взялась страница там? откуда он о ней знал?), слушал музыку (он ли ее добавил?) и просматривал «стены» различных сообществ, на которые не был подписан. Если вам примерно от двенадцати до двадцати пяти, вы житель России и пользуетесь Интернетом не только для поиска информации, вы поймете, чем занимался Иван и что он при этом чувствовал.

Когда рука потянулась поставить примерно сотое за сегодня «сердечко», Иван одернул себя. Не за этим он сюда лез. А зачем, кстати? Он уже почти забыл. В любом случае, «Контакт» вряд ли содержит искомое. А вот рабочий стол — возможно.

Боже, сколько там понакидано! Фотки, клипы, музыка, ярлыки, несколько сборников анекдотов, пара десятков незатертых книг жанра фэнтези (сюжет некоторых Иван даже вспомнил!). А посредине всего этого гордо красуется папка «Содержимое рабочего стола, которое влом разгребать». Может быть, там что-то важное?

Ярлыки от всевозможных игр, пара-тройка программ, огромное количество музыки и картинок… и единственный документ: «Readme.txt». Откроем…


«***************

Version Information

***************


5121MassStorage (WithLogo)

Driver 6.0.6000.81_090203

Dll 1.0.0.8_090123»


Вот черт. Похоже, он (или кто-то до него?) по ошибке разархивировал какую-то программу прямо в папку. Где же информация? А может, все это — фигня и он все забыл просто потому, что ему нечего вспоминать? Потому что жизнь слишком монотонна?

Подумав так, Иван залез обратно в «Контакт» и забыл о времени. А где-то наверху порадовались, что процедура внедрения прошла успешно. Внедрение кого? Куда? Зачем? Наверно, мы еще узнаем. А может быть, и нет.

* * *

Когда в комнату вошла мама, Иван удивился, хотя и обрадовался появлению новой информации. Его память запустилась, когда он входил в комнату, не давая представления ни о размерах квартиры (если не дома), ни об обитателях. Он, конечно, хотел выйти из комнаты, но «что-то» его держало. Любой завсегдатай соцсетей поймет, почему слово «что-то» взято в кавычки. И многие несовершеннолетние завсегдатаи соцсетей поймут, что означало появление в комнате мамы…

— Опять не с кем гулять? — спросила она. Еще новая информация. — А теперь извини уж, но мне надо поработать.

Иван послушно закрыл окно браузера, ведь глаза уже устали, да и бессмысленная трата времени начала надоедать. Мама, похоже, слегка удивилась его сговорчивости.

«Значит, обычно я упираюсь. Наверно, она подумала, что я взрослею и умнею. Не буду ее разочаровывать», — пронеслось в голове. Откуда взялась эта мысль? Да он сам ее и подумал, чего сразу выискивать посторонние источники?

Иван додумал мысль и пошел искать свою комнату, доверяясь рефлексу. Он надеялся, что там может быть какая-нибудь инструкция. Хотя он все больше склонялся к мысли, что либо спит, либо имеет некоторые (хоть бы временные, Высшая сила, хоть бы временные) проблемы с психикой.

* * *

Иван ошибался. Его психика была ни при чем. Он действительно происходил из другого мира, а сюда попал благодаря эксперименту Бога, который управляет всеми мирами и которому нечего делать (а может быть, он просто стремится улучшить нашу жизнь, а я богохульствую). Ну, или не совсем Бога. Иерархия тех, кто выше людей, всегда была загадкой для простых смертных, и я в этом вопросе знаю немногим больше Ивана. Хотя и больше, да.

Поскольку в мозг «попаданца» (окрестим его этим термином, раз он уже устоялся) закачали информацию о мире, в который его забросили, воспоминания о его родном мире отошли в область подсознания и теперь будут являться только во сне, беспокоя и затягивая. Поэтому Иван вряд ли что-то вспомнит, когда будет бодрствовать. А вот я могу кое-что вам рассказать.

Мир Ивана населен такими же людьми, как мы. Абсолютно такими же на вид людьми, живущими в окружении абсолютно такой же природы и животных. В чем отличие?

Естественно, другие языки и названия. Естественно, магия вместо технологии. А еще люди там бессмертны. Точнее, не имеют права уйти из жизни, пока не перестанут делать зло людям и не исправят сделанные в жизни ошибки. Поэтому там никто никого никогда не убивает (во-первых, убить человека — значит, самому задержаться в жизни на пару веков, делая то, для чего он пришел в мир, во-вторых, убить грешника — для него самая большая милость, а не наказание). И поэтому там никто не задумывается о том, есть ли что-то после смерти, потому что для всех, кроме мертворожденных младенцев и абсолютных праведников (по непонятным причинам еще не все ими стали), там — желанный покой и, упаси Высшая сила, ничего больше.

Да, тот мир здорово отличается от нашего, хотя внешне и похож. Хотя Бог у нас один, хотя для землян у Него много имен, а те, другие называют Его Высшей силой (кто прав, не знаю). Хотя люди там и здесь похожи настолько, что можно переселять их из мира в мир и никто ничего не заметит.

Есть только один важный нюанс: можно ли, переместив зрелого человека, выросшего по морали того мира, в наш и стерев ему память, приучить его к здешней морали? Вот это, наверно, Бог и выясняет.

Сейчас вы скажете, что глагол «приучить» здесь не совсем подходит, потому что наша мораль должна быть слабее той. Не знаю. Там люди знают, что будут наказаны в этой жизни (то есть будут наказаны самой жизнью, неспособностью уйти из нее, когда устанут), поэтому стараются не грешить. Здесь людей пугают тем, что будет после смерти и каким-то Богом, который вроде бы все видит и, похоже, не особо наказывает, так что у нас те люди, которые стремятся помогать другим, делают это совершенно добровольно.

* * *

Однако я задумалась и оставила Ивана где-то на пути к его комнате. Может быть, мне стоит кое-что пропустить? Не хочется описывать его комнату, обычное времяпрепровождение (тем более что у него очень мало друзей и большую часть времени он сидит и читает книги) и тому подобное. Хотелось бы поскорее приступить к описанию событий, раскрывающих цель его призвания в этот мир. Вот только что это за события и произойдут ли они так скоро? Для начала пропустим несколько дней и опишем появление Ивана в школе (ведь он теперь был старшим школьником, а в наш мир попал в конце летних каникул, избежав закупки учебников и прочей тягомотины).

Итак, первое сентября. Пиджак на себя, цветы в руки и вперед. Дорогу до школы найдут рефлексы предшественника. А по дороге можно погрузиться в себя и подумать: и Иван, и Прото-Иван (как он красиво окрестил предшественника) это любили.

Да, за эти несколько дней Иван много разузнал о своей прежней жизни. Ивану было пятнадцать, он перешел в десятый класс. У него было штук пять друзей, ни одному из которых он полностью не доверял и отношения с некоторыми из которых постоянно были на грани срыва. После школы, если не гулял с теми из друзей, которые жили неподалеку и хотели с ним гулять (двое), он сидел дома. Пользовался Интернетом, читал книги, слушал музыку. У него, кажется, единственного в классе не было девушки, но он постоянно был несчастно влюблен то в одну, то в другую, все время рефлексировал на тему «настоящие или не настоящие чувства» и по этой причине боялся сказать об этом предметам воздыханий.

Как и почти любого подростка с тягой к размышлениям и пробелом в личной жизни, Ивана съедала депрессия. Летом от нее отвлекали только прогулки с друзьями и ненадолго спасали песни группы ДДТ (еще Ивану очень нравилась группа «Пилот», но они очень много пели про суицид, а это было очень некстати) и хорошие книги. К сожалению, друзья постоянно куда-нибудь ездили или гуляли со своими девушками, любимые песни были заслушаны до тошноты, а писанина жаждущих славы графоманов заполонила все источники книг, от электронных библиотек до «Библио-Глобуса», так что проклятое плохое настроение одолевало настолько, что еще немножко — и вниз с балкона. Но, видно, у Бога были виды на Прото-Ивана, потому что в его теле теперь жил посланец из другого мира, а сам подросток, видимо, «квартировал» в бренной оболочке самого Ивана.

«Удачи тебе!» — подумал Иван, когда к нему пришли эти воспоминания. Память о собственной предыдущей жизни он старался спрятать поглубже, но помнил, что она была такой же серой. Авось, новому жильцу повезет больше.

С такими мыслями Иван подошел к зданию школы.

* * *

— Здравствуйте!

— Здравствуй, Вань. Как отдохнул?

— Хорошо, спасибо.

Ну вот, одного хорошего человека он уже встретил. Человека, ради которого прежний Ваня столько сражался с монотонностью летних каникул. Человека, которому точно не стоит знать о том, как серо прошло лето на самом деле (нет, в июне, конечно, были экзамены, а потом лагерь в Германии, но потом было лишь сидение за компьютером и мрачные мысли). Человека, которого Иван ценил больше всех своих друзей. Учительницу информатики, математики, программирования (для тех, кто хочет — короче, для Ивана)… и иногда жизни.

Видимо, она почувствовала фальшь в последней фразе, потому что спросила:

— Что случилось?

— Ничего, Надежда Павловна, абсолютно ничего. Просто у меня тараканы в голове, свойственные моему возрасту, но это ненадолго.

Прежний Иван обожал говорить о себе, как будто являлся третьим лицом, да еще и психологом вдобавок. Нынешний Ваня (ведь именно он теперь младший из них двоих, если судить по возрасту тела, значит, его уменьшительным и называть) невольно унаследовал все его привычки. В том числе глубокое уважение к Надежде Павловне. Хотя, наверно, это называлось как-то иначе, потому что нести пургу не мешало.

— Ну, смотри. — Учительница пошла в свой кабинет, а Ваня потопал в класс, потому что, верный привычкам тела, пришел за десять минут до сбора. Настроение пришло в норму. Лето кончилось, значит, он уже не один. А это прекрасно, ведь в его прежнем мире не любят грустить без повода.

* * *

— Привет, Вань!

— Привет, Саша.

Он думал, что будет первым (на «сбор в классе за полчаса до линейки» все, кроме него, забивали), но ошибся. Тот, из-за кого прежний Ваня еще два года назад перестал считать свой класс тупым и агрессивным, уже был здесь.

Плавно потек разговор. О чем обычно разговаривают подростки? О том, кто где отдыхал, о хорошей музыке (не все, правда), а еще можно сплетничать, анекдоты травить, обсуждать игры (если играешь), книги (если много читаешь и видишь ТОТ САМЫЙ СМЫСЛ, ну, вы поняли) и противоположный пол (если ты сплетница или… думаю, слово «ловелас» подойдет). Ваня и Саша предпочли обсудить Сашин блог.

Здесь автор должен в очередной раз (или это было в других произведениях?) кое-что объяснить. Ну, он (то есть «она», то есть я) на то и автор, так что не буду жаловаться на судьбу и продолжу. На чем я остановилась? На Сашином блоге.

Блогу около полугода, там полтысячи подписчиков, из которых регулярно заходит штук двадцать и из которых Ваня является где-то двести двадцатым по порядку вступления, но одним из первых по активности.

Блог — то есть паблик — расположен Вконтакте, потому что там очень удобный сервис и широкие возможности раскрутки. Одно плохо — от друзей не особо спрячешься. Разве что ты не подписываешься, не заводишь обсуждений и вступашь в дискуссии только «от имени сообщества» (не помните, когда появилась эта функция?), а это очень мешает жить. Поэтому Саша «спалился» классу уже через три месяца. После чего человека три-четыре (класс маленький, мы с вами в демографической яме, а Саша с Ваней учатся в платном лицее) подписались, а остальные пропустили новость мимо ушей, так как с автором не общались.

В Сашином блоге не найти ни комиксов с так надоевшими нам, интеллектуалам, «троллфейсами», ни анекдотов, откуда-то стыренных, ни статусов о том, как надо жить и как плохо наше существование. Саша — философ, мечтатель, витающий в облаках и, по собственному мнению, к жизни совершенно не приспособленный. И блог у него соответствующий. Люди приходят, смотрят и либо проходят мимо, возможно, подписавшись, чтобы поддержать человека, либо ставят «сердечки», участвуют в дискуссиях и охают-ахают по поводу возраста блоггера — короче, вливаются в маленький круг людей, которые для Саши что-то значат.

Саша внутренне очень похож на Ваню. Тоже мало с кем общается, тоже любит подумать, слушает ту же музыку, тоже любит учиться, тоже хочет прославиться и боится «широкой публики». Ах да, еще только благодаря его существованию Ваня не является «единственным в классе, у кого нет девушки. Оттого-то, наверно, они и дружат с тех пор, как Ваня пришел в эту школу, и даже ни разу не ссорились. До этого, конечно, у них были другие друзья, но, похоже, настоящая дружба — вот она.

К сожалению, этим летом Саша наглухо пропал из «контакта», а звонить Ваня стеснялся — мало ли. Так что пришлось ему сидеть за компьютером, слушать музыку и развивать силу воли.

— Саш, а что ты летом ВК совсем не появлялся? — спросил Ваня, когда тема разговора себя исчерпала. — Извини, если вопрос нескромный.

— Ты не поверишь, Вань, — ответил Саша. — Я бы тебе с удовольствием рассказал, но ты не поверишь. Ты ведь, как и я раньше, разумный человек и в сверхъестественные силы не веришь.

— Уже верю, — ответил Ваня. — Со мной тоже этим летом произошло кое-что не совсем обычное. Буквально пару дней назад.

— Так это ты был?.. — вырвалось у Саши.

— Я не знаю, о чем ты, — поспешно ответил Ваня, но одернул себя. — В любом случае, рассказывай.

И Саша рассказал.

* * *

Если Ваню просто постиг обмен душами, то Саша пережил нечто еще более странное. «Натуральный год-мод», как он бы это описал, если бы любил рассказывать друзьям о своих приключениях в таком духе. Но он был не таким, поэтому и Ване-то с трудом доверился. Потому что ничего веселого и увлекательного с ним не произошло. Только очень странное.

В середине июня, вскоре после ГИА, Саша гулял и придумывал новую статью в блог. Гулял он один, потому что Ваня уже уехал в Германию, а других друзей было кот наплакал и ни с кем из них гулять не хотелось. Сам Саша должен был уехать во Францию недели через две, но эту уйму времени нужно было еще прожить. Выбор занятий был как у обычного подростка, даже поуже, потому что геймером Саша не был никогда, так что прогулками пренебрегать не следовало.

Как уже упоминалось, Саша был погружен в свои мысли. Было жарко, а когда на другой стороне дороги показался ларек с квасом, инстинкты потянули Сашу через проезжую часть, не особенно заставляя его смотреть, куда идет. Переход был не самый спокойный, «зебры» не было, машины ездили быстро… Ну, вы знаете, что случается на дороге, если быть невнимательным. Да, вы правы. ДТП с летальным исходом, выражаясь сухим языком.

Свет в конце туннеля. Много людей вокруг. Эти люди какие-то воздушные, прозрачные. И все занимаются своими делами, никто не видит, что Сашу несет мимо. А его влечет все дальше.

Ослепляющий золотой свет. Пение ангелов. И… Бог. На вершине… чего-то. Саша не смог воспринять это правильно. Бог вблизи кажется бесконечно грустным и маленьким. И… одиноким?

— Как же я устал… — прошептал он. — Как же я устал…

— Может быть, вам помочь? — Слова вылетают, прежде чем Саша понимает, что он несет. Проклятый рефлекс. И при жизни-то мало кому нравилось, а теперь — хана неминуемая.

— Если бы ты только справился, — произносит Бог со слабой улыбкой. — Хотя ты пришел сюда, а раньше такого не случалось. Но нет, это было бы глупо с моей стороны. По-человечески глупо. Даже глупее.

— Извините, — произнес свое слово-паразит Саша, мысленно отвесив себе подзатыльник. — В чем проблема? — чуть не спросил он, но вовремя остановился. Однако Бог, похоже, услышал:

— Знаешь, как это тяжело — управлять мирами? — спросил он.

— Зн… Нет, я не могу себе представить, насколько это тяжело, но знаю, что должно быть. — Саша ответил так, как если бы писал в блоге.

— Безумно тяжело. Хоть бы месяц отдыха! Но нет — тебе не справиться.

Сашей овладел какой-то дурацкий азарт: сдаться, даже не попробовав? Ну уж нет!

— Научите меня! — попросил он, соображая, что быть на «вы» с Богом глупо. Хотя на «ты» — это наглость.

Бог улыбнулся:

— Так хочешь попробовать? Ну, давай попытаемся.

* * *

— Я не могу описать этого, — признался Саша внимательно слушавшему Ване, мысленно удивляясь, почему никто еще не пришел. — Это как… в кукольном театре. Дергаешь за нитки, и меняешь судьбы. Нет, не так. Словами не передашь. Но самое сложное — не тянуть за нити, а решать, стоит ли? Исполнить ли желание человека или это принесет вред ему же? Помнишь, мы с тобой Вербера читали? — Ваня кивнул. — Там была книга про ангелов-хранителей, выполнявших ВСЕ заветные желания трех людей, при этом не сворачивая их с пути истинного. Это было так же, но в миллиарды раз сложнее.

— И ты справлялся? — Ваня с восхищением посмотрел на друга.

— Не знаю, как, но вроде бы да. Ты не представляешь себе, чего мне это стоило. — Саша погрузился в воспоминания.

Он продержался два месяца. Потом Бог вернулся и сказал:

— Я даже не представлял себе, что кто-то еще на это способен. Спасибо тебе, смертный. Нет, мою благодарность не выразить словами. Лучше скажи, хочешь ли ты продолжить жить в мире живых?

— А можно?! — Проклятый язык!

— Можно, — улыбнулся Бог, и это было последнее, что Саша помнил о Нем.

Он вернулся в свое тело. Кончался август, но никто не заметил его отсутствия. Тело сохранило воспоминания о поездке во Францию и загар, на компьютере прибавилось книг и фотографий (опять же из поездки), даже в блог кто-то писал. Причем собственными Сашиными мыслями.

— А почему ты спросил, я ли это был? — не утерпел Саша в конце рассказа.

— Ой, прости, совсем забыл. Это случилось буквально за три дня до моего возвращения. Ты знаешь, Бог должен еще и стараться предотвратить самоубийства. А тут сразу в двух мирах в двух людях зажглось стойкое отвращение к жизни. Причем в людях, очень… похожих, что ли, друг на друга. Как близнецы или двойники. Ну… я и поменял их мирами. Вряд ли, конечно, ты тут причем.

— Как раз я и причем. Мы с… твоим другом, получается, несколько дней назад вдруг обменялись телами. Я сохранил всю память тела и, похоже, уже начинаю забывать, что раньше жил в другом мире. Слушай, а сколько там всего миров?

— Я не считал, — смутился Саша. — Но очень много. Целый рай для фантаста, если бы в них во всех побывать. Вот только я не о том думаю.

— А я как раз об этом и подумал, — смутился Ваня. — Спасибо, что спас нас обоих!

«И я надеюсь, что у другого Вани в том мире найдется такой же хороший друг», — прибавил он про себя.

