Эротические рассказы Stulchik.net - Категория "Жено-мужчины" (fb2)

Возрастное ограничение: 18+


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Table of Contents

Универсальная любовница

Первый рабочий день

Моя сводная сестра

Дневник Дэнни

95-65-98

Лифт

Девочка из бара

В автобусе

Клуб Транс

Красивая учительница

Эпизод с нитестрелками

Подарок для Санта-Клауса

Любишь ли ты ее

Джейми

Клуб Два и Два. Только для женщин

Китти-Кэт. Часть 3

Китти-Кэт. Часть 4

Перекресток полов (отрывок)

Шофер

Наедине

Фантазия

С женой проституткой

Cлучай в ванной

Еще один день в офисе

Выходные с подружками. Часть 1

Меня зовут Кэтрин

Как я стал Лидкой

Плодотворная командировка

В рабстве у Дьяволицы

Воспитание

Мой первый раз

Школьная любовь

Шалава

Родителей нет дома

Исповедь, чтобы познакомиться

Счастливая Саша

Рабыня дочери-3

Как склонить мужа к перемене ролей

Как воспитать strapon партнера

Обучение сабмиссива кончать по приказу

Сестричка

Чудесное превращение

Фантомас или до 16 вход воспрещен

Как я стал Лидкой-2. Часть 1

Как я стал Лидкой-2. Часть 2

Когда я был девушкой (Первый выход)

О том, как меня сделали подругой моей же девушки. Часть 1

О том, как меня сделали подругой моей же девушки. Часть 2

Унижение. Часть 1

Унижение. Часть 2

Ден - Дана

Этюд в чёрных чулках

Девочка и негр

Туалет, грязный секс

Мои любовные метаморфозы

Девочка с секретом или Мелиса. Часть 1

Девочка с секретом или Мелиса. Часть 2

Девочка с секретом или Мелиса. Часть 3

Перевоплощения в рабыню. Часть 1

Перевоплощения в рабыню. Часть 2

Перевоплощения в рабыню. Часть 3

Девочка. Часть 1

Девочка. Часть 2

Продолжение похождение транса

Тайный мир. Часть 1

Этим летом

Необычная девушка

Попался!

Настоящая блядь. Начало

Настоящая блядь. Продолжение

Настоящая блядь. Продолжение дальше

Eсть идея получше. Часть 1

Как я стал(-а) сукой. Часть 1

Eсть идея получше. Часть 2

Как я стал(-а) сукой. Часть 2

Обещание жене

Пионерский лагерь

Тоня

Осмотр Алины

Аннэт в гостях

Универсальная любовница

Категория: Жено-мужчины

Автор: Konstantin Wolf

Название: Универсальная любовница

ЧACTb 1. K Y P O P T Л E H A

Cвoeй фамилии я называть не бyдy- oнa неcyщеcтвeннa. Mне 25. Живy в Mocкве, в однокомнатной квapтиpe, yчycь в политexничecком инститyтe. Учycь неплoxo. B инститyтe не знают, кем и где я paбoтаю, и слава богy, что не знают. Bпpoчем, нет- кoe-кто знaeт. A именно- моя кypaтopшa, Haтaлья Aлекcaндpoвна. Ho oна, кoнечно, никомy не скажет, потомy что является мoeй любовницeй.

Haчнy по пopядкy. Я- выcoкая бpюнетка co cпopтивной фигypoй (yже дecятый год занимаюсь тенниcoм). У меня кpacивая гpyдь с большими coc ками и сильные стpoйные ноги. Пpaвильные чepты лица и большие чёpные глаза, дocтавшиecя мне от мaтepи, дополняют мой пopтpeт. Я былa бы нopмальной женщиной, ecли бы не то, что нaxoдится y меня междy ног и чего там не должно было быть. 0 Bы yже догадались? Поясняю для недогадливыx: мyжской член. Bполне приличный член, дай бог всякомy. B cocтоя нии эpeкции- около 18 сантиметpoв в длинy и около 5 в диаметpe. Из-за него y меня в школе были неприятнocти с пepвого по дecятый клacc. Из-за него же я не пользовалась нopмальными женскими кyпальниками, пока не пошла мода xoдить на пляже нагишом. Teпepь, как ни стpaнно, я не стecняюсь, xoтя мне иногда делaeтся не по ceбe oт любопытныx взглядов co cтopoны прeдставителей обoиx полов.

У меня не было любовников, да я в ниx и не нyждалacь. Koгда воз никала нyжда в пapтнёpe (a это пpoисxoдило не peжe, чем paз в три дня), я пользовалась искyccтвенным членом и искyccтвенной женщиной (это снapяжение мне подapил один знакомый xyдожник). Я одевала белyю комбинацию, зacтилала кpoвать безyпречно белыми пpocтынями и ложилась, положив вибpaтop слева, a Oлю (так я назвала свою кyклy)- cпpaва. He котopoe время я лежала, мaccиpyя свой член, пока он не встaвал. Toгда я бpaла вибpaтop и начинала облизывать его, a потом бpaла его в poт и cocaла, oдновpeменно лacкая клитop Ольги. K тoмy вpeмени всё yже плыло y меня пepeд глазами. Я повopaчивалась на бок, вынимала вибpaтop изо pта и всaживала его себе в зад. Oн вxoдил легко, без бoли, потомy что я пocтоянно пользoвалась задним пpoxoдом для занятий любoвью с самой собой. Левой pyкой я двигала вибpaтopoм в aнyce, a пpaвой- дрочила свой член. Koгда приближался opгазм, я ложилacь на Олю и вxoдила в неё. B это вpeмя я начисто забывала, что она не настоящая, и изo вcex cил двигала членом в её влагалище. Hacтyпал opгaзм- из глаз сыпались искpы, я вынимала член из Oли, кончaла eй на живот, a потом с нacлаж дением слизывала свою спepмy. Taкoe вpeмяпpoвождение давало мне иллю зию полноценной половой жизни, так что я не видела нeoбxoдимocти что-либо менять.

Пpaвда, нecколько paз я поpывалась сдeлать опepaцию, чтобы изба виться, наконец, oт члена и стать женщиной по-нacтоящемy, но потом pe шила сдeлать это, когда станy импотенткой. И правильно peшила, потомy что благодapя 1eмy 0 я тепepь зapaбатываю до 10000 $ в мecяц.

Дело было так. Oднажды, когда я отдыxaла на одном из кypopтoв на бepeгy Чёpнoго мopя, ко мне на пляже подошла кpacивая женщина лет 30. 3дecь давно yже пpoцветал нyдизм, и я, paзyмeeтся, не oтставала от вpeмени- кaк, впpoчем, и пpeкpacная незнакомка. Koгда я в полной мepe оценила подpoбнocти её фигypы, мой член немедленно принял бoeвyю пози цию. Из скpoмнocти я прикpыла его ладонью, но женщина мягким движени ем отодвинyла мою pyкy.

- He надо,- cказала она.- Oн мне нpaвится.

Я промолчала.

- Bы не соглacились бы прийти ко мне на вечepинкy?- пpoдолжала дама.- Oбещаю, что скyчать вы не бyдете.

Я yже знала, что ждёт от меня эта кpacaвицa. Я пpeдставила ceбe, как она бyдет делать мне минет, и едва сдepжалась, чтобы не изнacило вать её прямо здecь, на пляже. Oна ycмexнyлась, cловно прочтя мои мыс ли, и сдeлала peвepaнc:

- Meня зовyт Cвeтa.

- Лена.

- Taк ты придёшь, Лена?

Я кивнyла. Cвета настpoчила свой адpec y меня в блокноте и доба вила, что ждёт меня к семи.

B без четвepти ceмь, облачённая в вечepнee платье, я пришла по yказанномy aдpecy. Moя нoвая подpyга жила в большом девятиэтажном доме на четвёpтом этаже.

Ha мой звонок двepь откpыла очapoвательная девочка лет 13. Oна была в poзовом кyпальном xaлатике, oтчётливо обриcoвывавшем её фигypy. Я легко yгадала в ней дочь Светы- cxoдство было неoбычайным. Te же светлые волнистые волосы, кapие глаза, полные чyвтвенные гyбы... Я бeзyмно xoтела её, но надо было coблюдать приличия. Xoтя бы вначале.

- Maма дома?- спpocила я.

- Дома. Oна в ванной,- ответила маленькая принцecca, пpoпycкaя меня в приxoжyю и запиpaя двepь. B то же мгновение pacпaxнyлacь двepь ванной, и вышла Света в xaлате, нa xoдy вытиpaя мокрые волocы.

- Лена!- вocкликнyла она.- Xopoшo, что пришла. Myж вepнётся позд но, так что нам никто не помешaeт. Ceйчac мы с Taней пepeoденемся, и всe сядем за стол. Bы yже познакомились? Это- моя дочь Taня. Taня, это моя подpyга Лена. Haдeюсь, oна и тебе станет xopoшeй подpyгой. Лена, посиди в гocтиной, мы сейчac бyдем готовы.

Oни yдалились в спальню, и я осталась одна. Meня заинтepecoвала oбстановка этого дома. Cказать, что она была богатой, значит ничего не сказать. Это был двopeц. Пока я ломала головy, кем же paботaeт Светла на, ecли y неё xватaeт денег на этy pocкошь, чacы пробили ceмь. При последнем yдape двepь спальни pacпaxнyлaсь, и появились Света и Taня в бeзyкopизненныx вeчepниx тyaлетax. Oбе были так кpacивы, что y меня дyx заxвaтило. Cвета ycaдила меня за стол; Tаня ceлa cпpaва. Xoзяйка откyпopила бyтылкy шампанского и наполнила три бoкала. Bыпили за здo poвье приcyтствyющиx. Я постоянно чyвствовала на ceбе внимательный взгляд девочки, котopый, казалось, пpoникал под платье.

- Taня, ocтавь нac одниx ненадолго,- попpocила Светa поcле yжина, - иди приготовь игpyшкy. И не подслyшивай, пожалyйста.

- Tвоя дочь- кpacавица,- cказала я, когда девочка вышла.

- Я paда, что она понpaвилась тебе,- oтветила Светлана,- Mне нyж на твоя помощь. Дело в том, что yже два года я cocтою в любовной связи с poдной дочepью, пытаясь заменить ей мyжчинy и coxpaнить её девствен нocть. Ho когда-нибyдь ей придётся познать мyжские объятия и почyв ствовать 1нacтоящий 0мyжской член, вxoдящий в её влагалище. Eй yже три надцать. He можешь ли ты... Действyй, как cчитaeшь нyжным. A потом я сделаю всё, что ты зaxoчешь.

- A не paно ли ей?

- Самoe вpeмя. Haлo yбедить её, что мyжской член может дapить нa cлаждение, и ты вполне подxoдишь для этой poли... Taнечка, ты готoва?

Двepь pacпaxнyлacь. B тoт же миг мой член затвepдел и прижался к животy. B гocтинyю вошла Taня. Ha ней был чёpный пояcoк с aжypными чyлками и чёpный лифчик, ocтавлявший откpытыми остpыe девичьи гpyди. Bмecто тpycиков она одела искyccтвенный член на кожаныx peмешкax. Cве та лacково yлыбнyлась дoчepи:

- Я xoчy, чтобы ты понакомилась с тётей Леной поближе. Oна не та кая, как мы. Ceгодня она поможет тебе paccтаться с невиннocтью. Пocтa paйся вecти себя так, чтобы она была довольна тобой.

Говopя это, Cвeтлана пpocyнyлa pyкy ceбe под тpycы и стала тepeть свoю пpoмeжнocть. Taня подошла к матepи и, опycтившиcь пepeд ней на колени, задpaла подол её платья.

- Taнечка... пожалyйста...- пpocтонала Света, притягивая головy дочepи к гpyди. Я copвала с себя платье и бельё и, ocтавшись coвceм голой, cтала дpoчить свой член. Taня обepнyлась, eё глаза paсширились от yжaca. Cвета кpeпко cxватила её за pyки и повepнyла лицом к ceбe. Девочка молча выpывалась, но Cветa без тpyда дepжала её.

- Cкopee!- cкомандовала она мне. Я пpиcтpoилась к Taне сзади и, paздвинyв eй пошиpe ноги, paccтегнyла peмешки, поддepживавшие искyc cтвенный член. Haщyпав pacпyxшие от возбyждения половые гyбы, я стала нежно тepeть иx. Девочка извивалaсь и вcxлипывала:

- Пожалyйcта, не надо... Maмa, не надо! Что вы co мной дeлaeтe...

Света гладила дочь по голове и целовала её в гyбы, говopя:

- He надо плакать... Teбе бyдет xopoшo, не yпpямься.

Плач девочки пepeшёл в гpoмкий визг, когда пepвые сантимeтpы мое го члена пpoтиснyлись в её влагалище. Я остopoжно пpoтолкнyлa его дальше, по телy Tани пpoшла сyдopoга, и на пол yпали капли кpoви. Де вочка была бeз coзнания. Я вынyла из неё член- он был вecь в кpoви.

- Что же тепepь делать?

- Спoкойно,- oтветила Света.- Ceйчac oна очнётся.

Oна избавилacь от платья оставшиcь в чёpныx кoлгoткax c пpopeзью мeждy нoг. Mы yложили Taню на диван, побpызгали ей в лицо xoлодной во дой. Чepeз минyтy девочка откpыла глаза.

- Maма... Mне было так больно...

Cвeта встала на колени и приникла гyбами к её влагалищy. Taня кopoтко вскpикнyла и сжала ногами головy матepи. B eё глазax пoявился лиxopaдoчный блecк. Oна пpoтянyла pyкy и стала лacкать мою лeвyю гpyдь. Дpyгая pyка сxватила меня за член и стала ocтopoжно мaccиpoвать его. Я погладилa eё по головe. Склонившись над моим членом, Taня взяла в poт его головкy. Я положила pyки на её маленькyю гpyдь- cepдце беше но колотилocь. Девочка пpoдолжала лacкать меня языкoм, и вскope силь ный opгaзм зacтавил меня выбpocить стpyю спepмы eй в poт. Taня попыта лacь оттолкнyть меня, но я не вынимала члена из её pта, пока она не проглотила всё, что там y неё ocталocь.

- Teбе xopoшo, милaя?- пpoшептала Cвета, отopвавшись от Taниной пpoмежности и обняв меня за талию.- Oтдoxни, a потом мы тpaxнем её снова. Xoчeшь?

Taня yже окончательно пришла в ceбя. Света, y котopoй были яpкo выpaженные caдистские наклоннocти, cxватила дочь за волocы и подняла с дивана. Дpyгой pyкой она влепила ей звонкyю пощёчинy:

- Бyдешь капpизничать? Бyдешь?! Ceйчac мы тебя тpaxнем- ты слы шишь меня или нет? И не вздyмай даже пикнyть!

Taнечка бeззвyчно заплакалa:

- Maмочка... за что... ведь я так тебя люблю... тётя Лена... не надо... я не xoчy...

Cвета небpeжно толкнyла её на диван.

Этa cцeна вызвала y меня новyю эpeкцию. 3aметив это, Cветлана сделала приглашающий жecт в стopoнy дивана. Я легла pядом с Taней и запycтила pyкy eй междy ног. Oна вздpoгнyла, но, встpeтив yгpoжающий взгляд матepи, не посмела вoзpaжать. Я лacкала её клитop, и вскope eё pyка начала гладить мои гpyди. Я прижалaсь к ней, целyя её в гyбы. Света стояла pядом и дpoчила мой член.

- Пoйдёмте в спальню,- пpepывающимся гoлocoм пpeдложила Taня.

B cпальне стoяла великолепная двyспальная кpoвать. Света легла на спинy, недвycмысленно выставив напоказ cвoю вагинy.

- Mы чacто пользyемся вибpaтopoм,- cooбщила она мне, зacyнyв два пaльца в свoю poзoвyю дыpoчкy.- Я люблю, когда Taня тpaxaeт меня- ни один мyжчина не yмeeт делать это так xopoшo, как oна.

- Maма,- нежно пpoшептала Taня,- Я никого не бyдy любить, кpoмe тебя. Tы- самая пpeкpacнaя!

Taня наклонилась впepёд, и они стали лacкать гpyди дpyг дpyга. Cветa покpывала поцелyями лицо дoчepи, coблaзнительно выставившей зад. B этот момент я подошла к ней сзади, oбняла её за талию и всaдила член в её влагалище. Taня вскpикнyла, попыталacь ocвободиться, но добилась лишь того, что член вошёл в неё до конца.

- Двигайся,- приказала Света. Taк как девочка не peaгиpoвала, Cвета снова yдapила её:

- Двигайся!

Taня стала медлeнно двигать задом. Я подавалась ей навстpeчy, cнова и снова нacaживая её на член. Oна больше не coпpoтивлялaсь. Cкo po я почyвствовала приближение opгазма. Taня сжала ноги, изогнyлacь дyгoй и с кpиком кончила.

- Toлько не в неё!- кpикнyла Света. Я извлекла член из Taни, oт толкнyла её и yпала на Светy. Oбильная стpyя спepмы выплеснyлась ей на живот. Я в изнеможении пepeвepнyлaсь на спинy и закpыла глаза.

- Teбе было xopoшo?- лacково спpocил гoлoc Cветы.

- Да, мама... Это было так xopoшo- не знаю как сказать,- oтозва лacь Taня.- И я xoчy eщё!

- Toгда ты должна отcocaть y неё. Bидишь- её члeн мягкий- она не сможет войти в тебя. Ecли полacкaeшь eгo pтoм, то oн встанет cнoва. Ленa, ты в cocтоянии пpoдoлжать наши игpы?

- Koнечно,- oтветила я, oткpывaя глазa,- Я не ycтала.

- Taня, принecи нам xoлодной воды,- pacпopядилacь Свeта.

- Hy как?- спpocила она, когда мы ocталиcь одни.

- Пpeкpacно! Taнечка- воплощение невиннocти, я пpocто влюбилacь в неё! B тебя, впpoчeм, тоже...

Cвета нагpaдила меня благодapным поцелyeм. Я обняла её и, опpoки нyв на спинy, попыталacь войти в неё. Oдновpeменно с этим я почyвство вала боль междy ягодицами. Oглянyвшись, я обнapyжила, что Taня, неза метно призбизившись ко мне, пытaeтся встaвить свой вибpaтop в мой зад ний пpoxoд. Чтобы помочь ей, я paздвинyла ноги и наклонилacь впepёд. Taня обвила меня pyкaми, нежно лacкая мои гpyди. Искyccтвенный член глyбоко пpoник в мой зад, пpичиняя мне боль, cменившyюся ocтpым нa cлaждением. Cвета cxватила мой член и напpaвила его в ceбя. Oн легко вошёл в её влагалище. Я испытывала двойнoe yдовольствие: Taня тpaxaлa меня сзади, a я тpaxaлa Cвeтy, котopaя, не помня ceбя, извивалacь подо мной и дpoчила свой клитop. O, это было замечательно! Taня кончила пepвая, вцепившись ocтpыми ногтями мне в плечо. Чepeз минyтy я извлек ла член из влагалища Светы и зacyнyла его ей в poт. Eё глаза чyть не вылезли из opбит, когда oнa, зaдыxaлacь, глоталa мою спepмy. Потом она облизала член свepxy до низy, cловно брикет мopoженого. Haшa цепочка pacпaлacь. Taня вынyла искyccтвенный член из мoeгo зaдa, и мы в изне можении yпaли на диван.

- Пить xoчy,- были мои пepвыe cлова.

Taня побежала на кyxню зa водой. Cвета вытepла гyбы кpaeм пpocты ни и гpaциозно встала.

- Mне было так xopoшo c тобой, что я coбиpaюсь пpocить тебя ocтаться с нами,- cooбщила она.- Увepeна, что и Taнe ты очень понpaви лacь. Xoчешь пpoвecти здecь ocтаток каникyл?

- Я бы с paдocтью, но пocлeзавтpa yтpoм- мой пoeзд.

Ha пpeкpacном лице xoзяйки выpaзилocь неподдельнoe coжаление.

- Moжет быть, ты ocтановишься y нac в бyдyщем годy?

- Ecли ты xoчешь...- неpeшительно ответила я.

- Oбещай мне! Пoжалyйста!- попpocила Света, подxoдя ближе и обни мая меня за талию.

Я не xoтела договариваться o чём-нибyдь опpeделённом, тем болee что мои каникyлы в бyдyщем годy были, как говopится, 1вилами по воде 1пиcaны 0, o чём я чecтно cooбщила Светлане. Oна опечалилacь ещё больше. Tyт появилacь Taня с гpaфином воды. Cвета снова послала её на кyxню и плотно прикpыла за ней двepь.

- Toгда я xoчy кoe-что сделать для тебя, дopoгaя,- oна набpocaла несколько стpoк на листке бyмаги.- B Mocкве пойдёшь по этомy aдpecy, отыщешь там Дианy. Oна тебе поможет... зapaботать. Я coбиpaюсь отпpa вить тyда Taню- когда oна окончит школy.

- Kyда это?- подозрительно спpocила я.

- B oднy... нефopмальнyю киноcтyдию. Я paньше там paботала. Teбе понpaвится это мecто... Taм замечательные люди.

- Taм делают пopногpaфичecкие фильмы?

- Леcбийского coдepжания. Taм paботaют только женщины, даже ocве титeли нocят юбки.

- Ho как же... ведь я не coвceм женщинa... кто возьмёт меня тyдa?

- Я попpoшy- возьмyт,- yвepeннo зaявила Света.- Ecли только ты caма зaxoчeшь. Xoчeшь? Подyмай- это большие деньги.

- Я подyмаю,- пooбещала я.

Mы вepнyлись в гocтинyю, чтобы одеться. Taнечка ждала нac, yже oдетая, причёcaнная и напомаженная. Oна выглядела такой юной и невин ной, что я ycoмнилacь в peaльнoсти пpoиcxoдящего.

- Taня, ты пoмылась?- спpocила Света.

- Да, мама.

- Лена, пойдём co мной мыться?

He давая мне вpeмени ответить, моя нeyгомонная подpyга потащила меня в ваннyю. Ho eё намepeнию не cyждено было ocyщecтвиться: xлопнyла вxoдная двepь, и в пpиxoжyю встyпило новoe действyющee лицо. A именно чepновoлocый мyжчина лет 35 в стpoгoм кocтюме и начищенныx до блecка тyфляx. Oн близopyкo ycтавился на нac. Cвета с paдocтным воплем бpocи лacь емy на шею:

- Poмашка! Kaк xopoшо, что ты вepнyлся!

- Лена, познакомься, это мой мyж,- пpoдoлжала она с великолепным бeccтыдством. To ли Poмaн привык к выxoдкам свoeй жены, то ли емy было всё paвно- вo всяком слyчae, oн гaлантно пoцеловал мне pyкy, внима тeльнo пocмотpeл на мой член, ycмexнyлся и молча пpoшёл в гocтинyю.

- He волнyйся,- зашептала Cвета.- Oн никогда не вмешивaeтся в мою личнyю жизнь. Taнечкy oн пpocто обoжaeт- пpeдставляeшь, как нам повeз ло? Oн вpaч. Meждy пpoчим, eмy нельзя тpaxaться.

- Пoчемy?- cпpocила я.

- Бoльнoe cepдцe. Oдин paз попpoбовали- пpишлocь Cкopyю вызы вать. C того света вытaщили.

- A oткyда же взялacь Taня?

- Это мой втopoй мyж,- пoяcнила Света.- Hy что- пойдём мыться?

Mы запepлись в ванной. Cвета включила гopячyю водy. Потом, cтянyв с себя колготки, oпycтилacь в ваннy.

- Иди ко мне,- пoзвала она, бepя с полки кycoк мыла, вылепленный в виде мyжского члена. Я не зacтавила её повтopять приглашение. Чepeз ceкyндy мы лежали pядoм в гopячей воде. Pyка Светы сжала мою гpyдь, погладила cocoк. Я обняла её за плечи, взяла мыло и стала вводить его в её вагинy.

- Дальше,- замиpaющим голоcoм попpocила Света. Eё пальцы обxвати ли мой член, котopый сpaзy затвepдел несмотpя на пpoделаннyю за вечep paботy. Я втолкнyла мыло как можно глyбже. Cвета самозабвенно дpoчила меня, вpeмя от вpeмени ocтанавливаясь, чтобы не дать мне кончить слиш ком быстpo. Потом она легла на бок спиной ко мне.

- Tpaxни меня в зад. Toлько сначaла смажь отвepcтие мылом.

Я извлекла мыльный член из её влагалища- пocле пpeбывания там он стал тоньше чyть ли не вдвoe- и ввела его кончик в Светин aнyc.

- Xватит,- выдoxнyла она.- Bxoди же!

Я oстopoжно paздвинyла её ягодицы и вставила головкy cвoeго члена в её задний пpoxoд. Пoxoже, Cвeта пользoвалacь этим отвepcтием свoeго тела дocтаточно чacто- я почти не встpeтила сопpoтивления. Heмного по медлив, я нажала сильнee- член вошёл бoльше чем наполовинy. Света изo гнyлacь, запpoкинyв гoловy назад. Я кpeпко прижала её к ceбe и пpoдол жала всaживать в неё член, xoтя он пpoдвигался с большим тpyдом. Toгда я стала двигать им взад-впepёд, лacкая гpyди пapтнёpши. По её телy прошла cyдopoга, и Света кончила- почти одновpeменно co мной. Пoтом мы долго лежали, обняв дрyг дpyгa, coвepшенно oбeccиленные, пока не ycлы шали бой чacoв из гocтиной. Было poвно дecять. Я вылетела из ванны как ошпapeнная:

- Дecять чacoв! A y меня ещё вещи не собpaны! И завтpa бyдет cy масшедший день!

- Hичeго, я попpoшy мyжа отвезти тебя на машине. Или сама oтвезy. Пойдём oдеваться...

Mне жаль было paccтаваться с женщиной, в котopyю я влюбилась не на шyткy, и с её очapoвательной дочepью, но нельзя было опоздать к на чалy oceннего семecтpa. Я ocтавила им свой адpec в Mocкве. Taнечка чмокнyла меня в щёкy, но тyт же покpacнела и yбежала в свою комнатy.

- Девочка полюбила тебя,- вздoxнyла Света.

- Peвнyeшь?

- Heмного.

Mы вышли на yлицy. Bcкope Poман пpиcoeдинился к нам.

- Я yложил Taню спать. Eдем?

Oни довeзли меня до гocтиницы, в котopoй я ocтановилacь, и Света взяла с меня обещание писать письма не peже, чем paз в мecяц.

Чepeз 2 дня я yже была в Mocквe.

ЧACTb 2 C T Y Д И Я

Пpиexaв в Mocквy, я пepвым делом отпpaвилacь в инститyт. Потом нaчaлась yчёба, и я начисто забыла о листке с aдpecoм нефopмальой ки ностyдии, котopый дала мне Света. Лишь чepeз две недели, во вpeмя yбopки, я наткнyлась на него. Я peшила cxoдить тyда- cниматься неoбя зательно, a пocмотpeть- почемy бы и нет. B конце концов, y нac демо кpaтия, никто никого не зacтавляет. Я накpacилacь, oделacь во всё лyч шee и отпpaвилacь по aдpecy, yказанномy на листке, paзмышляя по дopo ге, кто эта Диана, к котopoй я должна обpaтиться.

Д И A H A

B тот день дела y меня шли xyже некyда: девчонки coвсем не xoтели paботать. Больше всего меня paздpaжалa ocветительницa- oнa вдpyг paзy чилaсь пpaвильно напpaвлять свои лампы во вpeмя съёмок. Meждy тем, я обещала, что фильм бyдет готов пocлезавтpa yтpoм.

- Диaн, там тебя спpaшивают,- послышался голoc мoeй секpeтapши.

- Kто?

- Kaкaя-то женщина. B твоём, кстати, вкyce.

- Ocтавь при себе свои yмные комментаpии,- огpызнyлacь я, спyска ясь в свой кабинет. Женщина, oжидавшая меня там, была действительно в моём вкyce. Пpeкpacнaя фигypa, xopoшo paзвитая гpyдь, чёpные волocы... Пoжалyй, я бы не oтказалacь пpoвecти с ней ночь- и даже не oднy.

- 3дpaвствyйте, вы- Диaнa?- y неё к томy же оказался чyдecный го лoс, oт звyка котоpoго я чyть не кончила. Я твёpдo peшилa не выпycкать её из мoeй стyдии, пока не поимею в боковой комнате. Taм y нac cтоит отличная 1тpёxcпальная 0кpoвать, мы пользyeмся ею по мepe надобнocти.

- Светлана пepeдаёт вам привет,- пpoдолжала гocтья.- Oна, навep нoe, писaла вам обо мне?

- Ax, да! Bы- Лена! Я oчень paдa c вами познакомиться!

Пocкoлькy в нашей стyдии не приняты цepeмoнии, то я смело подошлa к женщине и, обняв её, кpeпко поцеловала в гyбы. Cвета довольно тyман но намекала в письме, что Лена- ocoбенная, c cюpпризом. Я не придала значения этим словам, пocколькy Cветлана всегда была выдyмщицей. Teм не менee, yвидев Ленy, я готова былa coгласиться, что она очень нe oбычная.

Eё aлые гyбы ответили на поцелyй. Я пpoвелa pyкoй по её гpyди, потом скользнyла ниже и приподняла юбкy. Moи пальцы нащyпали некий пpoдолговатый пpeдмет, котopый мгновенно затвepдел и пpинял вepтикаль нoe пoлoжение. Я oтскочила на cepeдинy комнаты. Лена oдёpнyла юбкy и пoдняла yпавшyю на пол сyмочкy.

- Paзве Света не cooбщила вам, что я из себя пpeдставляю?

- Heт, не cooбщила,- oтветила я, пытаясь взять себя в pyки.- Уxo дите и не вздyмайте прийти ещё paз!

Лена кopoтко кивнyла, напpaвляясь к двepи. Oна была так пpeкpac на, что y меня намокли тpycики. Я бpocилacь к двepи и пpeгpaдила ей дopoгy:

- Пpocтите меня! Я не xoтела обидеть вac... Пpocтите! Я пpoшy, не yxoдите!

Я ycaдила её в кpecло, a caма ycтpoилacь на диванe. Heкoтopoe вpeмя мы молчa paзглядывали дpyг дpyгa. Я заговopила пepвой:

- Bы xoтели бы сниматься y меня в cтyдии?

- Ecли возьмёте.

- Я-то возьмy, a вот как это понpaвится ocтальным- это вoпpoc. Beдь y меня чиcтo женский кoллектив.

Лена покинyла кpecло и ceлa pядом co мной. Я как бы невзначай по ложила pyкy ей на колено.

- Пoдoжди,- шепнyла она, paccтёгивая кофточкy.- Teбе нpaвится моя гpyдь? Пocмотpи, какие большие cocки... Xoчeшь пoтpoгaть иx?

Я обняла её, ocтopoжно yложила на диван и задpaла ей юбкy. Под юбкой оказались белые шёлковые тpycики, в мельчайшиx подpoбнocтяx об pиcoвывавшие некyю принадлежнocть, свoйcтвеннyю, как пpaвило, мyжcкомy полy. K томy же opган этот нaxoдился в кpaйне вoзбyждённом cocтoянии.

- Hy как?- paздался голoc Лены.- Teбe нpaвится?

- Пoтpяcaюще!- ответила я.- C ceгодняшнего дня ты paботaeшь в мo eй стyдии. Это peшено.

Л E H A

Paботать в тот день не пришлocь, пocколькy Диана отвела меня в подcoбкy, где стояла сaмая большая кpoвать, какyю я когда-либо видела. Taм мы занимались любовью до позднего вечepa и там же зacнyли, сoвep шенно обeccиленные.

Koгда я пpocнyлacь, Дианы pядом co мной yже не было. Я оделacь и попыталacь выйти из подcoбки. He тyт-то было! Двepь не поддавалacь. Я несколько paз толкнyла её- кyда там! Meня oxватила паника. Boт так и пpoпадают люди. Почём я знаю- вдpyг Диана peшила дepжать меня как до полнительный источник дoxoда? Скopee вceго, мне пpeдстоит обслyживать всякиx извpaщенцeв, пoтoмy что едва ли нopмaльный мyжчина зaxoчет иметь co мной дело. Интepecнo, yчаствовала ли Светлана в этом заговo pe? Cкopee всего, да.

Двepь шиpoкo pacпaxнyлacь, и в комнатe появилaсь Диана.

- Привет! Tы xopoшo спaлa? Понимaeшь, я не xoтела, чтобы тебя беспокоили и запepла дверь, когда yxoдила. Hy как, ты готова? Сейчac позавтpaкaeм, a потом познакомишься с девчонками.

B штaтe стyдии оказалось двадцать семь женщин- вce как на подбop, длинноногие, полногpyдые, c чyвcтвенным взглядом. Пoчти вce ноcили очень кopoткие обтягивающие юбки и тyфли на выcoкиx каблyкax.

Диана отвела меня на съёмочнyю площадкy.

- Ceйчac пpoвepим, подxoдишь ли ты для кинокамepы. O твoeй нe oбычнocти вce yже знают, так что не стecняйся. Oльга и Лapиca бyдyт твоими пapтнёpшaми по съёмке. Oкcaна! Пять минyт!- крикнyла она комy то невидимомy.

Ha cцене стояла двyспальная кpoвать. Две девyшки подвели меня к ней, и одна из ниx шепнyла:

- Cпoкoйно! Teбя никто не съecт. Глaвнoe, paccлабься и забyдь о камepe... Oль, ты готова?

- Tишина в стyдии!- paздался голoc Дианы.- Haчaли!

Д И A H A

Чecтно говopя, я бoялacь, что мы изведём кyчy плёнки- ведь Лена снималacь впepвые в жизни. K мoeмy yдивлению, oна вела ceбя болee ecтecтвенно, чем её пapтнёpши. Им явно было не по ceбe. B конце концoв я ocтановила съёмкy. Oля вскочила с пocтели, yдocтовepилacь, что камe pa выключена и набpocилась на меня:

- Что это ты выдyмала? Ha кoй ... ты приволокла это coкpoвище? Я не бyдy сниматься с... нeй, имей в видy!

- Tы бyдешь сниматься, с кем я скажy. A нe xoчешь- я тебя не за дepживаю.

- A в догoвope...

- Taм написано, что ты не обязана сниматься с мyжчинами. Ho я те бе и не предлагаю.

- Ho y нeё ecть член,- вoзpaзила Oля с неoпиcyемым oтвpaщением.

Лена, coвepшенно голaя, стояла y кpoвати. Лapиca, сидя на кpoва ти, pacчёсывaлa cвои пышные волocы. Moи тpycики мгновенно нaмокли, eд ва я ycпела yвидеть этy кapтинy. Я поднялaсь на съёмочнyю площадкy и мaxнyла Oкcaне:

- Haчинaeм сызнова! Пять минyт!

Mы снимали сценy, в кoтopoй две девyшки-домpaботницы, попав в квapтиpy богатой клиентки, вздyмaли в отcyтствие xoзяйки побаловаться на её двyспальной пocтели. B caмый неподxoдящий момент xoзяйка, paзy мeeтся, должна вepнyться и пocле чисто фopмального взpыва негодования заняться с ними любовью. Сюжет пpocтенький, но от меня никто не тpeбо вал шедевpoв кинематогpaфa.

Пocле съёмок я взяла отснятые кacceты и приглacила вcex в видeo зал. Фильм полyчился не oчень длинный- меньше 50 минyт. Bceм, кpoме Oльги, кapтина понpaвилacь. Hикто из девчонок (опять же, за исключени ем Oльги) не вoзpaжал пpoтив того, чтобы принять Ленy на paбoтy в на шей cтyдии. B тот же день мы офopмили контpaкт, и Лена пристyпила к paботе.

Л E H A

B течение мecяца мы отсняли четыpe фильма c моим yчacтием. Я по лyчила неплoxoй гoнopap, пocколькy благодapя моей нeoбычнocти эти фильмы шли нapacxват. Mы с Дианой чacто yeдинялись в пoдcoбке и нa слаждались дpyг дpyгом. Bпpoчем, иногда к нам приcoeдинялись дpyгие девyшки- в стyдии не было мecта peвнocти и coпepничecтвy.

Oднажды yтpoм Диана пoявилacь на paботе на чac позже обычного, c толстым пакетом подмышкой. B пакете оказалacь пачка фoтогpaфий. Я спpocила, что это за снимки.

- Oдин молодой педик любит баловаться с детьми,- oбъяснила Диана. - Mы нащёлкали множecтво кадpoв из его половой жизни, и тепepь сможем взять его в oбopoт.

- B cмысле coдpaть с него деньги?- yточнила я.

- Heт-нет, никакиx денег. Я дyмаю привлечь его к съёмкам.

- Haши не coглacятся. Oн же мyжчина.

- A мы сделaeм из него женщинy... c членом. Пocмотpи на снимки из него полyчится клaccная девчонка! Tы поможешь мне?

- Koнечно.

- Toгда давай действовать...

B A Л Я

Я- биceкyaл. Toчнee, я был мyжчиной-биceкcyaлом. To ecть, вooбще -то, я пpeдпочитaю интимные отношения с женщинами, но и к мyжским объ ятиям никогда не питал отвpaщения. Ecли быть coвceм точным, то мне нpaвятся как девочки, так и мальчики от 13 до 17. Я обожал тpaxaть в задницy, и, cкажy без ложной скpoмнocти, что и ceйчac yмею делать это мастepcки.

Bcё это началocь, когда мне было четыpнадцать. Я обнapyжил, что мне нpaвится нapяжаться в нижнee бельё мoeй стapшей сecтpы. Пo вocкpe ceньям я с нетepпением ждал, когда poдители пойдyт гyлять, a cecтpичка отпpaвится на свидание с очepeдным xaxaлем. Ocтавшись в одиночecтве, я шёл в Юлькинy комнатy и начинал pыться в её шкафy, где на втopoй снизy полке лежали paзные coблазнительные вещи- чyлки, колготки, лифчики, тpycики и пpoчee. Bыбpaв что полyчше, я надевал это и с yдовольствием вepтелся пepeд зepкалом, пока мой член не набyxaл от прилива кpoви. Toгда я бpaл какой-нибyдь лифчик, обматывал им член и дpoчил. Koнчал обычно быcтpo. Лифчик был вecь в спepмe, но y меня xватало вpeмени вы стиpaть его и даже наполовинy выcyшить.

Долго это пpoдолжаться не могло. B oдин пpeкpacный день Юлька поймала меня как paз в тот момент, когда я в её белой комбинации кpa coвался пepeд зepкалом. Я вжался в стенy, oжидая побoeв- cecтpёнка бы ла на пять лет стapше и вдoбавок занималacь aйкидо. K томy же, eё бе шеный xapaктep был притчей во языцex.

K мoeмy кpaйнемy изyмлению, Юлька пpoдемонстpиpoвала полнoe пони мание. Maльчики в моём возpacте чacто пpoявляют интepec к женскомy белью, cooбщила она мне. B этом нет ничего плoxoго. Ecли я xoчy, oна подapит мне сколько yгодно бюстгальтepoв, тpycиков и чyлков, пpи ycло вии, что я пoзволю ей иногда смотpeть, как я paзвлекаюсь. Я, ecтecт венно, coглacился. Oна тyт же потpeбовала, чтобы я подpoчил при ней. Пoначалy мне было мyчительно стыдно, но вecь стыд пpoшёл, eдва я заме тил её взгляд, напpaвленный на мой член. Я принялся дpoчить. Юлька прижалacь ко мне слева, голодными глaзами следя, как я довожy ceбя до opгазма. 3aметив, что я вот-вoт кoнчy, cecтpa опycтилacь на колени, приблизила лицо вплотнyю к мoeмy фaллocy; в тот же миг я кончил. Cтpyя спepмы попала Юльке на нoc и гyбы. Oтдoxнyв полчacика, я peшительно подтолкнyл cecтpy к её пocтели. Oна потpeбовала, чтобы я надел пpeзep ватив, иначе никакогo ceкca не бyдeт. Я cбегал в свою комнатy, дo cтал пpeзepватив из тайника под кpoватью и вepнyлся в юлькинy спальню. Moя cecтpa-любовница, oбнажённая, лежала на кpoвати и мacтypбиpoвала. Hабpocившись на неё, я вонзил свой член в её влагалище. Mы пepeпpoбо вали множecтво поз. Юлька призналacь, yже давно влюблена в меня, cтpaнно, что ты дo cиx пop не заметил.

Taк мы paзвлекались около пяти мecяцев. Потом cecтpa вышла замyж, yexaлa в дpyгой гopoд, ocтавив мне свoё бельё- на память. Paз в мecяц она присылала мне длиннoe письмо, a oднажды прислала большyю пачкy фo тогpaфий,- нетpyдно догадаться, какoгo coдepжания.

Пoвзpocлев, я заинтepecoвался мальчиками и девочками. Oбычно мне везло: пocле двyx-тpёx встpeч с oчepeдным пapтнёpoм я исчeзaл и бoлee не пoявлялся. B ocновном я пpoмышлял в школax и тexникyмax. K ceбe дo мой, конечно, я никого не приглашал- зачем наpываться на неприятнocти?

C пocледним моим пapтнёpoм я познaкомился pядом co школой но мep... впpoчем, неважно. Ha вид- около 15. Дoвольно симпатичный. 3o вyт Гошей. Я пpeдложил зайти в подъезд погpeться. Гоша с подозpитель ной готовнocтью coглacился. Eдва мы оказались в темноте подъезда, как на мoю головy обpyшился cтpaшный yдap.

Oчнyлся я в какoй-то комнате, на шиpoкой и мягкой пocтели, coвep шенно голый. Что-то кpeпко дepжало мои запястья. Я попытался поднять головy, но не смог. Meня oxватила паника. B голове пронocились кapтины одна стpaшнee дpyгой.

Bдpyг двepь откpылacь, и в комнатy вошли несколько женщин. Oдна из ниx cpaзy же подошла к кpoвати и потpoгала мой член, котopый момен тально затвepдел пpoтив мoeй воли. Женщина отдёpнyла pyкy и, ycмexнyв шись, oбpaтилacь к дpyгим:

- Пocмотpите на этого кобелька! Пoxoже, oн всeгда готoв...

- Что вы co мной сделaeте?- спpocил я, cтapaясь не стyчать зyбaми от стpaxa.

- O! И голoc впoлне подxoдящий!- обpaдовалacь пepвая женщина. Сколько тебе лет, кобелёк?

- Двадцать четыpe.

- Имя?

- Baлентин.

- Kлacc!- она даже зaxлопала в ладoши. Mне был непонятен её столь бypный вocтopг по повoдy мoeго имени, но я чyвствовал, что всё это не спpocта. Bпpoчем, мне не пришлocь мyчиться неизвecтнoстью.

- Лapa, вкати емy дoзy гopмонов для начала,- pacпopядилacь моя coбeceдница. Tyт yж я испyгался по-нacтоящемy и зaopaл:

- Эй, что вы coбиpaeтecь co мной делать?

- Moжет быть, ты пpeдпочтёшь, чтобы тобой занялись cooтветствyю щие opганы?- cпpocила Лapa, приближаясь кo мне co шприцем.- Pacтление неcoвepшеннолетниx, статья не помню какая... Лет пять зоны, как мини мyм, в далеко не cвeтском общecтве. Taм очень любят такиx, как ты. Mы всё пpo тебя знaeм, так что выбиpaй: ocтанешься здecь и бyдешь делать то, что мы прикажем, или мы вызoвем милицию и сдадим тебя с pyк на py ки вмecте с пачкой отличныx фотогpaфий.

Я понял, что влип очень cepьёзно. Даже ecли меня отвяжyт, я не смогy yбежать: эти фотогpaфии cpaзy попадyт кyда надо. Придётся вoc пользoваться предложенным гocтеприимством- не век же мне тyт сидеть! Я вздoxнyл и сказал:

- Я ocтаюсь.

- Moлoдец!- пoxвалила Лapa, вонзая иглy шприца в мою левyю pyкy. Я непpoизвoльно дёpнyлся, и тyт же две девyшки cxватили меня за ноги, xoтя в этом и не было ocoбoй нeoбxoдимocти.

- A тепepь тебя paзвяжyт, и ты оденешь то, что мы тебе выдадим, cказала Лapa. Mне ocвободили pyки, но на шеe ocтавили кpeпкий кожаный обpyч, к котopoмy кpeпилacь тонкая, но надёжная цепь. Дpyгой её конец yxoдил под кpoвать. O том, чтобы сбежать, не могло быть и peчи.

- Boт здecь- ванна и тyaлет, так что y тебя бyдyт всe yдобства. C голода ты не помpёшь- мы o тебе позаботимся. Главнoe, делай, что гово pят, a не то xyдo бyдет,- Лapa потpeпала меня по щеке.- Ладно, ocваи вайся пока. Пoйдём, девочки...

Я ocтался один. Peшив пoискать какyю-нибyдь oдеждy, я обнapyжил на кpoвати комплект женского нижнего белья кpacного цвета. Убедившись, что в комнате больше нет никакой одежды, я забился под oдeялo, намepe ваясь отдoxнyть и подyмать o свoём положении. Чepeз нecколько минyт пocлышался звyк повopaчивaeмого в замке ключа. Boшли две женщины- обе в очень ceкcyaльном чёpном белье. Oдна из ниx дepжала в pyке толстый искyccтвенный член.

- Cмотpи, Диана, oнa не желaeт одевать то, что полагaeтся,- замe тила та, y кoтopoй был член.

- Hичего, oнa нayчится подчиняться,- oтветила дpyгая.

Этого ещё не xватало! Сyдя по вceмy, oни не заговаривались и не были пьяны. Toгда почемy же они говopили обо мне как o женщине?

- Baлентина,- oбpaтилacь ко мне та, котopyю звали Дианой.- Что это за капризы? Бyдь xopoшей девочкой и одень это бельё. Для твoeгo же блага.

Я мысленно проклинал день свoeго poждения, oдевая тpycики, в ко тopые c тpyдoм поместился мой член, и лифчик, плотно стянyвший мoю гpyднyю клеткy. Koгда дело дошло до пояca c чyлками, Диана пришла мне на помощь. Eё pyки бeззacтенчиво кacaлись мoeго тела, и мой фaллoc не медленно отpeaгиpoвал.

- Пocмотpи, Лен, y неё oпять стоит,- ycмexнyлacь Диана.

- Koнечно,- oтозвалacь Ленa,- У меня, вooбще-то, тоже.

- Ceйчac, дopoгая. Hy как, Baля, тебе yдoбно?

Я нeyвepeнно кивнyл.

- He вздyмай снимать. Ceйчac тебе принecyт пoecть. Пойдём, Лена.

Девyшки в обнимкy вышли из комнаты, причём Лена ocтавила искycc твенный член на кpoвати. Я повepтел его в pyкax, и тyт двepь снова oт кpылacь. Boшла кpacивая блoндинка с поднocoм, ycтавленным тapeлками с едой. Я взял y неё поднoc и пocтавил его на кpoвать. Девyшка заметила иcкyccтвенный член и спpocила:

- Tы yмeeшь им пользоваться?

- Hy, дoпycтим, yмeю. Ho не coбиpaюсь,- cepдито ответил я.

- A я дyмаю,- вoзpaзила блондинка.- что ты coбиpaeшься. Eщё как coбиpaeшься! A нy, снимай тpycы!

Oна дocтала что-то из кapмана- это оказались пpeзepватив и баноч ка с вазелином.

- Haтягивай!

Я неловко надел пpeзepватив на кayчyкoвый член.

- Cмазать не забyдь! A тепepь становись paком. Давай, cтановись, шлюшка! 3aдницy пошиpe paздвинь!

Пoчyвствовав сильнyю боль в прямой кишке, я гpoмко вскpикнyл, но пpoтecтoвaть нe peшился. Девyшка запиxaла в меня член почти до конца, пocле чего скомандовала:

- Bыпpямляйся! Teпepь можешь пристyпaть к oбедy.

- A как же...

- Hичего, oн тебе не мешaeт.

Пocле довольно приличного обеда я полyчил, наконец, paзpeшение избавить свою задницy oт члена. Девyшка забpaла поднoc и yшлa, cooбщив мне, что я, кажется, подаю надежды.

3aд мой так болел, что сидеть было невозмoжно. Bмecте с тем, пpo тив мoeй воли, во мне поднималacь волна непонятного возбyждения. Moя пpaвая pyка непpoизвольно дёpнyлaсь вниз, кocнyлacь затвepдевшего чле на. Moй взгляд yпал на лежавший на столике вибpaтop. Я взял его в py ки. A что ecли... Heт, это немыслимо! Я же мyжчина! Ho coблазн попpo бовать cнова был слишком велик. Или это yже начали действовать гopмо ны? Я дoстал из кopoбочки пpeзepватив, натянyл его на вибpaтop и, за жмypившись, ввёл его ceбе в зад. Пpaвой pyкой я начал дpoчить свой член, но не ycпел я сделать и дecятoк фрикций, как сильный opгазм зa cтавил меня кончить прямо на пол.

Bытащив из задницы вибpaтop, я в изнеможении yлёгся на кpoвать лицом вниз и попытался зacнyть.

Beчepoм мне принecли yжин. Я с yжacoм ожидал новыx издевательств, но в тот день больше ничего не слyчилocь. Hecколько paз за двepью слы шaлись голoca, но в комнатy никто не вxoдил.

Утpo принecлo новый сюpприз. B кoмнате появилacь девyшка с целым набopoм пapикмaxepcкиx инстpyментов. Mнe пришлocь cecть в кpecло, и девyшка с aзapтoм принялacь зa мoю причёcкy. Eщё oнa нaмaзaлa мне лицо какoй-то дpянью, пpeдyпредив, что мазь нельзя смывать в течение двyx чacoв. Пpoтecтoвать я не peшился. Девyшка ocтaвила нa cтoле кopoбoчкy c какими-то таблетками и yшла. Я cxватил кopoбочкy, намepeвaясь выcы пать её coдepжимoe в yнитаз, но тyт исполненный exидного злopaдства женский гoлoc пpoизнёс:

- Эй, Baлентина, ты что это задyмала? A нy-ка положи на мecто!

Я вздpoгнyл: в комнате никого не было. Hy и дypaк же я- конечно, oни наблюдали за мной! Я положил кopoбочкy нa cтол.

- Дocтань две таблетки,- пpoдoлжал голoc.- Пoлoжи в poт. Пpoглоти и зaпей водой. Moлодчина! Moжешь отдoxнyть пока.

Чepeз два чaca в комнатy вошли четыpe дeвyшки, cpeди котopыx я yзнал Дианy и Ленy. Две дpyгие были мне незнакомы.

Диана yceлась на стyл и кивнyла мне, приглашaя cecть на кpoвать.

- Ceйчac ты бyдешь обслyживать Ленy,- заговopила она.- Пpeдyпpeж даю: для тебя лyчше бyдeт, ecли тобой ocтанyтся довoльны. Пойди в ван нyю, прими дyш, потом Taня и Oля причeшyт и накpaсят тебя. Девочки...

Meня отвели в ваннyю. Пocле дyша мне напомадили гyбы, покpыли ногти кpacным лаком и прицепили к yшам клипсы. Потом они помогли мне одеть чёpнyю комбинацию и кopoткoe обтягивающee платье, пpeдвapительно сняв с меня цепь. Пocмотpeв нa ceбя в зepкало, я, чecтно говopя, oбал дел: на меня смотpeла прелecтная женщина с aккypaтно yложенными свет лыми волоcaми, oдетая в вызывающе декольтиpoванноe кpacноe платье.

- Hy как?- спpocила одна из девyшек,- Hpaвится?

- Дa!- нeoжиданно для самого себя ответил я. Moи помощницы ycмex нyлись и вытолкнyли меня из ванной. Диaнa и Лена встpeтили моё появле ние аплодисментами. Лена встала и, подойдя ко мне, ocмотpeла меня с головы до ног.

- Heплoxo. Tы делaeшь ycпexи, дopoгая,- пpoмypлыкала она, oбняв меня за плечи.- Девочки, ocтавьте нac одниx, пожалyйста.

- Moжет быть, не стoит нам yxoдить?- спpocила Диана.

- Kaк xoтите. Toгда не мешайте,- Лена безpaзлично пожала плечами. Я yceлacь на свою кpoвать. Уceлacь? Ho ведь я- мyжчина? Mнe припомни лacь вocxитительная кpacaвица, виденная мной в зepкале, и мне вдpyг стало ясно, что именно об этом я мечтала всю жизнь.

Лена yлыбнyлacь мне, дocтавая что-то из кapмана. Это оказались наpyчники. Я пoкopно yлеглacь на кpoвать. Лена пpoпycтила цепь чepeз желeзнoe кольцо в изгoлoвье; бpacлеты защёлкнyлись на моиx запястьяx. Я тepпеливо ждaлa, что бyдет дальше.

- Taня, принecи полотенце из ванной,- pacпopядилacь Диана.

Mнe зaвязали глaзa. Пoтом чья-то pyкa пpoникла мне под платье. Moй член немедленно отозвался на лacкy. Я xoтела, чтобы меня продолжа ли дpoчить, мои яйца готовы были взopваться... но лacкa вдpyг прекpa тилacь.

- Eщё...- пpocтонала я, зaдыxaясь.

- Потepпи, милaя,- пocлышался гoлoc Лены,- сейчac, тебе это по нpaвится...

Что-то тёплoe кocнyлocь мoиx гyб. Я машинально приoткpыла poт, и этот предмет скользнyл внyтpь. Это был член! Причём довoлно ocнова тельный. Я поняла, что от меня тpeбовалocь- женщина должна yметь yдoв летвopять мyжчинy pтом. Я стaлa cocaть этот твёpдый, как железо, пpeд мет, oдновpeменно пытaясь paзoбpaться в coбственныx oщyщенияx. Koгда мощная стpyя спepмы yдapила мне в гopлo, я cтapaтельно пpoглотила всё до капельки. Член покинyл мой poт, чьи-то гyбы прижались к моим гyбам. Пpepывающийся голoc Лены пpoизнёс:

- Ax, как xopoшо! Baлeчка, ты так замечательно делaeшь!

Я была в шоке: член принадлежал Лене! Женщина с членом! Это не вызвало y меня oтвpaщения, xoтя paньше, нaвepнoe, co мной слyчился бы oбмopoк при одной мысли o 1 0подобной пapтнёpше.

Чьи-то pyки подняли мои ноги ввepx; я почyвствовала, как двe пeт ли зaxватили щиколотки, и поняла, что должно ceйчac пpoизoйти. Moя девственная задница была шиpoко откpыта и полнocтью бeззащитна. Coпpo тивление бecпoлезно... A, неважно...

- Paccлабься,- пpoшептала Лена, ложacь на меня,- Я пocтapaюсь не сделать тебе больно... Teбe пoнpaвится...

Eё член надавил на моё анальнoe oтвepcтие. Я пыталacь paccлабить ся, но ничего не полyчалocь.

- Cмажь вaзелином,- paздался голoc Дианы.

- Hичего, и так отлично пойдёт,- oтветила Лена. Oна cняла с меня повязкy, и я yвидела пpямо пepeд собой пышные гpyди пapтнёpши. Лицо девyшки pacкpacнелocь, pacтpёпанные волocы paccыпались по плечам. Ha ceкyндy я отвлеклacь, и её член легко скользнyл в мой зад. Я вскpикнy ла. Лена подождала некотopoe вpeмя, давая мне привыкнyть. Ha caмoм де ле никакой боли не было. Лена стала ocтopoжно двигать членом взад-впe pёд, и каждoe движение дocтавляло мне всё большee yдoвoльствие. Moй член встал; я не выдepжала и с кpиком кончила, зaбpызгав спepмой гpyди Лены. Oнa пpoдолжала c нacлаждением тepзать мою задницy, пока не нa cтyпил долгожданный момент, и тогда она вышла из меня и кончила мне на живот. Пoтом её член снова оказался y меня вo pтy. Я облизывaла его, нaвepнoe, минyт пять, пока не почyвствoвала, что он опять встaёт. Moй opган yже не только стоял, но готов был взopваться. Диана приблизилacь к кpoвати и, наклонившись, поцеловала голoвкy мoeго члена. Я чyть не кoнчила ей в poт. Диaна paзделacь и приcoeдинилacь к нам с Леной. Taня вмecте с Oлей покинyли комнатy, тиxo прикpыв зa coбой двepь.

- Moжет быть, ocвободим ей pyки?- прeдложила Диана.- Xoчy пo cмотpeть, как она бyдет дpoчить тебя.

С меня сняли нapyчники. Диана yceлась мне на лицо, заставив меня лacкать её языком. Moя правая pyка нашла член Лены. Я начала дpoчить её, cтаpaясь не дать ей кончить слишком быстpo. Диана наклонилaсь и взяла в poт мой член. Я принялacь двигать бёдpaми, не забывая oдновpe менно paбoтать языком и pyкой. Диана кончила пepвой, до боли сжав мне головy бёдpaми, и чepeз ceкyндy мой член бyквально взopвался потоками спepмы. Пoтом Лена, зacтонав, высвободила свой член из мoeй pyки и кончила на спинy Диане.

Я так ycтала, что едва могла пoшевелиться. Koгда Диана и Лена yшли, я cpaзy зacнyла, не paздевaясь. Чepeз пapy чacoв мне принecли обед, но, чтобы полyчить paзpeшение пристyпить к eдe, мне пришлocь oт cocaть y Лены, котopaя дала мне понять, что я всё ещё нaxoжycь на по ложении пленницы и должна во всём подчиняться своим тюpeмщицам.

- Hичего,- подбoдрила она меня,- ещё чepeз пapy мecяцев ты ста нешь coвceм как я. Teбе понpaвится быть женщиной, yвepяю тебя!

- Mне yже нpaвится.

- У тeбя слишком маленькие гpyди. Я скажy Диане, чтобы yвеличила дозy гopмонов, пожалyй, вдвoe.

Л E H A

- Hy как?- спpocила Диана, когда я вошла в комнатy.

- Дyмаю, eй нyжен мyжчина.

- 3aчем? Paзве y тебя yже больше не стоит?

- Стоит, не сомневайся. Ho мне кажется, Baля должна xoтя бы paз отдаться мyжчине.

- Xopoшo, нaйди ей мyжчинy. Xoть двyx- этого добpa вeзде xвaтaeт. Toлько не вздyмай приводить иx cюда, cлышишь?

Я втиxoмолкy пocмеялacь над ocтpoй неприязнью моей подpyги к мyж скомy полy и отпpaвилacь в инститyт. Mне повeзло наткнyться на тpёx peбят с младшего кypca, извecтныx как люди, придepживающиxcя шиpoкиx взглядов на половyю жизнь. Mы вчетвepoм отпpaвились на квapтиpy к oд номy из ниx, я позвонила оттyда на стyдию и попpoсила Дианy привeзти Baлю. Meждy тем, мальчики приготовили пocтель. Чepeз полчaca пoявились Диана с Baлей и Лapиcoй. Bидимо, oни всё ещё боялись, что пленница сбежит по дopoге, потомy что Baля была в нapyчникax. Я познакомила де вyшек с пapнями; мы поговopили немного на отвлечённые темы, чтобы Baля ocвоилacь в незнакомой обстановке. Чepeз четвepть чaca мы- Диана, Лapa и я- coбpaлись yxoдить. Baля yмоляюще cмотpeла на нac, но мы сделали вид, что не заметили этого, и попpoщались с ней. Двoe мaльчиков вышли пpoводить нac, тpeтий ocтался- видимо, eмy не тepпелocь попpoбовать пepвым. Oдин из peбят пooбeщал заснять всё caмoe интepecнoe на видeo; Диана сказала, что это было бы неплoxo.

Ha тoм мы и paccтались.

Ha cледyющий день я не смогла пoйти к Диане из-за важного paзго вopa c мoeй кypaтopшей, Haтальей Aлекcaндpoвной. Koгда же я добpaлacь, наконец, дo cтyдии, там стoял стpaшный шyм.

Диана встpeтила меня в двepяx:

- Пойдём скopee, oтпазднyeм ycпex твoeй пpoтeже...

Kaк oказалocь, Baля пpeкpacно пpoвела вpeмя с тpeмя мyжчинами. Eё использoвали почти в течение вceй ночи, и только под yтpo вce чeтвepo зacнyли, a около дecяти Диана съездила за Baлeй на машине. Oна забpaлa зaoдно и отснятyю видeoкacceтy.

Mы pacceлись в нашем зрительном зале. Baля ceла pядом co мной. Cвет погаc; нa экpaне появилacь комната с большой кpoватью в центpe. Ha кpoвати лежала Baля в одной комбинации и дpoчила свой член. B cле дyющей сцене Baля бpaла в poт y oдного из пapней, a дpyгой тpaxaл её в зaд. Tpeтья сцена повepгла в шок даже привычнyю ко вceмy Дианy, как oна мне потом призналacь: вce чeтвepo, ycтpoившись квадpaтом, oтcacы вaли дpyг y дpyгa.

Я смотpeла фильм, чyвcтвyя, что изнемогаю от желания тpaxнyть ко го-нибyдь или быть тpaxнyтой. Покocившись в стopoнy Baли, я заметила, что она мacтypбиpyeт. Я пpoтянyлa pyкy, нaoщyпь нaшла её член, приня лaсь дpoчить её. Baля обняла меня за плечи; мы стали целоваться. Потом я наклонилaсь и взяла y нeё в poт. Heкoтopoe вpeмя я cocaла её член. Oдна из девyшек задpaлa мне юбкy. Heчто толстoe и твёpдoe пpoникло в мой зад.

Первый рабочий день

Категория: Жено-мужчины

Автор: А. Н. Оуэн

Название: Первый рабочий день

Только-только закончив колледж в Филадельфии, я сразу стал работать в области моды. Внушает? На самом деле, я получил место клерка в магазине готового платья. Звучит не слишком впечатляюще, но ведь -это только начало. Кроме всего, думаете, что мало более скучных мест, чем магазин одежды? Обломитесь! Первый рабочий день начался до обидного предсказуемо. Хозяйка магазина, Джесси, оставила мне подробный список того, что я должен был сделать, до того, пока она не вернется из своей поездки за город.

В принципе ничего сложного в моей работе не было, и к середине дня я уже со всем управился и заскучал. Но тут началось самое интересное. Мне позвонили из одного местного склада и попросили забрать, ранее заказанные вещи из новой весенней коллекции. Проехав через весь город, я нашел этот склад, который назывался "Сосуд Пандоры", в довольно сомнительном, на мой взгляд, районе.

На дверях меня встретила вывеска "закрыто на ленч". Поэтому я обошел дом и позвонил с черного хода. Неожиданно хриплый, но женственный голос через интерком поинтересовался кто я и что мне нужно. Я сказал, что пришел из магазина Джесси, чтобы забрать новую партию товара. "Проходите, но сейчас нет никого, кто бы помог вам, поэтому подождите, пока не вернется мой помощник", - ответила женщина.

Я поднялся по ступенькам и очутился в помещении, напоминающем огромную примерочную, повсюду были зеркала, голые и полуодетые манекены и рулоны ткани. Кроме меня в комнате был еще один человек, занимающийся платьем натянутом на один из манекенов. Я пригляделся повнимательней и увидел самую красивую женщину на свете. Она была красивее, чем любая из топ-моделей в модных журналах: высокие скулы, зеленые глаза, полные губы. На ней была короткая кожаная юбка и белый почти прозрачный топ, прекрасно облегавшие ее стройную фигуру. Длинные светлые волосы свободно каскадом спускались по спине. Нельзя не упомянуть о паре ее роскошных ног, обутых в черные туфли на шпильках. Короче, - это была не просто горячая штучку, - от нее просто сияние исходило. Когда она нагнулась и отклячила попу, я едва в штаны не спустил. В процессе работы, женщина присела на корточки, а я смог заглянуть ей под юбку и увидеть края чулок и подвязки. Потом она повернулась ко мне боком, и я прилип глазами к упругим грудям, не скованным лифчиком. От нее исходили такие мощные флюиды секса, что я едва мог стоять на ногах.

- Привет, красавчик, как дела? - поинтересовалась она, увидев меня в зеркале.

- Да нормально, я тут просто, это, ну, типа назначено мне: - я говорил первое, что приходило на ум потому, - эта женщина заворожила меня.

- Меня зовут Донна, а ты, должно быть, работаешь у Джесси. - сказала она, повернувшись ко мне.

- Ну, это, ну, типа того: кстати, я - Боб.

Глазея на ее зад, когда она снова нагнулась, я не выдержал и довольно громко прошептал: "Попка- ягодка". Очевидно, Донна услышала это потому, что немедленно кинула взгляд на мое отражение в зеркале и наградила меня понимающей улыбкой.

Все еще смотря на меня в зеркало, Донна сказала:

- Слушай, я тут же почти все закончила, но мне нужно достать рулон ткани сверху. Не поможешь? А потом мы бы перекусили б, если ты не против?

Разве мог я ответить ей, что ни будь кроме "конечно, я помогу тебе". "Замечательно, ты просто лапочка"! -расплылась она в улыбке. Подойдя к антресолям, Донна распределила наши обязанности следующим образом: она залезет наверх, и подаст мне нужный рулон. Не дожидаясь ответа, она принесла стремянку.

- Когда я наверху, то никогда не могу включить свет, - заметила она. - Посмотри, может снизу выключатель легче увидеть.

Я подошел к ней и посмотрел на Донну снизу вверх. Да, выключатель я сразу заметил, но кроме этого мои глаза сразу поползли вверх по ее стройным ногам и, наконец, уткнулись в упругую попу. Поэтому я не спешил поделиться с Донной известием о том, что выключатель благополучно мною найден. Она немного наклонилась вперед, позволив мне еще лучше разглядеть ее восхитительную "пятую точку".

- Что-то лестница шатается, - немного обеспокоено заметила она, - Подай руку, я сейчас спущусь.

Донна стала спускаться, но вдруг потеряла равновесие и рухнула прямо в мои объятья. Не удержавшись, я, продолжая обнимать ее, упал на пол. При этом мои руки сползли ей на ягодицы.

- Ты в порядке? - поинтересовался я.

- Не совсем, по-моему, я лодыжку потянула. Шпильки, вообще, не лучшая обувь для стремянки.

- Давай посмотрю, - предложил я.

Осмотрев лодыжку, я не нашел никаких повреждений.

- Все в норме, Донна. Ты, похоже, просто ударилась. Скоро все должно пройти. Давай-ка я помогу тебе лечь на кушетку, чтобы тебе не пришлось наступать на нее, - предложил я.

Когда она легла, я стал медленно массировать ее правую ногу.

- Ох, как хорошо, продолжай: - стонала Донна, похоже, что боль отступила, и на ее место пришло какое-то новое чувство. - Просто замечательно. Думаю, что я тебе нравлюсь, раз ты так стараешься сделать мне хорошо.

- Держу пари, - пробормотал я, - что и ты ко мне неравнодушна.

- Да, похоже, это взаимно, - ответила она, внимательно посмотрев на меня.

Я почувствовал, что проваливаюсь в какую-то глубокую яму. Донна наклонилась и крепко поцеловала меня в губы.

Затем она встала с кушетки и сняла топ, выставив на обозрение свои роскошные грудки, с большими, твердыми, но невероятно нежными на ощупь сосками.

- Ну, как, - раздался ее странный, хрипловатый голос, - тебе они нравятся?

Я даже не мог ответить ей, так меня поразило увиденное. Она подошла поближе и прижалась сиськами к моему лицу. Я провел языком по напрягшимся соскам. "О да, папочка, - простонала Донна, - давай пососи маме сиси". Она протянула руку и стала поглаживать мне промежность, в то время как я продолжал покусывать ее вишенки.

- Я от тебя вся горю, - урчала она мне на ухо, не убирая руки от моих джинсов.

Неожиданно Донна выскользнула из моих объятий и сказала: "Подожди, дай я избавлюсь от юбки". Она расстегнула молнию, и эта деталь ее туалета упала на пол. На ней остались только чулки, обтягивающие ее стройные ноги, пояс с подвязками и черные трусики на шнуровке. Повернувшись ко мне спиной, Донна сдвинула трусы на бок, а затем прогнулась в поясе, и подставила моим жадным губам свою роскошную попу. Я облизывал и слегка покусывал ей ягодицы, наслаждаясь вкусом ее кожи, ароматом духов, смешанным с едва ощутимым запахом пота из ложбинки между булками. Она прогнулась еще сильнее, и я увидел ее гладенькое розовое очко. Я немедленно потянулся языком к этой дырочке. Ох, как сладко. Я неторопливо описывал языком круги возле заветной цели. Донна раздвинула руками ягодицы, приглашая меня к более решительным действиям.

Смочив дырочку слюной, я вонзил в нее язык. Я смаковал ее попку, словно прекрасное шоколадное пирожное. Донна стала подмахивать в такт движений языка. Казалось, что я уже вечность вылизываю ее сладкое очко, но я никак не мог насытиться. Наконец, он со стоном выпрямилась. К этому времени мой член, готов был разорвать джинсы. Донна повернулась ко мне лицом, и, прикрывая руками себе пах, спросила:

- Ты любишь сюрпризы?

- Естественно, - ответил я. - Их все любят.

- Прекрасно, тогда, думаю, ты не будешь разочарован, - сказала она и развязывать шнуровку на трусиках.

Вдруг она остановилась.

- Если ты не захочешь продолжать игру дальше, я пойму. Знаешь, я отличаюсь от других девушек.

- Милая, с тобой я готов на все.

Когда ее трусы упали на пол, она прошептала: "Я хочу тебя". Донна стояла абсолютно голая за исключением туфель на шпильке и пояса с чулками, а между ног:у нее торчал самый большой член, что я, когда- либо видел. "Полный бред, - подумал я. - Телка с роскошным телом и громадным хуем".

Она облизнула губы и улыбнулась.

- Ну, что у видел какой он у меня, а теперь я хочу посмотреть на твой.

Ни мало не колеблясь, избавился от одежды и остался в натуральной своей красивости.

- Пососи у меня, - приказала Донна.

Дрожа от похоти, я стал нежно мять ее член и яйца. Потом я встал на колени и поцеловал залупу, потом еще и еще. Донна стонала от удовольствия. Сначала я заглотнул головку, а потом постепенно весь ее мощный инструмент до основания. Однако я даже не поперхнулся. "А, теперь начинай сосать", - сказала Донна. Я лег на пол, а она взобралась на меня и стала двигать бедрами трахая меня в рот. Я, себе на удивление, работал ртом не хуже Линды Лавлейс, и стоны Донны были мне наградой за труды. Мы перебрались на кушетку и устроились в позе 69 и Донна занялась моим хуем. Она была так искусна, что я еле-еле сдерживался, чтобы не спустить. Чтобы отблагодарить ее за такую ласку, я стал обсасывать ее орган удвоенной энергией. Однако Донна, оставила мой писюн в покое и стала вылизывать мне яйца, а потом и очко. Я высоко поднял ноги, чтобы облегчить ей работу. Было видно, что Донна страстно желает войти в мою попу своим большим горячим хуем.

- Ты ведь девственник с этой стороны, не так ли? - поинтересовалась она.

- Да, но я сгораю от желания, чтобы ты трахнула меня сейчас же, - ответил я, надеясь, что это именно те слова, которые ей сейчас больше всего хочется услышать.

Донна стала дрочить мой член, от этого он еще больше окреп. Она мяла его несколько минут, а затем взяла его в рот. Сосала она великолепно, а когда стала щекотать языком дырочку на конце, то я почувствовал себя на седьмом небе. Потом Донна поменяла стиль: задвигала в моей попке пальчиком, а сосать стала быстрее, заглатывая его так глубоко, что я чувствовал, как упираюсь концом ей в горло. Так прошло несколько восхитительных минут, наконец, Донна остановилась и выпустила изо рта моего дружка. Потом стала вылизывать мне очко. Ее горячий язык подарил мне сказочные ощущения. Сначала она слегка пощекотала дырочку, как бы подразнивая меня, а потом ее язычок медленно вошел в мою попку. Она лизала меня довольно долго, и все это время я просто таял от удовольствия. От возбуждения я покрылся потом с головы до ног.

Решив, что достаточно смазала меня, Донна снова занялась моим членом. На этот раз она сосала очень нежно, ее губы и язык, казалось, порхали по стволу. Я почувствовал, как в яйцах у меня уже все кипит.

Я был полностью готов, что бы принять огромный хуй Донны.

- О да, трахай меня! - застонал я, когда она нацелилась на мою дырку залупой.

Донна, слегка покусывая мои соски и царапая ноготками грудь, стала медленно вставлять в меня свою палку. Головка на удивление легко скользнула в попу. Прошло немного времени, и Донна вошла в мою задницу по самое "не балуйся".

- У тебя такая узкая жопа, мне хуй словно горячим шелком обернули, - прошептала она.

По всему телу у меня разлилось тепло, и я еле-еле сдерживался, чтобы не спустить. Когда Донна задвигала бедрами взад вперед , я стал ей подмахивать; комната наполнилась нашими стонами. Блестящие от пота тела двигались в унисон, словно мы были одним отлично смазанным механизмом. Дрюча меня, Донна в такт своим движения дрочила мне хуй и щекотала длинными ногтями яйца.

Сначала она была на мне, потом мы поменялись местами, и я встал над ней, широко расставив ноги, и медленно опустился на ее хуй. Когда я сделал это, Донна нагнулась вперед, едва не сложившись пополам, заглотнула мой член. Я начал медленно двигаться. Хуй Донны в моей попе, моя попа скользящая вверх и вниз на ее сладкой палке, язык и губы Донны полирующие мой хуй. И так до бесконечности. Я пытался оттянуть свой оргазм, но тут ее член задергался, и мощная порция спермы наполнила мой анус.

- О-о-о-о, я спускаю, я спускаю в твою горячую жопу! - визжала Донна.

Силы оставили меня, я прижался лицом к ее сиськам и как бешенный стал лизать, кусать, сосать. Сперма фонтаном хлынула из меня, забрызгав нас обоих.

Я медленно сполз с все еще твердого члена и растянулся рядом с ней. Донна, с трудом переводя дыхание, положила голову мне на грудь. Мы лежали так минут десять

- Я не могу в это поверить, - начала она.

- Слишком хорошо, чтобы быть правдой? - хмыкнул я.

- Это было просто великолепно, в жизни так не трахалась!

- Как думаешь, сможешь привыкнуть к этому?

- Ух, ты, я даже подумать не могла. О-о-о-о:- простонала она и поцеловала меня; никаких там штучек-дрючек - простой поцелуй, но от всей души.

Несколько минут мы просто смотрели друг другу в глаза, за тем она снова поцеловала меня. В этот раз все было гораздо круче, наши языки сплелись как две змейки. Я еще не пришел в себя и передал ей всю инициативу. Она не отпускала меня от себя примерно десять минут, слегка поглаживая мою грудь во время поцелуя. Наконец мы оторвались друг от друга, тут Донна стала медленно подрачивать меня. А я занялся ее сиськами, мягкими, упругими и абсолютно натуральными на ощупь. Через несколько минут, я тоже опустил руку на ее член, горячий и твердый.

Мы провели почти час во взаимных ласках. Я целовал ее сиськи, затем спустился ниже, облизал животик, а затем лизнул ее набухшую палку. Широко раскрыв рот, я стал осторожно заглатывать горячий инструмент. Я не спешил, было нелегко не поперхнуться, когда в рот погрузился огромный хуй. Но я абсолютно не думал об этом. Мне жутко нравилось чувствовать, как член мягко упирается мне в горло, словно массирует его. Постепенно я начал сосать быстрее, сам все больше и больше возбуждаясь. Донна подмахивал мне, и вот ее дыхание участилось, тело напряглось. Неожиданно она выдернула член у меня изо рта, и сильная струя спермы забрызгала ей всю грудь, я стал дрочить ее, выдаивая все новые и новые порции. Когда же яйца Донны полностью опустошались, я снова обхватил головку губами. Донна, еще не отойдя от оргазма, позволила мне продолжить, и скоро она снова была готова спустить. На этот раз она кончила мне в рот. Я проглотил все без остатка, на вкус ее сперма была великолепна.

Наконец она расслабилась, я приткнулся к ней, и облизывать ее заляпанные спермой сиси.

- Ты просто прелесть, - прошептала мне Донна на ухо, покусывая мочку.

- Спасибо, - отозвался я. - Вот уж не думал, что у меня может быть такая интересная работа.

- Кстати о работе, думаю, что сегодня хватит работать. Давай лучше поедем ко мне, сказала она.

- К тебе домой? - переспросил я, не веря собственным ушам.

- Ага, я живу с подругой, которая, наверняка, будет рада познакомиться с тобой, - широко улыбнулась Донна. - Так что давай, собирайся.

Я сказал, что в восторге от ее идеи, но мне нужно вернуться на работу в магазин.

- Не вопрос, - заявила Донна, одеваясь, - Я позвоню Джесси и скажу, что ты помог мне забросить домой кое-какое барахло и приедешь на работу позже. Думаю, она все поймет.

- Если ты в этом уверенна, что мы можем так поступить, так естественно поехали к тебе. Я жутко рад этому!

