Хромой пеликан (fb2)


Настройки текста:



Александр Аннин Хромой пеликан

Пролог

В баре было шумно и накурено, сизый косматый дым нежно обвивал зеркальный шар, медленно вращавшийся под потолком.

Они, как обычно, играли здесь в покер под водочку. По маленькой играли.

Бывший атташе советского посольства во Франции Валентин Николаевич Мокеев с трепетом, листик за листиком, открывал полученный «стос». Он поднес ладонь к самым глазам, и теперь по миллиметру сдвигал пластиковые карты, обнажая лишь маркировку в левом верхнем углу.

Трое других игроков, сидевших за столиком, уже оценили свой расклад и теперь выжидающе смотрели на Мокеева. Самый молодой при этом то и дело переводил нетерпеливый взгляд на литровую бутылку водки – по договоренности, наливать разрешалось только после очередного круга.

– Ну и стос! – досадливо скривился Валентин Николаевич.

Партнеры не придали никакого значения недовольному восклицанию бывшего дипломата:

Мокеев произносил эти ритуальные слова после каждой сдачи. Независимо от того, сильную карту получил или слабую.

На сей раз Мокеев не кривил душой. Две семерки, тройка, десятка, король. Жидковато для предстоящей рубки с тремя противниками. У какого-нибудь хмыря обязательно сложится или фульгент, или стрит. Вот если играть в покер один на один, тогда и с такой картой появляется шанс на успех.

– Прикупайте, Валентин Николаевич, – поощрительно кивнул Мокееву директор местного зоопарка Пряслов. – Или вы пас?

Экс-атташе небрежно сбросил три карты, оставив две семерки. «Семь – хорошее число, счастливое, – подогревал себя Мокеев. – Чувствую, сейчас…»

В противоположном углу бара завязалось выяснение отношений: двое приличных на вид посетителей с грохотом опрокинули свои стулья и теперь стояли лицом к лицу, намертво схватив друг друга за воротники рубашек. К ним уже спешил мускулистый официант.

Мокеев снял с толстой колоды три листика, снова принялся медленно их натягивать, всякий раз обмирая, когда в левом верхнем углу показывался черный или красный символ. Есть!

Сердце Владимира Николаевича сладостно заколотилось. Еще одна! Три семерки – вожделенное, счастливое для игрока число. Скорее, правда, когда речь идет об «одноруких бандитах» или рубке в «очко», а не о покере.

И все-таки это знак свыше. Его нельзя игнорировать, иначе сегодня вообще не повезет. И потому со своими семерками Мокеев будет сражаться до конца – то есть пока хватит денег. А надо, так и в долг можно сыграть.

Бывший дипломат мысленно перекрестился и тут же вспомнил о сыне. «Ах, если бы Генка молился за меня, за мою удачу! Без нее даже самый талантливый игрок обречен на провал. Но не станет Генка молиться, ведь картежников Церковь испокон веков осуждает».

Мокеев зорко следил за партнерами. Молодой аспирант областного университета Рябинин ожесточенно сменил все пять листов, а толстый, страдающий одышкой детский шахматный тренер по прозвищу Яба прикупил одну карту. Дымил наставник будущих Каспаровых немилосердно, отчего и говорил сиплым, простуженным басом. Собственно, больше ничего мужского в Ябе не усматривалось: жидкие длинные пряди белесых волос, мощные жировые складки на груди и талии, рыхлое, бледное лицо придавали облику тренера что-то женоподобное. В общем, какое-то бесполое, бесцветное существо.

– Ваше слово, Валентин Николаевич, – бесцветным голосом произнес Пряслов.

– Так вы же еще не прикупали, Борис Ильич, – сощурился аспирант Рябинин.

– Я при своих, – чуть раздраженно бросил директор зоопарка. – Могли бы и не привлекать к этому всеобщее внимание!

«Значит, блефует, – удовлетворенно подумал Мокеев. – Слишком нарочито дает понять, что у него играют все пять листов».

– Сотня, – сказал экс-атташе, весело блестя глазами на Пряслова.

Блефовать мы тоже обучены, любезный Борис Ильич…

– Я бы пободался, конечно, – затянул свою извечную песню Яба. – Но лучше в другой раз.

Как говорится, кто умеет ждать, тот получает все.

И грязно выругался. Матерился тренер через два слова на третье – видимо, таким незатейливым способом Яба рассчитывал придать себе мужское достоинство. При этом он так часто говорил «Я бы…», что из-за этой своей привычки и получил столь неблагозвучное прозвище.

Аспирант медлил, теребя нижнюю губу.

– Отвечаю, – наконец сказал он и кинул мятую купюру на середину стола.

Все смотрели на Пряслова.

– Сто и пятьсот сверху, – жестко провозгласил Борис Ильич, и две купюры аккуратно легли в банк.

«Точно блефует! – торжествовал Мокеев. – Хочет ошеломить таким резвым стартом».

Аспирант «отвалился». Понятно, в кармане – вошь на аркане. Финансы поют романсы…

Теперь бывший атташе и директор зоопарка сражались один на один.

– Еще пятьсот.

– Тысяча.

За соседним столом оживленно щебетали трое финнов. Они пили «Хейнекен» из высоких банок. Туристы? Или приехали на авиационный завод? Шут их разберет. Впрочем, последний свой самолет завод выпустил четыре года назад. Значит, туристы. В этом старинном губернском городе есть что посмотреть.

Мокеев уже давно нигде не работал и жил исключительно на карточные доходы. Валентин Николаевич был одним из немногих здешних профессиональных игроков. Все знали, что Мокеев никогда не позволяет себе мухлевать, и потому бывший дипломат пользовался неизменным уважением и даже кредитом среди многочисленных партнеров по игре.

Когда на кону скопилось немногим более четырех тысяч рублей, Пряслов объявил, что соперники вскрывают карты.

– Ну, что там у вас, Валентин Николаевич? – напряженно спросил Пряслов, и Мокеев почувствовал смутную тревогу.

Он выложил своих семерок «чинно в ряд» и забарабанил пальцами по столу.

– Не пляшете, господин атташе, – облегченно вздохнул директор зоопарка. – Позвольте предъявить: каре!

У Мокеева зарябило в глазах при виде четырех разноцветных валетов. Пряслов неторопливо складывал деньги в стопочку.

– Елки-палки! – взорвался Мокеев. – И вы с такой фишкой ухитрились не раздеть меня догола? Трусливый вы все-таки человек, Борис Ильич. И как только таким, как вы, удача прет…

Да в Париже с такой картой я мультимиллионером стал бы!

– Так что ж вы не в Париже-то, а? – прозвучал злобный голос Рябинина. – Что ж вы тут с нами сидите-то, в этой глубокой российской заднице? Малые Козлюки, Большие Уздюли…

Аспирант с юных лет тяжко страдал из-за того, что его угораздило появиться на свет в этом среднерусском областном центре, который по воле злосчастной судьбы не выпускал способного математика из своих тисков.

– Одним словом, Мухосранск! – хохотнул напрочь лишенный фантазии Яба. – А я бы на вашем месте, Борис Ильич, прикупил одну карточку. Вдруг джокер пришел бы?

– А зачем? – меланхолично пожал плечами Пряслов, засовывая деньги в толстый бумажник.

«Дурак этот Яба, – неприязненно посмотрел на тренера Мокеев. – Да если б Пряслов поменял карту, я никогда не подумал бы, что он блефует. И не прокакал бы столько денег».

– На вас полнолуние действует, Валентин Николаевич, – аспирант сочувствующе положил руку на плечо Мокееву. – Это я вам как ученый говорю. Вы же обычно такой проницательный игрок…

– Я бы тяпнул на посошок и домой, ко щам, – тренер грузно воздвиг свои телеса, плеснул себе полстакана водки.

Когда тренер ушел, директор зоопарка оглядел присутствующих:

– Может, и нам пора закругляться?

Пряслов был вполне доволен сегодняшним выигрышем и не хотел искушать судьбу.

Мокеев дрожащими пальцами нащупал в кармане сальную пятидесятидолларовую банкноту, припечатал ее к столу:

– Играем!

– По двадцать три рубля за доллар, Валентин Николаевич, – прищурился Пряслов. – Согласны?

– Идет.

Впоследствии Мокеев жестоко укорял себя за то, что настоял на продолжении игры, и только из-за этого они не ушли из бара вместе с Ябой. Но, в конце-то концов, Валентин Николаевич – не ясновидящий…

К финнам, покачиваясь, подошел изможденный запоем, расхристанный мужик. Он немного помолчал и выговорил осипшим голосом:

– Ребят, оставьте пивка. А?

Финны непонимающе смотрели на пьянчужку. Резво приблизился официант, железной рукой схватил шаромыжника за шиворот и поволок его к выходу.

Когда пятьдесят долларов плавно перекочевали в бумажник директора зоопарка, когда Мокеев накорябал расписку, что должен Пряслову еще три с половиной тысячи рублей, трое игроков засобирались по домам. Аспирант с сожалением смотрел на опустевшую бутылку. Ну что такое литр на четверых, ё-моё?

Рябинин проиграл совсем немного, и потому имел не столь бледный вид, как экс-атташе.

– Может, еще закажем бутылочку? – с надеждой оглядел он партнеров.

Но Пряслов заторопился:

– Извините, господа, я побегу. А вы как хотите.

– Ну и мы двинемся…

Они вышли из бара и директор зоопарка тут же скрылся в темной, шелестящей листвой аллее.

– И впрямь полнолуние, – пробормотал Валентин Николаевич, задрав голову.

В черном небе, посреди разливающейся лужи молочного света, стояла луна – круглая и золотая, как церковный дискос.

Тоскливый, многоголосый вой прорезал тишину ночи.

– Что это? – испуганно дернулся аспирант. – И ведь где-то совсем рядом…

– Волки воют, – буднично отозвался бывший атташе и зевнул, клацнув челюстями. – На луну воют, как им и положено. Тут же зоопарк в двух шагах.

– Прямо мороз по коже… – поежился Рябинин и почему-то застегнул верхнюю пуговицу своей ветровки. – Прощайте, господин Мокеев.

Они разошлись в противоположные стороны, но не прошло и пяти минут, как снова столкнулись нос к носу у входа в бар.

– Что это вы, мсье атташе? – подозрительно глянул на Мокеева аспирант.

Валентин Николаевич явно смутился: он «заныкал» сотенную и теперь вернулся к бару, чтобы тяпнуть грамм двести в одиночестве. Как выяснилось, аналогичная мысль пришла в голову и молодому Рябинину.

– Черт с вами, я угощаю, – махнул рукой аспирант. – Вы ж на мели… Пойдемте, махнем по стопочке.

– Только по одной!

– Ну естессно, – усмехнулся Рябинин.

Ограничиваться ста граммами аспирант, вне всякого сомнения, не собирался.

– Сюда! – послышался срывающийся крик из глубины аллеи. – Скорее сюда! Рябинин, Мокеев!

Они замерли, инстинктивно сомкнувшись плечами.

– Сюда! – надсаживался голос Пряслова. – Да где ж вы, дьявол бы вас побрал!

Когда Валентин Николаевич и аспирант подбежали к плотно сбитой фигуре директора зоопарка, темнеющей среди деревьев, тот яростно рвал листья клена и тер ими ладони.

Возле ног Пряслова белел распростертый Яба. Он лежал с открытыми глазами, а тяжелые руки сомкнулись на животе.

Сквозь пальцы обильно выступала кровь, казавшаяся в лунном свете почти черной.

– Мертвый, – чужим голосом сказал Пряслов и отвернулся.

Валентин Николаевич повел взглядом и содрогнулся. Чуть поодаль от трупа детского тренера, прямо из земли, в небо смотрело какое-то нечеловеческое лицо. Экс-атташе осторожно подошел поближе.

В молочно-белом свете полной луны поблескивала глянцем картонная морда поросенка Наф-Нафа.

Глава первая

В последний день июля, душный и солнечный, внутри небольшого старинного храма Ильи Пророка царила живительная прохлада. Пахло талым воском, сырой штукатуркой, свежеструганными сосновыми досками.

Вдоль стен, вплоть до самого купола, громоздились строительные леса. Сквозь тяжелые металлические брусья кое-где можно было различить остатки древней росписи – потемневшие, покрытые пятнами плесени лики святых, небесную колесницу, с которой грозный старец с развевающейся седою бородой метал карающие молнии, а поодаль – овец и ягнят, столпившихся у ложа новорожденного Спасителя.

О том, что церковь действует и регулярно собирает прихожан, говорил фанерный иконостас перед алтарем, с наклеенными бумажными иконами; решетчатые царские врата из толстых реек, занавешенные красной тканью; два высоких металлических подсвечника перед изображениями Богородицы и Господа Вседержителя.

Иеромонах Герман, в миру – Геннадий Валентинович Мокеев, двадцатипятилетний шатен с печальными голубыми глазами, аккуратно постриженными усами и бородкой, восседал во главе дощатого стола в притворе храма. Его длинные густые волосы были стянуты на затылке резинкой; поверх нового, хорошо отглаженного подрясника сверкал наперсный крест. Черный клобук отец Герман положил рядом с собой на стол.

По обеим сторонам стола на деревянных лавках ёрзали два мальчика и две девочки, все – лет по девять-десять. Еще один отрок, на вид чуть помладше, стоял напротив иеромонаха и сбивчиво пересказывал домашнее задание.

– Много-много лет назад, очень давно, родилась легенда о пеликане… о пеликанах…

«К Успенью не успеть, – размышлял отец Герман, поглядывая на строительные леса, – к Покрову не покрыть проплешины штукатуркой. А уж о подновлении фресок и думать нечего. А иконостас? Епархиальная мастерская берется сделать за восемь тысяч долларов. Это самый дешевый, между прочим. Хорошо, полы ремонтировать не надо, мраморные плиты положены на века…»

– Если птенцам пеликана нечего было есть, – продолжал мальчик, – то пеликан своим клювом разрывал себе грудь. И кормил птенцов своей плотью и кровью. Как Христос.

«Пойти к архиепископу? Бухнуться в ноги, взмолиться: «Владыка, смилуйся…». Нет, не даст. Благословит, посочувствует, посетует на трудности, но денег не даст. И дело даже не в храме, не в малочисленности постоянных прихожан. Дело в личности настоятеля. Молод ты больно, Гена, то бишь отец Герман. Сколько заслуженных, маститых протоиереев стоят в длинной очереди к епархиальной казне! Все с митрами на головах, с наградными крестами на груди, а кое-кто и с посохом… Вот только попробуй, заявись к владыке со своими финансовыми проблемами – сразу прослывешь выскочкой… Да уже прослыл, чего уж там!»

– Поэтому пеликан стал символом самопожертвования, настоящей дружбы и христианской любви, – скороговоркой выпалил отрок.

«Умный мальчик этот Никита, – думал отец Герман. – Какая лексика, какая грамотная речь! И это в восемь-то лет. Вот что значит интеллигентная семья. Надо будет поговорить с родителями, хорошо бы его служкой при храме устроить».

Мокеев-младший знал, что кое-кто в епархиальном управлении называет его, настоятеля храма Ильи Пророка, «молодым, да ранним». И в таком отношении вовсе не было одобрения.

Еще бы: четверть века отроду, а уже получил собственный приход. Позади – очное обучение в Сергиево-Посадской семинарии, диплом с отличием. И после каких-то полгода службы рядовым священником в Троице-Сергиевой лавре – должность настоятеля по месту прописки.

Пусть храм небольшой, пусть полуразрушенный, только-только переданный государством в руки Православной Церкви. Все это не так важно с точки зрения карьеры. А карьера иеромонаху Герману, по мнению все тех же ревнивых недоброжелателей, предстояла стремительная.

Как говорится, дай-то Бог… -… И поэтому летящего пеликана часто рисовали на иконах, – закончил мальчик свой рассказ.

– Молодец, Никита, – с чувством похвалил ученика отец Герман. – Дети, на сегодня занятия в нашей воскресной школе закончены. В следующий раз мы продолжим разговор об истории икон.

Он поднялся со стула, и вслед за ним повыпрыгивали из-за своих лавок мальчики и девочки; шумно переговариваясь, они гурьбой побежали к выходу.

Настоятель хотел было окликнуть их, чтоб вернулись: по церковной традиции, после учения следовало пропеть «Достойно есть». Но передумал.

Вместо этого отец Герман прокричал вслед своим ученикам совсем другое:

– Дети! Будьте осторожней на улице. Вы ведь знаете, что творится в городе.

– Зна-аем! – веселым ребячьим хором отозвалось удаляющееся эхо.

Глава вторая

– Ну что, за рыбой?

– За рыбой, конечно…

– Куда? К Абрамычу?

– Естественно!

Рыбный магазин на центральной улице города с недавних пор стал местной достопримечательностью. Новый хозяин, которого все именовали попросту – Абрамыч, сделал скромное торговое заведение уникальным в своем роде.

По натуре прижимистый, Абрамыч, однако, не скупился на имидж. Понимал: эти расходы вернутся сторицей. Широкая витрина магазина была превращена им в огромный плоский аквариум, в нем день и ночь сонно плавали серебристые карпы. При виде этих отъевшихся рыбин у прохожих невольно текли слюнки. А над входом в магазин вместо стандартной вывески «Рыба» появились алые пластиковые буквы – «ПЕЛИКАН».

Дети чуть не силком тянули своих родителей к сказочной витрине, где колыхались диковинные водоросли, сияли разноцветные стеклянные шары и громоздились подводные рифы. А с наступлением темноты вывеска вспыхивала багровым светом, бросая жутковатые отблески на маленькое озерное царство.

Кровавые неоновые огни охватывали протуберанцем фигуру пеликана, укрепленную над витриной под прямым углом. Это был веселый, довольный своей жизнью пеликан. «Я питаюсь рыбой, и потому вполне счастлив», – говорил весь его вид.

В воскресный день, в пору обеденного пекла, к самому большому в городе «аквариуму» подошли трое молодых людей. Все они были в стильных брючках и модных рубашках с коротким рукавом. Один, стройный голубоглазый шатен с аккуратной бородкой и усами, привлекал внимание длинными волосами, убранными в пучок. Другой, долговязый брюнет, своей внешностью и мимикой здорово смахивал на американского артиста Джорджа Клуни. А третий, невысокий русоголовый крепыш, был явно чем-то озабочен: он то и дело хмурился, беззвучно шевеля губами.

На зеленой, стеклянной двери магазина «Пеликан» болталась лаконичная вывеска:

«Обед».

– Ну что, Гена, я же говорил – как раз в перерыв попадем, – озабоченный крепыш досадливо повернулся к бородатому шатену.

– Да ладно тебе, Серега, – беззаботно махнул рукой долговязый брюнет. – Уж нам-то Абрамыч откроет.

– Бог тебе в помощь, Леха, – пожал плечами бородач.

Брюнет приник лбом к стеклу, стал всматриваться в полутемный зал магазина. То и дело глаза ему застилали серебристые рыбьи тушки.

Но вот сквозь толщу воды проглянула необъятная фигура хозяина. Он семенил ко входной двери, делая знаки, что видит незаурядных визитеров.

От нечего делать озабоченный крепыш Сергей, не переставая шевелить губами, принялся читать объявление, прикрепленное скотчем к стеклу витрины. Скорее, это было даже не объявление, а воззвание, набранное на компьютере огромными, жирными буквами:

«ГРАЖДАНЕ! В ГОРОДЕ ОРУДУЕТ МАНЬЯК-УБИЙЦА. ИЗБЕГАЙТЕ БЕЗЛЮДНЫХ
УЛИЦ В НОЧНОЕ ВРЕМЯ. БУДЬТЕ ПОСТОЯННО БДИТЕЛЬНЫ. ГОРОДСКАЯ
АДМИНИСТРАЦИЯ».

– Везде понавешали, – буркнул крепыш недовольно.

Дверь в магазин распахнулась, на пороге радушно улыбался Абрамыч.

– Боже ж ты мой, всемогущий Яхве! – возгласил гигант. – Какие уже люди! Прошу, прошу…

– Здорово, Абрамыч.

Троица нырнула в торговый зал, за ними пошлепал к прилавку верзила-хозяин. По пути на свое привычное место у кассы он декламировал, не переставая:

– Природа-мать, когда б таких людей ты иногда не посылала миру, заглохла б нива жизни…

На широком прилавке громоздился стеклянный шар-аквариум, в котором плавали десятки карпов.

– Рыбки? – коротко спросил Абрамыч.

– Рыбки, – важно кивнул долговязый Алексей.

– Скока? Кило?

– Давай два. Да не больно крупных.

– Знаю-знаю, – хитро ухмыльнулся рыботорговец.

Он достал из-под прилавка короткий сачок и принялся ловко вылавливать податливых карпов. Поставил пакет на электронные весы.

– Как в аптеке, – с довольным видом кивнул Абрамыч. – Мне, парни, даже совестно с вас деньги брать. Честное слово. А ведь я потомственный еврей. Жид, можно сказать. Каково, а?

Хозяин повернулся к русоголовому крепышу.

– Серега, с тех пор, как ты мне этого пеликана над входом соорудил, мой оборот вырос на семь процентов! Можешь себе представить?

– Могу, – вздохнул Сергей.

Не до Абрамыча было ему сейчас, не до его рыбьих доходов… И пошел он с друзьями лишь в надежде развеяться, стряхнуть напряжение последних дней.

– Слыхали, ночью наш маньяк-то… – Абрамыч почесал кончик носа. – Еще одного зарезал.

– Слыхали, – скривился Алексей. – Я как раз в приемном покое дежурил, когда его привезли. Он уж почти совсем остыл… Нет бы сразу в морг.

– Восьмой труп, между прочим, – продолжал хозяин магазина. – Хороший был клиент, этот шахматный тренер, любил рыбкой побаловаться.

– Соболезнуем тебе, – Алексей протянул верзиле несколько купюр, тот, глянув мельком, кинул их в ячейку кассы. Протянул ходивший ходуном пакет.

– Спасибо, доктор. И… Передавайте уже от меня поклон уважаемому Якову, – с почтеньем молвил властелин рыбьего царства.

Геннадий (он же – иеромонах Герман) досадливо поморщился.

– Яшке, Абрамыч. Яшке. И вообще, друзья мои… Негоже называть птицу человеческим именем. Тем более – именем святого апостола Иакова. Абрамыч, ведь и у вас, иудеев, насколько мне известно, имя праотца Иакова в большом почете.

– Тем более! – гигант за прилавком патетически поднял указательный палец. – Почет и уважение сей благословенной птице. Я готов его даже по отчеству величать. Если таковое, конечно, имеется… И только на «вы»!

– Еще бы, – усмехнулся Алексей. – Ни один человек не приносит тебе столько прибыли, как этот хромой пеликан Яшка.

Глава третья

Про местный зоопарк говорили разное. Слухами и фантастическими домыслами обросло это общенародное заведение. Вот ведь что удивительно: казалось бы, не притон какой-нибудь, не кладбище, не музей восковых фигур и даже не баня с тайными ночными увеселениями нуворишей. Всего-то навсего стандартный городской парк в три с половиной гектара, с вольерами да рукотворным озерцом, где лениво ворочался бегемот…

Но за восемь лет своего существования зверинец не переставал быть одной из главных тем для городских кумушек, равно как и для завсегдатаев здешних пивнушек. И диковинные зверюги обсуждались при этом в последнюю, так сказать, очередь. Больше всего аборигенов интриговала личность отца-основателя зоопарка, а точнее – скрытность и тайна, которые эту самую личность окутывали. Ни журналисты местной газеты-сплетницы, ни городские всезнайки, ни работники администрации не могли толком сказать, из каких таких миров на город восемь лет назад вдруг свалилось неслыханное пожертвование – больше миллиона настоящих американских долларов. Вместе с означенной суммой явился Бог весть откуда и распорядитель, действующий от имени финансового благодетеля, пожелавшего остаться инкогнито. Сей-то гражданин по фамилии Пряслов и объявил, что денежки пожертвованы на конкретные цели, а именно – для создания в городе своего собственного зоопарка.

Тяжко досадовали мэр и его помощники на такое сумасбродное волеизъявление анонимного толстосума: в городе надо дороги ремонтировать, три школы на ладан дышат. Да много чего… А тут, изволите ли видеть, зоопарк. Ну ладно бы, храм построил неведомый миллионер, тут все понятно – нынче модно отстегивать на Церковь от трудов неправедных. Известно, что большинство крупных воротил – народец суеверный… Но нет, не возжелал последовать общему примеру таинственный доброхот. Оригинальничает, что ли?

К тому же городское начальство томилось от нехороших предчувствий. А ну как станет зверинец очередной обузой для тощего бюджета? А ну как выяснится, что за пресловутым инкогнито скрывается личность неправильная? Прямо скажем – одиозная личность?

Пряслов успокоил, как мог. Дескать, содержание зоопарка, выплату окладов сотрудникам – все это берет на себя вышеупомянутый инкогнито. И вовсе никакой он не одиозный, а просто – скромный человек, захотевший остаться в тени. Ведь он родился и вырос в этом городе, в детстве оч-ченно любил зверушек, мечтал побывать в зоопарке. А его тогда в областном центре не было. Теперь будет. На радость нынешнему поколению мальчишек и девчонок.

Отсутствие достоверной информации – мощнейший допинг для работы фантазии. Толковали, будто прибыл из-за границы престарелый князь, когда-то, еще до революции, появившийся здесь на свет. Но скрывается до поры, не объявляется землякам, потому как есть у него в городе некая тайная миссия…

Другая версия была куда более популярной среди жителей. Сказывали, что некий заядлый игрок однажды поймал за хвост птицу-удачу, выиграл баснословные деньжищи на ипподроме.

И по обету, данному сей волшебной птице во время скачек, построил в родном городе зоопарк.

Кстати, вот почему в зверинце так много диковинных пернатых…

Но отвернулось, мол, счастье от щедрого баловня судьбы, улетело, ровно та же птица. И уж который год не дает он денег ни на содержание своего зоопарка, ни на зарплату его работникам. Вот и подумывает Пряслов вкупе с городской администрацией: а не пора ли распродать всю живность – ну, скажем, в другие зоопарки или даже в частные руки, а территорию убыточного зверинца сдать в аренду под строительство своего маленького Лас-Вегаса – игорноразвлекательного центра? Что ж, если верить легенде об ипподромном происхождении здешнего царства фауны, то подобная концовка затянувшейся эпопеи с зоопарком выглядела бы вполне логично.

Тут, правда, нехорошее дело приключилось: где-то месяца три назад, аккурат в полнолуние, кто-то зарезал больную антилопу. Труп грациозной животинки обнаружили рано утром, и много недобрых слов было высказано тогда по адресу «живодера Пряслова». Мол, изводит директор негодных для продажи Божьих тварей, торопится ликвидировать зоопарк и взяться за свой Лас-Вегас. Да только в следующее полнолуние начались в городе странные убийства, которые милиция стала приписывать некоему инфернальному маньяку. Восемь трупов уже, и, между прочим, никакой связи между покойничками при жизни не наблюдалось. И вот что характерно, граждане-товарищи: все жертвы, судя по конфигурации ранений, зарезаны тем же самым холодным орудием, что и несчастная антилопа. Таким образом, общественные претензии к Пряслову по поводу убиения беззащитного животного были как-то сами собой сняты.

Но зачем, скажите на милость, маньяку приспичило залезать в зоопарк и начинать свои кровавые подвиги с парнокопытного? А?

Тут-то и смекнули догадливые граждане и гражданки: антилопа, стало быть, понадобилась злодею для тренировки. Мол, проверить себя хотел, не дрогнет ли рука, не сожмется ли от жалости сердце. Видать, не сжалось, не екнуло.

И все-таки странный какой-то получался маньяк: охотился он вовсе не за сексапильными красотками, а за женщинами под сорок и старше. Только один раз сделал исключение – отправил на тот свет детского шахматного тренера. При этом ни одна из убитых изнасилована не была, что, в общем-то, вполне объяснимо: привлекательностью, в общепринятом смысле этого слова, жертвы уж точно не отличались.

Стали было искать убийцу среди мужиков, от которых ушли сорокалетние жены, да толку из этого вышло мало. То есть просто никакого толку.

А что убийца форменный псих, так это было совершенно очевидно. Каждый раз на месте душегубства он оставлял улику. И какую улику! Прямо триллер, да и только: веселенькую картонную детскую маску. То волчонок, то поросенок…

В народе, да и в следственных органах маньяка уже окрестили Зайчонком – это была маска, оставленная на месте самого первого убийства. Убийства, совершенного в клетке с больной антилопой.

Глава четвертая

– Ну ешь, клювастый!

Крохотная девчушка в модном комбинезончике сердито просовывала рыбку-леденец в ячейку сетки-рабицы. Разомлевший от жары большой серый пеликан меланхолично взирал на девочку, не проявляя ни малейшего интереса к столь несъедобному угощению.

– Ну ешь!

Юная мама погладила кроху по русой головке:

– Видишь, птичка сытая, ее здесь хорошо кормят.

За спиной кто-то звучно рыгнул. Женщина брезгливо и слегка испуганно обернулась.

В двух шагах от нее покачивался раздатчик корма, небритый дядька совершенно неопределенного возраста, в замызганном дерматиновом фартуке и стоптанных шлепанцах. Никакого корма, впрочем, в руках долговязого птичника не усматривалось.

– Ишь ты какая! – улыбнулся девочке раздатчик. – Да он тебя целиком заглотит. Знаешь, какой у него мешок под клювом?

Оценив добродушнейшую физиономию начальника пернатых, женщина успокоилась.

– Гражданочка, – не меняя выражения лица, молвил птичий кормилец нараспев, – вы что, не видите объявления?

И он начал методично тыкать пальцем в табличку:

– Здесь же ясно написано: «Уважаемые посетители! Кормить животных строго запрещается!» А?

– Так он же не стал, – автоматически начала оправдываться гражданочка.

– За это, между прочим, штраф полагается, – многозначительно продолжал гнуть свое долговязый.

Женщина беспомощно оглянулась по сторонам. В этот солнечный воскресный день в зоопарке было полно праздношатающейся публики. Благодушествующие родители покупали своим чадам разноцветные шары, толпы созерцателей сгрудились возле клетки со львами и на бережку пруда, где холмистым островком возвышался исполинский бегемот… Лишь здесь, на аллее с водоплавающей и ластоногой птицей, было совсем безлюдно. Правда, шагах в полусотне юная мама узрела троицу молодых парней, явно направлявшихся в ее сторону, однако женщина решила, что на их заступничество рассчитывать не приходится.

Она вдохнула чудовищный запах перегара, исторгаемый птичником, взглянула на готовую разреветься девочку и решительно полезла в сумочку за кошельком. Между тем пеликан со скучающим видом поплелся к небольшому водоемчику в центре обширного вольера, заметно припадая на правую ногу и слегка раскинув свои метровые крылья.

– Сколько? – сердито спросила симпатичная жертва вымогательства.

– Полтинник, – с готовностью ответил долговязый и пояснил: – Пятьдесят рублей. Я на эти деньги пеликану настоящего корма куплю, будьте покойны.

– Да уж вы купите, как же! – взорвалась гражданочка. – Знаю я, что вы купите…

Внезапно птичник, все внимание которого было устремлено на извлеченный из сумочки бумажник, ойкнул и пошатнулся.

– Привет, тезка! – весело молвил очутившийся за спиной вымогателя Алексей, и его сходство с Джорджем Клуни стало просто разительным.

– Здравствуйте, доктор, – пробурчал раздатчик корма, потирая ушибленное плечо. – Тяжелая у вас рука…

Рядом с Алексеем стояли Сергей и Геннадий. Сергей моментально оценил ситуацию:

– Ты вот что, хорош обирать посетителей, – он строго смотрел на птичника, выразительно сжав кулак.

«Ну врежь ему, давай!» – мысленно призывала Сергея незнакомка.

– А я что? Я что? – затараторил служитель фауны. – Вот гражданочка захотела пожертвовать денег на корм пеликану…

Женщина, которой на вид было никак не больше двадцати двух, машинально поправила блондинистую прическу, глядя на красавца Алексея долгим, чуть насмешливым взглядом. Он, наверное, замечательно танцует, прочему-то мелькнуло у нее в голове.

– Возьмите, – небрежно протянула она пятидесятирублевую купюру страждущему птичнику, продолжая неотрывно смотреть в глаза молодому доктору.

Девочка между тем восхищенно уставилась на Геннадия:

– Когда я вырасту, у меня будут такие же длинные волосы.

Птичник спохватился, вытянулся по струнке.

– Здравствуйте, батюшка. Благословите.

И он четко, под прямым углом, склонился перед Геннадием, положив правую ладонь поверх левой. Пастырь небрежно начертал над головой «овцы» крестное знамение, не протянув, однако ж, руку для целования.

– И ты будь здоров, – кивнул он повеселевшему вымогателю. – Давай, веди.

Раздатчик корма резво посеменил отпирать вольер пеликана.

Глава пятая

– Ирина, – протянула Алексею руку незнакомка.

Алексей слегка пожал кончики ее пальцев.

– Алексей. Извините, руки рыбой пропахли… А дочку как зовут?

– Юлечка. Только это не дочка. Я… В общем, я ее воспитательница.

Пеликан, сильно хромая и широко, словно для объятий, раскинув крылья, уже спешил навстречу своим друзьям.