Тут в класс вошла классная руководительница:

— Здравствуйте, мальчики! — сказала она. — Всем остальным, как обычно, наплевать. Что ж, ничего иного я и не ждала. До линейки полчаса, давайте я вам пока расписание продиктую.

У Вани с Сашей остался только один вопрос: получается, на время Сашиных откровений время замерло? Кажется, все-таки «год-мод».

* * *

Учебный год начался. Ваня любил учиться. И в том мире, будучи школьником, тоже с жадностью постигал все науки, которых там было значительно больше: одних только разновидностей магии бессчетное множество (все, описанные в фэнтези, плюс еще много-много; Ваня даже задумывался: не побывали ли в его бывшем мире некоторые фантасты?), а еще детей учили развивать в себе добродетель (чтобы не расплачиваться веками постылой жизни), знать и любить природу и творить искусство (что считалось приближением к Богу). Ваня одинаково любил все науки, любил и учителей. Но не преклонялся перед ними, не чужд был и хорошему спору. Эх, убежали те года, убежали безвозвратно! Иван стал «человеком искусства», отрешился от общества и разлюбил жизнь (От автора: Знаете, какая меланхолия наступает, даже если просто стих написать! А уж если удариться в сентиментализм!). Друзья у него были, но почти все раздражали его, вызывая желание общаться пореже. Отчего раздражали? Уже и не вспомнишь. Он задавал себе вопрос, найдет ли другой Ваня себе такого друга, как Саша. Впрочем, был еще другой вопрос: а считал ли тот Ваня Сашу таким другом, каким он стал для него? Вопросы, вопросы… Ответов нет. В гости, что ли, попроситься? Но как? Саша ведь уже не бог. Или бог (Ваня вспомнил загадочную остановку времени)? В любом случае, не надо хотеть слишком многого. Да и рано еще навещать двойника.

Таким мыслям Ваня предавался утром четвертого сентября, сидя… Знаете ведь, где обычно приходят глубокие мысли, если не вести блог? Знаете, знаете. Если не по своему опыту, то по шуткам в Сети. Либо перед сном, либо в Вычислительном Центре (прозвание всем известного WC).

* * *

— Здравствуйте!

— Здравствуй.

— Здравствуйте!

— Здравствуй.

— Здравствуйте! Ой, извините, я пройду?

— Да, да, конечно.

Коридоры школы были узкими, а учителя в большинстве своем — корпулентными (ничего личного, они все — очень достойные люди!) и любили постоять и поговорить. А Ванин класс, как назло, находился в противоположной стороне от входа (вообще-то, входов было вроде как два, но второй отпирался только во время эвакуации), так что, чтобы пройти, приходилось лавировать между Очень Важными Персонами или просить их расступиться. Обычно, правда, было достаточно поздороваться.

Вот и класс. До звонка десять минут, поэтому пришли еще только человека три-четыре. Они сидят в коридоре и болтают о чем-то. Ваня не находит это интересным, а может быть, просто оправдывается перед собой за то, что не может участвовать. О чем они говорят? Прежний Ваня памяти не оставил.

В кабинете сидит Саша и сосредоточенно решает задание по алгебре. «Утренняя разминка для мозга» — их традиция на протяжении пары лет, объясняемая ленью и умственными способностями, позволяющими делать домашнее задание без проблем в короткое время. Впрочем, любимая учительница постоянно «подсовывала» такие задания, что хоть стой, хоть падай. Даже пару раз вместо контрольной дала им двоим задачки из ЕГЭ — это ж надо! Впрочем, возмущение Вани было наигранным — он любил сложные задачи, а его предшественник был сильно привязан к самой учительнице.

— Привет, Саш! Наушником поделишься? — спросил Ваня, подсаживаясь и тоже извлекая алгебру.

— Без проблем! Тебе что включить? — Ваня не пытался охватить ВСЮ музыку, которую любил Саша, потому что он любил очень и очень разную музыку. Впрочем, половину песен Саша сам бы ему никогда не включил, потому что был в этом отношении очень застенчив.

— На твой выбор.

— Ва-а-ань, ну ты же знаешь, как я «люблю» выбирать! Ладно, доверимся «случайному порядку воспроизведения». — Саша защелкал кнопками. — Так, это не то, это не то, это совсем не надо. Сойдет.

Они погрузились в алгебру (благо, на сей раз — ничего особенно сложного) и в обычный разговор. Ни слова о том, что Ваня — совсем не тот Ваня. Ни слова о том, что Саша был почти Богом. Ни слова о том, что Ваня чуть не лишил себя жизни, а Саша его вовремя спас (вечно жизнерадостный Саша, по мнению Вани, вообще не должен был узнавать о его суицидных мыслях; хотя Саша в глубине души был такой же и точно так же старался этого не показывать). Ни слова ни о чем серьезном и очень странном — это уже пережито. Только обычная жизнь.

Две минуты до звонка. В класс зашла учительница с ноутбуком (информатика проходила в отдельном кабинете, а математика почему-то у них, но с компьютером Надежда Павловна не расставалась). Мальчики стали помогать ей подключить интерактивную доску. Все, как всегда. Все, как в старые добрые времена. И не думать о том, что через два года школа кончится, и пора будет… А, впрочем, еще вуз заканчивать, так что до взрослой жизни время есть и можно не думать о проблемах, из-за которых все и началось. Ведь все поменялось.

* * *

Иван (именно Иван, а не Ваня — в его новом мире не было принято использовать уменьшительные к взрослым) заканчивал свою первую книгу. Книгу, которая обречена была на успех. Обречена по той простой причине, что нельзя ничего выдумать лучше правды. Вот он и записал правду. Только о другом мире. О своем мире и о своей жизни в нем. Не раз во время написания ее слезы наворачивались на глаза, потому что немало было в той жизни грустного… или, наоборот, настолько хорошего, что просилась в голову мысль о том, что зря он оттуда ушел.

Через несколько промежутков времени (названия нашим языком не переводятся) весь читающий мир увидит его книгу. Будут читать и удивляться, как можно такое придумать. Как можно придумать так многогранно и… как будто по-настоящему. Ивану даже немного стыдно было — ведь он здесь не придумал ни слова. Только описал то, где и чем жил с детства. И, записав это, понял наконец, что не ценил свою предыдущую жизнь.

Хотел ли он туда вернуться? Вряд ли. Неделю, максимум месяц он бы радовался, что вернулся домой, а потом окунулся бы в прежнюю монотонную жизнь, к которой, как и Саша, чувствовал себя неприспособленным.

Кем он мог стать? Программистом, немножко писателем. Но программистов в стране и так слишком много, а писака из него посредственный. То фантазии не хватает, то терпения. Да и не заметят его в том мире. А в этом, может быть, что-то и светит.

Он прожил здесь всего неделю и все это время трудился над романом. Эта мысль стукнула ему в голову, как только он понял, что произошло, и с тех пор он писал день и ночь, без перерывов на сон. Точнее, замечательная магия этого мира позволяла «диктовать» книгу мысленно, а мозг отдыха не требовал.

И вот, наконец книга готова. Доступ во Всемирное Творческое Пространство (аналог Интернета для тех, кто сам творит и знакомится с творчеством других) включен. «Хотите добавить свое произведение?» Однако! Интерфейс, как в родимой Сети. «Да». «Прикрепить файл». «Да». «Я согласен». Готово! Ну-ка, что здесь еще есть?

Это ВТП (см. предыдущий абзац) было сродни вымечтанной русскими фантастами виртуальной реальности. Можно было там бродить и смотреть на заголовки и картинки, для ознакомления с каким-либо произведением надо было подойти поближе, а диалоговые окна загораживали путь сразу со всех сторон. Да уж, есть, где развернуться. Интересно, можно ли это взломать, и что даст взлом, если читать и сейчас можно все.

Ивана заинтересовала «иконка» с рукописью, лежащая около его собственной. Около нее вились какие-то значки, в которых память опознала местные цифры. «1894». Число просмотров. Интересно, это много или мало, и стоит ли это читать? Он подошел поближе.

Способ чтения здесь был очень интересный. Глаза вроде бы смотрели на знаки, но видели события, предметы и лица, описанные в книге. Причем, происходило это очень быстро, так что книги как способ «убить время» не годились (как подсказала память, можно прочитать до ста книг в минуту, если уж Иван мыслит земными промежутками). Поэтому через мгновение Иван оторвался от книги и изрек: «Фуфло!» Или это у него вкусы слишком земные?

— Поиск! — скомандовал он. — Прочитать бы какой-нибудь бессмертный шедевр…

Это была скорее мысль вслух, но «памятники искусства всех времен и народов» появились перед ним во всей красе и разнообразии. Большую их часть тело уже знало, но Иван предпочел потратить время (тем более оно не тратится) и познакомиться с ними снова.

Как выяснилось, земные вкусы были ни при чем. Памятники искусства, особенно литературные, поразили и очаровали его. Мысли авторов совпадали со многими его собственными мыслями, принесенными из его мира, а свежесть сюжетов доставляла подлинное удовольствие.

Интересно, сколько человек уже прочло его роман? И есть ли функция комментариев?

— Помощь — комментарии! — попросил он. Да, есть такая функция. Опробовать бы!

Пара мыслей по поводу «памятников» тут же заняла свое место под их «иконками». Рядом стоял счетчик «комментов» — по нашей системе это были бы восьмизначные числа. Так что мысли Ивана, наверно, не новы (хотя он же из другого мира — кто знает?), и никто их не заметит в таком бурном потоке. Ничего, главное, он теперь знает, как это работает. Вперед, смотреть статистику.

189 просмотров, два комментария в стиле «Автор, убейся!» (с неповторимым местным колоритом и ошибками в стиле написания), один положительный отзыв. И где гарантированная слава? Труден путь творца среди многих зарекомендовавших себя, ох труден. Какой мир ни выбери.

Зато можно связаться с автором положительного отзыва и — как знать — завести себе нового друга. (Да, кстати: друзей по переписке здесь не существовало, они просто перемещались друг к другу и разговаривали)

* * *

С Ваней произошло нечто странное — он видел во сне не просто свой бывший мир, но и приключения себя самого, с ним никогда не происходившие. Нет, с точки зрения земных снов это вполне нормально, вот только приключения эти были слишком связными и логичными, чтобы быть просто сном. И «главный герой» явно был раньше землянином. Вывод: он увидел, как идут дела у Ивана.

Звонок будильника не помешал досмотреть сон, так что Ваня выключил сигнал, мысленно пожелал удачи двойнику и пошел в школу, веселый и радостный. Великое событие — сегодня у него первое занятие по программированию. NВ: вспомнить, почему Саша не ходит. Он же тоже хочет стать программистом и глубоко уважает (именно так и вполне искренне — поверьте, такое бывает) Надежду Павловну.

Память подсказала: Саша еще раньше ходил на курсы, а сейчас занимается с другом своего отца. И он знает программирование гораздо лучше Вани.

Не забыть сунуть в рюкзак флэшку. Вот так, отлично. И — с Богом, как сказала бы чья-нибудь бабушка. Вот только обе Ванины бабушки — сторонницы Ленина и в Бога категорически, показушно не верят. А вот сам Ваня… Раньше-то сомневался, а теперь и сомневаться нельзя. И хотя «Мой лучший друг видел Бога своими глазами» — не аргумент, Ваня верит. Но старается не молиться ни о чем, чтобы зря Его не раздражать.

* * *

— Ну что, получилось у тебя задание на лето? — спрашивает Надежда Павловна.

«А вот этого мы не учли. Сделал или нет?» — проносится в голове. Но все в порядке: с задачками Ваня разделался сразу после Германии, а знания Паскаля и Си++ из головы не выдуло. В крайней случае, можно сослаться на два месяца перерыва и забывчивость.

— Получилось вроде бы.

— Показывай тогда.

Урок течет своим чередом: разбор домашнего задания, предложения по сокращению кода (у Вани вечно какие-то обходные пути и перестраховки, а учительница зрит в корень и больше помнит алгоритмов), новая задачка. Ваня ловит себя на том, что начинает «молоть чушь», но это нормальное явление, они и раньше все время отвлекались на разговоры «о жизни», а по дороге домой Ваня стыдился за свой длинный язык.

Задача с блеском решена, а времени уже пятый час (начиналось занятие в два). Ваня получает задание на дом, помогает ставить стулья и выключать компьютеры, и выходит из класса:

— До свидания! — говорит он.

— Флэшку не забыл? — спрашивает Надежда Павловна.

— В ПЯТЫЙ раз? — смеется Ваня, проверяя карман рюкзака. — Нет, на месте. — Это шутка еще от предыдущего Вани, который несколько раз на следующее утро после урока наведывался в кабинет информатики за флэшкой с многословными извинениями.

— Ну, до свидания, Ваня.

Ваня идет домой, вдыхая запах осени с счастливой улыбкой на лице.

* * *

Саше часто снилось место, в котором он побывал этим летом — Рай. И почему-то было ощущение, что это были не просто сны. Слишком они были связными и слишком дополняли друг друга. Как будто Бог показывал ему новости из своего мира.

В один из таких снов Саша понял, что Рай совсем не таков, как его видим мы — христиане, мусульмане, буддисты. Нет, он и раньше видел, что там нет никаких садов и даже разделения на Рай и Ад, но к людям не присматривался: очень уж не до того было. А теперь он только людей и видел.

Люди в Раю вовсе не были абсолютными праведниками и уж тем более не проводили время в сплошных наслаждениях. Их ждало куда более суровое испытание: каждый человек после смерти превращался в свою противоположность — слабые стороны становились сильными, а сильные слабыми. Но человек сохранял память о прежне жизни и искренне терзался, не понимая, как он мог так ошибаться тогда или как он изменился в худшую сторону с момента смерти.

Жизнь в Раю вовсе не была вечной. Прожив там столько же, сколько они бы прожили в своем мире, они умирали и снова возрождались в случайном мире, со случайным набором черт характера и без памяти о прошлом. Саша подозревал, что у Бога было что-то вроде программы с датчиком случайных чисел, которая и «раскидывала» людей по мирам. Причем эта мысль совершенно не казалась Саше кощунственной, потому что Бог ведь создавал людей по образу и подобию своему, а значит, и изобретения наши могут быть подобны божественным (или, наоборот, Бог собирает наши лучшие изобретения, как писал Вербер).

Саша, по сути, наблюдал в Раю таких же людей, как мы с вами. Поэтому и выводы, делаемые им из таких наблюдений, можно было применить к земным людям. Он записывал эти мысли в блог, и люди соглашались с ним. Писали ему сообщения с вопросом, а не занижает ли он свой реальный возраст. Спрашивали, как он пришел к какой-то определенной мысли. Приводили примеры из жизни. В общем, давали Саше понять, что что-то он для них все же значит. И Саше было приятно это сознавать.

* * *

«Широкая жизнь, и по ней я шагаю,

Дорога далёка, конца нет и края,

И мне до конца не добраться вовек,

Ведь я — не бессмертный, а лишь человек».

Ваня в очередной раз пытался написать стихотворение для Сашиного блога. Он (в смысле, его предшественник) раньше частенько так делал, потому что Саша не всегда мог писать туда что-нибудь даже раз в несколько дней. Ваня — и тогдашний, и нынешний — великолепно его понимал: он не раз пытался заставить себя писать «в день по…». Последний раз он продержался на чистом упрямстве три с половиной месяца, из которых последние полтора точно были лишние, потому что хорошие идеи перестали приходить, и наступила пора отписок.

Саша (который рассказал Ване про свои сны) в последнее время сам неплохо справлялся, поэтому сейчас он писал стих больше для тренировки. Вот только вдохновение идти не хотело, строчки на языке не вертелись, а размышления «О чем писать» ничего путного никогда не приносили. Поэтому получалось… то, что получалось. Приходилось отложить рифмоплетство до лучших времен и скачать из Интернета (почему-то Ваня писал это слово с большой буквы, то ли как дань английскому языку, то ли из уважения к такому огромному количеству информации) очередную бесполезную для мозга книгу фэнтези. Задание по информатике Ваня уже сделал (предшественник раньше предпоследнего вечера за это не брался — прогресс!), а умная (по утверждению всех учителей и откровенно завидующих одноклассников) голова требовала тренировки, но, похоже, приходилось утешаться тем, что завтра алгебра. Самому, что ли, блог завести? Хотя лучше не надо, Саша рассказывал, какое плохое настроение накатывает, когда пишешь пост в пару тысяч знаков, выкладываешься по полной, слова полчаса подбираешь, а его никто не комментирует. Да Ваня и сам не чужд был творчеству и знал, что особенного счастья оно не приносило (точнее, приносило, но только в процессе написания; потом оставалась какая-то пустота).

Книга оказалась интересной, и мама только в половине двенадцатого уговорила Ваню лечь. Конечно, для большинства подростков это еще очень и очень рано, но мы, ботаники, — совершенно ненормальные люди. Но ведь именно на таких ненормальных людях прогресс и двигается, так ведь?

* * *

Иван вылез из виртуального пространства, потому что захотел есть. Для него являлось загадкой, как он зарабатывал на хлеб, но еда дома была и на отсутствие денег память тела не жаловалась. Насколько он понял, в этом мире уже лет двести (по земным меркам) бытовала система, по которой Творцы вывешивают свои произведения в ВТП (см. предыдущую главу про Ивана), и за каждый просмотр и комментарий им начисляются какие-то деньги. Остальные люди — простые смертные, как слегка пренебрежительно (привычка потомственного «человека искусства») заметило тело — деньги получали обычным, почти земным способом и тратили их тоже как земляне с древнейших времен — наличными. У Ивана же был поставлен какой-то хитрый алгоритм, по которому деньги на закупку еды и коммунальные услуги (то есть их здешний аналог) отчислялись автоматически, а остальные, «нестандартные» запросы управлялись силой мысли. Ивану-Ване положительно нравился этот мир. Не надо было бороться за оплату труда, не надо было чего-то достигать. Пока его читают и комментируют, он будет жив и сыт (пара тысяч прочтений уже набралась, было даже штук пять положительных отзывов).

Проблема общения с людьми проблемой уже не являлась. Иван часто коротал дни с новыми друзьями из ВТП (как в Пространстве, так и в «реале»), а иногда к нему заходили старые приятели, заведенные еще старым Иваном. Соученики, друзья детства (у самого Вани все те, с кем он дружил с первого класса, давно отпали из-за несходства характеров и несовпадения интересов; кое с кем они очень долго пытались сохранить отношения, но в конце концов с обоюдным облегчением покорились судьбе), родственники, друзья семьи. Некоторые нагоняли скуку, таких он деликатно выставлял за дверь. С кем-то можно было посмеяться или поговорить, но действительно хороший друг у него здесь был только один.

Его звали Артур (по крайней мере, именно так его имя воспринималось мозгом Ивана; может быть, он и сам был каким-нибудь Иши-Хвангом, но это неважно), он был бывшим одноклассником, и они до этого не особо близко сходились. Просто однажды нынешний Иван встретил его на улице (населенный пункт был маленький, ничего сверхъестественного в этой встрече не было), узнал и заинтересовался. По непонятной причине именно Артур понимал Ивана лучше всего. Хотя он был магом-программистом (не спрашивайте, как это звучит в оригинале и чем отличается от простого программиста), работал над улучшением функций ВТП, имел семерых детей от трех разных жен (в этом мире такое было можно) и очень мало читал. Но роман Ивана он прочел и даже оценил по достоинству.