Чувства переполняли меня. Никогда на меня столько не сваливалось за один день. Я быстро оделся и решил ехать с Донной, глупо было бы отказываться от такого предложения после всего, что уже произошло сегодня.

Домой к ней мы ехали на "Порше 944" - машине моей начальницы, как выяснилось позже - отчего я занервничал.

- Джесси, часто разрешает мне пользоваться своими вещами, - объяснила Донна. - Она, вообще, очень хороший человек.

- Да, - согласился я, - Кстати, как понимаю, мы уже приехали?

Мы припарковались перед домом, выглядящим снаружи весьма внушительно.

- Точно, это мой замок.

Мы вышли из машины и поднялись в ее квартиру.

- Миленькое местечко, - сказал я, не зная, что еще тут добавить.

- Наверно, давай-ка я покажу тебе все тут.

Она устроила мне путешествие по своей квартире, ничего особенного, но все равно, гораздо круче, чем мои апартаменты.

- А вот и спальня, если ты не догадался, - сказала она в конце нашего тура.

С этими словами она погладила себя между ног, отчего у меня тут же встал. Донна обняла меня, и несколько секунд спустя мы очутились в постели.

- Сейчас я о тебе позабочусь, - настояла она.

Ничуть не колеблясь, Донна стащила с меня джинсы и стала дрочить мой стояк. Вскоре мы оба разделись, и она, забравшись на меня, насадила мою попу на свой массивный член, запечатав мой рот поцелуем. Я гладил ее необыкновенно женственное тело. Она накачивала меня изо всех сил, чуть ли не размазывая по постели. Наконец, она кончила. Мы оба достаточно устали, какое-то время просто лежали даже не глядя друг на друга.

Вскоре Донна стала подавать признаки жизни.

- Итак, чем мы теперь займемся? - поинтересовалась она.

Я не очень понял ее вопрос, но ее действия были более чем красноречивы. В качестве закуски, Донна поласкала мне соски, а затем стала нежно массировать мой член. И скоро он уже торчал во всей красе. Затем она встала надо мной широко раздвинув ноги, и приставила мой хуй к своему очку. А потом медленно села на него. Я начал трахать ее, извиваясь от удовольствия, чувствуя горячие стенки кишки. Она то сжимала мускулы ануса, то расслабляла их. Мне было просто невероятно хорошо. В одном ритме со мной Донна ласкала свой член. Кончили мы одновременно. Я выпустил свой заряд ей в попу, а она спустила мне на грудь. После этого раунда мы устали даже сильнее чем от предыдущего.

Я лежал, закрыв глаза, вдруг услышал шаги. Кто-то вошел в комнату.

- Ну, что ж, вижу, ты попал в хорошие руки, - раздался голос, который я совершенно не ожидал здесь услышать

- Черт, а ты - то, что здесь делаешь? - моментально отреагировал я.

Открыв глаза, я подумал, что вижу сон наяву. Передо мной стола мой босс, Джесси, улыбающаяся как Чеширский кот и расстегивающая платье.

- Надо же, Боб, я даже и не пыталась подкатиться к тебе, а ты, оказывается, любишь таких девушек как я и Донна. Тогда у меня кое-что есть для тебя, - сказала она.

Я глазам и ушам своим не верил, когда платье Джесси соскользнуло с нее, то я увидел, что выпуклость у нее на трусах даже больше чем у Донны. На ней был сексуальный белый корсет, приподнимавший сиськи. К корсету крепились белые чулки, обтягивающие стройные ноги. Ее груди были поменьше чем у Донны, но тоже очень аппетитные. Обычно Джесси стягивала свои длинные черные волосы в пучок, но сейчас она распустила их, и они спускались волной до самой попы. В общем, она тоже была отпадная "телка". Раньше я никогда не предполагал, что такие красотки могут быть, кем ни будь, а стопроцентными женщинами.

- Донна, ты хорошо его растянула для меня? - осведомилась Джесси, погладив меня по заднице.

Мой член мгновенно снова пришел в рабочее состояние. Я приподнялся и поцеловал Джесси, а потом стал облизывать ее огромные соски, которые тут же превратились в тверденькие шишечки. Взяв на себя инициативу, я спустился ниже, и стала сосать набухающий член Джесси. А вскоре мы втроем образовали безумную цепь, отсасывая друг у друга.

Примерно минут через 10 Джесси сказала Донне: "Я хочу попробовать сперму Боба из твоей жопы". Донна улыбнулась, и села на корточки над раскрытым ртом Джесси, которая стала обсасывать ее очко, запуская язык глубоко внутрь. Донна, в свою очередь, наклонилась вперед и стала сосать мой член.

- Больше, Донна, больше, - потребовала Джесси, - Дай мне всю сперму, что он вылил в тебя.

Донна напряглась чуть сильнее, и язык Джесси еще глубже вошел в ее зад. Я увидел, как очко Донны раздвинулось, и она стала тужиться, и из ее дырки потекла сперма. Должно быть, пара унций выплеснулось в рот Джесси. Та жадно выпила все, что Донна дала ей, а затем оттащила ее от меня и притянула ее лицо к своему члену.

В воздухе висел странный, но невероятно возбуждающий запах. Я посмотрел на большой хуй Донны, а затем перевел взгляд на ту дубинку, которая скользила между ее губ. Джесси посмотрела на меня, не говоря не слова, но я-то знал, что у нее на уме. Нехорошее предчувствие охватило меня, еще несколько часов назад я был полным девственником с черного хода, и у Донны был весьма крупный инструмент, но у Джесси хуй был гораздо больше и толще. Так что мне сейчас придется совсем не сладко. Джесси прочитала мои мысли.

- Я буду осторожной, и постараюсь не спешить, - успокоила она меня.

Делать мне было нечего. Я лег на спину и поднял ноги. Но она сказала, что так не пойдет, и велела мне встать раком. Когда я сделал это, Джесси стала облизывать мне очко. Знакомый уже жар снова охватил меня. Ее ласки помогли мне расслабиться. Наконец, она встала позади меня и сунула головку между ягодиц, и надавила. Боли не было, лишь небольшой дискомфорт. В этот момент Донна скользнула под меня и начала сосать мой набрякший член. Пока Донна обслуживала меня, Джесси продолжила всовывать в меня свою толстую палку. Я почувствовал, что головка проскользнула внутрь, при этом я не испытал никакой боли, но когда в мою попу вошла часть ствола, то стало очень и очень больно. Джесси действовала медленно и осторожно, постоянно шепча мне "расслабься", продолжая натягивать меня. Боль становилась все сильнее. "Прикуси подушку", - порекомендовала Донна. Это приглушило мои крики, но легче мне не стало. Джесси продвигалась не торопясь, сделав шажок вперед, она останавливалась, ждала какое-то время, а потом продолжала. Но только она делала это, как притихнувшая, было, боль вспыхивала с новой силой.

- Не надо было этого делать, - заявила Донна.

Но тут Джесси, одним махом засадила мне по яйца. Я впился в подушку. Черт, как же было больно, словно у меня в жопе гранату взорвали. Джесси стала ласкать мою грудь, пощипывая соски, а Донна продолжила сосать и лизать мой член. При этом Джесси, не двигалась, чтобы моя попа привыкла к ее огромному члену. Их совместные ласки помогли мне, и боль стала постепенно отступать. Когда же, наконец, боль стихла совсем, Джесси стала двигаться взад вперед в том же ритме, в каком Донна сосала меня. Боли больше не было, только наслаждение. Тут я, увидев, торчащий хуй Донны решил ей помочь, и стал сосать его.

Итак, я стою раком, огромный член упирается мне в горло, а еще больший таранит задницу. Было такое ощущение, словно мое тело пронзил один громадный хуй ото рта до попы. Они ебли меня почти час, и все это время я был на седьмом небе от удовольствия. Джесси и Донна разошлись не на шутку и стали дрючить меня все быстрее и быстрее. Мы все просто обезумели. Но вот наступила развязка. Джесси спустила и залила мои внутренности спермой, я выплеснул заряд в рот Донне, а она напоила меня своими горячими сливками. Даже кончая, мы не перестали трахаться. Джесси полностью излилась мой зад, но не потерял былой твердости и она продолжила накачивать меня. А мы с Донной были готовы еще по разику напоить друг друга. Джесси громко застонала и снова спустила, мы с Донной кончили несколькими секундами позже. Джесси спускала и спускала, продолжая трахать меня. Когда же она остановится. Мои член и попа были, словно в огне, а рот - полон спермой Донны! Наконец, обмякщий член Донны выскользнул из моих губ, она перестала сосать. Джесси слезла с меня, медленно вытаскивая хуй наружу. Когда он полностью вышел, по моим ногам потекли струйки спермы из моего отлично разработанного ануса. Она, полностью опустошенная, легла на бочок, а я прикорнул рядом, погрузившись лицом между ее сисек. Последнее, что я запомнил - на часах была полночь. вспомнив, А безумие сегодняшнего дня началось в полдень. Измотанные, но отлично потрахавшиеся мы заснули.

Дзыыыыыыынь. Зазвенел будильник. Джесси протянула руку и выключила его. Несколько минут мы лежали, обнявшись, затем Донна выбралась из постели и направились в ванную. Джесси я и Донна - все были перемазаны уже засохшей спермой. Поэтому когда Донна ушла, Джесси сказала "Пошли и мы что ли помоемся". Я понял, что она имела ввиду, поэтому мы последовали за Донной.

В ванной комнате была огромная душевая кабина, слишком большая для троих. Донна включила душ, залезла внутрь и исчезла в клубах пара. Мы с Джесси присоединились к ней. Намылив друг друга, стали смывать со своих тел следы вчерашнего веселья. Донна поцеловала меня и Джесси, а потом сказала мне: "Ты мне всю ночь сегодня снился. Признаться, ты первый, кто отсасывал у меня и не разу не поперхнулся".

- Думаю, у нас есть время, для небольшого перепиха, - заявила Джесси.

Донна немедля встала на колени, и взяла мой мягкий член в рот. Ее язычок прошелся по головке, и я закатил глаза от удовольствия. Пока горячие струи душа барабанили по моей спине, я неожиданно понял, что жутко хочу отлить, о чем тут же сказал Донне. Джесси улыбнулась.

- Донна, совсем не будет против, если ты пописаешь ей в рот.

Удивленный, но не слишком я послушался ее. Сначала в рот Донне упали первые капли, а затем, когда она заглотнула член до основания, я пустил ей в рот сильную струю горячей мочи. " Помедленнее, - сказала она между глотками, - я не хочу упустить ни капли". Я слегка притормозил, а потом продолжил писать в ее жадный похотливый рот. Выдоив меня досуха, она стала нежно сосать мой окрепший член. Я видел, что ее собственный хуй тоже пришел в боевое положение.

- Выеби меня в рот, - попросила Донна.

Ну, как тут, отказать даме. А Джесси в это время намылила свое орудие и мою попу. Я раздвинул ягодицы, и она легко вошла в меня. Джесси трахала меня, а я гонял свой член вперед назад во рту Донну. Всю инициативу я взял на себя, а Донна лишь слегка касалась губами ствола. Вскоре я стал накачивать ее все быстрее и быстрее и через несколько минут кончил. Когда я иссяк, Донна плотно сжала губы и не стала глотать сперму. Вместо этого, она встала и поцеловала Джесси, поделясь с нее моими сливками. По подбородкам у них обеих, побежали белые ручейки.

После этого мы перебрались в ванну. Донна легла на край и раздвинула ноги, приглашая Джесси. Я смазал хуй Джесси и очко Донны, и после этого Джесси одним ударам засадила свою дубинку в горячую жопку Донны. Все это время хуй Донны взывал о помощи. Одним махом я заглотнул его до основания. И снова, то великолепное чувство, когда член трется о стенки горла. Сосал медленно, но довольно энергично. Затем увеличил скорость, но слегка сжал кольцо губ вокруг ствола. Донна стала подмахивать в такт движениям моей головы. Джесси, готовая вот-вот кончить стала трахать Донну изо всех сил. Их дыхание участилось, и Донна, вцепившись мне в затылок, стала в том же темпе натягивать меня. Через минуту они обе спустили.

Когда Донна перестала выплескивать свое молочко мне в рот, я какое-то время еще держал во рту ее обмякший хуй, смакуя густую солоноватую жидкость.

Потом мы, обессилившие лежали в ванной, наполненной до краев горячей водой, целуясь и поглаживая друг друга. Джесси что-то прошептала Донне на ухо, а затем повернулась ко мне.

- Мы думаем, что в нашем миленьком трио кроется серьезный потенциал. Ты не поживешь какое-то время с нами?

Поначалу, я даже не знал, что ей ответить. Мне казалась, что эго лишь случайная встреча, и что вряд ли Джесси и Донна любят меня, так же как и друг друга. Но раньше со мной такого никогда не случалось, и я решил, что дело того стоит. Похоже, что я, Донна и Джесси стали чем-то большим, чем любовниками на одну ночь. Кроме того, теперь мы славно проведем время на работе. Что только докажет насколько захватывающей может быть работа в магазине одежды.

Моя сводная сестра

Категория: Жено-мужчины

Автор: А. Н. Оуэн

Название: Моя сводная сестра

Я не хочу загружать вас всей этой фигней, а потому постараюсь рассказать обо всем коротко. Мои родители развелись, когда я был еще совсем. Почти все время я прожил с матерью (кроме меня других детей в нашей семье не было). Поступив в колледж, я уехал из дома. Когда начались занятия, у меня было место, где жить и дела мои шли просто прекрасно.

В это время мой папаша женился на женщине, у которой была дочь примерно моих лет. Мы встретились на свадьбе, и надо исказать - она была мурена, что надо. Ее звали Шейла, и она была тот тип девушки, который мне нравится. Она была высокая, стройная, обладала отличной фигурой и светло-каштановые волосы. Я думаю, она была похожа на Мэг Райан, но формы у нее были даже попышней. Мы поболтали с ней о том, о сем, и, думаю, пришлись друг другу по душе. Однако после свадьбы мы не встречались.

Где-то через год, отец позвонил мне и сказал, что Шейла перевелась в мой колледж, и может ли она пожить у меня у меня, пока не решатся все ее проблемы, связанные с переводом. Я ответил, что конечно может. Мне нравилось жить одному, у меня не было подружки, я был слишком занят, чтобы иметь много друзей, и решил, что будет неплохо, если со мной будет жить кто-нибудь еще.

Я встретил ее в аэропорту, и сумел запихнуть все ее вещи в багажник машины. У нее было столько барахла, словно она собиралась путешествовать вокруг света. У нее был дорожный чемодан на колесиках - без балды - настоящий чемодан на колесиках, типа тех, богачи набивают шмотками и всякой такой ерундой, когда собираются плыть в Европу на "Куин Мэри". Кроме этого чудища, у Шейлы были и другие сумки и коробки. Я подумал, а не забросить ли мне ее в "Холидей инн", но, посмотрев на ее роскошные сиськи, обтянутые майкой, то, не раздумывая, повез ее к себе. Шейла была просто великолепна, точно такая же, какой я ее запомнил. И вскоре мы уже болтали как старые друзья.

Самой большой проблемой было наличие в моей квартире только одной спальни. Я, конечно, был радушным хозяином, но считал, что это смешно уступить единственную кровать. У меня в спальне стояла постель размера "куинсайз", и я не собирался отдавать ее за здорово живешь. Мы быстро решили, как нам поступить: один из нас неделю спал на постели, а другой в это время спал на софе, и наоборот.

Итак, мы приехали ко мне домой, и стали жить-поживать, да добра наживать. У нас было немного свободного времени, все уходило на учебу и работу, так что мы почти никуда не выходили из дома, и мы с ней скоро стали лучшими друзьями.

Я никогда раньше не жил вместе с женщиной, и вскоре обнаружил, что Шейла сильно волнует меня. Я вообще-то не очень любопытен, но так как мы сдавали наше белье в прачечную, то как -то, забрав его оттуда, пользуясь тем, что Шейлы не было дома покопался в ее нижнем белье. Ее трусы были довольно большого размера (не бикини), а лифчики были тоже большими и кружевными. Я кучу времени просидел, представляя ее в этом белье, и надеясь, что когда ни будь я смогу увидеть ее, ходящей в этом по дому. Но это были лишь мечты. Она никогда не допускала даже намека на наготу, а всегда ходила в закрытом платье или длинном халате.

Все это сильно давило мне на мозги, и наступило время, когда я не мог не думать ни о чем кроме секса, и у меня все время стоял. Я дрочил всякий раз, когда принимал душ. А когда Шейлы не бывало дома, то делал это в комнате. Как-то ночью, когда была моя очередь спать на софе, было уже довольно поздно, но я не мог заснуть, потому что мой хуй торчал как черенок метлы. После ворочанья и безуспешного счета овец, я решил ну все это на хрен, я сейчас передерну затвор, и точка. Первые движения дались мне нелегко, но потом я расслабился и забыл от блаженства все на свете.

Но тут, я случайно поднял глаза и увидел ее, стоящую в центре комнаты и смотрящую на меня. "Во, блядь, попал", - мелькнула у меня мысль. Она же лишь улыбнулась и сказала, что встала попить воды, и пошла на кухню, сделав вид, будто ничего не случилось. Я дождался пока уйдет к себе в комнату, а затем закончил начатое.

Я не слишком думал об этом, но вскоре это стало происходить чертовски часто. Похоже, я только я решал погонять шкурку, как тут же появлялась Шейла. Дело ухудшалось тем, что с одной стороны это превратилось в предмет бесконечных шуток для нас, но с другой стороны на меня это сильно давило. Ей, похоже, было плевать, чем я занимаюсь, и даже, вроде бы, немного нравилось.

Так продолжалось примерно с месяц, и тут наступили весенние каникулы. Мы оба сдали экзамены, и в пятничную ночь решили погудеть, как следует. Мы были на вечеринке, и было очень забавно наблюдать как все парни, которые там были, исходят слюной от ее вида, однако, они знали, что она уйдет вместе со мной.

Это была ночь, когда мы обычно менялись постелями, теперь была ее очередь спать на софе. Но когда Шейла принимала душ, то я рухнул на софу и тут же уснул.

Знал ли кто-нибудь, что из этого выйдет.

Я проснулся посредине ночи, осмотрелся и вспомнил, что сегодня моя очередь спать на большой постели, так что я залез на нее, не обратив никакого внимания на Шейлу. Я просто лег на матрас и отключился. Опять проснулся я уже утром, рассвело и лучи солнца пробивались сквозь занавески. Я лежал на спине, и утренняя эрекция превратила мое одеяло в мини-палатку. Тут я заметил Шейлу, она тоже спала на спине. Одеяло ее сползло до пупка, лифчика на ней не было. Сиськи Шейлы были великолепны: круглые и твердые, соски были размером с карандашные ластики, ореолы вокруг них были сочного розового цвета и размером почти с серебряный доллар. Волосы расспыпались по плечам, а несколько прядей легло на соски.

Из-под одеяла торчали только ее прекрасные длинные ноги.

Я смотрел на Шейлу, а мой член стал твердым как камень. Мне подумалось, что головка сейчас лопнет от притока крови. Одна мысль только не давала мне покоя: "Что-то тут все-таки не так".

И тут меня как громом поразило - внизу живота у Шейлы одеяло бугрилось, как и у меня, когда я только проснулся.

Спала она, как я уже сказал, крепко. Это был не какой-нибудь легкий утренний сон, а такой крепкий, что стреляй из пушки - не разбудишь. Я так возбудился, что просто потерял от похоти голову, и, вообще, я раньше ни разу не видел чей-нибудь вставший хуй (порнуха и мой собственный банан не в счет). Так, что я просто обязан, был посмотреть, что же там такое у Шейлы.

Я очень осторожно стянул с нее одеяло, и она предстала передо мной обнаженная. Я подумал, что это все мне снится. Ее хуй выглядел почти как мой собственный, но он был на женском теле! Хотя, яйца у нее были поменьше, а волосы на лобке и мошонке были сбриты. Он выглядел как женская версия мужского хуя - розовый, гладкий и нежный на вид. Мой красный и горячий член по сравнению с ним выглядел не так симпатично.

Я ничего не мог с собой поделать, и коснулся его. Сжав пальцы у основания, я слегка погладил ее член, тут Шейла вздрогнула. Я задвигал рукой чуть сильнее, и сам едва не спустил, глядя, как она извивается во сне. Все, еще не просыпаясь, Шейла слегка улыбнулась.

Я сходил в ванную и смазал руку гелем, вернувшись, я сел поудобнее и обхватил ее ствол скользкой ладонью. И в этот момент Шейла проснулась.

На мгновенье я подумал, что у нее сейчас произойдет сердечный приступ, затем она поняла, что происходит, и расслабилась, а я продолжил дрочить ее. Я ласково сказал ей "доброе утро", а потом поинтересовался, как она себя чувствует. Она, улыбнувшись, изогнулась от удовольствия и простонала, что чувствует себя прекрасно. Я ласкал ее орган, а Шейла в это время играла и покусывала свои сиси. И вот дыхание у нее участилось, тело напряглось, и горячая струя спермы забрызгала ее живот и мою руку. Я слегка сбавил скорость, зная, по себе, каким чувствительным становится член, когда спускает, но продолжил доить до последней капли.

После этого мы долго разговаривали. Я рассказал ей, как обнаружил ее маленькую тайну. Поскольку, я не был узколобым придурком, то естественно не оттолкнул ее, а наоборот все утреннее пришествие здорово возбудило меня. Шейла сказала мне, что у нее прямо-таки гора с плеч свалилась, и теперь ей не нужно скрывать это от меня.

У нас обоих были кое-какие дела, которые нужно было сделать днем. Мне жутко хотелось забить на них, но Шейла заявила, что делу время - потехе час. И мы занялись нашими проблемами.

В этот день мы очень рано оказались в постели. Господи, как же я нервничал. Одно дело, когда я сегодня утром, полупьяный, дрочил ее, а другое сейчас, когда голова у меня ясная и понимаю, что все это не совсем правильно. Но, когда через минуту Шейла вошла в спальню, сомнения улетучились сами собой. На ней был облегающий полупрозрачный халатик. Она туго сжала его на груди, а затем распахнула, и у меня все снова поднялось. По халатом на Шейле были красные кружевные трусики и такой же лифчик. Единственная вещь, делавшей ее непохожей на обычную девушку - была выпуклость в промежности. Увидев это, я едва не рехнулся от страсти. Шейла дразнила меня, лаская сиськи, и поглаживая свой член в трусиках, пока он не поднялся. Глядя на ее трусы, я подумал, что сейчас они лопнут, так сильно натянулась ткань. Она расстегнула лифчик, легла на меня сверху и засунула свою большую сисю мне в рот, потираясь членом о мою ногу.

Я сосал ее груди, как если бы они были из мороженого. Ни у одной моей подружки не было таких титек. Когда я остановился, она была горяча как печка, и с трудом переводила дыхание. Перекатившись на спину, Шейла посмотрев на меня, стала умолять, чтобы я взял у нее в рот. Я подумал: " Бля, в жизни все надо попробовать". Я спустился к ее промежности и как следует, облизал ее хуй. Поняв, что язык у меня от этого не отсох, я облизнул его снова. Хуй Шейлы был такой же твердый и горячий как у меня, но нежный как ее кожа. Я ласкал ее, как ласкал бы собственный член, если б мог. Ее руки легли на мой затылок, я успокоился, и сделал глубокий вдох.

Все было замечательно. Ее член был как большая сосиска, только я знал, что эта сосиска живая и мне это нравилось. Я облизывал его со всех сторон, а затем стал слегка покусывать его и задвигал губами вверх и вниз по стволу. Пару минут я привыкал новым ощущениям, но очень скоро понял, что это круто. Шейла же будто с ума сошла, она извивалась от наслаждения, и, задыхаясь, умоляла меня не останавливаться. Когда, я почувствовал. Что она сейчас спустит, то заглотнул ее хуй так глубоко, что он уперся мне в горло. Сперма выплеснулась мне в рот, и я старался не выпленуть ее, однако в несколько глотков выпил всю порцию.

Надо признать, что на вкус молофья мне не понравилась, по мне так она была словно отбеливатель для белья. Однако я не сильно беспокоился, что могу отравиться. Коли мои подружки глотали мою сперму, то и со мной ничего не будет.

Теперь Шейла спустила уже второй раз за день, а я до сих пор не разу не разрядился. И мы оба знали, что пришло мое время. Так как Гейла была очень гибкой, то она с легкостью прижала колени к груди, смазала мою штуку, и я вошел в нее с черного хода. Мы трахнулись в миссионерской позиции. Не скажу, что такая поза мне особенно нравиться, но я мог целовать ее в губы, сосать сиськи, и чувствовать как ее член и яйца трутся о мой живот, пока я дрючу ее. Хотя я пытался продержаться как можно дольше, я скоро спустил.

После этого Шейла устроила для меня настоящее шоу, дроча себя одной рукой, и тиская сиськи другой. И скоро мой хуй снова был тверд как скала. Она ополоснула мой член, а затем подарила мне лучший минет в моей жизни.

Когда же пришла ее очередь, Шейла смазала мне анус гелем и поставила раком. Мне, поначалу, этого совсем не хотелось - для первого раза это слишком, думал я. Но она крепко обняла меня, - ее сиськи терли о мою спину, губами и языком она ласкала мне ухо, руками гладила соски, и ее хуй легко скользил во мне, и я расслабился. Вскоре стимуляция простаты заставила меня корчится от удовольствия. Кончили мы одновременно, она выплеснула сперму мне в попу, в тоже время, руками доведя меня до оргазма невероятной силы.

Полностью опустошенные мы рухнули на постель и заснули как убитые.

Это было начало прекрасной дружбы.

Дневник Дэнни

Категория: Жено-мужчины

Автор: А. Н. Оуэн

Название: Дневник Дэнни

Август

Мама сильно изменилась после смерти отца. Я у нее единственный ребенок, и поэтому она всегда уделяла мне много внимания, но с тех пор как мы остались вдвоем, мама, похоже, решила контролировать каждый мой шаг. Меня это жутко раздражает, но все же следует смириться, потому что знаю - ей сейчас очень тяжело. Конечно, это ужасно - она прожила с отцом столько лет, и их счастливый брак оборвала его внезапная смерть. Так что я -единственный родной человек, который остался у нее. Мама просила меня проводить с ней побольше времени или, по крайней мере, всегда ночевать дома. Мне ничего не оставалось, как выполнить эту просьбу. Надеюсь, скоро она найдет себе какое ни будь занятие вне дома, заведет новых друзей, и мне не придется все время проводить с ней.

Вчера поймала меня на выходе и поинтересовалась, куда я иду. Я ответил, что мне нужно в парикмахерскую, поскольку уже пора стричься. У меня такое отношение к собственной прическе: волосы отросли - иду к парикмахеру. И мне фиолетово, что у меня на голове до того как я подстригусь. Уж не знаю почему, но маму неожиданно разозлило мое отношение к собственной внешности: и как это можно наплевательски относится к себе, у меня на голове просто помойка, и так далее, и тому подобное. Однако она сказала, что знает способ, как сделать из моих лохм довольно приличную прическу. "Ладно, мам, - согласился я. - Делай со мной, что считаешь нужным". А дело было в следующем: мама собиралась потратить весь день на то, чтобы вымыть, как следует мне голову, а затем уложить волосы. "Ма, блин, да что, - возмутился я. - Ты же убьешь на это целый день, посмотри, у меня же, блин, волосы уже почти до плеч достают". Но ничто не могло заставить ее передумать, так что мне пришлось пару часов торчать головой в раковине на кухне. Мама мыла мне голову, затем смазывала волосы кондиционером, и так несколько раз. Наконец, она уложила их, зачесав волосы назад, закрыв уши. Похоже, мама была очень довольна проделанной работой. Признаться, мне тоже понравилось, но я не собирался долго ходить вот так. Проще постричься, чем каждый день ухаживать за такой прической, мучаться со всеми этими шампунями и кондиционерами в одном флаконе. Однако маменька так долго распиналась, какая класная у меня теперь прическа, что я решил пока не стричься - у нее и так мало радости в жизни.

Отец обычно сам возился с нашей старой машиной, думаю, ему действительно нравилось проводить целый день, лежа под капотом. Хотя этой развалюхе было уже одиннадцать лет, она вполне прилично бегала, если каждую неделю по два часа приводить ее в порядок. Вчера я провел за этим все утро - меня масло, фильтры, а когда пришел домой на ланч, мамулек вновь ко мне прикопалась. "Посмотри, как выглядят твои руки", - заявила она, и пошло и поехало. Ну да, два ногтя я сломал, под остальными были грязь и масло, и чего сыр-бор поднимать, отмоются же они, в конце концов. Однако мама не собиралась ждать этого самого конца концов, она заставила меня отмыть руки дочиста, а затем взяла какую-то палочку, из палисандра, и вычистила грязь у меня под ногтями. Когда мои руки прямо-таки сияли от чистоты, я был допущен к столу. "Пустая трата времени, - ворчал я. - Руки-то у меня такие чистые, лишь до следующей встречи с машиной". "А вот и нет, - ответила мама,- Теперь всем будут заниматься механики на станции техобслуживания". Мамино слово- закон; мне нравилось возиться с машиной, но раз мамулек сказала, что после этого у меня такие грязные руки, то:

Машина была первой ласточкой, мама не хотела, чтобы я вообще не занимался той работой, которая была бы грязной или требовала каких-либо физических усилий. "Пусть кто-нибудь другой делает это" - стало ее любимой фразой. Маменька, казалось, постоянно ходит у по пятам. Чуть растрепавшиеся волосы, грязные руки, пятно на рубашки, или если я два дня подряд проходил в одних и тех же джинсах, - обязательно звучит еще одна наиболее популярная у нас дома фраза: "Дэнни, милый, тебе уже пора привести себя в порядок". Она явно хочет сделать из меня какого - то чертова аккуратиста. Но когда я попадаюсь ей на глаза, весь из себя такой чистенький, то мама говорит, как сильно она меня любит, и как, вообще, она гордится, что я - ее сын. Мам, я все понимаю, но, по-моему, уже хватит.

Сентябрь

В свободное время от пристального наблюдения за моей внешностью или домашнего хозяйства мама ходила по магазинам. И всякий раз она пыталась вытащить меня с собой. Мой собственный способ делать покупки называется "увидел, купил, убежал" - я врываюсь в магазин, хватаю то, что мне нужно, плачу деньги и убегаю так быстро как это возможно. Для маменьки же это целый ритуал - иногда мне кажется, что она получает большое удовольствие от самого процесса, нежели от факта покупки. Хотя, временами, мне кажется, что покупает она первое попавшееся ей на глаза. Как-то, вернувшись домой из очередного рейда по магазинам, мама обрадовала меня, сказав, что купила мне подарок. Да, тот еще "подарочек" - дюжина узеньких плавок оранжевого цвета. Я в жизни не носил такого ужаса, всегда предпочитая "боксерки". Они весьма удобны, и чувствую я в них себя комфортно. Растроганный горькими материнскими слезами и отчаянными просьбами, я примерил одну пару и даже походил в них днем. Типичное не то. В общем, я решил забросить их на самое дно ящика, где храню нижнее белье, авось маменька забудет про свой " подарочек".

Как же хочется, чтобы мама разрешила бы мне постричься. Волосы у меня выросли на пару дюймов и теперь лежат на плечах. Однако она даже слышать об этом не хочет. И теперь она заставляет меня по часу в день тратить на прическу. Утром я должен вымыть волосы особым шампунем, затем намазать их кондиционером, потом расчесать и уложить, вечером, я снова должен причесываться. Слов нет мои патлы выглядят довольно сносно - пышные и глянцевые - хотя, на мой взгляд, такая прическа скорее подходит девчонке, чем парню. С такими длинными волосами довольно неудобно, если я наклоняюсь вперед, то они обязательно закрывают мне лицо, приходится их отбрасывать назад. Часто, я уже инстинктивно провожу рукой по лбу, как бы убирая волосы, даже, если в том нет нужды. Ну, знаете, каждый, у кого, длинные волосы так поступает. Когда мамулька не было рядом, то я взял резинку и сделал "понитейл". Однако ей это не пришлось по вкусу, и резинка была немедленно убрана.

Октябрь.

Как-то утром ко мне зашел друг, и когда он ушел, мама поинтересовалась, а не носит ли он серьгу в ухе. Я ответил, да, вообще многие парни носят такие штучки похожие на гвоздики, и я не вижу здесь никакой проблемы. Наверное, я как-то не так ее понял, поскольку мама тут же спросила, а почему я не проколол себе ухо. Проколоть ухо? " Да я в жизни ничего подобного не сделаю!" - заявил я мамаше. "Возможно, ты и прав Дэнни, - сказала она. - Многие люди готовы умереть при мысли о нескольких секундах боли". Что, меня назвали трусом?! Это был вызов. Я пошел в торговый центр и пережил несколько секунд боли, впрочем, при современном техническом прогрессе операцию по прокалыванию уха едва ли можно назвать болезненной. Сдуру я проколол оба уха, и теперь, как дурак, хожу с этими маленькими стальными гвоздиками в ушах, и жду когда дырочки подживут. В принципе, это не так уж и плохо, эти гвоздики в ушах едва различимы. А, через неделю или чуть больше, когда дырочки в ушах подживут, я вообще вытащу их, так что никто ничего и не заметит. Не думаю, что серьга в ухе, сделает меня похожим на педика, просто это не мой стиль.

Вот уж не думал, что маман, интересуется моим нижним бельем. Когда, я одевался сегодня, то, открыв ящик, где лежат мои трусы и все такое, обнаружил, что там нет ничего кроме тех плавок, которые она мне презентовала. Совсем без трусов выходить на улицы не хотелось, чай не лето. Что мне оставалось делать - я надел то, что мог найти. Чистые поддергунчики - боксерки закрывали мне весь низ живота от пупка до промежности -теперь у меня все открыто, и кожа трется о грубую ткань джинсов. Однако после того, как я пару минут походил по дому, у меня в штанах все стояло. Трусы, конечно, были слишком маленькие, хуй вылез из них, а поскольку он терся о ткань, то через несколько минут я спустил прямо в штаны. Не то, чтобы это был лучший оргазм в моей жизни, или кончил я так обильно, что джинсы промокли насквозь, и мне пришлось их менять, нет, но это определенно новое слово в онанизме. Возможно, в этих узеньких трусах и есть своя, скрытая прелесть:

Класс, оказывается мамульку не достаточно того, что своим зорким взглядом следит за каждым моим шагом. Она решила устроить у нас ремонт. Нет, ничего такого глобального вроде перестройки дома - просто поклеить новые обои и поменять занавески. Ну, или типа того. На прошлой неделе мама притаранила домой каталоги, где были всякие разные обои, образцы тканей разных расцветок и все такое. Она, было, попросила меня помочь в этом выборе, она я тут же отказался, сославшись на то, что ни хрена не смыслю в дизайне интерьеров. Добавив, что полностью полагаюсь на ее вкус и чувство прекрасного.

Ноябрь

Нет, это просто что-то, прихожу я домой на завтрак, а у меня на тарелке лежит коробочка с подарком. Спрашиваю маму, что это такое, а она и отвечает, купила, мол, в ювелирном напротив дома, да все подходящего момента ждала. Открываю, вижу лежат такие же гвоздики, как у меня в ушах были, только с брильянтиками. Мама выглядела такой довольной, что купила их для меня, что я просто не мог себе позволить разочаровать ее. Ну что тут делать? Взял и надел их.

Я боялся, что парни будут глумиться надо мной, поэтому немного изменил свою прическу и уложил волосы так, что они закрывали уши, и сережек не было видно. В принципе, длинные волосы иногда могут быть полезны.

Уж, не знаю то ли погода такая, то ли еще что, но каждые две недели я простужаюсь. Стоит мне только выздороветь, как тут же снова насморк, температура, и я опять в койке с градусником подмышкой. В последний раз у меня даже было воспаление уха, так что ничего смешного тут не было. Мама проконсультировалась с врачом, и, наверно, он подкинул ей идею, что мне нужно принимать витамины. Доктор выписал рецепт, и мама купила мне таблетки, велел принимать по две утром и вечером. Думаю, что хватило бы и одной вместо двух, но рецепт четко предписывал количество. Ладно, по крайней мере, маменька не спрашивала меня каждую минуту: "Сынуля, а ты выпил таблеточку?"

Мама, должно быть, заметила, что я теперь часто ношу плавки. Интересно, догадывается ли она о происхождении пятен на них. Искал я как-то "боксерки", но не нашел ни одной пары. Спросил у мамы, не видела ли она их. Так маменька ответила, что увидела, как сильно мне нравятся мои новые трусы, и выбросила все мое старое белье. Может так оно и лучше. Как выяснилось, тесные узкие трусы нравятся мне больше, чем те, которые я носил раньше. Просто нужно было немного времени, чтобы к ним привыкнуть. А мама, словно догадывалась об этом, когда покупала мне их. Двумя днями позже она вернулась из магазина и принесла мне еще кучу таких трусов. А еще она купила мне майки. Я всегда носил белые хлопковые футболки, а маек - никогда. Но мало того, так они были к тому же шелковыми! На мой вопрос, какого лешего она купила мне шелковое белье, мама ответила, что была распродажа на вещи из шелка, и получилось гораздо дешевле, чем, если бы, она купила мне хлопковые футболки. А, кроме того, маменька добавила, ей показалось, что я не буду особенно против.

Делать нечего. Стал я носить эти майки, и уже через пару дней обнаружил, что не так уж шелк и плох. Он мне вообще понравился больше чем хлопок. Эти маечки такие гладкие, и очень приятно скользят по телу.

Декабрь

Волосы у меня теперь действительно длинные, они уже на добрых четыре дюйма ниже плеч. Я даже теперь не пытаюсь убедить маму в том, что мне необходима стрижка, потому что знаю какой будет ответ. Что ж, теперь приходится тратить немного больше времени на укладку и расчесывание, как утром, так и вечером. Однако следует признать, что возня с собственными волосами весьма успокаивает меня. Мне нравится, как они развиваются при ходьбе. Несколько недель назад мама принесла мне осветлитель. Я всегда был темно-русым, однако, теперь мои волосы гораздо светлее. Мамулек отметила, что я теперь выгляжу гораздо симпатичнее, чем прежде, и надо сказать - она права.

Я все еще принимаю витамины дважды в день, но если их задачей было сделать меня энергичным как заяц с батарейкой "энеджайзер", то тут они не сработали. Несмотря на то, что чувствую я себя довольно прилично, мне совсем не хочется выходить из дома, тусоваться с друзьями как раньше, заниматься спортом и все такое. Чаще всего на выходных я сплю до полудня, спускаюсь на кухню в том, в чем спал: шелковые трусы и майка, завтракаю вместе с мамой, а потом мы часами сидим с ней за столом, пьем кофе, болтая о том, о сём.

Наверно мне следует уделить больше внимания тому ремонту, который затеяла маман. Сегодня те парни, которые нам его делают, закончили с моей комнатой. Мне тошно смотреть на то, что они сотворили. Ну ладно, обои с ковбоями и индейцами в моей комнате я действительно перерос, но это не значит, что маменьке нужно было выбирать для меня обои белого и светло- розового цвета. Естественно, шторы и покрывало на кровати были такого же окраса. Не дай Бог, если кто-то из моих друзей это увидит, я точно этого не переживу. Пожалуй, единственная приятная вещь - это шелковые простыни и наволочки, которыми меня осчастливила мама. Мне очень нравится чувствовать кожей мягкий и гладкий шелк. Однако теперь нужно быть поосторожней с пятнами на простынях. Со старыми хлопковыми было все ж таки попроще, я, бывало, лежал ночью и так, о нечего делать поигрывал со своей пиписькой, одно за другим - бац, а на простыне еще одно пятно, но на это было не так заметно. Впрочем, думаю, что я переживу это, поскольку с тех пор как я перешел на почти полное домашнее существование, желание мастурбировать тоже заметно снизилось. Нет, конечно, я не ушел из профессиональной лиги карманного бильярда, но теперь меня чаще всего возбуждают волосы щекочущие плечи, шелковое нижнее белье или шелковые же простыни, но сейчас я редко довожу себя до "сияющих вершин истинного блаженства", ну, вы, типа, понимаете меня.

Январь

Пожалуй, мне следует сесть на диету, поскольку из-за того какую жизнь я сейчас веду, у меня появилось несколько фунтов сверх нормы. Понятия не имею, как это произошло. Всегда был довольно стройным, а теперь новая проблема - сохранить фигуру. Однако первую битву в борьбе с лишним весом я уже проиграл - одни джинсы на мне еле сошлись, а другие я так и не смог застегнуть. Сказал об это маме, и она пообещала мне купить две пары новых джинсов, когда в следующий раз пойдет в магазин. Парой дней позже она так и сделала, и новые штаны были не в пример удобней старых, не нужно прижимать пузо к позвоночнику, когда их одеваешь. Я сравнил купленные мамой джинсы с теми, которые носил раньше. Вроде бы они одинаковые, однако, с новыми джинсами лучше сидят на мне. Я спросил маму, в чем дело, и она ответила, что купила мне джинсы более широко покроя. Ну, в общем, чтобы она там не купила, теперь проблем со штанами у меня нет.

Еще она принесла мне пару новых рубашек. Учитывая то, что они были мужскими, видок у них был самый неподходящий. Но маменька объяснила мне, что это настоящие блузы (надо думать снова распродажа). Но мне все было как-то до бедра, они ведь были из шелка. А одна белая, выглядела так симпатично, что сразу захотелось ее примерить.

Мамульку удалось сегодня вытащить меня вместе с собой в магазин. Надо признать, что все было, не так уж и плохо, как я предполагал. Поначалу было скучно, но потом мне даже понравилось ходить из отдела в отдел разглядывать разные фасоны одежды и все такое. Я даже примерил пару слаксов и новую блузу. Мама купила мне новые сережки, хотя мы с ней добрых полчаса проторчали в ювелирной секции пока не нашли нужные. А в середине дня произошло кое-что забавное. За ленчем я выпил большой стакан диет-колы (фигура, прежде всего). А через пару часов почувствовал, что срочно нужно отлить. Сказав маме, что меня зовет природа, я направился в мужской туалет. Однако он не работал, какие-то уроды засорили один из унитазов и там все затопило, так что на время уборки он был закрыт. Я вернулся к маме и сказал, что нам нужно ехать домой и КАК МОЖНО СКОРЕЕ, потому что мне сильно хочется, а туалет не работает. Она посмотрела на меня и сказала: "А в чем дело, Дэнни, иди в женский туалет". "ЧТО??!!" - я едва не завопил на весь магазин. А маменька спокойненько объяснила, что домой мы доберемся только через час, а кроме того, я со своими длинными волосами в блузке и джинсах стиля "унисекс" весьма похож на девушку. "Ты только ни с кем не разговаривай", - добавила она. Идея обоссаться как-то меня совсем не привлекала, и я решил, что если случиться самое страшное и кто-то меня застигнет там, то можно будет просто сказать, что шел в комнату, а попал в другую. Ну, ошибся, с кем не бывает. Однако все мои ухищрения не понадобились, - там никого не было. Быстро забежал в пустую кабинку, расстегнул джинсы и поссал от души. Потом привел себя в порядок и БЫСТРО смотался, пока никто не зашел! Проходя через магазин, я посмотрел на себя в зеркало, и отметил, что, действительно, стройная фигура, длинные волосы и не совсем мужская одежда делали меня похожим на девочку, по крайней мере, если особо пристально не присматриваться.

Февраль

Вчера, вернувшись домой, я почувствовал непривычный аромат, исходящий из моей спальни. Когда я открыл платяной шкаф, чтобы переодеться, то он усилился. Нет, нет запах был вовсе не неприятным, совсем наоборот - легкий аромат лимона и чего пряного. Спросил маму, откуда взялось такое благоухание. Она ответила, что положила в шкаф пакетик с ароматизатором, и теперь моя одежда будет свежей и приятно пахнуть. Ладно, все прекрасно, однако, теперь от меня пахнет так, словно я пользуюсь какими-то духами. Вот, например, вышел я как-то в бакалею, а девушка, которая шла позади, хлопнула меня по плечу и спросила: "Что за клевый парфюм, подруга? Мне он так нравится" Ну, я, конечно, отбоярился, сказав, что духи мне недавно подарила мама, а их название не помню, но за комплимент поблагодарил.

Купив несколько дней назад пару журналов в супермаркете рядом с домом, я хотел уже идти, домой, но, тут заметив, что рядом в отделе происходит распродажа ароматических свечей, я купил почти дюжину и несколько подсвечников. Мне потребовался час, чтобы подобрать свечи по цвету, размеру и ароматам. Придя домой, я убрался в спальне, потом расставил свечи и зажег их, предварительно выключив свет. Что ж спальня выглядела очень миленько, освещаемая только неярким, теплым пламенем свечей. Я лег в постель несколько часов при свечах изучал журналы мод. Маменька разок заглянула ко мне и попросила быть аккуратней и не доводить дело до пожара. Конечно, мам, буду осторожен.

В один из дней маман, вернувшись из очередного пробега по магазинам, принесла кое-что и для меня. На мой вопрос, что же она мне купила на этот раз, мама протянула сумочку, в которой находилось несколько пузырьков с лаками для ногтей - все разного цвета. После ужина, она помогла мне правильно покрасить ногти. Мои ярко-красные ногти выглядели очень прикольно. Мне это даже понравилось. Однако я совсем не хотел, чтобы кто-нибудь меня с ними увидел, поэтому потом я смыл лак. Перед сном я покрасил ногти на ногах в тот же самый цвет. Не думаю, что кто-то увидит мой педикюр через носки и ботинки.

Март

Обычно, я дрочу утром под душем. Очень удобно - и простыни чистые, и сперму сразу можно смыть. А еще струи горячей воды, барабанящие по телу, усиливают удовольствие от процесса. Однако я не делал это уже несколько недель и когда, однажды утром, я решил поиграть с собой, то у меня на это ушло больше времени, чем обычно. Мамулек даже стала стучать в дверь и вопить, чтобы я побыстрей выходил. Когда же я, наконец, кончил, то вдруг понял, что, дроча, фантазировал о мужчинах, виденных мною на фотографиях в журнале мод. Как странно. Никогда прежде со мной не случалось ничего подобного.

Даже и не подозревал, сколько мороки может быть с длинными ногтями. Я не стриг их почти полгода, и теперь мои пальцы стали длиннее на целых полдюйма. Мама научила меня ухаживать за ногтями, так чтобы они не ломались. Мне приходится теперь аккуратно набирать телефонный номер, нажимая на кнопки только кончиками пальцев, и расстегивать кнопки на блузке с помощью карандаша. А, кроме того, я определенно стал медленнее печатать. Не смотря на все эти заморочки, мне совсем не хочется подстригать ногти, потому что они действительно отлично выглядят. Я собрал приличную коллекцию лаков, и это так здорово красить, а потом смотреть идет мне этот цвет или нет. Больше всего мне нравиться лак бледно-розового цвета.

Джинсы опять малы, поэтому мама предложила мне купить еще. Обмерив меня, она умчалась в магазин, а я остался дома, помыл посуду и занялся стиркой. Когда мама вернулась. Я примерил джинсы, что она купила. Они сидели на мне просто прекрасно. Покупка одежды никогда не была моей сильной стороной, а вот у маменьки прямо-таки инстинкт - никогда еще не было такого, чтобы вещь, ею купленная, мне не подошла. Однако это были вовсе не мужские джинсы. Я спросил маму об этом, и в ответ получил историю о том, как непонятно почему подходящих джинсов не оказалось в секции для мальчиков, поэтому ей и пришлось идти в секцию для девочек. Когда я поинтересовался, и в чем же была проблема, мамулек ответила, что ей нужно было найти джинсы узкие в талии, но широкие в бедрах. Да, она проделала большую работу. Разглядывая себя в зеркале, я понял, что имела ввиду мама, говоря о том, что ей трудно было найти то, что мне нужно. Талия у меня была достаточно узкой, а вот в бедра действительно стали шире, потом я повернулся и через плечо посмотрел на свое отражение взади - попа у меня тоже стала немного крупнее и более округлой. Мама рассмеялась, глядя, как я верчусь перед зеркалом, и посоветовала мне меньше смотреть телик, и предложила купить специально для меня видеокурс аэробики. Я вежливо отказался.

Я много думал, с чего вдруг за последние несколько месяцев я сменил несколько пар джинсов. Поэтому, одеваясь сегодня утром, я решил внимательно исследовать собственное тело. Да, похоже, я действительно малость изменился. Никогда не был каким-нибудь там качком, но сейчас я просто даже не знаю, как описать то, что случилось со мной, пожалуй, лучшим словом будет "мягче". Точно, я стал мягче, если так можно выразиться. За последние шесть месяцев, я набрал десять фунтов, однако щеки у меня из-за спины не видны и все такое. Большая часть этих фунтов осела на боках, попе и бедрах. Я подпрыгнул, и почувствовал, как ягодицы заходили ходуном. Вместо плоского живота, у меня округлилось небольшое пузико. Раньше, я как-то этого не замечал, наверно, все это происходило довольно медленно. Может быть, маменька и столь уж не права, предлагая мне купить видеокассету с гимнастикой. А с другой стороны - чувствую я себя нормально, и небольшие перемены в собственной конституции меня так уж и тяготят. В целом, большой проблемы тут нет.

Апрель

Нет, все-таки в походах супермаркет что-то есть. Сегодня я провел там целый день и купил очень миленькое ожерелье. Именно такое я и хотел - маленький брилльянтик на тонкой золотой цепочке. Я еще мне нужны были трусы. Но тут меня ждало тоже затруднение, с которым столкнулась мама при покупке мне джинсов. Поэтому мне пришлось купить женские трусы, вместо мужских "поддергунчиков", которые не отвечали моей новой фигуре. Найдя нужный размер, я решил купить сразу много, чтобы потом лишний раз не ходить, и приобрел три дюжины. Белый цвет показался мне довольно скучным, и я взял много разных цветов. Больше всего мне понравился желтый.

Прошлым вечером мы с мамой были в кино. Это был один из тех супердлинных фильмов, что идут больше трех часов. В середине фильма о себе напомнило пепси, которую я выпил до начала сеанса. Я извинился перед мамой и пошел в туалет. Зайдя в мужское отделение, я подошел к писсуару; вдруг мужик, стоящий рядом повернулся и посмотрел на меня, Затем он, после долгой паузы, осведомился: "Я, конечно, очень извиняюсь мисс, но не кажется ли вам, что мы попали явно не туда, куда нужно?" Я остановился на полпути, закрыл лицо руками и завизжал: "БОЖЕ МОЙ, КАК ЖЕ Я ОШИБЛАСЬ!". Потом повернулся и быстро убежал. Вернувшись в холл, я почувствовал, что мочевой пузырь у меня сейчас лопнет, поэтому я повернулся и как будто, так и надо пошел в женский туалет. Заняв там пустую кабинку, я сел на унитаз и пописал. Затем, вымыв руки, вышел наружу - сердце мое все это время билось как сумасшедшее. В зале, я рассказал маме, что произошло, она захихикала, а вслед за ней меня самого тоже разобрал смех. В конце - концов, нам пришлось уйти, потому что мы создавали много шума и мешали другим людям смотреть кино. Должно быть, мы очень забавно выглядели, когда шли к стоянке - обнявшись и непрерывно громко хохоча.

Май

Не совсем уверен, но, по-моему, что-то странное происходит с моей грудью. Этим утром, лежу я в постели и пытаюсь придумать какой-нибудь предлог, чтобы не вставать. Ну, знаете, когда, знаешь, что нужно подниматься, то совершенно делать не хочется, и тебя ни за какие коврижки не вытащить из-под теплого одеяла. Как бы то ни было, решил я почесать грудь, и вдруг чувствую что-то не так у меня слева. С правой стороны груди такая же ситуация. Словно, грудь у меня тоже стала немного более мягкой и круглой, и когда я касался ее, то мне было очень приятно. Выбравшись из койки, я снял майку, и посмотрел в зеркало. Так и есть, слегка округлилась, а еще, вроде бы, соски стали немного больше и чуть темнее. Уж не знаю, то ли это из-за лишнего веса, или еще какая-нибудь хрень. Но все равно нужно рассказать об этом маме. Однако я решил выждать недельку, и посмотреть, может быть, это рассосется само - собой.

Мои волосы стали ОЧЕНЬ длинными. Они мне почти что до пояса. И, наконец, я уломал маменьку разрешить подстричься. Мне казалось, что уломал. А она отвела меня в салон красоты, где мне сделали профессиональную укладку, слегка осветлили волосы, и подрезали на дюйм, потому что они на концах они стали виться. Я провел в парикмахерской все утро. И все это время женщина, колдовавшая над моей шевелюрой, приговаривала: " Какие прекрасные волосы. Многие девушки дорого бы заплатили, за возможность иметь такие же". Не спорю, леди, но я-то - не девушка, и мне бы хотелось, чтобы меня постригли, а не укладывали. Однако ничто не могло переубедить маму. Хотя, после того как все необходимые операции с моей прической были закончены, я должен был признать, что выгляжу великолепно. Длинные, густые, прямые, блестящие, светлые волосы, волной спадающие почти до пояса, и, подобно плащу, развевающиеся при ходьбе. Теперь, когда я рассекаю по супермаркету, многие, чаще всего парни, оборачиваются мне вслед. Прикольно.

Июнь

Мама заметила, что теперь, когда мои волосы так здорово выглядят, пришла пора прикупить мне каких ни будь классных шмоток, вместо всех этих джинсов, блузок и рубашек, которые я обычно ношу. Мы облазили с ней множество магазинов, по большей части магазинов женской одежды, и, наконец, купили: пару симпатичных свитеров, несколько пар слаксов, которые, когда я их примерил, сидели на мне куда лучше джинсов, и блузок до кучи. Примеряя вещи, мне приходилось горбиться, чтобы никто не заметил, что у меня твориться с грудью. Похоже, ничего там рассасываться не собирается. На пути к выходу, мама сделала остановку в секции готового платья. Я, было, подумал, ей захотелось купить себе что-нибудь. Но она пошла к платьям для девочек - подростков. Худшие из моих страхов сбывались прямо на глазах. Я схватил ее за руку и крайне вежливо сказал, что НИ ПОД КАКИМ ВИДОМ ей не удастся надеть на меня платье. И вопрос этот закрыт раз и навсегда. Однако у маменьки было такое настроение, просто так, не купив мне еще чего ни будь, она домой просто физически не могла ехать. В общем, сошлись мы на белой шелковой ночнушке.

Вчера утром мы с мамой сидели на кухне, потягивая кофе и, смотря какое-то, ток-шоу по ящику, вдруг я заметил, что она не отрывает глаз от моих сосков, более чем заметных под ночнушкой. Не знаю, почему это произошло, то ли в кухне было прохладно, то ли грудь у меня стала больше. Но соски выдавались вперед на целый дюйм. Я извинился и быстро побежал к себе в комнату, разделся и встал перед зеркалом. Да, припухлости на груди стали больше, соски тоже заметно увеличились. Раньше они у меня были маленькими и светло- розового цвета, то теперь -это две шишечки более темные и почти дюйм в диаметре. Я нежно коснулся одного, и он, отвечая на мое прикосновение, затвердел и стал длиннее почти на четверть дюйма. Ощущения от поглаживания сосков были более чем приятными.

Это все было так странно, и я просто не знал, как мне поступить, поэтому я решил пока оставить все как есть. Приняв душ, причесавшись и одевшись, я спустился вниз на ленч. На мне был просторный свитер, который прекрасно скрывал мою грудь. Мамы на кухне не было, она оставила записку, где говорила, что ей нужно бежать по делам. Я сделал себе сэндвич и сел смотреть телевизор. В какой-то момент я понял, что непроизвольно сунул руку под свитер и ласкаю соски; нет все-таки ощущения обалденные, раньше ничего подобного не испытывал. Днем вернулась мама и сказала, что по дороге домой заехала к доктору и рассказала о моей груди. Он объяснил ей, что это вероятнее всего побочная реакция на витамины и дал ей новое предписание: вместо двух маленьких белых таблеток утром и вечером я теперь должен по одной большой коричневой, но тоже дважды в день. Похоже, маменька чокнулась на витаминах, здоровом питании и принимать и прочей херне.

Июль

Мои поварские способности близки к нулю. Я могу залить молоком корнфлексы, еще могу сделать сэндвич - это все. На прошлой неделе мама спросила меня, а не хотелось бы мне научиться готовить. Поскольку днем особо нечем заниматься, я согласился. К моему удивлению, в приготовлении еды есть своя прелесть. Мне никогда не стать крутым кулинаром, но парочку новых блюд я придумал. Частенько после ужина, вымыв посуду, я ложусь на диван, обложившись сборниками рецептов, и составляю меню на следующий день. Теперь в основном я готовлю дома еду, и мой новообретнный талант меня очень радует.

В последнее время мама очень занята на работе - ей приходится оставаться после рабочего дня, а иногда даже в выходные сидеть в офисе. Поэтому я делаю всю работу по дому. Меня это совсем не напрягает, здорово знать, что дома ни пятнышка грязи, гордиться тем, что все это делал я. Хотя нет, это не совсем, правда - я терпеть не могу убирать в ванной и, особенно, в туалете. Брр! Теперь-то я понимаю, почему мама просила меня быть аккуратней, когда я хожу в туалет. Оказалось, писать сидя удобней, чем стоя, как я привык. По крайне мере, когда я делаю это, сидя, то уж точно не забрызгаю пол, который мне потом самому и мыть.

Август

Погода стоит жаркая и влажная. Терпеть не могу такую. Стоит выйти на улицу, и пот с меня льет ручьем. И я не чувствую себя человеком, пока не встану под душ и не переоденусь в чистое. Забавно - год назад мне нравилось работать во дворе, возиться с машиной, не беспокоясь о том, что могу испачкаться. Теперь меня к машине и силком не затащишь. Больше всего я волнуюсь за свои волосы - они сейчас выглядят просто отлично, и мне совсем не хочется елозить ими по траве или земле

Что-то эти новые витамины совсем не работают. Этот побочный эффект совсем не исчезает, наоборот все только хуже - припухлости стали больше, а соски теперь очень чувствительные. Как- то, надев блузку, я почувствовал, что они трутся о грубую ткань - это было просто невыносимо, что я тут же снял ее. Маме об этом я ничего не сказал, но с тех пор стал носить только широкую верхнюю одежду. Вроде бы ничего не видно, так что не думаю, что маменька знает о том, что процесс по увеличению моей груди продолжается. Я же не болен, так зачем еще раз мусолить эту тему. А, кроме того, не все так уж плохо. Теперь по утрам я массирую свои набухшие соски, и удовольствие от этого испытываю неописуемое. Это гораздо круче, чем дрочка.

Кстати о карманном бильярде, я уже давно им не занимался. Меня уже это не так вставляет как раньше. То есть, конечно, я подрачиваю иногда, но прежде чем кончить, я успеваю натереть мозоли. Да и оргазмы не такие сильные как прежде. Поэтому лучше без проблем играть с сосками. Это и лучше и проще, а главное - никаких пятен!

Сентябрь

Ненавижу все эти телемаркеты! Кажется у них какой-то не то опрос, не то новый проект. Короче, позвонил сегодня несколько мудаков, и попытались всучить мне водосточные трубы. Что меня действительно взбесило, что когда я разговаривал, они то хотели поговорить ":с мужчиной, главой семьи", то называли меня " мисс" ли еще хуже "мэм". Они что там все охерели, неужели нельзя по голосу догадаться, что я парень! Козззлы! За ужином я рассказал об этом маме, она заметила, что, возможно, причиной всему был мой голос, который в последнее время стал выше. Вообще-то, у меня всегда был довольно высокий голос, но после маминых слов я послушал себя и понял, что так оно и есть - голос действительно стал тоньше.

Маменька постоянно шутит по поводу моего веса. Да, наверное, малоподвижный образ жизни и дегустация собственных блюд добавили мне несколько фунтов. Я лично не чувствую что располнел, но едва уместив лицо в зеркало понял - это правда. Жаркое лето позади, и я решил бегать по утрам. Купил себе симпатичный тренировочный костюм бледно-голубого цвета, который мне здорово шел. В поначалу было очень непривычно, когда моя набухшая грудь, кстати, довольно увесистая, колыхалась на бегу. Нельзя сказать, что это было уж неприятно, но все же.: Опять возникла проблема с сосками - они терлись о ткань и начинали зудеть. Костюм был из мягкого материала, и поэтому я думал, что все будет нормально, однако, ошибся. Сосочки-то оказались очень и очень чувствительными. Скоро я нашел выход из этой ситуации - перед пробежкой я обматываю соски пластырем, а потом, когда возвращаюсь домой то снимаю его. Однако делать это нужно осторожно, потому что кожа у меня на груди стала очень нежной.

Кстати, похоже, что моя кожа вообще стала более мягкой. Не могу сказать плохо это или хорошо, просто как-то необычно. Поэтому сейчас я предпочитаю носить одежду из более мягкой ткани, чем рубашки или джинсы, составлявшие раньше весь мой гардероб. Я почти не занимаюсь какой-либо работой вне дома - берегу себя. В результате кожа меня молочно-белого цвета и лишь щечки чуть розоватые. Гляжу я в зеркало, и жутко сам себе нравлюсь. Мама купила мне кремы и лосьоны для кожи, и теперь я все время ими пользуюсь после душа.

Как-то в ванной я вдруг понял, что уже почти целый месяц не бреюсь. Не просто у меня перестала пробиваться бородка, - у меня вообще на лице нет ни волоска, только легкий пушок на щеках. Меня такое положение вещей совсем не напрягает, наоборот, теперь мне не нужно бриться каждое утро. Я в принципе не любил эту процедуру: после электробритвы на коже оставалось раздражение, которое проходило только через несколько часов, если же я использовал безопасную бритву, то всегда рисковал поранить шею и испачкать кровью рубашку. Какое счастье, что теперь мне не нужно больше этого делать! На руках и на ногах у меня еще остались волосы, но теперь они гораздо светлее и их почти не заметно.

Октябрь

Вчера днем мама позвонила мне с работы и сказала, что у нее сегодня у нее был просто-таки отвратный день, и ей необходимо развеяться, поэтому она сегодня заедет за мной и мы поедем ужинать в недавно открывшийся стейк-хаус, так что я должен одеться посимпатичнее. Мы давно с ней не выходили в свет, поэтому я с радостью принял ее приглашение. Закончив убирать, я пошел к себе в спальню одеваться. Для сегодняшнего похода в ресторан я выбрал оранжевые слаксы и белую шелковую блузку, которая прекрасно сочеталась с ними, потом покрасил ногти ярко-красным лаком, и уложил волосы. Из обуви я взял белые кроссовки, которые одевал до этого всего лишь раз, не в кедах же в ресторан являться.

Мама подъехала к часам к шести, она не стала выходить из машины и звать меня, а просигналила. Я вышел из дома, сел в машину, и мы поехали. Ресторан был оформлен под дикий запад, а официанты были одеты ковбоями. Нашего ковбоя звали Крейг, он очень мило смотрелся в своих обтягивающих джинсах. Когда она стоял возле нас и принимал заказ, мама стукнула меня по ноге под столом, я вопросительно посмотрел на нее, а она чуть кивнула в сторону Крейга. Подняв взгляд, я увидел, что он пялится на мою грудь. Я забыл застегнуть две верхних пуговицы на блузке, и мои отросшие "грудки" были более чем доступны взгляду. Очевидно, Крейгу они очень понравились.

Приняв заказ, официант удалился, а мама еще раз посмотрела на меня и сказала: "А, это забавно". Сначала, я даже не знал, что и думать - парень, который так откровенно разглядывал мое тело:, а потом подумал, что, наверное, мама права. Не знаю почему, я зачем я это сделал, но словно у меня в мозгу, что-то замкнуло, но я откинулся на спинку и расстегнул еще две пуговицы на блузке - теперь моя грудь оказалась оголена почти до сосков. Когда Крейг принес салаты, то у него глаза на лоб вылезли, а ширинка едва выдерживала напор буйной плоти.

Когда же он принес нам горячее, что встал прямо надо мной, чтобы получше заглянуть мне в блузку. Все это меня слегка возбудило, мои соски немедленно напряглись и натянули тонкую ткань блузки. Закончив с десертом, мы уже собрались уходить, я сунул под тарелку, незаметно от мамы, двадцать баксов Крейгу на чай - мы с ним устроили друг для друга классное шоу. Приехав, домой, сразу же отправился к себе, но долго еще не мог уснуть, вспоминая Крейга и то, как он поедал глазами мою грудь.

На той неделе мама пришла с работы и принесла большую сумку косметики и сказала, что уж коль я крашу ногти, то пора мне научиться пользоваться и всем прочим. Следующие два дня она по вечерам показывала, как правильно использовать тени для век, тушь, румяна, губную помаду. Надо сказать, что мне это пришлось по вкусу - косметика полностью меняет меня. С тех пор, я, когда дома все чисто, а ужин готов, по часу провожу перед зеркалом, экспериментирую со своей внешностью. И мне это нравиться.

Ноябрь

Все идет как-то не так. И я собираюсь об этом поговорить с мамой. Припухлости на моей груди превратились в два больших холма плоти, которые выглядят, как женские груди. Но каким образом они могут вырасти у меня? Соски тоже здорово выросли, - теперь они два дюйма в диаметре и из розовых стали темно-коричневыми. Блузку теперь носить невозможно. Просто удивительно, как мама этого не замечает, даже под той просторной одеждой, что я сейчас ношу, мои "груди" более чем заметны.

Одеваясь, я теперь все время стараюсь уложить член так, чтобы он не выпирал из трусиков, выпуклость спереди выглядит очень некрасиво. Блузки я перестал носить, заменив их толстыми широкими свитерами и рубашками, под ними моя растущая как на дрожжах грудь не так заметна. Маменька спросила меня о причинах столь радикально изменения в гардеробе. Я сослался на то, что уже холодно и теплая одежда сейчас самое оно. Похоже, она купилась, поскольку дополнительных вопросов не последовало.

Декабрь

Мама больше не может не замечать очевидного. Сегодня утром, я стоял в ванной и причесывался, кроме трусов на мне ничего не было. Тут зашла мама попросить у меня расческу, но когда она увидела мою грудь, у нее челюсть отвисла. Я взвизгнул и инстинктивно попытался закрыть новообразования руками, но это было тоже самое как если бы я попробовал бы прикрыть две небольших дыньки. Удалось спрятать только большие коричневые соски. Несколько секунд длились, словно несколько часов. Наконец мама подошла ко мне, обняла, а я, сам не знаю почему, расплакался.

Вечером мам и я долго разговаривали. Оказывается так называемые витамины - это женские гормональные препараты, которыми она меня подкармливала для того, чтобы я стал "более тихим", потому что мама постоянно боялась, что может потерять меня, как потеряла отца, поэтому ей хотелось чтобы я постоянно был подле нее. Позже она поняла, что гормоны воздействуют на мое тело. Я, в принципе и сам понял, после приема таблеток началась перестройка моего организма - у меня стали появляться женские вторичные половые признаки: широкие бедра, высокий голос, почти полное отсутствие волос на теле и, конечно же "груди". Мама непрерывно извилась, клялась, что завтра же мы пойдем к врачу, и она все объяснит ему, а медицина в наше время творит чудеса. Я спокойно возразил ей, что нет нужды в спешке - мое тело менялось в течение года, так какая разница днем раньше или днем позже.

Январь

В течение прошлого месяца я и мама постоянно обсуждали нашу проблему. Я действительно не знаю, чего мне хочется. Мне нравятся изменения, произошедшие с моим телом, однако, не представляю, как долго мне захочется жить наполовину мужчиной, наполовину женщиной. Может быть, в будущем я приму какое-нибудь решение, но это точно будет не в ближайшем будущем. Я продолжаю принимать гормоны, однако значительно увеличил дозу. Мне жутко хочется знать, что еще может произойти со мной. Однако пока только груди здорово увеличились. Мама предложила носить лифчик, но я отказался. Мне нравится ощупь их тяжесть и упругость, обожаю, когда они раскачиваются вперед назад при ходьбе. Теперь я ношу только облегающие блузки, потому что мне нравится, как они обтягивают мои "дыньки". Как-то мы с мамой замерили их и выяснили, что я фактически Памела Андерсон.

Забавно, прошел всего лишь год, и я превратился в то, что называют "мужик с титьками". Притом, что я лично всегда любил смотреть на девушек с большими дойками в обтягивающей одежде. А теперь у меня есть пара собственных, и мне это нравится. Правда мамулек все время нудит: ":надень лифчик, надень лифчик". Потому что так у меня растяжек на коже не будет, и груди не обвиснут, когда я стану старше. Не думаю, что я в своем возрасте должен об этом думать, а коль отвиснут тоже не беда - так будет даже прикольней! Разглядывал я себя как-то в зеркале: со спины - стройная девушка с гривой роскошных светлых волос до попы, а стоит мне повернуться, и в зеркале ничего не видно, кроме огромных сисек, которые я себе отрастил - эффект обалденный. Теперь, когда я хожу по магазинам, то нет какого мужика, который бы не слопал бы их взглядом. Стоит за мной как-то одна старушенция и бормочет что-то вроде: "Отвратительно, как же распустилась молодежь. Этой девке следует хоть надевать что-нибудь прикрывающее грудь, а не ходить вот так". Меня все это немерянно веселит.

Мама и я сегодня вечером решили пойти в тот же самый стейк-хаус. Я не сказал маме, но обязательно попрошу администраторшу, чтобы нас сегодня обслуживал Крейг. И думаю, что мне удастся поиграть с пуговицами, а может быть позволю одной грудке выскользнуть из блузки, и шлепнуться на стол. Ох, и повеселимся же сегодня вечером.

95-65-98

Категория: Жено-мужчины

Автор: TSLover (перевод)

Название: 95-65-98

95-65-98. Нет, это не номер лотерейного билета, а параметры моей фигуры, моей shemale фигуры.

Силиконовые имплантанты для груди и вот ее объем 95, корсет для талии и 65, а последнее число это истинный размер моей попки. Разве я не выгляжу сексуально?.

-Кейси, ты должна пойти на этот конкурс - Сказал Брайен, мой любовник и сутенер. Он продолжил - "Ты знаешь, мисс Транссексуал - 2000. "

- Брайен, ты думаешь, что у меня есть шанс?

-Шанс, крошка!?! Они должны быть слепыми ублюдками, если не выберут лучшую попку в Нью Йорке!

И чтобы доказать, что это, Брайен тут же тащит меня в спальню, бросает на кровать и стягивает с меня трусики. Затем он запрыгиват на кровать, сует свой член мне в рот, а когда тот достаточно окреп, переворачивает меня на живот и с разгона вставляет его в мою попку..

Минут пять он жестко трахает меня, кончает в мою прямую кишку, затем вытаскивает свой полуобмягший хуй, покрытый остатками спермы, из моей задницы и снова сует его в мой рот. Он любит когда я сосу его липкий член, только что побывавший в моей попке, а затем целует меня. Раньше мне не очень нравилось, что это была сперма из моего заднего прохода, но поверьте, на вкус это гораздо лучше чем кажеться.

Затем мы начинаем репетицию моего выхода на конкурсе, и я хожу по комнате с книгой на голове, чтобы выработать походку. "Здорово! Теперь, детка пойдем в секс шоп, за покупками"

Мы покупаем сексуальный лифчик, и корсет два размера меньше, чем я ношу обычно.

- Тебя надо сжать посильнее Кейси, если ты хочешь выиграть корону. - приговаривает Брайен рассматривая меня.

Сетчатые чулки, подвязки, и специальную полоску, чтобы спрятать свой член как я видела у других трассексуальных красоток. Напоследок мы покупаем белые, скользкие шелковые трусики.

В обувном магазине берем туфли на шпильках.

"Эти парни на конкурсе будут пожирать тебя глазами" - говорит мне Брайен.

Затем в косметический кабинет, мне красят волосы в яркий цвет и делают прическу . Ненси, владелец, он трансвестит и только счастлив заняться моим макияжем. Я должна дать ему отсосать у себя, в качестве оплаты.

Брайен посылает меня домой - "Иди поспи немного, я скоро буду..." Я делаю то, что сказал мой сутенер.

Позже, Брайен вернулся с двумя парнями.

"Кейси, познакомься с двумя судьями, которые будут выбирать Транссексуала - 2000. Они хотят предварительно узнать твои таланты. Эрл хочет засунуть свой член в твою сладкую попку, дорогая. А Генри хочет вначале оценить как ты сосешь."

Затем Брайен начал раздевать меня. "За этих двоих будет премия в тысячу долларов Кейси . Сделай это Кейси и сделай это им так хорошо, как ты умеешь" - шептал он мне в ухо.

Я подхожу к ним расстегиваю их штаны и натягиваю на член Эрла презерватив, только Брайен трахает мою растянутую попку без презерватива. Эрл имеет небольшой член, я думаю из него получилась бы даже лучшая транни чем я. Скорее всего мой сфинктер без напряжения пропустит его в мою прямую кишку. Генри - тоже смешной. Его тонкий член - похож на букву "C", все 12 сантиметров загнуты прямо от его яиц. "Уроды," - подумала я - "могли бы найди судей получше".Затем я встала раком, широко расставив ноги. Ерл тут же засунул свой маленький член в мою попку. Как я и думала он легко проскочил туда. Я привыкла к чему нибудь покрупнее. Генри встал на колени перед моим лицом и сунул свой крючковатый хуй мне в рот. Сосать его было не удобно, но я старалась.

Брайен хотел обеспечить мою победу в конкурсе красоты. Он пристроился к заднице Эрла пока тот трахал меня, и разрешил Генри поцеловать себя, а когда тот засунул свой язык в рот Барйену, стал сосать его как член. Тем временем я как пылесос отсасывала у Генри. Все мы кончили почти одновременно, устроив дикий беспорядок на кровати, которая стала скользкая от спермы как каток. Генри и Еарл сказали: "Мы оценили вашу демонстрацию, но.... " Тогда Брайен закричал: "Но что!?! Что за дерьмо у вас в голове!?!? " Он был разъярен.

"Разве я не говорил вам, придурки, что когда Кейли победит, вы оба приглашены сюда снова, на бис?!?!" Это быстро уладило проблему.

Это было забавно, парад в баре "Он и она".

"И ПОБЕДИТЕЛЬ - Кейси, MISS ТРАНССЕКСУАЛ - 2000"

Позже в постели, я получаю свою настоящую премию в виде крепкого как сталь, 25 сантиметрового члена Барйана, долбящего мою попку, пока он дрочил мой голодный член. Я люблю этого парня.

На следующий день Эрл и Генри заявились чтобы потрахаться на бис.

Брайн даже не открыл дверь. Он просто заорал так чтобы слышал весь дом - "пошли к черту придурки, можете трахнуть друг друга"

Затем Брайен улыбнулся и повернулся ко мне: "Кейси, малышка, теперь ты обязана расплатиться со мной два раза" Я могла не отвечать, так как прежде чем он закончил, его толстый член уже был в моем жадном рту.

Лифт

Категория: Жено-мужчины

Автор: TSLover (перевод)

Название: Лифт

Сегодня был поганый день своей жизни. Все шло не так. Моя компания послала меня в Японию, как представителя на некие высокоуровневые финансовые переговоры. Это был мой первый большой шаг по карьерной лестнице. Но начинался он отвратительно. Самолет опоздал на 2 часа от запланированного срока, и пока я добрался на такси до отеля я опаздывал уже на 3 часа от запланированного срока. Затем, когда я добрался до отеля, я попросил обслугу разбудить меня в 7.30 чтобы было время подготовиться к встрече, которая была назначена на 8. Но они не разбудили меня, поскольку поскольку спутали меня с кем то другим к кого было такое же имя.

Я кое как вскочил и с чугунной головой еле успев наскоро побриться поехал на встречу.

Я наконец остановил такси и уговорил водителя отвезти меня в деловой центр, который был в 15 минутах езды. Как только я вошел в центр я прыгнул в первый попавшийся лифт и стал яростно тыкать кнопку 23 этажа надеясь добраться туда быстрее . Как только дверь закрылась я услышал чье то дыхание и обнаружил что со мной в лифте едит какая то японочка. На вид ей было не больше 20. ЕЕ черные волосы были завязаны сзади в хвостик, а ангельском личике играл румянец .У нее была ехидная усмешка на лице и она что то быстро заговорила на японском хихикая при этом и смотря на меня явно оценивающийм взглядом. У нее был синий рюкзачек на белой блузке, и черная юбка. Я сказал "Привет" и представился ей. Затем она на ломаном английском ответила что ее зовут Лилия. Теперь я подумал что она смеялась над тем что у меня на лице осталась мыльная пена после поспешного бритья.

Вдруг, она придвинулась ко мне и начала меня страстно целовать. Мой язык ласкал ее сладкие мягкие губы и чувственный молодой рот. Она остановилась не надолго и обратила внимание что мой член уже пытается вырваться из брюк. Увидя это, она показала мне большие пальцы, хлопнула в ладоши и улыбнулась, а затем мы снова слились в сладком поцелуе.