– Нам пора, – кивнул Ирине Алексей, и вся троица вошла в распахнутую калитку вольера.

– Пока-пока, – помахала ему девушка и склонилась над своей подопечной.

«А она очень даже ничего», – мысленно резюмировал Алексей и тут же нахмурился: негоже предаваться такого рода помыслам накануне официального предложения, которое он собирался сделать Наде не далее, как завтра.

Схожие оценки вызвала незнакомка и у Геннадия, и, опять же, подобно Алексею, он нахмурился. Только совсем по другой причине, нежели его приятель-врач: красивая, броская – значит, стерва. Да все они стервы, хоть двадцатилетние, хоть сорокалетние. Правильно поет известная певичка… Сорокалетние еще отвратительней, поелику успели вдосталь попить крови мужчинам. Впрочем, какая ему-то разница, что за дело? Монашеский обет, слава Богу, навсегда оградил иеромонаха Германа от бабских посягательств.

Меж тем юная воспитательница достала из сумочки пачку тонких, длинных сигарет, прикурила элегантным жестом. Геннадий скривился: он на дух не переносил курящих женщин.

Лишь Сергей никак не отреагировал на аппетитную фигурку молоденькой воспитательницы. Да попадись ему сейчас на аллее зоопарка хоть Кэтрин Зэта Джонс собственной персоной – Сергей лишь скользнул бы по ней своим потусторонним взглядом. Все его мысли были заняты предстоящим испытанием…

Завтра, можно сказать, решается вся его жизнь… В смысле – профессиональная карьера.

А это, как ни крути, все-таки самое главное для каждого настоящего мужика. Дело надо делать, друзья-товарищи, вот что. Дадут ли ему заниматься своим делом, улыбнется ли Фортуна, подхватит ли его на своих волшебных крыльях?..

Пеликан захлопал крыльями, нежно сжимая мощным клювом запястье Геннадия.

– Здоровается, – ласково сказал иеромонах. – Яшка…

Подошли Алексей и Сергей, и Яшка поочередно подержал их протянутые руки своим клювом. Из-за ограды за происходящим ревниво наблюдала девочка Юля.

– Я тоже туда хочу! – захныкала она, дергая воспитательницу за юбку. – Почему дядям можно, а мне нет?

– Деточка, дяди, наверное, здесь работают. Пойдем, пойдем дальше. Впереди еще много интересного…

При этом она думала не о клетке со львами, а о молодом докторе, так похожем на Джорджа Клуни. … Собирать свою коллекцию масок он начал с пятилетнего возраста. Тогда их район только застраивался, и новоселам частенько приходилось с риском для здоровья форсировать многочисленные траншеи по непрочным дощатым настилам.

Он нашел у подъезда потерянный кем-то большой «бородатый» ключ и стал говорить пацанам во дворе, что ключик этот – от потайного хода. А там, в подземелье – скелеты и чудовища. Его стали упрашивать показать потайной ход, в существовании которого никто из ребятни даже не сомневался: ключ был мощнейшим аргументом. Соседский мальчишка принес в уплату за «экскурсию» картонную маску румяного, мордастого пионера в алом галстуке… Другие пацаны подхватили этот почин, и вскоре у него было уже семь масок – поросят, зайцев, волков…

Делать нечего, пришлось вести замирающих от любопытства и страха приятелей к подземному царству мертвых. Долго шли по дну траншеи, как вдруг он хлопнул себя по лбу:

– Я вспомнил! Сегодня же у него выходной…

– У кого?

– У потайного хода!

Такое объяснение было воспринято с полным пониманием. А на следующий день явились строители и засыпали траншею…

Маски он друзьям так и не вернул, оставил себе. А там и родители, благосклонно отнесшиеся к увлечению сына, стали на всякий праздник дарить ему простенькие картонные рожицы с прорезями для глаз…

Коллекция пополнялась несколько лет кряду.

– Держи, тезка. Радуйся жизни.

Алексей протянул птичнику полиэтиленовый пакет, в котором легко угадывались очертания бутылки. Долговязый благодарно принял сей дар, вытащил водку из пакета, с чувством поцеловал округлый бок. Засунул во внутренний карман своей давно не стиранной робы.

– Выпей за наши успехи, – мрачно молвил Сергей.

– Выпью, конечно, – охотно согласился птичий кормилец. – Только у вас, я вижу, и без того все в порядке.

Геннадий подошел к узкой деревянной лохани, и серебристый поток полуживых карпов устремился в кормушку. Пеликан Яшка уже ковылял к своему излюбленному лакомству.

– Да, ребята, – покачал головой служитель. – Если б не вы, пропала бы птица. Намедни директор опять пургу гнал.

– Пряслов? – зачем-то уточнил Геннадий.

– Ну да.

– Шайтан! – в сердцах бросил Алексей.

– Это точно. Мол, и окрас у него нестандартный, не по породе. И хромает. Зря мол, вольер занимает и корм переводит. Мол, извести его надо, один убыток только, да и не продашь. Короче, вашего Яшку с довольствия снимать собираются.

Геннадий задумчиво почесал бороду.

– Может, мне сходить, поговорить с ним?

– Э-э, – обреченно махнул рукой птичник. – Думаете, батюшка, он Бога боится? Как бы не так. Нехристь, одно слово. Картежник, ети его мать…

При этом определении иеромонах невольно вздрогнул, заторопил друзей:

– Леш, Сереж, я уже окончательно изжарился в этом пекле. Пошли, что ли?

Они вышли на аллею, за спиной лязгнула калитка, а Геннадий все продолжал говорить, деловито насупясь:

– Так, мужики, кто завтра кормит Яшку? У меня послезавтра престольный праздник, Ильин день. Мне готовиться надо, дел невпроворот…

«Говорить о чем угодно, лишь бы свернуть с этой проклятой карточной темы!» – ожесточенно думал иеромонах.

– А я… – Сергей прерывисто вздохнул. – Завтра должно окончательно решиться насчет выставки.

– В Венеции? – отстраненно спросил Алексей; он думал о своем, и думки эти были одновременно и тревожными, и радостными.

– Ну да… Соберется, понимаете ли, компетентная комиссия…

В голосе Сергея слышался неприкрытый сарказм.

– Да что тут гадать, я могу прийти, – очнулся Алексей. – Закончу в два и сразу сюда. Через Абрамыча, само собой.

– Ну, тогда, слава Богу, все в порядке. Но с Яшкой все равно надо как-то решать. Не сможем же мы постоянно, каждый день сюда мотаться. Даже если по одному.

Сергей подмигнул иеромонаху:

– Готов держать пари, что завтра Леха придет к Яшке не один.

Геннадий отреагировал на шутку весьма серьезно:

– Леша, я надеюсь, венчаться вы будете в моей церкви?

– Да хватит вам, прекратите! – смущенно выкрикнул Алексей.

Настоятель храма Ильи Пророка лукаво усмехнулся:

– Ах, раб Божий Алексий… Как же ты «любосластными недугами погубил ума красоту»!

– Что-что?

– Это цитата из канона Андрея Критского, а не что-что, – с напускной суровостью ответствовал отец Герман.

Алексей испытывал странное облегчение оттого, что разговор скатился на шутливую околоцерковную стезю. Он, кардиолог, бывший в своей короткой практике свидетелем множества мучительных смертей, тушевался как мальчик, если речь заходила о его личных сердечных делах. …Подобно тому, как Алексею были неприятны разговоры о его взаимоотношениях с Надеждой, так иеромонаху Герману претили всякие упоминания о карточной игре. Слишком уж роковую роль сыграли пресловутые «карты-картишки» в судьбе его родителей.

Если бы испитой раздатчик корма, никчемный, опустившийся человек, не произнес по адресу директора Пряслова емкого определения «картежник», то иеромонах Герман, в миру – Геннадий, не стал бы торопить друзей, и они проторчали бы в вольере пеликана Яшки еще как минимум полчаса. И тогда их жизнь продолжала бы идти своим чередом, со всеми, так сказать, радостями и горестями.

Но слово было произнесено, время сместилось на эти злосчастные полчаса, и вместе с этим сдвигом перекосилась вся дальнейшая судьба троих школьных друзей.

Глава шестая

– Прошлой ночью Зайчонок опять человека зарезал. Между прочим, я его знаю – у меня сынишка к нему в шахматную секцию ходил. Только я его оттуда забрал. Зашел как-то, увидел этого толстого Фишера с сигаретой в зубах, все помещение прокурено. И сказал себе: э, нет, обойдемся мы и без шахмат…

Пожилой дядька шумно отхлебнул пива. Его визави, такая же похмельная особь мужеска пола, исподлобья глянул на собеседника:

– Да какая хрен разница, маньяк зарезал или кто другой. У нас и безо всяких маньяков ночью на улицу не высунешься. Расплодили бандитов…

В баре стоял густой креветочный дух, сдобренный характерным для подобных заведений запахом пролитого и закисшего пива. Свободных мест в этот жаркий дневной час не наблюдалось, и взмокшие официанты едва успевали разносить по столам целые грозди запотевших пивных кружек.

– Отсюда в двух шагах и зарезал, – продолжал отец юного шахматиста. – У ограды зоопарка.

– У нас вся жизнь – зоопарк… – буркнул ни к селу ни к городу его скептически настроенный приятель.

Геннадий, Сергей и Алексей блаженствовали за столиком у окна, выходившего на тенистую аллею. Уже было выпито по две кружки освежающей пенной влаги, оприходовано блюдо с отборными королевскими креветками, уже официант услужливо взгромоздил перед друзьями очередную батарею ледяных кружек, аккуратно поставил на стол блюдо с креветками, заботливо накрытое стеклянным колпаком…

Все бы хорошо, да только одно совершенно ненужное обстоятельство немного стесняло друзей. А именно – поджарый, спортивного вида субъект с резкими, прямо-таки медальными чертами лица, пристроившийся к ним за столик. Впрочем, спортивный вид этого дядечки в первую очередь был обусловлен новенькими тренировочными шортами и футболкой, в которых сей субъект и заявился в пивную.

И Бог бы с ним, с этим поклонником бега трусцой, ничем он особо-то нашим друзьям не мешал, сидел себе, помалкивал, задумчиво цедя одну-единственную кружку пива под небольшую тарелочку с креветками. Да вот возьми да приключись с поджарым бегуном конфуз, и конфуз прямо-таки неприличный.

Официант Вова уже которую минуту нетерпеливо переминался с ноги на ногу, стоя над душой у поджарого, и, соответственно, над троими приятелями. А тот все шарил по карманам своих шорт, и вид у него был, скажем так, нерадостный… Гнетущая тишина повисла над столиком.

– Нехорошо получается, уважаемый, – с упреком сказал официант Вова.

– Н-да, нехорошо, – рассеянно согласился странный посетитель. – Сейчас, сейчас…

Алексей вздохнул: положительно, сегодня такой день, что ему приходится платить из своего кармана за всех!

– Не переживай, Вова. Сколько с него? – доктор поднял глаза на официанта.

– Сто пятьдесят рублей.

– Ну так запиши на наш счет, и дело с концом.

– Как скажете, – пожал плечами Вова и двинулся прочь.

– Нету денег – сиди дома, – донеслось до приятелей назидательное ворчанье официанта.

Глава седьмая

– Ну спасибо, ребята, спасли от позорища, – улыбнулся незнакомец.

– Такое с каждым может случиться, – сухо ответил Геннадий.

– Черт-те что! – досадливо покрутил головой спасенный от позора. – Я, знаете ли, уже давно привык обходиться без денег, то есть без наличных. Не помню, когда последний раз их в руках-то держал. Вот и…

– Хорошо так жить! – мечтательно заметил Алексей.

Сергей смотрел на поджарого неприязненно. Было видно, что он ждет не дождется, когда же наконец этот халявщик уберется восвояси.

– Хорошо-то хорошо, да как бы это сказать… – незнакомец, видимо, был расположен поболтать. – Иногда так хочется вспомнить студенческие годы, посидеть в дешевой пивной, вдохнуть запахи пива, креветок… Здорово!

– По жизни вас, видимо, окружают совсем другие запахи, – насмешливо бросил Сергей. – Не столь приятные.

– Да, вы правы, – согласился поджарый с беззаботным видом. – Например, запах металла пополам с машинным маслом. Смерть как надоел.

– Вы что-то ремонтируете? – спросил Геннадий из вежливости.

– Нет. Просто… Так пахнут автоматы Калашникова. Со мной рядом почти все время двое телохранителей с автоматами.

Алексей с наигранным изумлением издал протяжный свист, и сразу несколько голов повернулись в их сторону.

– Никак не могу к ним привыкнуть, – продолжал незнакомец. – Сегодня во время пробежки я от них просто сбежал. Сюда, в бар. И как назло – без денег.

За столом возникла неловкая пауза.

– Меня зовут Виктор Петрович, – «беглец» протянул ладонь насупленному Сергею. – Вы, кажется, Сергей? Архитектор, как я заслышал из вашего разговора. Почтенная, доходная профессия.

Сергей, чуть оттаяв, неловко пожал протянутую руку.

– Если точнее, то я архитектурный дизайнер-технолог. Вот так замысловато.

– Серега у нас истинный гений, – встрял Алексей. – А доходы гениев, как сами понимаете, весьма и весьма призрачны. Он ведь не коттеджи для нуворишей строит, он у нас в облаках витает.

– Точнее – плавает в воде, – вступил в разговор Геннадий. – Представляете, Сергей изобрел дома из воды! То есть стены – это сплошные водяные потоки. Регулируемые.

– Регулируемые потоки – это мне понятно, – кивнул Виктор Петрович, и было ясно, что он имеет в виду потоки финансовые. – Сергей, ваше изобретение – это очень интересная штука.

Советую срочно запатентовать.

– Да-да! – воодушевился архитектор. – Представьте себе: в доме можно создать любую атмосферу, лишь изменив температуру и состав водяных стен.

От былой неприязни к новому знакомому у Сергея, похоже, не осталось и следа.

– Потом, смотрите… – дизайнер-технолог полез в карман, пытаясь нащупать хоть какой-то клочок бумаги.

– Ну, понесло! – махнул рукой Алексей. – Серега, хорош грузить человека. Тебе что, нас мало? Ты что, репетируешь свои выступления в Венеции?

И пояснил Виктору Петровичу:

– Скоро Серега везет макет своего водяного дома на международную выставку в Венеции.

– Ну, это еще бабушка натрое разлила, – пробурчал архитектурный дизайнер-технолог.

Алексей лопатой протянул руку незнакомцу:

– А меня зовут Алексей, я врач-кардиолог в областной больнице.

Виктор Петрович с уважением пожал его ладонь.

– А Геннадий у нас – служитель культа, – доложил Алексей. – Монах, между прочим.

– Иеромонах, – поправил друга Геннадий.

– Понимаю, – кивнул Виктор Петрович. – То есть вы монах-священник.

– Верно. Геннадий – это мое мирское имя, Сережа и Леша меня так зовут по старинке.

Привыкли. Мы ведь какое-то время в одной школе учились. А вообще-то мое монашеское имя – Герман. Отец Герман. Служу в Ильинской церкви. Послезавтра у нас престольный праздник, приходите.

– К сожалению, вряд ли получится, – покачал головой Виктор Петрович. – Дела.

– Ну а вы чем изволите заниматься в этом безумном мире, Виктор Петрович? – поинтересовался Алексей.

– Я? Решаю всякие головоломки.

– Это круто, – сказал Сергей.

– Еще как! – согласился Виктор Петрович. – А главное – прибыльно.

– Тю-ю! – протянул Алексей. – Ну так загадайте нам какую-нибудь головоломку. Глядишь, и мы разбогатеем.

– Что ж, извольте, – задумчиво оглядел друзей Виктор Петрович. – Только смотрите, потом не пожалейте.

– А разве мы чем-то рискуем? – поднял бровь Геннадий.

– Не знаю – не знаю… Впрочем, слушайте.

Глава восьмая

– Как-то раз в гостиничном ресторане за одним столиком сошлись трое командированных, – начал свою загадку Виктор Петрович. – Они познакомились, выпили, закусили. Пришло время расплачиваться.

При этих словах Виктора Петровича друзья недвусмысленно переглянулись.

– Н-да… Так вот, официант уже подсчитал, что с троих, вместе взятых – двадцать пять рублей. И решил нагреть командированных на пятерку, сказал, что с каждого – по червонцу.

– Славное было времечко! – вмешался Алексей. – На десятку можно было посидеть в ресторане, выпить, закусить…

– Да мы тогда еще пешком под стол ходили, так что нечего ностальгировать, – одернул друга Сергей.

– Молчу, молчу, – покаянно сложил руки кардиолог.

– Я продолжаю, – сказал Виктор Петрович. – Ну, командированные скинулись по «красненькой» и преспокойно разошлись почивать по своим номерам. А официанту вдруг стало стыдно, что он так бессовестно обманул приезжих, и он решил вернуть им пять рублей.

– Да не может такого быть! – снова не удержался Алексей.

– Леша, это ведь загадка, байка, – растолковал ему Геннадий.

Неожиданно для самого себя, иеромонах слушал Виктора Петровича со все возрастающим интересом. А точнее – с каким-то непонятным, тревожным предчувствием.

– Итак, официант подозвал мальчика-полотера, дал ему пять целковых и велел разнести деньги поровну по трем гостиничным номерам, где остановились приезжие. Взбегая по лестнице, пацан сообразил, что пять на три не делится и решил так: отдам командированным по рублю, а два заберу себе. Так и сделал.

К этому моменту рассказа Виктора Петровича трое друзей уже позабыли о пиве и безнадежно остывающих креветках.

– А теперь загадка, – Виктор Петрович откинулся на спинку стула, скрестил руки на груди.

– Сначала командированные отдали официанту по десять рублей, итого тридцать. Это, так сказать, общая денежная масса, реально существующая в этой истории. Хм… Мальчик-полотер вернул приезжим по рублю. Таким образом, каждый из них заплатил за ужин уже не по десять, а по девять рублей. Девятью три – двадцать семь. Два рубля присвоил пацан. Итого двадцать девять. Где еще рубль?

– Полный абзац! – восхищенно воскликнул Алексей.

– Нет, а правда, куда рубль девался? – спокойно спросил Геннадий.

Виктор Петрович, прищурясь, окинул взглядом молодых людей.

– Вот с этого рубля, парни, и начиналось мое состояние. Однажды я научился его различать. И, соответственно, извлекать.

– Надеемся, вы скажете нам разгадку? – буркнул Сергей.

Виктор Петрович помолчал, словно что-то обдумывая.

– Как я понял, вы ребята с головой, – заговорил он медленно и веско. – Попробуйте сами разгадать. Если сумеете, я дам вам…

Виктор Петрович снова замолчал, будто что-то прикидывая. И сказал обыденно, поделовому:

– Миллион фунтов стерлингов.


Несколько секунд столик и сидящие за ним являли собой немую сцену. Казалось, разом стихли все шумы, наполнявшие пивной зал: звон посуды, грохот отодвигаемых стульев, гомон подвыпивших посетителей…

На самом деле, конечно же, бар продолжал жить своей обычной жизнью – кружки звенели, а порой и бились об пол, выпивохи внятно и невнятно матерились, официанты, извиваясь, лавировали между столиками. Вернулась жизнь и в закуток, где с каменными лицами сидели трое друзей: Виктор Петрович поднялся, нарушив тем самым статичность ситуации, слегка поклонился:

– Ну, мне пора. Еще раз спасибо за помощь в трудной ситуации. Визиток, к сожалению, у меня с собой нет, но если вдруг кто-то из вас отгадает мою загадку, то вы меня найдете. Но учтите: послезавтра в ночь я улетаю в Лондон, на аукцион в Сотби. Так что у вас два дня сроку.

Первым встряхнулся Алексей:

– А что вы собираетесь делать в Сотби?

И тут же понял, как тупо прозвучал его вопрос.

– Собираюсь приобрести средневековую статую, – спокойно ответил Виктор Петрович. – Известный итальянский скульптор. Мой агент сообщил мне, что реально я могу купить ее за миллион фунтов. Цена меня устраивает, но… Это прихоть, в конце-то концов. Так что у вас есть шанс забрать этот миллион себе.

– Тоже прихоть? – спросил Геннадий.

– Если угодно, считайте, что да.

И удалился.


Друзья переглянулись и тут же одновременно расхохотались: настолько глупыми были у них лица.

– Нет, ну надо же! Вот ведь развел! – потешался над самим собой Алексей.

– Псих какой-то, – вспомнив о завтрашнем испытании и вмиг посерьезнев, выдал диагноз архитектурный дизайнер-технолог.

– Ты еще скажи – маньяк, – хмыкнул доктор. – Нет, брателло, он не псих. Это обычный пивняцкий прием. Мужик пьет пиво за чужой счет и запудривает нормальным людям мозги всякими байками. Этот Виктор Петрович – высокопрофессиональный халявщик.

– Не похож, не похож… – задумчиво проговорил Геннадий. – Пожалуй, я склонен согласиться с Серегой – он душевнобольной. Маньяк не маньяк, но мания у него явно присутствует.

Друзья отхлебнули было пивка, но всем троим его вкус показался пресным и безрадостным. Алексей покопался в холодных креветках, вытер руки салфеткой.

Настроение у приятелей было основательно подпорчено. … Он задумчиво разглядывал армейский штык-нож: мощная закругленная рукоятка из светло-коричневого материала – кажется, эбонита? – зубчатая пилка на ребре лезвия… Само лезвие – двадцать сантиметров, из светлой стали. Ломкое, ненадежное лезвие: если, к примеру, метать этот штык-нож, то он может переломиться в месте крепления лезвия к рукоятке. Случалось, такие ножи раскалывались при падении на асфальт… Да и не сбалансирован в этом легендарном оружии вес рукоятки и лезвия.

Зато колоть человека ли, зверя ли – одно удовольствие: тяжелая рукоятка обеспечивает мягкое, мгновенное вхождение в тело. Или ему так только кажется?

Правда, существует одно обстоятельство… В момент нападения на человеческой особи присутствует кое-какая одежда, а поскольку он выходит на охоту по ночам, когда в полнеба сияет бледнолицая луна, то жертва, как правило, облачена в ветровку. Из довольно прочной ткани, кстати сказать. В тело-то штык входит весело, полюбовно, а вот вытащить нож из содрогающейся в конвульсиях жертвы непросто, ох как непросто… Зубья пилы впиваются в одежду, и приходится выдирать ткань вместе с мясом. С человеческим мясом.

Глава девятая

Пылинки кружились в широком солнечном луче, пробивавшемся сквозь густую листву, что колыхалась за окном демонстрационного зала. «Ты только не волнуйся, – сказал Сергею профессор архитектуры Меницкий. – В случае чего я приду к тебе на помощь».

Да, только на Меницкого и вся надежда. Этот престарелый, но жизнерадостный профессор уже давно протежировал Сергею, был его научным руководителем. Повезло, можно сказать…

Но даже Меницкий не мог выручить Сергея в одном, казалось бы, пустяковом деле: наводя марафет в институтской уборной, молодой дизайнер-технолог безбожно утянул галстук, и теперь он врезался в шею, будто удавка. В голове отчетливо пульсировала кровь, и ничего с этим поделать было нельзя: без зеркала не стоит и пытаться ослабить галстук, не дай Бог, будет криво сидеть. И это ничтожное обстоятельство может стать решающим для ключевого члена комиссии, доцента Крутиковой, известной своим педантизмом и пристрастием к безукоризненно одетым мужчинам.

Помимо Крутиковой и Меницкого в экспертную комиссию входил вечно добродушный и вечно равнодушный к своей работе профессор Шпилько. Никто не мог понять, каким образом этот здоровяк лет двадцать тому назад получил кафедру, за какие такие заслуги перед отечественной архитектурой? Но факт оставался фактом: Шпилько имел профессорский статус, давным-давно защитил докторскую и почитался фигурой непотопляемой, словно пенопласт.

То, что в окружении двух профессоров ключевой фигурой в экспертной комиссии была доцент Крутикова, объяснялось одним банальным обстоятельством: незаурядной привлекательностью означенной сорокалетней мадам. Ясно, что Меницкий при любом раскладе будет бороться за «водяной дом» своего протеже, но вот Шпилько, скорее всего, займет позицию Крутиковой. А Крутикава была известна своим активным неприятием всего революционного. И Шпилько поддержит ее не из любви к классической, ортодоксальной архитектуре, а по причине своих симпатий к очаровательной доцентше.

«Ну почему маньяк не зарезал Крутикову, а? – пронеслось в голове Сергея, когда он взирал на свою оппонентшу, облаченную в строгий деловой костюм, на редкость шедший к ее точеной фигурке. – Возраст у нее вполне для маньяка подходящий – сороковник, к тому же – курит…»

Дизайнер-технолог припомнил, что все женщины, ставшие жертвой серийного убийцы, равно как и единственный зарезанный мужчина – детский тренер, были курящими. Об этом сообщали по местному телевидению как о единственном обстоятельстве, объединяющем всех погибших от рук злодея.

На столе посреди демонстрационного зала стоял рабочий макет водяного дома, сконструированный Сергеем. Ширина его была порядка семидесяти сантиметров, рост – около метра.

Ломаная черепичная крыша поддерживалась прозрачными бесцветными стойками. А стены являли собой сплошной, ровный, как стекло, поток воды. Она стекала в резервуар, находящийся в подвале домика и снова закачивалась в емкость на чердаке. Внутри макета была видна миниатюрная мебель и прочая домашняя обстановка.

– Стены делаются ровными под воздействием электромагнитного поля, – вещал Сергей, и тон его был такой, словно он творил заклинание. – Мы можем изменить конфигурацию дома и количество комнат по своему желанию.

Сергей нажал на кнопку пульта, и макет преобразился: водяные стены плавно задвигались, и вот уже перед членами комиссии возвышался совсем другой коттедж.

– Каково, а? – не удержался от восклицания Меницкий.

– Фантастика, – отозвался Шпилько, скосив глаза по направлению выреза на груди госпожи Крутиковой.

– Войти и выйти из дома можно в любом месте, – продолжал Сергей, при помощи пульта раздвигая водяные стены то здесь, то там.

– Это что же получается, – скептически отозвалась Крутикова, – дом совсем прозрачный?

Снаружи все видно?

– Это уж как вам угодно, – слегка поклонился дизайнер-технолог. – Эксгибиционисты могут разгуливать неглиже за прозрачными стенами, а любители классического интима, то бишь ханжи, будут недоступны для постороннего взгляда.

Крутикова пронзительно посмотрела на новоиспеченного гения архитектуры. Ох, не надо бы Сергею брать такой тон с любвеобильной доцентшей, ведь примет на свой адрес, чиновная бестия… Но тут уж, как говорится, либо пан, либо пропал. Одним словом, приходится идти вабанк.

Рядом со своим детищем дизайнер-технолог чувствовал себя на редкость уверенно и готов был дерзить по любому поводу.

Сергей снова нажал на пульт, и стены домика-макета сделались молочно-белыми, словно из мрамора.

– Для того, чтобы стены стали непрозрачными, поток воды насыщается пузырьками воздуха, – пояснил юный архитектурный гений.

Глава десятая

Геннадий ловил на себе лукавые, а то и откровенно призывные взгляды совсем юных девушек, и не радовала его эта популярность среди тронутых пороком нежных созданий, отнюдь не делала счастливей. Он прекрасно понимал, что не его персона как таковая возбуждает греховные помыслы у молоденьких искательниц приключений. Вовсе нет. Все дело в монашеском облачении – подряснике и камилавке, да еще в серебряном наперсном кресте. Наверное, все эти девицы, завидев его, шагающего со спортивной сумкой на плече сквозь толпу прохожих, думают примерно так: «Ишь ты, монах! И какой молодой… Им ведь секс запрещен. Интересно, а хочется ему или нет? И вообще, может ли он? Вот бы проверить!»

Будь он в обычном, мирском одеянии, ему, парню с весьма заурядной внешностью и довольно-таки пустым карманом, пришлось бы изрядно потрудиться, чтоб затащить в койку вон ту, к примеру, красотку. Целый день, а то и два надо было бы без отдыха нести всякую ахинею, выслушивать идиотский смех по поводу и без, вести провинциальную секс-бомбу как минимум в кафе-мороженое… Угощать сухим вином (хотя они, кажется, нынче предпочитают джинтоник).

А в подряснике, да еще с ярким крестом на груди – только мигни, да и отбегай в сторону, чтоб не затоптали. И что за тяга у женщин всех возрастов к запретным, погибельным связям?..

Когда Геннадий готовился принять монашество, то его отправили проходить искус в Нило-Столобенский монастырь, что на Селигере-озере. Пилил-колол дрова, топил баню да еще и пел на клиросе – и так целый год вплоть до пострижения и рукоположения в иеромонахи.

Так вот, был там один случай, весьма опечаливший немногочисленную братию. У молоденького инока Павла страшно разболелся зуб, распухла десна, и наместник обители архимандрит Кассиан скрепя сердце отправил инока на соседний остров Городомлю, где был неплохой зубоврачебный кабинет при оборонном предприятии. Предчувствовал, видать, беду отец наместник, да что поделаешь? Уж больно страдал бедный Павел.

И вышло именно то, чего боялся старец-архимандрит: окрутила, охмурила смазливого инока молодая врачиха-вертихвостка, стали они всякий раз, как Павел приезжал на прием, предаваться греховным утехам. А потом инок и вовсе не вернулся в монастырь: соблазнительница бросила мужа и стала открыто жить с Павлом.

Из обители к бывшему иноку ходили посланцы, призывали вернуться и покаяться, но все без толку. Наконец с Павла сняли монашеский чин, на десять лет отлучили от причастия. Он устроился на автобазу слесарем. И что же? Страстная подруга внезапно охладела к сожителю, потеряла к нему всякий интерес и влечение. Она вернулась к мужу и тот ее простил.

А Павел… Всякое говорили про него в монастыре. То пил, как губка, то на рынке грибами торговал. Последний раз его видели у баптистов. Погубил человек свою душу, да и сия временная жизнь стала никчемной и пустой. … Геннадий подходил к своей церкви Ильи Пророка, печально глядя на паутину лесов, которой был спеленут храм. Да только не видать в этой паутине «паучков», то бишь строительных рабочих. Нет и не предвидится у отца Германа денег на оплату стройматериалов и рабсилы.

Перед храмовой иконой, писанной на фанере, истово молился псаломщик Вадим. Был он бородат, лыс и шестидесяти годов от роду, однако при всем том имел душу младенца.

Геннадий рассеянно положил крестное знамение, и псаломщик тут же засеменил к нему, сложив ладошки лодочкой – правая поверх левой.

– Батюшка, благословите!

Иеромонах черкнул в воздухе невидимый крест, протянул руку для целования. Вадим рьяно, звонко чмокнул кисть настоятеля, воззрился полубезумным взглядом. Был он явно не в себе.

– Да что с тобой, Вадим? – встревожился Геннадий. – Ты прямо весь дрожишь.

Псаломщик внезапно разразился истерическими рыданиями, бухнулся в ноги иеромонаху:

– Батюшка! Отец Герман! Родной вы наш!

Геннадий невольно попятился.

– Да что случилось? – выкрикнул он совсем неподобающе для своего сана.

Вадим вскочил с колен, проговорил, с трудом сдерживая конвульсии в горле:

– Елизавета Марковна приходила, отец Герман.

Голос его звучал с глухой торжественностью, будто псаломщик возвестил по меньшей мере о явлении пророка Илии.

– Кто такая?

– Да как же, батюшка… Вдова директора рынка, вы ж недавно отпевали его.

– А, которого конкуренты расстреляли в машине… Теперь вспомнил.

В тот день директор рынка Мжаванадзе, надо полагать, первый раз в жизни пересек порог церкви, да и то в виде трупа.

– Елизавета Марковна ждала вас, ждала, – вещал псаломщик, и по щекам его катились беззвучные слезы, – да и не дождалась. Ушла. Я уж раз двадцать вам домой звонил.

– Я больную исповедовал, – резко ответил Геннадий. – Так чего этой вдове было нужно?

Лицо псаломщика стало суровым, и он проговорил ровным, замогильным голосом:

– Деньги она принесла. Пожертвование. На помин души мужа своего.

– Да? – встрепенулся Геннадий. – Это хорошо. Это кстати. И много денег?

Вадим оглянулся по сторонам, словно желая убедиться, что кроме них в храме никого нет.

– Мильён. Мильён рублей, отец Герман.

Псаломщик проворно схватил иеромонаха за руку и повлек его в ризницу. Там бородач шумно высморкался в замызганный носовой платок, аккуратно спрятал его в широкий карман стихаря и принялся методично выгружать на стол из-за пазухи пачки тысячерублевых купюр в банковской упаковке. Не сдержался, снова принялся беззвучно рыдать.

Ровно десять пачек. Геннадий оторопело смотрел на свалившееся с неба богатство, для верности взял один «кирпичик» в руку, повертел. Псаломщик внезапно успокоился.

– Ключ-то от сейфа у вас, отец Герман.

Геннадий положил пачку на стол, широко перекрестился.

– Господи, слава Тебе! Святый пророче Божий Илие, благодарю тя!

И опустился на колени перед маленькой иконой Ильи Пророка, висевшей в углу ризницы.