— Хорошо пишешь! — сказал он при первой встрече, и это было лучше всех положительных отзывов.

Иван иногда задумывался, нашел ли его двойник такого же хорошего друга. Сейчас он работал над вторым романом (лишние деньги не помешают) и уже не сомневался в правильности своего перемещения в этот мир.

* * *

«Вот ведь как сложилось!» — удивленно думал Ваня, просыпаясь. Надо ли говорить, что ему опять снился Иван.

Он с самого начала задавался вопросом, повезло ли тому найти себе товарища. Он даже перебирал своих более-менее близких знакомых, гадая, кто из них ближе сойдется с его двойником. Но Артур… Этого Ваня не ожидал.

Они друг друга не то чтобы не любили — не замечали особенно. Что в школе, где были в совершенно разных компаниях и даже никогда друг у друга не списывали, что потом, встречаясь на улицах города и иногда обмениваясь общими фразами о том, кто чего добился. Они не были противоположностями, они просто были очень разными, поэтому и не сходились.

Почему именно Артур? Потому что Ваня собирался стать программистом? Обнаружилось сходство характеров? Или, наоборот, очень сильное различие? Хотя у прежнего Вани дружба с Сашей никогда не была особенно крепкой: да, учились в одном классе, часто сидели вместе, слушали одну и ту же музыку. Да, Саша хотел общаться с Ваней, а Ване было особенно не с кем общаться. Да, Ване нравился Сашин блог и ход его мыслей. Но другом он его называть не спешил. Может быть, потому, что совсем недавно разорвал отношения с лучшим другом детства и теперь не очень доверял людям. Может быть, характер такой. А нынешнему Ване понадобился хороший друг — и пожалуйста. На блюдечке с голубой каемочкой сам себя, фактически, и поднес — ведь это именно Саше два Ивана обязаны своим нынешним положением. Тут, правда, приходила нелогичная мысль: а Артур как-нибудь связан с этим переселением душ?

От таких мыслей Ваня очнулся только на переходе, едва успев остановиться, чтобы не попасть под машину. «Если я попаду на небо, сюда я вряд ли вернусь. Разве что по протекции», — одернул себя он, возвращаясь в реальный мир и вспоминая, что задали к первому уроку.

* * *

Артур, которого Ваня по не вполне ему самому понятным причинам подозревал в связи с Богом, в это время (если считать, что у всех миров одни и те же координаты времени) мирно спал. И снилось ему… М-да, и не опишешь толком, что ему снилось, сама там ни байта не понимаю. Потому что Артур тоже около года назад сменил мир.

Он был родом из вселенной, где люди уже давно и окончательно слились с роботами и жили в виртуальной реальности. Питались они информацией, то есть «пищей для ума», и электричеством, которое как-то научились вырабатывать без затрат последние материальные люди. Что будет, если генераторы вдруг сломаются, люди старались не думать. Никто из них даже уже не знал, как они работают. Даже о том, как жили раньше, они подозревали довольно смутно. Вы скажете, что такого не может быть? Ну, мы тоже можем в любой момент погибнуть из-за падения метеорита или экологической катастрофы (которой, что-то мне подсказывает, вряд ли избежим, потому что сознательных людей всегда меньшинство и еще меньше тех, кто что-то делает и именно в этой области), но ведь не думаем же об этом ежедневно!

Почему Артур попал в другой мир? Ведь в безграничном океане информации, где не существует преград человеческому общению, жизнь не должна приедаться. А если кто-нибудь и удаляется, то только через много веков, узнав жизнь во всех доступных этому миру проявлениях и окончательно пресытившись и устарев. Так как же так получилось?

Артур, живший в мире Ивана (какая все же путаница возникает с двойниками личностей и множественностью миров!), был, как уже упоминалось, работником ВТП. Причем далеко не рядовым. К сожалению, он в последние годы не очень хорошо справлялся со своими задачами, сам прекрасно это сознавая, и чувствовал себя бесполезным и «паразитом на теле общества». Новый же Артур происходил из мира информации и, соответственно, с младенчества плавал во всех кодах и алгоритмах, как рыба в воде. Вместо школы он искал уязвимости в программах материального периода, в поисках пищи духовной ежедневно сплетал самые хитроумные алгоритмы поиска. В общем, он гораздо лучше Артура-друга-Ивана справлялся с начинающейся в его новом мире виртуальной реальностью. Поэтому, замеченные Богом, в один прекрасный день они поменялись местами. Артур-новый за последний год существенно продвинулся по службе и радикально изменил и улучшил всю систему ВТП, а старый Артур переселился в виртуальность и довольствовался памятью оболочки (не спрашивайте, что играло роль оболочки в нематериальной среде!) и остатками интерфейса для удовлетворения информационного голода.

Ивану, прошлому и нынешнему, вряд ли был бы интересен старый Артур, в маги-программисты пошедший вслед за модой и ничего толком из себя не представлявший. Прежний Иван, Творец-одиночка, вряд ли нашел бы общий язык с человеком, который ценил книги не за образность, а за информативность, достоверность (а именно таким и был нынешний Артур), и всем без исключения книгам предпочитал взломать хороший код. Иван-нынешний, желавший стать программистом и любивший нестандартные задачки, мог многое обсудить с таким человеком, а Артур, в свою очередь, был поражен цельностью первого романа Ивана. К тому же, Иван довольно быстро рассказал Артуру о том, что он из другого мира, поэтому они коротали вечера, делясь рассказами о своих мирах и опытом жизни в этом (хотя в обоих и жила память о событиях, произошедших с предшественниками, узнавать на собственной шкуре различия между старым и новым миром было куда интереснее). А еще у них был план попытаться взломать код мироздания (в том, что он есть, сомнений у двух программистов не было) и выяснить, что есть Бог и сколько всего вселенных.

* * *

«Так вот в чем дело! — думалось Ване, который, понятно, видел все вышеописанное. — Артур изменился, поэтому они и сдружились. А мы с Сашей и до перемещения были дружны. Только он побывал Богом, а я сменил сущность, вот и пошли перемены».

Редкий случай, было воскресное утро, поэтому можно было полежать и подумать над содержимым снов, которые с некоторых пор стали очень и очень непростыми.

Сколько сейчас времени? Для этого вставать надо, не мог рядом телефон положить! Хотя нет, не мог себе позволить такую привычку: тогда бы он во сне выключал будильник и спал дальше. Неубедительно, да, но так привык еще прежний Ваня, а привычки за две недели не меняются.

Так сколько все же времени? Ваня сел и дотянулся до стола, с которого свисали наручные часы. Теперь оставалось вспомнить, на сколько минут они спешат, и проблема решена.

— Ёрш твою… — вырвалось у Вани. У его двойника выработался скверный рефлекс разговаривать с самим собой вслух на самой популярной среди иностранцев части русского языка — непечатно, одним словом. Эту привычку старались искоренить оба Ивана, и нынешний искренне надеялся, что предшественник не перенес ее в его родной мир… и не начал тотальное заражение. Впрочем, если вспомнить, что он уже успел написать роман (а то и два) о жизни на Земле, с надеждой можно распроститься. Ведь без лексики Ваня не жил.

Однако, я так и не объяснила, на что, собственно, Ваня ругался. Дело в том, что стрелки часов показывали двенадцать. «Это еще рано», — как сказали бы многие ровесники Вани, любящие во внеучебное время ложиться в три утра (особенно на летних каникулах) и вставать в четыре пополудни (всегда). Но Ваня (или Иван, то есть нынешний— тьфу ты, запуталась!) привык извлекать пользу и из выходных, поэтому вставание в полдень весьма испортило ему настроение.

Накануне он лег поздно, потому что написал наконец (после нескольких дней разгона) стихотворение Саше в блог, потом ждал, пока друг его опубликует, потом написал благодарность автору единственного комментария (Прим. Саши: Зато какого! Целая критическая статья прямо!), ну а потом началась переписка. Скорее всего, вы знаете, как это бывает, когда за два часа успеваешь рассказать незнакомому человеку всю свою жизнь и все свои затаенные мысли, исповедоваться, попросить совета и поделиться музыкой. Вот и у Вани было так же: автор комментария так же пространно ответил на благодарность, снова поднимая тему, затронутую в стихотворении, Ваня поддержал дискуссию, и понеслось. В полночь с минутами зашла мама и попросила беречь зрение.

— Извини, мам, только сообщение допишу! — ответил Ваня, нажимая кнопку «Отправить».

Что делать в воскресенье утром? Продолжить переписку, если оппонент не спит, или лучше пойти погулять? Победило последнее. Ваня надел куртку и направился в сторону ближайшего леса (который некоторые читатели Сашиного блога, включая, если судить по записям на стене, вчерашнего собеседника, назвали бы «близлежайшим»). Все же «золотая осень» — прекрасная пора, хотя и достали эти девочки, фотографирующиеся в разных оригинальных позах в окружении листьев.

В лесу, как ни странно, обнаружился точно таким же образом гуляющий Саша, и они пошли искать неизвестный им обоим маршрут, обсуждая Сашин блог.

* * *

Нового Ваниного друга по переписке (если, конечно, переписка продолжится) звали Валера. Ему было девятнадцать (большинство активных подписчиков было на пару лет постарше Вани с Сашей), он учился в Бауманке на программиста («Много нас расплодилось», — сказал Саша, когда узнал это), ленился соблюдать правила русского языка, очень любил осуждать людей и называть их тупыми, пытался завести свой блог и — только в этом они с Ваней еще и не признались друг другу — неделю назад пришел из другого мира. Мир тесен. Точнее, мирам тесно и они пересекаются.

Что представлял собой мир Валеры? О, это нечто особенное. Там люди были просто еще одним биологическим видом но, что странно, это были люди, не обезьяны. А обезьяны давно вымерли, равно как и медведи, волки, лисы…

В этом мире несколько десятков миллионов лет назад случилось резкое потепление и улучшение условий, после чего Планету захватили люди, лысые кошки, собачки «йорки», гуппи и садовые ягоды. Раньше, может быть, были и разумные существа, которые вывели все эти сорта животных и растений. Сейчас разумные — люди? собаки? медведи? — вымерли (или ушли, устав от жизни и загадив природу, как это произойдет у нас), а все виды, которые у нас служат человеческим развлечениям и люди, утратившие знания, остались жить.

Как в этот мир занесло Валериного двойника-псевдоинтеллектуала (а то, что Валера именно таков, Ваня понял почти сразу, но упускать случай пообщаться с новым человеком не стал)? Был ли он разумным в нашем смысле этого слова и в каком-нибудь другом? Понравилось ли там нашему Валере?

В этом мире Валерин клон был не то мутантом, не то атавистом. Он был человеком и жил в племени ему подобных, общавшихся между собой примитивными звуками и добывавшими пищу в основном собирательством. Валера (назовем его этим именем) отличался от них. Он почти не общался с окружающими, а больше любовался небом и природой, чертил палочкой на песке непонятные узоры и чему-то улыбался. Он пару раз пытался объяснить остальным, как красиво небо по ночам, но от него отмахивались, над ним смеялись, его не понимали. Он был другим и сознавал это. И все видели это. Так что да, земному Валере понравилось в его шкуре. Только он, понятное дело, созерцанием природы не страдал, а предпочитал строить планы по просвещению окружающих.

Ну а созерцатель, переместившийся в наш мир, наконец получил возможность поделиться с окружающими своими чувствами. На лекциях этого делать было нельзя, а в перерывах его никто не слушал, поэтому там он сидел и думал, жадно усваивая новые знания, а по вечерам он заходил в «контакт» и писал на стену свои мысли, осложненные плохим русским языком и призывами прозреть.

Пытаясь привлечь к себе внимание, он отыскивал блоги «людей, которые тоже думают» (как он это называл) и комментировал их — длинно, горячо, цветисто. И в переписки вступал, и спорил, доказывал. А потом спал три часа и стремился к новым знаниям, страдая от недосыпа. Когда он клевал носом на лекциях, преподаватели считали его лентяем, а он подпирал голову локтями, изо всех сил пытался обдумать интересные мысли, которые проскальзывали в речах профессоров, и сетовал, что в сутках так мало часов. А по вечерам снова не мог себя оторвать от компьютера, с головой окунаясь в дискуссии.

* * *

— А я-то еще думал, правильно ли поступил! — сказал Саша, когда Ваня пересказал ему продолжение своей переписки с Валерой, в которой, помимо прочего, всплыло и их иномирное происхождение. — Да здесь, по ходу, на каждом шагу «переселение душ» происходит! — Про Артура возбужденный Ваня рассказал ему еще тогда, в лесу.

— Ну, Бог же управляет миром, — задумчиво сказал Ваня. — Точнее, даже многими мирами. А миры складываются из людей, которых надо беречь и рационально использовать. Так что правильно, что двое уставших от монотонности жизни получают совершенно новое окружение, ненужные заменяются на более нужных, а больные, но желающие жить переселяются в тела здоровых, но желающих умереть.

— Ну, ты прямо философ! — насмешливо сказал Саша. Потом он осекся: — А как ты догадался про обмен душ больных и самоубийц? Тоже сон?

— Нет, просто развил мысль, — отозвался Ваня. — Еще в интернетах была запись про то, что где-то подросток режет себе вены, а где-то умирает ребенок, который хочет жить. А что, у тебя было такое?

— Было, — со вздохом сказал Саша. — У нас рак, в твоем старом мире остатки от сильной магии, в других вселенных ликвидация из-за перенаселения или слишком большое количество воспоминаний, но много где есть самоубийцы, а в мире Артура оболочки удалившихся стариков рассасываются только через неделю.

— Откуда ты это все знаешь? — поразился Ваня. — Ты же говорил, что видел миры в виде переплетения нитей?

— Не тебе одному с недавних пор снятся вещие сны, Ваня, — серьезно сказал Саша. — Далеко не тебе одному.

— Интересно, сколько еще попаданцев вокруг нас? В семьях, в классе? — озвучил вдруг пришедший в голову вопрос Ваня.

— Немало, это точно. Помнишь эти бесконечные книги и фильмы про родившихся не в своей эпохе?

— Тогда почему они не переселились в подходящую?

— Вот этого не знаю. Может быть, миров все же не настолько много?

Так разговаривали два друга, сидя на ОБЖ. Учительница что-то вещала, но в шуме класса даже первая парта (на которой они и сидели) мало что слышала. Учительница понимала, что ее предмет никому не нужен, и, надо отдать ей должное, не очень донимала контрольными. Поэтому Очень Большая Же (а именно так этот предмет называют в подавляющем большинстве школ) была временем для отдыха, изготовления домашней работы, курения в укромных уголках и разговоров о чем угодно.

— Фэнтези обсуждаете? — спросил сосед сзади, услышав слово «попаданцы» и вытащив из уха наушник.

— Вот именно. Читал Евгения Красницкого? — ответил Ваня, сориентировавшись.

— Чего?

— Ясно, ты не в теме.

— А кто такой этот Красницкий? — полюбопытствовал Саша, когда сосед воткнул наушник обратно.

— Ах, да, ты же не читаешь самиздатскую фантастику, — спохватился Ваня. — В общем, про геройства управленца на Древней Руси. К шестой книге приедается, а там еще отступление про русских женщин и наклевывается вторая серия о том же.

— И почему сейчас пишут почти все… — вздохнул Саша. — Многие ведь совсем не умеют этого делать!

— Сам такой! — дружелюбно отозвался Ваня. — И я такой же.

— Эй! Не обижай гордое племя блоггеров! — деланно обиделся Саша.

— Слышал загадку: «Грамоты не знает, а пишет»? Про вашу братию как раз! — подколол Ваня друга.

— Вообще-то ручка.

— Я вам не мешаю? — осведомилась учительница (ставьте лайк, если хоть раз хотели на такой вопрос ответить, что мешает, и посмотреть, что будет, но так и не сказали; ой, точно, мы же не Вконтакте!).

— Извините! — в голос откликнулись друзья.

* * *

А где-то наверху был Бог. Он управлял мирами и время от времени снился Саше. Никто из испытавших на себе переселение в другой мир больше не мог сомневаться в его существовании — разве что какой-нибудь из двух Валер еще не узнал до конца, что есть Бог и почему в него верят. А, пока в Него верили, Бог был.

Он не забывал человека, оказавшего ему величайшую из услуг, когда-либо оказанных с момента… с момента возникновения времени. Даже собственное создание всех этих вселенных Бог за «услугу» не почитал, потому что люди частенько бывали несчастны.

Зачем он создал эти миры? Как жил до этого? Он не знал ответов. Он смутно помнил сам процесс создания, а до этого — пустота. Как будто он был создан первым, чтобы создать все остальное. Это было непонятно, но, к счастью, задумываться над загадкой собственного появления на свет времени не было.

Он с новыми силами управлял мирами, не стремясь больше отдохнуть. Он терпел много миллиардов лет (о, гораздо больше, чем миллиардов, просто люди сильно занижали и Его возраст, и возраст их вселенных, и ему не хотелось думать о своем возрасте; в одной Вселенной, правда, было мнение, что Бог существовал столько, что это число не записать на бумаге и за тысячу лет, и за это время создавал примерно такое же невероятное число миров и цивилизаций, но было ли это мнение правдой, Богу не хотелось вспоминать), значит, теперь может протерпеть еще столько же. Будет ли тогда, кому его поддержать? Будет ли, на кого тратить силы?

Иногда, когда было время, он смотрел, как складывается судьба его «заместителя» (забавное земное словечко), и как она может сложиться потом. Он чувствовал, как Саша ценит свой воистину божественный опыт, видел, как зреет в Саше желание посетить другие миры, с удивлением обнаруживал его переживания, правильно ли он поступил, совершив «переселение душ» (здесь Богу стало стыдно: он же не объяснил толком, что можно и нужно делать).

Иногда Бог смотрел и на других людей, но по-настоящему его интересовал только этот земной подросток, вежливый, много размышляющий и постоянно комплексующий, каким-то образом ухитряющийся собрать вокруг себя немаленькое количество людей, недавно сменивших мир. И Богу хотелось чем-то помочь Саше.

* * *

Саше снился Бог… думающий о Саше. Он бы счел это бредом своего воображения, но уже привык, что с недавних пор воображение во сне отдыхает. Теперь оно выплескивалось наружу в дневное время странными рассказами и мечтами о приключениях.

В последнее время Саша сильно завидовал своему другу: Ваня побывал уже в двух мирах, а Саша так и не сподобился. Он понимал, что то, что с ним произошло летом, было гораздо необычнее, сознавал свою неблагодарность, но ничего не мог поделать.

После пробуждения в его мозгу почему-то отпечаталась фраза, которой во сне точно не было: «Если десяти дней тебе достаточно, дождись осенних каникул». И Саша почему-то понимал, что речь идет точно не о том, чтобы выспаться (а для него первая неделя ноября никакого другого смысла не имела).