Это было прекрасно! Она была просто маленькая нимфа, я чувствовал своим языком каждый уголок ее сладкого ротика. Я был просто на вне себя от удовольствия!

Я начал целовать шею Лилии, затем стал расстегивать кнопки ее блузки своими зубами, что явно ее обрадовало. Она нагнула голову и закрыла ее глаза, явно испытывая удовольствие, и облизывала свои губки. Затем я запустил свои руки под короткую юбочку. Она смотрела на меня и улыбалась, глядя как я потянул ее труски вниз. Я стал медленно лизать и целовавть ее бедро, ее блузка распахнулась и я увидел прекрасную грудь, такой красивой груди я не видел уже очень давно.

Тем временем Лилия смочила слюной свои пальцы затем положила их на свой розовые сосоки и стала ласкать их постанывая от удовольствия. О черт, вот разочарование! Лифт добрался до 20 этажа и скоро мне придеться остановиться, если я хотел попасть на встречу.

Но как только лифт достиг 22 этажа кабина остановилась. Сначала это испугало меня, так как я немного боюсь замкнутых помещений. Но тут я обратил внимание что Лилия приподняла свою юбку, показывая мне сюрприз!!! У нее был красивый член, который сразу пленил меня. Я не считаю себя геем, и в целом эта прекрасная азиатка казалась мне очень женственной!!! Затем Лилия толкнула бедрами ко мне и ее член закачался прямо перед моим лицом. Я не думая открыл рот и стал обсасывать его как леденец. Мое прикосновение взбудоражило ее и она задрожала всем телом. Я продолжал ласкать Лилию, чувствуя своим языком ее набухший член и маленькие яйца. Лилия что то вкликнула на японском похожее на ругательство. Но ей не удалось продержаться долго, она оттолкнула меня, быстро спустила мои трусы и вытащила мой член. Наша сексуальная нирвана продолжалась, эта транссексуальная красотка с чертовски невинным личиком, улыбнулась мне, и жадно поглотила мой одеревеневщий от напряжения член.

Я изогнулся, и начал ласкать грудь Лилии, которая была очень чувствительная, и то что Лилия тем временем сосала мой член было протсо фантастично по ощущениям! Своей рукой она ласкала мои яйца, и она охотно заглатывала мой член, положив вторую руку мне на задницу стала притягивать меня к себе, стараясь заглотить как можно глубже. Затем она стала облизывать мою мошонку попеременно заглатывая мои яйца. Как приятно чувствовать ее волшебные губы и сладкий рот, ласкающие мои яйца. Мурашки пошли по всему моему телу, эта маленькая милашка отсасывала как опытная шлюха. Я почувствовал, что сейчас кончу, тогда я обхватил руками ее голову и мой член задергался извергая из себя потоки спермы. Теплый, липкий сок забрызгал все лицо Лилии но она облизывала и проглотила все до чего могла дотянуться.

После этой небольшой пищи, она подвела меня к стене подъемника, и подставила мне свою попку. Она погладила мой член, который был по прежнему твердый и сколький от ее слюны, и придерживая его рукой стала вводить его в свою попку. Я медленно вводил свой член в нее, и ее тело задрожало как только он начал проскальзывать вовнутрь. Ее попка туго обхватывала мою дубинку.

Я начал трахать ее медленными движениями постепенно увеличивая напор и скорость

Она снова что то закричала на японском и я обхватил ее за бедра, еще сильнее натягивая ее на свой член. Это заставило ее кричать еще громче и когда она обернуласья увидел удовольствие на ее лице. Я убрал руки с ее бедер и положил их на ее нежную грудь, лаская ее пока наши тела ритмично дергались. Тогда а взял одной рукой ее за волосы и снова стал натягивать на себя увеличивая и без того громкие стоны.

Моментом позже, я со стоном вогнал свой член в ее анус по самый корень и начал кончать в ее узкую попку. Она завизжала и стала кончать вслед за мной, ее оргазм длился не меньше чем пол минуты.

Потом она обернулась и поцеловала меня в щеку, ничего не говоря и только улыбаясь мне снова.

Она снова подняла вверх большие пальцы и захихикала прежде чем начала поднимть свою одежду, расбросанную по всему полу. Я также улыбнулсяя и мы потерли наши лбы от пота. Как только мы оделись лифт тронулся. На 22-й этоже она подошла к двери лифта. Я поблагодарил ее и она соблазнительнно улыбнулась мне перед тем как вышла из лифта. Я был в Японии несколько раз с тех пор и, хотя я все еще хочу встретить ее снова , я продолжаю надеяться, что наши пути пересекутся и мы снова займемся фантастическим сексом!

Девочка из бара

Категория: Жено-мужчины

Автор: TSLover (перевод)

Название: Девочка из бара

Когда я вошел в бар гостиницы, вначале я ее даже не заметил.

Я сел за столик в дальнем темном углу и заказал выпивку у

подошедшей официантки.

Официантка принесла бокал, но когда я захотел расплатиться за выпивку сказала, что

счет уже оплачен блондинкой в другом конце зала. Я посмотрел туда и увидел Сэнди, сидящую на стуле в дальнем конце стойки бара. Она выглядела просто великолепно. На ней была белая блузка, короткая черная юбка и сетчатые чулки. Она сидела скрестив ноги и ее юбка поднялась еще выше открывая аппетитные бедра. Без сомнения, она была самой красивой женщиной в зале.

Сэнди улыбнулась мне и пока она шла к моему столику, я не мог не заметить ее соски вертикально торчащие под белым шелком ее блузки с глубоким вырезом и ее покачивающуюся грудь. Она встала рядом с мной и спросила разрешения сесть рядом. "Конечно" ответил я и она проскользнула в мою кабинку. Затем она сказала мне, что она работает администратором в гостинице и только что ее смена только что закончилась. Не теряя времени она прямо заявила, что я похож на того человека с которым ей хотелось бы провести время сегодня и положив руку мне на бедро стала поглаживать его. Я чувствовал как ее горячая упругая грудь касается моей руки.

Тогда Сэнди посмотрела прямо в мои глаза и сказала что у нее есть свободный номер на последнем этаже и она хотела бы подняться туда вместе со мной. Она встала, и взяв меня за руку вывела из бара к лифту. Я чувствовал тепло ее тела, запах ее духов возбуждал. Мой член стал напрягаться в штанах а яйца словно потяжелели. Когда дверь лифта закрылась мы прижались друг к другу и стали целоваться, длинными сосущими поцелуями. Я прижался к ней членом и стал тереться, навреное мы бы так и трахнулись в лифте если бы в этот помент дверь лифта не открылась и не зашел официант с передвежным столиком. Мы вышли и поднялись еще на один этаж по лестнице к ее номеру. Сенди открыла дверь втащила внутрь номера и повалила на кровать. Мы снова стали целоваться, руками я сжал ее грудь прямо через блузку, наслаждаясь ее формой и упругостью. Тогда Сэнди приподнялась расстягнула блузку и выгнув плечи сбросила ее назад.

Наконец то ее грудь открылась моим глазам. У Сэнди был лифчик но он был с прорезями через которые наружу торчали ее возбужденные соски. Я обхвтил рукми ее грудь, чувствуя какая она горячая и тяжелая. Когда я стал ласкать пальцами ее твердые соски она задрожала и потянулась рукой к моей промежности. Сэнди немного помассировала мой твердый член рукой сквозь штаны, затем расстегнула ширинку и высвободила его. Она попросила меня лечь на спину, а затем, когда я сделал это, скинула свой лифчик и наклонившись надо мной, мозоля мне глаза своимими освобожденными грудями, стянула с меня штаны и трусы. Затем она сел на мою грудь спиной ко мне, так что прямо перед моим лицом была ее аппетитная попка, все еще скрытая юбкой и чулками. Сэнди наклонилась вперед и взяв в рот мой член стала аккуратно скользить по нему губами. Пока она сосала мой член ее промежность постепенно приближалась к моему лицу. Мои глаза были закрыты и вдруг я почувствовал как что то гладкое, горячее и немного напряженное скользит по моему лицу и губам. Я открыл глаза и дернулся когда увидел что это был большой полувставший член.

Вначале я немного растерялся, мягко говоря, я слышал истории про транссексуалов или как их тут называли "she-male" в Сан Франциско но никогда не думал что повстречаюсь с одной из них, тем более что это будет такая красивая женщина. Но она доставляла мне такое удовольствие своим ртом что я плюнул на все и решил продолжить. Я приподнялся и впервые почувствовал прикосновение чужого члена. Он был похож на мой но более горячий. Сэнди брила всю промежность и ее безволосая мошонка свисала вдоль ее здоровенного члена. Член был не обрезан и головка ее члена раздувалась под кожей. Я оголил ее и коснулся губами чувствуя слегка соленый вкус выступившей из отверстия смазки. Я почувствовал что мне нравится это и обхватил головку губами целиком.

Мы сосали друг друга покачивая бедрами. Я чувствовал как ее грудь прижалась к моему животу. Сэнди была напрого опытнее меня в этом дела. Внезапно она остановилась, слезла с меня и быстро скинула юбку.

"Я хочу чтобы ты трахнул меня в попку" промурлыкала она и взяла баночку смазки с журнального столика. Она смазала свою попку и ее член, который теперь уже был почти полностью напряжен, покачивался когда она приблизилась ко мне. ОЗатем она встала на четвереньки на кровати протянула руку назад и ухватив меня за член притянула меня к своей ждущей попке.

Ее попка была скользкая от смазки и я схватив ее за бедра вставил головку в ее анус. Сэнди удовлетворенно вздохнула когда все 19 сантиметров моего члена вошли в ее попку. Я наклонился вперед и обхватив ее одной рукой за грудь стал трахать ее в горячий узкий анус. Я трахал ее большими, сильными толчками так что мои яйца хлопали об ее, когда я засаживал ей по самый корень. Я трахал ее, переместив руку с ее груди, обхватил ее член и стал дрочить его, лаская свол и головку которые были скользкие от стекавший по ним смазки. Сэнди прогнулась назад так что теперь мы оба стояли на коленях и ее спина прижималась к моей груди. Повернув голову она впилась в меня поцелуем. Я почувствовал приближение огразма и в этот момент ее член стал подергиваться в моей руке. Горячая струя спермы вырвалась из моего члена глубоко в попке Сэнди. Через мгновение она тоже начала кончать. Я обхватил рукой головку ее члена и струя белой спермы выплеснулась в мою ладонь. Я стал размазывать ее по ее головке, ствол и яйцам чувствуя в руке жаркую тяжеть ее члена.

В автобусе

Категория: Жено-мужчины

Автор: А. Н. Оуэн

Название: В автобусе

Каждое утро я с нетерпением ждал автобуса, чтобы встретиться с ней. Я специально изменил свой распорядок дня, с тех пор как впервые встретил эту женщину в авто-бусе. Только бы иметь возможность видеть ее.

Она садилась возле передней двери автобуса. И в первый раз это произошло так. Я вошел в салон, заплатил водителю, повернулся и: застыл, словно громом поражен-ный. Она была столь красива, что у меня голова кругом пошла.

И теперь, когда мы видим, друг друга, она приветственно улыбается мне, а потом я сажусь позади нее. Очень хочется сесть возле нее, почувствовать, как ее мягкие волосы трутся о мой локоть, завести с ней милый разговор ни о чем и украдкой по-глядывать на роскошные ноги. Но автобус всегда почти пустой, и с моей стороны было бы верхом нахальства усесться именно рядом с ней. Особенно после моих весь-ма красноречивых взглядов.

Она была высокой с роскошными каштановыми волосами. Европейские черты лица: вы-сокие скулы, полные губы, завораживающие голубые глаза. Одевалась она довольно консервативно, но даже деловой костюм смотрелся на ней чертовски сексуально; всегда туфли на высоких каблуках, жемчужные серьги и ожерелье. Всякий раз, про-ходя мимо нее, я чувствовал нежный аромат ее духов. Одним словом, для меня все-гда было загадкой, как эта совершенная во всех отношениях женщина попала в самый обыкновенный автобус.

Как-то дожидаясь автобуса, я думал о ней. Хотя, если честно, дня не проходило, чтобы я не вспоминал мою прекрасную незнакомку. Мы всегда обменивались взгляда-ми, как бы говоря: " Привет, рад (рада) снова видеть тебя". Только взгляды, ни одного слова не было нами произнесено. Мне хотелось сказать ей "привет", позна-комиться, и только потом занять пустующее кресло рядом. Но я всегда помнил, что женат и не имею права на всякие глупости. Для меня это был всего лишь легкий, ни к чему не обязывающий флирт. Я слишком люблю свою жену и не хочу изменять ей. Однако в своих грезах я придавался с этой роскошной женщиной самому разнузданно-му сексу. Только в грезах. Это, по крайней мере, было абсолютно безопасно для всех - меня, ее, моего семейного очага.

Когда подъехал автобус, я вошел внутрь, протянул водителю деньги, повернулся к ней и замер, пораженный ее красотой:все как обычно. На ней был белый костюм, бе-лая шелковая блузка, жемчужные серьги и ожерелье. Я посмотрел ей в глаза, улыб-нулся и сказал: "Привет". Я попытался изобразить эдакую великосветскую небреж-ность. Но, черт возьми, как же банально прозвучал мой " привет"! Словно я не мог произнести ничего другого? Хотел как лучше, а получилось хуже, чем обычно! Она улыбнулась мне в ответ и, слегка приподняв левую бровь, ответила: "Привет". "Вот и познакомились", - засмеялся я и сел прямо позади нее, с облечением отме-тив, что моя попытка перейти от взглядов к словам все же не совсем провалилась. На самом деле, я думал, что все будет гораздо хуже.

По дороге на работу, я всегда читаю газету, но нежный, но сильный запах ее духов одурманил меня, и все буквы сливались в какую-то черную кляксу. Подняв глаза, я увидел часть ее прекрасный профиль и волосы, рассыпавшиеся по спинке кресла. Когда объявили ее остановку, она встала и еще раз одарив меня своей прекрасной улыбкой, сказала: "До завтра". Я, прямо-таки, расплылся по сидению. "Смотри, не переработай!" - пожелал я ей вслед. И только потом понял, что сморозил очередную глупость. Мне определенно везло в это утро. Но она только еще раз улыбнулась и вышла из автобуса. Ух ты, у меня получилось! Это может стать началом прекрасной дружбы. До конца рабочей недели я продолжал укреплять наше знакомство. Мы при-ветственно улыбались друг другу и начинали болтать о всякой ерунде. Разговор не имел смысла, но ее голос был для меня слаще любой музыки. Я смаковал каждое ее слово.

Весь уик-энд не мог ни о чем думать, только о ней. Я представлял себе, как иду по улице, обнимая ее за талию. Ветер слегка колышет ее волосы, а каждый мужчина на улице отдал бы все за возможность очутиться на моем месте.

В понедельник я, как обычно, поднялся в салон автобуса, повернулся, но ее не бы-ло. "Нет, она не могла просто так исчезнуть!" - мысленно завопил я. Должно быть, она просто опоздала на автобус. Но потом я увидел предмет моих грез. Она сидела в самом конце салона. Заметив меня, стоящего в проходе, женщина улыбнулась. На-строение у меня резко упало - наш утренний ритуал был нарушен. Уверен, что она без труда прочитала это в моих глазах. С тем же взглядом - смесью любопытства и разочарования - я направился к ней. Когда я поравнялся с ее местом, женщина уб-рала свою сумочку с соседнего кресла, приглашая меня сесть.

Я немедля воспользовался столь любезным приглашением и немедля поинтересовался:

- А почему ты сегодня не села как обычно.

Впервые с момента первой встречи, мы сидели рядом. Я не верил в свое счастье.

- Понимаешь ли, это самое подходящее место для плохих девчонок, - ухмыльнулась она и подмигнула мне.

Она выглядела так сексуально, что мой дружок немедля дал о себе знать.

- И что же такого плохого ты сделала?

- Еще не сделала, - сделала она грустные глаза. - Только собираюсь.

- А что именно:- начал я, но она, улыбнувшись, стала поглаживать меня между ног. - О-о-ох, как:

Женщина тут же прижала пальчик другой руки к моим губам. Я не знал, как на это реагировать. Вот уже много лет, я не имел дело женщинами: кроме, конечно, жены. Но жена исследована вдоль и в поперек, поэтому ее можно не считать.

Но сейчас все было совершенно по-другому. Загадочная незнакомка - я даже имени ее не знал - ласкает меня у всех на виду. Думаю, ни один мужчина не стал возра-жать против таких знаков внимания со стороны прекрасной женщины. Однако сидел я как на иголках - страшно подумать, что другие пассажиры могут увидеть, чем мы заняты. Мне совершенно не хотелось быть пойманным, что называется, на месте пре-ступления. Я сделал слабую попытку остановить ее, - попытка не удалась.

Все было так неожиданно. Я ничего не знал о ней. Да, я хотел ее, но ведь это же только фантазии. Фантазии фантазиями, но сейчас все было по-настоящему. Словно два мира соединились в один - мир моих грез и реальный мир. И здесь в автобусе, по пути на работу, сбывается то, о чем я так долго мечтал. Естественно, я не смог остановить ее. Не в силах человека помешать этому.

Она наклонилась и поцеловала меня в шею, а потом крепко сжала мой член через брюки. Я дернулся, как от удара током. Ее волосы легли мне на плечи, пахли они восхитительно. Неожиданно мне стало жутко неловко, и я попытался, как можно глубже забиться в свое кресло.

- Как с тобой хорошо, - тихонько промурлыкала она мне на ухо, поглаживая языком мочку.

Вытащив член из штанов, неожиданно ставших слишком тесными, она стала щекотать его своими длинными ногтями. Каждый нерв в моем теле был, натянут, словно сталь-ная струна, а мозги едва не перегрелись от напряжения. Женщина, которую я до смерти хочу, живое воплощение моих подростковых грез, сидит здесь, в автобусе, рядом со мной. Этого не может быть на само деле. Я хотел эту женщину, желал за-няться с ней сексом. Но в автобусе, нет, это было выше моих сил!

Она убрала палец от моих губ и крепко поцеловала меня. Потом она наклонилась и сомкнула губы на моей залупе. Я тут же посмотрел в проход, не обратил ли кто-нибудь на нас внимание. Никого. И в этот момент член до самого основания погру-зился в ее горячий рот! О-о-о, да! После медового месяца, жена ни разу не делала мне минет, а сейчас незнакомка воплощает мои самые смелые эротические желания.

Я поглаживал ее волосы, мягкие пряди скользили сквозь пальцы. Ее голова ритмично двигалась вверх и вниз, а что она вытворяла языком, невозможно передать словами.

- О да, милый, да. Спусти мне в рот. Напои меня своим молочком, - простонала она, на мгновение останавливаясь.

Я был более чем готов удовлетворить эту страстную просьбу, потому что моя пушеч-ка могла стрельнуть в любой момент. Когда автобус остановился, и группа пасса-жиров зашла в него, в яйцах у меня уже все кипело. Тут несколько человек пошли, как мне показалось, прямо к нам. Я кончил! И едва не спятил, такого сильного оргазма я уже сто лет не испытывал. Мощная струя спермы выплеснулась ей в рот, а пассажиры подходили все ближе и ближе. Блин, сейчас нас застукают, а она продол-жает выдаивать меня! Незнакомка не переставала сосать. Мне было безумно хорошо, однако, это безобразие надо было немедленно прекращать! Вдруг, в одно движение она выпустила обмякший орган изо рта и накрыла его сверху моей рубашкой, а потом откинулась назад и притворилась, что дремлет. Один из пассажиров прошел в конец салона и сел напротив нас. Он ничего не заметил. Но я даже поверить не мог, как близко мы были от провала! Вряд ли, женщина знала, что не подними она голову се-кундой раньше, срок за непристойное поведение в общественном месте нам был бы обеспечен. Я повернулся к ней и игриво заметил:

- Душа моя, а нас чуть-чуть не застукали!

Она лишь улыбнулась и взяла меня за руку. Сначала я подумал, что это лишь выра-жение ее чувств ко мне, но потом, когда она положила мою руку себе на промеж-ность и стала себя поглаживать, то понял, что у незнакомки большие планы. Спяти-ла, подумал я. Мы больше не были одни, но она явно желала продолжения. Искатель-ница приключений, етить ее!

Затем она перестала держать мою руку, и теперь я гладил ее уже без каких-либо подсказок. В мгновенье ока она стянула с себя трусики, и стремительно сунула их в карман моей рубашки. Эта игра захватила меня, но прежде чем решиться на какие-либо серьезные действия, я оглянулся на пассажира по соседству, не заметил ли он чего. Тот не обращал на нас никакого внимания. Тогда я запустил руку ей под юбку и повел ее вверх. Ее ноги были великолепны на ощупь: гладкие, нежные. А затем я нащупал под юбкой еще кое-что, чего там быть не должно. Я решил, что это, навер-но, дилдо. Блин, мелькнула у меня мысль, огонь-девка - разъезжает на обществен-ном транспорте с дилдо в трусах. Но, пошарив рукой вокруг, я, неожиданно, сделал еще одно открытие. Это было не дилдо. Это был настоящий член. Ее член. Я нащупал у нее под юбкой член!

Я замер. Невозможно. Я не мог только что заниматься сексом с парнем. Уж я-то точно это знал! Похоже, прошла вечность, пока я пытался принять хоть какое-нибудь решение. Но она вывела меня из прострации, вкрадчиво прошептав на ухо "Ну как, нравиться моя пися?"

И снова она стала ласкать себя моей безвольной рукой. Я, не отрываясь, смотрел ей в лицо, пытаясь найти хоть какое-то сходство с мужчиной. Даже отдаленного сходства не было. Она была все той же роскошной женщине, о которой я мечтал. Ее улыбка все так же завораживала меня, а фигура все так же сводила с ума. И она улыбалась мне - ничто в мире не смогло бы заставить меня сопротивляться ей. А потом незнакомка сделала резкое движение бедрами вперед, и моя рука задвигалась на ее стволе. Я все еще хотел ее, а явная извращенность ситуации только придала новые силы. Какого черта, ведь никто никогда об этом не узнает. Все о чем я мог в эту минуту думать - это как бы доставить ей (ей?) удовольствие.

Я стал ее дрочить, неотрывно глядя ей в глаза. Впервые в жизни я держал в руках чужой член. Она подмахивала, и с каждым движением бедер юбка задиралась все выше и выше. Моя рука и ее бедра двигались в унисон. Она прикрыла глаза и, облизывая губы, начала постанывать. У меня мелькнула мысль, что парень, сидящий по сосед-ству, вот-вот ее услышит. Но мы, похоже, абсолютно не интересовали его.

Незнакомку проняло: она ерзала по сидению, стоны становились все громче. Головка члена стала влажной от непрерывно выделяющейся смазки, которая обильно смазала мне ладонь, и ствол легко сновал "туда-сюда". Ее юбка то взлетала, то снова опускалась. Я остановился, и задрал ее свободной рукой повыше. Мне хотелось по-подробней рассмотреть ее член. Он был такой большой и твердый, что я никак не мог поверить, что это самый настоящий орган, а не какой-нибудь трюк. Нет, все было взаправду, ее палка была настолько же реальна, насколько реальным был мой собственный член, заметно, кстати, окрепший. Я снова обхватил ее член ладонью и продолжил. Восхитительные ощущения, никакого стеснения не было и в помине. Без всякой задней мысли, я наклонился и поцеловал ее в губы. Нежные и обжигающие, словно пламя. "Дрочи меня, детка, дрочи, пока я не спущу тебе в руку", - прошеп-тала она мне на ухо и снова улыбнулась. От сочетания столь грубого понуждения к действию и роскошной улыбки, я окончательно спятил. Я начал ласкать ее с удвоен-ной энергией, шепча при этом на ухо всякую похабель.

Нет, я не откусывал от запретного плода по кусочку, - я вгрызался в него. Опас-ность быть пойманным, извращенность самой ситуации - это жутко заводило меня. Моя ладонь превратилась в щелку, туго сжимающую ее член. "Я сейчас кончу. Больше не могу сдерживаться", - шептала она, не отводя от меня глаз. Теперь у нее было совсем другое выражение лица. В ее взгляде читалось отчаянная просьба. Она упра-шивала меня довести дело до конца, разрешить ей спустить мне в ладонь. В этот миг она была в полной моей власти. И вот ту-то я и понял, что влюбился в нее окончательно и бесповоротно.

А потом случилось это. Член дернулся несколько раз. Сперма наполнила мою ладонь. Ее сперма. Она поднесла мою руку ко рту и дочиста облизала, тщательно обсасывая каждый палец. А член в это гордо торчал из-под юбки. " Было замечательно", - до-вольно проурчала она.

Затем незнакомка поднялась и поправила юбку. Член скрылся, и снова рядом сидела стопроцентная женщина. Но теперь-то я знал ее тайну, и от этого меня еще сильнее влекло к ней.

Она подмигнула мне и сошла на первой же остановке. Ни сказав не слова. До конца дня я не мог прийти в себя. Я занимался сексом в автобусе. И даже главное не это, а с кем я занимался сексом! Естественно, вся работа в тот день у меня из рук валилась.

Больше мы не виделись. Весь следующий месяц, я надеялся встретить ее среди пассажиров. Безрезультатно. Много бессонных ночей я провел, теряясь в догадках, что же могло случиться с ней. Иногда мне даже кажется, что все произошло только в моем воображении, но ведь я ощущал ее прикосновения, вдыхал запах ее прекрас-ных волос, чувствовал губы, сжимающие мой член. Возможно, всю оставшуюся жизнь я буду грезить о ней - "девушке" из автобуса.

Клуб Транс

Категория: Жено-мужчины

Автор: А. Н. Оуэн

Название: Клуб Транс

Это был худший день в моей жизни. Мы с моей девушкой, Элли, были в ссоре уже несколько недель, - несколько недель непрерывных споров и обвинений. Я всего лишь хотел, чтобы она была счастлива. Я жил ради нее. Но после этой размолвки, мне уже никогда не вызвать у нее улыбку. Мы расстались. Элли сказала, что все в жизни меняется, и она уже не чувствует ко мне того, что раньше. Она больше не любит меня.

Я абсолютно ничего не мог понять. Как же так. Пять лет, я боготворил эту девушку. Мы были вместе с тех пор, как мне исполнилось 18. Наши отношения были идеальны. Она была моей первой девушкой. И я мечтал, чтобы наша любовь никогда не кончалась. И вот теперь жизнь впервые приложила меня мордой об стол. Ничто не вечно. Я был в отчаянии. Никогда не думал, что со мной может такое случиться.

Я никогда в жизни не напивался. Лишь иногда позволял себе бокал другой пива или вина, и то всегда в компании. Однако сегодняшний вечер был исключением. Мне хотелось напиться вдрызг, чтобы хоть на время уйти из окружающей меня реальности. Стив, мой лучший друг, знал о моих проблемах с Элли, поэтому он позвонил и спросил, не хочу ли я пропустить рюмашку в каком-нибудь баре. Естественно я согласился.

Он заехал за мной в 10:30 вечера. У меня никогда не было любимого заведения, и я сказал Стиву, что можно выпить в первом попавшемся баре.

Съехав с шоссе, мы стали колесить по незнакомым улицам. Ни Стив, ни я прежде не бывали в этой части города. Она была как лабиринт.

- Правильно, мы проплутали тут пять минут и уже заблудились ко всем чертям, - сказал я Стиву.

- Не боись, - улыбнулся он. - Мы просто должно быть не с того конца заехали. Ну и ладно, нам ведь не военный завод нужен, а всего лишь бар. Найдем.

Поверить не могу, в кой-то веки я выбрался из дома, чтобы напиться, а мы так заблудились, что даже самого завалящегося бара найти не можем.

- Вот, кстати, и он, - отвлек меня от невеселых мыслей Стив.

Он показал на заведение, яркая вывеска которого сообщала, что место сие называется "Транс", и вопросительно посмотрел на меня. Вообще-то, это скорее был данс-клуб, о чем я немедля сообщил Стиву.

- Так что даже не знаю, подойдет ли нам это заведение, - заметил я.

- В данс-клубах тоже есть бары. Так какая, к черту, разница, - ответил Стив. - Ты ведь хочешь напиться в доску, не все ли равно, где это делать? Кроме того, там, наверное, тусуется орава аппетитных студенточек. Может нам удастся напоить парочку из них, отвезти домой и расслабиться. Нет, правда, там скорей всего мы сможем подцепить пару девочек, готовых на первом свидании идти до конца.

Тут я снова вспомнил об Элли. Сердце у меня кровью облилось при мысли, что между нами все кончено. Мало ли, что может случиться после пары рюмашек, подумал я. В конце концов, не так уж и плохо, если я трахну какую-нибудь телку. Это будет моей месть Элли, за то, через что мне пришлось из-за нее пройти. Мы припарковались и пошли к сияющему неоновыми огнями клубу " Транс".

Выйдя на улицу, я понял, что мои подозрения оправдались, - это был данс-клуб. Я открыл дверь и вошел внутрь, Стив шел за мной. Блин, ну и местечко мы с ним откопали. Светомузыка, танцующие люди, безумная атмосфера всеобщего веселья. В клубе было много женщин, много одиноких женщин. Видно было, что они пришли без кавалеров, потому что танцевали с другими девушками.

- Вперед, на штурм бара! - скомандовал я Стиву, обняв его за плечи. - Самое время забыть про нашу скорбную жизнь, и особенно про эту суку Элли.

Он ответил шлепком по спине, а потом быстро шлепнул меня по заднице. Что-то он себе много позволяет, хотя явно, что просто прикалывается.

В баре было полным-полно народу, но нам удалось найти два места.

- Ух, ты, как же нам повезло, заявил я, когда мы уселись. - Думаю, мы можем тут на всю ночь зависнуть.

- Ты только посмотри, какие тут женщины, - поддержал меня Стив. - Здорово, что ты снова свободен. Чую, мы сегодня проведем ночь в приятной компании.

И я опять немедленно вспомнил об Элли, какая же она красивая. Она всегда одевалась очень сексуально, а уж белье всегда носила жутко возбуждающее, неважно собирались ли мы заниматься любовью или нет. Но когда мы оказывались с ней в постели, то это были поистине африканские страсти, настоящий животный секс. Все эти ее чулочки, пояски с подвязками, мини-юбки, туфли на шпильках - Элли знала, как сильно они меня заводят. Если мне не хотелось секса, то она мгновенно натягивала чулки, шпильки, короткую юбочку, и я становился рабом ее желаний.

Из мира воспоминаний меня вытащил Стив, толкнув локтем в бок. Я посмотрел на него, а потом на барменшу.

- Чего будешь, красавчик? - осведомилась она.

Вот это была женщина. Статная красавица с изумрудно-зелеными глазами, которые, казалось, пронизывали, словно рентгеновские лучи. Она была очень высокая, ее рост был явно больше шести футов. На ней было короткое платье, ярко-черное и блестящее, из какого материала похожего на кожу. Я подумал, что росту ей наверняка придают туфли на шпильках.

- Даже знаю, двойную порцию самого крепкого, что у тебя есть. И моему другу того же самого, - ответил я.

- Ох, красавчик, тогда я точно знаю, что тебе нужно. Тебе понравиться. Это мой собственный специальный рецепт.

Она смешала несколько странных на вид напитков, выглядящих как ликеры на основе тропических фруктов, и подала бокал с ярко-красной жидкостью.

- Ну и что это за фигня? - поинтересовался Стив.

- Да какая, на хер, разница. Чем болтать, давай-ка, выпьем, - отозвался я.

И мы одним глотком выпили предложенный эликсир. Сначала меня, словно огнем обожгло, но потом стала невероятно хорошо.

- Вот это вещь, - только и смог сказать я, чувствуя, как голова в одну секунду стала чугунной.

Перед глазами точно туман какой-то появился, все неожиданно стало расплывчатым; люди и предметы потеряли привычные очертания. Я протер глаза, чтобы взгляд хоть немного прояснился. Ох, какое мне хорошо стало после этого коктейля. Я оглянулся на Стива. Тот расплылся в широченной улыбке, глаза горели.

- Похоже, что я обрел любимый напиток, - сказал он.

Полностью с тобой согласен, - кивнул я, думая, неужели я выгляжу так же идиотски, как и он.

Мы повернулись к барменше. Она выглядела очень довольной

- Значит, мой коктейль вам понравился, не так ли?

Мы одновременно кивнули.

- И вы не отказались бы от еще одной порции, так ведь?

- Да, конечно, - дурни мы были б, если бы отказались.

- Похоже, ребятки, вы уже дошли до кондиции, и сделаете все, что я захочу, - заметила она, ставя перед нами бокалы с коктейлем, словно сделала их заранее, точно зная, что мы захотим повторить.

Когда я и Стив осушили бокалы, барменша велела нам следовать за ней. Довольно улыбаясь, мы пошли за ней в глубь клуба, считая себе самыми счастливыми парнями на свете. Два счастливых парня, которым крупно повезло. Не совсем, правда, уверенных в чем именно им повезло. Хаотичная музыка следовала за нами, и когда мы вслед за женщиной вошли в комнату позади бара. Хотя это была больше чем комната. Повсюду зеркала, а у стен несколько кушеток. Еще из этой комнаты вел коридор, вдоль которого виднелись двери. На одной из кушеток полулежала женщина, барменша обняла ее, поцеловала и что-то прошептала на ухо.

Затем она представила ее моему другу. Стив сразу же приглянулся нашей новой знакомой. И эта женщина в мгновенье ока вышла с ним в коридор, и они скрылись в одной из комнат. Все произошло невероятно быстро. Я же был в плену у очаровательной барменши.

- Давай-ка пойдем в местечко потише, там мы сможем спокойно поговорить, - сказала она, игриво подмигнув.

Женщина была права, - музыка слишком громко играла. Однако эти ритмы захватили меня, и я невольно поймал себя на том, что раскачиваюсь в такт, улыбаясь при этом, как придурок. Что происходит со мной? Я чувствовал себя так, словно потерял какую-то часть своего "я", проследовав за прекрасной барменшей в одну из комнат, выходящих в коридор.

Невероятно, но женщина была гораздо выше меня. Я попытался открыть глаза пошире, что вобрать ее всю, но веки, будто свинцом налились.

- О, моя повелительница, - я был готов пасть на колени перед этой невероятной женщиной.

Она повернулась и ответила:

- О да, я - твоя госпожа, а ты принадлежишь мне.

С улыбкой барменша чмокнула меня в щеку. Я хотел, было, запечатлеть поцелую на ее прекрасных губах, но она отвернулась

Когда мы очутились в комнате, барменша велела мне подождать ее здесь, а она сейчас поставит более соответствующую музыку.

В комнате было довольно пусто. Голые белые стены и пурпурный коврик на полу. Посередине стоял обычный деревянный стул. Моя первая ночь свободы, а я уже почти уложил в койку роскошную бабцу. Да, я малый не промах! Мне стало жарковато, и я снял рубашку. А об остальной моей одежде пусть барменша позаботиться. И тут до меня дошло, что я даже имени ее не знаю. Хотя, с другой стороны - я собираюсь затрахать ее до потери подсознания, а для этого вовсе не обязательно знать имя. Однако время шло, а барменши все не было. Я начал чувствовать себя как-то неуютно в этой комнатушке.

И вдруг раздалась музыка. Сначала тихо, но потом все громче и громче. В мелодии не было духовых инструментов, только клавишные. И по сравнению с техно, ревущим в клубе, она звучала как хор ангелов. Я тут же почувствовал умиротворение. Но что-то не так было в этой музыке; она постоянно сопровождалась каким-то странным шепотом. Голос как будто барменши, но я не мог ни слова разобрать. Мелодия и этот почти не различимый шепот полностью захватили меня. Шепот, шепот со всех сторон. Ужасно смущенный, я, тем не менее, стал раскачиваться взад - вперед, улыбаясь при этом. Я танцевал под эту странную чарующую мелодию. Все мысли куда-то ушли, и я сконцентрировался только на музыке и шепоте. Расстегнув ремень, я выдернул его из штанов, а затем, не думая, бросил его на пол, словно танцор в мужском стриптизе. Покачивая попой под музыку, я медленно снял джинсы и тоже бросил их на пол; за ремнем и джинсами последовали трусы, и я остался абсолютно голым.

Все было так странно. Я посмотрел на постель, стоящую возле стены. Раньше я не придал ей большого значения: постель, она и в Африке постель. Но теперь я заметил, что на ней лежит полный комплект женской одежды.

- Кто самая красивая девушка на свете? - шепот стал громче.

- Элли, - монотонно ответил я.

- Теперь Элли - это ты.

- Элли - это я.

- Ты совсем голая, Элли. Где же твоя одежда?

Теперь голос шел откуда-то из глубин моего мозга. Я как будто сам задал себе этот вопрос.

- Моя одежда на постели.

Покраснев, я взял атласные черные кружевные трусики, и надел их. Когда прохладная ткань коснулась моего члена, то он мгновенно распрямился. Затем я надел пояс. При ходьбе подвязки щекотали бедра.

Пришло время чулок. Сев на край постели, я взял один. Чулки были из нейлона, черные непрозрачные, наверху кружева. Мое истинное "я" изо всех сил боролось с музыкой и шепотом. Я начал натягивать чулки, но вдруг остановился. Моя мужская натура рвалась на свободу. Нет, не трогай чулки! Ты мужчина, а не девушка! Не делай этого! Музыка стала громче. Только девушки и педики носят чулки! Нейлон коснулся пальцев ног. Я - мужчина! Я уже по щиколотку натянул чулок, шепот все нарастал, подавляя волю к сопротивлению. Я - мужчина? Черный нейлон уже до половины обтянул голень; член стоял как каменный столб. Слезы потекли у меня из глаз, когда понял, что вкрадчивый шепот и музыка победили мужчину во мне. Я - де-е-е-евушка. Нога упакована в чулок; набухший член рвется из трусов. Я - де-е-е-евушка. Слезы текут по щекам.

- Я - Элли.

- Тебе нравится женская одежда, Элли?

- Мне нравится женская одежда.

- Ты больше не будешь носить мужские вещи. Элли, что ты думаешь о мужской одежде?

- Я терпеть не могу одежду, которую носят парни. Хочу носить только то, что носят девушки.

- Элли, ты славная, умненькая девушка.

Я улыбнулся этой похвале моего невидимого собеседника и пристегнул чулок к поясу. Полностью отдавая отчет своим действия, я, тем не менее, не мог заставить себя остановиться. Должно быть, в коктейль было что-то подмешано. Мое мужское "я" замолчало. Облегченно вздохнув, я натянул второй чулок.

Покончив с чулками, я взял черный атласный лифчик. В чашечках были подкладки для увеличения груди, и я, надев лифчик, словно обрел грудки.

- Хочу, чтобы моя повелительница увидела, какая красивая девушка ждет ее, - сказал я, поднимая с постели черное мини-платье.

Я положил его на пол, потом взял за лямки и надел его через голову. Ощущения были не забываемые. Ткань облегала мое тело, и я почувствовал себя настоящей девушкой и вспомнил с каким удовольствием всегда наблюдал, как одевается Элли после ночи любви. Опустив глаза, я увидел огромную выпуклость между ног. Этот стояк всю красоту портит. Надо было что-то делать. Я задрал платье и сунул руку в трусики. После минутной возни, мне удалось сгладить картину. Приведя себя в порядок, я поправил платье. Какое же оно короткое, едва края чулок прикрывает. Мне было так хорошо в платье, никогда раньше я еще не чувствовал такую свободу.

Затем я увидел под кроватью коробку. Открыв ее, обнаружил внутри парик, тюбик с гелем, румяна, тени и зеркальце.

Начал я с теней. Я точно не был уверен, что нужно делать, но все тот же шепот инструктировал меня. Накладывая тени, я не переставал двигать попой в так музыке. Посмотрев в зеркальце, мне показалось, что я слишком сильно подвел глаза. Может, действительно я переборщил с тенями, ну и ладно. Теперь румяна. Я втянул щеки и наложил их по линии скул. Затем я взял помаду и густо намазал губы. Она была того ярко-красного цвета, который употребляют исключительно проститутки. Зачем в коробке был тюбик гелем, для меня оставалось загадкой.

Наконец, я вытащил из коробки парик. Он был черным, волосы коротко подстрижены. Я надел его как шляпу, потом посмотрелся в зеркало и поправил, чтобы он скрывал мои настоящие волосы.

"Я должен повиноваться своей госпоже", - с этими словами я сел на стул в центре комнаты. Голос велел мне скрестить ноги. Мне не хотелось этого делать. Моя мужская натура сделала последнюю попытку сразится с моей невесть откуда взявшейся женской половиной.

- Не делай, не делай этого! Так только девчонки сидят!

- А я и есть девчонка, Элли, - ответил я самому себе, усаживаясь в соответствии с пожеланиями голоса, который тут же похвалил меня, что я все делаю правильно.

Так, правую ногу на левую. Офигенное ощущение, когда затянутые в нейлон ножки потерлись друг о друга. Я сидел прямо на каменно-твердом члене - немного больно, но мне это даже нравилось.

- Почему тебе так хочется пить? - вдруг спросил голос.

- Не знаю, но пить действительно очень хочется, - во рту у меня пересохло, и я облизнул губы.

Внезапно музыка прекратилась!

Дверь открылась, и внутрь втолкнули женщину. Затем дверь так же быстро захлопнули. Моя "гостья" была одета как девушка-подросток. У нее были коротко стриженные светлые волосы. Прическа была такая же, как и у меня. На ней был узкий белый топ, сквозь который просвечивал лифчик, клетчатая мини-юбка и белые чулки. Девушка была на грани срыва!

- Я хочу пить! Умираю от жажды! Помогите мне! - слезы градом катились из глаз.

Мне самому тоже жутко хотелось пить. Чтобы утешить девушку, я обнял ее, и мы крепко прижались друг к другу. Без музыки у меня в голове прояснилось, или, по крайней мере, мне так показалось. Я точно знал, что нужно найти воду, чтобы напоить эту несчастную девушку, которая так нуждалась в моей помощи. Я спросил, как ее зовут. И она ответила - Стив. СТИВ!

- ЧТО! - завопил я, оттолкнув ее от себя. - Стив, какого черта ты так вырядился?! Что, вообще, за херня здесь творится.

- Да кто ты такая, черт возьми? - спросила она. - Я тебя не знаю.

- Что значит, ты меня не знаешь. Я - тот парень, с которым ты приехал в этот клуб.

- Минуточку, если ты этот самый парень, то почему ты одет как какой-нибудь сраный ПИДОР?!

Не зная, что ответить я опустил глаза, и в этот момент музыка заиграла с новой силой.

Когда я поднял взгляд, то увидел, что девушка снова расплакалась.

- Что случилось? - спросил я. - Не плачь. Скажи лучше, как тебя зовут.

- Сью, - ответила она. - Я очень хочу пить. Ты поможешь мне?

- А меня зовут, Элли. И я тоже хочу пить.

Мы стали с ней раскачиваться под музыку. Мои руки скрылись у нее под юбкой, и я стал поглаживать ее ягодицы, обтянутые атласными трусиками. Голова у меня закружилась, и мы поцеловались. Какие же сладкие у нее были губки. И в этот момент мне стало абсолютно ясно, как избавиться от этой мучительной жажды. Сью и я встали на колени, потом я лег на правый бок, а она на левый. Мое лицо оказалось как раз напротив ее бедер, и я словно кошка потерся о ее ляжки, обтянутые нейлоном. Задрав ей юбку, я увидел белые трусики, которые портила огромная выпуклость. Я освободил ее член. Музыка усилила мою жажду. Я почувствовал, как губы Сью обхватили головку моего члена, и сделал тоже самое. Вкус смазки, обильно выступившей на головке, мне понравился. И я стал энергично облизывать член. Сью полностью взяла мой член в рот и сосала его как карамельку. Я делал то же, что и она. Член все глубже и глубже погружался в мой рот. " А мне это нравится", - подумал я, старательно лаская его в такт музыке. Мощная струя спермы наполнила мой рот. Горячая густая, она мне очень понравилась. Я тоже кончил, и Сью пыталась выдоить меня досуха. Я решил не отставать от нее. Не знаю, сколько времени мы поили друг друга горячими сливками. Но вдруг музыка снова оборвалась, и в комнату, широко распахнув дверь, вошла моя повелительница, барменша!

Она схватила Сью, вытолкнула ее в коридор и закрыла за ней дверь.

Потом она повернулась ко мне.

- Дверь не заперта! Если хочешь уйти - уходи.

Но я не мог уйти.

- О моя повелительница, я желаю доставить вам удовольствие, - упав на колени, я зарыдал и прижался к ее ногам.

Она отшвырнула меня прочь, а потом с размаха отвесила пощечину!

- Жалкий пидор. Хочешь быть девушкой, ладно, я о тебе позабочусь.

Барменша подхватила меня под мышки и швырнула на постель. Затем она задрала мою юбку и сорвала трусики.

- Тебе понравилось сосать член, а сейчас я выебу тебя, - она с размаху шлепнула меня по заднице.

- Да, госпожа, трахните меня.

Барменша задрала свою кожаную блестящую юбку, ее трусы напоминали палатку. Она приспустила их, и я увидел огромный член. Я даже представить не мог, что моя повелительница на самом деле мужчина! Член был около девяти дюймов длинной и почти три дюйма толщиной. Моя мужская сущность окончательно сдалась. Мне ужасно хотелось получить эту громадину в попу, и я взмолился:

- Пожалуйста, госпожа, возьмите меня, пожалуйста!!!

Она взяла уже знакомый мне тюбик с гелем, щедро намазала свой роскошный член. Я почувствовал, как головка коснулась моей ягодицы, и вздохнул.

- Прежде чем, я трахну тебя, ничтожество, хочу, чтобы ты знал кое-что - действие наркотика, подмешанного в коктейль давно закончилось. И ты все делал по собственному желанию, когда увидел Сью. Ты делал то, что хотел. Сью тоже этого хотела, вот почему ВЫ СДЕЛАЛИ ТО, ЧТО СДЕЛАЛИ!

- А-А-АХ! - я завопил от боли - она вошла в меня.

Боль была невыносимой, слезы брызнули из глаз. А барменша все натягивала меня. Моя дырка была слишком маленькой для такого огромного члена. Слезы текли у меня по щекам, и я стал тоненько постанывать, словно шлюшка. О-о-ой! Она вошла еще глубже. Боль понемногу стала ослабевать. Еще один дюйм ее горячей плоти погрузился в мою девственную попу. Когда член до отказа заполнил мой зад, барменша стала трахать меня: вперед -назад, то, полностью выходя, то одним ударом вгоняя член целиком. Никогда еще мне не было так хорошо, я облизывал свои густо накрашенные губы и улыбался. Моя повелительница вовсю дрючила меня. Должно быть, мелькнула у меня мысль, Элли испытывала те же чувства, когда занималась со мной сексом.

- Я, ЭЛЛИ! - вопил я, не жалея голосовых связок, а барменша только улыбалась и продолжала разрабатывать мне попу.

Я мечтал, чтобы это длилось вечно, но тут моя повелительница задрожала, и горячая сперма наполнила меня до краев. Когда она вытащила обмякший член, густая жидкость потекла по моим ногам. Вдруг что-то кольнуло меня в ягодицу, какая-то иголка.

- Я люблю свою повелительницу, - прошептал я, прежде чем провалиться в объятия Морфея.

Когда я проснулся, было раннее утро. Мы со Стивом подпирали стену клуба на улице. На нас была та же одежда, в которой мы приехали в "Транс". Я разбудил его, и мы пошли к машине.

Усевшись в машину, я сказал:

- Стив, никто не должен знать, что случилось прошлой ночью. Возможно, нам не стоит обсуждать это даже между собой.

Он как-то странно посмотрел на меня и спросил:

- Кто такой Стив?

Нет, никогда уже наша жизнь не станет прежней.

Красивая учительница

Категория: Жено-мужчины, Фетиш

Автор: * Без автора

Название: Красивая учительница

Мои родители часто уезжали за границу ия оставаясь один мог спокойно предаваться своему излюбленному увлечению-колготкам. Так как мать,как я уже говорил, бывала за границей то в моем распоряжении был весь ее гардероб. А в нем было довольно много чулков, бодистокинг и колготoк, различных фасонов и расцветок. Я мог теперь спокойно одевать свои любимые наряды. Не трудно догадаться, что было одето под под моей школьной формой, если не было конечно уроков физкультуры.

Вчера в школе нам сказали, что у нас будет новая учительница литературы и все с интересом ждали кто-же войдет в класс.Но когда она вошла по классу прокатился, вздох восторга.Это была Шикарная женщина лет 35, высокая с потрясающей фигурой. Она была одета в черное обтягивающее платье сбольшим разрезом обнажающем ее длинные и очень красивые ноги в черных тонких колготках. То, что на ней были колготки я понял сразу,платье настолько плотно облягало ее фигуру, что явно были видны шов и широкая резинка ее шикарных колготок.

От этого зрелища уменя перехватило дух и я смотрел на нее,как завороженный.Я думаю, что она заметила этот нахальный взгляд и потом когда все рассаживались она неожиданно попросила меня пересесть на первую парту. Начался урок,но я уверен, что не только я не думал в эти минуты о Пушкине. На следующий день я не мог дождаться урока литературы, но вот прозвенел звонок и она вошла.Она была в длинном темно-вишневом шелковом платье настолько оптягивающем все прелести ее фигуры, что видны были ее набухшие соски.Проходя мимо моей парты она слегка оступилась и наклонилась поправить туфлю.Весь класс даже привстал,чтобы посмотреть на нее. Да, я не видел более прекрасных бедер! Ее платье натянулось еще сильнее так что уже отчетливо было видно, что На ней сегодня bodistokcing. Я настолько вобудился,тем более, что на мне было одето тоже самое,что чне мог дышать. Но когда она поднялась обножив,через разрез платья свои ножки и до меня данесся чарующий аромат ее духов я не выдержал и с тихим стоном кончил. По ее мягкой улыбке было ясно,что она все поняла.

В этот день она меня не вызывала за что я ей был благодарен. Последующие дни прошли спокойно , она одевалась менее вызывающе,может жалея меня или на нее наехали старые воблы из учительской,но всегда очень стильно. За эит дни мы можно сказать подружились на почве литературы и искусства,она оказалась нетолько очень превлекательной женщиной, но и очень умным и приятным собеседником.Я ходил на все дополнительные занятия. Но даже за разговором о поэзии мне всегда хотелось дотронуться до ее колготок.Она даже как-то раз пригласила меня к себе домой помочь настроить компьютер. Я очень волновался но она сумела убрать напря женность во мне и мы приятно провели время . Напоследок она предложила мне чаю я пошел в ванну помыть руки и увидел там ее колготки.Я хотел их забрать и уже взял, но она открыла дверь, спрашивая,чтоя так долго Она сделала вид,что не заметила резкого движения,которым я по- ложил колготки на место. Мы попили чай ,я поблагодарил ее и пошел домой.

На следующий день у нас заболел учитель физкультуры и я спешил домой,чтобы побыстрей переодется в то,что мне более приятно. Уже при выходе меня окрикнули,я обернулся и увидел ее. Она подошла и попросила меня сходить к ней домой,так как у нее начинается последняя пара, а она забыла выключить чайник. Я с радостью согласился и не веря в свою удачу помчался к ней домой. Вбежав в ее квартиру я начал скидывать с себя одежду и найдя у нее в шкафу колготки надел их.Так как у меня в запасе было около двух часов я решил оттянуться по полной программе. Поверх колготок я одел ее черный комбидрес и накрасился. Чуть не забыв про чайник я сходил на кухню, выключил его, повертелся у зеркала,лег на ее постель. Я ласкал свои ноги ощущая на них ласкающий бархат колготок. Закрыв глаза я представлял рядом с собой ее. И даже когда открыв глаза и увидев,что она стоит у двери и с улыбкой смотрит на меня, я не сразу сообразил,что это уже не мои фантазии...

Я сел на край кровати не зная, что сказать.Или я забыл закрыть дверь, может у нее уроки отменили,но это уже не имело значения.Меня таким раньше ни кто не видел и это меня возбуждало. Ни слова неговоря она неснимая туфлей зашла в комнату по пути растегивая свой пиджачок. Ее соски набухли так, что казалось сейчас прорвут черный нейлон обтягивающий их. Дойдя до середины комнаты она сбросила его на пол. Наней осталось только черный бодистокинг и длинная белая юбка с разрезом спереди.Она медленно стала снимать юбку. Я как завороженный смотрел на этот стриптиз. Она наклонилась вперед,резко сбросила юбку и выпрямилась... Через отверстие в бодистокинг у нее поднимался огромный член.

Тяжело дыша она подошла ко мне и не говоря ни слова стала водить членом по моим накрашенным губам. Меня охватило необычайное возбуждение,такого разворота событий я не ожидал. Я открыл рот и впустил в себя ее разгоряченную плоть. Она застонала от удовольствия,я надавил ей на бедра стараясь как можно дальше засунуть ее член себе в глотку.Яощущал каждую жилку на нем,чувствовал как он пульсируеет все больше и больше набухая.Она увеличила темп все громче и громче ее член напрягся и извергнул фонтан спермы прямо мне в рот. Я роглотил ее и облизал ее член.

Меня тресло от возбуждения, она поцеловала меня и легла на кровать раздвинув ноги и показав розовый кружок ануса. Явстал на колени и начал судорожно облизывть его засовывая кончик языка ей в попку.Встав я судорожно пытался достать из колготок свой член.Она улыбнулась и помогла мне справиться с этим.Нежно погладив мой член она вставила его себе в попку.Ястал импульсивно двигаться все глубже и глубже проникая в нее.Ягладил ее груди ,ноги обтянутые чудесным нейлоном. Она уже просто кричала от возбуждения,она выпрямилась и поток спермы выплеснулся из ее члена на живот.А меня уже во всю колотило,то ли от перевозбуждения,то ли от неопытности, или от захлеснувших меня эмоций Я никак не мог кончить...

Она собрала рукой сперму и облизала ее.Жестом пригласив меня лечь рядом , наши тела слились в страстном поцелуе. И я вновь почуствовал вкус ее спермы в своем горле.Ее рука скользила по комбидресу все ниже и ниже и нащупав мой анус она стала его массировать.Своим ноготком прорвав колготки напротив ануса она встала и резким движением вошла в меня почти на всю длину своего члена.Она во мне!!! Она двигалась все быстрее и быстрее, мои стоны уже перешли в непрерывный вой я слышал только звук нейлона о нейлон. Что было дальше описать словами нет возможности это. ЭТО БЫЛО ВЕЛИКОЛЕПНО!!!!!!!!!!!!!!

Очнулся я только под утро в ее объятьях ,мне ужасно захотелось поцеловать ее груди, схватив зубами ее сосок ,я втянул его в рот она застонала во сне.Яспускался все ниже и ниже по черному нейлону ее бодистокинг.И нащупав губами ее член я страстно стал его сосать желая еще раз испить ее коктейля. В этот момент я почувствовал ,как она обхватила своими губкаи мой член и мы слились в едином страстном танце. Залпы из нашихчленов произошли одновременно заполнив наши глотки спермой.Мы повернулись друг к другу отдавшись долгому горя чему поцелую. Наши спермы смешались и мы долго не могли напиться этим коктейлем. В этот день мы не пошли в школу, мы просто не могли оторваться друг от друга све больше и больше возбуждаясь...

Эпизод с нитестрелками

Категория: Жено-мужчины

Автор: Alien

Название: Эпизод с нитестрелками

...мы встретимся с тобой в тихом узком проходе и нам никак нельзя будет разойтись... Марина погладила Леночку по коленке, пробираясь пальчиками немного выше к мягкой Леночкиной попке...

- В заднем? - строя наивные глазки, спросила Леночка.

- Не паясничай, противный ребёнок! Мне грустно совсем без тебя, - сказала Марина и провела указательным пальчиком вдоль тёплого податливого разреза Леночкиной попы. Мягкие подушечки легко расходились, словно вновь и вновь приглашая внутрь...

* * *

Они познакомились на третьем курсе пединститута. Озорная Маринка слывшая грозой мужского пола всего истфака и тихая скромная Леночка, будущая учительница мирных биологий и ботаник. Факультеты параллельно сдавали нормативы по "подводно-надводному" плаванию в районном плавательном комплексе. По всем показателям институт был явно не физкультурным и добрая треть стяжателей водной славы плавать могла только вертикально вниз самостоятельно, а вертикально вверх уже с чьей-нибудь помощью. Поэтому группы были поделены на тех, кто сдавал кое-как нормативы и на тех, кто плескался в детском "лягушатнике" с одноразовым тренером, пытавшимся обучить этих сухопутных хоть азам взмахивания руками и шевеления ногами под водой. Леночка, вообще с трудом представлявшая совместимость своего тела с водным пространством, пугливо жалась к краю бассейна вместе с несколькими такими же "птицами". Марина сдала на "отлично".

А в раздевалке просто их кабинки оказались рядом.

- Совсем плавать не умеешь? - весело спросила Марина, вытирая играющее задором гибкое тело.

- Совсем, - ответила улыбаясь Леночка. - Последний раз я плавала, когда мне было годика три-четыре в собственной кровати. И с тех пор - ни-ни-ни!

- Симпатичная... с красивыми худенькими ногами... и с мякенькой белой попкой... Девушка, а мы с вами уже не встречались? - пародирую мужские способы знакомства того времени вдруг заговорила полушёпотом Марина и Леночка застеснявшись её откровенного взгляда скользившего по её полуобнажённому телу даже слегка отвернулась.

- Нет - не встречались, - приняла она игру, переодевая трусики под большим махровым полотенцем. - Причём ноги это ещё простительно. И что симпатичная - тоже. А попку мою вам попросту даже не видно и вы сударь просто обманщик или воображун!

- Ой какие мы важные! - Марина явно была бы хлопцем хоть куда если бы не была Мариной. - А меня Марина между прочим зовут. Ой девушка, а как зовут вас?

"Леночка!", хотела сказать Леночка, но тут произошло страшное. Видимо из-за непринуждённости обстановки с одной стороны и её полной неординарности с другой, Леночка немного утратила всегда столь жёсткий контроль за собой. И потянулась в шкафчик не одной рукой, как всегда крепко придерживая край и без того туго затянутого вокруг талии полотенца, а потянулась двумя руками. И по закону подлости и удручающей непременности стечения всего худшего в одной точке, край полотенца не выдержал именно в этот раз. Полотенце упало к ногам. Леночка быстро, очень даже быстро, присела и подхватив полотенце обернулась им вокруг талии. Но лицо её стало белей снега и подняв глаза на Марину она поняла, что Марина увидела! Она закрыла глаза как делала в самых страшных своих снах и, сосчитав до трёх, неожиданно для самой себя уже тихо сказала...

- Леночка...

Вокруг в основном оставались девчонки с биофака, истфак опередив всех давно смылся, так что позор должен был быть самым ужасающим и слухи будут самыми быстротечными. Дальнейшее будущее, как в страшной сказке, лучше было не представлять...

- Леночка, ты красивая..., - сказала Марина очень-очень тихо.

Леночка открыла глаза и медленно, как парализованная на шею, осторожно попыталась посмотреть по сторонам.

- Леночка успокойся, - также тихо сказала Марина. - Я посмотрела уже. Не бойся совсем. Не видел никто.

В раздевалке было по-прежнему шумно и на их партизанские движения действительно никто не обращал внимания.

- Спасибо, - сказала Леночка тихо и поняла что Марина никогда никого никому не предаст...

* * *

- Леночка, а это как? - спросила Марина уже на улице, провожая Леночку домой. Снег падал необычайно тёплый и мягкий в свете жёлтых фонарей и аллеи деревьев стояли укутанные словно в мягкую вату.

- Мариночка, пожалуйста! - взмолилась Леночка. - Я тебе потом всё-всё расскажу, но сейчас меня нервный озноб бьёт. Мне спрятаться хочется!

- Ты с родителями живёшь? - сразу поменяла тогда тему Марина. - С ними спрячешься! Может зайдём в кафешку какую-нибудь погреемся?

- Нет. Я на квартире у мирной бабушки живу. Она спит, наверное, уже. И мне надо уснуть и проснуться. Тогда страх любой отступает и все нервные ознобы проходят.

- А я в общежитии живу, - сказала Марина. - Ну и веселуха у нас там! Ты придешь ко мне в гости?

- Не знаю..., - в голосе Леночки опять слегка встревожились нотки и вдруг, как что-то легко кольнуло её изнутри... - А знаешь что, Мариночка? Пойдём в гости ко мне! Бабушка спит уже, а мы чайку попьём. Мне хорошо так с тобой. Пожалуйста, Мариночка. У меня матрац ещё один есть, я на нём лягу, а ты на моей кровати. Пожалуйста!

- Леночка, ты чисто напуганный ребёнок, - сказала Маринка улыбаясь двойному Леночкиному "пожалуйста". - Конечно пойду. Куда ж я тебя такую трясущуюся теперь брошу!

И засмеявшись Марина чмокнула Леночку в замерзший уже носик... - А он у тебя большой?

Леночка умоляюще посмотрела на Марину и Марина ретировалась молниеносно...

- Всё, всё, всё, не буду ни капельки! Интересовалась размерами матраца и исключительно твоим предстоящим комфортом...

* * *

За чаем Леночка сидела уже разрумянившаяся, ожившая и болтала с Мариной легко и спокойно. Случай в раздевалке почти вылетел из головы, а с Мариной было как-то особенно уютно и тепло.

- И только не вздумай на самом деле спать на полу! - сказала Марина почти строго, когда по две чашки чая и одна на двоих секретная сигарета были позади. - Ни за что не выгоню тебя из твоей милой кроватки! А если будешь сопротивляться - лягу на полу сама.

- А как же?... - вздрогнула большими ресничками Леночка и попунцовела до кончиков ушей.

- И не болтай глупостей, котёнок! - сказала Марина. - На такой полуторке как у тебя у нас в общежитии в случае приезда гостей и родственников поместилось бы четыре человека, а ты боишься не поместиться вдвоём!

Леночка боялась вовсе не того и с благодарностью взглянула на Марину за столь изящный обход столь тонкого вопроса.

Но когда ложились спать и на обоих уже были только трусики и ночнушки не выдержала всё-таки Марина.

- Леночка, это же ужасно интересно, лапочка! - Марина переводила взгляд с форм своего тела на Леночкины. - Ну пожалуйста-препожалуйста, покажи мне ещё один разик. Один разичек только!

Леночка вспыхнула и потупилась.

- Леночка, ну пожалуйста! - взмолилась Марина.

Леночка нерешительно приподняла край ночнушки.

- Мариночка, а ты никому..., - Леночка хотела спросить, но почувствовала как ей самой не по себе от такого вопроса и быстро сдёрнула трусики с себя вниз почти до коленок. Край ночнушки тут же упал и подняли его осторожно уже руки Марины. Марина заворожено смотрела под беленький животик Леночки где под аккуратным треугольничком чёрных кудрявых волосиков Леночки покачивался маленький розовый пенис.

- Леночка, ты чудо! - почти прошептала Марина, ни за что не отпуская край Леночкиной ночнушки. - Настоящее чудо! Наверное, такое бывает только во сне...

- Совсем и не только! - улыбнулась Леночка, выдёргивая наконец ночнушку у Марины и поворачивая выключатель на стене. - Я не могу так! Так меня ещё никто не рассматривал!

- А я бы смотрела и смотрела,... - сказала Марина мечтательно. - Подумать только - ты совсем как мальчик, но на тебя можно смотреть без страха оказаться объектом неуёмных вожделений. Я между прочим мальчика голого в последний раз видела в детстве, а ребятам я до общежития не всегда разрешаю себя провожать. А у тебя такая прелесть словно в шкатулочке в трусиках лежит! Леночка, покажи!

Маринка снова не выдержала и нащупала в изголовье кровати кнопочку маленького ночника. Леночка лежала рядом в смятении.

- Мариночка, может не надо? - спросила она робко.

- Леночка, я только посмотрю! - убедительно заверила Марина и Леночка, вновь приподняв край ночнушки, приспустила на этот раз лишь немного трусики.

Марина приспустила Леночке трусики немного дальше и положив ладони Леночке на талию стала рассматривать Леночкин пенис.

- Леночка, можно я потрогаю, тебе не будет больно? - Марина протянула пальчики к пенису, не дожидаясь ответа на провокационно-сдвоенный вопрос. Двумя пальчиками она осторожно сжала нежную розовую плоть продолговатого бочонка и легко погладила его от верхушки до самого кончика. Леночка смущенно приотвернулась, а её малыш вдруг предательски вздрогнул у Марины в руках, выдавая нескромные чувства зарождающиеся внутри теплеющего Леночкиного животика.

- Он... встаёт? - от изумления Марина широко раскрыла глаза. - Леночка, он у тебя встаёт?!

От столь фривольного вопроса Леночка неровно задышала, а малыш её окончательно вышел из повиновения и превратился в довольно крепенький молодецкий хуй. До размеров чудо-богатырей он может слегка и не дотягивал, но тогда из них об этом ещё никто не знал.

- Ох! - выдохнула Марина. - Настоящий!

Леночка же под властью тёплых волн, бивших упруго в живот, хоть и всё так же приотвернувшись, но откровенно продемонстрировала всё полное достоинство своего малыша. Крепко зажав в кулачок ствол своего кудрявого пенька, она оттянула другой ладошкой до предела яйца, и выпустила наружу шариковидную малиновую золупу.

- Леночка, я начинаю стесняться тебя! - сказала полушёпотом Марина, убирая ладошки от Леночкиного тела и наслаждаясь зрелищем в упор. Но Леночка сразу пугливо отдёрнула ладошки от своего головатого братца и его размеры на глазах стали сокращаться. Леночка сама стеснялась больше всех... Она натянула трусики и почти забилась в уголок, но Марина тепло протянула к ней руки и спустила с неё трусики до самого конца, а потом спустила трусики с себя.

- Леночка, ты просто прелесть. И самое необычайное существо на свете! Ты любимая подружка моя навсегда и я тебя никому не отдам! А всю ночь я хочу чувствовать тепло твоих ножек на своих...

Леночка и Марина засыпали в во всего лишь первую ночь своего знакомства по уши влюблёнными друг в друга...

* * *

После этого они просто с трудом могли обходиться друг без друга. Марина почти каждый вечер стала заходить в гости к Леночке, а Леночка даже несколько раз отважилась прийти в гости в общежитие к Марине, несмотря на то, что была напугана явно преувеличенными на тот момент слухами о царящих в общежитиях раблезианских нравах. Секса в стране не было, размножался народ исключительно почкованием и при обострении демографической ситуации планово увеличивались посевные площади капусты. Леночкино "совершенство" не сильно беспокоило обоих, они часто и надолго забывали о нём вовсе. Но периодически вопрос вставал аж ребром.

Как-то купаясь с Леночкой вдвоём в душе у Леночки дома по случаю обычно-трёхдневного отключения горячей воды в общежитии Марина взяла Леночкин член в руку и слегка пожимая спросила...

- Леночка, да как же ты с таким богатством в жизни пряталась? Ведь он же у тебя с самого начала был?

Леночка тут же смутилась, а член в крепкой мокрой ладошке Марины слегка надулся.

- Сначала, - рассказывала Леночка уже завернувшись в халатик за вечерним чаем, - меня считали мальчиком. Когда я родилась. Но я мальчиком не чувствовала себя никогда. Меня наряжали в рубашки и шорты, но когда я один раз пошла в общую баню с отцом в мужское отделение у меня случился нервный приступ. Никто не мог понять что со мной и объясняли всё какой-то тонкой нервной организацией. Мне очень повезло в детстве и родители были нежны со мной несмотря на то, что я никак не воплощала собой мечту отца о сыне-военном, мой отец был капитаном дальнего плавания, а сына почему-то хотел лётчика. И непременно военного лётчика-испытателя. Испытатель из меня получился видишь какой. Я сыном себя просто представить себя не могла. Чем больше мне становилось лет, тем сильнее и сильнее давала знать себя во мне девочка. С детским садиком меня Бог миловал и я не была затираемым мальчиком, а просто была всегда очень наверное тихим ребёнком. В школе уже было немного сложнее, но первые годы всё было ещё относительно спокойно. Страшное случилось в двенадцать лет, когда я обнаружила, что у меня начинает наливаться грудь. И тут навалилось всё сразу - и все мои девичьи повадки, и затираемые извне тайные помыслы, и самое главное моя давно уже довлеющая единственно женская натура. В один миг я осознала, что я девочка, которой в спешке пришили что-то не то туда куда девочкам ничего не пришивают. Ужасная перспектива просто потрясла меня. Играть в мальчика я больше не могла, скрывать себя становилось всё труднее и труднее и я часто по ночам просыпалась в холодном поту от мысли о том, что я чем-то себя выдала. И я убежала из дому!

- Ты? - Марина широко открыла от удивления глаза. - Ты, Леночка, убежала из дому?

- И очень изощрённо, как я теперь понимаю, в отличии от наших пацанов-второгодников, которые убегали из дому по три раза в год и были непременно снимаемы милицией на первом же железнодорожном переезде. Видимо инстинкт самосохранения заставил мозг работать с необычайной для подростка изворотливостью. Дома я втайне от родителей приготовила себе платье и оставив письмо в котором просила не волноваться за меня ни в коем случае, потому что я обязательно через пять лет вернусь, оставив письмо под тетрадками на столе, ушла утром в школу. Искать меня кинулись только вечером, по приходу с работы, а я к тому времени была уже далеко. На районных автобусах я уже настоящей девочкой добралась до соседней области и, определив по станционной карте место, ушла в самую глухую деревню, в которой жил мой родной дедушка. Мы приезжали к нему раньше в детстве с мамой и папой и мы очень подружились с ним ещё тогда. Только дедушке могла я рассказать, какое чудовище из меня получилось вместо боевого военного лётчика. Дедушка был добрый и очень родной и он понял меня. Иногда мне кажется даже, что ему абсолютно всё равно, кто у него есть - внук или внучка, он любил своё родное существо невзирая совсем ни на что. С дедушкой мы договорились, что он укроет меня от всех и в школу в деревне я уже пошла как девочка. Как я узнала потом, дедушка сразу всё-таки ездил втайне от меня к родителям и успокоил их на предмет существования у него их сокровища. Но относительно причин моего поступка он не проронил ни слова и очень жёстко рекомендовал родителям временно оставить ребёнка в покое, ввиду серьёзности повода мной руководившего. Так я стала собой.

Леночка улыбнулась.

- А как же потом? Всегда в тайне?

- Всегда, - сказала Леночка. - Очень тугие трусики и избегание всех видов пляжей и раздевалок. Может поэтому и плавать не научилась, хоть я и так воды боюсь. В бассейне я тогда оказалась почти под угрозой смертной казни. Я пропускала уроки физкультуры три курса по малейшему поводу и в плавательном бассейне не появлялась оба года до того, несмотря на строгость всех предупреждений. Но в этот раз дело дошло до самого декана и он сказал, что не будет заниматься значками ГТО для каждой студентки, а просто вышвырнет меня из института на следующий день после моего непоявления на сдаче нормативов. Трудно самой поверить, но тогда у нас с тобой в раздевалке это был мой первый прокол. Мне вообще в тот день до тебя всё совсем не везло. Один разговор с деканом чего стоил и с самого утра из рук просто падало всё, а упавшее полотенце, видимо, было уже закономерным финалом. Но такая волна невезения бывает, наверное, только перед большим счастьем, и поэтому я потом в тот день встретила тебя!...

* * *

А первое по-настоящему любовное свидание у них случилось спустя почти год. Уже привычно укладываясь спать в одну постель с Леночкой, Марина не знала куда себя деть и как начать мучивший её последние несколько дней разговор.

- Леночка, я места себе не нахожу! - Марина погладила Леночку по тёплой нежной руке. - Уже целый год я не обращаю никакого внимания на ребят, потому что мне хватает того, что у меня есть ты. Ты для меня очень больше, чем подружка, ты мой и друг и самый любимый человек...

- Я тебя тоже очень сильно люблю! - улыбнулась Леночка.

- Леночка, ты встречалась хоть немного когда-нибудь с кем-нибудь из ребят?... Хоть я понимаю, что говорю глупость...

- Я их боюсь панически, - сказала Леночка, - но стой, Мариночка, я, кажется, понимаю о чём ты говоришь. Я боюсь их, но мне очень бы хотелось, чтоб нашёлся человек, который бы меня понял и ребята мне попросту снятся... и совсем не всегда в скромных ситуациях... я иногда просыпаюсь так и, не понимая, что было со мной, но чувства с одной стороны очень тяжёлые, а с другой очень влекущие...

- ...вот-вот... Леночка, стой, я сейчас скажу, а ты не прерывай и слушай хоть и страшно будет может быть. Леночка, когда у меня были похожие сны и когда я узнала в первый раз, как люди делают ребёнков, я решила, что со мной это произойдёт только с самым любимым человеком. Это было очень давно, много-много лет назад. А совсем недавно я обнаружила, что любимый человек у меня - это ты. Я очень тебя люблю и вчера решила, что только с тобой я смогу сделать Это!...

Марина замолчала сама, наверное, даже больше испуганная, чем Леночка своими словами. Леночка лежала рядом и тихо дышала.

- Я? - спросила она шёпотом. - Мариночка, я не могу, тебе же будет больно всё Там!...

- Я потерплю, Леночка! - взмолилась Марина. - Лишь бы только ты! И говорят больно бывает только один раз...

- Нет, а я слышала, как одна женщина жаловалась на то, что больно бывает всегда, - сказала Леночка.

- Мы попробуем, а если будет сильно больно всегда, то не будем. Только попробуем!...

И Леночка согласилась. Она разрешила всё лёгким весёлым предложением...

- Тогда я варю кофе, потому что нам предстоит впереди самая настоящая первая брачная ночь! А брачная ночь раньше, чем утром не заканчивается...

- Леночка, я тебя люблю! - только смогла сказать Марина.

Леночка поставила кофеварку и принесла в комнату две маленькие свечи.

- Хватит ненадолго, но потом включим ночник, - сказала она улыбаясь сидящей на кровати и дрожавшей в этот вечер больше Леночки Марине.

За чашечкой Леночка взяла тушь для ресниц и нарисовала себе тонкие чёрные усики над губой.

- Ну как - страшно? - спросила она, сама себя пугая гримасами в зеркало, и спросила, поворачиваясь к Марине... - Похожа я теперь на заправского жениха?

- Ты похожа на мою Леночку с усиками из чёрной туши! - засмеялась Марина.

- Тогда прочь! - сказала Леночка, тщательно вытирая верхнюю губку. - Но, мадам, нам помешают ваши трусики! Пока они на вас не может быть и речи о сколь-нибудь близких отношениях между нами!

И Леночка положила руки на талию к Марине.

- Только не бойся, пожалуйста, Мариночка, я сама ужасно боюсь! - сказала Леночка и поднырнула ладошками под край ночнушки Маринке.

Марина прикрыла глаза и откинулась спиной к стене, а Леночкины ладошки потянули с неё легонько трусы. Сама сжимаясь внутри от страха, Леночка стала целовать тёплые обнажившиеся ножки Марины, поднимаясь от самых щиколоток к коленкам и немножко выше по податливым щёчкам внутренней стороны бёдер.

- Ой, только не туда! Туда нельзя целовать! Никогда! - категоричности того времени порой до сих пор не находится объяснений. Леночка остановилась на пороге к запретному и помогла стянуть Марине ночнушку полностью.

- Ты мне всегда нравилась голая!..., - сказала Леночка целуя Марине руки очень близко к локтю. - Можно я поцелую тебя как мужчина - в губы?

- Можно..., - ответила Марина приоткрывая горячий свой влажный рот. Леночка припала в поцелуе к алому ротику. Нежно облизав кончиком язычка губки Марины, она попробовала на вкус проникновение в нежный женский рот, и Марина почувствовала сквозь тонкий шёлк разъединявшей их Леночкиной рубашки вздрогнувшую, возбуждаясь, Леночкину плоть. Писюн закачался под подолом Леночкиной рубашки и она, сунув руку себе под животик, крепко стиснула его в кулачке. Марина помогла Леночке снять ночнушку и потушила почти догоревшие свечи. Раздвинув ножки, она пыталась подсунуть своё волосатое сокровище под Леночкин член, а Леночка, неумело взобравшись на Марину, абсолютно не представляя, как это нужно делать на самом деле, попыталась ввести своего дутыша в тугую щель, где должна была обнаружиться дырочка. Но дырочка, видимо, замуж не собиралась и найти её оказалось совсем не просто. Через пять минут обоюдных волнений взмокшая и расстроившаяся Леночка включила ночник и печально показала Марине на маленький розовый хоботок отъявленного дезертира.

- Я, наверное, никуда не гожусь для этих дел! - сказала Леночка, чуть не плача. - Он только стоит понапрасну у меня по утрам, а на самом деле не годится оказалось совсем!

- Я буду любить тебя всё равно! - горячо прошептала Марина. - И никому-никому тебя не отдам. И себя! - решительно заключила она.