Вслед за ним гулко стукнул лбом в деревянный пол псаломщик Вадим. В таком положении они оставались несколько секунд, затем Геннадий стремительно поднялся, достал из сумки связку ключей. Подошел к довоенному коричневому сейфу с треугольной табличкой «артель Мосметаллснабсбыт».

Сложив пачки на полочку сейфа, тщательно заперев его и перекрестив дверцу, он положил псаломщику руку на плечо:

– Ну, Вадим, услышаны наши молитвы. Теперь к Покрову внутренность храма приведем в божеский вид. Иконостас в епархиальной мастерской закажем. Утварь купим, праздничные облачения. Пошли, брат Вадим, служить благодарственный молебен.

– Пойдемте, батюшка, – счастливо улыбнулся псаломщик.

– Да, Вадим… И запиши этого раба Божьего, как его там, убиенного директора рынка, на вечное поминовение…

Глава одиннадцатая

Сергей попробовал загладить неловкость, вызванную его эскападой насчет эксгибиционистов и ханжей:

– Кстати, Елена Сергеевна, вы только что подали мне замечательную идею.

– Это какую же? Разместить внутри макета фигурку голой девки? – фыркнула Крутикова.

– Честно говоря, мне эта смелая мысль в голову не приходила, – с сожалением в голосе молвил Сергей. – Видимо, с фантазией напряженка…

Меницкий деланно хохотнул, но при этом ожесточенно подавал Сергею недвусмысленные знаки: мол, хватит пикироваться с Крутиковой, ты что, брат, с ума сошел?

Сергей чуть заметно кивнул своему покровителю: мол, понял, больше зарываться не буду.

Сказал по-деловому:

– Можно закачать в воду краситель, и цвет стен станет любым, по желанию заказчика.

– Хм, заказчика! – иронично отреагировала Крутикова. – Ну скажите на милость, какой нормальный человек захочет жить в доме из воды? Лично я не представляю.

Меницкий счел нужным применить тяжелую артиллерию:

– Да разве в этом дело, Боже ж ты мой! Вот вы, Елена Сергеевна, ходите на демонстрации мод?

– Хожу, – с вызовом отвечала доцентша.

– Не понимаю, при чем тут… – попытался вступиться за Крутикову Шпилько.

– А при том, – весело перебил его Меницкий. – Скажите, Елена Сергеевна, разве все платья из представленных коллекций можно носить в реальной жизни?

Крутикова презрительно усмехнулась, и было непонятно, по чьему адресу – то ли по адресу Меницкого, то ли чересчур эпатажных кутюрье.

– Так и тут, – принялся развивать свою мысль профессор. – Этой моделью мы лишь показываем возможную тенденцию в домостроительстве. Товарищи дорогие, уважаемые члены экспертной комиссии! Перед вами, – (жест в сторону макета) – принципиально новое слово в мировой архитектуре! Такого никогда и нигде не было! Мы, именно мы можем задать совершенно иное направление в этой сфере человеческой мысли, иной взгляд на архитектурный дизайн и технологию. Да за это Нобелевскую премию надо давать, если уж на то пошло…

– Ну уж и Нобелевскую, – снова скосил глаза на Крутикову профессор Шпилько.

– Насколько мне известно, в номинации «архитектура» Нобелевских премий не присуждают, – отрезала Крутикова таким тоном, словно это был главный аргумент против обсуждаемого проекта.

Меницкий не сдавался:

– Во всяком случае, будет самым настоящим преступлением, если этот макет не поедет на выставку в Венецию. Попомните мое слово, это будет самый сенсационный экспонат. Согласен, первый приз водяному дому не присудят – слишком уж революционно. Но уж специальный приз Сергею гарантирован – это, граждане-товарищи, как Бог свят.

Шпилько посмотрел на Крутикову, пребывающую в некотором замешательстве, сказал неуверенно:

– Ну да, ну да… Им там в Венеции это близко и понятно, всю жизнь на воде живут…

И, не встретив протеста со стороны доцентши, повернулся к Сергею:

– Что ж вы, батенька, столько времени тянули? А? Выставка открывается через два дня!

Меж тем во взоре Меницкого явственно читались пушкинские строки: «Уж близок, близок миг победы». Он с воодушевлением заговорил:

– А вы случайно не забыли, где мы с вами живем? Такой действующий макет даже в Америке изготовить архисложно, а уж у нас… Кстати, место на выставке для Сергея зарезервировано, так что слово за вами.

При последних словах Крутикова возмущенно вскинула взгляд на Меницкого, затем повернулась к Сергею, сказала металлически:

– Молодой человек, выйдите.

Сергей двинулся к дверям, и походка его была нетвердой, прямо-таки даже полупьяной.

Сколько времени он простоял на балюстраде, уставясь неподвижным взглядом в скомканный фантик от «Сникерса», что валялся на парадной лестнице – пять минут, полчаса, час?

Наконец из демонстрационного зала вышла Крутикова, с надменным видом прошествовала мимо Сергея. Шпилько торопился догнать ее и лишь бросил дизайнеру-технологу:

– Успеха вам, Сергей Анатольевич.

Зато профессор Меницкий с чувством обнял своего протеже:

– Победа, Сережа! Победа! Наша взяла! Давай мухой домой за загранпаспортом. Завтра вечером, кровь из носу, ты должен быть в самолете. Рим, Турин, Милан – какая разница, куда будет билет, туда и возьмем. Там на автобусе до Венеции доберешься.

Сергей в каком-то сомнамбулическом состоянии слушал Меницкого. Названия итальянских городов мелькали перед его глазами, словно радужные игральные карты.

– Полетишь один, Сережа, – вещал Меницкий. – Все остальные уже там. Макет повезешь как ручную кладь, не вздумай сдавать в багаж!

– Петр Александрович! – чуть не воя, воззвал архитектурный дизайнер-технолог. – Дорогой Петр Александрович! Я шел к этому дню всю свою жизнь…

– Да какая твоя жизнь! У тебя впереди такие дела, что…

И, не найдя слов, Меницкий от души треснул Сергея кулаком в грудь.

Глава двенадцатая

В понедельник у городского зоопарка был выходной, и Алексей предварительно позвонил долговязому птичнику, чтобы тот подошел к служебному входу. Начальник пернатых стремительной птицей полетел на вожделенную встречу с кардиологом – правда, лечить ему требовалось вовсе не сердце, а голову, которая смерть как раскалывалась после вчерашнего. «Не придет же он, в самом деле, пустой», – рассудил кормилец попугаев, страусов и цапель. И здраво рассудил, между прочим.

Он поджидал доктора и его подругу в будочке сторожа, такого же похмельного субъекта неопределенного возраста, как и птичник. Сторож терпеливо выслушивал философские сентенции своего небритого визави, ибо сознавал: от птичника, вернее – от его юных друзей – напрямую зависит будущее. Это будущее целиком и полностью укладывалось в три, максимум – четыре предстоящих часа, наполненных радостью опохмелки. Что дальше – гадать не хотелось.

– Вот смотри, – с трудом ворочал языком кормилец пернатой фауны, – что в природе-то, брат, творится. Звери и птицы подражают нам, людям, берут с нас пример… Дурной пример!

Супружеские измены – р-раз… Где это видано, чтоб волк от одной волчихи к другой сбежал? А теперь – пожалуйста, адюльтер. Чуть не в каждой клетке.

Сторож из вежливости покивал головой, разливая по кружкам жиденький чай.

– Я слышал, у нас в зоопарке даже мужеложные дела отмечены. Среди зверей-самцов, – брякнул хозяин будочки.

– Вот-вот, – охотно согласился птичник, хотя сообщение сторожа было для него внове. – А самоубийства? Это два.

– Это три.

– Да, это три… У зверей, у них же инстинкт самосохранения превыше всего. Они себе никогда умышленно вреда не нанесут… Не наносили.

– Это ты про то, как павиан отравился? – уточнил сторож. – Так это ж несчастный случай… Ему просто корм несвежий дали.

Птичник хотел было поспорить с такой трактовкой гибели павиана, но тут в запыленном окошке показались две молодых, жизнерадостных личности – это были Надежда и Алексей.

Вскочив со скамьи, повелитель пернатых предстал пред их ясны очи, культурно поздоровался с доктором, отвесил невнятный комплимент его спутнице и выразительно посмотрел на два пакета, что оттягивали руку Алексея. В одном шевелилась рыба – ну, это неинтересно, а в другом служитель фауны безошибочно различил цилиндрические очертания бутылки. И сразу засуетился, кинулся к сторожу:

– Михалыч, познакомься, это мои друзья. Доктор, между прочим!

Алексей и Надежда шли по безлюдному зоопарку, и в этой тишине, изредка нарушаемой криками павлинов, юному кардиологу чудилось нечто нереальное, а пожалуй что и мистическое. Ажурные решетки вольеров и чугунные прутья клеток словно куда-то исчезли, и доктор явственно ощутил себя лицом к лицу с дикой природой. Наедине. Не совсем, конечно, ведь рядом была Надя. Но, в конце концов, она ведь его половинка – во всяком случае, скоро будет.

Так начертано судьбой. «Вот откуда произошли слова «суженая», «суженый», – сообразил Алексей. – От слова «судьба».

Суженая, девушка девятнадцати лет от роду, с рыжеватыми кудряшками и в простеньком платьице, была старшей сестрой давнишнего Лешиного пациента, мальчика Игоря. Не повезло парню: врожденный порок сердца, да еще со всякими бяками, то есть осложнениями. Инфаркт в четырнадцать лет – это вам не хухры-мухры, второй такой случай еще поискать надо.

Алексей уже дважды вытаскивал Игоря с того света, возвращал к жизни. И нисколько не обманывал навещавшую братика Надю, когда говорил, что, по идее, в будущем все должно закончиться для мальчика благополучно. При правильном лечении и постоянном наблюдении порок сердца к 17-18 годам частенько сходит на нет.

Недавно Надя дала понять Алексею, что не расстанется с Игорем вплоть до его полного выздоровления. «Получается, что никогда, – с тоской подумал в тот момент Алексей. – Полное выздоровление в случае с Игорем невозможно. Он на всю жизнь останется сердечником. Вопрос в том, чтобы сделать эту жизнь максимально долгой и качественной».

И тут же просветлел, приняв простое и правильное решение: Игорь тоже переедет к нему, вместе с Надей. А что? Квартира у Алексея просторная, места хватит.

К тому же доктор успел подружиться со своим пациентом – кстати, даже раньше, чем с Надей. Тихий, задумчивый мальчик замечательно играл в шахматы и с легкостью заставлял капитулировать Алексея, который до той поры считал себя весьма недурным шахматистом.

«Между прочим, Игорь ведь учился у того самого тренера, который так глупо погиб позапрошлой ночью», – с удивлением отметил про себя Алексей и почувствовал какую-то смутную взаимосвязь между событиями, творящимися вокруг него. Ах да, черт возьми! Ведь все убитые женщины, равно как и зарезанный шахматный тренер, в разное время лечились у него в кардиологическом отделении… «И, кстати, так и не бросили курить, хотя я им это настоятельно рекомендовал», – ни с того ни с сего подумал доктор.

В его мозгу сама собой приоткрылась некая дверца, переход, ведущий к другому уровню понимания происходящего…

Но «входить» в эту дверцу доктор не стал. В конце концов, рядом с ним, осторожно переступая туфельками по бетонному бордюру, шла Надя. Вот они идут по джунглям с населяющими их львами и обезьянами, те провожают их своими печальными глазами; а теперь потянулась бесконечная пустыня с варанами, змеями и прочими гадами ползучими… Впереди – субтропики, и там, в маленьком водоемчике, обитает пеликан Яшка.

– Что ты чувствуешь? – спросил Алексей чужим голосом. – Мы ведь одни-одинешеньки посреди…

За спиной совершенно некстати икнул похмельный птичник, и Надя рассмеялась:

– Как видишь, в этом мире мы вовсе не одиноки.

Девушке было абсолютно все равно, куда пойти нынче с Алексеем – хоть в ресторан, хоть на непролазную стройплощадку. И когда молодой кардиолог предложил ей навестить пеликана Яшку, она с наигранным воодушевлением согласилась и даже вызвалась отварить хромой птице пельменей. Леша растолковал, что Яшка питается рыбой, пельмени – не в коня корм. То есть не в пеликана.

Ну что ж, нет так нет.

Но в самом ли деле энтузиазм девушки Нади был искусственным? Не факт. Своим женским чутьем она осознавала, что сегодня Леша сделает ей предложение. И где именно произойдет объяснение – абсолютно не важно (это насчет теоретически возможного приглашения посетить стройплощадку). Да хоть посреди очистных сооружений, елки-палки!

Она, конечно, примет предложение. И, ступая по бордюру мимо раскачивающихся на ветках обезьян, мимо сонного льва и грустного бегемота, Надя думала о том, что вечером надо будет соорудить сельдь под шубой, яблочный салат и блинчики. Непременно блинчики, ее коронное блюдо.

О вине Леша, разумеется, позаботится сам. И о цветах. Ведь сегодня он отправится к ней домой делать официальное предложение родителям Нади. То есть перед родителями… То-то батя обрадуется поводу выпить! Да еще на халяву…

Кстати, как одет будущий жених? Хм, не комильфо, конечно, и в первую очередь – галстука не хватает. Но ничего, она стащит галстук у отца. Ритуал надо соблюдать, это очень важно.

Почему так важен галстук при официальном предложении руки и сердца, Надя, пожалуй, не смогла бы объяснить толком. Просто так принято, вот и все.

Глава тринадцатая

Служитель фауны, получив «штатную» бутылку водки, прослезился и отпер калитку в вольер. Навстречу Алексею и Надежде уже хромал пеликан Яшка, по своему обычаю распахнув крылья.

– Смотри, что сейчас будет, – шепнул Наде Алексей и протянул пеликану руку.

Но зловредная птица вдруг резко изменила привычный ритуал приветствия и вместо того, чтобы сжать клювом запястье своего друга-доктора, неожиданно ущипнула девушку за лодыжку.

– А-ай! – взвизгнула Надя, а пеликан повернулся к ней боком и строго пялил на нее свой глаз.

– Да ты что, Яшка? – опешил Алексей. – Вот чудак-человек!

– Ох, больно как, – простонала девушка. – Смотри, он порвал мне чулок. Ты же говорил, что он совсем добрый и ласковый!

Алексей неловко приобнял Надю и сказал, с трудом сохраняя ровный голос:

– Понимаешь, Надя… Он просто чувствует, что я тебя люблю. И ревнует.

Признание должно прозвучать буднично, как нечто само собой разумеющееся, определил для себя Алексей. Сколько раз в его короткой жизни он произносил это желанное для девушек слово «люблю»! И не сосчитаешь. Только… Тогда это признание действительно было будничным, а теперь… В общем, произнести главную фразу с очаровательной легкостью не получилось. Алексей вздохнул и поцеловал Надю в щеку.

Пеликан Яшка демонстративно отвернулся и, волоча крылья по земле, побрел вглубь своих владений.

– Ну вот, ты и признался мне в любви, – девушка поправила чулок. – И где? В клетке у своего пеликана.

– В вольере… – промямлил Алексей. – Вы с Яшкой еще подружитесь, вот увидишь.

И, чтобы скрыть смущение, пошел к водоему, вытряхнул туда всю рыбу из пакета.

– Раз ты такой обидчивый, – сказал он пеликану, – тогда изволь ловить рыбу сам.

И увлек Надю к выходу из вольера.

Яшка тут же вымахнул из прудика и заспешил вслед, будто прося прощения. Надя склонилась над повинной птичьей головой, погладила пеликана по спине.

– Ну вот, все в порядке, – чересчур бодро резюмировал Алексей.

Его вдруг словно прорвало, и он сбивчиво заговорил о том, что пеликан Яшка – это своего рода талисман их дружбы с Генкой и Серегой, вот Генка даже раскопал где-то, что пеликан – это символ любви, самопожертвования и взаимовыручки, теперь вот на уроках воскресной школы все это детям рассказывает, и вообще он детей любит, даром что монах, ему бы жениться надо и своих ребятишек настряпать, а Серега вообще живой классик мировой архитектуры, мы еще за него порадуемся, и, кстати, со временем можно ему обалденный коттедж заказать, хороший кардиолог – то есть он, Алексей – в наши дни деньги заработать сумеет, вот только бы открыть свое собственное дело, то есть кабинет сердечно-сосудистой диагностики, к тому же у него уже подобрался материал для кандидатской диссертации…

– Между прочим, я тоже ревнивая, – остановилась Надя; они уже стояли неподалеку от входа в зоопарк. – Ревнивая, как Яшка. Ты только и говоришь об этом пеликане да о своих друзьях.

– Неправда…

– Ну, еще о своей медицине, о карьере.

Алексей посмеивался: смущение как-то разом оставило его.

– Нет, в самом деле! – притворно сердилась девушка. – У тебя уже все есть. Зачем тебе еще я?

– Видишь ли, Надя, – таинственно начал кардиолог. – Дело в том, что мы все трое люди ужасно занятые. Серега завтра летит в Венецию, везет туда на архитектурную выставку макет своего водяного дома. Генка получил огромное пожертвование и теперь полным ходом будет реставрировать свою церковь. А я…

Алексей замолчал.

– Ну и что же ты?

– Я… ну, в общем, скоро женюсь. Так кто же будет приходить кормить Яшку? Ему каждый день лопать надо. Кроме тебя, некому.

– Ну спасибо. Хорошенькая перспектива. И на ком это ты женишься?

– Ты не поверишь.

– Поверю, поверю.

– На самой лучшей девушке планеты. И зовут ее Надежда.

– Вот как, – протянула Надя. – Ну-ну. Поздравляю. Кстати, а эта твоя девушка, она уже дала согласие?

Самоуверенность молниеносно схлынула с Алексея.

– Н-нет еще… Но я очень надеюсь.

Мимо прошла древняя, как мир, дворничиха с метлой, подозрительно глянула из-под седых, кустистых бровей. «Сглазила, старая карга», – подумал Алексей и чуть было не перекрестился. Крестился он редко, разве что в церкви у Генки, да и то в самые торжественные моменты. Например, перед исповедью.

– Надеется он, понимаете ли, – насмешливо сказала Надя. – Как видишь, не все так просто, уважаемый доктор. И, между прочим, мы уже опаздываем к моим, стол наверняка накрыт. Надо еще вина успеть купить.

– А по какому… По какому поводу?

– Балда! – Надя легонько шлепнула Алексея по темечку. – Ведь сегодня у Игоря день рожденья. Забыл?

– Честно говоря, забыл. Ну и как там наш именинник?

Надя вздохнула.

– Готовится принять участие в юниорском турнире. Ты знаешь, Игорь тебя очень любит, Леша.

Алексей был тронут до глубины души, и потому сказал полушутливо:

– Сегодня такой день, когда меня любит весь мир. И я люблю весь мир.

– И даже ту старуху? – Надя показала на дворничиху, подметавшую дорожку неподалеку.

– И даже ее. Я хочу, чтобы сегодня был самый счастливый день в моей жизни. И знаешь, что я сделаю? Я сделаю тебе официальное предложение. В присутствии твоих родителей и Игоря.

– Здорово придумал. Совместить сразу два праздника.

Алексей обнял девушку за плечи:

– Так значит, праздник будет? Второй?

Вместо ответа Надя прильнула к его губам долгим поцелуем.

Старуха уборщица смотрела на них печально и почему-то шевелила морщинистыми губами. Она наверное, и заплакала бы, да с годами пересохли ее глаза, разучились источать благодатные слезы…

Глава четырнадцатая

– Бли-и-ин!

Бывший атташе советского посольства в Париже Валентин Николаевич Мокеев ожесточенно тряс кистью руки, по полу с лязганьем катилась раскаленная крышка сковороды. Кухня наполнилась клубами пара, и не сказать, чтобы пар этот источал аппетитные ароматы.

Мокеев ринулся к раковине, до отказа отвернул кран и сунул обваренную руку под мощную струю ледяной воды. С облегчением перевел дух.

Глухо стукнула входная дверь, и на пороге кухни возник Геннадий – в стильных джинсах и футболке с изображением Боба Дилана.

– Бог в помощь, батя, – дружелюбно приветствовал Мокеева-старшего настоятель храма Ильи Пророка.

Геннадий привалился плечом к косяку, добродушная ирония светилась в его глазах, когда он обвел взглядом привычный взору бедлам, творившийся на кухне.

– Здравствуй, сынок, – Валентин Николаевич вытер руки прожженным в нескольких местах полотенцем. – Вот, понимаешь, стряпаю…

– Вижу.

– Уж сколько лет мы без матери, сынок, а я все никак не научусь готовить. Боюсь, опять бурдой тебя потчевать придется.

– Посолить не забыл?

– Ну конечно забыл! – экс-атташе по-бабьи всплеснул руками. – Ща-ас…

Он схватил солонку, принялся обильно посыпать содержимое шкворчащей сковороды крупной, «лошадиной» солью.

– Не мое это, не гожусь я в повара, – сетовал Мокеев-старший. – Даже в поварята не гожусь. Кстати, – встрепенулся экс-атташе, – днем звонил твой друг Сергей.

– Что ж он мне на мобильный не перезвонил? – удивился Геннадий.

Валентин Николаевич посмотрел на сына с хитринкой:

– А ему нужен был не ты, а я.

– Это еще зачем?

– Затем, – вздохнул бывший дипломат, – что Сергею срочно понадобилась шенгенская виза. Аж завтра. Н-да… Пришлось самому напрячься и людей в Москве напрячь. Вот, сынок, – он со значением поднял вверх палец, – как жареный петух в одно место клюнет, так все к старику Мокееву бегут…

Геннадия всегда раздражала эта самовлюбленность отца:

– Батя, ну как может клеваться жареный петух? Его ж без головы жарят, а, значит, и без клюва…

И встрепенулся:

– Значит, у Сергея все в порядке? Он летит на выставку в Венецию?

Иеромонах Герман почувствовал слабый укол совести. В этот радостный день он, занятый планированием реконструкции внутреннего убранства храма, совсем позабыл о своих друзьях.

Не позвонил Сереге, не узнал, как прошла комиссия, которой так боялся изобретатель водяных домов… И как там дела у Лешки? Стал он официальным женихом или пока еще нет?

– В общем, буквально полчаса назад мне перезвонил старый знакомый из МИДа, – продолжал вещать Мокеев-старший. – Дело в шляпе. Твой друг должен завтра не позднее пяти часов вечера быть в Москве, в итальянском генеральном консульстве. Точнее, не в самом консульстве, а в так называемой консульской канцелярии. Большая Полянка, дом два дробь десять.

Запоминаешь?

– У меня абсолютная память, батя. Передам все слово в слово.

– Значит так. В отличие от обычных граждан, за которых не хлопочут друзья твоего отца, Сергею не требуется ни приглашение, ни справка с места работы. Только загранпаспорт, две цветные фотографии три на четыре и сто тридцать пять евро.

– На какой срок виза?

– На две недели.

– Вполне достаточно, – кивнул Геннадий.

– Ну что, твой отец еще кое-что может в этой жизни, а? Или ты с этим не согласен?

Геннадий поджал губы, покивал головой. Как тут не согласишься, если именно с помощью батиных высокопоставленных друзей Генку, ничем не примечательного провинциального парнишку, сразу после школы приняли на дневное отделение Сергиево-Посадской семинарии!

Удивительные все-таки создания – люди. Когда лет семнадцать назад отца с кандебобером выставили из Парижа и навсегда уволили из дипломатического корпуса, он оказался в полной изоляции от общества. Все чиновные друзья-приятели, как один, отвернулись от него, и батя чуть с ума не сошел, часами пялясь на упорно молчащий телефонный аппарат.

Но стоило Мокееву-старшему уехать вместе с сыном из Москвы, поселиться в этом родном для себя городе, как отношение старых знакомых резко изменилось. Бывший дипломат стал почитаться изгнанником, уволенным из российского посольства во Франции в результате интриг. Посочувствовать такому, помочь – дело чести. И сочувствовали, и помогали… Несколько лет кряду в этой скромной квартирке раздавались телефонные звонки со всего света – из Франции, США, Автралии… Даже с Коморских островов звонили. А пару раз в гости к отцу приезжала целая компания успешных, довольных жизнью дипломатов. Понавезли сувениров, дорогой выпивки, деликатесов…

А понадобилось – так и сына в духовную семинарию пристроили. Потом добились распределения не в какой-нибудь захолустный полуразрушенный монастырь, рядовым иеромонахом, а сюда, в родной город, к отцу. Сразу – настоятелем храма.

С чего это вдруг такая запоздалая поддержка провалившегося в тартарары бывшего сослуживца? Да все дело в том, что Мокеев-старший прекратил маячить перед глазами, тщетно взывая к восстановлению справедливости. Перестал навязывать приятелям-дипломатам свое опасное для их карьеры общество, канючить, просить помочь устроиться на любую должность – хоть в Кот-д'Ивуаре, хоть во Французской Гвиане. Превратился из сомнительного друга в далекого и безвредного изгоя.

– Тебя не было всю ночь, батя.

Спина Валентина Николаевича напряглась.

– Что на этот раз? – продолжал Геннадий. – Преферанс, покер? Штосс, баккара?

– А, надоело все…

– Ой ли?

Мокеев-старший тщательно перемешивал жарево.

– Всю ночь рубились в очко. Шикарно рубились, сынок.

Геннадий помолчал, счастливо улыбаясь.

– А у меня сегодня, батя, случилась великая нечаянная радость.

– Вот как?

– Угу. Одна богатая вдова пожертвовала фантастические деньги. Завтра престольный праздник, а послезавтра нанимаю рабочих, закупаю стройматериалы… Иконостас вот хочу заказать.

Валентин Николаевич выключил плиту, повернулся к Геннадию.

– Поздравляю, сынок. И с праздником, и с деньгами. Ах, сынок, знал бы ты, сколько я выиграл за ночь! Любо-дорого… Если мне отдадут мой выигрыш, обязательно помогу тебе.

– Похвальное решение, – кивнул иеромонах.

– Да уж… Я ведь, пойми, не ради наживы играю, а ради острых ощущений. Но мне не отдадут такие деньжищи. А я не бандит, чтобы долги выколачивать. К тому же у человека просто нет возможности со мной расплатиться.

Валентин Николаевич загремел тарелками, а Геннадий, напевая «Да воскреснет Бог», направился в свою комнату.

Глава пятнадцатая

Там он на ходу включил телевизор, вытянул из шкафа домашние спортивные штаны. И замер, глядя на экран, успев просунуть в штанину только левую ногу.

Там, в телевизоре, стандартная фифа-журналистка, а может, ведущая программы, беседовала с кем-то удивительно знакомым.

– И все-таки, Виктор Петрович, – допытывалась ведущая, – в чем секрет столь грандиозных успехов вашего концерна на российском и международном рынке? В чем причина вашего авторитета у нас и за рубежом?

Медальный лик вчерашнего мужика из пивного бара заполнил собой весь экран. Казалось, Виктор Петрович смотрит прямо в глаза Геннадия и обращается непосредственно к нему:

– Причина успехов проста – деловая порядочность. Я всегда выполняю свои обязательства. Любой ценой. Еще ни разу не было случая, чтобы я не сдержал данное мною слово. И не будет.

Внизу экрана появилась бегущая строка: ОАО «КОНЦЕРН «ЕВРАЗИЯ-ТРАСТ». И – длинный ряд контактных телефонов…

Геннадий, путаясь в штанах и едва не упав, кинулся к столу, схватил ручку и принялся прямо на скатерти записывать номера телефонов.

Между тем картинка на экране резко сменилась, и теперь на Геннадия смотрел уже не Виктор Петрович, а холеный милицейский капитан. Значит, интервью с магнатом прервали для экстренного выпуска местного телевидения, машинально подумал иеромонах.

Он снял трубку допотопного телефонного аппарата и принялся накручивать диск, сверяясь с номером на скатерти.

Милицейский капитан, лицо которого Геннадий смутно помнил (кажется, тот пару раз приходил на литургию), читал с экрана по бумажке:

– Как уже сообщалось, с наступлением полнолуния в нашем городе вновь активизировался серийный убийца – маньяк. Позапрошлой ночью он зверски зарезал известного в нашем городе детского шахматного тренера Леонида Пилишека.

На экране возникло широкое, складчатое лицо женоподобного Ябы, и Геннадий мельком взглянул на прижизненное фото жертвы. Мокеев-младший уже дважды пытался набрать номер концерна «Евразия-Траст», но от волнения его палец срывался на пятой-шестой цифре.

– Святые угодники! – прошептал иеромонах и принялся тщательнее крутить пластмассовый диск.

Занято!

На экране снова был разъевшийся капитан милиции:

– Таким образом, серийный убийца изменил своему прежнему принципу подбора жертв, своему, так сказать, преступному кредо, ведь вплоть до убийства тренера Пилишека маньяк охотился исключительно на курящих женщин среднего возраста. Столь необъяснимая перемена в поведении серийного убийцы вызывает споры среди психиатров, привлеченных к расследованию убийств…

– Тоже мне, загадка, – пробормотал Геннадий, вновь набирая заветный номер. – Просто ошибся в темноте, обознался. Принял этого тренера за толстую курящую бабу.

В трубке плыли нескончаемые длинные гудки.

– Еще более страшная трагедия произошла минувшей ночью, – продолжал капитан, и Мокеев-младший невольно поднял глаза на экран. – Неизвестный правоохранительным органам маньяк убил в разных частях города двух женщин – сорока двух и сорока четырех лет.

И снова – фотографии несчастных жертв.

– Экспертиза установила, что, судя по характеру ранений, все аналогичные убийства в городе совершены при помощи армейского штык-ножа. И, как в прошлых случаях, на месте обоих преступлений обнаружены детские маски. Вот они.

Капитан поднял со стола и продемонстрировал зрителям маску медвежонка и кота.

– Согласно проведенным анализам, этим маскам больше пятнадцати лет. В настоящее время они не производятся и в продаже отсутствуют. У следствия уже десять подобных масок, ровно по числу совершенных маньяком убийств. Одиннадцатая маска, самая первая, была найдена на месте убийства антилопы. Можно предположить, что маньяк – человек в возрасте от двадцати до тридцати лет. Видимо, серийный убийца хранил с детства целую коллекцию масок.

Геннадий поразился, насколько зловеще смотрелись в милицейских руках безобидные, веселые звериные мордашки. Но в этот момент на другом конце провода наконец-то сняли трубку, Геннадий поспешно схватил пульт и отключил телевизор.


– «Евразия-Траст», – пробубнил в ухо иеромонаха грубый мужской голос.

– Будьте добры, соедините меня с Виктором Петровичем, – как можно уверенней сказал Геннадий и осознал, что подобная просьба прозвучала по меньшей мере глупо – уже одиннадцатый час вечера, президента концерна просто не может быть в офисе…

– Босса нет в офисе, – подтвердил несложную догадку Мокеева-младшего невидимый собеседник. – Оставить сообщение?

– Гм… – Геннадий прокашлялся, голос его стал одновременно и требовательным, и молящим. – Соедините с квартирой, виллой, машиной… Это срочно, понимаете?

– Я из службы безопасности, – скучно ответствовал грубый. – И в мои полномочия не входит…

– Передайте Виктору Петровичу, что звонит Геннадий, – зачастил иеромонах. – С которым он вчера заключил очень крупную сделку.

На том конце помолчали – видимо, охранник пребывал в нерешительности.

– Ждите у аппарата, – наконец буркнуло в трубке.

Глава шестнадцатая

Огромный бассейн под открытым небом имел форму изогнутой фасолины, и мириады красных, синих, зеленых и желтых огоньков подсвечивали толщу воды, соперничая с высыпавшими на черном небосклоне звездами.

В бассейне плескалась обнаженная наяда. Почему же, собственно говоря, не русалка? Да потому, что с ногами у девушки было все в порядке: длинные и стройные, они лениво перебирали воду, наяда плавно крутилась вокруг своей оси, затем легким движением ныряла, и шлейф ее белокурых волос, пронзенный разноцветными лучами фонариков, смотрелся словно тончайшие, диковинные морские водоросли.

Виктор Петрович, в махровом халате и с бокалом мартини в руке, блаженно развалился в плетеном кресле-качалке. Созерцание плавающей в бассейне наяды было не столько возбуждающим, сколько умиротворяющим и возвышенным. Трудный день позади, дочка Юлечка сладко спит в своей комнате где-то в глубине огромной виллы…

Недавний развод с женой свершился почти безболезненно: стороны быстренько пришли ко взаимному удовлетворению. Как говорится, деньги не боги, но делают большие помоги. В результате единственная дочка Юлечка, самое любимое на свете существо, осталась с Виктором Петровичем.

Нанимая Ирину в качестве воспитательницы, Виктор Петрович, конечно же, подразумевал, что с ее стороны он получит нечто большее, нежели простое исполнение обязанностей по присмотру за девочкой. А чтобы Ирина не чувствовала себя содержанкой, президент концерна «Евразия-Траст» определил ей такой оклад воспитательницы, которому позавидовали бы иные бизнесмены.