Делиться откровением с Ваней почему-то не хотелось. Нет, Саша в последнее время почему-то очень сблизился с ним, просто это звучало бы, как хвастовство.

Сейчас была вторая половина сентября. Было еще больше месяца до назначенного — или примерещившегося? — срока. Но ставшая за последний год довольно частой гостьей (особенно по выходным) депрессия схлынула. Теперь Саша гадал, куда ему повезет попасть и как эти каникулы проведет обладатель тела.

* * *

Помимо Саши, Бога, Иванов, Артуров и Валер во Вселенной есть еще по крайней мере один попаданец. Кто это? Он перед вами, господа. Он сейчас это пишет. Да я это, короче.

Думаете, это обман? Вы правы. Вся эта книга — сплошной вымысел и мистификация. И весь жанр фантастики. И вообще литература как искусство. И вроде бы никого это не отталкивает. Поэтому в книге можно писать все, что угодно. В том числе о себе и даже об известных личностях, ныне живущих и уже покинувших сей бренный мир. Впрочем, по поводу ныне живущих лучше попридержать перо, а то они могут и обидеться. А о мертвых вообще ничего, кроме хорошего. Но я не собираюсь никого очернять, кроме себя любимой.

Почему я попаданец? В смысле, почему я так решила или откуда и куда переселялась? Давайте по порядку.

Я зачисляю себя в попаданцы, потому что уже упоминаюсь на первых страницах, а в этой книге в разные миры не путешествует только Бог. А уподоблять себя ему я хочу меньше всего.

Теперь о моем попаданстве. Сейчас я живу на планете Земля, в 2012 году (ну, может быть, уже 2013-й настал, не знаю, сколько я это буду писать и когда вы это прочитаете). Раньше — о, чего только не было. Но раз уж по сюжету попадать в другие эпохи того же мира попаданцы не могут, этот период моей жизни мы пропустим.

Раньше я жила во вселенной, идеальной для дискуссий на любые темы. В ней мнение человека по какому-либо вопросу, при необходимости изменяясь, всегда противоположно мнению его собеседника. «А если человеку не с кем дискутировать? — спросите вы. — У него же должно быть какое-то мнение!» А если человеку не повезло остаться одному и о чем-то задуматься, он начинает взвешивать аргументы в пользу разных точек зрения, но так и не придет к компромиссу сам с собой, и вынужден поскорее найти себе собеседника и обсудить с ним эту тему. Если человеку долгое время не с кем общаться, он меняет мир. А привычка менять мнение остается.

Пришельцев из того мира немало и здесь. Это те, которые на критику начинают взъедаться и доказывать, что лучше всех, а на похвалу тут же впадают в показательное самоуничижение. Это те, которые в Интернете спорят со всеми и провоцируют дискуссии в сотни комментариев. Это, наконец, те, которые со всеми соглашаются. Но эти последние ухитрились сменить стиль поведения, в чем я лично им завидую.

Да, таких людей очень много. Но ведь попаданцы повсюду, вы помните это?

Да, вводить себя в виде второстепенного героя — по меньшей мере странно, и я постараюсь больше о себе не говорить. Может быть, вам еще попадутся персонажи из моего старого мира, тогда мне не надо будет тратить время на описание места, из которого они вышли.

* * *

Ивана с Артуром постигло несчастье: их на месяц «забанили» (выражаясь приземленными земными терминами) в ВТП, удалив все записи и едва не обнулив все начисления (пригрозили этим на случай повторения). За что? За все хорошее.

Я уже упоминала, что у них был план по взлому кода своего мира. Артур, с малолетства, как, опять же, уже упоминалось, программировавший свою реальность, подсказал средства для осуществления задумки.

К сожалению, единственным подобием родной виртуальности в этом мире было ВТП, а над его защитой трудились люди не ниже Артура умениями, поэтому двух незадачливых хакеров ждал грандиозный облом.

— Эх ты, мечтатель! — ругался Артур. — Меня же с работы могли вытурить из-за тебя!

— Разве не твоя была идея? — отвечал Иван. — Я, блин, только-только кое-какую популярность завоевал, а теперь все с нуля.

В общем, светлая мечта оказалась просто очередным лекарством от скуки, и «против системы», как у нас все любят, ходить не стали. За месяц друзья успели вдрызг разругаться (см. предыдущий абзац), помириться, совместно разработать план тотальной реконструкции ВТП «под себя» (которому, кстати, так и не суждено было осуществиться) и немного друг в друге разочароваться. Потом ВТП снова открыло свои двери для них, Иван снова «залил» туда все свои книги, Артур вернулся на работу, и они пару недель не виделись.

* * *

Ваня грустно подумал, что его двойник все тот же, что и был. Не идеал, не подарок — нетерпимый, колючий, не выносящий долгой дружбы с одним человеком, отлично все это сознающий и постоянно страдающий сознанием собственной никчемности. Нынешний Ваня считал себя другим — ведь дружили же они с Сашей по-настоящему! Но нет-нет, да и слетали с языка Ванины матерные конструкции, или хотелось поспорить с собеседником без видимых причин, или хотелось перебить человека на середине монолога из-за мелкой фактической ошибки. Люди не меняются, даже если из них вынуть душу и заменить на другую. Да и душа-то эта — двойник предыдущей, так что все закономерно.

В такие минуты самокопания Ваня искренне жалел Сашу: как он его, такого, терпит? Да еще и не жалуется! Сашу он об этом не спрашивал — незачем. Сорвется, значит, сорвется.

Да, всего пара-тройка недель прошла, а Ваня уже думал, что всегда так жил. Иногда он, забываясь, полностью отождествлял себя со своим двойником. Шкура приросла намертво. Ну и хорошо.

* * *

Иван писал то, чего в этом мире не знали — любовный роман. То есть, скорее, роман о любви — своей, естественно, потому что убедительно выдумывать слишком сложно даже для зрелого человека, не говоря уже о пятнадцатилетнем, пусть и «умном не по годам» (хотя нет, это про Сашу так писали его подписчики), подростке. Поэтому он писал о том, что пережил сам, сменив имена.

Как и всякий подросток, он уже не один и не два раза успел влюбиться. Если считать точно, то три-четыре (потому что он не был уверен, что считать влюбленностью).

В первый раз — по крайней мере, первый раз, когда он осознал, что с ним происходит — ему было двенадцать. Это было еще в старой школе.

Он с первого класса входил в компанию из трех-четырех человек и имел еще одного друга, а больше особо ни с кем не общался. Компания и друг были категорически против существования друг друга, поэтому компания постоянно подбивала Ваню оскорблять Женю (так звали друга). Женя терпел, терпел, а потом, классе в пятом, не выдержал. Отсел от Вани и отказался мириться, а вскоре и школу сменил.

С компанией Ваня рассорился еще через полгода на почве несовпадения музыкальных вкусов и своей недостаточной крутизны. В классе почти все слушали рэп и эстраду, а Ваня не любил эту музыку, а другой еще не знал. Его часто этим подкалывали, и однажды он не выдержал и сказал приятелям, что рэп отупляет мозг, и это видно по ним. Это были не то его собственные мысли, не то мысли его родителей. Понятно, приятелям не понравилось, поэтому Ваня был дружно послан на некоторое количество букв (вроде бы, ему процитировали какую-то матерную строчку из рэпа, но Ваня не интересовался, откуда была цитата) и остался совершенно один, если не считать родителей и пары друзей со двора.

Вскоре после такого плачевного события в класс пришла новая девочка. Наташа, вроде бы. Ее посадили к Ване, как к единственному, кто сидел один, да еще и отличнику.

Они не очень общались, только иногда обсуждали решение задач, а на переменах Наташа сидела и слушала музыку. Не рэп и не попсу. Однажды она дала Ване наушник, и Ваня согласился. Так он впервые услышал группу ДДТ.

А потом из школы ушли остатки хороших учителей, и Ваня начал слезно молить родителей, чтобы его отсюда забрали. И, уже приняв решение об уходе, Ваня понял, что ему будет очень не хватать общества Наташи.

Последние два месяца учебы он все пытался выбрать момент и попросить у Наташи номер телефона, или адрес почты, или еще что-нибудь, чтобы не терять друг друга. Так и не набрался смелости. И мучился все лето.

Потом была новая школа, новые товарищи, включая Сашу и еще нескольких интересных собеседников, часть из которых уже давно отсеялась жизнью. Было несколько несчастных влюбленностей в одноклассниц, один раз он даже набрался смелости и написал одной из них Вконтакте о своих чувствах. У них и раньше была переписка, но ответа именно на это сообщение он не дождался. Через несколько дней он плюнул и продолжил прежнее общение о музыке и взглядах на жизнь. И уже больше не решался напомнить ей о том сообщении. А потом еще раз влюбился.

В этот раз все было несколько иначе: они оба писали стихи и иногда ими обменивались, получая в ответ похвалу или конструктивную критику. Так что, не будучи в состоянии выносить неизвестность, Ваня написал стих о своих чувствах и послал ей. В ответ пришла благодарность и похвала стиху… и больше ничего. Ваня тогда долго страдал, желая, с одной стороны, добиться ясности, с другой стороны, совсем не желая обидеть ее. Потом начал понемногу «отходить» от этого, а потом — потом он попал в другой мир. Где стал Иваном и нагло пользовался своим жизненным опытом в качестве материала для книг.

С тех пор, как они с Артуром ломали ВТП, прошло несколько месяцев (видимо, время в разных мирах течет все же по-разному). Иван успел восстановить свою популярность, Артур реабилитировал свою репутацию. Общались они не очень часто, не очень хотелось. Они уже почти исчерпали темы для разговоров, поделились всеми сокровенными мыслями о жизни, и теперь Ваня начинал жалеть, что так много «своего, личного» поверил другу. Такое ощущение у него появлялось каждый раз после довольно долгой и крепкой дружбы, как только она начинала ему приедаться. Он жалел, что не способен заводить друзей на всю жизнь, как другие, и не пресыщаться. Был шанс, что это можно списать на возраст (хотя ему нынешнему телу было, по земным меркам, под тридцать, а, судя по его привычкам и законам этого мира, жить предстояло еще не один век), и со временем все наладится. Дай то Бог.

* * *

Ваня шел в школу. До каникул осталось меньше месяца, и, хотя год только начался, учителя уже призывали класс браться за ум. Впрочем, никто особо не спешил.

Ваня усмехнулся про себя, вспоминая, какая свистопляска обычно начиналась, когда до выставления оценок оставалась пара дней. Вот тогда его «родной и любимый» класс начинал бегать по учителям с просьбами, приставать к отличникам, чтобы списать задание, ругать не давших исправить двойки учителей плохими словами… Смешно, безусловно, только вот учителей жалко. А еще Ваня-Иван верил в отрицательную энергию, образующуюся, если оскорбить человека: в его мире эта энергия работала напрямую, удлиняя жизнь выпустившему ее наружу, и было бы глупо думать, что ее нет в этом мире. Как-никак, Бог везде один.

— Привет, Саша!

— Привет, Ваня! — По мере приближения каникул Саша становился все более нетерпеливым и радостным, и вряд ли это было вызвано желанием отдохнуть, как у других, ведь Ваня прекрасно помнил, как Саша любит учиться. Может быть, конечно, его радует почему-то резко возросшая активность подписчиков его блога, но что-то подсказывало, что не все так просто.

— Слава Богу, что черчение отменили, — чуть не сказал Ваня, поспешно поменяв начало фразы на «хорошо». Бога поминать лишний раз не надо. — А то бы не видать мне моих пятерок.

— Ага, — рассеянно сказал Саша. — Хорошо. Еще бы географию с ОБЖ отменить, вообще жизнь малиной будет.

— Саш, ты последнее время какой-то… радостный очень, — не сдержался Ваня. — Что-то случилось?

— Все тебе расскажи, — добродушно огрызнулся Саша, но потом одернул себя и признался: — Мне приснилось, что Бог обещал мне на каникулы переселение в другой мир.

На первый взгляд, конечно, звучало бредово, но в последнее время Ванина картина мира значительно поменялась, поэтому он сказал только:

— Ничего себе! А что за мир будет, еще не знаешь? И куда полетит владелец тела?

— Сам над этим думаю уже пару недель, — признался Саша. Заговорили о другом. И Саше почему-то думалось: интересно, а Ваня завидует или вполне доволен тем, что попал в этот мир?

* * *

Ваня завидовал. Ваня сильно завидовал. Он понимал, что не должен завидовать, что Саша это более чем заслужил, а сам он должен быть благодарен за то, что его переместили в другой мир по первому желанию, но все же завидовал. Такой уж у него был характер.

Теперь через две с лишним недели Саша будет путешествовать по другим мирам, а Ваня будет спать, сидеть за компьютером и скучать по школе? Нечестно. Попытаться, что ли, попросить Бога о том же для себя? Но он же не заслужил этого ничем, да и кто сказал, что Бог услышит? Что у Бога будет время и лишние оболочки в интересных мирах? Да кто он, вообще, такой, чтобы прочить Бога о чем-то?

Но, с другой стороны, ведь это же очень распространено — просить Бога о каких-то благах. Даже роптать на Бога, если что-то не так — нормально. Ну, то есть ненормально, но встречается повсеместно. И Бог уже миллиарды лет правит мирами и пока что держится, значит, выдержит и еще одну просьбу. Или все же не надо?

Бог все услышал, и одним утром у Вани в мозгах отпечаталось, что его желание будет исполнено. «Прости, Господи!» — только и подумал Ваня. Ему было стыдно.

* * *

Бог все так же сидел и управлял мирами. Он видел терзания Вани и снисходительно улыбался. Он все понимал.

С одной стороны, исполнить его желание — значит потакать ему и испортить его характер. С другой стороны, когда это неисполненное желание развивало характер? Лишения могут его развить, да. Если не убьют и не сломают человека. А неисполненное желание либо забывается со временем, либо перерастает в одержимость и тогда пиши пропало. А желание посетить другие миры вряд ли забудется, если уж человеку не повезло узнать, что эти миры существуют и что в них можно попасть.

Поэтому Бог решил исполнить Ванино желание, и теперь любовался на его терзания. Впрочем, делал он это совсем недолго, потому что жители других вселенных тоже постоянно требовали внимания: требовали средств к существованию, взывали к справедливости (не всегда высшей, иногда это было просто поведение обиженного ребенка), хотели исчезнуть из мира и — тоже! — хотели «на экскурсию» в другие миры. «Сколько же попаданцев развелось! — подумал Бог, мысленно составляя графики, кто, куда и когда переместится. — Ведь откуда же еще люди наверняка узнают о существовании других вселенных, если не от этих болтливых существ. Надо бы отбирать у них память. Хотя это неправильно, потому что тогда они не освоятся в новом мире или пресытятся и им». Трудно быть Богом.

* * *

Утро, когда Ваня получил «сообщение» от Бога, было воскресным. Проснулся Ваня рано, и делать было откровенно нечего. Гулять не хотелось: за окном было сыро и промозгло. Читать в очередной раз было нечего, потому что последнее время вместо литературы с большой буквы попадалось нечто с маленькой буквы «г» (гадость, конечно, а вы что подумали?). Общаться в сети было не с кем — Ваня был единственным, кто по воскресеньям не спал до полудня. А, может быть, и хорошо, что Саша еще не проснулся, потому что он наверняка видел сон про Бога и знает о том, какая же Ваня сволочь (да, Ваня долго корил себя за невоздержанность в желаниях).

Чтобы немного отвлечься, Ваня зарегистрировался в какой-то онлайн-игре (не то Скайрим, не то «Герои меча и магии», не то еще что; я ни разу ни во что такое не играла, и это серьезный пробел в моем образовании) и начал играть. Выполнял задания, проходил квесты, зарабатывал опыт. Любовался графикой и хитрыми кодами (прежний Ваня потому и не любил игры, что начинал думать, какой алгоритм где использован), общался с другими игроками и игровыми персонажами и вдруг поймал себя на мысли: интересно, а есть ли такой мир, где люди — это персонажи компьютерных игр и где ими кто-то управляет?

Эта мысль была не нова для него. Еще старый Ваня как-то раз написал рассказ про персонажа мобильной игры “Cut the rope” (имеется в виду жаба, которая в конце уровня съедает леденец), которому надоела его работа. По этому рассказу, жаба просыпалась утром, наедалась активированного угля, чтобы живот меньше болел, и шла исполнять цель своей жизни — играть. Надо было восемь часов в день сидеть на одном месте, иногда переходя на другую площадку, и открывать рот, когда леденец достигал цели, при этом изображая зверский аппетит. И так каждый день, пока людям, наконец, не надоест эта игра. Одно хорошо: игры долго не живут, их быстро забывают.

Рассказ был написан несколько лет назад, когда эта игра только появилась и заразила половину Ваниных одноклассников (ту, что с «яблочками»). Ваня сам прошел только пару уровней на чьем-то айфоне, потом ему надоело. “Temple run” ему нравился куда больше: там был «драйв», эта игра действительно затягивала. А резать веревочки и менять вовремя гравитацию было довольно скучно.

В те времена Ваня рассматривал идею с жизнью персонажей игр скорее как идею для рассказа. Теперь, узнав о существовании множества миров, многие из которых вполне соответствуют нашим о них представлениям о них, Ваня снова задумался об этом: а вдруг правда?

* * *

Три птицы поспешно глотали обезболивающее. Сегодня их опять будут гонять под разными углами, думая, что их головы достаточно прочны для того, чтобы сшибить стенку. Нет, конечно, им выдавались шлемы, а сбиваемые ими кубики были мягкими и упругими, но эти криворукие игроки опять будут мазать по цели, роняя бедных птичек всеми возможными местами во все возможные точки, так что без синяков не обойтись.

Поодаль разминались рослые спортсмены из “Temple run”. Им предстояло пробежать многие километры, все время прыгая и подлезая. Если они плохо разомнутся, наутро будут болеть ноги, обезьяны будут все время их догонять, и игрок, разочаровавшись, выйдет из игры. А это для бегунов означает лишь одно — небытие.

Рядышком нервно прыгал (привычка, что поделаешь) зеленый Doodler. Кто не играл в “Doodle jump”! Кто не гонял этого смешного уродца по дощечкам разных цветов, не особо удивляясь, как он через них проходит! А между тем каждая доска, на которую вам удалось взобраться — головная боль для вашего любимого персонажа.

Крыса из «Ледникового периода» грызла любимые тыквенные семечки. Они были куда вкуснее ненавистных желудей, которые приходилось постоянно есть, а еще в них содержались калории, так нужные в холодном снежном пространстве уровней.

Переливался и менял цвет шарик из «Mercury Meltdown». Он стремился насладиться каждым мгновением своей целостности, когда его не разбивали на части и не выталкивали в черноту. Эти за. оты никогда не укладываются во время уровня, поэтому гоняют его снова и снова.

Существовали ли все эти персонажи в одном из миров? Как знать. Говорят, что все, что придумано людьми, в той или иной степени реально. Говорят также, что все, что мы придумываем, уже существовало. Правду ли говорят? Ну, «опыт веков» все же имеет смысл.