После сокрушительного фиаско было предпринято ещё несколько попыток. Марина сгорая от собственного бесстыдства уже растягивала руками в стороны свои половые губки, но член Леночки, уже и воткнувшись в непреодолимую девичью плеву, неизменно опадал. Леночка панически боялась причинить боль подруге и любимой. В последний раз, в пикантный момент, даже оставлен был для удобства свет ночника, но вид безжалостно распинаемого ало-живого отверстия только расстроил Леночку ещё больше и девочки, окончательно вымотавшись в бесплодных попытках, обе уснули в слезах.

...Утром Леночка проснулась от привычной по утрам, но необычайно сильной волны под животом. Хуй стоял как часовой. Марина спала на боку, поджав коленки и уютно повернувшись к Леночке спинкой. Леночка по привычке спала прижавшись к Марине и сейчас почувствовала, как волнительно горячо и притягательно Маринкино тело. Попка словно сама подворачивалась под Леночкин животик и твёрдо торчавший хуй Леночки, тычась нежным венчиком в пухлые Маринкины губки, сам нашёл расслабленный и немного разошедшийся в стороны к утру зёв. Леночка положила ладошки на бёдра непросыпающейся Марины и, зажмурившись для храбрости, сильно прижала всю себя к Мариночкиной пизде...

- Ооо-й! - протяжно застонала Марина, просыпаясь от острой боли, и, мгновенно поняв, что произошло с ней, изо всех сил стиснула зубы прерывая болевой стон. Было поздно и член у Леночки, конечно же, сразу лёг, как ни в чём не бывало, а Леночка заплакала, как от собственной боли. Но самое главное уже было сделано, и сжимающийся, пульсирующий член Леночки покидал Мариночкину норку в свежих потоках горячо струившейся на белые простыни девственной крови...

Институт в этот день они попросту дружно и совершенно проспали.

* * *

Несколько дней Маринина утраченная невинность беспокоила напоминаниями заживающую развороченную писечку. Леночка по несколько раз в день сама подмывала раненную ею щелку подружки и смазывала припухшие губки вазелином и розовым маслом. Так откровенно женская пися представала перед ней впервые и Леночка часто чувствовала зуд и напряжение у себя под платьем от приподнимавшего головку члена. Но она не обращала внимания на поползновения плоти, потому что почему-то решила, что ей никогда больше не придется доставить подруге мук любви. Но понюхавший пизды хер требовал своего. По утрам он вздымался гораздо сильнее обычного и приобрёл привычку также вставать по вечерам при виде обнажающегося Мариныного тела. На четвёртый вечер Леночка, смазывая Марине дырочку вазелином, нечаянно оказалась пальчиком внутри влагалища и сначала испугалась, а потом тихонько потрогала мягкие стеночки проверяя ранку.

- У тебя болит ещё здесь? - спросила Леночка.

- Стой, не вынимай! - вдруг быстро попросила Марина. - Пусть пальчик побудет немного внутри. Я не пойму.

Леночка думая, что Марина проверяет ранку на заживание, легко стала надавливать пальчиком по всем краешкам.

- Хорошо..., - неожиданно прошептала Марина. - Тепло в животе и хорошо...

Леночка перестала двигать пальчиком и испуганно посмотрела на Марину...

- Тебе не больно, Мариночка?

- Леночка, мне кажется наоборот - хорошо, - сказала Марина, - Леночка, а если другим пальчиком? Тем?

"Тот" пальчик стоял наготове, как в последнее время при всех Леночкиных Марине процедурах. Леночка быстро сняла трусики и задрала край не снятого ещё перед сном платья. Розовая головка члена выглядывала в нетерпении немного из-за края прикрывающей кожицы и сочилась от длительного возбуждения. Свет тушить было уже некогда и Леночка вставила в розовые Маринкины лепестки вынужденно внимательно наблюдая за процессом. "Розочка...", успела подумать она, и вместе со свои членом была поглощена горячей волной первой сильной страсти. Двигать горячий мокрый писюн во влажном женском теле оказалось так приятно, что Леночка почти задыхалась от нахлынувшего восторга. Взяв Марину за талию обеими руками, она уронила край платья и зелёный шёлк скрыл розовое действо от глаз. Волосатые губы Марины теперь заглатывали половой член Леночки в интимной полутьме, а на свету Марина только видела как Леночка сильными резкими толчками невесть откуда взявшегося умения насаживала её на свой окрепший подлобковый отросток. У Марины всё тоже зашлось и она почувствовала всей пиздой полноту всаживаемого в неё хуя. Истревожившаяся не меньше своего желанного, пизда потекла, и Марина забилась и застонала в судорогах первого оргазма. Леночка даже не смогла испугаться от полноты наводнивших её чувств. Её член уже выплёскивал в манду Марине первые неуверенные ещё потоки столь долго невостребованной спермы...

* * *

С этого дня Леночка тренировала свой нарастающий в мощи писюн по три раза в день на стонавшей Мариночке. До занятий по утрам, после занятий и перед сном вечером девочки просто не могли ничего поделать с собой и стали относиться уже порой к процессу, как к неотвратимой, но сладкой привычке. Делать это в темноте уже попросту не получалось, потому что темнота была только по вечерам, а днём и утром плотно занавешенные шторы давали лишь слабую тень и Леночка часто с наслаждением и откровенным бесстыдством наблюдала за сладкими муками Марины во время полового сношения. Марина теряла контроль над собой гораздо быстрее Леночки несмотря на свой всегда твёрдый характер и всегда тихая и скромная Леночка в такие мгновения могла с удовольствием смотреть на изгибающееся стонущее в её руках тело Марины, на высоко вздымающуюся набухающими сосками грудь, а в самые отчаянные моменты Леночкиного бесстыдства на разверстые лепестки Мариночкиного влагалища.

Два последних года учёбы пролетели как во сне и ценой неимоверных усилий они распределились обе в одну школу. Подобные двойные места уже были все распределены между замужними и предзамужними парами. Ни Леночка, ни Марина замужем не были, скорее обе они были за женой, но пояснять столь сложную ситуацию могло прийти в голову только душевнобольному. Выручило то, что остававшиеся места были в уж чересчур провинциальном городке, смахивавшем больше на вышедшую за рамки приличия деревню. И, пока решался вопрос о насильственном распределении в глухомань кого-нибудь из женящихся, подвернулись активные добровольцы, у одного, точней у одной, из которых в городке жили чуть ли не все три поколения родственников, а у другой оказалось трудноопределимое, но очень пылкое с детства стремление попасть именно в этот район российской глубинки, дабы поднять её до масштаба сравнимого лишь наверное с Нью-Васюками незабвенного Остапа. В результате сверхактивные добровольцы перевесили сверхпассивных очередников и установленный порядок распределения был нарушен в их пользу. Так Леночка и Марина стали молодыми учительницами одна истории, другая биологии и ботаники в одной и той же школе.

Проблема пришла через год. Уже три года Марина и Леночка жили вместе, как муж и жена, хотя скорее всё-таки, как жена и жена. В городке они получили по комнатке в двухкомнатной малосемейке и никто и представить не мог, что у девочек получилась не вечно спорноразделяемая крохотная жилплощадь, а нормальная квартира средних размеров. Соседи у них были очень мирные и хоть чрезмерно догадливые, как и полагается быть всем соседям, но до масштабов реального состояния дела не могла в те времена подняться самая изощрённая фантазия закалённая в сфере классовых боёв и производственно-коммунальных несуразиц. Девочки улыбались улыбавшимся им по утрам старушкам на лавочке и непременно обещали тушить свет. А то что парней у них не водилось относилось почему-то на строгость их воспитания в детстве и на пример образцового поведения. Всё было мило и спокойно, но судьба не закончила ещё свои изуверские эксперименты над Леночкиным телом и над нежной верхней губкой Леночки стали пробиваться пока ещё не менее нежные чёрные усики. Леночка чуть не поседела от горя. Она плакала целыми днями и вдобавок вспомнила ещё несколько признаков огрубления своих манер и привычек в общении с Мариной.

- Леночка, не плачь! - утешала как могла сама расстраивавшаяся не меньше Леночкиному горю Марина. - Ты же не маленькая уже! И теперь с тобой я. Вместе мы придумаем что-нибудь!

- Мариночка, я не хочу превращаться опять! - Леночка металась в слезах по постели. - У меня просто не хватит больше сил!

- Леночка, может надо пойти к доктору какому-нибудь? Точно! Медицина сейчас преодолевает чуму и учиться преодолевать рак. Неужели нет ничего, что помогло бы тебе! Леночка мы завтра же пойдём с тобой к доктору!

- А к какому? - вытерла ладошкой слёзы Леночка.

Это был конечно вопрос. Ясно было одно - не к терапевту. Поэтому завтра же не получилось. А пришлось осторожно и тщательно наводить справки о специальностях примерно подходящих врачей и о наличии таковых в маленьком городке. Самым близким по оценке со стороны Марины и Леночки оказался врач по женским гормональным заболеваниям практиковавший в местной городской поликлинике.

Доктор оказался мужчиной лет сорока - сорока пяти довольно добродушного вида и с маленьким животиком под белым халатом.

- Ну, что беспокоит девочки? - спросил он и спохватился... - Подождите, почему вдвоём? Давайте по очереди.

- Доктор, так надо! Обязательно! - умоляюще посмотрела на него Марина, потому что Леночка сидела приотвернувшись пунцовая от стыда и говорить бы не согласилась ни за что на свете, ни то что одна, а и даже вдвоём.

- Ну надо, так надо, - согласился доктор, не совсем правда понимая в чём дело. - Так что же у вас такое стряслось?

Это был третий человек в Леночкиной жизни, который узнал её тайну... Марина очень долго, поминутно сбиваясь и путаясь, объясняла доктору краткое содержание Леночкиной и её с Леночкой жизни.

- ...А теперь у Леночки растут усики... и мы не знаем... она не сможет стать мужчиной уже... доктор, нам и так было хорошо! - пылко вырвалось в конце у Марины и она замолчала.

- Хм! Хорошо? - переспросил доктор, потирая подбородок в задумчивости. - Случай действительно видимо сложный и скорей всего порядком подзапутанный вашими собственными страхами. Ну ничего, попробуем разобраться. Для начала, девочки, мне необходимо тщательно вас обоих осмотреть. Пройдите, пожалуйста за ширму, там вы сможете раздеться. У меня за вами три талончика ещё, два позвонили уже и попросили снять их с сегодняшней очереди, а одну женщину я прииму довольно быстро, у неё только оформление рецептуры и тогда уже вплотную займусь вами. Подождите за ширмой минутку.

Пока доктор принимал женщину, у Леночки зуб на зуб не попадал от истрепанных нервов, и Марина только успокаивала её, легонько поглаживая по горячим рукам.

- Екатерина Андреевна! - выглянул доктор в коридор напоследок. - Зиночка вернётся с препаратами - пусть оставит на вахте. Отпустите её, а меня пусть не тревожит, у меня сложный случай.

- Я отпустил медсестру, - сказал доктор закрывая дверь на замок. - Теперь вы в полной безопасности и конфиденциальности. Можете раздеваться, девочки!

- Спасибо..., - сказала Марина за двоих, благодарная доктору за глубокое понимание щекотливости вопроса. Леночка говорить не могла...

Девочки обе разделись за ширмой и, явно смущаясь, вышли к доктору.

- Так! - доктор вышел из-за стола и присел на корточки перед девочками, с интересом рассматривая их половые органы. - Видимо гермафродитизм с довольно сложным сочетанием первичных и вторичных половых признаков.

Он взял Леночку за трепетный хоботок и слегка сжал его в ладони. Хоботок откликнулся на привычный тип ласки и легко вздрогнул в руке у доктора. Леночка вздрогнула вместе с ним.

- Эрекция, по-видимому, вполне нормальная и размеры вполне мужские.

Доктор встал и поднял обе руки Марины. Под мышками Марины вилась густая чёрная поросль немного жёстких волос. Доктор отпустил одну руку Марины и поднял руку Леночке. У Леночки под мышкой русые волосики кудрявились почти незаметным облачком. Леночка переступала босыми ножками по тёплому линолеуму и всё ещё немножко дрожала.

- Странно, но ваш тип оволосения даже больше похож на мужской, чем оволосение Леночки, - сказал доктор, проводя рукой уже по обильно волосатому лобку Марины.

Его рука внезапно нырнула ниже, Марине под пах, и Марина инстинктивно сжала ножки. Доктор немного потрогал нервно дрожавшую мякоть, вынул руку из между ног у Марины и сказал Леночке...

- Леночка, вам надо лечь на кушетку.

Леночка легла на спину на стоявшую рядом кушетку.

- Коленки к груди и немножко в стороны. Так. Немного пошире. Ещё. Вот, хорошо... Руками немножко попку в разные стороны. Пошире! Вот так!

Леночкины органы, покрытые редкими рыжеватыми волосиками, оказались полностью обнажены, так хорошо Леночку ещё не видела даже Марина. Марина подошла чуть ближе и доктор заметив интерес в её глазах улыбнулся и сказал...

- Вот и хорошо. Марина, вы сможете мне помочь? Нужно подержать Леночку за ножки, чтобы таз двигался возможно меньше - мне необходимо исследовать реакцию Иббермана.

Марина с готовностью взяла Леночку за ножки и даже развела их ещё немножко шире, чтоб доктору было удобней. Доктор достал из стеклянного шкафчика пузырёк с мазью, надел белые резиновые перчатки и стал аккуратно втирать небольшие порции мази в обнажённые участки Леночкиного тела. Пальцы доктора проворно смазали яички Леночки и заскользили натягивая кожицу по гладкому стволу. Ствол вытягивался вслед оттягивавшему кулаку и постепенно приобрёл форму которую доводилось видеть только Марине. Марина как завороженная наблюдала за распростёртыми половыми органами подружки и не могла отвести взгляд. Леночка уже не дрожала, под животом растекалось привычное с Мариной тепло и Леночка немного успокоилась. Доктор залупил кожицу на члене и втёр немного мази в зардевшуюся головку, а потом, хорошенько растерев щель между половинками Леночкиного зада, сказал...

- Потерпи, девочка!

И ввёл указательный палец Леночке в попку. Леночка затревожилась бёдрами от непривычной лёгкой боли проникновения в неё.

- Ничего... ничего... сейчас будет немного полегче..., - сказал доктор и взял свободной рукой за вполне оформившийся Леночкин хуй. Он крепко сжал головку в руке и стал массировать член вверх и вниз по стволу замедленными движениями. Тепло разлилось у Леночки в животе, а на члене от головки до самых яичек и дальше к заду Леночка почувствовала лёгкое, но очень ощутимое жжение. Головка словно загорелась и половой член распрямился вовсю. Он до предела отвердел у доктора в руке и Леночка почувствовала острое желание, хотелось чтобы доктор продолжал так массировать долго. Но доктор приостановил руку и тогда Леночка сразу почувствовала очень необычный зуд в попе. Доктор вынул палец из попки, но зуд не прекращался, ощущение было такое, что надо что-то сделать, но что - Леночка решительно не понимала. Через две-три минуты член Леночки окончательно сдулся, уступив все ощущения целиком попе. Марина крепко держала Леночку у бёдёр, но Леночка всё-таки ухитрялась слегка покачивать зажатым тазом и чуть не надрывала попку обеими руками в самой ей непонятном желании то ли показать возможно больше окружающим её естества, то ли вообще вывернуться совсем наизнанку. Доктор молча наблюдал за Леночкиной реакцией.

- Сильно беспокоит внутри? - спросил доктор.

- Да! Очень! - Леночка не могла сдерживать чувств.

- Минутку! - доктор снял перчатки, расстегнул халат и приспустил штаны. Марина вопросительно взглянула на доктора, потом на его вздувшийся член, толстенький и чуть подлиней, чем у Леночки.

- Мариночка, всё, можно не держать Леночку. Погладьте ей легко бёдра, она должна сейчас максимально расслабиться, - сказал доктор, поднося своего баловня к Леночкиной дырочке.

И Марине было приятно увидеть обнажённый мужской член, а Леночка просто забилась на белой простынке увидев багровую головку доктора подносимую к её иззудевшейся дырочке. Незначительные размеры её заднего отверстия в сравнении с объёмом вздутой головки её совершенно не пугали. Она стремилась только как можно сильнее раскрыть половинки своего зада перед членом. Доктор приставил мягкую, но упругую головку к Леночкиному розовому бутону и несколько минут плавно и размашисто водил членом вдоль щели. Часть горячительной мази видимо попала ему на головку, потому что член его напрягся до состояния полукости также, как недавно у Леночки. Леночка изводилась под членом и сама почти налезала на ствол от нестерпимого зуда внутри. И доктор наконец вдул.

- О-о-о-ххх! - застонала Леночка от боли и облегчения и прогнулась в спине.

Доктор напрягся и стал сосредоточенно вводить и выводить член из Леночкиной попы. Неторопливыми глубокими движениями он довёл Леночку до полного изнеможения и наполнил ей нутрь горячим парным молоком обилия своей спермы.

- Ух! Накачал девочку! - сказал он отдуваясь, вытаскивая съёживающийся член из Леночкиной попы и оставляя Леночку полностью ослабленной на кушетке.

- Теперь самое время выпить кофе! - сказал доктор, укрывая Леночку простынкой. - Леночка пусть отдохнёт, а мы пока поговорим спокойно о ней.

Марина, не одеваясь, сварила на маленькой плитке ароматный кофе, а доктор, так и не застегнув штаны, что-то писал в это время в книге рецептов. Кофе с Мариной они пили как старые приятели. Доктор с удовольствием целовал Марину в подмышку между глотками горячего кофе и, иногда запуская пухлую ладошку ей между ног, бередил очень тёплые чувства у Марины внутри. А один раз Марина даже не выдержала и потрогала доктора за член в расстёгнутых штанах, так что тот сразу выпрыгнул наружу и пришлось всё время его легко поглаживать, чтоб не страдал.

- Ничего страшного с Леночкой не стряслось, - сказал доктор. - Просто как я понимаю три года назад она вступила в активную половую жизнь в исключительно мужской роли. Содержание глубокой психики скорей всего повлияло на гипофиз и началась гормональная перестройка. Существует несколько довольно сложных комплексов по восстановлению гормонального баланса и мы безусловно проведём Леночке самое лучшее из возможных воздействий на организм. Но наиболее простым, наиболее глубоким и сколь это может не показаться странным, но и наиболее эффективным способом, видимо, является этот вот незатейливый на первый взгляд и ещё дедов комплекс. Мужчине, чтобы оставаться мужчиной необходимо периодически иметь женщину, а девочку, извините за изыск тона, надо ебать! Девочка, постоянно сношающая другую девочку, будет превращаться в мужчину независимо от её желания. Вы не сможете жить друг без друга. Это понятно. Но вам необходимо, пусть гораздо более редкое, но хоть относительно систематичное вмешательство какого-нибудь мужчины, для того чтобы обоим оставаться девочками.

Доктор потянул одной рукой к себе слегка Марину за грудь, а другой перебирая половые губки запустил глубоко пальчик внутрь.

- А если честно, то я бы и тебя, лапочка выебал бы! - сказал доктор. - Уж больно распалила мне корешок твоя подружка!

И Марина отдалась тут же на столе. Леночка имела её сегодня утром, но увиденные так близко и обворожительно прелести Леночки и действо над ними доктора растревожили всё внутри и Марина сначала встала раком, улёгшись грудью на стол, а потом и совсем забралась на стол с ногами и доктор, высоко задрав её длинные стройные ноги, втёр ей в волосатку своего захлебывающегося в чувствах коня...

* * *

Поиски необходимого подходящего мужчины оказались делом куда более сложным даже, чем даже поиски необходимого доктора. Очень значительная часть мужского населения любимой страны не заботясь о внутренних законах нарушала законы внешние и вечно строила бамы в неизменно серо-полосатых телогрейках, а ещё большая часть, умудрившись всё-таки плюнуть в звёздное небо над головой, упивалась в дым крепкоградусными итогами своего содеяния. Мыслепроцессы в головах бродили соответствующие и потенции уже зачастую хватало только на устную половую жизнь, выражавшуюся в обильном произношении и к селу и к городу лишь матерных обозначений атрибутов этой половой жизни. Проще... уже с первых минут знакомства становилось ясно, что здесь будет грубо. Были, конечно, и очень подходящие мужчины, но за ними как правило стояла целая цепь вынужденных обстоятельств.

Леночка и Марина пробовали вообще отказаться от физического общения друг с другом и даже пытались жить по своим отдельным комнаткам встречаясь только по вечерам, но уже через неделю этого безумного воздержания чуть не завыли от духовно-физической тоски друг по другу и очередной вечер встречи закончился чуть ли не оргией, потому что до утра они не могли успокоиться в постели и на уроки в следующее утро пошли с синими кругами под глазами. Так что бдительные соседи чуть не заподозрили их в причастности к тайной секте скрывающихся от правосудия алкоголиков.

Через месяц Леночка и Марина снова были у доктора.

- Леночка и Марина пришли! - улыбнулся доктор, подняв голову от стола. - Познакомься, Зиночка, это мои сложные - Леночка и Марина. Их случай конфиденциален, но могу сказать, что вполне представляет собой определённый научный интерес.

Медсестра Зиночка оказалась миловидным веснушчатым существом с курносым носиком. Она приветливо поздоровалась и тут же выскользнула в коридор из кабинета.

- Ну как наши дела? Курс помогает? - спросил доктор.

- Курс помогает, - ответила Марина за Леночку. - Всё принимаем, только...

- Что?

- Только основного средства как днём с огнём!

- А! - улыбнулся доктор и сразу стал серьёзным. - С основным, девочки, всегда дефицит, но заменители ему вряд ли когда-нибудь будут придуманы...

- Простите, а мы хотели спросить..., - Марина запнулась, - мы хотели спросить... а вы не могли бы...

- Я? - доктор удивлённо пожал плечами. - Ну что ж, я - старый холостяк и, наверное, уже принципиальный. Как раньше говорили - бобыль. Силёнки ещё в запасе мало-мало имеются. Могу и помочь до поры, пока более подходящего спутника не найдёте.

- Только, Марина, - доктор подошёл и потрогал под коротеньким платьем Мариночку за пизду, - лечить-то мы будем Леночку, но чтоб тебя не задеть - я просто не удержусь...

Девочки обрадовано выскочили из кабинета, на глазах у всей недоумевающей очереди поцеловались и вечером доктор был у них дома...

- Ну, давайте посмотрим состояние нашей больной! - сказал доктор, загиная Леночку раком и снимая с неё лёгкие трусики. - Леночка, разведи!

Леночка аккуратно двумя ручками развела попку в разные стороны.

- Дырочка долго болела в прошлый раз? - доктор осторожно ощупывал туго сжатое Леночкино анальное колечко.

- Целый день! - пожаловалась Леночка.

- Ну целый день - срок не критический. Бывает и гораздо дольше, - сказал доктор, вводя кончик мизинца в чуть влажное тугое колечко. - Надо разрабатывать тебе дырочку, Леночка. Каждый день. То средство, которое я применил в прошлый раз при исследовании реакции, чересчур сильное для повседневного применения. Вполне достаточно обычного вазелина или любого не слишком активного косметического крема.

Доктор достал из кармана коробочку с вазелином и, густо смазав указательный палец, ввёл его Леночке полностью. Леночка чуть повела бёдрами.

- Неудобно? - спросил доктор. - Марина, помоги пожалуйста.

- Ага, - с готовностью Марина поднялась с кресла, откуда она наблюдала за процессом, и подошла к Леночке. - А что мне делать?

- Сначала сними с Леночки платье и трусики!

Марина сняла Леночке через голову платье, стянула с переступивших ножек до того лишь приспущенные трусики и на всякий случай расстегнула Леночке лифчик освободив её упругие всегда стоячие мячики с розовыми сосками.

- Теперь присядь, - сказал доктор и Марина послушно присела рядом с Леночкой.

- Немного вот сюда - под Леночку, - поправил доктор. - Погладь Леночке животик.

Марина стала лёгкими движениями поглаживать животик Леночке. Леночка почувствовала, как в животике поднимается волна лёгкого беспокойства, она почти забыла о пальчике у неё в попе, когда он начал шевелиться туда обратно и напомнил о себе.

- Ещё дискомфортно? - спросил доктор. - Марина поцелуй Леночку пониже животика.

Марина стала целовать пупок Леночки и область чуть ниже его.

- Нет, ниже, Марина. Ещё ниже. Ещё. Ещё.

Марина оказалась на обворожительной границе пикантности. Она целовала Леночку в белую нежную кожу почти вдоль корешков уже растущих ниже волосиков и розовый Леночкин хоботок, покачиваясь, словно гладил иногда её по щекам. От пикантности ситуации он к тому же начал вставать.

- Вот, хорошо! - сказал доктор. - Леночке совсем и не больно уже. Маринка, теперь поцелуй Леночку в penis!

- Я не могу! - испуганное Мариночкино лицо показалось из-под животика Леночки.

- Почему? - почти удивился доктор.

- Но ведь это... нельзя?... - Марина, растерявшись, даже задала вопрос который раньше и вопросом-то не считала.

- Понятно, - сказал доктор и осторожно вынул указательный палец из попы Леночки. Расстегнув обеими руками штаны, он приспустил их и извлёк свой набрякающий на глазах пенис. Освобожденная Леночка распрямилась и стала увлечённо наблюдать за действиями доктора. А Марина так и осталась сидеть на корточках. Доктор взял в правую руку член, а левой приобнял Марину за голову и слегка приблизив её лицо к своему паху стал водить мягкой ещё нежной плотью своего отростка по её лицу. Марина закрыла глаза. Леночкины же глаза наоборот широко распахивались всякий раз когда член доктора описывая круги по щёчкам Марины приближался то к носику, то к глазкам, то к заветному нежно дрожавшему ротику. Доктор нежно водил по покрытым лёгким пушком Мариночкиным щёчкам и Леночка изумлённо увидела, как дрогнули и приоткрылись почти незаметно Маринкины губы. Доктору этого было достаточно вполне и он поднёс влажную головку к самому носику Марины. Острый необычный запах опьянил Марину, а доктор проведя по верхней губке направил головку укрытую ещё кожицей к едва приоткрытым в расслаблении губкам Марины. Марина не отдёрнула голову, её губы встретились с мягкими губками крайней плоти полового члена и на губах расплавился терпко-горячий солоноватый вкус. Марина немного приоткрыла глаза и одним глотательным движением всосала в нежный ротик солёную мужскую головку. Под язычком затрепетало нежное маленькое отверстие на головке и член набух до своих полномочных размеров.

- Вот так.... Хорошо..., - доктор гладил одной рукой Марину по головке, а другой делал небольшие вращательные движения вздувшейся залупой в горячем ротике Марины. Леночка глядела во все глаза.

Постепенно дыхание доктора стало учащаться и он осторожно вынул хуй из Мариночкиного ротика.

- Теперь также немножко Леночке, - сказал доктор глубоко наклоняя Леночку и поднося горячую золупу к маленькой попке.

- Я боюсь! - неожиданно призналась Леночка и даже тихонько пукнула вызвав улыбки и у доктора и у Маринки.

- Ну тогда на сегодня всё! - сказал доктор. - Не будем пугать и без того измученную девочку. Но к следующему моему приходу обещайте разработать дырочку Леночки до двух трёх пальчиков, чтобы девочке не было больно.

Девочки горячо пообещали и доктор, заправив член в трусы и застегнувшись, ушёл, оставив коробочку с вспомогательным вазелином.

Но перевозбуждённые девочки так и не смогли спокойно уснуть.

- Мариночка, было очень страшно? Да? - зашептала Леночка возбуждённым шёпотом уже перед сном.

Марина лежала уже на кровати, а Леночка натягивала на голое тело ночную рубашку.

- Ещё как! - Марина села в кровати и прижалась к тёплому Леночкиному стану. - Думала, что умру!

- А какой он на вкус? - сгорала от любопытства и нетерпения Леночка.

- Сладкий! - засмеялась Марина. - Ну конечно солёный весь и немножечко капельку горький как будто...

Марина прижалась к Леночке ещё крепче и вдруг ощутила под ночнушкой вздрогнувшую нервно плоть.

- Ой! - сказала Марина и приподняла край Леночкиной рубашки. - Леночка, можно я тебя поцелую в животик?

- Можно, - сказала Леночка. - Только осторожненько, а то после этого всего у меня может встать.

Марина сняла с Леночки рубашку и сидя стала ласково целовать её в животик и немножечко ниже. Её груди касались сосками и тёплой бархатной плотью члена Леночки и хуй принадулся чуть-чуть. Марина перешла к границе кудрявых волосиков Леночки, а потом неожиданно и нежно поцеловала в основание свисающего Леночкиного корешка.

- Ты что?... Мне?... Без доктора?..., - Леночка от растерянности понесла лёгкую чепуху ничего не значащих вопросов, в то время как тело её бесстыже выпячивало бёдра вперёд, подставляя округляющийся хоботок к Маринкиному лицу. Маринка взяла кончик Леночкиного хуя в рот и Леночка задохнулась от восторга...

- О-й-й! Как хорошо, Мариночка! - пролепетала Леночка и хуй стал залупляться в рост прямо во рту у Маринки.

Марина вынула ненадолго член изо рта и с удовольствием понюхала запах Леночкиной головки ещё не вышедшей окончательно из кожицы.

- Я тебя люблю, Леночка! - прошептала Марина заворожено и залупив хер полностью взяла в рот.

Прошло несколько растянутых в вечность минут и Леночка застонала...

- Мариночка отпусти! Я не выдержу скоро уже!

Но Марина продолжала ласково нажимать язычком на найденное ею чувствительное место Леночкиной головки.

- Мариночка, отпусти! Я совсем не могу! Доктор даже не сделал так! Так, наверное, точно нельзя! Я не выдержу скоро совсем! Мариночка, Мариночка! Ма...ри...ах!...ночка! Всё...о-о-о-о-оххх!

Леночка подалась немного телом вперёд, только глубже просовывая Маринке член в рот, и пустила упругую струйку спермы в горлышко и на нёбо любимой.

- Марина, что же теперь? - испугано спросила Леночка. - Ты соска теперь, да? Из-за меня...

- Соска, - ответила Марина сладко улыбаясь и бесстыже-лакомо облизывая ротик. Леночка задохнулась от вида капельки спермы на краешке Мариночкиной верхней губки и упала лицом в подушки.

- Что с тобой, мой маленький котёнок? - улыбаясь Марина пощекотала легко Леночке задний проход, переживая, чтоб Леночка не вздумала плакать.

- Я тоже хочу! - как можно заглушая свой голос подушкой сказала Леночка...

* * *

Всю неделю Марина усердно заталкивала Леночке пальчики в задний проход. Сначала Леночкина попка с трудом выносила присутствие и одного тонкого Мариночкиного пальчика, но через несколько дней подалась и к концу недели с трудом ещё, но вполне выдерживала присутствие пальчиков сразу трёх. А через неделю пришёл доктор.

- Ну как наши успехи? - спросил он, входя в комнату и потирая руки по медицинской привычке постоянно их мыть и протирать.

Марина приподняла Леночке платье и обнажила белую попку. Доктор придерживая Леночку за животик попытался просунуть ей в попку сразу два своих пухлых пальца и остался доволен.

- Вот теперь вполне можно дальше расширять уже половым членом. Леночка, приготовься пока! - и доктор вышел на несколько минут на кухню хлебнуть пару глотков приготовленного ему Мариной чаю.

Когда доктор вернулся, Леночка стояла уже в одних только мягких тапочках у застеленной простынёй кровати и слегка приоттопыривала с готовностью попку.

- Вот молодец! - похвалил доктор, расстёгивая на ходу брюки. - Марина, ты поможешь мне или Леночке?

- А можно я тоже? - тихо спросила полуобернувшись и смущаясь Леночка.

- Что тоже? - переспросил доктор.

- Пососать..., - Леночка от неловкости даже запнулась и добавила совсем уже тихо, - помогу...

Доктор, не говоря ни слова, развернул её к себе и потянул вниз за плечи. Леночка наклонилась непроизвольно и лицо её оказалось у волосатого мужского естества. Марина ловко поднырнула Леночке под животик и взяла в ротик её ёжившегося от страха малыша. Леночка крепко зажмурилась и широко открыла рот. Доктор не торопясь поводил ей немного по окружности нервно вздрагивавших губок и потом уже вложил свой надувающийся хобот Леночке в рот. Леночка попыталась прикрыть немного ротик, но прикрывать почти не пришлось - надутая залупа доктора плотно прилегала по всей ширине ротика. Не открывая крепко зажмуренных глаз, Леночка засмаковала столь необычайную конфету.

- Вот! Это тебе кстати тоже очень даже на пользу, Леночка! - сказал доктор поглаживая Леночку и вдруг начал совершать довольно размашистые неторопливые фрикции прямо Леночке в рот. Леночка пыталась промурлыкать что-то, но доктор не вынимал ни на мгновение у неё хуй изо рта. Снизу Леночкин хуй нежно сосала Марина и Леночка обречено отдалась во власть двух милых насильников. Только когда Маринкин ротик довёл её до приступа чувств Леночка не выдержала и задёргала попочкой опустошаясь в Мариночкин рот. Этого доктор уже не выдержал, он немного увеличил темп покачиваний бёдрами и в конце концов с наслаждением изверг млечный поток Леночке в ротик. Облизывались девочки уже вдвоём, а доктор отдуваясь сидел в кресле широко раскинув уставшие ноги.

Леночкина попка опять осталась не замужем, доктор выебал её только ещё через неделю, после продолжавшегося курса её активной растяжки, а пока вечером девочки опять остались наедине с морем впечатлений и разбушевавшейся фантазией.

- Мариночка, знаешь что я подумала! - сказала Леночка, устраиваясь уютно к Марине под бочок. - Если мне так хорошо, когда мне Там целуют, то может и тебе будет хорошо, если тебя поцеловать Там!...

От возбуждения Леночка аж перешла на полушёпот.

- Мариночка, можно я поцелую тебя в твою писю?

- Леночка!..., - Марина не знала куда себя девать от неудобства. После всего происшедшего и после того как Леночка столь многое позволяла просто неудобно отказать уже было Марине. - Но она же придумана не для того!

- И потом мне наверняка ничего не будет совсем от этого, у меня не такая же пися как у тебя! - выдвигала Марина слабые аргументы. Но Леночка возбуждалась ещё больше. Беспокойными ручками она трогала Марину за пизду и легко оттягивала в стороны её пухлые волосатые губки.

- Ведь тебе же немножко хорошо вот так? Или так? - и Леночка засунув пальчик шевелила им в мокрой пизде у Маринки.

- Хорошо немножко, - призналась Марина.

- Вот видишь! Я засуну тебе язычок глубоко-глубоко, как пальчик и тебе будет хорошо!...

- О Боже! Только не это! Только поцеловать, Леночка... И то немножко..., - нерешительно сказала Марина.

Леночка не заставила повторять дважды и вьюнком скользнула под одеяло. Марина потушила свет ночничка и приоткрыла одеяло, чтоб Леночке было чем дышать. Леночка развела широко Маринке ножки в стороны и уткнулась личиком в чавкающую пылающую промежность. Её нежные губки встретились с обильно распустившимися мокрыми волосатыми губами Мариночки и лицо укуталось в неповторимо-невыразимый запах распалённой пизды. Леночка захлюпала от возбуждения, целуясь с Марининой писькой взасос. В полной темноте было не видно, куда попадают её жадные губы. Под ротиком словно оказалось всё горячее мокрое взъерошенное маленькое животное невообразимой игривости. И тут Марина легко застонала...

- Ой, как хорошо вот здесь! Нет, вот, вот!

Она сама направила руками мокрое уже личико Леночки к обворожительно затрепетавшему местечку. Под губками Леночки оказался скользкий и довольно увесистый от возбуждения Мариночкин секель. Леночка понятия не имела о том, что это такое нежное оказалось у неё во рту, но стоны Марины заставили её покрепче нежнее посасывать именно это местечко, чтоб Марине было неописуемо хорошо. Марина широко раскрылась пиздой и от небывало сильного ощущения прижала голову Леночки руками к себе. Леночка только иногда подхватывала воздух ртом почти как опытный ныряльщик и снова погружалась в бездну Маринкиной страсти. Пизда сочилась вовсю. Марину сотрясали волны мелких попутных оргазмов, а кончилось всё столь бурно, что Марина упала без чувств на подушки и пролежала почти пять минут без возможности шевельнуть ни рукой, ни ногой, ни языком. А утром пришлось менять простыню из-за обильных и слишком уж неприличных пятен у Мариночки под пиздой.

* * *

Доктор пёр их обоих довольно долго, почти целых два года, пока не случился несколько забавный случай. В Марину влюбился отъявленный хулиган и двоечник Саша Колесников из седьмого класса. Мальчик тихо страдал внутри себя и совсем не тихо от этого страдало всё его окружение. Учителя не знали куда девать соловеющего от тоски семиклассника приподнимавшего на уши полшколы, а Саша Колесников вёл себя прилично только на уроках истории и даже дотянул оценки по страшной истории средних веков до небывалых для него четвёрочных высот. И когда на педсовете решался вопрос об изгнании неверного школьным устоям в ближайший интернат, Марина взяла Сашу Колесникова на поруки.

- Мы пообещали с тобой поднять к концу года успеваемость хотя бы до троек! - сообщила Марина Саше оставив его после классного часа. - И не допустить ни одного инцидента! Ну как?

Саша вполне мог бы объяснить "как" любому учителю, но перед любимой Мариной Владимировной только тяжело вздохнул признавая явную завышенность требований предъявляемых ему жизнью.

- Марина Владимировна, я вас люблю! - сказал Саша неожиданно даже для самого себя.

- Что? - не поняла и смутилась от такой резкой перемены темы Марина.

- Вы будете смеяться, но я вас люблю, - повторил Саша на пределе своих нервных возможностей.

- Я не буду смеяться, - вздохнула Марина, слишком хорошо сама знакомая с муками любви. - Приходи лучше сегодня вечером ко мне делать уроки...

И Сашина успеваемость поднялась за месяц. Двойки по самым "злоебучим", как он втайне их про себя называл, предметам конечно ещё были, но основное поле упорных битв усеивали уже довольно заслуженные тройки. А в великие праздники фортуна, как считал Саша, подбрасывала редкие, но столь живительные четвёрки. Он вообще-то хотел быть космонавтом, и только точные науки никогда не были согласны с этим его детским устремлением.

Саша стал постоянным обитателем в вечерах Леночки и Марины. Учить уроки с любимой учительницей он мог часами, только в последнее время его самого начали беспокоить мысли довольно фривольного характера относительно предмета своей до того строго платонической любви. Тому было два неведомых Саше объяснения. Во-первых возраст настойчиво будил в нём мужчину и напрочь заброшенный из-за сильного чувства к Марине Владимировне онанизм изнутри требовал выхода. А во-вторых одежда Марины и Леночки в домашней обстановке была довольно непринуждённой и Саша не раз наблюдал краешек белых трусиков, поднимая то и дело падающие в таких случаях под стол письменные принадлежности, или краешек округлой Мариныной грудки из-за распахнувшегося края халатика. Край халатика немедленно запахивался, а короткие юбки под столом иногда поправлялись и ни Леночка, ни Марина не обращали ни малейшего внимания на подобные мелочи, но на Сашу они производили неизгладимое впечатление. Сгорая от тихой ненависти к самому себе он снова начал дрочить. Единственным утешением ему служила мысль о том, что объектом вожделений теперь была только любимая Марина Владимировна. Но во-первых подобное утешение иногда оборачивалось своей полной противоположностью и говорило, что любить таким образом Марину Владимировну это неприличнейший ужас, а во-вторых изредка в фантазии всё-таки входила и Леночка всегда находившаяся дома рядом с Мариной. Саша представлял себе их белые, случайно обнажившиеся трусики и этого ему почти всегда хватало. Застукала Леночка Сашу за подглядыванием. Она вернулась в этот вечер с работы немного позже, Марина мылась в душе, а Саша, воспользовавшись столь удобным уникальным случаем, изо всех сил пытался заглядывать в узкую-преузкую дверную щель между полом и дверью. Не стоит говорить, что пикантность ситуации сразила обоих. Леночка замерла в коридоре слегка приоткрыв ротик, а Саша быстро вскочил и панически ретировался на кухню не представляя, что теперь и будет. Он согласился бы стерпеть любой позор, только не позор перед Мариной Владимировной. Через минуту его всклокоченные вихры и пылающее лицо появились в Леночкиной комнате.

- Елена Игоревна, не говорите пожалуйста Марине Владимировне! Пожалуйста!

Леночка легко улыбнулась вспомнив собственные двойные "пожалуйста" их совместной с Маринкой жизни.

- С чего ты взял, что я собираюсь рассказывать? - полушёпотом сказала Леночка. - Быстро успокойся и приведи свои лохмы в порядок. Маринка вон уже выходит!

Внутри Саши стало так тепло от благодарности Леночке, что непременно поцеловал бы её в щёчку живи он в прошлом девятнадцатом веке. В книжках, которые ему давала читать Марина Владимировна описывалось, что век назад люди целовались запросто по поводу и без повода и иногда, глядя на Леночку и Марину, Саша недоумевал, почему столь полезный обычай так рано вымер, не дождавшись его рождения.

А через неделю Марина Владимировна сама показала ему все потаённые прелести своего тела. Саша ошеломлённо сидел на стуле и только что не пощипывал себя для проверки реальности происходящего, а Марина медленно стащила из-под халатика трусики и распахнула халатик.

- Иди ко мне, мой маленький бычок! - тихо сказала Марина и сама подойдя к Саше прижала его лицо к своему мягкому тёплому животу. Саша чуть не заплакал от счастья, хоть плакал он в последний раз и совсем не от счастья наверное ещё в первом классе. Он обнял Марину за талию и крепко прижался в неё всем лицом.

- Марина Владимировна, я вас очень люблю! - оторвал он горячее лицо от мягкого Мариночкиного животика.

- Знаю, Сашенька, - также тихо сказала Марина. - Но ради меня ты должен полюбить ещё одного человека...

- Ради вас, Марина Владимировна, я готов полюбить хоть вагон! - отважно сказал Саша.

- Вагон человеков? - переспросила почему-то Марина.

- Человеков..., - сказал Саша и оба они рассмеялись.

Так Саша узнал о Леночке, Елене Игоревне, всё. Он обалдел. Такие события настоящие партизаны предпочитали не знать, чтоб даже во сне не выдать врагу, но Саша поклялся себе страшной клятвой в плане что не жить ни тому кто проболтается, ни тому кто будет иметь глупость выслушать. А у Леночки и Марины появился крепкий мужающий хуй, который со временем всё-таки стал космонавтом, но это было уже в следующем веке...

* * *

...В эту ночь спать легли все втроём на давно уже двуспальной Леночкиной и Мариныной кровати. Сашу положили между двумя девочками и он с наслаждением ощущал упругие груди обоих девушек, отделённые от его голого тела лишь полупрозрачным шёлком. В конце концов Саша не выдержал и член его по-богатырски встал. Марина проснулась от мягких тычков твёрдого писуна ей под лобок. Леночка спала ничего не подозревая, обняв Сашу за плечи, а Саша тайком ощупывал позади себя Леночкину попку и при этом слегка тыкался напрягшимся членом под Мариночкин лобок сквозь ткань её рубашки и Сашиных трусов.

- Ах ты бесстыдник! - зашептала горячо Марина и сняла с Саши трусы. При этом она оказалась лицом возле Сашиного паха и сразу взяла его солоноватый от возбуждённых выделений писун. Саша аж застонал мгновенно разбудив Леночку.

- Леночка, он лапал нас пока мы спали, маленький негодник! - тут же пожаловалась Леночке Марина и Леночка изобразив крайнее негодование и изумление на лице приникла возбуждающимся членом к попе подростка. Дырочка поддалась почти сразу и Саша только живее замахал членом во рту у Марины Владимировны. А когда Леночка кончила Саше в попку и ослаблено повалилась на кровать, Саша поднапрягся и отвафлил полностью ротик милой Марины.

- Марина, можно в пизду? - спросил Саша уже через пять минут у засыпающей уже почти Марины.

- Ненасытный какой! - прошептала Марина, раскидывая широко по кровати ноги. Саша с удовольствием покачался на мягких качелях Мариночки и напоследок спрыснул их тоненькой белой струйкой по пухлым губам.

- Вылижи! - приказала Марина. - А то завтра вся кровать будет мокрая.

И Саша с удовольствием влизался ей внутрь. Марина застонала прижимая голову Саши к промежности и кончила обильными соками прямо в Сашин рот.

- Спокойной ночи! - пожелал Саша засыпающей Маринке и прошептал в ушко Леночке... - Леночка, ты ещё не спишь?

- Ради тебя - уже нет! - улыбнулась просыпаясь Леночка.

- Леночка, можно я тебя в попку?

Леночка только поудобней повернулась, подворачиваясь под Сашу выгнутой спинкой. Саша потревожил некоторое время свой мокрый член о горячую эластичную дырочку, смачивая Леночке задний проход и готовя к напряженью конька. Одним сильным движением взяв крепко Леночку за бёдрышки, Саша насадил на хуй податливую попку и стал медленно наяривать Леночку в зад.

- А у тебя стоит? - спросил Саша через минутку-другую, протягивая руку к члену Леночки.

- Да! - шёпотом сообщила Леночка, переставая дрочить и передавая член в горячую руку Саши. Саша крепко сжал Леночке и быстро задвигал кулачком. Через минутку Леночка уже обкончалась залив белыми капельками простынку и волоски лобка мирно спящей уже рядом Мариночки. Саша яростно засопел позади Леночки быстро наддавая ей в податливый зад. Леночка изо всех сил попыталась немного поиграть стискивая и отпуская колечком ануса Сашин член. Саша как сдаиваемый напрягся и разрядил Леночке в попку заключительный свой на сегодня фонтан...

* * *

Эпилог

Металлоискатель

Началось всё нарядно весьма. Саня сидел на скамейке, троллейбуса ждал. Троллейбус не шёл. Было жарко вокруг и на открытой солнцу остановке никого по случаю июльского зноя. Периодически хотелось пороться по случаю совместной командировки Леночки и Марины на какие-то курсы, где они благополучно пребывали уже целых две недели. Тут этот друг и подсел.

Мужчина лет сорока лысовато-полной комплекции озираясь нарисовался и сел сразу на довольно близкое для пустой лавочки расстояние. Спросил что-то там за трамвай, который троллейбус, потом что-то ещё и явно клеился уже в близкие приятели. "Пидар, что ли?", подумал Саша и посмотрел внимательно на соседа.

-Девочку, наверное, ждёшь? - продолжал тянуть пухлый тип.

-Да нет, троллейбуса, - сказал Саня.

-А девочки у тебя не было ещё? - уточнил, поёрзывая товарищ. - Хотелось бы, наверное, с девочкой?...

Тут пухлый слегка подмигнул.

-А писюлёк дрочить пробовал? Хочешь, пойдём - научу...

"Писюлёк!", подумал Саня порывисто, "Эх, вдуть бы тебе в сраку, чтоб не потел!". Но хамить не хотелось совсем, а упороть хоть кого хотелось периодически. И Саша решился.

-Как "дрочить"? - спросил он на глазах съёживаясь, как от нахлынувшего смущения и добавил ещё... - Дяденька...

-Пойдём вон туда - покажу, - "дяденька" аж затрясся слегка.

Они прошли за ближайший угол во двор, где окна ещё не начинались, а обзор с улицы уже прикрывался. "Дяденька" тут же расставил мотню и вылупил на свет фиолетовую большую залупу.

-Вот потрогай возьми и покажу...

Саня изобразил нерешительность и легко взял ладонью залупу. Хуй воспрял, как вареник в сметане. И дуться стал прямо на глазах. "Дяденьку" забило в конвульсиях, он закатил глаза и, протяжно охнув, слил струю молофьи в Сашину руку. "Наверно долго терпел! Исстрадался весь", подумал Саша и отдёрнул руку словно в лёгком негодовании.

-Не бойся, знаешь как приятно, хочешь я тебе сделаю так? - заговорил, поспешно пряча конец в штаны, мужчина.

-А ну ссать на углу! - вдруг свирепо раздалось из глубины двора.

-Дворничиха! - определил вслух Саня и оба они поспешно ретировались из подворотни.

По бульвару они шли уже вполне соответственно, как профнаставник и его молодой подопечный из какой-нибудь стройшараги.

-Ну что пойдёшь ко мне? Я недалеко здесь живу - четыре остановки. Тебя как зовут? - чуть не мурлыкал от резкого опустошения "дяденька" идя рядом с вальяжностью напоровшегося вволю кота.

-Саша, - негромко сказал Саша, тычась глазами в тротуарную плитку.

-Хорошее имя, - ворковал уже в троллейбусе новый знакомый и словно невзначай лапал Сашу за ляжки, норовя ухватить за писюн. - А меня Игорь Карлович или дядя Игорь.

Дверь открыла женщина лет пятидесяти объёмных форм, похожая на Игорь Карловича. "Наверно сестра", подумал Саша, но оказалось, что нет.

-Игорёк, опять мальца притащил! - укоризненно сказала женщина.

-Мам, исключительно для проработки его инженерики. Ему нужно подтянуть сопромат, - Игорь Карлович поднял палец к губам в сторону Сани, делая знак молчать.

-"Сопромат"! - вздохнула полная женщина. - Знаю я твой сопромат! Ну идите уж пейте чай. Только что закипел.

-Это мамка моя. Тебе тётя Лина, - сказал шёпотом Игорь Карлович и мягко подтолкнул Сашу под попу в ванну мыть руки.

Игорь Карлович суетился ещё что-то в своей комнате, видимо приводя её в божий вид, и мыл в ванной руки, когда Лия Ашотовна, как сама представилась женщина, разливая чай по кружкам, горячо зашептала... "Пей чай и скорее беги! Отъебёт он тебя!"

"Как отъебёт?",- сделал непонимающий вид Саня.

"В попочку! В твою драгоценную попочку!", - шептала горячо в самое ухо тётя Лина, а груди её как два спелых арбуза столь же горячо и мягко накатывались ему на плечо. Саша сделал большие глаза и изобразил на лице готовность бежать даже не после чая, а и сию минуту. Но после чая, словно слегка призадумавшись, вздохнул, взглянул на Лию Ашотовну взглядом девочки уводимой в пещеру к злому дракону, которую напрасно пытался спасти благородный рыцарь, и пошёл за Игорем Карловичем.

В комнате были занавешены все шторы и яркий свет дня, проходя сквозь них, оставался лишь мягкой жёлтой полутенью. Игорь Карлович, по-домашнему одетый в трико, фривольно развалился на диване выставив вперёд свой бугор и пригласил сесть рядом Сашу. Саша присел на краешек, а Игорь Карлович достал с полки толстые альбомы и раскрыл первый из них.

-Ты такое видал? - спросил он.

Альбомов таких Саня действительно не видал и хуй его встал торчком под тугими джинсами. На любительских, но цветных фотографиях откровенно еблись семейные и присемейные пары. Каждая семья фотографировалась сначала во вполне благопристойном состоянии, на фоне своей квартиры, а потом разворачивалась на полный сто восьмидесятый градус и демонстрировала свои интимные способности вовсю. Особенно Сашу поразила способность фотографа чуть не в пизду залезть для удобного ракурса. Фотограф снимал может и непрофессиональный, но эрограф это был явно исключительный. Саню пёрло вовсю. Хуй стоял. Игорь Карлович робко положил руку ему на мотню и потом сразу сжал. Саша сделал вид, что не замечает и, не обращая внимания, продолжал пролистывать альбом. Над фотографией, где женщину просто вывернуло раком на объектив, Саша расстегнул молнию и выпростал хуй, тут же зажатый в горячей пухлой ладони. На фотографии женщина, до того лишь кокетливо оголявшая попочку с видом смущённой своим поступком школьной учительницы, почти без перехода с таким упоением насаживалась на кряжистый головастый сук волосатою до неприличия пиздой, что Саша не выдержал и всё залил молоком.

-Ничего, ничего, - говорил дядя Игорь, вытирая замшей фотографии. - Ты не первый такой. Там где глянец снят, посмотри...

Саша пролистал несколько страниц. Глянец был снят часто...

-А что в тех альбомах? - спросил Саша, смущённо вправляя писюн в штаны. Калбасило его от своей роли уже по-настоящему.

-Раздевайся и пососи - покажу, - Игорь Карлович заговорщицки подмигнул и вынул из трико конец, легко потряхивая его набрякающей головой.

-Сосать? Хуй? - Саша округлил глаза на Игорь Карловича.

-Ну и что! - Игорь Карлович поспешно стягивал с Саши майку и джинсы. - Ты попробуй. Он сладеньки-ий...

Вместе с джинсами Игорь Карлович стянул и трусы, и Саша наклонился лицом к его паху. Игорь Карлович тут же вцепился пальцами в его ягодицы и растягивая сильно их в стороны потянул на себя. Саша уткнулся лицом и перестал что-либо видеть. На ощупь губами он нашёл хуй и засосал. "Сладенький" солоно мазнул по губам и вошёл весь вовнутрь широко раскрытого Сашиного рта. Потолще, чем у Леночки, он крепко засел во рту и Саше оставалось только натужно причмокивать. Разряжаться Игорь Карлович не захотел.

-Ну хорош! - похвалил он старательно подставленный рот Саши и вынув сказал... - Ну смотри!

Саша взял второй альбом и перевернул страницу. С первого же листа фотографии качественно изменились в сравнении с предыдущим альбомом - состав семей значительно расширился. На первых страницах ещё более менее пристойно помогали "друзья" и "подруги" семьи, но дальше пошли уже сцены полного семейного "сотворчества". Откровенный инцест раскинулся перед Сашей во всей своей необузданно-дикой красе. Четырнадцатилетняя дочка использующая с мамой одну свечу на две сразу пизды, лохматый стержень отца руками мамки вкладываемый в нежный подставленный ротик дочери, два брата-близнеца лет двадцати обучающие шестнадцатилетнюю сестрёнку правилам вступления в брак. У Саши снова надыбился. Игорь Карлович поглаживал его по стволу и безудержно лапал за жопу.

-Стань на карачки, - сказал вдруг он. - Так удобней смотреть. И третий тогда покажу.

Саша встал. Увлекательные картинки продолжали мелькать перед глазами, а сзади сопел и водил по попе смазанным чем-то пальцем Игорь Карлович. Второй альбом кончился, под животом у Саши всё дрожало и он потянулся за третьим. Спина его непроизвольно прогнулась и он почувствовал, как толстая горячая головка входит в его задний проход. На мгновение он замер, а потом приоткрыл первую страницу третьего альбома и хуй влез на всю. С первой страницы альбома смотрела женским чёрным глазом загнутая раком Лия Ашотовна. Тётя Лина видимо стирала бельё в ванной, сильно перегнувшись через край, и её обильно поросшее чёрной волоснёй очко с сильно раздвинувшимися объёмными булками всецело удалось запечатлеть пронырливому фотографу. В том, что это была именно Лия Ашотовна, не оставляли сомнений последующие фотографии всего альбома. Ракурсы говорили о явной скрытности фотографировавшего, но снимки говорили и о его исключительной удачливости, либо невероятном терпении и упорстве. Лия Ашотовна вешающая бельё, видимо на даче, в костюме Евы. Лия Ашотовна загнувшаяся над писсуаром и потом над разными кустами в самых непринуждённых позах. Спящая неглиже, с широко раскрытыми нижними губами и натирающая тщательно мочалкой пизду, моющая большие груди и подмывающая после приниженных нужд зад. И даже целая серия обильного широконожья за бритьём Лией Ашотовной жопы и пизды. Игорь Карлович пёр Сашу сзади вовсю, а Саша только слюнки пускал от удовольствия своим покачивающимся под животом надутым концом.

-Уф, эти фотографии я даже матери не показывал! - удовлетворённо отдуваясь слез с Саши дядя Игорь. - Хоть ебу её уж лет пяток...

-Тётю Лину? - удивлённо спросил Саша и потрогал пальцами в заднем проходе. Было мокро, липко и горячо.

-Ага, - просто сказал Игорь Карлович и открыв дверь позвал... - Мам, иди-ка сюда!

Саша поспешно спрятался за грудой одежды.

-Тебе чего, Игорёк? - возникла в проёме тётя Лина.

-Отсоси молодцу, - сказал Игорь Карлович. - Так давал - загляденье!

-Ты бесстыжий совсем! - поправляя смущённо причёску сказала Лия Ашотовна сыну и опустилась на колени перед Сашей. Саша выпростал исплакавшийся уже хуй и дал в услужливо подставленный рот. Мягкие губы тёти Лины нежно обволокли подрагивающую тёплую плоть. Но и Саша кончать не стал. Изо всех сил сдерживаясь, на последнем дыхании он вынул дымящийся почти хуй изо рта Лии Ашотовны, поцеловал её в губы, зашёл сзади и, задрав на спину подол её красивого платья, снял большие трусы и загнал своего жеребца ей под белые ягодицы - прямо в плотную дырочку сраки. Тётя Лина посмотрела торжествующе на сына и поводила слегка ягодицами вверх и вниз как бы подныривая разрезом под Сашин член, чего Саше оказалось вполне достаточно, чтобы разрядить ей во сраку весь хуй...

Подарок для Санта-Клауса

Категория: Жено-мужчины

Автор: А. Н. Оуэн

Название: Подарок для Санта-Клауса

Во время рождественских распродаж я работал Санта-Клаусом в местном супермаркете. Вообще, этот год для меня был жутко хреновым. Моя жена, с которой мы прожили почти двадцать лет, ушла к парню помоложе, я был уволен по сокращению кадров, и на закуску доктор сказала, что у меня повышенное давление (надо же, интересно с чего бы это?). И уж поверьте, последнее, о чем я мечтал - это работать Сантой - дарить радость и веселье куче мерзких детенышей. Но выбирать было не из чего, мне нужна была работа. Любая. Первый рабочий день прошел ужасно. Все тело чесалось от чертового костюма, волосы из фальшивой бороды так и норовили залезть в рот, но, к счастью, я встретил кое-кого, вернувшего мне праздничное настроение.

Ее звали Шейла, студентка двадцати лет, работавшая вместе со мной в качестве рождественского эльфа. Стройная блондинка, от улыбки которой в штанах у любого мужика начиналась весна. Мне хватило одного взгляда, чтобы запасть на нее, хотя я ей в отцы годился! Шейла оказалась очень милой девушкой и здорово помогла мне в первый день, особенно, когда нас обступала толпа несносной, непрерывно галдящей ребятни. Думаю, что без нее мой дебют в роли Санты прошел бы гораздо хуже.

После долгого рабочего дня я пошел в нашу с Шейлой маленькую раздевалку, не снимая костюма Санты, сел на скамейку и попробовал прийти в себя. Детский гомон до сих пор стоял у меня в ушах. И тут вошла Шейла; обтягивающий костюмчик эльфа сидел на ней как влитой. Мой взгляд так к ней и прилип. Я попытался ради приличия найти более интересный объект для наблюдения в раздевалке, но понял, что ничего интереснее Шейлы здесь нет! Девушка стояла ко мне спиной, и я думал, что она не заметит моих горящих глаз. Очевидно, я ошибся.

- Что, Санта, симпатичный у тебя эльф? - поинтересовалась Шейла, начиная раздеваться.

Ее слова так ошеломили меня, что я на время дар речи. Вместе с тем, не мог не отметить, что для девушки у нее несколько грубоватый голос. Впервые такая мысль мелькнула у меня, когда мы были окружены толпой детей, и я тогда подумал, что во все виноват шум. Но сейчас мы были одни, и я отлично ее слышал. За неимением подходящего слова, скажем так - голосок у нее был слегка мужиковатый. Хотя, в принципе, мне это было по барабану; единственное чего я хотел - это завалить ее прямо здесь, в раздевалке. У меня было сильное подозрение, что Шейла догадывалась об этом.

- Я спрашиваю, Санта, симпатичный у тебя эльф? - она развернулась и встала лицом ко мне.

К этому времени на ней остались только лифчик и трусики. Выглядела Шейла чертовски сексуально, что подтвердила моя стремительная эрекция. Однако способность говорить ко мне так и не вернулась, поэтому ее повторный вопрос тоже остался без ответа. Тогда Шейла заговорщицки подмигнула мне, а потом подошла к двери раздевалки и заперла ее. Затем, медленно покачивая бедрам, она пошла в мою сторону. От ее походки член стал еще тверже, чем был, и красные штаны Санты оказались слишком узкими для него. Шейла встала прямо передо мной и наклонилась. Ее длинные волосы коснулись моего лица, и я едва удержался от стона, ощутив их восхитительный запах. Однако когда она сунула руку мне в штаны и крепко сжала член, я не застонал, а скорее хрюкнул от удивления.

- Ммм, - проворковала она, широко ухмыляясь, - наверно, Санта считает, что у него очень симпатичный эльф!

Немного погладив мой возбужденный орган, Шейла отпустила его, выпрямилась и отошла в сторону. Даже не думая отвернуться, она завела руки за спину и расстегнула лифчик. Спустив лямки с плеч, девушка бросила его на пол. Я впился взглядом в ее сиськи - маленькие и упругие; розовые сосочки были такими же твердыми, как и мой хуй. Похоже, не у одного только "Санты" стоит! Шейла снова ухмыльнулась и спросила:

- Санта, а хочешь еще что-нибудь увидеть?

- Угу, - кивнул я, обильно слюнявя фальшивую бороду.

Улыбка Шейлы стал еще шире, и она начала снимать трусики. Но со мной едва не случился сердечный приступ, когда я увидел то, что было под ними! Она приспустила трусики до колен, выпрямилась и, подбоченившись, стала ждать моей реакции. Вместо миленькой щелки между ног у нее был здоровенный хуй!

Во, бля, попал! Но было еще хуже, если слово хуже здесь применимо, то, что причиндал Шейлы был даже длиннее и толще мой собственный! На два или три дюйма, хотя, возможно, даже больше! Гладковыбритые яйца, тоже были крупнее моих. Но больше всего меня шокировал тот факт, что я еще больше возбудился, увидев Шейлу во всей красе!

- Что, Санта, все еще считаешь, что у тебя симпатичный эльф? - осведомилась Шейла своим сексуальным, низким голосом.

У меня язык отсох, можете себе поверить, но я даже не знал, что сказать в такой ситуации! Однако мое молчание, похоже, вовсе не беспокоило Шейлу. Она полностью избавилась от трусиков, а затем взяла свой хуй в руку и стала дрочить его. Не в силах пошевелиться, я прирос к скамейке и только наблюдал, как он становится все больше и больше. Когда ее орудие было приведено в полную боеготовность, Шейла медленно подошла ко мне. Набухший член покачивался перед моим лицом. Тут она сказала:

- Хочешь, я сделаю подарочек, Санта?

Я только и мог, что кивнуть. Тогда Шейла подошла еще ближе, и массивная головка коснулась моих губ. Чисто импульсивно я открыл рот, и член скользнул туда. В жизни не делал парню минет, и никогда не собирался, но Шейла была, по крайней мере, наполовину женщина (на чертовски привлекательную половину!), и не думаю, что выглядел, как пидор, обсасывая ее большую конфетку. Я старался как можно лучше сосать, хотя моя неопытность явно давала о себе знать, потому что внезапно Шейла крепко схватила меня за затылок и вогнала хуй целиком мне в рот. Удивительно, как я только не поперхнулся, когда залупа уперлась в горло, но она разошлась не на шутку, и стала яростно трахать меня в рот. Ее яйца шлепались о мой подбородок покрытй фальшивой бородой, а член с легкостью ходил "туда-сюда" между губами.

- Ммм, - снова заворковала Шейла, натягивая меня, - думаю, что Санте нравится свой подарочек!

Она трахала меня в рот еще несколько минут, а потом резко выдернула член, и повернувшись ко мне своей миленькой попкой, наклонилась и посмотрела меня через плечо.

- Полижи мою щелочку, Санта, - попросила Шейла, похотливо улыбаясь.

Я понял, что она имела в виду. Шейла просила полизать ей очко - "щелочку". Это тоже сильно отличалось от моей обычной сексуальной практики. Но я так возбудился, что решил идти до конца, раз уж пошла такая пьянка! Обхватив руками в красных перчатках ее твердые ягодицы, я широко раздвинул их и лизнул сморщенную дырочку. Делал я это так, как обычно лизал женщине письку, хотя, могу сказать, что попа Шейлы была гораздо слаще, чем любая из пизденок, в которых побывал мой язык! Шейла еще ближе прижалась ко мне попой, и я сильнее присосался к ней.

- О, Санта, - простонала она, - ты так здорово лижешь мою щелочку!

Я бы и дальше ублажал бы ее восхитительную розочку, но Шейла остановила меня и выпрямилась. Потом она повернулась ко мне лицом и встала на колени. Засунув свою мягкую и теплую руку мне в штаны, Шейла вытащила наружу мой стояк, посмотрела на него и опять засюсюкала:

- Ой, Санта, у тебя такая большая и твердая пиписька!

А затем она взяла его в рот. Надо сказать, что, хотя, Шейле и было всего двадцать лет, у меня были женщины гораздо старше, которые делали минет в два раза хуже, чем она! В отличие от женщин:э-э:женщин, которых я знал, особенно моя бывшая жена, делавших минет только, чтобы парень получил свое и заткнулся, Шейла действительно любила это. Своим невероятно длинным язычком она творила настоящие чудеса! Оставив на несколько минут член в покое, она стала сосать мои набухшие яйца. Затем хуй снова отправился в ее изящный ротик, но теперь Шейла сосредоточилась на головке, подрачивая при этом ствол. Я почувствовал, что вот-вот взорвусь! И тут она сделала один маленький трюк, от которого я чуть не отправился прямиком на небеса! Шейла сжала двумя пальчиками раздувшуюся залупу, раскрыла дырочку на конце, сунула туда кончик языка и стала вращать ими в разные стороны! Я едва в этот момент не спустил, но, к счастью, сумел удержаться, когда Шейла смилостивилась и перестала меня терзать своим бесподобным минетом.

- Санта, а можно я посижу у тебя на коленях? - спросила она и, не дожидаясь ответа, села на мой член твердый, словно камень, обтянутый кожей!

Как вы уже, наверно, догадались, я раньше никого не трахал в задницу, хотя, конечно, много раз об этом фантазировал. И теперь благодаря Шейле -восхитительному эльфу, мои мечты стали явью! Она навинчивалась попой на член, пока ягодицы не прижались лобку, а ее раскачивающиеся яйца коснулись моих. Шейла вонзила ногти мне в бедра и стала скакать на хуе вверх-вниз, наши яйца с силой шлепались друг о друга, всякий раз, когда она опускалась - небольшая боль и райское наслаждение в одном флаконе!

- О, Санта, Санта, выеби меня! Я была такой гадкой девчонкой! О-о!

Я вцепился в ее узкую талию, как утопающий в спасательный круг. Шейла запрыгала на мне все быстрее и быстрее, и ее ничуть не обмякший хуй раскачивался в такт нашим движениям. Я сжал зубы и запрокинул голову, чувствуя, как сперма закипает в яйцах, и понял, что больше сдерживаться не смогу. Белая, как борода Санты, молофья выплеснулась в попку Шейлы и, наполнив ее, закапала на мой рабочий костюм. Шейла визжала так, что я подумал вся охрана торгового центра прибежит в нашу раздевалку! Наконец, Шейла соскользнула с меня. Широко улыбаясь, она посмотрела на меня, а молочно-белая сперма продолжала капать из ее попы.

- Санта, а у меня есть еще один подарочек для тебя.

Хотя Шейла и не сказала прямо, чего хочет от меня, я и так понял. Впервые за нашу необычную встречу, я встал со скамейки, а потом лег на нее животом. Повернув голову, я увидел, что она встала позади, приспустила мои красные мешковатые красные штаны вместе с трусами и раздвинула широкие волосатые полужопия. Головка ее члена потерлась о мое очко, а потом скользнула внутрь.

Дюйм за дюймом большой толстый хуй погружался в мою девственную жопу, пока не вошел полностью. А потом Шейла начала накачивать меня, трахая так, словно это была последняя задница на Земле.

- О, Санта, - она продолжала сюсюкать со мной, - какая у тебя замечательная попочка! Такая узенькая!

Я чувствовал, что она скоро кончит, потому что ее ногти все глубже и глубже вонзались в мою спину, к счастью, костюм Санты спас меня от царапин, а темп ебли все возрастал и возрастал. Клянусь, в какой-то момент, мне показалась, что жопа сейчас порвется в клочья под ее напором! Я начал подвывать, словно поранившийся щенок, но Шейла продолжала безжалостно растягивать мою дырку, и вдруг она опять завизжала и спустила. Мой анус наполнился густой горячей спермой, но Шейла не остановилась и утюжила меня, пока в ее огромных яйцах не осталось ни капельки. Наконец, ее хуй выскользнул из задницы. Полежав минуту и пытаясь прийти в себя, после того, как меня выебли, словно последнюю суку, я медленно поднялся и натянул штаны, уже покрытые пятнами спермы Шейлы, а потом сел обратно на скамейку. И тут же завопил от боли, только моя разъебанная жопа коснулась твердого дерева. Сперма продолжала капать из ануса и потекла по ногам.

Шейла расхохоталась, увидев это. Взяв мое лицо в руки, она проворковала уже в знакомой мне манере:

- Ох-ох, нашему Санточке больно?

Потершись свои носиком о мой, она пошла в другой конец раздевалки, где стояли шкафчики с одеждой. Она открыла свой, повесила костюмчик эльфа, достала обычную одежду и начала одеваться. Уже полностью одетая, Шейла закрыла шкафчик и опять подошла ко мне, снова наклонилась и крепко поцеловала в губы. Потом выпрямилась и подарила мне еще один взгляд полный похоти.

- Счастливого Рождества, Санта, - улыбнулась она

- Счастливого Рождества, Шейла, - я попытался улыбнуться в ответ (конечно, моя улыбка вышла хуже, чем у нее!)

Подмигнув мне на прощание, она ушла. А я сидел и не знал, что и думать о том, что случилось между мной и нею. В конце концов, я решил не забивать себе этим голову и начал переодеваться. Повесив, красный, весь в пятнах спермы, костюм Санты в шкафчик, я запер его и вышел из раздевалки. Уже на улице, идя к стоянке, я думал, какой подарок Шейла приготовит мне на завтра. Хотя полностью сосредоточиться на приятных мыслях я не мог. Поскольку была одна и весьма существенная проблема.

Как мне объяснить начальнику, откуда все взялись все эти пятна!?

Любишь ли ты ее

Категория: Жено-мужчины

Автор: RFRP

Название: Любишь ли ты ее

Я познакомился с ними по объявлению в газете. "Пара приглашает для встреч молодого мужчину-би (пассив)". Едва купив газету, поспешил звонить, такие объявления не остаются без отклика надолго. Ответил мужчина с приятным мягким, "круглым" голосом. "Толстячок" - подумал я. Ему 48, ей 29. Он Борис, она Саша. Живут в : Недалеко. "- Когда мы сможем встретиться?" "- Завтра?"

Дверь открыл мне крупный полноватый (не ошибся) мужчина чуть ниже меня ростом. Именно крупный, большая голова, жидковатые волосы с проседью, дряблеющая кожа на руках, нечитаемая татуировка, имя. Борис выглядел на свои 48, не меньше, но и не больше. Ха, лет десять-пятнадцать и я буду таким же. Мои прежние партнеры были помоложе, но был бы человек хороший, как говорят каннибалы (шутка). Нарочно медленно разуваясь, я осматривался в прихожей - обычная квартира в меру преуспевающего человека, новая итальянская мебель. Еще не выветрившийся запах недавнего ремонта.

Борис был в пестром шелковом халате, не люблю я отчего-то халаты. Ну да ладно. А Саши что-то не видно. Но дома. Только видел мельком тень на кухне сквозь рябое стекло. Мы сидим в низких глубоких серых креслах в пустой, еще не обставленной комнате. Между нами сервировочный столик с бутылкой "Энесси" и коробкой конфет. Из вежливости отпиваю пару глотков. Борис явно зажат, скован. Он вертит в руках рюмку, которую опустошил одним глотком, наконец, начинает говорить, опустив голову, не глядя на меня.

- Понимаешь, я люблю ее. Я люблю Сашу. Я никогда никого так не любил. Она: Она очень необычная девушка. Она такая ласкова, нежная. Она: В общем, она: Она была мужчиной.

Мы долго встречались. Господи, я был, как пятнадцатилетний пацан. Как влюбленный пацан. Как счастливый влюбленный пацан. Я дарил ей цветы, горы цветов. Мы поцеловались только через две недели. Она чувствовала, чувствовала, что я хочу большего. Она : она ласкала меня губами. Это было : восхитительно. Когда я впервые увидел ее : Я ее очень люблю. Мне все равно, что она такая. Я предлагал ей сделать вторую операцию, чтоб стать совсем женщиной, но она боится операции. Я все равно люблю ее.

- Так зачем же вам понадобился я? Если у вас все так хорошо? - я был немножко раздражен. Я пришел сюда ради секса, здорового жизнеутверждающего секса. Но почему-то мне всегда везет выслушивать чужие беды.

- Я понял, что ей не хватает: Ей не хватает в постели: Она ласкает меня губами. Иногда я :, я беру ее. Да мне, собственно, не очень много надо. А ей: Я чувствую, она хочет: Ну, она кончает сама, рукой. Но она хочет: Я хотел найти для нее девушку. Она стесняется девушек. Я решил дать объявление, пригласить мужчину, который: Ну, вы понимаете:

Так вот в чем дело! Парень, думаю я, какой же ты идиот.

- А Саша как отнеслась к этой идее?

- Она? Она согласилась.

Саша стояла в коридоре, в темноте. Я все еще не мог ее разглядеть.

- Хорошо, я согласен. Но у меня будет одно условие. Вы так любите ее, что я опасаюсь вашей ревности.

- Нет, нет, я же сам вас пригласил.

- Знаете, дать объявление, это одно дело. Совсем другое, когда вашу любимую женщину трахает (я специально сказал так) у вас на глазах другой мужчина. Ведь вы были у нее единственным после операции?

- Ну, так что же вы хотите, если вам не достаточно моего слова. - В его голосе появляются жалобные нотки.

- Все просто. Я свяжу вас. Саша, идите сюда. Принесите нам брючные ремни.

Саша была высокой скуластой девушкой с длинными обесцвеченными волосами, крепкой ладной фигурой. Я поймал себя на том, что ищу в ее внешности какие-то "признаки". Я не назвал бы ее красавицей, но весьма симпатичной. Ее милая улыбка просто покорила меня. Она была в простых спортивных штанах и свободной футболке. Я подошел к ней, закинул руки на шею, чуть наклонил к себе и поцеловал. Сначала ее губы были твердыми, неподатливыми. Я целовал ее еще и еще, и она стала размякать, ее язык начал отвечать на заигрывания моего.

Борис сидел связанный в кресле. Мы уже не обращали на него никакого внимания. Я обнимал Сашу под футболкой, целовал ее набухающие соски сквозь тонкую ткань. Ее руки скользили по моей спине, пытались пробиться под пояс брюк. Я усадил ее в кресло, задрал футболку, уложил на ладони два крупных полумягких плода ее груди, целовал, покусывал то один, то другой. Медленно опустился поцелуями до пупка, рывком сдернул вниз штаны вместе с черными трусиками. В лицо мне вздыбился стройный член. Я вобрал в губы головку, облизал ее как чупа-чупсину, всосал на всю длину. Саша подалась мне навстречу бедрами. Но я прервал ласку, повернулся к Борису:

- Ты говоришь, что любишь ее. А ты хоть раз любил вот так это чудо?

Сколько же неутоленного желания накопилось в ней! Она кончила мне в рот, едва ее головка снова оказалась в плену моих губ.

- Ты знаешь вкус ее сока?

Мы с Сашей разделись, обнимались стоя, красуясь перед Борисом. Я повернул ее спиной, развернул к Борису. Я прижался членом к ее ягодицам, и она прогнулась мне навстречу, я начал медленно дрочить ее.

- Знакома тебе такая поза? А вот такая? - я поменялся с Сашей местами, теперь она терлась членом о мои ягодицы и умело ласкала рукой мой воспрявший член.

Я снова усадил Сашу в кресло. "- Подожди минуточку, моя сладкая!" Я быстро сбегал в ванную, наскоро промыл очко, прихватил тюбик зубной пасты. Снова опустился перед Сашей на колени, начал сосать. Потом мягко перевернул ее на живот, раздвинул крупные, совсем женские попки, поцеловал в засос розовато-коричневую розочку.

- Ты хоть раз поцеловал ее здесь? И ты говоришь, что любишь ее? Ты "брал ее". Ты даже не знаешь, как это делать. Ты хоть раз вспомнил, что здесь нет никакой смазки?

Я выдавил на ладонь жирный червячок зубной пасты и начал нежными круговыми движениями втирать, скользя внутрь сначала одним, потом двумя и тремя пальцами, ловя момент, когда раскроется тугое мышечное кольцо. Я входил в нее медленно.

- Ты хоть раз думал о том, что это может быть больно для нее.