И надо же! С первых же дней Ирина с Юлечкой нашли общий язык и подружились, словно родные мама и дочка. Впрочем, некорректное сравнение: родная мать относилась к ребенку, как к тягостной, неизбежной обузе, называла девочку «наказаньем Господним» и досаждала Виктору Петровичу нудными просьбами нанять воспитательницу. Чушь какая! Это при живойто матери…

И теперь, глядя на плескавшуюся в бассейне Ирину, Виктор Петрович в который раз ловил себя на мысли: а может… Ведь им так хорошо втроем.

Но нет! Нет. Не следует второй раз наступать на те же грабли. С бывшей женой ему тоже было хорошо, вплоть до того злополучного дня, когда в паспорте Виктора Петровича появилась отметка о браке.

На плетеном столике запиликал сотовый, магнат нехотя нажал на клавишу.

– Да. Знаю такого… Соедини.

И, спустя несколько секунд:

– Добрый вечер, Геннадий. Или правильней будет – отец Герман? Помню. Ну конечно. Да, миллион фунтов стерлингов. На троих. Послушайте, Геннадий, я всегда держу свое слово. Ах слышали по телевизору? Да, я сказал истинную правду.

К бортику бассейна неслышно подплыла Ирина, сложила руки на теплом мраморе, уткнулась в них подбородком.

– Так, все правильно, – продолжал отец Юлечки. – Вы, Геннадий, все очень хорошо запомнили. Вот именно, куда делся рубль. Последний срок? Завтра в полночь. Желаю успеха.

Виктор Петрович дал отбой, положил трубку, с задумчивым видом откинулся назад. Ирина уже выскользнула из бассейна, накинула короткий, легкий халатик. Склонилась над Виктором Петровичем, опершись изящными ладошками о плетеный столик.

– Опять миллионная сделка? – беззаботно поинтересовалась девушка.

– Других не заключаем, – улыбнулся магнат. – Впрочем, на этот раз тут нечто иное… Я, Иришка, вчера случайно познакомился с замечательными парнями.

– Это когда в парке от охраны трусцой сбежал? – развеселилась Ирина. – Бедные Слава и Ваня, они чуть с ума не посходили. Решили, что тебя похитили.

– Да кому я нужен, кроме тебя да Юлечки, – отшутился Виктор Петрович. – Иди ко мне.

Ирина бабочкой вспорхнула к нему на колени, и Виктор Петрович, раскачиваясь в кресле, продолжал:

– Теперь таких парней редко встретишь. Как эти Алексей, Геннадий и Сергей. Дельные, талантливые ребята, у каждого – своя четкая цель в этой жизни.

Ирина наморщила носик, видно было, что умственное усилие причиняет ей немалые трудности.

– Один из них – священник? – наконец спросила она.

– Да, Геннадий – это отец Герман, – удивился Виктор Петрович. – Алексей работает кардиологом в нашей больнице. Сергей – что-то вроде архитектора… Ты с ними знакома?

– Да нет, случайно встретились вчера в зоопарке, возле пеликана. Они его, кажется, постоянно подкармливают…

– Я же говорю, славные парни. У меня чутье, ты знаешь.

– И что же тебе говорит твое чутье?

– Что не случайным было наше вчерашнее знакомство.

– Ты возьмешь их в свою команду?

– Посмотрим. Но в любом случае, я каждому сделаю достойное предложение.

– От которого невозможно отказаться?

– Совершенно невозможно.

И Виктор Петрович легонько щелкнул девушку по носу. Он был в отменном настроении, этот удачливый и жизнелюбивый толстосум.

Глава семнадцатая

Алексей полулежал на диване с телефонной трубкой возле уха и притворялся, будто и в самом деле слушает всю ту ахинею, которую нес Генка. Время от времени доктор машинально вставлял в поток «монашеского» красноречия отрывистые «да» и «неужели?», но вдумываться в смысл возбужденной тирады школьного друга совершенно не хотелось.

Молодой доктор блаженно смотрел на окружающий его мирок сквозь обручальное кольцо, с которого свисала на нитке магазинная бирочка. «В кадре» поочередно возникали свирепые маски инфернальных злодеев, каких-то животных из потустороннего мира. Из ценных пород дерева были сделаны эти маски, и покупал их Леша в дальних краях, за синими морями, за высокими горами… Теперь забавные страшилища украшали стены его современной двухкомнатной квартиры.

Несколько лет назад будущего доктора, тогда еще студента мединститута, захватил всеобщий туристический бум. Родительские денежки позволяли с лихвой утолить жажду путешествий, и Алексей с упоением мотался по странам и континентам: побывал в Таиланде, на Цейлоне, в Индонезии, не говоря уж о тривиальных Турции и Египте.

Во Флориде, уже будучи перспективным врачом, Леша оказался не как турист, а в качестве делегата международного конгресса кардиологов. И был неприятно поражен тем высочайшим уровнем жизни, который считался совершенно нормальным для его американских коллег.

Зависть? Скорее всего. Но зависть бесплодная, абсолютно не побуждающая к действию. И когда его новый друг, кардиолог по имени Гарри, намекнул Алексею, что тот мог бы перебраться во Флориду, открыть здесь частную практику, молодой русский доктор лишь горестно усмехнулся: его капиталов хватало только на то, чтобы купить в Майами пару-тройку индейских масок. А кредита на создание собственного диагностического кабинета иммигранту из России ни один банк не выдаст.

И он постарался забыть тот разговор с Гарри, чтоб не растравлять себе душу. В конце концов, достойно жить можно и на родине…

Сегодня днем, после зоопарка, они с Наденькой не только забежали в супермаркет за хорошим вином, но успели еще и нагрянуть в ювелирный. Купили обручальные кольца. Собственно говоря, предстоявшее официальное сватовство – это ведь так, формальность, родители Нади будут рады видеть Алексея своим зятем. Не говоря уж о четырнадцатилетнем Игоре, которому скоро предстоит перебраться сюда, в эту квартиру.

Алексей, кстати, поведал парнишке о такой перспективе: перед тем, как сесть за праздничный стол, они разыгрывали безнадежную для кардиолога партию в шахматы. Мальчик просто засветился от счастья и даже импульсивно сделал неправильный ход:

– Вот здорово, Алексей Александрович! Я верил, я надеялся, что вы с Надей поженитесь!

Так мы что теперь, вроде как братьями будем?

– Нет, – Леша посмотрел на доску и не стал наказывать Игоря за допущенный промах. – Ты теперь мой шурин, а я – твой зять.

– Зять! – радостно захохотал мальчик, не веря своим ушам. – Вы же на десять с лишним лет меня старше.

– Ну и что, – пожал плечами Алексей. – Так бывает, это нормально. И, кстати, давай-ка переходить на «ты». Привыкай, шурин.

В комнату прошмыгнула Надя, с заговорщицким видом протянула жениху отцовский галстук – вполне модный, в сине-белую полоску.

После торжественных речей и клятв мать Надежды, прослезившись, порылась в старом шкафу и вытащила на свет Божий икону Николая Чудотворца, благословила жениха и невесту.

Алексей хотел было встать перед образом Угодника на колени, но вдруг устыдился – это будет выглядеть слишком нарочито, «невзаправду». И чмокнул запыленный лик, согнувшись в полупоклоне.

Праздник удался. Пили за счастье нареченных, за их будущих детишек, за выздоровление Игоря и его предстоящую победу на юниорском шахматном турнире. Алексей, никогда в жизни не увлекавшийся спиртным, захмелел. Улучив момент, он подловил Надю в коридоре, привлек ее к себе.

– Переезжай ко мне прямо сейчас, – жарко шептал он на ухо девушке. – Ну какая разница?

Все равно ведь скоро поженимся.

Надя, которая за столом пила только сок и минералку, посмотрела умоляюще:

– Леша, любимый, давай потерпим. Давай не будем портить нашу свадьбу. И… – девушка покраснела, что было заметно даже в полумраке коридора, – ты только ничего не подумай. Я от тебя ни капельки не скрываю. У меня… У меня еще никого не было.

Алексей со стыдом почувствовал, что не заслуживает этого счастья. Такая девушка, да в наше время!.. Конечно, он мог бы настоять на своем, и сейчас Надя была бы рядом с ним. Но в душе Алексей понимал, что она права. Ведь так легко расплескать драгоценный, наполненный до краев сосуд земного счастья!

Глава восемнадцатая

Внезапно Алексей вскочил с дивана, сердце бешено колотилось, но вовсе не от радужных картин предстоящей семейной жизни.

– Что ты сказал? Повтори! – кричал он в трубку.

До кардиолога вдруг начал доходить смысл возбужденной речи иеромонаха Германа.

– Ты что, не понял? – орал Генка в самое ухо. – Это серьезно! Он не пошутил! Он хозяин крупнейшего концерна! «Евразия-Траст!» Да, того самого! Для него миллион фунтов стерлингов – семечки, даже не семечки, а шелуха! Я только что говорил с ним, с этим Виктором Петровичем. Он подтвердил свои условия.

Алексей нервно забегал по комнате с телефонным аппаратом в руке.

– Так что же это получается… – бормотал он.

– А то и получается, что мы зря потеряли целые сутки! Даже больше суток! – надрывался в трубку Геннадий.

– Черт возьми! – Алексей в досаде сплюнул. – Ты прав. Целый день прошел впустую! Мы бы уже могли найти решение. По-моему, там все не так уж сложно. У тебя что было в школе по алгебре?

– Пятерка.

– У меня тоже. Ну что, любезный однокашник, тряхнем стариной?

– Тряхнуть-то тряхнем… – Геннадий явно замялся, будто делая над собой какое-то усилие.

– Тут вот какая штука. Этот чокнутый миллионер, Виктор Петрович, сказал, что деньги может получить только один из нас. Ну в общем, кто первый…

– Что ж, меня это условие вполне устраивает, – сухо ответил Алексей. – Надеюсь, ты не будешь предъявлять мне финансовые претензии, если я первым найду решение загадки.

– Разумеется, – голос школьного друга, а ныне – настоятеля храма Ильи Пророка, звучал с издевкой. – Вправе ли я рассчитывать на аналогичное обязательство с твоей стороны?

– Безусловно, – рубанул доктор и дал отбой.

Алексей лихорадочно соображал, испытывая жар под ложечкой. Вот он, шанс. Шанс с большой буквы. Скоро у него будет лучший в городе лечебно-диагностический кабинет по сердечно-сосудистым заболеваниям. Свое дело! Оборудование – самое передовое. Закупить его следует в США…

Стоп. А с какой такой стати он собирается делать свою карьеру в этом забытом Богом городишке, где нет денег даже на содержание зоопарка? В этой, с позволения сказать, дыре несусветной? А? Какого черта, имея миллион фунтов, читай – два миллиона долларов, он станет хоронить свои честолюбивые замыслы, врачуя стенокардию у дышащих на ладан пенсионеров?

Он через силу заставил себя произнести столь кощунственную тираду. И хульные слова в адрес родного города, в адрес пациентов, которые боготворили Алексея и видели в нем свою последнюю надежду, складывались в четкие, законченные фразы неохотно, с трудом. А когда все-таки сложились, то на миг стало совестно и горько.

Алексей разозлился на себя за неуместную сентиментальность. Что же ты, братец, за размазня такая! Шанс, подобный нынешнему, выпадает талантливому человеку раз в жизни. И надо хвататься за него, чтоб потом не было мучительно больно.

Он откроет свой диагностический кабинет в Майами, Гарри поможет подыскать помещение, купить оборудование, подобрать персонал.

Понадобится что-то еще… Что-то он упустил из виду…

Алексей пощелкал пальцами. Ах да! Чуть не забыл. Он ведь жениться собрался. Что ж, тем лучше: он поедет во Флориду не один, а с Надей. Значит, понадобится еще приличная квартира, где будет просторно их будущим детям. А Игорь?.. Его ведь тоже придется взять с собой?..

Как хорошо, что сегодня он не притащил свою невесту к себе домой! Значит, предстоящей ночью ему ничто не помешает заняться решением головоломки, предложенной чудаком по имени Виктор Петрович.

В том, что он сумеет первым разгадать несложную загадку с якобы исчезнувшим рублем, Алексей не сомневался. Судьба на его стороне. Она просто обязана быть на его стороне! Ведь именно ему из троих школьных приятелей больше всего нужен этот миллион фунтов стерлингов. Именно его жизненное поприще – самое благородное и нужное людям. А не Генкины высокопарные проповеди с церковного амвона и не Серегины проекты никому не нужных домов из воды.

Глава девятнадцатая

Архитектурный дизайнер-технолог, чуть не пританцовывая от волнения, стоял на обочине и ловил такси. Как там Валентин Николаевич, Генкин папаша? В самом деле поможет с визой или просто треплется, возомнив, будто он после пятнадцатилетней отставки еще кому-то нужен в Москве?

С билетом до Венеции вопрос вроде бы решился. До десяти вечера проторчал Сергей в местном туристическом агентстве, отлавливал в Интернете невостребованную бронь на любой самолет в Италию. Хоть в Палермо, хоть на Сардинию! Голяк, ну хоть плачь. Вот через пару дней – пожалуйста, милости просим.

Он почему-то думал, что главное – получить утверждение проекта водяного дома от экспертной комиссии, а дальше все сложится само собой. Удивительно, но факт: точно такой же наивный взгляд на действительность был и у профессора Меницкого. Старый, благодушный ребенок! Какого лешего он не позаботился о своем выдающемся ученике, не взял на себя административные функции? Молодой талант не должен заниматься такой ерундой, как всякие там билеты, визы, места в гостинице. Его дело – творить!

Теперь Сергею уже казалось, что недавняя комиссия, которой он так страшился и которую почитал решающим моментом в своей жизни, была сущим пустяком, не стоящим душевных волнений. Да любой дурак с восторгом одобрит его гениальную идею, это же ясно, как Божий день! И чего он только переживал из-за предстоящей демонстрации макета? Административные препоны – вот из-за чего надо было дергаться, заблаговременно рыть носом землю.

Так неужели же из-за такой мелочи, как виза и билет, рухнет вся его творческая карьера?

Следующая Международная архитектурная выставка в Венеции состоится только через два года. За это время какой-нибудь умник в США или Европе обязательно дотумкает до аналогичной идеи. Или кто-нибудь здесь, в России, просто-напросто украдет у Сергея его открытие. Кстати, именно из таких соображений Сергей и не торопился «светить» свой водяной дом в разлюбезном Отечестве: тут автор вообще бесправное существо, и ни в одном суде ты ничего не докажешь.

Когда в восемь вечера последняя сотрудница турагентства решительно засобиралась домой, Сергей взмолился:

– Девушка, милая! Задержитесь Христа ради. Помогите. Просто так, за красивые глаза!

Миленькая брюнеточка внимательно посмотрела в его глаза и согласилась. Что за прелестное создание эта девушка, пальчики оближешь! Надо будет вплотную заняться ею после победоносного возвращения из Венеции.

К началу одиннадцатого спасительный билет был-таки отыскан.

– Есть Венеция! – торжественно возгласила девушка, когда Сергей в очередной раз нервно курил возле форточки.

Он тут же подскочил к ней, через плечо заглянул в монитор и сразу увидел заветное

«VENIS».

– Значит, так, – отчего-то волнуясь, заговорила брюнетка. – Вылет послезавтра…

– Ч-черт! -… В полпятого утра. Нормально?

– Ну, это еще куда ни шло.

– Это транзит, прямых рейсов на Венецию нет. Из «Шереметьево-2» Аэрофлотом до Вены, из аэропорта «Вена Интернешнл» на самолете компании «Алиталия» до Милана, из Милана до Венеции на «Эмбрайере»… Это такой маленький самолет для местных авиалиний.

– Да хоть на кукурузнике! – воскликнул Сергей.

– Что вы, «Эмбрайер» – вполне комфортный самолет. В «Марко Поло» будете в начале десятого утра по местному времени.

– Марко Поло? – растерялся дизайнер-технолог. – А Венеция?

– «Марко Поло» – это название аэропорта в Венеции. Оттуда до города четырнадцать километров.

– Это несерьезно, – по-барски махнул рукой Сергей. – Тачку возьму. Слушайте, вы просто моя спасительница! Выставка открывается в полдень, я успеваю по любому!

– Так что, заказываем билет?

– Давайте, давайте!

Заблудший в недрах Интернета билетик был тут же схвачен, оприходован, то бишь забронирован.

– Триста сорок девять евро, – подытожила брюнетка.

Сергей дрожащими руками отсчитал триста пятьдесят, и Варя (так звали девушку) торжественно поклялась завтра спозаранку перевести безналичку в турфирму, торгующую билетами в старушку Европу.

– Билет получите прямо в аэропорту, у стойки «Аэрофлота».

Похоже, она радовалась этой маленькой победе над злым роком ничуть не меньше, чем дизайнер-технолог…


Сергей наконец-то поймал такси, плюхнулся на заднее сиденье, назвал свой адрес. В нагрудном кармане затрепыхал, заелозил мобильник, переведенный на вибрационный режим звонка. Телефонил Геннадий.

– Привет, зодчий, – начал иеромонах. – Пляши! – Не могу, я в тачке еду, – ответил Сергей, и сердце его сжалось от счастливого предчувствия.

– Ну так и быть, дома спляшешь, – милостиво разрешил Геннадий. – Короче, будь завтра до пяти вечера в итальянском генконсульстве в Москве. На Полянке. Визу тебе проштемпелюют.

Сергей молчал. За последнее время он уже так свыкся с тяжеленным камнем, постоянно висевшим на сердце, что теперь, когда этот валун наконец-то свалился, конструктор водяных домов испытывал странное ощущение легкости и пустоты. И пустота эта была приветливой, долгожданной и совершенно естественной. Может быть, такое состояние души и следует называть счастьем?..

Геннадий позвонил Сергею не только за тем, чтобы порадовать его разрешением визовой проблемы. Он считал своим долгом сообщить другу о разговоре с Виктором Петровичем. А там пусть уж сам решает, участвовать ему в гонке за миллионом фунтов стерлингов или нет.

– У меня есть для тебя еще одна потрясающая новость, – начал было Геннадий и вдруг оборвал себя на полуслове.

– Что за новость? – послышался в трубке голос Сергея.

«Ну почему, с какой стати я должен сообщать ему о миллионе фунтов? – сам себе дивился Геннадий. – Достаточно того, что я уже сморозил одну глупость – сдуру рассказал все Лешке. А Серега… У него и так все замечательно, свой приз он получит через несколько дней. Заслуженный приз, между прочим, выстраданный. А уж халяву предоставьте нам, бесталанным ремесленникам».

– Так что за новость? – повторил на том конце дизайнер-технолог.

– Леха женится. Я его уже поздравил.

– Ну, какая же это новость…

– Как же? Теперь он официально носит титул жениха.

– Раз так, я ему позвоню, выскажу свои соболезнования.

– Благословляю тебя, сын мой.

«Надеюсь, Леха не такой идиот, как я, и не станет трепаться понапрасну, – решил иеромонах Герман. – Ведь у Сереги еще достаточно времени, чтобы решить задачку раньше нас. Кто их знает, этих гениальных архитекторов, у них мозги особые…» Вслух же сказал:

– Я тебя от души поздравляю и обещаю молиться за твои успехи в Венеции.

– Аминь! – весело отозвался Сергей.

На том разговор и кончился.

– «Да придут на тя прузи и песьи мухи», – пробормотал иеромонах свое излюбленное и отнюдь не доброе «пожелание» из псалтири. И машинально отметил про себя, что поцерковнославянски «прузи» – это не что иное, как тараканы. «Вот почему их в народе издавна именуют пруссаками», – сделал неожиданное и совершенно даже ненужное открытие Геннадий.

Лучше б его осенила идея касаемо предложенной Виктором Петровичем головоломки…

Геннадий тягостно размышлял, еще раз припомнив все детали загадки. Н-да… Пока что он просто не представлял, с какой стороны взяться за ее решение. Ничего, есть одна идея…

Один соперник отсечен от гонки за миллион фунтов, теперь их на беговой дорожке осталось только двое: он и Алексей. А Сергей…

– О благословити воздушное путешествие раба Божьего Сергия Господу помолимся, – вполголоса запел иеромонах Герман.

И добавил к канонической молитве отсебятину:

– Лети, голубь, в свою Венецию. Флаг тебе в руки и хвост тебе в гриву.

– Батя, дело есть, – подмигнул он отцу, входя на кухню.

Глава двадцатая

– Ну пожалуйста, избавь меня от этого борова!

Ирина капризно надула губки.

– Это ты про своего телохранителя? – поднял бровь Виктор Петрович.

– Да. Иначе я стану сбегать от него, как ты вчера от своих мордоворотов.

– Нет уж, придется тебе потерпеть. Я же не хочу, чтоб тебя зарезал маньяк.

– Фи! – презрительно скривилась наяда. – Этого придурка только толстые сорокалетние бабищи интересуют. Так что мне ничего не грозит.

Виктор Петрович не стал уточнять, что звероподобный телохранитель приставлен к ней сегодня не столько ради нее самой, сколько для безопасности Юлечки. И поспешил вернуться к прерванному разговору:

– Давно хочу построить собственную клинику для сотрудников, так что зав отделением кардиологии у меня на примете, можно сказать, уже есть.

– Алексей? – глаза девушки предательски блеснули, но Виктор Петрович этой мимолетной перемены в лице Ирины не заметил.

– Может быть, может быть… Кстати, ты читала «Ледяной дом» Лажечникова?

– Читать не читала, но слышала. Что-то такое построили при Петре Первом.

– При его племяннице, Анне Иоанновне.

– Да какая разница! Все равно – сто лет назад.

– Вот именно. И даже больше, чем сто. И вот в наше время Сергей изобрел дома… знаешь из чего? Из воды. Ты бы хотела жить в водяном доме?

– Нет, не хотела бы. Мне бассейна хватает. Дом должен быть теплым, уютным… С семейным очагом. А какой уют, какой очаг посреди воды?

– Молодец, – Виктор Петрович потрепал девушку по щеке. – Я тоже так думаю. Но представительский коттедж с водяными стенами я все-таки обязательно построю. Закажу Сергею проект… Ты только подумай: ни у кого в мире нет такого дома!

– Понятно. Это чтобы все обалдели.

– Примерно так. Буду устраивать там вечеринки, а главное – возить туда деловых партнеров. Будет очень кстати, если перед подписанием контракта у них шарики слегка зайдут за ролики. А если еще в Венеции эта идея получит какой-нибудь приз, то я куплю у Сергея патент на водяные дома. Любые деньги заплачу, не то что какой-то миллион фунтов.

– Ну а монах? Его ты как собираешься облагодетельствовать? Им ведь вроде житейские блага ни к чему.

– Геннадию надо просто помочь отреставрировать церковь. И лично проконтролировать работы. Если окажется, что он бескорыстный, толковый иеромонах, то…

– То ты купишь ему собственный монастырь, – пропела Ирина.

– Фу как вульгарно! Не надо, Иришка, смеяться над святыми вещами.

– Но ведь я угадала или почти угадала, верно? – вздохнула девушка. – Ты ведь у нас такой.

Если у кого-то из твоих друзей заболит зуб, то ты купишь ему стоматологическую клинику.

Виктор Петрович рассмеялся: все-таки своим простеньким умом Ирина довольно правильно определила «бычий обычай» магната решать все проблемы радикально и всеобъемлюще.

– Нет, монастырь мы покупать не будем. Другое дело – поручить Геннадию возглавить реставрацию Крестовоздвиженского монастыря, там сейчас автобаза. А какой красивый там собор, какие башни по углам крепостных стен! Ну, с транспортниками я вопрос решу, а вот с епархией…

Казалось, Виктор Петрович разговаривает не с Ириной, а с самим собой: он лишь озвучивал переполнявшие его идеи, а вовсе не спрашивал мнения девушки.

– Я ведь уже давал архиепископу крупную сумму денег на восстановление Крестовоздвиженского монастыря, три года назад. А он взял и употребил их на строительство епархиального дома. Целый дворец отгрохал. Нет, я понимаю, что он не себе лично, что управление епархии действительно нуждалось в достойном помещении. И все-таки как-то обидно. У нас в России практически повсеместно восстановление святынь начинается с возведения хором для священноначалия. А храмы так десятилетиями и остаются в руинах.

Ирина изо всех сил делала вид, что ее страшно интересует эта далекая, по представлениям девушки, от реальной жизни тема. Еще покойная бабушка учила подрастающую Ирину, что самую крепкую привязанность мужчина испытывает к той женщине, которая умеет заинтересованно выслушивать его разглагольствования.

– Так вот, Иришка, если отец Герман успешно справится с полной реставрацией своего храма, то я передам в его ведение средства на восстановление монастыря. Я недавно проконсультировался со святыми отцами, и они сказали, что по церковной традиции такой монахстроитель становится игуменом нового монастыря. Так что можно будет поставить архиепископу сие условие. А там…

– Что «там»? – спросила Ирина лишь за тем, чтобы как-то обозначить свое участие в разговоре.

– Не знаю – не знаю… Архиепископ совсем одряхлел, максимум лет через пять-шесть уйдет на покой. И если за эти годы отец Герман, будучи игуменом, себя проявит, если заочно окончит духовную академию…

– Ого! – развеселилась Ирина. – Нет, ну водяной дом – это я еще понимаю, тут важно пыль пустить в глаза…

– Водяную пыль, – уточнил магнат.

– Но иметь своего епископа! Это уже, по-моему, слишком.

– Что значит «своего»? Что значит «своего»?

Виктор Петрович сердито снял наяду с колен, пружинисто поднялся из кресла, заходил взад-вперед, как он всегда делал, когда развивал перед слушателем свои грандиозные, эпохальные идеи.

Глава двадцать первая

Бывший советско-российский атташе в Париже Валентин Николаевич Мокеев раскладывал по тарелкам клейкое, неопределенного цвета жарево.

– Здесь фасоль, рис, чеснок, помидоры, огурцы соленые… – бормотал незадачливый повар.

– Так, что же еще я клал? А, тушенку! Свиную, кажется.

– Батя! – с улыбкой прервал его Геннадий. – Ты что, забыл? Я же монах, по обету мясного не вкушаю. Нельзя мне, понимаешь?

Мокеев-старший виновато смотрел на сына.

– И впрямь забыл, сынок. Хотел как лучше. Что ж теперь делать-то, а?

Геннадий приобнял отца за плечи:

– Ничего, батя, не переживай. Святые отцы учат, что по любви к ближнему, а особенно – к родителю, можно разок и обет нарушить. Любовь – она превыше всего. А я ведь люблю тебя, батька!

Валентин Николаевич смутился, зачем-то начал резать черный хлеб, хотя в плетеной тарелочке на столе его и так было предостаточно.

Геннадий сел на табурет, зачерпнул ложкой подозрительное месиво.

– Ты забыл помолиться, сынок, – озадаченно молвил отец.

Геннадий молча встал, широко перекрестил стол:

– Благослови, Господи, ясти и питии рабом Своим, яко свят еси и преблагословенен во веки веков, аминь.

– Аминь, – эхом отозвался Валентин Николаевич, уселся напротив сына.

– Тут батя, дело к тебе есть, – заговорил Геннадий с набитым ртом; он уже изрядно обжег себе небо и язык, но почти не обращал внимания на резкую боль.

Что касается вкусовых качеств отцовского угощения, то Мокеев-младший их просто не разбирал.

– Что за дело?

– Дело на миллион фунтов стерлингов.

– Два миллиона долларов, – автоматически перевел Валентин Николаевич. – Это хорошие деньги, сынок.

– Да, батя. Очень даже хорошие. И они могут стать моими. С твоей помощью.

– Но ты же монах, – с сомнением начал было экс-дипломат.

Геннадий раздраженно звякнул ложкой о тарелку:

– А кто сказал, что монах не может грамотно, с толком распорядиться деньгами? У Сергия Радонежского, Кирилла Белозерского подчас скапливались огромные суммы. И при этом они оставались аскетами высшей пробы. И воздвигали на Руси храмы да монастыри.

Геннадий помолчал, успокоился.

– Я тоже не гудеть на этот миллион фунтов собираюсь. Я, батя, хочу стать епископом.

– За деньги? – ужаснулся Мокеев-старший.

– Да Бог с тобой! Нет конечно. Тут механизм несколько иной.

– Молод ты больно…

– Верно, – охотно согласился настоятель храма Ильи Пророка. – По сложившейся веками церковной традиции в епископы не хиротонисают раньше, чем в тридцать три года. Ну, ты понимаешь, возраст Христа.

– Тебе только двадцать пять.

– Угу. Двадцать пять. Но! – Геннадий многозначительно поднял указательный палец. – Было в нашей истории одно исключение из правила. Будущего патриарха Тихона сделали епископом в тридцать лет. И, как говорится, никто об этом впоследствии не пожалел. Таким образом, создан прецедент. И я вполне реально могу стать епископом в двадцать восемь – двадцать девять лет.

– И установить абсолютный рекорд, – невесело усмехнулся Валентин Николаевич.

– Ну что за формулировки, батя! Уши вянут. Просто времена сейчас сокращаются, как о том пророчески сказано в Писании. То бишь ускоряется жизнь. Это объективная реальность, батя.

Мокеев-старший смотрел, как сын за обе щеки уплетает несъедобную стряпню; сам он, в отличие от Геннадия, оказался не в состоянии доесть собственное жарево и утешался мыслью о куске сервелата, припрятанного в глубинах холодильника. Потом, ночью, когда сын уснет, можно будет наделать бутербродов. Кажется, по-церковному этот грех называется тайноядением.

– Что, неужели съедобно? – робко спросил он, глядя, как Геннадий кусочком хлеба насухо вытирает тарелку.

– Отменно. А теперь слушай дальше. И вникай.

– Постараюсь.

– По церковному обычаю, если кто-то построит на свои деньги монастырь и сам при этом примет иночество, то он автоматически становится игуменом этого монастыря. Я уже иеромонах. Осталось найти недействующий полуразрушенный монастырь и с благословения владыки – а он непременно благословит – восстановить эту обитель, украсить, собрать какую-никакую братию. И вот я уже игумен. А от игумена до епископа – один шаг. С моим-то образованием и мозгами… Вот для чего мне этот миллион фунтов.

Он вытер губы салфеткой, скомкал ее и прицельно бросил в помойное ведро. Попал.

– С каких это пор ты стал церковным карьеристом? Ты не был таким, сынок, – Валентин Николаевич печально покачал головой.

– Эх, батя, батя… Ну зачем ты так. На любом поприще надо двигаться вперед и вверх. Так устроен мир. Господом устроен. И потом, я же не взятку собираюсь давать, а обитель Божию возродить. Ну что тут плохого, скажи на милость? А? Если б ты знал, за что иной раз некоторым дают епископство!

– Н-да… Крепко тебе, видно, в Париже заморочил мозги этот кюре. Он же католик!

– А католики что, не люди? – с ходу перефразировал классиков иеромонах Герман.

– Люди, конечно, – в тон ему отвечал отец. – И как это я тогда недоглядел…

В Париже, будучи восьмилетним мальчиком, Геннадий подружился с молодым кюре расположенного неподалеку от советского посольства соборе. Кюре обучал пацана играть в футбол, они вместе собирали сливы в маленьком садике за собором… Но кюре никогда не «вербовал» мальчика в католическую конфессию, а уж тем более не говорил о какой-то там церковной карьере. Во всяком случае, в памяти иеромонаха Германа такого не осталось.

Отцу эта дружба откровенно не нравилась, но он ничего не делал для того, чтоб ее прекратить.

– Ты, батя, совсем другим тогда занят был, тебе сына воспитывать недосуг было, – жестко сказал Геннадий. – Казино в «Мулен Руж», в «Георге Шестом»… Выиграл – с девочками в «Максим», проиграл – в пивнушку на Монмартре. А мать в это время…

Мать в это время сошлась с одним не слишком удачливым актером и в результате сбежала из советского посольства, переселившись к своему любовнику. Кажется, они и по сей день вместе… Геннадий подозревал, что именно это семейное обстоятельство, а вовсе не увлечение картами, стало решающим в отчислении бати – позорном, надо сказать, отчислении! – из дипломатического корпуса. Однако, как ни крути, но крах-то семейной жизни произошел именно из-за карт.

Геннадий умолк. Негоже сейчас расстраивать отца, напоминать ему о пагубной страсти, разрушившей семью и, как следствие, дипломатическую карьеру.

Но Валентин Николаевич вдруг сделался деловитым и решительным:

– Ну, выкладывай, сынок, что это за миллион фунтов стерлингов, который тебе светит?

Чем могу, помогу.

– Сейчас, батя.

Геннадий поспешно покинул кухню, а Мокеев-старший подошел к окну, прислонился лбом к холодному стеклу.

В черном небе широким молочным озером разливалась полная луна. «Что-то сейчас поделывает наш маньяк?» – подумал Валентин Николаевич, но его невеселые размышления прервал воротившийся на кухню Геннадий. Снова увлек отца за стол, сел рядом, положил перед собой ручку и лист бумаги. Дружески обнял Мокеева-старшего, изготовился писать.

– Ты ведь, батя, игрок с большим стажем. Хороший игрок. Профессионал. Умеешь мигом все варианты просчитывать. Вот тебе задачка. Решим – будет миллион фунтов стерлингов.