* * *

Ваня удивился: когда он успел заснуть? У него просто устали глаза от игры, и он лег на диван, зажмурившись, чтобы дать им отдых. Но ему приснился очень странный сон (читай выше). А поскольку с недавних пор просто «бреда» ему не снилось, это наводило на размышления.

Эта мысль породила следующую: а снился ли ему бред раньше? Миров ведь очень много, значит, в каком-нибудь из них можно найти и его сны. Вопрос только в том, были ли они там до этого и являлись к Ване в голову как отражения прошедших событий, или же существовали вселенные, где чужие сны осуществлялись? Или «и то, и то правда», как любил говорить один персонаж «Бесконечной истории» Михаэля Энде, книги, которую мы с Ваней любили в детстве.

Времени — половина двенадцатого. А сон-то был длинный. За окном вроде бы не лило, Саша еще не проснулся, а голова как раз начинала болеть от нахождения в помещении. Надо пойти погулять.

* * *

В виртуальном пространстве, которое покинул прежний Артур, начинался кризис перенаселения. Поскольку «виртуличности», как их теперь называли, активно размножались и появлялись на свет уже взрослыми, им банально не хватало места в памяти компьютеров. Да, компьютеров было много, а памяти «древние люди» наставили максимум возможного, но всему есть предел. Поэтому, прежде чем размножаться, люди были вынуждены провести операцию по чистке пространства от ненужной информации. Во избежание уничтожения ценных произведений, удаление каждого файла должно было предваряться логическим обоснованием этих действий модераторам (правительству). Требования у модераторов были строгие, а виртуличности хотели детей, поэтому получил распространение лозунг: «Покончи с собой — дай жить другим». Те, кто его распространил, никогда ему не следовали, но всегда находились другие, которые уже много прожили, или чувствовали себя бесполезными, или просто чувствовали угрызения совести, что из-за них кто-то не может жить. Так что из виртуальности уходили наиболее сознательные люди, а оставались молодые, жаждущие жить охотники за информацией. Хорошо это было или плохо, решать мог только Бог. А Бог просто не мог за всем уследить. Или не был против (есть же у личности право жить или не жить по собственному желанию).

* * *

Автор сидела перед экраном компьютера. Она дала себе слово, что на сей раз напишет что-нибудь гораздо более крупное по размерам и достойное по содержанию, чем получалось в прошлые разы. Нет, до конца еще было далеко, но вера в себя уже потихоньку начала пропадать. Герои получались либо неубедительные, либо в значительной мере списанные со знакомых, а еще их было слишком много. Те герои, которые были реальны, слишком много думали и слишком плохо умели шутить. Бог получился каким-то… нет, с Богом, вроде бы, все нормально, но святотатство все равно имеет место. Фантазия начала немного сдавать, а большая часть работы была еще впереди.

Автор глубоко вздохнула, открыла текстовый файл со своим последним произведением, пролистала до конца и остановилась. О чем дальше написать? Ответ никак не приходил.

А, ну точно. Как же она могла забыть? Пальцы быстро-быстро забегали по клавишам.

* * *

Мы давно ничего не писали про двух Валер. Валера-земной, поскольку был раньше существом недоразвитым, сейчас для своих девятнадцати производил впечатление «троллящей школоты» (пардон за язык Сети, но именно такими словами его обзывали на половину комментариев). Вдобавок, в половине мест «контакта» его уже знали и занесли в черный список. Большинство людей, у которых хватает самомнения (не обижайтесь только: у меня у самой блог, так что коллег по перу я обидеть не хочу) стать блоггером, на критику, пусть и конструктивную, отвечают: «А ты что здесь забыл, если тебе что-то не нравится? Есть множество других пабликов, на худой конец, свой создай. Это — мои мысли, и я могу быть не идеальным. Ты, если не согласен, просто не заходи сюда. Зачем пытаться переубедить весь мир? Ты не идеален, я не идеален, никто не идеален. Я не буду менять образ мыслей из-за какого-то совершенно незнакомого человека» (на самом деле, они отвечают гораздо короче и более емко, но это — книга, поэтому здесь не место выражениям, которые с такой легкостью появляются в Сети).

Валера давно забыл, что значит нормальный сон, потому что у него была весьма распространенная среди нас острая форма интернет-зависимости. Он дремал на лекциях, не читал дома учебной литературы, не готовился к предстоящим экзаменам (знал, что найдется, у кого списать, как и раньше). Он уже не смотрел на мир глазами ребенка, которому все ново и интересно. Он превратился в злобного на весь мир, забитого человека, который спори ради спора и наслаждается, если собеседники попадутся оригинальные и начнут приводить аргументы или как-то по-новому ругаться.

Свой блог он давно забросил, потому что сил не было что-то придумывать достаточно часто. Переписки с друзьями глохли на корню, потому что после обмена душами они стали очень разными. Так что большую часть времени Валера просто сидел и читал новостную ленту.

«Привет, современный Илья Ильич!» — эта строчка завершала рассказ о подобном человеке в блоге «Неправильные стихи». В точку. Обломов был страшно ленив, но у него было удивительной чистоты сердце, к которому не приставала никакая фальшь (цитирую почти дословно). Валера тоже раньше был в сущности ребенком, мечтателем. Он и сейчас писал свои едкие комментарии в детской надежде исправить мир словами. У него не получалось. И у меня когда-то не получилось. Не надо отчаиваться, пишите дальше, когда-нибудь вы всех достанете и достигнете цели. Только не надо писать, что вам не нравится жить в России, а то получите излишне эмоциональный комментарий от меня. Страна «разваливается», как минимум, со времен Пушкина. С тех пор власть менялась, как минимум, дважды (я посчитала революцию и распад СССР), а нравы, как говорит Воланд и поет за ним КиШ, те же. Но страна стоит и будет стоять. А я увлеклась своей с малолетства любимой темой. А думала, давно переросла тот возраст.

* * *

Кроме земного Валеры, был еще Валера из первобытного общества. То есть, тот Валера, который раньше жил в нашем бренном мире, а потом переселился в другую, кстати, не менее бренную, вселенную. И был этим доволен… вроде бы.

Действительно, в новом мире не надо было рано вставать и учиться, не надо было думать о том, что скоро придется зарабатывать деньги, не надо было сидеть Вконтакте (как и многих из нас, Валеру эта зависимость порядочно достала), не надо было выражать свое несогласие с мнением авторов блогов (а несогласие было, да еще какое, и попробуй, удержи его в себе). Надо было, правда, добывать себе пропитание, но это-то как раз было несложно: в этом мире росло очень много разных съедобных ягод, а при желании можно было легко поймать и поджарить какую-нибудь зверушку, павшую когда-то давно жертвой гибридизации.

Валера, как привык еще в том мире, много гулял по лесам, полям и остаткам дорог. Часами блуждал по развалинам зданий (была, была цивилизация!), наблюдал за животными, купался, валялся на траве. Он любил природу. Он вообще был склонен все любить: природу, людей, занятия. Вот только окружающие не понимали, и пришлось ожесточиться, чтобы приспособиться к своему обществу и занять там более-менее прочное положение.

После нескольких месяцев в новом мире, где притворяться было совершенно не перед кем, потому что никто его бы не понял, приобретенная на Земле броня рассыпалась окончательно, и Валера снова научился радоваться жизни во всех ее проявлениях. Он не хотел возвращаться обратно (да и кто бы ему дал).

Однажды, когда он сидел на своем любимом бугорке и мечтал, от массы людей отделился один и направился к нему:

— Ты ведь Валера, да? — спросил он. — Я Ваня. Покажешь мне по быстрому этот мир, а то мне скоро обратно?

Ну, как тут отказать? Поскольку Валера превратился обратно в вежливого человека и приятного собеседника, он принялся рассказывать об этом мире все, что знал, не задавая вертевшегося на языке вопроса, кто такой этот Ваня и почему он тоже здесь.

* * *

Ваня с Сашей закончили четверть на одни пятерки, и в тот же вечер переместились в другие миры. Каждый, понятно, в свой — так интереснее. Они тут же узнали, что не будут особенно долго задерживаться в одном мире, максимум день-два, так что успеют за каникулы посетить пять-семь миров.

— День-два? — подумал Ваня. — Чувствую себя туристом.

— В разных мирах время течет по-разному, — успокоил его Саша за секунду до отбытия (они каким-то чудом оказались вместе). — Где-то ты весь мир обегать успеешь и воспоминаний на всю жизнь накопить, а где-то только по памятным местам пробежаться.

— До встречи, друг! — попрощался Ваня. Теперь у него не было причин завидовать Саше, поэтому их дружба вновь была искренней.

— До встречи! Потом расскажешь все.

Пара мгновений темноты и тишины, а потом — лес, горы на горизонте, много людей вокруг. Только они какие-то странные: голые, друг с другом не разговаривают. Дежа вю.

Ага, в сторонке сидит еще один человек с осмысленностью во взгляде. Все сходится.

— Ты ведь Валера, да? Я Ваня. Покажешь мне по быстрому этот мир, а то мне скоро обратно.

* * *

— Как там мой двойник? — спросил Валера.

Они сидели у костра и разговаривали. За прошедший день они успели вдоволь набродиться по лесу, налазаться по скалам, наслушаться певчих птиц (по непонятной причине в этом мире осталось то многоголосие лесных певцов, которое мне повезло услышать только на Валдае). Теперь были сумерки, воздух заметно посвежел, но, что очень порадовало бывалого туриста Ваню, комаров не было.

Валера оказался очень интересным собеседником. Начитанный, как и Ваня, программист, опять же как и Ваня, тоже не любитель тусовок и громкой музыки, тоже фанат «ДДТ» и тоже мечтатель. Правда, в последние пару лет он немного, как сам говорил, «повзрослел в плохом смысле»: рубил и отшучивался вместо разговоров о серьезных вещах, цинично высказывался для придания себе крутизны, растерял всех хороших друзей в пользу веселой компании. Но времени, проведенного вдали от людей, хватило, чтобы налет обратной стороны медали цивилизации (тоже его выражение: речь Валеры вообще была цветистой) спал и Валера научился ценить хороших собеседников.

— Твой двойник? — Ваня чуть не прослушал вопрос, задумавшись. — Насколько я его понял, сначала он мечтал сделать мир лучше, а потом разочаровался и пополнил ряды тех, кто портит другим настроение бессмысленными спорами.

— Жаль, — только и сказал Валера. Хотя кого было жалеть? Друзей у него и так не было, а двойник… Это был его выбор. Грустно, но это так. Может быть, он это перерастет, как положено перерастать этот период подросткам. Может быть, найдет себе друзей, которые помогут ему снова стать лучше. Валера надеялся на это. «Удачи тебе, двойник!» — думал он иногда.

Они еще немного посидели у костра и попели любимые песни, а потом Ваня растворился в воздухе, успев только попрощаться и немножко жалея, что теряет такого хорошего человека.

«Можно было бы, конечно, попробовать похимичить с программированием и научиться поддерживать связь, — думал Валера, глядя в ту точку, где исчез вестник с Земли. — Я даже почти знаю как. Но зачем? Сколько раз случайно встречал людей, которые идеально подходили мне по интересам и характеру, сколько раз мы договаривались переписываться, думая, что нашли себе еще одного настоящего друга, а потом переписка засыхала в самом начале, потому что говорить было и не о чем».

Ваня думал бы то же самое, но его мыслями владели играющие там строки песни:

«Родина! Еду я на Родину.

Все кричат — уродина,

А она нам нравится,

Хоть и не красавица.

К сволочи доверчива…»

Ваня не всегда полностью разбирал слова песен ДДТ (например, не мог понять, почему в «Что такое осень» корабли жгут, а не ждут) и далеко не всегда видел в них смысл, но ему действительно нравилась эта музыка, не столько даже из-за текста, сколько из-за музыки. Красивая она. Качественная, а не как сейчас многие пишут. И спокойная. Не вязнет в зубах потом, не надоедает. Поэтому именно с ДДТ началось знакомство Вани с неклассической музыкой, и к ним же он теперь потихоньку возвращался, переслушав не одну сотню групп самых разных жанров.

* * *

Когда темнота пропала, Ваня оказался в каком-то незнакомом по описаниям и очень грустном мире. Серые краски, низкие каменные потолки. Похоже, здесь люди (именно люди — Ваня осмотрел себя) живут в подземелье. Что их заставило так поступить?

Память тела дала ответ: уже много веков на поверхности Земли господствуют те, кто с самого начала был самостоятельнее людей — растения. Разумные. Мыслящие одним коллективным разумом, покоряющие все новые пространства и не конкурирующие друг с другом за еду. Выживали более приспособленные к свету и почве конкретного места. Остальные подвигались.

Но это уже не воспоминания его тела, а, скорее, непонятно почему (особенность этого мира?) проснувшаяся память съеденных им корней (остальное наверху, а там опасно) растений. Тело же рассказывало заученную историю о том, что много лет назад человечество вконец обнаглело и выпустило в мир убойную силу, которая чуть не прикончила планету (непонятно, атомная бомба то, магия или негативная энергия). В итоге человечество почти вымерло и растеряло свои знания, а растения неожиданно воспрянули и разрослись, тесня людей с поверхности земли. С тех пор люди жили под землей, умели только готовить корни растений, собирать воду и строить ходы, а свое былое могущество почитали за легенду. Хорошо хоть язык сохранился.

Грустная история. Ваня побывал уже в двух мирах (не считая тех, в которых жил), и в обоих уже произошел аналог ожидаемого нами Апокалипсиса. Что это — совпадение или намек Бога, что он не может спасти людей от их же ошибок? Выбирать первый вариант безответственнее, но проще. Выбирать второй вариант — значит мучиться мыслями, что можно изменить и можно ли вообще, а в итоге от осознания своих весьма ограниченных возможностей возжелать «достучаться до верхов» и уподобиться земному Валере. Обе перспективы не привлекали.

«Я обязательно что-то сделаю», — решил для себя Ваня и пошел общаться с местными жителями. Он ведь всего лишь турист и должен увидеть здесь как можно больше.

* * *

Куда же попал Саша? О, Саше не повезло попасть в мир, где Апокалипсис был в самом разгаре.

Здесь люди веками летали по небу и покоряли космос, изобретали транспорт и лекарства и ухитрились не повредить экологии. Но при этом этим людям (по крайней мере, последние лет пятьсот, потому что некоторые еще думали, что было время, когда люди были добрее) были чужды всякие добрые чувства к ближним, люди жили для себя и для продолжения рода. И все бы ничего, но люди винили друг друга в своих бедах и частенько бросали оскорбления. А негативная энергия, как начинают верить в нашем мире, существует и осаждается, по крайней мере, во Вселенной, куда занесло Сашу, в сердцах и на совести людей мертвым грузом. И люди, которые много оскорбляли других и которых самих много оскорбляли, черствели душой, угрюмели, а потом и вовсе умирали. Ну или начинали существование вообще без души. А такому именно что существованию не позавидуешь. Тему «жить и существовать» наши философы и блоггеры успели разобрать от и до, так что вы все прекрасно поймете.

Саша попал в тело одной такой погибшей души. Он чувствовал безнадежность воспоминаний предшественника и просто не мог не попытаться что-нибудь исправить.

— Здравствуйте! Хорошего вам дня! — говорил он людям на улицах, доброжелательно улыбаясь. И люди конфузились, не зная, что ответить. К сожалению, некоторых начинало терзать раскаяние за их черствость, при этом душа только еще больше страдала, а иногда даже разрывалась на куски.

— Извините, можно вам помочь? — говорил Саша пожилым людям (в этом мире существовала реинкарнация, вот только душа не очищалась от прежней грязи), если видел их за каким-то занятием. Иногда ему в ответ грубили, но Саша не огорчался, потому что на его душе еще в нашем мире много осело, а здесь он мог чем-то помочь и заодно душу очистить.

Здесь «сутки» были не короче нашего месяца, поэтому, когда пришло время отбывать, Саша был собой доволен. Кое-кто уже по его примеру начал здоровался с окружающими, на некоторых лицах снова появились добрые улыбки. То, что сделал Саша, было каплей в море, но некоторые уже узнали, как приятно говорить и делать хорошее, и этот мир вполне можно было спасти. Такого ощущения собственной полезности у Саши не было с тех пор, как он обменял местами двух потенциальных самоубийц и увидел, как в них разгорается интерес к жизни. Даже теплое чувство, появлявшееся, когда подписчики блога писали ему сообщения с благодарностями за то, что он пишет для них и угадывает иногда их собственные мысли, было слабее.

«Интересно, куда занесет?» — подумал Саша, паря в темноте.

Как будто висящий в воздухе город, населенный такими же воздушными существами. Летающие по небу птицы невиданной красоты. Улыбающиеся друг другу люди, сидящие на них. Облака цвета предзакатного солнца. Теплый, мягкий, восхитительно пахнущий воздух. Кажется, здесь проблем не будет.

* * *

Еще через неделю Ваня и Саша снова встретились в своем мире. Они почему-то сидели у Саши. Видимо, их телами распоряжались другие туристы, но в памяти ничего тревожного не было.

— Рассказывай, — попросил Ваня.

— Нет, ты, — сказал Саша.

Ваня стал рассказывать. О Валере, о мире низвергнутых властелинов, о мире, где души витали в пустоте и ждали прощения (Долго же пришлось им доказывать, что Богу не до них, а в пустоте можно создать новый мир! По сути, Ваня сначала поступал примерно как Валера-земной, но потом образумился и взялся за дело, благо в том мире главным законом была сила мысли…), о мире, где жили люди, чьей главной целью было помогать друг другу (сами они старались жить в убожестве и отказывались от помощи; этих тоже пришлось немножко попереубеждать)… Много миров увидел Ваня, много он для себя понял. Он и сам, кажется, стал лучше. Спасибо Богу за такой поистине щедрый подарок.

— Теперь ты рассказывай! — попросил Ваня.

Саша тоже спас не один и не два мира, видел много миров, где закат уже миновал и наступала вечная ночь, понял, что проблемы в любом обществе одни. Даже в мире мифических героев были люди, которым надоел их мир, которые хотели бы управлять другими, которые не ценили близких людей. Хоть и сложно в это поверить, не бывает идеального общества. И не будет. Оба мальчика это поняли.

В тот день он долго сидели у Саши и рассуждали о том, что можно сделать, чтобы спасти Землю от надвигающегося потрясения. Сошлись на том, что с нынешними возможностями они мало что смогут сделать, а пока надо учиться, выбрасывать мусор, сажать деревья и быть вежливыми. И если уж вести блог, то стараться в нем убедить людей, что надо быть проще и добрее. И не учить, не призывать, а просто показывать, почему так лучше.

* * *

— Ну что, сделал задание на каникулы? — спросила Надежда Павловна.

— Да. — Хорошо, что он написал эту программу заранее, а то последние два дня было совсем не до этого. Ваня все больше пытался «причесать» свои мысли, вконец разбредшиеся после «экскурсии» по мирам, и придать им литературную форму. Иногда выходил рассказ, иногда стихотворение, иногда ничего, кроме набора предложений, которые потом приходилось переписывать заново, додумывать и превращать в полноценный текст. Теперь — ой, блин — готовые рассказы лежали в отдельной папке «Каникулы» на той же флэшке, что и домашнее задание. Только бы не заметила!

