Как делать революцию. Инструкции для любителей и профессионалов (fb2)


Настройки текста:



Алексей Кунгуров КАК ДЕЛАТЬ РЕВОЛЮЦИЮ Инструкции для любителей и профессионалов

1. Вечные грабли русской истории

Красный флаг над Кремлем — возможно ли такое вновь? Ход истории многими воспринимается, как механистический процесс, потому на протяжении веков люди пытались найти какие-то закономерности исторического развития. Разумеется, их находили, причем каждый исследователь свои. Но любые попытки предсказать грядущее с позиций «объективных законов исторического развития» всякий раз оказывались тщетны. Будущее вариативно. Невозможно сформулировать непреложные законы истории, и зачастую очень трудно даже выделить закономерности весьма общего характера. Поэтому мнения относительно возможности революции в РФ обычно аргументируются следующим образом:

— Революция будет, потому что она неизбежна (далее как правило идет обоснование с позиций марксизма, бланкизма, троцкизма, геваризма, либерализма, оранжизма или иного — изма);

— Революция невозможна, потому что ее в принципе не может быть. Тезис чаще всего мотивируется полным отсутствием в настоящий момент революционных настроений в обществе и страхом этого самого общества перед любыми радикальными, а тем более, насильственными изменениями.

Согласен, первая точка зрения выглядит крайне неубедительно. Действительно, глупо считать революцию неизбежной лишь потому, что Карл Маркс или что-то там предначертал полтора века назад или Збигнев Бжезинский считает нужным свергнуть путинский режим, чтобы остановить, как он считает, фашизацию России. Революции, мятежи, государственные перевороты, восстания и гражданские войны случались как до Маркса, так и после, и не всегда Бжезинский имел к этому какое-то отношение. Причем каждое событие из подобного ряда было уникальным, не копирующим никакое другое, хотя общие черты у них выявить можно.

Вторая позиция, несмотря на кажущуюся убедительность аргументов, тоже весьма шаткая. Революция — процесс сложный и многогранный, нельзя все сводить к внешним атрибутам. В Китае, например, за последние три десятилетия произошли поистине революционные изменения, однако ни «штурма Зимнего», ни гражданской войны не зафиксировано, государственная атрибутика не обновлялась, конструкция политической системы осталась прежней, даже официальную коммунистическую идеологию не стали сдавать в утиль. Однако колоссальные изменения в социально-экономическом устройстве Китая налицо, и отрицать их принципиальный, то есть революционный характер, нелепо.

Потому я вовсе не уверен в том, что через пару-тройку лет ликующая толпа сломает ворота Боровицкой башни Кремля и какой-нибудь лихой братишка, олицетворяющий народ, сухо щелкнув затвором автомата Калашникова, попросит «временных» удалиться с исторической сцены. Нельзя полностью исключать возможности совершения революции сверху, как это произошло в эпоху Перестройки, хотя признаю, что вероятность такого развития событий ничтожно мала.

Чтобы решить спор о необходимости и, следовательно, принципиальной возможности революции, надлежит рассмотреть два вопроса:

— Насколько нынешний социально-экономический и политический курс РФ соответствует национальным интересам?

— Имеется ли возможность необходимой корректировки данного курса в случае его неадекватности без насильственного демонтажа государственной системы?

По здравому размышлению придется признать, что нынешний правительственный курс совершенно губителен для народа и российской государственности, но из этого нельзя вывести тезис о неизбежности революции (национальной, пролетарской, культурной, фашистской, «оранжевой» или иной). Можно говорить лишь о неизбежности складывающейся альтернативы: либо Россия, сохранив нынешний вектор развития, потерпит крах, как государственное и национальное образование; либо обновится в ходе революционного процесса (он может протекать как в мягкой, так и в бурной форме).

Что такое революция? Это процесс разрешения общественных противоречий. Противоречия ямежду классами, социальными, этническими или религиозными группами существуют в любой стране в любой период времени, иногда они даже накладываются друг на друга. Вопрос в том, каким образом противоречия разрешаются. Возможно ли это без революции? Да, возможно. После Второй мировой войны в Западной Европе, как результат компромисса между верхами и низами, возник феномен социального государства. Низы обрели беспрецедентные социальные гарантии и довольно высокий уровень жизни, верхи получили лояльность населения, застраховав себя от какой-либо жакерии. Правда, поддержание гламурного потребительского благополучия в Европе достигалось во многом за счет эксплуатации стран Третьего мира, где социальные катаклизмы следовали сплошной чередой, но это уже другой вопрос. Глобальные социальные противоречия в странах Запада были решены с помощью инструментария социального государства. Кстати, сегодня мы наблюдаем там обострение казалось бы забытых «классовых» противоречий по мере сворачивания социальных завоеваний 50-70-х годов прошлого века.

А что происходит, если противоречия не удается разрешить? Это отлично видно на примере России. В конце 50-х годов XIX столетия в стране сложилась классическая революционная ситуация, когда «низы не желали, а верхи не могли». Крестьянские восстания следуют одно за другим, озлобление против помещиков приближается к точке кипения. Обосновывая необходимость отмены крепостного права, Александр II прямо указал, что удержать крестьянскую массу в повиновении не удастся, и в случае отказа предоставить свободу, народ отменит крепостное право снизу в ходе восстания куда более разрушительного по масштабам, нежели пугачевский бунт.

Реформа 1861 г. дала крепостным свободу, но разрешила ли она основные противоречия? Нет. Главный вопрос был вовсе не в политических и гражданских правах, а в том, кому достанется земля. 23 миллиона земледельцев (более трети населения Российской империи) получил волю, но не землю. Землю они должны были выкупить, немедленно уплатив помещику 20 % выкупной суммы, а остальные 80 % вносило государство. Крестьяне должны были погашать долг в течение 49 лет. Думаете, государство облагодетельствовало своих подданных, помогая им получить землю? Как бы не так! К 1906 г., когда выкупные платежи были отменены, крестьяне заплатили 1 млрд 571 млн рублей выкупа за земли, стоившие 544 млн рублей, то есть они к тому времени трижды заплатили за землю!

Через 20 лет после отмены крепостного права вновь складывается революционная ситуация. Лавинообразно растет число крестьянских восстаний, в которых участвуют десятки тысяч крестьян и которые подавляются с помощью армии. Революционная ситуация 1879–1882 гг. характеризуется тем, что в ней впервые заявляет о себе пролетариат. Вновь реформы носили половинчатый характер, они не разрешали противоречий, а лишь сбивали накал. С крестьян была снята подушная подать, сокращены выкупные платежи, списаны безнадежные недоимки. Пролетариат так же добился некоторых социальных гарантий: был запрещен детский труд до 12 лет, рабочие получали один выходной в неделю.

Наконец, третья революционная ситуация, активно формирующаяся в течение 1902–1904 гг. выливается в настоящую революцию 1905–1907 гг. В ходе нее пролетариат уже выдвигал не только экономические, но и политические требования, в борьбу вступили массовые политические партии социалистического и либерального толка, впервые со времен стрелецкого восстания взбунтовалась армия. Но главным вопросом оставался земельный вопрос. Вновь власть ограничилась полумерами вроде отмены выкупных платежей. Столыпинская реформа, которой либералы сегодня слюняво восхищаются, с треском провалилась. Крестьянское население за полвека, прошедшие с отмены крепостного права выросло вдвое, но земли в его распоряжении больше не стало. То есть шел неуклонный процесс обезземеливания и обнищания крестьян, усугубленный непомерным налоговым бременем. В начале XX крестьяне питались хуже, чем до отмены крепостного права, голод стал случаться все чаще, охватывая все больше губерний.

Выйти из этой ситуации, избежав катастрофы, можно было путем форсированной индустриализации, когда бы города вобрали в себя десятки миллионов «лишних» крестьян, а производительность сельского хозяйства была повышена за счет механизации. Но царский режим и в этом деле не добился сколь-нибудь заметных успехов. Не смотря на довольно высокие темпы развития отечественной промышленности, разрыв между Россией и Западом не только не был преодолен, но даже углубился. Мы можем констатировать, что в период 1861–1917 гг. социально-экономические противоречия в русском обществе не только не были разрешены, но и усилились. В итоге произошла катастрофа 1917 г., похоронившая и монархию, и империю, и надежды на либеральные реформы.

Строительство Транссибирской магистрали.

В царствование последнего российского императора надежды правящего класса связывались с модернизацией и инвестициями. В отличие от сегодняшнего дня, модернизация имела вполне реальные проявления. Но масштабы ее были столь незначительны, что у России не было шанса превратиться из аграрной периферийной страны в ведущую индустриальную державу. Эта задача была решена лишь в ходе двух сталинских пятилеток 1929–1938 гг.



Был ли приход к власти большевиков исторически предрешен и неизбежен? Как видим, нет. У правящего класса было в запасе более полувека для того, чтобы разрешить противоречия в ходе реформ. Но разум был побежден трусостью и алчностью. Элита, не желая поступиться малым, наступала на одни и те же грабли, пока не потеряла все. В феврале 17-го самозваное «демократическое» правительство либералов во главе со Львовым не нашло в себе смелости дать народу землю (что не удивительно, поскольку в его составе было много землевладельцев), и было сметено через считанные недели. Новое социалистическое правительство Керенского опять трусливо отложило вопрос о земле на потом. Это тем более поражает, что доминировали в нем представители эсеровской партии, главным пунктом программы которой было положение о наделении крестьян землей и ликвидация помещичьего землевладения. В итоге правительство Керенского бесславно пало, не протянув и полгода.

А большевики власть удержали. Почему? Потому что первым их шагом было радикальное решение земельного вопроса, хотя Ленин всегда подчеркивал, что сделано это было вопреки социал-демократической программе, ведь в планы марксистов вовсе не входило намерение плодить мелких собственников. Но такова реальность — политикам приходится делать не то, что хочется, не то что написано в их красивых манифестах, а то, что необходимо делать для выживания.

Власть так желанна для многих в спокойные годы, ибо обещает почет, привилегии, комфорт, деньги. Но в эпоху великих перемен власть — это прежде всего ответственность, это риск, игра на вылет. Представьте себе, что произошло бы, займись члены ленинского правительства строительством шикарных дач, дележом собственности и перекачкой золота на личные банковские счета. Революция — это очень жесткий кастинг для элит, в котором побеждает тот, кто способен адекватно ответить на вызовы времени. Проигравший же теряет все.

Чем занимается нынешняя российская элита: способна ли она принципиально разрешать общественные противоречия или только сглаживает их, в том числе подавляя насильственными методами попытки протеста? Адекватно ли отвечает власть на внешние вызовы? А может быть, наши правители больше озабочены своими оффшорными счетами, личной безопасностью и комфортом? Ответ мне кажется очевидным. Поэтому революционная ситуация неизбежна по мере накопления противоречий. Во что она выльется? Поживем — увидим. Ждать остается совсем недолго.

Сама по себе неизбежность грядущей катастрофы российской государственности вовсе не гарантирует, что данное обстоятельство будет правящим режимом осознано, и что страну спасет элементарный инстинкт самосохранения элиты. Сколько великих империй кануло в лету, оставив после себя лишь в музейные экспонаты, только потому, что инстинкт отчего-то не срабатывал. Вопрос в том, найдутся ли в критический момент те общественные силы, которые попытаются адекватно отреагировать на угрозу, смогут ли они подчинить массовое сознание, сам ход исторического процесса своей воле? Иногда революции вели страну к гибели.

Во второй половине XVIII в. Польша окончательно превратилась в «причину головной боли для Европы» по словам Черчилля. Государство трещало по швам, а шляхта развлекала себя тем, что делала оскорбительные пакости Пруссии, Австрии и России. К тому времени Швеция уже захирела, иначе поляки по своему обыкновению скандалили бы и с нею. Апофеозом польского идиотизма стала развязанная шляхетскими «революционерами» в 1794 г. война с Российской империей за возврат утраченных ею на востоке колоний. Ляхов изнуряли по ночам эротические сны о Речи Посполитой от моря до моря, от Силезии до Смоленщины. В результате этой бездарной авантюры Польша была стерта с политической карты Европы и ее появление на ней вновь, как и последующее исчезновение, всякий раз было связано исключительно с внешнеполитической конъюнктурой, зависело не от воли поляков, а от прихоти доминирующих европейских держав.

В 1807 г. Наполеон создает вассальное Герцогство Варшавское, которое в 1813 г. без боя капитулирует перед русскими войсками, а в 1815 г. оно упраздняется на Венском конгрессе без участия польской стороны. То, что поляки вообще сохранили свое национально-культурное ядро, надо считать заслугой России, которая никогда в отличие от Пруссии и Австрии не проводила политики ассимиляции в отношении населения Царства Польского, входящего в ее состав. Кажется, полякам следовало бы целовать руку благоволящим к ним русским царям, подарившим полякам неслыханные вольности, включая Конституцию (которой сама Россия не имела), и экономические льготы, так нет, они давай затевать мятежи. Что характерно, успех своих предприятий шляхта всякий раз связывала не с вовлечением в процесс широких народных масс, а делала ставку на поддержку враждебных на тот момент России государств. Ну, разве можно найти в этом хоть толику здравого смысла?


Бесславный конец польской революции 1794 г.

Варшавяне на коленях встречают графа Суворова, торжественно вручая ему ключ от города. Мещане были столь рады окончанию революции, что поднесли русскому фельдмаршалу в подарок золотую табакерку с надписью «Варшава своему избавителю».


Еще в 1794 г. вождь польских инсургентов Тадеуш Костюшко пытался образумить шляхту, предлагая ради свободы Польши освободить крестьянство от ярма, дать ему землю. Если бы ему удалось превратить захватническую войну в социальную революцию, история Польши могла пойти совсем по иному пути. Но польской элите — помещичье-торговой шляхте земля и рабы были куда важнее какой-то там независимости. Поэтому «гордые и свободолюбивые» ляхи с готовностью склонили свои головы перед русским царем, увидев в нем защитника сложившегося социально-экономического уклада. Конечно, хорошо было бы вернуть себе жирные черноземы Малороссии, но раз не удалось, то надо думать, как сохранить то, что есть.

Наконец, в 1918 г. благодаря Антанте появилось «уродливое детище Версальского договора» — Вторая Речь Посполитая. Разумеется, поляки тут же ринулись воевать абсолютно со всеми своими соседями. Надо сказать, это единственный случай, когда полякам везло со своими авантюрами, благодаря бессилию разгромленной в войне Германии, слабости окружающих Польшу новорожденных государств и наличию у ляхов мощной лондонско-парижской «крыши». Как же воспользовалась шляхта удивительно благоприятной для них политической конъюнктурой? Она бездарно просрала все свои завоевания через 19 лет, ввязавшись в войну с Германией, сохраняя при этом враждебную позицию по отношению к СССР. Последнее обстоятельство кажется абсолютно непостижимым идиотизмом, но так оно и было, и в результате польское государство вновь перестало существовать. Возродилась она снова благодаря своему восточному соседу. Советский Союз не только освободил территорию Польши от нацистов, но и существенно прирастил ее за счет совершенно не польских земель Восточной Пруссии, Померании и Силезии (на сей раз яростно протестовали против этого уже западные державы). При этом трудно найти сегодня в Европе народ, ненавидящий русских больше, чем поляки. Вот вам и повод порассуждать о патологической шляхетской невменяемости, не единожды послужившей причиной национальной катастрофы для Польши. Какова элита, таков и результат.

Учитывая, что здравомыслие нынешних правителей РФ трудно назвать даже «польским» (это будет для них комплиментом), их способность не то что следовать национальным интересам, но даже осознавать их, вызывает большое сомнение. Возможность отрезвления правящей верхушки представляется нереальным делом, и потому выбор революционного пути развития видится единственным способом очищения страны, бывшей еще совсем недавно мировой сверхдержавой, от присосавшихся к ней паразитов, медленно но верно, убивающих ее. Но и тут все очень непросто. Революция может привести к возрождению государства, а может его окончательно похоронить. Второй вариант очень вероятен, ибо для успешной революции мало удачного стечения обстоятельств, нужны еще и грамотные революционеры. К сожалению, наши доморощенные радикалы отличаются чаще всего глупостью и неадекватностью — ломать они еще могут, а вот что-то строить…

Что поделать, мы живем в период прогрессирующей деградации, которой подвержены буквально все сферы жизни. В полной мере склонность к умственному вырождению свойственна и так называемой элите. Однажды известный эксперт в области энергетики Наталья Чистякова в беседе с автором констатировала факт, что с началом 2000-х годов в серьезной прессе стремительно начали исчезать аналитические материалы о состоянии дел в нефтегазовом комплексе, хотя никаких цензурных установок на сей счет никто вроде бы не получал. В частности почти непроницаемое табу наложено на вопрос о состоянии нефтяных запасов и их рациональном использовании. «Такое впечатление, — резюмировала Наталья Борисовна, — что никто категорически не желает знать, что ждет ключевую отрасль нашей экономики через 10 лет».

Именно этот патологический страх мысленно заглянуть в день грядущий — верный признак приближающегося масштабного кризиса. Чаще всего социальной катастрофе предшествует период всеобщего самоуспокоения, что все худшее позади, идет уверенное поступательное развитие, и достаточно 30 лет стабильности, чтобы. Да-да, именно такие речи произносились в России в начале прошлого века как раз перед тем, как стабильность с грохотом накрылась медным тазом.

Сегодня уровень оптимизма по поводу будущего еще больший, а оснований для него еще меньше. При развале Советского Союза РФ достались в качестве наследства разведанные нефтяные запасы в 12 миллиардов тонн. Сегодня они сократились примерно до 8 миллиардов. Годовая добыча находится на уровне 500 миллионов тонн. Прирост запасов отрицательный. Выводы способен сделать даже ученик пятого класса. Так называемая элита не желает знать даже исходные данные для этой арифметической задачи. Очень красноречиво высказалась однажды одна толстомордая чиновная мадам из правительства Тюменской области, обращаясь к представителям оппозиционной прессы: «Что бы вы там ни писали, у нас все равно все хорошо».

Я в этом нисколько не сомневаюсь, у них все хорошо. Пока. Но приведенные выше цифры позволяют сделать расчет, когда эпоха под названием «Все хорошо» закончится. И если состояние страны в этом случае можно будет сравнить с клинической смертью, то революция — это электрошоковая реанимация. Довольно жесткий способ приведения в чувство, но другого пока не изобрели. «Боржоми» пить уже поздно.

2. Революции всякие разные — белые, черные, красные…

Что такое революция? Словарь Ожегова определяет это явление, как коренной переворот в жизни общества, который приводит к ликвидации предшествующего общественного и политического строя и установлению новой власти.[1]

Данное понятие имеет очень широкую трактовку. В исторической науке, социальной философии и политологии революции делятся на социальные и политические. Социальные революции приводят к смене одного социально-экономического строя другим, а политические революции — к замене политического режима иным, без изменения строя. Пример масштабной социальной революции дает нам Китай. «Оранжевая» революция 2004 г. на Украине — яркий образчик революции чисто политической. Думаю, правильнее будет именовать политическую революцию просто государственным переворотом. Зачастую государственный переворот является прологом к социальной революции, то есть захват власти не является в данном случае для революционеров самоцелью. Наверное, следуя академической логике, надлежит именовать такую революцию социально-политической. Историк и публицист Александр Шубин в докладе на клубе «Община» 25 февраля 2005 г отмечает:

«Слово «революция» многозначно. Под революцией понимались и прорывы эволюционного развития, и качественные скачки в развитии, и переходы от одной социально-экономической формации к другой, и социальные перевороты, связанные с вторжениями в отношения собственности, и разрушительные социальные взрывы, и политические перевороты, своего рода «обвалы власти», связанные со сменой правящей элиты. Некоторые из этих точек зрения совместимы между собой, но, на мой взгляд, они трактуют явление либо расширительно, либо, напротив, заужено. Если говорить о социально-политической революции как о конкретном историческом событии, то это — хронологически ограниченный процесс от нескольких месяцев до нескольких лет. Характеризуя революцию, мы можем исходить из «классических» примеров: Британского «Великого мятежа» середины XVII в., Великой Французской революции конца XVIII в., серии французских революций 1830 г, 1848–1852 гг., 1870–1871 гг.; Российских революций 1905–1907 гг. и 1917–1922 гг.

Сущность этих явлений не может быть определена через изменения отношений собственности (в Английской революции этот фактор играет незначительную роль, и в центре внимания стоят религиозно-политические мотивы, разделяющие представителей одной группы собственников) или смену правящей элиты (этого не случилось в революции 19051907 гг.). Речь не может идти о смене общественной формации в ходе одной революции. В то же время можно выделить ряд черт, которые объединяют все «классические» революции:

1. Революция — это социально-политический конфликт, то есть такой конфликт, в который вовлечены широкие социальные слои, массовые движения, а также политическая элита (это сопровождается либо расколом существующей властной элиты, либо ее сменой, либо существенным дополнением представителями иных социальных слоев). Важный признак революции (в отличие от локального бунта) — раскол в масштабе всего социума (общенациональный характер там, где сложилась нация).

2. Революция предполагает стремление одной или нескольких сторон конфликта к изменению принципов общественного устройства, его системообразующих структур. Как правило, это — принципы формирования господствующей элиты (собственность, принцип номенклатуры и др.). Революция начинается, когда массовые движения приступают к ломке именно этих принципов и структур.

3. Революция — это социальное творчество, она преодолевает ограничения, связанные с существующими институтами разрешения противоречий и принятия решений. Революция стремится к созданию новых «правил игры». Она отрицает существующую легитимность (иногда опираясь на прежнюю традицию легитимности, как Английская революция). Поэтому революционные действия преимущественно незаконны и неинституционализированы. Революция не ограничена существующими институтами и законом, что иногда выливается в насильственную конфронтацию.

Таким образом, революцию можно кратко охарактеризовать как социально-политическую конфронтацию по поводу принципов организации общества, преодолевающую существующую легитимность».[2]

В марксистской традиции в духе формационной доктрины сложилась своеобразная точка зрения на революцию, как на переход от одной общественно-экономической формации к другой. Революция в марксизме — есть проявление борьбы классов. Соответственно, если основной общественный конфликт лежит вне классовых противоречий, то революцию нельзя считать таковой. Более того, по мнению классиков единственно верного учения, право на революцию имеет только передовой класс. Если же революцию пытается совершить не пролетариат, а, скажем, угнетенные аборигены колоний против белых эксплуататоров, то это не революция, а контрреволюция, направленная против прогресса, которую необходимо подавлять со всей жестокостью.

Русские крестьяне по мнению Маркса и его ортодоксальных сторонников — реакционнейшая мелкая буржуазия. Истинные марксисты не могли воспринять большевистский переворот иначе, чем контрреволюцию, пресекающую нормальное развитие капитализма в России, дорогу которому открыла Февральская революция. Поэтому-то Белое движение вобрало в себя марксистов-меньшевиков и марксистов-эсеров. По марксистским догмам крестьянство не способно быть двигателем прогресса, страна не может прыгнуть в социализм, минуя развитой капитализм. Меньшевики — вот истинные марксисты, а большевики — откровенные еретики, поправшие самые фундаментальные устои «единственно верного учения».

На мой взгляд, вся марксова концепция классовой революции — пошлый антинаучный и противоречивый бред, особенно в той части, где разъясняется, какие нации и классы имеют право совершать революцию, а какие — нет. Маркс совершенно определенно отказывал русским варварам (монголам, московитам по его словам) в праве совершить революцию. Более того в росте русского революционного движения он видел опаснейшую угрозу прогрессу, носителем которого по его убеждению был исключительно капитализм.

Ниже речь пойдет не о революции, как длительном общественно-экономическом процессе, а революции, как политической технологии, о технике государственного переворота, являющегося той точкой, с которой стартуют революционные преобразования в обществе. Многие, имея в виду нынешнюю РФ, считают, что государственному перевороту желательно придать форму всеобщего восстания (не обязательно вооруженного), поскольку для масштабного переустройства государства надо привести его в состояние острой нестабильности, довести до точки кипения. Как говорил Константин Леонтьев, «революция — это расплавленное государство, государство — это застывшая революция». Массовое, а в своей крайней форме вооруженное восстание создает предпосылки для насильственного устранения правящей верхушки, уничтожения старых институтов власти и силового же утверждения новых принципов в политике, экономике, общественной жизни. То есть оно позволяет установить новый режим в кратчайшие сроки, под шумок расквитавшись со своими явными противниками.

Мягкий, «бархатный» вариант смены власти означает, что новое правительство вынуждено будет во многом опираться на существующий бюрократический аппарат государственной власти, наследуя весь комплекс болезней старой власти. Ротация кадров потребует длительного времени и сил, а учитывая, что публичные революционеры обычно слабо сведущи в аппаратных играх, старая бюрократия получит дополнительные очки в свою пользу. Но с другой стороны, широкомасштабное насилие — кратчайший путь к анархии и разрухе, потере управляемости, разрушению государственности, всплеску сепаратизма. Полагаю, следует искать оптимальный путь достижения цели, используя различный инструментарий.

Организация восстания — дело отнюдь не стихийное, как думают многие, особенно радикалы левацкого толка: дескать, народ неизбежно восстанет против угнетателей и надо будет лишь успеть воспользоваться ситуацией. Если надеяться на народ, то далеко не уедешь. В данном случае я доверяю только мнению практиков. Вот что утверждал признанный специалист в деле свержения власти Лев Троцкий: «Восстание — это не искусство, восстание — это машина. Чтобы завести ее, нужны техники; и ничто не сможет ее остановить, даже замечания оппонентов. Остановить ее смогут только техники».

В подавляющем большинстве случаев власть в стране меняется при тайном или явном участии иностранного государства, либо иных внешних сил, которые стремятся с помощью революции либо уничтожить это государство, либо привести к власти выгодное им правительство. Самобытные революции — редкое исключение из правил, а успешные стихийные восстания я вообще затрудняюсь назвать. Специально для непорочных революционных романтиков считаю нужным дополнить Троцкого: чтобы завести машину восстания, нужны деньги, и деньги очень большие. Без денег невозможно организовать даже выпуск ежемесячной газетки тиражом в пять тысяч экземпляров. А чтобы провернуть в РФ операцию по смене правящего режима, нужны не только тысячи профессионалов (техников по Троцкому), но и миллиарды в У. Е. «Оранжевый» дворцовый переворот на Украине обошелся, как считают профессиональные «техники», примерно в 1,5 миллиарда долларов, хотя весь этот маскарад длился лишь пару месяцев. Как вы понимаете, таких денег у Ющенко с Тимошенко не было, и быть не могло.

Вкратце рассмотрим типологию государственных переворотов. Всего можно выделить семь их типов:

— дворцовый переворот;

— военный переворот;

— внешнее вторжение;

— народное восстание.

— финансово-экономическая агрессия;

— «бархатная» (парламентская, цветная) революция;

— виртуальный переворот.

Следует учитывать, что в чистом виде типы государственного переворота никогда не реализуются, всегда мы имеем комбинированные варианты. Так, «оранжевая» революция 2004 г. на Украине была, по сути, дворцовым переворотом, когда власть просто перешла к другой группировке, но «помаранчевые» технологи сделали ставку на организацию массовых народных выступлений, характерных для «бархатных» революций. Впрочем, в результате «оранжевой» революции действительно произошли серьезные сдвиги — усилились тенденции к экономическому и культурному отрыву Украины от России и ее привязка к Западу. Правда, не смотря на титанические усилия, достижения в этом направлении пока достигнуты довольно скромные. Но работа продолжается даже не смотря на то, что «оранжевых» сменили у власти их «голубые» оппоненты.

Основной движущей силой государственного переворота в декабре 1979 г. в Афганистане были советские вооруженные формирования, однако они не оккупировали страну, а вошли туда по просьбе правительства, которое возглавлял свергнутый и убитый советским спецназом Хафизулла Амин. Тот же в свою очередь незадолго до того низложил и убил в результате дворцового переворота просоветски настроенного главу афганского правительства Hyp Мухаммада Тараки. Таким образом вмешательство советских вооруженных сил стало не причиной, а уже следствием придворной борьбы за власть в Афганистане.

Февральская революция 1917 г., произошла в результате заговора военной верхушки, сыгравшей главную роль в свержении царя, но к власти пришло либеральное коалиционное правительство из гражданских лиц, а не генеральская хунта. Февральские события стали результатом многослойного заговора в правящей верхушке страны, что позволяет классифицировать события начала 1917 г, как удавшийся дворцовый переворот, быстро переросший однако в анархию и приведший к установлению однопартийной диктатуры. Сложно классифицировать и неудавшуюся попытку свергнуть Гитлера, предпринятую высшими германскими офицерами 20 июля 1944 г. — был ли это дворцовый заговор или военный переворот? Скорее, первое, хоть все заговорщики и носили военную форму, ведь войска не планировалось использовать для захвата власти.

Практически во всех революциях, восстаниях, мятежах, военных переворотах, партизанских герильях и гражданских войнах значимым, а зачастую и определяющим фактором было участие внешних сил. Об этом всегда нужно помнить. Сегодня же любая революция — это масштабный инвестиционный проект, ибо революция есть процесс радикального перераспределения собственности и ресурсов. Не понимая этих скрытых механизмов революционного процесса, любые революционеры остаются лишь статистами, плывущими по течению на тонущем корабле, сколь бы яростно они не вертели штурвал. Профессиональный революционер — прежде всего, экономист, обладающий способностью к стратегическому анализу. Без таких специалистов любая революция обречена на поражение.

3. Дворцовый переворот

Многие мои сограждане, хоть и не испытывают симпатии к правящим карликам, все-таки категорически не приемлют «горячей» революции из-за ее побочных эффектов, ратуя за «революцию сверху». Мол, тогда все пройдет гладко и без эксцессов. Ой, не факт! Революция сверху — это ни что иное, как дворцовый переворот — насильственная смена верховной власти, осуществляемая ближайшим окружением правителя без непосредственного участия общественных сил. В результате дворцового переворота курс режима может претерпеть значительные изменения, но обычно обстоятельства к этому не располагают, ибо захват власти — есть самоцель заговорщиков, а их дальнейшие действия в основном направлены на удержание ее, а не на социальные реформы.

Примером такого переворота вполне может служить октябрьские события в Москве 1993 г. В эпицентре конфликта оказалась борьба двух кланов за власть. Если утрировать, то Ельцин желал стоять во главе президентской республики, в то время как Хасбулатов и его сторонники пытались трансформировать политическую систему в парламентскую республику, где они бы имели громадное влияние на политические (контроль бюрократии) и экономические (дележ госсобственности) процессы. Кратковременная бойня в Москве воспринималась подавляющим большинством населения именно как драчка за власть (и, разумеется, за деньги), а вовлеченных в нее граждан и пострадавших считали жертвами игрищ циничных политиканов. Формально в политических разборках приняли участие и армия и митингующие возле Белого дома обывательские массы, однако ни те, ни другие не играли самостоятельной роли, не выражали собственной политической воли, а лишь слепо следовали за своими лидерами.

Разумеется, сразу после победы Ельцина проигравшая сторона попыталась отыграться на поле исторического мифотворчества. Жертвы уличных перестрелок были объявлены борцами за власть советов, а боевики Хасбулатова-Руцкого именуют себя не иначе, как защитниками парламента. Но какой парламент они защищали? Парламент — это депутаты, а почти все депутаты, когда дело запахло жареным, из здания Верховного Совета разбежались, многие вообще переметнулись к Ельцину. В противном случае трудно понять, почему в числе более полутора тысяч убитых и много большего числа раненных ни одного депутата не оказалось. Да и лозунги насчет защиты советской власти явно не соответствуют действительности, ибо вожди антиельцинской оппозиции сплошь были ярыми антисоветчиками, немало сделавшими для уничтожения СССР и советского строя. Реакцией широких общественных сил на свершившийся дворцовый переворот было равнодушие. Стратегический курс власти на реставрацию капиталистических отношений изменений не претерпел.

Пример революции сверху — это дворцовый переворот Горбачева. Хотя сам Горбачев ни на какой переворот не был способен. Однако он боролся за то, чтобы остаться на плаву, а логика выживания заставила его полностью вычистить из Политбюро «реакционеров», заменив их «демократами». Горбачев был, хоть и не пешкой, но и не королем, а разменной фигурой, которой кукловоды пожертвовали, чтобы передать власть более энергичному демократу — Ельцину.

Когда заговорщики надеются совершить дворцовый переворот с целью проведения глубоких реформ, даже если они касаются исключительно политической конструкции государства, то обычно терпят провал. Анна Иоанновна в 1730 г. стала всероссийской императрицей в результате дворцового переворота, который совершили высшие сановники, надеявшиеся приобрести широкие полномочия при номинальном монархе. Безвестную и бедную вдовствующую племянницу Петра I обязали подписать подготовленные Верховным тайным советом «кондиции», в котором она брала следующие обязательства:

«…без оного Верховного тайного совета согласия:

1) Ни с кем войны не всчинять.

2) Миру не заключать.

3) Верных наших подданных никакими новыми податями не отягощать.

4) В знатные чины, как в статцкие, так и в военные, сухопутные и морские, выше полковничья ранга не жаловать, ниже к знатным делам никого не определять, и гвардии и прочим полкам быть под ведением Верховного тайного совета.

5) У шляхетства живота и имения и чести без суда не отымать.

6) Вотчины и деревни не жаловать.

7) В придворные чины, как русских, так и иноземцев, без совету Верховного тайного совета не производить.

8) Государственные доходы в расход не употреблять — и всех верных своих подданных в неотменной своей милости содержать. А буде чего почему обещанию не исполню и не додержу, то лишена буду короны российской».

Фактически речь шла о трансформации самодержавия в олигархию при совершенно номинальной власти императрицы, которая по любому пустяку была вынуждена испрашивать разрешения у восьми «верховников», узурпировавших власть. Учитывая, что Анна Иоанновна обязалась не вступать в брак и не определять себе наследника, то будущее даже такой декоративной монархии в России становилось крайне неопределенным. Однако получив трон, императрица наплевала на свои обещания, а те, кто привел ее к власти, очень скоро подверглись репрессиям. Выиграли от этого совсем иные силы, прежде всего так называемая «немецкая партия» ее любовника Бирона.

Петербург, 12 марта 1801 г. Заговорщики расправляются с императором Павлом I.

XVIII столетие в России — век дворцовых переворотов. Все правители после Петра I приходили к власти в результате узурпации трона. Если же кто-то наследовал корону законным порядком, как Петр III или Павел, то царствование этих особ длилось недолго благодаря усилиям гвардейских офицеров — главных «политтехнологов» эпохи.

Однако убийство Павла все же уникально в своем роде, потому что совершено по сугубо экономическим соображениям: император, переориентировав внешнюю политику на Францию, присоединился к континентальной блокаде Англии, чем нарушил налаженный сырьевой бизнес (Англия была крупнейшим покупателем русского зерна). Реакция экспортного лобби не заставила себя долго ждать — дальнейший ход истории определил шелковый шарф и пара крепких рук.


Во время судьбоносного для Российской империи переворота 1762 г., на трон, свергнув Петра III, взошла Екатерина II, оставшаяся в истории под именем Екатерины Великой. Не смотря на свои более чем либеральные даже по европейским меркам того времени взгляды, она, в отличие от сегодняшних отечественных либералов, была умной дамой. Открыто называя себя республиканкой, Екатерина приложила немало сил для укрепления самодержавия. А дворянство, благодаря которому она пришла к власти, получило от нее немало преференций, хоть императрица и не скрывала своего презрительного отношения к загнивающей аристократии, не утруждающей себя службой. Екатерина II не осмелилась даже ограничить власть своих явных врагов — генерал-фельдмаршалов Миниха и Румянцева, графа Панина (определял в течение десятилетий внешнюю политику и воспитывал наследника Павла), и других. Правитель, пришедший к власти в результате дворцового переворота, более склонен к политике сдержек и противовесов, нежели к радикальной ломке политической конструкции.

Сегодня дворцовый переворот возможен, если для этого имеется ряд условий, как то:

1. Органы законодательной власти не обладают властью реальной и не пользуются авторитетом в обществе, в то время как власть исполнительная сконцентрирована в руках одного лица или небольшой группы лиц.

2. Руководство силовых структур настроено враждебно по отношению к правящей верхушке настолько, что можно рассчитывать, по меньшей мере, на их нейтралитет.

3. То же самое относимо к населению столицы и крупных городов. Как минимум, они должны воспринять смену власти равнодушно и не делать никаких попыток защитить старый режим.


Один из самых громких дворцовых переворотов XX столетия, вне всякого сомнения, изменивший ход мировой истории, известен под именем Февральской революции в России 1917 г. Редко кто пытается вникнуть в смысл этого события, отрешившись от идеологических стереотипов. Если осмыслить это происшествие не с позиций абстрактных идеологических схем, а рассмотреть факты в строгой хронологической последовательности, пытаясь установить между ними взаимосвязь, то мы придем на первый взгляд к странному выводу: не революция стала причиной падения монархии, а именно свержение царя послужило детонатором для разрушительной силы социального взрыва. Но что тогда заставило Николая отречься от престола?

Даже беглого анализа будет достаточно для того, чтобы стало ясно — социально-политические условия для революционной вспышки в 1917 г. отсутствовали. Если бы буря случилась в 1915 г. или в первой половине 1916 г., то можно было бы искать объяснения в чувствительных поражениях русской армии на полях сражений в Восточной Пруссии, Галиции и Привислинском крае. Но где вы видели, чтобы революции случались, как реакция на громкие победы? Если бы осенью 1941 г. советский народ устроил бунт против сталинского правительства, это можно было бы понять, и даже сам Сталин задним числом признавал за народом такое право. Но мыслимо ли, чтобы народное возмущение произошло после разгрома германцев под Сталинградом или в результате стремительного наступления Красной Армии от Курска до Днепра?

Поэтому совершенно парадоксальным выглядит революционный взрыв, последовавший за победоносным наступлением генерала Брусилова в Подолье. Брусиловский прорыв был не просто первым стратегическим успехом русских войск в этой войне, он стал первым очевидным успехом Антанты в противостоянии с блоком центральных держав. До этого ни на Восточном, ни на Западном фронте союзники не могли даже в мыслях представить себе прорыв эшелонированной вражеской обороны на 150 км в глубину! Взятие в плен почти полумиллиона солдат противника казалось в тот момент фантастикой. Для сравнения: в Сталинградском котле Красной Армии в плен сдались лишь 90 тысяч чуть живых от холода и голода солдат и офицеров Вермахта и их союзников, а общие потери немцев составили до 900 тыс. убитых и раненых. Итогом же наступления на Волыни Брусилов считал совокупные потери австро-немецких войск в 1,5 миллиона человек. Таким образом, по своему масштабу русское наступление 1916 г. превосходило Сталинградскую победу. Следует так же учесть значительно более благоприятные для Брусилова соотношения потерь между русскими войсками и противником, нежели в 1943 г. По общему мнению тогдашних стратегов наступление в Подолии стало поворотной точкой войны, моментом, когда Тройственный союз утратил стратегическую инициативу.

Справедливости ради следует отметить, что план наступления был разработан не самим комфронта, а его начальником артиллерии генералом Ханжиным. Ханжин предложил сократить артиллерийскую подготовку до минимума, сведя ее к короткому мощному огневому налету, а также готовить наступление по всему фронту, отказавшись от сосредоточения «кулака», всегда обнаруживаемого противником. Командирам всех четырех армий Ханжин предписывал атаковать в том направлении, которое они сами изберут. Расчет строился на внезапности и мощи огневого налета русской артиллерии, за которой следовал массовый штыковой удар пехоты, на что за всю Первую мировую войну решались только русская и немецкая армии.

Расхожим объяснением причин Февраля стало то, что народ, дескать, устал от бедствий войны. А какие бедствия несли русские? Россия оказалась единственной воюющей державой Европы, которой удалось сохранить свои сырьевые источники. Англия в условиях морской блокады, находилась в куда более бедственном положении. Франция, сражалась в крайнем напряжении сил — положив миллионы солдат на Сомме и под Верденом, она при этом оказалась не в состоянии добиться хоть каких-нибудь ощутимых успехов. Радоваться оставалось лишь тому, что достижения немцев были столь же мизерны при сопоставимых потерях. К 1917 г. война окончательно превратилась в войну на истощение, а в этом случае у России было колоссальное преимущество — ее практически невозможно было истощить усилиями извне. А вот Германию, где население стало испытывать голод, а промышленность начала задыхаться из-за недостатка сырья, война на истощение ставила перед лицом неминуемого краха даже при отсутствии впечатляющих успехов Антанты на фронтах.

Как ни парадоксально, но именно благодаря войне русские крестьяне начали хорошо питаться, ибо с 1915 г. экспорт зерна за границу, обескровливающий деревню, практически полностью прекратился (в том году было экспортировано 17 млн. пудов пяти основных зерновых культур — в 32 раза меньше, чем в 1913 г., когда этот показатель составил 554 млн. пудов). Немало этому способствовало и введение сухого закона, поскольку громадное количество первосортного зерна, ранее пережигаемого на спирт, существенно пополнило продовольственные фонды. Не смотря на изъятие из сельского хозяйства трех миллионов рабочих рук, пашня была увеличена к 1916 г. на 20 %. Так что вместо голода России грозило пусть относительное, но продовольственное изобилие. Все воюющие европейские страны и даже нейтральная Швеция практиковали распределение продуктов по карточкам, а в России только в марте 1917 г. (вследствие революционного хаоса) сложилась ситуация, потребовавшая введения нормированного распределения продовольствия в крупных городах.

Если Франция во время войны поставила под ружье более 20 % мужчин призывного возраста, то в России этот показатель находился на уровне 8,5 %, то есть было еще далеко до того рубежа, когда промышленность начинает испытывать критический дефицит рабочих рук, тем паче, что подавляющую массу рекрутов составляли крестьяне, а квалифицированные рабочие имели «броню». Разве женский труд использовался в российской тяжелой промышленности, тем более на военном производстве? Нет, а между тем в Англии молодые девушки в массовом порядке заменяли ушедших на фронт мужчина, где бы вы думали? — в шахтах и на дико вредном химическом производстве взрывчатых веществ! Вот это действительно свидетельствует о громадном напряжении сил нации, о колоссальных тяготах военного времени. Думаю, лишне будет говорить о бедственном положении Германии, вынужденной бороться на двух фронтах, да еще помогать австрийцам в Альпах и туркам в Азии.

Да, потери России в самом тяжелом для нее 1915 г. были велики — 2,5 миллиона человек убитыми, ранеными, пропавшими без вести и пленными, то есть 1,5 % от общего населения империи. Однако эти бедствия несопоставимы с нашими утратами 1941 г. Ведущие европейские державы во время Первой мировой страдали еще больше. В самом напряженном для Британии 1918 г. английские потери в Европе составили 806 тысяч человек, что равняется 1,8 % численности населения островов (в предыдущий год — 1,7 %, в 1916 — 1,5 %), причем доля безвозвратных потерь была выше, чем на Восточном фронте за счет меньшей доли пленных.

Европейские страны хотя бы участвовали в войне или страдали от войны, идущей рядом, но Америка на ней лишь наживалась, вмешавшись в конфликт лишь под конец. Однако и там народ очень скоро ощутил прелести военного времени на своей шкуре: «Очень холодная зима 1917–1918 годов и общее развитие промышленной активности привели к дефициту угля в США. И дефицит этот был столь суров, что местные власти вынуждены были приставлять охрану к поездам, проходившим через их территорию, полисмены охраняли кучи угля, чтобы предотвратить кражи. В детских домах и приютах кончилось топливо, и их обитатели умирали от холода. Даже здоровые люди жаловались на отсутствие запасов угля, стуча зубами от холода. В январе 1918 года Управление по проблемам топлива приказало закрыть почти все промышленные предприятия к востоку от Миссисипи, чтобы высвободить топливо для сотен судов с предназначенными для войны в Европе товарами, ожидавших угля в гаванях Восточного побережья. Чтобы экономить уголь, фабрики обязали не работать по понедельникам. «Это был настоящий сумасшедший дом, — отметил полковник Эдуард Хауз,[3] советник Вудро Вильсона. — Я никогда не видел такой бури протеста».[4]

В России же промышленность даже не была переведена на военные рельсы, и это не тревожило ни политиков, ни генералов. Попытку милитаризации экономики последние хотели предпринять лишь летом 1917 г., когда данные меры уже были трудноосуществимы в условиях нарастающего хаоса. Между тем именно к 1917 г. русская армия была укомплектована оружием и припасами лучше, чем во все предшествующие годы войны. Значительно окрепли стратегические позиции России после завершения строительства двухколейной железной дороги, связавшей центр страны с незамерзающим портом Романовым-на-Мурмане (Мурманск). Таким образом, появилась надежная нить, связавшая империю с ее союзниками, что сделало возможным эффективную переброску военных грузов по морю. Но самое главное, офицерский корпус получил колоссальный боевой опыт, да и русский солдат, спешно мобилизованный и слабо обученный, по уровню боевого мастерства стал постепенно превосходить своего противника. Так что стоны о якобы непомерных трудностях, которые пришлось претерпевать народу во время войны, не отражают реального положения, пик военного напряжения для страны к 1917 г. был уже пройден.

На май 17-го намечалось стратегическое наступление одновременно на Западном и Восточном фронтах, десант с целью захвата Константинополя. В успехе предстоящей кампании генералитет бы абсолютно уверен (возможно, зря). Уверенность в том, что Россия вот-вот выиграет войну, подтолкнула высшее командование армии к открытому мятежу против царя. И надо сказать, расчеты их были вполне здравыми. Николай II с августа 1915 г. являлся верховным главнокомандующим, пусть по большей части и номинальным, и любые военные успехи автоматически поднимали его авторитет. В результате победы в войне, призом в которой виделось присоединение Галиции и Турецкой Армении, установление русской гегемонии во всей Восточной Европе, Персии и захват Черноморских проливов, слава Николая могла затмить величие Петра I и Екатерины II. В этом случае свергнуть его было бы просто немыслимо.

Западные «союзники» категорически не желали видеть Россию в числе победителей, поэтому, как ни парадоксально, они так же были заинтересованы в срыве майского наступлении на Восточном фронте. Соответственно, переворот нужно было осуществить до весны 1917 г., и никак не позже. Еще 15 июня 1916 г. начштаба действующей армии генерал Алексеев[5] обратился с докладом к царю, в котором предлагал сосредоточить всю власть на всей территории империи в руках «верховного министра государственной обороны», приказы которого должны были бы исполняться так же, как и царские. До этого власть верховного командования армии ограничивалась лишь театром военных действий. Войска вне фронта находились в подчинении военного министра. Но двух верховных руководителей, как известно, быть не может, и потому данную инициативу Алексеева надлежит понимать, как попытку «бархатного» переворота.

Мотивы генералитета понятны: во-первых, они хотели победить в войне, а во-вторых, категорически не желали отдавать лавры победителя Николаю II, который не пользовался особым почетом в армейской верхушке. В случае блестящей победы без царя генералы могли рассчитывать, что в послевоенной России они приобретут немалую политическую власть, базирующуюся на их авторитете спасителей отечества. В случае же победы под формальным водительством императора, на что могли рассчитывать высшие военачальники, кроме 25-го по счету ордена и поместья под Константинополем или Кенигсбергом?

Но Алексеев был не главным заговорщиком, а армейское командование — не единственным очагом заговора. Настоящее осиное гнездо противников режима представляла собой Государственная Дума, играющая в государстве, по сути, декоративную роль, но состоящая из амбициозных авантюристов и кривляк. Посему мало удивительного в том, что генерал Алексеев после провала своего плана мягкого переворота вступил в активные сношения с одним из думских заговорщиков Гучковым.[6] Другой активист переворота, вождь кадетов Милюков[7] писал в августе 1917 г. в одном из частных писем: «Вы знаете, что твердое решение воспользоваться войной для производства переворота принято нами вскоре после начала этой войны, знаете также, что ждать мы больше не могли, ибо знали, что в конце апреля или начале мая наша армия должна была перейти в наступление, результаты коего сразу в корне прекратили бы всякие намеки на недовольство, вызвали бы в стране взрыв патриотизма и ликования».

Впрочем, даже совместными усилиями армейского командования и либеральных думцев, представляющих интересы ущемленной буржуазии, свергнуть царя было затруднительно. Например, государь мог наотрез отказаться добровольно отрекаться, и объявить путчистов изменниками. Если после этого царя убить, он превратится в мученика, а заговорщики никогда не отмоются от этой крови. Именно поэтому первоначально генералы задумывали убить императора как бы руками террориста-одиночки или автономной группы офицеров-заговорщиков, формально не связанной с армейской верхушкой. Как вспоминали впоследствии Деникин и Врангель, генерал Крымов открыто предлагал им принять участие в цареубийстве во время смотра государем войск, намеченного на март 1917 г.

Однако потом было принято решение действовать более тонко. Вот как описывает новый план заговорщиков Сергей Миронин в статье «Кто ударил в спину России»: «В воспоминаниях Б. И. Николаевского можно прочесть еще об одном варианте заговора. Так, в феврале 1917 года в Петрограде на совещании лидеров Государственной Думы, на котором присутствовали генералы Рузский и Крымов, было принято следующее решение: в апреле, когда царь будет ехать из Ставки, задержать его в районе, контролируемом командующим фронтом Рузским, и заставить отречься. Между прочим, этот сценарий и был реализован, но в начале марта. Генералу Крымову отводилась в этом заговоре решающая роль, он был намечен в генерал-губернаторы Петрограда, чтобы подавить всякое сопротивление сторонников царя. По сведениям Соколова, во главе этого варианта заговора стояли Гучков и Родзянко, с ними был связан Родзянко-сын, офицер Преображенского полка, который создал целую организацию из военных, куда, по некоторым данным, входил даже великий князь Дмитрий Павлович».[8]

Миронин не пытается однозначно утверждать, что с путчистами был связан великий князь Дмитрий Павлович, но причиной изменения планов переворота могло стать только то, что к заговору присоединились члены императорской фамилии. Дело в том, что даже физическая ликвидация царя не приводила к падению царизма, ибо реальная власть была не у безвольного самодержца, а у государственного аппарата. Не царь правил Россией железной рукой, а многорукая и тысячеголовая бюрократия от имени царя. Особенностью российской бюрократии было то, что самый высший ее эшелон состоял из лиц императорской фамилии и их ставленников. В тот момент лишь интересы страны или групповые интересы клана могли сплотить бюрократическую элиту против царя. Первый мотив даже смешно рассматривать, ибо для этой братии интересы державы давно уже были пустым звуком. А вот интерес корыстный просматривается очень четко.

Все лица императорской фамилии, разумеется, знали то, что строжайше скрывалось от народа — наследник Алексей безнадежно болен, и имеет мало шансов даже дожить до совершеннолетия. Брат царя Михаил, вступив в морганатический брак брака,[9] утратил право престолонаследия. Сложившаяся неопределеность делала для великих князей очень желательным скорейшее отречение от трона Николая, ибо новый монарх получил бы трон не по праву рождения, а в результате согласования с основными претендентами. Таким образом, всякий член династии мог если и не стать государем, то значительно упрочить свое положение взамен отказа от притязаний на престол. Что же касается Михаила Романова, в пользу которого отрекся Николай, то он не имел наследника, а потому воспринимался, как фигура сугубо номинальная. То, что Михаил процарствует всего сутки и под давлением Гучкова тоже отречется от престола, возможно не входило в расчеты заговорщиков из семейства Романовых и военных. Впрочем, даже отречение Михаила не упраздняло в России монархию, и именно поэтому другие члены императорской фамилии продолжали активно демонстрировать поддержку Временному правительству и публично ратовать за созыв Учредительного собрания, которое и должно было решить вопрос о верховной власти.

Михаил в своем акте об отказе от восприятия верховной власти вовсе не отрекался от трона в пользу народа, что стало расхожим штампом в советских учебниках истории. Вот его слова из манифеста от 3 марта 1917 г.: «Одушевленный единою со всем народом мыслию, что выше всего благо Родины нашей, принял я твердое решение в том случае воспринять верховную власть, если такова будет воля великого народа нашего, которому надлежит всенародным голосованием чрез представителей своих в Учредительном собрании установить образ правления и новые основные законы государства Российского». И даже Временное правительство не осмелилось формально ликвидировать монархию. Официально этот вопрос был отнесен к компетенции Учредительного собрания, которое должно было выполнить функции, аналогичные Земскому собору, созываемого в случае пресечения династии. Пожалуй, лишь Святейший Синод Русской православной церкви попытался бежать впереди паровоза, вычеркнув 6 марта упоминания царя из всех богослужебных книг и отменив все царские дни в праздничном календаре.


Великий князь Николай Николаевич, видный участник антимонархического заговора.

В обращении Синода пастве от 9 марта возвещалось: «Свершилась воля Божия. Россия вступила на путь новой государственной жизни…». Получалось, что церковь освобождала армию и народ от присяги царю, которая приносилась на Евангелии.

У романовской камарильи имелся еще один мотив для участия в заговоре — их личная нескрываемая ненависть к государю и его жене-немке, распутинщине, засилью при дворе либералов, лоббирующих интересы западной буржуазии и прочим прелестям самодержавного декаданса. Немаловажно, что все великие князья были представителями умирающего класса помещиков-землевладельцев, стремительно вытесняемого на обочину жизни промышленной буржуазией, а потому они объективно желали установления политической монополии на власть консервативных сил. Старая аристократия стремительно утрачивала экономическую и политическую силу, однако она сохраняла некоторое влияние административное. И этот свой последний ресурс высокородные заговорщики попытались разменять на упрочение своих политических позиций. Вряд ли члены династии отважились бы на сговор с либералами-антимонархистами, но контакты с армейскими верхами они легко могли установить через своих представителей в армии (весьма немногочисленных кстати, не смотря на войну). Не исключено, что важным связующим звеном между ними на каком-то этапе был дядя царя великий князь Николай Николаевич, формально занимавший в начале 1917 г. должность командующего Кавказским фронтом.

Он не только не воспрепятствовал заговору, но и оказал решительное давление на племянника с целью принудить его к отречению. Известны его слова в поддержку Временного правительства первого состава: «Новое правительство уже существует, и никаких перемен быть не может. Никакой реакции, ни в каких видах я не допущу…». Причин не любить государя у великого князя Николая было более чем достаточно. Распутина же он ненавидел лютой ненавистью, и тот платил ему той же монетой, успешно настраивая против Николая Николаевича его царствующего племянника. Распутин убедил царя самому принять должность главнокомандующего, сместив с этого поста генерала от кавалерии великого князя Николая Николаевича, что вызвало в руководстве армии большое волнение. Вполне естественно, что оскорбленный великий князь, фактически сосланный на Кавказ, желал восстановить свои позиции. К тому же он считался одним из реальных претендентов на престол. Данное предположение подтверждается тем, что именно Николая Николаевича царь вновь по согласованию с генералами назначил Верховным Главнокомандующим за пять минут до своего отречения. Однако пока тот находился в пути от Кавказа в ставку, Временное правительство сместило его и уволило со службы.

Хронология переворота достаточно широко известна, поэтому коснемся ее лишь беглым взглядом. 22 февраля Николай II выезжает в ставку в Могилев. В это время как бы случайно в Петрограде разгорается хлебный кризис. Никто из ответственных за снабжение столицы должностных лиц мер к исправлению ситуации не принимает, войска бездействуют, полиция не выполняет своих функций. Все это совершенно явным образом свидетельствует о саботаже. Ведь еще двумя неделями ранее, когда 14 февраля было запланировано массовое шествие рабочих и студентов с требованием создания ответственного правительства к Таврическому дворцу, охранка действовала вполне профессионально. Полиция провела превентивные аресты членов рабочей группы военно-промышленного комитета (депутатов Думы!) и манифестация не состоялась.

23 февраля начинаются массовые уличные волнения. Государя о них не информируют, городовые получают строжайший приказ не применять оружие.[10] В течение следующих двух дней разворачиваются массовые стачки, выдвигаются требования уже политического характера. 26 февраля отдельные стычки с полицией вылились в бои с вызванными в столицу войсками. Бои, правда, были довольно странными, так как солдатам приказано было стрелять только в землю. 27 февраля волнения перерастают во всеобщий вооруженный бунт (любопытно, откуда у повстанцев взялось оружие?).

Николай, как пишут некоторые мемуаристы, приказывает генералу Иванову сформировать из четырех кавалерийских дивизий карательную группировку и усмирить Петроград. Насчет четырех дивизий — это конечно преувеличение. Никакую карательную армию Иванов не создавал, да и не мог создать за день, ограничившись посылкой в столицу одного батальона, состоявшего из георгиевских кавалеров. Но начальник Петроградской железной дроги Юрий Ломоносов (впоследствии поддержал большевиков и занимал видные посты в хозяйственных органах) отдает распоряжение не пропускать воинские эшелоны к столице. Невозможно себе представить, чтобы путейский чиновник принял такое решение по собственному почину. Удивительно другое — то, что генерал Иванов не приказал шлепнуть саботажника у ближайшей стенки. Георгиевский же батальон взбунтовался и отказался выполнять приказы.

Первые дни Февральской революции.
Солдаты под черным флагом манифестируют на Литейном проспекте Петрграда.

В тот же день Волынский и Кексгольмский резервные полки Петроградского гарнизона поднимают бунт, который никто не пытается усмирить. На следующий день столица оказывается под контролем восставших. Император же, отдав приказ Иванову, посчитал, что принял достаточные меры для решения проблемы и преспокойно покидает(!) ставку, отправившись в свою резиденцию в Царское Село. Но по пути царский поезд был задержан в Пскове генералом Рузским, где император фактически находился под домашним арестом до тех пор, пока под давлением генералитета не отрекся от престола. Через Рузского в этот момент ведутся активные переговоры между председателем Думы Родзянко и начальником штаба Верховного Главнокомандующего генералом Алексеевым. В это время во всей остальной империи никаких волнений не наблюдается, и лишь в Москве 28 февраля, уже после захвата бунтовщиками Петрограда, началась стачка и были созданы советы. 1 марта великий князь Кирилл Владимирович снимает гвардейский морской экипаж с охраны Царского Села и передает его в распоряжение созданного в тот день Временного правительства.

2 марта самодержец оставил в дневнике такую запись:

«Утром пришел Рузский и прочел свой длиннейший разговор по аппарату с Родзянко. По его словам, положение в Петрограде таково, что теперь министерство из Думы будто бессильно что-либо сделать, так как с ним борется социал-демократическая партия в лице рабочего комитета. Нужно мое отречение. Рузский передал этот разговор в ставку, а Алексеев всем главнокомандующим. К 2 1/2 ч. пришли ответы от всех. Суть та, что во имя спасения России и удержания армии на фронте в спокойствии, нужно решиться на этот шаг. Я согласился. Из ставки прислали проект манифеста. Вечером из Петрограда прибыли Гучков и Шульгин, с которыми я переговорил и передал им подписанный и переделанный манифест. В час ночи уехал из Пскова с тяжелым чувством пережитого.

Кругом измена и трусость и обман!».

Если Николай II точно передал суть разговора, то из этого становится ясно, что работа по его дезинформации была поставлена достаточно хорошо. Временное правительство (министерство из Думы) не противостояло восставшей толпе, а потворствовало ей, и уж точно никакие социал-демократы не могли с правительством бороться, поскольку у них тогда не было в столице ни сильной организации, ни лидеров. Вообще, Временный комитет депутатов государственной думы провозгласил создание Временного правительства только после согласования с эсеровским в массе своей Петроградским Советом (рабочим комитетом), штаб-квартира которого после этого сразу переместилась в Таврический дворец. Связь между Советом и правительством скрепляло то, что Александр Керенский являлся членом обоих органов. Впрочем, даже 2 марта ситуация была далека от катастрофической. Были верные присяге войска, провинция сохраняла спокойствие, лидеры мятежа были трусливы и недальновидны. Но у последнего русского царя начисто отсутствовала твердая воля, и потому всякий раз, когда от него требовались решительные действия, он пускал все на самотек.

Итак, в деле свержения Николая совпали интересы трех сторон — высшего генералитета (лидеры группировки генералы Алексеев, Рузский, Гурко, Крымов), либеральных политиканов и стоящих за ними буржуазных кругов (Гучков, Коновалов, Терещенко, Львов, Родзянко, Керенский, Милюков, и другие) и членов императорской фамилии (великий князь Кирилл, а так же великие князья Николай Николаевич (дядя царя), Борис Владимирович, Дмитрий Павлович, Николай Михайлович, Александр Михайлович, Сергей Михайлович). Но стратегические цели у них были разные. Кирилл хотел, просто-напросто, захватить трон и править, как самодержец, он вовсе не был заинтересован в ограничении самодержавной власти, и уж тем более его невозможно представить сторонником демократической республики. Ведь в этом случае он, так же как и другие члены династии, терял все свои привилегии. Романовы не были поголовно впавшими в маразм кретинами, нет, заговорщики из числа ближайших родственников Николая Романова хотели лишь скинуть с престола законного государя, с которым большинство из них вдрызг испортили отношения. С этой целью они и заигрывали как с военными, так и с думскими авантюристами.

Дозаигрывались, мать их! Дошло до того, что великий князь Кирилл еще до отречения законного императора от престола, нарушил присягу, явившись в штаб морской гвардии, объявил о своей поддержке революции. С красным бантом на груди он прибыл в штаб переворота — Таврический дворец и предоставил гвардию для охраны арестованных царских министров. Он же горячо поддержал арест семьи низвергнутого самодержца и раздавал интервью, рассказывая о том, какой страшный гнет старого режима он испытывал на себе до революции. Все это кажется полнейшим абсурдом, если не учитывать того, что Кирилл Владимирович был третьим претендентом на престол после наследника Алексея и брата царя Михаила Александровича. Кирилл просто возжелал стать первым «революционным» царем. Какой бы фантастической не казалась сегодня такая вероятность, но она была в тех условиях единственным шансом для Кирилла добиться власти, поэтому не стоит спешно записывать великого князя в сумасшедшие.

В планы генералов тоже не входило свержение монархии, как таковой. Они желали лишь устранения самодержца и установления в стране режима номинальной монархии при символическом государе. По их задумке царствовать должен был малолетний Алексей при регентстве его дяди Михаила. Конечно, генералитет армии состоял по большей части уже не из дворян, а из «кухаркиных детей» да разночинцев, коим либеральные идеи не были чужды, но они все же были элитариями, желавшими закрепить свое влияние, а не уничтожить его в пучине революционной анархии.