Глава двадцать вторая

– Свой епископ – это, прежде всего, близкий по духу, энергичный и талантливый организатор, – продолжал «грузить» Ирину Виктор Петрович. – Я уже не так молод, пора подумать о вечном. Хватит переливать финансовые потоки из пустого в порожнее! То есть, конечно, я буду этим заниматься, пока такая деятельность приносит миллиардные барыши. Но! Надо, чтобы на эти прибыли созидалось что-то реальное. Я все откладывал, отсрочивал… Все думал – успеется, нужно сначала побольше жира накопить. А тут в Евангелии прочел про одного богача, который все радовался, что сокровища его приумножаются день ото дня. Явился ему ангел и сказал: глупец, нынче ночью умрешь, и ничего с собой на тот свет не возьмешь!

– Ну, ты-то в самом расцвете сил, на себе испытала, – попробовала было свернуть разговор в игривое русло наяда.

– Мишка Веденеев тоже в расцвете сил был, мой однокурсник, – мрачно отвесил Виктор Петрович. – А выпил лишнего в бане, и хлоп – инсульт. А Венька Милорадов? Заказала его собственная женушка, и кончился мужик в сорок пять лет.

Ирина слыхом не слыхивала ни про Мишку, ни про Веньку, она внезапно для самой себя выкрикнула со слезами:

– Я тебя никогда не закажу! Я всегда буду тебя любить!

И осеклась. Слишком в лоб, слишком откровенно умоляла она о женитьбе. Дура, какая же дура… Мужики всегда пугаются такого натиска.

– Верю, – коротко ответил Виктор Петрович, и Ирина с горечью осознала, что он даже не понял ее недвусмысленного призыва. Он и не помышляет о новом браке, это совершенно ясно… Что ж, забудем. Содержанка, так содержанка.

– В области столько поруганных, полуразрушенных святынь, – развивал свою мысль президент концерна «Евразия-Траст». – Всегда, во все времена духовная база Руси создавалась в содружестве иерархов и богатых людей. Без капитала никакой Святой Руси не было бы – ни в четырнадцатом, ни в пятнадцатом веке. И возведение храмов умные купцы почитали конечным смыслом своей торговли. Да и всей жизни.

– Так вот о каком миллионе фунтов вы говорили с этим священником, Геннадием?

Девушка уже окончательно взяла себя в руки.

– Не совсем, – лукаво улыбнулся магнат. – вчера в пивном баре я загадал всем троим загадку. И пообещал миллион фунтов стерлингов, если они сумеют ее разгадать. Только они не сумеют.

– Если ты в этом так уверен, то зачем же морочишь парням головы?

– Я же сказал, что у меня в их отношении большие планы. Хочу посмотреть, как они станут искать ответа на неразрешимый вопрос. Умеют ли они нестандартно действовать в сложной ситуации, к тому же будучи ограничены во времени. Но если они вообще откажутся от попытки решить головоломку, то это будет для них самой лучшей рекомендацией.

Ирина что-то припоминала, вновь смешно сморщив носик.

– Это что, та самая загадка про исчезнувший рубль?

– Ну да.

– Похоже, она тебе пригождается во всех случаях.

– Угу. Так и шагаю с загадкой по жизни. И недурно шагаю, согласись!

– Помню, вскоре после нашего знакомства ты загадал ее мне, – улыбнулась наяда как можно очаровательнее. – И я тут же начала пытать тебя: ну скажи, скажи отгадку! А ты сказал, что я останусь с тобой до тех пор, пока не найду решение. И мне сразу расхотелось докапываться до отгадки…

Виктор Петрович подошел, обнял девушку.

– А если кто-то из них все-таки решит твою головоломку? – прошептала Ирина.

– Заплачу обещанные деньги, – пожал плечами Виктор Петрович. – Да только этого не может быть, потому что не может быть никогда.

– И что потом?

– Потом? – он задумался. – Дам им тысяч по сто фунтов стерлингов… Они мне жутко понравились.

– Тоже проверка на вшивость?

– Проверка характера.

– А я что, тебе совсем не нравлюсь? – девушка отстранилась, лукаво посмотрела на Виктора Петровича.

– Ты восхитительна.

– Тогда я тоже хочу сто тысяч фунтов.

Президент концерна «Евразия-Траст» провел кончиком пальца по ее щеке.

– Скоро я отдам тебе Лондон на разграбление. На целый день.

Глава двадцать третья

Восход солнца застал Сергея в растерзанном состоянии. Ни одна ночная работа еще не выматывала его до такой степени, как бесплодные попытки хоть как-то подступиться к решению заданной Виктором Петровичем головоломки. Ерунда какая-то! У каждой задачи должно быть решение. Ничего не возникает ниоткуда и не пропадает никуда. Так его учили в школе, и Сергей по сей день оставался убежденным материалистом, хотя и ходил время от времени в церковь Ильи Пророка – посмотреть на Генку в роли пастыря, да и за овцами понаблюдать…

Любопытны эти наблюдения за людьми в храме Божьем, ох как любопытны! …Переливался разноцветными красками экран ноутбука, на столе и на полу валялись скомканные листы бумаги… Загадка начинала казаться неразрешимой.

Сергей вывалил в пластиковую урну очередную груду окурков, заглянул в банку из-под растворимого кофе. В очередной раз убедился, что она пуста. Да и не помогает мозгам это пойло.

Он выключил настенное бра, хотел было позвонить, но передумал: время, как говорила его покойная бабушка, «ни свет ни заря».

Да провались он пропадом, этот Генка. Не станет он ему звонить. К чему стыдить человека, у которого нет совести? Если бы не Леха, то Сергей никогда бы не узнал о том, что случайная встреча с незнакомцем в спортивном костюме была, оказывается, знаком судьбы. И он чуть было не прошел мимо этого знака! Как, наверное, многократно проходил прежде…

Ну уж нет, на этот раз он не проморгает свою удачу. И то, что получение миллиона фунтов стерлингов совпадает по времени с его первой международной выставкой – тоже сигнал свыше!

Первая выставка. Первый миллион. А сколько их еще будет потом! Первый крупный успех – это как ямка на проселочной дороге: стоит ей образоваться, и процесс уже не остановить, под колесами авто выемка будет неудержимо разрастаться, все больше искривляя пространство и превращаясь в котлован.

Сергей, конечно, понимал, что все эти образные сентенции о «знаке свыше» никак не вяжутся с его сугубо материалистическим представлением о мироздании. Но как человек с архитектурным образованием, он мыслил так: люди обитают в некой плоскости. И в ней царит рационализм. Да, плоскость безгранична, и потому нам кажется, что мы вольны выбирать любое направление вектора под названием жизнь.

Но что такое плоскость по сравнению с трехмерным пространством? Так, ничтожная толика. И в ее пределах помыслы и поступки человека всегда остаются плоскими, легко объяснимыми. Лишь единицам удается вырваться в третье измерение мироздания, в пространственное мышление. Там тоже господствует материализм, но он настолько непостижим для обывателя, что представляется чем-то сверхъестественным. Отсюда и возникает идея Бога.

Для гениев Бога нет, бытие таких избранных личностей протекает в недоступном простому человеку трехмерном пространстве идей. Там, в этом пространстве, совершаются открытия, рождаются шедевры искусства. А толпы маргиналов изумленно цокают языками, говоря о потусторонних силах, якобы пособляющих гению!

И он – один из таких избранных, его идея водяных домов – подтверждение тому. Простая, но до сих пор совершенно недоступная для плоского разума землян идея.

Правильно говорят, что талант – этот тот, кто попадает в мишень, в которую не могут попасть остальные. А гений – тот, кто попадает в мишень, которую все прочие даже не видят.

И гениальная загадка, предложенная незнакомцем из пивной, может быть решена только пространственными методами, объемным мышлением. Решение нельзя просчитать на плоском листе бумаги или столь же плоском экране монитора. Надо выйти из плоскости в пространство, и уже оттуда, с недосягаемой высоты, глазам предстанет единственно возможное решение!

Простое решение, он в этом уверен. Простое и гениальное, как его дома со стенами из воды.

Из всех троих на такой шаг способен только он, Сергей. А это значит, что вчерашняя встреча с незнакомцем, его загадочный рассказ о командированных и «испарившемся» рубле предназначались исключительно для него! Леха и Генка – лишь статисты, свидетели… «А лишних свидетелей, как известно, ликвидируют», – ни к селу ни к городу промелькнула в перегретом мозгу дурацкая фраза.

Положительно, он все-таки слишком напрягался в последние дни. Нервотрепка вокруг создания действующего макета водяного дома, вчерашняя экспертная комиссия, добывание билета и визы… Да еще и сегодняшняя бессонная ночь, сдобренная несметным количеством кофе и сигарет.

Вчера в телефонном разговоре Лешка даже сказал, что он, Сергей, пребывает в пограничном состоянии между реальностью и бредом. Идиот этот Лешка. Думает, что все можно объяснить медицинскими понятиями.

Надо выйти на воздух, навстречу поднявшемуся солнышку. Дизайнер-технолог водяных домов уже выходил минувшей ночью подышать пленительным лунным туманом. Бродил безлюдными аллеями, и ноги сами принесли его к зоопарку… Интересно, почему? Наверное, потому, что в такие ночи хочется почувствовать себя вместе с дикой природой. Дикой и безжалостной, как маргинальный мир, в котором обитают Избранные.

Так, а теперь надо основательно взбодриться, решил Сергей и нажал на клавишу пульта дистанционного управления.

Сергей напяливал джинсы, когда до него дошло, что входная дверь уже несколько минут сотрясается под ударами чьего-то тяжелого кулака.

Глава двадцать четвертая

Надя ждала звонка Алексея с раннего утра. Должен же он поговорить с ней перед тем, как отправится на работу! Они обсудят, как проведут вторую половину дня, куда отправятся… А что если снова сходить в зоопарк, к хромому пеликану? Теперь, после помолвки, когда так хочется любить весь мир, Яшка казался ужасно милым и забавным. И еще они обязательно поедят мороженого в маленьком кафе на острове, что неподалеку от зоопарка, на здешней речкеневеличке.

А можно съездить искупаться в озере, что за городом – сейчас там хорошо, на берегу дымят мангалы, играет музыка… Правда, мама за завтраком сказала, что сегодня – Илья Пророк, а на Илью Пророка, как известно, до обеда лето, а после обеда – осень. И, словно прочитав мысли дочери, строго предупредила, что с этого момента купаться в открытых водоемах вредно для здоровья.

Интересно, будет ли гроза? По старинной примете, на Илью Пророка обязательно должна быть гроза. Надя выглянула в окошко: на горизонте и впрямь виднелась полоска облаков.

Почему он не звонит? Странно как-то. Ведь после помолвки жених должен каждый день, вплоть до свадьбы, проводить время с невестой. И после свадьбы, между прочим, тоже – только уже в ранге законного мужа.

Наверное, он проспал. Любопытно, что ему снилось этой ночью?

Можно, конечно, позвонить самой, но что-то останавливало Надю. Скорее всего, внезапное осознание собственной значимости в жизни Алексея, возникшее вчера, когда мама благословляла их иконой Николая Угодника.

Проходя мимо комнаты Игоря, Надя явственно услышала, что мальчик говорит с кем-то по телефону. Остановилась у двери, позорным образом стала подслушивать…

– Я понял условия задачи, – говорил Игорь. – Прости, это не по моей части. Я думал, ты мне очередную шахматную головоломку раскопал… А тут какой-то шарлатанский ребус. Пропавший рубль какой-то… Нет, я в теории чисел ничего не смыслю. Помню только, что в школе проходили… Надю позвать? Нет? Ну ладно, пока. До встречи.

Надя решительно распахнула дверь в комнату Игоря. Брат сидел на кровати, на коленях его поблескивала новенькая шахматная доска с костяными фигурками – подарок будущего зятя будущему шурину.

– Это был Алексей? – строго спросила она.

Игорь кивнул с таким видом, будто в чем-то провинился перед сестрой.

– Зачем он тебе звонил? Узнать про свое самочувствие?

– Да нет… – промямлил Игорь. – Он был какой-то странный… Не в себе.

Надя с тревогой присмотрелась к брату:

– Ты тоже странный, неважно выглядишь. Наверное, переволновался вчера? Надо было нам с Лешей тебя как-то заранее подготовить.

– Да все в порядке, – Игорь посмотрел на сестру страдальческим взглядом.

Похоже, ей все-таки придется позвонить Алексею…

– Почини звонок. Замучился тебе стучать в дверь.

Алексей ввалился в квартиру архитектурного дизайнера-технолога и замер в ужасе. Что же так напугало уважаемого доктора? А то, что в первую секунду он решил, будто минувшей ночью его хрупкое сознание померкло от мозгового перенапряжения. Проще говоря – что он сошел с ума, вольтанулся, двинулся по фазе. Диагноз казался окончательным и сомнению не подлежащим.

Из дальней комнаты доносился знакомый с детства баритон телевизионного диктора Кириллова: … призывает весь советский народ еще теснее сплотиться вокруг руководящего ядра коммунистической партии Советского Союза, – отвешивал чеканные фразы Кириллов.

– Где я? Что со мной? – прошептал кардиолог.

И сразу успокоился, увидев смеющиеся глаза хозяина квартиры.

– Леха, это никакой не бред. И на дворе начало двадцать первого века.

Он провел визитера в большую комнату. В углу, мигая индикаторами, работал стереомагнитофон. -… верны идеалам марксизма-ленинизма, – продолжал зомбировать слушателей Кириллов.

– Откуда это у тебя? – Алексей пытливо посмотрел на приятеля.

Похоже, это не он сошел с ума, а ошалевший от вчерашней удачи архитектурный дизайнер-технолог.

– Мне в детстве родители магнитофон подарили, кажется, на четвертую или пятую годовщину с момента появления на свет, – пояснил Сергей. – Ну и я поназаписывал тогда с телевизора всю эту лабуду. Хорошо, что потом не стер. Знаешь, как мобилизует в трудные моменты?

Включишь, минут десять послушаешь и сразу хочется работать, работать… Как подумаешь, что мог бы сейчас жить при социализме, так мурашки по коже. Да за мой водяной дом меня бы упекли в дурдом, не то что в Венецию послать. Все-таки нам повезло в этой жизни, Леха, тот кошмар далеко позади.

Кириллова сменил звонкий голос захлебывающейся от счастья девушки:

– Да здравствует Первое Мая, день международной солидарности трудящихся в борьбе против империализма, за мир, демократию и социализм!

Дослушав до конца эту всеобъемлющую тираду, Сергей вырубил магнитофон, включил телевизор.

– Н-да, хороший способ поднять настроение, – пробормотал Алексей. – А меня в первом классе папик заставлял по воскресеньям смотреть «Служу Советскому Союзу!» Бывало, так хочется во двор, к друзьям-приятелям, мяч погонять, а посмотришь эту передачу – и за книжки, за учебники. Смерть как боялся попасть в Красную Армию.

– Это я из-за магнитофона твой стук не сразу услышал, – объяснил Сергей.

Он поймал себя на том, что оправдывается перед незваным гостем, и внутренне разозлился. Черт возьми, вот что значит врач! Знаем друг друга с самого детства, а все равно в его присутствии так и чувствуешь себя зависимым, беспомощным пациентом.

Алексей смотрел на экран телевизора, с которого к местным жителям обращался бородатый психиатр: -… правоохранительные органы не обнаружили. Однако уже совершенно очевидно, что маньяк совершает серийные убийства только в период полнолуния. Психиатрии такие периодические и кратковременные обострения душевных расстройств хорошо известны. Скорее всего, в дневное время и в период ущербной луны это обычная нормальная особь. И тем сложнее его задержать и изолировать от общества. В повседневной жизни серийный убийца вполне может быть дружелюбным и даже интеллигентным человеком. Более того. Самое страшное заключается в том, что маньяк может и не подозревать, что именно он – тот самый убийца, о котором говорит весь город. В медицине это явление называется частичной амнезией, то есть потерей памяти, которая наступает у больного с наступлением утра.

– Выключи эту бодягу, – раздраженно сказал Алексей.

Чуть ли не приказным тоном сказал, тоже мне, начальник жизни! -… Маньяк может принадлежать к любому социальному слою, – успел сообщить психиатр, но дальнейшее развитие темы было прервано кнопкой отключения телевизора от сети.

Сергей положил пульт дистанционного управления, с подозрением взглянул на гостя. Зачем пришел, что ему надо? Шпионит, что ли?

– Я на работу не пошел, – буркнул доктор. – Позвонил, сказал, что валяюсь с температурой.

Заведующий сделал вид, что поверил, хотя какая к шайтану может быть простуда в такую жару!

Он походил взад-вперед по комнате.

– Елки, бросил своих больных, – сокрушенно покачал он головой. – Ладно, не помрут. Налей кофейку, Серега. Всю ночь промаялся над этой загадкой. Она же вроде с виду такая простая…

– У меня все аналогично, старик. А кофе весь вышел. Слушай, Леха, а может, эта загадка вообще не имеет решения? А? Как ты думаешь? Бывают же всякие приколы в математике…

По выражению лица своего гостя Сергей понял, что нечто подобное приходило и в голову доктора. Но уже спустя мгновение глаза Алексея осветились решительностью, словно он отбросил всякие сомнения:

– Ты помнишь, что он сказал в пивной?

– Что?

– А то, что он сделал на этом целое состояние. А мы, выходит, тупее его?

– Может, и тупее, – задумчиво пробормотал Сергей.

Глава двадцать пятая

Жизнь человека наполнена бессмысленными страданиями. Как сказал кто-то великий:

«Для корабля, который не знает, в какую гавань он держит путь, ни один ветер не будет попутным»…

А значит, бессмысленна и борьба со штормами, и гибель команды.

Когда он понял, что мать его не любит? О, тот день он запомнит на всю жизнь! Мать повела его, совсем маленького мальчика, в Третьяковскую галерею, и они надолго остановились у картины Крамского «Неутешное горе». Молодая барыня с подурневшим от слез лицом стоит над крошечным гробиком…

– Вот уж действительно, неутешное горе, – назидательно вещала мать. – Новорожденный ребеночек умер… Ладно бы муж, это не так страшно…

Он тогда поразился своим детским умом: как так? Разве можно сравнивать смерть папы, этого большого, главного человека, с гибелью младенчика, которому и имени-то нет? Который еще ничегошеньки в жизни не понимает?

А мать уже торопила его на улицу: ей страшно хотелось курить, натерпелась за целый час хождения по залам…

Он стоял у памятника Третьякову, смотрел на жадно затягивающуюся сигаретным дымом мать и испытывал настоящее неутешное горе. Она его не любит! Потому что сочувствует той женщине на картине, для которой смерть новорожденного – тяжелее смерти мужа.

Гораздо позже он сумеет внятно сформулировать то детское, безотчетное понимание материнской нелюбви. Смерть младенца не может быть неутешным горем, ведь через год женщина способна родить другого и утешиться! Нельзя вселенски скорбеть по крохотному человечку, с которым и словом-то не успела перемолвится!

Не он нем горюет та женщина на картине Крамского, а о себе. Позади шесть, а то и семь месяцев тягости, лишений – на балы не ходила, по визитам не ездила… А может, доктор и диету какую-нибудь жестокую прописал. А может, рвота была. Потом – болезненные роды, страх смерти… И все – напрасно! И впереди – повторение этого кошмара, ведь муж (смерть которого неутешным горем не является) хочет ребенка, будь он проклят… И муж, и ребенок.

Тогда он определил для себя, что материнской любви вообще, в том виде, в котором ее проповедуют веками, на свете не существует. Это, пожалуй, главное заблуждение человечества.

Женщина по природе своей не способна истинно любить ребенка, ведь он по физиологической сущности – часть ее плоти. Она любит свою плоть, то есть себя. А плоть либо доставляет радость, либо приносит мучения. Вот, к примеру, зуб заболел – и мы уже ненавидим этот зуб, хотим его вырвать. Чтоб только не болел. Ребенок заболел или капризничает, лишает мать покоя – и вот уже перед нами озлобленная на свое чадо мегера.

Знакомая картина – женщина с ребенком (на улице, в транспорте, в магазине). Почти всегда одна и та же сцена: мать злится, ругает малыша, бьет его… А он все капризничает. Все просит чего-то от нее. Досаждает.

Почти никогда ничего подобного вы не увидите, если ребенок – вдвоем с отцом. Между ними идет спокойный, добрый разговор, папа внимательно выслушивает кроху, что-то объясняет. А если случается папе одернуть малыша, то все смотрят на такого отца с осуждением. Вот матери – той да, той можно орать, бить – ведь это ее кусок мяса и костей. Имеет право.

Только ведь любовь-то – понятие душевное, и существует она вне плоти. Поэтому как раз отцовская любовь и есть настоящая, она не проистекает от раздутого беременностью брюха.

Отец видит в малыше личность, духовное продолжение себя самого. И потому относится к ребенку с уважением, которое невозможно для матери. Вы уважаете свою селезенку? Ляжку? Пупок? Если да, тогда вы просто псих…

Древние это понимали. Вон в Библии: «Авраам родил Исаака…» Мужики рожали, а не бабы! Женщины, как считалось, лишь облекали ребенка плотью, что считалось второстепенным.

И правильно считалось!

Он как-то высказал эти соображения вслух, в компании добрых знакомых, и его чуть не заклевали. А потом стали избегать его общества, сторониться, как от прокаженного. Мол, какой-то сумасшедший женоненавистник, маньяк. Материнская любовь – это святое, не замай!

На самом деле женщины так остервенело отстаивают святость своей любви к чадам потому, что дети – это единственное, что оправдывает их, женское, существование на свете. Оправдывает пороки. Я – мать, и потому мне все дозволено. Могу блудить, могу курить. Могу мужа изводить. Психовать могу. Я же родила! Теперь мне муженек по гроб жизни обязан. Только ребенок-то все равно не его, а мой. И только мой. А ты деньги давай. Терпи меня. Общественное мнение и государственные законы всегда будут на стороне матери! …Минувшей ночью он снова доставал из тайничка армейский штык-нож. Говенное оружие, если честно. Но оно по своему определению олицетворяет мужчину и мужество. Потому и выбрано для приведения приговоров в исполнение.

Глава двадцать шестая

– Интересно, как там продвигаются дела у нашего Монаха? – пробормотал Алексей. – Вдруг он уже у толстосума, слюнявит банкноты?

– Не говори мне о нем! – ожесточился Сергей. – Даже слышать не хочу. Подлец он, что скрыл от меня свой разговор с этим Виктором Петровичем. Друг называется! Тоже мне, раб Божий с хитрой рожей…

– Между прочим, благодаря ему и его отцу ты визу в Италию сегодня получишь, – вскользь заметил Алексей. – Или забыл уже?

– Да наверняка он напряг своего папашку только потому, что ему это выгодно, – принялся втолковывать визитеру Сергей. – Чтоб меня, как лишнего конкурента, спровадить в Италию!

Черта с два этот Валентин Николаевич, старый картежник, стал бы париться из-за меня, если б сыночек-монашек его не упросил. Наверное, денег дал отцу на игру… Я удивляюсь, как он тебе-то все рассказал.

Сергей пристально всмотрелся в лицо Алексея и вдруг заговорил свистящим шепотом:

– А чего это ты про Италию-то заговорил, а? Поди, уже пожалел, что посвятил меня в ситуацию? Тоже спишь и видишь, как бы поскорее выпровадить меня из города? Слишком сильный соперник, да?

– Я вообще не спал, – отшутился доктор. – И хорош гнать пургу. А то еще немного, и у нас у всех крыша поедет.

Сергей и впрямь успокоился, потер виски, опухшие от бессонницы глаза.

– Вот же поганая штука жизнь! То густо, то пусто. Как не вовремя эта гребанная выставка!

Ну хоть бы через пару деньков. Мне, понимаешь, до пяти вечера надо быть в Москве, на Большой Полянке, там консульский отдел, где визы рисуют.

– За три часа доберешься.

– Даже за два. Тачку возьму.

– Хочешь, бери мою «бээмвуху». Она внизу у тебя под окном стоит.

– Спасибо, Леха. Но после такой ночи я не смогу гнать по трассе двести кэмэ. А деньги на такси у меня есть…

– Как знаешь.

Помолчали.

– Знаешь, я никогда в жизни не занимался такой ерундой, как сегодня ночью, – сказал Алексей. – Даже когда был в детском саду. Чувствую себя полным идиотом.

– Ну так наплюй на эту головоломку, поезжай на работу, – съязвил Сергей. – Ну, что же ты?

– Видишь ли, когда за ерунду предлагают два миллиона баксов, она перестает быть ерундой, – в тон ему отвечал кардиолог. – У меня нет других вариантов одним махом заработать такие деньги и открыть свое дело в США. А у тебя? Кто-нибудь уже заказал тебе дворец с водяными стенами? Или предложил продать патент на изобретение за миллион фунтов? А?

– Прекрати, – помрачнел гений архитектуры.

– Вот то-то и оно, зодчий. То-то и оно. Я вот недавно вытащил одного пациента с того света, он уже одной ногой в могиле стоял.

Алексей закурил, что случалось с ним крайне редко.

– И что я заработал? – доктор глубоко затянулся. – Ровным счетом ничего. Да я хоть тысячу человек спасу от смерти, а все равно так и останусь бедняком. Мне в знак благодарности в лучшем случае бутылку дают.

«Ничего себе – бедняк! – подумал Сергей. – Шикарная двушка в центре города, последняя модель «БМВ»… Впрочем, он прав – в наши дни это все несерьезно. Рыночные торговцы свеклой живут в сто раз богаче, нежели архитекторы и врачи».

– Ты знаешь, Леха, по-моему, мозговым штурмом тут ничего не добьешься. Не тот случай, – вслух размышлял Сергей. – Требуется озарение. Понимаешь, Леха, я уверен, что решение очень простое, оно лежит на поверхности. И нужно над этой поверхностью подняться.

– Подымайся, Бог в помощь, – зевнул Алексей и поднялся из кресла. – Ну, пока.

Они вышли в коридор.

– Н-да… Сейчас бы принять чего-нибудь для просветления мозгов. А, доктор? – подмигнул приятелю Сергей.

– Чайку попей. Крепкого. С лимоном.

– А может, вдвоем покумекаем? Одна башка хорошо…

– И одна башка лучше, – перебил его Алексей, выходя на лестничную площадку. – Ты же сам сказал, что простыми вычислениями тут ничего не добьешься. И потом. Ты слышал, что сказал Монах? Деньги получает только один из нас. И этим одним намереваюсь быть я.

– Могли бы поделить пополам. Все-таки по лимону баксов, – напоследок пробурчал Сергей. – В рублях это вообще…

– А в попугаях и того больше! Спасибо за великодушное предложение! – уже снизу прокричал Алексей. И что-то в радостном голосе приятеля не понравилось архитектурному дизайнеру-технологу. Ох как не понравилось…

Доктор выскочил на улицу. Его лихорадило. Одна-единственная фраза, случайно брошенная Сергеем, открыла кардиологу до изумления простой путь к решению загадки…


Сергей стоял у окна и с обреченным видом смотрел, как внизу резко стартовала Лешкина серебристая «БМВ». Нет, до обеда никак не справиться дизайнеру-технологу с решением головоломки, не получить миллионный приз. Времени в обрез. И надо еще заехать за макетом водяного дома, за технической документацией…

Сергей с тревогой думал о том, как он повезет хрупкую, наполовину выполненную из стекла модель через всю эту нескончаемую вереницу аэропортов – «Шереметьево-2», «Вена Интернешнл», «Милан», «Марко Поло»… Да еще надо бережно доставить модель до Москвы, а из «Марко Поло» – до выставочного центра в Венеции.

Стоп!

Сердце будущего дипломанта международной выставки учащенно забилось. В его невеселых размышлениях промелькнуло одно слово… Всего одно коротенькое словечко, но в нем был ключ к миллиону фунтов стерлингов!

Модель.

Конечно же, модель! Вот оно, озарение. Надо в реальной жизни смоделировать ситуацию, описанную в байке о трех командированных. И тогда все станет ясно, как день.

Глава двадцать седьмая

Виктор Петрович сидел в кожаном кресле и барабанил пальцами правой руки по зеркально гладкой поверхности стола. В левой он сжимал телефонную трубку – сжимал до пота в ладони, поскольку испытывал изрядное раздражение.

Человеку в таком состоянии, в каком пребывал его телефонный собеседник, просто нельзя ничего объяснить. Даже не верилось, что на другом конце провода – благообразный, рассудительный иеромонах с мудрым не по годам взглядом голубых глаз – именно таким запомнился Геннадий Виктору Петровичу.

Секретарша уже дважды заглядывала в просторный, ультрасовременный кабинет – в приемной президента концерна дожидались финны. Надо сворачивать этот бессмысленный, тягостный разговор, что он, мальчик, в конце-то концов?

Мальчик – не мальчик, а поступил он позавчера просто по-детски. Какого дьявола он затеял всю эту игру в загадки-отгадки, чего ждал от этой авантюры? Да ладно бы – авантюры, а то так – внезапная бабья прихоть великовозрастного «вершителя судеб».

И что такого особенного он умудрился разглядеть в этих парнях? Один звонит, говорит, что ему надо срочно лететь в Италию, умоляет о продлении срока уговора… Другой предлагает совершенно идиотское решение: мол, никаких тридцати рублей в реальности не было, в обороте были только двадцать девять…

– Геннадий, ваше так называемой решение не проходит, – терпеливо втолковывал собеседнику Виктор Петрович, поглядывая на часы. – Оно не дает ответа на поставленный вопрос. Понимаете? Послушайте, бросьте вы это дело. Вы же церковный человек. Я решил подарить вам троим по сто тысяч фунтов.

– Это что, отступные? – чуть не кричал на том конце провода настоятель храма Ильи Пророка.

Виктор Петрович едва не плюнул с досады:

– Это не отступные. Потратьте деньги на доброе дело. И еще. Я хочу вам кое в чем признаться.

– Мне не нужны ваши признания! Я не женщина! Я все понял! Вы просто боитесь потерять миллион фунтов. Вы поняли, что кто-то из нас обязательно найдет разгадку. И вы уже пожалели о наших договоренностях. Так?

– Так, – устало ответил Виктор Петрович. – Вы правы, Геннадий, я действительно жалею о нашем разговоре в том баре. Очень грустно разочаровываться в людях. Но… Свое обещание я безусловно сдержу. У вас еще много времени. Думайте.

Виктор Петрович в сердцах швырнул трубку на рычажки, хмуро посмотрел перед собой.

– Вот уж действительно, как в поговорке: «Не сотвори добра, не получишь зла». Какие мелкие, ничтожные людишки. Такие же, как все двуногие твари, – пробормотал он и нажал на клавишу селектора. – Тамара, пригласите финских представителей.

Впрочем, не стоит поддаваться эмоциям, особенно негативным. Кардиолог Алексей, похоже, не рвется разбогатеть по щучьему веленью. Кстати, позавчера он приглянулся Виктору Петровичу больше остальных двоих. Понравился своей бесшабашностью, умением вести разговор. Если кто и получит сто тысяч фунтов, так это он. Хотя… Надо будет навести справки, каков он как врач, прежде чем выдавать такой, с позволения сказать, грант.

Виктор Петрович стремительно остывал. Ну, Сергей – творческая натура, неустойчивая.

Поддался моменту. В Венеции он если и вспомнит о предложенной президентом «ЕвразииТраст» головоломке, то как о забавном, немного постыдном эпизоде. А коттедж с водяными стенами надо будет ему обязательно заказать.

Геннадий тоже к вечеру придет в себя, покается в своем сребролюбии… Все-таки опытный руководитель концерна не ошибся: с этими парнями можно будет иметь дело.

Интуиция почему-то нашептывала: а не приставить ли к парням на всякий случай негласную охрану? Мало ли что… Но Виктор Петрович решительно подавил эту смутную тревогу. В самом деле, ну что такого можно натворить, разгадывая безобидную загадку?

Вернувшись в оптимистическое расположение духа, Виктор Петрович поднялся из кресла, чтобы поприветствовать своих новых финских партнеров.


Алексей скорым шагом, придерживая спортивную сумку, болтавшуюся на плече, шел по коридору кардиологического отделения областной больницы. Навстречу ему, опираясь на палочку, хромала толстая пациентка в застиранном халате.

– Здравствуйте, Алексей Александрович, – заискивающе обратилась она к доктору.

– Добрый день, – бросил Алексей на ходу.

– Алексей Александрович, у меня ночью опять приступ был, – проговорила пациентка вслед стремительно удалявшемуся лечащему врачу.

– Потом, потом, – прокричал Алексей, не оборачиваясь.

Он прямиком прошел в ординаторскую, мгновенно оценил представшую его глазам картину.

На кожаном диване развалился грузный врач-кардиолог Прищепкин. Пепельница стояла на полу, и Прищепкин, не глядя, давил в ней очередной окурок.

– Леха! – простонал он, с трудом повернув голову; Алексею показалось даже, что он услышал, как заскрипели шейные позвонки. – Ты же вроде заболел…

– Врач, исцелися сам, – назидательно молвил Алексей.

– Хорошее изречение, – согласился Прищепкин и поэтапно воздвиг свою тушу из глубоких недр дивана, сел. – Да только не всегда получается исцелиться своими силами. Ох, плохо мне!

Мясистое лицо коллеги-кардиолога было даже не багровым, а сиреневым.

– Ну что ты стоишь в дверях? Заходи. Похмеляться будешь?