Нет, Ваня абсолютно доверял своей любимой учительнице, но ему всегда было сложно показывать себя с этой стороны перед людьми, которых он хорошо знал.

Урок шел по накатанной схеме: проверка задачи, разбор некоторых слабых мест, новая задача. Вдруг со стареньким, еще, наверно, прошлого века «Турбо Паскалем» (все продвинутые школьники его знают и, думаю, ненавидят) произошло весьма ожидаемое событие: он отказался работать. Точнее, считал данные и «схлопнулся», как выражался Ваня.

— Readln мою матрицу! — по старой привычке предшественника ругнулся он. — Спорим, программа здесь ни при чем! — Он был уверен в обратном, потому что такие «схлопы» происходили на некоторых программах с завидным постоянством, не исчезая, пока не перелопатишь всю программу и не укоротишь ее раз в пять.

— Ты ведь не принес вирусов на флэшке? — на всякий случай спросила Надежда Павловна.

— Да не должно бы… — протянул Ваня.

— Ясно, проверяем. — Прежде чем Ваня возразил, учительница запустила проверку и теперь с интересом читала названия файлов. Антивирус был медленным, поэтому папка «Каникулы» проверялась довольно долго. — Это все твои файлы? — Риторический вопрос.

— Да. — Ваня занервничал. Вдруг раскроет?

— А что там такое? Книги какие-то?

— Графомания, — вздохнул ученик.

Что такое графомания, Надежду Павловну уже кто-то просветил, поэтому она заинтересовалась:

— Твоя?

— Блин! — Ваня не сдержался и выдохнул «плохое слово».

— Ясно. Мне лучше не лезть? — Она все правильно поняла, но в Ване весьма некстати проснулся джентльмен:

— Ну почему же, если вам интересно, можете и почитать… — Тысячу раз нехорошее слово и двадцать пять подзатыльников по лбу.

— Ладно, ты пока алгоритм дорабатывай, а я все же суну нос. — Ваня сжал кулаки, потом разжал их и постарался погрузиться в работу, чтобы не гореть от стыда.

— Интересно… — сказала Надежда Павловна, прочитав пару рассказов. — Даже очень. Как-то… убедительно. И главное, ниоткуда не позаимствовано. Это что-то вроде научной фантастики?

— Наверно… — протянул Ваня. — Если я скажу, что это правда, вы все равно не поверите.

— Поверю, — неожиданно сказала учительница. — Ты что, тоже из попаданцев? — удивленно спросила она.

— А вы? — ответил вопросом на вопрос Ваня.

— Да, только давно очень это было. И я не думала, что встречу кого-то такого же, как я.

— Да я лично человека три знаю! — удивился Ваня. — Один из них, правда, в нашем мире никогда не был.

— Даже так? — заинтересовалась Надежда Павловна. — Расскажешь как-нибудь?

— Да хоть сейчас! — обрадовался Ваня.

В половине шестого ему позвонила мама и потребовала немедленно идти домой. Надежда Павловна предложила завтра после уроков встретиться снова и продолжить разговор.

— Только задачку доделай дома, — попросила она.

— Куда я денусь? — улыбнулся Ваня.

* * *

Надежда Павловна выросла на нашей «бренной» Земле (просто принято так говорить, хотя остальные миры не менее бренны), но другие миры ей тоже были знакомы не понаслышке. Хотя она не так уж и часто об этом рассказывала. Разве что дочке на ночь, когда она была совсем маленькой. Теперь дочке скоро двенадцать, а возраст самой Надежды Павловны близится к сорока, но они обе помнят те «сказки», которые по вечерам слушала маленькая Аня и которые были так непохожи на то, что обычно рассказывают детям родители и бабушки с дедушками.

Дело было давно, когда наше поколение еще и не думало рождаться, а самой Надежде Павловне (тогда еще просто Наде) было пятнадцать. Тогда, кажется, и Советский союз еще не распался, хотя перестройка шла полным ходом. Но я плохо знаю историю, особенно историю недавнюю, поэтому не буду рассказывать о том, что происходило в стране и мире, а сразу переключусь на приключения учительницы.

Надя (назовем ее так, хотя я и не люблю называть учителей иначе, чем по имени-отчеству; кое-кто, конечно, составляет исключение, но я сейчас не об этом) с детства любила мечтать, что когда-нибудь случится чудо, которое перевернет ее жизнь с ног на голову… или с головы на ноги, потому что ее не устраивала нормальная повседневная жизнь. Она много читала, писала стихи и хотела прославиться как великая писательница или певица. У нее были друзья, но она предпочитала проводить время одна. Она любила учиться, но частенько «витала в облаках».

Однажды, в пятнадцать с небольшим лет, Надя (мне совестно, право) возвращалась из школы под дождем. Школа была далеко от дома, но Надя презирала автобусы, поэтому шла пешком. Она любила, когда дождь стекает по лицу, не потому, почему его любят сейчас девочки-«ванильки», а просто так, в силу своей мечтательности. На сей раз любовь к дождю обернулась против нее, потому что девочка шла без зонта и промокла буквально до костей. Иммунитет у нее обычно был сильный, но в тот раз как-то наложилось много олимпиад, постоянные недосыпы и конец переходного возраста, поэтому к вечеру у Нади поднялась температура под сорок, и она недели две валялась в постели, почти не просыпаясь.

Родители вызывали врачей, сбивали температуру, давали пить, но вставать не давали. Да Наде и не особенно надо было, потому что она была «не здесь». В хорошем смысле.

Ее тоже, как Ваню с Сашей, носило по разным мирам. В некоторых люди были почти пещерными, в каких-то — опережали Землю развитием. Где-то господствовала технология, а где-то магия. Люди почти везде были людьми, но у них были совершенно разные представления о жизни, характеры и цели. Были люди счастливые, а были и такие, которые нуждались в помощи. Кое-кому Надя даже смогла ее оказать, а кому-то и не смогла, потому что в ее мире были такие же проблемы.

Когда она выздоровела, она подумала, что это все было бредом, вызванным высокой температурой. Только это все было как-то очень связно для простого бреда. Она пыталась рассказать об этом подругам, но среди них не было таких мечтательниц, как она, поэтому ее поднимали на смех, и ей приходилось спешно сворачивать разговор.

Через несколько лет, закончив школу и пойдя учиться на учителя информатики, Надежда Павловна познакомилась со своим будущим мужем. Они быстро подружились (бывает, бывает дружба между полами, хотя и может перерасти во что-то лучшее) и вскоре рассказали друг другу абсолютно все о своей жизни. Надежда Павловна однажды не утерпела и рассказала об этом своем «бреде», думая со страхом, что над ней посмеются и конец дружбе, но в ответ услышала… похожий рассказ.

Что уж там дальше происходило, не меня спрашивайте, но вот уже почти пятнадцать лет Надежда Павловна замужем за тем самым человеком, у них растет дочка, и они не так уж и часто вспоминают про свои сверхъестественные путешествия. Она уже было совсем перестала верить, что ей не приснилось, а муж свой рассказ не выдумал, когда вдруг узнала от Вани, что он такой же.

* * *

Бог в очередной раз удивлялся, как странно (и без всякой его наводки, честное слово!) порой пересекаются человеческие судьбы. Как стекаются друг к другу «попаданцы», сами не зная об этом. Как люди иногда приходят в какой-то мир как раз вовремя, чтобы спасти его от долгой и мучительной гибели. Как люди находят свою единственную любовь (говорят, что любовь от Бога; это так, но он создал ее не для «смысла жизни в самопожертвовании», а чтобы людям было легче и светлее жить).

Вот жили, казалось бы, два разных человека. Сидели за разными партами, или учились в разных школах, или были разного возраста, или вовсе жили в разных городах, странах или мирах. А потом каким-то совершенно случайным образом нашли друг друга (самый случайный способ — Интернет) и сдружились так, что и жизни друг без друга представить себе не могут. И благодарят Бога за тот набор случайностей, который им помог. А Бог смотрит и понимает, что он ничего из этого и не делал. Не он уговаривал Ваниных родителей выбрать эту школу — это делал сам Ваня. Не он в ответе за увлечение Вани информатикой — это Ванин дед-физик и сама Надежда Павловна. Не он, наконец, поменял местами двух Вань — даже это сделал Саша.

«Пути Господни неисповедимы», — говорят люди. «Пути людей рандомны», — употребил Бог емкое англо-русское словечко из лексикона русских геймеров. Да, он не брезговал человеческим языком, изобретениями, даже внешность имел, ими придуманную. Потому что Бог может быть несравненно мудрее и могущественнее, но людей во всех мирах столько, что качеству не победить количества. Да и зачем Богу перед кем-то оправдываться за свой вид и речь? Тем более, не настоящему Богу, а тому, что рождается из-под моих пальцев.

* * *

Саша помотал головой, отгоняя странный сон. Слишком уж он был… да, странным. Богохульным. Неправильным. Но он, похоже, был правдой. Потому что иного с недавних пор было не дано.

— Блин! — сказал Саша, потому что поминать Бога с недавних пор не любил. — Как странно и запутанно все на этой Земле!

Он был не первым, кто сказал это. Мир — вообще штука странная, хотя мы и живем здесь миллионами лет. Мы ведь не знаем, ни как космос может быть бесконечным, ни кто создал Бога, ни границу наших возможных открытий и познаний. Логика может быть только в произведениях хороших писателей, которые не задумываются, «доводя все до абсурда». На самом деле, доведение до абсурда, как Саша понял в самом начале ведения блога, есть всего лишь один из способов поиска правды. И если при таком доведении закономерность рушится, а факт становится неверным, значит, все наши познания — просто воздушные замки на теле «ноосферы» (красивая аллегория, Саша сам придумал). Но что тогда — истинные знания? Что вообще истинно? Таблица умножения? Но как ее доказывать, кроме как кучками орехов или чем-то в этом роде (видимость обманчива!)?

Чтобы разобрать мусор в своей голове, а точнее, чтобы перестать воспринимать это все так серьезно, Саша решил написать рассказ:

«Жили-были люди, — его любимое начало. — Они охотились, собирали ягоды и жили. Научились объясняться друг с другом, потом решили проблему с едой и жизнью и от безделья начали думать о вещах абстрактных. — Еще одна любимая фигура. — Например, изобрели счет. Придумали цифры, а потом стали придумывать, что с ними делать.

Считать окружающие предметы было просто. Убирать часть и считать, сколько осталось — тоже. А дальше что?

— Эврика! — подумал один изобретатель, проснувшись поутру.

Он взял свою любимую кучку орехов и стал делить ее на одинаковые кучки по два ореха. Потом сложил вместе две, три, четыре кучки — ну, так и есть. Действительно, вместе получается ровно столько же, сколько было в двух, трех, четырех кучках до этого. Эврика.

Вы, может быть, посмеетесь? Что ж, когда-нибудь и над нами посмеются!»

Последний абзац характеризовал Сашу в полной мере. Если он что-нибудь писал, то, привычный к блоггерству, оправдывал каждую высказанную новую и не новую мысль либо цитатами, либо «свободой авторского воображения». Он сам себя за это временами ненавидел, но себя, как вам, думаю, известно, переучить очень сложно.

Однако привычные мысли о собственной слабости уже успели вытеснить предыдущие размышления о «понятном и непонятном, абсолютном и относительном, истинном и ложном» (еще одно Сашино выражение), значит, можно было идти в школу.

Во дворе уже ждал Ваня.

— Рассказывай! — начал разговор Саша. — Что так поразило Бога вчера днем, что мне ночью всякая святотатственная ересь снилась?

— Да ничего особенного вроде, — задумался Ваня. — Не мог же он так удивиться тому, что Надежда Павловна — тоже попаданец?

Саша так и подскочил:

— М-да, я слышал фразу, что мир тесен, но чтобы настолько?! При том, что миров-то жуткое количество! — Оно оборвал свои, кажется, опять начинающиеся размышления не о том: — Рассказывай. Все рассказывай.

И Ваня рассказал. В итоге они чуть в школу не опоздали, обсуждая невероятные совпадения, еще более невероятного, но реального Бога и зыбкость всей науки о вероятностях. Размышления загнать поглубже не удалось, пришлось высказывать их вслух.

— Саш! — с укором сказал Ваня под конец, — теперь и у меня в голове роятся мысли о том, что мы ни черта не знаем. И это очень плохо сказывается на моей картине будущего.

— Извини! — ответил Саша. — У меня у самого в голове творятся события, напрямую предшествующие Большому взрыву.

— Ты все время изви… — Ваня запнулся. — Теперь я начинаю думать, может ли в твоей голове создаться новый мир…

— … или он уже там. Ага, — печально продолжил Саша. — И как это отразится на моей голове, Земле и Боге. И будет ли этим миром управлять тот Бог, что сверху, или все же я. И сколько еще таких Богов, и сколькими вселенным они управляют. И кто управляет ими. И…

— Саша!!! — Ваня заткнул ему рот рукой. — Давай включим какую-нибудь навязчивую песню, чтобы она занимала все наши мозги и не давала прохода мыслям.

— Прекрасная идея! Ты знаешь какие-нибудь? Я только “What if God was one of us” могу вспомнить.

— Очень смешно, — огрызнулся Ваня. — Уж по промыванию мозгов музыкой я точно специалист. — Он включил песню. — Какой у нас там урок?

— Физика… — протянул Саша с непередаваемой интонацией. — Не буду с училкой дискутировать о смысле жизни.

— Она подумает, ты заболел, — прыснул Ваня.

— Все так и есть, — вздохнул Саша. — У меня СРГМ — Сверхинтенсивная Работа Головного Мозга.

— Хреново, — согласился Ваня. — И это, увы, заразно.

Предыдущая песня закончилась, и заиграл трек рэп-группы «Убитое Искусство» под названием «Исповедь», представляющий собой обращение запутавшегося в жизни человека к Богу. «В тему, блин!», как сказал бы кое-кто из Ваниных бывших друзей.

* * *

Не только Ване с Сашей снились их двойники (да, Саша вполне мог, хоть и не осмеливался, называть Бога своим двойником, потому что они на все лето менялись шкурами). Иван тоже наблюдал за путешествиями Вани, слышал его разговоры с Сашей и Надеждой Павловной, даже про отношения с Богом знал. И записывал. И однажды понял, что записей набралось на новую книгу.

Опубликовать в ВТП — дело минутное. Иван, будучи уже довольно популярным писателем, не успел даже разобраться, что бы он хотел почитать (ведь читают в этом мире очень быстро, смотри одну из первых глав про Ивана), как появился первый комментарий. Иван прочитал его и выпал в осадок. Текст гласил:

«Да, нас, попаданцев, конечно, не сто процентов населения, но это не повод всем из них описывать свои приключения. Слетай в какой-нибудь другой мир и наберись опыта там, а Россию оставь в покое, читать уже тошно».

Пообщаться, что ли, с другом-попаданцем? Пусть поделится своим опытом, новый мир посоветует…

Иван нажал на нужную кнопку и удивился еще сильнее, чем от текста комментария:

— А я тебя во сне видел… То есть, не совсем во сне. В смысле… Ты Валера, да?

* * *

Это действительно был Валера, причем тот, что недавно поселился на Земле. Немногие попаданцы хотят сменить глобальное «место жительства» еще раз, но Валера был именно таким. Почему же? Давайте вспомним, чего он достиг на Земле.

Он совсем забросил учебу, отрастил на ранимой душе защитную броню, позволяющую отвечать на оскорбление оскорблением, озлобился, мало спал, все больше пресыщался жизнью. Знакомо, знакомо. В конце концов он поменялся местами с каким-то «продвинутым» магом, у которого не получилось устроиться на работу в ВТП, что и повергло сего последнего в пучину мизантропии. Сейчас оный вышеупомянутый продвинутый попал в среду, где не то нехватка, не то перепроизводство программистов, так что неизвестно, как сложится его судьба. «Удачи!» — язвительно пожелал тому Валера, едва поняв, что произошло.

И вот, не успев освоиться в новом мире, Валера получил привет с ненавистной Земли: роман бумагомараки по имени Иван. Озлобленность рассосаться еще не успела, поэтому в ВТП тут же полетел резкий комментарий.

Худшие опасения подтвердились: недописатель был не только с ненавистной Земли, но еще и каким-то образом связан с Сашей-блоггером и Валериным двойником. «Мир тесен!» — подумал Валера, соглашаясь с Сашей, который несколько дней назад ударился в размышления, да так по сю пору и не очнулся.

* * *

Выпал снег. Ваня с Сашей бежали по лесу на лыжах. На дворе был еще только декабрь, а в школе лыжи начинались с января, но Ваня с Сашей не зависели от школьной программы. Им просто нравилось скользить по снегу, толкаясь палками, развивая иногда неконтролируемую скорость и впечатываясь с разбегу в сугроб.

— Вань, смотри, белка! — крикнул Саша. Ваня поднял голову, и ком снега полетел ему в лицо.

— Тьфу ты! — сказал Ваня, подавляя просящееся наружу плохое слово и вспоминая, что кидаться снежками — смешно. — Вот тебе!

Знаете, как сложно наклоняться на лыжах? Как непросто уворачиваться от снежка? Как легко упасть лицом в снег, всего лишь неудачно нагнувшись? Как смешно наблюдать, как все вышеперечисленное происходит с другом?

— Промокнем же, простудимся на фиг! — воззвал к здравому смыслу Ваня.

— Давненько я не болел! — весело отозвался Саша. — Даже интересно попробовать.

— Тебе надо сидеть дома и думать на тему бесконечности Вселенной и нашего несовершенства?

— Не напоминай, — скривился Саша, но было уже поздно: он вспомнил свою «черную тему» и начал ее обдумывать. — Только-только у меня в голове наступило затишье!

— Затишье перед бурей! — «обнадежил» его Ваня. Снежок был ему ответом. — Помнишь великий вопрос средневековых философов, сидит или стоит Бог-отец? Ты не одинок во вселенной.

— Зачем ты это сказал? — возопил Саша. — Теперь я буду думать о числе попаданцев среди средневековых людей, в какую сторону мог измениться этот процент и почему это происходит.

— А также о критериях попаданства, сколько людей никогда не меняло мир и никогда его не сменят, предусмотрел ли Бог изначально эту возможность или она пришла сама собой и, черт возьми, как и зачем были созданы все миры. И по какому принципу распределяются их свойства, — злорадно продолжил Ваня.

— Давай вспомним старые добрые времена, когда мы соревновались не в количестве долбящих нам мозг вопросов, а в искусстве построения ругательных фраз без единого матерного слова!

— Мечтай-мечтай! Меня там, кстати, не было, но традицию двойника могу и сейчас возродить.

— Ну-ну, — подбодрил его Саша. — Послушаю.