Что же касается думских заговорщиков, то те как раз были настроены очень радикально — в их интересах было установление в стране режима олигархической республики, в которой они предполагали играть первую скрипку. Либеральная буржуазия стремилась вкусить сладкую долю компрадорской элиты, прорваться к кормушке экспортных доходов, от которой их отчаянно оттирали до войны иностранный акционерный капитал и потворствующая ему царская бюрократия. Впрочем, иностранный капитал еще более радовался свержению самодержавия, ибо сколь бы царь не был некомпетентен, но он все же не мог позволить себе полностью лечь под «западных инвесторов». Именно поэтому Февральская революция получила самое горячее одобрение так называемого мирового сообщества.

Что же в итоге? Единственное, что удалось заговорщикам, так это добиться общей для них цели — отречения Николая II от престола. Дальнейшие планы всех трех сторон потерпели фиаско. Генералы вместо победы получили стремительное разложение армии и поражение в войне. Лица царской фамилии потеряли все свои богатства, титулы и даже жизнь, за исключением тех, кто успел удрать за границу. В числе последних оказался великий князь Кирилл, который объявил себя главой императорского дома Романовых. В кругах русской иммиграции он был более известен под прозвищем «царь Кирюха». Либералы, хоть и смогли на первых порах сформировать правительство под председательством князя Львова, в котором доминировал блок кадетов и октябристов, но уже через два месяца кабинет бесславно развалился, уступив место правительству социалистов, которое тоже быстро утратило всякое доверие масс. Итогом всей этой чехарды стал октябрьский переворот.

Надо констатировать, что все три лагеря заговорщиков потерпели крах еще в процессе осуществления дворцового переворота, почти в самом начале утратив контроль за ситуацией. Это послужило причиной той цепи событий, кои мы называем Февральской революцией, отправной точкой которой считаются волнения в столице, вызванные хлебным дефицитом. Заговорщики потерпели поражение тогда, когда организованные ими беспорядки стремительно переросли в неконтролируемые. Таким образом, сорвавшийся дворцовый переворот перерос в общенациональную вакханалию. Впрочем, не следует сбрасывать со счетов еще и четвертую силу — зарубежных манипуляторов, оказавших не столь явное, но вполне возможно, даже решающее влияние как на постфевральские процессы, так и на события, послужившие прологом к революции. В этом случае либеральный лагерь заговорщиков нельзя считать самостоятельным политическим субъектом, думцы были лишь марионетками в руках более могущественных сил. Но об этом речь пойдет ниже.

Кто может сегодня осуществить дворцовый переворот в РФ? Только тот, кто очень близко стоит к телу сами знаете кого (точнее, к телам, учитывая, что у нас тандемократия). Сценарий успешного дворцового переворота может разработать лишь тот, кто хорошо знает распределение сил в коридорах власти. Это нужно для того, чтобы точно определить, кого устранять в результате переворота, поскольку формальное распределение полномочий и должностей может совершенно не соответствовать действительному весу фигур, которым они принадлежат. Например, прежде чем свергать царя, заговорщики предусмотрительно уничтожили в декабре 1916 г. Григория Распутина, который имел колоссальное влияние на монарха и его жену. Оставшись в полной изоляции, лишенный какой бы то ни было поддержки, слабовольный Николай сдался. Замешанным в убийстве оказался скандально известный член Думы Пуришкевич и великий князь Дмитрий Павлович.

Какова вероятность дворцового переворота? На мой взгляд очень незначительная: из трех важнейших условий, необходимых для совершения дворцового переворота, в РФ наличествует только первое. Госдума давно превратилась в декоративный орган; Совет Федерации является богадельней для политических пенсионеров; правительство, как коллегиальный административный орган не имеет особого влияния, а вес отдельных министров определяется не должностью, а благорасположением медвепутов и наличием мощной «крыши», в том числе и зарубежной. Что касается силовиков, то они как раз очень даже лояльны по отношению к правящему режиму, ибо сами в значительной мере его и составляют. Население благополучной столицы до сих пор не проявляло открытого недовольства властью, и москвичам, если честно, есть что терять в случае смуты, поэтому Москва может отреагировать на попытку переворота враждебно.

Впрочем, дворцовый переворот можно совершить буквально росчерком пера: президент всея Руси Медведев возьмет, да и отправит в отставку своего «подчиненного» Путина — вот и конец тандемократии. Но это из разряда анекдотов: власть захватит первое лицо государства, отобрав ее у второго.

4. Военный переворот

Военный переворот в России произошел в течение одного вечера, ввергнув в состояние полного недоумения весь мир. Официальный Вашингтон два дня не давал внятной оценки произошедшим в Москве переменам. Наконец, в понедельник глава Белого дома выступил с заявлением, суть которого сводилась к тому, что правительство США выражает обеспокоенность происходящими в России событиями, однако не расценивает отставку президента Медведева и премьера Путина, как насильственный акт, и не считает нужным вмешиваться во внутренние дела РФ. В заключение Барак Обама выразил надежду, что российский политический кризис будет разрешен в правовых рамках и не окажет негативного влияния на стабильности в регионе и мире.

А в субботу, за пару дней до этого, произошло следующее. Во время посещения Дмитрием Медведевым Кантемировской дивизии он был, как истерически писали потом на форумах сбежавшие за кордон либерально-правозащитные активисты, арестован и смещен со своего поста.

Впрочем, в реальности все прошло без излишнего драматизма, как-то буднично. Во время торжественного ужина с офицерами, присутствующий по протоколу на встрече министр обороны генерал-полковник Сапогов, сменивший табуреточного министра Сердюкова за неделю до этого (последний погиб при крушении вертолета, охотясь в заповеднике на горных баранов), сделал шокирующее заявление от имени армии. В нем он выразил недоверие верховному главнокомандующему, обвинил его в ослаблении обороноспособности страны, развале вооруженных сил и призвал добровольно оставить свой пост, передав властные полномочия авторитетному и дееспособному лицу.

Медведев растерянно обвел глазами присутствующих офицеров. Гробовое молчание длилось секунд десять. Наконец, командир дивизии встал, откашлялся, и довольно твердо, но спокойно произнес:

— Да, Дмитрий Анатольевич, мы отдаем полный отчет в происходящем. Боюсь, у вас нет выбора. Мы действуем в интересах страны. И если у вас еще сохранилось чувство ответственности, вам следует добровольно принять наши предложения. В противном случае армия предпримет адекватные ситуации меры, а на Вас ляжет персональная ответственность за любые возможные эксцессы.

— Но это же военный переворот! — наконец выдохнул президент, — Вы совершаете насильственный захват власти. Мировое сообщество не признает этого произвола! В конце концов это нарушение присяги!

— Дмитрий Анатольевич, — снова вступил в диалог Сапогов, — мы не собираемся ничего насильственно захватывать, и уж тем более, нарушать присягу. Мы защищаем интересы Родины, но поскольку интересы народа и интересы власти кардинально разошлись, мы поступаем сообразно своей совести и воинскому долгу, делая выбор в пользу народа. О тексте присяги есть слова о верности Отечеству, но нет слов о верности власти. Конституцию мы так же менять не собираемся, это не в нашей компетенции.

Ситуация в следующем: мы, офицеры, граждане России и патриоты, выражаем Вам недоверие и предлагаем проявить политическую мудрость — принять непростое, даже тяжелое для себя решение, но решение единственно разумное в данной ситуации — выполнить наши тре… э-э-э, предложения.

— То есть, насколько понимаю, у меня нет выбора? — с некоторым вызовом спросил Медведев.

— Нет, выбор у Вас есть — вмешался в разговор начальник Генерального штаба. — Выбор всегда есть. И у всякого выбора есть последствия. А за последствия приходится нести ответственность, — с нажимом произнес он последнее слово. — Мы предлагаем Вам признать, что Вы более не можете нести ответственность за судьбу страны. Разве по Конституции президент не может досрочно сложить с себя полномочия?

— Что ж, мне надо обдумать сделанное вами предложение. Такие вопросы не решаются впопыхах. Мы можем вернуться к этому разговору завтра, я готов серьезно обсудить те претензии, что были вами высказаны. Думаю, все можно решить цивилизо…

— Нет, мы должны прийти к решению здесь и сейчас, — довольно миролюбивым тоном произнес министр обороны. Он даже попытался изобразить на лице нечто вроде улыбки.

— Иначе что?

— Иначе Вам будут предъявлено обвинение в государственной измене — поспешно отреагировал Главный военный прокурор, — Фактов у нас собрано предостаточно. Но после предъявления обвинений, очень серьезных обвинений, никто уже не будет делать Вам никаких предложений, а Вы не сможете выдвигать никаких условий.

И не пытайтесь тянуть время. Расположение части блокировано армейским спецназом. Ни Вы, ни Ваша охрана не может связаться с внешним миром, поскольку средствами радиоэлектронной борьбы подавляется любой радиосигнал в радиусе 10 километров.

— Кстати, мы все безоружны, — Сапогов демонстративно распахнул китель, — и Ваша охрана может нас перестрелять, если Вашей жизни будет угрожать малейшая опасность. Ведь так?

Все разом повернули головы в сторону двери, где, красные от напряжения, переминались с ноги на ногу пять здоровяков в штатском. Они пытались сохранять на лицах суровость, но с каждой минутой это удавалось им все труднее. У всех их в голове вертелась одна и та же мысль: «Б…дь! Ну почему эта х…я произошла в мою смену?». Геройской смерти никто из них не жаждал.

Переговоры президента с армейскими чинами продолжались еще около получаса. В результате Медведев согласился сложить с себя полномочия президента РФ. Но перед этим он подписал ряд указов (проекты их были любезно представлены генералами), из которых самым важным был указ об отставке правительства во главе с Путиным.

Премьер в этот момент находился в отпуске, пребывая в своей резиденции «Бочаров ручей» в Сочи. В этот самый момент он с удивлением наблюдал, как на территорию спецобъекта въехали несколько джипов с эмблемой ГРУ. Вышедшие из первой машины три офицера вручили Путину пакет, в котором находилось факсимиле указа президента, которым он освобождал его от исполнения обязанностей председателя правительства РФ. Мрачный полковник в зеленом камуфляже попросил бывшего премьера не покидать резиденцию до утра и не пользоваться средствами правительственной связи. Впрочем, все средства связи оказались блокированными. Спецназовцы тем временем резво оцепили периметр правительственной дачи. Сотрудники ФСО растерянно толпились возле дежурки. Прибывший полковник предложил им сдать табельное оружие и разместиться в комнате отдыха. Возражений не последовало.

В это же время к Москве несся с мигалками президентский кортеж. Три лимузина, четыре джипа охраны, впереди «разгонная» «Волга». Все как обычно, но вместо охраны в штатском Медведева сопровождали офицеры 3-ей отдельной Гвардейской Варшавско-Берлинской краснознаменной ордена Суворова бригады специального назначения в полевой форме без знаков различия и в бронежилетах. В руках у них тускло поблескивали автоматы «Вал». Кортеж проследовал к Останкинской телебашне, возле которой уже стояли несколько армейских грузовиков с наглухо застегнутыми тентами. Через 40 минут по всем государственным каналам была прервана трансляция вечерних развлекательных программ и сосредоточенный диктор объявил, что сейчас со срочным заявлением выступит президент РФ Дмитрий Анатольевич Медведев.

— Уважаемые соотечественники! — начал тот читать текст по бумажке (возиться с телетекстом не стали), — в этот ответственный для всех нас момент я принял решение об отставке правительства и сложении с себя полномочий президента Российской Федерации с ноля часов 21 августа сего года. Исполняющим обязанности председателя правительства до утверждения его кандидатуры Государственной Думой Федерального собрания я назначаю министра обороны Ивана Ивановича Сапогова, которому поручено сформировать новый состав кабинета министров. От должности с ноля часов 21 августа сего года освобождаются генеральный прокурор и директор ФСБ. Исполняющим обязанности генерального прокурора до момента назначения по представлению президента Советом Федерации назначается заместитель Генерального прокурора Российской Федерации, Главный военный прокурор Портупеев. Директором ФСБ назначается генерал-лейтенант Рамзаев. Должность начальника ГРУ за Рамзаевым сохраняется.

В соответствии с Конституцией России полномочия президента с момента моей отставки передаются председателю правительства, то есть исполняющим обязанности президента до момента всенародных выборов главы государства становится Иван Иванович Сапогов.

Граждане России! Страна в настоящий момент тяжело переживает последствия экономического кризиса, длящегося уже четвертый год. К сожалению, мировые катаклизмы тяжело отразились не только на экономике России, они затронули практически все сферы нашей жизни — органы государственного управления оказались не в состоянии эффективно функционировать в экстремальном режиме. Система социального обеспечения не справляется с возложенными на нее задачами. Страну захлестнул буквально девятый вал преступности. Продолжительность жизни неуклонно сокращается. Демографические потери с каждым годом нарастают, приобретая все более пугающий масштаб. Ситуация усугубляется усиливающейся коррупцией, которая, и это надо честно признать, почти полностью поглотила государственные учреждения, органы региональной и муниципальной власти, милицию, судебную систему. Все это поставило страну на грань катастрофы.

В сложившихся обстоятельствах я не вижу другого пути решения стоящих проблем, кроме решительного обновления руководства страны. При этом я, осознавая долю и своей личной ответственности, добровольно слагаю с себя полномочия президента России. Я надеюсь, что новое руководство предпримет решительные меры для стабилизации политической ситуации, оздоровления и укрепления государственной власти и преодоления негативных последствий экономического кризиса.

В этот важный для себя момент я хочу поблагодарить всех россиян, доверивших мне в 2008 г. пост главы государства. Простите, что не смог оправдать тех надежд, что вы на меня возлагали. Для меня интересы Отечества всегда были выше личных политических амбиций, и потому прошу не искать в моей добровольной отставке скрытую подоплеку. Я принял это решение руководствуясь исключительно интересами страны, всего общества. Я желаю новому руководству страны в кратчайшие сроки добиться стабилизации внутреннего положения и призываю всех граждан России всячески содействовать ему.

Надеюсь на ваше понимание, дорогие соотечественники. Спасибо за внимание.

Когда Медведев закончил читать текст, часы в студии показывали 23:17. Еще 43 минуты он официально будет считаться главой страны. Что потом? «Потом» наступило гораздо раньше полуночи. Молодой офицер вежливо попросил Дмитрия Анатольевича проследовать за ним. В одном из кабинетов его ждал взволнованный Сапогов, готовящийся выступить с обращением к нации. Иван Иванович был краток, сообщив, что Медведев вместе с семьей некоторое время должен провести в санатории министерства обороны.

— Это в Ваших интересах, Дмитрий Анатольевич, — добавил он тоном, не допускающим возражений, — пока ситуация не нормализуется, так будет лучше для всех. В противном случае мы не можем гарантировать Вашу безопасность.

— Я могу отказаться?

— Думаю, нет.

В понедельник, в 9 часов утра по московскому времени состоялось экстренное заседание Государственной думы, на котором депутаты (многие были доставлены в Москву военными бортами) единогласно утвердили главой правительства Ивана Ивановича Сапогова и состав правительства (ключевые посты в нем, разумеется, достались военным). Первым вице-премьером и министром иностранных дел стал Евгений Примаков. Довольно экзотическим поначалу показалось назначение на пост министра экономического развития известного публициста Андрея Паршева, но быстро вспомнили, что он совсем недавно носил погоны полковника с зелеными просветами. Присутствие в составе членов кабинета престарелого Михаила Калашникова удивления не вызвало, но это назначение воспринималось как чисто символическое.

Кворум Совета Федерации собрать не удалось, поскольку значительная часть сенаторов находилась за границей. Поэтому главный военный прокурор остался лишь и.о. генпрокурора, но его это нисколько не смущало. К понедельнику было возбуждено уже около 12 тысяч уголовных дел в отношении видных чиновников и политических деятелей медвепутской эпохи. Громкие аресты следовали один за другим. Руководство МВД почти в полном составе оказалось за решеткой. Перепуганные насмерть судьи пачками штамповали решения о принятии в отношении подследственных VIP-персон решения о мере пресечения в виде содержания под стражей. Председатель Верховного суда пропал. Пресс-служба ведомства лишь коротко сообщила, что он находится на больничном, но в кулуарах поговаривали, будто Лебедев сбежал за границу по фальшивому паспорту в ночь с субботы на воскресенье. Впрочем, его никто и не пытался искать.

Сапогов выступил в парламенте с короткой речью, поблагодарив депутатов за оказанное ему доверие и пообещал еще до досрочных президентских выборов, назначенных на 8 ноября, «нанести смертельный удар по коррупции, опутавшей Россию своими ядовитыми щупальцами». Депутатов совершенно не смутил сапоговский перл про ядовитые щупальца, они вообще с трудом отражали происходящее, думая лишь о том, сохранится ли депутатская неприкосновенность и будет ли открыт аэропорт «Шереметьево-2». Аэропорты работали, однако купить билеты на зарубежные рейсы было практически невозможно. Впрочем после воскресенья, когда сотни человек были арестованы прямо у трапов самолета, поток слуг народа, желающих покинуть пределы отечества, резко иссяк.

Когда Сапогов объявил о том, что на всей территории страны вводится чрезвычайное положение сроком на три месяца, депутаты, затравленно озираясь, аплодировали. И.о. президента обосновал это необходимостью нанесения еще одного смертельного удара — по наркомафии и организованной преступности. Никто не понимал, что такое чрезвычайное положение и чем оно отличается, скажем, от военного, но возражений не последовало. Когда Сапогов заговорил о введении государственного надзора на предприятиях, имеющих стратегическое значение, вне зависимости от формы собственности, мало кто не понял, что это первый шаг к национализации. Но депутаты и эту новость встретили дружными аплодисментами. Когда же генерал объявил о намерении заморозить тарифы на коммунальные услуги для населения сроком на год и запрете государственным медицинским учреждениям оказывать платные услуги, народные избранники устроили оратору настоящую овацию, причем всякий боялся прекратить хлопать в ладоши раньше своих коллег.

В течение последующих трех дней губернаторский корпус обновился более чем на 90 %. В массе своей губернаторы вслед за президентом добровольно слагали с себя полномочия. Многие делали это прямо в кабинете у следователя. Новыми главами регионов становились в подавляющем большинстве случаев военные (иногда военные пенсионеры), правда все они, видимо получив на сей счет строгие указания, появлялись на людях исключительно в штатском. Но кого это могло обмануть? Все отлично понимали, что теперь главный очаг власти в стране теперь находится не на Рублевке, не на Охотном ряду, не в Белом доме, не на Старой площади и даже не в Кремле, а в 500 метрах от него в Колымажном переулке. Никто не вводил в Москву танки, не закрывал газеты и не устанавливал цензуры на ТВ (в предшествующие годы журналисты в совершенстве освоили искусство самоцензуры).

Единственной видимой приметой новой эпохи стали смешанные милицейско-армейские патрули на улицах, да ночные облавы спецназа на наркопритоны (часто барыги и наркоманы в полном составе погибали «при оказании вооруженного сопротивления»). Но то, что военный переворот произошел — это поняли абсолютно все. И вот ведь удивительное дело — несогласных внутри страны либо совершенно не было, либо они старательно изображали из себя согласных»[11]


Думаете, выше я описал вероятный сценарий прихода к власти в России «прогрессивных генералов»? Нет, это сценарий фантастического фильма. Скорее власть в Кремле захватят марсиане, прибывшие на летающей тарелке, нежели об этом только подумают лампасоносные боровы.

В истории России было лишь два эпизода, которые с натяжкой можно назвать попытками военного переворота — в декабре 1825 г. и в августе 1917 г. Заговор вызревал в военной верхушке РККА в 30-е годы (так называемый заговор маршалов). Но поскольку он был превентивно разгромлен в 1937 г., о планах путчистов мы можем судить разве что по показаниям главных фигурантов, данных на следствии. Поэтому говорить о типологии военных переворотов мы можем, лишь опираясь на богатый зарубежный опыт. В этом деле законодателем мод является Латинская Америка, давшая около сотни только успешных мятежей. Сформулируем условия, необходимые для удачного осуществления военного путча:

1. Кризис власти. Это непременное условие военного переворота. В состоянии политической стабильности он практически не имеет шансов на успех.

2. Отсутствие у правящего режима широкой поддержки в массах.

3. Недовольство офицерского корпуса (в более широком смысле профессиональной части армии) сложившейся социально-экономической ситуацией в стране.

4. Наличие кастового сознания (корпоративный дух и существование крепких традиций) у представителей военной элиты, а так же спаянность армии дисциплиной и авторитетом командного состава.

4. Большое тяготение населения к крепкому порядку, стабильности, страх перед анархией, преступностью.

5. Наличие у армии большого авторитета в массах, личная популярность в народе известных генералов.


Последнее обстоятельство в строгом смысле не является определяющим условием и не исключает вероятность попытки военного переворота (для этого достаточно совокупности первых четырех факторов), но на его исход оказывает большое влияние. Скажем, если бы армия, сохранив дисциплину и верность своим командирам, попыталась в феврале-марте 1917 г. прекратить анархию в обществе и разложение государства, успех военного переворота во многом зависел бы от количества пролитой крови и готовности немедленно отвечать репрессиями на малейшую попытку сопротивления. Но уже к маю обыватель настолько нахлебался свободы и демократии, что среди населения крупных городов обозначилась явная тяга к сильной власти, способной обуздать разгул преступности и решить экономические проблемы. Посему у харизматичного генерала Лавра Корнилова, двинувшего в конце августа войска на Петроград, были некоторые шансы на успех, если бы армия в целом не находилась к тому времени в недееспособном состоянии, а возглавители путча были более решительными и твердыми, чем мажорные гимназистки.

Рассмотрим те события более подробно. Политический кризис, вызванный провалом летнего наступления 1917 г., был весьма острым, авторитет правительства Керенского стремительно падал, даже сильный вираж кабинета влево не мог выправить положения. Недовольство офицерского корпуса, озлобленность на разваливающих тыл и разлагающих солдатскую массу политиканов была немалой. По инициативе генерала Алексеева стали возникать первые офицерские союзы, которые предполагались, как противовес солдатским советам и оппозиция временному правительству. Позиция политического руководства страны с полным основанием рассматривалась многими офицерами как предательская по отношению к армии. Ведь войска были без надлежащей подготовки посланы в наступление, целью которого было поднятие авторитета правительства в глазах населения, и, главным образом, перед западными покровителями «временных» министров.

Но качественные характеристики офицерского корпуса явно не позволяли рассчитывать на успешный захват и, тем более, удержание власти. Не отмеченное особым чувством касты сознание кадрового офицерства (отнюдь не дворянского уже к началу века) буквально растворилось в крестьянско-разночинном по сути своей скороспелом офицерстве военного времени, представители которого надевали прапорщицкие погоны после ускоренных курсов. О дисциплине же в войсках и преданности солдат своим командирам вообще без кавычек говорить невозможно. Не было в России и традиций военных переворотов, попросту говоря, никто не представлял, как и что надо делать. Далеко не всякий русский офицер был готов расстрелять из пушек завод, рабочие которого осмелились учинить забастовку во время войны, а без такой решимости безжалостно пролить кровь соотечественников военный переворот превращается в фарс.

Мог ли увенчаться успехом начавшийся марш 3-го конного корпуса генерала Крымова на Петроград? Гипотетически мог, ибо на войне нет ситуаций, исход которых однозначно предопределен, иногда решающим фактором становится слепой случай. Но даже если бы военные смогли взять под контроль столицу, то это никоим образом не гарантировало успех путча. Армия, терпящая поражения на фронте, то есть не справляющаяся со своими прямыми обязанностями, в глазах населения не обладает тем авторитетом, который позволял бы взять на себя еще и политическую ответственность за судьбу страны. Возможность успешного взятия Петрограда корпусом Крымова я определил, как сугубо умозрительную, ибо сам генерал вел себя не как ключевой участник военного заговора, а как нашкодивший гимназист. В ходе «наступления» на столицу он был вызван Керенским на ковер для объяснений, и он послушно предстал пред начальственные очи. Получив выговор за «плохое поведение», мятежник Крымов застрелился. Да, с таким контингентом только путчи и совершать!

Нельзя не признать, что образ Корнилова почти идеально соответствует тому, что внешне должен представлять собой генерал-диктатор. Он сделал, пожалуй, самую блестящую карьеру в императорской армии во время Первой мировой войны, совершив столь же оглушительное падение. Встретив грозовые раскаты августа 1914 г. в должности командира пехотной бригады, уже в августе 1917 г. стал Верховным Главнокомандующим, а октябрьский переворот в Петрограде застал его в качестве заключенного (освобожден в декабре 1917 г.). В 1916. г. Лавр Георгиевич попал в плен, но сумел бежать, что сделало его национальным героем. Во время в целом неуспешного наступления в июне 1917 г. 8-я армия Юго-Западного фронта под его командованием имела наилучший результат, а после крушения планов русского командования в результате прорыва немцев под Тарнополем, она единственная сумела удержать захваченные позиции.

За этот успех Корнилов был назначен командующим Юго-Западным фронтом, где провел решительные меры по восстановлению дисциплины в войсках. После назначения 18 июля на пост Верховного Главнокомандующего выдвинул программу укрепления порядка и дисциплины на фронте и в тылу, предусматривавшую ограничение власти солдатских комитетов и комиссаров, введение смертной казни в тылу за срыв работы по снабжению фронта, милитаризацию железных дорог, энергетики, военной промышленности и т. д., что можно считать основой программы вызревающего в армейской среде заговора. Через посредничество Львова и Савинкова.[12] Корнилов вел переговоры с Керенским об установлении в разваливающейся на глазах стране твердой власти, способной обеспечить победу в войне.

Ситуация кажется абсурдной: военные, видя как правительство разваливает страну, желают установить диктатуру и ведут об этом переговоры, с главой правительства при посредничестве двух других министров — аристократа-помещика и террориста. Ну не было у русских офицеров ни малейшего опыта военных переворотов, даже локальных мятежей они не устраивали, кажется со времен стрелецкого бунта. Поэтому Корнилов и пытался «договориться по хорошему» с теми, кого он по идее должен был свергнуть и пустить в расход у ближайшей стенки.

Александр Федорович не стал разубеждать генерала, а притворился сторонником военной диктатуры. 27 августа он неожиданно направил генералу телеграмму с требованием сдать должность главковерха и прибыть в Петроград. Тот не подчинился, вследствие чего был объявлен мятежником. 28 августа Корнилов передал по радио меморандум о своих целях — доведение войны до победы и созыв Учредительного собрания, после чего двинул конный корпус генерала Крымова (номинально тот был назначен командующим Особой Петроградской армией) на столицу. Наиболее любопытным пунктом программы путчистов мне кажется проект по созданию государственного земельного фонда из выкупленных у монастырей и частных владельцев угодий для наделения землей солдат, «беспорочно и доблестно прошедших военную службу». Вот главная причина провала путча — он не был четко спланирован, а являлся импровизацией, успешно осуществить которую не позволили действия главы Временного правительства, который вроде бы участвовал в заговоре (против себя?), но фактически исполнял роль провокатора. Начинать мятеж после предательства одного из главных действующих лиц — вернейший путь к поражению. Впрочем, других вариантов у Корнилова уже не было. Генерал был политически совершенно беспомощен, находясь под влиянием либералов-авантюристов вроде Завойко (личный ординарец Корнилова, человек с темным прошлым), Аладьина (лидер трудовиков, являвшийся, вероятно, агентом английской разведки), Филоненко и прочих, подстрекавших его к активным действиям, надеясь извлечь из этого выгоду для себя. Савинков и Филоненко оказались предателями, последний даже участвовал в аресте Корнилова.

Плохую шутку сыграла с Лавром Георгиевичем и его широкая популярность в народе. Когда он прибыл в августе в Москву для участия в государственном совещании, восторженная толпа вынесла его с вокзала на руках. Газеты всячески прославляли его, превознося как спасителя отечества. Это создало у Корнилова иллюзию, что народ готов признать его в качестве диктатора. Но мало того, что «путчисты» представляли не более чем карикатуру на самих себя, так и народ, оказывается, совершенно не сочувствовал мятежникам. Причем солдатской массе однозначно ближе было мнение народа, нежели цели генералов, решивших заняться политикой.

Генералы Корнилов и Алексеев — ключевые фигуры попытки военного переворота августа 1917 г

Мятеж был достаточно легко подавлен, Крымов застрелился, Корнилов оказался в тюрьме. Наибольшую выгоду из этой заварухи извлекли, пожалуй, большевики, чье влияние в эти дни резко возросло, как и привлекательность лозунгов о передачи власти Советам во избежание подобных армейскому путчу эксцессов. Что касается Керенского, то корниловский мятеж стал началом его конца. «Демократическая общественность» обвиняла министра-председателя именно в сочувствии планам мятежа, представляя дело так, будто глава правительства решил использовать военных для укрепления личной власти, а для патриотически настроенных военных он стал предателем. Поэтому и не стала армия защищать в октябре Временное правительство.


4 июля 1917 г. Расстрел рабочей демонстрации на Невском проспекте.

Спрашивается, зачем Александр Федорович начал заигрывать с военными, всячески одобряя их намерения к решительным действиям? Керенский стал заложником ситуации, при которой самой влиятельной политической силой в столице стали солдаты петроградского гарнизона. Двести тысяч вооруженных и обнаглевших от вседозволенности молодцов в солдатских шинелях категорически не желали отправляться на фронт и любые попытки правительства вернуть их к дисциплине и порядку могли кончиться для «временных» министров самым печальным образом. Солдатская масса, подпавшая под влияние большевистской агитации, стала настоящей бомбой, грозившей взорваться в любой момент. Поэтому в правительстве вызрел план «разгрузить» Петроград от разложившейся солдатской массы, отправив полки на фронт воевать за победу революции, но сделать это руками самих военных.

Генералы же замыслили под предлогом «разгрузки» столичного гарнизона взять власть. Но был ли Корнилов лидером мятежников? Нет, скорее всего, настоящим организатором путча был генерал Алексеев, а простоватый Корнилов являлся удобной ширмой и отвлекающим фактором. Юрий Кондаков в своей публикации «На пути к диктатуре: Л. Г. Корнилов, А. М.Крымов, М. В.Алексеев»[13] анализируя ход событий, приходит к выводу о том, что главой заговорщиков был генерал Алексеев. Ведь 28 августа кадеты Временного правительства предложили Алексееву пост главы правительства и, получив согласие последнего, попытались голосованием сместить Керенского со своего поста. В самом Петрограде военные так же готовились к выступлению. Если бы Керенского удалось сместить и правительство возглавил Алексеев, то не мог же Корнилов его свергнуть? Тому осталось бы лишь признать старшинство Михаила Васильевича.

Вероятно, Керенский раскрыл планы заговорщиков (учитывая, что все всех предавали, это не удивительно) и потому «разгрузка» Петроградского гарнизона стала для него не актуальной. Глава Временного правительства вынужден был искать опоры в большевиках, которые совсем недавно, после июльского кризиса,[14] подверглись травле, как германские агенты. Можно констатировать, что обе стороны — Временное правительство и военные проиграли, пытаясь использовать друг друга в ходе замысловатой авантюры, и лишь большевики не только вернулись в публичную политику, но и резко упрочили свои позиции. Если после июльских событий подчинявшиеся Советам формирования Красной гвардии были распущены, то в ходе корниловского выступления они вновь воссозданы с благословения верховной власти, и в дальнейшем использовались большевиками для свержения Временного правительства.

В 1825 г. офицеры-заговорщики были абсолютно уверены, что подбить солдат на бунт, на нарушение присяги невозможно в принципе, а потому планировали совершить в удобный момент привычный дворцовый переворот, не впутывая в это дело солдат. И вдруг сложилась невероятно удачная комбинация: царь Александр умер, не оставив наследника, ему должен был наследовать его брат великий князь Константин, однако он, наместник Польши, давно отказался от своих прав на престол ради морганатического с католичкой. Но пока это стало известно, некоторые полки уже поспешно привели к присяге новому царю Константину. А потом поступил приказ — перепрясягать Николаю. Этим и воспользовались декабристы, выведя на Сенатскую площадь солдат спасать законного царя Константина от узурпатора Николашки. Солдатам приказали кричать «Да здравствует Конституция!», сказав, что Конституция — имя новой царицы. Откуда солдаты могли знать, что женой великого князя Константина была полячка Иоанна Лович? Таким образом, декабристы заставили солдат пойти на бунт, убедив их в том, что они выполняют святую присягу, данную царю-батюшке перед лицом господа бога.

Мотивы декабристов мы здесь опускаем, нам важно рассмотреть техническую, а не идейную или меркантильную сторону их предприятия. Они отлично понимали, что увлечь народ лекциями о довольно сомнительных преимуществах республиканского строя нельзя, и ставку следует делать только на верность народа царю. Под шумок «узурпатора» Николая и его малолетнего сына Александра планировали убить. Константин отрекся от престола, и задний ход делу было дать невозможно. Народ оказывался перед фактом полного пресечения династии. На этом основании заговорщики предполагали учредить республику и далее действовать по обстоятельствам. Хорош ли был этот план? Да, он был вполне разумен. То, что замысел не был осуществлен из-за предательства и бестолковости мятежников, не умаляет его достоинств. Однако план — это теория, а практика — это то, что произошло в реальности. В реальности же полки «восставших» тупо стояли на Сенатской площади, пока их не расстреляли. Военный переворот — это «экшен», решительные действие, но именно действий мятежники и не предприняли. В общем, восстание декабристов следует считать попыткой военного переворота лишь по формальному признаку, поскольку в нем участвовали мужики с лампасами, эполетами и саблями на боку.

Имеются ли в РФ потенциальные путчисты? Военный переворот гипотетически могут учинить генералы, но наши генералы — конченая мразь. Меня чуть не тошнит, когда я вижу заплывшую жиром рожу, сетующую на то, что Госдума недостаточно внимания уделяет обороноспособности страны. Когда высший функционер Генштаба начинает публично жаловаться, что у армии не хватает денег, чтобы кормить солдат на уровне физиологической нормы, или что 10 % призывников из Сибири не умеют читать и писать, это звучит как приглашение потенциальному агрессору: нападай, дистрофики тебе сопротивления не окажут, а дегенераты не смогут управляться со сложной боевой техникой. Пообещай им сытную кормежку и шлюх по субботам в лагерях для военнопленных, так они сразу и сдадутся.

Зачем генералам выдавать военную тайну, что их армия небоеспособна? Ведь высшие офицеры имеют возможность лично высказать все претензии верховному главнокомандующему и потребовать от него принять меры к прекращению предательского бардака. Можно это сделать жестко — стукнуть кулаком по столу и поставить ультиматум: либо разрушение армии прекратится, либо прекратятся полномочия верховного главнокомандующего (сценарий описан в начале этой главы). Можно пойти по более мягкому пути — массово подать в отставку в знак протеста против оборонной политики правящего режима. Скольких вы знаете генералов, которые смогли решиться на это? Громов и Воробьев являют собой исключение из правил.

Генералы — это окончательно сгнившие бюрократы, они режут «правду-матку» в телеэфире исключительно для того, чтобы иметь оправдание для сдачи в плен в случае начала войны. Мол, мы заранее предупреждали, били тревогу. Теперь не мы виноваты, а Госдума, которая недостаточно внимания уделяла армии, и население в целом, избравшее плохих депутатов. На этом основании можно абсолютно точно сказать, что у всех эрэфовских генералов отсутствует и честь и совесть. Алчность, тупость и трусость присутствует в избытке, но с такими морально-профессиональными качествами военный переворот, совершить абсолютно невозможно. Правящий режим прекрасно это понимает, и потому культивирует в генералитете именно алчность, позволяя воровать в фантастических масштабах, тупость (это без комментариев) и бюрократизм, развращая полнейшей безответственностью.

В офицерской среде (по крайней мере, раньше) культивировалось такое понятие как честь. Кстати, слово «честный» — это прилагательное от существительного «честь», означающего достойные уважения и гордости моральные качества человека; его соответствующие принципы. Офицер без чести, то есть, не имеющий достойных уважения и гордости моральных качеств, был немыслим, ибо к войне он не пригоден. Трусливому, подлому и продажному офицеру просто не будут верить и безоговорочно подчиняться солдаты. Именно поэтому в офицерской среде культ чести принимал гипертрофированное выражение.

Упомянутый выше великий князь Константин, наместник Польши и главнокомандующий польской армией, не смотря на свое высокое происхождение и участие в нескольких военных кампаниях, в русской армии военной карьеры не сделал, дослужившись лишь до унтер-офицерского чина. И вдруг стал главнокомандующим. Но военачальником он оказался дерьмовым, не смотря на свою любовь к казарме и страсть к парадам. В войсках его очень не любили, и многие офицеры даже стрелялись после того как он выказывал словесную грубость по отношению к ним.

Сегодня большинству это покажется каким-то смешным идиотизмом. Мне во время службы в военном училище приходилось видеть, как полковник бьет майора перед строем курсантов (будущих офицеров), а уж обматерить младшего по званию в присутствии подчиненных считается в нынешней с позволения сказать армии совершенно обычным явлением. А вот тогда офицеры сводили счеты с жизнью из-за проявления неуважения к себе. Дело в том, что оскорбить офицера — значит лишить его чести. Унизить офицера в присутствии подчиненных — это вообще последнее дело. Офицера без чести не бывает, ибо только моральное преимущество дает ему право распоряжаться жизнью солдата в бою, а вовсе не то обстоятельство, что у него папенька породистый богач. Позор можно смыть только поединком с обидчиком. Но вызвать на дуэль члена императорской фамилии было нельзя, следовательно, вернуть себе уважение униженный им офицер мог лишь застрелившись. Честь настоящие офицеры ставили выше жизни, выше богатства, и уж точно выше классовых интересов. Я довольно скептически отношусь к боевым возможностям польской армии после времен Стефана Батория. Тем не менее, моральные качества польского офицерского корпуса были таковы, что он оказался способен на мятеж в 1830 г. Можно говорить, что офицерская честь почиталась в некоторых обстоятельствах выше верности присяге, то есть давала моральное основание поставить себя над законом.

Но если у офицера нет чести, а нынешний офицерский корпус лишен даже рудиментарных представлений о ней, то какие у него могут быть мотивы для участия в перевороте — возможность сделать карьеру, желание хапнуть бабок, стремление получить власть? Допустим, но кто пойдет в бой за командиром ради того, чтобы он поимел какие-то выгоды для себя лично? Бесчестные генералы не способны на военный переворот в принципе, ибо деньги, чины, медальки, дачи и прочие цацки они могут получить, элегантно подлизав у начальства.

Военный заговор может вызреть и в среде молодого офицерства, тем паче, что у тех имеется неплохой стимул — в случае успеха предприятия им обеспечена быстрая карьера. Правда, в случае неуспеха. Солдат-бунтовщиков жестоко секли розгами и раскидывали по дальним гарнизонам, зато офицеров-заговорщиков во все времена, не смотря на классовую солидарность, вешали. Но в любом случае офицеры лишь тогда могут решится на путч, когда в них сильно чувство кастовой спаянности и морального превосходства.

Наконец, в истории известен даже военный переворот, осуществленный младшими командирами, который так и вошел в историю под названием заговора сержантов. В результате его власть на Кубе в 1934 г. захватил диктатор Фульхенсио Батиста — так сержант стал главнокомандующим. Но надо учитывать разницу между кубинским сержантом, гордящимся принадлежностью к военной касте и нашим срочником с тремя «соплями» на погонах.

Истинный офицер всегда свысока относится к богатству, но торговать на рынке вещами из дома, чтобы прокормить семью, он не пойдет. И сторожем в казино по ночам подрабатывать не будет. И солдат своих сдавать в аренду на стройку не станет. Это мудак, а не офицер, и исходя из реалий жизни, описывать которые, думаю, нет нужды, можно сделать однозначный вывод — офицерский корпус РФ состоит в массе своей из мудачья. Каюсь, слова «мудак» нет в словаре Ожегова и Шведовой, но думаю, смысл его будет читателю понятен. Можно было б использовать для оценки облика господ офицеров слова «подонки» или «негодяи», но они даже близко не передают всей глубины морального разложения армейской «элиты». Мудаки же, как нетрудно догадаться, на военный переворот не способны.

Кто-то может мне возразить, что не все должностные лица, числящиеся по военному ведомству, ссучились, что есть среди них так называемые настоящие офицеры. Некоторые противопоставляют основной армейской массе военную элиту — ВДВ, морскую пехоту, спецназ, офицеров РВСН и ВВС. Аргумент смехотворный. Генералы Грачев и Лебедь вышли как раз из этой «элиты», и именно благодаря им нынешний режим смог утвердиться в Кремле. Ельцинский министр обороны Игорь Родионов тоже выходец из «элиты», да еще и «интеллектуал» (возглавлял в 1992–1996 гг. Академию Генерального штаба). Как браво руководил Ульяновской областью нынешний командующий ВДВ Шаманов! Может быть, стоит напомнить, какую должность занимает сегодня боевой генерал Громов? Его бывшие братья по оружию — генералы Аушев, Дудаев и Руцкой тоже с легкостью забыли о присяге, как только впереди замаячила возможность пролезть к кормушке. Зато двое последних яростно бились, не жалея чужих жизней, как только их попытались от власти отлучить. Армейская элита, мать их!

Что бывает, когда военные устраивают переворот, неправильно оценив ситуацию, свои силы и влияние? Получается фарс. В Мадриде 23 февраля 1981 г. несколько десятков фалангистов во главе с подполковником Антонио Техеро захватили испанский парламент, объявив депутатов заложниками. Но когда Техеро попытался объявить о введении в стране военного положения, депутаты его освистали. Ни одна воинская часть не поддержала переворот. Через 18 часов, не выдержав потока оскорблений депутатов, фалангисты сдались. Но у Антонио Техеро все же были какие-то представления о чести, были идеалы. А какие идеалы у представителей нынешнего офицерского корпуса РФ? Дальше денег, барахла, ебли, карьеры и бухла сфера их интересов чаще всего не распространяется.

Классический пример военного переворота дает нам Чили образца 1973 г. Все четыре непременных условия, необходимых для этого, были соблюдены. Президент — социалист Сальвадор Альенде не пользовался широкой поддержкой в стране, да и вообще, главой страны он стал по недоразумению, получив на выборах 1970 г. всего 36 % голосов избирателей. Несмотря на популистские шаги, как то национализация американских компаний и медных рудников, социалисты не сумели получить большинства на парламентских выборах тремя годами позже. Таким образом, путь на социализацию Чили и тотальное огосударствление промышленности не пользовался поддержкой в стране, а резкое ухудшение отношений с США усугубило экономический кризис, спровоцировало инфляцию, что еще более подорвало доверие населения к власти.

Сальвадор Альенде Госсенс превратился в красивый миф благодаря своей смерти.
Убедительных достижений на политическом поприще он не имел.


Армия в Чили традиционно воспринималась, как носительница католической идеи (в стране 90 % населения — верующие католики). Вооруженные силы были спаяны дисциплиной, кастовой солидарностью и не подвергались политическим влияниям извне. Если армия, будучи расколотой политически, не выступает во время переворота единым фронтом, путч быстро превращается в гражданскую войну, как это произошло во время франкистского мятежа в Испании в 1936 г., но в Чили армия была монолитной. Что касается генерала Аугусто Пиночета Угарту, то он пользовался в вооруженных силах непререкаемым авторитетом. Будущего диктатора отличало одно уникальное качество — абсолютная личная честность и бессребренничество, что безусловно поднимало его авторитет в глазах населения, особенно в сравнении с бойким популистом Альенде, который считал, что умение ловко соврать лишь украшает политика.

План переворота был тщательно подготовлен генеральным штабом, который до своего назначения главнокомандующим возглавлял Пиночет. Действовали путчисты более чем энергично. В 8 часов 30 минут в день переворота — 11 сентября 1973 года главнокомандующий обратился по радио к чилийскому народу. Суть обращения состояла в том, что президент Альенде и его приближенные готовят в стране марксистский переворот и в этих условиях вооруженные силы берут власть в свои руки, дабы спасти родину. Военные приказали СМИ прекратить передачу информации, направленную на поддержку правительства, иначе обещая их уничтожить. Через полтора часа после заявления по радио, в 10 часов начался обстрел дворца Ла Монеда, где находился президент. В 11 часов Альенде было предложено сдаться, он отказался. В 12 часов президентский дворец был атакован авиацией, а к 15 часам — занят войсками. Для захвата власти военным потребовалось менее восьми часов.

Свое обещание репрессий нелояльным журналистам путчисты выполнили в тот же день. В радиостанции, которые осмеливались передавать последнее обращение к нации президента Альенде, либо врывались военные и расстреливали всех на месте, либо их уничтожали с воздуха боевые самолеты. Это помогло в течение суток взять под контроль чилийские СМИ и заставить обделавшихся от страха журналистов петь хвалу спасителю Чили от красной угрозы. Кстати, слухи о красном перевороте имели под собой некоторую почву. Альенде собирался распустить враждебный ему парламент, противостояние с которым достигло большого накала.

Широкие слои населения продемонстрировали если не поддержку, то молчаливую лояльность военным. Пиночет призвал жителей столицы не выходить из домов, и улицы были совершенно пустынны. Никто не ринулся спасать непопулярного Альенде, не смотря на призывы некоторых проправительственных радиостанций. Дворец Ла-Монеда защищали всего 40 охранников президента, которые были полностью уничтожены в результате скоротечного боя.

Сентябрь 1973 г. Военные наводят в Чили порядок по-своему.

Пассивность населения — важнейшая предпосылка удачного путча. Стоит только толпам выйти на улицу, как переворот рискует превратиться в фарс. Если солдаты не стреляют в народ, это деморализует армию, если они убивают мирных жителей, то превращаются в палачей, и армия теряет всякую поддержку. Это чилийские путчисты прекрасно понимали, поэтому их репрессии хоть и были жестокими, но носили «точечный», если так можно выразиться, характер. Активные противники диктатуры были решительно уничтожены, остальные деморализованы. Репрессиям, о которых красочно повествуют социалисты, за время диктатуры подверглось менее 1 % населения. К тому же не стоит забывать, что среди «невинно репрессированных» были не только политические противники режима, но и масса уголовного элемента, с которым военные совершенно не церемонились. Зато преступность в стране почти исчезла.

Конечно, режим Пиночета был отвратительным, однако он дал обывателю то, что тот жаждал — стабильность. В 1978 г. 75 % чилийцев поддержали на референдуме политику диктатора. Проще всего, конечно, объявить результаты народного волеизъявления сфальсифицированными. Но я бы рекомендовал учесть и такую особенность — ни один диктаторский режим не устраивает референдума, если не уверен в абсолютной поддержке масс. В противном случае военные всегда обходились без этого спектакля. Скажем, референдум о присоединении Австрии к Германии нацисты провели с большой помпой, поскольку результат был очевиден. В случае же с вхождением в состав рейха протектората Богемии (Чехия) они обошлись без этой формальности. 1980 г. 76 % избирателей высказались за предложенный Пиночетом проект конституции, и даже в 1988 г. он, хоть и проиграл плебисцит, но набрал 43 % голосов — больше, чем Альенде в 1970 г. Никакого экономического чуда, о котором трещали в начале 90-х годов наши доморощенные либералы, в Чили во время диктатуры не произошло. Была именно стабильность, инфляция находилась под контролем, преступность была подавлена, и этого оказалось достаточно, чтобы Пиночет длительное время пользовался поддержкой масс. Этим его правление отличалось от других диктаторских режимов в Латинской Америке — более жестоких, коррумпированных и непопулярных.

Да, абсолютно исключать возможность попытки военного переворота в РФ нельзя, но оную вероятность я оцениваю, как ничтожно малую, чтобы рассматривать ее серьезно. И уж тем более я не вижу оснований надеяться на успешный военный переворот. Для этого просто нет инструмента — дееспособной армии. Как видно из приведенных примеров, успех военного переворота имеет критическую зависимость от субъективного фактора — морально-психологического состояния армии — главного инструмента данного типа государственного переворота. Проще говоря, необходимо иметь традиции военных переворотов и мятежей. Причем в этом деле нельзя сказать, что отрицательный опыт — тоже опыт. Скорее наоборот, с каждым провальным путчем его вероятность в будущем уменьшается.

Генерал Аугусто Пиночет Угарту.

Кастовость военного сословия — еще одно важное условие — напрочь отсутствует в России. Офицерство не является привилегированной, элитарной частью общества, не воспринимается таковой ни самими военными, ни остальной частью населения. Так уж сложилось. Активной политической роли военные почти никогда не играли (роль Жукова в укреплении власти Хрущева — отдельный эпизод, не более того). Генералов, имеющих авторитет в широких слоях населения, нет, да и взяться им неоткуда. Самый успешный политический PR-проект в стиле «милитари» дал на выходе лишь убогий суррогат в виде губернатора Лебедя, которого сначала попользовал Ельцин в виде противовеса Зюганову на выборах 1996 г., потом в качестве капитулятора перед чеченскими сепаратистами в 1997 г., а потом в Красноярске попользовала в своих интересах одна олигархическая группировка против другой.

Авторитет армии, как общественного института? Ха-ха-ха, говорить об этом даже в шутку нельзя. Никакой тоски по имперской мощи, твердой руке и дисциплине в глазах электората нет. Я в эти глаза смотрю роду своей профессиональной деятельности регулярно, но вижу в них чаще всего немой возглас: «Как же все за…ло! Дайте пожить спокойно».

Ну, и, наконец, политическая конструкция правящего режима пока достаточно устойчива, явных противоречий внутри правящей верхушки, на которых могли бы сыграть военные, не наблюдается. То есть ни одного из пяти необходимых условий для осуществления военного переворота в РФ нет. Как поведет себя армия в случае революции в РФ? В лучшем случае она останется нейтрально-пассивной. В худшем — просто рассыплется, как рассыпалась она в 1917–1918 гг.

5. Внешнее вторжение

Интервенция с целью свержения власти, как ни странно, сегодня гораздо более вероятна, нежели военный переворот в РФ, и чем больше страна погрязает в разрухе и коррупции, тем вероятность выше. Было бы желание, а повод всегда найдется. Например, усиливающийся развал инфраструктуры, в результате чего арсеналы ядерного, химического, бактериологического и прочего оружия станут слабоконтролируемы со стороны государства, может вызвать обеспокоенность НАТО уже лет через пяток. Организовать теракт с «белым порошком русского происхождения» в нескольких западных столицах — дело нехитрое. Далее в течение недели нагнетается антитеррористическая истерия в СМИ и вот уже голубые каски осуществляют миротворческую интервенцию, сажая за решетку коррумпированных чиновников на радость населению, и еще больше восторгов вызывая бесплатной раздачей гуманитарных продуктовых пакетов.

Не верите? Тем не менее, подготовительная работа по обеспечению сил вторжения на всякий ведется. Путин подписал Федеральный закон от 7 июня 2007 г. N 99-ФЗ «О ратификации Соглашения между государствами — участниками Североатлантического договора и другими государствами, участвующими в программе «Партнерство ради мира», о статусе их Сил от 19 июня 1995 года и Дополнительного протокола к нему». Закон оперирует недомолвками и расплывчатыми формулировками, но суть его довольно ясна: войска НАТО получают право беспрепятственно находиться на территории РФ и применять оружие, а органы власти обязаны оказывать иностранным войскам всяческое содействие. Все это, как говорится, «в случае необходимости». А какая может быть необходимость для применения иностранными войсками оружия на территории РФ? Догадайтесь сами. Или у Путина спросите.

Вторжение извне не всегда имеет форму прямой военной интервенции вооруженных сил одного государства в пределы другого. В арсенале крупных военных держав сегодня находятся средства для осуществления агрессии в форме так называемой мятежевойны. Мятежевойна — новое слово в стратегии, расцвет и наибольший успех практики мятежевойн приходится на вторую половину XX в. При осуществлении такого вида агрессии бывает, что военное и политическое руководство, финансирование и подготовка сил вторжения осуществляется одной страной, базой формирования ударной группировки является территория другой, а непосредственными исполнителями акции становятся граждане атакуемого государства.

В качестве примера хочу привести некоторые подробности вторжения США в Гватемалу в 1954 г., процитировав фрагмент книги Максима Петрова «Механизмы государственных переворотов»:

«По мнению правительства США президент Гватемалы Хакобо Арбенс совершил два страшных греха: он легализовал коммунистическую партию, включив ее представителей в свое правительство и национализировал 400 тысяч акров банановой плантации, принадлежавшей американской компании «United Fruit».

Переворот против Арбенса возглавил полковник Карлос Кастильо-Армас, получивший военную подготовку в школе командного и штабного состава сухопутных войск США в Форт-Ливенеорте, штат Канзас.

Особую роль в ходе подготовки переворота заговорщики, действовавшие под эгидой ЦРУ, отвели радиопропаганде. Для этой цели в соседний Гондурас приехал из США опытный специалист по пропаганде Дэвид Филлипс. В Гондурасе он наладил антиарбенсовское вещание на Гватемалу по радио «Голос Освобождения».

С 1 мая 1954 года началось вещание этой радиостанции. В частности, она распространяла сообщения о том, что Кастильо-Армас готовит в Гондурасе мощную армию вторжения. В это же время в Вашингтоне государственный секретарь США Фостер Даллес публично осудил режим Арбенса, дав понять при этом, что приготовления Кастильо-Армаса поддерживают Соединенные Штаты.

На самом деле армия Кастильо-Армаса была смехотворна мала. 18 июня 1954 года она пересекла границу, углубилась на гватемальскую территорию на 6 миль и остановилась, чтобы в случае контрнаступления войск Арбенса быстро отступить. Авиация Кастильо-Армаса состояла из нескольких старых самолетов В-26 и Р-47. Они разбрасывали над гватемальскими городами листовки, совершали над ними бреющие полеты, сбросили несколько бомб. Из Гондураса Дэвид Филлипс отдавал по радио приказы никогда не существовавшим воинским подразделениям и возвещал о победах мятежников в сражениях, не имевших места в действительности.

В итоге 27 июня Арбенс ушел в отставку. Кастильо-Армаса доставил в столицу Гватемалы личный самолет посла США Джона Перифуа. Общая стоимость операции составила 20 миллионов долларов».

На мой взгляд, Петров не верно отнес операцию по свержению режима Арбенса к категории военных переворотов. Тот факт, что Кастильо-Армас был когда-то гватемальским полковником, на момент агрессии уже не играло никакой роли, кроме пропагандистской. Этак и генерала Власова можно объявить революционером, пытавшимся свергнуть режим Сталина. Мятежники, как видно из приведенного текста, продвинувшись на шесть миль, приготовились встретить противодействие вооруженных сил Гватемалы, то есть военное руководство страны не участвовало в заговоре. Кое-где даже происходили столкновения армии с путчистами. Это была именно интервенция против суверенной страны. То, что впоследствии военная верхушка, поддавшись на уговоры Перифуа (вероятно, он подкрепил словесные аргументы более весомыми финансовыми), переметнулась на сторону американцев, надо квалифицировать не как политический переворот, а как банальный акт предательства.

Да, формально США не объявляли войну Гватемале и американские солдаты не сожгли в ней ни одной деревни. Но доллар, как известно, тоже стреляет, причем, иногда убойнее пушек. 20 миллионов наличными вполне могут заменить армию вторжения. Есть еще одна причина, по которой я хочу акцентировать внимание читателя именно на событиях в Гватемале, хотя, возможно, та интервенция и не была очень уж масштабной. Зато она типична, это можно сказать, классический образец интервенции с целью смены власти в атакуемой стране, что позволяет выделить те основные условия, без которых акция не будет иметь успеха:

1. Кризис власти в государстве-жертве. Если политической нестабильности нет, ее надлежит создать.

2. Наличие в стране мощной «пятой колонны», способной на активные действия по дестабилизации ситуации в момент «горячей» фазы операции.

3. Существование настолько значительных противоречий между правящим классом и массами, которые не позволят консолидироваться народу вокруг правительства в свете внешней угрозы.

4. Агрессор должен иметь подавляющее преимущество на пропагандистском фронте, ибо победа на 90 % определяется тем, удастся ли ему деморализовать противника еще до начала вторжения и не дать ему выправить положение после его начала, что предрешает молниеносность войны.


Успех американцев в Гватемале был обеспечен не харизмой полковника Кастильо, который являлся фигурой чисто номинальной, не кучкой расхристанных боевиков и не наличием нескольких самолетов. Победа интервентов ковалась, прежде всего, в радиоэфире усилиями опытного специалиста по пропагандистским боевым операциям Дэвида Филлипса. Армия была настолько деморализована, что уклонилась от своих прямых обязанностей по защите страны от вторжения, а население безропотно подчинилось политическому диктату Соединенных Штатов.

Вторжение на Кубу янки готовили куда более усердно, нежели интервенцию в Гватемалу, однако потерпели позорный провал, ибо ни малейших условий для успеха десанта на Плайя-Хирон в 1961 г. не было. Во главе страны стоял сильный лидер Фидель Кастро; армия, хоть и слабо вооруженная, обладала потрясающей моральной упругостью; «пятая колонна» не могла высунуть носа из глухого подполья и оказать эффективную поддержку силам вторжения. Но самое главное, американцам не удалось деморализовать Кубу в ходе пропагандистской атаки (всякого рода «голоса свободы» вещали с Флориды весьма интенсивно), что и предопределило крах авантюры.

Во время вторжения на Гренаду в 1983 г. янки учли свои ошибки. Предыстория этой спецоперации такова. В 1974 г. бывшая английская колония получила независимость от Великобритании. Первое национальное правительство возглавил чернокожий адвокат Эрик Мэтью Гэйри, который с энтузиазмом принялся за либеральные реформы. В результате на острове воцарилась жуткая коррупция и социальное неравенство. Оппозицию Гэйри возглавил социалист Морис Бишоп, получивший юридическое образование в Англии, где он увлекся марксизмом. Вскоре организованную Бишопом партию поддерживало большинство населения Гренады. Гэйри в ответ создал эскадроны смерти и начал убивать неугодных. В 1979 г. Бишоп совершил переворот. Когда премьер-министр был за границей, лидер оппозиции пришел на радиостанцию и объявил себя главой правительства. Народ встретил новость с ликованием.

Поначалу новое правительство обратилось за поддержкой к США, но Вашингтон не воспринял Бишопа всерьез. Тогда тот попросил помощи у Кубы и СССР. Советский Союз проявил равнодушие, но Фидель Кастро немедленно прислал на Гренаду военных строителей, которые стали строить аэродром, способный принимать военно-транспортные самолеты. Это очень насторожило Вашингтон. Бишоп заверил США, что аэродром не будет использован в военных целях, а чтобы показать могущественному соседу, что он не собирается строить коммунизм, гарантировал на острове частную собственность. Последнее жутко не понравилось другу Бишопа и министру финансов Гренады Бернарду Коарду. Он был радикальным марксистом и членом сразу трех компартий — американской, английской и ямайской. Коард сверг Бишопа, посадив его и нескольких министров под домашний арест. Из-под ареста их освободили выступившие в поддержку своего премьера гренадцы. Манифестанты на руках внесли Бишопа в штаб-квартиру правительства в форте Джордж, разоружив верных Коарду гвардейцев. Но в тот же вечер пламенный марксист-путчист, который не пожелал сдаваться, совершив вооруженный налет на форт Джордж, захватил Бишопа и несколько его сторонников. Вскоре Бишопа и его жену убили при загадочных обстоятельствах.

Может быть, этот рядовой для Латинской Америки переворот и остался бы незамеченным, но у Коарда, что называется, сорвало крышу, и он принялся утверждать на острове диктатуру пролетариата, как он ее понимал. Хоть новый хозяин острова и старался скрыть убийство Бишопа, слухи о нем взбудоражили народ. Гренада стала погружаться в хаос, начались беспорядки. Этим воспользовались Соединенные Штаты, совершив агрессию на Гренаду под предлогом защиты 400 студентов, обучающихся в местном медицинском институте, и других американских граждан. Остров атаковали 6,5 тысячи человек, из которых 300 были военнослужащими нескольких карликовых государств Карибского бассейна, которых янки привлекли, дабы придать вторжению статус совместной миротворческой операции. Остров защищало 12 тысяч кубинских и гренадских солдат и гвардейцев, однако решительное сопротивление оказали лишь кубинские саперы, но оно были быстро сломлено.

Одним из первых объектов была атакована и захвачена радиостанция, которая тут же начала вещание на английском и испанском (для кубинцев) языках с призывами прекратить сопротивление. Главную ставку агрессор сделал именно на деморализацию защитников острова и недопущение начала партизанской войны. В. Г. Крысько в книге «Секреты психологической войны (цели, задачи, методы, формы, опыт)» приводит такие сведения:

«Кульминационным моментом психологической операции на Гренаде явилось обращение к кубинцам, делавшееся одновременно с движением цепей американских десантников с оружием в положении «на плечо» в сторону занимаемых ими позиций. Передвижная звуковещательная станция в это время передавала следующий текст:

«Американские солдаты находятся на острове не для того, чтобы сражаться с героическими кубинскими воинами, прославившими себя в боях в Анголе, Эфиопии, Никарагуа. Отдавая дань мужеству и самоотверженности горстки кубинских героев, американцы ни на секунду не сомневаются, что кубинцы готовы и здесь сражаться до последнего патрона. Но на Гренаде американцы ничем не угрожают Кубе. Кубинцы не связаны с Гренадой союзническими обязательствами. Американские солдаты не будут стрелять в кубинцев. Их оружие смотрит вверх. Многонациональные силы должны выполнить поставленную задачу и пройти вглубь острова, остановить насилие и восстановить мир и демократию на Гренаде. Командование многонациональных сил просит кубинцев не препятствовать этой гуманной миссии, способствовать поддержанию порядка. Оно гарантирует немедленную отправку на родину всех кубинцев с должными почестями и уважением, как людей, выполнивших свой долг и проявивших мудрость и понимание насущных проблем этого острова.».

По свидетельству очевидцев, такой способ комбинированного психологического воздействия оказался наиболее эффективен по отношению к кубинским строителям-саперам. Американцы стремились направить гнев населения против гренадской «народно-революционной армии» и других вооруженных группировок, собирательно названных «коммунистами». Радио «Острова Пряностей» передавало призывы сообщать любую информацию о них, за что обещало денежное вознаграждение. В итоге с помощью платных информаторов было арестовано и допрошено около 2200 человек.