Алексей вошел в кабинет, прикрыл за собой дверь.

– Не имею такой надобности, Антон. Я не с бодуна.

Он подошел к своему столу, выдвинул ящик и незаметно извлек связку ключей. Антон не обратил на это ровно никакого внимания.

– Да? Не с бодуна? – толстяк задумчиво почесал подбородок. – Не могу себе представить, как это – быть не с бодуна. Ты знаешь, мне кажется, что сейчас весь мир похмельем мучится.

– Ну так освежись.

– Уже, Леша, уже.

– И что?

– Ни хрена не помогло. Мне чтобы похмелиться, надо выпить столько же, сколько вчера.

– Ну так повтори дозу, – посоветовал Алексей. – Ты же сам все время говоришь: между первой и второй – перерывчик небольшой.

– Нельзя. Продержаться надо. Хотя бы до двух часов. Ты знаешь, что сегодня я устраиваю сабантуй?

– Это по какому же поводу?

– Мне, брат, сорок пять стукнуло, – вздохнул Антон.

– Поздравляю, – сухо произнес Алексей.

– В два часа поздравишь. Когда мы тут стол накроем. Все наши будут. И ты обязательно подгребай. Слышь, обязательно!

– Подгребу, подгребу…

Глава двадцать восьмая

Алексей вышел из ординаторской, осмотрелся. Тишь да гладь да Божья благодать. В это время те, кто может ходить, либо на анализах, либо на процедурах.

Он прошел по коридору, свернул в закуток и очутился перед железной дверью в хранилище медикаментов. Еще раз оглянулся, вставил бородатый ключ в замочную скважину.

Хранилище, небольшая комнатенка без окон, освещалось только мерцающей под потолком лампочкой. «Лишь бы не перегорела прямо сейчас, – подумал Алексей. – Вот это будет облом так облом!»

Вся комната была заставлена картонными коробками, кое-где из них торчали головки банок с физиологическим раствором и глюкозой. Алексей, лавируя между штабелями коробок, подошел к застекленному шкафу. Подергал ручку – заперто. И в связке, которую сжимал в своей ладони молодой кардиолог, нужного ключа не было. Да и не могло быть. От шкафа с ТАКИМИ препаратами ключ мог быть только, как минимум, у заведующего отделением.

Алексей осмотрелся. На полу, в самом уголке, валялась заскорузлая половая тряпка. Он метнулся к ней, схватил, брезгливо морщась, обмотал кисть правой руки. Вернулся к шкафу, резко выдохнул и нанес короткий, отработанный в спортзале удар кулаком в толщенное стекло.

Что-то хряпнуло (слава Богу, не кость), и стекло прочертила извилистая трещина.

С третьего удара обмотанного тряпкой кулака стекло капитулировало и звонкими осколками обрушилось на пол. Доктор отшвырнул тряпку, полез в утробу заветного шкафа.

Дрожащей рукой Алексей нащупал нужную коробку, прочитал: «ОМНОПОН». Двадцать двухкубовых ампул синтетического морфия. За одну такую коробку наркоман со стажем, не задумываясь, зарежет родную мать.

Омнопон был своего рода новым словом в лечении сердечных заболеваний: ишемии, стенокардии и особенно – инфаркта. Раньше как считалось? Бороться, мол, надо с первопричиной болезни, а не с ее симптомами. Людям внушали, что не следует сбивать температуру, снимать зубную боль анальгетиками и так далее. Но в современной медицине появилась прямо противоположная теория, и она уже успела доказать свою высочайшую эффективность.

При инфаркте, ишемических болях и прочих сердечных бяках нужно немедленно, с помощью наркотиков, убрать боль. И тогда (отчасти в результате самовнушения, что, дескать, у меня ничего не болит, и значит, я здоров) организм сам даст команду на ускоренное исцеление.

А наш организм может производить такие вещества, по сравнению с которыми все новейшие достижения фармацевтики – чушь собачья.

Все это стало темой кандидатской диссертации, которую Алексей уже успешно заканчивал. Про свойства омнопона он знал все, что только можно знать, хотя сам никогда его на себе не испытывал. Но одна пациентка (кстати, ее недавно зарезал маньяк) говорила Алексею, что после укола омнопона она слышит, как в углу шуршит лапками таракан. Тренер Пилишек – тоже, как ни странно, отправленный на тот свет серийным убийцей, – рассказывал лечащему врачу, что после омнопона он у себя в палате, за ноутбуком, в легкую переигрывает компьютерных гроссмейстеров.

Все это очень походило на правду. Ведь омнопон бешено активизирует те сферы сознания и подсознания, о наличии которых человек даже не подозревает. Тот, кто ни разу не стрелял из пистолета, после укола омнопона запросто попадает в яблочко на расстоянии до тридцатисорока шагов. А знаменитый Эдгар По? Свои гениальные стихи он писал исключительно под влиянием наркотика. Правда, классик мог себе позволить натуральный морфий, который, впрочем, имеет куда более мягкое действие. Да и не было в то время синтетических наркотиков.

Так что же проще: попасть в еле различимую для глаза мишень, сочинить потрясающее, вечное стихотворение «Ворон» или решить пустяковую загадку от незнакомца из пивной? Ответ был для Алексея очевиден.

Омнопон в кардиологическом отделении применяли нередко, и потому расход этого самого востребованного наркотика был довольно слабо контролируемым. Не должен, по идее, зав отделением поднять шумиху из-за пропажи одной коробки. Ему же самому в первую очередь и не поздоровится.

Но негласное расследование шеф, конечно же, проведет. Впрочем, у Алексея такая репутация, что его персона вряд ли попадет под подозрение. Скорее уж Антон…

На Алексея внезапно повеяло сквознячком, он резко обернулся.

В двери стоял Антон и хитро подмигивал коллеге.

– Я-то за спиртом пришел, – объявил похмельный верзила. – А ты, гляжу, затариваешься кое-чем покруче. Наркотики, стало быть, п…ишь?

– Антон, ты того… Не это…

Алексей никак не мог сходу придумать правдоподобную версию своего вторжения в «святая святых». Слава Богу, штабель коробок мешал Антону разглядеть осколки на полу. Но все равно он узнает о взломе, сегодня же слух о чрезвычайном происшествии разнесется среди персонала. А этот жирный хряк будет к тому времени пьяней вина и уж точно поведает комунибудь «по секрету» о тайном визите юного коллеги в хранилище медикаментов.

– Да ты не дрейфь, я никому не скажу, бля буду, – Антон словно прочитал мысли Алексея.

– Что я, без понятия?

Он ловко цапнул из коробки непочатую банку со спиртом, засунул за пазуху, снова подмигнул Алексею:

– Я ж сам тебе сколько раз говорил: займись потихоньку частной практикой, лекарства у нас халявные. На одну зарплату и подачки от больных не проживешь… Молодец, послушал совета старика Прищепкина. И запомни: я – ни гу-гу. А теперь валим отсюда.

Как же, ни гу-гу он! А кто заложил престарелого кардиолога Сичкина, который завел шуры-муры с молоденькой пациенткой прямо в ординаторской, во время ночного дежурства? А? И Сичкина быстренько спровадили на пенсию, хотя врач был просто от Бога…

Ну и хрен с вами со всеми, ожесточенно думал Алексей, спустившись вниз и запуская двигатель своей «БМВ». – Уволят так уволят. По-тихому уволят, без запрещения заниматься врачебной деятельностью. А это главное.

Он и сам собирался уволиться. Завтра же. Когда получит миллион фунтов стерлингов.

Глава двадцать девятая

Недавно он смотрел по телевизору какое-то юмористическое шоу. От нечего делать смотрел, потому как зрелища дебильнее этого представить невозможно. А, может, смотрел для того, чтобы напитаться злости и решимости продолжать начатое дело.

Боже мой! Сотни людей сидят в зрительном зале, миллионы – у телевизоров, и никто не понимает, что перед ними на сцене кувыркается и юродствует сам Сатана! Глумится над мужским и женским полом, торжествует свою победу.

Нет, вы только вдумайтесь… Пятидесятилетние лысеющие мужики кривляются, гнусавят, изображают всяких там цыплят табака на потеху огромной публике! И почитают такой удел честью для себя. Попал сюда, под нацеленные телекамеры – значит, жизнь удалась. Ради этого можно и голую задницу всему миру продемонстрировать. Недаром слово «комик» созвучно со словом «гомик». Н-да, много денег и привилегий дает Сатана за добровольное попрание мужского достоинства…

А ведь в зале – много женщин, и они смеются! Нет, не презрительно, а восхищенно! Для них этот вот говнюк в бабьем платке – воплощение настоящего мужчины. И женщины готовы прямо сейчас лечь с ним в постель – просто так, бесплатно. Только потому, что у этого вертлявого комика-гомика – сонмища почитателей-маргиналов. Он известен!

По местному телевидению сказали, что детский шахматный тренер был убит по ошибке.

Мол, его в темноте приняли за дебелую курящую бабищу. Как бы не так! Он не ошибся, вонзая штык-нож в этого бесполого выродка. ТАМ, откуда он получает указания, ошибок не бывает.

Потому что шахматный тренер мужиком не был. Он был гомиком. То есть еще хуже, чем баба.

«Петр и Павел час убавил, а Илья Пророк два уволок. Да нет, не так: Петр и Павел день убавил, Илья Пророк час уволок. Вот как правильно».

Геннадий рассеянно смотрел на кухонный стол, где беспорядочным веером были разбросаны игральные карты: десятки, девятки, двойки, тройки… Из комнаты доносилось мерное посапывание: под утро бывший атташе посольства в Париже просто свалился от мозгового перенапряжения.

Валентин Николаевич начал нервничать еще ночью, когда свет полной луны, смотревшей в окно, стал мертвенно-бледным и завораживающим.

– Генка, хватит маячить, – грубо сказал отец, впервые за последние годы назвав сына его мирским именем. – Если хочешь, чтобы я плодотворно работал, то сгинь с глаз долой.

Настоятель храма Ильи Пророка вышел на улицу, и ноги сами привели его к ограде зоопарка. Как там хромой пеликан Яшка? Геннадий тут же отогнал все эти сантименты: надо сосредоточиться на решении загадки, погрузиться в мир цифр. На отца надежда плохая, картежные навыки могут оказаться бесполезными при столкновении с парадоксом теории чисел…

Он шел и шел вдоль чугунной ограды, и вот ему начало казаться, что его самосознание отвалилось куда-то вбок, сконцентрировалось в виде какого-то диковинного животного и мирно шествует рядом с бренным телом иеромонаха. Да иеромонах ли он сейчас? Геннадий с поразительной легкостью ощутил, что не может себя идентифицировать. Да и не хочет. …В какой-то момент Геннадий с удивлением обнаружил, что стоит у своего подъезда, а из-за горизонта уже поднимается распухшее, словно чирей, солнце. «К дождю», – машинально подумал иеромонах. Ах верно, сегодня же Илья Пророк, значит, будет не просто дождь, а самая настоящая гроза.

Поднявшись на свою лестничную площадку, Геннадий удивился снова, и пуще прежнего: входная дверь в квартиру была отпертой. Неужели, уходя, он не захлопнул ее до конца? Что ж, бывает.

Он посмотрел на спящего отца, прошел на кухню. Помимо карт, на столе белела бумага с длинным текстом: «Сынок, я тебя не дождался, извини, лег спать. Вторую ночь без сна – это чересчур для моего возраста. Сынок, я нашел решение твоей задачки, излагаю его ниже. Успеха тебе!»

Геннадий жадно пробежал глазами четкие, убористые строки. Ничего себе! Папаша явно умеет мыслить нестандартно. По его версии, в обороте участвовало только двадцать девять рублей, цифра тридцать – вымышленная, фантомная. Но устроит ли такое решение Виктора Петровича, вот в чем вопрос…

Так, сколько сейчас времени? Ага, около девяти утра. Скоро магнат должен прибыть в свой офис.

Но не восхитился президент концерна «Евразия-Траст» изящным раскладом, произведенным Валентином Николаевичем. Однако ж занервничал, предложил сто тысяч фунтов отступного. Не на того напал, многоуважаемый толстосум! Или все, или ничего. На сто тысяч фунтов даже плохонькую церквушку не отреставрируешь, не украсишь иконами и утварью.

Вскоре Геннадий с тоской осознал, что биться над неразрешимой для него задачей можно хоть до морковкина заговенья, хоть до Второго Пришествия. А в распоряжении – только несколько часов.

Решение пришло внезапно и оглушающе, как ледяной шок крещенской проруби. Ну как же он сразу не сообразил! А ведь путь к успеху был очевиден, прост и эффективен, как удар топора.

Геннадий снова взглянул на часы – одиннадцатый час утра. Он поспешно принял освежающий душ, натянул кроссовки, стильную рубашку и черные джинсы, глянул на спящего отца. Пусть отдыхает. В сущности, он сделал все, чтобы помочь сыну. Безобидный, славный старикан.

Иеромонах Герман выскочил на трассу, остановил первую же легковушку:

– К церкви Ильи Пророка.

– А где это? – не понял водитель.

– Поехали, я укажу дорогу, – с досадой плюхнулся возле шофера Геннадий. – Пожилой человек, а где храм Божий, не знаете.

– Да нет у нас такой церкви! – гнул свое водитель, подбавляя газу. – Монастырь Крестовоздвиженский знаю, там автобаза; Троицкий собор знаю, Казанскую церковь знаю. Откуда Илья Пророк-то взялся?

– С праздником вас Ильи Пророка, уважаемый, – саркастически молвил Геннадий.

– И вас также, – серьезно ответил дядька.

«Вот так-то, милый ты мой иеромонах Герман, – истязал себя самоиронией настоятель храма Ильи Пророка. – Служишь ты, оказывается, в церкви, про которую и слыхом-то не слыхивали. А уж про тебя самого – и подавно. Но ничего, ничего… Дайте срок, и меня тут каждая собака узнавать станет. К лешему подмосковные монастыри, их настоятели у митрополичьих хором локтями толкаются. Буду восстанавливать Крестовоздвиженский монастырь, стану игуменом. А там… Только бы престарелый архиепископ еще хоть года три продержался! Не ушел бы на покой, ведь пришлют вместо него молодого, энергичного, со связями… Жди тогда епископской вакансии лет двадцать пять, а то и тридцать!»

И еще – успеть бы получить сегодня миллион фунтов стерлингов.

Глава тридцатая

Центральная гостиница города так и называлась – «Центральная». Здесь барменом работал Шурик – давний знакомый Сергея, а можно сказать, и напарник по работе.

Дело в том, что несколько лет назад Сергей, ошалев от безденежья и невыездного образа жизни (который, собственно, был прямым следствием упомянутого безденежья), по случаю устроился в вагон-ресторан. И деньжат подмолотить, и мир посмотреть.

Особых поварских навыков здесь не требовалось, равно как и высокопрофессионального умения обслужить. Под стук колес, в походных, в прямом смысле, условиях пассажиры прощали работникам вагона-ресторана многие огрехи, если не все. И чаевые платили вполне приличные: видимо, сменяющиеся за окном пейзажи, предвкушение встреч и радость разлук побуждали захмелевших посетителей к филантропии и недопустимому в обычной, стационарной жизни мотовству.

Там-то, в вагоне-ресторане, Сергей и познакомился с Шуриком. Шурик, никогда не унывающий жизнелюбец, весело рубил мясо, перешучивался с дородной буфетчицей, травил байки по любому поводу. В нескончаемом пути-следовании это был незаменимый товарищ.

Всякого насмотрелся будущий дизайнер-технолог за полгода скитаний по просторам бывшего СССР. Однажды поздней осенью на Южном Урале они с Шуриком выскочили на какой-то станции, чтобы обменять бутылку водки на банку соленых огурцов.

– Огурчики здесь – наипервейшие, – сообщил напарнику опытный Шурик.

«Мировым закусоном» торговал столетний дед в телогрейке и валенках. Испробовав хрустких, ядреных на вкус огурцов и произведя желанный обмен, Шурик подмигнул колоритному старикану:

– Слышь, дед, ты, наверное, еще гражданскую войну помнишь?

– Помню, как не помнить, – степенно отвечал дедок, засовывая за пазуху бутылку. – Н-да, парни… Много здесь наших полегло. Но и красным тоже досталось!

Сколько раз они меняли продукты и водку на роскошные сервизы в Гусь-Хрустальном, на ковры в Волгограде, на обувь в Казани, на мед в Башкирии…

– Людям зарплату собственной продукцией выдают, – пояснил Шурик. – А куда ее девать?

На здешнем рынке сбыта нет, все уже наелись этим неликвидом.

В Саратове новый приятель Сергея пачками сдавал доллары местным барыгам: курс продажи американской валюты в этом приволжском городе был значительно выше, чем в Москве, где означенные доллары Шуриком закупались. Из Астрахани Шурик и Сергей ведрами возили браконьерскую черную икру, и Шурик с максимальной выгодой пристраивал ее в рестораны родного города, ни разу не обделив напарника.

Как-то ночью посреди казахстанской степи, на забытом Богом полустанке, двери вагонаресторана облепили местные жители – протягивали пачки тэнгэ, ослепляя Сергея автомобильными фонарями. Шурик, не считая, принимал деньги, раздавал заранее расфасованную по пакетам снедь: бутылка водки, кусок мерзейшей полукопченой колбасы, плавленый сыр, помидоры, банка сайры, майонез…

– Вот ведь голодный край, – покачал головой Шурик, когда поезд, простояв каких-то две минуты, двинулся дальше. – Поселок газовиков, между прочим. Денег у всех – лом, а продукты сюда привозят хорошо, если раз в месяц. Вот и штурмуют поезда, жрать-то надо. В Алма-Ате этот мусор, – он указал на тэнгэ, – на доллары поменяем.

Особенно запомнился случай в предгорьях Киргизии. Среди бела дня, когда поезд замедлил ход на крутом вираже, вагон-ресторан с гиканьем и пальбой атаковала стая разряженных в меха всадников. Из книжек Сергей знал, что киргизские конники – самые безжалостные головорезы, каких только видел свет. Недаром наряду с Дикой дивизией они были главной ударной силой Белой армии. Будущему дизайнеру-технологу стало дурно.

Одна пуля вдребезги разнесла окно на крошечной кухне, и послышался крик «предводителя команчей»:

– Открывай дверь!

Передовые всадники уже поравнялись со ступеньками тамбура и готовились вспрыгнуть на подножку.

Все это, наверное, было ужасно похоже на вестерн, однако Сергею подобные романтические сравнения в голову не приходили: его конечности заледенели от ужаса. Громко визжала буфетчица…

– Водочки захотелось? – азартно выкрикнул Шурик. – Ща-ас, ща-ас, подождите…

Он ловко вынул из-под плиты невесть как оказавшийся там укороченный автомат Калашникова, передернул предохранитель и высунул ствол в зияющее дырой окно. Выпустил длинную очередь. Несколько всадников попадали на землю, другие отстали, сбились в кучу – видимо, для совещания.

Поезд стремительно набирал ход.

Сергей, придя в себя от пережитого потрясения, сказал:

– Ты же нескольких человек поранил, а может, кого-то и убил!

– Ну и что? – удивился Шурик, встретив такую черную неблагодарность.

– Не проще ли было им ящик водки вынести?

– Еще чего! Обойдутся.

– Да ведь нас арестуют на первой же большой станции!

– Не арестуют. Эти узкоглазые кентавры, которые на нас напали, совершенно неграмотные. Стало быть, название поезда они прочитать не могли. Часов и минут они тоже не разбирают. А поездов в это время тут ходит по два в час. К тому же, не в местных обычаях обращаться за помощью в милицию…

– А откуда у тебя автомат? – продолжал допытываться Сергей.

– Оттуда, – усмехнулся Шурик. – Год назад у нас в каком-то вагоне десантура подгуляла, а бабки быстро кончились. Ну и взяли у меня выпивку под залог автомата. Только потом так и не забрали. Забыли, видно.

– Так их же, наверное, под трибунал отдали!

– А мне-то что за дело! – рассмеялся неунывающий оптимист Шурик.

Глава тридцать первая

Последний раз Сергей виделся с Шуриком года два назад, и при весьма примечательных обстоятельствах. Он шел в магазин за вином, и у самого входа его остановили два мужика в строительных робах.

– Земеля, возьми бутылку водки за полтинник, – протянул деньги один из работяг. – А то нам не дают, сам понимаешь…

Сергей слегка удивился: с каких это пор в местном винном не дают водку мужикам в рабочих спецовках? Неужели стали законопослушными? Но он, разумеется, проявил мужскую солидарность и купил страждущим пузырь паленой водяры. Вручив пойло «заказчикам», он двинулся было восвояси, но старший из рабочих цепко схватил его за локоть:

– А сдача? Сдачу давай!

Сергей опешил:

– Какая сдача? Вы что, мужики! Вы же мне пятьдесят рублей дали, я еще своих два рубля доплатил!

– Мы тебе пятикатник давали, козел! – прогнусавил младший вымогатель. – Пятьсот рублей одной бумажкой, сука! Гони сдачу.

– Сам ты козел! – выпалил Сергей, и тут же почувствовал, как в ляжку ему уткнулось чтото острое.

– Я вот сейчас тебе бедренную артерию проколю, – ласково пообещал старший. – Никакая «скорая» не спасет. Ты труп!

– Все ясно, – сказал Сергей. – Вы – гоп-стопники. Только, мужики, денег у меня в самом деле нет.

Он почти не испугался: на вираже в предгорьях Киргизии было куда страшнее.

Гоп-стопники бегло осмотрели фирменный прикид Сергея, и старший резюмировал:

– Пойдешь с нами. И не вздумай дергаться.

Они взяли его под руки с двух сторон, и младший проблеял в ухо Сергея, обдав его тошнотворной вонью изо рта:

– Нам тебя пришить – как два пальца обоссать. Нам терять нечего. Мы только вчера с зоны слиняли, от «хозяина».

Сергей вспомнил, что по местному телевидению действительно сообщали о побеге из лагеря двух осужденных рецидивистов.

Они шли по нескончаемому подземному переходу, и вдруг Сергей увидел Шурика, танцующей походкой шедшего навстречу. Бывший напарник по вагону-ресторану бурно обрадовался встрече:

– Привет, Серега! Сколько лет, сколько зим! Куда путь держишь?

И кивнул насторожившимся грабителям:

– Здорово, мужики.

– Да вот, у меня с полтинника четыреста пятьдесят рублей сдачи требуют, – сообщил Сергей.

– Правда? – развеселился Шурик. – Ну, это ерунда. Я заплачу.

Гоп-стопники мгновенно оценили ситуацию: к ним в руки плыла неожиданная воровская удача. На левом запястье Шурика матово блеснул золотой «Ролекс», на безымянном пальце правой руки красовалась массивная печатка с бриллиантом, а явно непустой дипломат из крокодиловой кожи сулил «приличные наличные». Что и подтвердил этот глупый богач, расстегивая чемоданчик:

– Сейчас, мужики. Четыреста пятьдесят рублей – это не проблема. Это мелочь. Сейча-ас…

Старший уголовник показал Шурику финку:

– И ты тоже пойдешь с нами. Там разберемся, сколько с тебя.

– Сейча-ас… – бормотал Шурик, будто и не слышал обращенных к нему слов. – Четыреста пятьдесят рублей – это семечки…

Дальнейшее произошло в доли секунды. Небольшой титановый топорик, очутившийся в руке Шурика, дважды рассек воздух, и оба гоп-стопника, сраженные ударами плашмя в висок, повалились на бетонный пол безлюдного перехода.

Шурик даже не посмотрел, живы ли беглые зэки, он продолжал балагурить:

– Серега, как я рад тебя видеть. Пошли посидим, выпьем, закусим. Вспомним наши былые деньки… Потом девочек пригласим, если хочешь. Я сейчас знаешь где работаю? Барменом в «Центральной». А ты не заглядываешь, забыл старого друга…

Все это припомнилось Сергею, когда он входил в сумрачный холл гостиницы «Центральная». Здешний бар-ресторан считался лучшим в городе, но Сергей тут почти не бывал: знал, что по вечерам за этими столиками кутят бандиты всех мастей. Но сейчас, в одиннадцать утра, в баре сидели только двое посетителей – среднестатистические мужчина и женщина. Они пили кофе и вели чинную беседу.

От нечего делать Шурик, облаченный в малиновый пиджак и с «бабочкой» на шее, протирал за стойкой бокалы. Как и два года назад, он пришел в радостное возбуждение, завидев Сергея:

– Серега! Не верю своим глазам!

– Да уж поверь, пожалуйста, – отвечал дизайнер-технолог.

И протянул Шурику руку через стойку.

– Подожди, ничего не говори. Ни слова, пока не выпьем за встречу! – засуетился бармен.

Достал початую бутылку коньяка, разлил по фужерам.

– Ну, давай.

Они выпили залпом по половине фужера, Шурик привычно выдохнул, а Сергей, зажмурившись, замотал головой, закряхтел.

– Ты что это? – обиделся Шурик. – Я ж самого хорошего коньяка налил.

– О-ох, – длинно простонал Сергей.

– Давненько ты здесь не был, – Шурик вернулся в свое всегдашнее расположение духа. – Догадываюсь, почему ты вдруг обо мне вспомнил. Небось, нужен лучший столик на вечер?

Сделаем. Девчонка-то хоть симпатичная?

– Очень, – подтвердил Сергей, вспомнив Варю из туристического агентства. – Но дело не в этом. С подругой я к тебе в другой раз приду. А дело у меня к тебе вот какое. Ты только не удивляйся.

– Я давно ничему не удивляюсь, – с наигранной меланхолией вставил Шурик.

– В общем, я хочу подменить тебя часа на два – на три. Ни о чем не спрашивай, просто очень нужно. Потом все расскажу. Работу я знаю, ты же помнишь, как мы с тобой пахали в вагоне-ресторане.

Шурик задумчиво, вполголоса насвистывал «Кондуктор не спешит…»

– Говори сразу: да или нет? – занервничал Сергей.

– Я, Серега, в твои заморочки лезть не собираюсь, – медленно заговорил бармен. – Знаю только, что ты мужик серьезный. Значит, надо тебе. Ну что ж… Народу сейчас немного, те двое уже расплатились. Скоро, правда, лесоторговцы нагрянут, у них тут в гостинице какая-то сходка. А главное… Мне действительно нужно отлучиться. Так что ты вовремя.

Шурик достал из нагрудного кармана ручку и блокнот, вырвал листок.

– Вот тебе номер моего мобильного, звони, если что. Ну, пошли в подсобку переоблачаться.

– Спасибо, Шурик, ты меня здорово выручил.

Глава тридцать вторая

«Если разгадку нельзя отыскать собственными силами, то нужно ее купить», – думал Геннадий, подходя к храму Ильи Пророка. У крыльца две бабки крестились и клали поясные поклоны перед тем, как войти в церковь.

– С праздником, батюшка, – нараспев приветствовали они иеромонаха Германа.

Он взбежал по выщербленному крыльцу, наспех перекрестился. Церковь была полнехонька – престольный праздник. Со всего города съехались пенсионерки на поклон Илье Пророку, особо почитаемому в народе угоднику Божию.

Сразу несколько бабок кинулись к настоятелю со сложенными для благословения ладошками, Геннадий, не посмотрев в их сторону, быстро прошел в ризницу. «Одни старухи, – думал он ожесточенно. – Откуда, спрашивается, тут взяться доходам?»

В ризнице иеромонах Герман достал из шкафа старенький дипломат, вспомнил, что отец купил его давным-давно в Париже… Два одинаковых дипломата приобрел – себе и сыну. Когда-то это был писк моды…

Робко вошел псаломщик Вадим, встревожено посмотрел на Геннадия. Тот молча перекрестил помощника, подошел к сейфу.

– Отец Герман, что-нибудь случилось? – подал голос псаломщик.

Геннадий раздраженно обернулся:

– ЧТО случилось? ЧТО могло случиться?

– Да как же, отец Герман! Ведь одиннадцать часов, заждались вас. Уж давно пора служить литургию, народ расходиться стал.

– Пусть расходятся, – бросил Геннадий, отпирая сейф. – Никакой литургии не будет. Выйди на амвон и объяви.

– Как это не будет, батюшка? Ведь престол! – опешил Вадим.

– Объявишь, что я заболел, или меня срочно вызвали в епархию. Что я умер, наконец!

Геннадий распахнул чемоданчик и принялся складывать в его утробу тугие пачки тысячерублевых банкнот.

– Я лгать не могу, – твердо объявил псаломщик. – Да и видели ведь уже вас, отец Герман.

Геннадий захлопнул дипломат, повернул к Вадиму свое искаженное лицо:

– Мне на это наплевать, – отчеканил настоятель храма Ильи Пророка. – Ты понял? А теперь иди.

Псаломщик продолжал стоять в оцепенении.

– Вон! – прошипел Геннадий и Вадим бочком-бочком засеменил прочь.

Вид у пожилого псаломщика был такой, будто он близок к умопомешательству.

Иеромонах Герман запер сейф, перекрестился перед иконой Ильи Пророка и так же быстро, как вошел, покинул храм Божий. В полной тишине на него смотрели десятки старушачьих глаз.

Ожидавшему его водителю Геннадий коротко бросил: – К университету.

Он смотрел в мутное окошко на знакомые очертания храма и думал о том, что Церковь наша, как общественная организация, давно стала невольной пособницей порока. Ну, не пособницей, конечно, однако… Скажем так, она молчаливо закрывает глаза на те беззакония, что творятся не только в миру, но и в стенах дома Божьего.

Раньше как было? Первыми ко крестоцелованию ли, к исповеди или причастию подходили мужики – по старшинству и чинам, разумеется. Потом – бабы с грудными младенцами на руках, потом бабы без оных, за ними – девки. И последними – дети.

Сейчас все поставлено с ног на голову: первыми пропускают детей, мол, у них ножки устали, да и вообще им поощрение положено за то, что они в церковь соизволили с родителями прийти. А то в другой раз их сюда не загонишь. Стоит на амвоне слащаво улыбающийся попик и заискивает перед бесстыжими отроками и отроковицами, сюсюкает с ними. А взрослые терпеливо ждут, пока батюшка с детишками натешится. Да еще и сами вперед себя малолеток проталкивают. Лишь бы не сбежали из храма до исповеди, до причастия эти оторвы бесноватые.

Ну скажите на милость, как после этого родители смогут внушить ребенку уважение к взрослым? Да ведь сам священник ставит детей выше отцов и матерей! Злейшие враги Отечества – вот кто эти попы-чадолюбцы, поелику ухитряются развращать юное поколение даже в храме!

Вот говорят: все лучшее – детям. Да с какой стати? Они заслужили это лучшее? Когда, в какие времена было видано, чтоб взрослые самую качественную пищу отдавали ребенку? Лучшее доставалось главе семьи – труженику и судье. Вот и был порядок в семьях, дети не хамили родителям, были послушными.

Может, стоит выследить какого-нибудь пацана из воскресной школы да прирезать штыкножом? И записочку соответствующую к трупику приколоть: мол, каждый сверчок – знай свой шесток…

Ну, а за детьми к святым дарам гурьбой, как за колбасой, прут бабки. По-хозяйски прут.

Мужики добровольно уступают свое право первородства, покорились и тут, в храме, как покорились в семейной жизни. Священник молчит, делает вид, что не замечает этого открытого попрания Божьего порядка. Он больше всего на свете хочет того же, чего и нехристи: жить спокойно, сытно и без проблем. Иначе эти бабки на него тысячу доносов напишут епископу. Попробуй-ка ввести в храме православное благочестие! Съедят.

Если эти бабки, которые уже полвека в церковь ходят, не признают закона Божьего, то чего ж мы хотим от молодых да нецерковных девок? И еще удивляемся падению нравов…

Каков поп, таков и приход. Пастырь должен пример своим овцам показывать, а что на деле? Прихожанам велено три дня строго поститься перед причастием, готовиться к исповеди, молитвы вычитывать. А священники, которые «белые», семейные, чуть не каждый день причащаются без всякого поста, а исповедуются от силы раз в году. Им можно Тело и Кровь Христову принимать в нечистоте. После поедания мяса, совокупления с женами. Они что, заранее Богом прощены, что ли? Им каяться не в чем? Выходит, так.

Ну что ж, с волками жить…

Глава тридцать третья

– Хм! Это чрезвычайно любопытно.

Миниатюрный, седовласый академик Денисов пытливо разглядывал Геннадия поверх очков. Они стояли посреди библиотечного хранилища, пропитанного запахом древних фолиантов, кожаных переплетов и герани, буйно произраставшей на облупившемся подоконнике.

Книжные полки достигали сводчатого потолка, и не было видно конца длинным рядам потемневших от времени корешков. До верхних полок хранилища можно было добраться только при помощи приставной лестницы.

– Это, знаете ли, игра чисел, – продолжал Денисов, расхаживая перед Геннадием с листком бумаги в руке. – Паскаль был бы счастлив, если бы ему предложили столь интересную задачку.

Геннадий с сомнением смотрел на сухонького академика.

– Мстислав Карпович, в математике, насколько мне известно, ничего никуда бесследно не исчезает. А тут получается, рубль будто куда-то испарился!

Денисов лишь отмахнулся:

– Никуда он, молодой человек, не испарился. Он, безусловно, где-то есть.