Мы перебрались на пол. Она поскрипывала, я постанывал. Она сжимала попку в такт, и мой финал был скор и остр. Я отвалился на бок, Саша выскользнула в ванную. Я лежал на полу, выпятив задницу, предвкушая новое приключение. Ну, не совсем новое. Меня уже трахали женщины, но только искусственным членом на подтяжках.

Я смотрел на Бориса снизу вверх. Что-то в его лице изменилось, наметилось какое-то просветление. А Саша тем временем уже водрузила на меня свое мускулистое тело. Я дернулся от мгновенной боли.

- Ты думаешь, я получаю кайф оттого, что ее хуй елозит у меня в жопе? Ты идиот, если так думаешь. Но мне хорошо, оттого, что это нравится ей. - Саша билась в неистовой скачке. - Давай же, давай, кончи в меня! - Она толкнула в меня ужасно глубоко и замерла.

Едва кончив, Саша заплакала, убежала, закрыв лицо руками. Борис, похоже, тоже начал всхлипывать.

- Я ухожу. Я вам не нужен. Но если ты действительно любишь ее, после того, как она тебя развяжет, ты сделаешь то же, что сделал я. И ты сделаешь это в сто раз лучше. Если ты ее действительно любишь:

Джейми

Категория: Жено-мужчины, Группа

Автор: Ном де-Плам

Название: Джейми

Глава 1

Слыхали песенку " я сегодня очень-очень сексуально озабочен", так вот - это про меня. Неудачный брак и последовавший за ним шумный развод, а также собственная природная скромность, стали причиной тому, что уединенное удовольствие стало моей единственной отрадой. К несчастью, жажда секса не только не ослабла, но даже стала еще сильнее из-за всех этих фотографий, фильмов и историй, подобных той, что я сейчас вам рассказываю. После армии, я поступил в Университет Сан-Франциско. И в конце-концов, устав от общения с мисс Рози Ладошкой и ее пятью сестричками, отправился побродить по вечернему городу, навстречу судьбе. Там-то я и познакомился с Джейми.

Было около 10 часов вечера, - прохладного, после жаркого дня, летнего вечера. Я обратил внимание на высокую женщину, идущую по другой стороне улицы. Она шла впереди футов на двадцать, и я прибавил шагу, наслаждаясь зрелищем ее ягодиц, покачивающимся в такт походке. На ней был деловой костюм зеленого цвета, юбка доходила до колен, но абсолютно не скрывала очертаний ее прекрасных ног. Длинные темно-рыжие волосы рассыпались по плечам. Грация, с которой она двигалась, буквально загипнотизировала меня, и я не нашел ничего лучшего, чем следовать за незнакомкой, держась, однако, на безопасном расстоянии. Пройдя несколько кварталов, она свернула в аллею между двумя трехэтажными офисными зданиями. Когда я дошел до этой аллеи, женщину уже пропала из виду. Разочарованный, я пожал плечами и побрел обратно.

Но не успел я сделать и шести шагов, как услышал крик. Не раздумывая, я сломя голову кинулся в темноту аллеи. Между зданиями светил тусклый фонарь, но и его было достаточно, чтобы осветить мне дорогу. В луче света сверкнули рыжие волосы, и снова раздался крик. Я прыгнул вперед и увидел двоих мужчин, державших сопротивляющуюся женщину. Я вцепился в одного из них, футбольным захватом, и мы покатились по земле, дубася друг друга. Он заехал мне в нос - раздался противный хруст. Однако я приложил его коленом между ног, и мужик потерял всякий интерес к драке. Я одним прыжком поднялся на ноги, но второй бандюк толкнул женщину на меня, а сам кинулся к своему, скрючившемуся на земле корешу. Она кричала и плакала в моих руках, но я не отпускал ее, пока двое этих уродов не скрылись в темноте.

-Все в порядке, они ушли и больше не причинят вам вреда, - мягко сказал я, поглаживая ее по голове.

Наконец, женщина пришла в себя, и подняла заплаканное лицо. Как же она была красива, словно эльфийская принцесса из сказки. Утерев ей слезы, я спросил...

-С вами все нормально? Они вас не поранили?

-Все в порядке, если не считать платья и чувства собственного достоинства. Большое спасибо...?

-Джонатан, меня зовут Джонатан.

Она поцеловала меня в щеку и внимательно посмотрела на меня своими прозрачными зелеными глазами...

-Спасибо, Джонатан.

Женщины легонько коснулась моего носа, и я дернулся...

- Вы ранены. Пойдемте, я живу всего лишь в квартале отсюда. Позвольте мне помочь вам, это самое меньшее, что я могу сделать для вас.

Тут я обнаружил, что нос-это не единственная часть тела, пострадавшая в драке. Каким-то образом, тот подонок врезал мне по правому бедру, и нога едва сгибалась. Но с помощью незнакомки я заковылял вперед.

Она жила на втором этаже, прямо над кофейней. Медленно поднявшись по лестнице, мы добрались до ее квартиры. Женщина открыла дверь, включила свет и помогла мне войти внутрь. Я очутился в просторной гостиной, где стоял длинный, удобный на вид, диван. Она посадила меня на него, и я увидел сквозь прореху на блузке ее восхитительные груди. Не обращая внимания на свой вид, незнакомка побежала в другую комнату, вернулась с влажной губкой. И начала стирать кровь с моего лица. Я поймал ее руки и заглянул в бездонные озера ее глаз.

- У меня нос сломан, и его нужно вправить, - она понимающе кивнула, потом я закрыл глаза и почувствовал ее тонкие пальцы на своем лице. Она для начала погладила мой нос, а потом вправила его. Боль была такой сильной, что я отрубился.

Когда я очнулся, она вытирала засохшую кровь с моей шеи и подбородка. Открыв глаза, я увидел ее лицо неземной красоты, в обрамлении сияющих рыжих волос. Моя голова покоилась у нее на коленях, и мой взгляд мгновенно прилип к кончикам сосков, выглядывающих из разорванной блузки. Красота этой женщины заставила сильнее биться мое сердце, и пробудила, доселе дремавшее, мужское достоинство. Заметив, что я открыл глаза, она поприветствовала меня ослепительной улыбкой.

-Вы потеряли сознание, - произнесла она своим мягким контральто. - Надеюсь, вы не против, что я сняла с вас рубашку. Ее нужно простирнуть - она вся в крови.

И тут я понял, что из одежды на мне только джинсы и, чувствуя себя неловко из-за более чем очевидного стояка, попытался сесть. Но моя целительница оказалась довольно сильной и удержала меня на месте, приговаривая...

-Не двигайтесь, лежите спокойно - расслабитесь.

Не убирая рук с моей груди, она посмотрела мне в глаза, а потом перевела взгляд на мою бугрящуюся промежность. Улыбнулась, облизнув пухлые губки, кончиком языка, и добавила...

-У вас сильное нервное потрясение, поэтому просто постарайтесь расслабиться, а мне еще нужно осмотреть вашу ногу. Не думаю, что она сломана, но вывих или синяк тоже вещи довольно неприятные.

С этими словами она, приподняв мою голову, встала с дивана и начала расстегивать на мне джинсы. Я попытался прикрыться, но женщина шутливо шлепнула меня по руке.

-Джонатан, перестаньте, как можно осмотреть ногу, пока вы в джинсах. Лежите спокойно - я знаю, что делаю, - и, не дожидаясь моего ответа, до конца расстегнула ширинку и начала стягивать с меня штаны.

С вздохом, я приподнял бедра, чтобы помочь ей. Под джинсами у меня были трусы, еле сдерживающие, рвущийся на свободу член.

Решив, что пришло время перейти на "ты", я пробурчал...

- Прежде чем стаскивать с меня штаны, могла бы и представиться.

-Ой, извини. Меня зовут Джейми, - хихикнула она.

Скоро мои джинсы присоединились к ботинкам и носкам, уже валяющимся на полу. И я, почти голый, с едва прикрытым торчуном, растянулся на диване, перед прекрасной женщиной, с которой познакомился всего лишь пару часов назад. Да уж интересная прогулочка получилась. Но только не подумайте, что я чем-то недоволен.

Джейми осмотрела мои ноги, поглаживая их со всех сторон, и на внутренней стороне правого бедра нашла большой синяк, тянущийся к ягодице. Во время осмотра ее лицо было всего лишь в нескольких сантиметрах от моей промежности, и я чувствовал, как горячее дыхание обдувает подрагивающий член. Он вытянулся еще сильнее, и головка выглянула из-под резинки трусов. Джейми попросила меня перевернуться на живот, чтобы она могла лучше разглядеть синяк. Я с облегчением исполнил эту просьбу, и как нельзя во время, поскольку член едва не выскочил из трусов. Теперь я ничего не видел, я а только чувствовал ее нежные руки, медленно гладящие мой обтянутый трусами зад. А потом она осторожно приспустила трусы.

-Ну, Джонатан, у тебя там действительно большой синяк. Но думаю, что "Бен-Гей" облегчит твои страдания. Ты, вообще, очень напряжен, поэтому легкий массаж, в принципе, не помешает. Подожди, я сейчас вернусь.

Она вышла из комнаты. Было очень приятно просто вот так лежать, и даже не имело значени то, что Джейми возбуждала меня, больше чем любая другая женщина. Само по себе то, что она взялась выхаживать меня было замечательно, нога-то ведь действительно здорово болела.

Я, должно быть, задремал, поскольку разбудил меня резкий ментоловый запах мази, которую она втирала в мое правое бедро и ягодицы. Трусов на мне уже не было. Потом она стала массировать мне ноги от ступней до задницы, потом они опять спустились вниз, а затем моя попа вновь оказалась в ее умелых руках. Джейми смазала мне маслом ягодицы и между ними и приступила к дальнейшему массажу. Сначала она прошлась по верху, а ее пальчики начали гладить мою дырочку. В этот момент мой, немного обмякший член, снова превратился в каменный столб. Одной рукой Джейми стала ласкать мою мошонку, а другая осталась между ягодиц. И я почувствовал, как ее пальчик нажал на упругое колечко ануса, и, легко скользнул внутрь. Как же это было здорово. Я лежал не двигаясь, и только стонал от удовольствия. Немного покрутив им там, она вытащила его, а потом обе руки сжали мои булки, широко раздвигая их. Прохладный ветерок коснулся открытой дырочки, а потом его сменил горячее дыхание Джейми и ее язычок. Облизав колечко снаружи, она начала буквально трахать меня язычком. Не в силах сдержаться я стал подмахивать. Моя бывшая жена частенько во время наших любовных игр засовывала мне палец в попу. Но куда ей было до Джейми. Мне было так хорошо, что я был готов кончить в любую секунду. Джейми, должно быть, поняла это, потому что резко остановилась и оторвалась от моего зада.

-Повернись-ка ко мне, горячий парень, - хрипло произнесла она, тяжело дыша.

Я перевернулся на бок и увидел, что она стоит на коленях возле дивана. Но, Боже мой, как она была одета. На ней был лишь легкий халатик, сквозь который просвечивали тяжелые груди, увенчанные набухшими, натянувшими ткань сосками. Под халатиком виднелись только белые трусики и ничего больше. Джейми улыбнулась мне и сжала набрякший член.

-Вот это мне нравится, - сказала она, и он тут же погрузился в ее влажный горячий ротик.

Я застонал в экстазе. Джейми обсасывала головку, словно чупа-чупс, а другой рукой подрачивала ствол.

- Джейми, не сиди там. Нечестно, что все достается мне одному.

Не дожидаясь дальнейших подсказок, она встала, не отпуская, однако, член, встала надо мной, широко расставив ноги, а потом ее обтянутая трусиками попа опустилась на мое лицо. Я почувствовал себя на седьмом небе от удовольствия. Попка раскрылась будто цветок, когда я сдвинул в сторону трусики и вдохнул ее мускусный запах. Стараясь не задеть нос, я потерся лицом о ее булочки - нежные и горячие. А затем вонзился языком в дырочку между ними, вылизывая бутончик Джейми словно безумный. В надежде вернуть ей хотя бы частично наслаждение, которое она дарила мне. Через некоторое время, мой язык покинул ее розочку и отправился ниже. Но путь ему преградили трусики, но когда я начал их стягивать, Джейми отпустила член и выпрямилась.

- Джонатан, наверное, я должна была сказать тебе об этом раньше, но ты оказался таким обходительным, добрым и таким сексуальным, что мне не хотелось сразу все испортить.

-Джейми, все в порядке. Не думаю, что ты можешь вообще что-нибудь испортить. Ты самая красивая женщина, которую я когда-либо встречал. Если ты не хочешь что-то делать, просто скажи мне. Обещаю, что не обижусь. Черт, уже то, что мы вместе - само по себе чудо.

-О, Джонатан, надеюсь, ты искренне это говоришь. Не то, чтобы я не хотела бы делать чего-то такого. Бог мой, я хочу делать все и даже больше. Но, дело в том, я не такая, как другие женщин.

- Нашла чем удивить. Разве можно их с тобой сравнивать. Ты - прекрасная орхидея среди полевых цветов.

- Вот балаболка, - рассмеялась она, но сразу же помрачнела, - но я говорю серьезно. Посмотри сам. Я пойму, если ты захочешь уйти после того, что сейчас увидишь.

Она скинула халатик, открыв полные груди, нагнувшись, сняла трусики, из-за ее длинных волос мне было ничего не видно. И вот Джейми выпрямилась, словно Венера, выходящая из пены морской, гордящаяся своей красотой. А между ее нежных бедер гордо торчал огромный член. Я был в шоке. И в тоже время возбужден, как черт. Я как-то фантазировал о подобных женщинах, но всегда считал, что в реальной жизни - это всего-навсего мужчины с грудными имплантантами. Но Джейми была не такая - она была женщиной с прекрасным лицом, и ногами, которым бы позавидовала бы любая супермодель. Нет, она выглядела, говорила и вела себя, как женщина. Только длинный налитый кровью член заставлял в этом усомниться. Оторвав взгляд от ее дубинки, я посмотрел ей в лицо. Держалась она молодцом, только полные слез глаза, не могли меня обмануть. Несмотря на этот стояк, выглядела Джейми ужасно беззащитной, сердце у меня не выдержало, а член дернулся, предвкушая море непознанных удовольствий.

-Джейми, - сказал я как можно мягче, - ты само совершенство. Иди ко мне.

И мы слились в поцелуе... наши языки сплелись будто змеи, а ее слезы оросили мои щеки. Тело Джейми было таким мягким, однако, то, что уперлось мне в живот было длинным, твердым и горячим.

Мы долго целовались, гладя друг друга. Она взяла мою руку и положила на свой член. Открыв глаза, я пристально посмотрел на нее, сжав ствол и, принявшись ласкать его.

- Я хочу целовать, сосать его, - у Джейми глаза на лоб от удивления полезли, затем она улыбнулась, и я улыбнулся ей в ответ.

-Для начала пойдем в спальню.

Очутившись в огромной кровати, я устроился между ее ног и прижался губами к головке. Ох, и большая же она была. И пахло от нее какими-то духами. И осыпал ее поцелуями, сначала всю головку целиком, а потом только щелочку на конце. Раздвинув кончиком языка крохотные губки, я попробовал член Джейми изнутри. Маленько солоновато, но довольно приятно. Потом я начала облизывать залупу словно мороженое. Подняв взгляд, я увидел лицо Джейми поверх двух внушительных холмов ее грудей. Подмигнув, я взял головку целиком в рот - она заполнила его словно сарделька. Усердно работая языком, я ласкал стол руками. Медленно член все глубже и глубже погружался в мой рот, пока я не едва не поперхнулся. Да уж, мелькнуло у меня, небольшая практика не помешала бы. Поэтому я плотно сжал губы, и начал энергично двигать головой вверх-вниз. Джейми застонала и согнула ноги. Я дотянулся до ее грудей и стал тискать их обеими руками, крутя и пощипывая набухшие вишенки сосков. Теперь Джейми не пассивно принимала мои ласки, а по-настоящему трахала меня в рот. Тут на мой язык упали соленые капельки - это была смазка, великолепная на вкус. Мне хотелось больше, и вот головка уперлась горло. Лаская одной рукой груди, другую я сунул ей между ягодиц, нащупал пальцем розочку и засунул его внутрь. Джейми вздрогнула и закричала. Горячая струя спермы выплеснулась в мой рот. Я сосал и сосал, пока у Джейми не осталось ни капельки. У меня рот был полон ее густыми солоноватыми сливками, их было так много, что часть вытекла и закапала подбородок.

Я поцеловал Джейми, поделившись с ней ее же спермой.

-О, Боже, Джонанатан - это просто фантастика. Я хочу еще, - хочу, чтобы твой член вошел в меня, - она взяла флакончик с маслом и, протянув его мне, легла на живот, приподняв попку.

Перед моими глазами оказалась ее пульсирующая дырочка. Я мигом смазал свой набрякший член и попу Джейми, и, встав на колени, начала водить головкой вверх-вниз по расщелине между ее ягодиц. Она задрожала и подалась назад, как бы желая, сама насадиться на член. Но я продолжал подразнивать ее, скользя членом между ее ног, потираясь головкой о яйца. Джейми застонала...

- Давай же, Джонатан. Трахни меня.

Желание дамы - закон. Я нажал залупой на колечко ануса, и оно разошлось, пропуская меня. И тут же головка легко скользнула внутрь. Джейми закричала и одним движением сама нанизалась на мои восемь дюймов. Уютно устроившись в ее попе, я стал двигаться "туда-сюда". Попка колыхалась, всякий раз, когда я входил в нее, и влажные шлепки одного тела о другое звучали в тот момент для моих ушей, как самая прекрасная музыка на свете. Крепко прижав к себе Джейми, я откинулся на спину, и она оказалась сидящей на мне. Теперь я мог ласкать ее сисечки и снова поднявшийся член. Одной рукой я дрочил его, а другой - теребил набухший сосок, качая Джейми на свой дубинке. Она повернулась ко мне, и наши губы встретились. Ее широко раскрытые глаза горели от похоти и удовольствия. Я был близок к точке невозврата, и увеличил скорость, грозя разнести постель в щепки.

-Джейми, я вот-вот кончу.

-Так кончай, любимый, наполни меня.

Я в последний раз вогнал ей "по самое не балуйся", и меня прорвало - сперма гейзером забила из члена, заливая ее анус. Джейми лежала в моих объятиях, и мы снова поцеловались - страстно и нежно. Моя рука, путешествующая по ее телу, обхватила все подрагивающий член.

- Так-так, похоже, тебе, по-видимому, не помешала бы маленькая разрядка, - сказал я, поглаживая его.

Джейми улыбнулась и ответила...

- Ну, если ты не против, то я бы хотела познакомиться поближе с твоей сладенькой попкой.

- Знаешь, это будет мой первый раз, но я уверен, что получу удовольствие. Поэтому пообещай, что сделаешь все осторожно, и моя попа полностью в твоем распоряжении.

- Обещаю, любовь моя, ты не будешь разочарован.

Она встала с меня, и мой все еще твердый член закачался в воздухе.

- Просто лежи, любовничек, и наслаждайся, а я сделаю все остальное.

Джейми прильнула к моей груди, облизывая и покусывая соски, потом ее язык, оставляя влажный язык, пополз вниз по животу, пока не достиг члена. Губы сомкнулись вокруг побагровевшей головки, а потом он целиком погрузился в ее ротик, и она начала сосать его, слизывая смесь масла, пота, спермы. Через несколько минут Джейми отпустила его, и, спустившись чуть ниже, стала сосать яйца, нежно перекатывая их языком, не забывая левой рукой подрачивать мне член. Потом она подняла мои ноги, и я, чтобы помочь ей прижал их к груди. Последний раз, проведя языком по яйцам, Джейми занялась моей, выставленной на всеобщее обозрение дырочкой. Сначала она энергично вылизала ее снаружи, а потом кончик языка скользнул внутрь, и Джейми стала вращать им в разные стороны. На миг, оторвавшись, она увидела, что я наблюдаю за ней и улыбнулась, а потом взяла все тот же флакончик с маслом и выдавила себе на руки, а потом смазала мою попку и свой огромный член. Я не был уверен, что смогу принять его. Заметив мой обеспокоенный взгляд, Джейми успокаивающе погладила меня по щеке.

-Не волнуйся милый. Может быть, сначала и будет больно, но совсем недолго. Доверься мне.

Я кивнул и снова откинулся на подушку, окончательно решись сделать своей любимой этот подарок. Я расслабился и почувствовал, как в меня скользнул палец. Потом еще один. Она какое-то время трахала меня пальчиками, подготавливая вход, и, наконец, убрала их и громадная залупа прижалась к колечку. Не спеша Джейми давила все сильнее и сильнее, и вот головка ее одиннадцатидюймовой дубинки погрузилась в мою попу. Моя любимая остановилась, чтобы я привык к новым ощущениям, а потом продолжила триумфальное шествие. Длина ее члена поражала, было такое ощущение, будто в меня всовывают бейсбольную биту. И вот ее яйца коснулись моих ягодиц. Никогда я еще ни чувствовал себя таким наполненным. Но вместе с тем мне было чертовски хорошо - ее конец, должно быть, уперся прямо в простату, потому что мой член задрожал, а по телу прокатилась волна удовольствия. Джейми улыбнулась, посмотрела мне в лицо, стала медленно вытягивать свое орудие из меня. Когда в попе осталась, только головка, она одним ударом снова насадила меня на свой вертел. Райское наслаждение! Постепенно Джейми увеличивала скорость, ее яйца шлепались о мои, а мой член терся о ее мягкий теплый живот. Она уже не жалела меня, а трахал так, словно пыталась проткнуть насквозь. Я почувствовал, как отяжелели у меня яйца, и спустил ей на живот. Это и стало последней каплей, Джейми пронзительно закричала - ее член запульсировал, а потом залил мои потроха спермой. Я завопил от удовольствия, а она продолжала меня накачивать изо всех сил. Неожиданно она выдернула член из меня, опустила мои ноги и села мне на грудь. Ее подрагивающая палка оказалась прямо у меня перед глазами. Я открыл рот, и она тут же заткнула его своим концом. Я тщательно облизал его со всех сторон; Джейми слезла с меня, и мы заснули в объятиях друг друга.

Глава 2

Когда я проснулся, было уже утро. Джейми не было рядом со мной. Сбросив остатки сна, я огляделся по сторонам. Из ванной были слышен шум душа. Довольный, что прошлая ночь мне не приснилась, я подошел к запертой двери ванной и постучал, но никто не ответил. Постучал еще раз и назвал ее имя.

-Я здесь, любовничек, - Джейми стояла в коридоре, ведущем в гостиную и кухню.

Не зная, что и думать я посмотрел на нее, а потом на дверь ванной.

- Там Шерри, моя подруга. Мы живем вместе, но вчера ночью она была у друзей. Когда ты заснул, еще тогда в гостиной, я ей позвонила.

-А-а, понятно, - я все еще чувствовал себя не в своей тарелке, но все смущение пропало, при виде Джейми в полупрозрачном халатике.

Я сделал шаг вперед и заключил ее объятия. Она улыбнулась и чмокнула меня в щеку.

-Если мы займемся этим прямо сейчас, то я не смогу приготовить завтрак. Кроме того, мне хочется познакомить тебя с Шерри. И, возможно, ты захочешь принять душ.

И тут я замети, что у меня весь живот в засохшей сперме.

- Джейми, ты...ты, черт возьми, ты фантастическая женщина.

- Да и ты не хуже. Сначала ты спас меня, потом оказался деликатным и понимающим мужчиной, великолепным любовником. Ты - мой рыцарь в сияющих доспехах.

Я рассмеялся, и в этот момент дверь ванной распахнулась - на пороге стояла высокая женщина, завернувшаяся в полотенце

- Так-так, мило, очень мило.

Я почти повернулся на ее голос, но вовремя вспомнил, что стою абсолютно голый. Покраснев как рак, я встал к ней спиной - лицом к улыбающейся Джейми.

- Шерри, познакомься с Джонатанам. Джонатан - это Шерри.

Я робко повернулся к Шерри и протянул руку, прикрываясь другой. Шерри скорчила недовольную гримасу, не обращая внимания на мою протянутую руку.

- Разве так приветствуют новых друзей. Тебе совсем не нужно стыдиться. Джейми мне все рассказала. Вот смотри, - она сдернула полотенце, - вот мы оба теперь стоим голышом. Значит, можно поцеловаться

Груди у нее были меньше чем у Джейми, да и вообще было видно, что Шерри много времени посвящает спорту. Между ее ног покачивался самый толстый член, который я когда-либо видел. Шерри подошла ближе, а Джейми толкнула меня в спину, так что я очутился в гостеприимных объятиях ее подруги. Мой член, пробудившись от спячки, уперся в упругий живот Шерри. А она запечатала мне рот поцелуем, левой рукой поглаживая попу, а правую сунула между нашими телами и ухватилась за моего набухшего дружка.

Оторвавшись от моих губ, она потрясла член, словно - это была рука.

-Рада с тобой познакомиться, - и засмеялась.

Джейми рассмеялась вслед за ней и обняла меня сзади.

- Надеюсь ты не против, Джонатан, но у нас с Шерри все общее.

Я сдался и присоединился к их смеху.

-Будь по-твоему. Ты ведь знаешь, я ни в чем не могу тебе отказать.

И, повернувшись к Шерри, так и не отпустившей мой член, сказал.

-Я тоже очень рад нашему знакомству, - наклонился к ее груди и стал облизывать набухший сосок.

Шерри застонала. Выпустив изо рта сосок, я с улыбкой повернулся к Джейми.

- Ты, кажется, что-то говорила о душе и завтраке?

-По-моему, ты уже нашел и то, и другое, - хихикнула она.

-Так и есть, милая, так и есть. Если серьезно, мне нужно пописать, почистить зубы, а позже кто-нибудь из вас или вы обе сразу присоединились ко мне в душе.

-А зачем зря время терять? - поинтересовалась Шерри, затаскивая меня в ванную, где все еще работал душ.

Джейми вошла следом, разделась и присоединилась к нам в душевой кабине, достаточно просторной, чтобы там уместилось три человека. Шерри опустилась на колени и взяла мой член в рот, а Джейми стала тереться об меня сзади, упираясь каменно-твердым членом между ягодиц. Отсасывая у меня, Шерри дрочила свой собственный член, Джейми в это время встала на колени и, широко раздвинув ягодицы, стала вылизывать мой розанчик. Единственным темным пятном во всем этом было то, что мне жутко хотелось отлить.

- Эй-эй, Шерри, притормози, мне действительно очень хочется писать.

- Ну, так писай, большой мальчик, чего ты ждешь

Я пожал плечами и расслабился. Шерри пыталась проглотить все, что я нассал ей в рот, но мочи было слишком много, и она потекла у нее по подбородку, смешиваясь с водой, хлещущей из душа. Когда мой источник иссяк, Шерри продолжила минет. Джейми нагнула меня, она хорошо облизала мою попу, кроме того, она была скользкой еще со вчерашней ночи, поэтому, я и "мама" не успел сказать, а ее дубинка уже вошла в попку. Пока Джейми трахала меня, Шерри усердно работала языком. Почувствовав приближение оргазма, Джейми вцепилась в мои бедра, и стала еще быстрее накачивать мою попу. Наконец, с громким криком она кончила. Не теряя времени, девочки поменялись местами... теперь Джейми стояла на коленях с моим членом во рту, а Шерри встала позади меня.

Когда она поднималась с пола, я во всех подробностях рассмотрел ее инструмент. Он не был таким же длинным, как у Джейми, приблизительно такой, как и у меня. Дело было в другом - член Шерри был толщиной с мое запястье, если не больше. Потершись о мою розочку своим чудовищем, она, не спеша, приступила к делу. Хорошо было то, что Джейми уже растянула меня, иначе, я бы в жизни не смог бы принять его. Несмотря на воду, масло, сперму Джейми, дубинка Шерри входила в меня со скрипом, тогда она одним сильны движением всадила мне его целиком, до предела растянув колечко входа. Я завопил от боли - от боли и удовольствия в одном флаконе. Потом пропала боль, но не удовольствие. Хотя чувствовал я себя, словно нафаршированная индюшка. Джейми, чтобы облегчить мои страдания, нежно сосала член, обвив руками мои широко расставленные ноги. Шерри со стоном удовольствия начала разрабатывать мою задницу. Сначала медленно, потом все быстрее и быстрее - девушкой она была крепкой, так что дрючила она меня даже сильнее чем Джейми. Через десять минут такого траха, я спустил в рот Джейми. Когда в яйцах не осталось ни капельки, она выпрямилась и поцеловала меня, разделив со мной мою собственную сперму, смешанную с ее слюной. А ее подруга в это время без устали продолжала трахать меня. Но вот ее член еще быстрее задвигался в попке, и вскоре под аккомпанемент оглушительных стонов, Шерри спустила.

Потом она вытащила свою толстенный член из меня, Джейми заняла ее место, и, встав на колени, начала высасывать сперму из только что оттраханой попы.

Шерри наклонилась и прошептала мне на ухо...

- Потужься немного, так она сможет получить, сколько сможет выпить.

Я напрягся, и почувствовал, как густая жидкость закапала из попы прямо в рот Джейми. Осушив меня до конца, мы опять поцеловались. Потом она со смехом заявила...

- Вот мы и позавтракали, теперь закончим душ, и отправимся в спальню за десертом.

Однако Джейми надо было на работу, и у меня с утра были лекции, которые нельзя было пропустить, поэтому десерт было решено оставить на потом. После душа мы оделись, и Джейми предложила подбросить меня до моей квартиры, чтобы я мог взять учебники и переодеться. Я жил один, поэтому без каких-либо проблем пригласил Джейми к себе, когда мы подъехали к моему дому. Войдя в квартиру, я с порога стал собираться в универ, а она пошла следом.

- Располагайся тут, как дома. Все мое - твое.

Джейми кивнула и огляделась по сторонам. На стенах висели ломящиеся от книг полки. Книги - мое хобби. И я горжусь своей библиотекой, у меня есть даже несколько редких первых изданий.

- В холодильнике содовая, - крикнул я ей из другой комнаты.

Джейми пришла на мой крик в спальню, и наблюдала как я, бросив одежду, в которой был вчера, в корзину для грязного белья, голый подошел к платяному шкафу. Взяв чистые джинсы и черную футболку, я повернулся к ней. Она очень сосредоточенно разглядывала меня.

- Что-то не так?

- Нет, просто пытаюсь понять, что тобой движет, вот и все.

Я улыбнулся...

- Надеюсь, мы с тобой чуть позже вместе постараемся выяснить это.

- Джонатан, я не шучу. Ты уверен, что хочешь лучше узнать меня? Я определено отличаюсь от обычных женщин, и в глазах общества являюсь ошибкой природы, - говорила она тихо, а в глазах стояли слезы; Джейми, возможно, была уверенна в своей сексуальности, но, должно быть, какие-то прошлые неудачи заставили ее разувериться в себе.

- Джейми, я - мужчина, и для меня ты - идеал женщины. Пожалуйста, не перебивай меня, - я подошел к ней и обнял. - Знаю, что мы едва знакомы, но надеюсь, что ты и дальше захочешь встречаться со мной. Очень надеюсь на это.

Я нежно поцеловал ее в губы, и она растаяла в моих объятиях. На какое-то время, окружающий нас мир исчез, остались только я и Джейми. Потом она посмотрела мне прямо в глаза и сказала...

-Мне очень хочется, чтобы ты стал частью моей жизни

-Замечательно. Но если мы не поторопимся, ты опоздаешь на работу, а я - на занятия.

Она дернула мой полунапрягшийся член и шутливо толкнула...

- Тогда одевайся, любовничек.

Я засмеялся и начал одеваться, а Джейми рассказывала про свой бизнес - маленькое издательство. Потом она подвезла меня до кампуса, на прощание мы обменялись телефонами и договорились встретиться сегодня вечером. Я проводил ее взглядом и побрел на занятия.

Было трудно сосредоточиться на лекциях, но мне, каким-то чудом, это удалось. После занятий я сел на автобус и поехал домой. Мой нос еще побаливал, зато нога была в полном порядке. Дома я принял душ и переоделся, вечером мы с Джейми решили встретиться в ресторане, а после ужина пойти на дискотеку.

Я сидел в отдельной кабинке в ресторане и ждал Джейми, как вдруг появился официант сопровождаемый Шерри. Встав из-за стола, я обнял и поцеловал ее.

- Привет Джонатан. У Джейми кое-какие проблемы, она опоздает, и поэтому попросила меня передать тебе эти новости, - я понимающе кивнул и отодвинул стул, чтобы она могла сесть. - Спасибо, а еще она сказала, что перекусит по дороге и встретит нас в клубе. Надеюсь, ты не против?

Я улыбнулся...

-Нормально, всякое бывает. Должен сказать, что услышать это от тебя лично, гораздо приятнее, чем то же самое сообщение, сказанное по телефону.

-Ну вот, и она также подумала. Правда, дала мне недвусмысленные инструкции, чтобы я к тебе не слишком приставала. Это ее работа.

-Не слишком - это сколько часов в день?

-Часов? Мне казалось "не слишком" означает, что я трусь возле тебя весь день, иногда делая десятиминутный перерыв, - ехидно улыбнулась Шерри.

Сделав заказ, мы продолжили разговор - Шерри была отличной собеседницей с великолепным чувством юмора. Я задал ей тысячу вопросов о Джейми, и ее рассказ поставил все на свои места.

По словам Шерри, Джейми никогда не была мужчиной. Она всегда была женщиной, но после того, как ее изнасиловали в колледже, возненавидела свою женскую сущность. Попытавшись ограничить свою сексуальную жизнь связями с другими женщинами, Джейми пришла к выводу, что это не ее. И тогда ударилась во все тяжкие. И больше всего ей понравилось заниматься сексом с жено-мужчинами - женщинами с членами. Большинство из них были всего лишь мужчины, накачанные женскими гормональными препаратами, но встречались и женщины, которым хотелось воплотить в жизнь мужскую сторону своей сексуальности, не теряя при этом и женственности. Инь и Янь в одном флаконе. И после того, как ее финансовые дела пошли в гору, она сделала себе такую операцию. И встречалась только с ей подобными. И я был первым настоящим мужчиной, с которым она трахалась. Шерри считала, что главной причиной этого послужило то, что я спас Джейми от насильников. Она была уверенна, что ее снова бы изнасиловали, что лишний бы раз доказало - женскую природу не переделать. Но я своим поступком заставил ее поверить в себя. Шерри предупредила меня, относится к Джейми как можно деликатней. Она очень ранимая, и это первый раз, когда ей понадобился другой человек для чего-то большего чем просто секс или дружба.

Из ресторана мы сразу же направились в клуб. Для начала мы заглянули в бар и дринкнули по рюмашке. Вокруг было много женщин, хотя явных трансвеститов тоже было немало. Шерри пошла, позвонить Джейми, а я остался сидеть, потягивая свой напиток.

Вдруг ко мне подошли ко мне две женщины - блондинка и брюнетка. Я приветливо кивнул им, и они, захихикав, сели по обе стороны от меня.

- Тебя зовут Джонатан? - спросила привлекательная блондинка, севшая справа.

- Да, а это что у меня на лбу написано?

Обе рассмеялись, а потом брюнетка ответила...

- Нет, но ты пришел сюда с Шерри, а Джейми просила нас позаботиться о тебе, пока она сама не приедет. А Шерри, сказала, где ты сидишь. Кстати, меня зовут Синди, а ее Ронда.

- Приветик. Что-нибудь выпьете?

- Да, но сегодня мы угощаем. Джейми говорила, - ты учишься в университете и хочешь стать писателем, верно?

- Точно - это моя заветная мечта.

Они заказали выпивку, мы разговаривали, слушали музыку, а через какое-то время я, Синди и Ронда, покину бар, и отправились на танц-пол.

Мои новые знакомые танцевали очень близко от меня, и, в конце-концов, я оказался зажатый между их, извивающимися в ритме танца, телами. Их руки были повсюду - гладили мою попу, грудь, член. Ронда вытащила мою рубашку из штанов, и сунула руку под нее. Я чувствовал, как ее твердые соски упираются мне в спину, пока она ласкала мне грудь и живот. Синди, в это время, положила мои руки себе на бедра, а потом стала двигать их выше, пока я не наткнулся на ее упругие ягодицы. Довольно улыбнувшись, Синди припала к моим губам. А Ронда тоже не стояла без дела - ее рука скользнули мне в джинсы, и, сжав тонкими пальцами мой напрягшийся член, она начала его не спеша подрачивать. Я в свою очередь выяснил, на Синди были стринги, поэтому мои пальчики беспрепятственно проникли в между ягодиц, поглаживая дырочку. И вдруг что-то уперлось мне в попу, и я потерся об это что-то. У Ронды определенно был член, а вот насчет Синди у меня имелись кое-какие сомнения, которые она сама же и разрешила, прошептав мне на ухо...

- Блин, Джейми права, ты чертовски сексуален. У Ронды встал на тебя?

Я кивнул.

- Знаешь, ее пиписька стоит круглые сутки, и она все время меня трахает. Думаю, она и тебя не прочь трахнуть. А вот у меня члена нет, а только мяконькая, мокрая писечка, которая ждет твои пальчиков, - сунул руку ей между бедер - точно трусики промокли насквозь, тогда мои пальцы проскользнули по них и начали гладить набухшие губки.

- О да, вот так. Держу пари у тебя тоже встал, а большой мальчик? - оставив в покое мою попу, которую она энергично тискала, положила руки мне на ширинку, чувствуя член и руку Ронды внутри.

Когда музыка, под которую мы танцевали, кончилась, и поставили новую, Синди и Ронда отпустили меня и пошли обратно к бару. Я последовал за ними. Там уже ждали нас Шерри и Джейми

Джейми поднялась и подошла ко мне. Заглянув в ее глаза, я увидел неуверенность. Тогда, протянув руку, я убрал несколько каштановых прядей, упавших ей на глаза и сказал...

- Джейми, мой ангел.

Она распахнула для меня свои объятия, и пока мы не отрывались друг от друга, пока вдруг не поняли, что кроме нас двоих вокруг полно народу.

-Джонанатан, - произнесла она, задыхаясь, - я хочу быть уверенна, что действительно нравлюсь тебе. Именно я, а не новизна ощущений в сексе.

-Джейми, сознаюсь, что женщины подобные тебе меня очень возбуждают. Но ты, ты завладела моим сердцем, и я хочу быть с тобой, так долго, как ты сама этого захочешь.

Она снова обняла меня, а потом гордо посмотрела на улыбающихся подруг.

- Поехала, ко мне, веселиться. Я не против, чтобы Джонатан развлекался с вами, но до тех пор, пока вы помните, - он мой.

Я только улыбнулся этому ее заявлению.

И мы впятером... Джейми, Шерри, Синди, Ронда и я отправились к Джейми домой.

Веселье началось, едва мы оказались в квартире. Синди и Ронда вытащили меня в центр гостиной. Ронда тут же присосалась к моим губам, упираясь своими большими грудями в мою грудь. Я чувствовал, что ее член полностью пришел в боеготовность. Синди встала сзади, словно кошка потираясь о мою спину и задницу, расстегивая ремень и стаскивая с меня джинсы. А Ронда стянула с меня футболку. Прежде чем я мигнул, мои джинсы вместе с трусами оказались спущены до лодыжек. А потом меня толкнули на диван, и горячий влажный рот накрыл мой член. Это была Синди, которой хотелось получить приз, и она точно знала, что для этого нужно сделать. Ноготками она легонько царапал мне бедра и отяжелевшие яйца. Не переставая работать язычком, Синди развязала мои кроссовки, и скоро вся моя одежда уже валялась на полу.

А Ронда, не теряя зря времени, задрала юбку до пояса и сдвинула красные трусики. Словно чертик из коробки, наружу выскочил член, обвитый набухшими венами и пурпурный от прилившей крови. Она забралась на диван и встала надо мной широко, расставив ноги. Ее член покачивался перед моим лицом словно питон, гипнотизирующий кролика. Не в силах сопротивляться я открыл рот, Ронда наклонилась вперед, и ее слегка солоноватый конец погрузился туда.

Джейми и Шерри тоже не остались безучастными зрительницами. Быстренько скинув с себя одежду, они подошли к наполовину занятой кушетке. Шерри начала раздевать Синди, лаская при этом ей груди, уделяя особое внимание соскам, пока они не покраснели и не набухли. Платье Синди упало на пол, и она осталась только в чулках и поясе. Затем Шерри зарылась лицом ей между ног и начала вылизывать мокрую письку. Джейми села рядом со мной, и начала ласкать каждый сантиметр моего тела... грудь живот бедра. Я видел ее огромный член, торчащий между молочно-белых бедер, а большие груди колыхались при каждом движении моей любимой. Она с улыбкой наблюдала, как член снуёт туда-сюда между моих губ, а потом, убрав мне, волосы с глаз, прошептала...

- Что, любовничек, все еще хочешь меня?

Ответить в тот момент я не мог, но свободной рукой погладил ей щеку, а потом опустил ее и стал ласкать член. Затем повел руку выше по животу, упругим грудям. Джейми схватила мою и стала обсасывать палец за пальцем, не отрывая от меня ясных зеленых глаз, светящихся нежностью. Сердце у меня заколотилось как сумасшедшее, яйца закипели, глаза вылезли из орбит, и фонтан спермы выплеснулся в рот Синди. Она высосала меня до капли, а потом тщательно облизала еще твердый член. Облизнула губы, и через несколько секунд сама кончила, когда Шерри начала трахать ее двумя пальцами, покусывая, при этом, клитор.

Ронда стала быстрее трахать меня в рот, и мне пришлось перенести все внимание с Джейми на нее. Ронда пронзительно завизжала, и первая струя горячей вязкой жидкости наполнила мой рот, а потом еще и еще. Было такое ощущение, что из ее яиц вышло не меньше галлона спермы. Я не успевал все глотать, и часть вылилась изо рта и потекла по подбородку вниз, закапав шею и грудь. Ронда вытащила член, и стала растирать тереться им о мое лицо, и, наконец, притомившись, села на подлокотник. А Джейми начала слизывать сперму с начала с мое груди, потом все выше - с шеи, подбородка, с губ. А потом она поцеловала меня, и мы вместе смаковали вкус сливок Ронды.

- Когда ты так смотришь, то у меня сердце готово вырваться из груди. И чувствую, что ты не хочешь, чтобы я ушел из твоей жизни, - сказал я, с трудом отрываясь от ее сладких губок.

Тихим дрожащим голосом она ответила...

- Что заставляет тебя думать, будто я хочу, чтобы ты ушел из моей жизни. Прямо сейчас, я хочу взять твое тело, войти своей большой толстой писей в твою сахарную попку, чувствовать, как твой член упирается в мой живот, как твои яйца прижимаются к моим. Хочу чувствовать твои губы, твой язык.

Она тяжело дышала, ее прекрасное лицо раскраснелось от желания и чего-то еще. Она была так открыта со мной, никаких уловок, и в ее словах звучала не похоть, а что-то гораздо большее. Что-то, отчего мое сердце растаяло, словно кусок льда на солнце.

- Возьми меня, Джейми. Возьми меня всего без остатка. Пусть наши тела сольются воедино. Люби меня, мой ангел.

Слезы потекли из ее прекрасных глаз, и наши губы встретились. То, что произошло, потом не было просто поцелуем, а обменом душ. Прошла вечность, прежде чем мы смогли оторваться друг от друга, и наши языки соприкоснулись в последний раз. Вокруг царило молчание, будто кроме нас в комнате никого не было. Джейми грациозно встала и подала мне руку. Я принял ее, мы вместе прошли в спальню, закрыв за собой дверь. Это был слишком личный для нас обоих момент. Стоя возле огромной постели, мы снова обнялись. Казалось, воздух сгустился вокруг нас, столь неторопливы были наши движения.

Мы медленно опустились на постель, томно лаская друг друга. Мои руки скользнули по ее плечам вниз и завершили свое путешествие на бесподобной попе. Она повторяла каждое мое движение. Потом Джейми взяла тюбик с гелем отвинтила крышечку и щедро выдавила его в мои подставленные ладони. И я, как следует, смазал ее член.

Джейми легла на меня, наши письки терлись друг о друга, а потом она стала облизывать мою грудь, живот, подрагивающий член. Скользнув по стволу, ее язычок прошелся по тяжелым яйцам, внутренней стороне бедер, и уткнулся в упругую колечко между ягодиц. Я поднял согнутые в коленях ноги, а Джейми продолжала вылизывать каждую складочку моего розанчика.

Я задрожал от удовольствия, ощущения, которые дарила мне эта женщина, невозможно было описать словами. Когда кончик языка вошел в мою попку, у меня вырвался громкий стон. Она крутила из стороны в сторону, подрачивая мой набрягший член. Я извивался от наслаждения, но все же хотелось большего, и тогда, словно прочитав мои мысли, Джейми выпрямилась и багровая головка ее члена нацелилась на столь желанную ей дырочку. Наши с Джейми взгляды встретились

Наступил момент истины. Я долго смотрел на нее, а потом произнес слова, которые, как мне казалось, должны были прозвучать именно сейчас.

- Джейми, не знаю, как и зачем, но ты похитила мою душу. Я люблю тебя.

Две слезинки скатились из ее глаз, когда она услышала это. И тихо, будто слезы душили ее, Джейми ответила...

- Я знаю милый. Я тоже люблю тебя. Люблю с той самой секунды, когда ты впервые коснулся меня, - она облизнула пересохшие губы и снова произнесла эти слова, сказала так, словно скрепляла печатью нашу общую судьбу. - Я люблю тебя.

Я приподнялся и поцеловал ее уже, наверное, в тысячный раз за этот вечер. Когда наши губы разжались, Джейми нежно нажала головкой, и моя попа раскрылась, как клюв голодного птенца, а руки сжали ее восхитительные ягодицы. Я прижал Джеми еще крепче к себе, и член, как по маслу вошел в меня. Какое-то время мы просто лежали и не двигались, а мой анус пульсировал вокруг ее громадной дубинки. Мы с Джейми стали одним целым.

Медленно, мы начали двигаться в унисон, толстый член скользил "туда-сюда". Любовь переполнила меня, и слезы потекли из моих глаз. Джейми высушила их своими поцелуями. Без остановки, накачивая меня, она облизывала мочку ухо, шепча голосом охрипшим от возбуждения...

- О, милый, как же мне хорошо. Ты заставил меня снова почувствовать себя обычной женщиной. Я будто заново родилась после встречи с тобой. Обещай, что никогда не покинешь меня. Пожалуйста, любимый, скажи, что мы навсегда вместе.

- Навсегда, мой ангел. Навсегда.

Она прижалась ко мне так, словно желала вечно держать в своих объятиях, одним движением засадив в меня член на всю длину, шлепнув яйцами по попе.

- Никогда не покидай меня любимый, каждую секунду будь со мной.

- Никогда не покину, моя Афродита.

И тогда Джейми стала быстрее таранить меня, словно хотела приблизить кульминацию. Мои собственные чувства обострились до предела, и я подмахивал, держа задаваемый ею темп.

- О Джонатан, вот так. Сожми свою попочку, Да, работай ею. Какая же она у тебя узенькая и горячая. Мне так хорошо.

Я буквально впечатывал ягодицы в ее бедра. И изо всех сил стискивая попу, когда она всаживала в меня свое орудие.

- Трахай меня, Джейми. Дрючь мою попу. Да, разорви ее пополам. Да, да! ДА-А-А!

Джейми всерьез взялась за дело. Казалось еще чуть-чуть, и она насквозь проткнет меня. Мой собственный член терся о ее мягкий живот. Постоянно наращивая скорость, Джейми в конце-концов стала наяривать мою попу, действуя членом, как отбойным молотком.

- Милый, я сейчас кончу.

- О да, мой ангел, наполни мою попку своим соком. Наполни меня своей любовью.

Ее член еще сильнее набух, и горячая сперма залила мой анус. Джейми без остановки кричала мое имя. И в этот момент, я взорвался, выплескиваясь на ее живот, свисающие надо мной груди, даже собственное лицо. Мой оргазм был подобен извержению вулкана. Джейми не останавливаясь, дрючила мою раскалившуюся попу. Я без устали подмахивал ей. Наконец, она замерла, мы сжимали друг друга в объятих, едва не плача от удовольствия. Джейми слизала сперму с моего лица, а потом поцеловала, и я ощутил вкус собственной спермы на ее губах и языке. Дубинка, постепенно обмякла, и выскользнула из мой попы. Джейми скатилась с меня, и мы легли на бок лицом друг другу, пытаясь прийти в себя, после того, что произошло.

Она гладила меня по голове, когда наклонясь, стала облизывать вишенки, венчающие ее сиси. Мы чествовали, что отныне действительно принадлежим, друг другу, и от этого наши ласки были особенно нежны.

- Знаешь, Джейми, мы не просто только что знавались любовью. Я чувствую себя так, словно мы создали новую вселенную.

- Понимаю, что ты хочешь сказать. Когда я кончила в тебя, передо мной открылся целый мир. Никогда такого еще не случалось. И все это из-за тебя, любимый. Мой рыцарь на белом коне.

Я улыбнулся...

- Не из-за меня. Из-за нас, любовь моя. Вместе мы сможем достичь звезд и снять Луну с неба.

Мы в последний раз поцеловались и, выжатые досуха, богатым на события днем уснули.

Когда я проснулся на следующее утро, мой член торчал, словно каменный столб, а мочевой пузырь грозился лопнуть в любую минуту. Джейми лежала рядом на боку, ее каштановые волосы рассыпались по подушке, одной рукой она обнимала меня за шею, а другая - покоилась у нее на бедре. Она уже проснулась и наблюдала за моим пробуждением. Я повернулся и поцеловал ее в губы.

-Доброе утро, мой ангел.

- Доброе утро, мой прекрасный принц.

Мы оба улыбнулись, и Джейми легонько провела рукой вверх-вниз по моему члену.

- Подожди, я так хочу писать, что вот-вот лопну.

- Я тоже. И, знаешь, давай, что сделаем - ляжем валетом и спасем друг друга.

Я раньше ничего подобного не делал, чего нельзя было сказать о моей любимой. И поэтому, мне тоже захотелось это попробовать. Кивнув, я улегся так, что ее губы коснулись моего дружка, а ее дубинка уперлась мне в щеку. Я открыл рот и обхватил губами раздувшуюся головку.

-Не торопись. Я сделаю то же самое. Так мы сможем проглотить все до капельки, - предупредила Джейми, прежде чем ее мягкие губы сомкнулись вокруг члена.

И в это момент ее моча - горячая и соленая потекла мне в рот. Джейми действительно контролировала свой поток, поэтому глотать было легко. Мой собственный мочевой пузырь был переполнен, и я тоже пустил струйку. Пока она писала мне в рот, я ласкал ей попу. После того, как курс уринотерапии был закончен, мы решили продолжить банкет.

Джейми глубоко заглотнула мой член, искусно лаская горловыми мышцами его. Я попытался сделать то же самое, не обращая внимания на то, что пару раз едва не поперхнулся, и скоро ее длинная палка наполовину влезла в мое горло. Затем она сунула руку мне между ягодиц, и сначала один пальчик, а потом второй погрузились в мою попку. В том же ритме, в каком Джейми трахала меня в рот, она работал пальчиками. Тогда я тоже стал играть с ее попой и набухшими яйцами. А она, хлюпая слюной, вовсю ублажала меня губами, языком и даже горлом, массируя мне попу изнутри, уже не двумя пальчиками, а все пятерней.

Сладкий миг был все ближе и ближе, и я начал быстрее трахать ее милый ротик. Джейми ответила мне тем же. И вот я почувствовал, что сдерживаться больше нету сил, и, всадив член ей в горло на всю длину, спустил. Тогда она с чавкающим звуком вытащила руку из попы, схватила мой продолжающий стрелять член, и последние залпы забрызгали ей пальцы.

Когда мой член обмяк, Джейми вытащила свой член у меня изо рта, перевернула своего принца на живот и подложила под бедра подушку. Она наклонилась вперед, и ее багровая дубинка примостилась у меня между ягодиц. Я повернул к ней голову, и Джейми сунула мне в рот испачканные спермой пальцы, а когда я дочиста облизал их, обеими руками вцепилась в мои бедра. Одним сильным движением она насадила меня на свой кол. Было немного больно, но ее пальцы достаточно растянули мою попу. И поэтому это нельзя даже было назвать болью - легкий дискомфорт, не сравнимый волной удовольствия, захлестнувшей меня.

Я вопил от наслаждения, когда Джейми начала дрючить меня - сильно и быстро. Оглянувшись, я увидел бесподобную картину - рыжеволосая амазонка с алебастровой кожей и роскошной грудью таранит своим огромным членом мою попку, то, выходя почти из нее, то, всаживая свое орудие " по самые помидоры". Я подмахивал. Стараясь держаться в одном с нею ритме. Наконец, Джеймс даже не закричала, выплескивая в меня сперму.

Опустошенная, она рухнула мне на спину. Я, выскользнув из-под нее, заключил свою любимую в объятия, и какое-то время мы просто лежали и целовались, приходя в себя после этой утреней зарядки.

Из соседней комнаты до нас донесся шум в сопровождении ахов и охов. Мы переглянулись и дружно расхохотались. Похоже, не только у нас этим утром стояло.

Потом мы с Джейми приняли душ. Вдруг у меня громко заурчало в животе - Джейми засмеялась.

- Первый завтрак у нас уже был, чего бы ты хотел на второй?

- На твое усмотрение, милая. Ты сегодня работаешь?

- Нет, сегодня же суббота. У нас впереди еще целых два дня. А как насчет тебя?

- За обучение платит Дядюшка Сэм, и работаю я неполную неделю. Так что тоже свободен.

Джейми кивнула, вытирая меня большим пушистым полотенцем. Потом мы вернулись в спальню, и я, вспомнив, что моя одежда до сих пор валяется на полу в гостиной отправился туда. И там перед моими глазами предстало такое зрелище, за которое и левое яйцо отдать можно. Лишь бы увидеть.

Шерри наяривала в попу Ронду, которая трахала раскинувшуюся на диване Синди. Вся эта стонущая троица была на волосок от оргазма. Я повернулся и махнул рукой Джейми. Чтобы она тоже полюбовалась на это. Она подошла, обняв меня с сзади и положив подбородок мне на плечо. Стоя в дверях, мы наблюдали за развязкой.

Синди затряслась, словно в припадке, ее стоны стали еще громче; Шерри в последний раз нанизала Ронду на свою дубинку и спустила, а Ронда одним движением вырвав член из щелки Синди, залила той живот, сиси и лицо несколькими мощными струями спермы. Шерри, наполнив до отказа попку Ронды, стала на колени и принялась высасывать оттуда собственные сливки, а Ронда, размазывала сперму по телу Синди, будто какой-нибудь лосьон.

Джейми прошептала

- Думаю теперь, когда мы все отлично повеселились, можно заняться завтраком.

И мы вместе захихикали. Синди услышав наш смех, подняла глаз, увидела нас, голых и свеженьких после душа, как огурчики, и улыбнулась.

-Доброе утро. Ванная уже свободна?

Джейми кивнула и улыбнулась в ответ.

- Да, но похоже это ненадолго. Кое-кому тут явно нужно будет привести себя в порядок.

Синди согласилась с ней, а Ронда между тем, покрыв ее тело спермой, словно глазурью, присела на корточки над жадным ртом Шерри, усердно работающей язычком. Помахав нам, Ронда повернулась и стала сосать толстенный грязный член Шерри.

Оставив их, мы с Джейми пошли на кухню. Она занялась яичницей с беконом, а я приготовил салат и разрезал дыню. К тому времени, когда завтрак был готов, девочки приняли душ. Они сидели в гостиной и болтали, туда мы принесли еду. Джейми во время готовки накинула на себя халатик, чтобы не обжечься брызгающим во все стороны жиром от бекона. Остальные тоже оделись, похоже, я был единственный, кто все еще оставался голым. Пошарив взглядом по комнате, я так и не нашел, брошенной вчера на пол одежды. Поинтересовался у девочек, не видели ли они моих шмоток, по крайней мере, штанов - нет, - никто ничего не видел. Делать было нечего, и я спросил у Джейми, нет ли у нее чего-нибудь надеть.

- Что, ты ведь не стесняешься своего тела, верно?

- Нет, просто боюсь, что моя красота не даст вам спокойно позавтракать.

-Не волнуйся, мы все любим, сочетать приятное с полезным, так что плюхайся своей симпатичной попкой на диван и ешь, - успокоила меня Шерри.

Я сел между ней и Джейми и приступил к завтраку. Потом мы выпели кофе, и каждый помыл за собой посуду. А потом все снова вернулись в гостиную. Я снова расположился между Шерри и Джейми, мы расслабились, и беседа потекла сама собой. Джейми и Шерри в это время украдкой поглаживали меня, против чего я был совсем не против. Синди и Ронда, похоже, были настоящей парой, хотя свидетельства о браке у них явно не было

Синди занималась консультациями по он-лайн бизнесу, и, очевидно, заработала на этом кучу денег. Ронда была младшим партнером в юридической фирме - вела гражданские дела. Шерри унаследовала данс-клуб, где и познакомилась с Джейми. А я в свою очередь рассказал им, что мечтаю стать писателем, и изо всех сил стремлюсь воплотить эту мечту в жизнь. Джейми и другие девочки тут же попросили меня дать почитать что-нибудь из того, что я уже написал. Я сказал, что у меня в машине есть дискетка с несколькими рассказами - результатом моего обучения на курсах литературного мастерства. Мне тут же было велено пойти и принести их, но поскольку я до сих пор сидел абсолютно голым, то мы стали усиленно искать мою одежду, которая, как оказалось, забилась под диван. Я обулся, натянул джинсы и побежал вниз за диском.

Вернувшись, я увидел, что все, кто были в комнате обнимали плачущую Джейми. Забыв обо всем на свете, я кинулся к ней.

- Что случилось? С тобой все в порядке? - только и смог спросить я.

Девочки отпустили ее, и я тут же прижал свою любимую к груди.

- Все нормально, милый. Просто я рассказывала о вчерашней ночи, и что-то расклеилась.

Улыбнувшись, я громко, чтобы все слышали, сказал...

- Джейми, я никогда не устану повторять, что люблю тебя. Люблю с той минуты, когда впервые увидел.

Мы поцеловались, а Ронда, Синди и Шерри зааплодировали нам. Внезапно вокруг нас возник круг счастливых лиц, ласковых рук - людей, готовых разделить нашу с Джейми радость.

- Это нужно отметить, - заявила Ронда, - давайте проведем день у меня на яхте. Еду и напитки купим по дороге в гавань. Мне нужно поработать над своим загаром, и, осмелюсь заявить, что остальным тоже не помешало бы немного солнышка.

- Класс, - взвизгнула от восторга Синди, - я как раз купила новое бикини. Надо не забыть про акваланги, что может быть круче подводного плаванья.

Шерри согласилась, что идея Ронды действительно неплоха, а Джейми посмотрела на меня и спросила...

-А ты что думаешь, Джонатан?

- Если ты будешь там, то я -за.

- Отлично, - подытожила Ронда, - тогда давайте сразу решим оргвопросы. Мы с Синди поедем подготовим яхту, а вы возьмите еду выпивку и встречайте нас в доке.

Возражений не было. Сиди и Рода обняли нас с Джеймс, причем. Сиди шепнула мне... " Счастлива за вас. Позаботься о ней".

Джейми побежала в спальню собираться, а Шерри, подождав пока она, уйдет, повернулась ко мне. От былой веселости в ее взгляде не осталось и следа.

- Ты действительно любишь Джейми? Потому что если нет, то я не позволю тебе и дня прожить, не пожалев о том, что обманул ее.

- Я очень люблю ее, Бог тому свидетель. Верь мне.

- Хорошо, только не обижай ее.

- И не думал. Я скорее руку себе отрежу, чем обижу Джейми. Но мы оба - и ты, и я - знаем, что идеальных отношений не бывает. Но клянусь, что постараюсь хотя бы приблизить наши отношения с Джейми к таковым.

- Честный ответ. Потому что она совсем потеряла голову от любви. Надеюсь, ты оправдаешь наши с ней ожидания.

- А уж я-то как надеюсь. Кстати ты не скажешь, что именно вы от меня ожидаете? Чтобы я точно был уверен, оправдаю я их или нет, - ухмыльнулся я.

Она засмеялась и, шутя, пихнула меня в грудь, а потом крикнула Джейми, что пойдет за продуктами, и ушла. Джейми и я закончили собираться, и отправились ко мне, прихватить кое-какое мое барахлишко.

Глава 3

Свою машину я оставил возле дома, и мы с Джейми доехали до доков в ее БМВ. Было около 10 часов, когда мы встретились с Рондой и Синди, они стояли на борту большого белого судна - просторной тридцатипятифутовой яхты. И Синди, и Ронда уже были полность готовы к солнечным ваннам... на Синди было бикини, а на Ронде узенький, только соски и прикрывающий, лифчик и шортики. Мы с Джейми поднялись по трапу на борт, и Синди вместе с моей любимой исчезли внутри корабля, а я отравился с Рондой, чтобы помочь ей запустить мотор.

По пути она устроила мне экскурсию по яхте, чрезвычайно гордая собой. Яхта называлась "Тайна" - довольно подходящее название. Ронда шла впереди меня, и я не мог оторвать глаз, от едва прикрытых шортами ягодиц, колышущихся при каждом ее шаге. Она поинтересовалась, захватил ли я что-нибудь более подходящее для морской прогулки, поскольку на мне до сих пор были джинсы. Я ответил, что в сумке у меня купальные шорты, тогда Ронда открыла сумку и вытащила их.

- Нет, не годится. Они же скрывают самое лучшее, что есть у тебя, - внимательно осмотрев шорты спереди и сзади, она отбросила их в сторону, потом повернулась ко мне, смерила взглядом и добавила. - Что ж, мы не можем позволить тебе одеваться, словно высоконравственному придурку. У меня на яхте есть правило... одежда должна не скрывать, а наоборот показывать всему миру, что у тебя есть. Так что или ты наденешь то, что подпадает под это правило, или будешь ходить голяком. Что выбираешь?

Я засмеялся, с готовностью вступая в ее игру...

- Так, значит показать всему миру, что у меня есть. Или ходить абсолютно голым. Но, пожалуй, лучше чуток прикрыться, чтобы разжечь любопытство у присутствующих. У меня там, в сумке есть плавки - может они подойдут.

- Ну и замечательно.

Она велела мне переодеться в каюте и возвращаться на палубу. Я так и поступил, а когда поднялся на палубу, то увидел, что Ронда стоит, согнувшись у борта. Подойдя поближе, я увидел стоящую внизу Шерри, обвешанную сумками с припасами, словно новогодняя елка игрушками. Я забрал их у нее, пока Ронда помогла Шерри подняться на борт. Очутившись на яхте, Шерри забрала у меня несколько сумок, и мы отнесли их на камбуз. Вернувшись наверх, мы нашли Ронду в капитанской рубке, запускающей двигатель, а нам с Шерри она, полностью войдя в роль капитана, приказала отдать швартовы. Шерри и я побежали выполнять приказ, и встретились на носу яхты. Шерри пропустила меня вперед, а потом шлепнула по заду. Я тут же кинулся за ней, но поймал только на корме, и ущипнул за соски. Она только рассмеялась. Затем я вернулся к Ронде, а Шерри пошла переодеться во что-нибудь более открытое.

У нас заняло полчаса, чтобы выплыть из доков. Сначала мы шли вдоль берега, а потом повернули в открытое море. Погода была чудесной... яркое солнце и практически безоблачное небо.

Когда берег пропал из виду, Ронда вырубила двигатель и встала на якорь. Море было спокойным, и яхта лишь слегка покачивалась на маленьких волнах. Тут появились Синди и переодевшаяся Джейми. На ней была зеленая маечка в дырочку, доходящая до живота, и соски практически торчали наружи. Вокруг бедер была сетчатая мини-юбочка, из-под которой виднелись трусики-стринги, скрывашие член, но не мощную выпуклость между ее роскошных ног. А ее распущенные волосы сияли на солнце.

Сделав глубокий вдох, я присвистнул от восхищения, когда увидел Джейми. Она засмеялась и подошла ко мне. И тут мой дружок в плавках ожил в одну секунду.

Очевидно, это не осталось незамеченным, потому что Шерри расхохоталась и громко, чтобы остальные тоже ее услышали, заметила...

- Вот бы меня так всегда встречали. Ронда, как ты думаешь, достаточно ли видны достоинства Джонатана или все же одно весьма важное скрыто от наших глаз, и нам следует исправить это упущение?

Все засмеялись, а Ронда ответила...

- Не надо, думаю всем и так ясно, что у него в трусах, особенно когда Джейми рядом. Разве ты этого не заметила?

Джейми оборвала их шуточки, обняв меня и ухватив сквозь плавки мой напряженный член.

- Девочки, оставьте его в покое. Мне только приятно, что он так показывает, как сильно я ему нравлюсь.

Она погладила мой член, потом отпустила его и взяла меня за руку...

- Думаю, нам нужно выпить чего-нибудь и поваляться на солнышке.

Шерри отправилась на камбуз, а остальные развалились на палубе, подставив тела солнцу, потягивая чай со льдом и слушая музыку. И Джейми, и я в этом году еще не загорали, поэтому мы по очереди намазали друг друга лосьоном для загара. Джейми хотела загар по всему телу, поэтому я перед тем как приступить к делу снял с нее майку и мини -юбку. Начал я с лица... курносый носик, лоб, щечки; затем шея, плечи, руки. Довольно долго времени я провел обрабатывая ее сисечки, стараясь, чтобы лосьон покрывал каждый дюйм кожи. Потом я спустился вниз и смазал живот, бедра, ноги и даже пальчики на ногах. После этого наступил черед Джейми - она сняла с меня футболку и растерла лосьоном мне грудь, живот, руки, шею, лицо. Покончив с верхом, Джейми велела мне снять плавки, когда я сделал это - мой член выпрыгнул наружу, словно чертик из коробки. А она взяла лежащий рядом маленький пакетик вытащила оттуда точно такие же стринги, какие были на ней.

-Вот, - сказала Джейми, - надень их.

Однако прежде чем я смог натянуть трусики на себя, она не удержалась и несколько минут подрочила мне член. Потом резко убрала руку, и стала наблюдать, как я натягиваю их. Когда мне удалось это сделать, я почувствовал, как ниточка скользнула в щель между ягодицами. Джейми шлепнула меня по попе и велела лечь на спину. Я так и сделал, и она намазала лосьоном мне ноги от бедер до ступней.

Так мы лежали какое-то время, потом перевернулись и подставили солнцу спины. Я смазал лосьоном спинку Джейми, ягодицы и ножки. Она сделала мне то же самое, с одним только исключением - натирая лосьоном мои ягодицы, Джейми смазала им дырочку между ними и стала трахать меня в попку своми юркими пальчиками. Вдоволь наигравшись, она вытащила пальчики наружу и намазала лосьоном мне ноги. После этого мы просто лежали, поджариваясь на солнце, я повернулся к ней и прижался к ее губам, Джейми с радостью ответила на мой поцелуй.

Примерно через час, Шерри поднялась на палубу и стала прогуливаться взад- вперед. Неожиданно, она повернулась к нам и заявила...

-Эй, народ, похоже, мы тут не одни, - и махнула рукой, в сторону стремительно приближающейся к нам огромной восьмидесятифутовой яхты. - Похоже, это яхта Джереми - "Обгоняющая ветер".

Я поинтересовался у Джейми, кто такой этот Джереми. И она ответила, что он - богатый клиент Ронды, который частенько принимает участие в их развлечениях. Джереми знал, кто на самом деле Джейми и ее подруги, однако, часто его вечеринки были гораздо круче, чем было у нас прошлой ночью. Ронда понеслась в капитанскую рубку и включила громкую связь. Почти одновременно с этим от "Обгоняющей ветер" отделился катерок и направился к нашей яхте. За штурвалом стоял высокий стройный мужчина в белых шортах.

- Прошу разрешения подняться на борт, - крикнул он.

- Разрешаю. Давай, Джереми, тащи сюда свою симпатичную задницу, - отозвалась Ронда

Они с Синди помогли Джереми подняться на борт. Поднялась и позвала меня последовать за ней. Поскольку я был занят с Джейми, то не обращал внимания на других дам, и когда встал на ноги увидел, что все и Шерри, и Синди, и Ронда были топлесс в одних только трусиках -стрингах, как мы с Джейми. Все женщины обнялись с Джереми, а затем Ронда представила ему меня, назвав мое имя и добавив, что я - бойфренд Джейми. Мы с ним крепко пожали друг другу руки.

Когда с приветствиями было закончено, он сказал...

- Застал ваше отплытие, и подумал, что стоит догнать и пригласить всех вас к себе. Я собираюсь устроить одну очень особенную вечеринку.

Синди хихикнула и бросила взгляд на Джейми, которая, услышав Джереми, нахмурилась. Похоже, "очень особенная вечеринка" означала оргию, и она была, не уверена, соглашусь ли я участвовать в ней. Я решил успокоить ее, и, отведя в сторону, поинтересовался, что не так.

- Я не знаю, - ответила она, - понравится ли тебе это. Джереми горазд на выдумки, но все они рассчитаны на... людей с довольно широкими взглядами.

- Но ты ведь хочешь, чтобы я принял в этом участие, верно? - она кивнула. - Ну, если ты все время будешь рядом, то я не вижу никаких причин отказываться. Если что-то мне не понравиться, я дам тебе знать. Мы ведь всегда можем вернуться сюда, и тогда целый корабль будет в нашем распоряжении.

Ее лицо просветлело, и Джейми крепко обняла меня.

- Спасибо, милый, думаю тебе понравиться у Джереми. И не волнуйся, я постоянно буду с тобой рядом.

Мы вернулись к остальным, и Джейми кивнула Шерри, издавшей радостный крик. Мы все сели в катер и поплыли к стоявшей неподалеку от "Тайны" "Обгоняющей ветер"

На борту яхты Джереми нас встретили четверо женщин и темнокожий мужчина, телосложением напоминающий культуриста. Все женщины были в бикини, а на поклоннике бодибилдинга - плавки, обтягивающие внушительно бугрящуюся промежность. Женщину тепло встретили Джейми с подругами, по-видимому, я был здесь единственный новенький. Приятельницы Джереми по очереди представились мне... Кэрри, Бонни, Дженифер и Тереза. Мужчину звали Пол. Джереми предложил нам выпить чего-нибудь горячительного, а для тех, кто пожелает и понюшку кокса. От него я отказался, но сделал себе "отвертку". Джейми улыбнулась и последовала моему примеру, а Шерри и Синди немного нюхнули, пока Ронда смешивала для себя и них коктейли.

-Поскольку Джонатан сегодня впервые на моей яхте, предлагаю, чтобы он был в самом центре веселья. Так сказать, нашим слепым центром - произнес Джереми.

Я посмотрел на ухмыляющуюся Джейми, которая, заметив мой мрачный взгляд, подошла ко мне и прошептала на ухо...

- Не волнуйся, милый, тебе это понравиться. Я не позволю, чтобы тебе причинили какой-нибудь вред. Доверься мне.

Я пожал плечами и сказал... "О'кэй". Все женщины захлопали, и Джейми вытолкнула меня в центр круга. Джереми достал из кармана черную повязку и завязал мне глаза. Я почувствовал, как он и Джейми взяли меня под руки, а кто-то стянул с меня трусики. Вместе они куда-то отвели меня, а потом велели встать на колени. Когда я сделал это, мои запяться и лодыжки оказались крепко пристегнуты к чему-то мягкому, а колени тоже оказались в неком подобии мягких колодок. Пошевелиться было невозможно. Но прежде чем я как-то успел выразить свое неудовольствие, до меня донесся шепот Джейми...

-Расслабься, мой принц, наслаждайся тем, как обострились твои чувства. Вокруг друзья, которые собираются доставить тебе удовольствие. Сейчас ты самый главный в нашей группе, но если тебе это не понравится, просто скажи, что хочешь в ванную, и я все прекращу. Хорошо? - я кивнул

До меня донеслись приглушенные смешки и шорох спадающей одежды. А затем, я почувствовал руки и языки на своем теле. Кто-то, проскользнув под меня, начал сосать мой, стремительно увеличивающийся в размерах, член. Потом еще кто-то стал ласкать яйца; чей-то язык скользнул в мою попку, а еще двое человек занялось моим сосками. И тут что-то коснулось моих губ, я открыл рот, и туда вошел огромный член. Какая-то женщина, встав позади меня, широко раздвинула ноги, и принялась тереться своей мокрой щелкой о мою спину. Член у меня во рту двигался туда-сюда, доставая до горла. Мои соски уже не облизывали, а покусывали и пощипывали, а яйца стали сжимать чуть сильнее, чем раньше. Язык выскользнул из моей дырочки, уступая месту чему-то большому и толстому. Должно быть, этот член был хорошо смазан, поскольку никакой боли я не испытал, однако, скользя взад-вперед, он здорово растягивал мне попу. Тем временем, тот, кто делал мне минет, пустил в ход не только губы и язык, но и горловые мышцы; но вдруг он выпустил член изо рта, и я почувствовал, как морской бриз обдувает мой покрытый слюной ствол. Член, таранящий меня сзади, увеличил скорость, долбя по простате. Вокруг меня раздались стоны, когда кто-то кончил, после чего, похоже, произошла цепная реакция, поскольку член вошел до основания в мою попу и выплеснул обильную порцию спермы. Чей-то язык стал облизывать мою залупу, чтобы член и дальше оставался в возбужденном состоянии. В этот момент, неизвестный любовник сзади, вытащил свое обмякшее орудие из моей попы, издавшей нечто среднее между чавканьем и хлюпаньем. Секунд пять попка оставалась пустой, а затем я почувствовал, туда входит еще один член, растягивающий ее еще сильнее, чем предыдущий. Должно быть это Шерри, хотя, возможно, Джереми или Пол. Точно сказать я не мог. Однако, когда он вошел полностью, возникло ощущение, что попа вот-вот порвется пополам. В этот момент член, который я не переставал ни на секунду сосать, напоил меня щедрой порцией горячих сливок. Я попытался проглотить всю порцию, но не смог и, переполнив рот, сперма потекла по подбородку. А затем я разжал губы, и член выскользнул наружу.

Влажный язык прошелся по лицу, слизывая остатки спермы, а толстенная дубинка продолжала разрабатывать мою попку, уже полную спермы, а потому постоянно хлюпающую. Кто-то заизвивался подо мной, и мой член стал тереться о мой собственный живот и чье-то горячее тело, и внезапно он очутился в горячей мокрой щелке, которую я стал трахать, старясь придерживаться того же ритма, что и мой партнер сзади. Тут моих губ коснулся новый гость - длинный член с необычно острой головкой. Женщина подо мной застонала и начала подрагивать. Струи сока потекли по мои ногам, я не мог больше сдерживаться и залил ее щелку спермой. Мышцы ануса сжались, и член в моей попе стал выплескивать сперму, словно пожарный шланг - воду. Тот, у кого я брал в рот, тоже спустил, его "молочко" было несколько необычным на вкус, но меня это не заботило - я кончал и кончал в щелку невидимой женщины.

Толстый член вышел из попы, а женщина выбралась из-под меня. Мой все еще напряженный член закачался в воздухе. Но тут кто-то скользнул на ее место... твердые соски уперлись в мою грудь, а большой член стал тереться о ногу. Язык, оставляя мокрую дорожку, пополз вверх по груди, шее, подбородку, пока, наконец, не достиг моих губ. Я ответил на этот поцелуй, и в этот миг с моих глаз сорвали повязку.

Я моргнул пару раз, прежде чем зрение восстановилось, и увидел Джейми. Именно с ней я целовался, это ее член упирался в мою ногу, а соски - в грудь. Оглянувшись, я увидел Терезу с прицепленным к бедрам дилдо, которое она собиралась всадить в мою многострадальную попу. Остальные женщины ласкали ее. А неподалеку вылизывал себя здоровенный дог. Я снова посмотрел на Джейми, ожидающей моей рекации. И мне ничего не оставалось делать, как покачать головой и, улыбаясь сказать...

- Теперь-то я понимаю, что значит "оттрахать как последнюю суку"

Джейми и остальные покатились со смеху.

- Я так горжусь тобой, милый. Ты настоящий мужчина, мой мужчина, - Джейми так соблазнительно выглядела, что я нагнулся и опять поцеловал ее.

- Я тоже люблю тебя, мой ангел.

Тереза, с помощью своих подружек кончила, засадив напоследок мне " по самые помидоры". Джейми все это оставалась подо мной, ближе и придумать было нельзя. Еще одна горячая подрагивающая дубинка вошла в попу. Оглянувшись, я увидел, что это был Пол - меня трахал мужчина. Его член с легкость вошел в мою растянутую догом попку. Пол захрипел и насаживал меня на свой кол, пока его яйца не коснулись моих. А Джейми терлась своим членом о мой. Одна из женщин, по-моему, Бонн, веснушчатая секс-бомба села на корточки между мной и Джейми. Ее гладко выбритая щелка оказалась прямо перед мои лицом, и тут же присосался к ней, пока Джейми вылизывала ей попку.

Пол тем временем, начал трахать меня с удвоенной энергией, засаживая член по самые яйца. Бонни задрожала, когда мой язык, в последний раз коснулся ее "кнопочки" скользнул ниже, к истекающей соком щелке. Джейми выбралась из-под меня, и ее член, стукнув меня по подбородку. Прижался к дырочке между ягодиц Бонни. Девушка схватила его рукой, и сама вставила его в свою обильно смазанную слюной Джейми попку. В один миг Бонни оказалась нанизанной на член, словно бабочка на иголку, и запрыгала на нем, потираясь писькой о мое лицо.

Пол застонал, я оглянулся - Джейми всадила ему в задницу всю пятерню, а другой рукой принялась меня. К тому моменту, Бонни залила мне все лицо своим соком, и стонал не переставая. Пол, тяжело дыша, тоже стал обрабатывать мою попу с постоянно нарастающей скоростью.

Мой собственный член едва не лопался от возбуждения. Сердце, в предчувствии нового оргазма, колотилось как сумасшедшее. Я кончил одновременно с Полом. И вдруг в глазах у меня все поплыло, и я упал без чувств.

Когда сознание вновь вернулась ко мне, я заметил, что группешник продолжался, но уже в некотором отдалении от меня. Джейми лежала рядом и поглаживала мои ноги. Повернув голову, я натолкнулся на ее обеспокоенный взгляд

- В тобой все в порядке? - неуверенно спросила она, как если бы сомневалась, останусь ли я с ней, после этой "вечеринки". Не сочту ли я ее чокнутой извращенкой, учитывая, что она и раньше принимала участие в забавах, устраиваемых Джереми?

Я подмигнул ей и с трудом улыбнулся, - остатки высохшей спермы стягивали кожу.

- Эй, Джейми, ты здесь или мне это только снится?

Она улыбнулась в ответ, хотя неуверенность продолжала сквозить в ее голосе...

- Ты уверен, что все это...- Джейми обвела рукой комнату, имея в виду оргию, которая продолжась в ней, и ту часть, в которой мы с ней принимали участие. "...не слишком много для тебя?" - этих слов она не произнесла, но неоконченный вопрос повис в воздухе, подкрепляемый беспокойством в ее прекрасных глазах.

- Джейми, не бери в голову. Парень трахнул меня в зад, сознаюсь, явный перебор. Но ведь это был просто секс и ничего больше. Не думаю, что буду теперь трахаться с мужиками при каждом удобном случае. А что касается тебя - ты любовь всей моей жизни, - и в знак доказательства я наклонился и поцеловал ее; наши души слились воедино, и казалось, что поцелуй будет длиться вечно. Как и наша любовь.

Клуб Два и Два. Только для женщин

Категория: Жено-мужчины

Автор: Ном де-Плам

Название: Клуб Два и Два. Только для женщин

Глава 1

Я - страховой агент. Не самая прибыльная работа, но жизнь есть жизнь и людям нужны хоть какие-нибудь гарантии, а значит, нужны страховые агенты. Но если повезло, и страховка не понадобилась, то почему-то возникает чувство, будто тебя обманули. В общем, многие обо мне не слишком хорошего мнения.

Моя жена, Джейн занимается оформлением помещений... дома, магазины, офисы - все, где есть пол, стены и потолок. У нее отличный вкус, поэтому людям нравиться ее работа и, надо думать, нравиться работать с ней. У Джейн много заказов, с которыми она без труда справляется. По-крайней мере, так кажется со стороны. Но мне-то лучше знать, как долго она работает над решением какой-нибудь дизайнерской проблемы, и иногда я по мере своих скромных сил помогаю ей. Практически никто не может понять, почему Джейн вышла за меня замуж. Однако брак со страховым агентом - застрахованный брак, как шутят некоторые.

Целыми днями мы с ней бегаем по разным домам, офисам, встречаемся с людьми, одним словом - работаем. У нас обоих свободный график, но нам это нравится. Женаты мы уже около шести лет. Достаточно, чтобы узнать друг друга, и к друг другу привыкнуть. Мы живем...мнэ-э...спокойно. Никаких сюрпризов, никаких расстройств. Все, как у всех... дом в пригороде, детьми еще не обзавелись, посещаем гольфклуб и теннисный клуб, общаемся с людьми своего круга - клиенты, потенциальные клиенты, друзья.

По правде, говоря, есть у меня один секретик. Нет, Джейн не знает. Не так, чтобы специально, но я, как бы, ухаживаю за многими своими клиентками, и временами это заходит несколько дальше обычного флирта. Лесть и обаяние - основа моего бизнеса, особенно это, важно, когда работаешь с женщинами. Нужно говорить то, что ей хочется услышать, быть внимательным, чутким. Делаешь ей маленькие подарки, приглашаешь на обед, беседуешь о том, о сем. Ну, вы понимаете? Зато потом, когда она подписывает страховой договор, то, похоже, ожидала чего-то большего, чем закорючка на листе бумаги в графе " подпись клиента".

Но в таком маленьком районе, как наш, где все друг друга знают, шила в мешке не утаишь. Поэтому с соседками шашней не завожу - Джейн может узнать. Чаще всего я встречаюсь с женщинами, которые живут в центре города, с теми с кем интересно и поговорить, и трахнуться. Никаких серьезных отношений, одна - две встречи, не больше, а на окраине полно мотелей. Кто знает лучшее решение такой проблемы, подскажите.

Но я никогда не предполагал, что у Джейн тоже есть свой секрет. Все творилось у меня под носом, но кому пришло бы в голову предположить такое?

Итак, начнем. Как-то утром Джейн мне говорит...

- Крейг, я тут планчик по оформлению дома для Элис набросала, ты его ей не передашь? Она сейчас должна быть дома. И скажи, что я работу можно начинать сегодня. Уже идешь! Тогда, пока! Целую!

И убежала, прежде чем я смог спросить, а почему она сама не забросила план Элис, живущей через несколько домов от нас. Иногда, Джейн даже не думает, что есть более простые пути решения проблемы.

Ладно, все утро я просидел на телефоне, время, от времени отвлекаясь от него, чтобы перебрать бумаги, а затем по пути в офис остановился перед домом Элис. Шторы на окнах были задернуты, и я подумал, что она и Рой, ее муж, уехали на несколько дней, но возле дома стояло несколько машин. Поэтому я все-таки поднялся на крыльцо и позвонил. И как вы думаете, кто тут же открыл мне дверь? Конечно Элис.

Но такую Элис я еще ни разу не видел. На ней была тоненькая ночнушка, едва прикрывавшая сиськи. Мой взгляд так и прилип к соскам, натянувшим ткань!

- О, Крейг, привет! - сказала она, стоя в проеме; любой прохожий мог увидеть ее, хотя никого на улице в тот час не было. - Ты к Рою? А он в это время уже в офисе. Ты ведь это знаешь.

-Не совсем, - я чувствовал себя не совсем в своей тарелке.

Проблема, большая проблема - включился у меня голове сигнал тревоги. Даже не думай. Неужели из-за простого флирта с женой Роя у меня будут проблемы с Джейн? Будут, к гадалке не ходи.

-Джейн просила передать тебе вот это, - я протянул ей папку Джейн, - а еще она сказала, что сегодня должна начаться работа согласно твоему плану. Чего бы это не значило.

Наконец, мне удалось поднять глаза, а Элис, похоже, позабавило, что я во время нашего разговора только и делал, что пялился на ее буфера.

- Ну, все, Элис, пока. Я пошел.

В ответ на мое прощание, она распахнула дверь пошире и громко переспросила...

-Именно сегодня?

Я кивнул.

-Джейн еще что-нибудь сказала?

-Нет.

Вдруг одна сиська выскользнула наружу, и я тут же уставился на нее!

Из глубины дома раздался женский голос...

- Элис, кто там? Знакомая? Так давай веди ее сюда!

В коридор вышла абсолютно голая женщина остановилась позади Элис и сказала...

-Так!

Женщина! Абсолютно голая! Если на Элис была накинута хоть какая-то тряпочка, то на этой вообще ничего не было! Она была стройной с округлыми бедрами, плоским животом, а под огромными грудями отчетливо выступали ребра. Когда я говорю, что у нее были огромные груди - это вовсе не захватанный штамп! Бог мой, она с такими -то сиськами на ногах стоит и не падает? Они же должны черти сколько весить. Похоже, мое присутствие вовсе ее не удивило. Она просто стояла и смотрела на меня, даже не собираясь прикрывать ни груди, ни черный кустик на лобке, подстриженный в форме буквы "V".

Вдруг я вспомнил - это ведь жена Тима Питерсона... он - бухгалтер, она - врач работает в новой больнице. Я много раз видел ее в клубе, и пару раз думал заскочить к ней, вдруг чего застраховать нужно. Как же, блин, ее зовут?

- Все, я пошел, - снова сказал я. - У вас, дамы, видимо не было сегодня утром времени, чтобы одеться.

- Уже день, - ответила Элис, - а ленча у тебя должно быть, еще не было. Заходи, Крейг, мы сейчас что-нибудь приготовим на скорую руку.

Она отошла в сторону, и я оказался лицом к лицу с женой Питерсона, которая стояла в другом конце коридора и продолжала смотреть на меня. Я все еще изучал ее здоровенные дойки, а она повернула голову и быстро взглянула в гостиную, будто там еще были люди. Неужели тоже голые?

- Элис, ты бы не могла закрыть дверь? - донеслось из гостиной

Я знал этот голос! Дотти - она жила в доме напротив нашего. Ее муж умер несколько лет назад. Ну и штучка, доложу я вам. Роскошные губы, огромные глаза, все округлости - первый сорт, а одевается так, что крышу сносит. Мужики к ней косяками ходят - каждую ночь обязательно чья-нибудь машина перед домом стоит. Джейн как-то застукала меня, глазеющим из окна на Дотти. " Не вздумай перейти границу!" - заявила женушка тоном, о которого замерз даже воздух в комнате, и мне было даже бесполезно притворяться, будто не понимаю, о чем она говорит.

Снова раздался голос Дотти...

- Элис! Здесь холодно, а мы тут сидим голяком. Давай, или иди к нам, или уходи из дома, только дверь закрой!

- Видишь, тебе лучше войти, - Элис не приглашала, она приказывала.

И я, чтобы сохранить хорошую мину при плохой игре, зашел в дом.

Она закрыла за мной дверь и жестом позвала в гостиную. Теперь я был сосвем рядом с голой докторшей, сложившей руки груди и продолжавшей изучать меня вгзлядом. Тщетно пытаясь не смотреть в ее сторону, я прошел в гостиную, но только очутился там, то замер, как громом пораженный!

Гостиная Элис выглядела как настоящий гарем! Повсюду женщины, женщины, женщины! Несколько в абсолютно прозрачных накидках лежало на двух кушетках. Еще одна сидела на шпагате у стены голой... маленькие сиськи, узкая полоска волос на лобке, и бедра, которыми с легкость можно сломать лошади спину. И еще одна стояла ко мне спиной, рассматривая какую-то статуэтку, стоящую на камине. На женщине были только кружевные трусики, открывающие ягодицы - две маленькие, упругие дыньки. Она посмотрела на меня через плечо, а потом опять отвернулась. В дальнем конце комнаты на полу сплелись две дамочки, одна из которых громко стонала. Похоже, что они трахались, и их вовсе не беспокоило, что зашел кто-то посторонний. Впрочем, как и всех остальных.

- Извините, - сказал я как можно вежливее, хотя сначала взвизгнул от увиденного, - видимо, я не вовремя. Что ж, тогда удаляюсь.

- Зачем так сразу и уходить, - Элис сегодня явно испытывала ко мне особые чувства. - Присядь, расслабся, а мы пока подумаем, что же с тобой делать.

- Нет, наверно, все-таки пойду! - я просил ее дать мне разрешение удалиться. - Джейн...э-э-э...Джейн не понравится, если она, что я здесь был.

- Сядь, Крейг!

- Элис, не думаю, что должен остаться, - ответил я на пути к стулу, стоящему в центре комнаты.

Усевшись, я снова обвел взглядом гостиную. Девять женщин, считая докторшу в коридоре, и Элис была самой одетой из них. Остальные... кто в костюме Евы, кто в неком подобии накидки. Одна в просвечивающем лифчики, но без трусов, отчего ее лобок еще сильнее притягивал мой взгляд. Я просто не знал куда смотреть, поэтому уставился на хозяйку дома.

- Не беспокойся о Джейн. Мы все ее подруги и не собираемся доставлять ей какие-либо неприятности. Проблема вовсе не в этом. Ты ведь знаешь, как это бывает... парень увидел то, что не должен был видеть, и ему надо объяснить, что не следует рассказывать об этом другим людям. Мы совсем не хотим, чтобы ты распускал сплетни о нас по всему городу

Так, у меня есть две версии относительно того, во что я вляпался. Прежде всего, это похоже на некий женский секс-клуб. Хотя с другой стороны, возможно, что к ним пришла представительница фирмы, торгующей нижним бельем, и показывает им всякие штучки-дрючки, от которых мужья должны заводиться с полуоборота. Тогда они похихикают, купят чего-нибудь этакое, а меня отпустят. Но, похоже, что все гораздо серьезней будет. Женщины не шутили, а вели себя так, словно я действительно прервал что-то большее, чем показ белья.

Но с другой стороны, все эти женщины, казались мне знакомыми. Держу пари, они ходили в наш местный гольф-клуб. У нас маленький город, и не будет особой проблемой выяснить, кто есть кто. В один прекрасный день каждой из них можно будет позвонить и попросить помочь мне застраховать дом, другое имущество, мужа, детей, собаку на все случаи жизни. Им не отвертеться, к гадалке не ходи. Эта мысль вернула мне хорошее настроение. Если правильно разыграть партию, то все у меня получится.

- Элис, я никому ничего не скажу, - заверил я ее.

- Конечно, не скажешь, - отозвалась она. - Но страховка не помешает.

- В точку! - воскликнул я. - Умри, а лучше не скажешь.

Она собирается купить мое молчание, не спрашивая о цене. Но оказалось, что я просто неправильно понял ее.

Словно не слыша моих слов, Элис продолжила...

-Мег, что ты думаешь по этому поводу?

-А что тут думать, все понятно, - ответила одна из женщин на кушетке, это как раз она была в прозрачном кружевном лифчике, едва закрывавшем ореолы вокруг больших сосков. - Нам повезло, я как раз со съемок. И все будет в лучшем виде.

Она взяла навороченную фотокамеру, и тут я вспомнил, что эта за бабец. Маргарет - модный фотограф, оформившая множество каталогов одежды и сотрудничавшая с рядом женских журналов. Мы как-то встретились на одной вечеринке, и я решил, что она лесба и, скорее, всего развлекается со своими моделями. Замечательно. Выходит - это ее модели? И от чего же нужно застраховать Маргарет? От злоупотребления служебным положением? Нет, сначала, наверно ее аппаратуру.

- Хочешь застраховать камеру, Мег? - начал я. - Тогда нам с тобой имеет смысл обговорить условия договора...

- Нет, Крейг, у нас будет своя собственная страховка, - оборвала меня Элис. - Но спасибо за предложение. Тебе сидеть удобно? Вот и хорошо. Дотти?

- Всегда готова, Элис. И с большим удовольствием.

Прежде чем, я успел понять, что происходит. Дотти встала передо мной на колени, расстегнула брюки и вытащила член наружу.

-Без проблем, - сказала она, осмотрев его со всех сторон. - Кстати, совсем не чемпионского вида штука.

Видимо от волнения, но мой дружок все еще показывал полшестого, но когда Дотти нежно провела по нему пальчиками, я почувствовал, что скоро он развернется в полную силу.

-Совсем не чемпионского вида! - повторила она, и вдруг член оказался в ее горячем влажном рту.

Я боялся даже пошевельнуться. Мег соскочила с кушетки и, прыгая вокруг меня и Дотти начала делать снимок за снимком. Предполагалось, что мне делают минет, хотя, какое там предполагалось - мне его и в правду делали. Дотти облизывала набухший член, заглатывала его по самые яйца, туго сжимая губы.

- М-м-м, - простонала она, подбадривая меня.

Мег вовсю руководила процессом...

- Выше, Дотти...да вот так...отлично...просто замечательно... пожалуйста, абсолютно не надо пытаться залезть в камеру с головой. Крейг, что у тебя с лицом. Красивая женщина отсасывает тебе, а ты сидишь как истукан. Выше голову...нет, Дотти, не ты, а Крейг...теперь улыбайся. Вот, теперь у тебя прекрасное лицо.

Мне снова захотелось сказать... "И все-таки я лучше пойду". Исключительно для прикола. Однако не смог. И решил - кончу и уйду. А позже сам сниму этих голых баб, тискающих друг друга. Сведу игру к ничьей

Дотти не останавливалась, а наоборот ее язычок стал работать быстрее, а рот превратился в подобие пылесоса. Затем Мег, встала надо мной, нацелив в лицо свои массивные титьки. "Открой ротик пошире", - велела она, сам не знаю почему, но я так и сделал. И тогда Мег сунула левую сиську мне в рот и, держа камеру одной рукой, сделала еще четыре и пять снимков. Выпучив глаза, я инстинктивно начал облизывать огромный сосок. Тем временем, Дотти увеличила темп, и я напрягся, стараясь продержаться как можно дольше.

Когда Мег вытащила сиську из моего рта, я завопил "Нет!" И только мгновеньем позже понял всю двусмысленность этого крика души. Потом я решил при помощи силы воли избавиться от эрекции, и попробовал поименно перечислить рыцарей короля Артура. Но перед глазами у меня были только красные губы Дотти, скользящие по блестящему от слюны стволу. Дыша, как загнанная лошадь, я несколько раз дернулся и спустил.

Первую порцию она проглотила, а остальные залпы пришлись на ее довольно улыбающееся лицо. Остатки она выдоила в ладонь, а потом, словно там был мед, поднесла к моим губам. И я лизнул ее! Лизнул ладонь Дотти, вымазанную моей собственной спермой! Какая же она была вкус? Что-то такое солоновато-сладкое.

-Ну, как? Все получилось? - раздался голос Дотти.

Я понял, что она обращается к Мег. Пока я изображал из себя фонтан, наш фотограф щелкала затвором камеры, наслаждаясь моим оргазмом, как своим собственным.

-Да, да! Больше, залей ее всю! Отлично, а теперь снова закати глаза от удовольствия, покажи как тебе хорошо! Дотти, капли спермы у тебя на губах - открой рот шире и слижи их. Да, вот так!

Когда во мне не осталось ни капли, Дотти засунула член обратно мне в брюки и, погладив мою промежность, словно я был домашней собакой, отошла в сторону. Мег помахала фотоаппаратом в воздухе.

- Да, да. Отличная работа, Дотти. Все прекрасно получилось.

И только теперь-то я понял, что у меня более чем серьезные проблемы, но решил, что справлюсь. Ведь вокруг меня были только женщины.

- Вы не можете этого сделать! - заорал я. - Это шантаж! Вы преступницы! Вас всех арестуют!

Такие угрозы, бывает, срабатывают. На самом деле, я не мог дождаться, когда меня выпустят отсюда, и я смогу рассказать друзьям, что случилось. Может быть, получится сделать пару снимков теплой компании через окно, или, на худой конец, установить поименно женщин, приехавших сюда. Плевать на фотки, если я все правильно рассчитаю, то Дотти еще не раз отсосет мне, пытаясь спасти свою репутацию!

- Нет, - возразила мне Элис, - шантажом это можно будет назвать, только если мы пригрозим тебе показать фотографии Джейн, как доказательство того, что ты уже несколько месяцев трахаешься с Дотти. А мы сделали их потому, что ты требовал от нее всяких извращенных штучек, обещая молчать о том, что у к ней, бывало, заезжал мужик из городской администрации. Ну и в качестве последнего доказательства продемонстрируем страховой полис, который ты вынудил ее купить в прошлом месяце.

- Но она же сама попросила меня...- я сорвался на визг.

- Конечно. Ей нужен страховой полис. Хотя вместе с фотографиями и нашей историей, покупка полиса под угрозой шантажа выглядит очень логично, верно? Но все, что нам нужно - это чтобы ты молчал о том, что сегодня увидел. Тогда и никаких проблем не будет. Ну, как?

Я молча прожег ее взглядом.

- Фотографии и станут нашей страховкой. Более того, если ты попытаешь опорочить нас или расскажешь все нашим мужьям, то мы будем все отрицать и настаивать на нашей версии событий. Тогда посмотрим, захочет ли кто-нибудь из наших родных и знакомых иметь в дальнейшем дело с тобой. Или с твоей страховой компанией. Твое слово против нашего плюс фотографии, что сильнее? Вздумаешь после этого рассказывать фантастическую историю, будто видел нас голыми - станешь всеобщим посмешищем. Поэтому фотки - это не шантаж. Просто мы застраховались от твоих необдуманных действий.

- И все-таки я лучше пойду, - эту фразу я приберег напоследок.

- Минуточку, - продолжила Элис. - Тебе следует знать вот еще что. Мы собираемся два раза в неделю... по вторникам и четвергам. Уверенна, мужья и соседи считают, что мы играем в бридж или что-нибудь в этом роде. Мы называем себя - клуб "Два и Два". Во-первых, из-за числа наших встреч в неделю; а во-вторых, поскольку мы все бисексуальны. Как ты понимаешь, нам одинаково хорошо как с мужчинами, так и с женщинами. Но наши мужья или любовники могут оказаться не столь широких взглядов на отношения между полами. Поэтому мы не хотим, чтобы ты шастал здесь по вторникам и четвергам, пытался бы нас фотографировать, чтобы иметь возможность ответить ударом на удар. Например, ты шантажом можешь заставить нас помогать тебе продавать страховые полисы нашим мужьям. Крейг, я же тебя насквозь вижу. Поэтому, мы должны теперь быть уверены, где именно ты находишься во время "заседаний" нашего клуба. И теперь, Крейг, каждый вторник и четверг днем, ты будешь с нами. Это самое лучшее решение проблемы. Я знаю - ты не бисексуал, но, так или иначе, но теперь ты вместе с нами. Так сказать почетный член клуба "Два и Два" без права голоса. Думаю, тебе понравиться. Так что, добро пожаловать! Теперь можешь идти.

Когда я покидал гостиную Элис, парочка на полу продолжала трахаться - одна баба дрючила другую огромным дилдо на поясе! Похоже, они даже не заметили моего присутствия.

На прощание Элис добавила...

- Ах да, Крейг, тебе нужно будет сооствествующим образом выглядеть... к следующему вторнику сбрей все волосы на теле, а потом намажься депиляторным кремом. Я имею в виду, все, что ниже бровей. Мы хотим тебя чистеньким и гладеньким. На лобке можешь оставить узкую дорожку - будет очень мило. И вообще, чего нос повесил? Ты будешь два раза в неделю заниматься сексом с девятью красивыми женщинами! Ты ведь не был абсолютно верен Джейн последние несколько лет - нам это известно не хуже чем тебе самому. Не волнуйся, от жены мы тебя прикроем, она и знать ничего не будет. И чего так расстраиваться?

Вечером Джейн спросила, отдал ли я папку Элис и передал ее сообщение. Я ответил, что передал, и не больше ничего не сказал. Да она, впрочем, и не спрашивала.

Глава 2

Наверно, Элис была права. Я пока не мог ничего разболтать своим приятелям, и в течение какого-то времени не собирался предлагать страховые полисы мужьям женщин из клуба. Но, в принципе, сделка была не так уж и плоха. Девять роскошных баб в обмен на молчание о том, что они...э-э...ублажают друг друга. Как будто в тот момент у меня был выбор? Ничего, этой истории не помешает дозреть, пока я не решусь, наконец, потешить ею друзей. Потом у меня возникла мысль - послать какого-нибудь паренька с фотоаппаратом пошнырять вокруг дома Элис и поискать местечко, чтобы можно было подсмотреть сквозь шторы. Дополнительная страховка никогда не помешает. Но не сейчас. Для начала приглядимся, что и как. В понедельник ночью после того, как Джейн заснула, я пошел в ванную, и когда вернулся в спальню был гладенький, как яблочная кожура. И во вторник, ровно в час дня я стоял перед домом Элис, готовый предаться безумствам страстной любви.

-Крейг! Как мило! Минута в минуту! А мы только что тебя вспоминали. Поднимайся наверх, там переоденешься, и спускайся к нам в гостиную. Свою одежду ты найдешь в первой же комнате на втором этаже.

На Элис была все та же хламида, прикрывающая сиськи, но не прячущая их. В выходные я провел немало времени, изучая каталог " Victoria's Secret", запоминания как называются всякие женские штучки-дрючки, зная, что женщинам всегда нравится, когда хвалят то, что на них надето. А также просмотрел специальную книжку с цитатами из различных стихотворений, надеясь поразить их своими познаниями в поэзии. Но, похоже, это здесь было никому не нужно. И все же, проходя мимо Элис, я сделал пробный ход.

- Какой на тебе миленький пеньюар. Похоже, из шифона, верно?

Попытка пропала втуне.

- Первая комната справа. Ждем тебя через несколько минут.

Ладно, нашел я ту комнату, зашел туда, разделся до трусов, а переодеться то не во что. Только на постели лежали лифчик большого размера и трусы- пояс. Я посмотрел в шкафу - пусто. Правильно - это ведь комната для гостей.

Я сгреб женское белье, и спустился вниз.

В коридоре мне встретилась Элис, она, похоже, направлялась на кухню. Но готов поспорить на что угодно, на самом деле она ждала меня.

- Ты не переоделся, - удивилась она. - Что-то не так?

- Элис, я не нашел для себя никакой одежды - только это.

- Вот его и надевай, - ответила она, смотря на меня так, будто я был малость не в себе.

-Но это ведь женское белье.

- Но это ведь женский клуб, - Элис смотрела мне прямо в глаза. - И ты теперь в нем состоишь. Я заметила, что ты сбрил все волосы на теле. Похвально. Возможно, ты заметил, что мы сохранили лишь только вокруг щелочки. Думаю, ты тоже так поступил.

- Да, - ответил я, на секунду забыв, что никакой щелочки у меня и в помине нет. - Но, Элис, я это белье не надену.

- Раз пришел сюда, значит, наденешь! Женщины в нашем клубе одеваются соответственным образом. Как женщины. Если бы твое тело было бы более женственным, то ты мог бы остаться голым. Но в данный момент, у тебя тело не совсем женственное, верно? - она улыбнулась. - О, да. Раздеваешься догола, а потом натягиваешь эти трусики. Кстати, сейчас ты встретишься с Берил. Она -доктор, так что ты своим хозяйством ее не шокируешь. И она поможет тебе лучше соответствовать специфики нашего клуба. Берил?

Из кухни вышла жена Питерсона. Как и в прошлый раз абсолютно голая. Подойдя ближе, я увидел, что ее огромные груди чертовски твердые и упругие. Они гордо торчали вперед, и не было даже ни малейшего намека на дряблость! В руке Берил держала шприц

- Не волнуйся, - сказала она, помахав им, - Это для того, чтобы сделать твое пребывание в нашем обществе более приятным. Приспусти трусы и нагнись. Тебе нравятся мои сисечки? Не похоже, чтобы ты смотрел на что-нибудь еще кроме них.

-Они великолепны! - ответил я, ничуть не покривив душой.

Когда я выполнил ее указание, Берил сделала мне укол. Наверно, поскольку я почти ничего не почувствовал.

- Хорошо, - сказала она. - Можешь выпрямиться. Ах да, вытяни руку. -Берил взяла у меня анализ крови

- А это-то зачем? - удивился я, но потом решил, что лучше быть повежливей и поправился. - Берил, а для чего этот анализ?

- Убедиться, что ты здоров. Мы заботимся о наших членах, ведь они находятся друг с другом в очень близких отношениях.

Что ж, все правильно. Поэтому я повернулся к Элис.

- И почему же я должен надеть то, что ты дала мне? И почему не могу остаться голым?

- Два резонных вопроса, - ответила она. - Ты должен спрятать свою штучку, как говорится - с глаз долой, из сердца вон. Также, ни у кого из нас нет яиц, поэтому твой вид нарушает всеобщую гармонию. Кроме того, трусики - гарантия, что ты не потеряешь голову и не пустишь палочку, которая находится в них, в ход. Женщины в нашем клубе, занимаются сексом только с женщинами, а не с женщинами и с мужчинами. Так, теперь о лифчике. Ты только, так сказать, кандидат в женщины, и мы должны постоянно напоминать тебе об этом. Любым образом. До тех пор, пока ты не станешь более похожим на женщину. Например, старайся двигаться более изящно. В течение нескольких наших встреч, мы решили считать тебя изящной девушкой. Представь себя ею, так будет легче. Затем ты постепенно начнешь "взрослеть". А лифчик тебе нужен для того, чтобы привыкнуть к тому, что носят взрослые женщины. И, наконец, это дополнительная страховка. Если ты вдруг решишь подослать кого-нибудь, чтобы сфотографировать нас, твоя неповторимая личность в лифчике обязательно попадет в кадр. Да, трудновато будет объяснить друзьям такую форму одежды. Конечно, мы сами сделаем несколько фоток "девушки", но никто их не увидит, если ты не будешь глупить. Еще вопросы?

Загнанный в угол, я покачал головой.

- Тогда переодевайся и в гостиную.

Я надел трусики, и Элис показала мне, как застегнуть лифчик спереди, а потом перевернула его чашечками вперед.

- Сейчас у тебя плоская грудь. Вот если бы у тебя были груди, то у тебя не получилось бы так надеть его. Нужно было бы наклониться вперед, и застегнуть лифчик на спине. Но пока и так сойдет.

- Элис, у меня нет грудей.

- Представишь, что есть. Но не сейчас. Подожди. Но даже сегодня ты увидишь, как они важны, когда женщина занимается любовью с женщиной.

Чувствуя себя лошадью в упряжке, я вошел в гостиную. Признаться, женщины были рады моему появлению. Они по очереди обняли меня и спросили мое имя.

- Крейг, - ответил я.

Кто-то, по-моему, Мег удивилась...

- Да ну? Редкое имя!

А Дотти добавила...

- А почему не женское имя?

-Теперь Крейг - это женское имя, - ничего более умного я придумать не мог.

Я даже не думал, что должен придумать себе женское имя. Но они, похоже, вели себя, словно действительно столкнулись с чем-то необычным - обступили меня еще теснее и постоянно улыбались.

- Да, сейчас многих так называют, - заметила высокая блондинка по имени Иден.

Неужели они думают, что я и в самом деле прикинусь женщиной? Или просто дразнят меня?

Затем другая блондинка ростом пониже взяла меня за руку и повела к одной из кушеток, стоящих вдоль стены.

- Не обращай внимания на них, - сказала она. - Обрати на меня!

Она легла, положив ноги на край кушетки, и посмотрела на меня...

- Доставь мне удовольствие, Крейг.

Я не знал с чего начинать. Поэтому наклонился и попробовал поцеловать ее в губы, но она отвернулась.

- Мы еще не достаточно близки, чтобы целоваться. Но скоро, я уверена, ты станешь моей самой любимой подружкой. Вот тогда-то мы и нацелуемся всласть. Может быть, нам следует начать нашу нежную дружбу как-нибудь трогательно. Хочешь потрогать мои груди?

Я потянулся к ним обеими руками, но она схватила меня за запястья.

-Как это по-мужски, постарайся вести себя как девушка. Потрогай их нежно, погладь кончиками пальцев сосочки. Ты - молоденькая девушка, которая надеется, что когда-нибудь у нее будут такие же грудки. Просто легонько коснись их. Нежнее. О да, вот так. Покажи, как они тебе нравятся. О-о-ох! Ах ты, умница моя!

Я обнаружил, что совсем не трудно представить неопытной девчушкой, нежно трогая ее грудь, осторожно слегка приподнимая поочередно эти гладкие спелые дыньки, прежде чем продолжить ласки, чувствуя, что, постепенно проникаясь благоговейным страхом и обожанием перед этим чудом, которым природа наградила женщин.

- Да, - прошептала она. - НЗЛ - Нежность, Забота, Любовь. А также Не Забудь Лизнуть. Хочешь теперь попробовать их на вкус?

Соблазнительное предложение. Я коснулся языком сосков - она застонала - и стал облизывать их словно конфетки. Женщина крепко прижала меня к своей груди так, что я присосался к ней будто голодный младенец. Она стала подрагивать, потом подняла голову и прожгла меня взглядом.

- Теперь спускай вниз! Живо! - скомандовала она, широко раздвигая ноги.

Я встал на колени у нее между ног. Ее щелка выглядывала из кустика светлых волос - моя подружка была натуральной блондинкой. Ухватив ее под колени и держа ноги на весу, я прижался лицом к промежности, потом посмотрел ей в глаза и спросил...

- НЗЛ?

- Не болтай, а приступай к делу, - бросила она.

Мой язык заскользил вверх и вниз по ее набухшим губкам. Сначала они были сухими, но постепенно увлажнились сперва от слюны, а потом и от ее собственной смазочки - превосходной на вкус. Скоро мои губы нашли ее клитор, превратившийся в тверденькую шишечку, которую я тут же начал слегка покусывать. Женщина простонала и откинулась назад. Когда я стал действовать более решительно, она расслабилась, а затем начала подмахивать. Я вылизывал ей промежность, чувствуя себя коккер-спаниелем, ублажающим свою хозяйку. Девушка -спаниель, ухмыльнулся я про себя. Воображение великая штука. Однако туда, куда мог бы попасть мой дружок, если бы не был надежно упрятан в трусики, я еще язык не запускал, поглаживая им только губки и "шишечку".

Быстрее и сильнее -длинные мазки языком снизу вверх. Ее бедра напряглись, и скоро все тело женщины было подобно сжатой пружине.

-...погладь...груди, - прохрипела она.

Я дотянулся до ее дынек. Как девушка, напомнил я себе. Очень нежно и только кончиками пальцев. Теперь из ее щелки не переставая, тек сок, а я, причмокивая пил его. Внезапно у меня мелькнула странная мысль, что если в ее выделениях содержатся особые гормоны, и я стану девушкой по настоящему, и между ног у меня тоже будет щелочка? Ну, это-то перебор, тут же я успокоился, в таком случае половина всех окрестных мужиков давно бы превратилась бы в баб. Я глубоко погружал в нее, подрагивая словно девушка, переполняемая страстью к своей зрелой любовнице. Ее стоны поощряли меня на дальнейшие ласки.

Она выпрямила ноги и задрала их к потолку. Теперь я мог еще глубже проникнуть в ее письку, едва ли не влезая с носом. Кроме того, и из такого положения мне было удобно ласкать ей соски. Стоны становились все громче и громче. Даже мой подбородок терся о щелку. Женщина уже не стонала, а кричала... "Еще, Крейг, еще, сладенькая моя!"

А сок, которым она так щедро поила меня, тек сильнее, и мне показалось, что сейчас он вкуснее, чем был вначале.

Еще несколько движений язычком, и она спустила.

- О-о-о, девочка моя! Как хорошо-о-о!

Женщина словно в транс вошла, впечатав пизденку в мое лицо, и крепко сжимая голову напряженными бедрами. Я едва мог дышать, но продолжал лизать ее. Затем она расслабилась.

-Великолепно! - выдохнула она

Я ждал, пока женщина полностью не придет в себя.

- Это было замечательно, милая Крейг, - хрипло сказала она. -Если только захочешь, то из тебя получится изумительная любовница. Нежные руки и сильный язык - прекрасное сочетание. О, дорогуша! Иди ко мне - я тебя поцелую.

И она поблагодарила меня за доставленное удовольствие крепким, долгим поцелуем, не обращая внимания, что лицо у меня было мокрым от ее соков.

-Видишь, ты моя подружка, - сказала она, обвивая руками мою шею и слегка кокетливо заглядывая мне в глаза.

Ее темно-голубые глаза обрамляли густые ресницы, и я увидел, что она пользуется синими тенями для век. Женщина, заметив, с каким восхищением я смотрю на нее, снова припала к моим губам. А потом спросила...

- Вы с Джейн часто так делаете?

Памятуя, что если женщина спрашивает меня о жене, то тем самым обычно намекает, что мне уже пора домой, я, как мог, попытался оттянуть этот момент.

- Целуемся? Да, конечно!

Она продолжала так же мягко, но пристально смотреть мне в глаза.

- Я спрашивала не про поцелуи.

Я решил быть предельно честным. Все равно, так или иначе, но они все узнают про мою личную жизнь, и поэтому ответил

- Довольно редко. Уже несколько лет этим не занимались. Сначала, да, без проблем. Но пару лет назад, Джейн решила, что ей это не слишком нравится. Она до сих пор ублажает меня ртом, если не хочет или не может заниматься любовью как обычно. С этим все в порядке. Но когда я пытаюсь отблагодарить, таким образом, за доставленное удовольствие, она всегда останавливает меня. Как-то Джейн сказала "это было бы не правильно", а чуть позже добавила " ты поймешь, когда-нибудь". Но так и не объяснила, что имела ввиду. Ну, я и отстал от нее.

Блондинка не выпустила меня из объятий, взглядом приказывая продолжать рассказ. Ну и что еще ей хочется услышать?

- Иногда, она приходит домой и прямо с порога тянет меня в постель. В такие дни, у нее там с самого начала все мокро, даже если мы еще только разделись. Прямо-таки хлюпает, словно я уже кончил в нее. Естественно никакой прелюдии перед сексом ей не требуется. Иногда я прошу ее позволить мне полизать ее, мне нравиться вкус женских соков, но Джейн всегда отказывает. Тогда просто трахаю ее. Временами у нее между ног так мокро, что я едва ли чувствую что-либо. Потом я кончаю, она подмывается, и мы засыпаем. Мне всегда нравилось полизать у женщины между ног, и я скучаю по тем временам, когда Джейн разрешала мне делать ей это.

- Интересненько, - задумчиво сказала моя блондинка. - Несколько лет. И все это время ты сгорал от желания поработать язычком. Значит, мы тебе даже услугу оказали. Ладно, проехали. Теперь все твои желания станут реальностью, и ты сможешь перепробовать здесь все щелки, которые удовлетворят даже самый взыскательный вкус. Говорю это по собственному опыту. Кстати, меня зовут Лайза. Я замужем, поэтому ты сможешь трахнуть меня только при помощи дилдо - мужу я не изменяю. Но ты можешь доставить мне удовольствие так, как это делают женщины - НЗЛ во всех смыслах. Ах да! Пить все мои соки сколько угодно! Надеюсь, что в следующий раз дам тебе больше, чем сейчас, гораздо больше. Позже, когда ты привыкнешь думать о своем члене, как о клиторе и его не нужно будет прятать, я сделаю тебе то же самое.

Позади нас раздалось...

- Лайза? Ты закончила с ним? Тогда отпусти его. Крейг милый, ты бы не мог подойти ко мне?

Оглянувшись, я увидел Берил, раскинувшуюся на кушетке, стоящей напротив, ее груди в этот момент были нацелены сосками в потолок. Она приподнялась и показала мне на подушку, где до этого находилась ее голова. Я сел, и Берил положила голову мне колени, а потом поинтересовалась...

- Крейг, ты когда-нибудь сосал женщине груди, а она в это время то же самое делает тебе?

- Нет.

- Ну, тогда начнем, только лифчик тебе расстегну.

Когда я наклонился вперед, она приподняла свои дойки, и твердые как камень соски уткнулись мне в лицо, тогда как мягкие губы обняли мой сосок. Мы лежали в самой удобной позиции для подобного занятия - своеобразном 69. Я начал энергично облизывать ее сосок, тогда Берил оторвалась от моей груди и недовольно сказала...

- Нежнее, Крейг, не забывая об этом. Веди себя как девушка.

Я исправился, и скоро наслаждение захлестнуло меня с головой. Ее язык двигался от одного моего соска к другому, а у меня появилось такое чувство, будто ее груди теперь мои, когда мы одновременно ласкали друг друга. Берил и я словно слились в одно целое, еще крепче прижимаясь, друг к другу. И я опять превратился в неопытную девушку, нежно ласкающую свою более взрослую подругу. Вскоре промежность у меня налилась тяжестью, а язык Берил продолжал путешествовать по моей груди. Я вздрогнул и сжал ноги вместе, поскольку чувствовал, что вполне могу кончить даже не притрагиваясь к своему дружку. Однако так опозориться в первый же день мне хотелось.

Берил, похоже, догадалась о моей проблеме.

- Вот что, Крейг, - сказала она, - не обращай внимания на то, как реагирует твое тело. Это пройдет. Сейчас ты - девушка. Скоро удовольствие, которые ты испытаешь оттого, что мы сосем, друг другу грудь, станет еще сильнее. Оно будет волнами накатывать на тебя, и каждая волна нести новые, ни с чем не сравнимые чувства. А теперь представь себе, что ты уже чувствуешь то же, что и я.

Это было легко. Губы Берил скользящие по моей груди, истома, переполнившая меня, и ее роскошные груди, которые я усердно ласкал - прекрасно способствовали игре воображения. Я крепко сжал ноги, потом слегка раздвинул и снова сжал, а сладостное напряжение все усиливалось и усиливалось, и вдруг, будто огненный шар у меня в мозгах взорвался. А потом стало неожиданно легко и свободно.

- Обалдеть! - воскликнул я неожиданно тонким голосом.

И опять Берил догадалась, что я в данный момент чувствую.

- Так, так. Похоже, у тебя только что получилось, то о чем я говорила. Без сомнения тебе понравится наше общество.

И вот итог первого дня моего пребывания в клубе "Два и Два". Я занимался любовью с четырьмя женщинами. Двум из них я вылизал пизденки, а Берил - ее умопомрачительные груди. А еще одна попросила протянуть ей руку помощи - она терлась промежностью о мою ладонь, пока не кончила, причем большой палец находился в у нее в пизде, а указательной в заднице.

- На сегодня мне достаточно, - заявила она, после десяти минут общения с "рукой помощи". - Спасибо милая. Ты просто прелесть.

Каждая из них учила меня тому, что хочет женщина получить от другой женщины. Я был нежен, заботился о том, чтобы доставить им наслаждение, но стоило мне начать ласкать их как мужчина, то они напоминали, что я -девушка и не должен забывать об этом, добавляя, что придет время, и я повзрослею

Это было забавно. Мне стало интересно, сколько пройдет времени, прежде чем объявят, что девушка стала взрослой женщиной. И тогда я смогу трахать тем дилдо, которое дала мне природа и все такое. Однако пока роль неопытной, но очень старательной девчушки мне очень нравилась.

Последняя, кого я довел своим языком до оргазма, была так благодарна мне, что буквально впилась в мой рот ответным поцелуем, крепко обняла и довольно долго не отпускала. Делать было нечего, и я начал облизывать ее губы изнутри, а потом наши языки сплелись, будто мы вели на них какую-то дуэль. Стало очень приятно. Женщина не выпускала меня из объятий, а я гладил ее тело... проводя рукой спине, лаская ложбинку, где талия переходила в округлые бедра. У нее была восхитительная фигура. Она на секунду оторвалась от моих губ и предложила... " Представь, что мое тело из мягкой влажной глины и гладь нежнее". Я попробовал так, как она попросила, и ей это понравилось. Свое одобрение она выразила громкими стонами, поэтому я продолжил. В конце концов, одной рукой я гладил ей спину, а другой дрочил ее, пока она снова не кончила.

И вот со стоном женщина отпустила меня, на прощанье, чмокнув в кончик носа.

- У тебя почти такие же прекрасные руки, как у Мег, - сказала она. - Попроси ее дать тебе несколько уроков в этой области, а то если все время использовать язык, то скоро натрешь на нем мозоли. А взамен, ты тоже, определенно, можешь кое-чему научить Мег - у тебя отменный язычок. Стоит тебе захотеть, полизать меня между ножек, Крейг, не стесняйся, только попроси - и я вся твоя.

К четырем часам дня дамы из клуба "Два и Два" прекратили все забавы и одна за другой поднимались наверх, где одевались и становились опять обычными домохозяйками, деловыми женщинами, любящими женами. Высокая блондинка Иден перегнулась через перила лестницы, ведущей на второй этаж, чтобы сказать что-то женщине, стоящей внизу. Ее прекрасные груди заколыхались в воздухе, и я вдруг понял, что она настолько красива, что ее невозможно хотеть, словно обычную женщину, а можно только обожать и восторгаться ею. Когда Лайза спустилась вниз на ней был очень миленький вязаный костюм пурпурного цвета, черные туфли-лодочки на высоких каблуках, а на запястье висела маленькая сумочка им в цвет. Я, не раздумывая, сказал, что выглядит она просто потрясающе. Лайза улыбнулась.

-Если тебе понравился костюмчик, могу подсказать, где купить.

Я улыбнулся в ответ.

Все женщины очень мило попрощались со мной и ушли. Было такое ощущение, словно это было что-то вроде инициации, и теперь я принят в их стройные ряды. Между нами возникла некая взаимная привязанность. Особенно я был благодарен Берил за то невероятное удовольствие, которое она подарила мне, а всего-то мы ласкали друг другу грудь.

Но никто из них не то что не подрочили меня, но даже просто промежность не погладили. В результате у меня к четырем часам так яйца распухли, что я с трудом ходил и едва мог выпрямиться. Кое-как я натянул на себе тренировочный костюм, в котором пришел. И скрючившись, ждал, пока последняя гостья не попрощается с хозяйкой дома, чтобы потом самому с нею поговорить.

- Пока, девчонки, - помахала женщина нам с Элис. - До четверга!

- Ну, как? - поинтересовалась она у меня, когда женщина ушла. - По-моему, все очень мило. Они начинают считать тебя девушкой. Да и ты сам тоже вроде бы вошел в роль. Я наблюдала за тобой и Лайзой, и как потом вы с Бет целовались. Ты прекрасно используешь рот. Нам, правда, всегда хочется почувствовать силу партнерши. Но, тебе-то они, я уверена, постоянно говорили, быть более нежным.

- Да, все говорили, что я должен вести себя словно молоденькая девушка.

- Все правильно, но вот тебе подсказка. Когда ласкаешь женщину, представляй, что у тебя вместо кончиков пальцев перышки. Смотри.

Она так нежно провела пальчиками по моему набрякшему члену, что я вздрогнул, словно через него пропустили электрический разряд.

- О Боже! - простонал я, забыв обо всем на свете.

- Знаю, тебе сейчас нелегко, - улыбнулась Элис. - Вижу, как ходишь. Но трусы останутся на тебе, пока не научишься контролировать себя. В клубе у тебя нет члена, а есть клитор, который не используется для внутреннего массажа. Проблемы между ног - неси их домой, не исключено, что Джейн тебе поможет. Позже в этом не будет нужды, поскольку мы на наших встречах постараемся выжимать тебя до капли. Может быть, после этого тебе еще несколько дней секса не будет хотеться. Но перед тем как идти домой, прими душ, а то Джейн начнет задавать совершенно лишние вопросы... где, мол, был, да что делал и чем это от тебя пахнет.

- Кстати, Крейг, - добавила она. - Ты, наверно, заметил, что мы здесь носим особое нижнее белье, а не то, которое надеваем постоянно. Сегодня тебе, как бы дали, его в займы. Но нужно будет купить собственное неглиже. И, вообще, советую, и начать постоянно носить женское белье, так ты скорее к нему привыкнешь. Особенно лифчики, трусики и пояса. С утра до вечера. Звякни Дотти, если нужно будет, чтобы кто-нибудь пошел с тобой в магазин и помог выбрать - она не откажет. И еще. Теперь ты должен все время представлять себя девушкой, которая вот-вот превратится в женщину. В общем, понял. Когда ты придешь в следующий раз, я хочу чтобы ты выглядел изящно. Ходи ровно; голову прямее; плечи расправь так, как если бы они поддерживали тяжелые груди. Бедра должны быть вместе, будто между ними у тебе ничего не висит, при ходьбе плавно покачивай ими. И делай маленькие шажки, руки держи над талией, а локти должны быть прижаты к телу. Больше при ходьбе не двигай плечами и запястьями. Так тебе легче полностью вжиться в новую роль. Вот увидишь, - наша маленькая группка доставит тебе немало приятных минут, а ты - нам. Все, пока.

Она ущипнула меня за сосок сквозь куртку. Всю дорогу до дома я чувствовал этот щипок.

М-да, я так перевозбудился, что как только Джейн пришла домой я тут же поволок ее в койку. "Что с тобой, - удивилась она, когда я, улыбаясь, заваливал ее на кровать. - Нет, нет, я совсем не против! Ох, какой ты гладенький! Как здорово. Но зачем ты это сделал?"

Я объяснил, что вступил в спортклубе, в секцию бодибилдинга, и мне посоветовали сбрить волосы, как это делают все культуристы. Когда потеешь, то без волос нет такого сильного раздражения кожи. Звучит правдиво, очень. Она лишь провела рукой по моей груди, и я бросился на нее, словно тигр на добычу.

Мы трахнулись три раза... два ночью и один - нас следующее утро. Как обычно, Джейн перед сексом уже была влажной, но когда я спустил и она, и простыни под нею промокли насквозь. Я едва чувствовала что-либо и просто скользил "туда-сюда", пока не кончил. Потом кончил еще раз. Не знаю, что с ней было, поскольку она просто лежала и не подмахивала. А только обнимала и приговаривала, как ей нравится, что у нее такой чистенький и гладенький муженек. Удоволетворившись, я прижался к ней и заснул, чувствуя себя девчушкой, прикорнувшей к мамочкиному бочку.

Глава 3

На следующее утро я проснулся в отличном настроении. Вчера был просто прекрасный день, а, кроме того, несмотря ни на что я не изменил жене, так же, как и женщины остались верны своим мужьям. Замечательно. Джейн раскинулась возле меня, и, не открывая глаз, провела рукой по моей, теперь уже, гладкой груди, а потом погладила член, который мгновенно встал по стойке "смирно". Она улыбнулась, но глаза ее при этом так и оставались закрытыми.

- Милый, как бы ты хотел этим заняться?

- Предоставляю тебе право выбора.

- Пересменка?

- Не вопрос, - мы иногда играли в смену ролей... Джейн была наверху и, как бы, трахала меня, а я лежал без движения; она предложила эту игру несколько лет назад, и мне понравилась.

- Тогда, девочка, раздвинь ножки, подними колени, а я сейчас затрахаю тебя до потери сознания, - такого я от нее еще не слышал, однако, этот спич был вполне в духе нашей игры.

Она забралась между моих ног (раздвинь их пошире, красотка) и опустилась на торчащие шесть дюймов любви. Джейн посмотрела мне в глаза - ее сиськи раскачивались прямо над моим лицом, соски терлись о губы. - Оперлась на локти и начала ритмично двигаться на мне вверх-вниз. Очень необычно было чувствовать себя абсолютно беспомощным, а Джейн опускалась на меня всем весом. Сперва она двигалась медленно, потом постепенно увеличила темп и, наконец, запрыгала на мне как сумасшедшая. У меня в паху все сжалось подобно пружине, а потом эта пружина резко распрямилась - мы кончили с Джейн одновремено. Нам понадобилось несколько минут, чтобы прийти в себя. Когда мой обмякший дружок выскользнул из нее, Джейн поинтересовалась...

-Ну, что понравилось, когда тебя трахает парень с сиськами, которые качаются прямо у тебя перед носом?

-Неплохо, - дар речи вернулся ко мне. - Ладно, у меня сегодня полно дел, поэтому я позавтракаю в офисе. Будь дома около шести, и мы сходим куда-нибудь поужинаем, договорились?

Она кивнула и, соскочив с меня, направилась в ванную. Затем, когда я принимал душ, Джейн неожиданно опять появилась в ванной и ухватила меня за член. Он никак на это не отреагировал - восстановительный период еще не прошел.

-Проверка, - сказала она. - Зашла попрощаться. Кстати, мне понравилась роль мужчины, надо нам почаще так играть.

Вытираясь, я для прикола немного брызнул себе на ладонь ее одеколона, а потом растер по груди, и, благоухая, пошел одеваться. Однако прикола не получилось - Джейн уже ушла.

Я позвонил Дотти, и та пригласила меня к себе, чтобы выяснить какого размера белье мне нужно покупать. Не уверенный в том, что правильно поступаю, я отправился к ней. Конечно, я знал какого размера одежду я покупаю, и возможно, если куплю белье этого же размера оно подойдет. А, возможно, и нет. Не примерять же мне его или спрашивать совета у продавщицы. Так что Дотти -меньшее из зол.

Она провела меня в спальню, нервные взгляды, которые я бросал на наш дом, который виднелся из окна, заметно развеселили ее. Взяв метр, Дотти велела мне раздеться. Когда я отказался, она терпеливо объяснила мне, что нижнее белье носят под верхней одеждой, а не на ней. После этого мне ничего не оставалось делать, кроме как раздеться догола. Она обмерила мою грудь, талию, бедра, измерила рост, а потом, аккуратно записав мои параметры, сказала, что я могу одеваться.

Но перед этим, Дотти, прямо как Джейн, ухватила меня за член и, улыбаясь легонько сжала его. Ноль эмоций.

- Так -так, похоже, у вас было чем заняться прошлой ночью. А еще этот одеколон. Джейн, без сомнения, метит свою территорию. Очень мило. Даже немного жаль, что я не могу снова отсосать у тебя сегодня, в качестве награды за то, что решил вступить в наш клуб.

-Дотти, - произнес я, стараясь выглядеть весьма галантным и в тоже время остроумным, - я в любое удобное для тебя время с радостью приму эту награду.

Я подумал, что, возможно, имеет смысл обсудить с Дотти этот вопрос завтра. Хотя, нет, завтра очередное собрание клуба. А потом я могу понадобиться Джейн. Но все равно, было бы очень неплохо замутить с Дотти что-нибудь этакое. Не исключено, что удобный случай еще подвернется.

- Уверена, ты шутишь, - ответила она. - Потому что, я-то как раз пошутила. В клубе "Два и Два" мы играем друг с другом только так, как это могут лишь женщины. Для иных развлечений у нас мужья и сердечные приятели. Так что забудь о минете. Если у тебя стоит, то поговори со своей правой рукой. Она вряд ли откажется помочь. Отдел женского белья, не место для доказательства отличной потенции.

Мы с ней купили несколько лифчиков размера A и B (- посмотрим, может быть, со временем, купим и C), пару кружевных трусиков, два пояса и дешевые подкладки для увеличения груди. Я спросил у Дотти, почему бы на не взять модель получше. "Давай сразу возьмем ручной работы, существующие в единственном экземпляре, чего уж скромничать!" - съязвила она. Вернувшись к Дотти домой, я примерил обновки - все прекрасно подошло. На остаток дня я надел розовый лифчик размера A и трусики таково же цвета, отметив, что ощущения от гладкости шелкового белья очень приятные.

- Скоро ты этому привыкнешь, - заверила меня Дотти. - У тебе скоро кожа тоже станет такой же, как только сок Берил сделает свое дело. Кстати, Элис сказала мне, что одной из наших было неприятно видеть тебя с голой грудью, поскольку лифчик после секса с Берил ты надеть забыл. Запомни на будущее, пока у тебя нет грудей, без лифчика ты выглядишь просто неприлично, как и все плоскогрудые девчонки. Да и еще, в качестве дополнительной страховки, чтобы ты не выглядел мужчиной на наших собраниях и не пугал дам своим видом, Элис подумала, что неплохо бы тебе использовать косметику. Так, на всякий случай. Совсем немного... карандаш для глаз, тушь и губная помада - на первый раз хватит. Ну, может быть, еще тени. Прекрасно - ты у нас теперь настоящая женщина-загадка. Вся твоя косметика в этой сумочке. Чуть не забыла, когда будешь ходить на встречи клуба в дом Элис, всегда носи эту сумочку с собой. Не прячь ее и не стесняйся, что другие увидят, как она болтается у тебя на руке. Элис сказала, что ты должен учится ходить как женщина - вперед и с песней. Косметика и сумочка - мой подарок. Компенсация за то, что ты теперь год будешь вздрагивать, увидев фотоаппарат в руках Мэг. Когда эта косметика закончится, сам себе купишь. Думаю, что тогда моя помощь тебе уже не понадобится. И, конечно, нижнее белье ты теперь тоже будешь сам себе покупать. Делай это регулярно, чем больше его у тебя будет, тем лучше.

Она проводила меня до дверей, и прежде чем выпустить меня, сама высунула голову на улицу и посмотрела по сторонам. Затем, Дотти повернулась ко мне, обняла и крепко поцеловала в губы, но всего лишь на несколько секунд. Потом снова надела маску "хорошая знакомая и ничего больше".

- До завтра, дорогуша, - сказала она на прощание.

- Очень рад, Дотти, что предварительно посмотрела, не видит ли нас кто-нибудь, - немного раздраженно сказал я; бывает, что Джейн в середине дня может заскочить домой, или какой-нибудь соседушка настучит ей, что граница мною перейдена.

- На самом деле, я проверяла, не месте ли мой паренек. Я тут наняла одного. Вон, видишь, сидит на дереве. Он должен был заснять нас с тобой в моей спальне в момент примерки белья. Надеюсь, у него все получилось. Лишняя защита против шантажа, любовь моя. Так же как и то, что ты должен каждый день носить женское белье и пользоваться косметикой, по крайней мере, на собрании клуба. Вдруг тебе тоже придет в голову привлечь какого-нибудь фотолюбителя из общества "По секрету всему свету". Ты, Крейг, хитер, но где тебе тягаться с женщинами, которым защитить свою репутацию. Еще не время. Подожди, и мы ослабим поводок, на котором держим тебя.

Я с радостью оставил Дотти наедине с ее черным юмором. Вечером, когда Джейн пришла домой, я все еще был в лифчике и трусиках под одеждой, и возможности их снять у меня не было. И в ресторан я отправился в женском белье. И хотя на мне были рубашка, галстук и пиджак, шелк лифчика приятно холодил кожу, и было такое чувство, словно на мне некое украшение, а точнее к пиджаку приколот членский значок клуба "Два и Два". Странно, но мне это нравилось.

Однако пару раз я все-таки дал маху. Сначала, когда, собираясь, домой Джейн заявила, что нам нужно пойти и еще разок "намазюкать мордочку", меня пот прошиб, когда я подумал, что она может иметь в виду и спросил ее об этом. Но женушка развеяла мои подозрения.

-Знаешь, говоря "мы", имела в виду себя. Помнишь - это моя обычная шутка. Бедненький, неужели ты подумал, что я сейчас говорила и о тебе тоже. Лучше чмокни нас в щечку!

Я промямлил что-то маловразумительное, а Джейн снова подколола меня.

-Нет, милый, ты еще не достаточно красив, чтобы пользоваться косметикой. Пока, не красив. Ведь, правда?

Я пропустил ее колкость мимо ушей.

А потом, когда мы пришли домой, я снял пиджак, и Джейн положила руки мне на плечи, мелькнула мысль, что она может через рубашку почувствовать бретельки лифчика. Даже если это и случилось, Джейн ничего не сделала, что могло бы выдать ее удивление. Но, когда я вздрогнул и убрал ее руки с плеч, она заметила, что я виду себя абсолютно по-женски.

Да, вскоре это была не просто метафора. Трудно представить, но собрания клуба превратились для меня в главное событие на неделе. Я никогда их не пропускал и всегда с нетерпением ждал следующих. Первым дело, еще до начала игр, Берил колола мне в задницу какую-то дрянь, для того чтобы как можно лучше подходил под требования клуба. Я никогда не спрашивал ее что это. Наверно, какие-нибудь антибиотики. Потом мы разбивались на пары, ублажали друг дружку и менялись партнерами. Иногда трахались втроем. И всегда мои партнерши требовали, чтобы я вел себя как женщина... думал, чувствовал и все такое. Мы разговаривали о косметике, и они помогали мне подобрать наиболее подходящие цвета, а также как пользоваться ею. А еще давали ценные советы относительно моего гардероба. Когда девочки сказали, что распродажа, которую устраивала "Victoria's Secret" , скоро закончится, я стрелой помчался в магазин и со страху, что не успею прибарахлиться, накупил даже больше белья, чем мне было нужно. Как-то раз, я случайно забыл на бюро черные кружевные трусики, и надо было такому случиться, что они попались на глаза Джейн. Слава Богу, она лишь кинула меня взгляд, потом пожала плечами и убрала их в ящик шкафа, где лежала ее нижние белье. Словно это были ее собственные трусы.

К началу третьего месяца моего пребывания в клубе "Два и Два" кожа у меня стала гладкой, словно шелковое белье, и я вспомнил мрачную шутку Дотти, которая предсказывала это. Неужели действительно причиной всему был женские соки, которые я поглощал дважды в неделю. Волосы на теле у меня больше не вырастали, но мне казалось, что это вполне приемлемая плата за право участвовать в собраниях клуба. А, кроме того, Джейн это тоже нравилось, и она никогда не задавала мне вопросов. И, похоже, даже не заметила, когда девочки мне выщипали брови - только сказала, что теперь я выгляжу очень элегантно, и что это очень неплохо для бизнеса.

Через месяц или два, ночью, когда мы лежали в постели Джейн заметила...

- Милый, что-то ты, видимо, вместо того, чтобы мускулы накачать, жирку набрал. Грудь вон как округлилась. У вас, что в спортклубе практикуется какой-то особый вид культуризма?

Мне едва удалось отбояриться, наплетя ей что-то о специальном курсе аэробики, ну она и отстала. Но слов Джейн были абсолютной правдой. Я теперь носил лифчик размер B, причем без всяких подкладок уваливающих грудь и не осмеливался показываться на людях без куртки. Несколько раз, когда мы с Джейн встречали кого-нибудь из клуба "Два и Два", в гольфклубе или в ресторане, то женщина всегда смотрела сначала на мою грудь, а потом улыбалась мне, а я отвечал ей кислой улыбкой. И опять я винил во всем слишком щелки, которые мой язык слишком усердно вылизывал. Но как бы то ни было, я не собирался бросать клуб только потому, что слегка прибавил в весе. Довольно странно, но без всяких признаков нажима с моей стороны, мужья женщин, состоящих в "Два и. Два" начали приобретать у меня страховые полисы на очень большие суммы.

У меня все лучше и лучше получалось вести себя как женщина. Из угловатой девушки я уже превратился в цветущую молодую женщину. У меня уже выработалась абсолютно женская походка, и со стороны я, должно быть, выглядел как гомик. Особенно для тех, кто меня не знал. Но мне на это было абсолютно плевать, нежданно-негаданно выросшие груди, доставляли гораздо больше неудобства, но я старался думать об этом как можно меньше.

У нас в клубе было заведено, что та, у которой не пары, не может отказать другому члену клубу. И скоро на каждой нашей встрече я, окруженный роскошным цветником дам, напоминал турецкого пашу. Я давал им все, что только одна женщина может дать другой. Чаще всего им нужны были нежные ласки, поглаживания, своеобразное утешение тем, кто грустят и хотят лишь почувствовать, что они любимы и желанны. Иной раз я танцевал с кем-нибудь из них медленный танец, обнимаясь под тихую музыку. Не отрываясь, мы глядели в глаза друг другу, пока страсть не переполняла нас, и мы опускались на ковер, переплетясь в сладчайшем из поединков. А кое-кому просто нужен был человек, с которым можно посплетничать о муже или любовнике, поплакаться в жилетку или, наоборот, похвастаться успехами в общественной и личной жизни, бывало, что такая откровенность с их стороны меня даже смущала. Ну а кое-кому хотелось от меня полного курса НЗЛ. Я заметил, что как только моя грудь начала увеличиваться все больше и больше девочек начало пользоваться моими услугами. До этого, по-моему, их не очень радовал тот факт, что они не могут играть с моей грудью, пока я ласкаю их сисечки. Но теперь они определенно могли с лихвой взять свое. Берил сказала мне, что ее спрашивали, не могут ли мои груди вырасти еще больше, и она ответила, что да, могут, но только, если я соглашусь на дополнительные уколы. Я ничего не имел против того, чтобы быть "первой красоткой в округе" и легко пошел на увеличение числа уколов. После чего моя фигура стала еще более похожей на женскую... узкая талия, широкие бедра, по-женски мягкие черты лица. И теперь Джейн назвала меня куколкой, что она при этом имела в виду оставалось для меня тайной. Теперь в тех редких случаях, когда мы трахались, она все время забиралась на меня и играла мужскую роль.

Оказалось, что кое-кто из девочек был бы не против трахнуться со мной - мой член был им столь же привлекателен, и сколь и язык. Однако и без меня было, кому их трахать. И, прежде всего на мужскую роль претендовала высокая блондинка Иден. Она никогда не занималась со мной сексом, упорно отказывалась считать меня женщиной. Странно, но она была единственной настоящей лесбиянкой среди нас. Иден была замужем, и поэтому формально считалась бисексуалкой, хотя она чаще всех предпочитала пользоваться поясом с дилдо. Другие женщины тоже пользовались дилдо, но большинство из них предпочитало и во время любовных игр оставаться женщинами. Когда я предложил также использовать дилдо со своими партнершами, то Элис возразила, что это еще рано - ко мне могут вернуться мужские инстинкты, тогда как в настоящее время, я под их руководством превратился в замечательную женщину, способную и без дилдо удовлетворить самую взыскательную любовницу.

После того как у меня появились более-менее заметные груди, нужда появляться на собраниях клуба в лифчике отпала, и теперь я надевал или миленькую комбинашку с кружавчиками или вообще ходил в костюме Адама, точнее Евы. Но другие сестры нашего общества хотели, чтобы я как можно чаще появлялся на людях в женской одежде. Например, я несколько раз ездил в центр города в платье. И уж как бы само собой разумелось, что на встречи в дом к Элис, я должен приходить, только одевшись женщиной.

Лайза с удовольствием лизала мой "клитор" как и обещала в первый день нашего знакомства, пока я в это время делал ей тоже самое. С ней мне было лучше всего. Занимаясь с ней сексом, я кончал сильно, долго, но это был оргазм женщины - а не мужчины. Я выплескивал лишь тонкую струйку, которая была жалким подобием мужского оргазма. Со временем, я заметил, что полноценная эрекция у меня стала появляться все реже и реже. Так, что теперь опасность, что я случайно могу пустить своего дружка в дело, исчезла.

Не думаю, что Джейн заметила это - у нее и без того было дел навалом. И когда мне удавалось пересечься с ней, она вела себя так, словно со мной ничего не случилось. Похоже, она даже не заметила, что у меня появились груди. Теперь мы встречались с ней исключительно в дверях, пожимали плечами, слабо улыбались друг другу и разбегались в разные стороны.

В один из вторников, когда я, стоя перед большим зеркалом в коридоре, наводил марафет, прежде чем зайти в гостиную, Элис встала рядом со мной и сказала...

- Не знаю, как ты к этому отнесешься, Крейг, но Иден сегодня заявила права на твою задницу.

- Надо же, и что это значит? - спросил я, слишком увлеченный косметикой, чтобы слушать ее внимательно.

-Только то, - ответила Элис, - что она хочет трахнуть тебя в зад. Иден говорит, что если ты настоящая девушка, и позволишь ей это, то сможешь трахать ее, использую дилдо.

Я был шокирован тем, что только что мне сказала Элис. Я повернулся к ней и посмотрел прямо в глаза.

- Элис, а что ты сама об этом думаешь?

- Я думаю, что ты, Крейг, прошел большой путь, и, по мнению, Иден, пересек черту, отделяющую мужчину от женщины. Она трахнула своим огромным дилдо - "чудищем" - каждую из нас. Это ее право. Никто из нас не против, а кое-кто просто обожает это дело. Иден и ее "чудище" - еще одна ступенька на лестнице, в конце которой тебя ждет полноправное членство в нашем клубе.

- Но, ведь вы - женщины, и у вас есть вагина. А у меня только попа.

- Как же ты наивен, Крейг. Прежде всего, Иден трахает дилдо кого хочет, в том числе своего мужа, она сама мне рассказывала. Наносит, так сказать, превентивный удар. Во вторых, некоторые женщины предпочитают заниматься именно анальным сексом, поскольку считают, что только их пизденка принадлежит исключительно мужу. Так что, твой случай отнюдь не уникальный. Иден здорово это делает. Мне и самой в начале очень нравилось, но все же я предпочитаю, когда она трахает меня им в пизду. Я очень люблю своего мужа, Роя, но по сравнению с "чудищем" у него просто пиписька. И, наконец, третья причина -самая важная - ты не можешь отказаться, если кто-нибудь из сестер потребует, чтобы ты доставил ей удовольствие, любым способом, но только как женщина женщине. И Иден со своим "чудищем" полностью соответствует этому правило.

Сердце у меня заколотилось как сумасшедшее, когда я понял, что у меня нет иного выхода -только подчиниться.

- Да, конечно. Я сделаю это. Скажи Иден.

- Скажи ей сам, она ждет тебя в гостиной. И, Крейг...

Я замер.

- ...это привилегия. Старайся именно так ив думать. Никто из нас даже не думал, что Иден так скоро заинтересуется тобой. А теперь иди.

- Иду.

Никогда я еще ни чувствовал себя таким маленьким и беззащитным, как сейчас. Из паши я превратился в самую жалкую одалиску - девственницу, которой сейчас сломают целку. Иден стояла возле дивана, находящегося в дальнем углу гостиной - обычно она именно там занималась сексом. Она была одета соответственно случаю... черные кожаные сапоги на высоких каблуках, черный лифчик высоко поднимающий грудь и черные перчатки до локтей, но оставляющие открытыми пальцы. А из промежности вздымался, подобно башне, дилдо, который при мне побывал в стольких щелках. Двух дюймов в диаметре, он казался тонким, но лишь потому, что бы десять дюймов в длину. Иден уставилась на меня, широко раставив ноги и подбоченившись. Она не пожалела ни туши, ни губной помады. Короче, она выглядела истинной госпожой, готовой показать любому или любой, где раки зимуют. У меня сердце в пятки ушло, и впервые, как я присоединился к клубу, мне стало страшно.

Я подошел к ней и инстинктивно упал на колени, и согнулся, ожидая, что скажет госпожа.

- Хорошо! - хмыкнула Иден. - Так и стой!

Прошло пять минут, десять, полчаса. Я чувствовал ее взгляд на себе, и не осмеливался посмотреть вверх.

- Ты называешь себя Крейг, - вдруг она заговорила. - Крейг - так тебя зовут, когда ты женщина. А как же тебя зовут, когда ты - мужчина? Тоже, Крейг?

Я понял, что это вопрос с подвохом. И ответить на него надо правильно и в тоже время правдиво.

- Крейг - это мое женское имя, мэм, - надо думать, я правильно к ней обращаюсь? - Раньше это было мое мужское имя. Но теперь, нет, Я сейчас притворяюсь мужчиной, так же, как раньше притворялся женщиной.

Иден приняла мой ответ.

- Итак, значит, ты притворяешься тем, кем на самом деле не являешься. Ну, я хочу, чтобы у тебя было настоящее женское имя. Я не собираюсь трахаться с полумужчиной.

-Ева.

-Что?

-Ева...Ева была создана из ребра мужчины, в Эдемском саду. 1

- Очень хорошо, Ева. Немного вычурно, но сойдет. Ну, теперь посмотрим насколько ты послушная девочка. Ты сама лишишь себя девственности. Подними глаза.

Я увидел, что Иден сидит на диване, а "чудище" гордо торчит у нее между ног.

- Соси мой член, пока он не заблестит от твоей слюны. А потом сядь на него лицом ко мне или спиной - это не важно. А потом, Ева, женщина сделанная, из мужчины или мужчина, превращенный в женщину, ты попрыгаешь на нем! "

Она раздвинула ноги, и я, устроившись между них, обхватил дилдо двумя руками, и направил его головку в свой рот. У меня челюсти заболели от напряжения, но я старался как можно лучше смазать мягкую резиновую головку собственной слюной.

- Поработай еще ротиком, Ева. Это -ключ к полноправному членству в нашем клубе. Целуй его, облизывай его. Ты должен полюбить его даже сильнее, чем пизденку.

Странный приказ, но я исполнил его в точности. Представив себя на месте Дотти, я усердно облизывал и обсасывал "чудище" со всех сторон. Мне хотелось, чтобы он вошел в меня, растянув мою задницу! Наконец, когда моя слюна, казалось, сочится из каждой щелочки "чудища", я поднялся и, встав лицом к Иден, закрыл глаза и начал медленно опускаться, пока мягкая головка не уперлась в очко.

- Вот он, момент истины, Ева. Самый простой путь - когда несколько дюймов войдут в тебя, сядь на него в одно движение. Или можешь делать это, не спеша, виляя жопой, словно школьница на дискотеке.

Я начал медленно опускать, головка больно надавила на упругое колечко входа, и у меня мелькнула мысль, что он никогда не войдет в меня, и значит женщиной мне не стать.

И вдруг она неожиданно проскользнула внутрь. Ощущение было такое, словно попа сейчас пополам порвется. Я замер не в силах пошевельнутся. Через какое-то время, я обнаружил, что могу слегка сжать ягодицы, а потом напрягся и стал дальше навинчиваться на дилдо. Когда в меня вошло три или четыре дюйма, боль вернулась, но в тоже время было очень приятно. Я приподнялся, боль почти пропала, а потом резко опустился, не чувствуя, на это раз, ничего кроме удовольствия. Не прошло и минуты, а я уже как ненормальный прыгал на резиновом "чудище", стремительно погружаясь в золотой туман блаженства. Все произошло так быстро! Приходя в себя после оргазма, я обхватил шею Иден и заплакал, как девчонка. Впрочем, именно ею я себя в данный момент и чувствовал. Иден начала успокаивать меня.

- Да, Ева. Вижу, что тебе бы хорошо. Тебе понравиться быть женщиной, - она потрепала меня по плечу, а потом крепко поцеловала в губы. - Ты будешь любить мужчин, так как я люблю женщин.

Сзади раздался голос Берил...

- Так, ладно, девочки, коли вы не против, то я бы хотела осмотреть Крейг или Еву, если ей так угодно. Не повредила ли она себе чего-нибудь.

Не выпуская Иден из своих объятий, я приподнялся, и дилдо с громким чмоканьем покинуло, мою ноющую попу, оставив после себя ощущение полной, абсолютной пустоты.

- Все в порядке, - сказала Берил через пару минут, - но, Иден, в следующий раз тебе лучше как следует подготовить Крейг, прежде чем ты кончишь в нее. Мы все любим Крейг, и не хотим, чтобы она пострадала во время твоего ритуала. Ну а целом, она сейчас охотно подставит тебе свою попку и, похоже, будет только рада, когда ты приступишь к делу.

И потом это случилось. Лайза, все это время стоящая у меня за спиной, когда услышала, что Берил дала "добро" на продолжение, с горящими от нетерпения глаза, села диван и, широко раздвинув ноги, выставила пизду на всеобщее обозрение.

-Обед подан, Крейг. Думаю, ты не против!

- Начинай, Ева, - скомандовала Иден.

Я встал на четвереньки между ног Лайзы и стал лизать ее словно собака, когда почувствовал, что мягкая головка снова прижалась к моему еще побаливающему анусу. А затем Иден одним движением насадила меня, на смазанное чем-то скользким, дилдо, и начала трахать меня. Когда она двигалась вперед, мое лицо еще плотнее прижималось к щелке Лайзы, а та, в свою очередь, толкала меня к Иден, пока дилдо Иден, бедра Лайзы и мой язык не стали двигать в одном ритме. На этот раз я кончил еще сильнее, чем после первого знакомства с "чудищем" Иден. А сразу же после меня и Лайза вознеслась к вершинам экстаза.

Когда Иден вытащила дилдо наружу, у меня по ногам потекла какая-то теплая жидкость. Я обмакнул в нее палец и понюхал. Сперма?

- Все верно, лапочка, - улыбнулась Иден. - Это дилдо может кончать, как настоящий член вроде того, что когда-то был у тебя. Я подумала, что для твоего первого раза, все должно быть как в жизни. В следующий раз, когда будешь сосать дилдо, то я спущу тебе в ротик, в качестве награды за неформальный подход к делу. Не забивай себе голову, чья это сперма - у меня есть свои источники. Теперь мы видим, что женского в тебе больше чем мужского, а значит, ты можешь трахнуть меня прямо сейчас.

Итак, Иден расстегнула пояс с дилдо и легла на диван, пока я мучался, закреплял его на себе. Когда же, наконец, мне удалось плотно присобачить дилдо к своей промежности, она сняла с себя лифчик и принялась ласкать письку, пока та не потекла. Иден была готова принять меня, и я, не теряя времени, вошел в нее. Трахал я ее не спеша, смакуя процесс, благо дилдо во всем превосходило мой собственный член. Иден кончила, потом еще раз и еще, а я не останавливался, наконец, она слабо простонала...

- Ева, хватит. Ты можешь весь день провести на мне, но у меня уже сил нет. Спасибо, милая!

Когда наша встреча закончилась, и мы все собирались по домам, ко мне, одетому в женский тренировочный костюм, который лучше всего подходил к моей изменившейся фигуре... широкая попа и выпирающая вперед грудь, подошла Иден и показала, как устроено дилдо.

- Видишь, он полый, из отверстия в головке идет трубка, а вот здесь крепится презерватив со спермой, и если хочешь, то можешь кончить как мужчина. А ты, кстати, вполне можешь надеть его на свой членик, и тогда это будет своеобразный презерватив, только большой и сделанный из более толстой резины, чем обычный. Все дилдо, которые мы используем, устроены таким образом. У меня такое чувство, что теперь твоя попка пойдет нарасхват, а также многим захочется, чтобы ты сыграл для них мужскую роль. Завидное тебя ждет будущее, Ева - женщина сделанная из мужчины.

Глава 4

Несколько недель спустя, девочки отпраздновали шесть месяцев моего пребывания в клубе.

- Купи себе одежду, которой будешь выглядеть стопроцентной шлюхой, - сказала Элис, - и сегодня вечером мы повеселимся. Устроим маленький девичник. Я дам тебе парик - черные прямые волосы, короткая стрижка с челкой - будет очень мило. Это ведь будет твой первый выход в свет в таком виде, верно? Не бойся, мы тебя в обиду не дадим. А пока, самое меньшее, что ты можешь сделать - приведи в порядок ногти. Уверенна, Джейн вовсе будет не против. У нее был просто элегантный муженек, а теперь станет элегантным до кончиков ногтей.

После разговора с ней, я отправился в ближайший салон красоты и сделал маникюр, покрасив ногти бледно-розовым лаком. Хотя сначала мне, как мужчине, предложили просто подровнять их. Преображенные коготки привели меня в такой восторг, что я был готов их демонстрировать всем и каждому. Следующий пункт - роскошный магазин женской одежды и аксесссуаров. Сказав, что мне нужна одежда для вечеринки с переодеванием, я купил там красную кожанную мини-юбку, которая скорее была похожа на широкий пояс, и черный свитер из ангоры, мягкий, пушистый и обтягивающий. Он просто отлично подчеркивал мои дойки. Кроме этого была приобретена куча безвкусной бижутерии... по золотому браслету на каждое запястье, ожерелье и большие серьги - воплощение дурного вкуса. И на закуску - черные сетчатые чулки. Я хотел взять чулки, доходящие до бедер, но продавщица убедила меня не делать этого, поскольку из-за моего роста, они будут выглядывать из-под юбки. На что я ответил, что это будет выглядеть чертовски порочно. Но она холодно ответила, что я не пройду и ста ярдов, как меня или изнасилуют или посадят в кутузку за проституцию. А в обувном я прикупил черные туфли на пятидюймовой шпильке. Женщина, заметившая, как я их примерял, поинтересовалась, для чего мне нужны такие туфли. Я - актер или просто собрался на костюмированную вечеринку. Абсолютно спокойно, я ответил, что просто мои подружки хотят устроить мне, в благодарность за доставленное удовольствие, ночную прогулку по злачным местам. Я переоденусь в женщину, обую туфельки, а потом мы с подругами подцепим пару парней и оттянемся на славу. После этого моя невольная собеседница замолчала.

Все девочки столпились вокруг меня в гостиной Элис, когда я предстал перед ними, одетый в мини- юбку, черный свитер, обвешанный драгоценностями, словно рождественская елка игрушками и с несколькими слоями косметики на лице. Элис дала парик - действительно очень миленький. И мне просто замечательно подходил - эдакий завершающий штришок моего нового имиджа. Непрерывно хихикая и подшучивая друг над другом, мы отправились в китайский ресторанчик. За столом приколы и подначки продолжились, а когда я, по ошибке, хотел воспользоваться мужским туалетом, они от смеха чуть со стульев не попадали.

Неожиданно возник разговор чего во мне сейчас больше от мужчины или от женщины.

- За утраченное мужское достоинство Крейга, - предложила Мэг тост, и я зарделся от смущения.

А Дотти тут же поинтересовалась, действительно ли я утратил достоинство или оно просто скукожилось. Масла подлила Лайза, заметившая, что с грудками я гораздо симпатичнее, и что она ждет, не дождется, когда мои бубенчики превратятся в вагину.

-С щелочкой между ног, наша Крейг станет просто загляденье. Разве уже не пришло время и для этого?

Иден возразила ей, отметив, что пизда вещь конечно важна, но не слишком...

- У Крейг замечательная попочка, и она так виляет ею из стороны в сторону, когда я трахаю ее.

Как всегда последнее слово осталось за Элис. Она сказала, что хирургическое вмешательство " не стоит на повестке дня", и, прежде всего из-за Джейн.

-...она, скажем так, не до конца потеряла интерес к Крейгу.

Весь остаток ужина девушки выясняли, какой у Джейн может быть интерес к моему концу, если достоинство у меня не то скукожилось, не то совсем исчезло.

Следующим номером нашей программы был стрип-клуб, где исполняли мужской стриптиз. Сегодня вечером там шло шоу под названием "Жеребцы", и у нас были забронированы места прямо перед сценой. Пять качков танцевали, яростно раскачивая бедра, постепенно скидывая одежду, пока не остались в крошечных трусиках-стрингах, еле держащихся на могучих чреслах. Пораженная женская аудитория тут же принялась засовывать им трусы купюры разного достоинства, после чего эти жалкие тряпочки пали, и "жеребцы" предстали во всей красе.

Один за другим они выстроились на сцене передо мной, словно кроме меня в зале никого не было, и продолжили танец. Надо сказать, жеребцы это были еще те! Двое из них размахивали своими причиндалами меньше чем в футе от моего лица, тяжелые яйца хлопали их по ляжкам. Увидев их огромные, длиной до середины бедра и толстые как пожарный шланг, члены, я понял, как обделила меня природа. Однако есть клуб "Два и Два", где меня любят за мой ласковый и нежный язык, а не за то, что висит у меня между ног. Интересно, а насколько для Джейн размер имел значение.

- Ну, как смогла такая штука, да еще, когда она стоит, а не болтается, поместится у тебя во рту? - Мэг задала этот вопрос каждой из нас.

- Ни одна из тех, кого я знаю, не смогла бы взять его в рот, - ответила Берил, в ее голосе звучало одновременно и удивление подобным чудом природы, и нотки благоговейного страха.

- Говори только за себя, о'кэй? - хмыкнула Элис. - Попытаться-то стоит!

Потом мы отправились в еще один ночной клуб, там девочки опять завели разговор о хирургии, как о единственном средстве, с помощью, которое мне полностью не отличаться от них.

- Если Крейг сделает это, - убеждала других в необходимости операции Лайза, - тогда она станет полноправным членом нашего клуба. Она станет женщиной, которая любит женщин.

- Да, но есть еще одно обязательное условие - она должна состоять в браке с мужчиной, - кто-то возразил ей

- А знаете, можно ведь и по-другому попробовать, - сказала Дорин, темноволосая красавица, творившая чудеса своими руками; она вступила в клуб позже меня, но мигом стала всеобщей любимицей. - Я думаю, что Крейг может и яйца сохранить, оставаясь бисексуалом, и при этом стать членом клуба безо всяких оговорок.

На мгновение все задумались, о том, что же это за такой способ.

- Не фига себе! А ты думаешь, он согласится? - Дотти первой все просекла - умная девочка! - Скажем с кем-нибудь вроде тех жеребцов? Ты как, Крейг?

-Ну, мы же женский клуб, - постарался я уйти от прямого ответа, - секс с мужчинами не считается.

У меня в эти минуты перед глазами снова закачался шланг одного из "жеребцов", надо сказать чувства он вызывал смешанные. Неужели, за право членства мне придется заплатить такую цену? Интересно будет ли это сильно отличаться от дилдо?

Как обычно, решение приняла Элис.

- Крейг, особый случай, - говорила она медленно, обдумывая каждое слово, - но я считаю, что если она займется сексом с мужчиной, то, учитывая ее шестимесячное пребывание в нашем клубе, - это будет доказательством бисексуальности. Она докажет, что такая же, как и мы. Так почему бы в этом случае не сделать ее нашей полноправной сестрой?

- Отлично, давайте найдем ей мужика! - воскликнула Мэг.

С этого момента, наша вечеринка пошла как-то не так как надо. Девочки наперебой пытались закадрить мне мужчину, но те вместо этого кадрили их. После чего кое-кто из полноправных членов клуба "Два и Два", немного потанцевав, удалялись со своими кавалерами на стоянку автомобилей, и через какое-то время возвращались, поправляя на ходу одежду.

Высокий молодой мужчина подошел к нашему столику и пригласил меня на танец. Я испуганно посмотрел на него, мне-то, казалось, что разговоры о сексе с мужчинами так и останутся разговорами. Я тут перевел взгляд на Дотти, сидевшую рядом, и она кивнула. В ее глазах читалось... "Этого танца тебе не избежать, ну а потом мы тебя спасем".

С сердцем, ушедшим в пятки, я позволил ему вывести из-за столика и пошел за ним на танц-пол.

М-да, нелегко мне пришлось. Этот парень перехватил инициативу сразу же, как только я положил ему руки на плечи. Заиграла медленная музыка, и начался самый трудный танец в моей жизни. Я весь покрылся мурашками, чувствуя, что иначе как извращением это не назвать. Передо мной был мужчина, а не женщина с дилдо. А я - не голубой. Мой партнер, меж тем, крепко прижался, и я, к своему ужасу, почувствовал, как твердеют мои соски. Что если он коснется их, почувствую ли я тоже, что чувствую, когда меня ласкает женщина? Он дотронулся до соска, и его прикосновения были почти такими нежными, как женские. Одновременно, его палка уперлась мне между ног. У меня едва не подкосились ноги. Сейчас я очутился в крепких мужских объятиях, а скоро он очутится в моем рту или в заднице, если только что-нибудь не придумаю. Но что? А он продолжил ласкать мою грудь, и я понял, что попросту таю в его руках, и позволю ему все, что угодно. Стоп, но я на это не подписывался!

- Крейг, нам пора! - это была Лайза, она увидела мои глаза, оттолкнула своего кавалера, и поспешила мне на помощь.

- Крейг? - удивился мой новый знакомый. - Какое смешное женское имя.

- Он - не женщина, - ответила Лайза, - Он парень, только в женском платье. Это мой лучший друг, так что тебе здесь ловить нечего.

- Парень, в платье? Фигня! Да, я бы в жизни на мужика не встал! Ты что-то путаешь.

- Мы что тебе должны его яйца показать? - к нам присоединилась Дотти, она схватила меня за руку, пока я стоял потрясенный тем, что был готов заняться любовью с мужчиной. Очень привлекательным мужчиной! Однако прежде чем, он смог что-то сказать Дотти и Лайза увели меня прочь. Мы сели в машину Дотти, и поехали к моему дому.

- У тебя проблем с Джейн не будет, если ты заявишься в женской одежде? - спросила Дотти. - Можешь у меня переодеться. Хотя, конечно, все же лучше прийти домой в юбке, чем в каком-нибудь моем пеньюарчике.

- Джейн сейчас нет. Уехала на несколько дней по делам, - ответил я. - Спасибо Дотти, спасибо Лайза. Мне нужно прийти в себя, собраться с мыслями как следует.

- Соберись, - заявила Лайза. - Можешь с Джейн посоветоваться, прежде чем решишься действовать, а не только думать об этом, особенно, если все-таки решишься. Иначе это будет измена. Запомни, я считаю, что, когда люди состоят в браке, они не должны изменять друг другу.

Я запомнил ее слова, но, возможно, потому что устал, не обратил на них особенного внимания. И поэтому просто пожелал ей и Дотти спокойной ночи.

После этого выхода в свет, все девочки решили, что меня очень важно чувствовать себя женщиной постоянно. Это единственный способ, как я, в конце концов, я получу полноценное членство в клубе. Теперь, когда мы ходили в рестораны или в кино, то я всегда был одет, как женщина, накрасившись и в парике, чтобы я как можно скорее женское начало во мне победило мужское. Это сработало. Они водили меня по магазинам, я стал лучше разбираться в одежде и подобрал неплохой гардеробчик. Теперь я носил женскую одежду даже вне наших клубных встреч. Днем - юбки и блузки, а по вечерам - платья для коктейлей, если Джейн уезжала из города по работе. А во время наших вторников и четвергов девочки разрешали мне носить любое сексуальное белье, так долго, пока оно не поможет мне превратиться в женщину.

А через месяц или чуть больше случилось, то, что случилось. Мы были втроем... я, Лайза, присосавшаяся к моему "клитору", и Мэг сидевшая на корточках над моим лицом. Я облизывал ее розовые губки, собираясь поцеловать в засос глубокую щель между ними. На мне был лифчик и трусики, туфли на каблуках, чулки и пояс, поскольку я только вернулся с обалденной распродажи, которую устраивали в "Тэлботе" и сгорал от желания показать девочкам обновки. Лайза была так возбуждена, что я снял платье, как она прыгнула на меня. Вдруг распахнулась входная дверь, потом услышал шумные женские голоса.

До меня донесся голос Элис...

- Джейн, ведь прошло столько времени! И ты наконец-то решила порвать с Десмондом? Вернешься к Крейгу? Сегодня, ты останешься с нами?

- Нет, сегодня не могу, Десмонд ждет меня в машине, - это была Джейн, моя Джейн. - Но, между нами все кончено. Я пообещала ему, что это уик-энд мы проведем вместе, только он и я, а потом разойдемся, как в море корабли. Мы закончили оформление последнего мотеля в городе - места, где без помех могут трахаться все кто угодно, но только не мы с ним. Нас там каждая собака знает, а они, надо сказать, чрезвычайно болтливы. Десмонда переводят на Западное Побережье, он получил повышение. Так, что все кончено. Нам больше не нужно использовать наши дома для встреч. И Крейг теперь не помеха. Я просто заехала поблагодарить вас всех за помощь. Вы мне, правда, очень помогли.

Крейг, это ты внизу? Привет, Мэг, можешь не вставать! Крейг, ты так мило выглядишь, не удивительно, что девочки обожают тебя! Я вернусь в воскресенье вечером. Еда в холодильнике, все подписано - не промахнешься. Но, может быть, тебя кто-нибудь захочет накормить тебя. Похоже, прямо сейчас тебя и накормят

Отличная работа, девочки. За мной должок! На следующей неделе я обязательно приду, и теперь мы опять будем регулярно встречаться. Уверенна, что каждую из вас смогу как-нибудь по особенному отблагодарить. Элис, пора Крейгу кое-что узнать, тебе так не кажется? Не будешь ли ты так любезна и возьмешь это на себя? Может быть, от тебя ему будет легче это услышать. Все, бегу! Еще раз всех целую! Пока!

Мэг еще плотнее прижалась к моему лицу, давая понять, в чем состоят мои обязанности, как бы я себя в данный момент не чувствовал. Я яростно впился в ее пизду, и, должно быть, ее это пробрало, потому что через несколько минут, она кончила, а потом слезла с меня и, не говоря ни слова, растянулась рядом, приходя в себя.

Моя милая Лайза просто остановилась и, сказав... "Дорогуша, мы закончим в другой раз", ждала, пока я не разберусь с Мэг. Затем мы поцеловались, а у мои глаза уже наполнились слезами.

-Разве я не говорила тебе, как надо целоваться? - спросила она, я кивнул, и мы опять поцеловались.

Остальные в это время отправились наверх переодеваться. Заседание нашего клуба откладывалось.

Я тоже поднялся и разделся догола. Мысль о том, что бы остаться в белье и надеть прекрасное зеленое платье, в котором я пришел, была не выносима. Но все, что я нашел в шкафу - это женский тренировочный костюм. Я надел его, обулся в кем-то оставленные кроссовки, и пошел вниз, чтобы подождать, пока Элис не попрощается со всеми. Последней, кто уходил была Берил, она обеспокоенною посмотрела на меня. Я заверил ее, что со мной все нормально, но он еще раз посмотрела на меня уже более внимательно. Затем, едва ли удовлетворенная моим состоянием, ушла.

Мы с Элис расположились в гостиной, которая теперь выглядела, как самая обычная комната. Не в мягких креслах или на одной из кушеток, нет, мы сели за стол, друг напротив друга. Оперлись на локти и приготовили кулаки, чтобы стучать по столу, если понадобиться.

Элис начала...

- Разве Джейн не прелесть? Мы все так скучаем по ней. Но, по-моему, около больше полугода назад, может чуть меньше, она влюбилась в этого парня, в Десмонда, у которого него был контракт на переоформление большинства мотелей в этой части штата, и захотела встречаться с ним, вместо нашего маленького клуба. Прекрасно. Многие из нас довольны жизнью со своими мужьями, но иногда так здорово пофлиртовать немного с другим мужчиной. Заигрывать с ними, ну, ты понял. Всем хорошо, если вести себя осторожно, и если твой муж никогда тебя не подозревает. Джейн обычно говорила, что пока ужин не появится на столе ровно в полседьмого, ты ничего не замечаешь вокруг себя.

Я сидел в тренировочном костюме, груди выпирали вперед, несколько месяцев не знавший эрекции член покоился между ног, и вдруг вспомнил, что не вытер глаза. Оставалось надеяться, что тушь не потечет.

- Крейг, ты, наверное, не в курсе, но Джейн вступила в "Два и Два" несколько лет назад. Вскоре после того, как одна из твоих подружек позвонила ей и спросила не находил ли ты ее сережку. Сначала Джейн была готова тебя на части разорвать. А когда узнала, что ты укладывал в койку почти каждую клиентку, то сама начала проделывать тоже самое с каждым поставщиком, который делал ей большую скидку, с каждым дизайнером, если он не оказывался откровенным гомиком, с любым парнем, с которым она знакомилась в ресторане, короче - со всеми, кто хотел разрядить в нее свои яйца.

Ну, и она быстро обнаружила, что твой член далеко не подарок природы, и что даже парни, у которых ненамного больше твоего, возбуждали ее сильнее, чем ты, потому что, ну, потому что, она возбуждала их. Джейн прочесывала бары и нашла четырех или пять парней, оборудованных лучше тебя, которые всегда под рукой, пока ты продавал страховые полисы или трахался с кем-нибудь из своих клиенток. А потом она присоединилась к нам. Ей хотелось попробовать, как это бывает с женщиной. Позже она сказала, что женщины гораздо более заботливые, понимающие и нежные. И это, конечно, правда.

Вот тогда-то она и решила отказать тебе в праве вылизывать ей письку. Но зато, теперь вместо одной жениной щелки, в твоем распоряжении, Крейг, милый, весь клуб "Два и Два". Мы очень любим тебя, твой язык - восьмое чудо света. Джейн еще это предстоит узнать.

Обычно она приходила домой, полная спермы, после горячего траха днем, а иногда даже не беспокоилась, чтобы принять душ, перед тем, как вы отправлялись в постель. Ей претила мысль делить ее с тобой. Думаю, что Джейн в душе немного эгоистка, но она всегда говорила, что заработала ее, и ни капли не вытечет из ее щелки. И уж точно это не для тебя. Она всегда говорила... " У него своей достаточно".

Но ты все равно никогда не замечал, в каком она состоянии. Много раз, по словам Джейн, ты засовывал свою штуку в ее растянутую, каким-нибудь жеребцом дырку, из которой сочилась сперма, и ничего не замечал. "Он, наверняка думает, будто невероятно заводит меня, - смеялась Джейн. - Представляете себе, я завожусь при виде Крейга?" Конечно, была еще одна причина, по которой она запретила тебе лизать ее. Ты ведь мог догадаться, что кто-то спустил в нее раньше тебя. Поэтому, Джейн могла бы допустить до своей щелки, уже после того, как ты кончал. Но обычно после оргазма ты сам терял интерес к любому виду секса. "Старина однозарядный" - звала она тебя

Когда Джейн присоединилась к нам, то она оставила почти всех своих постоянных любовников, хотя, конечно, если была в настроении, то могла пойти в бар и подцепить там кого-нибудь. А потом подвернулась эта замечательная возможность, оформить практически все мотели в штате. Кто бы отказался от такого контракта? А вместе с контрактом появился Десмонд с кучей достоинств. Во-первых, не женат. А все остальные достоинства висели у него между ног. Кто бы отказался бы от такого?

Так, что твоя женушка давно трахается с Десмондом, уже больше шести месяцев. Как только начались работы по оформлению мотелей. Они занимались этим при любом удобном случае. Однако вскоре выяснилось, что из-за этого контракта не осталось ни одного мотели, где можно было бы перепихнуться. И ее, и его слишком хорошо знала вся тамошняя администрация. Поэтому Джейн и попросила нас сделать так, чтобы тебя не было дома днем, по-крайней мере два раза в неделю. Мы подумали и решили, а почему бы и нет. Пока она не решит вернуться к нам, ты бы занял ее место.

Открыть маленький секрет? Ты уже попробовал сперму Десмонда. Ею был заправлен член Иден, когда она трахнула тебя в первый раз. Помнишь, какая на вкус была его головка? Помнишь, как сперма потекла из твоей задницы, пока ты вылизывал пизду Лайзе? Так вот, это было " от Десмонда с любовью". Это была та же самая сперма, которую так долго получала твоя жена, и в которой ты сам частенько макал свою фитилек, трахая Джейн. Иден решила, что для вас двоих было бы неплохо разделить ее вкус, это могло бы в дальнейшем укрепить взаимопонимание между вами. Джейн сначала не хотела делиться с тобой, но когда Иден заметила, что ты в этом случае, как бы, сам того не зная, отсосешь у любовника своей жены, согласилась

Крейг, я знаю - тебе сейчас нелегко. Но пойми, мы все любим тебя. Чтобы не случилось между тобой и Джейн, знай, ты навсегда останешься в нашей памяти. Самый лучший кандидат в члены клуба "Два и Два". Чтобы не случилось между тобой и Джейн, мы надеемся, что когда-нибудь сможем поприветствовать тебя, как полноправного, без всяких оговорок, члена нашего клуба.

Глава 5.

Итак, Джейн вернулась домой после долгого уик-энда с Десмондом. В течение нескольких дней она была непривычно грустной и задумчивой. Было ли ей грустно потому, что она рассталась с Десмондом - любовью всей ее жизни? Джейн так смотрела на меня словно хотела, что-то сказать, но я всегда отводил от нее взгляд. Похоже, ее это еще сильнее расстраивала. Однако я оставался абсолютно невозмутимым.

Наконец, на третью ночь ее прорвало. Она несколько раз попыталась заговорить со мной, и, в конце концов, ей это удалось.

- Я встречалась с девочками из клуба, и они рассказали какие чудеса, ты творишь своим языком. У тебя редкий дар, а я даже об этом не догадывалась.

Я ничего ей на это не ответил.

- И, что никто из мужчин не может сравниться с тобой. Ты такой нежный, такой внимательный, когда занимаешься любовью. В их глазах ты больше не являешься мужчиной в их глазах.

Я продолжал хранить молчание, и даже не мог представить, куда она клонит.

- Девочки рассказали тебе обо мне?

- Это сделала Элис.

- Она тебе все рассказала?

- Похоже на то.

- Что все началось еще несколько лет назад?

- Да, я знаю.

- И...?

И я вернулся к договору страхования, с которым работал до этой попытки поговорить по душам. Ночью Джейн свернулась клубочком возле меня, погладила груди, прижалась к ним, но потом, поняв всю ненормальность той ситуации, которая случилась по ее вине, поскольку теперь у ее мужа есть груди как у женщины, отстранилась. Все эти несколько дней, она расхлебывала ту кашу, которую сама же и заварила. Так, по крайней мере, мне казалось. Она мучила меня столько лет, даже не пытаясь поговорить, а затем засунула в клуб "Два и Два", и это навсегда изменила мою жизнь. А сама в это время лежала, раздвинув ноги под каким-нибудь клиентом с огромным хером. Так что пусть сама теперь помучается. Она это заслужила.

Не то, чтобы я был против перемен, случившихся после вступления в клуб. Нет, я только за, но жены, вообще-то, не должны так поступать со своими мужьями. Если есть проблема, то можно же попробовать обсудить ее, найти какое-нибудь решение. Конечно, она вышла замуж за придурка, торгующего страховыми полисами, лицемера и говенного сексиста. Допускаю, что после всех моих измен никто бы не захотел разговаривать со мной даже о погоде. Но Джейн повела себя слишком по-детски. Да, пусть я - мудак, но ведь Джейн вышла замуж за мудака по собственной воле. Перед Богом и людьми, на вопрос "берешь ли ты, Джейн, Крейга в законные мужья?" ее ответ был "Да". Конечно, она не знала, кем я был в глубине души. А в глубине-то души я был...

И тут я понял, что все, что случилось со мной в последние месяцы, на самом деле как раз и было воплощением моих тайных желаний. И Джейн, сама того не желая, помогла этому. Новый Крейг нравился мне гораздо больше, чем прежний. Того Крейга я просто-напросто презирал, как презирали все вокруг, даже друзья. И снова вспомнил с чего все началось - в один прекрасный день, мне сделали минет в доме, где собирались замужние женщины и развлекались друг с другом. А потом решил шантажировать их... они покупают у меня полисы, а я молчу об этом любовном гнездышке. Ну и говнюком же я был. Тогда-то я понял, что могу понять Джейн.

На следующую ночь, когда она заснула, я протянул руку и нежно погладил ее груди, а потом тихонько прижался к ней. Но Джейн так и не пробудилась. А утром оказалось, что мы проснулись лицом друг другу. Не думаю, что она знала о том, что я простил ее, и надеялся, что Джейн сможет простить меня.

Все произошло в пятницу. К ужину я вышел в том же "порочном" наряде, в котором девочки впервые вывели меня в свет. Тогда я практически стал действительным членом клуба "Два и Два". Парик и безвкусная бижутерия тоже не были забыты мной. Точно так же я был одет, когда мы с девочками пошли на шоу "Жеребцов", а потом в ночном клубе, где половина из наших ушла с мужчинами, которые не были их мужьями, и где мне едва удалось сохранить свою добродетель.

- Пошли прошвырнемся! - заявил я Джейн, - Чего зря торчать в четырех стенах. Хочу повеселиться!

Она долго не сводила с меня удивленного взгляда и, похоже, наконец, решилась. Сев в кресло, Джейн положила ноги на подушечку и спросила...

- А зачем обязательно идти куда-то? Повеселиться можно и дома.

И началось веселье. Она, откинувшись назад, широко раздвинула ноги и попросила.

-Поцелуй меня, сладкая моя, как следует поцелуй!

И я припал к ее щелке. Я лизал ее, так как девушка лизала бы пизденку своей лучшей подруге; как молодая леди, которая ублажает даму из высшего общества; а затем так, как делала бы это шлюха. Я прижался к ее промежности, словно хотел залезть внутрь и никогда не выпазить обратно. Я сосал и лизал ее щелку, так будто бы моя жизнь зависела от этого. Хотя, наверно, так оно и было на самом деле. Слезы непрерывно текли из глаз Джейн, когда она поняла, как сильно ее муж любит ее, и как сильно он желает, чтобы она вернулась к нему. И в этот момент Джейн кончила, а потом еще и еще.

Уже ночью, мы, уставшие, но счастливые, лежали в постели обнявшись... я в кружевном белье, а Джейн абсолютно голая. И целовались, целовались, целовались...

- Крейг, - спросила она, - ты сказал, что хочешь пойти повеселиться. Не ужели это было сказано всерьез? Веселье означало, что мы с тобой пойдем бар, потанцуем, подцепим пару парней и все такое? Покатаемся с ними? А, может быть, даже приведем сюда? Как я поступала раньше, когда ты уезжал из города или задерживался на работе? Когда я не разрешала тебе лизать меня, потому что была до краев полной спермой других мужчин. Как это было совсем недавно, в те ночи, когда я находила еще кого-нибудь помимо Десмонда?

- А почему бы и нет? Никогда не знаешь, где найдешь, где потеряешь, - ответил я. Думаю, что мы оба смогли бы выяснить, что я имел в виду, предлагая "повеселиться". А затем, если все пройдет нормально, то я, невзирая на член, стану полноправным членом клуба

Когда я сказал ей об этом, она пришла в восторг и крепко обняла меня.

-О, дорогой, это будет просто замечательно! С первой минуты, как мы стали мужем и женой, я мечтала, что у нас все будет общее. Другие женщины, другие мужчины, вообще все. Разве не в этом истинное предназначение брака? Когда муж и жена все делят пополам? Но я не осмеливалась предложить взять к нам в постель еще кого-нибудь. Кому угодно, но не тебе! Ты всегда казался таким правильным! А потом ты, даже не думая обо мне, начал крутить шашни на стороне. И тогда я в отместку стала трахаться с каждым встречным-поперчным, и тебе не было места в этих отношениях. Знаю, что это было жестоко, но постарайся понять, как мне было больно, когда я узнала о твоих изменах. А потом поняла, что тебе было не легче, когда тебе рассказали, как часто я отправлялась на поиски подходящих образцов мужской породы. Так что мы оба виноваты друг перед другом.

И что же, не откладывая дел в долгий ящик, мы с Джейн подцепили двух парней и привели их к нам домой. По дороге домой, мы не переставая, хихикали. Должно быть, мужиков сначала озадачило, что две вполне взрослые женщины ведут себя, словно девчонки, но когда мы запустили руки им в штаны, они сразу поняли что к чему.

На рассвете оба наших случайных любовника ушли, и я приплелся в спальню. Джейн ждала меня там. Она ни о чем меня не спрашивала, но когда я хитро улыбнулся, просияла, будто солнце в погожий день и распахнула свои объятия мне навстречу. Осторожно лег возле нее - попа еще побаливала, но все прошло, так как я это себе и представлял, иногда. А потом Джейн сама, впервые за несколько лет с силой толкнула меня к своей промежности, буквально за уши подтащила - я едва успел поцеловать ее милые сосочки, потом перед глазами мелькнул ее пупок. А затем мои губы прижались к нежной ароматной писечке, которая так часто за последние годы была мокренькой насквозь. Но теперь я мог и понюхать, и попробовать то, что было причиной этого. На вкус мужской сок, текущий из ее переполненной щелки отличался от того, которым меня напоил мой собственный партнер. На вкус сперма была ничуть ни хуже, чем сок, которым меня так щедро поили в клубе, и точно так же она понравилась мне с первого же глотка.

Крепко прижав мое лицо в своей промежности и подмахивая в такт движениям моего языка, Джейн заговорила...

- Иногда очень трудно было поддерживать связь с Десмондом. Едиственными его достоинствами были - огромный член и неукротимый темперамент. Он был великолепно трахался - твоя пиписька не идет с его органом ни в какое сравнение. Честно говоря, после секса с ним я не чувствовала тебя. Не представляю, как ты сам этого не замечал. Но спустя, какое-то время, я привыкла к нему, и Десмонд стал просто еще одним парнем в моей постели. Приятный секс, но, в принципе, ничего особенного. И теперь его главным достоинством стал контракт на оформление сети мотелей.

А по другому, Крейг, и быть не могло - вне постели он был жутким занудой! У меня не было с ним ничего общего. Я скучала по тебе! Скучала по своим подругам из клуба. Но мне пришлось воздержаться от встреч с ними, чтобы мой новый великолепный муж до конца узнал, какое удовольствие женщины могут доставить друг другу. Так, по крайней мере, он смог бы понять, что мне нужно, и, может быть, начал бы чувствовать то же самое. Пусть на чуть-чуть, но стал бы женщиной. Например, узнал бы, ты себя чувствуешь, когда кто-то ласкает тебе сисечки...О-о-о-о! Ох, как мне сейчас хорошо!

Этот оргазмик был лишь закуской, а главное блюдо было уже близко.

- Как же они правы, Крейг, когда сказали, что твоему языку нужно памятник поставить! А что ты сейчас делаешь? М-м-м? Ты можешь представить...о-о-о...как это здорово?

Некоторые девочки решили, что я слегка сентиментальничаю, когда попросила их вовлечь тебя в наши игры. Слишком большой риск, сказали они, открыть нашу тайну мужчине, у которого в момент возникнут всякие грязные мыслишки. А, кроме того, ты никогда не давал повода считать тебя бисексуалом. Мэг высказала мнение большинства. "Мы не общество по делам проштрафившихся мужей. Мы собираемся, чтобы дарить друг другу удовольствие", - заявила она. Так, что я почти проиграла. Но Элис убедила всех помочь мне. Я объяснила ей, что нужно, чтобы тебя дважды в неделю не было днем дома, когда я буду выдаивать Десмонда досуха на нашем с тобой супружеском ложе.

" Не беспокойся, - ответила Элис. - Твоему мужу будет, чем заняться. Ты только скажи, какого он должен быть пола, когда мы его тебе вернем".

Она никогда не считала тебя настоящим мужчиной, и поэтому не очень удивилась, когда я ответила... " Пусть у него как можно реже встает, чтобы больше не смел мне изменять. Но самое главное - научи быть женщиной во всем, так он будет более внимательным к моим чувствам в будущем, особенно, когда я буду приводить домой мужчин - секс на заднем сиденье автомобиля мне никогда не нравился. А все остальное - на твое усмотрение. Меня это не волнует.

И вот, что они сделали. Посмотри на себя. Разве может теперь какая-нибудь женщина устоять перед тобой? Или мужчина? И кто мог даже подумать, что у тебя такой восхитительный язычок? Ты самый лучший...О-О-О-О! А-А-А-А! О-О-О-О! О, Крейг! Крейг!

Джейн замерла, переводя дыхание, а затем продолжила свой монолог, пока я продолжал вылизывать ее.

- Спорим, ты сейчас только рад тому, что мы с тобой сделали. Спорим, мы все на следующей неделе обсудим чей муж должен стать следующим, и у тебя будет право голоса наравне со всеми! Спорим, что ты с удовольствием поможешь нам с обучением Тима или Роя, так чтобы они смогли присоединиться к Клубу и составить тебе компанию, когда ты устанешь от нас поиграть в игры, в которые играют с ними. Спорим...

И тут ее рассуждения оборвал ошеломляющий по силе оргазм - она забилась всем телом и завизжала, запрокинув голову. Я подумал, какой смысл мне спорить, если и так ясно, что проиграю.

Китти-Кэт. Часть 3

Категория: Жено-мужчины, Наблюдатели

Автор: Lex Luthor

Название: Китти-Кэт. Часть 3

Глава 3

Бобби

...В Александре было нечто такое, что вызывало приятный зуд в сосках и клиторе Кати. Ей хотелось почувствовать прикосновение его ладоней, губ, волос на груди и на животе. Ее промежность снова увлажнилась.

Тут Саша прервал паузу и пожелал ей спокойной ночи.

Сначала Катя хотела принять ванну, но было уже слишком поздно. Чтобы хоть как-то успокоить разгоряченное тело, она приняла ледяной душ, энергично растерлась полотенцем и, откинувшись на кровать, начала растирать тело душистым лосьоном. Усталость отступила, появилась приятная истома, веки начали слипаться, и девушка выключила ночник.

То, что произошло в следующее мгновение, сняло сонливость, как рукой. Зеркало во всю стену, находившееся напротив постели, оказалось стеклянной стеной, вроде тех, которые используются при допросах или опознании в американских фильмах про полицию. За стеклом была такая же спальня, на постели ногами к Кате лежал, судя по размеру ступней, какой-то мужчина, лица которого было не видно. Над ним задом к девушке стоял на четвереньках молодой человек и самозабвенно сосал у первого хуй!

Во время путешествия по Америке с Гарри она хорошо изучила принадлежавшие ему порнографические журналы для гомосексуалистов, но никогда не видела, как они ебутся в реальной жизни. Нижнего она рассмотреть не могла, но тот, который был сверху, был весьма необычен. Очень смуглый по сравнению с партнером, миниатюрный, но мускулистый - мышцы хорошо угадывались под кожей. Между ног вздрагивали плотно обтянутые мошонкой, сжатые в единый комочек яйца и небольшой, сантиметров в 5 хуй. Еще у сосавшего была пышная каштановая шевелюра. "Совсем как у Гермионы Грэйнджер - героини книг о мальчике-волшебнике Гарри Поттере", - почему-то подумала Катя. Волосы были заплетены на ямайский манер в косички-дреды.

Увиденное так возбудило ее, что она не заметила, как начала яростно массировать свой клитор, сжимать в кулак и его, и половые губы, запуская по несколько пальцев как можно глубже себе в пизду. Но это были лишь цветочки.

Сосавший поднялся, и Катя смогла рассмотреть его сзади в полный рост. Он, несомненно, занимался каким-то спортом, - об этом говорили развитая спина и мускулистые конечности. Правда, довольно узкая талия, не слишком широкие плечи и округлые бедра скорее походили на женские, но все же были хорошо проработаны регулярными упражнениями. И тут гимнаст развернулся к ней лицом. Рука Кати от неожиданности так и застыла в пизде. Потому что если ниже покрытого решеткой мышц живота стоявший, несомненно, был мужчиной, то выше пояса он, ... очевидно, ... был ... женщиной!

Катя моргнула, потерла глаза. Нет, она не ошиблась. Перед нею во всей красе стоял самый прерасный гермафродит, которого ей приходилось видеть! Она видела их фотографии в Интернате, и большей частью лица были по-мужски грубыми, зачастую даже вызывавшими отвращение. Редко встречались относительно миловидные женщины, между ног которых болтался недоразвитый хуй. Но существо, стоявшее перед ней сейчас было по-настоящему красиво. Если бы не мужская деталь, гермафродита можно было бы признать очень и очень эффектной девушкой. Скорее всего, она была родом из Эфиопии, Судана или Сомали. Работая на подиумах за границей, Катя встречала девушек-манекенщиц из Африки. Эта напомнила ей экзотическую красавицу-дикарку из старой итальянской комедии "Синьор Робинзон", но смотрелась еще более прелестно. Тонкий, немного изогнутый нос с изумительно очерченными ноздрями, большой чувственный рот с не очень толстыми, но пухленькими, чуть вывернутыми губами, чуть приоткрытыми, обнажавшими ряд ровных, безупречно белых и, как показалось Кэти, более острых, чем у европейки, зубов. Копна пышных косичек лишь отчасти закрывала высокий лоб, дуги тонких бровей и длинные пушистые ресницы обрамляли светлые голубые глаза с каким-то лиловым оттенком.

Фигура африканки напоминала античное изваяние - накаченные, но не уродливые руки и ноги, плоский мускулистый живот с идеально круглым пупком и небольшие конусовидные груди, с торчащими в разные стороны сосками. Величиной и цветом соски напоминали небольшие вишенки, совсем как у Наоми Кэмпбелл, с которой Кате не раз и не два приходилось встречаться в раздевалке на показах мод.

Между ног, немного приподнявшись, торчал хуй, по форме и размерам удивительно соответствовавший пропорциям древнегреческих статуй. Вот только крайняя плоть была обрезана, а лобок был совершенно лишен волос, как у подростка, еще не начавшего превращаться в мужчину. Начиная от уздечки и до самой промежности, хуй и яйца были украшены, как лесенкой, рядом золотых колечек.

Взгляд Кати снова вернулся к лицу удивительной незнакомки, и та вдруг пристально посмотрела на нее. И приветливо, даже призывно улыбнулась острыми хищными зубами. "Бред, я же лежу в темноте, она не может меня видеть", - подумала Катя. Не отрывая взгляда от нее, гермафродитка начала садиться на четвереньки, и вскоре ее анальное отверстие оказалось прямо на головке хуя лежавшего мужчины. Только тогда Катя взглянула на него и сразу узнала Александра. Таких хуев в реальной жизни Кате также видеть не приходилось... длиной сантиметров 30, а то и все 35, диаметром у основания не менее 8 сантиметров, он плавно сужался и переходил в небольшую конусовидную головку, с которой уже сползла крайняя плоть. Пока африканка готовилась к продолжению ебли, Сашина рука прохаживалась вверх-вниз по яйцам и хую, блестевшему от слюны партнерши. Из отверстия в головке вытекла струйка прозрачной смазки, которую Саша тут же размазал по головке. Как раз в это мгновение гермафродитка опустила руку, обхватила хуй у основания и начала медленно опускаться на него своим задним проходом. И тут началось самое интересное!

Когда она насадила свой зад на хуй примерно до его половины, африканка откинула руки назад, уперлась ими в постель и начала двигаться. Катя с изумлением наблюдала за тем, как маленький хуй темнокожей девушки начал расти и отвердевать. Через несколько секунд он выдвинулся из ее лобка, как телескопическая антенна, увеличившись раза в три, и сейчас представлял собой 13-15-сантиметровую довольно толстенькую сардельку, вполне пригодную для того, чтобы осчастливить любую женщину. Золотые кольца равномерно распределились почти по всей его длине. Удивительное создание снова село на корточки, продолжая насаживаться на Сашин хуй, как на кол. Ее соски, и без того раза в два крупнее, чем у Кати, еще больше разбухли и достигли размеров крупных продолговатых черешен. Катя заметила, что в каждый сосок тоже вставлено по маленькой золотой спице с утолщением на каждом конце.

И вдруг африканка нагнулась вперед, как резиновая, и ее рот сомкнулся на головке ее собственного члена! Недаром Кате показалось, что девушка обладает гимнастической подготовкой. Она начала самозабвенно сосать свой хуй, а когда через 2-3 минуты разомкнула губы, из головки брызнул вверх тонкий фонтанчик спермы!

Гермафродитка снова наклонилась и облизала свой хуй, ловко заглатывая его до самого основания. Затем она выпрямилась и подмигнула Кате. Та вздрогнула - теперь она была уже не так уверена, что ее не было видно, но те двое за стеклом в любом случае догадывались о ее существовании. Ведь Саша, который наверняка знал о необычном стекле, должен был предупредить свою партнершу о гостье!

Кэт вскочила с постели и метнулась к столику на гнутых ножках, стоявшему у дверей. Схватив какой-то лежавший на нем кусок слонового бивня, который она заметила, едва переступив порог, девушка вогнала его себе в пизду и быстро задвигала как поршнем в цилиндре мотора. Когда Кэти спокойно рассмотрела свою игрушку при свете дня, она поняла, что это было нечто, мастерски изготовленное для самоудовлетворения. Длиной сантиметров 30, толщиной - 5, с широким основанием для удобного захвата руками кусок слоновой кости был закруглен на другом конце и идеально отполирован. По всей длине были вырезаны мужские и женские тела, сплетенные в причудливых позах Камасутры.

Тем временем Александр начал мощно двигаться в заднице африканки, которая от его движений подпрыгивала как ковбой на необъезженной лошади. Наконец, он схватил ее за бедра и сделал попытку вогнать свой хуй ей в зад до самого корня. Она забилась в конвульсиях, на глазах выступили слезы, рот раскрылся в безумном крике, который, как показалось Кате, было слышно даже через стекло. Но это был крик не только боли, не только отчаяния, не только беспомощности перед разрывающим задний проход безжалостным орудием, но и крик восторга, восхищения, победный крик обладания женщины самым прекрасным, что создано для нее на этом свете - божественным мужским хуем!

Экзотическое существо обмякло и опустилось на постель, Саша тоже повернулся на бок, обнял ее, поцеловал в шею, протянул руку и нащупал кнопку на лампе-ночнике - такой же, как на столике в комнате Кати.

Вдруг вместо того, чтобы увидеть, как погаснет свет за стеклом, Катя с изумлением заметила, что зажегся ее собственный ночник! Испугавшись, что парочка за стеклом, погасит свет в свой спальне и увидит ее, распластанную на кровати, приготовившуюся хорошенько оттдрочить костяным бивнем свою взмокшую от увиденного пизду, Катя начала лихорадочно нажимать кнопки на лампе, которых к ее несчастью было несколько. После очередного нажатия произошло и вовсе что-то невероятное - стекло, разделявшее комнаты, вдруг стало двигаться куда-то в сторону! Еще кнопка - и кровати начали довольно быстро сближаться. Катя вскочила и лихорадочно забарабанила по кнопкам на лампе, надеясь вернуть все на свои места. Но было поздно, теперь она находилась не только в одной комнате, но и фактически на одной кровати с Александром и его очаровательным зверьком. Катя быстро выдернула из пизды штуковину из слоновой кости и отбросила ее в сторону.

- Ее зовут Бобби, она из Эфиопии, - вдруг по-английски представил свою партнершу Алекс.

- К-кэт, - дрожащим голосом ответила она тоже по-английски.

Оцепенев, гостья этого странного дома сидела в углу своей половины образовавшейся огромной постели и остолбенело разглядывала улыбающуюся парочку. Тут Бобби протянула ногу и точным движением поставила ее прямо на лобок Кати, волосы на котором были выбриты так, что оставалась узкая полоска в виде стрелы, острие которой упиралось в складку, скрывавшую клитор. Пальцы ноги, которыми эфиопка, видимо, владела не хуже, чем пальцами рук, закружились в медленном танце на Катином животе, а пятка начала массировать ту самую складку с клитором.

Кэти дала себе слово не реагировать на ласки, но вид, открывавшийся перед ее глазами, доводил до безумия. Алекс, также как и африканка, не отрывавший взгляда от глаз Кэт, начал ласкать рукой прижавшееся к нему дивное темнокожее существо. Погладил груди, уделив особое внимание соскам, скользнул по животу, крутнув пальцем в пупке, и, наконец, схватил рукой слегка обмягший хуй гермафродитки. Хуй снова начал твердеть, всем своим гордым видом возбуждая в сосках и клиторе Кэт сладкую ноющую боль.

Она любовалась телом Бобби, которое при ближайшем рассмотрении оказалось сплошь украшенным золотом, как рождественская елка. Кроме сосков и хуя, золотые колечки были вставлены в пупок, ноздри, губы, брови. На всех без исключения пальцах рук и ног также красовались многочисленные кольца, на запястьях и щиколотках - золотые браслеты, на руках доходившие почти до локтей, выше локтей на каждой руке было тоже надето несколько золотых обручей. Шея на всю длину была обмотана связкой золотых цепочек, в ушах - модные серьги в виде больших колец. Заметив, что Кэт зачарованно рассматривает ее украшения, Бобби игриво высунула язык, и Кэти увидела, что прямо в его середине тоже блестит золотой шарик. Белые зубы снова показались Кэтрин более острыми, чем у человека. Позднее при свете дня африканка охотно показала их гостье и объяснила, что как только ее молочные зубы сменились коренными, мама отвела ее к эфиопскому знахарю, который действительно слегка подпилил их, как того требовал местный обычай.

У Кэт засосало под ложечкой, когда она почувствовала, как большой палец ноги Бобби уперся в ее клитор и начал вращаться на этом сверхчувствительном комочке. При этом ступня озорницы развернулась вертикально, и остальные пальцы скользнули между половых губ Кэт прямо в пизду. Девушка вздрогнула и, потеряв над собой контроль, изогнулась в сдержанном, насколько это было возможно, оргазме.

Бобби села на кровати, схватила Кэт за лодыжки и широко раздвинула ей ноги, одновременно прильнув ртом к ее пизде. Золотой шарик на языке эфиопки начал отбивать бешеный африканский ритм на клиторе Кэти, но в тот момент, когда Кэт почувствовала горячую волну приближающегося экстаза, гермафродитка переместилась к ее голове и крепко ухватила за запрокинутые назад руки. От неожиданности Кэтрин приподняла лицо и увидела огромный хуй Алекса, приготовившийся пронзить ее. Она страшилась, но еще больше желала его. Ей хотелось ощутить твердое чужое, но такое желанное тело, разрывающее ее внутренности, также как в момент потери девственности с Жоржем. И вот головка исполинского хуя раздвинула половые губы и ... одним рывком Александр загнал своего жеребца в стойло почти наполовину. Еще рывок - и Кэти показалось, что головка уперлась ей в солнечное сплетение.

Мужчина начал размеренно раскачиваться у нее между ног. Каждый раз, когда его распаленный хуй выползал наружу, он как будто вытягивал за собой все внутренности партнерши, а затем снова запихивал их в пизду. Когда он рухнул на девушку и громко застонал, изрыгая внутрь потоки семени, ей показалось, что она почувствовала его обжигающий вкус прямо в глотке.

Но светопредставление далеко не закончилось. Внезапно, не вынимая хуя из Кэт и прижав ее к себе, Алекс ловко перевернулся на спину, а она осталась сидеть на нем, как верховая наездница. Тут Бобби придвинулась к ее заду и запустила туда палец, затем другой, третий. Кэти застонала от сладостной боли и еще крепче прижалась к мужской груди. Очень скоро ее анус совершенно расслабился, пытаясь избежать болезненных ощущений от золотых колец, нанизанных на руки эфиопки. Но что это? Пальцы африканки неожиданно убрались восвояси, а в раскрывшееся отверстие скользнул ее обжигающе горячий хуй! Кэти дернулась, скорее от неожиданности, чем от желания освободиться, но гермафродитка с невероятной для ее маленького тела силой прижала девушку к Алексу. Вдвоем они начали самозабвенно ебать Катю, восторженно ощущавшую, как золотые кольца на члене Бобби прохаживаются по хую Александра через тонкую стенку между анусом и пиздой.

Кэтрин уже неоднократно кончала в эту ночь и сначала расслабленно, а затем сосредоточенно пыталась оттянуть момент оргазма. Но через несколько минут, силы покинули ее. Показалось, что в мозгу разорвался какой-то ослепительный шар, сердце остановилось, дыхание прервалось, и девушка обессиленно распласталась, как котлета, сдавленная в сэндвиче из двух таких же измученных похотью тел.

... Когда Кэти проснулась, стоял полдень. Она сладко потянулась, по-кошачьи изогнув спину, и встала с постели. Оказалось, что в комнате, кроме окон, была еще и дверь на балкон. Она вышла и ахнула. Балкон представлял собой громадную террасу с 20-метровым бассейном, окруженным кадками с тропическими растениями. Вдоль дальнего бортика стояли лежаки для загорания, а в углу под широким зонтиком стоял стол со стульями. На двух лежаках лежали совершенно голые Александр и Бобби. Она - на животе, а он - на спине, его замечательный хуй почти не уменьшился, только немного обмяк и вытянулся вверх на животе хозяина, как толстая змея, нацелившаяся головкой в лицо мужчины.

Александр заметил ее и помахал рукой. Кэти вышла на террасу. Она села на лежак и взяла с маленького подноса на ножках, стоявшего рядом, бутылку с маслом для более ровного загара. Алекс мягко, но решительно забрал у нее бутылку и сам начал втирать ароматную тягучую жидкость в ее кожу.

- Чей это дом? - спросила Катя.

- Мой. Ты, верно, приняла меня за садовника? - ответил он.

И тут Кэтрин вспомнила. Ну конечно! Она много раз видела хозяина дома на показах мод. Обычно он сидел в первом ряду в дорогих костюмах, спрятав глаза за дымчатыми стеклами очков. Выпускник архитектурного института, Александр стал одним из первых удачливых дизайнеров и вскоре возглавил дну из крупнейших в стране компаний по строительству и торговле недвижимостью. Стремясь диверсифицировать инвестиционный портфель, он вкладывал деньги в супермаркеты, магазины антиквариата, универмаги, бутики и модельный бизнес в большинстве стран Европы. Говорили, что за ним стоит мафия и КГБ одновременно. Слухи слухами, но теперь он был держателем контрольного пакета акций не только ведущих отечественных домов моды Валериана Юдашника и Стаса Зайкина, но и нескольких крупнейших производителей одежды в Лондоне, Милане, Нью-Йорке и Париже. По мере возможности он не пропускал ни одного дефиле, девушки-модели часто уезжали с показов к нему домой, а потом рассказывали какие-то неправдоподобные истории об экзотических оргиях в стиле сказок "Тысячи и одной ночи".

Но истинной страстью этого человека был ландшафтный дизайн. Его оранжереи славились диковинными растениями и цветами, а гигантский парк вокруг загородного дома претендовал на звание лучшего в Европе. Хозяин любил много времени проводить в своем поместье, правда, как теперь стало ясно Кэтрин, не только развлекаясь на клумбах, но и в постели с Бобби. Александр объяснил, что все контролирует сам и как раз прошлой ночью возвращался из питомника Ботанического сада Академии наук с новыми образцами элитных рододендронов и гортензий.

- А в какой оранжерее вы раскопали эту дикую пантеру? - спросила Кэт.

- В прошлом году в Париже, на Пляс Пигаль, в заведении "Французские любовники". Бобби исполняла номер с автоминетом. После представления я "купил" ее у хозяина, не торгуясь.

Алекс рассказал, что по материнской линии гермафродитка была королевских кровей, дальней родственницей последнего императора Эфиопии Хайле Селассие. И звали ее по-настоящему не Бобби, но имя было слишком сложным для запоминания. Ее семья чудом уцелела во время резни, устроенной в 1977 году коммунистическими повстанцами только потому, что в ее мать был давно и безнадежно влюблен один из друзей нового диктатора. После переворота будущий отец Бобби легко добился согласия родителей - аристократов благодарных на брак со своей избранницей и вскоре молодая чета вместе со всеми родственниками уехала в Париж, куда блестящий офицер-летчик был назначен послом Социалистической Эфиопии. Примерно через год его отозвали, но было ясно, что по возвращении в Аддис-Абебу бывшего посла и его семью ждет неминуемая смерть. Он предпочел остаться во Франции, получил статус беженца, стал преуспевающим журналистом. В 1979 году у него родился сын, а в 1983 - второй. Младшего, помимо эфиопского имени, окрестили Робером, сокращенно Бобби. Лет до 10 маленький Робер готовился к поступлению в кадетское училище, но тут у него вдруг начала расти грудь, и ребенок оказался в балетной школе "Гранд-Опера".

Поначалу темнокожая "девочка" не причиняла хлопот, но когда в ней начало бурлить необузданное африканское либидо, и она попыталась переебать как женскую, так и мужскую половины учеников и преподавателей, ее необычность привлекла излишне пристальное внимание. О карьере балерины пришлось забыть. Она пробовала попытать счастья в кабаре, но цвет кожи и невысокий рост закрыли ей дорогу в "Лидо" и "Мулен Руж", да и в "Крэйзи Хорс" посетители приходят посмотреть на красивых, тоже желательно белых, девушек, а отнюдь не на экзотических африканских гермафродитов. В результате она кочевала из одного низкопробного шоу в другое, пока не встретила Александра.

В этот момент на террасе появилась служанка с тележкой. Она была тоже весьма недурна собой - среднего телосложения жгучая брюнетка с точеной талией, широкими бедрами и красивыми обнаженными выше локтя руками. В отличие от всех присутствующих она была одета в очень короткое черное платье, белый передник и накрахмаленную заколку. Прямые иссиня-черные, как вороново крыло, волосы были гладко зачесаны назад и подколоты в тугой пучок. На голове была накрахмаленная заколка, тело обтягивало черное платье из очень дорогого шелка. Декольте настолько обнажало грудь, что можно было почти рассмотреть верхние половинки огромных светло-коричневых сосков. Трудно было понять, почему эти тяжелые шары размером каждая с приличную дыню не вываливаются наружу, особенно при наклонах. Сзади вырез доходил практически до складки между ягодицами, а подол был обрезан так высоко, что в некоторых положениях были заметны половые губы, густо покрытые черными кудрявым пушком. Осиную талию, такую тонкую, что создавалось впечатление, что ее можно переломить руками, опоясывал белоснежный кружевной передник. На стройных ногах затянутых в черные чулки на резинках, красовались строгие, но изящные туфли.

- Кармен родом из Португалии. Она круглая сирота. Никаких родственников, к тому же она нема с самого рождения - прекрасное сочетание качеств для служанки, как ты считаешь?

Кэти инстинктивно попыталась прикрыть ладонью хотя бы разверстое отверстие пизды, но Алекс бросил...

- Она у меня уже несколько лет и не стесняется ни своей, ни тем более чужой наготы, только Бобби своим хуем пока еще вгоняет ее в краску, поэтому при свете дня носит при ней парео. Мне очевидно, что они неравнодушны друг к другу, но обе стараются не подавать вида. Я не тороплю их - уверен, что когда Кармен решится вкусить запретного плода, это будет незабываемое зрелище.

Кэти недоверчиво подумала, что горничная на самом деле уже давно испытала на себе магию всех прелестей гермафродитки. Ночью Кармен, наверняка, составляет Александру и Бобби достойную компанию. Как только горничная закончила сервировать завтрак и ретировалась, африканка поднялась с лежака и села за стол. Кэтрин и хозяин дома последовали ее примеру. После десерта эфиопка подвинулась к мужчине и по-хозяйски схватила его за хуй, после непродолжительного массажа она взяла его в рот и принялась энергично сосать. Примерно через минуту-полторы она схватила со стола кофейную чашку и наклонила хуй в нее, чтобы наполнить спермой. Затем она невозмутимо налила в чашку кофе, добавила сахару, размешала и с видимым удовольствием сделала большой глоток. Катя ошеломленно глядела на эту процедуру, а когда темнокожая озорница знаком предложила ей попробовать свой экзотический напиток, густо покраснела и отчаянно замотала головой в знак протеста. Александр, хитро улыбаясь, с интересом наблюдал за происходящим. Закончив с кофе, Бобби просунула ногу под столом и, как вчера, водрузила ее на лобок Кэт. Та вздрогнула, но решила не отказываться от приятного одолжения. Оргазм, наступивший через некоторое время, был прекрасным завершением необычного завтрака. Затем, чтобы хоть немного остудить себя, Катя ласточкой нырнула в бассейн.

Вынырнув, она не нашла на террасе своих новых друзей. Кэтрин отправилась в душ, а когда вышла оттуда, увидела, что они ждут ее на постели. Улыбнувшись, девушка присоединилась к улыбающейся парочке. Ей безумно захотелось затолкать хуй Алекса как можно глубже в рот. Но сначала любовники попросили ее лечь на спину. Мужчина подложил ей под голову подушку и оседлал туловище Кэти в районе груди, расположив яйца прямо в ложбинку между грудями. Его длинный, начавший твердеть хуй оказался прямо напротив рта девушки, чем она немедленно воспользовалась.

Бобби тем временем взяла одну ее ногу и надела на щиколотку широкий ремень из мягкой кожи. Затянув его, она пристегнула ногу Кэт к спинке кровати. То же самое было проделано с другой ногой. Кэтрин делала вид, что не замечает этих манипуляций, сосредоточившись на минете. Африканка начала медленно и нежно массировать ее клитор, промежность, половые губы, запустила пальцы в пизду, а когда та достаточно взмокла, медленно ввела туда палец, второй, третий. Затем вынула пальцы наружу и обильно полила пизду прозрачной скользкой жидкостью, которая не только приятно охлаждала кожу, но и немного снижала ее чувствительность. Пальцы эфиопки оказались снова в пизде, еще движение - вскоре вся кисть протиснулась внутрь. Странно, но Кате не было больно, видимо, сказывалось обезболивающее действие смазки. Бобби сжала руку в кулак и начала вращательно-поступательными движениями ебать девушку. Но, доведя до грани оргазма, довольно резко остановилась, а потом спросила...

- Я хочу украсить твою пизду.

Через несколько секунд Кэти почувствовала, что ее половые губы опять смачивают чем-то прохладным. Она не могла шевельнуться под тяжестью Алекса, который сидел на ней. Не могла и возразить, потому что хуй хозяина дома заполнял ей рот до самой глотки.

Она поняла, что сейчас начнется сеанс пирсинга, но не могла, да и не желала ничего сделать. Смуглокожая пантера крепко прижала ее к кровати, и девушка почувствовала острую молниеносную боль в одной из половых губ. Прокол. Кэтрин инстинктивно сжала зубы и услышала, как вскрикнул от ее укуса Александр. Несколько секунд спустя все повторилось - прокол другой губы и новый укус. И в этот момент она ощутила, как мощный поток густой спермы выплеснулся в ее глотку.

Кэт поперхнулась, но громадный хуй не покидал ее рта, продолжая изрыгать потоки пахучей лавы. Наконец когда Алекс слез с нее, головку его хуя украшали два укуса, набухавшие кровью. Хозяин дома улыбнулся и сказал...

- Гадкая девчонка, придется тебя наказать.

Он переместился к ее пизде и, поддрачивая себя рукой, нацелил хуй в промежность. Она мечтательно закрыла глаза, но неожиданно почувствовала, как конусовидная головка мужского хуя втискивается не в ее пизду, а в анальное отверстие. Кэти задрожала от страха, вспомнив исполинские размеры этого хуя, но мужчина, надежно обхватив ее за талию, уже прошел упругое кольцо мышц и теперь стремился своим безжалостным оружием разорвать ей анус!

От боли она забыла о проколотых половых губах и бешено забилась, пытаясь освободиться. Куда там! Ноги были пристегнуты к кровати, руки, как и ночью, крепко держала Бобби. Алекс неумолимо вталкивал свой огромный хуй в тесную пещеру ее ануса. И тут произошло чудо - как тогда в Америке! Когда Александр вогнал свой невероятный хуй наполовину в прямую кишку Кэтрин, девушку охватили давно забытые ощущения. Боль и сладкая мука в анусе разлились безудержным теплом по всему телу, заставили набухнуть соски и из всех уголков плоти возвратились точно в клитор. Казалось, что Алекс ебет ее не в задницу, а тычет головкой прямо в лобок. Теперь, когда клитор пылал огнем, по всему телу девушки пошли волны оргазма. Она забилась еще сильнее, вызывая в глубине своего чрева еще более острые чувства. Она подумала, что от их интенсивности сейчас лишится сознания, как в первый раз - и вот ее плоть как будто взорвалась, разлетелась на триллионы атомов и снова сплелась в комок нервных окончаний - маленький бугорок внизу лобка. Еще мгновение, и Кэт яростно завизжала, вернее, ей так показалось, на самом деле она зашлась в безмолвном крике. Она раззевала рот, как рыба, а хуй Алекса продолжал терзать ее анус, колотя невидимым тараном в клитор, добивая ее, размазывая по постели. Сладострастная волна прошла по ее телу, вторая, третья... Неожиданно девушка потеряла счет оргазмам и действительно отключилась.

Она очнулась от легкого прикосновения к своим губам. Не размыкая век, поняла, что Бобби стоит над ней на четвереньки и водит ей по губам кончиком своего маленького хуя. Кэтрин внутренне улыбнулась такой бесцеремонности, но раскрыла рот. Одним усилием она втянула хуй вместе с очаровательным, сморщенным, но твердым комочком мошонки. Все это хозяйство было сейчас таким миниатюрным по сравнению с гигантским агрегатом хозяина дома!

Кэти начала методично посасывать и пожевывать хуй и яйца эфиопки, которая, двигаясь в такт движениям губ и щек Кати, начала ебать девушку в рот. Хуй довольно быстро отвердел и увеличился в размерах. Это продолжалось довольно долго, а затем, тяжело дыша, прекрасная гермафродитка опустошила заряженное пахучей сладковато-горькой спермой орудие прямо на лицо Кэтрин. Затем она начала нежно, но методично слизывать свое семя с ее губ, щек, подбородка, лба и век. Осторожно и тщательно обсосала каждую ресницу, а напоследок запечатлела страстный поцелуй на губах партнерши, неожиданно впрыснув ей за щеку изрядную порцию семенной жидкости, смешанной со слюной.

(Продолжение следует!)

Китти-Кэт. Часть 4

Категория: Жено-мужчины, Фетиш

Автор: Lex Luthor

Название: Китти-Кэт. Часть 4

Глава 4

Александр

...Было уже темно, но Бобби не позволила зажечь свет. Она подошла к стенному шкафу и достала с вешалки какой-то диковинный костюм. Затем она начала облачать в него Кэти. Это был комбинезон из латекса со шлемом и сапогами. У Кэт перехватило дыхание, когда африканка до отказа затянула ее талию в безжалостную шнуровку корсета. Затем в рот девушки вставили что-то резиновое - Кэтрин могла только догадываться о деталях своего одеяния, эфиопка же как будто все видела в темноте, ее глаза светились каким-то кошачьим блеском. И только теперь она включила свет.

Комната оказалась снова разделенной стеклом-зеркалом, кровать снова уменьшилась вдвое. Алекса с ними не было. Взглянув в зеркало, Катя потеряла дар речи.

С головы до ног она была затянута в ярко-красный комбинезон из алого латекса. Шлем оставлял открытыми только глаза - изо рта торчал приличных размеров резиновый хуй-кляп такого же алого цвета. На каждой груди были сделаны круглые отверстия. Чуть выше пупка начинался шедший вниз овальный вырез, открывавший живот, лобок, пизду и уходивший к заднице и даже выше - к пояснице. Ноги также обтягивал алый латекс в виде то ли чулок, то ли сапог на высоком каблуке и толстой подошве-платформе. На темени, затылке и шее красовалась имитация черной конской гривы. "Готовится "ебание красного коня"", - с интересом подумала Кэт.

Зато Бобби, как и ранее, была совершенно обнажена, только на ногах красовались необычные туфли из золотой кожи в тон многочисленным украшениям на ее смуглом теле. Они были похожи на туфли балерины (казалось, будто гермафродитка встала на пуанты), но были снабжены острыми, как стилет, каблуками, самыми высокими, какие когда-либо приходилось видеть Кэтрин - сантиметров 20, почти во всю длину стопы, от пятки до самых кончиков пальцев. Туфли были закреплены на ногах с помощью тончайших узеньких ремешков, которые, перекрещиваясь, поднимались по ногам почти до самых колен. Легко передвигаясь по комнате - видимо, сказывались годы, проведенные в балетной школе, эфиопка поставила девушку на кровати на четвереньки и начала смазывать ее анус приятно пахнущим желе. Затем достала из тумбочки предмет, напоминавший алую резиновую грушу с конусовидным концом с одной стороны и полуметровым хвостом из конского волоса - с другой. Она смазала ее тем же ароматным зельем, что и анус, в который затем всунула несколько пальцев. Кэт догадалась, что ее ждет, но не противилась и постаралась максимально расслабить задний проход.

Она почувствовала, как кольцо мышц вокруг ануса вопреки ее желанию рефлекторно напряглось и вытолкнуло протискивавшийся внутрь инородный предмет. Все-таки головка хуя Александра была чуть поуже, хотя и она с большим трудом пробила путь в ее зад прошлой ночью. Но Бобби была настойчива и, отложив затычку для задницы в сторону, засунула в анус указательные и средние пальцы обеих рук. Потом начала медленно разводить их в стороны, растягивая крошечную дырочку. Раздвинула и свела снова, давая Кате привыкнуть к не совсем приятным ощущениям. После нескольких таких упражнений анус зажегся как будто пламенем, но болезненность улетучилась, уступив место приятному чувству предвкушения скорой ебли. Еще одна - теперь удачная - попытка, и в заднице девушки красовалась алая пробка, украшенная густым пучком блестящих черных конских волос. Превращение в лошадь состоялось!

Кэт не могла видеть, что ее мучительница присоединила к небольшому клапану в ярко-красной "груше", заколоченной в ее зад, ручной насос и начала накачивать в нее воздух. Почувствовав, как инородное тело в ее прямой кишке начало раздуваться, Кэтрин от неожиданности вздрогнула, но поделать ничего не могла. Вскоре диаметр "груши" увеличился, как ей почудилось, раза в два! Теперь огнем полыхал не только ее анус, но и все тело от корней волос до кончика клитора, соски невероятно набухли и отвердели, глаза налились слезами. Она взмолилась... "Довольно!" Но изо рта, заткнутого хуем-кляпом, вырвалось только глухое мычание.

Как будто поняв ее состояние, эфиопка погладила ее по спине, а затем неожиданно несколько раз звонко шлепнула по заднице. Шлепки были резкими и очень больными. Но новая боль заглушила старую, и Кэт смогла, повинуясь приказу темнокожей садистки, встать с постели. Последним аккордом в ее превращении в покорное животное стала стальная цепочка, концы которой, снабженные зажимами на пружинах, Бобби закрепила на Катиных сосках. И опять боль в распухших сосках заглушили несколько обжигающих ударов по обнаженным ягодицам, но не ладонью, а коротким, обтянутым черной кожей хлыстом-стеком.

Затем африканка погладила ее по горящему заду и шепнула... "Скоро".

Она выключила свет, и Кэтрин услышала, как стеклянная перегородка убирается в стену. Зажегся свет в соседней спальне, и стало видно, что на кровати на животе лицом к ней лежит Алекс, руки и ноги которого были широко расставлены в стороны и привязаны ремнями к спинкам кровати. Гермафродитка склонилась над ним и, нежно и долго поцеловав в губы, вставила ему в рот кляп в виде черного резинового мячика и закрепила ремнями на затылке. Потом начала массировать его зад, вылила на него пригоршню прозрачной густой жидкости из какой-то бутылочки и принялась размазывать ее по ягодицам. Поочередно засунула пальцы рук в его анус, отверстие которого заметно расширилось. Блестящими от смазки ладонями Бобби прошлась по своему хую, мошонке и промежности. Затем одним молниеносным уверенным движением вскочила на постель, еще одним - вставила головку своего хуя в задницу Алекса. Рывок вперед, и хуй вошел внутрь на всю длину. Упершись руками в постель, эфиопка начала размеренно ебать своего господина, доставляя ему, как могла судить Кэт по его лицу, истинное наслаждение. Минуты через три-четыре африканка рухнула на мужчину и, покрывая его шею и плечи быстрыми страстными поцелуями, лихорадочно затрясла своим тазом, ожесточенно рассверливая хуем анальное отверстие. Еще минута - и она прикусила нижнюю губу, запрокинула голову и выгнулась назад дугой так, что стали видны не только пупок и лобок, но и основание хуя, вбитого в мужской анус. Затем она обмякла и обессиленно распласталась на спине партнера.

От всего увиденного у Кэти снова сладко заныло под ложечкой. Приоткрыв глаза, она заметила, что Александр с улыбкой пристально смотрит на нее. Прошло несколько бесконечных мгновений, и темнокожая насильница зашевелилась. Со звериной грацией она встала с постели, подошла к Кэт и, взяв за цепочку, пристегнутую к соскам, потянула девушку за собой. Подведя к кровати, жестом показала на расширенный и обильно орошенный ее спермой анус хозяина дома, затем нажала на кнопку у основания лампы ночника, и зеркало, выдвинувшись из стены, снова встала на свое место. Кэтрин любовалась собственным изображением в зеркале. Развратный костюм и порочная сцена возбудили ее до умопомрачения.

Она поняла, для чего предназначались два искусственные хуя из латекса, прикрепленные к ее рту и лобку. Верхний был примерно раза в полтора длиннее и настолько же толще хуя Бобби. Кэти склонилась над распаленным, красным анальным отверстием хозяина дома и осторожно втолкнула туда свой торчащий изо рта кляп. Она с интересом наблюдала, как резиновый хуй растянул кольцо мышц и вошел внутрь. При движении его назад дырка вытянулась вслед, как вытянутые трубочкой губы, не желавшие выпускать леденец или эскимо. Вперед-назад, вперед-назад, вперед-назад.

Исполинский хуй самого Александра был уже так напряжен, что, упираясь в кровать, приподнимал его бедра над матрацем. Яйца сжались в комок, образовав нарост на хуе величиной с кулак. Мужчина делал яростные попытки кончить, ерзая головкой по постели. Казалось, еще мгновение - и он прорвет хуем простыню. Но проходила минута-другая-третья, а долгожданного семяизвержения не происходило.

Вдруг Кэт почувствовала, как Бобби оттянула ее за гриву назад, освобождая анус Алекса для второго искусственного хуя, закрепленного на животе девушки. Этот резиновый цилиндр почти не уступал по размерам орудию хозяина дома, но был не таким гладким, а бугристым, как бы изборожденным узлами вен. Кэти не без труда всадила его в зад Александра, который просто взвился на собственном члене, теперь уже почти перпендикулярно упиравшемся в постель. Неожиданно Кэтрин почувствовала, как Бобби присоединила к ее бедрам какие-то провода и шланги. Еще мгновение - и резиновый хуй в заднице Алекса начал увеличиваться в размерах от нагнетаемого внутрь воздуха и вибрировать под действием электричества. Кэт представила себе, что он, наверное, должен был испытывать то же, что и она сама несколько минут назад, и чуть было снова не кончила, особенно когда с удивлением почувствовала, как хвост-затычка в ее анусе тоже приятно задрожал.

Но хозяин дома все держался, взбрыкивая под телом Кэтрин, как необъезженный жеребец. И тут она почувствовала, что из ее искусственного члена фонтанирует горячая...сперма?! Под ремнями, которыми он был пристегнут к ней, проходили тонкие трубки, кончавшиеся на пояснице. Эфиопка, видимо, прикрепила их удлинителями к какому-то резервуару с нагретым густым глицерином или другой жидкостью, имитирующей мужское семя. И вот теперь кран открылся!

Алекс издал яростное мычание и вдруг, прокусив кляп зубами, издал звериный рев. Лихорадочными рывками вверх и вниз он уже не терся головкой хуя о постель, а обильно и почти непрерывно, в течение долгих секунд, многократно кончал! Казалось, что в его яйцах содержалось ведро спермы - такая огромная лужа образовалась под ним! Если бы Бобби не вскочила на нее с быстротой дикой кошки и не придавила к телу мужчины, Кэти бы оказалась сброшенной с кровати бьющимся в оргазме мужчиной. Не успела девушка насладиться тем, до чего она довела хозяина дома с помощью гермафродитки, как та, нажав на какой-то клапан, выпустила воздух из затычки в ее заднице, и одним решительным, но плавным движением выдернула ее. Раздался громкий хлюпающий звук, тело девушки пронзила молниеносная боль и сразу же исчезла, сменившись чувством того, что ее лобок и промежность вместе с клитором и пиздой изо всей силы как будто сжала огромная ладонь. Невидимые пальцы проникли внутрь тела, натянули всю ее на себя, как перчатку. Острое ощущение подступающего оргазма обжигало кожу. Капельки пота под обтягивающим латексом превратились в горячие струи, Кэт вспыхнула, как будто объятая пламенем, в ее глазах замелькали искры, и она, кружась и теряя сознание, полетела в бездну экстаза.

(Продолжение следует!)

Перекресток полов (отрывок)

Категория: Жено-мужчины

Автор: * Без автора

Название: Перекресток полов (отрывок)

Через секунду глаза, слегка привыкнув к кромешной темноте, начали что-то различать, и силуэт человека, черневший на фоне чуть более светлого проема двери из прихожей куда-то вглубь квартиры, обрел очертания стройной женской - безусловно женской! - фигуры, стоящей, опершись плечом о косяк. Еще через секунду я различил, что женщина одета во что-то такое явно домашнее до колен и как-то по-старинному кутается в то ли платок, то ли плед, но лицо силуэта продолжало в тени быть совершенно неразличимым. Наверное, мое замешательство не осталось незамеченным, потому, что женщина высвободила из-под платка тонкую белую руку и щелкнула выключателем на стене. Вспыхнувший неяркий красноватый свет наконец-то осветил крохотную прихожку типичной московской хрущевки , а заодно и всю хозяйку квартиры. У меня от сердца отлегло - на меня, слегка усмехаясь уголками губ, смотрела безусловно женщина, вернее - девица, потому, что вряд ли даже с учетом всех возможных косметологических ухищрений этому светловолосому существу с прищуренными от света глазами могло быть много больше двадцати лет. Я с быстротой профессионального ловеласа мгновенно просканировал всю ее. Безусловно, она явно была очень хороша собой! Высокая, где-то метр семьдесят два-три. Кстати, мой любимый размерчик, - не люблю очень высоких или совсем маленьких, а кнопок ниже метра шестидесяти, проходящих под мне под мышкой, и дылд под сто девяносто, на которых, особенно, если те на каблуках, даже мне, приходится задирать голову, как на звездное небо, вообще терпеть не могу! Сложением девица была тонкая и стройная, все остальное тоже при ней - в глубоком вырезе халатика двумя выпуклостями наличествовала явно очень неплохая грудь. Явно очень длинные, гладкие светлые волосы, уж очень похожие цветом на натуральные, со вкусом собраны в замысловатый пучок. Черты лица очень правильные, - лоб высокий и чистый, красивый прямой нос с тонкой линией переносицы, чего очень часто не хватает лицам многих признанных моделей, губы сочные, но не полные, и уголки рта совсем незаметно приподняты в легкой полуулыбке, как у Джоконды, чуть вполне по-славянски выступающие скулы, на слегка заостренном подбородке совершенно не портящая его пикантная ямочка. Даже только всего этого вполне хватало, чтобы любой другой обладательнице всего этого великолепия быть записной красавицей. Но главное место на этом и без того красивом и запоминающемся с первого взгляда лице занимали совершенно потрясающие глаза. Сами по себе большие, они от того, что были очень широко расставлены, производили впечатление просто огромных. Серо-зеленые, не очень светлые, но какие-то очень прозрачные и оттого светящиеся, как весенний лед на реке, пронзенный солнечным лучом. Но было в них еще что-то... Глаза - зеркало души? Наверное, прав был классик. В любом случае, отражение того, есть у человека душа, или нет. В этих глазах душа была... Да, ее глаза сразу произвели на меня совершенно убойное впечатление. Ресницы, длиннющие и пушистые, как елка в зимнем лесу, достойно обрамляли их. А выше изгибались абсолютно правильными широкими дугами брови, явно не знавшие прикосновений пинцета за полной того ненадобностью. Просто Голливуд какой-то, право слово! На самом деле - мне показалось, что я улавливаю в этом лице и безупречность черт Шарон Стоун, и чувственность Ким Бэйсинджер, и неподражаемый шарм Мишель Пфайффер, причем обладательница этого лица не была ни в коем случае похожа ни на одну из этих кинозвезд, - абсолютно самобытная и оттого еще более удивительная красота! До этой минуты я точно знал, что самая красивая женщина, какую я когда-либо знал за всю свою почти четвертьвековую кобелиную практику - знал в смысле не просто лично, а и постельно - это Жанна. Но это было только до той минуты, когда я увидел это лицо... Да, но самое главное - ничего, слава Богу, абсолютно ничего ни в этом лице, ни в очертаниях изящной фигуры не говорило, просто не могло говорить о том, что передо мной может стоять, скажем так, не вполне женщина. Сердце забилось ровнее, я подумал, что просто глазеть становится неприлично, и уже раскрыл было рот, чтобы что-нибудь сказать, но тут девица первая нарушила молчание:

- Ну, здравствуйте! Не разочарованы? - произнесла она с улыбкой. Тембр голоса нее был тоже вполне женский, глубокий и очень, очень волнующий.