Ваня откашлялся и начал:

— Долбоежик колючий! — Сколько чужих воспоминаний с этим связано! — Чтоб тебя заклинанием телепортации по шведской стенке размазало! Чтоб тебя откомпилировало, на ноль разделило, минус приписало и корень извлекло! Чтоб у тебя ни одна программа не компилировалась! — Наболевшее. — Чтоб тебя приподняло да расплющило, а потом об потолок, да под партой проволокло! Иди лесом, полем, морем, горой и туннелем под Ла-Маншем! Иди целуй Клавдию Степановну! — Толстая и вспыльчивая учительница, которая давно уволилась. — Чтоб у тебя кодировка слетела, Виндоус переустановился, Бибер на звонок поставился и страница Вконтакте удалилась! Ангидрид твою, хлор-бром-йод! — Это из фэнтези какого-то. — Shift-insert-enter-control-alt-del! Все, хватит с тебя, побочное чадо учебника и плеера.

Саша пару секунд еще сдерживался, убеждаясь, что это уже конец, а потом картинно повалился на снег и начал истерически хохотать.

— Что, слабо так же? — спросил Ваня.

— Слабо! — честно признался Саша.

— Вставай уже, пятая точка с карандашиком!

— Не мешай кайф ловить, словарем Даля тебя по голове!

Дальше они хохотали уже вместе.

— А помнишь, мы в восьмом классе список ругательств составляли? — сквозь смех вспомнил Саша. — Переписать бы его сейчас!

— Да ну его в баню и березовым веничком под зад! Все равно всего не вспомним, — заключил веселый Ваня. — Знаешь, давай еще поругаемся, а то вирус в моей голове активизировался, как только я вспомнил, что перестал думать о космогонии.

— Какого энтера ты это вспомнил, считать тебя через символ? — спросил Саша.

— А Гейтс его знает. Ладно, пошли домой, а то оба уже мокрые до кондиции замороженной рыбы.

— Ненавижу замороженную рыбу!

— Я тоже!

* * *

На следующий день мальчики пришли в школу слегка охрипшие. Слишком много они вчера ругались, смеялись и кашляли, потому что в итоге сильно промокли. Зато настроение у них было замечательное, потому что недодумываемые мысли изгладились из головы, заменившись здоровым смехом при взгляде друг на друга.

— Твою матрицу, у нас завтра олимпиада по русскому! — вспомнил Саша.

— Да тасманская ехидна с ним, с русским! Вот математика — это по-настоящему стремно.

— И главное, она, собака, послезавтра!

— Будешь отгул брать?

— Да ну, зачем? У меня от лишнего отдыха бардак в мыслях на место вернется, и все.

— Та же фигня.

Первым уроком была любимая геометрия. Вообще-то, несмотря на любимую учительницу, геометрию как науку мальчики недолюбливали, но сейчас, перед олимпиадой, настали золотые деньки: Надежда Павловна просто давала им задачи из предыдущих олимпиад и работала с классом, если что, отвечая на вопросы. Даже уши затыкать наушниками позволяла, чтобы им не отвлекаться на шум класса.

— Ну, это же легко! — возмутился Саша в голос, увидев задания. Класс зашушукался и захихикал: слово «легко» по непонятной причине вызывает у не-ботаников возмущение. Как и, что еще более странно, заявление ботаника, что он чего-то не знает (особенно если это правда!). Сложно понять человека с другими способностями, складом ума, характером. Даже невозможно убедиться, что такие действительно существуют, а не притворяются. Да и вообще, как доказать себе, что остальные люди не созданы просто для того, чтобы испытать тебя? — Вань, включай что-нибудь современно-попсовое, меня опять заносит!

— Хорошо. — Ваня включил крайне навязчивого исполнителя «7Б» и взглянул на задания: — Надежда Павловна, а можно посложнее?

Класс лежал. Учительница с невозмутимым лицом ответила:

— Сначала это сделай, гений программирования! — Саша прыснул, Ваня смутился от справедливости упрека, класс лег окончательно.

— Давай решать, а то мой мозг работает по закону розового слона!

— Ой, блин, опять начинается! — сказали они в голос, берясь за задания.

* * *

Несколько слов о мире, который порывался начаться в Сашиной голове.

Существовал ли он действительно? Бог знает. Бог все знает, но обращаться к нему лучше не надо, так что будем справляться своими силами. Кто-то когда-то сказал: «Быть Вселенной в голове у каждого». Возьмем это за основу. Значит, у Саши в голове не может ничего возникать, потому что там уже есть мир.

Что за мир такой? Мир мыслей, чувств, переживаний, запомнившихся книг, навязчивой музыки и интересных разговоров. Где-то в уголке сознания лежат две-три влюбленности, в другом углу лежат хорошие воспоминания: о былой дружбе (не только с Ваней), о теплых словах подписчиков, о Боге. Еще кое-где запрятаны собственные стихи, рассказы и пара повестей. Много чего там лежит.

Как в любом мире, есть там и живые существа. И метафорические «тараканы в мозгах» (как Саша иногда именовал свою потребность влюбляться), и вполне реальные люди: родители, учителя, Ваня. В нематериальном виде, понятно. Возможно, есть вселенная, где «мысли материальны» в абсолютно буквальном смысле. Возможно.

Кстати, кто сказал, что наши нематериальные и вообще нигде не отраженные мысли и мечты не являются отдельным миром — ну, не миром, а «подмиром», как подвиды и надклассы? Мы ведь не можем претендовать на знание абсолютно всего. И никто не может. Бог (по крайней мере, в этой книге) не знает, кто его создал, и уж точно не учил своих персонажей мыслить. Может быть, я богохульствую. Я уже не могу сказать с уверенностью, во что верю, а во что нет. Как уже упоминалось, я пришла из такого мира, а точнее, и сущность моя на данный момент такая, что моя точка зрения по какому-либо вопросу зависит от мнения собеседника и моего отношения к этому человеку (сиюминутного, заметьте!).

Да, кстати. Религия (не путать с верой), вроде бы, служила для того, чтобы держать себя в узде и не грешить. Но в то же время для многих вера — это просто знание, что кто-то тебя спасет и кто-то тебе поможет. Что важнее, Бог один и знает. Знает ли Бог, кем он является для людей? Решал ли для себя этот вопрос?

* * *

Бог, который существует, по крайней мере, в этой книге, должно быть, уже увидел, как нас с Сашей заносит в метафизические дали. Не спрашивайте, откуда у него столько времени. Не спрашивайте, почему за все тысячи тысяч тысяч (и никто не знает, сколько раз надо повторять это слово) лет он всего лишь один раз попросил об отдыхе. Ничего не спрашивайте, лучше сами это обдумайте.

Итак, исходим из предположения, что Бог есть и он все слышит. Что он скажет или подумает на мо вопрос, кем он считает себя для людей? Помощником или сторожем?

С одной стороны, Бог помогает людям не разочароваться в жизни, постоянно перемещая их из мира в мир (не спрашивайте ничего про самоубийства, Бог не может успевать всюду, чисто физически, иначе бы он столько не выдержал). С другой стороны, Бог создал эти миры, ему их и поддерживать. С одной стороны, Бог должен судить нас за наши поступки. С другой стороны, при жизни это происходит редко, а вместо ада или рая наступает тотальная замена личности. С одной стороны, Бог нами управляет. С другой стороны, Бог улучшает нашу жизнь (хотя он же ее и создал). У меня кончилась фантазия, а аргументов набралось так на так. Но это были мои мысли, а отчет о мыслях Бога отдает себе (или вернее — получает?) только Саша, и речь сейчас не о нем и не о его сновидениях.

* * *

— А хрен его знает!

— Хрен ничего не знает.

— Мы же раньше решили, что хрен — это универсальная база данных, значит, он знает все.

— А какая разница? Не к хрену единому мы взываем за ответом.

Типичный диалог людей, которым не о чем говорить, донесся до Вани с Сашей с последней парты. Там сидели две подружки, Лена и Маша, которые, вроде бы, дружили с первого класса, все время болтали и смеялись (учителя уже отчаялись их рассадить, да и учились они неплохо, так что им был предоставлен зеленый свет), но, видимо, и их уже коснулась «проблема друзей детства», которую на себе испытали и Ваня, и Саша, и я. Пока они еще общались, но серьезные темы для разговоров не то уже кончились, не то они намеренно их обходили, чтобы не спорить лишний раз и не раскрываться перед почти чужим человеком.

Ваня с Сашей не знали, что эти две девочки уже несколько раз ссорились, но Лена почему-то всегда максимум через неделю лезла мириться, и Маша соглашалась, потом постоянно кляня свою слабую волю.

Девочки не очень общались с классом, но Ваня видел, что это вина Лены, которая, правда, часто говорила Маше, что надо общаться не только с ней, но постоянно поливала грязью всех тех, кто вызывал Машин интерес. Маша терпела. На уроках, на которых Лена вдруг сидела отдельно или не приходила вовсе, Маша стремилась пообщаться с кем-нибудь еще. Вроде бы, Лена собиралась в этом году уйти, но что-то там не срослось, и Маше сильно не повезло.

Ваня не знал, что Маша была в него влюблена, а Лена это по ней вычислила и не упускала случая ее подколоть этим, искренне полагая, что ничего плохого не делает. Маша давно уже хотела сказать Ване о своих чувствах, но Ваня был слеп. Сейчас он не был влюблен ни в кого, а его (точнее, Ивана) предыдущая любовь уже зарубцевалась, а «объект» перешла в другую школу, но замечать любовь к себе не умел. С Машей они только изредка перебрасывались парой слов или стихами по почте (напоминало, конечно, последнюю любовь Ивана, но по одному случаю не стоит судить обо всей жизни). А Маша сидела, болтала с Леной и временами страдала. Впрочем, она была девочкой умной, иллюзий совершенно не питала, поэтому стремилась либо отключить в себе эту «страсть», либо переключиться на кого-нибудь еще. На Сашу, может быть?

— На хрена вам этот хрен? — не выдержав, спросил Ваня у девочек. Саша и Лена засмеялись. Маша ответила:

— А хрен его знает!

Все, кто слышал этот замечательный диалог, сползли под столы и давились хохотом, а Маша думала, как же ее достали такие однотипные разговоры с некогда лучшей подругой.

* * *

Однажды днем Ваня зашел в «контакт», чтобы почитать Сашин блог и послушать музыку, и увидел одно сообщение, которого там в принципе быть не должно.

Оно было от Маши, когда-то добавленной им в друзья «для галочки»: домашним заданием обмениваться, да еще у нее музыка была хорошая в «аудиозаписях». Классический вариант, короче. В их переписке не было ни мировоззренческих конфликтов, ни рассуждений о смысле жизни. Когда-то давно, когда Ваня еще писал неплохие стихи (сейчас он вконец разучился), они ими перебрасывались по электронной почте, но потом это дело заглохло. Маша раз в огромное количество времени что-то присылала, Ваня читал, и — и все.

Сообщение гласило: «Ваня, извини пожалуйста, но я тебя люблю». Вот это номер!

Ване даже немного стыдно стало: сколько раз он (точнее, двойник) влюблялся, а на Машу так никогда не смотрел. И теперь разбирайся с ней. Вдобавок, Ваня не знал, что писать. Ему ничего такого, что можно бы взять за образец, никогда не отвечали. Придется писать самому.

«Спасибо тебе, Маш, — набрал Ваня, отчаянно себя ненавидя. — К сожалению, ничего более теплого написать не могу. Мне стыдно, правда. Не могу, потому что не очень хорошо тебя знаю, и еще… Но ты все равно не поверишь. Так вот, Маша, ты любишь не меня, а другого человека, и это не фигура речи. Дело в том (сейчас будет очень глупо звучать, но это правда), что летом мы с моим двойником обменялись мирами, и теперь я, писатель из совершенно другой реальности, живу здесь. Да, мы с бывшим Ваней похожи, но мы все же совершенно разные люди. Так что прости, но ты ошибаешься. Не хотел тебя обидеть».

Блин, блин и еще раз блин! Звучит страшно глупо. Она не поверит, подумает, что он специально притворяется ненормальным для… а Бог его знает, зачем.

Стоп, а почему его это так волнует? Может быть, действует тот же фактор, который заставил Ивана сойтись с Артуром, а Ваню с Сашей? Вот только Иван с Артуром уже поссорился. Господи… То есть блин.

* * *

Маша получила сообщение почти сразу, потому что каждые пять минут заходила в любимую социальную сеть с телефона, ругая себя за наивность и нетерпение.

Сначала она подумала, что такова ее судьбина — получать вежливые отказы. Потом прочитала целиком, перечитала еще раз, потом еще раз. Что за?..

Нет, это явно не выдумка, рассчитанная на то, что она подумает, что это слишком глупо для обмана. Такой «бред» (выражаясь языком Лены, который за много лет так въелся, что не избавиться вовек) не придумывают. Значит, это правда? Но как Маше, агностику, пытающемуся склониться либо к вере, либо уж к атеизму, в промежутках интересуясь славянской мифологией (самую чуточку), поверить в существование каких-то разных вселенных? И во что, наконец, верить? Ваня, как назло, не стал ничего говорить сразу.

«Было бы интересно, если бы он был прав…», — подумалось Маше.

Чернота. Когда она рассеялась, Маша уже явно была не на Земле. В голове была информация о том, что она будет отсутствовать неделю, а ее тело будет сидеть дома, болеть и не отвечать на звонки. Последний пункт, конечно, следовало бы продумать заранее и как-нибудь избавиться от назойливой Лены и от непонимания Вани. Хотя нет, Ваня-то как раз поймет.

Маша вдохнула непривычно чистый, пахнущий летом, так любимый ей с детства лесной воздух и пошла осматривать новый мир. Точнее, полетела. Потому что ее занесло в мир крылатых фей, исполняющих мелкие желания вместо Бога (что выясняется-то!).

* * *

Следующие несколько дней Ваня не знал, что и думать. Маша не ответила на его сообщение, не появлялась Вконтакте и не ходила в школу. Лена на его вопрос, где подруга (который Ваня, не выдержав, задал дня через два), удивленно подняла брови, а потом пожала плечами: «Родители сказали, болеет, а на звонки не отвечает».

Ответ Ваню успокоил: по крайней мере, кое-чего похуже всех болезней мира можно не опасаться. Такая уж была у предшественника привычка: если человек, который что-то для него значит, не отвечает две минуты или день (если он в другой комнате или по ту сторону монитора соответственно), Ваня сразу начинал думать что-то плохое. Теперь можно было успокоиться на этот счет, хотя внутренний параноик затыкаться упорно не желал.

А ночью Ване приснился сон, который, наверно, тоже был правдой. Во сне была Маша, выглядевшая как-то странно: зеленая кожа, крылья, сиреневые глаза. Типичный симптом попадания в другой мир. Так вот в чем дело, если это не просто сон!

— Привет, Ваня! — говорила Маша. — Я не знаю, почему я тебя сейчас вижу. Наверно, я просто очень хотела тебя увидеть. Как ты видишь, я в другом мире. Меня уже второй раз подряд заносит в мир фей с крылышками, наверно, потому, что мне здесь понравилось. В других мирах мне не так повезло, в большинстве из них в самом разгаре конец света. Где-то люди убивают друг друга, а где-то просто медленно умирают от одиночества, старости или наркотиков. И почти никому из них я не смогла ничем помочь. Теперь я жалею, что заподозрила тебя в дурацком юморе, когда прочитала твое сообщение. Ты тоже прошел через такую «экскурсию»? Почему ты решил остаться у нас? Нет, не отвечай. Потом как-нибудь встретимся и обсудим. А сейчас, наверно, мы проснемся. До встречи, я тебя люблю!

— Я тебя, кажется, тоже… — ответил Ваня тающей фигуре Маши. Она улыбнулась и пропала окончательно. А Ваня проснулся и начал думать.

Думать о том, почему он во сне так сказал. Думать, как вышло, что Маше, такой, по предыдущим воспоминаниям, оригинальной, был по вкусу штамповый образ крылатой феи. Думать, сколько людей она все же спасла («почти никому…»). Думать, достоин ли он, Ваня, Маши, или же стоит поступить, как Обломов… или как Печорин.

Звук будильника оторвал Ваню от бесполезных размышлений, и он, как истинный Обломов (то бишь лентяй, а не человек с кристально чистой душой), решил пустить все на самотек. В конце концов, опыта под названием «взаимная любовь» у него еще не было.

Когда Маша вернется? Она не сказала. Может быть, дней через пять. Может быть, через десять. Может быть, встретит кого-то еще и останется в другом мире насовсем, а ее тело займет кто-то совсем, совсем другой. Не дай-то Бог!

Ваня вспомнил, что лишний раз беспокоить Бога нельзя, дал себе по носу, сделал зарядку и пошел в школу. Маши там не оказалось, что, в принципе, и должно было быть именно так.

— Что такой грустный? — спросил Саша. — Влюбился?

— Знаешь, да, — серьезно сказал Ваня.

— Как же я тебя понимаю! — ответил Саша.

Ваня не стал ничего выпытывать, как не стал и Саша. Они просто сидели, решали задачи, слушали музыку и разговаривали о том, что еще можно написать в блог, а еще понемножку о музыке и книгах. И даже пытались возобновить ругательные баталии. Отсмеявшись после очередной вполне успешной попытки, Ваня сказал:

— Что-то настроения нет ржать. Извини.

— Понимаю, — повторил Саша.

* * *

Как уже упоминалось, в этом году мальчики сходили на огромное количество районных олимпиад: по пять штук на брата, что ли. Они оба участвовали в олимпиадах по математике, русскому, информатике и французскому, а еще Ваня пошел на английский, а Саша в этот день выбрал физику (единственный выбор, которого боялись они оба, был между французским и информатикой, а они, слава Богу, были в разные дни).

Вот на физике-то ЭТО и случилось. В этот день жизнь Саши в очередной раз перевернулась. Дело было так.

Как иногда бывает, на олимпиаде собралось очень много народу. Поскольку для физики это нетипично (особенно на районной олимпиаде где-нибудь в Московской области, где и происходили события), все сидели в одном классе, и некоторым пришлось (хотя это и противоречит правилам) сесть вместе.

— Привет! — сказала незнакомая девочка в футболке, садясь рядом. — Я Саша. А ты?

— Я тоже! — рассмеялся Саша.

Поскольку олимпиада еще не начиналась, можно было и поболтать. До раздачи заданий они успели обсудить совсем немного, но уже поняли, что хотят продолжить общение. Поэтому, когда Александра (надо же как-то различать двух Саш!) пошла сдавать работу, Александр попросил подождать его, и домой они шли вместе.

Потом они нашли друг друга Вконтакте, переписывались до полуночи, кидались музыкой и стихами… Саша «вычислила» его блог и не только, как Саша опасался, не разочаровалась в нем, но присоединилась к той маленькой части подписчиков, которая была готова подписаться под каждым словом.

Они договорились, что время от времени будут гулять вместе. Первая такая договоренность была на следующий день после событий предыдущей главы. Саша очень волновался, потому что уже заметил в себе знакомые до боли симптомы влюбленности, и теперь у него в голове решался такой же знакомый вопрос: сказать или не сказать? Опыт подсказывал, что толку не будет, мозг говорил, что надо, а организм заставлял руки дрожать.

* * *

Маша попала в очередной мир. Если судить по срокам, то он был последним в этой экскурсии. Хотелось надеяться, что завершение будет достойное.

Лес, ярко-синее небо, солнце. Какие-то очень странные растения и животные, до боли похожие на одичавших питомцев человека. И люди. В пещерах. В шкурах. Без всяких признаков цивилизации.

Один из людей направился к Маше и на чистом русском языке сказал:

— Судя по тому, как ты озираешься вокруг, ты только что сюда попала. Надолго в наши края? Кстати, я Валера.

Валера уже не в первый раз сыграл роль экскурсовода. Маша с удивлением узнала, что он с Земли, что он знает Ваню и что у него есть двойник, который ухитрился сменить мир уже дважды.

— А это-то ты откуда знаешь? — спросила Маша.

— Обменяешься с кем-нибудь мирами, поймешь, — ответил Валера. — Просто в какой-то момент тебе начинают сниться очень и очень непростые сны.

— Понимаю. — Маша вспомнила, как «передавала сообщение» Ване.

Они сидели на каких-то живописных развалинах и болтали ногами. Валера был очень интересным собеседником и, похоже, чуть ли не первым за последние три года молодым человеком, который вызывал у Маши исключительно дружеские чувства. Она не хотела его перевоспитывать, ее не тянуло его защищать или быть с ним всегда. Они просто говорили, перескакивая с одной темы на другую, и это не надоедало.

— Может, останешься здесь? — спросил Валера. — Скучно, знаешь ли, в окружении приматов.

— Извини, Валера, не могу, — серьезно ответила Маша. — Я… я люблю Ваню.

— Тогда желаю удачи, — безрадостно сказал Валера.

— Мне кажется, сюда еще придет кто-нибудь разумный, который будет тебе по нраву, — попыталась обнадежить его Маша, но звучало глупо.

— Ага, и женского пола при этом, — поддакнул Валера. — И мы возродим расу людей разумных, которая со временем вернет себе былое могущество и в очередной раз расфигачит к некой матери всю местную экологию. Хотя обучением детей для этой цели можно заняться хоть сейчас, благо охотники племени не особо нужны.

Маша хотела сказать еще что-нибудь хорошее, но прежде, чем смогла что-то придумать, она растворилась в воздухе. Очень вовремя.

Грустный Валера пошел бродить по своим любимым местам, пытаясь выбросить из головы лишние мысли. В конце концов, детей делают не только разумные люди, значит, одной проблемой меньше.

* * *

Первое знакомство Ивана с Валерой, конечно, произошло в не очень-то дружественном ключе, но потом они стали приятелями. Они часто встречались в ВТП и делились впечатлениями о предыдущих мирах и снами о делах предшественников. И однажды в их рассказах одновременно всплыло имя Маши:

— Мой в нее, по ходу, влюбился, а она куда-то пропала.

— Мой с ней общался целые сутки, и, кажется, тоже влюбился. А она его кинула ради твоего.

— Мир тесен!

— И не говори!

Валера, как всегда случается с людьми, не переросшими подростковый уровень развития, попавшими в новую обстановку, временно стал терпеливым и позитивно мыслящим. Он уже нормально относился к «писанине» Ивана, даже помогал ему работать над новым романом. Понятное дело, тоже основанным на реальных событиях. Только на событиях, происходивших в других мирах (а часто и вообще в непонятном пространстве, которым они решили заменить «лишние», эпизодические миры). Они ждали, что со дня на день появится кто-нибудь другой, бывавший в описываемом мире, и скажет им свое «фи». Более того, чутье подсказывало им, что это будет кто-то знакомый. Двойник Артура, например. Впрочем, такие нереальные совпадения происходят только в книгах, и вызваны они в данном случае сильным нежеланием вводить новых персонажей, так что, может быть, все и не так будет. Поживем — увидим.

* * *

— Привет, Маша! — обрадовался Ваня, входя в класс.

— Привет! — Кажется, Ваня довольно редко с ней здоровался. Он сразу садился к Саше, забирал у него наушник и переставал реагировать на любые внешние раздражители, кроме того же Саши. Но не сейчас, хотя Саша был в наличии.

— Как самочувствие после болезни? — Читать: «интересно, если ты путешествовала по другим мирам, а твоя оболочка болела, это как-то на тебе сказывается?».

— Ой, прекрасно. Но попробуй объясни это моим родителям — чуть дома не оставили!

— Мне б таких родителей… — мечтательно протянул один из представителей золотой молодежи, считающий себя пупом Земли и не понимающий, почему это не так. О нем, если не повезет, еще много будет написано.

— Ты вообще молчи, ленивый кусок позолоченных экскрементов! — огрызнулась Маша. Ваня прыснул, а Женя (вышеупомянутый кусок и далее по тексту) начал привычную уже дискуссию:

— Если твои предки не могут тебя обеспечить, это твои проблемы. Мне вот с родителями повезло.

— Ой, хватит об этом! — попросил Саша, вынимая из уха наушник. — Если ты ездишь за границу не раз и не два в год, а четыре, разница невелика. А в школе надо приобретать знания, а не прихвостней.

— Зависть — разрушающее чувство! — выдал Женя «умную фразу» (он стоял между теми, кто читает всегда, и теми, кто не читает вообще ничего, но всем, что он почерпнул из книг, были пафосные цитаты).

— Чему завидовать? Тому, что у тебя каждый месяц новые «отношения», твоей голубой… крови, твоим перевернутым и мало что знающим мозгам или тому, что ты уже год нам всем грозишься записать песню и все никак не запишешь? — Было видно, что у Маши откровенно «наболело».

— Ой, Маш, ты прямо как Лена! — поморщился Женя. — Кстати, чего ее сегодня нет?

— По-моему, она просто решила прогулять и съездить в Москву за книгами, — честно ответила Маша, к концу фразы понимая, что надо было отмолчаться.

— Как можно любить книги ПО ИСТОРИИ? — спросил Женя.

— Если честно, не понимаю, но люди ведь разные бывают. Я, например, мало понимаю, как можно ненавидеть школу и говорить гадости про учителей, но тебя же не переделаешь!

С Женей у Маши была связана отдельная, грустно-противная глава ее жизни. В конце восьмого класса, когда отношения с Леной еще только начинали трещать, он был первым, кто начал с ней общаться. Он вообще со всеми общался, хотя далеко не всем был приятен. Машу угораздило в него влюбиться, хотя она и поняла со временем, как он ей противен. Более того, черт ее дернул признаться ему в фигне, происходившей у нее в голове, и с тех пор он ее постоянно этим подкалывал. А еще с ним невозможно было завязать общаться. Иногда мешали остатки глюков (казалось бы, давно вытесненных Ваней, чувство к которому было куда глубже и спокойнее), иногда не помогали даже попытки ударить его кулаком в лицо. Ладно, это совсем другая история, и ей здесь, по-хорошему, не место.

Когда уже начался урок, Маша вспомнила, что так и не обсудила с Ваней тот обмен сообщениями. Она достала телефон (хотя учительница к телефонам относилась очень плохо) и набрала СМС Ване: «Давай сегодня сходим куда-нибудь погулять. Хочется поговорить и немного в себе разобраться». Пришел ответ: «Давай в пять, а то у меня информатика». «Отлично!» — ответила Маша.

* * *

А Бог смотрел сверху на бесконечные миры, в каждом из которых миллиарды людей общались друг с другом и где миллиарды людей были счастливы. Смотрел и чувствовал свое одиночество. Раньше он просто управлял мирами и не чувствовал ничего такого. И, как выходит, совсем не потому, что был слишком занят. Просто раньше он не задумывался о человеческих чувствах, точнее, никогда не примерял их на себя. Но встреча с Сашей что-то в нем изменила.

Те два месяца, те воистину божественные (в земном смысле этого слова), которые он провел на Земле, не прошли даром. Бог, конечно, не жил все время в теле Саши. Он соблюдал правила межмирового туризма, избегая, правда, вселенных, где надвигался кризис. Он выбирал миры, где все в порядке. Он общался, тусовался, веселился, учился. Он всегда почему-то попадал в тело не старше земных двадцати пяти лет, здоровое и в отличной форме. В конце концов, ему это было можно, а один день в теле — не то, из-за чего стоит спорить и строиться в очереди. Тел в мирах много. В лучшие из них попадают преждевременно умершие от неизлечимых болезней, если пожелают осесть на одном месте, а не путешествовать бесконечно по разным вселенным. Тела покидают некоторые потенциальные самоубийцы, и, если они не будут полезны в других мирах, их души попадают в виденное Сашей Чистилище. Телами меняются туристы и попаданцы. Два месяца во всем этом участвовал еще и Бог, надеясь, что не нарушает никаких правил и закономерностей. Это было странно — пользоваться тем, что когда-то сам задумал, и видеть, что не знаешь, что и как работает. Что за сила выполняла его приказы, Бог не задумывался. Он принимал решения.

Те два месяца были замечательными, да. Тогда Бог почувствовал себя не «бессмертным и мудрым», а таким, как все, и это было волшебно. А теперь он снова был Тем, Кто над всеми, и ему требовался собеседник по уровню. Такой собеседник, чтобы можно было говорить и говорить, и в разговорах коротать века и миллиарды лет. И чтобы его другу это тоже доставляло удовольствие.

Итак, если есть такой на Земле или еще где, пусть придет. Не тот, кто думает, что сможет, а тот, кто и взаправду достоин, пусть придет.

* * *

Зов Бога прозвучал, и все его слышали, хотя он и не обладал громкостью или протяжностью. Просто он однажды отложился у всех в голове, и все, кто верил в Бога, знали, что нужно Богу. И никто из истинно верующих не посягал на роль, отведенную Богом мудрейшему из смертных.

Были такие, что думали, что они справятся лучше всех. Умнейшие из них начинали представлять себе будущий Разговор и понимали, что не смогут. Самонадеяннейшие же просто оставались жить в своем мире, думая, как несправедливо с ними обошлись. Наказывать за самонадеянность Бог не собирался, жизнь научит.

А Бог смотрел на миры, читал мысли и выбирал, выбирал. И выбрал. Никто не узнал, на кого пал выбор Бога. Просто никто не знал этого человека и не заметил его ухода. Все, кто знал разницу между умом и мудростью, вспоминали мудрейших из тех, кого встречали на своем жизненном пути, и думали, не им ли так повезло, но никто не знал наверняка, кроме самого Избранника…

— Здравствуй, Бог! — сказала пожилая женщина, давя желание перекреститься: очень уж неуместным ей это казалось в такой момент.

— Здравствуй. Ты уже знаешь, зачем ты здесь.

— Я знаю, кого Ты искал. Но я никогда не думала, что подхожу. Я даже не знаю, о чем говорить.

— Да обо всем, о чем хочешь. Жизнь человеческая — такое чудо, что даже мне неподвластно, а значит, тебе есть, что сказать.

И начался Разговор. Наверное, он уже и не прекращался. Бог продолжал наблюдать за мирами и принимать решения, но теперь Он был не один. По легенде христиан, Его было трое, но это была ошибка. Теперь их было двое. Двое самых мудрых существ во всех мирах.

Кто была эта женщина? В каком бы мире вы ни жили, в какой стране или в каком городе, вы представите ее такой, как самые мудрые из ваших наставников, если вам с ними повезло. Мне повезло, и мне есть, кого представить на месте Великой Собеседницы. Даже не одного человека. Но вижу я почему-то одну ее. Хотя вопрос, каким я вижу Бога, остается для меня открытым.

* * *

Приближалось время прогулки двух Саш, а Саша-Александр некстати решил написать очередную мысль в блог. Известная проблема графоманов: мысль приходит не тогда, когда нужно, и уходит, когда можешь записать. Мысль была хорошо оформленная и почти наверняка правильная, она могла вызвать большую дискуссию, которую Саше потом будет интересно читать. Вот только дописать ее все никак не получалось. Надо было написать поясняющее предложение, потом предложение, поясняющее это предложение, потом еще одно, потом заменить одно слово на другое, потом вставить неудобоваримую конструкцию в скобках… В итоге Саша отмел оба просящихся под пальцы предложения, из которых никак не мог выбрать, и нажал кнопку «Опубликовать» (возможно, эта кнопка называется как-то еще — нам, продвинутым пользователям, сложно вспомнить даже названия клавиш, которыми мы переключаем раскладку). Потом посмотрел на время, чертыхаясь, оделся и отправился на станцию, где они договорились встретиться (потому что где еще встречаться в маленьком подмосковном городе, если живете на двух его разных концах?).

— Привет, Саш! — сказал он, вылетая из подземного перехода. — Извини, обычно девочки опаздывают, а не мы. Я в блог писал. — Про блог он ей вроде бы не говорил, так что ждал расспросов, но Саша сказала только:

— Знаю, уже прочла. Круто пишешь!

— Когда успела?! — не выдержал Саша, начиная паниковать, как и всегда, когда кто-то важный для него обнаруживал этот блог.

— Ну, ты подписан всего на три страницы. Естественно, я их все излазала.

Вот это номер! Саша, конечно, тоже подолгу сидел на ее странице, но он влюбился и ему можно.

— Ну ты даешь! — только и сказал он.

— Куда пойдем? — задала Саша самый насущный вопрос. — В лес или по городу?

— Если ты не против, то в лес, — ответил Саша. Вот сейчас она скажет, что это скучно.

— Прекрасно, не люблю запах бензина! — отозвалась Саша.

* * *

В лесу было замечательно. Снега давно не было, поэтому ноги не вязли. Начинались сумерки, и стояла такая тишина, какой так не хватало Саше для полного счастья. Они шли по лесу и разговаривали.

— Знаешь, я давно хотела завести свой блог… — сказала Александра. — Но как-то все не соберусь.

— Заводи, помогу с раскруткой! — не задумываясь, ответил Саша. Черт, опять не по-джентльменски.

— Сегодня же и заведу, только напомни!

— Непременно. А попытаешься сослаться на нехватку времени, так буду напоминать, пока не заведешь. И два раза в неделю буду тебя пилить, чтобы не забывала туда писать. — У Саши, как и у Вани, как и у меня, в присутствии небезразличных ему людей (в том числе учителей) абсолютно развязывался язык.

— Замечательно. А то все я всех по какому-нибудь поводу пилю. Так нечестно, в конце концов.

Некоторое время Саши шли молча, и в их головах, похоже, гуляли одни и те же мысли. А потом они одновременно начали:

— А знаешь…

— Похоже…

Дальше наступила классическая в таких случаях сцена:

— Что ты хотел сказать?

— Нет, что ты хотела сказать?

— Я первая спросила!

— А девочек вперед!

— Да ну, ерунду какую-то!

— Я тоже!

— А все же?

— Нет, ты сначала скажи.

После такой перебранки было бы уже неуместно говорить то, что они оба хотели сказать, поэтому они перевели разговор на другое.

И только уже вечером, отвечая на сообщение со ссылкой на свежесозданный блог, Саша дописал в конце:

«Знаешь, днем, в лесу, я хотел сказать, что, кажется, влюбился в тебя. Извини за глупость».

Пришел ответ: «Я тоже именно это хотела сказать. Когда в следующий раз гулять будем?»

Саша сел писать ответ, стараясь не думать над вопросом, который так и просился в сообщение: «Что мы будем делать со своими чувствами, и что между нами изменится?».

* * *

Ваня только что вернулся с прогулки с Машей и обдумывал ситуацию. Результаты были неутешительными.

Во-первых, он окончательно и бесповоротно влюбился, и хоть и знал на сей раз, что его чувство взаимно, ничего кроме прогулок пока не намечалось. И это почему-то угнетало.

Во-вторых, Маша была лучше его как человек (это было видно хотя бы по ее рассказу о путешествиях по другим мирам: она на самом деле очень многим помола, но считала, что сделала очень мало), и это вызывало не то зависть, не то потребность поступить, как Обломов, а именно отговорить ее страдать фигней.

В-третьих, Ваня не мог убедить себя, что его Маша любит не меньше, чем предшественника.

В-четвертых, эти мысли отвлекали его от домашнего задания, от книг и вообще от всяких занятий. Даже заснуть ночью долго не получалось. А это совсем не круто.

В-пятых, Ваня понимал, что должен радоваться своему счастью, а не думать о ерунде, но продолжал быть потерявшимся подростком.

Ну, и так далее. Бедная Маша, пословица, что «любовь зла, полюбишь и козла», никогда ее не отпустит.

* * *

Как дела у Ивана и Валеры? О, прекрасно. Валера почти не работает и все время пишет какие-нибудь маго-программы для развлечения (понятия «компьютерных игр» здесь не существовало, а игры в виртуальной реальности больше похожи на нашу фантастику про игры с эффектом присутствия) на основе литературных произведений Земли. Иван пишет книги, учится программировать, изредка общается с Артуром и тоскует по своему родному миру, виденному им лишь во снах.

Валера, который обитает в мире неразвитых людей, учит детей племени говорить, считать и думать. Он не знает, сколько они усваивают, поскольку для получения результатов надо научить их хотя бы как следует говорить, а русский язык не очень приспособлен для таких целей. Но Валера не отчаивается и продолжает свое занятие, в свободное время соблазняя всех женщин племени детородного возраста, что считается у них нормальным. Иногда он вспоминает Машу и впадает в тоску, но уже скорее по привычке, чем взаправду.

Бог… А что может измениться? У Него появилась Собеседница, поэтому Он больше не одинок. Поэтому они оба могут время от времени отдыхать, общаться и вместе принимать сложные решения, которых так много и каждое из которых снилось бы Богу в плохих снах, если бы он спал. О сыновьях Божьих пока не слышно.

У Вани, двух Саш, Маши и Надежды Павловны все будет хорошо, только Маше сначала надо разобраться в своих отношениях с Леной и Женей, а Ване и Саше — в своих чувствах к девочкам. А Надежда Павловна во всем уже разобралась и все для себя решила, поэтому ей просто надо воспитывать дочку и учить самых способных математиков школы. Она сама это выбрала и еще ни разу не пожалела. Поэтому все на ее горизонте будет светло и радостно, если есть на Земле справедливость, а на небе Бог. А Бог в нашей истории существует, значит, все так и будет.

Миллиарды и миллиарды мировых туристов и попаданцев в итоге найдут свой мир и принесут людям пользу, потому что каждый человек благодаря Богу обретает назначение в жизни и счастье. Люди, которые никуда не попадали, а их тоже много, тоже найдут себя, если не запутаются. А если вдруг слишком сильно запутаются, всегда есть Чистилище, где у всех душ будет достаточно времени стать мудрее.

На этом, вроде бы, все, хотя и хотелось бы написать что-нибудь гораздо более длинное, что-нибудь, чтобы можно было смело отправлять в издательство, которые все, как на подбор, требуют не меньше восьми, а то и двенадцати авторских листов. Но возрастом я еще не вышла для мировой славы, поэтому до свидания, мои немногочисленные читатели, и всего вам хорошего. Я скоро вернусь. Увы. И слава Богу.


Оглавление

  • Екатерина Морозова Бог и попаданцы