– Мстислав Карпович! – взмолился Геннадий. – Вы автор научных трудов, учебников по высшей математике. У каждой задачи должно быть решение. Дайте мне его!

– Будет, будет вам решение, – успокоил нервного визитера академик Денисов.

– Спасибо!

За разговором иеромонаха и академика пристально следил аспирант Рябинин, стоявший на самом верху приставной лестницы.

– Сначала я, пожалуй, задам это моим студентам. Загляните… знаете когда… сейчас подумаем…

Геннадий в отчаяньи стиснул ладони.

– Уважаемый мэтр! – едва не взвыл иеромонах. – Решение нужно мне сегодня же, до полуночи. Грамотно оформленное, не допускающее двойного толкования решение.

Денисов пребывал в замешательстве от такого натиска стоявшего перед ним молодого невежи. Впрочем… За долгие десятилетия служения науке академик повидал немало одержимых чудаков, мнящих, будто они сделали какое-то фундаментальное открытие. Одних только доказательств теоремы Ферма Денисов перечитал не менее сотни. Ложных доказательств, разумеется. Но объяснить это дилетантам от математики было просто невозможно.

– Не думайте, я не сумасшедший, – поспешил заверить увенчанного лаврами собеседника иеромонах. – Я не могу вам всего рассказать, но поверьте: речь идет о всей моей дальнейшей судьбе.

– Ну уж и судьбе, – проворчал Денисов, слегка потеплев к молодому, горячему приверженцу теории чисел.

– Так вы поможете мне?

– Сегодня никак не получится. У меня симпозиум.

– Отмените! – с жаром воскликнул Геннадий. – Перенесите!

Академик отшатнулся:

– Ну, знаете ли, молодой человек, это уже слишком. Я уважаю фанатиков науки, но, помоему, вы все-таки забываетесь.

Геннадий пошел ва-банк. Ах, почему отец не молится сейчас за него своему богу удачи!

– Я заплачу вам за решение. Миллион рублей. Сейчас же, авансом. Сколько вы получаете как завкафедрой? Ведь жалкие гроши, верно? А тут – миллион. За день. Вы понимаете? Миллион рублей!

Геннадий поднял с пола свой дипломат, положил его на небольшой письменный столик.

Лицо Денисова стало непроницаемым. Он снял очки, зачем-то протер их носовым платком. Поднял глаза, сказал тихо:

– Ах вот оно что.

Помолчал и продолжал таким же ровным, безжизненным голосом:

– Уходите. Нет. Выметайтесь. И чтоб я вас больше не видел.

Геннадию не хотелось больше жить на свете. Провалиться в преисподнюю – вот единственное, что могло спасти его от вселенского чувства стыда.

Он, неловко вскидывая ноги, сбегал с парадной лестницы университета и, наверное, упал бы, если б вовремя не ухватился за мраморные перила.

– Эй, вы! Как вас там!

Геннадий обернулся. По лестнице быстро спускался аспирант Рябинин.

– Постойте! – аспирант достиг ступеньки, на которой стоял, покачиваясь, раздавленный унижением иеромонах.

– Зря вы так, – отдуваясь, продолжал Рябинин. – Насчет денег. Старик этого смерть как не любит. Он страшно гордится тем, что всю жизнь прожил скромно, что никогда не позволял себе наживаться за счет науки. И вообще он…

Аспирант выразительно покрутил у виска растопыренной пятерней.

– Кто вы? Что вам от меня нужно? – устало спросил Геннадий. – И откуда вы знаете о моем разговоре с Денисовым?

– Я стоял на лестнице и подслушивал, – беспечно заявил Рябинин. – А нужен мне… ваш миллион рублей. Я не хуже Старика могу справиться с вашей задачкой, а может, даже и лучше.

Хоть я всего лишь аспирант. Но в конце концов, какая вам разница, кто до полуночи предоставит вам решение? Или я что-то не так понимаю?

– Вы все правильно понимаете, – чувство униженности схлынуло с иеромонаха, он вновь окрылился надеждой. – Абсолютно никакой разницы. Вы уверены, что справитесь с задачей?

– Больше того, – аспирант покровительственно похлопал Геннадия по плечу. – Я уже знаю решение. Осталось, как вы выразились в разговоре со Стариком, грамотно его оформить и исключить двойное толкование.

Рябинин посмотрел на дипломат в руке Геннадия.

– Так вы говорите, деньги у вас с собой?

Глава тридцать четвертая

Валентин Николаевич Мокеев задыхался от жары в кабинете директора зоопарка Пряслова.

– Зачем позвал? – сразу перешел к делу бывший атташе.

– Поговорить. О деле.

Борис Ильич поднялся из кресла, подошел к окну, распахнул его настежь. Тут же в комнату ворвался малоразборчивый бубнеж громкоговорителя, призывающего всех честных граждан и патриотов родного города ставить подпись под каким-то обращением к властям.

Мокеев-старший с облегчением вдохнул полной грудью.

– Ты вот что, Валентин Николаевич… – заговорил Пряслов. – Ты только сначала подумай хорошенько о моем предложении, а потом уж решай, соглашаться тебе или нет.

– Многообещающее начало, – хмыкнул экс-дипломат.

– Это точно. Так вот, ты ведь, как известно, долго жил в Париже, ходил там по казино…

– Я и в Ницце в казино бывал, и в Баден-Бадене, – криво усмехнулся Мокеев, начиная смутно догадываться, зачем он понадобился Пряслову.

Подумать только! Знал Валентин Николаевич, что директор зоопарка нагл и беспринципен, но чтоб до такой степени…

– Вот-вот! – торжествующе вперил в собеседника палец Борис Ильич. – Ты, дорогой мой, все тамошние порядки изучил, традиции, систему безопасности…

– При чем тут система безопасности? – буркнул Мокеев. – Я что, шулер, что ли?

– Ну-ну, – примирительно молвил Пряслов и подмигнул. – А за что ж тебя из казино «Мулен-Руж» в полицию тягали, а?

– Так то ж провокация была! Антисоветская провокация! Мол, московский дипломат шулерством занимается… Даже ТАСС протест заявлял!

– Ну, в ноте протеста говорилось, что ты вообще ногой в казино – ни-ни… – осклабился Пряслов. – Что ты отродясь и карт-то в руке не держал!

– Не было с моей стороны никакой подмены колоды, меня ж отпустили тогда! – завелся Мокеев.

– Угу. На все четыре стороны, – как бы про себя заметил Борис Ильич. – Из дипломатического корпуса… Ладно, Валентин Николаевич, проехали. Короче, помоги мне с дизайном игорных залов, организацией всяких сопутствующих развлечений и услуг…

– Значит, вопрос уже решен?

– Ну, можно сказать, что решен, – проговорил Пряслов и досадливо глянул в сторону открытого окна, откуда в кабинет продолжали доноситься надрывные призывы мегафона. – Скоро здесь вместо царства фауны будут кипеть совсем другие страсти…

– Тоже, кстати, звериные, – усмехнулся Мокеев. – Только не рановато ли ты ко мне обратился? А? Там, кстати, – Валентин Николаевич кивнул в сторону окна, – огро-о-омная очередина выстроилась. Горожане подписывают обращение с протестом против закрытия зоопарка и появления в городе своего Лас-Вегаса.

– Да и черт с ними, – отмахнулся Борис Ильич. – У нас всегда так: погорланят, покрасуются друг перед другом своими благими порывами и смирятся с неизбежным.

– Может быть, может быть, – грустно покивал головой Мокеев, который и сам не верил в возможность общественного спасения зоопарка.

Пряслов походил по кабинету, заговорил, стараясь придать голосу как можно больше дружеского сочувствия:

– Нешто я не понимаю тебя, Валя? Знаю, как тяжко тебе смотреть на гибель своего детища. Я ж тогда, помнишь, первым твой прекрасный порыв поддержал, согласился стать директором твоего зоопарка. Только, Валя, удача – она баба неверная, капризная. Отвернулась – и жди потом ее годами. А можно вообще не дождаться.

Борис Ильич подошел к мини-бару, плеснул в тяжелые фужеры дорогого коньяка.

– Ты посмотри на свою жизнь со стороны, Валя. Ты ж везунчик, етит твою мать!

– Я? – поразился Мокеев, принимая из рук Пряслова фужер. – Я – везунчик? Ну ты скажешь!

– Да, ты, – сурово посмотрел на него директор зоопарка. – С юных лет – блестящая дипломатическая карьера, годы жизни в Париже. Мы-то, всякое быдло советское, могли в то время только о Сочи мечтать. А ты не оценил милость судьбы, прокакал свой Париж из-за пристрастия к картам! Да от другого удача вообще бы навсегда отвернулась после этого. Но только не от тебя! Помыкался ты по московским кабинетам, да и опять за картишки уселся. И что? Полтора миллиона долларов за один присест – прямо как с неба на тебя свалились! Другой бы сразу и навсегда игру забросил, бизнесом занялся или, на худой конец, в тот же Париж умотал, жил бы там припеваючи. Сына бы в Сорбонну устроил. Тебе судьба такой шанс дала! А ты? Город свой родной, видишь ли, облагодетельствовать захотел, миллион с гаком на зоопарк пожертвовал… Вспомнил свое детство золотое. А на оставшиеся денежки игру продолжил. И судьба опять от тебя отвернулась, профукал все. И зоопарк, между прочим, в том числе – ведь власти городские только на твои пожертвования и рассчитывали. А что? «Мы в ответе за тех, кого приручили».

– Ты к чему все это говоришь? – Мокеев отставил коньяк, даже не пригубив.

– А к тому, что я тебе, везунчик ты наш и баловень судьбы, еще один шанс даю. Иди ко мне в игорный центр на должность замдиректора по оргвопросам. Оклад – какой хочешь. А зверей твоих я не обижу, клянусь. Всех пристрою в отличные места. Вот, смотри, из Берлинского зоопарка запрос пришел…

Пряслов стал рыться в бумагах, сваленных на письменном столе, но Мокеев уже поднялся, двинулся к двери.

– Я подумаю, Борис Ильич, – кинул он на прощанье, хотя про себя уже принял кое-какое решение…

Глава тридцать пятая

Алексей неторопливо, с какой-то болезненной тщательностью готовил все необходимое для инъекции. Сюда, на кухню, доносилась ритмичная мелодия, бьющая из колонок в гостиной, и подсознательно Алексей подстраивал свои размеренные движения под заданный музыкантами темп.

Он выкладывал на кухонном столе медицинские принадлежности, словно некую мозаику.

Или пасьянс.

Две ампулы. Пилочка. Резиновый жгут. Шприц. Кусочек ваты. Пузырек со спиртом.

«Я откладываю, я медлю, я боюсь, – отдавал себе отчет в своих действиях кардиолог. – Какого черта? Ведь решился уже. Давай, безвольный слизняк! Один раз – не страшно…»

До сих пор он ни разу не делал себе никаких внутривенных инъекций – просто не приключалось такой нужды. Но, конечно, дело не в этом. Уколоться он сможет вполне грамотно.

Просто Алексей до смертной тоски осознавал, что стоит на грани чего-то непоправимого.

Он резко провел пилочкой по узенькой горловине ампулы, отломил стеклянный колпачок.

Взял вторую. «Сразу четыре куба омнопона – не многовато ли? Нет, не многовато. Иначе не будет нужного эффекта. К тому же я здоров, как бык. Малая доза может привести к банальному засыпанию, я ж ночь не спал. А я должен добиться обратного эффекта: максимально активизировать подкорку».

Шприц медленно всосал прозрачную жидкость – звук был такой, словно в раковине пробило засор и вода жадно устремилась в горловину. Алексей намотал жгут на левую руку, стянул его до боли при помощи зубов. Заработал кулаком.

– Шикарные у тебя вены, старик, – подбадривал он сам себя, глядя, как на сгибе локтя вздувается фиолетовая жила. – Грех не попасть…

Поднял шприц, нажал на плунжер, выстрелив в воздух крошечной струйкой синтетического морфия. И невольно стал разглядывать сквозь округлый цилиндр шприца летний пейзаж, раскинувшийся за окном… Перед глазами плыла зелень берез, неясные очертания зданий…

Резкий телефонный звонок полоснул по нервам – аппарат стоял тут же, на кухонном столе.

– Шайтан! – выругался доктор и почувствовал, что стянутая жгутом рука уже начала затекать, а резь становится нестерпимой. – Кому это приспичило так не вовремя?

Он отложил шприц, снял трубку. И тут же в кухню ворвался тревожный, возбужденный голосок Нади:

– Леша, мне сказали, что ты заболел…

– Привет, – буркнул Алексей, кривясь от боли.

– Слушай! – Надя говорила, словно на бегу. – У Игоря был сердечный приступ, я вызвала скорую. Ему что-то укололи, а сейчас он у тебя в отделении. Срочно приезжай! Они тут все пьяные, и врачи, и медсестры. У них какой-то праздник. Игорю опять что-то укололи и бросили в палате. Меня никто не слушает… А ему все хуже и хуже. Ты же его лечащий врач!

– Надя, не говори ерунды, – грубо одернул невесту Алексей. – Ну выпили немного коллеги, это несерьезно. Там действительно день рождения. Поверь, – он старался не дать ей вставить ни слова, – поверь, они все делают правильно. У нас отличные врачи, в сто раз опытней меня.

В трубке послышались рыдания.

– Хватит психовать! – Алексей разозлился уже не на шутку: пальцы левой руки стали сиреневыми из-за слишком туго перетянутого жгута. – Повторяю, это не опасно, у Игоря всю жизнь время от времени будут такие приступы. При его заболевании это нормально!

Он швырнул трубку на рычажки, потом снова снял ее и положил рядом с аппаратом.

– Идиотка!

И решительно вонзил иглу во вздувшуюся вену.


– Счет, любезный.

Сергей, облаченный в малиновый пиджак, черные брюки, белую рубашку и галстукбабочку, стоял за стойкой и смотрел в противоположный угол бара. Там расположились трое мужчин, явно – лесоторговцев, о сборище которых говорил Шурик: пластиковые бейджики на лацканах пиджаков были сделаны в виде елочек.

Судя по повадкам, все трое были дядечками далеко не бедными, особенно – старший по возрасту, который явно привык к подобострастному отношению коллег по бизнесу. Вот и теперь он больше всех балагурил, обсуждая предстоящую вечеринку, а двое других лесоторговцев угодливо подхихикивали древесному магнату.

Заказ троицы был весьма скромным: графин хорошей водки, бутерброды, кофе и пирожные. И, тем не менее, согласно подсчетам Сергея, слупить с них следовало никак не меньше двух тысяч рублей. Вместе с чаевыми, разумеется.

Сказав: «Счет, любезный», главный лесоторговец даже не посмотрел в сторону Сергея, однако тот не испытал и тени раздражения. С покорной, постной миной архитектурный дизайнер подплыл к столику с гостями и чуть поклонился.

– Все уже посчитано, господа. С каждого из вас – по сто рублей.

Ради чистоты эксперимента следовало бы запросить с лесоторговцев по червонцу – недостачу Сергею так и так предстояло восполнить из своего кармана. Однако новоиспеченный бармен понимал, что подобные цифры просто-напросто вызовут сомнения в его психическом здравии.

Вон, даже услыхав озвученную сумму, лесоторговцы и то переглянулись недоуменно.

– Однако, – магнат аж удостоил Сергея взглядом. – Цены у вас исключительно гуманные.

Вы часом не ошиблись, любезный?

Другой все шарил испуганным взглядом по торсу «бармена». «Ясно, пытается различить под пиджаком пистолет, – понял Сергей. – Принял меня за переодетого киллера, который не знает расценок. Вот сейчас я, по идее, должен грозно сказать: «У нас ошибок не бывает» и открыть огонь».

– У нас ошибок не бывает, – со сдержанным достоинством отвечал архитектурный дизайнер-технолог.

«Интересно, какова будет их реакция, когда я через каких-то полчаса буду стучать в двери их номеров, извиняться и возвращать по десять рублей, на которые я их якобы обсчитал? – подумал Сергей не без тревоги. – Как минимум, решат, что я издеваюсь. А то и чего похуже…»

На стол порхнули три сотенные бумажки, а магнат добавил четвертую – на чай.

«Представление продолжается», – подумал Сергей, сгреб триста рублей, оставив лишнюю купюру на тарелочке.

– Извините, но здесь чаевых не берут, – как можно убедительнее произнес он совершенно невозможную фразу.

И прошествовал за стойку.

– Слушайте, куда мы попали? – послышался за спиной Сергея голос одного из троих лесоторговцев.

Второй откликнулся с нервическим смешком:

– В социалистическое прошлое, товарищи. Здесь борются за звание «Коллектив коммунистического труда».

Лязгнули отодвигаемые стулья, и троица двинулась к выходу из бара.

– Пойдемте-ка по номерам, вздремнем чуток, – предложил коллегам магнат. – А то ночью, я чувствую, спать не придется.

И снова ответом ему было идиотское, угодливое хихиканье…

Сергей не видел, да и не мог видеть, как, выйдя в гостиничный холл, один из лесоторговцев (тот, что принял импровизированного бармена за киллера) подошел к портье и принялся что-то втолковывать ему, то и дело кивая в сторону бара…

Глава тридцать шестая

Внутри будто рос прохладный воздушный шар, который вот-вот поднимет доктора кудато на недосягаемую высоту… Не давая увлечь себя эйфорией полета, Алексей прошел в гостиную, прибавил децибелов в стереоколонках. И, пританцовывая, постарался сосредоточиться на феерически мелькавших в сознании сочетаниях цифр: тридцать, двадцать девять, двадцать семь… Пять, три, два, один…

В дверь длинно позвонили. Надежда! Кто ж еще? Приперлась все-таки, видно, надоело ей слушать короткие гудки в телефонной трубке.

Алексей был раздосадован. Буквально за пару секунд до того ему уже начало казаться, что цифры обретают свой неповторимый, индивидуальный характер: Тридцатка дышит самодостаточностью и оптимизмом; Двадцать Девять в нерешительности задумалась, уплывать ли ей куда-то в пространство или сначала поквитаться со своими визави; у Двадцати Семи – внутренний разлад, и топорик семерки вот-вот рубанет по доверчиво подставленной шее двойки… Цифры уже принялись было обсуждать свои взаимоотношения, как их разговор был грубо прерван каркающим звуком входного звонка.

Алексей стер пот со лба, бесшумно метнулся в прихожую и осторожно посмотрел в глазок.

Искаженное линзой, ему улыбалось лицо Ирины. Да-да, эту девушку зовут Ириной, они познакомились позавчера в зоопарке… Он еще не подал руки, извинился, что пропах рыбой…

Только на этот раз юная воспитательница была одна, без маленькой девочки.

Алексей распахнул дверь, и Ирина смело шагнула в полутемную прихожую.

– Надеюсь, сегодня ваши руки не пахнут рыбой? – прошептала она.


Геннадий шел городским сквером, рассеянно поглядывая на пьющих пиво граждан и гражданок. Шел налегке: дипломат вместе с содержащимся в его утробе миллионом перекочевал к аспиранту Рябинину.

Боковым зрением иеромонах зафиксировал сидящего на лавочке отца, но не только подходить к нему, а даже и смотреть в его сторону не хотелось. Не хотелось вообще ничего, даже пива.

Сейчас семь вечера, в десять он должен быть в общежитии аспирантов. Второй этаж, комната двадцать два. Легко запомнить. Там Геннадий получит компьютерную распечатку решения головоломки Виктора Петровича.

И все. Этот кошмар закончится навсегда. Пойдет совсем другая жизнь.


Валентин Николаевич Мокеев тоже заприметил сына, проходившего неподалеку, и у бывшего атташе, как и у Геннадия, отнюдь не возникло желания обменяться приветствиями.

Как говорится, виделись… И еще увидятся сегодня, причем, надо думать, при весьма и весьма радостных обстоятельствах.

К лавочке быстро подошел аспирант Рябинин, осмотрелся по сторонам. Многолюдно, конечно… Однако Мокеев-старший сам назначил это место встречи, пусть пеняет на себя, если ему жизнь не дорога.

– Добрый вечер, господин Мокеев, – сухо приветствовал опального дипломата Рябинин. – Может, все-таки нам стоит где-нибудь уединиться?

Аспирант до пота в ладони сжимал ручку чемоданчика из крокодиловой кожи. Того самого чемоданчика, который передал ему странный парень по имени Геннадий.

– Добрый, добрый, – кивнул Валентин Николаевич, пристально глядя в лицо Рябинина. – Помните старую картежную поговорку? «Джентльменам верят на слово». Я вам верю. Просто поставьте дипломат на скамейку. Рядом со мной.

Рябинин пожал плечами и прислонил свою ношу к бедру Мокеева.

– Здесь ваш миллион. Весь. Копейка в копейку.

И добавил:

– Карточный долг – долг чести.

– Похвально, – Мокеев удовлетворенно похлопал по теплой коже чемоданчика. – Честно говоря, даже не ожидал от вас…

– Напрасно, – с обидой вскинул голову аспирант. – Напрасно, господин атташе. Впрочем, я рассчитываю уже сегодня у вас отыграться. Как обычно, в баре на пруду, вы как? Не против?

– Против, – Мокеев поднялся со скамьи, широко, просветленно улыбнулся. – Отныне и навсегда… Я, знаете ли, больше не играю.

Поймав удивленный взгляд Рябинина, Валентин Николаевич в каком-то порыве откровенности заговорил:

– У меня сын монах, настоятель церкви… А я, стало быть, отец монаха. Это понять надо…

Мне вон сколько лет понадобилось.

– Так вы что же?.. – еще больше изумился Рябинин.

– Не-ет, – с грустью молвил бывший атташе. – Какой из меня инок? Это ж ангельский чин… А о деньгах не жалейте. Не знаю, где вы их взяли, но истрачены они будут на благое дело. Как говорится, лучше не придумаешь.

– Догадываюсь, – вздохнул Рябинин, коротко кивнул и зашагал прочь по дорожке.

Тут только Мокеев-старший осознал, что держит в руке дипломат, как две капли воды похожий на его собственный. Да, кстати! Ведь и у Генки был такой же…

– Минуточку! – крикнул Валентин Николаевич вслед аспиранту. – Скажите, откуда вы взяли такой дипломат?

Но Рябинин уже повернул к выходу из сквера. Догонять его Валентину Николаевичу не хотелось.

На душе у бывшего атташе советского посольства в Париже и отца-основателя местного зоопарка Мокеева было покойно и радостно.

Глава тридцать седьмая

Итак, решение пришло к нему само! Пришло безо всяких усилий с его стороны, без этой чудовищной для новичка дозы омнопона. Можно было и не разбивать вдребезги стеклянный шкаф с наркотическими препаратами, не подставляться под увольнение из клиники, не мучиться в нерешительности над шприцем, наполненным прозрачной жидкостью…

Вот оно, решение, лежит рядом с ним в виде прелестной, испорченной девушки, подруги и, надо полагать, наперсницы магната по имени Виктор Петрович.

Решение в обнаженном виде. Голое, так сказать.

Алексей посмотрел на часы. Семь вечера.

– Ну, милая, тебе пора, – он коснулся плеча Ирины.

И внезапно ощутил нарастающий прилив беспокойства. «Тревоги, страхи, психозы – все это результат действия омнопона», – вспомнил Алексей строки из своей диссертации.

Что-то слишком уж быстро у него наступила обратная реакция на препарат. Эйфория сменилась тоской и озлоблением…

– Как пора? – сладко потянулась под одеялом Ирина. – Еще так рано…

– В самый раз.

Алексей выскользнул из постели, запрыгал на одной ноге, напяливая джинсы. Его охватывала странная внутренняя лихорадка.

– Что ты имеешь в виду? – Ирина приподнялась на локте, смотрела с обидой.

– Только давай, знаешь ли, без этих… – путано выкрикнул Алексей. – Не я к тебе пришел, а ты ко мне.

– Ничего не понимаю!

– А тут и понимать нечего. Времени в обрез. Так что сейчас ты быстренько оденешься и – ноги в руки, к своему спонсору. Хозяину.

«Да нет, все дело в том, что моя тревога – естественная, имеющая внешнюю причину, – пытался анализировать свое состояние доктор. – Поэтому ничего аномального, это не ускоренная реакция…»

– Какому еще хозяину? – на глаза девушки навернулись слезы. – Я что, собака?

– Угу. Почти. Сука. Которую кормят, одевают, дают деньги. А она в благодарность за все это ныряет в койку к первому же приглянувшемуся мужику. Не думаю, что Виктор Петрович дал тебе на это свое благословение.

Алексей слушал свой голос и оценивал сказанное. Все четко, все правильно. Логично и доходчиво. Стройно.

– Ах ты сво-олочь, подо-онок, – завыла Ирина. – Сво-олочь! Я думала, ты хороший!

– А с миллионом фунтов буду еще лучше, – Алексей уже оделся, стоял в дверях спальни. – Так что отправляйся к Виктору Петровичу, заведи разговор про эту гребанную загадку… Ну и как-нибудь по-женски вызнай решение. Тебе-то он скажет. Прикинься любопытной, изобрази каприз – не мне тебя учить. Ты сама ученая. Аж клейма негде ставить.

– Эту загадку невозможно решить!

– Это я уже понял, – Алексей снова взглянул на часы. – Поэтому мне нужно готовое решение. От автора головоломки. Так, время! Цигель-цигель, ай-лю-лю!

Он обернулся.

– Если к одиннадцати вечера ты не отзвонишь и не продиктуешь решение, то… Сама понимаешь. Виктор Петрович узнает о твоей измене. Из первых, так сказать, рук. Из моих рук, если уж быть точным.

Еще секунду назад Алексей боялся, что не сможет произнести эти жестокие слова и готовился сделать над собой неимоверное усилие… Но надо же! Заготовленная фраза слетела с губ легко, естественно… Омнопон? Может быть, может быть… Даже скорее всего – омнопон. Его работа.

– Сво-олочь! – горестно завыла девушка.

– Ну, заладила… Впрочем, не буду мешать одеваться.

И он, задевая дверные косяки, двинулся на кухню.

И замер в оцепенении.

У кухонного стола стояла Надя, спутанные волосы падали на лоб. По-детски наклонив голову набок, она разглядывала пустые ампулы из-под инъекции, шприц, жгут… Разглядывала и перебирала своими дрожащими пальцами.

Подняла взгляд на вошедшего Алексея, всмотрелась в его расширенные до пределов зрачки.

– Надо же… – Надя говорила задумчиво, отрешенно. – Как это я раньше не замечала…

– Чего не замечала? – взорвался Алексей. – Как ты сюда попала?

– У тебя входная дверь была открыта…

Вошла Ирина, Надя отреагировала на ее появление довольно странно – а точнее, почти никак не отреагировала. Словно и не была новоиспеченной невестой, просто обязанной, по дурацкой традиции, ревновать жениха ко всем существам женского пола.

– Здравствуйте, – вежливо сказала Надя.

– Здравствуйте, – губы Ирины кривились от беззвучных слез. – Вас он тоже шантажирует?

Да?

Повернулась к выходу, не дождавшись ответа. Спустя несколько секунд где-то внизу хлопнула дверь подъезда.

– Игорь умер, – сказала Надя.

И ушла.

Алексей взял в руки жгут и, деловито выпятив губы, стал обматывать левое предплечье.

В коробке оставалось еще восемнадцать ампул омнопона.

Глава тридцать восьмая

– А зачем вам знать, в каких номерах остановились эти господа?

Пожилой, породистый портье смотрел на Сергея с нескрываемым подозрением. Похоже, тот лесоторговец, что сбивчиво говорил ему о странном поведении бармена, оказался прав: этот незнакомый парень в малиновом пиджаке и галстуке-бабочке был либо сумасшедшим, либо…

Сергею и впрямь было сложно объяснить гостиничному портье, по какой такой причине он хотел бы повидаться с тремя лесоторговцами, только что покинувшими бар и поднявшимися в свои апартаменты. И он решил играть роль до конца, благо «следственный эксперимент» вступал в завершающую стадию. Кое-что вроде бы начинало проясняться… Он вот-вот поймает за хвост тот пресловутый ускользающий рубль!

– Видите ли… – начал Сергей, изо всех сил стараясь изобразить на лице добродушную улыбку. – Как бы вам сказать…

Краем глаза он следил за обстановкой в холле, чувство близкой опасности не покидало его. Вон бородатый мужчина покупает журнал в киоске; полная дама плывет к выходу, высокомерно глядя на швейцара; двое грузных, ленивых милиционеров развалились в креслах под пальмами, один ковыряет спичкой в зубах…

– Тут такой случай, – Сергей с ужасом осознал, что мямлит, оправдывается, тогда как надо было бы говорить спокойно и уверенно. – Я по ошибке обсчитал этих гостей и теперь хотел бы вернуть им лишние деньги. А то нехорошо получается…

Портье смотрел на него так, словно стоявший перед ним парень только что сознался в ограблении могил.

– Вы кто такой? Я вас первый раз вижу.

– Я подменяю Шурика… У него дела… Он попросил…

– Разберемся! – рубанул портье и кивком подозвал милиционеров, которые неотрывно, с бараньим интересом наблюдали за этой сценой.

– Зачем вы… Я же по-хорошему хотел, – начал было Сергей, но уже понял: эксперимент провалился.

Провалился с треском, и все – из-за неуемной бдительности этого старика за стойкой рецепшен. «Все гостиничные портье работают на КГБ. То есть на ФСБ», – почему-то пронеслось в голове. Сергей остро ощутил всю свою беспомощность и ничтожность.

Милиционеры неспешно приближались к нему, и архитектурный дизайнер-технолог в одно мгновение представил, как сейчас его задержат, доставят в отделении «до выяснения», он проторчит там как минимум до ночи! Сергей машинально глянул на электронные часы над головой портье: час дня. С копейками.

Он резко повернулся к выходу и буквально протаранил вращающуюся стеклянную дверь.

Сзади слышался топот милицейских ботинок…

Желтая «волжанка»-такси с распахнутым багажником стояла у самого входа в гостиницу «Центральная», плотно сбитый таксист выгружал на асфальт чемоданы. Из правой передней двери выкарабкался дородный мужик, стал что-то брезгливо говорить таксисту… Сергей с налета отшвырнул толстяка, пригнул голову и по-собачьи забрался на водительское сиденье. Двигатель почему-то работал…

Сергей дал по газам.

Такси с раскрытой правой передней дверцей и поднятым багажником стремительно стартовало прочь от «Центральной». Сергей ежесекундно оглядывался, но крышка багажника загораживала задний обзор. Он потянулся было к распахнутой двери – захлопнуть же надо! – и тут боковым зрением увидел девочку, вышагивающую по пешеходному переходу. Черт, он же едет на красный!

Сергей резко вывернул руль вправо, и его швырнуло лицом о лобовое стекло от плотного, сотрясшего «Волгу» удара. В первый момент он решил, что от растерянности вдавил тормоз до упора, но уже в следующую секунду осознал, что случилось непоправимое.

Девочка с остановившимися глазами и открытым ртом стояла посреди дороги, слева от бампера «Волги». А справа – по мостовой катилась к обочине какая-то женщина, невесть как угодившая под радиатор взбесившегося такси…

Сбил!

Сергей на предельной скорости вилял по каким-то переулкам и дворам, из подмышек струился пот. Может быть, в этом слепом, безумном гоне он не раз и не два проехал одно и то же место… Даже скорее всего.

Сергей очнулся возле мусорных ящиков и сознание зафиксировало, что он лихорадочно скидывает с себя малиновый пиджак и галстук-бабочку… Рука уже тянулась к брючному ремню… Стоп. Это безусловно лишнее.

Потом он зигзагами бежал по лужам между серыми хрущевками, не замечая, как из носу течет кровь. На него не особенно обращали внимание: к подобным персонажам в рабочем квартале привыкли. Правда, этот нализавшийся гражданин был в отутюженных черных брюках и крахмальной рубашке, видно, на свадьбе подгулял. А что за свадьба без драки?..

– Идиот! Ты хоть понимаешь, что натворил?

Шурик нервно расхаживал по гостиной, брал в руки то один предмет, то другой, ставил обратно на место.

Сергей понуро сидел на диване, уткнув лицо в ладони. Кровь с лица он уже смыл, и только на рубашке остались бурые пятна.

Ноги сами, на автопилоте, принесли его сюда, в квартиру Шурика, где он и был-то до этого всего один раз, и то несколько лет назад. А в подсознании адрес, оказывается, отложился прочно, конкретно.

– Понимаю, Шурик, – глухо отозвался Сергей. – Я убил женщину. Прямо перед глазами стоит, как она покатилась…

Шурик остановился над приятелем, наклонился.

– Ты зачем от ментов-то рванул? А? – вкрадчиво проговорил бармен. – Ты мне позвонить не мог? Я же сказал: если что, звони. Я бы приехал и все объяснил.

Объяснил бы он! Может быть, может быть… Но как Сергею объяснить Шурику, что для него любая потеря времени – смерти подобна!

Сергей уже понял, что проиграл гонку за миллион фунтов стерлингов. Но вдруг еще не поздно вернуть свое, кровное – рвануть в Венецию на архитектурно-дизайнерскую выставку? И катитесь вы все к лешему!