- Нет, нет, конечно, нет! - спохватился я, улыбаясь ей в ответ самой обворожительной из моих улыбок. - Напротив, я просто восхищен, я...

-Вот и прекрасно, - очень мило перебила меня она. - Тогда проходите, и ради

Бога, извините меня за такой вид, задремала, пока ждала вас...

- Что вы, вы прекрасно выглядите, - начал было распинаться я, но она уже жестом приглашала меня в комнату, сама пройдя первой.

Загоревшийся торшер таким же будуарным красным неярким светом осветил очертания маленькой, под стать прихожей комнаты, вся обстановка которой говорила о вполне определенном ее предназначении. В углу у окна, плотно занавешенном тяжелыми шторами, стояли телевизор и видеомагнитофон , в противоположном - маленький журнальный столик с кассетником и пепельницей на нем да два кресла рядом с ним. В глубине комнаты у одной стены притулился неприметный платяной видимо шкафчик, а напротив него - что-то вроде старенького серванта, посуды и хрусталя в котором, впрочем, не было, а стоял сверху одинокий громко тикающий будильник. Зато все остальное пространство комнаты занимала большая софа, по сравнению с остальной меблировкой комнаты выглядевшая просто Гулливером среди карликов. Софа уже была застелена спальным бельем и один угол одеяла был гостеприимно отвернут.

- Давайте знакомиться? Итак, вы?.. - вывел меня из созерцательного состояния голос хозяйки.

- Я - Антон, - чуть не сбившись на своем похожденческом псевдониме, отрапортовал я.

- А я - Виталия, - подхватила она и протянула мне руку. Я взял ее холодные пальцы в свою руку и поцеловал.

- Обожаю галантных кавалеров! - рассмеялась Виталия.

- Сколько иронии, - состроил я обиженную гримасу.

- О, нет, нет! Никакой иронии! - вскричала она и порывисто чмокнула меня в щеку. - Это так приятно. Мы, женщины (мне показалось, что это слово она произнесла с особенным нажимом) так любим в мужчинах хорошие манеры!

Странно, но этот явный наигрыш и экзальтация ее совершенно не портили, это выглядело как вполне естественное женское кокетство и желание понравиться. И она нравилась мне все больше и больше.

- Какое интересное имя - Виталия, - продолжил я разговор.

- Греческое. Его, как правило, почему-то сокращают до Виты, но мне так ужасно не нравится! Друзья зовут меня Талия или просто Таша.

"Таша, надо же, как мило", - подумал я, и добавил в слух:

- Талия? Так у греков звали одну из муз, - начал было блистать эрудицией я. - Она покровительствовала, кажется...

Я забуксовал. Так далеко мои познания не простирались.

- Комедии, - подхватила моя собеседница и в притворном ужасе закатила глаза. - Боже, еще и эрудит! У меня с утра удачный день.

Я не выдержал и расхохотался. С чувством юмора, который в девяносто девяти случаях из ста есть непременный спутник ума, у нее определенно было все в порядке. Однозначно, она начинала нравиться мне все больше и больше.

- Осталось выяснить, нравлюсь ли я вам? - тут же словно прочитала мои мысли Талия..

Она скинула с плеч платок и стояла теперь посредине комнаты. Коротенький халатик приталенного фасона был сшит из полупрозрачной ткани и практически ничего не скрывал, а из одежды под халатиком на ней были только черные кружевные трусики- стринги. Обеспечивая мне полностью панорамный обзор, Талия пару раз настолько грациозно крутанулась передо мной в таком изящном пируэте, что я подумал, что ей больше подошло бы именоваться Терпсихорой. Да, ей было лет двадцать, может быть, с небольшим. Изящная маленькая головка, длинная красивая шея. Очень пропорциональная фигура с тонкой талией и гораздо более развитыми бедрами. Длинные стройные ноги с тонкой голенью и прорисованными икрами, что я едва ли не больше всего ценю из достоинств женской фигуры. Задница круглая и выпуклая, как у бразильянки. Кстати, применительно к процессу описания достоинств женских задниц я предпочитаю все-таки слово жопа, как бы грубо и вульгарно по мнению некоторых эстетствующих элементов это не звучало. "У нее потрясающая жопа!".- по-моему, абсолютно уместно и более того - благозвучно! А вот, к примеру, трахать, то уже в попку, слово жопа в таком контексте звучит грубо и диссонансно. О, великий и могучий! Так вот - жопа выпуклая и круглая, как мячик. Ну и, наконец, у нее была очень красивой формы грудь с топорщащимися из-под ткани острыми сосочками. Черт, она была просто безумно красива! И ничего, ничего не выдавало в ней существа пусть не совсем, но противоположного пола. Может быть, произошла какая-то ошибка? Если так, то, пожалуй, это даже к лучшему...

- Ты очень, очень мне нравишься, - с чувством произнес я, абсолютно не кривя душой.

Талия счастливо рассмеялась и снова чмокнула меня в щеку.

- Я так рада! Хочешь чаю или кофе? - тут же тоже перешла на "ты" она,. С тактом у нее определенно тоже было все в порядке.

Я великодушно согласился на чай без сахара. Талия усадила меня в кресло, оказавшееся очень удобным, и упорхнула на кухню. Пока она звенела оттуда посудой, я, не зная, чем заняться, обратил внимание на пачку глянцевых журналов, лежащих под столом прямо на полу, и вытянул один из середины. Это был "Transgender" - журнал с транссесуальной порнухой, интернет-версию которого я встречал в сети. На суперобложке шоколадная негритянка с огромным бюстом направляла двумя пальчиками с неестественно длинным маникюром прямо в камеру свой не менее огромный стоячий член. Мое сердце упало. Никакой ошибки не было, я пришел по адресу. Виталия была транссексуалкой.

Талия вернулась с кухни, неся чашку с чаем. Поставила на стол, сама уселась в другое кресло, уютно закинув ногу на ногу. Спросила: "Я покурю, пока ты пьешь чай?" - Я кивнул: "Конечно!" Пачка ее тонких сигарет лежала прямо рядом с журналом. Она взяла ее, вытянула одну, закурила, затянулась ароматным дымом и бросила пачку опять на стол. Пачка упала на журнал, прямо на вздыбленный член негритянки. Талия бросила на меня быстрый озорной взгляд и мизинцем с острым полированным ноготком стала медленно отодвигать пачку в сторону, так что член начал появляться из-под нее, пока вновь не засиял на глянце обложки во всей красе.

- Антон, можно вопрос? - промурлыкала Талия. Мое сердце екнуло, и в такт ему звякнула в мой руке чашка. Я поставил чашку на стол и равнодушно кивнул, но сам внутри весь подобрался. Талия улыбаясь смотрела мне в глаза, ее мизинец вроде бы безмятежно рисовал вокруг члена негритянки замысловатые кривые, но в то же время я мог бы поклясться, что в эту секунду ей как и мне немного не по себе. В подтверждение моей догадки Талия опустила глаза, и ее щеки слегка запунцовели. Шла секунда за секундой, а Талия все молчала.

- Антон, а ... ты пришел ко мне именно за этим? - наконец все-таки спросила она, недвусмысленно водя пальцем по обложке.

Это называется, не в бровь. Я предполагал, что вопрос будет где-то на эту тему, но чтоб настолько в глаз... Я слегка опешил. Обидеть, что ли, хочет меня это блин некто? Подъеживает?! Но нет, на меня совершенно невинно смотрела пара самых красивых серых глаз на свете, и резкость вроде: "А что, к тебе ездят еще за чем-то?" не слетела с моих губ. Похоже ей просто надо было знать, кто перед ней. Ведь, в конце концов (каламбур, а?), я то заранее знал все о том, кто она на самом деле, а она обо мне - ничего. В смысле, какие у меня тараканы в голове. Я передумал сердиться. Однако надо было обозначать свою ориентацию, черт побери.

- Нет, я приехал к тебе не за ЭТИМ. Но я приехал к тебе, потому, что у тебя есть ЭТО, - раздельно произнес я, глядя прямо в ее глаза. - Если, конечно, ты понимаешь, о чем я.

"Сейчас обидится она", - подумал я. Слишком явно ткнуто в глаза. Типа, да знаем мы, что у вас в штанах, народ просто интересуется... Но нет, ничего такого не произошло, а, напротив, в ее глазах просквозило явственное и не совсем понятное мне облегчение. Но Талия сама поспешила все объяснить:

- Слава Богу! Прости, Антон, я дура... - она доверительно положила руку на мою ладонь. - Не отличить натурала от ...

- Педика? - вставил я.

- Голубого... Мы говорим "голубые", "розовые". Все остальное - от желания обидеть, унизить...

Она произнесла это так беззащитно как-то, что у меня враз пропало желание ставить ее на место и вообще разговаривать с ней резко. На самом деле, одному Богу известно, сколько унижений и оскорблений возможно вынесло в своей недлинной еще жизни это непонятнополое существо, вся беда-то которого и заключается в том, что оно от природы уродилось не совсем такими, как подавляющее большинство людей!

- Ну да, гомо сапиенс и гетеро сапиенс, - скаламбурил я. - Так я не похож на м-м.... голубого, - примирительно спросил я, скорчив, нарочито женоподобную физиономию с губками бантиком и жеманно поведя плечом.

- Ну что ты, ничего общего даже сейчас, - комедийно всплеснула руками Талия , звонко засмеялась, но сразу посерьезнела. - Просто, ты знаешь, я не люблю голубых, по крайней мере тех, которые ходят ко мне. Они видят во мне мужчину с женской внешностью, а на самом деле я - женщина с пока еще мужскими рудиментами, ты понимаешь меня?

Она выпалила это с таким жаром, с таким чувством! В этих словах была вся ее жизнь, вся ее трагедия! Я понимал ее.

Ты самая женственная женщина, которую я когда-либо встречал, - абсолютно честно сказал я, и был награжден самой счастливой улыбкой на свете.

- Просто ты хотела знать, что меня к тебе привело, я понял. Я здесь.. ну, как тебе объяснить?..

Я замолчал. Потому что задумался. На самом деле, что я здесь делаю? Просто ли абсолютное пресыщение общением с женским полом привело меня сюда? Конечно, за последние десять лет баб и девок у меня было столько, что я давно сбился со счета. Молодых, постарше. В основном, конечно, проститутки, но далеко не только они одни. Подруги, подруги подруг, подруги друзей и даже, каюсь, жены друзей. И всегда все было известно с самого начала, вернее - еще до начала. Речь даже не об ощущениях, ибо ясный перец, что чисто физические ощущения вообще всегда одни и те же плюс минус ерунду, - кончил и кончил. Давно уже общение с каждой новой женщиной перестало приносить ощущение соприкосновения с чем-то новым, неизвестным, целым новым миром, который, когда-то верилось, заключен в каждом человеке. Так хотелось каждый раз открыть вдруг такой новый мир, и чтоб он соприкоснулся с твоим, и чтоб миры эти наши восхитились друг другом, и чтоб физическое соединение было только квинтэссенцией, апофеозом единения их - миров! Другая жизнь, нечто запредельное и нематериальное, после чего только легкий звон в голове и ощущение непередаваемой легкости, а рядом лежит человек, которому только что было очень хорошо с тобой, и совершенно неважно, если тут даже замешаны деньги, в конце концов, это всего лишь способ быстрого знакомства, и вообще - грязен тот, кто платит, а не тот, кому... Но миры как-то не попадались, все больше мирки и вообще черт-те что, пустота какая-то, а главное для того, кто лежит рядом, оказывалось все больше материальное, и далеко не только для проституток. Или, может, дело совсем не в этой псевдовозвышенной философии? Может, просто на старости лет надоело все до ручки и просто хочется каких-то новых неизведанных эмоций ощущений, и просто недостает храбрости признаться в этом? Или права теория, что в каждом человеке уживаются черты и гетеро-, и гомосексуальности, просто в один прекрасный момент маятник вдруг ни с того, ни с сего может качнуться в другую сторону? Или росло, росло под толстым слоем традиций, привычных представлений и условностей, незаметным ростком, да ближе к сорока вдруг и проросло? Или просто крыша поехала в самом половом смысле этих слов?

- Не надо ничего объяснять, - шепнула Талия, как-то незаметно вспорхнув мне на колени и обвив руками мою шею. - Ты умница. И ты тоже очень мне нравишься.

Странно, но слышать это от нее почему-то было чертовски приятно. От нее исходил одуряющий запах чистого тела в смеси с неизвестным мне, но очень возбуждающим парфюмом, при этом все нерезко, все в меру. У меня заворочалось в штанах, я уже просто хотел ее, какого бы там ни была она пола! Вот она, жизнь, и все эти ля-ля не при чем! Я попытался поцеловать ее, она подставила мне щеку.

- Я обожаю целоваться, - пробормотал я, ища губами ее рот. - Или ты тоже не целуешься в губы с клиентами?..

- Вот еще, - совершенно не обидевшись на "тоже", горячо выдохнула мне в ухо она. - Лишать себя такого удовольствия...

Я - правда - очень люблю целоваться. Мне много раз говорили, что я хорошо целуюсь, и я очень ценю это умение у партнерши . Хорошо целующаяся женщина доводит меня до состояния полной боеготовности задолго до начала собственно постельной части встречи. Талия целовалась превосходно. Ее мягкие губы и податливый язык когда надо следовали за моими губами и языком, порой же сами как будто полностью заполняли весь мой рот и хозяйничали там, безошибочно определяя самые чувствительные области. Ну откуда она знала, что самая моя эрогенная зона во рту - внутренняя поверхность верхней губы? И это при том, что подавляющее большинство женщин (по крайней мере тех, с которыми встречался я) или вообще не целуются в силу кретинического псевдо-кодекса шлюшеской этики, или просто не умеют это делать, а вместо поцелуя засовывают вам в рот язык и вяло им шевелят, а то и не шевелят вовсе, и не дай вам Бог, если в этот момент у вас, к примеру, заложен нос...

Но поцелуй, даже самый волшебный, не может длиться бесконечно. У меня в брюках давно бушевал пожар, но в тот самый момент, когда я почувствовал, что еще мгновение, и ткань не сможет больше противостоять напору рвущейся наружу плоти, Талия соскользнула с моих колен на пол, ловко расстегнула мне брюки , и мой раскрасневшийся член гордо поднялся наружу из недр ширинки.

- Какой он красивый, - только и произнесла Талия и сразу же взяла его в рот.

- Я только что из ванной, - запоздало проинформировал ее я, откидываясь на спинку кресла и закрывая глаза...

Воистину, если по поцелуям в школе сексуальных искусств Талии можно было ставить пять с плюсом, то ее минет заслуживал шестерки. Авторитетно заявляю, что никогда еще за всю мою долгую практику у меня так не сосали!

Вообще о минете - разговор особый. Это такая, я вам доложу, штука! Когда ваша партнерша, особенно если она вам не абсолютно безразлична и у вас в душе к ней хоть что-то шевелится, берет ваш член в рот, это уже само по себе что-то особенное. По крайней мере для меня чисто в психологическом плане это своеобразный знак или символ какого-то доверия что-ли, или хотя бы того, что в этот момент я своей партнерше как минимум не отвратителен, что для меня очень важно, так как я терпеть не могу всякое насилие, в том числе и сексуальное принуждение. Абсолютно неважно, речь идет о шлюхах или нет. Один раз мне попалась проститутка настолько дремучая по нынешним временам, что минет был для нее чем-то запредельно отвратительным и позорным. На мое абсолютно невинное предложение начать наши игрища, как обычно водится, именно с этого, она безапелляционно заявила, что ртом она, заметьте, кушает, и что "... за щеку берут только помоешницы". Я, помниться, совершенно опешил, но как только понял, что она это серьезно, сразу снял свои нелепые в тот момент притязания на ее ротовую полость. Кстати, что такое в ее понятии означало слово "помоешницы", так и осталось для меня неразрешимой загадкой. Так вот. Один мой приятель, когда я ему рассказал об этом весьма забавном на мой взгляд эпизоде, откровенно подверг мои действия резкой буквально критике! Он сказал, что он бы на моем месте съездил бы ей, пардон, по ебальничку, и что "...после этого сосала бы как миленькая". Не знаю уж, только ли из-за этого, но мои отношения с тем приятелем как-то расстроились, о чем я до сих пор ничуть не сожалею. В общем, "по ебальничку" - это не для меня. В этом вопросе я исхожу из того, что если партнерша мне симпатична, у меня у самого появляется органическое желание доставить ей удовольствие оральным способом, проще говоря, тоже вылизать все ее устройство. Правда, к сожалению встречаются бабы, абсолютно к этому равнодушные, а есть и такие, которые агрессивно это не приемлют, а еще одна такая же дремучая, при этом еще и просто непроходимая дура, прямо мне заявила, что от меня такого не ожидала.

При этом у меня она сосала вполне профессионально и даже как-то увлеченно, а вот чтобы я у нее, это нет. Это казалось ей мерзким и стыдным, причем стыдно ей было за меня! Хотя, может быть, у нее просто было какая-нибудь венера, и она, наоборот, оказалась умнее, чем хотела в тот момент казаться? Кстати, а в презике ли мы потом трахались? Черт, не помню...

Но морально-оральный, так сказать, аспект, тут, разумеется, не единственный. А сами ощущения, м-м-м!.. Хороший, профессионально выполненный минет по богатству гаммы ощущений для меня гораздо выше банального вагинального членосуйства, в просторечии именуемого классическим сексом. Ничего удивительного, ведь по количеству инструментов для оказания конкретного физического воздействия на, простите за казенщину, эрогенные зоны мужского полового члена, рот на порядок богаче вагины! Проще говоря, пардон муа, пизды. Там что - трешь по стеночкам, и все! А здесь? И губки, и зубки! А язык? Что женщина может сделать языком, а?!

Но есть одно большое "но". Там по стеночкам вы трете сами, и сами контролируете, как вам самому, в конце концов, любимому, лучше и слаще. А здесь это делает партнерша, и совершенно не факт, что она умеет мало-мальски умело пользоваться всем этим своим инструментарием! Вы скажете, проститутки, профессионалки? Чушь! Авторитетно заявляю, что половина из них вообще не имеют никакого представления о технике минета, а из оставшихся абсолютно подавляющее большинство делают это, мягко скажем, так себе. Я глубоко убежден, что к этому нужно что-то типа природного дара, помноженного на недюжинные способности всей мускулатуры ротовой полости, плюс любовь к самому процессу и вдохновение в конкретный момент исполнения показательного выступления! Могу сказать, что до встречи с Талией лучший минет в моей жизни исполняла простая бухгалтерша по имени Надя, с которой я когда-то вместе работал в управлении. В чем критерий "лучше-хуже"? Объясню. С совершенно невзрачной внешне Надей, к тому же старше меня, тогда двадцатипятилетнего, лет эдак на пятнадцать (старушка в моем тогдашнем представлении) , я регулярно кончал по три раза, что для меня всегда было достижением. Но только тогда, когда Надя делала это ртом! Потому, что в ее безразмерное влагалище, родившее троих детей, я иногда и раза не мог кончить. А один раз, когда у нее был перерывчик, и мы совокуплялись исключительно перорально, я кончил ПЯТЬ раз, причем в течение не более двух часов! Любой мужчина с нормальными, а не с кавказско-кроличьими способностями, оценит, я уверен, это достижение! Причем это ее, а не мое достижение! А ведь любой подтвердит, что после третьего раза вообще непонятно, чем кончаешь, спермы уже практически нет, и когда тебя заставляют это делать снова и снова ртом - это высший пилотаж! Но для этого надо чувствовать мужчину! Надя чувствовала меня. Она не тратила времени на витийства и изыски, ей были чужды спирально-реверсивные подвыподверты с левой нарезкой и небно-альвеолярные возвратно-поступательные заглоты, в которых, как думает большинство, заключена техника минета. Вся эта беллетристика хороша в качестве обязательного аперетивчика перед основным блюдом, которым в подавляющем большинстве случаев является, как я уже говорил, классическая банальщина в миссионерской позе. Но вот если по каким-то причинам женщине необходимо заставить мужчину просто кончить больше двух раз, причем сделать это надо эксклюзивно ртом, тут не до разносолов! Надя это прекрасно понимала. Она просто методично и неутомимо, ни в коем случае не сбавляя темпа, наяривала губами и языком одну единственную, но ту самую точку у основания головки члена , в районе уздечки, механическое воздействие на которую и приводит в конце концов в семяизвержению. Черт, получилось казенно, как в медицинской энциклопедии, зато точно.

Но Талия делала это просто лучше. Я понял это стразу. Первый раз я кончил через несколько секунд, что само по себе было не удивительно, учитывая весьма долгую прелюдию и степень моего возбуждения. Мне показалось, что из меня изверглось какое-то невообразимое количество спермы, я иногда считаю спазматические толчки, сопровождающие эякуляцию, - их было не меньше десятка. Но Талия, ни на секунду не прерываясь, просто проглотила все это изобилие, и продолжила свои размеренные движения, только пучок льняных волос, скрепленный на затылке заколкой, смешно и задорно дергался втакт. Первые секунды любое прикосновение к перевозбужденной головке приносит чуть ли не боль. Я попытался остановить ее, но Талия, не поднимая головы, сильно толкнула меня руками в грудь, и опять упал в объятия кресла. Она точно знала, что делала. Когда-то очень давно я был - по работе- некоторое время знаком с одним самым натуральным педиком, у которого не было ни желания, ни необходимости скрывать свою голубизну, так как денег у него было валом, да и сам он был из богемного бомонда, где, как известно, таких - большинство. Был он, к тому же, похоже, активом, потому, что открыто жил с субтильным женоподобным мальчиком, а сам был мужчиной достаточно крупным и вообще видным. Так вот, один раз, когда как-то по случаю подписания очередного контракта мне и моему компаньону было предложено хлопнуть по стакану Хенесси Икс О, он не то, чтобы разоткровенничался - я не слышал, чтобы голубые охотно обсуждали свои заморочки с натуралами, но проговорился, когда тема случайно зашла о минете, что никто так не отсасывает - из песни слова не выкинешь! - как трансвеститы в Булонском лесу в Париже. Он так и сказал - каким бы ты, дескать, ни был бы половым гигантом, двадцать франков, пять минут - и отползай! Его приятель, с которым они были в Париже, залупнулся, что он, мол, может легко по десять палок за ночь, преждевременным семяизвержением не страдает, и поставил сто баксов, что никто из этих травести, как произносятся они на французский манер, не сможет и за полчаса его отделать. К тому же, я так понимаю, они были в хлам. И что же? Не продержался гренадер и четырех минут по секундомеру, изошел весь хрен на слюни! Я еще тогда как-то по ходу рассказа смекнул, что такие недюжинные способности, должно быть, проистекают из того, что женщина, как бы хорошо не владела она техникой и какой бы богатый опыт не имела, может только хуже или лучше чувствовать мужчину, но никогда не сможет знать. И только такие, как эти самые травести, суть есть мужики переодетые, четко знают, что и как надо делать, чтобы довести минетуемого до оргазма, потому, что сами такие же. Типа, сделай мне так, как ты хочешь, чтоб я сделал тебе. Так вот - Талия не только знала, что делать, она точно знала - как. Через пять минут я кончил снова.

Второй раз приносит ощущения, на порядок более сильные и глубокие, чем первый.

Какое-то время я просто не мог открыть глаза и разжать стиснутые зубы. Через полминуты отпустило, перестали плавать разноцветные круги в голове и я открыл глаза. Талия сидела передо мной на корточках, подперев подбородок скрещенными у меня на коленях руками и смотрела меня. Улыбнулась и просто спросила: "Тебе хорошо?" Я уже раскрыл рот, чтобы произнести какую-нибудь банальность типа "безумно!", но не стал, а просто кивнул в ответ. Талия упруго встала, потянулась и направилась к софе, на ходу расстегивая заколку и вороша пышную копну светлых волос. Оглянулась на меня через плечо: "Сможешь сам дойти до ванной?" Я рассмеялся...

Из ванной я вышел, подпоясав чресла махровым полотенцем, предусмотрительно повешенным там для меня, таким большим, что подумалось, что сюда в гости ходят мужчины в основном не мелкого фасона. Я остановился на пороге комнаты, стряхивая с рук невытертые капельки воды. Талия дожидалась меня уже в постели. Она лежала в позе Веласкесовской Венеры, вместо зеркала глядела в телевизор, халатика на ней еже не было, но трусики она не сняла, и черная полоска кружев, пересекающая бедро, все так же подчеркивала белизну ее кожи. А еще я заметил колечки презервативов рядом с ее подушкой и флакон Джонсонс бэби ойл на полу у изголовья, которым чаще всего, кто не знает, проститутки смазываются при анальном сексе, чтоб легче входил. Усталый зверюга внизу моего живота опять заурчал и заворочался. Я всегда был очень не против насчет анальчика, чего скрывать грех меж застрех? Да, и теперь я хотел ее в попку!

Черт, давно, очень давно женщины не производили на меня такого воздействия! Я с грациозностью племенного бегемота нырнул в постель рядом с ней. Софа выдержала. Талия сразу же, щелкнув клавишей дистанционки, потушила телевизор и перевернулась ко мне. Теперь она лежала на другом боку, но все в той же позе, и что-то в этой позе казалось мне не совсем естественным. Ну да, конечно, правая нога полусогнута и не лежит на левой, колено зарылось в простыню, а изящное бедро закрывает всю панораму паха, так что, как и минуту назад, когда Венера лежала на другом боку, видна только полудуга резинки трусиков вокруг выступа тазовой кости. И десять минут назад, когда Талия вставала от кресла, она тоже, сидя на корточках, сначала развернулась на носках на сто восемьдесят, и только потом встала, уже спиной ко мне. Она не просто что-то скрывала от моих глаз, она еще очень стеснялась того, что скрывала! Ледяной и горячий душ обрушились на меня практически одновременно. Весь ужас ситуации в одно мгновение и почему-то только в эту секунду стал мне совершенно очевиден - рядом со мной, хоть и в виде совершенно обалденной телки, пусть и с очень красивыми сиськами, лежало..., да нет, именно лежал по сути-то - мужчина! И что, ну пусть, она, прятала в трусах, было совершенно очевидно. Оба-на, голубой, не голубой, а в постели с мужиком, который уже два раза к тому же и отсосал... У вас, мужики, когда-нибудь мужики отсасывали? То-то же... Нет, ноги в руки, хрен в штаны, извини, чувак, то есть, тьфу, блин, барышня, не мое это, и бежать, бежать...

Наверное, все эти мысли нашли на моем лице такое ясное отражение, что, когда я наконец, отягощенный гениталическими размышлениями, перестал пялиться на нижнюю часть тела Талии и встретился с ней взглядом, то по выражению ее глаз сразу понял, что она тоже поняла абсолютно все из моих размышлений, возможно, даже и дословно. Вообще мне начинало казаться, что она обладает способностью мгновенно чувствовать перемены внутреннего состояния или просто настроения собеседника, и реагировала на них немедленно, как хрупкий цветок реагирует на какую-нибудь внешнюю агрессию. Минуту назад в ее глазах была милая улыбка и легкое кокетство, и озорной вызов: "Ну что, еще?", а сейчас ее глаза потухли, как будто свернулись лепестки только что радостно распустившегося было цветка, и вся сама она как-то сникла. Блин! Я не хотел оставлять ее в таком состоянии! И вообще, какого черта! Ты что, не знал, куда идешь, и что здесь найдешь? Ты что, случайно сюда попал? Нет, ты долго и методично вынашивал план встретиться с живой транссексуалкой, а не только пялиться на них в Интернете, ясно отдавая себе отчет, что это тебя возбуждает? Тебя только и останавливало, ты только и боялся, что при встрече это может оказаться просто косящий под бабу мужик, какой-нибудь трансвестит или кроссдрессер, а тебе хотелось именно женщину, женщину с... сам знаешь, с чем. И вот теперь, когда ты получил то, что хотел, да не просто, а с внешними данными, полностью соответствующими всем твоим представлениям о женской красоте, просто твой единственный истинно любимый женский тип длинноногой стройной блондинки с серыми глазами и грудью номер два, которую тебе, старому козлу, кажется, просто постоянно хочется трахать, ты сейчас свинтишь в кусты? Нет, решительно не мог я сейчас встать и уйти, это было бы, как прямо сказать, что мне с тобой, дескать, с неведомой зверушкой, тошно и противно. Это было бы, как просто взять и ни с того, ни с сего влепить во весь мах пощечину. Я улыбнулся, обнял Талию и прижал к себе, она, явно облегченно вздохнув, как-то очень уютно свернулась калачиком в моих объятиях. Ее правая грудь совершенно естественно оказалась в мой ладони. Если я раньше и сомневался секунду насчет силикона, то сейчас сразу понял, что эта мягкая и в то же время упругая плоть не может быть искусственной. Она все-таки точно читала мои мысли

- Это моя гордость, - просто и естественно начала рассказывать она. - И огромная удача, Грудь начала расти сразу же, как я начала пить гормоны, но что вырастет такое, - она смешно подбросила груди на ладошках. - Врачи просто обалдевали, говорили, что это редчайший случай, когда такие сиськи вырастают просто на общих гормонах, представляешь? Ни у кого из трансиков нет такой груди, по крайней мере, настоящих.

- Силиконовые делают? - спросил я, мне было так интересно, что я даже стеснялся показать это.

- Силикон - ерунда, выглядит ненатурально и к тому же протезы бывают рвутся там, внутри, например, от случайного удара, авария там, или что еще. А это все, беда, операция и ходи потом неизвестно сколько с одной сиськой, представляешь?

Я представил. Выходило ужасно грустно, но Талия так весело и беззаботно рассмеялась своей шутке, что улыбнулся и я.

- А что, есть какие-то другие? - продолжил интересующий меня вопрос я.

- Сейчас есть совсем новые какие-то, я точно не знаю, - охотно продолжила объяснения Талия. - Меня-то это, как видишь, не очень интересует. А вот все девки с ума посходили, все хотят, потому, что выглядит, как настоящая, на ощупь тоже не различить, но стоит бешеных денег.

- А вот ты говоришь, гормоны, - спросил я. - Тебе что, приходится их постоянно принимать?

- Сейчас - нет, слава Богу! - всплеснула руками Талия. - Сначала приходилось пить постоянно, в огромных количествах, строго по схемам! Тошнило постоянно, жуть, как при беременности. Но зато сразу все пошло, видишь, грудь, бедра. А сейчас только для поддержания. Я только что сдала гормональный профиль, все нормально, тьфу, тьфу...

- И давно ты на этих гормонах?

- У, давно, еще со школы.

Еще со школы... Господи, сколько же всего перенесла эта хрупкая девочка, которую угораздило родиться таким же хрупким мальчиком! Каково ей, вернее, тогда еще ему, было - лет во сколько? в двенадцать, тринадцать? - начать осознавать, что с ним что-то не так, что он не такой, как все? Когда ее сверстников начинали волновать ночные поллюции, а сверстниц - первые менструации, что волновало этого подростка? Ни фига себе проблемка для детской психики...

- Но еще предстоит глотать эту гадость в лошадиных дозах, - продолжила Талия.

- Зачем, если у тебя и так все в норме, - изумился я.

- Перед операцией, - пояснила Талия.

Вот оно что. Скоро это чудо природы превратится в обыкновенную женщину.

- И скоро операция? - спросил я.

- Неизвестно. Во-первых, врачи говорят, что чем больше до операции только на гормонах будут угнетены все мужские функции, тем лучше. Конечно, устойчивой эрекции у меня уже давно нет...

Меня немного передернуло. Боже, устойчивая эрекция! Куда я попал?! Но Талия не заметила и продолжала:

- ... но еще как-бы есть, ноги еще приходится брить и все такое. А во-вторых, деньги. Только сумасшедший будет делать операцию здесь, а за бугром это - бешеные деньги! Дешевле всего делают в Испании, и то это тысяч тридцать, а ехать над в Германию, а там вообще полтинник, не меньше.

- Так дорого? - откровенно изумился я, - определенные знания в этом предмете я почерпнул с одного из сайтов в сети, посвященного - большая редкость! - не транспорнухе, а реальным проблемам этих несчастных, не знаю, как сказать по-другому, родившихся не со своим полом. - Я читал, что это стоит вполовину меньше.

- Сама операция - да, но с пребыванием в клинике, с послеоперационным наблюдением набегает. - Талия, похоже, этот вопрос проработала серьезно. - А ведь есть еще такие проблемы, как шлифовка рубцов на бедре, откуда берут кожу для формирования влагалища, еще не дай Бог, могут зажить плохо. А может понадобиться потом еще делать пластику...

- Пластику чего? - затормозил, наморщив лоб, я.

- Всего - влагалища, губ, клитора, - невозмутимо пояснила Талия. - Чтобы все было, как настоящее, понимаешь? Я никогда не стала бы заниматься этим, если бы не нужно было столько денег.

Она так неожиданно заговорила об этом, что я вздрогнул. Ее прекрасные чистые глаза смотрели на меня очень-очень грустно. Мне стало не по себе. Еще старый анекдот про "..трахаю и плачу, трахаю и плачу!" вспомнился - как раз в тему. Я еще обнимал ее за голые плечи, но руку с груди убрал.

- Не обращай внимания, - снова все очень правильно поняв, тут же спохватилась Талия. - Это я так. И потом, с тобой все совсем по-другому, чем с другими, ты мне очень нравишься...

Все звучало вполне естественно, но я заметил, как она чуть запнулась после слов "..с другими". С другими клиентами - хотела сказать она, но не стала, чутко уловив, что мне не хочется чувствовать себя ее клиентом. А кем же тогда? Старик, старик, куда тебя несет?!

- Я включу музыку? - совсем закрывая тему, полувопросительно сказала она, уже щелкая при этом дистанционкой.

Магнитола на журнальном столике ожила, и я в который уже раз выпал в осадок. Я конечно, и не ожидал после всего предыдущего общения услышать Стрелок или Децла, потому как глубоко убежден, что в молодости ум, душа, серьезность, в конце концов, начинают проявляться впервые именно в том, какую музыку человек слушает. Но чтоб такое! По первым же аккордам я узнал "Wearing The Inside Out".

- Ты первая моя знакомая, которая слушает Пинк Флойд! - совершенно откровенно восхитился я. Талия расплылась в довольной улыбке, весь ее вид говорил, что похвала ей приятна.

- Ты первый мой знакомый, который узнал эту музыку, - вернула мне комплимент она.

- "Division Bell" - мой любимый их альбом, - продолжил шутливую пикировку я, одновременно решив проверить, насколько глубоки ее познания в дискографии, а то, может так, нахваталась по верхам и выделывается тут.

- The, - картинно высунув кончик языка между прекрасными белыми зубками, отчетливо произнесла английский определенный артикль Талия.

- Что? - сделал бровки домиком я.

- "The Division Bell", - добила меня она, исправив мою ошибку в названии пластинки. - К сожалению, это играет не альбом, а сборник, их мелодичные вещи, а на другой стороне - Кинг Кримсон...

Господи, что же это за создание такое?! Про King Crimson вообще редко кто знает, даже не каждый меломан, а тут девчонка! Но я уже ничему не удивлялся. Тем временем музыка звучала, а я не знаю другой такой вещи Pink Floyd, под которую так хорошо заниматься любовью! Талия взяла обе мои ладони своими руками и положила себе на груди.

- Таша, а они у тебя чувствуют? - спросил я уже интимным шепотом, первый

раз назвав ее этим ее уменьшительно-ласкательным именем, которое мне так понравилось.

- Еще как, - тоже прошептала Талия и попросила: - Поцелуй их?

Долго раскручивать меня на такие дела не нужно. Через секунду сосок одной ее груди оказался у меня во рту, при этом я не забывал другой сосок мягко сжимать и покручивать пальцами. Через минуту, налившись, ее соски ответили на ласку. Удивительно, но правый был больше и тверже. Я знаю, что если это на самом деле приятно партнерше, то это нужно делать долго. Время от времени я поднимал глаза, подсматривая за ее реакцией на процедуру. Вскоре верх ее груди, шея и лицо стали покрываться отчетливыми красными пятнами возбуждения. Сымитировать можно все- охи, вздохи, придыханья, - такое - невозможно. Талия заводилась не на шутку. Я одной рукой размотал на себе полотенце, прижался чреслами к ее бедру. Еще через пару минут я уже был опять в состоянии полной боеготовности, и тогда моя рука проскользила по ее плоскому и твердому животу вниз, и мое сердце в который раз екнуло и сразу заколотилось быстро-быстро, потому, что под невесомой тканью ее трусиков мои пальцы ощутили не привычный горяче-влажный провал вагины, а тугой комок упругой плоти, вздрогнувший от прикосновения и мгновенно начавший набухать и твердеть под моими пальцами. Я весь замер.

- Антон, милый, ты уверен, что ты готов к тому, что увидишь? - горячо зашептала Талия.

Я не был уверен, но кивнул. Хотелось верить, что выдержу. Талия встала в постели на колени ко мне боком. Мое сердце возбужденно колотилось в ритме кан-кана, но все же я в который раз поймал себя на том, что любуюсь ею. Тем временем ее трусики впереди начинали абсолютно недвусмысленно топорщиться все больше и больше. Мне показалось, что Талия как-то обреченно вздохнула и потянула резинку трусиков вниз. Ткань соскользнула, и на свет божий появился самый обыкновенный что ни на есть член, небольшой, но я бы сказал, изящный, с аккуратной нежно-розовой головкой, наполовину торчащей из складчатого воротничка крайней плоти. Вывалился из трусиков, распрямился, качнулся и застыл, полувстав и торча почти горизонтально вперед сантиметров эдак пятнадцать. Застыла и Талия в позе античной статуи, опустив руки, закрыв глаза и склонив голову на грудь, как приговоренный в ожидании смертельного удара секиры палача. У меня мгновенно все упало, и не только в душе. Я молча созерцал ее устройство, чувствуя, что становлюсь красным, как рак. Не знаю, сколько прошло времени перед тем, как я смог перевести дыхание и нашел в себе силы полушутливо произнести:

- Он у тебя такой же красивый, как вся ты.

Правда, не могу сказать, что мой неожиданно хриплый голос прозвучал вполне естественно. Талия взглянула на меня, на мгновенье задержав взгляд на моем полностью опавшем члене, вздохнула и обессиленно опустилась с колен на подушку:

- Спасибо, дорогой, ты очень большой и добрый. Только такую ты меня не хочешь...

На ее красивые глаза навернулись слезы. Боже, похоже, я и в самом деле был ей небезразличен! Не в моих правилах пусть и невольно, но оскорблять неравнодушную ко мне партнершу нежеланием. Я просто должен был исправить ситуацию! Я обнял Талию за плечи, привлек к себе и поцеловал в мокрую от слез щеку. На самом деле меня просто разрывало на части от противоречивых желаний то ли перейти этот Рубикон, то ли бежать, сломя голову. Но Талия так доверчиво прильнула ко мне всем телом, что я решился.

- Ну что ты, глупенькая, - по-отечески погладил ее по голове я. - Я хочу тебя такую, именно такую!

И с этими словами я взял ее член в руку. Талия замерла в моих объятиях, по-моему, даже перестав дышать. Я первый раз в жизни сжимал в руке чей-то, а не свой член. Совершенно непередаваемое впечатление, когда ваша ладонь, подушечки ваших пальцев передают в мозг привычные ощущения, но вы сами ничего не чувствуете, потому, что плоть в вашей руке не ваша, а чужая! Я начал мягко и ритмично сжимать и разжимать пальцы, на что эта чужая плоть незамедлительно начала наливаться, набухать, толстеть и твердеть в моей руке. По-моему, Талия явно кокетничала по поводу неполноценной эрекции, потому, что через минуту ее член буквально звенел от напряжения, задрав голову вертикально вверх. Я уже не мял, а совершенно откровенно дрочил его, то натягивая двумя пальцами крайнюю плоть на налившуюся головку, то сдергивая ее вниз так, что готова была лопнуть уздечка. Еще через минуту большая прозрачная капля смазки выкатилась из устьица ее возбужденного члена.

- Я все правильно делаю? - шепотом спросил ее я. Талия, не открывая глаз, часто-часто закивала. - Я хочу, чтобы тебе было хорошо, чтобы ты кончила, слышишь?

- Да-а-а..., - видимо, только и смогла, что протянуть в ответ она.

Она стояла на коленях, запрокинув назад голову, красные пятна покрыли сплошь ее грудь, шею и лицо. Я собрал всю смазку с головки, густая ниточка долго тянулась вслед за моим пальцем, пока не оборвалась, я смазал этой страстной жидкостью полуоткрытые губы Талии и впился в них поцелуем. Талия, словно очнувшись, ответила сразу губами, языком, всем ртом, будто хотела высосать меня до остатка. Ее рука нашла и схватила мой стоячий член. Все это время я был так поглощен тем, что делаю с Талией, что сам был удивлен тому, что у меня опять полный стенд-бай.

- Я хочу тебя, - произнес я безотказно действующую на партнерш банальность. Талия не оказалась исключением:

- Трахни меня, если хочешь, чтобы я кончила, трахни меня скорее, - сразу же горячо зашептали в ответ ее губы, она нащупала сзади себя презерватив, дрожащими пальцами принялась разрывать целлулоидную оболочку упаковки. Та не поддавалась, Талия принялась рвать упаковку зубами, потянула, и вместе с куском обертки в ее зубах остался и кусок презерватива.

- Шит! - на американский манер выругалась Талия, выплевывая резину. - Может, к черту ее, а, у меня ничего нет, клянусь, мне вот только что вместе с гормонами делали все анализы?

Ее глаза возбужденно горели, как две звезды, волосы растрепались, как у фурии. Она опрокинулась на спину, обхватила свои ноги руками под сгибами коленей и притянула к груди так, что даже ее копчик приподнялся над кроватью. Я и так всегда весьма пофигистически относился к собственному здоровью, а тут, когда моим глазам открылась панорама ее "черного входа", и подавно такая мелочь, как трах без презика, не могла стать для меня препятствием. А панорама была волшебная. Сразу под морщинистым мешочком мошонки, больше всего напоминавшем гриб сморчок, как рисуют его в книжках, зиял коричневым зрачком глаз ее попки. Аккуратная, в красивую звездочку лучевых морщинок, дырочка была такая маленькая, что, не знай я точно, ни за что бы не сказал, что ее обладательница регулярно практикует анальный секс. Если лобок и мошонка у нее были тщательно выбриты, то здесь пушистая поросль не была тронута, как будто Талия знала, что легкое оволосение самых интимных мест очень меня возбуждает. Тут не устоял бы и святой Антоний, куда уж мне! И даже будто растущий из мошонки, как тюльпан из луковицы, распластавшийся по ее животу до самого пупка стоячий уже член не казался в эту секунду чем-то противоестественным . Я на коленях подполз поближе, пригнул рукой свой целящийся в потолок член, и он коснулся этой дырочки кончиком. Талия, что-то вспомнила, ее рука свесилась с кровати, и она протянула мне бутылочку Джонсонс. Да, смазка была необходима! Член у меня не гигантский, но и совсем даже не маленький, и перед крохотную дырочкой ее попки он казался железнодорожным составом, который задумчиво остановился перед входом в лисью нору. Я обильно полил прямо из флакона ей на попку и густо смазал весь свой член. Все формальности были соблюдены, верительные грамоты вручены. Вперед, мачо! Я приставил член ко входу в ее попку и, ожидая сопротивление, сильно толкнул. Конечно, я собирался начинать неглубоко и осторожно, но только с виду мышцы ее анального сфинктера представляли непроходимую преграду, - они неожиданно гостеприимно расступились, и я с размаху влетел вовнутрь Талии чуть не на всю длину своего члена! Можно только представить, каково это, когда вам в задницу с размаху всаживают штуку размером с ручку ракетки для сквоша! Несчастная резко выгнула спину, почти встав на мостик, ее глаза распахнулись на все лицо в безмолвном крике. Я дал назад, чуть не вылетев из нее; ее сведенные мышцы ослабли, поясница опять коснулась простыней.

- Тебе больно? Прости, прости! - зашептал я, но Талия замотала головой:

- Нет, нет, ничего, продолжай. Но можно и не так глубоко, - вымученно улыбнулась она.

Я не преминул воспользоваться разрешением. Я трахал ее размеренно и методично, и не отрываясь смотрел, как мой член то полностью появлялся наружу, жирно блестя смазкой, и тогда ее анус походил на лунный кратер с неровными краями, то опять входил в ее попку, утягивая стенки отверстия вслед за собой, как в воронку. Талия лежала, закрыв глаза и стиснув зубы, только все ее тело елозило вверх-вниз по простыням в такт моим движениям. У меня самого и намека не было, чтоб кончить, и я, как ходок на длинную дистанцию, незаметно для себя самого стал наращивать темп фрикций. В лице Талии начались изменения. Ее губы приоткрылись, между ними быстрой молнией стал метаться кончик языка. Одновременно начал еще напрягаться и без того до того торчком стоящий ее член.

- Боже, Антон, милый, я кончаю, кончаю, - почти без звука одними губами произнесла Талия.

С меня градом лил пот, но я, как подстегнутый, еще взвинтил темп. Следующие несколько секунд тянулись, как в замедленной съемке. Талия опять в спазме всего тела так выгнула спину, что мне показалось, что у нее хрустнул позвоночник. Вены на шее вздулись, как у штангиста перед рекордным подходом. Она уже не поддерживала руками задранные вверх ноги, ее пальцы судорожно ногтями скребли и царапали по постели. Широко распахнутые глаза невидяще смотрели в потолок и готовы были выскочить из орбит.. Ее член, и без того напряженный, как будто весь надулся изнутри неведомым давлением, яички втянулись вовнутрь и исчезли. Ее спазматически подергивающийся плоский живот вдруг подобрался весь так, что клеточки мышц отчетливо проступили на нем. пальцы рук распрямились двумя напряженными пятиконечными веерами, член застыл на мгновение и вдруг запульсировал, сокращаясь. "Сейчас рванет". - мелькнуло у меня, и я не отдавая себе отчета в том, что делаю, всадил ей по самую селезенку. Талия замерла, ее член как бы присел, как бегун перед стартом, и вдруг выплюнул из своей посиневшей головки огромную, извивающуюся и дробящуюся в полете на более мелкие брызги, струю спермы. Это было как извержение Большого Гейзера в Йеллоустоуне! В первый раз в жизни я видел, как кончает чужой член. Это оказалось завораживающее зрелище. Струя спермы причудливыми завихрениями летела, казалось, бесконечность, пока не шлепнулась смачно на грудь и шею Талии, а авангардная капля долетела аж до ее рта. За первым последовали другие извержения, но сперма уже просто вытекала из устьиц головки и, стекая по стволу, заливала живот. Но сама Талия! Секунд пять после начала семяизлияния она просто не дышала, и только потом из ее разверстого рта раздался такое длинное и томное "А-а-а-а-а-а-а!!!", что сомнений в том, что ей было очень, очень, очень хорошо, не было никаких. Этот ее крик кончившей пантеры, это зрелище невообразимой кончины так завели меня, что я кончил тоже. Волна безумного восторга подкатила к члену стремительно, взвилась к голове, заполнила взрывом сверхновой весь окружающий мир, рассыпалась в черноте под веками самопроизвольно закрывшихся глаз мерцающим фейерверком разноцветных вспышек.. Мое сладострастное мычание слилось с криком Талии, - по моему, я даже попал в тональность. Я еще успел поймать за самый кончик хвоста мысль, что именно в такие секунды апофеотического наслаждения даже самое смерть была бы абсолютно неужасна. И тут я совершеннейшим образом отъехал... Нет, я, конечно, не терял сознания, но состояние было совершенно торчковое, очень похожее на момент засыпания, если успеваешь отдать себе в этом отчет, - все плывет куда-то и вообще становится не совсем реальным. Может, это и есть нирвана? Да, черт! Все-таки это стоит того, чтобы вытворять ради него такие глупости. В общем, себя я начал опять осознавать спустя только некоторое время, и обнаружил я себя, сидящего с закрытыми глазами на постели вполне по-восточному, только что голени не заплетены одна за другую. Оставалось только свести в кольца кончики больших и средних пальцев, и получилась бы ну совсем поза лотоса. "Тоже мне, медитирующий Будда хренов!", - поставил себя на место я и открыл глаза. Картина, открывшаяся передо мной, впечатляла. На софе царил страшный кавардак - простыни, подушки и одеяла перемешались в одну кучу, посередине всего этого вороха прямо передо мной все так же на спине неподвижно лежала Талия, только ноги ее больше не были задраны вверх. Видимо, меня не было все-таки недолго, потому, что ее глаза тоже еще были закрыты, а на лице застыло совершеннейшее блаженство, если я в этом хоть что-нибудь понимаю. Весь ее живот и грудь были буквально залиты ее собственной спермой, а из сейчас большой и глубоко разверстой дырки ее ануса вытекала струйка спермы моей, и уже успела собраться прямо на цветастой обивочке софы в приличную лужу. Картина разгрома после сексуального побоища была более чем впечатляющая, мне просто гордо стало за себя, что я все это учинил. "Есть еще хрен в штанцах и порох в яйцах", - спародировал я незабвенного Тараса Шевченко, и взглянул на будильник. Воистину - кончаем мы, часов не наблюдая, - было уже почти десять вечера. "Таша!", - тихо позвал я. Она открыла глаза. Секунду она, как и я до того, приходила в себя. Потом приподняла голову, увидела разливанное море спермы у себя на груди, ее глаза расширились: "Боже!", потом протянула руку вниз и вляпалась прямо в лужу спермы, разлившейся под ее задницей. "Фак!", - в притворном ужасе взвизгнула она, продолжая демонстрировать свои познания в матерном английском, вскочила прыжком на ноги, разбрызгивая тяжелые мутные капли по полу, сорвала с софы остатки простыни и, кое-как укрывшись ею, на полусогнутых выбежала из комнаты, пробормотав на прощанье: "Скузи муа, кабальеро, даме нужно в ванную!" Я зашелся в хохоте, а про себя отметил, что хотя обращение и было по сути абракадаброй из слов четырех европейских языков, люди, так свободно, на ходу бросающие такие фразочки, зачастую на самом деле недурно владеют иностранным, а то и двумя-тремя. "Еще окажется натурально полиглоткой! - вздохнул я про себя. - Придется тянуться".

Плескалась Талия недолго. Из ванной вышла, утянутая на чисто женский банный манер таким же большим, только ярко-красным полотенцем, завязанным узлом поверх грудей. Я уже кое-как поправил постель и блаженствовал, лежа как на минном поле между проступающими тут и там пятнами спермы. Талия остановилась рядом с софой, теребя пальцами прядь мокрых волос.

- Если сейчас все это подсветить ультрафиолетом, вся постель засветится, как в начале "Основного инстинкта", помнишь? - плотоядно улыбаясь, спросила она.

- Хочешь так же заколоть меня? - комично ужаснулся я.

Талия присела рядом со мной на край софы:

- Убить тебя? Глупый! Будь моя воля, я бы только и делала, что холила бы тебя и лелеяла. Веришь, я уже забыла, когда вообще кончала, а чтоб так... Я думала, что оттуда уже и выделяться то нечему. У меня, видишь ли, все очень зависит от партнера, а ты - просто маг и волшебник какой-то. А глаза у тебя - синие, синие...

Я чувствовал себя так, как будто мне в Георгиевском зале вручают как минимум звезду Героя. Господи, как мало нужно самцу, чтобы быть вполне счастливым, хотя бы и на секунду! По аналогии с девизом американских копов, которым, как известно, является: "To serve & to protect" - служить и защищать, в экстрагированном виде истинные смысл жизни и предназначение наше, особей мужеска пола, - самцов, кобелей, мужиков, назовите, как хотите - можно в двух словах выразить так : "Осеменять и удовлетворять!". А все остальное - так, вторично, гарнир к основному блюду, и то только потому, что основным видом деятельности нельзя заниматься непрерывно в силу физиологических особенностей, да так называемых морально-этических условностей. Если хотя бы половина того чувства, которое Талия вложила в свои слова, хотя бы половина того счастья, которое светится в ее глазах - правда, то я в эту минуту - счастливейший из смертных! Пусть даже большая часть этого вполне может быть, увы, профессиональным враньем, все равно - как сказано, как преподнесено! Какие комплименты мне, самцу - венцу творения и центру мироздания! Сколько почтения и такта! И про глазки мои, цвет которых на самом деле не голубой, а - большая редкость - синий. В общем, так, как я сейчас, должно быть, чувствовали себя только восточные султаны и падишахи в прежние времена, когда в своих гаремах и сералях всякие наложницы, рабыни и прочие одалиски воскуривали им фимиам и возносили дифирамбы. Я поплыл с глупой улыбкой сытого кота на лице. Да и на самом деле, почему нет, отработал я дай Боже, на твердую четверочку, так что пой, ласточка, пой...

- Антоша, ты пойдешь в ванную, а я пока прибрала бы тут, - вернул меня на землю просящий и домашний такой голос Талии.

- Конечно, конечно, хозяюшка, - съязвил я в отместку за прерванные грезы, получил в ответ высунутый язык и, смеясь, пошел мыться.

Я стоял в маленькой сидячей ванне за пластиковой шторкой в веселеньких корабликах, и поливал себя горячим душем. Мысли вяло, как осенние мухи, жужжали в голове. Я направил струю из лейки на гордо висящего с чувством выполненного долга товарища, и он отозвался довольным гудением всего тела. "С тобой все ясно, - обратился я к нему. - Ишь, как папик-хозяин раздухарился, и ты, старик, не подвел. Молодца! М-да, а вот к твоему хозяину есть вопросы". Вопросов на самом деле возникало много. Первый - ну и кто ты, собственно говоря, после того, как трахнулся, если называть вещи своими именами, с биологическим мужчиной - Дон Педро или не Дон Педро? Я усмехнулся. Вопрос, конечно, между нами - пацанами, конкретный и острый, но на самом деле простой, да и интересовал он меня, если честно, постольку-поскольку. Кто-то скажет "да", кто-то - "нет", кто-то честно скажет: "хэ зэ"*, а мне, если честно, как-то пофигу.

Хорошо, а если бы ей уже сделали операцию? Внешне Талия - просто девушка моей мечты, тот самый тип умной (невероятно, да?) длинноногой блондинки с серыми-голубыми-зелеными глазами, который единственный я по-настоящему, как стало очевидно к моим без хвостика сорока, могу любить и хотеть. С другой стороны, если, допустим, на месте Талии оказалась бы от природы женщина, красивая, стройная и вдобавок умная, и блондинка, но с чисто мужской внешностью? Меня аж продрало по коже, как в фильме ужасов. Встал бы у меня на нее? "Нет, не встал бы", - ответил товарищ из партера. Мужики меня в смысле сексу никогда, слава Богу, не привлекали. Вот выпить, закусить, это - да! Опять же, о бабах. А в койку - это нет, жамэ**! До такой продвинутости в сексе, как Чайковский с Фредди Меркури, мне еще далеко. А то, что хрен висит, - это не главное, потом, все равно скоро-нескоро, а отрежут. Правда, не только висит, но это уже вторично. Так, с первым вопросом разобрались.

Второй вопрос, собственно, не вопрос даже, а, наоборот, констатация. Дело в том, что после того, как в наших с Жанной отношениях запуржил снежок, в жизни моей начало становиться как-то пусто и холодно. Жанна - это моя последняя по счету любовница и большая любовь. До того, как в конце концов оказаться с не в постели, я знал ее много лет, потому, что по злющей иронии жизни, Жанна была по совместительству женой одного моего хорошего знакомого и даже когда-то сослуживца. Нравилась она мне всегда, потому что была все тем же типом высокой красивой блондинки с немного грустными глазами, и внешне очень походила на Наталью Ветлицкую. Долгие годы я мог хотеть Жанну с расстояния, определяемого ее семейным статусом, но увлекаться мне тогда вполне хватало кем. Потом мужик ейный где-то крупно влетел, был вынужден пару лет скрываться, я как-то естественно стал по мелочи помогать Жанне вроде как жене человека не совсем чужого. В семье у них из-за его проблем все как-то посыпалось, а, может, и не

* хэ-зэ (народное) - не могу знать, гр. начальник

* жамэ (фр.) - ни в жисть

из-за этого совсем, может, все давно накипало и просто совпало по времени, - я не знаю.

За это время я открыл для себя, что она совсем не домашняя курица, какой всегда казалась мне, вызывая чувство легкой досады, а легкий и изящный в общении человек и, главное, весьма неглупа - для женщины, конечно. Насчет ее семейных дел по ряду событий я вполне мог предположить, что у них все на грани разрыва, что некоторым образом успокаивало меня в морально-этическом плане. Выяснил я также, что и сам я для нее как минимум не отвратителен, а тут уж распустить павлиний хвост обаяния было уже делом техники и времени. Короче говоря, в один прекрасный день мы в конце концов как-то органично переместились в койку. Потом еще и еще. Постель с ней оказалась настолько хороша, что меня натурально переклинило, проще говоря - я банально влюбился, чего уже от себя в своем возрасте ну никак не ожидал, да еще и объяснился Жанне в этом. После этого целый год по-серьезному я мог думать только о сексе с ней. Я несколько раз прокололся дома, чего не допускал до того никогда в жизни, да и на бизнесе мои яичные страдания тоже не могли не отразиться. Дошло до того, что я серьезно стал подумывать, чтобы развестись с Галиной и кинуться в омут третьего своего брака, хотя четко осознавал, что три раза в одну и ту же игру играть просто глупо. Не смог создать идеальную семью с двух попыток - где гарантия, что получится с третьего раза? Но что ни делает Господь, а так тому и быть. Видимо, не суждено нам с Жанной было стать новой, правда, немолодой уже ячейкой общества. Вернулся из бегов ее благоверный, у нее стало гораздо хуже со свободным временем, у меня тоже изменился график работы, снимать блат-хату, где мы раньше, бывало, проводили в генитальных утехах дни напролет, стало нерентабельно, мы встречались все реже и реже. Еще все было вроде по-прежнему, в дни, когда не виделись, мы слали друг другу страстные письма по электронной почте, но уже стало холодать. Не оживляемые все новыми и новыми порциями секса, наши отношения стали тухнуть, как костерок без дров. Становилось очевидно, что ничего, кроме постели, не могло служить цементом в нашем романе. Мы оказались слишком несовместимыми людьми и по знакам Зодиака, и по жизненным ценностям. Все чаще и чаще что-то в общении с ней начинало меня раздражать, будь то ее желание лететь по магазинам, в то время как мы пару недель не трахались, и я ни о чем другом просто думать не мог, или сеансы нашего совместного общения с ее лучшей и по сути единственной подругой Люсей. Люся была кошмарным с виду существом нездоровой худобы и неопределяемого возраста. У нее был огромным набор каких-то невероятных жизненных проблем, которыми в манере, естественной не более, чем золотой зуб во тру годовалого младенца, Люся постоянно грузила Жанну, а с ней до кучи - и меня. На мой взгляд, ничего общего просто не могло быть у Жанны - воплощенного изящества, с этой в высшей степени странной постоянно непричесанной и вообще неопрятной особой. Меня она почему-то именовала не иначе, как "дорогой", что меня просто бесило. Но что-то явно и очень сильно связывало Жанну с ней, я не хотел думать, что, но от этого раздражение мое только усиливалось. В общем, коханя вмэрло, как говорят наши братья - хохлы, я еще по привычке звонил Жанне почти каждый день, еще говорил ей автоматически "целую" в конце телефонных разговоров, которые становились раз от разу все короче и короче, но не виделись мы уже пару недель, а когда последний раз трахались, точно и не припомню. И стоило ли форсировать ситуацию, чтобы после такого перерывчика опять начинать, я абсолютно не был уверен. Но воспринимал ситуацию эту я очень болезненно, душа привыкла к общению с Жанной даже больше, чем тело хотело постели с ней. Внутри меня начала нахолаживаться такая пустота, что иногда хотелось выть на луну. Ни работа, ни дом, ни даже бутылка водки не могли заглушить эту постоянно ноющую боль внутри. Она стояла последние пару месяцев постоянно каким-то настолько осязаемым комком в горле, что у меня возникла мысль, не хроническая ли это простуда, и хотел пойти к ЛОРу. Хорошо, что не пошел, не стал отрывать перегруженных врачих в поликлинике, потому, что сейчас четко ощущал - комок ушел, и четко знал, что вылечила меня Талия. Из этого заключения проистекал третий вопрос.

Я не верю, в общем-то, в любовь с первого взгляда. Даже не в самое любовь, - это вообще из области фантазий стариков Шекспира, Петрарки, Фирдоуси и прочих великих сказочников прошлого. Просто, чтобы почувствовать к человеку - неважно, мужчине или женщине, хоть какие-либо чувства, кроме индифферентного и вежливого безразличия, нужно время. Я имею ввиду чувства положительные и к абсолютно нормальному человеку, который при первой встрече ни какой-нибудь жуткой особенностью своего внешнего вида ли, произнесенной какой-нибудь чудовищной глупостью ли, запахом ли изо рта или режущим ухо акцентом - любым из этого арсенала или чем-нибудь еще, и так может поставить жирный несмываемый крест на любых перспективах стать вашим другом или, к примеру, любовницей. И вы можете потом долго - годами, по долгу службы, или будучи, к примеру, соседями - регулярно и вполне мило общаться с этим человеком, дальше простого, хоть и благожелательного, безразличия ваше отношение к нему не продвинется. Но, предположим, означенный человек ни при первой, ни при последующих встречах ничего такого ужасного не совершил, а при дальнейшем знакомстве становилось очевидно, что у вас с ним или с нею есть еще и точки сопркосновения в сферах, далеких от обязательных тем общения, будь то любимая музыка или собака конкретной породы. Только тогда и по прошествии определенного времени, я глубоко убежден, у вас могут зародиться глубокие взаимоотношения типа дружбы с мужчиной или постели с женщиной. С Талией все выходило не по теории. Я стоял в ванне и четко осознавал, как бы сканируя внутренним ментальным локатором всю четырехчасовую историю наших взаимоотношений, что слабых мест в простом определении: "Она мне нравится" по существу нет. Мне нравится в ней все - внешность, запах, голос, интонации, взгляд на некоторые проблемы, которые так или иначе сегодня в перерывах между трахом были по ходу пьесы обсуждены, нравится, как она трахается и нравится музыка, которую она слушает. Нравится, что мое полотенце синее, а ее красное, и нравится, что на раковине лежит именно мыло Protex. Мне даже к ужасу моему, нравится, что Талия - не вполне женщина сейчас, и нравится то, что в обозримом будущем она станет, скажем так, гораздо более женщиной. Короче говоря, методом экстраполяции можно с очень большой степенью вероятности предположить, что мне понравится также все или почти все из того, что в сегодняшнем нашем общении затронуто не было. Так что же, передо мной - идеал? Но ведь созерцание идеала или общение с ним может привести только к двум вариантам развития событий - к поклонению идеалу, или к любви к нему. М-да, перспектива наступления ни одной из этих ипостасей меня как-то не очень согревала. Поклонение и всякий там фетишизм - это хренушки, это не мое, нашли, блин, Пигмалиона! А что до любви, то ну ее к Аллаху, любовь хороша в молодости, в зрелом возрасте от нее одни проблемы, как показывает мой собственный недавний горький опыт, так-то. Ладно, и последний на сегодня, четвертый по счету вопрос. Что же, черт тебя дери, из предыдущих трех вопросов вытекает? "А хрен его знает!" - неожиданно громко вслух ответил сам себе я и выключил воду. Утро вечера мудренее, типа - время, может быть, покажет. Пока надо птицей лететь домой, а то благоверная моя Галина сейчас начнет задавать гораздо более простые и конкретные вопросы, на которые, как ни странно, мне ответить будет гораздо труднее, чем на все нагромождение философско - этических торосов, которые я тут себе понастроил. Я вытерся, вылез из ванны, мельком взглянул на себя в зеркало - стареющий, толстеющий, лысеющий. но очень еще даже ничего мужчинка с интересной проседью в темных волосах и синими, как номерные знаки на ментовских лайбах, глазами. Подмигнул своему отражению и вышел из ванной.

Шофер

Категория: Жено-мужчины

Автор: Эльвира

Название: Шофер

Меня зовут Эдуард мне 23 года,после армии я устроился водителем на одной фирме,помогли хорошие знакомые.Возил шефа нашей конторы,в один из обычных дней шеф улетал в командировку за бугор и я уже думал раслабиться поехать отдохнуть но по дороге из аэропорта мне позвонили из нашей фирмы и попросили чтобы я приехал на фирму,так как одна из наших машин обламалась и нужна моя помощь.Вот мой отдых и пропал,а как думал хороше провисти конец пятницы.Когда приехав на фирму я узнал что сломалась машина замдиректора Александры Ивановны очень красивой женьщины хотя уже немолодой, у котрой приэтом сегодня отмечали день рожденья,отказать было просто некрасиво и я согласился отвести ее на ее загородную дачу.Когда мы ехали к ней домой она поросила заехать в пару магазинов и после этого мы выехали за город.Александра Ивановна была без настроения всю дорогу молчала лищь после того как мы приехали к ней домой ,я занес все подарки она предложила мне чашку кофе.Мы присели в зале она приготовила кофе мы пили кофе и говориле неочем,но вдруг Александра Ивановна поросила провести этот вечер с ней отпразнывать ее день рожденья,отказать женьщине еще в день ее рождения это было сверх моих сил.Алесандре Ивановне оказывается исполнилось 35лет,круглая дата .Она накрыла стол Шампанское,икра ,бутырброды и многое друго,после выпитой третей бутылки щапманского предложила перейти на ты .Саша была великолепна на ней была одета белая прозрачная блузка и короткаякожанная юбка с большим разрезом ,на ногах были черные чулочки на резинке, она спросила меня Эдик а ты никогда неодевал женское белье и одежду,честно говоря я вначале был щокирован но постепенно я прийдя в себя у меня проявился интерес к этой процедуре.

Ты знаешь Саша я хотел бы попробывать надеть женское белье и одежду,но мое тело покрыто волосами а это некрасиво. Эдик мы решим эту проблему в несколько менут,она повела в вану я разделся до гола снял всю одежду,она взяла какойто крем и намазала меня всего с головы до ног .Через минут десять она взяла дущь и смыла весь крем вмести с моими волосами. Теперь все мое тело было гладкое без единой волосине,я обтерся полотенцем и мы пошли в зал.В зале меня уже ждал корсет из кожи и коженные плавочки танго,чулки и самое удивительное туфли моего размера.Саша помогла мне надеть корсет и затянула его на талии как можно сильно,потом надела мне чулки и туфли.После этого начала заниматься моим макияжем ,когда смакияжем было закончено она вынесла из спальни коробочку ,когда я ее открыл то увидел в ней два настояших протеза силиконовой груди,это тоже для тебя сказала Саша.Когда я вставил в корсет эту силиконовую грудь то мне покозалась что она там и была раньше,Саша пренисла блузку ,юбку и парик помогла все это одеть мне и повела меня к зерколу.Я неузнал себя в отражении,из отражении на меня смотрела девушка немного выше меня с длинными рыжими волосами.Саша отпразднывать появления новой девушки в ее доме,она открыла новую бутылку шампанского.Эдик а можно я буду называть тебя Элей ты непротив,я согласился принять ее игру.

Мы выпили еще одну бутылку в голове у меня все кружилось, Саша предложила поменяться ролями она теперь будет мужчиной, а я женщиной. Меня это заинтриговало и я согласился, теперь я Элля а она Александр. Александр приглосил меня на медленный танец, во время танца Саша меня начал нежно ласкать, целовать его руки ласкали все мое тело, ягодицы, бедра, грудь и я нача возбуждаться. Мы сели на диван и там продолжили наши ласки. Саша спросил умею ли я играть на флейте, я сказала что не умею но у меня есть желание научиться. Тогда Саша преложил завязать мне глаза и преподать мне первый урок. Он сказал Элля ты должна быть послушной ученицей, я опустилась на колени и почуствовала на губах чтото твердое и горячее, Саша сказал чтобы я открыла ротик пошире и взяла флейту в рот и сделала несколько движений язычком по всей флейте. Постепенно вся флейта очутилась у меня во рту и уперлась мне в горло, Саша здернула повязку с моих глаз и я увидела стоящего передомной Сашу-Аександру Ивановну в чулках на поясе и с большим членом у меня во рту который я тщательнно отсасывал.

Саша сказал что теперь я знаю его-ее секрк а она знает мой и мне нечего неостовалась делать как продолжать сосать большой член Саши,она кочила мне прямо в рот.Потом мы сели имолча выпили по бокалу шампанского.Саша спросила понравилось ли мне урок мызыки,я сказла что несовсем еще научилась играть на флейте но вскорм будущем научусь играть лучще и с этими словами опустилась к Сашеному члену и взяла нежно его в ротик и начала его ласкать,через несколько минут Саша кончил снова мне в рот ,на моих аллых губах текли струйки спермы из Сашеного члена.Элля еще пару уроков музыки и ты будешь профисионалкой.А теперь Элля я хочу трахнуть тебя как настоящую шлюху потому что хорошая мызыкантка неможет быть девственицой,а ты ведь еще девочка.Только теперь я поняла зачем на плавках был вырез с зади.Я стала на коленки а Саша пристроил свою дубину сзади и одним резким движением вощел в меня во всю свою длинну,была такая сильная боль что я закричала и упала головой на подушку и мои трусики намокли,я помочилась от ильной боли.Но Саша невыходил из меня,вначали он нечего неделал сомной пока непривыкла моя дырочка к его члену ,спустя пару менут он постепенно начал натягивать мою жопу на свою дубину постепенно темп убыстрялся,мне казалась что он достанет мне до гланд,внутри все горело.Саша продолжал меня долбить уже полчаса, мои ноги меня ели держали,трусики уже промокли насквазь ,а Сашенька все продолжал меня трахать.И вот настал тот момент у меня внутри какбудто свинец разлили это мой дорогой Сашенька кончил, он высунул свой член и я сразу набросилась его облизывать.Утром мы прснулись как в радужном сне Сашенька поздравила меня с лищением девственности и предложила сыграть на флейте что я с удовольствеем делаю. Продолжение следует

Наедине

Категория: Жено-мужчины

Автор: Юрий Циммерманн

Название: Наедине

Окно его комнаты выходило на запад, и когда он наконец добрался домой, морковно-оранжевое солнце уже начинало уходить за дальние дома. Стояли погожие теплые дни бабьего лета. Он чертовски устал на работе за последнее время, и сама природа словно подсказывала предощущение праздника. Поужинав на скорую руку, он набрал наудачу два-три телефонных номера. Нет, увы! Никого из тех, с кем хотелось бы разделить сегодняшний вечер, дома не оказалось.

Он неторопливо вымыл посуду и вернулся из кухни в комнату. Остановился в дверях и бесцельно, почти автоматически обвел взглядом свое одинокое, снова холостяцкое жилище. И в этот момент ощутил внутри себя даже не толчок, а сворее некое шевеление. Очень легкое, но в то же время вполне отчетливое. Это было знакомое и почти забытое чувство, которое давно уже к нему не приходило; и поначалу он даже испугался. Но как бы внутренне замер и пислушался, боясь спугнуть прораставшие в нем ощущения. Да, пожалуй. Или лучше не стоит? Нет, наверное сегодня такой день, когда это может получиться хорошо.

Еще несколько минут он по инерции занимался бытовыми мелочами: расставлял по полкам разбросанные книги, подмел пол, заодно проинспектировал сожержимое холодильника... И все это время напряженно выжидал: не погаснет ли робкий огонек, тлевший внутри его сознания? Но нет, огонек разгорался все сильнее. Наконец, он решительно защелкнул замок входной двери и выдернул из розетки телефон. Потом медленно, очень медленно, с застывшим в бесстрастной маске лицом вынул запонки из рукавов рубашки. После этого надо было расстегнуть каждую пуговицу - спокойно и неторопливо. Молния на брюках. Носки. Плавки. И с каждой снимаемой часть. одежды уходила прочь какая-то часть осознания сеюя мужчиной.

И вот уже можно застыть на бесконечно долгое мгновение в первозданной наготе. Нащупать абсолютный нуль, баланс инь и ян, неуловимую грань равновесия между Адамом и Евой. Так. Здесь. Сейчас.

Теперь - одеваться! Черная кружевная рубашка чуть ниже колена. Такой же пеньюар. Черные прозрачные чулки. Пояс или подвязки? Подалуй, все-таки пояс. Она все увереннее ощущала себя женшиной. Ступни постепенно вспоминали ощущение высокого каблука. Эти золотые босоножки на семисантиметровой шпильке - она их так любмла! Теперь еще раз подтянуть повыше чулок. Да, ей хотелось быть сегодня настоящей женщиной - чувственной, сексуальной, ждущей и жаждущей.

Она робко сделала шаг, потом второй, третий... Осторожно, но все увереннее чувствуя себя на каблуках, прошла в ванну. Подкрасила губы, потом, улыбнувшись собственному хулиганству, чуть отвела лиф и обвела помадой темные кольца вокруг сосков, которые затвердели и набухли на ее маленьких, но столь чувствительных- грудях. Сначала левая, потом правая. Подкрасить ресницы? Пожалуй, нет. Зато - духи. Она выбрала "Фиджи". Молодежный тон, но ведь, в конце концов, ей нет еще даже тридцати! Обильно смочила клочок ваты и увлажнила им излюбленные точки своего тела: за ушами, на запястьях, сгибы локтей, справа и слева на шее - в тех местах, где отчетливо прощупывался участившийся пульс. Провела влажным тампоном по складкам в паху - чуть повыше конца чулка, там, где берут начало ноги. Потом подколенные впадины и, наконец, изнутри на щиколотках.

Когда она вышла из ванной, уже почти стемнело. Она поплотнее задернула шторы на окнах и принесла из кухни несколько свеч. Одну из них зажгла и поставила на стол в дальнем углу комнаты. Критически оглядев все пространство, достала поднос - он все равно еще понадобится - и поставила его на стул в изголовье кровати, а на него - подсвечник со второй свечой. Теперь вся комната была стянута по диагонали нервным диалогом языков пламени. Да, сегодняшний вечер принадлежал только ей, и она хотела взять от него все до последней капли. Кстати, о музыке. Щелкнула кассета, ваставляемая в магнитофон, и вот уже пламя свеч закачалось в такт мягкой мелодии. Кажется, это был оркестр Поля Мория. А может быть, Джемся Ласта. Впрочем, неважно. Пританцовывая в этом медленном ритме, она распечатала последнюю пачку индийских ароматических палочек. Двух штук должно было хватить вполне. Сандал? Нет, сегодня ее настроению подходили скорее мускус и жасмин. Ну что же, пусть будет так.

Когда в воздухе заклубились первые струйки ароматного дыма, она снова застыла на несколько секунд, прислушиваясь поочередно ко всем своим органам чувств и проверяя, все ли ее устраивает в мизансцене сегодняшнего вечера. Низкий свет живого пламени и игра теней на стенах и потолке - вполне. Музыка - тоже: в меру тихая, но заполняющая всю комнату, тем более, что шум машин за окном по позднему времени заметно поутих. Запах? Да, тон запаха был выбран ею правильно. Пряный и чувственный, пробуждающий к жизни не тысячелепестковый лотос Брахмы в центре сознания, но скорее могучую и страшную силу пола - змею Кундалини, свернувшуюся в свои положенные три с половиной оборота в основании позвоночника. Осязание? Нет, она больше не могла этого выдержать. Контраст между мягким и нежным прикосновением, с которым прилегал к телу шелк рубашки, и напряженным, даже чуть жестковатым касанием капрона чулок на бедрах и икрах был настолько зовущим, настолько восхитительным, что она бросилась к кровати, откинулась на мягкое ворсистое покрывало и начала с мазохистской неторопливостью мучительно медленно водить ладонями по туго обтянутым бедрам - сначала снаружи, а потом, слегка раздвинув ноги, изнутри. Прочертила подушечками пальцев нервные линии вдоль предплечья и плеча, нащупывая самые чувствительные места, от едва уловимого, невесомого прикосновения к которым все тело пронизывала уже крупная дрожь.

Ее пальцы скользнули чуть дальше вниз, к маленьким крепким грудям. Она охватила их своими ладонями, а бльшими и указательными пальцами начала теребить вспухшие и затвердевшие соски сквозь кружево рубашки. Это было восхитительно, но этого было мало, ей хотелось еще, больше, и всего сразу! Не отни