Психологические операции продолжались и после окончания боевых действий. Их содержанием в этот период стала пропаганда усилий США «по спасению ценностей западного образа жизни» на Гренаде, и по «обезвреживанию коммунистического заговора» против этой страны. Меньше чем через месяц после оккупации Гренады там появилась газета «Новое начало», которая печаталась на американской базе в Барбадосе. Ее номера изобиловали рекламными объявлениями для гренадских бизнесменов и посланиями типа «Неисповедимы пути Господни, добро пожаловать, освободители из Америки!».

За неплохое вознаграждение гренадцы сдали оккупантам более 17 тысяч единиц оружия, что не позволило развернуть на острове партизанское движение. Впрочем, никто особо и не пытался устроить герилью, кроме кубинцев, но тех быстро перестреляли американские рейнджеры (правда, с большими дл себя потерями). В результате вторжения США страна возвратилась к конституции 1974 г. «Неудобное» для США правительство Гренады было заменено марионеточным режимом. В 1984 были проведены выборы, победу на которых одержали правые партии.

Иногда вторжение или военное давление извне является не причиной, а катализатором переворота. Подобная ситуация сложилась в Латвии в 1940 г., когда рухнул диктаторский режим Ульманиса. Современные латвийские «историки» трактуют события июня 1940 г., как интервенцию Советского Союза против суверенной «демократической республики» (уже само определение «республики» к тогдашней Латвии насквозь лживо — какая же это республика, если в ней правит диктатор и нет парламента?). При этом «историки» старательно забывают, что советские части находились в Латвии с осени 1939 г. В июне 1940 г. в страну вошли лишь дополнительные силы Красной Армии. А острый политический кризис в Латвии был вызван требованием СССР провести демократические выборы и сформировать ответственное правительство, которое было бы способно выполнять условия двустороннего договора о взаимной помощи. Однако сам факт присутствия в стране иностранных войск, превосходивших по мощи национальные вооруженные формирования, полностью деморализовал правящую верхушку, в результате чего на выборах убедительную победу одержал блок левых сил. Вскоре просоветски настроенный парламент принял решение о вхождении Латвии в СССР.

Еще чаще присутствие иностранных войск провоцирует сепаратистские тенденции. Первая битва Холодной войны — битва за Иран. Москва отказалась выводить в 1945 г. свои войска из этой страны, во-первых, принуждая Тегеран предоставить СССР нефтяные концессии, во-вторых, желая воссоединить Азербайджан. Большая часть азербайджанцев проживала на севере Ирана. После оккупации в 1941 г. этой территории советскими войсками там возникло мощное сепаратистское движение, приведшее к провозглашению в декабре 1945 г. Азербайджанской Демократической Республики со своим правительством и армией (правда, совершенно декоративной). Когда шахские войска двинулись на север, чтобы восстановить там «конституционный порядок», Красная Армия преградила им дорогу, и тем пришлось вернуться в казармы. Лишь под давлением Англии и США Советский Союз вынужден был вывести свои войска из Ирана, после чего Тегеран уничтожил азербайджанскую автономию со всем присущим ему восточным гуманизмом. Сталин писал вождю Южного Азербайджана Пешевари в мае 1946 г.:

«…если бы советские войска оставались в Иране, для ваших преобразований были б все условия. Но мы не в состоянии оставаться в Иране, так как у нас репутация освободителей многих народов Европы. И если мы не выведем войска, что скажет мир? Англичане в этом случае не уйдут из Египта, Греции, Сирии, Индонезии. Американцы будут находиться в Китае, Исландии, Дании. Поэтому мы с ними договорились о том, что мы уйдем из Ирана, а они из Китая».[15]

В последнее время все большую популярность приобретают гуманитарные, «миротворческие» интервенции. Сценарий тут более грубый, уровень насилия и разрушений несравненно выше, так же как и порядок финансовых затрат, по сравнению с великолепно спланированными информационно-психологическими атаками 50-80-х годов прошлого века. Что поделать, ЦРУ, лишившись сильного противника в лице СССР, стремительно деградирует. Схема гуманитарной агрессии довольно незамысловата. Сначала в какой-то части атакуемой страны создается «горячая точка», разжигаются этнические и религиозные конфликты, формируются и вооружаются сепаратистские движения. Затем развертывается грандиозная пропагандистская кампания в СМИ, которые расписывают высосанные из пальца кровавые ужасы мифических этнических чисток и демонстрируют жуткий оскал виртуального международного терроризма. Через несколько недель так называемое мировое общественное мнение готово поддержать любую силовую акцию против страны-жертвы, напуганное эскалацией насилия в регионе, якобы угрожающей стабильности в планетарном масштабе. Ну а потом на месте конфликта появляются голубые каски НАТО под эгидой ООН, что позволяет заинтересованной стороне ставить в оккупированной стране любое правительство по своей прихоти.

Нет необходимости листать пожелтевшие газеты полувековой давности, чтобы отыскать иллюстрации тому, достаточно вспомнить Югославию-99 или Афганистан-2002. Но в случае с Югославией операция по совершению государственного переворота состояла из двух фаз. Первой фазой югославской драмы стала гуманитарная бомбардировка под предлогом спасения невинно притесняемых косоваров, а на заключительном этапе переворота пошатнувшаяся власть Слободана Милошевича была решительно демонтирована с помощью инструментария «бархатной» революции. Как уже отмечалось, в чистом виде типы государственного переворота почти не встречаются, чаще всего революционные акции по смене власти являются многоходовыми комбинациями с использованием механизмов трех-четырех основных видов переворотов.

Так что же нам ждать в России? Гадать можно долго, но это непродуктивно. На конкретных примерах видно, каким образом осуществляются «революционные» интервенции. Россия, разумеется, представляет собой слишком большой кусок для заглота, поэтому целесообразнее ее будет в ходе интервенции разбить на несколько кусков (зон влияния), да и создания одной «горячей точки» для эскалации конфликта будет маловато. Но общий принцип будет тот же, что и в описанных выше случаях — тотальное информационное подавление, деморализация правящей элиты и армии, ставка на «пятую колонну» и проведение форсированной демократизации. Однако, повторюсь, данный сценарий я считаю маловероятным. По крайней мере явные предпосылки сегодня разглядеть сложно.

6. Народное восстание

Про народное восстание, думаю, подробные разъяснения излишни. Пример успешного прихода к власти путем организации массового народного вооруженного движения — Куба 1959 г. Образец более массового, ожесточенного и продолжительного восстания дает нам Никарагуа 70-х годов. Только слово «массовое» в данном случае надо понимать адекватно — в массовых народных движениях принимает активное участие не более 1 % населения. Сегодня крупнейшее партизанское движение Латинской Америки — Революционные вооруженные силы Колумбии — Армия народа (FARC-EP) имеют в своем составе по их собственным данным 18 тысяч бойцов, что составляет примерно 0,04 % населения страны. Если эти данные верны, то это очень много, хотя большинство источников численность Армии народа определяют в 9-12 тысяч, а согласно справочнику «Терроризм и террористы» Константина Жаринова, численность партизан порядка 5500 человек. Так или иначе, но фарковцы контролируют значительную часть территории страны. В 2000 г. в результате переговоров с правительством партизаны даже получили 5 муниципалитетов в качестве собственной зоны ответственности.

Будет заблуждением считать, будто народные движения зарождаются в массах, выражают чаяния самых широких народных слоев и извне не контролируются. Как только определяется тенденция и выявляются лидеры, от желающих контролировать массовые вооруженные движения нет отбоя. Возьмите любую партизанскую армию Африки или Латинской Америки — ее вождей пытались приручить либо советские, либо янки, либо нефтяные или алмазные магнаты, либо криминальные бароны, либо местные племенные царьки.

Если иметь в виду именно партизанскую армию, то ее содержание обходится очень дорого, и без внешней поддержки проект нежизнеспособен. Даже партизанское движение на территории Украины и Белоруссии в годы войны, как показала жизнь, было эффективным лишь при массированной помощи с Большой земли. В противном случае партизанская война ограничивалась налетами на деревни с целью заготовки продуктов и расправами над сельскими полицаями. Упомянутая FARC-EP, готовящаяся отметить свое 50-летие, финансировалась за счет «налогов» на крестьянские посевы кокаина и производство кокаиновой пасты. Доходы от наркотрафика были вложены в легальный бизнес (например, FARC принадлежит крупнейшая в Колумбии сеть куриных ресторанов), что позволило партизанам начать постепенное вытеснение коки легальными культурами.


FARC-EP негосударственная, но по сути регулярная армия.

Приходилось встречать много леваков, столь горячо убеждавших меня, будто Революционные вооруженные силы Колумбии не имеют никакого отношения к наркотикам, что это могло убедить, разве что, в обратном. Глупо утверждать, что никогда не было союза между основателем FARC Мануэлем Маруландо Велесом и доном Пабло Эскобаром, влиятельным колумбийским наркобароном, придерживающимся левых взглядов. Невозможно отрицать и то, что одним из руководителей партизан являлся банкир Симон Тринидад, ведавший финансами организации, проще говоря, отмывкой наркодолларов. Достаточно только посмотреть на фото якобы очень бедных партизан-марксистов: они отлично экипированы и вооружены, и больше походят на регулярную армию, чем на задрипанных герильерос. Могут ли бедные колумбийские крестьяне содержать в течение десятилетий столь хорошо оснащенную армию? Думаю, ответ очевиден. Сами фарковцы не отрицают, что занимаются рэкетом наркопроизводителей, но пытаются представить это, как способ борьбы с наркомфией.

Продолжительные по времени народные восстания могут успешно осуществляться сегодня лишь в очень отсталых аграрных странах со слабо развитой промышленностью и низким уровнем урбанизации. Развитые государства имеют очень уязвимую инфраструктуру — даже кратковременный паралич систем жизнеобеспечения крупных городов, вызванный энергетическим или транспортным кризисом, ставит на грань смерти от голода и холода миллионы или даже десятки миллионов людей. Объективно городское население превращается в противника всякого рода деструктивных движений, становясь заинтересованным в сохранении стабильности даже ценой значительных политических, социальных уступок и материальных жертв.

Сегодня, помимо Колумбии, тлеющее народное восстание происходит в Перу, где часть джунглей контролируют партизаны, но наибольшую известность во всем мире получило восстание индейцев в мексиканском штате Чьяпос, создавших Сапатистскую армию Национального освобождения. Взятие ими под контроль части территории штата Чьяпос вовсе не означает создания там независимого индейского государства, никакой власти в общепринятом смысле слова там не существует, а население организовано в самоуправляемые общины, способные существовать в автономном режиме практически без какой-либо связи с остальным миром. Если кого-то интересует латиноамериканский опыт герильи, то могу порекомендовать сочинения хорошего публициста левого толка Александра Тарасова — он довольно обстоятельно описывает в своих статьях[16] перипетии новейшей истории Южной и Центральной Америки.

Так что рассчитывать раскочегарить в РФ пламя народного бунта по российскому образцу 1905 г., по китайскому, вьетнамскому, кубинскому, никарагуанскому или колумбийскому сценарию могут только совершенно оторванные от реальности фантазеры. Горожане не способны участвовать в народном восстании дольше одной недели, ибо им просто нечего будет кушать, а сельское население, которое теоретически способно длительное время вести партизанскую войну, сегодня составляет около трети населения РФ, что делает невозможным успешную войну деревни против города по кампучийскому варианту. Так что брать за основу своей стратегии широкомасштабное народное восстание, пожалуй, нецелесообразно.

Хотя локальные городские восстания вполне могут при грамотной организации дела приносить тактический успех. А серия тактических побед — это уже успешная стратегия. Финальный аккорд сандинистской революции в Никарагуа — вспышки городских восстаний на фоне широкомасштабной гражданской войны на всей территории страны и массовых забастовок. Кстати, сандинисты так же очень эффективно использовали захваты заложников — их боевикам удалось даже взять штурмом президентский дворец и захватить племянника диктатора Самосы.

Ведущим идеологом городской партизанской войны стал порвавший с компартией Бразилии ее лидер Жуан Карлуш Маригелла, создавший боевую подпольную организацию «Действие за национальное освобождение» (ALN). Правда, основоположник теории городской герильи погиб в бою с полицией в июне 1969 г. через полтора года своей партизанской деятельности. ALN так и не смогла стать массовой организацией, и вскоре была разгромлена. Маригелла же получил известность не несколькими террористическими акциями, а своей брошюрой «Мини-учебник городской герильи», пользующейся колоссальным успехом. Городские восстания — это пока новое слово в партизанской войне. Нынешний век покажет, приживется ли этот стиль.

Итак, подытожим. Народные восстания возможны при следующих условиях:

1. В экономике страны (или части страны, где происходит восстание) доминирует аграрный уклад. На урбанизированные районы страны восстание перекидывается редко и неохотно из-за отсутствия базы. В другом случае восстание имеет этнические корни и распространено лишь на территории проживания национальных или религиозных меньшинств.

2. Сельское население (или нацменьшинства) находится в угнетенном экономическом состоянии, не имеет адекватных политических рычагов влияния на правительство.

3. Правительство в конфликте с крестьянством или нацменьшинствами опирается на насилие, а не политическое урегулирование.

4. Восстание поддерживается из-за рубежа, реже опирается на мощные в финансовом отношении внутренние силы.


Да, от денежных вопросов никуда не уйти. Вроде бы, победу партизан Кастро над Батистой можно считать истинно народной, но. Личность лидера восстания говорит за себя слишком красноречиво. В латиноамериканских странах в политике сильны традиции семейно-олигархических кланов. Семейство Кастро было очень влиятельным на Кубе и враждовало с кланом диктатора Батисты. Поэтому легко догадаться, кто давал молодому энтузиасту Фиделю деньги на организацию штурма казарм Монкада и высадку десанта с яхты «Гранма». Только наличием влиятельной «крыши» можно объяснить то, что захваченный в плен после попытки вооруженного мятежа Кастро не только не был казнен (на Кубе тогда правил как-никак кровавый диктатор!), но через два года был освобожден из тюрьмы. Кстати, после взятия фиделистами власти, они организовали специальную тюрьму, где проверенный товарищ Че быстренько перестрелял батистовскую «контру», не особо обращая внимание на всякого рода юридические формальности. Во время многомесячной герильи у повстанцев работала радиостанция и выходили газеты, что немыслимо без соответствующего финансирования.

1 января 1959 г. Гавана встречает Фиделя Кастро.


Собственно, революцию 1 января 1959 г. никто ни на Кубе, ни в мире не воспринимал как социалистическую или просоветскую. Курс на построение социализма был взят лишь в 1961 г., компартия появилась на острове только через 6 лет после победы революции. Как рассказывал мне бывший сотрудник Внешторга, работавший долгое время на Кубе, население расценило взятие Гаваны партизанами вполне однозначно: «плохую» семью Батисты прогнала «хорошая» семья Кастро, которая теперь и будет править островом. Политические увлечения братьев Кастро, кстати, весьма далекие от коммунизма, особой роли тогда не играли. Поэтому и США поначалу относились к новой власти вполне благожелательно, оказав ей политическую поддержку.

Но чаще всего мощные партизанские движения поддерживаются из-за рубежа. Народные вооруженные движения в Китае в 20-40-х годах прошлого века были возможны лишь благодаря поддержке СССР и США, пытавшихся противостоять экспансии Японии (американцы одновременно руками японцев пытались приобрести контроль над китайской экономикой). В Корее и Вьетнаме так же столкнулись интересы двух супердержав с известными политическими последствиями. Сандинистов в Никарагуа поддерживали Гондурас, Коста-Рика, Куба. Афганским партизанам в 80-е годы помогал целый ряд стран от США до Саудовской Аравии и Пакистана. Северный Альянс в 90-е вряд ли удержался бы без российской помощи. Одно из крупнейших по масштабам народных восстаний за всю историю человечества — движение Сопротивления в Югославии во время Второй мировой войны. Югославских партизан активно снабжали и западные союзники, и СССР. Первая в истории войн Нового времени организованная партизанская война велась против Наполеона в Испании в 18081814 гг. Кстати, она и дала этому явлению название герилья, что буквально означает «малая война». Так вот, испанская герилья вряд ли стала возможной без массированной помощи англичан. Исключений в этом списке что-то не наблюдается.

Вероятность массового народного восстания в РФ я бы оценил как ничтожно малую. Между тем в современных условиях РФ (урбанизация+развитость информационных коммуникаций) более чем возможна так называемая комариная война, пример которой дает так называемое дело приморских партизан. Представьте себе, что хотя бы в 20–30 регионах страны действует по нескольку бригад «неуловимых мстителей», каждая из которых отстреливает в месяц по 2–3 мента. Пусть стратегии у партизан не будет вообще никакой, тактика самая примитивная — выстрелил из-за угла и залег на неделю на дно. Военный эффект от такой партизанщины равен нулю. Но зато пропагандистский эффект будет просто невероятный — каждый выстрел будет отдаваться настоящим информационным взрывом. Такая комариная герилья не сможет физически уничтожить или ослабить правящий режим, но нанесет колоссальный удар по его легитимности. Дело усугубится неспособностью Кремля эффективно бороться с такой микро-партизанской оппозицией. Ответить он сможет исключительно репрессиями, причем массовыми — ведь социальной базой для такой герильи отчаяния является все общество. А вести открытую войну против общества в целом режим долго не сможет.

7. Финансово-экономическая агрессия

Стартером почти всякой революции является развал финансовой системы. Состояние государственных финансов — вот главнейший революционный барометр страны. Если вы решили целенаправленно создать революционную ситуацию, то кратчайший путь к ней — развалить финансовую систему. Соответственно, дабы предотвратить революцию, надо содержать денежное обращение в порядке. К февралю 1917 г. в результате некомпетентной финансовой политики правительства рост почти в 5 раз объема денежной массы в России привел к сильной инфляции, что вызвало недовольство населения. В данном случае я отделяю финансовую политику от объективных экономических трудностей военного времени потому, что последнее зачастую являлось не причиной, а следствием кредитной политики царского кабинета. Например, после получения оборонных заказов предприятиями Уральского промышленного района, объемы производства на них не выросли, а упали(!!!), зато только официальные доходы акционеров возросли в полтора-два раза.

Фактически правительство позволило частному бизнесу безнаказанно разворовывать бюджетные средства. Нынче, кстати, ситуация похожа: реальное производство падает, а доходы его владельцев растут. Не надо быть великим экономистом, чтобы догадаться, к чему это приведет. Но финансовая политика царя кажется образцом здравомыслия по сравнению с тем, что устроили либералы-февралисты, дорвавшись до власти. Складывается впечатление, что они решили с помощью бешеной эмиссии в кратчайшие сроки уничтожить финансовое хозяйство страны. Надо признать, с этой задачей они справились блестяще, подготовив благодатную почву для Октября.

В 1989 г., когда перестройщики перешли к активной фазе свой деятельности по уничтожению СССР, была осуществлена разрушительная по масштабу финансовая диверсия — Государственный банк разрешил обналичивание безналичных средств предприятий, которые использовались ранее лишь для расчетов между юридическими лицами и государством. В результате громадные денежные массы хлынули на потребительский рынок, вызвав инфляцию и тотальный дефицит. Именно тогда были введены карточки на продукты, которые люди помнили разве что по годам войны. Разумеется, демо-СМИ тут же объяснили народу, что экономический хаос возник из-за врожденной неэффективности социалистического хозяйства.

Эксклюзивное право на обналичивание средств предприятий получили так называемые центры научно-технического творчества молодёжи (ЦНТТМ), которые создавались под эгидой ВЛКСМ или КПСС. Очень скоро на базе этих ЦНТТМ возникли первые коммерческие банки — инкубаторы олигархии. Именно тогда, еще при жизни СССР, стартовал процесс теневой приватизации. Государственные предприятия обрели право хозяйственной самостоятельности, а директора смогли распоряжаться крупными суммами «черного» нала. Нетрудно догадаться, что многие тут же использовали этот даровой ресурс для личного обогащения. Проводником столь «мудрой» финансовой политики стал Виктор Геращенко — один из архитекторов Перестройки. Геращенко — уникальный в своем роде специалист — любую кризисную ситуацию он исхитрялся превратить в катастрофу. Как известно, на финансовых катастрофах делается самый большой банкирский гешефт, о чем ниже поговорим подробнее.

Сегодня, не смотря на падение уровня производства, возросшая экспортная выручка стабилизирует финансы РФ настолько надежно, что о революции не может быть и речи. Но стабильность эта очень хрупкая. Потрясения на внешних сырьевых и финансовых рынках способны привести РФ к краху. Надеюсь, события августа 1998 г. в достаточной мере продемонстрировали зависимость страны от колебаний цен на мировых рынках. Обвал доллара сам по себе способен мгновенно дестабилизировать отсталые страны долларового ареала, поскольку он обрушит их национальные валюты в пропасть. Приход к власти Путина — прямое следствие финансового кризиса 1998 г. Нельзя сказать, что путинизм — явление революционного порядка, но все-таки государственная система значительно трансформировалась в 1999–2004 гг. под воздействием экономического кризиса, вызванного кратковременным падением нефтяных цен до 9 долларов за баррель.

Контроль за финансовой системой РФ находится не в руках отечественных буржуа или госчиновников. С 1992 г. в РФ официально введен режим внешнего валютного управления (currensy board), когда курс национальной денежной единицы привязывается к иностранной валюте, и государство утрачивает суверенитет в проведении эмиссионной политики. Совершенно официально эмиссионный центр РФ — Центробанк — частное предприятие, и государство не имеет права вмешиваться в его «внутренние» дела. Кто же управляет ЦБ РФ? Золотой запас страны — единственный реальный актив — находится за рубежом на счетах Всемирного Банка. Выводы сделать легко. Если верить Уставу, то основной обязанностью Центробанка является поддержка стабильного курса доллара по отношению к рублю. Экспортеры обязаны сдавать ему валютную выручку, поэтому в периоды высоких нефтяных цен осуществляется усиленная эмиссия. Валюта тут же возвращается за рубеж, мы же имеем взамен лишь усиление инфляции и опережающий ее рост потребительских цен.

Стабильными наши финансы останутся лишь до тех пор, пока это устраивает компанию внешних управляющих. В любой момент они всегда могут атаковать страну, организовав в ней хаос и разрушения даже без бомб и «миротворческих» десантов. Разумеется, политическая система в этом случае претерпит значительные изменения. Именно поэтому данный механизм смены власти я склонен называть не переворотом, а агрессией, ибо внутренние, пусть даже ультраоппозиционные силы, никогда не обладают ресурсами для столь масштабной экономической дестабилизации. К тому же элементарный инстинкт самосохранения не дает пойти на такой шаг — ведь расхлебывать последствия предстоит уже новой власти, так зачем же самим себе создавать проблемы?

Для успеха финансово-экономической агрессии необходимо соблюдение следующих условий:

1. Наличие у страны ресурсов, в обладании которыми заинтересованы внешние силы, либо соперничество за контроль над ресурсами вовне;

2. Значительная степень интеграции национальной экономики в мировой рынок;

3. Утрата финансового суверенитета;

4. Существование внутри страны «пятой колонны», готовой взять подряд на осуществление финансовой диверсии.


Сегодня степень управляемости глобальной экономикой достигла такого уровня, а рычаги воздействия на нее стали настолько совершенны, что ни правительства, ни центральные банки, ни какие-либо другие государственные институты в странах Третьего мира не обладают возможностью контролировать политическую и экономическую ситуацию у себя дома в той же степени, в какой это способны делать глобальные мировые надгосударственные структуры — транснациональные корпорации (ТНК) и глобальные финансовые центры.

Пока есть возможность паразитировать на какой-то стране, купив с потрохами ее правительство, мировые сверхкапиталисты будут это делать. Если национальное правительство не будет их устраивать, они его сменят, оплатив избирательную компанию оппозиции. Парламентская демократия предпочтительнее для мировых паразитов лишь потому, что позволяет им с минимальными затратами поддерживать наиболее благоприятный для своего грабежа политический режим. Сложнее обстоит дело со странами, где у власти находятся авторитарные или тоталитарные режимы. Если тамошние фюреры начинают проявлять строптивость, приходится устраивать революцию для их свержения. Именно поэтому Запад ревностно следит, чтобы формальные демократические институты в РФ не были окончательно уничтожены. Ведь контроль за «демократической» страной обходится дешевле, чем за суверенной диктатурой.

Давайте пофантазируем. Представим себе выдуманную страну Эрэфию, в которой Большие Дяди посадили на трон мальчик Вову. Вова все делает правильно — и демократию укрепляет, и в мировой рынок интегрируется по самое нехочу, и на тусовке G8 говорит правильные речи, почти не заглядывая в бумажку. Нефть, газ и прочее сырье исправно текут за рубеж, и там же оседают денежки, вырученные от их продажи. Страна исправно потребляет импортный ширпотреб и ввозит продуктовые неликвиды. Короче, у Больших Дядей есть повод погладить мальчика Вову по лысине и сказать: «Гуд, Вольдемар, гуд!» Все просто чудесно, да только вокруг Вовочки вьются алчные дружки и подельники-чиновники, которые тоже хотят вволю пограбить Эрэфию. Вова, конечно, вынужден идти им на уступки, и вот уже Леха с Димой сидят на газовой трубе, Игорек на нефтяной, да и прочие пацаны при делах. Запад не возражает, пока нефть течет в правильном направлении, и денежки оседают там, где рекомендуют Большие Дяди. Им без разницы, кто слижет крохи с их стола — Вова, Дима, Леха, Игорек или Абдула с Рахимом.

Но существует опасность, что Дима с Игорьком захотят увеличить свою долю, не спросясь разрешения, отодвинут своего пахана Вову в сторону, и начнут диктовать Большим Дядям свои условия. Разумеется, это по глупости, но от алчности порой настолько крышу клинит, что медицина тут бессильна. Большие Дяди, разумеется, любят своих мальчиков, потому позволят им немного поиграть в крутых ковбоев, а потом доходчиво объяснят, кто в доме хозяин, и что делать мальчикам, чтобы хозяева были довольны. Мальчики все поймут, и продолжат гнать нефть и газ в правильную сторону по правильным ценам. Их такое положение дел будет устраивать, не смотря на легкое чувство обиды на Дядей, но они постараются, чтобы никакие другие мальчики не могли отодвинуть их от кормушки, и ни с кем делиться не будут. Оппозицию сгноят (чтоб не претендовала на свою долю), социальные расходы Эрэфии урежут (быдло должно побыстрее сдохнуть и не тратить на себя ресурсы, которые можно продать за баксы), всяких олигархов отправят шить рукавицы, а вертикаль власти используют по прямому назначению, вставляя ее, как клизму, всем неугодным.

Наступит идиллия банановой республики, но ненадолго. Трубы тем временем сгниют, насосы заржавеют, месторождения истощатся, и нефти на Запад будет поступать все меньше и меньше. Это совершенно естественно в ситуации, когда мальчики больше озабочены разборками с конкурентами, которые посягают на их доходы, нежели вопросами геологоразведки и проблемами повышения нефтеотдачи пласта. Вот это уже Большим Дядям совершенно не понравится, они вызовут мальчиков на ковер и скажут: «Пора и честь знать. Нефть вы добывать не умеете, так что пустите к себе домой хозяйничать наши ТНК, которые свое дело знают. Всем спасибо, все свободны, можете переезжать к нам на Запад и сладко прожирать честно наворованное». Если мальчики согласятся с этим, то передача власти пройдет гладко, но ежели они попытаются артачиться и вставлять ТНК палки в колеса, то эти корпорации такое им устроят, что мало не покажется. Большие Дяди тут нашим мальчикам уже ничем не помогут, ибо в ТНК работают их собственные сынки и дочки, а владеют ими, ну ясное дело, сами Большие Дяди! Только неофициально, чтоб никто даже не смел подумать, будто они, крутя штурвал государственной политики ведущих мировых держав, преследуют какие-то меркантильные интересы. Нет, Большие Дяди только о том и радеют, чтобы везде процветал мир и демократия, а живут они на зарплату и скромные сбережения.

Неожиданно цена на нефть ненадолго падает и мальчики, грабящие Эрэфию, оказываются без денег, необходимых для того, чтобы поддерживать режим. Более жесткий вариант: во имя демократии вводится экономическое эмбарго всего на месяц-другой. Если омоновцам не платить вовремя зарплату, то они ведь не будут лупить недовольных дубинками из любви к искусству. Они сами будут настолько недовольны, что того и гляди, вставят вертикаль власти не в ту задницу. Так вставят, что голова отвалится. Конечно, омоновцы получают зарплату не золотом и долларами, а местными тугриками, но в том-то и дело, что при падении цен на нефть местные тугрики превращаются в пустые бумажки. Поэтому озверевшие омоновцы и обезумевшие от голода аборигены (им худо-бедно тоже какие-то крохи от нефтегазового пирога перепадали) свергают к чертям собачьим Диму, Леху, Игорька и иже с ними. А наверху оказываются другие мальчики, которые обещают вернуть всем сладкую жизнь, какая была при Вове. Революционный угар быстро проходит и все возвращается на круги своя, только рулят в Эрэфии уже сынки и дочки Больших Дядей. Тут и сказочке конец, а кто понял — тот теперь знает, что впереди полный п…ц.

Некоторые товарищи попеняли мне, что финансовая составляющая есть у всякой революции, и потому неправомерно выделять финансовую агрессию в качестве отдельного типа государственного переворота. Да, у всякой революции есть чисто финансовые предпосылки, но финансовый кризис в качестве главного инструмента свержения правящего режима — это реальность, что видно из следующего примера. Результатом азиатского финансового кризиса 1998 г. стало падение режима генерала Сухарто в Индонезии. Вот как это произошло:

«Президент Индонезии Сухарто правил страной около 30 лет. За это время Индонезия превратилась в крупную промышленную державу. Страна открылась для капитала, и поток инвестиций хлынул в индонезийскую экономику. Темпы прироста до 1997 года составляли около 7 % в год. Возникали новые отрасли промышленности.

И вдруг, как по приказу свыше, началось паническое бегство иностранного капитала за границу. Возникла финансовая паника, при которой иностранцы стремились забрать свои капиталы из попавшей в беду страны. К уходу иностранных капиталов добавилась волна бегства капиталов, принадлежащих местным собственникам.

В отличие от остальных стран ЮВА, где в основном сохранилась стабильность цен, в Индонезии произошел сильный всплеск инфляции, объяснявшийся большими размерами падения курса индонезийской рупии.

Индонезийские города страдают перенаселенностью, особенно Джакарта. Поэтому там имеется значительный социальный слой безработных лиц, имеющих временную работу, и криминальных элементов. Рост цен в сочетании с ростом безработицы, вызвало вспышку беспорядков. В начале января 1998 года, когда курс доллара в Джакарте достиг 11 тысяч рупий (до кризиса он колебался в пределах 2–3 тысячи), началась паническая скупка продуктов и предметов первой необходимости, образовались очереди и давки в магазинах. В Джакарте произошли погромы на этнической почве — избиения и убийства этнических китайцев.

Уличное насилие достигло пика в мае 1998 года. К тому моменту к экономическим требованиям добавились политические. После того, как во время студенческой антиправительственной демонстрации были убиты и ранены несколько человек, начались настоящие уличные бои, в ходе которых, только по официальным данным, погибли около 1200 человек. Политический кризис принял необратимый характер. Председатель парламента потребовал отставки Сухарто. Руководство вооруженных сил, на которое ранее президент неоднократно опирался, заняло выжидательную позицию.

19 мая несколько тысяч студентов заняли здание парламента и три дня удерживали его. Парламент вместе с лидерами студенческого движения предъявил Сухарто ультиматум. 21 мая 1998 года, после 32 лет диктаторского правления, 77-летний президент объявил о своей отставке».[17]

Спрашивается, зачем Большие Дяди свергли Сухарто, если он, как и наш мальчик Вольдемар со своими дружками, все реформы в стране проводил под их диктовку? Ответ банален — не захотел делиться. Электронная энциклопедия Кирилла и Мефодия» сообщает о причинах последнего индонезийского переворота следующее: «Практически все прибыльные отрасли экономики сосредоточились в руках клана Сухарто». Поэтому буйные джакартские студентики и были использованы Дядями для защиты своих интересов. В этом случае, чем сильнее в студенческой среде левые настроения, тем лучше для мирового капитала, ибо левацкий молодняк всегда можно использовать в качестве пушечного революционного мяса.

Самый эффективный способ свергнуть власть в любой стране — внезапно дестабилизировать ее экономику, что влечет за собой всплеск недовольства населения, свержение действующей власти и, соответственно, приход к власти тех сил, за которыми стоят организаторы финансово-экономической агрессии. Последние ожидают получить от победы революции дивиденды, значительно превосходящие затраты на организацию переворота. Роль организаторов и инвесторов такой революции могут выполнять либо правительства мировых держав, либо транснациональные корпорации, но чаще всего они играют дуэтом, причем ТНК обычно исполняют первую скрипку. Финансово-экономические перевороты осуществляются путем целенаправленного и скоординированного вмешательства в экономику страны-жертвы.

Не люблю теорию заговора, поскольку эта концепция весьма туманна и под нее можно подогнать все что угодно. Но там, где впечатлительные пациенты психбольницы видят заговор анонимных жидомасонских сил, я вижу четкие корыстные интересы и элементарную технологию. Относительно стихийно революции могут происходить разве что в отсталых странах Третьего мира. В России же, как только складывалась благоприятная для разжигания революции ситуация, различные внешние силы (персонификация их возможна, но эта тема слишком обширна для короткого очерка) начинали осмысленно и активно участвовать в раскачивании лодки, пытаясь извлечь из этого выгоду. Эти игроки имели различные замыслы, но действовали не наобум, а по плану. Именно этим можно объяснить то, что порой происходили поначалу совершенно необъяснимые вещи, смысл которых становился очевиден лишь много позже.

К числу таковых загадок относится, например, пресловутый снарядный голод, ставший одной из причин тяжких поражений Русской армии в 1915 г., послуживших прологом краха империи. Объяснение этому феномену многие историки дают предельно простое: дескать, прогнивший государственный аппарат был неспособен эффективно организовать военное производство, а частный капитал сознательно создавал дефицит, фантастически вздувая цены с целью получения сверхбарышей. Но в этом случае дефицит существовал бы реально, а после взлета цен он был бы быстро удовлетворен. При таком раскладе оружейные магнаты вряд ли допустили, чтобы правительство размещало военные заказы на заводах США и Великобритании.

На деле же оказалось, что на артиллерийских складах имелось столько снарядов, что после коллапса российской военной промышленности в 1918 г. старых запасов хватило с избытком на три года гражданской войны и белым, и красным, и национальным окраинным армиям, и вооруженным силам отколовшихся от империи лимитрофов. Это не считая того, что захватили в качестве трофеев германцы. Уже в 30-х годах, когда встал вопрос о модернизации артиллерии РККА, некоторые новые артсистемы проектировали под царский снаряд, поскольку на складах сохранялся избыток старых боеприпасов. Выходит, в тылу пылились десятки миллионов снарядов, а на батареях считали каждый выстрел. Если это результат стихийных процессов, то объясните, что тогда считать целенаправленными?

Давайте обратимся к фактам. Николай Яковлев приводит в книге «1 августа 1914 года» данные о наличии снарядов: за первые пять месяцев войны армия израсходовала 2,3 миллиона снарядов. На 1 января 1915 г. остаток на складах составлял 4,5 миллиона выстрелов, большая часть которых составляла еще довоенные запасы. За первые пять месяцев Великого отступления 1915 г. было израсходовано всего 4 миллиона артвыстрелов калибра 76 мм, а всего за 1915 г. было произведено русской промышленностью 10 миллионов снарядов 76 мм и 1,3 миллиона снарядов среднего калибра, а так же 1,2 миллиона поставлено из-за рубежа. Прибавляем к этому остатки прошлого года и получается годовой ресурс что-то порядка 18 миллионов выстрелов! Но почему-то на фронте там, где надо и когда надо, зарядные ящики были пусты.

А потом вдруг в 1916 г. резко активизировалось забастовочное движение. Почему-то в 1915 г., когда русские войска терпели одно поражение за другим, когда армия понесла наиболее тяжелые потери, часть западных губерний была оккупирована, рабочие не бастовали, но как только обозначился явный перевес на стороне Антанты, Брусилов нанес Австро-Венгрии почти смертельный удар, пролетарии стали плохо переносить тяготы войны. И уж совсем удивительно выглядит хлебный кризис в Петрограде зимой 1917 г. Ситуация та же самая, что и со снарядами: в 1916 г. получен богатый урожай, в хлеборобных губерниях России от зерна ломятся амбары, железные дороги функционируют вполне исправно, а столица стоит на пороге голода. Везде хлеб был, и только в Петрограде отчего-то запасы истощились. Вот как-то так сами собой взяли, да истощились (выше я уже упоминал, что хлеба во время войны в России было больше, чем в мирное время по причине прекращения экспорта и введения сухого закона). И даже спекулянты не спешили воспользоваться ситуацией. Произошло это как нельзя кстати — на весну 1917 г. планировалось общее наступление Русской армии, Черноморский флот готовился к масштабной операции по высадке десанта для захвата Константинополя. Но питерские обыватели учинили беспорядки, войска столичного гарнизона взбунтовались, генералы свергли царя и страна начала сползать в пучину анархии и развала.

В нейтральной Дании в это время околачивался крупный социал-демократический деятель Израиль Лазаревич Гельфанд, более известный как Александр Парвус, он же Молотов, он же Москович. И этот самый марксист Гельфанд-Парвус, основоположник доктрины перманентной революции (в дальнейшем подхвачена Троцким), проживая до войны в Константинополе, быстро сделался фантастически богат и влиятелен. Настолько богат и влиятелен, что якобы по собственному почину решил разрушить Российскую империю, с каковой целью составил документ, ныне известный как план Парвуса, представленный в 1915 г. германскому руководству. Немцы же отнеслись к предложению Парвуса с таким вниманием, будто он был, по меньшей мере, племянником кайзера и их последним шансом на спасение. Тому тут же была выделена субсидия в два миллиона марок.

Марксиста Парвуса принято считать политическим авантюристом, что является явно уничижительной характеристикой. Авантюристами обычно называют тех, кто потерпел фиаско, а Парвус действовал вполне успешно. А то получается как-то очень странно: он верно предсказал результат войны для России (так же как ранее дал абсолютно точный прогноз исхода русско-японской войны), адекватно оценил возможности большевиков и энергично содействовал приходу Ленина к власти. А теперь выходит, что Ленин, до последнего не веривший в возможность скорой революции в России — великий политический стратег, а Парвус, составивший план этой революции — всего лишь авантюрист? Адекватную оценку подрывной деятельности Гельфанда-Парвуса может дать только заказчик. Формальным заказчиком в данном случае выступал германский МИД (по крайней мере, он был субподрядчиком). В 1915 г. Парвусу выдают два миллиона марок на ведение подрывной деятельности в Российской империи, в 1917 г. он получает целевой транш на большевиков в размере четырех миллионов, после октябрьского переворота — 11 миллионов, а на следующий год одобряется его проект по проведению широкомасштабной прогерманской пропаганды в России с бюджетом в 40 миллионов марок! Выходит, заказчик был доволен результатами. Правда, самого Парвуса от денежных потоков быстро отстранили, так как распоряжался ими он довольно-таки вольно. Не удалось ему и вернуться в Россию, чтобы непосредственно участвовать в революционном движении, так как для новых властей он был персоной non grata.

Александр Гельфанд (Парвус).

Считать Гельфанда-Парвуса агентом немецкого генштаба было бы не верно, он представлял силы куда более значительные. Осужденный в 1906 г. к ссылке в Туруханский край Парвус ловко бежит за границу. Что-то очень странная ситуация складывается с побегами революционеров. Было бы интересно сравнить статистику успешных побегов у политзэков и уголовников. Пока же у меня складывается впечатление, что конвой закрывал глаза на непоседливость осужденных государственных преступников. После мытарств в Германии и Италии наш герой оседает в Турции, куда приезжает под видом журналиста, и становится, крупным финансовым воротилой, представителем крупнейших оружейных компаний, советником правительства младотурков, доверенным лицом военного министра Энвер-паши. О его богатстве ходили самые фантастические слухи. Как хотите, но я что-то не верю в возможность столь стремительного обогащения для нищего иностранца-беглеца, и уж тем более удивляет теневое политическое влияние, которое приобрел еврей-марксист в исламской монархии. Однако Константинополь в начале века являлся одним из международных еврейских финансовых центров в одном ряду с Лондоном и Нью-Йорком, и это уже кое-что объясняет. А после того, как мы ознакомимся с некоторыми подробностями революционной деятельности Парвуса в 1905 г., удивляться его богатству уже не придется.

Ленин во время первой русской революции отсиживался за границей, РСДРП как партийная структура, практически никакого влияния на ход событий не оказывала. Но в Петрбурге активно действовали два видных эсдека — Александр Парвус и Лев Троцкий. Парвус фактически рулил Петербургским советом рабочих депутатов, хотя номинально его возглавляли 28-летний адвокат Хрусталев-Носарь[18] или 26-летий Троцкий. Самым выдающимся актом революционной деятельности Парвуса стало обнародование написанного им Финансового манифеста, спровоцировавшего в империи тяжелый финансовый кризис. Механизм финансово-экономической агрессии, осуществленной Парвусом, был незамысловат, но эффективен, что обусловливалось структурой денежной системы тогдашней России.

В 1897 г. в результате знаменитой финансовой реформы, осуществленной при министре финансов Витте, в империи была введена новая денежная единица — золотой рубль. Для удобства обращения деньги были, конечно, бумажными, но принципиальным новшеством было то, что в любой момент они беспрепятственно обменивались на золотые монеты по гарантированному курсу: один рубль=0,77 грамма чистого золота. Чтобы не допустить обесценивания бумажных денег, выпуск их был строго привязан к количеству наличного золота. Для роста экономики это создавало значительные проблемы, так как если рост выпуска товаров опережал накопление золота, то нехватка наличности приводила к снижению покупательной способности населения. Более того, сложившаяся так называемая система малоэмиссионного производства вынуждала постоянно снижать зарплату рабочим, что естественно вызывало их недовольство. Конечно, покупательная способность рубля при этом росла, но все равно пролетариям было очень трудно объяснить, почему за ту же работу они должны получать меньшую плату. Еще один минус системы золотого монометаллизма заключался в том, что правительство не могло производить эмиссию в экстренных случаях, как то война или неурожай. Правительство даже пыталось создавать что-то вроде стабфонда,[19] но это создавало дополнительные проблемы, например хронический бюджетный дефицит. Ко всему прочему рубль стал чувствителен к колебаниям рыночного курса золота, что позволяло иностранным банкирам играть на колебаниях котировок рубля по отношению к золоту, чем особенно любили заниматься берлинские биржевые гешефтмахеры.

Золотой рубль весьма ускорил крах Российской империи.


Спрашивается, зачем тогда была нужна такая реформа, если польза от нее довольно сомнительна? Ведь расходы бюджета в связи с войной все равно резко возрастают, и тогда, чтобы не допустить краха финансовой системы, приходится, прежде чем включить печатный станок, срочно изыскивать золото. Вот здесь-то и зарыта собака! Золото можно было получить взаймы у международных банковских синдикатов на их условиях, а потом платить по займам весьма обременительные проценты. Таким образом, международной финансовой олигархии объективно было очень выгодно вовлечь Россию в войну, а так же периодически устраивать в стране экономические кризисы или революции, угрожающие стабильности финансовой системы. Почти любая книжка о русско-японской войне содержит дежурный абзац, где говорится о том, что англо-американская буржуазия (точнее было бы назвать ее международной еврейской) активно подталкивала Японию к войне с Россией. Это стало настолько расхожим штампом, что приобрело характер идеологического клише, о содержании которого мало кто задумывается. А ведь буржуазия жаждала войны не по причине своей врожденной кровожадности, а исключительно из меркантильных соображений. Япония вооружалась на их кредиты, а Россия вынуждена была просить у них же взаймы золотишко, чтобы поддержать свои финансы, чувствительные даже к непродолжительному военному напряжению.

Войну Российская империя начала на удивление бездарно,[20] потерпев от японцев унизительные поражения, что, как ни парадоксально, грозило ей скорой победой, поскольку русские, чувствительно получив по лбу, взялись за войну всерьез, а это не оставляло Японии никаких шансов. Япония в буквальном смысле слова надрывала последние силы своей экономики, население ее испытывало значительные тяготы. В России же военный конфликт на Дальнем Востоке не только не вызвал никакого ухудшения внутренней жизни, но даже наоборот — увеличение военных заказов способствовало некоторому прогрессу промышленности, что повлекло за собой в том числе и увеличение зарплаты рабочих. Военные историки часто обвиняют царских генералов в преступной нерешительности: мол, сконцентрировав в Манчжурии к весне 1905 г. мощную, почти полумиллионную группировку, они не предприняли усилий к разгрому меньшей на треть и совершенно выдохшуюся армию японцев. Между тем пассивная стратегия была единственно верной в той ситуации с военной точки зрения, ибо любое затягивание войны неминуемо вело Японию к краху. Так зачем же наступать, проливая реки своей и вражьей крови, если исход войны был предрешен?

Однако в случае победы русских международные финансовые воротилы оказались бы перед угрозой упустить ожидаемый гешефт. Им нужна была вялотекущая региональная войнушка, в которой обе стороны станут изнурять друг друга, а счетчик тем временем будет тикать, вгоняя обе стороны в долги. Однако японцы слишком увлеклись и, будучи окрыленными своими победами, глубоко увязли в конфликте на континенте, что было для них чрезвычайно опасно, поскольку они не обладали ресурсами для затяжной континентальной войны. Даже «боевая ничья» была бы равна для островной империи поражением. Надо было срочно создать Петербургу дополнительные сложности. Ведь если Япония не выиграет войну, то она превращается в банкрота и отдать долги будет не в состоянии. А Россия отдаст долги в любом случае, но перед этим надо ее в долги вогнать, и еще помочь при этом японцам победить. Только масштабная внутренняя смута могла заставить Россию отказаться от продолжения войны, которую она не могла проиграть, не смотря ни на какие поражения.

Вот тут и происходит знаменитое Кровавое воскресенье. Событие это отнюдь не было стихийным. За три дня до него, 6 января 1905 г. было совершена попытка покушения на государя — орудие вместо праздничной салютации произвело выстрел картечью в сторону императора, были погибшие и раненые. Расследование не выявило организаторов покушения. Как позднее признавал организатор шествия 9 января агент охранки поп Гапон, существовал план убийства царя в момент выхода его к народу. Он приписывал эти намерения своему другу эсеру Пинхасу Рутенбергу, впоследствие видному сионисту. Нам сегодня трудно понять тот шок, в который поверг русское общество вид крови на улицах столицы. Да, Россия знала массу жестоких и кровавых восстаний и мятежей, но НИКОГДА ранее войска не стреляли в толпу обывателей, торжественно шествующих с женами и детьми на поклон царю и не проявляющим агрессии. Устроители шествия рабочих к Зимнему дворцу осуществляли сознательную провокацию. Об этом свидетельствует и то, что петиция, составленная фабрично-заводскими активистами, была кем-то сильно отредактирована, в результате чего в конечном тексте без ведома рабочих появились радикальные политические требования. Одним из пунктов было требование прекращения войны с Японией.

Формально вся вина за расстрел мирной демонстрации была возложена на министра внутренних дел Петра Дмитриевича Святополк-Мирского. Этот министр был весьма либерален во взглядах, и его недолгое верховенство в МВД было отмечено значительным послаблением в отношении политических противников режима. Амнистия 1904 г. по случаю рождения наследника была применена чрезвычайно широко именно в отношении политзеков. Даже социал-демократическая «Искра» называла учреждение Святополк-Мирского «министерством приятных улыбок», а уж либеральная пресса вообще души в нем не чаяла. Сам министр имел в обществе репутацию человека доброго и политически толерантного. Если кто и был менее всего способен устроить кровавую бойню на улицах столицы, так это именно Петр Дмитриевич. Чем же объяснить звериную жестокость расстрела мирного шествия обывателей с иконами и царскими портретами к Зимнему дворцу? Энциклопедия Брокгауза и Ефрона, вышедшая в 1911 г. констатирует: «…управление Святополк-Мирского облегчило развитие освободительного движения. Отсюда ненависть к нему элементов реакционных. С начала января 1905 г. он уже фактически не имел никакой власти, хотя числился еще министром». На самом деле еще 12 декабря 1904 г. государь принял прошение Святополк-Мирского об отставке (подано в знак протеста против отказа царя от проведения либеральных реформ), но с отсрочкой до назначения нового министра. Ясно, что добренького дедушку кто-то попользовал в качестве козла отпущения. Но кто?

Еще учась в школе, я подметил удивительную особенность Первой русской революции — у нее как бы не было вождей. Это дает возможность историкам трактовать ее, как процесс стихийный: мол, копились в обществе противоречия, а потом бац! — и прорвались наружу. Сегодняшние леваки с радостью поддерживают эту точку зрения, пугая правительство аналогичным по характеру взрывом стихийного народного возмущения. В 2005 г. к 100-летию революции в периодике вышла масса публикаций об этом событии, однако серьезные исследования так и не появились. Оппозиционная пресса, как нетрудно догадаться, ограничилась лубочными агитками. Левые считают эту революцию своей, старательно не замечая того, что она носила ярко выраженный либеральный характер! Буржуазные демократы, управляемые из-за рубежа, нанесли жестокий удар по самодержавию. Царизм вынужден был пойти на большие уступки, но устоял. Между двумя этими лагерями и развернулась ожесточенная борьба. Русские социалисты в этом акте играли на стороне буржуазии, но роль их была второстепенной.

Идеологи и вожди у революции были, события носили вполне управляемый характер. То, что они выглядели стихийными говорит лишь об умелой организации процесса. Да, работали профессионалы! Есть веские основания полагать, что ведущая роль в организации событий 9 января принадлежит серому кардиналу русской политики Сергею Юльевичу Витте, верному проводнику губительного для России либерального экономического курса. Губительным тот курс был по причине особенностей финансовой системы. Отставание промышленности России от европейских держав во второй половине XIX столетия стало нарастать угрожающими темпами и, прежде всего, оно проявлялось в технологической отсталости. Технологии можно было купить, но для этого не было денег. Оставался, как казалось, единственный выход — привлекать иностранные инвестиции. На Западе тогда наблюдался переизбыток свободного капитала, а норма прибыли была очень низкой. Но делать инвестиции в Россию было нереально, так как ее финансовая система была слабо интегрирована в мировую. Проще говоря, вложить в русскую промышленность марки, франки и фунты можно было легко, но прибыль, полученную в рублях, вывезти из России нереально из-за неконвертируемости национальной валюты. В этом случае можно было бы, конечно, купить на полученные рубли сырье и вывезти его за границу, где продать за фунты и франки. Но, во-первых, кроме хлеба с нефтью и вывозить-то было особо нечего, а во-вторых, даже этой нехитрой схеме мешала реализоваться русская таможенная политика и инфляция. Скажем, стоило только царскому правительству путем усиленной эмиссии «опустить» рубль, как это обесценивало сделанные иностранцами инвестиции.

Поэтому непременным условием прихода инвестиций в Россию было взятие иностранцами под контроль русской финансовой системы. Для этого они неустанно в течение десятилетий подталкивали русские власти к проведению реформ. Правда, с этим возникали кое-какие сложности, так как Александр II и Александр III уже слишком обрусели и не очень горели желанием плясать под дудку забугорных банкиров. Пядь за пядью они сдавали позиции, пока безвольный Николай II не капитулировал в 1897 г. перед западным капиталом полностью и безоговорочно. Да, инвестиционный бум в России действительно имел место быть, но в результате его не только ключевые отрасли промышленности, но даже хлеботорговля перешли под контроль французского, немецкого, английского и бельгийского капитала. Битва за русский рынок была нешуточной, поскольку доходность капитала по акциям в 10, а то и 20 раз превышала средние показатели по Западной Европе. Но каким бы мощным потоком не текли в Россию из Европы фунты, франки и марки, обратный поток золота был куда более значительным. Просто акционерные компании конвертировали свою прибыль в золото и вывозили его за рубеж. В этой ситуации царское правительство вынуждено было брать золото в кредит, но через некоторое время оно благодаря свободной конвертируемости рубля вновь утекало к прежним хозяевам, и русские вновь вынуждены были его занимать.

Сергей Витте — «Чубайс» эпохи заката Российской империи.

В 1900 г. доля иностранных владельцев составляла: 70 % в горной промышленности; 72 % в машиностроении и металлообработке; 31 % — в химической промышленности; 14 металлургических заводов Юга из 18 были иностранными. Нефтяная отрасль почти полностью контролировалась иностранной буржуазией. То, чем зарубежные концерны не владели напрямую, они зачастую контролировали опосредованно, ведь финансовая система и банки находилась под их управлением. К началу XX века иностранные вложения составляли 45 % всего акционерного капитала. Из них более половины (54,7 %) — в горной и металлургической промышленности. В итоге сколь бы бурным ни был рост российской экономики, сливки неизменно доставались иностранцам, а у России появлялись долговые обязательства, которые дополнительным бременем ложились на отечественный капитал, не говоря уж о простом народе. При этом доходы казны неуклонно снижались. Например, в 1884–1891 г.г. среднегодовой вывоз хлеба составил 408 млн. пудов при средней выручке 333 млн. руб., а в 1893–1897 г.г. вывозя по 509 млн. пудов в год, удалось выручать в среднем лишь 316 млн. руб.

То, в чьих интересах работала российская экономика, красноречиво говорит такой факт: в России средневзвешенная стоимость одного пуда керосина (в то время товар массового спроса) приближалась к 2 рублям, а в Лондоне пуд русского же керосина стоил 83 копейки. Это тем более поражает, если учесть, что самая дешевая нефть в мире тогда добывалась как раз на бакинских промыслах. Объяснение в том, что внутренние продажи керосина облагались акцизом, дававшим казне несколько миллионов рублей ежегодно, но экспортеры были от него освобождены. Ко всему прочему на перевозку нефтепродуктов по железным дорогам стараниями Витте были существенно снижены тарифы. Чем может быть объяснена такая трогательная забота русского правительства о зарубежных импортерах и европейских потребителях? Ничего удивительного — тогда, как и сейчас, страна была сырьевым придатком Запада, и национальным петербургское правительство было лишь формально.

Это выглядит, как издевательство над здравым смыслом, но после отставки Витте правительство наоборот взвинтило тарифы на перевозку нефтетоплива и категорически противилось участию иностранцев в отрасли. Это делалось в интересах другого зарубежного монополистического клана. К 1906 году в Донбассе сложился синдикат «Продуголь», контролировавший более половины всей добычи Донецкого угольного бассейна. Владели «Продуглем» крупнейшие французские банки — как раз те, что предоставили большую часть займов царскому правительству на тушение революции. Угольное лобби было настолько мощным, что правительство вынуждено было идти у него на поводу, искусственно создавая в промышленности энергетический голод, заставляя потребителей отказываться от нефти в пользу менее выгодного угольного топлива.

В общем, министр финансов Витте постарался для блага мирового монополистического капитала на славу. Однако аппетиты международных хищников росли, и Витте приходилось проводить все более радикальную политику. В августе-сентябре 1905 г. во время мирных переговоров с Японией в Портсмуте (США) Витте встречался с одним из своих кураторов — лидером американских банкиров и руководителем Американского Еврейского комитета Якобом Шиффом,[21] который в ультимативной форме потребовал от него скорейших либеральных реформ в России, грозя в противном случае эскалацией революции. В результате появился знаменитый манифест 17 октября 1905 г., автором которого был к тому времени уже глава царского правительства граф Витте.

Через полтора месяца, 2 декабря в самый разгар политического кризиса, вызванного всеобщей стачкой, в восьми петербургских газетах появляется скандально знаменитый Финансовый манифест Парвуса, объявляющий правительство банкротом и призывающий население изымать из банков свои вклады в золоте. Разумеется, это вызвало панику, распространившуюся по стране со скоростью лесного пожара. Как с гордостью пишет Троцкий в своих воспоминаниях, манифест извлек из правительственных резервуаров в течение месяца 94 миллиона рублей усилиями только мелких вкладчиков. Отток капитала за рубеж усилился, опустошая золотые резервы страны. Этого только и ждали немецкие банкиры, предъявившие к исполнению требования об уплате 60 миллионов рублей золотом.[22] Режим оказался перед пропастью. Ему срочно требовалось золото. Золото выпросил во Франции все премьер Витте, однако условия кредита были настолько кабальными, что оправданием могло служить только одно: в противном случае романовскую империю ждал крах. Как только договор с французами был подписан, Витте немедленно отправили в отставку. Нынешние либерасты, восхищаясь «великими» свершениями своего предшественника, забывают, что вся его деятельность в конечном итоге сводилась к созданию бюджетного дефицита и получению зарубежных займов. В результате Россия оказалась буквально опутана цепями долговых обязательств.


Якоб Шифф — один из архитекторов развала Российской империи.


Было бы глупо думать, что всякий может взять, да с бухты-барахты организовать в империи финансовый кризис с помощью одной-единственной статейки в нескольких газетах. Такое мероприятие требует больших усилий и немалых затрат. Интересно, как описывает события тех дней тогдашний ассистент Парвуса Троцкий:

«Уже через несколько дней после октябрьского манифеста мы с Парвусом овладели (в смысле идейного направления) «Русской Газетой», которую издавал, кажется, Дучинский. Газета имела боевой, агитационный характер и быстро шла в гору. Она имела вначале тираж около 30 тысяч. К моменту нашего ареста тираж ее далеко превышал 100 тысяч, а требования из провинции шли и шли. По словам Дучинского, ему нужно было бы печатать газету, по меньшей мере, в полмиллиона экземпляров, чтобы удовлетворить провинциальный запрос.

Вместе с тем мы с Парвусом поставили на «договорных» началах с меньшевиками большую ежедневную газету «Начало». Газета взяла очень революционный тон и в ряде статей — не только моих и Парвуса — проводила идею перманентной революции».[23]

В другом месте Троцкий более подробно касается газетного вопроса:

«Прибыл я в Петербург в самый разгар октябрьской стачки… Работать приходилось в трех газетах. Вместе с Парвусом мы стали во главе маленькой «Русской Газеты», превратив ее в боевой орган для масс. В течение нескольких дней тираж поднялся с 30.000 до 100.000. Через месяц заказы на газету доходили до полумиллиона».[24]

Жаль, Лейба Давидович не поделился секретом, откуда же взялись деньги на «идейное» овладение «Русской газетой», ежедневные стотысячные тиражи, кто были эти таинственные заказчики из провинции, и почему власти просто не прихлопнули зловредные издания. Впрочем, догадаться несложно. Финансовый кризис — это ситуация, при которой кто-то теряет деньги, а кто-то преумножает свои капиталы. В данном случае погрели руки на революции лица банкирской национальности из Парижа и Берлина. Весьма интересно, что временное председательское бюро Петербургского Совета, как с удивлением подмечает член петербургского совета Ю. В. Емельянов без всякого обсуждения этого вопроса на пленарном заседании приняло «Финансовый манифест», составитель которого, Парвус, даже не был членом этого органа.

Лев Бронштейн (Троцкий), 1905 г. Фото из полицейского досье.


Любопытно, что первая листовочная компания с анонимными призывами обменивать ассигнации на золото прокатилась по стране в январе 1904 г., то есть в самом начале русско-японской войны. Однако хоть особо впечатлительные граждане и ринулись в сберкассы, правительство удержало ситуацию под контролем, паники не произошло. Кто был заказчиком и исполнителем этой акции, установить не удалось. По крайней мере, не обнаружилось никаких улик против революционных партий. Видимо, это были лишь пристрелочные выстрелы грядущей революции.

Глубоко заблуждается тот, кто думает, будто РСДРП была нищей партией нищего пролетариата. Вот что пишет участник событий 1905 г. старый социал-демократ С. В. Дмитриевский: «В период революции партия была богата, деньги текли в нее со всех сторон: уже это манило многих…». Думаю, теперь можно догадаться, откуда текли деньги, и в чьих интересах раздували революцию всякого рода парвусы и троцкие. Помимо «банкирско-еврейской» существует еще довольно убедительная «английская» версия революции. Вряд ли у России был когда-либо такой подлый и коварный враг, как Великобритания. В интересах Лондона было демонтировать евразийскую империю, и этим курсом наши «партнеры» с туманного Альбиона последовательно идут последние 200 лет с очень небольшими перерывами. Можно допустить и то, что в данном случае национальные цели Британской империи и интересы вненациональной финансовой олигархии совпадали, и вторые, имея колоссальное влияние на британское правительство, использовали его, как инструмент собственной политики.

После того, как революционеры сделали свое дело, нужда в них отпала. Социал-демократическая партия, лишившись источника доходов, стремительно захирела, столичная организация РСДРП за два года сократилась к 1909 г. более чем в 25 раз, составив жалкие 300 человек, считая и большевиков, и меньшевиков. Если в период первой русской революции социал-демократы провели три съезда, то после 1907 г. наступило десятилетнее затишье. Кто же финансировал партийные съезды? В своих мемуарах все видные революционеры этот вопрос обходят стороной. Но порой проскакивают очень любопытные подробности. Читаем Троцкого:

«Партийный съезд 1907 г. заседал в лондонской социалистической церкви. Это был многолюдный, долгий, бурный и хаотический съезд. В Петербурге еще жива была вторая Дума. Революция шла на убыль, но интерес к ней, даже в английских политических кругах, был еще очень велик. Именитых делегатов съезда видные либералы приглашали к себе на дом, чтоб показать гостям. Начавшийся революционный отлив уже сказался, однако, в ослаблении партийной кассы. Не только на обратный путь, но и на доведение съезда до конца не хватало средств. Когда эта печальная весть прозвучала под сводами церкви, врезавшись в прения о вооруженном восстании, делегаты с тревожным недоумением глядели друг на друга. Что делать? Не оставаться же в лондонской церкви? Но выход нашелся, и совершенно неожиданный. Один из английских либералов согласился дать русской революции взаймы, помнится, три тысячи фунтов стерлингов. Но он потребовал, чтоб под векселем революции подписались все делегаты съезда. Англичанин получил в свои руки документ, на котором несколько сот подписей были начертаны знаками всех народов России. Уплаты по векселю пришлось, однако, ждать долго. В годы реакции и войны партия и думать не могла о таких суммах. Только советское правительство выкупило вексель Лондонского съезда».[25]

Три тысячи фунтов действительно были громадной суммой в то время. Но она являлась лишь видимой верхушкой бюджета съезда — непредвиденными расходами. Ну, и конечно, нетрудно догадаться, что анонимный английский либерал средства одолжил не свои и не из любви к революции. Вскоре денежные реки в вексельных берегах резко пересохли, и русские социал-демократы впали в десятилетний анабиоз. Воспрянула из пепла партия, как только в ней вновь появилась нужда у старых спонсоров в 1917 г. За любой революцией всегда стоят чьи-то финансовые интересы, политические кризисы происходят не только вследствие обострения внутренних социальных противоречий, но во многом благодаря целенаправленному стимулированию этих противоречий извне. Россия, ставшая ареной яростной борьбы за ее ресурсы между международными группировками капиталистов, просто обречена была стать очагом спровоцированных революций. Революционные партии зачастую играют роль пешек в этой игре, истинный смысл которой понимали немногие.

В качестве подтверждения могу привести такой любопытный факт. В начале века Россия, обладая крупнейшим разрабатываемым месторождением нефти, удовлетворяла до половины мировой потребности в углеводородном сырье и нефтепродуктах. Центром нефтедобычи являлся Баку — место бурных революционных событий. В результате этих вихрей только в августе 1905 г. было уничтожено почти 60 % всех производительных скважин, добыча нефти в 1905 г. упала на треть, цены на сырую нефть выросли в 2,5 раза, экспорт нефтепродуктов упал с 120 миллионов пудов в 1904 году до 48 миллионов пудов в 1906 г.

От снижения русского экспорта нефти в 2,5 раза выиграла главным образом транснациональная «Стандарт Ойл» Рокфеллера, быстро захватившая восточноазиатские рынки, так что уже в то время мало кто сомневался в том, что американский магнат приложил свою руку к организации бакинских волнений. Выгодно ли было бакинским рабочим-нефтяникам громить нефтепромыслы? Разумеется, нет, поскольку этим они лишали себя источника дохода. Зато местные татары (мусульмане) приняли в погромах самое деятельное участие, хотя до того они им нисколько не мешали. В декабре 1905 г. рабочие нефтяных приисков вновь устраивают мощную забастовку. В течение двух революционных лет уничтожается до двух третей мощностей нефтедобывающей промышленности России.

Еще одно удивительное совпадение: именно в Баку организация РСДРП в период реакции не была подвержена такому же упадку, как повсеместно по России. Видимо кому-то выгодно было держать нож возле нефтяной артерии страны. Чтобы понять кому, достаточно проанализировать динамику нефтяных цен вследствие сокращения ее добычи на Каспии и увидеть, кто этим воспользовался. Так что не надо думать, что спонсоры революции имеют какие-то романтические мотивы. Буржуй всегда готов профинансировать антибуржуазные выступления, если в результате оных пострадает его конкурент. Экстремисты-революционеры в данном случае являют собой идеальный инструмент для разборок. Особенно ценны в этом деле антибуржуазные партии, поскольку обычному человеку трудно понять логику, по которой революционеры, ставящие своей целью уничтожение буржуазии, находятся на содержании у тех, кого хотят уничтожить.

Так вот, исходя из посылок, что Парвус действовал в Петербурге не по собственному почину и тратил на газетные тиражи не личные сбережения, можно предположить, что комиссионные он получил тоже немаленькие. Так что его «внезапное» обогащение в Турции накануне Первой мировой войны выглядит вполне объяснимым, поскольку он не сколотил, а лишь легализовал там свои капиталы. Тем более не должно удивлять, что мировая еврейская финансовая верхушка души в нем не чаяла. Австрийская исследовательница русской истории Элизабет Хереш утверждает, что сотрудничество с германским МИДом во время общеевропейской войны нужно было Парвусу исключительно как ширма. На самом деле он имел в своем распоряжении громадные деньги (по ее мнению на революцию в России было им потрачено в общей сложности более 100 миллионов марок), выделенные банкирским домом Варбургов, а так же американскими евреями-банкирами.

Якуб Фюрстенберг (Яков Ганецкий) — своего рода дублер Парвуса.

Так что, скорее всего, не Парвус был немецким агентом, а генштаб и МИД кайзера являлись невольными агентами банкирской олигархии. Косвенно это подтверждается тем, что Парвус не отчитывался немцам о своей деятельности, не получал строгих указаний, то есть вел себя совсем не как наймит-провокатор на содержании, а как равноправный партнер. К тому же Парвус начал свою подрывную деятельность в России сразу после начала войны, пытаясь организовать националистические сепаратистские движения на Кавказе и Украине, в то время, когда пруссаки в строгом соответствии с планом Шлиффена рассчитывали завершить войну за 60 дней. Ни за что не поверю, что Парвус до того как вступил в сношения с немцами, тратил на революцию свои кровные денежки.

Немцы воспринимали Парвуса вполне адекватно, не как авантюриста-одиночку, а как представителя весьма влиятельных структур. Брокдорф-Ранцау, посол Германии в нейтральной Дании, контактировавший с Парвусом, докладывал в Берлин: «Быть может, это опасно — использовать силы, стоящие за Гельфандом, но это, конечно, было бы признанием нашей слабости, если бы нам пришлось отказаться от их услуг из страха неспособности руководить ими».

Схема переправки денег в Россию была довольно простой. На выделяемые средства покупались хирургические инструменты, медикаменты, химические реактивы и прочие необходимые продукты, которые ввозились в Россию, а вырученные от их продажи деньги передавались российским революционерам. Торговля между Германией и Россией, не смотря на войну, велась через нейтральную Данию, где Парвус специально для этих операций создал экспортно-импортную фирму «Фабиан Клингслянд». По этим каналам русские получали даже стратегическое сырье — цветные металлы.

Иные товарищи до сих пор считают большевиков и Ленина чем-то вроде святого духа и пречистой девы Марии, непорочно зачавших революцию, и отрицают всяческую связь Октября с мировой банкирской олигархией. Нет, Ленин совершенно был лишен чувства брезгливости и мог якшаться, хоть с сатаной, если видел в этом пользу для дела. Но Ленину деньги вряд ли доверяли, он в хозяйственно-финансовых делах был профан, даже домашнее хозяйство вождя вела теща, которую он всюду таскал за собой в эмиграции. Но не стоит забывать о давнем ученике и соратнике Гельфанда-Парвуса — Троцком, который был непосредственным разработчиком и руководителем октябрьского переворота. Сделать его ответственным за финансовые потоки было гораздо целесообразнее, учитывая, что сам Лейба Давидович был племянником киевского (впоследствие стокгольмского) банкира Абрама Животовского, который являлся компаньоном банкиров Варбургов, а те были партнерами и родственниками одиозного банкира из США Якоба Шиффа, имя которго связывают с финансированием трех русских революций.

Яков Ганецкий[26] — еще одно связующее звено между Лениным и Парвусом, который был сотрудником организованного последним в Копенгагене «Института для изучения причин и последствий мировой войны». Совладельцем «Фабиан Клингслянд» являлся брат Ганецкого, а ее представителем в Петербурге — его двоюродная сестра Евгения Суменсон. Юрисконсультом в русской столице числился еще один видный функционер РСДРП(б) Мечислав Козловский. Он, судя по всему, осуществлял непосредственную передачу денег в партийную кассу. Ганецкого в конце концов осудили за контрабанду в Дании, а на родине исключили из партии. Восстановлен в ней он был по личному настоянию Владимира Ильича.

Проправительственная демонстрация в Петрограде.
Для съемки подобных мероприятий фотографы воздерживались использовать эффектные ракурсы сверху, предпочитая крупные планы, дабы затушевать малочисленность манифестаций.

Откуда прибыл в бурлящую Россию Троцкий (одновременно с Лениным)? Из США. И что еще более любопытно, с американским паспортом и десятью тысячами долларов на карманные расходы, что было по тем временам немалой суммой. Или вы думаете нищему марксисту из России, не имеющему никакой профессии, легко получить гражданство самой капиталистической страны мира в разгар войны, да еще при личном содействии президента Вильсона? Это совершенная фантастика, особенно ежели принять во внимание, что прибыл из Испании в Нью-Йорк Троцкий только в середине января 1917 г., а в марте уже отплыл в Петроград. Стоит вспомнить и то, что именно Троцкий заключал с немцами «похабный» Брестский мир, причем занимался он не переговорами, а какой-то клоунадой. Такое впечатление, что работал он тогда отнюдь не в интересах России, или не только в ее интересах, пытаясь угодить и вашим, и нашим. Но это отдельная тема.

После Февраля, когда можно было особо и не прятаться, большевистская партия стала накачиваться деньгами сомнительного происхождения через Стокгольмский банк «Ниа Банкен» прямо на глазах у русской контрразведки. Руководитель данного ведомства полковник Никитин неоднократно обращал внимание Временного правительства на это, но никакой реакции не последовало. Даже когда Керенский вроде бы стал бороться против большевиков после их июльской попытки содействовать свержению правительства, он, тем не менее, личным вмешательством пресекал любые попытки газет раскрутить историю с финансированием ленинской партии иностранными банками. Ничего удивительного, потому что эсер Александр Федорович сам подпитывался из тех же самых источников. Ведь банкиры никогда не кладут все яйца в одну корзину.

Связь между большевиками и банкирами в этой истории явно бросается в глаза. Финансовым агентом партии в Стокгольме был Олоф Ашберг, контролирующий «Ниа Банкен», а его представителем в России являлся близкий соратник Ленина Яков Ганецкий (тот самый, который «отмазал» Ильича от тюрьмы в Австрии в 1914 г.). Любопытно, что членами правления банка были видные шведские социалисты — Даль, Рослинг, Магнуссон. Давние партнерские отношения связывали Ашберга с другим влиятельным большевиком (и даже членом ЦК партии в 1903–1907 г. г.) — Леонидом Красиным, который, по словам Ленина, был «министром финансов» революции. Среди послереволюционной правящей верхушки Красин был единственным крупным бизнесменом в правительстве (в свое время занимал пост управляющего российским представительством крупного немецкого концерна «Siemens», во время войны являлся одним из руководителей русской оборонной промышленности) и очень влиятельным. Леонид Борисович был «дважды наркомом», одновременно руководя в 1918 г. промышленностью и внешней торговлей, а в 1919 г. транспортом. Дружеские отношения связывали Ашберга и с Максимом Литвиновым[27] — заместителем наркома внутренних дел, а впоследствии главой внешнеполитического ведомства СССР, всегда считавшимся прозападно ориентированным либералом и даже агентом влияния Запада. Красин так же имел ярко выраженные прозападные взгляды, активно ратуя за проникновение западного капитала в Советскую Россию.

Может быть, миф о немецком происхождении большевистских миллионов запустили в обиход враги исключительно для дискредитации советского правительства? Вот что пишет Энтони Саттон в книге «Уолл-стрит и большевицкая революция»: «В 1918 году из-за финансовых операций в пользу Германии «Ниа Банкен» попал в черный список союзников. После этого «Ниа Банкен» сменил свое название на «Свенск Экономи-болагет».[28] Зачем нужно было раздувать скандал о кайзеровских деньгах в Стокгольме в 1918 г., если большевикам это уже никак не могло повредить? Так что основания для ребрендинга банка, видимо, были очень серьезными. Не исключено, что эти публичные скандалы преследовали другую цель — замаскировать истинных спонсоров русской революции. Можно счесть это за анекдот, но «агент кайзера» Ашберг, находясь в 1916 г. в Нью-Йорке представлял не только интересы русских революционеров, но и выполнял поручения императорского министра финансов Петра Барка.[29] Для банкиров ведь нет разницы, на чем делать деньги. Большевики же разумно считали, что нет особой разницы, от кого их брать. Однако расследование связи большевиков с Германией, предпринятое Временным правительством после июльских событий, полностью развалилось. Поскольку реальных доказательств шпионской деятельности Ленина и K° не нашлось, в ход даже были запущены фальшивки, наибольшую известность из которых приобрела так называемая коллекция Сиссона.[30]

После революции услуги Ашберга были щедро вознаграждены новой властью. Он возглавил первый советский международный банк — хорошо известный ныне «Внешторгбанк» (тогда именовался «Роскомбанк»). Любопытно, что среди управляющих банка, как пишет Саттон, были не только представители Советской России и английские финансисты (они были основными инвесторами), но и бывшие царские банкиры — Шлезингер, бывший глава «Московского Купеческого Банка», Калашкин, (банк «Юнкер»), и Терновский («Сибирский Банк», через который большевики получали в Петрограде заграничные транши).

Здесь же, в Стокгольме, мы наблюдаем в послевоенное время еще одного знакомого нам «героя Февральской революции» — железнодорожного чиновника Юрия Ломоносова, заблокировавшего передвижения воинских эшелонов к столице во время свержения царя. В 1919 г. Ломоносов вернулся из Америки, куда его направило еще Временное правительство, и сразу занял при большевиках крупные посты (председатель Комитета Государственных Сооружений, член президиума Высшего Совета Народного Хозяйства). А в Стокгольме у Ломоносова проживает жена, сотрудница, одного из банков (Ашберга?), и он ее частенько навещает, причем за государственный счет. Не правда ли, это выглядит подозрительно? В 1920 г. он по личному указанию Ленина занимался вывозом из России крупных партий золота якобы для закупки 1200 паровозов в Швеции и Германии, а также другого оборудования, значительная часть которого так и не была поставлена. В операциях участвует фирма «Кун, Леб и K°», принадлежащая уже знакомому нам Якобу Шиффу. Крупный советский деятель Ломоносов из этой поездки уже не вернулся, осев в Канаде, где и дожил спокойно до старости. Дело об исчезнувшем золоте было замято стараниями Ленина. Он лично пресекал попытки Дзержинского совать нос в масштабные и очень подозрительные финансовые манипуляции своего протеже.

Как предполагает публицист Аким Арутюнов, сделавший своим коньком разоблачения большевиков, золото, отправленное за рубеж в качестве оплаты по фиктивным кредитам, пошло на организацию революции в Германии. Но, возможно, все гораздо прозаичнее. Как утверждает Саттон: «Иностранный банковский консорциум, участвовавший в «Роскомбанке», представлял в основном британский капитал. Он включал компанию «Руссо-Эйшиэтик Консолидейтед Лимитед», которая была одним из крупнейших частных кредиторов России, и которой Советы предоставили 3 миллиона фунтов стерлингов как компенсацию за ущерб, нанесенный ее имуществу в Советском Союзе в результате национализации».[31] Так что, если считать, что большевики под прикрытием фиктивных контрактов отдавали долги своим спонсорам, то должны они были не немцам, а англичанам и американцам. Как говорится, революция — отдельно, а бизнес — отдельно.

Можно, конечно, возмущаться беспринципностью пламенных коммунистов, которые на словах боролись за уничтожение мирового капитала, а на деле проворачивали с буржуями весьма сомнительные сделки. Но я бы воздержался от обвинительного пафоса. На голом энтузиазме революции не осуществляются. Это только в сказках для пионеров мало кому известный в России политэмигрант Ленин с горсткой соратников приезжает из Швейцарии без гроша в кармане, а через шесть месяцев уже возглавляет правительство. Пионеры не будут спрашивать, откуда большевики взяли деньги для проведения съездов, покупку типографий, выпускающих их ежедневные газеты и мегатонны листовок, на организацию штабов, оплату тысяч штатных функционеров, пропагандистов (не за спасибо же они работали месяцами, питаясь святым духом?), грузовики, оружие, и т. д.

Между тем размах большевистской агитации впечатляет:

«За приобретение собственной типографии летом 1917 г. ЦК партии позволил себе заплатить 260 тыс. руб. С 1 декабря 1916 г. по 1 февраля 1917 г. в кассу большевицкой партии поступили 1 тыс. 117 руб. 50 коп… Главная газета партии («Правда») в марте имела всего 8 тыс. подписчиков и еле сводила концы с концами. Но уже в апреле РСДРП(б) по официальным данным издавала 17 ежедневных газет общим тиражом в 320 тыс. Их общий еженедельный тираж составлял 1 млн. 415 тыс. экземпляров. А за первые два летних месяца число ежедневных газет возросло до 41…».[32]

Версия о том, что эта работа была профинансирована за счет внутренних ресурсов, несостоятельна. Как сообщает тот же источник, «ежемесячные членские взносы летом 1917 г. в Петрограде составляли в среднем 1 р. 50 коп.». При численности партии в 24–25 тысяч человек взносы давали мизер от необходимого, поэтому без внешних источников обеспечения большевики были бы недееспособны. Примечательно, что уже в то время в партии проявилась склонность к излишней бюрократизации. Как пишет Александров, столичный комитет РСДРП(б) содержал независимо от ЦК собственный достаточно громоздкий аппарат, работники которого получали зарплату выше, чем сотрудники официальных учреждений.

Впрочем, нам сейчас более интересны не эти увлекательные подробности, а чисто технические и финансовые вопросы подготовки революции в России в период от начала мировой войны до февраля 1917 г. Конструкция кризиса была незамысловатой: военные неудачи — социальные волнения — политический крах царизма — экономический коллапс — поражение в войне и развал государства. Кому это было нужно? Понять нетрудно, если разобраться в причинах Первой мировой войны и в том, кто какие цели в ней преследовал. Ключевая роль в развязке обеих мировых войн принадлежит английским дипломатам. В 1914 г. они сначала заманили Россию в Антанту, не имея перед ней никаких обязательств (даже совместного трехстороннего англо-франко-русского договора не существовало), потом науськали Германию на Россию, заверив Берлин, что останутся нейтральными в случае прусского «дранг нах остен». Далее британцы спровоцировали Турцию примкнуть к блоку центральных держав, после чего стали наблюдать, как миллионы русских, немцев и турок убивают друг друга.

Правда, Англия тоже была вынуждена ввязаться в европейскую бойню в невыгодных для себя условиях, поскольку немцы в соответствие с доктриной Мольтке-Шлифена атаковали именно Францию, а не Россию, считая последнюю много более слабым и мене опасным противником. Когда же в результате Брусиловского прорыва перевес явно обозначился на стороне России, англичане, не смотря на протесты Петербурга, спровоцировали Румынию выступить на стороне Антанты, хотя было совершенно очевидно, что румынские вооруженные силы представляют собой пародию на армию. В результате разгрома румын русским пришлось использовать все свои стратегические резервы, собранные для наступления, чтобы заткнуть фронт в Причерноморье. Конечно, в этом случае фронт растягивался и для австро-германцев, но центральные державы собирались отсиживаться в глухой обороне, а потому удлинение фронта стратегически было им выгодно. Но самое главное — в результате разгрома Румынии они прибрали к рукам нефтяные промыслы Плоешти, что позволило им утолить катастрофический топливный голод..

На первый взгляд это кажется нелогичным — зачем Англии затягивать войну, ослабляя своего союзника? Но у англичан своя логика. Их целью было ослабить все европейские державы в военной мясорубке, а самим доминировать в послевоенной Европе и мире, прибрав к рукам новые колонии и рынки сбыта за счет разгромленной Германии и Турции. Если же в результате войны ослабнет Германия, но неимоверно усилится Россия, то какая от этого будет польза британцам? Именно поэтому, пообещав русским Босфор и Дарданеллы — давнюю мечту русских царей, англичане в 1915 г. сами пытаются их захватить, высадив в Галлиполии мощный десант, что вызвало настоящую истерику в Петрограде. В результате Первой мировой войны развалились Османская и Австро-Венгерская империи, Германия и Франция оказались обессилены. Для полноты счастья оставалось раздробить еще Российскую империю, чтоб легче было потом пережевывать ее куски. Англичане пытались довершить начавшийся после революции распад нашей страны, однако добились лишь частичного успеха.

Уши английского правительства и спецслужб торчат во всех крупных провокациях предвоенной и военной поры. Однако стоит задуматься, чьи интересы представляло правительство Великобритании? Уж точно не своего народа, поскольку собственно народ, оплативший войну своими налогами и кровью, ничего взамен так и не получил. Своих собственных солдат английское командование не жалело точно так же, как и русских, правда в большинстве случаев старалось использовать в качестве пушечного мяса колониальные части — канадцев, индусов, австралийцев, новозеландцев, южноафриканцев и даже арабов. Вспомним легендарную эпопею английского разведчика Лоуренса Аравийского — блестящий пример английской стратегии загребать жар чужими руками. Но все встает на свои места, если учесть, что Лондон был крупнейшим центром международного еврейского капитала. Что нужно, чтобы партиям и кандидатам победить на парламентских выборах? Деньги! Что нужно, чтобы сформировать правительство? Деньги! Что нужно, чтобы направить общественное мнение в нужное русло? Деньги! Деньги были у банкиров, и уж будьте уверены, они использовали их по назначению — формировали правительства и доминирующие фракции в парламенте, расставляли своих людей на ключевые государственные посты (в том числе в МИДе и спецслужбах), заказывали репертуар прессы. Ну а потом им оставалось только извлекать выгоду, что они и делали.

Но не все так просто. Во второй половине XIX в. с Лондоном стал конкурировать другой еврейско-банкирский центр — Нью-Йорк. Если лондонские банкиры контролировали мировую торговлю и мировую валюту — фунт стерлингов, то их заокеанские соплеменники агрессивно расширяли долларовый ареал и яростно бились за доступ к рынкам. Благо, Америка, восприняв достижения тейлоризма (см. главу 17) стала ведущей индустриальной державой мира, и рост экономики сдерживался главным образом невозможностью сбывать товары на рынках, контролируемых Лондоном. Еврейское лобби в Америке было настолько влиятельным, что его открыто признавали теневым правительством. 26-й Президент США Теодор Рузвельт заявлял в своей избирательной программе 1912 года:

«Позади видимого правительства на троне сидит невидимое правительство, которое ни в малейшей степени не доверяет народу и не несет никакой ответственности. Уничтожение этого невидимого правительства, разрушение безбожной связи между коррумпированными дельцами и коррумпированными политиками — вот в чем задача государственного деятеля».

Кстати, победу на тех президентских выборах одержал Вудро Вильсон, чью избирательную кампанию щедро оплатило как раз это самое теневое правительство. Взамен Вильсон пообещал своим спонсорам (Морганам, Рокфеллерам, Ротшильдам и Варбургам) подписать закон о федеральном резерве, благодаря чему в США право эмиссии доллара в 1913 г. перешло к консорциуму частных банков. Через годы он запоздало раскаивался, назвав американское правительство «самым безвольным, подконтрольным и безвластным правительством в цивилизованном мире, правительством под властью небольшой кучки людей» — и эти слова относились не к правительству вообще, а именно к возглавляемому им кабинету. Кстати, последнее обстоятельство исчерпывающе объясняет, почему американский президент принял столь деятельное участие в судьбе Троцкого в начале 1917 г. Я не сторонник демонизации мифической жидо-масонской закулисы, но теневые правительства, действующие в ущерб общественным интересам, есть реальность слишком очевидная, а этническая принадлежность их членов значения не имеет.

В этом ключе Первая мировая война есть ни что иное, как акт противоборства между Лондоном и Нью-Йорком, фунтом стерлингов и долларом. Эта борьба шла не на уничтожение, а всего лишь за первое место между двумя лидирующими мировыми олигархическими группировками. Третье место заранее было отдано Франции (по «случайному» совпадению Париж был третьим по величине банкирским центром, но очень значительно уступавшему и Лондону и Нью-Йорку). При этом все участники этой закулисной борьбы желали развала империй Российской, Османской и Австро-Венгерской, ибо кто-то должен был быть добычей в большой игре, а слишком быстрый экономический взлет Германии сильно перепугал старых хозяев мира. Берлин, как уже несложно догадаться, был самым молодым мировым еврейско-банкирским центром. Причем поражение в войне не означало разорения германской финансовой мафии, скорее наоборот, именно в период послевоенного экономического упадка ловкие дельцы с пейсами молниеносно прибрали к рукам наиболее лакомые куски национальной экономики. Хотя порой они действовали в качестве контрагентов американского капитала, в накладе все равно не остались.

Россия же, верная своей стратегии догоняющего развития, являлась потенциальным соперником ведущих держав, а потому ее устранение с мировой арены было единственной гарантией, что старым хозяевам мира не придется столкнуться с новым соперником. Ко всему прочему за русскими водился один страшный грех — они категорически не желали призывать варягов из числа наднациональной банкирской мафии «княжити и володеть нами». Поэтому мировой финансовой закулисе было по большому счету все равно, кто осуществит развал империи — либералы, радикальные социалисты или национал-сепаратисты, просто тендер выиграли русские марксисты. Впрочем, с ними у заказчика вышел промах, потому что марксисты, придя к власти, от марксизма быстренько отказались. Именно большевистская Россия совершила экономический прорыв в число мировых индустриальных лидеров. Но все предусмотреть не могут даже эксперты Сити и Уолл-стрит: Россия так и не смогла воспринять администрацию бронштейнов, апфельбаумов, розенфельдов, собельсонов, валахов, розенгольцев, эпштейнов и их присных, мучительно отрыгивая оных в течении двух постреволюционных десятилетий. В итоге ко второй половине 30-х у власти в СССР укрепилась элита, которую с полным основанием можно считать национальной. В этом и кроется причина удивительной жизнеспособности страны в условиях тяжелейшего кризиса Второй мировой войны.

Лондон в 1914 г. войну развязал и оплачивал (в доле с Парижем), однако европейские партнеры не потянули ставку. Нью-йоркские же финансовые воротилы ловко воспользовались своим положением над схваткой, субсидируя как страны Антанты, так и блок центрально-европейских держав, что вело к затягиванию кровопролития и взаимному истощению соперников. Вообще-то Соединенные Штаты считались до апреля 1917 г. формально нейтральной страной, а по международным нормам государство-нейтрал не имело права давать кредиты на военные нужды воюющим государствам, а тем более поставлять им оружие. Однако янки всегда клали на международные нормы, в данном же случае они сделали это в особо циничной форме. Президент Вудро Вильсон официально заявил, что Америка не дает кредиты на военные нужды, а лишь развивает мировую торговлю. Учитывая цели Америки в войне, это было в какой-то степени правдой, ибо вопрос о мировой торговле был ключевым вопросом двух мировых войн XX столетия.

Известно, что немецкий «Дойче-банк» получил от американцев через Латинскую Америку существенные финансовые вливания как раз накануне вступления Америки в войну. Учитывая, что данные операции не афишировались, можно предположить, что не все факты сегодня известны, но то, что известно, позволяет судить о более чем тесных отношениях немцев и финансистов с Уолл-стрит в течение всей войны. Поэтому нельзя исключать, что деньги на революцию в России были субсидированы именно американцами, коль англичане к тому времени уже выдохлись. Цель — захватить контроль над русскими ресурсами, для чего нужно разгромить российскую государственность; исполнители — русские революционные партии и националистические движения; ширма — немцы; координаторы — агенты еврейских банкирских домов (один из них — Парвус) и английские и американские спецслужбы, опосредованно контролируемые теми же денежными мешками.

Итак, в 1915 г. Россия потерпела сокрушительные военные неудачи, прежде всего, из-за преступно организованного снабжения армии и полного бездействия союзников, даже не помышлявших оказывать ей помощь. Кто же организовал снарядный голод?[33] Вот что говорит книга Бруса Брауна «Кто создает в мире проблемы»:

«В своих военных мемуарах бывший английский премьер-министр Ллойд-Джордж приводит отчет британского офицера, сделанный в 1915 году. Этот отчет говорит, что фирма Vickers (Базил Захаров) не поставила обещанное вооружение русской армии, что и является конкретной причиной гибели 3 миллионов 800 тысяч русских солдат из всего 6 миллионов погибших русских. Оружейная фирма Викерс находилась под руководством еврея Эрнста Касселя, близкого друга Якоба Шиффа и близкого друга Сэра Базиля Захарова, который видимо за эти заслуги и получил звание Сэра в Англии. Для того чтобы расследовать на месте, что происходит с вооружением русской армии, а так же поставку брака, из Англии в Россию на крейсере «Хампшир» (Hampshire)отплыл член палаты Лордов Лорд Китченер. Однако его корабль затонул при странных обстоятельствах».[34]

Загадочными обстоятельства названы потому, что немецкий флот отказывается признавать потопление английского крейсера своей заслугой. Германский главнокомандующий генерал Людендорф пишет по этому поводу:

«Его (Лорда Китченера) загадочная смерть не была вызвана германской миной или торпедой, но той силой, которая не позволит России воспрянуть с помощью Лорда Китченера, потому что взрыв всей России уже был запланирован».[35]

Кто же такой Базил Захаров? Русский по происхождению еврей, живший в Константинополе, и что уже совсем не удивительно, коммерческий партнер Гельфанда-Парвуса. Парвус представлял в Турции интересы германского оружейного концерна Крупа, а Захаров — британского Vickers. Так же можно много рассказать о примечательной во всех отношениях личности американского магната Якоба Шиффа, упоминаемого Брауном. Этот успешный финансист настолько активно вкладывал деньги в революционное движение в России, что Александр III даже отрядил к нему своего личного посланника, рекомендованного женатым на еврейке министром финансов Витте,[36] в Лондон к Ротшильдам, а затем к Якобу Шиффу в Нью-Йорк. Целью поездки было добиться соглашения о том, что в случае прекращения финансовой поддержки революционно настроенных еврейских кругов еврейскому меньшинству в царской России будет обеспечено расширение прав. Известен лаконичный ответ Шиффа российскому императору: «Jamais avec les Romanow!» («С Романовыми — никогда!»).

Что касается смерти Китченера, то она была чрезвычайно выгодна в том числе и сионистам, поскольку он был ярым противником основания в Палестине еврейского государства. Парвус же, как можно предположить, принимал в сионистском проекте деятельное участие, ибо он, будучи советником при турецком правительстве, приложил титанические усилия для втягивания Оттоманской империи в войну, которую он считал самоубийственной для последней ближневосточной империи. Но что поделать, расчленять империи — это было дело его жизни. К тому же туркам очень не посчастливилось владеть именно теми землями, на которые положили глаз хозяева Парвуса — Палестиной.

Как видим, международные связи Гельфанда-Парвуса вполне позволяли ему сорвать поставки вооружения в Россию из Великобритании, но как можно было саботировать поставки с русских оружейных заводов? Вот для этого и требовались миллионы, которые он получал, в том числе, от немцев. Конечно, в те годы коррупция в Российской империи была не такой тотальной, как ныне, но отдельные отрасли народного хозяйства демонстрировали по этому показателю выдающиеся достижения. Сегодня это экспортно-сырьевой сектор, приносящий большие барыши, а во время войны сверхдоходность обеспечивали военные заказы. Военные поставки (как, впрочем, и вообще все ключевые отрасли экономики) опосредовано контролировались банковскими синдикатами. А кто контролировал банковские синдикаты? Вот то-то и оно! И пусть вас не смущают русские названия банков и русские фамилии зиц-председателей правлений, банковский капитал был, сами понимаете, какой национальности.

По поводу хлебного кризиса, ставшего детонатором февральской революции, так же есть основания подозревать руку Парвуса. Официально считается, что он фантастически разбогател, монополизировав поставки хлеба в Константинополь и продовольствия турецкой армии, потому специфику хлебной торговли знал досконально. К тому же он был автором (совместно с К. Леманом) известного аналитического исследования о голоде 1898–1899 гг. в России, которое, кстати, высоко оценивал Ленин. Тоже история весьма интересная. Якобы Парвус по фальшивому паспорту под именем Людвига Пена нелегально посетил Россию — на деньги, полученные в качестве аванса за книгу о голодающей Российской империи. Отчего-то никто не называет ни сумму парвусовского гонорара, ни имя столь щедрого спонсора. Но кое-какие предположения так и напрашиваются.

Россия, как известно, была перед Первой мировой войной крупнейшим мировым экспортером зерна, удовлетворяя более 20 % мирового спроса. Но она не контролировала при этом соответствующей доли рынка, поскольку экспорт зерна был отнюдь не в русских руках — снова контроль принадлежит иностранным банкам, которые владеют российскими зернопромышленными товариществами и акционерными обществами, пароходствами и портовыми терминалами. Внутренние поставки хлеба тоже во многих случаях находятся в руках спекулянтов. Замечу, само слово «спекулянт» раньше обозначало именно торговца хлебом, дешево скупавшего зерно в урожайные годы и втридорога сбывавшего свой товар в голодное время. Думаю, излишне акцентировать внимание читателя на том, что фамилия «Иванов» среди этой публики встречалась чрезвычайно редко. А в чем была сила спекулянтов? Прежде всего, в их способности действовать организованно, по сговору. Так что на месте Парвуса я организовал бы в Петрограде именно хлебный кризис, а не дровяной, керосиновый или железнодорожный. Да, остановка транспорта стала бы гораздо более болезненным ударом, только возможностей по его организации было явно меньше. Паралич путей сообщения был одним из ключевых пунктов парвусовского плана по разгрому России, но он предполагал в этом случае не только склонять путейцев к забастовкам, но и организовывать диверсии.

В основе своей план по разгрому Российской империи был простым и логичным. Сначала страну предполагалось обессилить революцией, потом раздробить на множество независимых бантустанов, а далее скупить с потрохами за бесценок все лакомые куски. Большевики удержались у власти во многом потому, что действовали в русле интересов инвесторов революции. Они провозгласили право наций на самоопределение (правда старт параду суверенитетов дало еще Временное правительство). Когда Антанта предложила в 1919 г. создание двух русских государств — белого и красного с границей по Уралу и Дону, то Ленин тут же согласился, в то время как все белые лидеры ответили решительным отказом. В этой ситуации англо-французы предпочли помогать именно большевикам, а не их противникам, лозунгом которых была «единая и неделимая Россия». Большевистское правительство, чувствуя свою слабость, проявляло поразительную гибкость, идя на любые уступки Западу. В 1922 г. в ходе Генуэзской конференции советская делегация выразила готовность компенсировать иностранным владельцам утрату их собственности в России в обмен на кредиты и признание нового режима. Учитывая, что иностранцам до войны принадлежало, грубо говоря, две трети российской экономики, а никаких фондов для выплаты компенсаций не было, фактически это означало возвращение в страну старых хозяев-капиталистов и реставрацию капитализма. Впрочем, ленинский план НЭП, уже реализуемый, означал восстановление квазикапиталистических отношений в экономике при политическом господстве компартии и диктате хозяйственной бюрократии.

Однако Генуэзская конференция не разрешила русский вопрос, и тому причиной надо полагать, была позиция США, точнее, позиция дельцов Уолл-Стрита, которые определяли позицию США. Американской собственности в России было очень немного, а компенсацию они уже получили в рамках неофициальных договоренностей с большевиками. Например, в 1908–1913 г. в Америку из России было отправлено не менее 10 пароходов с золотом для создания международной валютной системы. Советская Россия его обратно не потребовала даже после установления нормальных дипломатических отношений с США. Та же участь постигла ту часть царского золотого запаса, которую янки умыкнули во время Гражданской войны. Может быть, советское руководство забыло об этом золоте? С трудом верится.

Другая причина, по которой Соединенные Штаты не были заинтересованы в успешной работе Генуэзской конференции, заключалась в том, что американские магнаты в тот момент занимались активной скупкой русских активов у бежавших за кордон старых хозяев. Естественно, за бесценок. Например, рокфеллеровская «Стандарт Ойл оф Нью-Джерси» скупила нефтяные активы Нобелей за символическую плату в 6,5 миллионов долларов, обязуясь в будущем доплатить им еще 7,5 миллионов с прибыли от эксплуатации промыслов Баку. Но здесь интересна не сумма сделки, а то, когда она была заключена — в июле 1920 г., то есть всего через два с лишним месяца после успешной интервенции Красной Армии против суверенного Азербайджана. Неужели янки были полными идиотами? Нет, просто они не сомневались, что неформально дружественный им большевистский режим либо трансформируется вследствие своей экономической неполноценности в полностью подконтрольный, либо рухнет, после чего можно будет предъявить права на нефтепромыслы Баку. Крах советского государства был абсолютно неизбежен по всем прогнозам, потому что никто не принимает в расчет чудо, а сталинская индустриализация стала тем непредвиденным чудом, которое сделало СССР экономически самодостаточной державой. В этом ключе становится ясно, почему западники-троцкисты были яростными противниками индустриализации.

Действия американского экспедиционного корпуса в России в основном сводились к осуществлению караульной службы. США столь много инвестировали в русскую революцию, что потерять все в результате свержения большевистского режима они не желали. Не исключено, что в случае серьезного осложнения дел для советского правительства, американские войска оказали бы ему более действенную поддержку, нежели саботаж военных поставок белым.


Кстати позиция США в отношении Советской России отличалась довольно четко выраженным постоянством. Если англо-французы, не признавая официально ни красных, ни белых, пытались, блюдя собственные интересы, влиять на тех и других, что приводило к их взаимному ослаблению, то Америка деятельно поддерживала большевистское правительство. Скажем, интервенция США на Дальнем Востоке сегодня трактуется, как антисоветская, в то время как реально она носила антияпонскую направленность, не давая последним проникнуть в Сибирь (кстати, в Мурманске американские войска высадились так же по согласованию с советским правительством). Боевые потери американской армии в России были смехотворно малыми — в среднем 9 человек в месяц на 12-тысячный контингент! С Красной Армией янки фактически не воевали. Зато немало сделали для удушения Колчака, поскольку контролируя Транссибирскую магистраль, они цинично саботировали поставки в белую армию. Когда американский корпус отбывал в 1920 г. на родину из Владивостока, красные устроили им торжественные проводы, произнеся на митингах немало теплых слов в адрес заокеанских друзей, помогших им одолеть контрреволюцию.

Когда большевики вернули контроль за Баку, наладить нормальное функционирование топливной отрасли они оказались не в силах, не смотря на то, что разрушения промысловой инфраструктуры носили минимальный характер. Буровые работы выполнялись на уровне 1 % от необходимого, что наглядно демонстрирует уровень производственного упадка. Промаявшись полтора года, они в 1921 г. привлекли к сотрудничеству американские фирмы, с помощью которых ситуацию довольно быстро удалось выправить. Нефть давала в 20е годы примерно пятую часть валютных поступлений в казну, а валюта тогда была совершенно необходима для выполнения плана индустриализации. Арманд Хаммер[37] всю жизнь энергично дружил с Советским Союзом отнюдь не из филантропических побуждений, а потому что благодаря этой дружбе он, приехав в Россию нищим, вернулся домой миллионером. В 20-х годах он стал первым концессионером в СССР. Коммунизм — это вообще был своего рода семейный бизнес Хаммеров: Юлиус Хаммер, отец Арманда, известный американский социалист, стоял у истоков компартии США.

Нельзя сказать, что стоящие за Парвусом международные финансовые круги потерпели неудачу, как нельзя утверждать и то, что их планы были полностью воплощены. Пограбили страну они вволю, в убытке не остались (то, что разорились множество «мелких» капиталистов вроде тех же Нобелей, их не особо волновало). Но разрушить Российскую империю им тогда не удалось, хотя империи Османская и Австро-Венгерская рассыпались в прах, а Германия лишилась всех своих колоний и была тяжело придавлена версальским сапогом. Но кто мог предположить, что русские проявят в первые послереволюционные десятилетия такую высочайшую самоорганизацию и жизнеспособность? Кто мог ждать от тяжело больной и нищей России индустриального прорыва? Разве можно было предположить, с какой яростью будут цепляться эти непонятные русские фанатики за стены Брестской крепости, кавказские перевалы или метры волжского берега в Сталинграде? Тут уж оказались посрамлены в своих расчетах и биржевые геополитики, и блестящие гитлеровские фельдмаршалы.

Понимаю, что сегодня сама мысль о том, что махровейшие капиталисты могли взлелеять большевистскую революцию, многим покажется абсурдной. Но с точки зрения крупного капитала в этом есть смысл. Россия — колоссальный рынок сбыта, а так же источник ценного сырья. Захватить этот рынок в классической конкурентной борьбе совершенно невозможно, тем более в условиях, когда царская администрация подвержено самым разным влияниям со стороны. Но самое главное, отечественный частный капитал яростно пытается не пускать чужаков в наиболее привлекательные сектора. Большевики же полностью устранили этот самый частный капитал. Договориться с одним хозяином (правительством) для руководства транснациональной корпорации всегда гораздо проще, тем более что это правительство пришло к власти благодаря их содействию, а восстановить национальное хозяйство без внешней помощи оно не в состоянии. Историю внутрипартийной борьбы в ВКП(б) в 20-30-е годы следует рассматривать не как грызню между различными группировками марксистов, отстаивающими конкретный путь построения социализма, а как схватку между либералами-западниками и сторонниками независимого национального развития. Именно потому та борьба и носила столь ожесточенный характер, что, по сути, являлась продолжением гражданской войны.

Фактически в России была создана гигантская и относительно стабильная национальная хозяйственно-политическая монополия, рычаги государственной и экономической власти находились в руках правящей партии. А тогдашние ТНК являлись неформальными хозяйственно-политическими монополиями, носящими транснациональный характер. То есть с точки зрения крупного бизнеса большевики являлись для уолл-стритских воротил более предпочтительным партнером, нежели царское или буржуазно-демократическое правительство, которые не обладали достаточной полнотой власти для того, чтобы гарантировать им выгодные контракты и желаемый уровень прибыли при сведенной к нулю конкуренции.

Я бы очень рекомендовал изучить механизмы финансово-экономических переворотов и в более широком смысле финансовый аспект революции нынешним нашим марксистам. Они, как и сто лет назад, не имеют никакой конструктивной идеи, являясь разрушителями по своей сути. Решительное «уничтожить» в их лексиконе преобладает над робким словом «создать». Да и создать они предполагают по большей части лишь некие советы трудящихся. Все это делает их весьма привлекательным объектом для инвестиций со стороны тех сил, которые хотят в очередной раз посеять в наших пределах смуту. Периодические революции в России многим очень выгодны, поскольку в эти периоды колоссальные капиталы (финансовые, интеллектуальные) утекают на Запад вместе с их владельцами. Ну, а при случае в такие периоды можно было пограбить Россию и напрямую. Достаточно вспомнить печальную судьбу царского золотого запаса, который в лихолетье гражданской войны перекочевал за рубеж. Удалось урвать свой кусок и японцам, и мятежникам-чехам. Последние, вернувшись на родину, создали «Легион-банк», учредительный капитал которого составило награбленное русское золотишко. Таким образом, Запад становится богаче, а мы беднее. Конечно, сегодня мировой капитал и так высасывает из РФ все, что пожелает. Но когда обобранная страна будет выжата по-максимуму, рентабельной будет и революция, поскольку она спровоцирует бегство из РФ последних буржуев с их последними миллиардами. Да и соблазн окончательно раздробить испугавшую многих советскую империю слишком велик. Очередной Парвус всегда найдется, но отыщется ли очередной Ленин — это вопрос.

Стоит помнить, что свержение власти с помощью финансово-экономической агрессии преследует одну лишь цель — грабеж страны, пусть даже этот грабеж имеет с виду пристойные формы и даже осуществляется по просьбе приглашающей стороны. Ведь в данном случае речь идет не о равноправном партнерстве, а о навязанных извне правилах игры. Что касается некоторых аспектов революций 1905 г. и 1917 г., рассмотренных выше, то не пеняйте автору за нарочитую фрагментарность изложения и поверхностность. Я не ставил задачи расставить все точки над «i», просто хотелось дать любителям разгадывания исторических кроссвордов повод для размышлений.

Возможно ли сегодня осуществить в РФ государственный переворот путем внешней финансово-экономической агрессии? Давайте посмотрим. Тупые путинисты иногда пафасно заявляют, что Путин вытащил Россию из долговой ямы. Умные путинисты этой темы вообще стараются не касаться, ибо никогда в своей истории страна так стремительно не влезала в долги, как в годы путинской стабильности и «экономического роста». В момент первого восшествия «преемника» на кремлевский престол в начале 2000 г. совокупный внешний долг РФ составлял $159 млрд. Пика он достиг через пару месяцев после оставления Путиным президентского поста — в III квартале 2008 г. — $542,1 млрд (из них $499,3 млрд приходилось на корпоративный сектор).

На 1 января 2010 г. совокупный внешний долг исчислялся в $471,6 млрд, из которых $37,6 млрд принадлежат государству. За 2009 год общий долг сократился на $9 млрд. Не спешите радоваться положительной динамике, выплаты по казенному долгу государство делать уже не в состоянии. В текущем году оно должно вернуть кредиторам $4,6 млрд, однако уже в апреле 2010 г. впервые за 12 лет правительство прибегло к внешним заимстованиям в размере $5,5 млрд. Первоначально Кудрин собирался подзанять в Европе $17 млрд, но к счастью для Кремля вверх скакнули нефтяные цены.

Корпорации обязаны отдать должков в этом году на $91,3 млрд (по другим данным на $124 млрд). И они их отдадут, можете не сомневаться. Но отдадут явно не из прибыли, ибо с прибылями в период кризиса почти у всех дела обстоят неважно. Сокращение долга корпораций происходит зачастую путем так называемой реструктуризации, когда заемщик передает кредитору не деньги, а свои акции. Если даже в самом благополучном предкризисном 2007 г. российские компании, чтобы расплатиться по долгам, вынуждены были занимать, наращивая свои долги, то с началом кризиса гасить задолженность они могут только за счет передачи кредиторам контроля над своими активами.

Таким образом происходит ползучий процесс утечки за рубеж отечественных капиталов. Ну, отобрал Путин «Юкос» у Ходорковского, но кто сказал, что он вернул актив государству? «Роснефть», которой достался этот лакомый кусок в шесть лет назад, в долгах, как в шелках — в 2007 г. долги компании (более $27 млрд) превышали 70 % ее рыночной стоимости, при том, что государство простило ей налоговые долги «Юкоса» (то есть попросту переложило их на плечи налогоплательщиков). Если до 2006 г. компания на 100 % принадлежала государству, то в июле того же года Федеральная служба по финансовым рынкам России разрешила размещение и обращение за пределами страны 22,5 % акций «Роснефти». Процесс утечки, что называется, пошел. Не смотря на падение добычи и резкое снижение прибыли, «Роснефть» продолжила в 2008–2009 годах сокращать бремя своих долгов. И что-то подсказывает мне, что фактически она делает это за счет собственных активов.

Схема, конечно, не столь проста. Например в I квартале 2010 г. компания бодро отчиталась об оптимизации операционных расходов НПЗ на 21,5 % ($10,4 на тонну) по сравнению с предыдущим кварталом, объяснив это сокращением планового ремонта. Да и промысловые издержки «Роснефти» тоже снизились явно по этой же причине. Таким образом износ основных фондов ускоряется, и чтобы обновить их, корпорации потребуется… Ну да, догадаться не сложно — привлечь зарубежных инвесторов или подзанять деньжат у заграничных банкиров. Освоение Ванкорского месторождения так же потребует пивлечения инвестиционных ресурсов, которых у компании нет и не предвидится. В общем, так или иначе, но иностранный капитал скоро неминуемо будет доминировать даже в «государственном» сегменте ТЭК.

Если внешние долги правительства оплачивает налогоплательщик, то на кого ложится бремя долгов корпоративных? На того же самого налогоплательщика. Опыт экономических кризисов последних 15 лет показывает, что государство (Мексика (1994), Гонконг (1997), Корея (1998), далее везде) вынуждено брать на себя себя финансирование корпоративных долгов во избежание сваливания национальной экономики в пучину хаоса. К тому же в РФ государство выступает гарантом по многим корпоративным долгам (крупнейшими заемщиками у нерезидентов являются нефтегазовые, транспортные, банковские и другие системообразующие корпорации). Более трети корпоративного долга вообще принадлежит государственным компаниям, так что отвечать за них основному акционеру придется в любом случае.

Государство же, как показано выше, даже при небольшом падении нефтяных цен (средневзвешенная цена нефти за 2008 года лишь незначительно превысила показатели 2009 года) становится неплатежеспособным и само идет с протянутой рукой, чтобы залатать дыры в бюджете. Теперь представим себе, что вялотекущий экономический кризис даже не то чтобы перешел в острую фазу, а всего лишь не кончился, и тянется еще год, два, три. Даже если ничего страшного не произойдет, иностранцы получат контроль за стратегическими отраслями экономики РФ. При всем желании государство не сможет покрыть внешние долги корпораций даже с помощью своих золотовалютных резервов, номинальный объем которых по состоянию на 30 апреля 2010 г. составляет $460,7 млрд. Не смотря на уверения придворных экономистов, я очень сомневаюсь, что все активы обладают ликвидностью ($120 млрд из них — более четверти — это даже не валюта на счетах зарубежных банков, а всего лишь долговые расписки американского казначейства — та же самая пирамида «МММ», только в глобальном масштабе). Но в любом случае в условиях внешнего валютного управления все валютные резервы не могут быть направлены на спасение флагманов российского бизнеса, ибо в противном случае курс рубля рухнет в пропасть.

Смогут ли корпорации вернуть долги, отдавшись с потрохами своим кредиторам? В этом я тоже очень сомневаюсь. Стоит только одному крупному рыночному игроку объявить о своей финансовой несостоятельности, это мгновенно спровоцирует волну банкротств — рыночная капитализация компаний упадет до минимума и даже их потроха (акции) обесценятся настолько, что оных не хватит для оплаты долгов.

Скорее всего, крах отечественного рынка спровоцирует банкротство «Газпрома». В предыдущие годы он активно хапал за границей кредиты, и на фоне растущих мировых цен на углеводородное сырье его платежеспособность сомнений не вызывала. А вот теперь выяснилось, что мудрый государственный менеджмент направлял инвестиции в сугубо «откатные» проекты, резервов для наращивания добычи нет, а падение мировых цен на газ не только поставило под сомнение платежеспособность корпорации, но и катастрофически сократило запасы голубого гиганта. Дело в том, что газовые цены упали, скорее всего, необратимо, поставив жирный крест на перспективах освоения Штокмановского месторождения и прочих дорогостоящих проектах вроде «Нордстрима», поглотивших уже немало средств. И вот результат: за 9 месяцев прошлого года долги компании возросли на 44 % (!!!), составив порядка $50 млрд (в феврале 210 г. долг достиг уже $60 млрд без учета долгов принадлежащего корпорации «Газпромбанка», а это еще около $12 млрд), а прибыль за то же время упала на 36 %, операционные расходы выросли на 16 %. За этот же период спрос на газ упал на 11 % как в Европе, так и внутри страны. В долгосрочной перспективе спрос на наш газ будет только падать (хотя бы благодаря развитию технологий добычи газа из сланцев, по причине чего РФ уступила лидерство по добыче газа США), операционные расходы «Газпрома» продолжат расти, так же как и потребность в капвложениях. То есть денег будет все меньше и меньше, а потребность в них вырастет. Подскажите мне, какое чудо способно будет в такой ситуации уберечь «Газпром» от банкротства? Вопрос лишь в сроках, когда это произойдет.

То, насколько хлипкое положение на фондовых рынках занимает «Газпром», продемонстрировал следующий случай. В 2004 г. депутат Госдумы Юрий Савельев направил запрос в ФСБ относительно Объединенной финансовой группы, которая через оффшоры скупала для иностранных инвесторов внутренние акции «Газпрома». После того как текст запроса просочился в СМИ, котировки «Газпрома» разом рухнули на 13 %, потянув вниз и другие ценные бумаги. Из этого примера видно, что финансовый крах компании в условиях нестабильности может спровоцировать любой пустяк.

Итак, допустим, что некие внешние силы заинтересованы в том, чтобы обрушить финансовую систему РФ. Могут ли они это сделать? Это будет не сложнее, чем с Индонезией. Возможен следующий сценарий: банкротство одной из крупных компаний РФ («Газпром»?) вызывает панику на фондовых рынках и требования кредиторов о скорейшем возврате долгов. Государство вынуждено будет взять на себя это долговое бремя. То есть фактически оно будет переложено на плечи населения, чей жизненный уровень резко обрушится вследствие неизбежной гиперинфляции и бюджетного кризиса.

В какой-то степени повторится ситуация 1998 г., однако если тот кризис был преодолен за счет реанимации оставшихся в наследство от СССР производственных мощностей и продолжавшегося 10 лет роста нефтяных цен, то сегодня такого ресурса нет. Собственно, что было достигнуто за десятилетие путинского «экономического роста»? Производство не развивалось, поскольку капиталы высасывал финансово-спекулятивный сектор и потребительский рынок. Накопленные за эти годы валютные резервы не способны покрыть даже сделанные за тот же период долги, а как не крути, отвечать по корпоративным долгам придется государству. Предпосылок для роста экономики нет ни малейших, я уж молчу о каких-то инновационных прорывах. В результате возможности отвечать по социальным обязательствам у государства не будет.

Можно, конечно, пойти по пути уже пройденному — снова влезть в долги, но это лишь оттянет банкротство правящего режима. Собственно, ключевой вопрос в том, дадут ли нищей России в долг для предотвращения краха или нет. В 1905 г. Витте выпросил у европейских банкиров золотой займ на кабальных условиях, и тем самым финансовой положение империи было стабилизировано. Взамен, правда, пришлось пойти на либеральные псевдореформы. Если бы финансовая олигархия в тот момент желала уничтожить в России царизм, надо было просто отказать в деньгах. Когда страна утрачивает финансовый суверенитет (Российская империя лишилась оного, перейдя на золотой рубль в 1897 г.), ее судьбу решают забугорные Большие Дяди.

Хочу подчеркнуть, что даже если под медвепутский режим заложена экономическая бомба, совсем не значит, что она обязательно рванет. Это решает тот, у кого в руках фитиль и спички. Сами медвепуты отлично понимают, что западные «партнеры», контролируя финансовую систему РФ, держат их за «фаберже», и это является залогом их лояльности. Стоит только Кремлю взбрыкнуть, как он столкнется с непреодолимыми финансовыми трудностями, которые возникнут буквально в течение одной недели. В этой связи интересно проанализровать экономические предпосылки краха СССР и сравнить ситуацию 20-летней давности с реалиями сегодняшнего дня.

Как известно, уничтожение СССР происходило на фоне пустых полок магазинов, тотального дефицита потребительских товаров, и как следствие — большой инфляции. Это был масштабный кризис потребительского рынка, вызвавший резкое недовольство у населения и ставший причиной утраты поддержки режима со стороны масс. Либерасты до сих пор в качестве главного доказательства «неэффективности социализма» приводят неспособность правительства обеспечить товарное изобилие (хотя собственно, правительство и создало дефицит). Строго говоря, в это время проявилась как раз удивительная живучесть советской системы хозяйствования и распределения. Ведь потребительский кризис был не стихийным, а целенаправленно создавался руководством страны, и то, что система, выдержала почти четыре года(!) непрерывных ударов свидетельствует о ее удивительной прочности.

Либерасты активно внедряют в пропагандистский обиход миф, будто в застойные годы СССР держался на плаву исключительно благодаря высоким ценам на нефть. Это грубая ложь. Доля импорта ТНП в СССР составляла порядка 40 %, причем не менее половины импорта шло из стран СЭВ, составляющих с нами единый рынок. При этом следует учесть, что до конца 80-х во внешней торговле всегда было положительное сальдо.

Обвальное падение цен на нефть с 29 долларов (ноябрь 1985 г.) до 10 долларов (июнь 1986 г.) за баррель довольно больно ударило по советской экономике, это вызвало не финансовый и не кризис внешней торговли, а, скорее, кризис экономического планирования — ведь громадные инвестиции в ТЭК в 70-е годы делались в расчете на то, что нефть будет только дорожать, а спрос на нее расти (именно эти инвестиции 40-30-летней давности сегодня успешно прожираются). И хотя уже через пару месяцев цены стабилизировались за отметкой в 14 долларов, снижение среднегодовых цен в 1986–1987 гг. было почти двукратным — с 27,6 до 14,4 долларов. Потом нефть снова начала дорожать, и в 1991 г. цены колебались за отметкой в 20 долларов, но СССР это уже не могло спасти. Почему?

Потому что разрушительный, а еще вернее — смертельный удар — по экономике нанесла отмена монополии внешней торговли. Суть в том, что советское хозяйство существовало вне рамок мирового: зарплаты были, если пересчитать их в доллары, малы, но и товары на внутреннем рынке стоили баснословно дешево, а многие блага распределялись через общественные фонды вообще бесплатно — жилье, образование, медицина и т. д. В условиях неконвертируемости рубля и отсутствия возможности вывоза товаров за рубеж экономическая система была устойчива. Но как только перестройщики разрешили сначала немногим министерствам и главкам, потом отдельным предприятиям, а затем практически любому кооператору осуществлять внешнеэкономическую деятельность, те занялись тем, что стали по внутренним ценам скупать товары, материалы и сырье, вывозить их за рубеж, реализуя по мировым ценам. В итоге резко обвалился внутренний потребительский рынок, возник дефицит ресурсов. А кто получил сверхбарыши от этой торговли? Госпредприятия не получили ничего, поскольку они продавали свою продукцию исключительно по внутренним ценам. Государство, самоустранившись (само министерство внешней торговли было ликвидировано!), так же не получило ни копейки. Весь доход осел в карманах частных посредников.

Внешний долг СССР возрос с $28 млрд в 1985 г. до $120 млрд в 1991 г., причем в 1990–1991 гг. он нарастал лавинообразно, поскольку за счет кредитов покрывался бюджетный дефицит, вызванный во многом ликвидацией монополии внешней торговли. За это же время золотой запас сократился более чем в 10 раз с 2,5 тыс. тонн до 240 тонн.

Сегодня в условиях внешнего валютного управления стабильность финансовой системы РФ зависит от притока валюты. Соответственно в момент наступления острой фазы финансового кризиса революция по индонезийскому сценарию вполне возможна. Вопрос лишь в том, сочтут ли забугорные Большие Дяди это выгодным для себя. Если да, то не видать Кремлю стабилизационных кредитов. Выйти из тупика путем наращивания эмиссии режим не сможет в принципе, поскольку импортозависимый потребительский рынок без валютных инъекций просто схлапывается. К чему это приведет? А вы представьте себе закрытые супермаркеты, толпы безработных, стремительный рост цен на самые насущные потребительские товары. Весьма взрывоопасная смесь, остается лишь чиркнуть спичкой.

Так что не исключено, что дремлющие в анабиозе оранжевые революционеры (изредка они просыпаются для маршей несогласных) будут востребованы для установления в РФ неолиберального режима, более устраивающего Запад, чем оборзевшие от жадности и много возомнившие о себе медвепуты. Принципиальная возможность для этого есть. Остальное — дело техники и грамотной PR-стратегии.

8. Бархатная революция

Из семи типов государственного переворота выше были рассмотрены пять, которые можно условно назвать традиционными. Теперь переходим к наиболее актуальным и востребованным. Наиболее часто используемый в последнее время метод — бархатная (цветная) революция. Подавляющее большинство переворотов на постсоветском пространстве носили бархатный характер, самый крупный эпизод — оранжевая революция на Украине в 2004 г.

Бархатная революция — это тот весьма продолжительный процесс, в результате коего был уничтожен Советский Союз и рухнул весь социалистический блок. Защитить СССР не смогли баллистические ракеты, тысячи танков и боевых самолетов, атомные субмарины и орбитальные спутники. Многомиллионная КПСС, всемогущий КГБ, тотальный идеологический контроль СМИ, «железный занавес» — все это не удержало советское государство от полного разгрома.

В первые послевоенные годы Запад делал ставку на вооруженную конфронтацию с СССР. Это сейчас гонку вооружений либерасты объясняют стремлением экономически разгромить СССР, втянув его в непосильное соревнование. На самом же деле англосаксы судорожно стремились получить решающее военное преимущество над противником, чтобы реализовать его в ходе массированной атаки. Но суровая правда жизни в том, что Запад гонку вооружений вдрызг проиграл — он не только не получил преимущества, но бурное развитие ракетной техники ВПЕРВЫЕ сделало территорию США уязвимой для внешнего противника, а старушка-Европа в случае начала горячего конфликта вообще была обречена — она превратилась бы в большое атомное пепелище.

Судя по рассекреченным документам, даже в начале Холодной войны возможность военного вторжения на территорию СССР рассматривалась лишь при условии предварительного проведения массированной пропагандистской и политической работы по обеспечению сил вторжения. Примечательно, что широко разрекламированная фальшивка «плана Даллеса» — «Директива 2001», датированная декабрем 1945 г. как бы маскирует реальную директиву Совета национальной безопасности США 20/1 «Цели США в отношении России» от 18 августа 1948 г. (NSC 20\1). В ней довольно сухо, но откровенно излагается стратегия, способная принести Америке победу над СССР в Третьей мировой войне.

В NSC 20\1 стратеги еще отдают приоритет войне горячей, но не стоит забывать, что в то время США обладали ядерным оружием, а СССР еще нет, и потому янки могли себе позволить милитаристский гонор. «Война с СССР не неизбежна, но весьма вероятна», — утверждают авторы документа, но «…оккупация и установление военного оккупационного режима на всей территории СССР не представляются желательными и практически достижимыми…». Методам психологического подавления противника отводят вспомогательное действие, да и вообще разработчики проекта крайне скептически относятся к тому, что победителям удастся найти в СССР «демократически настроенных политических лидеров» для укомплектования кадров оккупационной администрации, либо внедрить «идеалы демократии» в массовое сознание в течение «исторически короткого промежутка времени».

Ситуация выглядит весьма пессимистично: оккупировать одну шестую часть суши не представляется возможным, а надежных союзников внутри СССР нет. Соответственно, единственная возможность победить Советский Союз в Холодной войне, которая уже шла третий год — разложить советское общество изнутри так, чтобы создать почву для произрастания коллаборационистских и сепаратистских движений. Вероятность победы Запада в открытом вооруженном противостоянии с советской системой после создания в СССР атомной бомбы и достижения ядерного паритета становилась все более призрачной. Провалы в Корее, на Кубе и, особенно, во Вьетнаме со всей очевидностью продемонстрировали неспособность США силой оружия задавить прокоммунистические режимы даже в странах Третьего мира.

1956–1957 г. — рубежное время Холодной войны. Именно после начала Хрущевым антисталинской кампании, когда мировое коммунистическое движение было ввергнуто в тяжелейший кризис, вражеские спецслужбы поменяли не просто тактику, а саму стратегию борьбы. Запад (читай — США), окончательно отказавшись от планов прямой агрессии против стран социалистического блока, сделал ставку на своих союзников в правящих элитах соцлагеря. «В мае 1948 г. для проведения тайных операций в ЦРУ создается Управление координации политики (УКП). Интересная деталь: если в 1949 г. в УКП были 302 сотрудника, то в 1952 г. 2812 человек трудились только в его вашингтонской штаб-квартире, не считая 3142 сотрудников, работавших за границей. Бюджет УКП увеличился с 5 млн. долларов в 1949 г. до 82 млн. долларов в 1952 г., поглощая львиную часть средств, ассигновывавшихся для работы ЦРУ».[38]

Западу просто не оставалось другого выбора, кроме как действовать против Советского Союза иным оружием — консциентальным. Понятие это вошло в широкий обиход уже после нашего поражения в Холодной войне, и означает оружие, поражающее сознание (от лат. ranscient — сознание). Впрочем, нельзя считать, что консциентальное оружие придумано недавно. О его большой роли говорил еще Наполеон: «Четыре газеты смогут причинить врагу больше зла, чем стотысячная армия». В минувшем веке Гитлер уже придавал пропагандистским операциям по подрыву боевого духа противника стратегическое значение. Захват Чехословакии без единого выстрела — вот высший успех новой военной доктрины. Да, Запад сдал чехословаков Гитлеру, но что же парализовало волю самих чехов к сопротивлению? Албанцы были несравнимо слабее их, однако они отчаянно сражались с итальянцами и немцами непрерывно всю войну. Словаки же подняли восстание только осенью 1944 г., а чехи прониклись решимостью серьезно побороться с оккупантами вообще лишь после взятия русскими Берлина в мае 1945 г. Бессмысленно объяснять это соотношением сил или иными объективными факторами, дело именно в сознании: «культурные» чехи безропотно признавали над собой превосходство высшей германской расы, а «отсталые» албанцы — нет.

Чтобы воздействовать на сознание противника, надо контактировать с ним. Ситуация, когда социалистический лагерь представлял собой осажденную крепость, не очень-то располагала к доверительным контактам. Именно поэтому уже в 1948 г. разработчики NSC 20\1 предлагают навязать своему противнику систему внешнеполитических отношений, которую можно выразить в следующих тезисах:

— мирное сосуществование двух систем;

— разрядка напряженности;

— расширение культурных контактов;

— международное сотрудничество;

— невмешательство во внутренние дела;

— общечеловеческие ценности;

— права человека;

— толерантность;

— прогресс.

Дело, конечно, не в лозунгах, а в том, что в этой упаковке нам навязывались совершенно чуждые ценности. К тому же вышеозначенные принципы являются ловкой словесной манипуляцией. Например, если требуется вмешаться во внутренние дела суверенной страны, то можно сделать это под маркой защиты прав человека. Если хотите ограбить ее, то надо побольше трещать о расширении международного сотрудничества. Главное, чаще произносить красивые и ничего не значащие слова, с которыми никто не захочет спорить, и которые действуют на противника, словно гипноз. Одним из активных агентов влияния Запада в нашей стране был академик Сахаров. Такое впечатление, что конспекты его речей готовились заокеанскими специалистами по психологической войне: «Мир, прогресс, права человека — эти цели неразрывно связаны, нельзя достигнуть какой-либо одной из них, пренебрегая другими.

…Сегодня мы должны бороться за каждого человека в отдельности против каждого случая несправедливости, нарушения прав человека — от этого зависит слишком многое в нашем будущем».[39]

Постсталинское руководство СССР с готовностью проглотило наживку Запада, и чем более оно пыталось следовать предложенным им правилам игры, тем уязвимее становился коммунистический мир. Воздействовать напрямую на сознание советских людей никто, разумеется, мистерам не мог позволить, и те ограничивались лишь трансляцией радиоголосов да заброской диссидентской литературы.

Андрей Сахаров — тот еще «гуманист».

В свое время он предлагал советскому военному руководству идею подрыва ядерных зарядов вблизи американского тихоокеанского побережья, что должно спровоцировать гигантский цунами и привести к десяткам миллионов жертв среди мирного населения США. Военные эти планы с негодованием отвергли.


Но если не пускают в дверь, они лезут в форточку. Ареной ожесточенного консциентального сражения становится Восточная Европа — события в Германии, Венгрии, Чехословакии, Польше в 50-60-х годах — звенья одной цепи. Это разведка боем.

В Венгрии основная ставка еще делалась на традиционные методы государственного переворота — вооруженное восстание, на свержение режима, ослабленного хрущевской оттепелью, снизу, для чего в Австрии были созданы специальные лагеря для подготовки боевиков, оттуда же поступало оружие и подрывная литература. В Чехословакии методы были уже куда более тонкими — там революция осуществлялась сверху. Хотя успехи ее тоже были относительными, пражские события 1968 г. показали Западу, что курс на разложение коммунистических режимов изнутри выбран верно.


Будапешт, 1956 г.

Характерная черта венгерского восстания — зверские расправы мятежников над своими политическими противниками. Вряд ли западные модераторы ожидали от «культурных» венгров такого демонстративного садизма, но на имидже «борцов за демократию» это отразилось далеко не в лучшую сторону. Трудно добиться в общественном мнении поддержки тех, кто вывешивает на столбах расчлененные трупы, пусть даже это трупы коммунистов.


Самое слабое звено социалистической системы было найдено нашим противником безошибочно — Польша! Именно в ПНР был обкатан в боевых условиях весь арсенал консциентального оружия. Там прошли испытания все известные нам сегодня тактические приемы и методы «бархатных» революций: от создания микроскопических диссидентских группочек до сколачивания массовых народных фронтов; от организации кустарных подпольных типографий до массированных пропагандистских атак с использованием миллионных тиражей сотен легальных изданий. План действий был гениально прост: сначала развернуть Польшу лицом к Западу в культурном отношении, далее накинуть ей на шею удавку «бескорыстной» экономической помощи и льготных кредитов, потом жестко затянуть удавку на шее своей жертвы и.

Вот тут и начинается самое интересное! Если у власти в Польше просоветское коммунистическое правительство, то кто виноват в том, что страна выбивается из сил, пытаясь расплатиться с многомиллиардными внешними долгами, а в польских городах продукты распределяются по карточкам? Кто ж поверит в то, что эта ситуация была еще 10 лет назад смоделирована вашингтонскими и лондонскими стратегами, и все это время они целенаправленно загоняли Польшу в капкан? Зато совершенно легко можно обвинить во всем ПОРП и Москву. Теперь в дело вступают миллионы бойцов «Солидарности», а их вожаку создается имидж Христа-бессребренника, идущего на Голгофу ради освобождения народа от пут тоталитарного режима.

Цель всего этого действа была четко прописана в NSC 20\1:

«Одна из наших главных военных задач в отношении России заключается в полном разрушении всей системы отношений, посредством которой лидеры ВКП(б) осуществляют моральное и дисциплинарное воздействие на людей и группы людей в странах, не находящихся под коммунистическим контролем».

Что могли противопоставить этой стратегии коммунисты? Совершенно ничего, кроме пропаганды марксизма-ленинизма и танков. Но марксизм-ленинизм оказался абсолютно беспомощен против сладенькой картинки западного потребительского рая. Танки, хотя и помогали внешне стабилизировать ситуацию в Берлине в 1953 г, Будапеште и Познани в 1956 г., Праге в 1968 г., Гданьске в 1970 г., но явились более чем красноречивым свидетельством идейного бессилия Москвы и «доказательством» того, что восточноевропейские народы находятся под советской «оккупацией». Их же собственные правительства невольно становились в глазах общественности коллаборационистами. Последнее обстоятельство создало отличную почву для националистических движений в странах Восточной Европы, особенно в Польше, где борьбе против коммунистов целенаправленно придавали оттенок национально-освободительного движения. Можно было протянуть железный занавес от Балтийского до Средиземного моря, но он не способен был оградить умы людей от влияния с той стороны. Кондовые постулаты классовой борьбы оказались бесполезны в глобальной идеологической схватке за контроль над массовым сознанием.

Ну а дальше примерно с тем же идейным подтекстом начинается Перестройка в СССР, приведшая к падению берлинской стены, крушению просоветских режимов в странах Восточной Европы и полному краху Советского Союза. Суть в том, что уничтожение мирового социалистического лагеря явилось не следствием широкомасштабного внешнего насилия, а было осуществлено изнутри руками правящих элит, которые ненавязчиво поощрялись к любым действиям, направленным на саморазрушение системы. У нынешних леваков стало хорошим тоном клеймить капээсэсную горбачевскую верхушку, как предателей. Дескать, подонки из Политбюро изменили светлым идеалам социализма и разрушили страну. Очень удобная позиция: виновные найдены, невиновные оправданы. Но хочется спросить: что же 14 миллионов рядовых членов КПСС не распознали изменников даже тогда, когда те открыто встали на путь разрушения Советского Союза? И куда смотрели остальные 260 миллионов советских граждан? Не могли же все поголовно стать предателями? А самое главное, где тогда были те, кто ныне горестно оплакивает развал Союза?

Нет, дело куда сложнее — большинство членов Политбюро были не предателями, а дебилами, что гораздо хуже. Ведь предателя всегда можно вычислить, как только он приступает к реализации своих целей, но как распознаешь опасность в искреннем дураке, особенно если он действует в унисон с остальными придурками, то есть поступает «как все»? И как же было затуманено сознание десятков миллионов человек, если они не только позволили правящей верхушке уничтожить свою страну, но и с энтузиазмом ей помогали? Поняв это, вы сможете уяснить принципы «бархатной» революции. Конечно, тема очень обширна и сложна, но по ней сегодня издана обширная литература. Интересующимся могу порекомендовать популярные книги Сергея Кара-Мурзы, Александра Зиновьева, а тем, кто желает копнуть вопрос поглубже — сочинения Антонио Грамши, Яна Козака, Адольфа Гитлера, Збигнева Бжезинского, Герберта Маркузе, Ги Дебора и других. Сегодняшних революционеров «бархатные» технологии должны интересовать в сугубо практическом плане, и в этом аспекте мы их ниже бегло рассмотрим.

Основные положения концепции «бархатной» революции были сформулированы лидером итальянских коммунистов Антонио Грамши еще в 30-х годах во время пребывания в итальянской тюрьме. Да, его исследования носят теоретический характер, но в отличие от множества других марксистов, он анализировал реалии жизни, практику политической борьбы, а не занимался демагогией на тему построения коммунизма. Но Грамши именно описал, а не изобрел новые технологии прихода к власти, как это некоторые считают.

Он, попав после разгрома компартии фашистами Муссолини[40] в тюрьму, где провел последние 11 лет своей жизни, стал по объективным причинам чистым теоретиком. Да, «Тюремные тетради» — это теоретическая работа, но что есть теория, если не обобщенная практика? Адольф Гитлер и Бенито Муссолини были практиками, а Антонио Грамши сидел на шконке и обобщал их опыт в своих работах, пытаясь научить непутевых товарищей-коммунистов уму-разуму. Читать тома «Тюремных тетрадей» — не самое легкое дело, уж больно много в них абстракции и сложных эвфемизмов. Но надо принимать во внимание, что писались они именно в тюрьме, и если бы политически опасный зек стал задвигать в своих рукописях доктрины о том, что буржуазию надо свергать и строить коммунизм, думаю, это не очень бы понравилось начальнику учреждения. Кстати, в заключении побывал не только Грамши, но и его книги, на этот раз в СССР. В 1959 г массовым тиражом был издан его трехтомник, который появился в свободной продаже лишь в середине 70-х годов. До этого момента тираж хранился под замком.

Антонио Грамши.

Какова была практическая ценность его деятельности? На тот момент — нулевая. Исследования Грамши могли бы пригодиться послевоенному поколению коммунистов, но они его опыт не оценили и толком не использовали. Хотя коммунистические перевороты в некоторых странах Восточной Европы носили «бархатный» характер, и данный опыт осмыслил другой теоретик — Ян Козак.[41] Однако в целом коммунисты стояли на схоластической и архаичной платформе классовой борьбы. Итог — полный и повсеместный крах коммунистического движения.

Грамши рассуждает о том, почему Красное двухлетие в Италии закончилось не разгромом, а именно капитуляцией рабочих в условиях, когда они формально победили? Красное двухлетие — это период 1919–1920 гг., когда Италию захлестнула волна захватов рабочими предприятий, а крестьянами помещичьих земель, что сопровождалось изгнанием старых владельцев. Если буквально следовать марксистской доктрине, после такого фундаментального изменения в базисе должно последовать обобществление собственности и форсированный переход к коммунизму. На деле же в 1920–1921 гг. произошел экономический кризис, в течение которого рабочее движение сошло на нет. Причем это произошло не потому, что против рабочих была брошена репрессивная мощь армии и полиции. Как раз наоборот, тогдашний глава правительства Италии, лидер Либеральной партии Джованни Джоллитти, дабы не раздражать рабочих, объявил «нейтралитет», предоставив события естественному течению. А это естественное течение привело к тому, что рабочие не стали ударными темпами строить коммунизм, а добровольно вернули собственность в руки капиталистов в обмен на обещание «делиться по справедливости».

Анализируя эту капитуляцию, Грамши приходит к выводу, что на Западе, наряду с армией, полицией, судом, сложилась целая сеть институтов, воспитывающих трудящихся в духе послушания буржуазии. Там сформировалась система стереотипов, мифов, традиций, моральных норм и устоев, с помощью которых можно управлять обществом гораздо эффективнее, нежели посредством прямого принуждения. Успех Октябрьской революции в России он объясняет тем, что русский господствующий класс опирался в большей степени на репрессивный государственный аппарат, и вследствие хотя бы своей малочисленности и сильнейшей оторванности от народа просто не имел возможности оказывать значительное культурное воздействие на массы (прежде всего на неграмотных в большинстве своем крестьян). Потому-то, уничтожив старую государственную систему, народ не стал воспроизводить его генетическую копию в соответствии с укоренившейся в сознании культурной матрицей, а создал нечто отдаленно напоминающее патерналистскую крестьянскую общину — советский строй.

Так вот, в Италии рабочие, даже устранив экономическую зависимость от буржуазии, не смогли преодолеть зависимость культурную, ибо их сознание, мышление, поведение, привычки, нравственные нормы — все это было сформировано именно буржуазным обществом, и потому отвечало интересам буржуазии. Те моральные установки, которые были выгодны буржуа, навязывались рабочим с самого детства через семью, школу, религию, искусство, книги, кино и т. д., и потому рабочие не могли действовать вопреки навязанным им представлениям о целесообразности и справедливости.

По Грамши доминирующий класс для удержания своего господства постоянно поддерживает иллюзию общей значимости, справедливости, то есть эталонности своего образа жизни, образа мыслей. Да и к власти он приходит только в том случае, если удается убедить общество в том, что ценности революционного на тот момент класса носят общечеловеческий характер. Так, буржуазия, ниспровергая феодальный строй, выдвинула лозунг личной свободы, который удалось сделать очень популярным. Старая же аристократия, защищающая окостенелую иерархичность общества, утратила культурную гегемонию, церковь (инструмент осуществления культурной гегемонии феодальной элиты) потеряла былой авторитет и быстро перестроилась, начав обслуживать интересы нового правящего класса. Но только когда возникший духовно-интеллектуальный вакуум заполнили новые идеи об обществе, основанном не на традиции, общинности и духовном единстве, а на свободной конкуренции, частной инициативе, политической эмансипации и техническом прогрессе, — только тогда буржуазные революции начали свое победное шествие по Европе.

Антонио Грамши обобщил эти факты и явления в понятиях гражданского общества и гегемонии. Он утверждал следующее:

«Можно зафиксировать два крупных надстроечных плана: тот, что можно назвать «гражданским обществом», то есть совокупностью организмов, обычно называемых «частными», и тот, который является «политическим обществом», или государством. Им соответствует функция «гегемонии», которую доминирующая группа осуществляет во всем обществе, и функция «прямого господства», или командования, которая выражается в государстве, в «юридическом» правительстве».

Гегемония складывается в «гражданском обществе». Под «гражданским обществом» Грамши подразумевает совокупность институтов господствующего класса, прямо не включенных в аппарат государственной власти: профессиональные, культурные, общественные, религиозные, благотворительные объединения, политические партии, средства массовой информации. Через них господствующий класс внедряет в массовое сознание свою идеологию, свое мировоззрение, развивает и укрепляет свое политическое влияние, добивается нейтрализации враждебных социальных групп. Если кому-то будет проще представить этот процесс образно, то могу предложить такую трактовку: с помощью институтов «гражданского общества» господствующий класс форматирует сознание общества, или даже можно сказать — зомбирует. Причем эти институты воспроизводятся самим же обществом (происходит своего рода матричный синтез), хотя и находятся под доминирующим влиянием господствующего класса. Организации «гражданского общества» действуют неформально, их решения не имеют юридической силы, не обеспечиваются государственным принуждением, они имеют только моральный авторитет.

Под «политическим обществом» Грамши понимает государство как правительственный аппарат, чьи действия определяются законом, а не традициями, представлениями о целесообразности, как в случае с «гражданским обществом». Он включает в себя органы принуждения. Контролируя эти два элемента надстройки, класс осуществляющий свое господство (гегемонию), выступает как исторический класс, определяющий сущность эпохи.

Такой значимый общественный институт, как система всеобщего образования, я бы сказал, находится на стыке гражданского и политического общества. В каких-то случаях система образования находится под полным контролем государства, в иных приобретает значительную степень автаркии, становясь в значительной степени неформальным сообществом, и даже вступает в резкую конфронтацию с системой государственной власти. Иллюстрацией может служить события студенческой революции во Франции в 1968 г., когда, пусть и временно, студенчество в значительной степени вышло из-под государственного контроля. Похожая ситуация существовала и в России на стыке XIX и XX столетий, когда диссидентствующие либеральные профессора своими лекциями массово плодили противников самодержавия. Но чаще всего система образования контролируется господствующим классом в достаточной степени, поскольку имеет стратегическое значение в вопросе формирования мировоззрения общества в целом.

Итак, гегемония в доктрине Грамши есть форма диктатуры класса, которая опирается не только на голое насилие, принуждение, но и на систему классовых союзов, на идейное и культурное доминирование. Гегемония складывается в тех странах, где есть более или менее развитое «гражданское общество». Она, по мнению Грамши, формируется в законченном виде только в развитых буржуазных государствах, а при феодализме роль гегемона играет церковь, которая в целом сходит со сцены в эпоху Реформации, уступая место институтам «гражданского общества». В современном мире «гражданское общество» выступает своего рода скелетом государства. Государственное устройство может переживать глубокий кризис, даже терпеть катастрофу, но «гражданское общество» быстро воссоздает систему нового государственного аппарата сообразно своей культурной матрице. Поэтому, как пишет Грамши, революционерам надлежит прежде всего подорвать аппарат гегемонии, вырвать трудящихся из-под культурного, морального, идейно-политического влияние буржуазии, поскольку в ином случае разрушенный госаппарат будет быстро воссоздаваться, и формальный захват власти не приведет к революционным изменениям.

Кто же играет ведущую роль в установлении или подрыве гегемонии? Автор «Тюремных тетрадей» однозначно отводит эту функцию интеллигенции. По его мнению, главное предназначение интеллигенции — не профессиональная умственная или творческая деятельность (преподаватель, кинорежиссер, инженер, врач и т. д.), а создание и распространение унифицированных идеологий, глубокое внедрение их в массовое сознание. Этот процесс и есть установление или подрыв гегемонии того или иного класса — в этом истинный смысл существования интеллигенции. Грамши определял два типа интеллигенции — «органическую», порождаемую каждым классом и необходимую ему для опосредованного влияния на все общество в целом, и «традиционную» — профессиональную, классическую, интеллигенцию старого типа. Он описывает эти два типа так:

«1) Всякая общественная группа выполняет определенную, только ей присущую функцию в процессе экономического производства и естественно создает один или несколько слоев интеллигенции, которые помогают ей осознать свое значение и свою роль как в области экономики, так и в социально-политической области: предприниматель-капиталист создает рядом с собой специалиста по технике производства, по политической экономии, организатора новой культуры, создателя нового права и т. д…

…Если не все предприниматели, то, во всяком случае, их лучшие представители должны обладать способностью управлять обществом в целом, организовывать весь сложный комплекс общественных служб, включая государственный аппарат, чтобы обеспечить наиболее благоприятные условия для развития своего класса, либо, по крайней мере, уметь выбрать «посредников» (специализированных служащих), которым они могли бы доверить организацию общества за пределами предприятия. Важно учитывать, что «своя» интеллигенция, создаваемая каждым новым классом в процессе его прогрессивного развития, появляется прежде всего благодаря специализации отдельных сторон первоначальной деятельности нового социального типа, возникающей вместе с этим новым классом. (Феодалы тоже были до известной степени техническими специалистами, то есть специалистами по военному делу, и не случайно именно с того момента, когда аристократия теряет монополию на военно-технические знания, начинается кризис феодализма. Однако проблема возникновения интеллигенции в эпоху феодализма и в предшествующую ей античную эпоху должна быть рассмотрена особо: возникновение и развитие этой интеллигенции шло таким образом и такими путями, которые требуют специального изучения. Так, важно учитывать, что крестьянство, хотя и играет основную роль в сфере материального производства, не дает своих «органических» интеллигентов и не «ассимилирует» ни одной разновидности «традиционных» интеллигентов, но при этом из крестьянской среды другие классы нередко получают представителей своей интеллигенции, и, кроме того, значительная часть «традиционных» интеллигентов происходит из крестьян.)

2) Всякая «основная» социальная группа возникает исторически из предшествующего экономического базиса как результат его развития и застает уже возникшие до него социальные категории (по крайней мере, до сих пор так было всегда), что говорит о беспрерывности и преемственности исторического процесса, несмотря на сложные радикальные изменения, происходящие в социальных и политических формах его развития. Самая типичная из подобных категорий интеллигенции — духовенство, монополизировавшее на протяжении длительного времени (в течение целой исторической эпохи, одной из наиболее характерных черт которой и являлась такая монополия) важнейшие области общественной жизни: религиозную идеологию, то есть философию и науку этой эпохи, вместе со школой, образованием, моралью, правосудием, благотворительными и медицинскими учреждениями и т. д. Духовенство может рассматриваться как категория интеллигенции, органически связанная с землевладельческой аристократией: оно было юридически приравнено к аристократии, разделяло с ней право на феодальную земельную собственность и пользовалось привилегиями, которые государство предоставляло землевладельцам. Но монополия священнослужителей в области надстроек осуществлялась не без борьбы и ограничений, в результате чего различными путями (требующими специального изучения) появляются другие категории интеллигенции, которые при всех более благоприятных условиях развиваются по мере того, как усиливается, превращаясь в абсолютизм, централизованная власть монарха. Таким образом возникает судейская аристократия, имеющая свои особые привилегии, сословие управляющих и т. п.; ученые, теоретики, нецерковные философы и т. д.».

Продолжая аналогию, можно рассуждать о том, что роль «традиционной» интеллигенции в РФ играют представители старой, еще советской системы образования, научные кадры, деятели классического искусства, и т. д. Новая же, «органическая» интеллигенция, порожденная новым типом экономических отношений — это всякого рода мастера экономического словоблудия и практики финансовых манипуляций (гайдары, хакамады, касьяновы), представители шоу-бизнеса, профессиональные телевизионные мозго…бы, политтехнологи, модные актеры, и т. д. Даже духовенство — традиционная интеллигенция феодального общества, как ни странно, увидело для себя шанс вновь встроиться в систему, пытаясь изо всех сил подмахивать режиму. А что поделать — попам тоже хочется сытно кушать.

Как же происходит утверждение гегемонии? Сергей Кара-Мурза описывает это так:

«По Грамши, и установление, и подрыв гегемонии — «молекулярный» процесс. Он протекает не как столкновение классовых сил (Грамши отрицал такие механистические аналогии, которыми полон вульгарный исторический материализм), а как невидимое, малыми порциями, изменение мнений и настроений в сознании каждого человека. Гегемония опирается на «культурное ядро» общества, которое включает в себя совокупность представлений о мире и человеке, о добре и зле, прекрасном и отвратительном, множество символов и образов, традиций и предрассудков, знаний и опыта многих веков. Пока это ядро стабильно, в обществе имеется «устойчивая коллективная воля», направленная на сохранение существующего порядка.

Подрыв этого «культурного ядра» и разрушение этой коллективной воли — условие революции. Создание этого условия

— «молекулярная» агрессия в культурное ядро. Это — не изречение некой истины, которая совершила бы переворот в сознании, какое-то озарение. Это «огромное количество книг, брошюр, журнальных и газетных статей, разговоров и споров, которые без конца повторяются и в своей гигантской совокупности образуют то длительное усилие, из которого рождается коллективная воля определенной степени однородности, той степени, которая необходима, чтобы получилось действие, координированное и одновременное во времени и географическом пространстве.

…На что в культурном ядре надо прежде всего воздействовать для установления (или подрыва) гегемонии? Вовсе не на теории противника, говорит Грамши. Надо воздействовать на обыденное сознание, повседневные, «маленькие» мысли среднего человека. И самый эффективный способ воздействия — неустанное повторение одних и тех же утверждений, чтобы к ним привыкли и стали принимать не разумом, а на веру. «Массы как таковые, — пишет Грамши — не могут усваивать философию иначе, как веру». И он обращал внимание на церковь, которая поддерживает религиозные убеждения посредством непрестанного повторения молитв и обрядов».[42]

На основании этой концепции Антонио Грамши создает новую теорию революции. Он, отходя от классического марксизма, приходит к выводу, что революционеры должны направить свои усилия не на слом базиса, а воздействовать в первую очередь на надстройку, совершая с помощью интеллигенции «молекулярную агрессию» в сознание, разрушая «культурное ядро» общества. Установив духовное господство, завладев контролем над массовым сознанием, навязав обществу новые идеалы, можно уже уверенно ломать политическую систему государства, не встречая сильного сопротивления, и перекраивать базис в соответствии со своими представлениями. Именно таким путем совершалась Перестройка в СССР. Если постараться коротко изложить грамшианскую концепцию «бархатной» революции, то она будет выглядеть примерно так.

Крушение государства следует рассматривать, как результат утраты правящим классом культурного диктата над подавляющим большинством народа. Исследователь утверждал, что надо не захватывать власть и насаждать революционную культуру с помощью ресурса государственной власти, а воздействовать на культуру снизу, и тогда власть сама упадет к ним в руки. Этот путь тем более эффективен, что государство не может с помощью прямых репрессий (роспуск революционных партий, арест активистов, закрытие оппозиционных газет) ликвидировать культурное влияние революционеров на массы. Более того, такие репрессии могут даже катализировать процесс утраты правящим классом духовного авторитета, как это мы наблюдали в Польше в 70-80-е годы.

Но для того, чтобы иметь возможность воздействовать на культурное ядро, необходимо владеть инструментами этого воздействия — газетами, киностудиями, школами, университетами, звукозаписывающими компаниями и радиостанциями. Сегодня одной из самых важных арен войны за сознание стала сеть Интернет, и, в первую очередь, блогосфера. Сложность в том, что эти инструменты (пожалуй, кроме блогосферы) правящий класс старается держать в своих руках, генерируя «органическую» интеллигенцию и подкупая интеллигенцию «традиционную». Соответственно, главные бои революции происходят не на улицах и предприятиях между угнетенными и эксплуататорами, а в культурной сфере между интеллигенцией реакционной и революционной. Если в этой схватке побеждают революционеры, они получают возможность навязывать обществу свои идеалы, и тогда попавшие под их влияние обыватели выходят на улицы, саботируют выборы и устраивают забастовки. Власть же, лишившись культурной гегемонии, не может противопоставить этому ничего, кроме грубой силы, а одним лишь насилием удерживать общество в повиновении совершенно невозможно.

Из доктрины Грамши следует, что революционеры должны сконцентрировать свои усилия не на прямых действиях, а на проникновении в школы, на кафедры, СМИ, театры, художественные и музыкальные студии, дабы с их помощью подрывать культурную гегемонию правящего класса. Если это невозможно (хотя, спрашивается, почему невозможно?), надлежит создавать контркультуру, но не замыкающуюся внутри себя субкультуру, а именно альтернативную модель культуры, которая стремится стать мейнстримом. Так когда-то рок-н-ролл в СССР был почти исключительно подпольным явлением, но магнитофонный самиздат буквально в течение нескольких лет превратил непричесанных деятелей андеграунда во всеобщих кумиров. Правда, ненадолго — как только в массовом сознании произошли культурные деформации, бывшие яростные бунтари превратились в респектабельных звезд шоу-бизнеса средней величины. Шевчук и Кинчев ударились в поповщину и воспевание святой Руси (последнее время, кстати, Шевчук пытается вернуться к бунтарству), Гребенщиков развлекает публику на корпоративных вечеринках, имидж нынешнего Бутусова совершенно не вяжется с образом холодного нигилиста, надсадно исполняющего «Шар цвета хаки» или «Скованные одной цепью». В сотни или даже тысячи раз съежилась и аудитория бывших неформалов.

На начальной стадии революционного процесса даже думать нечего о штурме власти, сначала надо добиться культурного влияния на массы. Вспомним 70-80-е годы XIX в.: одни карбонарии шли в народ рассказывать о социализме, другие подались в террористы, рассчитывая с помощью бомб быстро покончить с царским режимом. И вот ведь какой парадокс: хотя с практической точки зрения бомбисты ничего не добились, именно они оказали колоссальное влияние на сознание людей, хоть и не стремились к этому, а те, кто пытался воздействовать на сознание, потерпели полный провал. Имела место ошибка с выбором целевой аудитории: крестьяне оказались абсолютно глухи к непонятным идеям Маркса и Кропоткина, а вот у разночинной интеллигенции (не у всей, конечно) бомбисты вызывали почти щенячий восторг. Вот эта-то органическая интеллигенция и разъела, словно кислота, устои абсолютной монархии при том, что абсолютная часть народной массы сохраняла пассивную лояльность режиму вплоть до 1905 г.

Как же добиться воздействия на массовое сознание? Утверждение альтернативных культурных символов, создание новой знаковой системы понятий, утверждение нонконформистских идеалов — это кропотливая напряженная работа, которую надо делать с умом. Митинговым наскоком и принятием идеологически выдержанной резолюции тут ничего не добьешься.

Коль уж речь зашла о музыке, могу провести такую параллель. Есть в Москве рок-группа революционной направленности «Эшелон», которая поет под музыку идеологически правильные тексты про пролетариат, гневно клеймит буржуазию и призывает массы на баррикады. Не берусь судить о художественном уровне их произведений, поскольку этот вопрос вне рассматриваемой нами темы. Суть в том, что «эшелоновцы», сколь бы они не были политически подкованы и остросоциально ориентированы, не создают тех художественных образов, которые способны захватывать воображение подростковых масс (именно на молодежную аудиторию ориентирован панк, хардкор и близкие им музыкальные стили).

Совсем иное дело — произведения казахстанской панк-группы «Red Army». Они хоть и остросоциальны, но обладают идеологической ненавязчивостью. Их песни приземлены, это так сказать, «бытовуха», они затрагивают банальные проблемы маленького человека. И именно этим цепляют, поскольку автор (к сожалению, даже не знаю его имени) говорит со сверстниками на понятном языке о совершенно очевидных вещах, но с таким эмоциональным накалом, едким юмором, что это сразу пленяет. А своими яркими поэтическими и музыкальными образами он как раз и разрушает культурную гегемонию правящего класса, если уж говорить сухим языком политической теории.

Оцените, как смачно автор песни плюнул в образ светлого капиталистического завтра:

На моих руках давно исчезли вены,
Я за месяц посадил себя на белый,
И мне давно уже пора перекумарить,
Но нахера мне это — я и так клевый парень!
Мне обещают «Казахстан-2030»,
Но я вчера унес из дома телевизор, когда наступит рай, я так и не узнаю,
Я от этого рая меньше всех пострадаю

Как инструмент подрыва культурной гегемонии правящего класса, я оцениваю творчество «Red Army» весьма высоко, хотя очевидно, что отдельно взятая панк-группа не способна революционизировать общество. Но в том-то и дело, что этих маловлиятельных по отдельности панк-групп сотни, и даже тысячи. Они сегодня гораздо более деятельные революционеры, чем уличные экстремалы, считающие высшим подвигом помахать красной тряпкой на митинге и прокричать матерные речевки против буржуев.

Я сознательно не упоминаю такие более-менее известные в масштабах страны группы, как «Гражданская оборона», «Пятница», «Корейские LEDчики», замечательного барда Александра Непомнящего и других, чтобы подчеркнуть, что агрессия в культурное ядро общество — это именно молекулярный процесс. Сто малоизвестных панк-группочек, выпустивших пару самопальных альбомов за полгода своего существования, в данном случае делают больше, чем одна суперраскрученная звездная команда. Тактика миллиона комариных укусов бывает порой более эффективна, нежели один удар кулаком. Да и как бороться против тучи невидимых вездесущих москитов? Всех не перебьешь, не перетравишь дихлофосом, никуда от них не спрячешься.

Прибавим к этой «комариной» панк-атаке действия неформальных художников, фотографов, поэтов, самодеятельных актеров, неформатных писателей, блоггеров, компьютерных хакеров, флэш-моберов — мы получим все расширяющийся поток альтернативной культуры, захватывающий умы все большего количества людей. Мэйнстрим, конечно, остается мэйнстримом, не смотря ни на что, а телевизионно-сериально-педерастическая культура надежно удерживает в своих объятиях обывательскую массу. Но даже за сознание обывателя возможно эффективно побороться с масс-медиа. Уж на что Америка — тоталитарная и нетерпимая к инакомыслию страна, однако даже Голливуд порой снимает жутко антиамериканские фильмы. Настоящие шедевры — картины «Хвост виляет собакой» («Плутовство») режиссера Барри Левинсона или «Трасса 60» Боба Гейла. Причем, эти совершенно антиамериканские по своей идее ленты приносят еще и неплохие кассовые сборы. Майкл Мур заработал миллионы на своих документальных фильмах «Боулинг для Колумбины» и «Фаренгейт 9/11». Последняя его работа «Здравохоронение» так же вызвала мощный резонанс. Можно, конечно, считать, что он является агентом влияния демократов в драчке за власть с республиканцами. Но критический потенциал фильмов Мура на несколько порядков превосходит необходимый партийному пиару уровень.

Напомню, что согласно доктрине Грамши, перед революционерами вовсе не стоит задача обратить в свою веру обывательские массы. Главное — изменить сознание того звена общества, которое формирует и охраняет «культурное ядро» нации, то есть интеллигенции. Возможно, я ошибаюсь, но на мой взгляд, сегодня как раз на виртуальных просторах бурно формируется революционная органическая интеллигенция, и, прежде всего, в блогосфере. Думаю, все заметили: результаты соцопросов в Сети и в оффлайновом мире настолько различаются, как будто опросы проводились на разных планетах. Активный пользователь Интернет — это без всякого преувеличения, человек завтрашнего дня. И если сегодня таковых около 10–20 % населения, то через 10 лет их количество будет в 45 раз больше. И влияние той же блогосферы на массы будет сравнимо с сегодняшним эффектом телепропаганды. Многие нынешние блогеры с сотней френдов через десятилетие имеют шанс стать подлинными властителями дум.

Прага, ноябрь 1989 г.

Бархатная революция в Чехословакии, положившая конец коммунистическому правительству, дала название данному типу государственного переворота. После оранжевой революции 2004 г. на Украине бархатные революции стали называть еще и цветными.


Но тут есть одно НО. Брожение в той-же блогосфере — это хаотическое движение молекул. Нет никакой четкой консолидирующей политической идеи, ярких лидеров, оффлайновой революционной структуры. Это вполне нормально: хаос есть начало любого революционного процесса. А в бесструктурности заключена великая сила бархатных технологий. Антиправительственную партию можно разогнать, ее лидеров арестовать, вредные газеты закрыть. Но как можно запретить форумы и блоги? Задачу революционеров значительно облегчает то обстоятельство, что сегодня правящий режим в РФ в значительной степени исчерпал свой запас культурной упругости, если можно так сказать. Он без всяких усилий извне сам дискредитирует себя, а официальные средства пропаганды демонстрируют все меньший КПД.

Специалист-практик по бархатным революциям занимается лишь тем, что направляет в нужное русло хаотическое движение миллионов молекул, разрушая правящий режим. Хаос и брожение уже есть. Вопрос в том, кто конвертирует этот потенциал в цепь осмысленных действий. Очень часто мне говорят, что в РФ никакие «цветные» технологии не проканают, потому что режим все душит на корню, а при необходимости готов на решительное «мочилово». Вот именно в этой готовности к «мочилову» — его большая слабость. Как практик, могу уверенно заявить, что организовать аналог Кровавого воскресенья 1905 г. в Москве в тысячу раз проще, чем в какой-нибудь Бельгии. Думаю, не стоит объяснять, какой страшный удар по легитимности царской власти нанесло это кровопролитие. Вывод таков: чем более тоталитарным становится государство, чем более жесток правящий режим — тем более оно уязвимо перед «бархатными» технологиями. РФ — очень уязвима, сколь бы истошно нашисты-мгеровцы на Селигере не орали хором «Нет оранжизму!».

Первый пример «бархатной» революции в том виде, в каком мы их знаем — это национал-социалистическая революция в Германии 1933 г. Как известно, в 1923 г. нацисты пытались учинить в Мюнхене вооруженный мятеж (так называемый «пивной путч»), надеясь спровоцировать общегерманское восстание. Однако нескольких залпов хватило, чтобы рассеять мятежников. Сидя в тюрьме, Гитлер кардинально пересматривает стратегию штурма власти. Отныне он становится сторонником законного прихода к политическому господству с соблюдением всех юридических формальностей. Но достигнуть этого можно, только сделав своими сторонниками большинство немцев, ибо только это позволит УДЕРЖАТЬ власть. Подчинить своему политическому влиянию народ — значит установить культурную гегемонию. Именно таким путем НСДАП и стала правящей (да к тому же и единственной) партией. Задачу облегчало то обстоятельство, что немецкая демократия предоставляла своим врагам ровно столько свобод, сколько было достаточно для уничтожения этой самой демократии.

Основной упор нацисты сделали не на прямое действие — наращивание вооруженной мощи и силовой захват власти, а на завоевание умов соотечественников, в первую очередь молодежи. «Вы говорите, что никогда не поддержите меня, — презрительно бросал Гитлер своим оппонентам из числа Веймарского истеблишмента, — но ваши дети уже со мной». Привлекал сторонников фюрер не столько с помощью прямых политических лозунгов, сколько опосредованно — через сеть спортивных клубов, ветеранских и военизированных организаций, литературные кружки, театральные и хоровые студии, профсоюзы и объединения по интересам (союз филателистов, автолюбителей, рыболовов и пр.). И успехи гитлеровцев в этом деле были обусловлены тем, что им удалось создать слой пассионарной, агрессивной национал-социалистической интеллигенции, проникшей на кафедры, церковные амвоны, театры, редакции газет, и т. д.

Причем, национал-социалистическая интеллигенция вовсе не была маргинальной по своему характеру, а включала в себя представителей интеллектуальной элиты. Много шума наделало в 1932 г. в Германии заявление группы из 91 профессоров с требованием объявить Гитлера рейхсканцлером. Громадное значение для утверждения революционной интеллигенции имеет авторитет науки. Доктрина научного расизма навязывалась обществу влиятельными учеными, а не пьяными штурмовиками, дубасящими в подворотне подвернувшегося под руку еврейского лавочника (подробнее об этом речь пойдет в главе 23).

Особое место в нацистской культурной революции отводилось прессе. Национал-социалистическая печать издавалась не для челнов партии, а для широчайших обывательских масс. Там не было навязчивой рекламы теоретических трудов Гитлера, но зато даже самые маленькие житейские проблемы рядового обывателя рассматривались сквозь призму нацистской идеологии, причем изложено это было простым, ярким, образным народным языком. Важнее было не вовлечь 10 тысяч человек в ряды партии, а сделать 10 миллионов сторонниками тех идей, которые отстаивали нацисты. Пусть даже эти люди будут пассивными сторонниками НСДАП, пусть они не станут маршировать в коричневой форме, орать до исступления «Зиг хайль!» и ходить на драки с социал-демократами. Достаточно было добиться того, чтобы уставший от политики бюргер, покуривая сигаретку в ожидании трамвая, молча думал: «Как достали все эти политические бляди! Пусть хоть даже коричневые будут у власти, лишь бы наступил порядок, лишь бы не было этого вечного страха потерять работу». Это означало, что у врагов Гитлера стало одним сторонником меньше. Если же бюргер начнет высказывать свои (точнее, внушенные ему) мысли вслух, то выходит, что у национал-социалистов стало одним пропагандистом больше, и этот добровольный и искренний пропагандист сделает поклонниками НСДАП еще нескольких колеблющихся.

Киев, декабрь 2004 г.

Чем больше эйфории на лицах массовки в ходе бархатной революции, тем сильнее постреволюционное похмелье. Режимы, пришедшие к власти в ходе цветных революций, всегда недолговечны, зато очень зависимы от внешних манипуляторов.



Так пядь за пядью Гитлер завоевывал умы и сердца соотечественников. А потом бац — без всякой стрельбы и штурма рейхстага стал главой правительства. Его же бывшие противники сочли за честь предложить ему пост канцлера. Просто потому, что за Гитлером стояли не только тысячи головорезов СА, но и десятки миллионов поверивших в него немцев. А социал-демократы и коммунисты, которые не успели сбежать, имели, сидя на нарах, много времени для того, чтобы поразмышлять на тему «Как мы прохлопали ушами стремительный взлет из грязи в князи безвестного ефрейтора»?

Задним числом это объясняли тем, что Гитлера, дескать, взяли на содержание представители крупного монополистического капитала, что он коварно одурачил десятки миллионов немцев своей антисемитской человеконенавистнической и милитаристской пропагандой, что его вскормила англо-французская и американская буржуазия, и т. д. Но обстоятельного ответа на вопрос советский агитпроп так и не дал.

Зато Грамши очень убедительно и подробно рассмотрел механику «ползучего» прихода к власти путем завоевания господства над общественным мнением — культурной гегемонии. Какое же влияние оказал теоретик Грамши на ход мировой истории? Увы, совсем не такое, как рассчитывал. Именно враги коммунизма взяли на вооружение его доктрину культурной революции, и в течение 30 лет блестяще осуществили развал соцлагеря и его базу — Советский Союз. Причем такого оглушительного эффекта, да еще в столь сжатые сроки, даже сами антисоветчики, судя по всему, не ожидали.

Насколько актуальны технологии, принесшие успех нацистам в Германии, для современных революционеров? К. Кауфман в 1951 г. на 39-м заседании участников «Дня немецких юристов» в Штутгарте говорил:

«Революции не будут происходить на баррикадах. Так же маловероятно — в результате государственных переворотов наверху вследствие одностороннего акта или внезапного захвата власти небольшой группой. В эпоху массовой демократии государственные перевороты подготавливаются постепенно путем пропаганды идеологий, подрыва авторитета и институтов существующей системы, злонамеренной и язвительной критики проводимой этими институтами политики и практических мер, путем расшатывания государственного аппарата, инфильтрации туда, а также в экономические структуры и особенно те из них, от которых зависит функционирование органов управления хозяйственных, политических и общественных организаций, посредством создания ячеек из активных фана-тизированных ударных групп, которые в подходящий момент могли бы быть использованы для захвата власти».[43]

Буквально в одном предложении Кауфман исчерпывающе описал инструментарий «бархатной» революции, перед которым бессильны либеральные демократии Запада. Может быть, традиционные деспотии Востока надежно защищены от подобной участи? Вот небольшой отрывок из статьи Хусана Сепехра «Иран — китайская модель на исламской почве?», опубликованной на сайте движения «Вперед»:

«Впервые, в результате противоречий между фракциями режима, избирательный маскарад 2005 года был разделен на два действия.

Из более тысячи возможных кандидатов Совет Стражей, этот сторожевой пес Исламской конституции, одобрил всего пять, в число которых попали: Моин, тогдашний Министр Культуры (кандидат от реформаторов); прежний президент Рафсанджани, столп режима; Каруби, тогдашний президент Исламского Парламента; Ахмадинежад, мэр Тегерана, неизвестный публике новичок на политической сцене; и пятый кандидат — «темная лошадка». Первый раунд завершился неожиданно: первое место с 6.5. миллионами голосов занял неизвестный прежде Ахмадинежад, обойдя всесильного Рафсанджани. Во втором раунде проголосовало 29 миллионов из 47; Ахмадинежад получил 17.5 миллионов голосов. Было очевидно, что голосование за Ахмадинежада означало прежде всего большое «нет» Рафсанджани, как фигуре, с самого начала олицетворявшей режим. Каждый раз, когда людям давали шанс высказаться, они использовали его, чтобы сказать «нет» режиму.

На этих выборах стал очевиден еще один важный аспект: роль Стражей Революции. Они использовали весь государственный аппарат с его пропагандистской машиной для продвижения Ахмадинежада. После полного поражения так называемой «реформы» в экономической и политической сферах, была принята новая стратегия. В сфере экономики — чистый либерализм, внутренняя политика — абсолютно репрессивна: исламский вариант «китайской модели».

Несколько лет назад в Тегеране был издан перевод известной книги Сэмюэля Хантингтона «Столкновение Цивилизаций и Передел Мирового Порядка». Издатель получил заказ на 1000 экземпляров, то есть, на половину тиража. Дистрибьютер вспоминает: «Мы заинтересовались, кто заказал столько книг. Ответ стал ясен, когда мы увидели, что за книгами прибыл военный грузовик, принадлежащий Корпусу Исламских Стражей Революции. Среди чиновников, получивших книгу, был Яхья Сафави; сегодня это главнокомандующий Стражей. Другой экземпляр отправился к Махмуду Ахмадинежаду, бывшему резервному офицеру Стражей, нынешнему президенту Исламской республики Иран».

В последние годы власть в стране теми или иными способами сконцентрировалась в руках Стражей. Прежний офицер Стражей Ибрагим Азгазадех, сам признается, что военно-политическая элита устроила «ползучий» переворот. Пока прежний президент Мохамед Хатами ездил по миру, пытаясь очаровать западную публику цитатами из Гоббса и Гегеля, Стражи строили внушительную низовую сеть по всему Ирану и в итоге создали две весьма влиятельные политические организации: «Усулагаран», то есть «фундаменталисты», и «Исаргаран», то есть «жертвующие собой», привлекая в них молодых офицеров, государственных служащих, предпринимателей и интеллигенцию.

В 2003 году сеть взяла под контроль Тегеранский муниципальный совет и назначила Ахмадинежада на пост мэра. Два года спустя он стал кандидатом в президенты от Стражей, победив прежнего президента Рафсанджани, одного из самых богатых людей на планете и представителя старой гвардии мулл, находящейся на пороге вымирания».[44]

Как видим, тактика ползучего захвата культурной гегемонии — путем пропаганды идеологий, подрыва авторитета и институтов существующей системы, по словам Кауфмана, который почти дословно процитировал Грамши, с успехом применяется не только в странах Европы с их развитой системой гражданского общества, но и в азиатских деспотиях. Кстати, одна из самых ярких и успешных бархатных революций, которую провернуло ЦРУ — это свержение правительства Мосаддыка в Иране в 1953 г.[45] Данные технологии потому эффективны, что учитывают не только психологию отдельного человека, но и природу человеческого общества, как сложного социального организма. Ни в коем случае нельзя считать, что эти революционные технологии могут использоваться лишь революционными силами для своей победы над консерваторами — это лишь инструмент. С помощью автомата Калашникова можно как свергнуть правительство, так и подавить попытку свержения режима. Побеждает тот, кто будет более умело и решительно использовать оружие. То же самое и с оружием идеологическим, культурным. Известный афоризм «Винтовка рождает власть» вполне можно переиначить так: власть над сознанием рождает политическое господство. А кто будет господствовать — вопрос открыт.

Вопрос о сущности и технологиях «бархатной революции» настолько обширен, что в одной главке его обсудить невозможно даже очень бегло. Поэтому то, что вы прочтете ниже, так или иначе, связано с этой темой.

9. Виртуальный переворот

Это, если можно так выразиться, последний писк моды в деле совершения государственных переворотов. Его принципиальное отличие от всех остальных способов свержения власти — неощутимость, невидимость для населения страны и даже работников государственного аппарата. У власти могут остаться те же лица (президент, премьер-министр, генпрокурор), все так же депутаты парламента будут увлеченно дебатировать и порой бить друг другу морды, а реальные рычаги власти переходят к лицам, которые совсем не спешат себя афишировать. Причем, сохранение видимости отсутствия изменений — это непременное условие виртуального перехвата власти.

Теневые правительства зачастую исполняют роль кукловодов для правительств публичных, номинальных. И когда один теневой клан пытается устранить от власти другой, он устраивает теневой переворот. Задача этой группировки не только устранить своих противников, но и остаться при этом за кадром. Для этого обычно и устраивается короткий спектакль, преследующий двоякую цель. Во-первых, он полностью парализует сознание толпы, затмевая все иные события, на которые люди обратили бы внимание в нормальной обстановке. Во-вторых, этот виртуальный удар направлен на подрыв культурной гегемонии правящей теневой верхушки, на перехват рычагов влияния на массовое сознание.

Вкратце суть виртуального переворота такова: в стране происходит рукотворный и совершенно внезапный политический (военный, финансовый, гуманитарный) кризис, в результате которого кардинально меняется структура реальной власти в государстве. Разумеется, в интересах организаторов кризиса, которые предпочитают оставаться в тени номинального правительства, предпочитая манипулировать им со стороны. Почему же организаторы переворота не пытаются сами сесть на трон? А зачем им это надо, особенно в ситуации, когда правительство должно принимать совершенно непопулярные меры? Правительства и президенты уходят, иногда свергаются разъяренной толпой, а кукловоды остаются, вовремя меняя своих марионеток.

Чтобы понять механизм виртуальной революции рекомендую ознакомиться с любопытным сочинением Ги Дебора «Общество спектакля» и авторскими комментариями к нему, изданными позже. Суть в том, что современный урбанизированный человек живет большей частью своего сознания не в реальном, а в виртуальном мире. Если, включая вечером телевизор, он видит на экране все те же знакомые до боли лица медвепутов, слышит знакомые слова (вертикаль власти, борьба с международным терроризмом, укрепление суверенной демократии, борьба с коррупцией и т. д.), то для такого индивида ничего в его мире не меняется, несмотря на то, что перечисленные выше господа пляшут уже под другую дудку в обратном направлении. Если события, произошедшие в реальном мире, никак не отразятся в виртуальном пространстве, то люди их попросту не заметят. То, что не показывают по телевизору, для них как бы не существует в природе. И наоборот, воздействуя на этот иллюзорный мир человека через средства массовой коммуникации, можно кардинальным образом повлиять на общество в целом без каких-либо существенных событий в мире физической реальности.

Говорить о виртуальных переворотах очень трудно. Во-первых, сложно рассуждать о невидимых человеку вещах, поскольку у индивидуума есть склонность сходу отрицать то, что не является для него очевидным. Но, даже если эти невидимые изменения удается зафиксировать, трудно выстроить их в цепочку, зачастую невозможно сказать, что за всем этим кроется, кто стоит и к чему приведет, ибо анонимные заговорщики не проводят пресс-конференций, не обнародуют свои цели, и не пишут мемуаров. Между тем сегодня можно говорить уже о, своего рода, моде на виртуальные перевороты.

Классика жанра — события 11 сентября 2001 г. День, когда Америка окончательно встала на путь тоталитаризма, а президент, сенаторы, конгрессмены и прочие статисты полностью утратили собственную волю, став либо марионетками, либо умело манипулируемыми зомби. Формально Буш-юниор остался на своем посту, но кто реально руководил и продолжает руководить сегодня США, сказать затруднительно. Да, у многих до сих пор не укладывается в сознании, что Америка — родина современной демократии — тоталитарное государство. Но это потому, что Америка стала родиной НОВОГО тоталитаризма, где самое чудовищное насилие творится под камуфляжем демократии и законопослушия. Мне трудно представить, чтобы в нацистской Германии ребенок мог угодить в концлагерь за то, что передразнивал Гитлера, но в сегодняшних США подростка могут бросить в тюрьму за то что тот, высмеивал директора школы.[46]

Задача заговорщиков-«виртуалов» — не устранение главы государства или государственных институтов, а поражение массового сознания, установление невидимого контроля над обществом, что делает существующие властные институты номинальными. Тот, кто контролирует повседневные мысли и чувства людей — тот и обладает реальной властью. В США заговорщики использовали для поражения сознания людей спектакль с атакой двух башен Международного торгового центра с помощью воздушных лайнеров. Но это было сделано для рядового зрителя. VIP-публике было адресовано более откровенное послание, а именно ракетная атака здания Пентагона. Конечно, 90 % людей, которые что-то слышали о событиях 11 сентября, отчего-то верят, что это сделали некие мифические террористы-камикадзе, а на Пентагон рухнул именно пассажирский самолет. Переубеждать их бессмысленно. Весь этот балаган транслировали по телевизору в прямом эфире, и все, у кого еще сохранилась способность мыслить, имели шанс все понять самостоятельно.

,

Характер повреждений Пентагона совершенно исключает возможность получения их в ходе авиатарана. Найдите на этой картинке Боинг 757.

Вот, скажем, брехня про якобы протараненный самолетом Пентагон. Посмотрите еще раз видеокадры происшествия, и вы увидите, что первый и второй этажи здания разрушены, а третий и четвертый целы. А теперь подумайте, как это самолет, который, по идее, должен упасть сверху, оставил неповрежденными именно верхние этажи? Теоретически он, конечно, мог выпустить шасси, сесть на улицу перед Пентагоном разогнаться и протаранить первый этаж. Но в этом случае на лужайке перед зданием должны остаться следы, а их нет, да и характер разрушений свидетельствует о том, что самолет был без крыльев (видимо где-то отстегнул). Если вы не верите в этот бред, придется признать, что единственный реальный способ нанести Пентагону имевшие место разрушения — атаковать его крылатой ракетой, способной лететь параллельно земле по сложной траектории на очень большой скорости. Если бы на Пентагон рухнул пассажирский самолет, то должны были сохраниться его обломки, а их не нашли. Зато на месте происшествия обнаружено много мелких алюминиевых фрагментов. Уточните, из чего изготавливаются корпуса крылатых ракет и сделайте свои выводы самостоятельно — информации у вас уже более чем достаточно.

У кого же в Америке имеются под рукой боевые тактические ракеты? Только у вооруженных сил. Именно потому целью атаки и был выбран Пентагон, что в отупевших от длительного общения с телевизором обывательских мозгах никак не уложится тот факт, что военные будут шмалять ракетой по своей собственной штаб-квартире, где толкутся сотни генералов, не говоря уж о множестве полковников и майоров. Ну и сколько же генералов погибло под обломками Пентагона? Ни одного! Потому что ракета угодила как раз в то крыло здания, где в тот момент шел ремонт, и не было ни одного военного, ни одной папки с секретными материалами и ни одного компьютера. Конечно, там погибло сколько-то рабочих-строителей, но их жизни никакой ценности для организаторов акции не представляли.

Конечно, массам объявили, что это тоже был самолет, как и в случае с башнями в Нью-Йорке, но кому надо, доходчиво показали этой ракетной атакой, кто стоит за происходящим событиями, и что настроены эти парни очень решительно. В деле с нью-йоркскими небоскребами тоже учтен утилитарный момент. Здания были уже старыми, расчетный срок их эксплуатации подходил к концу, а реконструкция или утилизация таких объектов представлялись делом весьма затратным. Единственная возможность их снести с минимальным ущербом для окружающих зданий заключалась в том, чтобы «сложить» их, как карточный домик с помощью серии направленных взрывов. Так это и устроили. Рухнули башни-близнецы вовсе не от попадания в них самолетов, а в результате серии последовательных взрывов, которые прекрасно видны на кадрах видеосъемки. Почему первой рухнула Южная башня, атакованная на 18 минут позже первой? Причина в том, что она меньше пострадала от взрыва, так как самолет врезался в угол здания, и пресловутые стержни — металлический «хребет» небоскреба при этом вообще не пострадал. Не мог его критически повредить и пожар, как в том убеждали весь мир телекомментаторы, ибо стальные стержни были сконструированы с таким расчетом, чтобы выдерживать гигантские температуры в течение длительного времени.

Дело в том, что из-за попадания самолета в угол здания, его верхняя часть наклонилась набок, что угрожало стоящим по соседству сооружениям. Поэтому организаторы спектакля приняли решение немедленно взорвать несущие конструкции Южной башни. Это привело к тому, что здание сложилось внутрь себя со скоростью, близкой к скорости свободного падения — всего за 15 секунд. Если бы небоскреб рушился естественным образом, то он бы рассыпался вокруг себя на значительно большей площади. А самое главное, на это ушло бы гораздо больше времени. Если считать, что требуется одна секунда, чтобы падающие сверху обломки разрушили железобетонные конструкции нижестоящего этажа, башня разваливалась бы более минуты. Но на видеокадрах отлично видно, что массы бетона, стали и стекла падали с ускорением, пролетая шесть этажей в секунду, вообще не встречая сопротивления на своем пути. А еще заметно, как от направленных взрывов в разные стороны разлетались стекла из окон в тех этажах, которые вот-вот должны были накрыть падающие сверху обломки. Так от чего же на десятки метров выплевывались строго горизонтально стекла и куски бетона? Давление воздуха в падающем здании такого эффекта не даст (оно будет примерно равномерно распределяться по всему внутреннему объему), это может быть только взрыв.

Раз заряды были заложены в зданиях заранее, и в нужный момент приведены в действие, значит, кто-то готовился к операции очень-очень тщательно, имея представление об инженерных особенностях конструкции. Только идиот может думать, что на это способны террористы-фанатики из горных кишлаков. Ну, хорошо, — согласится читатель, — если теракт организовали американские спецслужбы, то кто же выполнил роль пилотов-камикадзе? А зачем нужны были камикадзе? Уже давным-давно существуют и используются военными БПЛА — беспилотные летательные аппараты, управляемые бортовыми компьютерами и командами с земли. Беспилотные системы управления пассажирским судном гораздо примитивнее, ибо они должны лишь уметь взлетать, садиться и вести машину заданным курсом на заданной высоте с заданной скоростью. Уже в 80-х годах прошлого века были созданы и испытаны системы беспилотного управления пассажирскими авиалайнерами, но широкого распространения они не получили по причине коммерческой нецелесообразности — люди неуютно чувствуют себя в самолете, где нет пилотов. Поэтому американские спецслужбы вовсе не нуждались в камикадзе. Кстати, в том же самом 2001 г. янки совершили перелет управляемого автопилотом пассажирского лайнера из США и успешно посадили его в Австралии. Наверное, готовились.

Еще один факт свидетельствует в пользу того, что самолеты-снаряды наводились на цель с земли. Отлично видно, как «Боинги» идут к цели не прямым курсом, а по сложной дугообразной траектории. Если бы в кабине пилота сидел человек, он бы так никогда не поступил, но если самолет-снаряд наводился на цель с помощью радиомаяка, то траектория полета могла быть только такой. Принцип работы радиомаяка примитивен: нос самолета всегда смотрит строго на источник сигнала. Если лайнер сносит боковой ветер, то автопилот не принимает это во внимание, а просто по мере приближения к цели делает все больший дифферент на ту плоскость, со стороны которой дует ветер. В непосредственной близости от башни самолет должен был накрениться очень сильно, что и произошло в действительности. Конечно, разместить радиомаяк в здании способны и террористы, но управлять с земли самолетом религиозные пастухи из горных аулов не могли, даже призвав себе на помощь всемогущего аллаха.

Весь спектакль 11 сентября был великолепно продуман. Обрушение Всемирного торгового центра — это было представление для широкой публики, как бы оттеняющее ракетную атаку Пентагона — адресное послание политическому руководству страны, из которого совершенно ясно следует, что ни правительство, ни президент не могут контролировать вооруженные силы, подчиняющиеся приказам более влиятельных лиц. Номинальные руководители были поставлены перед выбором: либо признать диктат со стороны, стать марионетками (что для них и без того было привычным), либо погибнуть от рук неуловимых «международных террористов».

В этом ключе можно отметить один очень интересный факт. Президенту Бушу показали спектакль с самолетной атакой раньше, чем его увидела американская публика по ТВ, о чем Буш-юниор простодушно признался в своем телеинтервью 4 декабря того же года:

«Знаете, Джордан, вы не поверите, если я вам скажу, в какое состояние меня повергло известие об этом террористическом нападении. Я был во Флориде. И мой главный секретарь Анди Кард…я находился тогда в классной комнате для проведения беседы об одной чрезвычайно эффективной программе обучения чтению. Я сидел вне комнаты, ожидая, когда меня пригласят, и я видел, как самолет врезался в башню — телевизор, конечно, был включен. И, поскольку я сам был пилотом, я сказал: «Какой никудышный пилот!» Я подумал, что произошла ужасная катастрофа. Но [в этот момент] меня ввели [в класс], и у меня не было времени об этом задуматься. Так что я сидел в классной комнате, когда Анди Кард, мой главный секретарь, который, вы видите, сидит вон там, вошел и сказал мне: «Второй самолет врезался в башню. На Америку совершено нападение».[47]

Мейссан комментирует это так:

«… президент Соединенных Штатов видел съемки первого удара до того, как был совершен второй. Эти кадры не могли быть теми, которые случайно сняли Джуль и Гедеон Нодэ. Братья Нодэ остались снимать Всемирный торговый центр весь день, их видеокадры были переданы в эфир лишь тринадцать часов спустя агентством Гамма. То есть здесь речь идет о секретных съемках, которые были ему переданы немедленно в зал безопасной связи, оборудованный заранее в начальной школе из-за его визита. Но если разведывательные службы США смогли снимать первый теракт, значит, они о нем прекрасно знали заранее».[48]

Видеокартинка с места события была немедленно передана президенту по каналам спецсвязи. Цель — оказать воздействие непосредственно на Буша. Далее случился еще один очень любопытный момент. Борт № 1 с главой нации вылетел из Флориды в Вашингтон, чтобы президент мог выступить с телеобращением к народу, но вместо этого он отчего-то приземлился на базе ВВС США, где находится командный пункт на случай ядерной войны, причем летел он туда в сопровождении истребителей, используя противозенитный маневр. Это нужно было для того, чтобы убедить Буша в том, что самолет может быть атакован ракетой класса «земля-воздух». А эту штуковину террористы держат в руках только в голливудских фильмах, в реальной же жизни получить ее они никак не могут.

Фактически Буш был взят в заложники. Видимо, на базе ему популярно объяснили весь расклад и предложили быть пай-мальчиком, если он не хочет стать очередной жертвой страшных «исламских террористов». Кстати, и другие руководители страны были технично изолированы. В 9:42 утра (одновременно с ударом по Пентагону) телеканал «Эй-Би-Си» передал в прямом эфире информацию о пожаре во флигеле Белого дома. Ни у кого не хватило наглости списать этот пожар на счет еще одного самолета-самоубийцы. Спустя 15 минут сотрудники спецслужб вывели вице-президента Дика Чейни из его кабинета и приказали эвакуировать всех из Белого дома. Фактически правительство США в самые критические минуты кризиса не функционировало. Сегодня же об этом таинственном пожаре в Белом доме никто не вспоминает, как и не сообщается о его причинах и последствиях.

Совсем неслучайно в терактах был обвинен Усама бин Ладен. Дело в том, что семейство бин Ладенов состояло в тесной коммерческой связи с кланом Бушей, о чем после 11 сентября 2001 г. открыто осмелился напомнить нации, кроме упомянутого Мейссана, разве что кинорежиссер Майкл Мур (книга «Где моя страна, чувак?», фильм «Фаренгейт 9/11»). Во всех СМИ подобные сообщения жестко цензурируются. Но это потому что бывший президент США Буш согласился играть роль марионетки тех лиц, что реально стали управлять Соединенными Штатами (они даже позволили ему избраться на второй срок). А вот если бы Буш заартачился, достаточно было лишь широко раструбить подробности многолетней дружбы Бушей с бин Ладенами, чтобы от репутации президента осталось мокрое место. Если уж Клинтона чуть не отрешили от должности за невинные утехи с милашкой Моникой, то Бушу связь с террористом № 1, пусть даже косвенную, напуганный и разъяренный народ ни за что не простил бы.

В течение нескольких часов Америка изменилась до неузнаваемости. Власть захватили не афиширующие себя лица, которые легко манипулируют президентом, сенаторами, конгрессменами, СМИ и общественным мнением. Конечно, и ранее теневые хозяева США не стеснялись манипулировать политиками, а политики, как например, президент Вудро Вильсон, открыто это признавали (см. главу 7). Но здесь мы видим уже диктат совершенно нового типа, когда давление оказывается не на отдельных государственных лиц, а на всю нацию. Десятки миллионов американцев обрели врага в лице мифического мирового терроризма, на борьбу с которым они израсходовали уже ни один триллион долларов, правда, без видимого успеха. Надо думать, что весь этот балаган был организован теми, кто получил эти триллионы долларов, так что при желании их можно вычислить.

Суть же произошедшего 11 сентября переворота в том, что враг является виртуальным, и никакого нападения на Америку на самом деле не случилось. В реальности была с размахом организованная техногенная катастрофа, повлекшая удивительно мало для такого размаха жертв — всего три с лишним тысячи человек. Но в сознании миллиардов людей по всему миру, завороженно следящих по телевизору за самым рейтинговым реалити-шоу всех времен и народов, это событие зафиксировалось совершенно превратно — именно так, как было угодно заговорщикам.

Конечно, не все поверили в этот чудовищный бред об арабских летчиках-камикадзе (в качестве единственного доказательства американские власти представили чудесным образом переживший пожар арабский паспорт, якобы найденный в руинах ВТЦ). Французский журналист Тьерри Мейсан написал книгу-расследование «11 сентября 2001 года: чудовищная махинация», в Сети появилось множество сайтов, авторы которых собрали многочисленные доказательства причастности к провокации американских спецслужб,[49] но общество спектакля — это очень хитрая штука. Массовое сознание категорически отрицает любые версии, противоречащие мэйнстриму. Можно потратить целый час на убеждение среднестатистического обывателя, убийственными доказательствами опровергая официальную версию случившегося, а он будет смотреть на вас бараньими глазками и скажет в конце: «Не верю». А еще через пять минут он забудет все, что вы ему сказали (механизм этого явления подробнее рассматривается в главе 24). Если бы быдло умело мыслить самостоятельно, а не только пассивно воспринимать навязываемый СМИ бред, то и виртуальные перевороты, основные события которых происходят в сознании миллионов идиотов, просто были бы невозможны.

РФ идет в деле виртуализации революций в ногу с прогрессом. Можно выделить три этапа виртуального перехвата власти в стране силами, которые, как и в США, не стремятся себя расконспирировать. Понять, кто за этим стоит, можно тогда, когда в их руках сконцентрируются самые лакомые куски национального богатства, так что вполне определенные выводы можно сделать уже сегодня. Первый акт спектакля — взрывы в 1999 г. жилых домов в Москве, Волгодонске и неудачная попытка взрыва в Рязани, последовавшая затем война в Дагестане, вторая чеченская война, и как следствие всего этого — добровольное избрание быдлом Путина своим паханом. Это, конечно, не была чисто виртуальная спецоперация, потому как войну пришлось вести не только по телевизору, но и в реальности. Но основной персонаж этого действа — неуловимый и невидимый международный терроризм был виртуальным. Второй акт — захват заложников в театральном центре на Дубровке. Третий — массовое убийство в бесланской школе. Но если политические последствия первого и последнего из рассматриваемых событий вполне очевидны, то что происходило за кулисами «Норд-оста», мало кому известно. Скорее всего именно тогда произошел захват группировкой «силовиков» (название условное) контроля за топливно-энергетическим комплексом страны, точнее за его экспортными доходами. Ведь не случайно вскоре после событий октября 2002 г. началась атака на «Юкос», закончившаяся известно чем.

Бесланские же события повлекли за собой не просто отмену выборов губернаторов и депутатов Госдумы. Это был масштабный разгром региональной бюрократии, практически всесильной при Ельцине и ставшей бесправной при Путине. Кстати массовые январские протесты 2005 г. против монетизации (см. главу 24) — это своего рода эхо бесланских событий, последняя судорога второго эшелона бюрократии перед капитуляцией.

Почему я решительно объединяю все три акта этой драмы как составляющие одного спектакля? Их объединяет три признака, указывающих на то, что они организованы спецслужбами — анонимность, безмотивность и бесцельность. Цель террористов, как известно, не в том, чтобы убить как можно больше людей, а напугать живых, парализовать их волю, принудить их к каким-то действиям или бездействию. То есть люди должны знать, какую организацию бояться, иначе в убийствах нет смысла. Не редкость, когда за один теракт наперегонки берут ответственность сразу несколько экстремистских группировок. Между тем ни в 1999 г., ни в 2002 г., ни в 2004 г. никто в РФ не взял ответственность за содеянное. Заявления самих исполнителей акции не в счет, они лишь пешки.

Если бы захват театрального центра на Дубровке действительно осуществили чеченские сепаратисты, то их лидеры должны были с гордостью заявить о своей причастности к акции и пообещать устроить ненавистным русским гяурам еще много «норд-остов», если они не выполнят такие-то и такие-то требования. Однако не последовало ни выдвижения условий, ни признания в авторстве теракта. Наоборот, официальные лица сепаратистов отрицали свою причастность. По версии Кремля признание в осуществлении нападения появилось на одном из сайтов ичкерийских моджахедов, однако названный интернет-ресурс был недоступен для пользователей якобы в результате хакерской атаки русских эмигрантов из США, случившуюся через считанные минуты после опубликования сообщения, так что проверить эту информацию возможности не было.

А какие требования выдвигали налетчики? Может быть, они потребовали освободить своих товарищей, томящихся в застенках РФ? Или требовали в обмен на освобождение заложников показать по Первому каналу подготовленный ими заранее фильм о жертвах путинских бомбардировок среди мирного населения Чечни? Да, это был бы очень эффектный ход, и любой реальный террорист добивался бы подобного. В конце концов, можно понять, если бы тип, которого пресса называла «Мовсар Бараев», потребовал допустить в ДК иностранных телекорреспондентов, где высказал бы все, что накипело на душе.

Имелась у налетчиков и возможность сделать беспроигрышный ход: отпустить 50 заложников и пообещать отпустить еще 300 человек, если об этом в ходе переговоров попросит лично президент Путин. В случае отказа Кремля от переговоров надо было пообещать уничтожить всех заложников. Если Путин согласится — он будет неслыханно унижен. Если не согласится — будет объявлен трусом и на его совести окажутся сотни жертв. Но «террористы» делали лишь невнятные заявления в том духе, что «мы пришли сюда умирать», но при этом старательно прятали под масками свои лица, что для смертников совершенно нетипично, ибо им скрывать и бояться уже нечего. Требования немедленного вывода войск из Чечни нельзя назвать реальными. Настоящий террорист Басаев во время налета на Буденновск вполне разумно требовал начать процесс мирного урегулирования в Чечне, лишь конечным результатом которого должно было быть решение о выводе войск.

В Беслане «террористы» вообще не выдвигали никаких требований. Кто-то наспех начеркал на листке несколько строк, после чего было объявлено, что это «письмо Басаева». Обо всем этом на допросе откровенно рассказал разжалованный губернатор Северной Осетии Дзасохов:

«Требований о том, чтобы освободили лиц, арестованных за события 21–22 июня в Назрани, террористы не выдвигали. Хотя мы готовы были начать диалог об этом. Главным для нас было спасти детей. [Требований] об отмене выборов президента Чеченской республики также не выдвигалось. Мы предложили им коридор для ухода из школы. Террористы также не высказали пожелания. С учетом складывающейся обстановки, тех данных, которые у нас были, я сделал вывод о том, что группа террористов имела какие-то обещания поддержки извне от тех, кто их направлял, но на самом деле этого не произошло. Каких-то конкретных требований от террористов я не слышал. От Проничева я получил информацию о том, что прилетает Аушев, с которым террористы якобы готовы встретиться. Меня не интересовало, кто присылает Аушева, для меня главным было освобождение детей и других заложников. Сразу же по прибытии Аушева я, Проничев, Анисимов встретились с ним. Тот подтвердил готовность войти в школу. Там же с нами находился и Гуцериев М., который прибыл ранее. Аушев почти сразу же ушел в школу. Пробыл в школе он недолго, около 40 минут. По прибытии назад он передал свернутый в несколько раз двойной тетрадный лист-записку, который достал из внутреннего кармана пиджака. Я его бегло просмотрел. Вверху шла надпись по-арабски, а далее шло обращение на «ты» к президенту РФ Путину В.В.: остановить войну в Чечне, вывести войска, ввести Чечню в состав СНГ. Были буквально обрывки фраз: «Мы остаемся в рублевой зоне, наведем порядок на Кавказе». Оно, письмо, было подписано Басаевым, но указана только его фамилия, без подписи. Я понял, что записка написана наспех, может, даже и перед приходом Аушева, но точно в школе, потому что лист был тетрадный».

Ну и, наконец, какие были у «террористов» мотивы? Не могли же они совершить захват заложников по личному почину? Чеченскому народу, если налетчики представляли его интересы, это не сулило ничего кроме вреда. Рассчитывать привлечь симпатии мирового сообщества, помешанного на борьбе с терроризмом, такой акцией может только полнейший кретин. Кремлю как раз выгодно было представить чеченских сепаратистов отмороженными кровопийцами, чтобы отбрехаться от навязчивых обвинений в нарушении прав человека на Кавказе.

В Беслане сюжет как две капли воды напоминал норд-остовские события. Все те же неизвестно откуда взявшиеся и никого не представляющие налетчики, которые не могут сказать, чего они хотят. Так же, как в Москве в 2002 г., силовики совершенно не желали знать, кто за всем этим стоит — всех «террористов» прикончили. На Дубровке сделано это было совершенно сознательно, ибо останься в живых хоть один налетчик, необходимо было бы проводить следствие и судить его, а против мертвых уголовное дело не возбуждается. Нет дела — нет суда, нет суда — нет ненужной шумихи.

Правда, в Беслане одного налетчика — Нурпаши Кулаева — якобы захватили живьем, и даже судили, но нетрудно понять, что это был ряженый, играющий роль террориста для публики. Собственно, именно в этом качестве его и воспринимали потерпевшие, участвовавшие в процессе. По крайней мере, на суде он не сказал абсолютно ничего, что могло бы пролить свет на случившееся, а обвинение не пыталось настаивать на том, чтобы он говорил правду. Наоборот, он давал показания, которые были выгодны ФСБ — например, утверждал, что взрыв в спортзале произошел от того, что снайпер-спецназовец убил подрывника, стоящего «на кнопке». Никто из выживших заложников эту информацию не подтверждает, более того, заявляют, что «подрывник» находился в мертвой для обстрела зоне, что подтвердилось в ходе следственного эксперимента. Многие свидетели отмечают странности в поведении Кулаева — он держался от террористов особняком, при нем не оказалось оружия, он никуда не пытался бежать, его фактически спас заложник — учитель физкультуры, который вытолкнул его из спортзала, когда там начался пожар.

Стиль этих представлений роднит и то, что в обоих случаях силовики не пытались эвакуировать жителей домов, находящихся в зоне проведения спецоперации. Это не просто недоработка — это грубейшее попрание элементарных аксиом проведения операций такого рода. Ведь если бы театральный центр на Дубровке захватили настоящие террористы, и зал с заложниками был бы реально заминирован, как они об этом заявляли, то в случае взрыва запросто могли бы пострадать соседние дома — взрывной волной выбило бы стекла из окон, от осколков которых могли пострадать жильцы квартир со стороны ДК. Если оперативный штаб по проведению операции не эвакуировал людей, значит, ему заранее было известно, что никакой взрывчатки у «террористов» нет. Может быть, кто-то предложит другое объяснение?

В Беслане же силовики не только не очистили зону проведения спецоперации, но и зачем-то допустили туда как раз накануне штурма толпы взвинченных местных ополченцев. Это просто вопиющее нарушение элементарных правил — на линии огня не должно быть посторонних, тем более с оружием, тем более тех, кого можно визуально спутать с «террористами». Но эта «ошибка» была сделана сознательно — потом на ополченцев свалили вину и за «спонтанный штурм», и за то, что те, якобы, расправились со всеми боевиками.

Между тем почерк реальных террористов разительно отличается от стиля режиссеров с Лубянки. Взять хотя бы знаменитый рейд Басаева на Буденновск. Мотивы у него были — месть за смерть родных, погибших под бомбами. Поэтому не удивляет его стремление отомстить именно летчикам — все захваченные военнослужащие дислоцированного в городе вертолетного полка были убиты. Басаев не скрывал ни своих целей, ни того, что он находится здесь по приказу президента Ичкерии Джохара Дудаева. То есть хоть и с натяжкой, Басаева можно считать официальным представителем сепаратистов, уполномоченным вести переговоры с противной стороной. И Басаев всеми силами добивался именно переговоров, а не выдвигал фантастических требований.

Кремль же сначала совершенно не желал вести диалог с захватчиками, и даже попытался спровоцировать бойню, послав спецназ на штурм без проведения соответствующей подготовки. Штурм бездарно провалился, вызвав многочисленные жертвы среди заложников, Басаев не поддался на провокацию, и официальным властям РФ в лице самого премьер-министра Черномырдина пришлось унизиться до переговоров с Басаевым. Требования Басаева были вполне разумными, его поведение было совершенно адекватным (для террориста, конечно).

Власть Путина в начале его президентства была, скорее всего, декоративной. Впрочем, для РФ это уже почти традиция. В 1997 г. Депутаты Госдумы, обеспокоенные тем, что Ельцин пропал и долгое время не показывался на публике, поставили вопрос об освидетельствовании человека, который исполнял обязанности президента РФ на предмет идентификации его личности, поскольку на Ельцина, каковым его знали до 1996 г., этот тип был совершенно не похож. Конечно, гарант Конституции много пил, принимал сильнодействующие препараты, перенес операцию на сердце, что не лучшим образом отразилось на его внешности, но вряд ли это могло изменить форму черепа. Кто выдавал себя за Ельцина, так и осталось неизвестным, поскольку для проведения процедуры освидетельствования не хватило меньше сотни голосов. Впрочем, для редких телевыступлений годился и двойник — обыватель особым умом и внимательностью не обременен. А многочисленные публикации в СМИ, в том числе и зарубежных, где разоблачалась махинация с подменой Ельцина и задавались вопросы, куда делся оригинал, официальный Кремль старательно не замечал. Кто правил страной под прикрытием виртуального Ельцина, можно только догадываться.

Тем, кому эта афера интересна, могу порекомендовать исследование Юрия Мухина «Код Ельцина», в котором собраны и проанализированы сотни фактов, свидетельствующие о том, что в первый виртуальный переворот в Росси был совершен еще в 1996 г., когда сдохший к тому времени президент умудрился победить на выборах. Не исключено, что Мухин ошибся, и Ельцин был жив после 1996 г. Но это не снимает главного вопроса — кто правил страной в период последнего срока Ельцина, когда он почти перманентно находился на больничной койке (в этом случае его роль на публике и играл).

Виртуальный переворот октября 2002 г. был направлен не против Путина персонально, а против той группировки («семейной»?), которая им кукловодила. Сама кукла — Путин остался прежним, и в сознании людей ничего не поменялось, но на самом деле поменялись кукловоды. Ну а спецоперация «Беслан» была спроектирована кукловодами как следующий шаг по укреплению своей власти. Кукла Вовочка произнесла заученные слова, как положено и когда положено — через 10 дней после кровавой развязки. Если посмотреть в корень, то главный вопрос заключался в том, кто будет пилить пухнущий от нефтедолларов бюджет. Региональные элиты претендовали на свою долю пирога, но получили пинок под зад. Сегодняшние пропорции в бюджетном обеспечении, когда в федеральном (ха-ха, слово «федерация» звучит в данном контексте, как издевка) бюджете концентрируются примерно три четверти совокупного бюджета РФ — результат, в том числе, успешно осуществленного спектакля в Беслане.

Подозреваю, что кто-то уже энергично крутит пальцем у виска. Дескать, это как же надо так обкуриться, чтобы нести такую ахинею: и что великий и ужасный Путин — это всего лишь говорящая голова, и что детей в Беслане убили ради того, чтобы боднуть губернаторский корпус. Нет, к сожалению, это не ахинея. Просто надо понимать законы жанра. Если устраивается спектакль, значит это кому-то нужно. Цель спектакля — подчинить массовое сознание своему влиянию, взятие его под контроль. Тот, кто контролирует массовое сознание — тот и имеет реальную власть. Человек, парализованный страхом, полностью утрачивает волю. То же самое относится и к обществу в целом. Только внушив ему страх, можно манипулировать им по своему усмотрению. Мотив же у «виртуалов» вполне конкретный — речь идет не просто о больших деньгах. А о деньгах громадных. Есть ли та нравственная черта, которую подонки не переступят, если на кону миллиард долларов? А если речь о 100 миллиардах….

То, что и в Беслане и на Дубровке был именно спектакль, или точнее будет сказать — реалити-шоу, доказывать думающему читателю уже нет нужды. Всего лишь один широко внедренный официальной пропагандой тезис о том, что через систему вентиляции театрального центра на Дуброке в зал с заложниками был подан некий «усыпляющий» газ под названием фентанил полностью изобличает врунов.

То, что это не мог быть фентанил — абсолютно точно, поскольку данное вещество не может находиться в газообразном состоянии, а применяется как анестезия лишь в спиртовых растворах (в воде он практически не растворяется). Вы можете себе представить сахар или соль в качестве газа? То же самое и с фентанилом. Фентанил угнетает дыхание, вплоть до остановки, вызывает спазм дыхательных путей. Также он замедляет работу сердца, вызывает тошноту и рвоту. Возможно развитие печеночной колики, задержки мочи и кала, косоглазие. По сообщениям же спасателей, у заложников, наоборот, отмечалась спонтанная дефекация и мочеиспускание, так что симптомы отравления свидетельствуют о применении совершенно другого отравляющего вещества.

Но самое главное даже не это, а абсолютно необъяснимая закачка газа в зал через систему вентиляции в якобы захваченном террористами здании. Как и в случае с обрушением ВТЦ тут опять не действуют законы физики. Любой газ либо легче воздуха, либо тяжелее. Через вентиляцию можно закачать только газ, который тяжелее воздуха, иначе он скопится под потолком, не оказав никакого воздействия на находящихся в зале людей. Но для того, чтобы относительно равномерно распылить по громадному залу тяжелый газ, нужно создать очень мощную циркуляцию воздуха, иначе в непосредственной близости от вентиляционных выходов быстро образуется смертельная концентрация газа, а в остальных частях зала его действие практически не будет ощущаться. К тому же пол в зрительном зале наклонный, и в любом случае газ будет скатываться к сцене, где быстро образуется смертельная концентрация. Устройства вентиляции в больших помещениях имеют одну характерную особенность: поскольку в здании воздух в холодное время года значительно теплее, чем на улице, в системе создается естественная тяга, то есть воздух движется из помещения на улицу, а не наоборот. Обратное нагнетание воздуха можно осуществить лишь принудительно, то есть, включив вентиляторы. Но как это можно сделать, да еще и скрытно?

То, что отравляющий газ применялся при так называемом штурме театрального центра — факт. То, что он подействовал примерно одновременно на всех заложников тоже не подлежит сомнению. Следовательно, система распыления газа была смонтирована заранее. Кстати, с собой «террористы» притащили большой баллон, установив его между скоплением людей, который на поверку оказался пустым. Так на кой хрен они волочили такой тяжеленный баллон? Вполне возможно, что это был один из инструментов газовой атаки. «Террористы» явно знали о предстоящей акции, поэтому заранее поместили детей на галерку — повыше, чтоб они не умерли от передозировки, поскольку детскому организму и доза нужна небольшая. По словам заложников, когда в зал стал поступать газ, «шахидки», вместо того, чтобы орать «Аллах Акбар» и подрывать заряды, успокаивали заложников, советовали им закрыть лица одеждой и не дышать глубоко.

Точно так же невозможно объяснить факт, зачем штурмовики-спецназовцы перестреляли мирно спавших террористов — всех до единого. Неужели следствию было неинтересно допросить арестованных негодяев с целью выяснить, по чьему приказу они осуществили злодеяние века? Объяснили это тем, что спецназовцы, дескать, перестраховывались, чтобы никто из «шахидов» случайно не проснулся и не взорвал себя. Хотя боевики находились и в других помещениях ДК, тех тоже всех укокошили. Отчего-то получилось, что даже раненых среди «террористов» не оказалось, хотя обычно соотношение убитых к раненым в бою соотносится в пропорции 3\1. А вот среди спецназовцев потерь не было вообще, хотя СМИ сообщали, что боевики, находящиеся вне зрительного зала отстреливались с отчаянием обреченных. Опять же, при зачистке здания расчетные потери штурмующих должны быть минимум в три раза выше, чем у обороняющейся стороны. Аналогичного случая штурма без потерь в истории вы вряд ли найдете.

Все эти несуразности легко объясняются, если предположить, что захват заложников от начала до конца был инсценировкой спецслужб. Штурм был сымитирован, а заложников усыпили (многих навсегда), чтобы они не видели, как менялись декорации. Широкой общественности же показали художественно разложенные трупы с пулевыми отверстиями и аккуратно расставленные бутылки коньяка. Завезены тела были, вероятно, из Чечни, благо там добыть три десятка трупов труда не составит. А куда делись телевизионные «террористы», никто не знает.

Есть и другая, более правдоподобная версия, по которой играющих роль террористов реально прикончили во время штурма. Подтверждается это тем, что казнь некоторых «боевиков» осуществлялась уже на улице, поскольку, вероятно, некоторых из них в суматохе приняли за заложников, потерявших сознание. «Новая газета» в свое время опубликовала кадры видеозаписи, на которых запечетлена расправа над «террористом», с вопросами, адресованными силовым ведомствам. Официальные власти не сочли нужным отреагировать на запрос общероссийского издания.

Другая загадка Норд-Оста — никто не может до сих пор более-менее точно назвать число заложников. Количество погибших известно, а остальных всех до единого должны были допросить в рамках расследования уголовного дела, и потому назвать общую цифру потерпевших совершенно не трудно. Однако в первую неделю после завершения эпопеи число пропавших без вести доходило до 80 человек, а расхождения в озвучиваемом официальными лицами общем числе заложников достигали 150–200 человек. Такое ощущение, что во время специально созданной суматохи их кто-то ранжировал и эвакуировал разными путями. Вполне логично, если стоит задача отделить от общей массы «террористов» и их помощников, исполняющих роль заложников. Эти сотрудники необходимы, чтобы контролировать поведение большого числа заложников, зондировать их настроения и не допускать стихийных эксцессов. Зря что ли «боевики» рассаживали захваченных особым образом, хотя, казалось бы, какая им разница, кто где сидит?

Ну и, наконец, кто мне возьмется рассказать, чем закончилось расследование этого теракта века? Абсолютно ничем! Точно так же как следствие оказалось совершенно бессильно в расследовании событий 11 сентября 2001 г. в Нью-Йорке. В Беслане спецслужбы только тем и занимались, что старательно заметали следы преступления, что вызвало возмущение жителей, которые проводили свое собственное расследование. Так же никаких внятных результатов не дало следствие по делу взрывов домов в Москве и Волгодонске. Неудачную попытку взрыва жилого дома в Рязани официально объявили учениями, но почему-то завели по данному факту уголовное дело, а потом его засекретили.

Казалось бы, руководители спецслужб, просравшие такое чудовищное по своим масштабам преступление, как захват террористами нескольких сотен заложников в пяти километрах от Кремля, должны либо застрелиться, либо хотя бы подать в отставку, однако директор ФСБ Патрушев получает награду — звание Героя России. И после Беслана было демонстративное награждение виноватых (работников спецслужб, опять все прохлопавших ушами) и наказание непричастных (губернатора Дзасохова, который, де, плохо боролся с международным терроризмом). Это выглядит совершенно абсурдным, если считать истинной официальную версию событий. Зато все встает на свои места, если предположить, что террористические акты — осуществленная спецслужбами инсценировка.

Ладно, допустим, произошедшее в театральном центре на Дубровке — дело темное (типа всех свидетелей усыпил секретный газ, и никто ничего не видел). Но кровавый спектакль в Беслане происходил на глазах сотен зрителей, которые видели, как танки вели огонь по зданию школы, где еще находились заложники-дети, а разрушенные снарядами стены были своевременно сфотографированы (снимки приобщены к материалам уголовного дела). Так же как и найденные местными жителями использованные огнеметы «Шмель» в местах расположения федеральных сил являются вещественными доказательствами того, что пожар в спортзале школы не был результатом подрыва «террористами» мины. О том, что следствие не расследует преступление, а лишь энергично запутывает следы, писали даже весьма лояльные режиму СМИ, а среди жителей Беслана вы вряд ли найдете хоть одного человека, который верит в то, что дело происходило именно так, как об этом говорят официальные лица.

Материалы судебного процесса по Беслану выложены в Сети.[50] Кажется, надо быть полным идиотом, чтобы после их изучения не сделать однозначный вывод, что теракт был инсценирован спецслужбами, что именно спецназовцы поджарили живьем несколько сотен детей и их родителей с помощью огнеметов. Между тем десятки миллионов людей продолжают охотно называть черное белым. Что поделать — виртуальная реальность для дебилизированной массы гораздо реальнее, чем окружающий их физический мир. Весьма симптоматично в данном случае поведение родителей, потерявших детей во время этой трагедии. Они находились рядом, они все видели и слышали, они собрали массу улик против настоящих убийц, дали непротиворечивые показания в суде, а между тем продолжают, как последние недоумки, канючить: «Скажите нам правду, скажите нам правду!». Получается то, что они видели своими глазами, не является для них правдой. Видимо им обязательно надо, чтобы по телевизору выступил Путин и заявил, что теракт организовал Патрушев, а потом он же препятствовал следствию.

Дело тут не столько в тупости, сколько в трусости. Возьмем тех же норд-остовских заложников, проведших собственное расследование «теракта» в театральном центре на Дубровке. Того, что они видели и слышали, документов, что они собрали и проанализировали в своем докладе «Норд-ост»: неоконченное расследование», вполне достаточно для того, чтобы сделать совершенно неизбежные выводы о том, что акт массового убийства был организован спецслужбами. Но они почему-то категорически не желают делать никаких выводов, даже как-то бравируют неоконченностью своего расследования: мол, пусть выводы делают другие, а мы ограничимся риторическими вопросами. Чего они боятся? Того, что их всех поголовно передушит втихую ФСБ? Нет, они боятся ответственности. Ведь если они вслух скажут, что их друзей, детей убила ФСБ, а они после этого ничего не сделали, то это означает, что они виновны в том, что не наказали настоящих преступников, не отомстили за смерть близких. Это они виноваты в том, что потом случился Беслан. Потому что они все знали, но ничего не сделали. Поэтому не замечать и не понимать очевидного — это сознательная, очень удобная позиция трусливого быдла.

Пока биомасса, составляющая электорат РФ будет такой беспомощно тупой и трусливой, виртуальные перевороты — спектакли, оказывающие мощное воздействие на психику масс — будут иметь успех, и технологии управления населением с использованием кровавых реалити-шоу будут совершенствоваться. Этот инструмент будут использовать в борьбе за власть конкурирующие кланы. Тот, кто сможет эффективнее поразить массовое сознание, навязать массам свою волю, у того в руках и окажется реальная власть. Видимых же изменений в системе государственной власти может и не происходить. Ведь после Беслана большинство губернаторов остались на своих местах. Но их статус кардинально изменился. Если раньше они были суверенными ханами в своих улусах, то теперь превратились в назначенцев, вынужденных кланяться в ножки царю-батюшке, чтоб он оставил их на кормлении в родном улусе. То же самое и с региональными бюджетами — раньше губернаторы распоряжались им, как полноправные хозяева, а теперь вынуждены выпрашивать в Москве субвенции и там же платить откаты.

Многие смешивают или путают понятия «бархатной» революции и виртуального переворота. Можно выделить принципиальные различия между двумя этими технологиями. Один из эффективных приемов «бархатных» революционеров основан на изменении у людей представлений о прошлом. Уничтожению советского строя предшествовала мощнейшая кампания по очернению всей истории СССР (процесс продолжается и ныне). Виртуальный переворот — это всегда фабрикация события в настоящем, в режиме реального времени. Принцип действия бархатной революции основан на создании и внедрении в сознание привлекательного образа альтернативной реальности (идеальной картины мира), противостоящего физической реальности, недостатки которой всячески подчеркиваются. Молекулярная агрессия в культурное ядро — это долговременный, ползучий процесс. Когда противоречие между навязанным идеалом (ожиданием) и реальностью в массовом сознании достигает критического уровня, «бархатная» революция переводится в открытую фазу уличного противостояния между массами и властью. Второй этап, действительно, может быть молниеносным, но его можно сравнить с землетрясением: напряжение в земной коре может нарастать тысячелетиями, а разрядка происходит в ходе короткого сейсмического толчка, во время которого происходят тектонические сдвиги.

Виртуальные же перевороты основаны на другом принципе — создается ложная (виртуальная) картина реальности, которая почти полностью вытесняет из сознания представление о действительном состоянии мира, подменяет его. Скажем, внушается представление, будто страна окружена невидимыми (а потому еще более страшными) международными террористами, которые одержимы иррациональным желанием ее уничтожить. Это достигается не путем долговременного воздействия, а является следствием парализующего сознание шока. Состояние шока не может длиться долго, постепенно массовое сознание примиряется с новой картиной бытия, или первое (искаженное) эмоциональное впечатление начинает приходить в соответствие с реальностью. Поэтому все изменения, которые организаторы запланировали свершить в результате переворота, происходят мгновенно, пока общество не способно адекватно их оценить и отреагировать.

Так, еще даже не было известно количество жертв событий 11 сентября 2001 г., следствие не имело ни малейшей зацепки, указывающей на организаторов, никто не взял ответственности за преступление, а президент Буш уже гневно объявил войну международному терроризму и даже указал ближайшую цель — оккупацию Афганистана. Нации ничего не оставалось делать, кроме как сплотиться в едином милитаристском порыве. Точно так же и Путин решительно ликвидировал выборность губернаторов, как неспособных противостоять терроризму, пока не были расчищены развалины взорванной бесланской школы и люди еще не начали задавать властям неудобные вопросы.

Значительные по своему размаху политические реформы не встретили ни малейшего сопротивления, потому что общество было полностью деморализовано. Региональные элиты капитулировали без боя, поскольку всякое сопротивление верховной власти в такой момент могло быть истолковано не иначе, как пособничество «мировому терроризму». Когда общество чувствует себя уязвимым, оно готово заплатить любую цену тому, кто обещает обеспечить ему защиту. Отказ от политических свобод и гражданских прав, свертывание социальных программ, расширение полномочий карательных органов, снижение уровня жизни — вот лишь маленькая часть тех жертв, которые готовы понести массы, если «твердая власть» оградит их от повторения бесланского кошмара. Как говорится, лишь бы не было войны. Уверен, что чем явственнее будут провалы Кремля, показывающие несостоятельность власти, тем более активно будут применяться виртуальные диверсии для отвлечения внимания общественности. Потенциально опасным в этом плане будет период, предшествующий выборам 2011–2012 гг.

Невозможно представить, чтобы человек, находящийся в уравновешенном состоянии, одобрительно воспринял бы довод о том, что война в Афганистане необходима для того, чтобы наказать одного единственного человека, предполагаемая вина которого в совершении преступления не доказана, его местонахождение не установлено, да и вообще само существование террориста № 1 вызывает большие сомнения. И уж тем более здравомыслящий налогоплательщик никогда бы не согласился оплачивать такое дорогостоящее мероприятие, как война на другом конце света, если власть не может представить никаких убедительных аргументов в пользу этой акции. И только шокирующий телеспектакль в реальном времени (обязательное условие, ибо это делает зрителя соучастником события, многократно усиливая воздействие на психику) способен настолько повлиять на массовое сознание, что оно полностью утрачивает рациональность хотя бы на время.

Виртуальные перевороты имеют шанс состояться только в том случае, если они будут зрелищны, причем такое зрелище должно быть беспрецедентно шокирующим, чтобы максимально завладеть вниманием аудитории. Без телевидения виртуальные перевороты просто невозможны. Представьте, какой резонанс имел бы спектакль в Беслане, если б он не был показан в прямом эфире всей стране, а люди прочитали о свершившихся событиях в газете спустя несколько дней после эпопеи? Совершенно нереально добиться того, чтобы тысячи корреспондентов отразили событие в нужном заговорщикам ключе. В любом случае способность критически воспринимать текстовую информацию в несколько раз выше, чем при просмотре телевизора. Телевизионная картинка настолько парализует сознание, что в ее реальности почти никто не может сомневаться. Что бы там не писали потом на правдокопательских сайтах наблюдательные аналитики, какие бы неудобные подробности не приводил в своих книгах Мейсан, сколь бы резко Мур не обличал вранье Буша, переубедить американцев и весь мир в том, что мифические исламские террористы непричастны к событиям 11 сентября, невозможно в принципе.

Другая причина, по которой виртуальные перевороты и «бархатные» революции часто отождествляют, в том, что во время активной фазы «цветных» революций кульминационное действо зачастую закручивается вокруг виртуального сюжета, то есть того события, которого не было в действительности. Так во время «бархатной» революции в Чехословакии в 1989 г. событием, ставшим роковым для коммунистического правительства, явилось убийство участвовавшего в демонстрации протеста студента М. Шмида, погибшего в результате разгона манифестации полицией 17 ноября 1989 года. Это вызвало взрыв возмущения общественности и спровоцировало новые выступления, что послужило причиной падения коммунистического правительства. Однако ключевое событие революции оказалось хорошо поставленным спектаклем. Студентик не только не помирал, но даже, как выяснилось, был сотрудником спецслужб. Последние, кстати, и организовали политический кризис, чтобы заставить тогдашнее руководство страны подать в отставку. Заказчики, разумеется, остались за кадром. Махинация вскрылась уже после триумфальной победы революции, но ее результаты никто не стал отменять. Победителя не судят.

Виртуальный характер носил захват Горбачева в заложники в Форосе в августе 1991 г. На самом деле его не только не захватывали гэкачеписты, они даже не блокировали госдачу и не «изолировали» его, как тогда сообщала пресса. Плешивый мерзавец просто отсиживался на курорте, пока его подручные разваливали страну, президентом которой он являлся. А миф о его изоляции был нужен лишь для создания вакуума власти, чем по сценарию должен был воспользоваться Ельцин. У толпы должен быть только один вождь.

В Румынии массовые волнения в Тимишоаре в декабре 1989 г. спровоцировал арест венгерского проповедника Л. Текеша (на западе Румынии проживает большое количество венгров). Непонятно, что за режим содержания был у священника, если его, как часто упоминается в тематической литературе, посещал в тюрьме второй секретарь посольства США в Бухаресте Джим Керри. На улицы Тимишоары хлынули несколько десятков тысяч «профессиональных протестующих». Активисты были заранее подготовлены в лагерях на территории Венгрии.[51] Потом происходит якобы расстрел якобы мирной демонстрации якобы полицией, сотни тел зверски замученных борцов за свободу показывают мировые телеканалы, в Бухаресте на улицы высыпают 500 тысяч демонстрантов, которые в исступлении скандируют: «Тимишоара! Тимишоара!». Чтобы о кровавых жестокостях режима в Тимишоаре узнали все румыны, была развернута плотная сеть радиовещательных станций на Румынию, причем за 1989 г. интенсивность антиправительственного вещания с территории Венгрии, Чехословакии, Болгарии и СССР возросла в пять раз. В итоге массовых беспорядков и вооруженных выступлений (оружие интенсивно поступало контрабандой из-за границы в течение двух предшествующих лет) глава государства Николае Чаушеску был низложен и поспешно убит после имитации некоего суда.

Одной из загадок румынской революции стали неуловимые снайперы из числа сторонников Чаушеску, которых никто так и не увидел, и, тем более, не поймал, зато СМИ просто захлебывались, наперебой рассказывая о коварстве неуловимых убийцах, мстящих народу за свержение диктатуры. Это было, выражаясь профессиональным языком, создание виртуального объекта для атаки. Вот только этих виртуальных террористов атаковали реальные боевики, вооруженные пулеметами, захваченными при погромах армейских казарм, и даже танки. Разумеется, в результате беспорядочной пальбы появлялись убитые и раненные, которые и объявлялись прессой жертвами снайперов из «Сикуритатэ» — румынской секретной полиции. Это позволяло нагнетать обстановку до нужной степени накала массового психоза.

Другим виртуальным объектом атаки явились вымышленные несметные сокровища, украденные у народа, которые якобы прятал в своем дворце Чаушеску. Но, не смотря на то, что злато и серебро, пересыпанное рубинами и алмазами, существовало лишь в иллюзорном мире, штурму подвергся президентский дворец в мире физической реальности. Повстанцы шли на штурм дворца именно затем, чтобы грабить награбленное — очень мощный стимул для взвинченной толпы.

Итальянский культуролог Джорджо Агамбен так высказался о виртуализации румынской революции, превращении ее в спектакль, где зрители становятся участниками массовки, но при этом не сознают, что участвуют в постановочном действе:

«Тимишоара представляет кульминацию этого процесса, до такой степени, что ее имя следовало бы присвоить всему новому курсу мировой политики. Потому что там некая секретная полиция, организовавшая заговор против себя самой, чтобы свергнуть старый режим, и телевидение, показавшее без ложного стыда и фиговых листков реальную политическую функцию СМИ, смогли осуществить то, что нацизм даже не осмеливался вообразить: совместить в одной акции чудовищный Аушвитц и поджог Рейхстага. Впервые в истории человечества недавно похороненные трупы были спешно выкопаны, а другие собраны по моргам, а затем изуродованы, чтобы имитировать перед телекамерами геноцид, который должен был бы легитимировать новый режим. То, что весь мир видел в прямом эфире на телеэкранах как истинную правду, было абсолютной неправдой. И, несмотря на то, что временами фальсификация была очевидной, это было узаконено мировой системой СМИ как истина…».[52]

Противостоять массированному зомбированию сознания довольно просто. Попробуйте не смотреть телевизор хотя бы полгода. Думаю, что после вам, скорее всего, уже не захочется вновь подсаживаться на теленаркотик. Это все равно, что проглотить «красную пилюлю», вырваться из плена матрицы и увидеть реальный мир. Сегодня желающих жить в реальном мире очень мало, поскольку уж очень там неприятно пахнет. Впрочем, это не повод для пессимизма. Очень скоро тем, кто захочет выжить, придется осознать, что реальность совсем не такая, какой ее изображает телевизор.

10. Зачем революционеру культура

Под профессиональными революционерами я понимаю не тех, кто получает зарплату за то, что сидит в офисе и занимается мониторингом протестных настроений или отрабатывает заграничные гранты путем проведения семинаров для красных или оранжевых активистов. Профессионал — человек, который (в отличие от любителя) занимается каким-нибудь делом как специалист, владеющий профессией.

Как отличить фотографа-профессионала от любителя? По внешним признакам это совершенно невозможно, ибо любой дилетант может приобрести дорогую профессиональную технику, арендовать студию, пригласить туда сисястых моделей, разложить их на подиуме и нажимать на спуск до упаду. Допускаю, что из нескольких тысяч отснятых кадров пара-тройка окажутся удачными и достойными того, чтобы экспонироваться на выставке или быть опубликованными в глянцевом журнале. Но даже это не делает дилетанта специалистом, ибо в отличие от профессионала, он фотографирует неосознанно, бездумно, и не всегда может верно оценить полученные результаты, даже если случайно получает хорошие снимки. Для любителя важен не результат, а удовольствие, которое он получает от самого процесса. Специалист же, приступая к работе, четко знает и что он хочет получить, и как этого добиться наиболее рациональным образом. То есть подходит к процессу осознанно. Он не просто смотрит в видоискатель, а компонует кадр, одновременно думая о том, какое диафрагменное число нужно установить, чтобы подчеркнуть воздушную перспективу, и использовать ему глянцевый или матовый отражатель, дабы акцентировать передний план.

Конечно, можно безошибочно отличить любителя от профи, сравнив итоги их работы, но возможность сравнения имеется далеко не в каждой ситуации — скажем, в случае с хирургом-неумехой. То же самое и с революционерами — дилетанты сначала устроят управленческий хаос, далее экономический кризис, плавно перетекающий в гражданскую войну, а потом беспомощно разведут руками: дескать, извините, товарищи, первый блин комом. Поэтому ранжировать революционеров на профессионалов и дилетантов желательно до революции, поскольку провалы вторых исправить столь же сложно, как ошибки дерьмового хирурга. А отличить их друг от друга внешне бывает достаточно сложно, ибо до революции революционеры обычно занимаются всякой фигней: витийствуют на митингах, пописывают заумные брошюрки, сидят в кутузке, или проводят в пивнушках партсъезды. То есть не только прямую связь между их деятельностью и полученным результатом установить невозможно, но и сам результат зафиксировать крайне сложно. Тем не менее, есть признак, по которому безошибочно можно определить профессионального революционера от дилетанта. Дилетанты в лучшем случае думают о том, как им прийти к власти, а профессионалы — о том, что они будут делать, придя к власти.

Был ли Ленин профессиональным революционером? Первые 25 лет своей карьеры — нет, потому что он считал в обозримом будущем приход к власти социалистов в России совершенно нереальным, и не особо грузился по поводу того, что следует предпринять после краха самодержавия. В январе 1917 г. он в публичной речи по случаю очередной годовщины Кровавого воскресенья утверждал, что «мы, старики, не доживем до грядущей революции». Вообще, из Ленина пропаганда слепила гения, обладающего сверхъестественным пророческим даром. Между тем, в своих прогнозах он порой ошибался грандиозно. В письме к Горькому накануне 1913 г. он пишет: «Война Австрии с Россией была бы очень полезной для революции (во всей восточной Европе) штукой, но мало вероятия, чтобы Франц Иозеф и Николаша доставили нам сие удовольствие». В этом благодушном настроении он и пребывал, будучи подданным Российской империи, находящимся на территории потенциального противника до августа 1914 г., пока его не арестовали, как русского шпиона.


Остров Капри, Италия, апрель 1908 г.

Ленин гостит на вилле у Максима Горького (в центре подпер рукой подбородок). Противник Ильича по шахматной партии — его давний оппонент Александр Богданов. Открыв на Капри партийную школу, Богданов начал проповедовать социализм, как новую религию, за что по инициативе Ленина был изгнан из партии. После революции Богданов занимал видные посты в СССР, организовал первый в стране институт переливания крови.

Жизнь русских революционеров в эмиграции напоминала затянувшийся на десятилетия отпуск с приятным времяпрепровождением в респектабельных кварталах европейских столиц и курортных городках Средиземноморья. Кто оплачивал по весьма высоким стандартам пансион борцов с буржуазией, доподлинно не известно.


Своей задачей Ильич считал максимально приближать революцию, чтобы, дай бог, увидеть хотя бы к старости, как рушится старый мир, и рождается новый. То есть почти всю свою сознательную жизнь он думал о том, как социал-демократам создать возможность для полноценного участия во власти. А потом вдруг, совершенно неожиданно для него, царизм в результате заговора рухнул, и Ленин увидел шанс взятия власти. Времени у него было в обрез, но эти несколько месяцев между февралем и октябрем 17-го он постарался максимально использовать для того, чтобы перейти из разряда любителей в профессиональную лигу. Первая его работа, в которой он попытался рассмотреть практические, а не абстрактно-теоретические аспекты построения социалистического общества в России — «Государство и революция» датирована августом 1917 г. Читая сегодня это произведение, трудно порой скрыть ухмылку — до такой степени глупыми кажутся ленинские рассуждения. Например, он вполне серьезно утверждал, что постоянная армия и полиция после уничтожения буржуазии будут не нужны, поскольку их заменит поголовное участие вооруженных рабочих в милиции.

И человек с такой чудовищной кашей в голове, не имея абсолютно никакого опыта государственного управления, стал через пару месяцев главой правительства! Но все же Владимир Ильич, благодаря развитому уму и фантастической работоспособности, очень быстро стал и профессиональным революционером, и эффективным государственным деятелем. То же самое относится ко многим его соратникам. Конечно, в несколько недель сложно пройти тот путь, для которого в иных условиях требуются годы и даже десятилетия, поэтому некомпетентность революционного правительства дорого обходилась стране.

Летом 1920 г., когда Красная Армия была разбита под Варшавой, Советская Россия находилась в катастрофическом положении. Но если бы Тухачевскому удалось взять польскую столицу, последствия были бы, вероятно, еще тяжелее, так как в этом случае в войну с русскими вступала бы Румыния, Чехословакия, и, очень вероятно, Финляндия. Но кто из большевистского руководства тогда пытался трезво смотреть на вещи? Почти все они находились в святой уверенности, что европейский пролетариат поддержит Красную Армию из чувства мифической классовой солидарности. В химеру интернационализма не верил, пожалуй, только Сталин, который имел смелость дважды выступить в «Правде» против похода на Варшаву. Катастрофа на Висле стоила России не только моря крови (лишь в плену поляки уничтожили, как сегодня считается, не менее 60 тысяч красноармейцев), но и самых колоссальных территориальных потерь за всю ее предыдущую историю. А причиной этому был грубый непрофессионализм нового руководства, которое отсутствие опыта пыталось подменить верой во всесилие марксистских догм.

Проблема коренилась в том, что многие лидеры революции много лет провели в эмиграции, будучи оторванными от народа, о котором имели зачастую книжные представления. Как с горечью заметил в ноябре 1917 г. будущий нарком Леонид Красин, «Вся эта революционная интеллигенция, кажется, безнадежно сгнила в своих эмигрантских спорах и безнадежна в своем сектантстве». Красин, кстати, являлся одним из немногих советских руководителей, получившим опыт управления промышленностью еще при царе. Поэтому он, будучи человеком прямолинейным, чуждым карьеризма и лицемерия, частенько конфликтовал со своими коллегами по партии. Известна реплика раздраженного Григория Зиновьева, адресованная Красину: «Мы просим некоторых товарищей, которые суются к нам со словом «некомпетентность», чтобы они забыли это слово».

Как известно, Красин был одним из организаторов боевого подполья РСДРП и нелегальной печати. Помимо этого он занимался финансированием партии. Зиновьев же прославил себя лишь как виртуоз партийных склок и подхалим, перебежками из одного лагеря в другой и публичными покаяниями. Кончил он, как и положено таким типам, у расстрельной стенки в 1936 г. Борис Бажанов, секретарь Сталина, охарактеризовал этого деятеля так: «Порядочный трус, он никогда не склонен был подвергаться рискам подполья, и до революции почти вся его деятельность протекала за границей». Вот если бы революционеры тратили время в Цюрихе и Париже не на внутрипартийные интриги, не на выяснение, кто из них более изысканно может трактовать Энгельса, а занимались проработкой тех вопросов, которые им предстоит решать в будущем, то их деятельность у государственного штурвала могла бы стать куда более успешной.

Химера интернационализма была окончательно отброшена советским руководством лишь летом 1941 г. после кровавой бани, устроенной нам немецкими пролетариями. Интернационализм — это не просто пропагандистский предвоенный штамп, это еще и элемент военной доктрины СССР. Красная Армия в 20-30-е годы готовилась не воевать с сильным морально и технически противником, а помогать классовым братьям в их гражданской войне против эксплуататоров. Из этой доктрины следовало, что политподготовка бойца имеет более важное значение, чем умение метко стрелять. Несмотря на то, что в конце 30-х годов большинство авторов этой военной доктрины постреляли и пересажали, они за два десятилетия успели воспитать в интернационалистском духе целое поколение командиров, умеющих бойко произносить речи на торжественных митингах, но не способных именно воевать. Это лишь одна крупная ошибка большевиков, а их было немало, и расплачиваться за них пришлось народу миллионами жизней и колоссальными материальными потерями.

Иной пример быстрых успехов после взятия власти дает нам национал-социалистическая Германия. Уж не знаю почему, но Гитлер фанатично верил в свое предназначение вождя немцев и 20 лет усердно готовил себя к этой роли. Он, отставной ефрейтор,[53] смог стать великим полководцем, чей авторитет безоговорочно признавали фельдмаршалы. Гитлер великолепно разбирался в экономике, и во многом именно поэтому перманентный экономический кризис, долгие годы терзавший Веймарскую республику, после прихода к власти нацистов сменился стремительным ростом экономики и благосостояния народа. Велики были познания фюрера в области техники, психологии, дипломатии, пропаганды, и т. д. Дело, разумеется, не только в его выдающихся личных качествах, окружение Гитлера тоже состояло в большинстве своем из профессионалов. Надеюсь, такие имена как Герман Геринг, Ялмар Шахт, Альфред Шпеер, Йозеф Геббельс о многом скажут тем, кто интересовался историей и экономикой. Правда, в случае с Германией не стоит сбрасывать со счетов то, что национал-социалистическая революция не сопровождалась крахом государственности, общество избежало сильных потрясений, а национальное хозяйство хоть и было дезорганизовано, но не подверглось физическому распаду в предшествующие годы.

Разумеется, серая масса штурмовиков была столь же малокультурной, как любая другая обывательская масса в любой иной европейской стране, но определяющее значение во время революции имеет умственный уровень вождей, а не массовки. Заставить массы выполнять волю руководства — вопрос технический. Имея представление о культурном уровне нацистской верхушки, легко можно понять, почему национал-социалистическая революция в Германии в течение всего нескольких лет продемонстрировала ошеломительные успехи. Да, кончил Гитлер очень плохо, но и на старуху, как говорится, бывает проруха — не стоит забывать, кто стал главным могильщиком германского национал-социализма, и каких усилий это стоило.

Что же надлежит понимать под культурным уровнем человека? Зачастую признаком высокой культуры считается усвоение некоторого объема знаний и способность изящно оперировать в разговоре мудреными словами вроде «дискурс» и «экстраполяция». Что такое культурный уровень, можно было бы выяснить, заглянув в толковый словарь, но это как раз тот случай, когда он не может дать однозначный ответ. Как нам сообщают Ожегов и Шведова, культурный человек — это индивид, находящийся на высоком уровне культуры, соответствующий ему. Но при попытке выяснить, что такое культура, мы вообще попадем в тупик, что порою бывает с иностранными словами, не имеющие корня в русском языке — слишком туманно, широко и абстрактно трактуется этот термин. Применительно к нашему случаю это будет высокий уровень чего-нибудь, высокое развитие, умение. Словарь иностранных слов Крысина сообщает, что культура — сродни понятия цивилизации. Что же касается немецкого kultur или французского culture, откуда слово и было заимствовано, то там оно обозначает совершенно то же самое, что и термин «цивилизация». То есть культурный человек — это человек цивилизованный.

Поскольку наши лингвистические раскопки несколько запутывают дело, я дам формулировку, следующую из контекста: уровень культуры определяется способностью человека к разумной деятельности. Культурный человек — это человек, познающий мир с помощью разума, руководствующийся разумом при решении стоящих перед ним задач. Homo sapiens — человек разумный — создал культуру. Именно разум породил цивилизацию. То есть в данном случае с полным основанием можно ставить знак равенства между понятиями культуры и цивилизации. Собственно, так оно и понималось изначально. Слово «культура» вошло в широкий обиход относительно недавно — во второй половине XVIII столетия на волне Просвещения, и философы-просветители (Вольтер, Анн Тюрго, Жан Кондорсе) были склонны сводить содержание культурно-исторического процесса к развитию человеческого разума. Позже понятие культуры приобрело расширительное толкование.

Еще проще можно сказать, что под культурным уровнем человека следует понимать уровень его умственного развития и способность пользоваться умом в полезной деятельности. Таким образом, высокий уровень культуры характеризуется не большим объемом знаний и уж, тем паче, не наличием корочки о получении образования, а хорошо тренированной способностью к пониманию, то есть умением мыслить, анализировать, сопоставлять, делать выводы и проверять их. Это то, что, на мой взгляд, следует подразумевать под культурностью человека.

Что касается политической сферы, то вопрос профессиональной культуры значительно усложняется, поскольку деятельностью, да еще и полезной, занимаются далеко не все политики, а для тех, кто все же занимается, затруднительно сформулировать четкие критерии эффективности их деятельности. Когда же критериев нет, люди склонны доверять общему мнению, которое может быть глубоко ошибочно.

Эксперт-энергетик Дэниел Ергин в книге «Добыча: всемирная история борьбы за нефть, деньги и власть» описывает встречу Гитлера с высокопоставленными представителями химического концерна «ИГ Фарбен», состоявшуюся в июне 1932 г. на квартире у фюрера НСДАП. Речь шла о перспективах разработки технологии создания синтетического жидкого топлива из угля, которым была богата Германия. Беседа продлилась два с половиной часа. Когда представители компании отчитались перед руководством о встрече, председатель правления «ИГ Фарбен» резюмировал: «Да, этот человек кажется более разумным, чем я думал». Итогом переговоров стала финансовая помощь нацистам со стороны концерна, а Гитлер в свою очередь пообещал предприятию всемерную государственную поддержку работ по гидрогенизации угля.

В то время идея делать бензин из каменного угля еще не получила широкого промышленного применения, но именно эта технология сделала для Германии, не имеющей доступа к крупным источникам нефти (в топливном балансе страны нефть занимала лишь 5 %), возможным создать современные вооруженные силы. Впрочем, в первые годы нацистского режима военные вопросы стоялиотнюдь не на первом месте. 1934 г. в Германии была начата широкая программа по автомобилизации страны, в основе которой лежал расчет на собственные топливные ресурсы. Но это все было позже, а в 1932 г. Адольф Гитлер еще не был канцлером и фюрером германского народа, его партия имела лишь 20 % мест в Рейхстаге. Тем не менее, крупнейшие промышленники страны считали возможным обсуждать с ним проблемы индустрии и находили взаимопонимание. Покажите мне сегодня того оппозиционного политика, который бы мог со знанием дела вести разговор о разработках промышленного способа получения биоэтанола. Между тем, существующих запасов нефти в РФ при нынешнем уровне добычи хватит лет на 30–40, так что данный вопрос вполне практического характера. «Оппозиционеров» же больше беспокоит положение со свободой слова, процедурные вопросы демократии и, конечно же, собственный рейтинг. Это и есть проявление узости мышления, скудости эрудиции, показатель низкой культуры политика.

Понятие человеческой культуры включает в себя еще и нравственную составляющую. Вот что писал в журнале «Современник» (1990 г., № 5) писатель и публицист Кавад Раш: «Культура есть здравый смысл, ибо она — психическое здоровье. Культура есть красота, ибо она — физическое здоровье. Культура есть достоинство и совесть, ибо она — нравственное здоровье». Как видим, на первое место Раш ставит психическое, то есть умственное здоровье. Культуру, как нравственный аспект, он разъясняет ниже более подробно: «…это верность отцу и матери, верность роду и отечеству, это правдивость и нежность, доброта и бесстрашие, которые всегда вместе, ибо сострадание есть отвага души. Значит, культура — это преданность всем своим истокам, словом, она есть любовь, она — здоровье, она — верность».

Кое-кто, вспомнив, что я охарактеризовал руководителей Третьего Рейха, как высококультурных политиков, попытается поймать меня на противоречии: дескать, какая у них там была нравственность? Не вижу противоречия. Национал-социализм не только провозглашал, но и утверждал в жизни высокие идеалы — любовь к родине, служение обществу, приоритет общих интересов над личными, самопожертвование, и т. д. Единственное, что вызывает сегодня отторжение в нацизме — это его расистская составляющая. Но, принимая во внимание историзм морали, следует признать, что в первой половине XX столетия расизм был настолько органично вплетен в западную культуру, что ничего из ряда вон выходящего нацисты собой не представляли. Для американцев недочеловеками были негры, для англичан — туземцы их колоний,[54] для немцев — евреи и прочие «унтерменши».

Приведу еще несколько мыслей Кавада Раша о природе культуры:

«Подлинная культура тяготеет не столько к образованию, сколько к воспитанию. Культура есть то, что не имеет специализации, не поддается подсчету, неразложимо и чего нельзя приобрести с дипломом или степенью, а тем более с должностью. Потому крестьянин может быть глубоко культурен, а академик — хамом, офицер может быть высококультурен, а культуролог невежествен, а то и просто, по К. Марксу, «профессиональным кретином»…

Культуре не учатся по книжке, ибо она вся в поступке, в действии, в живом слове. Лишившись здравого смысла там, где надо принять решение на уровне целого организма, мы призываем в советчики специалистов, профессионалов, академиков, то есть тех, кто всю жизнь буравил частность, и запутываемся окончательно, забывая, что нобелевский лауреат может, допустим, расщеплять атом, но быть полным олухом в неразложимой жизни и политике. Все наше столетие запуталось при оракулах-профессорах. Один профессор, вроде Фрейда, наотрез отказывался рассматривать человека выше пояса, экономиста-профессора никакими силами не оторвать от желудка, технократ — беднейший из всех — верит а науку, другой профессор-оракул — Корбюзье — вещал, что дайте людям типовую солнечную каморку, и не надо ни революций, ни религий, и ведь этот идиотизм десятилетиями с упоением тиражировался. Еще один лингвист-структуралист — Леви-Стросс заявил, что в человеке нет вообще никакой тайны, а вместо души — хорошо просматриваемая кристаллическая решетка. Все они вместе и по отдельности «рисовали» свои портреты и навязывали их другим. Потому-то мы и пришли к этим гербицидам в культуре или вдруг увидели, как сказал бы Дерсу Узала: «Много лет тайга ходи — понимай нет».

Я бы сказал более пессимистично: мало того, что у наших революционеров «понимай нет», так зачастую нет еще и желания что-то понимать, и лишь агрессия к тем, кто пытается это делать. Без культуры же нет профессионализма. А коли нет профессиональных революционеров, то кто же будет делать революцию?

Итак, мы установили, что профессионального революционера из окружения революционеров-дилетантов до революции можно вычислить только по одному критерию: профессионал готовит себя к государственной (военной, политической, административной, экономической, научной и т. д.) деятельности, которую он будет осуществлять после взятия власти. Любителя же занимает исключительно вопрос о том, как ему получить вожделенную власть. Революция, как процесс, складывается из трех составляющих — подготовки к ней; государственного переворота; собственно революционного преобразования общества. Две первые стадии не имеют никакого смысла без третьей, которая по степени сложности далеко отстоит от них. Конечно, не все имеют смелость открыто признать, что желают в результате политического переворота получить власть — влезть на пальму, как говорит один мой знакомый. Но это само собой разумеется, ибо никто не будет бороться с режимом и претерпевать всяческие сопутствующие тяготы лишь затем, чтобы после свержения правительства передать бразды правления кому-то другому и скромно отойти в сторонку.

Вопрос о власти является ключевым вопросом всякой революции, и по характеру стремления к личной власти можно многое сказать о революционере уже сегодня. Не секрет, что подавляющее большинство левых за исключением отдельных хиппующих мажоров, ищущих острых ощущений, люди весьма небогатые. Но их бедность разного рода — одни бедны, потому что революционеры, а другие — революционеры, потому что они бедные. Для второй категории левых их политический радикализм чаще всего является проявлением комплекса неполноценности, порожденного агрессивным насаждением ценностей потребительского общества. Причем в торжестве своих политических взглядов они ищут не столько способ реализации эгалитарных принципов, устраняющих дискриминацию по признаку материального достатка, сколько банальной компенсации за тяготы жизни «под буржуем».

Для многих из них революция проходит под лозунгом «Грабь награбленное!», а дореволюционный стаж борьбы воспринимается как способ легитимации своего привилегированного положения в будущем. Власть ими воспринимается не как инструмент исторического и социального творчества, а как заслуженная награда за годы лишений, и такая награда тем более ценна, чем больше благ и преимуществ дает обладание ею. Радикалы оранжевого толка еще более откровенны в своих меркантильных устремлениях, многие даже не готовы ждать до победы своей революции, а стремятся обогатиться здесь и сейчас.

Весьма рекомендую обратить внимание на описание быта и нравов постреволюционной государственной элиты в России 20-х годов. Стиль эпохи хорошо характеризует явление, которое можно назвать революционное барство. Уже командир полка имел по должности за счет казны конный экипаж для выездов с семьей, а в качестве служебного жилья ему полагался комфортабельный особняк. В дело шли бывшие дворянские усадьбы и дворцы, так как там, помимо отличных господских хором и конюшни, имелись и комнаты для прислуги, совершенно необходимой красным командирам (правда, ее стали называть обслугой). Но благодаря коррупции и быстро окрепшей кастовости неофициальные привилегии носили еще более впечатляющий характер.

Началось разложение новых элитариев сразу после захвата власти. Вот что в сентябре 1920 г. доводил до сведения председателя совнаркома Ленина, членов ЦК РКП(б) и редакции газеты «Правда» командир Красной Армии, рабочий-металлист Антон Власов:

«Рабочие завода «Мотор» взяли себе для коллективной обработки одно имение с хорошим дворцом, в котором они думали устроить колонию для своих детей. Но на их беду это же имение понравилось коменданту гор. Москвы «коммунисту» Ганшину, «коммунисту» же Бурдукову и «коммунисту» Люблину, и они стали отнимать у рабочих имение, которое те не отдавали — дело перешло в Совнарком и… Рабоче-крестьянская власть, отняв имение у рабочих (которые по своей сознательности не протестовали с оружием в руках, что, по моему мнению, они должны были бы сделать), передала его нескольким «зубрам от революции», которые, как например, Бурдуков, и в Москве занимают особняки.

И вот, эти самые рабочие завода «Мотор» могли наблюдать каждое утро и вечер, как взад и вперед ездили на автомобилях упомянутые «товарищи» со своими «чада и домочадцы». Прекрасная агитационная картина, не правда ли!? Это ли не бессилие партии, это ли не пример того, что «рука руку моет»…

…Упомянутый Бурдуков, которым я очень заинтересовался, и которого видел несколько раз лично и, особенно, часто беседовал с его секретарем и с живущим вместе со мною сотрудником, представляет из себя типичного тупоголового мещанина с брюшком, с семьей, со штатом лакеев в виде [лиц] для поручений и вестовых. Ничего сам лично не делает, кроме пристраивания друзей своих друзей, родственников своих родственников, знакомых знакомых своих знакомых и знакомых сильных мира сего по разным запискам.».[55]

Укажите мне того радикала, который бы как Ленин в 1917, Муссолини в 1919, Гитлер в 1924 г., или Сталин в 1929 г. выступил с программой конкретных действий по по разрешению глубокого кризиса, которые он лично (его партия, фракция, организация, секта, хунта, группа товарищей) намерен осуществить в случае обретения верховной власти. Не уверен, что вам, дорогие мои, удастся составить перечень хотя бы из десяти имен.

Хочу уточнить, что рассуждая о профессионалах и любителях, я имею в виду революционеров, пытающихся решать практические задачи, а не занимающихся отвлеченным философствованием. Например, весьма интересный и популярный писатель Сергей Кара-Мурза дотошно копается в прошлом, поставив своей целью передать молодежи опыт своего поколения. Цель, конечно, благая, но к решению прикладных задач революции отношения не имеющая. Порой Сергей Георгиевич безнадежно погрязает в болоте интеллигентства, выдвигая тезисы о том, что проблемы левой оппозиции в том, что оппозиционеры не умеют правильно рассуждать. Учитесь рассуждать правильно — призывает он. Все-таки, на мой взгляд, умение правильно действовать стократ важнее мастерства правильно обосновывать свое бездействие. Сам Кара-Мурза по части умных рассуждений просто виртуоз — так клеймит антинародный режим, что просто караул. Вот только самому режиму от этого хуже ничуть не становится. А насчет того, как конкретно надо действовать, чтобы уничтожить режим, и что делать после, он почему-то молчит.

После написания этих строк на меня обрушились громы и молнии фанатов Кара-Мурзы, которые утверждали, что теоретики нужны для того, чтобы указывать практикам, что делать. Да, ладно, ребята, успокойтесь. Практики сами находят, что делать — на то они и практики.

11. Революция, как хобби

Ничего не имею против фотографов-любителей, спортсменов-любителей и даже любителей пописать заумные статейки для газет. Если какое-то занятие доставляет человеку удовольствие, то можно за него только порадоваться. Однако и любители бывают разные. Одни стараются достичь профессионального уровня, а другие, утверждая профанацию своим кредо, дискредитируют то дело, которым занимаются, оскорбляя этим не только профессионалов, но и коллег-любителей.

Продолжим аналогии с фотографами. Любитель первого типа понимает, что ему в идеале нужен тот же объем знаний и навыков, что и профессионалу, и старается как можно быстрее усвоить, что такое выдержка, диафрагма, светочувствительность и цветовые аберрации. Такой энтузиаст рискует быстро превратиться в настоящего мастера. Второй тип профанирующего дилетанта мне совершенно несимпатичен, поскольку представляет собой тех, кто даже не желает знать, какие есть способы замера экспозиции, а мастерство фотографа приобретает путем метафизических исканий, занимаясь саморекламой «собственного видения». Такие «эстеты» пытаются самоутвердиться путем отрицания опыта предшественников (это с их точки зрения банальный формализм), и особый шик находят в пренебрежении к выверенным веками канонам композиции. Самомнение полностью подменяет у них профессиональные навыки.

В качестве примера революционера-дилетанта хорошо подойдет жизнеописание Паши Дыбенко. Этот славный малый был весьма колоритным уркаганом и пользовался во время постфевральской вакханалии 1917 г. популярностью среди распоясавшейся матросни, которая избрала его председателем Центробалта.[56] Но большой ошибкой было доверить этому блатному атаману пост народного комиссара по морским делам в первом составе советского правительства. Когда его послали на фронт защищать революцию, он вместе со своими бравыми морячками дезертировал из-под Нарвы, и, захватив железнодорожный состав, отправился со всей ватагой мародерствовать вглубь страны. Отловили лихого наркома только в Самаре (оцените протяженность маршрута по глобусу!), судили и сурово наказали — выгнали из партии. Эх, надо было еще тогда его шлепнуть, но почему-то постеснялись — как-никак свой в доску товарищ, матерого пролетарского происхождения.

В течение гражданской войны фамилия Дыбенко почти не упоминается в связи с боевыми операциями. Хотя формально он командует, скажем, Заднепровской дивизией, фактически состоящей из отрядов Махно и Григорьева, которые действуют совершенно самостоятельно. Эпизодически он мелькает на министерских постах, как например, в Крымской республике. После войны Павел Ефимович вновь оказывается на руководящей работе, и даже носит воинское звание командарма второго ранга (соответствует званию генерал-полковника). Прощение своих хозяев он заслужил тем, что жестоко подавлял восстание своих бывших братишек в Кронштадте, причем его жестокость я бы назвал двойной. Когда солдаты 561-го полка отказались стрелять по своим же красным матросам, Дыбенко немедленно приказал развернуть цепь позади отказников и стрелять по солдатам, чтобы заставить тех стрелять по матросам. За этот геройский подвиг ему даже орден Красного Знамени дали, а потом он в мирное время умудрился еще четыре ордена к нему присовокупить на свою широкую революционную грудь. Кончил этот «герой» гражданской войны и «основатель Красной Армии», как ему и положено — возле расстрельной стеночки в 1938 г., будучи обвиненным в шпионаже в пользу Америки, пьянстве, бытовом разложении и сопутствующих грехах. Правда, шпионаж он в покаянном письме Сталину отрицал, мотивируя тем, что «…ведь я американским языком не владею…», и насчет пьянства не соглашался (дескать, выпивал с друзьями в «Метрополе», куражился, но не более того), а про «бытовуху» скромно умолчал.

Вспомнился мне этот великий «полководец» не случайно. В России перевороты редко удавались бескровными. Оранжевая революция по-киевски — конечно, хороший вариант, но знали бы вы, в какую сумму она обошлось американским и европейским налогоплательщикам. Поэтому, либо следует привлечь на свою сторону армию (на самом деле это дохлый вариант, как показано выше), либо быть готовым взять в руки оружие.

Каждая революция, — утверждал в своей крылатой фразе Ленин, — лишь тогда чего-нибудь стоит, если она умеет защищаться. Истинный революционер, что любитель, что профи, просто обязан разбираться в военном деле хотя бы минимально. Но чаще всего левацкие радикалы являют собой отвратительный тип пацифистов дыбенковского типа — любят пощеголять в камуфляже, нацепить на грудь значки, повесить дома постер с Че и посмотреть фильм про герилью, но мысль об овладении хотя бы минимальными боевыми навыками им глубоко противна. И уж тем более, они не собираются сами воевать за победу революции. Вроде как, все они рассчитывают идейно руководить процессом, но издалека.

Есть иной типаж некроромантиков, вроде одного моего знакомого, третий год успешно косящего от армии, который в анкетах пишет, что мечтает умереть на баррикадах за свободу и прочую лабуду. Причем он уверенно заявляет, что когда надо, за ним в бой пойдут сотни и тысячи. Если случится «когда надо», мой юный друг, твою голову продырявит омоновский снайпер, поскольку ты не владеешь приемами тактического передвижения в условиях уличного боя, и времени освоить их «когда надо» противник тебе не предоставит. Сотни и тысячи пойдут не за тобой, а прямо по твоим разбрызганным мозгам. Либо ты будешь готовиться к боям на баррикадах сегодня, либо революцию будет делать кто-то менее самонадеянный.

Конечно, есть определенный шанс, что переворот в РФ осуществится без вооруженной борьбы. Просто режим скончается от инфаркта, как самодержавие в феврале 17-го, и власть, словно перезрелая груша, сама упадет в руки оппозиции (ах, мечты, мечты!). Но даже в этом случае надо будет как-то решать вопрос обороны страны, который становится тем актуальнее, чем быстрее ржавеют наши ядерные боеголовки. Беда в том, что левые, что оранжевые мальчики все сплошь убежденные пацифисты-аболиционисты, дай бог, лишь один из десяти знает, какой запах имеет АК после чистки. Поэтому они надеются на то, что их защитит профессиональная армия, состоящая из упакованных терминаторов. Ну-ну, последний раз в России концепцию профессиональной (добровольной, наемной) армии пытался воплотить Петр I, однако петровские «профессионалы» настолько позорно облажались под Нарвой, что государь вынужден был плюнуть на европейские моды и ввести принудительные рекрутские наборы. Благодаря этому удалось быстро выстроить такую армию, которая в течение последующего столетия посетила с дружественными и не очень визитами большинство европейских столиц, а некоторые даже не по разу.

Даже в случае «бархатного» варианта захвата власти придется противостоять на улице если не спецподразделениям вроде «Альфы», то хотя бы обычным ментам-пэпээсникам, иначе любую революцию можно пресечь, проведя операцию «Заслон». Поэтому даже революционерам-любителям придется ознакомиться с некоторыми элементарными приемами конспирации, которыми должен владеть даже новичок.

Прежде всего, вы должны усвоить, что менты — это наиболее паскудная часть населения, которую более чем устраивает нынешний режим, поскольку он им предоставляет беспрецедентные возможности по паразитированию. Поэтому никакими посулами поднять зарплату в случае успеха революции вы их к себе не расположите. Разумеется, проливать кровь за режим эти трусливые недоноски не будут, и в случае опасности просто разбегутся, как это случилось во время октябрьских беспорядков 1993 г. в Москве, но эту опасность еще надо уметь создать. Пока же противостояние противников режима с ментами напоминает игру в кошки-мышки: кошка ловит мышь и, слегка придушив беднягу, отпускает и учит котят охотиться на нее.

Так что это надо всегда иметь в виду, а расчеты на то, что ментам будет лень возиться с вами, можно считать пустыми. Конечно, сержанту Пупкину это нафиг не надо, он бы лучше пасся на вокзале, сшибая по стольничку со свежеприбывших гастарбайтеров или шмонал алкашей в подворотне. Гаишнику Кузькину тоже не хочется перекрывать проспект, поскольку, если автомобили не ездят мимо него, то ему остается жить на зарплату. Но у постовых сержантов и всяких прочих оперуполномоченных есть начальники — полковники и генералы, от которых они находятся в зависимости, и вынуждены перед ними прогибаться. Генералы и полковники в свою очередь хотят прогнуться перед своим начальством. Поэтому им даже выгодно преувеличить угрозу стабильности (стабильность — это сакральное понятие в путинской РФ) со стороны левых и правых экстремистов, ибо это дает возможность доказать свою необходимость режиму. Разумеется, не ради демонстрации песьей преданности как таковой, а с целью выбить дополнительные бюджетные ассигнования. Иметь доступ к «распилу» бюджета гораздо круче, чем зарабатывать на жизнь полосатой палочкой, стоя на грязной обочине рядом с дешевыми проститутками. Таким образом, следует уяснить, что силовики очень заинтересованы в борьбе с революционной угрозой, будь она хоть красной, хоть оранжевой, и будут бороться, применяя весь имеющийся в наличии оперативный ресурс.

Но, почему-то оппозиционеры не всегда это учитывают. Вот, скажем, решили в 2006 г. левые провести в пику саммиту G-8 в Петербурге Российский социальный форум (РСФ), который в прессе окрестили контр-саммитом. Очень глупо было нанимать автобусы, рассчитывая прорваться в Питер, ибо это дает ментам возможность повязать всех скопом еще на подходе. То, что некоторые все-таки доехали, как, например, украинцы, следует считать выигрышем в лотерею. Самый надежный в данных условиях способ передвижения — пешком, на велосипеде (120 км в день можно делать, даже обладая минимальной физической подготовкой) или автостопом. Хлопотно, но верно. Конечно, из Сибири до Питера даже автостопом добираться долго, потому приходится ездить поездом. А с поезда могут запросто снять, как многие убедились на собственном примере. Широко известны стали похождения Романа Бурлака. Этот красноярский активист дважды пытался добраться до Санкт-Петербурга. Первый раз его сняли с поезда на полустанке где-то посреди тайги и завели уголовное дело по подозрению в незаконном провозе взрывчатых веществ. Паспорт у него изъяли для поверки и «потеряли». Вернувшись в Красноярск, он попытался добраться на РСФ самолетом, купив билет по заграничному паспорту, однако в аэропорту у него нашли какие-то ошибки в билете и попросили заменить его в кассе. Кассир взяла у Ромы билет с паспортом, надолго ушла и «потеряла» их. Этот и многие подобные эксцессы породили в массах веру в некие «черные списки», в которые заносят фамилии левых активистов, дабы осложнить им жизнь.

На самом деле все очень прозаично и бюрократично. Существует централизованная система продажи авиа- и железнодорожных билетов «Сирена» и интегрированный с ней электронный комплекс «Экспресс-Транзит», который позволяет отслеживать приобретение железнодорожных и авиабилетов лицами, находящимися в федеральном розыске. Даже если вы не разыскиваетесь за совершение преступления, но внесены в соответствующий реестр, информация о маршруте вашего движения поступает в адрес того органа, который вас опекает. Оттуда идет запрос в соответствующее линейное отделение внутренних дел (ЛОВД), и ваши шансы доехать до места назначения как минимум уполовиниваются. Подозреваемых в совершении тяжкого преступления (а подозреваемым легко может стать любой, даже не догадываясь об этом) берут прямо в поезде навороченные парни в намордных масках с автоматами, прочих чаще всего принимает на конечной станции и препровождает в отделение обычный патруль.

На профессиональном ментовском жаргоне воспользоваться системой «Экспресс-Транзит» называется «поставить на сторожок». Самый простой способ избежать задержания — выходить в пункте прибытия не из своего вагона, а на всех крупных станциях тусоваться подальше от него, допустим, сидеть в вагоне-ресторане. И непременно надо выходить из поезда не в конечной точке маршрута, а немного ранее. Или берите, если это возможно, билет значительно дальше пункта назначения, чтобы сбить с толку преследователей. Впрочем, в последнее время менты все чаще практикуют задержания в ночное время задолго до конечной станции, предлагая «добровольно» сойти с поезда. Гневно вопрошать «По какому праву?» и ссылаться на Европейскую конвенцию прав человека смысла не имеет.

Более надежный способ ускользнуть от всевидящего ока — ехать по проездным документам не на свое имя, и тогда «сторожок» не сработает. Для этого не надо изготовлять фальшивое удостоверение личности, а просто приходите в кассу без документов, пишете на бумажке фамилию, номер паспорта и подаете ее кассирше. В некоторых городах можно заказать билет с доставкой на дом — всего-то переплатите за это 100 рублей. Только не забудьте немного ошибиться — если ваша фамилия Григорченко, то билет купите на имя Григоренко, а в номере паспорта перепутайте одну-две циферки. В большинстве случаев проводник при посадке вообще не замечает таких маленьких несоответствий, а если и заметит, то вы легко убедите его в том, что это досадная опечатка — мол, кассир ошиблась. Или расскажите другую легенду: дескать, едете в командировку, билеты на 50 сотрудников фирмы заказывала по телефону секретарша, вас лично не знающая, вот и вкрались досадные ошибки. Можно применить и такую хитрость: заскакивайте в поезд непосредственно перед отправлением, и не в свой вагон, а за пять вагонов сзади. Опаздывающий пассажир имеет право посадки через любой вагон. Проводник вагона, в который вы садитесь, лишь поинтересуется билетом и укажет рукой в сторону, где находится нужный вам вагон. Туда вы тихонько проходите через задний тамбур и, как ни в чем не бывало, занимаете свое место. После отправления поезда проводники собирают у только что севших пассажиров билеты, но паспорта уже не спрашивают, и данные не сверяют. Вряд ли они будут помнить всех вошедших на данной станции, особенно если пассажиров было много.

Другой способ более сложный. Вам нужно найти среди своих знакомых человека, близкого к вам по возрасту и полу, и заручившись его поддержкой, выучить наизусть все его персональные данные (дата, место рождения, паспорт, военный билет, регистрация по месту жительству, состав семьи, номер домашнего телефона, место работы и прочее, включая ИНН и номер пенсионного страхового свидетельства). Покупаете билет на его имя и идете на вокзал, где разыгрываете перед дежурным по станции комедию. Дескать, я Ваня Петров, еду в Выборг навестить больную бабушку, а тут такое дело, украли все деньги, и документы, вон как сумку разрезали (демонстрируете), а бабушка умирает, хочет с внучеком проститься, помогите люди добрые!

Разумеется, дежурный по вокзалу входит в ваше положение и посылает в вокзальное отделение милиции, где вы повторяете спектакль. В этом случае менты должны опросить вас, установить вашу личность и «пробить» по компьютеру. Если вы ничего не напутали, то получите на руки временное удостоверение личности взамен утерянного паспорта. С этой фитюлькой по прибытии в Санкт-Петербург идете в ПВС и добиваетесь, чтобы вам выдали то же временное удостоверение, но уже с фотографией 3х4. С этой бумажкой вы можете летать на самолетах, плавать на пароходах и ездить на поездах в течение месяца. Потом ее можно будет продлить еще на месяц, в случае, если вы находитесь вдали от дома, потом еще раз продлить, и еще, пока там негде будет ставить печати. Я с такой ксивой жил несколько месяцев, даже когда срок действия очередного продления кончался. Конечно, повышенное внимание к вашей персоне при посадке в самолет гарантировано, но главное не забывать свою новую фамилию.

Однажды мне даже пришлось лететь из Москвы со справкой об освобождении из мест лишения свободы (выдана в Тюмени), и ничего, билет продали без вопросов. Так что если какой-то ваш приятель недавно «откинулся», то попросите у него погонять на время справку об освобождении. Заменить на ней фотографию очень легко. На вопрос, почему у вас нет паспорта, можете отвечать, что при аресте забрали, и теперь он находится у следователя, а следователь (вот сука!) ушел в отпуск и не вызывает на допрос. Дабы подтвердить это, вы ловко вытаскиваете из кармана заявление в УВД с просьбой вернуть вам паспорт, на котором стоят входящие реквизиты милицейской канцелярии. Там на любом заявлении вам распишутся, даже если вы заявите, что являетесь инопланетянином, потому что такой у них заведен бюрократический порядок.

Но сразу предупреждаю, что любой из этих способов является рискованным и рисковать надо не ради участия в приключении, а только тогда, когда это оправдано. В остальных случаях либо никуда ни ездите, либо воспользуйтесь тремя безопасными способами — автостопом, рейсовым автобусом, пригородной электричкой. На дальние расстояния можно путешествовать, используя автобусное междугороднее сообщение, осуществляемое водителями-частниками. В пути следования частенько проверяют документы, но менты ленятся осуществлять персональный контроль, а зачастую требуют, чтобы водитель собрал документы и передал пэпэснику. Тот их лениво просматривает и, не найдя фамилий вроде Басаев и Джедаев, возвращает. В таких случаях просто изображайте спящего и не давайте свой паспорт, все равно никто не будет сверять число сданных документов с наличным количеством тел.

Еще один демонический миф касается прослушки телефонов. Да, прослушивают, но чаше всего этим занимаются не государственные органы, а всякого рода бандитские и полу-бандитские структуры вроде службы безопасности предприятия, которому угрожает ваша буйная и плохо законспирированная деятельность. Скажем, если вы решили организовать там независимый профсоюз. GSM-сканер стоит примерно 500 баксов и заказать его можно через Интернет. Самая большая трудность в этом деле не собственно прослушать, а понять, о чем идет речь в разговоре. Если вы подозреваете, что вас «пасут», то не стоит говорить: «Буду сегодня в 21.30 по адресу ул. Мира, 5, кв 48». Вполне может случиться, что именно там в то же самое время окажется пара агрессивно настроенных гопников. Достаточно будет сказать: «Лохматый, встретимся у Лысого, как договаривались», и прослушка окажется с носом. Лучше всего говорить по телефону поменьше, а если готовится крупная антиправительственная акция, то в обязательном порядке завести второй комплект телефонов, оформленный, разумеется, на посторонних лиц, и общаться только с использованием этого резервного канала связи. Организаторы акции «Россия без коррупции» в 2003 г. поступили именно таким образом, в результате чего сохранять конспирацию им до некоторой степени удалось. В случае, если вам жалко тысячу рублей на б/у телефон, то достаточно взять каждому участнику заговора по резервной SIM-карте и договориться о режиме связи — например каждый четный час в первые 30 минут. Но все же это не лучший вариант, так как каждый аппарат имеет свой номер iMEI, который фиксируется оператором при соединении, и если вас крепко «пасут», то все равно вычислят.

Много слухов ходило вокруг дистанционного активирования сотового телефона с целью прослушивания и скрытого радиодоступа к его содержимому. Вот гуляющая по Интернет выдержка со ссылкой на некий Национальный информационный бюллетень Организации Разведки, 1997: «Сотовый телефон может быть превращен в микрофон и и радиопередатчик с целью прослушивания разговоров, происходящих вблизи телефона. Это осуществляется путём подачи сотовому телефону команды технического обслуживания через управляющий канал. Команда переводит телефон в «режим диагностики». После того, как это сделано, разговоры в непосредственной близости от трубки могут прослушиваться по голосовому каналу». Можно, конечно, считать это глупостью, но в США уже отмечены судебные процессы, на которых в качестве доказательств использованы материалы прослушивания через сотовый телефон в качестве микрофона. Хотите — верьте, хотите — проверьте. Но лучше поостеречься.

Правда, прослушка в реальном времени на самом деле очень хлопотное занятие, и всех вас все равно прослушать физически невозможно. Зато можно легко получить упомянутый контакт-лист, иначе говоря, список соединений абонента, где зафиксированы все ваши звонки и их длительность, а так же сеансы GPRS за трехлетний период (именно столько операторы обязаны хранить эти данные). Беглый анализ списка позволяет установить характер и интенсивность ваших контактов с неблагонадежными субъектами (еще вычислить вашу любовницу и драг-дилера, если таковые имеются), а так же определить ваше местонахождение во время разговора. Можно узнать и ваш новый номер, если вы его внезапно сменили, чтобы провести органы. Эти самые органы, если вы их настолько заинтересовали, просто вычислят ваш новый номер по контакт-листам ваших постоянных собеседников. Получают его опера мгновенно без нудных формальностей по простому запросу из ментовки. Дескать, они ловят телефонных воров. Санкции суда на это не требуется, да и на прослушку она нужна лишь в том случае, если стенограммы их предполагается использовать на суде в качестве доказательства. Оперативники на все формальности клали, кладут и будут класть.

Сотовый телефон в случае чего позволяет быстро отловить нежелательных типов, поскольку с его помощью можно относительно точно установить местонахождение разыскиваемого. Однажды ни с того ни с сего мне стали приходить сотнями SMS от сотового оператора, иногда с интервалом в час, иногда ежесекундно. То, что я объявлен в розыск, мне не было известно, но странная SMS-активность насторожила, поэтому я старался как можно реже включать телефон, особенно если находился где-то в одном месте длительное время. Через несколько дней мне позвонили из службы безопасности «Мегафона» и попросили срочно прийти к ним в офис потому, что кто-то якобы позвонил с моего номера за границу и наговорил на 6 тысяч рублей. Идиотская, конечно, версия, тем более что состояние баланса на тот момент было положительным, что выяснить довольно легко. Решив, что вряд ли начальник службы безопасности знает меня в лицо, я послал туда своего приятеля, которого чуть не повязали на входе опера из уголовного розыска. Правда, меня они все равно через пару дней отловили.

Координаты абонента в пространстве вычисляются по отношению к базовой станции, и если вы находитесь между двумя-тремя станциями, можно вычислить ваше местонахождение, как говорят, с погрешностью не более пяти метров. Это, конечно, в теории, а на практике точность будет в пределах сотни метров, но иногда и этого достаточно. Остальное — дело техники. Однажды, когда я был в розыске, меня так и схватили. Пока я передвигался по городу, вычислить мое местонахождение было нереально, так как погрешность была довольно значительной, но стоило мне выехать за город, как машину остановили на ближайшем посту ГИБДД, причем менты были четко информированы, кого им надлежит задержать. Вроде бы мелочь — невыключенный телефон, но, как говорил штурмбанфюрер Штирлиц, в нашем деле мелочей нет. Как ни шифруйся, а проваливаешься всегда из-за какой-нибудь ерунды. Так что Максим Максимович тысячу раз прав.

Из самого факта объявления вашей персоны в федеральный розыск вовсе не следует, что все сотрудники карательных органов получают на руки ваш фоторобот и начинают тотальную облаву. Быть в розыске — это значит, что если где-то пэпээсник остановит вас для проверки документов, что-то заподозрит и свяжется по рации с отделением, где дежурный пробьет фамилию через компьютер, то тогда пипец. Но коль не попадешься, то тогда гуляй себе на свободе. Можно находиться в федеральном розыске годам, и никому не будет до этого дела. В ухтинском ИВС со мной сидел жулик, который за разбой числился в федеральном розыске, но все меры предосторожности, которые он предпринял — это переехал жить к бабушке, а дома по месту регистрации появлялся очень редко. Так он, не выезжая из Ухты (очень маленький город), гулял под носом у ментов пару лет, пока не был задержан за драку. Часто бывает, что человек вообще не знает, что находится в розыске, спокойно ездит на поезде, и линейщики не получают ориентировок на него.

Для отлова опасных преступников существует уголовный розыск. Они не ждут пассивно, пока клиента случайно заметет какой-нибудь патруль, а сами предпринимают определенные усилия для его отлова. Например, как рассказывал мне один сыщик, данные по системе «Сирена» он поучает непосредственно на свой сотовый телефон, и потому имеет возможность незамедлительно реагировать на полученную информацию. Эти товарищи довольно умело используют в своей работе разнообразные оперативные методы от прослушки до использования агентурных сетей, добиваясь порой, впечатляющих результатов. Некоторые не ленятся даже заглянуть в Интернет. Один сотрудник ОУР из Нижневартовка, будучи моим конвоиром, похвастался, что отыскал некую гражданку, обвиняющуюся в мошенничестве, аж в Кот-д'Вуаре, где та, сбежав из РФ, занималась разведением слонов. Это тем более удивительно, что Кот-д'Вуар не имеет соглашения с Интерполом, и объявление преступника в международный розыск в данном случае не повлечет за собой юридических последствий. Так что если за вас взялись всерьез, то схватят с большой долей вероятности. Помешают этому только радикальные меры — смена имени, внешности, места жительства, круга общения, рода занятий. Но и тут гарантии нет никакой.

Слежка (наружное наблюдение) сегодня в РФ применяется довольно редко, по крайней мере, в отношении политически неблагонадежных лиц. Исключение делается только на период выборов, когда это имеет некоторый смысл. А вот в Белоруссии КГБ весьма часто прибегает к подобной практике в своей повседневной деятельности, впрочем, делает это слишком демонстративно, что позволяет предположить, что смысл заключен не в получении информации, а в оказании психологического давления.

В царской России филерское ремесло — мастерство уличной слежки и тайного наблюдения — было весьма востребовано как в уголовной полиции, так и в политическом сыске. Примечательно, что военная контрразведка, состоящая из армейских офицеров, в этом деле оказалась совершенно некомпетентной. Японские офицеры, направляющиеся через Россию в Европу по Транссибу, только улыбались, когда их попутчиками в купе «случайно», но непременно оказывались их русские коллеги, которые даже завтракать в вагон-ресторан ходили в одно с ними время. Еще смешнее, что пристальное внимание к следующим транзитом военнослужащим Страны восходящего солнца русская контрразведка стала проявлять только после вдрызг проигранной войны 1904–1905 гг.

Сегодня наружное наблюдение применяется, как уже говорилось, чаще всего в период проведения выборных компаний. Если процесс организован достаточно грамотно, то группы наблюдения часто сменяют друг друга, дабы не мозолить глаза. Для того чтобы незаметно вести объект по городу, необходимо минимум 7–8 хорошо подготовленных шпиков, постоянно передающих подопечного с рук на руки. Вероятно, в недалеком будущем, когда на каждом углу будет понатыкано с десяток камер видеонаблюдения, слежку вообще можно будет осуществлять дистанционно. Когда слежку ведут дилетанты, вычислить ее не так уж сложно. Один мой приятель, постоянный «клиент» белорусского КГБ, будучи видным функционером оппозиционной лукашенковскому режиму Объединенной гражданской партии, испытывал к своей персоне постоянное любопытство крепких парней в штатском. Направляясь на приватную встречу, он непременно садился на автобус или троллейбус и пристально наблюдал за пассажирами, вошедшими вместе с ним. Если среди них находился его опекун из органов, то он никогда не платил за проезд, а показывал кондуктору красные корочки. Отрубить «хвост» после этого было уже делом техники.

В период предвыборных баталий довольно широко применяются и технические средства шпионажа — всякого рода «жучки» и «маячки». Вопрос лишь в цене. Выборы мэра 100-тысячного города в зависимости от степени раскрученности кандидата и наличия/отсутствия опасных конкурентов обходятся в сумму от 500 тысяч до пяти миллионов долларов. Применение технических средств слежки в этом случае стоит в зависимости от масштаба и интенсивности операции 5-30 тысяч баксов, что составляет примерно 2–5 % общего бюджета. Если полученные результаты окупают расходы на проведение мероприятий, мне трудно найти причину, по которой они не будут применяться против вас.

Надо упомянуть и о системе СОРМ-2. Переводится эта аббревиатура как система оперативно-розыскных мероприятий, а индекс «2» указывает, что это вторая версия системы применима к цифровым каналам связи (СОРМ-1 касается аналоговых средств связи, например бумажной переписки и обычных АТС). Думаю, не стоит объяснять, что такое IP-адрес и как он вычисляется, но все же, повторю общеизвестную истину — Интернет и анонимность очень плохо сочетаются.

Все Интернет-провайдеры в РФ должны быть подключены к СОРМ-2 в обязательном порядке, но на практике это часто не реализуется. Не могу гарантировать, что вас не подведет какая-нибудь из многочисленных программок, скрывающих IP, поскольку проверить это не имел возможности. Но, разумеется, нелишним применять их, посещая экстремистские сайты, особенно если вы делаете это регулярно. Региональные првайдеры обычно пренебрегают формальностями и сдают своих клиентов по первому же звонку из ФСБ.

Имейте так же в виду, что взлом почтового ящика — дело нехитрое. Московские хакеры берут за это 400–500 баксов, а в провинции можно договориться и дешевле. Для конспиративной связи я, например, однажды использовал портал для виртуальных знакомств love.rambler.ru. Принцип действия примерно такой же, как у почтового сервера, но согласитесь, вызывает гораздо меньше подозрений и мало кто догадается, что там я оставляю информацию о времени прибытия в город тиража подрывной газеты. Но самое лучшее, что можно предложить для противодействия ФСБ в виртуальном пространстве — пользоваться системами криптографии. Как любит говаривать один мой знакомый подпольщик, в нашем деле лучше перебздеть, чем недобздеть. Поверьте, он вынес это убеждение из личного не очень приятного опыта.

Теперь о пресловутых «черных писках». В отношении засвеченных активистов в органах по месту жительства заводятся так называемые наблюдательные дела. Формируются они в основном за счет административных протоколов и тому подобной бюрократической макулатуры. Уж не знаю, какой от этого прок, но по запросу участковый незамедлительно представит на вас досье, кому следует, и кто положено, сделает из этого нужные выводы. Наиболее злостные противники режима находятся в поле зрения УБОП, в структуре которого есть отдел по борьбе с экстремизмом (отдел «Э»). В отношении этих товарищей ведутся папки оперативного учета — такие же, как в случае с бандитами и боевиками ОПГ. Таким образом, создается обширная информационная база, как на отдельных лиц, так и на целые организации. При необходимости на основе этих оперучетных папочек формируются те самые «черные списки» и рассылаются в соответствующие органы.

Например, в случае проведения в городе Санкт-Петербург саммита G8, УВД города и Ленинградской области получают заранее составленные списки подозрительных организаций и их членов. Конечно, с таким большим объемом информации работать достаточно трудно, но ментовские методы деликатностью не отличаются — они «винтят» всех подряд и после пробивают по базе данных. Впрочем, электронные базы данных не всегда имеются в распоряжении стражей режима. Вот как описывает ход операции «Заслон» весной 2007 г. Максим Фирсов, известный деятель антирежимной оппозиции:

«B ходе прошедшего саммита Евросоюза в Самаре власть в очередной раз продемонстрировала свои возможности по подавлению гражданской активности. Важный элемент системы мероприятий «Заслон» — это посты на дорогах. Фильтровать автомобильный транспорт не так просто, как пассажиров поездов и самолетов, поэтому здесь важную роль играют особые маркеры, которые позволяют вычленить машину из потока. В случае с Самарой это могут быть московские номера, в любых других случаях — загруженная машина или автобус. Основную опасность для путешественников в любом случае представляет их багаж. Древки для флагов, сами флаги, газеты и листовки — все это на 100 % повод для длительной остановки на ближайшем посту, а затем и в отделении милиции. Поэтому эти вещи лучше пересылать заранее поездом или покупать на месте. Если обобщить, то приходится признать, что автомобильным транспортом с точки зрения безопасности лучше не пользоваться. Тем более, если твоя фамилия значится в кондуитах инквизиции.

При желании город могут закрыть наглухо, как это и случилось с Самарой. Участок трассы Сызрань-Тольятти-Самара до 20 мая был объявлен зоной ограниченного передвижения «в связи с ремонтом дороги и мероприятиями государственной важности», по крайней мере, так было написано в инструкции, разосланной по всем постам ДПС на этой трассе. Основные посты даже подключили к «базе антиглобалистов», но к счастью не обучили, как ей пользоваться, поэтому база существовала в виде кучи листов с фамилиями и фотографиями. Я мельком глянул на эти листы и ужаснулся. Кого там только не было, — самой большой группой были «скинхеды Пензенской области», а самой маленькой, всего из двух человек — несуществующая организация ЛКСМ. В Нижнем Новгороде ранее мне приходилось видеть папку, на обложке было написано буквально следующее «Наблюдательные дела: скинхеды, фанаты, РНЕ, антиглобалисты». При таком подходе к ловле антиглобалистов власти рисковали пропустить в Самару сводный отряд боевиков под командованием Мовлади Удугова, — их бы в этой базе точно не было. Главное, чтобы у них флагов и журналов с собой не оказалось. Порадовало меня, кроме всего прочего, что система автоматического сканирования номеров машин, которая теперь стоит на каждом посту, практически не работает. Корректно сканируется примерно каждый десятый номер, хотя, может быть, это только ночью».

Но, даже добравшись до конечного пункта маршрута, расслабляться рано. На каждом перекрестке дежурит бдительный наряд ППС, одержимый манией проверки документов. Чтобы избежать этого сомнительного счастья, лучше не иметь вызывающей внешности (сочетание длинного хайра, футболки с Че и рюкзака за плечами — верная путевка в отделение), не ходить группами, и вообще косить под местного. Никто не остановит вас, если будете передвигаться по городу в оранжевом жилете дорожного рабочего или нести в руках метлу и ведро с цементом. Никто никогда не проверяет без особой нужды сантехников, дворников, ремонтников и прочих сотрудников жилкомхоза.

Все вышесказанное — азы подпольной работы, которые необходимо учитывать даже в том случае, если зудит организовать какой-нибудь банальный антиправительственный митинг. Чтобы подготовить и провести публичную акцию масштаба Российского социального форума или организовать партию, надлежит уже очень серьезно прорабатывать вопросы безопасности, так как в деле замешаны сотни людей, среди которых немало тех, кто, сохраняя инкогнито, находится при исполнении служебных обязанностей. Вопрос можно поставить даже несколько иначе: важно не то, сможете ли вы организовать партию, а позволят ли вам это сделать. Если же охота попытаться сделать что-то без спроса Большого брата, первым делом надо решить, насколько реальна угроза делу и вашей личной безопасности, и каков должен быть адекватный уровень конспирации. Под правоохранительный пресс может угодить любой, причем я затрудняюсь сказать, что конкретно для этого надо натворить, или что должны от вас ожидать. Как невесело живется «под колпаком» карательных органов, можете поинтересоваться у маленькой и безобидной девочки Оли «Франчески» Ивановой1 из Краснодара — она порасскажет кучу жутких историй про шмоны, вызовы к следователю, слежки, прослушку и нападения под видом грабежа.

К вопросу о том, когда следует хорошо конспирироваться. Если вы громко кричите о своем намерении свергнуть ненавистный путинский режим, с каковой целью объявляете сбор своих сторонников где-нибудь в столице для размахивания флагом и пения революционных песен, то органы, конечно, данным процессом заинтересуются, но не особо. Меры примут, но вялые и формальные, вроде операции «Заслон» в период саммита G8 под Питером. Бороться против режима «вообще» у нас можно, по крайней мере, до тех пор, пока режиму вы ничем не угрожаете.

Но при попытке создать реальные проблемы реакционному и коррумпированному мэру какого-нибудь Мухосранска, или потугах организовать рабочее движение в нефтяной компании или на крупном меткомбинате (да уж, это вам не на семинарах в пользу рабочего класса балаболить!) могу гарантировать вам офигительно большие проблемы. Вы познакомитесь со слежкой, несанкционированными обысками (как гласными, так и негласными), хакерскими атаками, прослушкой, психологическим давлением, физическим насилием и камерой в ИВС, где присутствует весь цвет местного деклассированного бомонда. Вы обязательно пообщаетесь с судами, прокуратурой и родной ФСБ. Только с вами уже будут не воспитательные беседы проводить, а шить дело. Тогда вы поймете, в чем разница между задержанием и арестом, между статьей КОАП и УК с одинаковым названием. И тогда вы будете очень сожалеть, что не соблюдали меры элементарной конспирации. Я так просто локти себе кусал, попадая в очередной раз в передел, но благодаря этому мне удалось значительно поумнеть. Чего и вам желаю.

12. Провокаторство, как искусство

Главная опасность для подпольщика таится вовсе не в прослушке, наружке, GPS-датчиках и орбитальных спутниках-шпионах. Во все времена самым надежным способом получения оперативной информации было внедрение в антиправительственную организацию агентов или вербовка информаторов внутри нее. Как бы ни деградировал профессиональный уровень оперативников ФСБ и прочих силовых структур в постсоветское время, кое-что они еще могут, потому не следует думать, что вы всех хитрей. Эффективного способа борьбы со стукачами человечество пока не придумало, так что особо не пытайтесь тратить много сил на их разоблачение, ибо свято место пусто все равно не будет. Выявив их, не стоит корчить из себя штирлицев, увлекаясь хитрыми оперативными играми по дезинформации. Уяснив, кто из вашего окружения сливает информацию куда следует, лучше не подавать об этом вида, а, просто иметь в виду.

Не забывайте о том, что спецслужбы РФ вовсе не заинтересованы в том, чтобы искоренить подполье. При желании и некотором умении это можно сделать довольно быстро. Например, в фашистской Италии или нацистской Германии и левая, и правая, да вообще любая организованная оппозиция отсутствовала. В Италии коммунистов во второй половине 30-х годов досрочно освобождали из тюрем не потому что пролетариат оказывал давление на власть, требуя освободить своих вожаков, а потому что режим не видел в них ни малейшей угрозы — настолько тщательно была зачищена в обществе всяческая крамола. Даже бессмертная мафия во время правления Муссолини если и не была уничтожена, то находилась в глубочайшем анабиозе, что по сию пору вспоминается, как характерный штрих той эпохи. А ведь чисто технически задавить организованную преступность в стократ сложнее, нежели политическое движение, учитывая непубличный характер деятельности мафии и сформированную веками культуру конспирации в криминальной среде.

Более того, спецслужбы зачастую настолько заинтересованы в существовании террористов, политических экстремистов и всякого рода антиправительственного андеграунда, что сами занимаются созданием подрывных организаций. Слишком очевидны выгоды. Во-первых, контролируемые революционные организации можно использовать для дискредитации или даже физического устранения противников в драчке за власть или собственность. Во-вторых, чем в большей степени политический андеграунд контролируется, тем менее он дееспособен. В-третьих, как это ни банально, но если для государства существует действительная или мифическая внутренняя угроза, то на борьбу с ней можно получить много денег, сделать хорошую карьеру, да и вообще, занять не последнее место во властной иерархии вследствие своей незаменимости.

Официальная пропаганда ныне убеждает нас в том, что СССР был тоталитарным государством, где КГБ контролировал все и вся. А какова, хочется спросить, была численность сотрудников этого ведомства? Невооруженным взглядом видно, что в «демократической» РФ количество дармоедов в гэбистских погонах возросло в разы, а степень их неформального вмешательства в политику или экономику вообще невозможно выразить численно и с чем-то сравнить. Разве можно себе представить, чтобы начальник областного управления КГБ СССР «крышевал» какой-нибудь гастроном или рынок? Сегодня же силовики в значительной степени контролируют ту часть экономики, которая работает на экспорт, а соответственно приносит столь любимую ими валюту. Это ныне составляет цель существования эфэсбэшников и прочей правоохранительной шушеры, но нужен же еще и повод, чтобы неуклонно наращивать штатную численность, обжирать бюджет и расширять свои полномочия. Поэтому спецслужбы и создают, не покладая рук, угрозу обществу — то Дудаева вооружат вплоть до танков и боевой авиации (кстати, первая партия оружия была получена дудаевцами в 1991 г. именно из рук кагэбэшников), то жилые дома взорвут (в Смоленске не удалось, так они объявили это учениями), то с исламским экстремизмом немного поборются, то с грузинской мафией.

Широкомасштабная и сверхприбыльная борьба с терроризмом идет, хоть уже и не столь интенсивно; антимусульманская кампания, пусть вяло, но продолжается; с оборотнями в погонах успешно поборолись под рукоплескание общественности; Лимонова образцово-показательно развели, «впарив» ему пару автоматов; разборки с грузинской мафией блестяще завершены. Скоро придется создавать новые поводы для привлечения общественного внимания. Телезритель скучает, если в новостях ему покажут только заседание с Путиным и репортаж о визите в провинцию Медведева. Поле политического экстремизма до сих пор остается почти непаханым, поэтому неминуемо спецслужбы предпримут некоторые усилия по имитации соответствующей угрозы стабильности и процветанию. Зря они, что ли, наращивают законодательную базу, расширяя понятие экстремизма до потери всякого чувства меры? Не думаю, что именно левые станут следующим объектом атаки, предпочтительнее на сегодня выглядят шансы праворадикальных групп националистического и фашистского толка. Численность бритоголовых в стране официально определяется в 15–20 тысяч. Конечно, цифры завышены раз в десять, но надо понимать смысл этой манипуляции со статистикой — фактически власть приглашает пополнить ряды скинхедов, создавая иллюзию их массовости. Организация этнического погрома в одном отдельно взятом городе с человеческими жертвами — элементарное дело, а дальше все развивается по накатанной схеме: зачистка, гневные заявления по ТВ, показательное наказание непричастных и торжественное награждение виноватых.

С абсолютной уверенностью могу утверждать, что коричневая угроза, исходящая от малочисленных молодежных бандитских группочек преувеличивается в тысячи раз. Пресса с необъяснимым фанатизмом запугивает обывателя ужасами, которые творят демонические бритые парни в черных куртках. Необъясним он только с точки зрения здравого смысла стороннего наблюдателя, но те, кто знаком с кухней масс-медиа изнутри, знают, что официальные СМИ никогда не имеют и не выражают собственного мнения. Раз нагнетают, значит это кому-то нужно. Я 10 лет назад написал в газете, что никакой угрозы фашизма в стране нет, поскольку носители коричневой угрозы представляют собой подростков, увлекающихся эсэсовской романтикой. Как подтверждение, там же было опубликовано откровенное интервью с лидерами единственной на тот момент неонацистской группировки в Тюмени, состоящей из 9 подростков 15–19 лет. Настоящая же угроза исходит от телевидения, нагнетающего ксенофобские страсти и межнациональную рознь. Так меня даже в ФСБ из-за этого на беседу вызывали, объясняя, что я неправильно понимаю сущность момента.

Демонстративно поборов виртуальную коричневую угрозу, власть начнет раздувать и красную, если не найдет более актуальный образ врага. Поэтому количество засланцев в левой тусовке будет неуклонно расти, так же как и степень внешнего контроля за деятельностью радикальных организаций.

За примерами далеко ходить не надо — революционное движение в царской России было настолько нашпиговано агентами охранки (многие провокаторы были видными руководителями подполья), что это невольно наводит на мысль о том, будто революционные партии были организованы при непосредственном участии «политтехнологов» из III отделения департамента полиции. Иностранные спецслужбы, тоже порой проявляли очень большой интерес к русскому политическому андеграунду.

Большевики в первые месяцы после прихода к власти поддерживали тесные, и я бы даже сказал, теплые отношения с представителями разведывательных служб Англии и Франции. Троцкий даже правительственный поезд любезно предоставил неофициальному представителю Британии Локкарту,[57] с которым частенько встречался в Смольном. А экскурсию в Смольный Локкарту организовал Рэймонд Роббинс — американский разведчик, работающий под прикрытием миссии Американского Красного Креста. Почему же Робинс свободно заходил в здание советского правительства, как к себе домой? Интересный вопрос. Роббинс возглавил миссию АКК после отъезда из России в ноябре 17-го полковника Уильяма Томпсона, который был директором Федерального резервного банка Нью-Йорка. Считается, что именно через резидента Томпсона хозяева Уол-Стрит передавали деньги Троцкому, который, как помним, был с 1917 г. амеиканским гражданином (не знаю, отказался ли он вообще когда-либо от американского гражданства или был лишен его). Полковник Томпсон финансировал так же и эсеров, что послужило поводом для публикации в «Правде» скандальной статьи «Эсеры и оборонцы на содержании американских банкиров». Так или иначе, но после отъезда Томпсона на родину его преемник на посту руководителя разведывательно-экономической миссии Роббинс стал желанным гостем в Совнаркоме. Полагаю, заходил он туда не с пустыми руками. Причем, если недолюбливающий большевиков консерватор Томпсон придерживался стратегии, что надо поддерживать деньгами любые политические силы в России, следющие в русле американских интересов,[58] то либерал Рэймонд Роббинс был искренним сторонником советского правительства и его лоббистом в США, поскольку считал, что именно ленинское правительство более всего выгодно Америке.

В общем, большевики вели себя совсем не так, как должны вести себя «агенты кайзера», якобы сделавшие революцию на немецкие деньги. Хотя первое советское правительство было заинтересовано во взаимодействии со спецслужбами стран Антанты, активное сотрудничество с ними после захвата власти вовсе не указывает на то, что руководители РСДРП(б) были завербованы союзниками до переворота. Скажем так, у новой влласти и английской разведки были кое-какие общие интересы. Совсем не удивительно, что немцы тоже пытались наладить отношения с большевиками, что позволяло последним маневрировать между Германией и Антантой.

Когда же немцы обратили внимание на Ленина? В момент начала войны он проживал в Австро-Венгрии, где был арестован как русский шпион, но потом отпущен, благодаря энергичным усилиям Ганецкого. С чего это австрийская контрразведка проявила такую гуманность, что именно послужило условием освобождения российского подданного Ульянова и разрешения ему выехать в Швейцарию? Чем можно объяснить влияние на австрийские власти другого российского революционера — Ганецкого? Одно можно сказать точно — сочувствия к идеям мировой революции Венское правительство не испытывало.

Публицисты либерального толка очень любят раздувать эти факты. В итоге миф о Ленине, как о кайзеровском шпионе превратился в расхожий штамп. Однако, как уже упоминалось, вскрыть большевистско-германский заговор никому так и не удалось. Куда больше тумана в отношениях руководителей эсдэков с царской охранкой. Но и здесь имеются весьма лю бопытные факты. Странные отношения связывали Ленина с членом ЦК РСДРП(б) Романом Малиновским (введен в его состав по инициативе Ильича), возглавлявшим в IV Государственной думе маленькую объединенную фракцию социал-демократов и трудовиков. Этот рабочий-металлист с 1907 г. являлся информатором охранки, а с 1910 г. стал штатным сотрудником этой конторы. Во время февральских событий в Петрограде обывательские толпы «вдруг» ринулись крушить полицейские и охранные отделения и жечь их архивы. Разумеется, это произошло не стихийно, а при активном подстрекательстве тех вождей революции, которым в силу определенных причин очень не хотелось, чтобы содержание жандармских картотек стало достоянием гласности. Много компрометирующих бумаг в этой суматохе бесследно исчезло, но Малиновскому не повезло — его оперучетная папочка попала не в те в руки, и разразился громкий скандал. Выяснилось, что за три года своей активной деятельности Малиновский написал в Департамент полиции 88 доносов на видных большевиков, многие из которых были после этого арестованы. Его жалованье в полиции было даже больше, чем оклад губернатора — 700 рублей ежемесячно.

Надо сказать, что первый раз Малиновский был разоблачен еще в 1914 г., когда заместитель министра внутренних дел Джунковский раскрыл председателю Думы Родзянко связь известного депутата с Охранным отделением. Кстати, с чего это вдруг высокопоставленный чиновник «слил» ценнейшего агента? Думаю, охранка рассчитывала окончательно похоронить РСДРП, инициировав громкий «коррупционный скандал». За несколько лет до этого разоблачение Азефа точно по такой же схеме практически уничтожило ПСР, превратив ее из крупнейшей революционной партии страны в несколько обособленных эмигрантских сект. Малиновский, дабы избежать публичного скандала, был вынужден сложить с себя депутатские полномочия и бежать за границу. Куда же он направился? В Австрию к Ленину! Партийный суд тогда оправдал его «за недостаточностью улик», а вождь большевиков энергично опровергал в печати «слухи» о связи Малиновского с полицией. Проблема проникновения агентов охранки настолько волновала Ленина, что еще в 1912 г. по его инициативе Центральный Комитет партии создал комиссию по провокациям. В ее состав входили три человека, в том числе. Роман Малиновский.

Роман Малиновский — неудавшийся «Азеф» для РСДРП.


Осенью 1918 г. наш герой объявляется в Москве и, будучи арестованным, заявляет, что Ленин был осведомлен о его связях с Охранным отделением и настаивает на встрече с Ильичем. Что делает Ленин? Прилагает все усилия к тому, чтобы Роман Вацлавович заткнулся. Навсегда. Трибунал рассмотрел его дело в течение одного дня, и после вынесения приговора Малиновского немедленно шлепнули прямо во внутреннем дворе Кремля. Обвинения в шпионаже в пользу кайзера Ленин воспринимал относительно спокойно, а вот откровения Малиновского ему почему-то очень не понравились. О причинах можно только догадываться.

Кстати, молодой Сталин был кооптирован в ЦК большевистской партии при энергичном содействии Малиновского, с которым состоял в весьма дружественных отношениях, что несколько настораживает. Совсем уж подозрительными являются пять успешных побегов Сталина из ссылки. Вот, например, какие обстоятельства сопутствовали первому удачному побегу «товарища Сосо» из нижнеудинской ссылки (первая попытка провалилась из-за сильных морозов, беглец вынужден был вернуться обратно): 5 января 1904 г. он «пошел на рывок»; 6 января Иркутское жандармское управление и красноярский начальник железнодорожной полиции извещены телеграммой, что «административный Иосиф Джугашвили бежал» и сообщаются его приметы; 15 января Коба прибывает в Тифлис. И только через пять месяцев(!) охранка дает ход розыскному циркуляру, в котором отчего-то указаны ложные приметы государственного преступника Джугашвили (видимо затем, чтоб даже случайно его не изловили).

Нельзя полностью исключать вероятность его прямого или через чье-то посредничество сотрудничества с охранкой (дело по тем временам самое заурядное), однако это представляется маловероятным. Тот же Малиновский писал на него доносы, что он вряд ли стал делать, будучи его коллегой по цеху. Скорее, власти просто смотрели на шалости горячего грузина сквозь пальцы, усматривая в этом свой интерес. Скажем, когда Сталин энергично и занимался организацией рабочих стачек и забастовок в Баку, чем очень сильно досаждал весьма могущественным тогда нефтепромышленникам, разве он делал не то же самое, что и жандармский полковник Зубатов, о котором речь чуть ниже? Возможно, он был даже более эффективен на своем поприще, заставляя капитал забыть о своих противоречиях с самодержавием перед угрозой рабочего движения. Да и мощному угольному лобби очень было на руку революционное движение на Кавказе, способствующее упадку нефтяной промышленности. А у угольной мафии, как помним, были свои покровители в самых высших эшелонах власти, включая председателя правительства графа Витте.

Еще один веский аргумент в пользу того, что у Иосифа Джугашвили имелись покровители наверху заключается в том, что он при царе ни разу не был судим уголовным судом. Шесть раз он арестовывался и приговаривался к ссылке внесудебным органом — особым совещанием при МВД не за конкретное преступление, а по той причине, что был источником опасности для порядка. А потом ему позволяли бежать. Но ведь если правящий режим желал устранить для себя опасность, исходящую от деятельного революционера, то не составило б особого труда упечь оного на каторгу лет эдак на пятнадцать. Например, за знаменитый тифлисский налет, в ходе которого боевики под руководством Сергея Камо (Тер-Петросяна), перестреляв конвой, похитили огромную сумму — около 250 тысяч рублей. Организатором этой операции был молодой эсдек по кличке Коба. Факт этот был широко известен, и Сталина в 1907 г. даже исключили решением Кавказского комитета РСДРП из партии, но он данное решение признать отказался.[59] Но полиция в отличие от партийных товарищей смотрела на организатора ограбления века очень снисходительно. Версия, что она не знала, учитывая неимоверное количество внедренной в РСДРП агентуры, не выдерживает никакой критики.

В 50-х годах во время хрущевской оттепели за рубежом получила широкое хождение фальшивка, к которой после активно обращались прорабы перестройки, поливая грязью нашу историю. Речь идет о некоем «служебном письме» заведующего Особым отделом департамента полиции Министерства внутренних дел царской России полковника Еремина от 12 июля 1913 года на имя начальника Енисейского охранного отделения А. Ф. Железнякова, в котором Иосиф Джугашвили назывался источником ценных агентурных сведений. То, что фальсификаторам пришлось лепить грубую липу, указывает, что Сталин не являлся агентом охранки, ибо в этом случае они воспользовались бы более достоверными бумагами.[60] Но само то, что сотрудничество с царской полицией инсинуировалось высшим руководителям партии, указывает, что ничего сверхъестественного в этом факте тогда не видели.

В других революционных организациях того времени руководящие верхушки тоже представляли собой рассадник провокаторов и шпионов, отчего вопрос «Где кончается террорист Азеф и начинается агент охранки Азеф?» надлежит считать философско-риторическим вопросом эпохи. Не только революционеры «стучали» на своих товарищей, но и высшие сановники империи «сливали» террористам государственные секреты. Однажды мне попался интересный очерк Д. Н. Бирули «Творцы революции 1905 года». Не удержусь привести небольшой отрывок:


Сергей Зубатов, социалист в погонах. Хотя, вообще-то, он предпочитал штатскую одежду.

«В 1907 году партия эсеров задумала нечто грандиозное — цареубийство. Азеф всерьез струсил браться за такое крайне опасное дело.

Он прикинул, что гораздо безопаснее, и, главное, выгодней будет служить полиции, поэтому и выдал своему полицейскому начальнику А. В. Герасимову все планы покушения на царя. Азеф докладывал, что у членов Боевой организации имелось несколько проектов нападения на царя. Герасимов, в свою очередь, поставил Азефу жесткое условие — не допустить реализации ни одного из этих проектов и вести дело так, чтобы при этом у членов БО все время сохранялась уверенность, что все неудачи объясняются случайными совпадениями обстоятельств, что полиция не осведомлена об их планах. Естественно, Азеф справился с этой задачей без больших затруднений.

Но в этой истории обращает на себя внимание совсем другое. Герасимов позже вспоминал, что во время проведения им с Азефом этой операции ему бросилось в глаза совершенно исключительная осведомленность Азефа относительно всех предположенных передвижений царя. Все изменения, которые вносились в план царской поездки, в каком бы секрете они ни держались, немедленно становились известны Азефу, который обо всех о них получал извещения путем условных телеграмм. Азеф даже бравировал этой своей осведомленностью и посмеивался над Герасимовым, который этого рода новости узнавал позднее Азефа. А ведь по своему положению Герасимов должен Какие изощренные двойные агенты! Казалось бы, правительство не имело ни права, ни возможности мириться с подобным положением. И тем не менее, после долгих размышлений Столыпин дал указание не давать делу никакого движения. Разве можно было рассказать публично, что Витте (почти член Совета министров) в деле подготовки цареубийства сознательно помогал Боевой организации эсеров, руководителем которой был агент полиции Азеф, который, в свою очередь, действовал под контролем самого председателя Совета министров Столыпина? Можно было примириться со всем, что угодно, только не с оглашением подобных, в полном смысле слова, убийственных данных!».[61]

Петербург, 9 января 1905 г.
Кровавое воскресенье — одна из самых масштабных провокаций в русской истории.

Спецслужбы Советской России тоже не чурались применять эффективные приемы из арсенала охранного отделения, тем паче, что многие специалисты того ведомства, благодаря старым связям, не остались без работы и при новом режиме. Глупо предполагать, что большевики смогли быстро создать мощнейшую и эффективную тайную полицию без использования кадров, доставшихся от царизма. Операция «Трест», известная многим по одноименному фильму — классический пример создания спецслужбами контрреволюционной организации с целью выявления и нейтрализации враждебного элемента.

Так что советую всем иметь в виду: если встречаются два революционера, и один из них находится при исполнении служебных обязанностей, то это более чем обычная ситуация. Смеяться можно, только в том случае, если оба они доложат об этой встрече куда следует. Но и такое случалось. Не все архивы охранки уцелели, но лишь из тех бумаг, что сохранились, многие исследователи очень неполно оценивали количество тайных агентов, внедренных в русские революционные партии, в 5–6,5 тысячи провокаторов и других сотрудников политического сыска. Но это, повторюсь, очень неполные сведения. В Государственном архиве Российской Федерации хранится картотека секретных сотрудников департамента полиции, составленная из уцелевших после революции и гражданской войны документов. В ней находится порядка 25–30 тысяч карточек! При таком плотном проникновении сексотов в подпольные организации их деятельность могла быть прекращена в любой момент, однако этого не происходило, и не могло произойти. Уничтожить подполье физически не представлялось возможным, ибо на месте ликвидированной революционной группы тут же возникали три новых. Поэтому руководство спецслужб разумно рассудило, что лучше позволить существовать немногим, но хорошо «просвечиваемым» агентурным рентгеном организациям, деятельность которых можно в значительной степени контролировать, нежели пустить процесс на самотек.

Общеизвестно, что одним из основателей профсоюзного движения в России был начальник особого отдела департамента полиции полковник Зубатов. В молодости Сергей Васильевич сам баловался революцией, однако вовремя одумался, «заложил» своих товарищей по подполью, а потом устроился на службу в жандармское отделение, где сделал неплохую карьеру. Понимание психологии фрондирующей интеллигенции, к коей он сам имел недавно отношение, этому очень способствовало. Учреждал профсоюзы он, разумеется, не по собственной инициативе, как кое-кто пытается сегодня представить: дескать, Зубатов решил создать марионеточные профсоюзы да рабочие комитеты и с их помощью контролировать революционное движение в стране, не допуская его радикализации. Цель была несколько иной — с помощью рабочего движения ослабить самого опасного врага самодержавия — стремительно крепнущую, политически пробуждающуюся буржуазию. Соответственно, антибуржуазные политические объединения марксистского толка, стали на тот момент естественными и очень ценными союзниками самодержавия.

Евно Азеф — виртуоз-провокации.

Целью политики Зубатова было канализирование, то есть слив в обособленный канал протестной энергии массон всячески старался направить вектор рабочего движения в русло экономической борьбы, препятствуя перерастанию ее в борьбу политическую. Порой ситуация выходила из под контроля, как например, в случае с подготовленной им и руководимой его агентом Шаевичем стачкой в Одессе. Она внезапно переросла из экономической в политическую и всеобщую, в результате чего город остался без света, воды и хлеба. Полиции пришлось применить силу для разгрома рабочих объединений, а Зубатова за этот провал отправили в 1903 г. в отставку, но вскоре вновь вернули на службу, как ценного специалиста. Вообще, если попытаться определить самого известного политического провокатора всех времен и народов, то им, несомненно, стал бы Сергей Зубатов. Азеф, Гапон, Малиновский — все это его ученики, его агенты, они лишь исполнители его замыслов.

Разумеется, буржуазия тоже пыталась использовать радикалов-социалистов, предлагая деньги с условием, что они направят свою кипучую деятельность против общего врага — царизма. Неподдельный интерес к русским экстремистским партиям проявляли зарубежные спецслужбы и международные финансовые синдикаты, которые использовали стачечное движение для разборок со своими конкурентами. Это, конечно, весьма грубая схема основных политических векторов революционной борьбы в России начала XX в. Но она позволяет понять, почему такие матерые буржуины, как Савва Морозов или московский фабрикант Шмит исправно финансировали Ленина, что позволяло последнему не особо беспокоиться о средствах для комфортного проживания в уютных мелкобуржуазных кварталах европейских столиц. С другой стороны становится понятнее и история сложных взаимоотношений политической полиции с Малиновским, Лобовым (еще один высокопоставленный большевик-провокатор), бывшим некоторое время членом РСДРП попом-расстригой Гапоном и другими.

Фигура главного действующего лица событий 9 января 1905 г. весьма колоритна. Ленин очень энергично защищал Георгия Гапона от обвинений в провокаторстве и посвящал ему в печати пламенные публицистические послания. Не думаю, чтобы Владимир Ильич, прожженный циник, был настолько близорук и наивен. Скорее всего, причина заключалась в тогдашней популярности Гапона, благодаря которой его использовали для привлечения финансовых пожертвований со стороны сочувствующих. Например, симпатизирующие врагам России японцы выделили 50 тыс. франков на закупку оружия для боевых революционных организаций. Правда пароход, везущий оружие в Россию, случайно сел на мель вблизи финских берегов, и весь груз достался полиции, что не удивительно — когда имеешь дело с провокаторами, случайности превращаются в закономерность. Вернувшись в Россию, Гапон предложил за 25 тысяч рублей выдать Боевую организацию эсеровской партии, куда он переметнулся от социал-демократов, но впоследствии был исключен из ПСР. Однако эсеры его разоблачили и повесили.

Если Кремль, когда необходимо, ваяет «левую оппозицию» в лице «Справедливой России» или семигинских «Патриотов России», то почему бы ему не создать на всякий случай и кое-какие «тресты» для радикалов? Зюгановцы, судя по всему, совсем выдохлись, предписанную кремлевскими режиссерами роль играют совершенно бездарно. Еще более беспомощно выглядит «левоцентристская» «Справедливая Россия». В итоге вновь возникнет необходимость в контролируемой левой оппозиции по отношению к оппозиционерам с клеймом «Сделано на Старой площади». Вот тут-то оперативные наработки компетентных органов и пригодятся, только использованы они будут не для постановки телеспектакля с разоблачением подрывной деятельности левых экстремистов, а для изготовления нового политического PR-проекта. Лично знаю некоторых деятелей, которые предлагали свои услуги Кремлю в качестве вождя истинно левой оппозиции. Так что когда объявят соответствующий тендер, в приемной у Суркова будет не протолкнуться.

По вопросу политических репрессий в царское время существовало два основных подхода. Вот что пишет Сергей Земляной в очерке «Двойные агенты бога и дьявола»:

«Зубатов использовал своих секретных агентов для того, чтобы проникнуть в центр революционной организации, выяснить целиком состав ее руководства, а затем разом «замести» всех. Герасимов[62] же отстаивал тот тезис, что нужно как зеницу ока беречь те руководящие центры революционных или оппозиционных партий, куда удалось ввести секретного агента.

Организационные центры, поскольку в их составе имеется хорошая агентура, не следует разбивать арестами. Их нужно, наоборот, даже оберегать — для того, чтобы держать под постоянным и самым тщательным контролем и иметь возможность во всякое время парализовать наиболее вредные проявления их деятельности. Если такая организация ставит, например, тайную типографию, заводит динамитную лабораторию, устраивает склад оружия, взрывчатых веществ и т. д., то полиция должна производить аресты лиц, непосредственно прикосновенных к данным предприятиям, не затрагивая руководящего центра организации как целого. Вполне возможно производить и аресты отдельных членов центра — особенно тех, чья деятельность становится чрезмерно вредной, — но такие аресты нужно производить постепенно, как аресты индивидуальные, и притом, конечно, считаясь с последствиями этих арестов для внутриорганизационного положения агента. Члены центральных органов, особенно хорошо относящиеся к последнему, должны по возможности оберегаться; наоборот, его внутриорганизационные противники должны при первой же возможности изыматься из обращения. Производство ареста центрального органа как целого допустимо только в особо важных случаях, например в моменты острых политических кризисов, когда ожидаются особо важные выступления данной организации, предотвратить которые может арест руководящей ячейки, который внесет разброд в ряды организации.

Поп Гапон — революционер в рясе и тайный агент полиции.

Далеко не все в этой системе было ново. Отдельные элементы ее можно найти в практике многих видных деятелей полицейского сыска более ранних периодов. Герасимов только объединил эти элементы в одно целое, связал отдельные положения в сравнительно стройную систему. В своем законченном виде, логически додуманном до конца, указывал Николаевский, это была настоящая полицейская утопия: все центры всех революционных организаций должны были бы существовать как бы посаженные под стеклянные колпаки; каждый шаг их известен полиции, которая решает, что одно проявление их деятельности, с ее точки зрения менее опасное, она допустит; другое, более вредное, пресечет в корне; одному из членов организации дозволит писать прокламации и выступать с речами на митингах, так как он менее талантлив и его выступления производят меньше впечатления, а другого, более даровитого, посадит в тюрьму. Самое интересное, однако, в том, что этот утопический проект был реализован Герасимовым в связке с Азефом применительно к эсерам в 1906–1908 гг. — в отношении Боевой организации в большей мере, нежели в отношении заграничного Центрального комитета. В этот период, под колпаком, БО не смогла совершить ни одного успешного террористического акта. Азеф выступал в качестве секретного ангела-хранителя не только по отношению к Столыпину, которого он ограждал от покушений БО, но и по отношению к Николаю II. Азеф подвесил жизни обоих на тонкие нитки, которые изготовил собственными руками».[63]

Как видим, концепция Александра Герасимова имела серьезные изъяны. Отношения в плоскости полиция — подполье становились, таким образом, триарными: полиция — провокатор — подполье. Это превращало провокатора в самостоятельный субъект «любовного треугольника», давая ему возможность манипулировать как подпольем, так и тайной полицией. Довольно рискованное положение и для тех, и для других. Что касается Азефа, то он оказался профессионалом высшей пробы. Редко какому провокатору посчастливилось умереть своей смертью, будучи разоблаченным, но Евно Фишелевичу это удалось. Умер он от почечной недостаточности в 1918 г. в Берлине, будучи сотрудником германского МИДа (что не удивительно, учитывая специфику момента).

Есть основания полагать, что политические проектировщики из Кремля, Лубянки и Старой площади и сегодня сочтут актуальными наработки великого магистра провокации полковника Зубатова. Его idea fix заключалась в создании полностью управляемой оппозиции, периодически зачищаемой, исполняющей роль цепного пса режима, раздирающей за мелкую подачку внутренних врагов империи. Нынешний режим управляемой демократии тем более заинтересован в подобном инструменте. Делать оппозицию управляемой у нас уже научились, однако профессиональный уровень нынешних зубатовцев ни в какое сравнение не идет с мастерством основоположника. Да, мельчают провокаторы, мыслят трафаретно, действуют шаблонно. В результате абсолютно ручная оппозиция становится и абсолютно недееспособной, декоративной. Хотя, возможно, именно такой она и должна быть в условиях современного «общества спектакля» (по Ги Дебору), где главное — это видимость, иллюзия.

13. Кто будет делать революцию в РФ?

У всякой революции были вожди, стоящие во главе революционного класса — той активной части общества, которая выступает локомотивом социально-политических преобразований. В недрах революционного класса вызревает политический проект, в рамках которого оформляется идеология, организационные формы и методы борьбы, символика и мифология революции.

Легко рассуждать о революциях прошлого. Характер государственного переворота февраля 1917 г. был антимонархический и пробуржуазный, роль главного могильщика царизма сыграли военные при участии лидеров либеральных партий и поддержке членов царской фамилии. Движителем русской социально-политической революции октября 1917 г. было крестьянство в союзе с пролетариатом, а политически ее возглавили радикальные социалисты — большевики и примкнувшие к ним левые эсеры. В ходе гражданской войны столкнулись две основные революционные силы — красные и белые. Да, пусть никого не удивляет, что Белое движение я классифицирую, как революционное, а не контрреволюционное. Белые вовсе не стремились к реставрации монархии, они защищали модернизационный проект, альтернативный большевистскому, значительно менее радикальный, более отвечающий интересам буржуазии и интеллигенции (как некоего «среднего класса той эпохи), в то время как большевики отражали интересы широких крестьянско-пролетарских масс.

Но на национальных окраинах развалившейся империи в это время доминировала третья мощная политическая сила — националисты-сепаратисты. Убедительнейшая победа в гражданской войне была одержана красными не только вследствие пробольшевистской позиции крестьянства, получившего землю и не желавшего никакого компромисса в этом вопросе, но и благодаря тому, что большевики блестяще перехватила инициативу у сепаратистов, декларируя широчайшие права самоопределения народов вплоть до отделения, при этом предлагая еще и привлекательный социальный проект. Дмитрий Лысков в книге «Краткий курс истории Русской революции» пишет:

«Большевики совершенно искренне не желали восстановления империи. То государство, которое они создавали, которое они видели, в их сознании не было преемником старого государства. Это было началом чего-то принципиально нового … Именно это и позволило сохраниться имперскому российскому пространству. Интернационализм большевиков разоружал все национализмы. Большевики искренне были готовы принять и воплощать в жизнь все националистические программы, которые вообще возникли на территории Российской империи.

При одном условии. Это условие для националистов в то время могло казаться не самым важным. Сейчас нам оно кажется самым важным, тогда это могло быть по-другому — господство коммунистической партии большевиков.

Для какого-нибудь азербайджанского националиста, основная идея которого заключалась в том, чтобы сделать каким-то образом нацию из аморфной массы, сделать азербайджанский язык, научить всех говорить на хорошем азербайджанском языке, дать всем национальное самосознание — в конце концов не так важно, если большевики сделают это под своими лозунгами, да и лозунги не такие уж плохие».[64]

Итак, все довольно легко раскладывается по полочкам: вот интернационалисты-большевики, вот националисты-самостийники, вот «державники»-белые с идеей единой и неделимой России и типично либеральной концепцией непредрешенчества. Но легко ли было предугадать эту идейно-политическую конфигурацию, сложившуюся уже к концу 1917 г. хотя бы весной? Я не знаю ни одного человека, который бы даже в самых общих чертах дал верный прогноз развития русской революции. Ход любой социально-политической революции предсказать столь же трудно, как предположить траекторию полета осинового листа, подхваченного смерчем. До февральского переворота основной спор велся в плоскости выбора между консервативно-монархическим и либерально-буржуазным проектами. А обернулось все социалистической революцией, которой даже по мнению большинства социалистов (марксистов-традиционалистов) произойти в России не могло.

Вот и сегодня, имея в виду обострение революционной ситуации в РФ, так и напрашивается предположение о том, что главный спор произойдет между неолиберальным и неокоммунистическим проектами. На мой взгляд эта гипотетическая конфигурация есть не более чем результат устоявшихся стереотипов. Я глубоко убежден, что коммунистическая политическая доктрина, базирующаяся на марксизме, окончательно себя исчерпала. Грядущая русская революция (если она все же случится) выведет на первые роли совершенно новую революционную идею и сформирует новую политическую силу. Собственно, то же самое произошло и в ходе революции начала XX в., когда РСДРП, возникшая как классическая социал-демократическая партия, в течение буквально нескольких лет месяцев мутировала в принципиально новую коммунистическую партию. Да, в качестве своего идеологического базиса ленинская РКП(б) провозглашала марксизм, но марксистская фразеология лишь прикрывала самобытную, основанную не на книжном догмате, а на конкретной практике госстроительства, программу. Сталинская ВКП(б) еще дальше ушла от классического марксизма, а сталинская модель социально-экономического развития СССР имела очень мало общего с концепциями построения социализма, рожденными в XIX столетии, во многом откровенно им противореча. В свою очередь глубокий культурно-идеологический кризис советского проекта был вызван как раз тем, что деградировавшая элита не смогла преодолеть марксизм, отказаться от изжившего себя догмата, в результате чего Советский Союз, лишившись национальной идеи, утратил культурный суверенитет, что послужило прологом к краху нашей державы.

Сегодня многие видят, что наша страна, в которой господствуют ультра-либералы, катится в пропасть. И единственной реальной альтернативой кажется восстановление советского строя. Так уж устроен человек: заблудившись в лесу, большинство старается вернуться назад к знакомой тропке, и уж от нее искать дорогу. И лишь немногие отважатся искать выход через неизведанные дебри, полагая, что путь назад приведет к потере времени и сил, но так и не даст ответа на вопрос, куда же все-таки следует идти. Ни одна революция не делается под лозунгом «Вперед, в прошлое!». Поэтому чем быстрее революционерами будет изжит марксизм, тем скорее мы получим привлекательную альтернативу неолиберализму, идеологическое господство которого во многом базируется на старательно культивируемом мифе о его безальтернативности.

Забегая несколько вперед, я поспешу поделиться смелым предположением, что актуальная революционная идея в будущем будет основана на симбиозе социализма, как практической доктрины построения социального государства, с национализмом, как идеей сохранения и развития этно-культурной и цивилизационной идентичности народов. Я бы с удовольствием заменил чем-то совершенно неудачный и дискредитировавший себя термин «национализм», но так и не нашел никакого подходящего слова для обозначения антипода явлению культурной глобализаци, уничтожающей культурную идентичность народов катком голливудского киноформата, бездуховных потребительских стереотипов и насаждением набора пошлых «общечеловеческих ценностей».

Пока же я постараюсь дать несколько очерков, обрисовывающих положение левых политических сил в современной РФ, радикальная часть которых пытается позиционировать себя, как силу революционную. Кто же такие левые? Вопрос этот многим покажется странным, но все же постарайтесь на него ответить. Что, не получается? Иначе и быть не может, поскольку ответ «левый — это сторонник левых идей» ничего не объясняет без разъяснения, в чем есть суть левой идеи.

Известный политолог Александр Тарасов попытался так сформулировать признаки левизны: «Те движения, которые выступают против капитализма, расового или национального неравенства, царства частной собственности, отчуждения и эксплуатации человека человеком являются безусловно левыми. Это — обязательный набор. Если что-то из этого набора выпадает, вы имеете дело уже не с левыми, даже если сами себя они так маркируют».[65]

Ну и что — ясность появилась? Выходит, что Уго Чавес по критериям Тарасова совсем не левый, ибо частную собственность в Венесуэле он отменять не собирается. Все классические марксисты, включая основоположников — не левые, потому что они считали, что с капитализмом надо не бороться, а повсеместно способствовать укоренению капиталистических отношений, ибо они суть прогресса. При этом они, правда, подразумевали, что сам прогресс (сакральное понятие в марксизме) приведет к смерти капитализма, но это лишь их предположение. Большевиков образца 20-х годов к левым причислить никак нельзя, так как они выступали в поддержку частной собственности. Но и в 1917 г. они тоже левыми не были, поскольку не предполагали проводить тотальную национализацию, к этому их вынудил лишь полный развал хозяйства и всеобщий хаос. В национальном же вопросе неравноправие было основным принципом советского руководства. Все этнические группы в СССР были поделены на 4 категории:

— имеющие право на союзную республику;

— на автономную республику в составе союзной;

— на автономный округ или автномную область в составе территориальной области;

— тех, кто подобных национально-государственных прав не имеет.

Причем численность народности, достигнутый ею уровень культуры в данном случае никакого значения не имела. Скажем, для карел, которых насчитывалось около 250 тысяч, создали в 1940 г. союзную республику, в коей половину населения составляли русские, а миллиону с лишним казанских татар позволили иметь лишь автономию. Многие же коммунисты, как например китайские, лучшим инструментом нацполитики вообще считали геноцид. Короче, левых в тарасовском понимании в реальном мире просто никогда не существовало.

Придется снова обратиться к словарю: левый — политически радикальный или более радикальный, чем другие, в противоположность правому (в смысле консервативный, реакционный, враждебный всякому прогрессу). Итак, слово «левый» означает в общем случае просто радикального сторонника политической идеи, и не более того. Абсолютно никакого идеологического наполнения этот термин не имеет. То есть левым может быть только сторонник какой-то идеи, где сама идея первична, а качественное прилагательное «левый» лишь уточняет степень его решительности в деле реализации своих политических взглядов.

Если обратиться к отечественной политической истории, то широко известны два левых течения — левые коммунисты (Н. И. Бухарин, Ф. Э. Дзержинский, М. С. Урицкий, К. Б. Радек, А. С. Бубнов и другие) и левые эсеры (террористка М. А. Спиридонова, один из старейших народников М. А. Натансон, Б. Д. Камков, В. А. Карелин и прочие). Причем, левые эсеры после размежевания с правыми создали самостоятельную партию, а левые коммунисты не имели сколь-нибудь структурированной организации, то есть это была не партия, не движение, а внутрипартийное течение. Не менее известна и так называемая левая оппозиция в ВКП(б) в 20-х годах, лидером которой был Троцкий.

В Германии в свое время заметную роль играли левые национал-социалисты, идейными вождями коих считаются братья Штрассеры. Причем нацисты эти были настолько левые, что левое крыло НСДАП даже называли марксистским или национал-большевистским. Насколько их понимание марксизма отличалось от классического, мы рассмотрим в главе 23, а пока обращаю внимание читателя лишь на то, что внутри ультраправой, как принято ее определять, нацистской партии существовало течение, называемое левым. Никакого противоречия здесь нет, поскольку левые нацисты действительно были очень радикальны — предлагали, например, не просто подчинить буржуазию интересам государства и народа, к чему стремился Гитлер, а уничтожить ее, как класс, национализировав промышленность. Все в мире относительно, вопрос в том, что принять за неподвижную систему координат, как говорят физики.

Идентификация по шкале «левые-правые» одного и того же политика зачастую меняется на прямо противоположное значение, даже если его взгляды не изменились. Вспоминаю стихотворение Эльдара Рязанова, которое я прочел в журнале «Мы» в 1990 г. (возможно, цитирую его не совсем точно, но сверить с оригиналом по прошествии стольких лет не имею возможности):

Правые — это армия, души их как мундиры Бесцветны они, бездарны, но вместе — бойцы, задиры Комплекс неполноценности сплачивает их в гранит Неправая правая армия противников громит.

Зато на левом на каждом особая выткана метка Они не шагают маршем, поют на отдельных ветках. Выводят рулады иль длинные строчки И их убивают поодиночке.

В то время политический смысл этих строк понимался однозначно: правые — это коммунисты, представляющие консервативные силы, а левые — демократы, которые борются с капээсэсовской партноменклатурой. В этом контексте политические акценты поэт расставил верно, но сегодня те же самые радикальные демократы гордо называют себя правыми. В то же время, например, бывший член ЦК КПСС Алексей Пригарин, создавший в 90-е годы карликовую коммунистическую партию, являлся одним из инициаторов создания Левого фронта. Бывший представитель группы левых коммунистов Бухарин в 1927 г. был объявлен правым уклонистом.

Выходит, что определение «левый» в том ключе, в каком оно широко применяется, в строгом смысле используется неверно. Разумеется, литературная норма языка со временем меняется, и сегодня вполне допустимо говорить о левых взглядах в общем смысле, противопоставляя их доктрине консервативного-бюрократического медвепутского режима. Но политическая платформа, на основании которой предполагается создать общенациональное политическое движение, требует более внятных определений.

Кем являются по своей политической ориентации люди, называющие себя левыми, на самом деле ответить нетрудно — это сторонники социалистических идей, то есть социалисты. Разумеется, сами социалисты могут быть и левыми социалистами, и правыми вплоть до национал-социалистов, но есть нечто, что их роднит — это приверженность социализму. Определение социализма весьма лаконично:

Социализм — социальный строй, в котором основой производственных отношений является общественная собственность на средства производства, и провозглашаются принципы социальной справедливости, свободы и равенства.

Ну, свобода и равенство — это, конечно, туманные философские понятия, и потому они не могут быть основным критерием определения общественно-политического строя. Главный критерий — это отношение к собственности на средства производства. Если человек выступает за приоритет общественной собственности на основные средства производства — значит он социалист. В строгом смысле нельзя говорить об общественной собственности, не касаясь вопроса о том, кто является ее распорядителем. Одно дело, когда предприятие контролирует государство посредством бюрократических структур, и совсем иное — ежели управление возложено на трудовой коллектив, представительский орган местного самоуправления или совет старейшин. Но в данном случае будем рассматривать вопрос в принципе, противопоставив частную собственность всем другим видам, включая коллективную и кооперативную.

Последнее время в обиход все активнее входит понятие «социальные движения», причем их трактуют, как движения определенно левого толка. Это массовые общественные движения, не оформленные политически, не имеющие четкой доктрины, структуры и руководящих органов, целью которых являются социальное равноправие и улучшение жизненных условий для наименее привилегированных слоев общества, защита окружающей среды. В социальных левых движениях акцент на отношении к частной собственности не делается, по крайней мере, вопрос этот не является ключевым. Возможно, именно в этом контексте понятие левизны будет сегодня иметь наиболее адекватное толкование, но мы в дальнейшем будем придерживаться более конкретного определения в смысле именно политическом.

Как известно традиция деления политиков на левых и правых существует со времен Великой французской революции. В Законодательном собрании в 1791 г. представители революционных клубов, выступавшие в защиту третьего сословия, рассаживались по левую сторону, тогда как фельяны[66] и прочие роялисты занимали места справа от председательствующего. Социалистические политические течения имеют множество оттенков — от крайне правого (итальянский фашизм, германский национал-социализм), до крайне левого (анархо-синдикализм), от социального либерализма[67] до анархизма. При национал-социализме формально частная собственность на средства производства сохранялась, но владелец, скажем, автомобильного завода, не мог распоряжаться прибылью по своему усмотрению. Этот вопрос был в компетенции государства, так же, как и вопрос об ассортименте выпускаемой продукции, поскольку в условиях государственного планирования в экономике (знаменитые четырехлетние планы) он находился в ведении правительства. Анархо-синдикалисты отрицают не только частную, но и государственную собственность на средства производства, декларируя принцип, по которому предприятия должны находиться в собственности рабочих профсоюзов (синдикатов).

Так что моделей социализма может быть много, но еще раз повторюсь — главным признаком является приоритет в экономике общественного сектора. Разумеется, экономика, даже самая социалистическая, на практике всегда многоукладна — помимо государственной, кооперативной и коллективной собственности, может существовать и частная, но частный сектор при социализме не является доминирующим. В этом ключе любопытно взглянуть на сегодняшний Китай — с одной стороны там бурно развивается капитализм и процветает совершенно чудовищная по нашим меркам эксплуатация; с другой — частный капитал находится под контролем государства, являющегося главным экономическим регулятором. Нельзя сказать, что китайское правительство защищает интересы капитала в ущерб интересам нации. Судя по всему, приоритетны для него как раз общественные интересы — укрепление обороны, развитие здравоохранения, науки, образования, культуры, повышение жизненного уровня населения. Если ресурсы для этого дает частный, в том числе иностранный капитал, то зачем с ним бороться? Вот такой получается социализм с китайской спецификой.

Ярлыки «левый» или «правый» не только ничего не определяют сами по себе, но и не всегда могут быть применимы, как всякие абстрактные определения. Допустим, я горячо поддерживаю стремление синдикатов владеть маленьким предприятием вроде пекарни, автомастерской или агрофирмы, но категорически отрицаю даже гипотетическую возможность эффективности рабочего самоуправления на крупном судостроительном или авиационном заводе. В высокотехнологичных и наукоемких отраслях промышленности слишком высок уровень внутриотраслевой кооперации, и, таким образом, оперативное управление приходится осуществлять на уровне отрасли в целом, и синдикаты просто не в состоянии выполнять функцию, которую может эффективно реализовать лишь государство. Вот и попробуйте, исходя из этого, дать определение — правый я социалист или левый?

Помню, как во время моей встречи с читателями один из присутствующих поинтересовался, кто такие левые, которых я неоднократно упоминал в своем выступлении? После моего разъяснения он воскликнул: «Так вы ведете речь о радикальных социалистах! Так и говорите, а то не все понимают, кого вы имеете в виду — то ли сторонников Зюганова, то ли западных антиглобалистов». Как видим, человек, обладающий определенным уровнем умственного развития, легко находит в русском языке подходящие определения для точной и исчерпывающей характеристики современных российских левых. Сами же левые в большинстве своем просто не в состоянии внятно объяснить суть своих политических воззрений. Хотя ниже я и буду, идя на уступки устоявшимся штампам, употреблять термин «левые» в отношении сторонников различных социалистических течений, но речь ниже будет идти именно о радикальных социалистах, стремящихся к революционному изменению существующего в РФ социально-экономического и политического уклада.

Сразу стоит оговорить, что рассматриваемые здесь и ниже вопросы относятся к сфере политики, и потому о левых, левом движении мы станем говорить исключительно как о политических явлениях. Такой общественный феномен, как новые левые находится за рамками данной темы. Новые левые представляют исключительно субкультурное явление, это вещь в себе. К реальной политике они имеют косвенное отношение, хотя многие их лозунги имеют налет политизированности. Расцвет западного движения новых левых пришелся на 60-е годы, и высшей формой его проявления стала так называемая студенческая революция в Париже весной 1968 г. У новых левых было множество идеологов от Маркузе до Тома Хейдена и идолов от Джона Ленона до Эрнесто Че Гевары, однако эта более чем плодотворная среда, вскормив своими соками множество философов, писателей, художников, музыкантов, кинорежиссеров и просто эксцентричных авантюристов, подарив миру поп-арт, параллельное кино, панк-рок, движение хиппи и флэш-моб, так и не дала каких-либо всходов на политической ниве. Либо политические проекты новых левых вырождались в маргинальные экстремистские и террористические течения, либо они, встав на рельсы конформизма, встраивались в существующую политическую конструкцию.

Новыми левыми носители вируса контркультуры были прозваны, дабы подчеркнуть их отличие от традиционных левых, действующих в рамках той системы, против которой был направлен разрушительный протест молодых бунтарей. При этом еще раз акцентирую внимание, что новые левые лишь выражали тенденцию в общественном сознании, противостоящую обывательскому мейнстриму, но не являлись политическим движением, претендующим на массовую поддержку. Идейно новые левые были и остаются по сей день совершенно эклектичны и аморфны: к их числу относимы и радикальные зеленые, и религиозные диссиденты, и брутальные панкующие маргиналы из наркоманских тусовок, и рафинированные интеллектуалы, склонные к отвлеченному философствованию, и воинственные борцы за эмансипацию половых извращенцев, а так же террористы-индивидуалы, и еще масса самого различного элемента.

Разумеется, хоть как-то структурировать и запрячь в одну политическую повозку этих левацких лебедей, щук и раков немыслимо. Невозможно добиваться политической власти под знаменем, на котором будет написано «Sex, drugs, rock-n-roll» или «Запрещается запрещать!». Поэтому совершенно очевидно, что любые политические проекты на базе молодежной субкультуры нежизнеспособны. Весьма красноречиво это продемонстрировал пример национал-большевистской партии Лимонова. Ну, что с того, что эксцентричный Летов вступил в НБП? Все равно его фанаты больше интересовались травкой и пивом, нежели проблемами макроэкономики и борьбойы шахтеров за свои права. Поэтому НБП и не способна быть самодостаточным политическим субъектом, а может использоваться исключительно как инструмент в руках тех или иных сил либо напрямую, либо опосредованно путем хитроумных манипулятивных комбинаций.

Итак, в каком состоянии находится сегодня в РФ левое движение? Вот что писал в мае 2006 г. современный левый философ Борис Кагарлицкий: «Левыми в России уже достигнута «критическая масса», необходимая для самостоятельного участия в политике. И главное, в обществе существует острая потребность в новых идеях, лозунгах и организациях».1 Бориса Юльевич неплохой публицист, хоть ему и свойственно интеллигентское верхоглядство, но революционер-практик, тем более стратег, из него совершенно никудышный. И приведенные выше слова показывают, насколько его представления о реальности, являясь продуктом самогипноза, далеки от действительности. Тем не менее, подобная эйфория относительно успехов левого движения еще совсем недавно была свойственна очень и очень многим. И вдруг выясняется, что не только широкие народные массы совершенно равнодушны к «новым идеям», но и вся «критическая масса» вышла в гудок. Месяцем позже Кагарлицкий дал такое интервью:

«— А что происходит с левым движением в России? Некоторые исследователи говорят о кризисе.

— Сложно говорить о кризисе того, чего еще нет. В 2002-м году, если бы кто-то стал говорить о кризисе левого движения, его бы спросили, о каком левом движении он вообще рассуждает? Как в анекдоте: «У американца, поляка и русского спрашивают: «Почему в Советском Союзе очереди за мясом?». Американец переспрашивает, что такое «очереди». Поляк интересуется, что такое «мясо». А русский спрашивает, что значит «почему».

— Получается, что за четыре года движение успело сформироваться и даже войти в кризис.

— Сейчас скорее стоит говорить о кризисе поиска формы. С одной стороны открываются очень большие возможности, потому что старые политические партии деградируют. Пространство становится так или иначе открытым. Как заполнить его? Были попытки копирования западной модели антиглобалистского движения, Левого фронта. На мой взгляд, все это безуспешно. Но это нужно для становления самосознания левых. Как ребенок: прежде чем начать что-то делать самостоятельно, он копирует, играет, воспроизводя механически действия взрослых».[68]

Странно. Совсем недавно Борис Юльевич писал о кратковременном всплеске левого движения начала 90-х годов, а теперь выходит, что его тогда еще не было и в помине. В мае 2006 г. он констатирует достижение критической массы, в июне заявляет, что левого движения еще нет, и то, чего нет, находтся в кризисе поиска. В дальнейшем Кагарлицкий, так и не «найдя форму», стал носиться с идеей создания общероссийской Левой партии. Поиски формы привели его в администрацию президента, однако главный кремлевский политтехнолог Сурков не заинтересовался проектом. Впрочем, деньжат Кагарлицкому на всякий случай подбросил. На этом эпопея создания Российской левой партии завершилась.

Левые не только не смогли преодолеть свое извечное сектантство и организоваться в какую-то политическую силу, но даже договориться о принципах этого объединения оказались не в состоянии. Для многих леваков это стало большим разочарованием. Таким образом, не политическое движение потерпело поражение в борьбе со своими противниками, а всего лишь в результате относительно мягкого столкновения с реальностью у части левых активистов произошло крушение иллюзий насчет своей идейной значимости и масштабов политического влияния.

Это не политический кризис, а кризис сознания. Сознание — человеческая способность к воспроизведению действительности в мышлении; психическая деятельность как отражение действительности. Ключевые слова в этом определении — «действительность» и «мышление». Мышление, оторванное от действительности суть патология, приводящая к мистификации и гипостазации сознания. Гипостазировать — значит приписывать отвлеченным понятиям самостоятельное существование, рассматривать общие свойства, отношения и качества (например, мышление, волю) как самостоятельно существующие объекты.

(Толковый словарь иностранных слов Крысина). Типичный пример гипостазации мышления являют собой ортодоксальные поклонники Маркса и его апостолов, приписывающие марксизму, как отвлеченной политической доктрине, некие универсальные свойства, позволяющие единственно верно познавать мир во всем многообразии его проявлений.[69]

Рассмотрим так же явление мистификации сознания. Это, как можно выяснить с помощью словаря, результат намеренного введения в обман, в заблуждение. Например, залогом успешности чубайсовской приватизации стала глубокая мистификация массового сознания. В результате продолжительной пропагандистской кампании обывателю внушили, что правильно вложив один ваучер, он сможет купить через пять лет две «Волги» (символ высшего успеха в мещанском сознании позднесоветского периода), что соучастие в акционерном капитале сделает каждого полноправным капиталистом, хозяином жизни, и т. д. Все это подкреплялось, разумеется, «объективными научными расчетами» и экономическими выкладками. В результате десятки миллионов человек были введены в глубочайшее заблуждение, свято уверовав, что в капиталистическая рулетка — это что-то вроде беспроигрышной лотереи.

Что касается левых, то в их среде глубоко укоренен противоположный по смыслу, но абсолютно идентичный по конструкции миф о том, что путь к быстрому всеобщему процветанию лежит через скорейшее обобществление собственности, национализацию, социализацию, огосударствление и так далее в том же духе. Попросту говоря, если забрать все у тех, кто забрал у нас и поделить поровну, то наступит счастье. Обоснованию этого нехитрого тезиса посвящено громадное количество псевдонаучной литературы и публицистики. Но если реформаторы-прихватизаторы вектор своего пропагандистского воздействия направляли на сознание лохов, которых собирались «развести» (вспомним хотя бы гениальный образ Лени Голубкова), что с успехом и осуществили, то левые пытаются убедить в истинности своих взглядов, прежде всего самих себя, то есть занимаются самомистификацией.

Что уж совсем на первый взгляд удивительно, левацкая тусовка характеризуется сильной склонностью к оккультизму, в то время как на словах всякого рода метафизика решительно ими отвергается. Оккультизм базируется на установке, что воздействуя на символ, можно влиять на объект, который он обозначает, что управлять природными или социальными явлениями можно с помощью ритуалов и заклинаний. Теперь обратите внимание на зацикленность левых на символах: красный флаг, майка с Че, серп и молот, профили основоположников, жесткий догматизм в приверженности канонической терминологии (слово — есть первый и мощнейший символ). Стоит так же оценить то значение, которое они придают ритуалам. Всякого рода митинги и демонстрации в том виде, в каком они ими задумываются и осуществляются — есть ритуал в чистом виде, оторванный от какого-либо рационального действия. Я не против ритуалов, но когда вся деятельность, выдаваемая за политическую, сводится к истовому исполнению ритуалов, это наводит на скептические размышления. Причина многих конфликтов между левыми кроется в резком неприятии многих символов и обрядов, отправляемых разными группировками.

Развитие описанных процессов неизменно приводит в конечном итоге к тяжелым последствиям — шизофренизации, то есть расщеплению сознания. Сергей Кара-Мурза в своей знаменитой книге «Манипуляция сознанием» (в шутку я ее переиначиваю ее название как «Манипуляция со знанием») так описал расщепленное сознание:

«Один из характерных симптомов шизофрении — утрата способности устанавливать связи между отдельными словами и понятиями. Это разрушает связность мышления. Ясно, что если удается искусственно «шизофренизовать» сознание, люди оказываются неспособными увязать в логическую систему получаемые ими сообщения и не могут их критически осмысливать. Им не остается ничего иного как просто верить выводам приятного диктора, авторитетного ученого, популярного поэта. Потому что иной выход — с порога отвергать их сообщения, огульно «не верить никому» — вызывает такой стресс, что выдержать его под силу немногим».[70]

Но чтобы успешно шизофренировать сознание индивида, его нужно оторвать от реальности. Собственно, на это направлены основные усилия масс-медиа, системы образования, индустрия развлечений, так что левым идеологам достается в руки качественно подготовленный полуфабрикат. То, что этот полуфабрикат настроен враждебно по отношению к буржуазному обществу, совершенно не страшно. С одной стороны человек живет в реальном мире: ест, спит, развлекается, ходит в магазин, зарабатывает себе чем-то на жизнь, общается с другими людьми, которые так же большую часть своего времени озабочены решением житейских проблем. Но при этом данные условия существования его не устраивают, и, не имея возможности улучшить их, он начинает фантазировать об идеальном мире, в каковом чувствовал бы себя комфортно душевно и физически. Поскольку люди обычно ленятся сами создавать яркие образы, они потребляет те, которые создали и распропагандировали другие. Именно этим можно во многом объяснить популярность коммунистической утопии Маркса. Иллюзии эти подкрепляются авторитетом канонизированных апостолов левой идеи и фанатизмом некоторого числа верующих.

В конце концов, человек становится в такой степени одержим своими фантазиями, что отрывается от реальности, погрязает в мечтах, начинает наделять действительность свойствами выдуманного им мира. Такое состояние называется аутизмом — уходом от реальности. Углубление противоречий между иллюзорным и реальным рано или поздно приводит к кризису сознания. Кризис, как мы помним, есть крутой перелом в чем-либо, то есть в данном случае в развитии психической патологии. Для кого-то такой кризис заканчивается умственным выздоровлением, для кого-то — тяжелой шизофренизацией сознания и окончательным уходом в астрал. В последнем случае левацкие манипуляторы нейтрализуют потенциально опасный для буржуазного общества элемент. Даже хорошо, если при том манипуляторы сами не способны мыслить адекватно — чем более искренне они верят в собственные заблуждения, тем убедительнее будут их призывы. Главное, чтобы их деятельность носила чисто ритуальный характер.

Люди имеют склонность подпадать под воздействие настроений толпы, причем это воздействие усиливается за счет эффекта резонанса (заражения). Переломные процессы в сознании одного человека провоцируют идентичные процессы у окружающих, то есть действуют как своего рода инфекция, и таким образом начинают определять тенденцию, свойственную коллективному сознанию. Хочу подчеркнуть, что я ничего не имею против левых взглядов, как таковых, но левацкий иррационализм, оккультизм, фанатизм, гипертрофированное мессианство и шизоидность мне глубоко противны.

Несмотря на все вышесказанное, есть основания предполагать, что в ближайшие годы в РФ сформируется принципиально новая политическая сила социалистической, то есть левой ориентации, не ориентирующаяся на марксизм советского замеса. Трагедия марксистов-традиционалистов в том, что они категорически не желают понимать элементарную истину: нельзя в одну реку войти дважды, нельзя повторить революцию под старыми лозунгами и знаменами. Новые социалисты должны обрести мощную социальную базу, но пока трудно сказать, что ее сформирует — глобальный ли экономический кризис или вялотекущие процессы деградации российской государственности; война или экологическая катастрофа; рост социальной напряженности в обществе вследствие неолиберальных реформ или эскалация этнических и религиозных конфликтов.

Новых левых в России еще нет, а «старые» совершенно не в состоянии адекватно оценивать реальность. Трудно понять маниакальное упорство, каковым они пытаются организовать очередную партию. Зачем? Этим вопросом они не задаются. Дескать, Ленин создал партию, значит и нам надо. Да, весной 1917 г. усилиями Ленина возникла РСДРП(б), как самостоятельная политическая сила, но была ли она партией до того? По большому счету нет никаких оснований считать социал-демократическую организацию субъектом политической жизни России вплоть до Февральской революции. Вторая дума, в которой эсдэки получили 65 мандатов, просуществовала меньше полугода, явившись лишь незначительным эпизодом в истории РСДРП. 19 лет партия являла собой малочисленный эмигрантский междусобойчик, завсегдатаи которого проводил съезды, партконференции и прочие тусовки, практически не влиявшие на ход событий в далекой России.

Партия называлась рабочей, но много ли рабочих в ней состояло? Да, в России тоже имелись члены партии и даже существовали марксистские объединения, декларирующие свою принадлежность к РСДРП (дрязги между большевиками или меньшевиками многим были малопонятны). Но между ними почти не существовало реального взаимодействия, как зачастую не было и надежной связи с эмигрантским руководящим центром. Зачастую это были автономные марксистские кружки. Возможно, кто-то с этим не согласится, начитавшись советской пропагандистской литературы, но и этот апологет краткого курса ВКП(б) вряд ли осмелится отрицать то, что в 1914 г. с началом общеевропейской войны РСДРП фактически прекратила свое существование. Число членов социал-демократической партии резко упало сразу после первой русской революции. В Санкт-Петербурге оно сократилось с 8000 членов в 1907 г. до 300 в 1909 г. Именно как партия РСДРП(б) начала оформляться только тогда, когда это стало актуальным — в апреле 1917 г., ровно за шесть месяцев до того, как она стала правящей.

Почему именно большевикам удалось взять и удержать в своих руках власть? Понять это можно, разобравшись, в чем, собственно, были разногласия между большевиками и меньшевиками. Политический гений Ленина состоял в том, что он задолго до революции осознал, что жизнеспособной партия может стать, только если она являет собой организацию тоталитарного типа — с жесткой иерархией и централизмом, спаянная жесткой дисциплиной. Собственно, именно по вопросу партийной дисциплины и разошлись Ленин с Мартовым.[71] Если первый считал, что член партии обязан быть членом первичной организации и деятельно участвовать в партийной работе, то второй полагал, что достаточно заявить о своем членстве, а участвовать в партийной жизни — это право, но никак не обязанность русского эсдэка.

Руководители «Союза борьбы за освобождение рабочего класса» 1897 г.

Стоят: Александр Мальченко, Петр Запорожец, Анатолий Ванеев. Сидят: Василий Стариков, Глеб Кржижановский, Владимир ульянов (Ленин), Юлий Цедербаум (Мартов).

Любопытно, что начиная с 30-х годов в СССР эта каноническая фотография публиковалась в ретушированном виде — с нее был «зачищен» Мальченко, отошедший от политики в 1900 г. после ссылки и расстрелянный как вредитель в 1930 г. Мартов, будущий идейный вождь меньшевиков же оказался для цензуры слишком значительной фигурой.


В случае победы Мартова РСДРП после октябрьского манифеста 1905 г. стала бы еще одной рыхлой псевдопартией либерального замеса с декларативным членством, коих тогда возникло достаточно много, но ни одна из которых не проявила признаков дееспособности. Ленину же, хоть он и разругался со многими идейными марксистами, удалось собрать вокруг себя небольшую, но энергичную группу — костяк будущей большевистской партии. Вторая причина, по которой Ленин стал величайшим деятелем XX столетия, а о его оппонентах сегодня вспоминают лишь потому, что они были его оппонентами, в том, что циничный и практичный Владимир Ильич умел ловко кастрировать марксизм, когда марксистские догмы никак не укладывались в конкретную реальность. Видя, что пролетарская революция в России невозможна в принципе, он взял да и объявил, что революцию пролетариат должен совершить в союзе с крестьянством! Истинные марксисты, свято блюдущие чистоту марксистской теории, в ужасе от него отшатнулись, но зато Ленин со своими крамольными антимарксистскими идейками стал выдающимся практиком революционных преобразований. А его критики кончили так же, как и начинали — за бесплодными спорами в парижских кафешках.

Политическая слабость нынешних левых в их идейной импотенции. Ленин, порвав с марксистским догматом, но используя марксистскую терминологию, сформулировал собственную доктрину революции, которую смог примениь на практике. А что могут сегодня предложить массам левые кроме лозунга «Капитализм — дерьмо!» и майки с Че Геварой? На каком идейном фундаменте они собираются строить партию? Сила партии определяется не количеством своих членов и не способностью аккумулировать финансовые ресурсы перед выборами, а именно влиянием на коллективное сознание, способностью подчинять людские массы своей воле. Но нет, левацкое партстроительство — это образец тупейшего догматизма и безыдейности, склочная драчка за место в фюрера в ситуации, когда фюрером хочет стать каждый второй.

Комичной со стороны выглядела борьба вождя незарегистрированной Коммунистической партии Советского Союза Алексея Пригарина с ныне покойным Олегом Шениным, генсеком другой незарегистрированной КПСС — у этих деятелей спор идет за право объявить себя правопреемником старой КПСС, членом ЦК которой являлся Шенин. Предлагаю компромисс — пусть будет две КПСС, только одна КПСС(п), а другая — КПСС(ш). Правда, дело осложняется тем, что уже с 1992 г. существует КПСС(с), возглавляемая Сергеем Скворцовым. В 1998 г. Виктор Анпилов организовал на основе движения «Трудовая Россия» КПСС Ленина-Сталина — КПСС(лс), пожалуй, самую многочисленную из всех этих карликовых партий. С 2001 г. по 2004 г. параллельно существовало целых две организации с названием Союз коммунистических партий — Коммунистическая партия Советского Союза (СКП-КПСС).

Первая СКП-КПСС возникла еще в 1993 г., как федерация компартий СНГ, и возглавлялась Геннадием Зюгановым. Альтернативная же СКП-КПСС под руководством Олега Шенина в дальнейшем оформилась, как самостоятельная КПСС(ш). Если вы еще не запутались в этом капээсэсном обилии, то можно упомянуть, что в 2000 г. на горизонте мелькнула КПСС(км) Корякина-Мирошника. Сия организация ничем себя не проявила, зато ей принадлежит домен kpss.ru. Правда, я затрудняюсь сказать, кому он достался после того, как Корякин откололся от Мирошника и создал свою КПСС(м). Почти ничего неизвестно о такой организации, как КПСС(б), кроме того, что ее в 2002 г. организовал некий гражданин Хачатуров. В этом ряду упоминается иногда еще и КПСС им. Брежнева, но что это за организация, понять трудно. Партий, известных под аббривеатурой ВКПБ, я насчитал три, возглавляемых соответственно Андреевой, Тихоновым и Лапиным. Всего же карликовых компартий в РФ существует не менее полусотни. Вот такой балаган получается, когда леваки берутся за партстроительство.

Наблюдая в течение пары лет за всякого рода левыми деятелями, особенно за так называемыми марксистами, я обнаружил, что они патологические бездельники. Чесать языком могут бесконечно долго, рассуждать о высоких материях способны с великим энтузиазмом. Поучать других, как бороться с капиталом, как создавать советы и поднимать рабочий класс на борьбу — их любимое занятие. Но если вы хотите буквально размазать марксиста по стенке, можете задать ему невинный вопрос: что из того, о чем он так долго и увлекательно говорит, он делал лично, и каких успехов добился на этом поприще? Тут и окажется, что кроме выходов на демонстрации где-то в хвосте колонны КПРФ и пары пикетов против капитализма абсолютному большинству похвастать нечем.

Что касается создания революционной политической партии, то это в нынешних условиях совершенно тупиковый путь. Если цель в создании легальной парламентской партии, которая должна прийти к власти, победив на всеобщих выборах, то надо быть идиотом, чтобы рассчитывать на то, что Кремль позволит хотя бы зарегистрировать партию, объявившую своей целью свержение правящего режима. Если же ставка делается на силовое свержение власти, то нужна не политическая партия, а подпольная боевая организация вроде СФНО.[72] А это уже совсем другая песня.

Итак, в мышлении левых (не у всех, но у многих), их отношении к действительности происходит резкий перелом. Не действительность резко меняется, а именно отношение к ней. Положительный результат кризиса в том, что наиболее адекватная часть левых станет более трезво смотреть на вещи, а наименее культурная, догматически мыслящая составляющая левой тусовки окончательно отгородится от реальности в своем сектантском мирке стенами мифов, предрассудков, заблуждений и самогипноза. Если это — раскол, о котором многие говорят с плохо скрываемым ужасом, то раскол — есть самое лучшее, что породил этот кризис. Руководствоваться в реальной жизни иллюзиями и абстрактными, отрывными от жизни доктринами — это гарантированный путь к краху, а потому избавление от иллюзий — вопрос политического выживания.

14. Политическое либидо и электоральный оргазм

Недавно один видный левацкий деятель заклеймил меня самыми страшными словами за то, что я назвал население РФ быдлом. Он просто взвился на дыбы, посчитав мои слова не только грязным оскорблением великого советского народа, но видимо, приняв их и на свой счет. Сам он заявил, что единственный смысл жизни видит в любви к народу и беззаветному служении ему. На самом деле, он не любит народ, потому что невозможно любить то, о чем не имеешь ни малейшего понятия. Этот мальчик любит свои представления о народе, и эти идеалистические образы имеют мало общего с реальностью.

Коли речь зашла о любви, разберемся, что сие означает. В нашем случае это будет чувство глубокого расположения, самоотверженной и искренней привязанности. В данном определении ключевым понятием будет самоотверженность — то есть способность жертвовать своими интересами ради других, ради общего блага. Любовь к народу сама по себе не самодостаточна, она лишь стимул для деятельного выражения чувства долга. Любовь есть внутренний стимул развития человека, результат его духовных усилий, духовного труда. Духовный труд — это, опять же без всякой лирики, труд умственный, ибо дух — есть сознание, мышление, психические способности; начало, определяющее поведение, действия. Если у человека развито чувство долга настолько, что он готов пожертвовать комфортом, личной свободой, даже своей жизнью ради общества, и доказывает это своими делами, то можно с уверенностью сказать, что он любит народ.

Но я в упор не вижу в этой любви места слащавому сюсюканью. Скорее наоборот, человек любящий народ, внешне будет жестоким, ибо тот, кто готов пожертвовать собой, не остановится перед тем, чтобы пожертвовать ради общего блага и другими. При этом следует учитывать, что не всякий обыватель готов стать этой необходимой жертвой, и потому насилие будет в данном случае наиболее эффективным средством воспитания истинно человеческих качеств. Вот пример: зачем трусов и дезертиров расстреливают перед строем молодых солдат? Исключительно для того, чтобы задавить в них животный страх смерти страхом неизбежности позорной смерти в случае проявления трусости. Животному, в принципе, без разницы, как оно умрет, лишь бы жить подольше. Но для достойного человека это имеет большое значение, он страшится позора больше, чем смерти. Пожертвовать одним трусливым бойцом ради того, чтобы 100 неопытных солдат преодолели в себе животный инстинкт самосохранения, вполне разумно. И показное человеколюбие в этом случае — преступление. Словесным убеждением, конечно, можно кое-чего достичь, но убеждение действием гораздо эффективнее, о чем свидетельствует многовековая практика войн. Так вот, застрелить труса без всяких внутренних метаний может только сильный человек, уверенный в том, что он сам не поддастся слабости. Слабак же в этом случае проявит ложную гуманность.

Теперь о быдле. Слово это воспринимается большинством как оскорбительное, но сие указывает лишь на плохое знание русского языка. Заимствовано оно из польского, где буквально означало «скот». Паны ласково награждали этим эпитетом своих холопов, в том числе и русских. Возможно, они действительно вкладывали в него оскорбительный смысл. В русском же языке быдло означает буквально людей, которые бессловесно выполняют для кого-нибудь тяжелую работу, и носит оно не оскорбительный, а презрительный оттенок, поскольку в нашей культуре такое состояние человека считается недостойным.

Теперь подумайте, есть ли термин, более точно передающий состояние населения РФ? Особенно обыдлела так называемая интеллигенция, которую кое-кто считает чуть ли не лучшей, передовой частью народа. Передовая она лишь в том смысле, что стухла быстрее остальных. Интеллигенты в отличие от простолюдинов даже понимает, что являются быдлом, открыто порой это признают, но отвращения к себе при том нисколько не испытывают. Однажды мне попало в руки вот такое душещипательное обращение коллектива Камызякской районной больницы (Астраханская область), адресованное депутату областной думы Игорю Негереву, члену КПРФ:

«Уважаемый Игорь Александрович!

К Вам обращается коллектив Камызякской Центральной районной больницы.

Просим Вас разобраться в том беспределе, который творится в нашей ЦРБ. Зарплату за февраль не получали. Перед майскими праздниками бросили подачку в виде аванса за февраль, а о зарплате забудьте! Это происходит реформирование здравоохранения! Приближенные люди к главному врачу, главному бухгалтеру получают своевременно, но по записочкам от них. Остальные — быдло, ждите когда о Вас, может быть, изволят вспомнить!

В связи с национальной программой пошли большие деньги на здравоохранение, появилась большая возможность у проходимцев сорвать куш!

Разве им нужны бюджетники с их неполученной за три месяца зарплатой? И не интересуют такие вопросы: Как выживать бюджетникам? Чем кормить детей? Чем платить за коммунальные услуги? Проводится политика на уничтожение медицины в районе. Может поступили такие указания «сверху»?

При обращении к руководству больницы по поводу зарплаты нам объясняют, что можете подать в суд исковое заявление и даже форму заявления предлагают. Подашь заявление в суд — уволят! Не выйдешь на работу, в соответствии с Кодексом о труде — уволят! Пойдешь жаловаться — уволят! Это же — РАБСТВО! Профсоюз в больнице не действует, так как главный врач напугал, что тоже уволит. А вот профсоюзные взносы мы выплачиваем своевременно, только не знаем на что они уходят?

Спрашиваем у руководства: «Как нам жить»? Отвечают:

— Девочки, оказывайте платные услуги во всех отделениях».

— На каком основании, где приказ и как брать деньги с больных?

— Думайте сами, — отмахивается начальство.

Нас толкают на преступление и нарушение закона. В некоторых отделениях пошли на нарушения, деньги кладут в свои карманы, то есть наживаются на бабушках, дедушках. Таких медработников надо гнать из медицины!

Можно продолжать описывать эти безобразия, но ведь зарплату нам все равно никто не даст! Это крик наших душ! Помогите нам!

Коллектив Камызякской ЦРБ
P.S. Подписи свои не можем проставить, т. к. нам надо работать и жить».

Как видим, медики сами признают, что они быдло и находятся в рабстве у Карабаса Барабаса, роль которого играет главврач. Но что они делают для того, чтобы защитить свои права и достоинство? Ничего, даже в суд не обращаются из страха за свою шкуру, а только пишут жалобные письма депутату областной думы, чтобы тот их спас, избавил от плохих начальников, выдал денег и т. д. Депутат же такое письмо смело может выкидывать в мусорку, поскольку обращение, хотя и совершенно правдивое, но анонимное (докторишки просто ссутся от страха, что их вычислят и «примут меры») — так что даже отписку посылать некому.

Правда, еще одну подобную жалобу прислали депутату Негереву жители Камызякского района, которые оказались смелее интеллигенции и поставили под письмом аж целых 30 подписей. Вот оно:

«Уважаемый Игорь Александрович!

К Вам обращаются жители поселка Волго-Каспийский Камызякского района. У нас большая просьба помочь нашей больнице провести текущий ремонт и наладить выплату заработной платы медработникам. В прошлом году нашу больницу посетила телекомпания «Лотос», министр здравоохранения Чалов В. В., обещали помочь в ремонте больницы, но все осталось на прежнем уровне.

Наша больница находится на острове, обслуживает жителей пяти сел. Единственная связь с окружающим миром — паромная переправа, работа которой зависит от погодных условий.

Стационар закрыли, население осталось без хирургической помощи, потому что далеко не все в состоянии ездить на прием к хирургу за 40 км. Современной аппаратуры никакой! Элементарно не хватает стульев и кушеток в поликлинике.

В больнице просрочена лицензия на право работы уже 2,5 года, а значит, население может остаться вообще без медицинской помощи.

Денег на лицензию нет, ремонта в больнице нет. Зарплату не дают медперсоналу с февраля месяца.

Все говорят о поднятии сельского здравоохранения, а на деле все постоянно закрывается. В случае, если закроют больницу, практически без медицинской помощи останутся более 5000 человек населения, более половины из них — пенсионеры и дети, которые просто физически не в состоянии обращаться за медицинской помощью за 40 км. в с. Травино.

Мы обращаемся к Вам с огромной просьбой: помогите поднять больницу, помогите изыскать средства для ремонта больницы, и чтобы наши медработники получали свою честную заработную плату не раз в 4 месяца, а 2 раза в месяц, как установлено в Трудовом Кодексе!».

Разумеется, депутат-коммунист не мог остаться равнодушным к жалобному скулежу своих дорогих избирателей. Он отписал официальную бумагу Путину: так мол и так, указы Вашего Царского Величества насчет реформы здравоохранения не исполняются. Ай-я-яй, какой плохой в нашей губернии гауляйтер Жилкин и министр здравоохранения Чалов. Правда, как следует из письма, причиной обращения депутата к президенту стало не бедственное положение местного быдла, а то, что «действия региональной власти подрывают авторитет президента, подрывают авторитет федеральной власти и устои российской государственности». Разумеется, Путин послание красного депутата не читал, а президентская канцелярия переадресовала его канцелярии гауляйтера Жилкина, где оно до сих пор пылится в архиве в папке «Входящие». Так что с тем же успехом медикам и их пациентам можно было писать жалобы в адрес господа бога. Зато теперь Негерев обеспечил себе отмазку: мол, я принял все меры, чутко отреагировал. А перед избирателями он будет бить себя пяткой в грудь, и кричать, что пойдет за них в огонь и воду и даже на прием к президенту, чтобы лично вручить челобитную. На том стояла и стоять будет великая Коммунистическая партия Российской Федерации.

Ленин не питал иллюзий относительно русской интеллигенции, дав ей исчерпывающее определение — говно нации. Но тогда интеллигенция была очень малочисленна по отношению даже к рабочим, не говоря уж о крестьянах, и катастрофической угрозы обществу не представляла. Сегодня же поголовье интеллигентов многократно увеличилось, а ее говнистость, судя по тому, что я видел, лишь возросла. Именно интеллигенция и ее передовой отряд — диссиденты стали главной ударной силой антисоветской перестройки. Именно интеллигенция активнее всего разрушала Советский Союз, мечтая, что при капитализме в гастрономах будет 49 сортов колбасы. Поэтому факт, что массы интеллигенции оказались сегодня наиболее опущенной частью общества, следует только приветствовать — дай бог, хоть некоторая часть ее осознает всю глубину своей моральной деградации.

Только умоляю, не надо мне петь старую песню о главном про то, что народ хороший, но его предали и обманули. Допустим, предали и обманули. Так чем следует отплатить обманщикам и предателям? А что делает этот, прости господи, народ? С энтузиазмом лижет сапоги поимевшим его подонкам. Конченое быдло! Но это категорически отказываются принимать левые, поскольку они идейно очень слабы. Им нужна вера, которая бы позволяла им выглядеть героями в собственных глазах. Вера в величие народа тут вполне подходит: дескать, мы бьемся не ради личной власти, не ради того, чтоб ввести жестокую диктатуру и за уши вытащить страну из болота, а ради того, чтобы отдать власть народу — всяким советам, например. Ага, свежо предание.

Тот, у кого нет идеи, заменяет ее верой, то есть истиной, не нуждающейся в доказательстве. Почему я говорю об идейной слабости? Потому что идеологически левые исходят из ложных установок о том, что народ (рабочий класс, трудящиеся, человечество) обладает некоей метафизической сознательностью, которая зовет его на борьбу во имя светлых идеалов. Они тешат себя иллюзиями, что пробьет час, и народ воспрянет, что он уже пробуждается, мол, близок час решительной битвы, и все такое прочее. Если же исходить из верных посылок, то есть, из того, что народ — быдло, которое не волнует ничего кроме кормушки, то это вызовет у многих товарищей крах идеалов, или, по меньшей мере, растерянность и пессимизм. Вот что пишет уже упомянутая выше красная активистка Оля «Франческа» Иванова из Краснодара:

«Я в течение двух недель проводила анкетирование среди разных возрастов. И пришла в ужас от ответов. Больше всего расстроила молодежь… Она в основном аполитична, важнее всего считает выгоду, придерживается лозунга «сам за себя», президенту доверяет на 100 %. Мне заявляют: «Если не он, то кто же? Он не виноват, что у него такие помощники…». Правительству тоже доверяют…

Молодежь называет пенсионеров, которые участвовали в акции против монетизации льгот, провокаторами или ничего не понимающими в жизни. В некоторых случаях приходилось сидеть рядом, чтобы заполнили анкеты до конца.

Парень из политеха с досадой: «Черт!!! Я из-за этой анкеты «Дом-2» пропущу! Уже ведь начался!»

В ответах противоречат сами себе, выказывая незнание самых элементарных понятий. И все убеждены, что в очень скором времени именно у них все изменится к лучшему. Короче, товарищи! С кем мы собираемся делать революцию? Молодежь обработали по-полной. Они всем довольны, даже те, кто живет на копейки в общагах…».

Да, именно с такими людьми и именно для них придется делать революцию. Причем, поверь мне, Франческа, как бы горько не было сегодня твое разочарование в «обработанном» народе, это просто ничто по сравнению со следующим твоим печальным открытием. Если ты, закончив играть в революцию, станешь делать ее, от тебя отвернутся те твои спутники, с которыми так чудно было пить пиво, обсуждая киношку про Че Гевару, тусоваться на митингах или петь песни под гитару возле костра в лагере у моря. Очень часто ты будешь слышать слова, сказанные с одной и той же характерной интонацией: «Мы, конечно, друзья, но сама понимаешь…». Дальше возможны варианты: мне надо закончить институт; устроиться на работу; семья, дети; не хочу портить карьеру из-за ерунды; это все несерьезно, и т. д.). Одно дело, когда не понимает «обработанный» народ, и совсем другое, когда отворачиваются товарищи. Но это неизбежно. Это и есть кризис сознания, конец левацкого инфантилизма и начало серьезной работы для тех, кто найдет в себе силы идти дальше.

Проявление слабости — нежелание адекватно воспринимать реальность. Слабый либо разочаровывается полностью в своих взглядах, отказывается от левацкой романтики, либо как улитка в раковине, прячется от реального мира за панцирем своих глупых представлений о действительности, что заводит его в катакомбы сектантства. Именно потому левые сегодня не способны к объединению, что у каждого своя вера, основанная на фирменном догмате, на собственной интерпретации реальности, собственной мифологии. Реальность одна, но иллюзии у всех порождает разные. Если нет адекватного понимания ситуации, и даже нет желания понимать реальность, то о возможности осмысленно влиять на нее просто не приходится говорить.

Что такое идейная разобщенность? Это когда все желают строить социализм, но фирменные сборники рецептов у каждого настолько разные, что оное становится причиной ожесточенной междоусобной вражды. Да, правящий режим леваки ненавидят все, но конструктивной доктрины нет. Ну, нет у них общей идеи, и хоть ты тресни! Нет, потому что они не понимают природы человеческого общества, а вера в книжные схемы только затуманивает рассудок. Надо бы окунуться в реальную жизнь, но всякому истинному интеллигенту это западло. Все в целом согласны, что неплохо бы побороться с антинародным режимом. Но получается так, что борцы с режимом сами по себе (на митинге, а после в отделении милиции), а народ сам по себе (днем в упряжке, вечером в стойле у кормушки).

Что вообще означает слово «народ»? Словарь дает нам сразу несколько определений. Народ — это:

— население государства, жители страны;

— нация, национальность или народность;

— основная трудовая масса населения страны;

— люди, группа людей.

Третье значение слова особенно интересно, поскольку присутствует только в русском языке. Само понятие «трудовой народ» образовалось путем обрусения марксистского политэкономического понятия «пролетариат», слияния его с этнокультурным понятием «народ», как общности мировоззренческой, общинной, семейной. Помните песню: «Вышли мы все из народа, дети семьи трудовой»? Таким образом в русской культуре в советскую эпоху даже само понятие «класс» утратило первоначальный смысл, будучи отождествленным со всепоглащающим понятием «народ». Но приведенные выше определения не могут применятся в политологии, этнологии и социологии, поскольку обладают очень расплывчатым значением.

Предлагаю следующую классификацию. Народ, как национальная общность, возникающая на базе общего языка — есть этнос. Народ, как общность политическая, как фактор государствообразующий — это нация. Этнос обладает сознанием этническим