Как он вообще позволил втянуть себя в эту авантюру с разгадыванием каких-то дурацких загадок? Бред! И он чуть было не погубил все свои труды и надежды, свое будущее, ради химеры, коварно подложенной дьяволом в лице Виктора Петровича.

Боже мой! Теперь он, выдающийся архитектор, стал убийцей, его ищет милиция, как тех двух беглых уголовников, от которых когда-то спас его Шурик…

– Шурик, спаси меня! Не выдавай! – взмолился Сергей.

– Да? – издевательски посмотрел на него бармен. – Это каким же образом, любезный друг, мне, по-твоему, удастся сохранить твое инкогнито? Выходит, я доверил свое место в баре неизвестно кому? Первому встречному? Так, что ли? Кассу доверил, випивки на три штуки баксов…

А может, еще прикажешь сесть в тюрьму вместо тебя? Благородно, конечно – спасти для человечества такого гения архитектуры, но, знаешь ли, я не в дворянской семье вырос. Не благородных кровей. Твои проблемы – это твои проблемы.

Чем больше Шурик разглагольствовал о неразрешимости ситуации, в которую попал его приятель, тем отчетливее Сергей понимал: бармен может и хочет спасти его от ареста. И все это ерничество – лишь прелюдия к чему-то еще. Шурик просто набивает цену…

– Выход есть, Шурик, – решительно заговорил Сергей. – Через два, максимум – два с половиной часа мне нужно быть в Москве, на Полянке. Там канцелярия итальянского генерального консульства.

– Уже интересно, – буркнул бармен.

– Билет забронирован, виза будет. Ночью я окажусь в Италии.

– И больше сюда не вернешься, так?

– Скорее всего… Я позвоню тебе из Венеции, ты скажешь, какие тут дела и можно ли возвращаться. Все твои дружеские услуги будут щедро оплачены, обещаю.

– Ну что ж, это вариант… А насчет оплаты услуг – это ты, брат…

Сергей вдруг застонал и обессилено откинулся на спинку дивана.

– Черт, черт! – провыл он.

– Ну что еще?

– Черт! У тебя в подсобке…

– Что в подсобке?

– Осталась моя ветровка! Там мой паспорт!

– Заграничный, что ли?

– Обычный! С именем, отчеством, фамилией и пропиской! Менты уже у меня на квартире, ждут-поджидают. Я не могу поехать домой за загранпаспортом! Какая к лешему Италия!

– Н-да, ситуевина… – бармен покачал головой. – Ты круто попал, братишка.

– Что же делать? Что делать, Шурик? – истерично выкрикнул Сергей.

Шурик подошел к окну, какое-то время задумчиво смотрел вниз.

– Тебе, Серега, надо залечь на дно, – отвесил он, как приговорил. – Только так, и не иначе.

Бармен подсел к приятелю, приобнял его за плечи.

– В общем, слушай. Я тебя вытащу из этого дерьма. Через три часа тебе сделают новый паспорт. На другую фамилию. Сейчас приедет фотограф, щелкнет тебя.

Сергей лишь покорно кивал в ответ.

– Поедешь в Сочи вечерним поездом, – продолжал диктовать Шурик. – Отмякнешь там в соленой водичке. И заодно отвезешь вот это.

Бармен указал на продолговатую спортивную сумку, притулившуюся в уголке гостиной.

– Наркотики? – ужаснулся Сергей.

Этого еще не хватало!

– Успокойся, не наркотики, – усмехнулся Шурик. – Эк вы все наркотиков-то боитесь… Но тем не менее – глаз с этой сумки не спускай. В Сочи тебя встретят, приветят. Прямо у поезда.

Денег дадут, поселят. А там… Там видно будет. Что-нибудь придумаем.

– А все-таки, что в сумке? – с подозрением посмотрел на Шурика новоиспеченный курьер.

– Знаешь, я бы на твоем месте не был таким любопытным, – злобно ответил бармен. – В твоем-то положении… И в поезде ты эту сумку лучше не открывай. Меньше знаешь… В общем, ты понял?

– Понял…

Глава тридцать девятая

Под ногой хрустнула использованная ампула, но Алексей не чувствовал боли от мелких осколков, впившихся в голую пятку.

– Он умер, понимаешь! – надрывался в телефонную трубку кардиолог. – Игорь умер! Из-за меня, Гена!

У себя в квартире иеромонах Герман зашнуровывал кроссовки, прижав телефонную трубку плечом к уху. «Голос у Лехи какой-то неестественный, выпил, наверное, – машинально отметил он про себя. – Впрочем, ему больше ничего не остается, как напиться».

– Гена! – продолжал взывать полубезумный от горя доктор. – Она не хочет со мной говорить. И вообще, между нами все кончено…

– Да брось ты, время лечит, – сказал дежурную фразу утешения Геннадий, а сам думал о своем. С замиранием сердца думал, со сладостным предчувствием…

– Слушай, Гена, ты же священник! – продолжал свой бред Алексей. – Позвони ей, а? Успокой, утешь как-нибудь… Ты умеешь.

Геннадий посмотрел на часы: девять вечера. Скоро он будет в общежитии аспирантов, получит вожделенное решение хитроумной головоломки. Оттуда, из общежития – на виллу Виктора Петровича. Геннадий не терял времени даром: узнал, где расположено поместье президента компании «Евразия-Траст». Оказывается, в черте города…

Леха что-то бубнил в трубку, его голос стал неразборчивым от всхлипываний.

«Ну, с меня хватит!» – решил Геннадий, поднимаясь с табуретки в прихожей. Топнул одной ногой, другой. Кроссовки сидели, как влитые.

– Предатель ты, вот кто! – строго сказал в трубку иеромонах Герман. – Доктор называется.

Бросил умирать больного ради приманки в миллион фунтов.

Казалось, Алексей не слышал его:

– Гена! Приезжай ко мне, я не могу сейчас один, понимаешь!

– Исповедаться надумал? Тогда приходи в церковь! – отрезал Геннадий и дал отбой.

Итак, он остался один на дистанции…

Геннадию почему-то стало тоскливо и мерзко на душе.

Он стоял и все давил на кнопку вызова лифта, как вдруг металлические двери разъехались и из подъехавшей кабины на лестничную клетку шагнул Мокеев-старший.

– Привет, батя, – бросил на ходу Геннадий и протиснулся мимо отца в узкое пространство лифта. – Извини, спешу.

И нажал на цифру «1».

– Когда вернешься, сынок? – Валентин Николаевич был радостно-возбужден, он явно выпил.

– Не знаю.

Дверцы лифта стали плавно закрываться, и Геннадий успел лишь увидеть, как отец поднял вверх свой парижский дипломат.

– Приходи скорей, сынок! – донеслось до Геннадия сквозь захлопнувшиеся двери. – У меня есть для тебя великая нечаянная радость!

Лифт тронулся.

В пахнущем кожей салоне «Ауди-100», опершись локтями на руль, сидел с крайне расстроенным видом бармен Шурик. По лобовому стеклу в сгущавшихся сумерках постукивал дождик – уж который раз за этот день.

Рядом с Шуриком расположился толстый милицейский капитан – тот самый, что вещал по местному телевидению об очередных кровавых преступлениях маньяка. Служака по-хозяйски закурил, стряхнул пепел на пол. На заднем сиденье посапывал от негодования молодой старлей.

– Шурик, – лениво заговорил капитан, – скажи прямо: тебе что, наша «крыша» не нравится?

А?

– Нравится, – еле слышно прошептал бармен.

– Мы ведь с тобой всегда ладили, Шурик, – укоризненно продолжал капитан. – Думаю, поладим и на этот раз.

– Обяза-ательно поладим, – с угрозой пропел старлей за спиной бармена.

– Короче, Шурик… – капитан положил ладонь на колено бармену. – Нам срочно, просто кровь из носу, нужен лох. С товаром.

– Где ж я вам его возьму? – уныло спросил Шурик. – У меня все курьеры наперечет, проверенные. Других не держим.

– А ты поищи хорошенько, – елейно посоветовал старлей.

Капитан вздохнул.

– Шурик, я зря говорить не буду. У меня чутье… Под меня копают, это точно. А тут еще этот маньяк… На днях комиссия МВД приезжает, всех нас будут шерстить. Подстраховаться бы. Так что… Надо кого-то сдавать, Шурик. Иначе сдадут всех нас. На съедение эмвэдэшникам.

Шурик с мольбой посмотрел на своего визави:

– Скажите… Вы не можете подождать пару дней?

Капитан снова вздохнул.

– Нет, Шурик, не могу. Нам надо дружить, Шурик.

Бармен невидящим взглядом смотрел в лобовое стекло. Запоздалая птица, тяжко взмахивая намокшими крыльями, спешила в укрытие. Будет спать до рассвета…

– Сочинский поезд, вагон номер десять, четвертое купе, – деревянным голосом продиктовал бармен.

– Я знал, что ты парень хоть куда, Шурик!

Капитан с довольным видом хлопнул Шурика по плечу, обернулся к старлею:

– Успеваем?

– Успеваем…

Хлопнули дверцы «Ауди-100», послышался звук отъезжающего милицейского «уазика». А Шурик все сидел и смотрел перед собой немигающим, тяжелым взглядом.

Глава сороковая

Сквозь моросящий дождик до слуха Сергея доносился гнусавый голос репродукторов, но он даже не вникал в смысл объявлений. Бывший архитектурный дизайнер-технолог прилип лбом к влажному стеклу купе, различая сквозь сумерки редкие фигуры носильщиков, пассажиров и провожающих на противоположной платформе.

Он первым, задолго до отправления, поднялся в вагон сочинского поезда, будто стремясь обрести здесь убежище. Покой. Поставил рядом с собой тяжелую продолговатую сумку. Сел.

Да, состояние покоя наступило, но безрадостным было это состояние. С горечью думал Сергей, что вот сейчас он уже мог бы сидеть в аэропорту, пить пиво, ожидая посадки на рейс до Вены. А там – волнующие дни архитектурной выставки, лауреатство, многочисленные интервью. Все то, что предвещает блистательную, стремительную карьеру, феерическую жизнь…

Счастье. Счастье, заслуженное трудом и талантом.

Неужели еще вчера все это было возможно? Да, было. Да что вчера! Еще сегодня, какихто несколько часов назад. Как же произошло, что он сам, своими руками, разрушил свое будущее? И ради чего?

Не иначе, как это гипноз. Психоз. Умопомрачение. А, может, его разум помутился из-за чудовищного, неимоверного перенапряжения последних дней, недель, месяцев? И вот он уже не дипломант международного конкурса, восхитивший мировую общественность своим фантастическим проектом. Он – убийца, вынужденный скрываться от закона, бежать куда прикажут – лишенный всего, ставший игрушкой в руках мафии. Ничтожеством. Шестеркой. В том, что его старинный приятель Шурик принадлежит к мафии, Сергей теперь уже не сомневался.

В его кармане лежал фальшивый паспорт, фальшивыми были тонкие усики и дурацкая челка, фальшивыми были очки без диоптрий… А он сам?

Сергей постоянно чувствовал, что кто-то незримый беззвучно смеется где-то под потолком, и вроде бы даже не один, а целый хор гогочет над ним, одураченным и лишенным всего.

«Ой, развели лоха! Ой, лох! Лошина!»

Бесы. Это бесы. Прав Генка – Сатана реально существует. Но где же Господь? Помоги мне, Господи, не покинь…

К веселой, галдящей толпе провожающих и отъезжающих на южное море граждан и гражданок подкатил милицейский уазик, именуемый в народе «канарейкой». Капитан выпростал свои грузные телеса, юркий старлей хищно следовал за ним.

– Граждане, просьба соблюдать тишину! – возгласил капитан. – Всем незамедлительно отойти от вагона! В вагоне находится опасный преступник!

Толпа подалась прочь от распахнутой двери тамбура, в которой маячила проводница.

– Это тот самый маньяк? – послышался возбужденный голос женщины.

– Возможно, – многозначительно отвечал капитан.

Старлей тихо беседовал с проводницей.

– В вагоне кто-нибудь есть?

– Да, двое или трое, – испуганно отвечала проводница.

– В четвертом купе?..

– Один. Молодой такой мужчина.

– Его не трогать, – приказал старлей. – Остальных по-тихому вывести из вагона. Только без шума, чтобы тот, из четвертого, ничего не заподозрил.

– Ой, я боюсь! – запричитала проводница.

– Если сделаете все, как я сказал, то вам опасаться нечего, – заверил ее старлей.

Даже если бы выпроваживание ненужных свидетелей совершалось с грохотом и бранью, Сергей вряд ли очнулся бы от своего горестного сплина. И двоих пассажирок из соседнего купе провели мимо него вполне благополучно с милицейской точки зрения. Лишь под конец некий накачанный юноша из соседнего вагона чуть было не нарушил четкое выполнение операции по захвату опасного преступника. Он пытался пройти через вагон, но в тамбуре был остановлен проводницей.

– Вернитесь назад, сюда нельзя, – женщина безуспешно отпихивала верзилу. – У нас в вагоне опасный преступник! Тут милиция!

– Помощь не нужна? – гаркнул парень, словно иерихонская труба. – Я боксер!

На подножку уже вскарабкивался капитан, в руке его тускло поблескивал «макаров».

– Назад, – свистящим шепотом приказал он верзиле. – Кому сказал, твою мать! Назад, бля!

– Понял, – буркнул парень и ретировался.

– Вы тоже покиньте вагон, – бросил старлей проводнице. – Ну, с Богом, товарищ капитан?

– С Богом.

Сергей сидел, уткнув голову в ладони. Дверь в купе с лязгом распахнулась.

– Без фокусов! Встать! Руки за голову!

Сергей ошарашено смотрел в зрачок пистолета, смотревший ему в лицо. Старлей шагнул в утробу купе.

– Встать, я сказал! – дурным голосом завопил старлей.

За его спиной маячила туша капитана.

Сергей медленно поднялся, сложив ладони на затылке.

– Лицом к стене!

Это была довольно нелепая команда, поскольку выполнить ее у задержанного не представлялось никакой возможности. И он уткнулся подбородком в дерматиновый край верхней полки. Старлей для проформы обшарил его сверху донизу – он прекрасно понимал, что «опасный преступник» безоружен и о том, чтобы оказать сопротивление, даже не помышляет.

– Чисто…

Сергей чуть повернул голову в сторону капитана:

– Скажите, та женщина… Она… Умерла?

– Какая еще женщина, придурок? – спросил старлей.

– Ну как же… Та самая… Я ведь сбил сегодня женщину возле центральной гостиницы.

Старлей недоуменно посмотрел на своего начальника.

– Так это ты угнал такси? Понятно… – пробурчал капитан.

Его пистолет был опущен стволом вниз и даже как будто мешал толстяку.

– Слушай, парень, – медленно заговорил капитан. – Я в курсе, видел сводку происшествий.

У нее ушиб заднего места, понял? Даже перелома нет. Так что никакой ты не убийца, успокойся.

Сергей машинально отметил, что капитан говорит сочувственно и даже, пожалуй, с грустью.

– Слава Богу! – с неимоверным облегчением всхлипнул Сергей.

– Это тоже – слава Богу? А? – злобно прошипел старлей.

Он уже расстегнул длинную молнию на спортивной сумке, Сергей скосил глаза и увидел ряд пистолетных рукояток, торчавших из ячеек продолговатого ящика. Он нисколечки не испугался при мысли о том, что задержан как курьер, везущий нелегальную партию оружия. Это пустяк. Главное – он никого не убивал!

– Значит, на квартире засады не было… А в Венеции завтра выставка, – задумчиво прошептал Сергей.

– Что? – не понял капитан. – Ты бредишь, парень.

– Девятнадцатизарядный «глок», Австрия, – старлей вынул один пистолет, понюхал. – Еще в масле. Двадцать штук. Что, поближе к местам боевых действий везешь? Да нет, скорее – поближе к базе отдыха президента.

– Да хватит тебе, Витек, – тихо сказал капитан. – Забираем его и пошли на выход.

Он посторонился, пропуская Сергея в узкий коридор.

– Иди вперед, – буркнул капитан.

Сергей, как во сне, двинулся по коридору. За его спиной капитан медленно поднял свой табельный «макаров», вздохнул и нажал на спусковой крючок.

Хлопнул выстрел, под левой лопаткой Сергея появилась рваная дырочка и он ничком рухнул в проход.

– Сволочная все-таки у нас работа, – обернулся капитан к старлею; тот хищно смотрел на распростертое тело. – Вложи ему в руку «глок»…

Глава сорок первая

В этот еще далеко не поздний час общежитие аспирантов жило своей привычной, устоявшейся годами жизнью. Нельзя сказать, что жизнь эта была бурной и разухабистой – все-таки не студенты, а без пяти минут «доценты с кандидатами». К тому же – лето, и многие разъехались кто куда.

И тем не менее…

Геннадий шел по длинному коридору, и навстречу ему то и дело попадались жизнерадостные существа обоих полов – многие подшофе, как машинально отметил про себя иеромонах.

Пару раз он услышал, как кто-то поздравлял кого-то с Ильиным днем, но чаще из-за дверей доносились звон гитар, «подблюдные» песенки, а не то так и ядреные словечки.

Волнуясь, он постучал в дверь с номером «двадцать два» и тут только обратил внимание на мистическое совпадение: встреча назначена на двадцать два часа…

«А вдруг там никого нет?» – похолодел Геннадий.

Но тут же услышал бодрое:

– Войдите!

Значит, не обманул… «Неужели?» – сердце Геннадия замерло.

В комнате аспиранта Рябинина мерцал монитор компьютера, сам хозяин, в трениках и шлепанцах, выглядел довольным и сдержанно-гордым.

– Точность – вежливость королей, – неуклюже пошутил Геннадий и пожал руку аспиранту.

– Ну как?

– Как в аптеке, – пожал плечами аспирант. – Теория чисел – это, видите ли, мой конек.

Впрочем, довольно теорий. Вот, держите.

И Рябинин протянул визитеру несколько отпечатанных на принтере листков.

Геннадий мельком пробежал глазами мудреные выкладки, щедро сдобренные математическими значками, и сразу перешел к пространному выводу.

По мере чтения мозг иеромонаха Германа все гуще застилал розовый туман, ушам стало жарко.

– «Таким образом, число тридцать – мнимое число», – сквозь зубы произнес он вслух последнюю строчку текста.

И в ярости швырнул листки в лицо аспиранта Рябинина.

– Шарлатан! – вскричал иеромонах Герман. – Ты вздумал посмеяться надо мной! Даже мой отец-картежник сумел дотумкать до этого так называемого решения! Еще сегодня утром!

– Это единственно возможное решение, – лепетал Рябинин, отступая.

– Чушь собачья это, а не решение! Оно не проходит! Тебя не спрашивают о мнимых числах! Тебя не просили опровергать саму постановку вопроса! Тебя спрашивают конкретно: куда делся рубль!

Геннадий схватил аспиранта за грудки, трико лопнуло. «Отец Герман, остановись», – услышал он слабый внутренний голос. Он отшвырнул Рябинина, сказал со зловещим спокойствием:

– Где деньги?

Бледный аспирант демонстративно скрестил руки на груди.

– У меня их больше нет. Делайте со мной, что хотите.

«Остановись», – печально молвил потусторонний голос, но розовый туман поглотил его.

Геннадий с разбега ударил аспиранта головой в лицо, но Рябинин не упал, он лишь пошатнулся, прижав ладони к разбитому носу. Между пальцев тут же густо потекла кровь.

– Merde! Racaille! (Дерьмо! Сволочь! – фр.) – прошипел Геннадий.

Неожиданно для самого себя он перешел на французский, хотя не говорил на нем уже лет десять и ему казалось, что он навсегда позабыл этот язык. Положительно, с ним творилось чтото непостижимое…

– Это были церковные деньги!

Рябинин резко отнял руки от залитого кровью лица.

– Стойте! – вскричал он. – Так вы сын Валентина Мокеева? Я вам все объясню! Деньги у…

Последнее, что увидел обиженный судьбой аспирант – это летящий ему в лицо предмет, на деле являвшийся ничем иным, как подошвой кроссовки. Геннадий с разворота ударил аспиранта пяткой. А последнее, что услышал Рябинин – противный хруст своих собственных шейных позвонков. …Обессилено шатаясь и все время задевая за один и тот же стул, Геннадий кружил по комнате, пока наконец не оказался возле Рябинина. Аспирант полулежал на полу, запрокинув голову на диван.

Геннадий, отдуваясь, раскачивался над неподвижной фигурой, перед его глазами плыли кадры какого-то фильма. «Ах да, сонная артерия… Всегда щупают сонную артерию», – пронеслось в его сознании.

Он в изнеможении рухнул на колени и долго скользил пальцами вдоль шеи Рябинина. Потом увидел его пустые, остановившиеся глаза.

Аспирант был мертв.

Глава сорок вторая

– Батюшка, подайте Христа ради…

Геннадий потряс головой, будто просыпаясь.

– Что-что?

За ним семенила старуха в шерстяных ботиках и косынке. «Кажется, у нее больные ноги», – вспомнилось Геннадию.

– Я говорю, подайте на хлебушек в честь праздничка.

Геннадий рассеянно пошарил по карманам.

– Извини, Глафира, ничего нет.

И, не оборачиваясь, пошел дальше. Он хотел было сказать, что никакой он теперь не батюшка, но не стал.

На аллее сквера горели фонари, и тут только до Геннадия дошло, что уже одиннадцать вечера. Гм, не время для сбора подаяний. «А ее сын-алкоголик на ночь глядя из дому выгоняет, чтоб на водку ему набрала», – всплыли в памяти слова псаломщика Вадима.

Эх, Вадим, виноват я перед тобой…

Да! Надо успеть сделать что-то важное… Вспомнил: Леха просил прийти, там у него беда большущая стряслась. Сергей-то, поди, уже в самолете, летит в свою Венецию навстречу счастью…

Ноги вынесли Геннадия к единственному в городе телефону-автомату, который, кстати, усилиями местных умельцев работал бесплатно. Геннадий вошел в будку без стекол, набрал номер.

Справа багровым неоновым светом вспыхнула вывеска магазина «Пеликан», через перекресток проехала патрульная машина с включенными проблесковыми огнями.

Телефон Лехи не отвечал, и Геннадий зачем-то набрал номер Сергея. Тоже глухо. Все правильно, Серега теперь далеко-далеко…

И все-таки, сам не зная почему – на всякий случай, наверное, – Геннадий накрутил телефон матери Сергея. Да нет, не на всякий случай. Просто ему очень захотелось услышать хоть одну хорошую новость.

– Алло, Вероника Александровна? Это Геннадий…

Сквозь безудержные рыдания, из разрозненных слов Геннадий сложил картину случившегося. Глупо переспросил:

– Как вы сказали? Убит? А что он делал в сочинском поезде?..

И осторожно повесил трубку на рычажки. Медленно повернулся.

В багровых отблесках неона прямо на него смотрело картонное лицо розовощекого, улыбающегося пионера. Неподвижная, долговязая фигура в черном трико сжимала в правой руке армейский штык-нож.

Фигура четко, под прямым углом, сделала поклон и снова выпрямилась.

– Леша, иди домой, – спокойно сказал Геннадий. – Смотри, луна уже пошла на убыль.

Маска повернулась в сторону бледно-молочной луны, несколько секунд оценивающе изучала рваные края светила. Штык-нож с надтреснутым звоном упал на асфальт.

Геннадий посмотрел себе под ноги и увидел, что лезвие отломилось от рукоятки. «Они же смерть какие хрупкие, эти штык-ножи», – подумал Геннадий.

Фигура молча повернулась и, словно робот, двинулась в темный проулок.

Геннадий подошел к витрине-аквариуму. Измученные бессонницей карпы вяло шевелили плавниками.

Он поднял кусок асфальта и швырнул его в витрину. На него стремительно обрушилась лавина воды и стекла, под ногами плясали взбесившиеся карпы. Геннадий отдышался и, раня руки об осколки, принялся собирать карпов и запихивать их за пазуху ветровки.

У ограды зоопарка он хмуро посмотрел на острые чугунные пики и, выбрав место поудобней, пополз вверх. «Три метра, – машинально оценил он высоту ограды. – А то и все три с половиной».

Разодрав брюки и лодыжку, перевалился на ту сторону, чувствительно ткнувшись плечом в пенек.

Ограду из сетки-рабицы, окружавшую вольер пеликана, преодолеть было куда как проще.

И пеньков тут никаких не было, это он точно помнил.

Геннадий всматривался во тьму, определяя направление к домику Яшки. «Часть рыбы я подавил, это уж точно. Ладно, съест».

Хромоногая птица, раскинув метровые крылья, уже спешила ему навстречу. Как обычно, пеликан нежно взял в клюв руку Геннадия повыше кисти.

– Здравствуй, здравствуй, Яшка, – шептал Геннадий. – Не покормили тебя сегодня… Думал, мы про тебя забыли? Ну да, забыли…

Он вывалил в лохань рыбу, немного постоял. И двинулся к ограде. Пеликан, увлеченный поеданием карпов, не пошел его провожать.

Из-за входной двери квартиры Алексея доносились ритмические звуки какой-то инфернальной музыки. Геннадий долго давил на кнопку звонка, потом зачем-то двинул в дверь плечом. Дверь неожиданно подалась.

Он вошел в темный коридор и двинулся в сторону красных всполохов. Остановился на пороге гостиной.

– Леша, – позвал Геннадий.

Полуголый, весь потный Алексей исполнял роботизированный рок. К лицу его была коекак привязана деревянная маска заморского чудища.

Геннадий повернулся и направился в освещенную кухню. Взял в руки одну из пустых ампул. Омнопон… Синтетический морфий.

Глава сорок третья

Парк перед виллой Виктора Петровича был ярко иллюминирован, струнный квартет исполнял «Танец троллей» Эдварда Грига. Из открытого, подсвеченного разноцветными огнями бассейна доносился счастливый смех девушек.

Мужчины в смокингах и женщины в вечерних платьях поглощали тарталетки с черной икрой, запивая их ледяным, обжигающим горло шампанским «Дом Периньон».

Хозяин виллы стоял чуть поодаль в окружении нескольких деловых партнеров.

– Виктор Петрович, вы скрываете от нас ваше сокровище, – с лукавым видом обратился к устроителю вечеринки толстогубый жуир. – Нехорошо, ай-яй-яй! Прямо даже нечестно!

Виктор Петрович отхлебнул шампанского.

– Насколько я понимаю, вы говорите про Ирину? О, сейчас она не может к нам спуститься.

– Это почему же?

– Пакует наряды, – улыбнулся Виктор Петрович. – Хочет потрясти Лондон.

Мужчины тактично посмеялись.

– Кстати, о Лондоне, – уже другим тоном, по-деловому, заговорил поджарый толстосум. – Говорят, сейчас на аукционе в Сотби…

За спиной Виктора Петровича послышалось несмелое покашливанье. Магнат обернулся.

Перед ним стоял пожилой камердинер в белом смокинге.

– Что? – резко спросил хозяин виллы.

– Извините, Виктор Петрович… Такое дело…

– Какое дело?

– Вас спрашивает некий молодой человек. Назвался Геннадием.

– Геннадием? – раздражение мигом схлынуло с Виктора Петровича. – Проводите его в гостиную.

Камердинер замялся.

– Еще раз извините, Виктор Петрович, но… Он просто ужасно выглядит. И запах…

– Делайте, что вам говорят, – оборвал старшего слугу хозяин виллы и повернулся к собеседникам. – Простите, господа, я должен вас ненадолго покинуть.

Геннадий, сгорбившись, сидел в кресле и утирал кровь, сочившуюся из порезов на лице.

Он был мокр и грязен, вместо левой штанины свисали бурые от свернувшейся крови лохмотья.

Отвратительный запах рыбы витал в богато обставленной гостиной.

Виктор Петрович ходил взад-вперед перед Геннадием, потерянно бормоча:

– Боже мой, Боже мой… Кто бы мог… Я даже не представлял, чем все это кончится! То, что вы рассказали… Это ужасно… Сергея не вернуть, какой талант… Какая нелепая смерть!

Как вы, такие умные парни, могли всерьез отнестись к этой ерунде?

– Вы о чем? – не поднимая лица, спросил Геннадий.

– Да о загадке! Ведь это шутка, хохма, игра! Прикол, а вовсе никакая не математическая головоломка! Неужели вы на самом деле поверили, что так можно заработать миллион фунтов стерлингов?

Геннадий силился осмыслить услышанное:

– Шутка? Вы говорите, шутка?

– Ну да, да! Я лет тридцать назад случайно услышал ее в электричке…

– Это не шутка, когда тебе всерьез предлагают миллион фунтов стерлингов, – медленно произнес Геннадий. – Такая шутка начинает сводить с ума. Она убивает.

Виктор Петрович остановил свой нескончаемый бег, попытался заговорить по-деловому:

– Так. Алексея мы вылечим, конечно. Он ведь еще не успел втянуться…

Геннадий поднял голову:

– От чего вы его вылечите? А? От полного разрыва с любимой девушкой, невестой? От смерти ее маленького брата? Он мог бы жить и жить! И Леша это понимает…

– Ну не рвите вы мне сердце! – возопил Виктор Петрович. – Хотите, заберите этот проклятый миллион фунтов, только дайте спать спокойно!

– Да спите вы себе спокойно, Господь с вами, – устало произнес Геннадий. – Не вы нас погубили, а мы сами. Впрочем, понимайте, как знаете. А миллион ваш мне уже совсем ни к чему.

Я больше не имею права служить в церкви. Два с половиной часа назад я убил человека.

– Какого человека?

– Одного аспиранта. Математика. Я поручил ему решить вашу задачку, дал много денег. А он не решил.

Виктор Петрович схватил Геннадия за окровавленные ладони, заговорил с жаром:

– Послушайте, отец Герман…

– Геннадий.

– Так вот, послушайте, Геннадий. Это поправимо. Я обеспечу вам любое алиби! Я куплю вам любое алиби! Куплю судью, прокурора, дьявола! Так… Вы останетесь у меня на вилле…

– Не надо, – поморщился Геннадий и выдернул свои ладони из рук Виктора Петровича. – Как же вы не понимаете… Я все равно не смогу после этого жить как ни в чем не бывало!

– Да-да, понимаю… Покаяние… – забормотал было Виктор Петрович.

И тут же осекся, поняв, насколько фальшиво прозвучали эти слова.

Геннадий вдруг оживился, будто его осенило:

– А лучше вот что, Виктор Петрович. Купите в зоопарке хромого серого пеликана. Он без нас теперь пропадет.

– Я обещаю тебе, парень.

Геннадий поднялся и, оставляя за собой мокрые следы, пошел к выходу.

– Куда ты сейчас, Геннадий?

Тот еле заметно усмехнулся:

– Сдаваться. В руки правосудия.

У выхода из гостиной обернулся:

– Да, кстати, Виктор Петрович. Я встретил маньяка. И узнал его, хотя он был в маске. Зовут Алексеем, работает раздатчиком корма в птичьем секторе зоопарка. Штык-нож валяется у магазина «Пеликан». Сломанный.

И вышел.

В гостиную ворвалась зареванная Ирина:

– Что ты наделал! – выла девушка. – Я все слышала! Зачем?..

– Ну прости, ну хоть ты прости меня… – беспомощно повторял Виктор Петрович.

– Я не хочу… Я не могу сейчас ехать в Лондон! – закричала Ирина.

– Останемся… Останемся… – несвязно бормотал Виктор Петрович и все гладил ее по голове.

– Мы ведь пойдем завтра в зоопарк и купим этого пеликана, да? – она подняла на него опухшие от слез глаза. – Я сама буду за ним ухаживать. С Юлечкой. Его зовут Яшка…

– Конечно, конечно…

Он мягко отстранил девушку, подошел к телефону и дважды ткнул пальцем в кнопки.

– Алло, милиция? У меня информация о маньяке.

По освещенной бегущими огнями дорожке парка брел Геннадий. За его спиной звучал струнный квартет, слышался звон бокалов, плеск бассейна и счастливый смех девушек.

Александр Аннин.


Оглавление

  • Пролог
  • Глава первая
  • Глава вторая
  • Глава третья
  • Глава четвертая
  • Глава пятая
  • Глава шестая
  • Глава седьмая
  • Глава восьмая
  • Глава девятая
  • Глава десятая
  • Глава одиннадцатая
  • Глава двенадцатая
  • Глава тринадцатая
  • Глава четырнадцатая
  • Глава пятнадцатая
  • Глава шестнадцатая
  • Глава семнадцатая
  • Глава восемнадцатая
  • Глава девятнадцатая
  • Глава двадцатая
  • Глава двадцать первая
  • Глава двадцать вторая
  • Глава двадцать третья
  • Глава двадцать четвертая
  • Глава двадцать пятая
  • Глава двадцать шестая
  • Глава двадцать седьмая
  • Глава двадцать восьмая
  • Глава двадцать девятая
  • Глава тридцатая
  • Глава тридцать первая
  • Глава тридцать вторая
  • Глава тридцать третья
  • Глава тридцать четвертая
  • Глава тридцать пятая
  • Глава тридцать шестая
  • Глава тридцать седьмая
  • Глава тридцать восьмая
  • Глава тридцать девятая
  • Глава сороковая
  • Глава сорок первая
  • Глава сорок вторая
  • Глава сорок третья



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики